Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Михеев Михаил: " Сделано Людьми " - читать онлайн

Сохранить .
Сделано людьми Михаил Михеев
        Михеев Михаил Сделано людьми
        Михеев Михаил Петрович
        СДЕЛАНО ЛЮДЬМИ,..
        РАЗЪЯСНЕНИЕ АВТОРА
        Информация, на основании которой и написана эта история, оказалась весьма необычной как по форме, так и по содержанию. Дело в том, что люди, населявшие ту, погибшую Планету, имели другие, весьма отличные от наших, эталоны познания и отражения окружающего мира. И только то, что их Планета очень походила на нашу Землю, и все явления природы происходили там так же, как и у нас, позволило автору расшифровать Информацию и перевести ее на русский язык. Это несомненно несколько "приземлило" общий колорит не земной истории, зато позволило автору быть точным в описании фактов. А описанные факты имеют познавательное значение, в. чем может убедиться каждый, кто дочитает эту историю до конца.
        Автор, желая заранее успокоить наиболее впечатлительных, сообщает, что ядерные процессы в веществе нашего Солнца имеют установившийся характер, с этой стороны Земле катастрофа не грозит.
        ИНФОРМАЦИЯ
        Параграф первый
        Это была единственная планета в галактике, которая имела на поверхности воду, а в атмосфере cвободный кислород. Давно остывшая, она вращалась вокруг своего Солнца - гигантского шара из пылающей плазмы.
        Солнце освещало и согревало поверхность Планеты. Под его лучами из хаоса мертвых атомов родилась первая живая молекула белка.- Прошло совсем немного вре мени - какие-то сотни миллионов лет,- и на Планете появились люди.
        К моменту составления Информации Планету населяло несколько миллиардов чело век. Они уже успели пройти через все неизбежные смуты и общественные катастрофы и мирно жили и счастливо трудились, благоустраивая свою Планету - единственны жилой дом на проспекте галактики.
        В работе людям помогали КВОМы - искусственные конструкции кибернетические высокоорганизованные машины.
        Параграф второй
        Типовой кврм внешне напоминал человека в изображении художника-кубиста.
        Объемистое туловище из метапластика, на крепких устойчивых ногах. Бочкооб разная голова с объективами и сложным видёоанализирущим аппаратом. Две четырех палые мощные руки - квом легко поднимал за колесо грузовой электробус.
        В грудном отделе, где у человека находятся сердце, легкие и прочие ненужные квому вещи, был вмонтирован квази-мозг - командное устройство на микрокристал лах, с секцией кибернетической логики, которая управляла действиями и руководила поступками квома.
        Квомы выполняли работу, не требующую высокогоинтеллекта - у квази-мозга были ограниченные возможности. Конструкторы и не стремились чрезмерно совершенство вать способности его мышления. На Планете хватало людей, для которых творческий труд был целью и радостью жизни. Не следовало отбирать у человека эти радости.
        Запрограммировать сложную схему квази-мозга на все случаи жизни было невоз можно. На заводе в квома вкладывались только основные программы, необходимые на первые дни. Дальнейшее развитие его способностей происходило в процессе общения с людьми. Ежедневно видео- и звукоанализаторы посылали в квазимозг потоки новых образов и понятий. Не выключаясьни на минуту квомам не нужно было спать,- рабо тала киберлогика, сортируя поступающую информацию и разнося ее по ячейкам памяти. Его мышление, вернее - цепные токи в киберлогике, усложнялось и совершенствова лось. Квом накапливал опыт - "умнел".
        Но как бы ни множились запасы опыта в ячейках памяти, как бы ни усложнялась киберлогика, неизменной оставалась главная заводская НАДпрограмма: Он сделан людьми. И для людей. И каждый квом везде и всегда подчинял этой программе все свои действия и поступки.
        Параграф третий
        Катастрофа произошла внезапно.
        Вначале астрофизики зарегистрировали очередное увеличение солнечной актив ности. Никого это не обеспокоило, С тех пор как начались регулярные наблюдения за Солнцем, такие.случаи отмечались не раз. Солнечная масса волновалась временами и затихала. К этому явлению привыкли и считали его нормальным, как смену дня и ночи.
        Какие неучтенные процессы вызвали вспышку материи - теперь никто уже не ответит на этот вопрос.
        В тот день все шло как обычно в окружающем мире. Звезды, планеты, галактики мчались по своим предначертанным путям. Люди на Планете тоже занимались своими делами. Но истекало время, отпущенное им на жизнь. Те, кто находился на осве щенной стороне Планеты, первыми увидели начало конца.
        Сияние солнца вдруг сделалось ослепительно ярким.
        Поверхность его вспучилась. Из кипящих недр вырвался гигантский протуберанец - сгусток раскаленной материи. Бело-розовым факелом он ринулся в пространство, Планета попала под его удар. Потоки жестокого излучения обрушились на нее, сжигая и убивая все живое.
        Погибли растения, погибли животные, погибли люди. На ночной стороне планеты успели принять тревожный сигнал. В последнюю минуту в заброшенную шахту старого свинцового рудника спустили несколько сот человек, преимущественно женщин и детей. Пятидесятикилометровая толща гранита и свинцовых руд защитила их от непосредственного удара космического излучения.
        Все остальное перестало жить.
        И только то, что создали люди, продолжало существовать.
        квоты
        Глава первая
        Главный Город Планеты был огромен.
        Он раскинул кварталы ажурных многоэтажных строений на многие сотни километ ров. Бесконечные ленты его бульваров, лучами разбегаясь от центральной площади, уходили далеко за горизонт.
        Толстый слой пыли лежал на улицах, на площадях, на пустырях выжженных пар ков, на крышах домов.
        Пыль заполняла высохшие русла каналов, серой бахромой овисала с оконных кар низов. Дома слепо таращились в улицы оконными провалами, черными и огромными.
        Гигантский город был мертв.
        ...Председатель Совета квомов медленно брел по пустому бульвару.
        При каждом шаге под пенолитовыми подошвами вспыхивали и гасли облачка пыли. По бульвару тянулась цепочка больших овальных следов.
        Председатель Совета шел тихо, еле-еле переставляя ноги. Не потому, что не мог двигаться быстрее. Спешить было некуда, а экономить энергию сигма- аккумуляторов, которые приводили в движение весь его механизм, было необходимо. Катализаторы погибли при Катастрофе, восстановить их квомы не смогли, и зарядить аккумуляторы было уже нельзя.
        Косматое, ослепительно-сиреневое, поднималось солнце. Фиолетовые изломанные тени ложились на пролеты бульваров.
        Председатель Совета шел, повернувшись к свирепому светилу спиной. Жгучее сияние плохо действовало на светочувствительную мозаику его видеоанализаторов.
        Он сильно диафрагмировал объективы, чтобы потоки яркого света не сожгли старые ослабевшие видеоэкраны, которые уже давно требовалось заменить новыми.
        Председатель Совета слегка прихрамывал - разработавшийся коленный шарнир заедало на ходу, и реле координации приходилось посылать в правую ногу более сильный импульс движения.
        Вчера даже запнулся на гладком пенолите.
        Он давно пропустил все сроки профилактики и выключил автомат, который то и дело трескучим сигналом напоминал об этом. Председатель Совета был не серийного выпуска, а экспериментальной конструкцией, запасных частей для него не оказалось на складах завода. Конечно, можно подогнать стандартный коленный сустав, но на это уйдет несколько десятков часов у ремонтного квома. У них энергии тоже нем ного, и она более нужна на обслуживание машин там, в Убежище свинцового рудника, где живут люди, последние из оставшихся в живых. Последние люди. Больные и бес помощные, отравленные ядом космического излучения. На поверхности Планеты этим ядом заражено все, а людям нужны воздух, свет, пища и вода. Для очистки воздуха, для приготовления пищи и воды в Убежище свинцового рудника работают сотни слож нейших аппаратов и машин.
        Их установили квомы и наблюдаюг за ними тоже квомы.
        Люди уже ничем не могут себе помочь. Квомы сами занимаются решением трудных технических задач.
        Ежедневно на несколько минут собирается Совет квомов - двенадцать представи телей, по одному от каждого отдела Убежища: пища, вода, воздух, вентиляция.. Председатель Совета суммирует их информации и принимает решение.
        Никогда еще киберлогика Председателя Совета не работала так напряженно и ответственно. Он не имел права ошибаться. Любая его ошибка может стоить пос ледним людям жизни, Планета опустеет на миллиарды лет. Природе придется начинать все сначала.
        Глава вторая
        Когда техник монтажного цеха выбил на его метапластиковой груди серийный номер, он еще ничего не видел, не слышал и не ощущал. Ничего не было записано на решетках микрокристаллов памяти текущих событий.
        Захваченный поперек туловища клещами монтажного станка, он висел, не касаясь подошвами пола.
        Первый толчок тока... Несколько секунд тьмы и тишины, наполненной чуть слыш ными шумами наводок, затем еще толчокХаос звуков хлынул в киберлогику, и расшиф ровался там на слова.
        Он стал слышать.
        - Как у него дела?
        - Не контачит видеоцепь.
        - Опять. Вот уж эти мне программисты!.. Включи пульсатор.
        Щелчок... еще щелчок...
        - Прибавь пару киловольт.
        И внезапно диафрагмы видеоанализаторов прикрылись - так ярки оказались лучи дневного света. Потоки импульсов разложились на мелькающие полосы, на точки, и он увидел перед собой лицо человека. Это было лицо молодого человека (на лице не было морщин), глаза были серые, волосы светлые, ...на правой щеке черное пят нышко (понятие "родинка" в программу заложено не было). Человек смотрел прямо в объективы, вот глаза его прищурились, уголки губ чуть заметно поднялись вверх - киберлогика определяла!
        "улыбка".
        Человек улыбнулся и сказал: - Вот теперь видит!
        - Ставь координатор.
        И он вдруг почувствовал, что у него есть руки и ноги. Подошвы его коснулись пола. Держатели разжались. Он переступил с ноги на ногу, удерживая равновесие.
        Человек внезапно толкнул его в плечо, он упруго качнулся и выпрямился.
        - Хорошо стоишь, малыш, молодец! Можно записать в журнал: номер пять дробь двести восемьдесят пошел в стажировку...
        Он проходил стажировку в Институте Общей Техники, где начал учиться, начал работать и, главное, осваивать окружающий мир.
        В Институте Общей Техники ему было легко познакомиться со многими науками. Почти со всеми, с которыми имели дело люди Планеты. В институте работали ученые всех профилей. Он много слышал, видел и все запоминал. Запоминал молниеносно и навечно. Познания его были велики и универсальны.
        Много труднее оказалось другое.
        Он жил среди людей. Их дела, их желания были его делами. Своих желаний тогда у него не было. Киберлогика его подчинялась одному простому и ясному закону: так нужно. Все поступки определялись той или иной логической необходимостью. Он не делал ничего бесполезного.
        У людей было иначе.
        В своих решениях и поступках люди весьма часто руководствовались абсолютно непонятным ему законом : я так хочу! Порой в их поступках он не находил ни логики, ни необходимости. Вот тут разобраться было уже трудно. Когда причина действия или поступка была неясной, киберлогика не могла выдать определенное суждение. Выть полезным для людей!
        Но чтобы быть полезным, нужно научиться их повимать.
        И он старался.
        Однажды даже сжег целую секцию киберлогики, перегрузив ее сильным импульсом вопроса, пытаясь понять, что такое "люблю" и что такое "не люблю". Предохрани тельное реле, спасая киберлогику, выключило непосильный вопрос, но он упрямо пов торил его снова... и киберлогика сгорела.
        Аварийный автомат привел в действие обходные цепи, и он, уже ничего не сооб ражающий, повинуясь аварийному импульсу, добрался до завода. Дежурный инженер Киберпомощи не скоро нашел повреждение, но догадался о его причине. Инженер был человек...
        - Молодец малыш! - сказал инженер, похлопав его по метапластиковому, плечу, и повернулся к товарищу, который копался во внутренностях другого квома. - Ты понимаешь, он пытается думать, оперируя условными импульсами. Может быть, поста вить ему усложненную киберлогику? Кажется, у нас оставались экспериментальные блоки.
        - Смотри! - предупредил товарищ.- Как бы опять не ошибиться... .
        На заводе все помнили этот случай... Техники Экспериментального отдела ради опыта поставили на типового квома секции усложненной киберлогики, без заданной программы. Решили узнать, как она будет работать, не управляясь заранее запрог раммированными законами. Тут же случайно возникший импульс в киберлогике разросся в мощный спонтанный поток раздражений, и все двигатели механического существа пришли в буйное движение. Голем[ Голем - сказочное существо - искусственный человек, вылепленный из глины, который впоследствии уничтожил своего создателя. ] чуть не убил своих создателей. Одним ударом он сбил с ног экспериментаторов, сломал монтажный станок, плечом высадил дверь лаборатории и выбрался во двор завода. Там он перевернул вездеход, который привез испытателей, и направился к воротам. Общая мощность его механических мускулов превышала сотню лошадиных сил и неизвестно, что бы он мог еще натворить. Хорошо, что машинист грузового крана не растерялся и успел поймать мятежного квома железной клешней..
        - Нет,- сказал инженер,- с нaщим этого не случится. Он уже умный.
        И разыскал блок усложненной киберлогики.
        - Ступай, малыш! - сказал он, закончив монтаж.- Да не перегружайся мощными вопросами. Не на все можно найти ответ, особенно тебе. Вот у меня в голове ана лизирующих единиц раз в десяток больше, чем у тебя, и наследство - в пять тысяче летий житейского опыта, да и то я во многом не разбираюсь.
        Новая киберлогика работал а отлично. Она сортировала факты и задачи, всё непонятное складывая в особые ячейки памяти. Потом все это постепенно расшифро вывалось и переходило в блоки, осознанной информации.
        Но и необъяснимого все же оставалось много. Иногда рефлексные токи из этих ячеек-пробирались через киберлогику, и Председатель Совета стал замечать, что он сам иногда совершал такие поступки, которые его лее киберлогика отказывалась анализировать.
        Вот и сейчас...
        Зачем он поднялся на поверхность?
        Замерить радиацию на поверхности Планеты можно было и по дистанционному радиометру.
        Зачем он пришел сюда, в этот мертвый запыленный город?
        Что ему здесь нужно?
        Ответа не было. Он не стал повторять вопрос, и киберлогика тут же отправила импульс в ячейку неосознанных поступков.
        Пока по сигнальным цепям киберлогики бродили слабые токи, автоматы работали. Поднимались и опускались ноги, взбивая клубочки пыли. Видеоанализаторы переда вали в приемные цепи расшифрованные сигналы всего, что отражалось на световых экранах... Молчаливые дома с пустыми окнами... Серая от пыли улица... Легковые атомокары у обочины тротуара... Громадные пассажирские атомобусы...
        Погибших на улицах уже не было.
        Здесь, в Главном Городе Планеты, квомы собрали их всех и сложили в подвалах домов. В других городах они так и лежали там, где их застигла смерть; высохшие, как мумии, они по ночам светились голубоватым светом, пробивавшимся сквозь слой пыли.
        Киберлогика послала сигнал "стоп"! Председатель Совета остановился.
        Поперек тротуара стояла запыленная детская коляска. Возле нее продолговатый пыльный холмик - Председатель Совета чуть не наступил на него ногой.
        Нагибаться было трудно, из-за изношенных шарниров. Да и не нужно, как тут же подсказала киберлогика. И опять из блока памяти неосознанных случаев появился импульс и скользнул в исполнительную цепь.
        Председатель Совета наклонился.
        Все его шарниры заскрипели от непривычного движения - давно ему не приходи лось нагибаться.
        Он смахнул с продолговатого холмика пыль.
        И поднял с троту ара, куклу.
        Несколько сотых, секунды потребовалось киберлогике на расшифровку необычного видеосигнала.
        Да, это была кукла. Пластмассовое изображение ребенка - детская игрушка. Когда-то она была одета в платьице, от него оставались истлевшие обрывки. Но огнеупорная кремнистая пластмасса пережила все - и тепловой удар, и радиацию.
        Председатель Совета держал в руках голенького пластмассового младенца. Из блока памяти потоком хлынули импульсы, складываясь в картины... Он вспомнил.
        ...Это случилось давно. Еще до того, как он сжег блоки киберлогики.
        Он только приступил к работе в Институте Общей Техники. - Он еще мало что знал и что умел. В блоках памяти хранились только заводские программы.
        В этот день его послали в лабораторию синтетики за образцом саморастущей пластмассы. Он шел по улице, сверкая свежей полировкой метапластика. Аккумулятор был полон энергии, новенькие шарниры двигались легко и послушно. На него никто не ббращал внимания, квомы часто появлялись на улицах, к ним привыкли, и они уже не вызывали у прохожих удивления.
        Он шел, никого не толкая, даже не задевая. Для этого ему не нужно было ни оглядываться, ни смотреть вперед - чувствительные ультразвуковые локаторы непре рывно сообщали о всех близнаходящихся предметах. Так же летает в темноте летучая мышь.
        Отдаленные предметы он воспринимал видеоанализаторами. Угол зрения его объ ективов был широк, он видел все происходящее впереди и по сторонам.
        По крапчатому гранитолитовому покрытию улиц, шелестя шинами, мчались лег ковые атомокары. Один из них притормозил, выехал из общего ряда и остановился возле обочины. За стеклопластиком кабины виднелись смеющиеся детские рожицы - вероятно, чья-то семья вернулась с загородной прогулки.
        Дверка атомокара распахнулась внезапно, он как раз проходил мимо и еле успел шагнуть в сторону. Навстречу спешили девушки. Они смеялись, тараторили на ходу, конечно, не смотрели вперед и наткнулись бы на него. Отступить ему было нельзя - за спиной кто-то шел, киберлогика в долю секунды перебрала десяток вариантов... Он быстро шагнул за открытую дверку атомокара. Девушки наскочили на прохожего. Было бы хуже, если бы они наткнулись на него - твердого и массивного, как дорожный каток.
        Он не заметил, когда ребенок выпал из кабины атомокара.
        Он увидел его на проезжей части улицы,- маленький розовый человечек в беленькой рубашечке, задравшейся на спине, беспомощно лежал лифчиком вниз, и длинный гоночный- атомокар мчался прямо на него.
        Водитель тормозил, но тяжелая машина шла по инерции, юзом, отчаянно визжа по уличному гранитолиту покрышками зажатых тормозами колес.
        Человек ничего сделать бы не смог. И не успел: до ребенка оставалось каких- то два десятка метров - секунда времени. Но он был машиной, киберлогика его сра ботала молниеносно.
        Он метнулся навстречу машине и принял ее удар на согнутые руки.
        Машина мгновенной тяжестью навалилась на суставы. Все его двигатели работали на упор. Пенолитовые подошвы сплюснулись от давления. Защелкали предохранители, предупреждая о предельной нагрузке суставов... Под пальцами захрустела, смина ясь, облицовка атомокара... И машина остановилась.
        Он с трудом отодрал ладони, прикипевшие к облицовке. Повернулся и поднял ребенка, лежавшего у его ног... и реле весового анализа тут же послало в кибер логику вопрос - ребенок оказался неестественно легким.
        Это была кукла.
        Большая кукла с .голубыми глазами, которые закрывались, когда ее укладывали спать. А когда ее поднимали, внутри играли колокольчики и кукла пела веселую детскую песенку...
        Точно такая же кукла лежала сейчас на руках Председателя Совета.
        Он оборвал импульс воспоминаний. Осторожно стряхнул с лица куклы слой пыли. Глаза ее были закрыты. Они не открывались. Пыль забила движущиеся части неслож ного механизма.
        Кукла умерла тоже...
        Председйтель Совета долго стоял возле опрокинутой коляски. Из блока памяти неосознанных случаев текли и текли беспорядочные импульсы. Разряды их гасли на предохранителях.
        Кукла лежала на его руках. Он держал ее бережно и осторожно, будто это был ребенок, который спал...
        Глава третья Кабинка скоростного лифта падала в черную глубину шахты.
        Воздух со свистом и завыванием проносился за виб рирующими стенками кабины, все ее крепления скрипели и стонали, казалось, она вот-вот развалится, на ходу. Из всего заброшенного хозяйства свинцового, рудника квомы успели наладить один только лифт. Восстанавливать его не стоило, пользовались лифтом не часто.
        Председатель Совета придерживался за потолочные ремни, у него плохо работало реле устойчивости, а кабину временами сильно швыряло из стороны в сторону.
        Дважды кабина лифта замедляла свое падение, останавливалась, Председатель Совета переходил в следующую секцию лифта и продолжал свой путь вниз.
        На пятьдесят втором километре падение закончилось.
        Кабина плотно села на резиновые амортизаторы.
        Моторы замолкли.
        Дежурный квом в камере спецзащиты долго обрабатывал Председателя Совета и его куклу струей ионизированного врздуха, сдувая налипшую радиоактивную пыль. Затем чувствительные анализаторы установили отсутствие радиации на корпусе, автомат распахнул двери камеры, и Председатель Совета вышел на... лесную полянку.
        Это была самая настоящая полянка, покрытая густой зеленой травой. Через полянку бежал ручей, с веселым бульканьем струйки воды перекатывались по руслу из разноцветных поблескивающих камешков. В затемненных омутках под берегом шны ряли бронзовочешуйчатые рыбешки. Невысокие деревья на берегу тесно переплелись ветвями.
        С ветвей на длинных черешках свисали аппетитные на вид плоды.
        Легкий ветерок покачивал листву. Ярко светило - и даже пригревало слегка - что-то похожее на солнце.
        Конечно, это было не солнце.
        Под потолком гигантской пещеры висела мощная лампа дневного света. Погасни она - и все вокруг погрузилось бы в глухую, беспросветную подземную тьму. От поверхности планеты эту пещеру отделяло пятьдесят два километра скальных пород.
        Трава на лужайке и деревья были искусственными, из растущей пластмассы.
        Плоды на деревьях тоже были не настоящие, хотя и съедобные - они изготовля лись здесь же, в Убежище, на заводе синтетической пищи.
        Дежурные квомы сами развешивали их на деревьях.
        Вода в ручье была синтезированная из водорода и кислорода. Синтезировать воду оказалось проще, чем очищать готовую, но зараженную с поверхности Планеты. Ручей тек по искусственному руслу, за пределами лужайки попадал в устье мощного насоса, который по трубам возвращал воду обратно, к началу ручья.
        Резвые рыбки в омутах - кибернетические затейливые игрушки из цветного плас тиката.
        Это и было Убежище свинцового рудника, приспособленное квомами для последних живых обитателей Планеты. Здесь все было искусственное. Только воздух засасы вался с поверхности и проходил сложную систему фильтров. Мощные шгасты свинцовых руд защищали от радиации.
        Но малые дозы ее проникали и сюда...
        Председатель Совета дошел до мостика, перекинутого через ручей. Шаровые объ ективы видеоанализаторов развернулись в сторону полянки.
        Теперь он увидел их всех.
        Несколько десятков хилых сгорбленных фигур, одетых в светлые легкие одежды.
        Люди... последние из оставшихся...
        Они живут в Убежище со дня Катастрофы, уже более трех пятилетий.
        Дети, родившиеся здесь, ни разу в жизни не видели настоящего солнца, не ели настоящей пищи, не пили настоящей воды. Они еле теплятся, готовые погаснуть каждую минуту.
        Если бы не ежедневная забота квомов, никого не было бы в живых.
        Угловатый длиннорукий юноша, заросший рыжей щетиной, с усилием поднялся на ноги. Нерешительно шагнул к дереву, сорвал плод. Откусил, пожевал, елееле двигая челюстями, как во сне. Потом замер, .уставившись перед собой, плод выпал из ослабевшей руки и покатился в ручей.
        Сидящая на берегу девочка, с морщинистым отекшим лицом, вдруг резво протя нула руку за катящимся плодом. В голубых глазах ее мелькнуло что-то детское, радостное. Но тут же взор ее потух, и, утомленная быстрым движением, она опус тила голову на подобранные .колени.
        Старообразный, весь поседевший мужчина - из немногих оставшихся, кто видел начало конца Планеты, запрокинул голову и оперся затылком о дерево, у которого сидел. В глазах его еще сохранились и разум и мысль. Усилием воли борясь с непо мерной усталостью, он сидел так несколько минут, губы его шептали чтото ритмичное - кажется, стихи. Они все еще были люди. Разум еще боролся с ядом радиации, отравляющим их тело и сознание.
        Пока боролся...
        Два дежурных квома прошли по полянке, раздавая людям синтетическую пищу - рыхлые розовые лепешки.
        Люди оживились. Затолкались, потянулись, за лепешками.
        Двигал ими не аппетит - синтетическая пища была безвкусней. Квомы знали, что в пище есть все - почти все,- что нужно человеку для питания. Но сделать пищу вкусной они не могли. Они плохо представляли, что это такое. Да и трудно было из того сырья, что они имели под рукой - каменного угля, нефти и подземных газов,- приготовить что-либо аппетитное.
        Но людей нужно было заставить есть, жевать и глотать безвкусные лепешки, поэтому к пище примешивались слабые дозы возбуждающего наркотика.
        Рыжий юноша быстро управился со своей Лепешкой. Хотел еще, ему не дали - пища была на учете.
        Юноша заплакал и, размазывая слезы, заковылял в сторону. Пожилой мужчина, не поднимаясь, протянул ему половину своей лепешки, юноша схватил ее обрадованно, зажевал, зачавкал. Мужчина закрыл глава.
        Стороной, за деревьями, прошел квом санитарной службы с красной полосой на корпусе. Он нес на руках что-то свисающее, безжизненное, завернутое в белую ткань.
        Председатель Совета ничего не спросил. Он знал, что несет на руках медицин ский квом...
        Девочка уже съела свою лепешку и собирала с колен рассыпавшиеся крошки. Она оживилась немного, как засыхающий цветок, на который упали капли воды.
        Председатель Совета нагнулся к девочке и показал ей куклу.
        Девочка взяла куклу робко и нерешительно. Она не знала, что с ней делать. Повертела в руках так и этак. Вгляделась в лицо... и какой-то лучик вдруг про бился сквозь паутину затуманенного сознания. Она положила куклу на сгиб руки и начала тихо покачиваться из стороны в сторону.
        Радиация убила у нее память. Но девочка все еще оставалась человеком.
        Глава четвертая
        Залом заседания Совета квомов была крохотная круглая комнатка, выбитая в толще базальта. Стены ее, выложенные свинцовыми листами, защищали радиоприемники квомов от электропомех работающих машин.
        В комнатке не было ни стульев, ни столов. Да и зачем садиться стоящий квом расходовал энергии столько же, сколько и сидящий. Квомы обменивались информа цией, пользуясь ультракоротковолновой связью, как это делается в телевидении.
        Председатель Совета .прошел на небольшое возвышение в центре комнаты. Две надцать членов Совета расположились вокруг. Кто-то стоял за спиной Председателя, но это никого не беспокоило, Так как им не требовалось произносить слова вслух, а разговорные селекторы работали на любых скоростях, то квомы переговаривались несравнимо быстрее, чем это могли бы сделать люди.
        Первым выступил квом с голубой полосой на корпусе - до катастрофы он работал в Институте Звездоплавания. На заводе квомов ему присвоили номер К-13/29-Д, а люди называли его просто - Кэд.
        Доклад его продолжался целых две минуты, и это был самый длинный доклад на Совете. За две минуты Кэд сделал столько сообщений, что членам Совета дважды понадобилось подключать к приемным селекторам запасные ячейки памяти. Затем выс тупили остальные члены Совета.
        Председатель суммировал все предложения. Через четыре минуты заседание было закончено.
        Трансляционное устройство передало по всему Убежищу условный сигнал. Все квомы тотчас настроили свои приемники на нужную волну.
        Вот что было сказано в постановлении Совета: "После Катастрофы прошло три пятилетия. Радиация на поверхности Планеты уменьшилась на восемь процентов. Пройдет не менее десяти пятилетий, прежде чем она уменьшится настолько, что станет безопасной для белковой молекулы и, следовательно, для людей.
        В Убежище осталось в живых сто тридцать шесть человек. Яд проникающей ради ации, от которой мы не можем их защитить, отравляет им кровь, разрушает клетки головного мозга. Они чахнут и теряют разум.
        Они слабеют от искусственной пищи и умирают от неизвестных нам болезней.
        Сигма-энергия наших аккумуляторов на исходе. До сих пор нам не удалось восс тановить биокатализаторы для их заряда. Мы снимаем аккумуляторы с запасных кво мов. Этого хватит еще на несколько лет, а там придется перейти на обычную элект роэнергию. Это сразу нарушит работу киберлогики, мы потеряем контроль над слож ными машинами Убежища, остановится завод синтетической пищи. Те люди, которые еще не умрут от радиации, погибнут от голода.
        Людям нужно покинуть зараженную Планету.
        Только это сохранит им жизнь.
        За последнее столетие перед Катастрофой люди исследовали все доступные пла неты в галактике. Они непригодны для жизни: высокая температура, ядовитая атмос фера, радиация. Незадолго до Катастрофы в созвездии Х-18 астрономы обнаружили планету Новую, Гамма-спектральный анализ показал, что на поверхности ее возможна белковая жизнь, а в атмосфере имеется свободный кислород. Вот карта звездного неба...вот точка нахождения планеты... вот запись спектральных анализов... Расс тояние до Новой - тысяча пятьсот восемнадцать световых лет. Был построен специ альный звездолет с фотомезонными двигателями для разведки Новой планеты. Но отп равить его не успели. Звездолет стоит на стартовой площадке ракетодрома. Идя на околосветовых скоростях, он достигнет Новой за четыре с половиной абсолютных года... Вот расчеты полета...
        Совет принял решение: Переделать внутренние отсеки корабля, увеличить пло щадь пассажирской кабины. Посадить людей - сто тридцать шесть человек. Погрузить запасы пищи и воды.
        Останется место для одного астронавигатора - квома. Он и поведет корабль к Новой планете.
        Четыре с половиной года - это очень долгий срок для ослабевших людей. Корабль пойдет по неизведанной трассе - это очень опасный путь.
        Но другого выхода нет.
        Здесь, в Убежище, люди погибнут неизбежно. Если сумеют долететь до Новой планеты, то начнут там новую жизнь.
        Корабль поведет астронавигатор Кэд.
        Глава пятая
        Подземный синтетический завод, загрузив машины до предела, готовил запасы пищи на четыре года для ста тридцати шести человек.
        Каждый квом в Убежище работал за четверых.
        На переделке корабля были заняты в основном монтажники и плазмосварщики. Все запасные квомы Планеты сдали свои аккумуляторы с остатками энергии в Бюро техпо мощи, а сами лежали на складах и просто под открытым небом, с потухшими экранами, неподвижные, сложенные штабелями, как дрова.
        День и ночь гудели плазменные горелки на космодроме.
        Переделать корабль оказалось трудно. Квомы никогда не рассчитывали и не строили кораблей с фотомезонными двигателями. Ими занимались только люди.
        Квомам не хватало интуиции, технического воображения, которое помогало бы сразу найти нужное, минуя длинные расчетные и опытные конструкции. Они шли к результату постепенно, с железной логикой осваивая каждую ступеньку, прежде чем подняться на следующую. На это уходило много времени и, главное, сигма-энергии из аккумуляторов.
        Запасы ее уменьшались с каждой секундой.
        Работающий квом вдруг начинал останавливаться на ходу, движения его делались прерывистыми и неуверенными. Реле бдительности посылало тревожный сигнал. Дежурный квом техпомощи спешил к ослабевшему и менял его разряженный аккумулятор на запасной.
        Наконец корабль был готов.
        Его очистили ионизированным воздухом от проникающей радиации. Пристроили двойные, герметизированные входы, чтобы при погрузке не внести радиацию внутрь. В свинцовых контейнерах подняли из Убежища запасы пищи и воды и погрузили на корабль.
        Разместили в жилых отсеках людей.
        Запасных аккумуляторов уже не было. Бюро техпомощи не работало.То один, то другой квом, израсходовав последние крохи энергии, вдруг с грохотом валился на кремнелитовые плиты ракетодрома.
        Упавшего отодвигали в сторону, чтобы не мешал другим.
        Когда начали поднимать людей, квомов оставалось около десятка. Когда поса дили последнего человека, осталось двое - Председатель Совета и Кэд.
        Они прощались.
        - У тебя все готово? - спросил по радио Председатель Совета.
        - Все,- ответил Кэд.
        - ПоЛезай в люк. Я помогу его закрыть.
        Тяжелые створки люка захлопнулись. Изнутри щёлкнули клиновые затворы. Пред седатель Совета обошел стартовые фермы, проверил, спущены ли на них держатели.
        - Включай! - передал он.
        У него не вовремя заело правый коленный сустав, он не успел спуститься в укрытие, когда из кормовых дюз стартового двигателя с нарастающим ревом хлест нули белодымные струи пламени.
        Огненным вихрем его сбило с ног. Он покатился по кремнелитовым плитам кос модрома, громыхая, как пустое ведро.
        Он так и лежал, раскинув для устойчивости руки и ноги, пока над спиной буше вала буря из дыма и пламени, покрывая его корпус слоями копоти.
        Потом все затихло, и он повернулся на спину.
        Белое дрожащее пятнышко таяло в прозрачной синеве неба.
        Он выдвинул антенну дальней радиосвязи. Послал в передатчик последние остатки энергии. И бросил вслед улетающему кораблю: - Люди... должны... жить... Кэд!..
        БУДУТ ЖИТЬ...
        Глава первая
        Тишину рулевой будки наполняло елелышное. тиканье секундомера.
        За пятислойной обшивкой корабля, мимо броневого покрытия из космической стали, с немыслимой для человеческого воображения быстротой проносилась Пустота.
        Корабль проходил миллион километров за четыре секунды. Кэд сидел за коман дирским пультом, тяжелый, неподвижный,- мертвая глыба из полированного метаплас тика.
        Он отключил все генераторы чувств и анализаторы событий, оставив только реле бдительности, которое при необходимости могло включить все его двигатели за сотую долю секунды.
        Он экономил энергию аккумулятора где только мог.
        Его руки висели вдоль кресла, они не умещались на подлокотниках. Кресло рас считывалось на человеKa нормального телосложения, а Кэд был шире раза в полтора и весил на пару центнеров больше любого звездолетчика. Он не стал переделывать кресло перед отлетом. Перегрузок, которые могли бы сломать позвоночник пилоту в неподогнанном кресле, он не боялся, так как позвоночника у него вообще не было, а корпус мог выдержать и не такие давления. .
        Будь он один, он бы вел корабль с колоссальными ускорениями и уже был бы на Новой.
        В жилом отсеке лежали люди. Сотня слабых, измученных полетом существ.
        Лишняя перегрузка могла погасить в них еле теплящийся огонек жизни.
        За три с лишним года полета умерло тридцать восемь человек. Самые пожилые. И самые слабые. При торможении опять начнутся перегрузки, сколько он привезет живых людей на Новую, Кэд не знал.
        Он старался вести корабль плавно и осторожно и ухаживал за людьми как умел.
        Он не мог уделять им много времени - энергии в аккумуляторе осталось так мало...
        На экране переднего локатора грубой ориентировки курсовая точка мелко подра гивала возле прицельного перекрытия - корабль вошел в зону притяжения неизвестной планеты, она отклоняла корабль с курса, и автоматы включили рулевые двигатели.
        Иногда поле экрана пересекали светящиеся черточки. Они или исчезали неза метно, или ярко вспыхивали.
        Это космические пылинки ударялись о силовое поле защиты. Корабль весил многие тысячи тонн, пылинки не весили ничего. Но огромная скорость встречи осво бождала и огромное количество энергии, и приборы регистрировали эти удары.
        Все это были нормальные условия полета, реле бдительности Кэда никак не реагировало на происходящее.
        - Пять часов... пять часов... Пять часов утра... - пропел автомат времени.
        Музыкальный женский голос принадлежал диктору Центрального Телевидения Пла неты. Конструкторы корабля еще перед Катастрофой попросили ее напеть сигналы вре мени корабельного автомата, чтобы там, в полете, в чужбинах космоса, этот милый женский голос напоминал звездолетчикам о далекой родной Планете.
        Диктор телевидения погибла одной из первых при Катастрофе...
        Кэд помнил эту женщину - изображение ее и голос надежно хранились в ячейках его памяти.
        В Институте Звездоплавания он начал работать в отделе астронавигации, где учился управлять кораблями в условиях многократных перегрузок, которых не выдер живали люди. Многие из работников института любили музыку, литературу и живопись. На товарищеском совете отдела было решено, что Кэд должен, даже обязан разби раться хотя бы в основах искусства. Все усиленно взялись за его образование. Его водили на художественные выставки, концерты, литературные диспуты. Он слушал и смотрел. Ему помогали, объясняли. Многим даже нравилось с ним работать - ему не нужно было повторять дважды. Машинная память навечно запоминала все, что он видел и слышал. Киберлогика уже. пробовала выдавать какието оценки. Поэтому его гуманитарное образование оказалось выше, чем у любого рядового квома.
        Когда Телевидение решило познакомить зрителей с последними моделями завода квомов, на телестудию был послан именно Кэд.
        Там он и встретил Главного диктора Телевидения.
        Он стоял с ней вдвоем перед объективами телекамер. Она представила его зри телям. Задавала ему вопросы. Он отвечал. Тут Кэду пригодились его познания.
        Конечно, он не мог иметь своего мнения,- ведь он был все же машиной,но диктор умело вела разговор. Кэда выручала безошибочная память, и он не посрамил конструкторов завода квомов. .
        Потом Кэд простился со зрителями солидным поклоном - так его научили в инс титуте. Она пожала ему руку.
        На другой день в адрес института, на имя Кэда, пришло с полсотни бобинок фонопочты. Зрители выражали восхищение способностями Кэда. Киберлогика Кэда сде лала вывод, что письма нужно отправить конструкторам, на завод квомов.
        Однако сотрудники института сказали, что завод заводом, но он, Кэд, уже далеко не-такой, каким его выпустили с конвейера, что письма адресованы ему, он их заслужил лично.
        Письма поступали еще несколько дней. Потом их не стало.
        Все закончилось в одну ночь...
        В момент удара солнечного протуберанца институт Кэда находился на теневой стороне. Город мирно спал.
        Никто не ведал о смертельной опасности, которую несла волна космического излучения по поверхности Планеты. От ионизации воздуха нарушились все энергосис темы, замолчало радио, нельзя было передать предупреждающий сигнал.
        В эту ночь Кэд работал в институте. У него были смонтированы чувствительные индикаторы излучения, и он первым в городе уловил начало Катастрофы. Киберлогика тотчас включила основную НАДпрограмму, Кэд тут же присоединился к радиолинии жилых коттеджей, зычные динамики проревели в сонную тишину ночи, чтобы люди немедленно бежали в космическую лабораторию Института.
        Их собралось человек пятьдесят, полуодетых, дрожащих, не понимающих, что происходит.
        Объяснять было некогда, волна приближалась с каждой секундой.
        Кэд распахнул двери спецкамеры, где проводились опыты по защите от сверхжес ткого излучения. В нее поместились только пять женщин и десяток детей.
        Кэд успел задвинуть тяжелые свинцовые двери, мужчины бросились в подвал инс титута - как вдруг на выступающих частях железной арматуры выросли шипящие раз ряды фиолетовых молний, и люди вокруг Кэда начали валиться на пол.
        Топот каблуков, пронзительные . крики, страшное хрипение умирающих. Потом все стихло...
        Немногих спасенных, в том числе детей и женщин, закрытых в спецкамере, с великими трудностями опустили в Убежище свинцового рудника.
        От миллиардного населения Планеты осталось менее двухсот человек.
        Глава вторая
        Тонкое тиканье секундомера заглушили громкие рыдания и всхлипывания.
        Реле включило все генераторы Кэда. Он шевельнулся, оперся руками о подлокот ники и встал.
        На приборы корабля он не смотрел. Там все в порядке. Корабль звездолет пер вого класса - имел дублированную систему всех ответственных узлов. Пока работал один узел, другой находился в резерве и вступал в действие автоматически.
        Только в одном отсеке .не стояло автоматов. Только один отсек управлялся вручную, самим Кэдом.
        Он открыл туда дверь и вошел.
        Теплую полутьму отсека наполняло тяжелое дыхание сотни спящих людей. Они лежали рядами в желобчатых ячейках из пневмолита, степень упругости которого регулировал сам Кэд. Они спали голые, их одежду он давно выбросил в утилизатор. Столько хлопот было с ней, чтoбы держать ее в чистоте.
        Измученным людям было уже все равно.
        В дальнем углу, привалившись к пневмолитовой стенке отсека, сидела на кор точках худенькая девушка с копной спутанных пепельных волос расчесывать их Кэд тоже не успевал. Что-то, вероятно, почудилось ей во сне, какое-то видение дале кого прошлого - она родилась уже в Убежище - испугало ее и заставило проснуться. Она всхлипывала жалобно, слезы текли по ее впалым щекам и падали на пневмоли товый пол.
        Осторожно ступая громадными подошвами, перешагивая через спящих, Кэд прибли зился к ней.
        Когда дело касалось ремонта или управления кораблем, реакция Кэда была быст рой, и действия - единственно верными. Виберлогйка безошибочно руководила его мощным механизмом. Он всегда знал, что делает то, что нужно и необходимо.
        В отношении к людям у Кэда такой уверенности не было. Он стоял в нерешитель ности над плачущей девушкой. Киберлогика выдавала импульс за импульсом и тут же глушила их, прежде чем они попадали в исполнительную цепь.
        ...Однажды сотрудники Института попросили Кэда посетить их детский сад. Просто встретиться с детьми.
        Малышам это будет интересно.
        Конечно, он пришел. Крохотные существа обступили его - он стоял среди них, умный и беспомощный, так как совершенно не представлял, как себя вести.
        Воспитательница объяснила детям, кто это такой, как его зовут. Дети уже при выкли к кибернетическим игрушкам и не оченк удивились, увидев взрослого искусст венного дядю.
        Воспитательница предложила сыграть с ним в мяч.
        Тут Кэд оказался на высоте. Мячи он ловил любые, cамые трудные, ловил их молниеносно и ни разу не промахнулся. Сама воспитательница - известная спортс менка - попробовала соревноваться с ним и проиграла. Дети пришли в восторг. Они не хотели идти обедать без него. Кэд сел с ними за стол, и они попытались накор мить его манной кашей.
        Потом его попросили рассказать сказку.
        Кэд не знал сказок, ведь он родился взрослым и серьезным. Но вовремя вспомнил слышанную им по телевизору арию из детской оперы и так точно воспро извел ее, что окончательно завоевал симпатии и детей и их воспитательницы.
        Все игрушки в саду были заброшены, дети не отходили от Кэда. Его посадили на пол и долго и тщательно разглядывали все сочленения. Тыкали пальчиками, стараясь что-либо открыть, чтобы узнать, что у него внутри... Только солидность заводской конструкции спасла Кэда от опасности .быть разобранным на составные части.
        Аварийный выключатель он заблокировал - боялся, что какой-нибудь особо пред приимчивый малыш доберется до него, и тогда он, Кэд, сразу превратится в недви жимую груду метапластиковых деталей, дисков и рычагов... За несколько часов пре бывания в детском саду он израсходовал энергии больше, чем если бы таскал тяже ленные свинцовые контейнеры в Институте.
        ...Девушка продолжала плакать.
        Кэд присел около нее, погладил по спутанным волосам. Пальцы его могли смять водопроводную трубу, но сейчас прикосновение их было легким.
        Если бы это сделал человек, то сказали бы, что оно было нежным.
        Потом он осторожно поднял ее на руки. Так женщины успокаивали плачущих детей.
        Девушка доверчиво прижалась к его метапластиковрй груди. Кэд включил в гово ритель песенку, которую киберлогика разыскала где-то в отдаленных блоках памяти.
        Эту песенку он услыхал случайно. Он, конечно, мог стереть ее, чтобы освобо дить ячейку памяти для более нужных вещей; но не стер сразу, а потом, после Катастрофы, запоминать было уже нечего, и Кэд оставил песенку, на всякий случай.
        Он не успел допеть до конца. В рулевой рубке загудел сигнал, призывающий пилота к командирскому пульту.
        Кэд почувствовал, как девушка на его руках стала тяжелой, и поспешно опустил ее на мягкий пневмолитовый пол.
        Корабль начал торможение...
        Глава третья "...тысяча шестьсот восемнадцатые сутки полета!"- пропел мягкий голос автомата времени.
        Корабль неподвижно висел над планетой.
        Притяжение пока было невелико, легким давлением плазмы в рулевых двигателях Кэд удерживал корабль от падения. Энергия главного ходового двигателя вся ушла на торможение, еe хватило в обрез. Последние минуты Кэд тормозил уже рулевыми двигателями, включив их на полную мощность.
        Он начал тормозить давно, стараясь постепенно гасить неимоверную скорость корабля. Эти дни он не отходил от пульта управления. Корабль мчался мимо целой системы необжитых миров, среди которых находилась и та планета, к которой он летел. Вокруг нее кружилась маленькая юркая планетка, она внезапно выскочила перед кораблем, прямо по курсу, и нужно было тормозить всей мощностью рулевых моторов, чтобы она успела пролететь мимо.
        Пятикратные перегрузки вдавили людей в пневмолитовый пол. Почти все они потеряли сознание и сейчас лежали с отечными, посиневшими лицами.
        Кэд обошел жилой отсек. Приводить людей в чувство он не стал. Им предстоит еще одно испытание, последнее. Посадку придется делать на рулевых двигателях, а плазмы в них на пять минут работы. Он будет садиться на воду, но все равно сила удара будет велика.
        Кэд убавил давление в пневмолите, и каждый человек погрузился в него, кадс в воду. .
        Девушка с пепельными волосами лежала, закрыв глаза, неловко и безжизненно запрокинув голову. Он коснулся ее щеки пальцем, в кoгорый был вмонтирован датчик биоанализатора. Сердце билось еле-еле, готовое остановиться, как и двигатели его корабля.
        Он поднял девушку и вынес ее из отсека.
        В рубке он усадил ее в свое пилотское кресло, пристегнул ремнями, включил амортизаторы.
        Он старался двигаться размеренно и осмотрительно. Энергия его аккумулятора тоже была на исходе.
        Индикатор заряда давно уже подавал тревожные сигналы. Кэд выключил его. Чтобы не мешал...
        Поверхность планеты медленно проплывала на экране видеолокатора.
        Он уже облетел ее кругом. Вода, все вода - три четверти поверхности покрыты водой... Зеленовато-корйчневые пятна материков. Белые пятна льда на полюсах. Пролетая над сушей, Кэд увеличивал мощность видеоэкранов, но нигде не обнаружил ни городов, ни искусственных построений, говорящих o какой-то цивилизации. На открытых участках суши, да и на воде Кэд замечал какие-то движущиеся точки, на большом расстоянии не различались детали. Очевидно, это были живые существа.
        Кэд хотел выпустить зонд, который принес бы ему точные сведения о составе aтмосферы и биологическом составе почвы. Но киберлогика уничтожила этот импульс решения встречным импульсом - нет надобности. Что бы их ни ожидало на поверх ности, нужно садиться.
        Лететь больше некуда и не на чем.
        Вокруг только мертвые, либо раскаленные солнцем, либо замороженные косми ческим холодом пустынные миры.
        Новая планета будет людям либо новой родиной.., либо могилой...
        Кэд убавил давление плазмы, и корабль начал опускаться, кормовыми дюзами вниз.
        Кэд знал, что удар будет сильный, и ухватился за ручки возле пульта. Он мог обойтись и без кресла. Никакой толчок не сорвет его с места, разве только рулевая рубка разлетится на куски.
        Корабль падал все быстрее и быстрее. Зеленый массив суши стремительно рос на экране. Остатками плазмы Кэд наклонил корабль... на экране появилась полоска воды... она распахнулась во весь экран...Двигатели замолкли.
        Корабль с громоподобным гулом врезался в воду.
        Что-то лязгнуло в рубке. Кэда рвануло в одну сторону... потом в другую... потом все стихло.
        Корабль плыл по воде.
        Кормовая часть его была тяжелее, и он плыл в вертикальном положении, как поплавок.
        Очень много импульсов хлынуло сразу в киберлогику. Кэд повернулся к девушке, потрогал ее щеку биоприемником - девушка была жива. Тогда он выбрался в носовой защитный отсек. Высунул наружу щуп анализатора. Быстро подсчитал: ультрафиоле товых лучей - норма, космического излучения - следы, радиации - почти нет, в воде раствор безвредных солей.
        Он опустил держатели люка.
        Люк прикипел к пластмассовым уплотнителям. Кэд ударил его плечом, и он рас пахнулся,- люк, который Председатель Совета закрыл четыре с половиной года тому назад.
        А по часам космодрома Планеты прошло почти две тысячи лет...
        Глава четвертая
        С непривычно темно-голубого неба светило солнце.
        Не яростно пылающее, а просто яркое и теплое. Лучи его ласково согревали, а не жгли.
        Полукругом впереди раскинулась бескрайняя водная равнина. Вдали матово-белая от солнца, ближе темно-синяя и холмистая от волн. Кэд откинул люк с противопо ложной стороны и увидел берег. Светлая полоска берегового песка, невысокая гряда скал, прикрытых кустарником. Плотная, темно-зеленая, почти черная стена леса.
        Ветер и волны медленно несли к берегу громаду корабля. Но он глубоко сидел в воде, вскоре его кормовые дюзы зацарапали по дну. Корабль дернулся, наклонился набок и остановился.
        До берега оставалось несколько сот шагов... воды.
        Кэд был сухопутным жителем и с водой дела никогда не имел. На его Планете было много рек, неглубоких озер. Берега их никогда не уходили за горизонт, как здесь. Отправляясь в полет, Кэд и не думал, что ему придется садиться на воду. На корабле не было ни лодки, ни плота. Кэд плавать не умел. Из-за своей тяжести он моментально бы пошел ко дну. Правда, с ним ничего бы не случилось, он мог добраться до берега и под водой. Но его люди так сделать не могли.
        Он торопливо перебирал способы переправить людёй с корабля.
        Можно было сварить лодку из листов внутренней общивки. Но плазмогорелки не работали - не было плазмы. Клепать лодку - потребуется много времени.
        А ветер может перемениться и угонит корабль в глубину водной пустыни. Корабль не утонет, но кто знает, сколько пройдет времени, пока его снова не прибьет к берегу.
        Вряд ли люди смогут выйти из корабля сами. А энергия аккумулятора иссякала с каждым движением...
        Кэд бросил в воду кусок пневмолита. Волны понесли его к берегу и выкинули на песок. Тогда Кэд снял обшивку со стен жилого отсека. Пневмолитовые плоты держа лись на воде превосходно.
        Люди приходили в чувство. Жаднo втягивали свежий, бодрящий, чуть солоноватый воздух и тянулись к открытым люкам, к лучам теплого приветливого солнца. Кэд усадил на плот первый десяток человек, дал им по синтетической лепешке. Проголо давшиеся, они дружно заработали челюстями. Кэд оттолкнул плот и его быстро приг нало к берегу.
        Один за другим спускал Кэд на воду пневмолитовые плоты. Люди послушно выби рались из люка. Двигались они еще не очень уверенно. Рыжебородый юноша запнулся и упал в люк. Но Кэд был настороже и успел поймать его за ногу. Последний плот Кэд оставил для самых слабых. Он решил плыть с ними сам.
        Но прежде чем погрузить людей, ему нужно было достать из кормового отсека еще одну вещь. Лифт не работал. По узкой вертикальной лестнице двести ступеней, сто метров длины - Кэд спустился в кормовую часть корабля. Выволок из грузoвого отделения стальной массивный контейнер - герметически закрытый цилиндр, с руч ками по бокам.
        В контейнере, отлитом из вечного нержавеющего металла, из которого делали броневые защитные плиты космических кораблей, хранилась история Планеты. Возник новение и развитие ее человечества. Все, чего достигли люди в науке, технике и искусстве. Слова, формулы, звуки и рисунки - все было ваписано на микропленке и могло храниться тысячелетия.
        Контейнер был тяжел.
        Кэд установил его на плече и, придерживая одной рукой,полез вверх.
        Он поднялся на несколько ступенек... Вдруг руки и ноги его замерли, не закончив движения... реле координации стремительно подало в киберлегику импульс: увеличить-напряжение на двигателях! Киберлогика не выполнила приказ... сразу выключились видео- и звукоанализаторы и генераторы ощущений...
        С тяжелым грохотом закувыркался по ступенькам контейнер.
        Но аварийное реле успело сработать на остатках напряжения. Кэд уцепился одной рукой за ступеньку, пальцы защелкнулись намертво, и он повис. Он провисел так несколько секунд, пока напряжение не восстановилось. Киберлогика начала работать, и он поставил обе ноги на ступеньку лестницы.
        Это был напоминающий сигнал. Сигнал аварии - в аккумуляторе кончалась энер гия.Кэд постоял спокойно. С ним никогда не случалось такого раньше. Он знал, по инструкции, что после отдыха в выключенном состоянии аккумулятор опять зарабо тает нормально. Но сколько он проработает, Кэд уже не мог знать.
        Может быть, оставить здесь этот тяжеленный контейнер?
        В носовом, отсеке корабля лежат людц, Слабые, беспомощные. Они не смогут переправиться на берег без него.
        На пониженном напряжении киберлогика работала плохо ине могла выдать нужное решение.
        В контейнере хранится история человечества Планеты. Опыт жизни миллиардов людей за многие сотни поколений. Это перечень войн и тяжелых общественных катас троф... Квомы плохо разбирались в их причинах. Они не понимали истории, как во многом не понимали людей. Но они знали: если история существует, то отбросить ее нельзя. Человечество должно знать свое прошлое. Может быть, это избавит его от ошибок, которые были сделаны. Они стоили очень дорого, эти ошибки. Не нужно их повторять.
        Председатель Совета квомов сам отбирал материа,лы для контейнера. Кэд опять полез вниз.
        На этот раз он действовал расчетливо и поднял контейнер к носовому люку. Ветер усиливался, и в открытые люки уже захлестывала волна. Кэд с трудом пог рузил на качающийся плот людей и контейнер. Спустился сам. Захлoпнул люки на корабле.
        И оттолкнул плот.
        От недостатка напряжения то и дело нарушалась связь киберлогики с блоками памяти. Кэд запоздало вспомнил, что не взял с корабля ни инструментов, ни лекар ств, ни оружия - ничего. Но плот уже подхватила волна и с размаху швырнула на песок.
        Набежавший пенистый вал смыл с плота двоих.
        Кэд бросился в воду и выволок их уже изрядно наглотавшимися соленой воды, но живых.
        Квази-мозг опять выключил все цепи питания. Кэд начал медленно заваливаться на спину. Последним движением он оттолкнул спасенных в стороны, чтобы не прида вить.
        Тяжело рухнул на песок.
        Волной залило его по пояс, но он уже ничего не ощущал.
        Глава пятая
        Он пролежал до вечера.
        Аккумулятор медленно восстанавливал напряжение. Включились звукоанализаторы. Киберлогика пыталась разобраться в непонятных звуках, раздающихся совсем рядом. Кэд почувствовал, как ктб-то пытается поднять его голову. Видеоэкраны чуть све тились,- он ничего не видел и не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой.
        Изображение появилось неясное, расплывчатое.
        Затем быстро стало отчетливым.
        Возле Кэда сидела пепельноволосая девушка.
        Она всхлипывала, глядя на него. Гладила его, хотела оттащить от воды. Волны накатывались на Кэда, временами накрывая его с головой.
        Наконец реле включило двигатели. Он оперся руками и сел.
        Девушка улыбнулась. Потом засмеялась, тоненько, по-детски. Потом обхватила его голову руками, прижалась к ней лицом.
        В киберлогику поступило сразу с десяток импульсов - у Кэда оставалось еще так много неоконченных дел. Срочных и неотложных. Он подождал, и когда Девушка, наконец, отпустила его голову, сразу встал. Ему необходимо было восстановить разорванную цепь событий, он огляделся.
        На берегу валялись только пустые плоты да цилиндр контейнера, увязший в песке.
        Людей не было. Ни одного.
        Девушка, ухватив его за палец, настойчиво тянула куда-то по берегу. Кэд пос лушно двинулся за ней, вскоре увидел всех.
        Мелкая речонка впадала в широкий залив, окруженный скалами, которые закры вали его от прибойной волны. Пальмовая роща защищала ъалив от ветра.
        Люди бродили в теплой мелкой воде залива, копались в илистом дне. Кто-то обнаружил в: тине раковины, кто-то сообразил разбить раковину о камень и съел содержимое. Другие последовали его примеру.
        Раковин в заливе оказалось множество. Люди вытаскивали их на берег-. Разби вали, очищали от перламутровой скорлупы и ели.
        Для большинства из них это была первая настоящая пища. Не безвкусные надо евшие синтетические лепешки, а нежное, аппетитно пахнущее мясо, пропитанное вол шебными живительными соками живой протоплазмы.
        На людей она действовала как вино.
        Шумные и радостные, они как дети барахтались в воде залива.
        Здесь Кэд был уже не нужен. Пищу они нашли без него. Оставалось подыскать им жилище для сна, для защиты от дождя и непогоды. Он прошел к скалистой гряде. Волны пробили, в скалах много ниш, коридоров и пещер. Пол в пещерах был засыпан мелким белым песком.
        Вода для питья, пища и жилье. Все рядом. Если бы киберлогика Кэда могла опе рировать условными человеческими понятиями, он сказал бы, что ему или, вернее, его людям здорово повезло.
        Кэд ничего не сказал.
        Он сразу же вернулся за контейнером.
        В пальмовой роще ветер шумел жесткими, словно жестяными, листьями. На песок шлепались большие волосатые плоды. Наверное, они тоже были съедобные, но прове рить это Кэду не хватало ни .времени, ни энергии. Он шел, еле-еле вытаскивая ноги из мелкого сыпучего песка.
        Волны уже занесли песком матово-белый цилиндр контейнера. Кэд забрел в воду. Он знал, чего будет стоить ему это усилие, но оставлять контейнер в воде было нельзя,- он будет потерян для человечества надолго, если не навсегда.
        Кэд наклонился, медленно поднял контейнер.
        Он шагал медленно-медленно, стараясь уловить момент, когда квази-мозг вык лючит двигатели, ему не хотелось падать в воду. Вероятно, он очнется еще раз, но его затянет песком, и ему трудно будет выбраться с контейнером на берег.
        Он упал в пещере...
        На этот раз кибердогика включилась ночью. Кэд с трудом определился в прост ранстве. OH сидел в пещере, у самого входа, привалившись спиной к скале. Кон тейнер лежал на его коленях. Кэд хотел спихнуть контейнер и встать... и не смог.
        Двигатели не включались.
        Вокруг спали люди, он хорошо видел их во тьме - его инфракрасное зренье еще работало. Они сами затащили в пещеру пневмолитовые плоты и приспособили их вместо матрацев. Спали беспокойно, ворочались, вскрикивали - первый день их нас тоящей жизни был наполнен таким количеством новых событии!
        Свернувшись клубочком,. рядам с Кэдом спала пепельноволосая девушка. Щеки ее блестели от сока ракушек, на губах налипли крошки перламутровой скорлупы. Напря жение аккумулятора снижалось, на видеоэкраны то и дело набегала мутная дымка. Когда она исчезала, Кэд видел в просвет входа в пещеру далекое ночное небо с яркими незнакомыми созвездиями Не умолкая, шумел ветео впальмовой роще. С глухим стуком шлепались на песок тяжелые плоды.
        Они падали всю ночь.
        Кэд еще увидел, как взошло солнце. Как проснулись люди, полезли в залив за ракушками, разбрелись по берегу. Рыжебородый юноша поднял с земли странный плод. Содрал рыхлую волосатую оболочку. Под ней оказалась плотная скорлупа ореха. Юноша вертел орех в руках и. соображал. Он думал долго, потом наконец доложил орех на камень и ударом другого камня разбил скорлупу. Ковырнул пальцем белую мякоть ядра, подцепил кусочек, пожевал, вначале нерешительно, затем с аппетитом, причмокивая от удовольствия. Пепелыюволосая девушка смотрела, как он ест. Ей тоже захотелось попробовать, но попросить она не решалась.
        Юноша заметил ее, нахмурился. Отвернулся. Потом вдруг протянул ей недо еденный плод. Девушка растерялась, он сунул орех ей в руки и пошел искать себе другой. Кэд еле-еле различал их слабеющими экранами. Он вспомнил, что отцом юноши был главный конструктор завода квомов...
        Потом его экраны потухли и больше не включались.
        По ожесточенным цепям киберлогики еще бродил слабенький затухающий импульс, привычно раскладываясь на слова главной заводской НАДпрограммы: ...люди... дол жны... жить...
        Потом погас и он.
        Кэд тихо погрузился в глухую безмолвную тьму...

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к