Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Михалевская Анна: " Золотые Нити Сердца " - читать онлайн

Сохранить .
Золотые нити сердца Анна Михалевская
        # Совершенно обычные, страдающие от одиночества подростки… Совершенно обычные волшебные миры, которым, конечно же, грозит ужасная опасность… И естественно, для спасения нет готового рецепта(иначе, чем бы я заполнила 500 килобайт текста?:)) Но зато есть живые люди, которым свойственно влюбляться, ненавидеть, страдать, прощать… Как они могут помочь окружающему миру? Честно сказать - никак. Пока не спасут свой собственный мир. Истерзанный, позабытый ради высокой идеи.
        Михалевская Анна
        Золотые нити сердца
        ВСТУПЛЕНИЕ
        Миа была обычным ребенком во всем, кроме того, что упрямо не хотела взрослеть. В свои тринадцать с половиной она все еще жила в разноцветном детском мире, игнорируя ахроматическую действительность. И еще Миа знала, что с ней произойдет что-то особенное. Не то чтобы она выиграет миллион в лотерее, или станет известной актрисой, - нет, такие сомнительные достижения девочку не интересовали.
        Миа всего-то навсего хотела попасть в необычную историю… То есть для нее в самую что ни на есть обычную. Одну из тех, что она читала вечером перед сном, или видела в кино, а потом спешила пересказать своим друзьям на переменке между уроками. Дети слушали ее, открыв рты, но после того, как тайна привидения в окне, нестираемого кровавого пятна, или пропавшей статуи разоблачалась, они возвращались к своей понятной жизни. А Миа так и оставалась в историях. Они были ее домом. Далеким и почти несуществующим.
        - Выходи играть с нами! - звали девочку подружки.
        - Убери в комнате! - распоряжалась мама.
        - Думай о своем будущем! - поддерживал воспитательный процесс папа.
        - Проявляй себя в жизни! - увещевали учителя.
        - Выведи меня гулять! - тявкала собака. И наверняка просила еще о чем-то важном, чего Миа уже не могла понять.
        И тогда девочка чувствовала себя инопланетянкой, которая не помнила, как она попала в этот странный мир и главное, зачем она вообще здесь появилась. Оставалось только ждать, что память вернется. А вместе с ней и желание выполнять глупые обязанности.
        Миа очень хотелось найти единомышленников, но у нее это плохо получалось, вернее не получалось совсем. А потом она и вовсе перестала их искать. Просто упрямо верила, что настоящий мир не может быть таким скучным и серым, как представляли его все вокруг.
        Уж не беремся судить, что было тому причиной - завидное упрямство девочки, или естественный ход вещей, но история Миа все же началась.
        ГЛАВА 1
        Такое иногда случается - люди встречаются на одной дороге, и вместо того, чтобы сделать шаги в разные стороны и разойтись, делают шаг в одну, потом вместе снова в другую, пока кто-то не выбьется из ритма этого импровизированного танца, чтобы наконец-то пойти своим путем.
        То же самое произошло с Миа и внезапно возникшей перед ней незнакомкой - они "протанцевали" несколько па на узкой аллейке парка, девочке даже показалось, что женщина это делала нарочно, и Миа была почти уверена, что она видела ее улыбку (нет, не смущения, как это обычно бывает, а) задорного любопытства, совсем сейчас неуместного. В конце концов, незнакомка отступила в сторону, зачем-то внимательно посмотрела девочке в глаза и совсем будничным тоном произнесла:
        - Кажется, Вы что-то потеряли, юная леди!
        Миа открыла было рот, чтобы уверить ее в обратном, но почему-то лишь последовала за взглядом женщины, послушно подняла лежащий на гравии белоснежный конверт и коротко поблагодарила ее.
        Незнакомка кивнула, будто подтверждая, что все идет как надо, и, не сказав больше ни слова, прошествовала дальше по аллейке, а потом и вовсе исчезла в темноте. Но и Миа, взволнованная своей находкой, тоже не стала останавливаться, даже не обернулась, а просто пошла в противоположную сторону по той же аллейке.
        Повертев конверт в руках, она решила, что откроет его дома. После недавней встречи по спине все еще бегали беспорядочными ордами мурашки, и, ожидая найти в нем что-то из ряда вон выходящее, она побоялась сделать свое открытие в безлюдном парке, под скупым светом молодой луны. Девочка вдруг вспомнила, что родители, наверное, уже заждались - она и так засиделась у подруг в гостях, а еще эта встреча! И Миа вприпрыжку понеслась домой.
        На счастье мама не стала сердиться, она только рассеянно поинтересовалась, как Миа провела вечер, и, не слишком внимательно выслушав ответ дочери, пожелала ей спокойной ночи и ушла в спальню. Миа довольная хотя бы тем, что избежала очередной лекции о правилах поведения хороших девочек, поспешила проскользнуть в свою комнату, пока мама не передумала.
        "Быстрее! Быстрее!" - говорила сама себе Миа, торопливо обрывая конверт в предвкушении по-настоящему грандиозного события. Нам неведомо, что именно ожидала увидеть девочка - вылетающих из конверта золотых фей, зайца в шляпе, а с ним и фокусника, или злого крокодила, поужинавшего солнцем - все, что угодно, но только не обычные ничем не примечательные билеты в кино. Миа была разочарована. Разноцветные глянцевые бумажки явно не тянули на чудо из чудес, как ровным счетом не давали никакого намека на то, кем могла быть встреченная сегодня незнакомка. Хотя, стоп… было в этих билетах что-то не так… Миа понадобилось не больше десяти секунд, чтобы найти это "что-то" - вместо названия фильма красовалось белое пятно, будто невидимый ластик даже не стер, а слизал черные буквы. А вот адрес сомнений не вызывал: переулок Лонгвэй 14; время 18.45, пятница 19 мая. Всего-то через несколько дней. Сегодня был вторник.
        И эта взявшаяся ниоткуда женщина - Миа даже не могла сказать точно, как она выглядела. Иногда ей казалось, что волосы из-под капюшона у незнакомки выбивались черные, как вороново крыло, а иногда девочка вспоминала, что видела светлые пшеничные пряди. Глаза вроде бы карие, хотя Миа не стала бы утверждать наверняка - а может, и зеленые. Угадать ее возраст девочка тоже была не в состоянии. Вот голос, голос Миа запомнила очень хорошо - такого приятного, чистого и задорного она раньше никогда и не слышала.
        Волна нетерпения захлестнула Миа. Она должна была попасть на этот странный сеанс во что бы то ни стало! Девочка сразу отбросила глупые мысли, что все это ей привиделось, почудилось и показалось. Ей вдруг стало все равно, что об этом скажут другие, и совершенно не имело значения, что случится после того, как она переступит порог кинотеатра, если таковой вообще существует. Миа почувствовала запах приключения, и реальным для нее сделалось только настоящее. Ей нестерпимо хотелось действий, но с этим пока придется подождать… Девочка с сожалением сложила билеты и спрятала их в шкатулку, где хранила свои самые заветные вещи - письма от друзей, уехавших на другие континенты, поздравительные открытки от кавалеров, фотографии родителей, в юности похожих на киноактеров. Крышка шкатулки опустилась с резким хлопком, и Миа непроизвольно вздрогнула. Да, кажется, обратного пути у нее уже не было.
        ГЛАВА 2
        Время до пятницы тянулось нестерпимо долго. Однажды Миа показалось, что она увидела силуэт незнакомки в толпе прохожих на площади Сен, но когда девочка попыталась последовать за невидимым шлейфом своих догадок, то не нашла ничего и никого. Некоторое время Миа еще постояла, оглядываясь по сторонам, послушала, как часы на башне пробили двеннадцать ударов, и не спеша побрела домой. На задворках сознания возник вопрос, почему ударов было двеннадцать? Ведь она точно помнила, что ушла из школы около часа дня! "Что-то не так" - промелькнула почти незамеченной мысль. Но в последнее время случалось все больше и больше событий, с которыми было что-то "не так", поэтому она не придала особого значения еще одному из этой череды.
        Жизнь девочки то замедлялась, то ускорялась; привычное пространство и время заколыхалось волнами вокруг нее, будто стремилось выплюнуть нарушаюший спокойствие элемент, сохранив таким образом свой зыбкий порядок.
        День 19 мая был не самым легким и безоблачным в жизни Миа. Первое, что она услышала, когда проснулась, это обиженный обвиняющий голос мамы. Слов она не различила, но и так было понятно, что родители ссорятся. В тринадцать с половиной лет - не девушка и не девочка, Миа чувствовала все острее, чем взрослые, понимала иногда больше, чем они, но еще не знала о том, что в мире есть что-то невозможное, и каждый встречный будет очень стараться убедить ее в этом. Обычно девочка выступала парламентером мира между ссорящимися родителями, но видела, что они чаще притворяются, что помирились, чем мирятся на самом деле. Притворяются ради нее. И от этого становилось еще печальнее, как будто они не доверяли ей правду, как будто считали, что не сможет их понять. И, похоже, ссоры родителям даже нравились, и ее попытки все решить миром воспринимали как настоящую помеху.
        Поэтому единственное, что оставалось Миа - это позавтракать, собрать свои вещи и отправиться в школу. Девочка надеялась, что занятия отвлекут ее от мыслей о родителях. Так было всегда - математические задачи неизменно обладали очевидным и правильным решением, и когда цифры выстраивались в ряд, возникала надежда, что в мире есть хоть что-то определенное.
        Но в этот день и в школе все пошло наперекосяк. Она забежала в класс перед самым звонком, уселась за парту, быстро разложила учебники и оглянулась по сторонам, чтобы кивком поздороваться со своими подругами. И тут у Миа возникло странное и неприятное ощущение, что она вдруг сделалась прозрачной. Ни одна из подруг ни то что не кивнула ей в ответ - она видела, как они намеренно отводили глаза, и лица их при этом становились холодными и надменными. У Миа все опустилось. Она любила своих друзей, или тех, кого называла друзьями, и, конечно же, ей было больно, когда ее игнорировали, тем более, без видимых на то причин. И снова, снова никто не хотел доверить ей правду.
        Девочка догадалась, в чем дело только на перемене - все продолжали делать вид, что ее не замечают, но громко и возбужденно обсуждали одно событие, которое, как оказалось, имело к Миа прямое отношение. Оказывается, именно ей, девочке Миа, должны были вручить золотое яблоко - символ ее успехов в учебе - только один из учеников на всю школу удостаивался такой награды! Это было объявлено вчера после сочинения - сама же Миа пропустила новость - она, как всегда, справилась с сочинением довольно быстро и решила уйти домой, никого не дожидаясь. Кто мог подумать, что друзья отвернуться от нее именно сейчас!
        В другое время она бы гордилась собой - получить золотое яблоко было не так-то просто, но сегодня ей почему-то сделалось стыдно… Стыдно быть лучшей, не такой, как все. Стыдно выделяться из толпы и быть отвергнутой за это. И толпа, словно чувствуя такую слабость, вовсю потешалась над ее успехом, превращая его в глупый фарс, да выкрикивала обидные слова, будто ни к кому не обращаясь.
        Окончание занятий было для Миа настоящим облегчением. Она жаждала остаться одна и освободиться наконец-то от завистливых взглядов своих "друзей", которые, казалось, просверлили ей спину.
        - Миа, Миа, подожди… можно я провожу тебя? - невозмутимый, спокойный голос. Это был Марк.
        - Да, Марк, хорошо, - Миа была почти благодарна за это предложение.
        Марк, самый необычный и странный мальчик в классе, отличался тем, что всегда говорил правду, даже когда ему это явно вредило. Мнением класса, так же как и мнением учителей, он нисколько не дорожил, и не боялся вести себя так, как ему вздумается. Надо ли говорить, что с друзьями у Марка было негусто - хотя его и уважали за сообразительность и острый ум. Мальчик преспокойно щелкал самые сложные головоломки, и рассеянно выслушав восхищенные отзывы, снова нырял с головой в свой внутренний мир. Иногда, правда, он выбирался на поверхность, чтобы пообщаться с Миа.
        Так они и шли вдвоем по улицам города. Молчали. Миа говорить не хотелось, а Марк редко начинал разговор сам. Домой идти Миа тоже не хотелось - пришлось бы объяснять родителям, почему у нее такое настроение, да и эти объяснения ничем бы ей не помогли.
        И тут Миа вспомнила, что сегодня ее ожидало еще одно событие - визит в кино! Оставалась надежда, что день закончится лучше, чем начался. Она очень любила фильмы - в них можно было прожить столько интересных жизней, сколько пожелаешь, и таких, как захочешь. Но въедливый внутренний голос, вечно недовольный и критикующий, начал уж было сомневаться, что это за фильм ей придется смотреть, и будет ли это фильм вообще. "Да ладно тебе" - шикнула на него Миа, - "слишком много проблем для одного дня, чтобы беспокоиться о тех, которые еще не случились".
        За своими размышлениями, она совсем позабыла, что не одна, однако Марка это, казалось, не волновало. Ему достаточно было просто вышагивать рядом с Миа, даже если она при этом молчала. "Какой он все-таки непонятный" - подумала девочка. Чувство раздражения и одновременно благодарности к нему перемешались в вязкое ощущение, что она не имеет права его использовать и дальше. Да, именно использовать. Ни для кого не было секретом, что Марку она нравилась. Насколько он был жестким ко всем остальным, настолько же он был добр и попросту предан Миа. Так же самоотверженно, как он отстаивал правду, он выказывал свою влюбленность - появлялся именно тогда, когда мог помочь и всегда оставался в стороне, если чувствовал, что его присутствие неуместно. Жаль, что Миа не испытывала к нему подобных чувств.
        - Марк, ты все время молчал… Тебе не было скучно? - Миа все же заговорила первой.
        - Нет, - Марк не изощрялся в сложных ответах.
        - А если бы я так промолчала полдня, ты бы мне тоже не задал ни единого вопроса?
        - Если бы видел, что ты не хочешь на них отвечать, не задал бы.
        Тема была исчерпана. Разговор на другие темы про устройство солнечной системы или практическую возможность путешествий в будущее, где Марк себя чувствовал более уверенно и с удовольствием пускался в пространные объяснения, Миа решила не начинать. Она чувствовала, что вечер, возможно, будет не такой удручающий как первая половина дня, но и не слишком спокойным, и ей хотелось немного побыть совсем одной.
        Она попрощалась с Марком, и тот проводил ее преданным взглядом. Миа знала, что он смотрит ей вслед, и она вдруг поняла, что Марк не сразу пойдет домой, а какое-то время побродит по парку, в надежде увидеть ее еще раз хоть издалека.
        Родителей дома не было, отчего сам дом казался пустым и неуютным, но сейчас девочка даже обрадовалась этому - так она сможет уйти без лишних вопросов и пространных объяснений. Ей оставалось всего лишь написать записку "Ушла в кино с подругами, вернусь к девяти, целую, Миа" и дело в шляпе! Девочка сомневалась, что все будет именно так, но толком она и сама ничего не знала, поэтому и решила ограничиться таким коротким посланием…
        Итак, стрелки часов подползали к назначенному времени. До переулка Лонгвэй, номер
14 было не меньше получаса пешеходной прогулки, так что в распоряжении Миа оставалось не так уж много времени. Девочка прошла в гостиную, потрепала спящую собаку за ухом, та, не просыпаясь, тявкнула и переложила голову на другую лапу. Мир вокруг был спокоен и безмятежен. Похоже, ее предстоящее путешествие никого не волновало. Да, может, она все сама и выдумала? День пройдет, как прошли другие тысячи дней, и закончится так же бесславно…
        "Не бывать этому!" - с необычной горячностью решила Миа. Выхватив из шкатулки билеты и положив их в кармашек платья, она поспешила к выходу. Родители так и не вернулись. "Ну что ж, объяснения будут потом" - пронеслось в голове у девочки.
        ГЛАВА 3
        Миа уже миновала площадь Сен, когда вдруг вспомнила, что билета у нее два. Возможно, незнакомка ошиблась, или с кем-то ее перепутала, или… она пойдет туда не одна. В ошибку незнакомки девочке не верилось - как можно сделать что-то неправильно в игре, где нет правил? Миа, по крайней мере, их не знала. Выходит, скоро к ней кто-то присоединиться. Кто же это может быть? Не слишком ли много загадок для одного дня???
        Миа поежилась и начала оглядываться по сторонам. У прохожих были серьезные непроницаемые лица. Почти такие же, как у ее школьных друзей сегодня утром. Почти такие же, как у родителей, когда они ссорились. На миг девочку охватило странное чувство, что прохожие тоже ВСЕ про нее знают, но никогда ни за что не скажут, просто не скажут, потому что "Миа же у нас умная, пусть обо всем догадается сама!" Девочка крепко зажмурила глаза, и когда она их открыла снова - прохожие как прохожие, ощущение всемирного заговора против нее улетучилось так же внезапно, как и появилось.
        Одним своим концом переулок Лонгвэй прилегал к довольно шумной улице Кью, где горожане любили неспешно прохаживаться в воскресные дни; уличные музыканты, прислонившись к вековым каменным стенам, наигрывали незатейливые мотивы, солнечные зайчики, отражаясь от блестящих гирлянд побрякушек-сувениров из лавок, кокетливо подмигивали гостям города. Переулок перерезал улицу Кью почти там, где она пересекалась с улицей Сен, делал несколько зигзагов, огибая архитектурные округлости невысоких разноцветных домиков, и, в конце концов, выходил на совсем маленькую площадь с причудливым памятником посередине. А оттуда лучиками других переулков снова просачивался в бурную городскую жизнь. Миа хорошо знала эту маленькую площадь - когда-то давно ее называли площадью Университета (раньше там торжественно восседал мудрый храм науки, который потом почему-то закрыли). Теперь это была просто площадь с памятником. Если бы Миа пришлось на классе литературы описывать этот памятник, то она бы сказала, что он был чем-то средним между взорванной колючей проволокой и спортсменом перед прыжком - вблизи беспорядочное
нагромождение металлических прутьев, издалека приобретало направленность и форму. Правда, каждый там видел что-то свое.
        Лонгвэй 14-й номер находился как раз напротив чудо-памятника, с противоположной стороны от бывшего Университета. Миа подошла к двери с надписью "Посетите наш кинотеатр" и в удивлении замерла на пороге. Обычная дверь, аккуратно выкрашенная в бардовый цвет. Старомодный колокольчик вместо звонка. Над дверью козырек, тоже похоже, из прошлого века. Но номер "14" был на месте. И эта надпись про "Посетите…
        выведенная каллиграфическим почерком явно указывали, что она пришла по адресу. Даже не оглянувшись по сторонам, Миа решительно звякнула колокольчиком. Посмотрела на часы - 18.44. Прошла одна долгая минута. И как только стрелка завершила свой бег на 45, дверь молниеносно открылась и в проеме показалась улыбающаяся физиономия клоуна. "Самый смешной, которого я только видела!" - подумала Миа, когда ее ножки в парадных маминых туфлях легко переступили порог. Клоун тем временем забежал вперед и неожиданно серьезным голосом произнес:
        - Но, юная леди, есть ли у Вас билет?
        И он выпучил глаза в притворном ужасе, как будто наверняка зная, что она скажет "нет".
        Миа улыбнулась и протянула ему два билета, которые она так вместе и положила в кармашек платья. Клоун билеты не взял, но радостно заохал:
        - Ах, сударыня, как я рад, как я рад! Теперь мне не придется доказывать такой милой барышне, что мест у нас нет, билеты не продаются, и мы вообще закрыты на ремонт! Один момент! - клоун подбежал к оранжево-желтой будке, которая, судя по всему, служила ему кассой ("В кинотеатре же должны быть кассы" - вдруг подумалось Миа), и неуклюже наклонившись к окошечку, стал громким шепотом, как суфлер, подсказывать девочке, что делать.
        - Подойдите поближе, дорогая Миа, и протяните мне билеты вновь, ну как будто Вы это делаете в первый раз. Такие у нас правила! Стро-о-огие!
        Он это сказал нараспев и таким серьезным голосом, что Миа чуть не прыснула со смеху. Однако, сдержалась - не хотела обидеть клоуна, а вдруг он действительно всерьез???
        - Ну-с, что у нас там? - клоун нацепил на нос очки с толстенными стеклами, и стал внимательно изучать билеты, которые его внутренний этикет наконец-то позволил взять из рук девочки.
        Миа терпеливо ждала. Вдруг клоун посмотрел куда-то ей за плечо, потом перевел глаза на девочку и обвиняющим тоном, который у него вышел тоже довольно забавным и смешным, выкрикнул:
        - Вы что, сеньорита, математике не учились?! Тут же два, ДВА билета. А ну-ка, быстро признавайтесь, кого мы не досчитали при встрече???
        - Но я… - начала было оправдываться Миа, но так и не успела дать никаких объяснений.
        - Наверное, вы не досчитали меня! - услышала девочка до боли знакомый голос.
        "О нет, только не он!" - Миа явно не обрадовалась такому повороту событий. Ей и с собой трудно было разобраться, а тут еще Марк - вечно следующий за ней по пятам. Небось, подкараулил возле дома и от нечего делать прошелся следом, а тут такой удобный случай! Ну да ладно, деваться было некуда…
        - Ах, молодой джентельмен! Это меняет дело! - заорал клоун не своим голосом.
        Истерические крики клоуна уже не казались Миа такими смешными, как раньше. Скорее они напоминали бегущий на полных парах паровоз - ни остановить, ни замедлить.
        Клоун продолжал бубнить всякую чушь (теперь он перешел на монотонный голос, которым обычно объявляют остановки в транспорте) - как хорошо, что они пришли, почему это не случилось раньше, он, клоун Ше, обязательно бы их узнал, а что их ждет дальше, это же фейерверк, фейерверк, фейерверк…
        Миа внимательно посмотрела на Марка. Тот под ее взглядом опустил глаза.
        - Марк, зачем ты пошел за мной?
        - Пошел и все! - на этом объяснения закончились. Имея исключительно рациональный ум, Марк не любил отвечать на глупые вопросы.
        Миа только вздохнула и от нечего делать стала оглядываться по сторонам. Нигде не было больших афиш со знакомыми лицами актеров. Никто не сновал туда-сюда по коридорам в поисках попкорна или нужного зала, у единственной кассы не толпились желающие немедленно приобщиться к искусству кинематографа. Их было всего трое. Она, Марк и этот сумасшедший Ше. Но что за холл окружал ребят! Тут была только одна ровная поверхность - это пол. Стены и потолок сливались в красивый разноцветный купол. Присмотревшись получше, Миа заметила, что купол состоит из множества частей, каждая из которых имеет свой узор - такие разные - от росписи мороза на стеклах до насыщенных орнаментов южных стран - они удивительным образом гармонировали друг с другом, создавая единую живую мозаику. Миа даже показалось, что мозаика ЗНАЕТ, что они УЖЕ пришли.
        Она не могла поделиться своими ощущениями с Марком, потому что тот верил только в то, что можно увидеть своими глазами, а все остальное было либо просто "чушь", либо кому-то удобная и выгодная "чушь". Марк, однако, никогда не критиковал пристрастие Миа к "ощущениям" чего-то, чего явно не существовало, а лишь печально смотрел на нее, когда она делилась с ним своим очередным открытием.
        Тем временем Ше, как заезженная пластинка повторял слово "фейерверк" на разные лады, будто смакуя, пробуя его на вкус. Когда Миа уже открыла рот, чтобы спросить, как им быть дальше, клоун, будто перехватив ее мысль, быстро затараторил:
        - Уважаемая леди и не менее уважаемый джентельмен! (Марк даже поморщился от такого приторного обращения, но препираться, как он делал это с учителями в школе, не стал) - клоун Ше сделал в воздухе пару балетных па, - Скорей же пройдемте, нас давно ждут!
        Миа и Марк последовали за ним. Холл и раньше выглядел огромным, но Миа не думала, что он ТАК огромен. Как только они вроде бы подходили к фрагменту узора, стена странным всплеском "отплывала" вглубь и перед Миа открывался новый холл - да, да, именно новый - в первом холе не было ни мебели, ни колонн, а в остальных они были, причем очень разные, необычные, иногда даже пугающие. Почему-то Ше решил, что до места назначения им необходимо пробежаться, и теперь они не шли, а скользили, почти летели по гладкому стеклянному (когда интересно он стал таким?) полу. Так что времени на осмотр почти не оставалось, но и сожалеть об этом Миа было некогда.
        Марк старался ни о чем не думать. Он, конечно, обожал Миа, но здесь чувствовал себя лишним. Это явно был ее мир - со всеми так любимыми ею спецэффектами. Он ненавидел спецэффекты, эти фальшивые трюки, другое дело логика - она не обманет. Здесь же логикой и не пахло. Но никто его не заставлял караулить Миа у дома три часа подряд, а потом плестись за ней такой красивой и нарядной за тридевять земель. Ведь не могла же она так одеться для него. Надежный советчик здравый разум подсказывал, что нет.
        Наконец-то Ше издал паровозный гудок (как это у него получилось непонятно, но факт оставался фактом даже для Марка - гудок был!). Вероятно, на его клоунском языке это значило, что "Все, друзья, приехали, дальше сами!"
        И действительно, перед нашими героями распахнулась неизвестно откуда появившаяся дверь и они вдвоем (Ше быстро попрощался, крепко и по-деловому пожав каждому руку) вошли в небольшую уютную комнату. Обычная гостиная. Пастельные тона. Букетик с цветами на изящном журнальном столике. Удобные кресла. Мягкие ковры. Милые уютные занавески с нежным рисунком. Большое окно. А за ним… за ним слепящий глаза солнечный день, большой луг с яркой весенней травой, беспорядочные разноцветные горошины полевых цветов.
        Все было настолько тихо, спокойно, чисто и уютно, что Миа это не на шутку испугало. Она, конечно, чувствовала, что вечер будет необычным, но не предполагала, что настолько. По сравнению с этой идеальной комнатой даже прогулка с Ше по залам-матрешкам казалось совершенно нормальной и даже какой-то обыденной.
        ГЛАВА 4
        По большому счету Миа была готова к чудесам, сам факт их существования не удивлял и не вызывал у нее никаких сомнений. Ее скорее удивило бы их отсутствие. Например, девочка упорно не желала соглашаться с тремя вещами: что она умрет, что она проживет несчастливую жизнь, и что какое-то из ее желаний не исполнится. И если для того, чтобы избежать этих недоразумений понадобится чудо, значит, оно должно произойти! Но одно дело рассуждать о чудесах, а совсем другое - самой участвовать в них душой и телом.
        С Марком все было иначе. Ни на какие такие чудеса он не рассчитывал, не думал о них, и, более того, всегда исключал из разряда того, что с ним, Марком, может случиться. Поэтому он все еще находился в лихорадочном поиске "логического" объяснения этим нелепицам, происходящим вокруг него последние полчаса, час… Марк уже не мог определить и этого. Время, казалось, изменило свой ход, а его наручные часы служили теперь лишь украшением левого запястья - они остановились еще когда он шел за Миа по площади Сен.
        Теперь он злился на себя, что не отправился домой тотчас же, как проводил Миа, да еще и оглянулся напоследок. И уже не смог больше никуда двинуться. Тоненькая фигурка Миа выглядела такой беззащитной и хрупкой, что, казалось, если он перестанет смотреть, то она исчезнет вовсе, и Марк ее больше никогда не увидит. Первая дурацкая мысль, которая привела вот к каким последствиям… Но судя по тому, что происходило сейчас, его предчувствие было оправдано. Тогда же он просто решил не переставать на нее смотреть, дождался пока девочка снова выйдет из дома и шел по пятам, шел прямиком до этого странного места.
        Он раньше никогда не преследовал Миа, но сегодня вечером это показалось мальчику очень важным. Если уж чего-то ему и не стоило делать с самого начала, так это влюбляться в нее. Но на что была бы похожа тогда его жизнь? Марк не мог похвастаться ни закадычными друзьями, ни настоящими увлечениями, ни большой семьей. Мальчика воспитывал дедушка - родители погибли в автокатастрофе, когда он был еще совсем маленьким, и дед старался изо всех сил, но заполнить пустоту в душе Марка так и не сумел. Марк рос замкнутым и необщительным, но однажды впустил Миа в свою жизнь - целиком и безоговорочно, будто по-другому и быть не могло. А потом Марк влюбился. Знал, что вряд ли Миа разделит его чувства, но на всякий случай был рядом. Был рядом, как и сейчас. Не был с ней, но был рядом. Такая вот логика…
        - Не надоело еще стоять? - приятный голос, знакомый для Миа, неожиданный для Марка.
        - Располагайтесь, мои юные гости. Смелее! - подбодрила друзей незнакомка.
        Сегодня она была одета в светло-голубые свободные брюки и такого же цвета облегающий свитер. Русые волосы гладко зачесаны и собраны на затылке. Теперь Миа могла рассмотреть ее лицо - каким же красивым оно было! Гордые изгибы бровей над яркими цвета неба глазами, светлая, почти прозрачная кожа, губы с чуть приподнятыми кверху уголками - все черты такие милые и знакомые, что Миа вдруг подумала: "Ах, если бы это была моя мама!" Или ей вдруг показалось, что незнакомка в каком-то смысле действительно была ее мамой.
        Тем временем дети уже сидели в мягких креслах цвета топленого молока - каждый устроился в своем как на маленьком троне - и ждали, что же произойдет дальше.
        - Меня зовут Аль, - представилась незнакомка, которая только что перестала быть таковой.
        - Миа, - девочка чуть кивнула. И так как Марк молчал, внимательно рассматривая свои туфли, ей не оставалось ничего другого, как представить его тоже. - А это Марк, мой друг. У нас ведь было два билета, - будто оправдываясь, добавила она.
        Марк неуверенно улыбнулся, но почему-то так и не поднял глаза на Аль. Аль, казалось, не замечала такого его поведения, и нисколько не беспокоилась по этому поводу.
        - Ну что ж, я вижу, вы оба уже умеете принимать важные решения. А это было САМЫМ важным в вашей жизни!
        - Но я… - начал было возражать Марк, однако Аль закончила фразу сама:
        - Не принимал никаких решений, хочешь сказать? Насчет кино не принимал, верно. А вот, что последуешь за Миа повсюду, однажды решил.
        Марк, порывавшийся было сначала возразить, должен был признать все же, что Аль права.
        - А что же решила я? Мое решение тоже было не про кино??? - Миа очень нравилось, когда ей объясняли значение ее же собственных поступков.
        - Твое как раз было про кино, - Аль широко улыбнулась и пояснила, - ты всегда хотела попасть в свои любимые истории, и тебе всегда было жаль уходить из кинотеатра, когда в зале включали свет.
        Миа ничего не ответила. Ей, как и Марку, тоже поначалу хотелось что-то возразить. Вот только что? Да и зачем?
        И Миа все же кивнула в знак подтверждения догадки Аль, если это вообще было догадкой.
        - То, что вы здесь - это большая удача, но и серьезное испытание одновременно. Отсюда вы выйдете только победителями, или не выйдете вообще. - Глаза Аль сверкнули стальным блеском, но лишь на мгновение. - Запоминайте мои слова, они вам потом пригодятся!
        Миа и Марк, казалось, утонули в мягких подушках обволакивающих кресел. Их испуганные лица стали совсем детскими - в этот миг оба почти пожалели, что вообще принимали когда-либо какие-то решения, не говоря уже о важных. Ни на какие такие испытания они, честно говоря, не рассчитывали, но уже очень хорошо понимали, что вряд ли с ними через пять минут распрощаются, и они как ни в чем ни бывало снова пройдут по знакомой площади Сен.
        Аль тем временем начала свой рассказ. Она говорила спокойным ровным голосом. Но что она говорила! Миа даже подумала, что если рассказать такое своим подругам, утром окатившим ее ледяным презрением, то сейчас бы они преисполнились к ней сочувствием. Но девочке к этому было не привыкать. Часто ее планы и идеи выглядели для других сумасшедшими и невыполнимыми. Окруженная насмешливыми улыбками, она и сама, бывало, переставала в них верить. А вот теперь, теперь ей было страшно и радостно одновременно - теперь она могла с чистой совестью сказать: "и все-таки она вертится!" Ее Земля, которую она изобрела, открыла, на которой жила - со всеми до недавних пор ей одной известными законами и правилами - вовсю вертелась в этой неестественно пастельной комнате в присутствии загадочной Аль.
        И вот что она рассказала:
…Мир, в котором вы привыкли жить, выглядит очень настоящим - и школа, и друзья, и учителя, ваши родители и воскресные вечера - все ОЧЕНЬ реально. Но есть и мир, вернее даже миры, о которых вы не знаете, а скорее не помните. И они такие же настоящие, как и ваш. Многие миры довольно опасны - там люди охотятся на людей, и никто наверняка не может сказать, не получит ли он вскоре полю в лоб от лучшего друга; некоторые опасны забвением - ваш как раз из этого числа - тут людям свойственно забывать, кто они есть, и лишь с болью смерти вспоминать об этом. Есть места во Вселенной, которые выглядят очень красочно, но вам никогда не выбраться оттуда без помощи извне, так называемые застревающие миры - побывавшие там еще несколько поколений страдают сильнейшей ленью. Можно попасть и в высшие миры, если захотеть, но там нужно мало делать и много думать - не все на такое способны, поэтому о них пока умолчим.
        Однако есть нечто, лежащее за пределами бесконечных вселенных и одновременно принадлежащее каждой из них - это Золотые Нити Сердца. Некоторые люди могут чувствовать их, но никто и никогда не сможет их увидеть. Так решили зальи, хранители Золотых Нитей. Последние, как и положено любым нитям, соединяют миры гигантскими стежками; через них, например, в ваш мир приходят необычные волшебные истории; кажется, вы называете их сказками? Соседние вселенные получат по этому же каналу историю про вашу жизнь, которая для них будет выглядеть не менее удивительной…
        И тут мы подходим к самому главному. Все дело в зальях, хранителях. Эти существа вполне реальные, такие как мы с вами. Но только в своем мире, в мире Ангарон. Пока вы живете здесь - зальи вас беспокоить не будут, но стоит только вам начать путешествия по соседним - вы неминуемо попадете в их власть. Они не плохие и не хорошие, они просто делают свое дело. Любое путешествие между мирами лежит через Ангарон - так уж все устроено - там вы должны пройти проверку на готовность увидеть новое. Если вы не готовы, зальи в лучшем случае вышвырнут вас обратно домой. Отделаетесь лишь продолжительным испугом. В худшем - останетесь в их заложниках и скоро, вероятно, умрете, так как Ангарон мало пригоден для жизни человека.
        Но есть исключение и в этом правиле. Раз в семнадцать миллионов лет и девять месяцев рождаются существа, которые могут скользить по Золотым Нитям и без разрешения залий. Не боги, не ангелы, не духи, внешне мало отличные от своих собратьев, они обладают таким редким качеством. И, как правило, у таких существ есть выбор. К ним приходят посланники и рассказывают то, что я сейчас рассказываю вам. Им предлагают возможность уйти в любой мир, самый фантастический, какой они только захотят (благо у вселенной нет недостатка в разнообразии), но там они должны кое-что сделать. Если у них не получится, то они потеряют свой исключительный дар и зальи их уничтожат в мгновение ока, даже быстрее…
        Рассказ Аль закончился. Дети понимали, что они должны дать ответ. Формально у них был выбор, или какое-то его слабое подобие, но фактически все присутствующие знали, что где-то очень далеко и давно все уже решено за них. Каким бы страшным не было задуманное путешествие, но отказ от него смахивал на предательство, позорное и недопустимое, особенно для детей, которые еще не научились мыслить полутонами взрослых.
        И Миа решилась:
        - Мы согласны, - не сказала, прошептала она.
        - Да, мы согласны… - будто эхо повторил Марк.
        - Вы все еще можете уйти… Но не уйдете, я вижу это! - голос Аль звучал даже весело, как будто она говорила про прогулку в парк или посещение каруселей. - Напоследок несколько подробностей: через пару минут за вами придет Ше, и скоро вы окажетесь в новом мире. Ты давно его выбрала, Миа, и мы знаем твой выбор!
        И действительно, Миа так часто представляла себя там, что ошибки быть не могло. Иногда ей казалось, что она родом оттуда, из того, придуманного мира, а сюда забрела не помнит как и осталась здесь не знает почему. Иногда, наталкиваясь в книгах на его описание, или узнавая в фильмах его обстановку, она плакала оттого, что не может вернуться туда, не знает как это сделать, и, возможно, не узнает никогда!
        - Марк, дорогой мой, тебя ждет сюрприз! Ты последуешь за Миа, сомнений быть не может. Но встретитесь вы не сразу. Будь готов к этому!
        Аль подошла к Марку, и внимательно посмотрела ему в глаза. Марк, казалось, был где-то далеко. Более того - он и выглядел по-другому! Замкнутый в себе, сутулящийся, угловатый подросток вдруг превратился в мужчину с отважным лицом. Спокойным и отважным. Да, он действительно сделал свой выбор, когда последовал за Миа в это странное место. Он хотел быть с ней рядом. И если ее не будет здесь, то зачем ему этот мир? В тринадцать лет все случается только раз и навсегда, и именно этот раз и есть последний. Он не верил, что Миа можно кем-то или чем-то заменить. Так какая разница, в каком именно мире он найдет ее или окончательно потеряет???
        - Я согласен, конечно! - и чуть тише, как будто говорил самому себе, - Я смогу, обещаю, у меня получится!
        Аль кивнула и без предупреждения исчезла. Да, да, именно исчезла. Вот сейчас она была здесь, рядом, и в следующий миг ее не стало. Одновременно с ее исчезновением на столик приземлился сложенный в несколько раз листик в клеточку, будто только что вырванный из обычной школьной тетрадки. Миа развернула его, и к своему удивлению обнаружила, что лист был совершенно чист.
        Дети недоуменно переглянулись, но даже и слова не успели сказать, как в дверь вежливо постучали. Миа машинально сунула листик в карман, в этот же миг дверь сама собой отворилась и они увидели Ше, на сей раз одетого в костюм дворецкого. На его голове, однако, красовался совершенно неуместный разноцветный клоунский колпак. Ше подчеркнуто церемонно поклонился, важно поджал губы и жестом предложил детям следовать за ним. Клоуну действительно удалось почти полностью "переродиться" в дворецкого (за исключением выдающего его с головой - в прямом смысле слова - колпака), и это выглядело бы смешно, если бы Марк и Миа были в настроении смеяться.
        Они вновь следовали за Ше по бесконечному залу меняющихся узоров. Только если в начале пути калейдоскоп окружающих их рисунков был апельсиново-желтых тонов, то теперь они продвигались по синему полу, обходили синие колонны, со стен на них смотрели чудо-существа пронзительно синими глазами. И эта синева грозила перерасти в фиолет, а фиолет и вовсе в темноту в самые ближайшие десять шагов.
        - Уважаемые дамы и господа, берегите ноги! - начало фразы у Ше получилось произнести в довольно приличном и даже где-то подобострастном тоне, но ее окончание он уже выкрикнул голосом пьяного грузчика. И вместе с этим забавно подпрыгнул вверх, поджав под себя ноги и расправив руки, будто так и собирался планировать на корточках в полуметре от пола всю оставшуюся жизнь.
        Не успели дети открыть рот, чтобы задать свой любимый вопрос "зачем", как они уже копировали движения Ше, полностью отдаваясь ощущению полета.
        Все втроем одновременно выпрямились на ногах, наклонились вперед и стали похожи на лыжников, мчащихся по невидимой снежной горе. Они летели в темноте навстречу такой же темноте, и их головы были пусты, а глаза широко открыты. Был ли виноват в этом ужас или восторг - автору остается неизвестным.
        Последнее, что увидел Марк в их сумасшедшем полете - это удивительно красивую взрослую Миа в ярком солнечном свете, странно контрастном окружающей тьме. Она улыбалась Марку и что-то говорила ему, но что именно, он не расслышал.
        ГЛАВА 5
        - Мисс Мэрилин, мисс Мэрилин, ну где же Вы???
        Миа ясно слышала этот голос сквозь пелену тумана, застилавшего ее глаза и сознание тоже. Сначала она воспринимала его как досадную помеху ее плавному покачиванию на волнах забытья. Потом появился странный вопрос: кто такая Мэрилин, и почему ее так долго зовут? Прошло еще несколько минут, прежде чем она осознала, что речь идет о ней.
        Наконец-то Миа открыла глаза и сделала глубокий вдох. Ее укрывало синее-пресинее небо, пожалуй, чуть более яркое, чем то, к которому она привыкла. И лежала она в стоге сена. Сладко пахнущем и очень приятном, но совершенно обычном. Пожалуй, ошибки не было. Аль действительно знала, куда она должна попасть.
        Миа осторожно попыталась сесть. После такого путешествия ей было немного не по себе - одолевала странная слабость, да и тело плохо слушалось. Вскоре причина стала ясна - у Миа было новое тело! Очень похожее на прежнее, но заметно повзрослевшее. Худенькая девочка с озорным лицом приобрела довольно аппетитные формы! И все это за какие-то десять минут безумного полета! Если бы так могли все, то пластические хирурги остались бы без работы. Но, к радости последних, все так не могли. Ну что ж, в приключениях, кроме рисков, несомненно были и приятные стороны!
        Девушка с интересом рассматривала новую себя. На ней красовалось длинное платье с пышными юбками и глубоким вырезом. Платье цвета неба очень шло ее загорелой коже. Прикоснулась к волосам - они были уложены в замысловатую прическу. Наверное, смотрелось симпатично!
        Миа была бы почти довольна своим "рождением" в новом мире, если… если бы не это одиночество. Впрочем, как и везде… От таких мыслей сердце сжалось. Что же сталось с Марком? Обычно быстро надоедавший ей воздыхатель теперь оказался единственной константой, - страшно подумать, что и с ним что-то могло случиться. Кроме того, Марк повел себя на удивление мужественно. Ведь у него ничего в жизни не было, кроме объективной логики, да и с той все же пришлось попрощаться. И помчаться неизвестно куда вслед за Миа. Только для того, чтобы быть с ней рядом. Даже не быть, а иметь возможность когда-то потом быть с ней рядом. Пока лишь возможность - Миа чувствовала, что до их встречи с Марком пройдет еще много дней.
        - Мисс Мэрилин!!! - голос раздался совсем рядом, и молодая девушка поспешила подняться на ноги, чтобы достойно встретить своего первого знакомого в новом мире.
        Этим первым знакомым, а точнее совсем незнакомым, оказался молодой человек с глупой, но искренней улыбкой. Он был одет в простую добротную одежду, и лицо у него было таким же - простым и добротным. Как будто Бог, работая над ним, задумался о чем-то приятном и забыл добавить окончательный штрих.
        - Мисс Мэрилин, рад Вас видеть! - житель нового мира, судя по всему хорошо ее знавший, слегка поклонился, и после того, как с недолгими церемониями было покончено, принялся без умолку тараторить, - Сильвио знает, где искать мисс Мэрилин! Вы ему только скажите, и он сразу ее отыщет! Мисс Мэрилин никуда от него не скроется! Вот и сейчас, когда мне миссис Чилия сказала "ступай, приведи юную мисс", я знал, куда мне идти. И еще миссис Чилия добавила, что мисс Мэрилин все ждут (как всегда ждут!) и очень невежливо с ее стороны вновь опаздывать…
        Сильвио так бы еще долго рассказывал о какой-то строгой миссис Чилии, если бы Миа не прервала его болтовню очевидным, но неожиданным для молодого человека предложением:
        - Так чего же мы ждем, Сильвио, пойдем к ним!
        Девушка решительно направилась… только вот куда? Этого она не знала. Миа просто шла по направлению к большому дому. Смешно, конечно, но дом ей тогда напомнил небывалых размеров пряник, испеченный к какому-то празднику исполинским печником. Таким он был белым, чопорным, аккуратным, и даже вкусным на первый взгляд!
        Она легко поднялась на крыльцо, немного постояла перед закрытой дверью, удивительно похожей на другую - из переулка Лонгвэй. На этот раз девушка не стала звонить в колокольчик, а просто легонько толкнула незапертую дверь, за которой, по словам Сильвио ее давно уже все ждали.
        ГЛАВА 6
        Миссис Чилия была строгой матроной в возрасте и в достатке. Ее муж когда-то давно погиб в войне за независимость (кого от кого она точно не помнила) и оставил Чилию самостоятельно разбираться с их двумя дочерьми и другими скучными вопросами повседневной жизни.
        Однако Миссис Чилия вскоре смирилась с неизбежным и стала с энтузиазмом заправлять большим домом и вести хозяйство. У них появилась целая армия слуг - рабочих, гувернанток, кухарок, прачек, обслуживающих ее семью и бесконечную вереницу гостей тоже. Да, да, миссис Чилия очень любила гостей, или другими словами - боялась тишины - поэтому она радостно привечала всех, кого мог вместить их дом.
        Откуда взялся капитал, необходимый для всей этой роскошной жизни, оставалось неизвестным. Миссис Чилия никогда не заводила разговоров на эту тему, да и окружающих скорее интересовали уютные комнаты, безмятежный отдых и вкусная еда, чем какие-то там причинно-следственные связи. Да и кому, скажите, нужно думать над закономерностями возникновения чего-то хорошего, если оно и так уже есть?
        Дочери миссис Чилии росли сами по себе. Конечно же, у них были лучшие гувернантки и самые красивые платья, но чего-то очень важного им все же не хватало. Ариэль и Мэрилин, погодки, внешне очень похожие, характерами были так далеки друг от друга, что у их матери иногда возникало навязчивое желание "перемешать" дочерей и превратить в одного "нормального" по ее мнению человека.
        Ариэль, младшая из сестер, постоянно находилась в движении - и если она не могла сейчас же реализовать только что придуманный план (надо отдать ей должное - такое случалось очень редко!), в ее голове уже зрел новый, намного более интересный замысел.
        Мэрилин, внешне спокойная и собранная, почти не доставляла хлопот своей матери. Вот только иногда миссис Чилии трудно было выдерживать взгляд своей старшей дочери, - она не могла в равной степени ни объяснить, ни просто привыкнуть к его существованию… Из всего этого миссис Чилия делала вывод, что всегда исполнительная Мэрилин - большая обманщица, и никогда ей, разумной и практичной женщине не разобраться в мыслях, скрытых за непроницаемой завесой серых спокойных глаз. Даже если Мэрилин все подробно ей объяснит и расскажет, даже если повторит несколько раз - все равно скроет что-то важное, даже не скроет, а скажет вскользь, и мисс Чилия сойдет с ума и так не поймет своего странного ребенка.
        Несмотря на разность характеров, Ариэль и Мэрилин были очень дружны - они доверяли друг другу свои самые важные секреты и строили самые грандиозные совместные планы. Ариэль обычно была зачинщицей таких событий, как розыгрыш занудной тетушки Эмили с фейерверками из-под подушек и прочими неожиданностями, или переворотов на кухне, когда соль пересыпалась на место сахара и мука мешалась с манкой. Мэрилин не останавливала сестру в таких ее благородных порывах, иногда даже давала несколько дельных советов, как поинтересней все обустроить, но никогда не участвовала в этом сама. Роль стороннего наблюдателя ей была куда более интересна. Природа вокруг куда более разнообразна, чем развлечения, которые могут себе выдумать люди. А набегающие на гладкую полосу прибоя волны куда более непредсказуемы, чем проделки Ариэль.
        ГЛАВА 7
        Их беленький аккуратненький дом-пряник стоял на опушке хвойного леса, за которым отчаянно плескалось море. Шансов добраться до дома с запада - противоположного направления, не было никаких. Через несколько вспаханных полей путника встречал зев необъятной пропасти. Такой глубокой, что и дна не рассмотреть, и не понять даже, что там может быть, и такой широкой, что противоположный край терялся на горизонте и становился почти нереальным. Отвесные края пропасти были покрыты на удивление яркими цветами, которые Мэрилин - любительница прогулок по окрестным лесам - не встречала нигде в другом месте. Обнаружив их впервые, она, конечно же, сорвала целую охапку, чтобы порадовать домашних своей находкой. Пару раз чуть не сорвалась вниз, заскользив по влажной траве обрыва. Но ее героического открытия так никто и не оценил. За десять минут цветы увяли, через пятнадцать высохли, как будто их продержали в толстой книжке меж страниц не менее двух лет, а вскоре и вовсе рассыпались в пыль… Мэрилин расстроилась, но не только потому, что никто не увидит букет в тот вечер. Ей было стыдно, что она лишила жизни такие
красивые существа, и эти смерти к тому же оказались так бессмысленны. Вечером в этот же день она поделится своими мыслями с Ариэль, на что та ей ответила:
        - Будь спокойна, сестренка. Цветы тебя уже простили, а вот наши старушенции - "старушенциями" Ариэль называла всех маминых гостей, некоторые из которых были немногим старше ее - в погоне за экзотикой загремели бы в эту проклятую бездну, и все бы мы ходили потом в трауре целый месяц, и держали бы пост… Нет, хорошо, что так вышло. Ты же нас просто спасла! - и Ариэль громко чмокнула сестру в щеку.
        Мэрилин слабо улыбнулась в ответ, и погрузилась в свои мысли.
        Обычно гости миссис Чилии прибывали в их дом с юга. Они приезжали на дорогих повозках, запряженных породистыми лошадьми - возницы громко щелкали языками, дамы брезгливо закрывали веерами лица от пыли, кавалеры с неизменной галантностью сопровождали своих спутниц. Каждый раз для Мэрилин это выглядело совершенно одинаково. Люди были разные, да. Многообразию цветов и фасонов нарядов позавидовали бы самые экзотические обитатели тропических лесов - и это верно. Каждый гость страдал уникальным творческим порывом, свойственным ему и только лишь ему. И все же, они были одинаковыми. Ну, как куклы из лавки в Большом Городе, куда один раз миссис Чилия взяла девочек, когда они были еще маленькими. Куклы в глянцевых коробках с синими, желтыми, рыжими волосами. У них миниатюрные сумочки и туфельки с резиновыми каблучками, у каждой свое имя, свой цвет платья, и даже своя прическа. Но вот только если их раздеть, и разобрать на части, то внутри будет одна и та же пустота.
        Мэрилин больше любила северную сторону дома. Не освещенная слишком ярким солнцем, она всегда готова была превратиться в тайну для тех, кто хотел эту тайну там видеть. Темные силуэты гор на горизонте, свежий и живой ветер, густые тени знакомых с детства деревьев, сладкий запах сухой травы - только зажмурься и в мгновение ока это все станет чем-то другим. Чем именно, Мэрилин не знала, просто предполагала, что северное зазеркалье может быть очень похоже на те истории, которые она слышала от своей бабушки. Истории мало отличались одна от другой, но девочка просила рассказывать их каждый день - будто она искала вход в придуманный мир, и никак не могла найти. И не удивительно, что они ее так увлекали - слишком уж много там было диковинного! В этих историях люди жили большими семьями, а не просто встречали и провожали гостей, как они в своем доме; жители тех времен проходили через много войн, они убивали сами, и их убивали тоже; их жизни зачастую были короткими, но до краев полны любви. Да, да, именно любви - словно зная, что следующего шанса может не представиться, они не откладывали свои лучшие чувства
на потом, и впускали любовь каждый раз, когда она стучалась им в двери.
        Мэрилин казалось, что она любит миссис Чилию, да и Ариэль тоже, но она не была уверена, что это именно та любовь, о которой рассказывала бабушка. Самое интересное, что Мэрилин и бабушку свою-то не помнила. Ее истории, голос, которым она их рассказывала, навсегда засели в голове девочки. А вот было ли на лице бабушки участие и забота, либо она задумалась и смотрела в даль - на нежное утреннее солнце или на закатные блики, шли они при этом вместе на прогулку, или бабушка сидела у кровати заболевшей Мэрилин, а может и Мэрилин помогала ухаживать за старенькой бабушкой - таких воспоминаний в памяти девочки не сохранилось. Но и самих историй оказалось достаточно для того, чтобы заставить девочку "заболеть" тем, другим миром. Заболеть до такой степени серьезно, чтобы считать его более настоящим, чем некоторых из маминых гостей.
        Однако этой необычной "болезни" Мэрилин почти никто не замечал. Каждый был занят своими вполне обычными недугами. У миссис Чили от забот "раскалывалась" голова; ее гости время от времени страдали несварение желудка от злоупотреблений деликатесами; бывало, что и Ариэль настигали детские болезни, которые, правда, благодаря ее жизнерадостной натуре, быстро сходили на "нет". Тут уж не до каких-то там исканий и невыразимых ощущений, происходивших к тому же в голове другого человека.
        Исключением из общего правила был Сильвио - поваренок, чуть старше самой Мэрилин, глупее человека не сыщешь во всем доме. Но вот с чутьем у Сильвио было все в порядке. Он безошибочно определял погоду, везение и людей. Прачки не раз убеждались, что если уж поваренок сказал: "Сильвио знает - дождь, будет дождь", то лучше ему поверить, чтобы не возиться потом с грязным бельем. С везением было еще проще - не успевали игроки бросить кости, как бог весть откуда взявшийся Сильвио начинал предрекать исход партии и, как это не бесило других, оказывался прав. Его терпели, но не очень-то любили - трудно было смириться с тем, что твою судьбу вещает дурак, который и книжек-то читать не умеет.
        И еще - Сильвио очень привязывался к людям, особенно к тем, которые держались в стороне от яркой гогочущей толпы гостей. Привязывался - точнее не скажешь - ходил за ними по пятам, иногда что-то бубнил себе под нос, иногда просто молча сопровождал. Мэрилин и Ариэль давно уже были в числе его любимых "попутчиков", да и девочки привыкли к Сильвио и воспринимали его как неизменный атрибут своих прогулок. Ариэль часто подшучивала над Сильвио, чем вызывала у него некое подобие смущения и недоумения. Мэрилин же говорила с ним всегда серьезно, как с равным, и Сильвио это нравилось больше. Но и беспокоился он за мисс Мэрилин больше, чем за ее беспечную сестру. Он один чувствовал, что с мисс Мэрилин творится что-то неладное, и боялся ее потерять. И откуда было это знать дураку? Но он знал.
        ГЛАВА 8
        - Хороший день, Сильвио! - горничная Имма с выбивающимися из-под бархатного чепца смешными кучеряшками выглядела довольной и счастливой - будто день был и вправду хорошим.
        Столкнувшийся с ней на пороге дома Сильвио так не считал. Вернее он вообще мало что считал, рассчитывал, вычислял в своей жизни, и этот момент не был исключением. Сильвио только чувствовал, что сегодня мисс Мэрилин, выйдя на обычную прогулку, может уже больше никогда не вернуться обратно. Он оставил слова горничной без ответа и заспешил к северной части дома, в яблоневый сад, где мисс Мэрилин любила проводить утренние часы.

* * *
        Хозяйка дома, степенная и внушительная миссис Чилия неторопливо, глоточек за глоточком отпивала ароматный кофе из белой фарфоровой чашки. И еще миссис Чилия смотрела в окно.
        Что-то в картине за окном было не так. Многочисленная челядь сновала туда-сюда, благоустраивая и без того благоустроенный дом. Это не вызывало никакого удивления. Горничная Имма выходила с пустой плетеной корзинкой, чтобы по указанию миссис Чилии наполнить ее до краев свежесорванными полевыми цветами, а потом украсить ими спальни. И тут все было в порядке. Необычно солнечный день, первый после долгих майских дождей - хоть и приятное, но вполне естественное явление.
        И, наконец, миссис Чилия уловила источник дисгармонии утреннего пейзажа. Это был Сильвио - недотепа, вечно он нарушал ее спокойствие своими непредсказуемыми выходками! Сказать, что Сильвио куда-то спешил, это не сказать ничего - со скоростью заправского бегуна ее поваренок огибал дом по периметру и вот-вот должен был скрыться за галереей, предваряющей вход в северную часть дома. Найдя виновника своего беспокойства, миссис Чилия сразу же обрела внутренний баланс и потеряла к происходящему за окном всякий интерес.

* * *
        В тот день Мэрилин проснулась рано. Ей снился сон про то, что их дом - это остров, к которому все ближе и ближе подбирается вода, и скоро они все утонут, но тут Мэрилин видит тоненькую тропинку суши, которая может их спасти. Она ступает на нее, делает первый шаг и падает… Падает и проваливается, а может и летит, и слышит странные слова: "Берегите ноги!" Она только успевает поджать их к животу, как все сразу заканчивается, и сквозь сон она понимает, что уже проснулась, что никакого острова нет, вода не прибывает - за окном солнечный весенний день, день обещаний теплого лета и удивительных открытий.
        И именно тогда - в полусне - Мэрилин подумала, что больше всего ей хочется сегодня пойти на север. Одной. Без Ариэль, и уж конечно без Сильвио. Ариэль она потом расскажет, а вот Сильвио - может, и нет. Какой бы он ни был милый, но сейчас поваренок только помешает в чем-то важном, сам того не понимая. Пока что и Мэрилин не понимала, в чем именно. Но раздумывать над серьезными вещами не хотелось. Что действительно хотелось Мэрилин, так это побыстрее выйти из дому. Слишком уж хорош был день, чтобы и дальше встречать его в кровати.
        Спустя несколько минут девушка уже спускалась по лестнице, которая вела к северному выходу. Шла она почти бесшумно, хотя эти предосторожности были излишними. Если бы даже в этот момент Мэрилин уронила дюжину тарелок, и они со звоном и дребезжанием раскололись о ступеньки, вряд ли бы кто-то это услышал, кроме разве что домашних котов, которые не ограничивали территорию своих прогулок парадным входом. По непонятным причинам северный выход не пользовался популярностью у гостей, да и домашняя челядь старалась его избегать. Возможно, потому что никто никогда не ходил на север, и не знал, чего можно ожидать от этой загадочной северной стороны.
        Никем не замеченная, и почувствованная лишь Сильвио, Мэрилин легко ступала по теряющейся в бескрайней степи тропинке. Она уже миновала яблоневый сад, поздоровалась (попрощалась?) со своими любимыми деревьями, и спешила навстречу аромату степных трав, свежему ветру и новому лету.

* * *
        Когда Сильвио столкнулся с горничной Иммой на пороге дома, он понимал, что уже поздно, что Мэрилин не остановить, и более того, ее надо отпустить. Но волна внутреннего протеста свела на нет все его потуги хоть что-то понять, и он побежал. Побежал так, как никогда в жизни не бегал, чем удивил даже степенную миссис Чилию.
        И, конечно же, он никого не нашел в яблоневом саду, не увидел даже удаляющейся фигурки, не обнаружил следов девушки - травы плотно сомкнулись за ней, как будто говорили Сильвио: "Оставь ее, она теперь нашшшаааа!"
        Все еще в ожидании хоть какого-то знака от Мэрилин, Сильвио пристально вглядывался в степь, но единственное что привлекло его внимание в желтом море колосьев - это мелькнувшая на горизонте темная точка. Всего какой-то миг, и трезвомыслящий человек подумал бы, что ему показалось, но Сильвио-дурак верил, что это Мэрилин помахала ему на прощанье рукой. Ну что ж, больше ему ждать нечего, и парень поплелся к дому - впереди у него был еще целый глупый день без Мэрилин.
        В своей озабоченности исчезновением девушки (в том, что ее не найдут в своей постели горничные, когда принесут в комнату кувшин с чистой водой для умывания, он ни минуты не сомневался), Сильвио совсем забыл - никогда ведь не было за яблоневым садом никакой степи, а лишь лишенные всякой растительности каменистые холмы, да и то - зачастую скрытые от любопытных глаз пеленой плотного тумана.
        ГЛАВА 9
        Мэрилин тоже не заметила разительной перемены в пейзаже, она просто радовалась тому, что с ней происходило. Она дышала и не могла надышаться сладким запахом трав, и от каждого вдоха голова кружилась все больше, а знала Мэрилин все меньше. Ее настоящая память как будто истончилась, и она стала помнить что-то еще. Неожиданно нахлынула волна странной печали, и девушка обернулась, чтобы махнуть на последок рукой своему дому. Но был ли это ее дом? И кем была она? Печаль быстро ушла, а сладкий запах продолжал дурманить.
        Сколько еще прошла Мэрилин по этой бесконечной несуществующей степи - может час, может день, может целую, но не свою жизнь. Иногда она смеялась, вспоминая эпизоды из НЕ своего прошлого, иногда искренне плакала, сожалея об ушедших, НЕ своих друзьях, но как же ей было легко сейчас! Именно легко - даже переживания получались какие-то воодушевленные, все было так, как будто она не уходит из дома, а возвращается домой. И немудрено, что устав, девушка с такой же легкостью опустилась на траву, и моментально заснула своим самым беспечным сном с самым чудесным пробуждением.
        Уже сквозь сон она почувствовала, что ее несут чьи-то сильные руки. Дурман прошел, она снова была только Мэрилин, и с ней происходило что-то необычное. Теперь уже терпкий запах трав смешивался с резким запахом опасности - настоящей опасности, но не такой, которая убивает, а той, что щекочет нервы и заставляет жить полной жизнью. Совершенно неизведанное для Мэрилин состояние, и такое волнующее, что сердце ее забилось так же быстро, как и то сердце, что давало силу крепко обхватившим ее рукам.
        - Только не открывайте глаза! - горячее дыхание чуть не обожгло ей ухо, - не думаю, что Вы будете в восторге от того, что Вас окружает…
        Знакомый, но не узнанный голос, пока еще не узнанный. Отчаянно захотелось поступить наоборот и открыть глаза, но она не стала этого делать - знала, что голос прав, ей пока лучше всего не видеть.
        И тут владелец голоса побежал, прижав к груди свою ценную ношу.

* * *
        Трудно сказать, сколько они бежали, а Мэрилин казалось - просто летели со скоростью ветра, но пришел момент, когда их бег окончился. Мэрилин почувствовала, как ее опустили на пол, и снова услышала знакомый, но не узнанный голос:
        - Ну, вот мы и прибыли! Теперь можно смотреть!
        Ресницы Мэрилин дрогнули и она слегка приоткрыла глаза, но тут же распахнула их настежь и побледнела - тут было отчего испугаться даже повидавшему виды путешественнику, не то, что юной девушке! Она находилась на верхней террасе огромной крепости - такой высокой, что далеко внизу была не земля, а облака! Не было вокруг ни деревьев, ни цветов - лишь чистый воздух, да крепкий камень стен. Сильный ветер трепал ее каштановые волосы, похожие сейчас два темных крыла, но Мэрилин не хотелось летать, напротив - ей отчаянно захотелось почувствовать под ногами твердую землю, или хотя бы…
        - Опереться на Вашу руку? можно мне опереться на Вашу руку? - почти прошептала она и резко повернулась к своему попутчику (похитителю?) в поисках помощи.
        Ее белое лицо залила краска, и она тут же опустила глаза в странном смущении. Такие мужчины никогда не бывали в мамином доме. Они были воспитанные и вежливые, улыбались, и иногда даже шутили; некоторых дамы, перешептываясь между собой, называли "красавчиками". Мэрилин же проходила мимо них, не понимая, к чему столько разговоров по таким пустячным поводам.
        Сейчас же перед девушкой стоял статный мужчина неопределенного возраста. Лицо было серьезным, а вот глаза будто смеялись. Так может смотреть человек, который знает секрет, и ни за что его не выдаст. Не выдаст другим, потому что секрет твой. То есть ваш, один на двоих. Иссиня черные волосы косыми прядями опускались на лоб, и было в этом что-то отчаянное и бесшабашное одновременно. Незнакомец стоял не шелохнувшись, но вся его фигура излучала движение. Точно леопард перед прыжком.
        - Нет, - как сквозь сон услышала Мэрилин, - голос звучал странно сухо. - Я не подам Вам руки!
        Мэрилин продолжала удивленно смотреть на него, не зная даже, смеяться ей шутке, или обидеться на неожиданный отказ. Но она не сделала ни того, ни другого - не успела.
        С растерянной улыбкой она шагнула навстречу незнакомцу, но вероятно, это было не самое лучшее из того, что можно было сделать - вековые камни под ее ногами неожиданно начали трескаться, пол заходил ходуном, в высь с карканьем взмыли вороны, запах опасности стал настоящей опасностью.
        - Меня зовут Альтар!!! Ты должна запомнить: АЛЬТАР! - услышала Мэрилин перед тем, как проваливаться в столб пыли и осыпающихся камней.
        Последнее, что выхватило сознание перед падением, был ее новый знакомый Альтар, совершающий прыжок, настоящий грациозный звериный прыжок в бездну.

* * *
        Проснулась Мэрилин от своего собственного крика, когда солнце уже успело осветить каждый уголок ее девичьей спальни. Она помнила все, и от этого хотелось плакать. Ей понравилась ее прогулка на север, и ей понравился Альтар (конечно же, она запомнила это имя!), вот только возвращаться в этот скучный замкнутый мир было неимоверно тоскливо. Как девушке хотелось верить, что ее северные путешествия только начинались!
        И если она собиралась в дорогу, то неплохо было бы попрощаться с близкими, пусть даже они не поймут этого. Мэрилин надела свое любимое платье цвета неба - оно очень нравилось Сильвио, и почему-то раздражало миссис Чилию. Вышла в яблоневый сад, нашла свои следы, терявшиеся в тумане, и облегченно вздохнула - значит, ей не привиделось. Она так бы и простояла там полдня, вспоминая лицо Альтара, если бы вдруг за ее спиной не раздался голос Сильвио:
        - Мисс Мэрилин, я так рад! Я знал, что Вы ушли, я думал, уж не судьба будет Сильвио Вас увидеть. А вот и нет, стою тут в Вашем любимом саду и смотрю на красивую мисс Мэрилин!
        От таких искренних слов у Мэрилин навернулись на глаза слезы. Но ничего не поделаешь, Сильвио должен оставаться здесь.
        - Сильвио, дорогой, я ненадолго, но ты будь здесь, ты должен встретить меня, когда я вернусь! - сама не поняла, что сказала, быстро чмокнула его в щеку и убежала по направлению к дому.
        Не хотелось, чтобы Сильвио видел ее слезы. Ему и так придется несладко.
        А Сильвио все сразу понял. Он не стал преследовать Мэрилин, а опустился на землю, и, облокотившись спиной о ствол, так и просидел, пока не зазвенел гонг, созывающий челядь к подготовке вечерней трапезы.

* * *
        Мэрилин нашла Ариэль и предложила ей прогуляться по окрестностям, намекнув, что она должна поделиться кое-каким секретом. Конечно же, возможность узнать чужой секрет очень заинтересовала Ариэль. Но как раз в этот момент старая миссис Грейшоу должна была обнаружить лягушек в графине со своим любимым морсом, и такое зрелище Ариэль не могла променять даже на сто секретов, даже на сто пять, или если уж на то пошло - и на сто десять. А у Мэрилин был всего один! Поэтому сестренка так и осталась стоять, приплясывая от нетерпения около замочной скважины комнаты злополучной старушки.
        Пытаться рассказывать миссис Чилии, что, возможно, она скоро отправится в другой мир, и неизвестно, вернется ли, девушка не стала. Она сорвала букет самых ярких полевых цветов, и положила матери под дверь. "Это ее обрадует. А обо мне она беспокоиться не будет. Хватит забот с Ариэль" - про себя улыбнулась Мэрилин. И словно в подтверждение своих мыслей, она услышала возмущенный каркающий голос миссис Грейшоу, стуки ее палки по полу (как бы не по спине Ариэль!) и сдавленный смех, который становился все более открытым и звенящим по мере удаления от глухих звуков удара палки.
        Ну вот, по-своему Мэрилин попрощалась со всем, что ей было дорого раньше, и теперь спешила к новой жизни, сотканной, казалось, из тысяч старых воспоминаний. Она еще раз попыталась себе представить лицо Альтара, и теплая волна пробежала по всему телу. Такого с ней никогда не случалось раньше… и в то же время не было ничего более естественного для нее теперь, чем это ощущение… И Мэрилин снова уходила по ярко-желтому полю трав.
        ГЛАВА 10
        На этот раз долго ждать не пришлось. Не понадобился даже дурман сна. Фигура Альтара показалась на горизонте с первыми порывами сильного ветра. Юноша был без шляпы - она видела, как ветер треплет его непослушные волосы.
        Девушка заспешила навстречу; Альтар же так и остался недвижным силуэтом на горизонте. Расстояние сперва показалось большим, но стоило Мэрилин сделать несколько шагов, как она очутилась совсем близко от своего нового знакомого. Первым желанием было подбежать к Альтару и обнять его, но помня, к чему привел ее порыв подойти поближе в прошлый раз, она замерла на месте, тяжело дыша не так от быстрой ходьбы, как от волнения.
        Альтар смотрел на нее серьезно и внимательно, не произнося ни слова, наконец, его губы тронула легкая улыбка и Мэрилин услышала:
        - Смышленая барышня! А ведь правильно сделали, что сразу не обняли меня, а то бы мы так и не познакомились!
        При этих словах девушка залилась краской; Альтар же снова улыбнулся, на сей раз в его глазах заблестели озорные огоньки и он отвесил галантный поклон:
        - Альтар, странствующий рыцарь ордена Золотых Нитей!
        Мэрилин присела в реверансе (из бабушкиных историй она помнила, что именно так отвечали на поклоны мужчин в стародавние времена).
        - Мэрилин, дочь миссис Чилии, хозяйки большого дома.
        Для самой Мэрилин это представление прозвучало несколько глупо, но что еще она могла сказать о себе? Она не состояла в рыцарях, и даже не совсем была уверена, что понимает, кто они такие. Не была она и чемпионкой по приему гостей, как ее мама. Не славилась своими выходками, как Ариэль. Она просто отличалась от других, это все, что ей было доподлинно известно про себя.
        - Какое замечательное представление!
        Было непонятно, то ли Альтар действительно считает эту галиматью "замечательным представлением", то ли искусно издевается над ней - его улыбка сбивала девушку с толку.
        - Ну что ж, отважная Мэрилин, есть способ оказаться ко мне ближе, чем расстояние вытянутой руки, но ты должна решить, что хочешь этого, - Альтар отбросил церемонное "Вы", как бы показывая, что все вступления закончены, и пора подойти к самому важному вопросу, ради которого он проделал столь долгое (опасное? - Мэрилин полагала, что да) путешествие.
        Он опустился на мягкую траву, Мэрилин последовала его примеру. Альтар резко взмахнул рукой, и между ними начал разгораться небольшой костер. Это было очень кстати - несмотря на теплый весенний день в воздухе еще чувствовалась прохлада, особенно сейчас, когда солнце почти село за высоким горным кряжем.
        История Альтара была похожа на одну из тех, что она услышала от своей бабушки, с тем лишь отличием, что Мэрилин предстояло сыграть в ее развитии не последнюю роль. Так с удивлением для себя подумала девушка. Испугалась ли она, захотела ли вернуть все, как было? Вряд ли.
        Конечно же, Мэрилин не могла знать, что именно в это время в каком-то странном для нее мире еще два существа попались на крючок волшебных историй. Не могла, но почувствовала - что-то случилось, и одиночество, донимавшее ее в собственном шумном доме, отступило в тень.

* * *
        Альтар был настоящим рыцарем без страха и упрека. Он родился и вырос в непростом мире, где первое грозило немедленной смертью, а на второе попросту не оставалось времени. Мир волшебный и очень опасный, но все же настоящий, был предназначен для настоящих людей. Там никто не мог стать лже-королем, там не слушали лже-пророков, и не писали долгих исторических летописей. И не в том даже было дело, что обманывать считалось "нехорошо". Мы не зря сказали, что мир был настоящим - а значит, там было НАСТОЯЩИМ все! И если человек фантазировал про что-то, то это что-то сразу обретало реальную силу жизни.
        Сказал, что король - поплатись своим спокойствием, временем, а может, и родственниками, - стань мудрым правителем! Назвался пророком - будешь нести ответ за всех, кому пророчишь. Да что там королям, даже торговцам на базаре надо было соблюдать осторожность - продашь тухлую рыбу, и заплаченные за нее золотые превратятся в пыль на твоих глазах.
        От страха тамошние жители давно отказались - никому не хотелось иметь дело с непобедимыми монстрами собственного "производства", которые реальность точь-в-точь воссоздавала для них уже за соседним углом.
        Однако подобное неудобство оборачивалось благословением, для тех, кто умел творить в своем уме саму жизнь, а не препятствия к ней. Альтар был одним из них. В двадцать лет благодаря своим исключительным способностям (исключительным даже для этого мира), он уже стал рыцарем ордена Золотых Нитей.
        На этом месте рассказа Мэрилин попыталась было спросить, сколько же сейчас лет ее собеседнику (ох уж это женское любопытство!), но только она открыла рот, как Альтар нетерпеливо махнул рукой, будто прочитал ее мысли и не нашел в невысказанном вопросе ничего интересного.
        Мэрилин пришлось также беззвучно закрыть рот, отчего она напомнила выброшенную на берег рыбу. Уже второй раз за день она получала отказ от этого мужчины, и ей, наверное, следовало бы обидеться, или гордо засобираться домой, или выкинуть еще какую-то глупость в стиле правил приличий дома миссис Чилии. Но она не смогла не то что подняться с места, а даже пошелохнуться - какая-то сила придавила ее к земле, и вот уж действительно Мэрилин только и оставалось, что жадно глотать ртом воздух, чтобы не задохнуться под ее натиском.
        Альтар спокойно наблюдал за происходящим. По всему его виду было понятно, что он не побежит помогать даме с нюхательными солями в одной руке и с кружевным платком для утирания слез - в другой. Но когда Мэрилин немного пришла в себя, он заговорил мягким и тихим голосом, каким обычно взрослые успокаивают детей:
        - Ты отважная девушка, но этого мало. Есть много того, чего ты не знаешь, но переступив черту, ты уже начинаешь жить по этим незнакомым законам. Сейчас, Мэрилин, мы находимся на границе - ты немного ближе к своему миру, я - к своему, и законы наших двух миров смешиваются, накладываются друг на друга. - Тут Альтар усмехнулся, и поднял улыбающиеся глаза на девушку. - Вот только что ты решила, что я пренебрег тобой, и захотела мне отомстить. По нашим законам ты создала агрессивную реальность - что-то наподобие дикого опасного зверя из вашего мира. Но сила эта вернулась и чуть не придушила тебя. Будь осторожней в следующий раз! По той же причине я не мог предложить тебе опереться на мою руку тогда на крепости - ты мгновенно перенеслась бы в мой мир, и кто знает, сумели бы мы вдвоем побороть твой страх.
        Альтар сделал небольшую паузу, он как будто взвешивал их шансы выжить в ту встречу, если бы дело приняло другой оборот. И добавил уже серьезным голосом, пристально глядя в глаза своей собеседнице:
        - Мэрилин, позабудь о своей прошлой жизни и внимательно слушай каждое мое слово! Времени у нас не так уж много, а по какую сторону костра ты окажешься, когда рассветет - вопрос не решенный. Но прежде, чем решить, ты должна знать.
        Мэрилин была немного раздосадована тем, что ее мысли теперь не являются только ее собственностью. Альтар, поначалу понравившийся девушке, теперь начал внушать ей страх и раздражение - слишком уж неожиданно было все, связанное с ним. И еще - все время приходилось попадать в дурацкие ситуации! Может, она слишком долго жила сама по себе и просто-напросто разучилась ладить с людьми? Но ни досада, ни страх, ни чувство неловкости не могли заставить Мэрилин повернуться и уйти домой. Где-то в глубине души она была рада, что чувствует хоть что-то, и перед ней новая дорога, и у нее есть собеседник, и завтра, возможно, все будет по-другому. Она оставалась у костра.
        Глядя на озабоченное лицо своей юной спутницы, рыцарь Ордена Золотых Нитей понял, что творится в душе Мэрилин и без телепатии. Меньше всего ему хотелось сейчас устрашать молодых девушек, слишком многим он уже внушал страх в своем мире. Не жаждал он быть и наставником, но избежать этого ради ее же безопасности не мог. Он просто должен был проводить девушку. Теперь он понимал, что это окажется не так просто, как он предполагал ранее. Он знал, что потом Мэрилин суждено пойти своей дорогой. И уже не хотел ее отпускать. Девушка ему понравилась, но это было даже не главное. Между ними белым облаком плыла тайна. Давняя, забытая обоими, тайна была живая, а, значит, ей еще предстояло сыграть свою роль. Именно благодаря этому белому облачку он вовремя заметил Мэрилин тогда, в первый раз, так неосмотрительно заснувшую на пограничье, почти, что у самого входа в земли Ангарон. И посоветовал закрыть ей глаза не из прихоти - стоило Мэрилин увидеть хоть что-то из "прелестей" Ангарона (самого опасного и жесткого мира из всех ему известных), она бы вряд ли сейчас сидела перед ним - немного сбитая с толку, но без
сомнения живая…
        Альтар вновь посмотрел на девушку. Морщинка на переносице разгладилась, лицо прояснилось. Каштановые волосы, ранее уложенные в замысловатую прическу, теперь были распущены, и девушка от этого казалось естественней и свободней. "Все у нее получится!" - промелькнуло в голове у Альтара, и тут же встречный вопрос - "А у меня?" Ответа не было - внутренний голос молчал. И Альтару ничего не оставалось, как продолжить свой рассказ:
        - Я слышал, что в каких-то из миров рыцари были призваны служить женщинам. Я же служил легенде своего мира.
        Сколь ни напыщенны были слова, но звучали они для Мэрилин вполне правдоподобно, Альтар и впрямь не больно разбирался в элементарных правилах приличий, не говоря уже о службе женщине, а уж тем более женщинам…
        - Мой мир, - продолжал он - мой волшебный мир окружен страшными землями Ангарон. И никто не мог переделать эти земли, насадить там цветы и деревья, построить дома, просто жить. Испокон веков они были такими, и, поверь, ничего не изменится еще многие сотни лет. И это даже к лучшему.
        Мэрилин встретила эту реплику вопросительным взглядом. Альтар, предвидя возможный вопрос, пояснил свои слова:
        - Да, я не ошибся, все так - это действительно к лучшему. Потому что есть в землях Ангарон что-то очень ценное для всего живого. Неприглядные на вид, непригодные для жизни, они все же рождают Золотые Нити, которые еще называются Золотыми Нитями Сердца…
        Мэрилин уже знала, каким будет продолжение рассказа Альтара. Стоило ему упомянуть Золотые Нити, как в голове что-то переключилось, и отрывочные сны про чужую жизнь стали ее собственным опытом. Теперь она слышала два голоса: женский, звучавший откуда-то из глубины сознания, произносил слова истории Альтара за секунду до того, как ее собеседник открывал рот, а потом мужской наяву повторял все то же самое.
        Вот так две истории нашего рассказа сошлись в одну точку, переплелись и сразу же вновь готовы были пойти своей дорогой, но между ними оставался миг настоящего, где должно было еще кое-что случиться.
        Сама не замечая того, Мэрилин повторяла про себя все, что слышала в своей голове, но заключительную фразу произнесла одновременно с Альтаром вслух:
        - ….и зальи уничтожат их в мгновение ока, даже быстрее.
        Разрезав воздух, эти слова ощутимо повисли в темноте, словно предлагали обоим путешественникам не спешить с выводами и обещаниями, а хорошенько подумать, прежде чем выбирать дороги, тем более те, которые грозили быть опасными и трудными.
        Вряд ли девушка поняла весь смысл того, что ей дважды повторили, она была слишком ошарашена и напугана для этого. Единственное, что ей стало ясно - она приняла серьезную игру для взрослых за воскресную прогулку по знакомому лесу, и теперь не была уверена, что хотела именно этого. Да, ей было одиноко в ее мире, в котором самым понятливым оказывался дурак-Сильвио, а словам других никогда нельзя было доверять. Все верно. На какую-то долю секунды Мэрилин даже представила себе, как она вернется домой, и каждый день ожидания повторится снова. Ее будут встречать все те же люди с одинаковыми улыбками, и их недостатки останутся такими же, и что хуже всего - в ней никогда ничего не изменится. Никогда ничего не измениться - Мэрилин попробовала эту фразу на вкус, и не нашла ни одной причины держаться за нее, хотя, бог свидетель, как ей хотелось найти хоть намек на эту причину!
        И отважная Мэрилин, которая так стремилась сбежать от себя, вдруг заплакала. Несмотря на свой только что осознанный дар путешествовать по мирам, несмотря на поддержку своего смелого спутника, несмотря на все чудеса и открытия, которые ждали ее впереди, ей стало еще более одиноко, чем было раньше.
        - Мэрилин, дорогая, это случается со всеми путешественниками в начале пути, - Альтар уже был рядом с девушкой и обнимал ее за плечи, - просто не оглядывайся назад, вперед смотреть гораздо интереснее… Потом ты узнаешь об этом наверняка.
        Некоторое время Альтар еще успокаивал Мэрилин как ребенка, шептал на ухо ей что-то совершенно очевидное для человека в хорошем настроении, но далекое и бессмысленное для тех, кто расстроен. И Мэрилин успокаивалась, слезы высыхали, привычная легкая улыбка вновь возвращалась на ее лицо. Только глаза оставались еще немного печальными.
        "Как красиво!" - подумал Альтар, глядя на лицо девушки, как на картину. Приятно было сделать передышку в своей полной событиями жизни и хоть недолгое время побыть наблюдателем. Тем более приятна была роль наблюдателя, если объектом становилась такая девушка, как Мэрилин. Слабый голос в голове попытался было напомнить ему о благоразумии, но Альтар отмахнулся от него, как от назойливой мухи. "Никто не запрещает рыцарям смотреть на красивых девушек" - сам себе объяснял он, и делал вид, что верит этому.
        Позже он согласится, что Аль была права - его старшая сестра, владея даром предвидения, не раз говорила ему, что он может перестать быть рыцарем, когда станет им для женщины. Но это будет позже. Сейчас рядом была Мэрилин. Мэрилин, которая сделала выбор идти с ним - иначе он не смог бы приблизиться к девушке и на шаг, не говоря уже о том, чтобы обнять ее. И хоть она выбрала не его, а лишь их совместное путешествие, он был искренне рад такому ее решению.
        Присутствие рядом Альтара во плоти и крови успокоило Мэрилин быстрее, чем любые философские объяснения и доводы разума. Теперь окружающие их сумерки не казались такими уж враждебными, а будущее - неопределенным и страшным. Все вновь обрело оттенок интересного приключения. Но приключения будут завтра, а сейчас ей хотелось спать, очень хотелось спать, так хотелось, что она заснула прямо на плече у Альтара, который, впрочем, не имел ничего против этого.

* * *
        Вселенная не терпит пустоты, и если кому-то не подходит его жизнь, то обязательно найдется кто-то мечтающий именно о такой "неподходящей" жизни. Обычно в таких случаях мечты остаются мечтами, и тела недовольных душ продолжают совершать свои ежедневные ритуалы, а души витать где-то рядом в поисках суррогатной жизни.
        Но наш случай - совсем другое дело. Так уж случилось, что Миа и Мэрилин было суждено поменяться местами, легко заскользив по Золотым Нитям навстречу судьбе. И пока одна из них выкарабкивалась из стога сена под настойчивые призывы Сильвио, другая мирно спала на плече своего нового друга Альтара, который был вполне доволен настоящим, и наивно полагал, что храбрость с честностью будут и дальше послушно открывать для него все двери.
        ГЛАВА 11
        Переступив порог "пряничного" дома, Миа оказалась в большой, ослепительно сверкающей зале, в середине которой красовался уставленный явствами стол. Не любительница сидеть за праздничными столами, она и представить себе не могла, что так может выглядеть что-то съедобное! Каждое блюдо было похоже на картину, искусно "написанную" поваром, но при этом еще и сохранявшую аппетитный вид!
        За столом чопорно и важно восседали не менее диковинные люди. Одеты они были довольно ярко и причудливо, хотя, в отличие от блюд на столе, их внешнему виду отчаянно не хватало вкуса. Миа сразу узнала строгую миссис Чилию, по словам Сильвио уже давно ее ожидавшую. Лицо матроны было на редкость красивым и таким же исключительно холодным. И даже улыбка в адрес только что переступившей порог Миа не поменяла ситуацию, наоборот - разительное несоответствие внутреннего и внешнего лишь подчеркивали неестественность такого приветствия.
        Место по правую руку миссис Чилии пустовало - Миа догадалась, что именно ей и надлежало его занимать. Причем, следовало это сделать как можно быстрее - лица всех сидевших за столом были обращены к ней, и на большинстве из них читалось нетерпение. Другие выражали любопытство, и, казалось, владельцы любопытных лиц вот-вот начнут на нее показывать пальцами и обмениваться комментариями, как это обычно делают перед клетками с редкими заморскими животными. Что уж сказать, в своем простеньком платье, она заметно контрастировала с этой пестрой толпой. И если раньше такой поворот событий, скорее всего, расстроил бы Миа, то сейчас она даже чувствовала определенную гордость таким своим отличием. Ведь она сама выбрала этот мир - ей хотелось сюда попасть и еще предстояло кое-что здесь сделать. В жизни Миа появился смысл, и это пока оставалось самым главным.
        И девушка последовала очевидным ожиданиям большинства, заняв, наконец, вакантное место. Стоило ей только присесть на изящный обитый красным бархатом стул, как напряженную тишину трапезной залы прорвал гул оживленных голосов. Ужин начался.

* * *
        Сильвио был и рад и огорчен одновременно. Переживаний в его сердце умещалось больше, чем мыслей в голове, но даже оно отказывалось воспринимать все новые впечатления дня, который никак не мог закончиться. Мало того, что он два раза попрощался с прежней Мэрилин, и каждый из них дался ему нелегко, надо же ему еще было разыскать новую Мэрилин! То, что это два разных человека, поваренок понял сразу, - как близнецы с одинаковыми чертами лица имели различия в чем-то неуловимом, но значимом, так и девушки отличались одна от другой. Тем более, первая Мэрилин была его божеством, а разве можно спутать свое божество с кем-то или чем-то еще!
        Сильвио помнил, как долго не мог заставить себя встать при звуке гонга, но потом все же поднялся и поплелся к дому. По дороге он натолкнулся на разъяренную миссис Чилию, которая долго сверлила глазами поваренка, пытаясь найти повод его обругать, но решила ограничиться лишь невыполнимым заданием:
        - Найди мне к ужину Мэрилин! Девчонка никогда не является вовремя, пусть сделает это хоть один раз!
        Сильвио хотел было возразить, что Мэрилин нет, и к ужину она не появится, но не успел он открыть рот, как миссис Чилия отрезала все пути к отступлению:
        - И не говори, что это невозможно! Отвечаешь своей головой!
        Поваренок плохо себе представлял, что значит "отвечать головой", но по тону хозяйки понял, что если вернется к ужину без Мэрилин, ему не поздоровится. Он и сам был не прочь найти юную мисс, но только вот знал, что это невозможно. Но все же отправился бродить по окрестностям, выкрикивая ее имя. Поначалу делал это машинально, просто потому, что надо было что-то делать. А потом вдруг вспомнил, что сказала ему Мэрилин напоследок: "…оставайся дома, чтобы встретить меня"! Сильвио как молнией ударило! И подобно тому, как молния, освещает темноту, в голове у поваренка высветилась вполне четкая картинка стога сена и лежащей в нем его-не-его Мэрилин. И тут Сильвио помчался к полю.
        Второй раз за день миссис Чилия наблюдала нелепый скач поваренка из окна своей спальни. Она уже почти нарядилась к ужину и собиралась спускаться, когда напоследок выглянув в окно, увидела мчащегося к полям Сильвио. Миссис Чилия помнила, какое задание она ему дала, и сейчас даже была умилена тем рвением, с которым поваренок его исполнял.
        И рвения у Сильвио было действительно хоть отбавляй. С неимоверной скоростью он оббежал каждый стог сена, и когда, наконец, нашел Мэрилин, даже не стал раздумывать, почему девушка вернулась другой, вернее вернулась совсем другая девушка. Сильвио было достаточно и того, что место мисс Мэрилин не будет пустовать. И на радостях он затараторил без умолку, обращаясь к вновь прибывшей, как к прежней мисс, и она, казалось, не возражала. Сильвио понимал, что должен был показать дорогу к дому, но новая мисс сама выбрала нужное направление, и ему оставалось лишь следовать за ней. Когда они вошли в залу, поваренок еще немного потоптался на пороге, на случай если у мисс Мэрилин или миссис Чили возникнут вопросы, но так как их не было, довольный успешно выполненным заданием, Сильвио поспешил на кухню.

* * *
        В один день Миа стала обладательницей нового тела, нового платья, нового дома и нового окружения. И несмотря на такое обилие нового, она чувствовала себя здесь вполне естественно. За ужином ей удавалось поддерживать ничего не значащую светскую беседу, ее реплики звучали довольно правдоподобно, иногда даже более правдоподобно, чем слова окружающих ее манерных дам. Когда ужин закончился, Миа так же легко и уверенно добралась до своей комнаты. Ей не стоило особого труда "вспомнить", в каком ящике лежат необходимые вещи, как открывается ставень в правом окне, на какой странице томика любимых стихов оставлена высушенная и распластанная дикая роза - один из чудом сохранившихся цветков, что она собирала на обрыве пропасти, и за это чуть не поплатилась жизнью. На каком-то моменте Миа саму себя назвала Мэрилин и почувствовала, что память о старой жизни постепенно стирается, а новая - со всеми мельчайшими деталями - заполняет ее сознание.
        Однако, кое-что Миа все же не забыла. Она помнила своего потерявшегося в бог весть каких мирах друга и помнила, что должна здесь сделать что-то важное. И этих воспоминаний вполне хватало, чтобы девушка чувствовала постоянное побуждение к действиям, порой даже несколько безрассудным, учитывая свое совсем недавнее пребывание в новой ипостаси. Ведомая в том числе и любопытством Миа обошла все окрестности, и к своему удивлению натолкнулась на ограничения, о которых ее предшественница Мэрилин даже не догадывалась. Поначалу море за хвойным лесом понравилось девушке, но уж больно странным оно было - ни одного парусника не проплыло за все те дни, что Миа навещала его берег, ни один человек, кроме нее не захотел полюбоваться огненным диском восходящего солнца. А попытки искупаться привели Миа в еще большее удивление - она ощущала приятные волны, омывающие ее тело, и даже, казалось, вдыхала полный йода морской воздух, вот только вышла она из воды абсолютно сухая. Приписав этот эффект сильному ветру, Миа тут же осознала, что ветра нет и в помине. Выходило, что море вовсе и не было морем, а лишь казалось им.
        Похожие ощущения Миа испытывала глядя в бездонную пропасть на западе, или то, что очень сильно походило на пропасть. Сопровождаемая почти во всех своих прогулках преданным Сильвио, она наслушалась много рассказов про опасности и неприятности, которые ожидали всех осмелившихся приблизиться к обрыву, но все же пошла туда просто потому, что не пойти не могла. Да, обрыв действительно был… А вот другого края пропасти она так и не увидела. Сразу за обрывом начиналась стена тумана, Миа и тут засомневалась - туман ли это, но спускаться вниз по склонам все же не решилась. К тому же обеспокоенный ее опасными исследованиями Сильвио был категорически против таких экспериментов.
        Несмотря на то, что южное направление казалось более оживленным и изведанным, девушке оно не понравилось с самого начала. Слишком пыльной, жаркой и безрадостной была эта дорога. К тому же не пройдя и нескольких сот шагов, Миа подвернула ногу, и с трудом вернулась в дом, решив на время приостановить свои насыщенные променады. Всего, что она увидела, вполне хватило для невеселой догадки: дом и все его обитатели находились в ловушке, из которой не удастся ни убежать, ни открыто уйти, или уехать. Но как же сюда проникала эта разношерстная публика, именуемая гостями, и почему их так много, и почему они так часто меняются?
        Вот только северные горы казались настоящими горами, а не декорациями. Но до них было слишком далеко, и девушка решила до поры до времени верить, что это действительно горы, и часто любовалась их видом, пока Сильвио хлопотал рядом, пытаясь снять отек ее пострадавшей ноги какими-то чудодейственными травами.
        В то время когда Миа была вынуждена бездействовать, оставаясь дома, к ней часто приходила Ариэль, чтобы перебивая саму себя торопливо и восторженно рассказать о последних событиях в доме. "Миссис Чилия была не в настроении, и на глаза ей лучше не попадаться", - самозабвенно тараторила сестренка Мэрилин, - "гостей стало приезжать намного меньше, и все они сделались какими-то тусклыми и неинтересными…" Увлеченная своими собственными рассказами, Ариэль не сразу поняла, что с ее сестрой произошло что-то странное. Заметив перемену, она вспомнила, что Мэрилин часто казалась не от мира сего (Ариэль даже не подозревала, как права она была на этот раз), и решила не беспокоиться и переждать, пока ее сестра снова вернется в свое нормальное состояние. Чему впрочем, уже не суждено было случиться. Но, не зная этой предопределенности, Ариэль обычно покидала Миа в довольно хорошем расположении духа.
        Не догадывалась Ариэль также, что те вопросы, которые и в голову не приходили ее сестре, беззастенчиво атаковали Миа все с большей и большей силой. И стоило ей почувствовать себя лучше, как девушка уже была готова повторить свой поход на юг, надеясь на этот раз продвинуться в нем немного дальше. Но это оказалось не так-то просто.
        Улизнув из дома пораньше, чтобы не столкнуться ни с кем из домашних, Миа все же столкнулась именно с той, кого меньше всего хотела видеть: миссис Чилия чинно шествовала по парадной зале первого этажа, и как это обычно с ней случалось, испытывала непреодолимую потребность кого-то отчитать. Ее лицо заметно оживилось, когда она увидела, что этот кто-то несется прямо на нее, и она уже было открыла рот, чтобы произнести пару-тройку устыжающих речей, но к ее крайнему удивлению, так и не успела этого сделать. Миа быстро прошла мимо, удостоив матрону лишь легким кивком вместо обычного церемонного приветствия. Мэрилин бы конечно не посмела так поступить, но другой похожей девушке было все равно, что о ней подумает пожилая напудренная сверх меры женщина, с глупым лицом и скверным характером, которая даже не приходилась ей родственницей. Миссис Чилия была так обескуражена бесцеремонным поведением своей старшей дочери, что впервые за долгие годы не нашлась, что сказать, и вероятно так бы и простояла в столбняке полдня, если бы ей под руку не попалась несчастная горничная, которая на свою беду решила рано
утром поменять шторы в парадной зале.
        Тем временем жажда исследований вновь вывела девушку на пыльную южную тропинку. Лето еще не наступило, но ранее утро встретило Миа настоящей жарой. Когда она только проснулась, боль в ноге чувствовалась, но была очень слабой. Сейчас же с каждым шагом растянутые связки начинали ныть все сильнее и сильнее, и стоило Миа дойти до того места, где она подвернула ногу, боль вернулась с прежней силой. И решимость девушки двигаться дальше была поколеблена. Чего не смогла сделать миссис Чилия, сделали нещадный жаркий ветер и боль. Миа поборола порыв немедленно продолжить путь и вернулась.
        Тут было, о чем призадуматься. Не понравившаяся ей дорога никак не хотела открывать своих секретов и старательно громоздила на пути препятствия одно за другим. "Отчаиваться еще рано" - говорила Миа, но ей все же стало немного не по себе.
        Вот если бы с ней был Марк, если бы с ней был Марк… дело бы пошло гораздо веселее. Миа с удивлением отметила, что и о надоевшем до смерти кавалере, оказывается, можно с упоением мечтать. Однако здесь, на краю земли (то, что это край в буквальном смысле слова, Миа была почти уверена), все нудные черты ее друга казались неоспоримыми достоинствами. Вот сейчас, например, всегда рассудительный Марк бы быстро понял, почему дорога не пускает ее дальше. Ему можно было довериться - он ни за что бы не выдал ее тайны. Если уж на то пошло, то именно благодаря настойчивости Марка она в этих заброшенных мирах не одна.
        В девушке постепенно росло уважение к тому застенчивому мальчику, который вслед за ней переступил порог, обозначенный красной дверью и старомодным колокольчиком. Но кроме уважения было еще что-то, что она не могла для себя определить, и о чем не находилось времени толком подумать, но возвращаться к этому новому ощущению оказалось необъяснимо приятно. Оно согревало ее изнутри, придавало смысл ее поступкам и желание их вообще совершать. Однако, сейчас ей приходилось мириться с тем, что внезапное признание заслуг Марка случилось именно тогда, когда шансы на их встречу стремительно падали.
        Но все же Миа не осталась совсем одна. По наследству от Мэрилин ей в провожатые достался Сильвио, отличавшийся не меньшей преданностью, как впоследствии Миа смогла сама убедиться. Она видела, что у парня не все в порядке с головой, хоть и поняла, что чувствует он гораздо больше, чем остальные обитатели дома. Он единственный сообразил, что Мэрилин ушла, и, судя по всему, не собирался выдавать вновь прибывшую гостью никому, даже Ариэль. Только вот в придумывании планов и разгадке головоломок, Сильвио при всем своем желании быть полезным, вряд ли мог ей помочь.
        В конце концов, Миа пришла к единственно возможному выходу, спасительному для всех нарушителей каких-либо законов, которые не получается нарушить явно. Она решила отправиться в свой третий поход по южной дороге под покровом темноты. Некоторое время девушка раздумывала над тем, стоит ли брать с собой в провожатые поваренка, но здравая мысль о том, что если на этом злополучном пути что-то случится с ними двоими, то помощи ей ждать неоткуда, останавливала ее. Почему Миа была так уверена, что Сильвио бросится ее спасать, она не знала, но упрямый внутренний голос твердил, что все будет именно так.
        Девушка удивилась, если бы узнала, что тот же внутренний голос настойчиво убеждал Сильвио перестать бегать попятам за новой Мэрилин. И даже можно сказать не убеждал, а приказывал. Интонации голоса были похожи на речи миссис Чилии, и оттого повиноваться ему совершенно не хотелось, но голос был удивительно настойчив. Пару раз Сильвио даже попытался спорить с ним вслух, рискуя к своим странностям добавить еще и способность вести беседы в одиночку.

* * *
        Когда последнее освещенное окно дома погасло, Миа тихонько выскользнула из-за ворот и быстрым шагом пошла по обочине дороги.
        Сборы не заняли много времени. Фонарь она без труда раздобыла в своем же собственном сундучке, где хранились старые вещи. В гардеробе Мэрилин нашлась пара удобных туфель и теплая накидка - экипировка необходимая, учитывая что ночи по-прежнему оставались прохладными. Пришлось пару дней подождать, пока боль в ноге совсем не прошла - снова возвращаться из-за такого пустяка ей не хотелось.
        Вопреки ожиданиям фонарь оказался излишней предосторожностью - полная луна ярко освещала дорогу, идти было достаточно легко, и девушка сама не заметила, как миновала то несчастливое место, откуда ей вновь и вновь приходилось поворачивать назад.
        Не в привычке у Миа было боязливо оглядываться и озираться по сторонам при каждом шорохе, но измени вдруг она своим правилам - давно бы заметила, что у нее появились провожатые. На приличном расстоянии от девушки, но все же в зоне ее видимости, спотыкаясь о каждый камешек, и приглушенно вскрикивая каждый раз, когда неожиданное препятствие возникало на его пути, ковылял озадаченный Сильвио.
        Все эти спорящие в его голове голоса порядком надоели поваренку, и он бы так до сих пор и продолжал отмахиваться от них как от назойливых мух, если бы мисс Мэрилин номер два не спросила его, где можно найти фонарь. Он всегда был рад услужить мисс Мэрилин, и конечно, он знал, что фонарь лежит прямо в сундучке у нее в комнате, о чем ей сразу и сказал. Он не раз сопровождал прежнюю мисс Мэрилин на вечерние прогулки, и кому как не ему было лучше знать про такие мелочи как фонари, зонтики, галоши… И тут до Сильвио дошло, мисс Мэрилин собирается смыться, уйти, раствориться, точь-в-точь как и та, что была раньше. Проситься пойти с ней и получить отказ он не рискнул, но твердо решил на этот раз ни за что не отпускать свою хозяйку одну. Он последует за ней сам, без приглашения, и даже, может быть, окажется ей полезен. С этой минуты Сильвио превратился в тень Миа - он даже спал в коридоре невдалеке от ее спальни, чтобы не пропустить решающий момент. И поваренок был вознагражден за свои усилия. Когда тихонько скрипнула дверь, и Миа быстрым шагом пошла прочь, ему оставалось только проскользнуть за девушкой по
ночным залам дома, и подождав немного на крыльце, отправиться следом по пыльной дороге.
        Только одного не смог предположить Сильвио в этом простом, но действенном плане. Подобно тому, как он не отставал от Миа, за ним со свойственной ей беззаботностью шла Ариэль. Она в отличие от двух своих предшественников ничего не предполагала, и не строила никаких планов, а ведомая любопытством, уступила искушению немного пошпионить за поваренком, с озабоченным видом прошмыгнувшим мимо нее в коридоре. Ариэль и не подозревала о том, какую прогулку мог себе задумать Сильвио, но, даже выйдя за ним на южную дорогу, не повернула назад, а в унисон со всеми, правда по совершенно другим причинам, решила пройти этот путь до конца.
        ГЛАВА 12
        Первое утро в мире Альтара оказалось для Мэрилин необычным и приятным одновременно. Проснувшись, она обнаружила, что лежит в тени приземистого раскидистого дерева, заботливо укрытая теплыми покрывалами. Она не помнила, как заснула, вероятно, Альтар перенес ее сюда уже спящую. Мысль о необычном попутчике заставила сердце в радостном волнении ускорить свой бег. Она немного приподнялась на своем уютном ложе, поискав глазами Альтара, но увидела лишь странным образом преобразившийся пейзаж. Еще вчера бескрайняя степь сегодня проросла редкими деревьями, под одним из которых она провела ночь. Травы выглядели более зелеными, и ей даже показалось, что вдалеке она уловила отблеск воды - должно быть какого-то озера. Некогда беззвучное пространство наполнило пение птиц и шум ветра в кронах деревьев. Мэрилин сладко потянулась, улыбнулась сама себе, и не спеша поднялась, повинуясь безотчетному желанию прикоснуться к новоявленным чудесам своими руками.
        Альтар в свойственной ему непредсказуемой манере, казалось, возник из воздуха. От неожиданности Мэрилин даже вздрогнула, и это не ускользнуло от Альтара, смотревшего на девушку, не отрывая глаз. Под его взглядом Мэрилин ничего не оставалось делать, как покраснеть и самой опустить глаза - уж очень не хотелось, чтобы Альтар снова прочитал ее мысли. Когда юноша заговорил, его отстраненный и деловой тон странным образом контрастировал с выражением глаз:
        - Нам пора, Мэрилин… теперь медлить нельзя… Те изменения в окружающем, которые тебе так понравились (неужели он читает ВСЕ мои мысли? - пронеслось в голове у девушки), есть не что иное, как иллюзия. Настоящий облик этой земли - степь, без тени, высушенная палящим солнцнем и нещадным ветром. Но она умеет подстраиваться под вкусы своих жертв, и пока они думают, что жизнь прекрасна, земля отнимает у них силы и истощает их.
        Мэрилин согласно кивнула. Сомневаться в предостережении Альтара у нее не было причин. Они быстро собрались и двинулись в путь.
        Были и другие причины их поспешного отъезда, в которые Альтар решил не посвящать Мэрилин. Коварные земли, на которых им пришлось заночевать, нашли слабинку и в его, казалось, несокрушимой натуре. Все произошло так стремительно, что Альтар и сам не успел осознать свое наиболее уязвимое на данный момент место. И этим воспользовались другие силы. Всю ночь ему снилась Мэрилин, которая нежно целовала рыцаря в губы, и ни слова не говоря, исчезала. И как Альтар не пытался удержать ее, у него ничего не получалось - руки проходили сквозь воздух, и его отчаянный крик слышала только пустота. Картинка все повторялась и повторялась, но проснуться Альтару удалось лишь когда он дошел до пика отчаяния. Утро в отличие от Мэрилин его встретило уже уставшим и сильно обеспокоенным. В его мирах хватало подобных хитростей, и он привык быть начеку, следить за своими мыслями и желаниями, которые в любой момент могли обернуться против него же самого. Да вот только теперь его, как оказалось, застали врасплох. При всех своих способностях и умениях выпутываться из безысходных ситуаций, из этой выпутаться он не нашел сил,
потому что сам хотел в ней оставаться как можно дольше. Все было достаточно ясно - теперь он знал, что просто не сможет отпустить Мэрилин, когда придет для этого время. Его знаний и дисциплины, увы, не хватало, чтобы уговорить себя поступить, как и положено рыцарю, дав девушке уйти своим путем. Всего неделя опасного путешествия по Ангарону - слишком мало времени, чтобы изменить положение к лучшему.
        Трудно сказать, понимал ли Альтар, что он влюбился. Множество любовных историй прошло у него перед глазами, и когда-то давно юноша решил отказаться от них, видя, сколько боли это чувство приносит другим людям. Тем паче призвание рыцаря Золотых Нитей не располагало к длительным отношениям. Он научился мастерски вытаскивать путешественников между мирами из передряг, в которые те умудрялись так же мастерски попадать сразу по прибытию. Он знал, как их оберегать в дороге, и что им рассказывать. Он сумел бы сделать многое из того, что другие считали невозможным. Во многих домах его встречали с распростертыми объятиями, вот только у него самого не было никакого дома. Вся его жизнь представляла собой одну большую прогулку, опасную и требующую определенных умений, но все же прогулку, и Альтар был не намерен менять такой ход событий.
        В конце концов, раздираемый противоречивыми порывами, рыцарь решил попробовать последнее средство - может, оно еще спасет их с Мэрилин, не даст клубку зарождающихся чувст запутать их жизни. И средством этим была холодность. Ему уже приходилось так остудить немало сердец - обдуваемые ледяным ветром сухого тона, они обычно быстро отворачивались от него, в поисках более благодатных условий. Поступит ли так Мэрилин? Альтару хотелось, чтобы ответ был и да, и нет одновременно. Девушка не выглядела ни рассерженной, ни расстроенной, когда он пустил в ход свою уловку утром. Ну что ж, время расставит все на свои места.
        Незадолго до того, как стемнело, Альтар и Мэрилин остановились у входа в огромную пещеру, чей зев уходил в недра далеких северных гор. Альтар пояснил, что дальнейшее передвижение поверху для них крайне опасно и вряд ли возможно, пещерный ход же является наиболее простым и быстрым способом пробраться к цели их путешествия.
        ГЛАВА 13
        К какой именно цели они идут, Мэрилин так и не спросила, подобно тому, как Сильвио и Ариэль тоже не успели поинтересоваться этим вопросом. В путешествиях, как оказалось, главным было, чтобы хоть один из путников знал, куда движется, остальные на свой страх и риск просто следовали за ним.
        Тем временем Миа, не подозревая о своем эскорте, подходила к массивным железным воротам, возвышающимся прямо посреди дороги. Ворота, как им и положено, не парили в воздухе, а плотно примыкали своей правой и левой половиной к исполинской каменной стене, ни верха, ни края которой Миа так и не удалось рассмотреть.
        "Ну вот", - подумала девушка, - "кажется, мой третий поход тоже подошел к концу".
        Однако, сдаваться пока Миа не собиралась. Она зажгла фонарик, ранее совершенно бесполезный, и принялась тщательно исследовать каменную кладку стены. Миа была уверена, что там, где есть парадный вход, обязательно должны быть потайные дверцы. Предположение не лишенное истины, учитывая естественное стремление человека всегда оставлять себе запасной выход, идет ли речь о ситуациях, или о доме.
        Тем не менее, пройдя вправо несколько десятков шагов, девушка не обнаружила ничего, что было бы похоже на потайной вход, пусть даже и замаскированный. Она повернула обратно, и так же тщательно исследовала левое крыло стены, тоже не найдя там ничего интересного.
        Пока Миа решала очередную головоломку поиска входной двери, ее незамеченные провожатые уже давно находились по ту сторону от железных ворот, однако радость этого открытия была несколько омрачена другими обстоятельствами.
        Уже подходя вслед за Миа к досадному препятствию на дороге, снова споткнувшись, и чуть не упав, Сильвио, вдруг потерял девушку из вида. Именно в это время Миа повернула направо в поисках потайной дверцы, и густая листва скрыла ее от глаз поваренка. В страхе очередной безвозвратной потери Сильвио почти бегом преодолел остаток пути до ворот, и чуть не стукнулся лбом об их железную броню. В полной уверенности, что Миа находится уже где-то с другой стороны преграды, и не успевая понять невозможность задачи, Сильвио принялся шарить руками по гладким дверцам в поисках ручки, замка, задвижки - хоть какой-то намек на возможность закрыть или открыть эти упрямые ворота. Удивительное дело, но ворота вдруг отворились сами по себе, и тут же закрылись за спиной у Сильвио. И изготовившийся бежать дальше за Миа поваренок, так и застыл с поднятой ногой.
        Именно в это время Миа вернулась к воротам и вскоре исчезла в тени левого крыла стены.
        Ариэль же подошла к воротам на полминуты позже. Упустив из вида поваренка и так и не встретившись с Миа, она точь-в-точь повторила нетерпеливые действия Сильвио. Ворота как у них было здесь заведено, снова сами собой открылись, и Ариэль чуть не вывались на огромную освещенную странными немигающими огнями площадь, позади которой высился самый настоящий хрустальный дворец. Ариэль никогда не страдала отсутствием фантазии, но по большому счету придумывать себе развлечения ей приходилось самой, и финал того или иного приключения можно было всегда предугадать. А вот встретить невдалеке от своего дома такое чудо она уж никак не надеялась, и помыслить об этом даже не могла! "Ах, видела бы это Мэрилин!" - подумала девушка, но мимолетное сожаление тут же сменилось радостью первооткрывателя, которому есть что показать остальному миру. Ариэль осторожно ступала по булыжникам мостовой, осматривая диковинное пространство вокруг себя.
        Каково же было удивление девушки, когда она увидела, что один из причудливо подстриженных кустов странно шевелится, и, не смотря на полное отсутствие ветра, его ветки пляшут в беспорядочном танце. В следующий момент куст вдруг зашипел:
        - Мисс Ариэль, мисс Ариэль, тут опасно, сюда, идите сюда…
        - Да это ж Сильвио! - выдохнула Ариэль с облегчением, - Что ты здесь делаешь? - тут же поинтересовалась она, хотя право на такой вопрос было скорее у поваренка.
        - Мисс Мэрилин там! - выложил как на духу Сильвио, указывая на сверкающий даже в темноте дворец.
        Только сейчас Ариэль смогла разглядеть, что из дворца выходят какие-то люди. Пестрая толпа ей явственно что-то напомнила, хоть Ариэль и никак не удавалось понять, что именно.

* * *
        Сильвио ошибся. Миа пока находилась по другую сторону от каменной стены, уже несколько отчаявшаяся найти выход (или вход?), но, тем не менее, продолжавшая свои поиски. Когда она вернулась к самим дверцам ворот, то решила еще раз внимательно изучить каждый сантиметр железной преграды. И ее труды были вознаграждены. Почти у самого стыка левой и правой створок на правой было небольшое углубление со стрелочками: одна пара стрелочек была повернута друг к другу, другая - в противоположные стороны. "Закрыть-открыть" - тут же догадалась Миа, и не долго думая нажала на стрелки, указывающие в противоположные стороны. Эту же кнопку, вероятно, случайно задели и Сильвио, и Ариэль, но более терпеливой и рассудительной Миа теперь можно было полагаться не только на капризный случай, но и на свой собственный опыт.
        Но пока что стратегия Миа оказывалась не столь удачной, как стратегия ее предшественников. Стоило ей очутиться по ту сторону от ворот, как она оказалась в гуще странной ослепленной толпы, которая, хоть и не обратила на нее никакого внимания, но чуть было не сбила с ног. Минут пять Миа прокладывала себе дорогу сквозь море безразличных тел и лиц, пока, наконец, не протиснулась на широкую площадь, где уже побывали Сильвио и Ариэль. Но не успела она отдышаться, как чьи-то цепкие когти подхватили ее, ноги оторвались от земли, и вот она уже летела над площадью по направлению к сверкающему дворцу.

* * *
        Миа попробовала высвободиться, но когти еще сильнее сжали ей бока, и девушка затихла. К тому же гигантская птица (судя по хлопанью крыльев над головой, существо было действительно похоже на птицу) несла ее к такому великолепному дворцу, что Миа и сама бы с радостью посетила его. И зачем, спрашивается, ее надо было волочь силой?
        Когда они подлетели к парадной лестнице дворца, птица аккуратно приземлила свою ношу у нижней ступеньки и улетела прочь, видно по другим своим важным птичьим делам. "А что если я сейчас сбегу?" - вдруг подумала Миа, но любопытство оказалось сильнее. В конце концов, она пришла сюда кое-что узнать, и убегать без ответа на свои вопросы не имело никакого смысла.
        И вот девушка начала свое восхождение по хрустальной лестнице. Лестница была невысокой, но подняться на нее оказалось не так-то просто. С каждой новой пройденной ступенькой из-под ног Миа вырастало еще десять, и девушка уже думала, что остаток жизни она так и проведет - в бесконечном пути наверх, но в какой-то момент ступеньки перестали множиться, и немного помедлив перед хрустальной резной дверцей, Миа вошла в первый зал самого дворца.
        Зал был пуст, совершенно пуст и гол, не считая высоченных колонн громоздившихся зачем-то по периметру помещения. Было в нем что-то похожее на то удивительное меняющееся на глазах пространство, по которому они мчались вместе с Ше. Воспоминание всплыло из глубин ее памяти, как будто их разделял период не в дни, но в десятилетия. И в то же время, зал казался совершенно чужим, и даже враждебным.
        Миа почувствовала себя совсем маленькой и беззащитной, потерявшейся среди исполинских колонн в гораздо большей степени, чем пять минут назад в толпе невидящих лиц. Но бежать назад она бы ни за что не стала, да ее пока что никто и не выпускал. Ощущение, что она попала в ловушку, волной паники нахлынуло на девочку. Однако, стоять на месте было не лучшим выходом, и Миа пошла вперед. Рассматривая колонну за колонной, она заметила на них небольшие уступы, очень уж напоминающие какие-то ручки, или указатели. Повинуясь импульсивному желанию, Миа легко нажала на один из уступов. Тут же раздалось тихое жужжание, и передняя стенка колонны ушла вглубь, открыв кабину лифта. Вот уж чего здесь не ожидала увидеть Миа, так это чудес цивилизации! Но все же лифт был безусловно более удобен, чем подъем по множащимся ступеням, и вскоре он уже уносил ее на верхние этажи. В лифте не было и намека на кнопки, или какие-то другие приспособления для управления, и оставалось только гадать, где именно остановится кабина. В конце концов, дверь с характерным жужжанием снова открылась, и Миа вышла в еще один хрустальный зал.
        В отличие от первого зала, этот не был пуст. В самом его центре на хрустальном пьедестале стояла исключительно точная миниатюрная копия обеденного стола в доме миссис Чилии. С высочайшим мастерством было повторено все - тончайшие завитки на ножках стола, маленькие хрустальные тарелочки, вилочки и ножи; все явства и угощения до того походили на оригинал, что Миа на какое-то мгновение показалось - вот-вот запахнет чем-то вкусным. Но приборами и угощениями дело не ограничилось. За столом на изящных стульчиках восседали все домочадцы и гости с миссис Чилией во главе. Неожиданно Миа отчетливо увидела, что это не фигурки, а настоящие люди. Но наваждение быстро прошло, и вновь она видела только искусно выполненные фигурки. Теперь она заметила, что несколько стульев пустовало. А присмотревшись, поняла, что один из них был ее, а второй - ни чей иной, как ее непоседливой сестры, Ариэль. Что бы это ни значило, но волосы на голове Миа зашевелились от страха. Нарастающее с момента, как она переступила порог дворца, беспокойство теперь обрело вполне явственные очертания. Значит, кто бы ни мастерил этот
игрушечный столик и фигурки, знал, что ее сегодня вечером в доме нет, и Ариэль судя по всему тоже. Куда могла подеваться ее сестра? Неужели пошла следом???
        Невольно девушке захотелось оглянуться, чтобы убедиться, что за нею никто не следит, но она заставила себя не делать этого. В любом случае, оставаться в этой зале она не хотела, поэтому быстро вызвала кабину лифта, которая плавно понесла ее снова вверх. В новой зале поменьше глазам Миа снова предстали художества неизвестных мастеров, зато изображали они до боли известные вещи. Как и в предыдущем помещении, посреди стоял хрустальный пьедестал, только на этот раз в небольшом бассейне с бурлящей водой, так что сам пьедестал окутывали лишь облака пара. А в центре находилась копия их домика уменьшенная во много раз; домик был окружен лесом с одной стороны, и полями перед пропастью - с другой. Заменителями моря и тумана служили клубы пара из бассейна. И вновь Миа перестала понимать, где реальность, а где иллюзия. И вспоминая свое "сухое" купание в море и странное ощущение от пропасти, девушка теперь не была уверена, что наверняка может различить одну от другой. На этот раз она без всяких церемоний бросилась из залы вон, желая только, чтобы следующая комната оказалась менее неприятной, чем предыдущие.
Кабина лифта плавно опускала ее вниз, и Миа уж было подумала, что ей дадут уйти из этой ловушки, но она ошиблась.
        Последующую залу не украшали хрустальные постаменты, бассейны с кипящей водой и миниатюрные фигурки, там было все гораздо интереснее. Удлиненная, она походила на один большой шкаф-коридор, в отделениях которого вдоль стен стояли большие куклы в человеческий рост. Сделанные с тем же мастерством, что и их маленькие копии, куклы полностью повторяли людской облик - вплоть до морщинок под глазами. Быстро пробежав безмолвную армию кукол, Миа вновь не обнаружила ни себя, ни Ариэль. Оставаться здесь ей тоже не очень-то и хотелось, поэтому она заспешила к колонне, надеясь, что на этот раз та ее вывезет к выходу из этого неприятного дворца. Раздумывая над тем, зачем и кому нужны подобные куклы, Миа вдруг поняла, что с толпой именно этих безмозглых марионеток она и столкнулась, когда только прошла через ворота. И, о боже, гости ведь приезжали к ним только с юга! К дому не было другой дороги - она же сама все изучила! Вот почему они такие одинаковые и скучные! Все их гости, да и сама миссис Чилия - просто куклы! Холодок пробежал по спине у девочки, и не помня себя она выскочила из кабины лифта, желая как
можно быстрее покинуть этот леденящий душу дворец, и надеясь, что у нее это получится.
        Но Миа напрасно так торопилась. У входной двери стоял элегантно одетый мужчина, и, постукивая старомодной тросточкой об одну из колонн, терпеливо поджидал свою юную гостью.
        - И не задержитесь у нас хоть ненадолго? - вежливо поинтересовался он, когда Миа буквально столкнулась с ним на пороге.
        Миа отпрянула, от резкого движения каблучки заскользили по хрустальным полам, и она бы верно упала, не поддержи ее вовремя заботливый хозяин.
        Немного отдышавшись, Миа все же сумела произнести:
        - Очень бы не хотелось… ммм… и дальше Вас тревожить, - девушке показалось, что такая формулировка ответа вполне соответствует правде, и одновременно не заденет излишне чувствительного хозяина.
        - Ой, ну что Вы! - незнакомец словно клешней впился в ее локоть и развернул в противоположную от выхода сторону. - Я только рад таким, как Вы изволили выразиться, тревогам! Но вы, молодежь, все спешите, спешите… И куда? Куда, кстати, позвольте поинтересоваться, Вы спешили? - из меланхоличного его тон стал почти резким и деловым.
        Миа молчала. Потому что, куда именно она спешила, она и сама не знала. Вот если бы ей задали вопрос, откуда она спешила, на него девушка ответила бы без запинки. Извечная школьная проблема - спрашивают именно то, о чем не имеешь никакого понятия.
        - Нет, юная барышня, так не пойдет. Я одинок, но ужасно люблю общаться. А гости, знаете ли, в наших краях так редки, что я просто не имею права взять Вас и отпустить! Хоть сегодня ночью у меня целых три гостя!
        - Три??? - не сдержала удивления Миа. - Кто же еще попался… попал в Ваш дворец?
        - А, я знал, что эта тема Вам будет интересна, - загадочно улыбнулся хозяин, и как бы невзначай добавил? - О, я полагаю, это были Ваши друзья. Они так старательно прятались за кустом, что я поначалу решил вознаградить их усилия, и делал вид, что не замечаю, как они топчут мой газон. Но их настырность была чрезмерна, и Свар отнес их в надежное место!
        - Свар - это Ваша птица, я полагаю, - резко ответила Миа больше из желания чем-то прикрыть свое отчаяние.
        Ведь если этот приторно-вежливый джентельмен говорил правду, то в когти Свару попалась Ариэль, кукла которой отсутствовала за столом, как и фигурка самой Миа, и вероятно, еще кто-то из дома. Миа почти не сомневалась, что этим кем-то был Сильвио. Она не раз замечала, как поваренок тихо следовал за ней по дому, но даже с благодарностью принимала этот молчаливый эскорт, понимая, что Сильвио не причинит ей вреда.
        - Не стоит так переживать, дорогая барышня. Я же сказал, что Ваши друзья в надежном месте, и только от Вас зависит, останется ли это место таким же надежным и дальше! Но давайте сменим тему! Я вот Ваше имя знаю, мисс Мэрилин, или просто девочка Миа из другого мира, а меня Вы можете звать Джо, без всяких регалий и почестей, звучит по-домашнему, не так ли? - и Джо рассмеялся противненьким смешком, каким мог бы смеяться плохой актер в третьесортной комедии.
        Пока Джо нес подобную околесицу, они приближались к непонятно откуда возникшему столику, тоже хрустальному, с двумя дымящимися чашками какого-то напитка, по запаху напоминавшему чай.
        - Присаживайтесь, присаживайтесь, - засуетился Джо, отодвигая для Миа стул? - и, пожалуйста, отведайте нашего чая! - заметив нерешительность девочки, Джо подмигнул и добавил, - он настоящий, как и все в этом дворце!
        Миа заглянула в чашку - там действительно был чай, она сделала несколько глотков, решив, что редких гостей травить не обязательно, по крайней мере в самом начале разговора уж точно.
        - Ну что ж, барышня, рассказывайте, зачем пришли, что искали в наших нелюдимых краях? - на слове "нелюдимых" Джо как-то странно хмыкнул и расплылся в премерзкой улыбке.
        - С Вами хотела познакомиться! - снова огрызнулась Миа, постаравшись вложить в свой ответ как можно больше иронии.
        На миг девушке показалось, что Джо сейчас ударит ее - таким недобрым огнем сверкнули его глаза; но лишь на миг, потому что через секунду хозяин дворца снова залепетал в своей приторной манере:
        - Какая честь, какая честь! Я так польщен… По глазам вижу, что Вам мои коллеги уже забили голову этими нитками… тьфу, простите, Нитями (они обижаются, когда я неправильно произношу этот термин). Высокие цели, и все такое прочее - ну разве ж это интересно? Скажите, вот Вам такое интересно? Я как посторонний человек спрашиваю, ничего личного, поверьте…
        Миа уже давно догадалась, что Джо известна если не вся ее жизнь, то уж многое - это точно. И задавал он вопросы не для того, чтобы получить на них ответы, но раз пока не превратил ее в куклу, значит, зачем-то она ему нужна. Будь она в другой ситуации, девушка вряд ли стала интересоваться, зачем именно, но сейчас ей все же предстояло это выяснить - ее собеседник был не только хозяином дворца, но и положения. Тем более, Джо вероятно мог бы рассказать много интересного, и беседа с ним все же стоила своего продолжения.
        - А что Вы еще знаете о Нитях? - вопросом на вопрос ответила Миа.
        - На мой взгляд, совершенно бесполезные изобретения. Ну что хорошего в этой путанице? Люди то и дело выпадают из своих миров, чтобы отправиться в неизвестные и опасные путешествия, и что они, в конце концов, получают? Головную боль, ностальгию по родине, и неспособность ужиться со своими соотечественниками! Там они уже чужие, а здесь еще чужие… И это в лучшем случае! Большинство уничтожают эти прожорливые зальи. Зачем, скажите, плодить таких монстров? То ли дело моя птичка - полностью управляемое существо…
        Джо вошел в раж, и казалось, ничто не сможет остановить его самозабвенной критики всего, о чем с таким уважением меньше недели назад Аль рассказывала им с Марком. Миа, конечно же, не поверила Джо, да и с чего бы она стала верить человеку, который схватил ее друзей, и саму ее за порог не выпустил, хоть и буквально засыпал сладкими речами. Миа не поверила ни слову, да только все силы покинули ее, и подставь он сейчас ей под нос бумагу, с ее собственным смертным приговором, и прикажи подписать, она бы, в конце концов, поставила свой росчерк рядом со словом "согласна". И чем больше бубнил Джо, тем в более глубокий транс впадала Миа. Красный огонек опасности беспокойно мигал где-то на периферии ее сознания, в то время как большая часть его просто хотела спать. И Миа вероятно так бы и погрузилась в пучину беспамятства, но в какой-то отчаянный миг перед ней отчетливо предстали фигурки кукол, и та малая бодрствующая часть ее, которая и не думала спать, заорала ей прямо в ухо: "Ты хочешь быть такой же?" Миа встрепенулась, и этого было достаточно, чтобы сбросить с себя почти весь навалившийся на нее        - А Вы чуть не заснули, мисс Мэрилин, - донесся до нее откуда-то издалека голос Джо. - Вот ведь верно, что молодым девушкам ночью надобно спать, а не разгуливать по чужим домам! - последние слова отличались необычайной для хозяина резкостью.
        Как она оказалась приподнятой над полом, схваченная такими же цепкими, как и когти его птицы, руками Джо, Миа даже не успела понять. Слащавая маска скучающего хозяина мигом куда-то слетела, и теперь разъяренное исказившиеся лицо злобно шипело ей слова предупреждения:
        - Вы с друзьями можете выжить, но ты должна кое-что пообещать. Ты будешь служить мне, выполнять все мои приказы, и ты останешься здесь, в этом дворце! Согласна? Отвечай!
        Миа стало очень страшно, ей захотелось плакать, и просить, умолять ее отпустить - ведь ей всего тринадцать с половиной лет, хоть и выглядит она на все восемнадцать, она маленькая девочка, и рано требовать от нее давать такие серьезные обещания. Но так же отчетливо Миа понимала, что это не поможет, и что сейчас она должна просто сказать "да" или "нет". И она вспомнила, как делала свой серьезный выбор тогда рядом с Аль.
        Каждый раз, когда нам дается право выбора есть более удобный и комфортный вариант и есть более честный. Обычно первый оборачивается иллюзией, а второй - очередным правом выбора. Понимал ли это в сущности еще ребенок, которому довелось во взрослом теле прожить не более недели? Вряд ли. Но с безошибочным еще детским чутьем, Миа удалось отличить настоящее от иллюзии, которая вообще не может существовать, что бы тебе кто ни обещал. И она решилась:
        - Поставьте меня на пол, и я дам Вам ответ, - уверенно произнесла девушка. Ее план был прост - как только ее отпустят эти цепкие крючья, она схватит чашку с чаем, который еще дымился, значит, был достаточно горячим, бросит в лицо Джо, и попытается бежать.
        Джо понимающе улыбнулся, как будто прочитал ее мысли, но все же медленно опустил свою добычу на хрустальный пол. Следуя задуманному плану, не теряя ни секунды, Миа молниеносно схватила чашку и со всей силы запустила ее в лицо Джо.
        - Ой, больно, больно! - донеслись до девушки театральные крики ее тюремщика, когда она стремглав бросилась ко входной двери.
        "Как же мне не везет" - с отчаянием подумала Миа, когда так же как и при первой попытке побега, натолкнувшись на какое-то препятствие, она растянулась на гладком полу. На этот раз ей помогли подняться чьи-то заботливые и очень приятные по ощущениям руки, и каково же было удивление девушки, когда взглянув на владельца этих чудесных рук, она узнала Аль.
        - Ох уж эти ваши герои! Как мне надоело их пугать, да зачаровывать! - с легкой претензией сразу же обратился к вновь прибывшей Джо.
        - Теперь ты признаешь, что не имеешь на нее права? - поинтересовалась Аль.
        - У девчонки характер не из лучших, не нужны мне такие, - Джо пытался сам себя успокоить.
        - Вот и хорошо, нам она как раз подходит! - улыбнулась Аль, и обратившись к Миа заметила, - как ты выросла, юная леди!
        Миа в растерянности наблюдала за происходящим диалогом. Почему же ей Аль не сказала раньше об этом хрустальном дворце и его странном хозяине? По всему выходило, что они, если и не старые приятели, то хорошо знакомые друг другу люди уж точно.
        - Прости, но я не могла тебе рассказать о Джо раньше!
        "Ох уж эта здешняя способность читать мысли!" - подумалось Миа, а Аль тем временем продолжала:
        - Мы с Джо коллеги, как он правильно выразился, когда уговаривал тебя не верить в Золотые Нити. Ты хоть ей что-то предложил взамен? - обратилась Аль на этот раз к Джо.
        - Не успел, чай подействовал слишком быстро… - тон Джо утратил прежний апломб.
        - Ну что ж, это и к лучшему, - лаконично отозвалась Аль, - теперь, Миа, мне надо тебе кое-что пояснить. Многое, ты уже поняла сама, и поэтому я здесь. Мы с Джо на одной стороне - и он и я служим Золотым Нитям. Только я поддерживаю путешественников между мирами, а он их проверяет на прочность. (При этих словах Джо недовольно хмыкнул, потирая обожженную чаем щеку). Некоторые, увы, не проходят проверку, и они остаются во дворце Джо в виде кукол, которых потом выпускают в искусственный мир, куда тебе довелось попасть с самого начала. Удивительно для нас самих, но кое-кто из кукол постепенно вновь приобретает сознание путешественников, они начинают интересоваться пространством за пределами их дома, и чаще всего уходят по северной дороге. Думаю, и ты вскоре направишься туда. Редкие экземпляры снова забредают к Джо, где их ждет очередное испытание. Обычно, дворец окружен невидимым полем, которое в буквальном смысле разворачивает случайных путников назад, как было и с тобой первые два раза. Однако, на третий, мы все же решили, что ты готова двигаться дальше. Знаешь ли ты, кстати, что за тобой увязалась
Ариэль и Сильвио?
        Миа кивнула, она уже догадалась об этом.
        - Мы пытались мысленно отговорить Сильвио, многие считали, что ему рано пробовать себя в таких серьезных испытаниях. Видишь ли, Миа, он тоже кукла. Когда-то давным-давно, он до смерти испугался Джо и пообещал ему служить, но со временем что-то произошло, и Сильвио приобрел способность любить. С тех самых пор он начал меняться. И хоть с интеллектом у него проблемы, но вот чувствовать он научился лучше, чем обычные люди в вашем мире. Ариэль - совсем другое дело - она пришла в этот мир человеком в очень раннем возрасте, и уже совсем забыла об этом. Однако, у нее есть свое назначение, про которое мы пока не можем тебе рассказать…
        Аль замолкла, и Миа воспользовавшись паузой, задала давно волновавший ее вопрос:
        - А что случилось с Марком? Наверняка Вам это известно!
        - Да, но для тебя это знание закрыто. Не все силы в мире служат Золотым Нитям, некоторые отчаянно с ними борются. И это уже не проверки Джо, хотя и он может быть достаточно беспощадным. Ты видела, что происходит с теми, кто сдается на его милость.
        Вероятно, Аль была права - Джо не производил впечатление безобидного человека, хотя отчаянно пытался таким казаться. Уклончивый ответ Аль насчет Марка отнюдь не успокоил девушку, зато придал решимости двигаться в своих поисках дальше. Что именно она искала? Марка, да. Но было еще что-то, чего она объяснить не могла. Глупо, конечно, лихорадочно гнаться за человеком, который был всегда под рукой в том мире, откуда она так безоглядно сбежала. Да вот только, оставаясь там, она вряд ли бы поняла, что ей нужно. Она, как и Аль, и Джо, оказалась в лагере тех, кто служил Золотым Нитям Сердца, пронизывающих все миры. Она не могла представить, как выглядят эти Нити, не знала, что она могла для них сделать, почему вообще очутилась в такой ситуации и почему именно ей выпала роль путешествовать сквозь миры? Но разве не мечтала она об этом в своей скучной жизни, которая вот-вот грозила окончательно посереть с наступающим взрослением?
        Из состояния задумчивости ее вывел мягкий голос Аль:
        - Миа, хочешь ли ты задать мне еще вопросы?
        У Миа было много вопросов, вот только Аль на них сейчас не ответит. Это девушка знала наверняка.
        - Хорошо, ты правильно все поняла. Сейчас мое время уходить. Да и тебе пора встретить своих друзей, они уже заждались! - и с присущей ей загадочной улыбкой, Аль покинула дворец.
        - Прощай, Джо! - услышала Миа ее голос, доносившийся почему-то отовсюду.
        - Что за странная манера уходить, - начал было ворчать Джо, вернувшись к своей обычной манере разговора, - И почему "прощай"? - добавил он и вовсе обиженным тоном.
        Миа не стала дальше испытывать судьбу и нервы Джо. Она быстро попрощалась и с удовольствием вышла из дворца на свежий воздух. Вновь рожденное солнце мягко скользило своими лучиками по хрустальным ступенькам, высекая из них разноцветные блестящие искорки. Сильвио и Ариэль, ожидавшие ее у ворот, несказанно обрадовались Миа - их терпение было вознаграждено.

* * *
        Если раньше Миа любила все делать в одиночку, привыкнув к тому, что ее устремления никому не понятны, то сейчас встреча с Сильвио и Ариэль принесла девушке не меньшую радость, чем им самим. Ариэль сразу бросилась ей на шею, а Сильвио, переминаясь с ноги на ногу, широко улыбался и что-то возбужденно рассказывал. Какое-то время все говорили одновременно, и никто друг друга не понимал, пока, воспользовавшись секундной паузой в общем гомоне, Миа решительно не заявила:
        - Мне надо вам кое-что сказать… а уж потом мы придумаем, что делать дальше…
        И не утаив ничего, девушка рассказала всю свою историю, начиная от момента сказочного путешествия сквозь миры, и заканчивая тем, что она узнала про дом миссис Чили и его обитателей.
        Она закончила, и в воздухе на некоторое время повисла тишина. Сильвио, казалось, не был удивлен. Он производил впечатление абсолютно счастливого человека - такие мелочи, как путешествия между мирами сами по себе его интересовали мало. Другое дело Ариэль - обычно жизнерадостная и бойкая девушка никогда еще не была так далека от своего привычного состояния. Да и было над чем задуматься! Ее настоящая сестра уже неделю как сбежала в неизвестном направлении; точная копия сестры расхаживает по дому как ни в чем не бывало и рассказывает невероятные истории про жизнь в искусственном мире в окружении кукол (хотя, судя по скучным натурам околачивающимся в их доме, в это как раз можно было поверить); да и к тому же Сильвио, который и двух слов иногда сложить не может, как оказалось, знал об этом уже давно. Однако, были во всем этом с точки зрения Ариэль и обнадеживающие моменты. Во-первых, дело пахло настоящим приключением, во-вторых, ей не терпелось разыскать свою Мэрилин - она только сейчас поняла, как соскучилась за сестрой. Ну, а в-третьих, Ариэль, как и Миа, была страшно рада единомышленникам, первым в
своей жизни.
        Пока длился рассказ Миа, друзья неторопливо шли по направлению к дому. Солнце поднималось все выше и выше, но неприятная ранее пыльная и жаркая южная дорога внезапно перестала быть такой. И Миа догадалась, что защитный барьер, о котором говорила Аль, еще не включили. Что ж, это было им на руку. Они уже подходили к дому, когда Ариэль задала уже давно волнующий ее вопрос:
        - Что мы теперь будем делать?
        - Пойдем на север, - не задумываясь ответила Миа, - Аль сказала, что большинство путешественников отправляются туда, тем более, это единственное направление, где мы еще не были!
        Ариэль ничего не имела против, Сильвио, чье молчание приняли за знак согласия, тоже. Был объявлен день на сборы в долгое или короткое путешествие, из которого, впрочем, можно было с одинаковым успехом не надеяться вернуться туда, откуда оно начиналось.
        ГЛАВА 14
        Долгое время Марк не мог понять, что с ним происходит, где он находится, и почему он все воспринимает как сквозь туман. Потом он вспомнил, что видел повзрослевшую Миа, и принял это видение за исключительно приятный сон. Какая-то часть его сознания попыталась напомнить, что ему, наверное, пора в школу, но другая почему-то заспорила с ней, и Марк самоустранился от этих препирательств. Медленно, очень медленно он приходил в себя.
        Ему повезло не так, как Миа - никто мальчика не искал и не ждал на ужин, хотя возможно, согласились бы ждать вместо ужина. Ну что сказать… Спокойный, сосредоточенный Марк, ни разу не начавший ни одной драки, избегавший всех и вся, кроме Миа и стройных рядов цифр, оказался в самой гуще непроходимых джунглей. Здесь не было ни головоломок, которые надо было решать, ни приборов, в которых можно было разобраться - здесь шла жестокая борьба на выживание, существование которой Марк предпочитал не замечать в своей размеренной предыдущей жизни.
        Когда взгляд мальчика достаточно прояснился, чтобы он мог, протерев глаза еще раз, убедиться, что действительно находится в джунглях и это ему не кажется, цепочка предшествующих событий постепенно восстановилась в его голове. Ну что ж, по крайней мере, он знал, что не сошел с ума, это будет хоть каким-то отправным пунктом в его дальнейших действиях. Марк так же как и Миа, обнаружил, что его тело изменилось - оно заметно повзрослело, было жилистым и крепким, и судя по всему, вполне годным для выживания в подобных условиях.
        Солнце стояло высоко в небе - впереди еще минимум полдня, чтобы поближе познакомиться с местной флорой и фауной, обещающими порадовать своим разнообразием. Тем более, надо привыкнуть к новому телу и немного его размять. Эта мысль, как ни странно, казалась Марку даже приятной - так обычно увлекается ребенок вновь подаренной игрушкой, которая еще не успела надоесть.
        "Вот ведь как странно все получается" - думал Марк, продираясь сквозь лианы и огромные папоротники, - "Я мог бы насчитать с десяток знакомых, отдавших все, лишь бы отправиться на это сафари, но здесь почему-то оказался я…"
        Когда-то давно Марк пообещал себе не верить в то, что нельзя доказать фактами. И до сих пор строго придерживался этого простого правила. По крайней мере, так он мог избежать страха, который раньше был его постоянным гостем. Когда родителей Марка не стало, мальчик воспринял это как самый большой и чудовищный в его жизни обман. Еще долгое время он ждал, что они вернутся, хотя его дед ничего не скрывал, и сразу же объяснил внуку, что произошло. Но Марк все равно верил, что однажды откроется дверь его комнаты, войдет мама и сядет на край кровати, точь в точь как это происходило раньше. Может, поправит одеяло, может, улыбнется ему, и расскажет какую-то увлекательную историю, или просто посидит рядом. А потом они с папой будут о чем-то беседовать на кухне. И успокоенный, всем довольный Марк заснет под звуки этой неспешной беседы. А потом как-то резко в один день мальчик понял, что этого не произойдет, и почти возненавидел родителей за обман, за то что они не вернулись, себя же начал презирать - как можно было так легко поверить, что они останутся с Марком навечно!
        Следом за этим невеселым открытием пришел страх. Марк боялся всего - ночи с ее непонятными шорохами, дня с его бессмысленными законами, одноклассников вечно дразнящих его, деда, жалеющего его, и самого себя почему-то тоже. Но мальчик все же сумел овладеть этим страхом - он нашел свой критерий того, что имеет или не имеет права на существование, и строго этому критерию следовал. Мерилом подлинности оказались факты - как только Марк видел наглядные доказательства чего-то, он это что-то признавал как явление вполне реальное, с которым стоило считаться. Каким образом в эту стройную систему отсева всего "лишнего" просочилась привязанность к Миа, Марк так и не смог понять. Возможно, она была слишком приветливой с ним и напомнила ему маму, так что совсем маленький Марк внутри него, который с детским упрямством так и не перестал верить в чудесное возвращение, радостно встрепенулся, и заспешил ей навстречу. Возможно, так. А возможно, этому чему-то вообще не было объяснений, и Марк честно признал это как факт, и включил в свою систему реальности. Общение с Миа однако проделало значительную брешь в его
защитной стене фактов и доказательств - было легче перечислить, в какие именно из небылиц Миа не верила, чем вспомнить все выдумки, принятые девочкой за чистую монету. И вот, сейчас эта брешь превратилась в огромную дыру, где впрочем, как он понимал, предстояло прожить не один день.
        Тропинка, по которой шел Марк, все больше и больше углублялась в тропический лес, и мальчик, а вернее уже юноша, начал было опасаться, что ему придется вернуться - такими непроходимыми казались заросли. Благо с новым телом ему досталась отнюдь не стесняющая движений хитрым узлом завязанная набедренная повязка, и высокие сапоги из мягкой кожи - несмотря на жару, они не давали ногам ни вспотеть, ни устать. Практичность такого наряда Марк очень быстро оценил, когда несколько раз по щиколотку увяз в топкой жиже какого-то болота. Из болотца сразу же с громким жужжанием вылетели похожие на комаров насекомые и прицельно спланировали на его обутые ноги.
        Против ожидания, дорога быстро вывела Марка на открытое пространство; сверкающая лента желтой реки вдалеке сливалась с горизонтом. А между лесом и рекой раскинулся не то лагерь, не то постоянное поселение, и, судя по всему, это и был его родной дом. Люди, сновавшие между конусообразными жилищами, очень похожими на индейские вигвамы, носили ту же одежду, что и сам Марк. Многие из них имели украшения, сделанные из очень красивых камней - Марк не очень разбирался в драгоценностях, но ему почему-то показалось, что в его мире такие не глядя бы купили богачи своим женам за любые деньги. В центре не то поселения, не то лагеря находилось кострище, вигвамы опоясывали его спиралью, завиток которой выходил как раз к лесу в том месте, где сейчас находился Марк. Возможно, Марк бы еще долго изучал все детали пейзажа, если бы прямо перед ним не возникла молодая женщина с маленьким ребенком на руках.
        Первым его порывом было вежливо посторониться и дать женщине дорогу, но очень быстро Марк сообразил, что с этим он опоздал. Судя по взгляду женщины, она его знала. Марк с ужасом понял, что знала она его даже очень хорошо, когда ребенок потянулся к нему и произнес что-то отдаленно напоминавшее "папа". Как будто только и ждав этого момента, его жена (боже, а кто же еще это мог быть!), разразилась громкими рыданиями и бросилась ему в объятия. Мальчик, который за какие-то пару часов успел обзавестись новым телом и прилагавшимися к нему женой и годовалым ребенком, был, мягко говоря, сбит с толку. Зато мужчина, вдруг проявившийся в нем, сразу же нашелся, и, действуя, будто отдельно от растерянного и бубнящего про себя как молитву слова "такого не может быть" подростка, привычным жестом прижал к себе плачущую женщину с ребенком, и поглаживая по спине начал нашептывать ей на ухо слова утешения.
        Странно, но это действие успокоило всех - подросток в Марке сделал для себя открытие, что обнимать женщин, оказывается приятно, женщина в его объятиях почти перестала всхлипывать, ребенок заулыбался и радостно замахал ручками.
        - Что случилось, Ягла, почему ты плачешь? - снова действовало новое тело Марка, выуживая на поверхность имена и привычные нормы поведения.
        - Враска сказала, что тебя растерзали дикие кошки, как я могла ей не верить? Она никогда не ошибается! Два дня я ждала, а сегодня уже и ждать перестала!
        Смысл ответа Яглы доходил до Марка как сквозь туман. Когда она подняла на него глаза, Марк вдруг явственно увидел перед собой Миа. Конечно, волосы у Яглы были иссиня черные, а не каштановые, как у Миа, да и глаза тоже отливали более темным блеском. Но черты лица повторялись, как у близнецов, да и ощущение от двух девушек было почти одинаковым - в обоих случаях Марк чувствовал себя дома. Охватившая его внезапная радость сменилась еще большей растерянностью - теперь он сбежать не просто не мог, он этого не хотел.
        - Как ты смог выбраться, Ир-Дар? Никто еще не уходил от диких кошек, и ты же знаешь, что они не нападают просто так.
        Теперь у него появилось новое имя - Ир-Дар. Хорошо, хоть что-то начинало проясняться. Однако, вопрос про диких кошек поставил его в тупик. Он не обнаружил на своем теле и царапины, не говоря уже о шрамах, которые должны были бы остаться от встречи с такими внушающими ужас Ягле животными. Тем более она тоже скоро заметит отсутствие шрамов, и спросит его об этом.
        - Я потом тебе расскажу Ягла, сейчас пойдем в дом!
        Марк пытался выиграть время, раздумывая над тем, не сказать ли Ягле все как есть, заручившись ее помощью в поисках Миа. Но не смотря на все свои принципы говорить правду и только правду, он здраво рассудил, что сделав это, повредит не только себе (кто знал, как поступали здесь со слабоумными - а если Ягла ему не поверит, он будет считаться именно таким), но и причинит боль своей жене, которая только дождавшись его, будет вынуждена расстаться с ним снова. Марк не признался себе и в еще одной причине нерасторжения тайны своего прибытия - смутное ощущение, что он уже нашел, что искал, не покидало его.
        Ягла послушно кивнула, и они пошли вглубь спирали поселения, остановившись у вигвама, расположенного почти у самого кострища. Марк не задумываясь, нырнул под полог, и снова ничем не обоснованная уверенность, что он вернулся домой, расколола его на двое. Одна часть со знанием дела устраивалась на удобном ложе из шкур и циновок, умело сплетенными из какой-то очень душистой травы, а другая - отчаянно боявшаяся не справиться с ролью взрослого мужчины, уговаривала его бросить все и бежать, пока еще есть возможность это сделать. Но была ли она на самом деле? Ягла уже умостилась рядом, явно ожидая продолжения рассказа, а ребенок забрался к нему на руки, и полностью занял себя изучением большого количества амулетов и украшений, висевших на груди у Марка в полном соответствии со здешней модой.
        "Ну почему именно этот мир?" - не уставал задавать себе вопрос Марк. "Какой-нибудь космонавт в ракете, держащей курс на Альфа Центавра, и то было бы правдоподобнее. Но дикое племя, поклонение несуществующим божествам, жена и ребенок - разве я гожусь для этой роли?" Тем не менее, на спор с обстоятельствами времени не было, и Марк открыл рот, чтобы впервые в своей жизни сознательно соврать:
        - Ягла, я не могу тебе сейчас рассказать, как я ушел от диких кошек и остался живым. Есть этому одно простое объяснение - я потерял память. Не всю, но часть ее точно. Когда я очнулся в лесу, никого рядом не было, и как я дрался, тоже не помню.
        Ягла внимательно изучала лицо мужа. То, что он врет, сомнений у нее не было. Только вот зачем? Скажи он что угодно, она поймет и простит, так было раньше, и так будет всегда. Предсказания Враски еще больше запутали девушку - хоть она и не очень доверяла жрице после недавних событий, но не могла уж совсем не считаться с ее словами. Даже если бы Ир-Дар забыл про этих кошек, у него должны были бы остаться хоть какие-то царапины, ну хоть от когтя след - тело же ее мужа было гладким и на удивление целым.
        Несмотря на явные пробелы в легенде Марка, Ягла все же решила не подавать виду, что раскрыла ложь, и ждать следующих подсказок - она должна была понять, что же произошло с Ир-Даром в лесу на самом деле. К тому же девушка так обрадовалась его возвращению, что вполне могла мириться с неточностями в любых объяснениях. Она улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой, и как бы вскользь заметила:
        - А про нас ты все помнишь?
        Марка обдало волной стыда и одновременно необъяснимого волнения. Про них с Яглой он, конечно, ничего не помнил, или точнее сказать, вспоминал, когда сталкивался с эти уже непосредственно в реальности. А вот заволновался Марк оттого, что ему захотелось поцеловать Яглу, и он не понял, что с этим своим желанием делать. Да что говорить, он же не целовал раньше никого, только мечтал об этом! "А если я просто коснусь ее губ своими?" - подросток в его голове строил дерзкие планы.
        Ягла, словно уловив мысль Марка, которая ей показалась гораздо более выполнимой, чем ему, нежно поцеловала его сама. Покрасневший и взъерошенный от таких событий, с опасно зашкаливающей стрелкой на спидометре допустимых новых впечатлений, Марк вдруг перестал сопротивляться своей новой жизни. Очень осторожно, будто держал в руках хрупкую статуэтку, он обнял Яглу и вернул ей нежный поцелуй.
        Ягла смотрела на своего мужа и не могла узнать. Он выглядел так, будто у них было первое свидание, и от этого она сама, похоже, тоже теряла голову.
        ГЛАВА 15
        Неизвестно, сколько бы еще удалось Ягле и Марку продержаться в схватке с нахлынувшими чувствами, где они сами уже почти капитулировали, но их безмолвный диалог был прерван скрипучим голосом, вещавшим о каком-то всеобщем сборе на Золотой Пирамиде.
        Для Марка, как и следовало ожидать, это приглашение ничего не значило, - он бы предпочел остаться с Яглой. Но увидев, как та засуетилась при звуке голоса глашатая, решил, что дело должно быть важное и собрался идти вместе со всеми. В конце концов, ему бы не помешало узнать что-то новое о своей собственной жизни. Ягла взяла на руки ребенка, и они вышли из своего жилища, сразу влившись в поток соплеменников, спешащих к Золотой Пирамиде.
        "Не хватало еще увидеть жреца, совершающего ритуал плодородия, или чего тут у них… у нас заведено" - вновь скептик в голове у Марка взял верх. Тем временем людской поток уже миновал пределы поселения и углубился в лес немного южнее того места, где Марк из него вышел. Проделав не более сотни шагов по узкой, еле обозначенной тропке, люди попадали на широкую и большую как футбольное поле (почему-то именно это сравнение пришло на ум Марку) поляну. В самой ее середине высилось нечто такое, что заставило сдать свои позиции даже упрямое "не может быть", казалось навсегда поселившееся в сознании у юноши. Там, среди сочной зеленой травы, переливалась на солнце всеми оттенками цветов огромная хрустальная пирамида. Лучи солнца освещали ее правое ребро и через неразличимые глазу хитросплетения дырочек и отверстий, преломлялись так, что вся середина пирамиды была словно омыта золотым дождем. На самой ее вершине, куда, вероятно вела внутренняя лесенка (все стены хрустальной пирамиды были гладкими), стояла маленькая фигурка в причудливом головном уборе и длинных одеждах.
        Постепенно подходившие люди собирались в живое кольцо вокруг пирамиды. В ожидании начала они не садились, не было и громких оживленных разговоров - все, казалось, с благоговейным трепетом готовились принять "послание богов". Марк заметил такое же выражение на лице у Яглы, и даже у его маленького ребенка, Юма, который и не думал начинать плакать или капризничать.
        Неожиданно резкий звук пронзил все пространство вокруг и фигурка на вершине пирамиды заговорила.
        - Хо! - громко выкрикнула обладательница причудливого головного убора, и вновь повторился резкий звук непонятного происхождения, несравнимый ни с чем, что Марку доводилось слышать раньше.
        - Дочери и сыны Золотой Пирамиды, обратите свои взоры ко мне, Враске, посланнице богов, и пусть ваши уши не пропустят ни звука из моих слов!
        По большому счету это вступление не имело никакого смысла, Марк не заметил ни одного соплеменника, чей взгляд не был бы и так намертво пригвожден к вершине Пирамиды, а уж не прислушаться к властному голосу Враски, предсказательнице неправды, как ее сразу окрестил про себя Марк, вряд ли кому-то бы удалось.
        Но видно таков был ритуал - слыша каждый раз хорошо знакомые слова, люди получали подтверждение, что мир неизменен и поэтому надежен, и готовы были сделать все, только чтобы сохранить это так и дальше.
        Однако на тринадцатилетнего мальчика эта магия совершенно не подействовала, как впрочем и на ту часть Марка, которая отвечала за реакции неожиданно поселившегося в нем взрослого мужчины; напротив - она вызвала бурю негодования, будто пафосные слова Враски по-настоящему задели его за живое. Но Марк не спешил разоблачать Враску. И тем самым предоставил право сделать первый шаг ей.
        - Мой верный народ! Боги поведали мне, что здесь, среди нас есть отступник и предатель! - театральная пауза Враски после этих слов только подчеркнула значимость и необычность момента, - Священные дикие кошки выбрали его, но он презрел честь предстать перед богами и трусливо бежал! - сквозь толпу волной прошел неодобрительный шепот, - но все еще можно изменить, и тогда боги простят нас!
        Подогревая всеобщее нетерпение, жрица снова сделала паузу, а потом закричала резким пронзительным голосом:
        - Схватите его и ведите в Пирамиду! Да будет Ир-Дар наказан!
        Отчаянный возглас Яглы, плачь Юма, сотни негодующих взглядов, цепкая хватка рук подобострастных служителей неизвестных богов - все смешалось для Марка в одну пеструю картинку калейдоскопа, когда он, следуя единогласному решению двух своих половинок, с невероятной скорость и ловкостью нырял в просветы тел, прокладывая себе дорогу к свободе. Его молниеносные движения - прыжки, намеренные падения, увертки - походили на удивительный экзотический танец, который так и не удалось никому остановить, пока объявленный вне закона Ир-Дар не скрылся в лесу. Некоторое время преследование еще продолжалось, но вскоре погоня отстала, а Марк все бежал и бежал, не чувствуя ни усталости, ни жажды, ни голода.
        Совсем ни к месту он подумал, что подобный марафон бы очень порадовал его учителя физкультуры, обычно с невыразимой скорбью наблюдавшего финиш пятикруговой пробежки Марка, когда тот, согнувшись почти пополам, еле волочил ноги на последних двадцати метрах. Почему бы и нет? Пусть бы перенесся сюда со своим неизменным свистком в зубах и бульбами спортивных штанов на коленях. Все было до того нелепо, что еще какой-то там учитель физкультуры вряд ли нарушит фантасмагорию недавних событий - Марк неожиданно рассмеялся своим собственным мыслям. Смех заставил его, наконец, остановить бег, и молодой человек огляделся по сторонам.
        Еще с утра буйные заросли джунглей выглядели для него одинаковой непроходимой зеленой стеной, а вот сейчас он уже смог понять, что недалеко от того места, где он остановился есть озеро с чистой питьевой водой и, возможно, рядом с ним растет несколько плодоносящих фруктовых деревьев. Начав уже привыкать к своим "откуда ни возьмись" знаниям и умениям, Марк без лишних раздумий воспользовался ими. И действительно, в нескольких десятках шагов к северу он обнаружил небольшое, но кристально прозрачное озерцо, из которого сразу же с удовольствием напился. И второе предположение тоже оказалось верным - побродив немного вокруг Марк наткнулся на дерево с ярко желтыми плодами, отдаленно напоминающими грушу. Поужинав неизвестными фруктами, молодой человек уже начал было лелеять мысль об отдыхе - даже его исключительно сильное тело нуждалось в восстановлении. И сейчас, когда ему выдалось больше десяти минут времени жизни без переворачивающих мир сюрпризов, эта потребность стала брать верх над всеми остальными казалось уже неважными перипетиями сегодняшнего дня.
        И тут грянул гром.
        ГЛАВА 16
        Звук, который Марк принял за гром, оказался звуком совсем другого свойства. Любой сторонний наблюдатель, случись ему протаптывать себе тропку по джунглям именно в этом богом забытом месте, смог бы с полным на то правом утверждать, что это был звук ружейного выстрела, сделанного невысоким мужчиной в потертых кожаных штанах и вылинялой рубашке. А если бы наблюдатель оказался достаточно любопытным, чтобы проследить эту сцену с самого начала, то вероятно, он бы еще и подтвердил, что мужчина этот держался неподалеку от Марка с того самого момента, как тот громко рассмеявшись остановился возле тропинки.
        Если мы скажем, что звук выстрела испугал Марка, это будет не совсем верно - испугаться молодой человек не успел, так как в считанные секунды оказался плывущим под гладкими водами озера с намерением вынырнуть на другом берегу и скрыться в зарослях. Когда он успел нырнуть, Марк и сам не понял - да уж, борьба за выживание оказывала гораздо более эффективное действие на его организм, чем часовые занятия в скучных спортивных залах!
        Но Марку не удалось осуществить свой блестящий стратегический план - на том самом месте, где юноша выбрался из воды, его уже поджидал известный нам невысокий мужчина с ружьем. Несмотря на столь грозный атрибут военного дела, выглядел мужчина довольно дружелюбно - легкая улыбка пряталась в густых усах, и казалось, он уже готов раскрыть объятия насквозь мокрому Марку.
        - Я и не предполагал, что ты так любишь ночные купания, Ир-Дар, - голос у мужчины был густой и басовитый, тон насмешливый, - ну да ладно, пойдем в мое скромное жилище, и ты сам расскажешь, почему снова оказался здесь!
        Марк не был уверен, что сможет ответить на этот каверзный вопрос, но не зная, чего ожидать от своего сегодняшнего мира в каждую последующую минуту, предпочел пока отмалчиваться.
        Вскоре они вышли к небольшой бамбуковой хижине с крышей из каких-то разлапистых веток, и мужчина пригласил его войти внутрь. У Марка не возникло сомнений, что он уже здесь был, и, руководствуясь такими "воспоминаниями", юноша довольно быстро нашел свою любимую циновку, и удобно устроился, сев по-турецки.
        Новый знакомый тут же скрылся за бамбуковой перегородкой и вернулся с двумя глиняными чашками и тыквенной флягой. Он не спеша разложил всю нехитрую сервировку на низеньком деревянном столике, наполнил чашки жидкостью из фляги, и только потом уселся на такой же, как и у Марка циновке. Неловкое молчание повисло в воздухе. Хозяин выжидающе смотрел на молодого человека, Марк молчал, раздираемый противоречивыми импульсами: рассказать всю правду и облегченно вздохнуть, понадеявшись, что его не повесят за ересь на ближайшей лиане, либо продолжать выкручиваться и сочинять небылицы, несколько увеличивая шанс выжить. Но и это было сомнительным выходом - стоило только вспомнить, как он был "разоблачен" Враской, чтобы понять, что его двойник не зря отсюда сбежал. И тогда Марк решился:
        - Я не Ир-Дар, - тихо произнес он. Несколько секунд помолчал, а потом добавил, - я пришел из другого мира, и меня зовут Марк.
        Мужчина смотрел куда-то в сторону и молчал довольно долго. Так долго, что юноша уже начал было сомневаться, понял ли тот смысл его слов. Нетерпение, смешанное с отчаянными мыслями, что ему вот-вот снова придется сниматься с места и бежать, куда глаза глядят, вероятно, настолько явственно читалось на лице молодого человека, что только взглянув на него, мужчина сразу заговорил:
        - Я предполагал, что Ир-Дар пустится в бега, но не думал, что таким способом… Эх, почему мне не сказал? - прозвучал вопрос в никуда, и мужчина снова уставился в стену.
        А потом он заговорил. Его звали Тэнг. Тэнг жил в этом чертовом мире уже давно - он не мог уйти, хоть и оставаться здесь не было никакого желания. Как он сюда попал? Вероятно так же, как и Марк. Был дураком, и верил в добро. Все эти истории его заворожили, и он дал себя увести по пестрому лабиринту. Честно говоря, думал, что все это розыгрыш, и в один прекрасный миг ему скажут: "Тэнг, ты прекрасно сыграл свою роль! Спасибо, дружище! А теперь отправляйся к себе домой и хорошенько выспись!" Но отправиться домой ему так и не пришлось. Вместо этого он отправился в джунгли.
        Тело его осталось таким же - хоть на этом спасибо, но к новой жизни он привыкал очень долго. Да так и не привык. Поначалу его приняло племя Ир-Дара, и какое-то время он жил с ними. Наверное, это было самое лучшее время. А потом Враска ополчилась на него, и ему пришлось бежать, как недавно убегал от нее сам Марк. Откуда он это узнал? Если бы молодой человек пожил здесь еще некоторое время, то не задавал бы таких глупых вопросов. Дело в том, что у местных жителей есть две смертельные опасности, которые их могут обратить в бегство, - дикие кошки и Враска, причем вторая намного более устрашающая. Вся беда была в том, что Тэнг умудрился влюбиться в эту самую стервозную женщину племени, и поначалу ему даже казалось, что она отвечает взаимностью, но потом в ее душе разразилась буря, и она чуть было не отправила его на тот свет. Тэнг справедливо рассудил, что в мир вечного покоя и благодати он всегда успеет, поэтому предусмотрительно исчез из племени, обосновавшись здесь, в лесу. Место для беглецов было относительно надежным - племя верило, что далеко в джунглях живут боги, которых лучше не беспокоить.
Тэнг догадывался, что это за боги, но никому не сказал об этом… Никому, кроме Ир-Дара, хоть лучше бы он ему тоже не говорил.
        Пока жил в племени, Тэнг успел подружиться с Ир-Даром и Яглой, и очень дорожил этой дружбой. Ему жаль, что для них она оказалась сомнительным преимуществом. Как только Враска прознала, что он сбежал, она сразу же стала преследовать его друзей. Первой ее кара пала на Ир-Дара, которого та объявила вне закона. Тогда-то он и пришел к Тэнгу, попросив его о помощи. И Тэнг, не долго думая, показал ему кое-что. Было в этих непроходимых зарослях лианы и папоротника одно место, которое не принадлежало джунглям. Иногда там виделось слабое золотистое свечение, иногда странные воронки ветра плясали возле него. Тэнгу не надо было строить догадки о происхождении этих явлений. Он просто знал, что через эти воронки и свечения можно провалиться в этот мир, как когда-то случилось с ним самим, или, напротив, "вывалиться" из него. Звери и птицы обычно держались от этих аномалий подальше, а если уж какая-то беззаботная птичка и попадала в водоворот свечения или ветра, то через пару минут таяла и исчезала в нем навсегда. Однажды сразу после побега из племени Тэнг сам решился попробовать исчезнуть из этого проклятого
мира, подальше от Враски и ее гнева, но у него ничего не вышло. Он не исчез и не растворился, а как дурак простоял в сумасшедшем ветре полчаса, а потом день провалялся с высокой температурой. Видимо, для него обратная дорога заказана. И когда он рассказывал об этом Ир-Дару, и мысли не промелькнуло, что тот вообще полезет в эту чертову воронку. Хотя зная своего друга, Тэнг, конечно, мог это предвидеть…
        Тут Тэнг замолчал, провалившись в свои невеселые воспоминания. На сей раз это длилось недолго. Неожиданно оживившись, он обратился к Марку:
        - А с тобой что случилось, сынок? Как тебя угораздило здесь очутиться? Не по доброй же воле, я так понимаю, к дикарям занесло…
        Марк не был уверен, что воля, забросившая его сюда, была особенно злой. Да, ему пришлось в буквальном смысле стать другим человеком, который к тому же был в немилости у самой властной женщины племени; да, каждая новая минута таила в себе достаточно много опасных сюрпризов; да, вместо Миа он здесь нашел Яглу. Да, все это было так. И все это, честно говоря, нравилось Марку больше, чем его прошлая скучная жизнь - бесконечная череда однообразных будней.
        Что и говорить, Аль была права. Он попал именно в ту историю, на место того героя, каким всегда хотел быть. Цифры и уравнения ему, конечно, нравились, но они были всего лишь тем, что у него получалось лучше других, тем, что помогало ему все же брать реванш, когда другие хвастались фантастическими, недостижимыми для него вещами. Тогда он трусливо утверждал, что все остальное ему неинтересно, хотя все остальное интересовало его как раз больше всего. Трудно сказать, понимал ли это Марк в то время и в том мире. Но сейчас у юноши и сомнений не было, что ему всегда хотелось обладать силой и ловкостью, что были в избытке у его двойника. Ему хотелось быть вспыльчивым, дерзким и выразительным. Ему хотелось обращать на себя внимание и находиться в центре событий. Ему хотелось, чтобы все наконец-то увидели, какой он. Потому что сам вдруг поверил, что он по-настоящему хороший.
        Взбудораженный событиями дня героически настроенный Марк и не подозревал, что такое грандиозное начало - это всего лишь поощрение свыше, аванс за будущие сложные ситуации, которые ему еще предстоит разрешить, и неизвестно, как далеко удастся продвинуться, пока сожаление не пустит корни в его сердце. Но юность всегда блаженна неведением, дающим старости возможность хвастать своими прошлыми геройствами, на которые она, умудренная опытом, никогда бы уже не отважилась.
        Тэнг только усмехнулся себе в усы, посмотрев на воодушевленное лицо Марка, но предпочел промолчать, ожидая ответа на свой вопрос.
        Рассказ Марка не занял много времени. Юноша придерживался фактов, упуская по его мнению излишние комментарии к личным переживаниям. Тем не менее, он не забыл ни одной детали из посыпавшихся на него, как из рога изобилия, недавних приключений.
        После того, как Марк закончил свою историю, Тэнг многозначительно заявил:
        - Значит, следующей будет Ягла и Юм.
        Все еще захваченный водоворотом описываемых событий, Марк не сразу сообразил, о чем говорит его собеседник. Но стоило ему вспомнить слова Тэнга о мстительности Враски, как тревога острой болью кольнула его сердце. И действительно, разъяренная жрица, упустившая сначала Тэнга, а потом его, уж наверняка захочет отыграться на Ягле. Один раз она уже не погнушалась обмануть девушку своим "предсказанием" о том, что Ир-Дара растерзали дикие кошки.
        - Бежим, надо их спасать! - Марк схватил Тэнга за руку, и порываясь встать чуть не опрокинул глиняные чашки с непонятным напитком.
        - Спокойно, сынок! - остановил его Тэнг. - Ты хорошо бегаешь, но кроме этого нужно еще кое-что. Например, план, как это сделать, или хотя бы какое-то оружие, чтобы мы могли отразить атаку, если придется. Не стоит недооценить Враску!
        Марк нехотя сел на место, хотя разумом и понял, что Тэнг прав. Да только вот что теперь ему разум? Весь день юношу выручала скорость реакции тренированного тела, и не мудрено, что он стал доверять ей больше.
        Тэнг справедливо рассудил, что Ягле и Юму, скорее всего не причинят вреда. Однако, к этому времени их могли уже запереть в Пирамиде, или, по крайней мере, приставить стражу, которая в любой момент это сделает. Враска будет использовать Яглу как приманку в надежде выманить на нее Ир-Дара, а если повезет, то и Тэнга. Этого от них и ждали! Они ворвутся в селение, освободят Яглу, а потом их всех месте замуруют в непроницаемые стены Золотой Пирамиды! Враска станет хозяйкой положения, и что потом взбредет во взбалмошную голову этой женщины, вряд ли было известно даже ее собственным богам.
        "Тоже мне, служительница высших сил" - размышлял про себя Марк пока Тэнг излагал состояние дел. "А Миа не верила, что религия была изобретена аферистами для управления народами… Гм, только не верила она, а честь развенчивать этот миф достается почему-то мне…"
        Взвесив все обстоятельства их положения, Тэнг пришел к выводу, что им остается только ждать. Ждать, когда гнев Враски выветрится, и она устанет караулить их, тем самым ослабив бдительность. Возможно, через несколько дней, возможно, через неделю следует сделать первую попытку освобождения Яглы, а до этого проводить разведывательные вылазки, чтобы иметь представление, что происходит в селении в их отсутствие. И тут Марк понял, что у него давно вертелся на языке вопрос, очень важный вопрос, который и не давал ему возможности поразмыслить о деле как следует:
        - Тэнг, расскажи мне про Золотую Пирамиду. Что это такое? Никогда не видел ничего подобного раньше.
        - Парень, ты хочешь знать больше, чем знаю я, а может даже и сама Враска, - тон Тэнга был, тем не менее, одобрительным; чувствовалось, что Марк задал "правильный" вопрос.
        Тэнг честно признался, что ответить на вопрос, ЧТО такое Золотая Пирамида, не сможет ни он, ни любой другой житель здешнего мира. Он сам тщетно пытался допроситься об этом у местных, но ничего вразумительного так и не выяснил. Кто-то сразу в испуге убегал, кто-то просто безмолвно таращил на Тэнга удивленные глаза, даже Враска ушла от ответа, переведя разговор в новое русло без всяких объяснений. Тэнгу показалось, что его будто не слышали, или не хотели слышать, а если бы услышали, то что-то важное "сломалось" бы в их мозгах навсегда. Поэтому Тэнг мог поделиться лишь тем, что ему удалось самому понять об этом странном устройстве. Да, да, Пирамида не была помещением, она была именно устройством. По отражению проходящих сквозь ее дырчатые стенки солнечных лучей днем, а лунных - ночью, всегда можно было узнать время дня и года. Пирамида безошибочно разоблачала лжеца- стоило сомнительному члену племени стать в определенное место недалеко от арки входа, как настоящий лгун сразу же начинал корчиться в судорогах боли, а невинно оклеветанный, напротив, никаких неприятных ощущений не испытывал. Внутрь
пирамиды никто не входил, кроме Враски, да и она, попав туда, превращалась в неузнаваемое существо. Ее голос менялся, на ней каждый раз появлялась новая странная одежда, которая сразу же превращалась в ее обычный наряд, как только та покидала Пирамиду. Вряд ли бы кто-то захотел туда зайти по доброй воле, даже Тэнгу при всей его любознательности и в голову не пришло исследовать внутренности этого механизма без веских на то причин. Именно поэтому Пирамида и могла стать такой надежной тюрьмой
        - никто бы и не подумал спасать "провинившихся", рискуя сам попасть в немилость мифических богов…
        Казалось бы, история должна была предостеречь Марка о возможной опасности и навсегда отбить охоту с ней столкнуться, однако она только вызвала в нем еще больший интерес. Марк, насмотревшись в своем времени на тысячи устройств и механизмов, работающих по сложным схемам, но все же сделанных людьми, и не думал поддерживать "божественную" версии назначения Пирамиды. С каждым новым словом Тэнга юноша все более отчетливо понимал, что должен попасть внутрь, чего бы это ни стоило. Его мальчишеское любопытство, еще не притупленное неудачным опытом взрослой жизни, не встретило на своем пути никаких препятствий, способных помешать столь естественному порыву исследовать новое. К тому же, если не убегать от Пирамиды, а использовать ее (как именно, он еще не придумал), то можно было получить значительное преимущество перед теми, кто так панически ее боялся.
        И вскоре Марк изложил Тэнгу план, довольно логичный в принципе, но показавшийся бы кощунственным для любого жителя их поселка. По мнению юноши, им не нужно было ни шпионить за своими собратьями, ни похищать Яглу раньше времени, рискуя обрушить на свои головы гнев многорукой толпы. Нет, у Марка был другой план. Им с Тэгом всего-то и нужно было, что прокрасться до Пирамиды и войти в нее. Наверняка они найдут там много интересного, и им необходимо будет все это внимательно изучить, чтобы потом использовать свое знание для спасения Яглы и Юма. Похитив Яглу с ребенком прямиком из Пирамиды, они могут быть спокойны, что погони и розысков не будет! Враска наверняка подумает, что так проявилось одно из чудесных свойств ее храма, и вряд ли станет искать беглецов, да и согражданам своим объявит, что тех призвали к себе боги. Марк был в восторге - ему самому план казался шедевром стратегической мысли! Однако, взглянув на лицо Тэнга, юноша почему-то не нашел там восторга, ни воодушевления.
        - Мы не можем пойти в Пирамиду, - наконец вымолвил Тэнг, - это слишком опасно, результат ведь непредсказуем, с нами может случиться, что угодно! И чем ты тогда поможешь Ягле и Юму?
        - А чем я помогу, если я не сделаю этого? - Марк начал сердиться, как сердился в школе, когда его одноклассники не видели элементарного решения простой для него самого задачи.
        - Ты по крайней мере останешься жив! - Тэнг попытался урезонить своего молодого напарника.
        - Жив!? - Марк почти кричал, - и что я с этой жизнью буду делать? Сидеть в шалаше и пить твое зелье?
        И Марк в сердцах одним резким движением опрокинул столик с чашками и флягой, наглядно демонстрируя свой протест. "Что же я натворил?!" - в испуге вопрошала одна его часть, которой в нем становилось все меньше и меньше. Вторая же возмущенно молчала, соблюдая солидарность со словами и действиями нового Марка.
        Это был уже не спор инстинктов Ир-Дара с разумом подростка, - Марк постепенно становился самим собой, и поскольку он попал в необычный мир, то и характер мальчика приобретал необычные черты. Эти черты могли бы никогда и не развиться - не каждый день в обыденной жизни есть возможность попробовать себя на роль беглеца от разъяренной толпы фанатиков, или перемахнуть семь лет жизни за часа два беспамятства, или в один день найти и потерять жену и ребенка…
        И Марк бы прожил вполне приличную и даже возможно удачливую жизнь. Скорее всего, он разлюбил бы Миа, вернее сделал вид, что разлюбил ее. Заморочил бы себе голову и женился на вполне милой и где-то даже удобной спутнице жизни. Марк наверняка бы стал профессором математики, а может даже и ученым-физиком, которому бы всегда чуть-чуть чего-то да не хватало, чтобы сделать открытие, или получить премию мирового масштаба. Марк бы жил в своей отдельной квартире и вежливо здоровался с соседями. Не удивительно, если бы у него родились дети - вряд ли бы он, конечно, обращал на них внимание, считая явлением природы, о котором и заботиться не пристало: ну как ты будешь ухаживать за дождем или ветром??? А еще Марк бы ужасно сожалел, что так и не научился драться в школе, что над его шутками никто не смеялся, что так и не сказал своему деду, что его он тоже любит, но теперь уже как-то стыдно было заводить разговор об этом.
        И Марк так бы до конца и не понял, что же превращает благополучие в счастье, и чему могут так искренне улыбаться некоторые недалекие люди в таком паршивом мире в их паршивое время. Но какая-то из скучных причинно-следственных цепей в мироздании Марка в один неуловимый миг, по сравнению с которым удар сердца покажется целой вечностью, навсегда вышла из строя, и все планы коварной госпожи Обыденности пошли кувырком. Тогда маленький Марк и поверил, что его родители все равно вернутся. И хотя он сам ненавидел и презирал эту веру, она позволила ему видеть то, что не видят другие, и заставила последовать за Миа вопреки протестам здравого смысла, и, в конце концов, отправила его в этот удивительный мир, где он постепенно становился самим собой…
        Марк молча ожидал ответа Тэнга. Он предполагал, что тот может возмутиться, либо попытаться его успокоить и уговорить на "отступную", либо принять еще какое-либо половинчатое решение. Но Марк был необычайно спокоен, он сразу же решил, что в любом случае осуществит свой план, даже если его не поддержит Тэнг.
        Тэнг, конечно же, посчитал предложение Марка безумием, и еле сдержался, чтобы не рассмеяться тому в лицо. Но последние слова юноши заставили его изменить отношение к плану Марка. Стоило Тэнгу про себя повторить вопрос, что же он с этой жизнью будет делать, как невнятная тоска навалилась на него. И, правда, что? Ждать неизвестно чего в своем плетеном убежище? Сетовать на несправедливую жизнь? Пытаться удрать в свой не менее, кстати, постылый мир? Надеяться, что Враска вновь захочет его видеть? Глупо. Да, кажется, юноша был прав.
        Если уж быть совсем честным, то его самого не меньше Марка интересовало устройство Пирамиды, вот только он почему-то отчаялся когда-либо раскрыть для себя эту тайну. И теперь, когда у него была возможность получить ответы на свои вопросы, Тэнг, как и большинство других людей, предпочел сделать вид, что его это не касается и отступить, беспомощно разводя руками. Подумать только, если бы не Марк, ему бы и в голову такое не пришло! Неужели старость? Нет, он просто разучился верить в свои силы, да и слишком долго прожил с дикарями, которые страх принимали за веру. Видимо, глупость все же не менее заразна, чем грипп. Вот только не придет к нему, заболевшему, внушающий доверие доктор с аккуратной белой бородкой и не запретит ему вставать с постели до полного выздоровления. Для тяжело больных глупостью были предусмотрены несколько другие меры лечения, а точнее сказать совершенно противоположные, и Тэнг с большой радостью собирался последовать радикальным рецептам Марка, пока сам не попал в разряд "неизлечимых".
        Итак, решение было принято. Услышав утвердительный ответ Тэнга, Марк немало удивился, но сделал вид, что ничего другого и не ожидал от своего нового друга. Когда только он успел научиться всем тонкостям игры в героя-предводителя, Марк и сам не мог понять, но чувствовал он себя в этой роли вполне естественно. Он серьезно кивнул Тэнгу, и они начали обсуждать детали своего дерзкого плана. Вылазка в Пирамиду была назначена на следующую ночь. Марк настоял на том, чтобы Тэнг еще раз вспомнил все, что тот знал про Пирамиду, и вслух снова пересказал ему. Юноша собирался хорошенько поразмыслить над всем сказанным и попробовать хоть что-то предугадать. В конце концов, и физика, и астрономия были его любимыми предметами, и если он, преуспел здесь даже в ненавистном ему беге, то уж сопоставить данные точных наук труда не составит и подавно. Марк не сомневался, что Пирамида подчиняется именно этим законам.
        ГЛАВА 17
        Марк с Тэнгом вышли незадолго до заката, предпочитая удаленную от лагеря часть пройти в относительно светлое время суток. В непроходимых зарослях ухали какие-то неизвестные птицы, живописные тучи насекомых роились над болотами, иногда Марку даже чудилось, что он слышит размеренную поступь лап уверенного в себе хищника. Но раздумывать или бояться было уже некогда, и друзья молча пробирались к своей цели
        - загадочной Золотой Пирамиде.
        К поселению они пришли, когда уже совсем стемнело. Большой костер в середине спиралью расположенных хижин горел вовсю, а перед ним сидела одинокая фигурка, слышалось монотонное пение, похожее скорее на возгласы животных, чем на обычную песню. "Враска", - подумал Тэнг и, конечно же, не ошибся, это была она. Решили близко не подходить, и сразу же свернуть на тропинку, ведущую в лес к Пирамиде. Но решить было проще, чем сделать. Несмотря на то, что Тэнг прожил в селении без малого год, а Марк обладал прекрасной зрительной памятью, ни тот ни другой не могли обнаружить этой тропинки. То место, которое они оба запомнили, как выход к Пирамиде, было плотно затянуто лианами.
        - Что за чертовщина! - тихо выругался Тэнг, начавший уже было сомневаться в разумности принятого им решения.
        Марк склонялся к другой версии. Он не был совсем уверен в этом и не смог бы сформулировать свои догадки в стройные теории, но судя по рассказам Тэнга и его собственному разумению, Пирамида могла не только отражать, но и менять действительность в некоторых ситуациях. Вот и сейчас она поменяла ландшафт окружающей местности, сместив тропинку куда-то в другое место. Следуя таким своим соображениям, юноша начал обходить местность по кругу, и был несказанно рад, когда увидел просвет в стене папоротников и лиан. Тэнг, до этого времени молча следовавший за ним, даже присвистнул от удивления, и, повинуясь накатившей откуда ни возьмись волне энтузиазма, проскочил по тропинке первым.
        На открытой полянке освещенная ярким лунным светом незыблемая и уверенная в себе высилась Пирамида. Тэнг и Марк прекрасно отдавали себе отчет в том, что любование местными красотами не является целью их опасной вылазки, но не смогли удержаться от этого. Пирамида сочетала в себе совершенство исключительно сложного механизма созданного чьим-то гениальным умом и природную естественную красоту полевого цветка. Хитросплетения светящихся лучиков окутывали ее в яркую желтую шубу, и уже было непонятно, приходился ли весь этот "фейерверк" на долю лунного света, или сама Пирамида хранила в своих недрах неиссякаемый источник огня. Друзья не сразу опомнились от такого зрелища, а как только опомнились, поняли, что их план будет не так-то просто осуществить. Оба отчетливо помнили высокую арку входа Пирамиды, а сегодня ее и в помине не было. Лишь четыре дырчатые, утыканные иголками лучей стены. Они как завороженные ходили кругами вокруг Пирамиды, в надежде отыскать хоть какой-то намек на возможный вход. И когда друзья уже было совсем отчаялись и подумали, что пора возвращаться, послышалось странное шипение и
одна из стенок Пирамиды будто приподнялась, хотя на самом деле просто частично исчезла, открывая им вполне подходящий, удобный и даже комфортабельный проход внутрь.
        Чувствуя себя космонавтами, за которыми вот-вот с грохотом захлопнется люк ракеты, навсегда оградивший их от воздуха родного мира (еще одного?!), Тэнг и Марк ступили в Пирамиду. Оба зажмурили глаза, ожидая увидеть что угодно, вплоть до внезапно наступившего Армагеддона, но наших бравых героев постигло большое разочарование. Они оказались в небольшой до неприличия уютной комнате с парой кресел, накрытых клетчатыми пледами, низеньким чайным столиком, "бабушкиным" буфетом и окном, выходящим на залитый солнцем цветущий сад.
        - Что за чертовщина!!! - снова повторил Тэнг, у которого на сегодняшний вечер полностью исчерпался запас фантазии на выражение удивления.
        Марк молча опустился в одно из кресел. Что-то было не так. Вернее, все уже давно было не так. Но теперь и это "не так" поменяло свой порядок. Комната напомнила ему другую такую же уютную комнату, из которой их с Миа и отправили путешествовать по мирам. Вот только здесь не было Аль, зато было навязчивое ощущение подделки. Так, например, воспринимается фальшивый голос взрослых, когда они ведут тебя лечить зубы, и говорят, что больно не будет. Из окна дул свежий теплый ветерок, в креслах было на редкость удобно и спокойно, хотелось одного - спать. Но спать нельзя, ни в коем случае нельзя! Марк стиснул зубы и подавил зевок, родившийся в ответ на беспрерывные зевки Тэнга.
        - Я вот что подумал, - сонным голосом отозвался Тэнг, когда Марк попытался его буквально встряхнуть, - давай поспим, может, а там на свежую голову и решим, что дальше будем делать, а? - глаза Тэнга осоловело уставились на Марка, похоже он уже начал просматривать свой первый сон.
        - Тэнг, ты что, спятил, проснись!!! Они же уничтожат нас! - Марк почти кричал, отчасти чтобы окончательно разбудить Тэнга, отчасти, чтобы не заснуть самому.
        Он не знал, кто такие "они", и почему "они" должны уничтожить, но чувство опасности не покидало его. "Какие же все-таки глупые эти взрослые" - думал он в сердцах, совсем забыв, что у него у самого уже был сын, - "вечно ничего не понимают, и виснут на шее, когда надо действовать быстро!"
        Тем временем Тэнг, будто угадав его мысли, и решив их опровергнуть, заметно оживился, зачем-то вскочил с кресла и начал бегать по комнате, словно потерял что-то очень важное. Некоторое время Марк наблюдал за действиями друга, ошарашенный столь разительной переменой в его поведении, а потом сам присоединился к нему. Марк понял, в чем дело! Кроме того, что комната была слишком обычной и уютной, она обладала еще одним странным свойством. Ее правая и левая половины были абсолютно идентичны - так что возникало непреодолимое желание встать и проверить, с какой же именно стороны находится зеркало. Но зеркало никак не находилось… не было и другой подсказки к дальнейшим действиям. В отчаянии Марк ударил кулаком по стене, не удержался, потеряв равновесие, и тут же "вывалился" уже куда-то в совсем другое пространство.
        "Ничего себе, система сообщений!" - только и успел подумать он, потирая больно ушибленную о мраморный пол голову. Следом за ним неуклюже приземлился Тэнг, который видно предпочел пока подождать с тихим часом.
        Ну что ж, если их появление в этом месте и было для кого-то сюрпризом, то только для них самих. Им навстречу через залу достойную королевского дворца одетая в своем любимом вычурном стиле шла никто иная, как Враска, которая по всем подсчетам должна была мирно сидеть у костра и распевать шаманские песни. Враска выглядела довольной, она радушно улыбалась, как, наверное, улыбались бы ее дикие кошки, умей они это делать, если бы обед с ужином сами валились на них с неба. Первым желанием Марка было применить свою недавно появившуюся силу и ловкость и прижать эту лживую интриганку к стенке, выпотрошив из нее все объяснения неловких положений, в которых он по ее милости все чаще и чаще стал оказываться в последнее время. Но посмотрев на полное боли и любви лицо Тэнга, Марк понял, что сопротивляться ему будут уже два человека, и решил повременить со своим очередным блестящим планом.
        Враска тем временем сделала им знак следовать за ней, и уже все вместе они прошли в противоположный конец залы. И тут Марк увидел, что кроме них здесь находился еще один человек - меньше всего он хотел встретить ее в этих холодных хоромах. Рядом с большим позолоченным троном Враски сидела на таком же троне, но поменьше Ягла, серьезная, печальная и отрешенная. Ребенка рядом с ней не было, и у Марка сжалось сердце от тоски и тревоги. Ягла посмотрела на них, но будто и не узнала вовсе, лишь холодно кивнула головой в знак приветствия.
        - Я воспитаю ее ребенка сама, - Враска решительно кивнула в сторону Яглы, - а она станет моей жрицей, нечего ей делать среди дикого племени! - тон Враски стал почти деловым.
        - А ее вы спросили об этом? Хочет ли она быть жрицей ваших лживых богов? - Марк больше не мог сдерживаться, и вид не иначе как загипнотизированной Яглы нисколько не помогал сохранять самообладание.
        Ягла сморщилась, будто ей сделали больно, но так и осталась неподвижно сидеть на своем маленьком троне.
        Враска поначалу нахмурилась, но потом громко рассмеялась, давая понять, что такие пустячные нападки ей совершенно не страшны.
        - У меня и для вас есть несколько выгодных предложений, господа! - как ни в чем не бывало Враска продолжала свою речь - Ну, что вы в самом деле, будете делать когда ваше приключение закончится? Спасете свою Яглу, а дальше? Построите несколько хижин с этими дикарями, сходите пару раз на охоту, а потом - тоска смертная. Ты ведь знаешь как это, Тэнг?
        Тэнг промолчал, только еще больше помрачнел.
        - Да, и вы, молодой человек, на месте не усидите. Все равно когда-нибудь душа запросит путешествий. Так зачем ждать? Я вам предлагаю сделать это прямо сейчас, но при условии, что вы мне окажете одну услугу…
        Сейчас Враска уже более не напоминала таинственную жрицу - скорее она перевоплотилась в заправского базарного торговца, который прежде находит слабые стороны в покупателе, а потом умело их использует для своих сделок.
        - У нас тоже есть одно условие! - Марк решил идти в ва-банк, - мы отправимся, куда угодно, но Ягла пойдет с нами!
        - Это невозможно! - резко ответила Враска, слишком резко для уверенного в своей позиции человека. - Она не пройдет порога! Вы просто погубите ее! И вина за ее смерть ляжет на вас!!
        Возможно, если бы Враска не сказала эту последнюю фразу, вся наша история пошла бы совсем по-другому, и Марк с Тэнгом навсегда бы остались в мире дикарей строить хижины, утирать детям носы и ходить на охоту. Но наша история - не пособие по обустройству быта в условиях джунглей, а Враска, как оказалась, не была идеальным торговцем и слегка перестаралась в спекуляции слабыми сторонами своих клиентов.
        Тэнг, который до этого, униженный, расстроенный, подавленный, молча изучал пол под своими ногами, стараясь не смотреть ни на Враску, ни на Марка, в конце концов, не выдержал. Он долго сдерживался, уговаривая себя, что как бы ни отвратительна была эта особа в ярких нарядах, он любит эту женщину, и готов ей многое простить - она необычна, и не все ее могут понять, и он сам ее тоже не всегда мог понять - не убивать же теперь из-за этого! Но чем более разговорчивой становилась Враска, тем меньше в голове Тэнга звучало доводов разума, и тем больше закипал гнев. Ведь он отдал все, лишь бы быть с ней, а она его отвергла, отбросила, изгнала, посмеялась над ним. И делала это все из холодного расчета, а не по непосредственности натуры, как он думал вначале. И с последними словами Враски гнев Тэнга получил настоящую силу, обрушившуюся всей своей мощью на ее самонадеянную голову. Молниеносным движением - так что жрица даже и богов своих на помощь призвать не успела, Тэнг схватил ее и точным ударом промеж глаз отправил в путешествие по волнам беспамятства. "Нехорошо бить женщин" - напомнил ему вечно живой
внутренний критикан всех его поступков. "Таких можно" - ввязался он в диалог, и, что странно, критикан замолчал, так и не найдя что ответить.
        Марк не стал раздумывать о том, можно или нет бить женщин, и какими они должны быть, чтобы было можно - не питая особых иллюзий насчет глубоко спрятанной доброты Враски, он воспринял поступок Тэнга просто-напросто как устранение препятствия, и ринулся к тому, что по его мнению могло оказаться их единственным выходом из Пирамиды, и из всего этого драматичного представления.
        Как только они попали в этот зал, у Марка сразу же зародилась идея, что на все чудеса прохождения сквозь стены или создания иллюзии разных комнат должен быть один универсальный пульт управления, вот только оставалось понять, где он может быть. Внимательно изучив зал глазами, Марк не нашел в нем ничего похожего. Он было уже начал думать, что Враска носит пульт в виде какого-то украшения, но тут же отбросил эту идею, решив, что такая важная вещь не должна выноситься за пределы Пирамиды. И тут его внимание привлек трон. На его широких подлокотниках могла уместиться не одна панель управления! Поэтому ничего удивительного не было в том, что как только Тэнг схватил Враску, Марк опрометью кинулся к трону, с разбега плюхнулся в него, и в спешке стал ощупывать подлокотники в поисках заветных кнопок.
        Юноша и сам не предполагал, насколько он окажется прав - с таким количеством рычажков, циферблатов, стрелочек и ручек, которое он обнаружил на подлокотниках, можно было ракету в космос запустить, не говоря уже о смещении какой-то элементарной стенки. Марк так сосредоточился на этой мысли, что и понять ничего не успел, когда такой до боли знакомый вихрь перегрузок завертел его в воронке пустоты и "выплюнул" уже в черных землях Ангарона.
        Тэнгу только и оставалось, что наблюдать за тем, как Марк постепенно "тает" и исчезает из этого мира (кстати, вместе с троном), а рядом восседает безжизненная и отрешенная Ягла, будто и не замечая ничего вокруг. И тут Тэнг вдруг решил, что больше не хочет никого и ничего терять, и настолько сильным было это его желание, что схватив безучастную Яглу в охапку, он одним прыжком оказался на месте мерцающего света, где минуту назад еще сидел его друг во плоти и крови.
        ГЛАВА 18
        Зев пещерного входа, перед которым решились заночевать Альтар и Мэрилин, выглядел вполне обычным отверстием естественного происхождения, не лучше и не хуже многих таких же, в изобилии встречающихся в любых других горных массивах.
        Однако, были в нем и свои тайны. Как справедливо заметил Альтар, этот туннель в толще скал оставался единственной доступной дорогой через страну Ангарон. О верхнем пути, хоть он и вился по живописным полянкам еще долгие сотни шагов, не могло быть и речи. Ангарон был непредсказуем и опасен хотя бы тем, что никогда не показывал своего истинного лица. Он послушно моделировал все самые сладкие фантазии своих путешественников, услужливо строя мосты там, где зияли непроходимые пропасти, обрекая незадачливых гостей на верную гибель.
        Угрозы внешнего мира стали для людей вполне знакомым и поэтому вдвое менее опасным врагом по сравнению с химерами собственного воображения - те ставили трудновыполнимую и почти обреченную на провал задачу борьбы с самим собой. Выходило, что кто бы ни победил в сражении, какая-то часть тебя все равно оставалась в проигрыше. Чем ближе к сердцу Ангарона подходили смельчаки, сумевшие пройти это немыслимое сражение, тем более коварным становился Ангарон. Это уже были не земли Альтара, где сурово, но справедливо карали за малодушие собственные страхи. Ангарон пускался на хитрости и уловки, но всегда довершал задуманное руками своих же гостей. Сколько раз самые отважные, поборовшие и победившие себя рыцари, в отчаянии бросались в пропасть, поддавшись унынию и неземной печали! Сколько других рыцарей пронзали приготовленными для врага острыми клинками свое сердце, думая, что этим спасают кого-то или что-то очень важное! А те редкие единицы, что вернулись, навсегда оставляли в заложниках этого мира свою веру и добрые порывы, высмеивая идеалы других и глумясь над ними.
        Подземный туннель был относительно безопасен в этом отношении. Там Ангарон терял свою колдовскую силу. Много легенд слышал Альтар о том, что давным-давно не было в темных землях ни одной скалы, и даже камешка, и всюду путников ждало искушение и обман. Но рыцари Нитей не смогли с этим смириться и объединили свои силы, чтобы создать противовес злому миру Ангарона. Трудной и опасной оказалась задача, и много смельчаков поплатилось жизнью, пока выход был найден. И тогда воля рыцарей оживила камень, и на Ангарон упал метеорит, озарявший своим золотым сиянием бесплодные земли еще многие дни. А когда он остыл, перестав обжигать жарким звездным дыханием все вокруг, рыцари обнаружили, что его уже теперь незаметного излучения вполне хватает, чтобы не бояться влияния Ангарона! Тогда они и проложили ход внутри метеорита - со временем тот порос травой и стал похож на обычную скалу.
        Однако Ангарон и не думал сдаваться - не успел пройти по спасительному ходу первый десяток путешественников, как несчастных настигло в дороге сильнейшее землетрясение, отчего метеорит-скала дал много трещин, потеряв тем самым свою целостность. Пары ядовитого местного воздуха моментально заполнили пустоты, просочившись сквозь трещины вглубь тоннеля. Рыцари справились и с этой проблемой, залатав трещины своей исключительной энергией, но опять же, ненадолго. Эта борьба шла уже не один век. Ангарон стремился побыстрее сбросить с себя громоздкий и неудобный камень метеорита, рыцари продолжали отстаивать свое убежище с переменным успехом. Каждый раз они придумывали новые способы ответить на изощренное коварство Ангарона. Но даже пострадавший от многих сражений за право обладания, туннель оставался наиболее безопасным способом передвижения для путешественников, желавших непременно пересечь заклятое место. Да и не миновать им было волшебной колонны Золотых Нитей, что лежала в самом сердце зла и коварства - лишь она придавала смысл их путешествиям.

* * *
        На следующее утро перед Мэрилин и Альтаром возникла вполне ясная, но оттого не менее трудная задача - вход в пещеру исчез! Мэрилин прошла ни одну сотню шагов вправо и влево, внимательно осматривая каждый фрагмент скалы, но не нашла и намека на неожиданный завал или свежую кладку камней. Девушка уже начинала привыкать к чудесам этого мира, но все же ожидала, что просыпаться она будет именно там, где ложилась спать. Какая наивная самоуверенность! Двухчасовой обход доказал это как нельзя лучше.
        Альтар хранил молчание - да и что говорить? Причина их затруднительного положения была ясна, яснее не бывает, только как осмелиться сделать нужный шаг?! Ему, рыцарю без страха и упрека, теперь не хватало смелости! Альтару не нужно было простукивать и прощупывать все камешки, чтобы сообразить, что вход в пещеру остался там же, где он и был вчера - прямо перед ними. Вот только Ангарон не позволит войти туда, потому что они сами себя остановили. Если честно, то эта ночь для юноши была еще тяжелее прошлой. Ему виделось, что уносит он Мэрилин в тихие земли, прочь от этой опасной глуши - миров здесь много, можно затеряться в любом. Он откажется от своего назначения, перестанет служить Золотым Нитям, но спасет свою любовь (да, именно это приходило ему на ум, когда он думал о Мэрилин!). А вот чтобы идти дальше, ему придется отказаться от Мэрилин. Вот дверь и закрылась! Какая-то часть Альтара предпочла бы так и жечь костры под этой пещерой до скончания века, оберегая девушку от любых опасностей, только бы не принимать важных решений. Разумеется, это была не самая сильная часть Альтара, но благодаря
Ангарону, побеждала пока она.
        Мэрилин выглядела озадаченной, растерянной, и даже подавленной. Она чувствовала, что проблема в ней, хотя толком и не понимала, в чем именно. В конце концов, решила, что ей просто не хватает силы для путешествия и совсем расстроилась - такой бесполезной и некчемной она показалось самой себе. Альтар же ни о чем ее не просил, только отгородился от всех и вся, уединившись со своими мыслями. Мэрилин не задумывалась, чем может окончиться их путешествие, и нужно ли им будет расставаться при этом, ее больше волновало их настоящее положение - такое безысходное, что впору было сесть и заплакать. Сейчас девушка не могла и слова вымолвить, не говоря уже о том, чтобы продолжать это устрашающее путешествие по туннелю внутри скалы.
        Так они вдвоем и сидели: он - по правую, она - по левую сторону от того места, где еще вчера красовался вход в волшебную жизнь, а сегодня преградой стояла глухая стена. Каждый смотрел в свою сторону, и переживал по большей части о самом себе. И хоть Альтар был более чем искушен всеми опасностями здешних краев, а Мэрилин и понятия не имела, что их может ждать за очередным поворотом извилистой дороги, сейчас они оба оказались одинаково беззащитными… Какое дело урагану - крутить ему щепку бедняцкой хижины или каменный осколок благородного дома… И где было догадаться доблестному рыцарю, что сердечные дела, которых он так тщательно избегал в прошлом (помня предсказание Аль), требуют такой же подготовки, как и умение сражаться с Ангароном или бороться со своим страхом. Да и Мэрилин знала о романтических отношениях лишь по историям бабушки, да своим фантазиям, наивно полагая, что, если есть рядом рыцарь, то остальное сложится само собой.
        Возможно, сидеть и молчать стало скучно, или Ангарон потерял бдительность и на миг отпустил свою хватку, - и этого хватило, чтобы герои вдруг задумались друг о друге, и сразу же нашли верное решение. Альтар удивленно обнаружил, что у него есть лишь один выход - заботиться о безопасности девушки и привести ее в назначенное место, пусть его чувства останутся с ним, и не тревожит ее. Судьбу трудно обхитрить, но ее можно попросить о помощи, что он и сделает, когда наступит подходящий момент. Мэрилин, ощутив перемену в настроении юноши, нашла наконец в себе смелость взять его руку в свою, и уверить, что все у них получится! Оба были так рады спавшей пелене напряжения, что буквально просияли улыбками, да и не заметили сразу, как за их спинами снова открылся заветный пещерный ход.
        ГЛАВА 19
        В то время как одни наши герои успешно преодолели коварные ловушки Ангарона и ступили в защитный тоннель, другой группе незадачливых путешественников только предстояло столкнуться с его "загадками".
        Тэнг, Марк и Ягла очнулись перед похожим пещерным ходом, только находившимся за многие тысячи шагов от того, по которому уже шли Альтар и Мэрилин. Туннель внутри скалы имел много ответвлений, в том числе и ложных путей, а настоящих входов всего четыре - вряд ли кто-то из случайных (если таковые вообще могли здесь быть) путников сам бы вышел к ним - уж больно опасные места, а вот наши герои оказались прямо на пороге пещеры.
        Тэнг и Марк довольно быстро пришли в себя. Ягла же не спешила здороваться с новым миром. Она ровно дышала, ее лицо было свежим, но глаз девушка не открывала, несмотря на все потуги озабоченных мужчин. Они уж было подумали, что Враска оказалась права, и приготовились горько пожалеть о содеянном, как вдруг ресницы Яглы дрогнули и глаза распахнулись, чтобы тут же наполниться немым изумлением. Через несколько мгновений девушка порывисто села и с любопытством стала оглядываться вокруг, завершив свой осмотр вполне резонным вопросом:
        - Где мы???
        Друзья одновременно открыли было рты, чтобы ответить, и так же одновременно поняли, что отвечать им собственно говоря и нечего. От такого очередного конфуза впору бы заплакать, но оба почему-то заразительно расхохотались, и даже ничего не понимавшая Ягла начала потихоньку улыбаться.
        Отсмеявшись, Марк и Тэнг рассказали Ягле историю своих похождений, не посвящая пока ее во все подробности появления Марка в этом мире. Ей и без этого вполне хватало новостей! Во время рассказа лицо Яглы сделалось серьезным, и глубокая складка легла меж выразительных карих глаз. Девушка будто пыталась что-то вспомнить, что никак не хотело попадать в фокус ее внимания. Когда друзья закончили, Ягла еще некоторое время оставалась неподвижной, казалось, не заметив окончания истории. Но встрепенувшись через несколько секунд, она вдруг возбужденно заговорила-затараторила, ни к кому определенно не обращаясь и опережая собственные мысли:
        - Она меня схватила… Даже не дала опомниться. Я не хотела думать, что такое может происходить со мной… Враска говорила мне страшные вещи, я ей не верила, но выбора у меня не было, и я просто слушала, слушала… И малыша у меня забрала, забрала моего Юма! И я ничего не смогла сделать…
        Ягла, вероятно, могла бесконечно бубнить что-то в этом же роде, но Марк понял, что так долго она не выдержит, и поэтому снова подчинился телу Ир-Дара, которое подсказывало ему простое и мудрое решение. Он крепко обнял Яглу и стал успокаивать, как ребенка, поглаживая по спине и нашептывая на ухо какие-то странные для него самого слова. Это подействовало, Ягла понемногу успокаивалась, а Марк, задавая наводящие вопросы, сумел перевести эмоциональные возгласы девушки на вполне понятный для мужчин язык связной истории.
        Так друзья узнали, что после побега Марка, а для Яглы - ее мужа Ир-Дара, Враска, рассерженная такой демонстрацией неподчинения ее божественной воле, приказала схватить Яглу, и призвала кару и на ее голову! Ягле было невыносимо стыдно и обидно; чувство, что с ней обошлись несправедливо, захлестнуло ее до краев - она даже не стала сопротивляться, когда Враска вырвала ребенка из ее рук, а ее саму втолкнула в зев Пирамиды. В этот момент Ягла не то потеряла сознание, не то от пережитых страхов просто забыла, что с ней произошло потом. Очнулась она уже в огромном зале с креслами - вероятно туда же Марк и Тэнг буквально вывалились из зеркальной комнаты. Враска будто только и ждала ее пробуждения - была тут как тут со своими уловками и хитростями. Она рассказала странно ослабевшей Ягле (уж точно не обошлось без какого-то зелья), что теперь та навсегда останется в Пирамиде и даже если она когда-то и предстанет перед людьми, то ее наверняка никто не узнает. Искать ее не будут - Враска скажет всем, что Яглу растерзали кошки. Вряд ли кто-то станет сомневаться в сказанном. Тут Враска хитро подмигнула
несчастной девушке. А вот о Юме она позаботиться сама. Ей, Враске давно не хватало семьи, но теперь все исправится. Она объявит малыша посланцем богов и будет еще долго править поселением с его помощью.
        Ягле же предстоит многому научиться, она будет выполнять все поручения Враски, даже самые опасные и сложные, пора жрице уже и отдохнуть! Дурочка Ягла, поди, верила, что Пирамида - великий храм, но ей-то Враске лучше знать, Пирамида - всего-то навсего большая и красивая станция для путешествий! Отсюда можно было попасть, куда угодно, во многие и многие миры, но вот только Враске не хотелось это больше делать самой. Устала она, да и примелькалась тамошним жителям, однако совсем без путешествий было не обойтись. Вот этому она и научит Яглу. Она подарит ей силу, которая поможет преодолеть ей все препятствия и страхи дороги, только нельзя будет эти силу использовать против самой Враски. Пусть Ягла запомнит это, иначе ей придется туго! Ее первым заданием будет путешествие в Ангарон (да, кажется так Враска назвала это место), но что она должна будет сделать там, девушка как ни пыталась, вспомнить не могла, вероятно, Враска ей просто не успела это сказать.
        Пока жрица делилась с Яглой сокровенными тайнами, девушка не могла пошевелить ни рукой, ни ногой, улыбнуться или что-то сказать, и даже ее мысли, казалось, так же замедлили свой ход. Самое ужасное случилось, когда появились Тэнг с Ир-Даром-Марком. Ягле отчаянно захотелось закричать и выбежать им навстречу, а потом, слушая ложь Враски, крикнуть, чтобы они не верили ни одному слову, но ей не удалось пошевелить и мизинцем! Как же девушка обрадовалась, когда поняла, что хитрость Враски разоблачена, и ее Ир-Дар уже садился в кресло жрицы. Вскоре после этого Ягла, наверное, снова потеряла сознание - больше она ничего не помнила.
        После рассказа Ягла немного оживилась - она не знала, где она и что с ней произошло, но рядом были Ир-Дар и Тэнг - они пришли в Пирамиду спасти ее с Юмом, и это давало надежду, что и в будущем ее не бросят. Если бы только Юм был рядом! Как ей хотелось верить, что Враска не меньше чем сама Ягла заинтересована в здоровье и неприкосновенности малыша! Это было слабым оправданием для матери, но единственно возможным утешением для молодой девушки, которая сейчас не могла помочь даже сама себе.
        Марк почти сумел увязать рассказ Яглы в единую историю с тем, что он знал, вот только не нашел ответа на избитый вопрос: "зачем?" Пирамида действительно оказалась не храмом, вернее, не совсем храмом, а скорее вокзалом, перепутьем между мирами. Что-то наподобие того кинотеатра в их с Миа мире, или воронок ветра, о которых рассказывал Тэнг. Но вот устройство Пирамиды выглядело теперь намного более сложным, чем они думали вначале. Враска, скорее всего, была приставлена служительницей именно к Пирамиде, а на роль жрицы она себя назначила сама. Из рассказа Яглы было ясно - Враска или не хотела или не могла появляться где-то собственной персоной. А тут подвернулась под руку Ягла, которая из страха сделала бы это за нее, чему хитрая жрица и собиралась обучить девушку. Оставалось понять, что же могло остановить такую напористую женщину как Враска, и какого именно путешествия она так старательно избегала. Название места, куда должна была отправиться Ягла, показалось Марку знакомым и тревожным, но ничего определенного вспомнить не получалось.
        Мысли Тэнга текли по совершенно иному руслу. Он знал, что его юный друг достаточно сообразителен, чтобы разобраться в рассказе Яглы, поэтому не беспокоился об этом. Его занимало другое, вернее другая. Он думал о Враске. Сколько раз он сталкивался с отвратительными сторонами этой женщины, сам убежал от нее, даже и теперь слегка побаивался, а вот перестать любить не мог. Что эта любовь ему давала? Он привык не думать на такие темы, он готов был любить бескорыстно, и терпеть все - если бы это касалось его самого, но позволить глумиться над более слабыми - это уже выше его сил! И вот сейчас ему придется снова выбирать - защищать своих друзей от Враски, или Враску от своих друзей. Он видел, что его "голос" может стать решающим, как это произошло в зале Пирамиды, и очень ему не нравилось думать, что все сейчас зависит от его выбора. В конце концов, можно было подумать и о своем личном счастье, никто его не заставлял участвовать в сомнительных подвигах, которые так привлекали Марка. Он, конечно, приведет тысячи доводов в защиту этой позиции, но его сердце почему-то отчаянно восставало против такого
решения. Что-то здесь было не так, а что - Тэнг никак не мог понять.
        Друзья почти одновременно вышли каждый из своих раздумий, и вслух задали один и тот же вопрос:
        - Что будем делать дальше? - эхом прозвучали три голоса.
        Первым вызвался сделать свое предположение Марк:
        - Я думаю, надо идти в пещеру. Это единственная четкая дорога, другой нет. Трон из Пирамиды явно перенес нас в какое-то место, из которого можно легко продолжать путешествие, иначе, зачем бы нужен был весь этот механизм!
        - Ангарон… - произнесла Ягла задумчиво, чуть потирая лоб, будто пытаясь что-то вспомнить, - Ангарон, это должно быть Ангарон! Ведь именно туда хотела отправить меня Враска, и, наверное, настроила свой… свой трон на это место!
        Ангарон… Марк вдруг покрылся холодным потом. Как же он мог забыть! Аль много чего тогда рассказала про эти земли. Страшные земли, где живут зальи, хранители Золотых Нитей. Враска не зря не хотела отправляться сюда сама - зачем ей было покидать уютный мир ради этих высушенных пустынь и пещерных камней! А может ему показалось, и Аль рассказывала совсем про другое? Столько событий произошло с тех пор - не мудрено было забыть, ну или букву в названии перепутать. Аргарон. Ангарот. Марк облизал пересохшие губы. Ну уж нет, на совпадения надеяться нечего. И на плохую память тоже. Но он все же пока промолчит - нечего пугать друзей своими догадками.
        - Уж если мы решили отправляться, то надо идти побыстрее, пока нас не настигли дикие звери или еще какая-нибудь неприятность! - поторапливал Тэнг. Он делал это скорее машинально - теперь ему было безразлично, где они находятся и чем заняты, раз он все равно удалялся от Враски.
        Никто не стал с ним спорить. Каждый по-своему, но и Марк и Ягла, так же как и Тэнг, чувствовали неясную опасность и напряжение, отчего возникало почти физическое притяжение к пещерному ходу - он казался единственно надежным местом в ближайшем окружении.
        Сказано - сделано! Собирались они не долго. Друзья проверили факелы, фляги, запасы еды - все было на месте. Неизвестно, конечно, хватит ли им всего этого на путешествие по пещере - но изменить что-либо они уже не могли. Все понимали, что остаться на пару дней вблизи пещеры для охоты и пополнения запасов воды будет равносильно самоубийству. Никто об этом вслух не говорил, но молчаливое знание приходило как неоспоримый факт само собой.
        Итак, оставив все страхи, и приняв решение, каждый свое, но от этого не менее важное, тройка наших героев сделала свой первый шаг вглубь пещеры.
        ГЛАВА 20
        Ни Ариэль, ни Сильвио не заставили себя ждать, и в назначенный час все втроем вышли из тени деревьев яблоневого сада в северном направлении. Настроение царило приподнятое: Ариэль предвкушала интересное приключение, Сильвио шел на встречу с Мэрилин, а Миа не терпелось увидеть Марка.
        Друзья собрались достаточно быстро: незаметно стащить запасы еды из кладовок и раздобыть теплую одежду не доставило Ариэль никакого труда - кто знал, что за погода ждала их в том неизвестном далеке, куда они собрались?! Сильвио же позаботился о крове. Он смастерил из плотной ткани что-то наподобие палатки - ее можно было легко собрать и разобрать по мере необходимости; также он запасся огнивом, факелами, ножами, и многими другими предметами, назначение которых понимал только сам Сильвио. Возможное, кое-что из этого было данью его слабоумию, но Миа почему-то доверяла этому "слабоумию" больше, чем здравомыслию некоторых своих знакомых из прошлого.
        Не успели друзья ступить на голую каменистую почву за садом, как неожиданно сильный порыв ветра заставил их согнуться чуть ли не пополам и даже закрыть глаза, а когда ветер стих, Сильвио, Ариэль и Миа обнаружили, что находятся они посреди бескрайнего поля желтых благоухающих трав. Беспричинная радость охватила путешественников - хотелось петь и плясать, пока хватит сил! Но эта радость быстро прошла, стоило друзьям оглянуться назад и увидеть плотную стену тумана на том месте, где раньше сверкал на солнце пряничный домик миссис Чилии. Ну что ж, вот теперь их дорога по-настоящему началась, и путь назад был отрезан. Ярко светившее ранее солнце куда-то исчезло, и даже вечно радостная Ариэль растерянно поежилась и поспешила прижаться к Сильвио - все же с мужским плечом рядом было надежнее. Но дорога оставалась дорогой, и раз вышли в путь, надо было идти вперед. Друзья переглянулись, не сговариваясь, взялись за руки, и пошли навстречу желтым травам.
        Поначалу все были настороже, то и дело, ожидая исчезновения еще чего-то столь же существенного, как и их дом, но поле не спешило пугать своих путешественников, и со временем всеобщее напряжение улеглось. За ним, правда, последовало разочарование - друзья шли уже довольно долго, но вокруг них ничего не менялось - бескрайнее полотно трав одинакового цвета, однотонно затянутое дымкой небо, ни ветра, ни птиц, ни бабочек…
        После разочарования пришла усталость. Миа уж было начала жалеть, что не поискала другой более удобный путь, Ариэль всерьез подумывала о том, чтобы вернуться с повинной, полагая, что эта затея с побегом точно не сойдет ей так легко с рук, как прошлые шалости. Только Сильвио уверенно шел вперед, воспринимая монотонность и физическую усталость как справедливую плату за исполнение своих желаний.
        Уставшие больше от своих невеселых мыслей, чем от дороги, друзья расположились на ночь в сделанной Сильвио палатке на теплых одеялах, выкраденных Ариэль из-под самого носа у горничных. Уснули сразу, но что это был за сон! Все трое беспокойно ворочались на своих узких ложах, мучимые кошмарами. Ариэль снились уютные комнаты ее родного дома, беззаботная жизнь, пусть занудная и скучная, но ведь когда-то она все там сделает по-своему! А потом вновь и вновь девушка оказывалась по ту сторону тумана, и слышала громовой голос миссис Чилии, которая выгоняла ее навсегда, и Ариэль в слезах брела по ненавистному ей теперь желтому полю. Миа в своих снах металась между Марком и новой жизнью и корила себя за то, что вообще согласилась на всю эту авантюру. Казалось, она могла быть рядом с Марком и без всего этого… Почему она раньше не увидела в нем своего героя? Сильвио не мог себе простить, что отпустил мисс Мэрилин одну в смертельно опасное путешествие. Но ведь он просто не успел добежать! И снилось юноше, что он бежит изо всех сил, и каждый раз натыкается на закрытую дверь. Он стучится в нее, бьет кулаками и
даже пытается высадить ногами, но дверь как ни в чем ни бывало остается на месте, а Мэрилин все время оказывается по ту сторону!
        Проснулись все, наверное, еще более уставшими и измученными, чем заснули, и еще не выходя из палатки, почувствовали - что-то в окружающем пространстве изменилось, и не в лучшую сторону. Первым выглянул Сильвио и тут же заполз обратно - на его лице отразилось сильнейшее недоумение.
        - Мост! - только и смог сказать он, и Ариэль тут же недовольно фыркнула, давая понять, что ничего другого кроме околесицы от Сильвио ожидать и не приходилось.
        Она тут же резко отдернула полог палатки и всем друзьям открылась совершенно неожиданная картина. Миа вдруг показалось, что она находится в кино, а полог палатки - это всего лишь рамки экрана, и на нем показывают престранный фильм. Действительно - не было и намека на бесконечное желтое поле, приютившее их вчера вечером. Насколько хватало глаз вокруг громоздились только красно-серые валуны разных размеров, а меж валунов росли редкие колючие кусты. Прямо перед взором зачарованных путешественников открывался вид на очень длинный мост, нависший над пропастью, и не видно было ему ни конца, ни края.
        Ариэль закрыла рот руками и заплакала, будто испугалась, что вместе со словами, которые она могла сейчас сказать, потеряются остатки смелости. Миа побледнела - ей тоже было не по себе. При мысли, что придется идти через мост, тошнота подступала к горлу - она очень боялась высоты! Сильвио единственный сохранил полное присутствие духа, он просто вышел из палатки и осмотрел их новый мир.
        Солнце там было таким же красно-серым, как и камни вокруг, небо неправдоподобно низким, а мост - непомерно высоким. Странный мост это был, однако. Он состоял из ступенек, которые уходили вверх и далеко вперед. Мост имел перила - ажурные завитки металла причудливо сплетались в листья, цветы, плоды, а иногда даже и лица
        - удивленные и испуганные, будто в своих изящных изгибах перила запечатлели чью-то последнюю агонию. Пропасть была сплошь покрыта туманом - дна не разглядеть… Только сейчас друзья поняли - вернуться назад уже не получится - ведь неизвестно, как они сюда попали!
        Но понемногу девушки успокоились и тоже вышли из палатки, осматривая местность вокруг. Как ни страшно было идти вперед, но дорога назад не привлекала никого, и, в конце концов, друзья остановились перед мостом, внимательно изучая необычное сооружение. Ступеньки были узкими - по ним мог идти только один человек, наличие перил сначала обрадовало друзей, но потом это преимущество им показалось сомнительным - завитки сочетались с острыми пиками, они легко могли поранить человека не хуже мясницкого ножа, если оступиться или потерять равновесие и неосмотрительно опереться на них. Однако, выискивать дополнительные недостатки никому не хотелось, и друзья начали сборы и приготовления к своему первому шагу на этой страшной переправе.
        Миа была необычно бледна, но решительна. Она помнила, что ей говорила Аль, и помнила, что ее путешествие не из легких, но до этого дня почему-то думала, что самое трудное осталось позади. Она была одна, она не знала, что делать, она не знала, что ей нужно. Ей удалось найти друзей, или, по крайней мере, единомышленников - и она обрадовалась, решив, что и дальше все будет так же просто. По крайней мере, так она считала в солнечном мире, наполненном весной, но в серо-красных камнях былая уверенность куда-то исчезла. И если между ней и Марком лежит такая пропасть, то не разумнее будет ли отступить и вернуться туда, где намного теплее и уютнее, чем в этой богом забытой земле? Зачем из кожи вон лезть и погибнуть, так ничего ему не сказав? Но Миа слишком хорошо знала, что никогда не отступит назад. Даже если она не достигнет того, к чему так стремится, то хоть часть дороги будет пройдена так, как нужно. Будет ли это много или мало? Неизвестно… Девушка знала точно, что это будет правильно. Миа больше не стала спорить сама с собой, решение было принято! Теперь силы ей понадобятся для другого!
        Ариэль, напротив, оставалась в растерянности. Роль героя ее никогда не привлекала, ей не нужны были великие поступки. Мелкие шалости - да, но откуда же она знала, что их поход - такое серьезное дело? Развернуться и пойти назад - она не найдет сама дорогу. Остальные же, как пить дать, пойдут вперед - стиснутые губы Сильвио и Миа говорили сами за себя. Друзья уже приняли решение и это решение не в ее пользу. Чем ей плохо было дома?! Сейчас, пожалуй, Ариэль и не смогла бы ответить на этот вопрос. Она вообще с трудом понимала, как попала в это чудовищное место. Ариэль, которая привыкла, что всегда все происходило так, как она хотела, почувствовала, что ее мир дал заметную трещину. Она не знала, что с этим делать - подчиняться ситуации она не умела, а поменять что-то сейчас просто не могла. Предательская паника все ближе и ближе подбиралась к горлу девушки, и, страшась, что она вот-вот потеряет голос, Ариэль в отчаянии выкрикнула:
        - Я ни за что не пойду туда! Мы все погибнем! Вы что не видите?
        Сильвио и Миа не промолвили ни слова. Они продолжали смотреть на мост - две недвижимые фигуры перед пропастью. Друзья взялись за руки, и казалось, еще миг - и они сделают вместе первый шаг, но не по мосту, а вниз - ко дну пропасти. Волосы и платье Миа развивались на ветру, рубашка Сильвио трепетала как флаг капитуляции, в широко открытых глазах Ариэль они уже не стояли на краю, а парили где-то в красном небе. Времени бояться и жалеть себя, несчастную девушку, уже не оставалось - ей пришлось сделать невозможное и подбежать прямо к краю обрыва, чтобы ухватить за одежду друзей, занесших уже было ноги для смертельного шага над пустотой.
        - Хорошо, хорошо, я пойду с вами! - рыдала Ариэль, которая сама чуть не умерла от мысли, что могла потерять обоих друзей, обнимая ничего не понимающих Сильвио и Миа, казалось только очнувшихся от долгого сна.
        - Почему ты плачешь? Что случилось? - как ни в чем ни бывало поинтересовалась Миа сонным голосом.
        - Почему я плачу? Да вы чуть было не угодили в пропасть! - Ариэль почти кричала.
        Миа озадаченно нахмурилась - она никак не могла вспомнить, что произошло между ее решением идти по мосту и моментом, когда Ариэль зачем-то повалила их на землю. Не могла вспомнить, пока не услышала разочарованный голос Сильвио:
        - Там была Мэрилин… Я видел ее, а теперь она снова ушла…
        Сильвио в отличие от девушек не мучился вопросом выбора, идти по мосту ли нет, ему было все равно, куда идти, лишь бы встретиться с Мэрилин. О смерти он не думал, просто не знал, как о ней думать, и все. Да и жизнью своей тоже не особо дорожил. Вот только стоило взглянуть юноше на мост, как виделся ему там ускользающий силуэт. Сильвио даже и не сомневался, что это Мэрилин, да вот никак не мог разглядеть лица. И в тот самый момент, когда силуэт неспешно заскользил по ступенькам моста к нему, и Сильвио уже было настроился узнать в нем любимые черты, на них зачем-то набросилась Ариэль, и все закончилось…
        - - Ты видел Мэрилин??? - недоуменно задали девушки в голос один и тот же вопрос.
        Миа помолчала, и будто, не веря своим словам, добавила:
        - А я видела Марка!
        - А я видела вас! Сами чуть привидениями не стали! - Ариэль тоже не преминула поделиться своими впечатлениями, - но в отличие от некоторых не жалею, что это все закончилось!
        Миа перестала слушать друзей и отошла в сторону. В ее голове звучал голос Аль, предупреждающий о чем-то, но вот только о чем? Мысли девушки путались - ах, как некстати было это затмение и галлюцинации, когда им так надо поспешить к Марку и Мэрилин! Но о чем же говорила Аль? Это было чем-то важным, что могло им пригодиться сейчас. Ответ все не приходил.
        После бурных обсуждений, в которых участвовал даже Сильвио, огорченный очередным исчезновением Мэрилин, путешественники пришли к выводу, что их преследовали смертельно опасные галлюцинации. Друзья невольно поглядывали по сторонам, словно ожидали увидеть злодеев все это подстроивших. Но мир вокруг был пуст, спокоен и уверен в себе. Не давая времени друг другу на дальнейшие раздумья, все не сговариваясь принялись собирать оставшиеся вещи - вопрос, идти или не идти вперед, уже не обсуждался. Предполагая, что галлюцинации - это их первое испытание, друзья поддержали предложение Ариэль обвязаться веревкой, пока они будут преодолевать мост. Все же дополнительная связь с товарищем в этом неопределенном мире казалась не лишней.
        Вскоре наши герои тронулись в путь. Сильвио шел впереди, за ним Миа, последней была Ариэль. Идти было на удивление легко и спокойно. Ожидавшие любого подвоха поначалу, друзья быстро успокоились, Сильвио даже стал насвистывать какой-то незатейливый мотив. Туман потихоньку рассеивался, скупое солнце пробивалось сквозь красноватые тучи. Пару раз Миа показалось, что она слышит пение птиц, но, повертев головой по сторонам, и ничего не увидев, решила, что это очередная, на сей раз безобидная, галлюцинация. Только Ариэль не позволила себе расслабиться. Странное дело - из двух сестер, она была самой беззаботной и непоседливой, а из критических ситуаций всегда приходилось спасать Мэрилин. И тогда, в доме миссис Чилии, когда Мэрилин чуть не скатилась в пропасть, охотясь за цветочками, ей на помощь подоспела именно Ариэль; и когда Мэрилин хотела пуститься в плавание по Северному морю на почти истлевшей лодке, снова Ариэль пришлось вытаскивать ее полуживую из тумана - благо по чистой случайности она оказалась рядом. Миа была ничуть не лучше ее сестрицы, - такая же безнадежная вера в небылицы и пренебрежение к
собственной жизни. Вот и сейчас Ариэль оставалась настороже, с некоторым раздражением наблюдая повеселевшие лица своих друзей. Те совсем осмелели и, не переставая, крутили головами по сторонам.
        Но пока опасения Ариэль казались напрасными - так испугавший их с самого начала мост не проявлял никаких признаков враждебности.
        ГЛАВА 21
        Как ни силен был удар Тэнга, но жизни Враски он не лишил. Любого другого человека
        - может быть, только не ее. Несмотря на хрупкое и изящное тело, эта жрица обладала достаточной силой, чтобы пережить и подобные удары, и попытки отравления, и любые другие испытания физического тела. То, что Враске далось значительно сложнее - так это смириться с тем позором поражения, который она испытала, не найдя ни Марка, ни Тэнга, ни Яглы в своей Пирамиде. Успокоило ее лишь то, что Юм как ни в чем ни бывало сладко спал в своей кружевной колыбельке, не ведая о страстях бушевавших вокруг! Мальчишки посмели с ней сражаться, ну что ж, далеко все равно не уйдут! Глупцы, они даже не предполагают, что она может с ними сделать!
        Так подбадривала себя жрица дикого племени и смотрительница Золотой Пирамиды. Да, именно так она и оказалась здесь - Пирамида нуждалась в охране, и старейшины выбрали ее. Враска не была в восторге от такого решения - она бы предпочла остаться навсегда в Ангароне, но спорить со старейшинами не имела права. В конце концов, и среди этих дикарей она смогла найти себе применение. Назвалась жрицей, ее боялись, слушались и уважали - чего еще могла желать честолюбивая женщина?! Однако все это мелкие победы. Старейшины остались недовольны, что она открылась людям, хотя должна была присутствовать там незамеченной, ну да оплошность невелика
        - кто из этих дикарей мог бы что-то заподозрить о ее истинном назначении?
        Враску волновало другое - путешествия в Ангарон оказались теперь для нее заказаны. Поэтому ей так и нужна была Ягла. Девчонке она, конечно, сказала, что устала, и не гоже мол ей самой мотаться между мирами. Но дело было не в этом. Еще давно рыцари Золотых Нитей наложили вето на ее путешествия, и нарушить это вето она не могла ни при каких обстоятельствах. Когда-то она совершила проступок, страшный по любым законам, и верно Враску тут же уничтожили бы зальи, не вступись за нее рыцари. Спасение, однако, для нее самой было не таким уж радостным событием, ибо тогда она хотела умереть и погрузиться в забытье. Поэтому особой благодарности к рыцарям не испытывала, а напротив - возненавидела их всем своим несчастным истерзанным сердцем. Да и зачем ей была нужна эта жизнь, когда ее половинка канула в небытие?
        Враска не была рождена в этих удивительных и опасных мирах, в которых много после свершилась драма ее жизни. И если бы кто-то сказал вспыльчивой и упрямой девочке, что стоит пролететь разноцветный зал с причудливой мозаикой, и ты попал в сказочный мир, то эта девочка, не задумываясь, отвесила бы звонкую оплеуху наглому врунишке. Однако и самоуверенной Враске пришлось столкнуться с тем, что ей не удалось преодолеть с первого раза и пойти дальше, забыв о пройденном препятствии. Все оказалось достаточно тривиально - она влюбилась. Это был не флирт, и не кокетство, которыми та привыкла пользоваться, когда хотела чего-то добиться, а настоящая, крушащая все на своем пути неизвестная ей доселе страсть. Не первый красавец, не смельчак, не какой-то там сорви-голова, а краснеющий, застенчивый, но с горящими преданными глазами и с неизменной розой для нее в подарок, Том безраздельно завладел ее сердцем.
        С ним Враска училась быть мягче, добрее, и, в конце концов, стала превращаться в настоящую женщину, которой с радостью уступил место сорванец в юбке. Но прожить полную насыщенную жизнь вместе, а потом умереть в один день им так и не удалось - Том умер раньше. Он почти не болел, просто тихо ушел из жизни - так же тихо, спокойно и немного смущаясь, как делал все остальное. Последний взгляд Тома был адресован Враске, и лихорадочный блеск его глаз чуть не свел сума не посмевшую отвести взор девушку.
        А потом Враске стало тесно жить. Что-то в области сердца билось, трепетало и просилось наружу - туда, к нему. Было желание раскрыть грудь и выпустить это что-то, но только как это сделать, она не знала. И тут случилась ВСТРЕЧА. Ничем не примечательный мужчина познакомился с ней на улице, и девушка поддержала с ним беседу просто потому, что ей было все равно, что делать, пока Том был не с ней. Потом мужчина предложил поужинать вместе, и она снова согласилась. За ужином он нес разную околесицу, но Враска его не слушала, а лишь периодически кивала головой. Вышла она из своих раздумий, когда в разговоре наступила долгая пауза, и она поняла, что собеседник уставился на нее, будто ожидая какого-то ответа.
        - Так Вы согласны? - повторил еще раз свой вопрос мужчина, и Враска снова по инерции кивнула.
        Вот так в полузабытьи она и попала в Ангарон. После ее утвердительного кивка прошло не больше минуты, а она уже мчалась по пестрому лабиринту с мужчиной, который зачем-то сменил свой элегантный костюм на средневековые доспехи. Ей казалось, что перед этим с ней говорила еще и женщина (когда только все это успело произойти?!), но вот, что именно та сказала, Враска не помнила.
        Оказавшись в красно-сером мире Ангарона, Враска понемногу начала приходить в себя, и волна сожаления, что она позволила увести себя неизвестно куда, все больше поднималась в ней. Однако, менять что-то, по-видимому, было уже поздно. Просидев целый день на одном валуне в надежде, что какое-то дикое животное решит полакомиться ею, или случится извержение вулкана, и она, наконец, просто перестанет влачить это жалкое существование, Враска так и не дождалась счастливого избавления. Проснувшись, а скорее вынырнув из забытья на следующий день, девушка обнаружила, что у нее появился попутчик, который уже деловито разводил костер. Попутчик назвался Альтаром и сказал, что должен проводить ее до места назначения. Враска не стала задавать вопросов, просто покорилась его воле, решив, что в этом богом забытом мире куда легче свести счеты с жизнью, оступившись на крутой тропинке, или неосмотрительно близко подойдя к краю обрыва. Но, словно прочитав ее мысли, попутчик Альтар оберегал девушку от всех препятствий, иногда просто перенося на руках через особо опасные места.
        Ежедневные заботы и трудности пути не оставляли особо много времени для печальных размышлений и Враска постепенно стала забывать о своем желании побыстрее отправиться на тот свет. Ее сердце по-прежнему рвалось на свободу, но она смогла уговорить его еще немного подождать. Альтар был очень мил и внимателен к ней, он преимущественно молчал, не навязываясь со своим обществом, и лишь отвечал на редкие вопросы Враски.
        А в какую-то из ночей девушке показалось, что у нее снова появился смысл жизни. Во сне она увидела Тома - он сидел рядом с ее импровизированной постелью из одеял, и просто смотрел на нее. Когда она окликнула юношу, тот встал и ушел. Образ был настолько реален, что Враска по-настоящему поверила, что она действительно проснулась во сне и увидела Тома. Она рассказала об этом Альтару, тот лишь нахмурился и отказался что-либо ей объяснять. Враска с нетерпением ждала следующей ночи. На сей раз Том не ушел, когда та назвала его имя, а протянул руку и коснулся лба девушки. Рука была холодной - видно замерз, подумала тогда Враска. Девушка больше не спрашивала Альтара ни о чем, она ждала приближения ночи. Том стал наведываться к ней постоянно. Он ничего не говорил, лишь сидел рядом, взяв ее за руку. После таких встреч Враска еще долго не могла отогреть занемевшие пальцы, но разве нужно обращать внимания на такие пустяки? Она была почти счастлива. Не давало покоя смутное чувство, что что-то идет очень сильно не так, но Враска отбросила его с былой решительностью. Вскоре к радости девушки Том стал появляться
и наяву - он молча сопровождал их, держась на расстоянии. Альтар же при этом становился все мрачнее и мрачнее, будто и не замечая Тома, но сильно хмурясь, когда видел, что Враска то и дело оглядывается и улыбается пустоте.
        То, что только она одна и видела Тома, девушка поняла не сразу. А осознав, обиделась на Альтара, но не перестала верить, что ее умерший возлюбленный взял да и воскрес. Так прошло еще несколько мучительных переходов, во время которых Враска, теперь значительно больше дорожившая жизнью, чуть не оступилась и не полетела в пропасть. Наконец, Альтар решился заговорить:
        - Вы готовы отдать свою бесценную жизнь бесплотному привидению, всего лишь еще одной химере этого мира. И я хочу, чтобы Вы знали, что это не сделка, это обман! Эти ненасытные земли получат Вас, но взамен они ничего не дадут! Враска, Том мертв, и если Вы не хотите это признать, Вам лучше было бы оставаться дома!
        Слова Альтара прозвучали резко и безжалостно, однако, именно такого результата он и добивался. Справедливо рассудив, что лучше обиженная, но живая попутчица, чем мертвая и всем довольная, Альтар был готов отразить любые атаки неверия упрямой Враски, но их не последовало.
        Враска лишь опустила глаза и молча пошла за ним дальше. Альтар облегченно вздохнул, подумав, что кризис миновал, и всецело переключился на свои прямые обязанности провожатого - в скором времени они поглотят все его внимание.
        Перед путешественниками и вправду оказалось непреодолимая расселина, наполненная клубящимся паром, будто котел какой-то сказочной ведьмы. Альтар вопреки ожиданиям Враски не стал разводить костер, или шаг за шагом осматривать местность, или тащить девушку вниз по ему одному знакомой тропе. Он просто сел на краю расселины и превратился в само ожидание. Враска озадаченно наблюдала за ним, забыв на время о своем коварном плане. Да, да, девушка и не думала соглашаться с доводами "разума" Альтара. Увидев, что он никогда не будет на ее стороне, она решила его обойти, а если понадобится, и смести со своего пути, как досадное препятствие. Вот только надо будет дождаться Тома, и вместе они сделают все так, что им никто не помешает!
        И Том явился. В эту же ночь, которую они провели на краю обрыва, он снова пришел, заметно посвежевший и похорошевший. Как же Враска была рада его видеть! На этот раз ей даже удалось обнять Тома, и она чуть не потеряла сознание - так трудно оказалось дышать рядом с любимым… Но отчаянную девушку это не пугало. Они долго говорили, и, наконец, придумали, как им избавиться от докучливого провожатого Альтара. Том объяснил, что на следующий день им предстоит пройти по мосту.
        - Мост над пропастью очень опасный, и особенно опасный для тех, кто спорит с тобой, - улыбнулся Враске Том, и та снова еле удержалась от обморока. - На самой середине пути, когда силы Альтара истощатся, ты поможешь мне сбросить его в пропасть, и я позабочусь о тебе, любимая!
        Так говорил Том и Враска вмиг приободрилась - она безоговорочно доверяла смутному свечению, которое для нее было Томом во плоти и крови, и больше ей ни о чем не хотелось думать.
        Утро наступило незаметно. Альтару пришлось долго трясти ее за плечо, чтобы Враска наконец поняла, что делает здесь ее окоченевшее непослушное тело. Постепенно память вернулась к ней, а вместе с ней выползали на свет и коварные замыслы - но сначала надо было окрепнуть и набраться сил. Враска проявила небывалый интерес к предстоящей дороге. В подробностях расспросила, что их ожидает сегодня на пути, осторожно разузнала, будут ли они пересекать мост, сославшись на страх высоты.
        - Мост?! - засмеялся Альтар, немного удивленный предвосхищающим вопросом Враски. Да вот же он! - и рыцарь неопределенно махнул рукой в сторону пропасти.
        И действительно, из клубов дыма ввысь уходила высокая лестница моста, и не было ей ни конца, ни края; да и перил в тумане не разглядеть - лишь изящные узоры тонкой ковки - ни удержаться, ни опереться.
        - Этот мост, как и все, что появляется здесь, относится и к тебе, и к этим землям одновременно, - пояснил Альтар. - К тебе - потому что, если путешественникам не суждено по нему пройти, то он никогда не вынырнет из пропасти, к этому миру - потому что имеет крайне непредсказуемый характер. Открытые сердцем люди преодолеют его в два шага, но если на сердце есть страх или злость - идти придется гораздо дольше, их поход вообще может и не закончиться! - Альтар внимательно взглянул Враске в глаза, но та выдержала долгий взгляд рыцаря, и он остался этим вполне доволен.
        Ну что ж, путешественникам предстояла нелегкая дорога, и когда-то ее надо было начинать. Альтар шел впереди, за ним следовала Враска, для пущей верности привязанная к нему крепкой веревкой. Первые несколько ступенек моста обошлись без приключений, которые не замедлили появиться сразу же с седьмым шагом Альтара и пятым Враски. Бешеный ветер налетел на путников, и им пришлось крепко ухватиться за подобие перил - изящные завитушки. Альтар показал Враске знаками, что им надо продолжать путь, и Враска на дрожащих ногах стала понемногу продвигаться вслед за Альтаром.
        Девушка не соврала рыцарю, она действительно боялась высоты - там на твердой земле было легко думать, что она сделает с Альтаром на мосту, но теперь эти мысли показались бредовыми - даже ради их с Томом счастья. Несколько раз Том мелькал то впереди, то сзади них, но не отважился ни подойти, ни заговорить с Враской. Постепенно ураган утихал - путники могли уже идти не сгибаясь, и даже смотреть по сторонам. Воздух был плотный, насыщенный: Враске казалось, будто она дышала молоком. "А вдруг и вправду в этом мире ничего больше нет - только нас двое, да этот мост - а остальное все плод воображения!" - вдруг испугалась Враска и поежилась от своих мыслей. Стоило подумать, что Том действительно умер, как непреодолимая сила тянула ее заглянуть в бездну, открыться ей навстречу и самой вместо Альтара полететь вниз. Рыцарь, верно почувствовав эти мысли, обернулся как раз вовремя, чтобы не дать Враске перегнуться за ненадежные перила.
        - Я только хотела посмотреть вниз, - пробормотала девушка невнятные оправдания, но Альтар их оставил без ответа.
        Он слишком хорошо знал, что может случиться на этом мосту - на его памяти никто еще не останавливался здесь любоваться видом, а если и останавливались, то вид этот был последним, что видел человек. Альтар уже начал догадываться, что спутница его обманула или собиралась обмануть - затуманенный взгляд Враски, и ее странные улыбки кому-то за его плечом ни о чем хорошем не говорили. Альтару было не привыкать к нападениям, и его задача в том и состояла, чтобы выпутывать себя и своих подопечных из сложных ситуаций, но меньше всего хотелось ему оказаться в таком положении на этом мосту.
        Враска и не заметила, как насторожился ее проводник - она увидела Тома! О, ее любимый Том был рядом! Он стоял за спиной Альтара и указывал куда-то вперед. Скоро середина моста, догадалась Враска! Какая досада - Альтар решил почему-то пропустить ее вперед, и теперь она не могла осуществить свой план исподтишка, застать врасплох не получится! И девушка решила не ждать - поравнявшись с рыцарем она с силой толкнула его в пропасть, и верно свалилась бы сама, если бы Том не держал ее так крепко своими холодными руками. Веревка, соединяющая их с Альтаром натянулась, и ее в миг перерезали острые грани замысловатых перил моста - Враска была свободна…
        Что произошло потом, Враске вспоминать не хотелось ни после, ни сейчас. Она не видела, как Альтар падает в пропасть - ее это не интересовало. Девушка бросилась прочь вперед по мосту и сама не заметила, как легко миновала его вторую половину, очутившись на другом берегу. Но бежала она не от места преступления. Совесть Враску не мучила. Враска мчалась со всех ног прочь от разочарования и горя, от неудавшейся жизни и несбывшихся надежд. Крик Альтара еще не стих над пропастью, а ее дорогой преданный Том превратился в бесформенную жуткую тварь - как же она не распознала этого раньше!!! Не испытывала Враска и раскаяния - лишь злость на Альтара, который оказался проницательней, чем она.
        Вот тогда ее и заклеймили рыцари. Все высказались за то, чтобы бросить убийцу на растерзание залий, и лишь один сказал, что Враска заслуживает еще одного шанса. За это она возненавидела Альтара еще больше. Да, это был именно он. Потом она узнала, что Альтар спасся одним ему известным рыцарским способом и специально настоял на своем участии в совете, чтобы спасти и ее. "Она боролась за любовь" - объяснил он другим членам совета - "пусть ее действия были злом для других, но кто из нас может сказать наверняка, что не поступил бы также, окажись он на середине проклятого моста?" Остальные рыцари встретили речь жертвы-защитника холодно, но по правилам совета, казнить Враску теперь не могли, и поэтому отправили в ссылку, сохранив жизнь.
        Несмотря на всю свою суровость Ангарон полюбился Враске - он был такой же серый, пустой, коварный, какой стала ее душа, и она неплохо прижилась в этом мире, пока рыцари ее не настигли, чтобы вершить свой честный суд. Правда, Враске оставили лазейку - заточение никогда не бывает навечно, всегда есть условие, которое можно выполнить и освободиться. Платой за свободу Враски назначили настоящую любовь. Но для сегодняшней жрицы это была самая жестокая насмешка. Она так боролась за своего Тома, а ей предлагали изменить ему ради какой-то пресловутой свободы. Нет уж, и у нее есть свои принципы!
        Когда в той деревне дикарей, где ее заточили, появился Тэнг, Враска стала понемногу оттаивать - ей вдруг показалось, все можно начать сначала. Но и Тэнг оказался ничем не лучше обманувшего ее на мосту призрака. Он просто сбежал… Да, надо признаться, она снова ошиблась.
        ГЛАВА 22
        Аль уже давно знала то, о чем не догадывался даже ее брат Альтар, - скоро им всем предстоит настоящее испытание. Так уж получилось, что они оказались здесь именно в то время, когда все миры и судьбы смешались воедино - жизнь стала превращаться в хаос для того, чтобы войти в небытие и вынырнуть после светлой и полной нового смысла.
        Однако, превратиться в хаос и собраться вновь - задача не из легких. Хоть миры Золотых Нитей и существовали вне времени и пространства, но для них все же велось свое нелинейное летоисчисление, которое через несколько недель, а то и дней, должно было закончиться, а мирам предстояло свернуться в одну точку и исчезнуть в центре Галактики. Помешать этому не мог никто, так же, как и запретить цветку расти, или солнцу вставать над горизонтом. Да и помощь не потребуется - все произойдет без участия рыцарей, старейшин и даже залий.
        Вот только кем выйдет каждый после хаоса, и какой мир он сможет создать вокруг себя? Аль хотелось, чтобы в мире этом было место для Золотых Нитей Сердца, для ее идеи, которой она так преданно служила сейчас. Она сделала все, что могла - в назначенный час по подземному лабиринту Ангарона пройдут именно те, кто сможет что-то изменить. Не помочь, и не помешать, а изменить что-то для себя, - сейчас не было ничего важнее этого.
        Она стояла на вершине башни - той самой, с которой когда-то начался путь Мэрилин. Тогда девушка выдержала испытание и одновременно приняла посвящение в путешественники, сама не подозревая об этом. Теперь же свое испытание должен был выдержать Альтар.
        Аль выглянула в окно. Красно-серые облака плыли далеко внизу, под ними дымились туманом пропасти Ангарона, и где-то между землей и небом бесстрашные маленькие фигурки неутомимо стремились навстречу друг другу.

* * *
        Уже несколько дней Альтар и Мэрилин шли по каменному лабиринту пещеры. Скользкие, темные и неприятные тоннели сменялись настоящими дворцовыми залами, где даже были окна, за витражами которых обманчиво переливался дневной свет. Несколько раз путешественники вышли к настоящей лужайке весенней травы, освещенной сверху непонятно откуда взявшимся потоком света. Альтар терпеливо объяснил Мэрилин, что такие неожиданные пространства были специально сделаны рыцарями, чтобы путники могли отдохнуть после трудного путешествия и перед новыми испытаниями, которые неминуемо ждали всех при выходе из тоннеля.
        Внутреннее напряжение, преследовавшее обоих в Ангароне, немного спало, и Альтар даже позволил себе открыто любоваться непосредственной радостью Мэрилин, когда они вышли на полянку живой травы. Рыцарь перестал думать, что правильно, или неправильно, он просто наслаждался обществом девушки. И та, в свою очередь, стала больше ему улыбаться, и во взгляде ее то и дело поблескивали огоньки - Альтар одновременно и ждал их, и боялся увидеть.
        Они много говорили. И хоть Альтар чувствовал себя во многом более искушенным, чем Мэрилин, после рассказов девушки о ее скромной жизни и простых радостях, он с горечью понял, что упустил что-то важное. Его взрастили и воспитали как слугу высокой идеи, очень ловкого, смелого, исключительно талантливого, но все же слугу. С самых малых лет Альтар знал, каково его назначение, и терпеливо оттачивал свое мастерство для встречи с коварными ловушками окружавших его миров. Выбор сделали за него, и Альтар был, пожалуй, вполне им доволен, не представляя себе другой жизни. А вот теперь вместе с тонким запахом весенних трав, исходящим от девушки, он вдыхал воздух неизвестного доселе мира, который с тягучей болью входил в его легкие, подобно воспоминаниям о недоступной ныне и когда-то счастливой жизни. Но с каждым вздохом боль становилась все меньше, уступая место глупой надежде влюбленных, что все обязательно будет хорошо.
        Тем временем путешественники продолжали продвигаться вглубь тоннеля. На их пути попадалось все больше и больше островков зеленой травы, освещенных пятнами света из непонятного источника. Настроение друзей улучшалось с каждым шагом. Мэрилин на ходу чуть ли не приплясывала, Альтар развлекал спутницу забавными историями своих приключений, и даже тоннель, вторя их настроению, становился все просторнее и светлее.
        "Какие у него блестящие глаза!" - засматривалась на своего спутника девушка - "Знать бы о чем он думает сейчас…" Но Мэрилин не удалось завершить свою мысль - то что она вдруг увидела не оставляло место в голове ни для чего, кроме удивления. Прямиком из светлого тоннеля друзья вышли в небывалых размеров пещеру, вместившую в себя целый мир. Справа не испытывая недостатка в пространстве красовался настоящий средневековый замок с крепостными стенами и рвом вокруг. Остальная свободная площадь была засажена деревьями и декоративными кустами, сплетающимися в причудливые лабиринты. Девушка ахнула и устремилась к мосту, перекинутому через ров; да так спешила, что и не заметила, как побледнел ее спутник. Альтару в отличие от Мэрилин замок был более чем знаком, и ничего хорошего он от него не ждал. Однако рыцарь, как ему и полагается, решил оберегать свою даму не только от нападений, но и от плохого настроения, поэтому последовал за ней молча, стараясь ничем не выдавать своего внутреннего напряжения.
        Мэрилин легко пробежала мост, оглянулась, поискав глазами Альтара, и увидев, что он идет следом, уже медленнее пошла через мощенный булыжником двор без единого деревца. Тем временем Альтар поравнялся с девушкой, взял ее за руку и они вместе поднялись по неровным ступеням к двери с массивным медным кольцом. "Как жених и невеста" - вдруг подумала Мэрилин и покраснела, бросив быстрый взгляд на Альтара, чтобы убедиться, что он вдруг не прочитал ее мысли. Но взгляд получился не таким быстрым и незаметным, как хотелось. Оказалось, что юноша сам не отрываясь смотрел на нее, и, конечно же, видел ее смущение. От этого Мэрилин покраснела еще больше, опустила глаза, и верно так бы и простояла всю жизнь на пороге удивительного замка, обожженная нечаянным взглядом, если бы Альтар не потянул за кольцо, после чего дверь без единого скрипа легко отворилась.
        Все так же держась за руки, друзья переступили порог, Мэрилин зажмурилась, не зная чего ожидать, а Альтар напротив - широко открыл глаза, чтобы сразу же оценить грозящую им на сей раз опасность. Все было также как и тогда - уютный камин, рядом снежно белая пушистая шкура, за высокой сводчатой аркой - большая столовая с длинным уже сервированным на двоих дубовым столом и стульями с высокими спинками и бархатной обивкой; каменная лестница вела на второй этаж.
        Замок будто ждал их, и словно гостеприимная хозяйка перед приходом дорогих гостей, успел позаботиться о комфорте и удобстве заранее. Справившись с первым оцепенением, Мэрилин воодушевленно принялась исследовать новый роскошный ночлег, обещавший подарить им настоящий отдых. Девушка переходила из залы в залу, время от времени прикасаясь к разным предметам и мебели, будто проверяя, не привиделось ли ей все это! Но огонь в камине горел настоящий, шкуры на ощупь вполне походили на шкуры, а от явств, расставленных на столе, пахло очень даже съедобно! Мэрилин поискала глазами Альтара - окружающая обстановка, казалось, его нисколько не занимала, он стоял поодаль, облокотившись на перила лестницы; заметив взгляд девушки, он улыбнулся ей, и улыбка его была такой, будто он только что узнал все ее секреты.
        Девушку бросило в жар, и, чувствуя себя полностью разоблаченной, она застыла у стола в растерянности. Альтар все смотрел на нее и улыбался, и ноги у Мэрилин становились ватными, что-то внутри нее просилось вырваться наружу, и она не знала, плакать от этого, смеяться или просто провалиться сквозь землю. В конце концов, не выдержав неведомого ей доселе напряжения чувств, Мэрилин попыталась сбежать с "поля боя", пробормотав на ходу, что хочет посмотреть второй этаж. Девушка уж было поставила свой аккуратный башмачок на первую ступеньку лестницы, как Альтар ее тут же остановил.
        - Я пойду первым, подожди здесь, - коротко сказал он, как всегда ничего не объясняя, лишь лицо его при этом снова сделалось серьезным.
        Мэрилин послушно остановилась, а Альтар заспешил наверх. Его глазам открылся уже знакомый длинный коридор и вычурные двери по бокам. Коридор был освещен откуда-то сверху, и скорее всего это был дневной свет, но что-то здесь утверждать наверняка Альтар бы не решился. Юноша заглянул в несколько комнат - все без изменений, спальни на любой вкус, в каждой из которых могло произойти какое-то свое событие. Он бы предпочел вообще разместиться на ночлег на полу возле камина, но знал, что эта предосторожность не поможет. Любопытство Мэрилин в любом случае заставит ее подняться сюда, и уж если она окажется один на один в любой из этих комнат, то помочь ей точно будет некому. Уж лучше сделать выбор самому. В прошлый раз он имел неосторожность остановиться около пурпурной двери, теперь же выбрал бело-розовую. Времени больше раздумывать не было - пора возвращаться к Мэрилин, пока она сама не поднялась сюда. Ох уж это женское любопытство!
        Когда Альтар спустился вниз, Мэрилин, вопреки его ожиданиям не проявлявшая больше интереса ко второму этажу, целиком была поглощена поддержанием огня в камине. Подброшенные ею поленца начали уютно потрескивать, и волна расслабляющего тепла мягко погладила щеку Альтара.
        - Не могу поверить, что это все настоящее! - задумчиво произнесла девушка, не отрывая взгляд от пляшущего пламени.
        "И не верь" - хотел сказать Альтар, но вовремя сдержался. Он молча опустился рядом с Мэрилин на шкуру, и так же как она стал неотрывно смотреть на огонь. Теперь тепло шло отовсюду - от очага, от уютно примостившейся рядом девушки, и самое главное - откуда-то изнутри, из глубины сердца, отчего хотелось говорить нежные слова и забыть обо всем, что было до, и что должно случиться после, и просто стать человеком, а не исполняющим пожизненную миссию странствующим рыцарем.
        Очень осторожно, чтобы не расколоть вдребезги свое чудесное ощущение ожидания счастья, Альтар слегка наклонился и вдохнул аромат волос девушки, захлестнувший его пьянящей волной с ног до головы. Мэрилин, казалось, ничего не заметила, но по тому, как взметнулись ее ресницы-стрелочки, Альтар понял, что она знает. Знает, что он уже вторгся в поле ее мыслей и желаний, как когда-то она сама вошла в поле Ангарона, и что никто из них уже не будет прежним. Мгновение застыло. Альтар почти не дышал, тая от нежности и не смея коснуться Мэрилин - девушка же превратилась в изваяние прекрасной древней богини, не решившей еще, будет она спасать или губить свой мир. И в этом молчании происходил самый важный разговор двух сердец - не было слов для обмана, взглядов, которые можно было истолковать не так, прикосновений, отвлекающих от сути. Было два человека, и все, что оказалось между ними, превратилось в целую вселенную достойную вечности. Однако у людей, даже самых экстраординарных в запасе никогда не оказывается достаточно долгой вечности, поэтому и нашим героям пришлось слегка скомкать разговор о главном,
уступая первенство назойливой реальности…
        Когда юноша и девушка услышали настойчивый стук медным кольцом в дверь замка, оба вздрогнули так, будто, и правда, в этом мире, кроме них, живых существ не было и быть не может. На этот раз реакция Мэрилин оказалась быстрее, и когда Альтар полностью очнулся от своих грез, девушка уже разочаровано закрывала входную дверь.
        - Никого! - ни то удивленно, ни то расстроенно сказала Мэрилин и, зевнув, прибавила, - Странно!
        Альтар рванулся к Мэрилин, но было уже поздно. Он слишком хорошо знал, что могут значить эти стуки, и понял, что ночью ему спать не придется. Ну что ж, это будет испытание для них двоих! Сама же Мэрилин, казалось, не почувствовала волнения Альтара. Она выглядела сонной и уставшей - то и дело зевала, глаза закрывались сами собой, и, в конце концов, девушка сказала, что пойдет спать. Они даже не притронулись к щедрым явствам на столе, а сразу отправились наверх. Альтар уверенно повел Мэрилин в заранее выбранную спальню, уложил ее на кровать - девушка засыпала на ходу - и накрыл прохладным атласным одеялом. Сам же рыцарь уселся в кресло напротив кровати с четким намерением не спать и через минуту погрузился в беспокойную дрему.

* * *
        Разбуженная неизвестно чем, Мэрилин проснулась среди ночи, и села на кровати. Повертела головой направо, налево - и, конечно же, ничего не увидела - в полнейшей темноте это было совершенно бесполезным занятием. Девушка прислушалась - и снова никаких результатов - пронзительная тишина окружающего пространства почти оглушила ее. В ту минуту Мэрилин очень захотелось, чтобы рядом кричали люди, рушились дома, лаяли собаки - тогда она бы знала, что нужно делать. Но теперь, скованная неизвестностью, она оказалась беспомощной.
        Страх липкими щупальцами подбирался все ближе и ближе к сердцу Мэрилин, и, в конце концов, нашел к нему дорогу. Окружающий мир исчез, девушка осталась наедине с собой. Никогда она не думала, что это окажется так страшно. И вдруг из темноты, как из-за кулис какого-то гротескного театра, вынырнула фигура Альтра. Мэрилин могла поклясться, что еще минуту назад рядом с ней никого не было, и теперь появление друга не обрадовало ее, а напротив - заставило волноваться еще больше. Она молчала, впрочем, и Альтар не проронил ни слова. Он приближался к кровати девушки - движения его были необыкновенно плавными, будто он не шел, а летел навстречу ей. В неосознанном порыве Мэрилин сама потянулась ему навстречу, но так и застыла на полдороги, охваченная непонятным предчувствием. Альтар был одновременно похож и не похож на себя - Мэрилин видела его лицо, но не узнавала самого рыцаря. Страх накатил на нее с новой силой. В другое время она бы не раздумывая доверилась юноше, зная, что найдет в нем и помощь и поддержку, но сейчас девушка будто онемела. Тем временем Альтар подошел к ней достаточно близко
        - так близко, как ни разу не подходил раньше; но от его такого желанного присутствия Мэрилин не почувствовала ни тепла, ни радости. Что-то здесь было очень неправильно, и девушка неожиданно поняла, что сейчас она может надеяться только на себя. С Альтаром случилось что-то непоправимое, и он ее не спасет; кричать и звать на помощь в этом затерянном мире бесполезно; падать в обморок бессмысленно. Оставалось только действовать, и, повинуясь безотчетному импульсу, Мэрилин закричала во все горло:
        - Уходи, убирайся отсюда немедленно!!!!
        И прямо на ее глазах фигура Альтара беспардонно растаяла в темноте.
        Мэрилин очнулась от своего же крика и рывком села на кровати. Не успела она что-либо понять, как тут же оказалась в объятиях Альтара, на сей раз настоящего и живого, судя по его теплым рукам и учащенно бьющемуся сердцу.
        - Я так за тебя боялся! - слышала она шепот юноши и вся таяла в его руках, совсем обессилев, теперь от счастья.
        Осторожно, будто боясь разбить хрупкую статуэтку, Альтар целовал лоб, щеки, шею девушки, избегая поцелуя в губы, как последнего рубежа, после которого уже не будет дороги назад. Мэрилин словно разгадав его мысли - должен же был настать черед и ее чародействам - одарила своего рыцаря улыбкой понятной только двум людям, сердца которых бьются в такт. По молчаливому согласию обоих, все еще не разнимая рук и сердец, Альтар и Мэрилин остановили свой взлет чувств почти на его высшей точке. Оба открыли глаза одновременно и, будто очнувшись ото сна, посмотрели друг на друга обеспокоенным и удивленным взглядом.
        - Что со мной было? - встрепенулась Мэрилин, - ведь во сне приходил ко мне не ты?
        - Это был не сон, и да - это был не я! - улыбнулся Альтар, он как всегда не спешил давать простые и ясные ответы. - Я знал, что это за замок, но раз тебе он понравился, я не мог просто увести тебя прочь, или рассказать, что тебя здесь ждет, это было твое испытание. Я сам в свое время прошел что-то похожее.
        - Но почему ты меня не предупредил? - удивилась Мэрилин
        - В таком случае силы, которые живут здесь, преследовали бы тебя до последнего, и со временем тебе было бы с ними все сложнее и сложнее справляться.
        - Что за силы? Я ничего не заметила… - растерянно протянула Мэрилин, будто сама сомневалась в своих словах.
        - Ты еще не привыкла наблюдать за странными для тебя событиями, поэтому ты их просто забываешь. Но, Мэрилин, вчера ты сама открыла дверь на стук, и никого не увидела на пороге. Однако, это не значит, что там никого не было! Ты совсем забыла про это, потому что событие не имело для тебя никакого смысла, но смысл в нем был!
        - Кого же я впустила в дом???
        - Того, кто выглядел как я, но не был мною! И это был не сон. Я видел ваш поединок с бестелесным духом, но мог только смотреть, пока ты сама его не прогнала… Так уж действуют эти силы. Но ты с честью выдержала испытание! Если бы ты приняла то существо за меня настоящего всерьез, то я не берусь судить о последствиях, возможно, нас двоих уже бы не было в живых, а может, и что-то хуже.
        Мэрилин, только что осознавшую какую опасность им удалось избежать, охватила настоящая паника:
        - Мы могли погибнуть, и ты не предупредил меня???
        - Да, именно так я и сделал - спокойно ответил Альтар, - в таком случае у нас был хороший шанс выжить, и как видишь, он оправдался. Если бы мы ушли от замка - эти шансы уменьшались бы с каждым нашим шагом - таковы искушающие силы этого места. Именно искушение - их основной инструмент. Тебе явился мой образ, потому что мне ты доверяешь и готова раскрыться. Но ты совершенно верно прогнала его, теперь они никогда не побеспокоят тебя. Я говорил тебе раньше, что уже был здесь, и мне тоже пришлось прогнать образ. Мне было сложнее - я еще не встретил тебя, и не знал, кем ты станешь для меня, но тогда мне явилась именно ты. Это было трудно, но как оказалось, возможно. Я и не думал, что когда-то буду здесь настоящей Мэрилин вещать о своем прошлом… Но ты должна знать теперь…
        И Альтар рассказал девушке о своем длительном походе с обезумевшей от горя Враской, всеми силами стремившейся погубить себя и как можно больше людей вокруг. На следующую ночь после того, как он по ее милости чуть не улетел в пропасть, Альтар добрел до этого самого замка, и, конечно же, остался там до утра. В отличие от Мэрилин он обратил внимание на все странности дома, но разбитый и опустошенный больше даже предательством своей попутчицы, чем физической усталостью, повалился на кровать в первой попавшейся спальне и забылся беспокойным сном. Очнулся он не как Мэрилин в своей кровати, а в богом забытой глуши с рюкзаком за плечами и в старой обветшалой одежде. И заполнял душу его отнюдь не страх, а заскорузлое, непробиваемое отчаяние и безнадежность. Один, он сидел на камне и тосковал о ком-то безвременно ушедшем. Альтар знал, что надо побыстрее уходить оттуда, но никакая сила не могла сдвинуть его с места, он чего-то ждал. Его взгляд был прикован к мосту и клубящейся туманом пропасти под ним. В какой-то момент клубы тумана на его глазах оформились в стройную фигуру девушки, и чем ближе она
подходила к нему по мосту, тем больше красок приобретал "туман". Вот он уже мог различить зеленое платье, густые каштановые волосы, серые глаза, сверкающие в темноте. Альтар не знал эту девушку, но если бы и узнал, кто она, это ничего бы не изменило - есть сила, которой подчиняются даже самые искушенные рыцари, что бы они не думали о долге и чести, она всегда оказывается могущественнее их.
        И Альтар первый раз в жизни понял, что слаб, но слабость эта его нисколько не волновала. И подобно Враске, которая безоглядно и покорно шла за своей бывшей любовью, он потянулся навстречу будущему чувству. Просто поднялся с камня, на котором сидел и подал руку чудесной девушке из тумана. И как только их пальцы соприкоснулись, сладкий туман заполнил его самого с головы до ног. Храбрый и отважный рыцарь тогда сдал все свое оружие, или почти все, кроме разве что честности перед самим собой. Она-то его и спасла, приподняв на секунду завесу тумана. После Альтар и сам не заметил, как очутился снова в своей спальне весь в холодном поту. Существо за завесой тумана и отдаленно не напоминало ту милую девушку в зеленом, которой он подавал руку на мосту. И вместе с тем оно было неразрывно связано с ней, а значит и с ним… Тогда Альтар не стал раздумывать над хитросплетениями судьбы, он просто вспоминал лицо девушки и был вполне доволен этим. Знал ли он, что встретит Мэрилин потом? Альтар не давал себе отчета в этом, но с той самой минуты в каждом встреченном лице искал знакомые черты. Когда Аль предупреждала
его о предстоящем выборе между любовью и долгом, он лишь посмеивался про себя, считая, что сестричка как всегда изъясняется иносказательно. Теперь же рыцарь по-настоящему желал, чтобы она была права - Альтар был готов потерять все, но это будет потом, а сначала ему встретиться девушка, и девушку будут звать Мэрилин…
        Юноша замолчал. Он продолжал крепко сжимать руку Мэрилин, не смея взглянуть ей в глаза. Он сказал все, что было у него на сердце, хотя когда-то решил, что ни за что не сделает этого. Альтар мог бы что-то скрыть, или даже сказать полуправду, если бы Мэрилин сама захотела играть какую-то роль, но девушка была обезоруживающе открыта и бесхитростна - и он не мог ответить ей по-другому. И теперь с замиранием сердца, он ждал, что скажет Мэрилин, оправдывая любой ее ответ.
        Довольно долго девушка молчала, и Альтар уж было приготовился попрощаться со своей спутницей навсегда, не находя другого объяснения ее молчанию. И вдруг он почувствовал легкое касание ее руки на своих волосах. Только тогда, отважившись поднять голову, юноша увидел, как засверкала пелена слез в глазах девушки, и не в силах больше сдерживаться, снова постарался быть честным с собой, и сделал то, что хотелось ему больше всего - прильнул к губам Мэрилин и полностью провалился в свое чувство.
        ГЛАВА 23
        Марк, Ягла и Тэнг дружно вошли в пещеру, но первые шаги они сделали уже в прозрачном стеклянном тоннеле, причем каждый в своем. Друзья видели друг друга, но не могли ни услышать слова соседа по туннелю, ни, естественно, прикоснуться к нему
        - тоннели не сообщались. Когда стало ясно, что попытки докричаться и достучаться не принесут никаких результатов, кроме сорванного голоса и сбитых костяшек пальцев, все втроем обессилено опустились на стеклянный пол и вопросительно посмотрели друг на друга. Тэнг устало облокотился на прохладную стенку туннеля. Его настроение особо не улучшилось - похоже, он просто сдался ситуации. Ягла перевела недоуменный взгляд на Марка, будто спрашивая, что ей делать дальше. Марк беспомощно развел руками. Он не собирался сдаваться, и честно говоря, уже привык к неожиданностям своего затянувшегося путешествия, но пока никакие гениальные идеи не приходили ему в голову. Ягла вопреки опасениям Марка не выказала признаков паники. На сей раз мудрость народа, не изувеченного страхами цивилизации, сделала свое дело. Быстро сообразив, что бессмысленно тратить силы на панику, девушка спокойно уселась по-турецки и стала ждать, пока сильные мужчины найдут выход.
        Марк поневоле залюбовался ею - выразительное лицо Яглы излучало такую уверенность и внутреннюю силу, что все попытки поразмыслить над ситуацией потонули в совершенстве ее образа. Она же, почувствовав его взгляд, тоже в свою очередь подняла глаза, словно обожгла, и ослепительно улыбнулась. Ох, Марк бы многое отдал, чтобы в эту минуту их не разделяла стеклянная стенка! В его голове Миа и Ягла слились воедино, а он сам совсем позабыл, что зовут его не Ир-Дар. Странное дело - разделенные ощутимым препятствием, в абсолютном безмолвии, Марк и Ягла вдруг вспомнили друг про друга! Вся суета погони и борьбы с Враской стала незначительной и далекой, мысли растворились, мир остановил свое движение. Даже Тэнг вышел из оцепенения и удивленно уставился на своих друзей. В отличие от Яглы он точно знал, что настоящий Ир-Дар далеко, и Марк просто пользуется неведением девушки, но и Марка он мог понять - сейчас Ягла была необыкновенно красива, такой он ее еще никогда не видел! Интересно, где же был сам Ир-Дар в это время?
        Не успел Тэнг ответить на этот вопрос, как пространство вокруг взорвалось множеством голосов. Не таких голосов, которые мы обычно слышим вокруг, а если не хотим их слышать, то закрываем уши. Голоса слышались отовсюду и как будто изнутри, и сбежать от них было невозможно. Все втроем от неожиданности подскочили и начали озираться по сторонам, однако источников голосов так и не обнаружили. Когда волнение улеглось, друзья стали различать отдельные возгласы. "Где мы?", "Как мы сюда попали?" - вопрошали невидимые незнакомцы и не получали ответа. Прошло еще несколько минут монотонных повторений, пока друзья не сообразили, что голоса принадлежат вовсе не невидимым чудищам из стеклянных туннелей, а им самим! Да, они не могли слышать речь друг друга, зато для мыслей не существовало никаких препятствий!
        "Фантастика!" - мысленно кричал Марк, - "Вы меня слышите?!?"
        "Слышим!" - усмехался в усы Тэнг.
        "Слышим!" - вторила ему Ягла.
        Еще какое-то время Марк, Ягла и Тэнг обменивались радостными возгласами, неважно, что мысленными, играя и так и этак со своей новой способностью. Вскоре они обнаружили, что могут посылать друг другу не только мысли, но и образы, что развеселило их еще больше. Были забыты и стеклянные преграды, и полнейшая неизвестность будущего, и усталость от прошедших передряг. Но любая новая игрушка таит в себе и подвохи, о которых не узнаешь, пока игра сама тебя к этому не приведет.
        Когда первая детская радость от забавы перебрасываться мыслями прошла, и привычный ход внутреннего диалога восстановился у каждого, наши герои стали подозрительно поглядывать друг на друга, сами не понимая поначалу смысла этих взглядов.
        Марк догадался первым и сам обратился к Ягле:
        " - Да, Ягла, я не Ир-Дар, хоть и очень похож на него… Прости меня за обман, но мне так не хотелось разочаровывать тебя в первый день нашей встречи…Клянусь, я никогда так не поступал раньше, просто ты тогда была очень красива…"
        Ягла сделала порывистое движение - и было непонятно, то ли она хочет обнять, то ли ударить Марка. Ее мысли превратились в беспокойный шум, и лишь когда она немного пришла в себя, Тэнг и Марк уловили ее немой вопрос:
        " - Где же Ир-Дар?! И кто она - та, которую ты искал, а нашел меня???"
        Мужчины вздохнули и переглянулись - теперь поздно было отступать - они хотели ложью облегчить жизнь Яглы, но судя по выражению ее глаз, сделали ей только больнее. В конце концов, Ир-Дар был ее мужем, и ей было решать, как поступить с его пропажей. Марк начал свой рассказ первым. Мыслями получалось общаться быстрее
        - то, что трудно описать словами, передавалось образами, которые тут же безошибочно воспринимались собеседником. Тэнг иногда дополнял Марка, и вскоре перешел к своему рассказу, немало удивив Яглу тем, что тоже попал к ним в мир из какого-то разноцветного коридора. Чем больше девушка слушала мужчин, тем более серьезной она становилась, и к концу повествования Тэнга решительно заявила:
        " - Мне тоже вам двоим надо кое-что сказать! - Тэнг не виновен в том, что Враска ополчилась на нас и Ир-Дар исчез. Мой муж сам это сделал!"
        Мысли Яглы открыли друзьям и ее тайну.
        ГЛАВА 24
        Еще раньше, чем Тэнг поведал своему другу о волшебных ветряных воронках для путешествия сквозь миры, Ир-Дар сам наткнулся на одну из них. Будучи бесстрашным охотником, он заходил вглубь леса гораздо дальше своих соплеменников, и всегда возвращался с большей добычей. Однажды, решив изведать еще более отдаленный участок леса, до которого никто не доходил, поверив, что там обитают духи возмездия, он натолкнулся на такую воронку. И вероятно, не заметил бы ее, если бы не увидал рядом с ней Враску. Некоторое время жрица стояла неподвижно перед воронкой, потом, ступив в нее, полностью исчезла. Возможно, кто-то другой десять раз подумал бы, прежде чем отправиться за Враской, но только не Ир-Дар. Он стремглав бросился в водоворот и очнулся уже на холодном каменном полу, ничем не напоминавшем только что покинутый лес.
        Враски нигде не было видно, лишь откуда-то издалека доносились гулкие голоса. Ир-Дар осторожно поднялся, и, стараясь ничем не обнаружить своего присутствия, пошел на звук голосов. Вокруг него мелькали разноцветные стены, и казалось, что двигались они, а он стоял на месте. Ир-Дар уже слышал голоса более отчетливо - властный женский голос принадлежал, конечно же, Враске, мужские голоса были ему незнакомы. Дойдя до конца стены, он замер, и не дыша, словно из засады на диких кошек, заглянул в помещение.
        Их было трое - Враска и два странно одетых несуразных человека. Невысокий толстенький средних лет мужчина то и дело вытирал пот с лица скомканным носовым платком, пыхтя и отдуваясь, будто только что вскарабкался на высочайшую в мире гору. Возможно, для Марка и Миа его одежда выглядела бы лишь несколько старомодной
        - свободный сюртук, широкие штаны на подтяжках, часы, мирно покоящиеся в жилете на цепочке, лаковые башмаки - для Ир-Дара же этот наряд не имел никакого смысла. Ничем не лучше смотрелся спутник Толстяка - высокий короткостриженный брюнет с тоненькими усиками и щегольским бантиком на шее. Ир-Дар еле сдержал смех - до того нелепым все это было! Впечатление усиливали выражения лиц - заискивающе несчастное у Толстяка и надменно самоуверенное у Брюнета.
        - …Мы предложили Вам сделку и ждем ответа, - проронил, как бы снизойдя к Враске Брюнет, и уставился на свои идеально полированные ногти.
        - Да, да - засуетился Толстяк, - у нас все готово, и с бумагами улажено, нужен всего лишь Ваш росчерк на память! - и улыбнулся во весь рот, обнажив желтые зубы.
        Враска пребывала в несвойственном ей молчании. Она шла на хитрость и не была уверена, что рыцари ее не словят на этом. Но если все пройдет хорошо, у нее появятся могущественные союзники - в этом-то она не сомневалась. Она знала, что хозяин этих двух жалких существ очень силен, и этого было достаточно. Но и цена за его силу взаймы немаленькая - жизнь ребенка! Как ни жестока и бессердечна Враска бывала порой - даже для нее поначалу это показалось чрезмерной платой. Она вспомнила Тома, и представила, что и у них мог быть ребенок, сложись все по-другому. Мысль о возможной потере несуществующего чада, принесла ей такую боль, что она решила было отказаться от своей затеи.
        Шли дни. Ощущение безысходности сменялось агониями агрессии. Враска была заперта в своем первобытном мире и изнывала от этого заточения. И в одну из бесконечных недель дождя предложение этих агентов показалось ей не таким уж немыслимым.
        Когда-то давно на дорогах Ангарона Он уже присылал ей своих вестников, но тогда она отказалась. Оставшаяся от Тома любовь не позволила ей принять его условия. А сейчас ей было нечего терять - теперь она хотела свободы, и была готова многое отдать, лишь бы заполучить ее. Услышав отказ Враски, Он не бросил ее в темницу, не уничтожил на месте… Это не в Его правилах. Он просто показал, что ее ждет - всю жизнь, которую она точь-в-точь повторила потом шаг за шагом. Хоть и яростно отрицала такой ее ход с самого начала. Показал и ушел, оставив ни с чем. У нее было время подумать, и теперь она собиралась согласиться на Его условия. Ну что ж, оставалось только сделать окончательный штрих пером.
        Толстяк тем временем изнывал от нетерпения - переминался с ноги на ногу, покашливал, бросал выразительные взгляды на застывшего неподвижным изваянием Брюнета. Дождавшись, наконец, решения Враски, он буквально бросился к ней с пухлым портфелем, из которого друг за дружкой стал выуживать сплошь исписанные чернилами бумаги. Перо, поданное ей, выглядело самым обычным образом - да вот только выведенные им подписи имели неприятный кроваво-красный цвет.
        Вскоре бумаги были подписаны, и Толстяк удовлетворенно потер руки, а Брюнет одобрительно хмыкнул.
        - Наш договор вступает в силу! - торжественно объявили агенты в один голос, дружно поклонились, отошли к стене, сделали шаг назад, и полностью слились с разноцветным узором на ней.
        Враска осталась одна - казалось, она совершенно никуда не спешила.
        - Найти им ребенка… гм… не так уж и сложно, - размышляла она вслух, - да вот только зачем?
        С минуту подумав над собственным вопросом и будто приняв внутреннее решение о чем-то, Враска стала двигаться в обратном направлении.
        Ир-Дар, который все это время так и оставался незамеченным наблюдателем, едва успел отойти за колонну, предваряющую вход в зал, чтобы не попастся ей на глаза. Жрица быстро прошествовала к зеркалу в конце коридора и растворилась в нем так же, как минуту назад исчезли в стене Толстяк и Брюнет.
        Ни теряя ни минуты, Ир-Дар поспешил за ней, и тем самым допустил непростительную ошибку: в лесу они столкнулись нос к носу, и Враска верно убила бы его на месте одной из своих хитрых штучек, если бы он не бегал так хорошо. Хотя и это было лишь временным выходом.
        Ир-Дар понимал, что путь домой ему теперь заказан, но он не мог еще раз не повидать Яглу. И даже не просто потому, что очень любил свою жену и считал ее самым дорогим, что у него есть - были этому и другие причины. Теперь он стал бояться за Юма. Враска не остановится ни перед чем, чтобы осуществить свой замысел и найти ребенка - Ир-Дар не знал, для чего ей это нужно, но он очень не хотел, чтобы этим ребенком оказался Юм.
        Дождавшись ночи, Ир-Дар бесшумно прокрался к деревне, и сумел встретиться с Яглой, вкратце рассказав ей о своем приключении. Он пообещал вернуться и наказал девушке беречь их сына. Больше Ягла не видела мужа. А на следующий день Враска начала на него свою изощренную охоту.

* * *
        - Вот почему меня заклеймила эта бестия! - вырвалось у Марка после того, как Ягла завершила свой рассказ.
        И тут же услышал в звонкий голос Яглы:
        - Они исчезли! Стенок больше нет!
        Поглощенные историей девушки друзья и вправду не заметили, как стенки туннелей исчезли; да и по бокам они таяли на глазах как льдинки, открывая обычный серый пещерный камень. Всех охватила радость возвращения в привычное состояние, хотя и оно не было таким уж однозначным. Сейчас действительно пещера больше походила на пещеру, лишь непонятно откуда взявшийся дневной свет создавал впечатление нереальности. Оставалось только догадываться, почему свои первые шаги им пришлось сделать в стеклянном туннеле изолированно друг от друга.
        Но такова была сущность пещер Ангарона - они высвечивали все слабости своих путешественников, которые уже сами создавали себе препятствия. И тут все зависело от честности идущего сквозь пещеры человека. Если ему хватало сил признать свою слабость, то он мог "увидеть" препятствие и исправить свое положение. Если же в собственном сознании он виделся себе полубогом, то шансов пройти пещеры у него почти не оставалось. Боги не могли делать ошибок, следовательно, и исправлять было нечего и двигаться дальше незачем. Бог пребывал в Раю, что может быть лучше этого? Куда спешить? К чему стремиться?
        У друзей, однако, хватило смелости признаться друг другу в своей нечестности, и те стенки, которые они сами возвели между собой, тут же рухнули. Теперь путь был открыт. Но бежать вперед никто не спешил - накопилось столько впечатлений, что было принято единогласное решение сделать привал и обсудить свое положение.
        Сейчас, когда все тайны были рассказаны, кое-что прояснилось, но неизвестных оставалось по-прежнему немало. Итак, наверняка они знали следующее: Ир-Дар жив, и, по-видимому, сбежал в какие-то другие миры через переход. Если бы Враска с ним расправилась, она бы не устроила такую охоту на Марка. Зная своего мужа, Ягла предположила, что сейчас он отправился на поиски хозяина людей в странной одежде, по крайней мере, он говорил ей, что обязательно сделает это. Враска, как и хотела, заполучила ребенка, однако не спешила его отдавать и выполнять условие сделки, на которую сама же и согласилась. Зачем-то она пыталась выиграть время, но рисковала проиграть игру! Что они могли сделать сейчас? Спасать Ир-Дара? Никто не знал, где он, да и воронки для путешествий и пирамиды не встречаются на каждом шагу. Спасать Юма? Этого хотелось Ягле больше всего, но ни вернуться назад, ни защитить его от неизвестной силы, с которой Враска заключила договор, она была сейчас не в силах.
        Как ни абсурдно, но единственным выходом было продолжать идти вперед - во-первых, потому что пути назад не было, а во-вторых, если Враска хотела отправить Яглу именно в этот мир, значит, здесь надо было и искать ответ. На этом и порешили.
        Немного отдохнув, друзья собрали вещи и отправились в путь по дорожке в глубину пещеры.
        ГЛАВА 25
        Когда на фоне безоблачного неба грянул гром и пошел дождь, Ариэль с видом "ну вот, началось" поглубже закуталась в свой плащ и еще больше нахмурилась, а Сильвио и Миа заметно вздрогнули, будто их только что разбудили после глубоко сна. Заметив это, Ариэль на всякий случай подергала веревку, и получив в ответ недовольные, но вполне осмысленные взгляды, немного успокоилась.
        Однако, предчувствие ее не обмануло. Сейчас друзья как раз миновали самую высокую часть моста, и перед ними открылась широкая панорама происходящего на противоположном берегу. И, честное слово, тут было на что посмотреть! То, что все приняли за раскаты грома, оказалось ничем иным как звуками сражения, или даже лучше сказать, настоящей битвы. И битва эта была совсем не похожа на справедливый поединок - целая армия уродливых серых существ боролась с одним человеком! "Ох, как он похож на Марка, только на лет десять старше!" - подумала Миа, невольно залюбовавшись красотой и ловкостью движений смельчака. Но даже отсюда она могла различить, что силы у воина были на исходе, видно сражение длилось уже довольно долго.
        Связывающая их для страховки веревка снова дернулась - это Ариэль ринулась вниз по ступенькам, увлекая за собой Сильвио и Миа. Ни слова ни говоря все устремились вслед за ней. Никто не успел и задуматься, как именно две хрупкие девушки и несмышленный Сильвио могут быть полезны такому доблестному воину - они знали, что нужна помощь и были готовы дать, что могли.
        На бегу они развязали веревку и она канула куда-то под мост в туман пропасти. На удивление быстро друзья достигли подножия моста и каждый, подобрав по несколько камней, которых, благо, было везде в избытке, поспешили хоть немного восстановить справедливость расстановки сил.
        Новичкам везет - и первые удары всех троих сбили несколько крылатых тварей и пару человекоподобных существ со змеиными головами. Увидев, что ряды союзников пополнились, и даже не успев толком понять кем, воин с удвоенной силой ринулся на врага. И странное дело - то ли почувствовав напор желания победить, то ли решив отложить атаку до лучших времен, многорукая и многоголовая армия серых существ, начала заметно отступать и через непродолжительное время сдала свои позиции. В конце концов, неприятель превратился в тучу на горизонте, а потом и вовсе исчез с поля зрения.
        И только теперь Ир-Дар (а это был, конечно же, он!) позволил себе оглянуться по сторонам и посмотреть на своих спасителей. То, что он увидел, привело его в настоящее замешательство: две хрупкие девушки со сбившимся от усилий дыханием и сжимающие в своих тонких пальчиках по булыжнику, да глупо улыбающийся парень с взлохмаченной шевелюрой. Ир-Дар на всякий случай еще раз оглянулся - все верно, больше никого не было!
        Сообразив, в чем смысл его движений, Миа не удержалась и рассмеялась, и тут Ир-Дар совсем перестал понимать, что происходит - перед ним стояла Ягла во плоти и крови! Прекрасный охотник и воин, способный выбраться из любых передряг, где имели значение сила и ловкость, Ир-Дар был иногда не способен понять женщин и ожидал от них чего угодно. Вот и сейчас он стоял и гадал, что делает его любимая в этом проклятом месте. Миа же сразу почувствовала, что перед нею не Марк, хотя сходство было поразительным. Девушке то и дело приходилось себе напоминать, что ее друг сейчас далеко. Но и она не спешила начинать разговор, внимательно изучая своего соратника по недавнему сражению.
        - Ягла?! - наконец решился попытать счастья Ир-Дар, поняв, что на сей раз ему никто не поможет.
        - Ягла? - эхом повторила озадаченная Миа. - Ах, нет! - Она снова рассмеялась, и на этот раз догадавшись, что Ир-Дар ее тоже с кем-то перепутал, - меня зовут Миа и я ищу моего друга Марка, который очень похож на тебя!
        Ир-Дар продолжал в упор смотреть на нее, будто не верил девушке, но после продолжительной паузы все же кивнул, как бы нехотя соглашаясь, что действительно ошибся.
        - Нам надо уходить отсюда! Кем бы вы ни были - но здесь небезопасное место для всего живого! - сразу перешел к делу Ир-Дар.
        - Ты знаешь, как отсюда выбраться? - задала практичный вопрос Ариэль, сохранявшая до этого времени несвойственное ей молчание.
        - Я знал, как сюда попасть, и мы попробуем выйти тем же путем, - бросил на ходу Ир-Дар, увлекая друзей за собой. - Я помогу вам, тем более, что я теперь в долгу за неожиданную победу!
        При этих словах Ир-Дар так обаятельно улыбнулся, что у Миа от волнения перехватило дух, Ариэль вернула ему кокетливый взгляд, а непосредственный Сильвио просто заулыбался в ответ.
        - Может, ты расскажешь нам, как сюда попал и кто были эти твари? - не унималась Ариэль, еле поспевая, впрочем, как и все остальные, за широкими шагами Ир-Дара.
        - Не сейчас! Я же сказал, здесь очень опасно! Просто следуйте за мной, и скажете мне, если увидите что-то необычное.
        Никто не стал спорить с Ир-Даром. Уставшие после нескончаемых сюрпризов этого дня, друзья несколько растеряли боевой дух, да и продвижение вперед тоже требовало их внимания и определенных усилий.
        Путников окружала все та же мрачная каменистая пустыня красноватого оттенка. Если здесь и существовало солнце, то сквозь дымку постоянного тумана его было не разглядеть. Ни птиц, ни животных в обозримом пространстве не наблюдалось, и даже змеи не тревожили одиноких путешественников. Тем не менее, ощущение опасности, о которой все время говорил Ир-Дар, не покидало их.
        Друзья шли довольно долго. Трудно сказать, прошло два часа или целых двадцать - монотонность окружающего пейзажа и молчание еще больше сбивали с толку. Постепенно пустыня начала превращаться в поля, и кое-где стали просматриваться низкорослые деревья. Когда они поравнялись с наиболее ветвистым из них, Ир-Дар дал знак сделать остановку. Все в изнеможении опустились на землю.
        Ир-Дар, однако, наоборот, выглядел даже отдохнувшим и посвежевшим. После того, как путники утолили жажду и наскоро перекусили тем, что оставалось в их походных сумках, юноша небрежно проронил:
        - Скорее всего, нам предстоит пережить еще одно сражение прежде, чем мы дойдем в надежное место. Не хочу впутывать вас, но сейчас вам лучше пойти со мной, чем остаться самим в этой дыре…
        - И все же, где мы? - на этот раз расспросы решила начать Миа.
        - Хотел бы я знать ответ! - усмехнулся Ир-Дар. - Я сам попал сюда случайно, но уже успел познакомиться со всеми ловушками… скверное место…
        Две юные девушки и простоватый молчаливый юноша казались Ир-Дару более чем странной компанией для таких опасных путешествий. Но их счастливое вмешательство все же спасло ему жизнь, и он хотел доверять своим новым спутникам. Сходство Миа и Яглы до сих пор не давало ему покоя. Это была не только внешность - Ир-Дар своим звериным чутьем сразу определил - их объединяет что-то еще, вот только как дать этому название… В конце концов, он решился:
        - У нас немного времени, но оно есть. Я расскажу вам свою историю, хотя десять дней назад я бы и сам в нее не поверил….
        ГЛАВА 26
        Как только Ир-Дар распрощался с Яглой, он сразу же поспешил в хижину к Тэнгу. Ир-Дар понимал, что прожив столько времени в лесу, Тэнг не мог не заметить этих ветряных воронок, и, скорее всего, знал как они действуют. Юноша не собирался выкладывать другу все свои беды. Пусть хоть тот спит спокойно. Он просто хотел попробовать разговорить Тэнга. Что ему вскоре и удалось.
        Тэнг подумав, что Ир-Дар просто задержался в лесу после очередной охоты, нисколько не удивился его позднему появлению. Он радушно принял друга и охотно выболтал все, что знал про странные ветряные воронки и прочие чудеса. Ир-Дар еще некоторое время поговорил с Тэнгом о том, о сем, а потом поспешил попрощаться и ушел в темноту в направлении деревни. Когда юноша понял, что удалился достаточно далеко и Тэнг ничего не заподозрит, он резко повернул в сторону и побежал в глубь леса. Без труда найдя ветряную воронку именно в том месте, где он ее оставил, Ир-Дар долго сидел в засаде, опасаясь внезапного появления Враски. Но видно у жрицы были другие срочные дела - ход оставался за ним!
        Не долго думая, Ир-Дар разбежался и знакомый уже вихрь закружил его смерчем цветных потоков. Только вот приземлился он не на полированный пол как в прошлый раз, а на колючие ветки кустарника. Это было, конечно, больно, но, уж точно не так опасно, как если бы он упал, скажем, на Враску или ее союзников, врагов? Поди их хитрости разбери.
        Выбравшись из кустарника, юноша осмотрелся по сторонам. Все вокруг было необычайно ярким и сильно резало глаз. Отливающие неестественным глянцем листья, цветы вызывающе красного оттенка, огромных размеров бабочка неуклюже хлопала по воздуху слишком перламутровыми крыльями. В недоумении Ир-Дар провел по одному зеленому листу пальцем, будто не доверял своим глазам. Палец покрылся тонким слоем зеленой пыльцы, а лист в том месте, где он до него дотронулся, стал менее ярким.
        Невдалеке от "идеальной" лужайки Ир-Дар заприметил такой же до противности хорошенький домик - чистенький беленький с розовой черепичной крышей и желтыми ставнями, из трубы аккуратными колечками поднимался дым. И тут юноша по-настоящему заволновался, будто за ним гналась целая стая диких кошек. Не то чтобы у Ир-Дара не было тяги к прекрасному - дело было совсем не в этом. Как настоящий охотник, он почувствовал ловушку с очень вкусной приманкой, которую ни за что не собирался проглатывать!
        Несмотря на такие свои предчувствия Ир-Дар все же не спешил возвращаться домой: если были силки, был и тот, кто их поставил, он-то как раз и нужен юноше. Пока суть до дела Ир-Дар решил заглянуть в игрушечный домик, очень уж тот смахивал на чей-то рисунок!
        Домик оказался настоящим - в нем деловито пыхтела печка, стол накрытый белой скатертью был уставлен бесчисленным количеством баночек и скляночек вероятно с чем-то очень вкусным - с чавканьем и присвистом баночки опустошались сидевшими за столом старыми знакомыми, Толстяком и Брюнетом. Их лица так же сахарно, как и все здесь, расплывались в улыбках.
        Ир-Дар непроизвольно поморщился - неприятное зрелище, хоть и придраться не к чему. Юноша продолжал наблюдать.
        - А не пригласить ли нам гостей? - вдруг Толстяк задорно обратился к Брюнету.
        Брюнет после долгой паузы безразлично промямлил:
        - А чего ж не пригласить! Приглашай! Не толпиться же им под окном все время!
        Даже если бы Ир-Дар и хотел убежать, он бы не смог - так молниеносно отворилась дверь с колокольчиком, и Брюнет уже цепко держал его за локоть, вежливо приговаривая:
        - Устали видно с дороги, вон костюмчик-то весь изорвался, отдохнуть Вам пора!
        Ир-Дар решил на сей раз покориться судьбе и дать усадить себя за стол - тем быстрее он найдет ответы на свои вопросы! Однако вопросы посыпались на него самого:
        - Кто такой?
        - Что ищите?
        - Есть желания какие? Можем исполнить!
        - Все по уговору - работаем чисто!
        И Толстяк с Брюнетом заметались по домику, жестикулируя и выкрикивая еще какие-то фразы, смысл которых тонул для Ир-Дара в общем гуле суматохи.
        У юноши зарябило в глазах - если его и впрямь спрашивали про желания, то самым сильным сейчас было лишь одно - чтобы все это немедленно прекратилось! Стоило Ир-Дару так подумать, как две мельтешившие фигуры одновременно остановились и снова как ни в чем ни бывало чинно уселись за стол.
        - Видите ли, мы открыли бюро добрых, можно сказать добрейших услуг, - затараторил Толстяк, - исполняем все ваши желания за вполне умеренную плату! За ваше недавнее мы, например, взяли всего лишь это! - у Толстяка в руках вдруг оказался охотничий нож Ир-Дара - с рукоятью усеянной драгоценными камнями, доставшийся ему еще от отца.
        - Ну уж нет! Обмен неравный!!! - возмутился Ир-Дар, выхватывая нож из рук Толстяка. - Тем более, ни будь вас - не возникло бы у меня такого желания!
        - По-моему, он прав… - Брюнет решил подыграть Ир-Дару.
        - Не подумал, ошибся, больше не буду! - с готовностью признал свою вину Толстяк и тут же добавил - так какое же, юноша, все таки ваше желание?
        Ир-Дар начал было придумывать, что бы такое сказать и побыстрее отвязаться от назойливых расспросов, как в окружающем мире произошло что-то неладное. Стенки домика стали осыпаться, и под белой краской проступили серые трещины; печка последний раз пыхнула, и тут же обросла паутиной и слоем пыли; баночки с аппетитным содержимым оказались наполнены плесенью и жуками. Толстяк слегка осунулся и вдруг уронил левый глаз, который, правда, без труда вставил обратно. Брюнет старался сохранить спокойствие, и делая вид, что ничего не происходит, украдкой прикрывал рукой зияющую дыру в совершенно целом и идеально отглаженном еще секунду тому назад пиджаке.
        - Кажется, шеф идет! - сдавленно объявил Толстяк, придерживая расшалившийся глаз.
        - Он самый! - буркнул Брюнет явно не в восторге от предстоящего визита.
        Что значит "шеф", Ир-Дар не знал, но по реакции Толстяка и Брюнета догадался, что этот самый "шеф" и есть главный заводила всех темных дел Враски. На ловца и зверь бежит - усмехнулся юноша - как бы только местами не поменяться…
        Выйдя из домика Ир-Дар увидел, что "снаружи" произошло не меньше перемен, чем "изнутри". Ярко зеленые листья кустарников и нереальные краски цветов заметно потускнели, в некоторых местах на них даже проступали серые пятна, сверкающая голубизна неба уступила место грозовым тучам, нигде не было видно ни бабочек-гигантов, ни другой живности.
        Толстяк и Брюнет, еще более жалкие и облезшие, выбежали на крыльцо следом за Ир-Даром.
        - Снова придется зелень подкрашивать, чтобы клиенты не испугались! - зло процедил сквозь зубы Брюнет после беглого осмотра окрестностей.
        - После шефа всегда так, ты же знаешь! Без ремонта не обойтись, - попытался урезонить его Толстяк.
        Ир-Дар не верил своим глазам - для человека, жившего до недавнего времени в согласии с природой и вдалеке от цивилизации, идея красить зелень была по крайней мере нелепа. Да, он не раз видел, как их женщины делали из листьев замечательные краски, но вот наоборот - это уже слишком! Но для его новых знакомых, это было, очевидно, обычное дело. И с этими людьми Ир-Дару предстояло еще о чем-то договариваться! Юноша решил усилить бдительность - слишком свежо было воспоминание о Толстяке с его охотничьим ножом в руках!
        Тем временем некогда радужная полянка и домик практически полностью осыпались в серый цвет, впрочем, как и их хозяева, которые тоже серели на глазах. К этим изменениям добавился еще и неприятный гул, идущий, казалось, изнутри, - вскоре он перерос в ощутимые вибрации, содрогающие уже все вокруг.
        Звук нарастал, стал просто невыносимым, а потом внезапно стих. Прямо в воздухе открылась дверь, из которой, гремя и сверкая рыцарскими доспехами черного цвета появилась внушительных размеров фигура и угрожающе застыла над ними с поднятым мечом.
        - Снова он за свое! - буркнул под нос Брюнет, и уже громко крикнул, поднимая обе руки вверх: - Сдаемся! Сдаемся!
        - Сдаемся! - пропищал вслед за ним Толстяк.
        Голова черного рыцаря повернулась к Ир-Дару, вероятно в ожидании того же ответа.
        Но Ир-Дар не спешил сдаваться. Он молча смотрел в то место, где за узкими прорезями шлема гиганта должны были находиться глаза. Ир-Дару не хотелось начинать знакомство ссорой, но и подчиняться глупым правилам непонятной игры не собирался.
        В конце концов, рыцарь опустил меч, как-то весь съежился и ссутулился; его голова в шлеме откинулась как крышка чайника, и из "горлышка" показалась другая, много меньшая голова седенького старичка с румяными щеками и пронзительно-васильковыми глазами.
        - Приветствую всех! - громко выпалил старичок, и совсем не по-стариковски - ловко и споро - перелез через ворот доспехов, и быстро спустился на землю по веревочной лестнице, которая вероятно была у него уже наготове.
        Старичок спрыгнул с последней ступеньки и сразу же направился к Ир-Дару, игнорируя застывших в немом подобострастии приспешников.
        - Весьма рад, весьма рад! - поспешил он заверить Ир-Дара, - Меня зовут Зерван, и Вы, можно сказать, у меня в гостях. Надеюсь, у Вас, юноша, для этого есть веские причины, потому что я не люблю скучных историй!
        Ир-Дар оторопел. Он готовился встретить самого страшного на свете "шефа" - и тут такое! Если рыцарь-великан мог испугать хоть размерами, то добродушный старичок скорее умилял. Но все же, было в нем что-то неестественное, и оттого опасное. Охотник в Ир-Даре почуял это сразу.
        Ир-Дар не спешил с вопросами, волновавшими его больше всего. Старичок хоть и не выглядел страшным, но был достаточно хитрым, чтобы попросту уйти от ответа… Ну что ж, от него требовалась интересная история - так Ир-Дар ее всем и расскажет!
        Вероятно, если бы юношу попросили потом повторить все то, что он насочинял для Зервана в приступе вдохновения, у него бы не получилось вспомнить большую часть придуманных приключений, однако в конце рассказа сам себе удивляясь, Ир-Дар уверенно произнес:
        - Так возьмете меня в помощники? Я много чего умею!
        Зерван, казалось, только этого и ждал. Он тут же кивнул, взял Ир-Дара под руку и увел в окончательно посеревший и покосившийся домик.
        - Новеньким везет! - сказал Брюнет вслед Ир-Дару и сплюнул на землю.
        Толстяк лишь сокрушенно всплеснул руками.
        Они вошли в дом, и Зерван с удовольствием плюхнулся в пыльное кресло, приглашая Ир-Дара жестом занять такое же напротив.
        - Хочешь быть помощником, говоришь?
        - Да, хочу!
        Ир-Дар сам не знал, зачем понес такую околесицу, но все же предложение походить в помощниках Зервана не было таким уж безумным. Теперь Ир-Дару казалось, что это чуть ли не единственный способ выведать, какими заговорами так заняты его новые знакомые.
        - Друг мой, - мармеладно заговорил Зерван, - у меня для тебя кое-что есть. Но прежде, скажи, не хочешь ли ты задать мне вопроса.
        Смотря на ухмыляющееся лицо Зервана, Ир-Дар вдруг подумал, что тот все знает, и лишь дурачит его, делает вид, что поверил хитрости юноши. Какой-то миг Ир-Дар по-настоящему боролся с искушением спросить, какого черта этот старый хрыч возомнил себя центром мира, но, успокоившись, все же решил следовать первоначальному плану.
        - У меня нет вопросов, - только и сказал он.
        - Прекрасно! Ценю твою выдержку, но на вопрос отвечу. Я вовсе не старый хрыч, я еще очень молод. Просто образ старичка мне сейчас наиболее симпатичен!
        Лицо Зервана задрожало и стало менять лик за ликом, пока снова не вернуло свой изначальный вид.
        - Ну, а что касается центра мира, то тут ты может и прав… хотя… определенная власть у меня есть!
        Зерван противно хихикнул и показал юноше свою ладонь. На ней картинками пробежали эпизоды его прошлой жизни: вот он с Яглой, вот Враска за глаза клеймит его, вот он стоит около ветряного вихря, оглянулся по сторонам.
        - А могу сделать и так! - по ладони Зервана рябью замелькали фигура плачущей Яглы, лицо Враски, искаженное страхом, сам Ир-Дар, сидящий у могильного камня.
        Ир-Дару только оставалось гадать, с какого момента Зерван начал читать его мысли. Но даже если он прочитал все, отступать уже было поздно.
        Юноша знал, что дикие кошки тоже умели ловить мысли своих преследователей - они никогда не попадались в капканы, и не появлялись если их ждать в засаде. Единственный способ настичь эту дичь - это забыть, что ты на них охотишься. Охотник должен быть подготовлен к встрече и помнить свою цель, ступая на лесную тропу. А потом ему надо просто идти и забыть обо всем - и тогда, возможно, ему посчастливится. И Ир-Дар представил, что он вышел на охоту.
        - Я ответил на твой вопрос? - Зерван был явно доволен собой.
        - Почти…
        Но Зерван, казалось, и не нуждался в ответе.
        - Хорошо, очень хорошо! Можешь приступать!
        - К чему? - не понял Ир-Дар.
        - Как это к чему? К своему первому заданию! Ты должен найти мне ребенка!
        - Но зачем?
        - Это неправильный вопрос! Правильный вопрос: "что я получу за это?" И ответ на него прост: "все, что захочешь". Я не скуплюсь на обещания!
        - Даже если я захочу отдать ребенка обратно?
        - Но это же бессмысленно! Бессмысленных желаний я не выполняю!
        Ир-Дар решил больше не задавать вопросов. Он молча вышел из дома, огляделся вокруг. Брюнет с Толстяком уже были заняты делом - носились с разноцветными ведерками и кисточками, возвращая своему заметно обшарпанному миру былое буйство красок. В отсутствии "шефа" их костюмы снова начали приобретать аккуратный вид.
        Что делать дальше, Ир-Дар не знал. Конечно же, он не собирался выполнять задание Зервана, но и уйти ни с чем не мог. Оставалось только притвориться, но получится ли? Ир-Дар не был в этом уверен, но попробовать стоило. Что ж, раз этот клочок земли насквозь пропитан обманом, и он не откажется от такого оружия.
        - Я согласен! - крикнул он, обернувшись к домику- Но я не верю тебе! Как я буду знать, что ты выполнишь мое желание? И потом, я не могу делать то, чего не понимаю! Объясни мне, что здесь вообще происходит, и кто ты на самом деле?
        Зерван появился на пороге, он широко улыбался.
        - Так и быть, юноша, я тоже расскажу тебе свою историю. Ты почему-то мне нравишься! Видишь ли, я здесь живу довольно долго и уже давно научился ценить оригинальность. В наследство мне достался не лучший мир, - Зерван махнул рукой в сторону Толстяка и Брюнета, добросовестно раскрашивающих очередной уголок ландшафта, - его можно заставить выглядеть лучше, но он никогда не будет таким на самом деле. А мне размаха не хватает, понимаешь, самовыражаться негде! А то и бурю, и дождь, и град, и наводнение - все могу устроить. Людям головы заморочить, на поступки разные толкнуть… э… столкнуть… в общем, совет дать. Из беды малой выручить за большую плату. Соединить несоединимое, раскромсать целое - пусть потом сами разбираются! Разделить человека на мужчину и женщину - это, кстати, я придумал. Но моей находкой воспользовались другие. Не совсем удачно, как мне кажется, но речь не об этом…
        Не все мудреные словечки Зервана были понятны Ир-Дару, но идея ясна - голубоглазый старичок добродушного вида хотел уничтожить все и всех и сейчас был очень расстроен, что ему это не дали сделать раньше.
        - И однажды я понял, что моих сил недостаточно: дети, вот кто мне нужен! Они живые, настоящие и непредсказуемые, и их можно многому научить. Например, научить быть такими как я. Что может быть лучше этого?!
        - Ну что ты, скажем, сделаешь с этими плоскими человечками? - задал Зерван вопрос в пространство. - Они даже не знают, кто они такие… Эй, ты! Иди сюда! - позвал он Толстяка.
        Тот мигом оказался рядом.
        - Отвечай, кто твои родители и как тебя зовут! - потребовал Зерван.
        Толстяк изменился в лице, попробовал что-то сказать, но вышло лишь какое-то мычание. Понаблюдав с минуту за такими бесплодными попытками, Зерван сжалился и жестом отпустил своего подопечного. Тот со вздохом облегчения поспешил вернуться к недокрашенным цветам.
        - Видишь? Никакой фантазии! Хоть бы сочинил что-нибудь! - Зерван уже обращался к Ир-Дару.
        - Но как они могут не знать своего имени? - Ир-Дар уже перестал удивляться окружающим его странностям и задал вопрос в надежде выудить из Зервана побольше информации.
        - Недоработочка вышла… Я сильно спешил… Ну не получается у меня еще как у Него! - и Зерван указал пальцем в небо.
        Ир-Дар не знал наверняка, кто этот "он", хотя догадывался, что речь идет об одном из тех богов, чью кару так любила призывать Враска на их головы. Теперь было понятно, с кем соревновался "шеф", но от этого задание Ир-Дара не становилось проще.
        - …и сейчас меня может спасти только ребенок! Настоящий неиспорченный добропорядочным воспитанием младенец, который и станет моим самым большим экспериментом! И на этот раз успешным! А ты мне поможешь в этом - и получишь щедрую награду, но только потом!
        С этими словами Зерван пристально посмотрел на Ир-Дара. И, надо же, тот сразу вспомнил, что всегда мечтал жить с Яглой и малышом в своем домике в лесу, без сумбурного владычества Враски, в тишине и покое. Так недостижимо это казалось ему сейчас, и так остро он захотел, чтобы это случилось. Ир-Дар так увлекся своими грезами, что даже не заметил улыбки триумфа на лице Зервана.
        "Не нужна мне твоя награда" - Ир-Дар все же нашел в себе силы возразить своим же желаниям. Но не опоздал ли он с протестами?
        - Пора за дело! - бодро произнес заметно повеселевший Зерван. - Ты ведь знаешь, где тебе искать ребенка? Да, думаю, знаешь. У Враски. Она твоя первая цель!
        ГЛАВА 27
        Стоило Зервану сказать эти слова, как уже знакомый ветряной вихрь закрутил Ир-Дара, и тот снова оказался в родном лесу. Ну что ж, времени у него почти не было. Вернее, он не знал, сколько времени у него оставалось. Когда юноша нырнул в воронку, казалось, пару часов тому назад, была глубокая ночь, сейчас же дело шло к вечеру - получается, что прошло чуть меньше суток. Первым делом он должен спрятать в надежное место ребенка и Яглу, если конечно еще не поздно. Потом он пойдет к Враске - судя по тому, что видел и слышал Ир-Дар, она собиралась обмануть всех. И зачем Враске понадобились дети, оставалось загадкой. Жертвоприношение? Желание захватить большую власть? Другие необъяснимые причины?
        Зерван тоже не был другом, но почему-то ему понадобились помощники, чтобы разобраться с Враской. Сам-то не смог… Или не хотел?
        Ир-Дар очень спешил домой. Нехорошее предчувствие заставляло его ускорить свой бег. Перемахнув через невысокую ограду, юноша стрелой метнулся к своему жилищу и… не нашел там никого. Все вещи были оставлены на своих местах, ничего не разбито, не поломано. На невысоком деревянном столике остывал ужин (завтрак?) Несмотря на моральное потрясение, чувство голода дало о себе знать и Ир-Дар с жадностью проглотил все, что осталось в тарелке - в любом случае, ему надо было восстановить силы.
        После импровизированного обеда настроение немного поднялось, и новые дерзкие планы стали зарождаться в голове у юноши. Он пойдет в Пирамиду и узнает, что это такое на самом деле. А там, может, и с Враской удастся поговорить. Решено - сделано. Ир-Дар собрал кое-какие припасы - его путешествие могло затянуться на неопределенное время, и отправился штурмовать Пирамиду.
        Юноше повезло - никто не встретился на его пути, дорога была залита лунным светом и свободна. Он быстро добрался до Пирамиды и огляделся по сторонам. По-прежнему никого. Не долго думая, Ир-Дар нырнул в арку.
        Он был готов к любому сражению, и даже ждал его, но ничего такого, что потребовало бы немедленный отпор не произошло. Перед Ир-Даром замелькали разноцветные коридоры и колонны, похожие на те, что он видел в зале, где Враска подписывала свой договор. Наконец, мелькание остановилось, и он оказался в большом помещении. Звук его собственных шагов нарушил неправдоподобную тишину. Огромный зал был абсолютно пуст, кроме разве что возвышавшегося на его противоположном конце кресла-трона. Оно-то и привлекло внимание Ир-Дара. Ступая легко и осторожно, Ир-Дар обошел помещение вдоль стен, стараясь избегать открытого пространства центра зала. По своему недавнему опыту юноша знал, что опасность могла появиться с любой стороны, поэтому количество сторон лучше было ограничить.
        Несмотря на всю осторожность, он чуть было не попал в беду, почти споткнувшись о лежащую на полу без сознания Враску. Особого желания оказывать первую помощь и спасать лживую жрицу у юноши не возникло, но и бежать Ир-Дар не собирался. Он предусмотрительно скрылся за креслом-троном, и оттуда стал наблюдать за происходящим.
        Враска постепенно приходила в себя. Она несколько раз глубоко вздохнула, приподнялась, повертела головой из стороны в сторону. Видно удовлетворенная результатами разминки, жрица медленно поднялась на ноги. Впрочем, ей это удалось без особых усилий, и даже осанка не потеряла своей дерзкой уверенности.
        Она что-то негромко сказала - Ир-Дар не расслышал слов - и направилась в противоположную от трона сторону. В зале не было видимых глазу дверей или окон - ни сбежать, ни спрятаться. Оба, Ир-Дар и Враска, оказались замкнуты в ограниченном пространстве, как два скорпиона в банке. У Ир-Дара пока получалось не выдавать себя - стараясь ступать как можно тише, он следовал за Враской на почтительном расстоянии. Пройдя почти весь зал, жрица остановилась у гладкой стены - неуловимым движением пальцев она провела по ее поверхности - и о чудо! - стена сделалась прозрачной! Так же быстро и ловко Враска очутилась по ту сторону от прозрачной стены и подошедший достаточно близко Ир-Дар смог увидеть, куда она так спешила. В открывшейся за стеной комнатке мерно покачивалась колыбелька. С несвойственной ей нежностью и осторожностью Враска наклонилась над ней и взяла малыша на руки.
        Ир-Дар хотел бы ошибиться в своих невеселых предположениях, но он не ошибался. Все маленькие дети похожи друг на друга, но только не для своих родителей - из-за плеча Враски на Ир-Дара безмятежно смотрели голубые глаза Юма. Юноша с трудом подавил в себе первый порыв схватить ребенка и бежать, неважно куда, подальше от этих опасных людей.
        Только не спешить! Не спешить! Подождать, подумать! Несколько минут понадобилось Ир-Дару, чтобы взять себя в руки. Способность трезво рассуждать не сразу вернулась к нему. Даже если бы юноше удалось вызволить из этой ловушки Юма - оставалась еще Ягла, которую только предстояло найти, и Зерван, который мог мигом найти его самого сразу же вместе с Юмом - и это было совсем не то, к чему стремился Ир-Дар. Сейчас малышу действительно лучше было остаться у Враски - Ир-Дар не мог не заметить, что она относилась к ребенку со вниманием и чем-то еще, что у других людей могло бы называться любовью. И еще - Враска не собиралась отдавать Зервану ребенка добровольно, несмотря на данное обещание. Это было очень странно - и с этим Ир-Дар собирался разобраться прямо сейчас. Стоило только дождаться момента, когда Враска положит Юма назад в колыбельку.
        Будь Ир-Дар жрецом, или, скажем, магом, он наверняка бы сражался с Враской при помощи каких-то чудесных средств, и скорее всего, проиграл бы ей в этом сражении. Но Ир-Дар был просто хорошим воином, поэтому в ход пошли охотничий нож и внезапность. Одним ударом он разбил прозрачную преграду на мелкие осколки, и в секунды преодолел расстояние, разделявшее его от Враски. Крепко обхватил ее сзади и приставил к горлу нож. Прием был, конечно, не очень оригинальным, но зато действенным. В прямой схватке Враска была совершенно беспомощна.
        Юноша не стал долго ждать, пока жрица поймет, что происходит и придумает какой-то хитрый ход, он начал переговоры первым:
        - Я хочу знать две вещи, и тогда мы, возможно, станем друзьями, и нож мне в этот раз не пригодится. Первая - зачем тебе нужен ребенок? И вторая - почему не отдала его Зервану, как обещала?
        То ли Ир-Дару показалось, то ли Враска действительно вздрогнула при имени Зервана. Когда она заговорила, голос ее был хриплым и напряженным. Эффектное появление Ир-Дара под звон бьющегося стекла тоже, вероятно, возымело свое действие.
        - Убери нож, я никуда не убегу, - выдохнула она.
        Зная ценность Враскиных обещаний, Ир-Дар предпочел оставить ее просьбу без ответа.
        - Я жду! - напомнил он и еще ближе поднес к горлу нож.
        - Я воспитаю его сама, и он станет принцем Ангарона, который сможет сокрушить и Зервана тоже! Я знаю, чему его учить и как, чтобы он стал могущественным и исключительным человеком. Пока Юм вырастет, я найду способ защититься от Зервана - в этом мире он меня точно не достанет - он не способен физически находиться в первобытных диких пространствах!
        - Зачем же ты тогда согласилась на сделку?
        - Без него я бы не получила Юма! Он кое-что подправил в ваших мирах и нить реальности поменялась. Он подозревал, что я могу так поступить, и поэтому вызвал тебя к себе, не так ли? Ты же был у него в гостях? - Враска даже захихикала, довольная своей догадкой.
        - Почему именно Юм? Неужели в нашем селении было мало других детей? - вопрос Ир-Дара был отчасти и к самому себе, но ответила на него Враска.
        - И ты, и Ягла отличаетесь от других. Вы можете легко путешествовать между мирами и многое изменять там. Даже должны это делать. - Враска немного помолчала, будто сама только что задумалась над тем, что сказала. - А дети у таких рождаются и вовсе особенными - они наследуют выбор своих родителей, и делают с ним, что захотят. Низвергают миры или возводят новые. Зависит от воспитания…
        - Что значит "наследуют выбор родителей"? - Ир-Дар ухватился за непонятную фразу.
        - Я уже и так ответила на десять твоих вопросов вместо двух! Отпусти меня! - возмутилась Враска, и Ир-Дар сделал, как она просила.
        Кажется, он начинал что-то понимать. Юм был особенный, не такой как все. Не удивительно, что малыш был небезразличен не только своим родителям. Враска не на стороне Зервана - удача для Ир-Дара. А то, что она не собиралась отдавать ребенка кому бы то ни было - ясное дело, он бы на ее месте тоже не отдал. И честно говоря, теперь Зерван не нравился Ир-Дару гораздо больше Враски - выходило, что на сейчас, как ни странно, у него, Ир-Дара, и у жрицы были общие задачи. Оставалось только объяснить это Враске.
        - Почему бы нам не помочь друг другу? - Ир-Дар импровизировал на ходу. - Зерван все равно доберется до тебя и здесь - ни через меня, так через кого-то другого, так зачем же жить в ожидании своего конца?
        Враска испытывающее посмотрела на Ир-Дара. Конечно, этот дикарь был тысячу раз прав, и она не отказалась бы от пары-другой союзников, но пока вокруг были только враги. И где гарантия, что расправившись с Зерваном с ее помощью, этот прыткий юноша не примется за нее. Но тут же она посмеялась над своими опасениями - в конце концов, что мог сделать простоватый дикарь с посвященной жрицей? Да, сейчас она была растеряна, и Ир-Дар застал ее врасплох, но больше этого не повторится.
        - Надеюсь, ты понимаешь, что сына тебе не видать? Но! Если ты уничтожишь Зервана, проси, что хочешь! У меня есть власть исполнить многое!
        "Уже второй раз за день мне предлагают продать моего сына" - обреченно подумал Ир-Дар. И на этот раз ему надо было выглядеть гораздо убедительнее в своем желании это сделать. Поэтому просить у Враски надо было что-то по-настоящему ценное, причем ценное в ее глазах.
        - Я не отказался бы от того, чтобы разделить твою власть и стать жрецом! - для Ир-Дара идея фантастическая, но на Враску она произвела впечатление.
        Враска не ожидавшая, что Ир-Дар так далеко зайдет, была неприятно удивлена, но отступать было некуда - обещание она уже дала. С другой стороны, если для дикаря была так важна власть, он и вправду мог забыть о ребенке. Глупец! Ведь с таким ребенком можно было повелевать всем миром!
        - Хорошо! Пусть будет так! - милостиво согласилась жрица. - Но сначала - Зерван!
        - Нет, сначала ты мне ответишь еще на один вопрос: что ты сделала с Яглой?
        - Что я сделала с Яглой? - вспылила Враска. - Ты же сам только что выкрал ее отсюда!!! Ты и твой дружок Тэнг!
        - А как она сюда попала? Неужели пришла по доброй воле?
        - У меня… было к ней предложение… - жрица очень осторожно подбирала слова, видно стремясь избежать дипломатического конфликта со своим новым союзником.
        - Какое же предложение? - не унимался Ир-Дар.
        Он, конечно, хотел бы вызволить Яглу из лап этой стервы, но, увы, не успел. Зачем же было Враске так нагло и бессмысленно врать? Причем тому, кто мог с легкостью уличить ее во лжи? Значит, она видела рядом с Тэнгом кого-то похожего на него! У Ир-Дара не было братьев, тем более близнецов, тогда кто же был с Тэнгом? Как хорошо, что Ягла сбежала с его другом, единственным человеком, которому он действительно доверял. Если, конечно, это не был кто-то похожий на Тэнга, о существовании кого настоящий Тэнг и не подозревал.
        - Пусть она сама тебе расскажет! - заупрямилась Враска, - мы и так потеряли много времени на пустые разговоры!
        Ир-Дар не стал возражать. Ему не хотелось признаваться, что Яглу он не видел уже довольно долго и никакого отношения к ее побегу не имел.
        - Хорошо, расскажи тогда мне, что ты знаешь о Зерване. Как мне к нему подобраться?
        - Так слушай! Зерван считает себя богом, и одержим идеей перестроить все миры по своему разумению. Пока что он изолирован в их ограниченном количестве, что играет нам на руку. Но у него есть помощники и это долго не продлится… - Враска немного помедлила и потом нехотя добавила - особенно, если он заполучит ребенка! Для него это будет значить получить доступ ко всему сущему!
        Ир-Дар молчал. Он плохо понимал, что значит перестроить все миры - как оказалось, он про устройство своего одного не очень-то много знал до недавнего времени.
        Враска видно догадалась о причине озабоченности на его лице, и поспешила объяснить:
        - Этой Пирамидой и лесом с рекой, как ты уже успел заметить, все не заканчивается. Это трудно понять тем, кто стал путешественником случайно, но миров много - очень много - и все в разной степени осознают, что они не одни. Мы находимся близко к Ангарону - мрачному и опасному, но моему любимому миру - Золотые Нити проходят именно сквозь него. Я не буду тебе объяснять подробностей - все равно не поймешь, просто поверь, что это важно. Ангорон кольцом окружает почти идеальный мир, где живут служители Золотых нитей - там они готовятся к своей службе, а потом выступают проводниками для таких как ты, способных путешествовать между мирами, чтобы помочь им выполнить свое назначение. Но эти с виду добрейшие люди бывают слишком жестокими с теми, кто не подчиняется их воле! Берегись их! Уж я-то знаю, о чем говорю.
        Ир-Дару показалось, что на этих словах голос Враски дрогнул, но, возможно, это ему просто показалось.
        - …но дело не в этом. Дело в Зерване. Никто не знает, когда именно он появился, и откуда - некоторые поговаривают, что когда-то он был одним из служителей, но потом с кем-то повздорил и сбежал; кто-то говорит, что он появился здесь из другой Вселенной одновременно с метеоритом, который потом превратился в пещеры Ангарона. В любом случае Зервана никогда не видели в близких к Ангарону мирах - я расцениваю это как слабость, хотя трудно сказать наверняка. Но Зерван сделал попытку создать свой мир - и это безусловно его сильная сторона. Правда, по совершенству исполнения он далек от миров Золотых Нитей, но это была всего лишь его первая попытка. Сейчас Зерван готовится ко второй - и для этого ему нужно настоящее чистое существо отсюда - поэтому он и охотится за ребенком!
        - И что будет, если он это сделает? - спросил Ир-Дар, хотя интуитивно чувствовал, что вряд ли новый мир Зервана будет кому-то в радость.
        - Все пойдет прахом! Это не предсказуемо! Я не доверяю служителям Золотых Нитей, но у них есть правила, по которым происходит игра, у Зервана правил нет - лишь обман! Не исключено, что в его новом творении будет только один человек - он сам! А мы все растаем как дым!
        - Как ты могла согласиться дать ему ребенка, зная все это?! - не выдержал Ир-Дар.
        - Не суди меня строго! - вся агрессия Враски куда-то исчезла, и она стала похожа на обычную несчастную женщину. - У меня были свои мотивы - мне тоже нужна свобода в путешествиях, и это мог сделать только он! Но я не смогла отдать Юма - а потом подумала, что мне уже Зерван не нужен, я все сделаю с помощью мальчика!
        Ир-Дару вновь захотелось забыть про все эти хитрости и интриги и поступить по велению сердца - выхватить Юма из колыбели, бежать к Тэнгу, спрятаться в укромном месте, пока сильные мира сего будут кроить Вселенную на части. Но порыв пришлось сдержать - Зерван знал о нем, Враска не простит, что доверилась предателю, Ягла до сих пор не найдена. К тому же, прятаться может быть негде, если Зерван найдет другого ребенка и осуществит свои намерения. Ир-Дар вздохнул и кивнул Враске, чтобы она продолжала рассказ.
        - Зерван беспомощен в других мирах, но у него есть свои помощники. В Ангароне периодически появляются его серые армии - эфемерные существа, они набрасываются на одиноких путников. Перед лицом уже двоих они бессильны, но одного могут запугать до смерти. Два его верных помощника могут проникнуть почти везде - подслушивают, доносят хозяину, а потом покупают молчание за разные услуги, выполнение которых чаще всего требует предательства близких и родных. Есть у него и другие "руки" повсюду, но самое страшное его качество - способность нравиться - ты увлекаешься его доверительными рассказами и понимаешь, что такому человеку отказать уже не сможешь! А еще он может принимать любой облик - даже тех, кого ты любишь, - и действует от их лица! Он может видеть мысли людей, но не всегда - только когда они особо взволнованы или сильно бояться. Слабых сторон у него немного - Зерван искренне верит в то, что он непобедим, и не ожидает нападения ниоткуда. Он любит лесть и почти никогда не понимает, что ему льстят. И последнее - для него очень важно самому создать свой собственный мир - ради этого он пойдет на
многое!
        - Не очень-то понятно, что с этим всем делать! - честно признался Ир-Дар. Если бы ему сказали, что у Зервана правая рука была недавно сломана, и поэтому бьет он ей хуже, чем левой, или, скажем, что у него есть привычка спать с двух ночи до четырех беспробудным сном, или, что у него есть любимая женщина в соседнем мире - это было бы хорошей зацепкой для плана по спасению человечества. Но ничего такого он не услышал.
        - А ты подумай! - серьезно посоветовала Враска.
        Жрица хорошо разбиралась в людях и была более чем уверена, что выглядящий сейчас таким растерянным юноша обязательно найдет выход. Он был удачлив, очень удачлив, и эта удача не оставит его и на сей раз. Она рассказала ему все, что знала. Враска никогда не встречалась лично с Зерваном, но знала о нем из пещер Ангарона, куда ей удалось попасть до того, как старейшины заперли ее здесь. Там она наткнулась на замок в скале - странный замок, где во сне к ней пришел Том, он-то ей и рассказал много-много историй про этот мир. Почти все из сказанного оказалось правдой. Враска хотела верить, что истории про Зервана тоже не выдумка.

* * *
        - И я действительно кое-что придумал, - завершил Ир-Дар свой рассказ.
        В правдивости историй его приключений не сомневался никто - уж больно много необычного друзьям пришлось пережить, чтобы сейчас не доверять рассказам Ир-Дара.
        Миа еле сдержалась, чтобы не прервать юношу на полуслове, когда услышала, что кто-то похожий на Ир-Дара сбежал с его женой Яглой и другом Тэнгом. Для девушки это могло значить только одно - Марк нашелся! И то, что Ир-Дар ее чуть было не перепутал с Яглой говорило о том, что они все были связаны даже больше, чем могло показаться вначале. Ох уж эти проделки Аль! Неужели не было более легкого способа дать им знать друг о друге!?
        - И что же ты придумал? - первой нарушила молчание любопытная Ариэль, которую пока не мучили размышления о смысле мироздания.
        - Ничего особенного! Но по моим расчетам должно подействовать! - усмехнулся Ир-Дар, - Я вызову его на честный бой! Рукопашный! И посмотрим, кто кого!
        Лица друзей разочарованно вытянулись. Они ожидали услышать какую угодно фантастическую идею, но только не такую откровенную глупость.
        - Но можно же его перехитрить!
        - Застать врасплох и без предупреждения!
        - Попросить помощи у старейшин Золотых Нитей!
        - Подружиться и уговорить не делать этого!
        - Забыть про него - все равно у Зервана ничего не получится!
        Ир-Дар окинул всех взглядом и снова заулыбался.
        - Я тоже поначалу решил, что идея никуда не годится. Но чем больше я над ней думал, тем больше она мне нравилась. Перехитрить Зервана не удастся - у него большой опыт по части хитрости, нам за пару дней этому не научится. Застать врасплох - неплохо придумано, а дальше? Поинтересоваться, не разбудили ли мы его? До старейшин мне так быстро не добраться - Враска объяснила, что это потребует много сил - а за это время я могу потерять Яглу. Ну и просто перестать об этом думать и идти своей дорогой - опасный выход - кто знает, чего еще захочет Зерван, пока мы будем скрываться от него? А вызвать его на бой - поступок прямой и честный, поэтому непривычный ему, тем более неожиданный! Здесь есть хоть какие-то шансы для победы!
        После непродолжительного молчания вдруг задал вопрос Сильвио:
        - И как ты это собираешься сделать?
        - Враска меня научила пользоваться временными туннелями между мирами и постепенно я перемещусь поближе к обиталищу Зервана, чтобы пообщаться с ним лично. Но раньше я должен найти Яглу и доставить ее в безопасное место. Враска вычислила, что она может быть где-то в этом мире… Не нравится мне это место…
        - И когда мы подходили, на тебя нападала армия Зервана? Значит, он знает о том, что ты враг?
        - Возможно, а возможно это была лишь проверка на прочность… Но опасность все же велика! Мне так нужно найти Яглу! А пока что у меня нет никаких предположений!
        - Не ты один ищешь близких людей. Мы все кого-то потеряли здесь, - сказала Миа, - Ариэль и Сильвио в поисках Мэрилин, сестры Ариэль, а я ищу Марка, моего друга. Мы точно знаем, что они здесь, потому что прошли дорогу вслед за Мэрилин, но как и ты в растерянности, куда нам идти дальше…
        - Надо спросить сердце - оно подскажет!
        Сильвио сказал это тихо, но с такой уверенностью, что все невольно оглянулись на него, сидящего чуть поодаль. Друзья затаили дыхание - возможно, чтобы стуки сердца были слышнее, а может, от удивления, что не додумались об этом раньше. А когда все успокоились, то головы путешественников повернулись в одну сторону, которую и избрали продолжением пути.
        Наскоро собрались и отправились в указанном сердцем направлении. По дороге Миа и Ариэль рассказали Ир-Дару свои истории, которые тот с интересом выслушал. Сильвио предпочел сохранять молчание.
        ГЛАВА 28
        Несмотря на обоюдное желание забыть об окружающем мире на всю долгую вечность или хотя бы на дня два, Альтар и Мэрилин покинули замок в то же беспокойное утро. Оба были так счастливы открыться друг другу, что теперь их не пугали никакие внешние опасности. Но, тем не менее, они были.
        Сообразив, что ночная хитрость не удалась, невидимые обитатели замка не захотели выпускать путешественников за дверь, закрыв засов с внешней стороны. Альтару прищлось призвать всю свою рыцарскую силу, чтобы высадить кованную железную дверь и сломать засов. Но и тут он справедливо решил не бежать из замка, а бросил сперва за дверь кубок со стола. Как только кубок коснулся плит за порогом, начался настоящий обвал - с неба падали кирпичи, камни, сыпался песок, галька. Не сделай он этого - все бы угодило прямехенько на их головы. Когда каменный град закончился, Альтар дал Мэрилин знак выждать еще немного. И снова он не ошибся. Огромная плита в человеческий рост приземлилась на самом крыльце.
        - Могла бы стать нашим надгробием… - мрачно пошутил Альтар.
        Рыцарь взял Мэрилин за руку, и они осторожно переступили порог. Так же медленно они миновали сад и ограду замка и только тогда побежали - таким сильным было стремление удалиться от негостеприимных покоев как можно дальше…
        И снова Альтара и Мэрилин окружали гладкие своды пещеры. Естественный свет, к которому они уже успели привыкнуть, куда-то исчез, и им пришлось зажечь факелы. К тому же с каждым шагом становилось все холоднее и холоднее - друзьям пришлось натянуть на себя всю теплую одежду, которая у них была.
        Альтар знал, что от пещер не стоило ждать увеселительной прогулки, но всех сюрпризов этого путешествия предвидеть не мог. В прошлый раз, когда он проходил здесь, не было и намека на тот холодный туннель, по которому они пробирались сейчас. Ну что ж, это путь Мэрилин, и пещеры строят ловушки именно ее сознанию. Он поглядел на свою спутницу - на лице девушки не было ни капли волнения, напротив, всем своим существом она выражала решимость и готовность продолжать идти вперед что бы ни случилось. "Она могла бы стать одной из нас" - вдруг подумалось Альтару, но он тут же отбросил эту опасную мысль. Что бы между ними ни происходило, у нее своя дорога, и он просто будет обязан ее отпустить туда, куда девушка захочет идти. Альтар вздохнул, Мэрилин обернулась на его вздох, но рыцарь поспешил улыбнуться - сейчас он точно ей ничего не скажет о предстоящем расставании, пусть хоть она будет полностью спокойна и довольна настоящим мигом. Альтар не сомневался, что предложи он Мэрилин стать рыцарем, она бы согласилась, но это согласие было бы нечестным - девушка не знала многого, она не была готова, и потом не раз
пожалела бы о своем выборе.
        Под аккомпанемент подобных размышлений Альтар продолжал вести Мэрилин в глубь туннеля. Они шли довольно долго - и вокруг них ничего не менялось. С высоких сводов в кромешней тьме капала вода, а их факелы освещали все те же гладкие стены. Каждый раз, когда Альтар подносил факел к стенам, он внимательно что-то изучал, и в один из таких моментов до Мэрилин донесся его радостный возглас: "Вот они!"
        Но когда девушка присмотрелась к высвеченному пятну, она так ничего особенного и не смогла разглядеть. И только при внимательном изучении стало заметно, что между камнями есть трещина, и рядом с этой трещиной на уровне пояса оказалось большое кольцо, похожее на ручку двери. Но когда Альтар потянул кольцо на себя, Мэрилин поняла, что это и есть самые настоящие двери.
        Он дал Мэрилин знак заглянуть за них, а сам отошел в сторону. Увидев за дверью Ариэль, Сильвио и себя, девушка чуть было не лишилась чувств. Сперва она хотела переступить порог и ускользнуть к друзьям, но мысль, что она там уже была одна Мэрилин, немного отрезвила ее. Тем более, все трое стояли на высоком мосту - странное мрачное место, оно явно не походило на окрестности ее родного дома.
        - Эти двери дают ответы на вопросы, вот только тебе надо будет самой понять, на какой именно вопрос из твоей головы они отвечают… Смотри внимательно… - шептал ей на ухо Альтар.
        И Мэрилин смотрела. В тот день Альтар открыл перед ней не одну дверь. И за каждой из них знакомые и незнакомые ей люди совершали порой необъяснимые и странные поступки. Вот Сильвио занес ногу над пропастью, вот вычурно одетая женщина качала ребенка в колыбельке, его личико напомнило Мэрилин кого-то, да вот только кого? Миссис Чилия в траурном платье сидела у двух надгробий - и, кажется, по-настоящему плакала. Неужели одно из надгробий было ее??? А второе - Ариэль? Сколько же времени прошло с тех пор, как она ушла из дома? День, два, неделя, год? Мэрилин не была уверена ни в одном предположении. Вот она сама с двумя незнакомыми ей мужчинами подходит к пещере, и не может найти входа! И последняя сцена - битва одного воина с целым полчищем серых тварей - и вовсе поставила девушку в тупик. Да, ответы без вопросов показались Мэрилин такими же бесполезными, как и вопросы без ответов.
        И вот они с Альтаром уже в самом конце туннеля, и снова перед ними возникла дверь. Дверь преграждала им путь, и надо было или пройти сквозь нее, или возвращаться обратно. Альтар привычным движением потянул за кольцо…
        Поначалу свет так ослепил Мэрилин, что она не смогла ничего разглядеть - только блики разных форм. Постепенно сквозь свет проступило лицо удивительно похожее на Альтара, только женское, а за ним очертания фигуры. А потом раздался голос:
        - Альтар, у тебя немного времени! Спеши! Зерван набирает силу, и он скоро получит ребенка! Этого не должно произойти! Защити малыша, его зовут Юм!
        - Аль, подожди! Я не могу оставить Мэрилин, пошли других рыцарей на помощь! А я присоединюсь, как только она будет в безопасности!
        - Должен идти ты! Я предупреждала тебя, брат! Настало время выбора!
        Вспышка, и девушка потеряла сознание, а когда очнулась, они уже были по ту сторону от двери. Альтар нес Мэрилин на руках - все было почти также, как в тот первый раз, когда он нашел ее заснувшей и спас ей жизнь. Вот только горький осадок ожидания беды не давал Мэрилин покоя. И девушка невольно застонала.
        Услышав, что она очнулась, Альтар посмотрел на нее, и аккуратно опустился со своей драгоценной ношей на пол. Он не мог найти в себе сил начать разговор - что бы он ни сказал, оправдания ему не было. Да, он знал, что девушку придется покинуть, но не думал, что это случится на полпути, и сразу же после того, как они открылись друг другу. Он просто был так влюблен, что забыл - они находятся в пещерах, а здесь все тайное очень быстро становится явным! Ну почему же это случилось так скоро?!
        - Ты должен идти? - лицо Мэрилин было бледным, испуганным и еще немного печальным, но голос звучал на удивление спокойно и твердо.
        Альтар кивнул.
        - Но прежде я должен сказать… я хочу, чтобы ты знала… раньше я думал, что нет ничего важнее, чем мое служение, и когда Аль говорила, что однажды мне придется выбирать между ним и любовью, я смеялся ей в глаза. Теперь она пришла мне напомнить, что момент выбора настал. И сейчас мне не до смеха… Я…
        - И все же ты уходишь… - Мэрилин не спрашивала, она утверждала. И снова голос ее не дрогнул.
        - Мэри… Мэри… Я не могу игнорировать просьбу Аль. Зерван способен разрушить все, и тогда уже не будет мира, где я мог бы любить тебя! А так у нас есть шанс - я был обучен многому, и смогу противостоять его хитрости! Я расскажу тебе, как двигаться дальше, к центру, и мы договоримся о встрече!
        Альтар продолжал возбужденно говорить о том, что он обязательно вернется, что Мэрилин будет в безопасности ждать его, что с ним ничего не случится, и это займет всего несколько дней, а может и вовсе один день. И чем больше он говорил, тем меньше верил в это, и тем более серьезной и собранной становилась Мэрилин. У Альтара стало очень тяжело на сердце - будто они уже и не увидятся вовсе никогда. И чувство, что он предает самого себя, никак не хотело уходить. Как же больно было расставаться теперь!
        Наконец, он принял решение, прижал к себе и крепко поцеловал Мэрилин, и, развернувшись назад, зашагал по направлению к только что пройденной ими двери. Альтар знал, что через эти двери, он попадет именно туда, где может быть наиболее полезным, чтобы помешать Зервану. Аль предупредила его об этом, и теперь он собирался воспользоваться ее советом. Он заставил себя перестать чувствовать, крепко сжал зубы и шагнул за белый прямоугольник открывшейся двери. Привычное мелькание и кружение подхватило Альтара и понесло в неведомые дали…
        Он больно стукнулся о холодные плиты, и еще не открывая глаз, понял, что он не один.

* * *
        Мэрилин слушала Альтара как сквозь сон. Когда он убеждал ее и себя, что все хорошо, она не поверила ни одному его слову. Остаться одной ей было страшно, но все же не так страшно, как потерять Альтара и никогда больше его не увидеть. Но и заставить его забыть обо всем она не могла - Мэрилин чувствовала, что просьба Аль очень важна, и не хотела становиться причиной краха всего живого. И тут же девушка увидела третий вариант, о котором юноша и не вспомнил - она ведь могла пойти вместе с ним! Да, она не обучалась специально всем хитростям известным Альтару, но разве ее желание помочь поэтому становилось меньше! Интуитивно Мэрилин поняла, что говорить об этом вслух Альтару не нужно - он откажется брать ее с собой, и тогда ей придется остаться. Нет, она просто отправиться вслед за ним, и прыгнет в один из этих переходов, куда бы он ни вел! О том, получится это у нее или нет, девушка предпочитала не задумываться - она будет разбираться с этим потом, если ее затея провалится. "Я становлюсь такой же авантюристкой, как и Ариэль" - думала Мэрилин, когда она всем телом прижималась к Альтару, одновременно
предвкушая и страшась своей затеи.
        Альтар же был так поглощен своими нерадостными мыслями, что не услышал и не почувствовал ни тихих шагов Мэрилин, по пятам следовавшей за ним, ни ее прыжка в белый проем двери. Ощущение полета охватило девушку всего на несколько секунд позже, чем Альтара, да вот только приземлились они в совершенно разных местах. Где же было Мэрилин знать, что перемещение в этом мире диктовалось не расположением дверей, а желанием самого путешествующего - чтобы попасть куда-то, надо было просто хорошенько подумать о месте назначения. У девушки же была одна мысль - остаться вместе с Альтаром, но двери поняли это по-своему.
        Очнулась Мэрилин в совершенно непривычной обстановке - это было странного вида жилище-шалаш: спальными местами служили, вероятно, плотные циновки, посередине стоял невысокий деревянный столик без ножек, в плетеных коробках девушка обнаружила незамысловатые женские платья и свободные мужские рубахи с шароварами, несколько пар надежных кожаных сапог, деревянные и глиняные украшения; чуть поодаль стояла детская колыбелька! Мэрилин показалось, что хозяева оставили свое жилище не так давно - она не могла объяснить, почему так думает, но ощущение недавнего присутствия ее не покидало. Она еще раз внимательно все осмотрела, нашла пару деревянных посудин с остатками еды, колчан со стрелами, копья и целую коллекцию выделанных полосатых шкур. В конце концов, Мэрилин решилась приоткрыть полог и выглянуть наружу. Она оказалась в окружении таких же шалашей, в середине поселения был разведен костер, у которого возилось несколько мужчин с длинными волосами и резкими чертами лица, на них была свободная льняная одежда, наподобие той, что она недавно обнаружила в коробах.
        Ну что ж, Мэрилин решила, что теперь пришло время подумать. Тем более мысли были кстати, что они отвлекали и не давали впасть в панику - к ней девушка была близка как никогда. Она рискнула и проиграла - Альтар был неизвестно где, и она сама примерно в таком же положении. Если бы она осталась в пещере и последовала советам рыцаря, то вероятно они бы в конце концов встретились. Если бы…Как много "если бы"… Но сердцу не прикажешь… В тот момент она слушалась только его, и честно говоря не жалела об этом и сейчас. Все же тут были живые люди, а не привидения в замке, и правила жизни в этом мире казались проще и понятнее, чем непредсказуемость пещер. И к тому же у Мэрилин была одна маленькая, но все же зацепка - Альтар отправился защищать ребенка по имени Юм, и если ей повезет, она сможет найти родителей Юма здесь, или хотя бы что-то узнать о нем, и тогда станет ясно, где сейчас рыцарь. Она призвала на помощь весь авантюризм и находчивость своей сестренки Ариэль, часть которых должна же была присутствовать и в ее натуре, и принялась размышлять над тем, что делать дальше.
        Долго думать не пришлось - вариантов оказалось не так уж много. Еще некоторое время Мэрилин пошпионила за жителями поселения, чтобы присмотреться лучше к их повадкам и увидеть, как одеваются женщины. Язык на удивление был понятен, разве что акцент более грубоват, чем она привыкла слышать у себя дома. Затем Мэрилин отыскала в гардеробе неизвестных ей хозяев хижины подходящий женский наряд и как можно быстрее натянула его на себя. Волосы пришлось распустить по местной моде и одеть поверх повязку с разноцветными камешками - многие женщины носили такие здесь. Свое прежнее платье она спрятала в сумку, которую в последний момент успела подхватить, когда бежала за Альтаром. Сделав глубокий вдох, Мэрилин вышла из хижины, стараясь пройти незамеченной на окраину поселения, поближе к лесу, за кронами деревьев которого небо отсвечивало золотым блеском. Там она сможет издалека понаблюдать за жителями, не боясь, что ее застанут как воровку в чужом доме, и возможно тогда она поймет, кого из них безопаснее всего расспросить о Юме.
        Итак, стараясь подражать походке местных женщин, опустив голову, Мэрилин засеменила к лесу. Ей удалось добраться до своей цели без приключений - никто не окликнул и не остановил ее, и это уже было маленькой победой! На первой же опушке девушка устроилась поудобней и стала наблюдать. С высоты своего обзорного пункта - опушка была на пригорке - Мэрилин удалось разглядеть поселение целиком и даже блестящую полоску речки за ним. Поначалу девушка внимательно присматривалась ко всему - как люди общаются, куда ходят, что делают; но очень быстро концентрация внимания стала падать, взгляд все чаще и чаще останавливался на бликах от воды в речке, пока глаза сами собой не закрылись, и Мэрилин не погрузилась в глубокий сон.
        И снились девушке умиротворенные северные горы, которыми она так часто любовалась из своего пряничного домика.
        ГЛАВА 29
        День для Враски выдался нелегкий, и, судя по всему, заканчиваться он не собирался. Ночью напали Тэнг с Ир-Даром и украли у нее Яглу. Увели из-под носа, нарушив всю игру! Утром этот неутомимый дикарь снова вернулся - на сей раз за Юмом… Ну что ж, с ним она кажется сумела договориться, а вот договорится ли он с Зерваном? Шансы были высоки, но Зерван оставался Зерваном - непредсказуемый, изощренный, хитрый, шокирующий - можно ли было здесь что-то утверждать наверняка? И очень даже возможно, что скоро она перестанет быть в безопасности и здесь. Стоило найти Зервану еще несколько менее щипитильных соучастников, и она просто не справится с ситуацией! Хотя Враска не без оснований полагала, что Зерван не зря привлек именно Ир-Дара к этой миссии - он любил изящные ходы - пусть отец сам отдаст ребенка в его руки! Что может быть больше для чада, чем воля его отца? Чисто и красиво!
        В любом случае она не собиралась рисковать - Враска решила спрятать Юма подальше от всяких незваных гостей и сделать это как можно быстрее. И сейчас она спешила на встречу с Фенной.
        Фенна не обладала ни магическими способностями, ни сверхъестественной силой, и вообще ничем из ряда вон выходящим не отличалась, и тем самым оказалась ценной для Враски. Она жила на отшибе - не в поселении и не в лесу, а где-то между, и ей никогда не было дела до того, что происходит вокруг. Фенна почитала каких-то своих богов и подолгу возносила им молитвы на восходе и закате солнца. Она не слыла очень доброй женщиной, хотя и злой ее назвать было нельзя. Но в ее преданности Враска не сомневалась. В самом начале своего служения этому дикому миру жрица спасла Фенну от неминуемой гибели, и та не забыла, кто подарил ей вторую жизнь. Из-за своей нелюдимости и отчужденности Фенна все время подвергалась насмешкам, придиркам и гонениям со стороны других жителей поселка. Ее боялись, ей вслед кричали слова обвинения, увидев ее издалека, дети и женщины предпочитали свернуть на другую дорогу. При этом Фенна не совершала никаких преступлений, кроме того, что отказывалась общаться с кем бы то ни было. И однажды страх людей перед ее молчанием достиг такой силы, что они устроили на нее облаву и уже готовы были
заживо спалить на костре, когда в дело вмешалась Враска.
        Сама жрица давно уже заприметила держащуюся особняком Фенну, но та у нее не вызывала ни страха, ни злости. Враска понимала, что и она сама могла выглядеть так в своем мире, если бы не появление Альтара, поэтому скорее жалела Фенну и сострадала ей. Невольно она стала ждать развязки - мир был жесток, и если наказал ее саму такой беспросветной тюрьмой, то должен был наказать и Фенну. И в один из жарких летних дней, когда солнце пуще прежнего распаляло страсти людей, жрица увидела высокий костер, толпу вокруг и одинокую фигурку, оттесненную уже почти к самой кромке огня. Враска поняла, что время пришло, и поспешила вмешаться. Стоило ей появиться среди взбудораженных жителей и объявить о том, что Фенна теперь под ее опекой, как костер тут же залили водой, а сохранявшую все это время спокойствие Фенну отпустили на все четыре стороны. Так велик был страх перед Враской, что страх перед неизвестным тут же поспешил уступить ему. Разошлись все, и только Фенна осталась стоять рядом с залитым кострищем.
        На следующий день она появилась у Пирамиды с корзинкой подношений и стояла на коленях до тех пор, пока Враска сама не спустилась к ней. И тут Фенна сделала нечто странное - она произнесла вслух целую фразу.
        - Я сделаю для тебя все, чего ни попросишь! - голос Фенны был ровный и какой-то неподобающе моменту скучный, но вот глаза полностью выдали ее. Большие, доверчивые, полные слез и страха, что и сейчас ее прогонят прочь.
        От многих Враска хотела бы добиться такого взгляда, чтобы отвергнуть их и выгнать из своей жизни, но Фенну ей стало по-настоящему жалко, и она попыталась как можно быстрее успокоить женщину.
        - Ступай Фенна, ты ничего не должна мне…
        Что-то сродни разочарованию промелькнуло в лице Фенны, но она покорно поднялась с колен и уже приготовилась было уходить, когда Враска жестом остановила ее.
        - И вот еще что: я обязательно наведаюсь к тебе, скоро мне пригодится твоя помощь!
        И тут Фенна улыбнулась. Из-за непривычки к таким проявлениям чувств улыбка вышла странной и даже пугающей, но для Враски это была самая симпатичная улыбка на свете. После долгих лет борьбы со всем миром Фенна стала первым человеком, который снова искренне улыбнулся ей!
        Так они подружились. Странная на первый взгляд дружба ничем не схожих Фенны и Враски на проверку оказалась прочнее самых закадычных отношений. Враска могла прийти в дом Фенны в любое время и поведать все свои горести, не страшась предательства или обмана. Обычно Фенна выслушивала ее молча и лишь кивала головой в особо трагичные моменты историй Враски, и той этого было вполне достаточно.
        За все года откровений жрицы Фенна узнала довольно много секретов, в том числе и того, что понять ей было не под силу. Например, рассказы про какой-то город и странную жизнь в нем звучали для женщины не иначе как легенды из ее далекого детства. Немного более понятны были переживания влюбленности в Тэнга, которые Враска не преминула обрушить на нее со всей своей силой. Фенна не судила и это. Она просто слушала. А Враска говорила. И обе были довольны таким положением вещей…
        Но сейчас все было немного иначе. Одно дело доверять свои секреты нелюдимой женщине, которая ей чем-то приглянулась, но совсем другое - доверить ей жизнь ребенка, а вместе с ней и судьбы мира. Но что делать - у Враски было не так уж и много друзей, чтобы долго раздумывать над тем, кого же именно осчастливить своей невинной просьбой приютить малыша. Ей придется довериться Фенне, она должна оказаться хорошим человеком - ну хоть одним, встретившимся на ее пути!
        С такими мыслями жрица почти дошла до отдельно стоящего жилища Фенны, осмотрелась
        - было тихо и безлюдно, но все же Враска свернула на соседнюю тропинку. Пройдя по ней несколько шагов, она скрылась в кустах, чтобы обойти хижину Фенны с другой стороны и проникнуть через потайной лаз, которым часто пользовалась, когда не хотела быть замеченной.
        Фенна, если и была удивлена внеочередным появлением жрицы, то ничем этого не выдала - она склонила голову в почтительном приветствии, и отошла в сторону, ожидая, что скажет Враска. Хижина Фенны существенно отличалась от жилищ ее соседей
        - она была более просторной, там были лавки для сидения на замену простым циновкам и даже один настоящий стол на высоких ножках. Одежда висела в грубо сколоченных шкафах, а кухонная утварь аккуратно сложена на отдельные, предназначенные сугубо для этого полки. В дальнем углу комнаты стояла узкая кровать, рядом - настоящий ночной столик с разными пузырьками, склянками и полуобгоревшей свечой в металлическом подсвечнике. Откуда все это у нее взялось, и почему оно было не таким как у других, Фенна никогда не задумывалась - ее родители жили так, и она переняла их жизнь, будто некое упражнение, которое просто надо было повторить в точности так, как делали другие. Гораздо труднее давались Фенне импровизации, но и к их существованию она начала понемногу привыкать с появлением в ее жизни Враски.
        Вот и сейчас стоило Враске переступить порог - Фенна сразу поняла, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Враска была в широком плаще, рук и лица не видно. Жрица заметно нервничала - от ее привычного надменного вида не осталось и следа. Несколько раз она прошлась взад-вперед по комнате, будто размышляя, что же ей делать дальше, потом, словно окончательно решившись, распахнула полы плаща, и Фенна увидела у нее на руках ребенка.
        Женщина ахнула, а Враска заговорила:
        - Фенна, ты должна мне помочь и на этот раз! Спрячь малыша у себя! Пусть никто о нем не узнает!
        Глаза Фенны расширились от страха, но она бы никогда не смогла отказать Враске, и сейчас лишь покорно протянула руки, чтобы взять ребенка.

* * *
        Враска покинула дом Фенны с теми же предосторожностями - меньше всего ей хотелось сейчас столкнуться на тропинке с кем-то из праздно шатающихся дикарей. Она не ожидала, что Фенна будет в восторге от ее просьбы, но страх в глазах женщины чуть было не заставил Враску отказаться от своей затеи. Она вспомнила, что так выглядело ее лицо, когда она теряла Тома, и ничего хорошего оно не предвещало. Но Враска тут же отбросила свои сентиментальные переживания - они не сделали ее счастливой, так зачем же идти второй раз неудачным путем?
        Лучше думать, что она все же сумела решить проблему. Теперь, когда ей не надо было каждую секунду беспокоиться о Юме, Враска могла поразмыслить и о своей жизни. Но сделать это жрица так и не успела. В тот момент, когда она уже подходила к лесу, торопясь к Пирамиде - не ровен час еще какие незванные гости пожалуют - ей открылась прелюбопытная картина. На Враскиной любимой "наблюдательной" полянке, где она частенько просиживала часы, подсматривая за своими подопечными и строя дерзкие планы, сладко спала Ягла.
        Да, судьба иногда делает подарки! Все равно, как эта беглянка оказалась здесь, главное, что она вернулась. Так думала Враска, когда осторожно подбиралась к спящей Мэрилин. Подойдя достаточно близко, жрица присела и крепко схватила девушку за руку - ни убежать, ни вырваться. Но Мэрилин, казалось, и не думала просыпаться
        - не открывая глаз, она что-то пролепетала и через пару секунд еще глубже провалилась в сон. Враска не стала настаивать. Она подхватила девушку на руки, будто пушинку, и поспешила к Пирамиде.
        ГЛАВА 30
        "Это снова сон" - подумала Мэрилин, когда, открыв глаза, снова увидела мраморные полы и мозаичные стены. Но сон на этот раз оказался удивительно навязчивым и никак не хотел ни уходить, ни меняться на что-то более интересное. Ну ладно, так уж и быть… придется просыпаться… Девушка попыталась потянуться, чтобы размять затекшие органы, у нее ничего не вышло. Внезапно охватившая Мэрилин паника заставила ее окончательно проснуться и оглядеться по сторонам. Она была накрепко привязана к странного вида креслу-трону, из которого, правда, открывался хороший вид на огромный безлюдный зал.
        Мэрилин не стала спрашивать себя "как я сюда попала?", она уже привыкла к тому, что в последнее время более насущным всегда оказывался вопрос "как отсюда выбраться?" Но и этот вопрос был пока исключительно риторическим. Обездвиженная довольно крепкими узлами веревки, она могла только наблюдать. Заскучать, однако, девушка не успела. Из дальнего конца залы к ней приближалась незнакомая женщина. Вернее Мэрилин ее никогда раньше не видела наяву, но вот в картинках, которые ей показывали двери в пещере, та была частым гостем. "Вот и ответ на вопрос" - подумалось девушке - "только что с ним делать теперь?" Но тут Мэрилин вспомнила кое-что еще и весь ее скепсис улетучился. Конечно же, именно эта женщина в вычурных одеждах качала на руках ребенка - и, наверное, именно того малыша, вслед за которым отправился Альтар! Только почему оказалась здесь одна она?
        Тем временем Враска подходила к своей жертве все ближе и ближе и на ее лице играла торжествующая улыбка. Она не знала, по какой рациональной причине Ягла могла вдруг заснуть на открытой полянке рядом с Пирамидой, но это оказалось очень на руку Враске. Ей теперь проще будет управлять Ир-Даром, если тот задумает нечестную игру, не говоря уже о том, что у нее накопилось достаточно поручений для Яглы.
        - Ну что, птичка, попалась в клетку! - голос Враски звенел от радости. - Кажется, в прошлую нашу встречу мы так и не успели поболтать по душам! И вот представляешь, возвращаюсь я домой с прогулки - и тут ты спишь на полянке! Не оставлять же тебя под открытым небом одну - я и решила, что ты не будешь против воспользоваться моим гостеприимством!
        При этих словах Мэрилин невольно покосилась на крепкие узлы веревки. Да уж, гостеприимство этой незнакомой ей женщины, которая почему-то хорошо знала ее, или кого-то похожего на нее, было впечатляющим. Девушка решила не спорить, она молча ждала, что та скажет дальше.
        Увидев, что пленница и не собирается отвечать, Враска сменила тон разговора.
        - Перейдем ближе к делу, - сухо продолжила она. - Твой ребенок у меня, он жив и здоров, но я тебе его не отдам. Твой муж не спасет тебя - он выполняет мои задания. В твоих же интересах послушаться меня и сделать все, как я скажу.
        Муж? Ребенок? Ох, да - она же была не в своей одежде, и верно облачившись в наряды, найденные в хижине, Мэрилин стала очень похожа на их хозяйку. Перевоплощение удалось, да вот только оно оказалось слишком успешным - так что и враги не смогли отличить подделку. Пока что это единственное, чем девушка могла себя утешить. Ситуация становилась еще более запутанной - она так и не нашла Альтара, ребенок, за которым тот сбежал от нее, был в плену у этой злобной женщины, как впрочем и она сама оказалась заложницей чьих-то странных игр.
        - Ты должна отправиться в Ангарон и кое-что там сделать для меня! - продолжала тем временем Враска. Она восприняла молчание пленницы как знак бессилия и отдавала приказы в полной уверенности своей победы. - Я тебе уже говорила, что ты обладаешь силой путешествовать куда захочешь, так вот, сейчас ты используешь ее для меня. Ты должна будешь пройти в самое сердце пещер Ангарона и кое-что взять там. Там, где центр всех пещер, есть необычный зал - он состоит из светящихся колон, кажется, что они из огня и могут сжечь всех, кто туда попадет, но это не так. Они сделаны из настоящего золотого света, и попавший в них человек может измениться, трансформироваться, но только не сгореть заживо. Сред этих колон в радужном свете ты увидишь ЭТО. Никто не знает, что именно будет окружать радужный свет каждый последующий раз. Некоторые находили корону, некоторые драгоценный камень, кто-то нашел золотой меч, кто-то королевскую мантию, ЭТО может быть и кубком, и чашей, и свитком. Сама форма не важна, главное, чтобы предмет окружал радужный свет…
        Мэрилин как завороженная слушала слова Враски. Она чувствовала, что ее толкают на очень нехороший поступок, и окажись эта вещь в руках ее тюремщицы - случится что-то непоправимое! Но странное дело - чем больше последняя говорила, тем меньше сил сопротивляться оставалось у Мэрилин. Какая-то часть ее сознания, не попавшая под влияние Враски, лихорадочно искала способ выбраться из оцепенения, другая сладко баюкала и успокаивала бдительность. И когда вторая часть уже начала было праздновать свою победу, на периферии сознания девушки вдруг всплыли слова Аль о Зерване, и Мэрилин встрепенулась всем своим существом. Именно сейчас он возможно уже нашел способ забрать ребенка у этой женщины, а они теряют время на такую ерунду!
        - Как вы не понимаете? Сейчас мы должны остановить Зервана! Иначе он убьет всех нас! - не в силах больше сдерживаться выкрикнула Мэрилин и в сердцах стукнула своим маленьким кулачком по подлокотнику кресла.
        Хотела бы Враска как-то исправить ситуацию, но было уже поздно. Мэрилин стала на глазах таять, и через несколько секунд и вовсе исчезла, оставив после себя лишь обвисшие петли веревок на кресле. Случилось то, чего Враска уж никак не ожидала - разозлившись Мэрилин случайно нажала кнопку, что привела в действие портал перемещения, и сейчас девушка уже вероятно была на пути в другой мир, вот только в какой?
        Разочарование охватило Враску. Второй раз она по глупости теряла свою добычу! Как она могла так опрометчиво поступить и снова подпустить этих дикарей вплотную к креслу! Враска винила свою недальновидность, но было ли дело в этом?
        ГЛАВА 31
        Неизвестно, возникла бы хоть одна история на Земле, если бы люди всегда выбирали наикратчайшие пути и действовали рационально. Вероятно, Создатель сего мира очень скоро бы заскучал от такой предсказуемости и махнул рукой на свои неудавшиеся творения. Но благо люди оказались существами с фантазией.
        Если бы Мэрилин молча выслушала Враску и последовала ее приказаниям, то уже давно оказалась в Ангароне - в центре пещеры, куда с помощью пульта управления она переместилась бы в мгновение ока. И завладев неким предметом в радужном свете, могла там спокойно дождаться Альтара, как они и условились с ним перед расставанием. Она ведь точно помнила - он давал ей указания, как добраться до центра. Все так просто! Стоило лишь сдержаться, и сделать вид, что она со всем согласна! Но внутренний голос, такой неудобный и вечно толкающий ее на опрометчивые поступки, и сейчас все перевернул с ног на голову. Именно он и заставил ее стукнуть по большой синей кнопке, что раньше времени отправила ее в очередной межпространственный переход.
        Итак, Альтар открыл глаза и окончательно убедился, что он действительно был не один. Страх, радость, раздражение, нежность смешались в один клубок и не давали ему сконцентрироваться на какой бы то ни было мысли. Сейчас он мог только чувствовать - перед ним как ни в чем ни бывало отряхивала пыль со своего платья Мэрилин. Она была в странном наряде, но это его волновало меньше всего.
        От себя не убежать, и жизнь нельзя отложить на завтра, чтобы доделать все "мешающие" счастью дела сегодня - сколько же разлук еще им понадобится, чтобы до конца понять эти простые истины? Так думал Альтар, прижимая плачущую от радости Мэрилин к своей груди, и прислушиваясь к ударам ее сердца. Оно то куда-то торопилось, ускоряя свой бег, то вновь успокаивалось, и мерно стучало рядом с его собственным. И этот звук внезапно стал для него самым важным - важнее всех Зерванов, украденных детей, миров и вселенных, важнее слов Аль и его самого. Потом
        - пусть будет, что будет, сейчас же он был счастлив…
        Но "будь что будет" не преминуло настать быстрее, чем рыцарь успел об этом подумать.
        - Кхе, кхе… не хотел вас беспокоить, конечно, но гости для меня такая редкость, что я их просто не могу игнорировать!
        Зерван, а это был именно он, излучал радушие и гостеприимство.
        Альтар сразу понял, кто перед ним находится, и повинуясь рыцарскому порыву защитить более слабого, вышел вперед, оставляя Мэрилин за своей спиной; девушка же растерянно хлопала глазами - события снова набирали ход.
        Верно истолковавший смысл его действий Зерван улыбнулся в бороду.
        - Не так уж я страшен, юноша, как обо мне говорят в Ангароне… Тем более со мной всегда можно договориться - я почти всеяден, чего не скажешь о ваших принципиальных коллегах, да, да - вот они никогда не идут на уступки. Ну да что ж это я ворчу, проходите, гости дорогие, милости просим! - и Зерван чуть ли не поклонился Альтару и Мэрилин в пояс.
        Стерильный и гладкий зал - привычный вид пересадочных станций любого мира прибытия, скоро закончился потаенной зеркальной дверью, через которую гости попали в уже известную читателю резиденцию Зервана. Заботливо освеженный его помощниками интерьер сверкал пастельными красками и навязывал ощущение уюта и покоя. Альтар сразу почуял запах опасности, но столько эмоций захлестнуло его одновременно, что даже отменная реакция оказалась заживо похороненной под ними. Мэрилин же и вовсе покорно дала увести себя, наивно полагая, что если рыцарь рядом, то ей уже больше ничего не угрожает.
        Зерван обычно мало интересовался сильными сторонами своих оппонентов, но вот слабости он определял безошибочно. Чувствуя растерянность обоих гостей, он взял "командование" на себя, и через пару секунд Альтар и Мэрилин сидели по разные стороны от дубового стола, уставленного всякими явствами. Зерван будто невзначай опустился на скамейку рядом с Мэрилин, и больше не выпускал ее руки из своих собственных. Девушка же, как зачарованная смотрела на Альтара, не в силах вымолвить ни слова. Весь мир сузился и ограничился ими двумя - болтовня Зервана доносилась до них откуда-то издалека, как сквозь толщу воды. Влюбленные почувствовали себя богами и вдруг осознали, что будут жить вечно, и рассказы про смерть - всего лишь чьи-то глупые выдумки. Эйфория охватила обоих. Зерван ликовал. Более подходящего момента ему было не найти.
        Мэрилин не сразу поняла, но скорее почувствовала - что-то в их идеальном мире сломалось, и грубая сила, которая просто не имела права на существование сейчас, бесцеремонно вытягивает ее в серую безрадостную действительность. В этой действительности безумно смеялся Зерван, и чем больше он смеялся, тем больше его смех становился похожим на карканье. Когда же Мэрилин возмущенно повернулась к нему, чтобы поинтересоваться, что за глупые шутки он шутит, она увидела лишь гигантскую ворону, которая и издавала каркающие звуки. В эту же секунду ворона взмахнула крыльями и, уцепившись когтями за платье девушки, взмыла с ней вверх, оставив внушительную брешь в крыше.
        Альтару бы ухватиться за Мэрилин и отвоевать ее у птицы, но не тут-то было. Его воля была будто парализована, он мог только сидеть и смотреть и слушать безумный хохот-карканье Зервана. Прошло, наверное, не меньше десяти минут пока Альтар кое-как поднялся на ноги и, пошатываясь, вышел из дома. Злость на самого себя и чувство бессилия переполняли его до краев. Не было сил даже крикнуть. И свежий воздух не помогал прийти в себя.
        Невдалеке от дома суетливо бегали Толстяк и Брюнет. Они то и дело показывали пальцем в небо и сокрушенно опускали руки, будто отчаявшись в чем-то. Альтар невольно проследил за их жестами и сам ошарашено уставился в небо. Прямо над домиком небо было порвано, и его клочья голубого цвета причудливо обрамляли дыру в никуда.
        - Как же мы его-то дорисовывать будем? Не лестницу же туда приставлять! - пробормотал пробегающий мимо Альтара Толстяк, но тот его уже не слышал.
        Да, положение не из легких… но теперь рыцарь хотя бы знал, где он. Ни много, ни мало - он попал в царство Зервана, и называлось оно Вневременье. Никогда здесь не существовало ничего определенного, но все можно было создать самому, если, конечно, уметь это делать. По рассказам старейшин Зерван провел множество экспериментов по созданию чего-то из ничего, но у него не все получалось, далеко не все. Хуже всего ему давались по-настоящему живые и красивые вещи - цветы, воздух, трава, немного получше дело обстояло с тем, что мог создать любой человек только за более долгое время - дома, предметы обихода, одежда, еда, и совсем хорошо шли дела с дурацкими штучками, например, превращение в ворону, или извлечение из воздуха громоздкого летательного аппарата, или что еще хуже - смертоносного оружия. Вот его помощники и бегали с ведерками краски, дорисовывая прохудившийся мир то тут, то там.
        Говорили также, что Зерван сам не живет во Вневременье, для него это как поле испытаний. Обитает же он в замке Пустоты, где действуют законы, о которых мы и не подозреваем, или проще сказать, не действует никаких законов вообще. По мнению Альтара Зерван и Мэрилин отправились именно туда.
        Альтар еще раз пригляделся к зияющей в небесах дыре. Вряд ли он смог бы подобраться к Зервану ближе, путешествуя через порталы. Скорее всего, туда не проложено ни одной дороги. Порталы в свое время были сделаны старейшинами для упрощения путешествий, но миры обитания Зервана в этом не нуждались.
        Силы стали постепенно возвращаться к Альтару. А вместе с ними - способность строить планы спасения Мэрилин, ребенка и заодно себя, если конечно, получится. И его новый план предполагал ни что иное как штурм небесной пропасти. Теперь рыцарь задался тем же вопросом, что и пробежавший недавно мимо Толстяк - как туда добраться. Он вспоминал, что знал о свойствах пространства и времени того места, куда хотел отправиться, но ничего полезного не приходило в голову.
        "Не лестницу же туда приставлять…" - вертелись в голове у рыцаря слова Толстяка. "Не лестницу…" Стоп! А почему бы и нет? Чем в этом мире лестница в небеса хуже, чем гигантская ворона, сделавшая в этих же небесах внушительную брешь? Всего-то и оставалось - представить что брешь эта пробита в твердом камне, и ее края с легкостью выдержат и лестницу, и Альтара на ней в придачу! Рыцарь решил испробовать свойства Вневременья на своем собственном опыте - в конце концов, не только Зерван имел слабость к фантазиям!
        Оглядевшись по сторонам, Альтар обнаружил как раз то, что искал - аккуратно прислоненную к домику лестницу. Ему не понадобилось много времени, чтобы переставить ее к зияющему в каменной стене проему. Все получалось как нельзя лучше! Не долго думая, Альтар устремился вверх, не замечая, что помощники Зервана всеми силами стремятся составить ему компанию - Толстяк и Брюнет, отчаянно толкаясь, пытались каждый раньше другого поставить свою ногу на первую перекладину лестницы. В конце концов, оба повисли по бокам и стали карабкаться по-обезьяньи, сталкиваясь коленками и ругаясь.
        И вот Алтар добрался до последней ступеньки и заглянул вниз, через окно в камне. То, что он увидел, увы, не было похоже на замок Пустоты - перед Альтаром простирался безжизненный Ангарон. Зерван оказался хитрее, чем он думал - закрыл свою дорогу, оставив только ту, откуда пришел сам Альтар! Юноша застонал. Он снова был также далек от своей цели, как и сразу после разговора с Аль. Только теперь еще рядом с ним не было Мэрилин!
        Тем временем Толстяк и Брюнет успешно добрались до верха и одновременно схватились за Альтара, будто и теперь боялись упустить его! Не ожидая пополнения компании в такой неподходящий момент, Альтар не удержался на последней ступеньке и стал падать вниз, по ту сторону от каменной стены, в опасную и бесплодную землю Ангарон.
        Помощники Зервана едва успели заглянуть в брешь, как почувствовали, что земля стремительно приближается к ним. Растаявшая каменная стена, придуманная Альтаром, уже больше не служила опорой для лестницы, падение которой теперь было неизбежно.
        - Стараешься, стараешься… И что в результате?! - проворчал Тостяк, считая синяки и ушибы.
        - Черная неблагодарность… - лаконично отреагировал Брюнет, поправляя отклеившийся ус.

* * *
        Ну вот, Альтар снова был в Ангароне. В какой-то степени ему повезло - он запросто мог разбиться насмерть, падая с той лестницы. Но не разбился - значит, пока Зервану еще рано было торжествовать. Он долго катился по каким-то сыпучим склонам, кувыркался через коряги, принимая синяки и ушибы как справедливое наказание своей глупости. Наконец, его падение завершилось у подножия горы; чахлая растительность служила единственным украшением пейзажа.
        Ну что ж, не привыкать. Альтар вздохнул и попытался собраться с мыслями. До Зервана ему теперь не добраться, как впрочем, и до Мэрилин. Для этого нужны пещеры Ангарона, а до них еще идти и идти. Гд-то на краю света малыш в опасности, а он все топчется на одном месте… Надо стиснуть зубы и начать все сначала - поскорее в пещеры, и там искать ответ. И когда он успел превратиться в вечно расстроенного неудачника? Уверенный в себе рыцарь, он же брал рубежи и потруднее… Любовь размягчила мозги? Где его собранность? Он-то думал, что искушен во многом, а теперь как мальчишка перед экзаменом весной - грезит о любви и не может сосредоточиться на важном задании! Злость на самого себя придала Альтару силы - он вскочил на ноги, и быстро зашагал на поиски пещер.
        Еще так недавно он объяснял Мэрилин, как пагубно влияют отрицательные эмоции на их хозяев, и теперь сам полностью погрузился в них. "Не спеши поучать других, ты же не Бог, ты только рыцарь!" - как-то сказала ему Аль, когда услышала рассказы Альтара о своих бравых подвигах, - "когда-то ты почувствуешь себя младенцем, и тебе надо будет начать все заново". Альтар тогда не понял ее слов, но теперь их смысл предстал перед ним с предельной ясностью. Именно сейчас Альтар чувствовал себя тем младенцем - все очевидное перестало быть понятным, и те чудеса, которые он раньше мог делать для других, казались забавными фокусами - не больше.
        С такими мыслями рыцарь продвигался все дальше и дальше вглубь Ангарона по направлению к пещерам. Когда впереди уже замаячили очертания гор, Альтар обнаружил следы на рыжей глине дороги. Странно… Откуда им взяться? Не рыночная площадь ведь. Следов было несколько - шло не менее четырех путников, из них две женщины! Изящные чуть удлиненные оттиски уж никак не могли принадлежать мужским башмакам. У Альтара замерло сердце - неужели Мэрилин удалось сбежать? Но здравый смысл подсказывал, что нет, здесь прошел кто-то другой. Следам было не меньше суток… Кто же здесь гулял? Ничего не стоило последовать за отпечатками в пыли и найти их владельцев, но слишком мало было времени у Альтара - тем более они шли в сторону от его дороги.
        Рыцарь вздохнул и продолжил путь. Вскоре, быстрее, чем ожидал сам, Альтар вышел на пещеры. Без особого труда он нашел вход и заспешил вглубь к временным воронкам.
        ГЛАВА 32
        Мэрилин не успела и глазом моргнуть, как оказалась в невесомости, где почти ничего не было. Ничего, если не считать, роскошного трона, на котором она и парила в совершенной пустоте. Звуки отсутствовали, так же как и запахи. От этого девушке сделалось очень неуютно. Пусть бы рядом появился хоть кто-то! Она согласна даже на Зервана! Кажется, она погорячилась… Зерван был тут как тут. Сияющий улыбчивый старичок - трудно было поверить, что именно он хотел пустить весь мир под откос.
        - Исполню все Ваши пожелания, барышня! Кроме одного - выйти отсюда. Вы - моя пленница, так что извольте вести себя подобающе!
        Мэрилин поморщилась, но спорить с Зерваном она не собиралась. Пусть побольше расскажет о своих планах.
        - Где мы? - спросила девушка.
        - О, барышня любознательна! Это хорошо, мне будет с кем вести беседы… Мы в моем замке Пустоты. Тут нет ничего, и есть все одновременно. Нет ничего лишнего. Но есть все, что пожелает каждый в нем находящийся.
        И Мэрилин представила свою уютную комнату в доме миссис Чилии, теплый ковер на полу, вид на северные горы из окна… Ой! Глаза девушки округлились от удивления. Она и впрямь оказалась в комнате… все как дома… не было разве что гор за окном. Вместо пейзажа за окном зияла все та же пустота.
        - Ну что ж, вкус, на мой взгляд, несколько дешевый, - заметил Зерван, покосившись на пестрое лоскутное покрывало на кровати, - но зато у Вас получилось! Поздравляю!
        И он радостно пожал Мэрилин руку.
        - А Вы не любите природу! - огрызнулась девушка, показывая на пустое окно.
        - Что верно, то верно, не люблю я природу! Она мой конкурент! За что ее любить? Мы еще посмотрим, кто кого.
        - Не уверена, что буду на Вашей стороне! - у Мэрилин появилось непреодолимое желание вывести самодовольного старичка из себя.
        Но старичок и не думал расстраиваться или злиться.
        - Вот Вам, душа моя, беспокоиться об этом точно не стоит! Вы пока на моей стороне по той простой причине, что сбежать отсюда у Вас уж точно не получится!
        Мэрилин закусила губу, ответить ей было нечего.
        Театрально раскланявшись, Зерван вышел в окно и растворился в пустоте.
        ГЛАВА 33
        Путешествие Тэнга, Яглы и Марка вглубь пещеры длилось уже третий день. Поначалу друзья были воодушевлены и радостны - им все казалось, что за новым поворотом они найдут хоть какие-то ответы на свои многочисленные вопросы, но этого не случилось. Новый каменный коридор за поворотом был до оскомины похож на предыдущий только что пройденный, и так повторялось раз за разом. Непонятно откуда льющийся свет сначала удивлял, потом восхищал, а потом начал раздражать. К концу третьего дня путешественники основательно приуныли, отчаявшись дождаться хоть каких-то перемен. Еда и вода были на исходе, силы и надежды тоже.
        А потом начались галлюцинации. Марк и Ягла подолгу не могли проснуться, а проснувшись, не откликались на свои имена. По пустым глазам друзей Тэнг видел, что они витают где-то в далеких далях, и ему становилось грустно и страшно. Но спустя какое-то время Ягла и Марк все же приходили в чувство, причем наотрез отказывались верить рассказам Тэнга о своем утреннем беспамятстве. С каждым днем приступы транса становились все более и более длительными, и Тэнг понял, что если он сейчас срочно что-то не предпримет, то никто им уже не поможет. Его восприятие обострилось, и голова заработала с двойной силой.
        Шел шестой день их скитаний. Окружающая обстановка так и не изменилась. Тэнг решил начать с малого - он стал делать ножом отметки на поворотах - в конце концов, они могли попасть в обычный лабиринт. Марк и Ягла не проявили никакого интереса к его действиям - состояние апатии поглотило все их существо.
        Каково же было удивление Тэнга, когда пройдя полдня он вернулся к своей зарубке, и на следующем повороте, и на повороте за ним - везде были его пометки! Они ходили по кругу все это время! Но раз был вход, должен же быть и выход! Придется потратить еще некоторое время на его поиски… Тэнг стал методично ощупывать стены справа и слева от себя, не пропуская ни одного камня. Ягла и Марк безразлично плелись за ним. "Как бы нам побыстрее вырваться отсюда!" - мысль молотом стучала в голове Тэнга - "Этот воздух должно быть отравлен".
        Тэнг не тратил времени на передышки, он не распылялся на разговоры и не останавливался, чтобы осознать до конца плачевность своего положения. Тэнг просто отчаянно работал. Но даже такой собранности, казалось, было мало. Ягла и Марк уже не могли идти, они просто бессильно опустились у стены и погрузились в привычный транс. Тэнгу пришлось оставить их, а самому двигаться вперед.
        И когда через несколько шагов Тэнг нашел дверь, он не поверил своему счастью. Неотличимая от остальной стены на первый взгляд, дверь легко открылась под нажимом Тэнга, и тот еще полностью не осознав, куда она ведет, поспешил провести через нее почти уже безвольных друзей прочь от злополучного лабиринта.
        Наконец, Тэнг и сам перепрыгнул через порог, и захлопнул дверь с противоположной стороны.
        - Вот это совсем другое дело! - оглядевшись по сторонам, заключил он.
        И действительно, окружающее пространство существенно отличалось от того места, откуда они пришли.

* * *
        - Настоящий сад! - восхищалась Ягла слабым голосом.
        Она только начала приходить в себя, и прогулка давалась ей с большим трудом. Марк, который сам еле держался на ногах, все же нашел нужным предложить Ягле проводить ее в сад, который был и вправду красив. Они оба ничего не помнили о своем трансе. В памяти остался лишь зияющий провал.
        Как читатель уже вероятно догадался, друзья попали в окрестности именно того пещерного замка с садом, откуда совсем недавно в спешке бежали Альтар с Мэрилин. Как только они обнаружили, что одним садом их удача не ограничилась, радости не было предела. Не зная всех возможных подвохов замка, друзья с воодушевлением принялись осваивать его. Чья-то невидимая рука убрала все следы нападения на предыдущих гостей, и замок радушно распахнул двери для новых. Стол был накрыт, огонь в камине горел, вся мебель расставлена по местам.
        Тэнг осмотрел все помещения внизу, но никого не нашел. Крикнув несколько раз "Эй, есть ли здесь кто-нибудь?" и не получив ответа, Тэнг решил, что сейчас им просто стоило принять подарок судьбы без лишних вопросов. Он позволил Марку и Ягле войти внутрь - они по-прежнему выглядели очень уставшими, но в глазах не было и намека на тот злополучный транс, который так пугал Тэнга раньше.
        Друзья с удовольствием поели, запив еду отменным вином, в котором не было недостатка, как впрочем и в щедрых угощениях. Возможно, именно вино возымело свое действие, а возможно усталость, но так или иначе вскоре все спали крепким сном: Тэнг - прямо за столом, положив голову на руки, Ягла - возле камина, укрывшись шкурой, Марк - на кушетке рядом.
        Никто даже и не подумал подняться вверх, будто лестницы и не существовало. Замок продолжал играть в прятки со своими гостями.
        Тэнг проснулся ночью от необъяснимого беспокойства. Он только открыл глаза, а пульс уже зашкаливал, все тело бросило в жар, живот свело судорогой. "Что же на этот раз???" - в отчаянии гадал Тэнг, оглядываясь по сторонам в поисках своих друзей.
        То, что он увидел, не придало ему ни силы, ни уверенности. Марк и Ягла стояли у входной двери на пороге. Марк медленно, будто под гипнозом вытягивал руку, чтобы открыть замок, и верно, сделал бы это, не подоспей Тэнг вовремя.
        Почти ощутимый запах страшной опасности заставил Тэнга действовать молниеносно. В мгновение ока дверь загородил массивный шкаф, с удивительной легкостью поддавшийся на перемещение со своего привычного места в углу. В состоянии транса, а именно в это состояние его друзья вернулись снова, они становились слабее и отодвинуть шкаф уж точно не смогут никак, что бы их к этому ни призывало. А то, что они превратились в кукол в руках непонятных сил - сомнений у Тэнга не оставалось. У него на родине таких называли зомби, и их убивали, пока они не убили тебя. Легко знать эту истину, но тяжко на что-то решиться, когда в зомби вдруг превращались близкие тебе люди. И правда, у Тэнга не было семьи и детей, любимая его предала, не было даже престарелых родителей, о которых он бы мог заботиться. Вот и оказались самыми дорогими его сердцу те, кто имел смелость довериться ему, хотя, возможно, он и не заслужил такой чести. И за это доверие и готовность впустить в свою жизнь, он был рад отдать очень многое.
        Тэнг взглянул в зарешеченное окно - цветные витражи мешали разглядеть все подробности, но и так было ясно - на замок напали какие-то странные существа. Похожие на тени, они, тем не менее, способны были наносить довольно ощутимые удары в двери, окна, стены. Они ползли, бежали, летели, словно мотыльки на свет, и светом этим были, увы, его друзья. Теперь Тэнг это понял. Только вот чему и зачем хотели открыть двери Ягла и Марк? Этим тварям, чтобы быть заживо съеденными? А может, хозяину этой нечести, которому нужна еще большая жертва? Тэнг сомневался, что твари искали его, скорее они бы расправились с ним как с досадной помехой на своем пути. "Ну что ж, мы еще повоюем!" - решил Тэнг, сдаваться было еще рано.
        Он попытался отвести Яглу и Марка от дверей, но те чуть отойдя на шаг, возвращались снова. Тэнг старался не смотреть в глаза друзьям - те были стеклянные и страшные, будто неживые. Подумав, Тэнг взял со стола салфетки и завязал глаза обоим. И это подействовало! Так раздражавший Тэнга взгляд у серых существ за дверью, как оказалось, вызывал особое притяжение. Стоило ткани закрыть странный блеск глаз, как наступление по ту сторону двери стало ослабевать - твари будто перестали понимать, где предмет их атаки, и постепенно теряя интерес, удалялись восвояси.
        Прошла долгая ночь, во время которой Тэнг наблюдал, как отряды серых теней рыщут вокруг замка, будто гончие, неожиданно потерявшие свежий след. С первым лучом солнца - откуда только оно взялось в этой пещере? - последнее существо растаяло, а Ягла с Марком в изнеможении упали навзничь.
        Тэнг тоже с удовольствием бы рухнул рядом, но он не мог себе этого позволить. Им предстояло много чего сделать за сегодняшний день. Он попытался привести друзей в сознание, но ни хлопки по щекам, ни брызги холодной воды не помогли ему в этом. Тэнг стащил с их глаз импровизированные повязки - казалось, оба спали крепким сном.
        Ну что ж, надо было ждать. К тому же не мешало подкрепиться - хотя бы оставшимся вином - ему нужны были силы как никогда! Однако, сделать это Тэнгу так и не удалось - начавшийся беспокойно день не переставал осыпать живущих в нем людей сюрпризами. Еще вчера ломившийся от вкусных угощений стол, был покрыт заплесневелыми объедками, судя по виду пролежавшими здесь не меньше года; вино в бутлях обернулось жидкостью зеленого цвета. Оставалось только гадать, что же они ели вчера. Подавив приступ тошноты, Тэнг отошел от стола. Завтрака не будет. Ему и так есть чем заняться.
        Тэнг, как и Ир-Дар, был хорошим охотником и прекрасно понимал, что если жертву выследили, то рано или поздно ее загонят в капкан. Даже, если они уйдут отсюда, то следующая встреча с тварями - это лишь вопрос времени. Серые существа сами по себе были безмозглы, но ими явно что-то управляло. Да, они реагировали на стеклянные глаза Яглы и Марка, как на маяк, но что же им было нужно от его друзей на самом деле… Очередные проделки Враски? Попытки повлиять на Яглу, заставить ее выполнить задание? Тэнг почему-то сразу отбросил эту мысль. Ведь в дело был вмешан и Марк. А значит, они нужны были кому-то или чему-то вдвоем - как составные части единой мозаики.
        - О, нет!!! Только не это! - очередная догадка озарила Тэнга, и он отказывался верить самому себе, потому что не знал, что им всем делать дальше, окажись он сейчас прав.
        ГЛАВА 34
        Марку снился очень яркий сон. Вначале он подумал, что все происходит наяву - проснулся он в своем сне в той же комнате, где заснул рядом с камином. Он сразу встал и зачем-то подошел к двери, около которой уже стояла Ягла. И тогда в его голове зазвучал голос - "Открой дверь!" Марку не очень хотелось это делать, но голос требовал все настойчивее и настойчивее, а сопротивляться не было сил. И он бы открыл дверь, если бы не вмешался Тэнг. Откуда взялся там Тэнг, Марк не понял, да и спрашивать не стал - волна непреодолимой лени качала его в своих теплых объятиях. А потом все померкло, и когда Марк снова смог видеть, он уже был далеко. Он сидел рядом с Яглой в огромном тронном зале - оба в горностаевых мантиях, со скипетром и коронами - а рядом прохаживался приятного вида старичок в залатанном сюртучке.
        - Нравится? - с улыбкой поинтересовался старичок.
        Марк и Ягла с готовностью кивнули и посмотрели друг на друга. И тут Марк явственно ощутил, что ему не просто "нравится" - он был счастлив, ибо рядом с ним сидела не Ягла, а Миа! Они так и застыли друг напротив друга - улыбающиеся, счастливые, безразличные ко всему остальному миру.
        - Ох уж эти влюбленные… - заворчал старичок, его явно тяготило затянувшееся молчание.
        - Кхе-кхе… друзья мои, вы здесь не навсегда, и время дорого, поэтому не будем его терять! Я могу вам кое-что предложить, но и попрошу взамен кое-какой пустячок.
        Непрочная скорлупа идеального мира Марка и Миа вдруг треснула, и они невольно прислушались к нарушителю идиллии.
        - У меня есть некий план, и я уже заручился поддержкой многих участников, теперь настало и ваше время. Я мог бы, конечно, действовать силой, но это старо, не оригинально, как-то негуманно к свободной воле людей… Не люблю я грубостей… Хотя и способен их применить в крайних случаях… - старичок сделал многозначительную паузу и продолжил, - Да, так вот о чем я. Мне нужен ваш ребенок! Соглашайтесь! Потом родите нового, а этого я усыновлю! Условия обещаю - образование, воспитание, спецшкола, и все такое!
        Марк не на шутку удивился, и даже рассмеялся - как можно отдать то, чего нет? И он уже был готов воспринять это за шутку и в таком же духе дать согласие, мол, бери, если найдешь, но посмотрев на Миа, промолчал. Лицо девушки стало бледным, глаза расширены от страха - она умоляюще смотрела на него, будто ждала приговора. И Марк решил, что никого и ничего он этому странному старичку обещать не будет. Если такой пустяк вернет взгляду Миа безмятежность - хорошо, он согласен признать, что у них есть ребенок, отказавшись его с кем-то делить. Стоило ему так подумать, как лицо Миа просияло, а старичок напротив - стал превращаться в мерзкого плешивого старика, потом в осьминога с миллионом щупалец, каракатицу, и, наконец, закончил свои метаморфозы жирной мухой - недовольно жужжа та медленно покидала поле боя.
        "Я просил добром! Следующего раза не будет!" - эхом отозвалось в голове Марка перед тем как он окончательно потерял сознание.

* * *
        Где-то через час после забытья, когда Тэнг уже успел смириться с неизбежностью своей догадки, Марк и Ягла очнулись и стали ошарашено оглядываться по сторонам. Вид у них был донельзя растерянный. На этот раз друзья вспомнили все, что видели "во сне", и сны их оказались на удивление похожи. Разница была лишь в том, что Ягла видела перед собой Ир-Дара, а Марк - Миа. Они были уверены - тут дело не в галлюцинациях. Трюк подстроил пакостный старикашка специально, чтобы застать врасплох и, пользуясь замешательством, добиться своего.
        Тэнгу только и оставалось, что кивать головой- как бы он ни хотел обратного, все его догадки подтверждались. Подождав, пока их возбуждение пройдет, Тэнг, наконец, решился выложить свою идею вслух:
        - Вот что я вам скажу, друзья - мы попали в серьезный переплет…
        - Но может это просто сон? Дурной сон после дурной пищи? - Ягла никак не могла примириться со словами Тэнга.
        - Ягла, Тэнг прав… - устало выдавил из себя Марк, - мы должны это признать…
        Марк и раньше замечал, что Тэнг не отличался особым оптимизмом и радужностью надежд на будущее, но сейчас он согласился. В конце концов, Тэнг их спас уже не раз. Его надо выслушать. Хотя бы из благодарности.
        - Ну что ж, раз вы готовы слушать, я начну… - Тэнг немного прокашлялся и продолжил. - На вас охотится тот человек, который приказал Враске похитить ребенка
        - то, чего так боялся Ир-Дар, произошло - они ищут именно Юма. Хоть это и малое утешение для тебя, Ягла - ребенок еще не у него, а скорее всего у Враски. Иначе, старикашке не нужно было бы ваше согласие. Наверное, он не может отобрать его силой, кто-то должен добровольно ему передать ребенка, вот он и ищет ходы-выходы. Но это не очень-то и спасает. Все время, что мы были в пещерах, он атаковал вас этим трансом, ослаблял волю, и теперь предпринял решающую попытку… Еще несколько дней такой атаки и вы на очередной встрече "во сне" с радостью согласитесь на его предложение…
        - А что же Ир-Дар?! Где он? - паника постепенно накатывала на Яглу, - почему он нам не поможет?
        - Ягла, ты не должна сейчас расстраиваться! Любое твое переживание лишь на руку нашему врагу. Он же играет на наших слабостях! Неужели не понятно! - Марк попытался успокоить девушку очевидной для него логикой, но Ягла почему-то расстроилась еще больше и у нее на глазах появились слезы.
        "Только не это!" - в отчаянии подумал Тэнг, которому всегда было легче завалить на охоте кабана, чем успокоить плачущую женщину. И он поспешил добавить:
        - Мы не можем увидеть, что делает Ир-Дар, или повлиять на это. Но я знаю его и уверен, что если есть сто способов спасти мальчика, то девяносто девять из них он уже попробовал. У нас хватает своих забот! Не мешало хотя бы выбраться из этого гиблого места! И найти причину, зачем Враске хотелось отправить сюда Яглу - было же что-то важное в ее путешествии! Все, что мы можем делать - это продвигаться вперед и искать ответ на этот вопрос! Не стоит обольщаться мыслью, что похититель детей оставит нас в покое, он может прийти в ваших снах под личиной хоть мамы, хоть бабушки. И единственный способ противостоять этому - твердо уяснить, что во сне мы никому не помогаем и ни на что не соглашаемся, как бы жаль нам не было тех, кто просит!
        Жесткий тон речи Тэнга несколько отрезвил Марка и Яглу. Хоть Тэнг и говорил очевидные вещи, но даже они показались молодым людям спасительными соломинками, за которые могло ухватиться их истерзанное сознание, чтобы выплыть из океана полнейшего хаоса, окружавшего их в последнее время.
        Немного отдохнув от бушующих эмоций пережитых событий, друзья наскоро собрались и отправились в путь. Обеденный стол, щедро уставленный явствами еще вчера, сейчас был совершенно пуст. "Так-то лучше" - подумал Тэнг. Пустой стол не внушал такого отвращения, как зелено-серая протухшая еда, украшавшая его два часа назад. Хотя он сам ничего и не делал, загадочный замок убрал все по своему усмотрению.
        ГЛАВА 35
        Ир-Дар очнулся от кошмара еще засветло, когда звезды спорили с полоской рассвета за свое место на небе. Зерван добрался и до его снов - наглый старикашка выманивал у него ребенка, а рядом стояла беззащитная Ягла с умоляющим взглядом, и он никак не мог ей помочь. В бессилии и злости он кричал и кричал на Зервана, а тот лишь ухмылялся его тщетным потугам…
        Ир-Дар посмотрел на небо - оно оставалось спокойным и безразличным к его переживаниям. Юноша оглянулся по сторонам - друзья безмятежно спали. Он остался один.
        Раньше он любил одиночество - ему всегда было о чем подумать, он с удовольствием созерцал природу какой бы она ни была - дождь, ветер, буря, мертвая жара. Ир-Дар часто ходил на охоту и ночевал под открытым небом или под навесом из веток, и привык находить общий язык с окружающим миром. Но теперь все вокруг стало окружающей войной. Если этот мудрый мир допустил появление такого уродца как Зерван, то теперь могло произойти все, что угодно. Звезды, казалось, уже ненадежно держались на небосводе, и солнце как-то неуверенно поднималось из-за горизонта. В такие минуты оставаться одному было невыносимо: упади на его плечи небо - как он сам справится с этим? Ощущение новое и неприятное. Ир-Дар загнал его подальше, в самую глубину своей смелой души, надеясь, что она найдет способ справиться с этим.
        Еще вчера вечером перед привалом они обнаружили временную воронку, в которую и собирались "нырнуть" сегодня все вместе. Выслушав истории друг друга, путешественники уже не сомневались, что связаны не только похожими лицами, но и какой-то одной неведомой им пока целью. Да, конечно, спасти Юма было сейчас очень важно, но за этим стояло еще множество других важных вещей, которые, правда, пока не складывались в единую картинку мозаики, а лежали отдельными блестящими фрагментами. Сильвио хотел больше всего увидеть Мэрилин, просто увидеть и все. Ариэль тоже скучала по Мэрилин и мечтала ее вернуть, но кроме этого сама хотела стать лучше и показать, что способна не только на глупые проказы. Миа стремилась к Марку, с каждым днем привязываясь к нему все больше и больше. Ир-Дар, гордившийся своей красавицей женой и ребенком, как гордится охотник шкурой убитого медведя редкой породы, проникся к ним такой нежностью, о которой и не знал, что она существует.
        Объединенные своими маленькими и большими стремлениями, они без особых уговоров, все как один, согласились последовать сквозь воронку за Ир-Даром, куда бы она ни привела. Предложение Ир-Дара вывести их на безопасный путь, и отправиться искать Зервана самому, было с возмущением отвергнуто: Ариэль фыркнула, Сильвио замахал руками, всполошился, хотел что-то сказать, но от волнения начал заикаться и, в конце концов, оставил свои попытки выразить бурлящие эмоции, а Миа спокойно сказала Ир-Дару, что они пойдут с ним. Голос девушки был тихим, но стальные нотки непонятно откуда взявшиеся в его звучании не оставили Ир-Дару выбора - он всегда уважал силу и возразить просто не посмел.
        Итак, солнце наконец-то разогнало звезды и заняло свое законное место на небе. Сильвио и Ир-Дар уже успели развести костер, а Миа с Ариэль колдовали над завтраком. Бог знает, куда их занесет очередное приключение, - неплохо там оказаться хотя бы сытыми. По молчаливому согласию друзья не говорили о серьезных вещах - очень скоро они вынуждены будут говорить, думать и переживать только об этом. Сейчас же со всех сторон сыпались шутки, веселые замечания и забавные истории Ир-Дара о его охотничьих похождениях.
        Но когда последний глоток чая был допит, все как-то быстро погрустнели, молча собрали оставшиеся вещи, затушили костер и цепочкой отправились по направлению к воронке. Чтобы не потеряться во временных переходах, договорились, что Ир-Дар будет думать о Зерване, а они - об Ир-Даре.

* * *
        И снова Миа летела по сводчатым коридорам, конца и края не было ее поворотам, спускам и подъемам… дважды она видела рядом Сильвио и Ариэль, но на очередном зигзаге они потерялись, и она осталась одна. Монотонность движения привела ее в какое-то сонное состояние и Миа начала грезить. Все чаще ей виделся Марк, она хотела догнать его, но никак не успевала это сделать. Пару раз ей казалось, что она сидит в какой-то пещере. А через несколько секунд она снова ощущала движение - путешествие продолжалось.
        Ее полет прекратился неожиданно и в полной пустоте. Да, да, это не было преувеличением - Миа действительно окружала полная пустота без верха, низа, права или лева. Пространство было ни светлым и не темным, в нем отсутствовали ориентиры и краски. Привыкшая к разным переделкам на своем пути, Миа поначалу не удивилась и не испугалась - она просто крепко зажмурила глаза, основательно их потерла, и лишь тогда снова осмелилась взглянуть на мир. Но трюк не удался. Это была не галлюцинация и не краткий переход - похоже, пустота оказалась конечным пунктом их назначения.
        Миа попыталась кого-то позвать, но звука своего голоса так и не услышала, он полностью поглощался окружающим пространством, не успев даже сорваться с губ. И тогда девушка заметалась в панике - бессмысленное занятие в ее положении, но ведь и вектора у ее действий теперь не было вовсе. И только лишь истратив все силы, и в изнеможении опустившись (или провалившись?) куда-то на воздух, Миа начала думать. Они все следовали за Ир-Даром - мысли их должны были держать крепче любой веревки, а значит все прибыли в одно и то же место. Но где же тогда остальные? Возможно, что и рядом, но она по какой-то странной закономерности не могла их видеть. Миа шаг за шагом стала вспоминать, что предшествовало их входу в воронку, будто отматывая пленку своей жизни назад. Вот они сосредоточенно подходят к месту воронки, и Сильвио бормочет что-то странное за ее спиной. Что же он говорил? Миа было никак не вспомнить. Потом их последнее чаепитие у костра. Когда Ир-Дар улыбался, он становился неотличим от Марка, и Миа жадно впитывала его образ, запоминала каждую мелочь, и мечтала о встрече с ее Марком. Девушка запасалась
грезами на будущее, как путешественник запасается вещами перед долгим путешествием.
        Миа так погрузилась в мечтания, что и не заметила, как пространство вокруг стало приобретать очертания и краски. Снова было утро, уютно потрескивали дрова в костре, напротив, на огромном валуне сидел Ир-Дар. Вот только вместо улыбки на его лице застыло выражение крайней озабоченности.
        - Ты тоже все это видишь? - задала странный вопрос галлюцинация, и Миа вынуждена была снова прибегнуть к трюку с протиранием глаз.
        Но трюк и на этот раз не сработал, и девушке пришлось признать, что условия игры изменились.
        - Что все? - Миа решила на всякий случай много не говорить, чтобы не показаться уж совсем тупой, признавшись, что она ничего не понимает.
        - Ну, костер, меня, степь? - не унимался Ир-Дар.
        - Да, вижу! Только вначале была пустота, и я уж заволновалась, что я застряла там навсегда, а потом появился ты…
        - Я, кажется, догадался, где мы. В Замке Вневременья - логово Зервана. Враска мне говорила, что большую часть времени он обитает именно здесь, здесь же и проводит свои гадкие опыты.
        - Но здесь же ничего нет! - удивилась Миа.
        - Здесь есть мы, и будет то, что мы захотим видеть! - шустро сказал Ир-Дар явно довольный тем, что у него нашелся ответ на вопрос Миа. - Этим и пользуется Зерван
        - он придумывает какую-то очередную гадость, крут ее здесь и так и этак, а потом уж издевается над простыми смертными. Но нет худа без добра - мы можем попробовать так же!
        - Так что это все мы придумали? - Миа обвела рукой вполне натурально выглядящий костер, Ир-Дара, чахлые кусты сбоку от полянки их привала.
        - Придумали? Нет, просто подумали об этом. Ты верно вспомнила, как мы сидели у костра… да и я думал… думал об этом… - Ир-Дар вдруг замялся и опустил глаза.
        - А почему других нет? - не унималась Миа.
        - Но ты же думала не только о костре?
        Ир-Дар поднял на Миа глаза - чего только там не было - смех, нежность, сила, но и щемящий страх потери, - Миа хорошо разглядела все эти оттенки настроений, ведь у самой в душе творилось то же самое.
        - Это все потому, что мы так похожи на наших… на наши половинки… - девушка хотела было сказать на "наших любимых", но почему-то осеклась, это слово ей показалось сейчас слишком опасным, - когда я смотрела на тебя тогда, я вспоминала о Марке и представляла, что ты - это он…
        Ир-Дар подошел совсем близко к Миа и взял ее руки в свои.
        - А мне хотелось думать, что ты - это Ягла, и когда очутился в пустоте, сразу же вспомнил о ней, то есть о тебе… нет, о вас обеих… Я так хотел бы, чтобы…
        Увы, окончание фразы Миа так и не довелось услышать - окружающий их мир стал снова меняться. Исчезла полянка, Ир-Дар и Миа повисли над пропастью - они крепко держались друг за друга, не желая больше в одиночку скитаться по пустоте. С молниеносной скоростью перед ними проносились все этапы их путешествия, но ни одна картинка не хотела превращаться в твердую реальность и друзьям только и оставалось, что ждать и наблюдать, чем же это все закончится.

* * *
        Сильвио знал, что ему надо было сосредоточиться на Ир-Даре, чтобы не потеряться по дороге, но он, конечно же, думал о Мэрилин. Он и сам не заметил, как мысли потекли в привычном русле - вот Мэрилин гуляет в саду, вот она улыбается ему, вот что-то говорит на прощание, вот она в своей комнате ставит в вазу розу, которую он ей только что подарил…
        Движение закончилось и Сильвио очнулся от грез. Он приоткрыл глаза, на всякий случай, как и Миа, протер их, а потом и вовсе распахнул. Перед ним стояла вполне живая и настоящая Мэрилин, хоть и немало удивленная. Причем находилась она в своей комнате, вот только без розы…
        - Сильвио! Как я рада тебя видеть! - Мэрилин бросилась обнимать поваренка, и расцеловала его в обе щеки.
        Сильвио захлестнула волна счастья. Сейчас ему и умереть было не жалко! Шутка ли сказать - Мэрилин его поцеловала! И не гонит от себя, все спрашивает о чем-то. Пригодится ей еще Сильвио, сослужит службу!
        - Как ты здесь оказался? Ведь это же замок пустоты во Вневременье Зервана - сюда так просто не попадешь! Ты за мной пошел? Я так и знала, что меня не отпустит мир миссис Чилии просто так… А что сталось со всеми у нас… ну, у нас дома? Как они? Как Ариэль?
        Мэрилин не могла остановиться, вопросы сыпались, как из рога изобилия.
        А Сильвио был рад стараться поделиться своей историей. Из него, правда, получился не очень толковый рассказчик, но Мэрилин умело задавала наводящие вопросы и через полчаса знала обо всех приключениях их компании. Девушка вкратце рассказала и о своем путешествии, умолчав лишь о нежных чувствах к Альтару.
        При упоминании об Ир-Даре, который отважился открыто противостоять Зервану, она приободрилась - значит, Альтар будет не одинок в своем таком сложном задании. Но вот только, где он? Похоже, что сюда он пока еще не добрался…
        В этой повисшей в пустоте комнате Мэрилин провела где-то около двух дней - благо на комоде стояли часы, которые пока еще отмеряли реальность стрелками, и девушка делала отметки на двери, когда обе стрелки вновь возвращались к двеннадцати.
        - Что же нам делать, Сильвио? Нам отсюда никак не выбраться! Я уже пробовала…
        Вопрос Мэрилин так и остался без ответа - Сильвио, казалось, был занят какими-то своими мыслями.
        Девушка действительно честно испробовала все, до чего могла дотянуться ее фантазия в полной пустоте. Она попыталась вернуться обратно, используя уже известный метод представления в уме того места, куда надо попасть. Но ничего путного из этого не вышло. Стоило ей вспомнить ту избушку, где они с Альтаром виделись последний раз, как тут же появлялся хохочущий Зерван и исчезал вместе с картинкой. Он просто потешался над ее попытками! Зато любой уголок ее пряничного домика, выплывал из пустоты как по заказу. Однако, как ни хотела Мэрилин вызвать таким способом кого-то из своих знакомых, это тоже у нее не получалось. Девушка начинала понимать, что значит по- настоящему лишиться свободы - у тебя было все, чтобы не умереть от голода и холода, но не было возможности куда либо двигаться и делать то, что считаешь нужным. Когда она по своему желанию бродила по лесам и полям за ее домом, ей казалось, что она в клетке - но та клетка была вольным ветром по сравнению с ее теперешним положением…
        Мэрилин снова подняла глаза на Сильвио и мысленно повторила все тот же вопрос: "что же нам теперь делать?"
        ГЛАВА 36
        - Я, конечно же, люблю гостей, но боюсь, что не для всех отыщутся апартаменты! Вы, кстати, надолго?
        Все еще крепко прижимая к себе Миа, Ир-Дар подумал, что его план окончательно и бесповоротно провалился. Врасплох Зервана застать не удалось. К тому же трудно было серьезно вызвать на поединок человека, который постоянно высмеивал все и вся. Поначалу такая черта казалась забавной, и некторые даже принимали ее за вежливость и доброжелательность - ведь не грубые же слова, и тон не резкий; но Ир-Дар давно уже прочитал за шутками Зервана глубокое презрение ко всему, что не было им самим. Но ничего не поделаешь, он прибыл сюда с определенной целью и будет следовать ей во что бы то ни стало. Юноша отстранился от Миа, шепнул ей напоследок пару слов, от которых девушка вспыхнула, но так ничего и не ответив, отошла в сторону.
        - Надеюсь, что долго не задержимся, беспокоиться не стоит! - ответил Ир-Дар в тон Зервану. - Но мы еще не все с тобой обсудили.
        Ир-Дар выжидающе посмотрел на Зервана - тот расплылся в своей самой благожелательной улыбке.
        - Ах да, припоминаю! Ты обещал кое-что сделать для меня. Ты хочешь поговорить о цене? У Тебя возникли проблемы с дополнительными расходами?
        Ир-Дару показалось, что при всем безразличии, которое напускал на себя старик, тот ждал реакции юноши с некоторым нетерпением и даже волнением. Поэтому Ир-Дар решил немного потянуть с ответом, пытаясь хоть как-то подорвать внутреннее спокойствие своего противника. Зерван будто угадав маневр, вмиг снова сделался спокойным и уверенным. И тут Ир-Дар решился:
        - Я не хочу играть с тобой в эти бесчестные игры. Я вызываю тебя на открытый бой - только ты и я, как мужчина с мужчиной! Померяемся силой!
        - Да ты в своем уме? - Зерван так удивился, что даже забыл пошутить. - Я же расплющу тебя, не моргнув глазом, без особого напряжения ума и тела!
        - А ты попробуй! Попробуй, ну что ты теряешь? - подзадоривал своего противника Ир-Дар, обходя его кругом и выбирая более выгодную позицию для атаки.
        Пока диалог продолжался, пустота сменилась тронным залом красно-черных тонов с высокими в цветных витражах окнами. По периметру зала высились колонны, а между ними прятались двери с золоченными ручками. "Не меньше двенадцати!" - определила на глаз Миа, на сей раз она и не думала отставать от Ир-Дара.
        "Решил драться на своей территории, значит, боится" - подбадривал себя Ир-Дар, хотя внутренне смирился с тем, что проиграет. Уж больно невероятным казался ему теперь план сражаться с нечеловеческим существом, сумасшедшем полубогом один на один в совершенно неизвестном месте. Но обратной дороги не было. Оставалось положиться на свою удачу, ведь даже хитрющая Враска доверилась ей.
        Противник Ир-Дара тем временем примерял на себя новые облики один за другим. Мастер перевоплощений, Зерван наслаждался игрой. Вот он превратился в исполина, которому голова Ир-Дара едва доставала до колен - впечатляюще, но повернуться этому исполину в тесном для него зале оказалось крайне сложно, и Зервану пришлось подправить размер. Вот уже огромный бурый медведь меряет неслышными шагами зал, сверкая злыми глазами на Ир-Дара, и оглушительный рев вырывается из его пасти. Медведь и охотник будто танцуют понятный только им танец жертвы и преследователя, где они поочередно меняются местами, и сердце Ир-Дара бешено колотится, сейчас уже от радостного возбуждения - он чувствует себя в своей стихии.
        Но Зервану и этот облик кажется неподходящим, и он снова меняется, превращаясь в металлического человека - не то робота, не то рыцаря. Его железные ноги лязнают о пол, он идет неуклюже, в руках у него смертоносное оружие - лазерный меч, догадывается Миа, видевшая что-то похожее в фильмах. Робот разит молниями направо и налево, и Ир-Дар только и успевает уворачиваться от ударов. В руках у Ир-Дара лишь его охотничий нож - неравное оружие против луча-молнии. Ир-Дар понимает, что долго ему так не выстоять, и его находчивый ум лихорадочно перебирает способы выиграть уже проигранную битву, а натренированное тело ловко скользит по мраморным плитам пола, виртуозно уворачиваясь от града ударов. И в какой-то миг в этой круговерти движений его взгляд встречатеся с глазами Миа - она почти как Ягла, и смотрит на него с восхищением и надеждой, а, значит, у него еще есть шанс! И он с новыми силами продолжает танец охотника и жертвы, убегающего и преследователя. Ир-Дар уже не видит ни луча, ни Зервана-робота, у него перед глазами только Миа, единственная веха во всей этой пустоте.
        "В пустоте?" - переспрашивает сам себя Ир-Дар, а его мозг продолжает с молниеносной скоростью листать страницы памяти в поисках выхода. Ну да, в пустоте!
        - что-то внутри соглашается с Ир-Даром, а мозг кричит: "Вот оно! Ура! Ответ найден!" Пустота - думает Ир-Дар - значит ее можно заполнить тем, что ты хочешь, как он сделал это однажды, подумав о Миа! Как же он мог забыть об этом! В мгновение ока Ир-Дар оказывается закован в легчайшие, но очень прочные латы, и в руках у него сверкает молнией такой же меч. Теперь он с новыми силами бросается в атаку, и Зерван застывает в изумлении - его трюк был разгадан! Ну что ж, пора снова меняться - и вот уже на Ир-Дара летит полчище летучих мышей, а под ноги бросаются боевые отряды крыс. Маленькие зверьки бесстрашно штурмуют крепость лат - хотят забраться под них и дать волю зубам и когтям. Ир-Дар пускает в ход меч, но убивая сотни, он привлекает тысячи других своих маленьких врагов, рискуя утонуть в этом мерзком океане движущихся серых тел и лысых хвостов.
        "Думай скорее!" - снова дает он задание своему мозгу, и тот с новой силой начинает перебирать варианты. Кружась как юла и орудуя мечом, Ир-Дар пытается представить себе еще более жутких тварей, которые поедают мышей и крыс, но безуспешно. Ир-Дар насылает на них гром и молнии, но зверькам и это не помеха. Ир-Дар решается устроить наводнение, и еле успевает взобраться вверх по колонне, чтобы самому не утонуть. Несмотря на то, что вода все прибывает, зверьки не отступаются от своей цели и терзают его уже под водой. И вот уже самому Ир-Дару не хватает воздуха, и он приказывает воде исчезнуть, что незамедлительно происходит. Его преследователи не отступают ни на шаг, и Ир-Дар продолжает просто отбиваться - он исчерпал все свои трюки. И вдруг спасительное слово "пустота" снова дарит ему надежду. Зачем бороться с тем, чего нет? - спрашивает сам себя Ир-Дар, - ведь ВСЕ это пустота!
        - Вас нет, вы НИЧТО, превращайтесь в пыль, из которой вас слепил Зерван! - кричит Ир-Дар полчищу серых тушек.
        Чудесным образом его приказ исполняется. Твари рассыпаются в пыль.
        Ир-Дар ничего не чувствует и не видит, он в изнеможении опускается на пол, опираясь спиной о колонну, пару минут отдыха, ему нужно всего лишь пару минут отдыха… Тело саднит от укусов, но он даже рад этому - боль говорит о том, что он еще жив, а значит у него есть шанс. Какое же испытание его ждет на сей раз?
        Он слышит свист ветра и мелодичный женский смех. Неужели Миа решила приласкать его! Как хорошо это она придумала! Но откуда же доносится свист? Ир-Дар разлепляет непослушные глаза - он все в том же зале, а рядом никого, ни Зервана, ни Миа. Ир-Дар знает, что это плохой знак, но сил обороняться у него уже нет. Боковым зрением он замечает какое-то движение, и, собирая остатки боевой удали, резко откатывается вбок и тут же подпрыгивает на ноги, чтобы оказаться лицом к лицу с опасностью.
        И снова юноша не готов к тому, что видит перед собой. Боевые машины и мерзкие твари уступают место прекрасному созданию из света, шелка и васильков. Ир-Дар никогда не видел таких красивых девушек - и сейчас он готов забыть и про Миа, и про Яглу, и про Юма, его сражение с Зерваном теряет всякий смысл, и ему очень хочется попросить Зервана отложить их поединок на день или два. Девушка смеется - и Ир-Дар узнает этот смех, как он мог подумать, что это Миа? Смех Миа кажется грубым карканьем по сравнению с этим голосом. Такая прозрачная кожа, такие бездонные голубые глаза, губы, как лепестки цветка, золотые локоны окутывают ее всю, как шкура диковинного зверя, а под тонкой туникой угадываются восхитительные формы. У девушки зарумянились щеки, она чем-то взволнованна, может, ей нужна помощь? Ир-Дар готов на все, он не оставит такую красавицу в беде, она что-то шепчет, но слов разобрать невозможно, Ир-Дар наклоняется к ней все ближе и ближе, вот он уже касается ее прекрасного тела своим, на нем уже нет доспехов, одна изорванная накидка, все ближе и ближе… Что же она шепчет? Так трудно разобрать слова… Еще
ближе, он должен слиться с ней, чтобы понять… А губы девушки продолжают беззвучно произносить слово за словом… слово за словом…
        - Ир-Дар, очнись! Что ты делаешь???
        Какой неприятный голос, зачем их только перебивают? Но Ир-Дар почему-то не может игнорировать этот голос, он злится и раздражается, пытаясь снова вернуться в сладкие объятия незнакомки. Но то состояние упоения куда-то бесследно пропадает, а незнакомка продолжает что-то говорить, и Ир-Дар уже может отличить отдельные слова…
        - Мы славно повеселились, юноша, а теперь за дело! - говорит прекрасная девушка голосом Зервана, и искусно увиливая от рук Ир-Дара, которые с жадностью тянуться к ее горлу, улетает в пустоту на метле. Вот он знакомый свист, который Ир-Дар слышал с закрытыми глазами!
        Ир-Дар в бешенстве носится по залу - как он мог попасться на такой хитрости! А что было, если бы Миа не позвала его? Он бы поцеловал Зервана? Какая мерзость! Он непобедим - подумал Ир-Дар в отчаянии, что я могу сделать с ним??? Но долго над этим юноше раздумывать не пришлось, потому что перед ним возник Зерван в своем привычном виде.
        - Браво! Браво! Передо мной стоит настоящий герой! Будем считать, что сегодня победил ты! - Зерван великодушно улыбнулся, - но должен признаться, что самое интересное еще впереди. Я ведь знал, что ты ни за что не захочешь отдать мне ребенка. А к цели все равно приведешь! Обязательно, сам даже не подозревая как… Кхе, кхе…
        - Не бывать этому! - Ир-Дар был разъярен и вполне способен придушить Зервана, если бы… если бы, конечно, тот всегда оставался Зерваном, а не менялся поминутно…
        Отложив свои кровожадные помыслы до лучших времен, он схватил оцепеневшую от всего происходящего Миа и устремился с ней к одной из дверей с золотыми ручками. Дверь без хлопот открылась, и друзья заскользили вниз по наклонной плоскости в полнейшей темноте.
        - Что и требовалось доказать! - спокойно заключил никуда не торопившийся Зерван. - значит это была именно та дверь! Ну что ж, они мне проложат дорогу, а я отправлюсь следом!
        ГЛАВА 37
        Ариэль и не предполагала, что здесь может быть так красиво. И не просто красиво, а спокойно, радостно, уютно, безопасно. Колонны из золотого света, уходящие в небо, росли как деревья на мягкой, покрытой мхом земле. Колонны казались живыми существами, у девушки было впечатление, что они дышат, чувствуют, понимают. Ариэль даже захотелось заговорить с одной из них, но она решила отложить столь волнующее знакомство на потом. Несмотря на то, что в колоннах преобладало золотое свечение, внутри струились потоки зеленого, розового, фиолетового света. Сколько хватало глаз, они переплетались в причудливые узоры, каждый из которых не повторялся, и в каждом была симметрия и гармония. Ариэль зачарованно переходила от одного золотого столба к другому, не в силах оторвать глаз от этого чуда. Наконец, любопытсво пересилило, и она оглянулась по сторонам - золотой лес продолжался в бесконечность, сквозь мох, словно редкие драгоценные камни пробивались маленькие цветы. Все здесь имело свое свечение, будто ореолы окружали каждую даже самую маленькую травку. И раскидистые деревья, и вода в речке неподалеку, и облака
на небе - все светилось, искрилось, переливалось! Ариэль была в полном восторге!
        Вот только что-то не состыковывалось в ее голове. Они же отправлялись в логово к Зервану, а попала она в настоящую благодать. Может, Зерван вовсе не был таким злостным, как про него вещали со всех сторон? А может, она просто отбилась от своих… Да, наверное, она потерялась. И это было не первый раз. Подвижная и любознательная Ариэль привыкла к тому, что если все шли в одну сторону, она всегда сворачивала в другую - уж очень не хотелось пропустить ничего интересного, что могло лежать ну буквально в двух шагах от проторенной дороги. И теперь, пока эти сумасшедшие влюбленные сломя ноги мчались на поиски своих потерянных половинок, думая, что спасают мир, она вдруг задалась вопросом, что осбирается делать Зерван с ребенком - зачем тот ему нужен? Ну, изменить мир, понятное дело, или создать свой собственный, тоже неплохая идея - но как именно это произойдет? Что такого особенного было в том малыше? Вопреки строгому наказу Ир-Дара мысленно держаться вместе во время перемещения, чтобы не отстать от группы, она невольно возвращалась к занимавшему ее вопросу. И немудрено, что на каком-то повороте осталась
совсем одна, а потом ее катапультировали сюда.
        Впрочем, Ариэль не жалела об этом. Ей здесь все нравилось, кроме разве что того обстоятельства, что поговорить и поделиться впечатлениями было абсолютно не с кем. По крайней мере, пока. Но сидеть на месте Ариэль, конечно же, не собиралась.
        Не прошло и пяти минут, как девушка бодро вышагивала в приглянувшемся ей направлении. Так как не было никаких ориентиров, по которым можно было бы двигаться
        в какую-то определенную сторону, Ариэль последовала зову души и пошла туда, куда ей захотелось. Если уж смотреть правде в глаза, Ариэль так делала всегда.
        Довольно быстро она поняла, что проголодалась - бог знает, сколько времени прошло с их последнего совместного завтрака - это могло быть и несколько минут, и два часа, и полдня. Ариэль не составило труда тут же найти вполне съедобные и вкусные плоды раскидистого дерева с корой розового цвета, так кстати растущего на обочине дороги. Одного плода вполне хватило, чтобы насытиться, а про запас Ариэль решила ничего с собой не брать - розовостволые деревья росли вокруг в большом количестве, так что голодной она уж точно не останется.
        В приподнятом настроении Ариэль шла дальше. Ее охватила непонятная эйфория - девушка и раньше в отличие от своей печально-романтичной и вечно вздыхающей о чем-то сестры обладала неунывающим характером и деятельной натурой, но сейчас она была просто переполнена беспричинной радостью и готовностью померяться силами хоть с самим Зерваном, все было ни по чем!
        Прыгающая будто мячик по дорожке Ариэль и не заметила, что за ней давно уже следят несколько пар внимательных глаз. Да и где ей было заметить это - экскорт не создавал ни звука, ни шороха, отдельные фигуры беспрестанно меняли свою форму, так что и под пристальным взглядом сливались в бесконечное мелькание движущихся теней.
        Ариэль же пока беззаботно напевала какую-то простую песенку и продолжала свой путь. Дорога шла в гору - зигзагами она поднималась сквозь небольшой лесок, который выглядел уже совсем по-домашнему, или Ариэль просто так казалось? Видившийся таким легким путь снизу на середине подъема оказался довольно трудным. Эйфория постепенно выветривалась из головы девушки, дыхание участилось, во рту пересохло - хотелось присесть отдохнуть, а то и поспать - но Ариэль знала, что она так ни за что не поступит. Любопытство просто не позволяло ей остановиться на середине дороги, когда впереди ее ожидало что-то удивительное. В последнем она нисколько не сомневалась и продолжала упрямо идти дальше. Ее преследователи скользили за ней светящимися тенями.
        Когда Ариэль наконец-то вылезла на полянку, венчающую вершину горы, ее ждало разочарование - там все было так же красиво, как и везде в этом мире, но она же шла сюда за чем-то исключительным - она это точно знала.
        И исключительное все же не замедлило появиться. Не грандиозное что-то, но все же: не часто увидишь смотрящую тебе прямо в глаза белоснежную пуму! Ариэль моргнула, но пума никуда не исчезла. "Настоящая!" - восторгу девушки не было предела. В своем родном лесу кроме белок, да синичек Ариэль больше никого и не видела, и лишь из старой потрепанной книжки, неизвестно как очутившейся в их доме, она знала, что мир животных этим не ограничивается. Но вот увидеть воочию такую красавицу! Ради этого стоило и попотеть!
        Опомнившись от первой волны восторга, девушка заметила, что пума внимательно смотрит на нее, будто ожидает какого-то действия. Странное дело - у этой дикой кошки взгляд был более осмысленный, чем иногда бывал у ее родной матери… Ариэль двинулась навстречу грациозной фигурке, и та, будто только этого и ждала, поднялась и направилась к противоположному склону горы, постоянно оглядываясь, словно приглашая Ариэль следоват за ней. И Ариэль охотно выполнила ее немую просьбу.
        Ариэль даже не пришлось думать, куда ее может привести кошка. Стоило ей дойти до другой стороны полянки и посмотреть вниз на долину, как вопросы отпали сами собой. В полуденных лучах далеко внизу сверкал и переливался всеми цветами радуги чудо-город. Как и все здесь он имел свое особенное свечение, только свет этот был еще ярче. Ариэль вовсю глазела на башенки, шпили, купола, красные покатые крыши чудесных домов - ни один не повторял своего соседа, но вместе они представляли собой гармоничное единое целое. За таким занятием девушка не заметила, как пума-проводник растаяла в воздухе, и ее место сменил старик с вороном на плече.
        - Карр! - прокричала птица, привлекая внимание девушки, и та буквально подпрыгнула от неожиданности.
        - Кхе-кхе, - прочистил горло старик вслед за своим питомцем, и дружелюбно улыбнулся, обнажив довольно крепкие зубы.
        Ариэль молчала - ей было немного жаль, что такая красивая пума ушла, но и обществу старика она тоже была рада.
        - Что это за город? - наконец нарушила молчание девушка не из необходимости поддержать разговор, а потому что это ее действительно интересовало.
        Старик улыбнулся еще шире, одобрительно кивнул и произнес неожиданно звонким для его возраста голосом:
        - Это город залий, что находится в Сердце Золотых Нитей!
        - Ух ты! - Ариэль это ничего не объяснило, но она почему-то обрадовалась.
        ГЛАВА 38
        С самой вершины холма она спускалась вприпрыжку, и все равно отстала от вроде бы и неспешно идущего впереди старика. Это нисколько не раздражало, только рождало новые вопросы, которые и так в избытке роились в голове Ариэль. Но для начала ей надо было догнать своего ответчика, а сделать это получилось только в самом низу.
        Тропинка с холма органично вливалась в узенькую уютную улочку, девочка и глазом моргнуть не успела, как оказалась в самом городе, которым она совсем недавно любовалась с высоты птичьего полета. Чувствовала она себя здесь просто прекрасно. Ариэль казалось, что она вернулась в свой давно забытый дом и сейчас обязательно встретит давнишних друзей, с которыми провела все детство. Тем временем они продвигались дальше - улочка расширилась и превратилась в настоящую улицу, домики с обеих ее сторон утопали в цветущих деревьях, незнакомых Ариэль, но от этого не менее красивых и благоухающих. Затем они миновали площадь с фонтанами и клумбами, и снова нырнули в улицу, которая мостиком шла через речушку - надо же, там плескались живые рыбки, и они были такими же радостными и спокойными, как и все вокруг. "Ну откуда же я все это знаю?" - гадала, глазея по сторонам Ариэль, и не могла угадать.
        Самое время было начинать задавать вопросы - вот только кому? На какой-то миг она упустила старика из виду, и он исчез! Впереди шел какой-то статный юноша, но старика не было… Ариэль подбежала к нему и, стесняясь, чего с ней никогда не бывало, стала сбивчиво спрашивать про старика и ворона, путаясь в объяснениях. На середине фразы она и вовсе замолчала - только теперь девушка заметила, что юношу соровождала уже знакомая ей белая пума.
        Юноша, казалось, понял ее взгляд, улыбнулся, и пума улыбнулась вслед за ним!
        - Мы рады, что ты наконец-то пришла, Ариэль! - сказал он знакомым голосом. - Мы ждали тебя, скоро ты получишь ответы на все свои вопросы. Пойдем!
        Юноша увлек ее за собой в какую-то дверь, раньше не примеченную, и они сразу же попали в светлую и чистую гостиную - заваренный чай уже ждал их на столе, на диванчике сидела женщина с милым, домашним лицом, кошка на подоконнике тщательно мыла лапкой мордочку, будто приглашая гостей.
        Ариэль тут же усадили за стол, заставили основательно поесть - пару уже знакомых ей плодов, несколько ломтиков, похожих на мясо, но намного вкуснее, какие-то местные сладости, и к чаю булочки, по вкусу напоминающие булочки мира миссис Чилии, но все равно не те. И только увидев, что гостья полностью сыта и довольна, хозяева начали разговор. Их звали Даниэль и Дария, хотя как они сами признались, имена у них появлялись только для гостей, сами по себе они не нуждались в этом. Они жили в городе залий и были хранителями Золотых Нитей.
        - О нас ходят самые разные истории по всем мирам, - стал рассказывать Даниэль, - иногда нас рисуют как страшных и кровожадных существ. И мы, честно говоря, с радостью поддерживаем эти слухи - в наших землях трусливых съест собственный страх, так пусть лучше они останутся жить в своих мирах. Все, чего мы действительно хотим - это сохранить Золотые Нити… Так уж случилось, что они основа всех жизней. Наш народ давно вызвался служить им, и это служение потребовало от нас больших измений. Мы научились менять свою внешность - тут Даниэль улыбнулся - как ты уже поняла, тем стариком был я! Мы научились понимать зверей, и дали им возможность понимать нас. С тех пор, они часто живут с нами…
        И впрямь, подумала Ариэль - пума не была похожа на домашнюю кошку, она скорее выглядела и вела себя как друг. Сидела на диванчике, положив голову на плечо Дарии, и вовсю смотрела на Ариэль.
        - В награду за свою преданность наши предки получили светящийся мир. Здесь ты никогда не увидишь тени, даже ночью - только свет! С тех пор мы познали много, очень много, приобрели силу, какая вам и не снилась, и все-таки осталось кое-что, чего мы не можем сделать сами! Раз во многие века открывается вход в эту страну, и мы ждем, что придут те, кто нам поможет. Прийти сюда не просто, надо пройти через Ангарон, и более того - надо знать, куда именно хочешь попасть! У тебя это получилось, но…
        - Подождите, подождите! - заволновалась Ариэль, - я сюда попала совершенно случайно, и никого не думала спасать, и ничего про вас не знала, сперва хотела найти сестричку, а потом мы все решили помочь Ир-Дару… и… вот я здесь!
        Она искренне надеялась, что вышла какая-то ошибка, и сейчас Даниэль и Дария сами признаются в этом. Здесь надо было бы оказаться Ир-Дару, или Миа, или Мэрилин - они же стремились к чему-то этакому, а она просто пришла из любопытства и ни на какие серьезные дела была не способна!
        Но ее гостеприимные хозяева и не думали признавать ошибку, они молча смотрели на нее и улыбались, будто и не слышали Ариэль.
        - Ну что вы молчите, я не гожусь в герои! Я просто… ну, я… я задумалась не о том! Мне говорили, чтобы я думала об Ир-Даре, а я думала о том, зачем Зервану нужен ребенок, и попала прямиком сюда… Если бы…
        Ариэль осеклась на полуслове. Она сама себе перестала нравиться. Люди просят помочь, а она в кусты - где же ее смелость? Стыдно будет потом перед Мэрилин, да и перед всеми остальными… если она их увидит, конечно…
        - Ладно, что там надо сделать, я постараюсь… - наконец понуро произнесла девушка.
        - Прости, но если бы ты знала заранее куда попадешь, и что надо сделать, ничего бы не произошло. Таково правило. - принялся снова объяснять Даниэль. - Но ты будешь не единственной нашей гостьей, по крайней мере, мы надеемся на это. Раз во многие века должно произойти обновление, иначе Золотые Нити угаснут и все мы рассыпемся в прах. Мы сами не способны на это, наш народ слишком долго существует здесь, он приобрел много знаний, но утратил то, что присуще молодости - непосредственность, безудержное стремление менять мир, способность делать ошибки, совершать необдуманные поступки. Тебе и твоим друзьям в этот раз предначертано сделать что-то, что даст новую силу Нитям. Или не сделать… мы никогда не знаем, удастся ли это каждый следующий раз…
        - И всем превратится в прах? Нет уж! Я против! - в сердцах сказала Ариэль - Мы обязательно прорвемся!
        Несмотря на весь пыл произнесенных слов, девушка все же была растеряна. Это вам не со старушками поясничать. Шаг в сторону - и даже представить трудно, что может произойти. Неужели всем героям приходилось так несладко? Эх, был бы здесь Ир-Дар…
        Внимательно слушающая разговор пума понимающе улыбнулась. Ариэль была почти уверена, что при случае кошка и свое мнение может высказать, просто этот самый случай еще не настал.
        Даниэль, будто ничего не замечая, продолжал:
        - Твои друзья обязательно придут за тобой сюда, это мы знаем. Но вот когда это случится, как это произойдет, и что они сделают потом, нам не известно. Более того
        - мы не имеем права диктовать вам свою волю, даже если видим, как будет лучше. Ты можешь ожидать их здесь, и можешь отправиться сама на их поиски и привести сюда. Мы оставим для тебя открытой временную воронку, ты быстро ее найдешь. Выбор за тобой…
        Даниэль замолчал, и уставился куда-то в пол, Дария засуетилась и стала хлопотоать по хозяйству, пума принялась вылизывать свою и без того белоснежную грудку. Ариэль осталась один на один с беспокойными мыслями. От предоставленной свободы выбора шла кругом голова, очень хотелось, чтобы кто-то старший и сильный показал пальцем в нужную сторону, и она бы безоговорочно туда пошла, но старшие и сильные не спешили размахивать руками, и это неимоверно злило! И еще очень хотелось закапризничать, от души расплакаться, но Ариэль почему-то показалась, что хоть в истерике она бейся, никто на нее не обратит внимания, пока решение не будет принято. Ох, как много приходится думать! А ведь она даже книжки не любила читать… и, наверное, зря. Может, там про что-то такое подобное уже и было написано…
        Так, надо вспомнить, как я выбирала раньше, когда не знала, кому именно подсовывать сегодня вечером мокрого кота в постель… хм, я представляла, с кем получится веселее, тот и становился жертвой… ну иногда жалела, если старушки попадались милые и безвредные и подстраивала "сюрпризы" злобным каргам… так, стоп… а как я понимала, что они злобные? Ну, есть же в человеке то, что способно отличать плохое от хорошего - сама себе ответила Ариэль. И что же это такое? Сама Ариэль не могла придумать название этому чему-то непонятному, но Мэрилин как-то сказала ей, что есть такое слово "совесть", она от бабушки его слышала, это когда в тебе говорит все самое лучшее, а дурное молчит. И еще бабушка рассказывала, что раньше все люди жили по совести, а потом совсем забыли, что это такое. И с тех пор Ариэль старалась перед каждой каверзой спрашивать свою совесть, и та ее никогда не разочаровывала с ответом. Но со всеми этими путешествиями, похищенияими и поисками девушка совсем позабыла про такого надежного советчика! Ох, как кстати она об этом вспомнила!
        И Ариэль начала советоваться, что теперь уже было не так-то просто. Она отчетливо почувствовала, что уйти сейчас не может, но и сидеть и ждать, когда все само собой решиться, было тоже неправильно. Есть какой-то третий вариант, которого ей никто не назвал, может из-за царившего здесь дурацкого правила ничего не говорить заранее, а может из-за того, что здешние полубоги и впрямь перестали понимать простые вещи… Вот только, что это было? Уйти отсюда, собрать всех и привести по протоптанной дорожке? Нереально. Она даже не знает, где их искать. Сидеть здесь, любоваться местными красотами, посетить пару музеев, если они, конечно, есть, может послушать рассказы говорящей пумы? В другое время - с удовольствием! Но сейчас, зная, что может кого-то уже нет в живых - ни за что она не сможет так хладнокровно убивать драгоценное время! Надо подумать… надо подумать… Что их всех объединяло? Желание кого-то найти… кто кого… ну а потом они искали Зервана и ребенка… гм… а может кто-то уже и нашел… ой, ну до чего сложно все это!
        Ариэль будто вынырнула из полусна и поглядела по сторонам. Рядом никого не было - она и не заметила, как ее тактичные хозяева разошлись по своим делам. Ушла даже пума. Солнце уютными дорожками ложилось на пол комнаты; и вот что странно - ни один предмет на его пути не являлся препятствием - свет шел через стулья, столы, цветы на подоконнике, утыкался в стенку, и нет сомнения продолжал свой путь и за ней! Ах, да, здесь же нет тени, вспомнила Ариэль! Свет проходит везде, и любопытные лучики знай себе летят через все подряд, и никогда не останавливаются… интересно, а потом они снова утыкаются в солнце? Нет, ответила сама себе Ариэль, они летят дальше, пока не узнают все, что хотели узнать… и я пойду дальше, пока не узнаю то, что я хотела узнать! Я ведь хотела знать, зачем Зервану нужен ребенок, вот пойду к нему и спрошу! Ура! Это было именно то, что нужно! Ее совесть заговорила с ней! Надо найти Даниэля, и все ему рассказать! Уверена, он будет рад!
        Девочка выбежала на улицу, набрала было полные легкие воздуха, чтобы позвать своих друзей, но так и застыла с надутым ртом. Ариэль почувствовала, что что-то безнадежно сломалось. Тот особенный свет, который был здесь у каждой вещи, куда-то пропал, испарился, исчез! Места нарядных домиков занимали убогие домишки с потрескавшимися стенами и облупившейся краской, улицы вмиг стали грязными, цветы превратились в кладбищенский плющ, небо заволокло свинцом, и видно не выдержав этого безобразия, сама земля стала мелко подрагивать, стремясь сбросить с себя уродливые нагромождения.
        И ни одного человека вокруг! Никто не бежал в панике, не толкал впереди себя тележку с вещами, не призывал соседей прятаться в подвалы - все исчезли, будто не вынесли вида неухоженных улиц и от обиды просто растворились.
        - Даниэль! - все же позвала Ариэль, но уже намного более тихим голосом, чем собиралась сделать до этого.
        И удивительно, но ее призыв был услышан!
        - Я здесь, - так же тихо отозвался незнакомый на вид человек с голосом Даниэля, - иди за мной.
        Ариэль недоверчиво покосилась на своего нового провожатого, но вспомнив старика, покорно пошла за молодым человеком. Если Даниэль номер два был хрупким юношей с тонкими чертами лица, внимательными карими глазами и длинными до плеч иссиня черными волосами, то Даниэль номер три выглядел как настоящий воин - только меча на поясе не хватало. Приземистая крепкая фигура, короткие стриженные ежиком русые волосы, видавшие не одну битву уставшие голубые, почти прозрачные глаза, поджатые губы.
        - В такие моменты я надежнее себя чувствую, когда смотрю на мир глазами бывалого вояки… - не оборачиваясь ответил на невысказанный вопрос девушки Даниэль.
        - Да я уже привыкла, - не совсем честно сказала Ариэль, успевая на ходу разглядывать ладную фигуру воина. Таким он ей нравился намного больше.
        "О чем я только думаю!" - сама себя осадила девушка, - "тут мир провалится скоро к Зервану в лапы, а я…а что я? Может последний раз живем…"
        - А что происходит, Даниэль? Почему все рушится, и где ваши светлые улицы? - перебивая свои собственные мысли, спросила Ариэль.
        - - Это времененно… но не безопасно… - ответ был не очень содержательным, и всю оставшуюся дорогу Ариэль молчала.
        Видно, вместе с внешностью, у Даниэля поменялся и характер. Из охотно вещающего молодого профессора-всезнайки он превратился в молчаливого молодца, презирающего долгие беседы.
        Наконец, они дошли до возвышающегося на очередной площади золотистого цвета купола
        - единственного здания, которое сохранило хоть какой-то намек на былую чистоту и ухоженность. Даниэль, не мешкая, нырнул в узенькую дверку, Ариэль за ним.
        Девушка ожидала, что там будет много людей, беспорядочно снующих туда-сюда, разводящих костры, варящих чай. Но не тут-то было. Те немногие посетители, которые уже дошли до купола, собирались небольшими группами и мирно беседовали, каждый выбирал помещение на свой вкус - кухни, гостиные, столовые, открытые террасы - все вмещалось в единый гармоничный интерьер, будто это и было задумано для одной семьи в сто человек…
        - Это наш оазис, - пояснил Даниэль - то, что нам пока удается сохранить нетронутым в любых ситуациях. Здесь и спасаемся.
        Он провел Ариэль на террасу, увитую дикой розой, и, не дожидаясь, пока девушка усядется, торопливо начал.
        - Ариэль, я знаю, что решение у тебя готово, и мы считаем, что твой выбор верный. Но ты много еще не знаешь, и тебе, скорее всего, придется постигать это самой, я могу не успеть сейчас все сказать…
        - И все же, почему вы рушитесь? Вы такие умные, не можете это остановить? Не верю!
        - Мы узнали многое, я уже говорил, но каждое знание должно быть оплачено - и это наша плата. Мы стали менять свою внешность по своему усмотрению, и мир стал менять свою. Мы получили власть над своими мыслями и поступками, и они стали руководить нами. Если тебе что-то принадлежит, и ты этим гордишься, то ты сам начинаешь принадлежать этому не меньше… Взаимный плен получается. Ты умная девушка, но вряд ли это поймешь…
        Ариэль лишь кивнула, но про себя подумала, что ответ она, конечно же, знает - уж больно серьезными здесь были люди, чтобы плюнуть на все эти знания и пойти дальше, а может быть и отступить назад, какая вобщем-то разница? Лишь бы выиграть битву!
        - И вот еще что, Ариэль, будь внимательна, на обратном пути от тебя многое зависит…
        Ариэль, конечно же, было очень интересно, какие еще подвиги она должна совершить по дороге, но этого девушка уже не услышала. Она и глазом не успела моргнуть, как очутилась подвешенной в пустоте прямо напротив неприятного на вид старикашки.
        ГЛАВА 39
        Альтар шел по пещерным тоннелям, как ему доводилось делать сотни раз до этого, и не узнавал их! Казалось, правила игры менялись на ходу, а его никто не предупредил. Но пришедшая на смену отчаянья отрешенность помогала находить ему верный путь. Час назад он думал, что самое дорогое у него отняли, и из-за этого он потерял свою силу, но потом пришо понимание, что самое дорогое - его честное имя и выбранная дорога, навсегда останется с ним… А Мэрилин - это дар, боги дали, боги взяли… С ней жизнь приобретает невиданные доселе краски, но и без нее он не свернет с пути. Ради нее же, чтобы остаться для девушки героем, где бы она ни была. Так думал Альтар, и чеканил каждый шаг, и эта его решимость гулким эхом разносилась под невозмутимыми сводами пещер.
        Идти пришлось долго, но Альтара это не смущало; страх потерять то, что ему не принадлежит, растворился, накатившая было неуверенность отступила - он знал, на что шел. Он искал ту единственную воронку, через которую можно было попасть во Вневременье Зервана. И он ее найдет!
        Счет времени Альтар не вел. Он только помнил, что несколько раз остановился на короткую передышку для сна, и пару раз пообедал (а может и позавтракал) тремя оставшимися в кармане сухарями, запив их водой из фляги. Щеки юноши впали, заросли щетиной, волосы слипшимися прядями падали на лоб, одежда мешковато висела, глаза блестели - ни дать, ни взять больной лихорадкой и уже на опасной стадии. Только лихорадка эта была другого толка. Подобно тому, как тело, заболев, не может избавиться от сильной инфекции без температуры, так и путник, бывает, не сможет идти дальше, пока не сожжет в себе все лишнее, что наливает его ноги свинцом, и пускает скребущих кошек в душу. И Альтар весь горел этим внутренним огнем, не осознавая, что происходит, не задумываясь об этом, желая только дойти и сделать то, что он должен.
        Путь Альтара закончился в хрустальном гроте. Он никогда не бывал здесь раньше, но слышал много дивных историй про этот грот. Может, причиной всему были необыкновенные прозрачные сталктиты и сталагмиты - освещенные, как и все ангароновские пещеры, ниоткуда, они и впрямь заставляли путешественников думать, что те находятся в капле хрусталя. Причудливых форм блестящие колонны то и дело вырастали на пути, и поначалу возникал страх заблудиться в этом белом лесу, но заблудиться там было невозможно. Грот настолько обострял чувства и способности попавших туда, что каждый посетитель точно знал, куда ему следовало идти, чтобы получить желаемое. Впрочем, посетителей было не так уж и много. Поговаривали, что и сам грот и подходы к нему, хоть и находятся в пещерах Ангарона, немножко смещены по временной и пространственной составляющей, и попасть туда можно только определенным образом настроив свой мозг. Секреты такой настройки не раздавались даже посвященным, Альтару лишь вскользь сказали, что он сам поймет, когда придет время. Этот грот слыл самым древним строением их миров, и был одинаково и интересен, и
крайне опасен. Ну что ж, подробности Альтар скоро выяснит сам.
        Пройдя несколько рядов стеклянных колонн-деревьев, он вскоре оказался перед такой же, как и все здесь, прозрачной капсулой в человеческий рост. Ни пульта управления, ни рычагов, ни сидений - капсула была абсолютно пуста. И Альтар понял, что она ждет именно его. Он без раздумий шагнул внутрь, подождал, пока бесшумно закроется створка, и мысленно произнес тщательно отрепетированную цель - выполнить свой долг и любить Мэрилин. Больше он никуда не спешил. Он замер и стал ждать своей участи.

* * *
        Аль видела, как Альтар вошел в капсулу - но сделать уже ничего не могла. Его осунувшееся лицо с серьезными серыми глазами показалось ей лицом незнакомца. "А мальчик вырос", - подумала Аль и сердце сжалось от этой непрошенной мысли. Ей бы сейчас самое время искать обходные пути, чтобы вмешаться, и помочь если не всей компании, то хотя бы своему брату, но никому еще не удавалось обхитрить судьбу - в последнее время она слишком часто напоминала себе об этом.
        Да и как тут не пуститься во все тяжкие - путь-то выбран не из легких. Ее предупреждали, что выбранный путь - единственный путь - легкий, тяжелый, уже не важно. Если бы только Альтар не встретил Мэрилин - нет, это было маловероятно… ну скажем, Ир-Дар не нырнул бы за Враской в воронку, или та же Мэрилин не нажала злополучную кнопку… или хотя бы Ариэль не геройствовала и осталась на месте… Вот и она сюда пришла, чтобы предупредить Альтара. Но так ничего и не сделала. Поняла, что не остановить, когда увидела его решимость. Она бы лишь внесла сомнение, спутала его своими предвидениями. А если они все же исполняться? Аль отбросила недобрые предчувствия, пусть они будут заботить ее потом, если оправдают себя. У них у всех еще оставался шанс на успех.
        Грот начал подрагивать и Аль озадаченно стала поглядывать на стенки. Пока они оставались на месте, небольшие трещины под ногами не в счет. Ну что ж, это было начало конца - рвались нити. "Как сердце Альтара" - печально подумала Аль, - "они рвутся на части, как сердце Альтара" - повторила она еще раз про себя.
        ГЛАВА 40
        Капсула, она же временная воронка, не стала переспрашивать, правильно ли она поняла направление, а через минуту самоуверенно звякнув какой-то невидимой глазу деталью, открыла дверь в теплый, благоухающий весной мир. Альтар сделал шаг вперед, и его транспортное средство, поколебавшись в воздухе, тут же растворилось.
        Буйная растительность окутывала все вокруг, благо солнцем мир был не обижен. Как же давно Альтар не видел настоящего, теплого солнца! Только теперь он понял, насколько ему надоела сырость пещер и вечно серое небо Ангарона. "Эх, искупаться бы сейчас в реке, и позагорать на песочке!" - подумал юноша и сам улыбнулся своему неуместному желанию.
        Поблизости не было ни одной дороги, зато Альтар без труда нашел тропинку, узенькую, но хорошо протоптанную - по ней он наверняка выйдет к людям. Юноша знал, что на сей раз он миновал Зервана - его Вневременье просто не могло быть таким солнечным! Он найдет здесь что-то другое, важное для его задания. А может, и кого-то. Неужели, Мэрилин? Сердце подпрыгнуло в груди, и Альтар заставил его успокоиться. Прислушался к своим ощущениям, нет, девушки здесь не было. Оставалось ждать и наблюдать.
        Очень скоро тропинка вывела юношу к небольшому поселку у реки, слева тщательно замаскированная растительностью возвышалась Пирамида, о назначении которой Альтар догадался сразу. Он понял, что миновать ее в любом случае не получится, но сразу туда не пошел - устроился на удобном пригорке понаблюдать за происходящим. Повертевшись на полянке, он, в конце концов, приземлился точнехенько на то место, где совсем недавно сидела Мэрилин, однако спать Альтар не собирался.
        Людей в поселке почти не было - несколько малышей возились в луже, запуская самодельные кораблики, да две женщины хлопотали над костром, видно готовили обед, или завтрак? Странно, в таких диких местах не строили огромных пересадочных станций в виде Золотых Пирамид. Такое возможно, только, если у нее есть смотритель. Причем смотритель этот, если и существовал, то, судя по всему, не скрывался. Как необычно… Хотя, одна догадка у Альтара была. Он еще помнил времена, когда нескольких посвященных отправили в ссылку в отсталые культуры. И он помнил одну из первых своих сопровождаемых, она так не хотела расставаться с прошлым, что чуть не убила его. Враска, ее звали Враска. Неужели они снова встретятся?
        И словно приближая отгадку, откуда-то со стороны Пирамиды вышла женщина, одетая в черный расшитый золотом плащ, и быстрым шагом пошла через поселение. "Кто бы это ни был, он выведет меня в нужное место", - решил Альтар и поспешил за плащом. Через несколько неожиданных поворотов женщина снова углубилась в поселок, а потом резко вышла к лесу, но, не доходя до него, нырнула в какой-то домик с заднего хода. Домик так сильно отличался от остальных жилищ, выглядел таким серым и убогим, что, не зная специально о его существовании, его можно было спутать с местным ландшафтом. Но теперь Альтар знал.
        Осмотрелся по сторонам - никого - рыцарь осторожно заглянул в окно. Вот удача! Около противоположной от окна стены стояла колыбелька, а над ней склонились две женщины. Одна уже знакомая Альтару по черному плащу, наклонилась над ребенком, так что ее и не разглядеть толком, другая - видно, хозяйка дома, с пресным лицом, особа неопределенного возраста. Альтар не судил людей по возрасту. Его народ, например, старел совсем по-другому - и в сто лет они могли выглядеть как в двадцать, только мудрости в лице прибавлялось. А умирали, когда чувствовали, что время пришло, а не от болезней и хандры. Хотя для рыцарей смерть могла прийти от чего угодно, но и они не сдавались без боя. Про других людей Альтар знал, что они стареют очень быстро, и каких-нибудь десять лет способны стереть все человеческое с их лица, превратив в глупых кукол. Джо часто рассказывал им с Аль про такие метаморфозы, но к счастью, и у него случались исключения.
        Альтар все смотрел в окно, и ждал, когда откроется лицо той, второй женщины. Будто почувствовав его взгляд, она взяла ребенка на руки, поднялась и сама посмотрела в окно. Альтар отпрянул, но лицо он успел узнать. Да, это была она, Враска. Гордая, не примирившаяся, умная, красивая своей злой красотой, она выглядела величественно и жалко одновременно. "И снова мы встретились" - с какой-то обреченностью подумал Альтар, - "а ведь она так ничего и не поняла…"
        Рассматривать убранство комнаты дальше Альтару не было необходимости. Он увидел достаточно. В руках у Враски был именно тот ребенок, за которым сейчас гоняется половина осознанной Вселенной - он не сомневался в этом. И еще Альтар знал, что без этого дитя он отсюда не уйдет. Ворваться в комнату, выхватить его из рук и гнать к Пирамиде Альтар бы смог, но не хотел. Пусть этот мир и после его ухода останется нетронутым и спокойным, он не будет сеять панику. Тем более, малыш тоже может испугаться. Он сделает все ночью, а до этого момента, разведает, что творится в Пирамиде.
        С эими мылями Альтар отошел от окна, тщательно сметая пылью свои следы, и растворился в ближайших зарослях.

* * *
        Вскоре Враска вышла из домика, снова воспользовавшись задним двором, и засеменила к себе в Пирамиду. Альтар справдливо предположил, что обычные визиты она наносит с ровной спиной, ступая широким уверенным шагом, а сейчас очень боится быть узнанной. Ну что ж, его догадка подтверждалась. До Пирамиды они дошли очень быстро
        - впереди ничего не подозревающая Враска, а за ней бесшумный Альтар. Юноша сразу разобрался в нехитром устройстве помпезного сооружения. Он обнаружил вход, увидел, что тот не охраняется - видно, страх действовал на дикарей лучше всякой силы, приблизительно представил расположение зала, где может быть капсула или пульт, или кабина… Что он будет делать, если придется сражаться с Враской? Не может же он убить женщину, или даже ранить! Но она, как хорошо помнил Альтар из своего прошлого опыта, способна быть очень хитрой и коварной. Заранее отправить ее к старейшинам? А вдруг она предупредила свою няню убить ребенка или сделать еще какой-то решительный шаг, если с нею что-то случится. Да, тут надо было подумать… Когда в дело вмешивалась женщина, все становилось так запутано…
        На составление плана у него оставалось еще несколько часов. Альтар вернулся на свой наблюдательный пост и всерьез задумался. Но буквально через несколько минут его осенило! И действительно, Пирамида - не один способ вырваться отсюда. Есть же еще воронки! Надо найти только те, что поблизости, здесь должно быть хотя бы несколько! Обычно возле них царило странное запустение, это видный всем признак, ну и еще оставалось особое чутье самого Альтара на такие вещи. Юноша тут же бросился проверять свою догадку.
        Он снова вышел к серому домику, где мирно спал ничего не подозревающий о предстоящем путешествии ребенок, дождался, пока пройдет своей дорогой мужчина, посидел в кустах еще немного - и снова повезло - хозяйка ушла с большим лукошком по каким-то домашним делам! Можно было начинать!
        Альтару понадобилось не больше получаса, чтобы обнаружить пять временных воронок, буквально опоясывающих дом! Удивительно, как тут могла жить та женщина с бесцветным лицом - если она, конечно, сама не была хранительницей, а может и просто сторожем порталов? Вряд ли она знала об этом… Но от этого открытие не становилось менее радостным! Вероятность его успешного ухода росла с каждым разом! Итак, решено, сегодня ночью он унесет ребенка, пройдет через воронку в хрустальный грот, а там будет видно… Если повезет, никто и не узнает об исчезновении до утра…
        Вечерело, воздух становился прохладнее, но не терял своей чистоты и прозрачности. Здесь было действительно хорошо! Возможно, когда все решится, они с Мэрилин поселяться в этих местах… А почему бы и нет?
        ГЛАВА 41
        - Ребята, ребята, не так быстро! Я за вами половички не успеваю вытрушивать! - брюзжал старикашка даже не глядя на Ариэль.
        Честно говоря, Ариэль бы и сама с радостью вытрусила половичок, если бы он был. Но сколько хватало ее любопытных глаз - со всех сторон давила только пустота. Да что там половик! Ариэль бы согласилась и на пыль от половика, только б не висеть вот так.
        - Ну, заходи, раз пришла, - вдруг смилостивился старик, - там, наверное, твои уже заждались… и что вам здесь медом помазано?
        - Ну разве же так гостей принимают? - не выдержала Ариэль, - я даже не знаю, куда попала, а вы сразу ругаться, сейчас вот возьму и уйду!
        Старичок зашелся в приступе кашля, переходящего в каркающий смех.
        - Уйдешь? От меня? Никто еще просто так не уходил от Зервана! Попомни мое слово!
        - Вы все врете! Зерван не может быть таким… таким… таким жалким!
        - Ну и каким же может быть Зерван? - ехидно полюбопытствовал старикан.
        - Огромным, страшным, бесформенным, сильным! - выпалила Ариэль первое, что ей пришло в голову.
        - Таким? - вдруг спросил старик, на глазах раздуваясь до невероятных размеров, притоптывая пухлыми ногами и утробно рыча.
        Ариэль не сдержала смех:
        - Да нет же, страшно должно быть! А мне смешно…
        - Это на первый взгляд смешно, а страх он потом приходит, - как-то уже по-философски произнес Зерван, возвращаясь в свои обычные размеры. - Ладно, некогда мне тут с тобой болтать, отправляйся к своим, мне еще во всех хоромах полы перемыть, подушки вытрусить, вазочки перетереть, люстры начистить. Некогда мне, ступай, ступай! - и он неопределенно махнул в бог знает какую сторону.
        "Может он сумасшедший?" - подумала Ариэль- "ну где же здесь люстрам взяться-то?"
        - Абсолютно нормальный, - вдруг ответил Зерван, - такой нормальный, что сам удивляюсь… Да ты погляди вокруг!
        Ариэль так и охнула! И впрямь - она уже стояла в какой-то захламленной зале, тут валялись и коврики, и подушки, и одеяла, посредине возвышалась разобранная царских размеров кровать, кругом стояли ведра, швабры, выбивалки - ни дать, ни взять генеральная уборка ее комнаты.
        - Ладно, верю! - смирилась Ариэль, - так куда идти?
        "Ой, что это со мной?" - вдруг саму себя осадила девушка, - "Я же другой вопрос задать хотела!"
        - Это можешь не спрашивать, твои знают, - снова Зерван без спросу поковырялся в ее голове, - Ну, ступай к ним, убедилась, что занят, ступай!
        И Ариэль ослушно пошла, но не успела она пройти и шага, как снова куда-то начала проваливаться.
        - Ариэль, Ариэль! Иди к нам, - слышалось ей сквозь туман, но идти очень не хотелось, да и разлепить глаза, чтобы посмотреть, кто ее зовет, тоже не было сил.
        - Давай, тащи ее!
        - Не могу, она будто спит!
        Какие надоедливые голоса! "Да нет, не сплю" - хотела сказать девушка, но у нее ничего не вышло. Зато получилось пошире открыть глаза, и окружающий мир наконец-то приобрел знакомые очертания! Слишком уж знакомые очертания, каких она уже и не чаяла никогда увидеть! Стояла она посреди комнаты Мэрилин, и та собственноручно держала ее за руку, а другую ладошку неумело, но очень участливо сжимал Сильвио.
        - Я дома? - опешила девочка, - и это ты, сестричка, настоящая и живая? Не очередная шутка какого-то злобного колдуна?
        - Я, настоящая и живая! - радостно отозвалась Мэрилин, и они обнялись, прижимаясь друг к другу так крепко как только могли.
        - Но без шутки злого колдуна тоже не обошлось, Ариэль! - Мэрилин возвращалась с небес на землю, - Мы все здесь пленники…
        - Как пленники? - Ариэль повернулась к Сильвио в слабой надежде, что она что-то перепутала. Но тот лишь старательно кивал в такт словам Мэрилин, по-своему поддерживая беседу.
        - Мы не дома, Ариэль, мы в гостях, то есть в плену у Зервана, наверняка ты его по дороге встретила…
        - Этот мерзопакостный старикашка - Зерван? Я все же думала, это шутка.
        - Вот это как раз не шутка, а сам Зерван! Он никогда серьезным не бывает, в этом-то вся и проблема, ничем его не проймешь! Вот выделил для меня в своем Вневременье домашнюю комнату, но ты за окно погляди! Кругом пустота!
        Ариэль не стала глядеть в окно, она и так поняла, что в отличие от Мэрилин и Сильвио, комната не была ни живой, ни настоящей. Обе сестры присели на узкую девичью кровать, Сильвио занял наблюдательный пост на стуле около обеденного стола
        - так удобнее видеть, что происходит за окном. Он не мог объяснить, кого он высматривает в пустоте, но с тех пор как сюда попал, делал это постоянно, и Мэрилин оставила его в покое - пусть смотрит, хоть один человек нашел себе занятие.
        Большую часть приключений Ариэль Мэрилин уже знала, но заставила сестру повторить все сначала - а вдруг Сильвио что-то забыл или упустил? Подробно расспросила про Миа, как две капли воды похожую на нее, удивилась, что и Ир-Дар искал точную их с Миа копию.
        - Я что, разтроилась? - недоумевала девушка, привыкшая к своей маленькой, но все же уникальности.
        - Возможно, вы просто похожи, ну бывает же так! - Ариэль не любила пространных размышлений.
        - Но ведь похожи и Ир-Дар с другом Миа! - не унималась Мэрилин.
        - Да, похожи, а что тут странного? Раз девушки одинаковые, то и любимые их тоже будут одинаковыми!
        Безапелляционная логика Ариэль не предполагала возражений. И чтобы окончательно не зайти в тупик, Мэрилин принялась рассказывать свою историю. Правда от сестры не удалось скрыть ничего - то, что та влюблена, Ариэль поняла уже на второй фразе Мэрилин. Они не приминули сразу же отчитать друг друга - одна за то, что не позвала настойчиво с собой, а другая - что не осталась дома. Хотя тут же рассмеялись, поняв глупость своих претензий.
        Вопреки ожиданиям Мэрилин Ариэль слушала внимательно и почти не перебивала, но все же рассказ получился очень долгим. Особо печальные моменты девушка старалась пробежать побыстрее, но Ариэль и так все понимала - Мэрилин замечала, как ее глаза наполняются слезами. "Ну вот, отправились на край света вдвоем, чтобы узнать, что любим друг друга…" - вдруг поняла Мэрилин, и сама чуть не расплакалась от избытка чувств. Стрелки уже перевалили отметку двенадцать, и Мэрилин машинально подошла к двери, чтобы поставить очередную зарубку, седьмую по счету.
        - Значит, мы все делаем одно и то же дело? - удивлению Ариэль не было предела. - Спасаем ребенка из лап этого хмыря!
        - Но послушай! Тут нужно помочь еще кое-кому, и это тоже важно! - спохватилась Ариэль. - Я же и пришла за этим сюда - созвать всех и вернуться в город залий! Просто столько всего сразу случилось! Сейчас расскажу!
        И пока Ариэль вещала про чудесный город, где нет теней, и все окутано светом, к Мэрилин потихоньку возвращалась память слов той жещины, что захватила ее. Она ведь начисто забыла про все! Видно та навела на нее какой-то дурман. Ну, конечно же, жрица хотела, чтобы она поша в центр Ангарона, к светящимся колонам и что-то взяла для нее, что именно та не сказала. Мэрилин сама должна была определить… Ох, как им важно сейчас попасть туда! Не зря ей давалось это задание! Если там было что-то ценное для той жрицы, это должно помочь и Альтару!
        Мэрилин едва дождалась завершения истории Ариэль. Ее волновал только один вопрос:
        - Ты знаешь, как туда вернуться?
        Ариэль застыла с вытянутым лицом. Она не знала! Наверное, Даниэль хотел ей рассказать об этом, но что-то случилось, и он не успел, только предупредил, что от нее многое зависит… ну да, конечно зависит… но как по этой подсказке найти обратную дорогу?
        - Ну, ничего, разберемся… - по растерянному лицу сестры Мэрилин уже все поняла, чуда не случится.
        - А может сперва поищем остальных? - как-то неуверенно протянула Ариэль, сконфуженная своей рассеянностью.
        - Нет! - сказала, как отрезала Мэрилин, - мы только потеряем время, а оттуда сможем им помочь, я уверена!
        - Ну хорошо, - Ариэль не стала сопротивляться, - значит, планируем побег!
        - Уж мы-то с Сильвио знаем, что сбежать отсюда немыслимо, но, может, ты что-то придумаешь?
        При упоминании его имени, будто только и ожидая удобного момента, Сильвио повернулся к девушкам и показал куда-то в пустоту окна.
        - Там есть отгадка! - серьезно произнес поваренок.
        Зная странности своего друга, девушки не спешили радоваться, однако в окошко все же выглянули. Да они здесь были не одни! В необъятном поле пространства носились Брюнет и Толстяк - но носились как-то странно, они то исчезали, то появлялись, причем не целиком, а частями, будто с первого раза по рассеянности забывали руку или ногу, за которыми потом приходилось возвращаться. Мэрилин эти персонажи показались смутно знакомыми, возможно, она уже и раньше их видела рядом с Зерваном. А вот Ариэль, глядя на них впервые, только дивилась, до чего же нелепо могут выглядеть люди.
        И все втроем продолжали наблюдать за их, казалось бы, беспорядочными действиями, пока Ариэль не озарила догадка - они же открывают и закрывают невидимые двери! И действительно, как только открывалась дверь, Толстяк или Брюнет, на мгновение высовывались туда, "теряя" из поля видимости руку или ногу, потом ныряли обратно, закрывали уже исследованную дверь, и открывали новую. Иногда они исчезали целиком и долго не появлялись. Наверное, в этом случае дверь оказывалась нужной, и они уходили по делам. Как все оказалось просто! Здесь тоже были своего рода воронки, только трудноопределимые и с механизмом работы дверей!
        Мэрилин стало стыдно. Как точно все рассчитал Зерван! Позволил ее страху создать себе скорлупу из уютного знакомого мирка, эдакую копию благополучной жизни, и даже стеречь не понадобилось! Она и выйти ни разу не попробовала! Если бы не привычка Сильвио обращать внимание на очевидные вещи, да не догадливость Ариэль, так бы и просидели здесь до скончания мира! Но секрет был открыт, и они могли двигаться дальше.
        Всех охватило приподнятое настроение, Мэрилин не чувствовала такой радости наверное с того момента, как они с Альтаром покинули обвалившийся за их спинами замок. Сильвио был счастлив видеть улыбку Мэрилин, а Ариэль предвкушала новое приключение!
        Друзья решили еще немного понаблюдать за Толстяком и Брюнетом, чтобы запомнить хоть приблизительно узор расположения дверей, да и понять, как часто они здесь бывают. А потом останется только улучить время и воспользоваться своим открытием. Это будет настоящий сюрприз Зервану!
        ГЛАВА 42
        В отличие от повеселевших пленников Вневременья Ягла, Марк и Тэнг не могли похвастаться хорошим настроением. Каждый шаг пути давался с трудом, любая искорка надежды казалась наведенной галлюцинацией. Пещера больше не радовала путников разнообразием - все те же мрачные скользские стены, сырость, лабиринты туннелей. Правда, откуда-то сверху игнорируя все ожидания здравого смысла так и продолжал пробиваться хоть и тусклый, но настоящий солнечный свет.
        Разделенные неудачами, путешественники отгородились друг от друга, и сразу приобрели в свое пользование каждый по несчастливому герметичному миру. Ягле нестерпимо хотелось вернуться обратно, к тому входу в пещеру, и никогда в нее не входить. Ну неужели нельзя было тогда повернуть домой, и просто заботиться о Юме, пусть даже под надзором Враски? Марк рвался только вперед - побыстрее завершить, доделать, что требовалось, и отправиться искать Миа. В какую сторону бежать, и что делать - не важно, лишь бы не стоять на месте. Тэнгу хватало терпения подумать и даже сделать выводы, но ему было все равно. Он потерял то, что уже никогда не найдет - веру и любовь, и теперь не имело никакого значения, где он проведет остаток своих лет - в правом или левом крыле этой необъятной пещеры.
        Тут бы Зервану и явиться во всей своей красе и растащить троих в разные углы Вневременья. И работа бы нашлась каждому - а хоть и траву с небом раскрасить! Но великому и всемогущему кандидату во властелины мира было не до этого. Расстроенный и обескураженный Зерван терял свой стратегический гений. Злость закипала и шипела в нем, как плохое масло; его внешний облик менялся, то переходя все мыслимые границы, то сжимаясь до размеров червяка. Наконец Зерван остановился на какой-то отвратительного вида рептилии с маленькими тупыми глазками и лязгающей пастью. В таком виде он плюхнулся в сразу же подросшее кожаное кресло и глубоко задумался.
        Все, кто могли ему помочь, либо сбежали - ну и пусть, он усмехнулся, подумав об Ир-Даре, его побег был ценнее, чем сотни донесений, либо захвачены им в плен, и теперь бесполезны… Одна недостижимая Враска гуляет где-то на грани, обманщица, но ловка же! Откуда ей было известно, но знала она, что Зерван в ее дикий мир ни ногой, вот и творила, что хотела! Но и ей недолго осталось… не хотелось ему посылать туда Толстяка и Брюнета, мелочные неуклюжие людишки, все сделают наперекосяк, но пусть, пусть учатся работать… И как он сам вообще попал сюда? Зерван не помнил. И это было самое неприятное во всей истории.
        Он очнулся в этих промозглых пещерах с совершенно чистой памятью и множеством неприменимых здесь знаний. К концу второго дня интуитивно нашел выход во Вневременье и больше уже не возвращался в пещеры, зачем? Он помнил, что пустота - это единственная ценность, потому что ее еще можно наполнить, в том числе и собой. И Зерван с усердием принялся за дело. Вскоре к нему пришли светящиеся люди и предупредили, он не послушался, и его предупредили еще раз. Он только больше разозился - они говорили с ним так, будто знали, кто он, и потешались над его забывчивостью! Мог многое, а вспомнить о себе не смог! Тогда его ограничили и посадили в эту пустую клетку, - мол эксперементируй, но отдельно от нас. И это презрение было самым оскорбительным!
        Зерван уставился в одно из странных окон, которые он захватил еще уходя из пещеры. Окна были плоские - задняя сторона прикрыта листом из однородного материала, а спереди они выходили на несколько зал пещеры, а в некоторых и вовсе светились другие миры. У Зервана в голове всплывало незнакомое слово "экраны", но это ему ни о чем не говорило, и он предпочитал называть их все же окнами. Иногда удавалось "открыть" новое окно в жизнь тех людей, которые больше всего интересовали Зервана, иногда окна сами закрывались, а некоторые и вовсе были непригодны, показывая лишь слабую рябь. Чего больше всего хотел Зерван - подсматривать за светящимися людьми, у него не получилось, но вот шпионить за Враской не составляло большого труда.
        Он знал, что она каждый день навещает ребенка, знал, в какое время, и уже свыкся с определенным ритмом жизни своих подопытных. А сейчас там было что-то не так. Он не видел ничего из ряда вон выходящего, но чувствовал, что что-то изменилось. И женщины за окном вели себя беспокойно. Это могло быть в одном случае - появился кто-то третий, и этот третий был под защитой светящихся людей - его, как и их он увидеть не смог.
        Уф, Зервану показалось, что он немного успокоился, ну что ж, это и к лучшему, ждать долго было опасно, и он отдал приказ Толстяку и Брюнету. А тем в свою очередь понадобилось проверить всего несколько дверей, прежде чем нырнуть в нужную.
        В это же время Марк остановился и помотал головой. Истерическое желание бежать вперед, пока не упадешь, наконец-то прошло; окружающий мир снова стал его интересовать. Вовремя же он опомнился! Он почти потерял друзей из вида! Ягла плелась где-то позади - очень злая и расстроенная. Тэнг вообще куда-то пропал.
        В два прыжка преодолев расстояние между ним и Яглой, он схватил ее и что было мочи встряхнул - уговаривать и увещевать вышло бы слишком долго. Это подействовало, и Ягла глянула на него уже вполне осмысленными глазами. Он крепко взял ее за руку и увлек за собой на поиски Тэнга.
        "Что же это за чертова пещера, где ты не принадлежишь сам себе, и думаешь, что идешь, а на самом деле топчешься на одном месте!" - на бегу бубнил себе под нос Марк, чтобы не сойти с ума. Тэнга нигде не было видно. Кажется, они его потеряли!
        "А мне всего тринадцать лет - снова подумал Марк, - и зачем такое на мою голову, что я вообще здесь делаю?" Ответы остались без вопроса, не помогли даже мысли о Миа.
        - Стой! Марк! - подала голос Ягла, и Марк не стал спорить. Он был рад хоть какому-то предлогу, чтобы прекратить этот бессмысленный бег.
        - Тэнг ушел, он что-то вложил мне в руку, я сразу не поняла… забыла…
        Марк не дослушал и выхватил белый клочок бумаги из рук Яглы. И где же его хорошие манеры и вежливость? Он никогда бы не позволил себе так обращаться с девочками… девушками… ох, нет, он запутался окончательно.
        "… я больше не могу обманывать себя, это бесмыссленно, я должен вернуться и все рассказать Враске, воронка оказалась недалеко… ваш Тэнг"
        Ну вот, теперь он остался без друга, единственного, наверное, в своей жизни… Нет, сейчас не время горевать - прервал сам себя Марк, - мы его обязательно найдем!
        - Вспомни, где именно он отдал тебе записку! Это важно! - Марк почти кричал, но Ягла не обиделась.
        - Вон за тем поворотом - неожиданно четко ответила девушка, - Мы пошли сюда, а он в соседний тоннель.
        - Так почему же ты ничего не сказала?
        - Я… мне было как-то все равно…
        Марк промолчал, потому что вспомнил, что какие-то три минуты назад ему тоже было все равно. Он всегда в жизни боялся неудачи, но оказывается, надо было бояться безразличия.
        Тем временем они уже дошли до развилки - если Ягла что-то не напутала, и Тэнг каким-то немыслимым образом не убежал вперед по их дороге, то он действительно мог уйти только через этот тоннель. Сам тоннель казался посветлее и потеплее, и естественным желанием любого человека было бы заглянуть туда ну хоть не надолго - да, Марк мог понять своего друга, сбежавшего от их скучной компании.
        И вот они уже сами шли по тоннелю, впервые за долгое время чувствуя облегчение, которое неизменно испытывает путник, увидивший знакомые кроны деревьев на подходе к своему родному городу. Они просто шли и молчали, слишком уставшие от плохих сюрпризов, чтобы еще что-то обсуждать, проникшиеся странным доверием к своей новой дороге.
        И очень скоро белым блеском их встретил хрустальный грот. Да, Тэнг пришел именно сюда, это было ясно. Успел вернуться, вручить Ягле записку и воспользоваться воронкой… слишком быстро! Или, напротив, шли они слишком медленно… но все же он не должен был сильно отдалиться, и если найти воронку, они еще успеют его нагнать…
        Так думал Марк, старательно обходя сталагмиты и поглядывая по сторонам, чтобы ненароком не пропустить воронку, или возможно знак, который им мог оставить здесь Тэнг. Он не сразу понял, что Яглы рядом с ним нет, а когда осознал это, внутри будто что-то оборвалось, и он заспешил вперед, кляня и ненавидя все эти ненормальные миры, где ни одно правило не работало больше пяти минут.
        Ягла стояла, опершись спиной на то ли накапавшую сверху, то ли наросшую снизу ледяную колонну, глаза удивленные и испуганные смотрели куда-то сквозь Марка. Марк обернулся назад и тоже замер. В глубине грота за его спиной блестела и переливалась всеми цветами радуги похожая на яйцо капсула, и будто в испорченном проекторе на нее накладывался еще один кадр. И чем больше он смотрел на тот другой кадр, тем сильнее желал наконец-то проснуться от дурного сна, слишком долгого тяжелого сна…
        ГЛАВА 43
        Сильвио махнул рукой и сестры вышли из комнаты Мэрилин в пустоту. Из поваренка получился неплохой заговорщик, и они со спокойной душой доверяли ему самую ответственную работу. Ариэль, например, была уверена, что точки дверей в пустоте, не различимые обычному глазу, он запомнит лучше их двоих с Мэрилин вместе взятых. Так и произошло. Девушки просчитали безопасный для прогулок час, и Сильвио вызвался проверить, как работают двери. С первого же раза он нашел ручку, и дверь открылась. Поваренок туда только заглянул, и, недовольно поморщившись, сразу же закрыл. Как потом выяснилось, это были окрестности замка Джо. Возвращаться туда явно не хотелось. Еще несколько попыток Сильвио увенчались успехом, и девушки поздравили первооткрывателя с победой!
        Ариэль не верила, что сразу попадет в город залий, но все же надеялась на лучшее. Она внутренне настроилась на их мир, Сильвио же пошел вперед искать двери. Он открывал и закрывал их одну за другой, но за каждой был лишь ветер и пустота.
        - Зерван издевается над нами! - шепотом сказала Мэрилин.
        Ариэль была с ней согласна. Но обратно возвращаться она не собиралась. И предупреждал же ее Даниэль о чем-то, связанным с обратной дорогой, но так до конца и не успел все сказать… Что же это могло быть? Как Ариэль не старалась, ничего путного в голову ей так и не пришло.
        А тем временем Сильвио продолжал свои поиски. Мэрилин заметно нервничала. Вдруг ей стало очень беспокойно за Альтара, и она уже было начала злиться на Сильвио, на Ариэль, на саму себя… И чтобы процесс пошел скорее, она принялась тоже открывать и закрывать двери - благо найти их оказалось не так уж и трудно! Ариэль молча плелась за ними и слушала, как хлопает ветер. Она смотрела впереди себя невидящими глазами, и все пыталась разгадать загадку Даниэля. Машинально подражая движениям других, она тоже потянула за какую-то ручку, и уже было собиралась так же бездумно захлопнуть дверь, как вдруг поняла, что что-то изменилось.
        И точно, не было звука ветра! Только слабый аромат цветов уже знакомых Ариэль деревьев! Девушка быстро заглянула за дверь - да, без сомнения, это была земля залий! Как же она раньше не догадалась! Только она сама и могла найти и открыть нужную дверь!
        - Сюда! - крикнула она друзьям, - я нашла!
        Они подбежали к ней, но так и замерли на пороге. Пустота вокруг ожила, она стала набирать краски и приобретать очертания.
        "Не успели!" - как-то обреченно подумала Ариэль не в силах двинуться с места. А Мэрилин, напротив, было не остановить. Она все бежала и бежала, пока сама не стала частью ожившей пустоты.
        ГЛАВА 44
        Зерван степенно прошествовал к заветной двери с золотыми украшениями, любовно погладил витражи из цветного стекла, немного отступил, полюбовался тонкостью работы дверных дел мастера, и взялся за ручку.
        Но потом решил не спешить. Если уж идти к конкурентам, то при полном параде! А то, что через эту дверь он попадет именно к ним, сомнений у Зервана не было. В конце концов, все получилось как нельзя более удобно. И Зерван намеревался воспользоваться этим шансом. Светящиеся люди - тоже не боги - они могли его изолировать, но только не ограничить свободу воли. И он сразу догадался, что обязательно должна быть лазейка, лазейка, которая позволит ему осуществить свои планы. Однажды из тайников своей памяти он выудил информацию, что ему нужен ребенок, и начал свою охоту. По дороге Зерван придумал историю про то, что воспитает из него принца. Гм, тогда бы он отпраздновал полную победу, но главное все же было не в этом. Голос внутри говорил ему, что ребенок покажет путь на свободу, и он даже не сообразил сразу, что это случится так быстро. Он еще и не держал человеческого отпрыска на руках, а его импульсивный родитель уже позаботился о том, чтобы Зерван не заблудился. И стоит ему только туда попасть, как… Что он сделает потом, Зерван еще не придумал. Он вдохнет воздух свободы и начнет творить! Возможно,
миролюбиво пообщается с занудными старейшинами, если те его встретят. Наверняка встретят, не смогут же они пропустить такой визит! Он не сомневался в том, что его не отошлют обратно, снова изолировав от всего мира - раз смог вырваться внаружу единожды, значит разгадал секрет, понял смысл! Что и требовалось доказать! К тому времени по его следам подоспеют помощнички… мда, с ребенком на руках он будет просто непобедим!
        Так, осталось подобрать костюмчик. Свободные белые одежды, длинные волосы, борода, ореол над головой - пожалуй, будет выглядеть слишком пафосно… Черный фрак, белая рубашка, бабочка, зализанные волосы, лукавые глаза, копыта… хвост - гм… нет уж, грубовато. А может… Зерван фантазировал, примеряя на себя то внешность полуголого индуса с обвисшими ушами и улыбкой Монны Лизы, то свирепого ацтекского вождя с короной из перьев какаду. В зеркале мелькали важные мужи, разодетые в пышные воротники, цветные панталоны и смешные башмаки с бантами, и румяные купцы, и удалые молодцы косой сажени в плечах, однажды даже зарделась премиленькая девушка с хрустальной деадемой на голове, но тут же уступила место суровому викингу в рогатом шлеме… Образы менялись, а Зерван все никак не мог остановиться. Наконец, он возродился во плоти и крови существа с собачьей головой, да таким и остался. Выглядел он теперь внушительно, если не сказать страшно, тело было крепким, голова при случае могла и покусать - Зервана все устраивало!
        Ничто не держало Властелина Пустоты в его просторной темнице, и он с радостью толкнул дверь.

* * *
        Толстяк старательно перебирал маленькими ножками - то ли бежал, то ли катился, пытаясь не отставать от спокойно отмеряющего свой шаг Брюнета. Они не смотрели по сторонам - окружающие виды их мало интересовали. Хотя они сами наверняка должны были бы если и не вызвать интерес, то по крайней мере ввести в некоторую оторопь любого проходящего мимо. Оба в нелепых помятых шляпах, странных узких брюках - на каждом колене по огромной заплате, у Брюнета оба башмака зияли открытой "пастью", у Толстяка - бережно перевязаны разноцветными ленточками, застегнутые как попало пуговицы на их куцых сюртучках дополняли картину. Однако оценить неординарность их внешнего вида было некому.
        Парочка уверенно двигалась по лесной тропинке, будто совершали они такую прогулку каждый вечер перед сном. Так же бодро они прошагали Пирамиду, которой тоже не посчастливилось попасть в круг их интересов, но через несколько десятков шагов замерли на месте.
        - А дорога-то закончилась… - ехидно заметил Брюнет, пиная рваным туфлем камешки на тропинке.
        - М-да, закончилась… - промямлил Толстяк и весь съежился, будто ожидая, что его сейчас начнут бить.
        Но пинков не последовало - Брюнет был слишком занят умозаключениями:
        - Так, значит, все-таки закончилась… и где теперь его искать??? Я же говорил, надо было брать карту - у шефа их вон сколько валяется повсюду! А ты - прорвемся, только с пути не сворачивать!
        - Так это ж я для бодрости духа такое сказал… - Толстяк снова утопил шею в плечах.
        - А карты так они все испорчены - ну знаешь, как у нашего бывает - отправишься за королевой, идешь по пунктиру, на всех поворотах аккуратно сворачиваешь, и в искомой точке лягушку находишь, шутник…
        - Я тебе дам лягушку, нам ребенок нужен! - Брюнет потихоньку закипал. - А этот шутник, и тебя в упыря превратить не прочь, если обстоятельства к тому сложатся. Откуда, думаешь, у него армия серых тварей взялась!
        - Ох, и правда! Плохи наши дела! - и Толстяк скривил лицо, выдавив откуда-то из недр своего существа скупую слезу.
        Брюнет, успокоившись, внимательно на него посмотрел и серьезно сказал:
        - Неплохо… еще немного порепетировать и можно милостыню просить, но Его этим не возьмешь, дурак ты безмозглый…
        Последние слова были сказаны уже почти нежно. Вдвоем они опустились на траву и замолчали. Трудно сказать, чем были заняты их головы в это время, но через полчаса Брюнет объявил, что выход есть!
        ГЛАВА 45
        Враска не могла найти себе места. С тех пор, как она спрятала Юма у Фэнны, каждая ночь ей давалась с большим трудом. Испытанное вначале облегчение быстро растаяло, уступив место глухой тревоге и еще, пожалуй, раскаянию. Новое и непонятное это чувство выворачивало ее наизнанку и лишало былой самоуверенности. Теперь ее воровство не казалось такой уж блестящей идеей, в конце концов, она очутилась между двух огней. Зерван обязательно явится за добычей, если только старейшины не подошлют своих людей, чтобы опередить его. А куда было деваться ей? Ее страсти, которыми она так отчаянно пылала раньше, внезапно потухли, и из едва остывших углей полезли полчища страхов. И тут Враска оказалась бессильна. Ни один внешний враг не мог сравниться по силе с ее кровожадным внутренним миром, и что могло быть глупее, чем бороться с самой собой?
        Такой соблазнительный трон на вершине горы, о котором она давно грезила в своих снах, казался ей сейчас сидячей могилой, олицетворением беспросветного одиночества. Не составляло труда всех ненавидеть и обвинять в своей неудавшейся жизни, но что она знала о себе самой? Ничего, кроме того, что угодила в свои же собственные сети.
        Солнце уже давно зашло, а Враска все расхаживала по пустым залам Пирамиды, своей золотой тюрьмы. Время, казалось, намеренно мучает ее - оно замедлило свой ход и устало плелось вслед за хранительницей Пирамиды. Скоро стрелка переползет поближе к двенадцати, и ей станет совсем тошно. Нет, она должна что-то сделать, чтобы остановить этот страшный сон, ставший почему-то ее явью. Она должна что-то сделать… только вот что…
        Погруженная в раздумья, Враска и не заметила, как вышла из Пирамиды, и машинально пошла в сторону домика Фэнны. Так же не отдавая себе отчета она старательно обходила редких прохожих, завидя их еще издалека. Прохладный воздух действовал успокаивающе, и Враска постепенно приходила в себя. К тому же она приняла решение, и ей стало намного легче. Может, прежняя Враска сказала бы, что это глупость несусветная, но ей теперешней уже не было дела до мнения той выскочки, которая довела ее до такой жизни.
        Итак, она… Стоп! Враска вдруг почувствовала, что что-то изменилось в пространстве. Чье-то незримое присутствие заставило ее оглядеться по сторонам, но, увы - разведка не дала никаких плодов. Тем не менее, ощущение, что за ней следят, не ушло. Это было скверно. Она почти уже приблизилась к дому Фенны, и ей очень не хотелось, чтобы кто-то вмешался именно в тот момент, когда Враска решилась на доброе дело.
        Она так и осталась стоять посреди дороги, в который раз прислушиваясь к своим ощущениям, желая убедиться, что на сей раз тревога была ложная. И когда она уже почти уверилась, что причина всему- нервное перенапряжение последних дней, откуда-то сверху послышалось вежливое покашливание.
        Враска задрала голову и опешила. Вот только их сейчас не хватало! Крепко прижимаясь к стволу невысокой акации, словно странные гротескные птицы, сидели двое ее хороших знакомых, Брюнет и Толстяк. Они явно не стремились призывать Враску к ответу или совершать насилие, напротив оба выглядели интеллигентно, и даже немного жалко. Но от этого Враске сделалось совсем не по себе - значит, эти двое не сомневались в успехе своего дела, а, значит, она уже его проиграла. Слуги Зервана могли, конечно, просто оказаться беспросветными тупицами, но на это лучше было не надеяться.
        - Кхе, кхе, - еще раз прокашлялся Толстяк и выразительно посмотрел на Брюнета.
        - Мы собственно хотели поинтересоваться… вопрос крайне важный… где тут можно раздобыть детей, не подскажете? - хорошо поставленным голосом спросил Брюнет.
        "Кажется, действительно, безмозглые" - с облегчением подумала Враска. На хитрый трюк все же было не похоже, уж больно лица простецкие у этих остолопов. Хотя, от Зервана…
        Но не додумать мысль, не дать достойный вопроса Брюнета ответ, Враска не успела! Странный, ненормальный, не укладывающийся ни в какие рамки этой тихой ночи крик разрезал пополам пространство, и Враска побежала, побежала прямо к дому Фенны, зная, чувствуя, что теперь она действительно опоздала.
        Не отставая ни на шаг, за ней рысцой припустили помощники Властелина Пустоты.
        - Ну и что же твое гениальное решение? Говорил, если спросить, обязательно ответят! А она убегает! - укоризненно вещал Толстяк на ходу.
        - Раньше помогало, отвечали… а теперь мир стал какой-то безразличный, глухой к проблемам ближних своих, - оправдывался Брюнет.
        Спотыкаясь на ступеньках, Враска взобралась на крыльцо и распахнула входную дверь. Фигуры Брюнета и Толстяка тут же выросли за ее спиной.

* * *
        Альтар терпеливо ждал полуночи. Он выбрал это время для решительных действий не случайно. Немногие знали (но он был среди их числа), что временные воронки наиболее активны в полдень и в полночь. Правда Аль всегда его предостерегала против полуночных путешествий, однако, при его образе жизни без них было не обойтись. Он часто проделывал подобые эксперименты раньше, и отличались они только тем, что неминуемо вели все дороги через Ангарон, но Альтару было к этому не привыкать.
        Стало совсем темно, окна домика осветились тусклым огоньком свечи, и оттого он показался единственным источником уюта и тепла в этом диком краю. Где-то далеко пылали костры, раздавалось гиканье местных жителей, так разительно отличавшихся от скучнолицей хозяйки дома.
        "Почему же она другая? И пять воронок рядом… совпадение?" - размышлял Альтар, наблюдая за пляшущим в окне огоньком. Почему-то этот вопрос волновал юношу все больше и больше, но время подходило к двенадцати, и странная паника не давала сосредоточиться на нем. В конце концов, Альтару удалось справиться с внутренней дрожью, и свой первый шаг по направлению к заветной двери он сделал уже в состоянии полной боевой готовности.
        Прошло не менее получаса с того момента, когда везде погас свет, и Альтар решил, что он уже никого не потревожит своим вторжением. Да и трудно было назвать вторжением бесшумное "просачивание" сквозь полуоткрытую дверь, которая к счастью, не издала ни одного скрипа. Альтар огляделся - он очень хорошо видел в темноте, и то, что он увидел, ему не понравилось. Колыбелька мерно покачивалась, хозяйская же кровать была пуста, и самой хозяйки нигде не было. Вернее, она без сомнения была здесь, но, против всех ожиданий, не спала, а подкарауливала, его, Альтара, где-то в укромном месте. Жаль, что ему не довелось додумать свою мысль о непохожести этой женщины на других до конца, возможно, он был бы более осторожным. Но сейчас размышлять об этом уже некогда - единственное преимущество, которое у него оставалось - это скорость реакции, и он собирался использовать его вовсю. Их многому обучили прежде, чем дать разрешение для таких трудных путешествий, и умения эти были не под силу обычному человеку. Видеть в темноте, двигаться с опережением времени, выполнять сложнейшие акрабатические трюки, даже читать мысли
противника, или заживлять раны, если только не задето сердце - после многочасовых тренировок все это оказывалось само собой разумеющимся. Ну что ж, пора!
        Альтар прыгнул и одновременно замедлил время. В эти пару секунд он успел сделать почти все - одно сальто и юноша оказался у кроватки ребенка. Он схватил и крепко прижал к себе Юма, молниеносный разворот, после которого Альтар услышал душераздирающий вопль, но даже не повернулся на него (да и зачем - несколько мгновений и они уже будут лететь в воронке) и в пять огромных шагов он уже стоял на пороге, но тут дверь распахнулась сама… и время приняло свой обычный ход.
        А потом сразу же стало очень неудобно дышать, будто во всем мире закончился воздух. Каких-то пара вдохов и он бы смог добраться, вот только бы Юм не был таким тяжелым! Но на пути Альтара снова выросла эта женщина… С нее начались и ею закончатся все его беды… А Юма все равно во что бы то ни стало надо донести… Теперь она была даже красива, эта Враска… В глазах боль и скорбь, и еще понимание, словно потеряла она что-то безвозвратно, но и смирилась с этим, и потому засветилась…
        Альтар как-то странно улыбнулся и стал валиться вперед, и Враска еще успела подхватить ребенка из его слабеющих рук, когда земля начала дрожать мелкой дрожью, а в пространстве вокруг появились дырки.
        За спиной Враски разинув рты стояли Толстяк и Брюнет. Безошибочное чутье подневольных душ подсказывало, что чтобы они уже не сделали, все равно будут битыми либо своими, либо чужими, поэтому спешить им было особо некуда.
        - Зачем это, Фенна? Зачем? - часто повторяла Враска словно безумная, а та стояла прямая и неподвижная, зажав второй нож в поднятой руке, только прикажи и заколет - себя, других, не имело значения…
        Воздух колыхался и вместе с этими волнами в комнатушке Фенны появлялись и исчезали знакомые и незнакомые лица. "Они вернулись, чтобы отомстить мне, ну и пусть…" - с каким-то странным облегчением подумала Враска и стала ждать.
        ГЛАВА 46
        Если бы Аль умела плакать, то она бы зкаплакала, но она не умела… Их учили всему, что может пригодиться в жизни, но они ничего не успели узнать о смерти. Сдишком молоды и беспечны. Сколько бы ты ни знал, все равно остается молодость и беспечность, и еще вкус бессмертия на кончике языка - самой страшной отравы на свете. Как легко быть сильным, терпеливым, и снисходительным, пока какое-то уродливое, невозможное, несправедливое событие не произойдет с тобой самим. И что потом случается с твоим служением всему миру, когда ты держишь за руку умирающего брата, а он в полузабытьи, и все пытается что-то сказать и не может, и ты понимаешь, что это его последние слова, и они становятся самым большим для тебя сокровищем, пусть бессвязные, путаные, ты подумаешь об их смысле после. После того, как… после всего. Она так боялась, что он чего-то не поймет, и не сможет. Она знала, что ему предстоит испытание. Но он смог, и даже почти успел. Теперь испытание предстоит пройти ей. Им всем.
        А Мэрилин сидела с другой стороны от распростертого на чудесной изумрудной траве Альтара. Она гладила его дрожащими пальцами по волосам и молчала. Сил хватало только на то, чтобы не упасть совсем. Она и сюда не смогла дойти сама - Ариэль и Сильвио буквально донесли ее. Девушка и не думала, что бывает так больно и тошно. И теперь Мэрилин не знала, что делать со своей жизнью - она могла бы подарить ее кому угодно. Но больше всего хотелось отдать ее Альтару, если б только это могло спасти его!
        Враска стояла вдалеке, все так же с ребенком на руках, и не смела подойти ближе. Да и зачем? Она знала, что там повторяется ее собственная традегия, и сейчас она снова в ней играет не последнюю роль. Когда-то давно она потеряла своего Тома, а потом обозлилась на этого юношу, Альтара, за его бесконечное терпение и доброту. Конечно, ее искушали, ей помогли, но ведь она и сама согласилась покончить с ним. И надо же было случиться, что Фенна, ее добрая верная Фенна через столько лет довершила ее неудачную попытку! Как же она хотела, чтобы все это просто приснилось! Откуда у Фенны взялись охотничьи ножи? Когда она научилась так с ними обращаться? Враска терялась в догадках, она не знала… Да бог с ней, с Фенной, что же она сама наделала?! И где ей скрыться от внезапно проснувшейся собственной совести? Что она может отдать той похожей на Яглу девочке с помутневшими от слез серыми глазами, которая еще даже и не поняла, что произошло? Чем она может возместить ей эту утрату? Настоящую любовь не выпилишь из дерева, не нарисуешь на бумаге, не дождешься, сидя на одном месте - никто не может ей управлять, ее
надо просто почувствовать и не упустить… Нет цены на человеческие чувства. Такое не искупить…
        Тем временем пространство вокруг продолжало смещаться и открывать ходы и выходы. Ошеломленные, потрясенные путешественники выпрыгивали на полянку, и сразу спешили к Альтару - не веря, не допуская мысли, что все их передряги могут закончиться чьей-то смертью. И в спешке своей даже не замечали, каким красивым было все вокруг. Земля залий щедро одаривала своих гостей яркими красками свежей растительности, излучавшей вдобавок свой внутренний свет. Белые, красные, голубые цветы доверчиво тянули к солнцу нежные лепестки, а вместе с ними и светящиеся лучики, так что и не понятно было, что для них оказывалось важнее - быть обласканными щедрым светилом, или поделиться с ним своим светом. Кроны деревьев дышали ветром, словно легкие воздухом, где-то внизу беззаботно прыгал с камешка на камешек ручеек, напоминая своим журчанием о прохладе и отдыхе…
        Они так долго шли к этому месту, боясь и избегая его, как страшного наказания, как самого ада, а попали чуть ли не в рай, и так ничего и не увидели. Даже Сильвио, обычно всегда глазевший по сторонам, когда другие решали мировые проблемы, как пригвожденный стоял рядом с Мэрилин, и смотрел куда-то вглубь ее души, искал, и не находил там никого…
        И удрученный Тэнг, появившийся немного раньше своих друзей, не мог оторвать взгляд от девушки так удивительно похожей на Яглу, но с очень тонкими чертами лица и почти прозрачной кожей - оставалось только затаить дыхание и ждать, когда же она растает совсем вместе с жизнью этого юноши.
        Заблудившиеся в переходах и только вышедние на поляну Ир-Дар с Миа, и Марк, прыгнувший вслед за Яглой, и те, кто уже были здесь раньше, не сговариваясь постепенно подходили все ближе и ближе, пока плотное кольцо не смокнулось вокруг Альтара и двух женщин. То, к чему все так стремились - оказаться вместе - свершилось, вот только какой ценой!
        Но как бы близко они не стояли друг другу, что-то незримое, настойчиво требующее их внимания, продолжало разделять их, погружало в изолированные вселенные, не позволяло просто обнять близкого человека, пожать ему руку, и оставался возможным только взгляд вперед, чтобы ничего не пропустить, не просмотреть, не прозевать, забывшись в своей личной радости. Ир-Дар напротив Марка, Миа напротив Яглы - когда еще представится возможность посмотреть на себя со стороны - таким, каким бы ты мог стать; или хотел, но не стал; или стал, но только в мечтах, и когда остаешься один на один с собой… И вот все эти возможности были рядом, во плоти и крови, лишь протяни руку и коснись, но вот этого как раз и не получалось.
        Время замерло. Альтар хрипло дышал, и это было хорошо, потому что пока он дышал что-то можно еще было сделать. Это стало вдруг ясно всем, и их застывшие лица начали оживать. Враска все еще крепко прижимая ребенка к себе, охнула и оглянулась по сторонам, будто в поисках помощи. Тэнг молча подошел к ней поближе и обнял за плечи. Миа нашла глазами Марка и покраснела под его прямым взглядом. Ир-Дар чуть улыбнулся Ягле, и та послала в ответ легкую улыбку. Ариэль взяла за руку Сильвио - и сразу почувствовала себя спокойнее. А потом друзья услышали голос, который не принадлежал ни одному из них:
        - Ну что ж, я вижу, теперь вы готовы…
        Ариэль встрепенулась - уж она-то узнала голос без ошибки, это был Даниэль! Кто-кто, а он сможет обязательно им всем помочь!
        Высокий и статный, он стоял за спиной у Враски, лицо у него было непроницаемо. Он сдержанно кивнул в ответ на радостную улыбку Ариэль, и ее надежды на помощь тут же растаяли.
        - Каждый из вас прошел свой нелегкий путь сюда, но дело еще не завершено, вернее, вы все еще можете сделать выбор. Служение Золотым Нитям требует иногда больше, чем мы можем дать, но мы все равно даем это. Наш народ с легкостью принимает такую истину, теперь и Альтар ее понял… - Даниэль помолчал, потом продолжил, - …его еще можно спасти…
        Даниэль снова замолчал. Мэрилин, которая до этого находилась, казалось, в совсем другом мире, тихо проговорила:
        - Что надо сделать? Я сделаю… - и столько твердости было в этом еле слышном голосе, что и бесстрастное лицо Даниэля дрогнуло.
        Все казалось, перестали дышать, боясь пропустить хоть слово из чудодейственного рецепта Даниэля.
        - Вот еще один выход, - Даниэль махнул рукой в сторону, и друзья увидели дверь, висящую прямо в воздухе. - Никто не знает, что за ним: непроходимая пустыня, уютный дом, горящая вулканами планета без воздуха и жизни, злой Ангарон, а может вечное счастье, а может и моментальная смерть. Но уж так устроена эта дверь, что она может вернуть жизнь в обмен на смельчака, который туда войдет. Ее появление непредсказуемо, но очень знаменательно. Она несет с собой надежду. Надежду на продолжение жизни…
        Даниэль еще не успел завершить последнюю фразу, как Мэрилин резко поднялась и пошла к двери, но войти в нее так и не успела.

* * *
        Марк сразу понял, к чему ведет Даниэль, стоило тому лишь показать дверь. Решение созрело моментально. Миа была здесь, здорова и невредима, теперь ей ничего не грозит, Ир-Дар тоже встретился с Яглой, ребенок найден, все проблемы решены, кроме одной - жизни этого рыцаря и нестерпимой скорби на лице той девушки. Марк ощутил, что если эта скорбь не пройдет, то и в Миа что-то измениться, непоправимо исчезнет, перестанет быть, будто редкий цветок втопчут в пыль и не дадут ему подняться. Что он мог сделать лучшего в своей жизни? Вернуться домой и снова быть несчастным влюбленным? Нет уж… Никакой выбор еще не давался ему так легко, как теперь. И сидя в кресле у Аль, и скитаясь по джунглям, и целуя Яглу, и сопровождая Тэнга, он все время сомневался… А сейчас был уверен, и от этого становилось как-то по-особому радостно. Все это пронеслось в голове у юноши за считанные секунды, и когда все еще ловили последнее слово рассказчика, Марк набрал полные легкие воздуха и бросился в дверь.
        Благодаря удивительной скорости движений, которую мальчик приобрел, став частью Ир-Дара, его друзья сразу и не поняли, что произошло; и только Миа, внимательно следившая за его лицом, сообразила, что сейчас случится что-то неладное, и как только тот сделал вдох, опрометью кинулась за ним, сама не видя, куда бежит. Стоило им двоим раствориться в проеме двери, как та сразу же задрожала и мелкой рябью расползлась по воздуху.
        ГЛАВА 47
        После отчаянного поступка Марка и Миа все долго не могли опомниться. Ир-Дар и Тэнг, жалея мальчика, ругали себя, что им первым не пришло это в голову; Ягла чувствовала себя несправедливо счастливой, особенно после того, как Враска сама бережно передала ей невредимого Юма. Ариэль с Сильвио метались между лежащей без сознания Мэрилин и все еще хрипло дышащим Альтаром, не зная, кому нужней их помощь; Аль, сильная всезнающая Аль, была безучастна ко всему, и только Даниэль спокойно стоял в сторонке и совершенно неуместно улыбался.
        Когда Враска, чувствовавшая себя особенно опустошенной и бессмысленной, первой заметила эту улыбку, то сперва подумала, что смеются над ней, и былая злость вскипела с прежней силой. Но Даниэль тут же указал на что-то рукой, и стоило ей только повернуть голову в том направлении, как все ее обиды на себя и на мир улетучились в одно мгновение. И на это стоило посмотреть! То особое свечение, которым обладала каждая травинка в этом мире, передалось и людям. Они больше не были просто двуногими и двурукими существами, они были разноцветными огненными шарами! Розовые, фиолетовые, ослепительно белые, золотые, серебряные, перламутровые огни окружали их тела (и ее саму тоже!) и, соприкасаясь с окружающим пространством, рисовали в воздухе замысловатые узоры.
        И вдруг Враска рассмеялась. И смеялась она над собсвенной глупостью и убожеством. Теперь-то она знала точно, где находится - в самом сердце Золотых Нитей, куда так хотела раньше прорваться всеми правдами и неправдами, и стащить "что-то очень ценное", что даст ей особую власть! И вот оно - самое ценное, что только может быть на свете - эти огни, огни жизни, любви, созидания, творчества - были вокруг везде, и были в ней самой, и были в каждом и с каждым. Всем достаточно - ни больше, ни меньше, чем сам сможешь унести. Нужна ли ей была теперь власть? Пожалуй, нет. Если каждый раз придется так себя выворачивать наизнанку, то не нужно ей никакой власти. Сейчас ей нужен Тэнг… Она очень хочет, чтобы он был рядом! И словно прочитав ее мысли (а может и вправду прочитал?), Тэнг подошел к ней и взял за руку, а их соприкоснувшиеся огненные тела стали похожи на нарисованное детской рукой сердце.

* * *
        Когда первый шок прошел, и они смогли услышать, что говорит Даниэль, улыбки стали озарять их лица.
        Говорил он проникновенно, искренне и просто. И все слушали его очень внимательно, потому что рассказывал Даниэль про их собственную жизнь. Друзья узнали, что только что все известные им миры на секунду зависли в небытии, а Сердце Золотых Нитей остановилось и пропустило пару ударов, но выбор был сделан правильно, и механизм заработал вновь, и проработает еще многие миллионы лет… Он запускался так не один раз, и каждый раз все случается по-новому. Но всегда это происходит в их мире, и всегда правильный выбор сопровождается необыкновенным свечением. Возможно, их и постигали неудачи, но никто об этом ничего не знает, наверное, потому что тогда Ему приходится создавать все заново… Сейчас пусть они об этом не беспокоятся, как впрочем и не расстраиваются о поступке Марка и Миа - без отваги этого юноши, ничего бы не получилось, ведь войти в эту дверь могли только они вдвоем, и только единожды. Подойди к ней кто-либо другой, она бы захлопнулась в одночасье. Дело было сделано и это было великое дело!
        Но тут плавный ход речи Даниэля был прерван вопросом не теряющей любопытства ни при каких обстоятельствах Ариэль:
        - А что же Зерван? Ведь он может снова попытаться отобрать ребенка у Яглы?
        Даниэль еле сдержал смех и попытался ответить серьезным тоном:
        - Видишь ли, Ариэль, Зерван нам не опасен. Он и не был опасен, потому что отобрать ребенка у Яглы мы бы ему все равно не позволили!
        - Но старейшины воспринимали его как реальную угрозу! Почему же вы так не думаете?
        - вмешалась в разговор и Аль.
        - Потому что мы его создали и знаем, как его уничтожить, - невзмутимо ответил Даниэль.
        Лица друзей вытянулись. Улыбки погасли. Тэнг еле успел сдержать Ир-Дара, который уже сорвался с места очевидно для того, чтобы призвать Даниэля к ответу за такое вероломство.
        - Так что, Альтар зря чуть не погиб, а может и погибнет? А вы ничего не сделали, не вмешались, чтобы этого не произошло? - тихим дрожащим голосом произнесла Аль, будто и сама не верила тому, что слышала.
        - Я ждал этого вопроса. Постарайтесь понять. К сожалению, мы ничего не могли поменять в ходе событий. Зерван был лишь инструментом, и отнюдь не в наших руках. Если бы мы убрали его, то его место занял бы другой инструмент, та же Враска успешно бы справилась с этой ролью.
        Враска покраснела, но возражать не стала - она слишком хорошо понимала, что Даниэль был прав.
        - И если бы Фенна не вспомнила вдруг свои навыки обращения с охотничьими ножами, то помощники Зервана, не стесняясь, разрядили бы в него пистолет; в конце концов, Альтара мог ранить и Ир-Дар, случайно спутав его с недругом… Эта смерть была прописана самой жизнью, и сделано это было мудрой волей для того, чтобы родить Любовь. И не дать Золотым Нитям порваться…
        - Неужели обязательно убивать, чтобы доказать, что любовь есть? - на сей раз не выдержала Враска.
        - Нет, не обязательно, но обычно людям так проще. Они умеют любить так, как мы уже давно разучились, они ничего не просчитывают и не предсказывают, они просто любят. Так было многие миллионы лет назад и так будет. Это их сущность, чем бы они не прикрывались, и что бы они о себе не думали. Но…но только они почти не помнят о таких своих исключительных способностях, и в этом вся беда. В нашем мире сердце всегда открыто. И если вы не хотите открывать его сами, то вам помогут. Иногда сделают дырку клинком, иногда заставят вырваться внаружу от переживаний, для каждого свой рецепт… Не надо бояться этого, друзья, все уже позади. Вы все очень храбрые, но сейчас и вашим сердцам нужен отдых, пойдемте!
        И Даниэль увлек всех за собой в сторону города. Ир-Дар подхватил едва очнувшегося Альтара словно пушинку, Тэнг взял на руки Мэрилин, и девушки вконец сбитые с толку и уставшие, поддерживая друг друга отправились вслед за ними.
        ГЛАВА 48
        Альтар быстро поправлялся, благо цена за его жизнь была заплачена, а остальное довершил особый дар к целительству у народа залий. Мэрилин тоже пришлось оказать первую медицинскую помощь - сразу после ухода Марка девушка потеряла сознание, и только через сутки ее удалось привести в себя. Вместо долгих объяснений Даниэль предпочел показать ей Альтара, хоть и ослабевшего, но вполне живого, что сразу же благоприятно сказалось на здоровье обоих.
        Они почти не интересовались окружающим миром, будто сумели остановить его и сойти на понравившейся им полянке. Весь груз тяжелых и противоречивых обязанностей свалился с души Альтара - ведь он сделал все, что мог, и даже умудрился воскреснуть! И Мэрилин, повзрослевшая и серьезная, все еще не поверившая до конца, что он жив, стала ему еще более близкой и любимой. Чего можно было еще желать? Тайна, которая не позволила им пройти мимо друг друга, раскрасила всеми цветами радуги огни вокруг их тел, сталкивая, связывая, сплетая их души. Куда бы они не пошли, что бы ни делали, там оживало все, что жило теплом и любовью - на и без того благодатной земле залий распускались новые цветы, у деревьев отрастали молодые побеги, на плечах Мэрилин отдыхали бабочки, солнце пробивало лучами тучи. Разве могла сотворить такое разлука, пусть для благих целей, пусть все говорят, что так надо? Альтар не был уверен, что знает ответ на этот вопрос - именно разлука привела его к смерти, хоть и недолгой, но только пережив все это, он был способен так остро чувствовать жизнь.
        Аль почти сразу же покинула город залий. Всю ночь она проговорила с несколькими самыми мудрыми и уважаемыми жителями города, которые сочли нужным побеседовать с ней наедине. Уставшую и озадаченную, ее встретил под утро Даниэль и они немного погуляли по озаренному рассветом городу… Аль очень спешила, это было очевидно. И первый раз в жизни Даниэлю показалось, что что-то устроено не справедливо. Мимолетная мысль, но все же. Ведь не сможет она сюда больше вернуться… Он еще долго смотрел вслед отголоскам ее огненных сполохов, и странная растерянность, одновременно печальная и радостная охватила его в одночасье.
        Заботливые зальи предложили своим гостям пожить некоторое время у них - всем было действительно необходимо восстановить душевные и физические силы. Каждому предоставили отдельное жилище наиболее подходящее по духу и назначению. Ир-Дару и Ягле отвели домик с маленьким огородом и садиком, в котором жил говорящий попугай. Тэнг поселился один в скромной хижине рядом с речкой. Враска заняла пост у временного портала - благо ей было не привыкать. Ариэль высказала желание поселиться поближе к Даниэлю - как она сама объяснила: слишком много неотвеченных вопросов у нее осталось, чтобы каждый раз бегать к нему за тридевять земель. Даниэль лишь улыбнулся и выделил ей гостевой домик в своем саду. Сильвио и вовсе отказался от жилья, вполне комфортно устроившись на ночь в том же саду под каким-то диковинным плодовым деревом. Дария позаботилась, чтобы у гостей было все необходимое, и каждый день звала всех к обеду или ужину. Еда здесь оказалась исключительно вкусной, хоть и совсем непривычной - ели только плоды, приготовленные особым образом, но каждый плод отдаленно напоминал вкусом то жренную картошку, то
отбивную, то свежий хлеб, и любой из них отлично насыщал на довольно продолжительное время.
        Друзья много гуляли, но не нашли здесь ни гор, ни морей. Ровные леса неизвестных светящихся деревьев, казалось, окутывали весь этот мир. К радости Ариэль, он больше не трещал по швам, и дома сохраняли свой обычный аккуратный вид. Сильвио быстро освоился с домашней работой и стал помогать Дарии по хозяйству. Враска выглядела необыкновенно спокойной - они с Тэнгом подолгу просиживали у речки рядом с его хижиной, чаще молчали, иногда тихо о чем-то говорили. Черты лица ее смягчились, и холодная богиня войны превратилась в милую земную женщину. Поначалу стыд не давал ей ни спать, ни есть, ни говорить - только Даниэлю она призналась, что согласна на любое воздаяние, лишь бы совесть ее перестала терзать. На что Даниэль ответил, что это и есть воздаяние и единственный путь вперед. Эти слова не обрадовали Враску, но она смирилась, благо теперь научилась это делать.
        Против ее ожиданий, бывшие враги великодушно простили ей все долги, и она даже приобрела особую популярность как свидетельница самых драматичных событий. Ей не раз пришлось повторить в красках историю про то, как Альтар спасал Юма, про помешательство Фенны, про преследовавших ее слуг Зервана. Даниэль внес немного ясности в столь странную логику событий, объяснив, что некогда родители Фенны, как и Враска были высланы в дикий мир и приставлены к своему домику как хранители временных воронок. Но они так увлеклись простой жизнью, что забыли про свое назначение, да и умерли, ничего не рассказав дочери, однако передали ей часть своих необычных способностей. Народ залий все ждал, что душа Фенны очнется от пожизненного сна, и та хотя бы попробует использовать одну из окружавших ее воронок, но этого так и не произошло. Все свои способности женщина израсходовала на два метких удара ножом. Один для Альтара и один для себя - да, да, второй нож остановил ее сердце, и ей теперь придется все начинать сначала…
        - Она же умерла, что же может начаться? - недоумевала Ягла.
        - Неужели ты думаешь, что за одну жизнь ты узнаешь этот мир целиком? - задал встречный вопрос Даниэль.
        - Нет, конечно, но…
        - Тогда зачем уходить раньше?
        Ягла улыбнулась. Она не была уверена, что поняла Даниэля, но ей почему-то понравился его ответ. Наверное, потому что он давал надежду на что-то хорошее. Бесценную надежду.

* * *
        Внимание и обходительность залий не знала границ, но их гостям уже не сиделось на месте. Нестерпимо хотелось домой, оставалось только разобраться, где же этот дом находится.
        Тэнг и Враска пожелавшие было найти свои родные миры и спрятаться подальше от этих инвариантных вселенных, быстро передумали, осознав, что их место там, где они могут кому-то по-настоящему помочь. И они отправились вслед за Яглой и Ир-Даром в джунгли к Золотой Пирамиде. Враска знала, что она будет делать - просвещать, а не пугать. Это будет намного интереснее! Когда-то и Юм вырастет, и ему понадобятся мудрые наставники. Залии утверждали, что это будет особенный мальчик, и у Враски с Тэнгом оставалось еще лет десять в запасе, чтобы как следует подготовиться самим к его взрослению.
        Ариэль, единственная из всех, сопротивлялась возвращению. Она по уши влюбилась в Даниэля, и ни за что не хотела расставаться с ним. Девушка совершенно серьезно заявляла, что вполне способна стать такой же, как и "они", если те только покажут ей, в чем секрет трюка перевоплощений. Даниэль от подобных заявлений отшучивался, терпеливо объясняя своей юной поклоннице, что ни один обычный человек не сможет прожить долго в их мире. То свечение, которое исходит здесь от всего живого, оказывается, было полезно и благотворно для залий, но губительно в больших количествах для пришельцев извне, не привыкших к такому свету. Девочка же пропускала его объяснения мимо ушей, пока действительно не слегла с высокой температурой. Тогда непреклонному Даниэлю пришлось немедленно отправить ее домой к миссис Чилии в сопровождении Сильвио. Ариэль еле сдерживала слезы, но даже она уже понимала, что возвращение неизбежно. Даниэль утешил ее словами, что такие, как она нужны не там, где хорошо, а там где есть, что менять к лучшему, и это подействовало. Девочка воспряла духом, пообещав, что она устроит такие изменения к
лучшему, что никому и не снилось! Обычная лукавая улыбка снова заиграла на лице Ариэль - в ее беспокойной голове уже зрел очередной план…
        Альтар и Мэрилин покинули светящийся мир еще раньше, решив теперь вместе продолжать служение Золотым Нитям. Мэрилин предстояло пройти еще много испытаний и проверок, а потом долго учиться таким странным вещам, как ускорение или остановка времени, регенерация поврежденных органов, телепатия, телепортация… Но девушка была даже рада этому - поиски в ее жизни прекращались, и в ней появлялся смысл. Альтар предупредил ее, что эйфория и ощущение всемогущества на первых порах такого обучения - обычная штука, вот только доверять этому не стоит. Самым уязвимым местом у рыцарей остается сердце, которое должно быть все время открытым, и потому беззащитным. Это единственный орган, который они не могут регенерировать сами. Хотя теперь Альтар утверждал, что он знал, к кому обратиться за помощью, если случится неладное. Мэрилин счастливо улыбалась ему в ответ.
        Она долго прощалась с Сильвио, жалея поваренка, но понимая, что сделать она для него ничего не может. Сильвио хотелось возвращаться домой не больше Ариэль, но уникальная способность принимать мир таким, какой он есть, помогла ему быстро смириться с ходом событий. По крайней мере, теперь он знал, что с Мэрилин все в порядке, и может быть, когда-то он увидит ее снова. Получив на прощанье два подарка - поцелуй в щеку и веточку светящегося дерева, Сильвио и вовсе повеселел, пообещав девушке вырастить дома целый сад к ее возвращению…
        И вот за Сильвио и Ариэль на многие миллиарды лет закрылся последний вход в земли залий, страшных, но справедливых хранителей Золотых Нитей Сердца.
        ГЛАВА 49
        Зерван, плод творческой мысли залий, брел по бескрайней песчаной пустыне, недоумевая, почему так убого выглядит земля обетованная. Ну ладно, его не встретили с цветами. Это можно было простить. Не дали вооруженный отпор. Уже гораздо хуже. Значит, не любят и не уважают. Ну а пространство зачем зачистили? За его Вневременье мстят, небось?
        Но тут он все понял. Зервану совсем необязательно было идти, он мог бы и бежать, и лететь с немыслимыми скоростями, вот только все это без надобности. Зерван просто попал не туда. Как это могло произойти, оставалось загадкой. Ошибка была невозможна, но она произошла. Произошла вопреки всем вероятностям.
        Солнце припекало, собачий язык вывалился из пасти, Зерван часто и тяжело дышал. Вдобавок ко всему он утратил способность к перевоплощениям - это было не самым худшим, что с ним произошло за последнее время, но зато крайне неудобным. А самым худшим было то, что он начал вспоминать. Например, вспомнил, как ему подбирали руки и ноги, вспомнил, как несколько раз меняли основную программу, которая постоянно давала сбои - то он не мог говорить, то дышать, то думать, да и конечным вариантом никто так и не остался доволен, но доработать его не успели, потому что он умудрился сбежать. Он ни секунды не доверял своим создателям, или проще сказать ненавидел их. Зерван навсегда останется их игрушкой, несовершенством, ошибкой и недоработкой - да и с этим можно было смириться, но зачем в него заложили это неудобное раздражающее желание творить, создавать свое корявое подобие их совершенных миров? И почему не смели его сразу, а дали сбежать в Ангарон? И как игрушку ребенку подарили Вневременье. На мол, тренируйся, пока не научишься…
        Впервые в своей искусственной жизни Зерван устал. А с усталостью закончились силы и начало приходить успокоение. Когда-то он очень много мог, когда-то он очень много знал, у него было даже чувство юмора и свое нарисованное небо. Теперь у него ничего нет, кроме этого странного тела и бескрайней пустыни. Но зато тело может по-настоящему чувствовать, а пустыня обжигать солнцем, и это, наверное, хорошо.
        Зерван шел и размышлял, и так прошел ни один час, а может и не один день. Когда он с удивлением заметил, что силы его истощились совсем, на горизонте замаячили пальмы. "Оазис" - всплыло откуда-то из базы данных в его голове незнакомое слово. Что ж, оазис, так оазис - равнодушно подумал Зерван. Однако сам оазис отнесся к Зервану более заинтересовано. Под пальмами толпились люди - много, очень много людей для такого маленького островка жизни. Все они смотрели в ту сторону, откуда шел Зерван, и, судя по радостному оживлению, ждали уже давно. Опережая его самого, они уже мчались навстречу, падали ниц, молились, плакали, смеялись, бубнили что-то непонятное. "Они думают, что я Бог" - догадался Зерван - "Знали бы они, что встречают так лишь слишком умную машину, которая и человеком-то никогда не была".
        Окажи ему такой прием сразу по прибытию, Зерван бы воспарил от гордости, и отыграл бы роль Бога без сучка и задоринки. А сейчас ему было даже как-то смешно. Он взглянул еще раз в грязные потные лица своих почитателей - дикари дикарями, нечего сказать. Вот занесло так занесло! Но посмотрев еще раз на замершую в ожидании толпу, вдруг решился. В конце концов, почему бы и нет? Все равно его отсюда не выпустят, к тому же ему надо было где-то жить, не говоря уже о том, что нестерпимо хотелось пить. Должность Бога - место не пыльное… А что, творчество здесь развернет, пирамидок понастроит, инженерная мысль-то осталась! Вот она, какая, значит, его свобода!
        И пока новоявленный Бог благословлял своих "детей", все его вневременья, замки, крашеные небеса, ненастоящее могущество и нерадивые слуги таяли, схлопывались и, превращаясь в золотую пыль, оседали на разноцветные крыши аккуратных домиков в городе залий.
        Сердце Зервана совершило свой первый удар.
        ГЛАВА 50
        Аль очень спешила, потому что она единственная из всех поняла, что еще что-то может сделать. Даниэль намеренно не стал много говорить о Марке, поселив в его друзьях ложную уверенность, что все как-то самой собой решится и беспокоиться не о чем. К этому добавился особый воздух, которым дышали зальи - он явно заставлял организм вырабатывать больше эндорфинов, что уж точно не позволяло придавать хоть мало-мальски значимое внимание дурным новостям. Аль дышала подобным воздухом в других мирах, и здесь быстро догадалась, что к чему. Она без труда справилась с этим воздействием, и решила действовать в одиночку - в конце концов, это была ее ответственность.
        Когда за Марком и Миа растаяла дверь, ей удалось поймать их ощущения - так было проще потом последовать за ними, что она и собиралась сделать при первом же удобном случае. Но случай этот предоставился не сразу. Не могла Аль бросить Альтара, пока тот не придет в сознание, не могла она уйти, не пообщавшись с зальями, не могла не поделиться своими впечатлениями с Даниэлем, в котором нашла родственную душу, хотя, увы, так ненадолго. Но настал момент, когда все дела были завершены, она ступила в воронку и круг замкнулся.
        Аль вернулась туда, откуда все началось. Она открыла дверь и вышла на улицу. Здесь лето уже вступило в свои владения, и буквально сшибло ее с ног неожиданным, щедрым теплом. Аль огляделась вокруг - конечно же, Ше был здесь. Он, как всегда, развлекался - то исчезал совсем, то вновь появлялся из воздуха перед случайными прохожими в своем ненатурально сказочном костюме клоуна, раздаривая ослепительные улыбки направо и налево. Правда, адресаты этих улыбок не спешили с ответной радостью, чаще всего на их лицах почему-то мелькал испуг.
        Ну что ж, значит, Ше был свободен и никого не встречал. Аль отступила в тень, ей надо было отправляться дальше. Она сосредоточилась на том ощущении Марка, которое ей удалось "подсмотреть", и неспешно пошла по мозаичным коридорам. Не самое приятное состояние пережил мальчик пройдя в ту дверь - кому понравится распасться на молекулы, лишенные и намека на хоть какую-нибудь общность? И потом зависнуть в этом состоянии мозаики на неопределенное время… Но последнее, честно признаться, была уже ее работа. Она просто не могла допустить, чтобы с Марком или с Миа что-то случилось.
        Аль двигалась по коридорам все быстрее и быстрее - она нащупала их след! Только бы успеть сейчас в самый решительный момент, только бы не упустить. Пришлось перейти на бег, а потом и вовсе на полет. События, лица, рождения и смерти замелькали с невообразимой скоростью. Ничего не дается просто так и свои игры со временем Аль приходилось возмещать ускоренным проживанием чьих-то не очень-то удачливых жизней
        - Аль не помнила событий, оставался только едкий осадок, да странное чувство будто она позавтракала чем-то несъедобным или выпила отраву. Горький опыт, одним словом. Ее собственный горький опыт.
        Уже Марк снова собранный неведомой силой воедино становился одной ногой на песок, и Миа неслась за ним, а Аль вслед за Миа. Уже горячий ветер пустыни обжигал его лицо, и раскаленный воздух просачивался в легкие, заставляя Марка задержать дыхание. А потом Марк перестал дышать совсем и что-то случилось. Его резко выдернуло, что-то закружилось, завертелось, перед ним пронеслась лязгающая пастью собачья голова, чьи-то руки подхватили его, и он снова провалился в небытие.
        Марк жадно хватал ртом воздух - обычный, нормальный, привычный воздух, и он чувствовал, нет, даже наверняка знал, что подействовует этот воздух на его родное, знакомое тело самым предсказуемым образом. Не будет ни светящейся травы, ни переходов, ни провалов, ни супергероев, ни суперпоступков… Он сейчас откроет глаза, и окажется дома. Наверняка окажется дома.
        Аль устроила детей на тесный диванчик в коморке Ше, и терпеливо ждала, пока они прийдут в себя. Марк начал судорожно дышать - сейчас он очнется совсем, Миа, казалось, мирно спала и даже начала посапывать.
        Аль еще не знала, было ли это последствием ее вмешательства, или действием других неведомых сил, но теперь дети находились в безопасности, и значит, она выполнила свою задачу. В последний момент она успела выдернуть Марка и Миа из их случайного места "посадки", но не известно, удалось бы это женщине, если бы временная воронка тут же не захлопнулась за нелепым существом с телом человека и головой собаки, которое буквально всосало в песчаный мир. Знал ли Даниэль о таком повороте событий заранее? Этим ли объяснялось его спокойствие? Или ее собственный поступок был давным-давно прописан в книге жизни? Размышления Аль прервал удивленный возглас Миа.

* * *
        Остаток дня Миа и Марк провели в обществе Аль. Конечно же, они были рады вернуться домой, но очень уж не хотелось терять последнюю ниточку, связывающую ребят с удивительными приключениями, выпавшими на их долю. Они засыпали Аль вопросами, и, не дожидаясь ответа, тут же принимались рассказывать сами, и не было конца этим историям. Особую задушевность беседе придавал как бы невзначай забытый Ше горячий чайник, и внушительные запасы пирогов с ягодами.
        Миа, то и дело краснея и смущаясь своих мыслей, часто поглядывала на Марка, тот же сиял, чувствуя себя настоящим героем. Он еще немного оставался Ир-Даром, бесстрашным, удачливым Ир-Даром, для которого любые трудности были всего лишь поводом для демонстрации своей силы. И Миа для него стала немного Яглой, открытой, естественной, а самое главное - любящей. У Марка даже мелькнула мысль, что все их "двойники" были на самом деле они сами, только оказавшиеся в других жизненных обстоятельствах, и приспособившиеся к другому окружению. Аль не подтвердила и не опровергла его смелую идею, но только предупредила:
        - Очень скоро вы потеряете способности, которые приобрели, будучи другими людьми. А потом вы и вовсе забудете о том, что с вами произошло.
        Дети недоуменно переглянулись. Как можно забыть такие яркие моменты своей жизни? Да они и вовсе не хотели ничего забывать. Может Аль ошибается? Но оба знали, что такое невозможно.
        - Жизнь в вашем мире где-то проще, чем сражение с армией Зервана, а где-то и труднее. И здесь вы должны всему научиться сами. Не так уж и трудно быть сильным и пользоваться этим, если твое тело сильное от природы. Но попробуйте заработать эту силу своим трудом. Да и любить не составляет сложности, когда тебе отвечают взаимностью. А вот завоевать это чувство гораздо сложнее… Все, что вы пережили и сделали для всех нас - это очень важно, но самое важное вам предстоит сделать здесь, в обычной повседневной жизни вашего родного мира.
        - Неужели все было зря? И самое страшное впереди? - забеспокоилась Миа, ей вдруг показалось, что они никуда и не сдвигались с этого места и им просто все привиделось.
        Аль тихонько рассмеялась:
        - Нет, ну что ты! Просто в жизни не бывает остановок и каждое последующее задание более сложное, чем предыдущее!
        Вероятно, для самой Аль это было настолько очевидно, что дальше она объяснять не стала, а перевела разговор на другую тему.
        Дети постепенно приходили в себя. Первая волна радостного возбуждения прошла, и на них накатила необыкновенная усталость. Глаза стали слипаться, и они сами не заметили, как провалились в сон.

* * *
        -
        - Марк, - позвала Миа, - где мы?
        Марк открыл глаза и огляделся. Было раннее утро, звонко пели птицы, дворники неторопливо убирали улицы. Они сидели на ступеньках какого-то заброшенного дома. У Марка сильно болела спина - видно, он заснул сидя. Голова Миа лежала у него на плече.
        - Кажется, мы собирались идти в кино… - Марк напрягся, пятаясь вспомнить, что было дальше.
        - Да, кажется… - но в кино мы так и не попали, или все-таки попали?… - неуверенно продолжила Миа.
        Марк оставил вопрос без ответа и в упор посмотрел на девочку. Под его взглядом она покраснела и опустила глаза - такая красивая новая Миа!
        Сама не понимая зачем, девочка положила руку в карман и выудила оттуда сложенный тетрадный листок. Она раскрыла его и ахнула - на ладонь легли пурпурно-красные сухие лепестки - Миа и представить не могла, что в ее собственном кармане можно найти такое!
        - Гляди, там что-то написано! - голос Марка заставил ее очнуться от странного ощущения дежавю, нахлынувшего на девочку сразу, как только лепестки коснулись ее руки.
        И Марк прочитал:
        Спасибо за все и удачи! Аль.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к