Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Михеев Михаил: " Шпага Магия И Чуть Чуть Удачи " - читать онлайн

Сохранить .
Шпага, магия и чуть-чуть удачи Михаил Александрович Михеев
        За деньги охотники могут бороться с теми, кто угрожает людям. С разбойниками, демонами, нежитью или оборотнями. Охотники решают любые проблемы. Именно этим занимаются молодой маг и его подруга детства, решившие вырваться из-под крылышка родителей. Вот только наступает момент, когда опасность начинает угрожать уже их семьям. И остается им наплевать на выгоду и начать распутывать клубок загадок, чтобы понять, кто же этот таинственный враг, и заодно разобраться, кто они сами и как им жить дальше…
        Михаил Михеев
        Шпага, магия и чуть-чуть удачи
        
* * *
        На ступенях забытого храма,
        В лабиринте минувших эпох,
        Мы стояли, нас было так мало,
        Мы стояли и ждали врагов.
        Нам бежать бы, забывши о чести,
        Вроде нечего больше терять,
        Но сказал кто-то: «Мы еще вместе,
        Им нас не взять».
        Спина к спине, плечо к плечу,
        Жизнь коротка - держись, приятель,
        Своею кровью заплачу
        За то, чтоб вы смогли остаться.
        Пускай сегодня день не мой,
        Пока мои друзья со мною,
        Мы справимся с любой бедой,
        С чертями, Богом и судьбою.
        Льдинка Эрени Корали. «Баллада о дружбе»
        Замок доживал свои последние минуты. Еще кипел бой на стенах, а в выбитых заклятьем архимага воротах, ощетинившихся обломками досок, словно гнилыми зубами, два стальных голема сдерживали атакующих. Еще швыряли гигантские огненные шары установленные в башнях катапульты, и единственный уцелевший дирижабль обороняющихся только что свалил очередного визави, пытающегося высадить десант на крышу главной цитадели. Все так, но обороняющиеся уже бросили в бой свои последние резервы, а штурмующие не задействовали как минимум треть накопленных сил. И, кстати, продемонстрировали далеко не все сюрпризы.
        - Ваш выход, милорд…
        Тот, кого назвали милордом, желчно усмехнулся. Обычно про него говорили совсем другое. И совсем другими словами, в основном неприличными. Правда, шепотом и оглядевшись, не услышит ли кто. Впрочем, его это мало волновало. Привык.
        Небрежным движением сбросив с плеч богатый, отороченный соболиным мехом плащ, стоимостью в небольшую деревню, он вышел из шатра. Окинул взглядом поле боя, брезгливо поморщился - ветер доносил сюда едкий дым пожара и сопутствующую ему вонь. Ну что же, и впрямь пора. Тот, кто командовал объединенными силами чародеев, хорошо знал свое дело и момент выбрал точно.
        - Тебе помочь, папа?
        Он повернулся, увидел рядом сына. Вихры длинных волос упорно не хотят лежать, как нужно, чумазое, успевшее малость закоптиться в этом дыму лицо… Но глаза по-прежнему яркие, улыбающиеся. Все дети в этом возрасте мечтают о подвигах, и сын напоминал его самого много лет назад. Сорванец, конечно… Но когда еще дышать полной грудью, как не в двенадцать лет?
        - Ну что же, помоги, - он ладонью взъерошил сыну волосы. - Третья позиция, фаза один. Помнишь?
        - А то ж, - важно отозвался мальчишка, но за нарочитой веселостью пряталась натянутая, как струна, пружина из чего-то более твердого, нежели сталь. Характер у него в мать - та за небрежной улыбкой тоже прятала готовность идти до конца. Во всем - и в любви, и в ненависти, и в бою.
        Небрежный, но, на самом деле, до толщины волоса отточенный жест. Он, в принципе, не особенно нужен, однако помогает концентрироваться, а потому непроизволен. Как вбили со времен ученичества - так и остался. Р-раз!
        Энергия пошла бурным потоком. Его визави, наверное, рассмеялся бы на такое сравнение, для него не поток и даже не ручеек - так, струйка. Но очень часто главное в магическом бою не сила удара, а место его приложения. Сильные маги склонны забывать об этом правиле, но тот, кто творил заклинание - исключение. И он всегда предпочитал оперировать энергиями малой мощности - это сложнее с точки зрения результата, но позволяет гарантированно сохранить больше сил, чем противник. Зачем размахивать боевым молотом, если можно ткнуть рапирой в щель доспехов?
        Он справился бы и один, но с помощником, конечно, удобнее. Сын не столько помогал даже, сколько стабилизировал усилия, гася чрезмерные колебания энергии, когда надо, поддавая своей, а если что, парируя избыток. Конечно, в силу неопытности получалось у него малость резковато, ну да это не страшно. Зато и отсебятины не порол - хвала богам, понятие о дисциплине ему привить удалось. И вдвоем они творили заклинание, любому светлому магу показавшееся бы чрезмерно сложным. Ну да светлые - они светлые и есть. Те еще снобы, хотя, конечно, не трусы, и стоять с ними плечом к плечу, как сейчас, например, совсем не зазорно.
        Вначале не происходило ничего. Это молниями швыряться можно в прыжке, а что-то более тонкое времени требует немалого. Именно поэтому боевые маги, что темные, что светлые, как правило, специализируются на других видах магического искусства. Их можно понять - в условиях стремительно меняющейся обстановки заклинание должно быть сильным, как удар молота, и быстрым, как взмах клинка. Но зато в ситуации, подобной нынешней, они вряд ли смогли бы предложить что-нибудь, кроме усиления натиска - и, соответственно, жертв.
        Со стороны замка донеслись вопли, не имеющие ничего общего с победными криками. Скорее, это была материализация ужаса, причем испугались воины с обеих сторон. И чего, спрашивается, бояться? Впрочем, на испуг заклинание и было рассчитано. У своих-то командиры в курсе, паники не допустят, а вот врагу придется несладко.
        Самое смешное, что особо серьезного урона заклинание вызвать не могло в принципе. Зомби - а именно их поднял некромант, благо материала сейчас хватало, качественного, свеженького - твари на редкость тупые и неповоротливые. Через три минуты после смерти у них нет даже подобия мозгов, а более ранних покойников граф Тассу сегодня не поднимал. Ими же управлять надо, а на таком расстоянии это проблематично. Другое дело эти - бросаются на все живое и начинают тупо его жрать. У штурмующих амулеты, их еще перед боем раздали, и зомби к ним даже не приближаются. А вот на обороняющихся набросились…
        Вообще, кошмар какой-то, насколько тупы люди. Обученный мечник без особых проблем изрубит десяток зомби, доказано многочисленными экспериментами и жизненным опытом. Но - боятся, разбегаются, ломают строй… На медведя с ножом идти они, видите ли, не боятся, а зомби пугаются. Впрочем, сейчас это на руку, паника охватывает войска противника все сильнее и сильнее, будто стремительный лесной пожар. У штурмующих же ее задавили сразу, в зародыше и, сомкнув щиты, вновь ринулись вперед. Пожалуй, только големы в воротах устояли, но это уже ничего не решало. Стены вот-вот будут захвачены, а они там пусть стоят, потом разберемся.
        Интересно, чем на это может ответить хозяин замка, из-за глупого тщеславия которого и разгорелся весь сыр-бор? Как оказалось, немногим. Кольцо всевластия дает своему хранителю силу, но не знания. А светлые, как бы они ни были могучи, подвержены одному страшному греху - гордыне. Не станет светлый маг об некромантию мараться, никогда и ни за какие коврижки. Общий курс темной магии - еще туда-сюда, познай врага и все такое. Освоят. А вот некромантию - ни-ни. И что мы наблюдаем теперь? Ну конечно, закономерный результат. Светлый Властелин, способный голой силой как комара прихлопнуть любое из поднятых некромантом созданий, оказался бессилен перед ними. Да, уничтожить он их может, хоть вместе, хоть поодиночке, и даже не напряжется, вот только попробуй, накрой разом несколько квадратных лиг, да при этом не зацепи своих, не повреди стены, не разрушь собственную оборону…
        Любой грамотный некромант упокоил бы зомби, хоть своих, хоть чужих, походя, а Властелин растерялся. Искал решение - и не находил его. Просто не успевал. А вот из сражения при этом выпал, на что, собственно, и была рассчитана атака. На пару минут, не больше, но, господа, это же бой, здесь промедление смерти подобно. И хозяин замка так и не сумел исправить положение к тому моменту, когда резервные сотни, закованные в зачарованные доспехи, склонив пылающие синим пламенем артефактные копья, ринулись на штурм. Короткий рывок - и оборона прорвана, бой стремительно распадается на отдельные очаги, в которых преимущество на стороне более многочисленных войск объединенной армии магов. Конечно, Светлый Властелин еще побрыкается, но, как бы могущественен он ни был, против толпы магов высшего и первого рангов ему не устоять.
        Расторопный слуга принес плащ. Не тот, в который кутался граф, сидя в шатре. Мягкий и теплый, он был необходим - перед самым штурмом Тассу подхватил простуду, и теплая одежда, подогретое вино и крепкий чай с медом стали некроманту верными спутниками. Однако сейчас не до сидения в шатре, а потому и плащ, пускай даже теплый, должен быть таким, которым не жалко пожертвовать. Мало ли как тут все обернется, а потому плащ был самый простой, из грубой, но очень прочной и теплой шерстяной ткани. Завернувшись в него, граф ощутил разливающееся по телу приятное тепло, тут же услышал глухое покашливание за спиной и обернулся:
        - Что надо?
        - Милорд, вас просит прибыть мессир Даран.
        - А сам что, подойти не может? - хмуро проворчал граф, но спорить не стал и пошел следом за шустро семенящим ногами слугой. Тот был почти на две головы ниже высокого и худого, как жердь, некроманта, поэтому, чтобы выдерживать нормальный для него темп и не отставать, слуге приходилось практически бежать. Со стороны это выглядело, должно быть, смешно, особенно учитывая, что грязью слуга был забрызган качественно. Видать, проскакала рядом с ним кавалерия.
        Откровенно говоря, идти не хотелось, однако и портить отношения с высшим магом не стоило. Некромантов и так недолюбливали, и если бы не королевский указ, в незапамятные времена легализовавший это искусство, многим из них пришлось бы гореть на кострах. Однако напряженность все равно осталась, тем более до сих пор не во всех странах присоединились к этому мудрому решению. Так что не стоило лишний раз обострять, тем более что Даран всегда неплохо к нему относился.
        Высший маг сидел на вершине холма, с деланым безразличием наблюдая за ходом сражения. Кого другого его сонный вид, может, и обманул бы, но не графа Тассу - этот невзрачный на вид человек был счастливым обладателем могучего интеллекта, и просчитывал сотни комбинаций быстрее, чем кто другой осознал бы само их наличие. При появлении некроманта он все же соизволил подняться - перед ним не дворня, не ученик, даже не подчиненный. Перед ним равный, дворянин и маг, в такой ситуации взаимное уважение - неотъемлемая часть этикета.
        Жестом отпустив слугу, Даран чуть заметно улыбнулся. Кивнул на второе кресло, принесенное сюда заблаговременно:
        - Присаживайся, отсюда хороший вид.
        - Оттуда был не хуже, - пробурчал граф, по-удобнее устраивая свой костлявый зад на мягких подушках.
        - Ну, зато там ты бы в толпе локтями толкался, а здесь относительный комфорт. Вон, там, в корзине, вино, в твоем состоянии самое то.
        Графа не стоило уговаривать. Выудил из корзины бутылку, ловко хлопнул дно, затем кончиком ножа подцепил и извлек пробку. Выудил из той же корзины бокалы:
        - Тебе налить?
        - Разумеется, - отозвался Даран таким обиженным тоном, словно его уличили в чем-то неподобающем. Трезвости, к примеру. Принял бокал из рук графа, пригубил вино, отработанным на тысячах встреч и приемов движением заломил бровь: - Неплохой букет, ты не находишь?
        - Все равно кислятина.
        - На тебя не угодишь. Впрочем, твои гастрономические пристрастия - твоя проблема. - Кстати, поздравляю. Свою партию ты сегодня сыграл отменно. Не забудь только потом их всех обратно упокоить.
        - Сами упокоятся.
        - Когда?
        - Да вот-вот. Может, через две минуты, может, через пять, тут не угадаешь. Это заклинание поднимает их совсем ненадолго.
        - Гм… Все предусмотрел…
        - А зачем лишний раз силы тратить? - пожал плечами граф. Извлек из чехла на ремне подзорную трубу, со звонким щелчком ее раскрыл, вгляделся. - Ну да, уже начинают падать. Но, похоже, нам пора. Сопротивление нашего общего знакомого явственно слабеет.
        - Может, тебе лучше отдохнуть? Все же ты болен…
        - Не волнуйся, на пару-тройку часов меня еще хватит, - усмехнулся некромант. Прозвучавшая в голосе собеседника забота его ничуть не обманула. Дарану просто не хотелось, чтобы он оказался в замке. Во всяком случае, до того, как его люди успеют подчистить лаборатории и библиотеки. Но - увы и ах, обеспечивший блистательный прорыв, а до того позволивший армии пройти по Дорогам Некромантов и внезапно для противника оказаться у стен цитадели, граф Тассу вовсе не собирался отказаться от своей доли трофеев. Условия его участия в походе были обговорены заранее, так что нечего сдавать назад в последний момент. Может, в их банке некромант - не самый крупный паук, но и, без сомнения, не самый мелкий, и дурить себя он уж точно не позволит.
        Два часа спустя он уже стоял во внутреннем дворе замка, наблюдая, как слуги загружают подводы. Его доля добычи - легкая, но для понимающего в магии человека невероятно ценная. Впрочем, он и золотом не брезговал. Сейчас подводы выйдут из замка, чтобы чуть погодя сдать груз на личный дирижабль графа, приземлившийся неподалеку, в поле. Среди несжатой пшеницы его громоздкая серая туша смотрелась мрачно и чужеродно. По сравнению с изящными силуэтами боевых дирижаблей этот казался обожравшимся китом, решившим зачем-то подняться в небо. И скорость у него была заметно ниже. Впрочем, шикарный салон, оборудованный по личным эскизам графа и обеспечивающий хозяину невиданный для воздушных судов комфорт, а также вместительные трюмы, на взгляд Тассу, вполне окупали лишенный изящества дизайн.
        Граф наблюдал за погрузкой, а за ним самим наблюдали коллеги, не скрывающие раздражения. Однако и спорить с ним никто не решился, даже если очень хотелось. Граф не взял ничего сверх оговоренного. Ни единой монеты. Только и исключительно свое. И работу он сделал, даже большую, чем обещал. Поэтому старшее поколение магов лишь неодобрительно хмурилось и шло по своим делам. В конце концов, щепетильность графа в такого рода вопросах вошла в поговорку.
        А вот молодежь ворчала громче. По ее, молодежи, особо ценному мнению, некромант потребовал слишком многого. Да, когда все повисло на волоске, ему готовы были пообещать что угодно. А куда деваться? Нового Властелина, хоть Темного, хоть Светлого, не желал видеть никто. Хотя бы просто потому, что человек с такой жаждой власти и авантюризмом править будет единолично, моментально низведя остальных с пьедесталов и опустив до весьма жалкого статуса. А то и вовсе покрошит, и всей разницы при этом, что Темный просто убьет, а Светлый вначале подведет под это какую-то идейную базу. Так что маги собрались всем кагалом - и наваляли свежеиспеченному узурпатору. Хорошо наваляли, до смерти. Но теперь-то его нет, и стоило бы пересмотреть цифры. В конце концов, маг - хозяин своего слова. Захотел - дал, захотел - взял обратно. Так рассуждал молодняк, но к действиям переходить не рисковал. Без старших можно и нарваться. Слава за некромантом тянулась жутковатая, хотя и процентов на девяносто выдуманная.
        - Папа!
        Граф оторвался от созерцания процесса, не переставшего быть приятным, но уже успевшего малость наскучить. Тем более работа уже заканчивалась, по всему выходило, что грузят последнюю телегу. Сын же, с какой бы ерундой он ни подбежал, имел право на внимание. И потому, что сегодня он получил свое первое боевое крещение, и потому, что мог увидеть что-нибудь, что реально заинтересует отца… А главное, потому, что он сын, а это ценнее всего этого замка и всех остальных, находящихся в нем сейчас, вместе взятых.
        - Что случилось, Рагнар?
        - Пойдем со мной, пожалуйста.
        Сын просил о чем-то редко, что для мальчишки его лет, вообще-то, само по себе удивительно. Однако раз уж попросил… Граф пожал плечами и зашагал следом за ним, едва не расталкивая плечами тех, кто попался на дороге и не успел отойти. С великолепным пренебрежением относиться к людям ему пришлось научиться еще в пору своего ученичества - очень уж многие прямо-таки жаждали зацепить не вошедшего пока в силу некроманта. Позже цеплять уже боялись, но привычка уверенно идти вперед, не глядя на окружающих, въелась и стала практически вторым лицом. Многие, кстати, считали его первым. И при виде его спокойного лица и запоминающейся походки большинство предпочитало отойти в сторону, чтоб лишний раз не нарываться. Частенько это помогало, как, например, сейчас. Под ногами, во всяком случае, никто не путался, и это радовало.
        Замку досталось серьезно, однако если снаружи его совсем недавно великолепные стены и башни почернели от огня и подверглись хотя бы частичному разрушению едва ли не повсеместно, то внутри - где как. В одних коридорах разыгрались жестокие схватки. Их стены были обожжены, полы выщерблены, лестницы разрушены и все щедро полито кровью. Другие битва обошла стороной, и все осталось так, как было при прежнем владельце - белый мрамор, мерцающие приятным для глаз светом лампы на стенах… Даже пыль не успела осесть на подоконники, будто только что убранные расторопными лакеями. Казалось, вот-вот раздадутся шаги Властелина, идущего по своим, неведомым простым смертным делам. Разве что полы кое-где были запачканы грязными следами, но на фоне того, что творилось вокруг, это такая мелочь…
        Рагнар шел уверенно, уж чему-чему, а ориентированию отец его научить успел. Впрочем, тут постарался не только он, да и вообще чувство направления у мальчишки было практически идеальным. Поэтому, когда он попросил разрешения немного побродить по замку, отец лишь кивнул. Стоило бы, наверное, дать кого-нибудь из солдат в сопровождение, но сыну очень хотелось чувствовать себя взрослым и самостоятельным, а деликатную слежку он мигом почувствует. А потому - пускай гуляет, за себя, если что, постоять сможет, да и если остался в замке какой недобиток, то сидит он сейчас в самом темном углу, дрожа от страха.
        Впрочем, шли они недолго. На третьем ярусе, посреди изрядно пострадавшего коридора с завешенными обугленными гобеленами стенами, мальчишка остановился. Покрутил головой, прислушался, а затем поманил отца пальцем:
        - Слышишь?
        Граф замер. Ничего. Вновь прислушался, даже глаза закрыв, чтобы не отвлекаться. Ничего, ничего… Ага, есть! На самом пределе, комариным писком…
        - Будто плачет кто-то, - неуверенно сказал некромант.
        - Плачет. Вон там, - сын уверенно показал направление. - Сейчас уже тише, но я все равно слышу.
        Ничего удивительного - он моложе, слух острее. Граф посмотрел в указанном направлении. Стена. Глухая, каменная. Повернулся к Рагнару. Тот вздохнул:
        - Я пробовал заклинание поиска, как ты учил, но все равно не смог найти.
        Что же, приятно, когда сын не сомневается в твоем мастерстве. Граф вздохнул про себя и занялся ненужным ему, в общем-то, делом. Еще и сложным вдобавок - для того, чтобы строить заклинания, некроманты предпочитают иметь опору в виде амулетов или хотя бы графических накопителей, которые люди несведущие называют пентаграммами. Сейчас все построения графу приходилось делать в уме, что сложнее и муторней, однако устраивать сеанс классической некромантии прямо в коридоре означало привлечь к себе внимание не хуже, чем звоня в колокол. Учитывая и без того повышенную нервозность, царившую в замке, это могло обернуться проблемами. Оно, спрашивается, надо? Поэтому граф воспользовался исключительно собственными ресурсами, когда надо он умел работать автономно.
        Ага, понятно. Стена каменная, но за ней небольшая комната-полость. Сделано ловко - плита из мрамора безо всякой магии, но одна из плит чуть смещается внутрь, а потом легко отъезжает в сторону. Нет магии - и внимания не привлекает, а от излишне любопытных вроде Рагнара комната дополнительно экранирована. Скорее всего, обшита каким-то поглощающим магию материалом. Даже сам граф, если бы не искал направленно, вряд ли что-нибудь обнаружил бы. Да и сейчас может лишь констатировать, что имеется комната и что-то живое в ней, остальное не под силу.
        Все это он объяснил сыну, тщательно осматривая плиту-дверь. Очень качественно сделано, кстати, от соседних не отличить. И щели такие, что лезвие ножа не просунуть. Однако же и никаких ловушек, маскировка - лучшая защита. Да и в сторону плита и впрямь отъехала легко, позволив увидеть искомое. Правда, россыпей золота и драгоценностей не наблюдалось, но насчет живого существа граф не ошибся.
        Маленькая комнатка без окон, пять шагов в длину, три в ширину. Единственный источник света - лампа, причем не магическая, а новомодная, с химическим источником. Дня три светить может, не меньше, хотя и довольно тускло. Удобств никаких, в углу корзина с фруктами, а еще маленький ребенок, скорчившийся у противоположной стены и испуганно глядящий на гостей. Девочка, на вид лет восемь или около того, одета чисто, не слишком богато, но добротно. Похоже, когда штурмующие ворвались в замок, родители запихнули ее сюда, дали с собой еды, какая попала под руку, велели сидеть тихо, обещали, что вернутся… Интересно, что с ними? Погибли в тщетной попытке остановить разъяренную, осатаневшую от потерь пехоту или бежали, а теперь ждут случая, чтоб вернуться за дочерью? Впрочем, неважно, оставлять ее здесь в любом случае нельзя.
        - Не бойся, - маг шагнул в проем, осторожно протянул ребенку затянутую в черную кожаную перчатку руку. Потом сообразил, как это выглядит в полумраке, содрал перчатки и сунул их за пояс. - Пойдем с нами. Мы поможем тебе…
        Она боялась. Ох, как она боялась! Это некромант своим обостренным восприятием чувствовал остро. Вот только и деваться ей было некуда, а страх вновь остаться одной перевешивал разум. К тому же спокойный, участливый голос успокаивает, внушает доверие… В общем, она вложила свою тоненькую, в неверном зеленоватом свете лампы напоминающую паучью лапку ручонку в неожиданно широкую и надежную ладонь некроманта. Ощутила успокаивающее тепло и, все еще чуть слышно всхлипывая, пошла за ним.
        Все еще обсуждающие что-то молодые маги во дворе замка разом замолчали и вытаращились на них, когда граф с сыном и все еще всхлипывающей девочкой вышли из развороченной во время штурма двери. Не обращая на вчерашних тинэйджеров внимания, некромант двинулся было к своему коню, нетерпеливо перебирающему ногами и остающемуся на месте лишь благодаря усилиям вцепившегося в уздечку слуги, но один из магов, судя по красной оторочке куртки, адепт огненной стихии, преградил ему дорогу:
        - Граф, вам не кажется, что вы взяли что-то сверх оговоренного?
        С формальной точки зрения он был прав, никакие живые трофеи договором не предусматривались. Однако сдавать назад перед сопляком… Не дождетесь! А потому граф Тассу лишь холодно посмотрел в глаза наглецу и презрительно бросил:
        - А это не мой трофей. Моего сына. Он в бою участвовал - имеет право.
        Да, участвовал. Да, имеет. Правда, время официального дележа еще не пришло, но и трофей незавидный. Пожалуй, согласиться было бы сейчас наиболее разумным, но маг по неопытности решил иначе:
        - Кто участвовал? Этот сопляк? Его участия на один чих. Пускай он…
        Что хотел посоветовать маг, так и осталось для всех тайной, потому что Рагнар, побледнев, шагнул вперед и между его ладоней, как раз на уровне груди, затрепетал шарик черного пламени, обвитый, словно туман, сеткой белесых молний. Скривившись, он прошипел, успешно пародируя кобру:
        - За сопляка ответишь…
        Глядя на воинственный пыл мальчишки, его отец холодно усмехнулся и повернулся к магу:
        - Молодой человек, вы знаете, мне весьма интересно, как вы будете выкручиваться из ситуации. Если он вас пришибет, то будет в своем праве. Если вы ему причините вред, я буду мстить. Какие идеи? И не корчите мне тут рожу, я и так вижу, что ронял вас аист по дороге.
        Умение тонко (и не очень) издеваться, не давая формального повода для обид, великое искусство. Однако маг оказался малость умнее, чем думал граф, или же просто имел развитый инстинкт самосохранения. В примирительном жесте он показал Рагнару пустые ладони и шагнул в сторону, уступая дорогу. Что ж, тоже вариант. Извиняться перед сопляком, еще не имеющим формального ранга, много чести. С другой стороны, показывает, что в драку не полезет, тем самым негласно признавая за мальчишкой его права. Неплохой вариант извинения, если вдуматься. Граф холодно кивнул в ответ и, ухватив обоих детей за руки, двинулся к коням. По-степняцки, одним движением, не касаясь ногой стремени, взлетел в седло. Рагнар повторить этого пока не мог, не хватало росту, да и не пытался. Сноровисто взгромоздился на своего коня, а затем, нагнувшись, ловко подхватил и усадил перед собой свой трофей.
        Как ни странно, это простое, в общем-то, действо, разом поменяло симпатии у собравшихся. Даже, похоже, у того мага, который только что нарывался на конфликт. Последовали сдержанные смешки, что «настоящий мужчина растет, вон уже как женщин воровать научился». Кто-то даже приветственно помахал рукой. Рагнар принял самый гордый вид, который только сумел (вышло немного комично, однако собравшиеся восприняли это как должное), толкнул коня пятками. Хорошо выезженная зверюга послушно сорвалась с места в галоп и вынесла седоков прочь из замка. Граф, сдержанно кивнув магам на прощанье, тоже не стал задерживаться. Лязгнули по камням подковы, высекая искры, и некромант покинул эти негостеприимные места. Здесь у него дел больше не осталось.
        Десять минут спустя они были уже возле дирижабля. Серая громада чуть заметно покачивалась - ветер, еще недавно практически незаметный, постепенно крепчал. Впрочем, для гиганта это ерунда. Граф отдал поводья слуге, и тот немедленно повел коня на верхнюю, грузовую палубу. Конь недовольно прял ушами, летать он не любил, однако шел привычно и спокойно. С жеребячьего возраста приучали, как-никак. Правда, можно не сомневаться, что там уж он навалит большую кучу - в отместку, так сказать, и конюхи, ругаясь, будут ее убирать, а потом отмывать палубу. Конь Рагнара и тут вел себя спокойнее, это создание вообще отличалось некоторой ленью и меланхоличностью характера. Для коня, на котором ездит мальчишка, считающий себя взрослым, в самый раз, с такого лишний раз не упадешь.
        - Как погрузка, Милли?
        Капитан дирижабля, высокая, изящная женщина с явной толикой эльфийской крови, улыбнулась в ответ и поправила фуражку. Последнее делать было вовсе не обязательно, и фуражка, и вообще мундир сидели на ней идеально, однако - привычка. Сколько помнил ее граф - а капитана своего дирижабля он знал еще с тех времен, когда оборванная, вконец истощенная девчонка буквально выползла к воротам его замка - та всегда очень комплексовала по поводу одежды. Все должно быть идеально - и никак иначе! Впрочем, эта черта характера распространялась и на службу, и потому можно было не сомневаться - дирижабль всегда будет готов к действию и в идеальном состоянии, насколько это вообще в человеческих силах.
        - Еще четверть часа, милорд, и можно взлетать.
        - Благодарю, я в тебе не сомневался, - кивнул граф, до этой минуты уверенный, что возиться придется еще не меньше часа. - Мои каюты?
        - Все готово, прошу.
        Капитан шагнула в сторону, делая приглашающий жест. Все верно, хозяин тут она, Первая после богов. Субординация на морских и воздушных судах рождалась через пот и кровь, и незачем даже пытаться ее ломать. Чревато, знаете ли. Граф вновь кивнул, на сей раз благодарно:
        - Спасибо, Милли. Как только будем готовы, взлетаем.
        Можно было бы, конечно, уйти Дорогами Некромантов, чтобы уже через пару-тройку часов быть уже дома, а не тащиться без малого сутки на дирижабле, но граф очень устал и паршиво себя чувствовал. В таком состоянии лезть на Дороги… Нет уж, существуют и куда более легкие варианты само-убийства.
        Пассажирский салон был залит неярким белым светом от электрических ламп. Новое и весьма удобное изобретение пришлось графу по вкусу. Он вообще не чурался прогресса, в то время, когда многие соседи еще продолжали жить при газовых лампах, а то и вовсе свечах, и ездить исключительно в каретах либо верхом, он максимально благоустроил собственную жизнь. И плевать-то хотел некромант на общественное мнение. Ему и так неплохо. В своей каюте граф наскоро сполоснулся под душем, сменил пропахшую дымом одежду на чистую и прошел в центральное помещение. Туда, где было тепло, светло и стояло на столе подогретое вино. Буквально через минуту к нему присоединился и сын.
        - Как твоя… новая подруга?
        - Все нормально, папа. Уснула.
        - Ну и замечательно. Сон в такой ситуации лучшее лекарство…
        Договорить он не успел. Хрипло кашлянул динамик, и раздался на удивление звонкий голос капитана:
        - Погрузка окончена, люки в походное положение. Приготовиться к взлету!
        Рагнар тут же переместился в угол салона, туда, где благодаря широким окнам, в том числе и в полу, был самый лучший обзор. Граф, чуть помедлив, решил последовать его примеру. Все же момент взлета, наверное, самый эффектный, острее ощущения разве что когда проходишь рядом с грозовым фронтом.
        В медленно надвигающихся сумерках прожектора дирижабля выхватывали куски местности, от чего картинка получалась совсем уж сюрреалистической. Впрочем, как раз к этому некромантам не привыкать. Подсвеченные ходовыми огнями четырехлопастные винты, заключенные, чтоб никого не покалечить случайно, в сетчатые экраны, медленно шевельнулись. Один оборот, другой - и вот они уже слились в чуть трепещущие белые круги. Мягкий толчок - и воздушный кит неспешно, с достоинством начал подыматься в небо. Ушла вниз колосящаяся пшеница, закрученная воздушными вихрями в нелепые узлы, мелькнул остающийся в стороне замок, над которым все еще курились хорошо заметные на фоне заката струйки дыма… Отец и сын долго стояли, любуясь величественной картиной, пока дирижабль не вошел, наконец, в густые низкие облака, которые к вечеру заполнили половину неба, и не растворился в них.
        Вот так, неброская раскраска, над которой посмеивались другие владельцы новомодных воздушных судов, на самом деле полезнее, чем аляповатая безвкусица, покрывающая борта их дирижаблей. Такую воздушную яхту видно издали, а этот попробуй, найди. Нырнул в облака - и нет тебя. Для человека, которого в обществе разве что терпят, но при любом удобном случае готовы сделать пакость, совсем не лишняя предосторожность. Такая же, как магические амулеты… Или пневматические скорострелки, ждущие своего часа в бортовых спонсонах. Граф тяжело вздохнул, возвращаясь к столу. Некромантия - это, конечно, здорово, но люди, особенно от магии далекие, на ее адепта смотрят косо. Увы, это стоит принимать как данность, так просто человеческое пред-убеждение не сломаешь.
        С легким, почти беззвучным шелестом открылась дверь.
        - Милорд?
        - А, это ты, Милли? Присаживайся.
        Звонко простучали каблуки - и затихли, увязли в толстом ворсе ковра. Капитан изящно опустилась в кресло напротив своего сюзерена, налила себе вина, с удовольствием выпила.
        - Фу-х, я уж думала, сегодняшний день никогда не закончится.
        - Все когда-нибудь проходит, - философски вздохнул граф. - Ну, что скажешь хорошего?
        - Да все нормально вроде. Дома будем уже к утру.
        - Да? - граф посмотрел на нее чуть удивленно.
        - Сильный попутный ветер, милорд. Он сэкономит нам не меньше пяти часов.
        Пока они разговаривали, Рагнар отправился к себе. Все же день сегодня был тяжелым даже для взрослого, а он, как бы ни храбрился, все равно оставался мальчишкой, которого отец взял в первый в его жизни поход. Неудивительно, что Рагнар еле волочил ноги. С трудом добрался до кровати - и рухнул, не раздеваясь. Под боком что-то завозилось, и мозг, затухая, напомнил, что сегодня он уже положил сюда кое-кого, но на это Рагнару было уже плевать. Механическим движением подгреб к себе девочку, имени которой так и не узнал. Та сразу же успокоилась и, пригревшись, задышала ему в плечо, но Рагнару было уже все равно. Он заснул мгновенно, чуть заметно посапывая, и не видел уже, как в дверях появились отец и Милли. Постояли, глядя на спящих детей, а потом тихонечко прикрыли дверь.
        До места назначения дирижабль добрался, как и было обещано, к утру. Все же его капитан хорошо знала свое дело и рассчитала точно. Солнце уже поднялось, но пока невысоко, эффектно встав над заснеженными вершинами недалеких гор. В его свете замок с тонкими, устремленными в небо шпилями был сказочно красив. Пожалуй, с цитаделью некроманта, какой ее обычно представляют люди, общего он имел только цвет. И то не из-за эстетических предпочтений строителей - просто гранит в местных каменоломнях оказался темных оттенков, а тащить камень откуда-то издали никто не видел смысла.
        Однако сейчас даже цвет смотрелся выигрышно - в лучах восходящего солнца гранит будто вспыхивал тысячами искр, создавая невероятную самому лучшему художнику недоступную картину. Особенно с высоты. И на девочку, видевшую это зрелище впервые, она произвела впечатление. На Рагнара, пускай он уже наблюдал подобное много раз, впрочем, тоже, однако он виду не показывал. Стоял рядом со скучающим выражением лица опытного воина и путешественника, не замечая легкой улыбки на губах отца.
        Но вот дирижабль замер, гондола повисла в половине человеческого роста от земли, и из дверей спустили аккуратный, блестящий хромированными поручнями трап. Граф первым шагнул на него, потом вдруг обернулся, ловко взял маленькую гостью за руку и, улыбнувшись, сказал:
        - Ну, все, приехали. Теперь это - твой дом.
        И решительно зашагал к замку прямо по высокой, еще мокрой от росы траве.
        Восемь лет спустя
        Тишина, лишь громко тикают часы. Дом замер в ожидании. Горели камины, но в комнатах было зябко, словно какой-то холодный ветер, гуляя по коридорам, жадно выметал остатки тепла. Этого не могло быть - но это было!
        В главном зале, прямо на полу из дорогого горного кедра, была нарисована простенькая, всего-то на пять лучей, пентаграмма со вписанной в нее звездой. В центре пентаграммы, привязанная за руки и ноги ко вбитым в дерево металлическим костылям, лежала обнаженная девушка. Пять свечей из черного воска в углах пентаграммы, напротив рук, ног и головы. Классическая атрибутика ритуала вызова демона, и тот факт, что совсем еще молодая девчонка пойдет ему в уплату за беспокойство, проводившего ритуал человека абсолютно не беспокоил.
        Свечи ровно потрескивали, заставляя сидящего на ступеньках погруженной во мрак лестницы совсем еще молодого парня недовольно морщиться. Высокий, худощавый, но притом широкоплечий и мускулистый. Темно-каштановые волосы до плеч отличались густотой и блеском, которым позавидовала бы любая женщина. Похожие на льдинки холодные, зеленоватые глаза… Свободного покроя черная шелковая рубаха и того же цвета штаны, высокие сапоги… Дополнял образ классического темного мага длинный узкий клинок, то ли узкий меч, то ли широкая шпага, небрежно прислоненный к перилам. Отблески пламени мерцали на отполированной до зеркального блеска поверхности стали. Человек ждал.
        Наконец в центре зала, совсем рядом с пентаграммой, заколебался воздух. Обычный человек решил бы, что это - игра воображения, и был бы неправ, возможно, даже фатально. Человек встал, оперся на перила и стал жадно смотреть на то, как воздух сгущается, потом словно подергивается дымкой… Мерзко пахнуло серой. Свечи затрещали еще сильнее, и молодой человек поморщился. Все-таки не то качество у нынешних мастеров, совсем не то. Что за примеси в воске, непонятно, однако по сравнению с нормальными, горящими ровным спокойным пламенем эти постоянно колышутся, брызгают искрами… Того и гляди, погаснут. Не то чтобы это было важно, он может блокировать возмущения силы, но лишние затраты энергии ему совсем не нужны.
        Туман сгущался, перетекал из одной гротескной формы в другую, а потом вдруг как-то разом материализовался во вполне материальное существо. Зеленоватая, покрытая мелкой чешуей кожа, на узковатых плечах уродливая голова, увенчанная парой рогов, мощные, похожие на слоновьи, ноги, и непропорционально мускулистые руки с длинными пальцами, украшенными отнюдь не декоративными когтями. Ростом это безобразие превосходило человека раза в полтора, и кончики рогов едва не царапали потолок. Пол недовольно скрипел от навалившейся на него да еще и переминающейся с ноги на ногу тяжести.
        Человек с трудом подавил зевоту. Обычный демон. По намертво зазубренной еще в эпоху ученичества классификации второй, может быть, третий круг. Они внешне похожи, отличить сложно. И что ему, спрашивается, здесь потребовалось? Впрочем, сам виноват.
        Демон между тем осмотрелся и издал грозный рык, сложившийся тем не менее во вполне членораздельные слова:
        - О, жертва! Я люблю жертвы!
        Девушка завизжала. Демон осклабился:
        - Нравится мне в людях неискренность. Приятно слушать, что я красивый. А ну, иди сюда, моя киска…
        Ра-ах! Пентаграмма неожиданно полыхнула ярко-ярко, отбросив демона назад и сбив с ног. Пока он, сидя на полу, ошарашенно тряс головой, девушка вдруг ловко сбросила ременные петли, которые, как оказалось, лишь создавали видимость пут, и, вскочив, в два прыжка подбежала к лестнице. Миг, и она стоит рядом с выступившим, наконец, из тени магом. Тот вскидывает руки - и тут же вспыхивает еще одна пентаграмма, не в пример более сложная, охватывающая разом всю комнату. Светящиеся, мерцающие линии окружили демона стеной, и еще через секунду, зловеще изогнувшись, накрыли его желтоватым куполом. Маг резко выдохнул, устало опустил плечи.
        - Ну, вот и все…
        Демон медленно поднялся, осторожно дотронулся до стенки купола - и с воплем, полурыком-полувизгом, шлепнулся на задницу. Купол замерцал чуть сильнее и рывком сузился. Ненамного, всего на шаг, но теперь демон уже не смог бы, встав, даже выпрямиться - уперся бы в него рогами. Чем для него чревато прикосновение, он уяснил с первой попытки, и теперь сидел, шумно дыша, но притом стараясь не делать резких движений.
        - Ну что, поговорим? - маг с любопытством смотрел на пленника. - Или мне тебя раздавить?
        - Кто ты, смертный? - демон старался придать голосу внушительные нотки, однако в его положении это получалось так себе. Маг пожал плечами:
        - Рагнар Тассу. Слыхал?
        - Ты слишком высокого мнения о себе, смертный…
        - Ну, твои проблемы, - хмыкнул маг. - Не слышал раньше - узнал сейчас. А теперь объясни мне, с какого перепугу тебя, демона третьего… - тут он посмотрел на купол, прикинул напряженность, - нет, даже второго круга занесло в наш мир вообще и в этот дом в частности?
        - Живущие в нем - мои! - рыкнул демон.
        - А ты - мой, - хмыкнул Рагнар. - Так что давай подробности.
        Уговоры заняли минуты две. Особо миндальничать Рагнар не собирался, просто сжал купол еще сильнее, заставив демона сидеть, жалко скрючившись и боясь лишний раз шевельнуться. Мало того что унизительно, так ведь и опасно. Оба они понимали, что маг вполне способен раздавить демона, вот только обоих это не устраивало. Демона потому, что, как и любое нормальное существо, он хотел жить, а Рагнара из-за нежелания портить отношения со стариками из Ковена. Те почему-то страшно не любили подобных финалов. Конечно, если прижмет, их можно и послать, но создавать себе, любимому, проблемы из-за нежелания подумать и поискать другие пути глупо.
        И все же демон сдался первым. Живущим тысячи лет куда страшнее потерять жизнь, чем людям, которые по сравнению с ними мотыльки-однодневки. Человек потрепыхался бы, в зависимости от силы духа и болевого порога, куда дольше. Ну а демон… В общем, он не без основания решил, что ничего секретного в этой информации нет, и предпочел не испытывать судьбу.
        Все банально. Есть такая штука - отсроченное проклятие. Много лет, точнее, уже веков назад один из предков хозяина дома был служителем бога. Этих созданий, на самом деле, немало, примерно столько же, сколько и демонов. Более того, границы между божественным и демоническим тонки, устанавливают их сами люди, и для собственного употребления. Сами же боги и демоны… Рагнар не знал даже, разделяют ли они друг друга по каким-то критериям или у них вовсе отсутствует классификация. Неважно. Главное, что богам традиционно поклоняются, а демонов столь же традиционно ненавидят.
        Так вот, был человек, служил богу, тот для себя требовал преклонения. Ну и, чтоб конкурентов не плодить, уничтожения колдунов и ведьм. Сильные маги, конечно, служителям этой сущности были не по зубам. Более того, когда их посмели всерьез зацепить, они живо обиделись и навели порядок, навешав жрецам по сусалам, а богу этому качественно распотрошив одну из материальных сущностей, что навсегда отрезало ему доступ в человеческий мир. Но прежде, чем это произошло, немало сельских колдунов и знахарок, слабых и, за редким исключением, необученных, отправилось на костер. И кто-то из них успел перед смертью проклясть своих мучителей.
        Смертное проклятие мага - штука страшная. Вот только срабатывает оно только в случае, если маг и впрямь больше всего желал в момент смерти именно этого. Большинство же умиравших на кострах в этот миг попросту неспособны сформулировать, чего же хотят, настолько сильна боль. Именно поэтому лучшим способом убить мага считается его кремация. Но у кого-то из казненных оказался высокий болевой порог и страшная ненависть. И формулировка проклятия была «чтоб твой род пресекся»…
        И все бы ничего, да вот только проклинающий был не слишком силен. А потому его проклятие спало, тихо набирая мощь, и лишь недавно, созрев и набравшись сил, проклюнулось, как птенец из яйца. И плевать ему было, что прошли века, и потомки ни в чем не виноваты. Погиб один, погиб второй, третий… Расплодилось их немало, но на очередном, предусмотрительном и трусоватом, произошел сбой, и материализовавшийся в доме жертвы демон был остановлен охранными амулетами. Остановлен раз, второй… А затем хозяин, не мудрствуя лукаво, обратился к специалисту, логично решив, что заплатить один раз дешевле и безопаснее, чем постоянно ремонтировать дом и усиливать защиту. Денег у него хватало, так что он смог выбрать одного из лучших в своем деле. Рагнар был еще молод, но репутацию имел серьезную, а дело выглядело несложным. К тому же остальные были или далеко, или заняты. Так что оставалось получить задаток, приманить демона на живца в удобное время и в удобном месте, ну и, конечно, справиться с ним.
        - И что мне с тобой делать? - поинтересовался Рагнар. Вопрос был риторическим. Клятва, благо те, что нерушимы для демонов, известны с незапамятных времен. Ну и разрушить структуру проклятия. Тут важен иной момент - пускай демон сам это предложит. Если инициатива будет исходить от него, это придаст клятве дополнительную устойчивость. И плененная сущность не подкачала, оправдав возложенные на нее ожидания. Все же демоны, при всем их кажущемся могуществе, существа довольно ограниченные и в реакциях предсказуемые. Так что клятва, договор, не такое уж и запредельное магическое усилие, развеивающее проклятие… Все, работа сделана.
        Когда демон, прорычав на прощание что-то непристойное, со звонким хлопком исчез, Рагнар тяжело вздохнул, ссутулился, подошел к лестнице и сел на когда-то блестящую от лака, а ныне изрядно вытертую сотнями ног ступеньку. Вымотался он страшно. Все же демонология не была его основной специальностью, хотя нравилась куда больше, чем прикладная некромантия. Увы, отец занимался именно ею, и с детства обучал сына, в первую очередь, тому, чем в совершенстве владел сам. Остальное он давал отнюдь не так глубоко, и многое пришлось изучать самостоятельно, по книгам, или консультируясь у профессионалов. Неудивительно, что, хотя упертый и готовый работать сутками Рагнар быстро вырос до универсального специалиста, далеко не все давалось ему малой кровью.
        Маленькие, но сильные ладони легли ему на плечи и начали их массировать. С минуту Рагнар сидел, наслаждаясь процессом, затем повернулся и осуждающе покачал головой:
        - Ирия, ты бы хоть оделась, что ли…
        - А зачем? - девчонка, ничуть его не стесняясь, крутанулась на триста шестьдесят градусов, демонстрируя великолепную фигуру, и показала ему язык. - Ты меня и так видел уже сколько? Раз пять?
        - Шесть, включая сегодняшний. И исключая те случаи, когда мы в детстве купались.
        - Ну вот. А больше все равно никого здесь нет.
        - Гм… Все равно не смущай.
        - Ой, да ладно. Тебя смутишь, как же. И потом, для работы все равно нужна девица, так что уж тебя-то я могу не бояться.
        Показалось ему или нет, но в голосе Ирии уже не в первый раз прозвучали странные нотки. Впрочем, она была права: для ловушек на демонов или, к примеру, единорогов и впрямь требовались девицы. Эти твари чувствовали, когда их пытаются обмануть, за лигу. Так что Ирия блюла целомудренность, что способствовало пополнению их бюджета, хотя очень и очень многие желали бы познакомиться с ней поближе. Угу. Она отшивала их с завидной регулярностью, а тех, кто не понимал, ждал серьезный разговор с самим Рагнаром. В общении молодой некромант был человеком тяжелым, зато боевую магию пускал в дело с легкостью неимоверной, и связываться с ним не рисковали.
        - Все равно оденься, - Рагнар поглядел на часы, поморщился. - Мне, конечно, приятно видеть рядом красивую девушку во всей, так сказать, красе, но время, время… Скоро появится наш…
        - Хозяин?
        - Наниматель, - переформулировал маг. - Согласись, нам слухи ни к чему. Я-то переживу, а тебе репутацию лишний раз портить незачем.
        На самом деле, репутация у девушки и без того была не на высоте. Люди - существа в некоторых случаях не очень умные, и в то, что у напарников могут быть исключительно деловые отношения, верить отказывались. Есть мужчина, есть женщина, постоянно вдвоем - чего тут думать! Вначале Рагнар пытался опровергать, затем последовал примеру более приземленной в житейском плане подруги. Зачем тратить время на опровержение, если можно промолчать и извлечь из этого пользу? Как оказалось, девушка была права, и теперь к ней меньше приставали, а самому Рагнару не так активно пытались устроить якобы случайные знакомства с незамужними дочерьми и племянницами. В общем, нашли взаимовыгодный компромисс. Но все равно от мысли о том, что кто-то еще может увидеть Ирию в таком виде, были Рагнару неприятны.
        - Ну хорошо, хорошо, - девушка показала ему язык. - Зануда.
        Когда она ушла, едва заметно покачивая бедрами, Рагнар вздохнул. Издевается, зараза. И ведь леща ей не отвесишь - во-первых, женщина, а во-вторых, знакомы они целую вечность. Дочь Милли, бессменной леди-капитана отцовского дирижабля, от которой она унаследовала красоту и мозги, и… Дальше он сказать затруднялся. Впрочем, не все ли равно. Ирия была всего на два года младше самого Рагнара, и росли они вместе. Что называется, в одной песочнице играли. Да и учились тоже вместе - отец проявил к девочке определенное участие, как, собственно, и ко всем детям своих людей. Поэтому учили Ирию всерьез и качественно. И хотя магический дар ее был слаб, его тоже постарались насколько можно развить. Так что блондинистая зараза для практикующего мага оказалась едва не идеальным ассистентом и напарником. Рагнар подозревал, что отец, любитель долгосрочных планов, такой расклад готовил заранее. Почему бы и нет? В конце концов, люди, которые готовы прикрыть твою спину, - настоящее сокровище, и отцу Рагнар был всерьез благодарен.
        Заказчик пришел точно в назначенное время. Он был пунктуален, этот невысокий, полноватый и рыхловатый человек. Выслушал отчет о проведенной работе, получил с рук на руки маленькую шкатулку с записью разговора с демоном и честно расплатился. Вот и все, работа есть работа. Не самая сложная в его, Рагнара, практике. Он вежливо, как и подобает дворянину, кивнул на прощание, Ирия, на сей раз одетая так, что даже самый прожженный ревнитель нравственности не придерется, сделала книксен с грацией и изяществом как минимум знатной дамы. Все, больше, возможно, они никогда не встретятся с этим человеком, но даже этот последний штрих сыграет на пользу их репутации. Рано или поздно он упомянет их, пускай вскользь, в разговоре, а это бесплатная реклама, причем куда лучшая, чем красочные плакаты, что так любят вывешивать в крупных городах. И работают такие личные контакты надежнее. А значит, будет и больше клиентов, и больше денег, чего Рагнар, собственно, и добивался.
        - Ну что, как пойдем? - уже на улице поинтересовалась Ирия. Рагнар задумался. В самом деле, вопрос актуальный. Проще и быстрее всего воспользоваться Дорогой Некромантов, однако не в его нынешнем состоянии. Сам бы, может, и прошел, но со спутницей, чьи таланты лежат весьма далеко от темной магии… Нет уж, нет уж. Вначале надо пару дней отдохнуть - укрощение демона истощило резервы не в ноль, но очень качественно. Лошади - так неделю тащиться. Остается рейсовый дирижабль. Единственно, придется капитана уговаривать на незапланированную посадку, но это несложно, денег у них после этого дела хватает. Подруга детства ход его мыслей одобрила, и час спустя они уже поднимались на борт воздушной машины. Едва успели, кстати.
        Увы, даже каюты первого класса на этом судне рядом не стояли с апартаментами отцовского корабля. Рагнар в очередной раз подумал о том, что неплохо бы иметь собственный дирижабль, но - увы и ах. Это отец, чьи поместья считаются одними из самых богатых в их провинции, может себе позволить содержать дорогую воздушную игрушку, а Рагнару она пока не по карману. Купить-то, особенно подержанный, может, и купил бы, но вот обслуживание, заправка, экипаж… Не из зомби же его комплектовать, в самом-то деле, хотя мысль интересная. У отца дирижабль, кстати, окупается - всегда найдется груз, который надо спешно перебросить, не у самого, так у соседей. А вот у Рагнара он может пока служить только разъездной каретой, а значит, вложение денег будет совершенно невыгодным.
        Да, деньги, деньги… Когда два года назад Рагнар сказал, что не хочет сидеть у отца на шее, тот лишь согласно кивнул головой. Старик (хотя какой он старик, для мага вообще и некроманта в частности пятьдесят лет - это совсем не возраст) не без основания считал, что сыну надо попробовать самостоятельной жизни. Хотя бы для того, чтоб перебеситься, узнать цену деньгам, дружбе, научиться принимать самостоятельные решения и отвечать за их последствия. Ну, и еще куча причин. В конце концов, сидеть под юбкой у матери или, как вот сейчас, за спиной отца безопаснее, но инициативу подавляет напрочь. Останешься вечно вторым, а попав в водоворот событий утонешь просто из-за неумения обходиться без помощи, а главное, команд старшего. Так что выдал он Рагнару подъемные (сын, кстати, вернул все очень быстро, до последнего гроша), и отправил его в одиночное плаванье.
        Но самостоятельность самостоятельностью, а домой Рагнар предпочитал возвращаться. С этим отец был согласен, крепкие корни еще никому не мешали. Так что в замке Рагнар бывал часто. Правда, на всякий случай, прикупил себе небольшое поместье ближе к центру страны. И как вложение капитала, и потому, что основные, не самые сложные и интересные, но самые денежные заказы попадались именно в крупных городах. Кошмар, отловить распоясавшегося домового там стоило больше, чем в провинции разобраться со стаей оборотней. А потому надо было иметь логово поближе к столице, базу, где можно передохнуть между контрактами, пополнить запас амулетов, поработать в лаборатории, ни у кого не выпрашивая помощи и не мотаясь за тридевять земель.
        Кстати, поместье они с Ирией купили на двоих. Настояла тогда напарница. Он подумал и согласился, в конце концов, ей будет комфортнее ощущать себя хозяйкой, пускай и частичной, а не постоялицей в гостинице. А от душевного комфорта зависит работоспособность, что немаловажно. Самого же Рагнара это не напрягало совершенно. Так что когда они были там, Ирия с удовольствием хлопотала по хозяйству, гоняя слуг и затевая какие-то ей одной понятные перестановки и строительства. Плюс следила, чтобы поместье, точнее, прилагающиеся к нему земли, приносили хотя бы небольшой доход. Так что идиллия там царила полная, но сейчас они все же летели в замок.
        Поднявшись по трапу, увы, тоже не идущему ни в какое сравнение с отцовским, Рагнар предъявил билет расторопному стюарду. Взял со стойки ключ и получил от парнишки достаточно четкое и подробное пояснение, куда идти. Впрочем, планировка дирижабля была элементарной, и сами бы нашли. Хорошо еще, вещей почти не было - в узком коридоре разминуться с кем-либо и налегке выглядело непростой задачей. Придерживая шпагу, Рагнар шел первым. С оружием здесь было неудобно, однако шпага - и показатель статуса, и возможность отстоять свою честь не только в магическом, но и в любом другом поединке. Ну и мало кто знает, что она может быть и рабочим инструментом охотника за нечистью - некоторые ее виды боятся железа даже сильнее, чем заклинаний.
        Вежливо раскланявшись с незнакомым магом из светлых, Рагнар подошел к двери своей каюты, открыл… Да-а, не то, совсем не то. И лететь в этом закутке им предстояло с Ирией вдвоем - билет удалось взять последний, буквально на шаг опередив какого-то жутко деловитого толстяка. Боги, как он разорялся, что остался без места! Что же, не в первый раз, тем более кровать достаточно широкая, чтобы с горем пополам вместить двоих. Ирия тут же деловито отправилась в санузел, высказала пару ласковых по поводу отсутствия душа, но дальнейший шум поднимать не стала. Рагнар же и вовсе не обратил на не-удобство внимания. Сутки лететь - потерпят. К тому же почти сразу раздался сигнал к отлету, и в машинном отделении зашипел-затрещал в своем котле маленький огненный демон.
        Именно благодаря таким созданиям и летали дирижабли. Были, по слухам, какие-то новые двигатели, работающие на угле, нефти или продуктах ее перегонки. Все эти двигатели отличала одна черта - им требовался колоссальный запас топлива, съедающий немалую часть свободного пространства вкупе с грузоподъемностью. То ли дело мелкие демоны. Накормил такого - и неделю ни забот, ни хлопот. Кипятит себе воду в огромном котле, а там уже перегретый пар приводит в действие машину, от которой работают винты. Старая модель. У отца на дирижабле раньше такая же стояла, но лет пять назад он поменял ее на турбину, которую приводил в действие вихревой демон. Мощность выше, размеры меньше. Цена, правда, тоже солидная, да и накормить так запросто, как огненного, не получится. Ну да не зря отец некромант и, пусть хоть немного, разбирается в демонах. В принципе, он и несколько его товарищей, объединившись в картель, этих демонов и поставляют, отлавливая неразумных тварюшек на изнанке миров. Так что для кого цена - а для кого несколько минут работы, только и всего. Он и Рагнару предложил для начала заняться семейным
бизнесом, но тот предпочел более опасную, но зато и более интересную и непредсказуемую стезю охотника.
        Поднимался дирижабль плавно, но мучительно медленно - видать, перегружен был изрядно. Однако Рагнар с Ирией на это внимания не обращали. Наскоро подкрепили силы той пародией на ужин, что принес стюард, - и завалились спать. Вымотались они все же изрядно. Рагнар заснул еще до того, как голова коснулась подушки, даже не почувствовав, как девушка привычно - и впрямь не в первый раз ночуют в таких вот неудобных условиях - уткнулась в него и тоже засопела. И открыли глаза они лишь от солнечных лучей, попавших в иллюминатор и возвещающих о приходе нового дня.
        Когда Рагнар вышел из туалета, он обнаружил, что Ирия, даже не озаботившись одеванием, сидит на кровати, глядя в одну точку. На нее это было совершенно не похоже. Рагнар подошел, махнул у нее перед носом рукой, потом тряхнул за плечо:
        - Что случилось?
        Ирия, выпав из транса, подняла на него глаза:
        - Не знаю. Что-то нехорошее творится рядом, а что - не пойму.
        Рагнар молча кивнул и принялся сканировать пространство вокруг. К предчувствиям подруги он относился очень внимательно. Пускай она слабый маг, но с их профессией, каждый день ходя по грани и сталкиваясь с проявлениями не только светлой и темной, но и вообще какой-то неклассифицируемой, серо-буро-малиновой энергии, у людей могут развиться способности, о которых даже не подозреваешь. У Ирии, к примеру, появилась какая-то сверхъестественная чуйка на враждебную магию, и потому ее слова Рагнар воспринял всерьез.
        Сканировал дирижабль он достаточно долго, потом кивнул девушке:
        - Ты права. Есть тут одна мерзость. Нам она непосредственно не угрожает, но все равно стоит предупредить капитана. Тебе кофе принести?
        - Да. Покрепче и сахара побольше. А что ты нашел?
        Рагнар объяснил. Девушка присвистнула.
        - Да уж. Ладно, иди, только недолго.
        - Это уж как получится. Мне надо еще с капитаном договориться, чтобы нас высадил…
        Капитан грузопассажирского дирижабля «Небесный призрак» оказался невысоким плотно сбитым мужчиной с аккуратной шкиперской бородкой и живыми, веселыми глазами. Золотые (хотя какое тут золото, сплошная латунь) пуговицы сияющего чистотой белого мундира ярко блестели. Выслушав опасения пассажира, он кивнул и заметил, что перед отлетом они проходили стандартную проверку, и ничего опасного она не выявила.
        Рагнар пожал плечами:
        - А кто обследовал судно?
        - Наш маг-демонолог.
        - Демонологи не все могут, к сожалению.
        Особенно если основным критерием для найма является не опыт, а готовность работать за смешные по меркам профессионала деньги. Этого он, правда, не сказал, но все и так поняли. Что поделать, небольшие компании экономили на всем, в том числе и на персонале. Небось, взяли какого-нибудь мальчишку едва из-за парты - для него вначале и такая работа неплоха. Стандартную-то проверку он проведет, а вот что-то большее вряд ли. И из-за того, что работа моментально становится рутиной, когда сделать шаг влево или вправо просто лень, и потому, что он не знает, как и кого искать.
        - Вы уверены?
        - Смотрите. - Небрежный пасс, и в воздухе загорелся полупрозрачный, начерченный словно бы светящимся карандашом план внутренних помещений дирижабля. - То, о чем я вам говорил, вот здесь. Сейчас оно спит, но, когда проголодается и проснется, то вылезет из своего кокона и пойдет искать пищу. А пищей ей служат демоны вроде вашего огневика. Чары на него наложены качественно, сбежать он не сможет, и его сожрут. Даже если обойдется без разрушений, вы останетесь без мотора над горами. Долго продержитесь, а?
        - Но… почему демонолог его не обнаружил? - капитан все еще колебался.
        - Да потому что это не демон. Это, если можно так выразиться, зомби демона, и чтоб его обнаружить, требуется некромант.
        Хорошо знающий демонологию, добавил он мысленно. Впрочем, посвящать других в тайны профессии желания не было.
        Капитан неспешно прошелся по рубке, веселье из его взгляда исчезло без следа, а вот озабоченности добавилось. Похоже, он разрывался между желанием выставить отсюда пассажира, принесшего недобрую весть, и чувством ответственности за свой корабль. Долг победил. Резко повернувшись, капитан спросил:
        - Мы можем с этим что-то сделать?
        - Да. Мне нужны четверо матросов и клетка из металлических прутьев. Толщина не важна, сгодится даже сетка.
        - Размеры? - голос капитана звучал деловито.
        - Примерно локоть на локоть… и такой же высоты. Можно больше, но такую сложно будет протащить по вашим коридорам.
        - Сделаем. Через час. Еще что-нибудь?
        - Гм… Да, пожалуй. Две кружки кофе, сахар и пончики.
        Час спустя они уже стояли в малом грузовом отсеке, забитом под потолок вещами пассажиров. Рагнар окинул помещение взглядом и остался недоволен, хотя виду не показал. Тесно и темно - лампочек мало, на них сэкономили при строительстве. Вот уж, действительно, маразм. Теперь весь трюм, и не только в этом отсеке, погружен в вечный полумрак. Для погрузки и выгрузки сумок это, может, и неважно, но при внештатных ситуациях вроде нынешней создает определенные неудобства.
        - Подсветить? - шепотом спросила Ирия из-за плеча. Рагнар обернулся, посмотрел на напарницу и отрицательно покачал головой:
        - Эти твари чувствуют магию, и непонятно, как могут отреагировать. Ничего, справимся.
        - Да у меня вот, - девушка порылась в сумке и извлекла новомодный переносной электрический фонарь. Дура увесистая, маломощная, но, конечно, ни разу не магическая. Рагнар кивнул:
        - Давай.
        Девушка привычно сместилась влево, встала за плечом. Теперь узкий желтоватый луч не попадет в глаза и не создаст мешающей тени. Позади раздался странный звук, будто кто-то сглотнул полный рот слюны, и Рагнар мысленно усмехнулся. Все верно, женщины носят ворох юбок, маскирующих фигуру, а Ирия сейчас в короткой, облегающей кожаной безрукавке поверх рубашки и узких кожаных же штанах. Для работы удобно, а вот с нормами морали не согласуется. Учитывая же ее фигуру… Хе-хе, такого зрелища эти щенки, что притащили клетку, еще небось и не видели. И хрен когда увидят.
        - Все, близко не подходить.
        - Опасно? - ну, это уже капитан, сдавший управление дирижабля старшему помощнику и решивший принять участие в охоте лично.
        - И опасно, и мешать будете. Все, поехали…
        Одна сумка, вторая… Здоровенный баул, судя по весу, набитый какими-то тряпками. Еще сумка… Все это безжалостно откидывалось. Потом приберут, сейчас главное добраться до полки, на которой стоит неприметный вещевой мешок из тех, что любят небогатые путешественники. Минимум изысков при максимуме удобства. Вот он, вот сейчас…
        Дирижабль покачнулся - видимо, старпом не нашел времени лучше, дабы подкорректировать курс. Раньше, когда были натянуты фиксирующие сетки, а сам рюкзак со всех сторон подпирали чьи-то вещи, ничего бы не произошло. Но сейчас несильного, в общем-то, толчка хватило, чтобы он птичкой слетел с полки, кувырнулся в воздухе и грохнулся на металлическую палубу. И почти сразу же из-под верхнего клапана, затянутого на удивление (хотя, в свете происходящего, чему тут удивляться) слабо, потек золотистый дым.
        Первым в себя пришел Рагнар - ему это по должности положено. Прыгнул вперед, схватил мешок за лямку… Рука случайно коснулась дыма, и маг едва не взвыл от боли, но добычу не выпустил и, рывком подняв оказавшуюся вдруг очень тяжелой добычу, швырнул ее прямиком в открытую клетку. Дверь захлопнулась, тут же прутья вспыхнули розовым сиянием, моментально превратившимся в тонкую, неощутимую для человека, но непроницаемую для оказавшейся внутри дряни стену. Не произойди этого дурацкого сотрясения, все было бы уже кончено, однако сейчас игра еще продолжалась. Часть золотистого дыма, оказавшись на свободе, не развеялась в воздухе, а начала превращаться в гротескную, постоянно меняющую очертания фигуру.
        - Сеть!
        Ирия не стала ничего уточнять, она и так знала свою роль. Еще до того, как Рагнар скомандовал, она начала готовить заклинание, и сейчас набросила на противника мелкую сеть из светящихся энергетических нитей. Оказавшийся накрытый ею, золотистый дым возмущенно забурлил, пытаясь вырваться. И ведь он в состоянии был сделать это. Маги не обольщались, это заклинание, да еще и созданное далеко не мэтром некромантии, а заурядной стихийницей, демон сожрет. Но несколько минут, необходимых Рагнару, чтобы спокойно, в комфортных условиях подготовить свой удар, у них теперь было.
        Некромант справился очень быстро. Вокруг уже практически дожравшего ловчую сеть противника возникла переливающаяся сфера того же цвета, что и клетка. Скрипнув зубами от злости и напряжения, Рагнар шевельнул кистями рук, будто скатывал комок снега. Повинуясь его усилиям, сфера разом уменьшилась до размеров грецкого ореха и засияла так ярко, словно в нее вставили электрический прожектор. Чуждая сущность отчаянно билась в ней, пытаясь освободиться, но не по ее зубам бороться с молодым, полным сил некромантом. Покачиваясь в воздухе и вибрируя, ловушка подплыла к клетке, мягко коснулась ее - и впиталась, забросив свое содержимое внутрь. Некромант тяжело выдохнул и сел, вытирая здоровой рукой со лба крупные, словно изюмины, капли пота.
        - Ну, вот и все. Можете сдавать своим хозяевам. Клетка выдержит примерно неделю.
        Капитан и матросы столпились вокруг клетки, зачарованно наблюдая за тем, как внутри нее колышется и переливается огненное марево, превращаясь то в странную, отдаленно напоминающую человека фигуру, то разлетающийся рой огненных пчел, то вовсе растекающуюся по стенкам тонкой пленкой. Потом капитан повернулся к Рагнару:
        - Но все же… Что это? И зачем?
        - Демоны - они всякие бывают, - хмуро ответил маг, рассматривая поврежденную руку. Ей досталось - кожа на месте контакта с враждебной сущностью почернела и висела лохмотьями, но, похоже, ожогом дело и ограничилось. Ирия уже хлопотала рядом, привычно накладывая заживляющую мазь. Не в первый раз пострадал и, скорее всего, не в последний. - Вы считаете их невероятно могущественными…
        - А разве не так?
        - Да по-разному бывает. Вон, огненный демон в вашей машине - образец могущества, ага… Но не в том дело. Их главное преимущество - долгая жизнь. Многие считают их бессмертными, но это не так. На самом деле, они, так же как и мы, стареют и умирают. Просто для них поколение - для нас эпоха. И еще, процесс смерти у них отличается от человеческого, они просто распадаются на энергетические сгустки и постепенно исчезают. Однако сильный некромант может собрать их воедино и создать… вот это. Ирукэ - вот так называется получившаяся тварь. Ничтожная доля былой силы, остатки разума… Кто-то провел обряд, судя по тому, что я читал о нем, крайне мерзкий, с человеческой жертвой, создал ирукэ и подбросил его на ваш дирижабль, чтобы спровоцировать аварию.
        - Но кто?
        - Откуда ж я знаю? - Рагнар безразлично пожал плечами. - Моя профессия решить проблему, а не разбираться с ее причинами. Отвезите трофей вашим отцам-командирам, пусть думают. У них головы большие, им за это деньги платят. Лично я бы предположил, что у вашей фирмы есть нечистые на руку конкуренты, но… всякое может быть, в общем.
        Когда они уже выбирались из трюма, капитан деликатно придержал Рагнара за локоть.
        - Простите, милорд, но сколько мы… я вам должен за работу?
        Рагнар усмехнулся, оговорка не прошла мимо его внимания. Компания платить не будет, тем более он сработал без контракта. Можно сказать, жизнь свою спасая - неизвестно, когда бы ирукэ вылез, очень вероятно, еще до того, как путешественники сошли бы на землю. Но и не отблагодарить капитан не может, стало быть, платить хочет из личных средств. Благородно… Впрочем, род Тассу в отсутствии этого вредного для выживания недостатка тоже никогда замечен не был.
        - Капитан, не стоит. Хотя… Если вы высадите меня по дороге, точку я укажу, мы будем квиты.
        Вот так. И все довольны, и никто не чувствует себя никому обязанным. Капитан все прекрасно понял, благодарно кивнул и заторопился по своим делам. Ну а Рагнар отправился к себе в каюту, залечивать руку и пить вино, благо содержимое бара входило в стоимость билета.
        К замку они подлетели ближе к вечеру. Правда, капитану пришлось немного отклониться от курса, ну да для воздушного судна неполные двадцать лиг - пустяк. В поисках попутного ветра или огибая бурю дирижабли закладывают порой такие зигзаги, что их маршрут удлиняется на треть, а иногда и больше. Единственной проблемой было то, что все незапланированные посадки фиксируются, и капитану за них может влететь, однако здесь вопрос решался просто. Не старики, чай, а отлично тренированные молодые охотники. Дирижабль просто завис в двух саженях от земли, спустил трос, Рагнар зацепился за него блоком-тормозом и плавно съехал вниз. Успел еще Ирию на руки поймать - не то чтобы ей это было нужно, однако ему мелочь, а девушке приятно. Прощальный взмах рукой, ответный, капитанский, из рубки - и дирижабль, плавно развернувшись, направился в сторону гор, медленно набирая высоту. Ну а его недавние пассажиры - к замку, благо идти оставалось совсем недалеко.
        Появление молодого лорда не осталось незамеченным. Увидели их еще до того, как охотники подошли к гостеприимно распахнутым воротам замка, и навстречу вывалила целая толпа. Отец, как всегда, одетый в безукоризненно сидящий на его нестандартной фигуре сюртук, куча слуг… Многих из встречающих Рагнар не просто знал - можно сказать, приятельствовал. Росли-то вместе. Отец не без основания считал, что самые преданные люди - те, которые служат не только за деньги, а из годами выращенного уважения. Поэтому не мешал сыну общаться с ними, сбегать на рыбалку, а то и драться. Какой же мальчишка не дрался… Главное, чтобы не забывали: он все-таки их будущий лорд. И потому же учил. Прогресс не остановить, и если сын конюха станет в замке, который знает до последнего камушка, инженером, это хорошо для всех.
        Однако прежде, чем толпа захлестнула и подхватила Рагнара, опережая всех, из ворот галопом вылетела всадница на неоседланной лошади. Легко обогнала пеших - и прямо с коня прыгнула на шею Рагнару, едва удержавшемуся на ногах.
        - Рагна-арка!
        Поцелуй, которым закончился этот вопль, был таким, что аж дыхание перехватило. Сзади недовольно фыркнула Ирия, но тут добежали, наконец, остальные, и охотников буквально погребли в дружеских объятиях, хлопках по плечам и прочих незамысловатых, но искренних проявлениях радости. Вот так, в провинции утонченности поменьше, чем в столице, но если уж радуются - то до конца. Если ненавидят, правда, тоже.
        Ужинали они в Малой гостиной. В тесном, так сказать, кругу. Ирия умчалась к матери, хотя Рагнар ее честно звал. Откровенно говоря, звать-то звал, но что согласится, изначально сомневался. Во-первых, отец Ирию не то чтобы недолюбливал, а, скорее, не считал ровней сыну. Ну и что с того, что они вместе работают? Работа и жизнь - это вещи разные, и пересекаться они должны лишь до определенного предела. И тот факт, что девушка имела дворянский титул, ничего не менял. Ирия о нем с детства мечтала, а потому, как только появились деньги, скопила, подзаняла у Рагнара (он бы и просто так дал, но девушка настояла, что это будет заем, и честно расплатилась), и купила себе дворянство. Ненаследуемое, правда, но с тем намного сложнее, только за заслуги перед Короной. Ну, или через брак с дворянином. А то любой купчина мог бы титул купить, и встать в один ряд со старыми родами, что последним, разумеется, не нравилось.
        Для Ирии расклады тайной не были, а потому она лишний раз на глаза графу и не лезла. И потом, было еще во-вторых. Дело в том, что с определенного момента она почему-то не ладила с Эллен, той самой, что первой вылетела навстречу Рагнару. И той, кого он восемь лет назад нашел среди развалин взятого приступом замка.
        Сидели они впятером. Отец, как всегда, во главе стола, Рагнар, как старший сын и наследник, напротив. По правую руку от отца - младшие брат с сестрой, Ирвин и Мальва, двенадцати и десяти лет соответственно. По левую - Эллен, одевшаяся как полагается девушке знатного происхождения и убравшая волосы цвета старой бронзы под вышитую жемчугом сеточку. Чинная - просто фу-ты, ну-ты. И не скажешь, что выйдет отсюда, сбросит всю эту тяжесть из пяти слоев ткани и будет ходить босиком. И на лошади ездить тоже босиком и без седла, да так, что деревенские мальчишки обзавидуются.
        Брат с сестрой держались куда более непосредственно. Ну да в их возрасте этикет еще не заменил эмоции (а кое-кому и мозги, в столице насмотрелся), а потому мелкие не скрывали, что их до жути интересует рассказ брата о его похождениях. Только вот из Рагнара сказитель - что из мухи генерал. Привык, пока учился, мысли четко формулировать - и получился у него вместо захватывающего описания подвигов отчет, сухой и скучноватый. Впрочем, отец к этому относился как раз с пониманием, единственно, уточнил насчет последнего эпизода, с дирижаблем, и, покачав головой, сказал, что теперь придется, наверное, менять систему проверки и на своем воздушном судне.
        Основной разговор у них состоялся позже, в отцовском кабинете. Подрастающую смену в полном составе отправили спать. Вряд ли пойдут, конечно, чтоб в их возрасте - да в койки? Тем более Ирвин с Мальвой, в отличие от старшего брата, народ шпанистый. Так что или до ночи страшные истории друг другу рассказывать будут, или на рыбалку удерут. Или вообще с деревенскими сверстниками в ночное… Ладно, для их возраста это нормально. Эллен тоже не лучше, даром что скоро шестнадцать исполнится. Так что спать они точно не пойдут, но повод спровадить не хуже любого другого.
        Кабинет графа был… удобным. Не роскошным, как любили делать многие, а именно удобным. Вещей минимум, и все на своем месте. Мебели тоже вроде бы немного, но на поверку вполне достаточно. И размеры такие, что и в плечах не жмет, и за какой-нибудь бумажкой к дальнему шкафу нет смысла курьера на лошади посылать. Все четко, удобно, продумано и служит для одной-единственной задачи - работы. Впрочем, кое-какие приятные мелочи здесь тоже имелись.
        Одной из важнейших «мелочей» был затаившийся до поры между стойкой с алебардами, самой молодой из которых насчитывалось не менее ста лет, и мастерски сделанным чучелом снежного барса, лично добытого еще дедом Рагнара, аккуратный, красного дерева бар с целой коллекцией напитков. Граф не то чтобы являлся ценителем вин, но хорошее пойло от намешанной в каком-нибудь крестьянском дворе подделки различать умел. Да и разнообразие любил. Плюс кошелек, позволяющий не экономить на здоровье. Неудивительно, что его погреба всегда считались лучшими в округе. И, разумеется, в своем кабинете он дряни не держал.
        Выбранное сыном вино было, на его взгляд, чересчур сладким. В этом вопросе их вкусы, редкий случай, не совпадали. Впрочем, каждому свое, так что пускай мальчик пьет то, что ему нравится, а он, старик, нальет себе терпкое красное вино из западных провинций, кислое, будто уксус, но притом отлично утоляющее жажду и не дающее побочных эффектов вроде утреннего похмелья. И, устроившись в глубоком кожаном кресле, граф с удовольствием глядел на Рагнара. Все же мальчик очень похож на мать, куда больше, чем остальные. И прав был составлявший гороскоп астролог, сказавший тогда, что сын возьмет у родителей лучшее. Жаль только, что он же тогда сказал - парня ждет непростая судьба. Впрочем, непростая - не значит плохая.
        - Итак, рассказывай.
        - О чем? - привычку брать с места в карьер Рагнар за отцом знавал с детства. И, если его не тормознуть малость, можно в разговоре уйти непонятно куда. Граф кивнул, отлично понимая, что именно делает сын, и пояснил:
        - Я так понимаю, ты прилетел не только потому, что захотел меня увидеть. Время не самое удобное, я ждал тебя на пару недель позже.
        - Решил отдохнуть - устал малость, - Рагнал поерзал задницей, устраиваясь в своем кресле поудобнее, и аккуратно уложил поврежденную руку на подлокотнике. Не то чтобы она болела, все же мазь из запасов Ирии творила чудеса, но и теребить ее хотя бы пару дней лишний раз не стоило. К тому же периодически она начинала зверски чесаться. - Ну и, конечно, по делу. В последнее время дела идут… неплохо.
        - Да уж, наслышан. Ты в десятке наиболее высокооплачиваемых охотников королевства.
        - Ой, невелико достижение, - махнул Рагнар здоровой рукой с зажатым в ней бокалом, ухитрившись при этом не пролить ни капли. - К тому же не я, а мы.
        - Главный в вашей паре все равно ты, - усмехнулся отец.
        - В бою - да. Но заказы принимает Ирия. Она, кстати, и добилась того, что они у нас денежные, не то я бы до сих пор занимался сплошной мелочевкой, дешевой и опасной.
        Это да, тут не поспоришь. Рагнар не то чтобы слаб в финансовых вопросах, но и не гений. Так, уровень обычного дворянина, не более. Не зря же граф приложил максимум усилий к тому, чтобы в замке имелся доверенный специалист по финансам. И чтобы девчонку, которая, это граф знал точно, влюблена в его сына, как кошка, в свое время дополнительно натаскивали именно в вопросах управления капиталом. Грамотный финансист, который не обманет и не предаст - это дорогого стоит. Главное, чтобы она не приобрела на него чрезмерного влияния. В качестве друга и помощника сына она графа более чем устраивала, но видеть ее в качестве невестки он решительно не желал. Просто хотя бы потому, что владетельный дворянин должен жениться на равной, увеличивая влияние и обеспечивая будущее своей семье и клану, а не на дочери случайно прибившейся к замку девчонки без рода и племени. Хотя, конечно, знать им обоим про это не следует.
        - Ну, смотри сам, тебе виднее, - вновь усмехнулся граф. - И что дальше?
        - Дальше? В общем, папа, у меня… у нас сейчас имеется некоторое количество свободных средств, в золоте и банковских векселях. Думаю, их стоило бы вложить в семейное дело.
        Граф кивнул понимающе. Молодец, сын, грамотно мыслит. Вряд ли суммы, которые он намерен вложить, запредельны, но деньги лишними не бывают, особенно когда дела твои растут и ширятся. И проще вкладываться в проверенное дело с гарантированной отдачей, чем создавать что-то свое, рискованное и требующее массы сил и времени. Хотя… неужто не попробовал?
        На этот вопрос сын, пожав плечами, ответил, что не только попробовал, но и вполне успешно реализовал. Есть у них с Ирией кое-что на паях, пятьдесят на пятьдесят. Однако от семьи отрываться в любом случае не следует.
        Граф кивнул - шустры ребята, ох, шустры. Впрочем, оно и к лучшему. Все яйца складывать в одну корзину тоже не самая лучшая стратегия, и если у них есть что-то, приносящее доход и способное превратиться в запасную площадку, это можно лишь приветствовать. Так что он похвалил сына, после чего они некоторое время занимались бумагами - деньги любят счет.
        - У меня к тебе тоже дело, Рагнар - сказал граф, когда они закончили, и он вновь смог откинуться в кресле с бокалом вина. - Точнее, даже два.
        - Весь внимание, - отозвался сын, неосознанно копируя его позу.
        - Первое, можно сказать, по твоему профилю. Стая оборотней, предположительно шесть или семь голов.
        - У нас или у соседей?
        - У нас.
        - Сделаем, - кивнул Рагнар. Шесть оборотней - неприятно, однако не смертельно. К тому же опасны по-настоящему только двое, вожак и его самка. Остальные - щенки, которые, войдя в силу, уйдут, оборотни по натуре одиночки. Если они держатся в стае, значит, пока слабы, и раздавить их будет несложно. Конечно, если бы стая охотилась на землях соседей, Рагнар бы вначале обсудил вопрос об оплате, но тут своя вотчина, и порядок в ней так или иначе все равно надо поддерживать.
        - Хорошо. Второе… Знаешь, оно опаснее и серьезнее.
        - Да не томи уж, пап, - усмехнулся Рагнар. - Что у тебя случилось?
        - Пока ничего. Просто… Тебе надо сопроводить Эллен в замок Разинкорф.
        Замок Разинкорф, летняя королевская резиденция. Молодой маг удивленно поднял брови:
        - Что она там забыла?
        - Она-то ничего, - вздохнул граф. - Будь моя воля, я бы ее близко к тем местам не подпускал.
        - А… что случилось?
        - Помнишь, как она появилась у нас?
        - Такое забудешь, - хмыкнул Рагнар.
        - Ну так вот. Там, - граф многозначительно ткнул пальцем вверх, - есть предположение, что Эллен - дочь герцога Сатто.
        - Последнего Светлого Властелина?
        - Именно.
        - И что теперь?
        - Не знаю, - вздохнул граф. - Вспомни сам. Мы ведь так и не смогли понять, кто она, слишком велик был шок, и ее память оказалась буквально заблокирована. А применять магическое дознание к ней нельзя - запросто может погибнуть или, того хуже, превратиться в слюнявую идиотку.
        - То есть предположения и ничего более?
        - Ничего. Я, кстати, подозревал о такой возможности, но все же больше склонялся к мысли, что девочка - дочь кого-то из соратников герцога. Правда, ее способности к магии очень велики… Хотя, впрочем, сейчас это неважно. Ее требуют доставить к королю. Я сопротивлялся этому решению, сколько мог, но - увы, мои возможности не беспредельны. Вчера я получил ультиматум. Пришлось ответить, что отправлю ее сразу после твоего приезда. Тебя мы ожидали несколько позже, от этого и сроки, когда вам выезжать, но в любом случае тянуть больше невозможно. Могу я рассчитывать на тебя, сын?
        - Понятно. Можешь, разумеется. Они считают, что мы вот так отдадим им члена нашей семьи? Что же, я поеду с ней. И пусть им будет хуже. Сделать что-то плохое сестре я не позволю.
        Сестре, подумал граф. А ведь Рагнар и впрямь считает ее сестрой, так же как он, граф Тассу, дочерью. Пускай даже и приемной, но дочерью. Может, оно и к лучшему. Главное, чтобы мальчик дров не наворотил. Конечно, он темный маг широкого профиля, потенциально вообще один из сильнейших магов королевства, но все же… Ладно, о нюансах они поговорят уже перед отъездом.
        На оборотней они пошли через три дня, когда у Рагнара окончательно зажила рука. Все же мазь Ирии была хороша - слабый маг, она пыталась хоть частично компенсировать это обстоятельство алхимией, собирая рецепты где только можно и испытывая их на нем, Рагнаре, благо редкая схватка обходилась совсем без потерь. Следует признать, у нее получалось. К тому же толика эльфийской крови в ее жилах хоть и была совсем мала, но кое в чем сказывалась. В растениях, во всяком случае, девушка разбиралась великолепно, и умела использовать их наилучшим образом.
        Имелась в столь быстром выздоровлении и заслуга самого Рагнара. Все же некроманты умеют лечить не хуже, а порой и лучше целителей. Правда, несколько иначе. Поэтому, обработанная одновременно и мазью, и магией, кожа восстанавливалась буквально на глазах. Сейчас, когда они ехали к месту предполагаемой драки, лишь нежно-розовый цвет отличал ее от старой, более загорелой. Это должно было пройти очень быстро, и никого не беспокоило.
        Рагнар привычно покачивался в седле и едва не задремывал. Что поделаешь, такая уж у него была привычка, использовать для сна любую свободную минуту. Позади точно так же расслабленно ехала Ирия. Отец предлагал дать им в дорогу эскорт, но Рагнар отказался. Не хватало еще, чтобы оборотни при виде большого отряда почувствовали неладное и затаились. Отец подумал и согласился.
        Гораздо труднее было отмахнуться от брата и сестер. Тем, видать, до смерти надоело сидеть в замке, душа требовала подвигов, и они прямо упрашивали Рагнара взять их с собой. Однако маг все же отбрыкался, не без помощи отца, правда. Может, Эллен и сильный маг, но ее еще учить и учить. Брата - тоже, Мальва пока совсем девчонка. Брать их с собой - значит лишь, что придется тратить силы еще и на их прикрытие, да и сработанной паре они будут серьезно мешать. Конечно, Рагнар помнил, что впервые в бою принял участие в двенадцать лет, но тогда и время было другое, и ситуация. Нет уж, здесь и сейчас он точно без сопливых разберется.
        Можно было, конечно, полететь на дирижабле, но обоим хотелось проехать по местам, исхоженным еще в детстве. В конце концов, они не могли себе этого позволить два года. Погода хорошая - так что еще надо? Правда, чем ближе они подъезжали к горам, тем становилось прохладнее, но после жары, установившейся за сутки до отъезда, это было даже приятно.
        А как испугался трактирщик, в заведении которого они остановились на ночлег! Рагнар на следующий день не мог вспоминать об этом эпизоде без смеха. И, главное, имел ведь повод паниковать. Как и многие его коллеги, трактирщик достаточно активно баловался контрабандой, получая вина напрямую из-за кордона. Так выходило дешевле, чем через королевскую таможню, при том же самом качестве. Вот и решил, что молодой наследник приехал разобраться с ситуацией. Х-ха! Граф, разумеется, был в курсе его делишек и не препятствовал им, не без основания полагая, что таможня и без того внакладе не останется, а дополнительная прибыль его, графа, подданным лишней не будет. Но трактирщик-то о ходе графских мыслей представления не имел!
        В общем-то, наблюдать, как он бабочкой порхает вокруг посетителей, было довольно весело. Особенно учитывая, что, будучи почти на голову ниже Рагнара, весил он как минимум вдвое больше. Более всего это напоминало им танец живота - видали как-то в столице и такую экзотику. Многим, кстати, нравилось, хотя, на взгляд Рагнара, танцовщицы имели фигуры сродни коровьим. Но что поделаешь, в моде сейчас пышные женщины, и мнение провинциала, даже богатого, никто при этом не учитывает. Так вот, трактирщик, да и его жена, вздумай они поучаствовать в этом танце, несомненно, имели бы успех. Формы, во всяком случае, позволяли.
        До места назначения они добрались только к полудню. Небольшая деревня, дворов тридцать, не более, приютившаяся у самого подножия гор. Ничего, в общем-то, особенного - поля бедные, для скота пастбищ почти нет. Вот только жителям этой деревни на данные обстоятельства было наплевать, они и без коров не нищенствовали. Единственный на всю округу медный рудник давал работу всем, а при непрерывно растущем спросе и достаточно рациональном хозяине, позволяющем работать не за кусок хлеба, а за процент от добычи, место становилось весьма и весьма привлекательным. Тем более рядом находилось небольшое месторождение бурого угля, решавшее и вопрос с отоплением, и проблему переработки. Медные чушки везти куда выгоднее, чем необогащенную руду. Плюс немного малахита, который тоже не гроши стоит. В общем, зажиточная деревня.
        И чего оборотням здесь потребовалось? В отличие от простых, лишним образованием не обремененных людей, Рагнар знал, что оборотни - отнюдь не кровожадные чудовища, как принято считать. Да, они способны перекидываться в существ, с эстетической точки зрения жутковатых. Они сильнее и быстрее обычного человека, а в состоянии оборота хищники. И что? Подавляющее большинство оборотней живет в городах, неплохо вписавшись в человеческое общество. Не выделяются, не хулиганят, люди даже и не знают, что их сосед - не вполне человек. Тем более оборотни немногочисленны и не пытаются объединяться. Словом, обычные, вполне добропорядочные граждане, вторая ипостась которых в жизни играет роль не большую, чем у других умение красиво петь или глубоко нырять.
        Однако бывали и среди оборотней те, кто не желал жить в городах. Тоже нормально, у отца двое лесничих перекидывались. Нелюдимый характер? Да и боги с ним. В общем, против них Рагнар тоже ничего не имел.
        Увы, идиллии все равно не получалось. Как и среди людей, среди оборотней попадались и душевнобольные, и просто озлобленные на весь свет, и даже считающие все иные расы низшими существами. Такие «дикие» оборотни и впрямь могли оказаться опасны. Именно таким их раса была обязана своей репутацией. И, судя по всему, здесь появились именно они.
        Только вот зачем они сюда пришли? Дикие-то они дикие, но вряд ли идиоты. Раскрыв свое инкогнито, стая моментально становится уязвимой. Взрослые хищники, конечно, на многое способны, но с ними щенки. И смысл им появляться возле деревни, когда на дворе лето, и добычи хватает на всех?
        Вывод имелся один, простой и незамысловатый. Они появились из-за того, что здесь деревня и рудники, и кто-то очень захотел, чтобы у отца появились проблемы. Об этом же говорит тот факт, что оборотни так никого и не съели. На скот нападали, людей пугали, но и только. И тот, кто все это организовывал, был не очень умен. Когда отцу надоело бы такое положение вещей, он бы сам их всех перебил - все же по-настоящему сильный темный маг отнюдь не подарок ни для какого противника. Сожрет не хуже оборотня. Просто визит Рагнара позволил ему не надрываться самому, а поручить работу профессионалу. Что же, наведем порядок. Так он и сказал Ирии, поделившись с ней своими мыслями по поводу задачи.
        Девушка спорить не стала. Хотя бы потому, что сказанное звучало достаточно логично. Да и потом, вряд ли это что-то всерьез меняло. Какими бы ни были мотивы оборотней, проблему все равно предстояло решить быстро и радикально. Проще говоря, порубить всех в капусту, и делу конец. Но вначале, конечно, следовало поговорить с местными. Информации катастрофически не хватало, а с оборотнями лучше подстраховаться. Как же, имели уже дело, и оно оставило Рагнару на память шрам на руке от локтя до плеча. Нет уж, в их деле риск не приветствуется, и торопыги до старости не доживают.
        Староста деревни имел весьма представительный вид. Ростом даже немного выше Рагнара, шире в плечах, с длинной окладистой бородой, седина которой впитала, кажется, не только мудрость лет, но и изрядную долю медной пыли. Усы тоже были ей под стать, спускаясь ниже подбородка. Когда-то он наверняка был невероятно силен, да и сейчас не возникало сомнений в том, что староста вполне способен разогнуть своими лапищами подкову. И высоких гостей он приветствовал без какого-либо намека на подобострастность, что вызывало невольное уважение.
        Кто перед ним он, разумеется, знал. Узнав, зачем прибыл молодой лорд, тоже не удивился, жестом пригласил в дом, где его жена, крепкая и нестарая еще женщина, мигом собрала на стол. И лишь после того, как гости наелись, благо упрашивать не пришлось, а с дороги даже простая крестьянская еда казалась очень вкусной, староста преподнес дорогому во всех смыслах гостю подарок - гроздь красных, будто кровь, на удивление больших кристаллов. Не алмазы, всего лишь куприт, но Рагнар любил экзотические безделушки, а потому дар был принят весьма благосклонно. И лишь когда гость закончил любоваться и, аккуратно завернув друзу в мягкую тряпочку, убрал ее в сумку, ободренный староста начал свой рассказ.
        - Они появились около месяца назад, - задумчиво говорил он, прислонившись спиной к сложенной из ноздреватого камня стене. - Сразу же задрали корову и телку у Иванко Длинного. Корова бодливая была, от волков бы отбилась, а тут… Эх! - староста досадливо махнул рукой.
        - Понятно, - кивнул Рагнар. - И что было дальше?
        - Дальше? - староста задумался, наверное, пытался восстановить цепочку событий. С хронологией-то у крестьян частенько проблемы. - Дальше они появились через два дня… А может, через три…
        В общем, если верить тому, что рассказал очевидец, оборотни появлялись раз в два-три дня. Чинили всяческое непотребство вроде задранного скота или распуганных лошадей - и сумели-таки нагнать на местных страху. При этом никого не съели, даже не покусали, но к шахтам уже две недели никто не ходил (тут староста даже слезу пустил - наверняка нижние выработки затопило, и теперь придется несколько дней воду откачивать), караваны с медью из деревни не ходили, да и торговцы после того, как у одного из них сожрали лошадь и распотрошили весь обоз, тоже ехать сюда не спешили. Вроде бы не смертельно, однако запасов в деревне немного, и скоро есть нечего станет. Ну а там возможны варианты.
        - Ну, что скажешь? - поинтересовался Рагнар у напарницы, когда староста закончил.
        - Это - не дикие, - уверенно ответила девушка. - Они так себя не ведут.
        - Вот и я так думаю, - задумчиво отозвался некромант. - Приходят по графику, людей не трогают… Их кто-то направляет. Здесь они в последний раз появлялись вчера…
        - Позавчера.
        - Ага, ошибся. Позавчера. Сегодня их не было.
        - Может, еще придут?
        - Вряд ли. Они появляются в первой половине дня. Кстати, вспомни, для оборотней это тоже нетипично. Стало быть, появятся завтра с утра. У нас есть время подготовиться.
        - Только вы это, - вмешался староста. - Помягче бы с ними, а?
        - Чего-о? - синхронно повернулись к нему напарники.
        Староста немного стушевался, но пояснил:
        - Я недавно сорвался. Камень из-под ноги вылетел. Повис, думал, сейчас улечу со скалы - костей не соберут. И тут оборотень. Он меня за шкирку оттуда и вытащил.
        - Та-ак, - охотники переглянулись. - Это точно не дикие…
        Оборотни появились с утра, как и ожидал Рагнар. И там, где планировалось - мальчишка-пастух как раз выгнал на луг небольшое стадо коз. Со стороны это выглядело вполне логично - держать животных в загонах и хлевах до бесконечности нельзя. Они попросту съедят все запасы - и что дальше? А потому пастбище, благо оборотни не появлялись уже два дня. Может, ушли вообще? Для человека ход мыслей естественный, а значит, и оборотней расклады не насторожат. В конце концов, хотя они и не совсем люди, но мыслят практически так же.
        Стая выметнулась на луг разом и вся - скорее всего, чтобы произвести впечатление. Два… четыре… восемь! Ну надо же, плодовитая семейка попалась. Двое взрослых, остальные подростки. Разных лет, не старше четырнадцати, не младше восьми. Более молодые еще не умеют перекидываться, те, кто старше, обычно уже живут сами по себе. Впрочем, и незначительные отклонения тоже возможны.
        Ну что же, приятно чувствовать себя самыми умными. Стая появилась там, где они и рассчитывали, клюнув на приманку. Остается дождаться, когда они все окажутся на лугу. Козами, увы, придется пожертвовать, вряд ли они успеют убежать…
        А, нет, успеют. Козы неслись вскачь, подпрыгивая, будто на пружинах и намного обогнав пастуха, но вожак, здоровенный вонючий козел с длинными загнутыми рогами, остался на месте. И, когда бегущий первым оборотень, судя по размерам, капитально подросший щенок, прыгнул, встретил его лоб в лоб, опрокинул и с победным меканьем принялся бить рогами. Его разорвали в клочья, но остальное стадо успело убраться с пастбища. И сразу после того, как отставший от своих коз пастух с визгом перескочил нигде не нарисованную, однако прекрасно видимую Рагнаром линию, некромант замкнул круг, аккуратно поставив на свое место тускло поблескивающий кристалл горного хрусталя. Все, программа-минимум выполнена!
        На самом деле, охота на оборотней - дело свое-образное. Они отлично чувствуют запахи и почти так же хорошо магию. Так что капканы обычные и ловушки магические применять бесполезно - взрослый оборотень их просто обойдет. На этом погорели многие охотники, особенно из светлых магов, но Рагнар имел несколько иное образование и не чурался рыться в книгах, перенимая чужой опыт. Неудивительно, что на оборотней он охотился уже не раз, и всегда успешно, а потому нынешний эпизод выглядел рутинным.
        Для работы он использовал предметную магию. Хорошая штука - пока не замкнут контур, не вставлен амулет, бросающий энергию для активации, магии нет. Совсем. И почувствовать ее тоже невозможно - как ты увидишь то, чего нет? Вчера он два часа ползал вокруг этого луга, порвал штаны, подвергся атаке ос, гнездо которых случайно растревожил, и проклял все на свете. Вечером Ирия долго сводила укусы и ругалась теперь уже на него, требуя, чтобы в следующий раз Рагнар был осторожнее. Однако главное он сделал, контур создал и проверил.
        Оставалось лишь сделать так, чтобы оборотни его не унюхали. Некромант не сомневался, что за прошедший месяц они узнали запах всех жителей деревни, и появление чужака может их насторожить, однако здесь рецепт, позаимствованный давным-давно у знакомого охотника, не на нечисть, а самого обычного, пришелся кстати. Натереть одежду и обувь давлеными муравьями - и делу конец. Кислота этих насекомых неплохо перебивает остальные запахи. Проверить этот факт в деле Рагнару уже доводилось, результат ему понравился, и он не стал пытаться изобрести что-то новое. Работает - ну и пускай его. Главное, тщательно прополоскать потом вещи. Ну да это несложно, ручей имеется, а деревенские женщины к такой работе привычные.
        Если бы их не было, Рагнар с Ирией и сами бы справились, но, во-первых, раз в кои-то веки появляется возможность переложить свою работу на другого, ее нельзя упускать, это противно самой человеческой сути. А во-вторых, он все-таки лорд, наследник хозяина этих мест, и не стоит ронять дворянский авторитет даже в малом. Никуда не денешься, народ в этой глуши даже слишком простой, и как отреагирует на своего будущего господина, вот так, запросто, стирающего вещи, угадать сложно.
        Но все это было вчера. Сегодня же Рагнар замкнул цепь - и вокруг луга разом вырос ограждающий барьер. Чем еще хороша предметная магия, так это необходимостью собственных усилий лишь в момент активации. Дальше заклинание само качает энергию из окружающего пространства, и нет разницы, окружаешь ты барьером пятачок локоть на локоть или площадью в десять лиг. В общем, много времени и сил на подготовку, но зато потом, если все сделано правильно, очень приличный результат, добиться которого может практически любой, владеющий азами магического искусства.
        Откровенно говоря, в иной ситуации Рагнар пошел бы по наипростейшему пути. Не стал бы возводить барьеры, а вызвал бы простейший выплеск энергии, после чего отнес заказчику хорошо прожаренные бошки оборотней и потребовал свой гонорар. Однако сейчас он работал на себя, а значит, ему требовалось выявить первопричину случившегося. Поэтому он всего лишь блокировал оборотней, после чего использовал стандартное обездвиживающее заклинание. Просто, дешево и сердито. Все, остается разомкнуть цепь и идти вязать незадачливых погромщиков. Что они с Ирией, собственно, и сделали.
        Вблизи оборотни выглядели не слишком внушительно. Похожие на очень крупных волков, но с несколько иными пропорциями, покрытые серой шерстью, они уже не внушали страха. Это когда серые хищные тени вылетают из темноты, готовые нанести удар сколь неотвратимый, столь и опасный, можно испугаться и впасть в ступор. Но сейчас - звери и звери. И, в отличие от обычных волков, они хорошо сознавали, что попались, и никуда им не деться. Не пытались дергаться, грызть веревки - лежали и ожидали своей участи. Во всяком случае, взрослые. Молодняк - те, конечно, не могли поверить в то, что их, таких быстрых и сильных, могут сейчас запросто освежевать живьем. Как только маг снял парализующие чары, они начали пытаться что-то сделать, но все их потуги больше походили сейчас на шевеление червяков в грязи. Бессмысленно и нелепо.
        Рагнар присел на корточки перед вожаком, посмотрел во внимательные, совсем человеческие глаза. Зверь смотрел на него… устало, иначе и не скажешь. Некромант вздохнул:
        - Сейчас я тебя освобожу. А дальше хочу с тобой поговорить. Облик примешь человеческий. Наденешь, - он кинул на землю безразмерные крестьянские штаны. - Все же у нас тут дама, не стоит ее смущать. Можешь, конечно, попытаться напасть на меня, но я бы не советовал - умрешь раньше. А потом умрут твои родные. Очень больно умрут. Можешь попытаться сбежать. Даже, может статься, и сумеешь, хотя я бы на такую удачу не рассчитывал. Но, опять же, твои родные умрут. Надеюсь, ты не дурак и понимаешь, что разговор с неизвестными последствиями лучше, чем гарантированная смерть всех твоих родных. Все, приступай.
        Некромантам верили - они вообще народ, к шуткам не склонный. В ближнем своем кругу, разумеется, все проще. Люди всегда остаются людьми, с достоинствами, недостатками, чувством юмора… Любовью и ненавистью, в конце концов. Только вот другим об этом знать совершенно не обязательно. И не стоило удивляться, что оборотень воспринял слова победителя всерьез. Правда, и Рагнар, идя в сторону устроившейся на краю луга, небрежно поигрывающей маленьким огненным шаром Ирии, на всякий случай фиксировал краем глаза происходящее. Наблюдать в деталях не хотелось - процесс трансформации зрелище неаппетитное, и больше всего напоминает выворачивание наизнанку. Тем не менее и пускать дело на самотек он не собирался, Ирия, случись что, может и не успеть, класс у нее не тот. Однако плененный оборотень сообразил, видимо, что игры кончились и начинается суровая проза жизни, а потому не пытался учинять безобразия.
        Когда он подошел к ожидавшим его магам, те синхронно присвистнули. Рагнар, обычно сдержанный, эмоций не сдержал, а подруга и не пыталась. Уж больно знакомым оказалось лицо оборотня в человеческой ипостаси.
        - Бертран, ты ли это!
        - Я, милорд, я, - устало и безнадежно ответил оборотень, садясь на землю и устало вытягивая худые волосатые ноги в слишком коротких для него штанах.
        Да уж, выглядел отцов лесничий неважно. Впалые щеки, поросшие густой рыжей щетиной, круги от усталости вокруг глаз. Сами глаза он старательно отводил. Рагнар усмехнулся:
        - Может, скажешь все же, что тут произошло? Честное слово, не ожидал, что…
        - Я и сам не ожидал, - вздохнул оборотень. И добавил классическую фразу всех влипших в историю: - Так получилось.
        Да уж, так получилось… Была за оборотнем гадкая история. Точнее, история-то вполне обыденная, Рагнар и сам на его месте так бы поступил. Вот только последствия выходили неприятные.
        Много лет назад, когда Бертран сам еще был почти щенком, только-только вырвавшимся из-под родительской опеки, он мотался по миру. Это нормально, молодому всегда хочется посмотреть, что же там, за горизонтом. Ничего интересного на самом-то деле. Однако сил море, кое-какие деньги в кошеле позвякивают - так почему бы и нет?
        В одном тихом провинциальном городке, не здесь, в другом королевстве, он задержался надолго. Была у него там если и не любовь, то устойчивая симпатия. Но однажды, когда его не было, заехал в город сын местного барона. Повеселиться. Винишка попить, юбки девкам позадирать, благо это многие дворяне считают своим неотъемлемым правом, а местные суды с ними попросту не будут связываться. В общем, когда Бертран вернулся, он узнал, что его женщина повесилась.
        Того барончика он нашел. И его друзей тоже. Подыхали они с растянутыми на заборе кишками долго. А Бертран ушел. Еще несколько лет странствовал, а потом осел здесь, благо графу Тассу было горячо наплевать, в кого превращаются его люди во внерабочее время. Со временем душевные травмы затянулись, Бертран нашел женщину своего племени, женился… Работа лесничим позволяла и неплохо сводить концы с концами, и жить на отшибе, не привлекая излишнего внимания. Хорошая работа, большой дом, возможность в будущем устроить детей - что еще надо? Но месяц назад все рухнуло.
        Кто человек, знавший историю оборотня, откуда вообще это стало известно? На эти вопросы у Бертрана ответов не было. Зато имелось понимание: убийства дворянина, да еще и не одного, ему не простят. И, когда визитер предложил отработать, причем никого не убивая, а просто напугав людей, оборотень согласился. Так и появилась терроризирующая деревню стая. И тем объяснялась периодичность - до дому отсюда оборотням добираться было половину суток. Вот, в принципе, и вся история.
        - Да-а, Бертран, в людях разочаровываться тяжко, - вздохнул Рагнар, развалившийся на расстеленном на земле плаще и катающий в зубах травинку. - Это я о твоих умственных способностях, если кто не понял. Рассказать все отцу было бы наиболее простым решением - он своих людей в беде не бросает. Да и дворяне те не наши, наплевать и забыть. Но послушаться шантажиста… Бертран, ты - идиот!
        Оборотень промолчал. Сам понимал, что сглупил, и теперь полностью зависит от воли некроманта. Однако ощущать свою власть над побежденным Рагнару не доставляло особого удовольствия. Тем более дело было еще не закончено. Некоторое время он размышлял, потом приказал:
        - Освобождаешь своих - и веди их сюда. Будем думать, что с вами делать. Э-эх, нашли вы мне геморрой на всю задницу.
        - Простите, милорд…
        - Иди, иди. Лучше беспокойная жизнь, чем тихое место на кладбище.
        В устах некроманта это звучало не столько даже философски, сколь зловеще. Достаточно зловеще, чтобы оборотень не пытался больше умничать, а молча отправился выполнять приказание. Через несколько минут на краю пастбища уже горел небольшой костер, была разложена нехитрая крестьянская снедь, которой было, конечно, маловато, брали хоть и с запасом, но только для себя. Неважно, главное, чтобы притушить чувство голода, мучающее оборотня после превращения, хватало. Ну и барьер вокруг стоял, чтоб никто не мог происходящего ни увидеть, ни услышать.
        Жена оборотня оказалась женщиной лет сорока на вид. Впрочем, оборотни живут несколько дольше людей, поэтому впечатление могло быть обманчивым. Все еще красивая, пепельноволосая, она завернулась в одолженный ей Ирией плащ и мрачно жевала бутерброд, словно зачарованная глядя на пляшущие между сухих деревяшек язычки огня. Остальным пришлось довольствоваться меньшим. Плащ и куртка Рагнара, куртка Ирии - это на шестерых. Правда, молодежь, выросшая практически в лесу и большую часть жизни с людьми общавшаяся постольку-поскольку, и стеснялась поменьше. А старшая, которой, оказывается, уже исполнилось пятнадцать, вообще отказалась от подачки и сидела голышом, то ли фрондируя, то ли рекламируя свои прелести. Впрочем, закаленный общением с Ирией, а еще сильнее с дамами высшего общества, Рагнар не обращал на нее внимания. К тому же юный оборотень имела все шансы стать очень красивой, но - в будущем. Сейчас же это был еще не сформировавшийся до конца подросток, и ее попытки казаться взрослой выглядели немного смешно.
        - Я вижу два пути, - сказал наконец Рагнар. - Сообщить отцу или попытаться разобраться собственными силами. Первый вариант проще, но для вас…
        Оборотни молчали. Объяснений не требовалось - за такие шутки они могут рассчитывать лишь на крепкий пинок под зад, и это в лучшем случае. Что будет с изгнанниками, оказавшимися без покровительства, работы, средств к существованию? Вариантов масса, но все как минимум неприятные. Это в случае еще, если граф не решит сделать из Бертрана и его семьи показательный пример для остальных. А он может - за своих граф стоял горой, но к обманувшим его доверие излишним человеколюбием не страдал.
        - Вы предлагаете нам помощь, милорд? - жена Бертрана открыла рот в первый раз с момента их знакомства. - Но… Почему?
        - Потому, что я никогда не забываю добро. И всегда плачу по счетам. И я помню, кто, - небрежный кивок в сторону Бертрана, - вывел из леса заблудившегося мальчишку десять лет назад.
        Вновь воцарилось молчание, лишь у Рагнара зачесалась пятая точка, имевшая в тот день продолжительное свидание с отцовским ремнем. Остальные, видимо, прониклись… Вот так. Оборотни неплохо чувствуют ложь, и Рагнар не соврал, честен был до последней запятой. Единственно, сказал не всю правду, только ее малозначимый, хоть и удовлетворяющий всех кусочек. Так учил отец - маскируя под второстепенным основное, приобретаешь тактическое преимущество. И кто знает, в какой момент оно тебе пригодится.
        А основным было то, что оборотни - существа полезные. Вот только иметь дело с одиночками сложно - договариваться приходится с каждым отдельно. Максимум - с семьей, муж-жена… Плюс из сотрудничества с ними можно извлечь пользу, но, опять же, ее размеры напрямую зависят от количества тех, с кем имеешь дело. Отец давно уже гадал о том, как бы собрать и убедить жить компактно более-менее приличную группу. Ну, вот и подвернулся случай.
        В ситуации, когда будет серьезная внешняя угроза (а обманутый заказчик, или, как вариант, его наследники, могут возжелать мщения), лучше держаться вместе и подальше от людей. Так что наследники волей-неволей останутся при родителях или хотя бы в пределах того леса, где работал Бертран. Как минимум угодья целее будут - браконьеры в них уж точно не сунутся. Неудивительно, что, заручаясь согласием оборотней жить вместе, Рагнар говорил правду и только правду. Только не всю.
        Решением проблемы решено было заняться немедленно, тем более заказчик должен был прибыть к Бертрану завтра. Очень удачно вышло - он вообще раз в неделю появлялся, лично проследить за ходом работ. Откровенно говоря, Рагнар сомневался, что с оборотнями общается именно он. Скорее уж, посредник, шестерка на побегушках. Если идет достаточно тонкая работа на уровне экономики - а иных причин столь упорно портить жизнь местным рудокопам маг не видел, - то занимается этим человек серьезный и, скорее всего, не рядовой. Такие сами с мелким шантажом не бегают. Однако все равно, начало цепочки стоило ухватить. Единственная сложность - попасть в нужное место к завтрашнему утру. Оборотни, если хотят, бегают нереально быстро, а вот человек, даже верхом на лошади, так шустро не обернется. И дирижабль не вызовешь - демаскирует, как оркестр в чистом поле. Что же, у некромантов есть свои дороги.
        Да уж, Дороги Некромантов… На первый взгляд, ничего особенного, тоннель как тоннель, только пробивается он через изнанку миров, напрямую проходя через складки пространства. Разве что стенки его не каменные-деревянные-железные, а живые, переливающиеся разноцветным огнем. Именно так для человеческого глаза выглядит контакт двух реальностей.
        Отец мог создать тоннель, который пропустит целую армию, и удержать его несколько часов. У Рагнара с этим обстояло куда хуже. Сил-то хватало, а вот с мастерством… И потом, рядом была Ирия, классическая светлая, и это тоже вносило свои возмущения, которые приходилось непрерывно парировать. А не справишься… В общем, выкинет тебя совсем в другом мире, и не факт, что отмахаешься от его обитателей. Отец бы и внимания не обратил, но он - некромант-виртуоз, а сын, более универсальный в увлечениях, заметно уступает в узкоспециализированных дисциплинах. Впрочем, плечо броска короткое, сам Рагнар отоспавшийся и отъевшийся, да и пробой можно обеспечить с помощью предметной магии, своей силой лишь поддерживая его стабильность. Короче говоря, ничего страшного, да и ходили так уже.
        Короткая вспышка - и все, больше никаких следов, видимых другим магам, открытый портал не оставляет. Огромное преимущество, кстати, отследить Дорогу Некроманта не сможет даже его коллега. И определить, что она появилась, тоже - именно по-этому в свое время отец сумел вывести объединенную армию Ковена буквально под стены замка Светлого Властелина. Сейчас еще проще. Десять шагов, чуть пригибаясь - не рассчитал малость, тоннель получился низковатым - и вот они в трех дневных переходах от деревни. До жилища Бертрана отсюда пешком идти час. Нормально, как раз разомнутся.
        А заказчик-то плюгавенький. Росточку среднего, внешность такая же… Кошмар для любого сыщика - никаких особых примет, шмыгнет в толпу и растворится в ней, как сахар в кипятке. Понятно, для чего именно таких и посылают на переговоры. А еще понятно, что человек, выбиравший его, ни хрена не смыслит в оборотнях. Запах уникален, а потому для перевертышей каждый человек неповторим. Да и уважают они, видимо, инстинктивно, особей крупных и сильных. Конкретно этого же уважать не станут. Перед логикой и аргументами, возможно, уступят, но не более того.
        Зато сидит… Как сидит! Развалился в кресле, ногу на ногу закинул… При виде этого Рагнар моментально успокоился, даже боевой задор малость схлынул. Из такой позы резко не встанешь, да и нарушенный, пускай даже слегка, кровоток левой ноги хоть на полсекунды, да замедлит его движения. Уж это Рагнар, как некромант, а следовательно, человек, знающий анатомию лучше большинства целителей, мог гарантировать. Никогда человек опытный и грамотно - обученный так не сядет.
        Оборотни стояли перед визитером, понурившись и склонив головы. Им надо тянуть время - они и тянут. Ладно, спешить некуда, пускай немного помучаются - заслужили своей дуростью. Так, а теперь аккуратненько посмотрим иным зрением…
        Увиденное Рагнаром тоже было вполне ожидаемым. Не маг. Так, зачатки дара есть, но такими обладает каждый второй, не считая каждого первого. Амулетов куча, в том числе и рассчитанных на противодействие некроманту. Знал, гад, на чьих землях безобразничать собирался. Но притом видно и то, что сделаны они не слишком качественно, явно не под заказ. На рынке их брали, что ли? С другой стороны, почему бы и нет? Слабые маги периодически делают амулеты на продажу, это быстрый и надежный способ пополнения бюджета. Но не магов уровня Рагнара ими обманывать. Что же, то, что нужно, узнали, теперь можно и поговорить.
        - Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте! И кто же тут к нам зашел на огонек, красивый такой?
        Именно этими словами и началась встреча высоких договаривающихся сторон. Сияя улыбкой шире плеч, Рагнар шагнул через порог и имел редкостное удовольствие наблюдать, как вытаращив от неожиданности глаза, вскакивает визитер, похожий на огромную вспугнутую птицу, и как старшая дочь Бертрана, очень удобно стоящая, быстрым, неуловимым глазу обычного человека движением пинает его под колени. Мгновение спустя гость уже стоял на коленях, согнувшись в три погибели, и девчонка с видимым удовольствием выкручивала ему руку аж до затылка. Оставалось лишь оборвать с его шеи и одежды, а также вытрясти из многочисленных карманов амулеты, ну и заодно отобрать шпагу, кинжал и пару небольших, но мощных пневматических пистолетов.
        - Надо же, дворянин, - Рагнар еще раз внимательно осмотрел амулеты, вновь убедился, что перед ним не заслуживающая внимания дешевка, и небрежным пассом состарил их на полсотни лет. Довольно сложно и затратно в плане энергии, но зато надежно. Если какой-то из этих амулетов настроен, к примеру, взорваться при уничтожении либо после смерти хозяина или, как вариант, послать какой-то сигнал, то сейчас эта проблема разом исчезла. Ведь никто ничего с амулетами не делал - они просто разрушились от старости, а уж естественная она или искусственная - то дело сотое.
        Посмотрел на получившуюся в результате кучку полностью истощивших заряд безделушек, Рагнар бросил их в камин, после чего занялся шпагой. Вот она оказалась хороша, без лишних украшений, но зато отменной ковки. Да и пистолеты неплохи. А учитывая, что произвели их, если только Рагнар не перепутал оружейные школы, что для дворянина позор, в одном месте, стоит предположить, что оттуда и гость прибыл.
        - Бертран, прибери железки, этому типу они больше не понадобятся.
        - Слушаюсь, милорд, - оборотень поклонился, вежливо, но без подобострастия, сгреб оружие и унес куда-то в дом.
        - Замечательно. Итак, господин хороший, я думаю, вам стоит рассказать, кто вы, зачем прибыли в нашу страну и с какого-такого интереса портите жизнь подданным моего отца?
        - Ты кто такой? - прохрипел пленный. Видимо, из-за стресса он потерял возможность адекватно мыслить. Даже снимающие все вопросы слова про отца мимо ушей пропустил. Рагнар осуждающе поцокал языком и повернулся к держащей пленного девушке:
        - Веста, милая, я вам говорил, что в платье вы красивее? Нет? Ну, видите, сейчас сказал. Пожалуйста, сломайте этому олуху руку…
        Когда затих вопль, Рагнар посмотрел на потерявшего сознание пленного, взял со стола кувшин с водой и вылил его на голову потерпевшему. Вода была ледяной - самое то при сложных пробуждениях. Незваный гость ошалело мотнул головой, задел поврежденную конечность, взвыл от боли и открыл, наконец, глаза. Только лишь затем, чтобы увидеть как раз напротив себя Рагнара, вежливо улыбающегося самыми уголками рта. И глаза холодные-холодные - зря, что ли, в свое время он этот взгляд часами у зеркала отрабатывал?
        - Надеюсь, без обид? - Рагнар вновь улыбнулся. - Давайте так. Вы мне отвечаете на вопросы - и мы расходимся, либо девочка начнет вас потихоньку превращать в инвалида. Ну а если ваша преданность хозяину доходит до абсурда, и вы сумеете все же промолчать, то после вашей смерти говорить будет поднятый зомби. Просто, сами понимаете, это ритуал проводить, напрягаться… Мне лень, честно говоря, так что давайте уж, рассказывайте.
        - Т-ты, сволочь, знаешь, на кого руку поднял?
        - Сейчас узнаю, - пожал плечами Рагнар. - Веста, пожалуйста, сломайте ему вторую руку. - Вновь хруст костей и вопль. - А то невежливо как-то получается. Мы к нему со всей душой, а он нам тыкает…
        Спустя полчаса, выйдя из дома, Рагнар вытер рукой вспотевший лоб и пожаловался терпеливо дожидающейся его Ирии:
        - Ох, Ир, знала бы ты, как я это все ненавижу.
        - Как будто я люблю, - фыркнула девушка.
        - Тебе проще. Ты здесь на завалинку села, орешки грызешь… кстати, отсыпь-ка мне горсточку… вкусные, спасибо. Так вот, ты не любишь - и не присутствуешь. А мне с этим работать приходится, и никуда не деться. Ей же ей, в следующий раз превращу человека сразу в тихого, вежливого зомби, и делу конец.
        - Когда надо, я тоже присутствую.
        - И даже подыгрываешь, я знаю. Впрочем, в этот раз мне нашлось, кому подыграть. Все-таки семейка очень злых оборотней - это серьезно.
        - И… что?
        - На, держи, почитай, - Рагнар протянул напарнице лист бумаги, исписанный разборчивым, но неровным почерком. Учитель каллиграфии его за такое бы прибил.
        Ирия, впрочем, к манере друга вести записи была привычной. Внимательно прочитала, удивленно приподняла брови:
        - Даже так?
        - Угу. Ох уж эти деловые партнеры… Ладно, передохну - и разберемся с ними.
        - А что с… - девушка неопределенно крутанула в воздухе рукой.
        - Все нормально, сейчас его в лесу прикопают.
        - Убил?
        - Конечно. Во-первых, зачем мне лишние свидетели? А во-вторых, я ему не обещал ни жизни, ни здоровья. Что уж он сам себе надумал - его вопрос, мне все равно. В конце концов, никто его в опасные игры лезть не заставлял, - тут Рагнар неожиданно для самого себя хихикнул. - У меня вообще была идея предложить оборотням его съесть. Но потом подумал: они ведь в такой ситуации шутку как приказ воспримут. Нет уж, лучше так, под муравейник.
        Ирия хмыкнула, непонятно, одобряя решение или, напротив, осуждая его под влиянием нахлынувшего внезапно приступа человеколюбия, но комментировать не стала. Вместо этого потеребила мочку уха и спросила:
        - Как пойдем?
        - Молча. Сейчас передохнем немного, потом я открою Дорогу, ну а потом уж побеседуем с человеком, заставившим меня оторвать драгоценную задницу от кресла и отправить ее на поиски приключений.
        - Ой-ой-ой, задница твоя драгоценная…
        - Почему моя? - почти искренне удивился Рагнар. - Я про твою говорю. Ты ведь тоже в кресле сидела…
        Сосновую шишку, которая полетела ему прямо в лоб, он поймал в последний момент, покрутил в пальцах:
        - Тяжелая, такой убить можно…
        - За такое точно убить хочется. С детства издеваешься.
        - Имею право… И вообще, тебя извиняет лишь одно - то, что ты права. Ладно, пошли обедать - лично я проголодался.
        Обедали они во дворе за огромным, сбитым из толстых осиновых плах столом, благо погода позволяла. Можно было бы и в доме, конечно, однако Ирия там чувствовала себя некомфортно. Не то чтобы она была такой уж чистоплюйкой, выбранная профессия к этому не слишком располагает, но, как и многие светлые маги, чувствовала остаточные эманации боли и смерти. В доме этого добра сейчас хватало, а потому устроились снаружи, где они почти не ощущались, и отдали должное кулинарному мастерству хозяйки.
        Даже удивительно, как много вкусного и необычного можно приготовить из того, что поставляет лес. И мясо с брусникой тут банальность. Оборотни знают десятки трав, о которых люди и не подозревают даже, и умеют сочетать их так, чтобы получилось нечто совершенно невообразимое. Стоит ли удивляться тому, что когда Рагнар выбрался из-за стола, нормально передвигаться он не мог чисто физически. В результате отправились они не сразу после обеда, как планировали, а часа через два, немного отойдя от шока, вызванного избытком пищи. Хорошо еще, что молодые организмы достаточно легко справились с последствиями переедания, да и спешить им особо было некуда. Заказчик ожидал посредника дня через два, и волноваться, как они решили, не будет. Так, в общем-то, и получилось.
        Однако прежде, чем они ушли, пришлось выдержать еще один разговор по душам. Когда Рагнар с Ирией уже возились, строя пентаграмму, в кустах раздался шелест. Ирия развернулась мгновенно, кладя руку на эфес шпаги, а правой нашаривая трофейный пистолет, который сунула за пояс сзади. Рагнар не торопился. Тот, кто смог подобраться незамеченным, и шумнул в самом конце, явно хотел, чтобы его обнаружили. Логично, в общем-то - людям свойственно пугаться, а в таком состоянии слишком легко натворить что-нибудь, о чем потом будешь жалеть. Выстрелить, к примеру. А так, находясь на почтительном отдалении, дать понять, что ты здесь - это нормально. Именно поэтому на шум он обернулся не слишком торопясь, после чего удивленно поднял брови.
        - Веста? Ты что здесь делаешь?
        Оборотниха вылезла из кустов, нагло посмотрела на него и выдала:
        - Одеваюсь.
        - То есть?
        - Ну, вы же сами сказали, что мне идет платье… милорд.
        Вот так. Уже не шипим, не скалимся, до милорда дошла… Интересно, что ей нужно? Однако задать сей вопрос Рагнар не успел - Ирия опередила. Веста покосилась на нее, забавно, совсем по-детски шмыгнула носом и ответила, обращаясь все же к мужчине:
        - Возьмите меня с собой…
        - Не понял.
        - А чего тут понимать? - из пай-девочки тут же вылез подросток в самом разгаре переходного возраста. Разве что клыками не сверкнула. - Я ж тут с тоски мхом обрасту и тиной покроюсь. Нельзя же всю жизнь в лесу сидеть!
        - А, позволь спросить, - это более практичная Ирия, моментально оценив ситуацию, влезла, - зачем ты нам?
        - Могу убираться, могу готовить, могу и убивать.
        - А ты пробовала?
        - Нет… Но я смогу, честно!
        Ирия явно хотела что-то сказать, наверняка в своей типичной ехидной манере, но Рагнар, не желающий сейчас обострять ситуацию, предостерегающе поднял руку:
        - Значит, так, - он дождался, когда взгляды женщин сойдутся на его скромной персоне. - Мы посовещались - и я решил. Сейчас, в данном конкретном случае, ты для нас будешь обузой. И не открывай рот, чтобы пообещать скромненько постоять в сторонке. Во-первых, тем, кто пытается отсидеться, первым и прилетает, а во-вторых, все равно не вытерпишь, я знаю. Поэтому мы придем… через некоторое время. Если к тому моменту не раздумаешь - возьмем с собой. В конце концов, ученики, чтобы хвост заносили на поворотах, нам не помешают. Все, возражения не принимаются…
        То, что «некоторое время» понятие относительное, способное растянуться на десятилетия, он, разумеется, не сказал. Ирия поняла, а девочка успокоилась. Ну, вот и ладненько, мысленно усмехнулся некромант, и, вполне доброжелательно (ух, как она покраснела, когда ей галантно поцеловали руку, хотя это был всего лишь жест вежливости, нормальный в высшем обществе) попрощавшись с Вестой, решительно вернулся к прерванной работе. Ну, в самом деле, тут на носу такое… приключение! Рагнар вновь мысленно рассмеялся. Все, кто его знал, считали, что он - холодный и черствый тип, озабоченный лишь деньгами и женщинами. А кто в его возрасте ими не интересуется? И мало кто знал или хотя бы подозревал, что за маской бесстрастного некроманта прячется авантюрист и искатель приключений. Отец, Ирия, Эллен, брат с сестрой - и, пожалуй, все. От остальных его отделяла словно приклеившаяся к лицу маска, под которой так удобно прятаться. В свете таких раскладов, к чему ему проблемы еще и с этой дикой лесовичкой?
        На этот раз Дорога Некроманта вывела их в чистое поле, совсем рядом с небольшим особняком. Хорошо еще, никто не видел. Вроде бы… Мысленно выругавшись за свой промах - выйти они должны были в двух лигах отсюда, - Рагнар спешно погасил тоннель и, пригибаясь, нырнул в высокую, колосящуюся рожь. Теперь им предстояло охотиться на самое страшное чудовище. На человека. Не хватало еще, чтобы из-за его ошибки их перехватили. Однако минуты шли - а охраны, которая просто обязана уже мчаться по их душу, не было. Вроде бы пронесло…
        - Стоять. Руки держать на виду.
        Голос за спиной был тих и спокоен, что лишний раз убеждало: его обладатель запросто может устроить незваным гостям серьезную пакость. Вплоть до фатальной, скорее всего. Оспаривать приказы, отданные таким тоном, не стоило. Хотя бы до выяснения того, с кем имеешь дело.
        - Повернуться можно? - недовольным тоном поинтересовался Рагнар, поднимая руки вверх.
        Неизвестный собеседник даже тона не изменил:
        - Не вижу смысла. Аккуратно, двумя пальцами достаньте оружие и бросьте его на землю. Вот так, молодцы. А теперь руки на затылок, вперед и без глупостей.
        - А то что? - в голосе Ирии звучали презрительные нотки.
        - А то, милая барышня, я прострелю вам ногу, и ваш… товарищ понесет вас на руках.
        - Оно того стоит, - задумчиво отозвалась девушка, но дурить не стала и молча пошла вперед.
        Рагнар шагал рядом, путаясь ногами в стеблях и мысленно обещая себе, что как только этот умник окажется в его руках, он… Что с ним можно сделать, Рагнар еще не решил - выбор был достаточно богатым, а фантазия некромантов в подобных делах вошла в поговорку задолго до его рождения.
        Вблизи особняк оказался довольно обшарпанным и явно видавшим лучшие годы. Впрочем, не настолько уж он имел потрепанный жизнью вид, чтобы в нем не жить. Рагнару уже доводилось видеть подобное - убого снаружи, но невероятно уютно внутри. Вот только оценить данное обстоятельство пока не очень-то получалось - встретивший их на пороге тип явно не был настроен приветствовать незваных гостей.
        - И кого это ты привел? - громогласно поинтересовался он. Тембр голоса у него был интересный, больше всего подходивший под определение «писклявый бас». Как это может сочетаться, Рагнар не понимал, однако от фактов не сбежишь.
        С интересом посмотрев на новое действующее лицо, он пришел к выводу, что и без своего выдающегося голоса сей индивидуум заслуживает внимания. Этакая слегка разожравшаяся помесь гориллы и медведя, которой богатый камзол шел не более, чем крестьянину балетная пачка. А вот представить его в накидке из шкуры леопарда или в юбочке из пальмовых листьев да с копьем в руках, как варвара с каких-нибудь экзотических островов, получалось вполне.
        Живое воображение Рагнара мигом дорисовало все остальное, в том числе и то, что из-под юбки вывалится, если ее обладатель, скажем, упадет. Получилось настолько реалистично, что некромант не удержался от смешка, и это, разумеется, не осталось незамеченным. Писклявый развернулся с грацией закованного в неподъемные латы рыцаря и, не спеша подойдя к Рагнару, посмотрел на него сверху вниз. При росте мага, это редко кому удавалось, но рядом с этим чудом природы даже отнюдь не маленький Рагнар как-то терялся.
        - Ба-а! Какой красавчик! И что веселого ты разглядел? - во весь рот ухмыльнулся он. И тут же, без предупреждения, ввинтил свой кулак в живот пленному. Рагнар успел напрячь мышцы живота, но это мало помогло - здоровяк даже не заметил столь жалкой попытки. Посмотрев на корчащуюся в тщетной попытке хотя бы вдохнуть жертву, он презрительно сплюнул. - Еще раз ухмыльнешься - вечером на одной койке твою девку разложим, а на второй тебя самого. Есть тут у нас пара… любителей.
        - А если… не ухмыльнусь… - слова получалось выдавить с трудом, но если не дышать, то терпимо. Подавить боль и обойтись несколько минут без воздуха для некроманта довольно просто.
        - То только ее, - серьезно ответил писклявый и, потеряв интерес к стоящему на коленях пленному, перевел взгляд на того, кто их привел. И это было ошибкой, нельзя недооценивать противника, тем более того, которого не знаешь. И в особенности некроманта, вдобавок разозленного как болью, так и тем, как этот урод собирается обойтись с его напарницей.
        Гениталии не накачаешь - эту нехитрую мысль до Рагнара когда-то довел его учитель по рукопашному бою. На первом же занятии, весьма доходчиво и болезненно. И - большое ему за то - спасибо - поста-вил мальчишке удар. С того времени прошло немало лет, но в правдивости слов наставника Рагнар, общаясь с людьми, имел возможность убедиться неоднократно. Все-таки не зря отец нанял не кого-нибудь из помешанных на правилах и чести признанных мастеров, а человека, способного научить эффективно давать отпор в любых условиях. Вот и сейчас все получилось, как надо. Кулак ударил расслабившегося здоровяка точно и четко, снизу вверх, как учили, и тот, пискнув на сей раз вполне объективно, сложился вдвое. Все, фальцет человеку обес-печен.
        Вторым движением, столь же быстрым и выверенным, Рагнар отправил пострадавшего в глубокий нокаут. Урок человеку - не стоит без крайней нужды связываться с Охотником. Даже без повышающей скорость реакции алхимической дряни, которую так обожают начинающие специалисты по нежити, Рагнар вполне способен был двигаться быстрее обычного человека. Да и вообще, слабые в эту профессию не идут.
        Не стоять! Перекатившись в сторону, Рагнар вскочил, разворачиваясь, и увидел, наконец, того умника, что взял их в плен. Абсолютно невзрачный человечек, кстати. Впрочем, профессионалу особые приметы вообще противопоказаны. И сейчас он был очень, очень занят.
        Ирия варить ускоряющие эликсиры тоже умела, но старалась ими не пользоваться. «Мне еще рожать», так она это аргументировала, и Рагнар считал, что ей виднее. Но и без них она была очень быстра, да и действовать начала моментально. Все-таки давно и крепко сработанная пара - это многое значит, то, что Рагнар атакует, девушка поняла едва ли не раньше, чем он нанес удар. Ситуацию же - где стоит противник и из чего в них целится - она оценила уже давно, благо обостренные, спасибо предку-эльфу, обоняние и слух никуда не делись. И, соответственно, как только держащий ее на мушке человек начал разворачиваться в сторону разгорающегося безобразия, одним быстрым пинком увела ствол его пистолета в сторону.
        Пневматическое оружие лишь негромко хлопнуло, отправив пулю в неизведанные далека, после чего улетело в сторону от второго удара. Правда, сразу после этого Ирия словила в челюсть и на некоторое время оказалась выключенной из диспозиции, потому как способна была лишь сидеть, аккуратно сведя глаза к переносице, и кое-как воспринимать реальность. Однако на самом деле это уже мало что значило, поскольку в ударившего ее, словно выпущенный из катапульты снаряд, врезался Рагнар, и с восторгом подмял более мелкого и легкого противника.
        Их схватка была короткой, как и положено для разговора необремененных условностями профессионалов. Рагнар заработал ссадину на скуле и получил вскользь по ребрам. Его противник отделался «всего-навсего» разбитой гортанью и теперь медленно умирал, тщетно пытаясь протолкнуть в легкие хотя бы молекулу живительного газа. Впрочем, его мучения некромант прервал моментально, ударом сапога размозжив человеку голову. А вот не надо в спину целиться, урод!
        - Жива? - Рагнар склонился над Ирией. Вопрос был риторический, но девушка все-таки кивнула. Рагнар поморщился и закатил ей несколько несильных оплеух.
        - Да жива я, жива, отстань.
        - Не отстану - времени нет. Бери оружие - и вперед, а то сейчас толпа прибежит.
        - А этот…
        - Ах, этот, - Рагнар посмотрел на все еще не пришедшего в себя здоровяка, вздохнул и повторил с ним процедуру, которую проделал с его товарищем. Ничего личного, просто мертвецы без помощи некромантов не кусаются, а единственным некромантом здесь Рагнар не без основания считал себя. И потом… Незачем было хамить.
        - Не жалко?
        Вопрос был риторическим, но подруге Рагнар ответил:
        - Ни на грош. Ты же слышала, какие у этого чудика планы были? И ведь ни словом не соврал. А кто первый правду сказал - тому и вечная память. Ну что, пошли?
        - Да иду уже, иду.
        В дом они вошли просто и нагло, через дверь. И почти сразу наткнулись на какого-то типа, которого Рагнар никогда ранее не видел. И не увидит, потому что пистолет в руке Ирии, на полсекунды опередив самого некроманта, тихонько пшикнул струйкой пара, и голова бедолаги разлетелась вдребезги. Труп, непригодный более даже для примитивного допроса, осел на пол. Ну и хрен с ним, тем более что, судя по одежде, ничего особенного при жизни этот человек не представлял. Так, слуга или охранник. Расходный материал…
        В следующие несколько минут они организовали еще три свежих трупа, после чего, собственно, и вошли в кабинет хозяина особняка. Рагнар выстрелил с порога, дважды - собственно, помимо барона Ле Сото, которому принадлежал этот дом, в кабинете находились еще двое, и они гостей не интересовали. Надо будет - некромантией воспользуются. Так что барон лишь хлопал глазами, не вполне еще освоившись с изменениями, произошедшими в его тихой, уютной реальности, а Рагнар уже вытряхнул покойных из кресел, галантно предложив одно из них даме. Та села, не чинясь, и не на миг не выпуская Ле Сото из-под прицела. Некромант занял соседнее, попутно убедившись, что не забрызгал его мягкую кожу каким-нибудь непотребством вроде чужой крови или мозгов. Усмехнулся, сунул пистолет за пояс, а вместо него достал тонкий кинжал и принялся осторожно поправлять аристократически-длинный ноготь мизинца, слегка поврежденный в драке. Барон следил за его руками как завороженный.
        - Мода - это, конечно, здорово, - резюмировал, наконец, маг, и, отчаявшись восстановить потерю, решительно обрезал ноготь, приведя его в одно состояние со всеми остальными, - но очень непрактично. Знаешь, Ир, откуда пошла манера его отращивать?
        Ирия, конечно, знала, но подыграла товарищу, отрицательно помотав головой. Рагнар вздохнул:
        - А ведь придумали его давно, и пользовали вместо зубочисток. Жутко негигиенично, да… Сейчас вроде бы уже давно такой ерундой не занимаются, а мода все равно то и дело возрождается. И неудобно вроде, и все равно отращиваем… Воистину, нет предела человеческому маразму. Да, здравствуйте, дядя Пьер.
        - Э-э… Вы кто такие вообще?
        - Как, вы меня не узнаете? - Рагнар удивился. Почти искренне, стоит признать. И даже бровь заломил так, что не подкопаешься. - Странно, а вот я вас отлично помню. Вы с моим отцом… Впрочем, мне тогда было всего десять лет, с тех пор я немного изменился. Рагнар Тассу, к вашим услугам.
        - З-здравствуй… те…
        Судя по тону, барон не только моментально понял, кто перед ним, но и сообразил, чем их встреча может закончиться. Это радовало. Не требуется распинаться, объясняя всякую ерунду. Рагнар аккуратно придвинулся вместе с креслом к самому столу. Барон, напротив, отшатнулся, сообразив, видимо, что из этой позиции молодому некроманту достаточно лишь немного наклониться вперед да протянуть руку, чтобы схватить его за горло. Болван, для того, чтобы свернуть ему шею, Рагнару не требовалось вставать, достаточно небольшого мысленного усилия. Покрутив в пальцах кинжал, он внезапно глубоко загнал его прямо в полированную столешницу и, нагнувшись вперед и глядя в глаза Ле Сото, спросил:
        - Итак, барон, какую компенсацию вы мне предложите? Нет-нет, удивляться не стоит и возмущаться тоже. Вы решили вытеснить моего отца из бизнеса. От других компаньонов вы уже отделались, кого запугав, кого просто… устранив. С графом Тассу эти фокусы не проходят - и вы решили пойти другим путем. Сделать добычу меди для него убыточной - потом, мол, сам уйдет. И не стоит возмущаться, я знаю, что это так, и вы знаете, что я прав. Я знаю, что вы знаете, что я знаю… Не правда, ли, интересная тавтология? Стряпчих здесь нет, в кабинете, как видите, только вы и я. Ну и моя дама, которая, случись нужда, с удовольствием отрежет вам уши. А может, пальцы… Так что, мы будем обсуждать компенсации за потерянную прибыль и хлопоты, или перейдем сразу к ушам?
        Из особняка они вышли через час, став чуть-чуть, самую малость богаче. На небольшой оловянный рудник и столь же незначительную, хотя и позволяющую жить безбедно пару лет сумму банковскими векселями. В обмен они дали барону тоже самую малость - жизнь и обещание не доводить до графа нюансы ситуации. Просто потому, что он-то слова не давал, и даже если не оторвет башку излишне жадному партнеру, то репутацию испортит напрочь. Хотя бы даже из принципа. А это - потеря доверия у себе подобных и разорение. Так что еще легко отделался барон, а охрану новую наберет, таких олухов на любом рынке гривенник дюжина, серебрушка - ведро.
        - Мерзость какая, - Ирия зябко шевельнула плечами. Медленно опускающееся солнце, конечно, грело не так, как в полдень, но все равно обеспечивало вполне комфортную температуру, так что жест был исключительно нервным.
        Рагнар безразлично кивнул:
        - Смотри на вещи шире. В нашем деле, не извалявшись в грязи, ничего не заработаешь.
        - Я бы лучше в настоящую грязь плюхнулась. Такое чувство, будто… будто…
        - Будто в выгребной яме сидели, аккурат когда сверху кто-то гадит, - сформулировал Рагнар. - Ерунда. Что будем с приварком делать?
        - Ну… Знаешь, рудник все равно завязан на твоего отца. Пускай управляющего даст толкового за процент от прибыли, а то я в вашем рудном деле ничего не понимаю.
        - Стыдно признаться, я тоже, - вздохнул Рагнар. - Никогда мне финансовое дело толком не давалось. Это не мечом махать, тут думать нужно.
        - А то я не знаю, - хмыкнула Ирия. - То есть ты согласен?
        - Разумеется. Как применить деньги, мы и сами найдем, а с недвижимостью ты права.
        - Ну и ладненько. Открывай тогда Дорогу, я хочу переночевать в доме, а не среди полей, вокруг холмов. Романтика хороша в меру…
        Отцовский замок напоминал растревоженный улей. От тихой и размеренной провинциальной жизни не осталось и следа - народ бегал по двору, словно каждому в задницу вставили по меньшей мере ведерную клизму. На открывшийся в какой-то сотне локтей от ворот туннель никто и внимания не обратил. Эка невидаль - Дорога Некроманта. Граф их сам если не каждый день, то хотя бы раз в месяц точно открывает. А потому даже мальчишки особо не заинтересовались, и уж тем более взрослые, у которых, как всегда, куча дел и важнее, и приземленнее.
        Над самым замком висел дирижабль, сбросив причальные и грузовые канаты. Это уже вообще ни в какие ворота не лезло, один хороший порыв ветра - и нежный корпус воздушного гиганта распорет о крышу какой-нибудь башни. Однако же висел, и Рагнар, умеющий управлять воздушным судном, отлично понимал, каких усилий Милли стоит удержать его в неподвижности. По грузовым канатам шустро поднимались какие-то тюки… А потом дирижабль внезапно начал подыматься, разворачиваясь, и взял курс на восток. Очень интересно…
        - Мама… - пискнула Ирия. Ну да, правильно, наверняка она думала прямо сейчас идти к ней, а тут вдруг раз - и все, улетела бравая капитанша.
        Рагнар непонимающе пожал плечами:
        - Давай-ка, пошли. Что-то здесь не то.
        Ирия кивнула, и напарники пошли к замку, едва сдерживаясь от того, чтобы сорваться на несолидный бег. И уже через пять минут Рагнар вновь сидел в кабинете отца, на сей раз вместе с Ирией.
        Рассказ, краткий и предельно сжатый, о том, что оборотни досаждать больше не будут, отец выслушал вполуха. Так же, как и информацию о том, что сын по случаю приобрел кое-какие активы и желает влить их в семейное дело. Только кивнул и сказал, что разберется, после чего дал, наконец, ответ на вопрос, что здесь, собственно, происходит.
        - Эллен украли, - этими двумя словами объяснялась вся творящаяся вокруг суета.
        Рагнар удивленно приподнял брови:
        - Кто, когда и зачем?
        - Хотел бы я знать, - вздохнул отец. - Кто-то, сумевший послать за ней дирижабль.
        - Ну, это многие могут, - пожал плечами Рагнар.
        - Военный, модели «Сокол»?
        - Папа, ты отстал от жизни. Эту модель снимают с вооружения, причем уже давно, и сохранившие достаточный ресурс машины распродают в частные руки задешево. Сам подумывал купить, да денег жалко. А потому - кто угодно. Давай подробности.
        - Подробности… Подробности ему! Если бы я сам знал. Сегодня Эллен вышла к завтраку совершенно как обычно. Да, она была самую малость расстроена, но девочка в таком состоянии уже давно. Не хочет она к королю ехать.
        - Я бы и сам не хотел, - вновь пожал плечами Рагнар.
        - Во-во. И ничего особенного не было. А на обед она не пришла, но это тоже нормально - на кухне сказали, что Эллен взяла с собой корзинку с едой и поехала к реке. Ну, у вас там было какое-то любимое место, ты сам помнишь.
        Рагнар кивнул. Было, с детства. Они там часто бывали втроем - он, Ирия и Эллен. Красивое нагромождение валунов, почти что скал, небольшая пещерка, в которой можно укрыться от дождя, замечательный вид на реку и, главное, там отлично клевала рыба, а они, все трое, были в детстве заядлыми рыбаками. Сейчас Рагнар с Ирией повзрослели, у них интересы стали больше и разнообразнее, а Эллен по-прежнему обожала сидеть с удочкой. Неудивительно, что ее отлучка не вызвала удивления.
        - И что дальше?
        - Хватились ее ближе к вечеру, но найти не смогли. И магический поиск ничего не дал. Сам понимаешь, что это значит.
        Рагнар снова кивнул. Понятное дело, что. Или сильный маг рядом, который блокирует заклинание поиска, или соответствующие амулеты. Которые тоже просто так не купишь - и потому, что дорогие, и потому, что делаются на заказ, индивидуально под каждого владельца, подгоняясь под особенности его ауры.
        - А с чего вы решили, что тут замешан дирижабль?
        - Дети видели, как он взлетал как раз в том направлении, только чуть дальше. По времени вскоре после того, как Эллен дошла до места. Один из мальчишек бредит небом, все силуэты знает, ошибиться не мог. Это выяснилось буквально пару часов назад, и я немедленно начал готовить погоню.
        - Гм… Ты, конечно, извини, но при всем моем уважении к Милли, «Сокола» ей не догнать. Он все же пускай и старая, но военная машина. Это совсем другие обводы и куда более мощные двигатели. Даже если он не модернизирован, в отличие от нашего, скорости окажутся в лучшем случае равными. А у них уже часов десять форы.
        - Это если не знать, куда и как лететь, - усмехнулся отец. - Парнишка оказался наблюдателен, смог засечь курс. Судя по всему, они пойдут над Восточным перевалом. Сейчас там сильнейшие встречные ветры.
        - Сейчас в горах везде встречные ветры.
        - Во-во, так все и думают. А Милли точно знает: вот здесь, - кончик отцовского карандаша уткнулся в карту, - особенности рельефа таковы, что ветер где боковой, а где и попутный. Риск, конечно - чтобы воспользоваться им, придется идти на минимальной высоте, и о скалы растереть может запросто. Но Милли - лучший пилот из тех, кого я знаю, этим маршрутом она уже ходила, так что справится.
        - Это хорошо, это радует, - влезла, наконец, давно пытающаяся вставить слово Ирия. Граф посмотрел неодобрительно, однако Рагнар успокаивающе поднял руку, и отец промолчал. Ободренная девушка тут же продолжила: - Вопрос только, куда ее вообще везут. И зачем.
        - Насчет зачем два основных варианта, - поморщился граф. - Или она сама сбежала, настолько не хочет в Разинкорф, или ее похитили. Как подвариант, в чем-то убедили.
        - Сбежала… Я бы на это не ставила.
        - Это почему? - отец и сын задали вопрос одновременно и удивленно переглянулись.
        - Ну-у… Я все-таки женщина.
        - Гм…
        - Рагнар, давай не будем уточнять частности. Просто я лучше вижу, как она на тебя смотрит. Это ты у нас Охотник со стальными… э-э-э… всем, что можно и нельзя. Поэтому плюешь на других с башни замка и не замечаешь очевидных вещей. Эллен смотрит на тебя совсем не как на брата, поверь. И, убеждена, имеет на тебя совершенно определенные планы. Конечно, теоретически она может решить спровоцировать тебя на активность, бревно ты бесчувственное, однако сомневаюсь. Она в том возрасте, когда делают глупости, но еще не в таком, в котором решаются на дурь столь масштабную. И в любом случае дирижабль - это уже далеко за пределами ее возможностей. Конечно, могли совпасть побег и похищение, но что-то мне не верится.
        - Вот так, - отец посмотрел на Ирию с некоторым уважением, чего ранее за ним не замечалось. - Уела. И меня, и тебя, сын. А ведь сама еще сопля соплей…
        Ирия, судя по ее лицу, возмутилась, но благоразумно промолчала, наверняка добавив себе в глазах графа пару-тройку баллов. Рагнар же поспешил немного сгладить углы, переведя разговор в конструктивное русло:
        - Хорошо, пускай так. Ее похитили. Но кому это нужно? Королю?
        - Сам теряюсь в догадках, - граф побарабанил кончиками пальцев по столу. - Ты отлично знаешь: мы можем не соглашаться с его решениям, не упустим своего, но если идет конкретный приказ, наш род Короне лоялен всегда. И там, наверху, это знают. Зачем им обострять?
        - Но сбрасывать со счетов не стоит.
        - Не стоит, ты прав. Но есть и иные варианты. Совершенно непросчитываемые пока - у нас просто недостаточно информации. Поэтому, я считаю, тебе надо с этим разобраться.
        - Нам.
        - Конечно, нам. Вот только, Рагнар, пойдешь именно ты. Если готов, конечно.
        Маг задумался, а потом признал, что логика отца совершенно правильная. Беготня - дело молодых, а главные силы должны находиться в готовности нанести один-единственный сокрушительный удар. А в том, что удар будет, и гадать не стоило. Здесь уже задеты честь семьи и деловые интересы - если граф не оторвет голову обидчику, его рейтинг в глазах партнеров упадет, а с ним и денежные потоки.
        - Хорошо. Ирия, собирайся. Хотя нет, стой. Вопрос: куда нам отправляться?
        - Вот сюда, - отец вновь указал карандашом точку на карте. - Роза ветров такова, что их дирижаблю придется идти здесь. Через эту точку они пройдут обязательно. Так что, если Милли их к тому времени не догонит…
        - Я их ссажу с неба, как комара, - холодно закончил Рагнар. - Военные дирижабли заправляются негорючим газом, так что не взорвутся.
        - Хорошо.
        - И лучше бы она их не догнала. Во-первых, хотя ее машина вооружена более чем прилично, «Сокол» все же создавался для боя и может преподнести сюрприз. А во-вторых, там может оказаться действительно сильный маг, который пробьет даже твои амулеты.
        - Я об этом тоже подумал, а потому отправил с ними Карела.
        - Прости, но при всем моем уважении, он тоже далеко не архимаг.
        - Думаю, Милли понимает расклады не хуже тебя. Ладно, идите.
        - Уже. Единственно… Пап, расстояние приличное, а я сегодня уже наколдовался.
        - Я открою Дорогу, - кивнул граф. - Собирайтесь.
        Тоннель, пробитый старым некромантом, был намного шире и стабильнее того, который мог открыть сам Рагнар. Последнее выражалось в том - числе и в цвете стенок. Более всего они напоминали чуть светящийся серый камень - огромная плотность не позволяла краскам изнанки миров проникать сюда. Все же, несмотря на возраст, граф мог выдать намного большее усилие, чем его сын, и пробиться так далеко, как Рагнару оставалось лишь мечтать. При крайнем напряжении сил он смог бы пробиться даже на соседний континент. Впрочем, сейчас такое самопожертвование не требовалось.
        Нагруженные так, что практически скрывались под вещевыми мешками, охотники вышли из тоннеля, который, мигнув, закрылся за их спинами. Пожалуй, все то, что они взяли, им не потребуется, но мало ли. По расчетам графа (точнее, Милли, но сейчас это одно и то же), чужой дирижабль появится здесь в первой половине дня, завтра. Можно было переночевать в замке, но все же лучше не рисковать. Мало ли, вдруг чужой дирижабль окажется шустрее, чем предполагалось. Или же ему просто очень повезет. Раз так, лучше подготовиться, да и открывать тоннель лучше засветло. Несмотря на то, что считается, будто ночь - друг темных магов, адепты этого учения все же предпочитают работать при нормальном освещении.
        Формально сейчас стояло лето, но в предгорьях было довольно прохладно, а потому друзья не пожалели времени и сил, чтобы поставить палатку и разжечь костер. Хорошо еще, с топливом проблем не оказалось - на карте, выданной отцом Рагнара, обозначен был небольшой выход каменного угля. Довольно паршивенького качества, правда, ну да им тоже не сталь варить. Горел же он вполне прилично, жарко, и этого с точки зрения ночевки было вполне достаточно.
        Вот и все, в принципе. К тому времени, как догорел закат, лагерь был обустроен и даже ужин приготовлен. Конечно, они поели в замке, но работа на свежем воздухе обостряет аппетит. Да и готовить там было… Откровенно говоря, просто разогреть то, что взяли с собой. Словом, ерунда.
        Вот за ерундой их и накрыли.
        Вначале Рагнар почувствовал, как по спине будто пробежала тонкая струйка холодного, словно лед, ветра. Потом кожу на груди словно обожгло - маленький амулет, который призван обнаружить чужое воздействие. Это куда надежнее и энергетически выгоднее, чем держать постоянно щиты. Потом чуть заметно завибрировало кольцо на пальце - безделушка из не слишком качественного серебра выполняла ту же роль, что и амулет на шее, дублируя его.
        Итак, что мы имеем? Чужая магия, не темная и не светлая - просто неструктурированная. Определять подобное его учили, и по всему выходило, что кто-то сейчас пытается наложить на него заклинание. Какое - неясно, и делается работа не то чтобы халтурно - скорее, просто неумело. Мастер дозирует свои действия так, что их не почувствуешь, а здесь силы вложено куда больше, чем нужно. Рагнар аккуратно наложил на себя и Ирию защиту - теперь пускай давит хоть до одури. Неумехи, пускай даже сильные, нейтрализуются довольно просто. Остается лишь определить, кто это здесь такой злополучный, и оторвать ему голову.
        - Ты чувствуешь? - негромко спросил он напарницу.
        - Ага, - усмехнулась девушка и сладко-сладко потянулась. Тот, кто за ними наблюдал, видел разве что ее формы, а вот сам Рагнар четко зафиксировал, что и позу девушка переменила так, чтобы при нужде без помех вскочить, и в левой руке появился невесть откуда охранный амулет. Все правильно, она не Рагнар, который в любой момент выставит целый веер мощных щитов, для нее амулеты понадежнее будут.
        - Откуда? - Слабость в магии не всегда минус. Ирия, к примеру, куда тоньше чувствовала направление магических потоков, и они уже не раз это использовали.
        - Слева, точнее определить не получается. Широким лучом накрывает. Боги, что за дилетант!
        - Зато сильный, - злобно прошипел Рагнар. Текущий по спине холод все более раздражал. - Можешь определить, чем бьет?
        - Общее парализующее, работает по формуле Гарраска… вроде бы.
        - Ну, вот с ним он сейчас и познакомится. На счет три. Поехали!
        Тот, кто пытался навести на них заклинание, призванное обездвижить сидящих у костра путников, наверняка не ожидал, что его же силу швырнут в него самого. Со стороны это, наверное, выглядело эффект-но. Синхронно, как и положено сработавшейся паре, сидящие у костра мужчина и женщина перекатились в стороны, а там, где они сидели, возникло, будто из ничего, переливающееся огнем вогнутое зеркало. Тот, кто способен видеть Силу, мог полюбоваться еще и феерией магических потоков, внезапно изменивших свое направление и сгустившихся в фокусе отражения в клокочущий шар. А потом все это безобразие отправилось прямехонько в сторону, откуда производилась атака.
        Грохнуло так, что у Рагнара заложило уши, а затем по многострадальным органам слуха ударил дикий, режущий вопль. Вряд ли нападающий серьезно пострадал от собственного заклинания, это был гнев оскорбленной силы. И с этого момента игры в прятки кончились, и схватка пошла в открытую.
        Прямо в центр костра ударила ветвистая сиреневая молния, не раскидав его, а просто заставив пламя взметнуться до небес. Ну, это он в сердцах, не подумавши, мелькнула в голове у Рагнара мысль. Второй удар получился более прицельным, и наиболее опасного противника нападающий выбрал правильно. Оставил Ирию в покое, обрушив всю мощь на некроманта. С восторгом лупил, так, пожалуй, и убить можно, однако Рагнар хорошо помнил одну из основных заповедей боевых магов. Не стой на месте, непрерывно перемещайся, на это уходит меньше сил, чем на отражение чужой мощи своими щитами. Здоровенный валун разлетелся на куски в тот момент, когда некромант был уже в десятке локтей от него и, хотя один из осколков все-таки догнал и чувствительно приложил его по спине, ущерб получился, скорее, моральным. Зато противник окончательно обнаружил себя, и теперь можно было его рассмотреть во всех подробностях. Магическим зрением, разумеется.
        Действительно, махровый дилетант. Щиты примитивные, такие ставят мальчишки первого, край второго года обучения. Но силы в них влито столько, что иной архимаг позавидует. Проломить их, во всяком случае, сейчас, не получится и у кого посильнее Рагнара. Однако это и минус, энергию щиты жрут капитально. При этом рассчитаны они на противодействие чистой энергии. Что же, мальчик, а сейчас мы поиграем!
        Рагнар нырнул за очередную скалу, резко остановился, выставил щиты. Почти такие же, как его противник, только не отражающие, а отклоняющие удары. Шевельнул пальцами и приступил к работе, не обращая внимания на то, как забарабанили по невидимой броне выбитые очередной молнией камни. Сейчас отвлекаться было нельзя.
        Некротические заклинания считаются и слабее, и медленнее, чем у обычных, классических магов. Вот только щиты против них тоже требуются совсем иные. Поставить их, конечно, может любой стихийник. Если знает, как. Этот не знал.
        Заклинание строится в голове, но движения рук все равно есть - так проще. И светится перед глазами, выстраивается в аккуратную картинку астральная проекция. Отец справился бы и без визуализации, Рагнар же такого уровня пока не достиг. Впрочем, это ненамного замедляет работу. Шевелятся пальцы, оставляя в воздухе тонкие, слабо мерцающие нити, и сейчас любой, даже несведущий в магии человек, вглядевшись, поймет, что перед ним. Но для этого надо подойти, встать совсем рядом - а враг по-прежнему лупит издали. Обычные щиты он уже давно пробил бы, как растер в щебенку торчащую перед некромантом скалу. Но в поставленную Рагнаром защиту практически невозможно попасть прямо, а скользящие удары лишь сотрясают ее и, отклоняясь, уходят в землю, либо дробят в порошок торчащие вокруг камни. А пальцы все продолжают шевелиться, плетя свою паутину…
        Готово. Рагнар не удержался от того, чтобы полюбоваться на дело рук своих. Перед ним в воздухе висело, чуть заметно переливаясь, человеческое сердце. Не настоящее, разумеется, а его астральная проекция. Сердце как сердце, немного испорченное всякими излишествами, сосуды чуть подзабиты… Не все ли равно? Некромант усмехнулся, протянул руку, взял его в кулак - и сжал.
        Вопль был такой, что, казалось, вздрогнули скалы. Из-за камней выметнулся невероятной силы огненный столб - и ушел куда-то в сторону. А потом появился и человек - огромный, на две головы выше Рагнара, широкий, словно шкаф. Замер на несколько секунд - и рухнул. Его сердце еще трепыхалось в руке некроманта, но это уже была агония. Впрочем, на всякий случай… Рагнар еще раз сжал кулак - и проекция вдруг осыпалась мелкой светящейся пылью. Вот, в сущности, и все. Он опять победил.
        Легкая усталость накатилась, словно вода, но Рагнар согнал ее усилием воли. Поднялся на ноги, чуть размял их и пошел к трупу врага. Тут же споткнулся, едва не упал и выругался - магическое зрение позволяло неплохо видеть противника, но все остальные предметы вокруг он различал даже хуже, чем без него. В темноте - так и вовсе почти не видел. Учитывая, что глаза еще не отошли от подсветки, которую устроил швыряющийся молниями дилетант, оно и неудивительно. Пришлось зажечь магический факел. Чуть в стороне такой же, разве что немного потусклее, зажгла Ирия.
        Неизвестный маг лежал на спине, и лицо его было сведено предсмертными ужасом и болью. Уж это было несложно различить, даже несмотря на огромную неопрятную бороду. Как, впрочем, и многочисленные шрамы на темной, продубленной горными ветрами коже. Одежда простая, домотканая, хоть и украшенная непонятными узорами. Высокие сапоги с толстыми, но мягкими подошвами, плащ из шкуры какого-то неудачливого козла мехом внутрь - не пропускает воду, и тепло в нем, но воняет… На шее знак - косой крест, перечеркнутый стрелой, грубой работы, зато из золота. Рагнар осторожно поддел его кончиком шпаги, показал Ирии.
        - Узнаешь?
        - Нет. А что, должна?
        - А я тебе говорил - не убегай с урока купаться, даже если предмет неинтересный. Шаман какого-то из горных кланов. Теперь понятно, почему он так грубо и примитивно работал. Сил у них достаточно. В принципе, без отменного дара шаманом и не стать, очень уж они затратно работают с энергией. Школы, считай, никакой, практически самоучки. Обычно даже читать-писать не умеют. Что старший сможет на словах рассказать - тем и пользуются, да еще до чего-то своим умом доходят.
        - Значит, шаман горного клана… - задумчиво сказала Ирия, похоже, больше для того, чтобы поддержать разговор.
        - Ага. Правда, какого - демоны его разберут, этих дятлов здесь как грязи. Интересно, с какого перепугу он на нас напал?
        - Может, мы влезли на его территорию?
        - Тогда бы он сначала полез с угрозами. Нет, он напал на нас целенаправленно. Во здоровый кабан! Допросить бы его.
        Они помолчали несколько секунд, мечтая о несбыточном. Увы, поднять в качестве зомби и допросить мага или, как сейчас, шамана получится, только если он сам того захочет. На памяти Рагнара таких еще не встречалось, да и отец его о подобных случаях что-то не упоминал. А еще был какой-то нюанс, который Рагнар слышал на уроке и благополучно успел забыть, а сейчас тщетно пытался вспомнить.
        - Горные кланы, - повторила Ирия. - Это не их шаманы приручают и дрессируют глорхов?
        - Да, вроде бы… Проклятие!
        - Именно так, - кивнула девушка, разворачиваясь и беря шпагу наизготовку. Рагнар в точности повторил ее движение, становясь с девушкой спина к спине и досадуя, что сам не вспомнил этого. Между ними вспыхнуло, не обжигая и заливая все вокруг мертвенно-белым светом, магическое пламя. Опять Ирия постаралась, и правильно сделала. Теперь они будут видеть все вокруг, а их противников оно будет слепить. И мелькнули на границе освещенного круга, шарахаясь в темноту, чьи-то стремительные тени.
        Глорхи. Скальные падальщики. Жрут все подряд, предпочитая хорошенько протухшее мясо, но не брезгуя и барана завалить. Живут стаями в три-пять особей. До полутора локтей в холке. Будучи с детства воспитаны человеком, хорошо поддаются дрессировке. Абсолютно нечувствительны к магии. Все это вихрем пролетело в голове Рагнара вместе с осознанием того, что мельтешащие на границе видимости тени - это они и есть. Но почему шаман не натравил их? И почему они не бросились, пока имелась возможность? Не успели? Или…
        Что «или», додумать Рагнар не успел. Из темноты раздалось издевательское:
        - Эй, белая шамана, бросай железяки.
        - А не пойдешь ли ты? - громко поинтересовалась в ответ Ирия.
        Невидимый пока собеседник рассмеялся:
        - Красивый белый женщина будет убирать в мой дом и греть моя постель. Бросай железка! А то мой собачки завтра сходят тобой в кустики.
        - Эй, ты, а что ж сразу не выпустил их? - с усмешкой поинтересовался Рагнар. Противника он не боялся - да, глорхи опасны, но хорошая сталь валит их не хуже обычных волков. Скорее, некроманта распирало от желания выпустить кишки недоумку, который решил посостязаться с ним в мощи.
        - Патамушта умный, - отозвался горец. - Рваное Ухо говорить, я молодой, рано мне быть шамана. А я звери придержать - и теперь я шамана.
        Вот так, скучно до зевоты. Ученик, мечтающий занять место учителя, устроил так, что тому пришлось драться в одиночку против сильнейшего противника. Банально. А ведь атаки с двух сторон они могли и не выдержать. Оставалось прояснить нюансы.
        - Эй, как тебя там! Вы на нас вообще зачем полезли?
        - Люди с летающий лодка заплатить. Бросай железяка, мне надоесть держать собачки…
        Хе-хе, похоже, эти умники с дирижабля, увезшего Эллен, предусмотрительны. Понимали, где им предстоит лететь, рассчитали место, в котором можно опасаться засады. И уж точно не сказали этой пародии на мага, кто они такие. Ладно, пора.
        - Ир!
        Напарница понимала его с полуслова. Там, где секунду назад стоял шаман, внезапно на миг разверзлась земля - и тут же схлопнулась. Лишь короткий вопль и столь же короткий визг. Вот так, ломать защиту неграмотного, но куда более сильного противника девушка не стала, просто чуть-чуть раздвинула камни и тут же вернула их на место. Здесь, в горах, где трещины обычное дело, это куда проще, чем на равнине. Так что молодой шаман упокоился на несколько локтей ниже уровня грунта, прихватив, судя по звуку, с собой кого-то из глорхов. Остальные же… Рагнар, откровенно говоря, надеялся, что они разбегутся, но зверей, похоже, держали впроголодь. И, лишившись поводка, они мгновенно атаковали.
        Первого Рагнар встретил страшным рубящим ударом. Тяжелой шпагой можно рубить не хуже, чем прадедовским мечом, и визжащая тварь, похожая на волка, но более худая и длинноногая, покатилась в сторону, оставляя за собой широкий кровавый след. Второй некромант позволил, чуть отклонившись, проскочить и тут же быстрым ударом срубил башку. Развернулся, едва успев поймать на кинжал третью, распластавшуюся в длинном прыжке… Сзади безостановочно пшикал пистолет Ирии, потом раздался короткий вопль, и Рагнар, обернувшись, увидел, как девушка падает, и тут же ткнул шпагой прямо в пасть стоящего над ней глорха. Еще раз ударил, разваливая напополам очередного хищника - и понял вдруг неожиданно для себя, что противники кончились. Он опять победил, только какой ценой?
        Ирия лежала, неудобно подогнув ноги, рядом валялся разряженный пистолет. Не успела выхватить шпагу, говорил же ей не раз - она должна быть под рукой. Проклятие! Вся шея в крови, одежда на груди тоже. Глорх, скотина… Что задето? Рагнар упал перед девушкой на колени, но просто ничего не успел - Ирия открыла глаза, совершенно прозрачные от боли, шевельнулись сухие губы…
        - Мамочка, больно-то как, мамочка… - прошептала она и обмякла.
        Естественной реакцией человека в такой ситуации было бы начать метаться, хватаясь за все подряд, или же вовсе впасть в ступор. Целитель бы, возможно, попытался ей помочь, не потому, что это и впрямь необходимо, а просто из чувства долга. Как вариант, констатировать смерть, после чего смириться с неизбежным. Это норма и для обычного человека, и для светлого мага - но не профессионального некроманта. Да, сердце Ирии остановилось, но до смерти мозга у него оставалось не менее трех минут. Более чем достаточно… если повезет, конечно. И плакать сейчас решительно некогда.
        Пентаграмма. Ровно, как по линейке, в этом деле ошибаться нежелательно, и, поторопившись, можно поиметь нешуточных проблем. Хорошо еще, фигура требуется простейшая, как тогда, с демоном. Свечи. Не то барахло, которое он использовал в прошлый раз, а качественные, из старых запасов. Положить девушку в центр пентаграммы, тщательно сориентировав ее относительно углов. Распутывать шнуровку рубахи нет времени. Рывок - тонкое полотно разлетается, словно парус под ударом урагана. Из походного баула извлекается фляга, наполненная слабо светящейся жидкостью. Не совсем то, что надо, однако не та ситуация, чтобы перебирать харчами.
        Обильно полить рану, остальное влить в рот - хуже не будет. Все, готово. Сколько осталось времени? Он не смотрит на часы, и так понимает, что успевает, но совсем впритирку. Уже нет времени искать спички, палец касается ближайшей свечи, потом второй… Все! Подуть на обожженную кожу - как раз пока не засветятся красным огнем линии пентаграммы. Все. Теперь сесть рядом и прикоснуться ладонью к выросшей из них, кажется, до неба, мерцающей стене.
        Руку прошивает острой, словно удар кинжала, болью. Через секунду кажется, что в каждую клеточку тела воткнули штопор и теперь медленно проворачивают. Кому другому боль может показаться нестерпимой, но он - некромант, его с детства учили справляться с ней, загонять в глубь сознания, не терпеть - просто не обращать внимания, пока это возможно. Насколько хватит сил - неясно, однако он должен выдержать, должен! И рывком загнать себя в транс, стирая грань между жизнью и смертью.
        Бесконечная холодная равнина. Так он воспринимает сегодня вечность. Дважды Рагнару уже приходилось бывать здесь, но каждый раз за спиной стоял отец, готовый помочь советом и действием, прикрыть… Сейчас он впервые пришел сюда в одиночку, без страховки, что вообще-то противопоказано. И он уже видит, что успел - на самой границе, там, где равнина затягивается маревом и очертания теряют четкость, на расстоянии вытянутой руки и, одновременно, невероятно далеко, видна тонкая, полупрозрачная тень. Развоплощение еще не началось, а это главное.
        - Властью, данной мне жертвой моей, - слова с трудом выдавливаются из пересохшей гортани и раскаленным ветром обжигают губы, - приказываю тебе остановиться.
        - Зачем? - голос равнодушен и словно бы лишен эмоций, но он-то знает, что это не так. Если призрак хочет уйти, он не отвечает, и остановить его можно только силой. Которой, скорее всего, не хватит - Ирия не обычный смертный, она все-таки маг. А значит, ее нужно убедить остаться. Убедить до того, как боль сорвет барьеры, и он потеряет сознание.
        - Ты нужна нам.
        - Кому?
        - Милли… И мне.
        - Тебе? - показалось, или в голосе и впрямь послышался короткий смешок. - Что же, ты готов это доказать?
        - Готов. - Боль жгла все сильнее, но он пока держался.
        - Ты женишься на мне?
        На этот раз ей удалось удивить Рагнара, да так, что даже сжигающее его пламя чуть отступило. И сутью вопроса, и тем, что впервые в голосе Ирии прозвучали эмоции. А ведь считается, что предсмертные призраки могут их испытывать, но не могут передавать. Удивительно, как в таком состоянии мозг способен заниматься философскими вопросами… А губы уже шевельнулись и, не дожидаясь, пока Рагнар примет решение, словно бы сами собой выдохнули:
        - Да!
        Тень скользнула к нему, и вдруг вполне осязаемо сжала руку некроманта своей тоненькой ладошкой. Потом новый приступ боли, дикий, жуткий, и сознание, наконец, покинуло тело…
        Сколько он пролежал без сознания, Рагнар не знал. Долго - вот и все, что он мог сказать. И то не по ощущениям, а по тому, что когда открыл глаза, на небе уже разгоралась заря. Восход… Они нереально красивы в горах. Почему-то именно это было первым, что отпечаталось в мозгу. Рагнар шевельнулся - и едва не взвыл от короткой, но резкой и сильной, пронзившей все тело боли.
        - Лежи, лежи… - Тонкие сильные руки прижали его к земле, но он рывком освободился. Все, больше такого не будет, это он знал точно. Ломота в мышцах - да. Не сразу, но она пройдет, а настоящей боли не будет. Плавали, знаем… Повернулся:
        - Жива…
        - Жива, жива, - почему-то печально ответила Ирия. Она сидела, запахнув изорванную одежду и закутавшись в свой плащ. В нем она была похожа на птицу, которой мальчишки камнем перебили крыло. Она смогла улететь, но недалеко, и сейчас сидит на ветке, нахохлившись и ожидая: то ли сможет опять взлететь, то ли так и помрет беспомощной калекой. Перехватив взгляд Рагнара, девушка приподняла край импровизированного балахона, так, будто стеснялась напарника. Поглядела, запахнула обратно: - Странно, даже следа не осталось.
        - Так и должно быть, - успокоенный, маг вновь лег на спину, прикрыл глаза. - Это нормальный процесс.
        - А… чем расплачивается некромант за такое?
        - Жизнью. От нескольких минут до нескольких лет, в зависимости от потраченных сил.
        - И сколько ты потратил?
        - Не знаю. И никогда не узнаю.
        - Иначе никак?
        - Никак. Разве что принести кого-нибудь в жертву, но, во-первых, под рукой никого не оказалось, а во-вторых, у некромантов своя этика. Не соблюдать ее чревато.
        Некоторое время они молчали. Потом Ирия все же решилась и, разрушая хрупкую тишину, сказала:
        - Рагнар, я… Я все помню. Все, что было сделано и сказано. Ты не думай, я не требую от тебя держать слово. Ты и так чересчур многое сделал для меня. Больше, чем кто-либо. Для меня важнее, что ты не задумывался, что готов был…
        Рагнар не глядя нашарил ее руку, сжал тонкие пальцы в ладони. Ирия еще слишком молода, чтобы осознать: слово мы даем не кому-то. Слово мы даем, в первую очередь, самим себе. Потом, с некоторым усилием заставив измученное тело не обращать внимания на слабость и сесть, он улыбнулся и едва заметно щелкнул ее пальцем по кончику носа. Ирия рассмеялась и чихнула.
        - Все, не бери дурного в голову, тяжелого в руки. А дай-ка ты мне лучше вина. Совсем в горле пересохло.
        Пока девушка хлопотала по хозяйству, Рагнар сидел, борясь с накатывающимися приступами головокружения (ну, это от усталости, скоро пройдет) и рассматривал руку. Никаких ожогов, кроме как на кончике пальца. В отличие от иллюзорного пламени, рожденного пентаграммой, огонь свечей был самым настоящим. Но ведь ноет, зараза! Зудит, словно от заживающего ожога. Неприятно. Организм в том, что боль кажущаяся, существующая лишь в воображении самого человека, убедится далеко не сразу. Ладно, это ненадолго, можно потерпеть.
        Подошла Ирия, протянула кружку с вином. Рагнар благодарно кивнул, отхлебнул разом половину. Кислятина, но хорошо утоляет жажду и прочищает мозги. Остальное он допил уже мелкими глотками, вернул посудину девушке:
        - Спасибо… Знаешь, давай пока не говорить отцу, лучше потом поставим его перед фактом.
        - Я не…
        - Я знаю, что ты не настаиваешь, и вообще не хочешь меня обременять. Заткнись, пожалуйста, и выслушай однажды мужчину, не перебивая. Это - мое решение, вне зависимости от его причин. Менять его не имею желания. Но отца и впрямь лучше поставить перед фактом, причем тогда, когда нам будет это удобно. Иначе, боюсь… В конце концов, он меня любит и человек он сдержанный, но не все легенды о темных магах вранье, придуманное их врагами.
        - Ой…
        - Вот тебе и ой, - усмехнулся Рагнар. - Нечего теперь ойкать, заварила кашу - будем расхлебывать вместе. А отец… Вначале погневается, а потом поймет.
        - Ты уверен?
        - Разумеется, - кивнул Рагнар, стараясь придать голосу уверенность, которой на самом деле не чувствовал. - В конце концов, он в свое время так же пошел против воли родителей. Они ему совсем другую партию готовили.
        - И какую? - вот оно, женское любопытство во всей красе.
        - Будешь смеяться, но… Если Эллен действительно дочь Светлого Властелина, то с ее матерью. Которая тогда еще, разумеется, была девицей на выданье. Но отец всех послал и поступил по-своему. Ох, и скандал же тогда был! Но он тоже всех поставил перед фактом, и отыграть назад не получилось, хотя дед, конечно, ворчал еще долго. Отец рассказывал…
        Они немного помолчали, затем Ирия спросила:
        - А какую партию готовят тебе?
        - Не знаю, и знать не хочу. А вообще, отец сам говорил: выбирая жену, ищи не ту, что может красиво подать себя в обществе, а ту, которая после бала с тобой будет готова полезть к соседу яблоки воровать. Ты по этому критерию подходишь идеально. Так что, будем считать, я полностью следую заветам отца.
        Вот теперь девушка наконец улыбнулась. Чего Рагнар, собственно, и добивался. Хотя, конечно, разговор с отцом будет ой каким тяжелым.
        - Рагнар, - в голосе Ирии прозвучали задумчивые нотки. - Но ведь это ущерб нашим деловым интересам. Единорогов-то будет уже не подманить…
        - А и плевать, - чувство юмора к напарнице возвращалось, и это было здорово. - Найдем кого-нибудь на эту роль… И не корчи мне рожи тут, сама виновата. Нечего было умирать, не посоветовавшись со старшими.
        - Хорошо. Но выбирать ее я буду сама.
        - Ну конечно, конечно. Красивая женщина радует мужской взгляд, некрасивая - женский.
        Вновь смех, чуть нервный, но это нормально. Отошла девчонка, и это хорошо - иные, вернувшись из-за грани, повреждаются умом. Впрочем, сейчас явно не тот случай. Все же, как ни крути, психика у подруги крепкая.
        Глядя на то, как Ирия хлопочет у костра, Рагнар ощутил легкий укол обиды. Не на девушку - на людей, которые считают некромантов чуть ли не исчадиями ада. И все потому, что их магия не согласуется с представлениями обывателей о том, как уместно или неуместно ею заниматься. В глаза бросаются все те же банальные зомби да ходячие скелеты, которые, по сути, не более чем частный случай. И вообще, зомби - те же големы, никаких принципиальных отличий нет. Разве что материал не тот, которым пользуются светлые, да и то работать с ним на самом деле может не только некромант, а любой достаточно грамотный целитель.
        Нет, свою мощь, славу и ужас некромантия берет не из таких мелочей, а благодаря умению своих адептов ходить за грань. Простой вариант - Дороги Некромантов, способные превратить дорогу протяженностью в сотни лиг в тяжелую и опасную, но все же прогулку длиной в несколько десятков шагов. Прокол в изнанку миров и второй обратно. Не так и сложно, кстати, но светлым недоступно, да и, откровенно говоря, страшновато. На дорогах этих можно встретить… разное.
        Более сложное - это то, что совершил несколько часов назад Рагнар. Умение оживить умершего - не поднять зомби, а именно оживить, удержать на этом свете. Ну и еще кое-что, не менее интересное. Только вот все это не бесплатно. За Ирию Рагнар расплатился кусочком собственной жизни - но кто будет так платить за чужого человека? Нет уж, хотите оживить - несите жертву, кровь которой и станет откупным для смерти. Замена одного человека на другого, только и всего. Обычная работа, кстати, с использованием материала заказчика, самому некроманту ничего, кроме денег, не приносящая. Но жуткую славу эти обряды создают исправно и, хотя ныне подобное редкость, даже одного-двух жертвоприношений в год достаточно для того, чтобы некромантов и боялись, и ненавидели.
        А и плевать. Тем более уже завтрак готов. Плотный такой, вкусный… Запах вкусный, но в результате сомневаться не приходится, Ирия готовить умеет. Поддразнить ее, что ли?
        - А знаешь, есть у меня одна идея. Давай в качестве приманки ту девицу, что с нами просилась, наймем.
        - Это какую? - разом насторожилась Ирия.
        - А у Бертрана, старшенькую. Она вроде бы вполне ничего, а разницы, когда в человеческом облике, ни один демон не учует.
        - Это та, что перед тобой сиськами трясла?
        Возмущение, прозвучавшее в голосе Ирии, было столь неподдельным, что Рагнар не выдержал и рассмеялся. Секунду девушка смотрела на него в недоумении, потом сообразила, что смеются над ней, и повела себя адекватно. В смысле, тоже рассмеялась, но вначале запустила в Рагнара какой-то тряпкой. Некромант легко уклонился и продолжил:
        - Ну а что? Вполне себе ничего формы. Уж и помечтать нельзя…
        - Да, да, человек без мечты - как птица без крыльев: гадить может, а летать - нет.
        - Да вы никак ревнуете, девушка?
        Теперь Ирия смеялась долго и весело. Что, собственно, и требовалось. Все, кризис миновал, и куда быстрее, чем у большинства оказавшихся в такой ситуации людей. Впрочем, у дочери лучшего в их краях пилота изначально была крепкая психика, а два года странствий в компании некроманта закалят кого угодно.
        - Дирижабль!
        - Где? - Рагнар удивленно поднял тяжелую от дум голову.
        - Вон там!
        Проследив за тем, куда указывал палец девушки, некромант кивнул. И впрямь дирижабль. Похоже, тот самый, и несколько раньше, чем ожидалось. Видать, у него хороший капитан. Изящная конструкция боевого корабля скользила, прячась среди туч. Пожалуй, если бы не Ирия, привыкшая летать едва не с рождения, мог и проскочить - заметить его было бы тяжеленько.
        - Что будем делать? - Глаза напарницы буквально светились охотничьим азартом. Надо же, только-только из небытия, а туда же.
        Рагнар усмехнулся:
        - Для начала позавтракаем. Этой дуре сюда еще тащиться и тащиться, а уставшими и голодными лезть в бой не дело.
        Кто другой возмутился бы, как можно в такой момент думать о еде, но только не Ирия. Привыкла за столько лет. И о своей обязанности делать бутерброды она тоже не забыла, поэтому спустя какую-то пару минут Рагнар уже имел возможность набивать брюхо, с интересом наблюдая при этом за эволюциями воздушной машины.
        А дирижабль шел медленно, постоянно едва заметно меняя курс и так же неторопливо снижаясь. Первое, очевидно, объяснялось мощью встречных потоков воздуха, не позволяющих рулевому вести корабль как по ниточке, а вот второе… Может, где-то здесь у них запланирована посадка? Эту мысль Рагнар озвучил вслух и тут же был посрамлен в своем невежестве.
        - Он просто ищет ветер, если не попутный или боковой, то хотя бы более слабый встречный, - авторитетно заявила Ирия.
        - Тогда ему логичнее было бы идти вверх. Как минимум риск во что-нибудь врезаться ниже.
        - «Соколы» быстроходны, но из-за сравнительно малых размеров имеют жесткие ограничения по грузоподъемности и высоте. Подозреваю, над горами он уже выработал резервы подъема и теперь ищет вариант обратным ходом. Не найдет.
        - Думаешь?
        - Знаю. Я в этих местах с мамой раз десять ходила, здесь общая скорость ветра не очень велика, но стабильна по направлению лиги на три. Наш дирижабль может подниматься и выше, «Сокол» такого не потянет.
        - Печалька, - отозвался некромант бодрым тоном, в котором не было даже намека на расстройство.
        - Ничего, справятся, бывает и хуже.
        - Во-во, проснешься в луже - и пить охота, - проворчал себе под нос Рагнар, извлекая из чехла подзорную трубу. Рядом то же самое сделала Ирия - ее инструмент был малость компактнее и не отличался, в отличие от подаренной отцом трубы Рагнара, богатой отделкой, однако по мощности не уступал. - Слушай, тебе ничего странным не кажется?
        - А что меня должно настораживать?
        - Ну, ты даешь! А еще пилот со стажем. Насколько я помню, у «Соколов» паровые машины. Эти дирижабли и списывать-то начали потому, что их не получалось менять на более современные. Здесь же - посмотри на мотогондолы - явно турбины.
        - Не «не получалось», а было слишком дорого, - отозвалась Ирия. - Да, ты прав, двигатели здесь не родные, а судя по форме, и демоны там сильные. То-то он такой шустрый.
        - Ничего, - зловеще отозвался Рагнар, запихивая в рот остатки бутерброда и вставая. - Шейшас мы к’ылышки-то ему пообломаем.
        Боевой дирижабль, несмотря на солидные размеры и кажущуюся неповоротливость, отнюдь не такая легкая мишень, как может решить человек несведущий. Неуклюжесть гиганта сильно преувеличена - если гражданские модели обычно и впрямь неторопливы и вальяжны, то энерговооруженность и обводы позволяют военной машине разворачиваться буквально «на пятачке», причем очень быстро. Размеры… Да, от них никуда не денешься, и хороший маг попадет запросто, но военный дирижабль обвешен защитными чарами, как священное дерево ленточками, и, по сути, является гигантским амулетом универсальной защиты. Пробить ее - задача не из простых. От более грубых же материй он вполне сможет отбиться, благо утыкан скорострельными пневматическими орудиями. И, кстати, не только отбиться, но и самому нахалу леща за шиворот накидать - и бомбами, и теми же скорострелками. В общем, связываться с летающей крепостью имеет смысл лишь в случае, когда ты уверен в собственных силах. Или, как вариант, знаешь нечто, твоим противникам неизвестное. Рагнар знал.
        Особенность темного мага широкой специализации - куча информации в самых разных областях. Никогда не знаешь, что именно тебе может пригодиться. Главное, вспомнить ее вовремя, а не с опозданием, как получилось с несчастными глорхами. Но в данном случае Рагнар готовился заранее, и потому не испытывал затруднений. Дирижабль приближался, уверенный в своей неуязвимости, и никто на нем еще не знал, что сейчас их будут убивать.
        Рагнар с Ирией - Охотники. В том числе и на демонов. А тех демонов, которые раскручивают турбины «Сокола», призывал в мир его отец. И, разумеется, смешно предположить, что сын не знает условия содержания и использования этих мелких, но отнюдь не безобидных тварюшек. Правда, нарисованную с вечера пентаграмму, довольно сложную, кстати, во время драки с шаманами успешно затоптали, но восстановить ее - дело отнюдь не на сутки.
        Дирижабль приближался медленно - Ирия была права, и ветер, практически незаметный здесь, на лишь слегка возвышенном плато, у верхушек скал буквально мчал вперед, закручивая в спираль тучи. Турбины «Сокола» наверняка работали сейчас с предельной нагрузкой. Вот и ответ, почему дирижабль шел именно сюда - в этом месте, предельно снизившись, можно было выйти из воздушного потока. И причина такой спешки, что называется, уже на виду.
        - Ир, глянь, а вот и кавалерия.
        - В смысле? - отозвалась девушка, аккуратно расставлявшая по углам пентаграммы маленькие кристаллы горного хрусталя, до предела налитые энергией.
        - Мчится мама, чтоб дочурку отоварить ремешком. На, сама глянь.
        Действительно, высоко-высоко, на пределе видимости, и впрямь различалось темное пятнышко. А в подзорную трубу легко было различить знакомый пузатенький силуэт. Милли упорно гналась за похитителями и, надо сказать, кое-какие шансы имела. Дирижабль графа Тассу был не столь изящен и маневренен, как его визави, однако внушительные размеры баллона позволяли забраться много выше «Сокола» и поймать-таки попутный воздушный поток. Даже отсюда было ясно, что идет он куда быстрее, вот только если «Сокол» нырнет за горы и выйдет из зоны противных ветров - значит, все, дальнейшая гонка бесперспективна. Милли и без того сделала невозможное, почти настигнув чужой дирижабль. Что же, оставалось лишь сделать так, чтобы он не смог дальше разгоняться. Или, как вариант, сбить его. Впрочем, по здравому размышлению Рагнар понял, что ронять летающую машину с высоты пары сотен локтей на скалы - это уже перебор. Не то чтобы его чересчур заботило драгоценное здоровье тех, кто находился на борту, вот только Эллен… Подвергать жизнь сестры неоправданному риску совершенно не хотелось. Тоньше надо действовать, тоньше.
        Дирижабль снижался. Рагнар еще раз осмотрел пентаграмму, чуть поправил одну из линий. Чем она точнее проведена - тем более точечным будет удар, но сейчас, напротив, требовалось охватить большую площадь. Увы, на большой дистанции дирижабль, при все своих размерах, не такая уж легкая цель. Пришлось рисунок ухудшать, компенсируя рассеивание потока Силы дополнительными энергетическими вливаниями. Вот такие бывают в магии нюансы, которые сейчас обошлись творящему заклинание в несколько лишних амулетов-накопителей. Плевать, надо будет - перезарядим. Сейчас главное результат.
        - Готова?
        - Всегда готова, - хмыкнула Ирия, достала украшенный вышивкой платочек и деликатно высморкалась. Все же ночевка сегодня не прошла для нее даром. - Готова я, готова, мог бы и не спрашивать.
        - Ну, тогда поехали!
        Заклинания, заклинания… Они бывают разные, и люди, магией не владеющие, обычно видят лишь внешнюю сторону вопроса. Те же молнии, к примеру, или бьющегося в рукотворной клетке демона. То, чем пользовался сейчас Рагнар, относилось к узкому разделу демонологии с небольшой поправкой на магию стихий. Конкретно сейчас, когда стало ясно, какие двигатели стоят на «Соколе», воздушной, хотя изначально планировалось огненной.
        Двигатели «Сокола» - турбины, а приводят их в действие вихревые демоны. Восемь штук - кто-то неплохо вложился в этот дирижабль, оснастив его наиболее мощной версией этих моторов, с индивидуальным демоном на каждый. Максимум скорости и маневренности при совершенно неадекватной цене. Это граф Тассу, который сам же демонов и ловит, может себе позволить такое расточительство, остальным же подобное удовольствие влетает в кругленькую сумму. Обычные варианты - один демон на два мотора и распределяющий крутящий момент редуктор. Тоже, кстати, штука недешевая, но по сравнению с демоном - так очень экономный вариант. Для паровой машины с огненным демоном и того проще - один демон и набор передаточных механизмов. Впрочем, не это принципиально, а то, как демоны работают.
        Каждый демон сидит в своей личной, индивидуальной клетке, удерживающей его в повиновении. Уничтожь ее или хотя бы повреди - все, пиши пропало. Непоседливое создание тут же смоется, еще и разнеся попутно все, что сумеет. Для Рагнара, впрочем, сейчас важно было не это.
        «Сокол» - боевой дирижабль устаревшего образца, и первоначально его оснащали именно паровой машиной. Тот, кто его купил, заменил двигатели, но вряд ли полез в систему защиты - она там продуманная, достаточно мощная и ничуть не устаревшая. Вот только - а здесь, чтобы понимать, нужно разбираться в демонологии - рассчитана она именно на паровую машину. Мощные щиты оберегают от внешнего воздействия, в том числе и вращающего гигантские винты демона, точнее, его клетку. Для огненного демона клетка одна, для вихревого - совсем другая. Соответственно, и щиты требуются разные. Но чтобы это понимать, надо быть среди тех, кто демонов отлавливает и пакует, а не просто техником, крутящим гайки во время установки двигателей. А значит, велика вероятность того, что мотогондолы остались фактически без защиты, чем Рагнар и собирался бессовестно воспользоваться.
        Вначале вспыхнули красным светом камни во внешних углах звезды. Пошла накачка. Потом синие во внутренних - преобразование. Едва заметной глазу желтизной замерцал внешний стабилизирующий контур. И, наконец, ослепительно белым, режущим зрачки не хуже ножа светом вспыхнул самый большой камень - кварц-излучатель в центре. Хорошая штука, кстати, модулирует даже лучше традиционного алмаза и стоит многократно дешевле. Правда, размер требуется куда больший, да и менять его приходится чаще, но все равно по соотношению цена-возможности походный набор Рагнара крыл используемый ретроградами, как бык овцу. И уровень энергии, ждущей своего часа и упорно ищущей выхода, неуклонно рос.
        Сейчас с неба место, где они находились, казалось маленькой, но очень яркой звездой, и демаскировал Охотников полностью. Наводись да стреляй. Вот только для этого требовалось время, которого у экипажа дирижабля просто не оставалось. Вряд ли их капитан даже решение успел принять. Пентаграмма в очередной раз моргнула огнем, показывая, что еще чуть-чуть - и ее терпение лопнет, разбрасывая заключенную Силу во все стороны и превращая тех, кто не успел скрыться, в угольки. Рагнар жестко, с неожиданной для себя холодной злостью усмехнулся, щелкнул пальцами, снимая барьер, и выпустил заклинание.
        Пентаграмма моргнула и погасла. Все как и должно быть. Через секунду вокруг дирижабля вспыхнул огненный цветок - и это тоже должно быть. А потом Рагнар понял, что все пошло в точности по плану, и, схватив Ирию за руку, дернул ее за собой, втискивая в заранее присмотренную ямку, скрытую между камней. Поскольку вероятность того, что их чем-нибудь пришибет, заметно отличалась от нуля. Причем в большую сторону. Впрочем, сам тут же высунулся, не в силах побороть любопытство. Ирия дышала ему в ухо - тоже, значит, смотрит. Что же, остается лишь надеяться, что щель между камнями достаточно узкая, и ничего лишнего сюда не залетит, дабы наказать виновников зрелища за неуважение к опасности.
        А посмотреть и впрямь было на что. Дирижабль, некоторое время продолжающий величественно снижаться, начал вдруг раскачиваться на курсе. Разумеется, довольно плавно, резко такую махину не стронешь, однако несогласованность в работе двигателей была налицо. Дирижабль раскачивался все сильнее и сильнее - видимо, капитан пытался хоть как-то компенсировать действие вышедших из повиновения моторов, но у него это не очень-то получалось. Впрочем, окончательно потерять управление и врезаться в ближайшую гору он не успел - двигатели начали разрушаться намного раньше.
        Сначала взорвался левый маневровый. Его корпус раскрылся, как вывернутый наизнанку цветок, брызнули во все стороны обломки турбины. Хорошо еще, предусмотрительные конструкторы расположили поверх него толстый стальной лист, иначе полетевшие вверх лопатки турбины в клочья распороли бы обшивку дирижабля. Металл прозвенел обиженно и так звонко, что слышно было даже на земле, куски двигателя посыпались вниз, чтобы с грохотом запрыгать по камням, и, радостно ухая, вырвался на волю вихревой демон. Погибнет же, балда, успел с раскаянием подумать Рагнар. Этой твари не хватит ни мозгов, ни сил для того, чтобы вернуться в привычную реальность, и без кормежки он просто сдохнет. Впрочем, демона жаль, но своя рубашка ближе к телу. И вообще, шоу только начиналось.
        Дирижабль после потери двигателя вновь повело, и видно было, как начали поворачиваться гондолы, парируя неожиданно изменившуюся тягу, но в этот момент второй двигатель, соседний с взорвавшимся, просто оторвался. То ли демон сквозь прутья клетки, искореженные ударом некроманта, так вылезал, то ли просто опору повредило взрывом. Отчаянно завывая, пятиметровый жестяной бочонок рухнул вниз, на камни, и разбился вдребезги. Рагнару показалось на миг, что земля встала дыбом, но это просто демон, вбитый силой удара вместе со своим жилищем на пять локтей в глубину, вырвался-таки и взмыл в небо, с восторгом разнеся все, что попалось ему на пути.
        Дальше все проходило просто и даже как-то буднично. Один за другим в течение какой-то минуты взорвались еще три двигателя, серьезно повредив обломками обитаемую гондолу, а четвертый оторвался, но не упал и, вспарывая холодный воздух бешено вращающимся винтом, унесся куда-то прочь, к горам. Там, правда, рвануло качественно, однако из-за удаленности впечатления на зрителей не произвело. Последние два двигателя уцелели - видимо, клетки выдержали зловредную Рагнарову магию. Вот только дирижаблю от этого было уже ни тепло, ни холодно. С двумя моторами, да еще по одному, правому борту, улететь куда-либо уже не получалось. В такой ситуации капитан «Сокола» поступил вполне разумно. Не глуша моторы, он развернул дирижабль и, кое-как парируя винтами порывы ветра, принялся заякориваться. Все, Рагнар мог быть доволен собой - остановить похитителей он смог качественно.
        Но остановить - не значит победить. На дирижабле, видимо, наконец-то оправились от шока и начали реагировать так, как положено людям рисковой профессии. Одна из бортовых скорострелок (ну надо же, хозяин дирижабля проявил редкую предусмотрительность, не сняв ни одной) развернулась и, выпуская из компенсатора струйки перегретого пара, вдребезги разнесла место, где только что была пентаграмма. Рагнар обиженно застонал - амулеты наверняка в клочья, но их не жалко, расходный материал, а вот если зацепит излучатель… У него с собой, конечно, есть еще один, но эту вещицу реально жалко.
        Разнеся пентаграмму, не представлявшую на тот момент, кстати, никакой угрозы, стрелок не успокоился. Длинный, тонкий хобот пневматического орудия нервно заерзал, разыскивая новую жертву, и Рагнар успел подумать, что им повезло. Точнее, он сделал грамотный выбор. Убежище, в котором засели Охотники, было с воздуха неразличимо, а вот лагерь… Короткая злая очередь - и палатку разорвало на куски. Жалко, но не смертельно. Скорострелка продолжала шевелиться, но уже бесцельно. Да и не так уж она страшна, даже если обнаружит цель. Калибр маленький, снаряды - просто не несущие взрывчатки дюймовые болванки. Более мощные орудия числом два расположены так, что накрыть ими Рагнара с Ирией просто не получится. Для этого надо разворачивать весь дирижабль, а его только-только стабилизировали. Правда, остаются еще маги, но после вчерашней битвы и срабатывания пентаграммы здесь такой остаточный фон, что увидеть прячущихся Охотников иначе как глазами они точно не смогут.
        На дирижабле, судя по всему, тоже сообразили, что висеть над землей с выбитыми двигателями и пытаться что-то разглядеть бесперспективно. Однако и садиться тоже не лучший вариант, бортовая артиллерия, обеспечивающая хоть какой-то перевес, в такой ситуации попросту исключается из игры. И еще, как стало в следующий момент ясно Рагнару, капитан воздушного судна служил когда-то в военном флоте, но вряд ли долго. Поскольку избрал самую что ни на есть стандартную тактику. Стало быть, порядок действий в училище вбили, а вот понимание того, когда и как ее можно применять - нет. Умение импровизировать - оно, знаете ли, с опытом приходит. Этот же человек отлично умел водить дирижабль, но до серьезного боевого опыта не дорос.
        Вниз с дирижабля полетели тросы. Три… пять… семь. Вообще-то, на «Соколе» можно проводить одновременную высадку до десяти человек, но новые гондолы размещались чуть иначе, чем прежние, и три десантных люка оказались не то чтобы заблокированы - просто неудобны для того, чтобы из них вылезал здоровенный бугай в полном штурмовом доспехе. Опа! А вот и они.
        Десантники неслись вниз, как жиром смазанные. Все правильно, их этому явно неплохо учили или в армии, или, что вероятнее, просто очень хороший инструктор. В последний момент используют блок-тормоз, замедлятся и высадятся с комфортом. В теории это именно так и выглядит, да и на учениях обычно прокатывает. Вот только сейчас немного иной случай.
        Те, кто строил «Сокол», постарались на славу. И конструкция прочная, и амулетов куча. Вот только их возможности не беспредельны. Защита накладывается на сам дирижабль, однако вешать ее на каждый трос - нет уж, дороговато выйдет. Вместо этого на время высадки включается защитный барьер, ограждающий пространство вокруг десантников до самой земли. Учитывая краткость процесса и силу, которую вливают в этот примитивный и потому надежный щит - вполне достаточно. Теоретически.
        По факту же щит, опять же, ставится против прямого воздействия. Деликатный укол некроманта они не остановят - иная частота, модуляция… Заклинание Рагнар подготовил заранее, рассматривал он такое десантирование как один из вариантов. И сейчас десантники, скользящие вниз на своих блоках, ощутили на себе, насколько опасным может быть шанс свалиться врагу на голову. Особенно если те, кто сидит внизу, к этому готовы.
        Заклинанье, брошенное Рагнаром, очень походило на то, что он недавно применял в доме у оборотней, уничтожая амулеты. Разве что силы вложил куда меньше. И мгновенно состарил детали, а главное, смазку в блоках. А дальше - закономерный результат. Блоки заклинены, и прицепленные к ним десантники, от рывка разжавшие руки, повисли на страховочных поясах, на тех же блоках закрепленных, словно марионетки на веревочках. И ни вверх, ни вниз, тем более что до земли еще локтей двадцать. Как раз чтоб разбиться в лепешку.
        Не будь защитного барьера, их сейчас можно было бы перестрелять, как мишени. А можно было изначально бить по ним и состарить не блоки, а самих десантников. Но оставалась еще вероятность совпадения, вариант, когда дирижабль оказался здесь случайно и к похищению Эллен отношения не имел. Зачем тогда убивать людей, которые тебе лично ничего не сделали и просто честно выполняли свою работу? Конечно, большинство коллег Рагнара по магическому цеху это не остановило бы - лучше ты, чем тебя, но Охотник слишком хорошо знал цену жизни. Поэтому он просто ждал, и, в конце концов, ситуация пришла к логическому завершению - тросы медленно, один за другим потянулись вверх, затягивая горе-вояк в нутро корабля.
        - И что дальше? - жарко выдохнула ему в ухо Ирия.
        - А дальше они попробуют с нами поговорить, - усмехнулся Рагнар. - А мы, конечно, ответим. И будем тереть им уши, сколько получится. Твою маман они, похоже, еще не видят, так что каждая минута - очко в нашу пользу.
        Как бы в доказательство его слов с дирижабля донесся искаженный жестью рупора до полной неузнаваемости голос:
        - Эй, вы, там! Кто вы такие и что вам нужно?
        Рагнар выждал паузу, одновременно настраивая искажающее заклинание таким образом, чтобы никто не мог понять, откуда он отвечает, и, когда вопрос повторили, гаркнул:
        - А вы кто такие? И зачем здесь летаете?
        Наверху возникла недоуменная пауза - очевидно, там переваривали услышанное. А переварив, сказали много нецензурных слов. Совершенно непродуктивных, кстати, если не учесть, что время шло и часики тикали. Рагнар никуда не спешил и вовсе не жаждал вступать в открытый бой - при прочих равных, как бойцы некроманты уступают стихийникам. Нанести тонкий, изящный укол у них получается лучше, а вот сила на силу - извините, какой-нибудь адепт - огненной стихии разделает своего визави просто за счет того, что сможет кастовать заклинания быстрее. Да и, чего уж там, сильнее - КПД простых заклинаний намного выше, чем изящные построения магии смерти.
        Наконец он дождался, когда наверху исчерпали свой и так не запредельный словарный запас и начали повторяться. Подождал еще чуть-чуть, и брань утихла, исчерпав саму себя, будто пожар, у которого кончилось топливо. А потом вежливо - не хватало еще срываться на ругань, уподобляясь этим хамам - бросил:
        - Господа! Идите туда, где вы были до рождения.
        На дирижабле замолчали на минуту, осмысливая сказанное. Потом до них дошло, и ругань пошла на очередной заход. Рагнар зевнул - ему стало скучно. Новых слов не звучало, и экспрессивность не компенсировала воздухоплавателям явной нехватки классического образования. Он обернулся, увидел, как Ирия, раскрыв рот и оттопырив уши, вслушивается в эту ерунду, и, недолго думая, взлохматил ей волосы. Девушка взвизгнула от неожиданности.
        - Ты чего?!!
        - А нечего всякие глупости слушать. Ты сейчас вроде как моя невеста - ну, так и веди себя в соответствии с этим невероятно высоким статусом.
        - Ой-ой-ой, а сам-то…
        - Я - некромант, - солидно заявил Рагнар. - Мне положено. Если ты за восемнадцать честно прожитых лет не заметила, то объясняю. От темных магов вообще ждут хамства и вообще гадостей, а от некроманта в частности - утонченных издевок и особо мерзких подлостей.
        - Ну да, стала бы я столько лет таскаться с подлецом.
        - Так ты и не толпа, у тебя свое мнение и непредвзятый взгляд. И вообще, ты умная. О, глянь! Кажется, наши летуны придумали что-то.
        Действительно, придумали. Нос дирижабля начал медленно опускаться, а сам он разворачиваться. Рагнар поднял трубу, настроил фокус - и сказал три неприличных слова, охарактеризовавшие дирижабль, его капитана и весь этот мир лучше всяких много-этажных конструкций. К днищу дирижабля были подвешены толстенькие, как обожравшиеся дельфины, цилиндры двух зажигательных бомб. Запрещенных, кстати, для вооружения частных дирижаблей. И если капитан «Сокола» их применит, то жидким огнем зальет все вокруг. А он применит - ему деваться некуда. И одно хорошо - воздушный гигант нетороплив по природе, а с двумя моторами вообще поворачивается, как беременный кашалот. А значит, немного времени еще осталось.
        - Щит ставим, быстро!
        Вот теперь настала очередь Ирии. Все же она - светлый маг с ярко выраженной стихийной составляющей. Значит, ей и ставить защиту от огня - щиты некромантов больше ментальные и от силового воздействия защищают так себе. Когда есть возможность не отбивать удар, а отклонить, еще нормально, однако сейчас явно не тот случай.
        - Размеры? - деловито поинтересовалась напарница, пальцы которой уже чуть заметно шевелились, визуализируя формулу.
        - Минимальные. С охлаждением. И воздушный фильтр не забудь.
        - Принято. - Узор, выплетаемый тонкими, но притом сильными пальцами, чуть изменился. - Амулеты?
        - Включай. Но так, чтобы задействовать их в крайнем случае, когда деваться некуда. Они нам еще пригодятся.
        - Поняла. Готово.
        - Начинаем!
        Всю жизнь Рагнар предпочитал работать первым номером, но, когда требовали обстоятельства, умел подчиняться. Или, как сейчас, выступать в роли ходячего источника энергии. Ирия вдохновенно подняла руки - и начала творить…
        Именно творить. Из-за того, что ее магический резерв был мал, ей всю жизнь приходилось крайне аккуратно обращаться с энергиями. В результате, несмотря на молодость, тонкости ее работы и точности направления потоков могли позавидовать многие. Сам Рагнар, например - лишенный необходимости экономить на каждом вдохе, он в заклинания вливал силу щедро, с брызгами. Ему было проще. Но зато сейчас Ирия, пользуясь его подпиткой, создавала щит, по устойчивости способный поспорить с творениями архимагов. И именно поэтому они так редко пользовались этим приемом - чтоб не потеряла девушка осторожность и не разучилась пользоваться годами набранным мастерством. Это было их совместное решение, и оба знали, что оно верное.
        Рагнар почувствовал, как стали холодеть кончики пальцев. Неприятно, однако стоило потерпеть. Побочный эффект передачи энергии, не более. Ирия поймала его взгляд, ободряюще улыбнулась, а потом хлопнула в ладоши. Миг - и вокруг них выроста тонкая, словно мыльный пузырь, радужная пленка. Купол высотой едва не касался головы сидящего Рагнара - девушка экономила на размерах, до предела наращивая концентрацию оборонительного заклинания. Комфортом здесь, конечно, и не пахло, напарники как можно плотнее прижались друг к другу, чтобы самим не задеть случайно купол. Не убьет, конечно, но по пальцам раззяву щелкнуть может запросто. Впрочем, это очень быстро перестало хоть что-то значить - дирижабль, наконец, развернулся, и им довелось увидеть зрелище, которое для подавляющего большинства оказавшихся на их месте становится последним. Дирижабль вздрогнул - и бомба, сброшенная им, аккуратно, как на салазках, заскользила вниз.
        Грохнуло не то чтобы сильно, все же сбросили на них далеко не фугас, однако мало все равно не показалось. Магов тряхнуло, языки пламени вокруг поднялись высоко, разом скрыв небо, и у Рагнара на миг сжалось сердце. Однако секунды шли - и он сбросил с себя это недостойное потомственного некроманта чувство. Не хватало еще, чтобы Ирия решила, будто он трус.
        Пламя завивалось в смерч, бушевало, лизало стенки защитного купола, но внутри него оставалось прохладно, и дышалось так же легко, как раньше. И, пока не кончится энергия или не сдохнут встроенные Ирией в структуру заклинания воздушные фильтры, здесь можно было сидеть относительно комфортно. А учитывая, что зажигательная бомба, начиненная щедро приправленной магией смесью нефтепродуктов, дает пламя мощное, но недолгое, пересидеть опасный для жизни период можно без особых проблем.
        В принципе, так и получилось. Минут через десять пламя начало стихать, оседать рваными лохмотьями, бессильно растекаясь по земле. Рагнар поморщился, глядя на него, вздохнул:
        - Ну, все, Ир, теперь начнется самое веселое.
        - Что? - удивленно повернулась к нему напарница.
        - Теперь нас обнаружат, так что щит держи крепко.
        - Думаешь, увидят? - недоверчиво переспросила девушка.
        - Не думаю - знаю…
        Сейчас, когда все вокруг превратилось в серый пепел на черной земле, их купол, как и прежде блестящий, торчал посреди этого безобразия, словно бриллиант в борозде. И неудивительно, что с дирижабля его заметили - не увидеть такую красоту мог бы разве что полный слепец. На дирижабле же такие вряд ли имелись, и сейчас он продолжал разворачиваться, чтобы ввести в дело орудия правого борта.
        Вот так, о маскировке Охотники в спешке попросту не подумали, времени не было, и сейчас просчет грозил выйти боком. Совместный удар магии и пушек остановить будет ой как сложно. Вот только… Дирижабль поворачивается медленно, с трудом, восходящие потоки от все еще раскаленной земли его мотают. Стало быть, немного времени есть.
        - По моей команде снимаешь защиту. Считаешь до десяти и вновь ставишь.
        - Поняла.
        Вот что хорошо с Ирией, так это ее понятливость. Никаких лишних вопросов. Кто другой на ее месте спросил бы, к примеру, зачем, или почему не поставить щит по второй команде. А она прекрасно соображает, когда на вопросы нет времени. Выживут - сама поймет. Да и, честно говоря, Рагнар не был уверен, что после задуманного останется в сознании. Как ни крути, этот раздел магии - не его конек.
        Быстрый взмах отточенного лезвия. Кинжал едва касается кожи, и крови выступает всего несколько капель. Это лишь невежды считают, что ее нужно лить ведрами, на самом деле важно само ее наличие. Встряхнуть рукой - так, чтобы капли оторвались - и зависли в воздухе. Заклинание, еще одно… Боль в висках - не зря Рагнар не любил магию крови, могучую, но при неловком обращении способную и убить.
        - Давай!
        Серовато-желтый столб призрачного света ушел вверх, к дирижаблю, мгновенно окутав его борт. Магия крови, доступная лишь некромантам, и то не всем, а только сильнейшим, проломила щиты. Конечно, прореха в защите через несколько секунд затянется, но до тех пор заклинание успеет натворить дел. Вот только, жаль, этого Рагнар видеть не мог. Да и не хотел, по чести говоря. Все его желания на тот момент сводились на одной мысли - не расстаться с завтраком, а заодно и вчерашним ужином, поскольку они просились назад вместе с желудком. Плюхнувшись задницей на холодный камень, Рагнар успел заметить, как смыкается над ним защитный купол, и потерял сознание. Ненадолго, минут на пять.
        А посмотреть было на что. Серый Прах - именно так называлось примененное некромантом заклинание, штука не слишком мощная, но весьма гибкая по структуре. Проще говоря, его можно настроить таким образом, чтобы превратить в кучку пыли человека, оставив в неприкосновенности его одежду. Или наоборот, если необходимо, чтобы он побегал голышом. На металлы это заклинание не действует, зато на мясо, дерево, шерсть или, к примеру, резину - запросто. Самое при этом сложное его настроить, чтобы работало избирательно, однако большинство некромантов ерундой не занимаются. Пусть уничтожит все - да и делу конец.
        Рагнару такой подход не нравился категорически. Если Эллен и впрямь на борту, Серый Прах убьет ее не хуже, чем похитителей. Именно поэтому то, что сделал некромант, могло считаться высшим пилотажем. Мало того что магией крови придал заклинанию обычно несвойственную ему мощь, позволяющую хоть на миг пробить щиты, так он еще и настроил его таким образом, чтобы не причинить вреда живым. Учитывая, какие искажения вносит сначала кровь, а потом и проламываемые амулеты - невероятно сложно. Зато и результат получился соответствующий.
        Растеряв девять десятых мощности на щитах, заклинание достигло-таки дирижабля и ударило в край гондолы под острым углом, пройдя ее почти насквозь, от носа и до кормы. Металлический каркас уцелел, но обшивка - дерево и полотно - моментально превратилась в труху. Правда, диаметр обрушившегося на дирижабль луча Силы оказался сравнительно невелик, но все равно, когда у тебя исчезает вдруг половина борта, приятного мало.
        Еще интереснее пришлось людям, оказавшимся на пути заклинания. Оказаться голышом или, как вариант, без штанов при всем честном народе - это уж ни в какие рамки не лезет. Единственное, пожалуй, что немного смягчает ситуацию, это осознание: ты не одинок, и твои соседи пострадали не меньше. Но это отнюдь не самое страшное. В конце концов, голышом можно и драться, и стрелять. Даже сидя голышом на оставшейся без обшивки металлической раме. После победы можно будет даже посмеяться, вспоминая пикантность ситуации. А вот когда у твоей пушки внезапно клинит оставшиеся без смазки механизмы, еще через секунду разрушаются все сальники, и во все стороны начинает бить горячий пар… Вот это совсем не смешно, и вопли пострадавших долетели аж до земли.
        В результате случившегося безобразия дирижабль, словно невеста в фату, окутался клубами пара, моментально потерял боеспособность на левый борт и окончательно лишился управления, а заодно и ориентации в пространстве. Вместо того чтобы расстрелять купол, он накренился, от чего многие, не ожидавшие толчка, кубарем покатились по палубе, а кое-кто и вовсе вылетел в пробоину, а затем принялся, медленно разворачиваться вокруг единственного уцелевшего якорного каната. Второй короткими, наполовину разложившимися кусками упал на землю вместе с обломками рассыпавшейся лебедки, от чего дирижабль, собственно, и встал на дыбы. Воздушное судно болталось, как разбухшая сосиска, беспорядочно стреляя во все стороны из уцелевших пушек. Видимо, пытался достать сразу же ставшего невидимым врага. Получалось не очень.
        Зато маги, находившиеся на дирижабле, не оплошали. Их залп оказался удачнее, и, несмотря на болтанку, из десятка выпущенных заклинаний цели достигло целых две штуки. Одно уровня как минимум второго ранга, чего Ирии теоретически хватило бы с руками и с ушами. Однако купол, несмотря на то что временно небоеспособный Рагнар пока не мог помочь напарнице, все же выдержал. Не зря она вплела в его структуру амулеты-накопители, сейчас они смогли компенсировать бешеные возмущения от удара. А на второй у вражеских магов уже не осталось времени.
        Громоздкий и неуклюжий на вид, дирижабль графа Тассу на поверку мог совершать очень быстрые вертикальные маневры. Особенно когда за штурвалом лучший пилот из тех, кого Рагнар встречал на своем веку. И, когда он, вынырнув из-за скал, коршуном опустился прямо на верхнюю площадку «Сокола», засевшие в куполе Охотники даже не удивились. И потому, что от Милли ожидать можно было чего угодно, и просто от усталости.
        Зато удивились те, кто на этой площадке находился. Как и положено боевому дирижаблю, сверху у него располагались скорострелки, призванные оборонять верхнюю полусферу, но ни одна из них выстрелить попросту не успела. Тяжелая гондола атакующего дирижабля просто смела их, проехала, растирая в кровавую пыль расчеты и превращая оборудование в лохмотья перекрученного металла.
        Вряд ли на «Соколе» в тот момент поняли, что произошло. А даже и поняли бы - какая разница? Парировать столь необычную атаку им было попросту нечем. Стравливая газ из баллонов и на всю мощь раскручивая демонов в развернутых в посадочную позицию двигателях, Милли в какие-то секунды прижала вражеский дирижабль к земле так, что его гондола заскрежетала днищем по камням. Упали вниз тросы - и по ним заскользили опытные, хваткие отцовские гвардейцы. У них десантирование прошло заметно лучше, только один, не успев затормозить, сорвался, но до земли было уже недалеко и, поднявшись, он хромая бросился вслед за своими более расторопными товарищами. Еще минута - и бой завершился. Экипаж «Сокола», тех, кто уцелел, выволокли наружу и беспардонно уложили мордами вниз, скрутив им руки за спиной. И наступила тишина!
        - Снимай купол, - выдохнул Рагнар, с усилием принимая сидячее положение.
        Ирия кивнула, одним коротким жестом деактивируя заклинание. Повернулась к напарнику:
        - И что дальше?
        - А дальше мы идем, как и положено победителям, гордо выпрямив спины, - усмехнулся Рагнар, которому сегодняшние пинки судьбы так и не смогли отбить чувство юмора. Привычным движением взлохматил девушке серые от пыли и пепла волосы и широко улыбнулся: - Ну, веселее, голову выше и носа не вешать. Отца здесь нет, скандал откладывается, мать сможешь в известность поставить тет-а-тет. И постарайся всем, особенно пленным, демонстрировать непробиваемую уверенность. Помни, улыбаться надо так, чтоб помада на ушах оставалась. Кстати, у тебя помада есть?
        - Найдется, - вернула ему улыбку девушка, которой треп Рагнара и впрямь помогал немного снять напряжение. - Пошли?
        - Побежали!
        Вблизи захваченный дирижабль производил удручающее впечатление. Разрушения от удара, которым Рагнар пробил его защиту, оказались намного серьезнее, чем он мог ожидать, плюс о землю его приложило качественно. В результате покалеченная гондола больше всего напоминала полусгнивший скелет какого-то морского чудовища, выброшенного на берег и основательно поглоданного падальщиками. Как ни странно, баллоны уцелели, да и силовой набор тоже, поэтому восстановить поврежденную машину было вполне можно. Рагнар немного подумал об этом, но практически сразу отвлекся - от дирижабля им навстречу шли два человека, которых он узнал бы в любой толпе.
        Милли, как и положено капитану, шла впереди. Да уж, ее сдержанности можно было только позавидовать, и лишь человек, знающий ее практически с собственного рождения, да еще и привыкший в силу профессии обращать внимание на особенности движений, мог заметить, что она едва сдерживается. Наверняка хочется плюнуть на капитанское достоинство и прочую шелуху и броситься навстречу дочери. А потом взять под крылышко, защитить от всех невзгод и, до кучи, накидать плюх наглому сопляку, опять втянувшему любимое чадо в опасную переделку. Она могла, кстати, и Рагнар, в детстве пару раз отхватывавший по самое не балуйся, невольно передернул плечами.
        Чуть отстав, улыбаясь, шел Карел. Двоюродный брат Рагнара и ученик его отца. Правда, светлый, ну да граф Тассу научить мог не одной лишь некромантии. На два года младше Рагнара и, соответственно, ровесник Ирии, он собирался к осени ехать в столицу, поступать в Академию. Не устраивало его чем-то домашнее образование. Чем именно, Рагнар не знал и не вдавался в подробности. С Рагнаром Карел не то чтобы дружил - скорее, приятельствовал, но, когда случилась нужда, сын покойной сестры графа в сторонке не отсиживался и отправился в погоню на дирижабле, не раздумывая. И это притом, что маг он был весьма посредственный - не дали боги серьезного таланта, чего уж. Третий ранг преодолел с трудом, и на втором застрял капитально. Впрочем, подобно Ирии, недостаток мощи он стремился компенсировать мастерством, что для того, кого учили едва ли не с пеленок, выглядело разумным выходом.
        В отличие от них, Рагнар с Ирией шли плечом к плечу и, чуть скосив глаза, некромант четко распознал нетерпение на лице подруги. Она, правда, тщательно его скрывала, но…
        - Беги, чего уж, - негромко сказал Рагнар, и девушка, естественно, послушалась. Только пятки замелькали. Секунду спустя она уже обнимала мать, и Рагнар не стал мешать семейной идиллии. Подошел к Карелу, пожал его узкую, твердую, как камень, ладонь.
        - Здорово, бродяга.
        - И тебе не хворать. Что ж я тебя в замке не видел?
        - Ты ж не предупредил. Я как раз в гости ездил, когда вы прилетели. К соседям, - пожал плечами Карел. - Только вернулся - и на тебе, пришлось сразу лететь. Едва успел переодеться, так что извини, разминулись.
        - Ерунда, - махнул рукой Рагнар. - Однако же вы очень вовремя. Я думал, что переоценил свои силы. Еще немного - и нас вполне могли раскатать в блин.
        - А по-моему, вы и без нас неплохо справлялись.
        - Ты меня переоцениваешь. Как Эллен?
        - Ее пока не нашли, - разом помрачнел Карел. - Сейчас обшаривают дирижабль, но…
        - Понятно, - Рагнар почему-то не был обескуражен данным фактом. То ли подспудно чувствовал, что просто гладко отловить похитителей у них не получится, то ли просто смертельно устал. - Давай пойдем, вежливо спросим этих олухов.
        Капитан захваченного дирижабля отличался от своей одетой кто во что горазд команды наличием вполне целого и почти комплектного военного мундира. Не хватало разве что эполет, да изрядно помятая шляпа была старого образца - с широкими полями и без кокарды. Сейчас офицеры-воздухоплаватели уже перешли на фуражки и кожаные облегающие шлемы, может быть, не столь эффектные, зато в условиях низких потолков куда более удобные. Мундир тоже был потрепанный, но - свой, это было видно сразу. Видимо, отставной военный. Рагнар, наклонившись, взял его за шиворот, рывком поставил на ноги:
        - Ну что, мил-человек. Имя, звание…
        - Говори, сволочь, душу выну! - это уже Карел. Правила игры известны давно. Один человек добрый, сочувствующий, другой - сволочь, готовая тебя на ремешки порезать. Старо, как мир, но до сих пор действенно.
        - Спокойно, спокойно. Не надо пугать человека…
        Капитан выпрямился. Кем бы он ни был, но не трус, точно. Молодой, по виду от силы лет на пять старше Рагнара, светловолосый, широкоплечий. От левого виска вниз по щеке идет тонкий шрам, скрываясь под широким воротом. И сказал он… много чего сказал. Рагнар аж заслушался, покопался в памяти, хранившей следы общения с разными людьми, и пришел к выводу, что язык военно-воздушный ничуть не менее образен, чем знаменитый морской загиб. Словом, то, что сказал им капитан, позволило бы любому мало-мальски толковому лингвисту написать книгу, да не одну, и тем самым навеки обессмертить свое имя.
        Неизвестно, сколько бы они стояли и слушали, но тут на огонек подошли закончившие общаться дамы. И если непривычно задумчивая Ирия ступала по выработанному годами приключений рефлексу мягко и практически бесшумно, то Милли ухитрялась цокать каблуками даже по выжженной земле. Подошла, постояла, глядя на эстетствующего пленного, а потом голосом, от которого, казалось, на лигу вокруг должна замерзнуть трава, бросила:
        - Рагнар, думаю, отец не одобрит, если наследник графа Тассу будет портить слух этим сквернословием. Прирежь его и подними зомби. На вопросы он ответит не хуже.
        - Логично. Ир, черти пентаграмму.
        - Большую или малую? - деловито поинтересовалась напарница.
        - Малую. Для допроса мне неважно, будет ли он ходить. Головы достаточно.
        Ирия кивнула и, чуть отойдя, принялась деловито чертить - когда дело касалось работы, она была очень обстоятельна. Ну а Рагнар тем временем с интересом наблюдал за медленно зеленеющим лицом своего оппонента. Он занимался некромантией с детства и никогда не переставал удивляться тому, как люди, не боящиеся, в общем-то, смерти, давно свыкшиеся с ней, страшатся превращению в ходячего мертвеца. И это притом, что мертвым теоретически уже все равно.
        Нынешний случай исключением не стал. Несгибаемый воздушный волк сломался, когда Ирия принялась расставлять амулеты. На все про все от силы три минуты. Классический полевой допрос с отрезанием пальцев и раскаленным железом на гениталиях требовал не в пример больше времени. Да и эстетикой от него не пахло. А тут красивая девушка ползает на четвереньках, принимая соблазнительные позы одна интереснее другой… Чего тут, спрашивается, бояться? Но капитан лишь позеленел еще больше. А потом информация из него посыпалась, как горох из дырявого мешка.
        Как оказалось, был он и впрямь отставным офицером. В принципе, особая карьера ему не светила, разве что в битве короля спасет или принцесса благосклонным вниманием одарит… Первое маловероятно, серьезных войн давно не было и не ожидалось. Второе еще невероятнее - во-первых, у принцессы ухажеров в пять слоев и с горкой, а во-вторых, страшна она, как смертный грех. В общем, карьера того не стоит. Ну а все остальные пути давно перекрыты, в генералы выходят те, у кого древний род, звонкий титул и мошна тугая. Младший сын небогатого провинциального дворянина тут не котируется.
        Вот потому он и пошел в пилоты. Дирижабли строились и использовались уже достаточно давно, однако все еще считались сложными и опасными. Сложился из-за многочисленных аварий и взрывов в первые годы использования у людей такой стереотип, бывает. И даже сейчас, хотя воздухоплавание прочно заняло нишу и в армии, и в грузопассажирских перевозках, шли туда по-прежнему в основном отчаянные сорвиголовы, и к титулам относились намного проще. Что называется, был бы человек хороший.
        Однако здесь тоже возникла проблема. Шевалье Харрер, а именно так звали молодого и амбициозного офицера, просто не имел достаточного таланта, чтобы пробиться наверх. Он был смел, грамотен, научился хорошо управлять дирижаблем, знал тактику, но… во всем оставался середнячком. И, возможно, смирившись, он так и тянул бы лямку, чтобы к старости, если очень повезет, выслужить низший адмиральский чин. Однако тут вмешалась Контора.
        Вообще, в королевстве после начала технической революции, которая сначала немного потеснила магов с пьедестала, а потом образовала с ними стойкий и крайне успешный симбиоз, всевозможных служб, в меру сил и возможностей следивших за благонадежностью, безопасностью, а пуще всего друг за другом, расплодилось больше, чем блох на помойной барбоске. И государственные, и частные… Почитай, у каждого лорда своя карманная служба безопасности имелась, Рагнару об этом даже рассказывать не стоило. Вот только у его отца - так, своя гвардия и небольшая группа разведки, больше ориентированная на деловые интересы. А у некоторых вполне полноценные, даже собственные аналитические группы имеющие. И ничего удивительного, что конкуренция между ними шла жуткая.
        Вот с одной такой Конторы и подвалили к Харреру людишки. Мутные, шустрые, решительные. Контора государственная, это они доказали, а вот какая именно… В общем, шевалье об этом знать не полагалось. И сделали они предложение, от которого можно было отказаться. Даже последствий бы не было. Вот только всю жизнь бы пришлось кусать локти от упущенных перспектив. Харрер не был трусом, и решительности ему занимать не приходилось. В общем, он попросил час на размышление - и согласился.
        С этого момента для него настала совершенно другая жизнь. Правда, со службы пришлось уйти, но с воздухоплаванием расставаться не потребовалось. Теперь Харрер был владельцем собственной небольшой, на три дирижабля, компании, занимавшейся перевозками. Дирижабли отлично оснащенные, контракты в основном государственные и очень выгодные, а в довесок выполнение работ, не требующих огласки. Чаще всего, перевозка секретных грузов, но бывали и серьезнее, интереснее, опаснее, с соответствующей платой за риск. Как в этот раз, например.
        Хотя, надо сказать, роль, сыгранная Харрером, оставалась на уровне извозчика. Привезти людей, высадить их, замаскировать дирижабль, а потом снова принять на борт и отвезти, куда скажут. Первое он сделал - ночью, когда не видно даже кончика собственного носа, виртуозно довел свой дирижабль до места и, никем не замеченный, произвел высадку. Со вторым тоже вышло отлично - огромная туша воздушного корабля неплохо вписалась в габариты оказавшегося неподалеку оврага. И третий пункт, принять на борт, выполнили без сучка, без задоринки. Приняли на борт людей, включая неестественно, словно во сне, двигающуюся молодую женщину, которой раньше не было, и отчалили. А вот до названной только сейчас точки их довезти - с этим вышли определенные сложности.
        Ох, как ругался Харрер, когда узнал, в каком направлении придется лететь. Сильнейшие встречные ветры - и невозможность уйти вверх, чтобы их обойти. Если бы его только предупредили заранее! К штатному магу-погоднику, находящемуся на дирижабле, перед этим полетом добавили еще несколько человек, плюс среди тех, кто отправлялся за девушкой, было как минимум двое сильных чародеев. Но те, скорее всего, менталисты, а добавленные - боевики. Ни магия разума, ни умение швыряться огнем не помогут дирижаблю лететь быстрее, а штатный маг особой мощью не отличался. Да и, откровенно говоря, даже будь он сильнее, максимум, что у него получилось бы, это стабилизировать воздушные потоки. И не в человеке тут дело, а в габаритах дирижабля, которые очень тяжело охватить.
        Знай капитан, куда и как им придется лететь, он вытребовал бы еще пару погодников вместо боевиков. Тем более, как показал жестокий поединок с Рагнаром, против хорошо подготовленной засады они все равно оказались бесполезны. А сейчас из-за ошибок в планировании им предстояло засовывать под топор собственную голову. У графа Тассу дирижабль имелся, и, Харрер не сомневался в этом ни на миг, лучше знакомый с картой ветров, его командир имел неплохие шансы догнать «Сокола». Что, в общем-то, и случилось.
        Однако, как выяснилось, пассажиры имели на подобный случай резервный вариант. Харрер высадил их ночью в ущелье Горячих Слез, после чего отправился своим курсом. Ну а утром… Утром его поприветствовал Рагнар. От всей, как говорится, широты душевной.
        Рассказ капитана подтвердили и пленные члены экипажа, включая магов, после чего Милли, как старшая, махнула рукой, призывая всех отойти. Возле трофейного дирижабля, по которому деловито ползали, оценивая повреждения, механики, она остановилась и негромко спросила:
        - Ну, что скажете? И что делать будем?
        Рагнар поморщился, растер ладонями лицо:
        - Думаю, не врут. И маги слабые, причем сплошь наемники не из дорогих. Хороший показатель, обычно на серьезные дела не жалеют ни денег, ни средств. Этот Харрер - мелкая сошка, а его наниматели, кем бы они ни были, вряд ли особо серьезные люди. Или конторка второго-третьего ряда, или же вовсе кто-то решил поиграться на свой страх и риск, не ставя в известность начальство. То есть это может быть кто угодно, включая охрану короля или службу внешней разведки, но о происходящем их шефы знать не знают и ведать не ведают. И, случись нужда, с честными глазами от всего отопрутся.
        - Ох уж эти замы, - картинно закатил глаза Карел. - Так и смотрят, чтобы вместо начальства в его кресло задницу пристроить.
        - Это неважно, - поморщилась Милли. - А вот как их теперь ловить…
        - В любом случае следует попасть туда, где их высадили, - Ирия щегольнула логикой, и никто не пытался с ней спорить.
        - Дирижабль? - спокойным, деловым тоном осведомился Рагнар.
        - Три часа лету примерно.
        - Туда три, они ползли сюда не меньше пяти… Плюс здесь возились… Ладно, принесите мне кофе… Нет, принесите мне МНОГО кофе, Дорогу открывать буду.
        То ли кофе оказал свое живительное действие, то ли сил у Рагнара изначально сохранилось малость поболе, чем он сам ожидал, но открыть Дорогу Некроманта ему удалось легко. И точно - расчеты он проверял дважды. Тоннель получился узкий и невысокий, только-только по одному пройти, однако потребовал сравнительно немного сил, а потому с необходимостью пройти несколько шагов, согнувшись в три погибели, все смирились. И вот, они втроем (Милли осталась при дирижабле), а следом еще и семеро гвардейцев, одним броском преодолели разделяющее их и ущелье Горячих Слез расстояние, вый-дя примерно там, где указал Харрер. Тоннель с негромким хлопком закрылся за их спинами - и Рагнар с интересом принялся осматривать место, о котором раньше только слышал.
        Свое название ущелье получило из-за многочисленных террас на западном склоне, буквально утыканных горячими источниками. Совсем рядом стоял небольшой вулкан, не извергавшийся уже так давно, что память человеческая не сохранила даже намека на эту катастрофу. Но горячие источники при этом не иссякали, превратив весь склон в набор разноцветных озер, окаймленных пластами солей. Зрелище получилось феерическое, многократно воспетое поэтами, но длинной очереди желающих взглянуть на местные красоты не наблюдалось. Уж больно далеко располагалось ущелье, и дорог сюда практически не было.
        Увы, они прибыли сюда не красотами любоваться, а дело делать. Хорошо еще, от места посадки «Сокола» их отделяло не более сотни локтей. Место было приметное - хотя бы потому, что дирижабль, заходя на посадку, чиркнул гондолой по скале и оставил после себя несколько кусков ярко окрашенной обшивки. Пять минут спустя (можно было и быстрее, но бездумно прыгая по камням легко было переломать ноги) они уже осматривали небольшое плато, и, на взгляд Рагнара, ситуация выглядела откровенно тусклой. Он не был профессиональным следопытом, однако, как и любой дворянин, разбирался в охоте. Достаточно, чтобы найти следы в лесу - но не здесь, на каменистых осыпях. И как понять, куда отправились беглецы, он попросту не знал.
        - Ирия, Карел, сможете провести поиск?
        - Вряд ли, - девушка виновато развела руками. Карел лишь кивнул, признавая, что Охотница права. - Я уже чувствую, что следы заметал кто-то заметно сильнее нас обоих, вместе взятых. А сам? Ты ведь некромант, тебе проще…
        - Запросто, - огрызнулся Рагнар. - Как только - так сразу. Пару дней отосплюсь, и буду готов.
        - Милорд, разрешите мне? - протиснулся вперед один из гвардейцев. Запоздало вспомнив, что этот человек - потомственный следопыт, за что отцом особо ценим, Рагнар посторонился, дав возможность работать профессионалу. Тот, не теряя даром времени, медленно и внимательно осмотрел площадку и, махнув рукой, уверенно зашагал вдоль склона по узкому карнизу.
        Идти пришлось достаточно долго, хотя и недалеко, локтей пятьсот максимум. Однако по тропе над пропастью, сужающейся порой до ширины в две ладони… Нет, удовольствием это было ниже среднего, и если Рагнар с Ирией, Охотники, и гвардейцы, умеющие скакать с дирижабля на дирижабль, а значит, люди, привычные ко всему, проходили довольно уверенно, то Карел… В общем, он задерживал всех, а пару раз и вовсе едва не сорвался. Если бы не ободряющая ругань страхующих его гвардейцев, вообще бы застрял где-нибудь на середине пути, не в силах заставить себя шагнуть ни взад, ни вперед. Однако же, подбадривая себя тем, что вряд ли те, кого они преследовали, шли быстрее, группа прошла, наконец, этим маршрутом, чтобы выйти на еще одну площадку, раза в три меньше предыдущей и украшенную следами большого кострища посередине.
        Следопыт прошел вперед, пощупал кострище:
        - Еще теплое. Они не могли далеко уйти, - и, с легким недоумением в голосе, добавил: - Но куда они ушли, я понять не могу. Не вижу.
        - Сейчас посмотрим, - Рагнар открыл сознание, чтобы впитать эманации беглецов. У некромантов это получалось легко, даже лучше, чем у целителей, и немногим хуже, чем у менталистов. Открыл - и тут же пожалел об этом.
        Ощущения были такие, словно его огрели по затылку дубиной. Боль адская, Рагнар едва не взвыл и поспешно выставил блоки. Осмотрелся… Проклятие! Меньше всего он ожидал наткнуться на что-то подобное. В конце концов, знатоков древнего искусства в мире осталось совсем мало. К примеру, сам Рагнар и его отец. Но, демоны разбери, истинный некромант никогда не опустится до подобного. Хотя бы потому, что это шаг в глубины, откуда нет возврата.
        - Назад! - коротко скомандовал Рагнар. Привычная в случае чего повиноваться старшему Ирия остановилась как вкопанная и тут же отступила на пару шагов, гвардейцы тоже. А вот Карел не внял сразу и тут же был вразумлен неприличными словами.
        - Да что случилось-то? - Карел, не ожидавший подобной реакции, малость опешил.
        - Отойдите назад… Шагов на пять будет достаточно, - добившись желаемого, Рагнар моментально прекратил сотрясать воздух и портить всем слух. - И ждите. Молча.
        Амулет… Старинный, сейчас таких уже не делают. Не потому, что утрачен секрет производства, а из-за чрезмерной сложности и длительности процесса. Тускло поблескивающая стекляшка в медной рамке, с величайшей осторожностью извлеченная из плоской деревянной коробочки. Простой на вид, но выложенной изнутри бархатом. Она не так блестит, как алмаз, но, глядя сквозь нее, можно увидеть прошлое. Не всегда, в исключительных случаях. Например, таких, как сейчас, когда даже камни наполнены эманациями боли и страха. Кроме прошлого, можно увидеть и понять кое-что еще… Впрочем, как раз для этого некроманту амулет не нужен.
        Мягкими, крадущимися шагами он обошел площадку. Мог бы и не красться, но привычка - вторая натура. Стекло вспыхивало мелкими искрами, видно было плохо, но что здесь творилось, Рагнар понять смог. М-дя… Ничто не ново под луной. Уже без опаски он вошел в центр площадки, поддел носком сапога пепел и мелкую пыль, в которую превратились кости, отыскал полностью исчерпавший себя амулет. О-па! А вот это уже интересно. Махнул рукой, подзывая остальных, и, когда все приблизились, негромко сказал:
        - Я приношу извинения за резкость. Не хотел никого обидеть, просто здесь и в самом деле могло оказаться чересчур опасно.
        - Да поняли мы, поняли, - махнул рукой Карел. - Что было-то? Не тяни.
        - Обряд низшей некромантии, - буднично ответил Рагнар. - Для тех, кто не знает, это ряд обрядов с жертвоприношениями. Не все. Однако вызов демона с использованием человеческой жертвы, безусловно, к ним относится.
        - И кто его провел?
        - Откуда я знаю? Лиц было не различить, сплошные помехи.
        - Ну, я думал, некромантов не так и много, и вы все знаете друг друга по почерку.
        - Так то ж некромантов, - поморщился Рагнар. - А здесь ими и не пахло. Низшая некромантия доступна любому мало-мальски грамотному магу. И точно тебе скажу, так грубо работать… Да почти вся сила в «брызги» ушла. И потом, некроманту средней руки и не нужен демон для такой ерунды.
        - Так может, все же объяснишь?
        - Может, объясню, - кивнул Рагнар. - Сюда пришли четверо. Одна - судя по всему, Эллен. Лица я не разобрал, но, в общем, похожа. Еще одна женщина. Очень высокая, худая. Никогда ее раньше не видел, а то запомнил бы. Еще двое мужчин, один - сильный маг, второй… Он себя, похоже, тоже считал очень сильным. Высокая женщина - хороший менталист, она его спеленала, как младенца. А второй мужчина прирезал его прямо здесь и провел обряд вызова демона. Для того, чтобы вызвать именно того, кого надо было, использовал вот этот амулет-поисковик, - Рагнар достал из кармана простое нефритовое колечко. - Сейчас это обычная безделушка, ресурс выработан полностью.
        - А что за демон?
        - Какой-то из демонов пространства, я не разглядел точно. Эти твари аморфные, классифицировать сложно. Главное, демон открыл им Дорогу Некроманта, по которой все трое и ушли.
        - То есть…
        - То есть некроманту демон для этого не требуется. Все. Главное, они ушли, и отследить их теперь никак не получится.
        - Но зачем? - Карел выглядел подавленным, остальные тоже малость сбледнули.
        Рагнар пожал плечами:
        - Наверное, потому, что понимали - не уйти им пешком. Или догоним, или, что вернее, обнаружим с дирижабля. Все, отследить этих уродов не получится, возвращаемся. Только быстро, быстро, я Дорогу сейчас долго не удержу…
        Всю дорогу обратно Рагнар проспал. События последних суток вымотали его ужасно. Дирижабль даже с попутным ветром едва плелся - тащил пришвартованный к брюху «Сокол». Его экипаж, включая капитана, сидел в трюме и проникался ужасом грядущей встречи с могущественнейшим некромантом королевства, а трофейный аппарат хоть и был по большому счету не нужен, решили доставить в замок. Восстановить его не столь и сложно, а там, глядишь, или продадут выгодно, или самим в хозяйстве пригодится. Только вот в результате швартовки конструкция получилась настолько хлипкая и неустойчивая, что Милли во время перегона сегодня потребовалось все ее мастерство.
        Зато пред отцовским взором Рагнар предстал хорошенько отдохнувшим, чисто вымытым и даже побрившимся. Откровенно говоря, было у него желание отпустить бороду, но Ирия каждый раз отговаривала, и молодой некромант раз за разом ей уступал. Все же не так много возле него было людей, которым можно доверять, и портить отношения хоть с кем-то из них по ерунде… Да ну его! Именно поэтому брился он при любой возможности, и сейчас явился, украшенный всего-то парой свежих порезов и благоухая одеколоном. Правда, в отличие от внешности, настроение у него было так себе.
        Доклад его, разумеется, с маленькими купюрами в том, что касалось ночных событий, отец выслушал в полном молчании. Только сейчас Рагнар понял вдруг, как постарел граф. Нет, выглядел он вроде бы неплохо, как и положено магу. Те живут дольше обычных людей и стареют медленно, целители и некроманты в особенности. Однако набрякшие веки, темные круги под глазами и многочисленные морщины появились сегодня будто бы из ниоткуда. Отец устал и, похоже, так и не ложился спать с того момента, как обнаружилась пропажа Эллен.
        - Спасибо, - кивнул граф, когда сын закончил. - Ты сделал все, что мог, даже я не - справился бы лучше.
        - Ты бы справился, - вздохнул Рагнар.
        - Почему ты так думаешь? - взгляд отца, до того потухший и усталый, разом стал холодно-ост-рым.
        - Потому что ты сильнее и смог бы открыть еще не одну Дорогу Некроманта.
        - С этого места подробнее.
        - Вот, - на стол лег амулет.
        Граф взял его, повертел в пальцах:
        - Сущая ерунда. Запороли его в хлам. Не годится для повторного использования, а эманации остались нехорошие. Я бы не рекомендовал таскать эту дрянь в кармане.
        - Да, по дурости запороли… Но фокус в том, что мне знакомо клеймо, - Рагнар кончиком ногтя указал на едва заметные линии, выгравированные с внутренней стороны амулета. - И я могу поговорить с тем, кто такое ставит. Думаю, можно попытаться хотя бы выйти на тех, кто покупал игрушку. Шанс невелик - но он есть.
        - Да? - отец заинтересованно посмотрел на кольцо, небрежно кинул его на стол. - Что с меня?
        - Открой дорогу к Роквеллу. Я сейчас и сам уже смогу, вроде отошел немного, сил хватит, но лучше их поберечь.
        - Когда пойдешь?
        - Позавтракаю и пойдем.
        - Опять берешь с собой, - граф неопределенно покрутил в воздухе пальцами, - Ирию?
        - Да, вдвоем будет проще.
        - Может, дать людей?
        - Только привлекут внимание. А с ней мы сработанная пара, Охотники с лицензией. В Роквелле нас знают. Не то чтобы хорошо, но и в глаза бросаться мы не будем.
        - Деньги?
        - Своих хватает.
        - Хорошо. Только вот что… Сын, - граф внимательно посмотрел Рагнару в глаза. - Я вижу, ты очень доверяешь своей… подруге. Возможно, ты и прав. Но за ней что-то тянется. Может, плохое, может, и хорошее. Что именно - сказать не могу, но чувствую. Поэтому я прошу тебя: будь осторожнее.
        Рагнар кивнул. Чувства некроманта, тем более такого, как отец, заслуживают внимания, и отмахиваться от них совсем не след. Но тем не менее были слова, сказанные ночью, и то, что в прошлом, тоже было. А потому Ирии он доверял. О чем отцу и сказал. Вот только осадочек, маленькая заноза, все равно остался. Впрочем, ненужные мысли он от себя отогнал решительно. И потом, ему хотелось оказаться подальше от отца. Банально потому, что рано или поздно возникнет тяжелый разговор, а Рагнар его не то чтобы не хотел - боялся. Такое вот несвойственное истинному некроманту чувство. Так что вперед, на войну! А пока они геройствуют, Милли постарается хоть немного подготовить здесь почву. Нехорошо, конечно, припахивать на такое дело будущую тещу, а с другой стороны, пускай тоже немного покрутится. В конце концов, она лицо заинтересованное.
        На сей раз Дорога Некроманта вывела их в десятке лиг от места назначения. Отец все рассчитал верно. Не стоило привлекать к себе лишнего внимания, сам факт открытия тоннеля лучше всякой визитки говорил о роде занятия его хозяина. Некромантов же простой народ традиционно боялся и не бил лишь из-за того же страха. Идиоты, думал Рагнар, покачиваясь в седле, благо на лошадей отец не поскупился. Иные дворяне хуже упырей, сначала в карты проиграются, а потом, чтобы компенсировать потери, начнут с крестьян последнее выжимать. Но притом к их потугам относятся как к неизбежному злу. А некромант, который по большому счету вообще ничего плохого никому не делает, это воплощение смерти и ужаса. Только потому, что он МОЖЕТ их причинить. Придурки, иначе и не назовешь.
        Роквелл вырастал на горизонте медленно. Четвертый по населению город королевства уже триста лет не знал войны и осады, а потому и стены имел чисто символические, причем только вокруг старого района. Когда-то с него город, собственно, и начинался, но потом заметно подрос, развернувшись на несколько лиг вокруг, обзаведясь широкими, прямыми улицами. Ну и переулками, узкими и кривыми, без этого никак. Строились тут широко, домов выше двух этажей практически не было и, на взгляд Рагнара, жить в Роквелле было даже удобнее, чем в столице. Город продолжал расти, его жители преуспевали в торговле, а представительство Ковена магов, высокая башня со шпилем-регулятором погоды, время от времени плюющимся тонкими сиреневыми молниями, и вовсе считалось вторым по мощи. Правда, до столичного не дотягивая очень сильно.
        Имелось здесь и свое отделение гильдии Охотников. Надо сказать, довольно вшивенькое - жители Роквелла были купцы, а не воины, желающих рисковать шкурами всегда не хватало, и в Охотники шли отнюдь не лучшие, благо своей охране купцы платили не в пример больше. Впрочем, с мелкими проблемами здешние Охотники все же худо-бедно справлялись, а для чего серьезнее вызывали специалистов со стороны - так выходило дешевле. Рагнар с напарницей несколько раз работали здесь, вызвав острую зависть местных коллег, поскольку за разовое задание срубали больше, чем те за год. Другое дело, что риск получался куда больший, но о том, что сами они взяться побоялись, здешние Охотники стабильно забывали сразу после того, как вызванный магом-недоучкой демон или разгулявшаяся саламандра упокаивались на три локтя ниже уровня земли. В общем, заезжих гастролеров не любили, но Рагнару на это было горячо наплевать.
        Зато в гостинице, где они всегда останавливались, к Рагнару с Ирией отнеслись как к родным. Учитывая, сколько стоил номер, и неудивительно. Так что на следующее утро проснулись они бодрые и отдохнувшие. Рагнар считал, что заниматься делом лучше не отвлекаясь на голодное бурчание в желудке или ноющую с дороги спину, и напарница с этим была согласна.
        Дом, который был им нужен, располагался не особенно далеко. Три улицы пройти, не больше получаса, даже если очень жалеть ноги. На лошадях получилось бы дольше - ехать до перекрестка, потом возвращаться… Охотники просто срезали дорогу проулками, узкими, более удобными для пешехода, и очень быстро увидели искомое.
        Красивый был домик, и два его этажа были раза в полтора выше, чем те же этажи у соседей. Облицованный сверху декоративными плитками белого и розового мрамора, он смотрелся очень эффектно. Ирия откровенно залюбовалась, но Рагнар, бывавший здесь уже не раз, не стал терять времени.
        - Пошли, - он распахнул калитку, холодно посмотрел на выскочившего навстречу дворецкого, слишком часто замеченного в излишнем рвении. Впрочем, тот узнал гостя и вежливо, на грани раболепности, поклонился. - Хозяин дома?
        - Здравствуйте, милорд. Разумеется.
        - Где?
        - В мастерской. Вас проводить?
        - Не заблужусь. Ирия, не отставай.
        Пока они шли через небольшой, ухоженный сад, девушка спросила:
        - А кто хозяин этого дома?
        - О, это один мой знакомый. Алхимик и мастер артефактов, барон Ральф Гленор. Неплохой человек, хотя иногда берется за заказы, скажем так, неразборчиво. В общем, тебе понравится.
        - Не уверена, - пробормотала под нос Ирия, но развить тему не успела. Они подошли к левому крылу дома и, пройдя через длинный, изрядно захламленный коридор, попали в мастерскую мага-алхимика. Святая святых, можно сказать, хотя, в отличие от многих коллег, хозяин этого дома плевал на условности. Тому же Рагнару не раз приходилось сиживать и даже пьянствовать в этом большом, на удивление уютном помещении.
        Гленор (если точнее, лорд Гленор, барон с чередой благородных предков длиннее, чем у королевского мопса, но в их среде на такие мелочи, как титулование, особого внимания обращать было не принято) творил очередной шедевр. В полутора локтях над полом с бешеной скоростью вращался огненный шар, и лишь очень хорошо понимающий человек мог сообразить - это стекло, просто раскаленное до огромных температур. Рядом с ним, на специально установленной лестнице-стремянке сидел дракон и, выдыхая мощные струи пламени, поддерживал шарик размером с человеческую голову в полужидком, плюющемся мелкими искрами состоянии. Длиной это крылатое чудо было аж в три ладони, если считать вместе с хвостом. Для островного дракона - очень солидный экземпляр.
        Сам алхимик в пропотевшей насквозь белой рубахе с закатанными по локоть рукавами и кожаном, покрытом мелкими подпалинами фартуке, осторожно водил ладонью над заготовкой. Похоже, заклинание накладывал, хотя какое, Рагнар понять не мог. У алхимиков свои секреты и своя магия, не похожая на классические школы, но от того не менее эффективная и мощная.
        В любом случае не стоило ему мешать, и Рагнар, шикнув спутнице, чтоб не пыталась комментировать, облокотился о косяк и начал с интересом следить за руками мастера. А там было, на что посмотреть, даже если не учитывать замысловатость жестов. Сами по себе руки Гленора, могучие, в мелких шрамах и ожогах, невольно привлекали к себе внимание. Они не были эталоном красоты, с таких рук не лепят скульптуры и не пишут картины. Но вот оторвать от них взгляд, раз зацепившись, тяжело.
        Не поднимая головы, ни на миг не отрываясь, Гленор продолжал работать. Только периодически резким движением головы отбрасывал в сторону выбившиеся из-под банданы волосы, упрямо лезущие в глаза. Барон-маг-ученый был всего-то лет на десять старше Рагнара, но поседеть успел изрядно. И с момента последней их встречи тяжелого, благородного серебра на его голове заметно прибавилось.
        Наконец шар засветился ярко-алым светом, и ручной дракон, тварюшка полуразумная и много что понимающая, мгновенно прекратил свои огненные эксперименты. Пыхнул еще пару раз дымом и замер, устало опустив крылья. Гленор еще раз шевельнул пальцами, от чего вокруг его стремительно остывающего творения разом похолодало, и даже снежинки на миг появились, после чего перевел взгляд на Рагнара.
        - Привет, - алхимик ничуть не удивился гостю. В конце концов, они с Рагнаром были давно знакомы, и тот, бывая в этом городе, всегда заходил к старому товарищу. Редко, правда, много реже, чем хотелось бы, но такая уж у некроманта жизнь кочевая. - Заходи. Пиво будешь?
        - Будем, - кивнул Рагнар и чуть посторонился, пропуская вперед Ирию.
        Брови алхимика чуть заметно поднялись.
        - Ты с дамой?
        - А что? Было бы лучше, если бы с мужиком?
        - Х-ха! - Гленор оценил шутку. - Просто ты никогда раньше не таскал сюда женщин.
        - Все когда-то бывает впервые, - пожал плечами некромант и мимоходом почесал дракончика под челюстью. Рептилия подобрала крылья и зажмурилась от удовольствия, выпуская из пасти мелкие, как от спички, язычки пламени. - Привет, Армагеддон…
        - Тогда позвольте поинтересоваться именем столь прекрасной девушки? - когда нужно, старый прохвост умел быть галантным.
        - Ирия, - напарница Рагнара чуть заметно покраснела.
        - И…
        - Статусом? - закончил невысказанный вопрос Охотник. - Моя невеста.
        Вот теперь удивил так удивил. Седые брови, похожие на комки ваты, пошли вверх так высоко, что казалось, это невозможно физиологически, и спрятались за упавшую на лоб прядь волос. Однако справился с этим он быстро и одобрительно кивнул:
        - Остается лишь поздравить тебя. Не знаю, что она за человек, но с такой внешностью только на балах сверкать. Я не ошибусь, если предположу некоторую толику эльфийской крови?
        - Очень небольшую, - Ирия от неприкрытого цинизма алхимика, рассматривающего ее как занятную вещь, немного смутилась.
        - Ну и замечательно, - кивнул барон. - Дети от таких браков вбирают лучшее, что есть в наших расах. Итак, Рагнар, мы с тобой пиво. А дама?
        - Красное зельдинское, - почему-то Ирию пробило злостью на саму себя. Чего она смущается? Выбор сама делала, никто за язык не тянул. А этот человек ей никто и звать его никак. Знакомый будущего мужа, не более того. И, в конце концов, если она выходит замуж за человека из высшего света, ей надо статусу графини соответствовать не только в постели, но и на балу. И вообще - везде, куда бы ни заносила их жизнь. - Есть такое?
        - О, леди понимает толк в извращениях, - широко и совершенно беззлобно ухмыльнулся алхимик. - Вам какого года?
        Уел. То, что вино разных лет отличается по вкусовым качествам, Ирия знала. А вот чем отличаются вина конкретно этой марки, в жизни ею не пробованной - нет. К счастью, Рагнар, очень хорошо почувствовавший щекотливость момента, успел проблему оценить и сгладить, не дав возникнуть даже малейшей паузе:
        - Сорок второго она любит. Только сказать боится.
        - Это почему? - с интересом повернулся к нему алхимик.
        - А я не объяснил ей твои финансовые возможности, вот она и не хочет ставить тебя в неловкое положение.
        - Да? - барон вновь повернулся к Ирии. - Не стоит волноваться, девушка. Я, конечно, не столь богат, как отец вашего жениха, но и в средствах особо не стеснен.
        Зельдинское на поверку оказалось жуткой кислятиной. И что в нем находят ценители? Пришлось изображать восторг и пить его маленькими глоточками. А заодно люто завидовать той, кто его подала. Эльфийка. Настоящая, а не на маленький кусочек, как Ирия. И, это девушка с тоской вынуждена была признать, отличающаяся от нее, как роза от ромашки. Вроде бы и то, и другое цветы, но… Интересно, как ее занесло сюда, да еще в услужение к человеку? Впрочем, Рагнар, уловив настроение подруги, незаметно толкнул ее локтем и ободряюще улыбнулся. Вот так. Кому-то нравятся розы, а кто-то любит полевые цветы, и Ирии в этом плане грешно было жаловаться. Умом она это понимала, но… Все-таки эльфийка была очень красивой.
        Рагнар, похоже, уловил ее настроение. Незаметно улыбнулся, взял с колен уютно пристроившегося там дракона и передал его Ирии. Армагеддон озадаченно поднял голову, недоуменно посмотрел на девушку, но, когда она осторожно провела ладонью по его голове, выгнул шею и заурчал, как довольный кот. Похоже, ласка ему нравилась. Осмелев, девушка принялась поглаживать его, продолжая дегустировать вино и с интересом прислушиваясь к разговору.
        А мужчины прихлебывали себе пиво (идиотка, могла бы не строить из себя непонятно кого, а попросить то же самое) и небрежно перебрасывались ничего не значащими фразами, словно шариком для тонг-тонга. И серьезный разговор начался ровно в тот момент, когда высокие стеклянные бокалы показали дно. Посмотрев в свою посудину, Рагнар вздохнул, борясь с желанием повторить, отставил бокал в сторону и, пошарив в кармане, выложил на стол амулет.
        - Узнаешь?
        - А должен? - вопросом на вопрос ответил Гленор?
        - Хороший вопрос. Но клеймо ты знать просто обязан.
        Барон пожал плечами, взял кольцо, всмотрелся - и брови его вновь поползли вверх. Осторожно положив амулет обратно на стол, он посмотрел в глаза Рагнару:
        - Я этого никогда не делал.
        - Верю. Хотя бы потому, что колечко сделали давненько. Как минимум до того, как ты стал мастером. А может статься, вообще до нашего рождения. Но клеймо твое. Можешь объяснить?
        - А должен? - вновь спросил алхимик.
        - Нет. Однако колечко имеет за собой неприятный след, и это чревато последствиями. И для меня, и для многих других. Возможно, и для тебя - хотя бы из-за клейма. Лучше разобраться сейчас, чем иметь потом непредсказуемые проблемы.
        - Ну хорошо, хорошо, - Гленор поморщился. - Это не мое клеймо.
        - А точнее? - прищурился Рагнар.
        - Точнее… Ну а что точнее… В общем, это действительно не мое клеймо.
        - Не твое? - на сей раз брови приподнял Рагнар. - Помня, сколько раз ты его ставил… Чье же оно тогда?
        - Сейчас, - алхимик встал, подошел к внушительному, занимающему всю стену книжному стеллажу и выудил с одной из полок потрепанный фолиант. Быстро перелистнул несколько страниц, нашел ту, что его интересовало. - Вот.
        На открытой странице был в деталях изображен тот самый знак, что красовался на артефакте. Гленор щелкнул по нему ногтем, потом ткнул пальцем в подпись:
        - Клеймо рода Пуаркале. В нем встречались алхимики, хотя и очень давно. Говорит тебе что-нибудь это имя?
        Говорило, еще как говорило. Род, который дал миру последнего Светлого Властелина и считался уничтоженным полностью. Рагнар удивленно посмотрел на алхимика:
        - Для чего оно им? Коров метить?
        - Нет, все проще. В их роду тоже попадались… мастера. И вещичек они сделали немало, причем весьма занятных. Полагаю, тебе в руки попала одна из них.
        - Гм… А какое отношение клеймо имеет к тебе?
        - А оно красивое, - пожал плечами Гленор. - А им уже без надобности. Вот я и воспользовался, благо оно - своего рода показатель качества. Позволяет здорово сэкономить на рекламе.
        - Ну, ты и жук, - задумчиво протянул Рагнар.
        - Все хотят жить хорошо, спать на мягком и кушать вкусно. Как-то так. И потом, я его малость переделал, - Гленор, ничуть не смущаясь, положил на стол лист бумаги со своим собственным клеймом. - Видишь? Правда, детали это мелкие, рассмотреть их сложно, и в глаза не бросаются. Но все равно это уже мое клеймо. Похожее на оригинал, но не более того.
        - Твое дело, - усмехнулся некромант. - Твое право… Но такие шутки могут плохо кончиться.
        - Это почему еще?
        - Хотя бы потому, что я, зная тебя, пришел и задал вопрос. А кто другой взял бы - и зарядил с порога в лоб.
        - Будет интересно на это посмотреть, - алхимик взял из блюдца на столе грецкий орех, сжал его в кулаке - и раздавленная скорлупа с шелестом посыпалась на скатерть. - Как-то так вот, - усмехнулся он, ломая ядрышко и отправляя кусочки в рот.
        - Ну-ну. Мое дело предупредить, твое - сделать выводы.
        - Ладно, ладно, - Гленор махнул рукой. - Считай, я тебя понял. Пойдемте лучше, я вам кое-что покажу.
        Показать им он решил новую модель пистолета. Собственного изобретения, как не без гордости признался. В отличие от обычного, с громоздким - резервуаром для сжатого воздуха, этот был компактнее, хотя, как с неудовольствием вынужден был признаться Гленор, выстрелить мог не более трех раз подряд и только железными пулями-гвоздями. При выстреле внутри ствола проскакивала миниатюрная молния, разгоняющая железо, и пуля вылетала практически беззвучно. По силе пистолет уступал классическому пневматическому оружию, но Гленор клялся и божился, что еще доведет свое творение до совершенства.
        Уже покинув гостеприимный дом, Ирия спросила:
        - Как думаешь, когда он доделает свой пистолет?
        - Понравился? - спросил Рагнар и, дождавшись утвердительного кивка, развел руками. - Боюсь тебя разочаровать, но, скорее всего, никогда. Он этой ерундой перед всеми уже года три хвастается, и за это время из улучшений - три выстрела вместо одного. Так что, скорее всего, прорыва в оружейном деле нам не дождаться.
        - Да? - Ирия немного расстроилась. - А я-то думала…
        - Он пустобрех. За всю жизнь ничего особенного не создал. Штампует классические амулеты, и только.
        - А мне показалось, он весьма преуспевает.
        - Ну а почему бы и нет? Классика тоже неплохо оплачивается, делает он ее качественно, а деловая хватка у Гленора получше твоей будет. Весь в папашу.
        - Тоже алхимик?
        - Ага, ага, - не сдержал усмешки Рагнар. - Широко известный в узких кругах. Например, тем, что предложил новый материал для строительства дорог. Что-то на основе нефти, подробностями я не интересовался. Взял подряд, построил шикарную - дорогу между двумя городами, а по весне, как снег начал сходить, ее смыло к демонам. Однако же деньги успел получить, освоить, с кем надо поделиться, так что не только вышел сухим из воды, но и сохранил репутацию кристально честного человека. Сколько при этом осело на его личных счетах, мне страшно даже подумать.
        - Лихо…
        - А то ж. Кстати, как довести его игрушку до ума, я знаю.
        - И как?
        - Выкидываем амулет-накопитель, - пожал плечами Рагнар. - Мощности у него все равно маловато. Вместо него присобачиваем клетку с демоном Гаусса. Она даже поменьше будет, а этих тварюшек любой демонолог продает за серебрушку пучок. И, в принципе, все. Останется только подобрать блокиратор, чтобы энергия выстреливалась не абы как, а дозированными порциями, но это чисто технический вопрос. Мощность будет выше в разы, количество выстрелов - тоже. Такая конструкция в свое время испытывалась для пушек, но пневматика для стационарных агрегатов оказалась надежней.
        - Но почему ты ему об этом не сказал?
        - Пускай сам додумается. Чтоб не расстраивался от своего неожиданного скудоумия. Или попросит совета. Я подскажу.
        - И войдешь в долю?
        - Именно. Не тебе одной быть практичной.
        Ирия ненадолго задумалась, переваривая услышанное, а потом спросила:
        - А скажи, откуда вы друг друга знаете?
        - Ну, это давняя история. Когда-то…
        Договорить ему не дали. Откуда-то сбоку по-явился невысокий, плотно сбитый человек, одежда которого, неброская и удобная, прямо-таки кричала об официальности. Спокойно, по-хозяйски подойдя к Охотникам, он заступил им дорогу и поинтересовался:
        - Рагнар Тассу?
        - Есть такая буква в этой цифре, - усмехнулся Рагнар. Кем бы ни был незваный визитер, сам по себе опасность он вряд ли представлял. Хотя бы потому, что магом не являлся, это понимающий человек видит сразу, а все остальные его таланты не стоили упоминания. В бою два Охотника ломтями порежут кого угодно. Да хоть и весь гарнизон - случались прецеденты. - С кем имею честь?
        - Прошу следовать за мной.
        - Я, кажется, задал вопрос. Для начала представьтесь, а потом квакайте.
        Под ледяной вежливостью тона скрывалось тщательно дозируемое пренебрежение аристократа к низкорожденному. Вообще, Рагнар подобным никогда не увлекался, но, случись нужда, вполне мог с презрительной усмешкой изображать спесь наивысшего пошиба. А если потребуется, то прямо сейчас выхлестать собеседнику зубы. И неприятностей дворянину при этом не светило абсолютно никаких - в данном конкретном случае происхождение защищало его лучше каменных стен. Мог и вовсе шею свернуть. Почему? А вот захотелось. Следовало дать понять собеседнику, что он в полушаге от неприятностей и, стоит признать, Рагнару это удалось.
        - Мое имя Атон, милорд. Делопроизводитель службы надзора. Вас желает видеть мэр.
        - Ну вот, так бы сразу, - кивнул Рагнар, с интересом глядя на полицейского. Да-да, именно так, просто здесь, в Роквелле, не любили называть вещи своими именами. Купцы, что с них взять. - Хорошо, я зайду вечером.
        - Велено сейчас…
        - Кому велено? Мне? - Рагнар откровенно забавлялся. И было отчего - сам он, конечно, величина не особенно большая, но за его спиной маячит зловещая фигура отца. А тот церемониться не станет. Род графов Тассу вообще никогда не славился чувством юмора, когда их интересы задевались хотя бы краешком. Связываться же с некромантом такого уровня - это по меньшей мере безрассудно. И полицейский, судя по скучнеющей на глазах роже, прекрасно это понимал.
        - Милорд, я прошу вас… Если вы не явитесь, с меня три шкуры снимут.
        А вот это как раз правда. В Роквелле обычаи жесткие. При всем кажущемся миролюбии купцов, неудачников они рвут на части, даже если это им не приносит никаких дивидендов. Рефлекс. И остальные тоже не отстают. Так что самое малое, что светит незадачливому посланнику, это лишиться должности. С одной стороны, Рагнару на это было наплевать, с другой - идти все равно придется. Во избежание дальнейших сложностей, которые мэр вполне может учинить. Что же, никаких твердых планов на сегодня у некроманта не было. Почему бы и не сходить? Тем более вот такой небрежный жест - и этот чиновник станет его должником, пускай и по мелочи. Мало ли когда это пригодится.
        - Что же, веди. Но если окажется, что ты дернул меня по ерунде…
        До мэрии они добрались очень быстро, главным образом потому, что Атон и впрямь оказался толковым полицейским. Во всяком случае, город свой он знал великолепно, что позволило срезать угол, миновать вездесущих, хватающих за одежду и тормозящих движение уличных торговцев и пройти через пустые ворота внутренней стены, отделяющей старый район от нового. В большинстве ворот сейчас было не протолкнуться - скоро полдень, все куда-то торопятся. Здесь же лениво сидел, привалившись к изъеденной временем, когда-то внушительной, а ныне декоративной каменной стене, какой-то пьянчуга, да торчали неподалеку две потасканного вида гулящие девки, непременные спутницы любой цивилизации.
        Мэрия выглядела, как и положено главному зданию города - внушительно и безвкусно. Внушительно потому, что она была самым высоким зданием города, исключая, пожалуй, шпиль Ковена - ну да тот торчит под облака из утилитарных соображений. А безвкусно - так ее столько раз перестраивали, что получившееся смешение стилей иначе как кошмаром архитектора назвать не получалось.
        У входа скучал здоровенный стражник в парадных доспехах. Несмотря на пасмурный день, ему в них было неимоверно жарко, однако держался вояка молодцом. Насколько помнил Рагнар, дежурить сюда загоняли в качестве наказания за мелкие провинности. Всех задач было - выполнять функции швейцара, распахивая двери перед важными гостями и грозным видом отпугивая визитеров нежелательных. Скука несусветная, словом не с кем перекинуться и даже вином горло не сполоснешь - только попробуй, на глазах начальства-то. Но - грудь колесом и держись молодцом, иначе попадешь сюда повторно. Вот и старались, куда деваться.
        Перед Рагнаром дверь не распахнули, но и по-тараканьи шевелить усами, дабы продемонстрировать неудовольствие начальства, не стали. Некроманта, по чести говоря, не волновало ни то, ни другое, тем более Атон, идущий впереди, двери и открыл, и придержал. Спустя еще минуту они оказались в приемной, залитой светом из огромных, на всю стену, окон, и шустрый секретарь, доложив о визите, тут же пригласил их войти. Что-то новенькое, здесь посетителей мариновали обычно когда по полчаса, а когда и дольше. Не потому, что в этом была нужда, просто «так положено». Однако гадать Рагнар не собирался, просто небрежно расправил плечи, кивнул оставшемуся снаружи Атону и двинулся вперед, неторопливо и внушительно, словно древняя осадная башня. Ирия привычно шла чуть позади, не забывая внимательно глядеть по сторонам. Если что, спину прикрывать именно ей.
        Кабинет был прежний, мэр - тоже. Неторопливый, вальяжный, кругленький, словно мячик, и такой же обманчиво-безопасный. Хватка у толстячка была волчья, иначе не поднялся бы над всем местным купечеством и не смог бы балансировать на вершине уже добрый десяток лет, но дела он вел, стоит признать, честно. А вот второго находящегося здесь человека Рагнар увидеть не ожидал, хотя, откровенно говоря, винить в этом случае стоило лишь собственную лень и нежелание шевелить мозгами. Уж этому-то человеку присутствие в городе их лихой парочки и впрямь могло встать поперек горла. Предводитель гильдии Охотников Роквелла, собственной персоной. Высокий, худощавый тип, быстрый, как ласка, и столь же опасный… для обычного человека. В том, что данный индивидуум ему не противник, Рагнар не сомневался.
        - О, здравствуйте, здравствуйте, дорогой граф…
        - Я пока не граф, - сухо поправил мэра Рагнар.
        - Ну, значит, будете, - все так же жизнерадостно ответил толстячок, широко улыбаясь.
        - Буду, - кивнул некромант. - Чем позже - тем лучше.
        - Ну разумеется, разумеется. Мы все желаем вашему глубокоуважаемому отцу здоровья и долгих лет жизни.
        - Может, перейдем к делу? - Рагнар демонстративно извлек из кармана часы, щелкнул крышкой. - Время, знаете ли, деньги.
        - О да, конечно, конечно… Видите ли, вам очень хочет задать несколько вопросов магистр Горцаль. Вы ведь, кажется, знакомы?
        - Ну разумеется. Года полтора уже. И, кстати, каждый раз хотел спросить, кто ему звание магистра-то присвоил, а?
        Удар ниже пояса, конечно, но и впрямь давно хотелось. Магистр - это маг-ученый. Или просто ученый. В любом случае человек, имеющий научные труды и защитивший диссертацию. Бывают еще главы рыцарских орденов - они себя исторически именуют магистрами. Но в любом случае глава заштатного отделения Охотников на сей титул имел прав не больше, чем на генеральские погоны.
        Горцаль побагровел от злости, но смолчал. Дураком он не был и хорошо понимал, что в словесном поединке ему очень повезет, если сможет разойтись вничью, а если дойдет до чего-то большего, конфликт чреват для него битой мордой. Поэтому магистр смирил гордыню и сквозь зубы поинтересовался:
        - С какой целью вы здесь, Охотник Рагнар?
        - Я, кстати, не говорил, что жажду на его вопросы отвечать, - доверительно обратился Рагнар к мэру. - Но из уважения к вам лично… Это частный визит, не связанный с гильдией. Свои дела.
        - Позвольте уточнить, какие.
        - Не позволю, - лениво отмахнулся Рагнар.
        - И все же, - Горцаль был настойчив. - Я бы НАСТОЯТЕЛЬНО рекомендовал вам ответить.
        - А я уже сказал. Развлекаюсь.
        - Настолько захотели развлечься именно у нас, что воспользовались Дорогой Некроманта?
        - А откуда вы знаете, что я ею воспользовался? - с интересом посмотрел ему в глаза Рагнар. Интерес был вполне логичен, засечь переход Горцаль, даже имей он соответствующие амулеты, не мог физически.
        - Еще вчера вы были в замке своего отца. Назовите еще хоть один способ добраться сюда за это время.
        - А откуда вы знаете, что я был именно там? - на сей раз голос Рагнара звучал угрожающе. Горцаль понял, что ляпнул глупость, и заткнулся, с ненавистью глядя на молодого коллегу. Рагнар вновь повернулся к мэру: - Что же, наша встреча многое для меня прояснила. Позвольте откланяться. И не советую пытаться меня задержать - чревато.
        Последняя фраза прозвучала так, на всякий случай. Мэр - не дурак, и хорошо понимает, что конфликт с дворянином такого ранга не по его зубам. Хотя бы потому, что Тассу, равно как и другие Старшие Семьи, подсудны лишь королевскому суду, а максимум, что может сделать мэр, это взять Рагнара под стражу. Ну, попытаться взять под стражу - опять же, некромант способен разнести здесь все и уйти, а отвечать будет лишь перед королем. И, разумеется, крайним станет градоначальник, хотя бы потому уже, что не оценил всех рисков положения. Так что не стоило портить отношения с могущественным родом из-за интересов третьестепенной гильдии. Расклад простой и всем понятный.
        - Ты, мальчишка! - кажется, не привыкший к тому, что об него вытирают ноги, Горцаль малость утратил связь с реальностью. - А ну стой, когда с тобой разговаривают старшие!
        - Магистр, - на удивление миролюбиво отозвался Рагнар, поворачиваясь к кипящему от ярости и брызжущему слюной оппоненту. - Позвольте вашу руку. Обещаю, что не причиню вам вреда, не бойтесь.
        - Я? Боюсь?
        - Не боитесь? Вот и замечательно, - Рагнар усмехнулся и вложил в протянутую руку мелкую серебряную монету. - Не желаете сказать, на кого работаете? Нет, Ну и ладно. Узнаешь себе цену - вернешь сдачу. Понял? А теперь брысь, и не путайся под ногами. Растопчу.
        Уже когда они вышли из мэрии и, не особенно торопясь, двинулись в сторону гостиницы, Ирия спросила:
        - Зачем ты его оскорбил?
        - Чтобы он начал злиться, дергаться и делать глупости, - усмехнулся Рагнар. - Он знает куда больше, чем положено, следовательно, кто-то ему эти сведения передал. И этот кто-то мало того, что сам в цейтноте по времени, так и вдобавок не обладает полнотой информации. В противном случае и тон был бы иным, и вопросы дурацкие не звучали. Да, скорее всего, и встречи бы не было. Горцаль нас не любит, но без крайней нужды связываться не станет. Не со мной - с графом Тассу. Этого дятла натравили, сразу видно. И даже не подумали, что любое действие - уже информация. Так что день прошел совсем не впустую. Как минимум два успешных визита.
        - Два?
        - Ир, ну ты сама подумай, - Рагнар повернулся к девушке и словно малолетке-несмышленышу принялся объяснять: - Во-первых, Гленор. Он поведал о происхождении кольца. Поверь мне, такие артефакты просто так не даются и не продаются. Их очень тщательно настраивают на нового владельца. И для настройки требуется как минимум очень хорошо разбираться в вопросе. Следовательно, это мог сделать только создатель артефакта или человек, обучавшийся у его создателя.
        - Или ученик ученика.
        - Тоже вариант, - кивнул Рагнар, секунду подумав. - Но главное здесь в том, что передаются такие знания не кому попало. Ты, может, не знаешь, но мой-то род даже подревнее, чем у этих выскочек. Есть секреты, которые сохраняются внутри семьи. Соответственно, кто-то из рода Пуаркале жив, и именно он стоит каким-то боком за происходящими событиями. А Горцаль работает или на него, или на третью сторону, которая тоже во всем этом замешана. И растряся его как следует, чтобы узнать, кто его на это дело подписал, мы увидим важный кусочек картины. Так что второй визит получился еще интереснее.
        - А…
        И тут впереди рвануло, да так, что столб огня взлетел, казалось, до самого неба. Рагнар посмотрел на него, прикинул направление и охнул:
        - К дому Гленора, бегом!
        Они неслись во всю прыть, но, разумеется, опоздали. Когда Рагнар с Ирией оказались возле места, где еще недавно стоял красавец-дом, их глазам предстала собравшаяся толпа шумно спорящих (и даже заключающих пари, сволочи!) о происшедшем зевак, и жуткая картина в один миг превратившегося в пепел поместья. Кто-то явно не пожалел сил, выгорели не только деревья и трава - даже камни оплавились. Ругаясь сквозь зубы, Рагнар двинулся к месту трагедии, расталкивая стоящих на пути плечами и рукоятью шпаги. Ирия пристроилась в кильватер, благо - не в первый раз. На них ругались, но связываться с дворянином все же не рисковали, и потому довольно быстро Охотникам удалось протиснуться к эпицентру катастрофы.
        На месте дома осталась лишь воронка с оплавленными ужасающим жаром краями. На одном из них чудом устоял кусок стены. Судя по ее состоянию, температура была невероятно высока - камень плавился и тек, застыв в каком-то грубом подобии стекла. Вот только тянуло от камня почему-то леденящим холодом. И сидел рядом, плача, как человек, дракончик. Рагнар мимоходом подхватил его, сунул Ирии. Армагеддон безропотно принял судьбу, прижался к девушке, сунув чешуйчатую морду ей под мышку, и затих. Они тоже чувствовали горе, эти рептилии. Наверняка он доставит позже немало хлопот, но не бросать же!
        - Что-нибудь чувствуешь?
        - Только магию воды…
        - Не понял, - Рагнар повернулся к напарнице, но та лишь пожала плечами. Сам некромант стихийную магию ощущал несколько иначе, мог определить, что она есть, однако с классификацией дело у него обстояло паршиво. Если накладывались заклинания двух-трех стихий, определить, с чем имеет дело, было уже крайне сложно. Однако сейчас и он четко ощущал магию воды - и ничего более.
        - Такое впечатление, что ею накрыли место пожара и выморозили тут все, - негромко, себе под нос, размышляла Ирия. - Интересно только, кто это сделал?
        - А вот сейчас и посмотрим, - Рагнар полез в сумку за амулетом. Столь ценную вещь он в гостинице оставлять не рискнул, и вот, пригодилась.
        Однако когда он извлек амулет, позади раздался негромкий голос:
        - Не стоит, молодой человек. Это я применил магию, чтобы усмирить пламя. Это ведь у вас зеркало Ралли, верно?
        - Д-да… Магистр Вольсерат? Какими судьбами?
        - Живу я здесь, - невысокий, худощавый старичок, один из самых известных в стране экспертов по теоретической магии, когда-то оказавший честь графу Тассу и давший несколько уроков его детям, аккуратно обошел Рагнара, с интересом посмотрел на артефакт. - Как на покой ушел - так на родину и уехал, дни коротать. Городским магом заделался. Работа спокойная, непыльная, да… Позволите… э-э-э… Рагнар Тассу, верно?
        - Разумеется. В смысле да. Рагнар Тассу. Пожалуйста.
        Магистр осторожно принял из рук некроманта амулет, провел кончиками пальцев по рамке:
        - Ну надо же… Сколько лет не видел таких. Вы не против?
        - Нет, конечно, - Рагнар без слов понял, что хочет его бывший учитель. - Почту за честь.
        - Великолепно. Просто великолепно…
        Рагнар не был новичком в работе с артефактами, но его умения по сравнению с тем, что творил Вольсерат, казались убогими экспериментами деревенского пастушка с дудочкой перед музыкантом Королевского оркестра. Тонкими, едва заметными движениями пальцев магистр настраивал сложный и капризный инструмент, заставляя зеркало Ралли матово отсверкивать, переливаясь всеми цветами темной радуги. А потом в стекле появилась картина немыслимой чистоты, позволяющая разглядеть в деталях каждого муравья, невовремя залезшего на травинку.
        Увы, ничего особенного рассмотреть не удалось. Вот стоит дом - а вот изнутри вырывается голубоватое, почти сразу становящееся сиреневым, а потом классически желтым пламя. Пожалуй, единственная характерная черта - бьет оно вверх, практически не распространяясь в стороны, даже сквозь щели в дверях и окнах не лезет. Деревянные части загораются не сразу, а одна из дверей и вовсе остается целехонька до тех пор, пока стена не заваливается внутрь воронки. Далее картинка практически не меняется в течение нескольких минут. Потом его накрывает мертвенно-бледным куполом - и все гаснет. Ну, это как раз понятно, магистр Вольсерат применил замораживающий купол. А остальное Рагнар уже наблюдал сам.
        - Ну-с, что скажете, молодые люди? - погасив зеркало, с интересом спросил Вольсерат. - Вот, к примеру, вы, девушка… Простите, не помню вашего имени.
        - Ирия, - покраснела она моментально, хотя вроде бы и не от чего.
        - Ну, и что вы скажете, помимо имени?
        - Ничего. Похоже на магию огня, но абсолютно никаких возмущений я не чувствую. И управление этим… Огонь могуч и чист, но своеволен, заставить его плясать под свою дудку требует большого мастерства и еще большей силы. Кто мог заставить его действовать с такой точностью я, признаться, не могу даже представить.
        - А вы, мой мальчик? - Вольсерат повернулся к Рагнару.
        - Ничего не добавлю. Тем более я некромант, мне легче почувствовать магию, но деление стихий не мой конек.
        При слове «некромант» толпа любопытных, собравшаяся вокруг, подалась назад. Велика сила инстинктов… На Вольсерата это, впрочем, не произвело ни малейшего впечатления. Потеребив острый подбородок, магистр признался:
        - Я тоже не знаю такой магии, хотя и разбираюсь в огненной стихии. Смею думать, неплохо разбираюсь, да. Конечно, можно предположить, что кто-то применил нечто новое и неизведанное, а главное, не обнаруживаемое. Но по мне, так куда более вероятно, что мы имеем дело с алхимией. Ведь лорд Гленор именно ею занимался?
        - Именно, - кивнул Рагнар. - Но вряд ли в случившемся есть хоть капля его вины. Он был, скажем так, чрезмерно осторожен в некоторых вопросах.
        - Хотите сказать, трусоват?
        - Не уверен, что можно так сформулировать. Он не боялся людей, даже бравировал этим. В свое время барон считался завзятым дуэлянтом. Но Гленор всерьез опасался продуктов собственных экспериментов, и потому, занимаясь чем-нибудь реально опасным, всегда проявлял максимум осторожности.
        - Так-так, - недовольный голос заглушил на миг даже толпу. - Кто б сомневался. Если что-то случилось - значит, без графов Тассу здесь не обошлось.
        - И вам здравствуйте, маркиз, - не оборачиваясь, усмехнулся Рагнар. Маркиз Бартолли, префекта, сиречь начальника всей городской стражи, включая полицию, он не любил, причем чувство это было взаимным. Вот только это не мешало уважать седого, все еще не расплывшегося в талии воина. Префект был честным человеком, насколько это вообще возможно на его должности. И честным не из-за глупости, как некоторые, но по убеждениям. - Увы, я прибежал, когда здесь уже все завершилось.
        - И, разумеется, у вас есть куча свидетелей, готовых это подтвердить? - скептически усмехнулся префект.
        - Мэр подойдет? В тот момент, когда полыхнуло, я только-только от него вышел и физически не успел бы сюда добежать.
        - Спрошу…
        - Я наблюдал происходящее с самого начала. Господина Тассу здесь не было. Моего слова вам хватит? - поинтересовался Вольсерат.
        Префект повернулся к нему, вздохнул:
        - Да, вашего слова, магистр, более чем достаточно.
        - Ну, тогда заканчивайте этот беспредметный разговор и можете полюбоваться, как все происходило.
        Зеркало Ралли не подвело. Префект вначале попросил настроить его так, чтобы осмотреть место до того, как все началось, ничего странного не увидел и долго ходил, рассматривая происшедшее с разных сторон и загадочно хмыкая. Его люди тем временем разогнали зевак, переписав заодно фамилии - чтоб, значит, те завтра не забыли явиться в полицейский участок и дать подробные показания. Многие прокляли тот момент, когда решили досмотреть происшедшее до конца и не смылись раньше - весь следующий день теперь можно было считать пошедшим коту под хвост. Впрочем, никто не рисковал возмущаться.
        - Что же, - со вздохом заметил Бартолли, когда возле руин остались только они четверо. - Вынужден признать, вы и впрямь ни при чем, и я не имею оснований усадить вас хотя бы на пару суток в камеру. Хотя и стоило бы, в качестве профилактики. За прошлый раз, к примеру.
        - А что случилось в прошлый раз? - Вольсерат был не только умен, но и любопытен. Отчасти благодаря этому, кстати, он и стал ученым.
        Рагнар чуть потупился:
        - Ну…
        - Мы отмечали, - вмешалась Ирия, - мой день рождения. И разнесли одно… гм… заведение. Правда, хозяину возместили ущерб до последнего медяка.
        - А заодно немного покалечили восемь человек, - усмехнулся префект.
        - Они первые начали.
        - Только зная их, я вам поверил и позволил убраться из города, а не запихнул под замок.
        - И только-то? - рассмеялся магистр. - Успокойтесь, Бартолли, когда ж еще буянить, как не в молодости?
        Префект лишь пожал плечами и не стал заострять вопрос, тем более что в душе понимал: молодые всегда дрались, дерутся и будут драться. Тем более отоваренные лихой парочкой умники и впрямь не относились к законопослушной категории граждан. Вместо этого он сказал:
        - Вот что. У меня есть к вам деловое предложение. Вы поможете мне - а я забуду про тот случай. Ну и заплачу, естественно. Не очень много.
        - Зная вашу прижимистость, маркиз, если разговор пошел о деньгах, значит, проблема и впрямь серьезная, - Рагнар заинтересованно посмотрел на префекта. - Рассказывайте. А я подумаю. И, кстати, заодно объясните мне, почему вы не подписали на это дело местных Охотников.
        - Этих дармоедов? Они раз глянули - и расползлись по кустам. Умертвие, мол, они с таким не справятся. Мэр заявил, что вызовет специалиста из столицы, но пока они соберутся…
        - А тут - я. Ладно, давайте подробности.
        Бартолли оказался человеком немногословным. Впрочем, для Рагнара это не было новостью. Однако умение всего несколькими предложениями четко и детально описать ситуацию заслуживало внимания. По словам префекта, умертвие обнаружили недавно. На кладбище - ну да где же ему еще быть? Кто выдернул из могилы свежего мертвеца и совершил обряд трансформации, а также сколько времени прошло с тех пор, выяснить пока не удалось, ну да не это главное. Для Бартолли основным являлся тот факт, что убивать людей без суда и не на войне - преступление. И живой человек этим занимается или нежить, для него было все равно. Тем более что если нищих пьянчуг, решивших переночевать на кладбище, никто толком не считал, то задранный стражник - это уже человек самого префекта. Такое не прощают, и разбираться с вопросами начали всерьез. Обследовали место происшествия, привлекли гильдию Охотников - и получили неутешительный вердикт.
        По словам занимавшихся этим делом специалистов по нежити, умертвие относилось ко второму уровню. Что это такое и чем уровни отличаются, совершенно не разбирающийся в магии Бартолли толком не понял, зато Рагнар сообразил моментально. Второй уровень - это серьезно, и местным кадрам действительно не по зубам. Что же, действительно, работа по специальности. И, вопреки собственным словам, на деньги префект не поскупился, сумму предлагая вполне адекватную работе. Видать, припекло. Что же, оставалось лишь ударить по рукам и встретить эту ночь на кладбище. Что некромант, собственно, и сделал.
        Темный камзол, темные штаны, темные сапоги. Все соответствует представлению обывателя о темном-темном маге, воплощении зла и подлости. На самом же деле такая одежда попросту немаркая и вдобавок прочная. Обычная рабочая одежда, кожаная, с кольчужной подстежкой. Кольца стальные - серебро теоретически лучше, но по факту прочность железа намного предпочтительнее легкого ожога, который может получить нежить, коснувшись серебра. Может получить - а может и нет, тут много факторов влияют. Это вам не открытую рану серебряной пудрой посыпать, а сталь - она всегда сталь, и выдержать может немало. Правда, некоторые серебрили кольца, но Рагнар считал это излишеством и позерством, тем более что серебро при частом использовании все равно стиралось. Вот в таком виде и сидел Рагнар на чьем-то надгробии, прислушиваясь к собственным ощущениям. Выпитый недавно эликсир, всего-то чайная ложечка, обострил восприятие. В таком деле это немаловажно.
        Без Ирии рядом было непривычно и, чего уж греха таить, немного тревожно. Привык он к тому, что кто-то незримой тенью идет рядом и прикрывает спину. Но - увы и ах, сейчас был как раз такой случай, когда риск перевешивал возможную пользу. Умертвие - работа для некроманта и только некроманта, стихийник тут гиря на ногах. Дело не в силе даже, просто навыки требуются иные.
        Все вокруг словно бы замедлилось, даже листья шуршали иначе. Тоже нормальная ситуация, звуки разлагаются на составные части. Побочное действие эликсира - он ускоряет все движения, добавляет сил мышцам, усиливает ночное зрение, но при этом изменяет восприятие. К такому надо привыкать. В первый раз действует на нервы, конечно, однако Рагнар - достаточно опытный Охотник, и хотя, в отличие от многих коллег, старается не злоупотреблять алхимическими препаратами, адаптироваться к их побочным действиям умеет вполне.
        Красное свечение - вдали, на самой границе восприятия. Началось? Или снова балуется зрение - если перестараться, выпитое час назад пойло вполне может вызвать галлюцинации. Рагнар опустил веки, слегка надавил на них кончиками пальцев, от чего ощущения были, словно поплыли в темноте радужные круги. Вновь открыл, пару раз моргнул… Свечение не исчезло. Стало быть, началось!
        Ага, вот и он. Приближается медленно, неторопливо, в уверенности, что жертва не уйдет. Умертвия до поры не знают страха, и притом донельзя самонадеянны. Да и мозгами, если честно, недалеко ушли от свежих зомби. Однако же, в отличие от них, способны развиваться, проявлять хитрость, совершать несложные логические построения. Некоторые могут даже говорить, причем осмысленно, и память у них в порядке конкретно с того момента, как тварь выбралась из могилы. Может ли конкретно этот? Рагнар не собирался проверять. Откровенно говоря, ему было попросту наплевать, равно как и на то, кем она была при жизни. Почтенным отцом семейства, важным купцом или душегубом с большой дороги. Рагнару было важно лишь, что его надо убить, и что за шкуру твари платят неплохие деньги.
        Ба! Какой красавец! Сутулая фигура. Если бы выпрямилась, была бы в полтора человеческих роста, но так, как сейчас, умертвие лишь чуть выше Охотника. Маленькая голова. Лба нет. Носа нет. Век нет. Все будто стесано. Только утыканная зубами пасть и маленькие, слабо светящиеся голубым светом глаза. Очень длинные руки, заканчивающиеся вместо пальцев саблевидными костяными отростками, каждый в локоть длиной. Когда идет, они практически волочатся по траве, оставляя четко различимые следы. И кожи тварь не имеет, вместо нее открытое розовое мясо. Непропорциональные мышцы наезжают одна на другую, словно гигантские черви. В общем, зрелище, способное испугать обывателя, но для некроманта достаточно банальное.
        Рагнар чуть прищурился, посмотрел оценивающе. Надо же, не обманули. Он-то вначале думал, что местные кадры с испугу наложили в штаны и заявили, что второй уровень, дабы от них отстали. Пускай заезжий специалист упокаивает - уж он-то не станет уточнять прилюдно, с чем имел дело, а то еще, не ровен час, гонорар урежут. Так что Рагнар рассчитывал, что противником ему будет умертвие от силы третьего уровня, а то и вовсе четвертого, едва вылупившееся.
        Однако данный экземпляр и впрямь имел озвученный второй уровень, причем, судя по некоторым признакам, уже по верхней границе. Еще немного, и набравшая силу тварь перейдет внутренний энергетический барьер, сможет менять обличья, справляться с установленной магами вокруг погоста ограждающей чертой, и покинет кладбище. А остановить умертвие первого уровня ой как непросто, особенно учитывая, что оно может принять облик, неотличимый от человеческого, и годами жить в соседнем с тобой доме, не привлекая внимания. И, естественно, охотясь по ночам. Так что вовремя здесь появился некромант, хоть в этом городу повезло.
        Ну что же, пора. В своем арсенале Рагнар имел мало заклинаний, выдающих непосредственный энергетический удар. Издержки выбранной специализации, что поделать. Зато приемов, рассчитанных именно на борьбу с неупокоенными тварями, хватало. Вот только надо было для начала раздразнить врага, заставить его приблизиться. Поэтому хлесткий щелчок молнией, для умертвия неопасный и практически безболезненный. Все, увидело и пошло в атаку, для него маг - что десерт, любят они одаренных людей. Что же, не обманем ожидания!
        Раз! Когти-мечи пролетают над головой Рагнара. Для человека скорость запредельная, для выпившего эликсир Охотника - ничего особенного. До грани, за которой начинают рваться мышцы и связки, еще очень далеко.
        Удар, нанесенный умертвием, был мощный, размашистый, быстрый. И, разумеется, даже при всей нечеловеческой силе твари, остановиться мгновенно у нее не получилось. Инерцию еще никто не отменял. На миг противник оказался развернут к Рагнару правым боком - и тут же свистнул клинок. Тяжелая шпага распахала чудовищу мышцы, задела ребра. Они, видимо, были из чего-то прочнее стали, потому что выдержали удар, но боль - второе после жуткого вечного голода чувство, доступное неупокоенным и переродившимся такого уровня, наверняка была адская.
        Рев, казалось, заставил деревья вздрогнуть, но Рагнар отлично знал, что на самом деле его слышит лишь он, напившийся эликсира, да, может, оказавшиеся неподалеку собаки-кошки. Человеческое ухо попросту не приспособлено к восприятию таких звуков. Умертвие прыгнуло вперед - лишь для того, чтобы встретить пустоту. Рагнар ушел перекатом, вскочил, рубанул, зацепив на сей раз левую руку твари, метнул заклинание. Для разнообразия не из арсенала светлых, а темное, свое собственное, как раз против такой вот гадости заточенное.
        Рев перешел в визг, так, что Рагнар подумал на миг, что перестарался, и сейчас тварь, повинуясь оставшемуся от прошлой жизни инстинкту самосохранения, обратится в бегство. Ищи ее потом. Однако боли оказалось маловато, чтобы остановить наступательный порыв умертвия. Поврежденные мышцы на глазах затягивались, из ран не вытекло ни капли крови. Собственно, ее у умертвия и не должно быть. Удар магии привел лишь к образованию на груди противника ожога величиной с ладонь. Этот, правда, не исчезал, но и особых неудобств твари не доставлял. А потом умертвие, чуть присев, внезапно прыгнуло, да так, что Рагнар едва успел уклониться.
        Вновь пришлось уходить в кувырке, измазавшись темной, жирной землей. Неприятно, однако привычно, рабочая одежда для того и предназначена. На миг умертвие потеряло Охотника из виду, и Рагнар, не долго думая, рубанул его по спине, после чего бросился прочь, виляя, как заяц. Ему надо было, чтобы тварь следовала за ним. Недолго, всего пару десятков локтей. Но при этом не обращала внимания на происходящее вокруг. Стало быть, ее придется спровоцировать, хотя это и изрядный риск.
        Обернувшись на миг, он понял, что затея удалась. Опустившись на четвереньки, умертвие длинными скачками неслось следом, отыгрывая взятую Охотником фору. Ее и было-то всего несколько шагов… Впрочем, они уже на месте.
        Развернувшись и с трудом устояв при этом на ногах, Рагнар вскинул руку. Заранее подготовленное заклинание, будто сжатая до упора пружина, ждало своего часа и выстрелило в преследователя мгновенно, всей мощью. Умертвие отбросило назад, перевернуло… Рагнар взмахнул рукой вторично - и вспыхнули линии большой, со сторонами почти в двадцать локтей, пентаграммы, внутри которой и находилась сейчас тварь. Ловушки, в которую он ее так ловко заманил. Взмыли вверх прозрачные, слегка колышущиеся огненные стены. Умертвие завизжало в диком ужасе. Вот оно, третье и последнее чувство, ему доступное. Некромант смотрел, как тварь кидается на стенки и отлетает назад, с диким визгом, покрываясь ожогами… Потом он чуть шевельнул пальцами, стены начали быстро сближаться, пока не охватили жертву тесным кольцом. С легким хлопком они сомкнулись, и умертвие разом вспыхнуло, почти мгновенно превратившись в кучку пепла. Все, остается собрать этот самый пепел, чтобы завтра предъявить городскому магу. Вольсерат, конечно, поверит на слово, но лучше все сделать по правилам, тем более они давным-давно отработаны. И он, Рагнар,
хорошо их знает, это умертвие - далеко не первое в его жизни. Рутина…
        С кладбища он вышел чуть прихрамывая. Действие эликсира заканчивалось, вместе с ним уходила скорость, зато наваливались усталость и боль в натруженных чересчур большими для обычного человека скоростями мышцах. Ничего, пройдет. Пойти в гостиницу, принять нейтрализатор, стимулятор для восстановления тонуса, потом в горячую ванну, чтобы снять усталость и смыть грязь. В общем, ничего особенного, утром будет, как огурчик.
        Небольшая площадь перед кладбищем была тщательно вымощена истертыми до блеска тысячами ног кусками гранита и обрамлена невысокими мраморными колоннами. Хотели сделать красиво, но перестарались - получилось аляповато и безвкусно. Однако эстетические предпочтения местных жителей Рагнара волновали сейчас в последнюю очередь. Куда больше его удивил человеческий силуэт, вышедший из тени этих колонн и двинувшийся навстречу. Очень знакомой, характерной походкой Охотника. И оружие на поясе, кривая восточная сабля, тоже знакомое.
        Не доходя до Рагнара всего несколько шагов, человек остановился. Без особого интереса, это было видно даже в тусклом свете луны, посмотрел ему в лицо:
        - Ну, здравствуй, золотой мальчик.
        - И тебе не хворать, Стефан. Что занесло тебя в эти края?
        - Да вот, решил посмотреть, как ученик с работой справляется.
        Рагнар скептически поднял бровь. В темноте это сложно было бы рассмотреть, даже если Стефан выпил эликсир, однако удержаться он не смог. Ученик, ха! Да, Рагнару пришлось на заре карьеры пару раз поработать в команде Стефана, который в тот момент был величиной заметной, хотя и прошедшей свой пик. И все, что тогда усвоил начинающий охотник, это понимание: молодняк такие вот «зубры» используют как расходный материал. Совсем не факт, что если бы Стефан всерьез не опасался последствий со стороны графа Тассу, он не бросил бы Рагнара на верную смерть, просто чтоб убрать подрастающего конкурента. Именно поняв это, Рагнар и стал работать самостоятельно, предпочтя если и зарабатывать проблемы, то из-за собственных ошибок, а не из-за таких вот «наставников». Ну а потом к нему прибилась Ирия - и дело пошло!
        - Ну и как, посмотрел?
        - Да, неплохо, неплохо. Только вот зря ты, мальчик, у старших работу отбираешь.
        - Интересно… С этого места подробнее.
        - А что подробнее? Меня пригласили разобраться с этой пакостью, я прилетел - и тут выясняется, что кто-то на работу уже подписался, да еще и взял дешевле. Я стал выяснять, кто, и тут вдруг оказывается, что это наш Рагнарка…
        - Знаешь, а ведь за Рагнарку можно и в рыло, - задумчиво констатировал некромант. - Если тебе что-то не нравится, это исключительно твои проблемы. Или тебе гонорар презентовать, да еще и за билеты доплатить?
        - А что, хорошая мысль, - ухмыльнулся Стефан.
        - Да? Ну так вот что я тебе скажу, дедуля. Умертвия - не твой профиль. Я это знаю, ты это знаешь. Поэтому, скорее, я предположу, что ты здесь по иной причине. Кому-то очень захотелось, чтобы ты под благовидным предлогом затеял ссору. Дальше поединок - и все, я или убит, или ранен. То, что ты подрабатываешь бретером, известно большинству знающих людей. Скажи мне, где я неправ? А заодно можешь назвать имя заказчика, и тогда уйдешь целым. Аванс, который тебе заплатили, так и быть, можешь оставить.
        - Тебе не говорили, что ты не только золотой мальчик, но еще и наглый?
        - А еще умный, правда?
        Реакция Охотника превосходит реакцию обычного, пускай даже очень хорошо тренированного человека, но и противник был ему под стать. Раз! Клинок свистнул над головой Рагнара. Не успей некромант нагнуться - лишился бы ее напрочь, а так дело ограничилось кончиками взметнувшихся было волос. Дурацкая мода таскать такую гриву… Кувырок, перекат - и он уже на ногах. Как раз чтобы парировать выхваченной шпагой второй удар. Скрежет металла, шаг вперед… Крестовина сабли упирается в гарду, поворот клинка…
        Теоретически в такой ситуации оружие противника должно рыбкой вылететь из его руки. На практике же Стефан не только его удержал, но и с размаху ударил Рагнара кулаком в висок. Единственное, что успел сделать некромант, это слегка дернуть головой, от чего кулак прошел вскользь, но все равно сознание на миг помутилось, и следующий удар, в лицо, кулаком правой с зажатым в нем эфесом сабли, он проворонил. Неловко сделав два шага назад, Рагнар потерял равновесие и рухнул на спину, беспомощный в тот миг, как перевернутая черепаха, с залитыми обильно хлынувшей из рассеченного лба кровью глазами. Отлетела в сторону, обиженно звякая по камням, шпага.
        Противник шагнул вперед, и в следующий момент Рагнар согнулся от мощного удара в живот. Подкованный сапог с острым носком - это больно! Воздух из легких вылетел со свистом и возвращаться назад пока не думал, поэтому второй пинок удалось прокомментировать лишь скрежетом зубов. Равно, впрочем, как и третий.
        - А-а-а!
        Сквозь кровавую пелену Рагнар все же сумел рассмотреть Ирию. Она-то откуда здесь взялась, мелькнула в голове непрошеная мысль. А девушка бежала к ним, занеся над головой для удара шпагу, и противник Рагнара вынужден был отвлечься на новую угрозу, чтобы не распасться под ним на две части.
        С кем другим, да хоть бы и с самим Рагнаром, вполне получилось бы спустить школярский удар по клинку сабли или просто уклониться и сделать из обнаглевшей девчонки кусок парного мяса, но Ирия была быстра. Очень быстра, и дело тут не в эльфийской крови, а - это было ясно с первого взгляда - в эликсире, которым она залилась, похоже, так, что из ушей текло. Плевать на принципы! Сейчас она двигалась настолько стремительно, что уследить за девушкой глаз попросту не успевал. И адекватно отреагировать на атаку было уже за пределами человеческих возможностей. Пускай даже человек этот - тоже Охотник, и тоже под эликсиром.
        Разбег, толчок, прыжок… Вынужденный жесткий блок, и, оттолкнувшись от чужого оружия, Ирия немыслимым образом успевает крутануться в воздухе, нанося удар. Изящная женская ножка, обутая в кожаный сапог, с разворота бьет мужчину по голове, сбивая его на землю. Правда, и сама она не удержалась, упав и довольно сильно ударившись. Это не дало возможности добить противника сразу, и на ноги они поднялись одновременно.
        - Я ж тебя, стерва, - голос убийцы звучал невнятно, похоже, он лишился половины зубов. Ирия лишь ухмыльнулась в ответ, небрежно шевельнула плечами, сбрасывая мешающий движениям короткий модный плащ и оставшись лишь в легкой куртке. Крутанула в руке клинок, на сей раз совсем не по-школярски, и скользящим бесшумным шагом двинулась к нему, забирая влево. Стефан, кривясь от боли, тут же извлек левой рукой длинный, широкий кинжал и, злобно ощерившись, тоже шагнул вперед. Качнулся вправо-влево - и атаковал.
        Со стороны это было похоже на схватку двух молний. На стороне Ирии - скорость и гибкость, у ее противника - мастерство и опыт. Короткая, не больше секунды, сшибка, лязг клинков… И все, позиция восстановилась. У Ирии медленно намокает кровью левый рукав, у ее противника быстро темнеет камзол на груди. Свисают из-под расползающейся ткани лохмотья разрубленной кольчуги. И там, и там - царапины, ни на что не влияющие, но демонстрирующие серьезность раскладов и качественно осаживающие наступательный порыв.
        - Ну что, шлюшка, еще хочешь? - убийца ухмыльнулся, но получилось это у него как-то неестественно.
        - За шлюху ответишь, - Ирия подняла руку, слизнула капельку крови и по-волчьи оскалилась. - Ну что, иди сюда, мой сладенький.
        Стефан нецензурно выругался и тут же отпрянул назад, едва не упав. Молния, несильная, правда, разбилась о его амулет. Ирия тряхнула кистью, будто сбрасывая капли.
        - Не получилось, - задумчиво пробормотала она себе под нос. - Но попробовать все равно стоило.
        Девушка тянула время. В отличие от своего противника, она видела, что Рагнар за его спиной с трудом, но поднялся, и даже смог подобрать шпагу. Плевать на боль, ею можно заняться и позже, сейчас надо было драться. Одной Ирии не устоять, это некромант понимал.
        Мозг работал холодно и четко. Раз в этом бою нет места магии, то все решат мечи. И у сработанной пары шансов все же поболе. Усилием воли он разогнулся, левой рукой извлек из-за пояса кинжал и кивнул подруге. Та в ответ прикрыла глаза и вновь шагнула - вперед и влево.
        Убийца поворачивался, следя за ней кончиком сабли, будто часовая стрелка. Ровно до того момента, как увидел холодный отсверк пламени на клинке тяжелой шпаги. Успел довернуться, отражая страшный рубящий удар… Ирия, пользуясь моментом, когда противник занят парированием атаки Рагнара, метнулась вправо. Быстрый колющий выпад! Охотник, немыслимым образом изгибаясь, успевает блокировать удар и тут же снова разворачивается, отражая не мешкающего Рагнара. Но некромант лишь немного смещается в сторону, заставляя саблю скользнуть по своему оружию, а убийца в таком темпе уже не успевает полностью рассчитать движение и проваливается вперед. Совсем чуть-чуть, но этого хватает Рагнару, чтобы, крутанувшись и нырнув вниз, нанести два удара - рубящий шпагой и режущий кинжалом.
        Удар шпагой получился так себе. Дистанция оказалась маловата, клинок ударил в кольчугу почти гардой, от такого можно заработать синяк, но не проломить хоть и легкую, но все же броню. А вот кинжал попал качественно, полоснул Стефана чуть ниже колена, глубоко распахав мышцу.
        Убийца взвыл, то ли от боли, то ли от неожиданности, и рубанул саблей. Рагнар успел перекатиться, вскочил… То, что бой уже выигран, он понял сразу. Противник еле двигался, оставляя за собой кровавый след и припадая на поврежденную ногу. Однако бой еще не был окончен. Раненого требовалось добить, Охотники - существа живучие, Рагнар это знал по себе. А отлежавшись, их противник станет намного опаснее, и потому, что не повторит ошибок прошлого, и потому, что, пылая жаждой мести, устроит свою личную вендетту, даже если ему за это уже не заплатят. Можно попытаться дождаться, когда он ослабеет от потери крови, но время, время… Прибегут те, кто его страхует, не может их не быть. Добивать придется сейчас. И раненый это тоже прекрасно понимал. Ощерился, блеснув в тусклом свете отличными зубами, хрипло прошипел:
        - Ну что, подходите…
        - Уважим старикашку? - в голосе Ирии плясало дикое, злое веселье.
        - Оно тебе надо? - Рагнар всем телом ощутил, как на плечи ему свинцовой плитой опускается непомерная усталость. Провел рукой по лицу, размазывая кровь. - Демоны, шрам, похоже, останется… Урони на него вон ту колонну, увернуться он сейчас не сможет.
        - Да ну!
        Пренебрежения в голосе девушки хватило бы на десяток армий. Вот и еще одна причина, по которой не следует злоупотреблять эликсирами - адекватность восприятия они убивают напрочь. Ирия шагнула вперед, и Рагнару ничего не оставалось, кроме как последовать ее примеру. Иначе бросится одна - и получит свое. Престарелый Охотник, даже раненный и практически обездвиженный, противник - страшный.
        Раз-два, клинг-кланг! Оказалось, он опасен и для двоих. Сумел не только парировать атаку, но и, вскочив на одной ноге, сам ухитрился поймать не ожидавшего от раненого такой прыти Рагнара на противоходе. Грудь некроманта украсилась длинным, не слишком опасным, но устрашающим на вид порезом - сабля прорубила-таки кольчугу. Рагнар попросту не успевал ничего сделать, и, если бы не Ирия, которая отвлекла противника, тут ему и пришел бы конец. Однако и так им пришлось отскочить, как собакам от раненого, но все еще крепкого матерого медведя. Стефан окинул их презрительным взглядом и расхохотался:
        - Ну что, щенки, мало? Еще хотите?
        - Да пошел ты, - вид заляпанного кровью напарника малость отрезвил Ирию и привел ее в чувство. Во всяком случае, поступила она вполне адекватно - как и сказал вначале Рагнар, ударила заклинанием по ближайшей колонне. Несильно, однако этого хватило, чтобы обрушить на убийцу несколько каменных глыб.
        Зрелище перетертого в блин человека, пену крови и мозгов, кто-то с более тонкой душевной организацией назвал бы тошнотворным. И, подтверждая сказанное, сблеванул бы. Рагнар с напарницей видели в жизни вещи и пострашнее, а потому успели нарастить кожу, словно у носорога. Так что они констатировали лишь, что противник мертв, после чего дернули прочь изо всех остатков сил. Уже слышался громкий топот приближающихся людей, и совершенно не хотелось гадать, кто это и чем обернется. Даже если это банальная стража, как минимум придется долго и мучительно давать объяснения. Не рубить же их всех в капусту. А потому ноги в руки - и прочь из этих негостеприимных мест. Слишком уж велик шанс огрести по самое не балуйся.
        К счастью, на их стороне были густая, словно кисель, темнота и по-идиотски запутанные улочки большого города. Поплутав по ним минут десять, Охотники убедились, что никого, кроме случайных прохожих, на пути не попадается, а те, в свою очередь, не горят желанием знакомиться с потрепанной и окровавленной парочкой. Не то чтобы это зрелище могло кого-нибудь шокировать, случалось и не такое. То благородные чего-то не поделят и устроят дуэль, то воры из-за добычи друг друга на ножи поставят. Бывает всякое. Но что лезть в чужие дела себе дороже, понимали все, и Рагнар с Ирией прошли сквозь город, как раскаленная игла сквозь масло. Больше времени потратили, разыскивая свою гостиницу, но и этот вопрос был решен, так что спустя каких-то сорок минут парочка уже ввалилась в свои апартаменты. Радостно пискнул сидящий на спинке кровати Армагеддон, но от него лишь отмахнулись, и дракончик обиженно нахохлился, по-птичьи сунув голову под крыло.
        - О-ох! - Ирия бухнулась на кровать, вытянула ноги. - Если я сейчас не залезу в ванну…
        - Не залезешь, - ответил Рагнар, стаскивая с ног сапоги. По комнате немедленно пахнуло целый день бегавшим по городу дворянином, и пришлось бросить короткое заклинание, разгоняющее запахи. Кровь, наконец, перестала идти, но любая гримаса, будь то нахмуренные брови или улыбка, причиняли массу неприятных ощущений. - Не раньше чем через полчаса. Ну-ка!
        Он нагнулся над девушкой, бесцеремонно оттянул ей веки, полюбовался на зрачки, такие огромные, что не видно было радужки, и выругался под нос. Потом залез в баул напарницы и, продолжая недовольно бурчать, бесцеремонно раскидывал вещи до тех пор, пока не нашел бутылочку из темного стекла. Отпил сам, протянул напарнице:
        - Пей. Два глотка, не больше.
        Ирия послушно отхлебнула, закашлялась.
        - Ну и гадость…
        - А то я не знаю. Все, полчаса, пока эликсир из крови не выгонит. Потом можешь в ванну.
        - А может…
        - Не может. В следующий раз ты от такой дозы загнешься через три шага. Кто тебя вообще надо-умил его пить? Сама говорила, тебе еще рожать, а он вредный…
        - А если б я его не выпила, мне рожать бы не от кого было, ясно? - фыркнула в ответ Ирия и с максимально независимым видом вытянулась на кровати. Получалось не очень, поскольку вывод из организма ускоряющего метаболизм эликсира сопровождался пренеприятными ощущениями, но она честно старалась, а Рагнар, соответственно, сделал вид, что поверил. Хотя стянуть с девушки сапоги это ему не помешало. А куда деваться, не сделаешь это сейчас - и они скоро обожмут ноги, будто пыточные колодки.
        - Шрам таки останется, - вздохнул он, протирая лоб особо едкой дрянью, выданной им с собой Милли. Дезинфицировала она качественно, однако ощущения при этом приятными не назвал бы и отпетый мазохист. Рагнар был привычен, иначе бы взвыл, а так - шипел иногда сквозь зубы, и только.
        - Не останется. Залечу, - голос девушки звучал растянуто, словно в полусне. Нейтрализатор действовал, выгоняя из организма остатки эликсира, симптомы были знакомые. - Мне красивый муж нужен.
        Неадекват полный, да… Еще какое-то время она будет словно пьяная, такие у этих лекарств побочные действия. Неважно, главное, без последствий обойдется, не считая легкой головной боли, которую очень хорошо снимает все та же ванна. И, кстати…
        - Ирия, а как ты там вообще оказалась? Я же велел тебе дома сидеть.
        - А я на тебя «глаз» подвесила и за оградой ждала. Очень уж хотелось посмотреть, как ты с умертвием борешься. Меня-то не берешь!
        - Ну и как, посмотрела? - Рагнар охлопал ладонями камзол, грязный и рваный, нашел крошечный, с булавочную головку, амулет на воротнике, отлепил и бросил его на стол. - Много увидела?
        - Ничего почти, - честно отозвалась девушка и посмотрела на жениха печальным взглядом обиженного котенка. - Только мелькание сплошное.
        - Естественно. В темноте да в движении, - фыркнул некромант. - Ладно, в следующий раз, если захочешь, возьму тебя с собой. Только амулеты соответствующие подготовлю.
        - Ой, правда?
        - Правда, правда, лежи только, не прыгай.
        Позже, когда Ирия уже видела пятый сон, Рагнар лежал, привычно слушая ее тихое дыхание, и размышлял. Он не мог понять, что происходит. Действия направлены против него - это факт. Связаны с Эллен, потому как начались после того, как он двинулся по ее следу. Это не факт, но весьма вероятно. А вот что дальше? Кто сидит в центре паутины, дергая за ниточки? И сколько их, паутин? А главное, как противник мог предугадать действия Рагнара? Ведь Стефана вызвали заранее, а учитывая, что умертвия действительно не его профиль… Или он просто обвешался амулетами и решил, что круче него только горы?
        Увы, информации катастрофически не хватало. Может быть, какой-нибудь сыщик из столицы, выкурив трубку-другую чего-нибудь покрепче табака, разгадал бы загадку в два счета. Вот только Рагнар не был ни сыщиком, ни аналитиком. Он умел справляться с демонами, развоплощать нежить, лихо размахивать шпагой, пробивать дорогу на огромные расстояния… Но для того, чтобы по капле краски восстановить картину, его головы решительно не хватало. Оставалось лишь опираться на те скромные умения, что у него были. И, по всему выходило, единственным доступным вариантом оставалась атака. Дрыгай лапками - и, может, выплывешь. А может, и нет. Но если не будешь сопротивляться до конца, утонешь наверняка. С этими мыслями он и уснул.
        - …а потому, работаем нагло.
        Такими словами Рагнар закончил наутро рассказ о своих предположениях и предполагаемых действиях. Ирия лишь кивнула в ответ. Для нее, такое создавалось впечатление, вообще не играло роли, что им предстоит. Есть рядом ее мужчина (ну, пускай даже пока теоретически ее), который принимает решения - и ладно. До недавнего времени Рагнар на подобное и внимания не обращал, а теперь вдруг понял - именно благодаря уверенности, что девушка сделает все, что ей скажут, не сомневаясь и не страшась, он и чувствовал такое спокойствие за свою спину. Увы, обдумывать дальше столь важную и интересную мысль сейчас банально не оставалось времени. Им предстояла важная встреча, а они, вымотанные ночными бдениями, проспали, и сейчас все приходилось делать на бегу.
        Впрочем, когда они поднимались по ступеням мэрии, никто не смог бы сказать, что они торопились. И упрекнуть, скажем, за небрежность костюмов. Все согласно моде и этикету, господа! Разве что для девушки мужской костюм не совсем обычен, и вместо парадных шпаг тяжелые боевые - ну да это издержки профессии. Такое простительно, и дурным тоном будет просто обратить на подобное нарушение внимание.
        Сияющие чистотой бинты, охватывающие голову Рагнара, в картину вписывались идеально. Повязка вокруг груди тоже присутствовала, но ее под одеждой видно не было, а вот та, что на лбу, прямо-таки вопила: перед вами герой, спасший город от чудовища, радуйтесь и преклоняйтесь. И, естественно, не зажимайте гонорар, или в следующий раз останется надеяться только на доморощенных кадров, а те, как известно, запредельной храбростью не страдают. В общем, нормальный расклад, и Рагнар, в подобных вещах не новичок, собирался дивиденды снять по максимуму - и деньгами, и услугами.
        Магистр Вольсерат ждал их в своем кабинете - огромном, как строительная площадка, и заставленным соответствующих размеров мебелью. За своим столь же монументальным столом маг попросту терялся, хотя ему это, видимо, не доставляло ни малейших неудобств. Здесь же обнаружился и Бартолли. Префект с кислым видом рассматривал висящую на стене картину и выглядел крайне недовольным жизнью. Впрочем, Рагнар его понимал - наверняка об эпической битве на кладбище ему уже доложили. Как-никак пентаграмма сработала отнюдь не бесшумно, да и световых эффектов хватает. Наверняка вояка уже готовится расстаться с немалой суммой, и настроения ему это не добавляет. Впрочем, Рагнар за свои деньги не переживал - Бартолли может расстраиваться сколько угодно, но, когда дело доходит до расчетов, он всегда скрупулезно честен.
        - Справились? - ну, это вместо приветствия. Чего еще ожидать от солдафона. Рагнар молча поставил на стол небольшую прозрачную банку с наглухо притертой пробкой. Вольсерат протянул руку, взял ее, коснулся пальцами. Рагнар в очередной раз не смог сдержать в душе шевельнувшуюся зависть - он так не мог, мастерства не хватало. Над банкой вдруг появился светящийся шар, и в нем, будто в окне, стало видно происходящее. Что характерно, его, Рагнара, глазами. Вот умертвие… Пентаграмма… Огонь, пожирающий бездушную плоть… Вольсерат негромко вздохнул, прикрывая изображение.
        - Второй уровень? - будничным тоном поинтересовался он.
        - На грани первого. Но - второй. Успели.
        - Это хорошо. Префект, наш мальчик выполнил условия договора.
        - Сам вижу, - пробурчал в ответ Бартолли. - Наличные или вексель?
        - Лучше вексель. Подойдет любой гномий или эльфийский банк.
        - Эльфийский… Не патриот вы, молодой человек.
        - Патриот. И как только наши банки перестанут банкротиться и заведут филиалы во всех соседних странах, я обращу на них свой благосклонный взор. А пока если векселя, то серьезного заведения. Но если с этим проблема…
        - Проблема как раз с наличными, - хмыкнул Бартолли, садясь за стол и начиная заполнять бумаги. Старомодное гусиное перо (но со вполне современным бронзовым кончиком) так и мелькало, негромко поскрипывая. - В последнее время наш мэр очень активно инвестирует их, причем непонятно, куда именно. А проконтролировать его не в моей власти, пусть он даже лицо выборное, а я назначен королем.
        Напарники переглянулись, и в их головах одновременно материализовалась мысль: повезло! Они-то планировали учинить скандал, через него спровоцировать Горцаля на дуэль, ну а потом… Это Стефан, пускай до самой смерти и остался мелким человечишкой, был элитным воином, а Горцаль и в лучшие годы по столичным меркам едва тянул на середнячка. В общем, Рагнар не сомневался в том, что может порубить соперника на мелкую стружку. А уж под страхом смерти тот расскажет все! Но теперь получалось, что можно обойтись и без таких крайностей. В союзе с префектом можно хорошенько растрясти всех на информацию, имея на то законные основания.
        - Маркиз, - голос Рагнара звучал проникновенно. Все складывалось очень неплохо, и он не хотел упускать шанс. - Я думаю, мы с вами можем оказаться полезны друг другу. Только… Скажите, а вам не страшно выходить против целой толпы местных? Они же все повязаны, рука руку моет… А ведь сами знаете: кролик, желая узнать удава поближе, рискует рассмотреть его изнутри.
        - Знаете, - маркиз как-то странно улыбнулся. - Наш род ведь не может похвастаться древностью. Мой прадед был самым обыкновенным купцом. Во время очередной войны его город осадили враги, и он вступил в ополчение. А там его назначили начальником продовольственного склада - в бою от старика толку немного, а нюансы работы с провизией он знал. Город выдерживал осаду четыре месяца, и за две недели до того, как подошла наша армия и разогнала врагов, прадед умер. От голода. Не взяв себе даже гнилого сухаря. При этом даже когда осаду сняли, на складах еще оставался месячный запас… В общем, своей смертью, а точнее, своей честью он дал семье потомственное дворянство. И мы хорошо помним, и как надо умирать, и как надо жить.
        - Тогда мы и впрямь сработаемся…
        Рассказ Охотника о появлении некоего Стефана префект и Вольсерат выслушали с пониманием. Для всех присутствующих, включая и наименее опытную в подобных делах Ирию, было ясно - непосредственно убийцу натравил, скорее всего, Горцаль. Но без прикрытия со стороны мэра, или кого-то, равного ему по возможностям, здесь обойтись никак не могло. Не тот у главы местных Охотников вес.
        Тряхануть Горцаля - а через него выйти на мэра. При наличии соответствующих доказательств можно запросить у короля санкцию на решительные действия. Или, как вариант, задействовать графа Тассу. Сановники его ранга, даже не занимая официальных должностей, в некоторых случаях могут действовать автономно и быть притом в своем праве. Например, если кучка разбойников угрожает жизни наследника. В такой ситуации граф с полным на то основанием им всем оторвет… Многое оторвет, не только головы. И никто, даже сам король, слова поперек сказать не посмеет. Хотя бы потому, что это вызовет возмущение старой аристократии, которой в данном случае будет абсолютно наплевать, темной стороне магии или светлой поклоняется граф. Королей, бывало, смещали за меньшее. Так что разбойники очень живо поймут, что значит вызвать гнев некроманта. А то, что возглавляет разбойников здешний мэр, уже мало что значащие частности. В этом, после недолгого обсуждения, сошлись обе заинтересованные стороны. Ну а договорившись, немедленно приступили к реализации задуманного.
        Вскоре после обеда секретарь магистра Горцаля, господин Парре, находился в весьма приподнятом настроении. И было от чего. Вечер обещал получиться очень интересным. Хотя бы потому, что Парре, средних лет, быстро лысеющий толстячок, женским вниманием избалован не был, а сейчас появился шанс исправить данное упущение.
        Посетительница, которая пришла сегодня, была красива. Нет, лица ее Парре не видел, но боги, какая фигура! Какой голос! Одежда, которую носят обычно лишь дворяне! Духи, несомненно, эльфийские, пробирающие до костей своим тонким и в то же время терпким ароматом! Страшно представить, сколько они стоят… Что после этого какая-то вуаль? И так ясно, что юная женщина - совершенство!
        Главным же было то, что дама очень деликатно, но притом недвусмысленно дала понять, что весьма не против встречи с ним, Парре, в обстановке не столь официальной. Дело у нее, конечно, плевое, всего-то устроить встречу с Горцалем, за него даже положенная секретарю благодарность оценивается всего-то в пару монет, однако если она предлагает нечто большее… Такое настоящий мужчина, а Парре считал себя настоящим до мозга костей, обязан чувствовать кожей. И, естественно, он на встречу пришел.
        Дама ждала его в небольшом доме, снятом, как она пояснила, буквально накануне. И, хотя она все еще прятала лицо под вуалью, но соблазнительно продемонстрированная ножка, стол с вином и фруктами, а главное, обстановка классического женского будуара… О, Парре был очарован… И, лишь после того, как они выпили по второму бокалу, он поинтересовался у собеседницы ее именем и тем, почему она скрывает лицо.
        - Хотите его увидеть? - смех ее звучал тысячью серебряных колокольчиков.
        - О да, разумеется…
        - Ну, что же, - девушка встала, прошлась по комнате, соблазнительно качнула бедрами, от чего Парре едва сдержал стон, повернулась - и откинула вуаль.
        Вожделение ушло мгновенно - эту девушку Парре знал. И не просто знал - он ее видел в мэрии, причем не далее как вчера, когда его патрон решил побывать у мэра. Вот тогда и видел - и запомнил, что и неудивительно, зная, кто она. И кто ее спутник! Коллеги, демоны их разбери, причем куда выше классом, чем сам Парре. И даже (вот кощунство!), чем сам Горцаль.
        - Я вижу, вы пребываете в невероятном восторге, - улыбнулась девушка.
        - Именно в нем он и пребывает, - раздалось за спиной. Парре обернулся - как раз для того, чтобы увидеть открывшуюся потайную дверь и шагнувшего в нее Рагнара. Красавчик, таких Парре ненавидел… Вот только сейчас к ненависти стоило бы прибавить еще и порцию страха, а некромант вдобавок плеснул масла в огонь: - Нет, виданное ли дело! Это чучело соблазняет мою невесту! Да за такие шутки я тебя запорю, скот!
        Если бы он орал, это было бы страшно, но привычно. Однако некромант говорил негромко, выделяя фразы лишь интонацией. В этот момент Парре отчетливо понял - он и впрямь рискует пожалеть, что на свет родился. И дворянин формально в своем праве, так что неприятности у него окажутся минимальными. Если вообще появятся. Вариантов было немного, но страх парализовал и без того не слишком могучий мозг, сузив выбор еще сильнее. И, в конце концов, заставил секретаря выбрать самый неудачный из них.
        - Это… это не я…
        - Вот как? - улыбке Рагнара могли бы позавидовать кое-какие демоны из тех, изгнанием которых он занимался. - А кто же?
        - Она… она сама!
        - Вот как? Да ты, выходит, еще и оскорбляешь мою невесту, выдвигая против нее заведомо ложные обвинения? - задумчиво поинтересовался Рагнар, хотя внутри него все кипело от хохота. - Пожалуй, я поторопился. Немного подожди, сейчас я придумаю, что с тобой делать…
        - Предлагаю сжечь, - его стерва-невеста освободилась от шляпки и теперь задумчиво наматывала на палец тоненькую прядь светлых волос. - Или нет, лучше кастрировать…
        - За что-о! - взвыл Парре, шарахаясь.
        - Ну, тебе ведь уже объяснили, - почти ласково ответил Рагнар, шагнув к нему.
        Парре рванул из ножен шпагу. Вообще-то, человеку неблагородного происхождения, не состоящему на военной службе, такое оружие не полагалось. Однако Парре был Охотником, пускай даже в основном формально, всего несколько дел в молодости не в счет. Охотникам же оружие носить не возбранялось, и Парре таскал статусную шпагу. Естественно, не боевую, а легкую, парадную. Ей-то он и попытался оборониться.
        - Это ты от страха, глупости, или всерьез думаешь меня остановить? - фигура Рагнара словно расплылась в воздухе, и в следующий момент Парре обнаружил Охотника совсем рядом, причем левая рука его, затянутая в тонкую на вид черную перчатку, сжимала клинок шпаги у самой рукояти. - Нет, ты ответь - мне и впрямь интересно.
        Секретарь попытался освободить свое оружие, но проще было бы, наверное, голыми руками разжать кузнечные тиски. Рагнар улыбнулся, шевельнул кистью, и сталь, чуть слышно тренькнув, переломилась. Легким толчком отправив Парре в сторону ближайшего кресла, в которое секретарь и рухнул, Рагнар задумчиво осмотрел оставшийся в руке металлический прут. Скептически поморщившись, некромант отбросил его к камину:
        - Паршивая сталь. На кочергу перекуют, что ли… Так на чем мы остановились?
        - Ты пообещал его кастрировать, - со злорадными нотками в голосе отозвалась девушка.
        - Правда? Ну, что же, обещания надо выполнять.
        - Не надо-о! - взвыл Парре.
        - Надо, милый, надо, - улыбнулся Рагнар. - Кстати, Ирия, как ты сделала, что этот телок за тобой поплелся, обо всем забыв?
        - Духи. Меня одна мамина знакомая такие делать научила.
        - Эльфийка?
        - Ну да. Она сказала, что понюхав их, любой мужик голову потеряет. Они с этими… ферра… не помню, как называется, но и впрямь действуют убойно.
        - Как ты их еще против меня не применила, - хмыкнул Рагнар.
        - Еще раз услышу такое - по щекам надаю, - было в голосе Ирии нечто, заставляющее верить ей не раздумывая.
        - Ладно-ладно, не кипятись, - примирительно поднял руку некромант. - Прости дурака. А ты, - он повернулся к Парре, - отвечай, как на духу: будешь сотрудничать, или как?
        - Мой командир вас за такие шутки…
        Похоже, ведя перебранку, Охотники потеряли эффект внезапности, и пленный успел немного прийти в себя. Рагнар вздохнул - что же, его ошибка, к счастью, не фатальная. Всего лишь придется на этого чудика потратить немного больше времени. Но крепкие нервы у секретаря, чуть сбавили напор - и все, уже мозги заработали. Это вызывало невольное уважение.
        - Молодой человек. - Парре был как минимум вдвое старше, но это сейчас не играло ни малейшей роли. - Не стоит разговаривать со мной так, будто у вас скидки у целителя. Не хотите идти на контакт - так и скажите. Перейдем сразу к физическим процедурам, да и все.
        - Меня будут искать.
        - Да и пускай ищут. Я ваш труп даже скрывать не буду. Сами виноваты, претензий никто выставить не посмеет. Но искать-то вас начнут завтра, а до утра, - тут голос Рагнара приобрел доверительные нотки, - я тебя выпотрошу, как селедку. Здесь, кстати, хороший подвал, никто не услышит.
        - Что вы от меня хотите?
        - Информацию, естественно. О вашем прямом и непосредственном начальнике.
        - Я стучать не буду. Не дятел.
        Прозвучало это гордо, но глупо. Впрочем, разговор пошел, теперь главное дожать.
        - Не дятел? Это интересно, - Рагнар в задумчивости потер виски. - Ирия, сходи в торговые ряды, прикупи дятла. Не будет дятла - купи попугая… или петуха.
        - Зачем?
        - Будем делать обмен телами. Его - в дятла, а дятла, соответственно, в него.
        - Это разве возможно?
        - Ну конечно, - Рагнар даже удивился невежеству подруги. - Конечно, это не вполне некромантия, а ближе к целительству, но хороший некромант в медицине разбираться просто обязан.
        - То есть поменять их разумы местами - а потом обратно?
        - Зачем обратно? - не понял Рагнар. - Допросим, благо у птицы мозгов не хватит ни врать, ни упорствовать, да так и оставим. Вот еще, напрягаться ради него…
        - Эй-эй-эй, - не на шутку занервничал пленный. - Вы что, серьезно?
        - Серьезнее некуда, - ухмыльнулся Рагнар и покровительственно похлопал его по плечу. - Да не переживай ты так. Современная медицина даже из гения сделает дятла.
        - А может, проще сделаем? Ну, приготовишь из него зомби… Или демона вызовешь, чтобы его мысли прочитал.
        - Демона? - Рагнар удивленно посмотрел на Ирию. - Ну, ты кровожадна. С чего бы?
        - А у него волосы сальные, руки потные и взгляд мерзкий.
        - Истинная женщина, - припечатал некромант. - И чем ты с демоном расплачиваться будешь?
        - А вот его душонкой, - Ирия потрепала секретаря по щеке, - и расплатимся.
        - Ну, ежели так, - Рагнар изобразил глубокую задумчивость. - Так, конечно, можно.
        Вызывать ради допроса пленного демона Рагнар не стал бы ни за какие коврижки. Хотя бы потому, что это шло против кодекса некроманта. Нарушать же сей документ - себе дороже. Вот только фокус в том, что кодекса этого никто, кроме самих некромантов, не читал, а потому и создавать легенды об уж-жасных темных мастерах его наличие не мешало. И пользу это приносило изрядную. Как сейчас, например - вон, как пленный трясется.
        - Пентаграмму какую делаем?
        - Давай обычную, третьего уровня…
        Когда в наспех вычерченной на полу комнаты пентаграмме появилась жуткого вида красная рожа (простенькая иллюзия, но кто проверять-то будет), Парре сдался. Ножками засучил, штаны намочил… В общем, поведал миру о глубине падения своего шефа. В красках и с придыханием.
        Откровенно говоря, не впечатляла глубина падения-то. Даже по сравнению с кое-какими провинциальными чиновниками, Горцаль выглядел белым и пушистым. Если же сравнивать с большинством столичных деятелей, он и вовсе был кристальной честности человеком. Но то в сравнении, по букве же закона его легко можно было хватать за жабры и подвешивать хорошенько просушиться. Именно это Горцалю в ближайшее время и грозило.
        Когда в комнату быстрым шагом вошел префект и, вместо того чтобы прийти на помощь несчастному узнику, взял у Ирии листы с записью допроса, заполненные красивым женским почерком, Парре наконец-то понял, насколько сильно его шеф, а вместе с ним и он сам, вляпались. Однако на его душевные терзания никто и внимания не обратил. С крайне довольными лицами префект в сопровождении - Охотников покинул комнату. Остаток дня и всю ночь Парре коротал время в тоске и одиночестве, но это уже совсем другая история.
        Магистр Горцаль был неприятно удивлен, когда дверь в его кабинет, занимающий большую часть второго этажа огромного особняка, без предупреждения раскрылась, и на пороге нарисовался маркиз Бартолли. Огляделся вокруг и, вместо приветствия, грустно кивнул:
        - Хорошо тут у вас, красиво. И особняк тоже ничего… В общем, Горцаль, я имею сомнительную честь арестовать вас.
        - Кого? Меня? - удивлению предводителя Гильдии не было предела. - Вы с ума сошли?
        - Вас, вас, - кивнул Бартолли. - Вот здесь, - он помахал в воздухе пачкой бумаги, - то, что успел сообщить нам ваш секретарь. Честно признаюсь, на плаху не тянет, но лет двадцать в тюрьме…
        - Выкиньте вон этого клоуна, - рявкнул Горцаль. - Охрана! Заснули, что ли?
        Из скрытой за пыльной синей портьерой двери молча шагнули двое. Охотники, из начинающих. Таких частенько подряжали на работу вроде этой - сидеть на побегушках у шефа и ждать команды, которая, возможно, никогда не последует. И почти сразу из-за двери, аккуратно обогнув Бартолли, бесшумно скользнули Рагнар с напарницей. Синхронно разошлись, тускло блестящей оружейной сталью демонстрируя серьезность намерений. Всей разницы, что у Рагнара в правой руке была шпага, левую же окутывало темное, слабо мерцающее и крайне неприятное на вид облачко. Прах бездны, боевое некротическое заклинание, способное доставить попавшим под удар массу неприятностей. Ирия же, помимо шпаги, вооружилась пистолетом, и вороненый, отделанный серебром ствол внушительного калибра невольно приковывал взгляды.
        Охрана Горцаля мгновенно растеряла весь боевой задор. Они тоже были Охотники, кое-что могли и умели, но одно дело местные увальни-стражники, и совсем другое их собственные коллеги, резко превосходящие классом. Впрочем, что там деликатничать - крутые даже по столичным меркам. Вдобавок один - неслабый маг, да еще и некромант. Связываться с такими противниками не хотелось.
        - Оружие бросьте, - голос Рагнара звучал спокойно и буднично. - Живы останетесь, обещаю.
        - А если нет? - спросил тот из телохранителей, что был повыше ростом. Усилием воли он заставил свой голос звучать ровно, однако не от некроманта скрывать эманации страха.
        Рагнар пожал плечами:
        - Тогда ваш конец будет ужасен, это я вам тоже обещаю.
        Слову некроманта стоило верить. Общеизвестный факт - темные маги могут юлить, вертеть, не давать прямого ответа, но пообещав что-то, выполнят. Клинки телохранителей зазвенели о мрамор пола, Рагнар кивнул одобрительно:
        - Вот и хорошо, вот и славненько. А теперь марш в караулку, сидеть и носа не показывать!
        Охрана испарилась, будто ее и не было. Горцаль затравленно огляделся, понял, что ждать помощи больше неоткуда, начал медленно вставать… Спокойный, властный голос Бартолли заставил его остановиться:
        - Прекратите истерику, магистр. Если начнете дергаться, разговаривать будем совсем иначе. Пока же у нас есть возможность договориться. Если, конечно, мы окажемся полезны друг другу.
        Горцаль медленно сел. Похоже, до него начало доходить, что его значимость оказалась куда меньше, чем он всегда думал. Сейчас он, как ни обидно это признавать, пешка в большой игре. И сохранится ли он, как фигура, на шахматной доске, либо его сметут походя, зависит от степени полезности, которую он представляет. Глядя на душевные терзания оппонента, крупными буквами написанные на его разом осунувшемся лице, Рагнар невольно улыбнулся. Он мог бы сказать этому человеку многое… Вот только сейчас разговор предстояло вести многоопытному префекту. И молодой некромант не лез - в отличие от большинства сверстников, он умел отдавать инициативу тому, кто более подготовлен, не испытывая при этом каких-либо моральных неудобств. Ирия была куда более порывиста, но ее пока что не спрашивали, а дисциплина для Охотника - первое дело. Так что она не лезла с особо ценными советами, доверив разбираться мужчинам.
        Все же разговаривать с Горцалем оказалось намного проще, чем с его секретарем. Немолодой уже интриган (а какой человек, достигший высот, пускай даже и в провинции, не владеет этим искусством?) был умнее своего помощника, а потому решительно перекинулся в стан более сильных, вывалив кучу информации, позволяющей и впрямь начинать потрошить мэра всерьез.
        Рагнара мэр интересовал не слишком. Ровно до того момента, как выяснилось, что после прибытия Стефана, тот разговаривал не с Горцалем, которому только доложился, а непосредственно с главой города. И получалось, что не Горцаль натравил залетного бретера, а лично мэр. И магистр не врал, уж это некромант проверить сумел. Что же, теперь предстоял новый разговор, куда более интересный и содержательный.
        То, что мэрия охранялась, причем не номинально, а всерьез, пришлось как нельзя кстати. Все же стража подчинялась непосредственно Бартолли, который моментально смог блокировать здание. Ну а дальнейшее, по твердому убеждению префекта, и вовсе было просто. Войти и арестовать. Для этого всего и требовалось-то, что дополнительная пара стражников нереальных габаритов. Собственно, из-за выдающихся размеров и сопутствующего им устрашающего вида этих мордоворотов и взяли. Практика показывала, что достаточно оставить подозреваемого с ними в пустой запертой комнате - и все, он моментально оказывается готов к сотрудничеству.
        Рагнара и его напарницу префект с собой брать откровенно не хотел, но договоренность есть договоренность. Приказать Охотникам он не мог, а намеки Рагнар демонстративно игнорировал. Девушка же и вовсе хлопала глазами совершенно искренне, по молодости не понимая нюансов разговора. Пришлось Бартолли скрепя сердце приказать им держаться позади и не мешать работать профессионалам. Все равно ничего большего он сейчас поделать не мог.
        Самыми главными препятствиями на пути к цели оказались, к удивлению Рагнара, длинные лестницы и переходы. А еще секретари мэра. Старичок жутко делового вида, до их появления мирно дремавший в кресле, и аккуратно подкрашивающая ногти девица, основной род занятий которой был понятен без вопросов. Правда, надо признать, симпатичная и фигуристая - все же вкус у мэра имелся. Хотя… Сколько на ней косметики… Интересно, ей не жарко? Или слой штукатурки компенсирует скудность одежды?
        С дорогой, надо сказать, все было логично. Просто мэр, по местному обычаю, расположил свой рабочий кабинет на последнем этаже. Учитывая, что планировка здания могла привести в ужас любого архитектора, лестниц преодолеть требовалось как бы не вдвое больше, чем казалось вначале. Рагнар даже почувствовал невольное уважение к Бартолли, ухитрявшемуся свободно ориентироваться в этом диком переплетении коридоров. А вот второе обстоятельство удивило не только молодого некроманта, но и вообще всех, кроме успевшего повидать жизнь и привыкнуть к местным нравам префекта.
        Откровенно говоря, Рагнар не брал секретарей в расчет вообще. Принципиально. Уже потому, что при виде группы вооруженных до зубов мордоворотов, без стука врывающихся в помещение, простые, излишком воинственности и боевым опытом не обремененные люди имеют свойство разом съеживаться и молчать в тряпочку. Как вариант - панически разбегаться. Об этом говорил весь его опыт, не самый, кстати, маленький - дичь Охотников не только чудовища. Итак, бояться, разбегаться… Кричать, если уж совсем мозги отказали. Но уж никак не оказывать серьезное сопротивление. Эти оказали, причем в весьма неожиданной форме.
        - Вы кто такие и что здесь делаете? - очень мягким голосом поинтересовался старик, мгновенно просыпаясь и с неподдельным интересом глядя на вошедших.
        - Ай, Колин, - девица отвлеклась от ногтей, больше напоминающих аккуратные вороньи когти. - Разве ты не видишь, это же сам префект. Небось по какому-то невероятно важному делу. А с ним… О, какие мальчики!
        Они говорили что-то еще, но Рагнар уже не воспринимал слов. Под череп словно бы воткнули огромный мягкий гвоздь, разом отключивший всякое желание делать хоть что-нибудь. Краем глаза некромант успел рассмотреть, как замерли, покачиваясь, Бартолли со своими громилами. Менталисты, успел он подумать, однако мысль эта не привела ни к какому действию. Воли не было от слова «во-обще».
        Спасла их всех, как ни странно, Ирия. Хотя чему тут удивляться? Как многие из тех, у кого были эльфийские предки, она была достаточно малоуязвима для ментальной магии. Тем более когда менталисты работали в паре - с одной стороны, они при этом были сильнее, с другой же, их заклинания накладывались друг на друга, хоть немного сбивали настройку. В результате девушка почувствовала лишь небольшую вялость в мыслях, которую стряхнула легко, будто собака капли воды. И, не теряя ни секунды, начала действовать.
        - Разрешите вас перебить, - усмехнулась Ирия, доставая пистолет. Уродливую в своем совершенстве пневматическую игрушку. Рагнар, помнится, такие не особенно жаловал, считая тяжелыми и неудобными. Не отказывался от них, если требовалось, но и не любил. А вот Ирия - напротив. И сейчас это пришлось как нельзя кстати. Два коротких, резких хлопка - и секретари-охранники обзавелись третьим глазом, женщина во лбу, а старикан в виске. И моментально все закончилось.
        - Твою мать, - префект мешком осел на пол. Рядом с ним последовали его примеру стражники, все трое. - Твою мать. Твою мать…
        - Вперед, идиоты! - Рагнар тоже очень хотел бы грохнуться на пол, но все же ментальный удар причинил ему чуть меньший ущерб. Маг до мозга костей, он успел неосознанно выставить защиту. Слабенькую, менталисты смели ее и не заметили, но все же какую-то долю удара она отклонила. - Если мэр сбежит, мы окажемся в полном дерьме.
        Бартолли застонал, но усилием воли заставил себя подняться, а его грозный рык подействовал на подчиненных не хуже плетки. И запертая дверь их не остановила. Всего-то один удар - силовая волна никогда не была «коньком» некромантов, но тут уж со злости Рагнар постарался - и вся их теплая компания совершенно безграмотно, толпой ввалилась в кабинет.
        Мэр сидел за столом, и лишь через несколько секунд Рагнар сообразил, что этот человек и не подозревал о творящемся в приемной безобразии. Двери толстые, двойные, отлично подогнанные, звук почти не пропускают. Менталисты говорили негромко, для них звук - модулятор, не более, орать нет смысла. Пистолет Ирии - вообще штука тихая. Не знал мэр о визите, но удивленным и, тем более, испуганным не выглядел.
        - Что здесь происходит? - брюзгливо спросил он, не делая даже попытки встать. - Кто вас сюда звал?
        - Вы еще спросите, чего мы буяним, - ухмыльнулся префект. Ментальный удар окончательно ушел в прошлое, и маятник качнулся в обратную сторону. Место депрессии занял откат, поэтому Бартолли сейчас был неестественно бодр и уверен в себе. - Уважаемый градоначальник, мы здесь, чтобы арестовать вас.
        - Арестовать? Меня? - похоже, серьезность раскладов до мэра не доходила. - Кто? Вы, или ваши дрессированные собачки?
        - Ты кого собакой назвал? - угрожающе прогудел один из стражников, и Бартолли не стал его останавливать. Очень похоже, хамить ему было положено согласно роли. Охотники тоже промолчали, хотя слова мэра касались и их тоже. Ничего, позже отыграются.
        - Вас, идиоты, - проскрипел мэр. Сейчас его голос был совсем не похож на прежний. - Забыли, кто вам платит?
        - Король, - холодно бросил префект. - Из налогов города, но - король. И я терпел ваши махинации, пока они были мелкими. Я бы и крупные потерпел… какое-то время. Но то, что вы ведете шашни с соседями… Это уже шпионаж, за такое положено даже не голову рубить согласно вашему статусу. Не заслуживаете вы золоченой плахи и церемониального меча. Веревка. Грязная, многоразовая. И не хлопайте так глазами, вас Горцаль со всеми потрохами сдал. Ему свидетелем быть выгоднее, чем соучастником.
        - Вы такой принципиальный? Может, вам денег не хватает? Или вы рассчитываете, что король отвалит вам соответствующую сумму, да еще и орденок?
        - И это тоже, - безо всякого смущения кивнул префект. - И орден, и повышение, и деньги. Только не надо мне говорить, что дадите больше. Свое я возьму и так, оставшись притом с чистой совестью.
        - И что тогда здесь делают, - кивок головой в сторону Рагнара, - эти? Или они тоже государственные деятели?
        Апломб с мэра стекал, будто вода, но он еще хорохорился. Рагнару стало смешно.
        - У меня к вам свой разговор, - он хищно улыбнулся. - За помощь в вашем аресте мне разрешено будет поговорить с вами… приватно. Вы и представить себе не можете, на что способен некромант, который хочет услышать ответы на вопросы.
        Это выбивалось из плана, да и договоренностей о приватной беседе не было, однако префект не стал одергивать Рагнара. Тоже считал, видимо, что лишний раз припугнуть арестованного лишним не будет. И тот поплыл, это все присутствующие видели невооруженным глазом. Привстал, взгляд стал затравленным, глаза забегали. Все, теперь можно его потрошить… И двое стражников, те самые здоровяки двинулись вперед, чтобы занять классическую позицию для конвоирования, а третий встал около двери картинно достав табельный пистолет.
        Дальше процесс развивался стремительно. Мэр взмахнул рукой со скоростью, неожиданной для такого безобидного на вид человека, и рука стражника, картинно лежащая на эфесе казенного палаша, вдруг отделилась от тела. Широкий мясницкий нож, до того непонятно где скрывавшийся, перерубил ее аккурат в локтевом суставе. Ш-щих-х, запел рассекаемый воздух, и обратным движением мэр рассек горло второму стражнику, так глубоко, что перерубил при этом позвоночник. Голова откинулась назад, удерживаясь лишь на тонкой полоске кожи, а тело еще несколько секунд стояло, забрызгивая всех кровью, а потом с грохотом осело на пол.
        Сказать, что от неожиданности все были в шоке - значит, ничего не сказать. Правда, состояние это продолжалось пару секунд, не более, однако за это время мэр успел извлечь откуда-то из-под стола пистолет непривычных, но Рагнару вполне знакомых форм. Чпок! И еще один стражник валится назад с дырой вместо глаза. Чпок-чпок-чпок… Форменная кираса Бартолли, которую тот всегда таскал на официальные встречи и наличие которой многие считали блажью, честно выдержала два удара, но третья железная пуля угодила поверх нее, в плечо… В тот момент Рагнар уже прыгнул, сбивая Ирию с ног. По спине будто плетью хлестнуло, но кольчуга выдержала. Пых-пых! Выстрелы Ирии раздались уже из-под придавившего ее тела некроманта, но тем не менее достигли цели. Мэра отбросило к стене - тяжелые свинцовые пули, выплюнутые пневматическим пистолетом, обладали немалой энергией и оставили после себя огромные, жуткого вида раны.
        И наступила тишина. А еще через секунду Бартолли принялся громко ругаться. Пуля, напоминающая остро отточенный толстый гвоздь, засела глубоко в мышце. Крови почти не было, но болело наверняка сильно, и внутреннее кровоизлияние гарантировано. На такие безобидные на вид раны Рагнар в жизни насмотреться успел. Куда опаснее, чем широкий разрез от рубящего удара, откровенно говоря. Впрочем, куда больше некроманта волновало другое.
        - Цела?
        - Вроде бы да, - вымученно улыбнулась Ирия, вставая. - А ты?
        - Вроде бы тоже. Куртку испортил, урод… Ладно. Погляди, что там с мэром. Если сдох, готовь пентаграмму. Будем поднимать и допрашивать. Вы! - Рагнар повернулся к вломившимся в развороченную дверь стражникам из выставленной снаружи охраны. - Целителя сюда, бегом!
        Командный голос - штука полезная. В считанные секунды удалось навести порядок. Двое стражников, на этот раз с палашами наголо, заняли позиции у двери с приказом «не пущать, кто не послушает - вязать, кто начнет угрожать - рубить». Остальные направились к наружному оцеплению - лишние свидетели никому не были нужны. Лишившемуся руки бедолаге Рагнар лично перетянул культю, и теперь был шанс, что если целитель успеет вовремя, то удастся даже приживить руку обратно. Полностью восстановить подвижность, разумеется, не получится, ну да хоть что-то.
        После этого Рагнар занялся раной префекта, и к моменту, когда примчался целитель, пуля была извлечена, рана вычищена и зашита. Все же толковый некромант разбирается в анатомии получше иного хирурга. Целитель лишь кивнул одобрительно, наложил стандартное регенерирующее заклинание и поволок раненого стражника в соседнюю комнату, возиться с рукой. Ну а Ирия тем временем закончила с пентаграммой и втащила в нее тело мэра. Вспыхнули линии консервационного узора, теперь можно было не торопиться - тело не протухнет и останется готово для допроса в течение нескольких часов. Впрочем, Рагнар тянуть не собирался.
        - Будете присутствовать, маркиз? - поинтересовался он у Бартолли.
        - Разумеется, - префект злобно скрипнул зубами. Пока Рагнар возился с его раной, действовало обезболивающее заклинание, но сейчас оно быстро развеивалось, и ощущения при этом были непередаваемые. - Из чего он стрелял?
        - Из этого, - ответил Рагнар, аккуратно, двумя пальцами, поднимая небольшой пистолет. - Что скажешь, Ир?
        - Твой приятель успел-таки довести свою игрушку до ума?
        - Возможно, - некромант внимательно осмотрел оружие. - Ага, так я и думал. Демон Гаусса… Обойма на двадцать зарядов. О-па! А пули не из сыромятины, как у него. Из такой стали хороший меч сделать не зазорно. Может, Гленор… А может, и кто другой. Иначе бы он не удержался, похвастался. Впрочем, неважно, сейчас все узнаем.
        - А… можно?
        - В коллекцию? - Рагнар усмехнулся и, не обращая внимания на недовольное лицо префекта, отдал ей оружие. - Прибери, мало ли, пригодится когда…
        - Ага. На старости лет, когда буду сидеть в кресле-качалке и рассказывать внукам, у кого и как я добыла все эти железки, - девушка рассмеялась, очередной труп и последующая возня с ним настроение ей ничуть не испортили. Издержки профессии, никуда от них не деться. - Ну что, поднимать-то будешь?
        - Буду, - кивнул Рагнар и занялся привычным делом. Одним из тех, за которые некромантов ненавидят.
        Внешние линии пентаграммы замерцали слабым фиолетовым светом. Рагнар бесцеремонно отбросил ногой рассыпавшиеся во время драки бумаги, выдернул из-за стола кресло мэра и подтащил его к месту действа. Кресло оказалось насколько тяжелым, настолько же и удобным, и маг буквально утонул в его глубинах.
        Многие эстетствующие маги утверждают, что в транс можно впадать где угодно, однако лучше всего это делать в максимально аскетических условиях. Идеально на голой земле или на полу. Может, и так, но Рагнару всегда было удобнее в кресле или на диване. Или еще где, желательно, чтобы помягче и без сквозняков. Как сейчас, например. И в полуявь-полуреальность он провалился мгновенно и без усилий. Все, началась работа.
        Для того, чтобы выдернуть душу умершего и на некоторое время воссоединить ее с телом, создавая не пустую куклу, способную выполнять простейшие команды, а способную мыслить, говорить и помнить тварь, необходимо не так уж много. Сила воли самого некроманта в первую очередь. Недаром поднятие зомби любого уровня считается простейшим упражнением для начинающих. Однако и здесь имеются нюансы.
        В этот раз все проходило очень тяжело. Лишь с пятого захода Рагнару удалось зацепить скользкую, будто налим, и столь же верткую душонку мэра. После четвертого он, честно говоря, вообще думал плюнуть и признать свое поражение. Слишком уж много сил уже потратил безо всякого результата. Однако увидел два лица, скептически усмехающееся префекта и спокойно-уверенное в его силах Ирии - и попробовал еще раз. Успешно.
        Дальше оказалось немного проще. Возвращаться в свое тело душа мэра не хотела упорно, однако здесь уже роль играла не изворотливость, а голая сила, и маг тащил призрачный аркан уверенно и неторопливо, не давая ему провисать, но и не натягивая чересчур сильно. Так рыболов вываживает крупную строптивую рыбину. И в конечном счете все закончилось вполне закономерным результатом. Цвет линий пентаграммы сменился с фиолетового на зеленовато-гнилостный, а потом труп мэра шевельнулся раз, другой, неловко сел и вопросительно посмотрел на Рагнара.
        - Ну что ж, - довольно потер руки вышедший из транса некромант. Схватка далась ему нелегко, на лице выступили крупные капли пота, а бинт на лбу потемнел из-за начавшей сочиться из раны крови, но на подобные мелочи Рагнар внимания не обращал. - Отвечай, как на духу: где так ножом орудовать научился?
        - Я начинал помощником мясника, - безразлично ответил зомби. Рагнар кивнул - что же, все ясно. Уж чем-чем, а ножами мясники владеют виртуозно. Так что, зная куда и как бить, можно добиться впечатляющих результатов. И, откровенно говоря, хороший мясник в рукопашной может оказаться куда страшнее признанного мастера. Впрочем, сейчас это была малозначимая информация.
        - Ты охотился за мной?
        - Да.
        - Зачем?
        - Не знаю. Мне приказали.
        - Кто?
        - Не знаю.
        Зомби не умеют врать, в противном случае Рагнар бы решил, что над ним издеваются. Задумчиво почесав переносицу, он спросил:
        - Когда приказали?
        - Давно.
        - Как давно?
        - Не знаю.
        - Позвольте, я с ним поговорю, - вмешался префект. - Все же кроме вашего дела есть и другие вопросы.
        Рагнар недовольно кивнул. Что поделать, Бартолли в своем праве. Вздохнув, он предупредил:
        - Задаете вопрос - я его повторяю.
        - А…
        - Ваши слова зомби безразличны, он слушается лишь того, кто его поднял. Поехали?
        Бартолли кивнул и начал задавать вопросы. К удивлению Рагнара, помимо не интересных ему экономических моментов и шпионских признаний, префект выяснял и то, что необходимо было самому некроманту. Причем, стоит признать, делал это куда грамотнее, чем сумел бы Рагнар. И картинка в результате получалась довольно интересная.
        Не так давно, от месяца до полутора назад, точнее узнать не получилось, к мэру пришли. Кто? Зомби не помнил, что само по себе было странно, но говорил он о пришедших исключительно во множественном числе. Впрочем, косвенными вопросами префект сумел получить описание - трое мужчин без особых примет и одна женщина. Очень похоже, эльфийка. И, кстати, именно она играла роль первой скрипки.
        Итак, пришли. Очень деликатно выложили ему на стол бумаги, в которых точно, с доказательствами перечислялись его прегрешения. В основном, конечно, финансовые - найдите купца, дорвавшегося до власти, который не воспользуется этим на благо своему карману. Но и о его связях с разведкой конкурентов им было известно. А убедившись, что мэр проникся сложностью положения и незавидностью своей участи, если эти бумаги увидят свет, предложили ему работать на них.
        Как ни странно, «работать» ему предстояло именно Рагнара. Те, кто ставил задачу, были уверены, что некромант появится в этом городе. Неделей раньше, неделей позже, но появится. Вот только появились Охотники даже раньше, чем рассчитывали те, кто ставил задачу. Мэр не успел подготовиться, и пришлось импровизировать. Ну и результат вышел соответствующий. Привлеченный им Горцаль не сумел подобрать правильного исполнителя (еще как сумел, вот только не рассчитывал он на двоих Охотников, просто не знал о несносном характере вечно сующей нос не в свои дела Ирии), и в результате префект и Рагнар смогли объединиться против общего врага и взять его за жабры.
        Вот такие расклады. Еще некоторое время Рагнар переводил вопросы Бартолли, а когда тот закончил, спросил:
        - Он вам нужен?
        - Да нет, в общем-то. Наш толстячок сдал всех с потрохами. Выигрыш может оказаться даже крупнее, чем я думал.
        - Рад за вас, - равнодушно кивнул некромант. - А теперь все отойдите. Мне надо провести эксперимент, и я не знаю, что случится с нашим… клиентом.
        Когда некромант говорит такие вещи, он не шутит. Лучше его слушаться. Бартолли с Ирией отошли, и тогда Рагнар задал свой последний вопрос:
        - Как звали ту женщину, что отдавала приказы?
        И вот здесь он был по-настоящему удивлен. Лицо мэра исказилось вдруг в жуткой гримасе. Зомби не пугаются, им неведом страх, но сейчас Рагнар готов был поклясться, что мэр именно испуган. Замахав руками, он прохрипел:
        - Нет, нет, пожалуйста, не надо, - а потом вдруг безо всякого перехода растекся огромной зловонной лужей, в которой плавала внезапно оставшаяся без содержимого одежда. Душа же его распалась. Не унеслась в туманные, даже некромантам неведомые дали, а именно распалась, превратилась в ничто. Такого просто не могло быть. Или могло?
        - Эта женщина - некромант и менталист, - вздохнул Рагнар, тыльной стороной ладони вытирая пот и распахивая окно, чтобы хоть немного отогнать жуткие миазмы. - Это невозможно, однако ничем более я не могу объяснить случившееся. Запугать зомби, связать душу… Теоретически лишь такое сочетание навыков дает подобную возможность. Впрочем, что мы знаем о способностях эльфов?
        Взгляды, его и префекта, непроизвольно скрестились на Ирии. Та смутилась, а потом огрызнулась:
        - А я-то при чем?
        - Совершенно ни при чем, - кивнул Рагнар. - Просто даже ты можешь кое-что, неподвластное обычному человеку. А что может чистокровная эльфийка?
        - Откуда она взялась, кстати? - буркнул себе под нос префект. - Эльфов, тем более чистокровных, в нашем городе не видели уже лет двадцать.
        - Да ну? - неподдельно удивился Рагнар. - А я вот видел. В день прибытия. В доме… Проклятие, а не она ли была доме Гленора? Что-то сложно предположить, чтобы в нынешнее безэльфье в городе оказались сразу две представительницы этой расы.
        - Но почему она тогда не уничтожила нас прямо там? - тихонько пискнула Ирия.
        - Да потому, Ир, что исход боя с двумя Охотниками для нее был неясен. Мы и сами чего-то стоим. Да и я, скажу тебе без ложной скромности, не последний маг королевства. Не-ет, вдвоем мы ее, скорее всего, заломали бы. Куда интереснее, зачем она дала нам увидеть себя. Впрочем, думаю, теперь уже все равно. Раз она погибла…
        - Погибла? - Ирия вдруг как-то странно усмехнулась. - А ведь у нас есть живой свидетель.
        - Свидетель? - удивился Рагнар и тут же выдохнул: - Армагеддон!
        Дракончик ждал их в номере гостиницы и при появлении радостно замахал крыльями, опасно балансируя на спинке кровати. Сверзится - не успеет взлететь и приложится об пол качественно, подумал Рагнар. А вообще, домашней зверушке, родившейся в неволе и не знающей иной жизни, скорее всего, дико скучно. Хозяин, гладивший, игравший и угощавший вкусными кусочками, иной раз прямо со своей тарелки, погиб… Человек бы горевал, но маленький мозг огнедышащей рептилии в глубине эмоций уступал и собачьему, и человеческому. Так что долгого уныния от островного дракона не дождешься. А вот радости, что не придется больше сидеть в одиночестве, сколько угодно.
        Ну что же, не стал разочаровывать его Рагнар. Скучно тебе точно не будет. Но и приятно тоже. Процедура из арсенала целителей и отчасти некромантов, которую он намерен был произвести, какого-нибудь любителя домашней живности точно повергла бы в шок. Она и человеку неприятна, однако тот имеет куда более устойчивую нервную систему и вдобавок понимает, за что страдает. Это, кстати, дорогого стоит. А вот животному от подобного станет по-настоящему хреново. Тем более процесс будет идти против его воли, но понимать и помнить-то он все будет.
        Никто и охнуть не успел, как Рагнар, погладив дракона по холке, вдруг цепко ухватил его под ушами, намертво зафиксировав голову. Еще миг - и заранее подготовленное заклинание спеленало рептилию так плотно, как только возможно. Армагеддон заверещал - и замолчал, будто разом онемел. Ирии и префекту показалось в тот момент, что глаза некроманта вспыхнули двумя тусклыми лиловыми углями, но это могли оказаться просто отблески падающего из окна света. Зато все остальное им точно не казалось.
        Посреди комнаты вдруг появилась мерцающая зеленоватая сфера. Большая, практически в рост человека. А в ней мутное, но отчетливо различимое изображение. Лицо Рагнара исказилось - ему происходящее доставляло удовольствия не более, чем для дракона, и силы у мага забирало, будто какой-то экзотический вампир. Но дело требовалось завершить любой ценой, и некромант продолжал.
        Дракон - не человек, его не заставишь сидеть смирно, внимательно следя за объектом. Особенно если объект не особенно интересует животное. Ему интереснее летать по дому. Или жрать… И он ест. Наклоняется к миске, хватает кусочки сырого мяса, вскидывает голову, когда сглатывает. Изображение пляшет и меняется, но на его обрывках все равно кое-что видно. Вот барон Гленор. Алхимик не выглядит довольным и что-то говорит. Что именно - непонятно. Дракончик не прислушивается - он набивает желудок после тяжелой работы, и содержимое миски интересует его куда больше непонятных звуков, которые его ухо, совсем не похожее на человеческое, воспринимает совершенно иначе. Приходится довольствоваться изображением.
        Итак, Гленор… А вот и его собеседница. Лицо… Да, то самое, что они видели и сами. О чем-то разговаривают. Гленор эмоционально, размахивая мощными, сильными руками. Несмотря на нечеткость картинки, видно, как мышцы перекатываются. Эльфийка спокойна, даже как будто улыбается. Потом она делает пасс - очень характерный, известный любому грамотному магу. Концентрация ментального удара - этим жестом сопровождается именно она. Редкий случай, когда заклинание строится не только в уме, и физическая составляющая ему нужна.
        Гленор усмехается. Даже сейчас видно, насколько презрительно. Потом демонстрирует собеседнице палец. Жест и оскорбительный, и объясняющий все. Кольцо-амулет, очень похожее на то, что Рагнар сам недавно приносил в этот дом. Только новое и гарантированно сделанное руками самого алхимика. Очень уж много на нем камешков - Гленор всегда был, как сорока, неравнодушен к блестящим цацкам. На заказ амулеты строгие, такие любят заказчики-мужчины. Или, наоборот, произведения искусства, изящные и притом неброские - такие хороши для дам. Себе - те, которые нравятся самому алхимику, и плевать на то, что подумают другие.
        А потом улыбается эльфийка. Поворачивается, выходит. И, уже закрывая дверь, бросает на пол склянку. Стекло разбивается… И все заполняет ревущее - это понятно и без звука - пламя.
        - Вот и все, что было, - слова рвутся из груди с усилием, некроманту не хватает сил даже толком разогнать воздух в легких. - Еще что-то интересует?
        - Нет, - префект разводит руками. Рагнар выдохнул с облегчением и отпустил дракона. Армагеддон чихнул громко, обиженно заверещал и обиженно, зловонно нагадил прямо на пол. А мог бы и огнем угостить… Потом развернулся - и вылетел в окно. Тоненько зазвенели на полу выбитые стекла…
        - Алхимия, - задумчиво отметила Ирия. - Но зачем?
        - Все просто, - усмехнулся префект. Мозг его, куда более привычный к решению такого рода задач, работал быстро. - Эльфы - мастера сложных комбинаций и длительных, многоходовых интриг. Иной раз все их участники, включая самих эльфов, давно мертвы, в прах рассыпались государства, но процессы идут сами по себе. До конца веков не распутаешь. Только вот беда таких многоходовок в том, что любой неучтенный фактор на определенных этапах может разрушить всю цепь.
        - И что с того? - девушка подняла брови. Рагнар и сам бы задал этот вопрос, но ему банально не хватило сил.
        - Ей не хватило времени что-то предпринять, вы появились в городе раньше, чем было запланировано. И эта женщина, видимо, понимала, что мэр может и не успеть вас перехватить. Из-за ее, кстати, ошибки.
        - Но…
        - Ах, как красиво все выстраивается, - префект улыбался, будто обожравшийся сметаны кот, и Рагнар подумал, что он не просто честно выполняет свою работу, но и по-настоящему любит ее. - Эти трое хотели зачем-то уничтожить вас, для чего заманивали в город. Как, кстати?
        Рагнар вздохнул и рассказал. Бартолли кивнул понимающе:
        - Ну вот, теперь и впрямь ясно. Итак, эти трое похищают вашу… сестру, в полной уверенности, что вы броситесь в погоню. Единственное, чего они не ожидали, это того, что вы вернетесь домой раньше срока. Это ведь спонтанно вышло, так?
        - Да…
        - Ну вот. В результате вы бросились в погоню намного раньше, чем планировалось. Может, они вас вели давно, и демон на дирижабле, которого вы так удачно пленили, был подброшен, чтобы вас остановить. А может, это не более чем совпадение. Неважно. Главное, вы оказались на месте слишком рано, а операцию уже не было времени отменять. Оставалось действовать по плану, рассчитывая ускорить процесс подготовки именно здесь.
        - То есть дирижабль нам подставили намеренно?
        - Ну, разумеется. Наверняка они его получили незаконно. Как? Да куча вариантов. Самый простой - их менталистка подчинила кого нужно.
        - Но зачем?
        - Еще проще. Неужели они не знали, что ваш отец бросится в погоню? И не разбирались в воздушных потоках? Открою вам страшную тайну - эльфы изучили их еще в те времена, когда их магия, заметно просевшая в последние столетия, позволяла им перемещаться по воздуху куда ловчее, чем это делаем мы сейчас. Летунов послали на убой. Не вы - так ваш отец, уважаемый граф Тассу, выпотрошил бы их со всей жестокостью и цинизмом. Но он был бы страшно вымотан - дирижабль, отлично вооруженный, с магами на борту, продержаться мог довольно долго. Соответственно, возможности графа надолго оказались бы сильно урезанными, ему пришлось бы вызывать вас, это заняло бы время… Ваших недоброжелателей подвело то, что на их пути оказались именно вы, а специализация у вас… специфическая. Вот только менять что-то они не успевали, и, пожертвовав одним из сообщников, оставили вам амулет, который должен был привести вас к цели. След заметный.
        - Только они не учли, что я неплохо знаю Гленора, - пробормотал Рагнар.
        - Именно. А потому вы действовали намного быстрее, чем они рассчитывали. Гленор же, судя по всему, готов был переспать с эльфийкой… Девушка, не морщитесь так. От этого ни один нормальный мужик не откажется. Подчинить алхимика она не могла, пришлось действовать старым дедовским методом. Тем более мужчина он был видный, думаю, магичка получила удовольствие. Однако барон считал себя вашим хорошим знакомым, а может, и другом. Вертеть им не получилось, договориться не удалось. Поэтому его пришлось устранить, чтобы замести следы, да так, чтобы подозрение пало на вас. Комплексное решение. Не то чтобы очень изящное, но вполне могло сработать. Хорошо еще, зеркальце ваше оказалось к месту, и это, помимо прочего, говорит, что противники знают ваши истинные возможности довольно плохо. Слишком много допущений. И сейчас их чересчур торопливый, сляпанный на коленке план начал трещать по швам.
        - Думаете?
        - Убежден. Знать бы еще, в чем этот план заключается, какова его цель.
        - И что делать дальше - пробурчала себе под нос Ирия.
        - О! Вы зрите в корень. Но в этом, - здесь префект снисходительно усмехнулся, - я вам, пожалуй, помогу.
        - И как?
        - Милая девочка… Вы извините, конечно, что я так вас называю, но все же вы и помоложе меня… намного, и в деле, которым занимаетесь сейчас, мало что смыслите. Вы с вашим… женихом умеете лихо орудовать шпагами и стрелять, но для анализа нужен чуть иной опыт и совсем другие навыки. Не обижайтесь.
        - Мы не обиделись, - Рагнар жестом остановил уже готовую разразиться длинной и, как все поспешное, непродуманной тирадой Ирию. - Так может, все же поясните?
        - Да все же просто, - улыбнулся префект. - У вашей эльфийки…
        - Она такая же моя, как и ваша.
        - Именно ваша, - теперь префект говорил без малейшего намека на улыбку. - Интересы моего города и лично меня она затрагивает крайне опосредованно. Интересы страны… Не факт, что затрагивает вообще. И в любом случае пускай за них отвечают те, кому это по должности положено. У них и головы большие, и жалованье серьезное. Намного больше моего. Так что - ваша.
        - Хорошо, - медленно кивнул Рагнар. В словах Бартолли, простых и циничных, был смысл. - И что же у МОЕЙ эльфийки?
        - Да, да, что там у меня? - улыбнулась Ирия.
        - Хм… Знаете, девушка… и юноша, не сбивайте меня с мысли детскими подначками.
        - Хорошо, - Рагнар кивнул, на сей раз куда серьезнее, хотя легкая эйфория никуда не делась. Откат от сложного заклинания прошел, и это было вполне нормальное состояние. - Так все же, какие у вас идеи?
        - Ну, достаточно простые. У эльфийки два пути: остаться в городе или покинуть его. Если она осталась, то простейшее заклинание подобия дает неплохие шансы ее обнаружить. У нас нет, правда, ни капли ее крови, ни вещей, которыми она пользовалась, однако вы - хороший маг, по идее, вам хватит и мыслеобраза. Сможете?
        - Смогу.
        - Вот и она об этом наверняка подумала. Так что поиск провести, конечно, стоит, но вряд ли он что-то даст. Кстати, какой у вас радиус охвата?
        - Если воспользуюсь предметной магией - не меньше двух суточных переходов.
        - Ну вот. Даже если она подалась в бега сразу же, вы ее засечете. Замаскироваться от некроманта для эльфийки малореально - специфика разных магических школ. Все же застыли эльфы в развитии…
        - А если без лирики?
        - Если без лирики, то не спрячется, даже если ее будет маскировать кто-то другой. Даже маленький лучик солнца способен пробиться сквозь туман. Не сможем обнаружить - следовательно, с огромной долей вероятности она покинула город. Причем не на лошадях, иначе от серьезного поиска она уйти не успеет. Подозреваю, о вашей мощи как мага сия дама имеет определенное представление, а значит, рисковать не захочет. Дороги Некромантов эльфы открывать не умеют, да и работу коллеги вы, скорее всего, почувствовали бы. Лесные Дороги… Нет, опять же, маловероятно. Предположим, это искусство не утрачено, как принято считать, но в полную силу работает оно именно в лесах. Если же пробивать их из города, то магические возмущения будут жуткие. Это отмечали все маги, имеющие дело с эльфами, информация даже попала в учебники по криминалистике. Остается один вариант - дирижабли. А уж их расписание никто нам посмотреть не помешает.
        Рагнар вздохнул. Действительно, не просто - а очень просто. На миг ему стало немного стыдно. Почему сам не подумал? Ведь мог! Впрочем, казнить себя за тупость времени не было. Рагнар махнул рукой:
        - Ир, подготовь место, пожалуйста. Работать будем прямо отсюда. А я пока вспомню ингредиенты для предметного поиска, - и, доставая из сумки толстую тетрадь с записями, он виновато улыбнулся непонятно кому: - Подзабыл уже, не так часто мне приходится этим заниматься.
        Поиск ожидаемо ничего не дал - префект оказался прав. И, хотя все шло, как положено, мерцали начерченные, казалось, прямо в воздухе линии, мерзко воняла сожженная зеленым медным огнем ветка омелы (начала уже подгнивать, зараза, но это ерунда) и светился крохотный, не больше ногтя, рубин, быстро-быстро швыряющий вокруг себя тоненький красный лучик, толку от этого не было. Трата сил ради успокоения нервов, как они, в общем-то, и думали. Эльфийки здесь не было, а значит, она покинула город.
        Бартолли тоже не терял зря времени. Его люди успели блокировать воздушную гавань. Зря, разумеется, если дамочка уже покинула город, но пусть его. Лучше перебдеть… А вот информация по дирижаблям, улетевшим за прошедшее с момента гибели барона-алхимика, оказалась куда важнее и интереснее. И, главное, давала повод для размышления.
        Дирижаблей было всего четыре. Три ушли на столицу - вполне ожидаемый вариант. Один - пассажирский, и два грузовых. Последнее, впрочем, абсолютно ничего не значило. Одного-двух пассажиров возьмет любое, даже самый неприспособленное для этого воздушное судно. Четвертый… О, с четвертым куда интереснее.
        Последний из дирижаблей, «Красотка побережья», дорогое судно для перевозки богатой публики, как раз к морю и шел. А море - это, знаете ли, варианты. К примеру, эльфийские леса… Правда, они в стороне от места назначения «Красотки», но для бешеного дирижабля сто лиг - не зигзаг. Или, как вариант, корабли в порту… Эльфы славятся как отличные мореходы, не так ли? А потому неясно, что делать, не разорваться же… Ирию одну не пошлешь - менталистка ее не пробьет, а вот второй маг, если он все еще сопровождает эльфийку, схавает молодую Охотницу, и не вспотеет. Проклятие, как же мрачно выходит!
        - Мои люди опросили персонал гавани, - чуть виновато развел плечами Бартолли. - Увы, ничего интересного.
        - Или замаскировались, хотя бы банальным гримом, или менталистка постаралась, - безразлично отозвался Рагнар, голова которого была сейчас занята совсем иными мыслями. - Для нее не проблема заставить хоть весь персонал выпустить самим себе кишки, и притом блаженно улыбаться, а то и прыгать от счастья. А уж приказать что-то забыть - вообще элементарно.
        - Что, такая сильная?
        - Чрезвычайно, - вздохнул некромант. - Правда, опасна только вблизи.
        - Рагнар, - влезла вдруг Ирия. - Если она не только менталист, но и некромант, почему она не воспользовалась Дорогой?
        - Во-первых, я бы почувствовал. Стихийник, целитель, менталист - они не почувствуют, а я, да еще вблизи, сумею. И если она еще не знает, что мы догадываемся насчет ее второй специализации, то постарается держать этот козырь в рукаве. Ну а во-вторых… Понимаешь, Ир, Дороги - изобретение людей, эльфы к ним отношения не имеют. У них и некроманты-то редкость невероятная, не в почете у эльфов темные искусства. Соответственно, и класс у них невелик, мастерам просто неоткуда взяться. Бьюсь о заклад, для нашей… клиентки некромантия - вторая специализация, не основная.
        - То есть в скорости у нее преимуществ нет, - префект вздохнул. - Что же, хоть это радует. Только… Я больше не смогу оказывать вам содействие.
        - Почему?
        - Мне надо срочно отправляться в столицу, дирижабль уже готовят. Сведения, которые я получил… В общем, они хороши, пока не протухли. И терять время я не могу.
        - Пойдете дирижаблем?
        - Двумя. Второй для прикрытия - в два счета могут найтись умники, которые попытаются меня перехватить. Слишком уж многих заденет мой доклад.
        Рагнар кивнул понимающе. Все верно. Они сотрудничали, оба получили сведения и больше друг другу ничего не должны. Каждый будет выцарапывать из добычи максимум, но - для себя. И никаких обид, своя рубашка ближе к телу. Префект, чтобы получить честно заработанные плюшки, должен спешить в столицу… Что же, может, такая спешка и на руку.
        - Вот что, маркиз. На столицу пойдете Дорогой Некроманта. Так быстрее и… безопаснее. Но - чуть погодя. Скажем, через два-три часа. Вас устроит?
        Еще бы его не устраивало. Сутки выигрыша как минимум. И на дополнительную услугу в виде поддержки по мере сил префект согласился безропотно. Вытребовал условие, чтоб не во вред государству, конечно, однако Рагнара это полностью устраивало. Государство его сейчас не интересовало, ему была важна сестра. Ну и расквитаться за Гленора. Может, и не друга, но поступившего так, что сейчас Рагнар поневоле чувствовал себя его должником. Осталось сломать амулет-передатчик - и послать Зов…
        Отец прибыл в Роквелл через пару часов. Зов - хорошее заклинание, сродни Дороге Некроманта, но намного менее энергоемкое. Правда, и функция у него пожиже - дать сигнал. Короткий, ничего сам по себе не значащий. Просто договорились с отцом, что как только у того в кабинете тренькнет, он берет ноги в руки, определяет пеленг и поспешает к сыну. Что, в общем-то, и произошло. Так что зеваки сбежались со всей улицы - не каждый день в центре города появляется некромант. Да еще такого класса. Да еще открыв Дорогу… В общем, стояли, боялись до дрожи в коленках - но смотрели.
        Распугав наиболее впечатлительных мрачной гримасой на усталом лице, граф Тассу и небольшая группа сопровождения (ну как же, сановнику его ранга ходить без свиты моветон-с) в считанные минуты достигли гостиницы, где и состоялся краткий доклад. Ну, и предложения Рагнара по дальнейшим действиям. Отец понял с полуслова:
        - Значит, предлагаешь мне отправиться в столицу и там встретить дирижабли, а сам хочешь море посмотреть? - хмыкнул он.
        - Ну… да, - немного комично потупился Рагнар. - Больше шансов, что они направятся в столицу, но и вариант с отходом к морю упускать нельзя.
        - А почему именно я в столицу? - отец прищурился.
        - Могу и я. Но лучше именно так. Потому что у нас разная весовая категория. Ты при нужде хоть к королю пробьешься, меня же никто не воспринимает всерьез. Пока, во всяком случае.
        Отец пожал плечами:
        - Судя по тому, как ты здесь развернулся, очень зря не воспринимают.
        - Может, и зря. Не суть. Главное, они нас опережают, но уже совсем ненамного, мы действуем быстрее и потихоньку отыгрываем фору, которую эти умники себе подготовили. Если сумеем перерезать им все пути…
        - В твоих словах на одно «если» больше, чем нужно. Однако же я тебя понял. Хорошо. Маркиз, - тут он повернулся к Бартолли. - Вы Дорогами Некромантов когда-нибудь ходили? Нет? Ну, тогда собирайтесь, опыт будет незабываемый.
        Рагнар с трудом удержал смешок. Похоже, папаша решил немного поразвлечься. Запугает сейчас префекта и его людей до полуобморочного состояния, потом на Дороге чего-нибудь продемонстрирует, иллюзию какую или еще что. Виды другого мира, к примеру. А почему бы и нет? Достаточно истончить стенки тоннеля, некроманту его класса это совсем просто. Ну а потом посмотрит, сколько храбрых и несгибаемых воинов выползет на трясущихся ногах и с мокрыми штанами. Чувство юмора у отца иногда просыпается… специфическое.
        Уже во дворе, приветствуя давным-давно, часто с самого детства знакомых ему отцовских гвардейцев, Рагнар зацепился взглядом за лицо, которого совершенно не ожидал здесь увидеть. Даже моргнул от неожиданности, потом обернулся и недоуменно спросил:
        - А она-то здесь каким боком?
        - А почему бы и нет? - ответил на вопрос отец, как раз выходящий из дверей. - В конце концов, кто знает, что нам может пригодиться.
        Ирия, тоже увидевшая, с кем ее свела судьба, недовольно скривилась. Рагнару показалось на миг, что девушка сейчас выгнет спину и зашипит, как разъяренная кошка. В последнее время у нее на всех такая реакция, наверное, из-за изменения жизненного статуса. Ничего, пройдет.
        - Как она у тебя оказалась-то?
        - Пришла и рассказала, как с тобой познакомилась. Я твои слова помнил. Равно как и то, что ты ей кое-что обещал. И впечатление ты на нее произвел неизгладимое. Ну а раз так - почему бы и нет? В конце концов, преданные и решительные люди еще никому не мешали. Тем более с такими способностями.
        Веста, дочь оборотня Бертрана и сама, по совместительству, оборотень, сделала невинное лицо и захлопала глазками. Типа она тут ни при чем. Рагнар на миг даже восхитился. Нет, правы те, кто говорит, что в каждой женщине живет актриса. И, кстати, весьма симпатичная актриса. Оказавшись неожиданно для себя в графской свите, девчонка и одета была соответственно, а потому совсем не напоминала замарашку из леса. Пожалуй, неудивительно возмущение подруги. Как она тогда сказала? Сиськами трясла? Нет, пожалуй, если все пойдет, как надо, действительно стоит девчонку взять в подручные. В конце концов, они Охотники, еще одна женщина после окончательного изменения статуса Ирии, сиречь свадьбы, им в команде все равно потребуется. Задатки у нее уж точно есть - мнению отца Рагнар доверял, а отношение графа к своим людям всегда считал образцом для подражания. Да и вообще, пора расширяться. Впрочем, до этого еще надо дожить…
        Море встретило их сырым и неожиданно прохладным ветром - отголоском недавно стихшего шторма. Дорога Некроманта открылась ровно там, где и нужно - в двух часах пути от города, между холмов. Удобное место - вроде и открытое, ничего выходу не мешает, и в то же время со стороны не увидишь, что здесь творится. От случайных путников, чьи взгляды притягивать ну совсем неохота, укрывает надежно, а неслучайным здесь делать нечего. Вряд ли кто-то предполагает внезапное появление здесь Рагнара с подругой. Вернее, предположить-то как раз может, а вот место вычислить - извините. Берег - он большой. Так что появление в этих местах двух Охотников прошло, как и планировалось, тихонечко и без малейшей помпы.
        Также не привлекая ничье внимание, они добрались до города Сандолорес. Не слишком большого, со всех сторон окруженного горами, не имеющего даже стен. Что поделать, основали его уже во времена, когда такие пережитки минувших эпох начали стремительно отмирать. Этому городу просто некуда было расстраиваться, и он обречен еще долго оставаться маленьким и невзрачным. Вот только люди понимающие видят не одну лишь численность населения и размеры полей. Они видят еще и единственную удобную гавань на сотни лиг и вдобавок перевалы, по которым не так уж сложно кинуть к ней аж три дороги. Неудивительно, что город очень быстро превратился в перевалочную базу для торговых кораблей, с огромными по сравнению с окружающими домишками складами. А совсем недавно на часть акватории и берега наложил свою загребущую лапу военный флот, и теперь кристально чистые, на сорок локтей в глубину просматриваемые воды подминали широкие, тяжелые туши похожих на колоссальные утюги королевских броненосцев.
        А еще Сандолорес был родиной матери Рагнара.
        Дома здесь отличались куда меньшей изысканностью, чем в столице или том же Роквелле. Не набрал еще город, не так уж давно бывший рыбацкой деревней, положенного по статусу лоска. Однако недостаток отделки с лихвой возмещался затягивающей стены зеленью виноградных лоз, плюща и еще кучи растений. Город в растениях буквально утопал. Именно благодаря им даже в самые жаркие дни на его улицах дышалось легко, а пыли практически не было. Рагнару с детства нравился этот город, вот только бывать здесь удавалось нечасто и всегда с оглядкой.
        Копыта негромко цокали по камням. В этом городе никогда не возникало проблем с дорогами - мощное скальное основание требовало лишь однажды, в начале строительства, подравнивать его. Проблема была с землей - небольшие, хотя и пышные садики при домах высаживали сплошь на привозном грунте. Хорошо еще, воды в достатке - давным-давно, еще во времена, когда здесь стояла пара невзрачных домишек, какой-то проезжий маг вывел из глубины водную жилу. Зачем? Да боги его ведают. Может, заплатили ему, что вряд ли - откуда у нищих рыбаков такие деньги. Может, оказали какую-нибудь услугу. А может, просто стало жалко людей, точнее, женщин, каждый день таскающих кувшины с водой за несколько лиг. Альтруисты среди магов, как ни странно, встречаются. Так или иначе, сделал, и вот уже годы стерли в своем круговороте и самого мага, и его имя, а мощный родник, почти речка, все еще снабжает чистейшей, холодной до ломоты в зубах водой город, и его хватает с избытком. И людям, и скотине, и стоящим в порту кораблям.
        Ирия со своей обычной непосредственностью вертела головой. В Сандолоресе она оказалась впервые, и ей было интересно. Рагнару - не очень, а потому он сидел спокойно и ровно, как скала, не забывая, правда, контролировать окружающее пространство. Что поделаешь, отпечаток профессии, да и делать это было легко - с седла он мог легко заглянуть практически через любой забор, их здесь строили низкими, скорее, декоративными.
        Сандолорес строился недавно и, как большинство молодых городов, по плану, однако рельеф вносил свои коррективы. Улицы петляли не хуже перебравших вина змей, и непривычному человеку ориентироваться здесь было непросто. Ирия не заметила даже, как Рагнар взял чуть в сторону, проехал ничем не примечательным переулком - и остановился напротив поросших вездесущей зеленью развалин. Место в городе ценилось, особенно здесь, практически в центре, но никто не смел посягнуть на руины небольшого старого дома. И Рагнар, приезжая сюда, каждый раз видел все большее запустение. И растения, отчаянно борющиеся за место под солнцем, его не оживляли.
        Когда-то, в детстве, он думал, что восстановит этот дом. Сейчас понимал - не будет этого никогда. Потому что нельзя вернуться в прошлое, а любая подделка под него только сделает хуже. И единственное, что оставалось, это сохранять мертвые руины - память, даже такая мрачная, должна жить.
        - Зачем мы здесь? - тронула Рагнара за рукав Ирия.
        - Затем, что, раз ты станешь моей женой, тебе надо знать не только светлые страницы нашего рода, - спокойно ответил некромант. - У нас случалось всякое. И, кроме всего прочего, ты получишь и фамильных врагов. Здесь стоял дом моей матери…
        Да, мать… Последняя в небогатом и не слишком древнем роду, сестра номинального главы небольшого клана. Отец познакомился с ней случайно и влюбился без памяти. Она ответила взаимностью, искренней, это говорили все. Даже враги ни разу не пытались распускать слухи. Никакой выгоды, политической или еще какой, никакого расчета. Просто обычное человеческое счастье, принесшее уют в мрачный замок некроманта. Несколько лет счастья, а потом…
        Местные кланы постоянно грызлись между собой. Иногда это выливалось в настоящие войны, маленькие, но от того не менее ожесточенные. И так было до тех пор, пока дед нынешнего короля, Манвер Третий Жестокий, не решил этот вопрос в своей манере - быстро и качественно.
        Вообще-то, отец считал, и Рагнар был с ним полностью согласен, что Жестоким короля прозвали зря. Да, некоторые действия его выглядели, прямо скажем, неаппетитно, однако на самом деле были предельно рациональны. Ни на одного повешенного, колесованного, лишившегося головы на плахе больше, чем необходимо. И сколько жизней на самом деле спасала, к примеру, жутковатая смерть пойманных разбойников, хотя бы даже потому, что их скрывшиеся от королевского правосудия коллеги после этого шалить на дорогах боялись до мокрых штанов, трудно даже подсчитать.
        Король до поры до времени смотрел на привычку кланов рвать друг другу глотки с небрежной снисходительностью. Ну, пускают друг другу кровь - может, им это нравится. В конце концов, дворяне в столице каждый день шпагами звенят - и ничего, традиция у людей такая, предками завещанная. Пока в своем узком кругу разбираются - пусть их… Однако, когда во время очередной стычки город заполыхал, все разом переменилось.
        Ущерб интересам королевства Манвер Третий прощать не собирался, и головы вождей моментально украсили расставленные на главной площади колья. Там они и висели в трогательном единении, пока не слезла плоть и не остались чистые, выбеленные жарким солнцем черепа. Несколько сотен деятелей поменьше вздернули, невзирая на возраст и положение. Акция была проведена столь быстро, что никто не успел ни подготовиться, ни сбежать. Привыкшие к тому, что они сами заправляют в этих местах, забияки попросту не ожидали такого. В их головах не укладывалось, насколько велика разница между их амбициями и мощью государства. Сутки - и порядок был наведен.
        Разумеется, после того, как кланы были обезглавлены, мгновенно все не утихло. Сохранилось достаточно молодых сорвиголов, не желающих мириться с новой реальностью, и солдаты еще долго отлавливали их по горам, но это были уже мелкие эпизоды. Ничего похожего на организованное сопротивление королевская армия не встретила, и через несколько лет, потеряв большую часть взрослых мужчин, кланы успокоились.
        Однако любое спокойствие - понятие относительное, и старая вражда то и дело вспыхивала, подобно язычкам огня под серым и, казалось бы, давно остывшим пеплом. С каждым годом все реже и реже, но - случалось. И однажды в такое пламя угодила мать Рагнара, приехавшая со старшим сыном в гости к родителям.
        Рагнар был тогда еще мал, но хорошо помнил грохот выстрелов, трескучее пламя, вздымающееся в небо жутковатыми алыми вихрями… Мать запихнула его в погреб, а сама присоединилась к последним защитникам дома. Она была неплохим магом и дорого продала свою жизнь. Потом враги обшаривали дом, искали и добивали уцелевших. Рагнар спасся чудом, в качестве которого выступил его отец. Узнав о происходящем, он бросил все, наплевал на возможные проблемы с властями и, открыв Дорогу, ринулся на помощь. Но чуть-чуть опоздал.
        Если верить тому, что рассказывали случайные очевидцы, на город тогда опустилась ночь. Могучий некромант, один из сильнейших магов королевства, учинил такое, что об этом до сих пор вспоминали разве что шепотом. С тех пор никто не рисковал устраивать хоть какую-нибудь бузу в городе. Вот только мать это Рагнару не вернуло. И стояли развалины старого дома да населенная призраками серая пустошь на месте, где располагалась твердыня вражеского клана. Молчаливая память о человеческой глупости, никому не нужной вражде. И еще о том, как опасно связываться с некромантами.
        - Скажи, - когда он закончил, Ирия подождала немного и, убедившись, что продолжения не будет, и решила спросить сама. - Почему у нас в замке об этом никто не знает?
        - Ну почему никто? Милли знает точно. В конце концов, она примчалась сюда вместе с моим отцом. Наши матери крепко дружили…
        - Но… почему не знала я?
        - А зачем? - искренне удивился Рагнар. - То, что моя мать погибла, ты знала, да и остальные тоже. А нюансы… Во многих знаниях много горя. Как своей будущей жене я тебе обязан это рассказать. Хотя бы потому, что номинально глава клана сейчас я, а потом этот титул вместе со всеми плюсами и минусами унаследуют наши дети. Конечно, все это мало что значит, но мало ли.
        Они еще немного помолчали, а потом Рагнар толкнул своего коня каблуками и, не слишком торопясь, поехал в сторону воздушной гавани. Время еще было, и он намеревался использовать каждую доступную минуту, чтобы немного перевести дух. Последние дни напоминали ему непрерывные скачки, и, стыдно признаться, он устал. Да и раны, на лбу и на груди, саднили, что было не смертельно, однако здорово портило настроение.
        Место для посадки дирижаблей в Сандолоресе располагалось на небольшом удалении от города. Ничего не поделаешь - рельеф. Ближе попросту не нашлось подходящей для воздушных гигантов площадки. Откровенно говоря, и эта удобством не отличалась - маленькая, тесная, с постоянными ветрами, несмотря на скалы вокруг и единственным направлением для более-менее комфортного взлета и посадки. В общем, мастерство от пилотов, летающих в эти края, требовалось отменное, и дирижабли можно было принимать только среднего класса, тяжелые грузовозы попросту не вписывались в габариты площадки. Флотские уже который год грозились навести порядок и построить собственную площадку, хотя бы и на плавучей платформе, но пока дальше разговоров дело не шло, и неудобства расклады, конечно, создавали. Ну а куда деваться? Приходилось терпеть. Как известно, за неимением герцогини полюбить можно и дворника.
        Командовавший всем этим безобразием человек был под стать занимаемому посту. Осознающий собственную значимость и незаменимость здоровяк с гортанным произношением вначале смотрел на визитеров, будто они никто и звать их никак, а выслушав их дело, просто послал. Не было у него времени (а главное, желания, это читалось между строк легко и непринужденно) заниматься ерундой вроде проблем явившихся непонятно откуда визитеров. Тем более делать это он и впрямь не обязан. Рагнар смиренно слушал и обтекал, Ирия, как и положено по местным понятиям женщине, стояла позади него и тоже молчала. Вот только когда ей довольно толсто намекнули, что если она проявит определенную благосклонность, то дело может обернуться совсем иначе, Охотница вспылила и пообещала кое-кому кое-что отрезать. Что она может, орангутанг при должности понял сразу, все же кто такие Охотники и на что они способны, знали все. Поэтому он резко поскучнел и поинтересовался у Рагнара:
        - Я вижу, вы уже уходите?
        - Да, - голосом некроманта можно было, казалось, заморозить океан.
        - Тогда почему так медленно?
        - Потому что, думаю, мы договоримся.
        На лице его собеседника промелькнула тень заинтересованности. Наверняка решил, что сейчас ему предложат взятку - нормальная ситуация для этих мест, освященная традициями, можно сказать. Рагнар усмехнулся, шагнул к нему и положил на стол аккуратный сверток. Вот так, сколько лет таскал с собой без толку - и, наконец, пригодился. Посмотрел, как начальник воздушного порта разворачивает плотную вощеную бумагу, затем как бледнеет его лицо, сунул ему под нос украшенную одним-единственным перстнем руку и благосклонно сказал:
        - Прежде, чем совершить, что должно, познакомьте меня со своим преемником, уважаемый.
        - Владыка, - из голоса здоровяка будто по волшебству исчез всякий намек на вальяжность. - Владыка…
        - Да, это я, - слова Рагнара звучали ровно и вполне благосклонно. - Только понять это стоило до того, как вы оскорбили мою невесту и меня самого.
        - Владыка…
        - Заело? - участливо спросил Рагнар. - Сам виноват. В общем, я сейчас схожу пообедать, а когда вернусь, ты или найдешь, чем искупить вину, или… сделаешь, что должно. Брысь.
        Полчаса спустя, когда они не спеша ужинали в небольшом и очень дорогом ресторане с видом на море, Ирия, все это время молчавшая, наконец спросила:
        - Ну, и что это было?
        Что «это» она не пояснила, но Рагнар и сам прекрасно понял. Усмехнулся, аккуратно промокнул губы салфеткой и ответил:
        - Это как раз один из тех нюансов, которые тебе стоит учитывать, если ты все же не передумаешь становиться моей женой.
        - То есть?
        - Это - человек моего клана. То, что он меня не узнал, уже само по себе жуткое оскорбление. Видел он меня, правда, единственный раз, восемь лет назад, но это роли не играет. Намек тебе на койку - это, опять же, оскорбление, причем мне же. В общем, такое по местным обычаям смывается кровью.
        - И что дальше?
        - Дальше? Ничего особенного. Я ему вручил ритуальный обсидиановый нож, которым этот умник теперь обязан прилюдно вспороть себе живот. Варварство, конечно, однако, согласись, хороший аргумент в споре.
        - Но…
        - Ирия, родная, - девушка от неожиданности вздрогнула. Никогда раньше он к ней так не обращался. - Эти горы редко рожают интеллектуалов, зато придурков, ценящих только силу и жестокость, в избытке. Честное слово, мне страшно представить, что я мог стать одним из них?
        - Страшно? - Ирия не верила своим ушам. Напугать некроманта - это что-то с чем-то.
        - Я неправильно выразился, - печально улыбнулся Рагнар. - Скорее, противно.
        Это звучало еще более невероятно. Противно… Некромант, привыкший копаться в не первой свежести трупах, в первую очередь утрачивает чувство брезгливости. Рагнар поймал ее недоуменный взгляд:
        - Я воспитан в несколько иной шкале ценностей. И, подозреваю, мать не зря старалась не привозить меня сюда. Ей тоже не хотелось, чтобы я стал таким, как ее родственники. Жаль только, прошлое не оборвешь. Сегодняшний случай - тому пример.
        - Но… - Ирия вспомнила, с чего начинался их разговор.
        - Ир, я не мог отступать. Потеря лица - это в перспективе куча проблем.
        - Я не о том. Он что, действительно вспорет себе живот?
        - Не факт. У него есть несколько выходов. Или действительно покончить жизнь самоубийством, чего ему вряд ли хочется, или придумает, чем меня задобрить. Хотя, откровенно говоря, не знаю, как. Еще варианты - сбежать и опозорить свой род, вызвать меня на поединок и попытаться оспорить звание главы клана… Пожалуй что и все. Подозреваю, он сбежит - вряд ли рискнет бросить вызов Охотнику…
        Дверь в ресторан открылась, и через порог, свысока глядя на сидящих за столиками немногочисленных посетителей, шагнули четверо. Впереди вышагивал тот самый здоровяк, что недавно давился словами, глядя на нож, за ним следом еще трое. Физиономии, печатью интеллекта не отмеченные, зато мордально все они похожи, как братья. Рагнар усмехнулся:
        - Ты знаешь, похоже, я ошибся. Если что, держи мне спину.
        Судя по всему, этот урод на всю голову сообразил, что переубедить главу клана не удастся, а потому решил сразу перейти к оскорблениям. Во всяком случае, вызов, который он произнес, формально звучал безукоризненно, а вот тон… Да за него убивают! Впрочем, Рагнар слушал вполуха, больше размышляя о том, почему его оппонент решился на такое безумие. И чем дальше, тем больше он склонялся к выводу: глупость, недостаток информации и гонор.
        Нет, в самом деле, связываться с Охотником себе дороже. Вот только если не знать фактов, а верить сказкам, то выходит, что без своих эликсиров Охотники - самые обычные люди. И в бою тоже обычные, этот же умник наверняка крайне высокого мнения о себе как о бойце… Стоп, он ведь и вовсе не понял, что Рагнар Охотник! Знак гильдии скрыт под одеждой, вот и не увидел. Наверняка решил, что сын богатого папочки нанял Охотницу в качестве телохранителя. Отошел от шока, прикинул шансы… Ну, что же, глупость наказуема. Формально Рагнар имел право попросту указать вызвавшему его на дверь, разницу в статусе еще никто не отменял. Фактически же это ударило бы по его и так непонятно к чему подвешенному авторитету. А раз пошла такая пьянка, то и хама этого, и его братьев придется валить. Это, конечно, не на пользу и без того небольшому клану, но оставить все как есть, показать слабость (а иначе эти примитивы отступление не воспримут) куда хуже и опаснее.
        От размышлений на тему вселенской глупости Рагнара оторвало лишь осознание того, что в ресторане воцарилась тишина. Абсолютная, гробовая, слышно, как муха под потолком гудит. И, похоже, от него ждали ответа. Усмехнувшись, он лениво сменил позу на более расслабленную (это внешне, на самом деле, из нее проще было уйти с линии атаки) и небрежно бросил:
        - Орлы! Что деревья клюют. Дверь за собой не закрывают короли и собаки. Вы что, короли?
        Лица его оппонентов разом побагровели, но, прежде чем они нашли достойный ответ (ох, не хватает ребятишкам ни образования, ни опыта дискуссий с теми, кто их не боится), Рагнар осадил их волной ледяного презрения:
        - И чего встали? Идите на улицу, ждите меня там, а то мне под одной крышей с олухами вроде вас сидеть противно. Или вы думаете, что ради такой мелочи, как этот дурацкий вызов, я прерву ужин? Сейчас поем и займусь вами. И не забудьте вызвать стражу, чтобы зафиксировала законность вашей смерти. Брысь, щенки!
        «Щенки», самый младший из которых был лет на десять старше Рагнара, дружно побагровели, однако глава клана был в своем праве. И, когда Охотники вышли из ресторана, даже в начавших сгущаться сумерках было видно, что все они красные от гнева. Рагнар улыбнулся - знающий его человек предпочел бы сделать в штанишки - и громко поинтересовался:
        - Стража здесь?
        Стражники были, человек десять, не меньше, один из них - офицер, заметно отличающийся не только мундиром, но и чертами лица. Все правильно, низовое звено набирали из местных, но командиров, начиная с сержантов, ставили из коронных провинций. Так надежнее. Некромант поприветствовал его кивком головы и холодно бросил:
        - Здесь и сейчас. Свет!
        Ирия вскинула руки - и над небольшой площадкой, которая в иное время служила для установки дополнительных столов, если масштабы гулянки превосходили возможности заведения, вспыхнула россыпь мелких светящихся шариков. Вот так, единичный осветитель, чтобы охватить такое пространство, забирает у мага сил раз в десять больше, а тут главное мастерство. Для мага вроде Ирии, у которой с ним все в порядке, а вот силенок маловато - самое то.
        - Возможно, стоит перейти на специально огороженную площадку? - впервые открыл рот офицер.
        Рагнар лишь усмехнулся в ответ:
        - У меня нет времени куда-то бегать. Формального запрета нет, так что не будем тянуть кота за лапку. Место клизмы изменить нельзя. И не нервничайте вы так, крови будет немного. К бою!
        Бросивший ему вызов здоровяк шагнул вперед, сбросил куртку, показывая, что под ней нет доспеха. Рагнар усмехнулся и последовал его примеру, благо кольчуга и так оставалась в походном бауле. Зато теперь на шее закачался медальон - перекрещенные стрела и меч, а посередине череп. Знак гильдии Охотников, моментально заставивший противника малость взбледнуть. Вот только отступать ему было уже некуда. Отлетели в сторону ножны, благородной сталью блеснула шпага:
        - Ну что, орел, обмочился? - и холодно, безразлично припечатал: - Трус.
        Нет для местного мужчины большего оскорбления, даже если оно и соответствует истине. Здоровяк выхватил шашку - местные любили такое оружие - и рубанул. Быстро, на замахе, для непривычного к местному колориту человека неожиданно. Вот только Рагнар неплохо знал, как здесь дерутся, что могут - а чего нет.
        Противник еще только начал движение, кажущееся ему невероятно быстрым, но для Охотника растянутое, словно увязшее в сиропе, а Рагнар уже контратаковал. Шаг вперед и вбок, парировать - мягко, чтобы заставить шашку соскользнуть по клинку его оружия, отклониться. И завершить движение режущим ударом, которого, в общем-то, от шпаги никто не ждет. У шашки нет гарды, кисть руки не защищена. Короткое, скорее ожидаемое, чем реальное усилие - и клинок, змеей скользнувший к руке противника, начисто смахивает большой палец. Полный боли вскрик, уже после того, как шашка зазвенела по камням, а шпага широким маховым движением, более приличествующим какому-нибудь мечу, уже завершает свой полет, отделяя голову незадачливого поединщика от тела не хуже гигантской бритвы.
        - Пять секунд - полет нормальный, - бесстрастно заметил Рагнар, глядя на катящуюся по камням голову, с лица которой так и не успело исчезнуть удивленное и почему-то обиженное выражение. Повернулся к братьям убитого, ткнул концом окровавленной шпаги в лежащий поверх его одежды ритуальный нож. - Можете воспользоваться. Прямо сейчас.
        Дальнейшее было предсказуемо. Все трое ринулись вперед, выхватывая на ходу шашки. Наверное, рассчитывали, что вместе они сильнее. Может, и так - наверняка эти умники привыкли сражаться организованной толпой. Вот только Рагнар такую реакцию ожидал.
        Со стороны это было, наверное, не так уж и жутко, настолько быстро все произошло, но для некроманта, выбросившего навстречу атакующим заранее подготовленное заклинание, время словно бы остановилось, точнее, очень-очень замедлилось. Он в деталях видел, как вспыхивает и разлетается клочьями одежда. Человеческая плоть вздувается пузырями, чтобы мгновение спустя лопнуть. Обугленные лоскуты вспыхивают призрачным голубоватым пламенем, а потом осыпаются серым пеплом, тут же сдутым назад порывом черного ветра. Зрелище, неприятное даже для видавшего и не такое, но не применявшего в деле это заклинание Рагнара. А стражникам, стоящим в стороне, просто показалось, что люди мгновенно превратились в выбеленные костяки, через секунду рассыпавшиеся на отдельные кости. Впрочем, и этого кое-кому хватило, чтобы сложиться пополам в приступах рвоты.
        - Ну, вот, как-то так, - Рагнар аккуратно вытер шпагу о рубаху убитого врага. Внимательно осмотрел клинок на предмет зазубрин, остался доволен и пристроил оружие на его законное место, забрал ритуальный нож. Потом не спеша подошел к офицеру, все еще пребывающему в ступоре, помахал ладонью перед его лицом. - Эй-эй, не спать. Кто правомерность и законность поединка фиксировать будет? Быстро, быстро, открываем глазки, хлопаем ушками, - он несколько раз щелкнул пальцами перед носом офицера, и тот, наконец, пришел в себя.
        - Что это было?
        - Небольшая демонстрация возможностей, - любезно ответил некромант. - Зафиксируйте, что положено, и отведите меня к мэру. Я ведь могу на вас рассчитывать, не так ли?
        Как оказалось, и впрямь мог. Не зря же считается, что есть люди, которые лучше служат не за совесть, а за страх. И нечего удивляться тому, что, несмотря на позднее время, мэр сидел на месте и ждал дорогих гостей. Похоже, авторитет рода Тассу, напомнившего о своих возможностях, моментально взлетел на недосягаемую высоту. И, естественно, мэр заверил Рагнара в том, что новый управляющий воздушными сообщениями приложит все усилия, дабы исполнить свой долг так, как положено.
        Дирижабль появился с первыми лучами солнца - его капитан, хорошо знакомый с особенностями здешней навигации, явно поджидал этого момента. Полный штиль, достаточная освещенность - идеальная погода, особенно когда приходится садиться на такую неудобную площадку. Ловко корректируя курс (Рагнар быстро определил, что двигатели дирижабля ничем не уступают тем, что были установлены на захваченном недавно «Соколе»), изящная воздушная машина плавно развернулась и, точно вписавшись между острыми горными пиками, зависла над посадочной площадкой. Еще несколько минут, и гондола замерла в половине локтя от земли. Оставалось лишь поаплодировать искусству пилота, что Рагнар и сделал. Мысленно, разумеется.
        Наверное, экипаж и пассажиры дирижабля были удивлены встречей. Караул из стражников, мало похожий на почетный, и Рагнар, напоминающий сейчас злодея из детской сказки. Черные камзол, шляпа, скрывающая бинт, плащ - все, как полагается. Ирия скромненько пристроилась за его левым плечом, являя собой разительный контраст с некромантом - светловолосая, одежда в тон, аж облизнуться хочется. Уловив его настроение, девушка незаметно толкнула жениха в бок и сделала страшное лицо. Логично, в общем-то, хотя бы потому, что веселье с образом некроманта в глазах обывателей не вяжется совершенно. Так что пришлось усилием воли подавить желание дать ей подзатыльник и с каменно-отрешенной гримасой подойти к опустившемуся трапу. На высоте одной ступени, по мнению Рагнара, совершенно ненужный атрибут, но богатые пассажиры любят путешествовать с комфортом и платят за него. Так что захотят ковровую дорожку - им ее расстелят. Вот только не в этом случае.
        Капитан «Красотки» был лет на пять старше Рагнара и выглядел именно так, как и положено настоящему покорителю стихий и первопроходцу воздушных трасс. Высокий, широкоплечий, светловолосый, с правильными чертами лица и в мундире, безукоризненность которого нарушалась самую малость. Настолько, что это подчеркивало лихость, но не давало ни малейшего повода обвинить капитана в небрежности.
        Впрочем, и мундир, и образ воздушного волка капитан носил по праву - хотя «Красотка» не была ни военным, ни исследовательским дирижаблем, мастерство пилотирования Рагнар успел оценить. И даже почувствовал рядом с капитаном некую долю робости - и потому, что сам так не умел, и из-за мгновенно возникшего комплекса неполноценности. Да, некромант и сам не мог обижаться на внешность, но рядом с капитаном он попросту терялся. Хотя, как ни странно, ни малейшей зависти или раздражения капитан у него не вызвал. Наверное, потому, что не играл, и, редкий случай, созданный образ был органичным продолжением его настоящего.
        - С кем имею честь? - несмотря на внеплановую задержку, капитан не был раздражен. Спокойствие, доброжелательность - эти эмоции, свойственные сильному и уверенному в себе человеку, Рагнар легко различил, а вот злости и раздражения - ни капли.
        - Рагнар Тассу, некромант.
        - Афел Вольтера, капитан. Чем обязан?
        Рагнар изложил свое дело максимально кратко и четко. Естественно, в той его части, которая затрагивала интересы самого капитана, не забыв прозрачно намекнуть, что если «Красотка» по-прежнему намерена пользоваться услугами здешней гавани, то лучше сотрудничать. Капитан в ответ лишь плечами пожал:
        - На борту нет никаких эльфов, вы можете это легко проверить.
        - Уже, - кивнул Рагнар. Соответствующим образом настроенные поисковые амулеты, с которыми пришлось провозиться всю ночь, он активировал еще в тот момент, когда дирижабль пришвартовался, и они дружно утверждали, что ни Эллен, ни эльфийки на борту нет. Слабенькие эманации, которые исходили от корабля, могли быть признаком чего угодно. И того, что на этом дирижабле было что-то, сделанное руками перворожденных и несущее их магию. И того, что у кого-то из находящихся на борту имелась толика эльфийской крови. Последнее вероятнее, в конце концов, потомки эльфов среди людей не редкость, взять хотя бы Ирию.
        - И мы не брали их на борт в Роквелле.
        - Это я тоже знаю.
        - Тогда какие вопросы?
        - Видите ли, капитан, одна из разыскиваемых нами особ - сильный менталист. Она могла вас заставить просто забыть о том, что вы ее взяли на борт и куда-то доставили. Поэтому нам просто необходимо опросить людей - по косвенным признакам это легко вычисляется.
        Это если удастся использовать опыт, полученный во время короткой совместной работы с префектом Бартолли, подумал Рагнар, но вслух свою неуверенность озвучивать, естественно, не стал. Сейчас надо было выглядеть сильным и уверенным в себе, и, похоже, пока что это ему удавалось.
        - Мои люди полностью в вашем распоряжении, - капитан понимающе кивнул. - Но пассажиры…
        - Они меня интересуют в последнюю очередь, - здесь Рагнар малость кривил душой, но решил пойти навстречу капитану. Да и просьбу мэра Сандолореса, для которого любой скандал - удар по кошельку, игнорировать не стоило. Приходилось идти на компромисс. - И так ясно, что большую часть пути либо сидели в каютах, либо вовсе спали.
        - Ну, тогда не вижу проблем. И даже облегчу вам задачу.
        Капитан не соврал. Желая побыстрее разобраться с неприятным делом, он дал Рагнару доступ к курсопрокладчику. Это, вообще-то, запрещено правилами, но капитан, будучи заодно и владельцем дирижабля, решил, что в подобном случае может пойти на небольшое нарушение, дабы побыстрее отделаться от неприятного визитера.
        Прибор, в отличие от многих используемых людьми устройств, не имел в своей основе ни человеческой магии, ни плененных людьми же демонов. Чисто механическая конструкция, фиксирующая все отклонения от курса и производимые дирижаблем маневры, включая посадки. Очень удобно в том плане, что магией воздействовать на него крайне сложно. Точнее, для воздействия требуются определенные специфические знания. Более того, мало кто из не имеющих прямого отношения к дирижаблям людей вообще догадывается о существовании подобной аппаратуры. И сейчас она принесла результат.
        Менталистка поработала на славу. Никто из экипажа об эльфийке не сказал ни слова. Воспоминания о том, что она вообще была на борту, оказались заблокированы начисто, и не Рагнару снимать отделившую их от мира стену. Более того, никто, включая капитана, не помнил, где, когда и зачем они приземлялись ночью, перед самым рассветом, но бездушная железка записала все. И, главное, дала возможность с помощью капитана и штурмана определить точку, в которой это происходило. Совсем недалеко отсюда, в горах, на неудобной площадке, к которой, судя по записям, притереться удалось лишь с третьего захода.
        Вот и все, в принципе. Куда меньше, чем хотелось бы. Тем не менее какая-то зацепка появилась. С капитаном расстались если и не друзьями, то, во всяком случае, довольные друг другом, а Ирии бравый летун отвесил такую гору комплиментов, что Рагнар ощутил нечто вроде укола ревности или как минимум вспышки мелкособственнического инстинкта. Впрочем, задерживаться слишком долго они не стали, и к обеду уже вновь сидели в том же ресторанчике, что и вчера. Официанты, испуганно поглядывая на грозного некроманта, шустрили как могли, но Рагнару было все равно - он думал.
        Итак, эльфийка прилетела. Что же, это было вполне ожидаемо. В столице ей делать точно нечего, она там будет бросаться в глаза, привлечет не-здоровое внимание. Обезопасить себя от него крайне сложно, это вам не экипаж дирижабля, всем мозги не подчистишь. И, разумеется, замаскироваться не получится - в столице чересчур много сильных магов, личину они раскусят «на раз». По этому поводу Рагнар специально консультировался с Бартолли, и тот согласился с его доводами.
        Стало быть, если Эллен и отправилась в столицу, то с другими сопровождающими. Или с напарником эльфийки, или еще с кем-то. А сама менталистка рванула сюда - как-никак, эльфийские леса и все такое… Вот только место ее высадки в картину никак не вписывалось. По всему выходило, что дирижабль должен высадить ее именно там, или уж довезти до города. Отсюда верхом ехать полдня, не больше. Но зачем высаживать совсем рядом с городом, да вдобавок в не самом удобном месте? Ни два, ни полтора, как говорится.
        Этими мыслями Рагнар поделился с Ирией, но чем-либо помочь ему девушка не могла. Разве что уточнила: для эльфов пробежка в два десятка лиг не крюк, и потому до леса добраться менталистке проблемы не составит. Рагнар кивнул, соглашаясь, но про себя подумал, что смысла в таком маневре уж точно нет, а живущие долго, намного дольше людей, эльфы в таких мелочах рациональны. И потом, не факт, что она одна - если тащит Эллен, то девушка, хоть и крепенькая, но к таким броскам непривычная, все равно гирей повиснет на ее ногах. Как ни крути, рискованно.
        А еще Ирия спросила, почему Рагнар не применит заклинание поиска вроде того, что он использовал в Роквелле. Пришлось со вздохом посоветовать освежить в памяти базовый курс построения заклинаний и напомнить, что горы искажают сигнал и резко, в разы снижают радиус его действия. Ничего не попишешь, магия подчиняется определенным законам, и если обойти их путем хитрых построений многоуровневых заклинаний еще иногда удается, то отменить - никак. В общем, в гостиницу Ирия шла малость пристыженная.
        Под утро Рагнар проснулся от острого чувства тревоги. Странное и непривычное ощущение - все же он привык, что боятся его. И благодаря имиджу некроманта, и из-за своих реальных возможностей. Сейчас же он ощущал тревогу, как реальную физическую боль, да такую, что с трудом дышал.
        Щелчок пальцами - и небольшой магический светильник под потолком засиял, прогнав тьму. Тревога не исчезла. Рагнар пару раз моргнул, привыкая к свету. Все как обычно, разве что рядом никого нет, однако и вчера было то же самое. Раньше Ирии ничего не стоило плюхнуться рядом и всю ночь тихонько сопеть ему в плечо, а после того боя в горах и принятия решения о дальнейшей судьбе она, такое впечатление, начала его стесняться. Вот и сейчас девушка спала в соседней комнате. Или не спала?
        До него дошло, наконец, что происходит. Заклинание. Слабенькое, детское, примитивное, работающее на коротком расстоянии и почти не требующее сил или мастерства. Давным-давно, в сопливом детстве, он сам его придумал, чтобы они с друзьями могли вызвать помощь, случись что. Наверное, Ирии кошмар приснился, и она его неосознанно задействовала. Такое уже было как-то… лет пять назад. Вот только с тех пор они выросли!
        Рагнар мгновенно перетек из положения «лежа» в сидячее, не глядя цапнул со спинки кровати штаны, натянул и, громко шлепая босыми ногами, вошел в комнату подруги. Кровать была пуста. И тревога скрутила его еще сильнее.
        Так, стоп. Не нервничать. Некромант рухнул на колени, куском мела чертя прямо на истертых досках пола далекую от совершенства пентаграмму. Линии выходили кривоватыми, ну да ничего, сойдет. С дополнительным расходом сил он заранее смирился, а ползать с линейкой и транспортиром, тщательно вымеряя углы, времени не было. Малое заклинание поиска работает на очень короткой дистанции, не более лиги, но и его сейчас достаточно. Короткое усилие, вдохнувшее жизнь в нарисованные линии - и вот он уже знает, куда идти. Совсем недалеко, кстати, шагов от силы триста. Ровно столько отсюда до площади перед старым, покосившимся и давно заброшенным храмом какого-то позабытого бога, который давно пора разобрать на кирпичи.
        Единственное, на что Рагнар потратил время, это на то, чтобы вооружиться и натянуть сапоги. То и другое он считал оправданным. Одеваться и натягивать кольчуга пришлось уже на бегу, это сэкономило совсем немного времени, но, возможно, это были именно те секунды, которых сейчас ему не хватало. И, вихрем влетев на площадь, он понял: успевает.
        - Похоже, в этом походе я собрал все возможные неприятности, - пробормотал Рагнар, ни к кому не обращаясь. - На год вперед.
        Зрелище, которое открылось его глазам, для какого-нибудь стороннего наблюдателя выглядело бы сюрреалистичным и жутким. Вся площадь была покрыта тонким слоем снега. Здесь было тепло, но на площади стоял почему-то жуткий, промозглый холод, снег и не думал таять. Более того, появляясь, словно бы из ниоткуда, он огромными хлопьями падал вниз, и если так пойдет дальше, то скоро здесь будут сплошные сугробы.
        Посреди этого безобразия на коленях стояла Ирия. Ее одежда была уже вся запорошена снегом, лежащая рядом шпага под его слоем практически не видна, только витая гарда, поблескивая в льющемся, кажется, со всех сторон беловато-гнилушечном, не оставляющем теней свете, упорно сопротивлялась попыткам стихии скрыть ее от мира. Лицо девушки было запрокинуто, и такая на нем была тоска и безнадежность, что увидевшего это Рагнара передернуло…
        А вокруг нее, буквально в паре локтей, замерли три фигуры. И, несмотря на то что выглядели они вроде бы почти как люди - головы, ноги, руки, все на месте - с первого взгляда становилось ясно: к этому миру они не имеют никакого отношения.
        Дело было даже не в чуть отличающихся от человеческих пропорциях. Это как раз не показатель - среди людей тоже встречаются уроды. Куда важнее была волна идущего от них тяжелого, иррационального ужаса, заставившего даже закаленного профессией некроманта сбиться с шага. Не ментальное давление - что-то иное. Похожее, но иное, чему нет понятия в человеческом языке.
        Именно этим, наверное, и объяснялось такое странное поведение обычно веселой и бесстрашной подруги. Удар менталиста она бы отбила походя, но сейчас, похоже, впервые в жизни ее мотивация была задавлена чем-то более мощным. А вот на Рагнара стихийный ужас оказал эффект, скорее, раздражающий. Все же профессиональные изломы психики сказывались - имеющий дело с потусторонним и привыкший подавлять эмоции, некромант принял удар как нечто неприятное, но терпимое, вроде холодного дождя или ветра. Уязвимый для ментальной магии, здесь и сейчас он оказался в своей стихии. Ну, страх, и что дальше? Мешает, но жить можно. А главное, на одной чаше весов была всего лишь собственная жизнь, а на другой - Ирия. Напарница, подруга, невеста… И потому он решительно двинулся вперед, и снег под сапогами отвратительно заскрипел.
        Его услышали сразу и обернулись. Три фигуры, закутанные в несуразные серые плащи с непонятными узорами. Из-под плащей до колен торчали голые ноги с гипертрофированными, узловатыми мышцами. Кожа была отвратительного серо-мертвячного цвета и блестела, как смазанная жиром. Руки… Наружу торчали лишь кисти, внушающие уважение размерами кулаков. Все трое держали прямые узкие мечи, чуть покороче, чем шпага Рагнара.
        Но самым гротескным были их лица. Точнее, отсутствие лиц. Вместо них… зеркала. Да-да, именно так. Зеркала из полированного металла, в которых отражались и площадь, и снег, и сам Рагнар. Чуть выпуклые, искажающие все вокруг, в ободке то ли из камней, то ли просто из узоров. И увидев их, Рагнар понял, с кем его свела злодейка-судьба.
        А-са-лан, снежные демоны. Именно так это звучало на одном из мертвых и практически забытых языков. Те, кто владели им, давным-давно исчезли, и даже их скелеты развеялись во прах. Но читать, пусть и с трудом, их записи Рагнар умел - книги не всегда источники фиги, а иногда еще и знаний. В частности, по демонологии - этот народ занимался ею всерьез и обстоятельно. Некромант подозревал, что именно чересчур плотное общение с потусторонними силами и сгубило некогда могучую цивилизацию.
        Как бы то ни было, существа, стоящие перед ним, описывались там довольно подробно. Собственно, они не были демонами в полном смысле этого слова - просто обитатели одного из миров, соседствующих с человеческим. Неплохие воины, иногда подвизающиеся на стезе наемничества. В нем они, кстати, преуспевали, не столько даже благодаря особым воинским талантам, сколько из-за своего умения насылать подавляющий волю страх, а потом лихо резать деморализованную толпу. Словом, опасно, но притом ничего сверхъестественного. Интересно лишь, кто и как сумел призвать их сюда - Рагнар считал, что подобное искусство утрачено пару тысячелетий назад. Сам он призывом а-са-лан, хотя и нашел в книгах описание нескольких ритуалов, не владел, и даже не пытался. Лишний и абсолютно ненужный риск, особенно для того, кто демонов не призывает, а изгоняет. Вот только, как выяснилось, нашелся кто-то, то ли сохранивший древние знания, то ли сумевший их восстановить, и с этим теперь надо было что-то делать.
        За тот десяток шагов, что успел сделать Рагнар, в его голове успела промелькнуть куча мыслей. Он не боялся схватки один на один, был уверен, что победит - а-са-лан без своего основного козыря, не действующего на некроманта страха, как бойцы немногим лучше обычного человека. И умирают точно так же. Одного положит, двоих… Ну, скорее да, чем нет. Все же он охотник, мастер одиночного боя, а не обленившийся стражник и не умеющий драться только в плотном строю ополченец. Но противников-то трое!
        А потом а-са-лан ринулись на него, и думать стало некогда.
        Бросок вперед! За три шага Рагнар успел набрать скорость, после чего неожиданно рухнул на колени и проскочил-проскользил между двумя а-са-лан, оставляя позади себя дорожку из разбросанного снега. Клинки не ожидавших такого маневра наемников свистнули у него над головой, а сам Рагнар успел полоснуть того, что справа, шпагой в бедро. Вопль, более недоуменный, чем испуганный или болезненный, раздался уже за его спиной, но воспринял его некромант лишь самым краешком сознания. Он был очень занят, перекатом уходя от удара третьего противника.
        На половину толчка сердца опоздавший клинок прорубил тоненький слой снега, достал до мостовой и высек искры за его спиной. Рагнар почти мгновенно вскочил, развернулся, нанося широкий рубящий удар - так, на всякий случай, вдруг какой-нибудь шустрик успел приблизиться. Не успел - шпага свистнула вхолостую, а-са-лан оказались слишком далеко. И они не торопились, что, в общем, логично - похоже, Охотник сумел их удивить.
        Какие-то секунды, а диспозиция изменилась кардинально. Теперь а-са-лан уже поняли, что противостоит им действительно опасный противник, а не теряющий от ужаса сознание крестьянин. Они поняли это - и моментально начали двигаться иначе, став осторожнее, а потому опаснее. Но козырь свой Рагнар все же сыграл, пусть и не во всю силу. Тот, которого он зацепил, двигался теперь с трудом, оставляя позади себя курящуюся паром темную дорожку. Вот так, а сейчас будет еще интереснее.
        Пистолета под рукой нет - вот ведь незадача, подвела Рагнара нелюбовь к этому оружию. Все колдовать привык… А-са-лан, если верить древним книгам, неуязвимы для магии. Однако же это не значит, что она для них неопасна. Подстегнутый адреналином мозг, как обычно в минуты смертельной опасности, работал холодно и быстро. Пока Рагнар, неторопливо крутя в руке клинок, разогревая кисть, обходил противников, тоже не спешащих бросаться в атаку, по широкому кругу, он успел сделать то, чем не могли обычно похвастаться его оппоненты - обдумать ситуацию. И прийти к кое-каким выводам.
        Весь этот снег и мороз - не происки а-са-лан. Не по их силам - кроме волн ужаса, другой магии за ними не было замечено. Это побочный эффект контакта миров, вторжение кусочка чужой реальности в человеческую, а значит, где-то рядом открытый портал. То, что он, Рагнар, его не видит, ни о чем не говорит. Черную кошку в темной комнате тоже не увидишь, а она есть. И, следовательно, стоит этот портал незамедлительно перекрыть - во избежание дальнейших сюрпризов как минимум. А разобравшись с порталом, увести а-са-лан подальше от Ирии - беспомощной сейчас девчонке не место в гуще боя.
        Раз-два-три, клинг-кланг! Привычный звук, иномирная сталь такая же, как и та, что варят местные оружейники. Рагнар атаковал, обменялся ударами с ближайшим противником и тут же разорвал дистанцию, не дожидаясь, когда подоспеют остальные. А-са-лан оказался… неплох, это, наверное, самое точное определение. Его меч пропорол куртку, звякнул по кольчуге, но прорубить ее не смог. Все же скользящий удар прямым клинком - не совсем то, что нужно, дабы заставить распасться прочные стальные кольца. Рагнар, в свою очередь, достал противника полновесным рубящим в плечо. Как ни странно, ткань плаща выдержала - похоже, она была попрочнее иных доспехов. А вот удар не смягчала - двигать рукой а-са-лан теперь мог с заметным усилием.
        Жаль, нет времени выпить эликсир. А-са-лан оказались, похоже, не столь уж и грозны, подхлестнув темп алхимией, можно было бы нарезать их в мелкую лапшу. Но - увы, сейчас не стоит рисковать - в первые секунды после начала действия эликсир может дать обратный эффект. Ненадолго, но за это время в лапшу превратят уже его, Рагнара. Поэтому и пьют эту дрянь заблаговременно. Впрочем, шансы и без искусственной плетки выглядят неплохими.
        Увы, хочешь рассмешить богов - начни строить планы. В воздухе практически над головами а-са-лан раздался громкий хлопок, и на высоте пяти локтей от земли словно бы из ничего материализовалась еще одна особь. Грохнулась в снег, перекатилась, вскочила на ноги и тут же присоединилась к атакующим. Те разом двинулись вперед быстрее - видать, рассчитывали задавить Рагнара числом. Ага, щ-щас.
        Некроманты - мастера работы с тонкими материями и не любители силовых заклинаний, но это не значит, что они не могут их применять. Одно такое Рагнар успел сплести и швырнуть в сторону храма прежде, чем а-са-лан поняли, что происходит. И - не зря он, перемещаясь, старался к этому храму приблизиться - оно сработало ровно так, как маг и рассчитывал. Основание ближайшей колонны - высокой, гранитной, с изувеченной непонятно чем капителью[1 - Верхняя часть колонны.] - взорвалось облаком каменных брызг, и несуразная громада, величественно покачнувшись, рухнула. Аккурат на то место, где находились а-са-лан.
        Вот так, если кому-то нельзя причинить вред магией, это не значит, что его нельзя пришибить с помощью магии. Самого неудачливого из противников размазало в тонкий блин здоровенным камнем, второму, тому, что с раненой ногой, прилетело осколком гранита прямо в зеркало, что заменяло ему лицо. Уцелело ли оно, одни боги ведают - голову просто оторвало и отшвырнуло куда-то в сторону. Двое других а-са-лан отшатнулись назад, и Рагнар, пользуясь возникшей паузой, бросил в точку, где материализовался последний из противников, очередное заклинание.
        В сущности, ничего особенного оно не делало, просто неструктурированный выброс энергии. Однако, зацепив портал, заклинание это породило яркую вспышку, обнаружив цель. Теперь оставалось лишь собрать всю доступную энергию в кулак - и бросить ее в клубящееся фиолетовое марево, в центре которого как раз начало что-то материализовываться. И результат оказался именно тот, которого Рагнар ожидал.
        По сути, межмировой портал очень похож на Дорогу Некроманта. Он проще, грубее, требует больших затрат энергии, но принцип создания один и тот же. Открыть его специально, да еще и направленно, и раньше мало кто умел, а ныне и вовсе практически перевелись мастера, а вот закрыть… Если знаешь принцип работы с Дорогами, справишься и с порталом. Главное, вывести его из межмирового резонанса, который, собственно, и дает энергию, поддерживающую открытый портал в активном состоянии без внешней подпитки. А для этого достаточно ударить с достаточной силой, в стабильной модуляции, и поддерживать воздействие хотя бы несколько секунд. Что Рагнар, собственно, и сделал.
        Бить чистой энергией - не стиль некроманта, это стихийники, что светлые, что темные, привыкли ломать препятствия грубой силой. Однако если надо - значит, надо, и кто сказал, что специалист по не-жизни хоть в чем-то уступит своим коллегам и оппонентам? Да и не так уж долго требовалось бить. Портал запульсировал, запел так, что новая хлынувшая из него лавина ужаса заставила подогнуть ноги и сесть на снег даже Рагнара. Но дело было уже сделано, Рагнар еще успел заметить, как фигура очередного а-са-лан в центре воронки рассыпалась огненными искрами, а потом грянул беззвучный взрыв, окрасивший небо над городом невиданным здесь ранее фейерверком. И все закончилось.
        Разом исчезла давящая на плечи тяжесть страха, подарив взамен отменную легкость во всем теле. Снегопад мгновенно закончился. Лишь тот снег, что остался на земле, поблескивал теперь, освещаемый никогда не виданным в этих широтах, окрасившим небосвод от горизонта до горизонта полярным сиянием, но и он начал быстро подтаивать - мороза тоже больше не было. И уцелевшие а-са-лан уже не производили особого впечатления. Они уже оправились и бежали к некроманту, но… их ведь осталось всего двое!
        Самое время попробовать, удержат ли они магический удар сейчас, отрезанные от ресурсов своего мира. Увы, Рагнар был вычерпан едва не до донышка, так что придется по старинке, шпагой. И - быстро, Рагнар видел, как позади них, словно лишившись опоры, заваливается на снег Ирия, и ему надо было как можно быстрее попасть к ней. Что там какие-то а-са-лан!
        Быстрый шаг вперед, серебристый росчерк клинка… Все как учили - спокойные, рациональные движения, никаких любимых сверстниками Охотника эффектных, но рискованных приемов. Шаг вперед и влево, так, чтобы немного обогнавший своего напарника а-са-лан оказался между ним и вторым противником. Уклониться от удара, рубануть шпагой по кисти «провалившегося» вперед врага. Шагнуть мимо изувеченного, но еще не понявшего этого мечника, лицом к лицу сойдясь со вторым. Закрутить его клинок вокруг своего и - вот оно преимущество длинной шпаги - закончить движение точным уколом аккурат под маску. Отпрыгнуть назад, чтобы не быть придавленным рушащимся на снег телом и, не теряя даром времени, завершить бой, раскроив безволосую, всю в буграх голову последнего врага, раненого, но все еще потенциально опасного. Коротким движением кисти стряхнуть с клинка чужую кровь непривычного зеленовато-голубого цвета… И, не обращая более ни на что внимания, броситься к подруге.
        Ирия лежала на быстро тающем снегу в позе эмбриона, подтянув ноги к животу, и казалась совсем маленькой. Рагнар бухнулся на колени, не обращая внимания на грязь, подхватил за плечи, тряхнул раз, другой… Посмотрел в открывшиеся, ничего не выражающие глаза, еще раз тряхнул…
        - Рагна-ар!..
        Ну, вот она женская истерика, во всей красе. А еще Охотница! Если что Рагнар и ненавидел в жизни, так это женские слезы. Проще схватиться с демоном, чем успокаивать хлюпающую носом даму. Впрочем, сейчас и времени-то на это не было - в городе уже звенел набат, и тревожно гудели в порту броненосцы. Еще немного - и начнется кавардак, поэтому Рагнар подхватил Ирию на руки, не забыв прихватить и ее шпагу, и быстрыми шагами направился в сторону гостиницы. Плевать, что там будет дальше, пока стоит подсуетиться, чтобы не оказаться раньше времени в фокусе скандала. И, разумеется, чтобы успевшая поваляться на холодном снегу напарница не подхватила какую-нибудь дрянь вроде бронхита, способную их если не остановить, то серьезно задержать.
        Час спустя, закутанная в одеяло, напоенная горячим вином и пришедшая в себя, Ирия рассказала ему, что случилось ночью. Вначале она почувствовала, что кто-то упорно пытается влезть в ее сон. К сожалению, поздно. Обычно магия разума на девушку практически не действовала, но сейчас менталист был очень силен, вдобавок, зная особенности эльфийского сопротивления этому виду воздействия, а сама Ирия, напротив, уязвима. Во сне многие барьеры снимаются, другие ослабевают. Влезть в чужой сон, конечно, сложно, однако если удалось, то полдела, считай, уже сделано. Тот, кто решил напасть на Ирию, в ее сон залезть сумел, и отразить его атаку у Охотницы не получилось.
        Повезло еще, что менталист не пытался перехватить управление телом Ирии полностью, вплоть до мелкой моторики. Скорее всего, понимал, что не справится. Только основу - проснуться и отправиться на площадь. Все остальное девушка могла остатками воли хотя бы корректировать, особенно те мелочи, что въелись до уровня рефлексов. И потому - отправилась она не просто так, а при оружии. Которое, собрав волю в кулак, и сумела применить, когда навстречу ей из-за колонн старого храма показалась размытая тень…
        Трофейный пистолет с демоном Гаусса оказался как раз к месту. Ирия выпустила по менталисту все, что было в обойме, и, хотя тот нечеловечески быстро двигался, сумела попасть. Как минимум два раза - после второго менталист рухнул на колени. Выхватив шпагу, девушка попыталась атаковать, но в этот момент ее накрыло волной ужаса, и сверху, из портала, вывалились а-са-лан. Все, что смогла сделать Ирия до того, как страх окончательно парализовал ее, это послать сигнал Рагнару. Вот и все, если кратко.
        - Очень весело, - мрачно сказал Рагнар, когда девушка закончила. - Интересные расклады. Выходит, и в мой мозг так же во сне залезть можно?
        - Как раз в твой - нет, - усмехнулась Ирия. Сейчас, когда она согрелась, на ее бледных щеках выступил, наконец, яркий румянец, но на фоне чрезмерно белой кожи это смотрелось, скорее, болезненно. - Ты ж некромант.
        - И… что?
        - Я когда-то интересовалась. У некроманта во сне мозг самоблокируется. Рефлекс. Вы же привыкли иметь дело со всевозможными потусторонними сущностями, теми же демонами, и потому защищаетесь неосознанно, однако эффективно. Твой мозг во сне не взломать. Я и насчет моего-то удивлена.
        - А чего тут удивляться? - Рагнар пожал плечами. - Наверняка это наша знакомая эльфийка и провернула. Уж кто-кто, а она знает особенности работы твоего мозга. Вот, кстати, и ответ, почему она высадилась в окрестностях города. Мы-то думали, она рванет в свои леса - а дамочка попыталась атаковать. Довольно оригинальным способом, кстати. Зато сейчас она ранена и вряд ли сможет уйти. Знаешь, теперь я, пожалуй, все же проведу серьезный поиск - и возьму кое-кого за жабры.
        Увы, провести работу сразу Рагнар не успел. В дверь требовательно постучали. Судя по уверенности звука, имея право рассчитывать на то, что им откроют. Рагнар вздохнул, натянул на палец золотой перстень с вырезанным из темного хрусталя черепом. В глазницах весело поблескивали глаза-рубины. Откровенно говоря, побрякушки таскать Рагнар не любил, тем более такие, но колечко было незаменимым дипломатическим атрибутом. И смотрелось внушительно, и почему-то внушало окружающим почтение. Вот и сейчас вошедшие, увидев знак принадлежности к племени некромантов, малость сбледнули и сдали назад. Однако же вошли - значит, вошли. Отступать поздно. Рагнар хищно усмехнулся:
        - С кем имею честь?
        Одного из вошедших он уже имел сомнительную честь лицезреть. Здешний мэр, однако. И, судя по его лицу, до человека только сейчас дошло, что Рагнар не просто темный маг, способный открутить несколько пустых голов, а, подобно своему отцу, специализируется именно на некромантии. Рагнар даже сочувствовать ему не стал. Наблюдательнее быть надо, а то и впрямь попадешь, как уклейка на крючок. Впрочем, сейчас он намеревался решить дело миром.
        Второй посетитель, на взгляд Рагнара, был куда более интересным персонажем. Флотский лейтенант, рыжеволосый, высокий и кряжистый. Молодой, но мощью, дикой, звериной, может посоперничать с оборотнем. Рагнар на миг даже решил, что парень и впрямь имеет родство с этой расой, бросил щепотку силы, но ответа не дождался. Человек… Впрочем, бывают люди, способные голыми руками задавить медведя, и этот - как раз из них.
        Пожалуй, этот молодой великан куда более походил на классического боцмана, однако и офицерские погоны смотрелись на его плечах вполне органично. И, кстати, мундир хотя и парадный, но сшитый в строгом соответствии с уставом. Учитывая, насколько флотские любят украшать их всевозможными мелочами, как правило, весьма недешевыми, а командование традиционно смотрит на подобные вольности сквозь пальцы, вывод можно сделать только один: лейтенант беден, как храмовая мышь. Потому, небось, и послали сюда - кто побогаче да породовитее наверняка предпочел не портить отношения с темным магом, правдами и неправдами отсидевшись в стороне. Очень разумно, учитывая, что темные славятся невероятной склочностью. Именно славятся - но, опять же, немногочисленная группа таких индивидуумов сделала репутацию всем. Кстати, очень, в некоторых случаях, полезную репутацию.
        - Я - лейтенант О’Лесси, броненосец «Кронпринц», а это…
        - Мэра я знаю, - усмехнулся Рагнар, с интересом глядя на лейтенанта. В принципе, уже по имени понятно - с островов. Там народ решительный, суровый, все прирожденные мореходы и при этом золота у них всегда не хватает. Неудивительно, что главный экспорт этой провинции - люди. Хорошие солдаты, и этим все сказано. - Прошу входить. Вина?
        - Не откажусь, - лейтенант некроманта, похоже, совершенно не боялся, и это не было игрой. Есть такие люди, для них слово «долг» в пыль растирает любой страх. А вот мэр косится на перстень и дрожит. Слизняк…
        - Прошу, - Рагнар сделал жест в сторону набитого бутылками шкафчика. Все же номер в гостинице из дорогих, и большим ассортиментом выпивки хозяин заведения пытается хоть как-то оправдать запредельную цену. Конечно, не элитные вина, которые так любят смаковать в столице, но и местные сорта тоже очень ничего. - Наливайте сами, что понравится.
        О’Лесси, не чинясь, выудил одну бутылку, вторую, поморщился и отставил в сторону. Рагнар с интересом наблюдал, как он, прищурившись, рассматривает этикетки. Все же в богатстве выбора есть и свои минусы. А лейтенант несколько секунд подумал и остановил, наконец, свой выбор на белом вине, сладком и тягучем, как патока. Что же, если человек не любит кислятину, пускай даже знатоки восхищаются ее чудесным букетом, это можно лишь приветствовать.
        Сев в кресло, Рагнар немного прикрыл веки - утренний свет, бьющий в окна, резал глаза. Неслышно ступая, в комнату вошла Ирия, одетая по-боевому и при оружии, привычно встала позади кресла. На всякий случай, вдруг потребуется прикрыть спину. Рагнар сейчас не видел ее, но это ему и не требовалось, он и сам знал, какое впечатление она производит на гостей. Изящная и в то же время смертоносная, как ядовитая змея. Лейтенант, впрочем, остался спокоен - правильно, если уж перстень некроманта его не пронял, то женщина-воин тем более не страшна. А вот мэр затрепетал еще сильнее и, судя по выражению лица и общей скукоженности фигуры, проклял тот миг, когда решил сюда прийти.
        - Итак, с чем пожаловали, гости дорогие? - Рагнар задумчиво посмотрел на мэра. - В деньгах измерять не буду, но и без того вижу, что недешевые.
        - Меня послали разобраться с вопросом, кто устроил беспорядки в городе, а заодно учинил провокацию, которая привела к ложной боевой тревоге гарнизона и нашей эскадры, - уютно расположившись в кресле напротив, лейтенант отхлебнул вина. - Глава местной администрации указал, что это под силу лишь магу. А единственный маг соответствующего уровня здесь и сейчас - это вы.
        - Врет, - безразлично отозвался Рагнар и с трудом подавил зевок. Все же спал он этой ночью трагически мало, а вот вымотаться успел капитально. - Точнее, не все знает. Мне известно, что сейчас в городе имеется как минимум еще один маг сравнимого со мной класса. Только не спрашивайте, откуда известно - у нас есть свои источники получения информации, простым смертным недоступные.
        - И… кто он?
        - А вот этого я не знаю, - пожал плечами Рагнар. Ответил, кстати, абсолютно честно - как звали ту эльфийку он и впрямь не знал, а о ее расовой принадлежности его не спрашивали. Лейтенант извлек из кармана кителя нечто похожее на массивные часы, посмотрел на них, удивленно поднял брови и промолчал. Рагнар мысленно усмехнулся: небось, амулетик соответствующий парню выдали, якобы определяющий ложь. Нет, он ее, конечно, определяет. Только обмануть его можно запросто, надо лишь знать, как. Основной принцип - верить в то, что говоришь. Или говорить правду, умалчивая обо всем остальном. Как сейчас, например.
        - Понятно. Но все же то, что произошло - ваших рук дело?
        - Да, моих, - и этим он заработал еще одно выразительное шевеление бровями. - Обнаружил открывшийся портал в иной мир и прорыв иномировых сущностей. Это те твари, останки которых вы нашли на площади, - пояснил он, дабы не оставлять недоговоренностей. - Портал уничтожил, тварей тоже, а не то они могли натворить дел. Вот, в сущности, и все.
        - А может, вы сами его и открыли? - спросил мэр, очевидно, ободренный тем, что некромант спокоен и не пытается сделать из него отбивную. Рагнар прищурился. Очень похоже, мэр пытается от него отделаться, мешает ему Рагнар чем-то. Или просто хочет отомстить за вчерашний испуг, что для мелких и трусоватых душонок вполне обычное дело. - Открыли и призвали их к нам.
        - Призвал в город тварей? - Рагнар усмехнулся презрительно. - Не-ет, это - не мой профиль. Напротив, я город от них спас.
        - И почему тогда ушли оттуда? - ядовито поинтересовался мэр.
        - А с какого перепугу я должен там стоять и ждать кого-то? - в свою очередь удивился некромант.
        - Хотя бы для того, чтобы свершилось правосудие, - с долей пафоса отозвался лейтенант.
        - Гм… Вроде бы я никого из горожан не пришиб… А если они пришибли - так это не мои проблемы. Мне город ничего не должен, поэтому я просто ушел.
        - В смысле не должен?
        - Лейтенант, - голос Рагнара звучал мягко и чуть снисходительно. Так ребенку объясняют, почему солнце яркое, а трава зеленая. - Я - Охотник, работаю по найму. Мне платят, чтобы я пришиб чудовище или, на худой конец, выпустил кишки шайке разбойников. Заплатят мне за ворующую детей мантикору - я ее пришибу. Не заплатят - не пришибу. Разве что из собственной прихоти, как в этот раз.
        - А совесть вас не замучает?
        - Совесть? У некроманта? - улыбнулся Рагнар. - Да вы шутите. А если серьезно - нет, не замучает. Хотя бы потому, что десяток крестьян с вилами в два счета разделают ту же мантикору на шашлыки. Если они боятся это сделать, или ленятся, то при чем здесь я?
        - При деньгах, - хмыкнул лейтенант.
        - Именно так. В этот раз был несколько иной случай. Ночь, спящий город… Город, который мне не совсем безразличен. Эти уроды запросто бы устроили спящим резню. Вот я и вмешался. При этом меня никто не нанимал. Я увидел опасность - и решил вопрос, не заключая контракт. Считайте, добровольно. Стало быть, город мне ничего не должен и, соответственно, я не обязан перед ним отчитываться, предъявляя доказательства выполненной работы. Конечно, если мне, - выразительный кивок в сторону разом стушевавшегося мэра, - заплатят, я отбрыкиваться не стану. Однако в любом случае то, что вы перепугались, меня не волнует. Видели, кто там лез? Если бы я не успел перекрыть им дорогу, мало не показалось бы никому.
        О’Лесси пожал плечами. Ход мыслей некроманта был ему вполне понятен. Нельзя сказать, чтобы он его разделял, но и отторжения расклады у лейтенанта не вызывали. Откровенно говоря, у представителей старой знати случаются загибы и почище, чем развлекаться борьбой с нечистью. Именно развлекаться, вряд ли у наследника графства Тассу не хватает денег на жизнь. И притом он не пытается никого задирать, человек просто хочет, чтобы у него не путались под ногами. Если вдуматься, то вполне нормальное для любого человека желание, особенно учитывая, что формально Рагнар и впрямь ничего не нарушал. Что поделаешь, нет такого закона, который запрещает убивать демонов и устраивать при этом светозвуковые эффекты. Нет, если очень хочется, то придраться, конечно, можно, только вот потом это выйдет себе дороже. Да и командование не одобрит - адмирал, отрядивший его сюда, и сам имеет графский титул, а граф графу око не выклюет.
        - Хорошо, я вас понял и доложу адмиралу, - О’Лесси встал и позволил себе усмешку. - Думаю, он будет недоволен, но этим дело и ограничится. Вы же не собираетесь задерживаться в городе?
        - День, может, два, - Рагнар безразлично пожал плечами. - Я просто заехал показать невесте, - кивок в сторону Ирии, - город, в котором она будет хозяйкой.
        - Что-о? - подпрыгнул мэр.
        - Дорогой мой человечек, - между пальцами Рагнара проскочила пепельно-серая искра, - вы сомневаетесь, что я на это способен?
        Говорят, если страуса напугать на кладбище, то он испугается дважды. Примерно это и произошло сейчас с мэром. За спиной градоначальника О’Лесси показал некроманту большой палец. Лейтенант, похоже, от спутника не был в восторге, и отлично понял, что над ним сейчас издеваются. А сам Рагнар принялся с интересом разглядывать лицо главного чиновника города, стремительно менявшее цвет от мучнисто-белого до багрового и обратно. Несколько раз подряд. Как бы его удар не хватил, подумал некромант, но в этот момент лейтенант слегка разрядил обстановку:
        - Последний вопрос. Скажите, портал открыл этот… не названный вами маг?
        - Я этого не утверждал, - хмыкнул Рагнар. - Я всего лишь сказал, что он находился на тот момент в городе. А открывал он портал, вино хлестал или в бордель ходил - так я за ним не следил и вообще в глаза не видел. Пускай с этим вон, местные власти разбираются, у них на то городская стража есть.
        - Молодой человек, ваш гражданский долг…
        Похоже, нервная система у мэра оказалась крепче, чем рассчитывал некромант. Видать, хорошенько закалилась в отчаянных финансовых и политических баталиях, неизбежных для любого портового города. Однако Рагнара такие нюансы волновали в последнюю очередь - разговор ему банально надоел, по-этому он сделал взгляд максимально холодным (до отца далеко, конечно, но тоже ничего себе, неподготовленного человека в дрожь бросает) и отработанным в высшем свете тоном ответил:
        - Знаете, что меня всегда бесило? Люди, которые в болоте родились, в болоте выросли, а квакать пытаются по-королевски. Брысь отсюда…
        - Вот ведь серпентарий, - фыркнула Ирия, когда за посетителями закрылась дверь, и их шаги затихли на лестнице.
        - А чего ты хотела? - Рагнар безразлично пожал плечами. - Ничего, скоро ты станешь вхожа в высший свет. Вот там - серпентарий, так что готовься.
        - Но почему?
        - Наша жизнь - как собачья упряжка. Если ты не вожак, то все, что сможешь увидеть - задницу впереди бегущего. Вот все и стараются быть вожаками, самозабвенно грызя друг друга. И не понимая при этом, что на самый верх пробиться все равно сил не хватит, и по факту они меняют одну задницу, в которую дышат, на другую. Ладно, это все потом. Главное, сегодняшний разговор был нам полезен.
        - Это чем?
        - Лейтенант прозрачно намекнул мне, что безобразий местный командующий флотом терпеть не намерен, и нам стоит поскорее сворачиваться. Я его знаю, кстати.
        - Откуда?
        - Ир, ты как с Луны свалилась. Старых родов в королевстве не так и много, и мы все знакомы, очно или заочно. Как мы друг к другу относимся, вопрос второй, но все друг друга знаем и, в большинстве случаев, приходимся друг другу родственниками пускай и о-очень дальними. Так вот, с адмиралом я имел сомнительное удовольствие общаться лично. Серьезный дядька.
        - А сколько лет твоему дядьке?
        Рагнар сказал, Ирия рассмеялась.
        - И ты его боишься? Да он уже в таком возрасте, когда в жизни остается только воздух портить.
        - Ага. Но если портить, то уж так, чтобы остальные задохнулись. Поверь, старый морской тигр на это еще вполне способен. Свою позицию он обозначил, я, в свою очередь, сказал, сколько мне надо времени. С запасом, естественно. Зная его… В общем, двое суток он подождет, а вот дальше вполне способен устроить нам бо-ольшие неприятности. Так что не теряем времени, допиваем вино, завтракаем - и за работу!
        На этот раз заклинание подобия сработало, как ему и положено. Мутновато-розовый дым (к счастью, без запаха, который обычно бывает, когда это заклинание творят целители, а не то они провоняли бы всю гостиницу) сгустился в шар размером с арбуз. Поверхность его замерцала, показала город… Правда, деталей было не разглядеть, все же и Рагнар был сейчас не в лучшей форме, и заклинания поиска - не вполне по его части, однако и у Сандолореса масштабы далеко не столичные. Место, где пульсировала крохотная белая точка, им удалось определить достаточно просто. Оставалось пойти туда - и поговорить. А за жизнь или за смерть - это уж как получится.
        Дом на окраине ничем не выделялся в череде себе подобных. Не богатый, от слова «совсем», но и не халупа нищего. Два этажа, опрятный, как и все здесь, от фундамента до крыши затянут листвой. В общем, типичное жилище горожанина средней руки, недостаточно богатого, чтобы рассчитывать на большее, но притом уверенно держащегося на плаву, не скатываясь вниз. Домов в этом квартале таких на дюжину двенадцать, и Рагнар мысленно поаплодировал эльфийке. Найти ее здесь обычными полицейскими методами было бы крайне затруднительно.
        - Милорд… - хозяин дома согнулся в поклоне, увидев перед собой двух дворян. Обычный такой человечек, одетый именно так, как от него и ждут, чисто и немного простовато. Лицо какое-то абсолютно усредненное, незапоминающееся. В общем, кошмар филера, идеал разведчика. И выражение этого самого лица сделал в меру удивленное. Хотя - и в этом Рагнар был уверен - об их появлении знал с того момента, когда они входили во двор. Уж больно характерно колыхнулась занавеска на одном из окон. Охотник привыкает замечать мелочи, рассеянные в их ремесле долго не живут. Так что знал он о визите, нечего тут из себя не пойми кого строить. И имел несколько минут на то, чтобы привыкнуть к этой мысли. - Чем обязан столь почетному визиту?
        - Где она? - вместо ответа спросил Рагнар.
        - Кто?
        В следующий момент в живот хозяина дома вонзились кончики пальцев некроманта, твердые, как гвозди. Человек обиженно хрюкнул и сложился пополам. Рагнар, не теряя времени, схватил его за шиворот, толчком отправил внутрь и сам шагнул следом. Позади него скрипнула дверь и лязгнул засов - неотлучно следовавшая за напарником Ирия позаботилась о том, чтобы им не мешали.
        - Итак, повторяю вопрос, - Рагнар сжал шею хозяина, неожиданно мягкую, словно у младенца, так, чтобы не причинить вреда, просто дать почувствовать, кто здесь главный. - Где она?
        - Остановитесь, лорд Тассу!
        Голос был сильный, уверенный и в то же время усталый. Рагнар не слышал его раньше, но мелодичный эльфийский акцент перепутать с чем-то практически невозможно. Толчком отправив хозяина дома в угол, он обернулся, быстрым движением кладя руку на кинжал, более удобный для боя в тесноватой комнате, чем шпага. Левая рука окуталась призрачной дымкой - если надо, на помощь стали придет магия. И тут же предупреждающе тренькнул амулет на шее.
        Эту безделушку Рагнар сам зачаровывал, потратив на нее часов пять - в разы больше, чем профессиональный алхимик. Но дело того стоило, во всяком случае, лезть без защиты в логово менталиста занятие глупое и опасное, а рассеивающий амулет хоть и не блокировал удар полностью, но превращал его во что-то неприятное, но терпимое, вроде легкой и нудной головной боли. Что сейчас, в общем-то, и произошло.
        - Неплохо, - эльфийка, та самая, что была в доме барона Гленора, неторопливо спускающаяся по лестнице, дважды демонстративно хлопнула в ладоши. От Рагнара не укрылось, что она прихрамывает, да и правой рукой двигает осторожно, так, словно резкие движения причиняют ей боль. Похоже, Ирия со своим пистолетом нанесла этой даме урон больший, чем сама полагала. И все равно эльфийка была очень красива, знала это и умела пользоваться достоинствами своей внешности. Вот только не в ситуации, когда ей встречен усталый и настороженный темный маг.
        - Я знаю. Ирия, прострели ей вторую ногу, что ли.
        Девушка с готовностью достала пистолет, и Рагнар порадовался тому, что, во-первых, она успела купить в Роквелле запасные обоймы, переплатив мастеру за срочность нестандартного заказа хорошие деньги, а во-вторых, что сам он, не поленившись, там же заменил ей изрядно потрепанного демона Гаусса на куда более мощного. Хотя, конечно, доставала оружие девушка неторопливо, скорее, демонстративно. Уж кто-кто, а Рагнар знал, с какой скоростью она может стрелять.
        - Не стоит, - эльфийка подняла руку в ограждающем жесте. - Клянусь Зеленой Листвой, я не причиню вам вреда до тех пор, пока вы не попытаетесь причинить его мне.
        - Скорее, наоборот, - Рагнар усмехнулся, точнее, обозначил усмешку самыми уголками губ. - Не попытаешься причинить нам вреда. Потому что вдвоем мы все равно сильнее кого угодно, - и, разом отбросив веселье, холодно бросил: - Полную клятву, а не пустые слова. Живо!
        - Грамотный, - поморщилась эльфийка и заговорила на своем языке. Рагнар его практически не знал, однако тексты основных эльфийских клятв его в свое время заставили выучить наизусть. Спасибо отцу - раньше маг считал это пустой блажью, а теперь вот пригодилось. Насколько он мог судить, эльфийка произнесла все правильно, без сокращений и искажений. Что же, теперь ей можно было доверять, хотя бы отчасти. Клятва Зеленой Листвы священна, и помешанные на ритуалах эльфы нарушают ее крайне редко. Зафиксированные в летописях случаи можно пересчитать по пальцам одной руки. - Ну что, доволен?
        - Вполне, - Рагнар вновь усмехнулся. - А так как давали вы клятву только за себя, а не за своих… слуг, то пускай все, кто в доме, пройдут покамест в подвал. И мне спокойней, и они целее будут.
        - Грамотный… - вновь сказала эльфийка, но на этот раз в ее интонациях скользнул оттенок уважения.
        - Жизнь научила, - без улыбки ответил некромант.
        Десять минут спустя они втроем сидели за круглым столиком в крохотной гостиной. Рагнар с интересом рассматривал бокал с вином. Он, конечно, не был особым ценителем тонких вин, кочевая жизнь приучает не морщась пить то, что придется, однако даже на его непритязательный взгляд вино оказалось шикарным. Эльфийское, и этим все сказано. Пожалуй, именно качество и ассортимент напитков было единственным, что выбивалось из общей картины жилища небогатого горожанина. Впрочем, шкаф с ними был укрыт от посторонних глаз так хорошо, что не зная и не найдешь.
        - Итак, - негромко сказал он, отставляя бокал, - допить мы всегда успеем. Перейдем к делу, что ли…
        - Согласна, - эльфийка в точности скопировала его жест. - Что вам от меня нужно?
        - От вас? - Рагнар едва не поперхнулся от осознания того, что главный наглец в комнате сегодня не он. - От вас мне изначально вообще ничего не требовалось. Неделю назад я о вашем существовании не знал и знать не хотел. И не надо так морщиться. Вы, эльфы, постоянно считаете себя центром Вселенной, а остальных низшими существами, но это давно уже устаревшие сведения. А потом вы нагло влезли в мою жизнь, и мне теперь, вместо того чтобы заниматься серьезными делами, приходится, как горному козлу, прыгать туда-сюда.
        - Насчет козла, молодой человек, это вы верно заметили, - сухо заметила эльфийка. - Только слово «как» здесь лишнее.
        - А вы умеете держаться. Только вот хамить мне не стоит. Не в ваших интересах. А вот на вопросы мои ответить придется. Итак, поясните мне, с какого перепугу вы похитили мою сестру, на самого меня натравили дирижабль… Впрочем, про дирижабль не стоит. Мне умные люди и без вас объяснили, и даже если они ошиблись, это маловажная подробность. Итак. Зачем вы похитили мою сестру, куда спрятали и почему хотели убить мою невесту?
        - Отвечаю по порядку. Похитила потому, что мне за это заплатили. Обычная работа.
        - Наемничаем, значит? А как же эльфийские понятия о морали и своем великом предназначении?
        - К людям наша мораль отношения не имеет и вообще на иные расы, кроме нашей, не распространяется, - сухо ответила эльфийка. - А старые гербы нужно иногда золотить, иначе они ржавеют. К тому же платили мне не только и не столько деньгами.
        - А чем еще? - заинтересованно посмотрел на нее Рагнар.
        - Неважно. Теперь второй вопрос. Я вашу сестру… Кстати, она ведь вам не сестра, так? Во всяком случае, не кровная.
        - Неважно, - в тон наемнице ответил Рагнар.
        - Ну, неважно - так неважно, - эльфийка ничуть не смутилась. - Так вот, я ее не прятала. Заказчику передала - и все.
        - И кто у нас заказчик?
        - Не знаю. Лиц я не видела.
        - Врет, - усмехнулась Ирия.
        - Конечно, врет, - согласился Рагнар. - Насчет лиц, может, и нет, а вот незнанием прикрывается зря. Наверняка прощупала, хотя бы и ментально. Ладно, это потом. Итак, третий вопрос напомнить?
        - Я и так его помню. И, признаться, он вызывает у меня недоумение. Какая невеста? Вы о чем? Я ее в глаза не видела.
        - Ой, врешь, тетя, ой, врешь, - Рагнар от такой наглости испытал легкий шок и перешел неожиданно для себя на прилипчивый жаргон столичных окраин, где как-то скрывался от недоброжелателей почти месяц. - Вон она, напротив тебя сидит. И не далее как этой ночью…
        - Она?!! - перебила его эльфийка.
        - Она. А те, кто хочет, чтоб был «он», те точно не я.
        Эльфийка посмотрела на него, и Рагнар поздравил себя с принадлежностью к элитарному клубу людей, видевших эльфов с выпученными глазами и отвисшей челюстью. Впрочем, продолжалось это недолго, менталистка быстро справилась с собой. Вот только маску невозмутимости на лицо надеть больше не пыталась. Откинулась на спинку стула, повертела в пальцах бокал и усмехнулась. Как показалось Рагнару, немного грустно:
        - Ну, молодой человек, нас обоих можно поздравить.
        - И с чем же?
        - А мы с вами коллеги. Оба идиоты.
        - Гм… - насчет решившей заняться самокритикой эльфийки Рагнар спорить не стал, ей виднее. Но вот себя он идиотом не считал совершенно. Собеседница, видимо, поняла ход его мыслей.
        - Вы идиот потому, что думаете, будто я пыталась ее убить. Скажу честно, это мне бы в голову не пришло ни при каких обстоятельствах. Более того, девушка - часть моей платы за помощь в… изъятии вашей почти что сестры.
        - И вы думаете, что я ее вам отдам? - скепсис в голосе Рагнара сгустился настолько, что его можно было намазывать вместо масла.
        - Теперь уже не думаю, - хмуро ответила менталистка. И, судя по всему, остановил ее не грозный некромант, а выражение лица Ирии. - Хотя, конечно, ей решать.
        - И что же я должна решить? - поинтересовалась Ирия. Она, привычная в разговорах играть вторую роль и не лезть под руку, на сей раз решила прервать эту традицию. Может, и правильно. Во всяком случае, Рагнар ничего против не имел. Эльфийка посмотрела на нее, чуть заметно улыбнулась, от чего на идеально гладкой коже лица собрались вдруг мелкие, почти неразличимые глазом морщинки, и ответила:
        - Ты должна только себе. Вот так-то, внучка.
        - Внучка? - Рагнар и Ирия произнесли это одновременно и переглянулись в недоумении.
        Эльфийка лишь поморщилась:
        - Ну да, разумеется. Иначе стала бы я ввязываться в эту авантюру…
        Айлин Кер Хаммель была весьма богатым, влиятельным, но неуважаемым членом эльфийского сообщества. Нерукопожатым. Что поделать, эльфы - рационалисты, они способны познать мощь и пользу некромантии, согласиться с ее правом на существование и щедро платить магу, но при этом брезгливо поджимать губы при одном упоминании о ней. Много лет назад девушку, у которой обнаружился столь ценный и редкий для этого племени дар, который Совет Иерархов обязал развить, обижало такое отношение. Потом стало бесить. Затем просто забавлять и, наконец, она привыкла.
        Теперь ей было глубоко наплевать на мнение окружающих, да и плюсы статус некроманта давал немалые. В зажатом, кастовом обществе, где положение каждого эльфа было расписано еще до его рождения, она вдруг обнаружила, что на нее ограничения не распространяются. А те, кто думал иначе… Что ж, из них получились отличные зомби. И когда эти зомби пришли на Совет и заняли свои места, остальные Иерархи дружно решили, что связываться с Айлин, а тем более пытаться дать ей по лицу за наглость, себе дороже. Тем более что помимо некромантии она всерьез увлекалась ментальной магией, достигнув на этом поприще даже более серьезных результатов. В общем, как это иногда случается, в конфликте общества и таланта победил именно талант. Достаточно серьезный, чтобы достичь реальных высот, и достаточно небрезгливый, чтобы пользоваться своей мощью, не глядя на авторитеты.
        Плодами добытой свободы Айлин пользовалась на всю катушку. В том числе и путешествовала. А так как благодаря магической специализации она была девушкой широких взглядов, то это обернулось не только факультативным обучением в магической Академии одного из королевств, но и несколькими романами с воздыхателями. Последних хватало - при виде эльфиек у людей всегда начиналось рефлекторное слюноотделение. С учетом того, что у соплеменников Айлин, в силу своего положения, успехом не пользовалась, неудивительно, что она с головой окунулась во все тяжкие. И в результате одного такого мимолетного приключения появилась Милли.
        На самом деле, эльфы-полукровки не такая уж и редкость. Просто, как правило, их появление связано с эльфами-мужчинами, которые, равно как и обычные люди, не прочь погулять на стороне. Сын - не дочь, в подоле не принесет, и потому эльфийское общество относилось к таким похождениям спокойно. Правда, своими полукровок оно тоже никогда не признавало, а потому дети от такого рода приключений оставались с матерями. Через два-три поколения эльфийская кровь растворялась в человеческой, и все возвращалось на круги своя.
        Милли была исключением. Не во всем, правда - мать так и не рискнула забрать ее с собой. Она, конечно, была той еще бунтаркой, но четко ощущала грань, переступать через которую не следует даже некроманту. Однако и бросить дочь просто так не могла. Впрочем, у людей для такого было давным-давно отработанное решение - пансионы, в которые богатые, но не имеющие возможности непосредственно воспитывать своих чад люди могли за соответствующую плату поместить своих отпрысков. Так Айлин и поступила.
        И все складывалось вроде бы неплохо. Дочь подрастала, мать навещала ее с завидной регулярностью… А потом большая война, и - все! Вражеская армия прошлась по тем местам огнем и мечом, Айлин просто не успела забрать дочь, а потом долго ходила по пепелищу, искала ее среди трупов… Вот только в той мешанине углей и пепла бессилен оказался даже некромант.
        Айрин увидела дочь совсем недавно, года три назад. Может, и не узнала бы в бравом капитане дирижабля маленькую девочку, но так уж получилось, что кто-то окликнул Милли по имени. Очень редкому имени. И эльфийка начала расследование, которое завершилось встречей и разочарованием.
        Это была ее дочь, сомнений не оставалось, но при этом никакого пиетета перед матерью она не испытывала, да и не помнила ее почти. Зато оказалась предана человеку, который ее подобрал, обогрел и воспитал. И на предложение матери отправиться с ней, благо теперь ее положение в обществе укрепилось и ни один эльф не рискнул бы отказать Айрин в такой малости, ответила отказом. Вот, собственно, и все. После этого они встречались еще несколько раз, общались, но не более того.
        А потом Айрин узнала, что у нее, оказывается, есть внучка. Милли про это молчала, благоразумно считая, что меньше знаешь - крепче спишь, однако шила в мешке не утаишь. И эльфийка решила принять участие хотя бы в воспитании единственной внучки. Увы и ах, ее найди еще, попробуй. К тому же рядом с ней практически всегда находился Рагнар, а связываться с коллегой по цеху, успевшему заработать репутацию не только весьма сильного мага, но и абсолютно бесчувственного дельца, Айрин не хотелось. Да, она опытнее, и у нее есть довесок - ментальная магия, но все же в плане силы некромант-человек ее заметно превосходил. Риск выходил чрезмерный.
        И тут поступило предложение - она помогает желающему остаться анонимным заказчику в одном достаточно дурно пахнущем деле, а ей дают возможность внучку перехватить и пообщаться с ней по душам и без свидетелей. Ну и деньги, естественно, бессребреницей Айрин не была никогда. Вот только с определенного момента все пошло не так.
        Она готовилась к встрече с внучкой в Роквелле - и не успела. Рагнар с напарницей появились слишком рано. Собственно, приди они на два дня позже, расклады сошлись бы. Раньше, когда подготовка еще и не началась - тоже имелись варианты. А вот в ее разгар… Словом, все пошло наперекосяк, обработанный Айрин мэр сыграл свою партию невовремя, Гленора пришлось убирать, потому как алхимик сумел разобраться, что к чему, и, будучи человеком небрезгливым, попытался эльфийку шантажировать… В общем, пришлось срочно убираться из города. Но, будучи куда более чувствительна к магии, чем люди, Айрин почувствовала открытие Дороги Некроманта и сумела рассчитать точку выхода. Ну и, раз уж так совпало, попробовала встретиться с внучкой еще раз.
        И вроде бы все сошлось, вот только в самый последний момент Ирия сбросила ментальные путы и начала стрелять. Как оказалось, стальные гвозди - отнюдь не лучший подарок организму. Пришлось срочно перебрасывать все силы на защиту, а уже использованное заклинание деактивировать. Опять же срочно, со сбросом энергии в окружающее пространство. В тот момент как раз и выяснилось, что место встречи Айрин выбрала крайне неудачно.
        Этот храм… В общем, там находился спящий портал, древний и уже невесть сколько не использовавшийся. Под магическим ударом он активировался, и почти сразу из него полезли а-са-лан. Эльфийку, и без того раненную, скрутило волной ужаса, и ее ментальные барьеры не помогли. Будь она здорова, смогла бы сопротивляться благодаря навыкам некроманта, как это получилось у Рагнара, но получив несколько болезненных ранений, контролировать свои навыки сложно. Оставалось забиться в щелку и надеяться, что пронесет. Так что Рагнар, пускай случайно, спас не только Ирию и, возможно, город, но и свою противницу. Ну а когда Охотники покинули место боя, Айрин последовала их примеру. Вот, собственно, и все.
        - Глупо, - резюмировал Рагнар, когда эльфийка закончила. - Обывателя, может, и напугает репутация, тем более в известной степени для этого она и создавалась, но вы-то… Сами же знаете, что к чему.
        - Знаю. Но, к сожалению, не все нюансы человеческого общества мне понятны. Вот я и… ошиблась.
        - Что же, бывает. Типичная женская логика, никакая магия этот выверт сознания не исправит.
        - Как будто мужская логика лучше, - окрысилась менталистка.
        - У нас она хотя бы есть, - парировал Рагнар. - Ир, ты хочешь пообщаться с бабушкой наедине? Если да, то я пойду, немного прогуляюсь.
        - Останься, - голос девушки звучал бесцветно, шок от услышанного до конца все еще не прошел. Рагнар искренне ей посочувствовал - все же слишком многое сегодня свалилось на напарницу.
        - Хорошо. Но… Давайте так. Вначале пять минут посидим, а лучше десять, выпьем вина… успокоимся. А не то вы наговорите друг другу много такого, о чем потом будете жалеть. И не спорить! - Рагнар слегка прихлопнул ладонью по столешнице. - Это - приказ.
        Что же, для Ирии это слово - не пустой звук, а эльфийка, несмотря на молодой вид, для их древней расы, к слову, вполне обычный, достаточно пожила, чтобы понять, когда стоит лезть в бутылку, а когда лучше не спорить. В результате они сидели в полном молчании не десять, а все пятнадцать минут. А потом Ирия спросила:
        - Бабушка, - это слово далось ей с видимым усилием, - чего ты от меня, собственно, хочешь?
        - Я? Я хочу забрать тебя к себе.
        - Зачем?
        - Но… Эльфийские леса…
        - Бывала я там. Ничего интересного.
        Пожалуй, зрелище эльфийки с отпавшей челюстью скоро войдет у меня в привычку, подумал Рагнар и пояснил:
        - Мы как-то исполняли в одном из ваших знаменитых лесов одно деликатное задание. Платили неплохо, дело плевое, а лес тот больше всего походил на городские парки. И впрямь ничего интересного.
        - Но там можно жить спокойно и ничего не бояться.
        - Я и так ничего не боюсь, - пожала плечами девушка. - А если найдется кто-то, кто сумеет меня испугать - так на него у меня муж есть… будет.
        - Не на всякий страх довольно одного защитника, - заметила эльфийка.
        - Этой ночью хватило, - с деланым безразличием отозвался Рагнар. - А учитывая, что на ваш народ слишком многие имеют зуб, безопасность лесов выглядит несколько преувеличенной.
        Эльфийка скрипнула зубами, но смолчала. В словах некроманта был смысл - практически каждая серьезная война задевала эльфов, вольно или невольно прокатываясь по их лесам не хуже новомодного парового катка. Пока что по самому краешку, но это лишь дело времени. Ирия же мрачно сказала:
        - Зачем волноваться и переживать, если можно не волноваться и не переживать? Так думают почти все. А я не хочу! - Она с трудом удержалась от того, чтобы сорваться на крик, несколько раз глубоко вдохнула и заговорила уже спокойнее: - У меня был выбор: сытая и спокойная жизнь в замке, при матери, или полная приключений, веселая… настоящая! Но - с риском умереть. Я выбрала именно ее.
        - Жить надо так, чтоб депрессия была у других? - прищурилась эльфийка.
        - Вроде того.
        Рагнар усмехнулся, толкнул Ирию локтем и громко прошептал:
        - Ты знаешь… Есть у меня подозрение, что с твоей бабулей мы поладим.
        - Думаешь? - в тон ему спросила Ирия. Похоже, нервы у нее, наконец, успокоились, и она начала адекватнее смотреть на происходящее.
        - Ну да. У человека на носу удача, на затылке нужда. Будешь опускать голову - удача соскользнет, а нужда придавит. Поэтому держи нос кверху и иди вперед, тогда победишь. Она это, как я вижу, понимает.
        - Молодой человек, чему вы учите девочку?
        - Жизни, бабуль, жизни.
        - Я вижу. Ни стыда у тебя, ни совести.
        - Да, вот такой я счастливый.
        Эта шутливая пикировка окончательно разрядила обстановку, на столе появилась очередная бутылка, и разговор, наконец, пошел на лад.
        - Вы и вправду собираетесь жениться на моей внучке? - эльфийка смотрела на Рагнара сквозь бокал с явным интересом. Похоже, ее забавляли метаморфозы, происходящие с его лицом при взгляде сквозь гнутое стекло.
        Некромант кивнул:
        - Разумеется. А я что, похож на сволочь?
        - Если честно, да.
        - Это хорошо. Со сволочью стараются не связываться, это неплохой щит и для меня самого, и для моей жены.
        - Общество ее не примет.
        - Равно как и эльфийское. В этом плане вы от нас мало чем отличаетесь. Но в королевском дворце с ней рано или поздно смирятся.
        - Уверен?
        - С моей матерью смирились, - пожал плечами Рагнар. - И довольно быстро. Мало кто осмелится хамить жене некроманта. Еще меньше тех, кто это переживет. У вас же снобизм перевешивает здравый смысл.
        - Это точно, - поморщилась эльфийка. - У нас хватает… гм… инвалидов умственного труда.
        - Да вы и сами-то…
        - Не стоит хамить, заболеете.
        - Чем?
        - Переломом челюсти и сотрясением мозга.
        - Я же говорил - поладим.
        Разговор длился еще около часа и всех утомил, но и результат принес. Более всего похожий, правда, на соглашение о взаимном ненападении, однако и это неплохо. Решили просто: если бабушка Ирии так уж хочет общаться с внучкой, то пускай приезжает, когда хочет. Адрес их городского жилища ей сообщили. Ну а дальше, застанет - хорошо, не застанет - может подождать, слуг предупредят, или приехать в другой раз. Тому, кто владеет Дорогами Некромантов, это не так и проблематично. Словом, эльфийка выжала для себя практически максимум возможного в данной ситуации, а Рагнар обезопасил тылы. В конце концов, он человек, и он смертен. И лучше, если с ним что-то случится (а при его профессии такой расклад вполне реален), пускай рядом с Ирией окажется кто-то, на кого она сможет опереться. Ну а то, что для него Айрин может доставить определенные неудобства… Что же, такую мелочь он уж как-нибудь переживет.
        - Придется мне всерьез поговорить с твоей матерью, - сказал Рагнар Ирии, когда они уже шли в сторону гостиницы. И, уловив ее удивление, пояснил: - Если бы я сразу знал о ваших родственниках, то, возможно, сделал бы несколько иные выводы и не гонялся за химерой. Единственно, разговор надо будет вести тет-а-тет, не то отец может и рассердиться. А мне совсем не хотелось бы, чтобы Милли досталось.
        - Спасибо.
        - Не за что. А вообще, я сам дурак. Заигрался в сыщика, упустил время. Надо было действовать совсем иначе.
        - Как?
        - Да провести то же самое заклинание подобия, но на Эллен и сразу же. Очень может статься, она в тот момент, когда мы прибыли в Роквелл, была еще там.
        - Смог бы? - скептически изогнула бровь девушка. - Чтобы укрыться от мыслеобраза, достаточно как следует загримироваться. Чтоб скрыться от поиска по вещам - выкинуть старые подальше и переодеться… Это Айрин можно было искать запросто, благо единственная эльфийка на много лиг вокруг, а образ человека замыливается среди ему подобных.
        - Не рассказывай мне то, что я и сам знаю, - фыркнул, сдерживая смех, Рагнар. Получалось не очень - когда Ирия начинала что-то вещать поучительным тоном, выглядело это донельзя комично. - Мы, если ты забыла, на одних лекциях сидели и про это слушали.
        - Да-да, ты у меня еще потом конспект брал, чтобы переписать то, что проспал, - саркастически усмехнулась Ирия.
        - И такое было, - не стал отнекиваться некромант. - Однако же теорию поиска я освоил неплохо. То, что ты перечислила, конечно, важно, однако я вполне мог взять из замка, к примеру, расческу с ее волосами. Наверняка можно было наскрести на нормальный поиск. Или… да хоть грязную прокладку найти. Вообще идеально. И не надо так морщиться, что естественно - то не безобразно, особенно для некромантов и целителей.
        - Мне другое непонятно, - решила не то чтобы сменить, а, скорее, немного подкорректировать тему девушка. - Почему моя… бабушка тогда ушла из ущелья столь варварским способом? Могла бы открыть Дорогу Некроманта - и все.
        - Как раз это неудивительно, - отозвался Рагнар, которого сейчас куда больше заботило, что вина он выпил много, а до ближайшего сортира еще идти и идти. - Во-первых, ей надо было оставить след. То самое колечко. Во-вторых, она не хотела раскрывать перед нами все карты. Согласись, то, что она некромант, мы узнали только в Роквелле, и это нам не то чтобы всерьез помешало, но определенные не-удобства создало. Знай я, что столкнусь с коллегой по цеху, действовал бы совсем иначе. Айрин, конечно, вряд ли признается, но именно чтобы скрыть квалификацию, она постаралась провести обряд максимально грязно. Ну и, в-третьих, не факт, что она смогла бы открыть Дорогу оттуда. Все же дистанция очень приличная, а горы искажают потоки энергии. Бабуля же твоя… Понимаешь, она сильный некромант, но исключительно по меркам эльфов. Они же в темных искусствах никогда мастерами не были. По сравнению со мной твоя бабуля уже величина несерьезная, а отец и вовсе способен переломить ее через колено походя. Ей просто не хватило сил. Меня куда сильнее заботит иное.
        - Что именно?
        - Откуда ее заказчик узнал насчет тебя? Ты и сама не знала. Стало быть, в ближайшем окружении отца есть кто-то достаточно осведомленный… считай, тот, кому доверяют и мой отец, и твоя мать. И этот кто-то активно сливает информацию. Проклятие! Мне это совсем не нравится. И надо как можно скорее обсудить этот вопрос с отцом…
        - А с тем, кто заказал похищение, граф справится?
        - С Дараном-то? - Рагнар задумался. Все же эльфийка и впрямь прощупала заказчика, и, если она права, расклады получались неприятные. - Ты знаешь, не уверен.
        - Однако теперь мы хотя бы приблизительно знаем, с кем нам предстоит иметь дело, - периодически в Ирии просыпалась неисправимая оптимистка. - Это, как ни крути, свет в конце туннеля.
        - Свет в конце туннеля слишком часто излучается фосфором из костей предыдущих оптимистов, - хмуро ответил куда более приземленный Рагнар. - Впрочем, посмотрим.
        В этот момент их разговор прервало появление еще одного действующего лица. Свернув за угол, Охотники практически нос к носу столкнулись с прогуливающимся перед гостиницей лейтенантом О’Лесси. Бравый морской волк совершал променад с таким видом, будто забрел в эти места случайно, и бродит здесь исключительно из любви к местной архитектуре. Вот только Рагнар и в более спокойные времена к совпадениям относился с недоверием. При нынешних же раскладах предположить, что доверенное лицо адмирала Шалле (ну кем еще мог оказаться офицер, который, как выяснилось, имеет полномочия вести серьезные разговоры и договариваться о сроках) попался ему на пути безо всякой задней мысли, не получалось в принципе.
        - Милорд! Какая встреча!
        - Да-да, я тоже рад вас видеть, - пробурчал Рагнар и, ловко оттерев стоящего на дороге моряка, нырнул в дверь гостиницы. О’Лесси так и остался стоять с открытым ртом, недоуменно переводя взгляд с толстых кипарисовых досок на невозмутимо улыбающуюся Ирию. Девушка, будучи в курсе проблемы, обуревающей напарника, лишь пожала плечами и жестом предложила лейтенанту еще немного подождать. Как это часто бывает, женщина оказалась права, и уже через несколько минут Рагнар, успокоившийся и куда более довольный жизнью, вновь появился на улице. - Итак, лейтенант, с какого переполоху вы решили осчастливить нас своим появлением?
        - Адмирал приглашает вас к себе, на ужин, - что-что, а справляться с удивлением О’Лесси умел неплохо. Рагнар задумался. Ужин в данном случае подразумевал и разговор, а дергать его зря граф Шалле не станет, не тот человек.
        - Форма одежды?
        - Повседневная, - усмехнулся лейтенант. - Наш адмирал выше условностей.
        Адмирал Шалле, граф и кавалер высших орденов королевства, был внушительных габаритов здоровяком, из тех, кого сложно представить во дворце, а вот во главе войска, или, как сейчас, на мостике броненосца - запросто. Впрочем, заросший кустистой и не собирающейся выцветать с возрастом бородищей до самых бровей, не менее дремучих, адмирал был на редкость спокойным и миролюбивым человеком. И потому, что при такой мощи не надо доказывать окружающим свою значимость, и потому, что, как и многие военные, сделавшие карьеру не на паркете, а на войне, слишком хорошо знал, насколько плохо сталь совмещается с человеческим организмом.
        - Рагнар, мальчик мой! Рад тебя видеть, - прогудел он могучим басом, более всего напоминающим корабельную сирену. Никогда не замечавший за ним особой любви к своему молодому и наглому организму, да и вообще видевший адмирала за свою жизнь раз пять, не более, молодой некромант сделал логичный вывод, что это жу-жу неспроста. Однако же до выяснения обстановки следовало повременить с действиями, а потому Рагнар сделал то, что выглядело наиболее дипломатичным: чуть поклонился, как равный равному, и сказал несколько дежурных фраз из обязательного пакета вежливого общения. Адмирал добродушно улыбнулся: - А кто эта прекрасная дама?
        - Ирия, моя невеста.
        - О-о! - Шалле галантно коснулся губами руки запунцовевшей от смущения девушки. - Если она столь же умна, сколь красива, то… не завидую я тебе.
        - Это почему еще?
        - Рагнар, умные женщины - это у-у-у! - адмирал закатил глаза, показывая, сколь непередаваемо высоки его эмоции. - А очень умные…
        Ирия не удержалась и прыснула в кулачок, Рагнар тоже не сдержал улыбку. Шалле довольно крякнул:
        - И если кто-то будет говорить обратное…
        - Хрен, положенный на мнение окружающих, ведет к счастью и спокойствию.
        Мужчины посмотрели на Ирию, потом брови адмирала задвигались, и лишь несколько секунд спустя Рагнар понял, что это - сдерживаемый смех.
        - Я был прав, она умная. Или хотя бы мыслит в правильном направлении. А что язык острый, так для женских посиделок самое то. Будет, чем от салонных кумушек отбиваться.
        - Я знал, кого выбирать, - улыбнулся Рагнар. Тот факт, что выбрали, собственно, его самого, он предпочел не афишировать. Равно как и того, что конкретно сейчас на Ирию, похоже, дурно повлияло общение с бабушкой.
        Адмирал довольно кивнул и сделал приглашающий жест:
        - Ну что, молодые люди, прошу за мной.
        Они шли по палубе корабля-гиганта, широкой, как двор замка. Да, в сущности, это и был замок, только стальной и плавучий. Под ногами уютно лежали могучие тиковые доски, отполированные до блеска, так, что казались лакированными. Матросы бегали по палубному настилу босиком. Орудийная башня, похожая на перевернутую кастрюлю, щерилась в горизонт длинными орудийными стволами. Рагнар не был профессиональным моряком, но в военном деле, как и приличествует дворянину, разбирался. Двухорудийные башни на кораблях стали устанавливать совсем недавно, раньше обходились более легкими, на одну установку. А значит, адмирал Шалле ухитрился где-то отхватить себе новейший корабль. Даже странно, их обычно в такую даль не посылают, держат поближе к главным базам, что наводит на некоторые мысли. Впрочем, сформулировать их Рагнар не успел - они уже пришли.
        Адмиральский салон размерами не поражал. Пожалуй, он был чуть больше гостиничного номера, снятого Охотниками в местной гостинице. Впрочем, учитывая, что боевой корабль - это компромисс между скоростью, вооружением и броней, и все в малом объеме, выделять такие апартаменты под одного человека - уже роскошь.
        Словно пытаясь компенсировать недостаток пространства, салон демонстрировал отделанные красным деревом стены, дорогие ковры, резную мебель… Даже пианино, хотя последнее, в отличие от рояля, и считалось признаком дурного вкуса. Однако втыкать сюда еще и рояль было бы верхом непрактичности, особенно учитывая, что в двери бы он не прошел. Адмирал поймал взгляд Рагнара, усмехнулся:
        - Ну да. Музыку люблю. А ты?
        - Когда мне плохо, я пою. Когда я пою, плохо становится всем, - отшутился некромант. В каждой шутке есть доля шутки, пел он и впрямь отвратительно. Такой голос нужен исключительно врагов пугать. В свое время учитель, нанятый графом Тассу, сказал именно это. Впрочем, граф не расстроился, считая, что пение и стихосложение, в отличие от более серьезных наук, дворянину нужны, но совсем необязательны.
        - Это хорошо, - отозвался адмирал, думая о чем-то своем. Шустрый вестовой бесшумно накрыл стол и сгинул так, словно был призраком. Раз - и ветром сдуло. - Прошу.
        Вино было неплохим, ужин - тоже, и Охотники, воспользовавшись моментом, хорошенько подкрепились. А то после пьянки с эльфийкой вина в животах булькало изрядно, а вот с закуской вышло как-то не очень. Адмирал не отставал - несмотря на титул, человек он был простой, напоминая в том своих далеких предков. Да и предков Рагнара тоже, равно как и практически всех основателей старых родов. Многие о том забыли, но графы Тассу помнили и рассказывали историю своим детям без прикрас. Лучше знать и помнить, чем жить в мире иллюзий - дешевле обойдется.
        Да, королевства основывают сильные и храбрые. Первый монарх отвечал этим критериям полностью. И, главное, было что основывать - не было в тот момент даже намека на державу. Несколько городов, вряд ли больше Сандолореса, затянутые в тесное ожерелье крепостных стен, и куча мелких вождей, у каждого свое племя, числом порой всего-то пара сотен человек. Но - вождь, член Совета, с правом голоса, амбициями и готовностью утопить в говорильне любую не понравившуюся идею. И весь этот бардак гордо именовался государством…
        Он был всего лишь один из вождей. Удачливый воин, талантливый полководец, неплохо разбирающийся в хозяйстве и, по молодости, слишком резкий для политика. С сильным племенем за спиной, готовым носить дважды спасшего людей от полного истребления вождя на руках. И - самый молодой. Поэтому слишком многие ему завидовали. И в один прекрасный день его решили выгнать из Совета. Через час его гвардия выгнала Совет. Вот так и родились и королевство, и династия, а гвардейцы, которые не испугались поддержать молодого короля, стали основателями дворянских родов.
        Неудивительно, что чем дальше идешь по портретной галерее любого замка - тем хуже одежда и разбойнее заросшие щетиной рожи его хозяев. Однако именно эти воины и разбойники когда-то расширяли границы и во главе конной лавы шли в атаку на врага, порой на верную гибель. Не стоит стыдиться предков - так говорил когда-то граф Тассу. Пусть им не хватало утонченности, главное - храбрости было не занимать. И, судя по всему, адмирал Шалле придерживался схожих взглядов.
        Тем не менее цивилизация отложила свой отпечаток и на этого великана. Поскольку и ел культурно, и не пил, как свинья, с брызгами, чем грешили многие, находя в этом даже какой-то своеобразный шик. Рагнар даже удивился, как при столь могучей бородище адмирал ухитряется содержать ее в идеально чистом состоянии, но факт оставался фактом - ни капли вина или жира на упорно борющуюся с сединой морскую гордость не попало. И, лишь основательно подчистив стол и убедившись, что гости сыты, адмирал Шалле вздохнул и будто через силу заговорил:
        - Я надеюсь, вы понимаете, что пригласил я вас не только потому, что мне захотелось пообщаться с сыном моего старого приятеля, а больше по делу?
        Рагнар молча кивнул, Ирия повторила это движение с запозданием в доли секунды, со стороны и незаметно даже, их движения казались синхронными. Все-таки сработавшаяся пара - это многое значит, и от старого моряка расклады не укрылись. Адмирал удовлетворенно крякнул:
        - Это замечательно. Признаться, Рагнар, я давненько не видел твоего отца, да и в последний раз мы крупно поцапались. Впрочем, сейчас это непринципиально. Я знаю, ты Охотник. И я довольно много слышал о тебе.
        - Надеюсь, только плохое? - с невинным лицом спросил Рагнар.
        - Всякое. Но одно утверждают все: провалов у тебя не было. Следовательно, или ты и впрямь очень хорош, или достаточно умен, чтобы браться исключительно за такие дела, с которыми наверняка справишься и не понесешь репутационного ущерба. Или, как вариант, хорошо умеешь скрывать провалы, что само по себе говорит о неплохих мозгах.
        - Что есть - то есть, - не стал зря скромничать некромант.
        - Это хорошо. Потому что есть у меня работа как раз по твоему профилю.
        - Не возьмусь.
        - Почему? - к чести своей, получив столь категоричный отказ, адмирал не стал в раздражении пытаться надавить на Охотника, подобно многим добившимся высоких чинов, а решил узнать причины. Рагнар объяснил, что занят. И причины объяснил, и фактор времени. Адмирал слушал не перебивая, а потом, медленно кивнув, сказал: - Я думаю, мы решим вопрос. К обоюдной выгоде.
        - Как?
        - Довольно просто. Не думаю, что все решают сутки. Зато военная сила под рукой… Не ваши гвардейцы. Они неплохи, но их мало. А, скажем, полк морской пехоты. Или, если что, несколько моих кораблей. Этот камушек вполне может перевесить чашу весов, случись в том нужда.
        После этих слов Рагнар задумался. Предложение выглядело заманчиво при любых раскладах. Да что там, достойное короля предложение! Не пошлые деньги, которых и так хватает, а реальная поддержка в опасную минуту. Интересно только, что придется сделать взамен - из чисто дружеских отношений подобного не предлагают. Работенка наверняка не самая простая. А потому Охотник попросил детали, которые ему были немедленно выданы.
        Да уж, непросто. Хотя и впрямь точно по профилю. И не факт, что долго или опасно, просто требует соответствующей квалификации. Его, Рагнара, квалификации, это адмирал сообразил точно.
        Итак, флот… Огромные корабли, мощные пушки. До недавнего времени все было просто - выпущенные из пневматических орудий снаряды, начиненные огненными демонами, разносили все, до чего доставали. При попадании снаряд раскалывался, разрушался сосуд, удерживающий демона, и тот, прежде чем свалить в свой мир, выдавал на короткое время огромную температуру и мощную ударную волну. Это хорошо работало и по людям, и по деревянным кораблям. Чуть хуже по тем, что обиты железом, однако тонкие металлические листы тоже поддавались взрыву. И так было ровно до тех пор, пока технический прогресс не сказал своего веского слова.
        Новейшие броненосцы выросли в размерах, укутались, словно в шубы, в тяжелую броню, отказались от парусов и обзавелись паровыми машинами, способными гнать этих гигантов с немыслимой ранее скоростью и в любую погоду. Поговаривали, что на новые серии планируют ставить турбины, раскручиваемые вихревыми демонами запредельной мощности, что позволит кораблям разгоняться еще шустрее. Орудия тоже выросли в калибрах, и вот здесь-то начались проблемы. С одной стороны, демонов для снарядов в человеческий рост добыть не так просто, и стоят они дорого. Эту мелочь легко наловит даже слабенький демонолог, и столько, сколько нужно, а более мощные - это уже штучная работа. С другой же, пробивать защиту новых кораблей, даже не усиленную магией, они оказались неспособны. Ну, рванет снаряд на броневой плите, погнет ее, обожжет - и что дальше? По большому счету кораблю от этого не тепло и не холодно. И тогда за дело взялись инженеры.
        Новая концепция предусматривала комплекс из нового снаряда и нового же орудия. Не пневматики, а принципиально нового. Снаряд выкидывался из него за счет взрыва какой-то алхимической дряни и летел в разы быстрее и дальше. Сам же он вместо демона нес заряд другой взрывчатки, тоже алхимической, и, согласно расчетам, мог не только выдать красивую вспышку на броне, но, проломив ее, взорваться уже внутри. Мощнее, эффективнее, дешевле… Именно такие орудия были установлены на броненосце с претенциозным именем «Алмазный король», на борту которого они сейчас находились и который завтра должен был провести первые учебные стрельбы. На берегу-то орудие показывало неплохие результаты, но вот что будет в море?
        Однако если технические вопросы оставались на совести артиллеристов и инженеров-испытателей, которых на корабле разместилось аж две дюжины, то с политическими, а главное, финансовыми вопросами обстояло сложнее. Если новые орудия докажут свою эффективность, то их придется запускать в серию. А то соседи наверняка тоже создают нечто подобное, и, чтобы не отстать, надо изо всех сил рваться вперед. Такова плата за технический прогресс. А оборудование заводов ориентировано на изготовление привычной пневматики. А производство снарядов придется начинать с нуля - это для опытных образцов начинку можно сделать в лаборатории, для массового же производства нужны заводы. И куча специалистов, занимавшихся отловом и упаковкой огненных демонов, окажется без работы. В общем, новое оружие разом нарушало сложившийся баланс, задевая интересы слишком многих в королевстве и за его пределами. И, как не без основания предполагал адмирал, найдутся силы, которые постараются, чтобы испытания прошли как можно неудачнее. В идеале - с гибелью корабля, которая все спишет.
        Адмирал Шалле хотел жить, а не рассыпаться в пыль вместе со своими подчиненными и потенциально самым мощным броненосцем королевского флота. А еще он хотел, чтобы этот самый флот к грядущей войне (а она рано или поздно случится) имел лучшее из того, что рождает пытливый человеческий ум. Поэтому для него успех испытаний был крайне важен, и он как мог старался обезопасить себя от неизбежных на море случайностей. С технической стороной вопроса пускай разбираются специалисты, а вот с магической… В общем, штатный маг корабля мог поставить защиту или сбить волну в шторм, но против диверсий работать он просто не умел. И появление в городе профессиональных Охотников пришлось как нельзя кстати.
        Рагнар подумал. Конечно, новая техника задевала интересы демонологов, кое-кому из них придется жить скромнее, а то и вовсе сменить род занятий, но… Собственно, интересы семьи Рагнара это не задевало. Отец занимался созданиями куда более могучими, чем те, которых можно утрамбовать в снаряд, а на них спрос останется на высоте еще очень долго. Сам Рагнар и вовсе демонов изгонял, а не притаскивал и упаковывал. Что остается? Корпоративная солидарность? На нее темные всегда плевали, равно как и их светлые коллеги. Так что он подумал. Еще немного подумал. Кивнул:
        - Когда отходим?
        - В любой момент, команда на борту.
        - Что же, тогда не будем тянуть кота за лапку. Чем быстрее начнем - тем скорее закончим. Мне нужны ваш штатный маг, главный механик, старший артиллерист и карта магических потоков броненосца…
        Остаток дня Рагнар с Ирией провели, разбираясь в хитросплетениях магических потоков и вычерчивая целый набор пентаграмм, вначале при солнечном свете, а потом где под мощными прожекторами, а где пользуясь не особенно яркими переносными лампами, которые таскали за ними четверо специально выделенных дюжих матросов. Здоровенные мужики из боцманской команды с могучими мускулами и лицами, не обезображенными интеллектом, легко переставляли треноги, на которых эти лампы крепились, и подтягивали провода, и грозный рык приставленного к ним мичмана подгонял их не хуже плети.
        Работы оказалось на диво много, и облегчали ее всего две вещи. Во-первых, то, что напоминающий утюг броненосец вспарывал океанскую волну удивительно ровно, практически без раскачки. Массивный корпус стального острова обладал невероятной устойчивостью. Ну и, во-вторых, океан, огромная масса текучей соленой воды, неплохо экранировал от внешних магических воздействий, так что сторонними возмущениями можно было пренебречь, значительно упрощая расчеты.
        А вот со всем остальным выходило куда сложнее. Корабль, на взгляд Рагнара, более всего напоминал живое существо. Собственные нервы, запутанная система внутренних органов… и аура, присущая живым. Разобраться в переплетениях магических линий, как созданных людьми, так и образовавшихся сами по себе, оказалось совсем непросто. Вплести же в нее собственные заклинания - и того сложнее. Рагнар справился, конечно, все же учили его на совесть. Да и корабельный маг помог здорово. Магистр Равшан хоть и светлый, но без предрассудков, а потому ценил людей по делам, а не по специализации. Но, когда работа закончилась, Рагнар уже всерьез подумывал о том, что продешевил. А ведь самое сложное было впереди…
        - Ничего я не нашел, - докладывал он вечером адмиралу. - Ну да это и неудивительно. Есть такое понятие: спящее колдовство. Пока не активируют - не увидишь. Если оно вообще есть.
        - Есть. Не может не быть, - с видом убежденного параноика мрачно ответил Шалле. Он, как и большинство далеких от теоретической магии людей, видимо, поверил, что достаточно нанять специалиста - и любой вопрос решится в пять минут. Ага, щаз-з! Здесь подводных камней груда.
        Рагнар пожал плечами:
        - Возможно, и так. Я поставил… впрочем, вам это неинтересно. Главное, мы отслеживаем сейчас все потенциально уязвимые точки корабля. Посмотрим.
        И посмотрели. Ситуацию они с Ирией честно отслеживали всю ночь, сменяя друг друга, однако безрезультатно. Вымотались только. Впрочем, оба не жаловались - в конце концов, это была их работа.
        Стрельбы адмирал решил начать на рассвете. Почему? А боги ведают, что у него было в голове. Однако же стоит признать, красота в тот момент открылась неимоверная. Море, пронзительно синее, с легким изумрудным оттенком, было нереально гладким и ровным, ни ветерка. Даже столь далекий от созерцания прекрасного человек, как Рагнар, невольно залюбовался, а уж Ирия и вовсе смотрела на открывшийся вокруг простор, широко распахнув глаза и приоткрыв рот от восхищения. Выглядела она в тот момент комично донельзя.
        А вот моряки на окружающие пейзажи внимания особо не обращали - насмотрелись уже, видать. Подгоняемые грозным, хотя и беззлобным рыком старшего боцмана, матросы с невероятно деловым видом сновали туда-сюда по палубе. Как в такой суматохе они понимали, кому что делать, так и осталось для Рагнара тайной, но, стоит признать, работа шла споро. Притом что офицеры в процесс не вмешивались вообще. Не прошло и получаса, как от борта корабля отвалило несколько многовесельных шлюпок, более всего напоминающих гигантских сороконожек. За собой они тащили сколоченные из толстых бревен плотики со щитами. Рагнара так и подмывало спросить, зачем, однако, не желая всем демонстрировать, какой он профан в морском деле, Охотник предпочел ждать и смотреть. И, как выяснилось, правильно сделал - очень быстро все разрешилось само собой.
        Отбуксировав щиты едва на сотню локтей, шлюпки вернулись к кораблю и были сноровисто подняты на палубу. И, как только процесс завершился, корабль дал ход. Взвились под кормой буруны от начавших стремительно раскручиваться винтов, и огромный корабль вначале медленно, а потом все быстрее и быстрее начал отходить от плавучего непотребства.
        Отойдя примерно на лигу, броненосец удивительно мягко развернулся и лег в дрейф. Орудийные башни начали разворачиваться, медленно и внушительно, хоботы орудий шевельнулись - и Рагнар понял, наконец, что это за щиты. Всего лишь мишени, и по ним сейчас хорошенько врежут.
        - Милорд, вы бы рот открыли, а уши заткнули. И вы, миледи, тоже, - старший артиллерист показал, как именно. Вышло немного комично, однако, секунду подумав, Рагнар решил последовать совету. Остальные присутствующие на мостике, похоже, даже не обратили на слова артиллериста внимания. И, как оказалось, напрасно.
        Жахнуло так, что Рагнар оглох, несмотря на заткнутые уши. Палуба вздрогнула и, словно распрямившаяся пружина, врезала снизу по ногам. Рядом пискнула Ирия, этот звук некромант скорее додумал, чем услышал, и вцепилась в него так, что он всерьез испугался за целостность своего камзола. Рукав ведь оторвет, вон уже материя подозрительно затрещала. Офицеры, стоящие на мостике, дружно схватились за леера и очумело трясли головами. И с пронзительной ясностью Рагнар понял: вот оно!
        Момент первого испытания нового оружия. Никто не знает, как оно себя поведет. Но все хоть на какое-то время будут обсуждать только его. Грохот, лязг, огромные столбы воды на месте падения снарядов… Военные - они как дети, забудут обо всем при виде столь впечатляющей игрушки. Несколько минут, за которые можно натворить дел, не оглядываясь на возможные последствия. И, голову можно дать на отсечение, залп и явился тем пусковым крючком, который выпустит на волю спящий до времени сюрприз.
        Не обращая внимания на окружающих, Рагнар бухнулся на колени, провел рукой над тиковыми досками, активируя страж-пентаграмму. Таких он нарисовал по всему кораблю штук десять, сделав невидимыми для окружающих, чтобы, случись нужда, иметь возможность быстро добраться до ближайшей. Вспыхнули под руками тоненькие розовые линии. Кончики пальцев чуть заметно обдал холодный ветерок, в подушечки уткнулся миллион тоненьких холодных иголок… Есть!
        - Продолжайте, господа, - хищно усмехнулся некромант в ответ на незаданный вопрос адмирала. - Это уже все равно ничего не меняет. Обсуждайте. Стрельбу задробить. Ирия!
        - Я здесь.
        - Пошли, глянем, кто нам попался в этот раз.
        - Вы чего тут раскомандовались? - влез не в свое дело чиновник, присланный на корабль наблюдать за испытаниями. Был он честен, деятелен и глуп - наверное, потому и послали. Еще вчера он несколько раз попытался вмешаться со своими, несомненно, особо ценными советами, когда Охотники рисовали пентаграммы. И даже не представлял, как близко оказался от возможности получить в зубы. - Вы вообще кто такой?
        - Вам не говорили, что характер у вас невыносимый? - широко улыбнулся Рагнар. - Ну а вот я сказал. А как утверждал один мой знакомый гробовщик, невыносимых людей не бывает - бывают узкие двери. С дороги!
        Поразительно, еще вчера вечером Рагнар считал привычку моряков практически скатываться по трапам, едва придерживаясь за поручни, дурацкой лихостью, а сейчас сам проделал это едва ли не шустрее профессионального матроса. В переходах было сумеречно, лампы под потолком горели самого экономичного образца, то есть банально слабые, но Рагнару и не требовался свет. Еще ночью, дежуря у своих охранных пентаграмм, он не поленился и вызубрил наизусть план корабля - для тренированной памяти некроманта это не было подвигом. Ну и прошелся по основным маршрутам. И неудивительно, что до места назначения, широкого коридора, ведущего к артиллерийскому погребу носовой башни, он добрался быстро.
        В отличие от многих других переходов, узких и изогнутых, будто кишки страдающего заворотом бедолаги, этот коридор был максимально удобен. Все правильно, те, кто проектировал броненосец, специально предусмотрели его таким. Ремонтный коридор, вот что это такое. Позволяет перемещать большую часть механизмов путем их блочной разборки, обходясь без столь затратного и сложного процесса, как вскрытие палубы. Ну и заодно уж загружать и выгружать снаряды с относительным комфортом. Все же «Алмазный король» был тщательно продуманным и хорошо спроектированным судном. В дальнем конце коридора пузырился туман.
        Именно пузырился. Серый, отвратительно живой, он медленно полз к цели, выпуская пузыри, словно кипяток. Вот только звук при этом был немного другой. Человеческое горло не в состоянии его передать, но то, что он тошнотворно-мерзкий, ощущалось, кажется, даже кончиками волос.
        - И кто же это у нас здесь такой красивый, а? - с интересом спросил Рагнар, профессионально-небрезгливо рассматривая творящееся безобразие. - Ир, а ты что скажешь?
        - Демон, - в отличие от некроманта, девушка так блистать выдержкой не могла, и желание броситься наверх, чтобы, перегнувшись через борт, вывалить в океан завтрак, а заодно уж и вчерашний ужин, было у нее на лице разве что буквами не написано.
        - Знаешь, я это тоже вижу. Но классифицировать не могу, поэтому и спрашиваю.
        - Четвертый класс, может, третий. Аморфная подгруппа. Более ничего не скажу, - Ирия отвлеклась и, благодаря этому, справилась с рвотными позывами. Собственно, для этого разговор и затевался. Рагнар философски пожал плечами - уж если он не сумел классифицировать эту пакость, куда уж подруге. Ирия умеет лихо размахивать клинком и метко стрелять, но как демонолог она слабовата. Вершков нахваталась, и только. Иные миры же славятся разнообразием, и периодически из них ползет что-то неизведанное и опасное. Что же, пора узнать, кто им попался на этот раз.
        Увы, демон продемонстрировал редкую устойчивость к атакам, как магическим, так и физическим. Для аморфных тварей низкой плотности это, конечно, не редкость, но все равно обидно. Силенок у таких демонов, как правило, немного, зато и самих их сложно чем-то пронять.
        Конкретно этот выдержал молнию, самую мощную, на которую только была способна Ирия, воздушный кулак и волну света. Ледяное облако, заполнившее коридор туманом почти той же плотности, что и сам демон, немного затормозило его, но не остановило. Выпущенные Ирией пули, обычные и с наговором, тоже не причинили серой пакости вреда, а врукопашную напарницу Рагнар не пустил, хотя девушка уже вовсю тащила из ножен шпагу. Логика в ее попытке было - особым проворством демон не отличался, продолжая медленно наползать и не пытаясь уворачиваться от ударов. Так что попытаться было можно, конечно, вот только Рагнар не раз уже видел, как неторопливая с виду тварюшка иной раз может начать двигаться со скоростью летящей стрелы. Рисковать не хотелось совершенно, тем более не самим собой, а подругой. Нет уж, пора было переходить к более сложным методам.
        Откровенно говоря, потуги Ирии сводились не столько к тому, чтобы реально причинить демону вред, сколько к отслеживанию его реакций на внешние раздражители. Кое-какую информацию Рагнар получил - меньшую, чем хотелось бы, но достаточную для того, чтобы сделать определенные выводы. Уничтожить демона классическими методами не получалось. Что же, на такое у некроманта-демонолога был припасен ответ. Скрутить, запереть в клетку, а там уж возможны разные варианты. За борт выбросить, к примеру. Но, с другой стороны, в голове уже родилась идея, которую стоило попробовать воплотить в жизнь. Получится - хорошо, нет - вариант с клеткой еще никто не отменял, и времени на его реализацию пока хватало.
        - Закрыть переборки!
        Очень удобно, что практически все переходы на кораблях могут быть разделены быстро и герметично. Еще удобнее, когда твои приказы выполняют быстро и не задавая лишних вопросов. Позади демона с лязгом закрылась дверь, встала в паз, обжала каучуковое уплотнение. На самом деле, это вряд ли задержит демона, но Рагнару этого и не требовалось. Впереди твари переборок не было, но перекрыть коридор можно и простеньким силовым щитом. Вот так. А сейчас мы поиграем!
        Когда из замкнутого магом пространства начал быстро уходить воздух, демон встревожился. Похоже, удовольствия ему падение давления не доставляло. Чудовище задвигалось активнее, поползло быстрее… ненамного. Сейчас природная неторопливость играла против него. Рагнар продолжал откачивать воздух - и наступил момент, которого он ждал! Демон начал рассыпаться.
        Аморфность и низкая плотность, то, что делало противника неуязвимым, теперь играли против него. Тело демона, слабо удерживаемые клочья тумана, начало стремительно расползаться. Какое-то давление внутри него все же было, и сейчас оно разрывало чудовище в клочья. Демон завыл - во всяком случае, именно так интерпретировал Рагнар низкую, пробивающую до самых костей вибрацию, растекающуюся, кажется, повсюду. Однако это уже ничего не меняло. Демон стремительно терял хоть какое-то подобие единого целого, становился полупрозрачным…
        - Ир, дай пистолет.
        Девушка, не задавая вопросов, сунула Рагнару в руку так полюбившийся ей трофей. Что же, неплохо. Как минимум некромант видел теперь, куда целиться. В глубине серого облако чуть заметно мерцал, пульсируя, небольшой темный комок. Похоже, сердце демона, или что там у него этот орган заменяет. Он, в отличие от всего остального, очертаний не менял и плотностью обладал изрядной. А плотное - значит, убиваемое. Что же, сейчас и попробуем. Рагнар хмыкнул, вскинул оружие и, тщательно прицелившись, всадил в него три пули…
        Не было рева и воплей. Просто сердце вспыхнуло на миг - и осыпалось мелкой пылью. Еще через секунду демон окончательно потерял целостность, превратившись в однородный туман, который начал стремительно таять. Вот и все, работа сделана, буднично подумал Рагнар, снимая щит. По коридору пахнуло непередаваемой вонью тухлых яиц, но к этому можно было притерпеться. Что же, красиво решил вопрос, приятно осознавать себя самым умным. И, возвращая Ирии оружие, Рагнар подумал, что неплохо бы добыть рецепт того состава, что выкидывает из стволов орудий снаряды. Ведь, может статься, его удастся впихнуть и в пистолет. И тогда оружие выйдет еще компактнее этого. И, скорее всего, дешевле - ведь пневматическое оружие, мощное, но сложное, дорогое и чересчур большое, не подходит на роль массового, предназначенного для армии, где неграмотные пехотинцы живо раздраконят любое чудо техники. Увы, развить мысль ему не дали.
        - Рагнар! - Ирия дернула напарника за рукав.
        - Что случилось? - спросил некромант, выходя из задумчивости.
        - Рагнар, а ведь это не он.
        - В смысле не он?
        - Не будь дураком. Какой идиот, если у него прорва денег и возможностей, будет использовать для диверсии слабого демона? Да такого, которого легко уничтожить?
        Шестерни в мозгу провернулись с явственно слышным ржавым скрежетом, и Рагнар понял, что хочет сказать Ирия. Действительно, тот, кто хочет уничтожить корабль, в такой ситуации обязан действовать наверняка. А демон, которого они только что завалили, на такое не тянет в принципе. Выводы? Они простые. Отвлекающий маневр, не более того.
        - За мной! - Рагнар быстро поднялся на палубу, активировал ближайшую страж-пентаграмму… Никакой магии. Точнее, никаких искажений магических полей кроме тех, что они сами учинили, потроша демона. И как это прикажете понимать?
        - Бомба. Думаю, алхимическая.
        - Думает она, - пробормотал Рагнар, досадуя на собственную недогадливость. Впрочем, слабо одаренная магией девушка в таких случаях частенько соображала быстрее него. - Механика сюда… Хотя смысл?
        Действительно, какой смысл? Ясно, что удар должен наноситься в самое уязвимое место корабля. Их определили еще вчера, таковых ровным счетом два - погреба башен главного калибра и машинное отделение. Все остальное не столь опасно. Во всяком случае, к мгновенной гибели корабля не приведет. Башни… Возле одной был демон. Логично, что атака будет и на вторую. Но он сам поступил бы иначе.
        - Ир, бери пару матросов в помощь и дуй к кормовой башне. Если что - на рожон не лезьте, зовите меня.
        - А ты?
        - А я - в машинное…
        Паровые машины, позволяющие броненосцу сутками двигаться быстрее лошадей, производили впечатление своими размерами. Громадные котлы, перегретый пар из которых раскручивал хитрую систему поршней, шатунов и еще чего-то, чему Рагнар и названия-то не знал, возвышались, словно сказочные великаны. И в каждом таком котле сидел огненный демон, огромный, могучий… По сравнению с ними те, что приводили в движение дирижабли, мелочь пузатая. Достаточно разрушить усиленную магией стенку, чтобы чудовище вырвалось на волю, и…
        А что «и»? Ну, вырвется один демон, растратит силы в замкнутом объеме, может, вырвет кусок борта, несомненно погубит людей. Но по большому счету корабль лишится одной кочегарки. То, что смертельно для гражданского судна, пускай и очень большого, линейному кораблю причинит неприятности, не более. Об этом вчера тоже говорили. Так что мимо, мимо…
        А вот дальше, почти под самым днищем корабля, другой отсек. Очень неплохо защищенный как броней, так и слоем воды, способным если не остановить, то затормозить любой снаряд и потушить демона. Непримечательный вроде бы, на первый взгляд, набор труб и вентилей. Система затопления отсеков. Зачем она нужна, Рагнар представлял себе довольно смутно, да и не его это, в принципе, было дело. Главное, управлять можно отсюда, тогда и один человек справится, а можно и из отсеков. Но если разрушить ее здесь…
        В общем, звучало это примерно так: вначале открываются вентили, потом они разрушаются, и затопление становится неуправляемым. Пока разберутся, что к чему, затопит те же кочегарки - и все. Холодная вода попадает на раскаленные стенки котлов, и они начинают взрываться. Эффект - как и при обычном взрыве кочегарки, вот только не в одной, а сразу в нескольких. Шансов у корабля после этого немного. Пожалуй, столько же, сколько и при взрыве боезапаса. И - это пришло в голову Рагнару только сейчас - здесь даже не нужны демоны, алхимия и прочая ерунда. Достаточно руками повернуть соответствующие штурвалы - а потом ломиком их заклинить. Более того, даже особо думать не надо. Открывай все подряд - и корабль или затонет, или перевернется и тоже затонет. Проклятие!
        Дверь здесь была, как и везде - тяжелая, стальная. Невысокая - даже человек на голову ниже Рагнара вынужден будет пригнуться. Плотно задраена, видно, что каучук по краям обжат качественно. Все правильно, как Рагнару уже объяснили, в бою (или на испытаниях, как сейчас) это штатная мера. А вот то, что она заблокирована наглухо, и штурвал, который отвечает за задрайку, даже не шелохнется, сколько его ни пытайся провернуть - это уже ненормально.
        Самым обидным было то, что некромант - не боевик. Огненный маг сумел бы, наверное, выжечь дыру даже в корабельной броне. Скорее всего, сумел бы, хотя о тугоплавкости этой стали ходили легенды. Он, Рагнар, не мог. Он не слабее профессионального стихийника, просто не умеет так качественно оперировать с чистыми энергиями, тратит больше сил. В разы больше. А значит, ему просто их не хватит. Проклятие!
        Так, стоп, не паниковать. Думать! Дверь заклинить можно только изнутри, снаружи просто не получится. Стало быть, диверсант еще там. Если он не идиот, то и под воду с кораблем уйти не захочет. Стало быть, откроет, выйдет - тогда и поговорим. А если идиот? Нет, таковых на корабли служить не допускают, здесь даже простые матросы хоть писать-читать-считать, а умеют. Если он ненавидит адмирала и готов умереть, чтоб только он погиб? Или же над ним поработал хороший менталист? Бабка Ирии, к примеру, вполне могла сподвигнуть человека на подвиг…
        В этот момент штурвал скрипнул, легко провернулся на несколько оборотов, и дверь мягко открылась.
        - Ну, здравствуй. Рад тебя видеть.
        Магистр Равшан, корабельный маг, удивленно посмотрел на Рагнара:
        - Ты что здесь делаешь?
        - Да вот, думаю, зачем тебе потребовалось убивать свой корабль.
        К чести своей, маг не стал ломать комедию и играть в случайного прохожего. Улыбнулся и ответил просто:
        - Потому что это нужно всем нам.
        - Кому нам? - полюбопытствовал Рагнар.
        - Магам. Всем магам.
        - Та-ак, а вот с этого места подробнее.
        - А чего подробнее? Были времена, когда магия правила миром. Наши предки умели больше других, поэтому дикари с копьями им поклонялись. Затем пришло время науки, и магия оказалась на ее острие. Сложился симбиоз технологий и магии. Дирижабли летают благодаря легкому газу, но их приводы запитываются демонами. То же и с кораблями. На полях растет зерно - а вредителей отгоняет магия. И так везде. А сейчас баланс сил нарушается, магию оттесняют на второй план. Наш броненосец - яркий тому пример. Мы должны остановить этот процесс, иначе окажемся изгоями.
        - Прогресс не остановить, - пожал плечами некромант. - Не надо тратить на это время и силы, лучше самим активнее развиваться, чтобы сохранить свое место. Кстати, тебе сколько заплатили?
        - Нисколько, - мгновенно ответил маг, но по тому, как дернулись его глаза, Рагнар понял: врет. Просто держит фасон, не понимая, что перья, прилипшие к заднице, еще никого орлом не сделали.
        - Ну и зря. Впрочем… Скажи, вот здесь под тысячу человек народу. Со многими ты хорошо знаком, с кем-то пил вместе, за одним столом сидел… Тебе как, наплевать на них?
        - Это жертва ради великой цели!
        - Играешь? Или и впрямь веришь в этот бред? Ладно, давай-ка приведем в порядок то, что ты наворотил, и пойдем к адмиралу. Шалле человек вменяемый, может, поймет и что посоветует.
        - Не дождешься!
        От первого удара Рагнар уклонился. С визгом и звоном ударило в переборку… Что-то из водной стихии, судя по ледяному крошеву, хлестнувшему вокруг. От второго удара закрылся щитом - и тут Равшан сумел удивить. Темный клубок в окружении светящихся песчинок, Ветер Праха, одно из классических боевых заклинаний некромантов. Надо же, выучил, сумел и не поленился, хотя для стихийника это крайне сложно. Обычный щит пробивает навылет, но Рагнар предпочитал универсальные, способные противостоять всему и сразу, пусть и чуть похуже, чем специализированные варианты.
        Отдача была такой, что Охотник еле удержался на ногах. Но главное, он ни на миг не потерял концентрации и тут же бросил на щит еще энергии - Равшан атаковал грубо, прямолинейно и притом беспрерывно и сильно. Видать, амулетов-накопителей полные карманы, да и сам… Рагнар присмотрелся и еле удержался от того, чтобы сплюнуть. Сейчас, когда Равшан полностью раскрылся, его аура сияла чистым, ярким светом. Он был сильнее некроманта, намного сильнее, и единственный шанс в такой ситуации, что обороняющий тратит энергии меньше, чем тот, кто атакует. Вот только хватит ли этого?
        В следующий момент очередной удар сбил Рагнара с ног. Заклинание было какое-то совсем уж незнакомое, то ли фамильное, не для всех, то ли принадлежащее какой-нибудь экзотической школе. Щит застонал, но выдержал, лишь для того, чтобы в следующий миг рассыпаться в пыль - закрепляя успех, магистр врезал тем же самым заклинанием и не прогадал. Найти противоядие к нему Рагнар попросту не успел. Щит принял на себя основную силу удара, но и того, что осталось, хватило - некроманта протащило по полу и с размаху впечатало в переборку. Металл застонал, кости тоже. Сквозь пелену в налившихся кровью глазах Рагнар увидел, что его противник вскидывает руку, сияющую, будто факел. Этого удара не пережить… Он даже не успел испугаться… Единственное, что он еще успевал, это закрыть глаза…
        Звук был сухим и звонким, как поленом о полено. Рагнар мотнул головой, приходя в себя, и увидел лежащего навзничь магистра. Пол возле пальцев правой руки его почернел, отвратительно пахло сгоревшим мясом. Ну да, как только маг теряет контроль, он становится уязвимым и для собственного заклинания.
        Над телом стоял тот самый чиновник, которого Рагнар так невежливо послал прежде, чем спуститься в трюм. Вот только сейчас он ничем уже не напоминал столичного хлыща с неопределенными полномочиями. Перед Рагнаром стоял хищник, готовый в любой момент атаковать, и все его движения были спокойными и экономными. В правой руке короткая дубинка. Он ухмыльнулся Охотнику вполне доброжелательно:
        - Ну что, я вовремя?
        - Очень… Вы кто?
        - Люссак. Сейчас меня зовут именно так. Третья канцелярия двора Его Величества. Король придает большое значение этим испытаниям, поэтому сюда и командировали меня.
        Третья канцелярия… Личная контрразведка короля. А он, Рагнар, идиот. И не только он. Похоже, никто не распознал в пыжащейся от осознания собственной значимости свинье матерого волка. Охотник медленно кивнул:
        - Благодарю. Вы и впрямь очень вовремя.
        - Ну да. Я, честно говоря, немного ошибся, думал, рванет в кормовой башне, но когда туда пришла ваша девочка… Кстати, где вы нашли такое сокровище?
        - Подруга детства. И невеста.
        - Жаль. Честное слово, жаль - я бы с удовольствием порекомендовал ее своему шефу. Впрочем, рад за нее. Словом, когда она пришла, я побежал сюда и кое-что успел увидеть. Вы неплохо держались.
        - Этот придурок размазал меня по стене, - злобно пробормотал Рагнар, садясь и ощупывая себя на предмет возможных повреждений. Два ребра, похоже, сломаны, остальное вроде не вышло за рамки ушибов.
        - Да, класс у него весьма серьезный. Но, как и многие сильные маги, он чрезмерно самонадеян. Поэтому я подошел и приложил его, - тут Люссак повертел в воздухе своей деревяшкой, - тяжелым по тупому. И, кстати, стоило бы нашего героя связать, а то он скоро придет в себя, а мне надо доставить его в столицу относительно целым. У нашего ведомства к нему много вопросов.
        Люссак подошел, протянул Рагнару руку. Охотник, кряхтя, принял помощь, встал и едва не рухнул обратно. Перед глазами все плыло. Контрразведчик сочувственно покачал головой:
        - Вам бы к целителю…
        - Это точно. Однако же давайте вначале упакуем… клиента. А то второй раз оглушить его вы можете и не успеть.
        Три часа спустя они сидели в адмиральском салоне и обмывали удачные стрельбы. Довольный, как слон, Шалле не скупился, и тем, что стояло на столе, можно было напоить до полусмерти весь броненосец, но остальных отдых и выпивка ожидали в порту. Здесь и сейчас находились лишь они четверо - успевший разговеться и пребывающий в состоянии приятного расслабления адмирал, деликатно поддерживающий почин (лишь Рагнар заметил на его пальце амулет, снимающий опьянение) Люссак, Ирия, решившая, видимо, что пес с ней, с печенью, и тоже себя не особенно ограничивающая, и сам Рагнар. Сидеть было неудобно, мешала тугая повязка на ребрах, но Охотник понимал, что еще легко отделался.
        - …А скажите, Рагнар, вы не знаете, что происходит? Ваш отец прибыл в столицу, причем совершенно неожиданно. Сейчас все члены клана Тассу стоят на ушах и обвешены оружием. Некоторые, которые его в жизни в руках не держали, разграбили, не иначе, дедушкины сундуки. Выглядит это комично… если бы не было так страшно. Все же ваш отец - человек более чем серьезный.
        - Надеюсь, вы не подозреваете моего отца в подготовке переворота? - с интересом спросил Рагнар.
        - Нет, конечно. Перевороты готовятся совсем не так, - серьезно кивнул Люссак. - И потом, в случае таких раскладов вы бы тоже были там. А вместо этого здесь, морскими круизами балуетесь. Однако же некоторую лишнюю нервозность это создает.
        - Все просто. Недавно похищен один из членов клана, и отец подозревает, что его везут в столицу.
        - Не завидую я тем, кто попадется ему под руку.
        - Я и сам не завидую.
        - А почему вы не отправились туда?
        - Отправлюсь, как только мы окажемся на берегу. В море Дорогу не откроешь, сами понимаете.
        - Не знал, - усмехнулся Люссак, и Рагнар мысленно выругался. Вот так, выболтал сведения, которые вроде и не секретные, но и не для широкого оглашения. - В таком случае… доставите меня и арестованного в столицу?
        - Без проблем, - кивнул некромант.
        - Вот и замечательно!
        - Кстати, а такой вопрос. Как вы сами-то здесь так быстро оказались? Отец прибыл в столицу совсем недавно. Вы успели узнать и о нем, и о бурлении страстей в нашем клане. И вот - вы здесь. Отсюда до столицы дирижаблю минимум двое суток лета. Не могли вы успеть прилететь.
        - Шел Дорогой Некроманта, - усмехнулся контр-разведчик. - Вы с отцом не единственные специалисты в этом искусстве. Сильнейшие, но не единственные. А что, подозрительно стало?
        - Да, - честно кивнул Рагнар.
        - Это хорошо, - серьезно кивнул Люссак. - Умеете думать, анализировать… Ваша невеста тоже. Если у женщины, помимо красоты, в наличии еще мозги и нешуточные умения - это дорогого стоит. У нас это ценится даже больше, чем те же качества у мужчин. Вот что, если вам когда-нибудь надоест стезя Охотников, приходите к нам. В отчете я укажу о вас в самом выгодном свете. Поверьте, в контрразведке ценят людей с вашими способностями.
        - Предложение лестное, - улыбнулся Рагнар. - Может, и придем…
        Столица встретила их холодным злым ветром и мелким, противным дождем. Нормальная для этих мест погода, но после теплого моря пробирало качественно. Ирия моментально скукожилась, сунула руки под мышки. Рагнар накинул ей на плечи свою куртку, тоже слишком легкую для такой погоды, но все же лучше, чем ничего. Хорошо еще, здесь, в столице, им не было нужды маскироваться от обывателей. Ну подумаешь - Дорога Некроманта, и не такое видали. Так что открыл Рагнар Дорогу прямо на площадь, а уж наемным экипажем в центре столицы разжиться совсем несложно. Что конным, что новомодным паровым, уж где-где, а здесь этого добра хватало.
        Отцовский особняк, мрачный, как и положено жилищу не просто темного мага, а некроманта, темного в квадрате, отпугивал незваных гостей одним своим видом. Притом, что внутри был сухим, чистым и очень светлым. Просто знали об этом не все.
        Появление Рагнара не осталось незамеченным. Никакого пышного церемониала, конечно, однако же старшего сына графа встречать выбежало немало народу - и пара орлов из отцовской гвардии (ну, этим по причине сложных времен так и так было положено бдеть в холле на случай всякий), и Милли, которая, оставив дирижабль в поместье, прибыла сюда вместе с сюзереном, и несколько слуг во главе с экономкой, необъятных статей и нестандартной внешности женщиной, при взгляде на которую невольно вспоминалось, что кошка - единственный случай, когда женщину усы не портят. И, наконец, сам граф, спустившийся по лестнице, окинувший вновь прибывших суровым взглядом и, махнув рукой, сразу направивший их в свой кабинет. Все правильно, не так уж долго отец с сыном не виделись, чтоб друг другу на шею кидаться, а дела - они не ждут.
        Сына он выслушал молча, не перебивая и не уточняя, и Рагнар впервые обратил внимание, как за эти дни постарел его отец. На людях граф держался молодцом, но здесь и сейчас… Плечи устало опустились, черты лица заострились, а под глазами залегли серые тени. Граф Тассу смертельно устал, и сколько ни бодрись, годы брали свое.
        - Знаешь, Рагнар, - отец вздохнул. - Теперь я понимаю, что к чему. Ты нашел тот кусочек информации, которого нам так не хватало. Но зря ты согласился помочь Шалле. Нет, военная сила - это хорошо, но ты потерял время, и оно может оказаться для нас чересчур дорого.
        - Даран? - Что-что, а тугодумие никогда не входило в число их фамильных недостатков.
        - Он, скотина, - граф невесело усмехнулся. - Вчера не пришел один из дирижаблей. Теперь ясно - и не придет.
        - Может, и придет, - вмешалась Ирия. - Даран вполне в состоянии стереть память всему экипажу. Он не менталист, конечно, однако для мага его уровня это лишь значит, что он потратит чуть больше времени и сил.
        Граф посмотрел на нее, кивнул:
        - Здраво мыслишь, девочка. Но не в этом случае. Им проще избавиться от свидетелей, а Даран всегда любил простые решения. Не в стратегии, тут он может продумать на сто ходов в перед, но в таких ситуациях… Да и не ценит он людей, человеком больше, человеком меньше - какая разница?
        - Что будем делать? - деловито поинтересовался Рагнар, точно знающий: у отца есть планы на все случаи жизни.
        И граф не подкачал:
        - Знаем, кто - найдем.
        - Но как? - это вновь Ирия. - При его силе закрыться от поиска…
        - У некромантов свои методы, девочка, - граф Тассу потянулся в кресле так, что хрустнули суставы. Миг - и он стал самим собой - жестким, циничным, решительным, язвительным - и совсем не стариком. Таким, каким его привыкли видеть окружающие. - Имей это в виду на будущее.
        Методы у некромантов и впрямь имелись, причем весьма эффективные. Другое дело, что они весьма дурно пахли. Во всех смыслах. Именно поэтому в большинстве случаев граф старался обходиться или классической магией, или мозгами, которые порой с успехом ее заменяли. Но сейчас ему было на это плевать, и единственное, что он сделал - это позаботился, чтобы окружающие не знали, что здесь творится. Именно поэтому обряд был вынесен далеко за город, имелась там у графа заранее облюбованная полянка в лесу, там, где людей не встретишь в принципе. Ну а расстояние… Для тех, кто создает Дороги Некромантов, оно не играет роли.
        Здесь и сейчас собрались только самые близкие и посвященные люди. Сам граф, Рагнар с Ирией, Милли, Карел, несколько доверенных гвардейцев… Эти вообще ничем особо не интересовались - их роды служили у графов Тассу уже несколько поколений, и то, что некроманты совсем не белые и далеко не пушистые, никого не шокировало. Как в эту толпу затесалась Веста, Рагнар так и не понял, но, очевидно, у отца на девчонку были какие-то далеко идущие планы. Что же, оставалось надеяться, что он прав, тем более ошибался старый некромант, на памяти Рагнара, крайне редко.
        А еще были здесь два человека, которые к доверенным лицам не относились. Более того, они страстно мечтали оказаться где-нибудь подальше отсюда, можно даже в самой глубокой камере самой жуткой тюрьмы. Увы, без их присутствия было не обойтись, им предстояло стать главными действующими лицами предстоящего обряда, и держали обоих крепко, предусмотрительно связав и заткнув рты, чтоб не орали и не отвлекали графа от действительно важных дел.
        Сам граф, наплевав на свою значимость и степенность, прямо на коленях ползал по усыпанной начавшими подгнивать листьями, поросшей мелким, зеленым и сырым мхом земле, вычерчивая пентаграмму. Рагнар и хорошо набившая руку на подобных работах Ирия (отец морщился, но молчал) активно помогали. Работа, надо сказать, была не из простых, да и площадка не самая подходящая, им приходилось сдирать мох, выравнивать место (ну, здесь впряглись гвардейцы, прихватившие с собой помимо оружия лопаты), а сами линии отмечать, посыпая землю мелко дробленным мелом.
        И вот, линии дочерчены, проверены, зафиксированы. В узловых точках мерцают кристаллы-накопители. Ох и многие коллеги отца подняли бы и его, и Рагнара на смех, узнай они, что сильнейший некромант королевства не брезгует предметной магией. Наверняка подняли бы. В гордом одиночестве, запершись на сто засовов и непрерывно оглядываясь, не слышит ли кто. Но род Тассу добился своего положения не тем, что отказывался от преимуществ, которые дает что-то другими не уважаемое, пускай даже оно сто раз архаичное и не имеющее прямого отношения к темным искусствам. Нет плохой и хорошей магии - есть плохие люди. Впрочем, эти сторонние мысли не очень интересовали сейчас тех, кто готовился творить действительно жуткое и обычно запретное действо.
        Граф встал с колен последним - проверял в последний раз точность построения. А то при обращении к подобным силам, бывало, крохотная ошибка могла стоить жизни и опытному магу. С заметным усилием разогнувшись, он потер спину:
        - О-хо-хо, старость - не радость.
        Окружающие дружно улыбнулись. Не потому, что шутка кого-то и впрямь развеселила, а просто вежливо демонстрируя, что поняли и приняли юмор. Граф тоже улыбнулся, очень бодро и доброжелательно, а потом вдруг резко протянул вперед руку и сделал движение пальцами, будто сжимал чье-то горло. И в неожиданно упавшей на поляну тишине единственным звуком остался негромкий хрип, с которым оседал на землю Карел.
        - Племянничек, - в голосе старого мага звучала холодная ирония, паршиво замаскированная под сочувствие. - Ты ничего не хочешь мне сказать?
        - А-а-хр… - проскрипел Карел, цепляясь обеими руками за горло, в тщетных попытках протолкнуть через него в легкие хотя бы толику воздуха.
        - Ах да, прости, - некромант слегка ослабил хватку, не убрав, однако, ее совсем. - Так что у нас там с твоей исповедью?
        - Дядя, ты чего?
        - Да ничего особенного. Мальчик мой, независимо от того, что сообщил мне мой сын, я пришел к выводу: провернуть похищение, да вдобавок получить точные сведения о моем замке, можно было только обладая источником информации в нем самом. Людей, обладающих необходимыми сведениями, всего четверо: я сам, Рагнар, Милли и ты. Даже подруга моего сына, - тут он сделал небрежный жест в сторону Ирии, - всей информацией не владела. Милли постоянно была рядом, да и не было у нее технической возможности что-либо куда-то передать. Рагнар… Он постоянно в разъездах, не все знает. Остаешься ты.
        - Отец, но как… И зачем?
        - Рагнар, на второй вопрос отвечу просто. Он родственник мне - но родственник и Дарану, сам знаешь.
        Рагнар не знал, а может, знал и забыл, но кивнул согласно - генеалогия старых родов была перепутана настолько, что все приходились друг другу сколькитоюродными племянниками. Так что - ничего удивительного, бывает, что человек приходится другому старшим братом и племянником одновременно. Отец, которому ход мыслей сына был понятен, кивнул одобрительно:
        - Вижу, ты понял. И вдобавок, если гибнет моя семья, Карел автоматически становится наследником. Вот так-то.
        - Но как?
        - Технически - не знаю. Однако Даран хвастался как-то, что амулеты, передающие сообщения на большую дистанцию, он разрабатывал. О результатах не говорил, правда, но если у него получилось, то все сходится. Итак?
        Видимо, заговорившись, граф все же потерял концентрацию. А Карел, пусть и уступал ему в силе, тоже был магом не из последних. Во всяком случае, заклятие он ухитрился сбросить, рванул из ножен шпагу…
        Что-то мелькнуло в воздухе. Вопль и смачный чавк от упавшего оружия слились воедино. Долю секунды спустя Рагнар понял, что случилось. Веста. Ну да, реакция оборотней намного быстрее, чем у обычного человека, и она располосовала кинжалом руку Карела от локтя до кисти быстрее, чем остальные среагировали. Цепная собачка некроманта… А еще через мгновение на Карела навалились гвардейцы, скрутили… Отец вздохнул:
        - Я думал, ты окажешься умнее. Ладно, полежи, орел, пока что здесь. Победим - вернемся, развяжем, допросим. Проиграем - сам развяжешься. Или сгниешь… Ну что, Рагнар, ты готов? - Сын машинально кивнул. - Тогда приступим.
        - Ты зачем девчонку-то к этому привлек? - мрачно спросил Рагнар. - Она же могла и не успеть.
        - Ты, кажется, хотел взять ее в ученицы? - прищурился граф. - Или она соврала?
        - Высказывалась такая мысль, - вынужден был признаться Охотник.
        - Вот потому и взял. Если бы не справилась - зачем тебе недотепы? Тем более мертвые недотепы… А раз справилась - значит, и в качестве ученицы толк выйдет. Все? Вопросы есть? Нет? А раз нет, то не стой, а помогай давай.
        В словах отца крылась циничная правда человека, повидавшего жизнь и смерть во всех ипостасях. Готовит, значит, сыну помощников, как самому ему когда-то дед. Что же, грешно обижаться. Рагнар вздохнул и вслед за отцом направился к тем двоим, что явно чувствовали себя лишними на этом празднике жизни. Ну, их проблемы. В конце концов, не невинные младенцы - граф выкупил обоих у королевского правосудия. Так что разница для них лишь в том, что их не повесят, одного за насилие и убийство почти трех десятков детей, второго за попытку ограбления королевской сокровищницы, а используют для более прагматичных целей. Ну и пожили на сутки дольше, что само по себе немало.
        Вот теперь крики. Отвратительно. А куда деваться? Вопли жертвы - обязательная часть многих ритуалов. Не всех, конечно, но этого уж точно. Ученые мужи из королевской Академии назвали бы это вербальной составляющей, но седобородых старцев, занимающихся далекими от простых смертных делами, здесь не было. Да и не пришли бы они сюда ни за какие коврижки, чтоб сон на весь остаток жизни не портить. Человеческие жертвоприношения - одна из самых мерзких сторон некромантии. Впрочем, Рагнара не мутило - и не такое видывал.
        Свежая, еще дымящаяся кровь заполнила ритуальные чаши. Высоко подняв свою над головой, отец единым духом прочел заклинание и выплеснул содержимое в центр пентаграммы. Рагнар в точности повторил его действия, и, как только кровь второй жертвы коснулась земли, в воздухе раздался беззвучный, слышимый одними магами грохот. Ритуал входил в основную фазу.
        Кровь не впитывалась в землю, не растекалась по мокрой траве, застыв неровными, слабо колышущимися в свете медленно разгорающихся амулетов пятнами. Потом она вдруг оторвалась от земли и, приподнявшись на пол-локтя, собралась в трепещущий красный шар. Огненные всполохи, мерцая, пробежали по его ставшей вдруг твердой поверхности, а затем шар рассыпался на миллионы бусинок, жутковатым ожерельем рассыпавшихся по линиям пентаграммы. Яркая вспышка - и вновь магический грохот. А потом вся конструкция, с любовью и тщанием выпестованная графом, загорелась так, что глазам стало нестерпимо. Огненный шар возник в центре пентаграммы, замерцал тысячью алых искр - и лопнул. А когда глаза вновь обрели способность видеть, Рагнар увидел перед собой демона.
        В отличие от большинства его сородичей, виданных Рагнаром до того, нынешний представитель этого странного племени не был ни переменчивой элементалью, ни аморфной дрянью, ни чудовищем из детских сказок. Вместо этого - человек. Ну, почти человек, разве что хвост, длинный и тонкий, словно плеть, да небольшие рожки на голове. А так - вполне нормальное, ничем не выдающееся лицо, скорее приличествующее какому-то мелкому клерку. Одежда, опять же, необычная, но и ничем особо не выдающаяся. Костюм из черной ткани очень тонкой выделки, начищенные до блеска ботинки на ногах. Руки с тонкими, ухоженными пальцами, даже намека на когти нет. И папка в этих руках - большая, кожаная. Демон с интересом посмотрел на собравшихся, вздохнул и спросил:
        - Ну и зачем вызывали?
        - Найти кое-кого нужно, - поморщился граф. Кажется, подумал Рагнар, демон не совсем тот, которого он ожидал увидеть.
        - А-а, и только-то… Вот ведь. Мой коллега, А-А-Хан, из Третьего круга, на часок отлучился, попросил его подменить - и тут вы. Однако же не везет мне. Ладно, работа есть работа. Цену знаете?
        - Души вон тех, двоих.
        - Знаете, это хорошо. Ладно, кого искать будем?
        Отец вздохнул, протянул демону туфлю Эллен, которую он, оказывается, предусмотрительно прихватил из замка. Демон кивнул, провел рукой над ней, секунд пять, воздев глаза к небу, шевелил губами, потом словно бы из воздуха извлек карту, выполненную намного качественнее, чем это смогли бы сделать местные картографы. Небрежно чиркнул по ней ногтем, оставив жирный черный след.
        - Вот здесь она. Только и всего, и нечего было зря напрягаться. Я еще нужен?
        - Нет…
        - Замечательно. Приятно было иметь с вами дело, - дежурно улыбнулся демон и, открыв портал, нырнул в него. Почти сразу же сияние пентаграммы исчезло, и в тот же миг затихли вопли жертв. Дело было сделано.
        - Уф-ф, - тяжело выдохнул граф и тыльной стороной ладони вытер со лба обильно выступивший пот. От Рагнара не укрылось, что пальцы его мелко-мелко подрагивают. - А ведь вздумай он выйти, я бы его не удержал.
        - То есть?
        - Не на того я пентаграмму ставил… Впрочем, ладно, - маг взял карту, посмотрел на нее и хмыкнул: - Пожалуй, можно было догадаться…
        - Что это было вообще? - шепотом спросила Рагнара Ирия. Некромант обернулся, успел заметить шевельнувшееся ухо Весты. Вполне человеческое, кстати, но куда более подвижное. Ну да, у оборотней хороший слух. Лучше, чем у людей. Пожалуй, девчонки споются - как минимум одна общая черта у них есть. Любопытство…
        - Это был вызов Демона Пути. Его призывают, чтобы произвести поиск, на который не хватает сил у мага. Даран очень сильный маг, и он мог защититься… Да что там, он защитился от поисковых заклинаний. Найти его сами мы не смогли бы, но демон работает совсем иначе.
        - А как?
        - Не знаю. Вообще представления не имею - эти твари своими секретами делятся крайне неохотно. Иначе - это факт, все остальное - тайна, покрытая мраком. Главное, что обычными методами от них не спрятаться, остальное вторично.
        - А почему граф сказал, что не удержал бы его?
        - Потому что это не Демон Пути. Кто-то другой. Впрочем, работает он не хуже.
        - Ну что, наговорились? - вмешался отец. - Если да, то открывай Дорогу к своему адмиралу. Корабли не нужны, а вот морская пехота, думаю, будет нам в самый раз.
        - Можно еще вопрос? - Ирия так умильно захлопала глазками, что граф не выдержал, рассмеялся и махнул рукой:
        - Ну, давай, спрашивай.
        - А почему нельзя было сделать так сразу же?
        - Во-первых, из-за опасности, что предадут. А во-вторых… Понимаешь, девочка, без человеческих жертв ничего сделать не получится. Цена такая. А жертвоприношения возможны только с разрешения короля. Можно было бы, конечно, плюнуть на это и сделать по-своему, но закон один на всех. Те государства, в которых об этом забывают, плохо кончают. И я, как дворянин, обязан это понимать. Все, удовлетворил я твое любопытство? Замечательно. А теперь давайте все же займемся делом.
        Рагнар кивнул и принялся выстраивать Дорогу в Сандолорес. Уже шагнув на нее, он подумал, что отец, как бы логичен он ни был, кое-что упустил. Был как минимум еще один человек, знающий достаточно для того, чтобы провернуть всю это многоходовую интригу. Впрочем, молодой некромант почти сразу отогнал эту мысль. Паранойя эта профессиональная, обострившаяся после того, как пришлось воочию наблюдать преображение Люссака. И нечего возводить напраслину на человека.
        Два часа спустя Рагнар, стоя на вершине заросшего мелким, всего-то чуть выше пояса, осинником холма, мрачно сказал:
        - Вот уж не думал, что меня еще раз занесет в эти места.
        - А что такое? - Ирия возилась с подзорной трубой, упрямо не желающей раскладываться, и потому вопрос задала, скорее, механически, не рассчитывая даже на ответ, но Рагнар все же пояснил:
        - Здесь, вот на этом самом холме, я когда-то принял свой первый бой. Думал, это будет здорово, а получилось наоборот. Ничего, кроме усталости.
        - Бывает. - Труба, наконец, со звонким щелчком раскрылась. - Ну, раз ты все здесь уже знаешь, то показывай.
        Собственно, показывать-то было и нечего. Старый замок, в котором некогда держал оборону последний Светлый Властелин этого мира, давным-давно превратился в руины. Во время штурма, пробивая защитные заклинания, впаянные в стены на уровне каменной кладки, маги нарушили тонкую структуру, объединяющую огромную груду строительных материалов в считавшуюся неприступной цитадель. Некоторое время она еще стояла, мгновенно такие сооружения рушатся довольно редко, но уже через какой-то год стены и башни начали оседать. Сейчас же здесь и вовсе была неопрятная груда камней, в центре которой гнилым зубом высились останки донжона[2 - Главная башня в европейских феодальных замках. В отличие от башен на стенах замка, донжон находится внутри крепостных стен (обычно в самом недоступном и защищённом месте) и обычно не связан с ними - это как бы крепость внутри крепости.]. Тень смерти все еще витала над этим местом и, смешавшись с аурой запустения, создавала малоприятную картину, магами видимую, а простыми людьми ощущаемую буквально кожей.
        Однако сейчас замок ожил. По крайней мере, частично - в центре горел костер, стояло несколько огромных палаток, накрытых сверху отлично видимым в магическом зрении куполом. Назначение его Рагнар понял сразу - не столько защита от врага или непогоды, сколько отражение эманаций этого места, дабы не сходить с ума и спать, не вскакивая по ночам от кошмаров. Тот, кто расположился здесь, не особенно боялся нападения извне, однако к местным неприятностям подготовился весьма неплохо.
        - Ну, что скажешь? - отец подошел, как всегда, неслышно. Все-таки профессия некроманта вносит свои черты в поведение. Взять хотя бы этот мягкий, скользящий шаг. Совершенно рефлекторное действие, хотя вроде бы и не нужное. И некромант, если только не хочет привлечь внимание специально, ходит совершенно бесшумно.
        - Что нас не ждут. Работы не прерываются, суеты не видно. Похоже, Даран попал в ту же ловушку, что и прежний хозяин этих мест. Не подумал о возможности подкрасться незаметно.
        - Возможно, возможно, - отец небрежным жестом забрал из рук не ожидавшей такого Ирии подзорную трубу, приник к окуляру, рассматривая деловито снующих туда-сюда людей. Не особенно торопясь, но притом организованно и достаточно быстро они разбирали завал перед левым крылом замка. - Интересно, что они там хотят найти?
        - Можем дать им закончить работу, а то как бы самим доделывать не пришлось.
        - Неизвестно, что там хранится, - отрицательно покачал головой отец. - Разобрать, если что, несложно, людей хватает. В конце концов, не нам с тобой камни перекатывать. А вот если упустим момент… Может, под завалами и в самом деле спрятано такое, что найдя, они прихлопнут нас, как мух.
        - Почему же прежний хозяин не прихлопнул? - резонно спросил Рагнар. - Ему-то проще было…
        - Потому что он, на самом деле, был не таким уж сильным магом. Выше среднего, конечно, однако на архимага никогда не тянул. Сделал амулет всевластия, и только. Для этого надо умение, причем не в магии, а в алхимии, сил его создание требует немного. А вот пока амулет зарядится… Проклятие! Так вот что они ищут!
        - Амулет Всевластия?
        - Именно. Знаменитое колечко… Его ведь так и не нашли, хотя и перерыли замок до последнего камушка. Решили, что артефакт был разрушен, когда Светлый Властелин возглавил последнюю контратаку и погиб. Изначально безнадежное предприятие было, но дрался он храбро. Кольцо пропало. Если же оно сохранилось и лежит где-то в тайнике, у этого мира большие проблемы. Тогда оно не успело толком накопить энергию, зато сейчас, пролежав столько лет…
        - Нам и впрямь стоит поторопиться, - озабоченно сказал Рагнар и потер левую руку. Давным-давно поврежденная в схватке с барсом, она, хоть и качественно залеченная, периодически ныла перед схваткой. - Я командую выдвижение.
        - Хорошо, пускай приступают. И - бегом ко мне, обеспечивать магическое прикрытие сегодня придется нам двоим.
        - Троим, - пискнула Ирия.
        - Пускай троим, - не стал спорить некромант. - Хотя пользы от тебя… Ладно, черти пентаграмму. Седьмой тип, третья проекция. Сумеешь, или напомнить?
        - Я этих пентаграмм за год нарисовала больше, чем другие за всю жизнь, - огрызнулась девушка.
        - Ну-ну…
        Слушать их препирательства Рагнар не стал. Бегом спустившись с холма, он через минуту уже оказался среди морпехов. Те, бывалые вояки, расположились с максимальным удобством, пускай остановились, может быть, всего на минуту. Неизвестно, когда еще придется отдохнуть, и удастся ли вообще. О’Лесси неторопливо прогуливался между сидящими подчиненными - для лейтенанта это был первый бой, и он, как ни старался, не мог скрыть волнение.
        - Ну что? - бодро спросил Рагнар, подходя к нему. - Готовы продемонстрировать, что не зря едите макароны по-флотски?
        - Готовы, - буркнул О’Лесси. Правда, сейчас в его голосе слышалось облегчение. Все правильно, лучше хоть какие-то действия, чем бездарно нервничать.
        - Замечательно, - некромант быстро объяснил лейтенанту диспозицию.
        О’Лесси скривился:
        - Если они успеют отреагировать, то размажут нас в тонкий блин.
        - Мы будем вас прикрывать. Но поворачивать назад… В общем, не рекомендую, точно размажут. Мы их купол не пробьем, но на пехотную атаку он не рассчитан, человека не остановит. Знаю я эти конструкции. Так что вся надежда на ваши клинки. Главное, не дать им опомниться.
        - Это понятно, - вздохнул лейтенант. - Ладно, мы начинаем выдвигаться.
        - Хорошо. И помните, здесь первая скрипка ваша. Мы задавим их сигнальные амулеты и прикроем вас сразу после начала атаки, но до того будем сидеть тихонько и не высовываться. Иначе обнаружат.
        О’Лесси тихо выругался и махнул рукой, поднимая своих людей. А еще через несколько минут Рагнар имел удовольствие наблюдать морскую пехоту в действии.
        В любом уважающем себя государстве моряки - элита. А те, кому первым высаживаться на вражеский берег - элита вдвойне. И готовят их соответственно. Во всяком случае, даже точно зная, где пойдут морские пехотинцы, Рагнар смог засечь их всего пару раз. Впрочем, ему было не до того - система «паутинок», накиданных тут и там сигнальных нитей, оказалась насыщенной и запутанной. Даран постарался на совесть, даже такому виртуозу, как граф Тассу, с трудом удавалось нейтрализовать их, не насторожив хозяина. И лишь когда морпехи ринулись в атаку, около сотни локтей по открытой местности, их обнаружил противник.
        Даран был захвачен врасплох, но один удар он все же успел нанести. Казалось, небо вздрогнуло. Маги честно прикрывали своих людей, но, не будь пентаграмм, через которые шла подкачка защитных чар, их бы растерло в порошок. Сейчас в распоряжении команды графа Тассу было в разы больше энергии, чем обычно. И все равно отдача при блокировании контратаки Дарана оказалась столь велика, что Ирия кубарем покатилась по земле, а оба некроманта дружно плюхнулись на задницы. Возможно, успей Даран ударить еще раз - и на карьере его оппонентов можно было бы ставить жирный крест, однако как раз этого времени ему никто не дал. Морпехи вломились в лагерь и попросту взяли его защитников в штыки и палаши. Бой закончился, фактически не начавшись.
        Когда некроманты, старый и молодой, вошли в захваченный лагерь, все уже было кончено. Повсюду кровь, трупы, несколько пленных, изрядно пострадавших и все еще толком не понимающих, что же произошло. И Даран, связанный, с кляпом во рту и изрядно скособоченный. Граф подошел к нему, посмотрел сверху вниз:
        - Кляп вытащите.
        - А вдруг он колдовать начнет, ваша милость? - охнул какой-то совсем молодой парнишка-морпех.
        Граф хотел было ответить, но здоровенный усач с нашивками боцмана опередил:
        - Ужо не начнет. С поломанными ребрами особо не поколдуешь. А если попробует, - тут он поднес к лица Дарана кулак размером с небольшую дыньку, - я его живо заткну.
        Граф усмехнулся. Этот и впрямь заткнет. Магия не всесильна, на короткой дистанции кулак попросту быстрее заклинания. Так что не стоит и пытаться.
        Когда изо рта Дарана извлекли кляп, в роли которого выступала какая-то грязная тряпка, он в течении как минимум пары минут ожесточенно плевался. Граф сочувственно молчал, терпеливо ожидая, когда его коллега будет готов к предметному диалогу.
        Наконец, основательно заплевав песок вокруг себя, Даран прекратил обезвоживать свой пострадавший организм и принялся ругаться. Еще через несколько секунд его словоизвержение было прервано. Боцман коротко ткнул мага кулаком аккурат в сломанные ребра и, когда тот скорчился от боли, веско, хотя и совершенно беззлобно сказал:
        - Не надо ругаться. И рот открывать без разрешения не надо. А надо отвечать на вопросы, которые его светлость задавать будет…
        - Вообще-то, - заметил граф, присев на корточки перед пленным, - я не большой любитель ущемлять право человека высказывать все, что он думает. Но сейчас наш общий друг, - небрежный жест в сторону боцмана, - совершенно прав. Я не для того сюда тащился, чтобы выслушивать не блистающую изобретательностью ругань. Откровенно говоря, я на вас не в обиде. Ну, захотели власти - дело житейское, со всеми бывает. Не вы первый, не вы последний. Отделаетесь несколькими годами ссылки без права покидать родовое имение. Так что давайте не будем зря портить друг другу нервы. Меня интересует девушка, которую вы украли.
        - А не пойдешь ли ты…
        - Фу-у, как грубо, - поморщился граф. - Даран, солнышко, проигрывать тоже надо уметь.
        - Отец, давай я его по-своему спрошу, - вмешался было Рагнар, но отец прервал его одним коротким жестом:
        - Помолчи пока, ладно? Друг мой, извините его - молодежь нетерпелива. И потом, кое в чем он прав. Не договоримся по-хорошему - перейдем к другим методам, тут уж никуда не деться. Итак, я повторяю вопрос. Где моя воспитанница?
        - Воспитанница? - Даран засмеялся, хрипло и зло. - О, вы ее плохо знаете, граф. Она уже там, внизу. Под замком целая сеть подвалов. Вчера мы разрыли вход, а утром она в него нырнула и обрушила за собой. Мы не успели разобрать завал… Но, боюсь, вы не вполне понимаете, с кем… или с чем имеете дело. Х-ха! Думаю, вас ожидает неплохой сюрприз. Но какой - не скажу, хоть режьте. Очень уж охота посмотреть на ваши рожи.
        - А вот сейчас и разберемся, - хмуро отозвался Рагнар, и на сей раз отец не пытался его остано-вить.
        Завал разбирали быстро, но осторожно, чтобы не обрушить изрядно обветшавшие и отсыревшие от скопившейся влаги своды. Велик был соблазн просто выжечь проход, но тогда появлялся шанс, что вскипевшая вода расшатает кирпичи окончательно. Вдобавок, как отреагируют на магию остатки вплетенных в своды заклинаний, тоже непонятно.
        Впрочем, старые постройки были крепче, чем выглядели на первый взгляд, да и завал оказался не слишком велик. Точнее, его практически до конца разобрали еще до атаки люди Дарана, сейчас оставалось лишь завершить работу. Не прошло и получаса, как граф с группой поддержки смогли проникнуть внутрь. Морские пехотинцы и часть гвардейцев под командованием Милли остались снаружи, охранять лагерь и присматривать за пленными. Те, впрочем, и не дергались - с формальной точки зрения вина Дарана была невелика, а исполнителей и того меньше. В конце концов, все происшедшее до сих пор не выходило за пределы старинных дворянских традиций и вольностей. Сейчас проигравшие еще могли рассчитывать отделаться малой кровью. Ну, ссылка, домашний арест… Мелочи. Но если начать дергаться, могут и прихлопнуть сгоряча, поэтому не стоило лишний раз искушать судьбу.
        Своды подземелья оказались на удивление высоки, однако менее мрачными от этого не становились. Свет фонарей терялся в чернильной тьме, с потолка капало, бегали какие-то насекомые. Ирия непроизвольно ежилась, Веста от нее в этом не отставала, четверка гвардейцев, несмотря на вбитую службой выправку, тоже время от времени передергивала плечами. Рагнар держался лучше, но чтобы отстраниться от происходящего, усилие над собой ему приходилось делать изрядное. И лишь граф шагал вперед с истинно-аристократической небрежностью, так, словно бы не грязные лужи были под ногами, а начищенный до блеска паркет на очередном королевском приеме.
        Лишь пройдя шагов двадцать, Рагнар сообразил, что он - дурак. Они лезут непонятно куда, а он даже не подумал о том, чтобы повысить себе шансы! Что же, это было вполне поправимо. Из кармана извлекается пузырек с тщательно отмеренной дозой. Глоток! Словно раскаленные добела серебряные иглы бьют в мозг - нестандартная реакция. Видимо, магия этого места вносит какие-то коррективы. Однако дальше все пошло штатно - эликсир забурлил в крови, обострив зрение и слух, ускорив реакцию. Здесь и сейчас все это лишним не будет.
        Некромант взглянул на Ирию, щелкнул ногтем по гладкому стеклянному боку пузырька, однако напарница лишь отрицательно мотнула головой. Что же, ее дело. В конце концов, подумал слегка пьяный от распирающей его изнутри силы Рагнар, он сможет драться за двоих. В конце концов, они идут спасать девчонку, которая спаслась от захвативших ее мерзавцев в подземелье, а не драться с целой армией. Тем более одну армию, пусть и очень маленькую, они уже разгромили…
        Все произошло внезапно. Ярко вспыхнули разом десяток магических факелов, и свет резанул по глазам словно ножом. Рагнар шарахнулся в сторону, выхватывая из ножен шпагу, отметив краем сознания, что, судя по звуку, остальные предпочли сбиться в кучу, ощетинившись железом и представляя из себя отменную мишень. Еще через миг пришло удивление - теоретически он должен был врезаться в стену тоннеля, а его не было. И лишь потом, после того, как глаза немного привыкли к свету, Рагнар сообразил, что коридор давно кончился, и они находятся в большом квадратном зале. Каждая сторона не меньше сотни локтей, кому, спрашивается, потребовалось строить под землей такое…
        Между тем глаза окончательно адаптировались к свету, и Рагнар сумел, наконец, адекватно оценить обстановку. Гвардейцы и примкнувшая к ним Веста как стояли, так и остались стоять, намертво спеленатые заклинанием ловчей сети. Достаточно безобидная пакость, но удерживает качественно, даже пальцем не шевельнешь. Отец, как оказалось, успел уйти из-под удара, и сейчас стоял, поставив перед собой защитный щит и отчаянно крутя головой в поисках врага. Нашел - и тут же сориентировал щит на оптимальный угол. За графа можно было не волноваться, опыт не пропьешь. Сам Рагнар откатился куда дальше, только в другую сторону. Ирия… Рагнар огляделся, еле сдержал улыбку. Все в порядке, она рядом, как всегда прикрывает спину. Что же, теперь повоюем!
        А противник между тем и не думал скрываться. В центре зала начал разгораться идущий словно бы из ниоткуда ровный свет непривычного розоватого оттенка. А в центре этого свечения на огромном, грубо сделанном каменном троне сидел человек. Рагнар чуть прищурился. И почему, спрашивается, он не удивлен?
        - Привет, красавица!
        - Эллен? - Челюсть отца рухнула вниз с едва различимым стуком.
        - Привет, Рагнарка! Здравствуйте, граф… Я была уверена, что вы сюда доберетесь, но ждала вас несколько позже. Впрочем, когда наверху поднялся тарарам, стало ясно, что вы уже здесь. Как вам удалось нас обнаружить, кстати? Даран всем хвастался, что его защиту не пробить.
        - Да уж, похвастаться он любит. Демона вызвали, всего и делов, - отозвался Рагнар. Что-то в происходящем не давало ему покоя. То ли чуть растянутые гласные в речи сестры, будто акцент прорезался, то ли странные, не свойственные ей раньше обороты, то ли глаза. Глаза… Рагнар всмотрелся магическим зрением, и тут же отвернулся, таким нестерпимым черным холодом из них пахнуло. Вот вам и ответ. - Все назад! Она одержимая!
        - Догадался? - Эллен улыбнулась, при этом став вдруг совершенно не похожей на себя прежнюю. Соскочила с трона, потянулась так, что даже под платьем сумела продемонстрировать всем заслуживающие внимания формы. - Ты не представляешь, как сложно было все эти годы скрывать свое присутствие в этом теле. Вы ж некроманты, обмануть вас тяжело, приходилось находиться в спящем состоянии почти всегда. А если уж вылезать, то потом еще и память дуре подтирать. Тоже, кстати, задачка не слишком приятная, особенно учитывая, что она дура дурой, да еще и все мысли только о тебе, мальчик… Ну да ладно. Зато теперь можно не скрываться.
        - Так это ты все затеяла? - удивления в голосе графа хватило бы на десятерых магов и еще пару обычных людей в придачу.
        Эллен кивнула:
        - Ну конечно. Никто не ждет от девчонки серьезной интриги. Так что и договориться с Дараном, и организовать свое якобы похищение я смогла без помех. Даже его ручная эльфийка ни о чем не догадалась, старая дура… Главное было дождаться, когда кольцо войдет в полную силу. Правда, меня немного поторопили, но это уже ни на что не влияло.
        - Король?
        - Именно. Этот щенок вообразил, что через наследницу Властелина получит власть над Кольцом Всевластия. Идиот! А вот ему, - Эллен скрутила известную всем фигуру из трех пальцев. - Сейчас я его сама по стенке размажу, если захочу.
        - И не жалко?
        - Не-ет. Жалость унижает. Пускай умирают гордыми.
        - А ты вообще-то кто?
        - Не догадался? - Эллен усмехнулась. - Я - мать той дуры, в теле которой нахожусь. Когда замок пал, надо было как-то спасаться. Вот и пришлось…
        - Фактически убить свою дочь?
        - А чего ты хочешь, граф? Выживает сильнейший. Кстати, к тебе у меня тоже есть счет. Помнишь, как ты меня отверг? Я, кстати, ничего не забыла.
        - Мстить будешь?
        - Ну конечно же, - безмятежно отозвалась одержимая. - Такое не прощают. Вдобавок ты здорово поломал мои планы. Создай ты кольцо - и весь мир был бы у моих ног. А этот придурок, мой муж, даже столь простое дело не смог провернуть в тайне. К тому же я его больше десяти лет уговаривала. Десять лет унижений - каково, а? С тобой было бы проще. Все же вы, темные, циники, с вами легко договориться на что угодно - сделаете, не размениваясь на слюни и сопли, была бы выгода.
        Похоже, ее несло. Упиваясь обретенной мощью, одержимая начинала терять связь с реальностью. Граф выдержал короткую паузу и спросил:
        - Думаешь, кольцо даст тебе свою силу? Такие артефакты, знаешь ли, имеют собственное представление о мире, и оно весьма отличается от наших ожиданий.
        - Уже дало. Не мне - телу, в котором я нахожусь. Оно ж безмозглое, видит наследницу не по мозгам. Ну а уж использовать его я сумею…
        - Работаем, - одними губами прошептал Рагнар и не увидел - почувствовал, как напарница кивнула. Что же, они Охотники, и одержимых им бить уже приходилось. Правда, не таких мощных, но тактика одна и та же.
        Одержимость бывает разная. Иногда, очень редко, тело и сознание человека захватывает какая-нибудь тварь, которой не место среди живых. Некоторые виды демонов, призраки, ну и еще любители находятся, список длинный. Нынешний случай как раз из их числа. Экзотика, разумеется, но технически ничего особенного в случившемся нет.
        Тот, кто захватил чужое тело, получает вместе с ним и плюсы, и минусы. Плюс - это, конечно, возможность жить. В качестве довеска все возможности прежнего хозяина тела. Физическая сила, память, знания, магия… Минусы, правда, тоже есть. Любое, даже самое раздавленное, загнанное на дно, сознание хозяина тела продолжает бороться. Это весьма портит ощущения, да и мешает порой изрядно, а без этого сознания никуда, организм попросту не станет подчиняться паразиту напрямую. Так что убивать его ни в коем случае нельзя, приходится холить и лелеять, что порой более всего напоминает шизофрению. Плюс к тому, тело все же чужое, полностью освоиться с ним не получится никогда. Результат - замедленные реакции, сложности с возможностью сосредоточиться более чем на одной задаче. Именно на этом и строится тактика Охотников при работе с одержимыми.
        Мягкими, почти незаметными шагами Рагнар начал смещаться влево. Ирия осталась на месте - справа уже был граф. Что же, атаковать с трех точек даже эффективнее. Вот только одержимая была с подобными раскладами не согласна, отреагировав куда быстрее, чем кто-либо ожидал. Видать, успела с телом за эти годы сродниться и освоиться. И еще, у нее на пальце матово блестел практически неисчерпаемый источник энергии - Кольцо Всевластия.
        Эллен попросту накрыла заклинанием весь зал. Ощущения были такими, словно по голове огрели гигантским мягким тапком. Щит, способный теоретически, выдержать удар архимага (правда, всего один), просто исчез, рассыпался на миллионы осколков, и в следующий момент Рагнар понял, что ощущают мухи. Он просто лежал и не мог пошевелиться. Не помогли ни собственная магия, ни амулеты. Чуть в стороне его отец повис на стене, в локте от пола, удерживаемый невидимой, но могучей рукой. Сзади охнула Ирия…
        - Не стоит дергаться, - в голосе одержимой звучало спокойное превосходство, - вы, может, и лучше меня знаете магию, но я настолько сильнее…
        Цокот каблучков по каменным плитам разрушил тишину. Все, что мог Рагнар, это до боли скосить глаза, но этого хватило. Прямиком навстречу одержимой, спокойно и уверенно, шла Ирия. Почему на нее не подействовало заклинание? Демоны ее знает. Спина - будто натянутая струна, голова гордо вскинута, оружие не достает… Эллен шевельнула пальцами, потом еще раз, уже чуть иначе, выкрикнула какое-то заклинание, Рагнар не понял, какое именно. Тщетно. Ирия подошла к ней, посмотрела сверху вниз, благо рост позволял, и вдруг закатила одержимой шикарную оплеуху.
        - Знаешь, давно мечтала это сделать, - доверительно сообщила она, потирая ушибленную кисть. - Чтоб на кого не стоит не заглядывалась. И тут такая возможность! И не раскрывай клюв, а то некоторые чуть крылья за спиной почувствуют, так сразу каркать начинают. А теперь давай сюда игрушку, живо!
        В руке девушки холодно блеснула сталь. Одержимая, с покрасневшей, уже начавшей опухать щекой попятилась:
        - Но как… как… - потрясенно шептала она. Ирия вздохнула и ударила еще раз, на сей раз кулаком, затянутым в прочную кожаную перчатку. Силы удара как раз хватило для того, чтобы сбить Эллен с ног.
        Это всегда страшно, быть полностью уверенным в собственном превосходстве и вдруг обнаружить, что оно всего лишь дым, фикция. Оружия при себе у одержимой не было, а лезть в драку с голыми руками… Она честно попыталась, но лишь для того, чтобы вновь получить удар в лицо и оказаться на полу. Драться с Охотником, натасканным для боя с куда более опасными противниками, это все равно, что плевать против ветра. Обидно, неприятно и абсолютно бесперспективно. Ирия подошла к пытающей отползти противнице, схватила ее за волосы, намотав на кулак, задрала Эллен голову вверх:
        - Я ж тебе говорю, дай сюда кольцо. И не дергайся, сестричка, а то прямо сейчас башку отпилю. Лезвием по горлу чик - и все.
        - Что…
        - Что слышала, - усмехнулась Ирия, сдирая с пальца Эллен амулет. Как только она сделала это, чары, удерживающие остальных, попросту исчезли, равно как и свет. Впрочем, он загорелся вновь почти сразу же, чуть менее яркий, но зато безо всяких оттенков, чистый и белый. - Ты в магии чуть меньше, чем ничто, заклинания творишь с помощью артефакта. Кольцо Всевластия же не причинит вреда своему создателю и его потомкам. А к кому раз за разом сбегал будущий Светлый Властелин от вконец опостылевшей, надоевшей чрезмерными запросами жены?
        - Милли, - с невероятной, звериной ненавистью прохрипела одержимая.
        - Ага. И, поверь, моя мать была бы для него куда лучшей женой, чем ты. Если б ей хватило решимости смахнуть действующей супруге тупую башку, все пошло бы иначе, и куча людей осталась бы жива. Да и он сам тоже. А теперь пойдем-ка наверх. Граф, вы сможете провести обряд изгнания?
        - С превеликим удовольствием, - проскрипел внезапно севшим голосом граф Тассу. - Рагнар, будешь ассистировать?
        - Обязательно. Сестра мне дорога, а мерзость, поселившаяся в ее голове, совсем наоборот.
        - Ну так действуйте, мужчины, - улыбнулась Ирия. - А то мне надоело ее держать.
        Обряд провели на поверхности. Можно было бы, конечно, и в подземелье, но уж больно давили на психику пыльные каменные своды. Так что вывели одержимую на свет, да и провели обряд по всем правилам, благо он был довольно простым. Ничего особо красочного, быстро и надежно, даже с пентаграммами возиться не пришлось. Уж что-что, а вырывать паразитов из чужой ауры некроманты, да и вообще многие темные маги, умели качественно, а уж испепелить чуждую сущность и вовсе труда не составило. Яркая вспышка - и все, дело сделано. Остались лишь быстро темнеющее пятно на полуразрушенной стене да спящая девушка - ей предстояло теперь приходить в себя еще не один день.
        - Вот и все, - вздохнул Рагнар. Ощущения у него были такие, словно из тела разом выдернули все кости. - Что с ней дальше будем делать?
        - Предъявим королю, а потом я заберу ее обратно в замок. Без кольца она не представляет для короны никакой ценности. Кстати, о кольце…
        - Вот оно, - Ирия стянула с пальца безделушку, вздохнула, а потом вдруг резко растерла в ладонях. На землю посыпалась тонкая сероватая пыль. - Жаль, конечно, но в мир такое пускать нельзя.
        - Я с ней согласен, - кивнул Рагнар.
        - Ну, дети, вы даете! - в голосе графа смешались воедино осуждение и восхищение. - Впрочем, дело сделано, ничего уже не изменишь. Возвращаемся домой. Надо будет еще перед Карелом извиниться, ни за что ведь мальчишка пострадал. Но прежде у меня будет к вам серьезный разговор. Догадываетесь, о чем?
        - Да, - вздохнул Рагнар. Ирия лишь затравленно огляделась и кивнула.
        - Вот и хорошо. Значит, предысторию можно опустить. Итак, Милли сказала мне о вашем решении. Я категорически против.
        - И что?
        - Наследства лишу, - пригрозил граф.
        - Да и демоны с ним, с наследством, отец, - махнул рукой молодой некромант. - Проживем как-нибудь.
        - Иди и подумай.
        - А я уже подумал. Ирия, пошли. Нам еще моряков до дома отправлять… Веста, ты с нами?
        - Да, конечно!
        - Ну, тогда первая заповедь ученика Охотника. Все вещи за наставниками таскать ему. Быстро, быстро! И передай лейтенанту, чтобы строил своих олухов. А им передай, что премию я им обеспечу, заслужили. Вперед!
        Когда Дорога Некромантов закрылась за их спинами, граф повернулся к стоящей чуть позади понурившейся Милли и улыбнулся:
        - Вот стервец, весь в меня. Да и девчонка хороша, честно говоря. Есть в кого… И все равно я против, и буду гневаться еще неделю. Так что придут - не допускать! Пускай вначале помучаются.
        - Все же вы истинный темный, - улыбнулась разом повеселевшая капитанша.
        - Я знаю. Но это так, в воспитательных целях и для их же пользы. Хотя, честно говоря, никакой выгоды моему сыну этот брак не принесет.
        - Может, принесет счастье?
        - Может быть, - кивнул некромант.
        Милли отошла. Граф посмотрел ей вслед и с легким усилием сдержал сразу две эмоции - вздох и улыбку. Да, Милли - самый доверенный человек в его окружении, но и ей не стоит знать все. Равно как и сыну. Карел… Да, перед им придется извиниться, но парнишка поймет. В конце концов, интриги высшего света бывают куда более многоуровневыми. Иные длятся веками, живут своей жизнью, когда даже кости тех, кто их затеял, растерло в пыль безжалостное время. И убивают, когда на кону такие ставки, при малейшем подозрении. Так что получить по лицу в подобной ситуации - недостойная внимания мелочь.
        И ни Карел, ни остальные не догадаются, что затеян этот спектакль был совсем для иного. Всего лишь для того, чтобы внедрить в окружение сына своего человека. Девчонку-оборотня, храбрую и по малолетству далекую от грязи, которая окружает высшую знать едва ли не с рождения. Зря, что ли, он, граф Тассу, живет практически затворником, а сын и вовсе играет в борца с нежитью? Да потому, что так можно если не уйти от интриг, то хотя бы сделать так, чтобы цепляли они тебя самым краешком. Не всегда получается, вот как сейчас, но все равно…
        Но в любом случае за Рагнаром нужен пригляд. Раньше он надеялся на дочку Милли, которая, случись что, не задумываясь закрыла бы парня собой, но ныне расклады поменялись, кто кого закрывать будет, вопрос открытый. Да и отойдет она от дел скоро - пойдут дети, у молодых это быстро. В такой ситуации честный и преданный человек рядом с сыном ой как пригодится. Хотя бы для того, чтобы при нужде сделать то, на что Рагнар никогда не пойдет - связаться с графом и попросить у него помощи. Может, это и не очень честно по отношению к Рагнару, но граф не имел никакого желания терять сына. И никому, кроме него самого и Весты, не стоило этого знать.
        Час спустя на берегу моря Рагнар, сидя на нагретом солнцем камне, с интересом наблюдал за подругой. Все же женская душа - потемки. Еще недавно была схватка с опытным, смертельно опасным противником - и ничего, держалась молодцом. Сейчас же все благополучно разрешилось, а она мается. Даже разговор с отцом прошел пусть и не без шероховатостей, но в целом мирно - а все равно мается. Рагнар щелкнул пальцами, привлекая внимание напарницы, показал на Весту, увлеченно кидающую в волны камушки. Правда, купаться она боялась. Плавать-то умела, но море с его невидимыми за горизонтом берегами приводило девушку-оборотня в священный трепет.
        - Кажется, один ребенок у нас уже есть.
        - Угу, - похоже, Ирия была далеко не в восторге от такого приобретения, но развивать тему не стала. - Ты лучше скажи, твой отец…
        - Нормально все. Будь он по-настоящему разгневан, наш разговор и сложился бы иначе. И в священный трепет он бы нас точно вогнал. А сейчас, конечно, сердится, но чуть-чуть, в меру.
        - Ну а если…
        - Если что, продолжим заниматься нашим делом, только и всего. Деньги есть, клиентура тоже. Не переживай, выкрутимся.
        - Я и не переживаю. Просто тот амулет…
        - Не переживай, говорю. Ты сделала лучшее, что можно было придумать в такой ситуации.
        - Да ты мне договорить-то дашь? В общем, такие амулеты, как Кольцо Всевластия, просто так не исчезают. И это тоже не исчезло. Смотри! - Ирия щелкнула пальцами, и верхушка ближайшей скалы вдруг словно бы взорвалась, разлетевшись вокруг мелкой серой пылью. - Ясно теперь?
        Рагнар встал, обошел Ирию вокруг, глядя на нее словно бы впервые, развел руками:
        - Это что же теперь, выходит, ты у нас теперь сама амулет Всевластия?
        - Выходит, что так, - Ирия поскребла носком сапога песок, будто нашкодившая ученица.
        Рагнар вздохнул:
        - Даже и не знаю, нужен ли тебе после этого такой заурядный человек, как я.
        - Ты дурак?
        - Вообще-то нет, - Рагнар успел поймать руку девушки за миг до того, как она залепила ему пощечину.
        - Ну, тогда не говори глупостей. В храм?
        - Да. Пускай обряд проводят, сволочи зажравшиеся. Эй, Веста, не отставай, - некромант посмотрел на облако все еще не осевшей пыли. - А вообще, мне кажется, что в свете открывшихся возможностей у нашего предприятия начинают просматриваться интересные перспективы.
        - О перспективах позже, - Ирия решительно взяла жениха под руку. - И вообще, я думаю, после всего случившегося мы имеем право на небольшой отдых.
        Рагнар громко рассмеялся, подхватил девушку на руки и решительно зашагал по тропе в сторону города. Демоны с ними, с новыми горизонтами и прочей чушью. В кои-то веки ему хотелось просто жить, а работа… Работа подождет, в их неспокойном мире люди вроде них без дела точно не останутся.
        notes
        Примечания
        1
        Верхняя часть колонны.
        2
        Главная башня в европейских феодальных замках. В отличие от башен на стенах замка, донжон находится внутри крепостных стен (обычно в самом недоступном и защищённом месте) и обычно не связан с ними - это как бы крепость внутри крепости.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к