Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мирер Александр: " Мост Верразано " - читать онлайн

Сохранить .
Мост Верразано Александр МИРЕР
        # Новый роман признанного классика российской фантастики Александра Мирера!
        Ближайшее будущее. Практичный и умный делец получает в свои руки изобретение, которое способно перевернуть мировую экономику.
        Александр Мирер
        Мост Верразано
        Verrazano-Narrows Bridge - мост Верразано-Нэрроуз. Соединяет два района г. Нью-Йорка, Бруклин и Ричмонд (Стейтен-Айленд) у входа в Нью-Йоркскую гавань. До
1981 имел самый длинный в мире пролет - 1298 м … Является также самым тяжелым в мире висячим мостом (вес 135 тыс. т). Поток автомобилей по мосту идет в 12 рядов на двух уровнях. Построен в 1959-64 по проекту инж. О. Аммана, Проезд по мосту платный. Назван в честь путешественника Дж. да Верразано.
        Словарь «американа»
        Часть 1
        Разумеется, история ЭИ - Эпохального Изобретения - началась много раньше того момента, с которого мы беремся ее описывать. Может быть, с волшебного мгновения, когда мамаша везла шестилетнего тогда еще Умника в школу, позабыв заправить машину, и бензин кончился на шоссе Нью-Джерси-торн-пайк в скольких-то милях от ближайшей заправки, - а Умнику очень хотелось в школу. Он не любил подолгу быть наедине с мамашей. Возможно, историю надо начинать с момента времени еще более раннего, когда будущая мамаша будущего Умника, не желавшая замужества, выбрала в производители совершенно сумасшедшего парня из богатеньких, Парень был фантастический полиглот - знал сорок языков или около того, - но не желал ими пользоваться во благо стране и своему семейству и взамен того играл, на барабанах в джазе. Впрочем, последнее не важно. Существенно то, что Умник получился сумасшедшим сразу в обоих родителей, а отцовские алименты позволили ему учиться в первоклассной школе и совсем уж замечательном университете.
        Мамаша была сучка но призванию и ненавидела сына, кажется, с момента его рождения,
        - но сейчас это уже неважно.
        Важно то, что в результате мы можем начать историю ЭИ - начать с сияющего голубого и золотистого утра, когда совсем другой человек, ничего не знавший об Умнике, прибыл в небоскреб своей компании и прямо из подземного гаража, именуемого директорским, поднялся в свой личный офис. Он был в прекрасном настроении - что тоже немаловажно для истории - и уютно уселся за рабочий стол в стиле ретро, с удовольствием ощущая полнейшую пустоту огромного здания, вздымавшегося, как граненая свеча, над Манхэттеном. Как обычно, он приехал за сорок пять минут до начала рабочего дня и принялся за дело; просматривал бумаги, внося кое-что в компьютер, и временами принимался насвистывать от полноты ощущения жизни.
        Этого человека называли обычно Си-Джи - по инициалам имени Клемент и фамилии Гилберт, - и очень часто подразумевали другое: кличку «Коммерческий гений». Эта слова из-за странностей английского языка тоже начинаются с букв «си» и «джи». Он был одним из немногих в стране настоящих владельцев гигантской компании - в том смысле, что у него был контрольный пакет ее акций, и он был не просто президентом автомобильной компании «Дженерал карз», а диктатором, полновластным хозяином.
        Что, как говорится в американском солдатском анекдоте, случается не каждый день.
        Итак, Клем Гилберт насвистывал и откладывал в сторону бумаги, готовясь к рабочему дню, не предвещавшему никаких сложностей. Через сорок минут, в 7:55, на телефоне внутренней связи замерцала крошечная красная лампочка: личная секретарша, почтенная госпожа Каррингтон, извещала, что приступает к делу. Значит, вот-вот появится первая чашка кофе; это хорошо.
        Однако в 8:02, когда кофе еще не появился, зажурчал деликатный голосок мисс Каррингтон: «Господин Гилберт, вам звонит профессор Горовик».
        - Что-о? - радостно завопил Си-Джи. - Сам старикан? Давайте его, давайте!
        - Привет, мой мальчик, - тихим бодрым голосом сказал профессор.
        - Проф, мое почтение! Как поживаете? Я не из вежливости спрашиваю, проф!
        - Ничего, пока работаю.
        - Читаете свою эф-ха?

{То есть физхимию; американцы обожают сокращения.)
        - Что же еще?
        - Здорово, здорово!
        - Слушай, Клем, я коротко. Тебе бы надо принять другого моего ученика, только не факультативного…
        Штука была в том, что в университете Си-Джи учился социологии и коммерции, а на семинар Горовика его затащил бывший школьный однокашник, который помнил, что Клем в школе увлекался химией.
        - Как скажете, проф, - отвечал господин Гилберт без особого энтузиазма.
        - Слушай, мой мальчик. Это очень важно - для тебя. Не только для тебя, впрочем… И вот что; всему, что он скажет, ты можешь верить. Как поверил бы мне,
        - Заметано, - сказал Клем.
        - Его зовут Берт Эйвон.
        - Заметано. Ирландец?
        - Не знаю. Он гений. Ты сможешь принять его сегодня же?
        Оказалось, что они помнят друг друга в лицо - Берт, он же Умник, закончил Мичиганский университет на два года раньше Си-Джи. Когда Умник ввалился в кабинет, Си-Джи встал и ухмыльнулся: сюрприз оказался вовсе не таким уж неприятным. Они обменялись рукопожатиями, и гость погрузил свое огромное тело в кресло.
        - Кофе, водичку, сок, бренди?
        - Не нужно. Сколько у нас времени?
        - Скажем, ну, полчаса?
        И тут появилась почтенная мисс Каррингтон со стаканом воды.
        - Господин Эйвон просил воды без льда, - сообщила ока.
        Умник поблагодарил ее кивком - Си-Джи отметил эту небрежность - и поставил стакан на край хозяйского стола. Выудил из кармана блокнотик и ручку и принялся писать. Хозяин поднял брови. Через тридцать секунд Умник вырвал страничку и подал Клему через стол. Мелким, очень четким почерком там было написано:
        "Здесь говорить не буду - подслушивание. Я изобрел аккумулятор. Вес прим. 120 фунтов . Дает пробег авто ори-ент. 100 тыс. миль. Есть опыта, образец авто, на ходу. Готов предъявить. Ответ письменно!»
        Клем постарался не выказать удивления, но, кажется, это не слишком-то удалось: брови сами полезли вверх. Он перечитал бумажку, медленно опустил ее на стол и принялся разглядывать этого сумасшедшего. Ничего особенного не увидел. Двухметровая почти громадина, с усами, с кудрявой шевелюрой - давно не стриженной; одет в джинсы и куртку - это было странно, напялил такую одежду вместо костюма, принятого для официальных визитов, особенно - чрезвычайных… Впрочем, он же не наниматься ко мне приехал, подумал Си-Джи. «Можешь ему верить, как верил бы мне. Он - гений». М-да…
        - Значит, - заговорил он наконец, - ты…
        Гость быстро приложил толстый палец к губам - отнюдь не улыбаясь. Протянул свою ручищу, взял листок и опустил его в стакан, принесенный секретаршей.
        А, сумасшедший, почти с облегчением подумал Си-Джи. Но мысль эту пришлось тут же отвергнуть, ибо лист в стакане зашевелился, стал просвечивать насквозь и исчез. Растворился. А перед Си-Джи на полированном столе «птичьего глаза» очутился другой листок, вырванный из того же блокнота,
        "Пиши!» - жестом показал гость.
        Си-Джи повертел листок в пальцах и непринужденно спросил:
        - Итак, слушаю тебя. Ты же по делу пришел, а, Берти?
        Умник впервые улыбнулся - до того он вел себя совершенно не по-американски, то есть был неулыбчив, как агент похоронной конторы.
        - По делу, как иначе? - пробасил он. - Грант мне нужен, изобретаю тут кое-что… А ты совсем не переменился. Спортсмен?
        Понятное дело: если их разговор действительно подслушивали, они должны были разговаривать для блезира. Си-Джи принялся писать на бумажке… говоря тем временем:
        - Где уж мне… Полчасика в день выкраиваю - качаю мускулы в солярии… Но ты прибавил… фунтов эдак семьдесят, верно? Ты же был тощий, как куриная нога…
        - У классика сказано: «как петушья нога», - пророкотал Умник, принимая листок.
        Там было написано: «Если это не шутка. Запатентовано? Ск. миль испыт. пробега? Когда можно посмотреть?»
        И этот листок растворился в стакане.
        - Орлиный глаз! - проговорил Умник. - Семьдесят аккурат и прибавил. Сижу, понимаешь, постоянно на жопе. Так вот, парень, я делаю полимер для вечных тор мозов, наездил на опытовом комплекте пока немного - тысчонку миль, чепуха… Поставил на машину твоей компании, «гурон-200», хоть сейчас можешь взглянуть.
        Си-Джи, набычившись, глядел на него и думал в своем обычном стремительном темпе. Рекомендация профа Го-ровика… надежно-то надежно, но старик, известно, добряк… Эйвон и на факультете был из первых… это же невозможно теоретически - аккумулятор такой емкости, это против химических законов… нет, он не сумасшедший и вроде бы не жулик, в этом я кое-что понимаю… Хотел бы втереть очка коммерсанту, выбрал бы не меня, наверняка знает от профа, что я - дважды доктор, что защищался у Горовика по физхимни, но с другой стороны, кто бы его принял, если не я, и кто иной стал бы разбираться в предмете сам, без экспертов? И на какого эксперта можно положиться в таком миллиардном деле?
        Не миллиардном, подумал он. Если это правда, здесь триллионы. Крушение империй. Броде Хиросимы,
        Он представил себе панику на мировых биржах, крах нефтяных компании, нефтеперегонных заводов, крах чудовищной сети бензозаправок… - о Господи, да разве только это?! Полетят в тартарары заводы автомобильных двигателей и все заводы-поставщики этих заводов, и крах алюминиевых заводов… и еще производство катализаторов для дожигания выхлопа. Правда, электротехника воспрянет: автомобильные электродвигатели, зарядка аккумуляторов…
        Как раз в момент, когда он подумал о зарядке аккумуляторов, гость наклонился к столу и промолвил:
        - Ты не все еще себе представляешь. Много хуже.
        И тут Си-Джи прихватила паника. Он никогда не потел и гордился этим, но сейчас на животе выступил ледяной пот. Он поверил. Хотя и подумал мгновенно, что такая проницательность как раз и есть признак талантливого мистификатора. Бумажки эти растворимые, мысли читает - дешевка, в сущности…
        Но он - поверил. И пролетела еще одна мысль, столь же ему несвойственная, как холодный пот на животе: прикончить бы его, чтобы сгинул, как мираж. Чтобы вернулось ощущение уюта и уверенности в себе - с таким трудом достигнутое за годы каторжной работы. За семь лет. Но! Но! Если это вдруг правда, кому достанется слава, кому достанутся миллиарды? Тебе, Клемчик мой дорогой.
        Если не прикончат заодно с ним.
        Но тогда будет поздно нас приканчивать.
        Он поднялся из-за стола - безупречно причесанный, в костюме от лондонского портного, с улыбкой-маской на розовом худощавом лице.
        - Я подумаю, Берт, Оставь свой номер секретарше, мы с тобой свяжемся,
        Он бросился бы смотреть сейчас же, хотя понимал, что посмотренье ничего не даст, что Эйвон мог поставить аккумулятор, которого хватит миль на пятнадцать, и так проехать по Манхэттену - двухсот фунтов аккумулятора хватит в аккурат на десять-пятнадцать миль. Си-Джи неплохо знал этот предмет, поскольку едва ли не единственным из автомобильных воротил Америки пытался заниматься электромобилями.
        Эйвон мог и об этом знать - из газет.
        Тот пробурчал:
        - Хорошо, но постарайся, чтоб поскорее, - и приложил палец к губам.
        Си-Джи успокоительно поднял руку: теперь он и сам будет осторожен, как канатоходец над Ниагарой.
        - Пока, босс, господин Джил, сэр, - с отличным негритянским выговором произнес Умник и пошел к двери через огромный кабинет. Походка у Берта была удивительно легкая для его веса.
        Этот день и следующий за ним Си-Джи думал, причем непривычным для себя образом: думать, когда все решено, - непозволительная роскошь. Вовсю шла работа над моделями будущего года, лихорадило заводы «Дженерал карз» в Германии, и так далее, и так далее, и - что самое любопытное - разрабатывалась новая серия моторов, напичканных электроникой сверх всякой меры, но дьявольски надежных и экономичных. Си-Джи был нужен всем, приходилось соответствовать.
        Верно, все было решено: выждать приличное время, самому ознакомиться с машиной и тогда уж думать всерьез, но Си-Джи не мог справиться с собственным воображением, а оно рисовало объемные картины нового Апокалипсиса. Взять хоть ребят из лаборатории двигателей, славных учененьких ребятишек - механиков, металловедов, электронщиков, слесарей - золотые руки. На улицу пойдут, на улицу! И будет это каплей в море. А бандеты с бензозаправок? Они-то - взрывчатка! А танкерный флот, двухсоттысячетонные монстры? А нефтяные терминалы, и трубопроводы, и Суэцкий и Панамский каналы, и махина промышленности, которая все это строит и ремонтирует…
        "Много хуже», - сказал этот человек. Но куда уж хуже! Си-Джи старался не думать о нефтяных компаниях; раз только всплыл в памяти нефтяной шейх из Аравии - в галстуке бабочкой и бедуинском головном платке и с такими беспощадными глазами, что Шварценеггер-терминатор рядом с ним показался бы ангорским кроликом. Шейх лично прибыл, чтобы заказать себе бронированный лимузин-супер, а сопровождал его известный тип, химический воротила из Нью-Джерси, со сладкой рожей сутенера и садиста.
        Помнится, Мабен докладывал, что шейх не желал расставаться с пистолетом, когда его пропускали на директорский этаж.
        Мабен был начальником спецслужбы нью-йоркской штаб-квартиры «Дженерал карз»,
        Итак. Итак… Первые шаги были ясны: проверить и убедиться. Если Эйвон жулик - забыть о нем и успокоиться. Если не жулик, во что трудно поверить, тогда…
        Тогда самое простое - купить его чертежи и патенты; стоить будет не так дорого. Купить и все его будущие патенты - на корню, так сказать, - и положить под сукно. Самое простое и разумное; дьявол с ними, этими миллиардами, которые я, быть может, заработаю.
        Си-Джи все-таки был социолог по образованию, и в подвалах его сознания сидел не выпускаемый на верхние этажи прогноз: если изобретение будет реализовано, то Америке грозит настоящий апокалипсис. А он любил Америку, американский был мальчик
        - вопреки скептицизму, свойственному интеллигентному человеку. Любил, черт ее побери.
        Да, но когда во всем мире выкачают всю нефть… и даже раньше, когда ее останется мало… Америке тогда - просто конец, и ведь ничего не придумано, ни-че-го-шень-ки не придумано, чем заменить двести миллионов автомобилей, на которых держится все бытие Соединенных Штатов. Крах. Конец всему. Голод, холод, моровые поветрия. А этот, слон этот усатый, он же придумал!
        Если не врет. Наверное, врет - нельзя этого изобрести.
        Проверим, думал господин Клемент Гилберт, президент благополучнейшей в мире автостроительной компании, принимая посетителей, докладывая на совете директоров, летя на личном самолете в Детройт и слушая по дороге - полтора часа - доклад главноначальсгвующего над производством двигателей.
        Проверим, тоскливо думал он, пожимая руки ребятишкам из лаборатории двигателей и глядя на опытный образец нового двигателя, мирно пыхтящий на стенде, под бесшумным и элегантным нагрузочным устройством.
        Через двое суток почтенная мисс Каррингтон наговорила на автоответчик Умника приглашение; подъехать к центральному входу в правление корпорации завтра, в полдень, и ждать на стоянке для старших сотрудников, что к северу от входа.
        Приглашение это было передано в понедельник; следующий день недели - вторник то есть - был самым легким днем для Си-Джи: ни одного регулярного совещания, никаких встреч, одни текущие дела. Клем жил по чудовищно жесткому расписанию. Во все дни, кроме воскресенья, вставал в пять - зарядка, душ, одеванъе и ровно в шесть - завтрак: тарелка овсяной каши и стакан свежеприготовленного апельсинового сока. Обычно за столом сидела и Энн, задумчиво попивая кофе и глядя на мужа из-под густой челки. Энн, как правило, была еще в халате, розовом или бледно-лиловом и непременно коротком; ножки у нее были очаровательные. Иногда к завтраку отца выползали сонные дета, десятилетний Кен и восьмилетнй Клем-второй, но это случалось редко. По расписанию в шесть пятнадцать отец поднимался к ним в спальню и проводил с сыновьями полчаса до самого отъезда. Они болтали, сидя на полу; чаще всего дети рассказывали о школьных событиях, причем Кен - юмористически, а Клем - с оттенком драматизма. Сегодня Клем-второй сполз на пол, не выпуская из объятий свою любимую старую игрушку, рыжего монстра Альфа - объемное воплощение
давнишнего мультипликационного персонажа. Клем-старший по непонятной причине не любил этого Альфа, и деталь запомнилась: светловолосый с рыжиной мальчишка сидит на голубом ковре, прижимая к животу рыжую куклу с устрашающе ощеренными белыми клыками.
        Он всегда запоминал детали, и уже через них - всю картинку. Вот уже трое суток, как из памяти не выходил стакан, оставленный Бертом Эйвоном на столе в кабинете: наполненный мутной жидкостью стакан, с которым неизвестно что делать… Не просить же мисс Карриштон его забрать - вдруг спросит, почему вода помутнела?.. В конце концов он сам ополоснул стакан в уборной за кабинетом, ополоснул тщательно, горячей водой, хотя не сомневался, что посуду в его конторе моют на совесть.
        В шесть сорок пять Си-Джи сел в машину - здоровенный бронированный «кондор» (производство «Дженерал карз», разумеется). К великому изумлению Энн, предупредил ее, что около часа дня приедет на ланч, с гостем, и хорошо бы приготовить что-нибудь вкусное. Шофер его и телохранитель Джордж Миллер, живущий при доме, как всегда, выполнил маленький ритуал; открыл заднюю дверцу, впустил хозяина, обошел машину сзади и сел за руль. Си-Джи спросил в переговорное устройство:
        - Джорджи, освободил подъемник, как я просил?
        - Конечно, сэр.
        - Спасибо. Без четверти двенадцать будь так добр подняться ко мне за инструкциями.
        - Слушаюсь, сэр, - проговорил Миллер бесстрастно.
        Поди-ка сохрани дело в секрете, когда все кругом удивляются, подумал Си-Джи и добавил:
        - Понимаю, это лишнее напоминание, но все же: никому ни слова о сегодняшних делах.
        - Обижаете, сэр…
        - Прости, пожалуйста.
        Больше они не разговаривали. Си-Джи открыл свой «ноут-бук», хотя ему и хотелось подумать на свободе о предстоящем знакомстве с чудо-машиной пофилософствовать, например, о том, что взамен всей этой чепухи:
        - больше-выпуска-больше-продаж-больше-больше-больше - появится, может быть, настоящее гигантское дело. Он вздохнул и пробежался пальцами по экрану, а Миллер тем временем сосредоточенно вел тяжелую машину - быстро, но не превышая скорости, без рывков и крутых поворотов, внимательно следя за окружающими машинами - особенно на узком и извилистом отрезке шоссе Хадсон-паркуэй. Уже на подъезде к зданию «Дженерал карз» Клем поднял глаза, взглянул на могучий черный затылок Миллера и подумал, что вне семьи он верит только трем людям: Мабену, мисс Карринтон и Джорджу. Правда, и этим троим - не до конца. Что же, такое тоже не всем удается… Он знал свои сильные качества; их, в сущности, было два: умение подобрать людей и умение заставить их работать. Организаторские способности - штука рядовая, а вот проницательность…
        Поднимаясь в лифте, он к собственному изумлению вспомнил, что ровно семь лет назад
        - почти день в день - это и произошло. Когда рухнули продажи новой машины «дикая пума», и компания оказалась не в состоянии выплатить кредиты, полученные под эту машину, и правительство уже готовилось учинить над «Дженерал карз» опеку и передать управление «Форд мотор» - вот позорище, срам на весь мир! - правление назначило его, младшего из директоров, временным диктатором, и он выгнал каждого третьего руководителя подразделений, выгнал неумех и лизоблюдов и мгновенно набрал новых людей, предложив им непомерные по тем временам оклады. Добился отсрочки кредитов, благо банкам-заимодавцам до смерти не хотелось краха «Дженерал карз», и в рекордный срок выпустил новую машину. Она пошла, как горячие сосиски в морозную погоду.
        Без четверти двенадцать Миллер прошел к хозяину и получил инструкции. Ровно в двенадцать он доложил из холла: «Сэр, „гурон“ цвета морской волны на стоянке» - и двинулся к выходу.
        Умник сидел на водительском месте совершенно неподвижно: незачем ему было оглядываться, система зеркал, хитро придуманная Роном, давала почти круговой обзор, и он видел, как из небоскреба вышел человек в униформе и направился к его машине.
        - Добрый день, сэр, - сказал Миллер. - Если вы не против, господин Си-Джи приглашает вас к себе домой на ланч.
        - У-гу, - ответствовал Умник.
        - Через несколько минут, сэр, господин Си-Джи выедет вон из тех ворот - видите пандус? - на черном «кондоре» с темным остеклением и проедет мимо вас на Пятую авеню. Не будете так любезны следовать за ним, не отставая?
        Умник утвердительно хрюкнул.
        Очень скоро - и пяти минут не прошло - черный сияющий лимузин вынырнул из гаража и под ослепительным осенним солнцем покатил мимо стоянки. Умник подмигнул себе в зеркало и повернул ключ зажигания - в акку-рат, когда темные стекла «кондора» проплывали в непосредственной близости. Левое заднее было чуть опушено, и Умник живо представил себе, как Хозяин вздергивает брови, услышав гулкое рычание стартера.
        Он попал в точку. Си-Джи не просто изумился, он схватил переговорную трубку и едва не приказал Миллеру вернуться в гараж, но вспомнил, что обещал Энн приехать к ланчу. Он был образцовый семьянин, господин Клемент Гилберт, и никогда не позволял себе быть невежливым с женой, даже по мелочам. И история ЭИ - Эпохального Изобретения - пошла развиваться дальше.
        "Может, не слышала, - подумал Умник, выворачивая следом за лимузином на Пятую. Движение в сердце столицы мира было густющее, и они долго добирались до Двенадцатой авеню, и еще там постояли на светофорах, и наконец «кондор» припустил вдоль Манхэтгена по надречному шоссе - не качаясь, не подпрыгивая, будто стоял на месте. Умник держался за ним вплотную, и так они промчались под циклопическими развязками моста Джорджа Вашингтона и дальше, вдоль реки, покрытой крошечными белыми барашками, сверкающей под полуденным солнцем, мимо откосов высокого западного берега, потом на мост через Харлем-ривер и в Бронкс.
        Умник, разумеется, не знал, где живет Си-Джи, и вообще неважно знал Нью-Йорк. Поэтому он удивился, определив, что они едут именно в Южный Бронкс - место, славное нищими «черными» и эмигрантскими кварталами. Удивился и насторожился. Однако очень скоро «кондор» въехал в узкую, извилистую, но явно богатую улицу: каменные ограды, за ними - сады и большие старинного вида виллы под старыми деревьями. «Чертов город», - пробормотал Берт. За из оградой тесаного камня стоял и дом Гилбертов, прятался в глубине парка, невидимый с улицы. Из каменного домика у ворот вышел почтенного вида человек в комбинезоне и замешкался, разглядывая машину Умника. Ему что-то сказали из «кондора», ворота открылись.
        Вилла Гилбертов оказалась небольшой - скорее коттедж, чем барский дом. На отлете помешался гараж на четыре автомобиля - по-видимому, бывшая конюшня. Хозяйская машина остановилась на пятачке перед гаражом, и из нее выскочил Си-Джи.
        Умник неспешно выбрался из своего «гурона». Подошел к Си-Джи - тот смотрел на него снизу вверх, гневно раздувая ноздри. Спросил:
        - Как прикажешь это понимать?
        Умник покосился на Миллера. Хозяин повернулся и очень мягко приказал:
        - Джордж, ты свободен, можешь пойти поесть. Когда тот скрылся за углом дома, Умник флегматично спросил;
        - Это ты о чем?
        Выражение лица у него было ехидное. И самодовольное. Си-Джи это заметил в закипел еще сильнее.
        - Ты, помнится, обещал показать свой электромобиль! Умник ухмыльнулся и поманил его толстым пальцем.
        - Иди сюда, садись…
        Си-Джи поднял брови, но решил терпеть это хамство до его логического конца. Журавлиным шагом прошел к «гурону» и сел на пассажирское место. Умник уселся на водительское - кузов заметно накренился - и поставил ногу па педаль газа.
        Машина и изнутри ничем не отличалась от серийной, кроме того, что наличествовали два лишних обзорных зеркала. Обычные две педали, ручка «прямо-назад-стоянка», стандартный приборный щиток; впрочем, был добавлен переключатель-тумблер, видимо, трехпозиционный..
        - Ну? - спросил Си-Джи.
        - А что - ну? - басом пропел Умник. - Куда въезжать, вон в те ворота? - И, прежде чем хозяин открыл рот, нажал на педаль,
        Машина поехала. Это было полнейшей неожиданностью для Си-Джи: в кабине было тихо, как в сурдокамере.
        - Провел я тебя? - говорил Умник, пока машина катилась к гаражу, - казалось, ее тянут снаружи на веревочке. - А так оно и задумано. Что же мне - удивлять честной народ: глядите, мобиль-то стоял-стоял и вдруг поехал, без стартера? Шалишь… Гляди.
        - Он повернул ключ зажигания, и Си-Джи вздрогнул: впереди загудело-зарокотало, словно заработал неважно отрегулированный шестици-линдровый двигатель. - Могу и стартер изобразить, - сообщил Умник, поворачивая ключ в обратную сторону.
        Действительно, заворчал стартер, но машина на это никак не отреагировала и плавно въехала в гараж, на чистенькие полосы подъемника.
        - Прошу наружу, хозяин. Где у вас свет? Ага… Умник опустил гаражные ворота, зажег свет. Си-Джи стоял, уставясь на капот машины.
        - А-а, забрало, - пробормотал Умник и открыл капот, И Cи-Джи увидел. Сильный свет люминесцентных ламп озарил пустой моторный отсек, на дне которого сиротливо лежал небольшой ящик, по виду - из нержавеющей стали, именно небольшой, размером с чемоданчик для недальних поездок. Глухой, без видимых отверстий. И еще у задней стенки, под петлями капота, висел другой ящичек, длинный, с перфорированными жалюзи.
        - Электронный блок, - сказал Умник из-за спины.
        - Багажник открой, - выговорил Си-Джи, уже зная, что сзади пусто - видел это по просадке задних колес.
        В багажнике валялась рваная кожаная куртка. А еще пластиковый пакет - пустой. Си-Джи услышал рокочущий голос Умника: «Спокойно, старина, все в порядке», - и понял, что стоит, упираясь обеими руками в край багажника, и тупо смотрит на пластиковый пакет. Разогнул спину, повернулся к Умнику. Тот больше не улыбался - задумчиво разглаживал усы.
        - Где ты остановился в Нью-Йорке? - выпалил Си-Джи.
        - В Бруклине, в мотеле.
        - Почему в мотеле? Нет денег?
        - Чтобы мобиль стоял под окном. Денег хватает.
        - Где, в каком районе? Далеко?
        - А! Миль десять, наверно. Тихий такой район, на берегу. Си-Джи мысленно прикинул расстояние. Если не врет, то миль двадцать пять он сегодня проехал.
        - Ладно… Пошли к столу, нас ждут. Поговорим на обратном пути.
        - Ты же хотел снизу посмотреть, так? Си-Джи махнул рукой: было само собой понятно, что значащий объем аккумуляторов под кузовом поместиться не мог. Этой же коробочки
        - под капотом - и на пять миль не хватило бы.
        - Э, нет… - пророкотал Умник. - Придется посмотреть, хозяин…
        Он ориентировался в чужом хозяйстве прямо-таки волшебным образом: нашел пультик подъемника, запустил гидронасос и приподнял машину дюймов на десять. Си-Джи следил за его манипуляциями все с тем же тупым выражением лица,
        - Зайди с тыла, - распоряжался Умник. - Смотри на колеса. - Он сунулся в кабину, и колеса, висящие в воздухе, завертелись с тонким, свистящим подвыванием. - Видишь?
        - спросил Умник.
        Си-Джи видел. Правые колеса вертелись вперед, левые - назад. Остановились. Машина поехала вверх на подъемнике, и Умник пробасил: «Посмотри шасси». Си-Джи, двигаясь, как механическая кукла, подлез под кузов и обнаружил, что выхлопная труба - муляж, присобаченный на двух скобах, что карданных валов и дифференциалов нет, зато на каждом колесе есть что-то вроде кастрюли, сидящей вплотную к колесному диску,
        Он выбрался из-под машины и махнул рукой: опускай. Хотя Си-Джи и не был инженером, но за годы работы в автомобильном деле приобрел некоторую квалификацию и теперь отчетливо понимал, что перед ним совершенно новая модель электромобиля с индивидуальными двигателями на колесах, причем модель отнюдь не кустарная, не сляпанная на живую нитку: ничто не болталось, к полуосям подходили провода в солидных силиконовых рукавах и трубки централизованной смазки, а кожухи двигателей
        - кастрюли эти самые - были силуминовые, литые…
        - Твоя конструкция? - уже спокойно спросил Си-Джи.
        - Я не по этой части. Имею напарника, он в технике - бог, единый в трех лицах. Электрика, механика и прочее.
        Си-Джи вздернул брови, на что Умник прореагировал мгновенно: подошел вплотную, взял хозяина за пуговицу пиджака и поднял палец.
        - Я, парень, не лезу в твои дела. Я не спрашиваю, как ты будешь обеспечивать секретность у себя. А ты можешь не волноваться за моих людей. Понятно? - Он шумно вздохнул. - С Роном, думаю, ты скоро познакомишься.
        - Это конструктор?
        Умник кивнул и поднял ворота гаража. Снаружи было хорошо; солнце стояло над кронами кленов, покрытых совершенно огненными листьями; по дорожке брел человек в комбинезоне, помахивая вакуумным сборщиком листьев, - оранжевый надутый мешок машинки сверкал, как второе солнце.
        - Заждались тебя, небось, - сказал Умник.
        Действительно, кухарка Гилбертов была взволнована и недовольна - ланч не то остыл, не то перестоялся - такое событие, хозяин приехал среди дня, да еще с гостем! Хозяйка же казалась совсем спокойной. Подала руку Эйвону, поцеловала мужа и через большую гостиную - с необъятным диваном во всю стену - повела их в столовую.
        - Приятный у вас домик, - объявил Умник, разворачивая салфетку. - Оч-чень приятный. Снаружи посмотришь - маловат для президента такой компании, а?
        - Это фамильный дом Клема, господин Эйвон, - сказала Энн. - Мы прежде жили на Парк-авеню, потом родители переехали во Флориду и оставили нам этот дом. Клем вырос в нем, а мне здесь просто очень нравится, и вообще…
        Умник поощрительно улыбнулся и кивнул.
        - Этот дом - обозримый, как говорят математики, - продолжала Энн. - Возьмите еще салата, сейчас будет барашек… У нас горничная, кухарка и садовник, вот и вся прислуга, они вполне справляются с уборкой, можно никого больше не приглашать, вот если бы дом был представительский, пришлось бы нанимать уборщиков, а это неприятно
        - чужие люди в доме… Вы сами где живете, господин Эйвон?
        - Хоуэлл, штат Мичиган, мэм.
        - Ну, не так и далеко… Хотите чего-нибудь выпить, господин Эйвон?
        - Покорнейше благодарю, не стоит, - с отменной вежливостью отвечал Умник.
        И метроном ударил снова, отметив еще один шаг в истории ЭИ. Клем понял, что гость в высшей степени понравился жене, а ее суждениям о людях он очень доверял - насколько вообще мог кому-либо доверять в таком деле. Но он был слишком озабочен сегодня и не понял, что Энн готова влюбиться в человека, с которым едва познакомилась.
        - Простите, мэм, вы - математик? - спросил Умник.
        - Прикладник, я училась на первом курсе, когда Клем был уже в докторантуре. Программирование банковских систем и так далее.
        - Не скучаете без работы?
        - А я не без работы, - весело отвечала Энн. - Три часа в день работаю на компанию, по контракту.
        - Доллар в год? - так же весело съехидничал Умник.
        - Ну уж нет, сэр. Мои услуги стоят ку-у-да дороже… Умник одобрительно хрюкнул. Ланч тем временем подошел к концу, и мужчины поставили кофейные чашки.
        - Энни, извини нас, надо ехать, - сказал Си-Джи.
        - Огромное спасибо, госпожа Гилберт, - сказал Умник. - Сто лет так вкусно не ел.
        - Приезжайте еще, мы будем рады. Лорри действительно волшебно готовит, - ответила Энн, как и полагалось хозяйке,
        Си-Джи приказал Миллеру ехать на «кондоре» впереди: сам он поедет с гостем.
        - Но, сэр, извините, сэр, но господин Мабен… - забормотал Миллер.
        - Очень жаль, мой друг, но хозяин здесь нока что я, - оборвал его стоны Си-Джи. - Мы поедем вплотную за тобой. Не отрывайся. Возможно, я по дороге изменю маршрут.
        Дело было в том, что начальник службы безопасности нью-йоркской штаб-квартиры Жак Мабен установил жесткий порядок охраны принципала. Си-Джи не полагалось ездить без телохранителя ни по службе, ни по личным делам; это было обговорено, и ему пришлось на это пойти. Детей возил в школу другой охранник, либо садовник - тоже человек Мабена. Этот порядок до сих пор неукоснительно соблюдался, и оставалось только гадать, какой скандал учинят Мабен, когда узнает, что господин президент проехал через весь Манхэттен не в бронированной машине, да еще с чужим человеком.
        Двинулись. Президент «Дженерал карз» уселся в самую массовую машину из выпускаемых его корпорацией, а чернокожий телохранитель, встревоженный до глубины души, поехал на штучном «кондоре». Трогаясь, Умник деловито пожужжал стартером, потом включил имитацию шума двигателя, и так, рокоча и даже пофыркивая, они выехали за ворота и покатили по извилистому проезду между каменными оградами и безупречно стриженными газонами, под нависающими кронами вековых деревьев. Выбрались на шоссе, Умник выключил свою жужжалку, и в кабине стало тихо, неестественно тихо - только шуршал обтекающий машину воздух, да снизу, от колес, доносился шелест шин по асфальту и тончайшее пение электромоторов, Солнце достигло высшей своей точки и висело впереди и справа, отражаясь в реке, - слепило глаза.
        - Надень солнечные очки, - сказал Умник. Очки лежали под ветровым стеклом.
        - Спасибо, я же не за рулем. Какие у тебя предложения?
        - Насколько я понимаю, - задумчиво сказал Умник, - ты мне пока не поверил. Да и странно было бы, если б поверил. Сколько тебе надо наездить, чтобы уверовать?
        - Минимум миниморум пятьсот миль, - немедля ответил Си-Джи. Он уже это обдумал.
        - Ага… Ну, это можно накатать за день… Скажем, Бостон и обратно?
        - Я бы предложил Вашингтон.
        - Ага, у тебя там представительство и все такое… Не люблю я это место. Хорошо. Когда?
        - Если тебе удобно завтра, я отряжу двоих людей.
        - Не пойдет.
        - Почему же?
        Умник обычным своим движением выставил указательный палец.
        - Голый я, понимаешь? Не прикрыт ничем. Тебе я верю, потому как Горовик тебе верит, и вообще… Вижу, Ты воровать не станешь, тебе это унизительно. - Он говорил, не спуская глаз с черного багажника «кондора» и аккуратно выдерживая дистанцию. - Тебе верю, а твоим людям, даже самым доверенным, - нет, и тебе не советую, пока мои и твои права не закреплены юридически. Не советую.
        - Так что ты предлагаешь?
        - Езжай с нами сам. Часов двенадцать - всего-то…
        - Могу только в воскресенье, - сказал Си-Джи.
        - А сегодня вторник? Да мы с Рональдом взбесимся - еще пять дней бездельничать - не выйдет.
        - Он тоже в Нью-Йорке?
        - А ты как думал?! Я на этой штуке, и один?! Голубочек мой, да мы спим по очереди, в окно смотрим безотрывно. Еще пять ночей, а? Завтра, и точка. Город-то бандитский!
        Си-Джи некоторое время соображал, сочувственно кивая. Потом попросил разрешения воспользоваться телефоном и узнал у мисс Каррингтон, какие встречи запланированы на завтра. Подумал еще и резюмировал:
        - Решено. Если ты не против, подъезжай завтра в семь без четверти ко мне домой.
        - А ты ранняя пташка, - пробурчал Умник, очень довольный. - Только заезжать ни к чему. Там у вас площадка перед мостом, помнишь?
        - Вертолетная площадка…
        - Угу. Вот на ней и будем ждать, и сразу поедем. Полагаю, Джордж твой выезды на юг знает…
        Они поговорили еще немного - дорога на этот раз бежала быстро. Си-Джи воздержался от вопроса, как Берту удалось соорудить такую чистенькую, на вид вполне промышленного производства систему, не вовлекая в дело десятки, если не сотни людей. Си-Джи знал, и очень твердо, что современные технологии практически не допускают штучного производства. Вернее, так: если вы хотите изготовить одну-единственную хитрую деталь, вам придется построить такую же сложную и хитрую линию станков - или две линии, или десять, - как и для производства сотни тысяч этих деталей. То есть вложить безумные деньги, привлечь целую толпу инженеров и так далее.
        И Си-Джи все-таки спросил - боковым ходом;
        - Извини, Берт, но это важный вопрос: сколько человек знают суть твоего изобретения? Умник ухмыльнулся и быстро ответил:
        - Теперь четверо. Мы с Роном, Горовик и ты.
        - А насчет этой машины? Электромобиля?
        - Те же четверо.
        - А кто ее переделывал?
        - Да мы с Роном, - чуть раздраженно ответил Умник.
        - Ага, ага… И во сколько это тебе влетело? Брал кредиты?
        - Ну, нетушки, - Умник опять улыбался. - Родители, понимаешь, оставили порядочно… Ладно - карты на стол, какие от тебя теперь секреты. Я вбил в эту затею волшебную цифру: двенадцать миллионов. Вместе с новыми постройками на фирме.
        Си-Джи был сильно удивлен таким размахом и задал нелепый вопрос:
        - Почему двенадцать миллионов - волшебная цифра?
        - А, не знаю. Есть один парень на Восточном побережье, с чудной такой фамилией, тоже изобрел какую-то штуковину, так вот он набрал кредитов на те же двенадцать. Мне-то было проще.
        - Рональд входит в долю?
        - Это уж наши с ним дела… Если дойдет до контракта, будешь заключать со мной.
        - Так удобней, - согласился Си-Джи. - Вон там, у второго светофора идем налево.
        Остаток дня Клемент Гилберт провел в безумной спешке; впрочем, ему было не привыкать. Он постарался прокрутить как можно больше дел из назначенных на завтра и даже провел совещание с директорами. Попросил мисс Каррингтон перегнать кое-что на его компьютер, чтобы поработать дома, да и завтра - в пути. Все это было не так трудно, но не удавалось отделаться от навязчивых мыслей, мешающих работать. Он же знал, притом совершенно твердо, что аккумулятор такой колоссальной емкости не может разместиться в чемоданчике для деловых поездок. Не может! В таком объеме вещества - любого вещества - не имеется достаточного количества электронов, вертящихся на рубашках атомов. Емкость аккумулятора жестко связана с его объемом как раз потому, что она зависит от количества свободных электронов, то есть в конечном итоге от количества атомов. Но, возможно, он чего-то недопонимает? Больше всего ему хотелось немедля рвануть на аэродром и улететь в Анн-Арбор, к Горовику. То, чего проф не знает об атомных оболочках, можно уложить в стаканчик для виски и накрыть листом крыжовника, как говаривал Диккенс… Но лететь было никак
нельзя, ибо громадная машина компании «Дженерал карз» вертела шестернями неумолимо, она не допускала непредвиденных отлучек своего президента и владыки - даже завтрашняя поездка наверняка вызовет сбои.
        Не выйдет полететь к Горовику, нет… Вечером бы вышло, да он ложится с петухами…
        Он все-таки попросил мисс Каррингтон поймать Горови-ка по телефону, и сомнения разрешились сами собой: проф улетел в Европу, на симпозиум.
        Ближе к концу дня принесли запечатанный конверт от Мабена. Си-Джи вскрыл конверт немедля и обнаружил в нем справку о Берте Эйвоне. Одно из чудес, которые умел творить начальник спецслужбы: получил всю информацию и наверняка из разных источников. Итак, досье.
        Берт Стивен Эйвон, родился в … году, холост, детей не имеет, доктор химии, магистр математики, живет в Хоуэлле, штат Мичиган. Владелец фирмы «Мичиган электрик». Личное состояние, включая недвижимость, оценивается в 10-20 миллионов. В полицейских записях не присутствует, кредитная история безупречна, долгов нет. Особых пристрастий не отмечено.
        Очень достойно, подумал Си-Джи. Не стал тратить денежки, чтобы построить свой чудо-автомобиль - заказывать по деталям в разных фирмах. Учредил, видимо, свою фирму, и на ней все и построил. Ага, вот оно! Среди всякой шелухи - вроде того, что Эйвон не замечен ни в предосудительных знакомствах, ни, напротив, в знакомствах с известными людьми - указана специализация «Мичиган электрик»: мелкосерийное и нестандартное электрооборудование для авиационных компаний, в частности, для «Рокуэлл интернейшнл».
        Все понятно. Поэтому на него такое подробное досье - работает на оборонку. И поэтому так фирменно выглядят его автомобильные электромоторы.
        Дьявольщина и дьявольщина, думал Си-Джи. Очень все достойно и надежно выглядит, и физиономия его внушает доверие, не будь я Клем Гилберт, но ведь дело-то невозможное!
        И снова, в десятый, наверное, раз подумал: а что, если этот человек изобрел
«холодный» ядерный генератор? Это еще недавно тоже казалось невозможным, хотя, в отличие от аккумулятора, и не запрещалось законами природы. Нет, это нереально. Полвека ведущие страны мира тратят миллиарды на «мирный атом», и ничего не получается - да что там миллиарды! Какие умы, какие коллективы ученых поразбивали себе лбы, изошли тщетными надеждами! Ничего не получается, а если и получится, то прямым преобразованием атомной энергии в электрическую здесь и не пахнет; предвидятся котлы, паровые турбины и так далее.
        В студенческие годы Си-Джи прочел несколько книг по этой проблеме - грустную повесть о разбитых надеждах.
        Ну ничего, подумал он, скоро мы все узнаем доподлинно. Подумал и вызвал к себе Мабена.
        Жак Мабен - француз из Нового Орлеана - до некоторого момента не имел в истории ЭИ собственной роли, участвовал в ней только как верная тень господина Гилберта. Верность его имела причины. В звездный час молодого директора «Дженерал карз», едва ли не в день, когда он стал президентом компании, Мабена выставили из ФБР по ложному обвинению в связи с наркодельцами. Подробности здесь не важны; специальный агент Мабен оказался на улице - разумеется, без пенсии, без медицинской страховки и с тремя детьми - мал мала меньше. А служил он в Нью-Йорке, и его непосредственный начальник, знавший, что Мабена «подставили», был приятелем Кеннета Гилберта, отца Клема. И случайно поприсутствовал при перепалке отца с сыном - насчет кадровой политики Клема. Отец рычал, что нельзя увольнять сразу треть ведущего персонала компании, что она немедленно вылетит в трубу и тому подобное. «Рехнулся ты, сын, начальник-то охраны никак не может быть виноват, что
„Джи Си“ выпустила непопулярную машину!» - орал он.
        Из за странностей английского языка «Джи Си» - это аббревиатура слов «Дженерал карз». Впрочем, Клем тогда еще не получил кличку «Си-Джи».
        Услышав вопли приятеля, старый полицейский наставил ухо, улучил минуту и порекомендовал Мабена в начальники охраны. Клему с его знаменитой проницательностью. тоже хватило минуты, чтобы Мабена принять и назначить ему оклад втрое больший, чем в ФБР, плюс акции и соответствующую пенсию в будущем.
        Опальный офицер, не знавший, как снискать себе хлеб насущный, дерзко выставил свои условия: жесткая охрана для господина Гилберта и его семьи, во-первых, и полная свобода рук в проверке нью-йоркского персонала, во-вторых.
        Первые два года, пока - по мнению Мабена - не улеглись страсти уволенных функционеров, - охрана действительно была очень жесткой. Си-Джи иногда проклинал этого квадратного коротышку с бугристой физиономией и замашками Наполеона. И за прошедшие семь лет Мабен не стал краше ни внешне, ни в ухватках.
        Сейчас он явился, угрюмо-почтительно выслушал распоряжения президента корпорации, сказал «Слушаюсь, сэр», а затем, как и ожидал его шеф, пробурчал:
        - Следовало бы послать двоих людей в машине сопровождения, сэр.
        - Спасибо, не нужно. Хватит одного Миллера.
        - Он ничего не заметит. Ребята - мастера своего дела, сэр. В Вашингтоне они сменят машину. Си-Джи потерял терпение в отрезал:
        - Не разрешаю. Позаботьтесь о приборе. Все.
        Через десяток минут Мабен вернулся с карманным измерителем радиации. Покачал головой и вернулся в свой отдел - горевать.
        Умник, напротив, провел остаток дня весело и бездельно. Едва он высадил Клема у небоскреба «Дженерал карз», как позвонил Рон и спросил; «Ну?» Умник ответил вопросом на вопрос:
        - Ты где? На Манхэттене?
        - В музее.
        - О Господи! В каком?
        - «Фрик коллекшн».
        - А я там не бывал, - изумленно прогудел Умник. Он представить себе не мог, чтобы Рональд Басс поперся в музей. - Обожди-ка…
        Посмотрел на карте: вот он, этот музей. Рядом.
        - Жди у входа, я сейчас подъеду.
        "Хвоста» за ним как будто не было - хорошо; держит слово господин автомобильная акула. Экий на вид застенчивый пижон, а ведь акула!
        Рон действительно торчал на ступеньках небольшого старомодного дворца, на фоне полированной бронзовой доски - наверное, чтобы Умник не спутал это место с каким-нибудь другим. Как всегда, он был в глубокой задумчивости и не заметил ни
«гурона», ни английской пары, выплывшей нз дверей. Пришлось погудеть; Рон очнулся,
        - Ну? - спросил он, усевшись на свое место.
        - Завтра едем в столицу и обратно демонстрируем возможности.
        - Гилберт едет?
        - Едет.
        - Угу, А потом?
        - Полагаю, заговорим о контракте.
        Рональд кивнул. Он тратил минимум энергии на разговоры - предпочитал объясняться жестами и междометиями. Словоохотлив становился, только объясняясь с инженерами и рабочими насчет конкретного дела. Но писал, как ни удивительно, мастерски - он был патентным поверенным и компании «Мичиган электрик», и самого Умника.
        (По непостижимым американским законам, человек не может сам подать заявку на изобретение в Патентное бюро; это должно делать через патентного поверенного, и заявка должна идти за его подписью. Безумная страна - точно вам говорю…)
        - Домой? - спросил Рон,
        - Господи, помоги мне терпеть этого человека! - провыл Умник. - Домой, говоришь? В эту конуру? А ты что полдня делал, идол?
        - Гулял. Уолл-стрит, потом сюда.
        - Пешком ходил?
        - Угу, - сказал Рон и вдруг прибавил:
        - На мост Верразано не поеду. - Помолчал и выпалил:
        - Три раза уже ездили!
        Дело в том, что Умник обожал мост Верразано, обожал с детства, хотя через этот висячий мост его возили к тетке, еще более стервозной, чем его мамаша. Красота арок Верразано, его невесомая грандиозность были единственным утешением в ненавистных экспедициях к тетушке. И три предыдущих пустых дня он начинал с поездки на запад Бруклина и на мост - на верхнюю полосу непременно, потом примерно миля по Стейтен-Айленду, разворот, и еще раз на тебя накатываются громадина невесомой арки, ошеломительные изгибы несущих тросов, и - трап-трап-трап - хлопает под колесами покрытие моста, и надвигается дальняя арка…
        - Ну и не поедем, - миролюбиво сказал Умник. - Подумаешь… А куда поедем? И тут Рон произнес целую речь;
        - Нашел подходящее кафе. Таймс-сквер, Очень уютно.
        - Есть стоянка?
        - Нет.
        - Какого же черта… А, ладно, едем - хоть посидим, как люди…
        Штука в том, что большинство платных гаражей им не годилось; гаражные служители сами заводят авто на место и сами его возвращают. Иные стоянки, если они и наличествовали в этой части Манхэттена, были чужакам неизвестны, - а кроме того, с открытых стоянок машины, как известно, воруют. То, что Умник решился поставить драгоценную машину на улице и засесть в кафе, свидетельствовало о некотором беспамятстве, что ли, и Рональд взглянул на друга изумленно. Но спорить не стал - с гениями не спорят. А еще он знал, что угнать их голубую машинку почти невозможно: замки он ставил сам, открыть их было нельзя, и под рулевой колонкой был секретик, но если подберут ключ и раскусят секретик, то ни одному сумасшедшему не придет в голову выдвинуть ключ из замка - а иначе машина не поедет. И наконец, любое вторжение даст сигнал на их с Бертом биперы. Дистанция до мили.
        - Уф, полдня не курил, - с чувством сказал Умник, разжигая сигарету.
        - Это как?
        - Проклятые пуритане, при виде сигареты плюхаются в обморок, - объяснил Умник.
        Он был прав наполовину: не курил и не терпел табачного дыма сам Си-Джи, а вот Энн у себя в кабинете покуривала.
        Они отлично посидели в баре уютного кафе; такого набора хороших вин Умник давно не видел и на радостях заказал бордо 1968 года. Потребовал улиток и еще какую-то чертовню, так что Рон только хлопал глазами. Умник болтал с барменом, когда у того было время, а оно по преимуществу было, потому что, как бармен выразился, «эти траханые недоноски в легислатуре запретили курить в траханых местах кроме как возле бара, если вокруг этого траханого бара, парень, есть пространство, чтобы дым развеивался, а кафе, сам видишь, стоит пустое».
        Так они провели остаток дня, на мост Берразано не поехали, а вечером в номере мотеля принялись обсуждать, как разворачивать производство ЭИ в массовом масштабе,
        - хотя и решили когда-то, давным-давно, что таких разговоров до заключения контракта не будет.
        Ночью пошел дождь, он не унялся и утром. «Гурон» блестел под фонарями, как лакированный; через улицу у овощной лавки корейцы натягивали тент. Господь Бог, похоже, отменил рассвет на этот день, и Умник ворчал и чертыхался, выезжая на скоростное шоссе Гоуэйнос - слепили огни встречных машин, а на Манхэттене стало еще хуже. Однако они не опоздали: «кондор» подъехал чуть позже них, мигнул фарами, приглашая двигаться следом. Экспедиция началась. Умник перестал ворчать и впал в неприятнейшее из своих состояний, угрюмое молчание, разрешить которое можно было только двумя способами: посадить гения за рабочий стол или поднести ему стаканчик неразбавленной водки. Езда на дальние расстояния при плохой погоде раздражает непривычного человека, а Умник невесть уже сколько лет не ездил дальше, чем на двадцать миль, - за исключением недавнего путешествия в Нью-Йорк: добрых 750 миль , конечно, однако они ехали с ночевкой и отдыхом среди дня,
        Если не считать дурного настроения Умника, все складывалось хорошо. Позвонили из машины в машину по телефону, поговорили - вполне дружелюбно, Через два часа по общему согласию остановились в сервис-центре, и тут Джордж Миллер растерялся. На его памяти босс ни разу не посещал такие места - куда мог впереться любой грязнуля и потенциальный носитель вреда, - а тут он еще оказался в компании с такой подозрительной личностью, как этот господин Басс. Джордж почему-то невзлюбил Рональда с первого взгляда. Си-Джи, стараясь не рассмеяться, велел ему сходить в туалет и в буфет, если хочется, а потом уж сопроводить и его туда же. Джордж неохотно удалился, за ним сонно поплелся Рон, а Си-Джи пересел в машину Умника, прихватив с собой маленькую сумочку.
        Умник угрюмо покосился на эту штуковину. Было уже позднее утро, дождь давно остался позади, небо просветлело, так что каждая мелочь и вблизи, и вдалеке вырисовывалась очень четко, словно картину мира, доселе туманную, навели на резкость.
        Си-Джи молча расстегнул сумочку и достал прибор.
        - А-а, - проворчал Умник, - Проверочка… Ну, мерь…
        Си-Джи включил измеритель радиации. Показания были те же, что у него в кабинете, когда Мабен показывал, как пользоваться приборчиком.
        - Тут должно быть поменьше, чем в вашем засранном городишке, - изрек Умник.
        - А если завести двигатель?
        - На ходу то есть? А то же самое. Нет у нас радиации, нету, хоть ты задавись.
        "Тяжелый какой тип, - подумал Си-Джи. - Гений, тоже мне…»
        - Не обращай внимания, - вдруг прогудел Умник. - Это не я, это день тяжелый.
        Он словно читал мысли Клема. Си-Джи отвернулся, с досадой сознавая собственное смущение, и сказал:
        - Послушай, Берт, я бы с удовольствием посидел за рулем.
        Он заранее знал, что скажет Эйвон, - нельзя, мол, потому-то и потому-то. Так и вышло, но причина оказалась основательная - если резко отпустить педаль акселератора, получается некий эквивалент торможения двигателем-моторы на колесах начинают вырабатывать электроэнергию, посылают ее обратно в аккумулятор и так эффективно тормозят, словно и впрямь прихватились настоящие тормоза. Нужна привычка, надо хоть часок поездить по спокойной дороге, а на большом шоссе наверняка попадешь в неприятность - стукнут сзади.
        Слушая гудение Берта, президент «Дженерал карз» разглядывал обширную, почти пустую в этот час стоянку вокруг сервис-центра, гряду низких холмов на западной стороне шоссе и само шоссе, особенно само шоссе. Асфальтовое полотнище, расчерченное белыми разделительными пунктирами (ночью они светятся под фарами), с бетонным забором, разделяющим встречные полосы… Уставленное знаками, указателями, предупредительными надписями, снабженное через каждую милю аварийными телефонными аппаратами… И все это уложено на пяти-, или десяти-, или Бог-знает-сколько-футовую подушку из гравия и бетона, и все это ухожено и постоянно ремонтируется, и полотно регулярно прерывается широкими площадями, перечеркнутыми линиями будок со шлагбаумами, где надлежит платить за проезд… И призрачно гудящая, нескончаемая череда автомобилей, мчащихся между пунктирами разметки, - днем и ночью, днем и ночью, - а если лететь над дорогой на вертолете - что для Си-Джи было последние годы привычней, - то можно увидеть, как рядом с этой живой полосой, и чуть поодаль, и поперек, и под углом бегут ее сестры, узкие и широкие, платные и бесплатные,
со светофорами и без, и по всем, по всем полосам мчатся такие же нескончаемые разноцветные потоки.
        Клем вспомнил, как еще мальчишкой познал это ощущение открытия - что дорога, по которой ты едешь сейчас в потоке машин, вовсе не единственная на свете. Его везли куда-то по «парковому шоссе» - это особый вид дороги, обычно она обсажена деревьями по бокам, и на разделительной полосе тоже деревья, - так вот, в одном месте шоссе выскочило на холм, там не стало деревьев, и открылся вид на равнину - где же это было? - зеленую, поблескивающую озерами и расчерченную линиями автомобильных трасс. Под холмом вползала в туннель шестиполосная змея, почти сплошь покрытая машинами, причем особенно много было громадных фургонов, а немного дальше эту широченную змею пересекал мост, и по нему шла дорога поуже - параллельно парковому шоссе. И дальше, за озером, шли еще дороги, и еще. Много…
        Эти странные мысли пролетели за какие-то секунды. Действительно, странные для человека, выросшего, можно сказать, в обнимку с автомобилем и вложившего немало денег в строительство дорог. Но Си-Джи не был ординарным человеком.
        Басс и Миллер вышли из дверей сервис-центра, и Умник объявил:
        - Ага, теперь нас тоже сводят пописать, тогда и поедем.
        Так они в мире и согласии добрались до стольного города Вашингтона, где Умник наотрез отказался посетить представительство «Дженерал карз», а господин Гилберт, разумеется, посетил, вызвав панику среди персонала. Потом они двинулись в обратный путь, причем Си-Джи уселся в электромобиль рядом; с Роном, перенявшим руль у Умника; теперь паника охватила Джорджа Миллера - но легкая уже, парень стал свыкаться с диковинной ситуацией. Недалеко от Балтиморы хозяин вернулся в «кондор» и более своего телохранителя не нервировал.
        На Манхэттен приехали засветло. Миновали туннель Линкольна, и сейчас же Умник буркнул:
        - Сворачивай налево.
        Рон вопросительно хмыкнул; тогда Умник добавил:
        - Все равно куда. Уходим от них. Налево.
        Эйвон рассчитал правильно: через тридцать секунд затренькал телефон - Си-Джи:
        - Берт, все в порядке?
        - Уху.
        - Но мы не поговорили!
        - Давай поговорим…
        - Я готов подписать предварительный контракт… и есть темы для обсуждения.
        - Сегодня хочешь подписывать, что ли?
        - Ну, сегодня, думаю, не получится. Встретимся завтра утром… Нет, время уточним по телефону. Согласен?
        - Угу. Контракт составишь сам, - распорядился Умник. - Никаких адвокатов, парень.
        - До встречи, - сказал Си-Джи, и оба остались наедине со своими мыслями. Как, впрочем, бывает почти у всех людей и почти всегда.
        И странно, что в этот день, перевернувший его жизнь, - а Си-Джи понимал, что именно так оно и есть, - мысли его бродили Бог знает где. Почему-то он думал, каково Энн целыми днями сидеть одной - хохотушке Энн, любительнице пикников и конных прогулок в веселой компании. Или велосипедных прогулок,
        Подумал мимолетно о том, что если ЭИ захватит мир, на дорожной сета перемена не отразится - только заправки исчезнут, но это будет не так уж скоро.
        Он провел вечернюю перекличку по селектору, отдельно переговорил с главноначальствующим над финансовыми делами - имея в виду завтрашний контракт. Но по сути - если разобраться - Си-Джи был как будто безразличен к этому контракту. Не в нем дело. Четкая и жесткая реальная жизнь, которую он учредил для себя много лет назад, когда пришел в «Джи Си» со свеженькой докторской степенью и рванул вверх по служебной лестнице, - эта жизнь, оставлявшая ему один свободный час в сутки, внезапно размылась и стала неважной. Он смутно подумал, что на следующую неделю назначена поездка в Германию, на «Дженерал карз верке», - и слабо махнул ладонью. И тут же подумал совсем другое; он не помнит, когда они с Энн последний раз занимались любовью; не то два дня назад, не то три. Бред какой-то, а не жизнь.
        Любопытно, что Умник тоже впал в странное расположение духа и, отделавшись от
«кондора», стал возбужденно вертеться на сиденье. Они ехали по какой-то из Пятидесятых улиц, приближаясь к Пятой авеню, и тут Умник увидел ресторанную вывеску с французской надписью «Ла Кот Баск».
        - К обочине! - приказал он Рону. - Сиди, жди!
        Ворвался в ресторанный холл - швейцар в ливрее испуганно отскочил и положил руку на кнопку сигнализации. Берт увидел себя в зеркале; настоящий громила, в тертой кожаной куртке нараспашку, в грязноватых джинсах, усы дыбом, полуторасуточная щетина - утром он поленился побриться. Умник поспешил улыбнуться самой обаятельной улыбкой и вопросил:
        - Кухня у вас французская, паренек?
        - Э-э, да, сэр, настоящая французская, - проговорил швейцар с подчеркнуто французским акцентом. Руку с кнопки, однако, не убрал.
        - Вина?
        - Останетесь довольны, сэр. У нас самый богатый погреб в Нью-Йорке, сэр. Умник сунул ему двадцатку.
        - Простите, сэр, гостям полагается быть в вечернем платье.
        - Костюм? - с воодушевлением спросил Умник.
        - До этого пока не дошло, сэр. Пиджак и галстук.
        - Мне нужен столик на семь часов.
        Выяснилось, что заказы обычно принимают по телефону, но Умник обольстил и метрдотеля, так что столик был успешно заказан. Умник выспросил у метрдотеля, куда надо поехать в этом треклятом городе, чтобы купить хорошую одежду, и выскочил на улицу как раз в ту минуту, когда Рон торговался с девушкой из дорожной полиции, объясняя, что седок придет сию минуту и они уедут, «Хорошенькая чернавочка», - с некоторым сожалением сказал Умник, когда они отъехали, и сейчас же рявкнул: «Стой! , обнаружив платный гараж. И снова все прошло как по маслу - им милостиво разрешили самим поставить машину, Умник заплатил сразу за сутки и в неистовом темпе поволок Рональда к Пятой авеню.
        Магазин оказался настоящим дворцом. Колонны, зеркала - кругом зеркала, так что настоящие размеры зала угадать было невозможно без специальных изысканий, Они вкатили сначала в дамский зал, за ним был еще один дамский зал - в арке, соединяющей эти помещения, юная красавица попыталась опрыскать их духами. Рональд как открыл рот, так и шел по мозаичному полу. Он в свое время поездил по стране и по миру и знал - теоретически, - что есть магазины для богатых и для очень богатых, но как-то не довелось ему в них побывать, Он подозревал, что Умнику тоже ни к чему были такие магазины, но очень уж уверенно шеф себя вел. Когда к ним подплыл седовласый господин и осведомился, что угодно господам, Умник объявил, что господам угодно одеться с ног до головы, костюмы предпочтительны коричневых тонов, туфли - для него лично, то есть господина, имеющего честь делать заказ, какие предложит магазин, а для его спутника - непременно черные, рубашки же белые. Цена не имеет значения. Тут же им поднесли кофе и коньяк, и работа закипела. С Роном-то все было просто; средний рост, сухой, широкоплечий - любой костюм сидел на
нем, как на манекене. А с Умником продавцы намаялись: ботинки на его ногу не находились. Пять или шесть продавцов обхаживали Умника, ласковые такие парни, один другого ласковей. Наконец запыхавшийся младший продавец доставил откуда-то тележку с ботинками гигантского размера, и пошла примерка.
        Цирк этот происходил в отдельном зальце, в котором были еще выгорожены примерочные. Часа полтора провозились, но нетерпеливый Умник ни разу не взревел и не послал их всех туда, куда обычно посылал всяких зануд. Оделись наконец. В зеркалах возникли два чудовищно респектабельных джентльмена в костюмах, сидящих как влитые, - даже у Умника пиджак не морщил на спине.
        Седовласый руководитель процедуры легонько похлопал в ладоши и сказал Умнику.
        - Я бы рекомендовал, сэр, немного ушить брюки, Пятнадцать-двадцать минут.
        Умник не прореагировал на это предложение и распорядился, чтобы их прежнее платье завернули, а в этом они останутся.
        - Непременно, как желаете, сэр, но… Не угодно ли воспользоваться нашей парикмахерской? Мы бы пока позанимались с вашими брюками, сэр…
        В глазах распорядителя мелькала, однако, неясная тревога. Умник уловил ее и величественно извлек из бумажника «платиновую» карту «Американ экспресс». Секунду подумал и добавил свои водительские права - чтобы не подумали, будто карта ворованная. Продавец просиял и попытался помочь господину сменить брюки.
        И через сорок минут они вышли на темную улицу - выбритые, с мытыми головами и причесанные волосок к волоску. Прежнюю их одежонку обещали до ночи доставить в мотель, и они плыли, как пижоны какие-то, в вечерней толпе Пятой авеню.
        - Опаздываем, дьявол их дери с их парикмахерской, - ворчал Умник.
        - Зачем?.. - спросил наконец-то Рон.
        Вопрос означал вот что: зачем нам костюмы за безумные деньги и зачем мчимся в заведение, в которое нельзя войти одетым по-человечески?
        - Ох и напьюсь! - отвечал Умник. - Сил больше нет так жить - без бабы и настоящей выпивки… С тобой разве поддашь?
        И он напился. В уютном таком зале с картинами Ривейры в нишах, имитирующих окна, под тихую музычку, под тихое воркованье официантов - непременно с французским акцентом. Неизвестно, была ан еда французской, но вкусно было до чертиков, и они ели за обе щеки, что, однако, не помешало Умнику набраться. После сыра он попытался запеть что-то ирландское, таращась при этом на неимоверно длинноногую красотку в неимоверно коротком платье, сидящую в глубине зала, аккурат под изображением маяка на картине. Тогда у столика возник официант со счетом: психологи какие, подумал Рональд, понимают, что заплатит, не глядя. Он перехватил счет и проверил - вроде бы ничего лишнего не написано. Восемьсот монет, да чаевые, ой-ой… Умник пока что распелся, как дрозд весной, и рядом замаячил совсем новый официант - громила вроде Умника и явный ирландец по виду; он сочувственно ухмылялся, но был готов к действию. Умник не дал ему повода к действию: положил на счет свою платиновую карточку и принялся доглатывать портвейн, поданный за счет заведения. Красавица и еще несколько человек зааплодировали, но тут карточку принесли
обратно, и певец, презирая публичный успех, поднялся и приказал:
        - Такси мне вызовите… Адье…
        Следующий день был поворотным в истории ЭИ. Читатель может при желании датировать его довольно точно: на этот день приходился еврейский праздник Иом-кипур, из-за чего все дела несколько замедлились - все, кому не лень, объявили себя евреями и не явились на работу. Однако произошло несколько событий сверх главного - подписания контракта.
        Первое, наименее важное: по просьбе Си-Джи исполнительный Мабен пригнал двоих специалистов по подслушиванию, и они проверили кабинет господина президента на предмет «жучков». Таковых не оказалось, в чем, впрочем, Мабен и не сомневался.
        Второе, самостоятельного значения не имеющее: одежду Берта и Рона не доставили из магазина. Утром в мотель позвонил магазинный управляющий и сдавленным от неловкости голосом набормотал, что рассыльный куда-то сгинул, что магазин готов компенсировать господам ущерб в любой удобной для них форме - хоть деньгами, хоть одеждой. Умник велел Рону ответить, что они заедут за одеждой. «Так оно и лучше, - сказал Умник, - времени до трех все равно девать некуда». Когда же они стали собираться, выяснилось, что запасные джинсы Умника годятся только для работы в гараже, а не для визита в магазин готового платья, и он снова влез в новый костюм.
        Третье событие: Энн Гилберт неожиданно для себя самой поехала в «Дженерал карз» - в отдел компьютерного обеспечения, занимавший три этажа. Поехала под благо-виднейшим предлогом, а именно, чтобы прокатать на большом компьютере свою новую программу. Энн тщательно - и очень просто - оделась, поскольку жену «самого» всегда разглядывают во все телескопы, села в свою «навахо-мини» и к часу дня прибыла в отдел. Работы не получилось; Энн запамятовала, что в Иом-кипур половины программистов нет на месте, но кое-как она продержалась полтора часа, а потом поднялась в приемную мужа и принялась пить кофе и болтать с мисс Каррингтон.
        Если бы самая близкая подруга спросила Энн, зачем она сидит и мешает людям работать, та с полным чистосердечием ответила бы, что просто так, от скуки. Что все привычное ей обрыдло, карусель какая-то непрерывная, и что даже скакать на лошадке надоело - гоняешь по кольцу, как дура. И была бы это правда чистейшей воды. Госпоже Каррингтон она рассказывала нечто в этом же роде: сегодня надо ехать на прием, на Парк-авеню, а там будет скука смертная, потому что у госпожи имярек не принято поддавать и веселиться и надо вести себя благопристойно. На деле она дразнила почтенную секретаршу, но та относилась к Энн по-матерински и, кажется, понимала, что молодая хозяйка ее дразнит.
        И в назначенный час ввалился Умник.
        - День добрый, дамы, - пробасил он. - А! Миссис Гилберт! А это мои друг, господин Рональд Басс.
        Энн обомлела. Он выглядел так замечательно в приличной одежде, прямо герцог какой-то, и усы подстрижены… При первой встрече она заметила только, что он очень большой и что голос у него низкий и как бы проникающий в душу, но сейчас увидела, что у него отличная, хотя и малость грузная, фигура, а движется он мягко, как…
«Как тигр, - подумала бедная Энн. - Ужасно сильный, наверно… Что-то он изобрел замечательное как будто…»
        - К вам господин Эйвон и господин Басс, - прожурчала госпожа Каррингтон в интерком. Потом сообщила:
        - Господин Гилберт очень скоро вас примет, господа. А вы не зайдете к господину Гилберту, мэм?
        - Пожалуй… пожалуй, нет, - пробормотала Энн. - Я подумала, может, он свободен… То есть освободится, я хотела сказать. Нет, я побегу, спасибо за кофе и общество, мисс Каррингтон, дорогая. - Она улыбнулась Умнику и Рону и выскочила за дверь.
        Секретарша опустила глаза.
        Такое вот было третье событие этого дня. Четвертое, оно же главное событие, состоялось через сорок пять минут: контракт был подписан.
        Надо заметить, что с точки зрения любого американского делового человека такая скорость не просто невозможна - немыслима и безумна. Равным образом как и то, что стороны не советовались с адвокатами, да и вообще не показывали текст договора адвокатам-контрактникам. Договор сулил огромные деньги обеим сторонам, но был неприлично короток: «Дженерал карз» принимает для испытаний изобретение г-на Берта С. Эйвона, изложенное в заявке номер такой-то от такого-то числа, и, буде это изобретение внедрится в производство, выплачивает автору десять процентов доходов от вышеуказанного изобретения. Умник и, что важнее, Рональд, мгновенно одобрили эту формулировку - ни суть, ни даже название изобретения не раскрываются. Разумеется, в черновике не был проставлен отчисляемый процент прибылей, и Си-Джи спросил, на какую цифру Умник бы согласился. Тот неожиданно объявил:
        - А все равно мне…
        Это было не слишком приличное заявление: полагалось торговаться. Полагалось требовать высокий процент первые, скажем, три года, потом - пониже, и требовать аванс при начале внедрения в производство. Си-Джи не был даже уверен в том, что Эйвон согласится на выплаты только после опробования машины, ибо сам факт испытаний, на которые пошла такая фирма, как «Дженерал карз», уже был признанием ценности изобретения. Сверх всего, ребенку было ясно, что во время испытаний команда ученых и инженеров «Джи Си» может так изучить устройство, что попробует создать свой вариант, не охраняемый патентами Эйвона, и оставить изобретателя с носом.
        Так что когда Умник сказал, что ему все равно, Си-Джи несколько растерялся и предложил многовато - десять процентов, и тот согласился. Тут неожиданно для Умника вмешался Рон и запросил вполне разумную штуку: компенсацию расходов на изготовление опытного образца автомобиля, передаваемого для испытаний. Теперь согласился Си-Джи.
        - Скажем, два миллиона, Берт?
        - Ну, по делу-то надо побольше… Но я не хочу, чтобы это было в одном контракте.
        - Хорошо. Я прикажу подготовить отдельный контракт. На разработку нового электрооборудования, скажем так.
        - А, ладно, - пробурчал Умник. - Через месяц они все равно поймут, что пахнет жареным…
        - Кто - они?
        - Сначала - ребята из «Дженерал электрик». Заявка у нас на генератор электроэнергии, видишь ли… Они же непрерывно сканируют Патентное бюро.
        Си-Джи в этом усомнился: Патентное бюро - огромный департамент, куда ежедневно приходят сотни - или тысячи? - заявок на изобретения и где наличествует стандартная бюрократическая волынка. Он сильно сомневался, что заявка Эйвона попадет в руки понимающего человека раньше, чем через несколько месяцев. Но спорить не стал, сказал только:
        - Хотелось бы просмотреть твою заявку.
        - Теперь имеешь право, - ответил Умник. - Рональд, распорядись, чтобы господину Гилберту послали копию,
        Он дотянул к себе контракт и расписался на каждой странице обоих экземпляров. Си-Джи тоже расписался, передал один экземпляр Умнику, поднялся, запер бумагу в сейфе и подошел к гостям.
        - Хорошо. Что там написано - своими словами?
        - В заявке? - лениво спросил Умник. - Химический генератор электроэнергии, устроенный так-то, Реакция протекает между алюминиевыми и циркониевыми пластинами, покрытыми микрослоем вещества «икс». Примечание: формула означенного вещества приводится в отдельной заявке.
        - Ничего не понимаю, - с тягостным недоумением сказал Си-Джи.
        Ему опять казалось, что его морочат. Пусть даже так - контракт ни к чему его не обязывает… но автомобиль-то ездит! Реакция между алюминием и цирконием - бред полнейший…
        Теперь они сидели рядом, и Умник наклонился к нему и нашептал на ухо, что «икс» есть катализатор атомной реакции, протекающей практически безотходно - в том смысле, что кроме электроэнергии выделяется небольшое количество тепла, согласно второму закону термодинамики. Что расход основных металлов невелик и ресурс генератора определяется расходом вещества «икс».
        - Ты и подозревал что-то подобное, надеюсь? - спросил Умник. Си-Джи пробормотал:
        - Не знаю. Может быть. Не понимаю, почему ты беспокоишься из-за заявки. Ее вернут на стадии предварительного рассмотрения - неполная информация, насколько я разбираюсь в патентном деле. Ни один серьезный эксперт не обратит на нее внимания. Рональд кивнул, но Умник - фыркнул:
        - Они меня знают, Клем! Один хорошенький аккумулятор я уже придумал. Зверски дорогой, но довольно бойко идет. Для спутников и всего такого. Знают меня, вот в чем беда…
        - Это верно, - проговорил вдруг Рональд Басс.
        Он второй раз за всю встречу открыл рот - в первый раз, когда запросил компенсацию. И Клем поймал его взгляд, обращенный к Умнику, - истинное выражение немого обожания.
        - Так… Тем не менее, - сказал Си-Джи, - не разделяю твоей тревоги. А заявка на
«икс»?
        - Подадим, когда ты подготовишь производство. Заявка готова.
        - Так…
        В кабинете, занимающем добрую четверть этажа, было очень тихо; снаружи не доносилось ни звука сквозь тройные стекла, слышался только едва уловимый шелест вентиляции.
        - Ну так что, мы оставляем мобиль? - спросил Умник.
        - Погоди, - неожиданно громко произнес Клем. - Какого рода вещество? В каких количествах может быть получено?
        "А в любых, - услышал он бас Эйвона. - Это изотоп, э-э, весьма распространенного элемента. Может вырабатываться на любом производстве изотопов».
        Клем поднялся и побрел вокруг стола к своему рабочему креслу. Этого он все-таки не ждал. Если Эйвон и Басс не шарлатаны, то дело много страшней, чем он предполагал: он до сих пор думал об аккумуляторе, об устройстве, нуждающемся в электроэнергии для зарядки. Если они не шарлатаны, то речь идет о перпетуум-мобиле пресловутом, об устройстве, которое заменит все разом. Нефть и уголь станут более не нужны как топливо. И газ. Они будут не нужны электростанциям, потому что станут не нужны сами электростанции.
        Холодным умом он понимал, что на такую сверхреволюцию понадобятся десятилетия, что катастрофа эта - отложенная. Но в автомобильном деле она может грянуть очень скоро, и вокруг автостроителей пойдет лавина крахов, подобная Великой депрессии.
        Но - не для тех, кто успеет перестроиться. И легче всех будет перестроиться
«Дженерал карз». «Мы начнем первыми, » - внушал себе Си-Джи, усаживаясь в кресло и окидывая глазами привычный порядок на столе,
        - Откуда вы получали этот изотоп?
        - Не беспокойся, все легально. В Европейском…
        - Хорошо, - торопливо сказал Си-Джи. - Не здесь, в Европе, хорошо…
        Он хотел сказать еще что-то, не сумел, и Эйвон вдруг пророкотал, повернувшись к Бассу:
        - Ты пойди, мой мальчик, посиди там с дамой… - Подождал, пока тот выйдет, и спросил у Клема; - Ну что, наложил полные штаны?
        Несмотря на шок, Си-Джи взъярился - слишком давно с ним не смели говорить подобным образом. Ярость пошла на пользу, Он рявкнул;
        - Уйми свой поганый язык! Я пока не убежден, что ты не жулик! Умник вдруг улыбнулся и спросил:
        - Покурить у тебя никак нельзя, а? Курить очень хочется. Усы у него забавно встопорщились.
        - Кури, дьявол с тобой, - пробормотал Си-Джи.
        - А не буду, дьявол с тобой, - ответствовал Умник. - Я пойду, а ты, значит, убеждайся, что я не жулик. Но - осторожно, не то нас с Роном прикончат до того, как мы наладим тебе производство. Пока.
        - Где тебя искать?
        - А не надо меня искать. Через неделю позвоню.
        Как всегда, последнее слово осталось за Умником, и Си-Джи, все еще багровому от ярости, пришлось велеть Миллеру пропустить господина Эйвона в директорский гараж - на его машине - и принять у него ключи,
        План испытаний он продумал за следующий час, пока разгребал очередную порцию срочных дел. Управившись с ними, он вызвал Жака Мабена и выложил ему всю историю в объеме, доступном уму полицейского.
        Мабен задал два-три вопроса; лицо его оставалось невозмутимым, только затылок налился кровью. Наконец он сказал:
        - Деньги, сэр. Придется прямо-таки бросаться деньгами. Мабен был скуповат.
        - Денег не жалеть, - отрезал президент компании, неведомо для себя перефразируя слова одного русского генерала-палача; правда, тот сказал: «Патронов не жалеть», но разница, если подумать, небольшая,
        Мабен начал действовать немедленно. Едва ли не основное стремление хорошего полицейского - не терять ни секунды. Эйвон и Басс еще летели в Детройт, когда Мабен вошел в контору охранного агентства, с которым давно сотрудничал, и подрядил четырех человек для охраны здания «Дженерал карз». Двое должны были заступить на вахту мгновенно (такая срочность, само собой, потребовала дополнительной оплаты). Вернувшись к себе, он распорядился, чтобы четверо из его собственного контингента переключились с охраны здания на охрану дома господина президента компании - по двое в смену, круглосуточно.
        Все это было не просто: пришлось обсуждать массу подробностей, просматривать личные дела охранников и так далее, и так далее. Но до того еще пришлось переговорить с заведующим кадрами детройтского завода и затребовать двух наиболее надежных испытателей автомобилей. И это опять-таки было непросто - тем более, что испытателям надлежало сегодня же вылететь в Нью-Йорк. Мабен заказал для них гостиницу, а вечером посетил другого своего контрагента, хозяина сыскного бюро, и договорился, чтобы за виллой Гилбертов установили наружное наблюдение - не за самой виллой, вернее, а за домами по соседству. Для проверки, не станет ли кто иной присматриваться к дому босса.
        Когда Гилберты поехали па прием - на Парк-авеню, - их уже сопровождала машина с охраной.
        К десяти утра в пятницу должны были явиться водители-испытатели из Детройта, и до того начальник охранной службы прокрутил еще много дел. Не первый раз он помянул добром предусмотрительность Си-Джи, присвоившего ему звание вице-директора, что дало Мабену возможность самостоятельно подписывать денежные документы. Итак, в десять объявились два парня, чем-то явственно между собой схожие, хотя один был темно-коричневый, а второй - очень белокожий. Арон и Майк, самые доверенные испытатели «Джи Си», гонщики-кроссмены, длинные, крепкие, с мощными шеями, у обоих
        - профессиональные неприятности с позвоночником. Мабен помнил их по совместным поездкам на европейские автосалоны. Усадил их в своем кабинете на третьем этаже и сразу приступил к делу, вопросы-ответы были обдуманы за утро.
        Сначала было спрошено, готовы ли они поехать в испытательный пробег - с очень приличными командировочными. Они были готовы. («Еще бы! - подумал Жак. - Крутиться день за днем на автодроме, это же осатанеешь…») Затем - маршрут: Нью-Йорк - Джэксонвилл (штат Флорида) - Лос-Анджелес - Сиэтл - Детройт. Тут парни и вовсе просияли. Объехать вокруг всей страны, по периметру - это, пожалуй, шесть тысяч миль выйдет! Затем - ехать придется не в автомобиле, а в электромобиле. Услышав это, Арон очень вежливо спросил:
        - Извините, сэр, разве заряжалки для электротелег уже построили?
        Мабен пренебрег издевкой и сухо пояснил, что этот электромобиль заряжать как будто не надо и задача их как раз в том и состоит, чтобы проверить, сколько он прокатит без зарядки. А главное требование дирекции и лично господина президента компании следующее. Пробег проводится в строжайшей тайне - куда более строгой, чем при испытаниях прежних новинок «Дженерал карз». За секретность испытателям положена премия, выплачиваемая в три этапа. Четверть суммы будет выплачена сейчас же, еще четверть - после окончания маршрута, остаток - через полгода, когда дирекция убедится, что господа испытатели ни словом, ни делом, ни намеком не раскрыли тайну.
        - Вот контракты, прочтите внимательно, - сказал Мабен.
        Арон зацокал языком, Майк поднял большой палец: премия была в полторы годовых зарплаты, плюс двойная страховка жизни. И еще - командировочные, по суткам.
        - Возражений нет? Подписывайте. Майк стеснительно пробормотал:
        - Телегу бы посмотреть, господин Мабен…
        - Нечего, нечего… Машину уже осмотрел президент компании и лично ее опробовал. Вот так. Паспорта у вас при себе, как я просил? Хорошо. Водительские права тоже давайте. - Он посмотрел на удивленные лица водителей и пояснил все-таки:
        - Оформлю вам разрешение на оружие. Вот инструкция к машине. Сидите здесь - я вас запру, - изучайте. Через полчаса вернусь.
        - А если поссать, сэр? - осведомился наглец Арон.
        - А потерпишь, - сказал Мабен и ушел.
        Читатель, надо думать, удивляется: с какой стати мы так дотошно описываем этот проходной эпизод, подготовку к дорожным испытаниям? Какое, собственно, читателю дело до таких мелочей? Но по мелочам как раз и видно, насколько функционеры
«Дженерал карз» были скованы страхом. Речь, конечно же, не об оружии для испытателей - это именно мелочь. При новой машине полагалось посылать две как минимум машины сопровождения - мастерскую и микроавтобус, но Мабен не решился послать даже одну, страшась расширить круг посвященных.
        В результате страх только увеличивался: суперсекретная машина уходила, можно сказать, в никуда, в неизвестность. Ее могли угнать, протаранить; ее могла по какой-то случайности арестовать полиция и пожелать проверить номер двигателя - да мало ли, что еще?!
        Принципал Мабена тоже боялся, но совсем иного. Судьба опытной машины и даже проблема сохранения тайны его мало беспокоила: так или сяк довольно скоро все секреты всплывут на поверхность, и в любом случае «Дженерал карз» будет иметь огромные преимущества перед конкурентами. Состояние было как раз по словам Умника
        - такое, словно господин Си-Джи, коммерческий гений, наложил полные штаны. Он впервые в жизни боялся будущего. Боялся будущего потому, что впервые в жизни шел против общества, против людей, среди которых вырос, которые приезжали к нему в гости и к которым он ездил сам. Они окружали его на приемах, с ними он играл в гольф - а в университете и в бейсбол, - катался на яхтах и, конечно же, вел дела: налаживал сотрудничество и разрушал его, совершал сделки и враждовал, врагов у него было предостаточно. Но все это - и приятельство, и сотрудничество, и вражда - происходило по правилам, испокон века незыблемым и делавшим будущее предсказуемым. Самое худшее, что могло с ним случиться, - теоретически - это крах «Дженерал карз» и, соответственно, гибель его капитала, вложенного в корпорацию, плюс конец деловой карьеры. Но и тогда Си-Джи остался бы очень богатым человеком и нашел бы себе достойное занятие - преподавание, директорство в промышленных компаниях и так далее.
        А сейчас он просто не представлял себе, что будет. Совсем. Пустая темная комната. Эта перспектива - атомный генератор, который можно установить на каждом автомобиле, в любом жилом доме, на каждом заводе… Видение словно лишило его внутренней пружины. И, как в день первой встречи с Умником, он представлял себе знакомых людей, и особенно часто - Криса Брауна, директора «Дженерал электрик». Крис бывал невыносим в обществе: неумолчно говорил о своей дорогой «Джи И», о том, как она пожирает рынки паровых электростанций во всем мире и уже дает восемьдесят процентов всех котлов, турбин и электрогенераторов. Ведь пулю в лоб себе пустит…
        Странно, что страх прихватил и пару мелких служащих Си-Джи, Арона и Майка, испытателей автомобилей. Им стало жутковато, когда они изучили руководство к новой машине; не прибавила бодрости и поездка в полицию за разрешением на ношение оружия, а потом и приобретение этого оружия. Но окончательно они затосковали, когда вместе с неукротимым Мабеном опробовали управление тележкой на пустынной ночной Амстердам-авеню. Тележка понравилась им чрезвычайно: великолепный привод на все колеса, прекрасная остойчивость на свежеполитом дорожном полотне, приемистость вне всяческих похвал. Но эта дьявольщина - поворот при выключенной левой или правой паре колес или хуже того - разворот на месте, когда одна пара тянет вперед, а другая - назад… На месте, как гусеничный трактор… И еще - имитация шума бензинового двигателя. Шум, записанный на чип и, с точки зрения профессионала, как бы существующий отдельно от машины. В общем, парни были изрядно подавлены.
        Мабен отметил это и еще раз повторил основные положения инструкции. Первое: от машины далеко не отходить, тщательно ее запирать и проверять исправность дистанционной сигнализации. Второе; никаких ремонтов, Разрешается только сменить колесо на запасное, во всех остальных случаях вызывать трейлер и везти машину либо в Нью-Йорк, либо в Детройт, куда будет ближе. Третье: четыре раза в сутки связываться по телефону с ним, Мабеном. «Да, босс, помним, босс», - уныло отвечал Майк.
        Никто не знает, боялся ли Рональд, поскольку он, как обычно, молчал и занимался делом. Едва вернувшись в Хоузлл, отправился в «Мичиган электрик», на свое рабочее место.
        Но Умник явно был не в себе - правда, это заметила одна лишь Нелл.
        О Нелл надо рассказать особо, хотя бы потому, что это именно она прозвала Берта Эйвова Умником. Нелл была не просто сожительницей Берта, но и домоправительницей, и сердечной подругой; продолжалось это уже лет пять, и до сих пор она была у него на жалованье - похоже, такое положение дел устраивало обоих. Большая пышная блондинка - по габаритам под стать Умнику; улыбчивая, ласковая, разговорчивая (последнее было Умнику не по сердцу, но он терпел).
        Поначалу он собирался на ней жениться, однако скоро выяснилось, что ничего не получится, ибо в этой женщине под бело-розовой кожей, под ямочками на щеках и неизменной улыбкой сидел дьявол. Периодически она начинала скандалить, причем Берт в упор не мог понять, из-за чего. Первый скандал она учинила, когда он совсем уже собрался идти в постель и даже принял душ, но застрял у рабочего стола; под душем пришла в голову некая идея, и ее надо было непременно записать. В тот раз у Нелл был хотя бы повод; в иных случаях не бывало и намека на причину. Случались и периоды спокойствия, длившиеся иногда недели по две. Тогда они мирно обсуждали всякие дела, ездили куда-нибудь ужинать, выбирались даже на берег Эри - купаться. Правда, на обратном пути Нелл обычно учиняла новый скандал и однажды врезала Берту по голове мокрым зонтом, когда он вежливо попросил ее заткнуться и не мешать вести машину на скользкой дороге.
        Надо заметить, что чаще за рулем сидела Нелл, а если Берт обдумывал какую нибудь идею, она вообще не позволяла ему водить, резонно утверждая, что в таком состоянии Умник ничего вокруг не видит и может принять дорожный знак за знак интеграла.
        Как-то - это было давно - Умник спросил, не утихомирится ли Нелл, если они поженятся, и получился сокрушительный скандал с битьем посуды - Нелл вопила, что ей нечего утихомириваться, что он, Умник, совершенно невыносим и что она от него уходит. И ушла. Через неделю появилась и следующую неделю была кротка, как белая мышка, а затем все пошло сначала.
        Нелл встречала Умника с Рональдом в Детройте и еще в машине заметила, что Умник не в себе, а дома, когда он плюхнулся в кресло в гостиной, не распустив даже узел на галстуке, встревожилась. После нескольких дней разлуки ему полагалось немедля начать ее тискать и быстренько тащить в постель, а он даже не хлопнул ее по заду.
        Впрочем, тащить не требовалось - она всегда была готова попрыгать в постельке от души.
        Чувствуя, что в ней поднимается ярость, Нелл выпалила:
        - Завел в Нью-Йорке бабу купил английский костюм постригся.
        По установившемуся распорядку Умнику полагалось либо молча встать и удалиться в кабинет, либо назвать Нелл идиоткой недотраханной и тут же начать трахать - иногда это помогало. Вместо этого он сказал:
        - Подписал контракт.
        Странно как-то сказал, подавленно, и тогда Нелл заподозрила, что Умник напуган чем-то, однако дьяволу, сидящему в ней, было на это плевать, и он прорычал ее розовыми губками:
        - Теперь это так называется? Небось, молоденькая?
        Умник молча поднялся, но пошел не в кабинет, а к входной двери, где оставил свои вещи, отпихнул ногой сумку с одеждой, полученной в магазине-дворце взамен исчезнувшей вместе с посыльным3 открыл чемодан и достал коробку с известной всему миру надписью: «Пьер Карден». И наконец обронил:
        - Держи, идиотка… Это тебе.
        Драгоценности он ей пару раз дарил - что верно, то верно. Но чтобы приволок вечернее платье от Кардена!..
        - Ну, совсем рехнулся, - пробормотала она. - Ну, спасибо, Умничек…
        Она обожала подарки, и с этим дьявол никак не мог совладать, тем более что платье каким-то чудом оказалось точно по мерке. И они мирно поужинали, и выглядели при этом, как в кинофильме из жизни богачей: она - в платье с большим вырезом, темно-голубого шелка, он - в коричнево-серой тройке с искрой, при белой рубашке с галстуком… Нелл заткнула за декольте большую салфетку, от чего ее бюст выглядел еще соблазнительней, и это тоже улучшило настроение и до времени приглушило тревогу Нелл за Умника.
        Следующие десять дней была пауза: внешне ничего не происходило. Умник, Рональд и Си-Джи занимались обычными делами, так называемой текучкой; на вахте был один Мабен, не расстававшийся с мобильным телефоном и регулярно получавший доклады от испытателей. Парни катили с необыкновенной лихостью; уже к Джэксонвиллу опередили график часов на пять, при отличной погоде промчались вдоль берега Мексиканского залива, и Мабен разрешил им дневку в Батон-Руж. Совсем уже на подступах к Лос-Анджелесу, недалеко от Помоиы, была первая неприятность; «гурон» превысил скорость на федеральном шоссе и был остановлен полицейским патрулем. Событие заурядное - кто в Америке не превышает скорость? - но Майк, следуя инструкции, позвонил Мабену, пока полицейский подъезжал к ним, вылезал из своей машины и подходил к «гурону». Подходил неторопливо и осторожно, так, чтобы его прикрывала стойка кузова, - рукоятка револьвера в открытой кобуре поблескивала на солнце.
        Майк доложил: «Остановлены полицией, такое-то шоссе, три мили до Помоны». Арон, сидевший за баранкой, опустил стекло и солнечно улыбнулся полицейскому. Жара стояла тропическая, испанец-полицейский обливался потом.
        - Документы, - прогудел он.
        Майк мгновенно подал ему нрава Арона, страховку на машину и, сверх комплекта, официальную бумагу «Дженерал карз» - «Всем, кого это касается. Настоящим объявляем, что автомобиль „гурон-200“, номер такой-то (штат Мичиган), проходит шоссейные испытания, Просим оказывать содействие…» - и так далее.
        Как и предполагал Арон, это послание, запрессованное для пущей важности в пластик, вызвало у патрульного не сочувствие, а подозрения. Он приказал:
        - Открой багажник, парень! Выходи!
        Полагалось возмутиться, и Арон разыграл возмущение.
        - Это что, обыск, господин полицейский? А где постановление?
        Полицейский поднял руку, и его напарник выскочил из своей мигающей машины - угрожающе взялся за револьвер.
        - Выходи! Испытатель… - сказал испанец.
        Майк подтолкнул Арона, тот вылез и поднял отпертую уже крышку багажника. Там лежали две запаски, две тощие сумки с пожитками испытателей и почему-то три щетки для мытья окон и десяток флаконов с автомобильной косметикой. Полицейский пожал плечами, поочередно взвесил сумки в руке, отвернулся в достал блокнот извещений о штрафе. Слава Богу, не вздумал проверять номер двигателя - тогда пришлось бы крепко скандалить, ехать в участок, требовать прокурорское постановление, адвоката и тому подобное.
        Следующая неприятность произошла, когда они проделали три четверти маршрута, - в штате Монтана, в верховьях великой реки Миссури, вскоре после города, называемого Бьютт. Дело было вечером, уже после заката; Мабен только что передал испытателям, чтобы они остановились на ночь в мотеле «Шератон», - ехать до него оставалось около получаса, и надо было купить еды для ужина. Они предпочитали мотели, где в номерах есть кухоньки; еда своей готовки всегда лучше. Очень кстати справа замаячил торговый центр с обширной, почти пустой стоянкой; Майк свернул туда. Объехал вокруг этого здоровенного одноэтажного сооружения, нашел супермаркет и высадил Арона. Стоять здесь не полагалось. Конечно, Арон все равно бы не стал отъезжать, но законопослушный Майк переехал на стоянку - остановился в ближнем ряду, неподалеку от сетчатой выгородки с вывеской «Армия спасения»: туда полагается складывать то, что не нужно вам, обеспеченным людям, но беднякам может пригодиться. За сеткой копошился черный парень в черной же куртке с надписью
«Чикагские медведи» на спине. Майк мельком взглянул на него, отвернулся и посмотрел на ярко освещенные окна супермаркета - Арона нигде не видно, - снова повернул голову и обнаружил, что парень вышел из-за сетки и шагает к нему, держа перед собой что-то вроде револьвера.
        Майку надо было сразу рвать с места, это он сообразил потом, а в тот момент потянулся к перчаточнику за своей «береттой», но - оп-ля! - черный парень уже стоял рядом с машиной и показывал свободной рукой: выходи… Пистолет уже не вынешь. И вообще, рассудительному и хладнокровному Майку не хотелось стрелять: свали он этого парня, и конец пробегу - полиция, суды, не отмажешься… Парень раздраженно крутанул рукой, и жест этот вдруг отозвался в Майке. Он разжал руку - пистолет упал на пол, - плавным движением перевел тумблер реверса колес налево на два щелчка и резко нажал на педаль. Парень ничего не успел понять: машина повернулась на месте, как волчок, ударила его в левый бок, отшвырнула на десяток футов. Револьвер отлетел еще дальше и завертелся на асфальте, словно повторял фокус, проделанный «гуроном». На сей раз Майк не терял времени: мгновенно выскочил и поднял револьвер, крупнокалиберный «кольт». Нападавший лежал совершенно неподвижно. Майк несколько секунд соображал, что теперь делать. Какая-то женщина, катившая вдалеке корзину с продуктами к длинному светлому «ауди», обернулась на визг покрышек
по асфальту; от покрышек слегка тянуло горелой резиной. Когда женщина скрылась за своей машиной, Макс решился. Обтер револьвер об одежду бандита и положил оружие в сторонке, у сетки. Он понимал, что поступает не по правилам, что надо вызвать полицию, что на одежде парня могли остаться следы краски… А парень лежал, как мертвый. Удар получился очень сильный, судя по расстоянию, на которое бандита отшвырнуло. «Раскрасить надо было машину, - подумал Майк. - Рекламно раскрасить. Как положено - „Джи Си“ готовит вам сюрприз, ребята!» Тогда ни один осел не пытался бы украсть такую канарейку. Воруют-то серийные тележки, и цвет у нас обычный… Подох, похоже…»
        Женщина уехала, оставив пустую корзину, и тогда Майк потихоньку, косясь на бандита, перегнал машину на другую сторону стоянки, футов этак на триста, но и оттуда мог видеть, что черное пятно на сером асфальте не шевелится. Едва Арон вышел из дверей супермаркета, Майк подкатил к нему - по диагонали, поперек разметки, - выхватил сумку и посадил напарника за руль.
        На стоянке «Шератона» они под сильными лампами едва ли не с лупами обследовали левый борт: мотель был дорогой, и света здесь не жалели. Борт был, казалось, без царапинки или вмятинки. Арон предположил, что бандита ударило в плечо, притом очень прочным местом, передней стойкой, где сходятся рамы водительской двери и ветрового стекла.
        - Догадался бы он стать у средней стойки, и плакала наша премия, - сказал Арон.
        - Ни черта, - сказал Майк. - Я бы крутанул направо, и все тут.
        - Ну, герой, герой. - Арон ухмылялся, как всегда, но веселья в усмешке не было. - Давай ужинать, пока легавые не приехали…
        Их руководитель, господин Мабен, выслушал доклад Майка по телефону, хмыкнул и сказал, что свяжется с ними в течение вечера и даст указания на дальнейшее. Велел еще раз осмотреть машину при солнечном свете - не в мотеле - и доложить о результатах.
        В Нью-Йорке было около семи вечера, и Мабен знал, что Си-Джи еще на месте. Поднялся к нему, доложил о происшествии и получил приказ прекратить пробег. В самом деле, электромобиль уже пробежал пять тысяч миль, и лишняя тысяча ничего не прибавила бы. Немедленно из Детройта выехал трейлер-фургон, разумеется, оборудованный радиотелефоном, чтобы согласовать место рандеву.
        Пауза кончилась, настало время действовать.
        Си-Джи начал действовать тем же вечером, отложив возвращение домой. Он подключился было к информационной сети, но когда настало время вводить пароль, передумал и поставил диск «Энциклопедии Британника», Почитал, задумчиво побарабанил пальцами по столу, взглянул на телефон. Доблестная госпожа Карринтон была еще на месте, и Си-Джи попросил ее пригласить заведующего Отделом общих исследований - было в компании и такое подразделение, завзятые бездельники, по мнению остальных служащих. Как ни странно, заведующий бездельниками тоже был на месте. Он получил распоряжение; выяснить, какие есть в мире серьезные месторождения циркония - именно серьезные. Информацию отпечатать, не сохраняя в памяти компьютера. Заведующий - лысоватый молодой человек, кроткий и застенчивый - сказал, что попробует найти пишущую машинку. Отпустив его, Си-Джи попросил мисс Каррингтон вызвать в Нью-Йорк господина Рональда Басса, а затем на добрых полчаса погрузился в задумчивость.
        Следующие несколько дней были отмечены тем, что круг посвященных в тайну расширялся. Директор опытных производств получил указание очистить один из его цехов под производство тягового аккумулятора. Это его удивило, но не слишком сильно, поскольку он, как и многие другие, знал, что «Дженерал карз» участвует в программе Департамента энергетики по разработке электромобиля и даже получила аванс под этот проект. Рональд работал с проектным отделом, готовя заполнение опытного цеха; через неделю они намеревались представить спецификации станков, электропечей и прочего оборудования. Под сборку электромобилей отводился еще один цех, в котором до недавнего времени собирали микрогрузовики. Это опытное производство должно было выпускать до тридцати машин в сутки - на самое первое время. Немного, очень немного, но цена единицы получалась по калькуляции высокая, поскольку килограмм чистого циркония стоил безумно дорого, а на один генератор Эйвона требовалось пять килограммов. Но если бы цирконий и стоил дешево, массовое производство все равно не удалось бы развернуть - экзотического металла просто не хватило бы
на миллион машин в год, его мало добывали и еще меньше выпускали в химически чистом виде, необходимом для генератора.
        Массовое производство не слишком беспокоило Си-Джи. Он уже успел выяснить, что запасы рудного циркония достаточно велики, и не сомневался, что в скором времени добрая часть этих запасов будет принадлежать ему - лично ему, а не корпорации, между прочим. Его брокеры спешно покупали рудники и рудоносные земли, затея не из дешевых, но дело того стоило, даже если проект почему-то лопнет, даже если Эйвон все-таки окажется шарлатаном. Сверх всего, Си-Джи успел разобраться в цикле работы генератора и понять, что после полного использования машинки в ней остается 90% исходного циркония. Можно переплавлять и пускать в дело снова. Си-Джи твердо знал, что едва появится спрос на чистый металлический цирконий, как промышленность начнет наращивать мощности и через год-полтора этой штуки будет предостаточно, хотя производство хитрое, многоступенчатое и зверски дорогое. Ничего, думал он, когда понадобится выплавлять десятки тысяч тонн, производство изрядно подешевеет…
        Оставим, однако, производственные детали в стороне. Они интересны только специалистам, а главное - не в них пружина истории ЭИ, Эпохального Изобретения.
        Люди - вот кто двигал эту историю, любимые творения Божьи - шустрые млекопитающие, не ведающие, что творят. Они и сами не заметили, как понастроили вокруг себя целые эвересты разных разностей - век за веком, тихой сапой - умники что-то придумывают, а те, что поглупей, сооружают это «что-то», а уж за ними находится кому поиграть с построенным и ездить на нем, либо летать, либо пахать, либо продавать - но покупают это все вместе, хотя и каждый сам по себе. А теперь они готовили - при означенной расстановке сил - величайшую революцию в истории придумывания, сооружения и, главное, докупания и продаваяия придуманного.
        Умник не выходил из дома, вернее, из гаража, превращенного много лет назад в лабораторию. Нелл туда не заходила из принципа и представления не имела, что делает Берт в гараже. С того дня, когда он вернулся из Нью-Йорка и преподнес ей платье, Нелл не учинила ни одного скандала, потому что состояние Берта было ей совершенно непонятно. Например, он перестал прикладываться к бутылке - невероятное событие. Зато по вечерам, покинув гараж, утыкался в книгу, притом не в научную, как было прежде, - заполненную формулами, - а в обыкновенную, ну, не совсем обыкновенную на взгляд Нелл, поскольку Умник теперь выбирал только испано-язычные книги. Наконец, он купил собаку - да, да, собаку, и это Берт, законченный эгоист, который органически не мог заботиться ни о ком, кроме себя! Он съездил в торговый центр Хоуэлла и привез большую взрослую собаченцию рыже-золотой масти по кличке Лойер. Добродушный и унылый пес, потерявший прежних хозяев в автомобильной катастрофе, Лойер, ни минуты не колеблясь, назначил Умника высшим существом и стал обитать в гараже - но только в то время, пока там сидел Умник. На ночь пес
перебирался в дом и спал у кровати хозяина. Первые две ночи это раздражало Нелл: ей было неловко при собаке выть в момент кульминации, а выла она до того громко, что сама себя называла сиреной. Она боялась, что Лойер начнет подвывать. Однако пес не обращал ни малейшего внимания на человеческие развлечения, и Нелл успокоилась - тем более что теперь у нее был в заначке новый сюжет для скандала: убери, мол, эту скотину, а пока не уберешь, не дам тебе сзади, сукин ты сын!
        Беспокойство, смешанное с любопытством, грызло ее, и она, вопреки собственным принципам, как-то раз наведалась все-таки в гараж. Притворилась перед собой, что надо заглянуть в тамошний холодильник. Был пронзительный октябрьский денек, солнце стояло над большим краснолистым кленом, возвышавшимся у самой стенки гаража, остро пахло прелыми листьями и поздними мелкими астрами, по гребню живой изгороди скакала рыжая белка, Нелл поцокала белке языком - та обругала ее по-своему и удрала на клен. Ворота гаража были давно и капитально заделаны; Нелл вошла через боковую дверцу - Лойер вскочил на лапы и зарычал.
        - Вот идиот, - добродушно сказал Умник, - Кто тебе дает пожрать, скотина ты эдакая?
        Лойер не унимался. Берт, не вставая, дал ему пинка, и пес убрался под стол.
        - Как есть в тебя, - воинственно объявила Нелл.
        К ее удивлению и некоторому даже испугу, Берт не выказал недовольства ее визитом - напротив, казалось, он даже обрадовался Нелл. Сбросил справочник со свободного кресла и, улыбаясь, посмотрел на нее.
        - Покурим, эмансипантка?
        - Я не к тебе, я к холодильнику, - сказала Нелл. - Ты же свою задницу не поднимешь, чтобы сходить в дом…
        Она быстро, с тревогой - опять-таки, ей самой непонятной, - оглядела просторный гараж. Оказалось, что здесь не такой бардак, как она предполагала. Газонокосилка и садовый стол задвинуты к задней стене, на фрезерном станочке чисто, хотя на нем и работали - осталась невыметенная металлическая стружка. На рабочем столе, правда, хаос: инструменты, среди которых Нелл знала только молотки да сверлилку… - нет, еще она знала газовую паяльную горелку и боялась ее, - так вот, инструментов было много, и среди них на штативе стояла абсолютно уже непонятная машинка, сверкающая голубоватым металлом,
        - Подмел бы, пес лапы поранит, - сказала Нелл.
        - Бот и подмети, эмансипантка, - нагло ответил Умник, но тем не менее поднялся и выудил из-за холодильника щетку.
        Тогда она спросила - от растерянности:
        - Еще что-то изобрел? - спросила и показала на машинку,
        Шаркая щеткой по полу, Умник пробормотал: «Да, еще…» Собрал стружки в совок, бросил этот совок на пол, рассыпав стружки, шагнул к столу и провел рукой под машинкой. И эта голубоватая ребристая штуковина размером с небольшую толстенькую книжку чуть взмыла вверх, а затем опустилась на прежнее место. Только теперь Нелл увидела, что она висит в воздухе и вовсе не прикреплена к штативу - тот просто стоит рядом.
        Честно говоря, это ее удивило много меньше, чем поведение Берга, и об этом стоит сказать особо. Нелл ведь не смотрела на историю ЭИ снаружи, как смотрим мы с вами, читатель. Она даже не подозревала, что Умник - гений, что только смерть может помешать ему получить Нобелевскую премию. Нелл жила внутри истории ЭИ, а по правилам: игры, установленным Умником для этой истории, никому не полагалось знать, что именно он придумал. Нелл знала только, что ее Берт что-то уже изобрел, но он и без того богатенький мужчинка, а если изобретает, то от скуки, как многие богатые люди. По ней, не было особой разницы между, скажем, игрой в гольф или яхтсменством и изобретательством. И то, и другое отнимает массу времени и делает людей нелепо заносчивыми: я-де могу-де, а ты и по мячу попасть не в состоянии…
        И чудеса, вроде висящей в воздухе машинки, ее не удивляли. Висят себе и висит.
        Она была молода, вот в чем дело, - Нелл родилась, когда уже давно летали в космос, а на Земле воздух был полон самолетов, вертолетов и воздушных шаров, когда в домах уже стояли цветные телевизоры и, путая сны с явью, показывали вам «летающие блюдца» с пучеглазыми пришельцами или просто людей, летающих по воздуху, как некие болиды, - со свистом. Бедняжка Нелл была окружена чудесами, которые она не воспринимала как чудеса, потому что не имела ни малейшего представления, как это все работает. Для нее чудеса просто не существовали.
        Но сейчас она видела, что Умник горд своим новым изобретением и его надо похвалить. Так что она села к нему на колени, обняла и пропела:
        - Ты мой Умничек, ты мой сладкий мальчик…
        Жаль, что я в брюках, подумала Нелл, и лапы у него грязные… И действительно, Берт принялся гладить ее, где надо, но тут заверещал телефон,
        - Да, Берт Эйвон, - сказал Умник, - Oт Клема? Приезжайте. Жду. - Он положил телефон и продекламировал:
        - И вьются, как шмели, вокруг меня, как будто пахнет медом, а не тленом… Пошли, жопка, сейчас явится гость,
        Жак Мабен понравился Умнику с первого взгляда. А Умник стал нравиться Жаку через пять минут, после того как хозяин, что-то ворча себе под нос, прошелся по кухне, добыл из холодильника лед и водку, зажег огонь под чайником… Жаку вообще чрезвычайно понравилось и то, что его усадили на кухне, а не в гостиной или, скажем, кабинете хозяина. Тем более что дом был просторный - спальни на четыре, по оценке Мабена, со здоровенной гостиной и довольно большой столовой. Эта столовая была без окон - не частое явление в американских домах. Изыск архитектора, по-видимому. Зато гостиная - с одной стеклянной стеной. С того места, где сидел Мабен, через кухонное окно был виден задний двор с гаражом, сквозь арку просматривалась гостиная, а сквозь ее стену-окно - и улица, обсаженная огромными прямоствольными дубами, совершенно безлюдная в этот час. Да и в любое время суток, подумал Мабен, она, должно быть, безлюдна,
        - Водочки выпьете? - спросил Умник. - Биски тоже есть - бурбон и скоч.
        - Благодарю вас, мне еще ездить и ездить, сэр. От кофе не откажусь,
        - Ну вот, - проворчал Умнкк. - Я-то думал, компанию составите…
        Он быстро развел растворимый кофе, гостю и себе, и выжидательно посмотрел на Мабена. Тот осторожно отхлебнул кофе и показал на арку, ведущую в столовую.
        - Может быть, перейдем туда, сэр?
        - А давайте…
        В столовой они уселись за обеденный стол, и Мабен, убедившись, что ни с улицы, ни со двора их не видно, достал свою верительную грамоту - записку от Си-Джи. Умник прочел ее и буркнул:
        - Усвоено. Верю вам, как ему самому. Ну так что? Было слышно, как Лойер скулит и царапает дверь черного хода.
        - Простите, сэр, а где ваша домоправительница? Умник ткнул пальцем в потолок. Мабен продолжал шепотом;
        - Мы бы хотели, сэр, прикомандировать к вам охрану. Так было бы спокойнее.
        - Думаете, время наступило?
        - Близко к тому.
        - В каком составе охрану?
        - Пока что - шофер, второй охранник внутри дома и наружное наблюдение,
        - Ездить следом?
        - Вы мало ездите, сэр. Наблюдение за домом.
        - Вот что, - объявил Умник. - Во-первых, бросьте свое величанье, меня зовут Берт. А вас - Жак. Договорились? - Мабен кивнул. - А во-вторых, Жак, эти ваши телохранители мне ни к чему.
        Он поднял толстый палец и с симпатией посмотрел на Мабена.
        - Да не огорчайся, Жак, дорогуша, Подойдем к теме по-деловому: можно ли уцелеть, если за твою голову назначат миллион зеленых? Знаю твой ответ; очень нелегко, но можно. Во сколько это обойдется простому смертному-не президенту и не бандиту?
        - Э-э, миллион-два в год, наверное.
        - А если назначат десять миллионов?
        - Тогда не знаю, - честно сказал Мабен.
        - Вот! А во сколько бы ты оценил мою голову, будь ты президентом «Шелл» или
«Мобил»? Мабен пожал плечами.
        - Я прикидывал, - сказал Умник. - Видишь ли, это моя профессия - прикидывать. Я бы ассигновал, не колеблясь, половину годовой прибыли. Какая у «Шелл» прибыль, а? Сколько-то там миллиардов, верно?
        - То есть, вы хотите сказать, сэр…
        - Берт.
        - Извини. Хочешь сказать, что охрана не поможет?
        - M-м. Выброшенные деньги. Но я еще не все сказал. Слушай, Жак, какая-нибудь подозрительная активность заметна? Держу пари, ты уже присматриваешь за мной, а?
        Они улыбнулись друг другу. Мабен признался;
        - Мы арендовали секцию в кондоминиуме, что напротив. Сверх того, э-э, дежурство на подъезде к шоссе… кроме ночного времени, правда.
        - Результат?
        - Пока чисто.
        - Ага… Это твоя дамочка забегала к моей скво за солью? Рыжая такая? Маленькая?
        - Амалия, - сказал Мабен. - Она из моей команды, из Нью-Йорка. Она одна стоит двух мужчин, ей-богу.
        - Да брось, - сказал Умник. - Я почему-то не сомневаюсь в твоей компетентности. Ты раньше работал в секретной службе?
        - В ФБР, - сказал Мабен и подумал, что, пожелай этот здоровяк работать в полиции любого сорта, цены бы ему не было. Землю под тобой видит на три фута, - Кстати, Берт, ты слишком беспечен - принял меня по телефонному звонку.
        - А что мне было делать? - с интересом спросил Умник. - Отказывать? Ну и явился бы ты за солью, а?
        - Тебе нужен охранник.
        - Да я сам себе охранник… - Умник расстегнул куртку: за поясом у него был большой плоский пистолет, «люгер», по-видимому.
        - Понял. Но ты не профессионал, понимаешь? Ты не поспеешь за профи, Берт, если что.
        - Успе-ею, - пропел Умник; он ухмыльнулся очень неприятной усмешкой; усы приподнялись и открыли белые зубы. - Успею раньше двух профи, вот три - уже много… Вот так… - Он бросил пистолет на стол.
        - С глушителем, - не удержавшись, отметил Мабен.
        - А, забыл свинтить, дружище Жак. Понимаешь, я тренируюсь тут, в подвале, вот и забыл.
        Мабен покачал головой, потому что добропорядочному гражданину, имеющему оружие для самозащиты, глушитель ни к чему, И хотя ему был симпатичен этот усач, он забеспокоился и попросил:
        - Любопытно было бы взглянуть на твой тир, Берт.
        - А пошли.
        Подвал был, как обычно, на всю площадь дома; там помещались и свалка туристического барахла, и обогреватель-кондиционер, и стиральная машина с сушилкой, да еще оставалось вдоволь свободного места. У задней стенки, действительно, стоял щит из толстенной пластмассы, а перед ним - стрельбищная машинка с тремя мишенями на рычагах. Щит был основательно издырявлен пулями. Ни дать ни взять дуршлаг. Заодно Мабен убедился, что в подвальные окошечки пролезть невозможно, но, отметив это, он подумал, что ни один болван не полезет в подвал, когда на первом этаже полно окон и стеклянная задняя дверь.
        - Не желаешь пощелкать? - спросил Умник. - Ты где тренируешься?
        - В клубе… когда есть время. Редко.
        - Но пушку носишь постоянно, а?
        И это заметил, подумал Мабен. Пистолет был у него под мышкой, и так приносился, что никто этого пистолета обычно не замечал.
        - Больше по привычке, - честно сказал Жак. - Берт, о наружке мы договорились, верно? Вот телефон моих людей в кондо. Твоя гостиная у них под контролем - конечно, вместе со всем фасадом и подъездной дорожкой. Если что, будут у тебя через сорок секунд, это проверено. Спросить надо Амалию, кто бы ни подошел. Это пароль.
        - Она, значит, и примчится через сорок секунд? Нелл говорила, она хорошенькая.
        - Что твоя Мата Хари, - с удовольствием сказал Мабен. - Оба примчатся. Ее напарника зовут Джек
        - Небось, и тебя норовят называть «Джек», а? Мабен ухмыльнулся всем своим бугристым лицом и пошел к двери.
        Амалия Бонфельд торчала у окна - как дура, по собственной оценке. Они с Джеком устроили наблюдательный пост на чердаке арендованного домика, у слухового окна. Дом по-настоящему был не домом, а секцией длинного двухэтажного сооружения под общей крышей, в котором каждая квартира имела свой ход на улицу, свой палисадничек, отгороженный от соседей стенкой из желтого кирпича, а на задах - гараж. Достоинством этого места был. выезд на две стороны, на две улицы. Звукоизоляция от соседей тоже на высоте: кондоминиум строили не на современный лад
        - из щитов и планочек, - а как в прошлом веке, из настоящего кирпича на настоящей известке. Итак, Амалия сидела в вертящемся кресле у слухового окна и лениво охраняла Умника. Собственно, наружная охрана и вообще оперативная работа «на земле», как говорят профессионалы, была не по ее части. И в ФБР, и у Мабена она работала координатором: подготовка помещений и территорий, расстановка охраны и тому подобное. Но в защите от террористов кое-что смыслила. Мабен посадил ее «на точку» потому, что не хватало людей, надежных - в особенности.
        Беда Мабена была в том, что, вопреки прямым указаниям Си-Джи, он экономил; понимаете, если ты вырос в нищей семье, и ты порядочный человек, нипочем не научишься швыряться деньгами…
        Со своего поста Амалия видела, как шеф нырнул в серый «навахо» и укатил в сторону глухо гудящей Мэйн-стрит. Дом Эйвона помещался в левом секторе обзора - был виден весь фасад с палисадником, боковая стена и часть заднего двора с гаражом. Это был обыкновенный американский особнячок - тридцать пять футов по фасаду и чуть побольше в глубину, двухэтажный, с чердаком под высокой крышей и крылечком, с огромным окном гостиной, выходящим на улицу, и небольшими боковыми окнами, Любопытно было бы знать, подумала Амалия, кирпичный он, бревенчатый или из пустотелых панелей? Такие панели любая пуля прошивает… Скорее всего, бревенчатый, потому что обшит дранкой, находящей одна на одну, как черепица; очень приятно выглядит, и цвет приятный - кофе с молоком. Типичный такой домик человека из среднего класса. Передний газон аккуратно подстрижен, а по обеим сторонам въездной дорожки стоят, как часовые, гигантские дубы. (Амалия не знала, как называются эти дубы, но стволы у них были похожи на высоченные мачты.) На заднем дворе - тоже огромное дерево, краснолистный клен.
        За витринным стеклом гостиной маячил Эйвон, потом показалась его грудастая баба. Потом объект мелькнул в узкой щели обозримого пространства между домом и гаражом, превращенным, как известно, в мастерскую. Это было слабое место всей охранной затеи: большая часть заднего двора не просматривалась с их единственного наблюдательного поста. Но второй пост разместить не удалось, и первый-то нашелся только благодаря неистовой энергии Амалии. Район был богатый, о том чтобы снять комнату, и мечтать не приходилось, домов в окрестности никто не сдавал. Квартиру, над которой сейчас сидела Амалия со своим прибором ночного видения, она обнаружила случайно - фланировала по улице, увидела, что за окнами пусто, зашла к управляющему, и - оп-ля! Сдается, но всего на три месяца. А нам больше и не надо - пока… Джека она выдала за писателя из Детройта, работающего над книгой, себя - за его верную и нежную женушку-домохозяйку. Господин и госпожа Джон Строберри - она чуть не ляпнула «Джон Фолкнер»… За два предыдущих дня Амалия успела познакомиться с соседями Эйвона и нашла двоих бесценных информаторов; хитрющую старую
ведьму, живущую через два дома, и простодушную болтушку Молли, мать четырех детей-погодков, приятельницу Нелл. Подруга Эйвона иногда приходила к Молли - присмотреть за детьми в ее отсутствие (на непостижимо странном английском языке это называется «младенцесиделка»). От Молли Амалия узнала, что последние годы Эйвона постоянно не бывает дома - сидит на своем заводе, на окраине города; что Нелл - добрейшая душа, но не умеет хранить мир в семье, и потому господин Эйвон на ней не женится; что он попивает, как все добрые ирландцы; что в соседнем с ним доме, на углу Мэйн-стрит, живет очень, очень, богатый старикан с двумя услужающими, и на его огромном участке никто из соседей ни разу не был, а о том, чтобы пустить поиграть детишек, и помыслить нечего - нет-нет, она, Молли, ни за какие деньги к нему не сунется… Разговор старой ведьмы по имени Диана можно было сравнить с пересахаренным абрикосовым вареньем, в которое намешали перца - в зернах. Госпожа Диана вроде благоволила к Эйвону, однако наболтала о нем кучу гадостей. Полезные сообщения; Эйвон иногда встает в пять и идет в свой гараж; у него есть
приятель в том же кондоминиуме; с этом парнем он якобы играет в шахматы, а на деле - по мнению ведьмы - закладывает за воротник.
        Обо всем этом и думала, рыжая девушка Амалия 160 сантиметров ростом, разглядывая в очередной раз задний двор особняка своего подопечного и ожидая звонка шефа. Наконец Мабен позвонил - видимо, уже подъезжая к Детройту, Буркнул: «Можешь действовать…» Амалия пропела: «О-ля-ля!», посадила на свое место угрюмого Джека, повертелась перед зеркалом и двинулась к Умнику.
        Умник ее поразил. Она почему-то не думала, что он такой большой. Ребята из охраны тоже были высокие, но он оказался просто огромным - Амалия далеко не доставала ему до плеча.
        Договорились быстро - Умник резонно полагал, что если уж он разрешил наблюдать за собой, то нечего спорить о мелочах. Разрешил установить на большом красно-листном клене в углу двора скворешник - такую же штучку, какую Джек присобачил под коньком крыши своей секции кондоминиума. Птицам там нечего было клевать - в стеклянном этом домике под высокой крышей помещалась телекамера на вертлюге: поворачивалась направо-налево по команде оператора. Если ее установить на клене (Амалия уже наметила ветку), то под контролем окажутся и зады дома Умника вместе с гаражом и забором, и полоса соседнего участка, принадлежащего англиканской церкви, - места наиболее тревожного, поскольку туда мог приехать кто угодно.
        Едва они успели договориться, как сверху, из кабинета, прискакала Нелл.
        Стремительным оком оглядела Амалию и, как определил Умник, выпустила когти.
        - А, госпожа Эйвон! - промурлыкала Амалия. Она решила, что будет лучше обращаться к ней как к жене объекта. И без малейшей паузы спросила; - Господин Эйвон, мадам в курсе наших дел?
        Умник был загнан в угол. Он помотал головой и подумал не без удовольствия, что эта рыжая - очень неглупая штучка.
        - Мы бы считали разумным, господин Эйвон, чтобы вся семья была в курсе, - гнула свое эта рыжая. - Миссис Эйвон, с разрешения вашего мужа мы вас теперь охраняем.
        Нелл не спросила, как сделал бы всякий разумный человек, от кого ее охраняют. Она осведомилась:
        - Значит, вам не соль была нужна? Кто это - «мы»?
        - Охранная фирма Майер, мэм, - без промедления ответила Амалия. Такова была запасная легенда; «Дженерал карз» не полагалось упоминать ни при каком случае.
        - Евреи! - сказала Нелл. - И от кого же нас охраняют ваши евреи?
        - Понимаете ли, мэм, если бы это было известно, то делом занималась бы полиция, мэм. Ваш муж - видный ученый, многим не по сердцу его научные разработки, мэм.
        Если Амалия думала, что Нелл можно умаслить безупречно вежливым обхождением, то она ошибалась. Нелл фыркнула;
        - Да кому он нужен! Ну и что, поставите сюда черномазого с автоматом? Этого не будет, пока я здесь!
        - Пока такие меры не предполагаются, мэм. Ваш муж разрешил установить на дереве, что на заднем дворе, телекамеру, а кроме того, нам бы очень хотелось, чтобы окно вашей прекрасной гостиной было занавешено. Когда кто-нибудь из вас в доме.
        - Эт-то еще зачем?! - взвизгнула хозяйка. - Никогда этого не было! Нечего нам скрывать от добрых людей, понятно?!
        Амалия покосилась на Умника - тот пожал плечами. Приходилось объясняться дальше.
        - Следует опасаться выстрела из машины, проезжающей по улице, мэм. Видите ли, мы постараемся не допустить, чтобы в дома по соседству посадили снайпера. Но перекрыть проезд по вашей улице мы никоим образом не сумеем… мэм. Машины проезжают всего в тридцати футах от окна, оттуда и безрукий попадет.
        - А ежели из базуки? - вмешался Умник. - Сквозь жалюзи - ба-бах!
        Он-то знал, как обращаться с Нелл - ее глаза расширились от страха,
        - Ну, сэр, это вряд ли кому-то придет на ум. Вернее, может прийти только в одном случае: если будут точно знать, что вы - на первом этаже и… - Амалия быстро огляделась. - Видите ли, если бы я планировала такое покушение, то обследовала бы дом и учла его конструкцию, сэр. Здесь, в столовой, вас можно достать из гранатомета, либо угодив в эту стенку - отделяющую от улицы, - либо в пол посередке. Если вы в гостиной, сэр, тогда дело еще более сомнительное; скорее всего, граната пройдет дальше. В кухню. - Она перевела дух. - Но затруднение не только в этом. Любая стрельба вслепую ненадежна, она опасна для заговорщиков - промах, и вы будете предупреждены, и делом займется полиция. Боюсь, надо занавешивать окно, мэм.
        Тут ворвался Лойер, неизвестно как открыв заднюю дверь, и залаял на Амалию.
        - А, идиот… - сказал Умник. - После обеда и до ужина воображает себя сторожем… Дамы, я пошел работать, а вы договаривайтесь, как быть. Чао!
        Это был считанный ход - Умник видел, что дьявол ревности перебарывает страх в душе Нелл. Он вышел, и Лойер побежал следом, виляя хвостом. Нелл с высоты своих шести футов оглядела Амалию - они так и стояли у глухой стены в столовой, - еще раз оценила ее рыжую гриву, тонкую талию и круглый задик - а у самой Нелл, как у большинства длинноногих женщин, с талией и задом было не очень-то хорошо - и мрачно объявила:
        - Ладно, куплю жалюзи. Что еще?
        - Если позволите, мэм, жалюзи повесит наш человек.
        - Вот еще! Господин Эйвон все в доме делает сам!
        - А, прекрасно, прекрасно… И вот что, госпожа Эйвон, нам необходимо ваше сотрудничество. Нелл вздернула голову, но промолчала.
        - Господин Эйвон, э-э, похоже, не слишком, как это сказать, предусмотрительный человек…
        - Бывает всякое, - с удовольствием ввернула Нелл.
        - Да, наверное… Я просила его предупреждать меня, когда он куда-то выезжает, но… Не могли бы вы, мэм?.. Вот наш телефон, если подойдет мужчина, все равно спрашивайте Амалию, пожалуйста, это пароль. Это имя - только для вас, мэм, для соседей меня зовут Джейн, хорошо?
        - А как вас по-настоящему звать? - спросила Нелл.
        - Амалия.
        - Немка, небось?
        - Угадали.
        - Так как же вы работаете на евреев?
        - Мой начальник - француз, - ответила Амалия и попрощалась.
        "Ну и расистка, - думала она, переходя улицу. - Господин Эйвон такой миляга, а эта… Неудивительно, что он не хочет жениться».
        "Сотрудничество! - думала Нелл. - Дожидайся! Уж я-то пригляжу, чтобы ты не пролезла к нему в гараж… Охранница…»
        Так Амалия совершила первые две ошибки: взялась говорить с Нелл и не поняла, что она за человек. Штука в том, что эта валькирия вовсе не была расисткой, ничего не имела против черных сограждан, а кто такие евреи, знала очень смутно. Например, не подозревала, что доктор Горовик (которого она любила и привечала) - польский еврей, а о том, что Майер - еврейская фамилия, узнала совершенно случайно, из какого-то фильма. И, по всей вероятности, если бы Амалия догадалась простодушно спросить: «Миссис Эйвон, за что вы на меня сердитесь?» - Нелл мгновенно оттаяла бы, и история ЭИ несколько изменила бы свое течение.
        Неизвестно, правда, к лучшему или к худшему; это как посмотреть.
        Тем временем Умник в своем гараже стремительно выписывал в большом блокноте строчки формул. Поднимал временами голову и упирался глазами в блестящую, маленькую - размером с книжку карманного формата - машинку, висящую в четверти дюйма над поверхностью стола. Лойер лежал под столом и сладко спал, перебирая во сне рыжими, цвета волос Амалии, когтистыми лапами.
        Возможно, что пока Амалия знакомилась с Умником и Нелл, в святая святых детройтских заводов «Дженерал карз», а именно в цехе испытаний головных образцов, состоялся еще один интересный для нас разговор. На стенде - на двух непрерывно бегущих пластмассовых лентах, - шелестя колесами, покачивался знакомый нам «гурон» цвета морской волны. Продолжалась эта езда на месте уже больше двух недель, и счетчики намерили больше тридцати тысяч миль - ш-ш-ш-ш, шелестели колеса» и-и-и-и-и, пели двигатели, компьютер регулярно менял режимы, изображая то подъем на горку, то спуск, то езду по ровному шоссе; в электронной памяти фиксировались полтора десятка параметров этой замечательной езды. Ящичек, стоящий под капотом машины, не выказывал признаков усталости. Случилась одна-единственная неприятность: перегрелся двигатель левого заднего - плохая смазка. И все две недели у стенда дежурили наши знакомые, Арон и Майк: кроме них, в зал допускались еще три человека: Си-Джи, Рональд Басс и начальник опытного цеха. Испытатели дежурили по двенадцать часов в сутки; смена-в восемь утра и восемь вечера, причем холостяк Арон
сразу объявил, что желает дежурить только днем, а по ночам у него другие дела. Ну-с, насчет его дел всем было все понятно, и они едва не поссорились с Майком, который вразумительно изложил свои претензии, упирая на то, что жена будет очень недовольна и может потребовать развода, если он, Майк, целых два месяца будет все ночи проводить вне дома. Помирились на том, что каждую среду один будет дежурить полные сутки, для пересменки.
        Разговор, о котором мы упомянули, состоялся как раз при сдаче смены, в восемь вечера, - Майк отдежурил и вылезал из рабочего комбинезона, Арон же стоял рядом и болтал, не умолкая,
        - …Слышишь, Майки? Сижу тихо, смотрю на курочек - ха-ха, такие цыплятки! - и думаю, что из-за траханого дружка своего, из-за Майки, приходится только сидеть и держаться за своего петушка, потому что в восемь утра они плюхаются спать, как сурки, а в шесть вечера вылезают на сцену…
        Майк поморщился - эти сетования он слышал за последние две недели раз двадцать, не меньше.
        - Вылезают, чтобы я мог полюбоваться на их ляжки до работы, ох, спасибо и за это, так вот, подсаживается ко мне черный парень, почернее меня, задумчивый такой, при галстуке, выглядит тысяч на двести в год, и спрашивает задумчиво так: «Можно с тобой посидеть, брат по крови?» - представляешь? Ну и птичка прилетела к курочкам, вот что я думаю, и отвечаю - садись, мол, кровный ты мой, давай, и вижу, что у него часы с бриллиантами, думаю - нет, настоящие они, эти бриллианты, а он говорит
        - ты, мол, будешь брат Аарон Стоун? Мне что - отпираться, если это я? Ну, говорю, это я и буду, братец, а он смотрит мне в глаза, задумчивый такой, а тут выбегает Надя и начинает свое «пошли-пошли», юбочку швыряет вперед, лифчик тоже вперед, в зал, а он и не поглядел на ее сиськи, смотрит мне в глаза и вынимает чековую книжку и говорит: «Посмотри лучше сюда», будто я сам не вижу. Ну, спрашиваю, и что? Познакомить с курочками? А он говорит…
        Арон наклонился и уставился на Майка из-под козырька каски. Майк поднял голову, поняв, наконец, что друг сильно взволнован.
        - Говорит, что нарисует здесь цифру с пятью нулями, если я расскажу, какую такую машину мы с тобой гоняли на пол-Америки. Посмотрел еще на меня - я-то открыл чавку и тоже смотрю на него, как на сумасшедшего, - он посмотрел и спокойно-спокойненько говорит, что даст авансом единичку с пятью нулями, а когда я получу по чеку и поверю, что он - джентльмен, тогда он… постой-ка… а! Тогда он в соответствии с моим желанием сотрудничать - вот так - выпишет еще чек, на тройку или четверку… с нулями…
        - И что ты ответил? - невозмутимо спросил Майк.
        - Что?.. - Арон заулыбался и вытаращил глаза, изображая самого себя за этим разговором. - Братец, говорю, задумчивый ты мой, да кто же от пяти нулечков откажется, говорю я ему, мог бы я взять эту сотенку твою тысяч, да ты ведь огорчишься, серийную машину типа «гурон» водили на дополнительные испытания, компьютер испытывали, говорю, системы зажигания. Сразу это скажу, а с тебя выпивка.
        - А он что?
        - А он? - Арон перестал улыбаться. - А он меня измерил.
        - Че-го?
        - Измерил, как гробовщик.
        - Ну, ну?
        - А я говорю еще, не огорчайся, братец кровный, повезет в следующий раз, а я деньги за просто так взять не могу ни за что. А он тогда и говорит, чтобы я получите подумал и позвонил по этому вот телефону, если чего надумаю, и чтоб учел, что… постой-ка… Что просто за так по всей Америке не покупают автомобильную косметику.
        - А ты что?
        - Ну как - что? Как положено. Что в командировке все расходы идут с карточки фирмы, а десять флаконов мыла фирму не разорят, тогда как нам, бедняжечкам, прибыток, хотя и с двумя всего нулями, но прибыток.
        - Он поверил?
        - Он мамке родной не поверит, - сказал Арон.
        Помолчали. Дело было в том, что Мабен велел им во время пробега заезжать на заправочные станции - на случаи, если за ними вдруг будут следить. Для отвода глаз.
        Заезжать и покупать что придется в лавке при станции - следя, не въехал ли кто за ними. В этом случае все-таки залить бензина, поскольку бензобак, хоть и не нужный больше, не был демонтирован. Но затем приходилось в чистом поле сливать бензин для следующего раза, - а это сделаешь далеко не везде, ох как не везде, - морока одна…
        - Он дал тебе карточку? - спросил Майк. Арон показал карточку; адвокатская фирма
«Грум и Кейни», Детройт, адрес, телефон.
        - Может, отдать Мабену? - спросил Майк.
        - У-гу. А мерку на гроб с меня уже сняли, - сказал Арон.
        Прицелился и щелчком послал картонный прямоугольник в мусорный бачок. «Ловкий ты парень, братец Арон, - подумал.Майк. - Ловкий, да несмышленый».
        Честно говоря, никто не знает, о чем думал Майк, пока шагал к автостоянке, выводил машину на шоссе и ехал домой, к жене и деткам. Может быть, при свете дня кто и обратил бы внимание на его глаза - прищуренные сильнее, чем обычно, так что веерочки морщин в уголках стали очень заметны. Но уже стемнело, да и стоянка была пуста. Можно предположить, что он гадал, контролирует ли этот проныра Мабен банковские счета служащих, допущенных к «Проекту Гурон». Что высчитывал, какой процент набежит от четырехсот тысяч зеленых, скажем, лет за двадцать, и будут ли получившиеся два миллиона и через двадцать лет солидными деньгами и позволят ли жить на пенсии привольно, покататься по свету, как положено богатым людям, - вдвоем с Джессикой. То есть, стоит ли рисковать превосходной и почтенной работой - и будущей пенсией - ради сделки с фирмой «Грум и Кейни».
        А возможно, ни о чем он вовсе и не думал. Есть у больших денег такая особенность, они и умного человека делают дураком. Телефон же Майк помнил - зоркость и память у него были профессиональные.
        Да, такой вот разговор состоялся в испытательном цехе
        "Джи Си». Не исключено, что его-то последствия и выплыли на поверхность через десять дней, когда электромобиль накатал еще двадцать тысяч миль, а в опытном цехе начали монтировать специальный стан для проката циркония.
        День был воскресный - святой день отдыха для Си-Джи. И несколько странный день, уже по замыслу, ибо Гилберты ждали к обеду гостя, притом не из своего обычного круга, не из друзей, а Умника. Еще одна странность: пригласить его к обеду предложила Энн Гилберт; сам Си-Джи собирался встретиться с ним в субботу, Так что ноябрьское это воскресенье в некотором роде утратило свой сакральный смысл - главе семьи предстоял деловой разговор после десерта и кофе.
        Умника ждали к полудню, и утро Си-Джи провел обыкновенно, как и во все воскресные дни; уделил два часа мальчишкам - поболтали, погоняли мяч на лужайке перед домом. Оказалось, что старший, Кен, теперь умеет закидывать мяч в баскетбольную корзину - а две недели назад еще не умел, О школьных делах по воскресеньям обычно не разговаривали, Клем-второй деликатно намекнул, что хотел бы съездить на «малый гольф», то есть на тренировочное поле для начинающих, где ты получаешь корзинку мячей и бьешь ими по лункам - хоть целый день бей, если хватит денег. Клем-старший намека не принял, потому что этот его сын был чересчур самолюбив и не выносил никаких советов во время спортивных занятий, а стоять рядом с ним и не давать советов - этого Си-Джи не умел, Мальчики устроили велосипедные гонки по кольцевой дорожке, и Сн-Джи пошел в малую гостиную, чтобы посидеть с Энн и - тоже как обычно
        - обсудить семейные дела. Погода этой осенью стояла необыкновенно ясная и теплая, деревья облетали лениво, и на клумбе, вокруг которой гоняли Кен в Клем, было еще порядочно цветов. Из гаража выглянул Джордж Миллер в щеголеватом рабочем комбинезоне, отсалютовал черной ручищей.
        Едва Си-Джи вошел в дом, задребезжал телефон. «Сменить проклятые машинки, есть же телефоны с приятным звоном», - в сотый раз подумал хозяин. Горничной по воскресеньям давали выходной - демократично, так что трубку взяла Энн. И крикнула:
«Клем, это дядя Би!»
        "Вот незадача, - подумал Си-Джи, - сейчас опять начнет объяснять, что я позорю свое сословие, не желая держать дворецкого, старый хомяк..» Однако взял трубку, погладил Энн по кудрявому затылочку и бодро проговорил:
        - Дядюшка Би, вот приятный сюрприз, слушаю тебя! И - бац! Взамен воркотни о дворецком услышал:
        - Клем, нам надо встретиться. Сегодня.
        Си-Джи чуть было не ляпнул: «Приезжай, черт с тобой», но вовремя придержал язык. Дядюшка Бенедикт, старший брат матери, был важный член семьи, хранитель традиций, можно сказать. Стряпчий, весьма известный в деловых кругах, - лет уже сорок он специализировался на контрактах между крупными корпорациями и считался воплощением надежности и солидности. Эдакий царь Соломон в смокинге. В его круглой седой голове хранилось не меньше секретной деловой информации, чем золотых слитков в Форт-Ноксе.
        - Ну так что, племянник? - с нажимом спросил он.
        - Дядя Би, - проныл Клем. - Воскресенье ведь, ты же знаешь…
        - Тогда я сам приеду.
        "Вот так… Плохо дело, » - подумал Си-Джи. Помолчал. Наконец спросил:
        - Если прилечу через час?
        Плохо дело, думал Си-Джи, объясняясь с Энн, приказывая приготовить вертолет, принимая душ, натягивая фланелевый костюм. Мальчики захныкали, требуя, чтобы он взял их с собой - Сн-Джи отказался. Вот еще один недостаток родительского дома: негде соорудить вертолетную площадку, надо ехать к реке - недалеко, но все же…
        Он отчетливо понимал, что звонок дядюшки связан с ЭИ и что дело, следовательно, принимает некий новый оборот. Может быть, опасный. Даже наверняка опасный. Он привычно запретил себе строить предположения, плюхнулся на сиденье «кондора», угрюмо кивнул второму охраннику, закрывавшему дверцу. В вертолете к ним - Си-Джи, Миллеру и здоровенному охраннику - присоединился еще один здоровяк, с автоматом под правым локтем, и машина, едва не чиркнув хвостовым винтом по облицовке набережной, затарахтела над рекой, потом свернула на восток, к проливу - вилла дядюшки Бенедикта располагалась в благодатном месте, на берегу пролива Лонг-Айленд, у городишки под названием Рай.
        Лететь было недолго, минут пятнадцать, но Си-Джи заставил себя не терять этого небольшого времени на пустые предположения и обдумал завтрашний разговор с
«корпусниками» - директорами заводов, штампующих автомобильные корпуса. Вертолет тем временем скользнул над проливом, накренился - под стеклянной стенкой показалась бухта, уставленная яхтами, и Си-Джи с привычной завистью обнаружил среди них два-три корабля океанского класса: трехмачтовые, узкие, как кинжалы… Не было у него времени на морские прогулки, со студенческих лет не было, и он вдруг вспомнил: Гольфстрим у берегов Майами-Бич, синяя, не правдоподобно синяя вода, и белый борт над этой синевой, а на борту сидит… как же ее звали? Не помню… Складненькая такая девчонка, чуть отошли от берега, сдернула лифчик и сидит, как в телерекламе. А, ее звали Кэт…
        Вертолет тем временем завис над обширной лужайкой футах в двухстах от солидного белого дома с колоннами - черепичная крыша, флаг вьется на флагштоке, окна сияют, как мытые зеркала. Моют, наверное, через день, подумал Клем. От дома уже семенил дворецкий. А с широченного крыльца спускался сам дядюшка.
        - …Ты выглядишь усталым, племянник.
        - Так оно и есть, дядюшка Би.
        - Как идут дела?
        - В общем, успешно.
        - Как Энн?
        - Хорошо, спасибо. А как твое здоровье?
        - В возрастных пределах, - отрубил дядюшка.
        Ему было семьдесят. Бодрый, с пузком, в костюме для гольфа, загорелый почти дочерна. И в шляпе с перышком. Он вынул из карманчика рубахи листок размером в две визитные карточки, подал Клему.
        - Знаешь этих людей?
        Шесть имен; Си-Джи знал их всех, конечно. Все - нефтяные орлы. Самый известный - директор компании «Мобил» Дан Эрикссон. Си-Джи познакомился с ним в отеле
«Уолдорф-Астория» года три назад, на обеде в честь «человека года» - этим человеком был он сам, Клемент Гилберт.
        - Как же… - сказал Клем.
        - Они у меня побывали, - объявил дядя Би с идиотским самодовольством. Этого Клем все-таки не ждал.
        - Все шестеро?!
        - Угу. Поодиночке, вчера и сегодня. Но с одним делом.
        И тут что-то случилось с головой Клемента Гилберта, что-то в ней поехало, сместилось вроде - он как будто вернулся в детство и увидел дядю Бенедикта стоящим над собой, малышом в вельветовой курточке, - возвышающимся, как пузатая колонна.
        - Так… Чего же они хотели? Поодиночке?
        - Могу заключить, что ты не удивлен, а, племянник? Клем молча ждал ответа.
        - Какой-то новый проект ты затеваешь, а, племянник? Клем опять промолчал.
        - Ну, не хочешь говорить, не надо. Я, видишь ли, посредник. Они предлагают тебе некую сумму, исчисляемую миллиардами долларов. Мил-ли-ардами! Тебе, племянник, а не «Джи Си». За то, что ты прикроешь этот проект.
        - Твой гонорар? При исходной сумме?.. Подразумевалось, что если Клем согласится и будет составляться контракт, то оформлять его будет дядюшка,
        Причем, по естественной в таких случаях логике, получит тем больше, чем меньше будет сумма контракта,
        - Ну, они хотели бы сначала убедиться, что твой проект - не блеф.
        - Резонно, - отозвался Клем.
        Мир уже приобрел обычную размерность; лопасти вертолета перестали вертеться, в широкой его двери сидел Джордж Миллер и вертел головой, бдительно оглядывая окрестность.
        - Так… А если они убедятся?
        - Если их информация верна, исходная сумма - два миллиарда.
        - Твой гонорар тогда?
        - Полпроцента, - горделиво сказал дядюшка Би.
        - А если четыре? Я потребую?
        - Три десятых процента. Послушай, племянник… Оплата в любой форме: предпочтительно акциями компаний, однако могут трансфертом, могут выделить тебе собственность…
        - Какую? - спросил Клем совершенно спокойным голосом, спросил так, что человек, даже в тысячу раз более проницательный, чем дядюшка, не понял бы, что в глазах у счастливчика Си-Джи, которому буквально ни за что, ни про что предлагают огромное состояние, сейчас черно от ярости. - Какую собственность?
        - Нефтяные поля. Танкеры. Нефтеперегонные заводы.
        "Хорошо, что среди них нет арабов, - подумал Си-Джи. - И русских. Понятно, понятно, они не могут расширять круг осведомленных - утечка информации, и акции мгновенно покатятся в тартарары. А ведь я могу их шантажировать. Утечкой информации. Оглаской».
        Он был в ярости и знал - почему. Не потому, что эти орлы выступили с таким предложением, - нет, конечно, он и сам поступил бы так на их месте. Потому что он, Си-Джи, орел среди орлов, славный своею способностью принимать мгновенные и безошибочные решения, не знал, как поступить. Хотя мог предвидеть такой вариант, и
        Даже предвидел его, но прочно загнал в подсознание. Он не мог пойти на предательство, но знал, что его заставят. Или - убьют.
        - С кем из них ты должен связаться?
        - С Даном Эрикссоном.
        - Будь так добр, передай ему, что я прошу три дня на размышление. До десяти утра в среду. Будь здоров, дядюшка.
        - Ты не зайдешь в дом?! - заорал дядюшка Би. - Племянник!!
        - И вот что еще, - сказал Си-Джи. - Окажи мне милость, позвони Дану не сейчас, а после того, как я свяжусь с тобой из дома. Это будет… - он посмотрел на часы, - скажем, в час дня. - И добавил, полуобернувшись:
        - Учти, дядя, что это самое опасное дело в твоей жизни. Учти…
        На обратном пути Си-Джи уже не смотрел вниз; не заметил даже, что красавец
«Морской единорог», подняв фор-марсель и стаксель, двинулся к выходу из бухты. За маневрами трехмачтовика следил Джордж Миллер. Он смотрел наружу, чтобы не сверлить взглядом спину хозяина, ибо, чутко уловив растерянность принципала, Миллер испугался. До сей поры он не видел господина Гилберта растерянным, и даже заподозрить не мог, что такое возможно.
        Ты все это знал, говорил себе тем временем господин Гилберт; ты еще шейха-покупателя вспоминал, Арафатова дружка… И заметь: приятелей этих пока еще не видно, их время еще не настало, голубчик мой Си-Джи… А вот когда оно настанет, тогда ты и попляшешь, голубчик мой Си-Джи… Подумав так, он непроизвольно оглянулся, сквозь дымку ярости, застилающую глаза, увидел напряженную позу верного Джорджа и устыдился своей несдержанности. Повернулся к пилоту - они сидели рядом,
        - спросил:
        - На моей задней лужайке не исхитритесь сесть, господин Филд?
        Пилот сморщил нос; лицо у него было растерянное, почти как у Джорджа. Проговорил:
        - Так не по правилам, господин Гилберт… Мне, понимаете, неприятности-то ни к чему…
        - Я отвечаю. Садимся.
        И сели, вполне даже благополучно, и эскапада эта сильно улучшила настроение Си-Джи, его выходка словно бы говорила; ты по-прежнему держишь окружающий мир под контролем, дружище, выше нос!
        На лужайку выбежала перепуганная Энн; за ней из дома выбрался Умник и потом уже дети - побежали к отцу с очевидным намерением; попроситься в вертолет.. Разумеется, ничего у них из этого не вышло, и за обедом Кен сидел, надув губы, хотя - к его тайному разочарованию - взрослые на это никак не реагировали. Не до того было взрослым…
        Волну тревоги, исходящую от Клема-сгаршего, мгновенно перехватила Энн - и столь же мгновенно приплюсовала к ней посадку коптера в запретном до сих пор месте. Ведь ничем рациональным посадку эту нельзя было объяснить, экономия времени на переезде от разрешенного места до дома была ничтожная: пять минут, не больше. Она была умница, маленькая Энн, и потому справедливо оценила эту посадку как признак потери душевного равновесия у Си-Джи - славного именно своей уравновешенностью. Чем же его так зацепил старина Би, бурбон и зануда?.. Впрочем, Энн немного и обрадовалась такому настроению мужа - она побаивалась самой себя, своего состояния, абсолютно непривычного - она млела, стоило ей взглянуть на Умника, млела неприлично, так, что в низу живота становилось тепло.
        А Умник - он делал вид, что не замечает ни странного состояния хозяина, ни смущенных взглядов хозяйки. Со вкусом ел и пил; вина были отменные - калифорнийские, а коньяк, надо заметить, французский, и почти столетней выдержки.
        Си-Джи понимал толк в коньяке.
        После десерта детей отослали, и хозяин предложил перебраться в малую гостиную, аркой своей выходящую в зимний сад. Коньяк захватили с собой - к удовлетворению Умника; впрочем, если бы хозяин не догадался, Умник сам взял бы рюмку свою и бутылку. И вот так - сидя за столетним коньяком, вдыхая теплый, чуть душный воздух, втекающий в гостиную из зимнего сада - а там цвели азалии, - он и выслушал историю о шести важных джентльменах, уполномочивших дядюшку Би вести переговоры с Клемом,
        Надо заметить, Энн практически не представляла себе, какие такие дела у мужа с Умником, и потому догадаться не могла, что эти мужские игры смертельно опасны. Сейчас она ощутила опасность не в содержании Клемова рассказа: подумаешь, мало ли предложений получал глава «Джи Си» за эти годы - притом от людей, не менее важных, чем директора нефтяных компаний… Опасность похрапывала и посвистывала в голосе мужа, поблескивала во взглядах Эйвона - когда он поднимал глаза от рюмки. И совсем уж нехорошо стало Энн, когда он спросил у Клема:
        - Ну и как, прихлопнем эту затею к дьяволу, и миллиарды эти пропьем, а? Деньжищи-то какие! Вот тогда муж и повернулся к ней. И сказал:
        - Полагаю, тебе надо уехать с детьми. В Европу…
        - В какую еще Европу?! - пролепетала Энн.
        - Объясни человеку толком, - прогудел Умник.
        Клем объяснил - очень коротко, но, как всегда, внятно. И резюмировал в том смысле, что если он не примет этих условий, то пощады от нефтяных господ ждать не придется. Энн, надо отдать ей должное, не восклицала испуганно или удивленно и не пыталась давать советы; даже не побледнела, и Умник подумал, что хорошо, когда жена так верит в здравый смысл и возможности мужа. Одобрительно покосился на нее - на сей раз она не покраснела.
        Сошлись на том, что Си-Джи «постарается кое-что придумать», а Энн с детьми и кем-то из охраны уедет-таки в Европу, причем не на семейную виллу у границы Франции с Испанией, а в иное место, каковое будет найдено и ей предложено завтра же. И Энн снова поступила уместно: как ей ни хотелось побыть еще немного рядом с господином Эйвоном, извинилась и оставила мужчин сидеть за их коньяком. Тогда Си-Джи снял с лица американскую свою неизменную улыбку, от чего сразу подурнел, посмотрел в упор на Умника и осведомился:
        - Предложения будут?
        - А какие у меня могут быть предложения? Разве что хапнуть эти миллиарды да продолжать работать.. Но ты ведь на такое не пойдешь, ты же порядочный.
        - А ты разве не порядочный? - зачем-то осведомился Клем. И добавил:
        - Не получится, не та публика - на мякине их не проведешь… Еще что?
        - Публикации, - проговорил Умник. - Распубликовать всю эту сраную хренотень пошире, понимаешь? На ти-ви. Лучше всего по национальной программе… у тебя же наверняка есть ходы, а?
        - Почему ты сам не хочешь? - спросил Си-Джи, подразумевая и другой вопрос: почему ты с самого начала не пошел по такому пути, почему играл в секретность?
        И Умник понял невысказанный вопрос - как всегда, как всегда, опережая Клема хотя бы на полшага, и - тоже как всегда - того пробрала злость. Умник объяснил:
        - А я не то их недооценил, не то тебя, гения нашего, переоценил: думал, успеем выгнать пробную серию, пока они не расчухали. Вот так. А почему сам не хочу, так связи-то у меня какие? На ти-ви? Никакие. Это первое. Второе…
        "Второе» Си-Джи понимал и сам: Эйвону никак нельзя засвечиваться, ибо он есть носитель генеральной информации, и стереть его с лица земли - вместе с его информацией - дело самое простое и эффективное… Его самого, Си-Джи, убивать нет особого резона: компания из-за смерти президента существовать не перестанет, разве что преемники напугаются, так что в худшем случае эти бандиты могут пойти на киднэппинг - поэтому он и решил немедля спрятать Энн и мальчишек.
        Надо бы деликатно предупредить родителей, подумал Клем. У них, конечно, на их вилле под Майами - сущая крепость, но все же…
        - Ладно, Берт… Полагаю, это единственный выход. Завтра же и попробую связаться с телевизионщиками… То есть ты мне даешь формальное разрешение на публикацию твоего изобретения? Не так ли?
        С этим Умник и отбыл в свое захолустье. Надо сказать, теперь его обслуживали как подобает: за счет «Дженерал карз» таскали на вертолете в аэропорт Нью-Арк, и дома, в Детройте, то же самое: а, господин Эйвон! Пожалуйте в кабину, сэр! Он уже в утренних самолетах многих узнавал - из тех, что летали в Нью-Йорк или Джерси-Сити на работу, и однажды, когда пришлось утром, наоборот, возвращаться в Детройт (Детрой, как говорят местные), он увидел, что человек двадцать берут у проводницы одеяла и подушки и уверенно плюхаются спать - верный знак, что тоже летят на работу. Рационалиста Умника этот факт почему-то поразил, и ему пришел в голову безумный проект: поменять их местами - пускай и те, и те работают у себя дома.
        Изобретатели - они все, по правде говоря, чокнутые.
        Энн сидела у себя наверху и, к собственному удивлению, не плакала. Как выяснилось, разучилась она плакать - столько лет не приходилось - повода не было.
        Си-Джи закрылся в кабинете; набрасывал на компьютере текст интервью. Он уже позвонил знаменитому телеобозревателю Тиму Пратти, по кличке Лошадка, и оставил в секретариате послание Тиму с просьбой отзвонить.
        В комнате при кухне - которую мы назвали бы столовой для прислуги - кухарка донесла Джорджу Миллеру, что его любимый хозяин сильно не в духе и от всех своих заперся, а ей велел принести кофе, а от этого усатого из Детройта, или откуда он там, добра не жди, она это сразу увидела. На что Джордж, явно впав в задумчивость, отвечал: да, мол, сестра, от него беспокойства ой как хватает. Эта задумчивость черного брата Джорджа вогнала кухарку еще в большее беспокойство, и, по мере того как садовник и охранники поочередно приходили обедать, она изливала тревогу и на них, так что к вечеру в доме повисла угрюмая напряженность - даже мальчишки ее ощутили и играли совсем тихо. Только поздним вечером, когда Умник уже добрался до дома и далее успел малость повеселиться в постельке с Нелл, Клем поднялся к жене, погладил ее по аккуратно уложенным волосам и промолвил:
        - Ну, ничего, родная… Надеюсь, все обойдется. Завтра я попробую это дело повернуть все-таки…
        Она посмотрела на него с надеждой. И спали они в эту ночь вместе - вторую ночь подряд, что (этот оборот мы уже использовали) случалось далеко не каждый день.
…Теперь нам придется снова следить за событиями по дням. Итак, понедельник. Си-Джи с утра пораньше пригласил к себе Мабена и проинформировал о вчерашних событиях - впрочем, создавалось впечатление, что шеф охраны уже знает обо всем и слушает господина Гилберта из чистой вежливости. Когда Сй-Джи получил вторую чашку кофе, позвонил Тим Пратти, обозреватель национального телевидения, и пообещал подъехать (он выразился; «подскочить») примерно через час, если ему зарезервируют место на стоянке. Затем состоялось короткое совещание - на Западе что-то не заладилось с продажами полноприводной модификации «гурона», и господину Гилберту пришлось, фигурально выражаясь, стукнуть кулаком по столу. Затем снова появился Мабен - привел к принципалу неимоверно улыбчивого молодого человека в очень дорогом костюме и ботинках вроде бы крокодиловой кожи. Это был. консультант из фирмы
«Фрисби энд Фрисби», охранного агентства, с которым Мабен сотрудничал, - консультант по играм в прятки. «Господин Гилберт, сэр, у нас есть именно то, что вам нужно, сэр! Ма-аленькая вилла в предгорье - разумеется, все удобства, сэр, три ванные комнаты, четыре спальни, по-олнейшая изоляция - очень легко расположить охрану, - по-олней-шая изоляция, господин Гилберт…»
        Господин Гилберт мимолетно пожалел, что не поручил все это дело Мабену - для вящей секретности, - но, с другой стороны, заинтересованным лицам ничего не стоило разузнать, для кого именно Мабен ищет «по-олней-шую изоляцию»… Он бегло рассмотрел план виллы с окрестностями; действительно, от ее заборов и живых изгородей просматривалось все вокруг, так что засаду не устроишь, и обронил;
        - Принимается, Господин Мабен, надеюсь, обо всем позаботится…
        Молодой человек от «Эф-энд-Эф» одарил его совершенно уж невероятной улыбкой и удалился в сопровождении Мабена.
        Энн с мальчиками должна была улететь в Париж сегодня же вечером из аэропорта Кеннеди, и Си-Джи со стесненным сердцем подумал, что в нарушение всех обычаев он не поедет их проводить. Плохо!
        Что же касается Энн, то она - в уютной тишине их дома, куда даже шум машин не долетал, так что можно было решить, что вы не в Нью-Йорке, - чувствовала себя, как ни странно, спокойно и этому спокойствию поражалась. Муж - она это не только понимала, но и ощущала, - муж в смертельной опасности; ее самое с сыновьями посылают в неизвестность из привычного, уютного, ею самой обустроенного жилища - из дома, настолько безопасного, незыблемого какого-то, что тень этой незыблемости падала и на его окрестности» вплоть до моста через Хар-лем-ривер… И вот, ее с детьми упрятывают ради их безопасности куда-то, она еще не знает куда, и там, как она явственно предвидела, их будет одолевать только ощущение опасности.
        Не хочу, чтобы Миллер ехал с нами, размышляла она. Не хочу… Вот если бы господин Эйвон поехал, подумалось ей внезапно… Это была пустая и глупая мысль, но от нее никак не удавалось отделаться. Не то чтобы Энн мучилась этой неожиданной влюбленностью, она отроду была влюбчива и давно научилась обуздывать свои порывы. Даже с психоаналитиком решила расстаться, поскольку тот - в обычной для этих господ ненавязчиво-настырной манере - советовал отнюдь не смирять свои порывы. (Энн как-то раз взяла и спросила: значит, советуете наставлять мужу рога с этим оболтусом? Тогда ее угораздило втюриться в красавчика-программиста, только что появившегося в отделе, и она вовсю… нет, не страдала, пожалуй, а так - примерялась к страданию…) А теперь вещи надо собирать, чемоданы, сундуки… Потому что там нельзя будет разъезжать по градам и весям за покупками и даже заказывать вещи по каталогам, чтобы не засвечиваться, как выразился Эйвон… Чудно. Все, сказанное им, почему-то воспринималось как нечто абсолютное. Никогда со мной такого не было, думала Энн, никогда. С такими мыслями она и села за компьютер. Дети уехали в
школу, и в доме было совсем тихо.
        У ее мужа тем временем и секунды не было на размышления - недопитый кофе так и стыл среди бумаг, в десять с минутами приехал знаменитый Тим Пратти с оператором, осветителем и еще какими-то прислужниками. Си-Джи, разумеется, не видел всю банду: в кабинет был допущен только Тим-Лошадка, и ему было категорически сказано, что он будет аки Бог, в трех лицах один, - и Тим почему-то сразу согласился. Нет, не зря был он так знаменит, чутье у него, как у ищейки… Он поставил перед собой пульт с монитором, а его парень поместил в кабинете штатив с камерой и два софита. Си-Джи решительно отказался гримироваться. Тим на это поворчал, и Си-Джи, глядя не в камеру, а в стол, на экранчик компьютера, начал свою речь.
        Сначала он говорил об Америке, об ее зависимости от автомобиля и о том, что без автомобилей, без нынешнего безумного их количества, страна существовать фактически не может. Даже если перестроить всю систему, осмысленно отказаться от двухсот миллионов частных машин, оставить только общественный транспорт и доставку продукции, все равно экономический и психологический шок будет сравним со второй гражданской войной… Говоря все это, Клем видел краем глаза Тима Пратти - тот сидел, подавшийсь вперед, играя на своем пульте, и все-таки казался довольным - в кои-то веки он берет интервью, сам оставаясь вне кадра! Но постепенно поза его становилась все более напряженной - еще бы, автомобильный магнат перестал говорить то, что ему говорить и полагалось, - а именно, как его драгоценные автомобили нужны стране и добрым гражданам, - и заговорил о том, что будет, когда иссякнут запасы нефти, и процитировал Менделеева (в отличие от абсолютного большинства своих сограждан, Лошадка знал, кто такой Менделеев). «Топить нефтью… Ну что ж, можно топить и ассигнациями, » - сказал этот чудовищно бородатый русский; ладно,
на то он и русский, чтобы толковать о том о сем, практически вполне бесполезном, но вот чтобы Клем Гилберт, молодой гений автомобильного дела, говорил, что сжигать нефть в автомобильных двигателях - безумие, ибо ей как химическому сырью нет цены, и что она довольно скоро кончится!..
        Лошадка, даром что у него не было времени на подготовку к интервью, достаточно много знал о Клеме Гилберте, о его невероятной карьере, уме и деловитости. И знал совершенно твердо: ежели Си-Джи несет чушь, то непременно со смыслом. «Что-то грандиозное затевается - подлинная сенсация, - ликовал он про себя, - и досталась она тебе, Лошадка…»
        Но тут как раз Си-Джи повернулся к нему и спросил;
        - Вот вы, Тим, - вы знаете, сколько нефти сгорает в авто за год? Во всем мире?
        - Да уж наверняка больше половины мировой добычи, верно? - обаятельно-простодушно спросил тот.
        - Две трети, примерно три миллиарда метрических тонн.
        - Тонны - это не для американцев. Сколько это галлонов?
        - Примерно семьсот миллиардов. Тим свистнул, быстро посчитал в уме.
        - Значит, по сто галлонов на каждого жителя планеты? Не многовато получается, Клем?
        - А сколько выходит у вас, Тим?
        - Ну-у, наверное, около тысячи в год. Так меня же, как волка, ноги кормят!
        - Учтите еще - вы говорите о бензине, но чтобы получить один галлон бензина, нужно примерно полтора галлона нефти, верно?
        Си-Джи повернулся к камере и еще раз напомнил, что продукты сгорания, в том числе опасные и просто вредные для здоровья, мы вдыхаем постоянно, что не зря штат за штатом принимают законы насчет автомобильных выхлопов, а в Калифорнии закон предписывает дилерам продавать не меньше двух процентов электромобилей, и что воздух на планете один для всех - между тем Китай в скором времени увеличит автомобильный парк вдвое…
        Он едва не сказал: «Мы убиваем планету, на которой живем, этим автомобильным безумием, которым Америка заразила весь мир, Если мы не опомнимся, нашим внукам - в лучшем случае правнукам - просто нечем будет дышать!» Но не сказал. Он был из тех американских интеллигентов, что ненавидят протестантскую выспренность и любую риторику, и потому сухо констатировал:
        - Автомобильный парк - то есть количество вредных выхлопов - ежегодно возрастает на десять процентов.
        - Ладно, господин Гилберт, - вмешался Тим, - у наших зрителей цифры уже скачут в головах, как на счетчике бензина на автозаправке… Сознавайтесь, какой сюрприз вы собрались нам всем преподнести? Насчет свежего воздуха и всеобщего счастья…
        Тогда Си-Джи и бухнул, что вот - делались и делаются попытки перейти на водородное топливо и на аккумуляторы, и все было безуспешно, однако нет таких задач, которых цивилизованное человечество не могло бы решить, - как он надеется, не только в технике…
        - Неужели ваши лаборатории это решили?! - с энтузиазмом воскликнул Тим Пратти.
        - Именно так, Тим, - отвечал Си-Джи. - Решили эту неразрешимую, как всем нам казалось, задачу, И сейчас мне выпадает редкая честь: довести до сведения моих сограждан, что в цехах «Дженерал карэ» готовится к выпуску автомобиль, вообще не нуждающийся ни в какой заправке! На весь срок службы! - Напрягся и заставил себя с пафосом объявить:
        - Это изобретение, достойное нового, двадцать первого века!
        Тим Пратти по кличке Лошадка совершенно ошалел - отвесив челюсть и в буквальном, и в переносном смысле, лихорадочно соображал, что надо бы вмешаться, но с какими, извините, словами?.. Пришлось выключить камеру и перевести дух.
        - Слушайте, Гилберт, это вы что - всерьез? Си-Джи покивал, глядя в его растерянное, словно даже вспухшее лицо.
        - Так введите меня в курс, я же не могу так работать! Я ж не знаю, как себя вести!
        Тебе и не надо никак себя вести, подумал Клем, сиди и слушай… Понимая, однако, что сидеть куклой звезда телеэкрана никак не может, объяснил, что такое изобретение действительно состоялось и задача его выступления вполне конкретна. Во-первых, подготовить общественное мнение; во-вторых, пригласить к сотрудничеству другие компании; в-третьих, предотвратить елико возможно панику среди владельцев нефтяных компаний. Последнее, может быть, самое важное.
        И тут Лошадка Тим отвесил челюсть еще раз и прохрипел; «Гос-споди..] - он сообразил, какова будет реакция нефтяных королей на такую новость. Этот крепыш в неизменной рубахе с плиссированной манишкой и галстуке бабочкой был одним из самых умных и информированных людей Америки; точнее сказать, одним из самых умных среди людей, обладающих серьезной информацией, и он схватил суть проблемы, хотя и с опозданием в полторы минуты.
        - Си-Джи, слушайте, да они вас… того…
        - Угу. Я рассчитываю, что после этой передачи они будут поставлены перед фактом и делать мне «того» будет уже бессмысленно, как вы полагаете? И вообще, так или сяк, но погасить это дело уже не удастся,
        - «Во славу Господа, мы зажжем сегодня в Англии такой огонь, которого не погасить никогда», - процитировал Лошадка. - Поехали дальше?
        Монитор включился, и Клем снова заговорил. Сказал, что проект таких масштабов не потянуть одной компании, даже «Дженерал карз». Чго не следует ждать скорого воплощения этого проекта и скорых перемен, ибо потребуются годы на подготовку массового производства, но и после того предстоит долгий процесс перехода с бензиновых машин на чудо-электромобиль: заменить миллиард машин, бегающих по дорогам мира, и за десять лет вряд ли удастся. И само собой, новые эти машины будут существенно дороже теперешних - за все приходится платить. Сейчас мы, едва купив новый автомобиль, начинаем платить за бензин - за каждую милю пробега машины, а тогда придется платить за все сразу…
        Он так и не успел решить, говорить ли о возможной выгоде для потребителей, которым не придется платить за бензин. Сейчас за пробег в 200 000 миль потребитель тратит на горючее двадцать пять тысяч долларов (это в США, в Европе много больше), но пока никто не знает, насколько дороже окажутся новые авто. Кроме того, неизвестно, какой будет максимальный пробег у машин Эйво-на и какой средний фактический - здесь действовала масса факторов, в том числе давление моды. Нет, не надо об этом говорить, решил он, продолжая фразу;
        - „.Но о разнице в цене сейчас рассуждать преждевременно. Тим перебил его:
        - Ладно, Клем, а нельзя ли телезрителям узнать, какой такой волшебный движок придумали в ваших лабораториях? Или это кто со стороны придумал? Вообще, кто изобретатель? Неизвестный гений? Без преувеличения, мир ждет ваших слов!
        Си-Джи очень мягко отмел эти притязания, сказав, что он должен соблюдать некоторую секретность, поскольку желательно обеспечить приоритет отечественных производителей, дать им фору перед иностранцами, и пока они не получат полную информацию, широкой публике придется обождать. Сегодня он может лишь сказать, что двигатель безупречно чист экологически, машина легче в управлении, чем самые современные модели, а серийная модель будет еще и много безопасней. «Смертей на дорогах, крепко на это надеюсь, станет мною меньше, дорогие сограждане!» - патетически объявил Си-Джи.
        - Почему - безопасней? - вмешался Пратги.
        - Потому, что бензин имеет обыкновение взрываться, - мрачно ответствовал Си-Джи.
        Он не стал говорить о том, что машины станут легче на добрую тысячу фунтов, и можно будет ужесточить корпус, и что отпадет необходимость в тяжелом движке, который при лобовом столкновении вламывается в кабину и плющит в блин водителя и пассажира - если машина не снабжена нескладным и дорогим склипом, по которому двигатель в таких случаях въезжает под сиденье… Он закончил свою речь призывом к спокойствию и сотрудничеству - еще раз указав, что его корпорация не будет цепляться за приоритет. И сделал знак Тиму: выключай камеру.
        Тим сейчас же набросился на него и завопил:
        - Даем в эфир? В прайм-тайм!
        - Через двое суток, - сказал Си-Джи. - Через двое суток я вам позвоню… не представляясь… И разрешу дать это в эфир. Не прямыми словами - кодом. Вот только каким?
        - «Жду завтра на ланч», - хохотнул Тим и скомандовал своим:
        - Поехали!
        Кассету он вынул из камеры и уложил в свой чемоданчик. Си-Джи хотел было попросить, чтобы Тим оставил
        Кассету здесь, в сейфе, но не хватило душевных сил, что ли. Он уже поглядывал на часы: через десять минут наступало время сбора команды, отвечающей за продажи запасных частей по всему миру - в том числе, разумеется, и в Германии. Эта страна как была проклятым болотом, в котором вязли и тонули любые усилия, так и оставалась, - «мерседесы» становились все дешевле, а роскошные при-бамбасы, которыми «Джи Си* снабжала свои тележки, консервативным немцам были ни к чему. Клем хмыкнул, потрогал зачем-то карандаши в стакане - кому они нужны, эти карандаши, непонятно…
        В это же время Нелл, выносившая во двор мусор, услышала отчаянные собачьи вопли. Вой доносился из гаража, в котором с раннего утра угнездился Умник, - отчаянные тоненькие жалобы, совершенно щенячьи. Понятное дело Нелл немедля рванула дверь гаража и в свете сильных ламп, пылающих, как обычно, под потолком, увидела Лойера, распластавшегося на полу - все четыре лапы в стороны - косым Андреевским крестом… К спине несчастного пса был приторочен ярко-голубой рюкзачок - Нелл мимолетно подумала, что у Берта все-таки бездна вкуса: рюкзачок идеально подходил по цвету к пышной рыжей шубе Лойера.
        - Так-так, - провозгласила Нелл, - теперь ты принялся истязать невинное животное, мало тебе меня! Совсем рехнулся?
        Умник сидел на корточках, наблюдая собачьи мучения. Лойер, завидев кормилицу-хозяйку, взвыл совершенно уже отчаянно. Он явно пытался встать на лапы, но никак не получалось - лапы разъезжались по сухому шершавому полу, как по льду, пес и приподняться не мог. Наконец он отчаянным движением подобрал конечности и замер, умоляюще глядя на людей - перекатывал свои янтарные очи то на одного, то на другого.
        - Ни хрена не получается, - угрюмо констатировал Умник. - Обидно… Работа вся псу под хвост.
        - Это ты пес паршивый! - Нелл дала ему пинка в толстую задницу. - Что ты с ним делаешь? Для того его и купил, садист?
        - Для чего ж еще? - нагло спросил Умник.
        Пес снова выпростал лапы, и тут Нелл увидела, что лапы эти в черных башмачках, вроде как резиновых. Умник же поднял какую-то штучку, похожую на пулътик управления телевизором, нажал на кнопку - и пес сию же секунду вскочил на лапы и стал отряхиваться с такой энергией, что рюкзачок на его спине замотался из стороны в сторону. Нелл растерянно села на табурет, наблюдая, как Умник освобождает собаку от голубой вещички и башмаков - Лойер охотно подставлял лапы.
        - Ни хрена не получается, - повторил Умник. - Хоть плачь.
        - Заплачешь ты, как же, - сказала Нелл. - Жди…
        И внезапно Умник вдохновился: быстро надел голубой рюкзачок на собственную шею, подумал секунду, сел в свое рабочее кресло на колесиках, наклонив голову, выбрал кнопку на пультике и нажал.
        Что-то тихо прожужжало; Нелл как будто увидела марево какое-то или облачко прозрачное, окутавшее Умника. То ли увидела, то ли ей показалось, а Умник, взявшись свободной ручищей за край стола, начал подниматься с сиденья. И представьте себе, ничего из этого не вышло, только ноги скользили по полу, и все. Лойер затявкал. Умник тогда взглянул на Нелл, ухмыльнулся, вывернулся вдруг из кресла и - ужас! - всею тяжестью грохнулся на пол.
        Нелл подскочила к нему - Умник все еще ухмылялся, - попыталась приподнять его голову, но обнаружила, что не может за нее взяться - голова была словно в невидимом шлеме, твердом, немного упругом и чуть тепловатом.
        - У-умничек! - взвизгнула Нелл. - Ушибся?!
        - Не визжи, ты же не собака, - отчетливо проговорил Умник. Он вдруг извернулся, нашел ногой тумбу стола и оттолкнулся от нее - по-видимому, изо всех сил, потому что просколъзнл по полу как по льду и с грохотом врезался в газонокосилку у задней стены,
        Косилка рухнула ему на голову. Он отпихнул ее, неуклюже нащупал кнопку на своей машинке и с пыхтением поднялся.
        - Ну, каково?
        - Долбаный идиот! - от всего сердца провозгласила Нелл - руки в боки, грудь выкачена, как у валькирии, - Долбаный кдиот! Покажи харю!
        На толстой усатой ирландской харе не было никаких следов ущерба, хотя Нелл сама видела, как стальное водило косилки угодило ее мужику аккурат в основательный ирландский нос. Она протянула руку, чтобы проверить, - Умник с досадой отвел эту сочувственную руку и пробормотал:
        - Блаженны нищие духом… И тут закурлыкал телефон.
        Амалия сидела на дополнительном наблюдательном посту, недавно учрежденном ею, с немалыми трудностями, в том самом угловом доме таинственного богатея. Пост был удобен тем, что отсюда были видны и гараж, и задняя сторона дома, и часть улицы, прилегающая к парадному крыльцу, но главное, отсюда можно было пробежать к заднему крыльцу или гаражу, не будучи замеченной с улицы, из-за живой изгороди. Амалия видела, как Нелл прошла в гараж, с удовольствием ухмыльнулась, представив себе физиономию господина Эйвона - она уже изучила его повадки, его хамское, по правде говоря, обращение с женой, но тут ее отвлек от приятных мыслей вызов шефа: Мабен звонил с новыми инструкциями - можно сказать, с новым боевым расписанием.
        С сего дня в распоряжение Амалии поступала мобильная группа, в задачи коей входило сопровождение объекта - плотное сопровождение, куда бы он ни отправился: на завод, в университет, в аэропорт… Было приказано сопровождать господина Эйвона во всех авиаперелетах, причем в Нью-Йорке - если он туда полетит - охранников будет ждать подсмена с оружием. Три человека, В обязанности Амалии по-прежнему не входило сопровождение объекта, кроме особых случаев - на ее личное усмотрение… Впрочем, командир мобильной группы «Корона» уже получил все необходимые инструкции. Далее, ей предписывалось не пропускать никого в дом без предварительного выяснения: желает ли хозяин принять гостя, нет ли у пришельца оружия и так далее. С этой целью Амалии, как самой смышленой и осведомленной из команды, желательно занять пост в доме, однако же, если с этим будут трудности, пусть поместит туда Джека. И
        - еще раз, это очень важно - никуда не отпускать объект без нянек, повторяю, не отпускать без нянек ни при каких обстоятельствах. Кодовая кличка нянек - Корона.
«Передаю по буквам… Вам сегодня доставят пистолет с резиновыми пулями, так не забудьте, что на десяти футах эти пульки убивают», - наставлял господин Мабен занудным голосом, и Амалия, как всегда, представила себе его бугристую физиономию, и взгляд исподлобья, и групповой портрет семейства на его рабочем столе. Мадам, куча детей, собака и кошка.
        Впрочем, он мог быть сейчас где угодно. Амалия могла с крошечного карманного телефончика связываться со своими тремя постами, с офисом охраны в Детройте и с аналогичным аппаратом Мабена - где бы шеф ни находился.
        Так вот, едва Мабен успел пробормотать «У меня все», как мобильный пост в дальнем конце улицы доложил, что здоровенный «олдсмобиль» люксового класса едет подозрительно медленно в их сторону - точно, точно! - водитель смотрит на номера домов - внимание! - и за ним еще один «олдс» - с охраной, по-видимому…
        Амалия выскочила из задней двери богатейского дома, на ходу отдавая команды обоим постам у окон,
        Джек спросил:
        - Может, я возникну, Амми?
        - Ты в прицел себе смотри, приказала она и перешла на шаг.
        От боковой калитки, прорезанной в изгороди, до крыльца Эйвонова дома было рукой подать, и Амалия успела окинуть взглядом перспективу улицы, по которой вдоль колоннады дубов, по жидкому ковру палых коричнево-желтых листьев вальяжно катились две черные машины.
        Оружия у Амалии, как на зло, при себе не было. «Да чепуха, ложная тревога», - пробормотала она, зная совершенно точно, что никакая не ложная, что началось наконец то, из-за чего их сюда и загнали, в эту нудную ссылку. Проскочив в дверь, она вызвала Эйвона и попросила его сидеть тихо, трубку не класть и слушать ее разговор с неожиданными гостями.
        Первое авто остановилось напротив подъездной дорожки. Из правой передней дверцы вышел человек - типичный охранник по виду, в шикарном таком костюмчике. Амалия ждала, что он поправит галстук, но мужчина сразу двинулся к крыльцу. Как раз подоспела и вторая машина, с приспущенными стеклами дверец. Элегантный румяный богатырь занес ногу на крыльцо. Амалия не спускала глаз с его рук - нет, вроде бы руки висели свободно ц не замечалось характерного напряжения - готовности выхватить ствол. Она дала богатырю позвонить и спросила из-за двери, что ему угодно.
        - К господину Эйвону, - просипел тот неприятным тенорком.
        - Вас ждут? - спросила Амалия.
        - Никак нет. Господин Бу-бу-бу желает его видеть.
        Она не разобрала имени; иными словами, имя ей ничего не говорило. Она спросила:
        - Это кто такой будет?
        На румяной физиономии изобразилось тупое удивление: орелик явно не мог поверить, что кто-то не знает имени шефа. Как бы в затруднении, он оглянулся на машину, но тут в руке Амалии заквакал телефончик; «Это Бабаджанян, - говорил Умник. - Большой босс из компании „Эксон“. Спросите, что ему к такой-то матери нужно»,
        Амалия тысячи раз видела вывески «Эксон» на автозаправках. Она, разумеется, не знала, что произошло вчера на вилле дядюшки Би, патриарха семьи Гилбертов Не знала, что имя Бабаджаняна было в списке дядюшки Би, среди шестерки великих. И не знала, что выступать от имени шехтерки тот отнюдь не был уполномочен. Но почуяла, что визит этот как-то связан с новым усиленным режимом охраны ее подопечного. Она спросила:
        - Господин Эйвон, так как, впускать?
        - Дьявол его знает, - проквакал телефончик в ее руке, причем взамен известных Амалии синонимов слова «дьявол» Эйвон употребил слово, которое в этом значении девушка опознала не сразу, - оно обозначало одновременно и двойку, и ровный счет в теннисе.
        Надо заметить, что такие странные мысли появились у нее не случайно: она представляла себе, что визит бензинового короля есть событие из ряда вой выходящее, ибо короли на улицах вживе не показываются никогда - разве что на ковровой дорожке от авто до двери отеля, в котором имеет место прием для королевских особ.
        - Так что? - спросила она.
        - А, впускайте. Иду.
        - Нет! Стоп! Обождите! - скомандовала Амалия и, приоткрыв дверь, осведомилась. - А где он?
        - В машине, - тупо сказал румяный.
        - Пусть идет, но один.
        - Никак невозможно! Один… Господин Бу-бу-бу… Амалия опять забыла фамилию.
        - Больше никого не впущу, - отрезала она.
        Надо думать, из машины тоже все прослушивалось, потому что водитель вдруг вылез наружу, обошел машину и направился к задней дверце. И в ней появился этакий восточный колобок в кожаной кепке и кожаной же куртке и засепетил к крыльцу - в задней машине сейчас же приоткрылись обе правые дверцы…
        Амалия автоматически прикинула: Джек не может держать этих орлов на прицеле - их закрывает корпус машины, - а вот Смарти видит обоих с чердака богатейско-го дома, и она сказала: «Смарти?», и тот флегматично ответил: «Порядок…»
        - Господин Эйвон дома, как я понимаю? - пропел тем временем господин колобок и добавил:
        - Мэм…
        - Дома, сэр, но он может принять только вас, без этих господ, сэр.
        - А! Хорошо, хорошо… Идите в машину, Гогасинс.
        - Но сэр, господин Бабаджанян!..
        - И пусть они остаются в машинах, - добавила Амалия.
        - Это невозможно! - прямо-таки взвизгнул румяный.
        - Таковы наши условия,
        - По машинам! - тем же певучим баритоном распорядился господин Бу-бу-бу, и дверцы разом захлопнулись, а он вальяжно проследовал в дом и огляделся.
        Амалия, помня диспозицию, провела его за стенку, отгораживающую столовую от улицы, вызвав тем временем Эйвона, и вот он появился - тоже в кожаной куртке, сильно потертой, как помнит читатель, штаны его были перепачканы гаражным мусором. За ним ввалилась Нелл и предложила кофе: ей понравился этот гость, причем с первого взгляда. Гость вальяжно отказался. Что-то было в его манере невыносимое для простого человека - если человек этот не был похотливой дурой вроде Нелл, как подумала Амалия - деланная простонародность, что ли… Подумав так, она вернулась на крыльцо, чтобы посмотреть на красавцев господина Бу-бу-бу, и оказалась права: один румяный уже вылезал из «олдсмобиля», явно целясь пробраться к заднему крыльцу. Джек вопросил в телефон; «Амми, что делаем?»
        - Вернись на место, парень, - заявила она. - Босс приказал сидеть по машинам, разве не так?
        - А что, если не вернусь?
        - А схлопочешь пулю, милок… Вот здесь, - она потопала ногой, - начинаются частные владения. И по закону штата Мичиган мы делаем пах-пах. В левое заднее копыто, понял?
        Парень оказался с чувством юмора - ухмыльнулся и пробасил;
        - В левую заднюю еще ничего, только бы не в жопу…
        - А ты, парень, не хами, - отрезала Амалия. - В машину!
        Тем временем в доме Умник очень искусно притворялся идиотом. Заверил знатного гостя, что никаких изобретений, могущих заинтересовать почтенную компанию «Эксон», у него не имеется, что его интересы лежат в сфере электротехники, особенно - космических аппаратов, что господина Бабаджаняна кто-то явно дезинформировал, и так далее. На что гость внезапно ответствовал в том духе, что очень жаль, что он-то готов предложить за упомянутое изобретение любую сумму, даже неразумную. Умник опять состроил дурака, и тогда Бабаджанян сказал: «Что же, подождем до среды…» Умник невинно поинтересовался, чем среда будет отличаться от остальных дней недели, на что гость ответил, глядя на него большими черными восточными глазами:
        - Вы это очень хорошо знаете, доктор…
        Си-Джи еще записывал свое интервью в этот момент. И еще не знал - да и откуда бы?
        - что через час ему панически позвонит Лошадка Тим и проорет в трубку - что при выходе из машины в гараже студии к нему подошли двое, обыскали его и изъяли кассету с записью Клемова интервью.
        И пригрозили: высунешься в эфир с рассказом о происшествии, как это у вас, щелкоперов, принято, тогда мы тебя, и детей твоих, и жену, и любовницу твою красотку - всех в бетон закатаем на 295-й дороге - там как раз ремонт идет. А сунешься повторять интервью… на глазах у детей прикончим.
        - Клем, они не шутили!! - орал Лошадка. - Слышишь, Клем? Во что ты меня втянул?!
        Война объявлена, думал Си-Джи. Он с утра еще предупредил Мабена, чтобы усилили охрану Умника и опытного производства, и тот, уже не стеная насчет расходов, сказал «Слушаюсь, хозяин» и дополнительно отправил своего помощника Николсона - из старых агентов ФБР - на виллу босса, чтобы усилить охрану хозяйки и сопровождать ее в аэропорт Кеннеди.
        Билеты будут взяты на месте в последний момент, а сопровождающих он снабдил пластмассовыми пистолетами фирмы Гролл, которые не выявляются приборами контроля аэровокзалов и вполне пригодны для ближних огневых контактов. Что касается охраны опытного цеха, то он посоветовал усилить ее одним из офицеров охраны главного детройтского завода, отставным сержантом морской пехоты с оригинальной фамилией Браун - мужиком в высшей степени основательным и педантичным. Мабен всегда думал, что рядовые морские пехотинцы должны Брауна люто ненавидеть - и как он ухитрился уцелеть в иранском кровопускании, уму непостижимо, но уцелел, так что и здесь, надо полагать, сдюжит и будет полезен. Мабен не знал, что очень скоро окажется пророком. Но только частично.
        Итак, война была объявлена, Си-Джи попытался представить себе, что еще могли предпринять нефтяные короли, как еще могли попытаться отсечь его от мира; черт побери, черт бы их всех побрал… Едва закончив разговор с Мабеном, он приказал секретарше соединить его с главным редактором «Нью-Йорк тайме», давним знакомцем, социологом по первому диплому. Сам же пока бросился в текущие дела, поджимающие, как и следовало ожидать. Госпожа Карринттон поймала этого человека удивительно быстро, и Си-Джи договорился с ним, что тот прослушает запись его интервью и решит, как поступать дальше. Надо заметить, реакция была самая доброжелательная, даже восторженная. Странно восторженная, подумал Си-Джи, но тут же и осадил себя: не могли ведь эти парни добраться уже и до газетных королей, запугать и их тоже!
        Аудиозапись его беседы с Тимом была переправлена в редакцию «Нью-Йорк таимо - главный пообещал, что до конца дня с нею ознакомится. Клем тем временем вел очередное проклятое совещание, думая о своем: а не поехать ли все-таки провожать Энн с детишками, однако не любил он менять решения, да и глупо это было - привлекать внимание к семье… Но не успело еще проклятое совещание закончиться, как на личном телефоне президента компании - прямом, минующем секретаря, - высветилось слово „zirc“, личный шифр Умника, „У меня побывал господин Бабаджанян“, - ровным голосом сообщил Умник. „Бот так… Поговорим позже“, - ответил Клем и положил трубку. Приближался вечер; Клем скомкал совещание, сильно удивив директоров, рассеянно поднялся и подошел к западному панорамному окну.
        Внизу была трехсотлетняя церковь Троицы - внизу и справа; слева торчали серебряные прямоугольники Близнецов» верхние их этажи прятались в тумане. Мокро блестели мостовые и крыши автомобилей, с залива тянулись низкие облака. Едва различимый в дымке бежал по берегу Гудзона нескончаемый поток машин, Си-Джи думал, глядя и не глядя на эту привычную картину. Мысли были сбивчивые. Не могут же они заткнуть глотки всем газетчикам мира. Деньги могут многое, но не все. Как они меня проконтролируют, если а пошлю материал в десяток газет - в «Таимо, „Фигаро“… мало ли куда еще? Вдруг он решился и отдал распоряжение приготовить машину, чтобы ехать домой - провожать семейство в изгнание, но тут позвонил Айзеке, главный босс в
„Нью-Йорк тайме“. Я это предчувствовал, думал Клем в ярости, значит, ОНИ прослушивают мой телефон.
        - Да, мой дорогой Си-Джи, - раздался голос Айзек-са, - да, замечательный материал, сен-са-ци-онный! Событие более важное, чем изобретение атомной бомбы! Решено, послезавтра я посылаю Дженкинса - ты же знаешь Дженкинса, заведующего отделом науки, - так вот, я посылаю его в Детройт, чтобы он убедился своими глазами…
        Ну ты же понимаешь, при всем уважении… Не думай, что я тебе не верю… А когда Лошадка пустит этот материал в эфир?
        Клем мало разбирался в технологии газетного дела, но твердо знал, что никаких
«послезавтра» для газетчика быть не может, что для него слово «завтра» - уже синоним слова «поздно». Значит, Айзексу сказали, чтобы он потянул до послезавтра, до среды - а почему?!
        А потому, что в среду ои должен дать отчет этим бурбонам
        И заметь, Клем, дружочек ты мой, - своих собственных сотрудников, свою камарилью ты не подключаешь к этой истории. Чего бы проще - препоручить все рекламному подразделению, там и стратегию разработают, ан нет, неохота тебе… Нелогично. И вот что еще интересно, подумал он, Айзеке словом не обмолвился о гарантиях приоритета
«Нью-Йорк тайме» при публикации, не попросил придержать язык до среды - удовлетворился устным заявлением Клема, что на телевидении это не появится раньше, чем в его газете.
        Но как на него смогли воздействовать - и за считанные часы?
        С этими мыслями он спустился в гараж и поехал к Энн.
        Умник не терял времени на размышления. Проводив господина Бабаджаняна, он сообщил Амалии, что едет в Детройт - дабы она предупредила сопровождающих, - но сам, прежде чем поехать, вернулся в гараж и, усердно работая лопатой, вырыл в дальнем углу, куда не доходил бетонный пол, неглубокую яму и зарыл в ней свою диковинную машинку. Притоптал свежую землю ногами и сверху поставил лопату и грабли. Амалия уже сидела в машине. Умник буркнул что-то невнятное и покатил на Мэйн-стрит. На машину сопровождения даже не оглянулся - Амалия отметила это с удовлетворением; она боялась, что Эйвон будет гневаться. Он покосился на нее и пробурчал:
        - Не желаете покрутить баранку? - Она кивнула. - Сейчас заеду на заправку, поменяемся, Мне надо подумать.
        Она аккуратненько довезла его до места, до центральной стоянки гигантского завода
«Дженерал карз», примыкающей своим западным крылом, сектором Ф-1 - для персонала опытного цеха, - к самому этому цеху и малому лабораторному корпусу. Стоянка была неважно расчищена, под колесами хрустел свежий ледок.
        Когда машина встала, Эйвон не пошевелился: сидел, разглаживая усы, уставившись в пространство. Парни из «Короны» тем временем заняли надлежащие позиции. Внезапно Эйвон пробормотал: «Так…», - дернул себя за ус и спросил:
        - Они что, и в цех за мной попрутся? Амалия объяснила, что им, по ее мнению, это не предписано - как и ей самой.
        - Так-то лучше, - сказал ее подопечный. - Значит, будете сидеть в машине? Вон там кафетерий, за углом забора направо.
        Они вместе дошли до проходной - стеклянного куба, врезанного в решетчатый забор рядом с воротами.
        - Соберетесь домой, предупредите меня, если это вас не затруднит, - попросила Амалия. - Телефон у вас при себе?
        Умник угрюмо кивнул и вошел в проходную. Амалия заметила, что походка у него странная; во всяком случае, не такая, как обычно. Нормальная походка у Берта была бодрая, победительная даже, а сейчас он вроде чуть приволакивал ноги. Амалия постояла, посмотрела, как он сует свой пропуск в автомат, что-то говорит охраннику и идет по двору налево, к дверям опытного цеха - в фасаде, выходящем в сторону кафетерия. Вздохнула от смутной жалости. Отметила, что охранник, коренастый парень латиноамериканской внешности, внимательно за ней наблюдает: ага, у них тоже усиленный режим…
        Умник, засунув руки в карманы куртки, побрел к конторке цеха, выяснил, что Рональд налаживает станок-автомат в «желтом зале». Действительно, его друг был там: ощупывал микрометром пластмассовую деталь, похожую на грибок с тонкой ножкой. Увидев Умника, кивнул и сморщил нос - вместо приветствия.
        - Как дела? - для порядка спросил Умник.
        Рон покивал: мол, все нормально. Пришлось подождать, пока он покончит с измерениями. Тогда Умник сказал ему:
        - Эй, послушай меня… - Огляделся; зал был пустой, только в углу возились два электрика, затягивая провода в трубу, под пол. - Слушай, сворачивай свои дела и вали отсюда. Даю тебе час. Не более, понятно тебе?
        - Рехнулся, - констатировал Рон.
        - Чтоб духа твоего не было, понятно? Заезжай домой, собери что надо и - вон из города! Понятно? На фаэенду свою езжай или куда хочешь - во Флориду, к примеру, понятно?!
        - Совсем рехнулся, - с каким-то даже удовольствием сказал Рон. - Почему? Подумал и добавил:
        - Зачем?
        - А затем, что тебя… - Умник взял его за отвороты спецовки и принялся потряхивать в такт словам. - Затем, что тебя, мудака, пришьют. Или похитят. Чтоб через три часа духа твоего не было в Мичигане, понял? Телефон у тебя есть на фазенде, неслух?
        - Нет…
        - Так возьми с собой мобильный, не забудь, но мне не звони, никуда не звони… По…
        Он, несмотря на злость, проистекающую из отвратительности всей ситуации, вдруг спохватился, что через каждые десять слов рычит свое «понятно?». Это его малость успокоило почему-то.
        - Все запомнил? Постарайся жратвы прикупить хоть на три-четыре дня, чтобы сидеть в хижине твоей и не вылезать…
        - Да что случилось? - наконец-то вопросил дружок. Один из рабочих оглянулся. Тогда Эйвон ухватил Рона за локоть, выволок в коридор и прорычал шепотом:
        - Прикончат тебя здесь… «аксоны» и «шеллы»… Пронюхали… По… Понятно?
        - А ты?
        - А, меня стерегут. Езжу теперь с охраной, как господин президент. Ты за меня не беспокойся, сиди на фазенде и жди, когда позвоню. Заметано?
        - Ну, если ты так говоришь .. Завтра протяжные станы должны привезти.
        - Обойдутся без тебя, - отрезал Умник и вдруг, неожиданно для себя самого, обнял друга своего и помощника.
        Амалия тем временем сидела в кафетерии, глотала гнусный кофе и думала об Умнике. То есть сначала она думала о себе, о том, что битых два месяца торчит в захолустье, без развлечений - если не считать редких поездок в Анн-Арбор или Детройт, - хотя какие там развлечения?.. Мужика мне надо, мужика, думала Амалия. Не с Джеком же ложиться в койку или с этим новеньким. Скучно. Ведь привяжется, дурачина, вообразит, будто это всерьез, и придется хамить - жениться наверняка захочет, я же знаю… Соблазнить, что ли, господина Эйвона - в кои-то веки встретишь настоящего мужчину… хотя что в нем, собственно, настоящего? Не знаю. Что-то. Большой и красивый. Так их много, больших и красивых, тот же Джек, к примеру. Умный. Это вот точно. Не зря толстомясая зовет его Умником - дура-то дура, а это поняла. Хотя я сама не знаю, откуда взяла, что он умный. Мабен бормотал насчет того, что он грандиозный какой-то изобретатель, так ведь это ничего еще и не значит, вот Стив мой - гений насчет всяких автомобильных дел, а дубина дубиной…
        Стивом звали ее пред-предыдущего сожителя, автомеханика, владельца гаража на Дайкман-стрит. Кажется, он заодно приторговывал наркотиками, как многие обитатели
        Этого района на севере Манхэттена. Денег у него было, хоть в них купайся, вот что было хорошо.
        А мне важно, что он умный? - думала Амалия. Может быть. Но не потому меня к нему тянет. А потому, что в нем есть что-то, Глянет на тебя и как рентгеном просветит, но как прикажете его соблазнять, если толстомясая всегда при нем? Только загляни к нему в гараж - немедля появляется и жжет тебя ненавидящими глазами,
        Приду в юбке, решила Амалия. В мини. В черных ажурных колготках. Мое право… Сообразила, что мини-юбки у нее нет с собой, и решила съездить в Анн-Арбор - приметила она там магазинчик, популярный среди студенток, - с сексапильными тряпками для молодежи. Увидит все, что надо, и обалдеет, и сам отыщет способ уединиться. Ох, боюсь я, пустые эти мечтания, барышня, размышляла она. Не до барышень ему, вон какой озабоченный… А может быть, я как раз - отвлечься… Ох, будешь ты рыдать, крошка Амалия, думала она, слепыми глазами уставившись на парня из «Короны» и не замечая, как тот приосанился.
        Парни тоже торчали в кафетерии, оставив, правда, одного рядом с проходной.
        Тут Амалия увидела, что Эйвон выходит из стеклянной двери, приподнялась, но он, чуть потоптавшись у входа, нырнул обратно. Она пожала плечами и кивнула парням - приготовиться.
        А Умник вернулся в цех, к удивленному Рональду.
        - Ты что? - спросил Рон.
        - Да так, пустяк… Слушай, у тебя есть дискета на два гига? Так… Технологическая информация у тебя в здешнем компьютере? Перегони ее всю на дискету, живенько! Ну?!
        - Зачем? - тупо спросил Рон.
        - Делай, живо!
        Рон побежал в свою конторку. Умник последовал за ним и, нетерпеливо притопывая, навис над спиной друга. Что-то ворчал про себя - Рон вскидывал на него испуганные глаза. Компьютер, попискивая, изображал полет листочков из палки в папку. Постучали в дверь, Рон. крикнул:
        "Подождите!» - и вынул из компьютера второй диск - одного оказалось мало, Тогда Умник сел рядом с Роном на корточки и начал говорить на ухо:
        - Уезжай, как велено… С собой возьми все по второму варианту… Чтоб мог вылететь, не заезжая домой. Советую - через Канаду. Если придется пойти на второй вариант, я скажу по телефону… - Он подумал. - А! Скажу вот что: «Что-то неважно себя чувствую, дружище». Запомнил? И езжай тихо-тихо, как хорошенькая маленькая мышка. Повтори,
        Рональд повторил. Тогда Умник, не поднимаясь с корточек, зашептал ему на ухо;
        - По московским правилам - помнишь? Ты же прочел Ле Карре, что я тебе давал,
«Медник - портной - солдат - шпион»? Так вот, езжай внимательно, проверяй, нет ли слежки, а если есть - отделывайся. Схему пересадок помнишь?
        Рон покивал, тогда Умник вывалился в дверь, потрепав предварительно друга по затылку, и в сопровождении своих стражей прошел к машине. По дороге отметил, что у грузовой эспланады - рядом с торцом здания - стоит под разгрузкой здоровенный трейлер. «Станочки везут…» - пробормотал Умник. Он сам сел за руль и, проклиная про себя скользкую дорогу, погнал в Анн-Арбор. Амалия подняла брови, когда он свернул с 96-го шоссе, ведущего в Хоуэлл, на 23-е местное, но промолчала. Группе
«Корона» было все равно - их машина аккуратно шла сзади на дистанции, предписываемой правилами движения. За Плимутом Амалия все-таки спросила:
        - Держите в Анн-Арбор, сэр? Умник вдруг ответил:
        - А перестаньте наконец со мной чиниться… Бертом меня зовут, понятно? - И добавил еще более неожиданно:
        - Привязалось ко мне нынче это «понятно»…
        - Слушаюсь, сэр, то есть Берт.
        Они вдруг захохотали. И внезапно, отсмеявпшсь, он посмотрел на нее в зеркальце и пробасил:
        - А флиртовать со мной не след, Амми…
        - Безнадежно?
        - Да не в том дело, барышня. Насчет безнадежности такой красотке, как вы, не стоит особо задумываться. Иные причины, иные…
        Затем он опять погрузился в молчание и прервал его, только когда миновали университетский городок:
        - Передайте этим своим, что я - воон в тот домик, красного кирпича, на левой стороне, И что в сопровождении не нуждаюсь, в том числе в вашем.
        Это был салон проката видеокассет и компьютерных аксессуаров; за прилавком маячил студент в очках - Умник прошел мимо него в заднюю комнату, где и обнаружил хозяина, колдующего с голографическим магнитофоном. Умник воскликнул:
        - Э-хой, старый бездельник! Все мухлюешь?
        Тот ухмыльнулся; двух передних зубов у него не было, галстук перекрутился штопором, рубаха на груди грязная, черные кудряшки на голове стоят дыбом…
        - Мухлюю, а как же? Не все ж у нас в стране богачи, а? Приходится крутиться, приходится…
        - А… - начал Умник, но хозяин не дал ему договорить.
        - Нуте-с, что тебе понадобилось на сей раз? Снова порник для твоей скво?
        Действительно, несколько раз Берт брал у него напрокат видеокассеты с порнофильмами; действительно - для Нелл, любительницы этого жанра. Умник все-таки старался соблюсти реноме приличного обывателя средних лет и потому не желал появляться с такими заказами в лавках Хоуэлла, а хозяин здешней лавки был сверх всего университетским однокашником. Надо сказать, что сам Умник порнуху на дух не переносил, однако не мог отказать своей сладкой женщине в таком невинном желании. Он хмуро взглянул иа грязнулю и выудил из внутреннего кармана куртки дискеты. Положил на стол.
        - Мне нужен компакт-диск с этой информацией. Это для компьютеров.
        - Причуды богачей! - провозгласил хозяин. - Пиши чек, через неделю пришлю.
        - Мне - нужно - завтра, - отчеканил Умник. - Завтра. К полудню.
        - Совсем осатанел, - с удовольствием отметил кудрявый владелец лавки. - Окончательно. Знаешь, во сколько влетит? Они-то сделают, но вот сколько сдерут… За срочность - сотню, не меньше.
        Умник достал чековую книжку.
        - Пишу на двести, заплатишь, сколько спросят. Может, написать больше? У тебя-то на счету есть монета, а? Кудрявый первый раз улыбнулся.
        - И сотню посчитай за срочную доставку, причем, - Умник наставил на него палец, - доставишь мне сам. Понял суть задачи?
        - Полторы сотни, - быстро сказал лавочник. - Двадцать пять миль туда, двадцать пять обратно - недурно? Плюс потеря времени, упущенные заказы… Нет, Две сотни.
        - Договорились. Пишу отдельный чек за доставку. - Он подумал. - Если будут трудности - любые трудности, например, они не согласятся на такой срок… все, что угодно, - садись в машину и вези дискеты ко мне. Если меня не будет дома… Та-а-к… Заходишь в кондо напротив моего дома, номер 11 - записываю вот здесь - и подсовываешь дискеты под дверь. Вот чек. - Он секунду помолчал и добавил:
        - Ладно, хрен с тобой, давай какой-никакой новый порник…
        Засунув кассету в освободившийся карман, он вышел из лавки и попросил Амалию снова сесть за руль. И всю неблизкую дорогу от Анн-Арбора до Хоуэлла, от своей альма-матер до дома, молчал.
        Си-Джи проводил семью в изгнание. Именно так он и сформулировал себе - «в изгнание». Он старался быть ласковым и беспечным и поймал себя на том, что с удовольствием наблюдает за парнями - как они таращатся в окна вертолета, глядя сверху на столицу мира, «Па, это же твое здание, вон там?!» - визжал Клем-младший. Энн держала за руку мужа и молчала. Только в зале первого класса, когда мальчишки, отпихивая друг друга локтями, принялись играть в парную игру на компьютере, а старший охранник Николсон ушел за билетами, Энн сказала;
        - Я все-таки буду звонить каждый день. Это хоть можно?
        Клем кивнул, постарался улыбнуться. Пробормотал что-то успокоительное, что звонить можно хоть по три раза на дню, но только по секретному номеру, и что телефон все время будет у него при себе. Или у Джорджа Миллера - в особых случаях. Тогда Энн решилась сказать:
        - Клем, я ему не верю.
        - Потому что он черный?
        - Ой, нет, нет… Не знаю, почему, Просто… С первого взгляда. Он тебя грудью не прикроет, я знаю. Я очень боюсь… мы же друзья, правда? Очень боюсь за тебя.
        - За меня не надо бояться, сердечко, - уверенно сказал Клем. Он и взаправду не боялся. - Я подумаю насчет Джорджи, обещаю тебе. А ты, ради Христа, слушайся этого нового, Николсона. Насчет него - как у тебя с первым взглядом?
        - Все в порядке, Клемчик.
        Тут как раз Николсон и прибежал с билетами. Клем придирчиво осмотрел его еще раз и остался доволен. Своему знаменитому чутью на людей он доверял по-прежнему. Остальных троих - подчиненных Николсона - он видел и раньше, а садовника Ефраима знал давно, с того дня, как Мабен приставил его к дому.
        Мальчики не хотели отрываться от компьютера, и Энн пришлось чуть повысить голос. Наконец услужающий при зале первого класса распахнул перед ними дверь - странная компания, думал Си-Джи, четверо нас, да еще шестеро телохранителей… По новому расписанию, меньше чем с двумя господин президент не имел права выходить на люди. Только на своем «директорском» этаже мог передвигаться в одиночку… Что же, до конца дней жить на такой идиотский манер?.. Он шел, обнимая за плечи обоих сыновей, - у старшего плечо было уже крепкое, почти мужское, а у малыша еще цыплячье. Николсон выступал впереди, как и положено начальнику группы, остальные шли тоже как полагается по их правилам - ромбом. Огромный терминал огромного аэропорта Кеннеди вокруг них прямо-таки кишел людьми, это опять-таки было непривычно, и Си-Джи подумал, что ведет неестественную, в сущности, жизнь, совершенно отвык от толпы, а ведь что может быть естественней для хомо социабилис, чем толпа?
        Дошли до предпосадочного зала, куда войти без билета было уже нельзя, и Энн - будто сговорилась с мужем, - не прощаясь больше, не оборачиваясь, повела детей за барьер и дальше, к выходной двери. Оглянулся только Николсон. Видимо, правила охраны так велели - входить в посадочный рукав, контролируя пространство за спиной.
        Все. Больше здесь делать нечего. Си-Джи повернулся и следом за Джорджем Миллером пошел к неприметному выходу из терминала. Он знал, что Джордж наверняка приказал охраннику, оставленному в машине, подогнать ее к этому выходу.
        Так закончился понедельник для президента всемирно известной корпорации «Дженерал карз». И, словно пытаясь продлить этот день, он вернулся в небоскреб своей фирмы, в свой кабинет - не хотелось ему возвращаться в опустевший дом, да и дел накопилось препорядочно.
        Первое, что он увидел, сев за стол, была распечатка электронной почты с его личного компьютера.
        "Господину Клементу Гилберту. Вы нарушаете известный вам уговор своими контактами с прессой. Тем не менее уговор остается в силе при условии, что вы не будете, повторяем, не будете возобновлять эти контакты. В ином случае, имея в виду, Что устное соглашение имеет силу договора, мы будем вынуждены предъявить вам самые серьезные претензии».
        Вот так… «Самые серьезные» - что это значит на их языке? То, что подразумевает Мабен?
        За этот черный понедельник Си-Джи получил уже несколько оплеух. Счетом - три. Он рявкнул в интерком: «Кофе мне!», потом вскочил, содрал с себя галстук, метнулся в заднюю комнату и ополоснул лицо под краном. Прошел в кабинет, к бару, налил себе коньяку. Как любил говорить его отец: «Коньяк от всего помогает, Клемчик; видывал я, как людей с того света вынимали коньячком…» Полегчало. Он удерживался от необоримого желания - призвать к себе пресс-секретаря и приказать начать газетную кампанию сегодня же, немедля. Нельзя. Не меньше десяти часов еще надо ждать, пока Энн доберется до места. Только тогда он сможет действовать. И еще одно желание его обуревало - посоветоваться. Бессмысленно говорить с дядюшкой, этот старый хомяк будет блюсти свой собственный интерес - гонорар за посредничество и составление документов, жирный кусок…
        Наконец кроткая девушка Дайана, племянница верной мисс Каррингтон, принесла кофе, глядя на хозяина смертно испуганными овечьими глазками. Клем рявкнул; «Почему без сливок?!» - и овечка в панике метнулась к себе, за сливочником…
        Выпив наконец кофе со сливками, Си-Джи закрыл глаза и обхватил руками голову. С кем советоваться, черт побери? Отец далеко, да и не дело с ним советоваться о таких вещах. Арчи?..
        Арчи Дуглас, главный юридический консультант «Джи Си» и владелец очень и очень известной адвокатской фирмы… Умница, сердечный парень - насколько адвокат может быть сердечным парнем. До сих пор он не подводил… впрочем, только набитый дурак станет подводить такого крупного клиента. Нет, подумал Си-Джи, человек, отказавшийся от своей родовой фамилии… нет…
        Дело в том, что Арчи однажды, подвыпив, рассказал Клему: благородное шотландское имя Дугласов он присвоил, а по происхождению - русский, его фамилия - Парамонова, Уже в университете Арчи узнал, что это женская русская фамилия, ему стало так нелепо, что он сменил ее к чертовой бабушке, и вовремя, потому что вскоре началось нашествие русских, и эти проклятые медведи хихикали бы над ним вовсю.
        Непостижимые странности русского языка, как сказал бы любой нормальный американец.
        Не с Мабеном же советоваться, продолжал размышлять Си-Джи, хотя он наверняка здесь, тоже сидит и тоже ждет у моря погоды… Си-Джи был уверен, что предыдущую ночь Мабен не спал ни минуты - болеет за дело, болеет… Может быть, прибавить жалованье? Нет, назначу-ка ему премию… десятинедельный оклад. Клем внес приказ в свой «ноутбук» с отметкой «срочно».
        Так с кем же посоветоваться? И надо ли советоваться? С каких это пор он не может сам принять решение?
        Погоди… Может быть, с этого и следовало начать, с Вашингтона - с советника Президента Соединенных Штатов по промышленности; тоже ведь хороший знакомый, да и не в этом дело: вообще проект такого значения и такого масштаба нельзя начинать, не известив правительство. Теперь самое для этого время: мы отбросили секретность, а опытный образец накрутил пробег подлиннее земного экватора. Си-Джи крикнул:
        - Дайана! Соедините меня с господином Берри, Вашингтон! Достаньте хоть из-под земли!
        Через полчаса он перелетел в аэропорт Ла-Гвардия и оттуда - в столицу. Думая о том, с какой готовностью советник президента согласился его принять, Си-Джи вспомнил чванное обращение Маугли к вожаку слонов: «Не каждый день владыка джунглей приходит пасти тебя, Хатхи!» Он понимал, тем не менее, что бессмысленной будет эта его пастьба, что есть только два варианта возможных последствий. Первый: Берри поахает и искрение пообещает немедля доложить президенту. И доложит, и со скрипом завертится бюрократическая машина, и на ближайшие месяцы толк может проистечь лишь один - ФБР поручат охранять его персону; возможно, и его заводы. За счет налогоплательщиков… Но скорее - второй вариант. Скорее этот ласковый парень пообещает доложить, а затем стукнет кому-нибудь из набольших нефтяников. И уж те резину тянуть не станут, ох, нет…
        Умник в это время тоже вел себя необычно: сидел в гостиной перед телевизором - на диване, обнимая Нелл за плечи, а она смотрела свою порнуху, временами покряхтывая, повизгивая от удовольствия, и приговаривала:
        - Ох, Умничек, какая же ты у меня душка… Привез мне вку-усненькое, не забыл! Ну почему ты не смотришь, ой, как она его насасывает, а тебе никогда не хочется, чтобы я тоже так? Ой, как хорошо сидеть с тобой рядышком, У-умничек, а хочешь, прямо сейчас потрахаемся и будем в это время смотреть?
        Он молча курил, поглаживал ее по наливному плечику в думал о завтрашнем дне, от какового не ждал ничего хорошего, и боялся верить своим предчувствиям, и думал, что поплясать с ней древние танцы будет сегодня самое оно, только пусть она досмотрит эту шелуху, и что непостижимые все-таки существа мы, люди: вот Нелл, валькирия и в жизненном бою, и в постели, - зачем ей надо взвинчивать себя, если она и так всегда готова?
        Наверху, в кабинете Умника, сидел у окна дежурный охранник.
        В это время Рональд Басс гнал своего «кондора» (пожалованного ему самим Си-Джи в качестве презента на день рождения) на юго-запад, к родовой ферме, где велел ему отсиживаться друг Берт. Ехал очень аккуратно, не более 55 миль в час , - это тоже было велено, как-мы помним, и ехал злой, взвинченный, не представляя себе, что он станет делать в этом чертовом захолустье. Правда, он прихватил с собой пяток книг, которые много уже месяцев собирался хотя бы пролистать - инженерных книг, разумеется, - а сверх того книгу Ле Карре, которую сегодня упомянул Берт и которую он до сих пор тоже не удосужился раскрыть.
        И в это же время Амалия, очередная жертва обольстительного Умника - хотя я, автор этой истории, не могу взять в толк, почему в него влюблялись все дамы подряд, - передала наконец дежурство Джеку и злобно залезла под одеяло в своей пустой спальне.
        Во вторник, в час десять минут, когда Си-Джи уже отпустил пресс-секретаря с заданием начать широкую кампанию; когда Рон сидел, закутавшись в одеяло, посреди гостиной старого фермерского дома; когда Умник проводил своего неумытого однокашника, доставившего ему лазерный диск с технологической информацией, - проводил, выписав еще один чек, а потом раздробил молотком дискеты и выкинул их в мусорное ведро, - так вот, аккурат в час десять минут к воротам опытного цеха компании «Дженерал карз» подъехал огромный трейлер фирмы «Мак». На обширной его платформе, опирающейся на многочисленные колеса, возвышались две необыкновенно уродливые штуковины, смахивающие на скелеты динозавров, обтянутые вместо кожи блестящими матерчатыми чехлами,
        Трейлер подъехал, с облегченным шипеньем затормозил, и водитель спустился из кабины на мокрый асфальт (ночью ударила оттепель; снег растаял, оставив обширные полузамерзшие лужи). Из стеклянной проходной вышел охранник, внушительного вида мужчина - как и полагается ветеранам морской пехоты США. Дело в том, что десять минут назад в цехе начался обеденный перерыв, и цеховой персонал почти в полном составе отправился через дорогу, в кафетерий. Вместе с инженерами, клерками и рабочими туда же пошел и дежурный охранник Сифакис - тот самый, которого вчера заприметила Амалия. И его подменил новый начальник охраны цеха Браун.
        Возможно, останься Сифакис на своем посту, события повернулись бы иначе, но теперь об этом можно только гадать. А Джеффри Браун с гостеприимной улыбкой подошел к водителю и спросил:
        - Из Цинцинатти, браток? Мы тебя раньше ждали. Это была чистейшая правда: по расписанию два протяжных стана фирмы «Хэви дьюти» должны были прибыть к одиннадцати утра. Водитель ответил с сильным южным акцентом:
        - Дороги, парень! Ты же не позаботился, чтобы мне шоссе песочком посыпали! Эту колымагу чуть занесет - и перочинный ножичек выйдет, о-хо!
        На жаргоне американских водителей слова «перочинный ножичек» означают, что грузовик с седельным прицепом сложился пополам - водитель при этом обычно гибнет,
        - Ладно. Давай свои бумажонки, - сказал Браун, разглядывая водителя.
        Это был коричневый парень лет двадцати пяти, рослый - Браун оценил его рост в шесть футов два дюйма, - с вислыми плечами. Красивый парень, даже на европейский вкус. Он двигался с редкой быстротой и точностью: раз - и рука за бортом куртки, два - накладные развернуты, три - вручены охраннику,
        - В морской пехоте не служил? - спросил Джеффри Браун.
        - Где уж нам, - весело отвечал водитель. - Это вам так пофартило, приятель.
        Опять-таки он продемонстрировал отменную реакцию - успел заметить татуировку на кисти Джеффри. Тот одобрительно ухмыльнулся я промолвил:
        - Там любят таких смышленых парней… Что же, давай права.
        - Ты что - коп? Может, еще страховку показать?
        - У нас такой порядок, красавчик… Та-ак, физиономия здесь твоя, без подделки. Расшпиливай свою телегу.
        - Ишь, чего захотел! Зови работяг, не моя это работа!
        - Очень хорошо, - отрубил Браун. - Твое право отказаться. Хорошо. Пока они не придут с обеда, откатись вон туда.
        Он показал на резервную площадку, отстойник для грузовиков, ожидающих очереди на разгрузку. Чтобы попасть туда от ворот, водителю надо было подавать огромный грузовик задом, с поворотом налево, и париться ему пришлось бы долго… Красавчик переспросил:
        - Ту-да? - Тут же ухмыльнулся всей своей коричневой физиономией и пропел:
        - Ладно, начальник, твоя взяла! - И пошел вдоль платформы, стремительно выдергивая тросик, протянутый в проушины. - Под брезент полезешь, или откинем?
        Осторожный Джеффри Браун предпочел откинуть покрышку. Влез на платформу и проверил груз, сверяясь с накладной: два стана, отдаленно похожих на корабельные противолодочные пушки, - по центру платформы, один позади другого. Внизу слева - длинные дощатые ящики, по-видимому то, что в накладной названо сменной оснасткой. И еще по два ящика, малых: на деревянных крупно написано «Инструменты», на картонных - только изображение зонтика и «Осторожно, хрупкое!». Видимо, электронные блоки.
        Все в порядке.
        - Загоняй, вон туда, к эстакаде, - распорядился Браун и пошел в свою будку.
        Сначала нажал кнопку «вниз» и опустил двадцатидюймовую стальную балку, перегораживающую въезд на уровне колес. Потом - кнопку «открыть», и ворота разъехались. Парень всунул было радиатор в проем, но остановил машину и прокричал, перекрывая шум дизеля:
        - А потом что делать? Если у вас обед? Обжоры!
        - Загоняй и выходи! - прокричал Браун.
        Красавчик не дотянул до эстакады, остановился у свободной части боковой стены, но Браун не стал ему выговаривать, сообразив, что такую громадину трудно перемещать туда-сюда - надо сразу подогнать ее к тому месту разгрузки, которое укажут рабочие. Парень вернулся к будке и получил добрый совет - пойти пообедать, пока суть да дело. Указав ему на кафетерий, отставной сержант вернулся в свой аквариум и закурил, а когда поднял глаза от кончика сигареты, шустрого водителя уже не было видно.
        Тот обогнул кафетерий по дальней от проходной стороне, перешел через газон на стоянку, сектор «Ди», и шагах в тридцати от ее края нашел «хонду сивик» приятного светло-кофейного цвета. На водительском месте сидел белый парень. Как только за пришельцем захлопнулась дверца, машина покатилась к ближним воротам завода - путь не такой уж короткий, добрых семьсот метров, но в это время дня проезд был свободен, и секунд через пятьдесят «хонда» выскочила за ворота и рванула в сторону
75-го шоссе…
        Браун тем временем, морщась от сигаретного дыма, развернул копию накладной, прочел заголовок: «Корпорация Хэви дьюти» - и ненароком смахнул на пол зажигалку, любимую вещичку - подарок командира, с дарственной надписью. Чтобы дотянуться до нее, он нагнулся к полу, полез под стол, и это спасло ему жизнь, когда разом взорвались две бомбы под чугунными основаниями станков, стоявших на платформе трейлера у стены опытного цеха.
        Стеклянная задняя стенка будки была укреплена на массивном бетонном блоке - основании забора; этот блок и прикрыл Брауна от взрывной волны, которая снесла стены, шкафчик с одеждой и стол вместе с компьютером. Все-таки Брауна отшвырнуло к передней стенке - лицом в пол. Не успев понять, в чем дело, он услышал еще два взрыва, не таких сильных, и с секундным интервалом. Потом - шипение, свист. Он был храбрым человеком, и он был человеком долга, потому Браун сразу вскочил и увидел страшное зрелище - такого он не видел со времен операции в Иране.
        Половина опытного цеха превратилась в руины, в груды битого кирпича, из которых торчали гнутые балки каркаса. Туманная струя сжатого воздуха била на левом крае развалин, справа металось призрачное голубое пламя. И сбоку что-то еще сияло. Браун повернул голову вправо и увидел стоянку, которую загромождала какая-то металлическая груда, увидел огромный, торчащий над нею обломок чугунной станины и неестественно блестящий на солнце - откуда-то вдруг взялось солнце, словно желало посмотреть на человеческий позор - хромированный радиатор «мака», а за этой грудой и за останками трейлера он увидел перевернутые машины, и две из них горели веселым, игривым пламенем. Вдали уже слышались завывания пожарных машин. Браун перепрыгнул через бетонный блок, спасший ему жизнь, и кинулся к развалинам цеха. На бегу он с отчаянием понял, что он виноват, что надо было ему подождать Сифакиса, опытного контролера… И на бегу увидел, что кафетерий стоит голый, как скелет - без единого целого стекла, - и из него тоже кто-то бежит в сторону цеха. А вскарабкавшись уже на развалины, Джеффри услышал и другие звуки сверх шипения
сжатого воздуха и треска огня: истерические женские вопли на стоянке, крики «на помощь!», визг…
        Взрыв ударил в час двадцать две минуты. Президенту компании доложили о случившемся в час тридцать восемь. О масштабах разрушений и о погибших доложить пока ничего не могли. Еще через двадцать минут Си-Джи вместе с двумя директорами и Мабеном вошел в вертолет и помчался в аэропорт «Ла-Гвардия», где уже выруливал со стоянки президентский самолет. На подлете к аэропорту доложили, что почти наверняка погибли два человека, остававшиеся в цехе, - дежурный инженер Стивен По-лянски и испытатель Арон Стоун. Остальные ушли обедать.
        Услышав это, Клем смертельно побледнел и откинулся на спинку кресла - Мабен вскочил было и кинулся к пилоту за аптечкой, но шеф сразу открыл глаза и заговорил:
        - Господи, спасибо тебе, Господи… Всего двое… Сколько их там работает?
        - Около шестидесяти, не считая монтажников, - доложил Мабен.
        - Гос-споди… - еще раз сказал Клем. - Я не слышал, что там дальше.
        Директор завода еще был на связи и повторил доклад: возможно, погиб еще кто-то на прилегающей автостоянке, около десяти человек легко ранены, здание цеха практически уничтожено. Все выезды перекрыты, люди из местного ФБР уже прибыли, пожары потушены.
        Умник узнал о случившемся несколько позже, но ненамного - самолет «Дженерал карз» едва успел подняться в воздух, когда Си-эн-эн в срочном выпуске сообщила о взрыве на опытном цехе компании. Умник услышал сообщение случайно: пришел на кухню за пивом, а Нелл включила телевизор. Амалия сидела в дальнем углу гостиной - это было место дневного дежурного, - но тоже услышала сообщение и прибежала на кухню. Нелл демонстративно повернулась к ней спиной. Амалия ни о чем не спросила, и Умник это оценил. Помахал ей раскрытой ладонью и ушел в гараж - думать. Лойер, разумеется, побежал следом.
        - Сочувствуешь, а, псина? - спросил Умник.
        Лойер завилял хвостом. Хозяин запустил руку в его воротник, густую и длинную шерсть на загривке, и некоторое время поглаживал и подергивал эту шерсть - пес в блаженстве неистово колотил хвостом по ножке стола. Посидев так пять минут, Берт вернулся в дом. Амалии там не было. Умник позвонил ей и попросил вызвать вертолет. Амалия сказала, что этим сейчас и занимается, и Берт тут же услышал, как она кричит в другой телефон, чтобы срочно - срочно! - подали машину на площадку номер один.
        Он бросил окурок в мойку и закурил снова.
        Эйвон со своей охраной прибыл к развалинам цеха раньше Си-Джй. Среди мокрых кирпичей копошились спасатели в оранжевых куртках; над ними нависал хобот подъемного крана с разверстыми клещами; еще один кран разбирал завал на стоянке - куда отшвырнуло взрывом передний протяжной стан. Задний выбросило, по счастью, на подъездную дорогу. Все это было, разумеется, огорожено лентами и оцеплено заводской полицией, и за оцепление не пропустили даже Амалию, несмотря на ее карточку офицера охраны фирмы.
        - Здесь распоряжается ФБР, - объяснил им какой-то полицейский чин.
        Действительно, там и здесь мелькали люди в черных куртках с крупными надписями
«ФБР» на спинах.
        Умник узнал нескольких человек в толпе, сгрудившейся на площадке для грузовиков, - начальника цеха, прораба строителей, еще кого-то. Потом вдруг увидел испытателя и вспомнил его имя: Майк. Он был в домашней одежде: потертые джинсы, ковбойка, курточка какая-то, и он трясся, но не от холода, хотя должен был бы мерзнуть; лицо смертно белое. Умник, направившийся было к цеховому начальству» подошел к нему и поздоровался. Тот вскинулся как от удара, кивнул, проговорил:
        - Да, сэр. Там Арон. Он сегодня дежурил. - Майк показал головой на развалины - несколько раз вздернул подбородок вверх и снова замер, стуча зубами.
        Умник потрепал его по плечу, пробормотал утешительные слова и подошел к начальнику цеха. Тот мог сказать лишь, что на стоянке нашли мертвую женщину, еще восемь человек ранены, а в цехе было двое, и их сейчас откапывают. Арон Стоун почти наверняка погиб, но вот Полянски мог и уцелеть, поскольку пульт дежурного инженера помещался у дальней стены цеха. Дальней от места взрыва.
        - Сволочи траханые в задницу сучьи дети сволочи выб-лядки сволочи, - забормотал он вдруг, как будто сочувственный голос Берта Эйвона открыл в нем какую-то заслонку.
        - Своими бы руками разодрал бы сволочей.
        На ближнем краю развалин - там, где был испытательный стенд, где висели клещи крана, - кто-то что-то крикнул, по кирпичам полез человек в куртке с красным крестом, и сейчас же Майк, ставший внезапно из белого багровым, ринулся вперед, нырнул под ленту и тоже полез по кирпичам вверх. Полицейский не успел его остановить. Умник видел, как Майк оттолкнул спасателя, присел на корточки, замер и потом закрыл лицо руками.
        - Арон… - проговорил начальник цеха.
        Делать здесь было нечего, но надо было быть здесь, надо было увидеть, что осталось от веселого Арона, который объехал на его машине почти всю Америку, который днями и ночами гонял эту проклятую машину здесь на стенде и здесь же погиб.
        Умник стоял, сжав зубы, опустив голову. Кровь начала литься, думал он. Ты знал, что кровь прольется. Ты знал, и друга своего ты спас. Почему я не сказал им о своем предчувствии? - думал он. А кто бы мне поверил? Бедняга Арон - он был такой веселый. И красивый - как мост Верразано. Такой же красивый, но еще более хрупкий. Еще более.
        Он попытался сосредоточиться и прикинуть, какой силы был взрыв. Он уже понял, что подорвали большой грузовик, стоявший у боковой стены: на сизо-сером асфальте остались угольной черноты следы от двух рядов покрышек, кое-где виднелись даже обрывки резины. Да, точно - вон валяется кабина, отброшенная футов на сто… И стекла выбиты по всей округе… из автомобилей тоже выбиты. Не меньше ста фунтов тротила. Больше. Двести.
        Мост Верразано - крутилось у него в голове. Самая красивая рукотворная вещь в Америке. Две тонкие параболы, подвешенные в сизо-голубой дымке над проливом, и тончайшие нити подвесок. Такого заряда хватило бы и для моего любимого моста, думал Берт.
        Спасатели, работавшие у дальнего конца развалин, подняли руки и закричали. «Живой!
        - услышал Умник. Майк все еще сидел на корточках за спинами врачей, а те что-то трогали и перекладывали в кирпичном крошеве.
        Кто-то прикоснулся к его руке, и он вдруг услышал: «Господин Эйвон, господин Эйвон!»
        Амалия. Она глядела на него снизу вверх, морща лобик. Видимо, окликала его уже давно. Берт сказал:
        - Все в порядке, - и повернулся к начцеха. Тот слушал телефон. - Гарри, ну что?
        - Говорят, будет живой, - сказал начцеха.
        - Гарри, - с усилием выговорил Берт. - Гарри… Надо бы озаботиться - найти аккумулятор…
        - Да найдем, найдем, - пустым голосом ответил тот. - Найдем…
        - Сам присмотришь?
        - Присмотрю.
        Майк поднялся и, прикрывая рот обеими руками, побрел вниз по развалинам. Тогда Берт наклонился к Ама-лии и сказал:
        - Поехали, девочка. Нам здесь нечего делать. Ты уж извини, я покурю в машине…
        Си-Джи прибыл, когда тело Арона Стоуна, собранное по частям, уже увезли в морг. Еще раньше отправили в больницу Стивена Полянски - он был в сознании. Приехавшие с президентом корпорации директора занялись каждый своим делом: надо было руководить работами, сотрудничать с фэбээровцами и прессой. Президент же бегло осмотрел картину разрушений и, сопровождаемый Мабеном, переехал в заводоуправление. Там расположился старший следователь местного ФБР. Си-Джи знал, что скоро должны прибыть люди из штаб-квартиры.
        Оказалось, ФБР уже успело довольно много. Оказалось, что уцелел важнейший свидетель, старший охранник Джеффри Браун, который дал исчерпывающее описание водителя, пригнавшего сюда грузовик со станами. Он запомнил фамилию водителя, и следователь уже говорил с Цинциннати и установил, что от них выехал совсем другой водитель, а не Джон Томас. Наблюдательный Браун только что закончил работу с художником, так что фоторобот бандита готов и вот-вот будет разослан. По-видимому, машину фирмы «Огайо транзит», обслуживающей «Хэви дьюти», террористы каким-то способом остановили на шоссе, набили взрывчаткой ящики - то ли деревянные, с инструментом, то ли картонные, с электроникой, - посадили за руль своего как-его-там-Томаса и очень аккуратно доставили груз к началу обеденного перерыва в цехе. Возможно, это случайность, но не исключено, что террористы стремились снизить количество жертв.
        - Как вы полагаете, господин Гилберт, был ли у ваших… э.„ конкурентов некий повод к уничтожению опытного деха? - спросил старший следователь.
        - Был, и очень серьезный, - заявил Си-Джи.
        - Это официальное заявление?
        - Считайте как хотите, детектив. У меня нет доказательств. Только предположения. Официально могу заявить следующее: во взорванном помещении испытывалась… - Он помолчал, подбирая слова. - Испытывалась модель автомобиля… сулящего подлинную революцию в автомобилестроении… Мои слова записываются?
        - С вашего разрешения, сэр.
        - Хорошо. Запуск этой модели в производство вызвал бы резкое снижение потребности в автомобильном горючем. Я не думаю, что деятельность нашей корпорации в этом направлении могла ущемить интересы других производителей транспортных средств.
        - Иными словами, сэр, вы не имеете в виду прямую конкуренцию…
        - Совершенно верно, детектив. Могу добавить, что вчера я сообщил администрации Президента об успешном продвижении этого проекта, и мне обещана встреча с Президентом. Больше я ничего не могу сообщить.
        Си-Джи ждал дополнительных вопросов; по логике, детектив мог спросить, не угрожали ли фирме какие-либо противники проекта, не поступали ли анонимные угрозы. Но следователь только наклонил голову - видимо, обозначая свое уважение к высокому полету корпорации и ее руководителя. Тогда Си-Джи спросил» не может ли он поговорить со свидетелем, охранником Брауном, - оказалось, что Браун находится сейчас в отделении ФБР, в лаборатории, а затем его следовало бы поместить на некоторое время в больницу, поскольку он перенес психическую травму.
        На том разговор и кончился, Президент был здесь не нужен, и его присутствие только усложняло всем жизнь. Си-Джи дождался сообщения, что генератор наконец найден и помещен в соответствующий сейф, вышел в приемную, и к нему придвинулся Жак Мабен.
        Си-Джи понимал, и очень отчетливо понимал, что его главный охранник не виновен в случившемся. Преступление было слишком тщательно подготовлено - известно, что террористический акт с использованием автомобиля, нагруженного взрывчаткой, предупредить чрезвычайно трудно. И все-таки. Все-таки он отвел глаза от своего верного сотрудника и попытался его миновать - прошел через обширную приемную, пропустив вперед двух охранников (он уже так привык к непрерывной опеке, что делал это автоматически). Однако Мабен выскочил следом за ним, догнал в коридоре и сказал вполголоса:
        - Господин Гилберт, я прошу отставки. Это моя вина. Господин Гилберт остановился и
        - неожиданно для самого себя - заорал:
        - Оставьте меня в покое!! Надо будет, я вас сам уволю!!
        И тут сзади послышался топот: кто-то бежал по коридору. Этот «кто-то» налетел на мгновенно развернувшихся телохранителей и был тут же скручен и обыскан.
        Мужчина, рост выше среднего, за тридцать. Он стоял, прижатый к стене, и испуганно смотрел на Мабена. Тот узнал его.
        - А, Майк! Это испытатель из цеха, можете отпустить, - сказал Жак. - Если позволите, сэр… - Си-Джи кивнул. - Ну, что тебе надо, Майк Уоррен?
        - Мы с Ароном, мы получали предложения, господин Мабен.
        Си-Джи, двинувшийся было дальше, остановился.
        - Какие предложения? - спросил Мабен.
        - Рассказать, что за машину гоняли. Мы…
        - Что - вы?
        - Мы отказались, - трудом выговорил Майк.
        Теперь Мабен рассмотрел, что парень одет по-домашнему, что он перепачкан в кирпичной пыли - особенно руки и рукава, - и все понял, Напарника он видел своего, разорванного на куски, вот в чем дело…
        - Почему раньше не доложили? - спросил он как мог строго.
        - Так боялись, сэр. Они же такие… Говорили, кому доложите - убьем… У меня дети, сэр.
        - Кто - «они»?
        - Адвокатская фирма «Грум и Кейни».
        - Бот так… - сказал Мабен и повернулся к шефу. - Разрешите, сэр, я вернусь с ним к детективу?
        - На ваше усмотрение, - отрезал Си-Джи.
        Мабен остался в Детройте и принял некоторое участие в следствии. Старший следователь местного ФБР Джо Родригес рьяно принялся за проверку новой информации и уже выяснил, что такая адвокатская фирма на территории Соединенных Штатов не зарегистрирована. Телефон ее - Майк помнил и номер телефона - оказался пустым, то есть ныне никому не принадлежащим. Получив имя человека, который пользовался этим номером прежде, Родригес запустил новую линию розыска, но тут результата можно было ждать через несколько часов.
        Тем временем телефаксы по всей стране и на юго-востоке Канады, деловито жужжа, принимали фоторобот террориста и фотографию исчезнувшего водителя «мака» фирмы
«Огайо транзит». И - поразительно! - как раз тогда, когда точно выяснили насчет
«адвокатов», патруль полиции Линкольн-Парка, что к югу от Детройта, обнаружил труп мужчины, по описанию весьма похожего на человека, описанного Брауном.
        - Не повезло вашему Брауну, - флегматично отметил детектив Родригес. - Теперь мы поволочем его в Линкольн-Парк. Ну, это хоть недалеко… А Уоррен этот ваш… Врет он, и плохо врет, без навыка… Подкупили они их - ваши конкуренты или кто там еще.
«Грум и Кейни»… Придется его придержать. Попарить.
        Мабен кивнул. Как ни жалко парня, но «парить» его требовалось именно сейчас - пока в нем взбудоражена совесть.
        Поздно вечером отставной сержант Джеффри Браун опознал человека, найденного в Линкольн-Парке. Человек был убит двумя выстрелами, в спину и в затылок. Когда вконец измученный Джеффри увидел лицо мертвеца, его вырвало.
        Мабен, распорядившись об усиленной охране «стальной комнаты», в которой хранился аккумулятор злосчастного электромобиля, вылетел в Нью-Йорк.
        Умника в тот день никто не потревожил. Амалия своей властью постановила, что в его доме теперь дежурят двое, посадила Тимоти на кухне и сама до утра сидела в гостиной в кресле, временами чутко задремывая. Ночь тянулась бесконечно. Стояла глухая, одуряющая тишина, только ветер шуршал в высоких кронах дубов на улице, и изредка по Мэйн-стрит проезжали машины.
        И вот - утро среды. Утро ответа. Уже к девяти в кабинет Си-Джи явился дядюшка Би собственной персоной; пришлось его впустить. Войдя, он немедля заорал что-то невнятное, «я тебя предупреждал» или что-то еще более остроумное и уместное.
        Си-Джи терпеливо слущал старого стервятника, прикидывая в уме разные обстоятельства. Было совершенно и окончательно ясно, что он проиграл. Нефтяные короли сделали безошибочный ход: теперь никто не поверит, что в мир явилось эпохальное изобретение. Ни пресса, ни президент страны, никто. Более того, если он начнет объясняться, вопить, что вместе с опытным цехом детройтского завода взлетело на воздух чудо XXI века, его обвинят в преступлении, да в каком! Что он, желая прославиться, запустил эту утку в национальное телевидение и в крупнейшие газеты Америки, а затем приказал взорвать цех. Чтобы никто не сумел уличить его во лжи. Вот так. И всплывет, что он отослал семью в неизвестном направлении… так-то… И еще обнаружится, что охрана цеха была изменена - охранял ворота почему-то не штатный охранник, а старший офицер заводской полиции…
        - Хочешь кофе, дядя Би? - спросил Клем.
        - Я хочу, чтобы ты… уважал! старшего! родственника! - проорал дядюшка. - Они бы! Тебя!! Озолотили!!! А ты что?! Три дня ему надо было думать, прежде чем получить два миллиарда! Три миллиарда! Идиотство! Я-то знаю, что… - он осекся, вытер лоб и как бы с недоумением огляделся по сторонам.
        - Так что ты знаешь, дядя? - немедленно спросил Клем. - Может, бренди тебе плеснуть?
        - Ну, что… Что ты попытался дать интервью Лошадке, - неожиданно смирно ответил Би.
        Си-Джи усилием воли заставил себя остыть, не трясти старика за плечи, не наливать себе бренди - не делать очередных глупостей. Нечто жужжало в голове, нечто очень важное, но пока неуловимое. Ночью звонила Энн - узнала в своем европейском захолустье о взрыве. Почему-то спросила, «не пострадал ли наш большой друг», то есть Эйвон. А! Вот оно что!..
        - Извини, дядя, - срочное дело. - Он включил интерком. - Мисс Каррингтон, узнайте, пожалуйста, где Мабен, и пригласите его в приемную.
        - Да, сэр, - нежно прожурчал динамик. - Очень много прессы внизу, сэр.
        - Никого не впускать. Все. - Он подошел к дядюшке, придвинул кресло, сел - колени в колени. - Выкладывайте, сэр. В конце концов, мы одной крови.
        - Ну что - выкладывайте… Вчера вечером мне звонили.
        - Кто?
        - Дан Эрикссон. Компания «Мобил», - добавил дядя неизвестно зачем и умолк. Помолчал и добавил; - Рассказал о твоих… поступках и предупредил…
        - О чем?
        - Что они аннулируют свое предложение. И просят передать, чтобы ты вел себя благоразумно, Клем наклонился к нему и спросил;
        - Они тебе заплатили, дядюшка Би? Уже заплатили? Да?
        Старик кивнул - горестно, однако с чувством собственного достоинства.
        - Когда?
        - Тогда же. В воскресенье утром.
        - Эрикссон? Еще один кивок.
        - И много? - вырвался у Клема не принятый вопрос. Но дядюшке вроде самому хотелось назвать сумму. Он сказал с некоторой гордостью:
        - Пятьсот больших.
        - Надеюсь, ты не оприходовал чек в банке?
        - Пока - нет, - с вопросительной интонацией сказал Би.
        Ага. Вот оно что. Вот он почему приехал. Спросить, может ли он положить на счет эти полмиллиона, полученные неизвестно за что. Не воспоследуют ли для него неприятности. И совершенно неуместно в перегруженной голове президента компании
«Джи Си» пролетела мысль: да что же это, ведь мама такое чистое и бескорыстное существо, и богатая жизнь ее не то чтобы не испортила - она ее просто не замечает. А этот… брат ее. Казалось бы, что ему эти полмиллиона, с его-то состоянием? А он за них удавиться готов. Спасибо хоть, что рассказал.
        - Чек у тебя с собой? Нет? От чьего имени выписан?
        - Неизвестная мне компания, Клем. Какой-то «Голубой ручей», Техас.
        - Я бы не советовал класть эти деньги на счет, - сказал Си-Джи. - Знаешь, почему? Минуту… - Он быстро поколдовал над компьютером и проговорил:
        - Да, конечно! У меня изрядный пакет акций этого «Ручья» - перспективная нефтяная компания… Игра понятна?
        - Ло-о-вко, - с удовольствием объявил дядюшка. - Ты, значит, мне и заплатил? Ловко… Итак, ты полагаешь, не надо приходовать чек?
        - М-м.
        - Племянник… Что было там… в Детройте?
        - Ваши эрикссоны уничтожили опытный образец машины, которая должна была перевернуть наш мир, - сказал Си-Джи. Сказал, может быть, больше себе, чем дядюшке Би. - Погибли люди. Тебе вручили грязные деньги, дядя Бенедикт.
        Дядя немедленно завелся:
        - Ах-ах! Грязные деньги! Где ты это видел чистые деньги? Платишь гроши своим рабочим, доводишь их до идиотизма на конвейерах, пьешь кровь из дизайнеров, наживаешь сотни миллионов - это чистые деньги, племянник?!
        - Ладно, - устало сказал Си-Джи. - Убедил. Я провожу тебя до лифта?
        Старик гневно фыркнул и засеменил к двери. Клем все-таки проводил его до лифта и кивнул Мабену, чтобы тот зашел.
        - Прикажете докладывать? - спросил начальник охраны.
        - Слушаю.
        - Да, сэр. Сегодня нашли второй труп, водителя «Огайо транзит». Оба тела обнаружены рядом с шоссе - видимо, убийцы получили задание не скрывать следы преступления. Обнаружен еще и труп третьего мужчины, в точности тот же почерк: выстрелы в спину и в затылок, тело не пытались спрятать. Третий - черный, как и первый. Все, сэр, - И прибавил сдавленным голосом:
        - Мерзавцы.
        - Спасибо, Жак. Я пригласил вас… Нет, сначала вопрос: как вы полагаете, что эти мясники будут делать теперь, когда… - Он умолк на полуфразе.
        - Боюсь, сэр, от них можно ожидать чего угодно. Си-Джи покачал головой.
        - Нет. У них четкая цель: воспрепятствовать реализации проекта. Я - наша фирма - мы выведены из игры. Без Эйвона и Басса мы теперь ничего не можем и, следовательно, для этих людей безопасны. Что они должны делать теперь?
        - Не знаю, сэр. Извините, сэр. - Мабен, видимо, по-прежнему считал себя виновным в этой катастрофе и потому говорил робко и смотрел исподлобья.
        Выл бы собакой, завилял бы хвостом, подумал Си-Джи.
        - Могли бы сообразить, Жак. Они должны уничтожить носителей информации. Эйвона и Басса. Скорее даже - Басса первого. Где он, у вас есть о нем что-нибудь?
        - Вчера он не приехал в цех. Сегодня - ничего не знаю. Дома, в Хоуэлле, я думаю.
        - Немедля взять под охрану. Что Эйвон?
        - Час назад мне докладывали: сидит дома. Там охрана жесткая, - сказал Мабен.
        Умник действительно во время этого разговора сидел дома. С утра пораньше он навестил своего приятеля - в кондоминиуме через дорогу, в двух подъездах от того, где базировалась группа Амалии. Вернулся очень скоро и против обыкновения не удалился в гараж и не поднялся в кабинет, а заговорил с Нелл, стал расспрашивать о какой-то домашней чепухе, и бабочка, не избалованная его вниманием, заулыбалась и засияла глазами. Нелл не любила рано вставать и еще не успела заняться дневными делами. Ей надо было съездить в торговый центр - в супермаркет и еще в магазин, название которого можно было бы перевести с английского как «Любимое существо», за консервами для Лойера. Почему-то она не желала покупать эти консервы в супермаркете, где выбор был не хуже, - впрочем, Умник не знал ничего о магазинных тонкостях.
        Лойер присутствовал при разговоре и, услышав название магазина, затявкал.
        - Уймись, хищник, - сказал ему хозяин. Потрепал его по рыже-золотой голове и сказал Нелл:
        - Нет уж, сиди дома.
        - Почему?
        - Потому, что я так сказал. Ты хоть знаешь, что взорвали цех на сборочном заводе?
        - В Детрое, что ли? А нам какое дело?
        Вместо ответа Умник призвал к себе дежурного охранника, Джека, и распорядился, чтобы госпожу Эйвон ни на шаг не отпускали без охраны, потому как есть основания ожидать, что ее попытаются похитить. {Амалия, по-видимому, отсыпалась после ночного дежурства.)
        - По-хи-тить? - воскликнула Нелл. - Да кому я нужна, Умничек!
        Видно было, что она испугана, но несколько и польщена. Похитить, как миллионершу в телесериале!..
        Между прочим, это также весьма характерно для Нелл: она не знала доподлинно, а только смутно подозревала, что мужик у нее - миллионер. Умник сказал:
        - Собачья у вас работа, Джек, я понимаю, но уж попрошу об одолжении - пусть кто-нибудь из ваших сгоняет в магазин и купит по списку, а?
        Джек принял задание с полной охотой, потому как вроде привязался к этому чудиле, а Нелл пробуждала в нем чувства, которые он почитал за возвышенные. Сама же Нелл изображала возмущение, однако на деле у нее имелся расчет: с минуты на минуту могла явиться Амалия, которую она называла про себя не иначе как «рыжей мелкой блядью» - впрочем, иногда во время скандалов называла и вслух.
        И Джек послал Смарти в торговый центр, и Нелл соорудила всем отличный ланч, и не было Амалии, портящей Нелл аппетит. Так что она с полным благодушием отпустила Умника к приятелю, тому же, к которому он частенько заглядывал играть в шахматы. Умник сначала поднялся в кабинет, повозился там; потом Нелл и Джек, сидевшие в гостиной, услышали, что он протопал в спальню и через секунду спустился на первый этаж. В руке у него был толстый шахматный журнал.
        - Внимание, идем к объекту одиннадцать, - сказал Джек в свой телефон.
        Чтобы не привлекать к себе интереса, они не сопровождали подопечного в дом напротив - эта дорога целиком просматривалась с трех позиций наблюдения. Так что Умник в одиночестве пересек пустынную улицу, и Амалия, давно уже занявшая пост у слухового окна, проводила его грустными глазами. В отличие от своего помощника - и своего шефа, - она адекватно оценивала ситуацию и понимала, что теперь господин Эйвон в большей опасности, чем прежде, и что Нелл действительно могут похитить - поскольку ее не охраняют так плотно, как Умника.
        Амалия знала, что Эйвон, как положено, имеет при себе телефон. И - тоже как у них полагалось - через час вызвала его номер,
        Телефон не ответил.
        Очень сообразительная девушка была Амалия, умница - без сомнения. Но вот что она упустила из вида: дом - или домовая секция - господина Сандерса был устроен в точности так же, как и дом, в котором базировалась группа. В полуподвале каждой секции кондоминиума помещался гараж с воротами, выходившими на тыльную сторону дома. И как все добрые люди, Сандерс держал там не мастерскую, а машину.
        Умник обо всем договорился заранее. Кроме одного - что воспользуется ванной комнатой приятеля. Прошел туда, достал из кармана бритву, намылил свои роскошные усы и сбрил - шипя от злобы. Вычистил волосы из раковины. Завернул в салфетку и спрятал в карман. Протер верхнюю губу одеколоном и выругался - защипало. Обнаружилось, что лицо его изрядно смуглое, а верхняя губа белая, как лягушачье брюхо. Он и это предусмотрел, наш Умник. Припас крем-пудру Нелл. Если не приглядываться, намазанное пудрой место на лице не выделялось.
        Закончив с этой мучительной процедурой, он раскрыл шахматный журнал; между страницами был припрятан компакт-диск. Умник переложил его в карман куртки, потрогал другой карман, в котором лежал бумажник, подумал, а потом достал из нагрудного кармана рубахи припасенные заранее накладные усы и приклеил их. «Пудра сойдет, и черт с ней, - подумал он. - Дополна еще этой пудры…» Он не хотел, чтобы Сандерс видел его без усов. Каждый человек может проболтаться, если на него нажмут…
        Прощанье было короткое: хлопнули ладонью о ладонь, Сандерс сказал: «Ну, давай», - а Эйвон сказал: «Ты Нелл помоги в случае чего», - зарокотал двигатель немолодого, но очень удобного «ауди», поднялась заслонка ворот - опустилась - все. Прощайте.
        С той стороны дома, где сидела Амалвя, разумеется, никаких звуков не было слышно.
        Умник не спеша проехал налево, в сторону от Мэйн-стрит, на боковую улочку, там остановился на обочине и отклеил усы. Выехал на шоссе Гранд-ривер-роуд, повернул на восток, и, проехав немного, свернул на 96-е федеральное шоссе. Он заранее решил, что к аэропорту Метро-Уэйн поедет через любимый свой Анн-Арбор, но ни в коем случае не будет там останавливаться и не заедет к Горовику. Очень хотелось попрощаться, но он твердо знал, что бдительная рыжая скоро поднимет тревогу. И он проехал, и молча попрощался со всем - с домом, где жил студентом, и с университетским городком, и с букинистическим магазином, где его всегда привечали, где в подвале всегда находилась прекрасная испанская книга, которую он покупал, привозил домой и почти никогда не читал. Попрощался, у въезда на шоссе помахал городу рукой и, превышая дозволенную скорость, промчался к Мет-ро-Уэйн. Машину поставил на суточной стоянке, заплатив вперед - наличными - и еще раз напомнив себе, что надо быть очень аккуратным. «Московские правила» - вот что нам сейчас надо. Машину Сандерса очень скоро начнут искать и могут найти и поинтересоваться, с
какой кредитной карточки оплатили стоянку. Отличный все-таки парень этот Сандерс, так легко согласился продать свое авто… Ладно. Теперь надо сообразить, как платить за авиабилет. Опять-таки лучше бы наличными, но это как раз и запомнят, и вообще - на регистрации придется предъявить паспорт - международный рейс.
        Он оплатил билет с карточки, и ему сказали: «Спасибо, господин Тэкер», До конца регистрации оставалось пятнадцать минут; это тоже было предусмотрено. Умник предполагал, что Амалия еще не узнала о его исчезновении - прошло всего пятьдесят пять минут; сейчас узнает. Машину, как они ни шустры, сегодня не отыщут. Примчатся сюда - но как им догадаться, что надо мчаться сюда? Да и не успеют.
        Он прошел в лавку и купил небольшой чемоданчик; тут же рядом приобрел носки - повезло, нашелся его размер; с рубашками обычно затруднений не бывало - в благословенной стране полным-полно толстяков, пожрать мы любим. Купил бумажные носовые платки. Газету. «Взрыв на Детройтском сборочном», - кричал заголовок. Все покупки уложил в чемоданчик - затем и покупал барахло, чтобы не был пустой. Еще раз потрогал правый внутренний карман куртки, где лежал компакт-диск с технологической документацией.
        Неприятно было все-таки предъявлять фальшивый паспорт. «Счастливого пути, господин Тэкер», - сказали ему, он уложил фальшивку в карман, достойным шагом прошел в посадочный рукав, а затем в самолет, сел на свое место и ощутил, как устали спина и шея. Дело в том, что, превратившись в Тэкера, он стал горбиться и втягивать голову в плечи, маскируя свой рост. Так скрадывалось дюйма три: он проверял дома перед зеркалом.
        Самолет взлетел наконец, и он похвалил себя: молодец, Берт. Чутье у тебя есть. Что, кроме чутья, могло подтолкнуть его три года назад на странный шаг: подкупить барышню из Вашингтона, из Госдела, дабы она соорудила паспорта на чужие фамилии для него и Рона? Тогда он некоторое время ходил без усов: обрился для паспортной фотографии… Дальше все было просто: открыть счета на эти фамилии, открыть кредитные карточки. С водительскими правами было сложнее, но не забывайте, господа мои, что в этом вшивом мире все продается. Права влетели в изрядную сумму, господа мои, но слава Богу - она у меня нашлась.
        Рону позвоню завтра, подумал он. Может, и сегодня Не надо тянуть, сегодня и позвоню.
        Вот кто я теперь: господин Джошуа Р. Тэкер из города Принстон, штат Нью-Джерси. Рантье. Путешествую для собственного удовольствия. Росту бы мне поменьше да стати
        - цены не было бы… Ох, как Нелл взовьется, да ведь никак нельзя было брать ее с собою, подружку. Интересно, нашла она уже мою записку или нет?..
        Умник был, несмотря на свои недостатки, порядочный человек, он не мог исчезнуть, оставив подружку в неведении, тем более при таких обстоятельствах. Нелл должна была знать, что его не похитили и не убили, и он оставил ей письмо - в спальне, под подушкой. До ночи не найдет. Жаль бабу, думал Умник. Амалия-то сразу поймет, что я удрал, однако Нелл ни за что ей не поверит. Ох, и крику будет… Ладно, бедствовать ей не придется, счета на нее открыты, и адвокат надежный - проживет.
        Если захочет так жить. Она ведь такая норовистая, сладкая женщина Нелл, не дай Бог! Может бросить все и уехать домой.
        Наш провидец Умник и это предвидел верно. Через три дня Нелл укатила к родителям в Миннесоту и стала работать. Счетами, открытыми на нее, однако же не пренебрегла.
        Лойера она взяла с собой.
        Узнав об этом - что произошло совсем не скоро, - Умник вдруг подумал: Боже, почему ты сделал меня таким? Чего ты добивался? Почему я не мог жить себе спокойно со сладкой бабой и, допустим, играть в джазе на ударных, как покойный отец? И он вдруг представил себя восседающим на возвышении за спинами джазистов в белых смокингах - тоже в белом, и с атласными отворотами, и с пышными ухоженными усами, и палочки, вращаясь, взлетают под колосники, а публика исходит американским национальным воплем: «У-а-у-у!»
        Однако это будет еще не скоро, а пока что Умник перелетел в Торонто, к
«привязанному» рейсу на Франкфурт. Купил билет - снова эконом-класса, для неприметности, взмыл над Атлантическим океаном и тут уж позволил себе стаканчик-другой неразбавленного. Самое потешное - или самое горестное - в этой ситуации было то, что он ее предвидел. Он давно уже представил себе, что самый толковый поступок для нефтяников - именно взрыв, уничтожение вещественного доказательства. Во время какой-то встречи он даже сказал об этом Клему Гилберту, но тот пропустил его слова, мимо ушей. Да и как иначе? Вон какая команда спецов-охранников на него работает; они-то должны видеть партию хоть на три хода вперед, а?
        Прошляпили. Хотя - не могли не прошляпить. Он представлял себе, что такое протяжной стан: чугунная литая громадина в несколько тонн, пустотелая, на которую наворочены массивные стальные приспособления. Судя по тому, что он видел на месте взрыва, обе станины всего лишь раскололись, то есть не были раздроблены взрывчаткой. Их отбросило, и только. Следовательно, бомбы помещались снаружи, но ведь их могли заложить и в полости литых оснований… Там бы их сам дьявол не нашел. И тогда эта штуковина превратилась бы в настоящее боевое оружие: чугунные осколки полетели бы во все стороны на сотни футов, сметая все живое и неживое.
        Гуманный взрыв, подумал он еще раз. Главная цель - уничтожить мой автомобильчик; другая цель - напугать. Меня напугать, главным образом.
        Что же, они и напугали. Ну и дела. Напугали меня, а? Ловкачи…
        А жертв они не хотели. Потому и приурочили взрыв к обеденному перерыву. А может, вовее не думали о жертвах, просто хотели, чтобы грузовик встал не к эстакаде, а ближе к фасаду, у стены, за которой помещался испытательный стенд с моим мобилем. Жалко мобиль. Любимое было существо.
        И сейчас же он подумал об истинной своей любви, о сегодняшней страсти - машинке, закопанной у задней стены гаража. Бог с тобой, человечество, думал он. Жги свой бензин-керосин, хоть купайся в нем. А вот свою маппшку-невредимку я построю.
        Сразу по прилете надо позвонить Рону, решил он и с этой мыслью заснул.
        Сандерс не стал темнить и отпираться. Когда Амалия прибежала к нему, он добродушно объяснил, что дал Берту свою машину. Продал, вернее, потому что давно хотел купить что-нибудь поновее и с автоматическим управлением. Куда Берт направился, он понятия не имеет. Нет, никаких вещей он сюда не заносил, никаких инструкций не оставлял и адреса тоже,
        - Когда он уехал? - спросила Амалия.
        - Ну, э-э, почти сразу, мэм. Минут десять побыл, и уехал. Я не заметил времени, - промямлил Сандерс, крутя в руках шахматную фигуру.
        От злобы Амалия зашипела. Бросилась к себе. Принялась звонить Мабену - шеф почему-то не отвечал. {Не отвечал он потому, что сопровождал Си-Джи в Вашингтон, на прием к Президенту.) Тогда она принялась метаться по комнате, как тигрица в клетке: верзила Джек смотрел на нее со страхом. Куда, куда он мог удрать?! Правильно сделал, наверное. Какая-то копошня уже поднялась вокруг этого дома на тихой окраинной улочке Хоуэлла: звонили из страховой компании - спрашивали господина Эйвона, мимо дома проезжали машины чаще, чем обычно, - следовало ждать атаки, Амалия велела мобильному патрулю явиться сюда и занять оборону в окрестности. В доме теперь сидели трое: давать в обиду толстомясую Амалия отнюдь не собиралась,
        Затем она сорвалась и бросилась в подвал Бертова дома. Вот так: его здоровенный пистолет висел в кобуре, на своем месте. Значит… Что это могло означать?
        Да только одно - воздушное путешествие. У Эйвона же не было пластикового оружия, как у ее команды. Зря. Надо было его снабдить…
        Она решительно поднялась к Нелл и сказала:
        - Господин Эивон куда-то уехал. Он вас не предупреждал, госпожа Эйвон?
        - А не в заводе это у него, уважаемая! Скорее он вас предупредит, вот что!
        - Прошу вас, не сердитесь на меня, мэм, - со всей возможной кротостью промурлыкала Амалия. - Прошу… да… Не подходите, пожалуйста, к телефону. Джек позовет вас, если позвонят господин Эйвон, мэм. Лучше, чтобы никто не мог понять, дома вы или нет.
        Нелл вспомнила предупреждения Умника и промолчала. Амалия же велела Джону собираться в Детройт, потом внезапно, по вдохновению, прокралась в кабинет Умника и стянула со стола его фотографию в кожаной рамке. Перебежала через улицу к себе, переоделась, взяла мобильный телефон, оружие и погнала по скользкой дороге в аэропорт. За руль посадила Джона, первоклассного водителя, и заставила себя подумать еще. Подумала и позвонила начальнику полиция Хоуэлла, Питу Никсону.
        Надо заметить, что Мабен не ошибся, поручив охрану Умника рыжей крошке Амалии. Да, верно, она упустила своего подопечного, но кто бы не упустил на ее месте? Кто бы сообразил, что надо контролировать выезд из гаража Сандерса? Никто, клянусь духом Смайли, старого мастера шпионажа из романа Ле Карре, - любимого героя Умника. Никто! Так вот, она еще в начале своей миссии поняла, что работать вне контакта с местной полицией глупо.
        Надо ничего не знать о нравах маленького американского города, чтобы вообразить, будто целой группе охраны проще простого угнездиться на улице такого городишки и не привлечь к себе внимания обывателей. Улица может быть тиха, как заповедный лес, по ней, возможно, проходят три пешехода в сутки, а ее обитатели выезжают со двора на машине и возвращаются в свой двор на машине, вроде бы ничего не замечая кругом, но не обольщайтесь этой тишиной и всеобщим безразличием. Ни в коем случае. Как ни маскируйся, тихие американцы отметят тебя как непонятного чужака и тихо позвонят в полицию, и будут неприятности: а на каком таком основании вы проводите охранную работу в нашей зоне ответственности? Как будто мы сами не в состоянии обеспечить покоем наших налогоплательщиков!
        Понимая все это, Амалия, не поставив в известность Мабена, явилась к Питу Никсону и в два счета его обольстила. Нет-нет, не в буквальном смысле - просто ухитрилась ему понравиться, и он без всяких официальных процедур разрешил ей делать свое дело, О чем она впоследствии и доложила шефу.
        Сейчас она обратилась к Питу с необычной просьбой: созвониться с полицией аэропорта. Чтобы ей разрешили ознакомиться со списками пассажиров, отбывших со всех терминалов в определенное время. И еще разрешили опросить служащих на терминалах. Пит сильно удивился, и она представила себе, как он сидит за. столом в своем закутке и надувает черные глянцевые щеки.
        - Амми, радость моя, у тебя любовник убежал? П-хе! Плюнь на него, радость моя! У меня тут шестеро холостяков, красавица моя! Кого ты ищешь, скажи старине Питу!
        - Потом все расскажу, дружище, - пообещала она. - Так ты мне окажешь такую любезность, а, Пит?
        - Потом? Когда это - потом?
        - Ну, Пи-и-ит, ну голуба моя, ну пожа-а-луйста. Я же к Метро подъезжаю, время поджимает…
        - Ко мне ты подъезжаешь, как паровоз, никакого спасения, - проворчал Пит Никсон. - Уговорила, звоню. Попрошу, чтобы тебя встретили перед залом отбытия. С тебя ящик пива и по поцелую на каждую бутылочку.
        У входа их действительно встретил полицейский сержант и сразу подвел к телеэкрану, по которому можно гонять вниз-вверх расписание рейсов. Амалия послала Джона обследовать терминалы - выяснить, не застрял ли Умник в аэропорту, - а сама выбрала из перечня рейсы, отбывшие из Детройта в пределах последнего часа. И попросила сержанта отвести ее к стойке компании, рейс которой отбыл первым.
        Еще у телеэкрана она заметила, что сержант заглядывает ей за вырез блузки, и похвалила себя - переоделась как надо, и официально, и пикантно.
        Просмотрела список пассажиров - нет господина Эйвона. Перешла к стойке «Дельты», рейс на Торонто - тоже ничего… В тот момент, в горячке, Амалия еще не могла себе представить, чтобы у господина Эйвона мог быть паспорт на чужое имя, поэтому она уверенно посчитала, что Берт не улетел в Канаду. Следующий рейс - «Эр Франс», Париж; и здесь пустота… Она досматривала список, а белобрысый сержант увлеченно заглядывал ей за вырез, и в этот момент запищал телефон. Джон.
        "Прижми плотно к уху, - сказал Джон. - Плотно. За тобой «хвост». Двое. У одного
«длинное ухо»; если осторожно оглянешься, он прямо у тебя за спиной сидит на лавке, прикрыт газетой с очком. Не отвечай, услышит».
        "Длинное ухо» - узконаправленный микрофон, дьявольски чуткая штука. Амалия подумала и все-таки ответила:
        - Повтори это сержанту, Джонни. Сержант принял телефон, послушал. Аккуратно, не оглядывась, выключил аппаратик, проговорил:
        - Извините, мэм, я на минуту… - И широкими шагами подошел к человеку с газетой.
        Амалия подошла тоже. Из любопытства.
        - Моя извинения, сэр! - нарочито громко провозгласил сержант. - Вы нарушаете закон!
        Едва сержант проорал первое слово, как человек уронил газету и сорвал с себя наушники. Видать, ему крепко ударило по барабанным перепонкам. Раззява какой-то, подумала Амалия. Нерасторопный.
        Человек встал с лавки и объявил:
        - Я не нарушал никаких законов!
        - Нарушили закон, сэр, в четвертую поправку к Конституции, сэр. (Ай да белобрысый… одумала Амалия.) Вы подслушивали приватный разговор. У вас есть разрешение прокурора на использование подобного прибора в отношении служащего полиции и частных лиц? - Раззява молчал, - Нет? Я вынужден вас задержать, сэр, и составить соответствующий акт.
        Он еще не договорил, когда раззява с поразительным проворством метнул свой подслупшватель вверх в в сторону, аппаратик описал дугу - Амалия и полицейский не успели опомниться, а какой-то человек, стоявший у окна, уже поймал подслупшватель и метнулся вон из зала, по движущейся дорожке к посадочным воротам.
        Расчет был точный: для составления акта полицейский офицер должен иметь оба, так сказать, предмета - и обвиняемого, и его аппарат. Но расчет не удался, поскольку Джон стоял как раз у выхода, и он тоже был точен - подставил ногу бегущему, рухнул на него сверху и выхватил подслушиватель.
        Какая-то дама завизжала. Полицейский крепко держал псевдо-раззяву за плечо. Джон поставил беглеца на ноги и встряхнул, потому что тот, видимо, ушибся головой.
        Последовала стандартная процедура - раз-раз! Обоих нарушителей порядка поставили к стене, ощупали, и у обоих было изъято оружие, причем не какое-нибудь, а крупнокалиберные «вальтеры». Набежала небольшая толпа восторженных зевак. Очень скоро объявился полицейский наряд, увел раззяв, и Амалия высказала сержанту свое восхищение.
        - Да что уж там, мэм, - скромно сказал сержант, и они стали проверять следующие по расписанию рейсы.
        Вернее, проверяла одна Амалия: сержант подводил ее к стойке, представлял и начинал прогуливаться по залу. Право же, это был сообразительный парень - вопреки наивному своему виду и манере смотреть куда не надо.
        Эйвона не оказалось ни в одном списке.
        - Спасибо, сержант… - с тоской сказала Амалия. - К сожалению, это все. Огромное вам спасибо. Сержант сочувственно улыбался.
        - Всегда рад помочь, мэм. Меня зовут Карл - Карл Эйно. А вас?
        Амалия сказала, как ее зовут, и протянула сержанту руку, прощаясь, но тот смущенно покачал головой.
        - Извините, Амалия… э-э… вы же свидетель и потерпевшая. Нас ждут с протоколом и все прочее…
        - Ах да, конечно, - ответила она, думая в то же время, что вот еще один влюбился и непременно попытается назначить свидание, когда закончит со своими протоколами. Вот незадача, досадовала она, и почему я взяла в голову, что Берт непременно улетел, и притом именно отсюда, а не из Уиллоу-Ран, который даже ближе к Хоуэллу? Почему? Мало ли куда он мог рвануть в ходком «ауди»… Например, в Чикаго, где человек тонет, как монетка в Ниагарском водопаде. Милое дело…
        Она кивком подозвала Джона, и они прошли в участок и дали показания сержанту Эйно. Подтвердили, что на столе лежат именно те пистолеты, кои были изъяты у арестованных, равно как прибор с узконаправленным микрофоном. Арестованные вели себя не то чтобы нагло: они были абсолютно спокойны и все отрицали. Начисто. И требовали, чтобы им дали позвонить по телефону.
        Почему, почему, почему? - вертелось у нее в голове. Почему я была так уверена, что он поехал сюда? Амалия участвовала в этой процедуре в как бы не участвовала. Она словно ощущала невидимый тяж, протянутый от Эйвона к ней, к ее лбу - точно в середину, над глазами. И тут она подумала: а что, если он имеет документы на другое имя?

…Арестованных увели, сержант что-то втолковывал своему стенографисту, и тогда Джон сказал;
        - Слушай, Амми, надо же доложить об этом инциденте, как ты думаешь?
        Амалия словно вернулась с другой планеты. Опять стала отчетливой, рассудительной рабочей машинкой, ничего не упускающей из виду. Достала из сумочки мобильный телефон, отошла к окну, вызвала Мабена,
        На этот раз Мабен ответил и согласился принять короткий доклад. {Он ехал с президентом компании от Президента Соединенных Штатов - в машине, на аэродром.) Выслушав доклад, шеф ответил неприятным голосом:
        - Попросите начальника полиции, чтобы они связались с агентом ФБР Джо Родригесом, повторяю: Джо Родригес. Он ведет дело о взрыве. Передайте ему, мы имеем основания считать, что слежка за служащими безопасности фирмы может быть связана со взрывом. Пусть свяжутся срочно. Повторяю: срочно.
        На доклад о бегстве Эйвона Мабен не отреагировал вообще, словно знал о нем или предвидел.
        Амалия представляла себе, какой втык она получит за самовольную экспедицию в Метро-Уэйн. Что же, заслужила… Она встряхнула головой я пересказала все сержанту. Тот вдруг расплылся в улыбке,
        - А-а, вот оно как! А я все думаю, как такая девушка очутилась в полиции Хоуэлла! Так вы из «Джи Си»…
        Очень четко все было у них поставлено здесь, в полиции аэропорта. И капитан принял их с хода, и решение его было мгновенное: с ФБР связаться, арестованных до появления ФБР к телефону не подпускать, а представителям заводской полиции и в дальнейшем оказывать всяческое содействие.
        Штука в том, что заводской комплекс «Джи Си» в Детройте был здесь всеми почитаем - примерно как ЗИЛ в Москве. Или еще сильнее: Детройт ведь куда меньше Москвы. И взрыв на этом комплексе воспринимался как пощечина всему городу, особенно - его полиции.
        - Чем еще могу быть полезен? - спросил начальник полиции.
        - Разрешите еще доболтаться по вашему хозяйству, - сказала Амалия.
        И они опять двинулись втроем по терминалам, но на этот раз Амалия твердо знала, чего хочет. Подошла к стойке «Дельты» - там все еще сидела блондинка, при которой случился этот спектакль с подслушиванием, обыском и прочими кинотрюками. Блондинка улыбнулась Амалии, как старой знакомой, и в ответ на вопрос, не она ли вела регистрацию на рейс в Торонто, сказала, нет, не она, на регистрации сидел господин такой-то; сейчас он у седьмого выхода на посадку.
        Амалия по-прежнему не могла бы объяснить, почему она прицепилась именно к этому рейсу; ее снова влекло что-то непонятное и неосознаваемое. Слишком долго она надзирала за господином Эйвоном, за Бертом, и просто з и а л а: он должен был поступить вот так.
        Господин такой-то оказался пожилым джентльменом - лет пятидесяти с хвостиком; благожелательный, спокойный. Амалия показала ему фотографию Эйвона, подумав при этом, что надо бы вынуть ее из дорогой кожаной рамки. Джентльмен покачал головой.
        - Не узнаю, не было такого человека, мэм.
        - Вы уверены?
        - Не на сто процентов. Но вы же знаете, это заграничный рейс - я проверял паспорта.
        - И вы смотрите на фотографии? - спросила Амалия с некоторым удивлением.
        Американцы не любят документов. Не любят, когда у них спрашивают документы, воспринимая это как покушение на личную свободу, и - сочувствуя тем, с кого их спрашивают, - не любят особо рассматривать презренные бумажонки.
        - Мельком, - признался джентльмен. - Основное внимание уделяется другим авуарам.
        "Ишь, какое слово, - подумала Амалия. - Надо будет посмотреть в словаре». И попросила:
        - Может быть, разрешите его описать? Шесть футов четыре дюйма, прямые плечи, волосы… светлый шатен, возраст - сорок лет на вид… Да! Вы должны были заметить его руки, толстые такие пальцы, сильные. Кожаная куртка, по всей видимости… Крупный такой господин. Приметный,
        Джентльмен за стойкой покачал головой и хмыкнул. Потом сказал:
        - Припоминаю. Такой господин был. Да, появился перед концом регистрации. Да, толстые пальцы, припоминаю, мэм. Но он был без усов, я бы запомнил усы.
        - Вы уверены, что запомнили бы?
        - Не на сто процентов, - снова сказал тот. - Видите ли, мэм, регистрация - это достаточно сложная процедура. Мы заполняем посадочный талон, багажные квитанции, бирки - именные бирки…
        Амалия терпеливо кивала,
        - …Проверяем паспорт, отправляем багаж. Сверяем имя со списком… - Он взглянул на сержанта Эйно, маячившего неподалеку, и договорил все-таки:
        - Со списком нежелательных лиц. Так что, мэм, этого человека я, кажется, припоминаю, но насчет усов… Не могу заявить с уверенностью.
        - Не помните, на какое место вы его посадили, сэр?
        - Место, место, место… Да. Он не спрашивал никакого особого места… конечно, он последним прошел в зал ожидания… место… По-моему, двадцать второй ряд, место «ди». Нет! Я дал ему место у окна, «эй», потому что он не спрашивал, он уважал мое время. Двадцать второй ряд.
        - Огромнейшее вам спасибо, сэр, - сказала Амалия и чуть не бегом рванула к девушке со списками пассажиров.
        Джон и Карл - видимо, уже недоумевая, - переместились следом. Девушка со списками была славненькая.
        Светлая блондинка, волосы не крашены, почти без макияжа; лицо скандинавского типа, вздернутый нос. Добропорядочная особа. Отметив все это, Амалия сказала:
        - Милая девушка, извините за беспокойство, извините… Не посмотрите еще раз в список - кому было назначено место двадцать два «эй»? Не сочтите за труд… Рейс на Торонто, что мы уже смотрели.
        Барышня кротко переключила свой компьютер, пощелкала некоторое время клавишами и проговорила:
        - Двадцать второй ряд, место «эй», господин Джошуа Тэкер, «короткий билет». - Увидев, что рыжая дама не понимает насчет билета, объяснила; - Билет без пересадки и не обратный.
        Тогда Амалия решила рискнуть и попросила:
        - Пожалуйста, мисс, я могу попросить вас об одолжении?.. Если вас будут спрашивать об этом пассажире, не говорите, что я уже им интересовалась. Видите ли, он в опасности. Скорее всего, им могут заинтересоваться преступники, которые разыскивают его. Я вас очень прошу.
        Риск был в том, что неизвестный господин Тэкер после такой просьбы должен был заинтересовать барышню, и она неизбежно запомнит этот разговор. Но девушка подняла на Амалию сине-серые скандинавские глаза и ответила:
        - Конечно, мэм, если вы так говорите… Я не стану им помогать и сообщу вам, в полицию. Ведь вы из полиции?
        - Колоссально! Ох, спасибо… Сообщите сержанту Эйно, хорошо?
        - Карлу? Договорились.
        У нее был какой-то акцент - не сразу разберешь какой. Они смотрели друг на друга и улыбались. Они были приятны друг другу. Амалия спросила:
        - Вы из Швеции?
        - Странно… Почему-то многие так думают, когда меня видят. Я из России. Русская. Вот Эйно - он скандинав. - Она улыбнулась сержанту, стоявшему поодаль, у большого окна. - Меня привезли, когда я была вот такая. - Она показала рукой: пониже ее рабочего стола.
        "Года два тебе было, - подумала Амалия. - Странно, что сохранился акцент»,
        Она запомнила фамилию регистраторши; фамилия была английская. «Видимо, замужем.. или отчим дал свое имя… да какое мне дело… Славная какая. Жаль - нельзя позвать ее в кафе, посидеть, потрепаться, выпить чего-нибудь вкусненького. Она на работе, и я на работе, черт бы побрал проклятые дела. Не хочу я возвращаться в Хоу-элл, что мне там теперь - стеречь толстомясую? Хотя ей не позавидуешь тоже… Почему-то мой драгоценный Ма-бен никак не распорядился…»
        К стойке подплыла дама с детской коляской; Амалия последний раз взглянула на русскую и помахала рукой.
        - До встречи!
        - Всегда вам рада. До свиданья.
        Амалия пошла к своим, и тут в ее сумочке запищал телефон.
        Мабен приказывал проехать на завод, в главную контору, к старшему агенту ФБР Родригесу, который желает ее видеть.
        - Постарайтесь получить побольше информации. Затем свяжетесь со мной. И попрошу впредь не своевольничать, мисс. Понятно?
        Куда уж понятней, подумала она и пошла прощаться с сержантом Эйно. Сердечное было прощанье, ничего не скажешь, только жаль - принимал ее деловую карточку с рабочим телефоном, он думал вовсе не о делах, на личике его розовом было написано, о чем он думает. «Жаль, мой друг, что далеко живешь, а я сижу одна, как птичка в клетке», - пропела про себя Амалия и двинулась на стоянку, сопровождаемая своим адъютантом.
        Уже совсем стемнело; самое темное время в году. Усевшись в холодную машину, Амалия открыла было рот, чтобы сказать: «А заедем-ка перекусить куда-нибудь», как Джон объявил:
        - Амми, жрать охота до тошноты. Заедем куда перекусить?
        В это время их верховный шеф, господин Клемент Гилберт, еще был в воздухе - где-то над прекрасным городом Филадельфией - и потому не мог активно участвовать в событиях. Он сидел в салоне-кабинете своего самолета (своего в буквальном смысле), один, и потому мог не заботиться о том, что написано у него на лице. Он снова был свиреп - как давеча в своем президентском кабинете, когда срывал галстук И бессмысленно катал и перекатывал в голове беседу с Президентом. В известном всему миру Овальном кабинете. Большая честь. Быть принятым Самим Президентом. «Вот дерьмо, - думал примерный американец, столп общества Клемент Гилберт. - Проклятое дерьмо, не система управления, а куча деталей, не соотносящихся друг с другом. Действительно, поговорили…»
        Он вспоминал сахарную рожу Берри, советника Президента по промышленности, присутствовавшего при беседе. Сахарность эта была адресована, конечно же, не ему, а Хозяину. Боже, Иисус Спаситель, что же они бормотали! «Конечно же, конечно, я, - это Президент, - верю каждому вашему слову, Клем, как ни невероятно то, что вы рассказали. Да, да! Это невероятно, но гений американского народа всегда, всегда творил чудеса. Моя администрация готова помочь вам всячески, дорогой Клем, - да, конечно же, не только вам, но и всему народу Америки должно служить такое изобретение! ФБР уже получило - еще до вашей просьбы, мой дорогой друг, еще до вашей просьбы, - получило распоряжение о тщательном и незамедлительном расследовании гнусной диверсии на заводе корпорации „Дженерал карз“. Мне будут докладывать ежедневно, - здесь Президент постучал по ручке кресла. - Будет учреждена комиссия, каковая рассмотрит все документы, описывающие это выдающееся изобретение…»
        Тут Президент сделал паузу, и вмешался Берри. Очень вовремя. И ласково сказал, что документы, конечно же, можно рассмотреть, господин президент, однако изобретатель… тайна изобретения… стоило бы обождать, пока уважаемый господин Гилберт, Клем, восстановит опытный образец, столь горестно утраченный. Он вообще настаивал бы на секретности - до надлежащей минуты, разумеется, - поскольку легко представить себе панику, могущую возникнуть в определенных кругах, когда слух о такой разработке, находящейся на попечении правительства, распространится в обществе!
        "О, конечно же, - сказал Президент, - и это непременнейше надлежит иметь в виду! Мы подумаем, дорогой Клем, теперь мы проинформированы… Что-нибудь еще?..»
        Прокатился, думал Си-Джи. А ведь некогда мне кататься, дела и так запущены за последние сутки.
        И еще - Эйвон сбежал. Может быть, это и к лучшему, пришла в голову мысль, в сейчас же Клемент Гилберт понял, что подлым образом воспроизводит мысли Президента и Берри насчет взрыва: может, это и к лучшему, теперь и заботиться не о чем…
        На подлете к Нью-Йорку он вызвал к себе Мабена и спросил: уверен ли тот, что Эйвона не похитили, что он сбежал? Мабен сказал, что в основном уверен, но собирается, если босс не возражает, сейчас же переброситься в Детройт и проверить все обстоятельства этого дела лично.
        Умник в это время летел над Атлантикой и задремывал, приняв стаканчик виски. Очень неплохое виски подавали в этом самолете. И думал он, к собственному удивлению, только о том, нашла ли уже Нелл его записку, или еще нет.
        Нелл записку еще не нашла и пребывала в ярости - и в уверенности, что этот мерзавец усатый, этот пьяница и бабник забрался куда-то с мелкой рыжей блядью. А троим парням нарочно приказали стеречь ее, Нелл, чтобы она чего не разведал - и вообще их не накрыла.
        Лойер, видимо, чуял неладное: еды не просил, лежал в столовой, у всех на дороге, чтобы все ходили мимо него, а морду положил на вытянутые лапы. Нелл, проходя на кухню, пнула его, потому что цвет его шкуры напомнил ей о волосах Амалии.
        Сама же неласково поминаемая Амалия проехала в ближайшую пиццерию, и они с Джоном умяли по большому ломтю сомнительной детройтской пиццы, напились наконец-то кофе и отправились в заводоуправление. Знакомиться с агентом Родригесом.
        Она еще не знала, что Рональда Басса тоже никак не могут найти, то есть что исчезли оба носителя информации. Объективно говоря, она слишком мало знала о подоплеке событий, а о том, что господин Эйвон изобрел нечто выдающееся, лишь догадывалась, и то смутно. Но она была умненькая девушка - не устаю это повторять
        - и после взрыва поняла главное: изобретение кому-то встало поперек глотки. Она даже представляла примерно, кому; визит президента компании «Эксон» господина Бу-бу-бу навел ее на мысль о нефтяниках, хотя она и не понимала, с какой это стати новая модель авто вызывает неудовольствие у людей, торгующих горючкой, да еще такое, что стирают с лица земли целый цех вместе со всем содержимым. Ничего не понимаю, думала она, но твердо при этом знала, что всеми своими силенками постарается Эйвона защитить, и не потому только, что она в него влюблена… не влюблена, пожалуй, что-то здесь другое… Потому, что он - прав, он правильный человек. «А может, и влюблена», - подумала Амалия и принялась инструктировать Джона:
        - Первое - ты знать не знаешь, что я разыскивала в Метро. Ты - нянька, и только. Почему мне понадобилась нянька, ты без понятия. Может быть, из-за взрыва. Кого мы охраняем в Хоуэлле… - ну, имя ты знаешь, и что он работает на нашу фирму, знаешь тоже. Где он - также не имеешь ни малейшего представления; когда мы уезжали, играл в шахматы. Все понятно?
        - Хм, Амми… Так это ж чистая правда. А если всерьез - кого мы искали? Господина Эйвона, что ли?
        - Ты запомнил, что говорить?
        Разумеется, Джон-простак все запомнил, поскольку он все-таки был профессионал. Они проследовали в помещение, выделенное для фэбээровцев, и предстали пред их грозными очами. У стола сидел, несомненно, агент Родри-гес - сухощавый латиноамериканец, смуглый и носатый. Посреди комнаты стоял еще один - типичный англосакс, с кольцом какого-то университета на пальце, причесанный волосок к волоску и вообще лощеный до невыносимости, - Амалия с первого взгляда оценила его костюм, галстук и черные ботинки, а его глазки про себя назвала поросячьими. Родригес встал.
        - Мисс Бонфельд? И господин…
        - Джон Портер, наш служащий, - сказала Амалия. - Вы господин Родригес? - Тот приветливо покивал. - Можно взглянуть на ваше удостоверение?
        Лощеный англосакс нервно вздернул плечи, но агент Родригес с улыбкой предъявил свою карточку и промолвил:
        - А это - господин Фред Карпентер, из нашей центральной конторы, господа.
        - Очень приятно, - сказала Амалия. - Сударь, не из тех ли вы Карпентеров, что прибыли сюда на «Мэйфлауэре»?
        Родригес чуть заметно ухмыльнулся, а Фред Карпентер гневно объявил:
        - Никогда о таком не слышал! Мисс Бонфельд, попрошу вас не шутить, вы приглашены как свидетель по инциденту в аэровокзале Метро-Уэйн, и шутки с вашей стороны неуместны.
        - А с вашей? - ласково спросила Амалия. - Вы что же, думаете, я не знаю, зачем я сюда приехала? После того, как именно по моей просьбе полиция аэропорта известила господина Родригеса об инциденте?..
        Она не смогла бы объяснить, зачем она его поддевает, но окорачивать себя не желала. Просто чувствовала: так с ним и надо обходиться.
        "А не чересчур ли много ты чувствуешь сегодня, Амми?» - спросила она себя и сказала Родригесу:
        - Итак, сэр? Вопросы?
        Родригеса, понятное дало, интересовали детали задержания; кто заметил «длинное ухо», при каких обстоятельствах, как вел себя полицейский, где стоял второй задержанный и где - Джон. Амалия отметила, что он не спрашивал о главном при дознании такого рода: что, собственно, этот человек стремился подслушать, то есть какие ценности его интересовали. И через некоторое время вмешался лощеный и спросил:
        - Мисс Бонфельд, о чем вы разговаривали со служащей аэровокзала Айрин Менкен, когда господин Поргер отметил, что вас подслушивают?
        - Ни о чем мы не разговаривали. Я просматривала список пассажиров одного рейса.
        - С какой целью вы его просматривали?
        - Отыскивала имя человека, названное мне моим начальником.
        - Господином Мабеном?
        - Да, сэр.
        - Какого человека?
        - К сожалению, не могу его назвать. Вам придется обратиться к господину Мабену. Вмешался Родригес:
        - Мисс Бонфельд, мы же коллеги, вы должны понимать, что следствию важно знать, кого именно вы искали… Тогда мы сумеем выяснить, какую цель преследовали эти люди.
        - Ну, не думаю, - сказала Амалия. - Впрочем… Нет. Больше ничего не могу добавить.
        - Вы скрываете информацию от следствия! - объявил Карпентер.
        - О делах фирмы говорите с руководством фирмы, - отрезала Амалия, - Я маленький человек, исполнитель.
        Карпентер фыркнул, а Родригес сказал - очень мягко:
        - Вы, может быть, не знаете, мисс, что исполнитель террористического акта на предприятии вашей фирмы был найден убитым, Из пистолета марки «вальтер». И…
        - Хватит! - вскрикнул Карпентер. - Это они должны говорить! Не вы! Говорите! Кого вы искали в аэровокзале?
        - Мы ответили на все законные вопросы, - сказала Амалия, повернувшись к испанцу. - Все прочее же - увы…
        Она видела - теперь уже отчетливо, - что Родригес и не хочет знать об ее миссии в Метро-Уэйн. Словно кто-то его предупредил, чтобы не лез в эти дела. И не хочет сообщать об этом человеку из главной квартиры, и потому между ними есть некоторая напряженность.
        Жизнь полна загадок, подумала она философски. Любопытно, кто из них куплен господином Бу-бу-бу? Родригес, наверное. А жаль, он славный парень, по всей видимости. Не то что этот пижон из Вашингтона.
        - Я вас арестую за введение следствия в заблуждение! - выпалил пижон.
        - Арестуйте, - легко сказала Амалия. - Меня - пожалуйста. Господина Портера не стоит арестовывать, он все равно ничего не знает. А мне давно пора отдохнуть от езды и беготни.
        - И арестую! - с меньшим уже запалом объявил господин Карпентер.
        Амалия положила ноги на свободный стул. Ноги у нее действительно гудели, и она подумала, что слишком мало двигалась последние месяцы. Поплясала всего пару раз в выходные, а так все сидела на своем чердаке.
        Ситуация становилась идиотской: пижон в ярости мог наделать глупостей - ну и осел… Амалия сказала примирительно:
        - Господа, я очень хорошо понимаю вашу озабоченность, но войдите, пожалуйста, в мое положение. Я работаю в службе безопасности огромной фирмы и не знаю, какую часть своей работы фирма намеревается передать Федеральному бюро. Я не хочу лишаться места за разглашение секретов фирмы.
        Агент Родригес осторожно промолвил;
        - Фред, пожалеем девушку, как ты полагаешь? Так или сяк, ее начальник должен скоро приехать, ты же знаешь…
        - Ты слишком снисходителен, Джо, - ответствовал Фред Карпентер. - Ладно. Но - дождитесь господина Мабена, мисс Бонфельд, - Он снизошел до любезности:
        - Здесь есть комната отдыха, там довольно удобно.
        - И есть чайник, - с явным удовольствием добавил Родригес. - До встречи, господа.
        Выйдя от них, Джон немедля принял боксерскую стойку и очень выразительно показал, что он сделал бы с этим занудой из Бюро.
        - Ах ты, простота, - сказала ему Амалия. - Он-то был в своем праве, а вот второй…
        - Чего - второй?
        Амалия пошевелила пальцами, изобразив некий винт, что-то ускользающее.
        - А-а-а… - почтительно промычал Джон-простота, ничего не поняв.
        Теперь она должна была звонить Мабену, чтоб ему провалиться!.. Но он уже был в рейсовом самолете Нью-Йорк - Детройт, и его телефон не отвечал.
        Минут через пятнадцать Мабен сам вызвал Амалию и приказал, чтобы она ждала его в павильоне на крыше заводоуправления и заодно проверила, шевелятся ли парни из транспортной службы - готовят ли фирменный вертолет. И распорядилась, чтобы в Хоуэлле их встретили на посадочной площадке, А Джона - отправить ночевать в гостиницу, завтра он понадобится здесь, в Детройте.
        Амалия стояла на крыше и прихлебывала кофе: в павильоне имелся крошечный буфет. Здесь было хорошо и спокойно: сквозь разрывы в облаках видны были звезды, а окрест, сдержанно пыхтя и погромыхивая, лежал огромный завод - Амалия отчасти даже любила промышленную эстетику, все эти стеклянные параллелепипеды, не выносила только баки и костлявые трубы химических заводов. Она плохо знала топографию Главного Завода - официально он назывался «Центральным автосборочным предприятием фирмы „Дженерал карз“ и занимал не одну квадратную милю, тянулся едва ли не до горизонта. К северу от башни заводоуправления помещался единственный цех, который Амалия узнавала сразу. Трудно было его не узнать: стеклянная, бетонная и кирпичная приземистая громадина длиной в полмили. Даже больше, наверное. Здесь были главные конвейеры фирмы, они работали и сейчас, так что стеклянные бока цеха солнечно светились в синей тьме, озаряя окрестные автостоянки. К востоку над горизонтом поднималось красно-оранжевое зарево Детройта, и где-то в той же сгороне лежали развалины опытного цеха. Амалия подумала, что там, за Детройтом, в каких-то
двухстах милях от нее - Торонто; вздохнула. Повернулась к югу и увидела три светящиеся точки, ползущие низко над землей. Вертолет. Прибывал шеф, господин Мабен.
        Он явился на воздушном такси из аэропорта, свалился с неба, как некий древнегреческий бог, - в слепительном свете посадочных огней вертолета и прожекторов, заснявших на крыше, Амалия заставила себя пойти к этой дьявольской грохочущей машинке, а сзади загрохотала и засвистела вторая такая же, в чреве которой им предстояло лететь в Хоуэлл.

…Мабен был еще более мрачен и необщителен, чем обычно. Однако в павильоне с благодарностью принял стакан кофе, припасенный для него Амалией, - кивнул и улыбнулся. Выпил, таращась куда-то в пустоту, бросил стакан в урну и пробормотал:
        - Пошли, время не терпит…
        Вертолет был крошечный; стеклянный пузырь, сверкающий под фонарями. Угнездившись на сиденье, Мабен опустил воротник плаща и приказал:
        - Докладывайте.
        Мотор грохотал отчаянно, так что докладывать пришлось на ухо. Амалия пересказала - дословно - разговор с фэбээровцами, доложила и о своем впечатлении от агента Родригеса. Шеф кивнул, спросил, отослали ли они пистолеты шпионов на баллистическую проверку. Амалия этого не знала; объяснила, что у нее была такая мысль - спросить об этих пистолетах, но она решила воздержаться.
        Внизу уже была видна цепочка автомобильных огоньков - 96-я дорога, - тускло блеснуло озеро Вудлэнд. Через пять минут вертолет пошел на посадку.
        Мабен молчал и в машине; только войдя в дом, охраняемый группой Амалии, и заняв кресло в гостиной (превращенной в спальню-общежитие), стал спрашивать: как было обставлено исчезновение подопечного, что он имел при себе, когда шел через улицу, как скоро они спохватились, и так далее. Затем объявил:
        - Это серьезное упущение, мисс Бонфельд. Вы должны были контролировать заднюю сторону дома.
        Амалия не стала объяснять, почему она этого не сделала, - и так ясно, что тогда ее человеку пришлось бы торчать в проезде, прямо перед окнами домов, стоящих по обеим сторонам этого проезда, а наблюдать из своего дома они не могли, не могли заметить и авто, в котором уехал Эйвон, потому что он, очевидно, направился не на Мэйнчггрит, не в их сторону, а на боковую улицу. Вместо объяснений Амалия проникновенно сказала:
        - Да, сэр. Это серьезное упущение, сэр. Мабен фыркнул. Переспросил:
        - Так говорите, свою пушку он оставил дома?.. То есть его могли взять у этого приятеля голыми руками и без шума. Чистая работа.
        - Но, сэр…
        - Нечего нокать! - взорвался вдруг шеф. - Почему вы уверены, что он именно сбежал? Так уверены, что помчались за ним в Метро?! Женское чутье?!
        - Не только, сэр. Во-первых, я знала, что он всегда носит пистолет при себе… как вы, сэр. Под мышкой. Даже когда ходил к господину Сандерсу, Во-вторых, он прибрался в своей мастерской, что в гараже. Обнаружив пистолет, я подумала, что он собирается лететь на самолете, притом не на авиатакси, а из аэровокзала,
        - Он мог забыть пистолет.
        - Непохоже на него, сэр. Да! Было еще одно обстоятельство. Утром к нему приехал человек из Анн-Арбора и привез какой-то компакт-диск…
        Мабен фыркнул и пожал плечами.
        - …Он сказал, что на диске какие-то чертежи, что за срочность надо платить, и вернул господину Эйвону дискеты-оригиналы.
        Мабен снова фыркнул, на этот раз задумчиво.
        - И все же должна признать, сэр, стопроцентной уверенности у меня нет. - Амалия кривила душой, но понимала, что так сейчас надо. - Я не буду удивлена, если вы меня уволите, сэр,
        Мабен поднялся, бугристая его физиономия неприятно перекосилась. Спросил, глядя в занавешенное окно:
        - Надеюсь, его жену охраняют достаточно плотно?
        - Дом охраняется, как прежде.
        Она видела, что Мабен растерян. Конечно же, она очень слабо представляла себе общий масштаб случившегося. Не знала, что ее шеф грызет и себя самого - за то, что не приставил сторожей к Рональду Бассу, правой руке Эйвона, За то, что его человек
        - им лично поставленный - пропустил проклятый грузовик к цеху. Не знала, что он отчаянно беспокоится за своего шефа, жизни которого, по его мнению, по-прежнему угрожала опасность. Господин Гилберт доверил ему охрану не чего-нибудь - проекта века, и вот… Крушение. Он подумал: «Мы с тобой в одном положении, барышня, оба просрали…» - и спросил:
        - Когда госпожа Эйвон ложится спать?
        Амалия посмотрела на часы - почти одиннадцать.
        - Наверное, еще не легла, сэр.
        - Запросите охранника.
        Она потянулась к своему телефону, и в эту секунду он
        Нелл уже давно сидела в своей спальне - после того как отрыдалась, перебила некоторое количество посуды (самой дешевой из наличия), несколько раз наорала на несчастного Джека, приказывая ему убираться вон, к своим евреям, - о черномазых на этот раз не упомянула, потому что второй ее сторож, Смарти, был черный. Она сидела, смотрела в одну точку, представлял себе эту картину: ее Умник где-то в гостинице лежит с рыжей блядью, бесстыдной сукой, проклятым шпионским отродьем. Часы бесстрастно гикали. Когда перевалило за десять, Нелл все-таки забеспокоилась, потому что Умник уже давно не исчезал без предупреждения. Она вспомнила, как эта рыжая металась по всему дому, как расспрашивала, не знает ли она чего, и ей стало страшно, и она снова заплакала, Еще раз взглянула на часы, поплелась в ванную - она была нормальная американка и просто не могла лечь спать, не приняв душ.
        Вернулась, откинула подушку, чтобы снять покрывало, и увидела записку.
        Там было написано следующее - мелким, четким почерком Умника:
        "Нелл, моя сладкая!
        Прости, дорогая, но я вынужден исчезнуть и, по-видимому, на довольно долгое время. Звонить тебе не буду, но попробую при случае прислать весточку…»
        Дальше она не читала. Швырнула записку на пол и завизжала так, что Джек и Смарти бегом кинулись вверх по лестнице. Когда они вбежали в спальню, Нелл каталась по кровати и кричала: «Умничек, У-у-умничек!!»
        Смарти подобрал с пола записку и унес, а Джек стал успокаивать Нелл, стараясь не смотреть на ее прелести, вылезающие во всех направлениях из-под купального халата.
        Записка была достаточно обширная. Кроме главного: «вынужден исчезнуть», в ней говорилось, что все текущие банковские счета Умника переведены на два имени - его и Нелл; что она может, таким образом, пользоваться процентами с его капитала, но сам капитал трогать не может; что его адвокат уполномочен вести все дела, касающиеся его дома в Хоуэлле, дома в Майами и фирмы, перечислять доходы фирмы на ее счет и платить налоги - если он сам не вернется до марта. Что ей не следует его искать, а об этой записке он решительно просит ее не сообщать никому, кроме господина Мабена.
        Тем не менее господин Мабен - которому Смарти и вручил записку - по субординации,
        - прочитав, сунул ее Амалии и соблаговолил пробормотать;
        - Вы были, однако, правы…
        Тогда Амалия сделала ход конем; спросила, не пожелает ли шеф переночевать здесь, поскольку время уже совсем позднее. Тот сказал - нет, вертолет его ждет на площадке, а завтра с утра есть дела в Детройте. Амалия поняла, что он сменил гнев на милость, и сделала следующий ход; по ее представлениям о шахматах, попробовала превратить пешку в ферзя;
        - Господин Мабен, сэр, а что, если я смотаюсь в Торонто и попробую узнать, куда подевался этот господин Тэкер?
        Шеф некоторое время смотрел на нее - видимо, прикидывая в уме разные обстоятельства. Затем сморщил нос так, что глаза превратились в щелочки, и пробормотал:
        - Ну верно… Не делать же это через полицию… - Тут он злобно оскалился и глянул в сторону.
        "Понятно, - подумала Амалия. - Понятно, о чем ты думаешь, французик… Я тоже об этом думаю; по какой такой случайности за нами был «хвост» в Метро-Уэйн?» Впрочем, шеф совсем не был похож на француза - в ее, Амалии, представлении. И еще она подумала, что о делах ФБР шеф знает в тысячу раз больше, чем она.
        Наконец он спросил:
        - Мисс Бонфельд, но вы представляете себе, что желаете взяться за опасную работу? Если судить по сегодняшним событиям, противник не дремлет.
        - Ну, сэр, - промурлыкала Амалия, - после взрыва это всем нам понятно…
        - Вы представляете себе, мисс Бонфельд, что жизнь господина Эйвона в серьезной опасности?
        - Я… мы все так и подумали, сэр. После взрыва.
        - Но вы подумали, что своим появлением в аэропорту вы могли навести на его след противника? - Мабен укоризненно покачал головой. - Легкомыслие!
        - Но теперь я изменю внешность! - с жаром объявила она. - Ни один хитрец меня не узнает!
        - Вы - приметная особа.
        - Рыжая, сэр. И с большими волосами. Это создает мой зрительный образ, сэр. Я остригусь покороче и покра-шусь. Наведу брови и ресницы - родная мама не узнает. - Она улыбнулась и добавила:
        - Давно собираюсь постричься.
        Шеф задумался.
        - Ну что же, - сказал он, наконец. - Полагаю, мы можем на это пойти… чтобы… А знаете, ведь ваша страховка не предусматривает такого уровня опасности, мисс Бонфельд. Вам предстоит очень опасная работа.
        Амалия поняла, что это - разрешение на операцию, и просияла. Но в глубине души подумала: экий дьявол тебя тянет, девушка…
        - Я мигом, сэр, за полчаса соберусь; вы же все равно хотели побеседовать с госпожой Эйвон, сэр.
        Видно было, что шеф несколько ошарашен таким напором. Он спросил:
        - И паспорт у вас с собой? Здесь? Вы предусмотрительны, сударыня. Даю вам сорок минут на сборы и доставлю прямо в аэропорт. Не забудьте мобильный телефон и кредитные карточки. - Он подумал. - И разрешение на оружие; возьмите пластмассовое оружие. Да, и нянька. У Джека тоже с собой паспорт?
        Через сорок пять минут они были в воздухе. Было договорено, что вертолет компании
«Дженерал карз» не должен садиться прямо в аэропорту; их высадят на площадке у шоссе, где всегда дежурят такси. Свежевыкрашенные волосы Амалии стягивал скромный хлопчатобумажный платок. Джек - с самым горестным видом - спал на заднем сиденье. Господин Мабен угрюмо молчал, сидя рядом с Амалией; молчал неприятно. Казалось, его донимают сомнения и он может в последнюю секунду взять да и отменить операцию. Но, видимо, он думал о другом, потому что внезапно - самым будничным тоном - сказал, что теперь в ответ на вопросы посторонних лиц о взрыве можно отвечать, что злоумышленники взорвали феноменальный новый образец автомобиля «Джи Си». Сказал и снова умолк.
        Так они и летели. Узкий серп луны покачивался почти вровень с бегущими под стеклянным полом огнями 9б-й федеральной дороги. В полпервого ночи попрощались с Мабеном и сели в такси: шеф все-таки не отменил операцию.
        "Наконец-то началась настоящая жизнь», - подумала Амалия.
        За это время Умник успел долететь до Франкфурта и из тамошнего громадного
«пересадочного» аэропорта перепрыгнуть в Амстердам: по счастливому совпадению, самолет в амстердамский аэропорт «Схипхол» уходил через полчаса после прибытия рейса из Торонто. В Амстердаме, разумеется, было уже утро, раннее притом утро, и в
«Схипхоле» все было закрыто: беспошлинные магазины, кафетерии, пункт обмена валют. Меняльный автомат с первого взгляда обнаружить не удалось. Неприятно. В Торонто Умник не стал обменивать доллары на гульдены - это был бы лишний след, и
«московские правила» такое запрещали.
        Надо заметить, что «правила» он придумал сам, индуктивным методом. Книга Ле Карре только дала ему название для правил поведения в таких условиях - когда надо скрыться от преследования, утонуть в огромном мире, раствориться. Умник продумал их подробнейше и заставил Рона все заучить. На память. Это было нелегко, ибо Рои ненавидел информацию, не относящуюся к его работе.
        Ладно. Приходилось передвигаться по купеческой стране Голландии без местной валюты. Он втянул голову в плечи и двинулся к пограничнику - или кому-то еще, пропускающему людей с нейтральной территории аэропорта на вольный воздух. Тот бегло взглянул в американский паспорт, проговорил: «Добро пожаловать в Голландию, господин Тэкер», Умник сказал. «Спасибо, парень» - и, переступив через белую полосу, очутился в Голландии. Веселый сонный пограничник, сидевший на возвышении - вроде церковной кафедры, - помахал ему вялой от сонности рукой.
        Он выбрался на воздух, вздохнул наконец-то полной грудью. Неспешно направился налево - мимо автобусной остановки, мимо спящих еще киосков. Удача; никто не выходил в этот момент из здания; когда он подошел к станции железной дороги, за спиной оставалось обширное пустое пространство, - то есть никого не надо было бояться. Спустился на платформу, моля Бога еще об одной удаче - чтобы не ждать поезда слишком долго, - но на расписание смотреть не стал и уселся на скамье подальше от входа. Глаза не закрывал - слишком хотелось спать. «Беглецам не очень-то сладко приходится, а?» - сказал себе Умник и задремал, держа на коленях свой чемоданчик.
        Он проснулся от стука колес: подкатил поезд на Амстердам. Было уже шесть тридцать; он проспал почти полчаса. Дерьмовый из тебя конспиратор, вот что я тебе скажу, - думая так, Берт открыл вагонную дверь и прошел в отсек для курящих. Там сидели всего трое, и в ближние два вагона никто в Схипхоле не заходил. О билете он не беспокоился, усвоив в свое время, что голландские поездные обычаи так же мало похожи на американские, как королева Нидерландов на президента США: кондукторов в вагонах не видно совсем, а контролеры появляются раз в полтора часа. Курить не хотелось, и Умник опять заснул и проспал все пятнадцать минут, до самого центрального вокзала. По этой гулкой стеклянной громадине пришлось малость походить, чтобы найти расписание и узнать, с какой из тридцати платформ идут поезда на Зандам. А потом бежать, чтобы успеть к поезду.
        В Зандаме он вышел из поезда один; было семь пятнадцать. Некоторое время Умник раздумывал, как ехать дальше. Ехать-то было рукой подать, миль пять, не больше, но в автобусе бесплатно не повезут, верно?
        Он знал и эту деталь голландской жизни: в большом городе ты важно суешь свой билет в автоматик, он твой билет компостирует, и ты честный гражданин. Или - и это предпочтительней - ты ничего никуда не суешь и едешь бесплатно, как дурной гражданин, позор для общества. Но в пригородном автобусе изволь дать свой билет водителю, чтобы тот его прокомпостировал - или купи билет у него. На дармовщинку не проедешь…
        Ведь только что кормили в самолете, а жрать опять хочется, подумал Умник, оглядел чистенькую привокзальную площадь, серо-стеклянную башню дорогой гостиницы, построенной зачем-то у самого полотна, и решительно сел в такси. Три такси стояли у автостанции, но Умник выбрал худшего из возможных водителей: тот сразу понял, что перед ним иностранец, и заговорил по-английски, не зная при том английского. Умник по-голландски объяснил, что он вовсе не иностранец, а свой, и что акцент у него островной (он понятия не имел, есть ли в природе этот островной акцент), и в семь тридцать две уже вышел из машины на единственной улице деревушки, еще более чистой, чем привокзальная площадь в Зандаме, вышел по «московским правилам», то есть за квартал от нужного ему места, и побрел под ивами, вдоль узкого мутного канала, потом в узкий проход между домами, и так пришел к себе домой.
        Не удивляйтесь, дорогой читатель. Автор ЭИ не был непрактичен и рассеян, как те изобретатели, о которых вам лгут в книжках. Эта книжка иная, она правдива от первой строки до последней, уверяю вас. А настоящие, истинные изобретатели - они практичны, собранны и предусмотрительны. Умник уже года три как понял, какую штуковину он изобрел, взрастил в своей гениальной головушке (я намеренно употребил архаичное слово «головушка» - в смысле «бедная голова», «несчастная»; в том смысле, что плахи для нее поставлены и палаческие топоры отточены). Так вот, поняв это, он и стал готовить «второй вариант», о котором пока рано говорить в подробностях; одной из деталей этого варианта была госпожа Лионель. Почтенная дама Лионель, бездетная вдова.
        Она жила в домике на самой окраине деревушки - уютном таком домике с большой гостиной на первом этаже, спальней на втором и двумя чуланчиками, которые воображали себя спальнями, - наверх вела лестница, крутизной похожая на корабельный трап. За домом простиралось поле, ровное, как бильярдный стол; его пересекал узкий канал, и за каналом паслись овцы.
        Этот дом - вместе с госпожой Лионель - был оплачен из тех двенадцати миллионов, потраченных на разработку Эпохального Изобретения, о которых Умник говорил Си-Джи.
        Объяснимся. Начать придется издалека. Голландию Умник полюбил давно, во время студенчества, когда пешком обошел половину Европы - не совсем пешком, но по большей части. И в деревню, именуемую Занстадт, забрел тогда же, прошел ее насквозь и восхитился. Деревенская улочка с тротуаром шириной в локоть его покорила, и пустующая башня ратуши в конце улочки, и каналы, в которых жировали здоровенные карпы (из окна-кухни одной прекрасной дамы он ловил этих карпов и жарил - необыкновенное удовольствие!)… А в магазине познакомился с госпожой Лионель, побывал у нее в гостях - в нищей муниципальной квартирке, - и с тех пор посылал ей подарки на Рождество. Удивительное она была существо, светящееся изнутри, как граненая хрустальная бусинка. Много лет госпожа Лионель прожила с мужем в Южной Африке, после его смерти стала работать на амстердамском почтамте, а через несколько лет после знакомства с Умником ушла на пенсию. Такова предыстория.
        Когда Умник начал готовить «второй вариант», он подумал, что лучшего места для берлоги, чем Занстадт, ему не найти. Глухой угол - но под боком у интернационального Амстердама. Деревня - но в ней никому нет дела до соседей. И есть пустующие дома.
        Он купил домик, причем не на свое имя, а на имя госпожи Лионель. Они заключили устный договор; она живет в этом доме как домоправительница господина Тэкера, защищает эту крошечную крепость, всегда готовую принять настоящего хозяина, и получает от него жалованье. Последний пункт стал поводом для долгого спора, но господин Тэкер сумел убедить госпожу Лионель, что ему так удобнее: она будет платить за ремонты, не беспокоя его счетами, и так далее.
        Небольшое рассуждение о человеческих характерах. Почтенная дама была не только доброй - она была и щедрой до безрассудства; рядом с ней Берт чувствовал себя скупердяем. Половину своего жалованья почтового клерка госпожа Лионель раздавала - нищим, бедным соседям, благотворительным обществам. Обожала делать подарки. И соответственно, не стеснялась их и принимать, Дом, конечно же, был выходящим из ряда вон подарком, но госпожа Лионель приняла этот подарок спокойно и с достоинством.
        Конечно, она была уже на ногах: сухонькая, в седых лиловатых буклях, в потертых джинсах, свободном бумажном свитере и туфлях на босу ногу. Она затянула восторженную песню встречи:
        - Господин Тэ-э-экер, какое счастье! Господи Боже, я уж боялась, что никогда вас не увижу, мой прекрасный друг! Вы прекрасно выглядите, вы сбрили усы - это вам к лицу, но вы летели всю ночь из своей Америки, вы могли бы меня предупредить!
        Они расцеловались; Умнику пришлось изрядно наклониться - она была еще меньше Амалии.
        - Сначала завтрак или сначала душ? - спрашивала она. - О Боже, Боже, у меня нет ничего к завтраку для такого гостя!
        - А съем, что дадите, мадам. Вот кто прекрасно выглядит, так это вы, мадам. Спасибо. Сначала мне нужны деньги.
        - Вам нужны деньги?! - изумленно обрадовалась госпожа Лионель. - Есть, конечно, есть! Благодаря вашей доброте… И дома, и на счету…
        - Не в этом смысле. Мне нужно примерно двадцать гульденов монетами.
        - Ох! Ох! Этого не найдется… где это… а! - Она нашла свою коробку с деньгами для милостыни. - Здесь гульденов пять, и того не будет…
        Еще одно прекрасное качество почтенной дамы: она не задавала липших вопросов, ибо превыше всего ставила свободу личности.
        - Почта уже открыта?
        - Сейчас откроется, господин Тэкер.
        - Будьте уж гак добры, мадам, съездите туда и наменяйте мне монет, Да, вот что: пожалуйста, не нужно, чтобы кто-нибудь знал, что я приехал.
        - Чтобы никто не знал? - переспросила она. У нее был хороший английский, но иногда приходилось уточнить какой-нибудь оборот.
        - Ни одна живая душа, - сказал Умник,
        - Но Гутер спросит: зачем мне столько металлических денег?
        Умник обдумал и это.
        - Вы собираетесь в город и вам захотелось поиграть на автомате.
        Она расхохоталась и пошла в сарай за велосипедом. В этой стране все ездили на велосипедах, и Умник иногда думал, что здесь к его изобретению должны бы относиться равнодушно.
        Когда велосипед прошуршал мимо окна, сверху спустилась кошка и уселась в дверях кухни - хвост обвернут вокруг лап. Умник прошел мимо нее и поставил чайник на газ. Что-то он размяк от встречи с ангелицей Мартой Лионель и теперь с жалостью думал о Нелл. Бедная баба, если поразмыслить, и ведь она его любит - на свой безумный лад. По-кошачьи. Авось найдет себе кого, на нее каждый позарится… А я ведь буду по ней скучать, подумал он отчетливо.
        Когда госпожа Лионель привезла деньги, двадцать монет в один гульден а еще мелочь, он полез в шкаф, достал свой плащ, оставленный давным-давно на побывку, и вышел на улицу. Он понимал, что его могут видеть из соседних домов, но делать было нечего. Рядом, на углу, была телефонная будка; как звонить из Голландии за границу, он помнил, и номер Рональда тоже помнил. Соединили быстро - за океаном стояла ночь.
«Алло, алло!» - крикнул хорошо знакомый голос. Умник спросил друга о здоровье и произнес условную фразу: «Что-то я неважно себя чувствую, дружище». И повесил трубку. От денег Марты осталась добрая половина.
        Тут его и прихватила усталость. Он вернулся в дом, поднялся в большую спальню и рухнул на кровать. Госпожа Лионель жила в одной из малых спален - сохраняла большую для настоящего хозяина дома.
        За океаном стояла ночь, и среди ночи Амалия, сопровождаемая Джеком, прибыла в неистово пылающий огнями аэропорт и стала ждать самолета на Торонто. Дурацкое занятие - ждать, она это ненавидела и от ненависти заснула. Ближе к утру объявился этот самолет. Они с Джеком взяли билеты в последний момент и были почти убеждены, что «хвоста» за ними нет. С оружием неприятностей не было. Во время короткого перелета Амалия уже не спала: стала беспокоиться, как удастся устроить проверку пассажирских списков, - теперь ведь у нее не было покровительства местной полиции
        Еще один аэропорт, снова огни, бьющие в усталые глаза. Амалия не думала о том, что вот - какой был безумный день, сколько прокрутилось всякого разного с той минуты, когда она узнала о побеге Эйвона. Быстро - раз-раз - сориентировалась в незнакомом месте, нашла главную справочную, подошла к окошку и зарыдала. Там, на счастье, сидел юноша - наивный такой, круглоглазый. И когда хорошенькая рыдающая девушка поведала, что ее больной папочка вопреки запрету врачей куда-то улетел, и она для спасения бедной его жизни обязана папочку настигнуть, юноша закивал, несколько раз сказал: «Успокойтесь, мэм, пожалуйста, успокойтесь», а потом заиграл на своем компьютере - о блаженство! Все списки пассажиров, улетевших за последние сутки, были в этом волшебном ящике .
        - Господин Тэкер, миз? Джошуа Тэкер, во Франкфурт, рейс номер…
        - Я вас люблю! - выпалила Амалия и без паузы спросила, когда ближайший рейс на Франкфурт.
        До рейса было четыре часа. И еще неизвестно было, разрешит ли шеф лететь в Германию: достаточно бессмысленное предприятие, если подумать здраво. Так или сяк, они решили пойти в гостиницу. Для маскировки взяли номер на двоих. Амалия с трепетом вызвала Мабена и доложилась: Франкфурт.
        Последовало молчание, сопение - слышимость была великолепная. Потом шеф пробурчал:
        - Немецкий язык вы знаете. Разрешаю Ждите у телефона… Даю номер вице-директора
«Дженерал карз верке». Запоминаете? - Он продиктовал номер и добавил - При необходимости обращайтесь к нему. Я предупрежу. Все.
        Сил на то, чтобы радоваться, уже не было. Они приняли душ, расслабились под горячей водичкой, и оба подумали об одном и том же. И Амалия сказала:
        - Ладно, только недолго - спать очень хочется.
        Надо признать, что потом, когда она засыпала, придавленная мускулистой лапой Джека, на душе у нее было много легче, чем в любую минуту этого долгого дня.
        Работяга Джек разбудил ее, когда еще не рассвело, - он уже успел сделать зарядку и еще раз ополоснуться под душем. Джек был настоящий «полевой человек», боялся потерять форму, и в Хоуэлле именно по его требованию установили тренажер. Амалия прокляла Джека и все рассветы на земле и потребовала кофе. В проклятой гостинице еще не было кофе: извините, мэм, с семи часов… Они натощак побежали в аэровокзал, оскальзываясь и чертыхаясь, - в проклятой Канаде снова выпал снег. Схватили кофе у какой-то стойки, схватили билеты прямо на регистрации, и тут Амалия что-то ощутила. Взгляд, уставленный в спину. «Проходите, пожалуйста, - сказала регистрирующая дама. - Посадка заканчивается, господа».
        Амалия, повисая нежной кошечкой на руке Джека, промурлыкала:
        - Нас ведут. Не отметил?
        Джек оглянулся и с сияющей улыбкой помахал противоположной стене зала. Там не было никого, кроме черной уборщицы и охранника с винтовкой, - охранник лениво помахал Джеку.
        Они пошли к посадочному рукаву, и Джек сказал:
        - Почудилось тебе, сестричка. У нас такое называется полевой мандраж.
        Впрочем, сейчас это не имело значения: лететь надо было при любых обстоятельствах. Не исключалось, что во Франкфурте их действительно будут встречать, причем не парочка фланеров, как было в Метро-Уэйн, - десяток агентов, которые накроют все вокруг частой сетью, я никого из них нельзя будет вычленить,
        - Вот теперь наконец поспим, - сказала Амалия в самолете.
        - Ох и поспим, - сказал Джек. - Надеюсь, для кормежки разбудят. - Он осторожно поправил пистолет под мышкой. - Мешает, дура пластмассовая… А ты - моя сладкая девочка.
        Американцы обожают эпитет «сладкий», но Амалия терпеть его не могла. Она подумала ну вот, начинаются сопла, и сказала:
        - Может, и сладкая, да не твоя. Спи давай. И они заснули.
        Си-Джи в это время как раз прибыл в небоскреб «Дженерал карз» и сейчас же позвонил Мабену, зная, что начальник охраны всю ночь провел здесь, в комнате спецсвязи. Си-Джи тоже почти не спал, переваривая информацию об исчезновении Эйвона и Басса. И милую беседу с Президентом. И собственную бессильную ярость. Если употребить точные слова, он был в шоке и плохо себя контролировал. Утром "зачем-то поплелся в спальню мальчишек - постоял, потом сел на ковер. Перешел к себе, достал из тумбочки мобильный телефон - особо защищенный от подслушивания, как его уверяли - и позвонил Энн. Она трогательно обрадовалась - сказала «ой, наконец-то» - и начала щебетать о том, что вечером они смотрели телевизор, что дети сейчас катаются на пони, а она с господином Николсоном за ними присматривает, что дети здесь скучают, и она тоже скучает. С этим Си-Джи отправился в офис, и голос Энн всю дорогу пел в его ушах, но ярость из-за этого не утихла. Скорее даже наоборот.

…Явился Мабен. Си-Джи, храня обычную вежливость, указал ему на кресло и спросил о новостях. Таковых практически не оказалось. Звонили от имени директора ФБР и сулили всяческое содействие в охране завода, и только.
        Они оба хорошо понимали, что теперь охраны не потребуется - все уже сделано.
        - Информация об Эйвоне? - спросил Си-Джи. Мабен доложил, что есть предположения, будто Эйвон улетел в Германию, но это - предварительная версия, которую его люди пытаются проверить. Он старался не смотреть на босса - человека, который вытащил его из дерьма. А вот он, Жак Мабен, полицейский с тридцатилетним стажем, позволил, чтобы его благодетеля в дерьмо посадили.
        И вдруг босс вскочил, подбежал к нему, схватил за плечи. И заорал.
        - Я! Не буду! Покорной игрушкой! В руках убийц и бандитов!! Слышите?!
        Осекся, выпустил Мабена, сел рядом с ним. Спросил спокойно, хотя и с хрипотой в голосе:
        - Жак, вы разобрались, кто у них главный бандит? Дан Эрикссон?
        - Я пытался разобраться, сэр. Бремени было мало. Агентурной информации почти нет - надеюсь, вы понимаете, сэр. Смахивает на то, что Бабаджанян.
        - «Эксон»…
        - Да, сэр.
        - Перестаньте через каждое слово говорить «сэр», - сказал Си-Джи зловеще-монотонным голосом. - Досье на него успели получить?
        - На подходе, сэ…
        - Что значит - на подходе?
        - После полудня будет у меня на экране. Босс опять вскочил и побежал вокруг стола к своему креслу, говоря на ходу:
        - А, это все не важно. Одна компания, бандиты… Эти, в Детройте, не заговорили?
        - Нет. Пока ничего нового, но они же наверняка собачки.
        - Что это значит? - Си-Джи уже сидел за столом и что-то писал. - «Собачки»?
        - Кто-то их нанял через кого-то и еще через кого-то. Это распутать - нужны недели. Если удастся распутать.
        - Ладно. - Си-Джи через стол подал Мабену лист бумаги.
        Там были написаны следующие удивительные слова:
        "Открываю вам неогранич. счет в «Сити», полная свобода расходования. Взорвать нефтяную вышку любой компании из шести. Безотлагательно, но без ненужной спешки. Одну и без жертв. Это возможно?»
        Мабен теперь смотрел на босса во все глаза. «Эдак и на электрический стул можно угодить, - думал он. - И это - наш законопослушный хозяин, сынок Кеннета Гилберта…
        - Вы, по-моему, курите, Жак? - спросил хозяин. - Дайте мне сигарету, пожалуйста.
        Но, спросив так, он жестом отклонил сигарету, зато взял зажигалку и подпалил свой листок над папкой с бумагами. Вроде бы обжег пальцы - подул на них, сморщился. Понимая, что далее молчать нельзя, Мабен проговорил:
        - Я обдумаю это, сэр. Обещаю внимательно обдумать,
        - Хорошо. Можете идти и думать, - сказал Клем.
        Глядя вслед начальнику охраны, он вспомнил, как впервые выходил из этого кабинета Эйвон - со слоновьей грацией.
        Затем вызвал мисс Каррингтон и попросил устроить ему свидание с господином Бабаджаняном, главой американского отделения компании «Эксон».
        Тем же утром между агентами ФБР Фредом Карпентером и Джо Родригесом состоялся любопытный разговор. Кар-пентер - до блеска выбритый, в свежем костюме, не том, в котором был вчера, крепко пахнущий одеколоном - говорил;
        - Полагаю, все достаточно ясно. Это цепочка. Некто нанял субъекта Икс, чтобы тот пригнал трейлер в Детройт. По-видимому, этот же человек нанял субъекта Игрек, чтобы тот убил субъекта Икс. Затем, по-видимому, был убит сам Игрек, а за ним и его убийца, субъект Зет.
        - Скорей всего, так, - отвечал Родригес.
        - Все трое убиты одинаково, выстрелом в затылок из пистолета системы «вальтер».
        - Точнее, двое, - вставил Родрнгес. - Пуля второго убийцы не найдена.
        Он полез в карман и достал тонкую черную сигару. Понюхал ее, положил на стол,
        - Я помню, дружок, - не без яда сказал Карпентер. - У меня память в порядке. Эксперты полагают, что, судя по ране, это мог быть «вальтер». Затем в Метро-Уэйн арестовывают еще двоих с «Вальтерами», ведущих наблюдение за людьми из «Дженерал карз».
        - Этого не докажешь, - сонно заметил Родригес. - Они утверждают, что просто тренировались. Проверяли новую технику.
        - Ты этому веришь?
        - Неважно. Но из их «Вальтеров» этих иксов не убивали.
        - Все равно. Они из одной компании. Посидят еще - расколются.
        - Не думаю, - сказал агент Родригес. - Как ты считаешь, что будет, если я закурю? Проклятая страна, скоро мне запретят курить в собственной гостиной.
        - А что ты думаешь?
        - Удивляюсь, как и ты. - Родригес вытянул ноги на середину комнаты; брюки у него были жеваные. - Удивляюсь. Это слишком похоже на спектакль. А? Зачем всех троих убили одинаково? Почему трупы бросали у шоссе, не пытаясь замаскировать? Чтобы поскорей нашли?
        - Чтобы показать: мы вас не боимся.
        - Во! Ловите, мол, все равно не поймаете. И ни один из убитых не проходил по полицейским досье.
        - Есть одна зацепка. Грэг ей занимается.
        - Адвокаты Грум и Кейни… - сказал Родригес. - На которых показывал этот испытатель, Уоррен… Пустой номер, такой фирмы нет в не было. Надо бы потрясти господ из «Дженерал карз»: что у них было такое в этом цехе. А?
        - Фирмы нет, - с упрямством сказал Карпентер. - Есть бандиты. Грум и Кейни. Предполагаю, они работают - или работали - на «Мобил».
        Родригес подобрал ноги и наклонился вперед,
        - Грэг что-то установил? Это не вымышленные имена?
        - Он пока работает.
        - М-да… - Родригес вздохнул. - Парень, ты неверно понял их задачу. Не показать, что они нас не боятся, а намекнуть, что бояться надо их.
        - Ну, это само собой разумеется,
        - Однако ты не понял намека, парень… Тогда агент Фред Карпентер встал и спросил:
        - Агент Родригес, а на что намекаете вы?
        - Да так, ни на что… Успокойся. Просто не хочется, чтобы в затылок всадили пулю. Из «вальтера», например… Ну-ка, кто там у нас в приемной7 ..
        Разговор шел в той же комнате заводоуправления, где Родригес учредил свой штаб. Он не додумал, что ночью там по приказу Мабена успели поставить микрофоны и человек из заводской полиции накручивает все разговоры на пленку. Жак Мабен, лучше многих других знающий нравы ФБР, прослушал запись этой беседы три раза, В отличие от щеголя Карпентера, он понял ее смысл до конца: одного уже купили и сейчас пытаются купить второго.
        Он пробежал по диагонали своего кабинета. Снова сел, положив сжатые кулаки на стол. Посмотрел на семейную фотографию в вычурной серебряной рамке; жена, дети, собака. И наконец решился. Позвонил по интеркому президенту фирмы и доложил: «Да, сэр, я приступаю».
        Шеф ответил: «Большое спасибо, Жак». Мабен злобно ощерился, покивал самому себе: обычные дела, все как обычно - суй, мол, голову в петлю, а я буду чистенький, как Христос, идущий по водам…
        Так что надо делать?.. Первое: дать знать Шерри, директору ФБР, что крыша его домика в Детройте протекла. Да, так, - самому директору, поскольку дело под его личным контролем. Второе: попросить детройтскую службу взять под охрану Майка Уоррена как важнейшего свидетеля по делу о взрыве. Родригес взвоет, будет вопить, что его уже охраняет ФБР, - пусть воет, Я не дам его убить. Рыхлое все, будто лезешь по куче песка, и он сыплется под руками и ногами. Неизвестно, кто уже куплен, а кто - пока нет. Они могли уже купить и директора ФБР. И нашего начальника охраны в Детройте - тоже, кстати, гусь лапчатый.
        Он перешел в комнату спецсвязи и сам отослал сообщения для Шерри и гуся лапчатого. Спустился в комнату отдыха охраны, вызвал за дверь Ла Саля, самого надежного из
«нянек», если не считать тех, что работали с семьей Гилбертов. Тот радостно выскочил - активный парень, надоело протирать диваны в комнате отдыха… Но Жак Мабен посмотрел на его физиономию, пышущую здоровьем, подумал и сказал: извини, ложная тревога. Проверил связь со своим секретарем и поехал один.
        Поехал, затерялся в бесчисленных улицах Большого Нью-Йорка, как иголка в фермерском амбаре с сеном. Вроде бы его видели в части Квинса, называемой Ямайка, а вроде и не видели. Мелькнул и пропал. Но где-то там, в баре, он скорее всего и встретился с человеком, еще более неприметным, чем он сам, почти безликим, и что-то ему объяснил. Оба пили скоч с водой и со льдом - льда много, а виски очень мало. Безликий человек все выслушал, глядя в точку, и тоже что-то объяснил Мабену, не поворачивая к нему головы, шевеля одними губами. Мабен дослушал эту тихую речь до конца и кивнул - договорились; тогда на лице его собеседника промелькнула тень удивления: видимо, он ждал, что проситель будет торговаться. В свою очередь кивнул, вышел.
        Вице-директор «Дженерал карз» покинул бар через несколько минут и поехал еще в одно место - теперь уже не петляя по улицам и не проверяя, кто едет следом.
        На этот раз известно точно, куда он приехал: в детективное агентство, к его владельцу Джо Бернаносу - бывшему агенту ФБР, то есть бывшему своему сослуживцу. По забавному стечению обстоятельств, Джо был прямой противоположностью человека из бара: яркий, губастый, с приметной черно-седой шевелюрой и выразительной мимикой. И одет он был броско, в сиреневый костюм в бордовую клетку. Увидев Мабена, Бернанос улыбнулся так, что шевельнулись уши.
        - Старина Жако! Ах! Какая важная птица залетела в нашу клетку!
        - Ты не меняешься, - сказал Мабен, усаживаясь. - Зубоскал.
        - Джессика! Кофе! - рявкнул Бернанос. - Или чего покрепче, Жако?
        Мабен покачал пальцем.
        - Ну? Как Мари, как детки? Еще не пошли в колледж, старина? - спрашивал Джо, без нужды перекладывая бумаги на безупречно аккуратном столе.
        Такая манера у него была всегда - руки не находили покоя, когда он разговаривал.
        - Мы пока не думаем о колледжах, - степенно отвечал Жак Мабен. - Старшего вот пристроили в хорошую школу на Коламбия-авеню.
        - А, да-да! Он же какой-то особо одаренный, э? Помню, помню… А Мари?..
        Так они и говорили, попивая кофе - не растворимый какой-нибудь, настоящий капуччино. Так требовал обычай: сначала дружба, ее теплые волны и теплые слова, и лишь потом дело. Наконец Мабен поставил чашку и спросил:
        - Звукоизоляция у тебя хорошая? Это значило: а не включен ли у тебя, часом, магнитофон?
        - Слушаю тебя, старина, - ответил Бернанос.
        Тогда Мабен, бесстрастно глядя на движущиеся руки Джо, стал рассказывать. Сначала об изобретении Эйвона - все, что знал. В какой-то момент Джо сцепил руки, некоторое время просидел неподвижно, потом осведомился:
        - И все это достоверно, Жак?
        - Как то, что мы с тобой разговариваем. Бернанос свистнул, всплеснул руками и громким шепотом спросил:
        - И поэтому был взрыв в Детройте?
        - Оно самое. - Мабен несколько раз кивнул. - Ты берешься за дела в Детройте?
        - Там полным полно лбов из нашей бывшей конторы, судя по газетам…
        - Оно самое, - повторил Мабен. - За них и надо взяться.
        Бернанос устроил на щеках обаятельные ямочки.
        - Кто-нибудь из старых знакомых, э?
        - Нет, молодежь. Старики пока сидят в Вашингтоне.
        - Ладно. Рассказывай дальше.

…Они договорились. Мабен и не сомневался, что Джо возьмется за это дело. И был почти убежден, что та сторона не сумеет его перекупить - прежде всего потому, что Бернанос сильно не любил свою бывшую контору и ненавидел ее шефа господина Шерри. Ненавидел лично, потому что именно Шерри и выпер его, придравшись к службе, выпер из-за того, что Бернанос был ему непонятен.
        Это слово выделено, поскольку здесь оно выражает не то, что в обычной речи. Смысл его можно разъяснить с помощью обратного значения: «понятен начальству» - то есть именно таков, каким начальство представляет себе хорошего подчиненного; ведет себя так, как начальство от него ожидает; прозрачен для начальственного взора. А Бернанос - он всегда улыбался, даже когда сам директор ФБР изволил на него гневаться, он слишком ярко одевался; если костюм неприметный, то хоть галстук броский. И ему показали на дверь; правда, с пенсией, но это не утишило его ярости.
«Харкнули в глаза!» - орал он при первом разговоре с Мабеном после отставки. Это было четыре года назад.
        Итак, они договорились. Бернанос посадит под колпак следователей по делу о взрыве, пустит на это пять человек - по счастью, сейчас у него было только два клиента, да и те с простыми делами.
        "Не перекупят его, нет» - говорил себе Мабен, глядя в глаза Бернаноса, пылающие боевым восторгом. Если есть шанс, хотя бы крошечный, схватить за руку душку Шерри, он не отступится. Да и дружба тоже чего-то стоит. «И немалого иногда», - подумал Мабен, вспомнив кое-какие прошлые дела Словно услышав его мысли, Джо гаркнул.
        - Не дрефь, Жако! Помнишь, как мы тогда в Портленде, э? Помнишь? Покойничками себя уж числили, а ты меня вытащил, жучок ты эдакий! На горбу! Топы-топы, и вытащил! Джессика, кофе!
        - Спасибо, дружище, я поехал, - сказал Мабен. - Чек пришлю завтра.
        Амалия с Джеком попали во Франкфурт в никудышное время - как и Умник тринадцатью часами раньше в Амстердам. Вечер уже наступил, восьмой час, и Амалия предвидела, что никакого полицейского начальства в аэровокзале не найдется. Однако немцы всегда на высоте; Амалия, хоть и немка по крови, их недооценила. Первый же полицейский, к которому она подошла, взял под козырек и повел ее к дежурному офицеру.
        Джек молча шел следом - Амалия сказала, чтобы он не говорил по-английски.
        Дежурный офицер был на вид сух и неприятен. Прежде всего проверил паспорта господ; проверив, каркнул: «Да, что угодно?» - глядя при этом на верзилу Джека. Тот кашлянул и улыбнулся, Амалия же затарахтела по-немецки:
        - Дорогой господин офицер, тысяча извинений, мы из охранной службы американской компании «Дженерал карз», вот…
        - Удостоверения, - договорил за нее полицейский.
        Просмотрел их служебные карточки. Приподнялся из-за стола, вернул карточки владельцам. Спросил, чего хотят господа.
        Амалия поведала ему легенду о конструкторе автомобилей, работающем в «Дженерал карз», каковой сбежал, увозя служебные секреты, - господин офицер, возможно, знает, что все детали конструкции нового автомобиля являются величайшим фирменным секретом, каковой не должен попасть в руки конкурентов. Исходя из изложенного, они стремятся разыскать этого человека и предложить ему вернуться прежде, чем он передаст секреты в нежелательные и (или) недобросовестные руки.
        - Так что угодно господам? - еще раз спросил дежурный.
        - О, только содействие! Мы очень, очень бы просили посодействовать нам в просмотре пассажирских списков за последние восемнадцать часов. Списков отбытия, я имею в виду.
        - Вы очень хорошо говорите по-немецки для американки, - внезапно отозвался дежурный.
        - Я выросла в немецкой семье в Америке, господин офицер.
        - Очень приятно, - сказал дежурный, - Хорошая немецкая речь у иностранки - это приятно. Мы здесь любим, свои язык и огорчены засорением его английскими словами, все более увеличивающимся и распространяющимся по немецкой земле…
        Джек, понимавший примерно одно слово из трех, солнечно ему улыбался. Мой сладкий мальчик, злобно подумала Амалия,
        - …По немецкой земле. Но к сожалению, ибо я рад был бы оказать любезность гостям и коллегам, я вынужден в просимом вами отказать. Вам следовало обратиться в Интерпол, и тогда…
        - Господин офицер, но этот человек пока не совершал противозаконий! Мы хотим удержать его, притом не от нарушения закона, а от нарушения контракта с нашей фирмой!
        - Ах, вот так… - проговорил дежурный. Было почти слышно, как у него скрипят мозги, складывая оценку для столь необычной ситуации. - Тем более, уважаемая
        Фройляйн. Полиция не вправе искать того, кто не преступал закон.
        Оставался последний козырь. Амалия спросила:
        - Но если вас попросит о содействии руководитель солидной немецкой фирмы? Осмелюсь также напомнить, что полиции не потребуется искать кого бы то ни было, господин офицер. Мы сами просмотрим списки.
        - Пфуй, - сказал полицейский. - Смотреть ничего не надо, имена всех пассажиров введены в вычислительную машину нашего аэровокзала. О каком руководителе говорит фройляйн?
        Амалия достала из сумки свою деловую карточку, на которой были записаны имя и телефон вице-директора немецкого отделения. Дежурный господин принял карточку - вежливо приподнявшись - и прочел сначала лицевую сторону:
        Дженерал карз корпорейшн
        Отдел безопасности АМАЛИЯ М. БОНФЕЛЬД
        Организатор
        Наклонил голову в знак почтения к ее должности в столь известной корпорации, перечитал еще раз - Амалия едва не зашипела от злости - и наконец перевернул. На обороте было имя, вполне немецкое: Август Ренн - и телефонный номер.
        - Это телефон вице-директора фирмы «Дженерал карз верке» господина Ренна, - ласково пояснила Амалия.
        - В нашем справочнике наличествуют телефоны этой почтенной корпорации, я полагаю,
        - почти ласково ответил дежурный. - Однако же, наши правила…
        Они препирались еще минут пятнадцать, и несчастная госпожа организатор сдалась. Полицейский проводил их с Джеком в центральный зал аэропорта, в безумную вечернюю суету, в разноцветную толпу - японских туристов здесь было еще больше, чем в Штатах, и больше молодежи, нарочито небрежно одетой и с рюкзаками.
        - Ну что поделаешь, Амми, переждем до утра, - утешающе гудел Джек, - Сейчас найдем гостиницу, завтра будет его командир, договоришься… А ты ловко как болтаешь по-немецки!
        - Молчи, ниндзя… - фыркнула Амалия к понеслась к стойке обмена денег, а потом к телефону.
        Сообразила все же, что не надо срывать avo на бедном Джеке, и, войдя в телефонную будку, прислонилась плечом к его груди. Он приобнял ее и вдруг сказал задумчиво:
        - Представляешь, наружки никакой не заметно. То ли действительно ее нету, то ли профи настоящие…
        Амалия не желала занимать этим, голову: бесполезно. Она была все-таки специалист и понимала, что если: стро-шъ такую операцию всерьез, нужно несколько человек прикрытия, в сейчас аадо рассчитывать на талант и удачу. Она дернула плечом, сказала: «Ты погуляй, посмотри» - и набрала номер.
        Телефон господина Ренна, как ни удивительно, ответил. И сам господин Ренн был на месте. Сказал - да, его предупредили; да, он постарается помочь. Пусть мадам перезвонит через полчаса.
        - А, черт, пойдем поищем кафе, - сказала Амалия Джеку, употребив тот синоним слова
«черт», который слышала от Умника.
        И пошла, усиленно виляя задом - для самоутверждения.
        Умник же, из-за которого у бедной американской девушки было столько хлопот, сидел в своем голландском домике и приятно беседовал с госпожой Лионель. Старая дама с упоением трещала, рассказывая своему благодетелю о местных делах. Разводка Хелла - с которой господин Тэкер некогда ловил карпов из окна кухни - вышла, замуж в третий раз и переехала то ли в Гаагу, то ли куда еще. Плату за воду снова повысили. Доктор Сакс открыл зубоврачебный кабинет в дополнение к своей терапевтической практике, у него работает очаровательная дантистка, такая черненькая и кудрявая, - господину Тэкеру она должна понравиться.
        - Марта, дорогая, - перебил ее Умник. - Вы помните, что на этот раз никто не должен знать о моем приезде? Какие там кудрявые девушки?
        - Конечно, помню! Еще бы не помнить! Но не вечно же вам сидеть, взаперти со старухой!
        - А кто может знать… У вас будет со мной порядочно беспокойства, дорогая Марта.
        - Какого беспокойства? - с энтузиазмом спросила Марта.
        - Одежда У меня только то, что на теле, да этот плащ, - спасибо, что сохранили.
        - Ми-и-истер Тэкер! Я и рубашку вашу сохранила, и ваш прекрасный галстук! И тапочки. Как я могла это выбросить?
        - Так вот, Марта. Мне надо бы пару-другую брюк, несколько рубашек… куртку бы хорошо домашнюю. И уличное что-нибудь… не знаю.
        Госпожа Лионель немедля составила план действия. Она съездит в Зандам…
        - На велосипеде? - перебил Умник.
        - Конечно! - сказала госпожа Лионель.
        - Чертовы голландские обычаи! - сказал Умник.
        Госпожа Лионель в восторге захихикала. Тогда Умник объяснил ей, что она, черт побери, может для успокоения его совести принять у него малую толику денег, чтобы ездить по его делам хотя бы на автобусе, если уж ей претит такси. Госпожа Лионель стала вдруг серьезной и сказала, что если она начнет раскатывать на такси, то вся деревня этим заинтересуется, в этот Гугер на почте - он отъявленный сплетник - начнет судачить, откуда у нее вдруг такие средства. На автобус она, так и быть, согласна, но не на такси, нет… Затем она развила свой план: покупать надо в дорогом мужском магазине, где одежду меняют по первой просьбе, - примерять ее дома и менять. Вот.
        Умник слушал и морщился. «Московские правила» явно не разрешали таких экзерсисов. Наверняка все деревенские хозяйки толкутся на торговой улице Зандама, такая улица там одна. Наверняка кто-то из сплетниц увидит, что Марта покупает мужскую одежду. Это не пойдет.
        Он сказал, как мог ласково и подхалимски, что дорогой Марте придется съездить в Амстердам, найти магазин для толстяков и сделать там все покупки. Она поняла и согласилась - пожалуй, еще с большим энтузиазмом. Немедля достала сантиметр, обмерила дорогого своего постояльца и собралась было ехать сейчас же, так что пришлось снова ее окорачивать, говорить, что пока она доедет и найдет нужный магазин, он и закроется.
        В конце концов порешили оставить это на завтра. Марта принялась готовить еду, а Умник внезапно ощутил приступ злобы, даже отчаяния: впервые за несколько лет ему было нечем заняться. Ни дела живого, ни справочников, ни любимых книг - ничего. Он не мог даже смотреть телевизор; идиотское занятие, но на самый худой конец годится, однако и этого он не мог, потому что телевизор стоял в гостиной, перед окном во всю стену, а занавешивать окна первого этажа в Голландии не полагается решительно. Это привлечет внимание более пристальное, чем покупка целого контейнера мужской одежды.
        Беда была в том, что Умник не мог сейчас работать, то есть изобретать. А не мог потому, что был болен своей новой «машинкой», первый образец которой лежал закопанный в гараже, у задней стены. На бумаге - или в голове, что одно и то же - с этой темой больше нечего было делать. Надо было строить второй образец, на порядок более мощный, и картинка его, объемная картинка, давно уже нарисовалась в голове - объемная, но общая, без деталей. Чтобы появились детали, нужен Рон…
        Берт шепотом выругался по-черному, покопался на жалкой книжной полочке Марты и нашел «Пиквикский клуб», книжку, которую терпеть не могла его мамаша, а он в пику ей полюбил. Раскрыл наудачу и натолкнулся на замечательный, уже много лет - с детства - любимый: период: «К обиде добавляют оскорбление, как сказал попугай, когда его привезли в Англию и заставили говорить по-английски». Он захохотал, и на душе стало много легче.
        Не стану утверждать, что этот освежающий дулу хохот телепатическим путем отозвался за океаном, в мичиганском городишке Хоуэлле. Но примерно в это же время - около двух часов дня - Нелл вдруг перестала всхлипывать и объявила Джону, как старшему охраннику, что ей необходимо съездить в банк и за покупками и если уж ей запрещено одной выходить на улицу, пусть он пошлет кого-нибудь нз своих бездельников ее сопровождать. Чтобы ее не взорвали, как этот проклятый цех.
        Джон галантно ответил, что почтет за счастье сопровождать мадам самолично и возьмет Смарти вести машину Нелл очень хотелось высказаться насчет черномазых, как водителей, так в пешеходов, но она воздержалась - без Умника Нелл стала Заметно менее самоуверенной.
        Господин Клемент Гилберт тоже изменился за последние дни. И с него последние события посбили спеси - он так и формулировал это про себя. Три дня назад он был глянцевым человеком с журнальной обложки, носителем титула «человек года»,
«звездным мальчиком» - его называли и так. Был могущественным человеком, миллиардером.
        Сегодня он оставался миллиардером, но ощущал себя ничтожеством. Он - делец и социолог - мог все это предвидеть. Обязан был предвидеть. Обязан, И вот теперь он сидел в своем кабинете под самой крышей своего небоскреба, механически вершил дела своей фирмы и мрачно ловил себя на мысли: все было своей все было чужое.
        В огромном здании многие передвигались на цыпочках, а те, что помладше, до кого не докатывался начальственный гнев, тоже чувствовали себя вроде как прибитыми. Ходили темные слухи, что ко взрыву на Детройтском сборочном причастен кто-то из персонала
        - впрочем, в том не было ничего удивительного: газеты и телекомментаторы не уставали высказывать разные предположения. Браун - офицер заводской полиции, чудом спасшийся при взрыве, - был настигнут в больнице корреспондентом Си-эн-эн, и два дня подряд его отрешенное от мира лицо мелькало на телеэкранах и на газетных полосах. Показаны были и похороны Арона Стоуна на его родине, в Вирджинии, - совершенно уже романтическая история. По настоянию деда в родителей, Арона, похоронили на местном кладбище, рядом с могилами других Стоунов, черных и белых, африканцев и англосаксов: потомков рабовладельцев и потомков рабов там хоронили рядом.
        Си-Джи старался не знать всего этого. Отбрасывать прочь. Звонки друзей приводили его в пущую ярость, Они воображают, что ему надо сочувствовать! Когда позвонил Тим-Лошадка, он приказал мисс Каррингтон, чтобы господина Пратти ни при каких - слышите? - ни при каких обстоятельствах с ним не соединяли.
        Первый раз в жизни сухо разговаривал с матерью. И первый раз в своей ипостаси президента он бездельно сидел в кабинете, выходящем панорамным окном на самую богатую часть самого богатого города в мире, Не делал ничего. Сидел и ждал ответа от Бабаджаняна.
        Пока на востоке Америки дотягивался этот мглистый и мучительный для наших героев день, на западе Европы наступила ночь.
        В деревушке под Амстердамом сыпало с неба - не то снег, не то дождь; Умник вертелся с боку на бок в своей стерильно чистой спальне; среди ночи где-то далеко заблеяли овцы, он долго лежал в слушал их стонущие жалобы. В уединенном поместье у Сен-Жирона, у границы Франции с Испанией, ночь тоже прошла неспокойно: Энн Гилберт долго не засыпала - думала о Клеме, о своей незаконченной программе и, конечно, о виновнике всех бед и тревог, об Эйвоне. Тоже слушала звуки ночи; шелестел теплый ветер, дующий вверх из долины, изредка доносилось странное запредельное жужжание - в неведомой дали проносился скоростной экспресс; странно, днем поездов не слышно совсем, думала Энн. Едва ока заснула, пришлепал босыми ножонками Клем-младший; что-то привиделось ему во сне. Он забрался под одеяла и мгновенно уснул, а Энн дремала вполглаза, стерегла его, иногда проваливалась в глубокий сон и тут же просыпалась от страха: повторялось одно и то же сновидение, в котором Клем-старший брел но кирпичным развалинам и кто-то неразличимый поднимал, как в телефильме, винтовку с оптическим приделом, и тут сон обрывался.
        Довольно далека от Энн, но рукой подать от Умника, в отдельном номере гостиницы франкфуртского аэропорта, спала Амалия. Она-то спала крепко, без снов, и заснула мгновенно, успев только подумать, что поступила правильна, выдержав характер и отказавшись в эту ночь спать с Джеком.
        Впрочем, Джек не особенно огорчался. Он наивно полагал, что теперь крошка Аммн от него не уйдет. «Жаль, что остриглась, - думал он, засыпая. - Грива у нее была убойная»,
        Для них, двух американских хранителей чужих жизней, новый день начался раньше, чем для всех других героев этой истории. В восемь ноль ноль по месткому времени Амми а Джек уже отработали утреннюю зарядку - поскольку в гостинице не было тренажеров, позанимались на пару, - прошли неприятный, немецкий душ (вода, по мнению Амалии, была жесткая), плотно позавтракали (по мнению Амалии, еда была жирная). В восемь ноль две они позвонили из автомата господину Ренну, поскольку вчера он не сумел достать нужного человека и просил перезвонить утром.
        Замечательный вице-директор снова был на месте в сказал, что все улажено: шеф охраны через полчаса оставит распоряжение у секретаря, чтобы их допустили к компьютеру.
        - Чтобы мы сами могли посмотреть на экран? - уточнила Амалия.
        Ренн подтвердил многозначительно;
        - Да, фройляйн, именно так, - и вдруг добавил:
        - Э-э… Полагаю, мои люди уже прибыли во Франкфурт-на-Майне… Один из них, брюнет, сто семьдесят сантиметров, в темно-синей шляпе с полями, с девяга-ноль-ноль будет ждать контакта с вами у входа в магазин дьюти-фри «Майкл» на втором этаже. Его имя Томас, пароль - моя деловая карточка. Ваш пароль - ваша карточка с надписанным моим именем. Может подойти и ваш напарник.
        Амалия неслышимо издала национальный американский вопль восторга - «у-у-ау!» - впрочем, изобразить этот визг никакими буквами нельзя. И спросила:
        - Их, задача?
        Ренн солидно ответил:
        - Локализовать возможное наблюдение за вами противника. Томас - весьма квалифицированный специалист.
        - Сердечнейше вас благодарю, господин Ренн! - воскликнула Амалия.
        - О нет, это мой долг и моя служба, фройляйн, - ответствовал тот.
        Амалия быстренько передала хорошие новости Джеку, они сдали ключи портье и зашагали в аэровокзал.
        Этим утром Джек был настроен брюзгливо. «Имеет право, - подумала Амалия. - Дура я все-таки, что соблазнилась в ту ночь, но ведь два месяца без мужика - это и рехнуться недолго…»
        - Не понимаю, почему ты так уверена, что он полетел дальше, - ворчал Джек. - Сел на поезд или автобус, и ищи-свищи…
        Амалия его не слушала; ее словно била внутренняя дрожь радостного предчувствия. Она проскочила в дверь аэровокзала и вдруг ощутила, что возбуждение сыграло с ней шутку: надо немедля зайти в туалет, такое иногда уже бывало. Дамская комната была недалеко от входа, и таи Амалия обнаружила нечто приятное; автомат для продажи женских деликатных штучек - прокладок и тампонов, Собираясь в дорогу - спешно, как мы помним, - она не сунула в сумочку эти самые прокладки и по сей причине несколько страдала. Правда, прихватила трусики.
        Прощу у читателя прощения за интимные подробности из жизни крошки Амалии, но они прямо связаны с ее приключениями. Она взяла пакетик из автомата, зашла в кабинку и, сидя на унитазе, принялась присобачивать прокладку к трусикам, с досадой думая, что за хлопотами забыла купить упаковку запасных: взятые из дома она уже извела. Нагнулась к коленям и увидела под дверью, дюймов на пятнадцать не достающей до пола, ноги в приметных дамских ботинках: высоких, со шнуровкой и двумя ремешками поверх шнуровки - на пряжках
        Она была хорошо подготовленным профессионалом, в свое время прошла долгую тренировку наблюдательности, а за месяцы работы в Хоуэлле навыки восстановились. Только что, пробегая от автоматических дверей аэровокзала - направо и в коридор, - она зафиксировала эти нестандартные ботинки, как и тьму других деталей, лиц, человеческих фигур, автоматически оседающих в памяти. Амалия пригнулась пониже и увидела ноги до колен и край черной юбки в широкую складку; нет, это брюки-юбка… Странно: «хвосту» незачем входить в уборную следом за объектом, надо ждать снаружи, не засвечиваясь. А! Есть вариант. «Она проверяет, не назначено ли у меня здесь рандеву, - прикидывала Амалия. - Если так, она выйдет отсюда не раньше, чем я пойду к двери. И сама в кабинку не зайдет. Будет наводить красоту перед зеркалами».
        Ноги тем временем исчезли. Пришлось пригнуться к самому полу; вот она где - в зальце с умывальниками, действительно…
        Амалия неторопливо натянула на себя всю амуницию, одернула куртку и тоже подошла к умывальнику. Дама в черных брюках, ботинках и сизо-черном пальтеце как раз направлялась к выходу. На соседнем умывальнике осталась лежать раскрытая пудреница.
        "Ложная тревога, - подумала было Амалия. - Ушла». Но подумав так, не успокоилась и в свою очередь прошла вдоль кабинок, заглядывая под двери. Тревога оказалась не ложной, ибо все кабинки были пусты. Следовательно, ботинки с пряжками убедились: здесь рандеву устраивать не с кем А на случай, если кто зайдет, ботинки оставили пудреницу: ах-ах, дамы, ах, я забыла, пришлось вернуться! Амалия вышла, оглянулась
        - ботинок не видно - и шепнула Джеку:
        - Мы под колпаком.
        Джек угрюмо кивнул и мимикой изобразил недоумение - он-де ничего не заметил. Но приотстал и шел дальше параллельным курсом, наблюдая за тылами.

…Полицейский начальник был любезен на удивление; видимо, господин Ренн чем-то его улестил. В два счета Амалия получила доступ к компьютерному терминалу, с ней и здесь были крайне любезны - предупредительны, можно сказать, и она решилась на дерзкую просьбу. Штука в том, что ей остро не хотелось называть новое имя Эйвона: не нужно, чтобы здесь знали, из-за кого такая суета. Фрау, сидящая у терминала, вызвала окно запроса, и тут Амалия - тысяча извинении, почтенная госпожа, но такова специфика нашей работы, мы не можем разглашать имя подозреваемого - попросила, чтобы та отвернулась, когда Амалия будет набирать это имя. Фрау дисциплинированно не обиделась, в строку впечаталось заветное имя ТЭКЕР, и через пару секунд выскочил ответ: Амстердам, Схипхол, рейс Na…
        На этот раз Амалия не сдержалась и взвизгнула, чем немало шокировала компьютерную фрау. Впрочем, извиняться было некогда. Наступило время рандеву с человеком в синей шляпе.
        И опять все прошло, как по маслу. Амалия уронила свою карточку у двери магазина, джентльмен в синей шляпе шустро ее подобрал, вошел следом, вернул карточку вместе со своей и сопроводил фройляйн в магазинные междурядья. Там они и пошептались. Не дожидаясь вопросов, Томас сказал, что пока - он подчеркнул это слово - слежки за ними не отмечено. Амалия же ответила, что она заподозрила слежку, и описала даму в черных ботинках, Тут парень присвистнул и сказал; «Ого! Вот это класс! Как вы ее установили?» Оказалось, это его подчиненная, которой поручено охранять Амалию на территории аэровокзала.
        - Ну, вы даете, - сказала Амалия, однако не стала спрашивать, как они ее, Амалию, узнали - в сущности, это дело техники.
        - Да уж как умеем, - сказал Томас.
        Они с удовольствием смотрели друг на друга. Приятный парень, типичная «нянька»; очень ловко маскируется под гомика, подумала Амалия. Одобрительно покивала. ему и взяла банку шипучки для себя и банку клюквенного сока для Джека: надо хоть малость утешить напарника… Томас спросил, чем он может быть полезен прекрасной даме. Амалия сказала, что неплохо бы устроить так, чтобы они с напарником отбыли в Амстердам без «хвоста» - и вообще, чтобы никто не знал об этом факте их биографии. Томас собрал у глаз морщинки и объяснил, что такую задачу трудно выполнить в этом Вавилоне: наружку уверенно не отследишь, а скрыть их отбытие от всего мира не удастся наверняка. Он предложил бы уважаемой фройляйн автомобиль - всего 400 километров по лучшим в мире германским автобанам, то есть четыре часа, если ехать не торопясь. Нет, брать машину напрокат не надо: это тоже оставит след, господин Ренн может выделить вам две машины, пусть фройляйн не сомневается…
        А она - усомнилась. Слишком чисто, слишком четко. Пахнет ловушкой. Даже то, что господин Тэкер отыскался с такой легкостью, показалось вдруг подстроенным. Это, впрочем, было явной нелепостью; но услужливость Ренна и его подчиненных наводила на подозрения. Преодолевая тягостные предчувствия, Амалия спросила:
        - Зачем нам две машины, Томас?
        - Одна для вас, другая для отсечки, - с некоторым удивлением ответил тот.
        Она поняла. Если за ними двинется «хвост», вторая машина сможет его зафиксировать и отсечь. И спорить было не о чем: ловушка или нет, приходилось соглашаться.
        Они договорились, что встретятся через полчаса в кафе. Томас объяснил, в каком, - и вышли от «Майнна» через другую дверь, Амалия нашла Джека, крайне недовольного жизнью, привела в кафе, и он снова начал брюзжать: наверняка их «ведут», как
«вели» в Детройте, и никакой Томас этого не обнаружит, и на автобане этом немецком, в потоке, он ничего не сумеет определить, и что она собирается делать, если этот ирландский клоун (то есть Эйвон) остановился в Амстердаме, - он, Джек, полагает, что голландского-то языка Амми не знает, несмотря на свои выдающиеся таланты. И вообще все плохо, брюзжал Джек, потому что обнаружить человека в большом городе не удается лучшим полициям мира, хотя в поиске задействованы сотни профи и толпы осведомителей, и ничего еще, если он в Амстердаме, - а если он перепрыгнул в Париж?
        - Ты понимаешь, почему он удрапал? - вопросил наконец Джек. - От взрывников этих, что ли, драпает?
        - Я-то понимаю, паренек, - в тон ему ответила Амалия, и тут настало время двигаться дальше.
        И они двинулись дальше, покатились так гладко, словно сам Господь устилал им путь ковриком: подошла Тома-сова дама - в приметных ботинках - и провела их к машинам, неизбежным «гуронам» в европейской модификации. Головную повел сам Томас - американские гости устроились на заднем сиденье, а сзади шла машина сопровождения с тремя мрачными немцами.
        Рванули, выкатили из аэропорта славного города Франкфурта, и зашелестел асфальт автобана под шинами, пожирающими километры дороги со скоростью, непри-
        Вычной даже американцам. Туннели, виадуки, развязки; справа - живописные берега Рейна, и вдруг резкий поворот на узкую дорогу, пустую и извилистую.
        Это было где-то не доезжая Бонна. Амалия подумала: вот оно, вот и ловушка, - и сжала калено Джека. Тот сунул руку за отворот куртки. Забормотал телефон. Амалия не разобрала слов; на порядочной дистанции сзади был виден силуэт машины сопровождения. Она спросила;
        - Томас, в чем дело?
        - Проверка на вшивость, фройляйн. Ребята говорят, за нами никто не съехал. Возвращаемся на шоссе, все будет о'кей…
        Но ей не удалось расслабиться вплоть до границы. Лишь когда у них проверили документы и понятные немецкие надписи сменились полупонятными голландскими, она вздохнула и ощутила, что шейные мышцы ноют от напряжения. Теперь шоссе двигалось уже не так стремительно, и через некоторое время впереди и слева мелькнул самолет, набирающий высоту, - один, потом другой. Они подъезжали к Схипхолу.
        - Боюсь, здесь мы вам не слишком нужны, ребята, - сказал Томас. - Если желаете, можем оставить вам машину. Они стояли у самого здания аэровокзала; Томас повернулся на сиденье в смотрел на них с Джеком. Он словно разрешил себе пообщаться с гостями - странный парень.. Амалия вдруг поняла, что он говорит по-английски, и очень чисто, и ответила:
        - Если только вы не говорите и по-голландски…
        - Французский, итальянский - пожалуйста, - с комической серьезностью объявил Томас. - Голландский - увы… Рад бы помочь в безнадежном деле, но…
        - Это уж точно, - мрачно сказал Джек. - Безнадега,
        - Ничего, здесь все говорят по-английски, - утешил его Томас. - Это вам не Франция.
        - Ладно, поглядим мы на них, - сказала Амачия. - Громаднейшее спасибо вам и вашей команде, коллега. И господину Ренну передайте нашу сердечную благодарность.
        Томас махнул рукой, приоткрыл было дверцу машины,
        И вдруг спросил:
        - Что за инцидент, ребята, был в Детройте? В прессе шум-тарарам, у вас -
«готовность ноль», а чтовзорвали - неизвестно. - Он снова махнул рукой. - Впрочем…
        Было видно, что служебная выучка мешает ему спрашивать. «Так вот почему с нами так носятся, - подумала Амалия. - Эх, кабы я сама знала толком…» Но она была профи, наша Амалия, и память у нее была пронзительная, так что безумная гонка через три аэропорта ничего не вытеснила. Она вспомнила внезапное замечание МаЗена - в вертолете - насчет взрыва и ответила;
        - Взорван опытный цех с образцом новой машины. По-видимому, хотели уничтожить этот опытный экземпляр. - Подумала и добавила; - Разработанный на основе какого-то нового изобретения.
        - Это и до нас дошло, - застенчиво сказал Томас. - Даже больше, фройляйн: революция а автомобилестроении. Да что, наше дело маленькое… Успеха!
        Так вот и распрощались, хоть и было жаль. Громадина Джек пожал руку Томасу и вместе с крошкой Амалией, далеко не достающей ему до плеча» двинулся в аэровокзал, а Томас посадил за руль одного из своих громадных парней я прилег на заднем сиденье. Не часто удается соснуть часок во время рабочего дня - а ведь он длинный при «готовности ноль», этот рабочий день…
        Амалия оглянулась, входя в двери. Какой приятный и деловой парень, подумала она.
        "Бабаджанян Овсеп; год рождения…» Си-Джи швырком закрыл папку. Ничего ему не надо было знать об этом господине; ничего - сверх того, что он уже знал. Убийца. Остальное Клем увидит сам, при встрече.
        Удивительвю было, что Бабаджанян предложил встречу «у господина Бенедикта», у дядюшки Би то есть. Это было странно и, в общем-то, нехорошо: он не боятся подслушивания и, следовательно, не собирается быть откровенным.
        Хотя черта ли ему быть откровенным… Он что - скажет: извините, уважаемый, за то, что я приказал взорвать вашу лавочку?
        Бог с такими приятными мыслями Си-Джи и отправился на встречу с бензиновым королем. Он очень хорошо помнил предыдущую поездку к дядюшке - солнце, тень вертолета на воде, «Морского единорога», стоящего на якоре среда других судов морского класса.
        Проклятые убийцы.
        Ничто, кроме интуиции, не говорило ему, что именно этот человек со странной фамилией организовал диверсию, но Си-Джи всегда доверял своей интуиции и был намерен доверять впредь.
        Намерен доверять впредь.
        Клем вздохнул и попытался расслабить все мьшцы, как рекомендовал ему массажист: откинуть голову на спинку вертолетного кресла, последовательно проверить руки, шею, плечи, спину, ноги. Закрыть глаза. Когда он открыл их, внизу показалась знакомая лужайка. У портала виллы на сей раз никого не было - так он и договаривался с Би. Пилот Филд оглянулся и спросил:
        - Куда прикажете сесть, господин Гилберт?
        Си-Джи сказал, что поближе к деревьям, и они в грохоте и свисте свалились с неба. На задних сиденьях зашевелились охранники, готовясь к ритуалу высадки: гориллы выпрыгивают, бдительно озирают все окрест, а затем из кабины выплывает сам. Жизнь, как в приключенческом романе, подумал он и посмотрел на часы. До назначенного времени оставалось четыре минуты; из дома так никто и не вышел. Правильно… Нечего и вид делать, что здесь некое гостевание. Звонить дядюшке он не стал, понимая, что старый хомяк уже торчит у окна с биноклем,
        - Выходим, - скомандовал он и после окончания ритуала спрыгнул на траву.
        Снова стояла теплынь, трава была сухая, с залива тянуло ветром, остро пахнущим водорослями.
        В небе застучало-затарахтело, из-за деревьев вывернулся в точности такой же коптер, сделал круг и аккуратно, столбиком, пошел на посадку. Сел на положенном расстоянии, погасил вращение ротора, и на лужайку спрыгнул здоровяк в костюме - спрыгнул, опустил лесенку. Пауза. Затем по лесенке скатился колобок. Интересно, что Бабаджанян произвел на Си-Джи совершенно то же впечатление, что и на Амалию: округлое что-то и потешное - колобок. Он был в своей непременной кожаной куртке и кепке.
        Надо заметить, дорогой читатель, что в Америке отношение к кожаным курткам иное, чем в России: во-первых, они встречаются куда как реже; во-вторых, они не престижны и не служат знаком какой-то группы, кроме разве что рокеров, носит их молодежь всех классов. И лишь наметанный глаз может отличить куртку ценой в двести-триста долларов от куртки за три тысячи. Так что увидя наряд господина Бабаджаняна, Си-Джи только подумал, что человек этот эксцентричен - тем более что под курткой была ковбойка с расстегнутым воротом.
        Заметив Си-Джи, колобок приветственно взмахнул рукой и покатился к нему; человек в костюме остался на месте.
        - Господин Гилберт, если не ошибаюсь? - певучим тенором спросил Бабаджанян,
        - Господин Бабаджанян?
        Попытки подать руку не было; Си-Джи записал это в актив противника и с интересом его рассмотрел. Более всего на этом лице были заметны глаза: очень большие, очень темные и грустные, с удивительно густыми и длинными ресницами. Рот был тоже большой, темный и грустный, но с веселыми ямочками в уголках. Ладно, подождем первой фразы, подумал Си-Джи.
        Первая фраза должна была быть примерно такой: «С чем вы меня приглашали, господин хороший?» Бабаджанян вместо этого спросил:
        - Собрались беседовать на чистом воздухе, господин Гилберт? Не холодно? Си-Джи ответил как надлежало:
        - Вы - гость, выбор места за вами,
        - За мной? Я-то не прочь посидеть у камелька. Зима. Я - человек южный, господин Гилберт…
        "А живот у тебя изрядный, - подумал господин Гилберт, - под таким жиром - и мерзнешь».
        Пошли к дому, причем гость мановением руки оставил своего охранника на месте. Си-Джи не препятствовал двум своим проводить их до парадной двери - ее с поклоном распахнул важный седовласый дворецкий во фраке.
        - Добрый день, Ричарде, - сказал племянник хозяина, Гость же внезапно поклонился дворецкому и провозгласил:
        - Спасибо, сэр! Вы очень добры.
        Ричарде прямо-таки остолбенел. За годы служения господину Уайту, богатому и знатному джентльмену, потомку первопоселенцев (что Ричарде особо ценил), с ним никто так не обходился. Он безошибочно уловил издевку - не над собой, а над хозяйским домом и обычаем - и вздернул подбородок.
        - Ничего, мне не трудно. Всегда рады гостям, сэр.
        И тогда Си-Джи вдруг развеселился. Нет, не расслабился - просто ему стало весело. Пока Ричарде принимал у него плащ, он вспомнил, что фамилия-то у дворецкого совсем другая, что в Ричардса его перекрестил дядя, и не почему-нибудь, а потому, что в каком-то романе Диккенса хозяин приказывает называть служанку Ричарде и не иначе. Дядюшка любил Диккенса, что было непонятно: сплошная сентиментальность. Какой же это роман все-таки?..
        Прошли в библиотеку. Гость - он не снял своей куртки-с удовольствием огляделся и заметил:
        - В Америке редко увидишь такое собрание, господин Гилберт.
        Си-Джи промолчал. Твой первый ход, думал он, начинай давай…
        Бабаджанян бесцеремонно разложил кресло, так что выдвинулась подставка для ног, уселся, устроил на подставке короткие ножки, вздохнул и сказал наконец;
        - Приглашали меня вы, сэр… Слово за вами.
        - Вы велели взорвать наш цех, - сказал Си-Джи и сделал паузу. Тот промолчал, даже не пошевелился. - Не сомневаюсь, вы знали, что я это знаю и дам намек полиции, но вам на это плевать,
        Снова ни малейшего движения. Колобок грустно смотрел на него, и только. Си-Джи добавил еще:
        - Погибли два человека, сударь. Полагаю, вам и на это плевать. Вы думаете лишь о том, чтобы сохранить свои доходы.
        Опять молчание. Естественный вопрос; «А вам что, не важны ваши доходы?» - не последовал. «Не раздражаться», - напомнил себе Си-Джи.
        - Боюсь, однако же, что вы не осознали истинного положения вещей. У вас есть дети?
        - Четверо, - ответил наконец Бабаджанян. - И внуки. - Он чуть приподнял круглый подбородок и смотрел на Си-Джи с интересом.
        - Через тридцать лет на этой планете будет нечем дышать, если мы не перестанем ездить на бензине…
        - Э, вот вы о чем! - почти перебил его гость. - Что, ваш электромобиль спасет жизнь на Земле? Так это же миф.
        - Перестанем сжигать бензин - сохраним атмосферу… - несколько потерявшись, возразил Клем.
        - Ну-ну, сэр, а электростанции, которые работают на нефти? У них ка-пэ-дэ еще ниже, чем у ваших авто. - Гость взмахнул пухлой ручкой. - Получится то же на то же, и это в лучшем случае.
        "Неужели не знает? - думал Си-Джи. - Неужто считает, что изобретен феноменальный аккумулятор, а вовсе не генератор, извлекающий энергию из материи?»
        За этой мыслью последовала другая: если они так распоясались из-за одного лишь бензинового рынка, то что с ними будет, когда они узнают, что наступает конец и рынку топлива для электростанций и самолетов? Что нефть будут потреблять только химики и, может быть, реактивная авиация?
        И третья мысль: объяснить ему это - значит стократно усилить угрозу,
        Бабаджанян рассматривал его, чуть наклонив голову набок. Пауза затянулась, надо было что-то говорить, - Си-Джи никак не мог решиться, и, как всегда, собственная нерешительность привела его в ярость. Он сел, упер руки в подлокотники и приготовился продолжить свою филиппику, но гость заговорил первым:
        - Господин Гилберт, почему вы решила, что приказ о взрыве вашего цеха отдал я?
        Теперь промолчал Си-Джи. Посидел, как бы ожидая следующего вопроса, - его не последовало. Тогда он спросил сам:
        - Кто же его отдал, не скажете ли?
        - Ба-а! Не имею понятия, сэр!
        Теперь картинка сложилась: ни слова правды от этого человека ждать нельзя. Не потому, что он какой-то особенный лгун, - скорее всего, это не так. Просто он приехал с главной целью: выудить как можно больше информации. И со вспомогательною целью: напутать, напугать еще сильнее.
        И насчет аккумуляторов он лжет, Интервью, отобранное у Лошадки, они же наверняка смотрели. Надо было все-таки узнать, что разболтал им этот испытатель… не Стоун, Стоун погиб. Его напарник.
        - Жаль, - сказал он наконец. - Жаль. Вы все-таки интеллигентный человек.
        - Не понял, - решительно объявил его собеседник.
        - Жаль, что лжете, сэр. А если не вы, кто тогда? Дан Эрикссон?
        Густые полукруги ресниц вроде бы шевельнулись - намек на движение, но Клем успел уловить его и понял, что попал в точку. Это было немыслимо: Дан, американский джентльмен до мозга костей, богач не в первом и даже не во втором поколении, отдает приказ о диверсии!
        - Я бы не хотел вести беседу в таком тоне, - пропел Бабаджанян. - Оскорбительно и для меня, и для вас. Зачем вы меня пригласили? Наше с вами время стоит дорого.
        - Хочу кое о чем вас предупредить, господин Бабаджанян. Тот вдруг улыбнулся и промолвил:
        - Вам трудно произносить мою фамилию. Зовите меня Джо, если вам угодно. Слушаю вас.
        - Я хочу, чтобы вы передали своим компаньонам следующее. Во-первых. Технологическая документация на двигатель размножена; она хранится и в электронных сейфах, и в обыкновенных. В Штатах и за грающей, Если вы убьете изобретателя, ничего не изменится, Во-вторых; корпорация «Дженерал карз» не стремится быть единственным владельцем технологии, документацию получат все автомобильные фирмы мира. - Он с нажимом произнес слово «мира». - Чтобы остановить этот процесс, вам придется убить…
        Бабаджанян наклонился вперед,
        - Господин Гилберт, не могу разговаривать в таком тоне. Я ухожу.
        Он действительно поднялся, задвинул подставку и засеменил к двери. Внезапно остановился, повернулся к Си-Джи и добавил:
        - Жаль, что не удалось поговорить. Всего доброго. Тогда Си-Джи угрожающе поднял руку и, глядя прямо ему в глаза, сказал:
        - И запомните, на ваши меры есть и контрмеры. Аналогичные. Так что подумайте… сэр…
        Блестящие глаза-сливы полуприкрылись коричневатыми веками - Бабаджанян повернулся и открыл дверь,
        "Что же, я сказал все, что хотел, и ты это воспринял», - думал Си-Джи, провожая его до крыльца.
        Ричарде выпустил их наружу и стоял рядом с Си-Джи,
        Пока вертолет принимал свои ценный груз и поднимался. Когда он исчез из вида, сказал:
        - Очень своеобразный господин, сэр. Он из Мексики, позвольте спросить?
        - Нет, дорогой мой, он американец.Очень богатый и очень образованный, насколько я знаю.
        Заглянув в досье Бабаджаняна, он успел отметить - прежде чем захлопнуть его и отшвырнуть, - что этот Овсеп знает пять европейских языков, кроме английского, армянский и древнеармянский. Какой только чепухи не схватываешь при беглом взгляде, подумал он. Что мне в том толку. Пусть даже Бабаджанян и понял угрозу - он хваткий и быстрый, несмотря на внешность. Но говорить следовало с Эрикссоном, однако…
        Из дома выскочил дядя Би, хотел что-то сказать, но увидел дворецкого - тот придерживал двери.
        - Можете идти, Ричарде, распорядитесь насчет кофе. Ну, каковы успехи, племянник?
        - Ох, не знаю, - сказал Си-Джи. - А как ты думаешь, какому христианскому имени соответствует армянское «Овсеп»?.,
        Дядюшка подумал - он был известен своей любовью к лингвистике, - переспросил, как это будет по буквам, и предположил, что Джозеф. В английском языке так произносится имя «Иосиф».
        Так вот почему он предложил называть его Джо, понял Си-Джи. И, следуя за Би в зимний сад, где дядя любил принимать гостей и попивать кофе, он думал еще, что не первый раз в жизни блефует - отнюдь не первый, - но впервые, пожалуй, так грубо: он ведь представления не имел, где сейчас находится документация на генератор Эйвона, да и есть ли эта документация вообще. Ему давно уже доложили, что при раскопках развалин цеха не нашли никакой документации, что основная ее часть хранилась в компьютере Рональда Басса, разбитом вдребезги при взрыве, а приложений по «материалу икс» - катализатору, благодаря которому идет тихая атомная реакция,
        - никогда и не было, по-видимому, Эйвон держал эту информацию в секрете. Какие-то обрывки документов сохранились в компьютерах других инженеров, и клочки эти сейчас пытаются восстановить,
        "Черт побери, как это я свалял такого дурака, - размышлял Си-Джи. - Сукин сын, и ловко же он удрал, ирландская своевольная скотина…» Клем не заметил, как сел в кресло стиля кантри XIX века и поднес ко рту чашечку знаменитого дядюшкиного
«мокко». Оглянулся, увидел пальмы под стеклянным куполом, взволнованное красное лицо Би, Пробормотал что-то вроде «извини, мне пора», допил кофе и встал. Надо было срочно переговорить с Мабевом. «Дьявол, - подумал Си-Джи, - наш вице-директор становится более важной фигурой для фирмы, чем я сам».
        Мабен тоже чувствовал себя по-идиотски. Впервые а жизни он был подвешен между законом и беззаконием, в, помимо даже уколов встревоженной совести, ощущал практические неудобства такой позиции. Казалось, самое дело для Джо Бернаноса - проследить связи агента ФБР Родригеса и, может быть, агента Карпентера. Так оно и было бы, продолжай агенты заниматься взорванным цехом - но ведь он, Мабен, настучал на них директору ФБР, и сейчас они сдавали дела другим специальным агентам; один был из старых зубодеров, из мастеров Мабенова поколения, - любопытно, сумеют ли купить и его… Прежней бригаде не удалось выяснить ничего нового, что и понятно: они и не хотели выяснять. Даже хвостик, за который удалось ухватиться агенту Грэгу, - адвокатская фирма «Грум и Кени» - оказался пустышкой, И конечно же, тайное задание босса и разговор с человеком без лица - вот что сидело в нем, как раскаленный гвоздь. Проклятая жизнь. Приходится платить за все. Несколько лет спокойной работы, достойного дела, сознания того, что тебя ценят и уважают, - и вот, наступает расплата. Снова, грязь. Даже хуже того: теперь он ощущает себя
преступником.
        Мабен сидел в своем кабинете, слушая доклад молодой женщины, - она временно занимала место Амалии и работала сейчас по линии связи с ФБР. Вертел в руке карточку «Сити-бэнк», только что поступившую по почте, - «денежную карточку», по которой получают наличные. Новая чековая книжка лежала на столе еще не распечатанная.
        - Хорошо, - сказал он. - О поступающей информации докладывайте в любое время суток. Спасибо, мэм.
        Барышня самоуверенно кивнула и пошла к двери. У нее и походка была самоуверенная. Мабен почему-то пожал плечами и, распечатывая чековую книжку, вспомнил об Амалии. Да что там - вспомнил; мысль об ее поисковой деятельности постоянно помещалась где-то у виска, и мысль эту приходилось отводить в сторону. Найдет - не найдет; притащится за нею «хвост» к Эйвону или нет, или уже притащился. Или убийцы сами его нашли - без нее; денег у них, хоть купайся…
        Едва Мабен успел выписать чек для Бернаноса, как его вызвал к себе президент корпорации, и Мабен немедленно поднялся в кабинет Си-Джи. Голос у президента снова был неприятный, как наждачная бумага. Ну точно, опять что-то случилось…
        Оказалось - не так, не случилось, и даже наоборот: он, Жак Мабен, был более чем прав, когда разрешил своей сотруднице ринуться по следу Эйвона. Но - непременное
«но»! - надо было пускать группу, чтобы найти наверняка, и быстро.
        - Извините меня за резкий тон в последние дни, - говорил босс. - Не сомневаюсь, причины этого вам понятны. У вас тоже было нелегкое время, Жак. Я же, смею сказать, вообще не был подготовлен для, э-э, криминальных ситуаций. Мы оказались в нелепом положении. Мы не можем возобновить работу над электромобилем, поскольку у нас нет ни руководителя работы, господина Басса, ни технологической документации. Она погибла. Восстанавливать ее на основе остатков генератора, как мне доложили, можно, но это долгое и, по правде сказать, нелепое занятие…
        Босс против обыкновения не сидел за столом - ходил по кабинету от южной стены к северной и обратно. Мабена он попросил сидеть. «Эк его опалило, - думал Жак. - Словно тем взрывом в лицо ударило… И еще семья Бог знает где у бедняги…»
        - Не смею вам советовать, Жак, но я послал бы группу на помощь вашей сотруднице. Самых надежных людей, мне кажется. Найти Эйвона и убедить его передать нам документацию. Не сомневаюсь, он ее сохранил.
        Вот так это было сформулировано. «Самых надежных людей» - еще бы! Но где их взять
        - надежных-то, - если среди твоих задач нет ничего второстепенного!? На охрану президента компании и его семьи тоже надо самых надежных - и вообще у него, Мабена, не сыскная контора, сыщиков надо подбирать годами. И тем более - если тебе противостоят самые богатые люди мира. Ты наберешь надежных людей, а их купят.
        - Слушаюсь, сэр. Я попробую сформировать такую группу, сэр. Сейчас ее сопровождают люди господина Ренна из немецкого филиала.
        Президент компании поднял брови - что, мол, за господин Ренн? Мабен не стал ему это объяснять и не стал говорить, что эти люди - охранники, а не сыщики.
        Часть 2
        Амалия вошла в здание аэропорта «Схипхол», причудливое приземистое сооружение, распростертое наподобие морской звезды в дальнем предместье славного города Амстердама. Вошла, деловито огляделась в поисках автоматического менялы: немецкие марки у них еще оставались, а гульденов не было. Автомат, разумеется, был тут же, рядом, и Амалия послала Джека менять наличность, а сама пошла по залу - осмотреться. Установила, что толпа мало отличается от франкфуртской (пожалуй, больше наркоманов), что полицейских не видно ни одного и что, зная английский и немецкий, можно разбирать и голландские надписи. Когда она вновь направилась к автомату, Джек уже скармливал ему оставшиеся дойчмарки. Амалия уже почти дошла до Джека, как вдруг ее глаза остановились на человеке, стоявшем; в крошечной очереди к этой же денежной машинке. Что-то в нем было знакомое - она видела его со спины и чуть сбоку. Сухопарый, рост шесть футов, шатен, плечи прямые…
        Она зашла сбоку, вгляделась и едва не взвизгнула: Басс!
        Джек шагнул от автомата, укладывая деньги в бумажник. Перед Рональдом Бассом в очереди оставался один человек.
        Чувствуя себя так, словно она выиграла в лотерею миллион, и сразу вспотев, Амалия беспечной походкой двинулась вправо, чтобы оказаться за спиной Басса. Она все-таки не до конца еще верила в удачу. Она шла и надеялась, что Джек не станет ее окликать и по всем правилам пойдет за ней на некоторой дистанции. Парень оказался на высоте - тихо побрел следом. Она кивком подозвала его и доложилась.
        - Прилетел? - спросил Джек. - А если улетает?
        - Проверим. Сфотографируй… - сказала Амалия, То есть, чтобы осмотрел его и запомнил - Джек, в отличие от нее, мог и не помнить Басса. Но он сказал:
        - Давно сфотографирован, мисс… Что делаем?
        - Смотрим, куда пойдет.
        Рональд отошел от автомата - Амалия увидела, что в руке у него гульдены. И Джек это увидел и пробормотал:
        - Он прилетел.
        - Такси?
        Джек кивнул и спросил:
        - Кто?
        - Думаю, лучше тебе.
        - Договорились, начальница. - Он повернулся и пошел к выходу.
        Еще в машине они рассмотрели план «Схипхола», добытый незаменимым Томасом. Амалия помнила, что уехать отсюда можно на поезде, на автобусе и на такси и что стоянка такси - перед порталом, слева, за полосой для прибывающих автобусов. Такси надо было готовить заранее на тот случай, если Басс выберет этот способ передвижения. Или выберет автобус.
        Но пока что он описал широкий полукруг по многолюд-
        Ному залу - вроде бы что-то высматривал. При нем была небольшая сумка; на куртке-пуховке - белая полоса у плеча, словно он прислонялся к беленой стене; башмаки нечищеные, в рыжей глине. Остановился перед баром, постоял и купил маленькую коробочку. А, мятные таблетки, наверное. Сунул что-то в рот. Он несомненно и очевидно не боялся никакого преследования…
        Держа его на краю поля зрения, Амалия просканировала зал. Как будто ничего подозрительного не видно, но разве в такой каше разберешься?.. Жаль, что поторопилась отослать Джека. Нет-нет, такого везения просто не бывает… Если бы немцы сразу подпустили ее к компьютеру, что бы она вчера здесь нашла? Ага, двинулся…
        Теперь он пошел быстро, решительно - вот в чем дело, у бара он рассматривал схему аэропорта! Вышел, свернул налево, на стоянку такси. Это неприятно, но какая разница, думала Амалия, теперь-то мы его не упустим.
        Он передвигался очень быстро, и, не будь напарник наготове, они могли его и упустить, однако Джек сообразил подъехать к порталу, когда Басс садился в машину. Мало того, Джек уже успел познакомиться с водителем такси и объяснить ему задачу.
        Тот, кажется, был не слишком доволен этой задачей - следовать за другим такси, и приободрился, только когда в машину села Амалия, такая безобидная на вид.
        - Нашего хозяина зовут Ханс, - сказал Джек.
        - Добрый день, Ханс, - отозвалась Амалия. - Поезжайте, пожалуйста. - Подумала и добавила; - Там мой муж, видите-ли.
        - Там кто? - переспросил Ханс. По-видимому, он не слишком хорошо знал английский.
        - Мой мужчина, - сказала Амалия.
        - А, ваш мущщина… Токда ншцчего. Помолчали. Такси, увозившее Рональда Басса, вкатилось на полосу шоссе - на Амстердам.
        - Он едет к друкой женшчине? - спросил Ханс. Джек в восторге толкнул Амалию. Она серьезно ответила:
        - Боюсь, что так.
        Ханс этого не понял и пришлось объяснять по-иному, и тема эта поддерживала их почти всю недолгую дорогу - во всяком случае, до поворота на Зандам, который Ханс едва не пропустил, За поворотом шоссе было пустое, так что следовало приотстать, и чтобы внушить это Хансу, потребовались опять лингвистические хитрости. После шоссейной развязки в Зандаме он выговорил длинную фразу:
        - Там тальше туппик, - затем непонятное слово:
        - Занстадт. Слово «Занстадт» они видели на указателе.
        - Я - не - поняла, - сказала Амалия,
        - Тальше нихьт автобан, - с отчаянием пояснил Ханс.
        - Понятно. Приготовь ему деньги, двадцать процентов на чай, - распорядилась Амалия.
        Они проехали по узкому шоссе; к стыду Ханса, оно оказалось не тупиковым - был еще поворот налево, вдоль канала, но впереди протянулась та единственная улочка деревушки Занстадт, по которой сутки назад проехал Умник.
        - Бот! Теперь туппик! - с торжеством провозгласил Ханс. Еще четыреста метров, и такси впереди остановилось.
        - Проезжай, - приказал Джек.
        Они видели, как Рональд, не оглядываясь, вышел на дорогу и сейчас же направился в узкий проход между каналом и изгородью. Джек сунул Хансу деньги; Амалия уже стояла на тротуаре и оценивала обстановку.
        Тишь. Боже мой, какое спокойствие во всем! Узкий плиточный тротуарчик с полосками снега в стыках плит, аккуратнейшие палисаднички, присыпанные снегом. Башня на дальнем конце улицы - не то кирха, не то ратуша. Оттуда неспешно катит велосипедист. Кажется, никто не заметил их приезда.
        - Погоди, пусть оторвется, - выдохнул в затылок Амалии Джек.
        Она встряхнула головой и пошла. Четвертый, пятый, шестой дом; телефонная будка… Оп! Басс обошел угол изгороди и пропал из виду. Амалия на цыпочках просепетила следом - как раз вовремя, чтобы увидеть, как его впустили в дом. Хлопнула дверь, и опять настала тишина. Потом через ее завесу пробилось что-то вроде, кошачьего мяуканья; Марта Лионель изъявляла восторг по поводу прибытия нового гостя.
…Оставим их всех на время. Амалии надо набраться решимости, чтобы войти в дом, - или не входить пока, но тут ведь негде спрятаться и вести наблюдение, а «объекты» после рандеву могут и уехать (она не сомневалась, что Эйвон в доме). Оставим ее решать эту дилемму и вернемся в Нью-Йорк, на знаменитый остров Манхэттен.
        Над Манхэттеном висела предутренняя тьма. За ночь теплынь сменилась резким холодом, ледяным ветром со снежными зарядами. Крупные хлопья лепились к окнам мабеновской квартиры в солидном доме на Коламбия-авеню. Еще не было шести часов. Спала госпожа Мабен, спали на своей двухъярусной кровати дети, спали собака с кошкой, но это было их всегдашнее занятие. Жак один бодрствовал. Он сидел в кабинете, небольшой комнате с глухими шторами, и прихлебывал из большой кружки растворимый кофе с молоком. И думал. Лучше всего ему думалось по утрам, в своем доме, в своем кресле, пока дети еще не встали и на Коламбия почти нет машин. Сейчас утро пятницы; если за сегодня он не найдет сыскного агентства, то почти наверняка пропадут еще два дня. Вчера вечером он побывал в агентстве, чванно именующем себя Пинкертоновским и дерущем чудовищно высокие гонорары - страшно подумать, какие. Живодеры… Он согласился на их требования, так они, видите ли, еще должны подумать! Разумеется, он пока не обозначил, в какой европейской стране надо вести поиск… Впрочем, это, возможно, и к лучшему - что дерут такие деньги: труднее будет
перекупить… «Наверняка будут перекупать, - ду-
        Мал Жак. - Ведь как нагло вчера висели на хвосте; слава Богу, я успел подогнать вторую машину к Рокфеллер-центру, пробежать насквозь и пересесть. - Он перекрестился, подняв голову к распятию, висящему над столом. - Господи, мне нужна Твоя помощь, как никогда. Помоги мне одолеть этих слуг дьявола, Господи!»
        Он оттолкнул кресло от стола, поднялся Нет. Он не будет иметь дела с Пинкертономг Слишком известное агентство. Он будет работать либо с тем, кого найдет Бернанос, либо сам отыщет через знакомцев в ФБР. Сегодня же.
        Покряхтывая, крутя головой, Жак Мабен прошелся по тесной комнате. Время, время… Он не думал о том, что чувство утекающего времени, потребность делать дело сейчас, сию минуту, - непременное качество хорошего полицейского. Он не умел и не любил философствовать и думал о том, что мисс Бонфельд велено звонить в любое время суток, а она почему-то не звонит, и что надо немедля увидеться с Джо Бернаносом.
        Вернулся к столу, допил кофе и пошел будить детей. В Америке встают рано.
        Они с Джо увиделись через полтора часа, то есть все еще ранним утром, причем Мабену на сей раз не пришлось уходить от «хвоста» - он назначил встречу в небоскребе «Дженерал карз», рассудив, что в утреннем потоке служащих фирмы Бернанос будет незаметен.
        - Дружочек мой Жако, - сонно приветствовал Мабена старый приятель. - Безумный Жако. Ты знаешь, когда я вчера добрался до подушки? До подушечки своей? Что опять случилось, мой французик?
        Он попытался перекладывать бумажки на хозяйском столе - Мабен это пресек. И объяснил, что ему с очень большой вероятностью понадобится команда сыщиков в Европе, для начала - в Голландии, чтобы найти одного американца. Известно, что он прилетел в Голландию, и возможно - весьма возможно, - придется искать дальше. Причем так, чтобы противник об этом не узнал.
        Бернанос свистнул и снова протянул волосатую лапу к столу - пришлось дать ему по лапе. Тогда Джо объявил, что задача в принципе выполнима, у него есть в Лондоне парнишка, который возьмется за такую работу, но с единственной целью - выкачать побольше денег, потому что в проклятой Европе найти человека, не прибегая к помощи полиции, еще трудней, чем в благословенной Америке, и никто не сможет поручиться за результат, и никто не согласится на оплату по окончании поиска, не согласится и на аккордную, но только на поденную - хотя, если аккордная будет чудовищно высокой, то, может статься, на это и пойдут..
        - Хорошо, - сказал Мабен. - Свяжись с этим человеком, но ни в коем случае - слышишь, Джо? - ни в коем случае не говори о Голландии. Пока - забудь. Переговоры за наш счет, само собой. Ладно. У тебя как успехи, старина?
        Джо поправил пиджак - на этот раз он был в лиловом бархатном пиджаке и лиловых же, но другого оттенка кожаных брюках.
        - Они быстро действуют, - сказал он уважительно. - Хей, престо! (По какой-то непостижимой случайности итальянское слово «престо», означающее «быстро», давно прижилось в английском языке.) Понимаешь, они уже подсылали к новому командиру своего парнишку - спокойненько так, на улице.
        - К старшему агенту ФБР?
        - Во-во.
        - Вы прослушали разговор?
        - Ты обо мне плохого мнения, если спрашиваешь, - Джо ухмыльнулся и засиял глазами.
        - Очень аккуратно он беседовал, хоть и черный…
        Мабен поморщился - не любил он негрофобства.
        - А что за человек этот новый? Ты его знаешь?
        - Реджи Уэбб, детройтский. Никогда раньше не видел. Тоже черный.
        - Да, не знаю такого. Что ему предлагалось?
        - То да се - я, мол, из газеты, и ежели бы хоть какую информацию, и так далее. Уэбб его пока послал.
        - Он его не арестовал?
        - Помилуй, Жако, за что?
        - Но вы его взяли под колпак?
        - И опять ты обо мне плохого мнения. Ведем, ведем… Подозрение есть, что он тот же самый, что купил твоего испытателя, Уоррена. Вот фото - сам проверишь, или мне?
        Мабен подумал, заодно еще раз убрал лапу Джо со стола.
        - Нет, вы и проверяйте… Что еще?
        - Еще? А еще я слабым своим умом выработал соображения.
        И Бернанос изложил эти соображения. Они базировались на двух основаниях. Первое - что противник, судя по описанию Мабена, неограниченно богат, то есть, как принято считать, может буквально все. Второе - что противник, эти шестеро магнатов, буквально трясутся над своей драгоценной репутацией. Они не привыкли, они не умеют отдавать приказ - «убей». Прямому подчиненному отдашь - так он тоже приличный человек, он тоже не по этому делу и может предать со страху… У кого-то из них был случайный контакт с гангстерами, этот контакт и был использован.
        - Понимаешь, Жако? - горячо говорил Бернанос, выкатывая глаза и шевеля пальцами. - Понимаешь, дружище? Убить, взорвать эти гангстеры могут. Даже первоклассно, если им отвалят по миллиону за акцию. Узнать, когда отправляется грузовик, приготовить бомбы… - знаешь ли, не очень профессиональные были бомбы, их только уложили как следует… Это они могут, говорю. Но сыск - не их профессия. Сморчки - шли за твоими вплотную да обделались. Между прочим, Уэбб уже расколол ту парочку, что твои взяли в Метро-Уэйн. С ними были еще трое.
        - Ага, - сказал Мабен. - И что?
        - Да ничего. Проболтались, а потом стали отпираться.
        - Вот в чем дело…
        - Какое дело?
        - Да так, пустяки.
        Мабен пока никому не хотел говорить об Амстердаме и о том, что Амалию и Джека никто не преследовал на пути из Франкфурта.
        - Темнишь, - констатировал Джо.
        - Не хочу отягощать тебя лишней информацией, - солгал Мабен.
        - Ну и не надо, - жизнерадостно заявил Джо. - Вот что я хочу сказать: такая картинка - это ненадолго. Ставлю свой пиджак против твоей пуговицы, что сейчас они как бешеные ищут детективов - ловить твоего изобретателя. В Европе…
        - Прав ты, наверное, - сказал Жак. - Ты всегда соображал на этот счет… Прогнозист. Хорошо, так ты зарядишь своего человека в Лондоне?
        Бернанос все-таки схватил факсограмму со стола. Мабен терпеливо отнял ее.
        - Привязался! - крикнул Бернанос. - Сказано - сделано, пока денежка капает! Ты меня не сбивай, знаешь, что я прогнозирую? Они обратятся к Лентини.
        - Крепкий прогноз… Так-таки к самому? - спросил Жак, хотя и сам понимал, на чем этот прогноз основан.
        - К кому же еще! Он на деньги дико жадный - ну, они все жадные, но этот ведь держит слово, каждый знает, Жако, и смотри! Вот ты к нему прибываешь под покровом ночи, привозишь что надо и даешь заказ, а? Никто на свете, кроме него, не будет знать, кто заказчик. Он-то не проболтается. Машина заработает, отлаженная машина, ведь они держат натасканных ребят, чтобы искать изменников и вообще кого надо. И не только искать, но и убивать. Крестный папаша Лентини, вот кто им нужен, и как они с ним споются, тогда держи свои штанишки покрепче…
        - Убил… - сказал Жак. - С семейством Лентини совладать трудно… Твой совет?
        - Прикончить Лентини, - изрек Бернанос и захохотал. Потом добавил, все еще ухмыляясь:
        - Запрячь своего изобретателя под землю. Кстати, у меня есть… э-э… свой парнишка… у Лентини. Не дешевый парнишка.
        Мабен покивал.
        - Включишь в счет. Сейчас деньги нужны?
        - А когда и кому они не нужны? - сказал Бернанос.
        "Боже, Господь мой, помоги, - думал Жак, заполняя голубой листок чека. - Помоги и против Лентини». Еще работая в ФБР, он понял, что против этого «крестного отца» никакие средства не действуют. Уже тогда «семья» Папы Летгини подмяла под себя половину Нью-Йорка, и ходил упорный слух, что мэр - его протеже и ставленник. И ведь хороший был мэр, между прочим… На Бога только и оставалось надеяться.
        Они условились, что Джо позвонит и передаст по факсу координаты лондонского
«парнишки» - без комментариев. И Мабен погрузился в прочие свои дела, придавленный, как Сизиф, камнем ожидания.
        Амалия между тем мерзла. Отчаянно мерзла. С ней приключилась та же беда, что и с Эйвоном по приезде, - не было денег, подходящих для телефона-автомата. А обнаруживать себя без благословения шефа она все же не решалась. И они с Джеком притулились под забором, прикрывающим хотя бы от ветра, и стучали зубами, ожидая неизвестно чего. Джек безостановочно ворчал и особо упирал на то, что Голландия - дикарская страна, потому что из нее нельзя позвонить в Штаты за счет вызываемого абонента. И холодрыга здесь дикарская.
        Вдоль уныло-ровного поля, тянущегося за оградой, горизонтально летели редкие снежные хлопья. Над головами качались и посвистывали голые ветви ивы.
        Амалия сдалась через час, когда стало понятно - а Джеку давно это было понятно, - что беглецы не собираются покидать уютный свой домик. Им-то тепло… И еды, небось, полно…
        - Ладно, двинули, - сказала Амалия Джеку, и они пошли.
        За окном гостиной никого не было видно; они прошли к крыльцу, Амалия позвонила. Почти тотчас откликнулся звонкий мяукающий голос, дверь отворилась, и они увидели Марту Лионель. Она, видимо, улыбалась, еще подходя к дверям. Проговорила что-то по-голландски - непонятное, но явно доброжелательное. Амалия спросила:
        - Мадам не говорит по-английски?
        - Говорю, говорю, деточка. Что угодно молодым людям?
        - Простите, мэм, но мы хотели бы видеть… - Амалия запнулась; почему-то ей не хотелось произносить имя Эйвона. - Вашего гостя, мэм. Мы прилетели из Соединенных Штатов, мэм.
        Б лице Марты что-то изменилось, улыбка стала несколько натянутой.
        - У… у меня нет гостей, милочка.
        - Я же знаю, что есть, - просто сказала Амалия. - Скажите ему, что приехала Амалия. Пожалуйста.
        - Но у меня нет гостей!
        - Извините, мэм. Есть…
        - Ну… ну, хорошо. Вы не обидитесь, если я закрою дверь?
        Дверь закрылась. Амалия посмотрела на Джека - тот одобрительно улыбался - и подумала, что он отличный напарник, всегда ведет себя уместно и не высовывается, хотя ему, наверное, не очень нравится, что им командует девчонка.
        Занавеска на дверном окошке шевельнулась - их рассматривали. Затем дверь приоткрылась, в щели показалась физиоиомия Эйвона. Без усов. Он сказал: «Входите»
        - и отступил вбок. Амалия вошла. Берт тут же толчком захлопнул дверь и рявкнул:
        - Подожди там! - Наклонился к Амалии, всмотрелся. - А, это все-таки ты. Перекрасилась, дурища…
        - Здравствуйте, господин…
        - Т-с-с, - прошипел он. - Без имен… Это Джек с тобой, подружка? - Она кивнула. - Оружие есть?
        - У меня - нет.
        - А у него?
        - Есть.
        - У меня тоже есть, - мрачно сказал Умнкк. - Предупреди его…
        - Господин… Извините. О чем?
        - Что отберу
        - Так оно ж не против вас!
        - Предупреди, чтоб отдал пушку… - Умник открыл дверь, и сейчас же Амалия проговорила ясным голосом;
        - Джек, дорогой, отдай ему свою пушку, если тебе не трудно.
        Окоченелой рукой парень выудил из-под мышки пистолет. Эйвон присвистнул и одобрительно сказал:
        - Пластмасса, э? Хорошо. Входите, грейтесь, ребятки. Потом, глядя на Джека, сдирающего с себя башмаки, добавил:
        - Ты бы еще мост Верразано с собой приперла, девушка… Марта! Кофе гостям! Топайте сразу наверх, пошли.
        За поясом спереди у него торчал большой пистолет незнакомой марки - плоский и отливающий красным. В спальне Эйвон присел на корточки и выудил из тумбочки бутылку «бурбона». Пророкотал;
        - Марта! Еще стаканы! Долго торчали на улице?
        - Как приехал господин Басс, - ответила Амалия, передергиваясь всем телом.
        - Сказано тебе - без имен… Марта! Где стаканы, во имя войны протестантов с католиками?
        На лестнице зашлепали шаги, вошла госпожа Лионель с подносом и объявила:
        - Нехорошо смеяться над нашей историей, господин Тэкер! Сейчас будет кофе… Бедная милая девушка - вам кофе со сливками?
        Выпили «бурбона», который, как известно, пьют неразбавленным, причем Амми хватила полный стаканчик и сразу ощутила, что глаза поехали в стороны. Джек все еще трясся и временами взрыкивал, вливая в себя вторую порцию.
        - Ничего, ничего, - приговаривал Умник. - Сейчас оттаете. Нуте-с, за каким дьяволом вы сюда прикатили, ребятки?
        - А как вы думаете, господин Тэкер? - с пьяным лукавством спросила Амалия - Может быть, в отпуск, как вы думаете? Посмотреть, какой вы без усов? А где господин без имени?
        - Вопросы задаю я, понятно? Зачем приехали? Амалия захихикала господин Эйвон был такой смешной без усов… Тогда Джек сказал солидно:
        - Вашей жизни угрожает опасность, господин…
        - Тэкер меня зовут, Тэкер! Джошуа Р. Тэкер, понятно?
        - Да мы знаем, сэр, господин Тэкер. Мы прибыли для вашей безопасности.
        - Оч-чень великодушно. Пусть так… Начальство послало?
        - Конечно, сэр.
        Было видно: Берту очень хотелось спросить, как они его нашли, но он сдерживался. Амалия сказала весело:
        - А что значит «Р»?
        - Ромул! - рявкнул Умник. - Как вы меня нашли так быстро? Выследили Рона?
        Пришлось объясниться. Слушая отчетливый - несмотря на хмель - рассказ Амалии, Джошуа Ромул Тэкер мрачнел все больше. Он не спросил даже, каким дьявольским способом Амалия определила в аэропорту, что Тэкер - именно он. Тем временем Марта принесла поднос с кофейником, сливками и чашечками, нежно взглянула на гостью и проворковала: «Кушайте на здоровье».
        - Честно говоря, я удивлена тем, что вас до сих пор не выследили, господин Тэкер,
        - закончила свою речь Амалия. - Как мы убедились, и за господином без имени тоже не было «хвоста».
        - Может, у страха глаза велики? - пробормотал Умник,
        - Господин Мабен так не считает, сэр… Умник вдруг ухмыльнулся и смачно шлепнул себя по лбу:
        - Слушайте, барышня, я же давно прошу, чтобы вы звали меня по имени, а?
        - Джошуа?
        - Для краткости - Джо. Хорошо. Так чего вы теперь хотите? Поселиться в этом доме нельзя, да и я этого не желаю. Снять дом напротив? Сомневаюсь, что получится, а если получится - привлечет излишнее внимание ко мне.
        - Допустим. Что вы предлагаете?
        - А ничего, - сказал Умник. - Специалисты то вы…
        - Шеф, - внезапно изрек Джек. - Надо говорить с шефом, Амми.
        Господин Тэкер подумал, похватал себя за отсутствующие усы и распорядился, чтобы местонахождение его по телефону не открывалось. Металлические гульдены, оставшиеся от звонка Бассу, пошли в дело, Амалия прошмыгнула к телефонной будке - мгновенно замерзнув по дороге: холод еще не вышел из тела, - и Мабен, едва отпустивший Бернаноса, принял ее короткий доклад и отдал короткие распоряжения. Она стрелой пронеслась обратно в теплый дом. Умник прогудел:
        - Ну, что изобрел ваш шеф?
        Амалия доложила: местонахождение господина Тэкера она не открывала, шеф сказал, что подумает об усилении группы, а пока передает просьбу «известного лица» - немедленно, любым надежным способом перегнать ему возможно более полный комплект технологической информации.
        Умник не свистнул - только сложил губы трубкой. Пробасил:
        - Ну и дела… Любым, значит, способом… - И крикнул:
        - Рон! Иди поздоровайся!
        Рональд Басс сердечно поздоровался с Амалией, улыбнулся Джеку и, выслушав сообщение Умника, спросил:
        - Зачем?
        Он спрашивал, зачем перегонять в «Дженерал карэ» документацию.
        - А! Хочет восстановить производство. Думаю, так, - сказал Умник. - Безумный парень, - добавил он, имея в виду Си-Джи.
        - Без нас-то .. - сказал Рон.
        - Полагаю, толковые инженеры у него есть… Гарри зтот очень толковый парень.
        - Ага. Начальник цеха. Уже много знает.
        - Вот видишь! Ты по сети сумеешь перегнать компакт-диск?
        - Сейчас?
        - А чего нам тянуть, дружочек ты мой? Давай. Коды большого начальника помнишь?
        Рон кивнул и вышел. Компьютер стоял в его крошечной спальне - мощная, но несколько устаревшая машина, поскольку была приобретена год назад.
        - Так, хорошо, - сказал Умник. - Теперь… Что с вами-то делать, а?
        - Я отсюда никуда не уйду, - неожиданно для самой себя объявила Амалия. - Всё. Я буду с вами… Джо.
        Джек за ее спиной неопределенно крякнул. «Черт, черт, - подумала Амалия, - вот была дурость-то - поиметь с ним нежность… Красивый парень, но, что называется, „с ничем пирог“.
        - Ага! И что ты будешь делать? При моей особе?
        - Охранять, - ляпнула она, именно ляпнула, чтобы сказать хоть что-нибудь.
        - Деточка, - неожиданно ласково сказал Умник. - Здесь всего три спальни, а нас и без вас трое. Это моя спальня… Ну, поднапрягшись, я могу поместить здесь Рона, но в его чулане вы вдвоем не поместитесь, разве что…
        Джек снова крякнул и покраснел. Умник отметил это, ухмыльнулся, но развивать тему не стал.
        - Гостиная здесь пригодна для обитания только днем, и то если осторожно - занавески тут не приняты. Спать а кухне?..
        - Можно спать в гостиной, - вмешался Джек. - Ложиться в темноте и вставать в темноте - зима на дворе. Там есть диван, я видел.
        - Ехали бы восвояси… - буркнул Умник. Теперь покраснела Амалия - румянец на ее белой коже был нежно-алый и чуть пятнистый. Она сказала:
        - Я не могу допустить, чтобы вас убили. Наступило молчание. Затем она опять заговорила:
        - Я профессионал, я понимаю, что наладить пристойную охрану, сидя в доме, нельзя. Понимаю, сэр. Но я не могу, не зная языка и местных обычаев, обустроить позиции в окрестных домах. Как надлежало бы. Как мы делали в Хоуэлле. Возможно, когда шеф организует охранную группу, она сумеет засесть на этих позициях - если в нее войдут местные люди. Но пока это не сделано, господин… Джо, мы будем здесь. Я беру на себя ночную смену, а днем буду отсыпаться, где позволит хозяйка.
        - Угу, - пророкотал Умник, - И жратву Марта буде! таскать на пятерых… Оч-чень остроумно. Бот уж конспирация так конспирация!
        Он сидел в кресле, развалившись и выкатя брюхо, и грозно таращил большие, как сливы, глаза. «Ну нет, никуда я от тебя не уйду, - подумала Амалия. - И соблазню тебя, старого черта, пока рядом нет твоей толстомясой».
        - В гостиницу! - резюмировал Умник. - Согрелись, теперь на автобус и в гостиницу, в Зандам.
        Плакать - не плакать, поспешно соображала Амалия. Заревешь - еще больше разъярится. Отослать Джека и сказать все прямо? Опять неизвестно, как отреагирует… старомодный он все-таки… Но тут за ее спиной прозвенел голосок Марты:
        - Каакой автобус, господин Тэкер? Пока дети не поедят как следует, я никуда, никуда их не пушу!
        - Давненько вы не видели детей, Марта, - прогудел Умник. - Какие это дети, это живоглоты…
        Весть о том, что Амалия Бонфельд нашла Эйвона, принесла ее шефу, господину Мабену, не только удовлетворение, но и очередные хлопоты. Пришлось немедленно отыскивать Бернаноса и отменять задание насчет лондонского «парнишки», а также связываться с немецким коллегой Ренном и просить его об охранниках для Эйвона - опять-таки из местных специалистов. Ренн пообещал, хотя и без особой уверенности в успехе.
        Мабен был несколько удивлен самим собой - почему он согласился на просьбу мисс Бонфельд и оставил ее при Эйвоне? Может быть, из-за старого принципа: если работнику нравится его задание, то оно будет выполнена, скорее всего, хорошо. Хотя, конечно, бывали и исключения, да какие… Он еще говорил с Ренном, когда его вызвал к себе Си-Джи.
        - Отличная работа, Жак! - такими словами встретил Мабена президент компании. - Документация у меня в компьютере - как вам это удалось?
        Господин президент был радостно возбужден, но возбуждение это странным образом не понравилось Мабену, было в нем что-то лихорадочное, И, докладывая о последних событиях, он потихоньку всматривался в лицо босса - побледневшее за последние дни и по-прежнему словно опаленное неведомым жаром.
        - Премировать молодую даму и ее напарника. Эйвана необходимо охранять и там, это наш долг, - приказал Си-Джи, выслушав доклад. - К вашему сведению, технологическая информация на электромобиль теперь не секретна. Исключите ее из своих забот, Жак. Исключите… - Он замолчал - задумался о чем-то, опустив голову, безупречно причесанную, как всегда.
        Мабен не стал допытываться, почему вдруг суперсекретная модель стала вообще не секретной, хотя это было абсолютно непонятно: во все годы его работы любую новую модель приходилось охранять от посторонних взоров пуще, чем жену турецкого султана в гареме. Мабен сидел и молчал, Наконец Си-Джи поднял голову и проговорил;
        - Полагаю, прочих новостей у вас нет?
        Новостей действительно не имелось. Специальный агент ФБР Уэбб, разумеется, ничего еще не успел раскопать - только что принял дела. От Бернаноса тоже ничего не было слышно. А человек без лица просто исчез, как ему и полагалось, и объявиться должен был, только чтобы получить гонорар.
        - Нет, сэр, - сказал Мабен. - Пока нет, С этим он и был отпущен. Его принципал опять нырнул в пучину повседневных забот, глубокую, как Марианская впадина, и - для постороннего глаза - такую же темную. Нырнул, надо заметить, с удовольствием, ибо только за работой, внутри ее часового механизма, отбивающего ритм невидимым маятником, Клеи Гилберт не чувствовал себя униженным и бесконечно одиноким в этом унижении. В университете среди прочих наук он изучал и психологию, так что мог анализировать свое состояние достаточно компетентно. Скверное было состояние: сильные стороны Клема обернулись слабостью. Целеустремленность - главнейшее, по внешности, его качество - не позволяла останавливаться, когда он налетал на препятствия, а если все-таки останавливаться приходилось, Клем приходил в неадекватную ярость, Взрывался, поскольку чувствовал себя униженным. Видимо, это - боязнь унижения - и гнало его всю жизнь вперед,
        Другой человек не считал бы такое зазорным, но Клем понимал механизм своих побуждений, знал, что именно толкает его на неразумные поступки, и потому страдал еще сильнее. Затея со взрывом на нефтепромыслах была, несомненно, идиотской, но он ничего не мог с собой поделать, Ведь уже воздуха набрал в грудь, чтобы сказать Мабену: забудьте, пожалуйста, о той моей просьбе, - однако не смог эти слова произнести. Черт побери, он же теперь до конца своих дней в руках у собственного начальника охраны, - впрочем, Си-Джи знал, на что идет.
        Теперь ему предстояло еще одно дело с непредсказуемым исходом; собрать автомобильных магнатов, рассказать им об ЭИ, передать документацию в общее пользование. Да какое там - «с непредсказуемым»: отлично все прогнозируется… Ну, соберутся в гостинице «Плаза» или другом подобающем месте, выслушают его, и что? Откажутся, вот что. И не в том даже дело, не в неизбежной и лютой войне с нефтяниками - в конце концов, ассоциация автомобилестроителей тоже сила немалая. Не диверсий они испугаются, совсем другого, Страшно уходить от устоявшихся стереотипов производства, менять устоявшиеся за долгие годы коллективы специалистов .. правда, корпусников, скажем, и специалистов по шасси менять не придется… освоят… И вот еще что им будет страшно - что сами окажутся вроде бы как в стороне, хотя организаторам производства такого уровня и не обязательно разбираться в технологии. Они же американцы, автомобильное дело у них в крови - пусть кто-то и ее сможет отличить карбюратор от блока зажигания, но все тем не менее знают, где у собаки хвост, где голова. А тут им предстоит иметь дело со специалистами, говорящими на
совершенно уж непонятном языке: холодная атомная реакция, видите ли… И конечно, их устрашат предвидимые масштабы изменений в стране, в американской жизни…
        Все это Клем уже пережил, и благополучно пережил, вот он сознавал - опять-таки благодаря специфике своего образования, - что он иной, нежели руководители другик автомобильных компаний.
        Зачем же тогда Си-Джи затевает столь безнадежное дело?
        Не может остановиться, вот почему. Не может. Не может…
        Мисс Карринггон уже обзванивает господ президентов и председателей советов директоров, согласовывая день и место встречи. Отдел по связям с прессой готовит материалы, в которых приоткрывается суть грядущей революции - очень осторожно, чтобы серьезные люди заинтере-
        Совались этой информацией и не отвергли ее с порога, вдумались.
        Дьяволы, как они точно рассчитала удар! После того как «гуроа» Эйвона был стерт с лица земля, ни о какой полноценной информации не приходилось и думать. «Ничего, я с ними рассчитаюсь, вы у меня попляшете, когда вышка взлетит на воздух», - думал Си-Джи. Думал, понимая всю нелепость этой затеи в деле такого масштаба.
        А может быть, и не так уж глупа эта затея; нефтепромыслы - штука оч-чень уязвимая…
        И конечно, на встрече должен быть представитель правительства: иначе посчитают, что они собрались для согласования цен на автомобили, а это запрещено законом.
        Может быть, надо встретиться еще с людьми из «Гринпис» - организация как-никак влиятельная; они должны костьми лечь, поддерживая идею электромобиля.
        Приятно, однако, было сознавать, что при всех условиях циркониевые месторождения скуплены - перспективное имущество…
        Так или примерно так думал Клемент Гилберт, отщелкивая заметки на компьютере, принимая посетителей - приятных и неприятных, важных и никчемушных, - отдавая распоряжения, проводя очередной совет директоров. К середине дня он и вовсе отключился от мыслей об электромобиле: дела крутились и завивались штопором. В этом штопоре начинало казаться, что нет ничего важнее, чем подготовка моделей будущего года, и новой коробки передач, и нового полуавтоматического пилота, и соглашения с «Боингом», и прочих сиюминутных дел. Но совсем глубоко, на донышке сознания, все время бродила мысль… не мысль даже - ощущение: не хочу возвращаться в пустой дом, хочу, чтобы Энн была рядом. И чтобы мальчишки. Неизвестно еще, где им опаснее, в этом европейском захолустье или дома.
        Автор же Эпохального Изобретения, заваривший всю кашу, тоже был ей не рад - по причинам, о которых уже говорилось. Он тоже остался без своей женщины, а сверх того - без мастерской, книг и возможности ездить в книжный магазин «Границы» в Аня-Арборе. Стал изгнанником из-за собственной дурости - так он это ощущал, отлично зная при том, что дурости никакой не было, что он предвидел этот вариант задолго до своего визита к Клему Гилберту. Даже уверен был, что именно так и выйдет, только не знал, каким способом их прищучат, и потому купил кое-что в тихой Голландки. Некое имение, кроме домика в Занстадте. Ах, Голландия - сонная веселая страна с миллионом велосипедов! Не знала она, какого опасного гостя приютила… Не знала и дремала себе спокойно. Поля за домом Марты Лионель затянуло вечерней дымкой, смолкли овцы в загонах, на башне бывшей ратуши засветились часы. По шоссе проносились, тихо шурша, машины деревенских жителей, возвращающихся из Амстердама, от дневных трудов, И вот, умягченный вечерним спокойствием - а может быть, сияющими серыми глазищами Амалии, - Умник смирился с навязанной ему опекой,
разрешил охранникам ночевать в доме а произнес таинственно: «До завтра перебьемся», Что будет завтра, не сказал. И уединился с Мартой - на целый час.
        Остальные сидели по углам. Рональд - у себя, за компьютером; оттуда временами слышалось щелканье клавиш и жужжание большого принтера. Амалия - на кухне, довольно просторной и уютной, хотя и вытянутой в кишку на голландский манер. Джек сидел в углу в самом буквальном смысле - на полу гостиной, под окном, выходящим на улицу, - и дремал.
        Наконец наверху послышались тяжелые шаги, и Эйвон негромко позвал:
        - Эй, сторожевые псы! Сюда!
        Они, как было договорено, прошмыгнули к лестнице вдоль стен. Умник стоял в двери своей спальни и делал приглашающие жесты; когда Амалия с Джекам вошли, скучливо промолвил:
        - Будет так, ребятки… Завтра переезжаем в другое место, там для вас найдется работа… кой какая работа.
        - Кое-какая? - немедля переспросила Амалия, - Не объясните ли, сэр?
        - Я тут, э-э… имею маленький заводик… мастерскую… - врастяжку проговорил Умник. - Двадцать человек рабочих, выпускает электрическое такое… вы не поймете, Там есть жилой дом, побольше этого, на десять примерно комнат. В общем, сами увидите. Марта завтра едет закупать меблировку.
        - Площадь завода большая? - спросил Джек.
        - Три с половиной акра примерно.
        - Огорожено?
        - Голландии это незачем, сынок. И по месту незачем - говорю, сами увидите.
        - Значит, будем охранять это предприятие? - наседал Джек. Он выспался, и ему хотелось поговорить.
        - Если возьметесь, - лениво ответствовал Умник. - Но сначала будет уборка, обустройство… Одежду вот вам надо купить - тебе, например, чистая рубаха нужна, верно?
        - Еще как нужна, сэр, - чистосердечно сказал Джек.
        Он был стандартный американец и привык менять рубашки, а желательно и джинсы, каждый день как минимум. О носках и говорить нечего. Во Франкфурте он, правда, сменил рубашку (ужаснувшись европейским ценам), но когда это было!
        - Вот видишь… Как у вас с деньгами, ребятишки? Есть на что купить приличную одежку, комбинезоны рабочие, все такое? Чеки ваши тут не примут.
        - А кредитные карточки примут, - выпалила Амалия, которая уже сто раз прокляла себя за то, что ринулась на поиски, не взяв с собой ничего - ни одежды, ни обуви.
        - Еще спасибо скажут, Амми… Значит, завтра езжай с Мартой, купишь то, что надо, на обоих, а ты, Джонни, поедешь с нами прямо туда.
        Из-за причуд английского языка «Джек» есть уменьшительное от имени «Джов» - так же, как «Джонни». А из-за странностей американского обихода, уменьшительным именем можно официально пользоваться как полным, наглядным примером чему служит президент Билл Клинтон, полное имя которого (Уильям) все давно и прочно забыли.
        Джек хотел было сказать, что он - именно Джек, а не Джон, однако решил не вязаться с этим чудаком,
        - Это далеко? - спросила Амалия.
        - Э, тут все близко, здесь тебе не Америка… Ты, значит, его обмерь или как там полагается - нас с Роном Марта уже измерила вдоль и поперек. Отличная компания! - объявил Умник с неожиданным весельем, - Все примчались чуть не нагишом!
        Амалия сразу оценила новую перспективу; возможно, там легче будет наладить охрану,
        - если Мабен пришлет людей, как обещал. Она осторожно спросила:
        - Простите, Джошуа, но могу я вызвать сюда подкрепление для охраны? Вдвоем, вы же понимаете, мы мало чего стоим, верно?
        Умник встал и заходил по комнате, бубня под нос какую-то мелодию. Амми вслушалась и поняла, что это - знаменитая негритянская духовная песня «Отпусти народ мой». Старая, как мир; в представлении Амалии - едва ли не как сама Библия.
        Наконец Умник заговорил:
        - Охрану заводить, наверное, надо, И тебе я верю. Жаку вашему - верю. А средствам связи не верю. Поручиться могу, его телефоны прослушиваются. Согласна?
        - Вам виднее, - сказала Амалия. - Мы с Джеком не знаем общей обстановки, информации у нас - почти что ноль, Джошуа. - Было очень странно называть его чужим именем. Она вздохнула и закончила:
        - Не знаю, что и предложить.
        - Я тоже не знаю, - сказал Умник. - Но подумаю; подумаю… Телевизор посмотреть не хотите? Вон в углу есть маленький, а я пошел к Рону.
        Телевизор действительно стоял в углу под занавеской, действительно маленький - и черно-белый. Кому ж такое захочется смотреть? Амалия еще раз вздохнула, ощутив вдруг безмерную усталость. Сказала Джеку, чтобы он подежурил внизу, а сама без стыда и совести плюхнулась на кровать Берта Эйвона и заснула,
        Она спала и видела сны и во сне удивлялась что видит сны потому что она очень редко видела сны и все было цветное как весной когда на небе ни облачка и зацветают магнолии и бумажные деревья и гиацинты а близко Пасха но там не было Берта было огромное здание огромный зал это аэропорт поняла она какой странный народ здесь все безликие совсем без лии только один с лицом Мабена смеется ха-ха-ха но это не Мабен а у нее нет пушки потому что отняли при входе а он смеется ха-ха-ха.
        Она проснулась. На кровати рядом с нею сидел Эйвон и тихо, но от души смеялся. Ха-ха-ха. Амалия села, почему-то потрогала его за локоть, промычала:
        - M-м, извините, Джо, я как-то вдруг свалилась и уснула.
        - А как не свалиться, - со вкусом сказал Умник, - после такой вот дороги! Ты, конечно, железная девка, да не стальная все-таки…
        Оказывается, она все еще держала его за локоть. Поняв это, поспешно убрала руку и пробормотала;
        - Ох, извините… - И сейчас же увидела, что он примеряется - не приласкать ли ее, и опять взяла его за могучий локоть. - Совсем еще сплю.
        Тогда он вдруг поднялся с кровати и тихо приказал:
        - А просыпайся. Есть дело.
        Амалия вскочила тоже - стояла, пошатываясь. Сон еще бродил в ней, мелькали перед глазами отмытые аэродромные стекла и почему-то харя агента ФБР Родригеса, который, оказывается, в ее сне изображал Мабена,
        - Просыпайся… - Берт взял ее за плечи и слегка встряхнул, - Начала соображать, а? Она высвободилась и покивала.
        - Твоему Джонни этому можно доверять, а? Амалия подумала и ответила, глядя в его темные прищуренные глаза:
        - По-моему, Джек - надежный парень. У меня нет причин ему не доверять.
        - Вплоть до какой суммы? - спросил Берт
        - Что вы хотите этим сказать?
        - А очень просто: сколько ему надо заплатить, чтобы он стал ненадежным?
        - Ну, не знаю… Трудно так судить о человеке, с которым работаешь.
        - В вашем ремесле только так в надо судить, деаочка.. Скажем, миллион. Если вот тебе предложат миллион на счету в хорошем банке, ты назовешь мой адрес?
        - Неужто за это могут предложить миллион?
        - Им, - он ткнул пальцем в окно, - им это пара пустяков. Что для тебя доллар.
        Она почему-то оглянулась на окно, нахмурилась и сказала:
        - Бас я не выдам ни за миллион, ни за десять,
        - Тебе я верю. А он как?
        - Но почему вас это заинтересовало, Берт?
        - Джо меня зовут, - прогудел он сердито. - Джо… Я вот думал: послать его к твоему Жаку, курьером. А если его перехватят? И - миллион?
        - Если предложат миллион, не знаю, - призналась Амалия. - Неужели вы думаете, что могут предложить такие огромные деньги?
        - Ладно, давай-ка сядем, - сказал Умник.
        И он рассказал ей наконец-то, как обстоят дела. Рассказал о своем изобретении, и о том, что делалось в опытом цехе, когда его взорвали, и вообще о непременной и неизбежной реакции нефтяных заправил на страшную угрозу их рынку. Реакция неизбежна - он это подчеркнул. И в конце уже с некоторой осторожностью добавил, что, объективно говоря, не сомневается: лично он обречен, потому как убить можно кого угодно при любой, самой плотной охране - дело лишь в том, сколько израсходовать денег и сколько потерять исполнителей. Сейчас «Дженерал карз» пытается дать в прессу информацию об изобретении, надеясь предотвратить террор, да впустую, как он полагает, впустую…
        Амалия сидела на кровати пряменько, как встревоженный суслик, и переваривала все это. О многом она и сама догадывалась - да почти обо всем, если честно. Как раз в утро взрыва она через компьютер залезла в «Кто есть кто» и разобралась, что господин Бабаджанян - один из самых могущественных людей в компании «Эксок», одной из самых могущественных компаний в стране, да и в мире, пожалуй. Тогда она не успела как следует обдумать значение его визита на тихую улочку Хоуэлла, потому что пришла весть о взрыве и все завертелось как бешеное, да так и вертелось - до сего дня. Значит, и впрямь дело пахнет миллиардами, подумала она и сказала чинно:
        - Жаль, что меня не проинформировали раньше.
        - А что бы это изменило? - сейчас же спросил Умник.
        - Но может, и не жаль, - сказала Амалия. - Если бы я адекватно оценивала опасность, может, не бросилась бы за вами. Побоялась бы навести на след… Можно, я спрошу? - Он кивнул. - Получается, вы давно уже предвидели… ну, возможные последствия? Взрывы, убийства и прочее? - Умник еще раз кивнул. - Но тогда почему вы не пошли на публикацию с самого начала, вот я чего не понимаю…
        - А потому, что результат был бы вот такой. - Он поднес ручищу ко рту и дунул на раскрытую ладонь. - Пшик.
        - Ну как же, такое изобретение!
        Он не стал объяснять, что серьезные производители не стали бы с ним вязаться, даже получив полную технологическую информацию, что механизм гигантского производства неповоротлив по определению; как некий сверхорганизм, он стремится сохранить равновесное состояние - то, что наука называет гомеостазисом. И чем революционней новая затея, тем сальнее это естественное, животное, можно сказать, сопротивление. Не упомянул он и о том, что верховный руководитель Амални, господин наш Клем Гилберт, тоже не стал бы с ним, Бертом, разговаривать, и» будь у него готов образец новой машины. Указал бы на дверь и велел бы впредь не пускать к его превосходительству. Так что он действовал единственным возможным способом. Вместо всего этого Умник сказал;
        - Ага, в том и дело… Ни один серьезный человек не обратит внимания на такую дерьмовую статеечку - насчет великого-де изобретения, - понятно?
        Было видно, что Амалия не понимает. Она глядела на него красивыми своими глазами, и Умник в первый раз заметил, что глаза у нее серые. И красивые - когда не подмазаны. Сейчас на Амалии были мешковатые дорожные брюки, но Умник помнил первый ее визит, осенний» когда на ней были штанишки в обтяжку. Он тогда еще отметил отличные бедра и задик.
        - А ты стала красивая, остригши свою гриву, - объявил он внезапно. Амалия промолчала - только приоткрыла рот
        - Не веришь? Раньше тебя за гривой не было видно. Ходит такое рыжее пламя… да еще носик торчит… Она засмеялась и сказала;
        - Возни очень много с большими волосами, по вам этого не понять, cэp.
        - Перекрасилась, чтобы сбить со следа?
        - Предположим. А чем вам мой нос не нравится?
        - Нравится, нравится, - пробормотал Умник, и они оба подались вперед, едва не стукнувпшсь головами. Амалия обхватила его шею, и они прилипли друг к другу губами.
        Какие губы, смутно думала она, какие руки… Думала и не знала, что в его гениальной башке повисла та же мысль: какие губы… какие ручки у нее, ох, держись, старина Берт…
        Тишина стояла в доме, как светлая вода. Сквозь гулкие удары сердца Амми слышала эту светлую тишину, какая бывает во сне, ощутила, что сидит у него на коленях - наверно, только что посадил, и наконец разобрала, что он бормочет: «Не сейчас, Амми, не сейчас, обожди». Она разжала руки, подумав внезапно-ясно: «Какой же этот у него здоровенный… или показалось?»
        Встала. У Берта был тоже ошарашенный вид - глаза бычьи, яростные. Они помолчали; потом Амалия сказала:
        - А нельзя в этом доме получить еще кофе?
        Она уже стала незаметно для себя начинать каждую вторую фразу с «а» - как Эйвон.
        Постояла, покачиваясь с носка на пятку, и вдруг выпалила
        - Если к Джеку не подойдут и не предложат продать информацию, он сам не пойдет ее предлагать, в этом я уверена. Думаю, нас еще не выследили и к нему никто не подойдет Так что пусть отправляется сейчас же. Пока не выследили,
        Эйвон ухмыльнулся во всю физиономию и громким шепотом объявил:
        - Ну ты даешь! - И громко добавил:
        - А пошли выпьем кофейку. И чего покрепче выпьем…
        Джек пришел в ярость, и это было нехорошо. Однако служба есть служба, а полицейская специфика подразумевает стремительность действий - мы уже не раз это говорили. Фырча от раздражения, парень перекусил, отдал Амалии свою пластмассовую пушку и выскочил в темень и холод, к последнему автобусу. Из деревушки, именуемой Занстадт, последний автобус уходит рано. Оставшиеся поужинали в тесной компании, потом Умник флегматически пожелал всем спокойной ночи и повел Амалию к себе. Повел за руку. Марта как будто была очень этим довольна; улыбалась и кивала им вслед. Она, Марта Лионель, всегда радовалась чужому счастью, и еще она очень любила Умника - своих сыновей у нее не было.
        Рональд ничего не заметил, поскольку был, по обыкновению, занят собственными мыслями. Сейчас он думал о новой выдумке друга Берта, в очередной раз поражаясь его гениальности. Но думал тяжко, потому, что было непонятно, как воплотить эту выдумку в металле и пластмассе; то есть было понятно, как, но не удавалось сообразить, каким образом сделать эту штуковину быстро, а друг Берт требовал, чтобы все было сделано именно быстро, да еще в полукустарной мастерской и в чужой стране, где неизвестны возможные поставщики разной разности, которой наверняка понадобится много. Дома, на своем заводе, управился бы в два месяца, думал Ран, a здесь…
        Можно ручаться; ни один человек на всем свете, кроме Рональда Басса, не поверил бы Берту Эйвону, что он действительно изобрел такую вот штуковину.
        Но сейчас, в сосновой тиши своего голландского дома, Берт забыл и об этом изобретении, и о всех остальных, и о завтрашнем дне, потому что изумился Амалии, изумился себе самому и своей радости. Она была такая, эта девочка, - кожа и плоть ее, - словно он познал ее давным-давно и давным-давно к ней привык - к ее рукам, движениям бедер, тихому воркованию. Она казалась изумительно тонкой, длинненькой такой и тонкой; какое-то время мелькала мысль, что все это только мерещится, что на самом деле он привык к массивной Нелл, но эта мысль, помелькав, ушла. Берт успел только подумать: прости, Нелл…
        Утром он довольно долго смотрел на темный затылок Амалии - у корней волос кое-где проступала рыжина. Смотрел при свете ночника; они так и заснули, не выключив лампы. И ждал подлого чувства: голубушка моя, что же я так радовался-то тебе - одурел, что ли? Но вместо того ощутил ласковую тихость и в странном сочетании с нею подступающее желание. «Ну ты, старый сатир, уймись», - сказал он себе и ласково продудел:
        - Эй, рыжая дьяволица, поднимаемся!
        В нарушение правил конспирации, все четверо поехали на станцию в одном автобусе. Затем дамы двинулись а Амстердам на поезде, а за джентльменами приехала с заводика машина - «мерседес» из дешевых; на таких ездили все местные таксисты. В машине Рон в очередной раз. поразился, услышав, что Берт говорит с водителем по-голландски.
«Испанский он знает, как родной, - думал Рон, - ну, это понятно… и я знаю. Французский знает - тоже понятно. Но голландский-то откуда у него? Да, и немецкий еще, и итальянский. Гений, одно слово», - думал верный Рон, ничего не знавший о безумном папаше-лингвисте и о безумных деньгах, вбитых в Умниково образование. Мамаша Умника пыталась компенсировать свою ненависть к сыну, обучая его изо всех сил.
        Честно говоря, с трудом можно поверить, что при такой мамаше он мог любить женщин, как нормальный человек. Но вот - он, кажется, полюбил, потому что, беседуя с водителем, скучал по крашеной рыжей девчонке с Манхэт-тена, скучал так, словно не с ней он расстался десять минут назад. Разведешь руками и скажешь: чудны твои дела, о Господи!
…Вез их человек по имени Петер, старший на заводике; он так и назывался - старший мастер. Разумеется, он свободно говорил по-английски, что выяснилось через несколько минут. Они ехали на север, по направлению к Алкмару, на пустоши, как объяснил Рону Умник. Эти земли осушили, отобрав у моря, но пока давали им отстояться, что ли, - Рон не особенно вник в это дело; понял только, что заводик расположился на бывшей ферме, которая стояла на бывшем острове, и поэтому вблизи нет ни единого строения. Дорога тоже хороша - впрочем, Рон сам увидит… Действительно, свернув с ухоженного шоссе, «мерседес» очутился если не на грунтовой дороге, то на чем-то подобном: полоска песка, небрежно присыпанная гравием. Вокруг, сколько видел глаз, тянулась удивительно унылая кочковатая земля; кочки, торчащие из-под снега, казались бурыми дикобразами. Качаясь на заднем сиденье, Рон рассмотрел впереди серое деревянное строение под черепичной крышей, рядом - остов ветряной мельницы без крыльев, какой-то сарай. Когда подъехали, за старым фермерским домом обнаружился еще один - новый, кирпичный. Он был поставлен ловко, так, что с
шоссе его не было видно.
        Маленький цех оказался вполне прилично укомплектован - даже Рональд не ожидал, что Берт сможет это устроить (впрочем, перечень оборудования сам же Рон и составлял). Десяток необходимых металлообрабатывающих станков, два пресса, крошечная литейка с двумя электропечами, верстаки для слесарей, для электриков. Очень уютно… Цех был пуст - суббота. На верстаках слесарей-сборщиков лежали конические штуковины, похожие на баллистические ракеты, только очень маленькие - распределители для станков-автоматов, стандартная продукция, которую заводик выпускал почти что в убыток. Но рабочим здесь платили хорошо - по голландским меркам, конечно.
        Рональд молча осмотрел свои новые владения, не особенно вслушиваясь в объяснения Петера. Умник тем временем прошел в стеклянную конторку, развернул чертежи, распечатанные вчера и нынешним утром, и встал над ними, ухватив себя за подбородок и слегка раскачиваясь. Глаза его были полузакрыты, большой нос сморщен. На соседнем столе светился экран компьютера: бухгалтерская таблица. Когда подошли Рон и Петер, Умник не обратил на них ни малейшего внимания, только сильнее сморщил нос. А Рон немедленно защелкал клавишами, выводя на экран характеристики компьютера.
        Петер стоял между этими двумя чудаками, хмыкая про себя и думая, что среди американцев сумасшедших еще больше, чем среди англичан. Голландцев Петер, как и подобает, считал воплощением всех добродетелей. Господина Джошуа Тэкера он, впрочем, уважал, поскольку ему, Петеру Земану, господин Тэкер положил очень хороший оклад, примерно как начальнику цеха на заводах «Филипс».
        Петер был крупный мужчина, румяный и чуть одутловатый, с темными волосами и еще более темными усиками.
        Наконец Рональд объявил:
        - Твердый диск маловат!
        - Какой заказывал, такой и есть, - немедля отозвался Умник, не меняя позы.
        - Когда было… - пробурчал Рон.
        - Сил с ним нет… - обратился Умник к Петеру. - Все плохо! А станки тоже маловаты?
        - Терпимо…
        - Сла-ава Богу, - басом пропел Умник и поманил к себе Петера. - Смотри, Пит, вот эту хреновину вы с господином Лишем должны соорудить, и быстро…
        Они нырнули в эти чертежи с самозабвенностью поэтов, читающих стихи. Рон - то есть господин Лита - временами клевал носом, поскольку спал он часа три, а остальную часть ночи делал эти самые чертежи. Читателю надо знать, что скорость, с которой Рон выполнил чертежи по эскизам Умника, была просто невероятной, хотя они и делались на специально приспособленном компьютере. Так что не напрасно Умник считал Рона волшебником. Правда, - и это надо знать читателю-инженеру - чертежи все-таки были эскизные, рассчитанные на рабочих высокой квалификации, которым не надо все класть в рот уже разжеванным.
        Петер Земан по ощущению Рона был ужасно медлителен, но Рон привык к тому, что на производстве думают медленно - он только задремывал, пока Петер вникал в суть, и просыпался при первом же вопросе и подробно, даже словоохотливо давал объяснения. Старший мастер временами выписывал на бумажку необходимые материалы, приговаривая, что в основном все есть, но надо проверить по ведомостям. Так они в мире и согласии провели два часа, а затем принялись составлять некий перечень, называемый технологической картой, - Умнику незачем было в этом участвовать, да он и не понимал ничего в технологических тонкостях: вот изготовить самому - другое дело. И Эйвон побрел по светлому, чистенькому помещению; заглянул в одну дверь, другую. Стало скучно. Тогда он перешел в деревянный дом, совсем почти пустой. Только в просторной кухне-столовой помещался старинный обеденный стол из сфугованных толстых досок да старинные же скамьи с точеными ножками. Пахло пыльным деревом, какими-то пряностями и, пожалуй, рыбой. Он помнил этот запах и огромную кафельную плиту с бронзовым бачком для воды, но стол и скамьи не помнил Возможно,
Петер распорядился, чтобы их перенесли сюда из сарая. Плиту, по-видимому, регулярно топили - здесь было тепло и сухо, и у стены лежали дрова.
        Умник заглянул в кладовку, убедился, что там установлена колонка центрального отопления, уселся на скамью и скоро задремал. Ему тоже не удалось выспаться, и еще сказывалась разница во времени - в Хоуэлле сейчас было раннее утро, около пяти часов. Казалось, он проспал несколько минут, когда его разбудил голосок Марты:
        - О, господин хозяин спит! А мы привезли мебель! И посуду!
        - Спасибо, Марта, я спрячусь наверху, в угловой спальне, - быстро сказал он. - Пришлите, пожалуйста, ко мне Амми.
        Он не хотел, чтобы его видели лишние люди.
        Стараясь ступать тихо, он взобрался по почти вертикальной скрипучей лестнице. В угловой спальне тоже было чисто и сухо, но, пожалуй, холодновато. Ступени снова заскрипели, и вошла Амалия - она весело улыбалась. Эйвон вдруг подумал, какую козью морду скроила бы Нелл, если бы ее заставили ни свет ни заря тащиться в Амстердам за покупками, а потом - в эту унылую дыру, где ей предстояло бы жить. Свинская это была мысль, Умник оправдывался перед собой - бросил бабу, а потом стал вспоминать ее грехи и дурной характер… Но - надо заметить - он ничуть не раскаивался. Нет-нет, господа мои, чего не водилось за Умником, того не водилось.
        - Ты зачем забрался в угол? - весело спросила Амми. - Боишься посмотреть в лицо порядочным людям? А?
        - Не-а. Желаю тебя поцеловать, а если повезет, снять с тебя штанишки.
        - Поцелуй, - сказала Амалия. Потом прошептала:
        - Не надо сейчас, слышишь - уже ходят…
        - А я запру дверь, - сказал Умник. Внизу стучали ногами и гортанно переговаривались грузчики.

…Когда Умник отпустил Амалию, она проговорила:
        - Какие мы безнравственные, просто ужас! - Поправила одежду, платочек на голове и добавила:
        - А надо бы мне пойти помочь Марте…
        - Сиди здесь, - ответил Умник,
        Они сели на пол под окном. Амми взяла Берта за руку. Несколько секунд они сидели тихо, и оба думали, откуда это у них взялось такое сентиментальное поведение. Вдруг Берт надул щеки и прошептал:
        - Как хорошие маленькие детки, а? - и захохотал, прикрывая ладонью рот.
        Грузчики отбыли, оставив дом уже жилым: четыре кровати, почти не возвышающиеся над полом, четыре столика, стулья, табуреты, кухонная посуда. Мешок с одеялами, простынями и прочим. Сверх того заботница Марта привезла большую коробку разной еды и теперь деятельно распоряжалась на кухне, затопив зачем-то огромную печку - электрическая плита здесь, оказывается, была. Петер объяснил, что приобрел сразу две плиты - одну сюда, другую в цех, чтобы кормить рабочих; приезжает одна достойная дама и готовит еду. После обеда он повез Марту домой, Рон вернулся к компьютеру, так что Амалия и Берт снова остались наедине. Теперь оба почему-то ощутили неловкость - или стесненность, словно бы не зная, как друг с другом обходиться. Ощутив это, Амми решительно вздернула нос и заявила:
        - Займемся делом, сэр. Надо разобрать вещи, подвигать мебель кое-где, вы не против?
        Умник удивился. Не этому вопросу-приказу: женщины, по его мнению, просто обязаны помыкать мужчинами, - удивился своей реакции. Он был готов подчиниться, и двигать мебель, и стелить постели. И он сказал весело:
        - Чур, моя спальня - большая, что над лестницей!
        Они расставили вещи, Амалия застелила три кровати. Потом стали составлять список недостающих вещей. «Как это я забыла про зеркало?» - пробормотала она, а Берт сказал, что забыл в Занстадте бритву, и это будет похуже забытого зеркала, потому что щетина у него как проволока, а она сказала, что щетина - даже хорошо, а вот без зеркала она не может никак, но электронный бинокль класса люкс она купила. А как он относится к купальным халатам? Он кивнул, занес их в список и вдруг пробасил
        - Слушай, Амми, а если я пойду к Рону?
        Она не огорчилась, она неплохо изучила Берта, пока блюла его безопасность, - а теперь стала и чувствовать, Она была умная девочка - не устаю это повторять - и понимала, что человек, привыкший по двенадцать часов в сутки торчать за рабочим столом или в мастерской, не может долго бездельничать - даже в обществе женщины, в которую влюблен. Амалия добавила к списку еще несколько пунктов, потянулась и подошла к окну. «Господи Иисусе, - подумала она, - что за унылая местность. Разве подумаешь, что в такой стране могут быть уютные города, подобные Амстердаму, и деревни-конфетки вроде Закстадта… Там - уютная милота; вроде спальни, отделан-ной с большим вкусом, а здесь…»
        Она встряхнулась, взяла бинокль и приступила к своей работе. То есть полезла на чердак, чтобы определить, как там с обзором. Эта пустынная равнина была в своем роде хороша: никто не подберется незамеченным - даже ночью, если у вас есть прибор ночного видения, а таким прибором Амми уже обзавелась. Но мельницу неплохо бы взорвать или снести как-нибудь еще - она закрывала изрядную часть горизонта. Грустное зрелище являла собою эта ветряная мельница без крыльев… хорошо хоть, что не закрывает подъездную дорогу. Шоссе, по которому она приехали, темной полоской прочеркивало равнину под самой линией горизонта.
        На чердаке было все-таки холодновато. Амалия перешла к окну в мансарде, открыла его с некоторым трудом, высунулась по пояс. Очень хорошо - на крыше имелся трап, ведущий к печной трубе. Можно будет без труда и не привлекая к себе внимания поставить телекамеру.
        "Славная у Марты кошечка, - подумала Амалия, глядя на карниз и крутую крышу. - Надо бы здесь тоже завести кошку».
        Давно замечено, что время имеет разное течение при разных обстоятельствах: то мчится подобно гоночному «болиду», то ползет, как «форд» 1903 года. Следующие три недели - после субботы, в которую Умник со свитой переместился на ферму, именуемую
«Баггес», - вместили куда меньше событий, чем три дня, предшествующие этой субботе.
        Первым событием был отъезд Нелл, которую нам, знающим кое-что о деяниях Берга Эйвона, хочется называть «бедной Нелл». Она внезапно - как вихрь, можно сказать, - собралась, отволокла чемоданы в машину, обругала Смарти, сунувшегося ей помочь, и загнала на заднее сиденье Лойера. Пес скулил и упирался. Смарти твердо знал, что мадам нельзя отпускать без охраны, так что он поднял свою бригаду (в ней были, кроме него, еще двое), и они рванули следом за Нелл; как позже выяснилось, в Миннесоту.
        Вторым событием было исчезновение агента ФБР Грэга - сейчас же после ареста чернокожего джентльмена, подкупившего месяц назад испытателя автомобилей Майка Уоррена, (Арест этот нельзя причислять к событиям, поскольку джентльмен ровно ни в чем не признался.)
        Третье событие - встреча президента «Дженерал карз» с автомобильными магнатами, состоявшаяся, как и предполагалось, в отеле «Плаза». Сам Си-Джи отнюдь не считал эту встречу событием: магнаты дружно отказались от участия в «сомнительном предприятии», как выразился один из них (компания «Форд мотор») Но диски с технологической информации взяли,
        И слухи после этого - поползли. Пошли публикации в газетах: и подготовленные отделом прессы «Джи Си», и спонтанные.
        В инспирированных статьях суть предмета особо не открывалась, но непременно присутствовали намек и на связь между новым изобретением, и зрывом на заводе Детройге. И через два раза на третий аккуратно показалась мысль о том, кому был нужен террористический акт.
        Из спонтанных статей самой заметной разразилась почему-то христианская газета, бостонская «Крисчен саиеыс монитор», - на первой полосе и под кричащим заголовком. Автор был неплохо информирован о параметрах эй-воновского генератора и усматривал в невероятных его качествах не что-нибудь, а промысел Божий, Как можно было понять, незыблемость физических законов сохранения энергии, материи и прочего автор считал гнусным вымыслом атеистов и полагал, что изобретение эти законы опровергло.
        Клем Гилберт отказывался от каких-либо интервью и вообще избегал разговоров на больную тему. Он только собрал совет директоров, чтобы доложить, наконец-то, об истории с Эпохальным Изобретением, попавшим к нему в руки.
        Пожалуй, этот совет тоже можно считать событием: впервые за несколько лет директора ополчились на своего президента, некоторые даже повышали голос, чего Си-Джи совершенно не терпел. Они говорили, что тайность действий господина президента есть оскорбление для них, его соратников, что они, руководители корпорации с полумиллионным персоналом, заслужили его доверие, - услышав такие слова, Си-Джи оскалился и ласково перебил оппонента. Попросил подождать несколько дней и убедиться в утечке информации с нынешнего совета. Но это не охладило важных господ, сидевших в овальном зале за длинным столом, под элегантными люстрами двадцать первого века и старыми картинами века девятнадцатого, украшавшими изогнутые стены.
        Один директор даже заявил, что он не сомневается - президента компании хитроумно и злонамеренно ввели в заблуждение, и вот вам результат - компания понесла огромные убытки, утрачены испытательные устройства, столь необходимые именно сейчас, в период испытаний моделей будущего года.
        Когда насчет убытков высказался уже третий человек, Си-Джи снова изобразил улыбку и объяснил, что поскольку решение об испытаниях электромобиля он принял в одиночку, ту часть убытков, которую не покроют страховки, он взял на себя, В ответ кто-то прокричал: «Ну зачем же так, Клем, дружище, это дело фирмы!» Си Джи только дернул плечом. Лишь двое не нападали на него: Фаина Рубинстайн, директор по рекламе, и Жак Мабен. Фаина - тощая, морщинистая, умная, как сам дьявол, - сидела в напряженной позе, поводя горбатым носом, и постоянно поглядывала на Си-Джи со странным выражением на лице - то ли сочувствия, то ли насмешки. Она в отличие от остальных кое-что знала. После совещания Фаина подошла к изобиженному президенту и сказала: «Мой дорогой, какую можно развернуть рекламную кампанию! Восторг!»
        Са-Джи не разрешил Мабену выступить на Совете как свидетелю (надо полагать, из гордости), однако до отрешения президента от должности дело не дошло. Может быть, потому, что Клем заставил себя произнести короткую защитительную речь, сосредоточив огонь на том, что его, по мнению некоторых из присутствующих, ввели в заблуждение. «Если члены Совета полагают, что в таком деле вашего президента мог обмануть шарлатан, то этого президента следует лишить докторской степени по физической химии. Впрочем, предположите, что я и впрямь никудьшшый физхимик, но тогда задумайтесь о другой стороне вопроса: разве послали бы негодяев взрывать наш испытательный цех, если бы на стенде было жульническое устройство, дамы и господа?
        Более того, Си-Джи добился от совета разрешения на передачу технологии конкурирующим компаниям - о встрече с конкурентами мы уже говорили.
        Встречей этой был доволен один Мабен: он считал, что после нее положение принципала стало значительно менее опасным.
        Итак, прошли три недели, внешне почти что тихие. Рон и Умник возились в далекой Голландии, подобно деятельным муравьям, налаживая обработку капризного циркония и знакомясь со степенными голландскими рабочими. Амалия приняла под начало группу немецких «нянек» - к ее большому удовольствию, их привез Томас, человек в синей шляпе (он и приехал в этой шляпе). Только что упомянутый Мабен регулярно получал донесения от Бернаноса - утешительно-неутешительные. Не было сомнений, что рядовых сотрудников ФБР подкупают, но агенты противника действовали очень чисто, так что по их следам не удавалось добраться до главного заказчика. Очевидно, теперь эти агенты использовались по одному разу - не то что черный джентльмен из липовой адвокатской конторы «Грум и Кейни». А исполнить мечту Бернаноса - доказать причастность крупных чинов Федерального бюро к саботажу расследования - было и вовсе невозможно (до поры до времени, как надеялся Бернанос).
        Почти что тихие недели - но не для Си-Джи и Мабена: они-то знали, что в тишине готовится и е ч т о. И не для господина Бабаджаняна: прошел слух, что усилены меры безопасности на танкерах-гигантах фирмы «Эксон».
        Господин колобок напрасно беспокоился о танкерах: безликий человек получил от Мабена иное задание, и он это задание отрабатывал. Без спешки, но и не медля, По некоторым предположениям, он прилетел в Эль-Кувейт - не из Штатов, скорее всего, а из Тель-Авива, причем с ним был некто, говоривший по-арабски, и тоже безликий (на свой лад - не англо-саксонский, а семитический). Оттуда они перебрались в Саудовскую Аравию, в Рас-Таннуру. Далее, как потом стало известно, безликий американец перебрался в Дамаск, а безликий араб двинулся на юг, к старым нефтепромыслам.
        И в аккурат когда началась четвертая неделя, там взорвалась работающая вышка. Ночью под огромными пустынными звездами резкий грохот перекрыл мерное чвака-нье насосов-качалок, и сейчас же гулко заревело пламя, и в отдалении - совсем как в Детройте месяц назад - завыли пожарные машины-пекогоны. Вышку не отбросило, она просто рухнула набок; ее фермы начало неспешно пожирать пламя. Пострадавших не было; дежурные машинисты сидели у приятелей на соседней вышке - или, может быть, на какой-нибудь другой, подальше, но кто это мог знать доподлинно, кроме Аллаха?
        Гром не грянул над головой Си-Джи, как он бессознательно опасался. В мире ничего не изменилось. Никто не обратил внимания на очередное происшествие в Персидском заливе: там вечно что-то происходит… Господин президент «Дженерал карз» оказался в смешном положении - не мог же он позвонить Бабаджаняну и спросить: «Ну что, скушал, мерзавец?!» Он даже не спросил Мабена, сколько это стоило; не желал об этом упоминать. Затаился. Но тем временем постоянно нажимал на разработчиков, требуя ускорить подготовку нового образца электромобиля. Си-Джи снизошел даже до личной встречи с начальником опытного цеха Гарри Лауденом - просил сделать все возможное, и побыстрее. Гарри деликатно намекнул, что неплохо бы пригласить господина Басса, вот тогда дело закрутится как следует.

…Да, и эта еще загадка: Эйвон и его помощник. Ведь было совершенно ясно, что здесь можно обеспечить им куда большую безопасность, чем в Голландии, под охраной нескольких людей из немецкого филиала. Так почему? Почему они сидят там - после того как вложили столько трудов в опытное производство? Непонятный человек - совершенно непонятный… Клем стал часто вспоминать, как Эйвон читал его мысли. Или вроде как читал. При каждом разговоре опережал хоть на полшага. Его бесило, что Эйвон не пожелал переговорить с ним по телефону, - такое предложение было Берту передано А он - молчит
        И конечно же, господина Гилберта бесило то, что реакция на кампанию в прессе, развернутую Фаиной Рубинстайн, практически отсутствовала Сама Фаина объясняла это просто. «Понимаете, шеф, - говорила она, - люди очень охотно верят в чудеса, им это необходимо. По крайней мере, многие ждут чудес. Но верят в чудеса только двух категорий: касающиеся их маленьких жизней и - или - заодно охватывающие всю Вселенную. Например, появится чудо-доктор и вылечит меня от СПИД а или от рака. Или окажется, что меня подпитывают лучи из космоса. Но не поверят в такое чудо, как ваше, - в авто без горючки - это уж увольте! Ясно, что сия сенсация - не более чем ловкое жульничество. Обмануть хотите простого человека, сэр, как и всегда обманывали…» Си-Джи спросил: «А вы не верите, Фаина?» - ока пожала плечами.
        Нельзя сказать, что он был деморализован. Скорее растерян - мир людей сопротивлялся, не пускал его двигаться дальше. Он стал разрешать себе странные поступки - странные для него. Однажды вечером добрых полчаса говорил с отцом, потом еще с матерью; по телефону было слышно, как в парке орут павлины, и он вдруг ощутил на губах жаркий, соленый воздух Майами и увидел родительскую виллу - на круглом острове между материковым городом и полосой Майами-бич - белый дворец, сияющий в голубом свете фонарей, черные тени собак, снующих без устали по парку, два белых катера у причала, что позади дома, и вдалеке - небоскребы центра Майами и золотая россыпь огнен у их подножья. В другой раз он велел Джорджу проехать на Сгейтен-Айленд - внезапно, среди бела дня, - чтобы посмотреть на мост Верразано: вспомнил, как Эйвон говорил, что в каждую свою побывку в Нью-Йорке он непременно проезжает через этот мост. И - странное дело: Клем Гилберт, всю жизнь проведший в этом городе, увидел Верразано словно свежими глазами, и поразился его легкости и красоте, и долго еще оглядывался, когда они съехали с моста. Да, Си-Джи был
растерян, он впадал в тоску и от растерянности внял просьбам Энн и разрешил ей с детьми вернуться.
        Это было прекрасно - увидеть Энн и мальчишек. Клем-второй с разбега бросился к нему на шею и повис, а Энн сияла своими глазищами и гладила Клема старшего по щеке. Мальчики выросли, они были золотистые от загара, как… «Как персики, - подумал Си-Джи. - Энн уж точно, как персик».
        Они вернулись домой, и с этого дня жизнь Клемента Гилберта стала вроде бы легче.
        - Начали, - сказал Умник. - Пусть девочка остается, она - толковая обезьянка, Рон. Ей надо знать.
        Снова была суббота, как в день их переезда сюда, на заводик Эйвона. Они втроем стояли в сборочном отделении, смотрели на машинку, лежавшую на верстаке, - небольшой блок, размером в сигарную коробку, отливающий льдистой синевой циркония. С узкой стороны машинки имелось что-то похожее на пультик для дистанционного управления дверцами автомобиля; черная пластмасса, шесть кнопок, лампочка. Такой же черный пультик Берт сжимал в толстой руке.
        Амалия знала, что эти штуки Берт соорудил именно из пультиков для «мерседеса». Ей дозволялось быть рядом с Умником, когда он работал за верстаком; обычно она сидела на вертящемся табурете и курила. В Голландии она начала курить, потому что Умник за работой курил без конца, изо рта у него несло табаком, и Амалии это мешало.
        - Интересно, - пробурчал Рон, Он безоговорочно верил в гений Умника, но на этот раз как будто усомнился.
        - Начали, - повторил гений и нажал на кнопку.
        Ничего, однако, не произошло, но Рональд присел на корточки и заглянул под машинку. Амалия тоже заглянула, ничего интересного не увидела и покосилась на Берта. Тот самодовольно ухмылялся.
        - Ага! - с некоторым удивлением объявил Рон. Придерживая циркониевый блочок одной рукой, он запустил под него вторую. - Ага! Есть!
        - Ну то-то, - сказал Умник. - Бросай.
        - Прямо и бросать?
        - Давай-давай…
        Рон выпрямился и разжал пальцы. Машинка упала на пол, вымощенный стальными плитами. Упала беззвучно, как ватная, и скользнула в сторону - дюйма на два-три. Рон удивленно свистнул, однако тут же проговорил:
        - Все правильно. Ну?
        - Испытываем, - ответил Умник. - Запускай молот-Рональд повернулся и пошел в соседнее отделение. Амалия робко спросила:
        - А почему она падает бесшумно?
        Берт стремительным движением притянул ее к себе, обхватил своей железной лапой и продекламировал:
        - Потерпи, ты все узнаешь, обезьяне любопытной оборвали длинный хвост…
        За окном затарахтел мотоцикл - один из Томасовых парней выезжал осмотреть окрестности и заодно в магазин, в ближайшую деревню. Словно отвечая мотоциклу, за стеной отбил звонкую дробь электрический молот.
        По-прежнему ничего не понимая, Амалия смотрела, как Берт с Роном уложили машинку в железную коробочку и подсунули эту упаковку под молот. Рон оглянулся и жестом показал Амалии: отойди. Она осталась, где была. Бабам! - дважды ударил толстый масляно блестящий стальной боек, стремительно, почти незаметно для глаза выскакивая из своего толстого вертикального кожуха. «Похоже на огромный микроскоп,
        - подумала Амалия. - Бедная маленькая машинка…»
        - Выключи! - рявкнул Берт, потому что Рональд сунулся к коробке, не выключив двигатель молота.
        И тут Амалия начала что-то понимать. Коробочка лежала на наковальне целехонькая, словно не по ней дважды ударил беспощадный, хищно блестящий цилиндр. Затем Рон попытался вынуть машинку из коробки, почему-то не смог и выругался, а Умник захохотал, хлопая себя по брюху, и вопросил;
        - Ну, убедился?
        Более того, оказалось, что коробку нельзя снять с наковальни. Рона это совсем добило: он стоял, выкатив глаза и приоткрыв рот. Пробормотал:
        - Ну и мощность…
        - А малость я обсчитался, - самодовольно сказал Умник. - Ну как, папаша, пробуем на живом объекте?
        Он поднял руку с пультиком, навел на машинку и затем как нечего делать вынул ее из коробки. Амалия села, огромными глазами глядя на своего мужчину: всякие у нее были, но ни один не умел творить чудеса. Видимо, именно в этот момент рыжая Амми, охотница, поняла, что попалась, что угодила в ловушку, что нипочем с этим мужчиной не расстанется.
        Чудеса, однако же, продолжались. Берт передал пультик Рону, сел на табурет около верстака, расстегнул брючный ремень и приторочил машинку к поясу - Рон при этом делал странные жесты, как бы порываясь ему помочь. Или предостеречь - непонятно. Затем Амалия увидела то, что до нее видели только Нелл и Лойер. Умник всей тяжестью рухнул на пол с высокого табурета, причем рухнул бесшумно, как до того машинка, и реакция Амми была такой же, как у Нелл: Боже, как же он расшибся! А он
        - заржал, как жеребец.
        - Совсем не больно?! - вскрикнул Рональд.
        - Ты же видел расчеты, балда… - величественно сказал Умник (если слово
«величественно» применимо к человеку, лежащему плашмя на полу). - Отключи игрушку.
        Рон щелкнул пультиком и, глядя, как Умник встает, опираясь на табурет, выдавил из себя длинную фразу:
        - Подошвы у тебя резиновые, а если голыми ногами на металлическом полу… - и стал разуваться.
        Амалия на всякий случай отошла в сторону и села, ухватившись за край верстака. Ее поразили глаза Берта - она таких еще не видывала: остановившиеся, словно повернутые внутрь.
        - А пробуй! - вдруг пробасил он и стал поспешно перестегивать машинку на пояс Рону. - Включаю!
        - Пол… холодный… - ответил Рон и осторожно пошел. Когда он проходил мимо Амалии, она ощутила, как под нею шевельнулся табурет.
        - Идешь! - даже не сказал, а прорычал Умник. - Умничка ты моя косолапая!! Гениально! А я-то! Не допер!
        Рон счастливо улыбался. Дошел до верстака электриков и там внезапно грянулся на пол - во весь рост, причем вместе с ковриком, который словно прилип к его пяткам.
        Надо отдать должное Амалии; она вскрикнула только теперь. Но с Роном ничего не случилось, он спокойно прокомментировал :
        - Нормально - коврик… Резиновый.
        - Вставай, обувайся! - приказал Умник, - Пошли в тир, живоглоты.
        Сказал он это весело и живо, но она видела, что он все еще погружен в себя, в свои соображения какие-то, ей абсолютно недоступные. И вдруг - наверное, впервые в жизни - Амалня ощутила свою малость, свое ничтожество, что ли, и ощушение это было невыносимо сильное, так что пришлось его прогнать и сказать себе строго: слушай, Амми, ты даешь ему такое, чего у него, старого бабника, никогда еще не было, - это он сам говорит и не врет, он в жизни не унизится до такой лжи, гордый Берт, ему невозможно признать над собою чью-то власть, а еслион все-таки унизился, солгал - и не раз уже солгал, - то забрало его крепко, это ты его забрала, Амми. И никому не отдашь.
        - Я тоже хочу попробовать, - сказала она. - Дайте мне тоже, жадные вы люди.
        - Потом., - сказал Берт.
        - Сейчас, - сказала она.
        Эйвон, видимо, понял: глаза перестали смотреть внутрь, он улыбнулся и ответил:
        - На, пристегни… Разуйся, так спокойней.
        Она будет помнить это до конца жизни - как почти неслышимо вздрогнула машинка на поясе и как она подумала: что бы самой придумать такое - и ударила рукой по верстаку, в первый раз осторожно, потом изо всех сил, и ничего не ощутила, ровным счетом ничего. Тогда Амаляя закрыла глаза и заставила себя упасть, не сгибаясь. На этот раз она что-то почувствовала - словно воздух на долю секунды сгустился и легонько сжал ее, и неприятно встряхнулось что-то в животе. И всё. Плечо и бедро, на которые она падала, ничего не ощутили. Тогда она осторожно стукнула лбом об пол и оказалась права, что состо-ожничала: этот удар был почему-то ощутим.
        Сейчас же около нее очутился Берт, Спросил:
        - Чувствительно?
        - Ага.
        - Оторви обе ноги от пола. Еще раз пристукни головой… Как?
        - Теперь не чувствуется.
        - Все правильно! - провозгласил он. - Вставай.
        Он подал ей руку, она ухватилась за нее, но не ощутила. Словно ухватилась за воздух… нет, этого нельзя было передать - она сжала пальцы, и Берт внезапно, рывком освободился и потряс своей ручищей. Глаза у него опять стали глубокие, повернутые внутрь. Он пробормотал:
        - Ну и ну…
        - Что? - спросил Рон,
        - Об этом я не подумал. Как стальная перчатка…
        Амалия поднялась сама и жестом попросила, чтобы отключили эту дьявольскую машину. Сняла ее с пояса и, застегивая ремень, не могла оторвать взгляда от пряжки - модной массивной серебристой штуковины: магазин «Гэп», полсотни долларов отдала за этот пояс. Она словно ждала какой-то пакости от пряжки: почему бы и нет, если другая железка, только побольше, может вытворять такие жуткие штуки с ее телом? Амалия передернула плечами и сказала:
        - Что, пойдем в тир?
        Умник принял у неё машинку, завернул в обтирочную салфетку, и они пошли через двор к старому дому - команда Томаса устроила там тир на чердаке. (Эти ребята были настоящие профи: по часу минимум в день разминались и ежедневно упражнялись в стрельбе на бегу. Привезли с собой пистолеты с глушителями, несколько ящиков патронов, съездили куда-то за мешками с песком и оборудовали стрельбище по всем правилам. Умник и Амалия тоже ходили туда вечерами, колотили по мишеням, раскачивающимся на проволочных подвесках.) Когда Берт, Амалия и Рон подошли к кухонной двери, из-за угла вывернулся Томас и беспечно поинтересовался:
        - Руководство идет пить кофе?
        Он был доброжелательный парень, и компанейский, и сейчас готов был составить им компанию - хотя твердо знал свое место и общества своего американцам не навязывал.
        Амалия ответила, что они идут учить господина Лиша стрелять и предпочитают это делать без свидетелей. Томас сказал: «Да-да, понимаю». Действительно, трудно было представить себе Рона с пистолетом. Она поднялась на чердак и увидела, что Берт с Роном перекладывают запасные - не пробитые пулями - мешки с песком, сооружая бруствер на огневой позиции, то есть напротив мишеней. Уложили четыре мешка - два в ряд, два в высоту. Зажгли лампы. Машинка в белой тряпке уже стояла под мишенями, на иссеченном пулями мешке с песком.
        - Достань пушку, - приказал Берт Амалии, Она вынула ключ, открыла железный ящик с тренировочным оружием - среди пистолетов там лежал американский автомат КАР-15 Томаса - и спросила:
        - Какой калибр прикажете, сэр?
        Берт подумал, погладил себя по верхней губе. Распорядился.
        - А давай большой какой-нибудь. «Вальтер» наш любимый.
        Амалия вынула синий «вальтер» - она сама стреляла из такого, - сняла с верхней полки обойму, зарядила пистолет
        - Ящик заафой! - зачем-то приказал ей Берт, как будто не она учила его непременно закрывать боеприпасы до начала стрельбы.
        Они втроем улеглись на маты за бруствером, Берт в середине. Он принял пистолет и внушительно распорядился:
        - Ничком лежите, понятно? Скорее всего, рикошет пойдет сюда.
        Внезапно Рон нарушил свой вечный обет молчания непонятными словами:
        - Не будем знать.
        - А верно! - пробасил Берт.
        И тут Амалия наконец-то поняла - зачем выкладывали бруствер, почему надо лежать. Пуля не сможет пробить машинку, а значит, отскочит от нее, как от брони. Срикошетит. И нельзя будет понять: действительно она отскочила, или стрелок промазал.
        Амалия встала и пошла в угол, где валялись какие-то дощечки, фанерки, картонные коробочки от патронов. Выбрала коробку примерно того же размера, что машинка, подошла к мишеням и принялась устанавливать коробку перед машинкой, на нижнем мешке.
        - А обезьянка у нас молодчина! - объявил Умник. - Левее чуть, еще… Хорош! - Когда она вернулась за бруствер, добавил. - А я бы не промахнулся, Ронни… Головы опустить!
        Амалия заткнула уши. Ба-кррах! - ударил выстрел, и сейчас же мешок, за которым лежала Амалия, вздрогнул.
        Пуля пробила коробку дважды - с полета и с рикошета - и вернулась почти что в ствол - на пять дюймов ниже и на три дюйма правее. Коробка слетела на пол, а из мешка лениво сочился песок.
        Увидев это, Рон заговорил опять. Объявил задумчиво
        - Ничего не значит. Повернуть.
        На что Умник сейчас же возразил - тоже непонятными словами:
        - Это не упругое тело, это поле.
        - Не убедил, - сказал Рон.
        - Не убедил? А ну, поверни штуковину на сорок пять градусов!
        Тогда заговорила Амалия. Она сидела на корточках у мешка, ковыряя пальцем в пробоине, но говорила официальным голосом.
        - Господа, я протестую. Если вы желаете повторить опыт, я буду настаивать, чтобы вы сначала оборудовали стенд. Джо, вы уцелели случайно, поскольку пуля могла попасть в вас. Напоминаю: я отвечаю за вашу безопасность.
        Умник нагло осклабился и объявил, что, нажав на спуск, он сию же секунду опустил голову. Амалия вежливо улыбнулась и сказала, что интервал между выстрелелом и рикошетом был никак не больше двух сотых секунды, а время человеческой реакции никак не меньше одной десятой, так что господину Тэкеру просто повезло - пуля попала не в его высокомудрый лоб, а в мешок. Рон покивал, и Умнику пришлось подчиниться.
        Так начались испытания штуковины, которую У ник назвал Невредимкой, - устройства, изобретенного на окраине заштатного городка Хоуэлла, в тиши гаража. Начались в условиях не слишком удобных, на маленькой голландской ферме XVIII века, достаточно густо населенной. По будним дням в цехе работали три десятка человек, а в доме во все дни недели крутился кто-нибудь из охраны, из шести парней Томаса, и заходила кухарка: то принести что-нибудь, то посоветоваться с Амалией насчет меню для господ иностранцев. И от всех от них приходилось скрывать волшебные качества Невредимки, причем от команды Томаса - с особым тщанием. Амалию это расстраивало и обескураживало, особенно потому, что начальствовала над командой она сама - правда, передавая все распоряжения через Томаса.
        В старом доме, надо заметить, и вообще было тесновато. Из шести спален наверху три занимали американцы, две - Томас и его правая рука Баум по кличке Танненба-ум, то есть Елочка, в шестой отсыпались ночные дежурные. Общежитие для остальных охранников устроили в громадной гостиной на первом этаже, Амалия редко спала в своей комнате, но отказаться от нее не пожелала, объяснив Берту, что он храпит как бегемот и находиться рядом с ним всю ночь может только женщина, глухая как тетерев.
        Это была не совсем правда: отдельная спальня требовалась Амалии для ощущения независимости, хотя бы и призрачной. Для того, чтобы Берт огорчался, когда она уходила - или делала вид, что уходит (а потом оставалась). Кроме того, спальня Берта была заодно и кабинетом, и там круглые сутки гудел компьютер, мигал огоньками; это раздражало.
        Главным, однако, неудобством было то, что на всю компанию имелась одна-единственная уборная и одна душевая, причем обе - крошечные, как принято в Голландии, и парни не могли принимать душ по двое, что Амалия полагала бы разумным. Она подкатывалась к Петеру Земану - нельзя ли соорудить еще одну ванную комнату, с унитазом, но Умник прознал про этот заговор и пресек его, хотя среди рабочих Петера был водопроводчик.
        Так вот, испытания Невредимки шли только по субботам и воскресеньям, и Амалии не всегда удавалось за ними наблюдать. Она была добросовестная женщина, наша Амми, и очень серьезно относилась к своим обязанностям старшей по охране. Через ночь проводила два-три часа на верхушке старой мельницы, за прибором ночного видения. Каждый день выезжала на внешний осмотр - обычно на мотоцикле - и постоянно поддерживала связь с постами, каковых насчитывалось три. Гордостью ее и Томаса был выносной пост, оборудованный в экзотическом месте, в землянке, выкопанной неизвестно кем и когда, но не менее двадцати лет назад: приблизительно тогда эти земли осушили. Землянка была крыта широкими плахами, кое-где с резьбой по дереву; Томас предположил, что это плахи от второго сарая, который некогда стоял вплотную к дому, - Томас даже показал Амалии место бывшего сарая у восточной стены. Из землянки обзор был, разумеется, неважный - амбразура над самой землей, - но ближний сектор с тыла фермы был как на ладони. Амалия облазила вместе с Баумом этот тыл и установила, что ярдах в двухстах начинается чудовищно вязкое болото,
через которое человеку не пробраться, так что дальние подходы контролировать и не следовало. Она там завязла в одном месте - Баум едва смог ее вытащить, а правый сапог они так и не сумели спасти.
        И еще было дело у Амалии: связь. На крыше цеха теперь стояла спутниковая антенна (Томас с упорством называл ее «саттелит», то есть «спутник», хотя Амалия и объясняла, что это не правильно). Каждый день она связывалась с господином Рейном, причем переговоры были шифрованными. Подразумевалось, что Ренн перекидывает доклады с фермы в Нью-Йорк, Мабену.
        Нет, спокойная и бездельная - по внешней видимости - охрана фермы «Баггес» была вовсе не бездельной. Сверх обязанностей, уже упомянутых, Амми должна была ежечасно получать доклады от всех постов, и ей непременно докладывали обо всех прибывающих и отъезжающих - будь то машина с грузом или рабочий, либо приехавший в неурочное время, либо почему-то собравшийся домой. И уже не по обязанности, а повинуясь некоему импульсу, она стала тренироваться вместе с немецкими ребятами: рукопашный бой, растяжки, стрельба с прыжка и кувырка. Амалия делала это, сама себе удивляясь, и временами думала, что ей, девочке из Манхэттена, из столицы мира, попросту скучно-тоскливо здесь, на крошечном этом пятачке среди бесконечной равнины, среди кочек и унылых болот.
        Впрочем, она отлично знала, что не скучно: за всю жизнь ей никогда не было так интересно жить. Потому что… Нет, не то - не потому, что рядом был Берт. А потому, что он был непредсказуем. И опять не то… Амми уже научилась предугадывать его причуды, внезапные желания - то хватануть стаканчик неразбавленного, то вдруг среди бела дня затащить ее в постель - иногда даже не в постель, а так - приткнуть к столу и спустить с нее джинсы. Когда он отдувал щеку и начинал петь по-испански, она ласково предупреждала, что у нее через пять минут связь с постом, то есть трах-траха не получится, а когда он щеку не отдувал и пел негритянское -
«спиричуэл», - без вопросов наливала ему бурбона. Он гений - вот что Амалия ощущала постоянно, разве что кроме времени, когда сидела на Берте верхом: с ним она предпочитала позу «наездница» - из-за его брюха. Но и тогда, неистово подпрыгивая и держась за это самое брюхо, она внезапно могла увидеть его повернутые внутрь глаза и окунуться в исходящий от него ток гениальности.
        Может быть, она смогла выследить его так быстро из-за этого тока - иногда она думала об этом, хотя и не верила в телепатию.
        И однако среди всего этого Амалия сумела разобраться в сути Невредимки. Еще в ночь после первых испытаний она пристала к Берту, и тот кое-что рассказал, временами всхрапывая, - когда она его будила.
        - А что тут понимать? - ворчал он фальшивым голосом. - Генератор защитного поля, - произнеся эти три слова, он самодовольно надул щеки. - Ты, амазонка, противника можешь пиф-паф, а вот его пуля…
        - В него и вернется, - сказала Амми. - Это я уже видела… А изнутри можно стрелять?
        - А мы попробуем, - оживленно сказал Берт и попытался сесть на кровати, по-видимому, чтобы пойти к компьютеру, но Амалия не дала ему сесть. - Я почти уверен, что можно. А?
        - А ежели палкой? Железной палкой?
        - Боже, дай мне терпения на эту дочь греха! Только одно в голове, - с самодовольством провозгласил он. - Ты хоть третий закон Ньютона помнишь?
        - Сам ты сын греха после этого… Эй, нечего меня трогать!.. - Она отодвинулась на край кровати.
        - Ты ведь падала на стальной пол, верно? Ничего не ощутила? А это все равно что тебя стукнули этим полом по твоей хорошенькой жопке. Не палкой этой твоей, а доской. Действие равно противодействию.
        - А почему на резиновой подошве скользишь как по льду?
        - X-м… И это заметила моя обезьянка. Молодцом… Потому что поле - оно глупое, понятно? Оно же не знает, где кончаешься ты и начинается м-ма… - он вдруг всхрапнул и пришлось его потеребить. - А о чем это мы?..
        - О резиновых подошвах.
        - Ага. Поле, говорю, не знает, где кончается защищаемый объект, и стремится окружить весь земной шар Когда ты ходила босиком, так оно и получалось. А резина изолирует поле от земли, зато… - Он не то заснул, не то задумался.
        - Зато - что, Берти?
        - Трение. Нету трения между полем и внешними поверхностями. Поэтому как на льду. Амалия покивала, подумала и сказала:
        - Тогда пусть стремится… окружить. Чтоб не скользило.
        - Ну, не знаю, - пробормотал он. - Мощность генератора имеет предел, с одной стороны, но, с другой, - поле должно распространяться экспоненциально… Не знаю. Надо изучать.
        Он опять заснул, и разбудить его более не удавалось. Зато утром, будучи упрямой - злонравно упрямой, как он говаривал, - она все-таки спросила, едва проснувшись:
        - Берти, значит, автомобиль нельзя прикрыть твоим полем, потому что шины будут прокручиваться?
        Он сейчас же схватил ее и начал тискать, приговаривая: «А чересчур ты умна, обезьяна, придется тебя…» - и повернул ее к себе задиком. Очень ему нравился ее задик, и она не успела спросить, что значит «распространяется экспоненциально».
        Но на некоторых испытаниях Невредимки, как мы уже говорили, побывать после этой ночи успела.
        Одно из них запомнилось ей как удивительно нудное: машинку укладывали на листы пластмассы разных сортов, включали и пытались приподнять. Испробовали, кажется, сотню образцов, а она очень охотно давала себя приподнять, - то есть все эти пластики были изоляторами поля, как резина и обувные пластмассы. Невредимка прилипала к стальному полу, только когда лежала на коже. Убедившись в этом, Умник расстроился и велел Рону заказать пластики какой-то особой группы.
        Испытание со стрельбой было, напротив, короткое. Машинку прикрутили к стендовому зажиму так, чтобы пистолет был внутри защитного поля, а к спусковому крючку, пистолета привязали резиновый шнур. Невредимку включили, потянули за шнур - пули легли в пристрелянный заранее центр мишени. То есть поле не искажало траекторию выходящего из него предмета. Берт по этому поводу сказал:
        - Сумеешь перебить всех врагов, обезьянка… Вопрос в том, как устоять на ногах.
        - Э, буду ходить на коже, - весело возразила Ама-лия. - Видишь? - Она подняла ножку в новом ботинке на кожаной подошве. - Уже готова открыть огонь по вашим врагам, сударь.
        С этой «ходьбой на коже» были свои сложности - что-то происходило с предметами вокруг Невредимки, стоящих на кожаной подложке. Но по причинам, которые мы уже изложили, Амалии некогда было вникать в подробности испытаний. Да и сами испытания отнюдь не были главным занятием Берта и Рональда: добрая половина рабочих теперь делала не обычную продукцию, не распределители для станков - на верстаках лежали Невредимки. Двух размеров: маленькие, почти вдвое меньше той, которую испытывали, и большие, размером в толстую книгу. «И-1» в «И-2». Для человека и для автомобиля.
        В конце февраля Петер Земан был вместе с одним из немецких нянек отправлен в Германию на шинный завод - за специальными шинами для «мерседесов». Рональд нашел-таки пластмассу, проницаемую для защитного поля И.
        С последним событием - его на деле можно считать решающим для судеб наших героев - совпало еще одно, куда более важное с точки зрения других действующих лиц этой повести.
        На Детройтском автосборочном заново вырос опытный цех. Начальник его, Гарри Лауден, получил приказ гнать в три смены новый образец электромобиля: чертежи были уже заготовлены, как и таинственные документы, именуемые «технологическими картами». Заказ на индивидуальные колесные двигатели получила эйвоновская фирма в Хоуэлле - как легко понять, без ведома хозяина. Управлял фирмой теперь наемный человек, и ему было все равно, какую продукцию выпускать, шли бы денежки. (Однако, думается мне, если бы у Эйвона спросили согласия на этот заказ, он ухмыльнулся бы, подивившись упорству Си-Джи, и не стал бы возражать: желает парень покончить с собой - его дело.)
        Три смены при очень высокой оплате для всех рабочих обозначали, что машина выйдет на испытания через месяц.
        Теперь это ни от кого не скрывалось. Корреспондентов в цех, правда, не пускали, но информация всегда была наготове, и в газетах замелькали осторожные заголовки, часто со знаком вопроса: «Действительно ли „Джи Си“ осчастливит нас электромобилем?» А рядом - фотография новых ворот цеха с контрольной будкой, больше похожей на огневую точку. Снимать цех теперь не удавалось, его обнесли глухим железобетонным забором с колючкой поверху: предельно неамериканское зрелище.
        Бедняга Мабен. Мало того что в его подчинении теперь был целый полк охранников; мало того, что вместе с его людьми завод стерегли соколы ФБР и с ними приходилось взаимодействовать (а это было ох как непросто, потому что Бернанос докладывал о новых попытках подкупа федеральных соколов, и от этого Мабена тошнило еще пуще;
«Не смейте клеветать на моих людей, ублюдок вы этакий!» - визжал Уэбб), так Мабену еще пришлось создать службу безопасности внутри своей службы.
        "Гнусные парадоксы жизни, - думал Мабен. - Гнусные фокусы нашего ремесла. Если бы эти мерзавцы не убили агента Грэга, а затем агента Родригеса, Уэбб просто посылал бы меня к дьяволу, молча. Родригес продался, это верно, но он был приятный парень, и семейный - четверо детей, мать-старуха. А я вынужден радоваться его смерти, потому что так мне легче работать»,
        Так вот, в довершение всего высокий шеф вице-директора, для охраны которого вместе с нью-йоркским небоскребом Мабен и нанимался, этот шеф, можно считать, повредился в уме. Он стал, во-первых, пытаться улизнуть от автомобиля сопровождения, ездил на приемы и в гости, не предупреждая Николсона. Во-вторых, перестал интересоваться ведомством Мабена, словно забыл о его существовании - неделями не вызывал к себе. И бедняге Мабену приходилось тратить деньги на свой страх и риск; от этого его буквально корчило.
        Сколько пришлось выложить безликому террористу, и вспомнить было страшно. Целое состояние. Одно утешало, что Бернанос, тоже очень дорогостоящий сотрудник, - свой и прекрасный человек. Душа-парень, И надежный, как хранилище в Форт-Ноксе; очень было приятно хоть в ком-то не сомневаться.
        От него-то и пришла черная весть: Дан Эрикссон навестил сеньора Лентини.
        Боже, Господь мой, помоги, в очередной раз подумал Мабен и перекрестился перед распятием. Весть застигла его дома Джо Бернанос позвонил и произнес условную фразу: «Слушай, Жако, я запамятовал, какие цветы уважает твоя скво - тюльпаны?» Эрикссону специально на этот случай было присвоено имя «Тюльпан», Бабаджаняну -
«Хризантема» и так далее. Одноразовый код; для других случаев будет другой. Во всем, что касалось крестного папаши Лентини, соблюдалась паническая, можно сказать, секретность. Например, «парнишке» Бернаноса в окружении Лентини было заплачено за предательство заранее, чтобы не передавать ему деньги после доноса и тем не засвечиваться. Но он знал, что за дополнительную информацию получит вдвое больше.
        "Устал я за эту проклятую зиму, - думал Мабен, стоя перед крестом черного дерева с серебряным Распятым. - Бон, в парке деревья зацвели… Стар я становлюсь, стар, пятьдесят пять лет всего, а устал, как столетний. И Рождество не встретили толком… Что же было под Рождество?.. Нет, с Джо не будем встречаться завтра. И послезавтра. Наш штатный день - четверг, дождемся четверга».
        Самое трудное было - удержаться от принятия решения сегодня же, до наступления утра.
        Мабен махнул рукой, сел в кресло. Тогда к нему, слитно щелкая когтями по полу, подошел пес и прислонился к ногам: пожалел хозяина.
        - Давай свой чертов прогноз, - сказал Мабен.
        - Повежливей, Жако! - Бернанос поправил глазчатый галстук цвета семги. - Не поминай черта, когда говоришь о его отродье. Вещаю: насколько удалось, я изучил этих вонючек. Старик очень, очень не любит рисковать, за последние… те-те-те… шесть лет - ни одного сомнительного дела…
        - Совпадает, - сказал Мабен.
        - Заметь! Ни одного конфликта с полицией и вообще со службами безопасности. - Джо прикрыл глаза, руки бесцельно блуждали по столу. - Впечатление: он насосался… как клоп… Не перебивай! Помню я, помню, сколько ему деньжонок могли предложить! Одно дельце, и может уйти на покой, - помню. Но ведь дел ему могли предложить целых три, - верно, Жако? Убить твоего, еще раз уничтожить цех, и убить тех двух, в Голландии? Какое наименее опасное и потому самое недорогое, ну-ка?
        - Эйвон и Басс.
        - Да, так. Однако их еще надо найти, верно? Это прибавка к оплате, большая. Мой вывод: старик должен был взяться за тех двоих…
        - Совпадает, - сказал Мабен. - За Умника.
        - Твоего они, я думаю, пока придержат. Но этих - найдут, быстро найдут, потому что…
        - Почему?
        Бернанос помялся, пощелкал пальцами и вдруг объявил:
        - Не знаю! Остриги меня налысо - так я чувствую! Сколько народу здесь знает, где они?
        - Шеф, я и ты. Всё.
        - В Германии?
        - Предполагаю, один Ренн.
        - Зря, зря, это зря, - вдруг забормотал Джо. - Напрямик надо было, без этого Ренна…
        - Напрямик никогда не получается, старичок.
        - Охранники их пишут письма домой, - сомнамбулически вещал Бернанос. - Со штемпелями на конвертах… Если этот твой Умник и аккуратен, то… Он на самом деле умник? Ты его так прозвал?
        - Так его звала жена.
        - За ней присматриваешь, помнится мне?
        Жак кивнул, но Бернанос этого не видел - теперь он совсем закрыл глаза. И внезапно объявил:
        - Шеф твой - парень что надо. Мог бросить его к дьяволу, технологию-то он заполучил… - Открыл глаза и добавил деловито:
        - Две недели, Жако, две недели. Прикончат этого Умника и возьмутся за вас. Если не прислушаетесь ко второму вежливому предупреждению, Таков мой прогноз, нравится он тебе или нет.
        - Совпадает, - снова сказал Мабен. Потом задал вопрос в воздух:
        - Что ли теперь шефа в противоатомный бункер прятать?..
        Проводив друга Джо, он немедленно, не глядя на то, что за океаном была еще ночь, вызвал по телефону своего немецкого коллегу Ренна.
        Господин Ренн оказался при ближнем знакомстве иным, чем представлялось Амалии: этаким накачанным пивом баварцем, краснорожим и лысоватым. Они встретились не у Марты Лионель, как предлагал Ренн, а в маленьком амстердамском кафе, в так называемой «олимпийской деревне», тихом районе, где все улицы названы по именам древнегреческих героев. Здесь было нетрудно убедиться, что за тобой нет «хвоста». Амалия взяла кофе, Ренн, как и следовало ожидать, пива, и он полушепотом изложил то, что ему поручил передать Мабен: в течение двух недель, не более, следует ожидать диверсии со стороны противника, причем действия будут квалифицированными и безжалостными. Что думает фройляйн по этому поводу?
        Странно было слышать такие слова - «противник», «диверсия» - от респектабельного господина, говорящего на изысканном «хохдойч», имеющего на пальце дорогое венчальное кольцо, на руке - часы изысканного дизайна и на дородном теле - твидовую тройку. Фройляйн сделала вид, что думает. Если честно, они с Томасом давно обсудили все возможные стратегии и не нашли ни одной удовлетворительной на случай, если атака будет по-настоящему серьезной. Если, скажем, будут прорываться на трех-четырех машинах и, не дай Бог, с гранатометами.
        Она рассказала герру Ренну об этом, инстинктивно воздержавшись от тактических деталей: где помещены посты, откуда возможен доступ, откуда - нет. К несчастью, стояла очень сухая погода, так что на джипах можно было прорваться и напрямик, по целине, - насчет этого она тоже ничего не сказала. И добавила, что заиметь гранатометы и противогазы было бы весьма полезно - сказала, отнюдь не надеясь, что просьба будет исполнена. Однако Ренн, к ее удивлению, ответил:
        - Пришлю сегодня же. - И спросил:
        - Как полагаете, еще люди будут нужны?
        По тому, как он спрашивал, Амалия поняла, что с людьми у него неважно, и пришлет он специалистов не первоклассных, и те, скорее всего, окажутся обузой. Поэтому вместо ответа спросила:
        - У вас ведь тоже готовность номер один?
        - Это так. Может быть, лучше эвакуировать наших подопечных оттуда?
        - Да, за рабочих - страшно, - честно ответила она. - Три десятка душ, ни в чем не виноватых… Но эвакуироваться.. Нет, пока не выйдет.
        Ренн вежливо улыбнулся и вдруг спросил:
        - Вам, дорогая фройляйн, вам не страшно это?
        Она пожала плечами. Сказать «не страшно» было бы неумной бравадой, а объяснять ему, что вообще-то ей совсем не страшно, что она об этом не думает, и только очень редко, в какие-то непредсказуемые секунды, чаше всего на закате, ее обливает ужасом смерти, как ледяной водой… Зачем?
        Немец посмотрел на нее, вздохнул и сказал, что гранатометы и противогазы доставит его заместитель. О переезде оного через границу фройляйн будет извещена. В высшей степени приятно было познакомиться, он еще побудет здесь - посмотрит, нет ли за нею преследования.
        А потом Амалия заехала в магазин - прикупила себе белья; слабость у нее была к бельгийскому кружеву…
        Берт выслушал новость с такой непроницаемой рожей, будто уже нацепил противогаз. Проговорил, неприятно пришепетывая:
        - Уехать не хочешь, амазонка?
        - А я на службе, - мгновенно выпалила Амалия. - Деньги получаю немалые. А ты не хочешь уехать.
        Он заходил по спальне туда-сюда, набычившись. Остановился.
        - Из-за службы не хочешь или из-за меня? Отвечай!
        - Тебе не все равно, буйвол ты этакий?
        - Отвечай, кому сказано!
        - И то, и другое, наверное. Не знаю.
        - За рабочих страшно, - вдруг сказал он совершенно ее словами, словно мысли прочел. - А предупредить нельзя - разбегутся.
        - Ну и пусть себе… Не предупреждать, просто распустить, а?
        - Рас-пус-тить.. А что… Ладно, обезьяна, посоветуюсь с Роном.
        С Томасом разговор состоялся уже поздним вечером, когда были доставлены два ящика
        - с гранатометами, двенадцать одноразовых, и противогазами. Амалия еще раз с удовольствием отметила аккуратность немецких коллег: помощник Ренна словом не обмолвился о тревожной ситуации - похлопал своих парней по плечам и спинам, поужинал с аборигенами и отбыл в темноту. Так что дружочек Томас испытал шок, когда распечатал первый ящик с надписью «Осторожно! Фарфор!» и надлежащими фабричными наклейками.
        - Оа-ля-а-ля-я! - пропел Томас тирольским голосом. - Маманя, какие игрушки, как мы пели в детстве. Что-то ожидается, Амми?
        Выслушав ее рассказ, заметил: «Небогатая информация У тебя есть план?» Узнав, что план будет завтра, сунул в карман инструкцию к гранатомету и отправился на мельницу, где вахту нес Баум.
        Штука в том, что работы над невредимками оставалось минимум на неделю, и до тех пор отпускать рабочих было нельзя Поэтому ограничились тем, что на мельницу и чердак затащили изготовленные к бою гранатометы. И Умник снова погнал Петера на утиный завод с категорическим требованием: доставить колеса в течение недели. Заплатить любые деньги, но доставить. А сам принялся возиться с «мерседесом», готовя крепление для Невредимки.
        У них были два «мерседеса» последней модели - полноприводные и с корпусом повышенной жесткости.
        Амалия пока не разобралась, почему такая спешка с подготовкой этих машин. Понимала, конечно, что с Невре-димкой автомобиль должен стать настоящим танком - но как его применять? Наезжать, что ли, на противника? Эффект «стальной перчатки» она помнила очень хорошо, и с третьим законом Ньютона все понятно, но… Впрочем, у нее хватало сиюминутных забот. Теперь они наблюдали за дорогой в две пары глаз, днем и ночью; ночи, слава Богу, стали не такие длинные. И ей все время хотелось спать: весенний авитаминоз. Амалия велела парням есть фрукты - в приказном порядке, фрукты и салаты, - и чтобы никто не воротил нос. Парни посмеивались и ели. Трое из них, как она заметила, стали мрачноваты.
        Они нанимались охранять, а не умирать за каких-то американцев, вот ведь какая штука. Поняв это, Амалия сделала то, что следовало сделать давно: попросила Ренна, чтобы жалованье всей команде повысили втрое, И, получив согласие, представила себе физиономию Мабена, скуповатого своего шефа; перекосился, наверное, - так куда ему деваться?
        Амалия осунулась за эту неделю и чувствовала, что даже осанка у нее изменилась: впервые в жизни на голову свалилась такая ответственность. Да, Томас - хороший парень и серьезный специалист, но он тоже не готов к работе в экстремальной ситуации, в такой, как сейчас: когда тебя могут атаковать неизвестно какими силами и каким способом, а способов может быть десяток. Или два десятка. Могут ударить ракетами с вертолета, но могут и подползти с бомбой по-пластунски, или прорваться на грузовике, или броневике, или россыпью по полю, или подсунуть бомбу в автобус, на котором приезжают рабочие, в пикап «фольксваген», на котором ездит кухарка. Могут купить кого-нибудь из рабочих, чтобы он протащил пару керамических гранат.
        В день, когда Петер должен был привезти колеса для «мерседесов», Амалия позвала Томаса на «пост номер один» - на верхнем ярусе мельницы. День, как и предыдущие, был ясный, сухой, как хворост. Над пустошью висело пыльное опаловое марево, низкое солнце косо освещало кочки, покрытые прошлогодним бурьяном; из-под него неуверенно пробивалась салатно-зеленая травка. Внизу, в открытых воротах сарая, стоял Умник и что-то втолковывал слесарючрайнмастеру Адриану - тот кивнул и торопливо ушел в цех.
        - С чем звала, Амми? - спросил Томас.
        Он был в своей непременной синей шляпе, голубой водолазке и стеганом жилете песочного цвета. Стильный парень… Томас сразу же прилип к стереотрубе, наведенной на ближнюю часть шоссе.
        - А почти ни с чем, - призналась Амалия. - Считай, просто так.
        - Едет рейсовый автобус, - сообщил Томас. - Сегодня точно по расписанию: шестнадцать двенадцать. Каждый раз думаю - не сидит ли там приятный господин с биноклем…
        - Вот-вот. Как ты думаешь, могут они предпринять что-то без разведки?
        - Если они сумасшедшие, тогда конечно, тогда могут, - рассудительно ответил Томас.
        - Не следует это исключать. Учитывая также то, что есть большой шанс в ходе разведки себя обнаружить.
        Они уже обсуждали все это, и не раз, но Томас был ангельски терпелив. Амалия спросила:
        - Елочка побеседовал со всеми рабочими? Баум единственный из немцев хорошо говорил по-голландски.
        - Позавчера говорил с последним, - терпеливо сказал Томас. - Погоди. - На видеокамере вспыхнула лампочка. - Мотоциклист. Посмотрим, что за птица.. Амми, ни к кому из рабочих, если судить по их словам, никто не приближался с расспросами. И мы уже говорили, что войти в контакт, скорее всего, должны были не с одним, а с несколькими…
        - Если самый первый не дал нужную информацию, - сказала Амалия. - Только тогда - с несколькими.
        - И это верно. Но согласись, что вероятность нескольких контактов существенно выше. Тем паче, что рабочие не знают структуру нашей охраны.
        - Боюсь, ты их недооцениваешь, - сказала Амалия. - А может, они нас еще не нашли?
        - И такое может быть, - охотно согласился Томас.
        - Ладно, решаем, что паника откладывается, пока не засечем разведку, - резюмировала Амалия. - О! Это не наша ли машина?
        По шоссе катился зеленый микроавтобус. Через минуту Томас констатировал:
        - Да, так. Это наш друг Петер Земан
        Друг Петер Земан привез колеса, четыре комплекта колес, упрятанных от посторонних глаз - как было веле-но - в крафт-мешки. Когда Амалия пришла в сарай, Умник менял последнее колесо. Шины были непривычного цвета, серовато-желтоватые, светлые. Затянув гайки, Берт потрепал Амалию по спине и затопал в цех за Невредимкой. Эта машинка была довольно тяжелой, и он, покряхтывая, привинтил ее на заготовленное место, к передней стенке напротив пассажирского сиденья.
        Подошел Рон, вышагивая по-журавлиному: когда он волновался, у него менялась походка.
        - Садись, бессловесная тварь, - сказал Берт. Он уже сидел за рулем и пристегивался.
        - А я? - спросила Амалия.
        - Если угодно… Пристегнись поплотнее, эй…
        Двинулись. По ухабистой подъездной дороге Умник вел «мерседес» очень осторожно, осторожно и медленно, и никаких странностей в поведении машины не обнаружил. На шоссе начал понемногу разгоняться - 40 километров на спидометре, 50 километров … При пятидесяти странности появились: машина начала рыскать, перемещаясь направо-налево - перпендикулярно движению, но иногда и виляя в сторону. Рон спросил:
        - Удержишь?
        - Пока держу, - пропыхтел Берт. - Дорога плохая…
        - Автопилот?
        - Да погоди ты..
        Амалия, глядя в окно на дорогу, увидела совершенную уже странность: под бортом машины, не по полотну шоссе, а над ним, неслась призрачная вуаль пыли, закручиваясь мгновенными крошечными вихрями; улетала назад и снова возникала. Подняла глаза - над горизонтом медленно перемещалась башня мельницы. «Интересно, как все это оценивает Томас, наблюдая за нами в стереотрубу? - подумала она. - Формально-то он не знает о невредимках, но при таком тесном общении просто нельзя ничего не заподозрить…»
        - Амми, скажи, когда уйдем из поля зрения, - приказал Берт. - Ногами упирайтесь, ногами… Мельница ушла за горизонт.
        - Упирайтесь, - еще раз сказал Берт и принялся вилять - совсем слабо, но машину каждый раз заносило, как на скользкой дороге. Наконец Эйвон остановился и пустил на свое место Рональда.
        Они укатили довольно далеко в сторону Амстердама - почти до шоссе А-9, - когда Рон включил автопилот. «Мерседес» сейчас же пошел ровно: компьютер умел учитывать плохое сцепление шин с дорогой, и Рон с удовольствием провозгласил:
        - Видал?
        - И слава Богу, - прогудел Умник. - Амми, как это тебе?
        - А никак. Едем, и что?
        - А то, что едем, обезьяна. Ронни вот сомневался, что вообще поедем, и еще опасался - во что-нибудь вмажемся. Верно, старина?
        Рональд, разумеется, промолчал и, выбрав подходящее место, развернул машину. Ее опять изрядно занесло.
        - Дай порулить девчонке, - сказал Берт. - Пусть насладится, рыжая.
        - А я давно не рыжая, - сказала Амалия.
        Бернанос в очередной раз оказался пророком: через две недели после визита Дана Эрикссона к Лентшш на ферме появилась парочка студентов-велосипедистов. Голландцы. Веселая розовощекая девушка и насупленный юноша Разведать им не удалось ничего - или очень мало. Эйвона и Басса они не видели, английской или немецкой речи не слышали, поскольку с ними разговаривал Баум и дальше двора не пустил. Но у Амалии и Томаса, наблюдавших за парочкой с чердака (он - в бинокль, она - в стереотрубу), впечатление создалось однозначное: шпионы, притом дилетанты. Парень отвлекал внимание Баума, а девчонка тем временем отворачивалась и стреляла глазами по сторонам с такой живостью, словно никогда не видела заурядного фермерского двора.
        Впрочем, разве мало на свете горожан, которые этого не видывали?
        Но Амалия сказала:
        - Том, они мне не нравятся.
        - Посмотрим, куда они свернут. Приехали с юга, - отозвался Томас и бегом бросился с чердака.
        Амалия видела, как он метнулся по двору к мельнице, и через полминуты услышала его голос в телефоне: «Амми, отсюда видно - километрах в двух стоит машина».
        Еще через минуту заворчал мотор разгонного авто. Амалия убедилась, что парочка свернула направо, и горошком скатилась вниз - Томас сидел в машине, надвинув шляпу на лоб, Проговорил;
        - Съезжу и проверю, если позволит фройляйн.
        Амалия кивнула. Задача у Томаса была несложной, убедиться, что машина дожидается именно велосипедистов, а для этого даже не надо видеть момент погрузки, достаточно удостовериться, что они исчезли с дороги.
        - Я не буду тебя наводить, лучше обходиться без телефона, - сказала Амалия. - Выезжай потихоньку.
        Юную пару приняли в эту машину - Томас, неспешно проезжая мимо, видел, как они крепили свои велосипеды к багажнику. Он и дальше ехал медленно, так что авто предполагаемых соглядатаев - серый японский «универсал» - скоро догнало его и ушло вперед.
        - Затемненные окна, - докладывал он потом Амалии. - Седоков не было видно, однако, судя по просадке, там сидело человек шесть-семь.
        - Все очень по-дилетантски, - сказала она. - Поставили машину в нашем поле зрения… Прокатились и ничего не увидели..
        Томас сказал в свойственном ему тоне печальной иронии:
        - Спешка. Им некогда.
        Амалия посмотрела на него с сомнением. Это азы охранного дела: в наивность противника верят только глупцы, а Томас вовсе не был глупцом.
        Он перехватил ее взгляд и спросил тихонько:
        - Фройляйн Амми, начинаем паниковать?..
        Они устроили совет - втроем; Томаса не допустили. Амалия ждала, что Берт выкинет что-то новенькое, и оказалась права Он величественно откинулся в кресле, пророкотал:
        - А очень хорошо получается, дети мои… - и постучал ногтем по Невредимке, лежащей на столе. - Мы заканчиваем свои здешние делишки и едем дальше по программе.
        Он повернулся к Рональду.
        - Третий вариант, Ронни: солнышко, чистый воздух и масса удовольствий! Наконец-то займусь твоим образованием, мой неотесанный друг. Рональд страдальчески перекосился и возразил:
        - Берт, я от безделья…
        - Не рехнешься, что-нибудь придумаю. Работоголик… Амми, как ты?
        "Не буду я смотреть тебе в пасть, как кролик удаву, - подумала Амалия. - Спасибо, хоть спросил, не бросил молчком, как несчастную Нелл».
        Последние недели она часто вспоминала белокурую валькирию с ямочками на розовых щеках, ее яростную ненависть к «рыжей мелкой бляди», такую понятную, если вдуматься. Вспоминала и жалела: Умник бросил ее, как ненужную одежду; добрые люди так собаку не бросят. Она понимала и Берта, потому что раза два слышала бешеные вопли Нелл, особенно гнусные тем, что в них было упоение скандалом, - ехать с такой непредсказуемой женщиной в неизвестность действительно было опасно. Чего Берт, по сути, не должен выносить, так это скандалов.
        - Как я? - переспросила Амалия. - Я хотела бы знать, что такое «третий вариант»… Умник.
        Глаза его удивленно округлились: до сих пор она ни разу не называла его так, как всегда звала Нелл. Затем шея налилась кровью - он понял. Помолчал, барабаня пальцами по Невредимке, и проговорил:
        - По яйцам норовишь вмазать, а? Рональд поднялся и вышел. Берт смотрел на нее в упор, и выносить этот взгляд было трудно.
        - Я не собиралась тебе вмазывать, Берти, - рассудительно сказала Амалия. - Просто я совершеннолетняя и не люблю, когда кто-то принимает решения за меня. Особенно - жизненно важные решения. Ты же…
        - Понято, - прервал ее Берт. - Принято. Но! Ты могла бы усвоить, что я не дурачок, и когда я что-то планирую…
        - Так что ты запланировал? Нет… Сначала скажи, почему ты меня зовешь с собой?
        - А черт меня знает… - Он ухмыльнулся, - Хочешь, чтобы я сказал, что я тебя люблю, а?
        - А ты на это способен, Берти?
        - Черт меня знает, - повторил он. - С тобой, понимаешь… многое «на новенького», как раньше не бывало. А чтобы мне было приятно, когда со мной сидят, пока я работаю, - это и вовсе чудеса. Понятно? Но если по чести, - он ухмыльнулся опять, на этот раз ехидно, - то охранница и сыщица ты очень хорошая, за что и ценю.
        Такое вот, значит, объяснение в любви, подумала Амалия и спросила:
        - Ну а куда ты меня зовешь?
        - Пиренеи. Есть там одна дыра, из которой нас никто не выковыряет. Теперь особенно. - Он приподнял Невредимку со стола. - Ух-ух! Там жизнь, там свобода!
        - То есть там нас не найдут, ты полагаешь?
        - Если и найдут, то не достанут. И ни-ка-ких гранатометов не потребуется…
        Больше она не стала спрашивать, поняв, что сейчас Берт ничего не прибавит к сказанному. Позвала Рональда, и втроем они решили, что послезавтра утром двинутся на юг, к бельгийской границе. На машинах: с тремя большими невредимками и пятью малыми не стоило и пытаться попасть на самолет. (Амалкя хотела ехать завтра же, но Рон сказал, что меньше чем за сутки нельзя уничтожить следы изготовления невредимок.)
        Томаса решили попросить, чтобы его группа оставалась на месте; если же господин Тэкер со товарищи не вернется через сутки - считать задачу группы выполненной и отправляться восвояси. Амалия представляла себе, что исполнительный Томас может дернуться и доложить Ренну об эскападе охраняемых господ, а этого ни в коем случае не следовало допускать: Берт совершенно резонно настаивал на своих «московских правилах», отъезд должен быть неожиданным для всех. Но из исполнительности Томаса вытекало и то, что она, Амалия, сможет запретить ему докладывать: все-таки она была здесь для него командиром. Запретить или даже попросить - Томас ей доверял.
        А она к нему, кажется, привязалась - к спокойному и скромному немецкому мальчику. У Амалии не водилось подруг, с девчоночьих лет дружила только с мальчишками. С бывшим своим парнем, Стиви, дружила со времен школы старшей ступени - вот уж было местечко, вот уж бедняги там были учителя…
        Еще одно совпадение во времени: примерно в тот же час, когда проходило это совещание, мисс Каррингтон, секретарша, доложила президенту «Дженерал карз», что господин Бабаджанян - фирма «Эксон» - желает с ним повидаться и просит о срочной встрече.
        Си-Джи поднял брови. Его адвокат Арчи Дуглас (он же Арчи Парамонова), сидевший в кабинете, воскликнул:
        - Ого! Неужто с белым флагом? Си-Джи сказал в интерком:
        - Сегодня после двух, мисс Каррингтон. Спасибо. - Повернулся к Арчи. - С белым? Я думаю, с «веселый Роджером».
        Арчи осторожно предложил:
        - Си-Джи, может быть, я буду тебе полезен?
        - Пожалуй. Мне от тебя скрывать нечего.
        Он слишком хорошо помнил о своем секрете, о том, что встал на одну доску с террористами. Присутствие известного адвоката при разговоре, за словами которого неизбежно будут маячить два террористических акта - взрыв цеха и взрыв вышки, - может когда-нибудь и пригодиться.
        Бабаджанян прибыл в два пятнадцать; Арчи Дуглас уже сидел в кабинете. На этот раз нефтяной король был одет по форме, то есть в двубортный костюм-тройку, при галстуке, и благодаря костюму выглядел куда менее пузатым. Если присутствие адвоката и удивило его, он никак этого не показал - уселся в гостевое кресло, скрестил ножки и вперил в Си-Джи свои газельи глаза, еще более грустные, чем в прошлый раз. Си-Джи проговорил:
        - Слушаю вас, уважаемый сэр.
        - Видел у господина Брумеля вашу очаровательную жену, - нараспев объявил гость и умолк.
        - Простите, сэр?.. - переспросил Клем, пытаясь не сжимать кулаки. «Не пугай меня, клоун, - подумал он. - У тебя тоже есть семья».
        - Да-да, это вы меня простите, - тот взмахнул пухлой рукой. - Я так… вспомнил… Господин Гилберт, очень хорошо, что здесь господин Дуглас. - Он подался вперед. - Господин Гилберт, пора кончать с этим безумием - вот с чем я пришел. С призывом к миру.
        Мы поменялись ролями, сказал себе Си-Джи и ровным голосом произнес:
        - Я ни с кем не воюю. Могу предположить, что вы говорите о диверсии на моем заводе?
        - Не только об этом. Арчи немедленно вмешался:
        - Иными словами, сэр, вы признаете, что имеете отношение к указанной диверсии?
        - Поверьте мне, господа, я не приемлю таких методов, они мне глубочайше отвратительны, уверяю вас. - Бабаджанян взмахнул обеими руками. - Если бы я сумел, я бы… Господин Гилберт, повторно призываю вас остановить свое производство. - Он смотрел на Клема в упор, и тот видел его глаза, пылающие горестным пламенем. - Спрашивайте любую компенсацию… Бог мой, я не нахожу слов… господин Гилберт! Вы живете в своем автомобильном мире - конечно, конечно, я живу в своем, нефтяном мире… - Он вдруг жалобно улыбнулся - Люди из разных миров редко понимают друг друга… Понимаете, господа, я по крови несколько иной, чем вы, мой отец видел резню, вырезали полтора миллиона человек - почти девяносто лет назад, но для нас это как вчера. - Он замолчал, потер щеки дрожащими пальцами. - Я не хочу резни, господа. Если вы не остановитесь, будет резня, вы не представляете себе, как огромен нефтяной мир, как он могущественен и .. и свиреп - о нет, я вас не запугиваю, я просто знаю.
        - Наверное, я тоже знаю, - мягко произнес Си-Джи Бабаджанян замотал головой.
        - Нет, сэр. Снаружи этого знать нельзя Для вас это общие фразы, общие понятия: нефть правит миром и так далее, а для меня - вода, которой я дышу, как рыба Мой мир вас уничтожит, но клянусь вам - самым дорогим вам клянусь, внуками, - мне не хочется этого, мне ужасно об этом думать.
        - Это шантаж! - вскрикнул Арчи. - Вы понимаете, что говорите?!
        - Вы мне нравитесь, господин Си-Джи, - сказал Бабаджанян, будто не слыша адвоката, и снова улыбнулся, на этот раз не жалобно, а ласково - Если вас убьют, это будет горем для меня и для моего отца. Я ему рассказывал о вас.
        Что за бредовая ситуация, подумал Си-Джи и неожиданно для себя спросил:
        - Ваш отец уже в возрасте?
        - Девяносто четыре года. Скоро девяносто пять.
        - Я привлеку вас к суду за шантаж и угрозы, слышите? - снова закричал Арчи Дуглас.
        - Чудовищно!
        - Помолчи, - сказал Клем. - Ваш отец видел геноцид армян в Турции?
        - Да, сэр.
        Клем опустил голову - так он бессознательно делал в секунды оценок, когда выносил суждение о человеке. Этот человек не был искусным гаером, он говорил искренне и действительно думал не о своих капиталах, а о мире и спокойствии. Как бывало почти всегда, Клем не смог бы объяснить, что именно заставляет его верить или не верить,
        - это наплывало, как облако, и уходило, оставив уверенность. Ошибся я в нем прошлый раз, ошибся, подумал он и спросил:
        - Кофе или чего-нибудь покрепче, господин Бабаджанян?
        Тот вдруг осмотрелся, как бы проснувшись, и пропел:
        - Я пью не всякий кофе, господин Си-Джи, сэр.. Если бы у вас нашелся ма-аленький стаканчик честной водки..
        Си-Джи налил ему водки, себе и Арчи - коньяка. Молча выпили; Арчи все еще гневно таращил глаза. Потом Си-Джи заговорил, покачивая «мартель» на дне рюмки:
        - Господин Бабаджанян, то, что вы сказали, мне чрезвычайно созвучно. Я тоже не хочу резни - помимо даже того, что могу стать ее жертвой. Но еще раз, как при нашей первой встрече, хочу напомнить вам о ваших внуках. Геноцид уже идет, сэр. Мой мир - автомобильный мир - уничтожает все живое на земле, и заметьте, при активной помощи вашего мира. Если вы помните, вы назвали это мифом и сослались на то, что электростанции также губят атмосферу. Это могло быть резонным ответом, если бы.. - Он поднял глаза от рюмки. - Если бы генератор Эйвона не делал ненужными и электростанции.
        В глазах Бабаджаняна что-то прыгнуло - или повернулось, - и Си-Джи подумал, что этого не может быть, - не может быть, чтобы гость не знал о генераторе всего, что надо.
        - Что-о-о? - пропел Бабаджанян.
        - Генератор Эйвона вообще не нуждается в энергии. Это своего рода вечный двигатель Нефть будет нужна только как химическое сырье и для реактивной авиации
        Минуту гость сидел, уставившись в пространство - вернее, в панорамное окно, за которым текли автомобильные реки. Без сомнения, он был хороший делец, то есть человек, сравнимый с Клемом Гилбертом по быстроте мысли и хватке, и многое, очень многое должно было сейчас прокручиваться в его кудрявой, без единого седого волоса, круглой голове.
        "Интересно, что для него главное, - думал Си-Джи - То, что перемены грядут воистине глобальные, или то, что его партнеры скрыли от него важнейшую информацию?
        - В высшей степени любопытные сведения, - на октаву ниже, чем обычно, произнес гость - Иными словами..
        - Да, - сказал Си-Джи, - Это затрагивает интересы очень многих людей.
        Бабаджанян вскочил и замотал головой, издавая невнятные восклицания. Забегал по кабинету - Арчи Дуглас сидел, выпрямив спину, и только поворачивал голову туда-сюда На столе пискнуло и замигал огонек, это мисс Кар-рингтон извещала о каком-то срочном деле.
        Топот ног и бормотанье оборвались. Колобок подкатился к Си-Джи, помялся секунду и выговорил:
        - Это страшно, сэр. Вас и господина Эйвона сотрут с лица земли.
        - Что вы предлагаете?
        - Не смею ничего предлагать, господин Си-Джи, ни-че-го… - Я. понял, что предлагать вам деньги бессмысленно… попытаюсь что-нибудь сделать, но если вы не остановитесь.
        - Он вскинул руки и почти прокричал:
        - Еще не время, поймите же, - не время!
        - Искренне вам признателен, - сказал Си-Джи. Когда за гостем закрылась дверь, Дуглас в великом изумлении поднялся и спросил:
        - Клем, это правда - что ты ему сказал? Си-Джи кивнул.
        - Тогда ты сумасшедший, форменный сумасшедший, - объявил Арчи Дуглас.
        За время подготовки к отъезду Амалия сумела часа полтора походить в Невредимке - под бдительным присмотром Берта - и малость привыкнуть к этому невидимому скафандру. Окончательно убедилась, что на теле он неощутим, но тонкую работу делать никак невозможно: рука не чувствовала сопротивления предметов. Ухватиться, скажем, за ручку двери - можно; задача в том, чтобы эту ручку не отломать. Они еще дважды выезжали на машине, прикрытой Невредимкой, и Амалия несколько освоилась со странностями и неожиданностями такой езды, когда вдруг, на каком-то куске дороги, машину начинает вести вбок, и только энергичной работой рулем и отчаянно «газуя» удается ее выправить. Берт объяснил, что это зависит от электропроводности дорожного полотна. Он был возбужден и напорист более, чем обычно, и добрый десяток раз напомнил Амми о том, что можно и чего нельзя делать в машине, накрытой защитным полем:
        - Если тебя ударят с разгона, с любой скоростью, тебе не будет ничего, понятно? Ни машине, ни тебе. Зато если ты ударишься во что-то и не свернешь это «что-то» с места, то машине опять ничего не будет, а вот ты разобьешься, как яйцо, которое встряхнули в кастрюле. Понятно?
        В первый раз она сказала, что непонятно, и Берт неожиданно завопил:
        - Я же объяснял!! (Это была не правда.) Если бьют по тебе, тогда останавливается то, что тебя ударило, - если машина, значит, в ней бьются всмятку. А если бьешь и останавливаешься ты, тогда ты же и бьешься. В смятку, понятно? Например, ты влетела в столб. Машина остановится, целая и невредимая, а ты улетишь вперед, как хорошенькая маленькая пичужка, каковой, - пробасил он галантно, - ты и являешься.
        Берт помолчал и добавил, теперь уже снисходительно:
        - Это действительно трудно усвоить… что касательное столкновение безопасно, а столкновение в лоб - нет.
        Когда он повторил это в пятый или шестой раз, она спросила, отчего он так старается: ждет нападения по дороге, что ли? Он тут же надулся и ответил вопросом на вопрос: чему их учили в ее колледже, академии или где-то там еще? Не сказали разве, что готовность к инциденту есть вещь первостепенно важная?..
        В общем, к отъезду Амалия успела немного потренироваться и усвоила основные правила вождения под колпаком поля.
        Уезжали ранним утром; оно опять обещало быть солнечным. Рабочие еще не прибыли, и свидетелем отъезда хозяина был один Томас. Он прикрыл дверцу «мерседеса» за Амалией, спросил без улыбки:
        - Значит, ждем сутки, фройляйн Амми? Но возможно, вы еще позвоните?
        - Как получится, дружок. Оружие учебное не забудьте наверху…
        Томас ухмыльнулся и помахал раскрытой ладонью. Бог знает, увидимся, ли еще, подумала Амалия.
        Поехали - Умник с Амалией впереди, Рон следом. Старая мельница проплыла за боковым окном, перебралась в заднее, и ее затянуло пыльным хвостом. Амалия вела машину, она была возбуждена и не понимала еще, радоваться ей или огорчаться. С одной стороны, жаль места, где она обрела свое счастье, и непонятно, в какую глухомань ее тащат - не похлеще ли этой. А если смотреть по-другому, то она засиделась, и впереди были три страны, и Брюссель с Парижем, которые она любила, и Испания, где она не бывала, - вино в бурдюках и все остальное…
        - Рон, как связь? - спросил Берт.
        У них были маленькие рации с крохотными наушниками; Амалия услышала, как в ухе Берта что-то пропищало.
        Старая ферма утонула под плоским горизонтом, за пыльной дымкой. Теперь они ехали по узкому скучному местному шоссе, по которому Амалия уже много раз ездила, - на юго-юго-восток, к большой дороге на Амстердам. Так прошло минут пятнадцать - мелькнул один поворот на проселок, другой, и вдруг впереди обнаружилось темное пятно, не похожее на встречную машину. Еще тридцать секунд; пятно приобрело очертания: коричневый или черный фургон, стоящий поперек шоссе.
        - Рон, включай! - рявкнул Берт. - Объезжаем по целине… на скорости…
        Эйвон щелкнул переключателем, и Амалия руками ощутила - машина стала слегка плавать на дороге. Как хорошо, подумала она, что Берт заставил их испытать невре-димки при езде по целине и убедиться, что защитное поле словно расширяет покрышки и машина совсем не вязнет.
        - Нет, стоим! - приказал Берт. - Дай гудок. По команде - вперед, объезжаем справа.
        Амалия нажала на сигнал - два раза. Они стояли футах в двадцати перед фургоном; он оказался темно-коричневым, с темными стеклами. Длины машины хватало на три четверти ширины дорожного полотна. Никто из нее не выходил.
        - А рассматривают, - спокойно констатировал Берт. - Убеждаются… Гукни им еще. Что? Что? - Он шумно выдохнул и сказал:
        - Рон говорит, сзади кто-то едет. Совсем интересно…
        Теперь и Амалия видела в зеркале - краем глаза, - что подъезжает машина. Светлая.
        - А может, ударим? - неожиданно и с явным удовольствием спросил Берт.
        - Ты же говорил, нельзя, - сказала Амалия, - самим бить нельзя.
        - На скорости нельзя. На пяти милях можно… Ого, и этот разворачивается поперек!
        - Называется - коробочка, милое дело, - сказала Амалия. - Ждем?
        - Ты сиди спокойно, нога на газу…
        Дверца - передняя правая - коричневой машины открылась, и на асфальт, в косые лучи солнца, засвечивающие из-под ее днища, шагнул человек. Без оружия. И отодвинулась задняя дверца - на четверть. Человек был в костюме, темноволосый, слегка кривоногий; он направился не к Амалии, не к водительскому месту, а к Умнику - по краю асфальта. Похож на латиноамериканца, подумала Амми.
        Умник приспустил стекло и спросил по-голландски:
        - Нужна помощь?
        Темноволосый ответил по-английски:
        - Выходите из машины.
        Амалия дрожала от возбуждения, что было ей совсем не свойственно в критических ситуациях. Странное состояние: защитное поле, одевающее их автомобиль, делало ее вроде бы зрительницей, сидящей в гостиной перед экраном телевизора. Вот лицо - крупным планом. Рука ныря-
        Ег за пазуху в выскакивает с пушкой. Черная дырка в стволе, чуть дальше смуглое лицо, и совсем далеко - косо освещенная солнцем пустошь.
        - Стрелять… не… советую… - врастяжку проговорил Умник и поднял стекло.
        - Выхода!! - донеслось из-за стекла.
        - А иди в жопу, если не понимаешь…
        Амалия быстро оглянулась и увидела, что к Рону тоже подошел кто-то. А смуглый, по-видимому, растерялся: и опять гаркнул: «Выходи!» - и выстрелил.
        Хлопок ударил по ушам даже в закрытой машине. Приподнявшись, Амалия увидела, как смуглого человека отбросило - назад, на спину, - нелепо взлетела рука с пистолетом в упала. И сейчас же сзади ударил еще один выстрел.
        - Обходи по обочине! - рявкнул Берт.
        Она нажала на газ и, энергично выправляя заносы, проскочила мимо фургона. Едва вернулась на дорогу, как в зеркале объявилась машина Рона, закрыв собою коричневый корпус фургона.
        - Не спеши, - приказал Берт. - Пусть догоняют. Рон, твой тоже готов?
        Он сидел, глядя в заднее стекло. Выслушав ответ, пробормотал:
        - Двое с дырками в кулак… Тому голову разнесло. Мерзость. Бедняга Рон…
        - Зачем тебе, чтобы догоняли? - задыхаясь, спросила Амалия,
        Удивительно было, что Берт совершенно спокоен. Он положил ей руку на плечо и мягко пророкотал:
        - Все равно не отвяжутся. Лучше уж сейчас, пока пустое шоссе… А! Едут.
        Фургон догонял очень быстро. Бросили своих подыхать, вот же сволочи, думала Амалия. Берт крикнул:
        - Рон!! Пропусти его к нам!! - Пригнулся к левому окну и объяснил:
        - Рон хотел его ударить… А, вот и мы! Фургон выскочил слева, с водительской стороны. Амалия повернула к нему голову и увидела, что из окна на нее смотрит автомат. «Мы под защитой поля», - напомнила себе она, и сейчас же черный ствол выплюнул в нее две пламенно-оранжевые вспышки и исчез, а половинка дверного стекла под автоматом мгновенно помутнела и тоже исчезла.
        - Дай по нему бортом! - крикнул Берт. - Ну?!
        Амалия не успела ударить: фургон отстал. Она еще сбавила скорость, но было видно, что обе машины бандитов отодвигаются назад, и вот они уже едут рядом - насколько можно судить, сразу за «мерседесом» Рона.
        - Не-ет, не бросят, не таковские… - проворчал Берт. - Совещаются…
        По привычке Амалия считала секунды: тридцать, тридцать пять, сорок. Между сорок первой и сорок второй послышались «га-ак, га-ак, га-ак» - крупнокалиберный автомат
        - и почти сразу тяжелое «у-ух!». Их швырнуло вперед и осветило сзади.
        Она притормозила, потом остановилась.
        Легковая машина пылала бледным бескопотным пламенем - совершенно как в кино, - накатываясь на машину Рона. Рон вильнул и подъехал к ним слева, а горящее авто сползло с шоссе и остановилось.
        - Ронни, ты видишь их фургон? - спокойно спросил Берт. Было видно, что Рон кивнул и зашевелил губами.
        - Он говорит, они отстали, но не уходят. Разворачивайся… Разворачивайся, кому сказал! Еще спрашивает - зачем!
        Амалия и не заметила, как спросила. Рон подал вперед, и они одновременно стали разворачиваться. Когда выехали на прямую, увидели, что фургончик все-таки уходит - не очень быстро и сильно виляя.
        Позади, в горящей машине, захлопали выстрелы. Патроны рвутся, целый арсенал, подумала Амалия. Через секунду там грохнуло уже очень сильно, их качнуло, а в зеркале мелькнули клочья пламени, взлетающие к бледному небу.
        - Гранаты? - спросил Берт. - Впрочем… Амми, прыгай на заднее сиденье!
        Он ногой спихнул ее ступню с педали, перехватил руль. Амалия извернулась и через спинку водительского сиденья перебросилась назад,
        Странно виляющий задок фургона медленно приближался. Берт прибавил газа и скомандовал
        - Амми, ложись на пол и включи машинку. Рон, я захожу перед ним. Ты по команде ударишь его сзади Понятно?
        Амалия перебралась на пол, включила Невредимку на поясе и, приподняв голову, посмотрела в правое окно - увидела, как наполз коричневый борт, увидела зияющую дыру на месте стекла, подумала, что это другое, не то, что было разбито у нее на глазах, и что за окном никого не видно. В эту секунду Берт резко взял вправо, сбил фургон на обочину и обогнал его.
        - Что ты хочешь? - спросила она.
        - Ты упрись, - пробасил он очень спокойно. - Едет, не посмел… Ронни, раз, два, три!
        Тормоза внизу отчетливо скрипнули; Амалию, одетую полем, прижало к стойкам передних сидений - совершенно нечувствительно, - и сейчас же что-то темное закрыло широкое заднее окно, мелькнуло, бесшумно улетело вперед, раздался грохот «Держись!
        - крикнул Берт, и ее еще раз прижало. Отпустило. Амалия приподнялась и посмотрела в переднее стекло.
        Они стояли. Прямо перед капотом торчал бандитский фургон - колесами вверх и двигателем назад, к ним. Амалия не сразу поняла, что видит именно передок машины, так он был искорежен. Поняла, когда увидела перевернутую измятую надпись
«Мицубиси» над зияющей дырой на месте ветрового стекла Людей внутри не было видно, хотя в отверстие ярко светило низкое еще солнце.
        - Не выходить! Быстро отсюда! - приказал Умник, выворачивая налево и вперед. - Слава Богу, не ахнуло…
        Он резко развернулся - так что Амалия снова упала на пол, - отключил Невредимку и погнал к югу, мимо горящей машины, что-то бормоча себе под нос, иногда передергивая плечами.
        Амалия так и осталась на полу. Лежать в поле Невредим-ки было удивительно приятно
        - как на самом мягком матрасе, равномерно подпирающем все тело. «Вот что он проделал, - думала она, - тормознул, подставил им багажник, а Рон еще наподдал сзади, и они проскользнули по защитному полю поверх нашей крыши, а мы еще ехали и снова по ним ударили. Полем, как танковой броней..» Ее слегка тошнило. «Сколько их было в обеих машинах? Даже если по два человека.. Без пощады .. Повезло.. Как повезло, что никто не ехал по шоссе. Впрочем, это обычное дело, некуда здесь ездить. Но кто-то нас выдал, однако же… Они ждали наших машин .. Дальше на них ехать нельзя».
        Почему-то Амалия не могла сейчас восхищаться Бертом, его неколебимым спокойствием и мгновенными, точными решениями Даже его изобретательской гениальностью. Тошно ей было, тошно. Она закрыла глаза и вспомнила, что в хаотической куче, мелькнувшей в перевернутой «мицубиси», на потолке, ставшем полом, видела что-то похожее на человеческую спину. «Пусть так Они хотели нас убить, мы только защищались.. « Наконец Берт позвал ее
        - Эй, Амми, ты где?
        Она выключила машинку, сразу ощутив жесткий пол, и перелезла к нему Берт странно, искоса, поглядел на нее и спросил:
        - Ну, ты как?
        - В порядке. - Она заставила себя улыбнуться - Куда мы теперь? Надо сменить машины.
        - Ага. Верно. У Марты стоит запасная - я, ваш Умник, своевременно озаботился, К счастью, другого цвета. Эти оставим у нее в гараже.
        - А поместятся? - почему-то спросила Амалия. И сейчас же, без перехода - Кто-то нас все-таки выдал, Берт.
        Он опять перекатил на нее глаза, помолчал а очень мягко проговорил:
        - Известно кто.
        - Ну?
        - Томас, Амми.
        - Откуда ты…
        - Рон видел его. Он был во второй машине. Смотрел на Рона и улыбался.
        Она закрыла лицо ладонями и зарыдала, привизгивая, обливаясь слезами.
        Умник больше не смотрел на нее. Вел машину на ста километрах в час, отсчитывал километры, оставшиеся позади, и ждал, что вот-вот над дорогой появится полицейский вертолет.
        Когда выехали на магистральное шоссе и влились в общий поток, он взял Амалию за запястье, оторвал мокрую ее руку от мокрого лица и поцеловал в ладонь.
        - Эй… Обезьянка… Ну что ж теперь поделаешь… Она вырвала руку, но сейчас же ухватилась за него обеими руками и уперлась лбом в плечо.
        - Ну ничего, ничего, - бормотал он. - Ну ничего…
        Через небольшое время Амалия разжала пальцы и подняла голову. Глаза у нее были уже сухие, огромные и светлые - как выбеленные. Она спросила:
        - Как такое может быть, а, Берти?
        Он заговорил сразу, будто ждал этого вопроса.
        - У меня был учитель… есть учитель - профессор Горовик. Когда я был на втором курсе, ему испоганили фасад дома - нарисовали свастики и эсэсовские молнии - и написали: «Евреи, вон из Америки». Я чуть не лопнул, когда увидел, и стал орать, что найду их и измолочу. Понимаешь, проф - он такой человек, он доброты необычайной… Как Марта - такой же добропомощный человек. И он мне вдруг говорит:
«Берт, оставь это. Пойми, между ними и шимпанзе разница меньше, чем между тобой и ними».
        - Это верно, - вдруг сказала Амалия. - Куда меньше. Я таких видывала,
        - Смотри ты! А я тогда взбеленился - обиделся, понятно? Во мне же сидело: все люди рождены равными и все такое, понятно? Потом уже, много позже до меня дошло, что он прав. - Не сводя глаз с дороги, Берт погладил ее по колену. - Так я с ним и не попрощался… эх…
        - Томас не такой.
        - Амми, ты не поняла; профессор говорил не о бандитах, вот что меня зацепило. Он имел в виду обыкновенных средних индивидуумов, которых можно сделать фашистами, заманить в Ку-клукс-клан и вообще купить. За деньги, еще за что-то. За власть. За право рисовать свастики.
        - Я знаю, когда его купили, - сказала Амалия. - Позавчера он поехал за велосипедистами, если помнишь. Что-то было заметно… Напряжение какое-то, и глаза..
        - Он же не знал, что мы сегодня уезжаем? А?
        - Не знал, но он - специалист, и хороший специалист. У него чутье. Догадаться было нетрудно. - Амалия огляделась; кругом ехали машины, и, как обычно на магистральном шоссе, казалось, что они стоят. В дорогом «опе-ле», ехавшем-стоявшем слева от них, сидела девушка-блондинка в шапке с длинным козырьком и двигала челюстью, как автомат. Давно ведь так едет, миль пять, подумала Амалия, решительно запретила себе реветь и сказала:
        - Не понимаю, почему он гранату не сунул под сиденье - простенько и со вкусом… Берт ухмыльнулся.
        - А потому, что Рон - тоже специалист, у него своя автомобильная сигнализация, никакому «Сименсу» такая не снилась. Эй, Ронни, как дела?.. Говорит, порядок.
        "Сколько же ему предложили, - размышляла Амалия, - что такой славный парень решился стать убийцей и предателем? Берт говорил о Джеке: если предложат миллион… Как он тогда меня поддел, вернувшись из разведки: «Фройляйн Амми, начинаем паниковать?» Точно, точно - тогда это и случилось, и он, скорее всего, получил аванс. Интересно, выезжая вслед за нами на мотоцикле - к светлому «универсалу», - взял он этот аванс с собой или оставил, рассчитывая вернуться и продолжать жизнь добропорядочного офицера охраны? Если оставил, то в кожаном своем сундучке… в спальне… За малые деньги он бы не продался, это несомненно», - подытожила она и вдруг сказала:
        - Берт, включите машинки.
        Как ни странно, он немедленно передал команду Рону и только тогда спросил:
        - Что-то заметила?
        - Вспомнила.
        - А?
        - Деньжищи у них огромные… Что для них за расход - еще одна группа или две? Могли ждать на въезде на А-9 или еще где-нибудь.
        - Но ты же их не зафиксировала. И вообще, в такой толпе разве рискнут?
        - По миллиону-другому на рыло - и в церкви рискнут, - сказала Амалия. - Будет стоять на дороге рядом, как впереди просвет - отстреляется, и по газам, и хрен его поймают.
        - Не каркай, - буркнул Умник. - Пока Господь за нас…
        - Не Господь, а Невредимка, мой дорогой.
        - А! Все собирался спросить: ты в Бога веришь, Амми?
        - А не знаю, не знаю… Не знаю! - вдруг вскрикнула она так, что он вздрогнул и машина вильнула. Потом спокойно добавила - Логично предположить, что они будут стоять за выездом на Зандам, на развязке.
        - Скоро узнаем, - сказал Умник.
        - Или у дома Марты, он же побывал у Марты…
        - Скоро узнаем, - повторил Умник и сморщился. - И Марту не минуешь - на этих машинах ехать нельзя, а покупать сейчас новую - безумие…
        Он сообщил Рону насчет возможной засады у развязки, и остаток пути по большому шоссе они проехали молча.
        Перед поворотом «опель» жующей блондинки перешел на правую полосу, на выезд. Умник катился за блондинкой осторожно, отпустив ее футов на двадцать. Позади, за машиной Рона, ехал еще кто-то. Амалия напряженно всматривалась влево, в кустарник, покрывающий треугольник между поперечной дорогой и полосой съезда, по которой они ехали. И едва не проглядела: впереди на широкой обочине стояла машина. Синий
«БМВ». Берт увидел ее раньше Амалии и приказал:
        - Рон, впереди слева. Сбавь скорость. - Он сам сбавил скорость и, вглядываясь вперед, спокойно басил:
        - Если вдруг гранатомет, лучше ехать медленно, ребятки… Медленно, чтобы не… Меняют колесо, а?
        "Опель» впереди уже наддал и выскочил на поперечное шоссе.
        - Притворяются, что меняют, - сказала Амалия.
        Задняя правая дверца той машины была открыта, к порожку прислонено запасное колесо. Стекло передней дверцы опущено, оттуда выглядывает темноволосая голова. И сзади сидел кто-то.
        - А может, все-таки меняют? - с надеждой спросил Берт.
        Амалия оглянулась и увидела, что сзади очень быстро наезжает автомобиль, свернувший с шоссе следом за ними.
        Он проскочил слева - в нем тоже за рулем сидела женщина, - и едва он ушел вперед, как донеслись едва слышные щелчки, и переднюю дверцу «БМВ» словно вспороло - это было снова как в кино: на глянцево отливающей под солнцем голубой поверхности возникли черные дыры - полукругом. И сейчас же опять затрещало: «по-по-по-по», - но в этот раз, видимо, срикошетило в открытую дверцу, потому что из нее выпал человек в джинсовой куртке с автоматом в руках - головой вперед, - свалив колесо, приставленное к дверце.
        Амалия быстро, жадно заглянула в ту машину. Солнце туда не попадало, но было видно, что кто-то шевелится на переднем сиденье, как раненый краб. «Уходам» - сказал Умник и рванул вперед, с заносом, и продырявленный «БМВ» прыгнул назад, и вот они уже на поперечном шоссе, и на них наезжает указатель: «Зандам, 4 км».
        - Хорошо, за нами никого не было, - прогудел Умник. - Пришлось бы изображать свидетелей происшествия, о-хо-хо… Говоришь, будут ждать еще у Марты?
        - Ничего я не говорю, - сказала Амалия.
        Ее внезапно и сильно затошнило; перед глазами была широкая спина человека с автоматом, его черная кудрявая голова, лежащая на колесе, лицом вниз. И тот, второй, что шевелился, как краб в корзине. Она глубоко вздохнула, перебарывая тошноту, и выговорила:
        - Не думаю, чтобы ждали. Три группы убийц - это надежно, больше просто не надо.
        - Этим людям не жалко, Амми…
        - Слишком много исполнителей - тоже нехорошо. Люди пробалтываются, опять-таки полиция, - объясняла Амалия, чтобы не молчать. - Ты понял, что они были американцы? - Он помотал головой. - Одежда, обувь… латины, скорее всего. И - крепыши, тренированные. Полиция таких не любит в Европе. Но все-таки, когда будем выходить у Марты, надо включить машинки. - Она потрогала Невредимку на поясе; машинка была теплая - нагрелась от ее тела. - Ты молодец, что не хочешь это никому продавать. Ты - Умник…
        Он мрачно ухмыльнулся и продекламировал:
        - «…Кто покупал, кто продавал, кто лгал, кто слезы лил…»
        - Что-что?
        - Это стихи, Амми.
        Она спросила, что за стихи, и он в трех фразах объяснил ей, кто такой был Оскар Уайльд, думая при этом, каково ей приходится и как замечательно она владеет собой, и что эта невежественная американская девочка понимает все, что надо понимать хорошему другу, - как она мгновенно поняла и то, почему он хочет скрыть Невредимку от всего мира, и то, почему он соорудил все-таки эти машинки - предвидя, как события пойдут дальше. И поняла без всяких слов, почему он, опять-таки все предвидя, передал Клему Гилберту свой автомобильный двигатель: потому что нельзя было не попытаться отдать его миру. Ее можно будет научить массе разных интересных вещей - научить читать книги, научить системно понимать окружающее. Языкам, конечно же. Отважный маленький рыжик… Он не думал о мертвецах, оставшихся позади, может быть, впервые в жизни он всерьез размышлял о женщине - и когда они проезжали железнодорожную станцию в Зандаме, и когда проскочили по очередной развязке на дорогу в Занстадт. На мгновение он ощутил острую тревогу - как все пойдет, когда они окажутся взаперти, в его пиренейской усадьбе?..
        Колеса прошелестели по узенькой деревенской улице; вот поворот налево - к дому Марты Лионель. Благостная тишина, обычная благостная тишина, лишь вдалеке блеют овцы; еще поворот, и впереди обнаружилась сама Марта. Она ехала на велосипеде за покупками; в корзинке, прикрепленной к рулю, сидела кошка.
        - Там у них шум-тарарам, - сказал Джо Бернанос. - Старикан объявил общий траур, сам, говорят, нацепил черный костюмчик.,
        Речь шла о Лентини; имя его, как было принято, не называлось, и Джо на всякий случай говорил шепотом.
        - Потерял семерых крестников… - Бернанос покачал головой. - Трое в больнице, четверо в морге.
        - В газетах говорилось о восьми, - сказал Мабен. - Пять убитых. Странно.
        - Ничего странного, прикупили кого-нибудь из местных. Не в том дело, Жако: твои-то подопечные живы? А охрана? Это они их… того?
        - Огневого контакта не было. Подопечные скрылись вместе с моим человеком, - еще невыразительней, чем обычно, произнес Мабен. - Возможно, вместе с ними скрылся человек Ренна. Пока всё.
        - Это точно? - наседал Бернанос.
        - Точно, точно…
        Мабену не хотелось рассказывать, как три часа назад ему позвонили и тонкий голосок промяукал, что «одна его молодая знакомая» просила передать - его друзья живы-здоровы, они очень Мабена благодарят, и еще просила не поминать ее лихом.
        - Одной заботой меньше, - сказал он.
        - Или больше, - возразил Джо. - Теперь они возьмутся за твоего парнишку. По-моему, должны взяться. - Бернанос стремительным движением подхватил со стола чистый бумажный квадратик и сложил вдвое. - Говорю тебе - тарарам, его тридцать лет так не прикладывали, старикашечку нашего. Лучшие из его охотников за скальпами: Мигун, Кречет, Эрви-Удавка… Слышал о таких?
        - Не по моей части, - сказал Мабен.
        - Они как раз и лежат в морге. - Джо аккуратно складывал бумажного голубя; было видно, что Бернанос не верит старому другу. Он спросил еще раз:
        - Говоришь, не было огневого контакта? А какой был?
        - Никакого! - уже с раздражением ответил Жак. - Не знаю, да и знать не хочу, кто перестрелял этих мигунов!
        - Зря, зря, это зря, - пробормотал Джо. - Если Старикан считает, что…
        - Ты думаешь, если он поймет, что его людей перебили не мы, он не будет охотиться на господина Гилберта?
        - Нет.
        - Так что тогда за разница?
        - Злость, - изрек Бернанос. - И месть. Он остаток души продаст сатане, чтобы отомстить. Его тогда не остановишь… Впору ехать к нему и объясняться.
        - Ты рехнулся, братец Джо.
        - Скоро рехнусь, Жако. С твоими идиотскими делишками.
        Он смял голубя, бросил на пол и выудил из кармана дискету. Все свои записки он подавал на дискетах, которые - по крайней мере, теоретически - мог прочесть только Мабен.
        - Полюбуйся, мой красавчик. Полюбуйся и подумай. Пока.
        Мабен заранее знал, что он там прочитает: купили того стража закона, возможно, купили этого. Надо опять ехать к фэбээровцам и объяснять им, что белое - это белое, а черное - черное…
        Он вставил дискету в компьютер и увидел именно то, что ожидал. Купили еще одного - наверняка - и двоих предположительно. Нет, с Уэббом разговаривать далее бессмысленно; надо упросить своего шефа, чтобы он побеседовал с их высоким шефом или с министром юстиции. И упросить немедленно, потому что Джо прав: разъяренный Лентини медлить не будет.
        Синьор Лентини был более, чем разъярен; ему было страшно. Джо Бернанос, ни разу в жизни не видевший его воочию - только на экране, когда демонстрировались оперативные съемки, - понял правильно: процветающему старому бандиту не бывало страшно с шестьдесят первого года. Тогда его жизнь воистину висела на волоске, но сейчас ему было страшно от непонятности. После побоищ на шоссе его голландский резидент сразу бросился на ферму «Баггес» (которую они только что нашли с немалым трудом, выбросив кучу денег) и установил, что немцы-охранники в этих побоищах не участвовали. Они сидели на месте, уехал только хозяин со своим инженером, своей бабой и старшим охранником. Невозможно было представить, чтобы эти четверо управились с его людьми; тем более невозможно, что их было не четверо - старший охранник (по докладу резидента) был куплен с потрохами и сам предложил схему операции. И тоже погиб. Трое! Три дилетанта положили семерых его профессионалов! Один Тони по кличке Кречет стоил семерых.
        Старый гангстер, одетый в костюм для гольфа (столь же дорогой, как у старого господина Уайта, то есть у дядюшки Би), ходил большими шагами по лужайке за своим домом (очень похожим на дом старших Гилбертов в Майами), пытался переварить все это и управиться со страхом.
        Прошлым утром он послал в Амстердам своего порученца Марино, необыкновенно шустрого молодца из новой поросли, чтобы тот собрал информацию и, главное, уцепился за след беглецов. Через тринадцать часов Марино доложил, что резидент насосался наркотиков и валяется в отключке - ну, это было понятно: ротозей полагал, что курносая уже стучит в его окно и ухмыляется Однако же, по мнению Марино, операция была организована чисто, даже мастерски, без упущений: о том, как она развивалась, рассказал ему один из раненых, которому досталось меньше, чем другим (пришлось подкупить полицейских, чтобы проникнуть в больницу). Шустрый Марино успел также побывать в морге, опознал своих и старшего охранника-немца (по фотографии) и клялся, что их побили из каких-то небывалых пушек: входные отверстия
        - размером с долларовую монету, а выходные - в два кулака. При этом - согласно рассказу раненого - объекты не стреляли в группу Эрви, в их машине были подняты стекла. По голосу Марино было слышно, что он ничего не понимает и сам готов насосаться наркотиков и накрыть голову подушкой… Насчет же беглецов он ничего доложить пока не мог - этого, впрочем, Лентини и не ждал от него так скоро.
        Старый гангстер вышагивал по лужайке, круто поворачивая каждые двенадцать шагов. Это заменяло ему бег трусцой. Не в том он возрасте, чтобы бегать, ему стукнуло семьдесят, хотя по лицу и фигуре нельзя было дать больше пятидесяти пяти: высокий, плотный, но не толстый, глаза не потеряли блеска и живости, в волосах почти не видно седины, а усы угольно-черные. В траве, внимательно глядя на хозяина, лежали два ротвейлера - поворачивали за ним массивные головы.
        - Вам только жрать подавай, бездельники, - проворчал Лентини.
        В Европе была еще ночь; следующего доклада от Марино можно было ждать лишь через несколько часов - главного доклада: куда утекли два американца, за головы которых Лентини были обещаны такие деньги, которых он сроду не зарабатывал. Впрочем, не только обещаны - он ведь и аванс получил, и позарез не хотелось думать о том, чтобы этот аванс возвращать.
        И, главное, - в нем сидел страх. «Что же, я не Господь Бог, - подумал он, - а нам, смертным, надлежит страшиться».
        Старый Лентини был грешник - и знал это, - но греха гордыни за ним не водилось. Он никогда себя не переоценивал. И сейчас он знал, что боится своих мальчиков, тех, что служат ему глазами, ушами и руками. В Нью-Йорке осталась группа Кречета, в Чикаго - группа Мигуна. О чем подумают эти мальчики, когда узнают о побоище? О том, что Папа послал их вожаков на смерть. Их, и еще троих товарищей; Джулио, помощник Мигуна, был настоящий ас. Папа Лентини и помыслить не мог, что его боевики могут восстать против его власти, но понимал, что, потеряв уверенность в его мудрой предусмотрительности, при случае могут и предать. Тем более что им нечем было заняться, некому мстить: в Голландии его люди воевали не с равными себе, не с людьми другого Папы. Против них были их обычные жертвы - законопослушные телята, ничто, живые манекены для стрельбы…
        Погоди, сказал он себе, этого они не должны знать. Да, так. Прикажу Марино говорить, что наших друзей перестреляла охрана немецкого филиала «Дженерал карз» Да, так! Мальчики будут мстить… насколько я им позволю. Снова поверят в меня и в себя. И - пенсии семьям, жирные пенсии… их я назначу прилюдно, на панихиде, когда привезут тела.
        Он круто повернулся, пошел к дому; собаки встали и побрели следом. Камердинер открыл заднюю дверь, хозяин кивнул ему и через черную прихожую, кладовую и малую буфетную прошел на кухню - повар по кличке Луковица кинулся навстречу. «Кофе подай…» - проговорил синьор Лентини, уселся за обширный чистый стол и приказал камердинеру: «Ступай наверх».
        Нет, страх не прошел, когда появилось это решение - насчет мальчиков. Страх стал размытым и всеобъемлющим, как в детстве, когда отец показал ему картинку, на которой страшный, членистый, словно лангуст, дьявол подавал молитвенник святому. Он вдруг явственно вспомнил это: коричневого костистого дьявола с выступающим хребтом и рогами, похожими на клешни лангуста, святого в багровой мантии, отрешенно смотрящего в сторону, и свою маленькую руку на поле картинки, и свое острое недоумение: как же так, дьявол не боится креста и молитвенника, не боится святого - от него нет никакой защиты?!
        Что сожгло машину Кречета? Что перевернуло машину Эрви?
        Луковица подал кофе и бисквиты. Лентини машинально подул в чашечку и отставил ее. Они нас смели, подумал он, и поднялся.
        Повар всплеснул руками, но промолчал. «С дьяволом не совладаешь», - вертелась в голове мысль, когда Лентини поднимался к себе в кабинет. Он понимал, что до завтрашнего утра ничего решать не следует, но страх подгонял, требовал решения. Остановившись перед распятием, Лентини перекрестился с той же самой мыслью своего детства - что дьявол не боится ни креста, ни молитвы.
        В камине горели два полена, положенные накрест: камердинер затопил, потому что день был холодный и с океана дул свежий ветер. Лентини присел перед камином на корточки и подумал: надо решить сейчас, пока не догорел огонь. Второй заказ, под который аванс еще не получен, - обезвредить или убрать молодого Гилберта. Тоже колоссально дорогой заказ и стократно более опасный… Тысячекратно более опасный, если этот изобретатель, дружок Гилберта, снабдил его своим дьявольским оружием.
        Дьявольским… оружием… Лентини покатал эти слова на языке, еще не осознавая их истинного смысла. И вдруг хлопнул себя по лбу, едва не упав с корточек на спину: вот где достойное дело! Заполучить секрет такого оружия, и вы не будете мне нужны, господа из «Мобила», - вот вы где у меня окажетесь!
        Огонь, хотя и неяркий, жег лицо. Лентини, покряхтывая, поднялся на ноги. Решено. Охотники за скальпами перероют нашу маленькую старушку-Европу и поймают изобретателя. Живым, не мертвым.
        Он понимал, что теперь, когда зверь напуган и бросился вон из берлоги, такая задача может занять многие недели. До тех пор он не хочет рисковать и не возьмется за устранение молодого Гилберта - здесь, в Нью-Йорке, внутри здешней полицейской паутины. В таком деле, с таким человеком лучше обходиться без убийств. Судя по тому, что о нем известно, устранять его физически не необходимо.
        Да-да, решено. Разработку молодого Гилберта поручу Филу Малгану, и ему же поручу связаться с господином из «Мобила» и предложить новый план. За те же деньги. Благодарение Господу, что я не послал Фила в Амстердам; надежней этого парня у меня никого нет.
…Воистину, мы не знаем, в какой момент старухи-парки связали или рассекли нити наших судеб и какое обличье приняли на этот случай богини. Может быть, не случайно в носатом лице Лентини, освещенном прыгающим каминным огнем, проявилось что-то старушечье - вопреки черным усам, этому несомненному признаку мужественности.
        Си-Джи - «молодой Гилберт» - не думал о Лентини ни секунды: давний доклад Мабена на сей счет он пропустил мимо ушей. Или просто не слушал, когда Мабен докладывал. Он с отвращением представлял себе, как будет добиваться свидания с высокими сановниками, а добившись - объяснять, что его опытный цех снова собираются взорвать. Мабен настаивал, чтобы он потребовал охраны воздушного пространства над Детройтским заводом; реакцию на такое требование можно было предугадать: мол, вам обещал это сам господин Президент, значит, так все и будет, вот только… Самым гнусным в данной ситуации было всеобщее сопротивление - тихое, невнятное, тягучее. Все, от собственных сотрудников, до советника президента, строили иронические гримасы. Кто за спиной, а кто и в лицо.
        До начала испытаний нового образца эйвоновского электромобиля оставалась неделя.
        Как читатель мог догадаться, Берт Эйвон благополучно миновал последнее опасное место, дом Марты Лионель. В то время, когда старый гангстер сидел на корточках перед каминным очагом, а Си-Джи в очередной раз заказывал встречу с советником Президента Соединенных Штатов, третий «мерседес» Эйвона - цвета морской волны, как и злосчастный «гурон», - закончил пробег по Европе. Точнее, почти по всей Европе, с северо-запада на юго-запад. Сначала от Амстердама до бельгийской границы, потом до Брюсселя - где Умник категорически отказался останавливаться, вопреки просьбам Амалии. Они оставили позади мировую столицу кружев и пронеслись через северную Францию к Парижу. Умник не хотел задерживаться и в Париже, но все трое были голодны, и час они провели в кафе под сенью Эйфелевой башни, а затем снова рванули на юг.
        Мужчины сменялись за рулем, Амалия держала под контролем машины на шоссе. Она понимала, впрочем, что при хорошо поставленном наблюдении машины-соглядатаи могли регулярно меняться и не вызывать подозрений, но, с другой стороны, способен ли был противник за считанные часы организовать это наблюдение? Становилось все теплее. Когда на дорожных указателях появился славный город Коньяк, Амалия попросила мужчин не глядеть назад в переоделась в шорты и открытую блузку. И снова, десятый раз за эту дорогу, вспомнила Марту - как они всплакнули вместе и как старая дама просила ее беречься и не забывать, что она - женщина. Амми начала всхлипывать, а Берт немедля принялся что-то петь себе под нос. У славного города Бордо запахло морем и стало совсем жарко, мужчины сбросили куртки. Где-то у Дакса они снова перекусили, а там стало темнеть и пошли туннели и серпантины; Амалия легла на сиденье, и ей приснился сон.
        Она кралась по первой из родительских квартир, которую помнила, - на цыпочках от входной двери по узкому коридорчику в маленький холл, куда выходили все три комнаты, кухня и общая ванная. Слева, за аркой, проплыла гостиная, освещенная голубым пронзительным светом уличных фонарей, впереди была спальня родителей. На ее двери висел плакат с поясным портретом Мэрилин. Амми подошла поближе: Мэрилин смотрела на нее в упор, улыбалась и наводила на нее автомат с подствольным гранатометом.
        Она проснулась; Берт говорил громким басом:
        - А кто там захрапывает у нас? Просыпайся, приехали…
        Оказалось, что она укрыта курткой Берта, машина стоит на месте, и в смутном, пробивающемся через высокие облака лунном свете справа и слева стоят горы. Открылась дверца, пахнуло острым, свежим запахом цветов или травы. Амалия, пошатываясь, вышла наружу, в пряную прохладу, и увидела прямо перед собой дом. Рон уже шел к нему, волоча на спине тяжелые сумки с невредимками. Берт прогудел:
        - Вперед, малыш. Теперь это твой дом.
        И прошло еще три дня, в течение которых все наши герои были заняты насущными заботами.
        Амалия, как легко догадаться, обустраивалась в новом доме. Они с Роном в первый же день совершили набег на магазины Памплоны - города, прославленного Хэмингуэем, которого Амми давным-давно хотела почитать, да никак не удавалось. Рон привез небольшой, по его мнению, набор инструментов, Амалия - замороженные продукты, кухонную утварь, несколько купальников и рабочую одежду на всех троих. Затем они стали творить чудеса, пытаясь превратить пиренейскую усадьбу Эйвона в место, хотя бы отчасти пригодное для жилья.
        Клем Гилберт тоже совершил набег, куда менее приятный, - на советника президента, и тот обещал ему молочные реки и кисельные берега, то есть закрытое небо над заводом и еще роту охраны. Впрочем, Си-Джи знал, что обещанного три года ждут: американская администрация неповоротлива, как всякая иная администрация
        Энн Гилберт… Да, мы наконец-то вспомнили о ней, привлекательной жене известного магната, программистке и матери двух сыновей; она, можно сказать, сидела под домашним арестом, поскольку Мабен считал, что только дома, под охраной десятка людей, она с детьми в безопасности. Энн старалась занять себя - слава Богу, детей занимать было не надо, - скучала, беспокоилась о муже и ждала в гости свекровь из Майами.
        Для Мабена эти три дня ничем не отличались от тридцати трех предыдущих. Он охранял в чем, собственно, и было его жизненное предназначение.
        Но для противника Мабена, синьора Лентини, эти дни были не то чтобы особенными, а хлопотными. Ему пришлось выехать из своего дома на Лонг-Айленде (чего он сильно не любил), чтобы безопасно поговорить по телефону с господином из «Мобила». Ему пришлось контролировать действия Марино в Амстердаме и Гааге и послать на помощь шустрому своему порученцу адвоката - голландские власти не спешили отдавать тела американских граждан. Ему пришлось самому следить за подготовкой операции в Нью-Йорке - операции, которую он лично разработал и которую одобрил его собеседник из «Мобила». «Вот когда пригодился бы Кречет, - думал Лентини. - Надеюсь, что Вседержитель не обойдется с беднягой сурово..
        Итак, прошло три дня. Кончался март, ветреный весенний месяц; зацвели магнолии, на газонах полезла молодая травка, и в небоскребе «Дженерал кара» в очередной раз мыли окна (под бдительным наблюдением чинов охраны). Наступил четверг, день, особо насыщенный для Си-Джи: совет директоров, совещание в банке, непременная встреча со страховщиками - от сверкающих очков и зубов, модных галстуков и лиц, преисполненных чувства собственного достоинства, рябило в глазах, Си-Джи пил кофе чаще, чем обычно, и чувствовал сердцебиение; сверх всего, мисс Каррингтон простудилась, и ее заменяла вечерняя секретарша Диана, настолько не похожая на свою древнеримскую тезку-охотницу, что это вызывало оторопь.
        В семь позвонила Энн и извиняющимся голосом сказала, что ей почему-то беспокойно - не сумеет ли Клем вернуться пораньше? Он сказал, что постарается, спросил, как ведет себя новый пони, и еще час усердно работал, готовя дела на завтра. В восемь почувствовал: хватит на сегодня, хватит и с него, и с бедной Энн, невольной затворницы, и позвонил вниз, чтобы Джордж Миллер готовил машину. Вымыл руки, причесался, оглядел безукоризненно чистый свой стол и спустился в гараж.
        Джордж, как обычно, ждал его у задней правой дверцы «кондора»; машина сопровождения уже стояла у ворот гаража.
        - Добрый вечер, сэр, - проговорил Джордж и закрыл за хозяином дверцу.
        Телохранители выехали наружу, подали неслышимый для Си-Джи сигнал, и «кондор» с ворчанием выехал по пандусу наверх, в залитый оранжевым светом вечерний город. Машина сопровождения пропустила «кондора» вперед. Обычный маршрут - сначала поперек Манхэттена, потом по Двенадцатой авеню, проходящей вдоль, а дальше начинается скоростное шоссе, очерчивающее остров по западному берегу. Си-Джи сидел, не глядя по сторонам, и дожевывал в уме дела минувшего дня. Открыл компьютер, чтобы отметить незаконченное дело с компанией «Ме-рилл Линч», нажал на клавишу и, подняв в раздумье гла-
        За, увидел, что они сворачивают не на Двенадцатую авеню, как всегда, а на Одиннадцатую. Он спросил в переговорник:
        - Джорджи, в чем дело?
        - На Двенадцатой затор, господин Си-Джи.
        Си-Джи набил на клавиатуре памятку: «Мерилл Л., курс Индианы, с утра», захлопнул компьютер, снова поднял глаза: малознакомая авеню, очевидно, все еще Одиннадцатая, и впереди выворачивает от тротуара длинный белый лимузин с двукрылой антенной на багажнике. Затем, пряча машинку в карман, понял, что Джордж заруливает направо - на место, освободившееся от лимузина. Заруливает молча, ничего не доложив хозяину.
        Он спросил с недоумением:
        - Джорджи, что такое?
        Миллер молчал, только втянул голову в плечи. Остановил машину у тротуара, напротив пылающей рекламной радугой витрины кафе.
        - Джорджи! - вскрикнул Клем и нажал на кнопку, чтобы опустить стекло, отделяющее водителя от пассажирского сиденья.
        Стекло не опустилось, но у локтя Клема щелкнул замок правой дверцы, и сейчас же кто-то заслонил от него витрину - нагнулся к дверце и распахнул ее.
        "Дверь была заперта, замок открыл Джордж, - подумал Клем, - да что ж это такое?!» Оглянулся, «гурон» с телохранителями исчез, его не было сзади и слева, как полагалось в такой ситуации. Повернулся к дверце: там стоял массивный человек в вечернем костюме - смокинг, белый галстук, гладко причесанные волосы отливают оранжевым под фонарем. Он наклонился к Си-Джи и проговорил:
        - Спокойно, сэр, спокойно… Позволите сесть рядом с вами?
        - С какой стати? - вскричал Си-Джи. - Кто вы такой? Он не успел договорить: человек в смокинге одним движением отшвырнул его к левому окну, мгновенно очутился рядом и захлопнул дверцу. И только когда хлопнула эта дверца и Миллер послал тяжелую машину вперед, Клем понял, что произошло. Его похитили. Верный Джордж предал его, и его похитили. Увозят в собственной машине.
        - Я не причиню вам вреда, - быстро произнес похититель. - Только не бросайтесь на меня, я сильнее, господин Гилберт. Я вооружен.
        - Кто вы такой?!
        - От господина Эрикссона, господин Гилберт. - Это было сказано вежливо, даже мягко. - С деловым предложением, сэр.
        Си-Джи рассматривал его при мелькающем свете фонарей и витрин. Человек не был похож на гангстера, у него было длинное, интеллигентное лицо, живые умные глаза, смокинг сидел на могучих плечах, как влитой, - прокатная одежда так не сидит.
        - Вынужден вас слушать, - сказал Си-Джи. - Говорите.
        - Чтобы оценить серьезность нашего предложения, позвоните своей домовой охране, сэр.
        - Зачем?
        - Вы же не поверите мне, если я скажу, что рядом с госпожой Гилберт осталась только кухарка, - верно, сэр?
        Си-Джи подумал несколько секунд. Длиннолицый человек улыбался длинным узким ртом.
        - Поверил, - сказал Си-Джи. - Дальше.
        - Предложение прежнее, господин Гилберт. Ликвидируйте новое производство и дайте слово, что оно не будет возобновляться.
        - Нет! Можете убить меня - нет!
        - Господин Эрикссон готов, как и прежде, выплатить вам компенсацию, - как бы не слыша, ровным баритоном продолжал длиннолицый.
        Си-Джи отвернулся к левому окну; мимо окна неспешно текла Одиннадцатая авеню. Джордж Миллер по-прежнему сидел за рулем в странной позе - втянув голову в плечи.
        - Мне ведено передать, что размер компенсации не будет снижен, сэр. Имеется в виду предыдущее предложение.
        Появился указатель: впереди Уэст-энд авеню. Начались пятидесятые улицы, - автоматически подумал он и опять не ответил.
        - Слушайте, Гилберт! У вас мало времени. В двух милях отсюда Джордж выйдет из машины, и вы либо поведете ее дальше - без меня, либо… - Пауза, ничем не заполненная. Си-Джи не шевельнулся. - Либо вас вызовут по телефону.
        - Кто? - все-таки спросил он.
        - Миссис Гилберт. Впрочем… - Он посмотрел на часы. - Впрочем, сейчас уже вы сами можете позвонить госпоже Гилберт. Прошу вас,
        Клем схватил трубку.
        - Поверните трубку ко мне, прошу вас, - мягко попросил длиннолицый.
        Он смотрел, как Клем набирает код своего дома.
        Ответил мужчина - простонародный голос с трудно уловимым акцентом:
        - Дом Гилбертов.
        Клем не спросил: «Кто это?»; он сказал по возможности спокойно:
        - Попрошу госпожу Гилберт.
        - Кто ее спрашивает?
        - Клем Гилберт.
        В трубке что-то стукнуло, зашуршало, и через несколько секунд он услышал голос Энн:
        - Да, да!
        - Это я, Энни. Как… как у тебя?
        Кажется, она всхлипнула, но справилась с собой. Кажется, ей что-то говорили. Наконец она ответила:
        - Все уехали, Клем. Осталась только Лорри. Только что приехали какие-то люди. - Прерывистый Вздох. - Мальчики наверху… им велели сидеть наверху. Они… Они себя вежливо…
        Вмешался мужской голос:
        - Все, разговор окончен. Пока.
        Клем опустил трубку на колени; человек в смокинге взял ее, повесил на место и спросил:
        - Убедились, сэр? Теперь решайте. Либо принимаете предложение и едете к своему семейству, либо вам - извините меня за прямоту - не к кому будет ехать, господин Гилберт.
        Клем сидел очень прямо, выставив подбородок, и смотрел вперед. Там уже был виден перекресток 72-й улицы, огни машин текли в обе стороны, к Парку и к реке. Его трясло - где-то внутри, глубоко, - но он был странно спокоен, как будто случилось нечто, давно ожидаемое. У человека, ворвавшегося в его дом, итальянский акцент, понял он. Лентини. Мабен говорил, что это самый опасный гангстер в городе, а я не обратил внимания. Но там ведь были и люди из ФБР, кажется, даже снайперы… Машина встала на светофоре, и тут его как отпустило - оцепенение исчезло, внутренняя дрожь вышла наружу, и он представил себе ужас Энн, представил себе этот шок, своих беззащитных детей и быстро спросил, преодолевая дрожь:
        - Конкретно? Чего вы требуете?
        - Ликвидируйте опытное производство и дайте слово, что оно не будет возобновляться.
        - Достаточно моего слова?
        - Достаточно, - сказал длиннолицый и покивал. - Достаточно, - повторил он. - Так что же?
        - Я даю с-слово, - сказал Клем, давясь слюной. - Передайте…
        - Его придется держать, господин Гилберт, - почти ласково сказал тот. - Вы могли убедиться в наших возможностях. Джордж! Можешь остановить машину господина Гилберта и уйти. - Он вынул из гнезда телефонную трубку, нажал кнопку «повтор» и проговорил:
        - Это Фил. Все по домам… и без глупостей. Шестой! Скажи хозяйке, что хозяин едет домой.
        "Кондор» остановился у тротуара. Клем, снова оцепенев, смотрел на Джорджа Миллера
        - как он открывает дверцу, как, почему-то неуклюже двигаясь, выходит на мостовую и боком перебегает на другую сторону.
        - Теперь он обеспечен на всю жизнь, - равнодушно сказал длиннолицый за спиной Клема, - И члены вашей охраны. Вы сможете вести машину, господин Гилберт? Могу проехать с вами до… - Пауза. - Пока вам не станет получше.
        Клем молча отпер левую дверцу, ступил, шатаясь, на мостовую, сделал три шага вперед и упал на водительское сиденье. Он не оборачивался.
        - Чтобы не было сложностей, ничего не объясняйте ФБР, - сказал длиннолицый в переговорник.
        Услышав, что хлопнула задняя дверца, Клем нагнулся к рукоятке передач, аккуратно переставил ее в положение «вперед» - засветилась надпись - и надавил на педаль.
        Он редко водил машину последние годы, а за руль «кондора» не садился ни разу, к тому же руки тряслись и были как чужие. Если бы не старые, въевшиеся в мускулатуру навыки, он бы наверняка разбился, потому что гнал, как безумный, - да он и был сейчас безумен. Сворачивая налево на 86-ю улицу, чиркнул на красный свет поперек перекрестка, потом, не тормозя, вырвался на скоростное над-речное шоссе и там стал обгонять всех - мчался, сопровождаемый негодующими гудками. В извилистом
«горлышке» перед мостом Джорджа Вашингтона не удержал машину, едва не вмазался в каменный откос и тогда заставил себя ехать осторожней. Он что-то внушал самому себе, уговаривал себя, что надо добраться к Энн живым и спокойным, но на последнем участке, на узких улочках помчался снова, едва не вылетая на газоны, его заносило на поворотах, и наконец он увидел два фонаря у начала въездной дороги к своему дому.
        На дороге между фонарями стоял человек; он шагнул навстречу машине и поднял светящийся полицейский жезл. Клем невнятно выругался, затормозил. Полицейский подошел, посветил фонариком ему в лицо.
        - Господин Гилберт?! Но где…
        - Кто вы такой?
        - Агент Пельтцер, сэр, Федеральное бюро. Но где ..
        - Что с моей семьей?! - вскрикнул Клем. - Что с моей семьей?!
        Из-за фонаря вышел еще один - с надписью «ФБР» на куртке.
        - В порядке, сэр, все в порядке, - сказал Пельтцер. - Фред, это господин Гилберт. Там все в порядке, верно?
        - Миссис в порядке, - сказал второй. - Не можем понять, что приключилось с вашей охраной, сэр. Они куда-то исчезли.
        - С дороги, - прохрипел Клем. Нажал было на газ, но, немного проехав, остановился и спросил:
        - Кто к ней ворвался?
        Пельтцер подошел к машине и полушепотом объяснил:
        - Приехали на микроавтобусе, показали нашему дежурному удостоверения нашего ведомства… ну, он их пропустил… сказали, что по приказу самого, - он ткнул пальцем в вечернее небо. - Через семнадцать минут уехали. Все, сэр, это все, что нам известно, сейчас сюда едет…
        Клем нажал на акселератор.
        У ворот был еще один человек в форменной куртке. Он, ничего не спрашивая, пропустил Клема, и тот одним рывком подкатил к подъезду и вбежал в дом.
        Энн с детьми были в малой гостиной. Мальчики сидели на ковре, смотрели мультфильм, а Энн лежала на огромном диване и казалась совсем маленькой. И личико у нее словно сжалось и стало детским.
        - Папа! - завопил Клем-второй, а Кен встал и подошел к отцу. Энн шевельнулась под пледом.
        - Папа, что это были за люди? - спросил Кен. Си-Джи заставал себя улыбнуться и сказал как мог уверенно.
        - Недоразумение, сынок, все уже улажено.
        - Как они смели угрожать маме?
        - Все уже позади, сынок. - Он потрепал Кена по жестким волосам и подошел к Энн.
        - Они не могут вернуться? - спросил Кен,
        - Не могут, я все уладил. - Он посмотрел на Клема-второго: тот с восторгом наблюдал за пируэтами очередного летающего человека, одетого в непременный алый ком-бинезон и зловеще-черный плащ. - Шли бы вы к себе, Кенчик, а я бы поговорил с мамой, как ты думаешь?
        - Ну па-апа, я же смотрю мультик, - захныкал младший.
        - Включим телек наверху, - сказал Кен. - Можно, отец?
        Провожая их взглядом, Си-Джн вдруг увидел, что в углу, незаметная на фоне темного книжного шкафа, стоит кухарка. Он кивнул ей, растягивая губы в улыбку. Лорри несколько секунд стояла молча, потом спросила:
        - Ужинать будете, хозяин?
        Он махнул рукой, и она исчезла, как тень.
        Си-Джи сел в ногах у жены - Энн по-прежнему не смотрела на него - и положил руку на плед, туда, где должна была быть ее рука. Нашел, сжал. И долго сидел неподвижно, ни о чем не думая, только летели какие-то обрывки мыслей и мгновенные картинки - Джордж с головой, втянутой в плечи, длиннолицый человек, глубокая тень под его носом, волосы, отливающие оранжевым в свете витрины, рука, телефонная трубка, автобус, проезжающий мимо. Энн шевельнула рукой и проговорила:
        - Понимаешь, я не думала, что с нами может так случиться.
        Тогда у него словно шлюз открылся в голове. Никогда больше не будет, как прежде, никогда, потому что я, словно последний идиот, чувствовал себя неуязвимым, человеком, с которым не может произойти ничего непредусмотренного и случайного. Я же не мог сказать нет, я бы сказал, если бы они хотели убить меня, но они были здесь, они были здесь! Кто бы поступил иначе на моем месте?!
        - Я очень испугалась, - сказала Энн. - Страшные…
        Они были… не как люди… - Клем сжал ее руку сильнее. - Один сказал, чтобы я не звала на помощь, потому что некого звать, все наши холуи - он так сказал - удрали. Лорри закричала на кухне, но сразу умолкла.. Другой повел мальчиков наверх, и я… но этот сказал: молча, не то им будет плохо. И сразу позвонил ты.
        - Сколько их было? - через силу спросил Клем.
        - Четверо… не знаю. Клемчик, я засыпаю, я приняла седатив, прости, пожалуйста…
        Убедившись, что она не в обмороке - дыхание глубокое и ровное, - он быстро прошел на кухню. Черная кухарка сидела у стола, подперев голову рукой. На столе были тарелки с тартинками и две вазы с фруктами - для детей и для взрослых.
        - Лорри, вам не причинили вреда? - спросил Си-Джи.
        - Разок шлепнули и показали пушку, мист-Си. И все. - Она покачала головой. - Хоть кофею-то выпейте, мист-Си. Я налью?
        - Остальных подкупили, Лорри?
        - Откуда мне знать? Когда они уезжали, Смарти мимо пробегал, я спросила, куда, мол, все вы собрались, кто дома останется, а он говорит - мы прямехонько к сатане, сестрица, прямо к сатане в зубы. Я пошла к госпоже, она училась с Кенчиком, и я ушла, а тут эти и объявились .. - Лорри подняла руку - Я-то знала, я знала!
        - Что вы знали?
        - От него это пошло, от этого господина из Мичигана, от него бедой пахло, сэр! Я говорила Джорджи!
        Клем машинально взял тартинку, откусил, прожевал, не чувствуя вкуса. Вроде бы, с копченой рыбой. Сказал
        - Джорджи тоже…
        Лорри, видимо, поняла - всплеснула руками Клем опустил голову на стол. Так он и сидел на кухне, пока от ворса не позвонили, что приехал чин из ФБР.
        Клем Гилберт не мог знать, что налет бандитов Ленти-ни, перевернувший его жизнь, был, в сущности, затеян на кухне и что затейщик, как и он, отказался от кофе.
        На следующий день, вошедший в историю семьи Гилбертов как «черная пятница», Клем подал правлению корпорации просьбу об отставке. Правление собралось через неделю - Си-Джи вплоть до следующей пятницы отказывался подходить к телефону, хотя звонили все директора по очереди. Собралось и с тайным облегчением приняло отставку своего президента; с облегчением и некоторым смущением, поскольку у него имелся огромный пакет акций, то есть он по-прежнему сохранял существенное влияние на дела фирмы.
        История ЭИ, Эпохального Изобретения, на этом закончилась
        От торжественных проводов и прощальных подарков Клем Гилберт отказался наотрез. Но один подарок ему прислали на дом; роскошный, чудовищно дорогой набор клюшек для гольфа. Клюшки были в чехлах крокодиловой кожи, к ним прилагалась такая же сумка, и в ней, на самом дне, лежала карточка. Надпись на ней была тисненая - золотом;
«От Джозефа Бабаджаняна, с сердечным приветом».
        Клем пожал плечами и велел отослать эту крокодилью роскошь дяде Би. Он понимал, что сломлен и неизвестно когда оправится, но уходить на покой и играть в гольф не собирался.
        Только с тремя людьми из бывших сотрудников он согласился встретиться. С достопочтенной госпожой Карринггон, распухшей от слез, с начальником опытного цеха, которому он принес извинения, и с Жаком Мабеном. Почему надо было попрощаться с Мабеном, он толком не понимал; может быть, из-за того, что бедняга не был ни в чем виноват, но чувствовал себя виноватым.
        Только во время их встречи - в доме Гилбертов, в кабинете хозяина - Си-Джи внезапно понял, из-за чего он затеял это прощанье: чтобы попросить Мабена остаться в должности и по-прежнему пользоваться тем, особым счетом в «Сити-бэнк», никому об этом не докладывая. Счет был открыт не на средства фирмы, а иждивением бывшего ее президента.
        - Нас обоих унизили, Жак, - в лоб сказал Си-Джи. - Вас и меня. Я могу выкинуть миллион-другой, чтобы насыпать им соли на хвост. Попробуйте.
        - Бензиновые господа? - спросил Мабен. Си-Джи растянул губы в улыбку и поднял брови.
        - Не будем держать на них зла, мой друг. У них не было другого выхода.
        - Лентини?
        - Да, - сказал Клем. - Так. Я приплатил бы еще пару миллионов, чтобы он сгнил за решеткой.
        - Они из-за денег, и он из-за денег, - угрюмо возразил Мабен.
        - Не совсем так… Или совсем не так. Понимаете, Жак, они спасали дело своей жизни, так что есть некоторая разница.
        Несколько секунд они смотрели друг на друга. Потом Мабен кивнул. Си-Джи поднялся и проводил гостя до машины.
        На клумбе перед домом возился новый садовник, двери гаража закрывал новый шофер. Но кусты вокруг кольцевой дорожки цвели как всегда, будто эта весна ничем не отличалась от предыдущих - кусты пылали неистово-розовым, чешуйчатым, закрывающим ветви цветением.
        - Хочу на несколько дней съездить в Майами, навестить родителей, - внезапно сказал Клем.
        - Доброго пути, сэр, - отозвался Мабен.
        - И вам доброго пути, Жак.
        - Я слышал, вы собираетесь преподавать, сэр, - открывая дверцу, сказал гость.
        - Это верно, меня приглашают. До свиданья, Жак.
        Больше они не виделись - бывший президент «Джи Си» и его бывший главный охранник. Но эта их встреча, продолжавшаяся десять минут - или чуть больше, - через полгода дала результат, на который Мабен совершенно не рассчитывал.
        Шесть месяцев - таков перерыв в нашем повествовании, по сути дела уже законченном, но не желающем кончаться, ибо главный его герой не может уйти со сцены. Его судьба еще подвешена, как сказал бы древний эллин, известная нам Парка еще держит в руке ножницы, а лезвия их острее бритвы.
        Уже шесть месяцев, как Умник, рыжая крошка Амалия и молчальник Рон живут в Пиренейских горах, в узком лесистом ущелье, продуваемом то холодными, то теплыми ветрами. Его крутые желто-коричневые каменные склоны кое-где поросли дикими оливами, довольно чахлыми - из-за холодных ветров, - и длинноиглыми сосенками. В долине между склонами стоит прочный дом дикого камня; дорога к нему идет по руслу пересохшего ручья, и проехать сюда можно только иа полноприводной машине. Дом этот Умник купил очень давно, когда еще учился в университете и хранил в душе детскую мечту: жить в прекрасной Испании анахоретом, читать книги - а может быть, и писать книги - и держать под домом двенадцать собак. Почему именно двенадцать, Берт не мог бы объяснить, но его никто и не спрашивал, поскольку он никому о собачьем проекте не рассказывал. Дом стоял на пологом косогоре, с одной стороны опираясь на столбы, так что для собак там было превосходное вместилище.
        Помнится, в юности он забирался под дом, воображая себя собакой.
        Но для людей этот замок рыцаря-отшельника подходил куда меньше, чем для собак. В нижнем этаже полы были из каменных плит, перекошенных и местами щербатых, а на втором этаже - из толстенных досок, изъеденных не то термитами, не то жучком. Увидев это при свете первого же утра, Амалия удержалась от слез только чудом. Сквозь рассохшиеся оконные рамы свистел нестихающий ветер, крыша протекала, электрическая подводка была повреждена; даже печи не желали топиться. Тягу держала одна лишь кухонная плита - допотопное чудовище, рассчитанное на дюжину больших кастрюль. Исправно работал только телефон.
        На второй день Амалия окончательно осознала масштабы разрухи и подумала, что единственный выход - призвать бригаду ремонтников и затеять настоящую стройку. Однако приводить сюда посторонних, пригонять грузовики с досками и прочим, чинить линию электропередачи - словом, афишировать себя на всю округу - было никак невозможно. Амалия это понимала, и ее охватило отчаяние. Она была городская девочка, причем не просто городская - не из какой-нибудь вам Оклахомы, куда постоянно приходят торнадо, и срывают с домов крыши, и рушат столбы с проводами; она всю жизнь прожила в Нью-Йорке и ни разу не видела, чтобы выключалось электричество. А чтобы в оконные рамы дуло, это даже представить себе было невозможно.
        Но так же невозможно было представить, что она скажет Берту: извини, мол, сердечный друг, но я здесь жить не могу. В то время ей еще казалось, что она будет с ним в болезни и здоровье, горе и счастье. В общем, пока смерть не разлучит - причем смерть могла их настигнуть очень скоро; это Амалия знала твердо.
        Оставалось надеяться на собственный легкий характер и на выдумщика Берта. И вот, на вторую ночь, когда Амми преодолела брезгливость и легла со своим выдумщиком на чудовищное подобие кровати, под старый нейлоновый спальник, провалявшийся в сыром каменном доме лет десять, и они вкусили свою порцию плотской любви, Умник вдруг сказал:
        - А завтра Ронни поедет за проклятыми дощечками. - Помолчал и добавил:
        - И вообще за барахлом.
        Он, оказывается, успел залезть в «Интернет» и набраться информации о всяких фирмах в окрестностях Памплоны, так что утром Рон отправился на «мерседесе» закупать
«проклятые дощечки» по списку. Надо заметить, Рон был так же мрачен, как Амалия, но в отличие от нее вовсю это демонстрировал. Вернулся же он на прокатном грузовике, и в хорошем настроении, и даже объяснил, что вести тяжелый грузовик по здешним серпантинам - настоящее мужское занятие, в если друг Берт окончательно проест ему печенку, он наймется водить грузовики по Пиренеям.
        Рон успел вернуться до сумерек. Они пообедали на скорую руку, и мужчины принялись разгружать кузов машины, забитый под завязку. Это было что-то чудовищное: мотки провода, доски, фанера, какой-то станок в ящике, электроплита, холодильник, тюфяки, ящик с инструментами и еще разные мужские игрушки, названия которым у Амалии не было.
        Тюфяки, надо заметить, Рон приобрел особенные - знаменитой, как объяснил Умник, английской фирмы. «Чтобы жопке твоей было удобненько», - сказал он Амалии. Эти тюфяки она сама внесла в дом, а после не подходила к грузовику - страшно было, честное слово… Она в первый раз видела, как эти двое работают, не сотворяя при том какие-то непостижимые для нее чертежи или металлические детали, а делая зримое и общепонятное дело: вытаскивают из грузовика тяжеленные вещи и в строгом порядке раскладывают их на полу огромной комнаты, занимающей половину первого этажа. Мужчины сновали туда-сюда стремительно, как ласточки, вылетающие за добычей и возвращающиеся в гнездо; сначала с прибаутками, а потом молча - если не считать двух односложных английских слов, означающих дерьмо и совокупление. До полной темноты успели разгрузиться - вот что было невероятно. Этой ночью спали уже по-человечески, на мягком и чистом, а утром Рональд полез на столбы и натянул новые провода, после чего опять укатил на своем грузовике. Через пару часов под кухонным потолком вспыхнула лампа.
        - А теперь у нас дела завертятся! - объявил Берт и на радостях плеснул водки себе в Амалии.
        Но это, напоминаю, было шесть месяцев назад. Всё это время два волшебника вкалывали - первый месяц по шестнадцать часов в сутки. Они успели отремонтировать половину дома, снабдить его среди остального спутниковой антенной и удобной ванной комнатой. Затем их жизнь переместилась в мастерскую, оборудованную на сей раз прямо в доме. Там они взяли в работу две Невредимки, предназначавшиеся для автомобилей, объединили их, пристроили к ним какую-то длинную узкую коробку и к середине лета накрыли всю усадьбу колпаком защитного поля. Амалия, несколько уже осатаневшая и от хозяйственных забот, и от постоянного одиночества, подумала было, что теперь можно будет вздохнуть. Но тут Рон сообразил - к великому восхищению Берта, - как сделать этот колпак чувствительным к внешним прикосновениям, чтобы он подавал сигналы, когда кто-то пытается преодолеть невидимую преграду. Несколько ночей эта штуковина мешала всем спать {особенно - Амалии). На колпак налетали птицы, наскакивали, наверное, и животные покрупнее - лисы, может быть, или зайцы, так что контрольный прибор начинал пищать каждые несколько минут. Наконец
решили отключать прибор на ночь, а днем пусть себе пищит.
        И вот, когда все это осталось позади, когда Рон стал работать не но шестнадцать, а всего по двенадцать часов, а Умник и вовсе по десять, когда наступила неуютная горная осень, Амалия взбунтовалась.
        Она ненавидела домашнее хозяйство - это прежде всего. Но еще ей надоело сидеть взаперти и общаться с остальным миром, только таращась на экран телевизора или компьютера. Надоела до отвращения даже дикая красота ущелья, его желто-коричневые выветренные скалы, утыканные иссиня-зелеными пятнами деревьев; надоели облака - белые утренние, висящие высоко в небе, и серые, ежевечерне переползающие через зубчатую стену скал вниз, в долину.
        Теперь Амалию приводило в исступление даже то, что прежде восхищало: неистовая работоспособность Берта. Она - в отличие от Нелл - понимала, что он истинный гений, что он изобретает невероятные вещи и что она ему пo-настоящему помогает. Амалия очень хорошо помнила, как он ранним утром сорвался с постели, разбудил Рона, и они в истерическом темпе (насколько это определение подходило флегматику Рону) потащили из кладовой на верстак две автомобильные невредимки. Мужчины сооружали эту штуковину несколько дней; стоял жаркий июль, колодец пересох, и водяной насос засорился, - им было некогда заняться ремонтом, но каждый день после обеда Берт уводил Амалию в спальню, раздевал, и ощупывал ее тело огромными нежными лапами, и надевал ее на себя, как наперсток на палец, и говорил нежным рычащим шепотом, что она красивей всех на свете. А когда штуковина заработала и над усадьбой поднялся невидимый защитный колпак, Берт сказал - смотри, если бы не ты, я бы отродясь этого не придумал.
        Теперь ей надоел и колпак. Поначалу она восхитилась этой выдумкой: невидимая броня, полусфера, одевающая круг земли с домом посередине. Человек не пройдет, ни птица, ни пуля не пролетит - мечта любого охранника… Однако же Амалия знала, что здесь они и без того в относительной безопасности. Места эти были необыкновенно дикие и пустынные, пастухи сюда не забредали. Наезжал человек с ближайшей фермы - милях в десяти, - привозил овощи. Да изредка, примерно раз в месяц, кто-нибудь забредал случайно и уходил, как считала Амалия, ничего не заподозрив: Эйвон очень ловко выдавал себя за испанца. Цвет волос у него был самый подходящий для кастильца, а произношение безупречное, как у истинного сына мадридских улиц. Так что колпак был ни к чему.
        Очень скоро на нем приспособились сидеть горные вороны, в сухую безветреную погоду его облепляли листья и сосновые иглы, и он становился похож на вышитый тюль - впрочем, без ветра здесь обычно не обходилось. Но зато в дождь… Увидишь его в дождь - оторопеешь. Оказалось, что в дождь или туман колпак ведет себя точь-в-точь, как стекло. Он не пропускает воду внутрь, и она обтекает его ровным тонким слоем, и изнутри кажется, что стоишь под гладкой стеклянной крышей, а снаружи, с некоторого расстояния, он приобретает вид купола огромной обсерватории
        - полупрозрачного, просвечивающего, при свете солнца отливающего радугой, и тогда особенно ясно видно, что он неровный, что каждый лист, или ветка, или даже водяная капля чуть продавливает поверхность силового поля - на доли миллиметра, можеть быть, но в косом свете радужная громада кажется пупырчатой, как шкурка апельсина. Лучшего способа привлечь к себе внимание не придумаешь.
        Словом, Амалии все это опостылело, а в октябре она поняла, что ей надоел и Берт Эйвон. Не то чтобы она его разлюбила, - скорее устала; даже от его любви устала. Он заметил это, как ни странно, раньше нее и пробасил со свойственной ему грубиянской прямотой:
        - Ты натрахалась, девушка, вот что. А? Говорила, такого мужика у тебя никогда не было, а? До меня жила полуголодная, дьяволица ты этакая, а нынче сыта. - Вздохнул и добавил:
        - Сам я виноват, старый дурень…
        Может быть, он был прав; может быть, нет. При всем своем эгоизме, он был великодушен и отпустил ее, когда она объявила, что больше не вытерпит такой жизни, дня лишнего здесь не высидит. Обозвал ее рыжим чучелком и эмансипанткой, велел звонить каждую неделю и выписал чек на десять тысяч долларов - как он выразился, на булавки.
        Впрочем, рыжим чучелком и рыжей дьяволицей он звал ее часто: Амалия опять отрастила рыжую гриву и на этот раз стричься и краситься не собиралась - в Голландии же ее видели только стриженой и темноволосой.
        Быстро все это получилось, очень быстро. Через день после решительного разговора с Бертом Рон довез ее до ближайшей автобусной остановки и пробурчал на прощанье:
        - Он тебя любит. Возвращайся.
        И подошел пыльный автобус, пропахший молодым вином и козьим мехом, и Амалия поехала из Страны Басков через весь перешеек на восток - давно ей хотелось в Барселону, даже больше, чем в Мадрид или Толедо. Она ехала, улыбалась, и через полчаса молодой испанец, сидевший через проход, стал к ней подкатываться, и она отвечала ему весело, выдавая себя за туристку из Англии, парикмахершу из модного салона, решившую попробовать испанского винца на месте.
        В Барселону она приехала ночью - вышла на автовокзале и очутилась в мире, некогда ей привычном, - которого она так долго была лишена. Большие, залитые светом залы, кафе и магазинчики, светящиеся указатели, и толпы, толпы людей из всех стран мира. Будто ты в Нью-Йорке. Она ошалела, наша самоуверенная Амалия, озиралась по сторонам, как дикарка. Увидела крошечное кофейное заведение, забралась туда и вдруг обнаружила, что очень хочет есть. И хочет выпить чего-нибудь пристойного, прежде чем ехать в гостиницу.
        Гостиница называлась «Барселонские графы» - если Амалия поняла правильно; в этом не было уверенности, потому что название могло быть не испанское, а каталонское. Амалия выбрала ее потому, что там на крыше имелся солярий, и с него - как значилось в буклете - был виден дом « La Fedrera », построенный самим Гауди.
        Как ни странно, эта девчонка с Манхэттена знала, кто такой Гауди - великий архитектор, строивший свои дома и храмы только в Барселоне. А знала потому, что в отрочестве, когда отец ушел из дома и мать начала пить, нашла себе прибежище в библиотеке. Худенький рыжий подросток стал ходить в небольшую библиотеку по соседству, на Бродвее, а там работала на выдаче замечательная пожилая дама - тоже худая, подтянутая, как бегунья. Однажды она сказала: «Девочка, ты рождена для стиля модерн», и девочка захотела узнать, что такое стиль модерн, для которого она рождена, и стала брать альбомы, и даже книги, и героически их читала. Так и осталось у нее на всю жизнь пристрастие к модерну и к великому Гауди. Может быть, из-за этого она в решила ехать в Барселону.
        Итак, она приехала в гостиницу, заплатила за трое суток вперед (поразившись дешевизне) и по мраморной лестнице в мавританском стиле проследовала в номер. Просторно, уютно - и чисто! Господи, как хорошо, когда чисто, подумала она и сейчас же залезла в ванну, с удовлетворением поглядывая на добрую дюжину полотенец, висевших на сушилке. Полежала в горячей воде с бодисаном, потом отмылась под душем и снова налила ванну. Полежала еще, вылезла, пустила в дело три полотенца, двумя щетками расчесала волосы, завернулась в сухую купальную простыню, прошлась по номеру туда-сюда; ковер под босыми ногами был приятно упругий и пушистый.
        Но тут обнаружилось, что делать больше нечего. Есть не хотелось, выпивать в одиночестве - тоже. Внизу, под окном, была широкая улица, пустая по ночному времени - только редкие машины были видны, да какой-то памятник. Амалия подумала, что где-то - скорее всего, неподалеку - есть людные места, где тусуется молодежь и можно со вкусом развлечься; видит Бог, она это заслужила.
        Подумала и внезапно ощутила себя неимоверно одинокой. Об этом пришлось поразмыслить, потому что всю свою сознательную жизнь она с легкостью переносила одиночество и с такою же легкостью знакомилась с людьми, когда этого хотелось. Но сейчас почему-то не хотелось. «Одичала ты, девушка, вот что, - сформулировала Амми. - Дикая стала с этими двумя анахоретами…»
        Нет, она определенно не хотела назад, к Берту, но в то же время не хотела и никого незнакомого - ни для тусовки, ни, тем более, для постели. Вероятнее всего, захотелось нормальной жизни, такой, к какой она привыкла, - житья в Америке, в большом городе и работы в конторе, а не «на земле». И приятелей, парней с Манхэттена, и по вечерам - еды из китайского ресторанчика за углом, а еще - субботних поездок, одной или в компании, в какое-нибудь прекрасное место: их кругом полно, прекрасных мест, хоть в Коннектикуте, хоть в Вирджинии - где угодно…
        "Черт побери! - подумала Амалия, - мне же полгода никто не звонил по телефону!»
        И стало необходимо сейчас же услышать в трубке знакомый голос. Она подошла к телефонному аппарату - рядом с ним лежал информационный буклетик, - нашла инструкцию, как звонить за рубеж, вызвала Нью-Йорк. Очень хорошо, но какой номер вызвать в столице мира? Там сейчас семь вечера, добрые люди едут домой с работы.. И вдруг, импульсивно, отщелкала номер своего бывшего шефа, господина Мабена. Секретный номер, для своих.
        Пи-пи-у-у, - запела трубка, и сейчас же знакомый голос проскрипел:
        - Мабен,
        - Добрый вечер, господин Мабен, это… Он перебил ее, буркнув:
        - Узнал. Вы в прежней компании?
        - Да, сэр, - пролепетала Амалия. Принял за кого-то другого, решила она. - Это…
        - Я вас узнал, - отрезал Мабен. - Имею для вас информацию. Вот и влипла, подумала она и села.
        - Возможно, вам известно, - скрипел голос в трубке, - что Лентини… Вы расслышали имя? Лен-ти-ни.
        - Да.
        - С его людьми произошел неприятный инцидент в марте, в Голландии..
        - Вот как.
        - Весьма неприятный. Сейчас он в Испании, лично. У меня всё, прощайте - В трубке опять запищало - отбой.
        Амалия подобрала ноги, ощутив, что по полу тянет от кондиционера. Разумеется, она знала, кто такой Лентини: еще работая в ФБР {откуда ее и сманил в «Джи Си» Мабен), прочитала обширную ориентировку на старого гангстера, а память у нее была профессиональная. Джовашш Лентини по кличке Папа, 1933, уроженец Сицилии, имеет дом на Лонг-Айленде, активный участник гангстерской войны 1961 года, глава
«семейства», занимающегося всем самым дрянным, что только есть на свете. Наркотики, игорные дома, оружие. Имеет обширную сеть исполнителей. Прикрытие, торговый дом, импортирующий одежду из Юго-Восточной Азии. Сильные связи в полиции Нью-Йорка. Пользуется огромным авторитетом в преступном мире Нью-Йорка. Практически никогда не выезжает из города, посещает такую-то церковь, и так далее…
        - Вот оно что, - пробормотала она и внезапно ощутила, что замерзла вся, не только ноги. - Понятно, понятно…
        Действительно, ей все было понятно, даже то, почему Мабен был краток, как телеграф, - боялся, что ее телефон запеленгуют. Но каков старик - узнал ее по голосу, с четырех слов! «Значит, это были бандиты Лентини, - думала Амалия, роясь в сумке и натягивая на себя чистые брюки. - А, черт, волосы мокрые, как водоросли, отпустила гриву… Вот оно что… Не латиноамериканцы, как она подумала тогда, а итальянцы, конечно же! Тот, смуглый и кривоногий, что вышел из коричневого вэна, и тот, что выпал из синего „БМВ“, курчавой головой вперед. „Практически никогда не выезжает из города“. И прибыл в Испанию - надо же! Высокая честь, ничего не скажешь… Когда он родился, моих родителей еще и в проекте не было».
        Она пробежала в ванную, забрала крем и зубную щетку, купленные два часа назад. Стоя перед зеркалом, надела рубаху, вот чего у нее не было целых полгода - приличного зеркала. А девочка ничего, и плечи, в титечки… Ладно, поехали!
        Внизу Амалия сказала портье, что, если ее будут спрашивать, она вернется через два-три часа, и вышла на улицу. Не стала брать такси из стоявших рядом, между двумя гостиницами. Свернула за угол, на бульвар Благодарения, - впереди, на углу следующего квартала, возник дом работы Гауди. Он был искусно подсвечен и снял, как огромная волна, вставшая дыбом под луной, - он был, как волна, и он был прекрасен и нелеп, и ни на что не похож, потому что не бывает каменных волн, - местами гладкий, местами крапчатый, с прекрасными и нелепыми огромными завитушками поверху. «Жаль, что приходится уезжать от тебя, - сказала ему Амалня. - Но я еще вернусь».
        Она прошла еще один квартал, взяла такси у очередной гостиницы и поехала в аэропорт: лететь в Памплону. Звонить Берту она будет, когда возьмет билет на самолет.
        Рональд ждал ее в Памплоне и был при этом вне себя. Иначе Амалня не могла охарактеризовать его состояние: он улыбался, он обнял ее и - внимание, внимание! - поцеловал и даже был разговорчив.
        - Я же знал, ты его не бросишь, - восторженно бормотал он. - Его нельзя обижать, он… он этого не заслуживает.
        Такие вот речи. Амалия этими нежностями пренебрегла и спросила, сидит ли Берт под колпаком: она предупредила по телефону, что настало время вернуться к «московским правилам». Рон ответил, что и без ее предупреждения в сухую погоду они накрывали дом защитным полем. Она спросила, не появлялись ли над ущельем вертолеты, - нет, не появлялись. Амалию это не успокоило. Всю дорогу от Барселоны она вела мысленные игры - представляла себе, что должны делать бандиты Лентиня, если они их уже обнаружили. Ведь набор возможностей ограничен. Если задача Лентини - убить Эйвона и Басса, то возможно следующее: удар с воздуха, групповая атака на дом, пальба из засады в скалах, пальба от входа в ущелье, появление одиночного убийцы - или пары убийц - под видом туристов или бродяг. Кажется, все.
        То, что снайпер сможет пробраться наверх, на скалистые стены ущелья, Амалия практически исключала; там и козы никогда не появлялись, а эти твари, как известно, - прирожденные скалолазы. Хесус, сосед и поставщик овощей, говорил, что эти скалы неприступны, что они не только слишком крутые, но и отчаянно выветренные
        -
        Крошатся под рукой, как сухой хлеб. Атака с воздуха вряд ли возможна без разведки с воздуха же; впрочем, здесь уверенности не было. А вход в ущелье контролировался надежно: еще в апреле установили телекамеру, связанную с компьютером, и он давал сигнал, когда там появлялось что-нибудь движущееся. Оставалась, таким образом, только прямая атака: с прорывом на машине либо тихой сапой. Но опять-таки, групповой налет на машине требует предварительной разведки - а ее, судя по всему, пока что не было.
        Обольщаться видимым спокойствием, однако, не следовало. Лентини мог иметь и другую цель: взять изобретателя живым. Еще давно, когда они обустраивались в ущелье, Берт сказал, что руководители бандитов после тотального поражения в Голландии должны были насторожить уши и поразмыслить, должны были сопоставить два факта: что они охотятся на изобретателя и что их людей непонятным способом перебили. А затем - попытаться добыть новое оружие, которым, по их мнению, воспользовался изобретатель. Амалия тогда усомнилась: заказчик вовсе не обязан сообщать исполнителю, почему он заказывает убийство, достаточно сказать - уберите такого-то человека, и все туг. Но вот Папа явился в Испанию сам; навряд ли он изменил своим привычкам ради банальной акции, так что второй вариант становился реальной возможностью. В этом случае бандиты могли готовить два сценария: захват Умника где-то вне имения или групповой налет на дом. Вернее, даже один, поскольку Берт никогда не покидал ущелья. А налет на дом для захвата пленника нельзя организовать без разведки - долгой, осторожной и тихой.
        "Жаль, что шеф не сказал, когда Лентинн приехал сюда, - думала Амалия. - При втором варианте ему понадобится, скажем… скажем, десяток дней на разведку. Надо бы спросить Хесуса, не являлся ли к нему кто с расспросами».
        Додумывая это все, она ехала к Берту. Рон, как ему и полагалось - молчал - только хмыкнул, когда на последнем участке шоссе она сказала, что включает Невредимку. Могла бы и не включать - никто на них не покусился, и на подъездной дороге не было ни живой души.
        В ущелье действительно вздымался колпак защитного поля: если приглядеться, была видна одинокая черная ветка, висящая в воздухе между иззубренными скальными стенами. Солнце стояло близко к полуденному пику и освещало обе стороны ущелья, почти не оставляя теней; выветренная черепичная крыша старого дома отливала серебром, а освещенная часть антенны-тарелки была похожа на молодую Луну, лежащую вверх рогами. У границы поля Ров погудел - из дома вышел Берт в бейсбольной кепке и помахал: въезжайте.
        Он встретил Амалию не так, как она ожидала. Она думала, Берт промычит: «Ага, приехала. Вот и славно», - и вернется к своим делам, но он обнял Амалию так, что она пискнула, потом всмотрелся в ее лицо и уверенно сказал:
        - А! Что-то случилось с обезьянкой…
        - Со мной-то ничего, - сказала она. - Поставь колпак на место… Слушайте, кофе здесь дают или только ребра ломают?
        Они учинили совет. Забавно было видеть, как Берт надул щеки и забарабанил пальцами по столу, едва она сказала, что звонила Мабену. Вот такой он был человек - не выносил ничего непонятного, а объяснить, с какой стати она вдруг позвонила своему бывшему шефу, Амалия не могла. Впрочем, Берту ее объяснения были без нужды: ему требовалось понять самому, а он - не мог. Кажется, из-за этого он и слушал невнимательно; спохватившись, потребовал, чтобы она повторила сообщение Мабена дословно. Она повторила - всего-то две фразы, полтора десятка слов. Тогда он сморщил нос и объявил:
        - А! Что я говорил? Мы им нужны живыми; Ронни… Так. Значит, он - знаменитость, этот Лентини? Что именно о нем известно?
        Амалия воспроизвела ориентировку на Лентини и добавила кое-что от себя. Что в ФБР отвалили бы добрый куш тому, кто даст прямые улики против Папы, потому что помимо грязного бизнеса его подозревают в организации десятка-другого убийств. Но с другой стороны, он служит неким стабилизатором среди нью-йоркских гангстеров - во всяком случае, Лентини решительно против покушений на полицейских, а его гнева бандиты остерегаются - насколько могут,
        Берт слушал все это и кивал, развалясь на скамье со спинкой. Выслушав, полез в холодильник за спиртным, для Амалии извлек бутыль кислого вина. Разлил по стаканам и пробасил:
        - С возвращением, рыжик… - Выпил своего неразбавленного, крякнул. - Что делаем, камрады? Драпаем отсюда, а?
        Рон смотрел в сторону; впрочем, было ясно, что Берт не его мнения спрашивает. Ответила Амалия;
        - Драпать нельзя - перехватят по дороге, я уверена. И на этот раз оставят резерв, чтобы нас отследить.
        - Полагаешь, уже обсели?
        - Надо исходить из худшего, Берт. Лентини здесь, значит, они знают, где мы. И точно. Устроить засаду по дороге - это пара пустяков.
        - Пусть попробуют, - внезапно заявил Рональд. Умник ухмыльнулся, а Амалия спросила:
        - Куда вы хотите ехать? Есть план?
        Вот тут и выяснилось, что у них действительно заготовлен план следующего броска. Они думали, что в Нью-Йорке их не будут искать - никому в голову не придет, будто заяц может кинуться в волчье логово. «Возможно, и так, - подумала Амалия. - Тем более что в Нью-Йорке их никто не знает, ну а я… Я-то с ним не буду, можно считать, я его уже бросила…»
        - А как вы туда поедете, парни? С невредимками? На самолет вас не пустят.
        - Морем, - сказал Берт.
        - «Двенадцать негритят пошли купаться в море», - пропела Амалия. Оказалось, она зла, как черт. - За неделю пути они найдут способ вас обрататъ. Газовая атака, например. Или еще проще: едете на родину, господа? Езжайте, езжайте, будем рады встретить. С возвращением вас, дорогие!
        - Пусть встречают, - пробормотал Рон с упрямством, Берт же покивал Амалии и промолвил:
        - Умничка девочка. Однако, что предлагаешь ты? Сидеть здесь и ждать газовой атаки? Спать в противогазах я не согласен.
        - У нас нет противогазов, - объявил разговорившийся Рон.
        Амалия посмотрела на него и поняла, что ему наконец-то стало страшно; прежде он всегда был невозмутим, как станок с электронным управлением, полагая, что его программист, то есть друг Берт, может предусмотреть все на свете. Собственно говоря, у него были основания так думать: в Детройте Умник выгнал его из цеха за сутки до взрыва и предусмотрел все грядущие неприятности, заготовив целых два убежища - у Марты и здесь. Но теперь, когда Умник не знал, что делать, верный Рон испугался,
        - А ничего иного не остается, Берт, - сказала Амалия. - Я убеждена, что на дороге есть засады, - пока мы ехали, я смотрела. От поворота на Памплону и досюда есть двадцать мест, где можно обрушить скалы, устроить завал, а там…
        - Что? - спросил Рон.
        Амалии не хотелось его обижать, и она ответила как могла спокойно:
        - Когда убедятся, что вас из машины не достать, начнут экспериментировать. Если будет с собой газ, фукнут в вас газом. Или просто - подорвут гранатой. Насколько я помню, от взрывной волны Невредимка не защищает, верно я говорю?
        Умник молчал, но Рональд не успокаивался:
        - Выйдем из машины и их побьем. Не успеют.
        - Сделаешь им пиф-паф? - спросила Амалия и оскалилась, как фурия. - Оружия у тебя нет. Отберешь у них? Это можно, конечно, можно… Ты же будешь под Невредимкой… А ты когда-нибудь стрелял в человека, тихоня? Нет? А потом, когда завал разберут, как ты отмажешься от трупов, а, мой красавчик? Тебя же повезут в полицию, и с почетным эскортом - с запасной группой Папы Лентини. Устраивает?
        - Почему пропустили нас с тобой? - спросил Рон.
        - Им нужен он, вот почему. - Она запнулась, подумала и призналась:
        - Правда, будь я на их месте, я бы атаковала и нас. Оставить клиента в одиночестве, без поддержки - милое дело…
        - Вот! Надо попробовать, - объявил Рон.
        Они помолчали. Потом Берт проговорил, глядя в стол:
        - У нас харчей на неделю, не больше. И вообще. Нельзя же сидеть под дамокловым мечом до бесконечности.
        - Лентини, - сказала Амалия. - Он не затем приехал, чтобы выжидать, как кошка у мышиной норы.
        Берт поднял голову, уставил на Амалию бычьи свои глаза.
        - Предлагаешь оставаться и ждать атаки?
        - Предлагаю ждать разведчиков.
        Глаза просветлели. Берт протянул руку через стол и погладил ее по голове.
        - Во, я думал, скажешь ты это или нет? Умничка! У них же это стереотип, они должны разведать обстановку, а? Лады… Как ты мыслишь поступить с разведчиками?
        - Расспросить, - мягко произнесла Амалия. - Наручники у нас есть.
        Когда она их покупала, Рон - эта Валаамова ослица, - помнится, ошарашил ее вопросом: «Для секса берешь?»
        Умник теперь ухмылялся и смотрел на нее с живейшим удовольствием. Налюбовавшись, провозгласил:
        - Не-ет, Ронни, я ей верю! У нее чутье. Как она нас у Марты отследила, а?
        - Молчи, сглазишь, - сказала Амалия.
        - Когда, ты думаешь, они появятся? - с некоторым даже почтением спросил Берт.
        - Я не знаю, когда прибыл Лентини. И не знаю его почерка. Но думаю, в течение пяти-шести дней он пожелает иметь результат.
        Прошло два дня - неполных. Через день после возвращения Амалии, ранним утром, когда солнце еще не заглянуло в ущелье, загудел сигнал телекамеры, поставленной у въезда. Амалия натянула брюки - с Невредимкой, привешенной к ремню, - крикнула мужикам, чтобы пока сидели в укрытии, и выскочила наверх, к окну.
        По ущелью, сопровождаемый жидким хвостом пыли, ехал пикап Хесуса. Вроде бы, в кабине сидели двое. Амалия скатилась вниз, подхватила переговорник, доложила, что это Хесус, и перебежала к белому камню, отмечающему край колпака. Вышла за границу защитного поля и сказала в переговорник: «Когда помашу рукой, снимешь колпак». Берт ответил: «Заметано».
        Грузовичок приближался; теперь было ясно видно, что в кабине рядом с Хесусом сидит еще кто-то. Мужчина. Темноволосый, в джинсовой куртке - здесь все носили джин-су,
        - с платком на шее.
        - Как поживаешь, женщина? - прокричал Хесус, выходя из машины.
        Второй тоже вылез - улыбаясь и кивая, как заведенный.
        - Это мой брат, двоюродный брат, - объяснил зеленщик. - Глухонемой, бедняга. Приехал ко мне из Бильбао отожраться, бездельник! - Он захохотал.
        Хесус был весельчак. Пожалуй, сегодня он смеялся малость искусственно.
        Двоюродный брат был крепкий мужичок лет тридцати, с густыми сросшимися бровями, отдаленно похожий на Хесуса. Зубы очень белые - он все улыбался, рассматривая Амалию с откровенным, жадным любопытством.
        "Если играет, то хорошо, - отметила Амалия. - Увидишь в глуши этакую бабенку - поневоле глаза вытаращишь… Но слишком уж откровенно он таращится для испанского парня, сдается мне… Обыскать бы тебя», - подумала она и спросила:
        - Привез все, что надо? Мы не ждали тебя сегодня.
        - Завтра поеду с ним в Бильбао, - объяснил Хесус. - На целых три дня! - Он опять захохотал. - Поедем разгружаться, англичанка? Сегодня он будет пыхтеть, а я пока выпью винца, если поднесешь!
        - Давай, подъезжай.
        Мужчины забрались в пикап. Амалия помахала Берту и пошла к дому - неторопливо, чтобы там успели снять поле. Древняя машина Хесуса ползла следом, ревела, как реактивный самолет, и, обходя дом, Амалия без опаски переговорила с Бертом - убедилась, что он слышал разговор насчет глухонемого брата. Она попросила Эйвона выйти к задней двери и устроить проверку. Берт прогудел: «Хлопну над ухом в ладоши, когда ты будешь видеть лицо, так?»
        Хесус подъехал к задней двери и расшпилил кузов машины; там были рядами выставлены корзины с салатом, помидорами, персиками, завернутыми в бумажки, виноградом.
        - Как обычно? - спросил Хесус. Амалия кивнула, и он проорал, встав перед братом:
        - Одну корзину с салатом! Одну корзину с помидорами! Неси! Она покажет!
        - Он все-таки слышит? - лениво поинтересовалась Амалия. - Когда кричат, слышит?
        - Не-а. Он по губам читает, как по книге… Эй, не лук, а салат!
        Амалия проводила глухонемого по длинному коридору в кладовку при кухне - в доме было четыре кладовых с земляным полом, без окон, со старинными дверями дюйма в три толщиной и коваными навесками для замков. В этих клетушках было прохладно даже в жару, и Рон провел сюда электричество, так что в июле, тягостно знойном и почти безветренном, Амалия забиралась в самую просторную комнатку и читала или играла на компьютере.
        Она показала, куда поставить корзины, и они вернулись к машине. Глухонемой взял персики и виноград - эти корзины были тяжелые, - отнес их на место. Амалия первой пошла к выходу. Она знала, где прячется Берт: за грязным занавесом, отгораживающим склад всякого барахла, и, миновав этот занавес, оглянулась. Глухонемой улыбнулся. В ту же секунду Берт высунул ладони из-за тряпки. Хлоп!
        Нет, парень не вздрогнул. Но глаза вроде бы метнулись влево - ладони Берта были у него за левым ухом. А похоже, ты попался, мальчишечка, подумала Амалия. Берт, шумно вздыхая, топал следом.
        Снаружи дул прохладный западный ветер, скалы поверху были уже озарены солнцем. Хесус спросил:
        - Оливки нужны, женщина?
        - Сейчас разберемся, - сказала она, повернулась к парню и через его плечо спросила у Берта по-английски:
        - Обыщем красавчика, как ты думаешь?
        Ее этому учили - фиксировать неосознанные и неконтролируемые реакции, - и сейчас, при ярком свете, она увидела, что зрачки у парня расширились; цвет лица не изменился. Он улыбнулся ей, как ни в чем не бывало, и опять закивал.
        - Бери его. Веди в дом, надень наручники.
        Берг сзади схватил парня за локти - тот рванулся было, но освободиться от лап Берта Эйвона было очень трудно, даже когда на этих лапах отсутствовала невидимая броня. А сейчас он был в Невредимке.
…Они хорошо изучили эту механику: в руке, одетой полем, силы не прибавлялось, но ее хватка была ужасна для живой плоти. Пальцы, словно стальные тиски, не поддавались никаким рывкам, и хуже того - они миллиметр за миллиметром вдавливались в тело жертвы, используя мгновенные расслабления мускулатуры. Когда Амалия слабой своей, маленькой ручкой держала огромную лапу Берта и он старался не поддаваться, не ослаблять мускульного напряжения, ему через минуту-другую приходилось просить пощады. Даже Рон, эта логическая машина, никак не мог привыкнуть к тому, что Амалию, одетую полем, он не мог ни шевельнуть, ни приподнять.
        - …Что такое?! - вскрикнул Хесус.
        Берт довернул парня - тот стал багрово-коричневым - и повлек в дом. Амалия улыбнулась Хесусу, ласково спросила:
        - Вот теперь скажи, кто он на самом деле. Пожалуйста.
        - Брат он мой! - завопил зеленщик. - Сын брата моего отца! Святая Мария, помоги мне!
        - Клянешься именем Марии, что брат?
        Теперь глаза метнулись у этого. Он пробормотал:
        - К-клянусь…
        - Ладно, иди за мной.
        В большой комнате Рональд обыскивал пленника; на столе лежала пачечка песет, шариковая ручка и карточка, закатанная в пластик. Амалия взяла ее - водительские права штата Нью-Йорк на имя Марко Каро.
        - За детей нас считает твой хозяин, - бархатным голосом пропела Амалия. - Оружия нет у него? Посмотри лодыжки.
        Рон присел на корточки. Было видно, как у Марко дернулась нога - врезать ему; но он сдержался, и это было правильно.
        Оружия при нем не оказалось - опять-таки, разумно. Теперь Амалия взялась за Хесуса. Вывела на крыльцо, уперлась глазами в его физиономию, усатую и густо-коричневую от загара, и, постучав по удостоверению Марко, спросила:
        - Как, значит, звать твоего братца?
        - Игнасио, - мгновенно ответил Хесус.
        - Он так назвался?
        - Да… - Он понял, что проговорился, и отвесил челюсть. - То есть…
        - Ты, кажется, научен грамоте? - пропела Амалия, - Прочти-ка… Здесь он - Марко, а?
        - Она выдержала паузу и рявкнула:
        - Тебе заплатили, недостойный сын достойной матери?! Чтобы ты предал друзей, с которыми ел хлеб и пил вино?
        Зеленщик делал руками неопределенные движения, словно сопровождая ими неслышимый монолог. Руки у него были, как у чернокожего, - темные с тыла и светлые с ладоней.
        - Понимаю, - сказала Амалия. - Ты ничего дурного не хотел. Тебе предложили хорошие деньги, чтобы ты взял с собой человека, который хочет посмотреть, как живут в этом имении. Верно?
        Хесус истово закивал.
        - Он приехал с другими людьми?
        - С ним был такой важный мужчина, мадридец. Важный. - Он надул щеки и выпятил живот.
        - Пожилой?
        - Нет, как ты или я.
        - Ну, мы с тобой молодые. Он сейчас у тебя дома?
        - Нет, это было вчера. Он уехал, а этот остался.
        - Он говорит по-испански?
        - Плохо говорит, хуже…
        - Чем я?
        - Я не хотел тебя обидеть, ты-то говоришь очень хорошо, хотя и англичанка.
        - Поэтому решили выдать его за глухонемого?
        - Это мадридец решил. Он сказал: вы похожи, пусть он будет твой глухонемой брат.
        - И заплатили тебе хорошо.
        - Да, - застенчиво признал Хесус. - У меня долги еще с весны, понимаешь?
        - За ним должны приехать?
        - Не знаю. У него есть машина, она сейчас у меня на дворе.
        - Они расспрашивали о нас, о нашей жизни? Хесус подумал, помялся и объяснил:
        - Понимаешь, особо так не спрашивали: то одно спросят, то другое… Не знаю.
        - Ну, например.
        - Ну, давно твой мужчина здесь живет? Когда приехал? Хорошо ли говорит по-испански? Не знаю… больше не помню.
        "Плохо допрашивать на чужом языке, - подумала Амалия. - Интонации чуждые, черт их побери. Не разберешь, когда человек врет. Похоже, сейчас он не врет».
        - Вляпался ты, Хесус, - сказала она. - Деньги-то успел положить в банк? - Он кивнул. - Да, ты никого больше не видел - из их компании?
        - Из какой компании? Приехал этот… и мадридец, и все.
        - Ну, хорошо. Я вот что думаю, что тебе очень опасно возвращаться домой без него. Ты пока не уезжай, мы с Бертом посоветуемся, как теперь быть. И со двора никуда не уходи, пожалуйста.
        Она вошла в дом, оставив бедного парня переваривать ее последние слова - насчет опасности. Дома у него была жена с тремя малыми детьми.
        Пришелец теперь сидел в кресле, прикрыв глаза. Рон расположился напротив, и по его позе было видно, что он включил Невредимку.
        - Берт пошел готовить завтрак, - доложил Рон.
        Сибарит проклятый, подумала Амалия и, сдерживая себя, прошла на кухню. В этой ситуации она была старшей, что ей абсолютно ие нравилось. Она приказала, как могла, вежливо:
        - Берт, пожалуйста, отведи его в дальнюю кладовку.
        Он не спросил - зачем. Включил Невредимку под курткой, медведем подступил к пленнику и молча поволок. Тот сначала брыкался, но в коридоре закряхтел, обмяк и даже как будто потерял сознание. Амалия взяла с печной приступки фонарик, вошла в кладовую; там было пусто - только несколько досок, оставшихся от ремонта.
        - На пол его, сердечного…
        Берт выпустил парня, тот мягко повалился на земляной пол. С ужасом воззрился на этого верзилу с железными клещами вместо рук - вытаращенные глаза казались бельмами при свете фонарика.
        - Теперь послушай, Марко, - сказала Амалия. - Кончай притворяться глухим, это не поможет. Сейчас мы запрем тебя здесь - как ты есть, с руками, скованными на спине. Оставим без воды, без ничего. Будем держать, пока не заговоришь или не сдохнешь. Дверь здесь прочная. Я вижу, до тебя это дошло. Хорошо. Нам надо знать, кто тебя послал, и ты нам это скажешь. Не рассчитывай, что тебя освободят твои приятели, с нами вам не тягаться. В Голландии…
        Она замолчала, потому что при этих словах он не удержался - прищурился. Выждав несколько секунд, Амалия заговорила снова:
        - Ты знаешь, что было в Голландии, верно? Тогда можешь призадуматься и сообразить, что твоим приятелям будет крышка, если они сюда явятся. И тебе будет крышка, потому что свидетели нам без надобности. Подумай, хорошенько подумай, Марко. Все. Пока - все.
        Он сидел неподвижно, привалясь спиной к стене и закрыв глаза. Амалия перевела фонарик на дверь и вышла; Берт - за ней. Наложил замочную навеску, поискал в соседней кладовой болт, засунул его в проушину и молчком, угрюмо, затопал на кухню. Амалия спросила:
        - Послушай, что делать с Хесусом?
        - А, черт… Пусть убирается.
        - Они же его убьют. Или запытают.
        - А мне плевать, - сказал Умник. - Сам виноват, идиот. Он был прав, но Амалия все-таки возразила.
        - Жаль его, парень-то ничего, хороший. И семейный.
        Она сама не имела представления, как поступить - спрятать его здесь, так ведь он наверняка не согласится, а силой удерживать… Вот вляпался, бедолага… С такими мыслями она и вышла во двор. Хесус что-то перебирал в кузове своей машины, покачивая головой.
        - Езжай домой, - сказала Амалия. - И послушай, советую тебе сегодня же уехать куда-нибудь, вместе с семьей. Вернется этот Мадридец… он плохой человек, можешь мне поверить. Спрячься к кому-нибудь, слышишь, Хесус то?
        - Такой важный господин… - пробормотал зеленщик.
        - Он бандит. Детишек пожалей, человек.
        Хесус со скорбным лицом завел свою грохочущую штуковину, покивал Амалии и уехал. А она пошла завтракать, хотя аппетита не было совершенно.
        Пленник сломался через три с половиной часа: принялся лупить ногой в дверь. Амалия подошла и предупредила, что его свяжут. Тогда у него наконец прорезался голос. Он стал вопить - с характерным нью-йоркским выговором; кричал, чтобы выпустили, что он сейчас лопнет и что с ними, трахаными и перетраханными, все равно рассчитаются. Она дала ему поорать полчаса, потом подошла снова и тихо, спокойно объяснила: он должен сказать, кто его послал, иначе его свяжут, заткнут рот и забудут, что он есть на свете.
        Он умолк. Но еще через полчаса прокричал, что если его отведут в туалет, он скажет.
        Открыть дверь Амалия попросила Берта. И оказалась права - пленник с разбега, от задней стены, бросился на мучителя - согнувшись, целясь головой в живот. На его счастье, Берт увернулся, и парень не разбил себе голову о защитное поле, только ушибся, когда рухнул на пол.
        - А ты - упрямец, - сказала ему Амалия. - Говорить, значит, не желаешь? Парень поднял голову - из носа у него текла кровь - и выпалил:
        - Что мне - подыхать теперь? Скажу!
        - Вот и славно. Кто тебя послал?
        - Марине!
        - Кто он такой?
        - Он меня послал. Ты про это спрашивала, верно?
        Он действительно был стойкий парень: сплевывал кровь и гнул свое. Амалия знала, что надо подержать его еще, хотя бы сутки, и лишь тогда надавить всерьез. Сейчас он, понятное дело, воображал, что имеет дело с дилетантами, причем с мягкотелыми нюнями - ему ни разу не въехали по зубам, не пригрозили пытками, даже не орали. Но время поджимало. Сидеть и ждать атаки теперь было невозможно.
        - Свяжу ноги с руками, положу мордой вниз, - мягко и монотонно заговорила Амалия.
        - Привяжу к полу, чтобы не перевернулся. Заклею рот. Будешь лежать, пока не скажешь…
        - Я сказал! Марнно!
        - Будешь лежать, пока не скажешь. В дерьме и моче. Раз в сутки будем отдирать пластырь и повторять вопрос: кто тебя послал? Дня три ты продержишься без воды, на четвертый умрешь,
        - Ты обещала пустить меня в туалет!
        - Нет, Марко, нет… Это ты обещал сказать, если тебя пустят.
        - Я сказал!
        - Ты не сказал, кто такой Марино. Он отвернулся.
        - Втащить дурня обратно? - спросил Берт. До того он стоял неподвижно, держась за подбородок.
        - Он не дурень, - ласково произнесла Амалия. - Он просто ошибается. Думает, что его выручат. Правда, Марко? Он думает, мы простые люди, только наглые, а наглые потому, что не знаем силы, которая за ним стоит. Я просила его подумать, но ведь он не мог сообразить, что мы - не люди. Подними его и прислони к стене.
        Берт, кряхтя, поставил Марко на ноги. Амалия встала перед пленником и приказала:
        - Марко, ударь меня ногой.
        Парень сплюнул и ухмыльнулся, сворачивая рот на сторону.
        - Вот хрен тебе, блядища. Нашла дурака!
        - Он же бандит, - сказал Берт. - Он думает, ты его провоцируешь, чтобы я его исколошматил.
        Амалия протянула руку и взяла Марко за шею - длины пальцев не хватило и на треть обхвата этой здоровенной шеи, но через несколько секунд он всхрапнул, как лошадь, и ударил-таки мучительницу ногой. Ударил сначала слабо, потом изо всех сил, но с таким же успехом он мог колотить бронзовую статую. Лицо у него было застывшее и страшное - маска смертельного ужаса. Он захрипел, Амалия разжала пальцы, и Марко рухнул на пол, подогнув колени.
        Когда он вздохнул и пошевелился, она проговорила:
        - Мы - не люди, мы - машины, понял? Кто на нас нападает, тот гибнет. Сколько вас было в Голландии и сколько вернулось? Тебе не говорили?
        - М-меня уб-бьют, - прохрипел Марко.
        - А может, и не убьют, а? Твой хозяин же не дурак, он знает, что только под страшными пытками ты мог бы его выдать. Но у тебя на теле нет следов пытки, верно?
        Ей пришлось показать еще один фокус: она положила руку на косяк и со всей силой грохнула по ней тяжелой дверью. Тогда Марко заговорил и вывалил, противу ожиданий Амалии, сразу все. Что Марино - доверенный помощник Лентини. Что сам Папа два дня как здесь. Что его, Марко, послали осмотреться, а отвез его парень из местных. Он сказал даже, где резиденция Папы, - на вилле, недалеко от Памплоны.
        Совсем рядом, полчаса езды.
        Марко перевели в освещенную клетушку, дали тюфяк, ведро-парашу и кувшин с водой; руки теперь сковали не сзади, а спереди. Заперли его и собрались втроем - держать совет.
        Умник расхаживал взад-вперед по каменному полу, аккуратно перешагивая через стыки плит. Амалия полулежала в кресле; она чувствовала себя смертельно усталой и
        Была зла на весь мир. Рональд пришел на совет из сарая, где стоял «мерседес», как был - в грязном комбинезоне.
        - Ну, ребятки, как теперь будем изворачиваться? - наконец спросил Умник. - Надо убираться отсюда, а?
        - Да уж, - пробормотал Роя. - Машина готова. Амалия не ответила. Берт наклонился к ней.
        - Надо убираться, а, рыжик?
        Она дернула плечом. Помолчала и процедила сквозь зубы:
        - Перестань ломать комедию. Говори. Он ухмыльнулся.
        - А почему я должен говорить? Ты ж у нас специалистка, ты этого филина выпотрошила…
        - Комедиант… Сама не понимаю, зачем я к вам вернулась…
        - А почему он сдал своих, ты понимаешь? Я-то думал - тысяча к одному, что будет молчать, а он заговорил.
        Берт знал, лукавец, как подъехать к Амалии. Она смягчилась и объяснила - все еще злобно тонким голосом:
        - Двойной испуг. Сегодня испугался нас и вспомнил про Голландию.
        - А ты ведь заранее знала, что он расколется?
        - Не знала я ничего. Просто видела, что он не полевой человек. Городской бандит. Его послали потому, что он умеет притворяться глухонемым, и все. Ладно. Так что ты предлагаешь делать?
        Берт мрачно помотал головой и плюхнулся на каменный пол у ног Амалии. Уже поднялся полуденный ветер, гнал мелкую пыль к устью долины. За решетчатыми оконными переплетами качали ветвями оливы.
        - Вся в том и штука, что не знаю, - пробасил Берт. - Надо удирать, но ты ж говоришь - на дороге наверняка засады, обвалы и все такое. Вертолет здесь не сядет, вот беда…
        - А я уже не думаю, что они заготовили обвалы, - вдруг сказала Амалия. - Нет, не думаю.
        - Почему?
        - Потому что этот был один и без оружия.
        - Объяснись, - сказал Берт.
        - Они могли заслать двоих киллеров в машине Хесуса - я посмотрела, там хватило бы места в кузове. Это же напрашивается; они могли и троих послать, одного в кабине и еще двоих в кузове, под овощами. Но профессионал мог бы управиться и в одиночку. Почему они этого не сделали?
        - Хесус бы на такое не пошел, а?
        - Ах, подумайте! - пропела Амалия. - Да что бы им стоило его либо купить, либо заткнуть его зубастую пасть? Посадить своего водителя, вкатить к нам в, прежде чем мы разберемся, что Хесус поддельный, взорвать наш домик вместе с нами?
        - Ну выводы, выводы!
        Амалия отпихнула его ногой и встала.
        - Не притворяйся, что не понимаешь. Они хотят взять тебя живым. Если Лентини здесь уже двое суток, а ты еще жив, значит, ему нужен не твой скальп, а то, что под скальпом.
        - Лестно… - сказал Умник. - Но - совпадает. Сов-па-да-ет…
        Он сидел, обхватив толстые колени толстыми руками, уставившись в пространство. Проговорил:
        - Рон, будь другом, плесни мне крепкого. Амми, ты можешь взять вторую машину, если решила сваливать. Рон-ни, мы поступаем так…
        Они выехали через час, на «мерседесе», сложив в объемистый его багажник большие невредимки и сумка с вещами. Амалия, конечно же, не взяла вторую машину - поехала с ними, на заднем сиденье. Берт был за рулем, Рональд - рядом с ним. Рон включил Невредимку, положил под рукой карту и все время оглядывался, вытягивая шею: он не особенно верил в рассуждения двух умников насчет того, что атаки не должно быть.
        Атаки действительно не было, но спустя семь минут после того, как они выехали на узкое шоссе, из придорожной рощицы вынырнул малолитражный бежевый «фиат» с местным номером в пошел за ними, как приклеенный. Умник сейчас же сбавил скорость и пояснил:
        - Должны выехать навстречу из резиденции, надо дать им время.
        Езде через минуту обнаружилась вторая машина, дожидавшаяся их за поворотом боковой дороги. Сначала она пошла впереди, потом отстала. При обгоне Амалия смогла рассмотреть, что, кроме водителя, там сидят трое; они не поворачивали голов - только водитель оглянулся и снова уставился вперед. Это был объемистый дорожный
«рено».
        - Итого шестеро, - пророкотал Берт. - Пари держу, это не всё, ребятки.
        Спустя примерно пять минут, когда до поворота к имению «Альберта» оставалось две-три мили, объявился третий автомобиль. На сей раз это была американская машина, солидный «олдсмобил» солидного темного цвета; он стоял у обочины, явно ожидая гостей. «Олдс» тоже присоединился к колонне - поехал впереди.
        - Ровно десять! - объявил Умник.
        - Мно-ого… - задумчиво ответил Рон. Амалия, как всегда, думала о существенном, а не о том, «много» или «мало». Она спросила:
        - Интересно, когда они нас заблокируют?
        - А перед поворотом к «Альберте», - флегматически ответил Берт. - Или на самом повороте. С доставкой на дом.
        Едва он это сказал, произошла рокировка: «олдсмобил» ушел вперед на полном газу - что было довольно рискованно на такой узкой дороге с закрытыми поворотами, - а машина, появившаяся второй, гукнула сигналом, обошла «мерседес» и встала на место
«олдсмобила» его было как раз, когда скальные стены остались позади, и шоссе пошло вниз серпантином, между рощицами и виноградниками.
        - Меньше полумили осталось, - сказал Рон, глядя в карту. - Второй поворот направо.
        - Амми, пристегнись! - рявкнул Берт. - Узко здесь и плохо держит…
        Действительно, на поворотах машину слегка заносило. Они миновали боковую дорогу, и сейчас же за ней мелькнул указатель: «Вилла „Альберта“.
        - Совсем рядом, - сказал Рон.
        Мгновенно, словно услышав его слова, водитель «рено» стал притормаживать - не резко, но с очевидным намерением: встать поперек за ближним поворотом шоссе налево. Это снова был закрытый поворот, и прямо перед ним произошло неожиданное: из-за склона, возвышающегося слева, высунулся огромный грузовик, приспособленный для горных дорог, - с четырьмя своими осями и полированным алюминиевым фургоном на трех осях. Он неторопливо лез в гору, и «рено» пришлось его пропустить, подав направо, двумя колесами на обочину, и снизив скорость. Умник же сохранил скорость и прицелился было обогнать «рено», однако тоже притормозил.
        - Пусть блокирует, - пробормотал он. - Так даже лучше… А ну!
        Действительно, та машина прошла поворот и в сотне футов за ним встала поперек шоссе, взвизгнув шинами.
        - Включай машинки! - скомандовал Умник и ударил.
        Это опять было как во сне - или как в кинофильме. «Рено» стоял на спуске, и когда радиатор «мерседеса» ударил его над левым передним колесом, тяжелая машина подпрыгнула и перевернулась, вздыбившись, словно кит, выпрыгивающий из воды. Толчок был ощутимый - Амалия, упиравшаяся бронированными руками в спинку переднего кресла, почувствовала, что у нее подпрыгнуло что-то внутри. Но скорость они не потеряли.
        - Ну и ну, - изумленно сказал Рон. - Вперед, скорее!
        Он боялся, что та машина взорвется, но она только сползла с обочины по откосу - на крыше, вверх колесами - и уткнулась в изгородь. Было видно, что «фиат» остановился; из него кто-то выскочил и побежал вниз, оскальзываясь на откосе.
        - Вон поворот, - сказал Рон.
        Асфальтированная дорога направо и маленький указатель на столбе. «Альберта»,
        - Вот обида будет, если его там нет, - сказал Берт.
        Амалия об этом не думала: она твердо знала, что Лентини на месте. Домосед, старик, двое суток назад пересекший океан, - несомненно сидит дома, пьет водичку… Она всю дорогу пыталась сообразить, почему их сопровождают так открыто и нагло, а теперь, когда все стало ясно, принялась складывать их будущее поведение: как среагируют на ответную наглость, будут ли стрелять (вряд ли, если хотят брать живыми), покажется ли сам Лентини в какой-то момент.
        Ага, впереди ворота. Изгородь дикого камня, и в ней ворота из стальных прутьев. Футах в двухстах виден беленый дом - без окон, на арабский манер. Свежая, яркая черепичная крыша.
        - Бьем в ворота? - быстро спросил Умник.
        - Нет пока, - сказала Амалия. - Возможно, там есть гранатомет. Стоп.
        Но Берт уже сам остановился - футах в шестидесяти от ворот, оставив на всякий случай место для разгона. Сзади подкатился «фиат»; теперь в нем сидели уже не двое, а четверо. Берт оглянулся, покивал Амалии и нажал на сигнал. «Бу-у-у», - тоскливо-мелодично завыла машина.
        - Да, ребяточки, ковыряйте в носу… - сказал Берт. - Соображайте…
        В зеркале было видно, что он ухмыляется, и Амалия мельком подумала, что никогда его не поймет, наверное, - временами мягкий, а временами железный человек. Но что сейчас творится там, в доме? Бог ты мой, вот это сюрпризец: добыча сама явилась и желает въехать в пасть льву!
        Она видела, что в «фиате» сидят, как сидели. И в доме никакого шевеления. Босс думает, остальные ждут приказаний… А, вот оно! Из-за изгороди вынырнул человек и, засовывая в карман телефон, пошел к середине ворот. Открыл, махнул рукой: проезжайте.
        Дорожка была асфальтированная и шла прямо к крыльцу - широкой веранде с арками, в мавританском стиле. У дальнего конца дома стоял знакомый «олдсмобил».
        Берт развернулся перед верандой, и сейчас же двое вышли из дома, четверо - из
«фиата». У тех, что встали на крыльце, были под локтями автоматы, в в левом ухе у каждого - телефончик.
        - Перчатки наденьте. Рон, сядь за руль, - распорядился Умник. Сунул в рот сигарету, чиркнул зажигалкой, включил Невредимку, открыл дверцу и выбрался на асфальт, держа руки перед собой, на виду.
        Шестеро горилл смотрели на него. Они были типичные гориллы - коренастые, мускулистые, с лицами одновременно внимательными и как бы отрешенными от мира. Один был толстый и, видимо, очень сильный. Стояла тишина, почти полная, только деловито чирикали какие-то птицы.
        "Нет-нет, Лентини умен, - думала Амалия, натягивая перчатки. - Приказал не трогать нас, не проявлять прямой агрессии, ждать. Они молчат, ничего не докладывают, следовательно, он сам наблюдает за спектаклем. Откуда? - Она присмотрелась: в парадной двери оставалась щелка. - Умен, и потому боится. Если такой человек снисходит до подглядывания, значит, боится. И зачем я вернулась к этим психам? Как славно было в Барселоне…»
        Амалия вышла из машины, защитное поле чуть слышно хлопнуло, смыкаясь за ее спиной, и в ту же секунду Берт сказал:
        - Я бы хотел поговорить с господином Лентини, господа.
        Пауза. Потом парень, стоявший слева от двери, проговорил;
        - Скажите, что вам нужно. - И прибавил:
        - Сэр.
        Он явно повторял то, что ему сообщал телефончик в ухе. Берт тоже это видел. Он опять ухмыльнулся и шагнул к крыльцу.
        - А вот ему и скажу, что мне нужно… сэр. - И выплюнул сигарету.
        Парень шевельнул плечом, наводя на него автомат - малокалиберную штуковину с глушителем. Вслушался в свой телефончик и спросил:
        - Кто вы, собственно, такой, чтобы говорить с ним?
        - А кончай меня забавлять, юноша! - Берт добавил рыка в голосе. - Устроили тут цирк… Зови шефа, живо! Меня звать Эйвон, Берт Эйвон.
        - Поднять руки, заложить за голову! - внезапно гавкнул второй парень. - И ты! - это Амалии. - А ты выйди из машины! - это Рону.
        - Успокойся, - сказал ему Берт. - Стрелять-то тебе запрещено, а?
        Положение складывалось нелепое. Броде бы не следовало тыкать пальцем в дверь и призывать: кончайте играть в прятки, господин хороший, выходите, - это был бы сильный удар по его самолюбию .. «Ну так что? - внезапно сообразила Амалия. - Ведь нам же это и надо - влепить по его вонючему самолюбию…»
        - Руки за голову!! - крикнули от крыльца. - По счету «три» стреляем!!
        - А заебись ты, идиот… - миролюбиво пророкотал Умник.
        И сейчас же Амалия крикнула:
        - Господин Лентини! Перестаньте прятаться, не мальчишка!
        Наконец-то гориллы пришли в ярость. Один из приехавших на «фиате» мгновенно очутился рядом с ней, ткнул в живот пистолетом. Она улыбнулась во весь рот - хорошо воспитанные американки делают это мастерски, - сказала: «Отдай», - и схватила пистолет за ствол. В эту самую секунду послышался дробный перестук собачьих лап, на крыльцо выбежали две большие черные собаки, а за ними
        Неспешно вышел господин в синем глянцевитом костюме. И приказал:
        - Не стрелять!
        "Лентини», - поняла Амалия. Он был черноволосый, усатый, совсем спокойный на вид. Собаки встали рядом с ним - одна справа, другая слева, - уставились на Берта, который был ближе всех к хозяину. Амалия, не отводя глаз от Лентини, рывком, с поворотом отобрала у своего противника пистолет. Кажется, этого не заметил никто, кроме владельца, - все тоже смотрели на хозяина.
        - Я Лентини, - сказал он. - Что вам угодно? - Он говорил с некоторой даже галантностью, как гостеприимный человек.
        "Неужто они знают, что в нас нельзя стрелять? - думала Амалия. - Тогда плохи наши дела… ну, посмотрим. А старик-то - кремень…»
        - Мне угодно, чтобы вы перестали меня преследовать, господин Лентини, - в тон ему произнес Берт. - И поклялись в том на Библии.
        Пауза. Лентини с интересом, живыми глазами смотрел на бандита, пытающегося отобрать у Амалии свою пушку, здоровенный «магнум». Через секунду уже все стали следить за этим спектаклем: шестифутовый громила возвышался над худенькой девушкой, как башня, и дергал за рукоятку никелированного пистолета, но рывков этих как будто даже и не было: рука с пистолетом и все хрупкое тельце оставались неподвижны - Амалии самой было странно это видеть и ощущать. Толстяк, глядя на них остановившимся взором, шагнул вперед. Другой - кудрявый красавец - быстро, словно воровато, перекрестился. Дернув десяток раз, бандит замер с отвисшей челюстью. Амалия неожиданно для себя сказала:
        - Смотри не нажми на спуск. А он вдруг выпалил:
        - На предохранителе… - Дернул еще и заорал:
        - Отдавай, стерва!
        Тогда стряхнул с себя наваждение и сам Лентини. Он приказал:
        - Отойди от нее! - Ступил вперед и сказал Эйвону:
        - Не угодно ли пройти в дом, сэр?
        Амалия перехватила «магнум» за рукоятку и осторожно, чтобы не нажать на спусковой крючок, просунула палец в скобу; так же осторожно сняла пушку с предохранителя. Делать это одетой в поле, то есть без осязания, было очень неудобно. Тем временем Берт отвечал Лентини:
        - Извините, сэр. Будем говорить здесь.
        - О том, чтобы я перестал вас преследовать…
        - Да.
        - Мы можем обсудить другой вариант, сэр, - сказал Лентини. - Сотрудничество.
        - Со-отрудничество? - пропел Умник басом, как оперный Мефистофель. За разговором он подошел к нижней ступеньке и поставил на нее ногу.
        Собаки, напружив шеи, опустив массивные головы, подались вперед; правая чуть присела на задние лапы. Бандиты словно очнулись, и теперь на Умника и Амалию смотрели пять стволов - два с крыльца и три со двора.
        - Хозяин! - крикнул ограбленный бандит. - Пусть она отдаст мою пушку!
        - Да, сотрудничество, - не обращая на него внимания, сказал Лентини. - Боюсь, ничего другого нам с вами не придумать, сэр. Да, сейчас я убедился в этом уже совершенно… Боюсь, вам придется остаться со мной и…
        - Стать вашим пленником, а?
        - Да, мне стоит…
        Он не договорил, потому что Берт пошел вверх по ступенькам, и собаки, одинаково сверкнув желтыми животами, прыгнули на него. Прыгнули на руки, правая ухватилась клыками за кисть и повисла на ней, а левая не удержалась, упала, прыгнула еще раз
        - на горло - и снова упала, и снова прыгнула. На этот раз рухнула спиной на ступеньки, взвизгнула тоненько, по-щенячьи, и в три прыжка исчезла за домом.
        Вторая все еще висела на левой руке Берта, и старый гангстер, чуть наклонившись вперед, смотрел, как человек, за которым он охотился, поднимает руку вместе с псом, как задние лапы могучего ротвейлера отрываются от опоры и пес отчаянно пытается упереться ими в ногу противника, скребет когтями по невидимой броне, потом падает и ползет в сторону.
        Амалия видела только спину Берта, видела, как он грузно шагнул вперед, подступив к Лентини вплотную. Тогда кто-то сзади вскрикнул, и тихо, как ломающиеся сухие сучья, затрещали выстрелы.
        Это было ужасно: люди вскидывали руки от удара пуль и падали - кто на бок, кто навзничь. Прошло полсекунды, не более, и из шести горилл на ногах остался лишь парень слева от двери: он стоял, обсыпанный стеклянными осколками, и заглядывал под руки Берту, прикрывшему Лентини своим телом. Кто-то протяжно застонал.
        Берт шагнул в сторону, проговорил:
        - Вот вам и сотрудничество… господин Лентини.
        Старик оглядывал двор - рот под усами приоткрылся, темные глаза перепрыгивали с одного тела, лежащего на земле, на другое. Правый охранник сидел у стены, завалившись на бок; по-видимому, он выпустил целую очередь, и все пули вернулись к нему - кровь прямо-таки хлестала из головы и шеи. Толстяк, лежавший у колес
«мерседеса», был жив и пытался подняться. Остальные не шевелились.
        - Как ты это сделал?! - отчаянно крикнул Лентини. - Ты дьявол! Ты дьявол!!
        Он вопил так, что под крышей веранды отозвалось эхо, и сейчас же уцелевший охранник почти в упор дал очередь по Эйвону - взмахнул руками и рухнул на спину, на ступени.
        Амалия закрыла глаза; ее мучительно затошнило. Наверное, она непроизвольно сжала руку, и «магнум» выстрелил - вниз, в землю. Отчаянным усилием воли она переборола тошноту, взглянула на Берта. Тот не спеша спускался с крыльца.
        Собака все еще ползла к дальнему концу террасы.
        - Дьявол!! - снова закричал Лентини присев и выставив скрюченные пальцы. Берт подошел к Амалии и тихо сказал:
        - Так… Что с ним теперь делать? Так и оставить?
        Она покачала головой - словно бы непроизвольно, мыслей никаких не было. Она старалась не смотреть вниз, чтобы не видеть луж и ручейков крови. Краем глаза все-таки отметила, что толстяк сел, но снова упал. Берт спросил: «Убить его?», и она кивнула. Он прошептал: «Не смогу». Она опять кивнула. «Мы не палачи», - сказал Берт, и теперь она ответила: «Самые настоящие, самые настоящие…»
        Так они простояли несколько секунд. Спазм отпустил горло, Амалия опять могла видеть и соображать отчетливо. Сицилийца нельзя оставлять в живых: как он ни испуган, он будет мстить, и начнется еще один виток, третий - решающий, третий заход, в жизни так всегда бывает. Руки трясутся, это плохо.
        Она громко сказала:
        - Господин Ленгини! Вы - верующий, прочтите молитву. Лентини сидел на ступеньках, опустив голову на руки. Слева от Амалии щелкнуло - она посмотрела туда: Рон, совершенно белый, открывал дверцу машины. Она перевела глаза на старого гангстера: он по-прежнему не шевелился. Амалия завела левую руку за спину, выключила Невредимку и ощутила в правой руке пистолет. Рука ходила ходуном. Амалия положила ее на сгиб левой, прицелилась в черную, с безупречным пробором голову и нажала на спуск три раза подряд.
        Закрыла глаза. Берт подхватил ее на руки и посадил в машину.
        С этого октябрьского дня след Умника и Рональда теряется. Амалия - иное дело, она объявилась через год и вернулась на работу в «Дженерал карз»; Мабен принял ее с
        Готовностью. Но о тех двоих ничего определенного не известно, только слухи бродят. Адвокат Эйвона якобы дал понять - в тесной компании юристов, - что получает распоряжения от своего доверителя. Люди, близкие к «Рокуэлл интернэшнл», смутно толкуют насчет нового корабля, засылаемого к Марсу: на нем вроде установлен совершенно невероятный аккумулятор. Семье Аарона Стоуна, погибшего в Детройте, неизвестный прислал чек на крупную сумму. Сестра Рональда Басса получает чеки регулярно. Слухи… Слухи и предположения…
        Правда, произошло также событие, вполне определенное и несомненное. Город Даллас, известный не только тем, что он - крупнейший город штата Техас, но и тем, что в нем убили президента Кеннеди, прославился еще раз. Именно в Далласе, перед входом в гостиницу «Хилтон», застрелили нефтяного воротилу Дана Эрикссона, главу компании
«Мобил», члена совета директоров десятка компаний, и прочая, и прочая. Застрелили нагло, среди бела дня, в открытую, причем убийцу тут же прикончила охрана Эрикссона. Пресса взревела. Особую пикантность событию придало то, что стрелял Фил Малган, доверенное лицо гангстера-патриарха Лентини, погибшего за месяц до того на севере Испании при невыясненных обстоятельствах. По-видимому, только три человека догадывались о подоплеке этого убийства: Мабен, Бернанос и Си-Джи - особенно последний. Он гостил у родителей в Майами и утром, просматривая газеты перед завтраком, увидел фотографию террориста. Клем узнал это длинное лицо, узкий длинный рот и припомаженную голову. И солнечный ноябрьский день, продутый ветром с Гольфстрима, на секунду затянулся черной пеленой стыда и унижения.
        Да, три человека догадывались, однако же и они не знали, где сейчас человек, запустивший всю эту дьявольскую карусель. Хотя Бернанос, купивший дюжину новых галстуков после известия о гибели Папы Лентини, готов был наизнанку вывернуться, чтобы познакомиться с «парнишкой», окоротившим грозу Нью-Йорка.
        Но есть человек - его никто и никогда не спрашивал о Берте Эйвоне, - который мог бы поклясться на Библии, что за последний год видел его несколько раз. Это черный нью-йоркер, который много лет собирает плату за проезд через мост Верразано-Нэрроуз. Иногда - днем, иногда - ночью: какая смена выпадет. Он сидит в одной из восемнадцати будок, поставленных поперек широкой площади на выезде с моста, - точнее, в одной из пяти, в которых контролеры живые, а не электронные, - и к нему сплошной чередой подъезжают машины. Он принимает двенадцать долларов; когда нужно, дает сдачу, и каждому водителю, сказавшему «спасибо», непременно говорит: «Счастливого пути». Перед ним - цепочка автомобилей, ждущих очереди, за нею - двухъярусный съезд с моста Вер-разано, обрамленный гирляндами цепей-подвесок, уходящих ввысь, к невесомой громаде несущей арки, и вдаль, на бруклинский берег, улетает выгнутый пролет моста, и видно, какой он мощный и громадный, но все равно невесомый, как осенняя паутина.
        У человека, сидящего в будке, потрясающая профессиональная память. Он помнит в лицо каждого водителя, проехавшего под его шлагбаумом хотя бы три-четыре раза, и, бывает, ошарашивает человека, говоря ему: «Рад вас видеть, сэр, давненько вы не ездили на Стейтен!» А огромного мужчину с толстыми руками и большим носом он помнит очень хорошо, потому что за последний год носатый толстяк проезжал мимо него трижды и каждый раз подавал в окошко будки двадцатку, отказываясь от сдачи.
        Июнь 1997

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к