Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Меньшов Виктор: " Наследство Или Промежуточное Состояние " - читать онлайн

Сохранить .
Наследство, или Промежуточное состояние Виктор Меньшов
        #
        Меньшов Виктор
        Наследство, или Промежуточное состояние
        Меньшов Виктор
        Наследство, или Промежуточное состояние
        Пьеса
        В пьесе обитают:
        Понт - он же Пантелеймон Евстафьевич
        Кузьмич - он же Иван Кузьмич
        Колюня - Колюня - это Колюня

1-й парень

2-й парень
        Мальчик

1-й милиционер

2-й милиционер
        Сантехник
        Оля
        Участковый
        На авансцену выходит старик. С другой стороны - второй, на середине встречаются. Один - обветшалый интеллигент, второй - отставник (галифе, сапоги).
        Интеллигент:
        - Ивану Кузьмичу - почет и уважение!
        Кузьмич:
        - И вам здравия желаю, Пантелеймон Евстафьевич!
        Пантелеймон:
        - Было когда-то здравие, Иван Кузьмич, а теперь одни воспоминания остались.
        Кузьмич:
        - Что, похужало?
        Пантелеймон:
        - Да куда уж теперь хужать-то? Вроде, как и некуда. Онкология аргумент неоспоримый.
        Кузьмич:
        - Так ты, Пантелеймон Евстафьевич, так не поддавайся. Ты лекарства какие попей. Вон и в газетах пишут, что есть средства...
        Пантелеймон:
        - Милый вы мой, да если и есть эти средства, то у меня на них средств не хватит.
        Кузьмич:
        - Что ж это за жисть проклятая такая, что нам на старости лет приходится здесь стоять?
        Пантелеймон:
        - Да при чем тут жизнь? Это мы, наверное, такие несуразные, приспособиться не умеем.
        Кузьмич:
        - Всю жизнь жили, не приспосабливались, а тут нате вам. Нет, Пантелеймон Евстафьевич, никак я не могу согласиться с Вами. Это ж такую страну развалить! Такую махину!
        Пантелеймон:
        - Ладно, Иван Кузьмич, давайте наши дебаты отложим на потом, а то вон люди пошли, а мы время теряем. (Достает из пакета несколько брошюрок). Граждане! Обратите внимание! Первые издания футуристов! Граждане, не забывайте о пище духовной! Ценность культуры, есть ценность непреходящая! Первые издания футуристов в России!
        Кузьмич:
        - Часы "Командирские"! Противоударные! Пылевлаго! Точнее точного! Граждане, купите! Покупайте, товарищи! Время стоит ваших денег! Часы командирские!
        На авансцену вываливается детина в рваном комуфляже, тельнике, с палочкой. Это - Колюня.
        Колюня:
        - Эй, люди - сволочи! Нагребли - нахапали, поделитесь с солдатиком! В Афганистане сражался, в Приднестровье кровью плевался, у таджика горе мыкал, дрался за Азербайджан, а после защищал армян. Трижды оцинкованный, изнутри просвинцованный, снаружи татуированный, вчера напоили, сегодня не опохмелили! Не на жизнь, на хрена мне она такая сдалась! На водку, чтоб глаза залить, да жизни этой не видать! Господа касатики, быстренько все помогли солдатику! Если он во время не опохмелится, то беда случится!
        Пока он блажит, к Пантелеймону подходит парнишка, что-то покупает. Парнишка отходит, надвигается Колюня.
        Колюня:
        - Дед, ты в бога веруешь?
        Пантелеймон:
        - Ну, как сказать?..
        Колюня:
        - Как, как, как есть, так и говори. Впрочем, обличьем ты православный, значит веруешь. А бог он, что? Он велел делиться. Ну?
        Пантелеймон (растерянно):
        - Что - ну?
        Колюня:
        - Что, что. Деньги давай, старый пердун, вот что.
        Пантелеймон:
        - Но это же мои деньги!
        Колюня (вырывая деньги):
        - Были твои, дед. И молчи!
        Подскакивает Кузьмич.
        Кузьмич:
        - Ты что же это такое вытворяешь?!
        Колюня:
        - А это еще что за гренадер?! О! Вся грудь в планках орденских. Да у меня таких планок, если хочешь знать, хоть на жопу вешай, места не хватит. Воякааа, тоже мне. Часы он именные торгует. Подумаешь! У меня вот, Президентом дареные. Хошь - за поллитру отдам? Он хоть и Президент, а дурак. На хрена он часы подписывал? Только вещь испоганил, гад. Теперь не покупают, боятся - ворованные. Ну вы, старе-берем, быстренько заткнулись оба, а не то...
        Подходят два парня.

1-й парень:
        - Что тут у вас? Кузьмич, в чем дело?

2-й парень:
        - Ты, малый, чего наших дедов обижаешь? Может по силам себе кого подберешь?
        Колюня:
        - Это тебя-то, что ли?

1-й парень:
        - Постой, постой... Я тебя знаю. Мы же тебя на бэтээре в Карабахе раненного вывозили, когда азики в атаку пошли. Тебя Николаем зовут, так?
        Колюня:
        - Ну, так. Только тебя я не помню, но все равно, спасибо, что не бросили. Было такое дело. И где только знакомых не встретишь!

1-й парень:
        - А здесь-то как? Откуда? Ты же из Костромы?
        Колюня:
        - Да долго рассказывать. Все воевал. Пока воевал, у меня квартирку прибрали. Попал в плен, все, что на черный день скопил, все и вылетело. Свобода теперь дорогая...

2-й парень:
        - Ладно, мужик, ты отдай деньги деду, и пойдем, попробуем тете помочь.
        Колюня:
        - Помошничек, тоже мне. Пошли бы вы ребята. А деньги эти - мои. Хрен вам всем. И вам и деду. Ну, чего лупитесь? Мне похмелиться надо. Я вас за похмелку всех пополам перекушу! Ну, кто первый?
        Появляется мальчик, с ним два милиционера.
        Мальчик:
        - Вот этот вот, который с палкой, он у этого старика деньги отнял, я сам видел...
        Кузьмич:
        - Ну, что, герой? Доигрался?
        Колюня:
        - Да ты-то, сапог старый, хоть заглохни. Как там про вас говорят? "Как надену портупею, так тупею и тупею..."

1-й милиционер:
        - Ну ладно, разрезвился. Пошли.
        Колюня:
        - Куда пошли? А, может, я не хочу?!

2-й милиционер (помахивая дубинкой):
        - А мы поможем!

1-й милиционер:
        - Так как? Сам пойдешь, или помочь?
        Пантелеймон:
        - Вы извините, ошибка получилась. Я деньги ему сам дал. Это мой племянник, приехал из Костромы, за наследством...

1-й милиционер:
        - За каким еще наследством?
        Пантелеймон (достает бумажку):
        - Видите ли, я болен. Очень. Вот справка. Онкология. Вторая группа. Меня разрезали и обратно зашили. Поздно, говорят. Вот я племянника и вызвал, чтоб он ухаживал за мной, а я ему квартиру в наследство и все, что есть оставлю. Нет больше у меня никого. Так что вы уж извините нас, пожалуйста.

2-й милиционер:
        - А ну-ка, племянничек, предъяви паспорт.
        Колюня:
        - Меня, между прочим, Колюня зовут. А паспорт на, смотри, он для того и сделан, вместо фотоальбома.

1-й милиционер:
        - Ты всегда такой разговорчивый?

2-милиционер:
        - Фу. Ты что, на паспорте суп ел, что ли?
        Колюня:
        - Отвечаю в порядке поступления вопросов: Я такой разговорчивый только сегодня, в честь наследства. А на паспорте я сало кушаю...

1-й милиционер:
        - Давайте-ка мы вас обоих домой проводим. Посмотрим, что там за наследство?
        Пантелеймон:
        - Вы что, нам не доверяете?

2-й милиционер:
        - Скажем, что не Вам. И вообще, давайте проедем. Так куда ехать-то, если не передумали?
        Пантелеймон:
        - В моем положении передумывать - только время терять, а мне его терять никак нельзя.

1-й милиционер:
        - Ну, тогда поехали, да поскорее. У нас тоже делов хватает.
        Колюня:
        - Чур, я впереди, меня сзади укачивает...

2-й милиционер:
        - Смотри, как бы тебя спереди не укачало!
        Колюня:
        - Ну, вот и поговорили.
        Уходят.

1-й парень (Кузьмичу):
        - Ты чего же, дед, ничего не сказал?
        Кузьмич:
        - А что я мог сказать?

2-й парень:
        - Чего ты привязался? Он-то тут при чем? А твой дружок, ну совсем того. Нашел, кого взять: это же головорез из головорезов.

1-й парень:
        - Это точно. Мы его раненого подбирали. Он из наемников, за деньги воевал.

2-й парень:
        - А ты что, там за Родину сражался. Что ли?

1-й парень:
        - Да я только за одних, а он, то за тех, то за других.

2-й парень:
        - А по мне "черные" они и есть "черные". Что те, что эти, один черт. А дружок твой точно рехнулся.
        Кузьмич:
        - Да не трави ты душу! Без тебя тошно. Ну, времена, ну...

1-й парень:
        - Да ладно, не бери в голову. Ежли что - поможем.
        Все расходятся.
        Квартира Пантелеймона. Стол у окна. Пишущая старая машинка. Стеллажи с книгами. Кровать в углу. Стол и табуретка. Входят милиционеры, Пантелеймон, Колюня.

1-й милиционер:
        - Да, наследство-то не очень, чтоб очень.

2-й милиционер:
        - А ты думал он с больших достатков на рынке книжками торгует?
        Колюня:
        - Чтоб вы понимали, лимита несчастная. Да вы знаете, сколько сейчас такая квартирка стоит? Шмотки - это все ерунда. Главное - метры, да побольше. А метров здесь приличненько. За такую фатеру нынче и порешить некоторые фармазоны могут. Да, дед? А, может, мне обратно в Кострому, чтоб тебе спокойнее. Не передумал, дед?
        Пантелеймон:
        - А чего мне передумывать? Кроме тебя у меня родни нет, как не было. Кто же ухаживать за мной будет? И какой я тебе дед? Это болезнь меня потрепала, а так я еще не старый, мне всего за 50 чуток. И не дед я тебя дядя.
        Колюня:
        - Не, я тебя все одно дедом буду величать.
        Пантелеймон:
        - Ты же мне племянником приходишься, какой такой я тебе дед?

1-й милиционер:
        - Ну, вы кто кого как называть будет, после разберетесь, а нам некогда, у нас служба. И что-то не нравишься ты мне, парень. Ох, не нравишься!
        Колюня:
        - Это просто ты меня в голом виде не рассматривал...

2-й милиционер:
        - Ты смотри, слишком много скалишься. Я тебя предупреждаю...
        Колюня:
        - А что? В угол поставишь?

1-й милиционер (Пантелеймону):
        - Все. Кончился базар. А Вы, уважаемый, проследите, чтоб прописку временную, дарственную и все такое прочее, чтоб в течение трех дней оформили. У Вас участковый Воропаев? Ну вот, мы с ним друзья-товарищи. Я его лично попрошу, чтоб он проследил. (Кивает на Пантелеймона). - Если гражданину, к примеру, надоело каждое утро просыпаться и он решил избавить себя от этой процедуры, то это его, гражданина, личное дело. А наше дело проследить, чтоб потом нераскрытое преступление на нас не зависло. (Колюне). - Доступно объясняю? Ну, вот так и порешим. Покеда!
        Милиционеры уходят.
        Колюня осматривается. Замечает на стене карту.
        Колюня:
        - Понт Эв-ксин-ский - и что сие означает? Что-то очертания знакомые, а вот название какое-то басурманское...
        Пантелеймон:
        - Это же Черное море. Греки его так называли: Понт Эвксинский. Красиво!
        Колюня:
        - Слушай, дед, а как тебя звать полностью?
        Пантелеймон:
        - Полностью? Если полностью, то Пантелеймон Евстархиевич.
        Колюня:
        - Ни хрена себя! Ты, извини, дед, но пока это выговоришь - жизнь закончится. Давай я тебя буду звать Армагеддон Скипидарыч! Заковыристо почти так же, а слова знакомше, а?!
        Пантелеймон:
        - А, а... а причем тут Скипидарыч?
        Колюня:
        - А ни при чем! Просто удобнее. Да ты не обижайся, дед! Не нравится, мы другое название тебе дадим. Во!!! Давай мы тебя Понтом будем звать, годится? Как карту твою, и на Пантелеймона опять же похоже. Ну, давай, дед, соглашайся, а то я тебя так и буду дедом звать. Мне такое заковыристое имечко вовек не сказать.
        Пантелеймон:
        - Да ладно, если Вам так удобнее...
        Колюня:
        - Удобнее, удобнее, дед, не сомневайся.
        Понт:
        - А как Вас величать прикажете?
        Колюня:
        - Да зови меня, Понт, просто Колюней.
        Понт:
        - Как же я Вас так называть буду? Вы взрослый человек, Вам уже под сорок, по крайней мере, лет 35 точно будет.
        Колюня:
        - Это ты. Понт, точно, прям, не ходи к цыганке. Только я к моим годам не только денег, но имени себе не нажил. Так что ты, Понт, вспоминай меня, как Колюню. Спасибо, не заложил ты меня, а не то быть неприятностям. (Вытаскивает из кармана смятые деньги, кладет на стол, идет к дверям). Так что, Понт, будь здрав!
        Понт:
        - Куда же Вы,.. Колюня? Вы слыхали, что милиция сказала?
        Колюня:
        - Да ты, дед, взаправду с глузда съехал! Ты что же - может, усыновишь меня?
        Понт:
        - Ну, для этого возраст не подходит. А вот прописать временно, - это можно подумать...
        Колюня:
        - Ага, и квартирку подарить со всеми потрохами...
        Понт:
        - Допустим, потроха-то не бог весть какие...
        Колюня:
        - Это ты так не скажи, Понт. Мы хоть люди и простые, но знавали и лучшие времена и в библиотеках кое-что понимаем. Так что потроха на ценителя очень и даже очень. Не меньше, чем квартирка, потянут...
        Понт:
        - Если уж Вы такой ценитель, тем более имеет смысл остаться. А насчет квартирку подарить - это мы утром будем посмотреть. А сейчас давайте пообедаем, да пойдем хлеб насущный добывать. И в бега ударять не советую. У вас есть резон в этом городе остаться. В других краях с Вашим ремеслом много не заработаешь...
        Колюня:
        - Это с каким таким ремеслом?
        Понт:
        - С Вашим, уважаемый, с Вашим...
        Вечер. Там же. Колюня и Понт. На столе газета. На газете - молоко, хлеб. Ужинают.
        Колюня:
        - Дед...
        Понт:
        - Мы же договорились, Колюня.
        Колюня:
        - Виноват, Понт, а скажи мне, ты хотя бы знаешь примерно, сколько стоит твоя квартира? Знаешь?
        Понт:
        - Допустим, примерно, знаю.
        Колюня:
        - А ты знаешь, в таком случае, сколько стоит "замочить" такого малохольного, как ты?
        Понт:
        - "Замочить" - это убить, что ли?
        Колюня:
        - Угадал, правильно.
        Понт:
        - Время, такое, скоро все по фене говорить будем. У нас теперь как? Все по-русски со словарем, матерный в совершенстве.
        Колюня:
        - Ладно, Понт, давай спать ложиться. А то я находился сегодня. Как только тебя ноги держат? А ты ничего, дед, жилистый. Бегаешь, как лось весной.
        Понт достает раскладушку. Колюня уходит. Спускается в унитазе вода. Входит Колюня, отряхивается.
        Колюня:
        - Ты бы хоть предупредил, что ли, что у тебя в обратном направлении в туалете воду спускают. Этто ж надо же! Тьфу! Не поймешь: ты помочился, или на тебя помочились.
        Понт:
        - Извините, Колюня, я забыл Вас предупредить. Завтра утром придет сантехник.
        Колюня:
        - А до утра что - в окно ходить прикажете?
        Понт:
        - До утра, Колюня, можно и потерпеть.
        Колюня:
        - Вот так всю жизнь. Все время что-то терпим. Прямо не страна, а дом терпимости. Живешь кое-как: потерпи, казак. Ранили, потерпи, пока в госпиталь доставим, в госпитале, потерпи, милый, у нас обезболивающее кончилось, все терпи, да терпи...
        Понт:
        - Колюня, да Вы в душе философ, оказывается.
        Колюня:
        - Просто иногда меня волнуют некоторые вопросы социума... Скажем так. И вообще, давайте спать, раз до утра терпеть надо.
        Укладываются. Гасят свет.
        Колюня:
        - Понт, ты что, работал в яслях?
        Понт (полусонно):
        - Почему в яслях?
        Колюня:
        - Так это там вместо одеяла пеленки дают. Ты подсказал бы хоть, что этим носовым платком накрывать? Пятки или пупок? Как-то все вместе не получается.
        Понт:
        - Можете взять мой плащ с вешалки.
        Колюня встает. Приносит плащ.
        Колюня:
        - Черт, куда-то ногу засунул! (Пыхтенье, треск).
        Понт:
        - Что случилось, Колюня?
        Колюня:
        - Ничего, Понт. Это я ногу, оказывается, в карман засунул...
        Понт:
        - А что трещало?
        Колюня:
        - Да что ты волнуешься? Дыши ровно! Это я потянул тут за рукав...
        Понт:
        - Ну и что произошло?
        Колюня:
        - Что да что! Безрукавка произошла, вот что. На фига тебе, Понт, летом плащ, а?
        Понт:
        - Дело в том, что этот плащ на все случаи жизни.
        Колюня:
        - Ты что же, в нем и зимой будешь ходить?
        Понт (после паузы):
        - Ходил, Колюня. Теперь уже, наверное, больше не буду. Давай спать, ладно?
        Утро. Понт за столом, читает, что-то помечая карандашом. На столе кофейник. Колюня на раскладушке, подогнув колени, укрывшись до подбородка.
        Колюня:
        - Ну, Понт, чтоб тебе так спалось.
        Понт:
        - Вставайте, Колюня, скоро должен придти сантехник.
        Колюня:
        - Подумаешь, президент какой! Служил я у одного президента, это который мне часы подарил, в личной охране, было это в одной бывшей советской хлопковой республике. Так он, пала (?), по утрам к нам в исподнем выходил и велел ему честь отдавать.
        Понт:
        - Да ведь это мерзко!
        Колюня:
        - А чего там мерзкого? Ну, откозыряли и делов-то! Да за такие деньги, как он платил...
        Понт:
        - Мне вообще не понятно, как можно отдать честь. Честь - она или есть, или ее нет, другого состояния просто быть не может. Есть вещи, которые не имеют промежуточного состояния. У нас в роду был наказ, из поколения в поколение: "Жизнь - царю, слава - Отечеству, честь - никому!"
        Колюня:
        - Складно говоришь, Понт. Только что ж ты на рынке барахлишком при таким раскладах торгуешь? Что ж на баррикады не идешь, ты же умный мужик, ты же видишь, что обманывают нас. Что же не объясните людям, что к чему, а?!
        Понт:
        - Это разговор особый, Колюня. Не все так просто. Это, наверное, потому, что мы все живем в промежуточном состоянии...
        Звонок в дверь. Входит сантехник. Понт уводит его в туалет. Оттуда бормотание. Потом громкий спор. Выходят рассерженный сантехник и смущенный Понт.
        Колюня (встает в одеяле):
        - Об чем шум, мужики?
        Понт:
        - Да вот, в цене не сошлись...
        Сантехник:
        - Ничего себе не сошлись! Да за такие деньги я из дома на улицу не выйду.
        Понт:
        - Между прочим, если уж на то пошло, то Вы выходите на работу, получая зарплату.
        Сантехник:
        - Ты чо, дед? За зарплату никто и при советской власти не работал, а сейчас подавно.
        Понт:
        - Ну, если и сейчас с нас помимо зарплаты будут требовать, то...
        Сантехник:
        -Да пошел ты, праведник хренов, Видали мы...
        Колюня:
        - Ты бы пошел, Понт, на кухню. Кофе подогрел бы, а мы тут с коллегой кое-что обсудим.
        Понт:
        - Что тут обсуждать (машет рукой, уходит)...
        Колюня:
        - Ты просто не умеешь вести научные диспуты. (Сантехнику) - Ну что? Пойдем?
        Сантехник:
        - Чего я там не видел?
        Колюня:
        - А вот чего не видел, то я тебе и покажу. (Сбрасывает одеяло. Здоровенный, весь в шрамах и наколках). - Пойдем, мужик, не нервируй меня. В твоей ситуации самое правильное - расслабиться и получить удовольствие.
        Сантехник:
        - Ты чего, мужик? Не буду я ничего делать, и не пойду я никуда!
        Колюня:
        - Бууудешь! Еще как будешь! Видал я таких-то. Таких я пучками об колено ломаю. Не будет он делать! Скааажите! Да ты по моей команде не только унитаз будешь ремонтировать, ты моему деду, в виду его слабого здоровья, будешь по моему звонку прибегать жопу вытирать, понял?!
        Сантехник:
        - Не будууу!
        Пытается убежать. Колюня хватает его, запихивает в туалет. Шум, крик, спускают воду. Тишина. Вбегает Понт.
        Понт:
        - Что случилось? Почему тихо? Где вы? Откройте немедленно! Почему вы в туалете заперлись?
        Открывается дверь в туалет, выходят Колюня и сантехник.
        Колюня:
        - Все в порядке, Понт. Не нервничай. Тебе нельзя. Товарищ все сделал в лучшем виде, совершенно добровольно и совершенно бесплатно, заметь, Понт.
        Понт:
        - А почему он мокрый и молчит?
        Колюня:
        - Мокрый? Так это товарищу надо было после работы умыться? Ну, вот он и умылся. Ой! А вот я не знаю, почему он мокрый. Его, наверное, надо было погулять вывести, но он не просился. Маленький еще, наверное. А почему молчит? Так это от жадности. Я же говорил: не пей много. Да выплюнь ты эту воду! Она же невкусная...
        Сантехник убегает.
        Понт:
        - Зря Вы его так, Колюня.
        Колюня:
        - Ну, конечно! Надо было его вежливо попросить. На коленках. А я не умею на коленках. Все, Понт! Разговор окончен. Вопрос исперчен, и давай пить кофий, только я портки одену.
        Пьют кофе.
        Колюня (оглядываясь):
        - А ничего фатера у тебя, Понт. Дааа, так долго ждать я не могу. Давай, Понт, историю болезни писать на тебя.
        Понт:
        - Какую историю?
        Колюня:
        - Какую! Немазаную сухую, вот какую. Давай думать, чем болеешь, отчего помереть желательно.
        Понт:
        - Кому желательно? Мне желательно?
        Колюня:
        - Да не тебе, конечно. Тебе-то это вовсе не желательно, я понимаю. Мне желательно, чтоб ты помер быстрее и чтоб мне не отвечать. И без диагноза здесь никак.
        Понт:
        - А с диагнозом?
        Колюня:
        - А с диагнозом, запросто. Вот отвечай: астмой не страдаешь?
        Понт:
        - Вроде, нет.
        Колюня:
        - Ты мне давай без всяких там вроде. Чтоб точно отвечал. Мне только подтвержденные диагнозы нужны.
        Понт:
        - А если б я болел астмой?
        Колюня:
        - Если бы да кабы, выросли б во рту грибы. И стал бы не рот, а целый огород... Если бы у тебя, Понт, была астма - это решило бы все наши проблемы сегодня же ночью. Подушку на нос и астматическая асфикция. Естественней смерти не бывает.
        Понт:
        - Но у меня нет астмы...
        Колюня:
        - Сразу вспомнил. А сердечная недостаточность?
        Понт:
        - Да нет у меня сердечной недостаточности!
        Колюня:
        - А жаль! А то бы вот тут нажать, тихо мирно в мир иной. Да, Понт, придется с тобой повозиться. Трудное будет наследство. Ну да ничего! Эпилепсией не страдаешь? Травмы, ушибы головы, сотрясения мозга не было?
        Понт:
        - Зря стараетесь, Колюня. Ничего у меня не было. Я в основном здоров. Как бык. Я даже насморком ни разу в жизни не болел. Вот до этих до самых пор...
        Колюня:
        - До этих пор, до этих пор. Тоже мне, покойник, фигов. До сих пор не болел, так и сейчас держись. Ты же мужик. Я сам вдоль-поперек резаный, свинцом до ушей нашпигованный. Легкое оттяпали, почки как не бывало. И ничего! Живу. И ты, Понт, не сдавай. Живи, сколько положено. Главное, самому себе ее, безносую, не накликать, понял? А врачи, что врачи? Что они понимают? Мне вон сколько говорили: не жилец, не жилец. Хрен вам всем, трубки клистерные, живу. Понимаешь ты, Понт? ЖИ-ВУУУ!!!
        Понт:
        - И Вы, Колюня. Предлагаете сделать вид, что ничего не случилось, и жить дольше, как ни в чем не бывало? Но это же философия страуса.
        Колюня:
        - Жить - это философия смелых. Философия страуса - смириться с неизбежным и покорно ждать смерти. Так она и так мимо нас не пройдет. В таком случае все предопределено от рождения. Что ж ты до болезни жил, а не смерти ожидал?
        Понт:
        - Ну не могу я, Колюня, жить растительной жизнью. Одним днем, не думая о завтрашнем.
        Колюня:
        - Вот я вижу, что до болезни ты много думал о завтрашнем. Детей кучу нарожал.
        Понт:
        - Да как Вы смеете!
        Колюня:
        - Смею, Понт. Смею. Правда она и есть правда. Ты же всю жизнь этой самой жизни боялся, потому и не женился, и детей у тебя нет. И пришла болезнь, она одному, как наказание, горе, а тебе вроде как оправдание. Избавление.
        Понт:
        - Перестаньте! Прекратите!
        Колюня:
        - А что, я сказал неправду?!
        Понт:
        - Да нет. Увы, правду. Наверное, правду. Я сам до конца не знаю. Да и кто знает? Для одного жизнь - праздник. Радость. А для такого, как я сплошное мучение, покаяние за грехи, в которых не грешен. Желания, осуществить которые мешает рафинированное сознание. Я, например, всю жизнь хотел собаку иметь. Но прочитал у кого-то, что он не заводил собаку, так как она должна была обязательно умереть раньше, поскольку живет меньше. И я хотел завести собаку, когда буду старым, когда шансы мои и собаки будут равными. Когда я заболел, я хотел сразу взять собаку, но подумал, что если я умру раньше, кто позаботится о ней? И тогда пришло ощущение безысходности бытия, предопределенности. Пришло чувство усталости и безразличия к оставшейся жизни. Все, что будет, уже было когда-то. Было. И ничего не ново в жизни. Даже перестройка и новоявленная Российская демократия. И жизнь моя и даже моя, именно моя смерть уже была когда-то...
        Колюня:
        - Вот ты даешь, Понт. Тебя послушать, так прямо кончай жизнь самоубийством. Чего жить? Зачем? Взять чернил и пить, пока не посинеешь.
        Понт:
        - Колюня, давайте забудем этот глупый, никчемный разговор. Или, по крайней мере, прекратим его.
        Колюня:
        - Ты, Понт, даже разговоров о жизни боишься. Ты вот скажи, только по честному, ты давно, просто так, без причины, не по случаю или поводу, а просто так, для души, сидел с приятелем за стаканчиком? Просто для беседы.
        Понт:
        - Какой беседы? О чем?
        Колюня:
        - Ну ты и дурак, Понт, а еще книжки читаешь. Да на фига тебе столько книжек, если ты в них не ума набираешься, а дури? Да ни о чем беседы. Просто так. За жисть. Просто потрепаться в конце концов.
        Понт:
        - Вы знаете, Колюня, я вообще практически не пью. А чтобы вот так вот: без повода, просто так. Нет. Никогда.
        Колюня:
        - Практически. Практически никто не пьет. Все пьют исключительно теоретически, в основном не ведая, чем закончится.
        Понт:
        - Ну и что же в этом хорошего?
        Колюня:
        - Тьфу на тебя, Понт! Ну ты и зануда, оказывается. С тобой спорить засохнешь. Все. Пошли.
        Понт:
        - Подождите меня, я мигом.
        Колюня:
        - Некогда мне, Понт. Дела у меня.
        Быстро уходит. За ним Понт. Озираясь, возвращается Колюня. Роется в столе, поднимает матрас, вытаскивает деньги. Считает, качает головой. Оглядывает комнату. Снимает одеяло, скатывает, засовывает под плащ.
        Колюня:
        - Нет. Не годится. Место в метро, может, и уступят, как тяжело беременному, но могут и неправильно понять. Куда же Понт деньги дел? Должны же быть где-то деньги? (Оглядывается, подходит к стеллажу. Долго стоит в нерешительности. Машет рукой, хватает несколько книжек, засовывает за пояс). - Сам виноват, Понт. Надо иметь на черный день в доме наличность, тогда не страдают интеллектуальные и другие ценности. Все, прощай, дурдом.
        Уходит, хлопнув дверью. Со стеллажа падает книга, рассыпаются листы.
        Вечер. За столом сидит Понт в плаще. Перед ним на столе листы книги. Без света. Открывается дверь, входит Колюня. Глаз подбит. Без плаща.
        Колюня:
        - Картина Репина "Не ждали". А мы пришли. И не однииии, Понт. Оля! Олечкаааа, не скромничай, не топчись за дверью, входи. (Входит Оля. Неопределенного возраста и цвета, в руках пакет, в нем звенят бутылки). Знакомься, Понт! Королева углового гастронома Оля. А ты что, книжки читаешь? (Достает из-за пояса книжки). - А я вот тут тоже у тебя взял парочку. Почитать в метро. Не понравились. Скучные. Забери, Понт. (Кладет книжки на стол). - Да, ты мне денег на метро не дал, пришлось у тебя занять. Вот - возвращаю. Все до стольничка.
        Оля (басом):
        - Мальчики, а мы будем водкууу пьянствовать?
        Колюня:
        - Конечно, мадам, конечно. Сегодня у нашего ученого друга праздник. Он вернулся домой.
        Оля:
        - А он что, сидел, что ли?
        Колюня:
        - Оля, да как ты можешь о таком человеке не то что сказать, даже подумать такое. Ты посмотри, это же само благородство. Нет, Оля, просто он давно не был дома. Он был в далекой трудной командировке и теперь вернулся домой. Понт, хватит дуться! Убирай свою книжку, завтра отремонтируем ее в лучшем виде. Ну, Понт? Ты чего, обиделся? Ну, давай после. А? Не порть себе и людям праздник, лады?! Оля! Давай быстро на кухню, готовь закусь, а то водка прокиснет! Быстро-быстро-быстро-быстренько!
        Понт:
        - Я ничего не понимаю. Что происходит? Объяснитесь?
        Колюня:
        - Объяснюсь, Понт, объяснюсь. Не будь занудой, ну хотя бы сегодня! Сперва полеты, разборки потом! От винта! Давай, Понт, хотя бы на один день откажись от занудства, потом, Понт, потом все выскажешь, а я выслушаю. Лады, Понт?! А вот и Олечка с закусью. Нууу, прямо и лечь и помереть, какие ароматы! Ты, Понт, наверное, забыл, как вареная картошка пахнет, а? А с укропчиком, да с постным маслицем, а, Понт? Который русский не любит вареную картошечку с укропом да с маслицем подсолнечным?! Да на этом маслице, почитай вся Россия выкормилась, оно у нас взамен молока материнского. Ну, давайте, братцы, разольем, да не по рюмочкам, не для нас эта посуда, не наш размерчик, а вот стакашок, так это в самый раз. Это оно то самое, что надо. Вот тааак, до краешка, чтобы жизнь полной была...
        Понт:
        - Да что происходит, в конце концов?! Что за праздник? И что случилось в мое отсутствие, у меня кое-что пропало, конечно, при даме, может и не стоило, но я не могу сидеть за одним столом с...
        Колюня:
        - Понт, не произноси слов, за которые потом будет мучительно стыдно, как говорил один великий писатель. Правда, теперь есть по этому поводу другие мнения, но человек, победивший свою смерть, заслужил право даже на ошибки, если они искренни. А такие железные люди искренни, ибо они прямые, как те же гвозди, которыми их приколачивают к крестам. Понт, в конце концов, я все осознал и возместил. Давай будем считать это временным помутнением неустоявшегося сознания, отягощенного контузией. И вообще, выяснять отношения мы решили после. Давай выпьем, Понт. Давай, сегодня выпьем. Нет, не напьемся. А крепко выпьем. Очень крепко, но не напьемся так, чтобы потом утром себя не уважать. Давай выпьем за жизнь, Понт. За ту самую, проклятую и святую нашу жизнь. За ту самую, которая была до нас и будет после. И вроде бы, ей наплевать: были мы или нет. Она нас, вроде и не заметила. Дудки! Все она заметила! Раз мы появились, значит, мы были нужны в этой самой жизни. Ей было нужно, чтобы мы пришли. Давай скажем ей спасибо за это ее щедрое приглашение. Как думаешь, Олечка, стоит сказать спасибо?
        Оля:
        - Конечно, стоит, чего там. Гыыы...
        Колюня:
        - Слышишь, Понт, что говорит дама? Стоит. А слово дамы на пиру закон для гусара. Мы похожи на гусаров, Олечка?
        Оля:
        - Кто, я?
        Колюня:
        - Сказал бы я тебе, на что ты похожа, да, ладно. При чем тут Вы, Оля? Спрашиваю про меня и Понта.
        Оля:
        - Чо, понта? Чо понта? Я без всякого понта, чо пристал?
        Колюня:
        - Олечка. Красссотуля, кхм, кхм... Ну да что есть. Я спрашиваю тебя: похож ли я и вот этот ученый хмырь, которого зовут так: Понт, это как море. Так вот, похожи ли мы, черт возьми, на гусаров?!!!
        Оля:
        - Так бы сразу и сказал. А то: бе, ме. Похожи, похожи. А пить мы будем, или еще поговорим?
        Колюня:
        - А я вот тебе поговорю счас!..
        Понт:
        - Колюня, все-таки дама, и Вы же сами пригласили. Давайте выпьем, раз такое дело..
        Колюня:
        - За жизнь, Понт?
        Понт:
        - Если вам так угодно...
        Оля:
        - Во, правильно! Только без трепа! За жисть! Вперед...
        Колюня:
        - Вот это да! Стаканище одним глотком, не пережевывая. Вот это женщина! Гип-гип ура! (Пьет до половины).
        Понт:
        - За вас. (Кланяется, отпивает глоток стоя, садится).
        Колюня:
        - Давай, Понт, налегай на домашнее. Оля, ухаживай за кавалером. Холостой, промежду прочим всем. Учти!
        Оля:
        - Чо брешешь-то? Чтоб такой видный мужик да холостяк? Гыыы. Все вы, как жена за порог, холостые. Ага.
        Колюня:
        - Эх, Оля. Жизнь это суровая вещь. Такие люди, как Понт, не из того материала сделаны, как все остальные мужики. Да и не сделаны они, а созданы. И не забывайте, что Вы - женщина, а брешут только собаки в подворотне. Вам бы, Оля, при ваших природных данных (показывает руками формы) - да еще столько бы Господь на разум отпустил, сколько на тело. А, впрочем. Для женщины это не обязательно. Женщина это... это... А черт ее знает, что это. Женщина - вот что это.
        Понт:
        - Браво, Колюня, браво! Что это за напиток? Я только пригубил, а в голове зашумело. Давайте выпьем за женщин...
        Колюня:
        - Ха, чтоб я так жил! Что я слышу, Понт?!
        Понт:
        - Вы слышите только то, что Вы слышите, Колюня. Оля, давайте выпьем за женщин! За прекрасных, таинственных, неразгаданных женщин, которым мы обязаны тем, что появляемся на свет...
        Колюня:
        - ... и тем, что преждевременно покидаем его! Ха!
        Оля:
        - Во дают, мужики! Ну точно, жен в командировку или еще куда спроворили... А я люблю таких! Мушшины, вы мне нравитесь такие. Оба. Только штоб без трепа. Все! Булькнули что ли? Или опять речи будем разговаривать.
        Колюня:
        - Весьма содержательная речь. Ну что, Понт? Мы таки пьем, или?
        Понт:
        - Никаких "или"! Все! Долой междометия! Да здравствует легкость бытия! Пьем!!!
        Колюня:
        - Ну, мадам, вы и всасываете!..
        Оля (вытирая рот тыльной стороной ладошки):
        - А то!
        Колюня:
        - А после второй - не грех и поцеловаться... Да не со мной, дура. Раздавишь, ишь грабли вырастила. Ты лучше его, Понта, поцелуй.
        Понт:
        - А может меня не надо? А! Да и рано еще...
        Оля:
        - Дурачок! Поцеловаться - это только поздно может быть! Ух, какой ты мушшына! Ну-ка, дай поцалую!!!
        Понт пытается вскочить, падает стул. Возня. Гаснет свет. Голос Колюни: "А третью мы пыпьем..." Голоса дальше в темноте:
        Понт: Ой, я щекотки боюсь! Оля! Оля! Зачем вы с меня это снимаете? Ой, Оля, неудобно же!
        Колюня:
        - А это она, Понт, до истины добирается.
        Понт:
        - Да нехорошо это как-то. Колюня, помогите...
        Колюня:
        - Да брось, Понт. Чего ей помогать? Оля - дама квалифицированная, сама справится, Вы не сомневайтесь...
        Возня затихает.
        Утро. За столом, зажав в руке стакан, сидя спит Колюня. На полу, на матрасе, кое-как прикрытые, Понт и Оля. Звонок в двери. Понт пытается вскочить, ищет по полу брюки. Пытается встать в одеяле.
        Оля:
        - Эй, эй! С ума спрыгнул?..
        Понт:
        - Черт возьми, где же брюки? Кто там?!
        Голос:
        - Откройте. Участковый. Проверка паспортного режима.
        Понт:
        - О, Господи! Только этого не хватало! Сейчас, сейчас!
        Колюня:
        - Да не суетись ты, Понт. Подумаешь, участковый. Так открывай, как есть.
        Понт:
        - Что же мне перед участковым голышом прыгать?
        Колюня:
        - А чего такого? Мужик, чай, не баба, у него все свое такое же имеется. А брюки у тебя, Понт, промежду прочим, под подушкой.
        Понт:
        - Сейчас, иду. (Натягивает под одеялом штаны, идет к двери).
        Участковый:
        - Тааак, ну и ну. Веселитесь, значит? Папрашу паспорта предъявить.
        Колюня:
        - А на какой предмет, позвольте полюбопытствовать и по какому праву?
        Участковый:
        - На предмет проверки. А по какому праву? Вот задержу тебя на тридцать суток, тогда узнаешь. У нас сейчас в связи с борьбой с организованной преступностью - знаешь сколько прав? У Берии столько не было.
        Колюня:
        - Так у Берии и организованной преступности не было.
        Участковый:
        - Что, назад захотелось, в старые времена? Соскучился?
        Понт:
        - А Вы знаете, иногда хочется. Я, конечно, приверженец демократии, но иногда хочется.
        Участковый:
        - Во, все вы гады такие...
        Колюня:
        - А тебе-то легко говорить, ты же не мучаешься головной болью: что да почему? Тебе что? Тебе всегда место у кормушки обеспечено. Ты в застой участковым был и сейчас.
        Участковый:
        - Да! Был! И - что?!
        Колюня:
        - А мне, если, честно, то хрен с тобой, будь. Так, противно иногда.
        Участковый:
        - Что тебе противно? Ну, договаривай!
        Понт:
        - Не надо, Колюня!
        Колюня:
        - Да не буду, не буду, Понт... И так все ясно.
        Участковый:
        - Что тебе ясно? Вот мы сейчас твои документики проверим, тогда будет ясно. Ишь, демократы хреновы.
        Колюня:
        - Неее, я не по этой части. Я - сам по себе.
        Участковый:
        - Чего ж так? Тебе там самое место.
        Колюня:
        - А это ты ошибаешься. Я в 91-м, в августе, пришел к Белому Дому, помочь хотел сдуру. Случайно в Москве оказался. Смотрю - танки идут, люди под танки бросаются. Черт те что творится. А у Белого Дома - баррикады тьфу! - а не баррикады. Смотрю, осматривает баррикады мужик с усами и с ним военные. Я подошел, говорю, мол, нельзя в баррикады автобусы ставить, бензин не слив. Загорится баррикада при штурме. А он подумал и говорит: мать с ней, с баррикадой. Я ему: там же промежду прочим люди будут - за баррикадой. А он пожал плечами и пошел. Руцкой это был. А ночью стояли мы в три ряда, взявшись под руки, вокруг этого дома. Дождь идет. Зонты открыть нельзя, если наподать будут, зонты под ноги попадут - беда. Оружия нет. Холодно. А по громкоговорителю опять Руцкой: и говорит он, мол, сейчас, с минуты на минуту начнется штурм, и просит цепочку отойти на пятьдесят шагов от здания, в здании закрываются двери, в случае приближения противника без предупреждения открывается огонь на поражение. У меня челюсть на грудь отвисла. Ни хрена себе думаю, защитили. Вот так меня демократия на пятьдесят шагов отодвинула и
двери за моей спиной закрыла. А утром, когда угроза штурма прошла, все направились по домам, почти двое суток не спали, на нервах, замерзли, вымокли. И смотрю - пусто-пусто перед зданием. Иду я к метро потихонечку, мимо памятника героям Пятого года, на штыке у одного флаг трехцветный прицепили, усталость и пустота в душе вместо радости победной. Остановился я, закурил. Смотрю, а из метро, навстречу, толпы людей и все - к Белому Дому. Около меня мальчишка остановился, пригляделся я, мы рядом ночью стояли, он все молитвенник читал. И говорит он мне, на выбегающих из метро показывая: смотри-ка победители праздновать спешат. И тут мне совсем муторно стало. Так что ошибся ты с демократией, участковый.
        Участковый:
        - Ладно, байки травить. (Понту) - Почему в доме находятся непрописанные люди.
        Понт:
        - А почему у меня не могут заночевать просто мои знакомые? Я что не имею права пригласить гостей?
        Участковый:
        - Ха! Гостей! Это Олька-проститутка, что ли гостья? Так ее каждую ночь кто-то в гости тащит. А вот этот гражданин живет у тебя несколько дней...
        Понт:
        - А этот гражданин - мой племянник. Да-да. Я пригласил его для того, чтобы он ухаживал за мной. Вот, вот. Ага, вот, бумага...
        Участковый:
        - Какая бумага такая?
        Понт:
        - Завещание. С печатью. Я за уход за мной завещаю этому гражданину все свое имущество и квартиру. Вот. Все оформлено, все нотариально заверено.
        Участковый:
        - Ну, дела. Уход за ним. Ха! Знаем мы этот уход! Ну, ничего, разберемся. (Уходит).
        Понт:
        - Боже мой! Я никогда в жизни так не напивался. Я абсолютно ничего не помню. А тут еще милиция с утра. Чего он хотел, кто-нибудь понял?
        Колюня:
        - Чего мог хотеть участковый? Участковый хочет всегда того же, что и гаишник. Денег. Чего же еще?
        Понт:
        - Да откуда у меня деньги?
        Колюня:
        - Вот за это он тебя и не простит, что у тебя нет денег. Как это так: завещание есть, а денег нет? Этого мент не поймет. Промахнулся ты, Понт. Добрые дела надо делать втайне и вдали от людей, иначе не поймут, отнимут.
        Оля:
        - Мужики, дайте кто-нибудь женщине одеться.
        Колюня:
        - Да кто тебе не дает-то? Одевайся сколько тебе влезет, прекрасная Шехерезада.
        Оля:
        - Ладно прикалывать-то. Лучше похмелиться дали ба, что ли. А, мужики? Дадите опохмелки, или как?
        Колюня:
        - А это ты вон у него спроси. (Переворачивает над стаканом бутылку). - Увы, пуста моя посуда. И, как сказал поэт, "наличность вся в угасании".
        Оля:
        - А ты вон у него возьми. У него есть, ты сам ему вчера отдавал, я видала...
        Колюня:
        - Ты видала, ты и спрашивай.
        Оля:
        - Дак твой родственник, он тебе все равно все завещает, сам сказал, ага.
        Колюня:
        - Правильно, Оля, чего там церемониться? Давай все пропьем, раз отдают.
        Оля:
        - Да ладно, ладно, зажилился. Я чо, я для всех. Голова она у всех голова, у всех болит, поди.
        Колюня:
        - Ох, сердобольная ты наша.
        Понт:
        - Колюня, оставьте женщину в покое! Ну, чего Вы к ней пристали?
        Колюня:
        - Это еще разобраться надо, кто к кому пристает.
        Понт:
        - Вот, возьмите, купите себе водки...
        Колюня:
        - Конечно! Себе. А у тебя голова не болит?
        Понт:
        - Болит, но пить эту гадость я не буду. Я не могу себе позволить оставшиеся дни провести в беспамятстве.
        Колюня:
        - Смотрите на него! Он хочет сохранить в памяти наши пьяные рожи, кривлянье этих гребаных депутатов по ящику, этого президента, пропившего мозги и разучившегося говорить с людьми на человеческом языке. Может, тебе еще воспоминаний о войне подкинуть? А? Знаешь, как входят в дома, захватывая город? Знаешь?! Не знаешь?! Тогда ты ничего не знаешь! Так слушай, как это делается: ногой выбивают дверь, бросают гранату, расстреливают из автомата и заходят. А на полу - все, что осталось от людей. И люди эти - дети, женщины. Ошибочка получилась. Понял, нет?! Трезвость он хочет беречь, себя соблюсти. Ты у нее, у Ольки спроси, как ее мамка пропила и как она теперь сама себя пропивает. Ты на улицу выйди.
        Понт:
        - Колюня, это... правда?
        Колюня:
        - Что - правда?! Что я у тебя деньги вчера украл и книжки? Да, правда. Я же тебе праздник хотел...
        Понт:
        - Да нет, Колюня. Я все понял про деньги еще вчера. Это все ерунда. Про детей это - правда?
        Колюня:
        - Конечно, мне сейчас больше всего хотелось бы сказать, что нет, но я не могу соврать: правда, Понт. К сожалению - правда. Это война, Понт, пойми. Там нет виноватых...
        Понт:
        - Колюня, я прошу Вас уйти. Совсем уйти. Я прошу Вас. Очень прошу.
        Колюня:
        - Но, Понт, послушай же...
        Понт:
        - Я прошу Вас...
        Колюня:
        - Ладно, Понт. Я пойду. Только все, что тебе так не нравится и все от чего ты так стараешься отгородиться - происходит на самом деле. И как ты ни жмурься, рано или поздно зло, которое порождается всеми нами - приходит в дом к каждому, кто его породил. А породили мы его все вместе. Все. Согласись, Понт. Мы же живем рядом. Только часто не замечаем этого. Нам все кажется, что все плохое происходит где-то там. Что если и воюют, то другие. Да, другие, Понт. Но кто все это начинает? Конечно, ты здесь ни при чем. А кто - причем? А? Не знаешь, Понт?.. А может, не хочешь знать? Да ладно, чего тут выступать? Всем привет!
        Уходит.
        Оля:
        - Ну чего вы, мужики, в самом деле-то. Чего не поделили? Давай я его верну что ли?
        Понт:
        - Не надо, Оля. Мы Россию не поделили. А не поделили мы ее по той самой простой причине, что не делится она, Россия. И мы не делимся. И у каждого своя правда. Да ладно, чего я тут перед тобой?
        Оля:
        - Кааанешшно! Чего со мной? Ночью по пьянке трахнуть - это сколько угодно. А слово по-человечьи, так чего со мной. Господа брезговают. Ну и пажжжжалста, могу и уйти. .
        Понт:
        - Не надо! Пожалуйста, не надо. Мне сейчас никак одному, я вот сейчас. Ты извини, ты не думай, я хорошо о тебе. Я вот... это... ну... вот, возьми деньги.
        Оля:
        - Ты чо, мужик?! Думаешь, я совсем уже? Да пошел бы ты!
        Понт:
        - Да нет же! Нет! Я хотел попросить принести водки. Наверное, иногда это просто необходимо, - выпить водки. Давайте, Оля, выпьем водки. Вдвоем. Просто выпьем и помолчим. Давайте? Я даже сам сбегаю. Только Вы подождите меня.
        Оля:
        - Чо, боишься, что скраду бутылку?
        Понт:
        - Да не боюсь я за бутылку. И за деньги не боюсь. Я... Я один боюсь остаться. Я так долго был один.
        Гаснет свет. Когда зажигается - та же комната. Только опустела. Стеллаж пуст, несколько книжечек. Кровати нет. На полу - растерзанный матрас. Вместо стола - ящик. Сидит на матрасе Понт. Ободранный, грязный, трясущийся. На полу - пустые бутылки, шприцы. Окно разбито. В двери без стука входит участковый.
        Участковый:
        - Ну, может, расскажите, гражданин хороший, как получилось, что вчера вечером у Вас из окна гражданочка сиганула, а?
        Понт:
        - Я не хочу с тобой разговаривать. Уйди. Ты не имеешь права.
        Участковый:
        - Это я-то не имею?! А ну, вставай, пойдем!
        В дверь входит медсестра.
        Медсестра:
        - Что здесь происходит? В чем дело? Товарищ милиционер, что Вы делаете? Куда Вы его тащите? Я буду звонить в милицию, если Вы не прекратите!
        Участковый:
        - А это что еще за явление?
        Медсестра:
        - Я - медсестра. Я делаю ему уколы. Обезболивающие. Вы меня понимаете?
        Участковый:
        - Нннне совсем.
        Понт:
        - Да не стесняйтесь вы, сестричка. Ничего. Пускай этот гад подавится - умираю я, мент. Понял? У-ми-ра-ю. И нет во мне страха. А у тебя - власти надо мной нет. Все - кончилась, мент, твоя власть.
        Медсестра:
        - Я все знаю, товарищ милиционер. Я уже следователю все объяснила. Эта женщина, которая выбросилась из окна, она жила с ним три месяца. Любила его по-своему очень. Только она пила сильно. Она совсем была больная. И он стал пить. А у него боли. И ему бесплатные уколы. И она ему делала уколы, а потом стала делать и себе - это же наркотик. А ему стало не хватать. И он терпел. А она мучилась. Пришла накануне ко мне и говорит: сестра, помогите. Дайте еще укол. А как я могу? У нас учет. Строго. Она в слезы. Говорит, что ей очень стыдно, все рассказала, что ворует уколы, и что он все знает и терпит. А ей так стыдно. И, говорит она, что раз на даете мне уколы, я больше так не могу его и себя мучать. И вот видите - пришла домой, ну и...
        Участковый:
        - А я не знал, что ты вправду больной. Я думал, что ты из голубых. Привел к себе мужика за наследство. Думал, бардак здесь разводите. Совсем я сапог стал. Ты прости, мужик. Извиняй. (Сняв фуражку, уходит).
        Медсестра:
        - Ничего, ничего. Ты плачь, плачь. Слезы - они тяжелые. Надо плакать, а то слезы на душу давят. Душе тяжесть. Плачь, плачь. Мы сейчас укольчик. Вот так. Вот таак. Ну и хорошо. Все хорошо. Лежи, милый. Ты не стесняйся, что плачешь, что грязно у тебя. Не стесняйся. Нельзя самого себя стесняться. Каждый есть то, что есть. Ты не мучайся. Господь он все на место поставит. Всех примет. Не печалуйся так. Спи.
        Понт:
        - Мне так легче. Ты посиди со мной, сестричка.
        Медсестра:
        - Да как я могу? У меня знаешь, сколько больных? И все ждут. Извини, милый. Побегу я. Во, а к тебе кто-то идет, гость никак. Вот, посиди, немного, милый. А я побегу.
        Входит Кузьмич. Медсестра убегает.
        Кузьмич:
        - Ну, здрав будь, Понт. Тьфу ты, прощевай Пантелеймон Евстафьевич, приучил нас Колюня твой на рынке...
        Понт:
        - Да ладно, Иван Кузьмич. Зови Понтом, мне даже нравится.
        Кузьмич:
        - Правда? Ну и славно, а то я, признаться, привык уже, сподручнее.
        Понт:
        - А что, ничего про Колюню не слыхать?
        Кузьмич:
        - На нет, совсем ничего. Как пришел невесть откуда, так три месяца назад и сгинул невесть куда. Да правильно ты его выгнал. Чего переживать? Он же - наемник. Чего у него могло за душой остаться?
        Понт:
        - Душа.
        Кузьмич:
        - Чего, чего?
        Понт:
        - Душа, Кузьмич, у него за душой осталась. Пускай искалеченная, пускай больная, а все-таки - душа. Да и у кого она сейчас здоровая?
        Кузьмич:
        - Да ладно, Понт. Ты, главное, не волновайся. Тебе силы беречь надо...
        Понт:
        - А для чего, Кузьмич? Помирать - дело такое, что сил не требует.
        Кузьмич:
        - Да чего ты все: помирать, помирать. Да если на то пошло, то сотря как помирать. Если достойно, то очень даже много сил требуется. А ну-ка, давай, вставай, лежебока, давай, давай, потихоньку, нам спешить некуда. Давай порядок наведем, что ж посреди свинарника помирать собрался? Давай, прибирай, как можешь, а я ванну приготовлю, я вот тут бельишко кое какое принес, рубашечку, брюки. Мы же с тобой одного размера. Ну вот и давай, как можешь, а я потом помогу остальное убрать. Помираю. Это, брат ты мой, тоже по-человечески надо делать...
        Все чисто. Понт сидит у стены, на матрасе, чисто одетый. На полу, на газетке, Кузьмич. Перед ним и Понтом, на ящике, нехитрая закуска.
        Кузьмич:
        - Ну, Понт, давай по такому случаю выпьем сто грамм фронтовых. (Достает фляжку). - Много не будет, не обессудь, но после баньки еще Петр Великий завещал: "штаны пропей, а выпей". И не нам традиции дедовы нарушать. Мы их вон сколько порушили. И что имеем? Ох, беда, беда. Ну, давай, Понт.
        Понт:
        - Спасибо тебе, Кузьмич. Мне, конечно, от этой водки не полегчает, мне уколы хорошо помогают. Только у меня от них, от уколов, видения всякие и сны наяву. Но это все ничего. Спасибо, Кузьмич, напомнил, что умирать надо достойно. И не только тогда, когда на миру умираешь. Смерть - дело благородное, это же окончание жизни. Живи долго, Кузьмич, это хорошо, когда долго, даже если и трудно.
        Кузьмич:
        - Будет тебе, Понт... (Машет рукой, смахивает слезу). - Со свиданьецем!
        Выпили. Сидят молча. Понт ложится.
        Понт:
        - Ты иди, Кузьмич. Иди. Мне отдохнуть надо. На меня укол действует. Иди, спасибо. Я полежу так немножко. Мне хорошо стало. Чисто. Спасибо, Кузьмич.
        Кузьмич:
        - Брось ты. Чего там. Я пойду тогда? Ты, Понт, не сомневайся, я забегу вечером. Лады?
        Понт:
        - Конечно, лады, Кузьмич.
        Кузьмич уходит. Понт лежит, накрывается с головой. Входит Колюня.
        Колюня:
        - Здорово, Понт. Я знаю, ты меня простил. Вот я и пришел. Не выгонишь?
        Понт:
        - Конечно, нет, Колюня. А это ты мне снишься или взаправду? Как я могу тебя простить? Ты меня прости за то, что я судить тебя выдумал.
        Колюня:
        - Да ладно, Понт. Глупости все это.
        Понт:
        - А я знал, что ты вернешься. Знал. Вот, видишь? Даже завещание цело. Ты смотри, смотри, я его под подушкой держу, когда помру. Оно там будет.
        Колюня:
        - Это ты все про наследство, Понт? Глупости все это. У нас на этой земле одно наследство остается после нас - мы сами. Мы сами и есть наследство. Жизни наши, они же не без следа проходят. И нам стыдиться этих жизней нечего, даже если они и калечные, все одно - наши. Кто же виноват, что получше другим досталось? Нельзя же всем только радоваться. Кому-то и помучаться маленько надо.
        Понт:
        - А надо ли, Колюня?
        Колюня:
        - Ну, это мы только там узнаем.
        Понт:
        - Там, Колюня, это там, да? Совсем там?
        Колюня:
        - Чего это мы, дед, начали за здравие, а кончаем за упокой? Я же не один пришел. Я привел с собой собаченцию замечательную. Чистокровная дворняга, вся в репьях. И где только она их посреди асфальта понацепляла. Вот так, Понт. Ты понял? Мы не помирать будем. Мы жить будем. И никак иначе, Понт. И никаких возражений. И жить мы будем до тех пор, пока не умрем. Вот так. Но до тех пор мы будем жить. Ты понял, Понт? Жить будем, а не умирать.
        Понт:
        - Я понял, понял, Колюня. Конечно же, мы будем жить. А ты знаешь, у меня горе. Оля умерла. Мне ее так жалко, она такая несчастная...
        Входит Оля.
        Оля:
        - Ты чего это, Понт? Я вот тебя встретила. Разве это не счастье? Пусть немножко, а полюбила. И не умерла я, Понт.
        Понт:
        - Как же, Оля... А окно?
        Оля:
        - Глупости все это, пустое. Это я так... полетала немножко. Это совсем даже не страшно, оказывается...
        Понт:
        - Колюня, а ты тоже...
        Колюня:
        - Чего тоже? Брось ты, Понт, тебе же сказали: глупости все это. Не бери в голову.
        Понт:
        - Дай руку, Колюня. И ты, Оля, дай руку. Я понял, это вы за мной пришли. Я готов.
        Оля:
        - Да не за тобой мы пришли, любимый. Я к тебе пришла. Навсегда. И Колюня тоже. К тебе.
        Понт:
        - Я понял, понял. Спасибо, не надо ничего объяснять.
        Колюня:
        - Ты ничего, Понт, ничего. Ты спи. Мы с тобой.
        Оля:
        - Спи, Понт. Все будет хорошо. Спи. Мы с тобой.
        Все.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к