Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Меньшов Виктор: " Слава Богатырская " - читать онлайн

Сохранить .
Слава богатырская Виктор Меньшов
        #
        Меньшов Виктор
        Слава богатырская
        Меньшов Виктор
        Слава богатырская
        Было это в те древние времена, когда Русь только начиналась, когда по лесам ходили звери невиданные, а над лесами летали Змеи Горынычи. И даже Москву еще не построили. И был тогда на Руси Киев - всем городам - главный город.
        Правил в славном Киеве князь Владимир. Имя Владимир значит властелин мира, а прозвали его Владимир Красное Солнышко. Не потому, что цвета красного, А потому, что раньше слово "красный" означало красивый. Так и площадь в Москве называется: Красная, красивая.
        Разная память о князе осталась. Прославился он тем, что Русь объединил. Но и хитрый он был, и жадный, а порой и жестокий.
        Велика Русь, богата сказочно, а как такие большие и богатые просторы от врагов защитить, князь не знает.
        Из угла в угол похаживает, думу думает. А Соловей Разбойник на дорогах со всех прохожих и проезжих дань берет, по этим дорогам и ходить и ездить перестали. Змей Горыныч людей в плен забирает.
        Пришла к князю жена, красавица княгиня Апраксия, и говорит:
        - О чем, князь, печалишься? Почему из угла в угол ходишь?
        - Велики богатства и просторы наши, - говорит ей князь, - а вот как сохранить их, не ведаю. Войску платить нужно, кто же даром служить будет? Воинов нам нужно великое множество, так и казны на всех не хватит. Вот если бы не платить...
        - Если воинам не платить, они взбунтуются, - заметила рассудительная княгиня. - Давай призовем на службу богатырей. Каждый богатырь один войско заменит.
        - Ну, если так, - повеселел князь Владимир.
        Хлопнул он в ладоши, и помчались гонцы во все концы, богатырей на службу звать. А сам князь к гостям заморским, которые его ожидали, вышел об руку с княгиней Апраксией. Только сначала, конечно, нарядился. Надел шубу кунью, на ноги сапожки сафьяновые, на бровь надвинул шапку соболью, на пальцы перстней золотых нанизал, чуть не до локтей. Пускай завидуют красоте княгини да богатствам земли Русской.
        А в селе Карачарове, под городом Муромом, сидит у окна Илья Муромец. Тридцать три года он на печи лежит, да на лавке у окна сидит, никак встать не может. Сила великая Илье от рождения отпущена, только ноги не ходят.
        Сидел Илья у окна, а мимо шли калики перехожие. Каликами называли всех нищих, слепых и убогих, а еще тех, кто в святые места на богомолье ходил, по дорогам подаянием кормился.
        Остановились двое калик под окном у Ильи, просят его подать воды напиться.
        - Рад бы я добрым людям воды подать, только тридцать три года лежу да сижу, встать не могу, - отвечает Илья. - Зайдите в избу, сами напейтесь.
        Прошли калики в избу, напились водицы, а Илью напоили медвяным отваром целебным. Напоили и спрашивают:
        - Что чувствуешь в себе, Илья?
        - Чувствую в себе силу богатырскую, - отвечает.
        - Держат тебя ноги? - спрашивают калики.
        Илья встал, да и пошел по избе, словно всю жизнь так ходил.
        - Если ноги твои ходят, если чувствуешь ты в себе силу богатырскую, тогда тебе, Илья, прямой путь лежит в город Киев, служить князю Владимиру.
        - Не хочу служить князю, - отвечает Илья. - У него своих слуг хватает, а мне землю пахать нужно, хлеб растить, родителям помогать.
        - Ты знаешь, что твое имя означает? Илья значит - опора Господняя, образумили его калики. - Ты Господу опорой должен быть на Руси. Ты не князю служить, ты землю Русскую защищать будешь.
        - Ну, это другое дело, - согласился Илья. - Землю Русскую я всегда защищать готов.
        Пошел он к родителям. Вспахал им на прощанье пашенку, получил от них родительское благословение.
        - Негоже пешим на службу княжескую являться, - говорят ему калики.
        - Где же мне коня взять? - развел руками Илья. - На нашем только землю пахать.
        - А ты выйди в чистое поле, да свистни на все четыре стороны, посоветовали
        ему калики.
        Вышел Илья в чистое поле, свистнул четыре раза на все четыре стороны, смотрит, скачет к нему жеребец, пшеницей вскормленный, в утренних росах трижды выкупанный.
        Сел на жеребца Илья, краюху хлеба в карман положил, шапку на брови надвинул, и поехал.
        - Негоже на службу к князю безоружным являться! - кричит ему вдогонку отец.
        Остановил коня Илья, слез, осмотрелся. Видит, дуб растет в три обхвата, а рядом орешник толщиной в богатырскую руку. Подъехал он, сломал орешник, согнул его, тетиву натянул, сделал себе лук. Вывернул дуб с корнями, получилась палица.
        Едет Илья в Киев мимо Чернигова. Видит: окружили Чернигов три Королевича, а с каждым войска по сорок тысяч.
        Стоят они под Черниговом, обозы перехватывают, в город никого не пускают, сами пируют, а в городе люди голодают, но врагу не сдаются.
        Рассердился Илья, помчался на врагов. Те как глянули, испугались: скачет на них мужик огромный, большим дубом над головой размахивает. Пока они опомнились, Илья тут как тут. Врагов вокруг море, сам Илья в середине. И давай врагов дубиной по спинам оглаживать. Направо махнет - улица, налево махнет - переулочек, вокруг махнет - площадь целая.
        Побил Илья войско вражье, Королевичи перед ним на колени упали, сами в плен просятся.
        - Мне ли, простому мужику, вас, Королевичей, в плен брать? - отвечает им Илья, сам посмеивается. - Да и зачем вы нам в плену? Даром хлеб наш есть будете. Поезжайте домой, только по дороге всем рассказывайте, что Святая Русь не без защиты стоит, есть на Руси богатыри, которые за землю свою заступиться готовы.
        Отпустил Илья Королевичей, стал его народ Черниговский благодарить, к себе на воеводство звать. Отказался Илья.
        - Чернигов - сам по себе город, а я еду всей Руси и князю Владимиру послужить.
        - Не езди в Киев, - говорят ему. - Путь туда лежит лесами Муромскими, чащобами непроходимыми, там ни дорог, ни троп. Была дорога, да только вся лесом заросла. Соловей Разбойник там сидит, никому прохода не дает.
        Не послушался Илья. Едет он, перед ним лес стеной стоит, черный бор шумит. Перед лесом лежит большой камень, а на камне надпись:
        "Налево пойдешь, голову потеряешь. Направо пойдешь, жизнь потеряешь. Прямо пойдешь, вообще не вернешься".
        Задумался Илья. Опустился на камень черный ворон и прокаркал:
        - А стоять будешь, прямо здесь и погибнешь! Лучше возвращайся!
        - Чему бывать, того не миновать, - усмехнулся Илья в бороду, и поехал прямо.
        Едет Илья темным лесом, левой рукой деревья вырывает, правой рукой мосты через реки стелет. Лес перед ним расступается. Дорога за Ильей остается. Вот переехал речку Смородину, и видит Соловья Разбойника.
        Сидит Соловей разом на девяти дубах. Нос у него крючком, голова горшком, а уши по плечам мотаются. Увидал он Илью, засвистал в полсвиста. Трава от того свиста полегла, с деревьев листья осыпались, конь у Ильи встал, дальше идти не желает.
        - Плати мне дань подорожную! - кричит Соловей Илье.
        - Велика ли дань? - спросил Илья.
        - С каждого коня - седло, с хвостом и гривой в придачу, с всадника лошадь, а с человека шапка. Только с головой вместе.
        - Слышал, Сивка? - спросил Илья у коня, и отвечает: - Хвост и грива, а уж тем более голова, нам самим понадобятся.
        Засвистал Соловей Разбойник свистом полным. Полег лес вокруг, дубы столетние с корнем вылетали. Попятился конь. Илья рассердился и кричит коню:
        - Ах ты, волчий корм, травой набитый! Что же это ты, Сивка, пятишься?!
        Снял Илья с плеча лук и ударил стрелой прямо в глаз. Свалился Соловей Разбойник с дубов в большую лужу, только грязь во все стороны брызнула. Поднял его Илья за уши, привязал к седлу и поехал в Киев.
        Выехал в чистое поле. Видит Илья, в поле мужик землю пашет, сохой пни да каменья громадные выворачивает. Подивился Илья чудо пахарю, сел возле пашенки отдохнуть, хлеб кусает.
        Мимо ехал молодой князь Вольга Святославович с дружиной и спрашивает:
        - Что за пахарь такой могучий землю пашет?
        Илья сам про то не знал, ничего не смог сказать Вольге Святославовичу.
        Послал Вольга дружинников, чтобы позвали они пахаря в дружину служить. По
        скакали дружинники в поле. День скачут, доскакать не могут. Второй день с утра до вечера скачут, доскакать не могут. На третий день доскакали.
        Доскакали, спрашивают пахаря, как зовут его и не пойдет ли он служить к Вольге в дружину. Отвечает им пахарь:
        - Зовут меня Микула Селянинович, к Вольге Святославовичу подъеду, поздороваюсь. Только служить в дружину не пойду. Воевать всяк горазд, надо кому-то и землю пахать.
        Поскакали они обратно, Микула Селянинович и говорит дружинникам:
        - Оставил я соху в борозде, вы пойдите, выдерните ее, да за ракитовый куст забросьте.
        Поскакали пять дружинников, никак соху из земли выдернуть не могут. Позвали остальных, и все вместе никак не справятся.
        Подошел сам Микула Селянинович, соху выдернул, от земли очистил, за ракитовый куст забросил. Поехал к Вольге, поздоровался.
        Стал Вольга его в дружину звать, обещал ему город подарить. Обещал славу ему великую.
        Отвечал ему Микула Селянинович:
        - За обещания тебе спасибо, только мое дело землю пахать. Я вот землицу вспашу, рожь соберу, хлебов напеку, пива наварю, народ накормлю, напою, все спасибо скажут, вот мне и слава.
        Пожалел Вольга о том, что не пошел к нему в дружину Микула Селянинович, но согласился с ним, что и землю кому-то пахать нужно. Попрощался, и дальше поехал.
        Илья Муромец с Микулой Селяниновичем сидят у пашни, беседуют.
        А из-за гор, из-за леса, выезжает сам Святогор богатырь на громадном коне. Едет он, палицей забавляется. Палица эта размером с гору. Бросил ее богатырь в небо, и уснул, голову на грудь опустив.
        - Эй, проснись! - кричит ему Илья Муромец. - Палица сейчас упадет, беда будет!
        Спит Святогор, не слышит. Рассердился Илья, схватил свою дубину и ну по ноге Святогора стучать, выше не достает. Спит богатырь, не чувствует. Подобрал тогда Илья большой камень у дороги и кинул Святогору прямо в нос. Проснулся Святогор, думал, комары его кусают, посмотрел вниз, видит, Илья в него камни бросает.
        Подхватил он Илью вместе с конем его богатырским и положил себе в карман. Говорит ему Микула Селянинович:
        - Зачем ты Илью в карман положил? Он тебя будил, чтобы ты палицу поймал. Отпусти его, слезай с коня, поешь хлеба с нами.
        Ответил ему Святогор:
        - Та палица теперь только через год на землю упадет. А за приглашение спасибо, но с коня я слезть не могу. Не держит меня земля. Было нас два брата богатыря, силы невиданной, величины огромной, я и Горыня. И стали мы силой своей гордиться. Говорили, что мы сильнее всех, что мы выше гор, что никого мы не боимся. Рассердилась за эти похвальбы пустые мать Земля. И отказалась носить нас на себе. И с тех пор Горыня стал Змеем Горынычем, по небу летает, злобой пышет. А я, Святогор, на землю ступить не могу, по горам езжу, с коня не слезаю, сила моя зря пропадает. Ни себе, ни людям послужить не могу. Про нас в народе так и говорят: замучила их гордыня. Силы нам было отпущено, не меряно, а подвигов славных богатырских никаких мы не совершили. Я даже умереть не могу, не принимает земля. Эх, мне бы притяжение земное! Мне бы хоть раз на землю ступить!
        - За чем же дело встало? - говорит Микула Селянинович. - Вот оно, у меня в торбочке полотняной лежит. Бери.
        Святогор потянулся с седла рукой, не может поднять торбочку. Спрыгнул с коня, держит его на земле торбочка. Хотел он ее с собой взять, Потянул, по колени в землю ушел. Еще раз потянул, по грудь в землю ушел. Попробовал вылезти, не может. Ухватился за седло конское, с трудом вытащил его конь богатырский.
        - Не мне земное притяжение носить, - вздохнул богатырь. - Прощай, Микула Селянинович.
        И поехал Святогор по горам, а Микула Селянинович пахать отправился.
        Едет Святогор, видит, на горе высокой стоит гроб дубовый. Остановился Святогор, вынул Илью из кармана, поставил рядом. Говорит ему шутя:
        - Слезай с коня, примерься, не для тебя ли гроб стоит.
        Слез Илья, лег в гроб, примерился, велик ему гроб. Лег тогда в гроб сам Святогор.
        Гроб ему в самую пору пришелся. Накрылся крышкой, а обратно сдвинуть не может. Лежит в гробу, задыхается. Стал Илья крышку сдвигать, ничего не получается. Взял он меч Святогора, который тот рядом оставил, стал рубить гроб. Только ударит он по гробу, на этом месте обруч железный появляется. Бросил Илья меч, а Святогор говорит ему:
        - Смерть моя пришла, наклонись, я на тебя дыхну в щель, силу свою передам.
        - Нет, - отвечает Илья, - мне твоя сила не нужна. Мне своей хватит. Иначе и меня земля носить перестанет.
        - Правильно поступил, Илья, что не подошел, - отвечает из гроба Святогор. - Если бы я дохнул, перестала бы и тебя земля носить. Каждый тем, что ему дано, жить должен. Своим умом, своим умением и трудом, и своей силой. Так и живи. Только меч мой себе возьми. А обо мне не печалься, мне смерть в успокоение. Устал я по горам ездить. Устал жить жизнью бесполезной.
        Сказал так Святогор, и умер. Завалил Илья гроб Святогора камнями, крест сверху поставил, и поехал в Киев.
        А из города Рязани собирается ехать в Киев богатырь Добрыня Никитич, просит благословения у матушки. Матушка ему говорит:
        - Ехать тебе мимо горы Сарацинской, мимо Пучай-реки. Пучай-река нрава свирепого. А в гору Сарацинскую, в пещеру глубокую, мрачную, Змей Горыныч пленников своих со всей земли Русской свозит. Не езди туда, Добрыня.
        - Не зря, матушка, вы с отцом меня Добрыней назвали, что означает удалой. Мне ли нечисти всякой опасаться?
        Не послушался матушку Добрыня, поехал. Только шапку отцовскую взял, в которой была горсть святой земли зашита, да плеточку шелковую, матушкой сплетенную, за сапог засунул. Приехал на гору Сарацинскую, видит, ползают на вершине змееныши молодые, шипят, огнем плюются. Пожалел Добрыня топтать змеенышей, загнал их под камень.
        Жарко было, коня распряг, разделся, вошел в воду, удивляется:
        - Говорила мать не купаться в Пучай-реке, а Пучай-река, словно лужа дождевая лежит.
        Только сказал, как река забурлила, зашумела, обожгла кипятком. На небе громы гремят, темно стало. Это летит Змей Горыныч о тринадцати головах, крыльями солнце закрывает, огнем дышит, рычит:
        - Ты теперь, Добрынюшка, в моих руках. Захочу - утоплю, захочу съем, захочу - в когти возьму, в нору отнесу.
        Добрыня нырнул к берегу, а на берегу, шапка отцовская лежит, в которой святая земля зашита, да плеточка шелковая, которую матушка сплела.
        Змей увидел, что Добрыня на берег выскочил, огнем в него плеваться стал. Бросил Добрыня в Змея Горыныча шапку отцовскую, отшиб Змею двенадцать голов, а сам вскочил на коня богатырского.
        Выползли тут змееныши и стали кусать коня за копыта. Встал конь, а Добрыня его плеточкой шелковой огрел, он взвился и потоптал всех змеенышей.
        Дрался Добрыня с Горынычем три дня, устал, сил у него не стало, руки опускаются. Но слышит голос с неба:
        - Стоял ты, Добрыня, три дня, продержись еще три часа.
        Простоял Добрыня еще три часа, одолел Змея, отрубил ему последнюю голову. Хлынула из отрубленной головы кровь черной рекой. Шла кровь трое суток, не мог уйти Добрыня с горы, так много крови было, что затопила она все вокруг. Не брала кровь земля.
        Хотел уже Добрыня через кровь эту плыть, но опять голос с неба услышал:
        - Не плыви через кровь, сгоришь ты в ней. Ждал ты три дня, подожди еще три часа, потом бери копье в руки, ударь им в землю, попроси ее кровь Горыныча в себя взять.
        Послушал Добрыня, простоял еще три часа, перестала кровь литься.
        Тогда взял Добрыня в руки копье, ударил им в землю, и сказал:
        - Расступись, матушка сыра земля, поглоти ты кровь Змеиную.
        Расступилась земля, поглотила кровь Змеиную. Отвалил Добрыня камень от пещеры, вышли оттуда сорок королей, сорок королевичей, а простым людям и счета нет. И была там племянница князя Владимира, Забава Путятична.
        Добрыня всех отпустил на волю, а Забаву Путятичну в Киев повез, к князю.
        А из города Ростова собирается в Киев Алеша Попович.
        Благословил его в путь отец, Леонтий, поп Ростовский. Так сказал он Алеше:
        - Имя я сам тебе дал, Алексей - защитник. Как же мне тебя не благословить, на защиту Руси отправляя?
        Подъезжает Алеша Попович к Киеву, а у стен его войско вражеское стоит. Давно стоит, на шатрах дикие голуби гнезда свили. Хотел проехать Алеша Попович мимо шатров в город, не пустили его воины. Привели к самому большому шатру.
        Видит Алеша, на шатре воронье гнездо большое, а в шатре развалились князья татарские. Один из них, однорукий, который всех толще, говорит ему:
        - Не пустим мы тебя в город, это говорю я, младший Тугарин, брат Тугарина Змеевича. Сам Тугарин Змеевич в Киеве у князя Владимира в тереме живет, дань с него ждет, князь обещал дань для него собрать. Так что ты в Киев не езди, нечего там делать.
        Промолчал Алеша, повернулся и вышел. Хитер был Алеша, понял, что бросаться в одиночку на большое войско нет смысла. Сделал вид, что поехал он прочь от Киева. А сам свернул в сторону, да возле леса ловушки на птиц расставил. Наловил он голубей, что на шатрах гнезда вили, а потом и ворон поймал, тех самых, у которых гнездо на самом большом шатре было.
        Потом до самой ночи сидел, пучки соломы птицам к лапкам привязывал на ниточках. А ночь настала, поехал он потихоньку к лагерю Тугарина младшего. Подъехал поближе, стал птиц вытаскивать из мешка, солому поджигать и выпускать.
        Птицы в свои гнезда полетели. Прилетают на шатры, огонь приносят, а ниточки перегорают, птицам огонь вреда не делает.
        Запылали шатры по всему вражьему лагерю, забегали татары. А как загорелся самый большой шатер, выскочил Тугарин младший. Выскочил, ничего понять не может: огонь повсюду, вокруг него люди бегают, друг с другом сталкиваются.
        Алеша Попович говорит коню:
        - Что-то мы с тобой застоялись, пора нам поехать, размяться.
        Пустил он коня богатырского на горящий лагерь, множество врагов потоптал. А кого конь копытом не достал, того Алеша мечом порубил.
        Младший Тугарин рассердился, Алешу на поединок зовет. Выезжает к нему Алеша. Видит: Тугарин младший втрое его крупнее. Увидел Тугарин Алешу, рычит, машет над головой копьем громадным, кинуться на Алешу хочет. Алеша говорит ему:
        - Ты подожди, Тугарин младший, что скажу тебе по секрету. Подъедь только ко мне, чтобы никто не слышал.
        Подъехал Тугарин младший, Алеша ему и говорит:
        - Наклонись поближе.
        Наклонился однорукий Тугарин младший.
        - Что ж ты, Тугарин, - говорит ему Алеша, - биться со мной надумал, а у самого под носом грязно. Вытри скорее, засмеют тебя воины.
        Поверил глупый Тугарин младший, воткнул копье в землю, давай нос рукавом вытирать. Алеше только того и надо было, схватил он копье Тугарина и проткнул его насквозь. Войско вражье увидело это, и разбежалось.
        Побил Алеша врага, и поехал в город, надев поповские одежды. Приехал в Киев, заходит в терем княжеский, видит: князь Владимир и княгиня Апраксия грустные сидят.
        - Отчего грустите, князь и княгиня? - спрашивает Алеша.
        - Старший Тугарин Змеевич заехал в город, дань требует, - отвечает Алеше князь. - Обещал я ему через неделю дань собрать, думал, приедут богатыри, да только вижу, зря надеялся.
        - Вот видишь, князь, я же приехал, - отвечает ему Алеша Попович.
        Посмотрел князь на его одежду поповскую и говорит:
        - То, что ты приехал, хорошо, только поп не воин.
        Промолчал Алеша, ничего не ответил князю, сел в тереме за печкой. А тут входит в палаты Тугарин Змеевич. Он вчера весь день допоздна пировал, а сегодня только что проснулся. Он за стены городские голову не высовывал, не видал еще, что лагерь его воинский сгорел весь.
        Вошел Тугарин Змеевич, князю с княгиней не кланяется, на образа не крестится, за стол без спроса садится. Ростом он под самый потолок, шириной в три обхвата, от глаза до глаза полдня идти можно. Голова у него как колокол церковный, руки как стволы дубовые, ноги как столбы в палатах княжеских.
        Садится Тугарин Змеевич за стол, берет, не спрашивая, с блюда лебедя жареного, целиком его себе в рот роняет, проглотил, даже не перекусывая. Сидит, кости лебяжьи на стол выплевывает.
        Вышел из-за печи Алеша Попович и говорит:
        - У моего отца, у попа Леонтия Ростовского, была собака дворовая, очень на Тугарина Змеевича похожая. Собака эта под столом побиралась, да костью и подавилась. И тебе, собака, Тугарин Змеевич, не миновать того.
        Посмотрел свирепо на Алешу Тугарин Змеевич, ничего не сказал, только брови сдвинул. Принесли пирог праздничный, схватил Тугарин Змеевич пирог ножом с блюда, да так целиком себе в рот его и забросил, с ножом вместе.
        Говорит тогда Алеша Попович:
        - А была еще у отца моего, у попа Леонтия Ростовского, коровища ненасытная, она по двору ходила, объедками подавилась. И тебе, собака, Тугарин Змеевич, не миновать того.
        Вскочил Тугарин Змеевич, кричит:
        - Что за поп мне есть мешает?! Кликну сейчас моего брата, Тугарина младшего, он тебя лютой смертью казнит. Он тебя казнит, а я пока отобедаю.
        - Я не поп, - отвечает ему Алеша. - Я поповский сын, служу князю Владимиру, а Тугарина младшего ты не кликнешь. Он в поле лежит, возле шатров сгоревших, копьем насквозь пронзенный. И воины его кто побит, а кто убежал в страхе. И побил их я, богатырь Русский, Алеша Попович.
        - Не со мной ты, Алеша, в поле встретился, - зарычал Тугарин Змеевич. - Я бы тебя одним взмахом на голову короче сделал.
        - Я с тобой в поле хоть сейчас готов выехать, - отвечает Алеша.
        Ничего не сказал Тугарин Змеевич, вышел из палат княжеских, сел на коня богатырского, поехал в чистое поле. Едет Тугарин Змеевич - под конем земля прогибается, чихает Тугарин Змеевич - леса стелятся.
        Выехал в поле Алеша Попович, наскочил смело на Тугарина Змеевича, ударил копьем, копье сломал, а врагу все нипочем. Он даже в седле не покачнулся. Ударил Тугарин Змеевич Алешу копьем, Алеша вылетел из седла, на другой край поля улетел, только к утру обратно пришел.
        Наехал Алеша конем на злого врага еще раз, ударил его палицей, только себе руку отшиб. Размахнулся и бросил палицу прямо в рот Тугарину Змеевичу. Тот поймал ее зубами белыми, перекусил пополам, да в Алешу и выплюнул.
        Алеша из седла вылетел, его Тугарин Змеевич сверху своей палицей ударил. Алеша по самые плечи в землю вошел. Смеется Тугарин Змеевич:
        - Постой так до утра, я пока посплю пойду, а утром тебя казнить буду.
        Ушел Тугарин Змеевич, зовет Алеша коня своего, прискакал конь, опустил узду на землю, ухватился Алеша за узду зубами, вытянул его конь из земли.
        Выехал утром Тугарин Змеевич в поле, видит: Алеша опять на коне сидит, ждет врага, мечом поигрывает. Выхватил Тугарин Змеевич саблю кривую, татарскую, бросился на Алешу. Бились они грудь в грудь, кони богатырские друг друга кусают, наездники ударами друг друга одаривают.
        Долго бились, устал Алеша. Стал его Тугарин Змеевич осиливать, выбил меч из рук. Наклонился Алеша за мечом, Тугарин Змеевич его из седла выбросил. Алеша быстр был, заполз под брюхо лошади Тугарина Змеевича, тот его там никак достать не может. Сердится, кричит на Алешу:
        - Вылезай! Что ты там по земле ползаешь?!
        Алеша кричит ему из-под брюха лошадиного:
        - Я денежку уронил. Жалко, конь растопчет, наклонись, возьми, пускай тебе, как победителю, достанется.
        - Хорошая денежка? Большая? - спросил Тугарин Змеевич, и носом дергает.
        - Большущая! - врет Алеша. - И блестящая.
        - Ну, если блестящая, подожди, достану сам, - проворчал глупый и жадный Тугарин Змеевич, и наклонился с лошади.
        Алеша уже меч свой подобрал, да только того и ждал, что Тугарин Змеевич наклонится. Тот голову опустил, Алеша ему тут же и отсек ее.
        Покатилась голова по земле, черной кровью все залила. Сделала голова круг, да и сама к телу Тугарина Змеевича прирасти хотела. Алеша подбежал, и завернул быстренько ее назад. Так голова и приросла. Глядит сам себе Тугарин Змеевич за спину, совсем уже ничего не соображает. Смотрит в одну сторону, руками хватает в другой стороне. Привязал его Алеша к седлу за ноги и повез на княжеский двор.
        Посадили Тугарина Змеевича в клетку, поставили на помост, пускай честной народ любуется, пускай тешится.
        А на княжеский двор въезжает Добрыня Никитич, везет с собой племянницу княжескую Забаву Путятичну. То-то радости князю и княгине! Созвали они пир, посадили на места почетные богатырей, угощают их, славят всячески.
        И въезжает во двор простой мужик на лошади, к седлу у него мешок привязан, за спиной лук, из целого ореха сделан, а под рукой палица, да не просто палица, а дуб, с корнями вывернутый.
        - Ну и воин! - смеются гости.
        - Каким путем, и зачем это ты, деревенщина, на княжеский двор заехал? - смеется князь Владимир.
        - Я - Илья Муромец, из села Карачарова, из-под города Мурома. Ехал я мимо города Чернигова, Муромскими лесами, мимо речки Смородины. Услышал я, что ты, князь, богатырей созываешь, земле Русской послужить, вот и приехал.
        - Да зачем ты мне нужен, деревенщина? - рассердился князь. - У меня вон какие богатыри! Не тебе, мужику, компания. И врешь ты мне, князю! Как ты мог мимо Чернигова ехать, когда там сорок Королевичей стоит?! Как мог ты Муромским лесом ехать, да еще мимо речки Смородины, когда там Соловей Разбойник сидит?! Ах, ты, мужичище, деревенщина! Да как ты смеешь над князем потешаться?!
        Илья Муромец, молча отвязал мешок от седла, смахнул со стола блюда позолоченные, да кубки серебряные, вытряхнул на стол Соловья Разбойника. Могуч был Соловей Разбойник, дубовый стол под ним сразу же проломился. Сидит Соловей разбойник посреди обломков, ушами по плечам хлопает, шипит по змеиному, руками еду с земли подбирает, да в рот себе запихивает.
        - Это что за гадость?! - закричал князь.
        - Это Соловей Разбойник, - отвечает Илья.
        - Если ты не врешь, заставь его засвистеть, - приказал князь.
        Тряхнул Илья Соловья за шиворот, велел ему засвистеть в полсвиста. Озирается Соловей разбойник, но молчит, только шипеть продолжает. А вокруг уже все смеются над Ильей Муромцем. Обиделся Илья окончательно.
        - У вас, - говорит, - по одежке встречают. Не с руки мне тебе, князь, служить, если ты простого мужика уважать не желаешь.
        Засунул он Соловья Разбойника обратно в мешок, бросил на седло, коня взял под уздцы и пошел с княжеского двора. А князь кричит ему вслед:
        - Стража! Закуйте его в цепи! Бросьте в погреба темные!
        Наскочила на Илью стража княжеская, он только плечами повел, они с него и посыпались, как осенний лист с дерева. Вышел он за ворота городские, встал в чистом поле, вытряхнул Соловья из мешка, говорит ему:
        - Свисти, лопоухий, в полный свист, свисти на палаты княжеские, на терема его. Свисти, или голову отрублю.
        Испугался Соловей Разбойник, заложил пальцы в рот, раздулся, как пузырь и засвистал самым сильным своим посвистом. Поднялась буря ужасная, терема княжеские пошатнулись, колокола на колокольнях сами собой перезвон устроили. Даже стены городские ходуном заходили. Выбежали стражники княжеские, их обратно ветром в ворота забросило. Народ по улицам мечется, князь с княгиней под стол спрятались.
        Кричит князь Алеше Поповичу и Добрыне Никитичу, чтобы поехали они, Илью угомонили, в погреб на цепь посадили.
        Отказались богатыри Илью Муромца на цепь сажать.
        А Илья совсем расходился, ему обида в голову ударила. Взял в руки лук и стал стрелами калеными город забрасывать.
        Как попал стрелой в терема, так маковки на теремах покосились, как попал в палаты княжеские, крыши с них посшибал.
        Больше прежнего просит князь Алешу и Добрыню, чтобы они Илью утихомирили, обещает простить его.
        Подъехали Алеша Попович и Добрыня Никитич к Илье, поклонились ему. Говорит Добрыня Никитич:
        - Ты прости, славный богатырь, Илья Муромец, что не поверили тебе сразу. Князь тебя простить обещал. И мы тебя просим, будь нам братом старшим. И условимся: брату младшему - слушать брата старшего, брату старшему - слушать брата младшего.
        Обменялись они все трое крестами, стали братьями.
        Запихал Илья Соловья в мешок, бросил в седло и поехал вместе с Добрыней и Алешей на двор княжеский. Только въехали на двор, князь велел Илью в темницу отправить.
        Не стал Илья противиться, только головой покачал, на Добрыню и Алешу глядя. Дал он увести себя в подземелье. А Добрыня и Алеша подступили к князю, говорят ему:
        - Мы Илье обещали, что ты простишь его, выходит, мы свое слово нарушили. Нехорошо так, князь. Отпусти Илью, извинись перед ним.
        Раскричался князь, ногами растопался:
        - Чтобы я, князь Владимир, да у какого-то мужика, у деревенщины, прощенья просил?! Не бывать тому!
        - Тогда прости, князь, мы тебе, чем могли, послужили, а дальше служить не можем, - поклонились князю и княгине Добрыня с Алешей и уехали из Киева.
        - Отпусти, князь, Илью, - попросила мудрая княгиня. - Гнев твой разум пересилил. Отпусти его, верни Добрыню с Алешей.
        - Вот еще! - задирает нос князь. - Без них обойдусь. Мало, что ли, богатырей у меня? Другие придут.
        Посадил он Илью в погреб, заковал в цепи, есть-пить не велел давать. Только княгиня Апраксия ослушалась князя. Тайно велела Илью Муромца поить медами и кормить с ее стола. Велела она ему одежду новую передать и шубу, чтобы не замерз он в погребе.
        Прошло три года. Прослышал злой Калин-царь, что у князя Владимира со двора богатыри ушли. Велит войско собирать большое, в поход на Русь идти.
        Впереди себя Калин-царь гонца посылает. Прискакал гонец в Киев, входит в палаты княжеские. Князю с княгиней не кланяется, шапку не снимает, кладет грамоту перед князем, и говорит ему такие слова:
        - Повелел тебе Калин-царь подмести улицы в городе, поедет по этим улицам Калин-царь с войском. Вели убрать дворы, а во дворах столы поставить, едой питьем накрытые, будут пировать во дворах воины Калин-царя. Сам же Калин-царь к тебе приедет, ты поставь во дворе княжеском столы, золотой посудой накрытые, поставь бочки с вином. Калин-царь пировать будет, а ты с княгиней будешь ему за столом прислуживать.
        Разгневался князь, велел казнить посла. А войско Калин-царя уже к Киеву подходит. Вышел князь на стену и ахнул: черным-черно вокруг города от шатров вражеских. От голоса вражьего у князя волосы на голове шевелятся, от костров врага в городе жарко.
        Пригорюнился князь, увидев такую силу несметную. Посылает он гонца к Добрыне Никитичу, зовет его на помощь. Отказался Добрыня.
        - У меня рука устала мечом махать, - говорит он гонцу.
        Посылает князь к Алеше Поповичу. Отказался Алеша.
        - Мне что-то в глаз попало, - говорит он гонцу.
        Совсем князь опечалился. Говорит княгине:
        - Смерть наша пришла, не иначе. Ты прости, не послушал я тебя, не послушал богатырей доблестных. Обиду свою слушал, а обида плохим советчиком оказалась. Отказываются мне богатыри служить, а Илью Муромца я сам погубил.
        Пошла княгиня Апраксия в погреб, вывела оттуда за руку Илью Муромца. Обо
        всем князю рассказала, как она его ослушалась, не дала загубить славного богатыря, не дала голодом его заморить.
        Кланялись князь и княгиня Илье, просили его помочь. Не хотел Илья спасать князя. Тогда сказала ему княгиня такие слова:
        - Не за князя прошу тебя вступиться, Илья Муромец, не за меня. За город Киев, за Русь заступись.
        Поклонился Илья княгине.
        - Спасибо тебе, княгиня Апраксия, жизнь ты мне сохранила. Нет у меня на тебя обид. Правильно ты говоришь, когда Руси опасность грозит, нужно ее спасать, все обиды откладывать.
        Опоясался Илья мечом Святогоровым, вышел на стены крепостные. Видит, воинов вражьих под стенами больше, чем пыли на дороге.
        Сел Илья на коня, поднялся на гору высокую, смотрит с горы в одну сторону: не видать края черным шатрам вокруг Киева.
        Посмотрел Илья на другую сторону, видит, стоят вдалеке, на горе хрустальной, высокой, шатры белые, возле шатров пасутся кони богатырские. Поскакал Илья к тем шатрам. А в шатрах сидят, пируют, Добрыня Никитич, да Алеша Попович.
        Обрадовались они тому, что Илья жив, стали его за столы звать, медами угощать.
        - Некогда, - говорит Илья, - братцы мои меньшие, меды распивать. Возле города Киева стоит войско громадное. Калин-царь войско привел, Русь разорить хочет. Должны мы помочь князю.
        Отказались богатыри идти князю на помощь, обиделись они на него. Как ни уговаривал их Илья, как ни корил их, не поехали.
        - У князя Владимира много есть слуг послушных, их он в погреба не сажает, вот пускай они и воюют с врагом.
        Рассердился Илья, вышел из шатра белого, свистнул к себе коня богатырского. Налетел он на врага, как сокол на серых уток, конем их топчет, копьем валит, мечом сечет, бьёт он силу вражью, как траву косит.
        Но Калин-царь хитрый был, он велел ямы копать тайные, сверху прикрытые, в одну из этих ям и свалился Илья Муромец вместе с конем. Говорит конь Илье голосом человеческим:
        - Глубоко копали ямы враги, мне с тобой, Илья, вместе не выскочить. Я один выскочу, может, тебе потом помогу.
        Выскочил конь из ямы глубокой, не дался врагам в руки. Илью в яме связали, повели к царю Калину.
        Посмотрел Калин-царь на Илью и сказал ему:
        - Много ты моих воинов положил, только я на тебя за то не в обиде. Ты садись со мной за стол рядышком, ешь с тарелок моих золотых, пей из кубков моих серебряных, прими от меня в подарок одежды богатые, прими от меня алмазы и золото. А за это ты, Илья Муромец, не служи князю Владимиру, служи мне, царю Калину.
        Ответил ему Илья Муромец:
        - Много я твоих воинов положил, и других положу. И тебя, царь Калин, тоже порублю. И не нужно мне твоих даров богатых, я дал слово Руси и князю Владимиру, им и буду служить верой и правдою!
        Порвал Илья веревки, которыми его связали, разбросал охрану и вышел из шатра Калина царя. Вышел, а на него сразу со всех сторон враги набросились. Огляделся Илья, нет у него оружия. Подхватил он ближнего врага за ноги, и стал бить татар татарином. И прошел он через все войско огромное, а навстречу скачет его конь богатырский, татар копытами топчет.
        Вскочил Илья в седло, заехал на гору, достал лук, что у седла был пристегнут, наложил стелу, прицелился хорошенько, и выстрелил. Полетела стрела к шатру на горе хрустальной. Пробила стрела стенки шатра шелковые, порвала стрела на груди у Добрыни Никитича кольчугу кованую, поцарапала грудь богатырскую.
        Проснулся Добрыня Никитич, рассердился, потом смотрит: стрела-то Ильи Муромца. Разбудил он скорее Алешу Поповича и говорит:
        - Стыдно нам спать, когда брат наш с врагом сражается.
        Сели они на коней и помчались на помощь Илье. И побили все войско вражье. Илья самого Калина-царя за ухо из шатра вытащил, хотел ему голову срубить. Потом передумал, отвез его князю Владимиру, пускай посмотрит, пускай потом народу покажет.
        Князь Владимир благодарил богатырей, подарками их одаривал, лучшие места им за столом достались. Калина-царя по городу повозили, народу показали и отпустили обратно в степи, он обещал князю дань платить.
        Пировали богатыри с князем и княгиней три дня и три ночи. И остались они в Киеве князю служить.
        Идет после пира по городу Добрыня Никитич, красавец, богатырь, в одеждах праздничных, самим князем подаренных. Идет он улочкой-переулочком, окликает его из окна красавица Марина Кондалаевна. Брови у Марины черны, как два соболя, косы у Марины длинны, как две реченьки, глаза у Марины как ночь бархатные.
        - Скажи мне правду, славный богатырь Добрыня Никитич, хороша я? спрашивает Марина.
        - Хороша ты, Марина, чудо как хороша! - отвечает Добрыня Никитич.
        - Если я так хороша, возьми меня замуж, полюби меня.
        - Не могу я тебя полюбить, не могу замуж взять, - отвечает Добрыня. У меня невеста Настасья Микулична, для меня лучше нее никого нет.
        Обиделась Марина, брови свела, в глазах молнии сверкают, просит Добрыню:
        - Подойди ко мне под окошко, Добрыня Никитич. Не суждено мне тобой любимой быть, так хотя бы поцелуй меня на прощание.
        Подошел Добрыня, поцеловал Марину и домой отправился. А Марина та была
        колдуньей. Добрыню она звала под окошко не для поцелуя прощального. Под окном у нее песок был насыпан. Как только ушел Добрыня, выбежала Марина, схватила ножище-кинжалище, вырезала следы Добрыни из песка, подцепила на лопату и дома в печь поставила. И приговаривает:
        - Горите вы, следочки, гори ты так же жарко, сердце Добрыни, от любви ко мне.
        Не успел далеко отойти Добрыня, как почувствовал, что сердце его влечет к Марине. Вернулся он, а на крыльце Марина стоит, насмехается:
        - Воротился ты, Добрыня, не по своей воле, по моему колдовству. Теперь, как воротился, так и превратись в быка.
        И превратился Добрыня в быка с золотыми рогами. Увидал он стадо гусей, потоптал стадо. Увидал стадо коров, перебодал стадо. Увидал табун лошадей, разогнал табун.
        А стада эти были его матушки. Бегут пастухи к матушке Добрыни, жалуются ей, что бык с золотыми рогами стада гоняет и топчет.
        - Не бык это, - догадалась матушка Добрыни. - Это сын мой, Добрыня.
        Ударилась она о землю, обернулась горностаем. Прибежала ко двору Марины, и говорит ей:
        - Ты моего сына в быка превратила, летай же ты за это сама сорокой, пока моего сына не вернешь в прежний вид.
        Обернулась Марина сорокой и полетела по полям. Нашла она Добрыню Никитича, стала ему говорить:
        - Я тебя обратно превращу, только ты жениться на мне обещай.
        Что ему делать? Пообещал Добрыня. Обернулся он обратно добрым молодцем. А хитрая Марина обернулась девицей. И сразу же Добрыню в сокола превратила, в клетку посадила. Сама ушла к свадьбе готовиться.
        Слуги на стол собирают. Добрыня и говорит им человечьим голосом:
        - Меня Марина околдовала, я вам всем заплачу хорошо, если вы мне поможете. Как попрошу я пить принести, принесите мне саблю острую.
        Приходит Марина, просит ее Добрыня:
        - Пить я хочу, сделай меня ненадолго человеком, попью, и опять превратишь меня в сокола.
        Превратила его Марина в добра молодца. Добрыня попросил пить принести, а слуги ему саблю острую несут. Увидела это Марина, испугалась, заплакала, прощенья просить стала. Простил ее Добрыня, только слово с нее взял, что она зла никому больше делать не будет.
        Сам же Добрыня Никитич попрощался с невестой своей, Настасьей Микуличной, и поехал на заставу, с Ильей Муромцем границу охранять. Алеша Попович остался в Киеве, князь его попросил: боялся после Калина-царя в городе без богатырей оставаться.
        Прошло три года, нет вестей от Ильи и Добрыни. Стал Алеша свататься к Настасье Микуличне. Отказала ему Настасья Микулична, она Добрыню Никитича ждала.
        А у Алеши от любви к ней рассудок помутился, ни о чем больше думать не может, даже про дружбу позабыл.
        Поехал Алеша вроде как на заставу, а сам свернул в ближайший лесок. В речке купался, ягодой лакомился, три дня в лесу просидел. Потом приехал в Киев, говорит князю, что лежит Добрыня убитый в чистом поле, вороны его косточки растащили. Стал просить он князя посватать за него, за Алешу Поповича, Настасью Микуличну.
        Князь думал, что Добрыня и вправду погиб, послал сватов. От сватов княжеских как отказаться? Согласились родители Настины отдать дочку замуж за Алешу Поповича.
        Готовится в Киеве к свадьбе веселый Алеша Попович, готовится грустная Настасья Микулична, в окно с надеждой смотрит, ждет своего Добрыню.
        А Добрыня Никитич с Ильей на заставе стоит. Мимо едет купец Василий Казимирович, везет с собой телег с серебром и золотом множество, стада коров гонит тучею, коней ведет табунами.
        - Куда это ты с Руси столько добра везешь? - спрашивают его богатыри.
        - Везу я от князя Владимира дань царю Батуру за двенадцать лет.
        - Поворачивай ты обратно, мы сами к царю Батуру съездим, - говорят ему богатыри. - Мы не ему дань за двенадцать лет отвезем, мы с него дань возьмем.
        Сели Илья с Добрыней на коней богатырских, только их и видели. Первый скок за лесом видели, второй скок за морем видели, а третий скок уже никто и не видел. Уже у царя Батура богатыри были. Вошли они в шатер его, стражу отпихнув, стали с царя Батура дань требовать.
        - Такого я никогда не слышал, - рассердился царь Батур. - Чтобы с меня, в моем шатре, дань требовали!
        - Тогда выходи со мной биться, - говорит Илья Муромец, вынимая меч Святогора.
        - Не буду я с тобой на мечах биться, - отказался хитрый царь Батур. давай лучше в шахматы с тобой сыграем.
        - В шахматы ты с моим братом сыграй, с Добрыней, - отвечает Илья.
        Сели играть в шахматы царь Батур и Добрыня, обыграл Добрыня Батура. Еще больше рассердился царь Батур.
        - Давай еще раз сыграем! - кричит. - Если проиграешь - уедете отсюда!
        Согласился Добрыня, еще раз выиграл. Опять злится царь Батур.
        - Пойдем в поле, из лука стрелять, кто в дуб попадет, что за морем на горе растет, тот и выиграл! Я попаду, - вы уходите. Ты попадешь, - я дань плачу!
        - Из лука стрелять это мне по плечу, - сказал Илья Муромец, и пошел в поле с царем Батуром.
        Взял царь Батур лук, пустил стрелу, не долетела стрела. Пустил он вторую стрелу, в гору попала стрела. Пустил он третью стрелу, в море стрела утонула. Бросил лук на землю царь Батур и растоптал его от злости. Тетиву сорвал, и ею штаны себе подпоясал.
        Снял с плеча лук Илья Муромец. Натянул тетиву, да так, что тетива загудела, даже в ушах у всех зачесалось. Выстрелил он, и лук пополам сломался. Стрела перелетела через море, попала в дуб, разнесла его на щепочки.
        - Плати дань, царь Батур! - говорят Илья с Добрыней. - Ты обещал!
        - Не заплачу! - закричал злой царь Батур и захлопал в ладоши.
        Набежало тут татарских воинов великое множество, и бросились все разом на богатырей.
        Встали Илья с Добрыней спина к спине, как пошли косить врагов не считая, пыль дорожная столбом встала. А как пыль осела, увидел царь Батур, что лежит его войско все побитое. Взмолился он, пощады просить стал. Упал на колени перед богатырями, подписал обещание сто лет дань киевскому князю Владимиру исправно платить.
        Вернулись на заставу Илья и Добрыня, везут от царя Батура дань князю киевскому. Велят купцу Василию Казимировичу отвезти ее в Киев. Говорит им Василий Казимирович:
        - Я так думаю, что в Киев нужно поехать самому Добрыне. Его невесту Настасью Микуличну замуж за Алешу Поповича князь выдает. Алеша Попович обманул всех, сказал, что умер Добрыня, а косточки его вороны растащили.
        Сели Илья с Добрыней на коней и поехали в Киев. Купец Василий Казимирович следом едет, с двумя обозами дани.
        Приехали Добрыня и Илья в Киев, а на княжеском дворе свадьбу играть готовятся, за столом пируют. Добрыня с Ильей переоделись скоморохами, взяли гусли, дудки, бубны, на лица маски надели и прошли на двор, слуг оттолкнув.
        - Почему это вы, скоморошина, слуг моих толкаете?! - рассердился князь. - Пришли на пир, так играйте нам на гуслях.
        Сел Илья за печкой, а Добрыня взял гусли и заиграл на них. Да так заиграл, что все заслушались. Когда закончил, сам князь Владимир поднес ему кубок с вином. Просит его Добрыня:
        - Можно я, князь, твой кубок передам тому, кому сам захочу?
        Разрешил ему князь, тогда Добрыня кубок этот отправил Настасье Микуличне. Сам незаметно положил в кубок перстень золотой, который она ему и подарила. Выпила Настенька кубок, увидела на дне перстень и говорит князю:
        - Не пойду я, князь, за Алешку. Мой настоящий муж напротив меня сидит, жив он, в скомороший наряд одет.
        Сбросили наряд скомороший Добрыня и Илья, стали князя корить за то, что он чужую невесту Алеше посватал. Князь Алешу ругать взялся за обман.
        Добрыня с Настасьей Микуличной обнимаются, встрече радуются. Илья Муромец Алешу Поповича вывел за ворота, да штаны с него сняв, как старший брат крапивой отстегал, чтобы врать неповадно было. Просил прощения Алеша у братьев своих старших.
        Лучше уж не надо никому такой свадьбы, как у Алеши получилась. Он после этого три дня стоя ел, сесть не мог.
        Только сыграли свадьбу Добрыни Никитича и Настасьи Микуличны. Поехали они к матушке Добрыни в гости. Алеша Попович в Ростов отправился, другую невесту искать. Тут и нашептали князю Владимиру завистники, которые славе Ильи Муромца завидовали, что Илья грозился князя из Киева выгнать, а сам князем стать.
        Рассердился князь, разгневался, велит Илье Муромцу уехать из Киева. Послушал его Илья, только обиделся, что князь наговоров послушался. Уехал Илья в Муром, в село Карачарово, к отцу-матери. Стал им в хозяйстве помогать, землю пахать.
        Услышало Идолище поганое про то, что Илью Муромца из Киева изгнал князь Владимир, а Добрыня Никитич и Алеша Попович уехали сами. Стало Идолище поганое войско собирать.
        И вошло с огромным войском в Киев. Князя и княгиню из терема выгнало, велело им на кухне обеды ему готовить. Грозит Идолище поганое казнить их назавтра.
        Илья Муромца сердцем беду чувствует. Собрался он, поехал в Киев. Встретил возле города старика нищего. Рассказал нищий о том, что в городе происходит. Илья попросил его поменяться с ним одеждой. Нищий надел одежду богатырскую, а Илья надел его лохмотья нищенские и пошел в Киев.
        В таком виде его татары в ворота городские не глядя пустили. Вошел он на двор княжеский и давай кричать криком богатырским:
        - Подай, князь Владимир, милостыню!
        Услышал князь Илью, отпер окно кухонное, впустил Илью. Стал просить прощения у него за то, что поверил наговорам. Простил его Илья, прошел в палаты княжеские.
        А в палатах княжеских сидит Идолище поганое. Не на скамье сидит, сидит посреди стола праздничного. Голова у него, как пивной котел, глаза, как тыквы огромные, зубы, как сабли турецкие, кривые и острые.
        - Пришел я, Идолище, посмотреть на тебя, - говорит Илья.
        - Смотри, я не гоню, - отвечает Идолище.
        - Я принес тебе, Идолище поганое, весточку от Ильи Муромца. Обещал он тебе голову оторвать, бока наломать.
        - А велик ли ростом Илья? - спрашивает Идолище.
        - Ростом он с меня, - ответил Илья.
        - Много ли хлеба он ест?
        - Хлеба он ест один ломоть.
        - Много ли пива пьет Илья?
        - Пива он пьет одну чарку.
        Расхохоталось Идолище:
        - Куда Илье со мной равняться! Я выше него на три головы, я хлеба разом съедаю мешок, я пива разом пью три ведра, а мясо ем, так быка целиком. Положило бы я Илью на одну ладонь, да другой бы его и прихлопнуло.
        Отвечает ему Илья:
        - Была у меня свинья прожорливая, так ее давно уже сварили. И тебе следом пора.
        Схватило Идолище со стола нож большой и бросило в Илью. Илья уклонился, нож в двери попал, двери вышиб, дверями на улице сорок татар убило.
        Илья снял с головы шапку и бросил в Идолище, попал ему прямо в рот, Идолище со стола и кувырнулось. Илья Муромец подхватил его за ноги и пошел на улицу татар из города выметать. Он идет по улицам, Идолищем размахивает, новую палицу нахваливает.
        Вымел всех татар из города, освободил Киев, а Идолище схватил за ногу и забросил на высокую гору. Оно оттуда до сих пор слезть не может.
        Стал князь благодарить Илью, спрашивать, чем наградить его. Отвечал Илья:
        - Ты пируй, князь, празднуй, а мы с Добрыней Никитичем и Алешей Поповичем на заставу поедем, будем рубежи охранять.
        Пока богатыри на заставе стоят, можете спать спокойно: нет врагам места в наших краях. А наград нам не нужно.
        Стояла бы крепко земля Русская.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к