Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Михеев Михаил: " Имперский Корсар " - читать онлайн

Сохранить .
Имперский корсар Михаил Александрович Михеев
        Империя, раскинувшаяся среди тысяч звезд, могуча, и основа ее мощи - люди. Те самые, что водят корабли, исследуют новые планеты, строят, исследуют, а случись нужда - сражаются. Но судьба играет офицером, и бывает так, что блестящий офицер оказывается на обочине жизни. Что делать тому, кто лучше всего умеет водить корабли и стрелять? Вариантов много, и один из них - стать пиратом.
        Вот только даже если ты - гроза космических трасс, все равно ты русский. Для тебя не пустой звук Родина, Присяга… А еще - друзья, связывающие тебя с прошлым не хуже стального каната. И когда возникнет нужда, между ними и бедой встанет ИМПЕРСКИЙ КОРСАР!
        Михаил Михеев
        Имперский корсар
        
* * *
        Не секрет, что друзья - это честь и отвага,
        Это верность, отвага и честь.
        А отвага и честь - это рыцарь и шпага,
        Всем глотателям шпаг никогда их не съесть.
        Ю. Мориц, С. Никитин
        Большая игра была в самом разгаре. Толпа, собравшаяся вокруг стола, то восхищенно гудела, то замирала, храня гробовую тишину и не рискуя ненароком отвлечь игрока. Это было б уж совсем неспортивно… Да и, откровенно говоря, опасно, поскольку репутацию оба игрока успели заработать соответствующую.
        На северной (хотя понятие о сторонах света на Базе - условность, людям надо как-то ориентироваться) половине стола с удобством расположился Джон Смит Тринадцатый. С номером потому, что носителей этой самой распространенной в англоговорящих странах фамилии и столь же распространенного имени по Базе гуляло до хрена. Как бы не больше, чем блох на среднестатистической барбоске. Увы, большинство оказавшихся здесь людей могучим интеллектом не страдало, и, регистрируясь у Смотрящего, они называли первое, что придет в голову. Вот и плодились Джоны Смиты…
        Конкретно у Тринадцатого имя и фамилия были хотя бы настоящими. Да и сам он впечатления игрушечного не производил. Квадратный такой, и это при росте в два метра. Голова выбрита из гигиенических соображений - «Сестра ветра», корабль, на котором он служил вторым помощником, была довольно-таки дряхлым фрегатом, построенным в Альянсе лет сорок назад. И, как на любом преклонного возраста судне, давным-давно не проходившем докового ремонта, система жизнеобеспечения «Сестры ветра» оставляла желать лучшего.
        Вот и брил голову человек - хорошо промыть волосы при термостате, давным-давно раздумывающем по поводу «а не пора ли сдохнуть», и вечном дефиците воды проблематично. А завшиветь не хотелось. Так что голова Смита напоминала бильярдный шар, украшенный несколькими устрашающего вида шрамами, что вкупе с массивными, тяжелыми чертами лица сразу же отбивало у людей желание лишний раз ссориться. Впрочем, и Смит никого особо не трогал - нрава он был спокойного и даже несколько пофигистического, хотя при нужде зубы оппонентам выбивал не задумываясь.
        Его соперник не то чтобы выглядел его полной противоположностью. Скорее, он просто немного терялся на фоне здоровяка. Чуть выше среднего роста, широкоплечий, но притом сухощавый. Рядом с оппонентом он казался, скорее, худым. Правда, в сравнении с большинством людей это ощущение пропадало. В отличие от Смита, Базиль Стоун по прозвищу Викинг носил пусть несложную, но прическу, и выглядел скорее щеголем. Даже, можно сказать, светским львом - было что-то то ли в его рано начавшей седеть шевелюре, то ли в спокойных зеленовато-серых глазах, от чего женщины на него глядели с толикой восхищения.
        Впрочем, разница была не только в прическе и габаритах. Смит предпочитал комбинезон, в котором можно и в бар, и на вахту, Стоун же был одет в подобие военного мундира без знаков различия. А еще он носил волосы едва не до плеч, черты лица имел тонкие и интеллигентные и умел разговаривать как на языке трущоб, так и изысканным стилем. И да, он был командиром абордажной группы эсминца «Генерал Ли», и, несмотря на сравнительно безобидную (во всяком случае, без выставляемых напоказ шрамов) внешность, желающих связываться с ним уж точно не находилось. Спокойно убьет, так же невозмутимо перешагнет через труп и попросит бармена налить ему двадцать грамм «за упокой». Случались прецеденты. А еще игрокам было по тридцать стандартных лет, Базиль на две недели старше. В общем, соперники друг друга стоили.
        Кости с негромким стуком покатились по доскам, отбивая удачу или неудачу. Впрочем, такие понятия важны для новичков, сейчас же в игре были опытные, давно переставшие полагаться на случай противники. Здесь важнее тактический расчет. А потому кости стучали, фишки двигались… Нарды - игра даже не старая, древняя, но на Базе едва ли не самая популярная. Да и ставки более чем соответствовали интересу. Возле Смита лежала пачка долларов Альянса, не самой ходовой, но все же достаточно распространенной и уважаемой валюты. Под рукой Стоуна угнездилась горка мелких необработанных алмазов примерно на ту же сумму. Очень немаленькую сумму, кстати. И кому она достанется, зависело сейчас от исхода этой партии. Ибо при счете пять-пять одиннадцатый раунд должен был решить всё. Таковы правила, уже вечность как принятые на Базе, и никто не собирался их нарушать.
        Смит мельком взглянул на выпавшую комбинацию, подумал секунд пять и отщелкал ходы.
        Базиль сделал бросок и ответил тем же. Пока игра шла без заметного преимущества кого бы то ни было, и наступал тот самый редкий случай, когда удача и впрямь могла значить многое. Именно в этот момент и раздался шум, привлекший внимание как игроков, так и зрителей.
        Игра шла в библиотеке. Точнее, это место исполняло роль библиотеки в те времена, когда астероид еще принадлежал горнодобывающей компании. Для шахтеров в числе прочего и выделили небольшой зал, где можно было собраться по интересам. И так уж получилось, что слово клуб в космосе не прижилось, а вот библиотека - да, вполне. Пускай даже стены этого помещения в жизни не видели ни одной книги. И шахтеры частенько сиживали здесь, потягивая консервированное синтетическое пиво, обсуждая баб (ой, простите, женщин), словом, коротая время отдыха, как все остальные работяги в любой точке освоенной части галактики. Картина, не меняющаяся, наверное, от сотворения мира.
        Но время шло, запасы лития, из-за которого, собственно, и была затеяна разработка этого астероида, подошли к концу, и горняки предпочли сбросить ставший ненужным актив. За символическую цену продавали, чего уж там, вот только покупатели в очередь все равно не выстраивались. Так что положившему глаз на астероид сеньору Маркони он достался за смешные деньги вместе со всей обстановкой, которую дешевле бросить, чем вывозить. И представитель боковой ветви одной из сицилийских семей не прогадал.
        Он вообще был деловой человек, хорошо понимающий: актив может приносить нормальную прибыль только при максимуме клиентов и минимуме накладных расходов. Со вторым дело обстояло вполне сносно, астероид имел достаточно совершенную, хотя и порядком изношенную систему жизнеобеспечения, большое количество жилых помещений и складов, плюс два небольших, но вполне пристойных дока, способных осуществлять полноценный ремонт кораблей малого и среднего тоннажа или текущий большого. С персоналом тоже вопросов не возникло - на дворе бушевал очередной кризис, и хватало людей, готовых взяться за любую работу, лишь бы платили. Дело оставалось за клиентами.
        Законопослушные космолетчики предпочитали работать с более современными и удобно расположенными терминалами, поэтому Маркони сделал ставку на тех, у кого не все в порядке. Вернее, так: он готов был оказать содействие в ремонте, обслуживании, стоянке, хранении грузов и прочим услугам любому, кто платит. Тем более что астероид располагался в системе, единственная планета которой, Новая Мексика, пространство могла контролировать исключительно формально. Да и законами планеты бизнес такого рода не возбранялся, главное, чтобы налоги поступали исправно. Неудивительно, что основными клиентами Маркони стали контрабандисты, перевозчики без лицензий и, со временем, откровенные пираты. Им, летающим в основном на легких кораблях, ремонтные доки астероида подходили мало не идеально, и со временем джентльмены удачи стали здесь частыми гостями. Тем более охрана Базы поддерживала порядок, и даже смертельные враги не рисковали устраивать разборки. Пьяные драки, конечно, случались, куда же без них, но в целом База стала островком стабильности и даже некоторым центром коммерции. Не самым крупным, но все же. Маркони
сделал когда-то грамотный выбор. Бизнес процветал.
        Правда, со временем появились свои нюансы. К примеру, износ оборудования. Если на системах жизнеобеспечения Маркони разумно не экономил, оборудование доков поддерживал во вполне пристойном состоянии и даже сумел кое-что модернизировать, то с мелочами он заморачиваться не собирался в принципе. То, что некогда отполированные столы превратились в обшарпанные плиты грубого пластика, простыни в гостевых помещениях из снежно-белых стали грязно-серыми, а на стенах появились непристойные надписи, его не волновало. Клиенты не жалуются, стало быть, и так сойдет. И так вон ремонтируются без вопросов (правда, втридорога), товар, если надо, можно продать… Увы, настоящую цену не дадут, таковы правила игры. Еда натуральная вместо надоевшей бурды из синтезатора… А что? С Новой Мексики регулярно приходят потрепанные жизнью, но вполне функциональные транспортные корабли, там дары природы стоят сущие гроши. Плюс оттуда же прилетают девицы легкого поведения, деликатно именуемые персоналом оказания психологической разгрузки. И в этом названии ни слова лжи, кстати. Залетают, работают вахтовым методом, за месяц срубая
больше, чем дома иной менеджер за год. Некоторые по возвращении вполне неплохо устраиваются, замуж выходят… Впрочем, большинство прилетает и во второй раз, и в третий. Добавьте к этому наркоту и выпивку, которой на Базе валом (опять же, местные законы не препятствуют), и можно получить достаточно красочную картину местной жизни.
        В принципе, шум, который отвлек игроков, как раз и проник в помещение из-за общего упадка технического состояния вспомогательных механизмов. Если конкретно, из-за намертво заклинивших в положении «открыто» дверей. В свое время один дятел спьяну устроил драку, получил хороший пинок и врезался в них, повредив своей тупой башкой сервопривод. Дверь в тот момент отъехала в сторону ровно наполовину, и для того, чтобы восстановить механизм, требовались время и запчасти. В принципе, было бы желание - нашли бы, но Маркони не захотел возиться, остальным же было все равно. Не свое - не жалко. Дверь с помощью лома сдвинули до упора, чтоб не мешала ходить, да так и оставили. И вот теперь через проем в библиотеку проникал шум, да и разглядеть происходящее снаружи можно было.
        Смотреть-то, откровенно говоря, было и не на что. Обыденная для этих мест картина. Шагают люди, скованные попарно, чтоб не убежали. Куда? Да в один из малых складов, переделанных под кратковременное проживание большого количества людей с минимумом удобств. Такие иногда снимали для себя отряды наемников, по какой-то причине занесенные в эти места. Впрочем, чаще их использовали как тюрьму. Вот как сейчас, например.
        Откуда эти люди взялись? Тут все тоже понятно. Судя по гортанным крикам, это люди Большого Али, у него половина экипажа - арабы. «Меч пророка», корабль с громким именем, но, по сути, переделанный на скорую руку транспортник, на котором Большой Али рассекал по просторам космоса, вернулся этим утром из набега. И, стоит признать, в этот раз удача ему улыбнулась, сторицей вознаградив за предыдущие три месяца неудач. Большому Али удалось перехватить транспортный корабль Европейской ассоциации, да не простой, а в грузопассажирском исполнении. Такие порожняком не бегают, а значит, куш старый фанатик взял приличный.
        И в грузе, и в людях. Причем если первый неизвестно, что собой представляет, то второй - вот он. Человек сто, не меньше. На кое-каких отсталых планетах этих людей, особенно женщин, можно продать за хорошую цену.
        Многие обратили внимание на то, что Стоуну это зрелище как-то сбило настрой на игру. Следующие два хода он сделал рассеянно, будто мысли его витали где-то далеко от стола. И, естественно, Смит воспользовался моментом. Победа с минимальным преимуществом - это все равно победа. Что же, легко пришло - легко ушло, именно так прокомментировал свое поражение Базиль, передвинул алмазы к сопернику и хлопнул его по протянутой руке. Ну а потом оба отправились в бар обмывать результат, что, впрочем, никого не удивило - эти двое не то чтобы приятельствовали, но отношения у них были хорошие. Почему, отчего - никто не знал, да и не интересовался. Здесь в чужую жизнь лезть было как-то не принято, можно и на кинжал в печень нарваться. И уж точно никто не мог предположить, что этот маленький эпизод будет иметь большие последствия.
        Большой Али нарды тоже уважал, но играл в них исключительно со своими подчиненными. Дело в том, что игроком он был так себе, а проигрывать не любил. Раскладывая же партию в узком кругу, он каждый раз убеждался, что лучше него игроков еще не рождалось, а значит, никому и ничего доказывать не требуется. Это пускай гяуры друг с другом соревнуются, а Большой Али и без того знает, что он - лучший.
        Сейчас он, правда, ерундой не занимался, имелись у него дела поважнее. Если конкретно, то бухгалтерия. Большой Али (правда, сам он в том никогда бы не признался) имел тайную страсть - увлекался математикой. Родись он в нормальном государстве, кто знает, возможно, из него получился бы неплохой ученый. Но сложилось так, как сложилось, и уроженец Малого Египта стал пиратом. А потому и приложение своим талантам нашел на чуточку другом поприще. Финансами пират занимался лично, и конкретно сейчас, полулежа на огромном диване, он как раз просматривал файлы прихода-расхода.
        В моменты, когда на пиратского капитана снисходило желание поработать (а это случалось, надо признать, не так уж и редко), доступ в каюту посторонних категорически воспрещался. Сейчас был именно такой случай, и кроме Большого Али в помещении находилась лишь рабыня-японка, один взгляд на которую приводил к стойким мыслям о педофилии. Впрочем, она как раз занималась делом - массировала хозяйскую ногу.
        Давным-давно, еще на заре карьеры, Большой Али служил в регулярном флоте, под началом знаменитого среди арабов адмирала Хуссейна. А так как, несмотря на склонность к математике, попасть в артиллерию он не смог - увы, «теплые» места были давным-давно заняты теми, кто имел больше денег и связей, - то вынужден был пробиваться в жизни обычным десантником. И во время какого-то мелкого конфликта заполучил плазменный заряд в ногу. Десантные доспехи помогли, и конечность осталась на месте, но ожог получился знатный. Залечили, стоит признать, неплохо, однако фантомные боли периодически возникали, и, когда была возможность, Большой Али боролся с ними наиболее простым и безвредным методом. Вот и держал при себе массажистку - как он считал, наркотики, да и просто обезболивающие препараты оказывают не самое лучшее воздействие на организм.
        Вот такая жизнь. Как весы прямо - вначале летаешь по космосу и стреляешь, а потом лежишь и расслабляешься, занимаясь любимым делом. Увы, на этот раз его прервали.
        - Капитан, - голос из динамика выражал безграничное сожаление в том, что приходится отрывать хозяина от важных дел. - Тут к тебе Смит Тринадцатый явился.
        - Пропустить, - пауза была столь короткой, что несведущий человек ее и не заметил бы вовсе. С Джоном Али был знаком давно, летали вместе, было дело. И пират отлично знал: если коллега по ремеслу, даже пускай уступающий ему в формальном ранге, просит о встрече, то на это у него имеются веские основания. Как минимум стоит выслушать.
        Когда Смит вошел, то в каюте будто бы сразу стало тесно. Все же габаритами он хозяина, человека, к слову, тоже немаленького, превосходил заметно. Не спрашивая, сел в кресло, плеснул себе на два пальца из стоящей на изящном, ручной работы (трофей, который так понравился пирату, что намертво обосновался в его каюте) столе бутылки, залпом выпил и удовлетворенно крякнул. Вещь! Али кивнул довольно - мол, дряни не держим. Он, конечно, был правоверным мусульманином, периодически читал Коран и мог даже вполне квалифицированно поспорить о некоторых нюансах, в нем изложенных, однако фанатизм его имел определенные границы. Во всяком случае, в маленьких радостях жизни ни он, ни его люди себе не отказывали. Да и в больших, откровенно говоря, тоже…
        - Рассказывай, - усмехнулся пират. Смит вернул усмешку, вновь наполнил стакан и отсалютовал им старому знакомцу:
        - О чем?
        - О том, из-за чего ты оторвал меня от важных дел, - Али был терпелив и неплохо знал человека, с которым имел дело. Тот может в словесный пинг-понг минут десять играть, вне зависимости от важности дела. Впрочем, на этот раз Смит не стал испытывать его терпение.
        - Выйди.
        Он вроде бы не поворачивался к рабыне, даже бровью не шевельнул, но та четко поняла, кому предназначен этот приказ, и испарилась как по волшебству. Али удивленно приподнял брови:
        - Даже так?
        - Даже так. Извини, это и впрямь важно.
        И - опасно.
        - Говори, - Али разом подобрался и сел, глядя в глаза собеседнику.
        Тот поморщился:
        - Скажи, тебе что, жить надоело?
        - То есть? - удивленно приподнял брови пиратский капитан.
        - Так и есть. Пленных захватил? Молодец, продашь, и неплохо. Но зачем ты их по коридору гоняешь?
        - Не понял.
        - А чего тут не понять. Прогнал их по центральному коридору. Зачем?
        - Потому что он самый удобный. Тебе-то какая разница?
        - А такая. Среди них как минимум один имеет отношение к Империи.
        - Это с чего ты так решил?
        - А с того, что Стоун услышал русскую речь.
        - Мало ли кто говорит по-русски? - Али выглядел удивленным. - Язык-то распространенный.
        - Ага, только твои придурки этого не знают. Скажи, кто, будучи в плену, заговорит на русском языке? В каком случае? Только если он для него родной, или он обращается к русскому. Ты понимаешь, о чем я говорю?
        Али понимал. Еще как понимал. Империя - это не шутка, русские способны устроить большой тарарам и, как говорят в Альянсе, надрать задницы кому угодно. И своих они не бросают. Это у них практически с времен формирования Империи стало официальной политикой и национальной идеей. Но…
        - Он мог ошибиться?
        - Викинг? Сомневаюсь. Так что проблемы могут случиться нешуточные.
        - Кто ж узнает?
        - Стоун узнал. А кто другой мог узнать и не подать виду. Чтоб потом информацию продать.
        - Да ерунда все это, - отмахнулся Али. Его восточный менталитет все же иногда мешал с ходу признать очевидное. Смит эту черту характера собеседника знал и спорить не пытался, лишь рукой махнул:
        - Ладно, поступай, как знаешь, но я тебя предупредил.
        - Успокойся, Джон. Даже если твой Стоун прав, и кто-то в толпе говорил по-русски, это еще не значит, что он имеет отношение к Империи. В космосе много планет, а людей еще больше. Да и этих… Я завтра отправлю всех отсюда. Честно говоря, не привозил бы вообще, но третий маневровый сдох окончательно, пришлось вставать на ремонт.
        Смит пожал плечами и встал:
        - Ты не обижайся, Али. Я тебя давно знаю и уважаю, но иногда твоя упертость лишняя. Когда сюда придет Империя, лично я хочу оказаться от Базы как можно дальше. Жить хочется, привык я как-то… В общем, я тебя предупредил. Думай.
        И ни один из собеседников не мог подумать, что их разговор слышит еще кто-то. Точнее, подслушивает. За подобное Али лично смахнул бы наглецу голову фамильным ятаганом. Случались прецеденты. И все же человек, готовый рискнуть, нашелся. И, как оказалось, не напрасно.
        Ночь на космической станции, вне зависимости от ее размеров и оснащения, понятие относительное. И причина тому самая что ни на есть банальная - живущие внутри нее люди не зависят от внешних источников света. Включишь лампы - будет тебе день, выключишь - ночь, как-то так.
        Но людям все равно на что-то надо ориентироваться, именно поэтому они так и остались верны старинному двадцатичетырехчасовому графику. И соблюдается он одинаково и на пассажирских лайнерах, и на военных кораблях, и на таких вот пиратских базах. Разумеется, на разных планетах и сутки отличаются, поэтому тем, кто привык к более длительным или коротким дням и ночам такой стандарт не всегда удобен, но и недовольство свое никто всерьез не высказывает. Так, могут поворчать, но и только - идти против общего стандарта попросту невыгодно.
        Именно поэтому в строго отведенное время на Базе наступила ночь, и народ расползся по каютам - спать. Освещение в коридорах, правда, осталось, но только в центральных. В мелких, боковых и технических, оно и так-то не было слишком интенсивным, потому что за годы интенсивной и не очень бережной эксплуатации часть осветительных панелей вышла из строя, а остальные покрылись толстым слоем пыли. На ночь оставался только дежурный свет, в четверть от стандартного, а с учетом местных реалий и того меньше, и потому видимость была отвратительной.
        Впрочем, дежурному оператору происходящее в тех коридорах было совершенно неинтересно. Запись идет, контрольные датчики тревогу не поднимают - стало быть, и оружие, энергетическое либо стрелковое, не применяется. А более «спокойные» нарушения вроде поножовщины, случись нужда, завтра разберут. В конце концов, для того камеры и установлены. К слову, стычки с ранеными и трупами случались регулярно, никого особо не удивляли и людей, выбравших профессию с риском, не напрягали. Так что пусть их. Задача оператора - чтоб камеры работали, и только.
        На человека, вышедшего из своей каюты в одном из таких коридоров, никто не обратил внимания. В самом деле, каюты здесь без удобств, санузел на весь блок один. Делались-то они для шахтеров, а те не лорды. Работать сюда приехали, деньгу зашибать, а не на пляжах валяться. Смена контингента ничего не изменила, а потому народу, решившего прогуляться «до ветру» или принять душ, хватало. Правда, большинство отбегалось заметно раньше, но мало ли какие у человека привычки либо проблемы. Вышел - и вышел. А учитывая, что идет чуть согнувшись, скорее всего, с вечера сожрал что-нибудь не то. Еда с Новой Мексики была вкусной, имела национальный колорит, но подходила далеко не всем. Так что нагрузка на унитазы здесь всегда была повышенная, хе-хе…
        Человек и впрямь отправился в сортир, где честно справил малую нужду. А вот дальнейшие его действия уже заметно отличались от тех, что обычно проделываются. Камер видеонаблюдения в туалете не имелось. Вернее, когда-то их там устанавливали, но после смены хозяев новые постояльцы очень быстро выдернули камеры с корнем. В отличие от работяг, вынужденных терпеть подобное вмешательство в личную жизнь согласно контракту, нынешние постояльцы Базы могли за такое и шею свернуть. Поэтому досмотр ограничивался коридорами и общественными местами, что посетителя туалета вполне устраивало. Правда, существовала еще вероятность, что оператора заинтересует причина, из-за которой человек наглухо завис в санузле. Но она была столь малой, что ею можно было пренебречь, а включить отслеживание входящих-выходяших к компьютеру Базы никто не подумал, об этом человек позаботился узнать заранее.
        Потом - душевая. Не самый удобный из блоков, как решило бы большинство, но только не этот посетитель. Он мыться и не собирался, вместо этого быстро переоделся в извлеченный из сумки якобы со сменным бельем облегающий темный комбинезон и того же цвета скрывающую лицо шапку-маску. Потом достал набор отверток, с помощью которого в два счета снял небольшой щиток из толстого пластика. Именно наличие здесь этой практически сливающейся с камнем стен пластины и обуславливал его выбор кабины. Потому что когда она аккуратно вышла из пазов, за ней открылся вход в технический коридор, о котором вообще мало кто знал.
        Протиснуться в не слишком широкий проем оказалось достаточно сложно, еще тяжелее - закрепить изнутри плиту так, чтобы это не бросалось в глаза. Но человек справился с задачей, после чего решительно направился по коридору, тускло подсвеченному и узкому. Впрочем, он шел уверенно, ибо план вызубрил намертво. Судя по толстому слою пыли, этим путем давно никто не ходил, что радовало. И он шел, словно привидение в каком-нибудь старинном замке, прямиком к своей цели.
        Несмотря на достаточно внушительные по меркам астероидов размеры, в абсолютных цифрах он был не так уж и велик. Соответственно, и коридоры Базы, что рабочие, что технические, на поверку оказались не слишком внушительными. Не прошло и трех минут, как посетитель достиг своей цели и с интересом огляделся. Интересные у строителей были задумки, технические коридоры от посторонних глаз скрыты, зато из них наблюдать можно за чем угодно. Вряд ли паранойя, скорее, все же трезвый расчет, только причина решения неясная. Впрочем, незваному гостю на это было плевать.
        Куда важнее казалась система видеонаблюдения. Она здесь была архаичная, проводная - впрочем, в космосе такой метод, как ни странно, прижился и сдавать позиции не собирался. Все же обилие посторонних излучений добавляло целую гору проблем, а хорошо защищенный кабель позволял неплохо блокировать помехи. Здесь, в недрах астероида, ими можно было и пренебречь, но какой смысл возиться, если проще взять стандартную раскладку, дешевую и надежную? И, к слову, подключиться к ней тоже намного проще.
        Никто и не заметил, как единственная установленная в этом тупичке камера начала передавать не в режиме онлайн, а запись одной и той же картинки с дремлющим часовым. А чего бы ему не дремать? Заступил на пост час назад, сменят еще через три часа. Правда, есть еще и сам охраняемый объект, но как раз за него смысла беспокоиться особого не было. Тяжелые ворота склада заперты, изнутри их не открыть в принципе, да и снаружи сделать это не так-то просто. Бесшумно уж точно не получится. Плюс вне боя подчиненные Большого Али дисциплиной вообще не отличались. Так что сел часовой у обшарпанной стены, поставил рядом архаичный французский лучемет с коротким толстым дулом и принялся спокойно похрапывать.
        Само собой разумеется, что вышедшую будто бы из самой стены темную фигуру он не заметил. И так же не заметил, как сон его стал еще глубже. Человек в маске аккуратно убрал пистолет-инъектор - убивать кого-либо без нужды ему не хотелось. Профессионал может оставить за собой горы трупов, но сделает это лишь в случае, когда убивать действительно необходимо. Сейчас этого не требовалось, и часовой остался жив. Через два часа он проснется с гудящей, будто с перепою, головой, но это будет наименьшей из его проблем.
        Проход на склад именовался воротами несколько преувеличенно. Обычный шлюз под размер стандартного погрузчика. Запертый. Нужны или пароль, или полкило взрывчатки, которая, несомненно, перебудит всю Базу. Человек несколько секунд рассматривал кодовый замок, потом вытащил из кармана микрокомпьютер и ловко подключился к резервному вводу. Теоретически для взлома такого замка с помощью внешнего устройства потребовалось бы несколько часов. Это если не знать аварийных кодов, разумеется. Пятнадцать секунд - и запирающие ворота клинья с тихим, различимым, скорее, по едва заметной вибрации камня, шелестом уползают в стороны. А потом титановая пластина мягко и беззвучно уползает в сторону, открывая большое, освещенное тусклыми лампами помещение.
        В используемом как большая тюремная камера складе находилось человек сорок. Некоторые спали и сейчас, разбуженные неожиданным визитом, щурились и хлопали глазами. Остальные просто смотрели на вошедшего, кто-то испуганно, кто-то зло, кто-то устало-безразлично. Нормальный спектр эмоций, в принципе. Человек в маске окинул их взглядом и негромко спросил:
        - Штурман есть?
        Один из лежащих, худой человек средних лет с перевязанной бинтами рукой, так же негромко ответил:
        - Я штурман.
        - Это хорошо. Значит, так. По моей команде выходим и, соблюдая тишину и спокойствие, ни на что не обращая внимания, идете за мной. Я доведу вас до причала, где находится ваш корабль. Садитесь на него и валите так быстро, чтобы никто не смог даже след ваш разглядеть. Ясно?
        - Что происходит? - раздался женский голос откуда-то из глубины зала. По-английски, но, судя по откровенно-плебейскому построению фраз, говорившая была с одного из периферийных миров Альянса. - Я требую…
        - Заткните ей рот, - приказал незнакомец.
        На мгновение завязалась возня, потом звук удара, и дамочка заткнулась. Видимо, среди пленных нашлось достаточно здравомыслящих людей. Человек в маске удовлетворенно кивнул:
        - Все, собирайтесь. У вас примерно семь минут. Потом начинаем движение. Штурмана вывести любой ценой, хоть на руках его несите. Без него корабль не полетит. Остальные - по способности, отстанете - ждать не будем. Все поняли?
        Разномастный, но дружный гул послужил ему ответом. Все правильно, на рудники или евнухом в гарем никто не хочет, и осознание перспектив стимулирует работу мозга. Впрочем, и собираться им особенно не требуется, все равно при себе ничего нет.
        Процесс стронулся с мертвой точки не через семь и даже не через восемь, а почти через девять минут. Это вписывалось в заложенные диверсантом временные рамки, но все же он начал самую малость тревожиться. А потом негромко бумкнуло, астероид едва заметно вздрогнул, и сразу же пропал свет. Еще пятнадцать секунд - и, в строгом соответствии с регламентом, вспыхнули красные лампы аварийного освещения. Все, можно начинать.
        - За мной!
        Они шли по коридорам, удивительно на взгляд непосвященных пустынным. А так - все понятно. Сейчас люди бегут по другим коридорам, центральным, к своим кораблям. И имеют при этом кучу проблем. Взрыв произошел на противоположной стороне Базы. Не такой и сильный, кстати, но слегка повредивший док. Тоже неудивительно - именно в нем взорвался разъездной катер с «Морского змея», уже неделю стоящий там в ожидании ремонта. Учитывая, что единственный на Базе специалист по ремонту систем управления неделю как лежал в запое, наклюкавшись ядреного, настоянного на местных галлюциногенных ягодах, самогону, и очередь на ремонт скопилась изрядная, простоять он мог еще долго. Но, увы, не дождался - рванул. Хорошо еще, таким суденышкам реакторов не полагалось, только накопители, но все равно грохнуло неслабо.
        Ситуация, в общем-то, неприятная, но далеко не самая страшная. Особенно учитывая, что катер пришвартован с внешней стороны, в космосе, ударной волны нет. Ну, разрушилась обшивка несколько внешних отсеков, и только. Их практически сразу заполнила герметизирующая пена, так что существованию Базы ничего, в общем-то, не угрожало. Но еще одним последствием взрыва явился мощнейший всплеск электромагнитного излучения, а это уже серьезнее.
        Вообще, теоретически это возможно. Практически же всплески, как правило, очень слабые. Но есть один нюанс - если не знать, как увеличить их мощность. Тот, кто вечером копался в катере, знал. И потому вся аппаратура Базы частью сгорела, частью просто зависла. На какое-то время астероид был обесточен, не работали управляющие контуры, а главный компьютер Базы выдавал вместо команд беспорядочный набор символов. Сколь долго будет длиться это безобразие, оставалось лишь гадать, а потому беглецам следовало поторопиться.
        Сзади раздались громкие рыдания. Человек в маске повернулся, увидел, пожалуй, самое слабое звено в их группе - мальчишку лет шести, упавшего, разбившего колено и теперь, вместо того чтобы встать и бежать, обильно размазывающий по лицу крупные, словно виноградины, слезы. Около него уже клушами суетились две женщины. Мужчина скривился, это было видно даже через маску:
        - Тащите в общем темпе или бросьте его на хрен. Времени нет.
        - Как вы можете…
        - Можете оставаться с ним. - Времени для полемики не было, но тот факт, что остальные, включая мужчин, никак не пытались помочь упавшему, он отметил. Штурмана буквально несли на руках - он, как оказалось, серьезно пострадал во время схватки, когда орлы Большого Али ворвались на корабль. Но то, что его волокли, неудивительно - без штурмана кораблю не уйти из системы. На ребенка же всем было плевать. Ну, почти всем. Женщины булькнули возмущенно, подхватили мальчишку под руки. - И рот ему заткните, не хватало еще, чтобы нас услышали…
        То ли ребенок успокоился, то ли они выполнили его приказ, но рев как-то разом прекратился. А еще метров через триста они уперлись в узкий, как прямая кишка, коридор, у входа в который стоял человек.
        Он был велик ростом, широк в плечах и, казалось, в одиночку загораживал все пространство. И на лице его тоже была надета маска - копия той, что носил предводитель беглецов. Толпа разом затормозила, и лишь человек, возглавлявший ее, шагнул вперед:
        - Ты все сделал?
        - Да. Люки разблокированы, охраны нет.
        - Спасибо. Я твой должник.
        - Не переживай, космос мал, и увидимся, и сочтемся. Может, останешься?
        - Не думаю, что это хорошая мысль. Слишком большая вероятность, что раскопают концы.
        - Смотри сам. Удачи.
        Они обнялись, и предводитель махнул рукой - вперед, мол. Пленные гуськом, пригибаясь, так как потолок коридора был слишком низким, шустро побежали к кораблю. Здоровяк шагнул в сторону, уже почти скрылся в боковом коридоре - и именно в этот момент раздался отчаянный крик.
        Им было бы плевать на крики - в конце концов, сейчас на станции творился жуткий бардак. В такой ситуации ожидать можно все, что угодно, и поножовщина в такой ситуации сущая мелочь. Но, во-первых, в крик вплетались азартные вопли на русском, а во-вторых, тот, кто привел сюда беглецов, уже сообразил - пацан, разбивший колено, и две не захотевшие бросить его тетки, отстали. А главное, крики доносились как раз оттуда, где они сейчас должны были находиться. И человек, выводивший пленных, не раздумывая бросился туда.
        Картина, представшая перед ним за первым же поворотом, выглядела достаточно сюрреалистично. Точнее, часть ее была вполне логичной - сидит женщина, прижимая к себе пацана, и зажимает рукой лицо. Даже в неярком свете аварийных ламп заметно, что оно уже наливается нездоровой синевой, как это и положено после хорошего, смачного удара. Ну и четверо пиратов… А вот дальше - сплошной сюрреализм, поскольку из этой четверки двое небоеспособны. Один лежит, скрючившись и вцепившись в собственные гениталии, а второй сидит рядышком и баюкает сломанную руку. А перед оставшимися на ногах стоит вторая женщина в стойке, весьма напоминающей разъяренную кошку.
        Только вот шансов у нее не было. Женщина, что физически, что в рукопашной, слабее мужчины, если тот, конечно, не полный неумеха. Сейчас противников было двое, и драться они умели - других на Базе и не встречалось. Их получилось застать врасплох, когда вместо не способной оказать сопротивление жертвы перед ними оказался подготовленный боец, но сейчас…
        Похоже, расклады понимали все трое. Пираты (а это были именно пираты, абордажники с «Геркулеса») неспешно двигались вперед, уже обмениваясь шуточками по поводу того, что сделают после драки, женщина отслеживала их движения… А потом в схватку вмешалось новое действующее лицо, и все завертелось не по сценарию.
        Бегущий не скрывался, просто двигался очень быстро, и женщина успела лишь отпрыгнуть в сторону. Впрочем, человека в маске она сейчас интересовала в последнюю очередь. Бросок! Его противники начинают движение, но - медленно. Слишком медленно - тут и неожиданность в смене ситуации, и просто совсем иной уровень подготовки…
        Со стороны это выглядело очень эффектно. Кажущаяся размазанной из-за скорости фигура буквально проскочила мимо ближайшего пирата, словно бы мимоходом слегка задев его левой рукой. Этого «слегка» как раз хватило, чтобы отшвырнуть абордажника в сторону, обеспечив соприкосновение головы со стенкой коридора. Характерный звук удара пустого о твердое - и пират оседает, а его товарищ к тому времени уже переворачивается в воздухе, да так, что ноги его чиркают по потолку.
        И с мокрым шлепком падает на пол. Все это действо занимает едва пару секунд.
        - Я же сказал - бросьте его к черту! Идиотки! - после чего одним движением, словно котенка, подхватил мальчишку за шиворот, второй рукой точно так же зацепил женщину с фингалом и без видимых усилий потащил их по коридору. - Бегом!
        Они пробежали едва половину расстояния, как раздался характерный лязг и, почти одновременно, шелест закрываемых перегородок. И это было просто замечательно, потому что сразу вслед за лязгом станция вздрогнула, как это всегда и бывает при «холодном» старте. Если, разумеется, кто-то решил не отстыковывать корабль - при аварийном старте бывает…
        - Проклятие! - мужчина остановился так резко, словно налетел лбом на бетонную плиту. Разжал руки, от чего и пацан, и женщина, практически с одинаковыми звуками плюхнулись на пол, и ударил кулаком о стену. - Уроды!
        - А я тебе говорил, - из темноты навстречу ему выдвинулась массивная фигура. - Не доверяй людям. Ты им помог - они тебя бросили.
        - Ты еще со своими нравоучениями…
        - Не переживай. Дядюшка Джон об этом подумал и о тебе, дятле, позаботился. За мной!
        Вновь короткий бег по коридорам - и вот он, финал.
        - Такой тебе подойдет?
        - Чей он?
        - Хромого. Его и ободрать не жалко.
        - А команда?
        - Один здесь, другой внутри дрыхнет. Остальные вечером пили. Теперь в гостевом комплексе спят. Я позаботился, до утра их пушкой не разбудишь. Бегом давай!
        Центральный причал не пользовался у ретроградов-космонавтов популярностью. В свое время здесь загружали на корабли руду, и причал строили с размахом. В результате получилась выемка пяти метров высотой и в сотню длиной. Оставить столь внушительное пространство без внимания было просто невозможно. Маркони просто не мог оставить такое богатство пропадать - но, с другой стороны, и устраивать там жилые, бытовые либо складские помещения не получалось. Фонило там. Не то чтобы сильно, два-три часа, даже сутки человеку проблем не доставят, однако за неделю-другую (а товары могли лежать и дольше) полученная доза радиации могла выйти уже значительной. Именно поэтому сооружение начали использовать по назначению. Вот только дизайн Маркони решил не менять - и, как оказалось, просчитался.
        Теоретически оптический бронепластик мало уступает по характеристикам стали. Практически же напоминающая мыльный пузырь невесомая пленка (ну и пускай там стенки в полметра толщиной) доверия привыкшим к кондовой броне звездолетов космонавтам не внушала. И даже тот факт, что на нее в любой момент можно опустить титановые пластины, дела не менял. Не нравилось людям ощущение единения с космосом, хоть тресни. Нет, туристам бы понравилось… наверное, но суровые, не склонные к романтике профессионалы воротили носы. У них профессиональный сдвиг и психологическая несовместимость. Именно поэтому к центральному причалу корабли швартовались редко и по необходимости, сиречь отсутствию более престижных, пускай даже неудобных мест. Но, конечно, хоть снаружи, хоть изнутри смотрелось здорово!
        Сейчас у причала располагался один-единственный корабль. Хороший корабль, даже, можно сказать, красивый. Впрочем, боевые корабли вообще красивы. Но построенные в Империи практически всегда отличались от большинства своих собратьев редким сочетанием утилитарности и изящества дизайна. Неудивительно, что этот корвет типа «Волхов» на фоне сборной солянки, присосавшейся к причалам Базы, выглядел словно породистый кот среди помойных собратьев.
        И, будучи сейчас перед глазами во всей красе, невольно завораживал.
        Впрочем, корабль был стар. Не внешне, а морально и физически. В Империи такие корветы сняли с вооружения лет двадцать назад. Откуда Хромой, беспредельщик и наглец, его раздобыл, он, естественно, не распространялся. И потому, что был личностью скрытной, и просто не успел - всего несколько часов как пригнал новую игрушку. Хотя и так ясно - или где-то наткнулся на плохо охраняемый отстойник, в котором расположились законсервированные на черный день ветераны, или, как вариант, добыл у кого-то, кому Империя распродавала устаревшую технику. Учитывая, что желающих хватало, выбор вариантов более чем приличный.
        Тем не менее для пиратства возможностей корвета хватало даже с избытком. И Хромой, разумеется, мог быть доволен своим приобретением. Зато многие другие (а недоброжелателей у ухитряющегося поссориться с любым собеседником через пять минут разговора пиратского капитана хватало) смотрели на его новый корабль с неодобрением. И потому, во избежание эксцессов, у шлюза караулил один из людей Хромого. Судя по недовольной роже, ему не слишком-то было по душе это занятие, тем более во время аварийной ситуации, однако же он мужественно стоял, не делая попытки оставить свой пост. В команде Хромого желающих связываться с капитаном найти не удалось бы при всем желании. Дураков нет.
        Часовой бдел, но, увы, размеры причала и освещение сыграли с ним злую шутку. Слишком много оставалось плохо освещенных мест, по которым грамотный человек способен подойти бесшумно. Не прошло и двух минут, как позади него выросла темная фигура. Миг - и пират осел.
        - Живой? - остальные участники их забега оказались рядом через какую-то секунду.
        - Да живой, живой. Только мне и надо, что его убивать, - оглушивший часового нагнулся над замком. Обычно корабли не охранялись, но и попасть в них так запросто вряд ли получилось бы. Проход в шлюз блокируется, не имея карты доступа вскрыть его не так просто. Однако сейчас уже само наличие часового оказалось слабым местом - у него-то карта была. Короткое движение - и люк с шипением отошел в сторону, пропуская диверсанта.
        - Питер, это ты? - тяжелые шаги не смог заглушить даже мягкий пластик палубы.
        - Я, я…
        - Что у тебя с го…
        - С голосом у меня все в порядке, - после этих слов на причал было выпихнуто еще одно бесчувственное тело. - Все на борт. Джон, спасибо тебе. Может, ты с нами?
        - Да кому я там нужен? - развел руками здоровяк.
        И в этот момент вспыхнул свет.
        Просто удивительно, с какой скоростью огромное помещение может заполниться народом. Точнее, не так уж много народа здесь оказалось, но двигались ворвавшиеся на причал предельно шустро, грамотно рассредоточиваясь. Абордажные группы Хромого и Большого Али, капитанов, обычно не слишком ладивших, на сей раз действовали в трогательном единении. Опытные, хваткие головорезы, не раз и не два бравшие приступом корабли и космические станции, высаживавшиеся на планетах, громя многократно превосходящие их численностью гарнизоны… Впрочем, и противники были им под стать.
        Не сговариваясь, мужчины синхронно ушли, один вправо, другой влево от шлюза. Как ни странно, это давало им немалое преимущество - атакующие не могли применять энергетическое оружие. Пластиковое окно, при всей своей толщине и прочности, для ударов энергетического оружия уязвимо, а значит, стрелять по цели из лучеметов смертельно опасно для всех. Промахнешься, дырку сделаешь - и все. Отнюдь не факт, что система аварийной герметизации сможет ее перекрыть. Вот и пришлось абордажникам отказаться от лучеметов. Сейчас им более всего подошли бы станнеры, но вот их-то никто с собой прихватить не догадался. В результате пираты вынуждены были пустить в ход надежное, но маломощное пулевое оружие, тогда как их противники такими самоограничениями, равно как и излишним человеколюбием, не страдали. Это раньше они старались не убивать - и, в принципе обходились пока без трупов, но сейчас разговор шел о собственной шкуре. И залп их оказался сокрушительным.
        Лучемет - оружие, при снайперской стрельбе немногим опаснее классических систем, но крайне эффективное для стрельбы по площадям. И, в отличие от пуль, бронежилеты против высокотемпературной плазмы защита никудышная. Атакующие моментально ощутили это на собственной шкуре, когда потоки энергии буквально просеки прорубили в их рядах. И тем, кто умер сразу, еще повезло. Стены, казалось, вздрогнули, когда не успевшая рассеяться энергия погасилась камнем, и расплавленная порода стекла на пол…
        Кого-то более слабого в поджилках это остановило бы - но не пиратов. Они видели и не такое, а жизнь привыкли не слишком ценить, ни свою, ни тем более вражескую. Вынужденную нехватку огневой мощи они тут же компенсировали плотностью залпа, и один из защитников корвета осел на пол. Вот только дело свое он уже сделал - за те несколько секунд, что атакующие потратили на него, женщины, волоча за собой испуганно верещавшего мальчишку, успели спрятаться на корабле, под защиту брони. А затем свет выключился снова.
        Уцелевший обороняющийся среагировал моментально, выдав плотную струю плазмы из лучемета. Попал, не попал - не суть важно. Главное, что те пираты, у кого автоматически включились тепловизоры, моментально ослепли от вспышки. Кто-кто, а уж он-то знал, что бойцы абордажных групп что у Хромого, что у Большого Али пользуются в основном доступными, а значит, сравнительно дешевыми моделями. Обратная сторона дешевизны - отсутствие некоторых важных функций вроде блокировок таких вот вспышек. Так что по глазам наверняка резануло качественно. Да и те, кто шел без электронных костылей, тоже оказались не в лучшей ситуации - после яркого света зрению надо время для адаптации. Немного. Однако полученную фору требовалось использовать.
        Бросок к товарищу. Живой, нет - пока неважно, выяснять нет времени. Рывок! Ух, да что ж ты такой тяжелый уродился-то… Зараза! Выживешь - на диету сядешь… Тут же стало вроде бы чуть полегче - и быстрый, тихий шепот:
        - Кабели перебиты. Две минуты есть.
        Выяснять, кто это нет времени, сзади вновь гремят выстрелы, частые и неприцельные. Пули рикошетируют от прозрачных стен по непредсказуемым траекториям, одна бьет в плечо. Ощущения - словно конь лягнул, но бронежилет, хороший десантный, еще со службы, выдерживает. Однако же так сдуру и попасть могут. Сзади пискляво ойкают, и он не глядя перехватывает кого-то удивительно легкого и мелкокостного. И так, волоча за собой два тела, вваливается на корвет.
        Тяжелая броневая плита шлюза закрывается за спиной. Узкий коридор, в котором одна из женщин пытается успокоить мальчишку. Идиотка! Второй, той, что пыталась остановить (и, кстати, остановила) пиратов в коридоре нет - он, причем изначально, в том не сомневался. Разжать руки, обернуться, удивленно приподнять брови… Времени нет! Короткое:
        - В диагност их, живо! И пристегнитесь!
        И бегом по коридору. Хорошо еще, на корветах они достаточно короткие. Не дредноут, чай…
        Рубка корабля была такой же, как и в стародавние времена. Никаких изменений. Впрочем, кто ж их будет производить, а главное, зачем? Все и так продумано до мелочей. Мерцали огни на архаичного дизайна пульте, выдавали информацию экраны… Так с ходу и не разберешь, какую - на таких кораблях он не бывал давненько. Однако главное понятно с порога - энергосистема активирована, корабль под контролем. Женщина сидела в пилотском кресле, и руки ее метались над пультом вспугнутыми бабочками. С такой скоростью может работать лишь человек, не просто летавший на таком вот корабле, но и делавший это много раз и сравнительно недавно. Моторика еще не ушла.
        Движения плавные и вроде бы неторопливые, однако столь точно выверенные, что темп получается куда выше, чем у неподготовленного человека. Сесть в кресло штурмана. Пристегнуться, иначе при резком маневре вполне можно улететь пустой головой аккурат в ближайшую переборку. Проверить работу пульта. Активировать главный оружейный комплекс - он, вообще-то, обычно находится под контролем пилота, но той сейчас не до стрельбы. Бросить взгляд на место пилота и мысленно выругаться:
        - Ты что делаешь?
        - Стартую…
        - Ты не отстыкована, надо ломать шлюзовые захваты.
        - И что? - окрысилась женщина. - Сейчас я…
        Он вновь мысленно выругался. Ажурно-невесомые и вроде бы несерьезные на вид захваты на самом деле вполне способны удержать корабль побольше старого корвета. Та, что сидит в кресле пилота, явно не понимает, что если будет подавать энергию на двигатели в стандартном режиме, то не оторвется. Возможно, раскрутит Базу вокруг оси. Может быть, астероид и вовсе сойдет с орбиты - дури имперским двигателям хватит. Но отрываться надо иначе…
        - Управление на меня!
        Женщина недовольно скривилась, на перемазанном грязью лице это выглядело даже забавно, однако подчинилась. Мужские пальцы легли на джойстик, рука ощутила, как просыпается в сердце корабля могучий, но пока что крепко удерживаемый в узде зверь. Вспомнилось об оставшихся в коридоре, но ждать было уже некогда - пираты опомнились, сквозь прозрачный экран было видно, как они тащат что-то большое и явно мощное, отсюда не разберешь, что именно. Что же, кому-то не повезет, а кому именно - покажет время.
        Корвет содрогнулся. Вместо плавного старта - экстренный запуск маршевых двигателей. Кресла протестующе заскрипели. Рывок - и бальзамом на душу понимание, что им удалось вырваться. Звездолет уходил, и на кормовых экранах хорошо была видна стремительно удаляющаяся база с торчащими из развороченного причала обломками конструкций. Он успел еще рассмотреть человеческую фигуру, выбитую в космос потоком воздуха - кажется, разгерметизация получилась качественная. Но что происходило дальше, понять было уже невозможно - руки аккуратно, как учили, шевельнули джойстик, и корвет послушно клюнул носом, заслонив картину ярко-желтым факелом выхлопа маневровых двигателей. Поехали!
        Инстинкты орут: беги! Опыт требует: атакуй! Обыватель последует инстинкту, но здесь и сейчас за штурвалом сидел человек малость иного склада. Разворот…
        - Куда… - пискнули из соседнего кресла и осеклись. Все правильно, что происходит, она тоже поняла. Не дура, чай, да и не с улицы человек. Возле Базы пришвартована куча звездолетов. Большая часть вооруженные транспорты, в бою с корветом не хищники, а жертвы, их команды все понимают и на рожон не полезут. Но есть и пара стареньких корветов, мало уступающих свежеугнанному. Теоретически мало уступающих - по факту их техническое состояние оставляет желать лучшего, однако их все же двое. А еще фрегат, старый, но хорошо вооруженный, и эсминец. Что тот, что другой способны раскатать беглецов в космическую пыль, и сидящему за штурвалов человеку этого очень не хотелось.
        Руки скользнули по пульту, едва заметными движениями намечая цели. Фрегат, корветы, эсминец… На эсминце пальцы чуть дрогнули и после короткой, практически незаметной со стороны паузы коснулись ярлыка ближней связи. Привычно, без участия мозга, выбрали частоту и после еще одной, столь же короткой, паузы втопили кнопку вызова. Через мгновение в рубку корвета ворвался разноголосый мат, но человек не обратил на него внимания.
        - Эй, конфедераты![1 - Роберт Эдвард Ли, генерал времен гражданской войны в США. Воевал на стороне Юга (Конфедерация).] Молчать и слушать!
        - Ты что, придурок, сдурел? - завопили с той стороны, однако этот шквал возмущения был оставлен без внимания.
        - Я сказал молчать и слушать. У вас минута, чтобы покинуть корабль, потом я взорву его к чертям. Выполнять!
        В том, что приказ будет выполнен, он не сомневался ни на миг. Пираты - отнюдь не герои, которыми их так любят изображать в романах. И не эпические злодеи, во всяком случае, большинство. Как правило, это обычные грабители. Если их хорошенько прижать, драться могут и мужественно, и умело, однако в ситуации, когда есть возможность спасти шкуры, воспользуются благоприятным раскладом незамедлительно. Сбегут не задумываясь и не мучаясь угрызениями совести. Да и вообще, умеют нападать внезапно и лихо маневрировать, но воюют так себе. И совершенно не жаждут схватки с противником, способным на что-то большее, чем пара бессильных проклятий, а в особенности имеющим тактическое преимущество. Именно поэтому даже при не самых удачных раскладах корабли регулярного флота с четко поставленной целью и спаянным дисциплиной экипажем чаще всего побеждают.
        Ровно минуту спустя орудийные башни корвета выплюнули порции высокотемпературной плазмы, изувечив борт эсминца. Еще через несколько секунд экзекуции подверглись остальные боевые корабли, после чего звездолет развернулся и ушел прочь, сопровождаемый заполнившими эфир проклятиями. Обстрел не был смертелен для пиратских кораблей, но такая цель и не ставилась. Главное, в погоню на них сейчас пуститься не получится. И пусть это, возможно, стало ошибкой, но убивать тех, с кем он не один год если не стоял плечом к плечу, то уж, во всяком случае, не раз пил в баре, человеку за пультом не хотелось.
        Несколько секунд в рубке царило молчание, лишь порхали над пультом руки. Не так быстро, как у случайной напарницы, но куда более целенаправленно. И соответственно, результат их обладатель получил быстро. Затем он отстегнул ремни, пару раз глубоко вздохнул:
        - Бери управление. Курс я задал.
        - А… куда мы?
        - За теми придурками, что нас здесь бросили.
        - Какой смысл?
        - Ты штурман? Нет? Я, представь себе, тоже. Единственный человек, хоть как-то разбирающийся в этом предмете, лежит в коридоре, и я даже не знаю, жив ли он. Без штурмана из системы не уйти, а оставаться здесь слишком опасно. Поэтому догонять их все равно придется. Все, руки на штурвал и не спи! Я понятия не имею, куда они подевались, но быстро им на своем корыте из системы не уйти. Поэтому обшарь окрестности, но эту лайбу мне найди!
        То ли логика сказанного, то ли чистый, безо всякого акцента русский язык подействовали, и женщина, приняв управление, умничать не стала. Мужчина же встал из кресла, с видимым наслаждением потянулся и вышел в коридор. Чтобы в очередной (отнюдь не первый в жизни) раз убедиться: пренебрежение правилами техники безопасности весьма чреваты для здоровья.
        Раненых в медотсек, где по всем правилам должен стоять диагност, естественно, никто не потащил. И пристегнуться к креслу согласно действующему регламенту, пассажиры тоже не захотели. Вместо этого женщина, похоже, вновь занялась пацаном. На взгляд мужчины, изрядно доставшему малолетнему истерику вообще нечего было делать на борту, а тут еще он послужил отвлекающим фактором…
        В общем, если кратко, то в момент непривычного для летавшего только на гражданских кораблях человека ускорения женщину швырнуло на переборку. А та, вот зараза, сделана была из тонкого, но прочного листа отличного титана. Сейчас невольная пассажирка лежала без сознания, а на лбу ее красовалась внушительных размеров шишка идеального цвета. Именно такими оттенками пользуются художники-маринисты, рисуя океан. Угрозы жизни такая травма явно не представляла и была, может статься, даже полезна. Во-первых, отучит дуру игнорировать приказы, а во-вторых, обеспечит некоторое время относительного спокойствия.
        Мальчишка сидел рядом и тихо поскуливал. Наорался сегодня уже, цинично подумал мужчина. Сил не осталось. Судя по перекошенному лицу и неестественно вывернутой руке, или вывих, или даже перелом он заработал. Ну и хрен бы с ним, от этого не умирают, во всяком случае, в ближнесрочной перспективе. Куда больше мужчину интересовали сейчас два других участника безобразия - травмы их он полноценно оценить пока не мог, а учитывая, что диагност на кораблях этого типа ставился один-единственный, не исключал вероятности проблемы. Если конкретно, того, что после ранений и маневров кем-то придется жертвовать, и решение принимать вот прямо сейчас. Неприятная перспектива. А ведь еще неизвестно, работает ли диагност.
        Напарник дышал. Тяжело, с хрипами, но дышал. На груди пузырилась кровь - очевидно, пуля ухитрилась не только пропороть бронежилет, но и пробила легкое. Еще одна рана… Черт, позвоночнику тоже досталось, а потом еще перегрузки добавили. Как он вообще жив остался?
        По сравнению с ним второй раненый выглядел неплохо. Точнее, раненая, небольшого роста, мелкокостная девица с восточными чертами лица. В нее пуля вообще попала одна-единственная. Плечо, конечно, разворотила качественно, сустав вдребезги, но… Жить будет. Даже инвалидом не останется, если вовремя начать лечение. Интересно, что там с диагностом?
        Как ни странно, в медотсеке оснащение имелось штатное и комплектное. Даже не очень изношенное.
        Да и вообще, судя по техническому состоянию корабля, большую часть своей жизни он простоял на консервации. И экран, засветившийся неярким белым светом, тут же подтвердил: оборудование, установленное здесь, в норме. Оставалось притащить пострадавших.
        Напарник лежал в прозрачной чаше диагноста минут десять. Аппарат таинственно помаргивал лампами и злобно пищал, но вердикт в конце концов вынес: имеющимися в наличии средствами раненого спасти не получится. Жизнь-то, может, ему и сохранят, хотя здесь тоже без гарантии, но ходить сам он не сможет. Восстановление поврежденного спинного мозга за пределами возможностей мобильной, вдобавок порядком устаревшей и оттого весьма ограниченной в функционале установки. Рекомендация механического лекаря была однозначной: погрузить в анабиоз до момента, когда раненого можно будет передать в специализированную клинику. И чем раньше это удастся сделать, тем лучше.
        Что же, хочешь жить - не спорь с врачами. Недра анабиозной камеры гостеприимно распахнулись - и вот уже пациент скрылся в густом белом тумане. Все, дальше ничего интересного, аппаратура сама, без участия человека, погрузит раненого в глубокий псевдосон, а затем и вовсе отключит все процессы его организма. Останется лишь довезти его до госпиталя. Смешно - всего-то отвезти пирата в цивилизованный мир, а потом найти того, кто станет с ним возиться. Хотя… ничего невыполнимого, если честно. Сложно, но не более.
        А тем временем место в диагносте заняла азиатка. Ее бы за борт выкинуть, но она же им помогла. Да и вообще, если мальчишку никчемного за собой тащил, то уж ей сам бог велел помочь. Ну, тут диагност разобрался быстро и погрузил девушку в сон, после чего запустил процесс регенерации. Пару дней пролежит. Все, остаются та женщина и пацан. У мальчишки вывих, который удалось вправить, у женщины, только-только пришедшей в себя, и вовсе синяки. Так что ей - примочку на лоб, пацану вправить (вывих все-таки, и не надо так орать) и зафиксировать руку, после чего бегом рвануть обратно в рубку.
        Женщина в пилотском кресле уже немного освоилась. Все-таки как здорово действует на человека свобода! Расслабилась, откинулась на спинку и активно проверяет аппаратуру. Теоретически этим положено заниматься до старта, однако уж что получилось - то получилось. Движения четкие, уверенные - интересно, кто учил, папа или мама?
        На шум женщина обернулась и широко распахнула глаза от удивления:
        - Васька, ты, что ли?
        - Ну, я, я. - Василий Камнеедов, он же Базиль Стоун, раздраженно стянувший в медотсеке успевшую вконец надоесть маску, растер ладонями горящее лицо. Аллергия, чтоб ее… - Кто ж еще узнает твой голос по одной неприличной фразе?
        - Когда?..
        - А в тот момент, когда вас гнали по коридору, и тебя прикладом по горбу отоварили. Могу обрадовать: голос у тебя по-прежнему звонкий, так что легкие не прокурены.
        - И вот так сразу узнал? - недоверчиво спросила женщина, игнорировав шпильку насчет курения. Да и то сказать, она им баловалась только во время учебы, а потом сразу бросила. Да и вообще, кто из студентов не курил?
        - Нет, но потом на всякий случай записи с камер посмотрел, - безразлично отозвался Камнеедов. Зуд вроде бы отступил, и настроение моментально улучшилось. - А там уж время понять, кто есть ху, было. Ты, конечно, изменилась, но не так уж сильно. И вот, я как те Чип и Дейл, спешу на помощь. Как всегда быстрый, дерзкий, как пуля резкий…
        - Скорее уж, как понос.
        - А тут уж у кого что болит - тот о том и говорит. Доброе… ага, уже утро. Значит, доброе утро, крошка, и добро пожаловать в реальность. Может, объяснишь мне, какого лешего тебя занесло в эти края?
        - А тебя? - Изабелла Костина, его подруга детства, с которой они выросли на одной улице и дрались едва ли не чаще, чем потом вместе бегали на танцы, гордо вздернула изящный носик и, видимо для контраста, совсем не аристократически им шмыгнула. - Вот уж кого-кого, а тебя в этом месте встретить я меньше всего ожидала.
        - Меня? - Камнеедов усмехнулся, криво и болезненно. - Меня жизнь.
        - Ну а меня - работа.
        - Что, твой суперважный институт решил устроить экспедицию и послать профессуру жир растрясать? А те не захотели свои толстые задницы из кресел вытаскивать и послали вечного мэ-нэ-эса[2 - Младший научный сотрудник.] разгребаться?
        Изабелла скривилась - фраза, небрежно брошенная товарищем, попала точно в цель. Впрочем, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сделать соответствующие выводы. Уж что-что, а институтскую кухню Васька себе неплохо представлял. Сам был профессорским сынком. Отец его, правда, работал в учреждении иного профиля, да и классом уступающего альма-матер Изабеллы, но вряд ли это имело принципиальное значение.
        - Не он, военные. Меня прикомандировали в качестве эксперта…
        - И как всегда что-то пошло не так. Дальше можешь не продолжать, - усмехнулся Камнеедов. Изабелла лишь печально вздохнула, поскольку возразить было нечего. Ее невезучесть ни для кого секретом не являлась. Вроде бы все делает, как надо, иной раз каждое движение у преподавателя копирует - а результата нет. Такое впечатление, что всю свою удачу она еще в детстве израсходовала…
        А ведь много было ее, этой удачи. Достаточно сказать, что Изабеллу с сестрой, потерявших родителей, вывезли с захваченной исламистами планеты испанского сектора русские разведчики. Они же и стали их приемными родителями. Беспримерная удача - выжить, обрести семью вместо детского дома, да еще и переместиться с задворок мира в самый центр цивилизации. В Империю![3 - См. роман «Идущие на смерть».] Да за одно это кое-кто дьяволу бы душу продал.
        Вот и росла она на планете Кирпич, став более русской, чем коренные имперцы. Но удача и вправду закончилась. И если у младшей сестры все складывалось более-менее гладко, без взлетов, но и без падений, то Изабеллы хватило лишь на то, чтобы получить образование и засесть в институте на минимальной должности. Шансов продвинуться у нее не было - не любят работать с неудачниками, способными походя завалить любое дело. А ее, молодую и горячую девчонку, это бесило! Неудивительно, что за шанс поучаствовать в экспедиции она ухватилась обеими руками.
        И, похоже, зря.
        Изабелла непроизвольно шмыгнула носом. Камнеедов, зараза толстокожая, лишь ухмыльнулся:
        - Ничего, считай, удача к тебе возвращается.
        - Почему?
        - Потому что ты встретила меня. Согласись, такая вероятность убегающе мала, но ты свой счастливый билетик вытащила. И не реви мне тут - и без того сыро.
        - Сыро?
        - Ну да, корабль старый, на трубах конденсата полно… Х-ха! Купилась. Ну, все, улыбка есть, слезы вытираем и начинаем думать, как решить твою проблему. И не делай большие глаза - в конце концов, на то и существуют в этом долбаном мире друзья. Хотя, конечно, блестяще выстраивающуюся карьеру ты мне сломала… В общем, должна будешь.
        Изабелла неопределенно хмыкнула и вновь склонилась над пультом. Камнеедов последовал ее примеру, хотя главное он и без того видел - корабль, на котором смылись беглецы, его знакомая уже засекла, курс на перехват проложила. Грамотно проложила, стоит отдать должное. Папа с мамой и впрямь расстарались, на совесть натаскав приемную дочь. И, пусть она даже выбрала мирную профессию, уроки даром не прошли и не забылись.
        Спустя несколько минут цель стало можно наблюдать визуально. Факел маршевого двигателя на таком расстоянии затмевал далекие звезды. А жаль - в этой части галактики смотреть на них было одно удовольствие, и Камнеедов поймал себя на мысли, что все-таки никогда не станет настоящим профессионалом. Те на звезды смотрят, как на деталь пейзажа, абсолютно безразлично. Если, конечно, не занимаются в тот момент навигацией. А так - звезды и звезды, эка невидаль. Вот только Камнеедов все равно продолжал испытывать от их вида какой-то детский восторг. С годами он уменьшился, конечно, однако совсем не ушел. Такое вот свойство характера, сейчас ни капли не мешающее.
        У беглецов была фора, небольшая, но по меркам жизни и смерти такие понятия весьма относительны. Впрочем, не в этот раз. Старенькая (да будь она даже новая - какая разница?) грузопассажирская лоханка не идет ни в какое сравнение с боевым кораблем. Совсем другая динамика ускорения, да и маневренность откровенно убогая. Корвет настигал их, словно волк оленя.
        Рога у оленя имелись - такие корабли частенько вооружают легкими орудиями. Так, на всякий случай. Этот конкретный экземпляр по огневой мощи был вполне сравним с корветом. Так что рога имелись, а вот характера, готовности встать, упереться и драться - нет. Понятно теперь, почему Большой Али сумел его захватить, притом что его летающий гроб ничуть не сильнее. Один выстрел поперек курса - и корабль послушно заглушил двигатели. Вот и все как-то…
        Глядя на то, как Василий борется с отчаянно упирающимся компьютером своего корабля, упорно пытающимся взять управление на себя, Изабелла поинтересовалась:
        - Ты справишься?
        - Я разбивал корабли и посовременнее. Ага, вот оно…
        На сей раз компьютер лишь выругался, но лезть под руку не стал. Камнеедов перехватил взгляд Изабеллы и махнул рукой:
        - Не бери в голову. Я на таких кораблях летал, только когда учился. Забыл уже многое.
        - А чего-то и не знал, - не смогла удержаться от шпильки женщина.
        - Чего-то и не знал, - Камнеедов не собирался спорить из-за ерунды. - Сейчас пришвартуемся - и я пойду к ним на борт. Задраишь люк - эти идиоты сдуру могут придумать что-нибудь глупое и самоубийственное. Осторожно, контакт!
        Не управлял корветом он и вправду давно, однако притереть звездолет к шлюзу транспорта смог настолько мягко, что не мигни сигналом пульт, можно было бы и не заметить. И шлюз даже не был заблокирован! Впрочем, Камнеедов подстраховался и действовал по древнему, но по-прежнему актуальному принципу: заходим вдвоем - сначала граната, потом я. Так, на всякий случай, вдруг его ждет там кто-то с пулеметом наперевес.
        Не ждали. Ни с пулеметом, ни с лучеметом, ни даже с примитивным револьвером. Грохнуло, бухнуло, а ошметков мяса на потолке и кишок на стенах Камнеедов не обнаружил. И, когда он шел к рубке корабля, никто не пытался его остановить. Хотя собрались все - их угрюмые морды четко говорили о том, насколько эти мозгоклюи недовольны ситуацией. Пожалуй, у них имелся какой-никакой шанс задавить Камнеедова толпой. Но - не рискнули. Не было среди них волков, одни бараны.
        Дверь в рубку была не заперта, и за ней обнаружилась вполне ожидаемая картина - не первой молодости оборудование, какой-то бородатый жлоб, изображающий, очевидно, пилота, и искомый штурман. К нему-то Камнеедов и обратился:
        - Ну все, приехали. Встал и пошел.
        - А если не пойду? - штурман, похоже, был единственным, кто не утратил присутствия духа. Вон, пилот в кресло вжался и сидит тихонечко, боясь привлечь внимание. Белый, как мел! Этот же, похоже, не боится, то ли осознает свою ценность, то ли просто сдвиг по фазе у него. Впрочем, большинство штурманов вообще с приветом, умение управляться с многомерностью высших измерений так просто не дается.
        - Сделаю тебе больно, и побежишь сам, или просто оглушу и утащу, - без улыбки ответил Камнеедов. - Выбирай, что тебе ближе.
        - А не боитесь, что заведу не туда?
        - Не боюсь. Я не умею управлять кораблем в гипере, но уж проверить курс смогу. Ну что, есть еще вопросы, или прекращаем болтать и шлепаем к мамочке?
        - Пожалуй, второе, - штурман с заметным усилием встал из кресла. - Ведите уж, что ли…
        Уже на пути к шлюзу поперек дороги встали четверо мужчин. Судя по всему, те, кто преодолел страх. Камнеедов удивленно приподнял брови, одновременно кладя руку на кобуру.
        - Ну?
        - А с нами-то что будет? - мрачно спросил один из мужчин.
        - С вами? - Камнеедов безразлично пожал плечами. - Мне как-то все равно… Хотя, думаю, ничего особенного. Гребите к планете. Там, конечно, помойка редкостная, но в открытую нарушать международные законы они не рискнут и пиратам вас не выдадут. А там уж сами крутитесь.
        Корвет разгонялся легко. Он, конечно, рассчитан был всего на трех членов экипажа, но это больше относилось к количеству коек и системе жизнеобеспечения. Двигатели-то лишние телеса даже не заметили. С койками решили просто, использовав в качестве жилых помещений один из пустующих трюмов, а все остальное было спроектировано с немалым запасом. Все же предполагалось, что в экстренных случаях легкие корабли могут перевозить десантные группы, и резервы по жизнеобеспечению, равно как и возможность трансформации складских помещений, была заложена в конструкцию изначально. Хуже было с запасами продовольствия - их просто не загрузили, но для одного броска должно было хватить.
        Пожалуй, больше всего Камнеедов злился теперь на то, что не догадался выпихнуть на борт транспорта прибившуюся к ним даму с ребенком. Ну, не до того было, забыл. Точнее, даже не подумал. Теперь эта самая дама постоянно нудела на тему того, что ей, женщине, да еще и волею судьбы оказавшейся в компании дитяти, надо бы помочь, да и вообще разместить не в трюме, а уступить одну из кают. Вот уж чего-чего, а делать это Камнеедов не собирался. Хотя бы потому, что боевые возможности корабля зависели от того, насколько качественно смог отдохнуть экипаж. Проще говоря, от комфортного размещения этого экипажа. Изабелла в данном вопросе его негласно поддерживала - во всяком случае, каюту отдавать не собиралась. Однако женщина не оставляла своих попыток, демонстрируя изрядную настойчивость и удивляя, насколько могут меняться люди. Во время бегства не истерила, мальчишку тащила, а это требовало храбрости… Но вот все успокоилось - и появилось нудное сорокалетнее нечто. Воистину в каждом человеке живет несколько личностей…
        Штурман вел себя спокойно. Все же он не был идиотом и не пытался выражать претензии. Да и потом, боевой корабль, под завязку загруженный оружием и с неплохими даже по нынешним меркам двигателями, предпочтительнее транспорта. Того и перехватить могут, а вот с корветом такое провернуть тяжелее. Да и гарантии того, что его доставят до цивилизованных миров, где позволят идти на все четыре стороны, что-то значили. Правда, в качестве гарантии выступало обещание, а слова к делу не пришьешь, но русские в таких делах были щепетильны, это относилось к знаниям общего порядка.
        Жаль только, до границ Империи так запросто было не добраться - расстояние и особенности космической навигации вносили в планы свои коррективы. Впрочем, это не более чем вопрос времени, топлива на корабле под завязку. А потому штурман занимался прокладкой курса, Изабелла в пилотском кресле его тщательно контролировала, а Камнеедов, вколов стимулятор, полдня проторчал в машинном отделении корвета, пытаясь определиться, чего можно ожидать от звездолета.
        Как оказалось, немалого - двигатели были в очень приличном состоянии, и даже прошивка на электронике стояла родная. Это очень радовало - не будет сюрпризов, а то после изменений, которые вносят иной раз «умельцы» деревенского разлива в попытках выжать еще хоть капельку мощности, двигатели порой загибаются успешнее, чем от попадания вражеской ракеты. Так что в рубку он вернулся усталым, но довольным.
        К тому моменту корвет уже лег на курс прыжка. Довольно короткого и ведущего не совсем туда, куда хотелось бы, но, увы, таланты их штурмана были невеликими. Увы и ах, кому-то дано гонять через многомерность линкоры на десятки парсек, а кому-то и к соседней звезде каботажник провести уже тяжко. Сейчас, конечно, расклады не были столь печальными, но и радужными не выглядели. Камнеедова они устраивали только за неимением лучшего.
        Вооружившись кружкой с кофе, он брякнулся в резервное кресло. Рубка корвета - помещение небольшое, но для троих места хватало. Полюбовался на то, как штурман готовится к переходу, усмехнулся:
        - Да не волнуйтесь вы так. Два прыжка - и свободны.
        - Два? - штурман удивленно обернулся.
        - Ну да, два. Этот и еще один, куда именно я укажу. Серый Кардинал - та еще дыра, и в качестве конечной точки он меня совершенно не устраивает. Да и вам, я думаю, подойдет более комфортное место.
        Действительно, Серый Кардинал был не самым лучшим местом в космосе. Когда-то планета считалась перспективной, будущим политическим центром сектора, отсюда и название, вот только расклады изменились. В результате вместо процветающего центра цивилизации получилась даже не задница мира, а самый анус, даже с дыркой посередине. Черной. И ловить там было совершенно нечего. Такой же пиратский порт, как Новая Мексика, разве что людей больше, а порядка меньше.
        Зато через эту систему можно было даже с их штурманом в два счета добраться до полудюжины обитаемых и куда более цивилизованных миров, один из которых был Камнеедову сейчас нужен как воздух. Так что вперед и с песней! Так он и объяснил собравшимся. Штурман кивнул и не стал задавать лишних вопросов. Вместо этого встал и отправился подкрепиться - для него грядущие девять часов грозили стать непрерывной бессонной вахтой. Штурман классом повыше настроился бы сразу, а ему небось курс придется корректировать через каждые полчаса, если не чаще. Впрочем, его проблемы, и Камнеедова они сейчас волновали в последнюю очередь.
        Дождавшись, когда за штурманом захлопнулась дверь, Изабелла поинтересовалась:
        - Ты торопишься из-за своего друга?
        - И из-за него тоже, - согласно кивнул Камнеедов. - Не то чтобы тороплюсь, но здесь весьма слабая анабиозная камера, поэтому лучше не тянуть.
        - А кто он? Тоже из… наших?
        - Нет, он родился и большую часть жизни прожил в Альянсе.
        - Почему же он решил помочь тебе?
        - Почему? Наверное, потому, что когда-то двум солдатам не захотелось убивать друг друга…
        Воспоминания нахлынули тяжелой, дурно пахнущей волной. Мертвая планета, на орбите которой сошлись интересы двух великих держав, и их лучшие пешки насмерть рубились друг с другом. Тяготение в полтора раза сильнее земного. Атмосфера из смеси ксенона, аргона и гелия. Крохотное, похожее на злобный глаз, белое солнце в небе.
        Ослепительно красивые рассветы и закаты. Сбитый крейсер Альянса, распластавшийся на сверкающих хрусталем, состоящих из громадных кристаллов чистейшего кварца скалах. Имперский фрегат, воткнувшийся в черную, спекшуюся почву. И два человека с лучеметами в руках, замершие в паре метров друг от друга.
        Они тогда смогли удержать пальцы на спусковых крючках и не выстрелить. Вместе починить искореженный бот, выйти на орбиту и подать сигнал бедствия. В одиночку ни один не смог бы, вдвоем - справились. И обоим эта совместная работа тогда стоила карьеры. Американцу - просто за сам факт сотрудничества с врагом, тогда в Альянсе в очередной раз правили бал параноики, а имперцу - за отказ от мнемоскопирования. Гордый был, оскорбился недоверием… Может, и зря. Впрочем, распространяться об этом он не собирался. Пускай Изабелла двадцать раз подруга юности, есть вещи, которые ей не стоит рассказывать.
        Она, впрочем, и не настаивала. Умная все же, да и жизнью ученная. Вместо этого она спросила:
        - А почему ты сказал тем людям, что на планете им ничего не грозит? Если здесь серая зона, то пираты вполне могут контачить с властями Новой Мексики.
        - Не могут, а контачат. Но выдать не рискнут. С вероятностью близкой к ста процентов это станет известно, и пойдет свистопляска.
        - Что пойдет? - не поняла Изабелла.
        - Башку им оторвут, вот что.
        - Но… как они узнают?
        - Да просто. Существование Базы - секрет Полишинеля. Все, кому интересно, о ней знают.
        Так оно, в принципе, и обстояло. Внешнюю политику Российской империи во всех подробностях можно было описать старым анекдотом:
        - Зачем тебе такая большая и страшная собака?
        - Чтобы не бояться гулять по страшным темным переулкам.
        - А зачем ты ходишь по страшным темным переулкам?
        - Как зачем? Я там собаку выгуливаю.
        Парадокс в том, что это относилось ко всем более-менее значимым государствам. Все держали флоты и армии, разрабатывали новые системы вооружений, и все для того, дабы без оглядки на других делать, что хотят. Пока что ни у кого это не получилось, но они упорно не теряли надежды.
        И, разумеется, вели разведку. Все - и за всеми.
        В такой ситуации сохранить в тайне что-то значимое достаточно сложно. Большие государства, обладающие соответствующими возможностями, умеют хранить секреты, но у пиратов совершенно другой уровень. И скрыться от вездесущих глаз серьезной разведки они попросту не в состоянии. Практически все крупные пиратские гнезда известны, и на той же Новой Мексике агентуры наверняка куча. Изабелла, кстати, об этом тоже знала, просто, как и положено уважающей себя женщине, забыла. И, ничуть не устыдившись этого, спросила:
        - Но почему эту вашу Базу не прихлопнут, если о ее местонахождении всем известно?
        - Почему? - Камнеедов в приступе легкой задумчивости потер переносицу. - На то достаточно причин, и первая, хотя и не самая важная, законы. Понимаешь, законы международные - они, как бы мягче сказать, довольно расплывчаты. И привлечь по ним пирата не то чтобы нельзя - просто геморройно. И хороший адвокат всегда сумеет доказать, что вон тот головорез с автоматом на самом деле мирный любитель цветочков. А его ствол - чтоб от бабочек отмахиваться. Поэтому если есть возможность сделать работу без огласки, то пиратские корабли «гасят» сразу и наглухо, а если нет, то предпочитают не связываться.
        - Все так плохо?
        - Да нет, разумеется. Альянс, китайцы, Российская империя - все эти государства, в отличие от той же Европейской ассоциации, без проблем кладут на международные законы свой толстый инструмент. Смачно кладут, я бы сказал. Но у Альянса в этой дыре просто нет дел, русских трогать боятся, и им нет причин вмешиваться, а китайцы сами что-то с пиратами крутят. Имел возможность убедиться, да…
        - А еще какие причины?
        - Ну, как вариант, тот факт, что проще иметь дело со сбродом, хоть как-то управляемым и контролируемым, чем с разномастными шайками, которые шарахаются где попало и гадят на каждом шагу. Опять же, сама База имеет юридически четкую принадлежность ко вполне себе признанной стране, и ее хозяева формально ничем предосудительным не занимаются. Ремонт двигателей и передержка грузов - всего лишь бизнес. В общем, пока пираты не зарываются и ущерб невелик, Базу никто не тронет.
        - А как ты на нее попал?
        - Долгая история. И маловажная.
        Распространяться обо всех нюансах своих похождений он не собирался, и Изабелла это поняла. Вздохнула и пробормотала:
        - Честно говоря, представляю, как тебе было тяжело.
        - Да знаешь, не очень. Скорее, наоборот, просто было. Здесь ведь, как ни крути, нравы простые. И врагу ты запросто дашь в морду или просто его пристрелишь, а не будешь оглядываться на закон.
        - Прости, я тебе не верю, - Изабелла цинично усмехнулась. - Врешь ты все. У пиратов закон и порядок поддерживаются не менее эффективно, чем у любого государства.
        - Откуда такие познания в пиратах? - вернул ей усмешку Камнеедов. - Из книжек?
        - А ты вспомни, кто мои папа с мамой.
        - А-а. Тогда скажу тебе сразу. Все зависит от того, на какой ступени пищевой цепочки ты находишься.
        - И где сидел именно ты?
        - Я? Знаешь, на этой Базе имелась четкая иерархия, - Камнеедов вспомнил старинную книгу, усмехнулся, насколько она подходит под нынешние расклады. - Одни боялись Хромого, другие Большого Али, третьи Дядю Сэма… Там, в общем-то, хватало тех, кого и впрямь стоило опасаться. Все без исключения боялись Смотрящего. А меня боялся Смотрящий. Просто не афишировал этого. И правильно делал.
        - Правильно, что боялся, или что не афишировал?
        - И то, и другое. Вот, как-то так. Я был, по неофициальному табелю о рангах, самым опасным человеком на Базе. Подготовка, знаешь ли, позволяла… Кстати, ваши младшенькие как?
        Изабелла пожала плечами. Все же, в отличие от младшей сестры, когда она попала на Кирпич, она уже была отнюдь не младенцем. Приемная семья так и не стала ей окончательно родной, и родители это прекрасно понимали. Так что их собственных детей она родственниками не воспринимала, хотя и поддерживала с ними отношения. В момент, когда она отправилась в этот полет, все было нормально. Так она и сказала.
        Камнеедов хотел спросить что-то еще, но в этот момент их прервали. Вошел штурман, плюхнулся в свое кресло, и Камнеедов махнул Изабелле рукой - иди, мол, отдыхай. Он-то все равно, пока не закончится действие стимулятора, хрен заснет. А вот потом - свалится, так что пускай Изабелла отдохнет, а потом хоть ненамного его подменит.
        Система желтого карлика, вокруг которого вращался Серый Кардинал, была ничем не примечательна. Собственно, человечество вышло из почти такой же. И единственная обитаемая планета весьма напоминала Землю. Технически здесь можно и на связь с Империей выйти, и с ранеными проблему решить, но Камнеедову в его нынешнем статусе совершенно не хотелось с кем-то контачить без крайней необходимости. Да и нарваться здесь можно было запросто. Не на коллег по незаконному промыслу, так на болячку какую-нибудь. Все же на планете, обслуживающей пиратов и контрабандистов, можно нарваться на любую экзотику. И хорошо еще, если это будет какая-то безобидная шутка вроде той, что учинил в свое время один умник на приснопамятной Новой Мексике. Скрестил, понимаешь, вошь лобковую со светлячком, генетик недорезанный. Гибрид оказался живучим, распространился быстро, а бабы с этой планеты на Базе гостями были частыми. Снимаешь с такой трусы, а там - Лас-Вегас. Кто сказал, что здесь не будет чего похлеще? В общем, не самые спокойные места, а потому корвет практически сразу лег на новый курс. Теперь целью его стала планета
Большая Ларнака.
        На борту царило что-то вроде идиллии. Пассажиры наконец успокоились и дрыхли. Штурман тоже, пользуясь моментом, набирался сил. Зато по коридору слонялось привидение - та самая азиатка, что оказалась на борту при бегстве с Базы. Выбралась из медотсека и теперь ходила как неприкаянная. Рука на перевязи - регенерация тканей завершена, но до окончательной стабилизации ее надо хотя бы пару дней не тревожить. Одета в халат, потому как с одеждой вообще была проблема, а на ее размер не нашлось вовсе. Халат тоже оказался велик и волочился по полу… В общем, привидение привидением. А так как она выбралась самостоятельно, благо регенератор, закончив работу, попросту открыл крышку, выпуская пациентку, то появление ее оказалось неожиданностью. Камнеедов, первым столкнувшийся с ней в полутемном коридоре, аж подпрыгнул, причем не фигурально, а вполне буквально.
        Впрочем, за это рефлекторное движение он тут же реабилитировался - имперского десантника, пускай и бывшего, так просто не испугаешь. Вот только реабилитация не обошлась без казуса.
        Попросту говоря, Камнеедов схватил «привидение» за шиворот, резко дернул вверх и встряхнул, намереваясь грозно рыкнуть. Увы, последнее действие реализовать он не успел. Халат, размеров на десять больше, чем нужно, остался у него в руке, а содержимое одежды попросту выскользнуло, приземлившись на покрытый мягким пластиком пол с характерным шлепком.
        Следующим этапом стал визг, такой звонкий, что поневоле рождалась мысль о наличии у его хозяйки неплохих вокальных данных. Которые, правда, требовалось еще развить - звук был неплох по громкости, но мелодичностью не страдал. Из полуоткрытой двери рубки высунулась Изабелла. Моментально оценила ситуацию, демонстративно покрутила у виска пальцем, отобрала у мужчины халат и закутала в него девчонку. Смысла в этом, на взгляд Камнеедова, не было абсолютно. Хотя бы потому, что там смотреть не на что. Впрочем, свое мнение он благоразумно держал при себе - Изабелла с юности отличалась взрывным характером, и ссориться с ней из-за ерунды, просто ляпнув что-то, не хотелось.
        Полчаса спустя они сидели в кают-компании, и старшее поколение сочувственно наблюдало, как пассажирка набивает живот. Все правильно, регенератор - штука хорошая, но резервы организма вычерпывает качественно. Особенно старые модели, вроде той, что стоит на их корабле. И у девчонки наверняка живот к позвоночнику прилип. Одно радовало, в отличие от обычного голодания, после которого требовались диеты и воздержанность, в их случае ограничений по количеству и виду пищи отсутствовали.
        Так что Изабелла разгружала холодильник, девчонка буквально сметала выставленную на стол еду, а Камнеедов с интересом думал, что если сложить объем съеденного и изменение талии, результаты кореллироваться не будут совершенно. Наверное, у нее там небольшая черная дыра, глотающая все и без остатка. А уж оценить возможность была - Изабелла отыскала где-то набор сменного белья, и переодетая в футболку и шорты девчонка уже не боялась из них вывалиться. Хотя, конечно, все равно одежда висела на ней мешок-мешком.
        Терпения у Камнеедова хватало. Наверное, главным умением, которое он освоил за время службы, являлась готовность спокойно и невозмутимо ждать. Единственно, пришлось рыкнуть на штурмана, который хотел было присоединиться к их компании, но это не со зла, а, так сказать, по работе. Штурман не обиделся, просто убравшись в свою каюту - понимал, что его положение в экипаже не то чтобы особо важное, и права голоса не дающее. Ну а девчонка просто стала есть еще быстрее. И лишь когда она, устало пыхтя, отодвинула тарелку, Камнеедов негромко, но тоном, не оставляющим сомнений в его праве задавать вопросы, произнес:
        - Ну давай, панда, рассказывай, как ты дошла до жизни такой.
        - Почему панда? - глаза девушки на миг стали почти европейского размера.
        - Глаза узкие - значит, Китай. Если Китай - то панда, - озвучил краткую цепочку ассоциаций Камнеедов.
        - Я не китаянка, а японка! - в голосе азиатки на этот раз звучало неподдельное возмущение.
        - Да по мне хоть корейка, я в сортах г… диких азиатов не разбираюсь.
        Девчонка смолчала, что было плюсом ее умственным способностям и доказательством того, что с ней можно иметь дело. Зато вмешалась Изабелла, которая решительно отобрала у Камнеедова флягу с коньяком, к которой тот прикладывался, мотивировав это тем, что он и без того уже синий. А почему бы и нет, кстати? Настроение соответствующее… И вообще, мужчина может быть сколь угодно синим, главное, чтобы не голубым. Японка смотрела на их перепалку, широко раскрыв от удивления глаза. А потом рассказала свою историю, в которой не оказалось, к слову, ничего особенного, кроме разве что концовки.
        Ее звали Огава Кими[4 - Огава - фамилия, перевод - маленькая река. Кими - имя, перевод - честный, благородный. В японском языке фамилия ставится перед именем.]. Было ей четырнадцать лет, и до двенадцати она жила с родителями на Токио-4. Аккурат до того момента, когда лайнер, на котором ее отец служил вторым помощником капитана, встретился с пиратским кораблем. Вот так и получилось, что поездка, которую отец ей организовал в качестве награды за отличное окончание учебного года, круто развернула ее судьбу.
        Вообще, перехватить круизный лайнер не так-то просто. Мощные двигатели обеспечивают летающим дворцам запредельное ускорение, и примитивному мелкому пирату его не догнать. Если же это даже каким-то чудом удастся, то неизвестно еще, кому повезет. Тяжелого вооружения на лайнеры, как правило, не ставят, но и беззащитными корабли такого класса не назовешь. Изначально практически все скоростные звездолеты большого тоннажа строят с учетом возможности использования в качестве войсковых транспортов, а то и вспомогательных крейсеров. И владельцы их чаще всего устанавливают часть орудий сразу же - дополнительная страховка на случай неприятностей лишней не бывает. Так что обычный пират с «Асукой», кораблем не новым, но вполне современным, и связываться бы не стал. Но - увы, не повезло, потому как пират был не совсем обычным.
        За несколько лет до этой судьбоносной для пассажиров лайнера встречи в секторе бушевала война. Ну, как война… По масштабам Империи - эпическая битва за избушку лесника, в которой две планеты, обе колонизированные выходцами с Ближнего Востока, сцепились в драке за богатый ресурсами пояс астероидов. И, как это порой случается, в драку влезла третья сила. Если конкретно, Альянс, в котором решили, что месторождения трансурановых элементов ему нужнее, а местные пускай будут довольны уже тем, что остались живы.
        Вообще, для Альянса подобный ход мыслей скорее норма, чем исключение, и окружающим к этому стоило бы привыкнуть. И ничего особенного в таком подходе нет - случается, та же Империя, да и европейцы с китайцами действуют совершенно аналогично. Вот только в данном конкретном случае участники конфликта почему-то возмутились вмешательством в их дела и, позабыв разногласия, с редкостным единодушием послали Альянс куда подальше. В меру сил, конечно.
        Альянс послал решить вопрос одну-единственную эскадру. Численно флоты обороняющихся в сумме превосходили их в полтора раза, но не все решается голыми цифрами. Корабли арабов были старше на два поколения, да и сами они воины так себе. Всемером одного не боятся, конечно, но этим их достоинства исчерпываются. Что американцы и доказали, размазав их в тонкий блин. Не всех.
        Те арабы, у которых хватило ума сообразить, что происходит, свалили еще до начала сражения. А так как возвращаться домой им было теперь противопоказано (забьют камнями, ироды), то создали они собственную пиратскую эскадру. На один из кораблей этой эскадры и нарвался лайнер. А против крейсера, даже старого, его вооружение не плясало, да и скорости маловато было. Догнали, обездвижили, взяли на абордаж… Правда, экипаж и часть пассажиров оказали сопротивление, но их перебили, быстро и без особых затей. Ну а корабль, его груз и пассажиры стали законной добычей победителей.
        Большой Али (тогда еще, кстати, вполне худенький) был сменным штурманом крейсера «Падишах», и ему доверили перегон трофея. Но, как это иной раз случается, история получила внезапное продолжение. По пути им встретился линейный крейсер «Адмирал Лафкрафт», принадлежащий военно-космическим силам королевства Темных миров. Темных не в плане злодейских, а просто сектор, в котором оно располагалось, отличался звездами сравнительно низкой активности, из-за чего большинство обитаемых планет имели чрезмерно суровый климат.
        Молодое, образованное меньше двух десятилетий назад государство, на международном уровне признавали далеко не все. Впрочем, его руководителей данное обстоятельство мало волновало. Королевство было одним из ближайших союзников Российской Империи[5 - См. роман Space Quest.], а это перевешивало мнение остальных. Ну и, в силу молодости и самоуверенности, королевство вдобавок отличалось решительностью и наплевательским отношением к вопросам международного права. Даже на мнение Альянса плевало, пусть не всегда и с оглядкой на Империю. Так что заморачиваться с законностью происходящего, правами человека и прочими адвокатами командир звездолета-гиганта не стал. Вместо этого он просто и безыскусно отсалютовал «Падишаху» из всего бортового вооружения в упор, сократив поголовье пиратов разом на две сотни пустых тыкв. При таком соотношении сил шансов у них не было даже теоретически.
        Ну а Большой Али, проявив редкостную предусмотрительность, под шумок свалил, пустившись в свободное плаванье. За лайнером гнались, конечно, однако штурманом он был действительно классным. Не разогнавшись толком, ушел в гипер под носом у крейсера, провел корабль сквозь возникшие при этом многомерные возмущения, и ушел. Через месяц он прибился к Базе, где с выгодой продал груз и рабов, да и прижился там. А Кими осталась при нем - больших денег за девчонку все равно никто не даст, а польза имелась. В свое время в школе ее, как и многих девочек из достойных, но небогатых семей, выучили кое-каким полезным вещам. Например, массажу. И Али понравилось, как она его делала.
        Вот только девчонке в плену почему-то не нравилось, и варианты побега она искала с истинно-восточным терпением и упорством. А потому, услышав разговор Большого Али со Смитом Тринадцатым, наблюдать за пленными стала незамедлительно. Рассудила, что за ними Империя и впрямь придет. Оказалось - угадала, только вот успела в последний момент. Хотя это оказалось к лучшему - вовремя свет вырубила, и тем самым помогла беглецам спастись.
        Ну а русские долги отдают всегда, поэтому мысли о том, чтобы выбросить ее за борт, у Камнеедова даже не возникло. Вместо этого он пообещал, что доставит Кими на какой-нибудь из цивилизованных миров, с которого она сможет вернуться домой, и на том успокоился. Единственной проблемой оставалось место, которого на корвете не хватало катастрофически. Не в трюм же ее запихивать… Тем более, там постояльцы уже имелись. Но тут на помощь пришла Изабелла, разместив японку на верхней полке в своей каюте, и тем самым вопрос был исчерпан.
        Занявший почти двое суток разгон и вход в гипер прошли штатно, но дальше возникли серьезные проблемы. Эти места вообще были достаточно сложны для навигации, большое количество некрупных звезд на малых по космическим меркам расстояниях друг от друга, вносили такое количество возмущений, что прыжок, даже сравнительно небольшой, превращался в настоящее испытание. Когда же у вас откровенно слабый штурман… В общем, не стоит о грустном.
        Примерно на второй трети прыжка звездолет начало буквально выдавливать из многомерности. Гиперпространство не прощает ошибок, не зря же с ним не может справиться без помощи человека ни один, даже самый мощный компьютер. А сейчас оно выдало сразу полтора десятка измерений, и, проводя сквозь эту паутину корвет, штурман ни на секунду не мог отвлечься. Стандартная практика, при которой трасса «рубилась» на куски с корректировкой через каждые несколько часов, не срабатывала и, к тому моменту, когда сложное состояние многомерности переросло в настоящий гиперпространственный шторм, незадачливый штурман едва держался на ногах, а его комбинезон насквозь пропитался едким, вонючим потом. В общем, единственное, что он смог, это вывести корабль поблизости от ближайшей звезды.
        Неприятная ситуация, нештатная, но при этом далеко не аварийная.
        Хуже было другое. Угнанный корвет с самого начала не имел полной загрузки по топливу и продовольствию, из-за чего сейчас возникла настоящая проблема. Провизии оставалось на три дня, и то при условии строгой экономии, а топлива - на один прыжок. Если случится еще что-то - а при нестабильном состоянии гипера, который неизвестно когда успокоится, такое «если что-то» очень вероятно - вляпаться можно качественно. Кораблю требовались бункеровка и пополнение запасов провизии. Хорошо еще, что деньги имелись - предусмотрительный Камнеедов ушел не с пустыми карманами, и на какое-то время средств должно было хватить. А потому они, воспользовавшись наличием в системе обитаемой планеты, немедленно двинулись к ней. Хотя Камнеедов к Гее относился предвзято, но выбора особого не оставалось, да и, по слухам, дела там велись честно, хоть и весьма своеобразно. Разве что имперцев не любили, однако трясти налево и направо своим происхождением он не собирался.
        Космодром оказался чистеньким, ухоженным, хотя, на взгляд профессионала, не слишком функциональным. Зато с высоты птичьего полета смотрелся здорово. Такое впечатление, тот, кто его проектировал, больше сил вкладывал в дизайнерские изыски и подбор цветовой гаммы, чем в удобство посадки, старта и обслуживания кораблей. Хотя, возможно, к нему просто стоило привыкнуть.
        Привыкать Камнеедов не собирался, с него хватило и того факта, что корабль он посадил чисто и мягко, как перышко. Изабелла, ему ассистировавшая, даже в ладоши хлопнула. Три раза. Демонстративно. Еще бы - сама хотела, она вообще с детства обожала летать, и не зря была чемпионом города в гонках на ботах атмосферного класса. Однако к штурвалу ее Камнеедов решительно не пустил. Все же любительские права и штурвал боевого звездолета не всегда сочетаются. Пускай даже ее папа с мамой учили. Мало ли, напортачит, а лишний раз общаться с местными не хотелось совершенно.
        Он бы вообще предпочел не спускаться, и на большинстве развитых планет имел бы возможность это сделать. Только вот на Гее орбитального терминала предусмотрено не было. Крепости, причем автоматические, имелись, аж четыре штуки, а вот терминала не построили. Видите ли, сочли его неэстетичным. Вот и пришлось садиться, аккуратно и с ювелирной точностью проводя корабль через игольное ушко посадочного коридора. Хорошо еще, выделили ему место для посадки в заштатном космопорту маленького городка - наверное, чтобы местных не нервировать.
        Положа руку на сердце, внизу проблем не намечалось. Узнав, что экипаж в город выходить не планирует, его устраивает, если заказ доставят на борт, и платежеспособность клиента вполне достаточная, диспетчер просто отметил время открытия стартового коридора (учитывая крайне низкую загруженность пространства, могли бы обойтись и без этого, причем за исполнением графика эти умники следили весьма строго) и фальшиво-приветливым тоном пожелал хорошего вечера. Заказанное доставили быстро, загрузили тоже моментально, и Камнеедов, прикинув, что до взлета остается еще немало времени, отправился спать.
        Разбудил его отчаянный стук в дверь каюты. На кораблях классом повыше занятие это было бы абсолютно бесполезным, звукоизоляция там приличная, но корветы всегда старались облегчить и удешевить. Оно и неудивительно. Серьезные державы строят линкоры и авианосцы для того, чтобы оперативно доставить свою политику в любую точку на карте. Посему корабли эти могучие, дорогие и сравнительно немногочисленные. Корветы же, фрегаты и прочие эсминцы - совсем другой коленкор. Задачи у них попроще, но и разнообразней, поэтому надо таких корабликов много. Даже очень много. Вот и строили их партиями в сотни единиц, и в результате даже незначительное снижение цены приводило к большому выигрышу. Но порой это оборачивалось и неудобствами, как сейчас, например.
        - Кого еще черти принесли? - с этими словами Камнеедов открыл дверь каюты и нос к носу столкнулся с пассажиркой. - Мари, вам что, делать нечего?
        - Капитан, помогите…
        - Капитан? Гм…
        Честно говоря, капитаном он не мог быть. И потому, что базовая подготовка десантника позволяла разбираться во всех системах корабля и тактике их применения, но так себе, поверхностно. По принципу «мало ли на что нарвешься». Разумно, но для командования боевым звездолетом совершенно недостаточно. А во-вторых, он не был штурманом. Не хватало способностей, они у этой братии весьма специфические. Командиром же стать мог только штурман, это аксиома. Какой же ты капитан, если не можешь провести звездолет из точки А в точку Б? Каков твой авторитет у экипажа будет? Вот то-то. Но, с другой стороны, они сейчас не относились ни к какому государству, а пираты и контрабандисты правил не слишком придерживались. У них тоже командовали, как правило, выходцы из штурманов, жизнь и здравый смысл заставляли, но и исключения тоже встречались. Ладно, будем считать себя исключительными, подумал Камнеедов, и поинтересовался:
        - Что случилось-то?
        - Капитан, помогите, с Клаусом беда…
        - С каким опять Клаусом? - недовольно поморщился Камнеедов, но тут же вспомнил, что так звали вывезенного с Базы мальчишку. Едва удержался от того, чтобы сплюнуть, и поинтересовался: - Что он опять натворил? Замкнул провода или отстрелил ракету?
        - Нет, его забрали…
        - Забрали? - удивленно поднял брови самозваный капитан.
        - Похитили…
        - С запертого корабля? Вы в своем уме?
        Как оказалось, вполне в своем, и на этот раз женщина сумела его разозлить. Несмотря на прямой и не допускающий иных толкований приказ сидеть по каютам и с корабля ни ногой, она решила прогулять малыша. Не такого и малыша уже, кстати. Мол, ему свежий воздух нужен. Поначалу все шло нормально, однако стоило ей буквально на секунду отвернуться, как мальчишку увели какие-то люди. И администрация космодрома даже не попыталась решить вопрос с его исчезновением. После этого она и бросилась к Камнеедову. Небось, рассчитывала, что капитан все разрулит. Идиотка!
        Василий несколько раз глубоко вдохнул, приводя в порядок нервы. Потом решил, что нет худа без добра, а значит, перед ним отличная возможность избавиться от всем мешающего (а как иначе назвать ребенка, который абсолютно неуправляем, лезет во все щели и доставляет кучу хлопот) пассажира. А потому он махнул рукой и честно сказал:
        - Идите, отдыхайте. Ничего тут уже не сделаешь.
        - То есть? - не поняла его Мари.
        - То есть Клаус пропал с концами. Ну что же, хвала Великому Космосу, мы от него наконец отделались.
        - То есть? - вновь не поняла его женщина. Надо сказать, в таких ситуациях реплики у нее становились на редкость однообразными.
        - То есть мы его больше не увидим, - отозвался Камнеедов, поворачиваясь к кровати и оценивая, насколько она располагает к продолжению отдыха. Предварительно выходило, что весьма и весьма, как ляжешь - так сразу и заснешь. Что он и сделал - подошел и брякнулся, устало смежив веки. - Если у вас все, то я, с вашего разрешения, посплю. Все же на ногах двое суток, а через три часа моя очередь на вахту заступать. Дверь закройте только…
        - То есть как это больше не увидим?
        Камнеедов с кряхтением вновь повернулся к ней лицом и соизволил вновь открыть глаза. Потом так же с кряхтением сел. Увы, спина ощутимо ныла, и до того, как они доберутся до нормального медицинского оборудования, будет ныть. Все же их диагност и впрямь чересчур старый. Даже более старый, чем полученная в свое время травма.
        - Скажите, вы в администрацию космодрома обращались?
        - Ну… да.
        - И вам задали один-единственный вопрос - являетесь ли вы членом Сообщества Радужной Культуры. Вы ответили, что нет, после чего с вами перестали разговаривать. Я прав?
        - Абсолютно точно. Относились, как к предмету мебели. Но при чем тут…
        - Наберитесь терпения. Скажите, как вы к этому Сообществу относитесь? Сами или, может, правительство? Я, видите ли, не вполне владею ситуацией в вашем долбаном Альянсе, тем более что она меняется каждые четыре года.
        - Ну… безразлично. У нас оно есть, но большой роли не играет. Разве что любит устраивать акции, парады. Смешные они.
        - Встречал я теорию, что когда членов этого сообщества в государстве становится чрезмерно много, страна умирает. Впрочем, не будем гадать. Да и неважно это сейчас. У вас к ним относятся терпимо. Я читал, одно время даже чересчур терпимо было, но вы вовремя одумались. В Империи их положено вешать за шею и оставлять так до тех пор, пока тело не перестанет подавать признаки жизни. В Европейской ассоциации к ним лояльны, а зря. Пример того, чем подобная толерантность может закончиться, перед вами. На этой планете Сообщество пришло к власти. И первое, что они сделали, на законодательном уровне ограничили в правах всех остальных. Тот, кто не разделяет их ценности, имеет только обязанности, в первую очередь работать и платить налоги. Так что натуралам здесь несладко. Заметили - даже наш штурман не пытается покинуть корабль и остаться здесь. Ибо - не дурак.
        - Но при чем тут…
        - Вы второй раз пытаетесь задать один и тот же вопрос, - укоризненно посмотрел на нее Камнеедов. - Говорю же, наберитесь терпения. Дело в том, что мальчишка, оказавшись снаружи, моментально попал под юрисдикцию планеты. А любого ребенка из семьи натуралов они имеют право изымать по решению чиновника низшего ранга. Если просто, он понравился какому-то извращенцу, тот свистнул или полисмена, или просто служащего космопорта, они оформили бумагу, и все, пацана забрали. Так что можете радоваться, от малолетнего педика вы избавились.
        - Он нормальный!
        - Думаю, вечером это изменится. Если уже не изменилось.
        - И вы так спокойно об этом говорите?
        - Разумеется. Во-первых, я все равно не могу ничего поделать, а во-вторых, вы сами виноваты.
        - Я?!
        - Ну а кто, я, что ли? Вам было сказано сидеть на корабле - так какого хрена вы его выпустили? Ребенку нужен свежий воздух и все такое? Ну, теперь у него этого воздуха хоть задницей ешь.
        - Вы нас не предупредили!
        - А зачем мне напрягаться? Я отдал приказ, разве этого мало? Даже на пассажирском лайнере, на который вы купили дорогущие билеты, капитан - царь и бог. А у нас военное и вдобавок пиратское судно. И приказы мои обязательны к исполнению. А теперь извините, я и впрямь хочу поспать. Через три часа мне на вахту, еще через час старт.
        - Но вы же мужчина! Сделайте что-нибудь!
        - Могу выдать вам успокоительное.
        - Василий, неужели совсем ничего сделать нельзя?
        Ну, все, приехали. Изабелла явилась, а ее так просто не пошлешь. И кто, спрашивается, ее звал? Спала бы себе да спала… Хотя нет, какой сон, ее вахта же, так что все логично. Но все равно, какого черта! Вместо того, чтобы молчать в тряпочку, хочет вставить свои пять копеек. Благородство продемонстрировать жаждет. К сожалению, сейчас благородство и глупость стали синонимами. А кто этого не понимает, живо переселяется на два метра ниже уровня грунта. Но все равно ответить придется.
        - Есть вариант, но сложный, опасный и, с моей точки зрения, абсолютно ненужный. Отправиться самому, найти парня и забрать, наваляв тем, кто будет сопротивляться, хороших люлей. Тебя устраивает такой ответ?
        - Я пойду…
        - Сидеть! Ты на вахте, или забыла?
        - Но…
        - И навешают не ты, а тебе. То, что там сплошь извращенцы, не значит, что они слабаки. А вытащить тебя из местной кутузки будет ой как тяжко.
        - Я пойду…
        - Мари, а вы вообще идиотка. Наворотили дел, а теперь вас совесть заела? Как вы его вытащите? Устыдите этих уродов до слез? Или до потери пульса? Всем сидеть и не вякать, покидать корабль запрещаю. Изабелла, ты - дура, ясно? Если ко времени старта не вернусь, улетайте без меня. И пошли вон! Дайте штаны надеть хотя бы…
        Дурак и идиот здесь я сам - так думал Камнеедов спустя десять минут, подходя к зданию космопорта. Маленькому и неприметному - здесь принимали не более трех-четырех кораблей в сутки, в основном местных линий, и большое количество персонала, равно как и столичных размеров залы, просто не требовалось.
        Вообще, здание неприметным было только по меркам этого места. А так… Больше всего оно напоминало розовый торт с фигуркой в центре. Роль фигурки выполняла слепленная из прозрачного бронепластика башенка, сейчас пустая. Ими украшались многие провинциальные космопорты. Они, конечно, в эпоху автоматизации и компьютеров не функциональны совершенно, однако же - традиция. Но, стоит признать, строивший это место человек дело знал, и в архитектурный ансамбль здание вписалось практически идеально.
        На входе, снаружи, откинувшись на мягком раскладном стуле и наслаждаясь ветерком, скучал охранник, просматривающий на планшете то ли газету, то ли журнал с порнушкой. Плечи широкие, бицепсы могучие - здесь любили красоту и эстетичность форм. При появлении незваного гостя охранник поднял глаза - и это было последнее, что он успел сделать.
        - Люблю провинцию, здесь наплевательски относятся к правилам, - пробормотал Камнеедов, аккуратно затаскивая бесчувственное тело в здание и осторожно, хотя и без лишних сантиментов, опуская его на пол. Зафиксировал ему конечности скотчем - тем великим офисным изобретением, что есть везде и не меняется столетиями. - Давай, поспи чутка. За порядком на месте рабочем лучше следить тебе надо было…
        Несколько простейших манипуляций прямо с терминала охраны - и система контроля порта начала перезагрузку. Не самый быстрый процесс, особенно если знать, как его затормозить. Никаких диверсий, что вы! Всего-то полная загрузка и проверка всех систем. Быстрая перезагрузка - минуты две, такая - свыше получаса. Навигационная аппаратура здесь новая, а вот компьютеры так себе, поэтому - долго. Никто не заподозрит - сейчас не ожидается кораблей, обычно именно в такие моменты перезагрузку и проводят. И в течение получаса космопорт не будет иметь связи, ни внешней, ни внутренней, отключатся системы наблюдения, остановится все, кроме самых примитивных систем вроде кондиционеров и светильников. Идеальный расклад.
        Теперь вставить в разъем флеш-карту. Маленькую, с ноготь. Страховку на будущее, так сказать. Она запустится, когда загрузится система. Все, можно идти дальше, и да спасет неудачников, попавшихся на пути, Великий Космос.
        Ему встретился еще один доблестный представитель охраны, лениво застегивающий ширинку выходя из сортира. Его Камнеедов отключил так же легко и непринужденно, как и первого, правда, сломав при этом челюсть. Ничего личного, просто так было проще. Оставалось лишь связать его. Хорошо, скотч прихватить догадался. Потом был какой-то работяга, которого диверсант вырубил куда аккуратнее. Он-то почти наверняка натурал, это в силовые структуры им ходу нет, зато грязную работу местная элита сваливает на таких с удовольствием. Ну и, наконец, диспетчер, сидящий в центральном посту и аккуратно, пилочкой рихтующий ногти.
        - Что за… - начал он удивленно, однако закончить фразу не успел. Камнеедов рывком выдернул его из кресла и, не говоря ни слова, сунул пальцы диспетчера в дверной косяк. Рывок, хруст, вопль… С каменным лицом посмотрев на изувеченные суставы пленного, Камнеедов привел его в чувство, после чего начал задавать вопросы. И, разумеется, получил на них ответы. Трансвеститы вообще склонностью к такого рода беседам и стойкостью к боли не отличаются.
        Еще через пятнадцать минут он вылез из машины аккурат напротив шикарного даже по меркам Империи дома. Мимолетом подумал, что неплохо живут здешние диспетчеры. Авто, которое он у него позаимствовал, было из дорогих и скоростных. Жаль, в корвет его не запихаешь - трюмы слишком маленькие. Ну и черт с ним…
        Ворота, естественно, никто не открыл, да Камнеедов и не стучался. Перемахнул через ограду, больше декоративную, чем защищающую двор от незапланированного проникновения, и быстрым шагом направился к дому. У дверей которого обнаружился невозмутимый дворецкий самого что ни на есть британского вида, даже во фраке.
        - Вам назначено?..
        Вместо ответа Камнеедов сцапал его за кадык и негромко, но очень внятно, произнес:
        - Веди к хозяину или умрешь. Галопом.
        Что же, дворецкий мог похвастаться не только выправкой, но и наличием мозгов. Героя из себя он строить, во всяком случае, даже не пытался. Учитывая, что он непрерывно чувствовал кончик ножа аккурат рядом с печенью, решение абсолютно правильное. И он остался жив, отделавшись «всего лишь» шишкой на темечке, когда Камнеедов, входя в хозяйский кабинет, позаботился о безопасности тылов. Дворецкий осел грудой мятого тряпья, а русский вошел в комнату, и, дабы привлечь внимание, пинком отбросил тяжелый, украшенный резьбой стул.
        Кабинет был огромным, в викторианском стиле. Мебель соответствующая, но сразу видно - новодел. Нет, разумеется, никакого пластика, дерево и, возможно, даже с Земли, но - новодел. Василий в детстве насмотрелся на антикварные вещи, при институте, в котором работал отец, был отличный музей. Зато коллекция холодного оружия на ковре выглядела достаточно убедительно. Не факт, что настоящая, но если и подделки, то весьма качественные.
        А вот хозяин оказался подделкой стопроцентной. Этакий богатый чудак, наряженный в одежды той эпохи, но при этом все равно выглядящий плебеем, косящим под лорда. Дворецкий - и тот смотрелся убедительнее. Но возмущение на его лице было такое, что любой Станиславский заорал бы «Верю!» и захлопал в ладоши. Наверное, он и впрямь оказался не в восторге от посетителя.
        - Кто вы? Что вы себе…
        Поток слов был прерван коротким ударом в солнечное сплетение. Хозяин дома поперхнулся словами, удивленно выпучил глаза и сложился пополам. Камнеедов толчком отправил его в ближайшее кресло, задумчиво осмотрел висящую на стене коллекцию, отметил, что оружие не закреплено на ковре намертво, а висит на тонких крючьях из антикварной проволоки, и поинтересовался:
        - Ну что же, начнем КВН. Вы и впрямь считаете себя бессмертным? Или просто неуязвимым?
        - Чег-го? - прокашлял охреневший мужчина.
        Камнеедов досадливо поморщился:
        - Хотите, я вас нарежу на кусочки, дабы избавить от досадных заблуждений? Возьму, к примеру, вот этот эсток[6 - Узкий граненый меч, предназначенный для колющих ударов.] и приколю вас к креслу. Или вон тот бастард[7 - «Полуторный» меч, позволяющий работать с ним как одной, так и обеими руками.]… Или скьявону[8 - Разновидность венецианского меча, прямой клинок, развитый «корзинчатый» эфес, удобен как для пешего, так и для конного боя.]. О, красота какая, отточен что надо! Вы как, для красоты его держите или все же владеть умеете? Впрочем, какая разница… Возьму его - и нашинкую вас в капусту, - и, резко приблизив свое лицо к роже противника, так, что тот шарахнулся, вжимаясь в кресло, рыкнул: - Где мальчишка, урод?!!
        - К-какой мальчишка…
        - Не скрипи извилинами. Тот, которого тебе меньше часа назад с космодрома привезли.
        Где?!!
        - Ах, его, - только что испуганный до потери пульса хозяин особняка поразительно быстро возвращал себе спокойствие, и это не понравилось Камнеедову. - Так я сейчас…
        Как он ухитрился выпрыгнуть из кресла и уклониться от захвата, десантник так и не понял. Вывернулся, проскочил к стене, сдернул с ковра антикварный баллок[9 - Весьма популярные в средневековье кинжалы, объединенные специфической формы рукоятью. По ней их, собственно, и идентифицируют. К слову, оружие весьма пошлое и по названию, и по форме.] и попер на русского. Ну, это он зря, конечно. Какие-то приемы этот человек знал, сомневаться не приходилось, но если в первый раз удалось сыграть на внезапности, то сейчас… В общем, он ударил всего один раз, лишь со свистом разрубив клинком воздух, после чего вновь оказался в кресле, но на сей раз со сломанными руками и предусмотрительно отобранным кинжалом в ноге. Не опасно, однако же, вкупе с болью, собственная кровь может вызвать панику и у человека посерьезнее. И естественно, что информацию Камнеедов на сей раз получил.
        Из дома они выбрались очень быстро и рванули в сторону космопорта. Ну, как рванули - поехали - движение заметно оживилось, и особо лихачить было попросту опасно. Камнеедов крутил руль, мальчишка дулся рядом. Ему, видите ли, понравилась комната с игрушками и стол с вкусняшками. Дятел малолетний…
        Хорошо еще, городишко такой, что за пять минут по диагонали проскочишь. И погоня обнаружилась уже на подходе к космопорту. Интересно только, кто ее поднял? Кто-то в порту очухался или хозяина особняка нашли и выпустили из подвала? Впрочем, данное обстоятельство выглядело откровенно маловажным, равно как и полицейское авто сзади. А вот такое же впереди, да еще поперек дороги… Камнеедов на миг позавидовал жителям более развитых планет с их воздушными трассами, но играть приходилось с теми картами, что были на руках. Проще говоря, стрелять первым.
        Те, кто говорит, что извращенцы не умеют стрелять и драться, люди или наивные, или глупые. Впрочем, это практически одно и то же. Но вот то, что полицейские вздумали с парализаторами выйти против человека, в одиночку захватившего космопорт, говорит не в пользу их адекватности. Да и вообще, полицейские машины здесь были не предназначены для защиты экипажа от обстрела. Камнеедов снес загораживающую дорогу рухлядь с одного выстрела, благо десантный лучемет изначально предназначался в том числе и для борьбы с легкобронированной техникой. Полицейские тараканами метнулись в стороны, и беглецы лихо промчались мимо, издевательски крякнув доблестным защитникам порядка клаксоном. Вторая машина моментально отстала - видимо, ее водитель был адекватен и хотел жить.
        - Х-хе! - Камнеедов еще сильнее притопил газ и щелкнул пальцем по браслету, активируя связь. - Изабелла, милая, вы там меня еще не потеряли? Скучаете?
        - Нет, - голос звучал хрипловато. Наверное, мороженого объелась - она к нему с детства была неравнодушна.
        - Это ответ на какой вопрос?
        - На оба, придурок! Что с тобой?
        - Со мной? Абсолютно ничего. Даже не убил никого, скоро буду, крошка.
        - Ты - идиот!
        - Ну, я рад за тебя. Скажи, кто твой друг, и все такое… А теперь слушай внимательно. Начинай прогревать двигатели. Подъезжаю - и сразу стартуем. Пока-пока, сладкая.
        - Извращенец, - фыркнула Изабелла и прервала связь.
        Конечно, она выполнила приказ, и когда автомобиль подрулил к трапу, от рева выходящих на режим двигателей закладывало уши. Подхватив испуганно заверещавшего пацана, Камнеедов молнией взлетел по ступеням, швырнул груз на руки Мари и бегом промчался в рубку. Вбежал, плюхнулся в кресло, злорадно ухмыльнулся опешившей от такого напора Изабелле:
        - Если ты думала, что меня там пристрелят, зря надеялась. Стартуем.
        Корвет завибрировал и начал, задирая носовую часть, плавно отрываться от бетонных плит космодрома, с которых яростный ветер, поднимаемый стартовыми двигателями, сметал песок, мусор и прочее непотребство. Потом грохот, который не могла поглотить даже многослойная обшивка, перешел в рев, и корвет рванулся навстречу местному изумрудно-зеленому небу с редкими белоснежными облаками. Не будь на нем хороших, почти новых противоперегрузочных устройств, экипаж сейчас размазало бы по переборкам. И почти сразу же клякнул сигнал вызова.
        - Ответить?
        - Отвечай, девочка, отвечай, - Камнеедов извлек из кармана огромный клетчатый платок и принялся вытирать им красное, распаренное лицо. Все же запустил он себя изрядно, еще лет пять назад и не вспотел бы. Хотя, может статься, всему виной теплый климат и высокая влажность, обычные составляющие погоды на Гее.
        Изабелла недовольно хмыкнула, очевидно, не зная, как правильно реагировать на «девочку», и включился экран, на котором обнаружился лощеный тип в мундире здешних сил противокосмической обороны. Учитывая специфику планеты, излишне аляповатый и с массой ненужных украшательств. Тем не менее смотрелся он достаточно стильно, в нестандартном подходе к фасону местные толк знали.
        - Корвету «Викинг». Приказываю немедленно прекратить взлет, или вы будете уничтожены…
        - Все понятно, - Камнеедов, даже не соизволив дослушать сообщение до конца, выключил связь. - Продолжаем разгон.
        - А если они откроют огонь?
        - Не откроют. Тройное «S» на аварийной волне - и ничего не бойся.
        И впрямь не открыли. Когда звездолет вырвался в открытый космос, и орбитальные крепости, и стационарные батареи планетарного базирования выглядели мертвыми. Да, в принципе, не только выглядели. Та самая флешка, которая была вставлена в компьютер заштатного космодрома, при перезагрузке загрузила в систему вирус. Когда-то, уходя со службы, Камнеедов прихватил таких целую коллекцию на память.
        Разумеется, имей они дело с серьезной державой, озабоченной защитой своих коммуникационных сетей, его остановили бы и деактивировали сразу же. Боевые вирусы устаревают чрезвычайно быстро. Но местные-то к серьезным не относятся, Гея - мир отсталый, да еще и независимый, и технологии у него соответствующие. Так что давным-давно устаревший боевой вирус легко проник в сети, разошелся по серверам, и по сигналу, тому самому тройному «S», блокировал связь и «уронил» системы управления. Встало сразу все, от заводов и банков до боевых станций.
        Без сомнения, что регулирование дорожного движения, что орудийные башни можно перевести на ручное управление, а вирус локализовать и нейтрализовать. Вот только не сразу, да и персонал для этого надо серьезный, а не «технически продвинутая молодежь», от которой больше шума, чем пользы. В общем, на несколько часов планета осталась без защиты, и имей Камнеедов такую блажь, то мог бы сделать с ней что угодно. Ограбить банковскую сеть, например. Вот только за международным грабителем такого масштаба начнут охотиться с пеной у рта, дабы не допустить подобное в дальнейшем. Сейчас же происшедшее - повод открыто поиздеваться над местными гомиками, и только. Вот пусть этим и останется.
        Все это Камнеедов объяснил Изабелле между делом, после того, как согласовал со штурманом курс и начал разгон перед гиперпрыжком. Что хорошо, так это полное отсутствие погони. Не потому даже, что там вирус поработал, а по причине отсутствия на Гее толкового флота. Летать местные не любили - это же риск, а погибать так неэстетично… Конечно, какие-то легкие корабли у них имелись, но пытаться на них перехватить корвет имперского производства, даже порядком устаревший, это извращенная форма самоубийства. А значит, нечего и дергаться. Разумеется, эти злые гомосеки будут жаловаться, причем громко, но репутация на сей раз наверняка сыграет против них. В общем, тревожный и полный событиями день остался позади. Для Камнеедова, разумеется. А вот у Изабеллы проблемы только начинались.
        Пока они колдовали над приборами и уводили звездолет с негостеприимной планеты, выяснилось, что: а) мальчишку укачало и б) стошнило. Учитывая, что он успел, будучи в особняке, обожраться всякой дрянью, ожидаемо. А вот кто теперь убирать будет? Мари? Логично. Вот только она при старте грохнулась, сломала руку и теперь лежала в уютной камере диагноста. Ничего страшного, но пару дней она там пробудет. Камнеедов? Совсем нелогично. Он вообще предпочел бы мальчишку на корабле не видеть. Штурман? А он тут при чем? У него и своих дел хватает. Кими? Она, во-первых, к происходящему отношения не имеет, а во-вторых, ей пацана и поручили, чтоб успокоила и спать уложила. Так что единственным, кто при делах, оказалась Изабелла. И вообще, на корабле давно пора, наконец, убраться. Именно это (а также все остальное вышеперечисленное) и объяснил ей капитан, торжественно вручая даме швабру.
        Спустя полчаса, когда спина уже болела, а окончание работы было далеко, как Бетельгейзе, Камнеедов вышел из душа и, бодро мурлыкая себе под нос популярную и чертовски прилипчивую мелодию, двинулся навстречу койке и сну. И едва не споткнулся об стоящее посреди коридора ведро с грязной водой, после чего высказал свое возмущение и получил в ответ много приятных слов. Пользуясь возможностью передохнуть, Изабелла выдала все, что думает о нем, капитанском самодурстве и отроду не мытых палубах.
        - И чем же вы так возмущены, мадемуазель? - поинтересовался Камнеедов, стоически вынеся этот шторм, который, любой мужчина подтвердит, может оказаться страшнее океанского. - Я ведь всего лишь исполнил вашу с Мари прихоть.
        - Скажи еще, сам бы не пошел.
        - Добровольно - ни за что.
        - Кому другому расскажи. Я тебя знаю как облупленного.
        - Знала, ты хочешь сказать. С момента нашей последней встречи во мне не осталось ни одной прежней молекулы. Запомни раз и навсегда. Я вытащил его не из-за того, что испытываю к этому мелкому поганцу хотя бы тень симпатии. Не из-за того, что мы в ответе за тех, кого приручаем. И даже не из-за твоих красивых глаз. Я просто этих уродов ненавижу, ясно?
        - Ой, врешь, ой, врешь, - прищурилась Изабелла.
        - А ты давай, заканчивай с умствованиями и продолжай выполнять приказ капитана.
        - От работы кони дохнут.
        - Зато люди крепнут. Ты мой, мой, не останавливайся.
        Изабелла вздохнула и вновь принялась елозить шваброй, а Камнеедов с чувством морального превосходства отправился в свою каюту. И единственным, что подтачивало его триумф, было осознание факта: кое в чем Изабелла права. Впрочем, это было мелочью.
        Через сутки корвет ушел в прыжок, чтобы выйти из него буквально полтора часа спустя. Плечо броска было наикратчайшим, а гипер на этот раз спокойным донельзя - всего-то пять измерений. Камнеедов с некоторой долей удачи при таких раскладах и сам бы справился. И выход осуществили достаточно точно, поэтому вскоре на экранах, а потом и визуально, перед ними во всей красе предстала планета Новая Бухара. То самое место, где Камнеедов рассчитывал получить доступ к медицинскому оборудованию и, возможно, еще кое-какую помощь.
        На улице стояла жара, но в помещении вербовочного пункта царила ровная, приятная телу прохлада. Точнее, приятной она была для вербовщика, а двое местных, ежась от холода, затирали пятна крови, в изобилии разбросанные на полу и стене. Работали они не то чтобы лениво - скорее, равнодушно, и даже холод не мог заставить их хотя бы чуть-чуть ускориться. Местная психология, чтоб ее. Пока не перетянешь толстой палкой по хребту, работать не станут. А вставать и идти за палкой было лень. Вербовщик и сам не заметил, как заразился фатализмом этого места. А раз так - пускай себе возятся хоть до утра. Тем более, к появлению сих примечательных пятен эти двое имели непосредственное отношение.
        В самом деле, как иначе назвать ситуацию, при которой они влетают в помещение и требуют немедленно подписать контракт? Покрытые пылью (для этого мерзкого места более чем обычное явление), грязью (а вот с этим уже интереснее, ибо вода не то чтобы в дефиците, но все же ее не океаны, а потому лить ценную жидкость в пыль просто так никто не станет) и кровью. С последней вообще весело, кровь, а также резаные дыры на одежде - это как минимум серьезный конфликт с кем-то, и если парни сюда примчались, значит, всерьез боялись, что им оторвут головы. В такой ситуации вербовочный пункт надежнее полиции, в которой могут найтись родственники твоих врагов. А вербовщиков традиционно ставят из тех людей, что никак с местными не связаны. Частенько даже, не с этой планеты, и такая политика оправданна.
        Первое, что сделал вербовщик, это выложил на стол два стандартных бланка контракта. Во-первых, потому, что, согласно закону, желающему служить в доблестной армии Наследника Пророка, Светоча Правоверных, Потрясателя Вселенной и еще иного титулов, эмира Бухарского, не должно чиниться бюрократических препятствий. Это потом уже тебя может отбраковать медик или психолог (да-да, местные кажутся идиотами и ведут себя порой не лучше, однако отнюдь не так тупы, как можно ожидать, и от полезных достижений цивилизации их элита не отказывается), но первый шаг облегчен максимально. Еще и потому, что желающих служить не так много, и не стоит сокращать их количество дурацкой бумажной волокитой, способной отпугнуть кого угодно.
        Ну, а во-вторых, если люди прибежали в таком состоянии, они уж точно не станут читать контракт, за некоторые пункты которого жители более развитых планет банально подали бы в суд и выиграли дело. Правда, не факт, что запыхавшиеся парни вообще умели читать. Они ведь, как говорят в Империи, от сохи, крестьянское происхождение на лбах даже не написано - выгравировано, причем зубилом. Ну а дехкане обучение детей обязательным не считают. По их мнению, если человек умеет молиться, то и хватит с него, в поле грамота не нужна. Идиоты…
        Эти умели даже писать. Во всяком случае, расписываться. И палец, чтобы оставить отпечаток, приложили моментально и куда нужно - видимо, опасность активизирует процессы в мозгу. Пятнадцать секунд - и все, эти двое собственность армии эмира. Именно в этот момент в помещение ввалились их преследователи.
        Что произошло, вербовщик узнал несколько позже. Не потому, что это было ему хоть на йоту интересно, а согласно правилам. Как ни крути, они тащат за собой проблемы. Армии на это время тратить неинтересно, поэтому гораздо проще купировать последствия на первой стадии. Впрочем, это уже не задача вербовщика, он должен лишь собрать информацию. Еще один плюс наемников - они подходят к вопросу ответственней, местные часто забивают. Менталитет такой. Наемники же деньги привыкли отрабатывать, так что пришлось выслушать банальную историю…
        Жил-был парень, и ему нравилась девушка. Впрочем, не ему одному. Девушке парень тоже нравился. И не он один. И кто говорит, что в патриархальном обществе, да еще и в деревне, нравы чище. Строже - да, но это выражается всего лишь в том, что все делается осторожно и с оглядкой, а так… В общем, девушки, любящие погулять, встречались в любые времена и в любой местности. Нынешний случай был как раз из таких.
        А дальше - классика. Встретились два ухажера, отправившиеся к даме со вполне предсказуемыми целями. И, кстати, вполне реальными, ибо - не в первый раз. Однако вместо бурной ночи случился у них серьезный разговор, стремительно перетекший в рукоприкладство. Тем более, за каждым имелась группа поддержки, шустро подтянувшаяся к месту разговора. Причем, судя по ехидным ухмылкам некоторых, у причины конфликта они тоже бывали. И не только в комнате, хе-хе…
        Драки из-за женщин, в том числе стенка на стенку, понятие интернациональное и совсем нередкое. Начистили бы друг другу чавки, а потом стали бы тщательнее следить за графиком посещений, чтобы не столкнуться опять нос к носу. Увы, вмешалась глупость человеческая. Кто-то схватился за нож - вполне себе оружие, а кто-то, защищаясь, воспользовался мирным сельскохозяйственным инструментом. В итоге пчак[10 - Разновидность ножа, распространенная у узбеков и уйгур.] улетел в одну сторону, а башка его хозяина в другую. Отдельно от тела, что характерно - лопата, которой воспользовался не пожелавший словить пять дюймов дряненького железа в ливер парень, оказалась неплохо отточена и шею перерубила с легкостью.
        Дальнейшее развитие событий предсказать было нетрудно. Одна сторона рванула за подмогой, а тот, кого угораздило применить сельхозинструмент не по назначению, рванул в противоположную сторону. А его брат, который неплохо понимал, что разбираться родственники погибшего не станут и прихлопнут, за неимением в пределах досягаемости непосредственного виновника, его самого, бросился следом. Ибо до суда здесь никто доводить не станет. Суд что? Он даст убийце срок, не такой уж и большой - все же тот защищался. А может, и вовсе отпустит, сделав внушение - судьи эмира славились продажностью, и, получив щедрую мзду, закрывали глаза на многое. Поэтому родственники погибшего будут убивать. И единственный вариант - завербоваться в армию. Оттуда выдачи нет.
        Чему тут удивляться, в принципе? Армия здесь - элита, и даже самый ничтожный и шелудивый новобранец, только-только подписавший контракт, неприкосновенен. Ход мыслей армейцев понятен - нечего всяким дехканам лезть в дела тех, кто стоит выше по социальной лестнице. Именно эту мысль вербовщик и постарался донести до пустых голов тех, кто вломился буквально через минуту после того, как две свежие подписи украсили бумаги. И если бы его послушали, на том бы дело и кончилось. Увы, не в этот раз.
        Здоровенный, нестарый еще крестьянин, отец погибшего, дико заорал что-то на местном наречии, которое вербовщик понимал с пятого на десятое, и, выхватив нож, попер вперед. Однако сидящий за столом и даже не пытавшийся встать человек был начеку. Не тратя время на слова, он выстрелил. Щелчок взводимого курка заменяет два часа воспитательной беседы, а уж выстрел, причем сразу на поражение… Конечно, можно было обойтись и без крайностей, но, во-первых, обезоружить человека намного сложнее, чем убить, а во-вторых, ему за это не платили.
        На этом, в принципе, инцидент был исчерпан. Конечно, местные будут ненавидеть вербовщика, но… В этом «но» и заключался главный нюанс. Если с ним что-то случится, завтра здесь будут солдаты и, не особенно разбираясь в нюансах, просто рассчитают жителей деревни на «первый-второй». Первых (а может, вторых, тут уж как левая пятка офицера решит) убьют на месте. Случались прецеденты, а потому вербовщиков холили, лелеяли и оберегали. А что ненавидели - так их данный факт мало волновал.
        И вот сейчас новобранцы драили приемную. Тело унесли родственники («Уберите эту падаль!» - «Да, господин. Конечно, господин».), но пятна крови и мозгов на полу и стенах остались. Сейчас их замывали - не очень активно, все же местные редкостные лентяи. А потом он сделал ошибку, решив ускорить процесс и отправив в помощь к сладкой парочке еще одного только что завербовавшегося умника. И, глядя на получившийся результат - к слову, процесс замедлился настолько, что, казалось, остановился вовсе - невольно вспомнил слова одного шебутного русского. Какая у него там присказка была? Два дебила - это сила, три дебила - батальон? Увы, это как нельзя больше подходило к ситуации.
        На улице зашумело. Очень характерный звук, именно так звучат при заходе на посадку двигатели легких машин. Надо было посмотреть, конечно, однако, если вдуматься, зачем? Кому надо, сам войдет, подумал хозяин помещения и не ошибся. Тихо скрипнула, открываясь, старомодная дверь. Вербовщик поднял глаза, на миг зажмурился и, поняв, что ему не почудилось, тихонько прошептал другую русскую сентенцию:
        - Вот помяни черта…
        Вербовочный пункт выглядел крайне непритязательно. Бетонный куб со старомодной антенной и старомодными же выступами кондиционеров. Для этой планеты, в общем, самое то.
        Камнеедов недовольно покосился на Изабеллу, но та не обратила на его взгляд никакого внимания. В точности как в детстве, упертая донельзя. И сколько он ее ни убалтывал, на корабле остаться она не захотела принципиально. Вот и пришлось, заблокировав управление, чтоб не возникли кое у кого в голове нехорошие соблазны, тащиться в ее компании. Не то чтобы она была Камнеедову так уж неприятна, но все равно на этих отсталых мирах, где прав тот, кто успел выстрелить первым, заботиться еще и о спутнице выглядело не более чем дополнительным геморроем. Но Изабелла лишь фыркнула презрительно, заявила, что стреляет получше кое-кого зазнавшегося и, перетянув талию широким ремнем с огромной черной кобурой, первой направилась к разъездному боту. Пришлось лететь вместе с ней, не ругаться же.
        Ну и вот, прилетели. Стоит конструкция, более всего напоминающая бункер, а вокруг… Ну, пустыня, не пустыня, однако же что-то весьма на нее похожее. Метрах в двухстах то ли большая деревня, то ли маленький город, и пейзане от домов глазеют на редкую в этих краях летающую машину, предусмотрительно не приближаясь к ней. И - всё, редкостно скучная планета, даже Кирпич по сравнению с этим убожеством культурный центр.
        - Пошли, что ли? - тронул Камнеедов спутницу за рукав комбинезона. Изабелла кивнула, но, судя по ее лицу, о том, что полетела сюда, она уже жалела.
        Дверь в здание при ближайшем рассмотрении оказалась массивной и обшарпанной. И, что характерно, не запертой. Маленькая, два на два, комнатка, призванная, очевидно, изображать прихожую, еще одна дверь. За ней обнаружился вполне функциональный, приличных размеров кабинет и мелковатые парни, на лицах которых было написано «салага обыкновенный, зачуханный», с каким-то потерянным видом растирающие по полу и стенам грязь прозаического вида тряпками. Ну, и хозяин, здоровенный мужик на вид немногим старше Камнеедова, подобно скале восседавший за столом, обнаружился.
        - К-командир? - спросил он после паузы, медленно вставая.
        - А кто ж еще, тридцать три китайца? Или ты кого-то ждешь?
        - Н-нет…
        - Вот и я думаю, что нет. Здорово, Клайд!
        Вместо ответа человек вдруг одним прыжком перемахнул через стол, сгреб Камнеедова за грудки и принялся трясти. А так как силы и габаритов ему было не занимать, то ноги русского оторвались от пола. Зрелище было эффектное, хотя и несколько сюрреалистическое. Во всяком случае, молодняк впечатлился и молнией дернул из помещения, предоставив белым сахибам разбираться самим.
        Рычал Клайд что-то нечленораздельное, хотя и явно нецензурное. Однако Камнеедов, несмотря на болтающиеся в воздухе ноги, оставался внешне невозмутим. И, когда здоровяк на миг замер, чтобы набрать в грудь порцию воздуха для продолжения ругани, зычно рявкнул:
        - Сержант, отставить эмоции! Немедленно поставьте офицера на место!
        Командный тон и вбитые за годы службы в подкорку рефлексы сделали свое дело. Пока вербовщик соображал, что же произошло, Камнеедов хлопнул его по плечу и ухмыльнулся:
        - Поверь, я тоже рад тебя видеть, - и, повернувшись к спутнице, пояснил: - Изабелла, позволь тебе представить моего старого товарища и сослуживца Клайда Мак-Гэйра. Он, конечно, дик и несдержан, как и положено горцу, но на самом деле добрейшей души человек. Да и вообще, никогда так не страшны шотландские солдаты, как в ветреную погоду. А здесь и сейчас штиль, да и килт сержант с детства не носил. Так ведь, Клайд?
        Вербовщик рыкнул что-то непонятное. Камнеедов широко улыбнулся:
        - Клайд, это - Изабелла Костина, моя подруга детства и, так уж получилось, временный напарник в одной веселой истории. Будет интересно - потом расскажу. И перестань рычать, напугаешь даму. В конце концов, я тогда всех предупреждал, что дело пахнет тухлым, и предлагал уходить вместе. А вы что?
        - Если бы ты остался, все могло сложиться иначе.
        - Не могло, дурья твоя башка… Понимаешь, Изабелла, я командовал этими умниками, когда мы в местной столице эмира свергали. Обычный переворот. Я, конечно, молодой был, неопытный, но учили-то хорошо! И что сын свергнутого не успокоится, видел невооруженным глазом. Вдобавок местные парламентарии, на которых мы работали, серьезными людьми не выглядели. Свиньи, дорвавшиеся до кормушки и рвущиеся отжать весь хлев. Эмир, хоть и тиран был, но настоящий хозяин, при нем за взятки вешали, а эти… В общем, я тогда отработал свое, получил деньги - и свалил. Ну, и кое-кто еще со мной. А они остались. Когда новый эмир их повесил? Через три месяца или через пять?
        - Через месяц и три недели, - буркнул Клайд.
        - Шустрый мальчик… У вас, я надеюсь, хватило ума вовремя поменять сторону конфликта?
        - Иначе я бы здесь не сидел. Эти козлы нам жалованье задержали, а тут пришли люди от нового эмира. Он вдвое платил. Ну, мы подумали - и согласились. Так что второй раз дворец брать пришлось.
        - Ну, ничего. Для этих мест подобное в порядке вещей. Многих потеряли?
        - Да нет… Но зря ты не остался. Русский, в конце концов, не хуже эмира на троне бы смотрелся.
        - Пойми, дурья башка, взять мы власть могли, а вот удержать бы никак не получилось. Хотя да, смотрелся бы я даже лучше. Ладно, проехали. Выпить есть? А то у меня эта планета вызывает исключительно рвотные позывы.
        Теоретически на планете с практически исключительно мусульманским населением со спиртным, да и с нормальной закуской, должно быть тяжко. По факту же через несколько минут на столе расположились две бутылки, с коньяком и водкой, и не слишком ровно, зато обильно нарезанные колбаса, сало, огурцы… Камнеедов, окинув взглядом сей «дастархан», кивнул довольно:
        - Вижу, я не зря тебя учил. Наливай!
        И, не обращая внимания на тот факт, что законами большинства государств пилотировать бот в состоянии алкогольного опьянения, в принципе, строжайше запрещено, опрокинул себе в рот стопку водки.
        Следующие полчаса они пили и ели, и гости выслушали грустную историю распада отряда наемников, часть из которых разлетелась кто куда, а часть осталась, нанявшись на службу эмиру. Тот их принимал охотно, потому что по сравнению с местными кадрами наемники были и дисциплинированнее, и подготовленнее, и, как ни странно, вернее. Во всяком случае, пока на их счета исправно поступает жалованье. Клайд был среди оставшихся, а так как у него всегда была склонность к административной работе, то быстро согласился на должность вербовщика. На этом месте он и намеревался проработать еще лет десять, подкопить денег, благо, как и большинство шотландцев, отличался бережливостью, а потом свалить на какую-нибудь тихую, периферийную планету, жениться и тихо-спокойно жить, сколько отмерено генетикой. Словом, ничего выдающегося, типичная судьба наемника, чье подразделение приказало долго жить.
        - Скучно, - резюмировал Камнеедов, спокойно дослушав рассказ до конца. К тому моменту он уже оприходовал больше половины бутылки, но ни его внешность, ни поведение изменений практически не претерпели. Разве что немного побледнел и реагировать на все стал немного заторможенно.
        - Скучно - кивнул Мак-Гэйр. - А сам как, веселишься?
        - Можно сказать и так, - с легкой усмешкой согласился Камнеедов. - Если кратко… В общем, у меня на борту детский сад, три бабы и, до кучи, навигатор в искусственной коме. И дебил на его месте. Вот так как-то.
        - А подробнее?
        Камнеедов пожал плечами и рассказал. С некоторыми ремарками, конечно. В конце концов, история не была секретной. И даже тот факт, что наемник стал пиратом, из картины не выбивался. Многие в своей жизни успевали проделать такую трансформацию, потом обратную, да еще и не по одному разу. Шотландец выслушал его не моргнув глазом и кивнул:
        - Да уж, командир, если уж куш срываешь, то хороший, но и глупости делать умеешь. Ну, я понимаю, ее, - он сделал небрежный жест в сторону Изабеллы, - вытащить сам бог велел, но остальных… Дурак ты, Базиль.
        - Дурак, - кивнул в ответ Камнеедов.
        - И чего ж тебя занесло на Бухару?
        - Ищу консула Нового Монако.
        - Он-то тебе зачем? - выпучил глаза Мак-Гэйр.
        Пришлось объяснить, что штурман как лежал в анабиозе, так и будет лежать, пока они не получат доступ к нормальному стационарному медицинскому оборудованию. А оно есть далеко не у всех, и пиратам его вряд ли так запросто предоставят. Можно, конечно, поискать у коллег по ремеслу, вот только до ближайшего места, где такой финт можно провернуть, далеко. Нечасто техника такого класса есть у пиратов, это вам не мобильные диагносты. В общем, месяц полета, и это еще при условии, что штурман будет нормальный.
        Другой вариант - обратиться к официальной медицине. Госпиталь, в котором могут помочь, найти проще. На достаточно развитых планетах, разумеется - та же Гея, на которой сквозь пальцы смотрели на законопослушность, лишь бы деньги платили, таким оборудованием не обладала. Здесь же оно имелось, эмир следил за своим здоровьем, но как туда попасть, не афишируя, кто ты есть на самом деле? А заодно не говоря о своем участии в событиях, имевших место на этой планете несколько лет назад? И вот здесь появился вариант с консулом. И шанс получить у него помощь выглядел реальным.
        Во-первых, Камнеедов был родом из Империи, и гражданства его никто не лишал. А на Новом Монако к имперцам относились с уважением. По слухам, княгиня, правящая этой планетой уже лет шесть, после смерти отца, была русским многим обязана[11 - См. роман Space Quest.] и с Империей отношения поддерживала отличные. Ну и, во-вторых, консула этой планеты на Новой Бухаре Камнеедов знал лично. И неплохо знал - в свое время тот учился в Империи, базовое образование имел военное. В общем, одно училище, один факультет, один курс… Недостаточно, чтобы считаться друзьями, но все же хорошие знакомые, общий язык в такой ситуации найти проще.
        Вот только Камнеедов, прибыв сюда, обнаружил, что с консульством связаться не может. На все запросы, вне зависимости от каналов, уныло-вежливый голос отвечал или отписывался дежурной фразой на тему «ваше обращение очень важно для нас, но в настоящее время все операторы заняты». Учитывая, что связью заведовал искусственный интеллект, выглядел такой ответ совершенно нелогичным и столь же непонятным.
        Оставалось задействовать старых знакомых, что Камнеедов и сделал. А так как дольше всех от центра наблюдался Мак-Гэйр, то к нему и направились узнать, что же случилось.
        Вербовщик самодовольно усмехнулся, опрокинул в рот стопку и иронически прищурился:
        - А ты что, новости не смотришь?
        - Как? Последние дни мы болтались в космосе, в отрыве от ретрансляторов, с единственной стоянкой на Гее. А там, сам понимаешь, все с таким душком, что залезать в сеть опасно для душевного здоровья.
        - Гы-ы-ы, - вроде бы Мак-Гэйр не опьянел, да и принятая на грудь доза для шотландца была ничтожной, однако смех его показывал, что определенный градус внутри шотландца уже булькал. - Твое чистоплюйство тебя когда-нибудь погубит.
        - Ладно, не тяни кота за гениталии, рассказывай.
        Клайд пожал плечами и рассказал. И гостям пришлось лишний раз убедиться в том, какая все-таки быстрая штука жизнь.
        За последнюю неделю политические расклады в космосе в очередной раз изменились. Не особенно существенно, однако же для них - очень серьезно. И связано все это было с Новым Монако. Если уж совсем конкретно, то с произошедшим в этой стране государственным переворотом. И это для русских оказалось неожиданностью.
        Вообще, когда люди живут хорошо, сподвигнуть их на что-то серьезное достаточно сложно. А Новое Монако было государством с высоким уровнем жизни и притом достаточно стабильным. Тем не менее кто-то очень вложился в переворот, люди вышли на улицы, к ним примкнула часть армии, и в результате дворец-резиденция княгини был взят штурмом. Скорее всего, из-за спин путчистов торчали уши американцев - не зря же сразу после того, как наспех сформированное «правительство национального единства» попросило у них помощи, к планете подошла эскадра Альянса. Уже сами сроки - несколько часов - говорили о том, что корабли не через гипер прорывались, а находились тут же, разве что за пределами системы, на дистанции, недосягаемой для радаров.
        Впрочем, не пойман - не вор. Главное же было даже не в этом, а в успешном бегстве княгини. В отличие от армейцев, флот сохранил верность правящему дому. С линкорами Альянса он бороться, разумеется, не мог, но и перехватить уходящую от планеты группу кораблей путчисты не успели. В результате княгиня исчезла, и обстановка на Новом Монако стала напоминать предгрозовую. Куда смылась законная хозяйка планеты - неясно, однако почему-то первым вариантом на ум приходила Империя. А уж если русские захотят вмешаться, что, учитывая дружеские отношения между странами, достаточно вероятно, никакой эскадре их не остановить. Силы Альянса срочно приводились в боевую готовность, Империя тоже разворачивала ударный флот. В космосе начало явственно попахивать серьезным конфликтом, и неудивительно, что обе стороны активно старались прикрыть тылы. Применительно к Новой Бухаре это означало, что посольство княжества, чей персонал был укомплектован почти исключительно сторонниками недавно свергнутой правительницы, закрыто, и все, кто в нем находился, угодили под домашний арест. Все же здесь Альянс, вроде бы не державший
на планете даже своего дипломатического представительства, имел колоссальное влияние.
        Выслушав историю, Камнеедов немного подумал, затем усмехнулся и спросил:
        - Слушай, Клайд, кто еще из наших здесь? И чем занимаются? - и, получив ответ, усмехнулся, коротко и жестко, уголками рта. - Собирай всех.
        - Когда? - ничуть не удивился Мак-Гэйр.
        - А вот прямо сейчас и собирай. Хотя нет, лучше вечером - не стоит привлекать внимание, пускай стягиваются по одному. Я прибуду к восьми по местному.
        - Что ты хочешь сделать? - тронула его за рукав Изабелла.
        - Очередную глупость. И не смотри на меня так. Я сегодня копался в диагносте. Если кратко, техника старая, погружение в анабиоз у Смита прошло не слишком гладко, и чем скорее он окажется в госпитале, тем лучше.
        - Я с тобой.
        - С какого перепугу? Хлопнут тебя - и делу конец.
        - Не хлопнут, - усмехнулась Изабелла. - А прятаться не привыкла. Я дочь адмирала, а не адмиральская дочка.
        Камнеедов внимательно посмотрел на нее. Насчет адмиральской - это он впервые услышал. Впрочем, черт с ней. Посидит в рубке корвета, готового в любой момент прорваться к месту боя и провести эвакуацию. Кто-то же должен быть на стреме. Изабелла, подумав, согласилась.
        - Эй-эй, - вмешался Мак-Гэйр. - Кто сказал, что мы вообще полезем в твою авантюру?
        - У меня есть, что вам предложить взамен скучной и небогатой старости. Если вообще до нее доживете, а не сопьетесь и не скуритесь в этой дыре.
        - Мы - как те динозавры, - зло скривился шотландец. - Тоже скоро вымрем.
        - Динозавры вымерли потому, что во время Потопа на «Ковчеге» Ноя были пушки, а на том, который спасал ящериц, их не поставили. Только нынче иные расклады.
        - Да тебя прямо сейчас за жабры возьмут…
        - Кто посмеет здесь и сейчас поднять руку на белого господина? Ненавидеть будут, но чтобы открыть пасть на человека, имеющего собственную яхту… Это ведь признак богатства и влияния, согласись.
        - Яхту?
        - Ну да, мой корвет. И не пучь глаза, император вон вообще на линкоре рассекает, чем я хуже?
        - Ну, ты наглец…
        - А еще, - не обращая внимания на недоверчивый взгляд товарища, добавил Камнеедов, - местные ленивы до безобразия. Базы данных обновили, конечно, а систему входа в планетарную сеть - нет. Я это проверил сразу по прибытию. Коды сохранил на всякий случай - вот и пригодились. И теперь повсюду я прохожу как личный гость одного ну очень уважаемого человека. Таких гостей просто так не допросишь, даже не проверишь, а сам хозяин в отъезде, заметить не сможет. Как-то так. Собирай людей, Клайд, мы начинаем войну!
        Уже когда бот набирал высоту, Камнеедов повернулся к спутнице, вперил в нее абсолютно трезвый взгляд (зря, что ли, перед полетом выпил ударную дозу универсального противоядия) и негромко сказал:
        - Знаешь, дорогая, я ни разу не спросил тебя о серьезных вещах и нестыковках. В конце концов, у каждого есть право на личные тайны. Но раз уж ты напросилась со мной, вопросы прозвучат, и тебе придется на них ответить.
        - Спрашивай, - абсолютно спокойно кивнула Изабелла, но от Камнеедова не укрылось, как она напряглась.
        - Спрашиваю. Как ты оказалась на борту того корабля? Он приписан к порту Альянса, а вы отправились в официальную экспедицию, значит, и корабль должен был быть имперский. Я не специалист, но помню: для таких целей обычно выделяют транспорт, причем вооруженный. Тип «Алтай» или «Амур». От них не то что Большой Али, от них и иной фрегат будет сваливать, портя космос едким запахом органического выхлопа. Итак?
        - Всему причиной моя невезучесть, - без малейшей заминки ответила Изабелла. - У нас был жесткий график полета, а я угодила в полицию на Малой Севилье и отстала. На такой случай имелся вариант действий, но - увы, добраться до точки рандеву не получилось. Этот твой Али…
        - Хрен с ним, с Али. Малая Севилья - ты ж там родилась. Как тебя угораздило-то?
        - Так и угораздило, - огрызнулась Изабелла. - Моя генетическая карта в их базе данных. Я - гражданка Империи, и никаких документов по выезду и, тем более, эмиграции. Вот и… разбирались. Знала бы - из корабля б не выходила, но - взыграла ностальгия, решила на места, где росла, взглянуть. Ну и прямо в порту задержали…
        - Сочувствую.
        - Не стоит. Ладно, ты пилотируй, не отвлекайся. У нас не так много времени, а я еще хочу отдохнуть. А у тебя наверняка…
        - Не стоит читать мои мысли - вы очень сильно рискуете своей психикой. Как минимум у вас будут кошмары, - прервал ее Камнеедов. - До вечера отдыхай, а потом… Сегодня у нас будет много работы.
        Местная ночь тиха и красива. Когда светило, похожее на раздувшийся от гордости оранжевый шар, скатывается за горизонт, приходит долгожданная прохлада. Люди, днем старающиеся без нужды на улицу не высовываться, разом меняют свое решение, и города будто оживают. В скверах можно различить тихое щебетание парочек - хотя планета и мусульманская, но власть официально светская, и это дает определенные послабления сравнительно с жизнью более ортодоксальных государств. Работают чуть не до утра магазины, ресторанчики и даже - о ужас! - бордели. В общем, ночью эта планета мало отличалась от более цивилизованных миров, а эмир, будучи человеком умным, не торопился прикрывать лавочку. Пускай жители пофрондируют, ощутят причастность к чему-то запретному. Тем лучше днем работать будут, в том числе и потому, что надо доказывать лояльность и незаменимость на случай, если вдруг полиция взяла тебя «на карандаш».
        Группу вооруженных людей, проникших в дворцовый парк, все это мало интересовало. Куда больше они старались остаться незамеченными. Хорошо еще, дорогу помнили все, и Камнеедов не был исключением. За годы, которые он здесь не был, парк изменился, деревья подросли, а кусты распушились, но не так уж и сильно. Все было узнаваемым, а значит, случись нужда, он не заблудится и без посторонней помощи.
        Теоретически им здесь делать было нечего, и система охраны в такой ситуации просто обязана поднять тревогу. По факту же все эти люди были в ее памяти еще со стародавних времен, и, зная коды, требовалось всего лишь немного изменить их статус. Самый важный и эффективный элемент охраны дворца оказался нейтрализован, а люди, охраняющие внутренний периметр, слишком привыкли надеяться на технику.
        Отчасти их можно было понять. У местных просто не было технической возможности незаметно проникнуть на охраняемую территорию. Даже во время переворота, когда наемники парламента ворвались во дворец, тревогу подняли вовремя. Другой вопрос, что это не помогло, но… Но это не было виной техники.
        Второй момент - хроническая безалаберность местных кадров. Даже вроде бы элитных войск, к которым относилась охрана дворца. И сейчас это кончилось для них плохо, даже несмотря на то, что у внутренних ворот дворца наемников все же обнаружили.
        - Вы что… - начал было один из лениво обсуждающих какую-то глобальную проблему офицеров в гвардейском мундире. И умер от короткого и точного удара ножом, так и не успев ни понять, что случилось, ни поднять тревогу. Рядом с ним так же тихо и бездарно умерли его собеседники. Камнеедов усмехнулся: вот и все, первая линия обороны вскрыта. Сейчас то же самое происходило у задних дверей - их тут было множество, какие-то вели на кухню, какие-то в конюшню, гараж и еще кучу подсобных помещений. Их тоже охраняли, но не в пример хуже, и если здесь все прошло гладко, то там проблем и вовсе быть не должно. Впрочем, у штурмующих тыловые объекты другая задача - блокировать выходы, не дать никому уйти из дворца, когда начнется побоище. Основная же миссия будет здесь. Единственное, что по-настоящему мешало, это отсутствие связи - система контроля дворца зондировала весь эфир, блокировать ее так запросто не получалось. Что же, не все в этом мире идеально, и с чем-то приходилось мириться.
        А дальше был бег. Именно так. Стремительный бросок по коридорам дворца, по-восточному пышным и совсем наоборот, европейски-функциональным. Короткие, почти бесшумные хлопки… Здесь, на востоке, уважают силу, жестокость и готовность пустить их в ход. А выпускать живыми родственников эмира вредно для здоровья, династию надо вырезать под корень, иначе хлопот не оберешься. Уничтожить тех, кто здесь, покрошить находящихся вне дворца… И, главное, сделать все это синхронно.
        Неограниченный доступ в сеть позволил знать, где будущие мишени. Но реализовать процесс было ой как сложно - из почти четырех сотен наемников, пришедших когда-то сюда вместе с Камнеедовым, сейчас осталось не более половины. И не менее сотни из них вынуждены были заниматься отстрелом расплодившихся до безобразия родственников здешнего местечкового властителя. Только во дворце было не менее трех сотен человек гарнизона, и со стороны их атака выглядела безумием. Но когда-то белые наемники неполным взводом сокрушали регулярные армии не самых маленьких туземных государств, и их потомки были ничуть не хуже.
        Все кончилось очень быстро. Полчаса - и готово, свое преимущество в подготовке, организации и внезапности атаки Камнеедов использовал на полную катушку. А куда деваться? Его этому учили. Да и, откровенно говоря, даже личное присутствие отставного супермена в центре событий особо не требовалось. Несмотря на паузу в несколько лет, ни вколоченные инструкторами навыки, ни умение работать совместно у наемников не пропали. И местные, народ вроде бы не трусливый, но застигнутые врасплох, были им не соперники. Кровь стекала по ступеням - ну да эти стены видали на своем веку и не такое. Дворец был взят, его обитатели истреблены. Не обошлось без потерь, но убитыми они потеряли не более десятка человек. Хотя раненых, конечно, было в разы больше.
        Эмир умер в своей спальне, прямо в разгар увлекательного процесса размножения. Апоплексический удар табакеркой, классика не стареет. Впрочем, он был такой не единственный. Что характерно, кое-кому из здешних обитателей очень понравилось бы на Гее… Впрочем, это было уже маловажно, гораздо больше Камнеедова волновал второй этап операции.
        Он не врал, утверждая, что во время оно власть бы они удержать не смогли. Хоть две, хоть четыре сотни человек слишком мало для того, чтобы контролировать всю планету. Да, они крутые псы войны и все такое, но, если вдуматься, их подразделение не более чем сравнительно небольшая группа людей с легким вооружением. Против танков не катят, а один-единственный крейсер на орбите вполне способен выжечь их вместе с дворцом. Тогда, не сейчас.
        За эти годы былые соратники вжились в местные реалии. Большинство служили в местной армии, где европейцев не любили, но традиционно боялись. Многие имели под командованием собственные подразделения, кто роту, а кто и батальон. Не преданные, восток и преданность вообще плохо сочетаются, но привыкшие повиноваться именно этим командирам. А все вместе - это не так и мало, дивизия усиленного состава наберется. Кое-кто пошел по административной стезе, и это было очень неплохо, поскольку давало возможность перехватить управление экономикой и социальной сферой. Государство - это не только армия… Правда, оставался еще флот, в котором сторонников путча не имелось от слова «ващще». К счастью, ныне местный флот составляли три дряхлых корвета, даже все вместе уступающие «Викингу». Плюс раскиданные по всей системе. В общем-то, в иное время даже эти гробы с внушительными по меркам наземных вояк калибрами и не слишком крутыми, но шустрыми десантниками могли натворить дел, вот только ныне расклады были не те. В общем, благоприятные условия для авантюры. Но и эти бонусы давали лишь отсрочку и очень малые шансы на
успех. Основная же задумка Камнеедова заключалась совсем в другом.
        Большую политику делают большие государства, малым же остается лишь ползти у них в кильватере. Самостоятельность не поощряется - смахнут щелчком пальца и не поморщатся. И так же прищемят особо чувствительные места, если попытаешься сменить хозяина. И в мирное время за тебя вряд ли вступятся.
        Иное дело сейчас. Де-факто пусть не война, но большой конфликт уже начался. Уже стреляют, убивают и свергают правительства. А раз так, появление в глубине позиций Альянса точки, в которой можно быстро и качественно устроить базу, Империя не упустит. Разумеется, там этого не ждут, однако выделить несколько боеготовых кораблей в ситуации, когда у всех пальцы на курках подрагивают, не так уж и сложно. И моральными терзаниями никто страдать не будет, напротив, руками и ногами ухватятся за любую возможность получить тактическое преимущество. Адмиралу, который упустит такой шанс, башку оторвут. Осталось лишь убедить остальных участников действа, на что Камнеедов, в общем-то, и потратил половину вечера. Очень сложно было изображать из себя эмиссара Империи, но при этом ни разу не солгать, признавшись в этом напрямую. Последнее чревато - наемники хорошо чувствуют ложь. Однако же у него получилось. В конце концов, он был русским, и поверить, что он изначально работал на имперскую разведку, остальным было легко. А то, что среди наемников были и европейцы, и американцы… Какая разница? В своих странах они
давно уже были изгоями, а здесь имелся реальный шанс стать господами жизни, пускай и под контролем Империи.
        Когда вечером Камнеедов сообщил о своем решении Изабелле, она в ответ лишь сказала:
        - Широко ты шагаешь. Смотри, штаны не порви.
        Что же, как раз этого он и собирался избежать, немедленно отправив сообщение в Империю. Теперь оставалось только ждать. Впрочем, недолго. Как и ожидал Камнеедов, ответ пришел быстро, часу не прошло. И был он краток. Хорошо еще, его хватило, чтобы понять - выкладки наемника и пирата были правильные, и от предоставленной возможности Империя не откажется. Что же, стоит радоваться. И заранее подумать о том, кто встанет во главе Новой Бухары, когда он, Камнеедов, свалит отсюда. Хорошо еще, ни у кого из наемников не было вопросов о том, чью сторону принять. Конечно, среди них были в основном европейцы, хватало выходцев с Альянса, да и парни с более экзотическим разрезом глаз попадались, но… Как раз это сейчас ничего не значило. Люди, которые пришли за Камнеедовым, давно уже не принадлежали ни к какому обществу, а значит, реальный шанс стать богатыми и уважаемыми людьми значил для них больше эфемерной ностальгии по детству. А стало быть, пока они в это верят, он, Василий Камнеедов, может на них рассчитывать.
        Выйдя из зала дальней связи, он прошел по разгромленному коридору, вышел на балкон, где боя не было, а значит, и разрушений тоже. Поискал глазами стул, плюхнулся на него и посмотрел на небо. Здесь оно было куда интереснее, чем на большинстве планет, которые Камнеедову довелось осчастливить своим визитом. Не совсем черное, скорее, зловеще-фиолетовое, такой эффект давал местный спутник, и полное звезд. Красота. Под такой, если что, и помирать не страшно. Но помирать совершенно не хотелось, а чтобы остаться в числе живых, требовалось продержаться всего два дня.
        - Слышь, командир…
        Камнеедов повернул голову, кивнул Лютеру - самому старому человеку в их отряде. Наемнику было далеко за шестьдесят. Для современного человека не возраст, конечно, однако же обычно к этим годам человек набирается жизненного опыта, становится несколько степеннее и отвыкает от дурной привычки бегать с гранатометом наперевес по пляжам. Но конкретно этот экземпляр немца попался совершенно неугомонный, и, судя по всему, на покой не собирался. И авантюризма в нем было на троих, не зря на общем сборе он первым, не раздумывая ни секунды, поддержал Василия.
        - Слышу, конечно. Тебя - да не услышать… Говори. И плесни мне коньяка - у тебя, я знаю, всегда есть запас.
        Лютер, не чинясь, щедро набулькал по найденным здесь же емкостям из пузатой крутобокой бутыли. Внутри оказался, правда, не коньяк, а старый добрый шнапс, но чему удивляться? Там, где Лютер, всегда найдется шнапс, а там, где есть шнапс, обязательно появляется Лютер. Закон природы такой, а кто мы, чтобы идти против нее?
        Камнеедов посмотрел на бултыхающуюся в благородном хрустале жидкость, понюхал, с трудом удержался от того, чтобы поморщиться. Не умеют немцы делать нормальные напитки, кроме пива, разумеется. Впрочем, приходилось ему в жизни пивать и худшую бурду.
        - Ты что-то хотел спросить? - поинтересовался он, когда продышался. Нет, все же не шнапс даже, а какой-то самогон. Как бы ни самим Лютером перегнанный. И, как назло, из закуски только фрукты. Сала, идеального под такую заливку, естественно, искать было глупо - мусульмане.
        - Командир, скажи честно. Ты и впрямь считаешь, что мы победим, или свои проблемы решаешь?
        - Да.
        - Что да?
        - Ответ на оба вопроса. Ты против?
        - Базиль, ты знаешь - я тебе всегда верил. Но если обманешь - я тебя убью, - Лютер встал и, не добавив ни слова, вышел с балкона. И он не шутил. Откровенно говоря, Камнеедов ему тоже верил и не хотел бы иметь такого врага. Но сейчас ему было не до Лютера. Слишком много было дел, и, главное, требовалось решить вопрос, из-за которого все и завертелось. Положить, наконец, Смита в клинику. А то помрет еще ненароком…
        Империя не подкачала. Ровно через двое суток в системе появился впечатляющих размеров линкор в сопровождении десятка кораблей эскорта. Камнеедову оставалось только гадать, откуда была направлена столь внушительная эскадра. Исходя из того, что он знал, до ближайшей базы, на которой могла базироваться такая громадина, ползти сюда было не менее трех суток. И то если очень повезет. Тем не менее подмога явилась строго по графику. Очень вовремя, кстати. Несмотря на то, что станции дальней космической связи были блокированы, информация о перевороте как-то просочилась. Впрочем, на то она и информация, чтобы просачиваться. Разумеется, американцы не могли оставить без внимания творящееся у них под боком безобразие, а плечо броска у них было заметно короче.
        И неудивительно, что их корабли появились в системе практически одновременно с имперскими.
        Засекли они друг друга тоже одновременно. Что тоже неудивительно, кстати - у кораблей одного класса и возможности примерно аналогичные. И эскадры, что характерно, имели схожие возможности. Альянс, не поскупившись, прислал сюда авианосец в сопровождении линейного крейсера и пары эсминцев. Вполне адекватная эскадра для того, чтобы призвать к порядку зарвавшихся туземцев. Но линкор, три крейсера, четыре эсминца и два фрегата хоть и не могли похвастаться такой же сбалансированностью возможностей, были им не по зубам. Обратное тоже было справедливо. И уступать обе стороны не собирались, моментально начав разворот и устремляясь на сближение.
        Поразительно - не обменявшись сигналами, ограничившись лишь опознанием национальной принадлежности, принадлежа к государствам, не находящимся в состоянии войны, оба противника моментально определились, что бой неизбежен. С другой стороны, ни в Альянсе, ни в Российской империи трусов на мостиках не держали, а потому драка выглядела вполне логичным развитием событий. Однако, как оказалось, не сегодня.
        Совсем недалеко от эскадры Альянса пространство вспухло пузырем (на гравитационном радаре это выглядело очень эффектно), выпуская еще одну группу кораблей. Камнеедов мысленно присвистнул - он, конечно, не был штурманом, но достаточно помотался по космосу и неплохо понимал и опасность такого маневра, и его сложность. В принципе, коридор, обеспечивающий комфортный выход из гипера, достаточно узок - что дальше, что ближе воздействие растущего (или уменьшающегося) гравитационного поля звезды начинает мешать, и очень серьезно. Однако были мастера гиперпространственного маневра, готовые рисковать и протаскивать через игольное ушко многомерных вероятностей и отдельные корабли, и целые эскадры. Что, в принципе, сейчас и произошло.
        Вряд ли новая эскадра могла считаться чем-то серьезным. Два крейсера, шесть фрегатов. Любой из ранее прибывших смахивал ее пусть и не походя, но все же не слишком напрягаясь. Однако присоединись она к кому-то - и все, баланс сил разом ломался. А в том, что эти корабли появились здесь не сами по себе, было ясно изначально. Уж слишком целенаправленно они держали курс к месту предстоящей схватки, в то время как любые сторонние и здравомыслящие люди предпочли бы, напротив, ретироваться куда подальше. Но то ли за штурвалами были круглые идиоты, во что после столь блистательно исполненного маневра верилось с трудом, то ли вновь прибывшие заранее четко знали, на чьей стороне они намерены сражаться. И на это их телодвижения походили куда более.
        Интересно даже, чьи это корабли, немного отстраненно подумал Камнеедов. Идентифицировать их с ходу не получалось, что, впрочем, неудивительно - стран много, а любая уважающая себя держава (ну, или считающая себя таковой) в меру сил развивает собственную школу кораблестроения. И порой с верфей государств-карликов сходят истинные шедевры кораблестроения. За редким исключением, в единичных экземплярах. Чаще всего, правда, отчаянные потуги местечковых инженеров не приводят к достойному результату, но все же и удачи их не столь редки, как принято считать. Впрочем, сколь хороши конкретно эти звездолеты и кому они принадлежат, было пока неясно.
        Зато, похоже, участники грядущей битвы уже разобрались, кто есть кто, понял он через секунду. Во всяком случае, эволюции, совершаемые их кораблями, выглядели крайне недвусмысленно. Имперская эскадра продолжала идти вперед, разворачиваясь в боевой порядок, а вот корабли Альянса начали поворот, стремясь расположить корабли носовой, самой защищенной частью, одновременно в сторону имперцев и новой угрозы. Получалось откровенно плохо - курсовые углы эскадр были чересчур большими. А потом эфир внезапно ожил - тот, кто пришел сюда незваным, скрываться далее не собирался, и разговор вел на открытой частоте, дабы услышать его могли все желающие. Увидеть, кстати, тоже.
        - Эй, вы! Как, показали готовность сражаться? Я оценил, гордитесь. А теперь валите отсюда, в спину не ударим. Бегом!
        Камнеедов во все глаза смотрел на экран, показывающий говорившего крупным планом. Высокий, широкоплечий, коротко остриженные волосы подернуты сединой. И этого человека он знал. Не лично, разумеется, но все же. Его в лицо знали, наверное, практически все молодые офицеры… Еще с курсантских времен знали. Один из трех легендарных первопроходцев, ухитрившихся из ничего создать собственное государство. Повзрослев и набравшись цинизма, Камнеедов поумерил восторги. До него банально дошло, что будь ты хоть семи пядей во лбу, без мощной поддержки сверху такую глобальную авантюру не провернуть. Но все равно, даже если это была работа какой-то из немногочисленных, но мощных имперских спецслужб, результат впечатлял, а масштаб завораживал. И даже слухи о том, что здесь не обошлось без императора (а положа руку на сердце трудно предположить, что могучий старик остался в стороне от всего этого), ничего не меняли.
        Интрига, проведенная около двадцати лет назад русским императором, сломала глобальные правила игры. Еще не так давно бал правили три сильнейших державы, причем крупнейшая из них, Российская империя, превосходила в военном отношении и Альянс, и Европейскую ассоциацию по отдельности, а также, пусть и не столь заметно, каждое из этих государств экономически. Но в случае, когда пришлось бы схватиться одновременно с двоими, силы были бы приблизительно равными. В военном отношении - точно, экономически же… Ну, тут все обстояло не так радужно, однако преимущество такого гипотетического (а противоречия между Альянсом и европейцами были велики, хотя и не столь глобальны, как у них же с Империей) союза было бы незначительным. Собственно, на сложившемся балансе сил и строилась вся мировая политика.
        При таких раскладах большое значение имели бы государства, стоящие на ступеньку ниже игроков высшей лиги. И они, пользуясь удачным моментом, торговали своей лояльностью, а великанам приходилось субсидировать местечковых диктаторов и прочие «демократические» силы. И так продолжалось вплоть до того момента, как на сцену вышло и громко заявило о себе королевство Темных миров.
        Это государство не пыталось с кем-либо конфликтовать, но никого и не боялось. Не лезло в высшую лигу, но броском вырвалось далеко вперед конкурентов лиги первой. Стремительно развивало собственную промышленность, используя полученные от Империи наработки, однако не просто так. За взятое они платили, и не только деньгами. Королевство поддерживало Империю во всем, уверенно осаживая крутящуюся вокруг мелочь, отчего баланс сил, выстраиваемый поколениями, пускай не рухнул, но опасно затрещал. И это политиков всего освоенного космоса изрядно бесило.
        Между тем эскадра Альянса курс не изменила. Зато в эфире раздалась трудно разбираемая речь. Все правильно, закрытый канал, те, для кого разговор не предназначался, его и не услышат. Разве что отзвуки того, что шло в рубку королевского флагмана. Разобрать слова не получалось, но общий недовольный тон угадывался запросто.
        - Верь в меня, ежик, - человек на экране ухмыльнулся так, что Камнеедов невольно посочувствовал его врагам. - Мы тебя наизнанку вывернем. А если этого будет недостаточно… Я ведь могу зайти на огонек. И устроить маленький тотальный геноцид. Как, хочешь попробовать?
        Снова непонятное бурчание, и на сей раз лицо говорившего закаменело. Очевидно, с противоположной стороны перешли на оскорбления и перестали следить за речью. Что же, русские тоже умели говорить не только языком Толстого и Достоевского.
        - Чистоплотный ты человек… Никогда не берешь себя в руки, чтоб их не испачкать, так, что ли? Тебе же ясно дали понять, чтобы валил отсюда.
        Вновь ответ, на сей раз «факи» слышны были даже тем, кому не предназначались. И новая реплика с крейсера тоже не заставила себя ждать:
        - Эй, дурик. Сегодня день осведомленности о пингвинах[12 - Такой день действительно есть.], а я о вас, что характерно, ничего не знаю. Может, хоть представишься перед смертью?
        Не было заметно, что он сделал, однако на радаре точки, означающие его корабли, начали расползаться. Эскадра перестраивалась, и, насколько мог судить Камнеедов, не для гонок. Так заходят в атаку. Практически синхронно начали боевой разворот имперцы. Заметно было, что учили и тех, и других в одних училищах, по одним лекалам. Не сговариваясь, не обмениваясь сигналами, они уверенно брали американцев в клещи. И те дрогнули.
        Да, в Альянсе не держали трусов, давным-давно осознав, что терять лицо опаснее, чем не иметь его вовсе. Но также их адмиралы хорошо умели взвешивать шансы и никогда не шли в поход без четких инструкций. Видимо, имперцы угадали их границы, потому что в поединке нервов смогли продержаться дольше. И вот чужая эскадра разворачивается и ложится на обратный курс. Ее не преследуют - на чужие нервы стоит давить, но слишком опасно передавливать. Вместо гонок обе группы кораблей развернулись и двинулись к Новой Бухаре. Что же, получалось, Камнеедов угадал с выбором. Теперь оставалось лишь провести с Империей переговоры и договориться.
        - Ну, как прошло? - спросила его Изабелла, когда он вернулся.
        - Нормально, - пожал плечами Камнеедов. - В общем-то, даже не устал.
        Он и впрямь не устал. На борту линкора «Владивосток», новенького, с иголочки, что называется, муха не сиживала, корабля, ставшего флагманом объединенной эскадры, его ждали контр-адмирал Верховцев и его королевское величество Серов. Он же капитан первого ранга Иван Серов, человек, некогда сделавший головокружительную карьеру в родном космофлоте, перепрыгнувший с мостика в королевское кресло легко и непринужденно. Так, будто всю жизнь этим занимался. Впрочем, седой хищник от такой мелочи, как трон под задницей, в грех гордыни впадать не стал, поприветствовав Камнеедова, как равный равного.
        Верховцев был совершенной противоположностью Серову. Во всяком случае, внешне. Среднего роста, худощавый, черноволосый. Единственное, пожалуй, что роднило его с коллегой, это спокойная уверенность во взгляде. Такая, которая бывает у людей, уверенных в своей правоте и готовых отстаивать ее всеми имеющимися средствами, не раздумывая и не сожалея.
        Как успел объяснить Камнеедову с лёту опознавший в нем соотечественника и оттого крайне словоохотливый пилот, который вдобавок, можно о заклад биться, получил соответствующие указания, их эскадра занималась маневрами в потенциально опасном районе. На поверку место оказалось редкостно скучным - вообще никого. Такое впечатление, что какая-то штабная душа перепутала все на свете и загнала один из лучших линейных кораблей Империи в полную дыру. Когда они получили указание следовать к Новой Бухаре, то воспринято это было как подарок судьбы. Несмотря на плотный график боевой подготовки, без которой экипажи давным-давно взвыли бы от безделья, им уже блевать хотелось со скуки. Так что прибыли они сюда как раз в таком настроении, в котором и драться приятно. А вояки из Альянса жаждущих плотной и обстоятельной беседы имперцев этого удовольствия лишили, что воспринималось теперь чуть ли не предательством с их стороны. В общем, веселая жизнь у людей, ничего не скажешь.
        Историю свою королю с адмиралом Камнеедов рассказал без опаски и без купюр. Ну, разве что опустил малозначимые нюансы вроде того, какие выражения использовал, когда орал на Мари, обещая вышвырнуть ее вместе с мальчишкой на первой попавшейся станции, и дальше пусть добираются, как хотят. Дама прониклась, хотя с такими, как она, ни в чем нельзя быть уверенным. Но это действительно никого, кроме непосредственных участников разговора, не интересует. А вот координаты Базы выложил не задумываясь, хотя наверняка они и без него известны. Да и все остальное рассказал. В конце концов, с точки зрения Империи и ее союзников, ничего предосудительного он не совершал. На имперские корабли не нападал, ее граждан не убивал, а что за границей наворотил дел - так о том пускай у тамошних правоохранителей головы болят.
        В общем, выслушали, покивали, договорились о размещении здесь на постоянной основе военной базы Империи… И очень удивились, узнав, что сам Камнеедов на планете оставаться не планирует. А зачем это ему, если вдуматься? Особых талантов к управлению, политике и прочим радостям жизни отставной офицер за собой никогда не числил, так что от доли в трофеях, конечно, не откажется, а вот с остальным возиться ему неинтересно. И в планах вернуться на родину. Хватит уже, помотался по миру. А дома человеку с его опытом и личным звездолетом работа всегда найдется. На какой-нибудь из окраинных планет уж точно.
        Что же, вновь покивали - и отпустили с миром. Очень доброжелательно покивали, даже коньяку выпили символическую дозу. Расспросили о преемнике на троне, получили исчерпывающее досье на Лютера, да и позволили вернуться во дворец. Еще сутки - и вылезет из диагноста Джон, после чего можно будет валить на все четыре стороны. Мари с пацаном останутся пока здесь, а так как пассажирское сообщение с более цивилизованными мирами никуда не делось, то отправятся первым бортом в Европейскую ассоциацию, а дальше уж куда угодно. Штурман, нужда в котором отпала, летит вместе с ними. Вот уж с кем, с кем, а с этим человеком Камнеедов расстался без малейшей жалости. Хотя бы потому, что не любил дилетантов, мнящих себя профессионалами. Командир способен на то, что могут его люди. Человек - он существо стайное. И дилетант - всегда слабое звено. Денег Камнеедов улетающим выделил, немного, но на достойное путешествие хватит, а дальше пускай сами крутятся, и так сделали для них более чем достаточно.
        Кими пока останется на корвете. Возвращаться домой ей нет смысла, там никто не ждет, отец погиб… Полетит с Камнеедовым в Империю, на окраинах хватает выходцев с самых разных планет. Их не привечают, но и не гнобят, так что если у девчонки хватит мозгов и готовности много работать, то приживется. В принципе, вариант не хуже и не лучше любого другого. А у Изабеллы выбор - или лететь с ними, или попроситься на корабль имперской эскадры. До дому попутным бортом подкинут, не откажут. Изабелла покивала и сказала, что подумает, после чего исчезла куда-то по своим делам. Ну а Камнеедов отправился ловить Лютера - у них на сегодня было еще много работы.
        Утренний визит Серова оказался для него полной неожиданностью. Король вообще плевал на любые правила, устанавливая их сам. Был авантюристом на государственной службе - стал авантюристом, у которого есть личное государство, только и всего, на характер его это не повлияло. Так что явился в гордом одиночестве, посадив бот, который сам же, лично, и пилотировал, аккурат перед дворцом. Уверенно прошел по коридорам, поинтересовавшись, где именно расположился нынешний хозяин избушки, потрепал по щеке какую-то служанку и медведем ввалился в кабинет Василия, прервав его утреннюю трапезу.
        - Привет, герой. Покой нам только снится? - бодро поприветствовал он Камнеедова, плюхаясь в кресло. Судя по некоторым признакам, вчера он неплохо принял на грудь, но чтобы свалить такого кабана, доза требовалась просто запредельная. Интересно, победу с адмиралом на пару праздновали? И в каком состоянии теперь куда более субтильный Верховцев? - Как, готов к подвигам во славу Родины?
        - Мгм? - несколько бессвязно поинтересовался Камнеедов и закашлялся. Все же говорить с набитым ртом противопоказано.
        - Это, я так понимаю, означало «Всегда готов!»? - раскатисто засмеялся король. - Или «Жду не дождусь повода совершить подвиг»?
        - Это значит, - с трудом проглотив комом вставший в горле кусок ветчины (здесь вера теоретически есть свинину запрещала, но по факту в кладовых покойного эмира было и не такое) Камнеедов, - что ваше предложение несколько неожиданное. Я, если вы помните, в отставке. И отнюдь не почетной.
        - Я тоже, кстати, - стал вдруг неожиданно серьезен король. - Но это не помешало мне, когда случилась нужда, прыгнуть в оказавшийся под рукой крейсер и рвануть на помощь. Хотя, чувствую, мне это еще аукнется.
        Вот оно как. Похоже, несмотря на то, что Серов давным-давно сам себе король, в душе он остался все тем же имперским офицером. И интересы державы рассматривает как свои личные. Позавидовать можно такой преданности и уверенности в правоте Родины. Настоящий Рыцарь Империи, таких всегда было мало, и во все времена их считали исчезающим видом. Но они почему-то не переводились окончательно и, вопреки мнению скептиков, еще их переживут. Увы, все эти мысли были интересными, но несвоевременными, а потому следовало продолжать разговор.
        - С Альянсом будут проблемы? - понимающе спросил Камнеедов.
        - Да какие проблемы могут быть от этих долбаков, - отмахнулся Серов. - Их хотя бы убивать можно. А вот жена мне дома вставит колоссальную дыню, и это будет, что интересно, совсем не фрукт.
        Камнеедов скрыл неудержимо рвущийся наружу смех за новым приступом кашля. Действительно, отношения в королевской семье уже давно стали источником сюжетов для анекдотов во всем освоенном людьми космосе. Жила чета Серовых, надо признать, вполне счастливо, однако когда две сильные личности не только дополняют друг друга, но и имеют по многим вопросам собственное мнение… В общем, история, к примеру, о том, как королева разбила вдребезги сервиз, а последнюю оставшуюся супницу вместо благодарности надела на голову имперского посла, оказавшегося случайным свидетелем разборки в благородном семействе и рискнувшего встать на сторону ее величества, стала притчей во языцех. И не придерешься ведь - она внучка императора, лишний раз ссориться не стоит. К внутренним шероховатостям королевской семьи допускались лишь два человека, те, которые вместе с Серовым некогда и создали королевство. Верные друзья, соратники, да фактически родственники, они имели немалые привилегии, но сторонним в чужие дела лучше было не лезть.
        - Итак, - судя по легкой улыбке, для Серова ход мыслей экс-пирата секретом не стал, - задача твоя будет не то чтобы запредельно серьезной, но все же важной. Мир спасать мы тебе не поручим, на то у нас есть линейные корабли и спецназ, но и скучать не дадим.
        - Это если я еще соглашусь.
        - А куда ж ты, милый, денешься? - улыбка короля стала заметно шире и самодовольнее. - Знаешь, почему я в тебе настолько уверен?
        - Почему? - на автопилоте спросил Камнеедов.
        - Да потому, что ты, пока бултыхался в космосе, на основе полудетских воспоминаний нарисовал себе идиллическую картинку жизни в Империи. И у тебя, по сути, два варианта: или разочароваться, или заскучать. Привык ты к другому темпу жизни, к адреналину в крови… И то, и другое ты получишь, это я тебе обещаю, но дальнейшее зависеть будет только от тебя. Так что думай, времени даю, скажем, до вечера. А дальше или мы сотрудничаем… Точнее, сотрудничаешь ты с родной контрразведкой, я здесь так, мимо проходил, или можешь лететь цветочки разводить. Никто слова не скажет. Выбор за тобой, малыш.
        - Лучше скучно жить, чем весело помереть.
        - Разумная мысль. Хотя… Я бы поспорил. Итак?
        А ведь он работает на имперскую разведку. Или контрразведку, подумал Камнеедов. И даже не считает нужным это скрывать. Чудны дела твои, Великий Космос. Однако вслух озвучивать мысль он не стал. Вместо этого кивнул медленно и сказал:
        - А подробнее можно?
        - Разумеется, можно. Только осторожно, - хохотнул Серов. - Слушай…
        Корвет стартовал рано утром, когда только-только начали чирикать местные аналоги соловьев, а люди еще и не думали просыпаться. Все же здесь любили подавить на подушку. Впрочем, в этом местные кадры мало отличались от любого разумного существа в любой части галактики.
        Смит по-хозяйски развалился в штурманском кресле и с демонстративно-скучающим видом просматривал бегущую по экрану информацию. Камнеедов готов был поставить на кон этот самый корабль, что ничего, относящегося к предстоящему уходу в гипер, на экране нет - работа штурмана начнется, когда они лягут на курс и начнут разгон, а пока для него банально не хватает данных. Так что почти наверняка его напарник читает газету. Хорошо еще, если не порносайт… Впрочем, это вряд ли. Выбравшийся из диагноста и почувствовавший себя исключительно, можно сказать, неприлично здоровым, штурман первым делом отправился искать себе сговорчивую подругу. На Новой Бухаре, конечно, формально подобное не поощряется, но все же религия местная в маразм не ударяется. Так что водка, сало и женщины в ассортименте, просто данное обстоятельство лишний раз не афишируют. Единственно, по мнению Василия, паранджу здесь отменили зря. Все же те, кто ее выдумал, были очень гуманным народом. Впрочем, очень может статься, местные дамы просто не в его вкусе. Кому-то же нравятся…
        Сам Василий оккупировал место пилота. Сидеть за штурвалом, конечно, не являлось его профильной дисциплиной, но базовая подготовка в имперских военных училищах все же была на высоте. Как минимум ее хватало, чтобы быть лучшим из всех собравшихся сейчас на борту «Викинга», как он, не фантазируя особенно (ну и поддавшись тщеславию, чего уж там) назвал свой корвет. Даже Смит, пускай он и штурман, а значит, априори неплохо натаскан и как пилот, ему малость уступал. Про остальных же и говорить нечего.
        Кроме них на борту находились еще двое. Кими хозяйничала на камбузе, благо в готовке (особенно всякой экзотики) она понимала. Стоило бы ее, конечно, оставить на планете, но уж больно жалобно смотрела. Все же есть у японок такое умение. Впрочем, хрен с ней, в конце концов, она уже делом проверена, обузой не станет. Во всяком случае, на это есть шанс, хотя бы для штатных ситуаций. А избежать нештатных есть прямая и непосредственная обязанность командира. Ну а на Изабеллу, за неимением вариантов, спихнули машинное отделение. Мол, ты у нас ученый - вот и флаг тебе в руки, разбирайся. Тем более родители тебя учили, и на отцовской яхте ты рассекала с детства. Помня же обстоятельность Костина-старшего, можно было не сомневаться - свой корабль, включая движки, девчонка перебрала до последнего винтика. Так что дерзай. Остальные, в меру сил и возможностей, тебе помогут. Если смогут, хе-хе. И присмотрят на всякий случай - последнее не озвучивалось, но подразумевалось, и Изабелла это прекрасно поняла.
        Ах, Изабелла, Изабелла, подруга детства… Во что, интересно, втравила ты бедного пирата? Когда Верховцев (король деликатно отошел на второй план и не отсвечивал, мол, он тут не при делах, просто мимо проходил) нарезал задачу, он не особо распространялся. Доставить из пункта «А» в пункт «Б» и обеспечить безопасность… Интересно, если вы уж так заинтересованы в этом, почему не дадите ей по-простому крейсер? Или особо секретному научному работнику жирно будет? Хотя, скорее, крейсер привлечет внимание, а старый корвет, стоящий на вооружении кучи государств и вдобавок приобретенный многими частными лицами, совершенно обыденная деталь пейзажа. Ой, не договариваете вы, адмирал, ой, темните.
        Камнеедов, не сдержавшись, мысленно хихикнул. Если Серов был решителен и бодр, то адмиралу пьянка врезала по мозгам, будто колотушкой. Или так любимой в Альянсе бейсбольной битой, к примеру. Все ж не те у него габариты, но и отвертеться не получится. Как успели просветить Василия, эта парочка когда-то вместе училась, отпраздновать же встречу выпускников - дело святое. Да и вообще, терпение и труд за тебя не бухнут. Вот и выглядел контр-адмирал соответственно. Паршиво выглядел, чего уж там.
        Перед стартом они с Изабеллой серьезно пообщались. Все же, пускай он и подписался сунуть голову в пасть льву, но следовало хотя бы узнать нюансы. Просто чтобы понять, стоит выполнить договоренность формально или же, если что, драться до конца. Настроение Камнеедова слегка поднялось, когда он вспомнил ее ошарашенное лицо. Хотя ей было от чего ошалеть - он тогда буквально втащил ее в свою каюту, что было, мягко говоря, неожиданным. Если кто-то увидел бы… Впрочем, плевать, что бы они подумали, переживут как-нибудь.
        - Ну что, подруга, рассказывай, - мрачно поинтересовался он тогда. Изабелла хлопнула невинно глазами и сделала непонимающее выражение лица. Камнеедов лишь вздохнул: - Слушай, вот только не надо мне здесь святую невинность изображать, ладно?
        - И о чем же я должна рассказывать?
        - Всего лишь объяснить мне одну вещь. Кто ты, Изабелла?
        - В смысле?
        - В прямом. Или ты думаешь, что из-за каждого научного сотрудника адмиралы отрывают свои задницы и лично требуют от пролетавшего рядом пирата, чтобы он догнал экспедиционный транспорт и доставил на его борт загулявшего специалиста по мытью пробирок? Извини, я в это не верю. Адмиралы бывают идиотами, но кретинов среди них я как-то не встречал. Хотя, с другой стороны, я и раньше подозревал, что с тобой не все чисто.
        - Я… не совсем тебя понимаю, - нахмурилась Изабелла.
        - А ты постарайся. Или я и впрямь поверю, что женщина на корабле - это к несчастью.
        - Ага. Зачем нам девчонки, у нас же есть ручонки, так, что ли? Но все же поясни свою мысль.
        - Ладно, давай с самого начала. Не поверил я, что тебя могли так вот запросто забыть. Не могли - и все тут. Значит, или осталась сама, или оставили специально. Ты скормила мне не самую правдоподобную легенду. Зря, кстати, я бы помог тебе в любом случае, по старой дружбе как минимум. И копаться я тогда не стал - все же каждый имеет право на собственные тайны, и я это уважаю. Но сейчас - извини, ситуация изменилась.
        - Чем же?
        - Да хотя бы тем, что доставить тебя к папе с мамой или рисковать шкурами в дальнем космосе две разные вещи. Но это не все. Еще одна несуразность - эскадра, прибывшая на помощь нам поразительно вовремя. Это при том, что ей там просто нечего делать. Знаешь, наши адмиралы не дураки и в период, когда война может начаться в любую минуту, не будут посылать ударную эскадру патрулировать третьестепенное направление. Возможно, это совпадение, а возможно, и нет.
        - Шито белыми нитками, - фыркнула Изабелла.
        - Даже спорить не буду, но все же и пройти мимо такого факта не получается. В общем, мелочи, но все вместе… Я помогу тебе в любом случае, хотя бы потому, что Серов был весьма убедителен, но все же хотелось бы знать, из-за чего мы все рискуем. Итак, ты мне ничего не хочешь рассказать?
        Девушка задумчиво потеребила подбородок, затем кивнула:
        - Ладно, придется, наверное…
        - Да уж сделай милость, - съязвил Камнеедов. - Итак, вопрос остается в силе. Кто ты?
        - Сотрудник контрразведки. Маленький такой сотрудник. Но, - тут Изабелла не удержалась от усмешки, - особо ценный.
        - Это почему же?
        - Потому что никто не станет подозревать клиническую неудачницу с невнятным происхождением. Это привлекает внимание, но и при этом смещает акценты.
        - Ясненько… И значит, особо ценного сотрудника прикомандировали к экспедиции… А потом его, похоже, раскусили и позаботились, чтобы он отстал. И что же такого ценного вы собираетесь исследовать, что на борт затесался аж целый шпион, да еще и склонный к активным действиям? И сумевший вдобавок рассмотреть за маской красивой недотепы опытного и хваткого сотрудника контрразведки. Кто он? Джеймс, мать его, Бонд? И как он убедил командира корабля взлететь, не дожидаясь тебя? С пистолетом у его виска стоял? Что стоит таких рисков?
        Изабелла вздохнула, непроизвольно оглянулась и шепотом, едва слышно, ответила:
        - Передатчик материи.
        - Сказки.
        - Как минимум один такой работает. Ясно тебе, Фома Неверующий? И работает не у нас!
        Теперь настала очередь удивляться Камнеедова. Что такое передатчик материи, объяснять не требовалось. Установка, способная мгновенно перемещать через пространство грузы, не требуя иных технических костылей. Недостижимая мечта и в то же время угроза существующему миропорядку. И если его существование правда, неудивительно, что все так задергались.
        Веками человечество осваивало космос. Первые звездолеты, на которых герои-исследователи ринулись к новым планетам, выглядели утлыми плотами в сравнении с современными броненосными гигантами. И тем не менее кое-что общее у них оставалось. Если конкретно, общий принцип - корабли, ныряя в многомерную жуть гиперпространства, пробивались к цели, затрачивая пусть и сравнительно небольшое, но время и энергию. Они требовали для этого подготовленный экипаж, некоторых членов которого, в первую очередь, штурманов, невозможно было заменить автоматикой. С многомерностью не справлялся ни один компьютер, а вот люди находили с ней общий язык. Не все. Немногие. Но все же. Плюс сами звездолеты стоили немалых денег… Все это, а также многие другие, не столь явные нюансы, заложили структуру как космофлота, так и, откровенно говоря, современного общества, связанного в единое целое лишь этим самым космофлотом. И вдруг такая незадача.
        Передатчик материи - та самая штука, о которой все слышали, но никто не видел. А слухи ходили, да. О секретных лабораториях, где эти передатчики активно (и безуспешно) разрабатывают. О наследии предтеч, которые якобы пользовались этой технологией. Смешно. От предтеч, то есть цивилизаций, существовавших задолго до того, как люди перебрались из пещер в небоскребы и вышли в космос, остались лишь редкие строения на некоторых дальних планетах, пустые и давно заброшенные. О правительствах, которые давным-давно заполучили их в свои руки, но простым людям не дают… Особенно много слухов на эту тему ходило, кстати, про имперцев. Словом, аппарат, способный без помощи кораблей мгновенно перебрасывать из точки «А» в точку «Б» материальные предметы, хотели иметь все, даже не задумываясь частенько о том, чем это обернется.
        Уж что-что, а тот факт, что некоторые изобретения, попав не в те руки, способны уничтожить половину мира, Камнеедов знал хорошо. Равно как и то, что если эти же изобретения попадут в нужные руки, они вполне могут испепелить и весь мир. А возможно, даже и не один. Неважно, это супероружие или, к примеру, новое слово в экономике - оно вполне может оказаться даже опасней, и атомная бомба по сравнению с социальным взрывом, детская хлопушка. Очень похоже, нынешняя ситуация попадала как раз под определение такой вот экономической, а следовательно, и социальной бомбы. И уж как минимум страна, заполучившая такую игрушку, получала колоссальное экономическое преимущество перед остальными.
        - Та-ак, - задумчиво протянул он. - Подробности?
        - Сама не знаю, - Изабелла развела руками, и Камнеедов не смог определить с ходу, говорит она правду, врет или просто умалчивает о каких-то деталях. Возможны, кстати, все варианты. - Мне известно лишь, что все перебрасываемое этой штукой доходит до адресата в виде молекулярной пыли.
        Та-ак, подумал Камнеедов. Это уже не так страшно. Однако же все равно изрядно подпортит кровь многим. Для перевозки сырья не надо будет использовать корабли, заводы по переработке можно будет ставить не рядом с местом добычи, а где удобнее… Но вот по грузоперевозкам это звезданет, как молотком. С одной стороны, гарантированные социальные проблемы, которые сложно будет купировать, с другой же, страна, которая заполучит эту игрушку, будет иметь колоссальное экономическое преимущество. Возможно, правда, что все и не так масштабно, однако же риск все равно чрезмерно велик.
        - И что ты планируешь делать?
        - Не знаю пока. Но догнать их надо как можно скорее.
        - Может, все-таки попросить у адмирала крейсер? Он куда быстроходней…
        - И на его появление, как мухи на… гм… мед слетится вся округа.
        - Логично. Что же, тогда готовься, старт через два часа.
        - Слушаюсь, - Изабелла шагнула было к дверям, потом внезапно развернулась и спросила: - А ты правда считаешь, что я красивая?
        - Правда, правда, и всегда так считал, ты же знаешь. А теперь иди, мне еще многое надо сделать.
        Изабелла кивнула, подошла к выходу… Там и идти-то было пять шагов. Камнеедов посмотрел ей вслед. А потом все же не удержался и спросил:
        - Давно ты работаешь на… Контору?
        Изабелла вздохнула, наклонила голову и кивнула:
        - Давно. Еще с тех времен, когда мы с тобой на танцы бегали.
        - Не жалеешь?
        Изабелла промолчала. Ноу коммент, как говорится. И понимай как хочешь. Может, ее и впрямь привлекает карьера секретного агента, а может, и совсем наоборот. Женщины редко ошибаются, когда говорят: «Какая же я была дура!» Только они, как правило, предпочитают говорить это про себя, чтобы никто не слышал. Особо ранимые создания, чем они без зазрения совести и пользуются…
        Дверь закрылась. Удивительно мягко, почти беззвучно - механизмы корвета, даже вспомогательные, пребывали, несмотря на возраст, в очень пристойном состоянии, Камнеедов некоторое время смотрел на отгородившую его логово безликую металлическую пластину. Потом вздохнул и добавил:
        - Очень…
        В гипер они вошли штатно. Даже удивительно - корвет, хоть и старый, оказался весьма неплох. Бывает такое. Вроде бы одной серии корабли, но некоторые прошивают космос, будто смазанная салом иголка, другие же продираются с трудом и с проблемами, как носорог через кусты. «Викинг» относился к первой категории, и, несмотря на почтенный возраст, мог бы посоревноваться с кораблями помоложе.
        Прыжок был достаточно длинный, почти на двое суток, и за это время Камнеедов успел отдохнуть и выспаться, а Смит, напротив, вкусить прелести штурманской службы. Все же во время перелета в обычном пространстве забот у навигаторов сравнительно немного, а вот в гипере - как повезет. Смит был профессионалом, но отнюдь не выдающихся талантов, а потому вносить мелкие и нудные поправки в курс ему приходилось каждые три-четыре часа. На легких кораблях, где не предусмотрено дублеров, это означает «прощай, здоровый сон, здравствуй, друг-стимулятор». Нынешний случай исключением не стал, так что вымотался Джон изрядно. Впрочем, не смертельно - издержки профессии, не более.
        Тем не менее усталость усталостью, а профессионализм не пропьешь. И вместо того, чтобы идти отдыхать, он меланхолично (а попробуйте сохранять бравый вид после двух суток на ногах) ткнул пальцем в экран.
        - Видишь?
        - Вижу, - кивнул самоназначенный командир. - Звездолет, - тут он присмотрелся внимательнее, выбил пальцами дробь на клавиатуре, вызывая информацию. - Не идентифицируется. Хм, странно.
        - Чего тут странного? Мелочевку штампуют все кому не лень. И далеко не вся она попадает в каталоги.
        - Тоже верно. По массогабаритным характеристикам соответствует корвету. Очень примерно соответствует, поменьше нас будет. Так, спектр выхлопа… Британцы строили, двигатели «Роллс-ройс». Хорошие двигатели, славятся надежностью и запредельным ресурсом. Не новые…
        - Я знаю, что это за двигатели. Ты на курс, на курс посмотри. И вот на это, - Смит, мягко скользнув рукой по клавиатуре, сбросил на экран Камнеедова развертку.
        - Так, - Камнеедов не был дураком. Да и что там особо думать. Корабль шел за ними на приличном удалении параллельным курсом до прыжка и вышел из гипера с отставанием всего на семь минут. Стало быть, преследовал, и не только сумел отследить, куда ведет гиперпереход, что уже само по себя задача не из легких, но и мастерски, почти не сбившись, прыгнуть следом. Молодец, ничего не скажешь. Штурман у него мастер. Но главное - с очень большой вероятностью этот корабль идет за ними! - Не маскируется даже. То ли нас за лохов держит, то ли очень уверен в своих силах. Мне это не нравится.
        - А уж мне как не нравится, - съязвил штурман. - Что делать будем?
        - Для начала наберем ход. У нас впереди еще два прыжка. И следующая точка выхода, сколь мне помнится, у Бета Командора?
        - Ага, - Смит моментально понял, к чему ведется разговор. Бета Командора - звезда, ранее удостоенная астрономами лишь цифрового кода и только сравнительно недавно обретшая имя, была в некотором отношении весьма удобным местом. В ней так и не нашли пригодных для жизни планет, зато все, кто там бывал, отмечали большое, хотя и не запредельное количество астероидов, чрезвычайно мощное для белого карлика излучение, а главное, полное отсутствие людей. Для того, чтобы поговорить с незваным гостем по душам, самое то.
        - Ну вот, там мы с ним и потолкуем. Вперед! И - иди выспись, разгон я и сам проведу.
        Следующие несколько часов корвет упорно, в хорошем темпе разгонялся. Не на форсаже, конечно, зря напрягать и без того изношенные (не в хлам, но все же то, что не новые, определенно чувствовалось) двигатели не хотелось. Тем не менее и восемьдесят процентов от заводского стандарта мощности тоже неплохо. Конечно, если хорошенько пришпорить, корвет выдаст и положенные сто. А если применить кое-какие хитрости, запрещенные инструкциями, но известные любому опытному космонавту, то и еще чуток добавить можно.
        Все так, но - к чему? Ресурс двигателей им еще пригодится, тем более что преследователь легко держал тот же режим ускорения, и устраивать гонки было занятием малоперспективным. Неизвестно еще, кто быстрее, да и реакцию противника спрогнозировать тяжело. Может, взбрыкнет и решит прямо здесь выяснить отношения. Цели преследователя неясны, да и кто за штурвалом, тоже остается только гадать. Вдруг психопат конченый. А устраивать драку в достаточно густонаселенной системе, где свидетелей может оказаться неприятно много, да и какой-нибудь патрульный крейсер может заинтересоваться беспорядком на вверенной территории, затея не самая умная.
        Похоже, тот, кто гнался за ними, рассуждал примерно так же, как и Камнеедов, и расклады его устраивали. Зато самого Камнеедова такая решительность нервировала до крайности. Настолько, что даже когда их звездолет нырнул в гипер, он не отправился спать, а долго сидел в своем кресле, глядя на разом почерневший экран.
        Он не боялся драки. Как-то отвык за то время, пока делал карьеру (не самую успешную) военного и (куда более удачную) пирата. Надо будет, постреляет, надо - пойдет на абордаж. А отвернется судьба - что же, смерть всегда стоит за плечом искателя приключений. И не зря Ахиллес[13 - По одной из версий легенды, сын богини Ахиллес имел возможность сам выбрать судьбу - жить мало и ярко или долго, счастливо, но бесцветно. Выбор его известен всем.] выбрал когда-то жизнь короткую, но яркую. Но сейчас, как и много лет назад, отставной офицер отвечал не только за себя, но и за доверившихся ему людей. Причем не только из-за добычи идущих рядом. Точнее, вообще не из-за добычи. И это были не подчиненные, идущие рядом по приказу - друзья.
        Но даже не это было главным. Приказ. То, от чего нельзя отказаться. Приказ не собрата по нелегкому пиратскому бизнесу - от собственной Родины, а это, как ни крути, совсем иной уровень ответственности. И на сходке в ритуальном поединке его не оспоришь. Ставка здесь куда больше, чем собственная жизнь. Все это щекотало нервы, однако же, как с трудом признался сам себе Камнеедов, от подобного он отвык. И знакомые вроде бы ощущения стали для него в новинку. Хорошо это или плохо, оставалось только гадать. И стараться не думать о том, что где-то, совсем рядом и одновременно непредставимо далеко, рвет многомерность гиперпространства чужой звездолет, с которым уже завтра, возможно, им придется сойтись в бою. Все это давило, давило, давило… Настолько сильно, что Камнеедов сам не заметил, как уснул.
        Ему редко снились хоть какие-то сны. Обычно он проваливался в небытие, чтобы открыть глаза, по собственным ощущениям, через секунду. Однако на этот раз то ли ситуация подействовала, то ли еще что, но сон его был на удивление объемен и ярок. Сон-воспоминание… Яркое солнце, высокое небо родной планеты. Речка-переплюйка, куда дети из их городка, обликом больше напоминающего поселок-переросток, бегали купаться. Родители их, конечно, ругали. Как, впрочем, и положено родителям. Их ведь тоже когда-то ругали за это отцы и матери, теперь ставшие дедушками и бабушками, снисходительно наблюдающими с высоты прожитых лет за забавами молодого поколения. И пацаны-девчонки радостно плюхались в теплую воду, устраивая наперегонки заплывы в неглубоких заводях. Хищников здесь отродясь не водилось, и в речке никто и никогда не тонул, поэтому страха не было…
        Плот. Здоровенный, но очень легкий, связанный из пористых стволов местного древовидного папоротника. Каждое бревнышко было сантиметров двадцать в толщину и длиной метров пять, не меньше. Весу же в нем при этом всего-то два-три килограмма. При неплохой, стоило отметить, прочности. Лодку из такого дерева не сделаешь, зато плоты выходили на загляденье. У каждого уважающего себя мальчишки был такой плот.
        Острый, качественно обитый досками из твердого пластика нос плота легко резал воду. Эта обивка была гордостью Васьки - он ободрал доски с давным-давно затонувшей километрах в пяти ниже по течению баржи. Она лежала на глубине метров десять, никто о ней не знал, а он нашел случайно. Выпросил у старшей сестры акваланг - и нырнул. Узнай отец - выпорол бы, да еще и со словами, которые порядочному интеллигенту и знать-то не положено.
        Зато теперь пластиковый обвес давал перед товарищами неплохое преимущество. Узкий, всего-то в пяток бревен, плот его считался самым быстроходным, и в почти настоящих морских баталиях, которые детвора устраивала, Василий с тех пор ходил в лидерах. Остальные завидовали ему лютой завистью, но толку от этого не было. Со свалки пластик уволочь не удавалось - во-первых, опасная зона контролировалась, а во-вторых, долго там ничего не залеживалось, шло в переработку. Ну а закупить специально для такого дела… Родители вряд ли одобрят баловство. Некоторые, правда, имели наглость попытаться отодрать столь нужную вещь от плота конкурента, но кулаки у Васьки были крепкие, а рогатка меткая. В общем, не получилось.
        Но сейчас он не собирался ни с кем воевать, а тихонько, отталкиваясь от неглубокого илистого дна упругим пластиковым шестом (тоже предмет зависти многих, поднятый со все той же баржи), аккуратно направлял свой плот к одной неприметной заводи. Там - он это знал точно - всегда стояли крупные местные окуни, целые стаи. Рыбины, внешне почти копии земных собратьев, только намного крупнее и с очень нежным мясом. Такой хищник в три-четыре килограмма весом был и трофеем, которым не стыдно похвастаться, и неплохим ужином, почти деликатесом. А здесь одной рыбкой не ограничится, клев всегда хороший. Это место Ваське показал отец, а ему, в свою очередь, дед. И никто, кроме них, про тихую заводь не знал.
        Еще пять минут, и… Тут возле борта вскипела вода, едва не заставив отважного капитана бухнуться за борт. Кстати, сделать это было проще простого - обратная сторона скорости малая устойчивость. Устоял, хотя пару крепких слов в адрес шутника высказал. А шутник, вернее, шутница, уже ловко забралась на плот, скинула акваланг и маску, тряхнула головой, отчего иссиня-черные волосы мотнулись, обдав Василия мелкими теплыми брызгами.
        - Привет! Подвезешь?..
        В этот момент прямо над ухом взревел сигнал, выводя Камнеедова из сна-воспоминания. Корабль вышел из гипера. Они прибыли.
        Системе Беты Командора больше всего подошло бы определение «скучная». Кроме необходимости осторожной навигации, которую изрядно затрудняли астероидные поля, ничего в ней особенного не было. Да и то сказать, затрудняли-то затрудняли, но пилоту средней квалификации вроде Камнеедова особых проблем не создавали. А так… Ну, светит звезда чуть ярче товарок - но попадаются и более горячие. А мертвые планеты - обыденнейшая деталь космического пейзажа, их у любой звезды в достатке. И даже вдали от звезд попадаются. В общем, в такой, если что, и намусорить не жаль. Человечество, правда, мусорило где попало и с завидной регулярностью, но конкретно здесь выписать штраф за такое безобразие не пришло бы в голову даже самому тронутому на всю голову экологу. Идеальное место.
        К сожалению, противник рассуждал примерно так же. И воспользовался тем, что у него получалось лучше, чем у экипажа корвета - уровнем гиперпространственного маневрирования. Во всяком случае, когда «Викинг» появился в трехмерном пространстве, его уже ждали. Как это получилось, сказать трудно, однако же теоретически имелось несколько вариантов, позволяющих совершать броски в гипере чуть быстрее обычного. Каким-то из них преследователи и воспользовались. А о серьезности их намерений говорил хотя бы тот факт, что без ощутимого вреда для механизмов корабля ни один не реализовывался. Только вот, так уж получилось, это решившим свести близкое знакомство с Камнеедовым и его компанией не слишком-то помогло.
        Смит всегда был посредственным штурманом, но зато у него наблюдались иные достоинства. Вест Поинт он когда-то закончил с лучшими оценками по тактике за семь лет, и впоследствии подтвердил свою квалификацию не раз. Собственно, она когда-то и свела его в единоборстве с Камнеедовым. Сейчас он намеревался доказать, что не зря получал когда-то двойное жалованье в Альянсе, да и у пиратов тоже. Как минимум тактически противника он переиграл. Рисковал, конечно, однако же в меру, и звездолет свой вывел куда ближе к светилу, чем это было принято. И намного ближе к астероидному полю, чем считалось безопасным.
        На последнем этапе маневрирования штурман колдовал над пультом непрерывно, пот с него тек ручьями, но результат того стоил. И, вместо того чтобы оказаться в «дружеских» объятиях непонятно кого, «Викинг» материализовался далеко в стороне. Засекли противники друг друга одновременно, и астероиды, не слишком густо, но все равно угрожающе летящие между ними, не давали никому кинуться в драку мгновенно, зато обеспечивали время на подготовку к этой самой драке. А заодно и позволяли оценить, наконец, кто перед ними такой красивый вырисовался.
        То, что оба противника оказались не там, где планировалось, никого не смутило. Чай, не юнцы желторотые за штурвалами сидят. Зафиксировали в головах, что счет один-один, и принялись аккуратно маневрировать, сканируя своего визави радарами. Что уж там определил преследователь, Камнеедов не знал, но самому картинка стала несколько яснее. Хотя и, разумеется, не до конца.
        Корабль действительно британский, с такой дистанции это определялось без усилий. Точнее, британской постройки, а уж под чьим флагом он ходит сейчас - вопрос открытый. Так же, как и русские корветы, на вторичном рынке «британец» был востребован. И построили их в свое время немало. Опасный противник…
        В нелегком, но увлекательном деле кораблестроения ортодоксальные британцы пошли, как всегда, своим путем. Точнее, попытались им пойти - совсем уж оторваться от мировых тенденций не получалось, и проекты десантных крейсеров и прочих линкоров-брандеров так и остались на бумаге. Правда, иногда строились, разбавляя эту череду нерожденных уродцев, корабли-прототипы, однако ни особого успеха, ни признания они не находили. Если тысячелетия назад англичане по праву считались законодателями военно-морской моды, то сейчас они мало чем могли похвастаться в архитектуре космической.
        Но если глобально им мало что удавалось, то локальные прорывы иной раз получались красивые. К примеру, этот вот перехватчик типа «Спейс Хантер», именно так обозвали британцы крайне специфический подвид корветов. Скорость выше аналогов, вооружение заметно мощнее, а вот с защитой так себе, чем-то в такой ситуации приходится жертвовать. Задачей таких корабликов по задумкам адмиралов виделась массированная атака легких сил вражеского флота. Этакая замена истребителям, не требующая для переброски между системами кораблей-носителей и куда более тяжеловооруженная по адекватной цене. Впрочем, подвесное вооружение позволяло устроить неприятности и какому-нибудь серьезному крейсеру, а повезет - так и авианосцу навалять можно. Это, разумеется, в случае по-настоящему массированной атаки.
        Второй функцией таких кораблей британцы видели рейдерство. Действительно, одиночный корабль против эскадры не выйдет, но попортить крови торговым компаниям способен вполне. При этом тех, кто слабей, догонит, а от более мощных противников убежит. Словом, «карманный крейсер». Правда, уже изрядно устаревший.
        Во флотах других стран такие корабли как-то не прижились. Точнее, в Империи когда-то создали рейд-звездолеты типа «Фаэтон»[14 - См. роман Space Quest.], обладающие подобным функционалом, но на базе фрегата и куда более мощные. Их применяли до сих пор, хотя и достаточно ограниченно. Остальные же подобными гибридами не озаботились вовсе, тем более что в эскадренном бою, равно как и в рейдах, английские прототипы показали себя не очень. Не потому, что техника плоха, а потому, что тактикой не озаботились[15 - Тактика зачастую важнее ТТХ. Хороший пример - «Мессершмитт-109», основная «рабочая лошадка» Люфтваффе времен Второй мировой войны. Характеристиками ранние версии не блистали, но грамотно выбранная тактика применения позволяла справляться с формально лучшими самолетами конкурентов. Это относится к любым видам военной техники.], но кого это волнует? Вот и не получила сия перспективная тема дальнейшего развития. Британцы же, наклепав «космических охотников» сверх всякой меры, столкнулись чуть позже с классической проблемой: техника устаревает морально и физически, и что-то с этим надо делать.
        Решение лежало на поверхности. Часть кораблей модернизировали, большинство отправили на консервацию, а какие-то распродали, по старой британской традиции втюхивая союзникам неликвид. Туземцы же от этого должны радостно попискивать и до потолка прыгать. Они так и сделали, после чего принялись распродавать корабли всем желающим, делая на этом маленький гешефт. Судя по косвенным признакам, данный конкретный экземпляр был как раз из них.
        В принципе, ситуация выходила патовая. «Охотник» имел все шансы в случае внезапной решительной атаки - огневая мощь давала ему изрядные преимущества. Но в ситуации, когда противник готов к бою и сам может атаковать, расклады меняются. Проще говоря, как «Викинг» не смог бы отразить мощный бортовой залп «британца», так и ослабленная защита последнего не способна была противостоять залпу русского корвета. Скорость… В стремительной атаке возможность «поглощать» расстояние хороша, но когда приходится крутиться вокруг астероидного поля малых размеров… Сорри, но при разворотах по малому радиусу не разгонишься.
        Камнеедов, убедившись, что непосредственная угроза сейчас отсутствует, показал напарнику большой палец и принялся с интересом наблюдать за противником. Делать первый ход он не собирался, по его мнению, с такими раскладами лучше было играть от обороны. Их визави, похоже, имел аналогичное мнение по данному вопросу, и следующие два часа они кружили вокруг гигантских каменюк, не выпуская друг друга из виду, но и не торопя события. Однако время сейчас играло, скорее, на русского. В конце концов, хотя противник выглядел несколько сильнее его корвета, но автономность… Даже если не учитывать, что более мощные двигатели заметно прожорливей, «Викинг» только что стартовал, имел полные бункера, запасы продовольствия, на Бухаре прошедшую тщательную профилактику систему жизнеобеспечения…
        Противник же болтался это время в космосе и таких приятных бонусов не имеет. Даже в случае, если перед вылетом корабль находился в идеальном состоянии, в чем имелись большие сомнения. Вывод напрашивается простой. Если он не имеет сведений о том, что у Камнеедова жесткие сроки прибытия в пункт назначения, то вынужден будет исходить из необходимости решить вопрос быстро. А потому экипаж корвета выжидал - и, как оказалось, правильно сделал.
        Первое (и главное) правило местечковой дипломатии: начавший переговоры нуждается в них больше своего визави. Возможно, в сфере высокой политики дело обстоит несколько иначе, но пиратам столь высокие материи чужды. В данном конкретном случае игра в кто кого переждет закончилась в пользу Камнеедова. Довольно быстро убедившись, что эффект внезапности безнадежно утерян, а глупо подставляться никто не собирается, противник решил-таки поговорить. И зуммер вызова прозвучал вполне ожидаемо.
        - Сбросить ход, лечь в дрейф, заглушить реактор, иначе будете уничтожены!
        Голос, раздавшийся в рубке, был механически-безликим. Стандартная мера предосторожности тех, кто связан с ремеслом пирата - мало ли, как повернется колесо удачи, а потому давать противнику даже малейшую информацию о себе резонов не имелось. Вот только находящиеся сейчас в рубке корвета тоже были не новичками в этой игре. В конце концов, сами они всего несколько дней назад рассекали космос под черным флагом. Соответственно, к такому началу разговора экипаж «Викинга» был вполне готов и, более того, имел все необходимые для расшифровки алгоритмы. Фраза еще не закончилась, а Смит, показав большой палец, расхохотался.
        - Вонючка, кто б сомневался.
        - Он-то откуда здесь взялся?
        - А кто это? - влезла в разговор невесть как очутившаяся в рубке Изабелла. Ей, вообще-то, положено было сидеть в машинном отделении, ну да пускай ее…
        - Сейчас узнаешь, - фыркнул Смит. - Кто говорить будет?
        - Наверное, я, - отозвался Камнеедов. - У меня в посылании в далекое эротическое путешествие опыта больше всех.
        - Ну-ну, - дружно, в один голос отозвались товарищи, но от дальнейших комментариев воздержались.
        - Эй, вы, там! Сколько мне еще ждать? - на сей раз голос, звучащий из динамиков, был вполне человеческим, программа расшифровки исправно делала свое дело.
        - Тебе не говорили, что наглость не всегда счастье? - ухмыльнулся Камнеедов, щелкая тангентой видеосвязи. - Привет, Фрэнк.
        - Викинг? - на сей раз даже снимать помехи не потребовалось.
        - Ну да, а ты кого ждал? Естественно, это я, на корабле, названном в честь меня, любимого. И заслугой в том моя прогрессирующая мания величия. Экран-то включи, что ли.
        Рожа, возникшая на экране, выражала целую гамму противоречивых чувств. Удивление, обиду, злость и в то же время радость. Как-никак встретил пускай не друзей, но хороших знакомых. При непонятных обстоятельствах, правда, но это вполне можно прояснить. И даже без стрельбы, что характерно - на самом деле Фрэнк был достаточно мирным человеком и воевать без крайней нужды не стремился. Хотя и не боялся - трусы в эту профессию не идут.
        - Викинг, ты что здесь делешь?
        - Сижу в кресле. Если в более широком плане, то в рубке корвета. Если еще развернутее, то лечу в космосе на корабле, который из чувства прекрасного и прогрессирующей мании величия назвал по собственному прозвищу. Впрочем, я об этом уже говорил.
        - Говорил, говорил. Вы, русские, почему-то имеете завышенную самооценку.
        - Мы не виноваты в том, что лучше всех, - усмехнулся Камнеедов. - Но вопрос не в том. Мы по своим делам летим. А вот ты, Фрэнки, что здесь забыл?
        Фрэнк смутился. Было у этого человека такое недостойное англосакса чувство, как совесть. Этим он, кстати, до крайности напоминал Смита, и создавал у Камнеедова впечатление, что для их народа еще не все потеряно. Как минимум в плане морали. И вот сейчас Вонючка Фрэнк не знал, что сказать.
        Да-да, имелось у широко известного в узких кругах охотника за головами, выходца с земной Австралии, Фрэнка Блада (скорее всего, это был псевдоним, хотя кто знает - желающих уточнить что-то не находилось, во всяком случае, живых, да и не принята была подобная фамильярность в их кругу) такое вот неблагозвучное прозвище. Не потому, что он не мылся или, к примеру, имел проблемы с обменом веществ. Просто одеколоном мужик злоупотреблял. Кстати, хорошим и качественным одеколоном, не какой-то дешевкой. Но зато количество с лихвой било качество, и результат получался воистину убойным.
        К слову, возникла такая любовь к перебивающим всё и вся запахам у Фрэнка неспроста. Еще в молодости он, энсин[16 - Энсин (англ. Ensign) - младшее офицерское звание в сухопутных и военно-морских силах некоторых западных стран. В сухопутных силах энсин командовал небольшим отрядом, отвечавшим за полковое знамя, и является эквивалентом прапорщика в русской армии. В военно-морских силах энсин часто является первым офицерским званием; соответствующее звание в русском флоте - мичман.] австралийского флота, попал в аварию и почти месяц просидел на борту эсминца с «мертвой» системой жизнеобеспечения. Регенерацию воздуха уцелевшие космонавты худо-бедно наладили, а вот со всем остальным вышел затык. И в результате куча гниющих продуктов, воды по сто граммов в день, неработающий сортир… И куча людей, которые этими миазмами дышат. В общем, любовь к одеколону - это еще не самый худший результат.
        Видя заминку, Камнеедов решил прийти к нему на помощь и небрежно поинтересовался:
        - Слушай, кто тебе заплатил за нас?
        - За вас? - Фрэнк мгновенно вскипел, как чайник в космосе. - Да я о том, что вы здесь, понятия не имел!
        - Верю. Ну так что, мы полетели?
        - Стоять!
        - Сам стой, а мне и в кресле удобно.
        Возникла пауза. Фрэнк понимал, что с наглым русским (а характер Камнеедова он знал не понаслышке) вот так, нахрапом, ничего не сделаешь, а тот, в свою очередь, не хотел терять выигрышную позицию. Наконец, сообразив, видимо, что молчать можно долго и бессмысленно, охотник мрачно сказал:
        - Мне заказали вашу пассажирку.
        - У нас нет пассажиров, только члены экипажа.
        - Не играй словами, Викинг, - раздраженно поморщился охотник. - Пассажир, член экипажа, какая разница?
        - Очень большая…
        - Давай оставим этику в покое, ладно?
        - Да я тебя без всякой этики сейчас в блин раскатаю. Подвижности твоей челюсти после этого профессиональные боксеры позавидуют. Хотя… Ладно, давай подробности. Зачем тебе понадобилась Изабелла?
        - Изабелла? - Фрэнк удивленно поднял брови. - Нет, мой клиент назвал другое имя.
        - То есть?
        - Мой клиент сообщил, - охотник зашарил рукой под экраном, явно выводя какую-то информацию. - Прости, Викинг, нет у меня памяти на эти идиотские имена и фамилии.
        - Ты неполиткорректен.
        - Буду я еще ради узкоглазых мозги ломать. Ага, вот. Огава Кими.
        - Гм… - Камнеедов поймал себя на том, что забыл о существовании японки. - И что же сопля такого натворила, что из-за нее Большой Али решил выложить нехреновую сумму? Он ведь платил?
        - Он, он. А что уж сотворила, я не знаю. Мне это неинтересно.
        Здесь австралиец не врал и не преувеличивал, он и впрямь не страдал излишним любопытством. За что, к слову, его заказчики и ценили.
        - Так, я не совсем поняла, - влезла Изабелла. - Это с чего такой интерес?
        - Вам-то не все равно? - охотник выглядел удивленным. - Вам интересно унести ноги живыми - вот и уносите. Невеликая цена, право слово.
        - Вы в курсе, что русские своих не бросают?
        - Насколько мне известно, у вас в экипаже русский всего один.
        - Ой ли? - в голове Камнеедова моментально сформировалось понимание - информация, которой оперирует Фрэнк, устаревшая. Значит, с Бухары он сведений не получал. Уже неплохо.
        - Мы оба знаем, что я знаю, что вы знаете… Викинг, давай не будем опять играть в слова.
        - Но хотя бы скажи мне, что она натворила? Большой Али умеет считать деньги, и если поиски беглой рабыни не окупятся, то плюнет на это дело. Старая добрая месть - это не про него. Ты, конечно, и впрямь можешь не интересоваться, но ведь слухи-то ходят.
        - Не интересовался, вот честное слово - пожал плечами охотник. - Мне же и впрямь как-то все равно.
        - Ну, так давайте у нее и спросим, - усмехнулся Смит. - Не то чтобы это было важно, но интересно же… Кстати, привет, Фрэнки.
        - Привет, Джон. Ребята, - в этот момент тон охотника стал едва ли не просительным. - А может, вы мне ее отдадите, и разойдемся мирно?
        - Не-а, - мотнул головой Камнеедов так, что волосы едва не хлестнули его по глазам. - Мирно никак не получится, мне подраться охота. Изабелла, приведи сюда нашего кока.
        Японка появилась буквально через две минуты, что, впрочем, было совсем неудивительно. Все же корвет - не линкор, все рядом. Девочка она была, конечно, миниатюрная, но в рубке моментально стало тесно. Откровенно говоря, там и трое-то размещались без особого комфорта, и четвертый оказался ну совсем лишний. Фрэнк на экране выпучил глаза, потом начал сверяться с базой данных, кивнул быстро:
        - Она. Во всяком случае, программа подтверждает то, что видят мои глаза.
        - Рад за тебя, - усмехнулся Камнеедов. - Итак, осталось понять, что же тут происходит. Кими, девочка, объясни, что такого ты сотворила? А то, понимаешь, твой бывший хозяин очень разозлился и прислал за тобой вон того дядю. Ну, видишь, который на экране? С избыточным весом…
        - И вовсе я не толстый. Я просто крупный.
        - Фрэнк, ты сказки не рассказывай. Кими, он не злой, в общем-то, просто работа у него такая - искать, хватать и тащить. А еще он очень хочет остаться в этой истории живым. Итак, Кими, я тебя слушаю. Только не надо говорить, что ты ни при чем и вообще ничего не знаешь. У тебя, родная, это желание на лице написано, вот только…
        - Не буду, - японка вздохнула, на миг сгорбилась, будто под непосильной ношей, но тут же гордо выпрямилась и сверкнула глазами. - Я его импотентом сделала. На всю жизнь.
        - Это как? - поинтересовался Камнеедов. Остальные молчали, но немой вопрос на их лицах читался без увеличительного стекла.
        Кими усмехнулась:
        - Вам слово акупунктура о чем-то говорит?
        - Иглотерапия? Насколько я знаю, это бред.
        - Не-а. Просто уметь надо. Я ему в последний раз массаж делала, и ткнула, куда следует. Он и не понял даже. А через день или два после нашего отлета у него все и обвисло.
        - Да-а, - понимающе кивнул Смит. - Такое и впрямь не прощают. Страшные вы люди, женщины. Но откуда он узнал, что это ты?
        - А я ему, когда мы на Гее стояли, письмо черканула. Чтобы знал.
        - Вот по нему наш курс и вычислили, - мрачно констатировала Изабелла. - Кими, я тебя понимаю, конечно, но хоть бы посоветовалась, что ли…
        - Да ладно, чего уж теперь, - махнул рукой Камнеедов. - Надо решать, что делать будем. Фрэнк, девчонку мы тебе не отдадим. Изабелла не шутила, что мы своих не бросаем. И не сдаем.
        - Она тоже…
        - Да. Представляешь, какую глупость Большой Али сделал? А ведь мы его предупреждали.
        - А Джон…
        - Фрэнки, - задушевно улыбнулся штурман. - Мне совсем недавно сделали предложение. Если конкретно, то за помощь Базилю в одном деликатном предприятии на выбор гражданство Империи или… еще одного серьезного государства. Плюс отпущение всех грехов. От такого не отказываются, сам понимаешь. И девчонка тоже гражданство получит, в качестве гонорара, естественно. Поэтому для нас вопрос, что делать, не стоит. Он стоит для тебя и твоего экипажа. У тебя ведь за спиной еще пять душ?
        - Трое, - буркнул Фрэнк. - Собрать экипаж, да такой, чтобы всем доверять мог, сейчас нереально. Приходится летать в урезанном составе.
        - Да уж, - сочувственно кивнул ему Камнеедов. - Честных людей все меньше. Впрочем, неважно. Давай попробуем обрисовать ситуацию. Отменить сделку ты не можешь, это не только удар по репутации, но и приговор - Али не успокоится и грохнет тебя. И от обиды, и потому, что ты узнал лишнее. Лезть с нами в драку - тоже не вариант. Мало того, что мы вполне способны тебе навалять, так ведь победить еще опаснее. Если мы погибнем, Империя начнет копать…
        - Так уж и начнет…
        - Обязательно. Это раньше мы были просто авантюристами, а нынче - авантюристы на государственной службе. Статус иной, это понимать нужно. А когда Империя начинает землю носом рыть, она все равно докопается до истины, и все тайное быстро станет явным. И тебе оторвут башку. Да, не позавидуешь тебе, Фрэнки. Разборчивей в заказах быть нужно.
        - Может, хватит доказывать мне, что возможна жизнь без мозга? - зло поморщился охотник. - Я это и сам неплохо понимаю. Что предложите?
        - А полетели с нами, - просто сказал Камнеедов. - У тебя неплохой корабль… Кстати, откуда он? В прошлый раз, когда мы встречались, ты летал совсем на другом корыте.
        - Прикупил по случаю, - буркнул австралиец. Судя по его тону, развивать тему он не стремился.
        - Ну вот. У тебя неплохой корабль, и в рисковом предприятии лишним он не будет. А я, хоть и не знаю всех нюансов, подозреваю, что скучать нам не придется. За легкие дела много не платят, сам знаешь.
        - И сколько?
        - Обеспечим тебе возможность безболезненно уйти из профессии, ты ведь давно хотел свалить. Плюс гражданство. Не имперское, конечно, однако же легальное и вполне солидное - договориться я смогу. Мне, скажем так, намекнули на подобные расклады с привлечением сторонних специалистов. Денег же ты, как я знаю, и сам уже подкопить успел.
        - Все на «Ориона» ухнул, - Фрэнк, поморщившись, обвел рукой пространство вокруг себя.
        - Думаю, в новой жизни найдешь ему применение. Штурман ты классный, такими не разбрасываются. В общем, думай, только быстро. Времени у нас не вагон.
        - А… мои люди? Условия только для меня или для всех?
        - Ты за них ручаешься? Если да, то будем договариваться.
        - Ручаюсь, - Фрэнк не задумывался ни на миг.
        - Это хорошо. В общем, посоветуйся с ними, а там уже продолжим разговор. Или не продолжим, думай сам.
        Планета Карбункул и впрямь ассоциировалась с драгоценным камнем. Просто глядя на этот нежно-красный, с легким зеленоватым отливом, словно бы подсвеченный изнутри шар, ничего иного на ум не приходило. И, редкий случай, внешность и содержание находились здесь в гармонии. По крайней мере, с точки зрения человека.
        Кислородная атмосфера, мягкий климат, отсутствие опасных хищников… Единственный, пожалуй, минус - аборигены. Да-да, была здесь своя цивилизация псевдогуманоидов на уровне бронзового века, но когда это обстоятельство останавливало людей, озабоченных прибылью? Русские еще могли бы задуматься, британцы же, открывшие планету, комплексами старшего брата отродясь не страдали. Карбункул идеально подходил в качестве курорта, и стал им, аборигенов же загнали в резервации. Все как всегда.
        Вот неподалеку от этой благодатной планеты и вышли из гиперпространства два небольших, но вооруженных до зубов корабля - корвет «Викинг» и перехватчик «Орион». Именно на этой планете, центральной по востребованности, но периферийной по положению, и должен был совершить последнюю остановку перед броском к цели транспортный корабль «Вайгач» типа «Алтай». Хороший кораблик, к слову. Универсальный среднетоннажный транспортный звездолет, с высокой дальностью и приличным вооружением. То и другое позволяло осуществлять дальние перелеты без эскорта, не слишком опасаясь при этом мелких неприятностей вроде пирата-одиночки. Плюс для пассажиров места достаточно, и становится ясно, почему организаторы разнообразных экспедиций любили этот тип судов.
        Система была под стать планете - удобная для навигации, с мощным, но компактным астероидным поясом и полудюжиной планет, из которых одна располагалась в «поясе жизни» и в перспективе могла быть терраформирована. В общем, повезло когда-то британцам. Камнеедов точно знал, что в Империи периодически возникает идея подмять под себя эту, а заодно еще несколько других перспективных систем, но воевать всерьез против всех соседей разом никто особо не жаждал, а экономические рычаги выглядели слишком затратными. Именно поэтому идею каждый раз откладывали в сторону, однако никогда не забывали окончательно.
        Так что, кто знает, может быть, планета еще увидит в своем небе темные силуэты имперских кораблей и услышит грозный рык десанта. А может, и нет - будущее неведомо…
        Камнеедов раздраженно мотнул головой, отгоняя лишние мысли. Что-то его не в ту степь занесло. Особенно учитывая, что в этой системе британцы держали неплохой флот. И правильно делали, кстати - богатая планета на отшибе слишком лакомый кусок для всех, начиная от пиратов и заканчивая сверхдержавами. Плюс тот факт, что система располагалась на самой границе освоенного космоса, тоже повлиял. В общем, здесь на постоянной основе базировались не менее четырех крейсеров, плюс эсминцы и прочая мелочь. Для серьезной войны, разумеется, недостаточно, однако горячие головы остудить хватало.
        Впрочем, держались боевые корабли где-то в отдалении. Неплохие радары «Викинга» их не засекли, за исключением разве что одного крейсера, расположившегося на орбите Карбункула и, судя по виду, занимающегося ремонтом. Во всяком случае, корпус был вскрыт очень характерно - то ли двигатель меняли, то ли вовсе реактор.
        Крейсер сейчас явно был небоеспособен, зато боевая станция, плывущая недалеко от него, производила впечатление несокрушимой мощи. Крепость ранга «Один» или «Один Бис» по имперской классификации. Такая вполне может испортить настроение кому угодно. Архитектура у нее, конечно, выглядела архаичной, однако это не сказывалось на ее возможностях, а, скорее, являлось просто отличительным признаком британской школы кораблестроения. Чуть поодаль висели еще две крепости рангом пониже, и еще одна строилась. Карбункул мог постоять за себя и даже без флота защититься от хамства.
        Однако на орбитальном терминале все было цивильно, таможенный досмотр проводили тщательно, но притом вежливо и крайне аккуратно. Все же курорт, посетители бывают разные, и то, что они прибыли на боевых кораблях, вовсе не повод отказать им в праве спуститься на планету и оставить здесь свои деньги. Правда, сами корабли до Карбункула не допустили, выделив парковочную орбиту, да и оружие здесь разрешалось носить только полиции. Но Камнеедову с товарищами было, честно говоря, наплевать - учинять здесь безобразия они не планировали.
        «Вайгач» еще не прибыл, это Камнеедов узнал сразу, подключившись к сети космопорта. В принципе, ничего удивительного, если учесть, каким извилистым маршрутом он сюда шел. Почему курс проложили именно так, он не понимал. По его мнению, как профессионального военного, решение крайне нерациональное, однако начальство может руководствоваться своими, недоступными простым смертным резонами. А раз так, стоило воспользоваться моментом и отдохнуть за казенный счет - для оплаты текущих расходов Камнеедову были выданы несколько банковских карт на предъявителя. Суммы на них воображение не поражали, но обеспечить несколько дней жизни на курорте в режиме «все включено» путешественники могли позволить себе вполне безболезненно.
        На очередность посещения планеты тянули жребий. Местные клялись и божились, что с кораблями на орбите ничего не случится, охрана и все такое, но доверять местным в их ситуации выглядело наивностью на грани маразма. Поэтому команда подбросила монетку, и идти выпало Камнеедову и японке. Ну, почему бы и нет? Хотя, откровенно говоря, капитан «Викинга» предпочел бы несколько иную компанию. Как уж там решили на «Орионе», он не уточнял, но, скорее всего, подобным же образом. И катер с перехватчика рухнул в атмосферу не хуже камня. Побывать на курорте, настоящем, с кислородной атмосферой, теплым морем, натуральной едой, доступными женщинами, да еще и за чужой счет - мечта любого космического волка.
        В отличие от них, Камнеедов спускался на планету неторопливо, с достоинством. Ну, в самом деле, куда спешить? Ну планета, ну курортная. И потом, в свое время он уже здесь бывал. Правда, было это давно, в те далекие и уже подернувшиеся туманом забвения времена, когда он уже не был офицером, но еще не стал пиратом.
        Зато Кими вначале буквально извертелась в своем кресле. Впечатлений у нее, похоже, было на двоих. Вначале, правда, смотрела вокруг с опаской, сказывалось недавнее прошлое, зато потом ходила по улицам с разинутым от удивления ртом. Ну еще бы, на ее родной планете, Токио-4, ничего подобного и близко не было. Японцы, очевидно, за поколения жизни в тесноте своих островов ненависть к скученности впитали на генетическом уровне. На их планетах численность населения редко превышала пять-шесть миллионов человек. И - никаких мегаполисов, огромные по площади дома - на одну семью каждый. Конечно, с момента, когда она покинула родину, Кими успела повидать мир в разных ипостасях, но на большой планете оказалась впервые. Сейчас она как зачарованная смотрела то на уходящие вверх ряды окон громадных небоскребов (не то чтобы они были особенно нужны, однако же являлись визитной карточкой планеты и основой ее медийного образа), то на гигантские витрины магазинов, то на аборигенов, похожих на гротескные человеческие фигуры, кое-как слепленные из толстых узловатых палок, и порой, несмотря на знаменитую японскую
сдержанность, восторженно охала.
        Кстати, она была, если присмотреться, образованней, чем могло показаться вначале. Как минимум потому, что и по-русски, и по-английски шпарила безо всяких усилий. Современные технологии позволяют легко и быстро выучить язык, но после мнемообучения знать ты будешь самые основы. И говорить на уровне «моя-твоя понимай». Для туриста или армейского переводчика достаточно, но не более того. Чтобы владеть языком свободно, требуется практика. Небольшая, но все же. И если сам факт владения двумя самыми востребованными в космосе языками удивления не вызывал, то качество производило впечатление. Интересно, где она на своей заштатной планете инструктора по русскому-то нашла?
        Вот так они и гуляли. Камнеедов шел, как линкор, и толпа обтекала его - чувствовали на подсознательном уровне смертельно опасного хищника. Кими же держалась позади, вцепившись в руку старшего товарища, будто клещ. Наверное, потеряться боялась. Хорошо еще, вперед не пыталась забегать, как избалованные вниманием дети из более цивилизованных миров. Правда, когда они проходили мимо пляжного магазина, Камнеедов уловил ее тоскливый взгляд и сообразил: сегодня ведь по плану море. А у нее с собой из вещей… гм… как бы это помягче выразиться… чуть меньше, чем ничего. Стандартный рабочий комбинезон, в котором она на прогулку и отправилась. И почему молчит, спрашивается? Он ведь не обязан все помнить! Особенно когда голова забита совсем другими мыслями.
        Что же, зайти и купить купальник - это ведь недолго. Во всяком случае, так он думал. По факту же пришлось наблюдать за показом авангардных мод и в нецензурной форме запретить таскать купальник, более всего напоминающий непонятно на чем держащиеся три ниточки. Хочешь купить? Покупай. Но не носи!
        Как ни странно, Кими не особенно расстроилась. Можно сказать, что совсем не расстроилась. И в результате выскочила из магазина вприпрыжку, предоставив Камнеедову почетное, хотя и несколько обременительное право тащить покупки - как оказалось, к купальнику полагаются блузки, юбки, туфли, еще какая-то хрень, о существовании которой он даже и не подозревал. В общем, плюнув, Камнеедов нанял курьера и отправил покупки в космопорт, на хранение.
        Как выяснилось еще через пять минут, поторопился - не подумав, отправил все. Пришлось зайти в следующий магазин, где в ультимативной форме заставил девчонку купить единственный экземпляр купального костюма, а заодно что-то вроде легкого платья, называющееся почему-то рубашкой[17 - Да-да, такое платье тоже бывает.]. По мнению самого Камнеедова, к нормальной рубахе оно отношения не имело, но раз уж мелкой понравилось - пускай берет. Тем более в комбинезоне с нее уже пот лил градом. Так что из магазина Кими вышла, как говорится, летящей походкой и с улыбкой шире плеч.
        Впрочем, постепенно восторги девушки немного просели - очевидно, мозг переварил определенное количество впечатлений, после чего сработал аварийный клапан, и восприятие притупилось. Зато проснулся аппетит, вновь усыпить который удалось в маленьком ресторанчике с заоблачными ценами и довольно посредственной кухней. После - неторопливый десятиминутный перелет до курортной зоны. Местное такси отличалось комфортом и скоростью. Единственно, последние двести метров пришлось идти пешком. Обидно, но порядок есть порядок - в зону отдыха доступ транспорту был запрещен.
        Смешно, однако как раз на этих финальных метрах они заполучили небольшое приключение. Какие-то умники, явно приезжие, решили подкатить к девушке. Видимо, столпы местной экономики, то есть сорящие в барах деньгами туристы, немного расслабились от пива и вседозволенности. Что же, на подвиги ребят потянуло, но мозги они пока не пропили. Кими с похвальной сноровкой нырнула за спину Камнеедова, а тот на чистом русском поинтересовался, каких именно переломов не хватает желающим пообщаться. Те, что характерно, поверили в осуществимость его обещаний моментально, однако гонор не давал им бежать, хотя бы не изобразив достойный, с их точки зрения, финал. Камнеедов, может, и пошел бы им навстречу, хорошенько поскандалив, но тут появились местные полицейские. Доблестные служители закона и свистка тут же, продемонстрировав немалую сноровку, говорящую о регулярной практике, развели конфликтующие стороны, и на том инцидент сочли исчерпанным. А потом было море…
        Только окунувшись с головой, Камнеедов понял, как давно не плавал в настоящих волнах и как же соскучился по этому ощущению. В детстве все было просто. На Кирпиче, чтобы добраться до моря, требовался час - руководство планеты субсидировало поездки жителей на отдых, считая (и не без основания), что от здоровых и отдохнувших людей куда больше проку, чем от больных и усталых. А если кто-то думал иначе… У Империи на этот счет были достаточно строгие правила. Чиновником больше, чиновником меньше - бабы новых нарожают. Великий Космос, он и не представлял тогда, какое счастливое у них детство. А с тех пор было много приключений, еще больше усталости и боли - но не было такого вот беззаботного отдыха.
        В несколько мощных гребков он отплыл почти до линии буйков. Дальше заплывать не рекомендовалось категорически, хотя, конечно, если турист желает - его право. И его, к слову, проблемы. В отличие от суши, в океане Карбункула опасности имелись. Не то чтобы на каждом шагу, но местные аналоги акул производили впечатление. Буйки же, помимо прочего, каким-то образом их отпугивали. Как? А вот этим Камнеедов интересоваться не собирался. Главное, действует, остальное неважно.
        Сзади послышался сочный плюх, и, обернувшись, он обнаружил, что его догоняет (и обгоняет, блин) женщина вполне себе товарного вида. А еще, судя по белозубой улыбке и приветственному взмаху руки, еще и феминизмом не испорченная. Гм… И поневоле вспоминаешь, что только из космоса. А еще тот факт, что с какого-то перепугу, несмотря на разнополый экипаж, весь полет ведешь себя как джентльмен. Идиот!
        Рядом из воды бесшумно, словно призрак, вынырнула Кими. Потомок островитян, плавала она лучше иной рыбы. И ныряла, похоже, тоже, даже без маски.
        - Погляди, какого я краба поймала. Правда, красавец?
        В руках она и впрямь держала местного краба, очень похожего и внешностью, и повадками, и даже анатомией на земных. Разве что ног не восемь, а десять. Камнеедов ненавидел членистоногих во всех их проявлениях… И ответил на вопрос девушки абсолютно честно:
        - Мерзость.
        С трудом удержавшись от того, чтобы плюнуть, он, не обращая внимания на вытянувшееся от обиды лицо спутницы, поплыл к берегу. И ведь в одиночку не уйдешь, не бросить эту дуру узкоглазую. Впрочем, немного подумав, он решил, что не все так страшно. В конце концов, и помимо общения с противоположным полом имеются развлечения. И вообще, баловать нужно только тех, кто этого достоин. Например, себя. Нехитрая философия, но тут ведь главное - настрой. Так что главное перейти на волну позитива, а потом солнце, две бутылки отличного местного пива, а позже еще и изумительная картина заката поправили ему настроение. Закаты здесь, кстати, были достойны кисти художника, такое буйство красок нечасто встретишь. Уже одно это окупало многие неудобства, так что на борт Камнеедов вернулся практически довольным жизнью.
        Неожиданное продолжение все это получило утром, когда на планету отправились Смит и Изабелла. Штурман рванул в казино - была у него такая страстишка. Игрок, но головы не терял, поэтому за него Камнеедов был спокоен. Да и поведение такое идеально вписывалось в образ. Наивно предполагать, что британцы не установят наблюдение за визитерами не самого законопослушного вида. Просто так, на всякий случай, дабы те чего не натворили. А при таких раскладах… Ну, пошел залетный пират оставлять свои деньги - так пусть его. Не все ли равно, каким образом они заработаны? Не пахнут ведь…
        Так что отдохнет их бравый офицер, потратит немного финансов… А может, и выиграет, все же с математикой штурманская братия в ладах. Потом слегка выпьет, снимет женщину с кормой, от которой по трезвому делу шарахнулся бы, благополучно спустит еще какую-то сумму, а к утру вернется. Нормально, если бы не узкоглазый довесок, Камнеедов вчера и сам бы поступил весьма похожим образом.
        Куда рванула Изабелла, Камнеедов не пытался даже выяснять. Спецагент она, или почему? А раз так, у нее могут быть свои дела, простым смертным неведомые. Единственно, договорились о связи в случае проблемных ситуаций - и на том дело завершилось.
        Пока товарищи развлекались «на берегу», сам Камнеедов занялся тем, что давно хотел сделать. Только вот не получалось это в полете так, чтобы незаметно и необидно. Проще говоря, залез в чужую епархию, а если еще точнее, закопался в двигатель. Это, конечно, не его специальность, но десантник - специалист широкого профиля. А двигатель, отданный на откуп женщине, давно его волновал.
        Буквально с первых же шагов его опасения подтвердились, хотя дела обстояли и не настолько страшно, как он опасался. Тем не менее большинство женщин, кроме некоторых, особо одаренных, тяги к сложным механизмам не испытывает, и Изабелла не стала исключением. Нет, у нее все было едва ли не идеально чисто, инструменты лежали строго по полочкам, и регламентные работы она явно делала. Вот только тот факт, что любой механизм, имеющий солидную изношенность, помимо регламента требует периодического вмешательства, настройки, подтягивания гаек и прочей мелочи, до нее довести забыли. Ничего особо страшного, разумеется, не случилось, но все же… И в результате Камнеедов настолько увлекся, что только сигнал к обеду вырвал его из-под кожуха главного компрессора, где пришлось не только менять смазку, но и настраивать работающий уже на грани допустимых вибраций привод.
        Кими ждала его в кают-компании. Одетая, что интересно, вместо форменного комбинезона в одну из обновок, купленных на планете. Несмотря на ее скромные габариты, одежда сидела на ней в облипку. Такое впечатление, что на размер меньше, чем нужно… Уй, что-то будет, подумал Камнеедов, уже видавший, что случается после демонстрации таких вот дешевых приемов по привлечению внимания. Вот только говорить ничего не стал, как и большинство мужчин, предпочитая тянуть время - авось само рассосется. Ну и обратил внимание на заставленный тарелками стол. Хорошо еще, что национальная принадлежность девушки не распространялась на сервировку стола, а то есть борщ палочками - верная дорога к похудению.
        Ну, что же. Хотя бы еда оправдывала прерывание техпроцесса. Сегодня штатный повар «Викинга» превзошла сама себя. Пожалуй, решил Камнеедов, активно уминая ту гору снеди, что каким-то чудом ухитрялась не падать с переполненного стола, у девчонки талант. Если пойдет учиться, то может достигнуть немалых высот. И лишь откинувшись на спинку стула и незаметно расстегнув давящий на переполненный живот ремень, он обнаружил, что Кими сидит напротив, прямая, будто палку проглотила, и есть не торопится.
        - Что-то случилось? - удивленно приподнял он бровь.
        - Нет… То есть да. Скажите…
        - Пока ты в экипаже, мы все вроде бы на ты, - усмехнулся Камнеедов.
        - Прости, забыла. Нервничаю.
        - Это заметно. Хотя и зря. С обедом ты точно не напортачила.
        - Я не о еде. Скажи, - тут Кими замялась на миг. - Я тебе вчера сильно помешала?
        - Ты мне?
        - Ну да. Я ж видела, что ты не хотел со мной таскаться.
        - Не хотел бы - не таскался бы.
        - Это лишь слова, - Кими встала, каким-то нервным движением взялась за ворот белой, как мрамор, блузки. - Я все понимаю, мужчине нужна женщина…
        - Стоять! - Камнеедов мрачно посмотрел на нее. - А теперь сесть! Молодец. Запомни, я не настолько моральный урод, чтобы тащить в койку детей. Брысь отсюда, и чтоб я тебя в ближайшие пару часов не видел. И лучше под душ сползай, охлади перегретую голову.
        «Друа-а-а», - всхлипнула она вполне отчетливо. Голову опустила, словно бы свернулась внутрь, и так вот, сжавшись, выскочила из кают-компании. Пробкой выскочила. И понимай это нечленораздельное в меру своей испорченности теперь. Смешно… Хотя черт ее знает, какие завихрения у девчонки в мозгу. В конце концов, на что ее переклинило, когда она побывала у Большого Али, вообще не угадаешь. Тут психиатр нужен.
        А вообще, надо было ее оставить при эскадре. Договорился бы с Верховцевым. Или с Серовым. Им ведь надо, чтобы пират, который никому и ничего не должен, им помог? Надо. Могли бы оказать ответную услугу, не переломились бы. Именно с этими мыслями он вновь залез в машинное отделение, а там уже работа довольно быстро выбила из головы ненужные мысли.
        «Вайгач» не пришел ни через день, ни через неделю. Неприятно, хотя, откровенно говоря, такой вариант предусматривался. Все же не просто экспедиция, а нечто с намеком на секретность. Соответственно, закладывались определенные меры предосторожности, в том числе и в навигацию. Помимо основного курса имелись и несколько резервных вариантов. Стало быть, всего-то что надо - это идти к следующей контрольной точке. И все равно на душе было тревожно.
        Выждав еще сутки, Камнеедов приказал стартовать. Просто так болтаться на орбите смысла он не видел. Остальные молча согласились с ним - конечно, валяться на пляже, пить вино и щупать местных красоток, которым по статусу отказывать не положено, приятней, но гонорар следует отрабатывать. Это правило сообщество пиратов и наемников соблюдало неукоснительно, что, к слову, было одной из причин их живучести. Небрезгливые исполнители для грязных дел порой нужны всем, и будет ли такое положение вещей сохраняться, в немалой степени зависело от репутации.
        Но уйти просто так, тихо и незаметно, не получилось. Позже, обдумывая расклады, Камнеедов пришел к выводу, что случившееся - ни с кем не согласованная инициатива кого-то из флотских, причем в невеликих чинах. В ином случае, будь администрация Карбункула в курсе происходящего, все бы у них получилось. Арестовали бы тех, кто находился на планете, потом захватили оставшихся прямо на парковочной орбите, и вся недолга. Однако с планеты уйти им дали без каких-либо проблем, и лишь спустя час, когда оба корабля уже начали разгон, на экранах замерцал сигнал вызова, идентифицированный как полицейский.
        Надо сказать, организовавший на них охоту не мелочился. Полицейский крейсер - это круто!
        И в этом же была его ошибка. Камнеедов, как, впрочем, и остальные, умели и собирать информацию, и работать с ней. Времена, когда флибустьеры выходили в море на утлой скорлупке и с надеждой на авось, давно прошли. Пират, который хочет остаться живым и с добычей, в первую очередь должен уметь работать с информационными потоками, из общедоступных сведений составляя более-менее полную картину мира. Включающую, помимо прочего, список и маршрут потенциальных жертв и состав патрульных эскадр. Ну и места их базирования, разумеется. Так вот, Камнеедов точно знал, что в британском полицейском флоте всего четыре крейсера, причем достаточно устаревших и базирующихся совсем в других системах. Тот же корабль, что шел на него сейчас, был новейшим крейсером типа «Даная», их всего-то с десяток наклепать успели, и вероятность того, что такого красавца отдадут полиции, стремилась к нулю.
        Камнеедов внимательно рассматривал на экране быстро настигающий их корабль. Действительно, красив. Изящный, стремительный силуэт, зализанные обводы - он, похоже, и к атмосферным маневрам неплохо приспособлен. Умеют британцы корабли строить, чего уж там. И уйти не получится - пускай по динамике разгона крейсер априори уступает более легким кораблям, но этот-то уже набрал ход. А судя по тому, что известно о крейсерах этого типа, он вполне способен размазать по стенке противников куда более мощных, чем их парочка. Нехорошие расклады получаются, ой нехорошие.
        - Командир, что делать будем?
        В голосе Фрэнка, донесшемуся из динамиков, не было страха. Визуализацию он не включил, но Камнеедов готов был поклясться - на лице австралийца не дрогнул сейчас ни один мускул. Кем-кем, а трусом наемник не был. Скажут атаковать - атакует, пускай и без шансов на успех. Хороший мужик, не зря его в свою команду взяли, с какой-то даже долей минорности подумал Камнеедов, а потом лениво махнул рукой. Лениво - это чтобы все присутствующие ощутили приступ уверенности. Такое поведение успокаивает страх лучше любой пламенной речи. Особенно учитывая тот факт, что как раз с такими речами у Камнеедова всегда получалось так себе. Тем более, когда сам по факту ни в чем не уверен. А небрежно цедить слова через губу - это малость проще. Главное, за лицом следить и не врать ни полслова.
        - Фрэнки, ты продолжай разгон, а я сейчас с этим чудиком пообщаюсь.
        - И? Он тебя на атомы раскатает.
        - Раскатал тут один такой, царствие ему небесное. Губу он раскатает, а потом обратно закатает.
        - Но…
        - Фрэнки, ты во мне сомневаешься? Зря. Запомни простую вещь: в мире нет совершенства. Кроме меня. И этот чудик на своем драндулете здесь не котируется.
        Наемник пару секунд думал, потом четко, как не делал этого со времен ухода из рядов военно-космического флота Австралийской Лиги, бросил руку к козырьку и выключил экран. Затем компьютер, моделирующий изображение «Ориона», мигнул изображением и показал, как резко увеличился огненный хвост за кормой охотника. Корабль Фрэнка начал стремительно ускоряться - с его ходовыми возможностями шанс оторваться еще был. А Камнеедов, усмехнувшись, оглянулся на свою бравую команду и приказал:
        - А наденьте-ка вы, ребята, скафандры. А то расковыряют нас - и что?
        - И ничего, - мрачно буркнула Изабелла. - Сам-то наденешь?
        - Нет, мне нельзя. Я должен демонстрировать безмятежную уверенность в себе и собственных возможностях. Причем в ситуации, когда противник может… Да что там, будет использовать бесконтактный детектор лжи. Хорошо еще, запах и прочую химию тела визуализировать они не смогут.
        - Тогда я тоже остаюсь, - Смит небрежно откинулся в кресле и забросил ноги на пульт. - Согласись, Базиль, рубка без штурмана выглядит несколько странно. И все же, каков твой план?
        - Демонстрируя беспредельную наглость и беспардонность, убедить этого типа, что с нами лучше не связываться. Так, женщины, вы все еще здесь? А ну, брысь!
        - Еще чего, - фыркнула Кими. После того разговора в кают-компании она как-то вдруг резко изменилась. Сторонилась капитана, это было логично и предсказуемо, зато стала вдруг очень резкой, независимой и несдержанной на язык. - Может, я кому-то неприличный жест показать захочу, а мне для этого что, скафандр снимать?
        - Чего? - Камнеедов не знал, смеяться или злиться. - Какой жест? Ты будешь сидеть в своей каюте и носу не показывать…
        - Не дождешься.
        - Не зли меня, инфузория в туфельках…
        В ответ наглая девчонка показала ему язык, и Камнеедов испытал острейшее желание расстрелять кого-нибудь с особой жестокостью. Собственно, эта здравая мысль не отпускала его уже давненько, неделю так точно, однако сейчас он ощутил в себя настоящую тягу к массовому убийству. Чтоб вот скатиться прямиком с орбиты в десантном боте и пройтись из всего бортового вооружения по какой-нибудь деревеньке. Чтоб, значит, и пепла не осталось.
        - Да в самом деле, - Изабелла, к его удивлению, поддержала японку. Хотя, чего уж тут удивляться - женщины! - Помогут нам скафандры, если этот урод начнет гвоздить по «Викингу» из главного калибра. Не сразу погибнем, а медленно задохнемся в космосе - так, что ли, лучше?
        - Да черт с вами. Хотите быть дурами - ваше право. Кими, в каюту бегом. И носа не кажи! Если хочешь, включи экран, но во имя Космоса, не пытайся влезть в разговор. Изабелла, в свое кресло садись и ни слова мне. Время, время!
        Кими умчалась - она уже поняла, что выжала из ситуации максимум и обостренным чутьем бывшей рабыни ощущала: следующая попытка препираться кончится тем, что ее просто и без затей отправят под замок в трюм. Ну а Камнеедов принял максимально хамский (ну, здесь даже тренироваться не понадобилось) вид, и включил связь - сигнал вызова горел уже давно, и недалек был момент, когда на крейсере решат подтвердить свое право на разговор орудийным залпом.
        Англичанин был худощав, темноволос, старше любого из их гоп-компании от силы лет на пять, и мог похвастаться семитскими чертами лица. Конечно, за прошедшие с начала космической экспансии века человеческие расы здорово перемешались, но для традиционно следящих за чистотой крови британцев это было не свойственно. Тем не менее - вот он, образчик. Роста неопределенного, потому как в кресле сидит, а так - вполне себе живой. И довольный, аж по лицу врезать хочется. Прямо-таки подарок судьбы. Или наоборот, здесь уж как повезет.
        - Ты знаешь, - Смит развернулся к товарищу вместе с креслом, полностью игнорируя тот факт, что по отношению к британцу это по меньшей мере невежливо. - Никто и никогда не мог обвинить меня в антисемитизме. Веришь, нет, мне абсолютно все равно, будут они там живы, или всех расстреляют у меня на глазах. Но конкретно этому кадру я бы прямо сейчас по морде дал.
        - Разделяю твое желание, - отозвался Камнеедов, задумчиво, будто диковинное насекомое, рассматривая своего визави. Под этим взглядом британец, явно не ожидавший такой реакции, побагровел. - Изабелла, а ты как?
        - Гм… Мальчики, вы хорошими манерами никогда не отличались. Хотя да… Не нравится он мне.
        - А у меня вызывает приступ насморка.
        - Это почему еще? - заинтересовались все.
        - Да я когда еще курсантом на практику в первый раз отправился, был у нас пилот, лицо - прямо копия. Особенно нос, такой же вислый и мясистый. Так вот, мы когда в астероидное поле с размаху влетели, он штурвал бросил, за щеки схватился и «Мама!» заорал, вместо того чтобы маневрировать. В общем, долбануло нас знатно. Я в тот момент на камбузе картошку чистил. Глаза открываю - вокруг все летает, потому как невесомость. И открытый пакет с перцем… В общем, я не знаю, как потом сумел продышаться. Думал, отправлюсь на свидание с Великим Космосом посредством реактивной тяги из ноздрей.
        Все дружно засмеялись, не обращая внимания на медленно багровеющее лицо англичанина. Судя по оттенку, самое оно получалось…
        Такой вот пустопорожний треп, не имеющий вроде бы никакого отношения к делу, если бы не один маленький нюанс. Никакого спектакля, никакой актерской игры. Все они сейчас говорили то, что думали. То, что вписывалось в рамки их воспитания, жизненного опыта, даже, наверное, комплексов. Главное, никакой фальши. И, соответственно, никакого страха. Кто бы сейчас ни наблюдал за ними, как бы ни анализировал, он понял бы, что собеседников в грош не ставят. И то, что точкой фокуса оказался незадачливый британский офицер, ничего не меняло. Они тянули время, продолжая разгон, по капле отыгрывая у крейсера преимущество в ускорении. Единственным шансом Камнеедов видел заболтать противника до одури, и потому небрежные реплики его могли показать британцам лишь одно: их терпят, и только. А дальше пусть сами думают, имеют они дело с законченными психами, или и впрямь не сомневаются в своей способности прямо сейчас пустить этот крейсер на отбивные. Как минимум, пока думают, не начнут стрелять. Наверное…
        - Милейший, - Камнеедов соизволил вновь обратить внимание на экран. - Может, представитесь? И объясните, по какому поводу отрываете нас от дел?
        - Коммандер[18 - Звание, соответствующее отечественному капитану второго ранга. Используется в военно-морских и военно-воздушных силах Великобритании.], баронет Ричард д’Амбуаз. Командир крейсера «Ройял Дрэгон», военно-космические силы Британского Содружества. Приказываю заглушить двигатели и лечь в дрейф!
        - Баронет? - Камнеедов, не обращая внимания на последнюю часть фразы, приподнял брови. - Титул вроде бы английский[19 - Титул действительно исключительно британский, не слишком высокий.], хотя я могу чего-то и не знать. Имя тоже. И даже корабль… Назвали вы его несколько пафосно, на мой скромный взгляд. Хотя и гордо. Королевский дракон - это звучит. Звание, на мой взгляд, для командира новейшего крейсера низковато, ну да это уже не мои проблемы. Служите лучше, подрастайте в чинах, и будет вам счастье… А вот с фамилией явно какая-то промашка вышла. Вроде бы французская, нет?
        - Французская, - коммандер явно был малость сбит с толку обрушившимся на него словесным поносом. Чего Камнеедов, собственно, и добивался.
        - Это замечательно. Прямо-таки красивый пример общеевропейской дружбы. Французы не любят, да что там, ненавидят англичан - и служат им. Аплодирую стоя, - прокомментировал Камнеедов и пару раз даже хлопнул в ладоши. Вставать, правда, не стал. Много чести. - Так что тебе, умник, от нас нужно?
        И это тоже вписывалось в намертво въевшиеся стандарты поведения. Имперский офицер не прогибается перед кем бы то ни было. А тот факт, что здесь и сейчас граждан Империи всего двое, и действующим офицером является только Изабелла, остальным знать попросту не следовало.
        - Заглушить двигатели…
        - Это я уже слышал, - беспардонно перебил его Камнеедов. - Ты по какому праву, орел, требуешь такого от корабля, принадлежащего Империи? Ты по какому праву хоть что-то требуешь от ее граждан? Ты вообще, случаем, не из тех ли умников, что идут в лес по грибы, а возвращаются верхом на драконе? Хамить имперскому офицеру, да еще приказывать ему… Убить тебя особо извращенным способом, что ли?
        Опять же, никакой игры. Нормальная реакция, которую всего-то и требовалось извлечь из глубин памяти. И никакой лжи. Гражданства Империи его не лишали, Изабеллу тоже, остальные грамотно молчат. «Викинг» уже официально числится как принадлежащий ему, то есть, опять же, гражданину Империи, и приписан к порту планеты Кирпич. Числится яхтой, ага. Впрочем, это непринципиально. Проверяйте, господа! А заодно подумайте, к чему может привести ваш наезд - Империя, как и многие государства с сильным армейским лобби, имеет неприятную для соседей привычку остро реагировать на направленное извне хамство. Особенно когда наезжают на ее военнослужащих. С учетом мощного флота и сильной армии, вполне обоснованную привычку.
        - Один мой друг, - вмешалась Изабелла, - часто говорил: «Я сам выбираю, что мне делать. Хочу - слушаю жену. Не хочу - лежу в травматологии». Скажите мне, коммандер, вы и впрямь так верите в собственную неуязвимость? За такие шутки вам и ноги могут выдернуть.
        - И что за друг? - повернулся к ней Камнеедов.
        - Ты его не знаешь, - отмахнулась женщина.
        - Милая, я к тебе под одеяло не лезу, но все же…
        - Молчать! - взорвался, наконец, британо-француз. Очень предсказуемо, очень. Не любят они, понимаешь, когда ими столь откровенно пренебрегают. И, кстати, такая реакция лишний раз доказывает, что конкретно этот тип не имеет отношения к спецслужбам, да и к полиции тоже. Обычный флотский дятел с комплексами немного побитой гордости. Кстати, насчет комплексов…
        - Молодой человек, - британец был старше возрастом, но это сейчас не играло никакой роли. Камнеедов просто скопировал интонации своего отца, с которыми тот отчитывал нерадивых студентов. - Вам не кажется, что влезая в чужой разговор, вы выглядите не только глупо, но излишне самоуверенно. Вы англичанин французского происхождения, так? Стало быть, ваши предки перебрались в Британское Содружество. А судя по тому, что на вашу тупую морду облагораживающего влияния они оказать не успели, произошло это недавно, максимум поколение назад. Гм… Уж не с Корсики ли вы?
        Британец едва не подавился, явно не в силах выбрать между заорать или захрипеть от ярости. Ну да, вот вам и источник всех этих комплексов. На планете Корсика-3 в свое время решили поиграть в сепаратизм - то ли прах великого предка, любителя турпоездок по Европе и не только[20 - Наполеон был родом с Корсики. При этом до того, как построить карьеру на волне революции, пытался пристроиться на службу в Россию, отправиться в экспедицию Лаперуза, в общем, не сидел на месте.], стучал в сердце и голову, не давая покоя заднице, то ли просто задолбала их находящаяся в перманентном кризисе Франция. В общем, поигрались и доигрались.
        Французы не пытались удержать вечно чем-то недовольную и вдобавок убыточную планету даже ради приличия. Хотите жить сами по себе - ну так живите! Вывезли желающих, закрыли сообщение с планетой и оставили корсиканцев праздновать незалежность.
        Очень скоро пьяный угар спал, и выяснился неприятный момент. Одно дело играть на сепаратизме и, угрожая референдумом за отделение (к слову, он и прошел, упустили в местном парламенте нити, чем и воспользовались желающие реального отделения авантюристы), сосать из метрополии дотации. Совсем другое - жить самостоятельно, не имея при этом ни нормальной экономики, ни высокотехнологичных производств полного цикла. С голоду не помрешь, конечно, но уровень жизни просядет, а этого не простят свои же. Народ - он гордый и за самостоятельность, конечно, вот только удары по кошельку воспринимает почему-то крайне негативно. И, вот незадача, платить за право гордо заявлять о собственной исключительности из своего же кармана простой человек категорически не желает.
        Вот только что-либо предпринимать было уже поздно. Франция радостно избавилась от токсичного актива и возвращать себе чемодан без ручки не желала. Остальные также остались глухи к интересам ищущих себе новых хозяев корсиканцев. Век прекраснодушных мечтателей и любителей оказывать гуманитарную помощь давно прошел, и помогать вообразившим себя излишне умными селянам никто не стремился.
        И тогда власти новоиспеченной Корсиканской республики допустили еще одну ошибку, на сей раз фатальную. Решили, что для стабилизации общества им нужна маленькая победоносная война - и наехали на соседа. Теоретически выбрали для этого подходящий объект - но не учли, что через маленькую, ничем не примечательную и формально независимую планету Новая Швабия крутят дела очень серьезные люди. Да и воевать немцы умели. Собранный с бору по сосенке флот Корсики втрое превосходил численностью и огневой мощью оппонентов, но те продержались восемь дней. А на девятый подоспела эскадра Альянса.
        В Альянсе, к слову, народ жил своеобразный. Чем-то похожий на имперцев - тоже предпочитали решать вопросы наиболее простым способом при минимальных затратах. И не обращая внимания на проблемы своих оппонентов. Проще говоря, сначала размазали по космосу флот корсиканцев, а потом зачистили их планету с максимальной жестокостью. Из правящей верхушки сбежать успело лишь несколько десятков человек. Их приняло Британское Содружество - там всегда относились лояльно к всевозможным предателям. Не потому, что любили, просто их было выгодно использовать для дел, в которые джентльмен не полезет, брезгуя испачкаться. И вот теперь потомок одного такого беглеца был здесь, перед ними. Занимается, хе-хе, грязными делами.
        Интересно только, это он так Империю за что-то не любит или вообще всех? Кто его вообще сюда направил? Комплексы так и прут… Наверное, просто ничего лучшего под рукой не оказалось. А значит, играет против них не Контора. Может, кто-то из ее офицеров, но на свой страх и риск, теми картами, которые оказались под рукой. Учтем… А вообще, дело становится интересным, выходя за рамки обычной доставки пассажира. Что ж, поиграем.
        - Значит, так, - негромко сказал Камнеедов. Негромко-то негромко, но четко с таким расчетом, чтоб слушал не только д’Амбуаз, но и те, кто находятся вместе с ним в рубке. - Вы сейчас на крейсере, а значит, можете нас уничтожить. Но где мы были и когда стартовали, в Империи известно. Дальше вас найдут, и живые позавидуют мертвым. Не только вы, коммандер, но и вообще все, до последнего вшивого юнги. И начинать из-за вас большую войну никто не захочет. Случались прецеденты, вы станете еще одним, и только.
        И он опять не врал. Ни единым словом. Действительно, пропавших Империя тщательно искала, за погибших жестоко мстила. И воевать с ней - дураков нет. Учитывая топорность проведения операции, скрыть происходящее не удастся, а значит, если не произойдет добровольной сдачи и заговорят пушки, концы обнаружатся очень скоро. И за жабры возьмут не только экипаж крейсера, но и того, кто отдает приказ. Стало быть, и ограничения у преследователей есть, в спецслужбах любого уровня самоубийцы встречаются, но крайне редко. Итак, ход за противником.
        - А ваши товарищи - они тоже имперцы? - чуть ехидно и, что характерно, без малейшего раздражения, поинтересовался чей-то голос. Тот, кто это произнес, в поле зрения камер появляться не собирался, что говорило и о его уме, и о том, что решения и впрямь принимает отнюдь не бесноватый коммандер.
        - Если вы про второй корабль - то нет. Можете попробовать их догнать.
        Это Камнеедов говорил с чистой совестью - догнать «Орион» у крейсера уже не получалось. Опытный Фрэнк скорректировал курс таким образом, что преследование «Викинга» с каждой секундой уводило крейсер в сторону. Позже это выльется в дополнительный расход энергии при гиперпрыжке, но к такого рода неприятностям можно было отнестись стоически. Камнеедов это понимал. Британцы тоже понимали. Не получилось взять нахрапом, бывает. Оставался лишь вопрос: отвернут британцы или, психанув, ринутся в атаку. С них, гадов, станется реализовать любой вариант.
        Экран мигнул и погас, а через пару минут на радаре стало видно, что крейсер прекращает разгон и отворачивает. Камнеедов устало откинулся в кресле и вытер ладонью разом покрывшийся испариной лоб:
        - Ф-фу. Я уж думал, сейчас начнется веселье.
        - Да уж, отбрехались, - жизнерадостно хохотнул Смит, тоже потный, как мышь. - Горазд же ты хамить с умным видом.
        - А то ж. Все, продолжаем разгон.
        - И не стыдно вам? - демонстративно-лицемерно вставила свои пять копеек Изабелла. - Сделали человеку гадость, оскорбили, а сейчас его еще и за провал операции взгреют. Представляете?
        - Конечно, представляю, - Камнеедов выглядел довольным, как слон. - Все точно по Великому Кодексу поведения космических негодяев. Сказано в нем: «Заподли ближнему своему, ибо дальний приблизится и заподлит тебе». Аминь.
        Все расхохотались. Потом Смит кивнул, развернулся к пульту и внезапно помрачнел:
        - Не отбрехались. Тут, похоже, что-то иное.
        И впрямь, крейсер свалил не только и не столько из нежелания связываться с ними. Тактический компьютер выводил данные с такой скоростью, что неподготовленный человек запутался бы в них через минуту. Но Камнеедов-то был подготовлен. И опытен. И сейчас он видел, как боевые корабли британского флота собираются в одной точке. Там они окажутся еще не скоро, но, если верить расчетам, успеют до того, как пересекутся с эскадрой из четырех крупных кораблей, идущих с ускорением, явно превышающим потребности обычного транспорта. Боевые, значит. А судя по массогабаритным характеристикам, это или линкоры, или линейные крейсера. Причем очень похоже, все одинаковые. Вот только идентифицировать их не удается, нету таких кораблей в каталоге. Притом что у Камнеедова последняя версия, переданная ему на Новой Бухаре контр-адмиралом Верховцевым. Но - нема их. О чем это говорит? Напрямую вроде бы ни о чем, но к определенным умозаключениям приводит.
        Сами по себе корабли, о которых ничего не известно, вряд ли могут произвести фурор. Ну, сляпал кто-то новинку, что с того? Через месяц-другой она появится во всех справочниках. Может, и позже, если ее грамотно придержат. А вот сохранить в тайне целую серию - это уже куда сложнее. Хотя бы потому, что время играет против тех, кто их прячет, а производственные мощности, позволяющие строить одновременно несколько кораблей такого класса, есть не у многих. И британцы, судя по их реакции, из списка потенциальных строителей выбывают.
        У остальных, похоже, отмечался аналогичный ход мыслей. Во всяком случае, переглянулся народ удивительно синхронно. И взгляды дружно скрестились на капитане:
        - Что делать будем?
        Спросил, разумеется, Смит, но мысль была явно коллективная. Что же, тут двух вариантов не было и быть не могло. Камнеедов махнул рукой:
        - Валим отсюда к чертовой матери. Нам еще только в чужие разборки лезть не хватало.
        Вот уж куда их всех совершенно не тянуло, так это на планету Большая Амазония. Гнусное место. Увы, и миновать систему, в которой она находилась, не получалось - этот сектор пространства был слишком пустынен. Соответственно, чтобы добраться до интересующей путешественников точки, можно было или совершить два прыжка с остановкой в системе звезды, вокруг которой, собственно, Большая Амазония и вращалась, либо ползти, огибая сектор по периферии и затрачивая на это не меньше трех недель. Подобный расклад никого не устраивал, потому и пришлось ломиться напрямик.
        Впрочем, если планов совершить посадку на планету не было, то все выглядело не так уж и плохо. Пространство вокруг желтого карлика было относительно спокойным, без астероидных полей и прочей ерунды. Гравитационные аномалии, правда, встречались, ну да где их нет? И радиационные шторма были редкостью…
        Вообще, Бета Тритона, звезда, которую с Земли даже в самый мощный телескоп не разглядишь, была на диво спокойным светилом. Да и желтым карликом ее называли в основном, чтобы впихнуть в давно устоявшуюся классификацию, не раздувая бумажный поток из-за такого вот частного случая. На самом деле, спектр звезды был заметно смещен в зеленую зону, и именно поэтому о Бете Тритона вообще упоминалось в справочниках и научных докладах. Многомудрые ученые головы никак не могли решить, что же происходит в ее таинственных глубинах, от чего она светится столь необычно. Количество диссертаций на эту тему зашкаливало (профессорский сынок, Камнеедов знал это точно), и все они противоречили друг другу. А главное, большинство тех, кто писал многотомные научные труды про эту звезду, в жизни ее не видели и вообще приближаться к ней не собирались. Вот такая вот загогулина.
        И осталась бы звезда забавным курьезом, коих в космосе порядком, если бы не ее планетная система. Точнее, одна-единственная планета, находящаяся в «поясе жизни». Все остальные были самыми обычными, ничем не примечательными газовыми гигантами, таких миров в любой системе изрядно, а вот Большая Амазония выглядела явно интересней. И потому, что при кислородной атмосфере, делающей ее теоретически годной к колонизации, на планете имелись колоссальные залежи редкоземельных и трансурановых элементов. И потому, что фауна на этой планете была ну очень своеобразной. Шуток не понимающей и юмором обделенной.
        Вообще, жить на Большой Амазонии Камнеедов не согласился бы ни за какие коврижки. Уж больно агрессивно и флора, и фауна пытались сожрать все, что попадалось им в пределы досягаемости.
        И, что характерно, несварением желудка от человечины не мучились - видимо, различия в ДНК не были препятствием для желудочных соков. При этом аналогов обитателей местной сельвы на иных планетах попросту не было. Совершенно уникальный набор видов и форм. Причем неясно, что его породило - нестандартное излучение звезды или все те же трансураниды, извергающие нейтроны, электроны и еще хрен знает какие «-тоны» в угрожающих количествах.
        По-хорошему, местную живность следовало или оставить в покое, или выжечь, чтобы и следа не осталось, но - увы и ах. Первому активно препятствовала экономическая целесообразность, поскольку добыча полезных ископаемых, даже с учетом транспортировки с планеты, находящейся за пределами освоенной части Галактики, приносила баснословные дивиденды. Второму не менее активно сопротивлялись бешеные экологи, отстаивающие необходимость сохранения и изучения уникальных видовых форм. Лобби во многих правительствах у них было сильное, поэтому взять и перешагнуть через их мнение никак не получалось. Камнеедов, будучи циником и прагматиком, плевать хотел на экологию других планет вообще и этой в частности, и, как он подозревал, большинство здравомыслящих людей его поддерживали. Особенно те, кому «повезло» жить и работать на Новой Амазонии. Только вот нормальных людей никто почему-то спрашивать не торопился. Видать, слишком большие деньги на этом крутили и слишком многие имели с них свой кусочек малый. В общем, все как всегда, маразм на взлете.
        В общем, гнилая планетка, от которой лучше держаться подальше. И на которую, несмотря на профессиональную нелюбовь Камнеедова ко всяческому экстриму, им предстояло в ближайшее время садиться. А всему виной Фрэнк с его колымагой, хотя, конечно, он тут ни при чем. Так уж сложилось.
        Просто во время бегства (ой, простите, тактического отступления на заранее подготовленные рубежи) «Орион» гнали, не жалея двигателя. Своя шкура дороже. А два часа на форсаже - это уже совсем лишнее и крайне противопоказано кораблю, даже если на нем стоят двигатели от «Роллс-ройса». В общем, перегрев, и неслабый такой. С этим еще можно было бы примириться, грамотно охладить технику, провести внеочередное техобслуживание, но звезды сегодня решили сложиться в исключительно неприличное слово, и цепочка случайностей продолжалась.
        Уходя по курсу, далекому от оптимального, кораблю пришлось уходить в гипер с дополнительными маневрами, что повысило расход топлива. Это еще полбеды, в конце концов, звездолеты такого класса строились, исходя из возможности длительных автономных рейдов, и бункера имели вместительные. Но вот на уже вышедшие из комфортного режима двигатели такое пренебрежение его правом на отдых повлияло самым негативным образом. Проще говоря, один из них обиделся, раздраженно моргнул аварийными лампами на пульте и благополучно отключился. Пилотом Фрэнк был отменным, опасную ситуацию купировал в зародыше, но вот когда, уже выйдя в трехмерное пространство, начали разбираться, что произошло, то оставалось лишь горестно выругаться. Полетел сердечник-поглотитель, отвечающий за тонкие межфазовые переходы на атомарном уровне. И если поменять треснувшую двухсоткилограммовую болванку было сложно, но можно, благо ее перемещение к месту работ в невесомости особых проблем не составляло, а запчасти у хорошего механика в запасе всегда имеются, то откалибровать ее в космосе уже проходило по разряду ненаучной фантастики. Здесь
требовалась стабильная гравитация планеты. И вот незадача, в пределах досягаемости имелась лишь одна.
        Камнеедов, узнав расклады, с трудом удержался от того, чтобы сплюнуть прямо на чисто вымытую палубу, а потом с каменным выражением лица начал прикидывать варианты. К его удивлению, получалось не так и страшно. Приземлиться возле одного из куполов, под которым спрятался центральный рабочий поселок. Вахтовики, потрошащие недра планеты, по нескольку месяцев находятся в автономном режиме. Для его обеспечения как раз здесь у них есть не только собственно прикрывающий поселок бронированный купол, но и силовое поле, ограждающее участок диаметром в километр с собственным космодромом, ремонтные мастерские… Плюс дозаправиться можно по выгодным ценам - перепродажа топлива и оказание мелких услуг мимо кассы было для руководства таких вот поселков незаконным, но общепринятым, почти официальным вариантом пополнения кармана. В общем, и «Орион» подшаманят, и бункера обоим кораблям набьют. Там, куда они отправлялись, горючее лишним точно не будет.
        Посадку он провел в штатном режиме, что и неудивительно - атмосфера Большой Амазонии буйством стихий никогда не отличалась. Погода здесь практически всегда варьировалась между «штиль» и «ветер слабый, местами умеренный». Корвет же, случись нужда, без ущерба для себя прорвался бы даже сквозь сердце двенадцатибалльного шторма. «Ориону» пришлось тяжелее, но тут вопрос был чисто технический - при отказе одного из двигателей и необходимости калибровки остальных (перегрев не пошел им на пользу) небольшой звездолет мотыляло на курсе, словно лист бумаги всякий раз, когда требовалось скорректировать курс. Впрочем, Фрэнк справился с задачей, и очень скоро оба корабля уже стояли рядышком, занимая практически всю площадь маленького космодрома.
        - Кто пойдет? - с усмешкой поинтересовался Камнеедов, бросив взгляд на уже как-то бывавшего здесь штурмана. - Как, Жень, прогуляться не хочешь?
        - Упаси боже, - сделал тот в ответ отрицающий жест. - Чего я здесь не видел?
        - А если прикажу?
        - Иди в… пятую точку, Базиль. Я приказ выполню, конечно, но икаться тебе будет долго.
        - Хрен с тобой, золотая рыбка. Не хочешь - сам пойду, - фыркнул Камнеедов, тоже в этой дыре как-то побывавший, выбираясь из кресла. - Хотя тебе все же стоило бы прогуляться, жирок подрастрясти, а то скоро в скафандр влезать перестанешь.
        - Какой жир? - Возопил Смит в приступе законного возмущения. - Это мускулы!
        - Ага, ага. Вон, по бокам колышутся…
        - А сам-то…
        Камнеедов втянул живот да позвоночника, с усмешкой прищурился на едва не подавившегося от зависти оппонента, и, зная его тайную слабость в плане питания, глубокомысленно изрек:
        - Сколько волка ни корми - он все равно стройный и красивый. Потому что у волка хороший обмен веществ. А ты иди и продолжай кушать свои шоколадки.
        Шутливую пикировку прервала Изабелла, поинтересовавшаяся, можно ли ей сходить вместе с капитаном - засиделась на корабле, надоел ей вид переборок. Ну, почему бы и нет. В последний момент напросилась Кими. Точнее, заявила, что пойдет. Камнеедов лишь плечами пожал. В конце концов, почему бы и нет?
        Снаружи их уже ждали Фрэнк и погода. Фрэнк был такой же, как всегда, когда надевал скафандр. В смысле, безликий и серый, только табличка с именем на груди мерцала неяркими голубоватыми буквами. Погода тоже разнообразием не радовала, копируя ту, что встречала Камнеедова несколько лет назад. Небо - зеленовато-серое, как начавшая зацветать мусорная куча. Воздух мутный и тоже зеленоватый от лучей местного светила, пропихнувшихся-таки сквозь плотный слой облаков. Ну и под ногами все тоже зеленовато-серое. В общем, тоска. Человека с тонкой душевной организацией один вид всего этого за минуту вгонит в жестокую депрессию. Камнеедов передернул плечами и с отвращением, раздражением и еще кучей эмоций, вполне способных вогнать неподготовленного человека в дрожь (особенно с учетом забарахлившего микрофона скафандра, превращающего речь в злобное рычание), ни к кому не обращаясь конкретно, поинтересовался:
        - Какой сегодня день?
        - Понедельник, - испуганно пискнула Кими.
        - Ненавижу понедельники!
        - А если бы был вторник? - с легкой усмешкой в голосе поинтересовалась Изабелла.
        - Вторники я тоже ненавижу. Пошли, что ли…
        И все четверо двинулись к куполу, встречающему их моргающим светом в немногочисленных окнах, пробитых в стене тоже мутно-зеленого цвета.
        Несмотря на то что в теории атмосфера была вполне пригодна для дыхания, шлюзовая камера исправно работала, лишний раз убедив гостей в здравомыслии местных работяг. Полная дезинфекция на этой планете не маразм с перестраховкой, а жизненная необходимость. Конечно, теоретически биоблокада, входящая в стандартную подготовку каждого решившего покинуть родную планету, давила любую инфекцию на корню. Вот только космос периодически подкидывает что-то новенькое, и чего ждать на планете с нестандартными формами жизни, оставалось лишь гадать. Нет уж, лучше потерпеть минуту в камере, заполненной мгновенно разрушающим любую органику туманом, чем вляпаться. С мозгами, равно как и с инстинктом самосохранения, у местных все было в порядке.
        Как оказалось, с коммерческой жилкой тоже. Местный представитель компании-заказчика, высоченный и широченный, посрамляющий габаритами даже Смита, мужик с явной примесью восточной крови, хорватской фамилией Драгош и безупречным, стопроцентно узнаваемым выговором уроженца Нового Гарварда, принял визитеров в своем кабинете. Небольшом, уютном - даже стены были аккуратно задрапированы, чтобы скрыть утилитарные металл и пластик. Не лишнее, кстати, действо - за полтора года, а именно столько, как они успели узнать по пути сюда, длится вахта, от однообразия на стенку полезешь. А так - что-то вроде бы и новое, почти домашнее. Равно как и мебель, кстати - вместо казенных стульев утилитарно-офисного вида здесь имелись весьма удобные на вид (и, как оказалось, на ощупь) кресла, явно произведенные местными умельцами. Стол тоже был хорош, и у Камнеедова мелькнула даже мысль, что если здесь делают такие вещи, то стоило бы прикупить что-нибудь. И для себя, и перепродать при случае - эксклюзивные поделки, особенно из экзотических пород дерева, на внутренних мирах весьма ценились и стоили немало. Возить их отсюда
специально, конечно, нерентабельно, однако попутным грузом - почему бы и нет? И мебель в кабинете, как понял Камнеедов, помимо основной выполняла еще и рекламную функцию. Да уж, в деловой хватке местным не откажешь.
        Разговор с Драгошем прошел в атмосфере полнейшего взаимопонимания. Разумеется, он был не против оказать услуги по ремонту корабля, особенно если заплатят наличными. Не против и топливо продать, благо оно здесь было местного производства, ничуть не хуже того, кстати, что делали в метрополии. Да и насчет поделок - почему бы нет? Камнеедов, оказывается, был далеко не первым, кому в голову пришла такая мысль, и на складе имелся запас готовой продукции. Тропинку, в общем, натоптали.
        Единственно, пришлось немного поторговаться, но это уже правила игры, не более. Цена, в конце концов, устроила обе стороны, Камнеедов и Драгош хлопнули по рукам, и Фрэнк тут же радостно отправился в мастерские, сопровождаемый заместителем хорвата по хозчасти. Тот, судя по лицу конченого пройдохи, своего не упустит, ну да и Фрэнк не мальчик. Договорятся. Дамы получили свою порцию комплиментов, не слишком изысканных, однако вполне искренних, что и неудивительно - со слабым полом на планете напряженка, а они и в более изысканном обществе могли блеснуть. В общем, провели все необходимые ритуальные танцы, и на том встреча на высшем уровне закончилась.
        И только один момент во всей их встрече слегка напрягал Камнеедова. В разговоре Драгош упомянул, что у них давно не было гостей. Потому, мол, и продукции на складе много. Но при этом на космодроме, идя к шлюзу, опытный, привыкший замечать мелочи и нестыковки пират обратил внимание на одну маленькую деталь.
        На бетонных плитах космодрома было темное оплавленное пятно. Кто-то садился или взлетал, плохо контролируя выхлоп двигателя - не такой и редкий случай, особенно для молодых пилотов. Пятно было дезактивировано по всем правилам и почти не фонило. Но зачем было его маскировать, посыпая песком? Здесь, в условиях высокой влажности и слабых ветров, нанести его просто так, естественным путем, да еще преодолевая силовой «заборчик», вряд ли могло. Вывод напрашивался один-единственный - кто-то очень хотел, чтобы пятно выглядело старым. Задумка хорошая, исполнение - топорное. Сам Камнеедов на месте этого умника попросту затеял бы ремонт. Покрасить здесь все - невелика проблема, за сутки можно справиться. Пятну дня три, не меньше, уж это профессионалу определить труда не составило. Но то ли ума не хватило, то ли сэкономить решили… И появлялся закономерный вопрос: зачем Драгошу врать? Хотя, если вдуматься, не все ли равно? Чужие дела Камнеедова особенно не волновали.
        С «Орионом» местные деятели возились почти до самого вечера третьего дня, что, учитывая продолжительность местных суток, в полтора раза превышающих земные, давало неплохое представление о масштабах работ. Квалификация у них была неплохой, хотя и гениями они не выглядели. Нормальная ситуация - мастер экстра-класса найдет денежную работу и поближе к дому, а безруким на дальних планетах делать нечего. В общем, нормальный средний уровень.
        Тем не менее справиться с ремонтом охотника было достаточно проблематично. Главным образом из-за особенностей конструкции подобных кораблей - прочные и неплохо продуманные, к ремонту они были приспособлены так себе и, чтобы добраться до «потрохов», рабочим приходилось демонтировать целые секции корпуса. Британская школа, чтоб ее… Хотя, с другой стороны, британцы обычно делают свои корабли достаточно ремонтопригодными. Здесь же они, похоже, принципы дизайна слизали у кого-то. Как бы не у французов - в этом плане потомки галлов те еще извращенцы, любящие создавать нечто сколь изящное, столь и непрактичное. А ремонтирующим потом мучайся. Впрочем, работали здешние механики без перекуров, и дополнительной платы не требовали - начальство явно умело управлять этим буйным коллективом.
        Механики работали, команда Фрэнка процесс контролировала. Смит залез в навигационные карты, что-то высчитывая и прикидывая, Камнеедов делал ревизию механизмов (занимался тем же самым перед отлетом, но ведь надо же себя чем-то занять) и просматривал новинки видеопродукции, честно по-пиратски скачанные из сети Карбункула. Отдыхать и как-то расслабляться ведь нужно. Женщины вешались со скуки.
        Вообще, они бы предпочли побродить, к примеру, по базе, купаясь во внимании аборигенов. У вахтовиков дисбаланс мужского и женского населения ощущался крайне остро и, хотя высокие оклады заставляли мириться с несправедливостью, все равно здесь и сейчас любая швабра сошла бы за королеву красоты. Чем длинней зимовка, тем симпатичнее медведицы… В такой ситуации две вполне вышесредние дамы были бы на гребне волны! Это вам не звездолет, где во избежание сложностей приходится соблюдать приличия. В некоторых экипажах, к слову, видимость приличий, но там коллективы обычно давно и крепко сработавшиеся. Но, увы и ах, сейчас не тот случай, а прогулки вне корабля Камнеедов им запретил капитанским произволом. Во избежание все тех же сложностей, мало ли чего у брутальных шахтеров взыграет. Да и потом…
        Откровенно говоря, он за них опасался. За Изабеллу, скорее, иррационально, все же офицер, спецагент и вообще… Хотя, учитывая ее хроническую невезучесть, поводы к этому имелись. А вот то, что совсем сдуревшая за последнее время в попытках выразить собственную храбрость и независимость Кими запросто может что-то учудить - это уже вполне вероятно. К примеру, отправиться на сафари. С нее станется. А главное, она по юношеской дури не понимает, чем такие прогулки могут закончиться. Зато сам Камнеедов понимал, даже чересчур хорошо понимал, если честно.
        В бытность свою офицером, не отставным, а вполне действующим, заносило его сюда. Правда, тогда они по базам геологов и шахтеров не ползали - своих фанатов от науки сопровождали. И вот, решил у них один мичман, крутой пес войны (ага, два года службы за кормой) добыть себе экзотическую шкуру на стенку. То полупереваренное месиво, которое спасательный отряд сумел приволочь на корабль, вызывало ассоциации любые, кроме приятных. Камнеедов не обольщался насчет своих морально-этических качеств, но видеть на месте незадачливого сослуживца ни подругу детства, ни вредную, но уже вписавшуюся в экипаж девчонку категорически не желал.
        Пискнул сигнал вызова, и капитан, как раз в этот момент решивший немного отдохнуть и удалившийся в свою каюту, недовольно посмотрел на коммуникатор. Честно говоря, он ожидал (и категорически не хотел) увидеть, что это кто-то из его девчонок, у которых от безделья появилась очередная бредовая идея. Однако на сей раз, к его удивлению, вызов пришел извне и принадлежал Драгошу. И что ему, спрашивается, нужно? Ремонт подходит к концу, но еще не завершен, все обговорено, о финансах договорились. Тем не менее, несмотря на легкое раздражение, собеседника Камнеедов поприветствовал в меру любезно. Не стоило портить отношения с нормальным, в общем-то, человеком. И не заслужил он этого, и вообще космос тесен, мало ли где и как встретиться придется.
        - Капитан, я хотел бы с вами встретиться, - сразу и без обиняков начал Драгош. Он вообще не жаловал долгих вступлений, и такая манера Камнеедову импонировала.
        - Мне зайти или сами?
        - Лучше я. Разговор будет серьезный.
        - Жду, - коротко ответил Камнеедов. Из-за чего бы его ни дернули, поговорить явно стоило.
        Полчаса спустя они сидели в кают-компании и пили коньяк, предусмотрительно купленный на Карбункуле. Не марочный, разумеется, тамошнего разлива, но вполне качественный. Драгош молча смотрел в одну точку, явно не зная, с чего начать. Остальные (Камнеедов спросил, не против ли гость, если при разговоре будут присутствовать все члены экипажа, и тот кивнул, соглашаясь) расположились напротив и тоже смаковали напиток. Лишь Кими недовольно кривилась - ей по малолетству налили компот и предупредили, что если будет возмущаться, то пойдет в свою каюту и будет сидеть там безвылазно. Девчонка условия приняла и честно молчала, но всем своим видом показывала, что она думает по поводу такой дискриминации.
        - Давайте все же перейдем к делу, - Изабелла, которой по живости характера молчание действовало на нервы больше других, решила сдвинуть процесс с мертвой точки. Как оказалось, мысль была весьма здравой, поскольку Драгош словно очнулся и, кивнув, медленно спросил:
        - Скажите, капитан, вы с собой пассажира не возьмете?
        - Смотря кого и смотря куда, - на автопилоте ответил Камнеедов, искренне недоумевая, зачем из-за такой мелочи разводить целый спектакль.
        - Весьма… гм… своеобразного пассажира, - как-то кривовато усмехнулся Драгош. - В Империю.
        - Мы идем совсем в другом направлении.
        - Это - особый случай…
        - У нас - тоже. Его приоритет выше.
        - А если так? - Драгош положил на стол небольшой чип. - Вставьте его в любой компьютер.
        Штурман поднял маленький кусочек пластика, повернулся к Камнеедову:
        - Базиль?
        - В третий.
        Компьютер в третьей каюте, которым воспользовался Смит, был отключен от корабельной сети. Специально, на случай, если придется использовать носитель информации, потенциально опасный с точки зрения наличия вирусов. Машинка физически не имела связи ни с чем, зато уж программ-защитников в ней было… В общем, пользоваться этим компьютером можно было почти безбоязненно. Впрочем, если верить длившемуся почти десять минут сканированию, чип не нес каких-либо угроз. Зато подтверждал право Драгоша отдавать приказы…
        - Не впечатляет, - бросив взгляд на экран, прокомментировала Изабелла. - Коллега, я повторяю: у нашего задания приоритет выше.
        Драгош удивленно поднял брови, посмотрел на нее, потом медленно кивнул:
        - Ясно. Но когда-то же вы в Империю вернетесь?
        - Если живы будем, - усмехнулся Камнеедов, которому прогулки по лезвию ножа оптимизма не внушали, а количество непонятностей вокруг и вообще вызывало острое желание кого-нибудь массово расстрелять.
        - Это лучше, чем ничего.
        - С этого места подробнее, - Камнеедов внимательно посмотрел на собеседника. - Все так плохо?
        - Еще хуже, - вздохнул Драгош. - А главное, время играет против нас…
        За две недели до того, как «Викинг» и «Орион» вышли в пространство Беты Тритона и устало опустились на космодром возле главной базы Амазонии, мимо планеты вихрем пронесся еще один корабль. Заметно больший, чем они оба вместе взятые, и куда более потрепанный. А точнее, избитый до полного безобразия. Легкий крейсер «Геркулес»[21 - Энтомология названия княжества восходит к этому мифическому герою. «Портус Геркулес Монойки» - «Порт одинокого Геракла». Так что название корабля вполне патриотичное.], личная яхта княгини, правительницы княжества Новое Монако. Бывшей правительницы.
        Когда разогретые вином и наркотиками путчисты ворвались во дворец, противостоять им было почти некому. Полтора десятка телохранителей могли уберечь княгиню от покушения - но не остановить несколько сотен человек. Впрочем, они попытались, и дали княгине время подняться на крышу. Туда, где ее уже ждал разъездной бот.
        Флот у Нового Монако был, скорее, декоративным - маленькому княжеству не по карману содержать ударные эскадры и танковые дивизии, подобно «старшим братьям». Но и «плюшевым десантом» вооруженные силы планеты тоже не были. Княгиня не экономила ни на технике, ни на учениях. Правда, в армии ее действия как-то не слишком оценили, иначе не примкнула бы часть войск к перевороту, а большая часть оставшихся не сидела бы по казармам, объявив вооруженный нейтралитет. А вот на флоте она была достаточно популярна, и он не остался в стороне, обеспечив эвакуацию.
        В принципе, если бы в ситуацию не лезли совершенно посторонние люди, на том переворот можно было бы считать законченным и успешно проваленным. Кто контролирует орбиту - тот контролирует и планету. Корабли и орбитальные крепости, плюс очень неплохие, прошедшие качественную подготовку в Империи десантники - всего этого под рукой у княгини было достаточно, чтобы помножить бунтовщиков на ноль в течение пары-тройки часов. Им нечего было противопоставить главному калибру боевых звездолетов, а силы противокосмической обороны хранили вооруженный нейтралитет. Однако к планете уже полным ходом шли корабли Альянса, и, судя по тому, что посланный им навстречу корвет, не успевший даже передать требование о прекращении вмешательства во внутренние дела государства, просто и безыскусно расстреляли, церемониться с законной правительницей княжества никто не собирался. Оставалось лишь бежать.
        Наиболее логичным в такой ситуации выглядело тактическое отступление в Империю или, как вариант, в королевство Темных миров. С королевской четой, по слухам, княгиня отношения поддерживала едва ли не более дружеские - вроде бы когда-то вместе участвовали в некоей авантюре[22 - См. роман Space Quest.], и с тех пор запросто заскакивали друг к другу на рюмку чая.
        Увы, обратной стороной таких действий была их предсказуемость. Аналитики в Альянсе тоже не зря едят свой тоненький кусочек хлебушка с толстым слоем маслица, колбасой сверху и икоркой рядом, в вазочке. Наверняка на путях бегства уже расположились те, кто постарается не допустить прорыва, и тот факт, что их не обнаружили, говорит лишь, что средства маскировки у кораблей Альянса превосходят имеющиеся в распоряжении Нового Монако радары.
        Что же, княгиня умела принимать решения, в том числе и рискованные. Может быть, не всегда правильные, но быстрые. Флотские ее уважали еще и за это. И пускай решение против всех законов тактики! Флоту - рассредоточиться! С этого момента каждый корабль начинает прорываться только его капитану ведомым (и буквально минуту назад выбранным) курсом. А звездолетов тех с полсотни. И вот с этим никакой аналитик уже не справится, да и кораблей, чтобы перекрыть все векторы отхода, им не насобирать.
        А еще довольно сложно понять, какой из пяти однотипных крейсеров искомая княжеская яхта. Не то чтобы правительница далеко не бедной планеты была так уж равнодушна к роскоши, но и фетиша из нее не делала. А потому все вмешательство в конструкцию звездолета ограничилось несколькими каютами, превращенными в ее персональные апартаменты. Соответственно, внешний вид и характеристики на радаре остались прежними. Разберись, кто есть кто, попробуй.
        В общем, они прорвались. Кому-то не повезло. То там, то здесь периодически вспыхивали яркие звездочки коротких, будто удар молнии, поединков, и кто вышел из них живым, а кто поплыл дальше грудой искореженного металла, оставалось лишь гадать. Но «Геркулес» проскочил и, казалось, смог оторваться от погони. Увы, только казалось.
        Их перехватили на втором прыжке, и возле безымянной, удостоенной лишь номера на звездном атласе, звезды, в нетоварищеском матче встретились две решительно настроенные команды. Со стороны Альянса выступало три эсминца типа «Перкинс». Встречающая сторона была представлена крейсером «Геркулес» типа «Фламинго», который, в свою очередь, являлся экспортной версией дальних рейдеров типа «Крым». С учетом того, что строили конкретно эту партию кораблей не для безликого покупателя, а для государства дружественного, она несколько отличалась от аналогов, поставляемых странам «третьего мира». В лучшую сторону, разумеется. И, само собой, «Геркулес» заметно превосходил любого из нынешних противников. Но их все же было трое, и за штурвалами сидели отнюдь не трусы…
        «Геркулес» отбился, но и только. Поврежденные его огнем эсминцы отстали, то ли не рискуя больше связываться с решительно настроенным и неожиданно кусачим противником, то ли просто слишком занятые латанием дыр. Но отследить курс они были вполне в состоянии, вероятностных кривых получалось совсем немного, и для флота Альянса перекрыть их все не составляло труда. Стало ясно: уйти им не дадут.
        И тогда командир крейсера принял отчаянное, но при этом наверняка неожиданное для врагов решение. Пройдя через систему Беты Тритона, он сбросил свою пассажирку в спасательной капсуле, рассчитывая, что она доберется до обитаемой планеты и совершит посадку четко в заданных координатах. Почему он решил, что княгине здесь помогут? Что за вопрос? Имперская разведка многое могла и умела, в том числе обзаводиться своими людьми у штурвала борта номер один соседнего государства. Так что княгиня отправилась своим курсом, а крейсер - своим. Вряд ли ему удалось скрыться, но из системы он ушел точно. И гнавшиеся за ним с отставанием буквально в пару часов крейсера Альянса тоже проскочили мимо Большой Амазонии, не задерживаясь.
        Драгош, резидент имперской разведки, принял свалившийся ему на руки «подарок» судьбы с распростертыми объятиями и матерными мыслями. Княгиню он спрятал, разумеется, но что делать с ней дальше, решительно не представлял. Хотя бы потому, что выйти на связь с Империей не мог - по случаю чрезвычайного положения, введенного, кстати, по причине событий на все том же многострадальном Новом Монако, системы дальней связи были заблокированы службой безопасности компании, выкупившей права на разработку недр планеты.
        В результате гостья застряла на неопределенный срок и, вот незадача, могла принести Драгошу как преференции по службе, так и проблемы вплоть до летального исхода. Учитывая же, что слухи по базе поползли практически сразу, как-никак свидетелей посадки капсулы хватало, вопрос обнаружения княгини и, соответственно, взятия ее под стражу и выдачи Альянсу, был делом времени. Драгош еще и потому обрадовался гостям, что выхлоп их кораблей идеально замаскировал след от посадки капсулы. Тот самый, который недавно увидел Камнеедов. Но сегодня он узнал, что к нему собирается выезжать инспекция службы безопасности. Радовало, что эти умники, не иначе как из корпоративного самомнения, отстроили себе персональную базу. В стороне от производственных, чтоб, значит, лишний раз не облучаться. Увы, реально это давало лишь несколько часов форы, и Драгош сделал единственное, что мог - отправился поговорить с гостями, благо свою принадлежность к Империи они не скрывали.
        И вот здесь его ожидал крутой облом. Изначально он в успехе миссии не сомневался, просто не слишком жаждал давать поручение незнакомым и, чего уж там, непроверенным людям. Однако в Империи давным-давно мирно уживались две взаимоисключающие вроде бы традиции - по поводу и без оного выражать недовольство действиями спецслужб и приходить им на помощь при первой необходимости. Так что - помогут, никуда не денутся, логичный и обоснованный вроде бы ход мыслей. И неожиданное появление коллеги с собственными целями и планами.
        Договориться договорились, ремонт «Ориона» заканчивали прямо-таки ударными темпами, и тогда же на борт прибыла княгиня. Нестарая еще женщина. Высокая, с отличной фигурой, правильными чертами лица и без малейшего намека на седину в платинового оттенка волосах. Чувствовалось в ней то, что называют породой. Той самой, которая не появляется сама по себе, а культивируется поколениями храбрых, умных и решительных предков. Конкистадоров, если хотите - тех, кто ради презренного металла и моральных убеждений готов расковырять любого врага. А может, тут дело просто в ассоциации - княгиня происходила из семьи потомственных военных, это не скрывалось. И даже то, что она была не «при параде», ничего не меняло. Интересно было бы, кстати, посмотреть, как она выглядит на приеме или балу. Сейчас же все куда прозаичней и функциональнее. По случаю нестандартных раскладов вместо роскошной прически обычный «хвост», делающий княгиню похожей на учительницу, строгую, но справедливую. И комбинезон, опять же, стандартный, причем, судя по тому, как женщина его носила, такого рода одежда для нее отнюдь не была табу. Вещей с
собой минимум, ну да это ожидаемо.
        Драгош (интересно, кстати, настоящая это его фамилия или оперативный псевдоним) улетать с ними отказался. Сказал - отбрехается. В конце концов, заявит, что сам хотел, в обход не ловящей мышей охраны, сдать дамочку и получить за нее награду. Дело житейское, чего уж там, есть шанс отделаться дисциплинарным взысканием. А потом русские прилетели, сунули лучемет под нос, запугали… Свидетелей, кстати, масса! По мнению Камнеедова, история выглядела шитой белыми нитками, но хочет человек рискнуть - пусть его. Чужие игры волновали недавнего пирата в последнюю очередь, тут самому бы выкрутиться. Именно такой, простой и понятный ход мыслей, и логичное его завершение - приказ готовиться к отлету, вот только стартовать им не дали.
        В тот день Камнеедов изменил свое мнение об умственных способностях частных гестаповцев. С небрежно-пренебрежительного на вполне неприязненно-уважительное. В его глазах - высокий статус. Хотя бы просто потому, что прибывший шеф охраны этой поганой планеты действовал вполне адекватно. В свете имеющейся у него информации, разумеется. К несчастью для него, далеко не полной.
        Вместо того, чтобы долго и мучительно тащиться сюда наземным транспортом, а потом соблюдать формальности, он собрал ударную группу и, не тратя время на разговоры, просто врезал по закрывающему базу силовому полю, разом перегрузив его. Защита не была рассчитана на противодействие четырем ботам военного образца, и вырубилась. Чтобы запустить ее снова, требовалось всего-то перезапустить систему. Ничего страшного, три минуты на все про все, местное зверье и охнуть не успеет. Но за это время боты успели пройти внутрь периметра и приступили к высадке десанта. А потом ударили пушки корвета.
        Очень похоже, главный местный стрелок по тарелочкам банально не ожидал, что русские захотят вмешаться. Позиция Империи в случае любого внутреннего конфликта у соседей, описывалась словами классика: «Я никому не мешаю топиться, если этим он не мешает мне»[23 - А. Беляев. «Человек-амфибия».]. Тем более у одного корабля полуразобран двигатель. И совершенно не учел (да чего уж там, в страшном сне не мог представить), что русские, во-первых, пираты, а во-вторых, в доле.
        Вооружение на корвете слабенькое. В принципе, и неудивительно - назначение этого корабля не предусматривает участия в полноценном эскадренном бою. Сопровождение конвоев, патрулирование, борьба с пиратством… Для подобных задач достаточно и малокалиберной артиллерии. Но если в космосе орудия корвета не впечатляют, то по меркам планеты их возможности - ой-ой! И тут больше проблем в том, чтобы не разнести все вдребезги и пополам - любая наземная система защиты гарантированно не выдержит артиллерийского удара. Предназначенные для того, чтобы рвать броню кораблей, системы вооружения корвета попросту не заметят препятствий.
        Орудия сказали «Умпф-ф!», и плазменные шары прочертили в плотной атмосфере огненные тоннели. Пять процентов мощности, с помощью старых управляющих контуров «Викинга» меньше просто не выставить. Пространство, где высаживался десант, моментально затопило слабо шевелящееся, абсолютно инфернального вида море огня. А когда оно опало, не осталось ни противника, ни его ботов. А заодно и забора, отгораживающего базу от окружающего ужаса.
        На этом, в принципе, война и закончилась. Частная охрана неплохо умеет «держать и не пущать», при нужде может навести порядок среди безоружной (ну, или плохо вооруженной) толпы. Но набранная в основном из отставных полицейских, к драке с превосходящим противником она просто не подготовлена. Ни по вооружению, ни по обученности, ни по морально-волевым качествам. И это не вопрос личной храбрости - просто их этому не учили. Когда одним махом «сдувает» девяносто процентов личного состава, это… как бы сказать помягче… немного деморализует.
        Обезоружили их в считанные секунды. А потом к кораблю подбежал и отчаянно забарабанил в люк рукоятью пистолета Драгош. Разумеется, звукоизоляция не пропускала лязга металла, но внешние камеры и динамики донесли их до экипажа корвета во всей красе.
        - Что вам еще? - мрачно поинтересовался Камнеедов, выбираясь из корабля. Драгош что-то заговорил в ответ, отчаянно жестикулируя. Перемазанный копотью и какой-то серовато-желтой дрянью, он производил впечатление воинственное и комичное одновременно. - Связь, связь включи, балда. Микрофон!
        То ли Драгош правильно интерпретировал постукивание кончика пальца по шлему напротив виска, то ли просто сообразил, что с выключенной системой связи его не услышат, но радио, наконец, заработало. Голос хорвата звучал хрипло, то ли от злости, то ли от усталости, а смысл его воплей до Камнеедова дошел не сразу.
        - Что вы наделали, гады! - орал резидент бешено, с истинно южным темпераментом жестикулируя и размахивая пистолетом. - Вы, уроды! Что вы натворили!
        - Решили твою проблему…
        - Решили? - голос Драгоша сорвался на визг. Хриплый визг звучал необычно - в далеком детстве Камнеедову доводилось проходить летнюю практику в животноводческом комплексе. Там он поучаствовал в том числе и в кастрации поросят. Так вот, они верещали мелодичней. - Да вы нас всех убили!
        - Да кого мы убили, придурок? У тебя проблемы с администрацией возникнут? Так вали все на нас. Мне плевать, что здешние шестерки будут думать о моих манерах.
        - Да при чем тут администрация? - возопил Драгош, импульсивно вдевая руки к небу. - С ними я как-нибудь и без вас разобрался бы. Вы нас просто убили. В буквальном смысле. Всех!
        - Это когда?
        - А вы глядите, что натворили!
        Камнеедов посмотрел в направлении, куда собеседник махнул рукой. И что? Ну, выжгли участок земли. Заборчик, правда, слегка поцарапали. Еще недавно толстые стальные плиты создавали иллюзию неприступности, однако сейчас в их ровном ряду зиял впечатляющих размеров пролом. Но, опять же, разве это повод для паники?
        Как оказалось, вполне себе повод. Забор не просто огораживал территорию, хотя и это тоже. Куда важней, что он служил опорным контуром силового поля. И если противник, прорвавшись внутрь, лишь «выбил пробки», неприятность из серии «меньше, чем ничего», то Камнеедов, махнув рукой от всей широты души, разом лишил базу защиты от местной живности. Которая, к слову, уже оправилась от контузии и рези в глазах после плазменных ударов, и теперь деловито принюхивалась к происходящему внутри периметра.
        Дальше понятно, в принципе. Если зверье окажется внутри, то подойти к забору для его восстановления уже не получится. Персонал окажется намертво отрезанным от внешнего мира, в том числе и от складов, которые какая-то умная голова разместила вне основного купола. Запасов продовольствия едва на неделю… Правда, на взгляд Камнеедова, все не было так уж страшно. Шахтеры здесь живут, или почему? В конце концов, брутальные мужики вполне способны поиграть в сафари, пока аварийная бригада восстанавливает периметр. Или, как вариант, можно прокопать туннель к складам, что называется, снизу. Пребывающий в легком шоке Драгош, скорее всего, просто не подумал об этой возможности. Хотя, конечно, облегчить ему жизнь не потребует особых усилий.
        Когда он объяснил свой план товарищам (и все тому же Драгошу, приглашенному в корабль), они лишь плечами пожали. Разве что Смит, впитавший немного больше западных «ценностей», чем остальные, печально вздохнул:
        - Нам экологи головы оторвут…
        - Жень, в задницу экологов и экологию. В задницу, ясно? Людей спасать надо. Так что готовимся к старту…
        - О-ох… И все же экологи…
        - А что бы ты с ними сделал?
        - Да прикопал бы рядом.
        - Во-от, правильно мыслишь. Надо тебе еще парочку помощников найти - и все, так рождается СС.
        - Я с Фрэнком поговорю, - глубокомысленно кивнул Смит. - Думаю, он согласится…
        - Прилетим к нам - обратись по инстанции. Глядишь, дело найдут. Геноцидом, к примеру, заниматься.
        - Геноцид - это же… - пискнула Кими и испуганно замолчала.
        - Это ты зря, зря, - усмехнулся Камнеедов. - Геноцид, конечно, штука своеобразная, но иногда важная и нужная. Грамотно провести геноцид - это целое искусство. Мало кто им владеет. Британцы - те да, владеют, и неплохо. Янки тоже… а вот немцы уже не могут, слишком у них все получается грубо и прямолинейно. Низкий класс, топорная работа. И у нас никогда толком не получалось, да. Если честно, и не пытались особо, хотя иной раз думаю, зря. Один плюс - от скуки не умрешь. Есть над чем работать. А ты, кстати, что здесь делаешь? А ну, брысь в каюту. И вы, княгиня, тоже идите к себе и пристегнитесь.
        Девчонка исчезла, будто ее ветром сдуло. Княгиня ушла с гордо поднятой головой и выражением на лице «не больно-то и хотелось». Пилот со штурманом переглянулись и заржали, а Изабелла, не долго думая, плюхнулась в свое кресло и застегнула ремни - уж больно многообещающими были взгляды этой парочки…
        Пока шел этот небрежный треп, руки делали свое дело, что называется, на автомате. Щелкали тумблерами, проверяли аппаратуру, а в темных недрах машинного отделения зарокотал, просыпаясь и выходя из холостого режима, главный реактор.
        Дальнейшее было просто, как все гениальное. Корабль просто сделал круг вокруг базы. Автопилот с ювелирной точностью выдержал маршрут и высоту, а планетарный двигатель, работая в режиме расфокусировки, оставил под местом пролета выжженную полосу шириной в пару километров… Почва спеклась до состояния стекла, что гарантированно предотвращало любую попытку местной живности приблизиться к базе по этому раскаленному полю в течение ближайших нескольких часов. За это время аварийная группа в комфортных условиях восстановила периметр, так что база вновь укрылась от внешних поползновений. И единственное, о чем Камнеедов жалел, это о необходимости застрять тут еще на сутки - двигатели после работы в режиме дезинфекции пришлось настраивать по новой, да и топливом догружаться. Впрочем, это было мелочью, которую можно перетерпеть.
        На борту корвета было тесно. Княгиня заняла каюту Смита, тому пришлось перебраться в капитанскую, на верхнюю полку. Черт знает что, конечно, но не в трюме же селить гостью, а штурман должен жить рядом с рубкой, это аксиома. Так что получился даже не корабль, а какой-то цыганский табор.
        Тем не менее космос принял их в свои объятья очень мягко. Даже, можно сказать, ласково. Хорошее предзнаменование. Это, конечно, бред и субъективное ощущение, но опытные, налетавшие не один год космонавты относятся к нему без малейшей усмешки. И вообще, приметам надо верить, это показания приборов стоит проверять.
        - Тяжко придется мужику, - задумчиво прокомментировал Камнеедов, глядя, как медленно уменьшается на экране изображение оставленной планеты. Пейзажи ее, что с поверхности, что с орбиты, что сейчас, когда они уже выходили к границам системы, вызывали лишь одно желание - срочно продезинфицировать все, желательно ядерными бомбами. Чай в огромной, пол-литровой кружке приятно грел ладони, и кают-компания сегодня казалась на удивление уютной.
        - Драгошу?
        - Ну да, - ответил он, удивленно поворачиваясь. Княгиня, расположившись на диване, задумчиво позвякивала ложечкой в своем стакане. Потом без малейшего намека на пренебрежение плебейской кухней взяла эклер, только-только испеченный Кими, с заметным удовольствием его сжевала. Она вообще была очень простая в общении тетка, не скажешь даже, что княгиня.
        - Не стоит за него беспокоиться. Во-первых, этот пройдоха отбрехается от кого угодно. Думаете, у него истерика была? - женщина криво усмехнулась. - Ха! Он просто спровоцировал вас на решение проблемы. А во-вторых, это был его собственный выбор и его собственный риск.
        - Зачем это ему?
        - Зачем? Я по кое-каким обмолвкам могу уверенно сказать: в чем-то этот умник здорово проштрафился. За это его и запихали в задницу мира. А тут - шанс реабилитироваться! Так что пусть отрабатывает.
        - Вы говорите прямо как профи.
        - Молодой человек, если бы вы управляли страной, давно бы поняли, что надо разбираться, хотя бы в общих чертах, практически в любом вопросе. И не давать слабины. Я вот дала…
        Княгиня замолчала, уставившись в кружку с чаем, будто хотела увидеть в темной жидкости ответы на все вопросы мироздания. Потом вздохнула:
        - Я буду вам очень признательна, если по окончании вашей миссии вы меня забросите к Серову.
        - Э-э…
        - В королевство Темных миров, если вам так понятней. Помогут, все же не чужие.
        - А почему не в Империю?
        - У нее чересчур много договоренностей, условностей, да и вообще, слишком массивная государственная машина раскачивается медленно. В этом плане с ребятами куда проще, они в бюрократии не погрязли.
        Судя по тону, отношения между княгиней и правителями королевства и впрямь были неформально-приятельскими. Не врали, получается, слухи. Но развивать тему женщина не стала. Вместо этого в очередной раз окинула взглядом кают-компанию, как-то ностальгически вздохнула. Подошла к экрану, вполне профессионально защелкнула клавишами настройки, желчно усмехнулась:
        - Ага, вот и кавалерия.
        Действительно, кавалерия. Тяжелый крейсер «Аляска», очень узнаваемый, поскольку его в свое время построили в единственном экземпляре. Тогда военные Альянса в очередной раз увлеклись идеей универсальных кораблей. Вот и родили… нечто. Для обычного тяжелого крейсера слишком большой, дорогой и тяжеловооруженный. Для полноценного линейного - недостаточные защита и калибр орудий. Дальность хода, пожалуй, даже чрезмерная, для страны, имеющей многочисленные военные базы, разумеется. Но в то же время недостаточная динамика разгона для уверенного перехвата более легких собратьев. В общем, как это часто бывает при попытке совместить несовместимое, на выходе получился непонятно как подвешенный между классами звездолет, назначение которого, похоже, осталось загадкой даже для его создателей.
        К чести тамошних адмиралов, мозги они не пропили, и, как только разобрались, что за «шедевр» им впарили, послали создателей прототипа в дальние далека, отменив строительство серии этих монстров. Крейсер «Гуам», построенный едва наполовину, срочно перепроектировали в легкий авианосец. Тоже так себе корабль получился, но ему хотя бы смогли найти место для применения. Остальные, едва заложенные «Гавайи» и «Филиппины», разобрали прямо на стапелях - вышло дешевле, а еще два даже не стали закладывать.
        Но что делать с уже построенным кораблем? Его вертели, как того ежика, которого и укусить больно, и выкинуть жалко. В результате какое-то время корабль обслуживал экспедиции, благо дальность хода и вместительные трюмы для этого подходили неплохо. Вот только, посчитав расходы, руководство очень быстро пришло к выводу, что использовать такого монстра в качестве вооруженного транспорта как-то не слишком выгодно. В результате корабль куда-то убрали, и найти его можно было разве что в каталоге, с комментариями о незадачливом курьезе. Шансов встретить его здесь вообще не наблюдалось. Тем не менее вот он, спешит к планете…
        - А не кажется ли вам, - Смит, до того молча сидящий в своем кресле, задумчиво скрестил пальцы, - что они идут туда же, куда и мы?
        - Думаешь? - повернулась к нему сидящая по соседству Изабелла.
        - Подозреваю. Смотрите сами. Хорошо вооруженный корабль с огромной дальностью хода. Идет курсом, очень близким к нашему. Сейчас направляется к Амазонии, ну да это и понятно. Сигнал получил и как ближайший свернул… Тем не менее я опасаюсь того, что могу оказаться прав. В схватке с ним нам ничего не светит. И, откровенно говоря, заболтать его командира мы тоже не сможем - на такие миссии ставят людей, к панике не склонных. Да-да, Изабелла, не смотри на меня такими изумленными глазами, в наших краях серьезных военных тоже хватает.
        - А вы… - удивленно повернулась к нему княгиня.
        - Теперь я гражданин Империи, - отозвался штурман, умолчав, правда, что в законную силу оно вступит лишь после того, как они выполнят свое спецзадание и он побывает в этой самой Империи, оформив соответствующие документы. Впрочем, это была маловажная подробность. Княгиня лишь кивнула удовлетворенно. - Однако же нам отсюда стоит валить, и побыстрее. С крейсера нас наверняка засекли.
        Действительно, если уж они видят «Аляску», то радары крейсера, куда более мощные и совершенные, наверняка позволили его командиру рассмотреть два стремительно разгоняющихся корабля во всех подробностях. Они, в конце концов, не дальние разведчики с их мощными системами подавления, и скрыться от нескромных взглядов не получится. Это не опасно - они уже разогнались до половины прыжковой скорости, крейсер далеко. И все же не стоит щипать судьбу за усы. Камнеедов сбросил приказ на «Орион», и хвосты пламени позади кораблей удлинились. Динамика разгона ощутимо увеличилась, как раз до того предела, когда режим еще не перегружает маршевый двигатель. Выигрыш - пара часов, не более, однако в таких играх никогда не скажешь, что будет стоять между тобой и смертью. Может, эти самые два часа. И к тому моменту, когда они совершили прыжок, крейсер только-только оторвался от планеты и начал разгон…
        Прыжок на этот раз получился тяжелым. Мало того что практически на пределе возможностей и корабля, и штурмана, так еще и гиперпространство взбрыкнуло, подкинув Смиту задачку аж на восемнадцать измерений. То ли причиной была какая-то местная аномалия, то ли возмущения, возникшие при синхронном броске сразу двух кораблей на ничтожном, по космическим меркам, расстоянии друг от друга, но пришлось ему тяжко. При таком количестве пляшущих, словно карась на сковороде, переменных практически невозможно было проложить стабильный курс, и коррекция требовалась каждые полчаса, и иногда и чаще. Смит, мрачный, как обожравшаяся крахмала лошадь[24 - А кто не понял, может сам попробовать и посмотреть на результат. Незабываемые ощущения гарантированы.], намертво засел в своем кресле, чередуя кофе с химическими стимуляторами. Лекарства были в аптечке, просроченные, но по факту имеющие практически неограниченную годность. Кофе штурману носили все, по очереди, и даже княгиня не отлынивала от работы. В общем, полет проходил весело.
        Но по большому счету, кроме мелкой эпизодической помощи и моральной поддержки штурману, заняться во время гиперпрыжка было нечем.
        Такова специфика дальних перелетов: если корабль исправен, то особых нагрузок нет. Избыток свободного времени - главный бич экипажей. На крупных военных кораблях все решается просто: устав, четкий распорядок дня, план военной подготовки, спортзалы и замполит, которого никто не любит, но от которого, по факту, много пользы. Главное, чтобы от скуки народ не взбесился.
        На малых кораблях, вроде тех же корветов, с досугом несколько сложнее. Никаких тебе спортзалов, места вообще мало. Зато и экипажи таких кораблей, как правило, офицерские. Совсем иной уровень образования и мотивации позволял неплохо справляться с проблемой. Но здесь и сейчас вместо тщательно подобранного, в том числе на психологическую совместимость, экипажа была сборная солянка, буквально сидевшая друг у друга на головах. Впрочем, не смертельно, можно и потерпеть, так единодушно решило общественное мнение. Оставалось лишь воплотить это решение в жизнь, чем каждый по мере сил и занимался.
        Камнеедов в этот раз убил кучу времени, играя в шахматы. Что интересно, несмотря на обилие виртуальных игр, старые добрые шахматы, шашки и прочие домино отнюдь не канули в Лету. Наверное, есть что-то магическое в щелканьи увесистых, отполированных фигурок по материальной доске. А после того, как вывод на орбиту груза превратился из болезненного расчета каждого грамма полезной нагрузки с отсевом всего лишнего и непрофильного в нестоящую внимания банальность, они намертво прописались в кают-компании любого звездолета. Вот и устраивали люди порой целые турниры - занятие не хуже любого другого.
        Конкретно в этот раз выбор пал на старинную индийскую игру, и командир «Викинга», уверенный, что в отсутствие штурмана сделает всех, был посрамлен по очереди вначале Изабеллой, потом княгиней ну и, на финал, Кими - девчонка, как выяснилось, неплохо играла, и не воспринявший ее всерьез Камнеедов пролетел со свистом. Это было обидно, и не спасал даже тот факт, что все вокруг искренне поверили: он поддался. Себе-то врать не стоит - переоценили вы, товарищ офицер, свои силы, зарвались - и получили по мозгам. Сам дурак, это и портит настроение.
        В общем, пользуясь тем, что каюта сейчас свободна, он отправился к себе, вооружился планшетом и принялся оценивать новинки, скачанные на Карбункуле. Очень удобно, когда технологии позволяют с минимальными усилиями в совершенстве овладевать чужими языками. А овладев ими, книги читаешь в оригинале, да и фильмы смотришь тоже. Это позволяет оценивать нюансы, которые при переводе банально исчезают. Так что, разочаровавшись в собственных талантах, Камнеедов принялся совершенствоваться в языке, подогревая энтузиазм небольшими порциями коньяка.
        Вообще-то в полете не положено, однако, во-первых, они формально не были военным кораблем (во всяком случае, с точки зрения закона, полагающего необходимым соблюсти для этого кучу условностей), а во-вторых, нарушать по мелочи правила - традиция, что важнее, порой любых писаных документов. Вот и засел он, лелея свое уязвленное самолюбие и против воли прислушиваясь к доносящимся из кают-компании через полуоткрытые двери негромким, но азартным репликам - там в жаркой схватке сошлись за шахматной доской княгиня и агентесса, и ни одна не хотела уступать.
        Дверь с шелестом отошла в сторону, пропуская Кими, и вновь закрылась, на сей раз окончательно, наглухо отрезая их от остального звездолета. Девчонка, затянутая на этот раз в нечто вроде брючного костюма, но со штанинами такими широкими, что они запросто сошли бы за юбку (причем каждая), плюхнулась напротив Камнеедова, в рабочее кресло, и мурлыкнула:
        - Нашего бравого капитана мучают комплексы? Наш капитан расстроен? Ему помочь?
        Каким образом она переместилась Камнеедову на колени, тот даже не понял, уж больно стремительным и слитным было движение. Затем откуда-то из глубины души поднялась волна бешенства, мгновенно затопившая сознание. Камнеедов резко встал, стряхнув девчонку на пол, и чувствительно приложился макушкой об верхнюю полку. Обычно боль протрезвляет, но не в этот раз. Подхватив Кими за шиворот, он вздернул ее вверх, держа на вытянутой руке так, что ноги не касались пола, и прорычал ей в лицо:
        - Ты что, дура, совсем охренела?
        Он был страшен в этот миг. Не столько даже сам, сколько таким вот резким переходом от сдержанного, ироничного, спокойно-веселого, бодро-пошловатого, какого угодно, в общем, но всегда контролирующего свои эмоции человека в рычащее чудовище. Сейчас он орал так, как давно уже ни на кого не кричал, тряс девчонку как грушу, и на финал просто выволок ее из каюты. Пронес по коридору, не чувствуя веса, распахнул дверь в трюм, служивший недавно местом перелета для Мари с Клаусом, и швырнул ее внутрь. Закрыл, наглухо заблокировал и, шипя от злости, направился обратно.
        Кают-компания встретила его тишиной и напряженными взглядами. Ни на кого не глядя, Камнеедов брякнулся в кресло, с усилием растер щеки, и так пылавшие, словно факелы, то ли от бешенства, то ли от стыда. Поднял глаза и неожиданно для себя самого чуть жалобно попросил:
        - Люди, у меня проблема. Помогите, а?
        Дальнейший разговор проходил уже в рубке - чтоб, значит, Смит тоже понимал, о чем речь. Зачем ему это? Да потому, что все равно начнет вопросы задавать. Тем более, давно уже подшучивает - замечает, видать, неадекватность ситуации. Говорить о которой было, к слову, противно. А потому, раз уж не отвертеться, то проще один раз для всех, чем для каждого в отдельности.
        Хорошо еще, выслушали его не перебивая. Все же, несмотря на комичность, ситуация была и неприятной, и серьезной. Раздрай в экипаже может привести к поганым и непредсказуемым последствиям. Вплоть до летальных, кстати - у каждого срыв протекает индивидуально, и крыша едет по-своему. А потому говорил Камнеедов вроде и кратко, но в то же время стараясь не упустить ни единой мелочи. Впрочем, даже с мелочами рассказ получился минут на пятнадцать от силы. А потом Изабелла, не чинясь, как в детстве дала ему подзатыльник.
        - Все, успокойся и не переживай. Хотя ситуация и неприятная. Надо было девчонку еще на Бухаре куда-нибудь пристроить. Хоть на эскадру сдать под роспись, что ли.
        - Да знаю я. Не могу только понять, что на нее вдруг нашло.
        - А вот не надо было лекции по психологии прогуливать, сразу бы понял, что совсем не вдруг.
        - С тобой и прогуливал, - хмыкнул Камнеедов, вспоминая те дни с невольной, хотя и чуть заметной улыбкой. Изабелла повторила экзекуцию, скорее для проформы, села в свое кресло.
        - Вась, это уже маловажно. Бьюсь об заклад, ты и в своем училище тоже этот предмет едва-едва на тройку сдал.
        - От тебя ничего не скроешь, - Камнеедов вздохнул. - Ну, психология - это не мое.
        - Ну да. Мне бы шашку, да коня, да на линию огня…[25 - Л. Филатов. «Про Федота-стрельца…»] - процитировала Изабелла древнего, практически забытого ныне поэта. - А если бы приложил свои мозги к нужному месту, то сразу бы понял, что тут происходит.
        - Слушай, может, перестанешь всем полоскать мозги? - слегка разозлился Камнеедов. - Объясни уж мне, такому глупому, что происходит. Да и остальным тоже.
        - Остальные, полагаю, уже поняли. Я, конечно, тоже не великий психолог (ага, ага, подумал Камнеедов, так я тебе и поверил - наверняка в вашей конторе на совесть натаскивают), но здесь, скорее всего, расклады четко по учебнику. Уж больно картинка яркая. Классический стокгольмский синдром. Надо тебе объяснять, что это такое, или сам поймешь, Казанова ты наш случайный?
        - Не случайный, а опытный, - пробурчал Камнеедов, обдумывая информацию. - Так, стоп. Я чего-то недопонял. Стокгольмский синдром - это же по отношению к террористам? Ну, или похитителям, еще каким-то уродам… Я здесь при чем? Я ее не похищал, она сама увязалась. И вольна была покинуть корабль в любой момент.
        - Все правильно, захватил ее этот ваш Большой Али…
        - Он такой же наш, как и ваш, - не отрываясь от своего экрана, буркнул в ответ Смит.
        - Да плевать, хоть финский, - «успокоила» его Изабелла. - Да и неважно, кто там конкретно ее корабль потрошил и на койке девку раскладывал. Совершенно неважно. Просто она сейчас неосознанно переносит восприятие хозяина на тебя, Василий. Нюансы я сказать затрудняюсь, все ж тоже не мозговед со стажем, но про такие случаи нам рассказывали. Да и в методичках нечто подобное рассматривалось. Не такая и редкость, кстати.
        - Но почему на меня! - взвыл капитан.
        - Тут все просто, - на сей раз вмешалась княгиня, до того тихо сидевшая на откидном стуле у стены и с интересом слушая. - Она просто выбрала главного. И сильнейшего.
        - Вон, на Женьку посмотрите…
        Смит демонстративно шевельнул могучими плечами. Они на корабле уж точно были вне конкуренции и, вкупе с бритой головой, могли впечатлить кого угодно. Вон, Драгоша при их первой встрече уж точно заставили понизить громкость на энное количество децибел. Если уж кто и тянул внешностью на сильнейшего, так это он. Княгиня лишь усмехнулась:
        - Как я поняла из рассказа о ваших странствиях, первую часть пути он преодолел в криокамере, беспомощный, как младенец. Это накладывает определенный отпечаток. Да и потом, если честно, мы, женщины, руководствуемся в большей степени не разумом, а инстинктом. И, думаю, не ошибусь, предположив, что вы, капитан, здесь и сейчас можете справиться с любым?
        - Скорее всего…
        Смит в ответ лишь буркнул возмущенно, но смолчал - Камнеедов и впрямь, уступая ему физически, для рукопашной схватки был лучше подготовлен. Штурман есть штурман, десант есть десант, их просто учат разному и по-разному.
        - Ну, вот видите… Я вам так скажу: ничего мы сейчас сделать не сможем, проблема эта психологическая. В общем, или терпеть, или запереть ее в каюте, пока она чего не натворила. Или, как вариант, вы и впрямь можете ее использовать по прямому, так сказать, назначению, благо она сама не против. Да-да, капитан, и не смотрите на меня волком. Будет девка ощущать себя под вашим покровительством. Я все понимаю, но, полагаю, что это снимет остроту проблемы, хотя в будущем и усугубит ее. Но к тому времени мы сможем добраться до цивилизованных планет с нормальными докторами. Выбор за вами.
        - А не пойдете ли вы… далече? - мрачно спросил Камнеедов.
        - Думайте сами. И не надо считать меня чудовищем - политику часто приходится быть циничным, а то воспользуются его слабостью и сожрут. Меня от всего этого тоже воротит, но, согласитесь, это вы, не подумав, ухитрились повесить на свою шею проблему.
        Очень даже подумав, мысленно прокомментировал Камнеедов. Только немного о другом подумав. А вслух ответил:
        - Вы сказали - я услышал. Буду думать. А сейчас извините, пойду, подремлю. Мне тоже надо прийти в себя. Знал бы, что так получится - хрен бы согласился на этот полет…
        Несколько часов спустя, отдохнув и малость подлечив нервы (бутылка показала дно и отправилась в утилизатор), Камнеедов вошел в трюм. Кими лежала на откидной койке, свернувшись калачиком и спрятав лицо. На звук шагов подскочила, глядя на вошедшего красными, словно у кролика, заплаканными глазами. Капитан молча сел рядом, осторожно притянул девчонку к себе, взял ее за руки и сказал:
        - Вот что, Кими, ты меня извини за резкость. Я тебя не прогоню, не брошу и не обижу. Только давай отложим наш дальнейший разговор обо… всем до того, как вернемся. Неделя, может, две. Сможешь потерпеть?
        Та молча кивнула, уткнулась ему в плечо и самозабвенно заплакала. Так они и сидели минут десять, потом в дверях появилась Изабелла. Увидела, молча кивнула и так же молча вышла. Ну, хоть вопросов не задавала, и то неплохо…
        Выход из гиперпространства прошел штатно, хотя Камнеедов видел, как дрожали руки у Смита. Устал напарник, чего уж там. Ну да ладно, сейчас отдохнет и отоспится. Сориентировавшись в пространстве и определив, что прибыли они туда, куда и рассчитывали, штурман немедленно ушел. Туалет, душ, койка - здесь он был в своем праве. Сам же Камнеедов занял свое законное место и принялся озирать окружающее пространство. Надо сказать, оно впечатляло.
        Красный гигант занимал практически все пространство обзорного экрана. Разумеется, Камнеедов знал, к какой звезде они направляются, но одно дело знать, другое - видеть своими глазами. Мало того что жизнь его к таким звездам еще не заносила, так конкретно эта даже среди братьев по цвету выделялась запредельными габаритами.
        Естественно, живых планет вокруг не наблюдалось - все было простерилизовано жестким излучением до полного блеска. Во всяком случае, так утверждал отчет единственной побывавшей в этих местах экспедиции. Отчету было уже с полвека, и после того сюда никто не летал. Во всяком случае, официально, хотя каких-нибудь контрабандистов, военных, да и просто искателей приключений могло попутным ветром и занести. Тем не менее каких-либо данных об этом в архиве, переданном Верховцевым, не имелось, а значит, можно было считать, что они здесь если не первые, то вторые. Х-ха! Официально. А по факту еще как минимум одна экспедиция в системе побывала, не зря же рандеву назначили именно здесь.
        «Орион» шел параллельным курсом, на дистанции визуального контакта. Экипаж охотника сейчас отсыпался, лишь пилот бдел у пульта. Как оказалось, им досталось даже сильнее, чем корвету. Мало того, что количество измерений, сквозь которые звездолету пришлось на этот раз продираться, в их случае превысило два десятка (Смит честно признался, что не уверен в своей способности провести корабль через такое буйство стихии), так еще и отремонтированные вроде бы двигатели подкинули какую-то бяку. Какую именно, Фрэнк объяснять не стал. Лишь сообщил, что проблема решена, все нормально, однако же экипажу необходим отдых и без крайней нужды просьба не будить. Такое пожелание отвалить и не мешать стоило уважать, и потому связь между кораблями сейчас сводилась лишь к периодическому штатному обмену данными между системами навигации, проводящимися в автоматическом режиме.
        Двигались они неторопливо и аккуратно, тщательно обшаривая пространство вокруг радарами. Конечно, «Вайгач» должен был появиться здесь не ранее чем через сутки, но мало ли… К тому же навигация здесь хоть и не была сложной, но, скорее, теоретически. Исследовавшая систему экспедиция лишь констатировала низкую плотность астероидных потоков, но не стала тратить силы на то, чтобы детально их картографировать. Это было рационально и правильно, однако сейчас создавало некоторые неудобства. Впрочем, плевать.
        Откровенно говоря, если бы Камнеедов решил что-то спрятать, хотя бы даже тот же передатчик материи, то эта система была бы вполне подходящим местом. Просто потому, что здесь никто и ничего не стал бы искать - очень уж бесполезное по всем статьям место. А, с другой стороны, что мы знаем о тех, кто создал передатчик, самокритично подумал он. Может, это спруты с кремнием вместо углерода или черепахи, обожающие хлорную атмосферу. Кстати, на одной из планет атмосфера как раз сохранилась, хотя по всем канонам ее должно было «сдуть» звездным ветром. И была она вполне кислородной, хотя и не слишком пригодной для дыхания из-за токсичных примесей.
        Некоторое время в кают-компании просматривали голограммы - участники первой экспедиции не отказали себе в возможности побывать на поверхности этой планеты. И, разумеется, нащелкать изрядное количество снимков, больше из желания получить необычные кадры, чем по научной необходимости. Получилось интересно - на планете сохранились даже моря, правда, своеобразные. Вместо водорода - дейтерий. Опаленные скалы, редкие тучи, огромный красный шар светила практически на все небо… Вид красивый, немного инфернальный, но, как ни странно, не вызывающий даже намека на страх. Пожалуй, в иных обстоятельствах Камнеедов и сам не отказался бы взглянуть на эту картину собственными глазами. Но, увы, сейчас задача была иной - замаскироваться и ждать. Мало ли что случится дальше. Может, завтра им на голову вместо экспедиционного корабля свалится та же «Аляска». Или еще кто-нибудь - похоже, желающих наложить руку на чужое добро хватало. Те же британцы… Что-то не верилось, что тот наезд они учинили просто так, из любви к искусству. Устраивать же танцы со стрельбой никто не хотел просто потому, что противник наверняка будет
обладать немалым преимуществом в огневой мощи. Это же не они, идиоты, что за-ради секретности вместо ударного флота один-единственный корвет задействовали.
        А вообще, нелогично все это. И непонятно. Обычно Империя не стеснялась демонстрировать всем и каждому мощь своих флотов. По-хорошему, экспедицию должны были прикрывать десяток линкоров, не говоря уже о кораблях помельче. Да и не на транспорте ее отправлять. В конце концов, у «Управления Н», сиречь научного, имелись и специально для них построенные корабли. Те же линкоры, только в трюмах вместо помещений для десантных групп, оборудовались лаборатории. Не так комфортно, разумеется, зато безопаснее. И не надо говорить про режим секретности. В конце концов, для экспедиции могли проложить курс по необитаемым мирам. А что до баз, на которых можно дозаправиться, - так корабли снабжения еще никто не отменял. В общем, сложно, но можно. И то, что творилось сейчас, в представления Камнеедова о мире, космосе и тактике совершенно не укладывалось.
        Изабелла, похоже, тоже не понимала, иначе с чего бы у нее, как только женщине казалось, что никто ее не видит, становилось такое озабоченное лицо? Но на прямой вопрос, заданный Камнеедовым, она просто ответила, что не в курсе ситуации и выполняет приказ. С учетом того, что была она, как ни крути, мелкой сошкой, звучало правдоподобно. Вот только расклады не проясняло совершенно.
        Как вскоре выяснилось, ход мыслей Камнеедова был совершенно правильным. Во всяком случае, в плане неприятных перспектив. Они как раз успели замаскировать корабли, расположив их между звездой и небольшим астероидным полем, дрейфующем в опасной близости от кроваво-красного светила. Тонкий слой каменюк выглядел на диво жиденьким и несерьезным, однако мощное излучение звезды способно было исказить показания любого радара. Так что на экранах операторы будут видеть сплошную муть, вычленить в которой отдельные элементы - фантастика. Не самый худший вариант маскировки. Обратной стороной ее была необходимость находиться поблизости от звезды, получая свою порцию радиации, но их корабли были неплохо защищены, и сутки-другие можно было продержаться, не опасаясь последствий.
        Главное, враг не заметит, а своих и окликнуть можно. Впрочем, столь длительное изображение героизма и не потребовалось - буквально через пару часов после того, как они завершили маневры и зависли в пустоте, появились конкуренты.
        Вообще, обычно корабли выходят из гипера без каких-то особенных спецэффектов, однако то ли гиперпространство продолжало возмущаться наглыми людишками, дерзнувшими бросить вызов бесконечности, то ли гравитационное поле звезды внесло незапланированные искажения. В результате появление «Аляски» выглядело достаточно зрелищно. Вначале появилась маленькая светящаяся точка. Если бы специально не обшаривали пространство, хрен бы увидели. Потом вспыхнуло нечто похожее на полярное сияние, только пятном радиусом в полмиллиона километров. Ну и, на финал, все это изобразило невероятных масштабов взрыв, не сопровождавшийся, впрочем, какими-либо возмущениями, кроме световых. Через секунду космос вернул свой первоначальный вид, но радары уже нарисовали картинку появившегося на месте светопреставления звездолета. Как говорится, вуаля!
        Первым недоуменно поднял брови Смит. Сразу, как компьютер обработал данные, поднял - ну да ему и положено. Штурман все же. Да и флот Альянса знал, что называется, не понаслышке. Повернулся к остальным, задумчиво почесал челюсть и глубокомысленно изрек:
        - Это не «Аляска». Вот хоть убейте меня, другой корабль.
        - Сам вижу, - отозвался Камнеедов, недовольный тем, что его опередили. - Что там справочник говорит?
        - А хрен его знает, данных пока недостаточно. Но массогабаритные характеристики - сам видишь…
        Камнеедов видел. Звездолет превосходил американский суперкрейсер по массе в полтора раза, а по размерам почти вдвое. Серьезная дура. Сзади заинтересованно сунулась Изабелла:
        - «Вайгач»?
        - Нет, тот поменьше будет…
        Действительно, экспедиционный транспорт занимал промежуточное положение, будучи немногим крупнее «Аляски» и столь же незначительно превосходя крейсер массой. И то в снаряженном состоянии. В противном случае с пустыми трюмами, не несущий брони корабль, несмотря на размеры, был легким, словно тонкостенная бочка. Нынешний визитер напоминал, скорее, очень большой линкор, хотя каталог пока что молчал.
        - А ведь я его, похоже, знаю, - изрек Смит задумчиво. - Карбункул. Помните?
        - И что? - заинтересованно спросила Изабелла.
        - Те корабли, что зашли туда на огонек, - менторским тоном, словно преподаватель, объясняющий лекцию нерадивому студенту, объяснил Камнеедову штурман, - по характеристикам тождественны… или весьма похожи. Все, правда, с натяжкой, на такой дистанции, как там, чувствительность приборов… ну, сами понимаете. И все же очень похожи.
        Камнеедов внимательно разглядывал изображение. Деталей, конечно, было не различить, разве что общую форму корпуса. А она была обычной - так строили корабли практически везде. Пропорции могли отличаться, но общий подход единый. И что дальше? А ничего, только ждать. И, опять же, недолго.
        На этот раз обошлось без радуги. «Аляска» вывалилась из гипера, словно беременный дельфин, и практически сразу начала разгон. Неизвестный корабль тут же довернул, ложась курсом напересечку американцам. Не обменявшись сигналами, даже не тратя время на опознавание, обе стороны моментально начали бой, явно исходя из того, что своих здесь быть не может. Обмен залпами последовал уже через минуту.
        Силовое поле «Аляски» полыхнуло так ярко, что, казалось, в космосе зажглась новая звезда. На миг возникло ощущение, что корабль разлетелся на тысячу осколков, но защита выдержала - американцы знали толк в кораблестроении. Сказать про них можно много и разного, часто непечатного, но даже враги признавали: Альянс - страна грамотных инженеров. Да и работать они умеют, случись нужда, много и хорошо. И построенный на верфях этой страны звездолет с честью выдержал удар. А вот его визави - не очень.
        Никаких вспышек не было. Тем не менее удар американского корабля достиг цели, и атакующий почувствовал это на собственной шкуре. Несмотря на расстояние, его качнуло, на миг он даже отклонился от курса. Человеческим глазом вроде бы незаметно, однако приборы зафиксировали, как мотнуло гиганта. Камнеедов со Смитом переглянулись и дружно присвистнули. Было от чего. По всему выходило, что защита корабля - старье жуткое. Может, не по изготовлению, но по используемым физическим принципам точно. Уже лет пятьдесят защитные экраны поглощают, рассеивают, отклоняют удар - что угодно, главное, не передать его на корпус. И не передают до пробоя или полного истощения. Здесь же корабль явно словил хорошую динамическую плюху. И оставалось лишь посочувствовать экипажу - ему наверняка пришлось несладко.
        Впрочем, корабль почти сразу выровнялся, и бой продолжился в прежнем стиле. Две громадины шли друг на друга, обмениваясь ударами. И чем сильнее они сближались, тем точнее становился огонь и сильнее удары. Буйство энергий выходило знатное, и находящимся на корвете оставалось лишь радоваться, что бьют не их - «Викингу» хватило бы и десятой доли от залпа любого из поединщиков, чтобы превратиться в мелкодисперсную пыль.
        Защитное поле «Аляски» уже не вспыхивало - оно сияло непрерывно, только яркость менялась и пульсировала. Второй корабль непрерывно мотало, и курс его теперь более всего напоминал причудливый зигзаг, нарисованный пьяным художником. Тем не менее поле его держалось уверенно - похоже, генераторы имели воистину запредельную мощь. От Камнеедова не укрылось, как штурман страдальчески закусил губу, и его можно было понять - он явно болел за крейсер. И потому, что сам родился и вырос в Альянсе, и потому, что когда-то, сразу после училища, пару месяцев служил на этом корабле, стоящем тогда на приколе. Так что там сражались и, возможно, гибли пускай не друзья, но наверняка какие-нибудь хорошие знакомые, с которыми было немало спето и выпито. А он смотрел с безопасного расстояния и ничем не мог им помочь.
        А то, что американцы проигрывали, было ясно. Очевидно, те, кто посылал сюда этот корабль, не рассчитывали встретить противника со столь внушительным перевесом в огневой мощи. А еще командир «Аляски» неправильно выбрал тактику. Скорее всего, если бы он начал бой, выдерживая дистанцию, то имел бы преимущество. Если у противника столь архаичная защита, можно рассчитывать на то, что и все остальное не первой свежести. В первую очередь, системы наведения. А значит, есть шанс переиграть его с процентом попаданий. Но американский гонор подвел - не привыкли они, видишь ли, что кто-то может быть сильнее, вот и поперли буром. По слухам, даже имперских кораблей бояться перестали. Давненько их не били, а значит - скоро начнут. Нынешняя же стычка - так, первый звоночек.
        Вообще же, если откинуть в сторону высокие материи и прочую философию, следовало признать: ситуация для американцев складывается очень хреново. Поле у них еще держалось, но разорвать дистанцию они уже не успевали. Любой маневр с немалой долей вероятности приведет к его пробитию - тут все банально, двигатели оттянут на себя часть энергии, а защита и так на пределе. Стреляют они все хуже - сейчас из-за перегрузки что-то да проникает внутрь и, пускай броня еще гасит удары, радары и замкнутые на них системы наведения наверняка не могут нормально работать, да и повреждения наверняка уже есть. А чем ближе подходит неизвестный корабль, тем сильнее получаемые от него плюхи, так что получается классический замкнутый круг.
        Камнеедов вновь оглянулся на штурмана. Тот сидел, мрачно насупившись. Извини, Жень, ничего личного. Да и не смогли бы они вмешаться, даже если бы очень захотели. Или смогли бы?
        Он быстро склонился над пультом. «Аляска» явно выведена из игры - ускорение исчезло. Стало быть, вся энергия на поле, двигателям не остается ничего. А раз не тормозит - значит, скорее всего, маневровые двигатели отказали. С такими повреждениями не полетаешь. Второй корабль явно не имперский - на тех подобных генераторов защиты хрен найдешь. Имелись у Камнеедова смутные подозрения о том, кто использует такие. Они не враги и не друзья - так, конкуренты. И Альянс тоже - конкуренты. Стало быть, все в равном положении.
        Пальцы скользили над пультом. Данные по-прежнему косвенные, но выглядят обнадеживающе. Бой идет уже три часа, еще парочку американцы точно продержатся. За это время легкие, но быстроходные корабли вполне успеют их догнать. А главное, никто их не ждет. Есть шанс разобраться с незваными гостями. Камнеедов щелкнул клавишей связи:
        - Фрэнк. Фрэнки, ты меня слышишь?
        - Слышу, слышу, не глухой, - недовольно буркнули с той стороны.
        - Это хорошо, что слышишь. Вот, что я предлагаю…
        Вот чем хороши астероидные поля, так это своей обыденностью. Висит себе в космосе облако камней, и никого не заинтересует ситуация, когда из него что-то вылетает. Обыденность, у этих глыб траектории разные, плюс между собой они время от времени сталкиваются и меняют их в совершенно произвольном порядке. А тот факт, что два таких космических объекта не просто вылетели, а были разогнаны с помощью двигателей, надежно скрыло излучение звезды, дающей засветку на все типы радаров.
        Единственным минусом был тот факт, что разгоняться пришлось в условиях, далеких от комфортных. Выйдя за пределы астероидного поля, двигатели требовалось заглушить, иначе у противника имелись неплохие шансы засечь гостей и принять меры по их горячей встрече. А раз так, набрать скорость требовалось быстро. Соответственно, разгоняться пришлось на форсаже, и перегрузки, даже несмотря на надежные системы компенсации, были велики. Одно дело тренированные космонавты-мужчины и не так уж сильно уступающая им Изабелла. Да и на «Орионе» экипаж неплох. А вот Кими, еще практически ребенок, и княгиня, женщина не старая, но возрастом остальных заметно превосходящая, да и никогда специально не тренировавшаяся… В общем, им было тяжеленько.
        Камнеедов, с удобством развалившись в кресле, с едва заметной усмешкой вспоминал импровизированный военный совет. Он, конечно, капитан, но все же корабль у них боевой, но не военный. Больше того, если его обнаружат, то расстреляют, как пирата. И даже то, что они теперь пираты в законе, этакие имперские корсары, здесь и сейчас их не спасет. А значит, прежде чем лезть в пасть льва, надо разобраться, кто в этом будет участвовать, а кто - нет.
        Когда он довел до остальных расклады, первой отреагировала Изабелла. Сказала, ни к кому не обращаясь, задумчиво постукивая по столу кончиками пальцев:
        - Это может оказаться дорогой в один конец. Хотя выиграть можем… Не знаю. Можем очень многое, а может, и ничего. Ну, что скажете, джентльмены удачи?
        - Что скажем? - Камнеедов усмехнулся. - Ты правильно нас назвала. Правда, среднестатистическому пирату удача чаще требуется в бегстве, но… я бы рискнул.
        - Согласен, - рубанул Смит. - В конце концов, эта госпожа не оставит своих верных поклонников.
        - Угу. Одарит вас легкой смертью, - хмыкнула княгиня. - Решайте, мужчины. Я с вами при любых раскладах.
        - Вас мы можем высадить пока в спасательной капсуле…
        - Нет уж. В предпоследний раз, когда я высадилась так перед боем, упустила такого мужика, что до сих пор обидно.
        - Э-э…
        - Это было давно, - чуть мечтательно закатила глаза княгиня. - Я тогда была молодая и глупая, а он - капитан… Он тогда спас меня уже дважды и высадил, спасая в третий раз. А его самого в тот раз с того света вытащила совсем другая девчонка. Тоже молодая и глупая, зато храбрая. Ей главный приз и достался[26 - См. роман Space Quest.].
        - А в последний? - хмуро поинтересовался капитан.
        - Попала к вам на борт. Нет уж, хватит с меня приключений, в компании как-то спокойней.
        Кими лишь кивнула, соглашаясь. Что же, хочет девочка поставить жизнь на кон - ее право. Если она считает себя достаточно взрослой, чтобы играть во взрослые игры, то и риск будет делить со всеми. Вот так и порешали, разом сняв все вопросы. Как уж там со своими договаривался Фрэнк, оставалось лишь гадать, но от него сообщение о готовности пришло минут через пять, не более. Оставалось только сесть в кресла и пристегнуться, а потом запредельная перегрузка навалилась так резво, что стало больно дышать.
        Суть маневра, выбранного Камнеедовым, была проста, как булыжник, и столь же убойна. Чужие корабли сражаются, изо всех сил стараясь использовать свои козыри - скорость, маневр, вооружение и защиту. Маневра, равно как и скорости, точнее, динамики разгона они уже лишились - у американцев проблемы с двигателями, у их противников все силы уходят на то, чтобы удержать корабль на курсе. Остаются вооружение и защита. А значит, между ними и распределяется сейчас в основном энергия реакторов. И накачивается она в основном в переднюю полусферу. Во-первых, она принимает на себя удары, а во-вторых, нельзя быть сильным везде. Просто ресурсов не хватит.
        Итак, практически вся энергия идет на защиту от все еще отчаянно плюющегося огнем крейсера. А сзади уже не щит - так, пленочка, и прогрызть ее могут даже орудия корвета. Другое дело, с таким гигантом легкому кораблю в любом случае не справиться. Если, конечно, не знать, куда бить.
        Экипажи двух идущих в атаку корабликов знали, и очень хорошо. Все же до того, как стать асоциальными элементами, все они были офицерами далеко не самых худших флотов человечества. И в их головы было намертво вбито: наиболее уязвимые места корабля - дюзы их двигателей. Те самые, что сейчас остались без защиты. Разбей их - и корабль ты, конечно, не уничтожишь, но и летать он, что характерно, после этого будет медленно и печально. А стало быть, как боевая единица ценность представлять моментально перестанет, во всяком случае, здесь и сейчас. Главное, вначале успеть, а потом точно ударить, поскольку второго шанса им не дадут. И, разумеется, сбежать, потому что на нахалов просто обязана обрушиться вся огневая мощь вражеского корабля. Оставалось лишь надеяться, что фортуна и впрямь не оставит своих джентльменов в беде. Ну, или на легкую смерть, если удача врага окажется сильнее.
        Воистину, все познается в сравнении, клин вышибается клином и нет худа без добра. Права народная мудрость. Сейчас, когда ускорение, а вместе с ним и угнетающие перегрузки исчезли, тело ощущало лишь эйфорию. Так что, несмотря на то что самое вроде бы время нервничать, Камнеедов сидел расслабленно, с интересом наблюдая, как на экране растет туша чужого корабля с пылающими голубоватым огнем чашами отражателей. Хорошо подсвеченная цель в дополнительных корректировщиках не нуждается. Сам корвет шел исключительно по инерции, защитное поле отключено, двигатели на холостом ходу - все для того, чтобы себя раньше времени не обнаружить. Скрытность лучшая защита, и единственное, что они еще сделали, это стравили воздух из внешних отсеков. Можно было бы и полностью, но толку не было - от легких орудий такой страховки достаточно, а большой калибр разорвет корвет на куски хоть с воздухом, хоть без него. Так что не стоило создавать лишних неудобств для себя, любимого. Хватит и того, что они все сидят пристегнутые и в скафандрах.
        Откровенно говоря, сейчас от людей требовался лишь контроль на случай каких-либо незапланированных случайностей. Весь пакет программ давно в компьютере, он сработает куда более четко и качественно, а вот человеческой интуицией ни один искусственный интеллект не обладает. Так что контроль, контроль и еще раз контроль. Готовность в любой момент перехватить управление. И невероятное спокойствие, то ли просто от усталости и все того же перепада гравитации, то ли медицинская аппаратура, встроенная в скафандр, унюхала что-то не то и незаметно впрыснула в кровь какую-нибудь дрянь. Камнеедов искренне надеялся, что это не так - приходилось уже видеть, как люди дуреют от плещущейся в крови якобы безопасной химии. Впрочем, спокойствие перед боем - это скорее плюс, так что жаловаться он не собирался.
        Замерцал на пульте ярко-красный огонек сигнала. Всё, минутная готовность. Камнеедов со щелчком опустил на лицо «забрало» гермошлема, отсекая себя от внешнего мира. Теперь больше нет контакта напрямую, хотя, разумеется, это не значит, что его отделила от мира глухая стена. Многочисленные датчики скидывают информацию, слышны даже щелчки гермошлемов товарищей, а к компьютеру «Викинга» он и вовсе подключен напрямую. Теперь, если что, данные с компьютера можно выводить прямо на внутреннюю поверхность лобового щитка. Еще раз проверить ремни - порядок. Ну что же, господа офицеры, пожалуй, можно начинать.
        С практически недостижимой для людей синхронностью корабли выпустили за кормой длинные огненные хвосты и рванулись к цели. Перегрузка снова вдавила в кресло, но сейчас это ощущалось всего лишь как неудобство. Адреналин кипел в крови, и это в бою значило многое. И скачком выросла на экране их цель.
        Отражатели. Самая грубая, самая прочная и в то же время самая большая и незащищенная часть двигателя. Гигантские чаши, направляющие поток энергии, способны выдерживать поистине звездные температуры. Разрушить современные модификации из орудий корвета и охотника нечего и думать. Чего уж, бывали случаи, когда звездолет разлетался буквально в пыль, но отражатели летали в целости. Вот только Камнеедов и не собирался их уничтожать.
        Сами по себе отражатели - это всего лишь куски металла. Жестко закрепленные, они могут разве что тупо гнать корабль вперед. Маневровые двигатели имеют ограниченную мощность, и повреждение всего одного отражателя может в такой ситуации привести к полной потере управления. Именно поэтому должна быть возможность компенсировать выход из строя любого из них за счет соседних. А это можно осуществить, лишь сделав конструкцию динамической.
        Уже много веков отражатели военных кораблей монтируются на подвижных платформах, которые к внешнему воздействию куда более чувствительны. Другое дело, они хорошо защищены, в том числе и благодаря все тем же отражателям, перекрывающим кормовой срез практически наглухо. Но вот удар в упор, точечный, между чашами, выглядел столь маловероятным, что изобретать какую-то защиту еще и против него инженеры всех стран считали излишеством. Дорого и сложно. Вот только рядовые космонавты зачастую не разделяли их мнения.
        То, что случилось в следующие секунды, подтвердило, что космонавты-практики видят жизнь лучше инженеров-теоретиков. Два корабля, сумевшие под видом мертвых каменюк выйти на дистанцию атаки, стремительным броском сократили ее и, под отчаянные вопли (звуков, которые раздавались на чужом корабле Камнеедов, естественно, не слышал, но не сомневался в их громкости и эмоциональности) проворонивших атаку сигнальщиков, открыли огонь из всего бортового вооружения. А стрелять они умели…
        Воин в латах и с мечом сильнее человека с кинжалом. При одном условии - если тот, будучи храбр, решителен и не помешан на рыцарском кодексе, не подобрался вплотную. Это сложно, разумеется. Но если сумел и напал внезапно… Тогда укол стилетом в щель между доспехами страшнее медленно поднимающегося двуручника. Именно это сейчас и произошло. Внезапность удара, плюс тот факт, что работающие двигатели создавали вблизи чужого корабля массу помех, сбивающих прицел его собственным артиллеристам, сделали свое дело.
        В первый момент наблюдателям казалось, что ничего не произошло, и их отчаянный порыв пропал втуне. Однако затем огромная туша корабля начала вначале незаметно, а потом все быстрее и быстрее отклоняться от курса, раскручиваясь одновременно во всех трех плоскостях. Это, кстати, и спасло группу Камнеедова, сбив прицел запоздало открывшим огонь вражеским артиллеристам. Потом огненный смерч за кормой звездолета начал опадать, там глушили двигатели, но было уже поздно - импульс чудовищной мощи скомпенсировать не так-то просто, а броненосную громаду сложно раскрутить и не менее сложно остановить вращение.
        От кормы начали отлетать обломки. Ажурная паутина металлических балок и сервоприводов, которыми платформы с отражателями, собственно, крепились и управлялись, не выдержали артиллерийского удара и рывка от возникшей при развороте центробежной силы. Интересно было бы посмотреть на результат обстрела поближе, но такой роскоши Камнеедов и его бравая команда позволить себе не могли. Они сейчас улепетывали со всех ног, молясь, чтобы их не зацепило ответными залпами. И Великий Космос услышал своих верных адептов.
        На сильно поврежденном, но пока еще сохраняющем почти шестьдесят процентов огневой мощи крейсере «Аляска» смогли, наконец, перевести дух. По ним разом перестали стрелять. То, что это было связано с нарушением ориентации звездолета в пространстве и появлением более приоритетных целей, там в первый момент не сообразили. Лишь через пару минут кто-то из офицеров штурманской группы заорал, тыча пальцем в экран:
        - Отворачивают! Они отворачивают!
        Предположение было в корне неверным. Это командир «Аляски» и, по совместительству, начальник экспедиции младший контр-адмирал Карпентер понял сразу. Не отворачивают, а потеряли управление. И - тут он вначале не мог поверить своей удаче - не перестроили структуру защиты. Корабль разворачивался, подставляя «Аляске» не прикрытый силовым полем борт. Это был шанс, который нельзя упускать!
        Серьезный профессионал, которому приходилось за свою карьеру и гонять пиратов, и сражаться в нескольких полноценных битвах крупных флотов, побеждать, проигрывать, вылетать в отставку и возвращаться со снятыми обвинениями на прежнюю должность, Карпентер не умел одного - лизать задницы начальства. С точки зрения карьериста любой страны - огромный минус. Зато умение правильно, а главное, быстро принимать решения - это, несомненно, плюс, который позволил ему сделать вполне сносную карьеру, оказавшись, в конце концов, в рядах эскадры специальных операций. И это умение сейчас пришлось как нельзя кстати. Не медля ни секунды, адмирал отдал приказ - и выиграл бой.
        Крейсер на несколько секунд сбросил защитное поле, перенаправив все потоки от реактора к уцелевшим орудиям. Как к исправным, так и поврежденным, но способным сделать хотя бы еще один выстрел. И результат получился впечатляющим. Сосредоточенный залп проткнул ослабленное силовое поле врага, как бумагу, и вскрыл борт чужого корабля не хуже консервного ножа. Второй залп - куда слабей, но противнику уже нечем было сопротивляться - разорвал звездолет на куски. На этом, в принципе, бой был закончен.
        Только после этого Карпентер заинтересовался неожиданными союзниками, однако они, к его удивлению, не ответили ни на один запрос. Вместо этого корабль, идентифицированный как старый корвет русской постройки, из тех, которых в Империи уже и не осталось, вернулся к обломкам, некоторое время крутился рядом, а потом вновь развернулся и, в компании столь же старого британского звездолета, покинул систему. И хоть как-то повлиять на их решение Карпентер был не в состоянии - двигатели «Аляски» выдавали не более десяти процентов мощности. Последствия боя и перегрузки энергетических контуров, чтоб их… Оставалось лишь выругаться и заняться своими делами. И в первую очередь запихать в самую глубокую камеру смещенного адмиралом час назад со своего поста прежнего командира крейсера, попершегося в эту дурацкую лобовую атаку и в результате чуть их всех не угробившего. А то имелись у Карпентера весьма устойчивые опасения, что командора Милсса конвоиры случайно уронят, к примеру, в шахту лифта - едва не погибшие по его милости космолетчики были злы и отнюдь не всегда задумывались о последствиях своих поступков.
        - Ну, что скажете?
        Экипаж «Викинга» собрался в медотсеке, возле импровизированного медицинского стола, на котором лежало выловленное среди обломков погибшего звездолета тело. Зрелище было неаппетитное. Тело сильно пострадало при взрыве, да и пребывание в космосе в порванном скафандре не идет мягким тканям на пользу. Хорошо еще вскрывать его не требовалось, и так ясно, от чего погиб. Пока не требовалось, во всяком случае.
        Стоящие у стола мужчины и женщины, несмотря на разницу в возрасте, имели определенный жизненный опыт и видели в своей жизни разное. Трупами их уж точно было не запугать, и блевать никто не собирался. Кими по малолетству чуть побледнела, но и только. Княгиня смотрела с легким отвращением - еще бы, как неэстетично. Остальные же и вовсе не обращали внимания на такие мелочи - их куда больше волновало другое.
        - Я думаю, Китай, - без малейшей брезгливости ткнул пальцем в обезображенное лицо Смит. - Это все объясняет, и корабль, и внешность. Согласитесь, маловероятно, что мы выловили единственного находившегося у них на борту узкоглазого.
        - Очень похоже, - кивнула Изабелла. - Я в совпадения не верю.
        - Я видел случаи и похлеще, - Камнеедов пожал плечами и еще раз посмотрел на невысокого, коротконогого, мужчину плотного сложения с монголоидными чертами лица на столе. - Однако же китаец в китайском же скафандре… Да и поведение их техники все это вполне объясняет.
        Действительно, это все объясняло. Кто еще может втихую построить эскадру таких громадин? Только максимально закрытая от других, имеющая возможность установить строжайший контроль и цензуру и притом экономически достаточно внушительная страна. С другой стороны, китайцы вот уже тысячелетия не славились как изобретатели. Может, конечно, что-то у них интересное в мозгу и рождалось, но настолько редко и мелко, что остальные смотрели на них с изрядной (и заслуженной, к слову) толикой пренебрежения.
        Однако если в оригинальных разработках китайцы, безусловно, уступали ведущим государствам, то в массовом копировании (зачастую незаконном, хотя обычно они все же покупали лицензии) чужих прототипов они явно преуспели. Когда зарывались, правда, им чувствительно били наглые желтые морды, но узкоглазые каким-то звериным чутьем ощущали узкую грань, переходить которую чревато для здоровья, и старались ее не пересекать. Вот и получалось, что полноценная война обошлась бы дороже, чем тот вред, который они наносили воровством технологий. Поэтому их и терпели до поры, до времени. Вопрос был лишь в том, когда этот нарыв, наконец, прорвется.
        Но минусы тех, кто ворует, покупает или еще каким-то образом накладывает лапу на чужие разработки, тоже очевидны. Они всегда на шаг, а то и на два отстают от творцов. И этим объяснялось поведение их корабля. Линкор, построенный в Империи либо в том же Альянсе, имей он те же размеры, что китайский звездолет, нес бы непроницаемое силовое поле новейшего образца, реакторы, которые позволили бы поддерживать круговую защиту. А еще высокоэффективные системы наведения и артиллерию, способную погасить защиту «Аляски» с трех-четырех залпов, после чего спокойно и неторопливо, без помех расковырять крейсер. Так и получилось бы, но вышло так, как вышло, и теперь подобранный из космоса труп в разорванном скафандре, явно упрощенной копии старых имперских образцов, лежал здесь, ожидая решения - отправиться в холодильник или же обратно за борт. Подумав, Камнеедов принял именно это решение - в конце концов, он сейчас имперский корсар, а не имперский же дознаватель, и чужие антропометрические данные ему неинтересны.
        Вот так вот, все просто и логично. И никаких эмоций. Американцы - конкуренты. Китайцы - тоже конкуренты. Империя к тем и к другим относится ровно. Когда-то по плечу дружелюбно хлопнет, а когда-то и убивательски… Все зависит от ситуации. Впрочем, в раскладах с китайцами, насосавшимися на халяву чужих достижений, все еще проще. Русские всегда отдают долги. И так же всегда приходят за своими деньгами, жестоко карая тех, кто эти деньги спер. Это не гремит так часто и публично, как первая часть фразы, но понимающие люди в курсе. А непонимающие - ну, вот так, как сейчас. Ничего личного, просто бизнес. Так что за борт эту обезьяну, и без нее хлопот изрядно.
        Шагая по коридору к рубке, Камнеедов размышлял отнюдь не о том, к какому человеческому подвиду относились их противники. Куда больше его интересовало, откуда они узнали о теоретически секретной имперской экспедиции. Похоже, назначение или хотя бы маршрут ее давно превратились в секрет Полишинеля. Отсюда возникал закономерный вопрос: там что, в институте, на каждой лестничной площадке сидит шпион? Ладно, ушла информация кому-то одному, тем же американцам или британцам. У них и разведки хорошие, и, главное, сотрудничают они между собой, пусть и довольно ограниченно. Узнали одни - могли сообщить своим заклятым друзьям и даже операцию, если что, совместную спланировать.
        Но если появляется еще кто-то, значит, информация расползлась достаточно широко. Настолько, что здесь может появиться еще кто-нибудь, кого лично Камнеедов предпочел бы видеть на поверхности любой из местных планет. Главное, чтобы разбитым вдребезги. Как-то не согласовывалось это с его представлениями о стиле работы и возможностях имперской службы безопасности, да и разведывательные структуры Альянса тоже предпочли бы сохранить полученные сведения в тайне. Не стыковались расклады, хоть тресни.
        А еще возникал закономерный вопрос: что делать дальше? Ждать «Вайгач»? Контрольный срок через двадцать часов, еще двенадцать - резерв. Сидеть в одной системе с поврежденным, но все еще опасным американским крейсером не особенно приятно. Плюс следующее распоряжение командования, переданное ему старательно прячущей глаза Изабеллой. Прячущей, наверное, от стыда - она-то изначально знала, что эта система не конечная точка их маршрута. Всего лишь место рандеву. Если оно не случится, то придется лететь дальше, к последней из контрольных точек, координаты которой агентесса им, собственно, и вручила. А значит, никакого передатчика материи здесь нет. Не суждено стать местному светилу наблюдателем за тем, как открывается тайна прошлого. Лишь свидетелем маленькой человеческой драмы. Насколько Камнеедов знал особенности китайских звездолетов, на таком могло служить порядка тысячи космонавтов. Для китайцев и впрямь мелочь. Драма, не трагедия…
        В рубке все было, как всегда. Россыпь огней на пультах, скупо светящиеся экраны, анатомически выверенное кресло, в которое Камнеедов опустил с легким вздохом облегчения свое усталое тулово. Перегрузки, чтоб им ни дна, ни покрышки, вымотали его чрезвычайно. Потянувшись так, что захрустели суставы, он мимолетно позавидовал отчиму Изабеллы. Вот уж кто такой мелочи, как перегрузки, даже не заметил бы. Выходец с «тяжелой» планеты, выросший при двойной по сравнению со стандартной силе тяжести, тот обладал низкорослой кряжистой фигурой, широченными плечами и на редкость спокойным, даже, скорее, немного пофигистическим характером. При этом никто и никогда не видел его разозленным - то ли умел человек владеть собой, то ли просто был добродушен, как многие очень сильные люди. А уж в силе ему отказать не смог бы даже самый яростный скептик - достаточно вспомнить, как он в одиночку удержал на краю обрыва перевернувшийся колесный автомобиль. Для такого, как он, сегодняшнее приключение наверняка проходило бы по статье «легкая разминка».
        С легким шелестом отъехала в сторону дверь, выводя Камнеедова из замешанных на воспоминаниях размышлений. Он обернулся, приподнял брови:
        - Что-то случилось?
        - Да нет вроде…
        - Тогда иди отдыхай, пока есть время. С маневром я справлюсь и один.
        Действительно, ничего сложного он делать не собирался. Скрыться за звездой от радаров крейсера, а там уж занять позицию аналогичную той, что была до стычки с китайцами. Найти соответствующий поток астероидов не проблема. Так что, с его точки зрения, вымотанному боем экипажу следовало, пользуясь моментом, отдыхать. А он… Ну, сам он подремать еще успеет.
        - Сердишься на меня? - спросила Изабелла, садясь на свое место. Облокотилась на пульт, подперла голову обеими руками, сцепив пальцы. Судя по всему, ей сегодняшний день тоже дался очень нелегко.
        - Нет, не сержусь, - почти честно ответил Камнеедов. - На что сердиться? У тебя был приказ, ты его выполнила. Это нормально.
        - Сердишься, - на сей раз интонации были не вопросительные, а утверждающие. - Ну, извини, что не оправдала твоих надежд.
        - Надежд? - Камнеедов честно пытался возмутиться, но вышло как-то неубедительно. - При чем здесь надежды? Что было - то быльем поросло.
        - Да-да, так я тебе и поверила. Знаешь, лучше не обманывай. Ты как с детства эмоции скрывать не умел, так и сейчас не научился. На лице все написано.
        - И что же у меня написано на лице? - прищурился Камнеедов. Раздражение куда-то ушло, осталось лишь усталое любопытство. - В детстве и сейчас?
        - В детстве… Ну, я тебя тогда почти не знала, - хихикнула Изабелла. - Я ж прилетела-то позже. А вот в юношестве ты в меня был влюблен.
        - Аж два раза, - саркастически усмехнулся капитан. - Хотя… Если с точки зрения физиологии - тады ой, спорить не буду.
        - А чего тут спорить? В том возрасте у всех мальчишек мысли одинаковые, как под копирку. И не только мысли. Хотя, признаться, мне было приятно, когда ты заречным из-за меня морды чистил.
        Когда я им, а когда и они мне, подумал Камнеедов, машинально потрогав языком выращенные заново нижние резцы. Нет, парнишку он тогда, конечно, уделал, но пару раз этот хренов боксер достал его неслабо. Отец еще ругался, мол, не умеешь драться - не лезь.
        - У вас, - постарался не остаться он в долгу, - женщин, в сопливом возрасте тоже все мысли одинаковые. Как бы перед парнями на танцах поэффектней продефилировать да посмотреть, как они слюной капают. Не задумываясь, к слову, о последствиях.
        - Обрати внимание, я ведь с тобой даже не спорю, - как-то печально улыбнулась Изабелла. - Да и неважно это уже. Просто тогда вы строили одни иллюзии, сейчас - другие. К примеру, о том, что в больших играх наши личные мнения и чувства играют хоть какую-то роль. Все мы винтики большого механизма…
        - Ага, - на сей раз Камнеедов не выдержал и едва не сорвался. Удержало лишь понимание того, что Изабелла в данном случае такой же винтик, только называется иначе. - Солдат есть механизм, к ружью приставленный.
        - Именно так. Просто раньше механизм был простой, на уровне зарядил-прицелился-выстрелил-шагнул… и снова зарядил. Сейчас задачи усложнились, и механизмы тоже. Я это тебе говорю не потому, что ты не понимаешь. Все ты отлично понимаешь, но - умом. Теперь пойми всеми остальными частями тела. Когда идет большая игра и на кону будущее страны, наши эмоции, обиды, радости не более чем маленький и не слишком важный штрих. Поэтому я тебя прошу: давай сделаем дело, а скандалы, обиды и прочие разговоры оставим на потом. Ладно?
        - Заметано, - кивнул ей Камнеедов. - Взрослые люди, все понимаем… Вытащил вас тогда - что же, ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Так что не бойся, скандалов не будет, а мое умение драться и стрелять от такой мелочи, как недопонимание, не зависит. Но, ты уж извини, вряд ли когда все закончится, я захочу особо разговаривать. Я все же изменился, и куда более меня интересует гонорар. Империя мне его дает, он меня устраивает, работу я сделаю. Чего еще?
        - Ничего, - вздохнула Изабелла, вставая. И уже выходя, резюмировала весь их разговор: - Совсем ничего…
        Каллисто был типичным, можно сказать, до ужаса скучным желтым карликом, идеально вписывающимся во все научные концепции и потому никому особенно не интересным. Разве что название… Однако и тут все, если вдуматься, просто. Капитан, первым исследовавший систему и, согласно традиции, имеющий право ее назвать, был поклонником классической литературы раннекосмической эпохи. Где, собственно, это слово и выкопал.
        У каждого свои причуды, капитан был в своем праве, и картографическая комиссия, покрутив у виска пальцем, согласилась. Да и попробовала бы она не согласиться - в числе наименований звезд иной раз попадались и бессмысленные наборы символов, и просто нецензурные словосочетания. Ничего, регистрировали - традиции, чтоб их. А императоры подписывали - их это, похоже, забавляло. Династия, сама ведущая историю от какого-то бойкого капитана-первопроходца, могла похвастаться своеобразным, но не пропадающим с поколениями чувством юмора. Так что Каллисто - отнюдь не худший вариант.
        А в остальном и впрямь просто и скучно. Спектр излучения практически соответствует солнечному.
        Размеры и возраст звезды - тоже. Разве что вспышки и цикличность чуть другие, но это вполне нормальное явление. Восемь планет, из них три размерами и массой сопоставимы с Землей и одна с Марсом. Для колонизации без применения технологий экстремального терраформирования пригодны сразу две. Это уже редкость, но не аномалия - встречается, что и три бывает. К тому же одна планета - сплошные джунгли со средней температурой градусов тридцать по Цельсию. И кислорода в воздухе масса. Как следствие, жизнь представлена тараканами в человеческий рост, десятиметровыми сколопендрами и прочей дрянью. Но тем не менее жить кое-как можно. А на второй планете стабильный ледниковый период - слишком мало тепла она получает. Однако же сплошного ледяного панциря нет, на экваторе вполне терпимые плюс двадцать и что-то даже растет. Атмосфера близка к земной, разве что в ней почти процент аргона. Еще луна на орбите чуть поменьше земной болтается. В общем, приемлемо.
        Тем не менее, несмотря на достаточно выгодные характеристики, в ближайшее время заселение этим местам не грозило. Далеко от накатанных трасс, большое плечо доставки, что сразу же делало торговлю малорентабельной. Если и будет плюс, то небольшой. К тому же открыл систему имперский корабль, и застолбила ее за собой тоже Империя. Как раз ее и касались логистические проблемы. Всем остальным… Ну, для кого-то этот фактор мог не играть роли, но территория уже де-юре занята. Отнимать же планету у имперцев - так дурных нема, все замуж повыходили. Затевать войну с крупнейшим государством освоенного человеком космоса попросту опасно.
        Имелся, правда, еще один вариант законно отжать систему. Тихонько, пока никто не увидел, основать там колонию, потом, когда население вырастет и достигнет совершеннолетия первое родившееся на планете поколение, провести референдум о независимости, затем о присоединении к зачинщикам вопроса… Короче говоря, юридически можно. Только вот имперцы это просто так не оставят и головы виновным пооткручивают, случались прецеденты. Империя предпочитала в таких ситуациях играть роль собаки на сене, держа системы наподобие этой «на перспективу». И, чего уж там, она была в своем праве. Армады же боевых звездолетов - это так, всего лишь гарантия того, что остальные о ее правах не забудут.
        «Викинг» и «Орион» вышли в трехмерное пространство на самой границе системы. Только на разных сторонах - охотник проскочил точку рандеву. Бывает и похлеще, гипер - штука непредсказуемая, и сейчас «Орион» шел к цели самостоятельно. Бывает.
        Откровенно говоря, выход осуществить стоило бы и подальше, но тут уже играли роль сложности с навигацией. Хотя, конечно, все это перестраховка - весьма проблематично в диком космосе искать единичный звездолет. Это крупные планеты имеют возможность держать в системе многочисленные станции слежения и непрерывно сканировать пространство. В остальных случаях контроль, скорее, номинальный. Здесь же, в незаселенных местах, где попасться могут лишь какие-нибудь искатели экстрима или незаконные старатели, выбор точки выхода и вовсе смотрелся немного параноидально. Только вот Камнеедов за свою не такую и долгую, но весьма насыщенную жизнь успел убедиться: лучше пусть тебя считают перестраховщиком, чем почитают как героя. Посмертно. И остальные были с ним согласны.
        Спешить им, по мнению Камнеедова, сейчас было попросту некуда. Времени в запасе море. Это если транспорт вообще сюда придет. А в последнем он уже сомневался. Слишком много обломов получилось. Да и тот факт, что нормальные герои всегда идут в обход, при действиях во вражеском тылу или, как сейчас, в неосвоенном космосе, давно уже стал аксиомой. Так что тихонько, на кошачьих лапках, к планете, указанной в качестве места рандеву. Той самой, немного подзамерзшей.
        Радары обшаривали пространство, но пока что эффекта не было. Космос вокруг был мертв, и ни малейшего признака каких-либо кораблей, кроме их сладкой парочки, не наблюдалось. И все равно они предпочли не рисковать даже в мелочах. Шли с выключенными двигателями, лишь однажды, как и в прошлом бою, использовав их для разгона. А дальше бал правила Ее Величество Инерция. Камнеедов предупредил экипаж «Ориона», что с этого момента двигатели можно включать только для коррекции курса, на короткий период. По ту сторону экрана прониклись важностью момента и клятвенно пообещали расстараться. Слово, надо признать, сдержали - ну да за штурвалами обоих кораблей сидели далеко не новички. В общем, «Ориону» потребовалась всего одна небольшая коррекция, «Викингу» две. И, проиграв в скорости, они выиграли в скрытности и безопасности. Увы, как позже выяснилось, именно в этот раз им стоило поступить с точностью до наоборот.
        Сигнал они получили, когда до планеты оставалось не более трех часов полета. Слабый, абсолютно неинформативный, но тем не менее явно искусственного происхождения. Просто набор символов древней, уже практически забытой морзянкой. Радиосвязь в космосе используется только на ближней дистанции, не более пяти-шести световых секунд, этот же сигнал, судя по его мощности, был бы неразличим и на вдвое меньшем расстоянии. В принципе, они его так и поймали. Что же, все равно по пути. Ни скорость, ни курс корректировать не потребовалось. Надо было лишь, расположившись на орбите планеты, пойти четко по пеленгу. И увидеть в конце пути звездолет.
        «Вайгач» (а какой еще транспорт типа «Алтай» мог здесь оказаться) замер в самом центре невысокого плато. Узкая и порядком разрушенная эрозией горная цепь сейчас отхватила еще одну плюху, изрядно приблизившую тот момент, когда от нее исчезнут последние следы. На сей раз ее тряхнуло взрывом и опалило атомным огнем, превратив скалы в подобие оплавившихся свечей. И среди них, наполовину погрузившись в ставший вдруг вязким, а теперь затвердевший вновь базальт, с трудом различался корпус транспорта. Не будь сигнала, его могли бы и не обнаружить. Но, видимо, в прочной металлической коробке, которой, собственно, и являлся звездолет, что-то все же уцелело и теперь отчаянно звало на помощь - ничем иным попытка привлечь к себе внимание быть не могла.
        - Что будем делать?
        Этот вопрос давно витал в сгустившемся до состояния киселя воздухе. Они все собрались здесь, а с экрана на них смотрели парни Фрэнка и тоже ждали решения. И ситуация Камнеедову не нравилась совершенно. Как то, что он видел, так и предсказуемость своих дальнейших действий. Русские своих не бросают, чересчур уж это фундаментально. А значит, если тот, кто сотворил подобное с «Вайгачом» (а в то, что известный своей надежностью корабль мог навернуться самостоятельно, да еще и с такими эффектами, Камнеедов не верил ни на миг), наблюдает за ними, он знает, что произойдет. Спасательная операция, что же еще. В этот момент они будут максимально уязвимы, и даже если второй корабль останется на орбите… Черт, даже если оба корабля будут на орбите, а спасатели пойдут вниз в боте, все равно… И уходить нельзя. Стало быть, остается лишь минимизировать возможный ущерб. Что же, наемники и нужны для таких операций, с легкой горечью подумал Камнеедов. И они всегда отрабатывают свой гонорар.
        - Готовьте посадочный модуль. Корабли остаются на орбите. Сам пойду.
        - Я…
        - Ты, Жень, - Камнеедов жестом прервал Смита, - остаешься здесь. Если со мной что-то случится, твоя задача увести корабль. Второго штурмана у нас на борту просто нет. Фрэнки, это и тебя касается.
        - Рискуешь, - Фрэнк на экране выглядел озабоченным. - Ой, рискуешь.
        - Не больше, чем обычно, - слегка покривил душой Камнеедов. - Для меня это работа по профилю.
        - Я с тобой, - сунулась Изабелла. Это было на эмоциях, и это было глупо, и все, кроме нее, понимали расклады.
        - Молчи, женщина. Твой день восьмое марта. Сейчас мой маневр. По местам!
        Вот так-то лучше - разбежались, аж пятки засверкали. А все почему? Да потому что командный рык всегда полезен. И, что характерно, выполнили приказ в точности. Так что, когда спустя полчаса Камнеедов, намертво пристегнутый к креслу в кабине посадочного модуля, валился прямиком вниз, в атмосферу, единственное, чем он был недоволен, так это отсутствием соответствующего задаче скафандра. Вместо боевого - обычный, неплохо защищающий от радиации, но куда более уязвимый к механическим и энергетическим ударам. Увы, боевой брони на «Викинге» просто не нашлось. Все же не комплектный, только с верфей, звездолет, а изрядно устаревшее, прошедшее неизвестно через сколько рук судно, немного не дотягивающее до определения «антиквариат».
        Ну и пес с ним, решительно подумал капитан, поудобнее устраиваясь в кресле. Если на него и впрямь устроят там охоту, не спасет никакая броня. Разве что подарит пару лишних минут, которые абсолютно ничего уже не будут значить. А не будет стрельбы - и такого хватит. Прорвемся!
        На этот раз сесть получилось удивительно ровно. Обычно посадочный модуль, аппарат ни разу не боевой, имеющий в активе мощные двигатели, но притом обладающий скверной аэродинамикой, мотало при снижении, да и аккуратно, без удара коснуться поверхности - это надо постараться. Даже автопилот тут не слишком помогает. Это вверх машина рвет эффектно, а вот вниз… Чувствует, видать, что стихия ее - небо, и не хочет ее покидать. Однако на этот раз и атмосфера была достаточно спокойной, и касание вышло на редкость мягким. Последнее и неудивительно - сложно представить себе, какой мощности и природы был взрыв, но площадка получилась ровная-ровная, лучше даже, чем большинство космодромов.
        Отстегнуть ремни - дело пары секунд, еще полминуты - и под ногами уже спекшийся, похожий на стекло камень. Сходства добавляет практически зеркальная поверхность и многочисленные мелкие трещины, змейками разбежавшиеся вокруг посадочных опор. Базальт, старые кости планеты, не любит, когда над ним измываются, становится тверд, но хрупок. Но сейчас свойства камня интересовали Камнеедова в последнюю очередь. Тяжелый лучемет оттягивал руки, а он неспешно шел к погибшему кораблю, внимательно осматриваясь вокруг.
        Еще на орбите проведенное сканирование показало - случившемуся здесь нет и суток. Если бы они вышли из гипера ближе к планете и летели малость побыстрее, то оказались бы здесь до того, как ахнули сжигаемые адским огнем скалы. Увы, назад не отыграешь. Оставалось лишь понять, что же все-таки случилось и как можно хотя бы частично исправить ситуацию. Ну и радоваться, что взрыв, случившийся здесь, был относительно «чистым». Фонило, во всяком случае, не так уж и сильно, верхний предел нормы. Ничего хорошего - но и ничего смертельного. Даже без скафандра.
        Идти было не то чтобы далеко - метров семьсот. Можно было бы сесть и ближе, но - зачем? Если что, модуль смогут вывести на орбиту и без его, Камнеедова, участия. Зато в случае непредвиденных обстоятельств у гипотетических противников не будет возможности добраться до него одним броском и вскрыть люки до того, как двигатели выйдут на стартовый режим. Не бесспорное решение, но имеющее право на жизнь.
        А еще здесь имелось несколько оплавленных скал, между которыми модуль и сел. И засечь его теперь с орбиты было достаточно тяжело. Базальт - штука интересная, магнитную аномалию на раз создающая. Так что хотите искать - делайте это визуально. А перекристаллизованный, как сейчас - и вовсе… Для датчиков, разумеется, не кошмар, но работе все же порядком мешающий. Если же ему немного помочь… Например, потратив минут двадцать, установить генераторы маскировочного поля, то обнаружить модуль будет можно, только четко зная, что и где искать. Или подвергнув местность тщательному сканированию. От последнего, разумеется, не спрячешься, но времени оно занимает много, а потому оставался шанс, что если гипотетический неприятель и появится где-нибудь на орбите, то найти модуль сразу не сумеет.
        Впрочем, пока что ни опасностью, ни даже просто жизнью вокруг и не пахло. Пока капитан шел к подбитому транспортнику, он имел возможность хорошенько осмотреться. Вблизи картинка была не менее впечатляющей, чем из космоса, обрастая вдобавок многочисленными и весьма колоритными деталями. Встроенная в шлем камера исправно наматывала уникальные кадры - впоследствии их можно будет как предъявить командованию, так и выгодно продать. Экзотика, иначе и не скажешь - сам Камнеедов мотался по космосу не первый год, но столь необычной и своеобразной картины ему покамест наблюдать не приходилось. И вряд ли найдется много людей, способных этим похвастаться.
        «Вайгач» стоял в несвойственной кораблю позиции с креном примерно в пятнадцать градусов. Как оказалось, в расплавленный камень он погрузился не наполовину, как казалось с орбиты, а где-то на треть корпуса. Ну, может, чуть больше - непринципиально. Грузовые отсеки затонули, но все остальное торчало сверху памятником самому себе. И, если уцелело, значит, взрыва реакторов не было. То ли автоматика смогла их заглушить, то ли они и вовсе еще действуют.
        Корпус звездолета выглядел практически неповрежденным. Внешняя обшивка как минимум. Разумеется, антенны, датчики и прочий обвес исчезли, но корпус выглядел достаточно пристойно. Камнеедов медленно обошел корабль по кругу. Сейчас то, что он видел, через антенны модуля ретранслировалось на орбиту. Мало ли как повернется дело, и информация, которую получат товарищи, вполне может статься, поможет им сохранить свои шкуры. Вот только чего-то нового для себя он не увидел. Скорее, необычное. Вообще, корабли, оказавшиеся в центре взрыва, так не выглядят. Их или разносит в клочья, или, если защитное поле выдерживает удар, сохраняются в первоначальном виде. Здесь же все выглядело так, словно уже обработанный чем-то убойным транспортник швырнули в озеро лавы. И так по всей видимой части корпуса.
        Люки, кстати, уцелели. Один из них, наиболее удобный, располагался в несчастных полутора метрах от поверхности. Вот только выглядел он задраенным наглухо. И как прикажете к нему подниматься? Дотянуться-то до него несложно, руку протяни, а вот возиться с открыванием ой как неудобно. Трапа, что характерно, нет. И магнитными присосками не воспользуешься, корпус - слоеный пирог из титана и керамики. Прочно, надежно и долговечно. Боевые корабли так не строят, слишком неудобно для экстренного ремонта, а вот транспорту - в самый раз. А и поднимешься - как открывать? Никаких внешних устройств попросту не сохранилось.
        Хотя как открыть… Камнеедов усмехнулся мысленно собственной недогадливости (теряешь квалификацию, боец, расслабился на вольных пиратских хлебах) и вывел на внутреннюю часть забрала шлема информацию по кораблям данного типа. Внимательно осмотрел корпус, тщательно собирая воедино найденные сведения, данный конкретный люк, ведущий, кстати, напрямую к техническим помещениям, и давая поправку на положение корпуса. Усмехнулся еще раз и, выбрав точку приложения усилий, начал размещать вышибной заряд. В наушниках раздалось ехидное «Может, стоило бы постучаться». Ну, понятно, это княгиня развлекается. Железные нервы у женщины, светскими раутами и политическими баталиями закаленные. И, кстати, это неплохо - морально отвлекает. Руки действуют сами по себе, но эмоции можно отбросить через такой вот треп. А то уж больно вид корабля удручающе действует.
        Взрывчатка заложена. Отойти назад, активировать заряд, короткий «Бум!» - и под ноги со звоном отлетает небольшой, сантиметров сорок на каждую сторону, квадрат относительно тонкого металла. Не очень ровный - все же и снимали не как положено, и место выбиралось практически на глазок, но, с учетом этого, результат можно считать отличным. Технический лючок пусть нестандартным способом, но снят. Взгляду теперь открыто сложное переплетение проводов и механизмов, включающих тот, что отвечает за аварийное открывание многострадального люка. И, судя по тому, что выглядит все это богатство как новенькое, перспективы открываются довольно заманчивые.
        - Хороший у них был механик, - прямо-таки мурлыкнул Камнеедов, заглядывая в открывшуюся нишу. - Ленивый.
        - Это почему еще? - донеслось с орбиты.
        - Потому что лентяй все делает один раз, дабы позже не переделывать, - любезно объяснил он в ответ. - А потом лежит и брюхо наедает. Ну и профилактику регламентную проводит. Минимум усилий - максимум выхлопа. Главное, чтобы лентяй был еще и толковым профессионалом.
        Иначе беда, если лентяй, да еще и дурак, это у-у-у… Но сейчас не тот случай.
        Будто в подтверждение его слов под пальцами, ощупывающими рычаги, что-то хрустнуло, и раздался короткий, едва различимый слухом «вж-жик» электромотора. Ага, действует!
        Увы, этим дело и ограничилось. Бронированная плита люка сдвинулась совсем чуть-чуть, буквально на несколько миллиметров, и замерла. Похоже, мощности аварийного привода не хватило. Но и то хлеб. Если она движется - значит, внутренние задвижки не застопорены, а сам люк не приварился к корпусу. Вот он, плюс чередования металла и керамики. Верхний слой брони как раз из нее, а керамика, применяемая для таких работ, скорее рассыплется, чем расплавится. Дело за малым - убедить люк в том, что даже в поврежденном состоянии ему стоит подчиняться воле человека.
        Если вам кто-то скажет, что в эпоху высоких технологий простые инструменты не востребованы, плюньте ему в лицо. Лом и кувалда - они на все времена! Правда, в носимом ремкомплекте их не было, а возвращаться за ними к модулю было откровенно лень. Но небольшая монтировка имелась, и щель, чтобы ее вставить, тоже. А заодно и точка опоры - проем технического люка неплохо подходил для того, чтобы упереться обеими ногами, даже будучи в скафандре. Рывок, еще! Что-то со звоном лопнуло, победно взвыл мотор, и люк удивительно мягко скользнул в предназначенный для этого паз. Ну, в общем, и все, путь свободен.
        - Давненько я не грабил погибших кораблей, - пробормотал Камнеедов, залезая внутрь. Юмор, конечно, так себе, но лучше, чем ничего. Как минимум хоть немного снимает напряжение.
        Было не слишком высоко, но в скафандре залезать все же неудобно. Да и подрастерял форму-то, чего уж себя, любимого, обманывать. Чревато это. Ну и хрен бы с ним. Сосредоточенно сопя, Камнеедов заполз внутрь, огляделся и хмыкнул. Все правильно, шлюз. И внутренняя дверь не откроется, пока внешняя нараспашку. Наоборот, сначала открыть внутреннюю, а потом внешнюю, принудительно можно. А наоборот - только через все те же аварийные приводы.
        С другой стороны, внутри шлюза все блестело, как новенькое. Очень похоже, конкретно здесь опасаться особенно нечего. На пульте перемигиваются лампы, ни одной аварийной, что характерно, не горит. Стало быть, можно попробовать идти в штатном режиме. Связи вот только не будет. Ладно, придется рискнуть.
        Закрылся внешний люк куда проще, чем открылся. Внутренний распахнулся сразу же, открыв доступ в коридор. Выглядящий, кстати, далеко не так презентабельно, как шлюзовая камера, где ломаться было, в общем-то, и нечему. Здесь же пол и стены выдержали, но потолочные панели, теоретически сверхпрочные и сверхнадежные, полопались, некоторые и вовсе вылетели от удара. Да, тряхнуло корабль знатно, вопрос только до посадки или после нее. Валялись осветительные панели, эти просто вышибло. Как еще ничего не закоротило. Впрочем, некоторые из них висели на проводах, одни погасшие, а кое-какие даже не собирались гаснуть. Другие моргали, будто сумасшедшие.
        Некоторые и вовсе остались на местах, и эти горели почти все. Короче, со светом в коридоре был порядок, во всяком случае, видно, куда идешь.
        Так, включаем датчики… Воздух пригоден для дыхания. Радиация - норма. Биологической опасности нет. Можно вылезать из скафандра. Но не нужно. Перехватить лучемет поудобнее - и вперед! Зря он, что ли, сюда лез?
        Хрустели под ногами обломки. Один коридор, другой… Все похожие, как близнецы. Пустые. Каюты… В некоторые Камнеедов заглядывал по дороге. Тоже пустые и словно бы стерильные. И это не было похоже на ситуацию, когда кто-то взял транспорт на абордаж и вытащил из него людей. Не вязались с этим аккуратно застеленные койки, на которых явно никто не спал. Ничего не перевернуто и не сломано сверх того, что можно получить при жесткой посадке. Возможно, конечно, эти каюты изначально не были заняты, но не все же подряд! Экспедиция-то была немаленькая, и вместе с учеными летели техники, лаборанты, охрана, наконец! Толпа народу, который неизвестно куда пропал. Непонятно. А Камнеедов не любил чего-либо не понимать. И шел к тому месту, где, как он надеялся, можно получить ответы на все вопросы. К капитанской рубке.
        Первый труп он обнаружил в коридоре, вдоль которого располагались немногочисленные каюты первого класса. Человек лежал вниз лицом, и впечатление производил самое что ни на есть мирное. Ну, мертвые не кусаются и все такое. Среднего роста, темноволосый, крепкого сложения, штаны, футболка… Никаких видимых повреждений. Разумеется, переворачивать его ногой - это вроде как неуважение к павшим, но Камнеедов предпочел не рисковать и лучемет держать наготове. Возможно, это паранойя, только, вот незадача, страдающие этой болезнью частенько живут дольше всех.
        Спереди… тоже никаких повреждений. Ни дырок от пуль, ни переломов - Камнеедов не поленился, осторожно, не выпуская из виду окружающее пространство, проверил. Только тонкие струйки еще не запекшейся до конца темной крови из носа и ушей. Похоже, результат все той же перегрузки, которая и нанесла повреждения звездолету. И все. Опять непонятно. Камнеедов вздохнул и двинулся дальше.
        А потом трупы стали попадаться чаще. Их он насчитал с дюжину, не меньше, и все с аналогичными симптомами. Черт знает что. С определенного момента Камнеедов начал просто переступать через них. Откровенно говоря, пребывание на корабле, набитом мертвецами, его напрягало. Не пугало, но давило, словно каменная плита. И хотелось как можно скорее добраться до рубки. Пора было заканчивать с этим фарсом.
        Двери рубки были полуоткрыты, и на пороге лежал очередной мертвец. На сей раз в мундире. Камнеедов хотел протереть глаза, но пальцы наткнулись на забрало гермошлема. Мундир был чужой. Не мундир торгового флота, не военный. Даже на мундир частной компании он не походил ни разу. И вообще к Империи отношения не имел. Поскольку был он Камнеедову вполне знаком. Обычная форма военно-космических сил Альянса. Причем не боевая, а повседневная. То есть хозяин ее в чине… ага, первого лейтенанта, при жизни чувствовал себя здесь, как дома.
        Шаг внутрь. Все то же. Пострадавшее, но не сильно, а так, в меру, помещение. Мертвец в кресле. Камнеедов не поленился, подошел - те же симптомы, что и у других. Судя по чину, командир этой посудины. Что за ерунда? Два шага к пульту… Оба-на! Уцелевшие экраны еще светятся, бежит поток данных, разными цветами мерцает схема корабля. Некогда смотреть, что там уцелело, а что умерло окончательно, хотя, судя по изобилию красных и желтых тонов на схеме, ремонтировать корабль будет затруднительно. Да и, откровенно говоря, незачем. Зато ясно теперь, откуда сигнал - аварийный маяк, не более того. Причем все непонятки с символами и модуляцией - банальное искажение, вызванное повреждениями, включая снесенные напрочь антенны. И название звездолета - «Альтаир». На английском написанное. Так, что за хрень тут вообще происходит?
        Судовой журнал… изъять! Хорошо, что они, по старой традиции, пишутся не только в память бортового компьютера, но и дублируются на съемный носитель. Нет нужды тратить время на копирование, достаточно извлечь из пазов небольшой металлический цилиндр. Он по факту - самый защищенный предмет на корабле. Не от механических повреждений, конечно, хотя и тут, к слову, все на уровне, но от воздействия систем электронной борьбы точно.
        Так, а теперь сейф. Не здесь, в капитанской каюте. Хороший, крепкий. Сделан, что характерно, в Альянсе - там умеют изготавливать качественные вещи. Монтировкой такой уж точно не вскрыть. Однако дверца не заблокирована - американцы вообще достаточно безалаберный в некотором отношении народ. Те же немцы при любом закрывании пять кодов введут, пускай даже им через минуту снова внутрь лезть придется, и они это знают. Но - орднунг. Американцы в этом плане больше похожи на русских, не заморачиваются на мелочах, если считают это ненужным. Когда-то это хорошо, когда-то плохо.
        В сейфе какие-то бумаги, флеш-карты, еще какая-то дребедень. У Камнеедова, к слову, было примерно то же самое, разве что еще бутылка с коньяком стояла. Здесь - нет. Оно и хорошо, при такой посадке ее разбило бы вдребезги, залив все содержимое сейфа, перекочевавшее сейчас в мешок. Так, вроде бы все. Дома посмотрим, что и как.
        Вот, в принципе, и все. Ни в рубке, ни в каюте капитана чего-либо заслуживающего внимания больше не было. Оставалось, пожалуй, самое лакомое - апартаменты особиста. Или как он называется у американцев? Камнеедов не помнил, да и не собирался мучиться по этому поводу. Главное, что если командир корабля - офицер, то и корабль относится к военному флоту. А раз так, человек, отвечающий за внутреннюю безопасность, иметься просто обязан. А где он сидит - там резервный центр дальней связи, наверняка коды, шифры, а может, и еще что-нибудь. В нюансах он силен не был - обычный десантный офицер, чего уж там. Пускай когда-то «подающий надежды», но именно как армеец, не разведчик. Соответственно, базовая подготовка, не более того. Но на «Викинге» остался человек, которому сами боги велели понимать, что, зачем и почему. Так что пускай Изабелла оторвет свою очаровательную попку от кресла и начинает разбираться с добычей. В конце концов, цинично подумал Камнеедов, ей за это платят.
        Служебные помещения особиста впечатляли. Если корабль, даже не боевой, это всегда крепость, то они - донжон. Крепость в крепости, самое защищенное место. Русские, во всяком случае, подходили именно по такому принципу. Конкретно этот корабль - в этом Камнеедов уже мог убедиться - строился в модификации войскового транспорта. Соответственно, минимально необходимый джентльменский набор имел изначально. Американцы лишь модернизировали его по своему вкусу. Получилось не так и плохо - все же на стыке двух различных школ кораблестроения появляются интересные результаты.
        Жаль только, что помимо чисто эстетического удовольствия толку визит Камнеедова не принес. Особист здесь оказался крутым профессионалом, сиречь параноиком. Причем таким, до которого Камнеедову еще расти и расти. Оставалось лишь вздохнуть с завистью. Этот гадский папа настроил все таким образом, что в момент крушения сработал самоликвидатор, и помещение на несколько секунд превратилось в филиал ада. Причем очень выборочно - обстановка не пострадала, а вот сейф, аппаратура… Все это превратилось частью в пепел, частью в оплавившиеся, ни к чему не пригодные остовы. И искать здесь что-либо было уже бесполезно. Оставалось лишь бросить руку к козырьку, выражая в последний раз уважение к лежавшему здесь же офицеру, и покинуть помещение. Не срослось…
        Причем во всех смыслах не срослось - едва он прошел десяток метров, как был атакован. Впрочем, кто кого атаковал - вопрос открытый, потому как с противником своим Камнеедов столкнулся буквально нос к носу. И просто невероятно повезло, что тот оказался дремучим любителем, лопухнувшимся, как говорится, на ровном месте.
        Почему лопухнулся именно он? Да потому, что вышел из-за поворота буквально в полуметре от Камнеедова и лишь тогда оба друг друга увидели. Но если Василий за неимением лучшего был одет в обычный, без каких-либо встроенных примочек, скафандр, то данный конкретный индивидуум щеголял в новеньких боевых доспехах шведского производства. А они даже в минимальной комплектации много чего имели. Как минимум датчики движения в них были встроены, а значит, идущего навстречу человека хозяин этой шикарной брони не заметить мог только в одном случае - если они (и многое другое, к слову) были выключены. А еще забрало гермошлема оказалось открыто. Что уже само по себе в ситуации вроде этой является нарушением как минимум полудюжины кровью написанных инструкций.
        Как бы то ни было, встреча их мгновенно приобрела характер исключительно деловых отношений. В том плане, что Камнеедов моментально сделал бо-бо лицу неожиданного гостя - реакция у него оказалась лучше, и все необходимые рефлексы в наличии имелись. А потому, пока незваный гость пытался вскинуть лучемет, десантник и пират нанес удар с правой. А потом еще один, на сей раз с левой, после чего сноровисто скрутил упавшему противнику руки за спиной - тот факт, что повредить доспехи он не мог в принципе, совершенно не мешал человека в таких доспехах обездвижить. Ну а потом уже перевернуть на спину и посмотреть, кому же это он сегодня лицо отрихтовал.
        - И почему я не удивлен? - бормотал он минуту спустя, волоча пленника к люку. - Сейчас меня наверняка встретят…
        Встретили. Секундное замешательство у не ожидающего такого подвоха комитета по встрече и плазменная граната, расставившая точки над «ё». Вот так, ребята, нечего тут в игры играть, когда серьезные люди работают. Спрыгнуть вниз, вытащить пленного, оглядеться… И в этот момент наушники буквально взорвались:
        - Базиль! Базиль! Как слышишь? Базиль!..
        - Слышу, слышу, не ори.
        - Я до тебя уже полчаса не могу докричаться, - немного сбавил тон штурман.
        - Это естественно, я же в корабль заползал.
        - А сейчас…
        - Выполз. Слушай, Джон, тут какие-то чудики ползают… ползали.
        - Я в твоих талантах не сомневался. У них аккурат над тобой эсминец на орбите висел, сейчас отошел. Где-то по ту сторону планеты бултыхается.
        - Это радует, что отошел, а то я пошумел тут немного, - искренне ответил Камнеедов. С другой стороны планеты связь поддерживать, мягко говоря, затруднительно. Так что, если с эсминца не сбросили спутник-ретранслятор, то погибших не хватятся, пока не вернутся. А даже если и сбросили, вряд ли будут особо нервничать из-за пропавшей связи. Ненадежность и капризность подобных спутников (к слову, чаще всего надуманная, причем с подачи криворуких техников) давно стала притчей во языцех. - Кто такие?
        - Хрен их знает.
        - Он такой, он всё про всех знает. Вас не засекли?
        - Обижаешь, начальник, - хохотнул в ответ штурман. - Я как тебя высадил, мы сразу к здешней луне отошли. Сидим тут в кратере то ли метеоритном, то ли вулканическом.
        - Неужто понять не можешь?
        - Даже думать об этом не хочу, мне как-то без разницы. Так что готовы тебя подхватить, но ты поторопись. А то вернется их корабль…
        - Скоро буду, - усмехнулся в ответ Камнеедов и помчался к модулю, волоча за собой бесчувственного пленника.
        - Как вы относитесь к неграм, мистер Смит?
        - Я к ним не отношусь, мистер Стоун.
        - Тогда что мы будем с ними делать, мистер Смит?
        - Может, отправим на плантации? Я считаю, им там самое место, мистер Стоун.
        - А давайте его съедим! Смотрите, какой он упитанный, мистер Смит.
        - Боюсь, он жрал исключительно генномодифицированные продукты, мистер Стоун.
        - И что с того, мистер Смит?
        - Мясо невкусное, мистер Стоун.
        Такой вот игрой слов развлекались оба присутствующих на борту «Викинга» мужчины. Лениво перебрасывались словами и плотоядно разглядывали того самого негра, о котором шла речь. Негру, пристегнутому за руки и за ноги к намертво прикрепленному к полу железному креслу, собственноручно изготовленному Камнеедовым из найденного в корабельной мастерской хлама, оставалось сидеть и потеть. Нет, он честно пытался держать марку, демонстрируя несгибаемость характера, волю к победе и положенное выходцу из истинно демократической страны презрение к погрязшему в имперских амбициях русскому дикарю, но игру портила физиология. Негр боялся. И потел. Вот и вся любовь.
        Вообще, это дремучее чудо, похоже, и в самом деле допускало мысль о том, что в Империи живут людоеды. Почему бы и нет, кстати? Тем, чьи предки еще не так давно по историческим меркам считали, что хорошо прожаренное мясо белого человека - деликатес, вполне могли ожидать подобных действий и от остальных. По себе мерили, ага.
        Откуда взялся негр? Так его Камнеедов и взял в плен на борту погибшего корабля. От его товарищей остались лишь обрывки скафандров и немногочисленные куски прожаренного мяса. Ибо нечего расслабляться и по незнакомой планете с открытым забралом шастать. В Уставе этот пункт четко прописан. Другое дело, что когда плазменная граната взрывается у вас практически под ногами, герметичность шлема уже совершенно ни на что не влияет, однако это уже слабо относящиеся к делу нюансы. Главное, они погибли, а вот этому конкретному индивидууму повезло. Хотя… тоже как сказать. Его товарищи хотя бы умерли без мучений.
        Корабль, на котором они прилетели, стоял рядышком, ничем не замаскированный. Ну и правильно, в принципе - зачем ноги бить? Тем более они даже отойти от него толком не успели, как встретились с белым человеком. Кстати, определить, какого они цвета сами были, Камнеедов так и не успел. Ему по большому счету было все равно. Лежат, разлагаются - ну и флаг им в руки.
        А хороший кораблик, кстати. Вернее, посадочный модуль, но не такой, как входивший в штатное оснащение «Викинга». Больше, новее, мощнее. Изящные, зализанные очертания - французская машинка, а там, как и в Имприи, не чурались эстетики. Разве что у русских она была традиционно-функциональной, угловатой и грозной, а здесь - украшательство ради украшательства. Впрочем, на возможностях модуля это не сказывалось.
        Бесшумно сели, гады… Французы в свою машину встроили гравитационную подушку, позволяющую скатиться с орбиты с легкостью пушинки. Откровенно говоря, на такой трофей Камнеедов и сам бы лапу наложил, вот только куда его здесь девать-то? Не на внешней подвеске же тащить, к корпусу пристыковав. Хотя, конечно, это вариант, но реализовывать его сейчас банально нет времени. Так что Камнеедов ограничился тем, что поколдовал над пультом и, злорадно усмехаясь, потащил пленного к своему модулю. Ну а доставить так и не пришедший в чувство организм на орбиту - пара пустяков, равно как и разместить его в одном из трюмов. Камера для допроса не хуже других, если что.
        Для начала следовало понять, что делать с нежданными визитерами. Эсминец - он все же на два класса выше корвета, и жизнь может испортить капитально. Особенно с учетом того, что оба имеющихся под рукой у Камнеедова звездолета порядком устаревшие, а эсминец… Он, кстати, тоже устаревший. Слегка. Тип «Шеффилд», британского производства. Верфи, на которых его построили, увы, ни о чем не говорят - такие эсминцы строились большими партиями и продавались другим странам достаточно активно. С вооружения еще не снят, хотя сейчас уже заменяется кораблями нового поколения. А те, что списаны, опять же, распродают любому, кто готов заплатить. Стандартная, в общем-то, практика, с кораблями, имеющимися под рукой у Камнеедова, была та же история.
        Сейчас эсминец, кстати, висел аккурат над местом аварии «Альтаира», и его экипаж, судя по всему, пытался понять, с какого перепугу рванули двигатели их посадочного модуля. Ну, ничего удивительного - именно такую команду ввел Камнеедов, и аккурат через пять минут после того, как он втащил пленного на борт «Викинга» и содрал, наконец, успевший изрядно надоесть скафандр, внизу полыхнуло, заметя следы его здесь пребывания. Трофейный модуль, конечно, жалко, ну да ничего не поделаешь. Еще через пятнадцать минут примчался эсминец. Не рекорд, но достаточно оперативно. Вполне ожидаемо занял позицию, ощетинился пушками, выбросил десант… А Камнеедов со товарищи наблюдали за ним с интересом, благо пассивные средства наблюдения противнику обнаружить крайне сложно, а значит, можно было не опасаться по этому поводу. Вот только по-прежнему открытым пока оставался вопрос, с кем их свела военная удача. И прежде, чем строить линию поведения в отношении незваных гостей, а точнее, решать, отпустить их с миром или глушить намертво, требовалось четко определиться, кто они такие. А потому следовало трясти пленного, как
грушу.
        Трясти решено было втроем. Кими, несмотря на ее протесты, отправили на камбуз - во-первых, скоро обед, а во-вторых, неизвестно, в каком ключе пойдет разговор. Может статься, пленного отправят прямиком в космос в виде куска сильно измордованного мяса. Ничего личного, просто работа, которую, как бы мерзко она ни выглядела, придется делать. А потому незачем Кими на это смотреть. Не стоит травмировать ребенка в очередной раз, и так ей в жизни досталось.
        Княгиня отказалась присутствовать сама. В отличие от малолетки, она, умудренная прожитыми годами и государственными заботами в меру циничная женщина, неплохо представляла стиль и методы полевого допроса, и смотреть на это ей попросту не хотелось. А потому расположилась она в рубке, наблюдая за противником, благо квалификация позволяла. Иногда Камнеедова так и подмывало задать вопрос, где она всего этого набралась, а главное, ради чего. Вроде бы не из тех, кто играет в амазонок… Однако игры играми, а факт - фактом, с задачей артиллерийского офицера княгиня, случись нужда, справилась бы на «отлично», да и пилотировать умела неплохо. При таких раскладах вести наблюдение ей поручили с чистой совестью и без малейшей опаски. Особенно с учетом того, что на «Орионе» тоже не дремлют и глядят в оба глаза.
        И вот теперь мужчины развлекаются, с интересом рассматривая объект исследований, а единственная в их компании женщина деловито раскладывает на столе нехитрый слесарный набор. Учитывая, что понимающий человек голыми руками способен довести оппонента до состояния воющего от боли мяса, даже пассатижи и дрель смотрелись жутко, и пленный это неплохо понимал. Во всяком случае, глазами косил и потел крайне натурально. Жаль только, пока что молчал.
        - Имя, звание, и вообще, кто ты такой? - голос Изабеллы прозвучал для пленного неожиданно. Вот так, он ждал, небось, что с ним будут говорить мужчины, а вместо этого… С другой стороны, все логично, чем больше его будут выбивать из колеи, тем проще допросить, а если он того не знает - так разве ж это проблемы хозяев корабля? Но и того, что негр ответит сразу, ожидать не приходилось. Тем не менее, после всего-то двухсекундной паузы, тот все-таки выдал:
        - Я - Дэниел Браун, гражданин Демократического Альянса Соединенных Штатов. И я требую, чтобы меня немедленно отпустили!
        - Очень хорошо, Дэниел, - напрочь игнорируя вторую часть фразы, кивнул одобрительно Камнеедов. - Очень, очень хорошо, что вы такой патриот. Даже название страны произносите полностью. Немногие за пределами Альянса его вообще помнят. А вот то, что вы здесь оказались - это, наоборот, плохо. Объясните мне, с какого перепугу вас занесло в систему, находящуюся под протекторатом Российской империи? Или вы решили, что такое хамство вам сойдет с рук? Так зря, батенька, зря. Это русские ездят там, где волки… гм… боятся справлять естественные нужды. Остальным же не стоит так рисковать. Так что ты здесь делаешь, козел?
        - Я - первый лейтенант[27 - Примерно соответствует нашему старшему лейтенанту.] военно-космических сил Альянса, и…
        - Не три нам уши, - вмешался Смит, до того подпирающий стену и лениво наблюдающий за происходящим. - У военного флота, к твоему сведению, имеются определенные понятия о том, что такое хорошо, и что такое плохо. Импортный эсминец - это еще туда-сюда, хотя я даже не представляю ситуацию, при которой его предпочтут кораблю собственной постройки. Уже потому даже, что в Альянсе строят лучше. Ну ладно, корабль я еще допускаю, но твой скафандр ни один уважающий себя офицер под страхом смерти не наденет. Это, как говорят в Империи, западло. Так что военнослужащим обычного подразделения ты быть не можешь. Если же ты разведчик - то, опять же, на тебя не распространяются никакие правила. В том числе и по обращению с пленными.
        - Ты слышал, мальчик? - выдал улыбку ласкового людоеда капитан. - Итак, что ты здесь делаешь? Рекомендую отвечать на вопросы.
        - Я требую…
        - Мне интересно, на основании чего? Ты задержан на территории, подконтрольной Империи. Без визы, что характерно. Сразу же вступил в конфликт с гражданином Империи, - про то, что он ударил первым, Камнеедов деликатно промолчал. - На борту потерпевшего крушение звездолета имперской постройки. Который, судя по всему, сами и сбили. Назови мне хоть одну причину не свернуть тебе шею.
        Негр заткнулся. По-видимому, кое-какие нюансы ситуации не приходили ему раньше в голову. Камнеедов наблюдал за ним безо всякого сочувствия. Очень похоже, негр даже не сообразил вначале, что наказание за нападение на имперский корабль в пространстве, принадлежащем (пусть и формально) Империи, только одно - смерть. Тот факт, что на борту были военнослужащие Альянса, он, судя по реакции, тоже не знал. И сейчас включил, наконец, мозги, пытаясь найти выход из положения.
        - Это не мы, - вякнул он наконец.
        - Тогда кто?
        - Не знаю…
        - Позволь тебе не поверить. Впрочем, это уже неважно. Нас здесь трое, для военно-полевого суда достаточно.
        - Это беззаконие! - взвизгнул негр. Голос его сорвался и стал отвратительно-визгливым.
        Камнеедов пожал плечами:
        - С пиратами поступают именно так, - о том, что и сам он переквалифицировался из пиратов в законопослушные корсары только-только, уточнять он, естественно, не стал. - По нашим законам.
        - Я гражданин Альянса! Я требую, чтобы ко мне относились согласно международному праву!
        - Ага, требует он… Ваше право - самое либеральное право в мире. И всем известно, что либералы Империю ненавидят и желают смерти императору. Хороший каламбур - уста либералов заняты концом императора. Честное слово, мы к этому отношения не имеем, они сами ориентацию выбрали. А все представители нестандартных ориентаций у нас проходят как вражеские агенты и сами подлежат военно-полевому суду. Так что ты попал, черномазый. Ух, как ты попал!
        Очевидно, такая вольная трактовка уголовного права была для негра совершенно неожиданной. И то, что над ним попросту издеваются, он сообразил не сразу. Несколько секунд ошарашенно шлепал губами и, наконец, выдал:
        - Вы не имеете права…
        Ну что тут скажешь? Дурак-дураком. Впрочем, это не лечится.
        - Ты знаешь, - негромко, но жестко перебил его Камнеедов и задумчиво побарабанил кончиками пальцев по столу, отозвавшемуся в ответ на удивление звонко, как барабан. - Когда я вылетал из Империи, то в разделе «суперретро» услышал весьма примечательную песенку. Рассказать, какую?
        О том, что в последний раз дома он бывал уже давненько, упоминать он не стал. Зачем? Суть-то в другом. Вот таким небрежным тоном вначале сбить не ожидающего подвоха собеседника с мысли - тогда проще внезапным поворотом разговора заставить его раскрыться. А дальше видно будет. Вот и сейчас лейтенант Браун лишь удивленно приподнял брови. И услышал небрежное:
        - Называлась песня, сколь мне помнится, «Ай-яй-яй-яй, убили негра». Она, в принципе, вся из этой фразы и состояла. Бредовая песенка, конечно, однако раз уж вспомнилась, то есть идея составить для вас культурную программу. Спектакль, например, поставить. Аккурат по этой песне. И даже предложить вам принять в ней участие. Дать роль, так сказать.
        И кто сказал, что негры тупые? Нет, они, конечно, по развитию стоят на ступеньку ниже остальных рас, исключения бывают, но их немного. Однако когда прижмет, и появляется реальный шанс лишиться собственной мягкой шкурки, даже самые тупые негры соображают не хуже других. И быстро, и здраво. Вот и сейчас Браун мгновенно сообразил, что дать ему могут только одну роль - того самого негра, благо цвет кожи подходящий. Сообразил - и посерел, что у его соплеменников является аналогом бледности.
        - Да не тряситесь вы так, - Камнеедов встал, ободряюще похлопал собеседника по плечу. - Обещаю: ваши сослуживцы запомнят вас героем. И мистер Смит - именно он продолжит с вами беседу - обязательно подтвердит это. Не так ли, Джон?
        - Само собой, - ответил штурман, вставая. Как и многие американцы, корни которых еще с докосмической эры уходили в южные штаты, негров он не жаловал. И подыгрывал сейчас Камнеедову вполне естественно, можно сказать, с улыбкой. Получалось у него неплохо, особенно учитывая рост, ширину плеч и шрамы на гладко выбритой голове. - Пойдем со мной, уголек, поговорим за жизнь тет-а-тет.
        Не факт, что Браун знал это давно вышедшее из моды выражение. А может, и знал, все же офицер, человек образованный. Как бы то ни было, идти ему не хотелось. Вжимался в кресло, будто стараясь расползтись по спинке подобно желе, и издавал какой-то звук, то ли вой, то ли скулеж. И почему-то очень тихо.
        Поразительно, а ведь его даже не били. И практически не давили морально. Камнеедов удивленно посмотрел на Смита, тот лишь плечами пожал:
        - Негры, что с них взять.
        - Во-во, разве что анализы, и те плохие. Как у вас этих чудиков вообще в армию-то берут? Тем более в офицерский корпус?
        - А их лет триста и не брали. Только в последнее время ожила толерантность. И вот, имеем то, что ты сейчас видишь. Откровенно говоря, я из-за таких и ушел. В том числе из-за таких.
        Браун, хоть и был напуган, уши держал открытыми и, услышав последние слова, начал что-то лепетать, но Смит заткнул его одним жестом и короткой фразой на английском. Причем отлично владеющий языком вероятного противника Камнеедов ее не понял. Очевидно, какой-то местечковый сленг. Зато негр отлично врубился и замолчал, испуганно глядя на штурмана. Изабелла же, про которую все забыли, тем временем взяла со стола аккуратные хромированные бокорезы, новенькие, муха не сиживала, и подошла к креслу, задумчиво пощелкивая инструментом:
        - Мистер… э-э-э… Браун. Учитывая, что добровольно вы сотрудничать не хотите, то я, пожалуй, начну…
        Начинать не пришлось. Все же красивая дама с задатками серийного маньяка (и неважно, что этот образ сложился исключительно в воспаленном мозгу того, кто отвечает на вопросы) действует на неокрепшую психику воистину убойно. Негр стал колоться, как сухое полено, и детектор лжи подтверждал: он говорит правду, только правду и ничего, кроме правды. Или как минимум свято верит в то, что говорит. Вот только ясности эта правда, к сожалению, не добавляла.
        Браун действительно оказался первым лейтенантом. Правда, не военно-космических сил, а ЧВК. Частная военная компания - те же наемники, но вроде как «в законе». Такие регулярно плодились в относительно «спокойные» периоды, когда государства не воевали между собой официально, и стремительно сдувались, когда речь заходила о по-настоящему серьезных конфликтах. Вот и «Горные львы» (в ЧВК любят громкие названия) зарабатывали на том, во что официальные власти брезговали лезть, и сейчас как раз выполняли заказ.
        Заказ… Конкретики Браун не знал. И неудивительно, кстати - слишком мелкая сошка, пускай и напялил на себя погоны. Ему было известно лишь то, что они опоздали, и это как-то связано с лежащим на планете кораблем. Так что в качестве источника информации он немногим превосходил обычное бревно из черного дерева. И единственным, что представляло интерес, была информация собственно по наемникам. «Горные львы» - компания не из топ-десять, эсминец «Паладин» (хорошее имя, кстати) - единственный их корабль, и прибыли они практически в полном составе. Но - и это было важно - заплатили им хорошо и вперед. Откуда Браун это знает? Да потому, что корабль этот вместе со всем содержимым они купили только-только, взамен достаточно потрепанного войскового транспорта. И откуда взялись деньги, теперь понятно.
        А еще Браун знал имя заказчика. Не потому что имел доступ к каким-то особенным тайнам, а просто штаб у них был, как унитаз - в смысле никакая секретная информация в нем долго не задерживалась. Наемники, и не из лучших, и этим все сказано. И сделала заказ некая Джулия Сливчук, гражданка Альянса и вроде бы даже политик. Смиту показалось, что он ее фамилию как-то слышал.
        Уже после допроса, когда они собрались в рубке, он поинтересовался у княгини, лениво и как-то очень привычно развалившейся в пилотском кресле:
        - Вам фамилия Сливчук знакома?
        - Да, приходилось… сталкиваться. Одно время она была крайне популярна.
        - Что, хороша бабенка? - чуть развязней, чем нужно, поинтересовался Камнеедов. Впрочем, капитану это простили - досталось ему сегодня больше, чем остальным. Да и сама по себе прогулка по набитому трупами кораблю для нервов определенное испытание. В общем, пропустили его интонации мимо ушей, тем более княгиня говорила и впрямь интересные вещи.
        - Да ничего. И, если верить слухам, безотказна, как автомат Калашникова. Благодаря этому и сделала карьеру в администрации предыдущего президента Альянса. Сейчас на какой-то мелкой должности в госдепартаменте, но там формальные определения мало что значат. По факту ее слово весит куда больше, чем должно бы.
        - Я вижу, вы ее не слишком-то любите, - усмехнулась Изабелла, внимательно осматривая поврежденный ноготь - дощелкалась кусачками. Все же нельзя подпускать женщин к чему-то сложнее маникюрных ножниц.
        - А за что мне любить эту… - княгиня не сдержалась и выдала короткое, но емкое определение, больше приличествующее совсем иному обществу. - Эта скотина на дух не переносит Империю. По слухам, кого-то из ее предков, то ли деда, то ли прадеда, оттуда выперли пинком под зад за участие в попытке сепаратистского переворота в какой-то провинции. Хотели основать, кажется, Незалежную Рохляндию или что-то такое, не вспомню сейчас. Почти удавшейся, к слову. Император тогда лично пообещал, что запрещает их родственникам до десятого колена появляться в Империи под страхом смертной казни. Ее саму, в смысле, эту б… гм… веселую женщину, демонстративно развернули на границе, когда она летела в Империю на переговоры в составе серьезной делегации. По репутации хорошая плюха, и она оскорбления не простила. И так не любила Империю, а сейчас точно ненавидит.
        - Ну, Империю не любит… Нас многие не любят. А вы здесь при чем?
        - О, совсем ни при чем. Совершенно. Просто именно с подачи этой курицы у них сейчас интересная стратегия - давить не на Империю, против нее кишка тонка, а делать гадости ее союзникам. И есть у меня подозрение, что мне пришлось бежать, в том числе и из-за этой дряни.
        - Тады ой.
        - Вот тебе и ой. И еще, - тут голос княгини стал проникновенно-одухотворенным. - Я, конечно, сейчас частное и абсолютно гражданское лицо. Заинтересованное вдобавок. Но есть у меня подозрение, что если вы поможете взять эту тварь за жабры, то Империя от этого только выиграет…
        Эсминец «Паладин» спокойно висел на орбите. Его капитан, бывший полковник ВКС Альянса, а ныне командир и, по факту, хозяин ЧВК «Горные львы» Дональд Сазерленд, пребывал в состоянии глубокой задумчивости. Ситуация выглядела… странно. А Сазерленд, хотя никто не осмелился бы назвать его трусом, странностей не любил и опасался. И на то имелись причины.
        За свою не слишком долгую, всего-то пятьдесят с хвостиком лет, но весьма насыщенную жизнь полковник видел многое. Побывал на коне и под конем, сделал красивую и стремительную, как русская ракета, карьеру и вылетел в отставку благодаря одному хмырю из министерства. Служил в Иностранном легионе, у лягушатников, был на неплохом счету - и едва не лишился головы, когда пришлось заминать одну дурно пахнущую ошибку политиков. И тогда он принял решение: работать - а война это самая обыкновенная работа - надо исключительно на себя, любимого. И если уж подставлять голову под чужие пули, то исключительно в том случае, когда цена перевешивает риски. В результате из наемников государственных он переквалифицировался в частные, создал без особых проблем собственную компанию, и ухитрялся иметь пускай не запредельный, но стабильный доход. На жизнь хватает, люди довольны, перспективы неплохие… Сам еще не стар, по нынешним временам полтинник - не возраст, даже первая треть жизни не прожита. В общем, все хорошо, благодаря в том числе и его умению быть не трусливым, но притом осторожным.
        Сейчас осторожность даже не кричала - верещала о том, что он, полковник Сазерленд, ошибся. Ошибся изначально, взявшись за этот заказ. Хотя вначале дело не выглядело таким уж сложным. Перехватить в нейтральном (формально это имперский протекторат, но все прекрасно знают, что даже у столь могучей державы пока что нет ресурсов всерьез заняться этой системой) космосе звездолет. Имперского производства, но, как клятвенно заверили, принадлежащий совсем другим людям. Это нормально - как и любая страна с развитой промышленностью, Империя продает многие товары, не слишком интересуясь, кто покупатель. Платили хорошо. Даже слишком - и уже в тот момент это должно было насторожить.
        Он тогда отмахнулся от предчувствия. Честно сказать, пожадничал - все-таки шанс купить в пару к дряхлому, хотя и вместительному транспорту современный корабль выпадает не каждый день. Списал на то, что клиент просто не разбирается толком в расценках. Простая работа, да еще силами не самой лучшей компании, стоит куда дешевле. А «Горные львы», честно сказать, команда посредственная. Лучшие кадры давным-давно расхватаны, пришлось брать, что есть. Хорошо еще Сазерленд неплохо разбирался, где кого можно найти, да и связи кое-какие сохранил. В итоге кто-то из легиона, кто-то из числа отставников, бывшие пираты, просто авантюристы… Выучка средняя, но все же третий сорт - не брак. А главное, полковник сумел установить и поддерживать приличный уровень дисциплины, это жизненно важно, и на недостаточном учете этого фактора прогорали слишком многие. И все равно столько, сколько ему предложили, работа силами их компании не стоила.
        В принципе, их подвел старый транспорт, у которого забарахлила система гиперперехода. Тащить его с собой вообще не стоило. Они и не тащили, просто отконвоировали на место постоянной дислокации и потеряли время. В результате в эту богами забытую систему прибыли с опозданием в несколько часов. Надо было бросить транспорт, сам бы дополз как-нибудь, и рвануть сюда на эсминце, но думали - не критично. В результате прибыли и увидели, что кто-то сделал за них работу. А может, эти умники сами навернулись… Неважно, в общем-то. Оставалось лишь удостовериться, что выживших не осталось.
        И снова непонятки. Посадочный модуль успешно приземлился, после чего «Паладин» начал облет планеты - так сказать, осмотреться во избежание сюрпризов. Теперь-то ясно, что это было ошибкой. Надо было или сразу произвести сканирование, а потом сажать модуль, или же плюнуть на все и висеть над ним до победы. Увы, пока они летали, модуль взорвался, экипаж погиб. Точнее, пропал без вести, но тут уж двух мнений не было, все же выжить в эпицентре ядерного взрыва довольно сложно. И Сазерленд никак не понимал, что здесь произошло - нелепая случайность, техническая проблема или чья-то диверсия. Вторая группа, высадившаяся практически рядом, сейчас осматривала место происшествия, и, отчаянно матерясь на радиоактивный фон (взрыв реакторов просто так не проходит), безуспешно пыталась проникнуть на борт погибшего звездолета. И чем дольше они возились, тем больше полковнику не нравилось происходящее. Особенно то, что второй модуль был последним и, случись с ним что-нибудь, сажать придется уже сам эсминец. А на поверхности планеты достаточно грозный в космосе звездолет превращается в большую и неуклюжую мишень, уж
в этом полковник за свою жизнь успел убедиться неоднократно.
        - Полковник, сэр!
        Голос вахтенного отвлек его от мрачных раздумий. Сазерленд повернулся к сидящему возле пульта оператору, заведующему системами наблюдения. Мальчишка ему, откровенно говоря, нравился, из него выйдет толк. Подался в наемники из-за романтики, которая слетает сейчас подобно рисовой шелухе, но циничным пока не стал. Дело знает. Надо будет присмотреться внимательнее и, если подойдет, начать продвигать. Слишком много среди офицеров откровенно не соответствующих своим должностям. Когда он формировал компанию, выбора не было, но сейчас это выходило боком. Не та все же у них квалификация, совсем не та. Не из-за этого ли пролюбили новенький модуль… Не-ет, надо их потихоньку задвигать, а наверх подталкивать своих людей, без гнильцы и обязанных только ему, полковнику Сазерленду. Своих людей!
        - Слушаю тебя внимательно, Дик. И не тянись так, не на параде.
        - Сэр, получен сигнал. Нам приказано лечь в дрейф и принять на борт досмотровую партию.
        - Что-о?
        - Взгляните сами, сэр.
        Вообще-то, для получения всей информации достаточно было всего-то перевести ее на командирский экран, но Сазерленд был так удивлен и взбешен, что встал и, пройдя два шага, оказался за спиной мальчишки. Посмотрел и едва удержался от того, чтобы выругаться. Крепко, смачно так выругаться. Проклятие, вот только этого ему здесь недоставало для полноты ощущений!
        Русский корвет. Старье жуткое, тип «Волхов», но, несомненно, имперской постройки. Он думал, их уже и не встретишь в императорском флоте - ан нет, видать, бегают еще. Для серьезных дел уже не годятся, но патрулировать в такой дыре - пожалуй, самое то. Имперцы рациональны.
        Однако же, выходит, дело и впрямь гнилое, если русские патрулируют систему. А судя по тому, как уверенно они идут, не только ощущают себя в своем праве, но и уверены в собственных силах. Наверняка ведь засекли уже, с кем имеют дело. Эсминец, конечно, способен превратить их в облако из болтов и гаек одним ударом, но если об этом станет известно русским… А они, скорее всего, узнают. Вряд ли, конечно, в ожидании того, как они дернутся, притаился в засаде крейсер, но этого и не требуется. Раз есть корабль, то у него и связь имеется. Скорее всего, где-то здесь болтается ретрансляционная станция, и найти ее вряд ли получится. За нападение на русский корабль - смерть, имперцы будут искать виновных и найдут их. За «Горными львами» начнут охотиться, словно за зверьем, за их нанимателями тоже. Черт!!!
        А с другой стороны, тут же успокоил себя Сазерленд, что здесь пока что страшного? Ну, залетели они в эту систему. Проступок, да, но на серьезное прегрешение не тянет. Нарушение весьма условных границ в космосе - дело житейское. А здесь уже они поймали сигнал бедствия и бросились на помощь. Нормальная ситуация, за первое обругают последними словами, за второе - даже уважение выкажут. И ведь, по сути, даже ни словом врать не придется. Главное, мелкие нюансы не уточнять.
        Корвет между тем вторично послал сигнал с требованием лечь в дрейф. Для экипажа боевого корабля оскорбление жуткое. Особенно с учетом того, что «Паладин» и так висит на орбите, да еще и с реакторами на холостом ходу. Но формально имеют право, чем беззастенчиво пользуются. Откровенно говоря, Сазерленд предпочел бы сейчас попросту свалить куда подальше, вот только группа, высадившаяся на планету, вернуться не успеет точно. Ладно, придется играть в гостеприимство. Тем более имперцы не переходят границ приличий, демонстрируя серьезность намерений, к примеру, выстрелом поперек курса. Которого, х-ха, не наблюдается.
        - Ответь им, Дик, - Сазерленд постарался, чтобы его голос звучал максимально ровно и спокойно, и ему это удалось. - Скажи, мы рады их видеть на борту «Паладина». И не переживай так, отбрехаемся.
        Окончательно в то, что отмажутся, он поверил, когда имперский корвет пристыковался к «Паладину» борт в борт, ювелирно выполнив сложный даже в полигонных условиях маневр. Не станут недружелюбно настроенные люди так стыковаться - все же экипаж эсминца, даже без учета десантников, в полном составе находящихся на планете, это двадцать рыл. На корвете же трое, от силы четверо. Стало быть, драться не собираются, просто и в самом деле хотят разобраться в происходящем.
        Открылся люк - очень мягко, как определило многоопытное ухо Сазерленда. Мягче даже, чем у «Паладина», и это притом, что эсминец новее. Корабль имперцы содержали в исключительно хорошем состоянии, придраться не к чему. О, а вот и они сами. Двое в повседневных комбинезонах без знаков различия. На поясах, разумеется, оружие, но это как раз нормально. Один здоровенный, как танк, гладко выбритый, десантный лучемет у бедра выглядит игрушкой. Второй габаритами поменьше, у этого штатный офицерский пистолет. Оба молодые… Ну, тогда все ясно. Наверняка здесь, в дальнем патруле, зарабатывают льготную выслугу. Карьеру хотят сделать. И, скорее всего, так давно в этой заднице мира, что будут рады любым гостям.
        - Добро пожаловать! - Сазерленд изобразил радушную улыбку. - Мы всегда рады гостям.
        Здоровяк в ответ сделал неопределенный жест, его товарищ лишь сдержанно кивнул. Потом представился:
        - Лейтенант Камнеедов. Прошу предъявить документы и объяснить, на каком основании вы вторглись на территорию Империи.
        Ну, что же, ожидаемо. Сазерленд улыбнулся и сделал приглашающий жест. Если русский до сих пор в таком малом звании, то он классический неудачник. Понятно теперь, с чего он оказался в этой дыре. А значит, и обвести этого дикаря вокруг пальца затруднений не составит.
        Жаль только, проверить свою теорию полковник так и не смог. Приватный разговор в рубке, куда они прошли (а куда деваться, хочешь демонстрировать чистоту намерений - выполняй распоряжения полиции, ну, или этих патрульных, что сейчас одно и то же) так и не состоялся. Или, точнее, пошел не по тому сценарию. Как только дверь закрылась за их спинами, полковник Сазерленд получил возможность убедиться как в недостаточной квалификации своих людей, так и в том, что шести человек, находящихся в рубке, явно недостаточно для контроля за русскими.
        О нет, они не устраивали мордобоя в стиле китайских боевиков, не пытались стрелять, будто персонажи дешевого вестерна. Вместо этого один из них, тот, здоровый, взорвал электромагнитную бомбу. Вот зачем ему потребовался лучемет - в его кобуре, вместо запасной батареи, эта самая бомба уютно и устроилась. А фоновое излучение приняли как раз за то, которое и должна иметь батарея. И прошли, сволочи, все сканеры на входе безбоязненно.
        Бомба рванула. Компьютеры эсминца, конечно, были рассчитаны на куда более серьезные угрозы, но - идущие извне. А когда удар, вместо того чтобы пройти сквозь внешнюю обшивку, а потом кучу экранирующих блоков, обрушивается на нежную электронную начинку вот так, сразу, да еще и из святая святых любого звездолета… В общем, часть аппаратуры погорела сразу. Главный компьютер эсминца такой мелочью, конечно, было не пронять, но он моментально пошел на перезагрузку, и в течение следующих трех минут корабль был полностью парализован. Что русским, в общем-то, и требовалось.
        У второго русского, как выяснилось, и оружия-то с собой не было. Вместо мощного и громоздкого табельного ствола в кобуре обнаружились два баллона с газом. Первый полетел на пол рубки и буквально выплюнул мощное облако прозрачной дряни. Достаточно распространенный газ, широко применяемый подразделениями антитеррора, эффективно работающий как через легкие, так и просто через кожу. Без вкуса, без цвета, без запаха… Зато с мощным и практически мгновенным останавливающим действием. И те, кто не принял заранее антидот, попросту рухнули без сознания. А русские, естественно, заранее принявшие меры, тут же подключили второй баллон к корабельной вентиляции. И прежде, чем компьютер звездолета ожил, весь экипаж уже лежал вповалку. Оставалось их только, во избежание последующих эксцессов, обездвижить наручниками и стащить в трюм.
        Вот так, практически мгновенно и совершенно бескровно, достаточно мощный боевой корабль оказался захвачен. Как это часто бывает, наглость, изобретательность и готовность рискнуть переиграли силу. Оставалось лишь поздравить автора идеи. « - Вам бы, княгиня, пиратом быть - больших высот бы достигли. - Ой, да ладно, политика от пиратства отличается разве что наличием смокингов. И вообще, я у вас научилась. - Это когда? - Я на заре карьеры с русскими успела полетать. Славное было времечко…» Правда, оставалась еще группа на планете, но с ней пока решили не торопиться. Просто заблокировали дистанционно управление модулем, а заодно наглухо задраили люки и отключили бортовой компьютер. Очень эффективная мера, особенно с учетом того, что эти умники дружно выбрались наружу. Оставалось лишь гадать, догадаются они повторить трюк Камнеедова с техническим люком, или так и будут прыгать да кулаками трясти.
        Впрочем, это была маловажная подробность. При любых раскладах, даже если они сумеют проникнуть на борт посадочного бота, с планеты им быстро не взлететь. Да и вообще, с десантниками решить вопрос можно было достаточно просто. К примеру, обстреляв их с орбиты. Можно, но пока, честно говоря, не хотелось. В конце концов, ни лично Камнеедову, ни его товарищам эти парни, топчущиеся сейчас на планете, никакую свинью пока что не подкладывали. Ну, пересеклись интересы, бывает. Подождут внизу, посидят в скафандрах, а там видно будет. Пока же следовало поговорить с полностью деморализованным командиром этой банды. А то придет в себя, начнет что-то выдумывать, придется его бить… Оно, спрашивается, надо?
        - Это беззаконие! - возопил Сазерленд, едва пришел в себя и обнаружил, что сидит, привязанный к креслу. Все тому же, кстати, в котором недавно сидел Браун. - Я требую!..
        - В морге требовать будешь, - Смит, удобно устроившись напротив полковника, неторопливо прихлебывал кофе. Аромат был - закачаешься, Кими расстаралась. Камнеедов сидел, привалившись к стенке, и тоже наслаждался качественным напитком. Первую скрипку он решил отдать товарищу. Все же бравый корсар сегодня очень устал, а хлебать искусственных стимуляторов сверх меры не хотелось. По соседству устроилась Изабелла, на сей раз без своего инструментария. Сазерленд - это вам не тот негр, пугать его столь примитивно бесполезно. Или удастся договориться, или придется сразу переходить к химии. Княгиня опять расположилась в рубке, но за происходящим в трюме наблюдала. Кими готовила обед. А «Орион» делал облет планеты - мало ли какая еще пакость здесь обнаружится. - Итак, полковник, объясните теперь, с какого перепугу вы действуете на подконтрольных Империи территориях, без лицензии, да еще и по заказу некоей Сливчук? Советника госдепартамента… К слову, очень удобная должность, вы не находите? Ни за что не отвечаешь, а полномочий масса. И объясните, чего вы накурились? Сбить имперский звездолет - это ж совсем
нужно ума лишиться.
        О том, что лежащий на планете корабль не имперский, да и сбили его отнюдь не бравые ребята Сазерленда, штурман, естественно, промолчал. Первое наемник не знает - и пускай не знает, а второе… Пусть думает, что именно его считают виновным, тем более выглядит со всех сторон подходящей кандидатурой и сам это понимает. Разъяренные от такого хамства русские способны устрашить кого угодно. И не только устрашить, но и закопать, причем будут в своем праве. Так что пускай боится, сволочь.
        Сазерленд и впрямь боялся. Вообще, полковник был достаточно храбрым человеком, но почему-то, когда он глядел на здоровяка, ведущего допрос, его бычью шею и шрамы на поблескивающей, как бильярдный шар, голове, у него возникала нехорошая ассоциация. Как-то в молодости судьба занесла его на Чикаго Дальний. Обычная, в общем-то, командировка, но как-то раз отдыхал он от трудов праведных на море, и пришлось ему столкнуться там с очень интересной компанией. В ней были и красивые девушки, и комиссар полиции, и профсоюзные деятели, и просто случайные вроде бы люди. Единственное, что роднило их всех - отличный, качественный бетон, в который упакованы их ноги, и пять метров воды сверху. Тамошняя мафия прятала концы в воду, причем в буквальном смысле этого слова. И почему-то Сазерленд не сомневался - русские, случись нужда, без малейших раздумий поступят точно так же.
        В общем, поломался он исключительно для того, чтобы сохранить лицо. Как-то не положено колоться сразу. Тем не менее и тот факт, что его гибель не войдет ни в одну статистическую выкладку, он тоже не забывал. ЧВК для того и существуют, чтобы не погибали солдаты, за жизнь которых политики обязаны хоть как-то отчитываться. А раз так… Если кратко, расходный материал категорически не желал умирать, и колоться начал сразу же после того, как симпатичная (даже в нынешнем своем не способствующем романтическому восприятию мира положении он не мог этого не признать) женщина принялась растягивать на его голове паутину датчиков. Глубокое сканирование - штука сколь болезненная, столь и фатальная, так что никто, даже враги, не осудили бы полковника в данной ситуации…
        - Итак, - Камнеедов прошелся по рубке. Спать хотелось до нереальности, однако дело стоило завершить. - Подведем итоги. Возражений нет?
        Судя по глубокому молчанию, возражений и впрямь не было. Все, даже Кими, допущенная в качестве зрителя без права голоса и тихонечко сидящая в углу, готовы были слушать. Хотя, с другой стороны, почти все они и сами знали не меньше. Просто надо было привести сложившуюся картину к единому знаменателю.
        - Поехали по пунктам. Экспедиционного транспорта «Вайгач» в системе не обнаружено. Или он пришел сюда раньше нас и успел покинуть систему, или здесь его вообще не было. Можно подождать, разумеется, однако есть подозрение, что корабль сюда вообще не придет.
        - Возможно, у него есть какой-то альтернативный маршрут, о котором мы не знаем, - вставил свои пять копеек Смит и бросил короткий, отнюдь не преисполненный благодушия взгляд в сторону Изабеллы.
        - Возможно, - кивнула она. - В этом случае я не могу ничего добавить. Информации у меня просто нет. Для меня эта точка маршрута была названа как конечная.
        - Пусть так, - задумчиво покачал головой Камнеедов. То, что задумчивый вид большей частью происходил из-за усталости, показывать было нельзя. Командир должен выглядеть бодрым, уверенным в себе и готовым к новым свершениям. Это поднимает дух экипажа. Увы, сам себе в такой ситуации ты не принадлежишь. - Далее. Обнаружен корабль «Альтаир», однотипный с «Вайгачом». Очень возможно, принятый за наш транспорт. Сбит, очевидно, гравитационным ударом.
        - Добавлю, - кивнул Смит. - Силовое поле корабля в момент удара было выключено.
        - Почему?
        - Потому, что когда он плюхнулся на планету, сверху нанесли удар. Я посчитал спектры излучения, по всему выходит, термическая бомба. Термоядерная, с плазменной накачкой. Такие есть на вооружении у Империи, Альянса, у европейцев… Много у кого есть, проще перечислить тех, кто им не обзавелся. Оружие старое и надежное.
        Все логично, подумал Камнеедов. Термическая бомба, вся энергия от взрыва которой, все эти кило- и мегатонны превращаются в тепловое излучение. Сразу становятся понятны оплавленные скалы. Оружие достаточно распространенное для того, чтобы его нельзя было привязать вообще ни к кому. Его производили и производят многие, причем давно, продавали и перепродавали тоже неоднократно. Но при этом ударная волна относительно невелика, да и прочие факторы, обычно сопутствующие ядерному и термоядерному взрывам, тоже практически полностью утилизируются. Для точечных ударов самое то. И первый, самый жесткий импульс поглотило силовое поле транспорта. Потом оно, естественно, отказало, но остаточной мощности взрыва хватило лишь на то, чтобы ободрать корпус звездолета. Больше повреждений он не получил, единственно, осел в размякший от жара камень.
        - Тогда добавлю и я, - это уже княгиня. - На тот момент корабль был уже с мертвым экипажем. Следовательно, бил тот, кого на нем считали своим и не опасались.
        - Почему? - все дружно повернулись к женщине.
        - Да все же просто. Его ударили гравитационной волной в момент, когда он стоял на планете. Ударили внезапно. Дистанция - не более двадцати-тридцати километров. И если поле было бы включено, оно или отразило бы удар, или генераторы вышли бы из строя от перегрузки. Если же оно оказалось способным отразить термическую атаку, стало быть, включилось уже после первого обстрела, автоматически. Экипаж был к тому времени уже мертв. И мертв потому, что ударил по ним тот, кого считали своим и не опасались.
        Все верно, об этом стоило подумать раньше. Камнеедов с трудом удержался от того, чтобы сморщиться, как после ядреного лимона. Его промах, голову вовремя не включил. Гравитационная волна - оружие грозное, но предназначенное исключительно для ближнего боя. Ее мощность снижается пропорционально квадрату расстояния. Соответственно, энергии не напасешься. Для создания гравитационной пушки, дальнобойностью сравнимой с плазменной, нужен реактор, габаритами сравнимый с астероидом. Именно поэтому ее основное назначение - противодесантная оборона. Нанести внезапный удар по другому кораблю может лишь тот, кого сознательно подпустили практически борт к борту.
        - Тогда почему по звездолету не ударили вторично? - задумчиво пробормотала себе под нос Изабелла.
        - Возможно, мы спугнули того, кто этим занимался. А это, в свою очередь, означает, что противник наш не слишком крут. Драться с двумя корветами он не жаждет, а значит, и особой огневой мощью похвастаться не может.
        - Логично, - Камнеедов потер виски. - Изабелла, что у нас с документами, которые я притащил?
        - Пока ничего особенного. Стандартный набор для любого транспортного корабля, чтобы без помех побывать в порту и уйти из него.
        Возможно даже, с грузом. «Альтаир» числится в частном владении, куплен давно. Единственно… В экипаже военные, а про них тут ни слова. Все числятся гражданскими лицами.
        - Ну, это как раз ничего не значит. Возможно, отставники, которым дорога память о боевом прошлом. Видел я и не такое, - усмехнулся Смит. - Это всё?
        - Нет, часть документов зашифрована, подобрать код я не смогла. Не гражданский он.
        А я, увы, не криптограф - так, научили вершкам.
        Подозреваю, там самое интересное, однако же, понять, что именно, мы не сможем.
        - Все понятно… что ничего не понятно. Поехали дальше. По наемникам?
        - Они получили заказ, и только, - пожал плечами Камнеедов. - Корабль определенного типа в определенном месте. На кого охотились, не знали. Даже забрать с борта сбитого корабля документы было желательным и хорошо оплачиваемым, но отнюдь не обязательным условием сделки. Для нас, точнее, наших спецслужб важна разве что фамилия заказчицы - через нее можно взять за жабры крайне интересных людей.
        - Интересно, почему выбрали именно их? - задумчиво пробормотала княгиня.
        - Тут все просто. Серьезные люди за такое не взялись бы. Чуют, чем пахнет. Свидетелей бы аккуратно зачистили. А может, и нет, но умные люди так рисковать и подставляться не станут. Пришлось выбирать из мелочи. На месте этих олухов могли оказаться вообще какие-нибудь пираты, вроде нас. Или еще кто похуже. Но сейчас все это маловажно.
        - Кроме разве что самого корабля, - ввинтила свои пять копеек Изабелла. - По всем законам он наш - трофей, как-никак. Только вот с регистрацией, если захотим оставить его себе, могут возникнуть проблемы.
        - Я в доле, - хмыкнула княгиня. - Когда верну престол, можно будет зарегистрировать его на Монако.
        - Тоже вариант. Хотя, я надеюсь, твое руководство, - Камнеедов бросил выразительный взгляд на Изабеллу, - не останется в стороне и поможет решить мелкие вопросы. А вообще, сначала корвет, потом эсминец. Если так пойдет дальше, через неделю можно рассчитывать на линкор… Ладно, это была шутка. Поехали дальше?
        - Нет, надо еще забрать с планеты тех, которые там остались.
        - Или не забирать, сами помрут. Это, кстати, уже совсем не шутка, а реальный, очень хороший вариант. Но вообще их вшивый десант сейчас даже не проблема, а легкий штрих к маловажному эпизоду. Пленным больше, пленным меньше… Что насчет конкурентов?
        - Как минимум каким-то боком участвуют Альянс и китайцы. И те, и другие шли явно тем же курсом. Возможно, и Британия каким-то образом замешана.
        - Слишком многие в курсе дел. Вопрос только, что они знают, а чего нет. Информация течет, как радиация из старого реактора. Я, конечно, понимаю, информация всегда утекает, свойство у нее такое. Перед ней даже жидкий гелий - так, мелочь, внимания не стоящая, но лично меня такой масштаб настораживает. Изабелла, милая, что ты думаешь по этому поводу?
        - Не знаю, - вздохнула агентесса. - Я ведь не штабной аналитик, а всего лишь полевой агент в невысоких чинах. Явно идет какая-то большая игра, но до меня нюансов не доводили…
        - И вот отсюда надо танцевать, - вздохнул Камнеедов. - В общем, я все сильнее подозреваю, что передатчик материи, о котором ты мне плела - всего лишь слух, ловушка наших разведчиков, контрразведчиков или еще кто там замешан. Не открывай возмущенно рот. Ты знаешь ровно то, что тебе сообщили. Сыграть тебя могли и втемную, как и всех нас. У разведки свои законы, и я ничуть этому не удивлюсь. Что скажешь?
        - Даже спорить не буду, - чуть подумав, ответила Изабелла. - Но если все же мне сообщили правду… Передатчик должен принадлежать нам. Или не принадлежать никому. Даже вариант «для всех» не рассматривается. Ясно?
        - Это само собой.
        - Очень хорошо. Что сообщим Фрэнку?
        - Пока ничего. Да и потом тоже. В конце концов, он нас подставил.
        - Что?
        Это, казалось, выдохнули все и одновременно. Камнеедов вздохнул и развел руками:
        - Ну, люди, вы сами подумайте. Фрэнки ошибся со счислением, выскочил на другой стороне системы… Ребята, Фрэнк - ас. Мы все… ну ладно, не все, но мы с Джоном точно его знаем не первый день. Он проводил свои корабли через гиперпространственные шторма одной левой. Дряхлые лоханки! А сейчас, в спокойной ситуации, на отличном корабле, ошибся? Жень, вот только честно, не кривя душой. Скажи мне, ты сам-то в это веришь?
        - Если честно, не очень, - подумав немного, ответил Смит.
        - Вот и я - не очень. Скорее уж, я предположу, что, имея более скоростной корабль, лучшую аппаратуру и, прости уж, превосходя тебя, как штурман, Фрэнк прыгнул сразу к планете. Засек там «Альтаир», под каким-то предлогом приблизился к нему и ударил. Вопрос, как его подпустили, но тут уже надо разбираться. А потом совершил второй прыжок, уже в пределах системы. Сложно - но можно. Логично звучит версия?
        - Не хуже любой другой, - мрачно отозвалась Изабелла. Ее можно было понять - по идее, фонтанировать такими идеями должна была она сама. - И объясняет, почему мы здесь никого не засекли.
        - Потому что никого, кроме нас, и не было. Единственная ошибка Фрэнка… Да не ошибка даже, а так, неудачное стечение обстоятельств - это сработавший маяк. Иначе мы этот несчастный «Альтаир» даже не нашли бы. Ну и хорошо, что я Фрэнку не доверял.
        - И пошел вместе с ним в атаку?
        - Если у человека задача не потерять наше доверие, то он надежен… до определенного предела. Не правда ли, Кими?
        - Что? - все вновь уперлись глазами в Камнеедова, потом дружно перевели взгляды на японку. Та побелела, словно мукой осыпанная.
        Капитан дружелюбно помахал ей рукой:
        - Да не переживай ты так, я тебя давно уже подозревал. Ровно до тех пор, когда подозрения перешли в уверенность. Именно поэтому я и таскаю тебя с собой, вместо того чтобы высадить по дороге, а отнюдь не из-за твоей мольбы. Держи друга близко, врага еще ближе, только и всего.
        За девчонкой было интересно наблюдать. Она, похоже, банально не успевала перестроиться, понимала умом, но не сознанием, что все уже закончилось, и игра ее была проиграна давным-давно. Какой же она еще ребенок, невольно подумал Камнеедов. Вот сейчас наверняка честно верит, что все происходящее вокруг - не более чем сон. Проснется - и все станет по-прежнему. А ведь ничего уже не изменить, поезд несется под откос, и только от сидящих здесь зависит, подать ей руку помощи или толкнуть дальше, чтобы понадежней упрятать ставший ненужным и опасным балласт под грудами рвущегося металла. Потом, чуть позже, она поймет и испугается, но уже по-настоящему. О, поняла! А вот о том, что русские не воюют с детьми, и ничего ей всерьез не угрожает, понимания пока что нет. Ну и ладно, пускай еще немного побоится - это весьма способствует откровенности.
        Однако, стоит признать, в себя девчонка пришла довольно быстро. Похоже, наследственность все же хорошая, что логично, в общем-то. Иначе у нее крыша еще на Базе съехала бы. И сообразила, что вот прямо сейчас ее на ломтики резать не начнут. Кто поопытнее наверняка постарался бы еще и партию какую-нибудь разыграть, психологический этюд, чтобы попытаться опровергнуть подозрения. Но здесь не тот случай, все же Кими - не спецагент под прикрытием, натасканный серьезными людьми и сам готовый к великим свершениям. Как ни крути, а она была и осталась малолетней соплей, угодившей в сложную жизненную ситуацию. Да, за спиной такое, что иному спецагенту и не снилось, но вот с умением распорядиться раскладами у девочки было так себе.
        - Как ты догадался? - мрачно спросила она.
        - Это было несложно. Подозревать я начал сразу же после разговора с Фрэнком. Понимаешь, уж больно нереальной выглядела причина. Большой Али, чтоб ты знала, вовсе не тупой пират и не отсталый туземец. Да, арабы выродились - но все равно опускать их ниже плинтуса глупо. Неправильные умозаключения часто приводят к серьезным проблемам.
        - А можно без лирики?
        - Можно, Кими, можно. Большой Али - образованный человек…
        - Скотина!
        - Ладно, соглашусь с тобой. Образованная скотина, тебе так легче? Ключевое слово здесь «образованный», и значение слова акупунктура он знал не хуже нас с тобой. Не владел, разумеется… А может, и владел, не знаю… Хотя нет, вряд ли, однако же человека с иголкой к себе не подпустил бы. Особенно зная, как его «любили» рабы вообще и малолетние наложницы в частности.
        - Не все можно увидеть.
        - Здесь соглашусь, и на единственную несуразность я бы внимания не обратил. Но дальше… Трэш и угар! Девочка, твой следующий прокол - письмо с Геи. Для того, чтобы его отослать, необходимо было подключиться к местной сети. А доступ к ней я сам, лично блокировал. Я, конечно, не гений, но обучали меня все же неплохо, на раз блок не сломаешь. Ты смогла.
        - Может, я хакер с многолетним стажем?
        - Допускаю, тем более многие в сети чуть не с пеленок шарятся. Хотя проще обойти запрет, используя кое-какие технические устройства. А еще проще - послать сообщение до того, как я его установил. То есть еще когда мы только-только приземлились. Впрочем, ладно, всякое бывает. Это сейчас непринципиально и маловажно. Но как ты объяснишь третью нестыковку?
        - Это какую?
        - Деньги, милая, деньги. Знаешь, сколько стоят услуги охотника такого класса, как Фрэнк? Даже если бы Большой Али потерял мозги и бросил все на месть, у него просто не нашлось бы достаточной суммы. Значит, деньги дал кто-то еще. У меня хватает врагов, однако же все они не настолько богаты. Так что извини, конечно, но кто-то нанял Фрэнка, а ты дала ему наводку и обеспечила легенду. Ну и еще одна мелочь - то, как ты всеми силами пыталась остаться на борту корабля. Вплоть до того, что всеми силами меня охмуряла. Может, конечно, дело и впрямь обстоит так, как мне объяснили наши доморощенные психологи. Но куда больше вероятность того, что тебя кто-то держит на крючке, и оказаться вне корабля тебе опаснее, чем рисковать с нами вместе. Хотя, может, тут и то, и другое, не знаю. Я, может, немного сумбурно говорю, но общая мысль, думаю, понятна. Рассказывай, что и как, и помни: твоя дальнейшая судьба зависит только от твоего рассказа. Итак, я внимательно слушаю. Только, пожалуйста, рассказывай откровенно - детектор лжи включен.
        Десантников с планеты поднимали через сутки, когда сами отдохнули и выспались. К тому моменту они были как та старая дева, на все согласные. А куда деваться? На борт «Альтаира» попасть они так и не смогли - механизмы управления люком, которым воспользовался Камнеедов, выжгло взрывом. Десантники, скорее всего, даже не поняли, что перед ними за оплавленная ниша. И воспользоваться аналогичными устройствами возле других люков им тоже в голову не пришло. Камнеедов лишь головой покрутил - уровень подготовки этих орлов, на его взгляд, не просто падал в минуса, он в них зашкаливал. Действительно, данная конкретная ЧВК выглядела откровенным третьим сортом.
        Просидев на планете без еды, воды, теплого сортира и вдобавок при повышенном радиоактивном фоне, десантники малость пали духом. Даже, наверное, не малость - уж больно их ругань, когда с корабля пришел вызов, жалобно звучала. На их месте Камнеедов предпочел бы выйти за пределы зоны заражения и провести дезактивацию скафандра, благо простейшие средства для этого имелись в стандартном аварийном комплекте, а не найти в горах, увенчанных пусть небольшими, но ледниками, ручей - это надо очень постараться. Ну а дальше можно было бы поискать варианты - в конце концов, планета отнюдь не безжизненна. Эти же орлы, что деревья клюют, сидели на заднице ровно. И, когда с орбиты им предложили сдаться, радостно согласились. Оставалось лишь разблокировать дверь в модуль и поднять их на орбиту.
        Уже на борту эсминца стало ясно, почему эти вояки такие… не слишком воинственные. Из шестерых десантников четверо оказались женщинами. Камнеедов аж обалдел, но Смит растолковал ему цену вопроса. На центральных планетах Альянса, где по закону (а куда деваться, окончательный вердикт по такого рода бизнесу у них выносится исключительно в столице) пришлось регистрировать компанию, в последние годы, как и много веков назад, расцвели извращения вроде эмансипации, толерантности и прочих метросексуализмов. Прямо идеологическая диверсия какая-то, особенно учитывая, что однажды все это уже довело американцев до краха, отбросив с позиции гегемона на уровень «одного из многих». И в результате на женщин с неграми приходилось выделять квоты, иначе - ой-ой, как влететь можно. Что характерно, на деньги, а они в Альянсе у большинства граждан самое больное место. С неграми еще туда-сюда, хотя вояки они посредственные, а женщины пытались влезть повсюду, будто им там медом намазано. Вот и приходится набирать баб. И если на то, что в экипаже эсминца их было аж трое, Камнеедов смотрел без удивления, то в десанте… Ну
маразм же, право слово!
        Когда они оказались на борту корабля и нестройной группой встали у стены, вид у этих, с позволения сказать, героев был какой-то ощипанный. А ведь Камнеедов помнил и настоящих, не частных десантников Альянса. Вполне себе крутые парни. С имперскими коллегами не сравнить, конечно, но вполне на уровне. Здесь же - мокрые курицы. Хотя… Он присмотрелся к стоящей с краю блондиночке, мысленно раздел, одел, признал, что вид у нее вполне товарный, деликатно толкнул локтем Изабеллу и громким шепотом спросил:
        - Милая, а если б я тебе изменил с той красавицей, ты бы меня поняла?
        - Тебя - да, ее - нет.
        - Почему?
        - У тебя зад шире.
        Товарищи, слышавшие разговор, для того, в общем-то, и предназначенный, дружно заржали. Даже Кими, хотя она все еще пребывала в расстроенных чувствах. А еще в полном охренении, когда ее не стали убивать, а как ребенка поставили на часок в угол, чтобы она там задумалась о своем поведении. А куда деваться? Даже выпороть ее рука не поднялась. Так что постояла, а потом ее дружно загнали на камбуз - есть всем хотелось капитально.
        А куда деваться? Тут надо думать, как с двумя кораблями сразу управиться, притом что даже перегонная команда на эсминце восемь душ. В такой ситуации даже одного человека потерять роскошь непозволительная.
        - А я предлагаю сжечь ее, как ведьму, - хмыкнула сзади княгиня. Сейчас, в комбинезоне, с пистолетом на ремне и свернутыми в тугой, не мешающий движениям пучок волосами она словно бы сбросила лет десять, а то и пятнадцать. Адреналин в крови - вот она истинная молодость. Да и вообще, вписалась она в их дружный коллектив неплохо. Сейчас, наверное, могла бы гулять без охраны в самом опасном районе, и никто косо глянуть не посмел бы. Во избежание дырки во лбу для вентиляции мозга. - Все красивые женщины однозначно ведьмы.
        Учитывая, что она в молодости, да и сейчас тоже, вполне тянула на это звание, ей безоговорочно поверили. Профессионал все же, из первых рук знает. Но насчет строгости приговора дружно возразили:
        - Сжечь? Но она и впрямь такая красивая…
        - Ладно, ладно, уговорили. Но потом все равно сжечь!
        На сей раз хохот получился воистину громовой. А вот пленные дружно морщились. То ли поняли, о чем речь, то ли просто не нравилось, когда смеются над ними. Впрочем, победители имеют право позубоскалить, этого никто не посмел оспаривать. Камнеедов утер слезы тыльной стороной ладони, махнул рукой:
        - Идите уж. И не бойтесь, расстреливать не будем. Пока, во всяком случае.
        Пошли. Ну а что им оставалось делать? Тем более, понимали, что захотели бы - давно бы прибили. Только та белобрысая, над которой смеялись, выдала пару неразборчивых, но явно не самых лестных фраз. Видимо, когда поняла, что прямо сейчас в космос не выкинут, у нее храбрость проснулась. Однако никого это, честно говоря, не задело. Камнеедов лично сопроводил угрюмых пленных в трюм, где и запер, после чего махнул рукой:
        - Ну что, работаем, как договорились?
        А чего тут договариваться… Отогнать эсминец, конечно, они сумеют. Хотя бы банально пришвартовав его к борту своего корвета. Утянет как-нибудь. Но вот все остальное пойдет кобелю под хвост, задание они не выполнят. Да и Фрэнк, что ошивается рядом, увидев, как они возвращаются, может взбрыкнуть. А потому эсминец посадить на поверхность здешней луны, аккурат туда, где недавно располагались их собственные корабли, и пусть себе прохлаждается. Вернутся - отгонят домой. Ну а не вернутся… Что ж, значит, не судьба. Запертым в трюмах пленным продуктов хватит на пару месяцев, система жизнеобеспечения на эсминце надежная. Лишний грех на душу брать не хотелось, тем более Сазерленд и его орлы ничего плохого Камнеедову сделать просто не успели. А раз так… По истечении семи недель замки разблокируются, и до дому они дотянут. Если же получится вернуться, то можно будет высадить их где-нибудь подальше, все честно.
        Пока они сажали эсминец и маскировали его, неудачливая шпионка громко бухтела на камбузе, подвергая его тотальному разграблению. Нельзя сказать, что выбор продуктов был больше, чем на «Викинге», но все же попадались ингредиенты, которых на борту корвета не запасли. Впрочем, голос был недовольным только вначале. Когда же Камнеедов с Изабеллой отправились посмотреть, с чего это там все затихло, они обнаружили японку сидящей прямо на полу. Откинувшись спиной на переборку, девчонка закатила глаза, пребывая в блаженном состоянии, и чуть ли пузыри не пускала. Удивительным это состояние назвать язык не поворачивался - аккурат рядом с ней лежала причина столь расслабленной позы. Внушительная такая причина, можно сказать, пузатенькая. Камнеедов взял, принюхался… Ром, и довольно приличный. Этикетки нет, но в напитках он разбирался. Это ж она всю бутылку между делом, считайте, уговорила. Что творит! Да еще в столь юном возрасте… Куда катится мир!
        Откровенно говоря, рассердиться на нее за такое нарушение устава рука не поднималась. У девчонки только-только произошел срыв шаблона, и сейчас менялось восприятие мира. Бывает. Только как себя вести и вообще как этот мир стоит воспринимать, она сообразить пока не могла. Ну и пусть ее. Привыкнет. К ней же привыкли…
        Камнеедов подхватил ее на руки, Та тут же засопела, устраиваясь поудобнее. Котенок котенком. Вот так он ее и отнес на корвет. Положил на койку, несколько секунд смотрел… И надо же ей было огород городить!
        Вчера она раскололась, похоже, до донышка. А смысл? В общем-то, могла бы и сразу все рассказать, проще бы вышло. Хотя, конечно, веревкой ее привязали крепкой. Отцом, единственным близким человеком.
        Вообще, интереснейшая получилась история. Рассказывая о том, как сбежала от Большого Али, Кими не соврала, просто деликатно опустила один момент. Кого другого бы на этом спалили, но все-таки и поведение в целом, и просто мимика европейских женщин и азиаток несколько отличается, поэтому на несообразности экипаж «Викинга», сплошь представители другой расы, просто не обратил внимание. Списал подсознательно на разницу менталитета и генетики. Тот, кто продумывал расклады, очень хорошо разбирался в людях.
        Расклад был прост. Кими и впрямь собралась бежать. И даже сделала Большому Али пакость, о которой честно поведала экипажу корвета. Да, страшна ты, женская месть. Но когда она уже собралась выдвигаться, ее аккуратно перехватили.
        Лицо того, кто вдернул ее в ничем не приметную комнату, она не видела. Честно говоря, решила, что дернули ее со вполне конкретными целями, любителей там хватало. Даже зубы стиснула, чтоб не заорать - ради шанса вырваться с Базы она готова была вытерпеть что угодно. Но, к ее удивлению, ей просто тихонечко, шепотом объяснили, как лучше попасть на борт корабля и что сделать для обеспечения бегства. А еще приказали кровь из носу передать сообщение с первой же стоянки и ждать дальнейших указаний, в обязательном порядке оставаясь при Камнеедове. Любой ценой, а иначе ее отец… Ну, в общем, он умрет, причем мучительно. Учитывая, что он был на Базе, угроза вполне реальная. Она согласилась, куда деваться.
        Мрачнее всех после ее рассказа был Смит. Штурман не мог понять, кто же их так просчитал. Не их даже - его, ведь когда девчонке ставили задачу, он сам рассматривал корвет всего лишь как альтернативный вариант, один из многих. В таком состоянии благородной задумчивости он и пребывал до сих пор, хотя Изабелла с герцогиней в один голос утверждали: голова штурмана думать не может, там же кость!
        - Ну что, стартуем? - почти весело спросил Камнеедов, заходя в рубку. Куда стартовать он, честно говоря, еще час назад не знал. Раз корабль, который они так долго искали, не пришел, все планы можно было спускать в унитаз, но спектакль необходимо было отыгрывать до конца. Смит сунул руку в карман, выудил коллекционный серебряный доллар, подбросил его в воздух, чуть меланхолично посмотрел на результат и принялся вводить в компьютер данные для прыжка. Камнеедов заглянул ему через плечо, кивнул удовлетворенно: - Годится.
        Когда они перебирали варианты, то даже немного удивились их многообразию. Эта система вполне годилась для того, чтобы в будущем стать центром провинции - на дистанции гиперпрыжка даже такого среднего по характеристикам звездолета, как их «Викинг», было не менее десятка систем. Перспективное место. Но не это главное. Сейчас им требовалось сыграть роль оставшихся без поддержки героев и выбрать из предложенных вариантов ту систему, которая не вызовет подозрений. Проще говоря, место, которое в глазах непосвященных подойдет в качестве места долговременного хранения чуда инопланетных технологий и, одновременно, грандиозной социальной бомбы. Без малого идеально подходили два. Оставалось лишь выбрать один - наугад, задать координату, поделиться ими с Фрэнком… И представить его лицо, когда он узнает, что прыжок вообще не планируется.
        «Викинг» разгонялся неспешно. Формальная причина - гонки со стрельбой утомили старый корвет, и его экипаж просто боится гонять двигатели в тяжелых режимах. Вполне, кстати, правдоподобная отмазка, к тому же недалекая от истины - сторожевики вообще и корветы в частности не слишком хорошо подходят для дальних одиночных рейдов. Они для этого попросту не предназначены, хотя и считаются универсальными кораблями. Так что устраивать лихие разгоны и торможения без нужды Камнеедов в любом случае не жаждал.
        Но жаждал, не жаждал, а с неверным другом Фрэнком пора было прощаться. Как говорится, с вами приятно было работать, но хочется попробовать себя в гетеросексуальном коллективе. И сейчас Камнеедов выжидал, наблюдая за тем, как звездолет-охотник, значительно более шустрый, шаг за шагом обходит корвет, набирает скорость… Честно говоря, здравый смысл требовал уже начать процедуру выяснения отношений, уж больно удачная позиция была у «Ориона». Корабль на небольшой дистанции, защита на минималке, развернут кормой, самой уязвимой частью… Он не успеет сделать ничего, у него просто нет времени ни сманеврировать, ни поднять мощность экрана. Дело можно решить одним выстрелом, и рефлексы профессионала требуют не медлить. Все так, но стрелять в спину… Выверты характера, которые кто другой назвал бы чистоплюйством, играли свою роль. Все же с Фрэнком они знакомы не первый год, да и совсем недавно дрались практически спина к спине. Камнеедов понимал, что, возможно, делает самую большую ошибку в жизни, но все же усилием воли заставил себя убрать руку с пульта управления огнем. Вместо этого пальцы его защелкали
кнопками, активируя связь, и буквально через секунду на экране появилось расслабленно-умиротворенное лицо Фрэнка.
        Охотник за головами наслаждался. Все же он был прирожденным штурманом, неспособным даже помыслить себя без межзвездных перелетов. И сейчас, в ожидании очередного броска, он предвкушал поединок с гиперпространством и сложнейшей головоломкой многомерности. Для большинства штурманов такие прыжки - тяжелая работа, для таких, как Фрэнк - сама жизнь, а все остальное - так, прилагающиеся к ней мелочи.
        - Чего тебе, Стоун? - лениво поинтересовался он. Судя по всему, мысль у него в голове имелась только одна, и связана была с предстоящим прыжком.
        Камнеедов чуть улыбнулся в ответ, дабы раньше времени не нарушать идиллию, и спросил:
        - Фрэнки, я вот давно поинтересоваться хочу: ты как донесения отправляешь да задания получаешь? У тебя ведь не крейсер, гиперсвязи нет.
        Умному достаточно. Фрэнк выпал из нирваны мгновенно, и, судя по тому, как напряглось его лицо, сейчас в лихорадочном темпе пытался осмыслить ситуацию. Руками дергать, кстати, даже не пытался - отлично понимал, что в этом случае его расстреляют быстрее, чем он «Мама!» успеет сказать. Потом, видимо, сообразил, что хотели бы убить - сделали бы это без разговоров, и немного успокоился. Вздохнул:
        - Станция пакетной связи. Экспериментальная. Как догадался?
        - Это сейчас неважно. Куда интереснее, что нам с тобой делать дальше.
        - Твои предложения?
        - Сейчас глушишь двигатели, ложишься в дрейф, открываешь люки. Честно отвечаешь на вопросы. Потом отправляем тебя на эсминец. Ну а вернемся в цивилизованные места - забирай свой корабль и лети дальше белым лебедем. Зла я на тебя не держу. В конце концов, ты наемник, контракт отрабатывал. Да и полезен был, чего уж там. Из моих соотечественников никто не погиб, так что - ничего личного.
        - Я должен тебе верить?
        - А у тебя выбор есть?
        С выбором действительно было как-то не очень. Или шанс, что Камнеедов сдержит данное им слово - а русские в этом деле весьма щепетильны, в отличие от «цивилизованных» народов. Или гарантия дальнейшего полета в порванных скафандрах среди обломков собственного корабля. Не особенно веселая перспектива, и выбор казался очевидным.
        - Итак, господа-товарищи, все вернулось на круги своя.
        Камнеедов был почти весел. Действительно, все вернулось. Они на борту эсминца, Фрэнк и его банда сидят в отдельном трюме повышенной комфортности и, дабы скрасить им ожидание, туда забросили весь запас офицерских пайков, включая ананасы и вино. А заодно всю коллекцию парфюма, которую возил с собой Фрэнк. Больше, правда, для того, чтобы успокоить коллег по ремеслу - они люди неприхотливые, но если так кормят, да еще и о комфорте заботятся, то убивать наверняка не планируют. Во всяком случае, можно самим себе внушить эту мысль.
        - Вот именно, - пробурчала Изабелла. Пока мужчины развлекались кораблевождением и общением с пленными, она не покладая рук копалась в трофейной станции дальней связи. Трофей впечатлял - уже само по себе чудо инженерной мысли вероятного противника должно было окупить им затраты на все незапланированные телодвижения, причем Империя все равно останется в плюсе. Действительно, гениальное творение. Обычно такие системы можно устанавливать только на достаточно крупные корабли - не из-за размеров даже, тут как раз проблема решаемая, а просто энергии они жрут немерено. Так что или на серьезный корабль, или на какой-нибудь малый рейдер, предназначенный для одиночных полетов в условиях длительной автономности и притом имеющий избыточную энерговооруженность. Об этих их свойствах Изабелла знала совершенно точно - ее приемные родители в свое время как раз на таких и летали.
        Но вот конструкторам захваченного чуда удалось обойти физические законы многомерности. Как - Изабелла не поняла, но оно работало. Воистину, глуп тот, кто считает, что прогресс в мире идет исключительно от русских. Это хорошо только для пропаганды. На самом же деле, конкуренты порой тоже могут неслабо удивить. Пускай теперь специалисты с этим трофеем разбираются. С Изабеллы же хватило того, что она смогла заставить его работать и передала сообщение командованию. Ответа, правда, так и не дождалась, ну да это как раз понятно - аппарат новый, коды, частоты, все иное. Принять-то смогу, а вот ответить… М-да…
        - Поясни, что ты имеешь в виду, - повернулся к ней Камнеедов.
        - А что тут… Ну, мы нашли, кто за нами следил и ждал команды. А вот кто отдавал ему приказы? Наш бравый наемник принципиально этим не интересовался, предпочитая работать с анонимными заказчиками.
        - Да здесь-то как раз все ясно, - махнул рукой Камнеедов. - Хромой, кто ж еще.
        - То есть?.. - все дружно повернулись к нему.
        Капитан развел руками:
        - Ну, и что вы на меня так смотрите? У вас есть иные варианты? Тогда мы бегом оттуда бежали, вместо крови адреналин, задумываться некогда… Кто, скажите, мог поставить корабль так, чтобы он был идеален для побега? Кто дал нам возможность проникнуть на борт? Достаточно было просто заблокировать люк, а там - один часовой. Это во время тревоги. Профанация, вы не находите?
        - Вы могли и на транспорте свалить, - недоверчиво покачал головой Смит.
        - Могли. Скорее всего, корвет был резервным вариантом. А так - все сходится. С транспортом все понятно, там наверняка успели обработать кого-то из пассажиров. Корвет… Подсунули нам Кими, только и всего. Красиво сработано, на грани фола, но красиво.
        - И что теперь делать? - мрачно поинтересовалась Изабелла. Откровенно говоря, прокол был ее. Бывшему десантнику со штурманом вовсе не обязательно разбираться в подобных нюансах, но ей-то, сотруднице крайне серьезного ведомства! И пускай у нее фактически первый выход «в поле», так лопухнуться надо еще суметь.
        - Теперь? - Камнеедов лениво пожал плечами. - Теперь ждать. Хромой, или как его там по-настоящему зовут, я не знаю, не получил сообщения от Фрэнка. Каюсь, здесь моя ошибка. Только информацию о том, куда тот направился. Стало быть, или Хромой спишет его в утиль, или, что вероятнее, кинется проверять ситуацию лично. Он, похоже, в передатчик материи искренне верит. А может, еще во что-то, пока трудно сказать. Главное, скоро он будет здесь - вряд ли организатор всего этого бедлама пустит дело на самотек. А значит, отстает он не так и сильно - один, максимум два прыжка. Наверняка у него хороший корабль, поэтому ждать нам придется недолго.
        - А…
        - А дальше - по ситуации. В худшем случае отсидимся.
        - Только случай будет худшим обязательно, - ухмыльнулся Смит. - Судя по тому, что в играх этих уже принимали участие эскадры линкоров, ставки у нас уже зашкаливают. И если Хромой действительно резидент серьезной державы… Я думаю, вряд ли он будет мелочиться.
        - Ребята, а может, просто заставит Фрэнка ему ответить? - внесла здравую мысль Изабелла.
        Камнеедов вздохнул:
        - Я про это уже думал. Но умная мысля приходит опосля, два контрольных сеанса уже пропустили. Так что маскируемся и ждем. Авось пронесет…
        Если кого-то и пронесло, то чисто в физиологическом плане. К сожалению, оба мужчины оказались правы. И Камнеедов, полагающий, что Хромой скоро появится, и Смит. Действительно, появился их преследователь не просто так, а на борту очень серьезного корабля. Линейный крейсер «Лайон», шикарный корабль. Один из новейших и лучших в своем классе. Мощный, быстроходный, отлично вооруженный и защищенный. Идеальный дальний рейдер. А еще, и этот момент их команда дилетантов из виду упустила, в рукаве у Хромого был козырь, не позволивший им тихонько отсидеться.
        - Идет прямо на нас, - задумчиво пробормотал Камнеедов, наблюдая за чужим кораблем.
        Учитывая, что они неплохо замаскировались, выбрав в качестве позиции уже стандартный вариант астероиды-звезда, это говорило о многом и сплошь неприятные вещи. Например, о том, что где-то на борту у них работает маяк. А так как раньше его не нашли, причем не только они сами, но и обладающие куда более серьезными возможностями специалисты имперской эскадры, значило это лишь одна - активировался маяк только-только. Весело, ничего не скажешь.
        Еще Камнеедову не нравился крейсер. И даже не той всесокрушающей мощью, которой он обладал - видали мы дистрофиков и понакачаннее. Куда большее опасение вызывало то, что само по себе наличие такого корабля выдавало национальную принадлежность его хозяина. Британцы в строительстве линейных крейсеров были первыми в мире, превосходя даже Империю. И продажей этих кораблей они никогда не занимались, разве что вконец устаревших, которым пора отправляться на слом. Раз задействован этот корабль, значит, они могут себе позволить играть в открытую. Проще говоря, поблизости нет никого, кто бы мог вмешаться или хотя бы засечь линейный крейсер. Интересно, а что с «Аляской», подумал Камнеедов, хотя судьба американского корабля его, теоретически, и не должна была волновать. С другой стороны, американцы вполне могли успеть отбуксировать поврежденный звездолет на одну из своих многочисленных баз. Хотя, с другой стороны, они могли играть и заодно…
        - Эй, Стоун! - раздалось в рубке. Сигнал проходил отчетливо, было ясно, что луч направленный, и тот, кто решил с ними поговорить, уверен, что его слышат. - Стоун, ну не молчи. Мы же оба понимаем - это глупость. Нежелание разговаривать никого не спасет и никому не поможет. А вот наоборот… Кто знает.
        - К бою, - тихим голосом, словно боясь, что его услышат с той стороны передатчика, приказал Камнеедов. Между тем голос продолжал вещать с издевательскими интонациями:
        - Стоун, ну хватит играть в игрушки. Ни ты, ни твоя жалкая команда никуда уже не денетесь. Так что не стоит портить друг другу нервы. Вот, смотри…
        Плазменные заряды прошли вокруг корвета, со всех сторон обозначив точку, в центре которой находился «Викинг». Даже обычно невозмутимый Смит вздрогнул, а кто-то из женщин, они так и не поняли, кто именно, испуганно взвизгнул. По ту сторону передатчика издевательски рассмеялись:
        - Ну что, убедились? Давай-давай, отвечай уже, или выпотрошу, как цыпленка. Ты мне, честно говоря, никогда не нравился.
        В такой ситуации отмалчиваться было не то чтобы глупо - скорее, бесполезно. Камнеедов скрипнул зубами от бессильной злости и включил связь.
        - Привет, Хромой. И тебе не хворать. Я тебя тоже согласен любить исключительно противоестественным способом.
        В ответ его собеседник оглушительно расхохотался, демонстрируя на весь экран улыбку в тридцать два исключительно ровных белых зуба. Сейчас он уже не производил впечатления отморозка и ублюдка, как в свое время на Базе. А вот впечатление просто ублюдка - да, производил.
        Хотя, откровенно говоря, выглядел он куда лучше, чем прежде. В офицерском мундире без знаков различия, импозантный, гладко выбритый… А ведь обычно недельная щетина была частью его имиджа. Только голос остался прежним, каким-то усредненно-безликим, но это, видимо, профессиональное… Красавец-мужчина неполных сорока лет, от такого просто обязаны млеть дамы, на него с завистью смотрят мужчины. Да и рубка огромного боевого корабля, в которой он находился, как бы говорила: это не кто-нибудь, а о-го-го какая шишка на ровном месте.
        - Ну, Базиль, - отсмеявшись и как-то резко, без перехода, став предельно серьезным, усмехнулся Хромой, - я, честно говоря, даже рад, что ты жив. Стало быть, наш общий знакомый Блад до тебя не добрался.
        - Я добрался до него раньше, - просто ответил Камнеедов.
        - Ха! Я так и подумал. Шустрый ты.
        - Ага. А еще резкий, как понос.
        - И это тоже. Но, повторюсь, я рад. Хоть ты и русская скотина, но все же человек интересный, а Блад - так, примитив. Кстати, ты знаешь, какая его настоящая фамилия? Нет? Черчилль. Он утверждал, что в родстве с легендарным Винни! Совершенно безосновательно, кстати, род его идет от каторжника, которого в свое время загнали в Австралию перевоспитываться.
        Плебей.
        Сказано это было с таким презрением, что стало ясно - уж себя-то Хромой плебеем явно не считает. Британцы, что с них взять. По-прежнему кичатся древностью рода. Учитывая, что в Империи все дворянство было новое, основавшее свои рода в период становления государства и последовавших за ним войн, катаклизмов, поиска новых земель и прочего экстрима, длинная череда благородных предков на русского впечатления не произвела. Камнеедов безразлично пожал плечами:
        - А у тебя самого-то как фамильё?
        - Глостер. Так что я даже в дальнем родстве с королем.
        - Мне как, трепетать?
        - Не стоит. Поздно уже бояться. Но ты хорошо держишься, Стоун. Как, нашел свой передатчик материи?
        - Даже не искал. Мне в него изначально не верилось.
        - И правильно делал. Это я его придумал. Нам было нужно сорвать… Впрочем, неважно. Мне куда интереснее другое. Ты жить хочешь?
        - Хочу. А скажи, это ты постарался сделать так, чтобы когда я расколол девчонку, подозрения пали на Смита? Оно вообще надо было?
        - Да, постарался. Честно говоря, не рассчитывал, что он полетит с тобой. Прикрытие не хуже любого другого. А сделал, наверное, по привычке. Сам понимаешь, она - вторая натура.
        - Хитро, но в данном случае бесперспективно.
        - Может, да, а может, и нет. Игра-то может иметь разные варианты выигрыша, и ни одним не стоит пренебрегать, это вредно для здоровья. Признайся, а ты ведь его подозревал. Все же указывало, что Смит подстроил ситуацию, а ранение - накладка, случайность. Оно ведь и было случайностью.
        - Не признаюсь, не в чем. Я, возможно, дурак, но Женька - мой друг. Еще вопросы?
        - Идеалист ты, Стоун.
        - Но ведь я оказался прав. А все остальное - не заслуживающая внимания лирика.
        - Тоже верно. Но ты не уходи от темы. Если хочешь жить, нам стоит побеседовать. А за жизнь или за смерть - вопрос уже второй.
        - Беседуй. Зачем я тебе понадобился?
        - Ну, я в курсе того, что ты возвращаешься в Империю. А нам нужны свои люди…
        - В качестве агента завербовать хочешь? На хрен пошел.
        - Ну, ты смерти не боишься, а те, кто с тобой? Они ведь погибнут… если не согласятся.
        - Еще раз говорю - пошел на хрен, урод.
        - А остальные?
        - Дяденька, тебе же сказали, куда идти, - высунулась откуда-то сзади Изабелла. - Вот и иди, пока ноги не выдернули.
        - Х-ха! Смит, а как насчет тебя? Ты же ни в коем случае не русский.
        - Ты знаешь, - Штурман лениво, как огромный кот, потянулся в кресле. - Я, может, и не родился в Империи, но Базиль правильно сказал - я его друг. А друзей у меня не так много, чтобы их предавать.
        - Ну и ладно, - Глостер-Хромой явно не расстроился. - В таком случае до свидания. А впрочем, прощайте.
        Камнеедов, отключая связь, одновременно рванул корабль влево - и, как оказалось, очень кстати. Одна из башен главного калибра «Лайона» плюнула огнем, и, опоздай он на доли секунды, корвет превратился бы в ком оплавленного металла. Но пилот успел, и звездолет, оставляя за собой все удлиняющийся огненный шлейф, ринулся вперед.
        Все это глупо, отстраненно думал Камнеедов, швыряя корабль в лихорадочные, не предсказуемые никаким компьютером зигзаги. Именно способность живого пилота к подобному хаотичному маневрированию и позволяла ему уже много веков обыгрывать искусственный интеллект, оставляя человека главным мозгом любого звездолета. И сейчас, хотя британский корабль уже лупил всем бортом, «Викингу» удавалось избежать попаданий. Все это глупо. Корвет против линейного крейсера, почти линкора - это даже не смешно. Конец предрешен, одно хорошее попадание - и все. А оно будет, это попадание. Так зачем я дергаюсь? Минутой раньше, минутой позже…
        Мысли крутились в голове, а корабль тем временем крутился в космосе, будто гигантский волчок и, как ни странно, все еще избегал попаданий, выгадывая своему экипажу секунды жизни. Аварийно сброшенная атмосфера в отсеках… Все ли успели закрыть гермошлемы? Все - Кими в своей каюте визжит как резаная, весь ее самурайский фатализм забыт. Княгиня, позабыв аристократическое воспитание, азартно матерится, Камнеедов между делом отметил несколько новых для себя идиом. Проклятие, этих двоих надо было оставить на борту эсминца, зря их потащили с собой. Там у них был бы крохотный шанс, что не найдут. Жаль, умная мысля приходит опосля… Смит с каким-то невероятным спокойствием выдает данные. Ненужные сейчас, откровенно говоря, все равно нет времени ни на что, кроме отчаянных маневров, но знакомое дело позволяет не поддаваться панике. Камнеедов на его месте поступил бы точно так же. Изабелла молчит, но краем глаза видно - склонилась над пультом, в матовом забрале гермошлема отражается свет ламп, пальцы летают над клавиатурой. Все живы. Пока еще живы…
        Единственным шансом продержаться хоть сколько-нибудь продолжительное время, было держаться на самой границе прицельной дальности зенитных орудий британца. Там, где они уже не могут эффективно работать, а могучие башни главного калибра не успевают разворачиваться вслед отчаянно маневрирующему карлику. Узкая полоса жизни. Ближе - тебя распылят на атомы, дальше - тоже распылят, но здесь это сделать ой как затруднительно.
        Боевой корабль - это всегда путь компромиссов. Чем-то жертвуешь, что-то выигрываешь. Больше оружия - тоньше броня. Или меньше скорость. Или ниже дальность. И наоборот. Конкретно у звездолетов этой серии недостатком, а точнее даже, особенностью конструкции была слабость артиллерии среднего калибра. Считалось, что крупного и опасного врага расстрелять можно издали, а с мелочью успешно справятся зенитки. Решение, в принципе, логичное, позволяющее нарастить огневую мощь в целом, башни главного калибра «Лайона» могли впечатлить и линкор. Батареи же промежуточного звена были немногочисленны и оставляли огромное количество «мертвых» зон, секторы обстрела не перекрывались. Это давало возможность крутиться в относительно свободном пространстве и молиться, чтобы густо пуляющие зенитки все же не попали в цель за счет плотности огня и безжалостной статистики. А случайное попадание, или по тебя тщательно целились, трупы уже не волнует.
        Они продержались восемь минут. Целых восемь минут, почти вечность, и даже умудрились нанести противнику урон. Какой-то умник у британцев решил достать их не мытьем, так катаньем, и выпустил пару истребителей. Корвет сбил не успевшие набрать скорость машины к чертям, после чего и получил свою ответную плюху. В тот момент они схлопотали первую контузию по носовому срезу. Все та же статистика - зенитка, малый калибр, силовое поле выдержало, хотя от сотрясения у Камнеедова желудок прыгнул к горлу. Плохо, если удар хотя бы частично передался на корпус, получается, защита на пределе. Рывком увел звездолет в сторону - и, как оказалось, вовремя. Очевидно, противник сообразил, наконец, что просто так юркий корвет не достать, и принялся концентрировать огонь по секторам. А еще через две минуты им прилетело вторично, на сей раз куда страшнее.
        Возможно, сработала новая тактика британцев, а может быть, Камнеедов просто устал и не мог больше с прежней резвостью крутить лихие виражи. Это не слишком-то и важно, главное - результат, а он получился впечатляющим.
        Защитное поле выбило разом и начисто. Корвет раскрутило и отшвырнуло, словно игрушечный. Борт обзавелся внушительных размеров, почти на четверть длины корпуса, дырой. Если бы не стравленная вовремя атмосфера, получили бы ударную волну, которая снесла бы половину корабля, но и без того повреждения выглядели жутко. По всему выходило, что зацепило их на этот раз средним калибром. Мгновенно потерявший управление корабль раскрутило вокруг оси и понесло прочь, туда, где тяжелые орудия «Лайона» должны были расстрелять его, как мишень. И вновь раздался голос Хромого:
        - Признаю, Стоун, - на этот раз никакого изображения не включилось, да и не факт, что поврежденные антенны смогли бы принять и ретранслировать соответствующий массив информации. Только голос, как и прежде безликий, а теперь еще и визуально ни к чему не привязанный, и оттого вдвойне неприятный. - Признаю. Ты меня впечатлил. Наш штатный аналитик давал тебе жизни сорок две секунды, а ты… В общем, пример твоих действий с записью войдет в программу боевой подготовки наших пилотов. Ты оставил след в истории, поздравляю.
        - Я еще и не так умею, - проскрипел в ответ Камнеедов. Во рту стоял устойчивый привкус крови, премерзейшее ощущение. - Я вам могу еще тропинку натоптать и посреди нее нагадить.
        - Не сомневаюсь. Поэтому…
        - Поэтому, джентльмены, вы прямо сейчас заглушите двигатели и примете на борт призовую группу. В противном случае я поступлю с вами, как с пиратами.
        Вот это и называется кавалерия из-за холмов. Послание Изабеллы все же нашло своего адресата, и располагался тот совсем недалеко, всего на один шаг сзади. В той самой системе, где Камнеедов недавно гонял китайцев. Правда, активно изображая при этом толстых партизан, то есть всеми силами маскируясь. Так хорошо, что за эвакуацией «Аляски» они наблюдали в подробностях, а вот американцы их так и не засекли. А толстых… Ну, глядя на эти корабли, никто не рискнул бы назвать их маленькими и худенькими.
        Все это Изабелла, старательно пряча глаза, рассказала потом Камнеедову. А пока что ему оставалось лишь смотреть на четыре громадных корабля, стремительно движущихся к ним. И ощущать себя приговоренным к смерти, можно сказать, почти мертвецом, которому объявили, что казнь отменяется. Глупейшие ощущения.
        Четыре линейных крейсера типа «Измаил», особая серия по заказу службы дальней разведки, вынырнули из гипера практически на дистанции залпа от места боя. Большая масса, мощные двигатели, совершеннейшая навигационная аппаратура и опытнейшие штурманы - вот четыре кита, на которых держалась уверенность человека, командовавшего этим соединением, в контроле за ситуацией. И до места боя они добрались очень быстро, хотя все равно едва не опоздали.
        «Измаилы» первоклассные корабли. Правда, «Лайон» сильнее любого из них - ну так то ж один на один. В таком бою он, скорее всего, победит, хотя и со скрипом. Уже с двоими ему не справиться, а четверо размажут британца по космосу походя. Эпоха рыцарских поединков давно прошла, никто не станет даже пытаться изображать благородство. Особенно в ситуации, когда орудия попавшего в ловушку корабля развернуты в другую сторону, а твои наведены на цель. И результат выглядел закономерным, тем более русские были в своем праве. На их, пускай и формально, территории атакован имперский корабль. Такое не прощают, и ни один суд не открыл бы пасть в пользу британцев. Если б они еще кого-то волновали, эти суды.
        Хромой, скорее всего, попробовал бы дернуться. Все же профессия обязывает, да и пиратский опыт говорит, что шансы сохраняются до самой последней секунды. Он - да, но экипаж корабля… Британцы - храбрый народ. Способны они и на массовый героизм, что не раз подтверждалось историей. Но в безнадежный бой не ради своей страны, а из-за чьих-то интриг у них идти не было желания. Особенно учитывая, что сдавшихся обещали признать военнопленными, но в случае сопротивления они все будут признаны пиратами. От такого даже после смерти не отмоешься. Не потому, что пират, это как раз дело житейское, а потому, что попался. И они сдались.
        Пока два корабля аккуратно брали «Лайон» на абордаж, а третий стоял в дозоре, флагман лихо подкатил к поврежденному корвету, мастерски отработав маневровыми двигателями, уравнял скорости и ловко затащил его в ангар. Вообще-то на таких кораблях он поменьше, рассчитанный на два звена истребителей, но эта четверка, построенная в экзотической модификации, могла тащить в своем ангаре целый фрегат. Старенький корвет же и вовсе поместился запросто. Очень хорошо, кстати, потому как загерметизировать «Викинг» сейчас вряд ли получилось бы из-за серьезных повреждений корпуса и лопнувших переборок, а торчать в скафандрах было не слишком комфортно. На крейсере же им предложили свое гостеприимство и медицинскую помощь, которая, к слову, потребовалась только капитану, сильнее других пострадавшему от перегрузок. Но все это было позже, а пока им оставалось лишь наблюдать, как Изабелла, едва восстановилась атмосфера в ангаре, буквально скатилась по трапу и бросилась на шею невысокому крепышу, быстрым шагом идущему к кораблю.
        - Папа!
        Вечером, когда они пили чай (и кое-что покрепче, ибо стресс нужно снимать) в адмиральском салоне, у них состоялся крайне серьезный разговор. Командующий соединением, вице-адмирал Костин, некоторое время наблюдал за гостями с улыбкой сытого хищника. Он мог быть доволен и благодушен - в результате блестяще проведенной операции захвачены трофеи, ценный источник информации, а британцы дружно оказались в дерьме по уши. Ну а потом, немного подумав, он рассказал молодняку, а заодно и княгине (достойна, чего уж там, да и слишком долго в теме, проще рассказать, чем сама докопается), из-за чего они все, собственно, рисковали шкурами и какие перспективы у них во всем этом открываются.
        Откровенно говоря, серьезные люди в имперской разведке не поверили информации, подброшенной им британцами, сразу же. Не потому, что «этого не может быть потому, что этого не может быть». И не по причине корявой подачи информации - ее-то как раз британцы, много веков тренирующиеся в плетении интриг, выдали очень аккуратно. Просто на самом деле - британцы о том не знали, иначе удавились бы со злости - передатчик или нечто, способное работать в этом качестве, сами русские нашли уже достаточно давно и придерживали информацию во избежание социальных последствий, причем у всех и сразу. Зачем спешить? Ведь любой социальный катаклизм способен привести к большой войне. А уж такой… В общем, Совет подумал, а император решил, что война против всего мира бесперспективна. Ибо, воюя против всего мира, можно одержать сколь угодно много тактических побед, но стратегически тебя все равно задавят. Лучше не слишком торопясь подготовиться и приступить к работе во всеоружии. А информация, которую подкинули британцы, деталями слишком отличалась от той, что имелась у хорошо знающих, с чем придется иметь дело, русских.
        Но раз кто-то решил начать игру, то грешно не перехватить у него инициативу, особенно если бонусом изначально идет джокер в рукаве. А потому решено было провести утечку информации уже от русских, посмотреть, как все шпионы задергаются в экстазе, и вскрыть разведсети и закадычных врагов, и заклятых друзей. Что, в общем-то, и было проделано.
        Звездолет «Вайгач» и впрямь отправился в дальний космос, якобы на поиски артефакта предтеч. Но его завернули практически сразу после того, как Изабелла застряла на родной планете. Корабль отогнали на военную базу и сразу перетрясли весь экипаж на предмет диверсантов, а тем временем остальные страны принялись устраивать его поиски. Зашевелились агенты спящие, запрыгали активные… В общем, получилось то, чего и добивались русские, и даже больше. Так, британцы огребли в кои-то веки от китайцев, начавших самые активные телодвижения. При Карбункуле состоялось самое настоящее сражение, и подавляющее преимущество китайской эскадры в огневой мощи позволило ей навешать защитникам полновесных люлей, хотя и самим им изрядно досталось. Куча стычек более скромного масштаба, в одной из которых Камнеедов даже поучаствовал, оказав помощь американскому крейсеру… В общем, русские малость подогрели бочку с пуншем и принялись активно ловить рыбку в мутной воде, попутно распродавая по явно завышенным ценам запасы устаревшего вооружения. Всевозможная мелочь в страхе перед большой войной принялась активно вооружаться, а
умные люди делать на этом деньги.
        Но, увы, одну ошибку Империя все же допустила, неправильно определив цели британцев. Что уж там надумали высокомудрые головы из разведки, адмирал не распространялся, а реальность оказалась куда прозаичнее. И, кстати, обернулась для многих серьезной головной болью. А все из-за внутренних разборок в Альянсе.
        Альянс - образование довольно-таки своеобразное. Теоретически каждая планета, входящая в него, имеет права, соответствующие вполне самостоятельному государству. Практически же куча подзаконных, надзаконных и не вполне понятно насколько законных актов привязывают его к центру, планете Новый Вашингтон, мало не намертво. Вот только далеко не всем это нравится, особенно в связи с явно прослеживающимся в последние головы маразмом, как политическим, так и экономическим. И, естественно, кое-кто решил пожить своим умом.
        Когда-то давно, на заре современной цивилизации, такая попытка уже предпринималась. Еще на Земле, в докосмическую эпоху. Гражданская война закончилась тогда разгромом мятежников, как их называли, а по факту просто людей, не желающих подчиняться денежным мешкам. Не в последнюю очередь из-за блокады, которую явно или тайно установил против них весь мир. Их потомки сейчас поступили умнее. В первую голову они решили договориться с Империей, дабы было на кого опереться в неизбежной грядущей войне. Было назначено место и время грядущих переговоров, подальше от людских глаз. Активность Империи в регионе вначале не планировалась, а потом объяснялась дымовой завесой от поисков того самого передатчика материи, а для маскировки сепаратистам продали несколько кораблей имперского производства. Вот только британцам, как оказалось, о предстоящей встрече стало известно, и она их совершенно не устраивала.
        Британская разведка сработала четко. Учинила слив информации, спровоцировала бардак… Их вполне устраивали обе ситуации - и когда Империя поверит им, и когда не поверит. Результат один и тот же, главное, много шуму, под которым можно скрыть исчезновение корабля с посольством, а заодно добавить недоверия в отношениях между Империей и американскими сепаратистами. И, стоит признать, план этот удался. Ну, почти - и вина тут одной вздорной бабы, живущей в Альянсе и занимающей формально невысокую должность.
        Откуда уж к Сливчук попала информация о грядущих переговорах, остается лишь гадать. Точнее, выяснять агентурными методами, но это уже позже. А пока что она, узнав о происходящем в последний момент, поступила не очень грамотно, связавшись с наемниками. С другой стороны, в тот момент она была завязана на операции с Монако, а в свете противостояния с имперским флотом ей бы хрен кто дал хотя бы один корабль. Раскрывать же причину она не рискнула - сторонники отделения наверняка имелись и в штабе флота, и они запросто могли по-тихому удавить слишком много берущую на себя бабенку. Ставки-то в игре были ой какие немаленькие. Так что выбрала Сливчук альтернативный вариант - и ошиблась, бывает. В результате получилось то, что получилось, вот и вся любовь.
        Пожалуй, главной ошибкой резидента британской разведки, известного под псевдонимом Хромой, была идея привлечь втемную одного русского пирата и через него выйти на место переговоров, которое не удалось точно установить. Что он не знал, так это о давнем знакомстве Камнеедова и Изабеллы. То, что пират будет вытаскивать соотечественницу, он рассчитал точно, но дальше полагал, что ее перебросят к эскадре, которую несложно отследить. Так бы, возможно, и вышло, но вместо этого пират устроил переворот на маленькой восточной планете, в результате чего все завертелось кувырком. Эскадра, которая готовилась для обеспечения безопасности переговоров, ушла к Бухаре, а русские, уже сообразившие, что пошли совершенно непредусмотренные расклады, буквально на коленке переиграли операцию.
        В результате имперские корабли следовали на почтительном отдалении, невидимые и неслышимые, а британцы задействовали резервный вариант, капитана Фрэнка Блада. Камнеедов поперся к цели, по пути влипая в неприятности, британцы следили за ним, русские тоже отслеживали… В общем, получилось то, что получилось. И захват виновников гибели посольства Альянса, не Фрэнка, которому теперь светила вербовка имперской разведкой, а заказчиков, открывал широкий простор для комбинаций. Переговоры-то можно провести и с другим составом посольства, а вот хорошая возможность изначально рассорить вновь образующееся государство с британцами дорогого стоит. Вот, собственно, и все. Ну и маленький штришок, вишенка на торте - прикрывать Изабеллу вызвался ее отчим, а все потому, что жена извелась, нервничая из-за приемной, но все равно любимой дочери. Вот как-то так.
        - Да уж, выходит, наворотил я дел, - пробормотал Камнеедов, когда адмирал закончил.
        Костин лишь усмехнулся в ответ:
        - Все нормально, ты действовал ровно так, как тебя учили. Вполне адекватно в свете имеющейся у тебя информации. И даже кое в чем получше моей непутевой воительницы плаща и кинжала. Во всяком случае, кто сливает информацию, ты определил раньше нее, да и Блада расколол походя. У нашего ведомства претензий к тебе никаких. И еще вот что. Если тебе не надоели игры в шпионов, могу предложить тебе работу. Как раз по твоему профилю корсара. Мистер Смит, к вам это, кстати, тоже относится…
        Эпилог
        Планета Кирпич. Три недели спустя
        Есть старая байка о том, как начинающий писатель спросил у мэтра, какое ему лучше дать имя книге. Мэтру читать его опус было откровенно лень, и он поинтересовался:
        - Трубы в книге есть?
        - Нет.
        - А барабаны?
        - Тоже нет.
        - Вот так и назови - «Без труб и барабанов». И звучно, и правда.
        Случалось ли нечто подобное на самом деле - тайна, скрытая грузом веков. Но происходящее сейчас соответствовало этому просто идеально. Именно так, без труб и барабанов, втайне от непосвященных, отправлялся в путь эсминец «Паладин», сопровождаемый корветом «Викинг». Камнеедов не стал даже менять название трофейного корабля, признав его удачным. Сейчас звездолеты в хорошем темпе догружались всем подряд - стороннему человеку даже удивительно было бы узнать, сколько мелочевки может потребоваться в автономном полете. Особенно учитывая, что заходить в порт эти корабли в ближайшее время не планируют. Да и вообще, само существование этих кораблей с точки зрения международных законов весьма сомнительно. Особенно учитывая, что корсары вполне могут работать и под чужим флагом, а то и вовсе без него.
        Сам Камнеедов, правда, от работы сейчас честно отлынивал, воспользовавшись привилегией командира соединения и передав дела на пару часов помощникам. Может, и не совсем правильно, однако же у него была уважительная причина - дама в гостях, которая сейчас сидела рядом с ним на берегу реки и внимательно следила за поплавком, ведя между делом неспешную беседу. Все равно рыба практически не клевала, но тут важен был сам процесс. Главное, совсем как много лет назад, когда они были молоды и не ощущали даже намека на груз ответственности, бетонной плитой рухнувший им на плечи.
        - Ну, как тебе погоны, не жмут?
        - Я ж их, считай, и не ношу, - усмехнулся Камнеедов. - Нацепил на парадный мундир и повесил в шкаф. Родители, знаю, каждый день на него смотрят - гордятся.
        В самом деле, для родных Камнеедов прибыл с особо важного и секретного задания. Почему несколько лет от него были разве что редкие письма? Так ведь секретное же! А в доказательство - звание капитана третьего ранга и два звездолета под командованием. Причем эсминец официально записан как принадлежащий лично ему. Ну а корвет, официально тоже частный, только записан в качестве личной яхты друга Женьки. И приписаны оба к порту Новой Бухары. Есть повод челюстям отвиснуть.
        - Привыкай, - вернула усмешку Изабелла. - В нашем ведомстве щеголять званиями особо не приходится. Работа у нас такая… специфическая.
        - Это точно. - Для Камнеедова, когда они вернулись на родную планету, было даже в чем-то шоком узнать, что подруга детства, оказывается, ныне в одном с ним звании. Только получила его на полгода раньше. - А вообще, я удивлен.
        - Чему? Тому, что тебе новое звание дали и пиратство за выслугу засчитали?
        - Да нет, - Камнеедов махнул рукой. - Этому я как раз не удивляюсь, разведка и не на такое способна. Я удивлен тому, как легко набрал экипажи. Такое впечатление, что у нас авантюристов, без дела мающихся, стало вообще без счету.
        - Это всегда так было, - улыбнулась Изабелла. - Потому мы и непобедимы. Просто обычно они заняты скучными повседневными делами. Ровно до тех пор, когда появляется шанс вспомнить молодость и снова рвануть к звездам.
        Тут она была права, больше половины экипажей составляли уже вроде бы остепенившиеся мужики, давным-давно вышедшие в отставку. Большинство были старше Камнеедова возрастом, а кое-кто и званием. Но - космос зовет, и за шанс почувствовать себя молодыми они ухватились руками и ногами. Что же, почему бы и нет? Хотя, конечно, авторитет у них придется завоевывать буквально с нуля. Впрочем, молодежи тоже хватало. Эти смотрели в рот лихому пиратскому капитану и все приказы выполняли по команде «Бегом!». Ох, будет с ними тяжко…
        - Ладно, справлюсь, - пробормотал он, отвечая собственным мыслям.
        Изабелла хихикнула:
        - Да куда ж ты денешься? Справишься, конечно. Куда планируешь двинуть вначале?
        Вопрос был не праздный, и отвечать на него стоило. Хотя бы потому, что, хотя у Камнеедова была свобода действий в рамках поставленной задачи, непосредственно за ее обеспечение отвечала как раз Изабелла. Что называется, была на связи. Василий потер переносицу:
        - Вначале рвану к Серову. Они должны были закончить переоборудование «Лайона». Х-ха! Помнишь, я говорил, что мы так сможем рассчитывать на линкор? Я угадал!
        - Угу. Ты так широко рот-то не разевай. Все равно использовать ты его сможешь с большими ограничениями - слишком узнаваемый корабль.
        - Вот потому и будет он базироваться на Монако. Там, в свете творящегося бардака, это никого не удивит и не насторожит.
        - Ты его вначале отвоюй, это Монако.
        - А что тут отвоевывать? Американцы заняты противостоянием с нашим флотом. Стоят друг напротив друга и лишний раз чихнуть боятся, вдруг противник это за агрессию примет. Королевство Темных миров официально дает княгине в аренду ударную эскадру, и противостоять ей там будет некому и нечем. Обошлись бы и без нас, кстати, мы там, скорее, довесок.
        Это уж точно. Княгиня с того самого момента, как к борту флагманского крейсера подрулил присланный за ней курьер, лихо пьянствовала в компании старых друзей. Разумеется, официально это называлось выработкой стратегических решений совместно в представителями командования союзников, но уж между своими-то какой смысл наводить изящные словеса. Тем более, когда они в последний раз видели правительницу Монако в изгнании, она была веселой до изумления, да и пребывающие с ней в одной компании Серов с супругой выглядели не лучше. Молодость вспоминали, ага…
        - А потом?
        - Потом… Сейчас, погоди…
        Поплавок нырнул, Камнеедов подсек, удилище изогнулось дугой, и следующие пару минут рыбак боролся с упорно пытающимся уйти на глубину трофеем. Потом раздался мощный всплеск, почти метровое тело рыбины взвилось над водой, как гигантская свеча, и в следующий момент леска провисла. Камнеедов быстро смотал ее, показал Изабелле выплюнутый рыбиной крючок и неожиданно улыбнулся:
        - Красавец, такому и проиграть не обидно. Ладно, пора собираться.
        - Так куда ты потом-то?
        - На Базу, выполнять данное обещание.
        - Тебе для этого и нужен «Лайон»?
        - Ну да, ты представь - они там сидят, можно сказать, загорают, и тут я! На красивом кораблике, и борт цветочками разрисован.
        Изабелла представила - и чуть не подавилась от смеха. А что, с Васьки станется. Он и в детстве был такой - тихий, спокойный, а потом отчебучит такое, что хоть стой, хоть падай. И все с невинным выражением на физиономии. Камнеедов улыбнулся в ответ:
        - Покрасить так мне его Серов обещал. С таким же лицом, как у тебя, кстати.
        - Слушай, а оно тебе нужно?
        - Обязательно. Я Кими слово дал, что помогу - нельзя обманывать.
        - С собой ее берешь?
        - Беру. На камбузе пригодится.
        - Ну-ну, - протянула Изабелла. Идея Камнеедова ей почему-то не понравилась, хотя готовила девчонка и впрямь хорошо, этого у нее не отнять. - А потом?
        - Не знаю. Скорее всего, сюда привезу. Я уже узнавал - дома их считают погибшими, и восстанавливать статус-кво будет сложно. А здесь пригодятся - девчонка школу закончит, отец переподготовку пройдет. Мать вызвать смогут. А дальше - вперед и с песней, на планетах дальнего рубежа с населением всегда сложно.
        Изабелла понимающе кивнула. Бюрократия - великая вещь. Мать ее оказалась в Империи в том числе и потому, что угодила в ситуацию, один в один совпадающую с этой. Признали ее погибшей - и всё, хоть взорвись. В результате пришлось делать карьеру вместе с отцом. Неплохо получилось, кстати. Они лишь после того ужина, расставившего точки над ё, узнали, что отцовским флагманом капитан первого ранга Костина-Мартинес командовала. Просто решила немного потерпеть, дабы трынды блудной дочери дать один на один, а не устраивать ей разнос при всех. Очень боялась, что не удержится - горячий испанский темперамент, как-никак.
        - Стоит ли?
        - Не знаю, но мы в ответе за тех, кого приручаем, - улыбнулся Камнеедов, между делом успевший собрать их нехитрое снаряжение. - Там, - он ткнул вверх пальцем, - не в восторге, конечно, однако же я у них в весьма относительном подчинении.
        - Имперские корсары всегда имели свободу выбора? - прищурилась Изабелла, подумав мимоходом, что мешать не стоит, но… Но эту узкоглазую вместе с ее отцом надо будет отправить куда подальше при первой возможности. Дабы не облизывалась на что не нужно. Так сказать, во избежание, а уж возможностей у нее, как у офицера разведки, хватает.
        - Именно так. Да и, откровенно говоря, братва с Базы в последнее время теряет берега. Пора указать им на рамки, за которые не следует выходить. Или же вовсе помножить на ноль, это оставили на мое усмотрение. Ну, все, я готов. Пошли?
        - Пошли.
        Камнеедов высадил спутницу возле дома, махнул рукой и взлетел - пора было возвращаться на корабль, утром старт. Изабелла долго смотрела ему вслед, до тех пор, пока флайер не превратился в маленькую черную точку и растаял в закатных лучах. Невесело вздохнула. Все, как и должно быть, офицер великой Империи отправился туда, куда позвал его долг, и когда вернется - неизвестно. Но вернется обязательно. Жаль, она так и не собралась с духом, за все это время не рассказала, что дома его ждет сын. Но - ничего, он еще вернется, и тогда… Что будет тогда, бесстрашная агентесса, честно говоря, не знала. Но твердо верила: все будет хорошо!
        notes
        Примечания
        1
        Роберт Эдвард Ли, генерал времен гражданской войны в США. Воевал на стороне Юга (Конфедерация).
        2
        Младший научный сотрудник.
        3
        См. роман «Идущие на смерть».
        4
        Огава - фамилия, перевод - маленькая река. Кими - имя, перевод - честный, благородный. В японском языке фамилия ставится перед именем.
        5
        См. роман Space Quest.
        6
        Узкий граненый меч, предназначенный для колющих ударов.
        7
        «Полуторный» меч, позволяющий работать с ним как одной, так и обеими руками.
        8
        Разновидность венецианского меча, прямой клинок, развитый «корзинчатый» эфес, удобен как для пешего, так и для конного боя.
        9
        Весьма популярные в средневековье кинжалы, объединенные специфической формы рукоятью. По ней их, собственно, и идентифицируют. К слову, оружие весьма пошлое и по названию, и по форме.
        10
        Разновидность ножа, распространенная у узбеков и уйгур.
        11
        См. роман Space Quest.
        12
        Такой день действительно есть.
        13
        По одной из версий легенды, сын богини Ахиллес имел возможность сам выбрать судьбу - жить мало и ярко или долго, счастливо, но бесцветно. Выбор его известен всем.
        14
        См. роман Space Quest.
        15
        Тактика зачастую важнее ТТХ. Хороший пример - «Мессершмитт-109», основная «рабочая лошадка» Люфтваффе времен Второй мировой войны. Характеристиками ранние версии не блистали, но грамотно выбранная тактика применения позволяла справляться с формально лучшими самолетами конкурентов. Это относится к любым видам военной техники.
        16
        Энсин (англ. Ensign) - младшее офицерское звание в сухопутных и военно-морских силах некоторых западных стран. В сухопутных силах энсин командовал небольшим отрядом, отвечавшим за полковое знамя, и является эквивалентом прапорщика в русской армии. В военно-морских силах энсин часто является первым офицерским званием; соответствующее звание в русском флоте - мичман.
        17
        Да-да, такое платье тоже бывает.
        18
        Звание, соответствующее отечественному капитану второго ранга. Используется в военно-морских и военно-воздушных силах Великобритании.
        19
        Титул действительно исключительно британский, не слишком высокий.
        20
        Наполеон был родом с Корсики. При этом до того, как построить карьеру на волне революции, пытался пристроиться на службу в Россию, отправиться в экспедицию Лаперуза, в общем, не сидел на месте.
        21
        Энтомология названия княжества восходит к этому мифическому герою. «Портус Геркулес Монойки» - «Порт одинокого Геракла». Так что название корабля вполне патриотичное.
        22
        См. роман Space Quest.
        23
        А. Беляев. «Человек-амфибия».
        24
        А кто не понял, может сам попробовать и посмотреть на результат. Незабываемые ощущения гарантированы.
        25
        Л. Филатов. «Про Федота-стрельца…»
        26
        См. роман Space Quest.
        27
        Примерно соответствует нашему старшему лейтенанту.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к