Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Тайна Мебиуса Наталья Менщикова
        #
        Менщикова Наталья
        Тайна Мебиуса
        Наталья Менщикова
        "ТАЙНА МЕБИУСА"
        Виртуально-психологическая фантасмагория о том, как реальный мир был поглощен виртуальным.
        А может, наоборот.
        ...Остался только плащ...
        С него то все и начинается...
        В круге первом (реальном?)
        Ученый труд "У-ПУППО-ГЛЯ" с мягким знаком
        Наташина планета с двукошковым знаменем
        Ну что, поползли по кренделю? Страшно!
        "Рыжая-бесстыжая"
        Полосатая магия
        Я убью двуглавого орла нашего государства!
        Риманова геометрия в тарелке с гречневой кашей
        Мебиус-минималист
        Бриллиантовое имя и костяная нога
        Как "уйти в камень"
        Совсем распоясалась!
        "Подави в себе льва"
        Лирика неравного брака
        Сониха спортила Какаву, ядрена вошь!
        Не как у Гоголя
        "Взамуж убегом"
        Кошки - мое ИД
        "Сидит Алена, старится в Москве на Вшивой улице..."
        В бочке Диогена
        Бунтарские редкоименцы
        "Все та же музыка, все та же вишня и та же Катерина..."
        Тринадцатое мая, пятница
        Где искать СЕРЕЖКУ?
        Посланники чертовой бабушки
        Битва двух ведьм
        Знаки судьбы
        Школа для паранормальных детей
        Тунгусский гребень от черного колдуна
        "Мужик рогатый, ударь по жопе рукой мохнатой!"
        Имятерапия
        Явление Белой Дамы и "самого бедного на свете армянина"
        Сиреньсень для двоих
        В круге втором (виртуальном?)
        "Роза Вити Ринара" в руке у "тети Аси"
        Медовый месяц с оборотнем
        Ди мьедовуха
        У каждого свой лист Мебиуса
        Самоубийство в Центре мира
        Явление "самого главного рыбака"
        Семейная жизнь и никаких убийств
        Ж"опыты будем показывать?
        Компьютерный оргазм с Ббацем
        Шашни с инфоброкером
        Новогодний вечер у Мебиуса
        Мутанты виртуального мира
        Кукурузиада против Ку-Ку-Руку
        Виртуальный допрос и ночные прогулки по музею
        Второе явление Белой Дамы
        Игры разведчика
        Продолжение костюмного фильма
        "Всевидящее око"
        Компьютерный Казанова
        Третье явление Белой Дамы, или Конец Света в Завидове
        Взрывоопасная осень
        Виртуальный извращенец
        Август Фердинанд
        Шутки дядюшки Миллениумова
        Явление американцев. Имя в третьем тысячелетии
        "Сыночки льва" выпускают коготки
        Последний фейерверк
        Прогулка под снегом
        Вдох на Свалке
        Сиреньсень под новое тысячелетие
        В круге третьем (реальном?)
        Плащ остается...
        Смайлики, используемые Натальей при освоении "эрогенных зон" компьютера
        В круге первом (реальном?)
        Солнце пригвоздило Землю стальными восклицательными знаками.
        Я шел по Каменному мосту. Какой-то человек медленно перелез через перила и замер над мутными водами Москвы-реки. Или мне это снится? Солнце слепило глаза, - и лица мелькнувшего передо мной человека я не разглядел. Только плащ, как последний взмах крыла, медленно исчезал в темной гуще.
        Я не бросился его спасать.
        Плавать все равно не умел. Почему-то даже не позвал на помощь, растерялся. Кажется, у меня исчез голос...
        Итак, он утонул. Утонул средь бела дня. Просто. Без слез и криков. Без трагедии. Я оглянулся вокруг. Никого не было. На тротуаре лежал какой-то предмет. Это была роскошная старинная книга: с золотым обрезом, кожаным переплетом, с отделанными бронзой уголками. Я пригляделся внимательнее. Теперь книга напоминала мне дверь с ручкой, похожей на мягкий знак, дверными петлями и косяком. Я дернул дверную ручку. Дверь была настолько плотно закрыта, что казалась замурованной. Наконец я рассмотрел рядом с ручкой синюю кнопку. Нажал ее. Заработал какой-то механизм, потому что послышалось легкое гудение.
        Одновременно с этим рядом с кнопкой загорелся крохотный зеленый огонек прямоугольной формы, замигал красный глазок, - и дверная поверхность вдруг превратилась в экран, напоминающий монитор компьютера. Экран засветился небесно-голубым светом, - и на нем появилась команда: "Ваш пароль?". Я набрал свое полное имя. Однако оно тут же превратилось в другое, третье, четвертое...
        И хотя все промелькнувшие передо мной имена были написаны на русском языке, прочитать их я не успел. Неожиданно экран перестал светиться, и передо мной снова оказалась старинная книжка-дверь.
        Я приложился к ручке-мягкому знаку, книжка-дверь без труда открылась. Я переступил порог и оказался на перекрестке, пересек его и вышел к Александровскому саду.
        Пройдя сад, повернул налево. Минуя Манежную площадь по подземному переходу, я вышел на Большую Никитскую улицу, направляясь в ее конец.

***
        Прохожу мимо церкви, где венчались Александр Пушкин и Натали, моя тезка. Вот уже много лет я занимаюсь проблемой имени и разными совпадениями. Совпадениями времени, места, разгадыванием сновидений и прочей чепухой. Однако если бы это было совсем уж чепухой, многое на свете просто никогда бы не произошло.
        Зовут меня Наташа. Наталья.
        Знаток грамматики, конечно, скажет, что правильно писать Наталия, - и будет прав. Вот только в паспортах многих Наташ имя записано через мягкий знак. И я не исключение.
        Ученый труд У-ПУППО-ГЛЯ с мягким знаком
        Языческая Русь. Людей толпами загоняют в реку, дабы смыть "скверну веры языческой" и старого языческого имени проклятье. В том состоит обряд крещенья. Христианские священники осеняют каждого крестным знамением и выкрикивают новое имя обращенного. Так становились русские люди Николаями да Алексеями, Евдокиями да Еленами. А свои исконные имена, природой родной нашептанные, забывали. Забывали, что звали самого храброго мужика на деревне Храбр, а живущего рядом с ним Медведь, потому что этот зверь был покровителем рода. Белые волки считались воплощениями духов, и чтобы этих духов задобрить, одного из парней назвали Беловолком. А тот был Губа, потому что родился с заячьей губой; теперь таким людям пластические операции делают, а после - хоть в фотомодели подавайся. Тогда и волосы не перекрашивали, натуральным цветом гордились, а потому если уж дано было природой иметь рыжеватые волосы девице - наши славянские предки ее Руженой или Светлой приласкают, синеглазую девку - Синеокой назовут, а ежели характер девицы капризный да плаксивый - быть ей Плаксой, пока свой характер не изменит.
        А возможность дело поправить была. Часто имели два имени: одно получали с младых ногтей, а другое давалось за какие-нибудь заслуги перед родом.
        Победителю в войне могли дать имя Ратибор, "борющийся с ратью", Любомыслом называли "любящего мыслить", а "славящий истину" получал имя Истислав. Отличались, бывало, не только благородными делами да ратными подвигами - и тогда взрослый мужик или баба могли получить имя с резко отрицательным значением: Обалдуй, Лют, Завида.
        И только те, кто не проявил себя никак, оставались с детскими именами. Если родители с нетерпением ждали ребенка, то новорожденного сына могли назвать Богданом, Жданом, Богородом, "рожденным после просьбы к богам", или Доморадом, "рожденным на радость дому", а новорожденную дочурку Ненаглядой, Даной или Боголепой. Если многодетным супругам надоедало плодить нищету, то десятый сын рождался каким-нибудь Нежданом или Нечаем. Это же имя ребенок мог получить и по другим причинам.
        Например, беременность матери неожиданно случилась. Или же суеверия ради, чтобы злой дух, если явится за ребенком, подумал, что в этой семье не очень-то дорожат приростом и не стал бы отбирать новорожденного из вредности.
        В Древней Руси любящие родители иногда называли своих детей настолько отталкивающими именами, что диву даешься.
        Хоть горшком назови?.. - И Горшком называли. Муж Негодяй оставлял все свое наследство жене Злобе. Оно надежно попадало в руки именно ей, ибо имена этих супругов обманывали злых духов, которые могли явиться в любой момент и забрать имя человека, а значит, душу его. Поэтому если русского ребенка называли Убоже, так это из лучших побуждений, чтобы не унесло приведение убоже, под видом которого являлась душа умершего родственника. Имена Кривонос, Безнос, Безрук, Безчегонибудьеще давались из-за боязни телесного дефекта у новорожденного. Для отпугивания злых духов нарекали и двумя именами, дабы эти злые духи не сразу сообразили за кем приходить за Яромилой или за Смиреной; в этой семье три предшественницы умерли малолетними. Все имело смысл, ничего не было зря.
        Вместе с именами своими, исконными, забывали и веру языческую, свои обычаи и обряды. Но не сразу это случилось. Века проходили. Хоронили человека, - одну руку накладывали ему на грудь, по христианскому обычаю, а другую вытягивали вдоль тела - как язычнику.
        Окрестят человека Феодором, а люди по привычке Пересветом зовут. Даже служители монастырей не очень-то надеялись на христианского бога и прибегали к языческим правилам безопасности. Был, например, на Руси аж в XVII веке служитель монастыря Дурак. Этот Дурак был вовсе не дурак, выбрав себе такое имя-оберег.
        Оно его не только оберегало, но и мужественности прибавляло, ибо дураком на Руси жесткий кнут называли, которым муж жену бил.
        Стародавние времена прошли, умерли древние имена, как и люди их носившие. Остались лишь отголоски, фантомы.
        Об их существовании мало кто и догадывается, мало, кто знает, что означает какое-нибудь древнеславянское имя Уда. Теперь все чинно и благопристойно.
        Родился ребенок - современные родители, изображающие истинных христиан - теперь это модно - несут дитя в церковь, предварительно обозвав его именем из латиноамериканского сериала. Там ребенка окунают в купель и дают еще одно имя, по святцам, - а все вместе напоминает древний обычай давать ребенку два имени. Вроде как ничего и не изменилось с тех пор. А что смысл имени теперь завуалирован - так это даже удобно: соответствовать модному стандарту легко, скрывая свою подлинную сущность. Некоторые крутые родители ходят к астрологу, чтобы имя ребенку тот вычислил по звездам. Вообще-то это из области лунной культуры и с солнечной славянской душой ничего общего этот ритуал не имеет... Отец-индус отправляется к звездочету, и тот назначает ему наиболее подходящий слог имени, который родители дополняют по своему усмотрению. В нашем русском доме все смешалось, это для того чтобы Россия не зря находилась между Востоком и Западом.
        У русича язык не поворачивался выговорить сложное нерусское имя, которое ему давали при крещении, не стремясь разобраться, кто он, какой он, откуда родом и чего от жизни хочет. Это сейчас мы научились произносить такие имена, что и язык-то сломаешь. Какие-нибудь Эй-суки-сакиси-икэбана, Вань-Дзянь-Хань-Хуй. Последний был китайский философ XIV века до нашей эры и написал труд У-ПУППО-ГЛЯ, что в переводе на русский звучит как "Глядя на пуп". А наши предки не могли произнести даже Иоханаан, заменив его простым Иваном, каким и вошел он в русский быт. Евдокия стала просто Авдотьей, а Мария - просто Марьей. Подобно Марье, и Наталья обзавелась мягким знаком. Он тоже незряшный, этот мягкий знак.
        Скорее всего, именно этот мягкозначный языческий атавизм и творил чудеса в моей судьбе, подкидывая мне то одно, то другое совпадения.
        Одним из совпадений как раз и был мой последний супружеский союз с Александром. Натали и Александр...
        "Александр" переводится как "защитник". Именно таков и мой муж. Русский богатырь. Как в сказке. Большой, сильный, добрый. Настоящий. Сам он шутит, что не защитник он мой, а вратарь, то есть "самый близкий защитник". Даже когда он нападающий - я его все равно люблю, может даже и больше...
        Наташина планета с двукошковым знаменем
        С Большой Никитской я повернула в Калашный переулок, прошла мимо лавки древностей, где работаю ведьмочкой, а по совместительству психоаналитиком, и направилась к Арбату. Мимо пролетел молодой парень с серьгой, наушниками и косичкой, искрометно глянул на меня, произнес: "Красивая", как если бы констатацию этого факта сделал робот, потом повернул свою автоматическую голову и с той же машинальной интонацией повторил: "Кра-си-вая".
        Вдруг по всему переулку разнесся рупорный голос, степенно, но настойчиво вещавший:
        - Машину посла Танзании - к подъезду!
        - Машину посольства Бразилии - к подъезду!
        - Машину посла Южной Кореи - к подъезду!
        В Калашном много разных посольств. Наверное, и у послов был конец рабочего дня, и они возвращались домой к семейному ужину на фордах, мерсах и тойотах с флажками своих стран на капотах. Окна их авто были затемнены.
        Должно быть, иностранные послы страшно уставали за день и предавались медитациям, сосредоточив внимание на центре мироздания, который как раз находился в центре тяжести их собственного любимого тела. Но скорее всего они просто привыкли наблюдать мир исключительно сквозь затемненные стекла.
        - Карету княгини Натальи - к подъезду! - торжественно произнес все тот же рупорный голос.
        Прекрасно, именно кареты мне и не хватало. Не той кареты, которая требовалось Чацкому, тем более что ему самому приходилось кричать: "Карету мне, карету!", а другой, этакой колесницы госпожи Непостоянства, Фортуны. Там, где непостоянство, там и случай, а где случай - там и совпадения. Мир из кареты, даже если его рассматривать сквозь зашторенное окно, совсем не такой, каков мир из автомобилей с затемненными стеклами, где удобно развалились чванливые послы. И вообще каретный мир резко отличается от любого автомобильного.

***
        Итак, у Натальи был свой мир. Неслась она на колеснице Фортуны, которая теряла равновесие, стоя на колесе - так эту капризную даму изображали в эпоху Возрождения. Колесо Фортуны поднимает падших и уничтожает возродившихся.
        Напротив, главная добродетель Храбрость, которая олицетворяла мужество, стойкость и помимо силы духа еще и физическую силу, покоится на твердо стоящем кубе, символе стабильности. Храбрость обычно изображалась в виде воина в шлеме, иногда в доспехах, держащей щит, копье и меч, чем напоминает защитника, то бишь Александра. Что ж, союз Храбрости и Фортуны, добродетели и порока, Александра и Натальи - это то, что необходимо для развития, для бесконечности.
        А поскольку у Натальи был свой мир, не похожий на канонический, каретный мир с разделительным мягким знаком, то и жила и творила Наталья по своим законам.
        Ей давно надоели четыре времени года: зима, весна, лето и осень. И тогда она выдумала новое: сиреньсень.
        Сиреньсень бывает между летом и осенью. Все деревья сиреньсенью становятся сиреневыми. На елке с сиреневыми иголками одновременно вырастают вишни, яблоки, груши и арбузы. Ананасов и бананов Наталье не хотелось, все-таки не в бананово-лимонном Сингапуре живем. Надоело на эту экзотику даже смотреть.
        Дикие обезьяны в сиреньсевом лесу тоже не бегали. А вот шляпки на березах вырастали, потому что к ним наша героиня была неравнодушна, как и любая женщина.
        Было у Натальи и свое сиреньсевое озеро, где озерничали черти, русалочки-берегинюшки, а вокруг выпрыгивали из леса кикиморы, когда Наташа волховала. И была та нечисть не сиреневой, а похожей на нее, рыжей. Иначе и быть не могло, ведь вся нечисть-то Натальина была русской, как и она сама, а слово, похожее на "Русь", что бы оно ни обозначало на разных языках, переводится как "красный", "рыжий". Ведь русый же! Хотя когда Наташу спрашивали, какой она национальности, - она отвечала - кошковой, потому что хоть и была русской душою, родилась в Казахстане, а не в России.
        С началом сиреньсени в Наташином мире открывался не только купальный, но и летательный сезон, следует заметить, совершенно отличный от летального (чермный юмор!). Вся поющая и непоющая живность, в том числе и люди (если они там вообще были...), взлетали, парили, цвели и радовались жизни.
        Однажды сиреньсенью Наталья полетела на планету, имя которой забыла, что было для нее, специалиста по именам, не свойственно. Правители этой планеты выехали приветствовать Наталью на снегоуборочной машине, так как снега там никогда не бывало, а значит, для чего еще могла сгодиться такая машина? На машине было укреплено неизменное знамя Планеты, на котором изображалась белая двуглавая кошка на рыжем фоне. Вместо бахромы это знамя было окаймлено седыми кудрями. Наташа влюбилась в безымянную планету и проводила там каждую сиреньсень, учредив сиреньсень официальным временем года. Правители подарили Наташе Планету за кошковость, и она стала разъезжать на снегоуборочной машине, переделанной в карету, с двуглавокошковым знаменем. Планета так и стала называться - Наташина Планета...
        Ну что, поползли по кренделю? Страшно!
        ...Что это? Это все ей (ему, мне) снится (снилось, будет сниться)? Технотронный сон наяву?
        С тех пор, как я нашел на мосту книгу-дверь, все вдруг в моей жизни изменилось. Эта книга была дневником Натальи, где от руки ею были описаны эпизоды жизни, ее сновидения с собственными комментариями, размышления, сочинения, грезы и пристрастия. Все это датировалось крайне редко, потому что в сиреньсень понятие времени вообще теряется, что вносит путаницу на года, десятилетия и даже тысячелетия. Эта книга одновременно содержала в себе и компакт-диск, где был записан электронный дневник некого инфоброкера Августа. В книге находился какой-то семейный дневник конца XIX - начала XX века, какие-то сочинения советского и пост-постсоветского периода Адриана, первого Натальиного мужа, и компьютерные разработки Александра, второго мужа Натальи.
        День за днем я начал замечать, что со мной стали происходить события, зафиксированные во всех этих источниках.
        Это случалось то последовательно, то все вдруг смешивалось самым чудным образом, рождая во мне неповторимое состояние типичного представителя Земли кончающегося второго тысячелетия. Все это давало некоторое понимание тех событий и тех людей, которые были за пределами только моего центропупкующего поколения, хотя, уж конечно, на всеохватность я не претендую.
        Я не понимал уже, кто я сам из этих героев, какого я пола и возраста и где я - внутри ситуации или за ее пределами. Я также перестал четко ощущать пространственно-временные границы происходящего, как и сами события и мог фиксировать только некоторые совпадения. А их было много. Может, мир - это и есть совпадения, реальные или нереальные без разницы, переплетенные в лист Мебиуса, лист, который чем-то похож на лист с сиреньсевого дерева. Все имеет свою противоположность, но противоположности в мире взаимопоглощаются, переходят друг в друга и совпадают.
        - Посмотрите внимательно на кольцо, надетое на ваш палец. Его поверхность имеет две стороны. Одной стороной эта поверхность соприкасается с пальцем. А другая сторона - наружная по отношению к этому пальцу. У этих двух сторон две границы, два края; каждая имеет форму окружности, - объяснял мужчина, стоявший с мелом у доски.
        На столе находились какие-то причудливые модели. Кажется, я сижу на лекции по матанализу. Это вовсе не анализ экспрессивной лексики русского народа, а всего лишь "математический анализ". Я все это воспринимаю нутром Натальи, и сам не только превращаюсь в Наталью, а, кажется, и есть она сама.
        - Если какая-нибудь букашка захочет переползти с наружной стороны кольца на внутреннюю, то она должна пересечь границу. Заметит ли она, что нарушила границу - это ее букашкино дело.
        А вот немецкий математик Мебиус кое-какие особенности заметил. Он придумал довольно простой и оригинальный фасончик, который повторен уже не одним школьником ни одного поколения.
        Лекцию читал преподаватель с удивительно романтической фамилией Феттер, что очень было похоже на Ветер, правда, знатоки утверждали обратное, как и полагается знатокам. Они переводили это немецкое слово как "полный", "толстый", однако у меня всегда свое восприятие человека и его имени.
        - Попробуйте один конец прямоугольной бумажной полоски приклеить к другому концу той же полоски так, чтобы точка А перешла в точку В со штрихом, а точка В - в А-штрих. Не надо быть букашкой, чтобы заметить, что это модель односторонней поверхности. Вот возьмите фломастер поярче и начните закрашивать лист. Не торопитесь. Делайте это последовательно и фломастера от поверхности листа не отрывайте. Вы будете совершенно убеждены, что находитесь только в одной реальности и в одном качестве, ведь края листа, его границы вы не пересекли ни разу. Когда вернетесь с того места, с которого начали, вы увидите, что окрасилась вся поверхность листа: так где тут была внутренняя сторона, а где наружная? Когда они успели перетечь одна в другую? И что все это значит? Лист вот этого оригинального фасончика и назвали в честь ученого, - листом Мебиуса.
        Воспринимал Эрвин Альбертович свой предмет как нечто эстетическое, чаще музыкальное.
        - Давайте-ка, причешем эту функцию!
        - Смотрите, какая красивая функция получилась!
        - Сведем все к этому мажорному гармоническому ряду!
        - А теперь применим к этой симпатичной конструкции правило Лопиталя!
        Он учил нас, что если задача решена правильно, то ответ получается обязательно красивым, а если ответ некрасивый, "непричесанный", наверняка где-то допущена ошибка. Мне он казался свежим седовласым Ветром в исключительно негармоничном ряду наших преподавателей.
        Был у нас, например, профессор физики по фамилии Крейндель. Все студенты называли его просто Кренделем. Это ему соответствовало, потому что всякий раз он заклинал, произнося постулат-"присушку" типа:
        - Каждый уважающий себя электронщик (а именно физиками-электронщиками мы готовились стать),... - здесь наступала испепеляющая пауза, - обязан знать! - голос подымался до визга - чему равен заряд электрона.
        Кто не знал этого с точностью до десятитысячных - получал "ноль баллов" на коллоквиумах, которые Крендель любил проводить. Эти "ноль баллов" он ставил с особым удовольствием, наверное, потому, что "ноль" был символом кренделя, сушки, его фамилии-кликушки.
        Впрочем, студенты-электронщики называли Крейнделя Кренделем исключительно удобства произношения ради, потому что внешне профессор напоминал совсем другое чайное лакомство со своей кудрявой черной шевелюрой, яркими пингвиньими глазками, яблочково-румяными щечками.
        Хорошо, что работал профессор не в пищевом институте. А то, по рассказам моей соседки, которая там училась, у них еще не такие вкусненькие истории случались. Однажды пришла телеграмма их преподавателю от благодарного выпускника, который открывал свой собственный частный ресторанчик у себя в Туле. Она начиналась так: "Уважаемый Мармелад Батырбекович!" Отроду он был Зеймфиром Батырбековичем. Настоящее имя еще одной преподавательницы давно забылось, сохранилось только прозвище Люля-Кебаб.
        А не сдавшие зачет студенты съедобного вуза частенько вопрошали, дежуря у дверей кафедры технологии виноделия:
        - Револьвер Алексеич не знаете где?
        Однако Револта Алексеевича - таково настоящее имя преподавателя, - днем с огнем было не сыскать.
        Ну да я опять села на свой конек с именами. Это у меня часто бывает. Все уж давно привыкли.

***
        Сижу я в помещении типа строительного вагончика, в нем какая-то баня имеется, и разговариваю с Эрвином Альбертовичем. Он уже давно в Германии живет и немецким студентам о красивых функциях рассказывает, а в Москве по какой-то надобности случился, куда я давным-давно переехала, выйдя замуж. Когда я была студенточкой, - мне он нравился больше, чем преподаватель, даже больше, чем любимый преподаватель. Теперь чувства мои уже давно ветер времени унес и только привкус романтической свежести шевелил моими губами:
        - А знаете, Эрвин Альбертович, вы мне так нравились, так нравились...
        Мы еще что-то вспоминали, а потом он заторопился в Шереметьево на самолет. Я проводила его до ближайшего метро и вернулась к вагончику.
        На улице меня сильно просквозило и очень хотелось согреться. В кармане лежал заветный ключ от вагончика-бани, который мне доверила общественность. С этой банной мечтой я вставила ключ в замочную скважину и - о боже! - дверь отходит и распахивается: я же помню, я ее закрывала!
        Не может быть! Баня-вагончик заполнена людьми и уже отдаленно напоминает баню, потому что все эти люди - бомжи, грязные и оборванные, которые каким-то образом забрались туда. Они пьют, едят, все кругом хватают грязными руками и раскидывают.
        Женщина-бродяжка красит запаршивленные губы моей помадой. Помада яркая и страшно контрастирует с ее безобразным землистым лицом, сплошь покрытым струпьями.
        Мне делается противно. Я закрываю дверь. Думаю: что же теперь делать? Вызывать милицию? Это само собой разумеется. А кто будет убирать после этих нищих грязь? Боже, скоро придут люди, а сюда невозможно зайти, в эту помойку... До любой мелочи дотрагиваться противно. Фу, гадость!
        Я проснулась от тошноты. Рука потянулась к книжному шкафу. В этот раз я не выбирала, - взяла первую попавшуюся книгу, чтобы окончательно проснуться и преодолеть чувство гадливости, вызванное сном. Мне попала книжка, которую я вчера взяла в библиотеке. Зощенко. Повесть "Перед восходом солнца". Открываю первую страницу.
        И меня будит Зощенко. Совсем другой Зощенко. Не тот, к которому я привыкла.
        Начиналась повесть так: "Я часто видел нищих во сне. Грязных. Оборванных. В лохмотьях. Они стучали в дверь моей комнаты. Или неожиданно появлялись на дороге. В страхе, а иногда и в ужасе я просыпался..."
        Дальше Зощенко подробно всматривается в свою жизнь, в свое детство, там пытается найти причины своего страха, пытается выяснить, что для него символ нищего, нищеты.
        Во сне всплывает незнакомое ему имя Павел Петрович Чистяков, которое вдруг оказывается знакомым, только давно забытым. Однажды в детстве, когда его отец умер, они с матерью пришли к Чистякову, который был начальником Мишиного отца по Академии художеств, от него зависело получение пенсии. Миша с матерью унизительно дожидались его на лестнице. Детские воспоминания Зощенко хранили слезы матери и образ брезгливо отвечающего Чистякова.
        К этой сцене потом добавились другие горькие воспоминания. Взрослый Зощенко понимает, что боится руки нищего, руки, которая может отнять. Он понял, что этот страх преследует его не только во сне, но и днем. Каждый вечер он всегда тщательно проверял ключи и запоры на дверях, на окнах. Он не мог заснуть, если дверь была открыта. Первая глава его повести так и называется "Закрывайте дверь".
        Черт! Какие совпадения! Ведь я не читала этой повести раньше, мне даже как-то не приходилось слышать о ней, но до чего же похожи страхи. И надо было взять в руки эту книгу, когда мне приснился именно этот сон! Я ведь тоже испугалась грязных рук, которые трогают мои вещи, внедряются в мою жизнь.
        И самые страшные строчки старинного романса на стихи Беранже "Нищая", одного из любимых мною, вдруг напеваются с утра: "у входа в храм одна в лохмотьях старушка нищая стоит"..., "и летом и зимой босая, о, дайте милостыню ей"... Зощенко тоже вспоминает романсы, только совсем по другому поводу, анализируя, жаль ли ему безвозвратно ушедшего дореволюционного времени.
        Повесть написана им при победившем социализме, к которому он относится оптимистически. Я же проецирую положение нищенки на себя и страшусь старости, потери привлекательности, а в конечном итоге и смерти, - в общем-то, это нормально и естественно, инстинкт самосохранения.
        Источники своих страхов Зощенко "всосал с молоком матери". Мать кормила его грудью, когда молния ударила во двор их дачи. Загорелся сарай, была убита корова. Его мать потеряла сознание и выронила младенца из рук. Грудь и гроза. Пища и отнимающая пищу рука. Грозы повторились и условные связи, однажды возникшие, укрепились. Был страх грозы, страх тигра - тигры тоже часто снились писателю, страх, связанный с рукой и с женщиной, страх кровоизлияния в мозг, а значит, страх смерти.
        У него это так. А у кого-то эти символы могли рождать совсем иные ассоциации. "Увидеть себя или кого-либо из друзей нищим - плохой знак, предвещающий заботы и лишения. Бизнесменам нужно больше уделить внимание своему бизнесу, лучше организовать свое время и работу, так как возможны большие потери в деньгах", - написано в соннике. Слишком прямолинейно и примитивно объясняются многие вещи в мире, где мчатся иномарки с задымленными стеклами.
        В моем мире, где колесят кареты, дрожки, телеги и другие реликтовые средства передвижения все совсем иначе.
        Мне, отдельно взятой Наташке, а тем более Аурике, бояться нечего. Ведь когда-то нищие играли огромную роль в общении людей, когда не существовало прессы, были своего рода социальными информаторами. Еще нищий давал человеку возможность почувствовать себя богаче другого. Да и вообще, нищий - философский образ, Ничто, соприкасающееся со Всем. По старинным преданиям, Христос, Кришна, Зевс обожали рядиться в нищих.
        Может сны про нищих - это сны-божественные откровения? Сны-предупреждения?
        Бродяги и нищие имели свой собственный набор знаков. Эти значки они наносили на столбах ворот, на дверях, которые служили своеобразными предупреждениями и рекомендациями бродячим собратьям. Их "рыцарские знаки" предупреждали о том, что где-то "опасная для питья вода" (и тогда о чистоте экологии пеклись!), извещали, что в каком-то доме "добросердечная женщина" (при этом изображалась кошка!). Наверное, нищенские знаки породили знаки дорожные, которые обязан теперь знать каждый, находящийся за рулем, даже если он смотрит на мир через затемненные стекла. А в моем каретном мире нищих и вовсе нечего бояться. Они меня радуют специальным значком, что "за работу дают деньги"!
        "Рыжая-бесстыжая"
        Начало лета. Дом, где прошло мое детство. Запах жасмина. Ласкающая солнечная тишина. Иногда - баюкающее жужжание пчел и яркое порхание бабочек - такие яркие были только в детстве.
        Ленивый стук лошадиных копыт по всему двору и мерное покачивание повозки. Это проехали цыгане. Они собирают негодную одежду и обувь, разное старье, и дают в обмен шарики, петушки на палочке и разные милые штучки, которые в магазине почему-то не продаются.
        Надо быстрее что-нибудь поменять, а то розовые шарики закончатся. Вот это мамино крепдешиновое платье подойдет в самый раз. Оно темно-синее, угрюмое, как ночь. Пусть будет лучше вместо него розовый шарик. Он легкий, радостный. Я успею его надуть до прихода мамы. Она, наверное, обрадуется.
        - А цыгане детей воруют. Вот посадят в мешок и увезут в кибитке будешь всю жизнь в грязном мешке сидеть, - пугает соседская Танька. - Это мне папа сказал. И еще когда он напьется пьяный, то ругается, стулья ломает и поет: "Эй, цыган, цыган кучерявый!"
        Танька в прошлый раз отцовскую норковую шапку старьевщикам сдала. Ведь было лето, до зимы далеко. Зато Таньке дали за шапку целых пять хлопушек, и ребятня нашего двора была счастлива весь день, пока не пришли Танькины родители. Тогда-то и появилась легенда, что цыган кучерявый в мешок вместо старых вещей детей сажает - и на всю жизнь.
        Сколько, однако, красного света для розового шарика вместо темного платья, которое мама надевала с фосфорической брошкой. Брошка в ночи загадочно светилась, и отдавать ее было жалко, поэтому брошку я от платья предусмотрительно отколола.
        Может, и у меня страх нищеты еще в детстве возник, а не теперь, из-за экономической обстановки и моего безработного состояния? Впрочем, одно другому не мешает, только вот "организовать свое время и работу", "как у людей" все никак не получается. Мама с детства затвердила: "У всех людей дети как дети, а у меня - черт, не ребенок". Так что не привыкать к бесовскому роду-племени относиться.
        Я рыжая. И дразнили меня "рыжая-бесстыжая". Я уже тогда четко знала, что свои рыжие волосы красить не буду ни в какой другой цвет, иначе природа померкнет. А Наталья переводится как "родная", "природная" - такой перевод мне ближе всего, хотя есть и разные другие предположения ученых людей. Поэтому можно сказать, что магия моего имени и магия цвета тут резонировали, и все вместе давало мне чертовское очарование, от которого мальчишки, а потом и мужчины, просто с ума сходили.
        Вот почему на Наташиной планете знамя было рыжим. А седая бахрома? Это мой страх. Страх старости, сродни страху потерять красоту, страху нищеты, болезни и смерти.
        Жалкая трясущаяся старушка продает в переходе какую-то крохотную плюшевую зверушку, которую сама, как видно, и сшила. Возможно, она тоже когда-то кружила мужские головы, а теперь все проходят, как мимо пустого места. Куплю у нее этого обтрепанного медвежонка. Чем-то он даже напоминает розовый шарик...
        А что если бы сейчас во дворе послышался топот и приехали цыгане-старьевщики... Побежала бы?
        А шарик тогда не улетел, как в Окуджавской песенке, его просто проткнул иголкой дворовый Игорешка, за что был бит и я была бита. Сначала он. Потом я. Со слезами побежала жаловаться отцу. Он стукнул меня по заднице и сказал, что еще добавит, если сейчас же не пойду и не дам сдачи Игорешке. Мой родитель по такому поводу всегда обидно ругался:
        - Что? Жил - дрожал, умирал - дрожал?! Дрожаленка!
        Не стоит и сомневаться, что Игорешка тогда получил сполна. А жаловаться папеньке - раз и навсегда отучилась. Вот тогда-то и добавилось к "рыжей-бестыжей" - "рыжий-красный - черт опасный". Такой чертовкой и выросла.
        Полосатая магия
        Она "...боялась мышей, ужей, лягушек, воробьев, пиявок, грома, холодной воды, сквозного ветра, лошадей, козлов, рыжих людей и черных кошек...". Это мать Евгения Базарова, Арина Власьевна.
        Не зря, выходит, рыжие люди попали в один гармонический ряд отъявленной чертовщины. Может, рыжие все занесены к нам с другой планеты? С той, на которой бывает сиреньсень и государственное знамя рыжее? О том, что ведьмы и ведьмаки, если они рыжие, обладают демоническими силами и связаны с Венерой, - известно давно.
        Говорят, рыжие обладают недюжинной колдовской энергией, способной протекать свободно, поэтому для того, чтобы сотворить какое-нибудь злодеяние, особо надрывать пупок им не надо. В Древнем Египте перед рыжими испытывали страх и благоговение, ведь Сет, убивший своего брата Осириса из-за власти, был рыжим. Боялись Вильгельма Завоевателя; ему приписывали колдовскую силу, которой он обладал якобы исключительно рыжим волосам.
        "Надо взять человека рыжего и веснушчатого и кормить его плодами до тридцати лет, затем опустить его в каменный сосуд с медом и другими составами, заключить этот сосуд в обручи и герметически закупорить. Через сто двадцать лет его тело обратится в мумию.
        После этого содержимое сосуда, особливо смакуя мумию, следует принимать как средство, век продлевающее". Это рецепт из древнеперсидского текста. Ни одному таракану такое в Рождественскую ночь не приснится!
        Мои рыжие волосы послужили поводом к тому, чтобы сделаться рыжей ведьмочкой. У меня даже колдовское имя есть. Аурика. Это для того, чтобы ни один лысый, а также брюнет или блондин в черном ботинке душу ведьминскую унести не посмел. Ведь в колдовской практике имя и душа - вещи тождественные.
        Имя Аурика мне подсказал случай.
        Я отдыхала в Молдавии. Местные мальчишки играли в мяч, и когда он прилетел к моим ногам, я услышала:
        - Аурика, пни мяч!
        Как красиво прозвучало имя, похожее на только что исполняемую квартетом в каса-марэ резвую молдавскую мелодию! Да, но почему именно Аурика?
        "Аурум" - по-латыни "золото",- осенило меня. Как здорово отражает это золотое имя мою рыжую "сучность"! С таким именем любой магией займешься! И я занялась. Какая это магия: черная или белая? Все меня об этом спрашивают, а я им отвечаю:
        - Рыжая магия!
        - Это как?
        - Это не белая и не черная. Это полосатая.
        Такой железной логике меня научила моя колдовская наставница, бабка Сониха. Ее сосед был белорус. По этому поводу бабка утверждала, что он лапацон.
        - Это что значит?
        - А то и значит, что все белорусы - лапацоны.
        - Почему лапацоны-то? - спрашиваю.
        - Потому что они дзэкают.
        Так и моя магия рыжая, потому что она полосатая. И только с помощью этой рыжей магии в союзе с мягким знаком в имени Наталья можно творить чудодейственные заклятья. И есть у меня сушеная жаба в ракушке, и мумия морской черепахи, и моржовый клык, и камни на каждый чих. А главное кошки. Без них ни один мой магический сеанс не обходится.
        А вообще-то магией я занялась от безысходности, когда денег перестало хватать. Тогда мой страх нищеты не имел романтических мотивов, мне просто хотелось кушать. Я вспомнила все магические тонкости, которым научилась у алтайской бабки и решила сделать это занятие своим бизнесом, потому что интерес к мракобесию в умах наших уважаемых граждан сидел вечно.
        Первая моя клиентка была кандидатом наук. Каких наук, уже не вспомню, только дама была тучная, авторитетная и очень серьезная, работала в какой-то иностранной фирме.
        Я накрыла стол черным платком, вокруг расставила всех своих сушеных черепах, разложила моржовые клыки и камни, поставила шкатулочку с четверговой солью, сосуд с водой и зажгла свечи. Повела ладонью над пламенем свечи, бросила в воду горсть соли. Стала шептать на воду:
        "Буря мглою небо кроет...". Брызнула водой в лицо нахохлившейся клиентке.
        Окурила ее сухой зажженной веточкой зверобоя, собранного в ночь на Ивана Купалу. Взяла в руки нож, подержала его над пламенем свечи, сотворив очередное заклинание, и подошла с этим ножом близко к клиентке. Она вся распушила зад, как курица на насесте. По сценарию полагалось ножом булатным разрезать дурную ауру, которой она окутана. Как только я начала совершать положенную операцию - моя матрона ка-а-ак вздрогнет, ка-а-ак вытаращит на меня из-под очков свои глазищи. Кошки, наблюдавшие таинство, ка-а-ак прыгнут со стола да ка-а-ак бросятся наутек, потянув за собой платок со стола вместе со всеми причиндалами.
        Все загремело, стакан разбился, вода пролилась, соль рассыпалась. Свечка упала и капнула горячим воском на клиентку. Скандал!
        Мне стало ужасно смешно, я не удержалась - и ка-а-ак брызну! Однако марку фирмы нужно нести до конца. Здесь ни один сухофрукт в виде жабы не поможет. Пришлось изобразить, что ведьма закашлялась. Один знакомый актер научил меня из зевка делать улыбку, поэтому тренировку на этот счет я уже имела. Испуганная тетка даже ничего и не заметила. А дебош, устроенный кошками - так это происки злых сил...
        Со мной училась одна украинка, она говорила "наученный работник" с суффиксом -енн -. Сначала я думала, что она над кем-нибудь издевается, а потом выяснилось, что она просто произносит это слово с украинским акцентом. Однако такой украинизированный вариант мне показался более точным, чем чисто русский, и с тех пор все научные работники превратились для меня в "наученных". Чему, как и кто их учил - это, правда, всегда оставалось "наученной" тайной.
        Говорят, что самые сильные колдуны не потомственные, а "обученные", которым передали премудрости колдовской науки. Само слово "ведьма" происходит от глагола "ведать" - "знать", а знания лучше передавать людям достойным, близким по духу, а не по крови.
        Неслучайно к обученным ведьмам средневековые инквизиторы применяли самые жестокие меры. Мы обе с моей клиенткой были наученными: я наученной ведьмой, а она наученным кандидатом наук. Потому, наверное, а может с испугу, только у моей клиентки вдруг стало проходить рожистое воспаление на ноге, которое она подхватила в очень дорогой бане. Ни один врач эту рожу вылечить не мог.
        Все клиенты обращались ко мне по имени Аурика, а друзья и знакомые приглашали к телефону Наталью. Вскоре после спасения от лепрозория научного работника стали звонить одной только Аурике.
        Народ повалил. Муж Адриан поначалу злился творимому в доме чернокнижию, но потом сменил гнев на милость. Наверное, потому, что приходящие клиенты считали хорошим тоном являться с тортом или пирожными, а поскольку я была занята с очередным клиентом и уже без всякого кашля разрезала любую ауру, не прибегая к прямому массажу сердца и души, - все эти сласти доставались тому, кто ставил чай, то есть Адриану. Но я не обижалась. Потому что я его очень любила, моего Адриана, которого я чаще звала ласково Адрикотик, Адрикошка, причисляя его к своей "кошачьей" породе. Ведь Адриан дословно переводится как "человек Адрии". В моей интерпретации он был "адриатическим котиком".
        Однажды Адриан встретил клиентов в костюме Адама и сообщил им:
        - Нет, вы представляете, зеленый горошек подешевел на тридцать центов!
        На его виртуальной планете мы питаемся исключительно из долларового супермаркета, и там никто не слышал ни о каких экономических кризисах.
        У Адриана начинался очередной запой.
        Я убью двуглавого орла нашего государства!
        Ведьма может помочь любому, только не себе. Себя из болота за волосы не вытащишь. Неразрешимая физическая задачка. Количество движения, или импульс, должно сообщить тело извне. А тело извне вдрызг пьяное валялось на полу. Иногда оно вставало, протирало глаза и вещало:
        - Я ненавижу двуглавого орла нашего государства! Я его уб-б-б-бью!
        Роль двуглавого орла нашего государства, а также квелого мерина нашей экономики, несмотря на комплекцию пони, обыкновенно выпадала мне. Поэтому необходимо, но часто далеко не достаточно, было делать ноги, дабы вторая часть теоремы не выполнилась, после чего последовало бы привычное для каждого математика заключение: "ч. и т. д."
        ("что и требовалось доказать").
        По этой причине очень часто мне приходилось думать сразу двумя головами, каким образом снять запой у моего мученика-мужа и как снять боль сразу с двух своих голов. Представляю, как мучается дракон, когда у него возникает головная боль.
        Адриан ужасно не хотел, чтобы я его укладывала в больницу, и старался избавиться от меня любыми средствами.
        Однажды попытался выкинуть меня в окошко, вероятно, в очередной раз я показалась ему двуглавым орлом. Но "любовь - не картошка, ее не выкинешь в окошко"!
        Чаще обходились препирательствами, когда пьяные глюки отступали:
        - Во Франции нужны культурные люди. Поезжай туда. Будешь зарплату получать франками. Может, мне пришлешь на артишоки.
        - Хорошо, пришлю, если ты не будешь ими закусывать спиртные напитки!
        Я очень любила его. Боялась, что очередная бутылка окажется для него последней не потому, что он вдруг навсегда бросит пить, как обещают многочисленные рекламы. Иногда я ненавидела его так же сильно, как и любила. Хотела даже, чтобы эта проклятая последняя бутылка, наконец, была бы выпита.
        Риманова геометрия в тарелке с гречневой кашей
        Сон. Иронически надрывно поет рок-звезда:
        "Все равно я тебя уведу От тарелки с гречневой кашей!"
        Я уже стала сочинять песни во сне. Владимир Маяковский сознался в статье "Как делать стихи", что однажды он думал над словами нежности одинокого человека к единственной любимой. Заснул только на третью ночь с головной болью, так ничего и не сочинив, тогда-то и пришли ему во сне стихи: "...Как солдат, обрубленный войною,... бережет свою единственную ногу". В темноте поэт записал ключевые слова: "единственную ногу".
        Это что же выходит, что я теперь тоже стихи да песенки во сне сочиняю? Раньше, случалось, задачки во сне решала.
        И довольно успешно.
        Однажды мой наученный руководитель поставил передо мной задачу. Общую теорию относительности Эйнштейна математически описывает некая метрика Шварцшильда. Нельзя ли ее, эту метрику, получить из известных всем закона тяготения и законов механики Ньютона? Тогда можно было бы обойтись без общей теории относительности. Дело за плюс-минус добавками.
        Я долго мучилась этой нелепой математической заразой. Неделю не выходила на улицу. Забыла, что значит есть, спать, расчесываться и умываться. В агонии мне приснился сон. Я встала и записала множество длинных математических выкладок из области тензорного анализа. И все так здорово получилось, грамотно и логично.
        До красивого результата было, правда, далеко, но я решила показать эти выкладки своему научному руководителю.
        Пришло время вымыть шею, расчесать свои магнетические золотые кудри, накрасить реснички - куколка!
        Отправилась в институт. Был май, все цвело и пахло. Я шла красивая и купалась в мимолетных взглядах прохожих.
        Тащатся два пьяных. Увидели меня, приостановились, долго соображая, переглянулись и, обнявшись, загорланили: "Как прекрасен этот мир!..".
        Студенты-старшекурсники провожали пристальными взглядами. Вдогонку услышала:
        - Какие ноги идут по дороге!
        Их возбуждают мои ноги, преимущественно своим интеллектом.
        Я скорее не шла, летела, как весенняя птица в Римановом пространстве: у меня многое получилось. Какая умная! Просто гениальная!
        В институтском парке встретилась мне наученная сотрудница с кафедры. Женщина неопределенного возраста. На ней мужской галстук, застегнутая на все пуговки блузка не первой свежести и парик в виде ватных нечесаных комьев, как завалявшаяся в мешке борода Деда Мороза. Если она каким-нибудь боком могла напомнить Снегурочку, то Снегурочку на пенсии. В весну этот природный объект и вовсе никак не вписывался. Александра Васильевна не ответила на мое приветствие и даже не заметила меня, потому что она не замечала ничего, даже какое на дворе время года. Она что-то бормотала сама собой, не отрывая глаз от своих стоптанных мужских ботинок сорок последнего размера. Женщина недавно защитила кандидатскую. И всего-то. Это ценой весны, красоты, молодости?
        Я вдруг представила себя лет через дцать, как я буду выглядеть, если буду гнездиться в Римановом пространстве. Пока я вроде относилась к женскому полу.
        До кафедры я все-таки доплелась.
        Что я зря столько не спала, что ли? Научный руководитель сказал:
        - Ну вот, какое-то начало положено. Неплохо. Что ж, можете продолжать.
        Пулю в лоб, пущенную со скоростью тахиона, чтобы я все это продолжала! (Тахион - это частичка, которая способна двигаться со скоростью, большей скорости света. Если связать с такой частичкой систему отсчета, тогда привычные в повседневной жизни понятия массы тела, промежутков времени, линейных масштабов - все меняется! Меняются даже причинно-следственные связи. Можно было бы убить себя пулей раньше, чем произошел бы выстрел, и эта пуля вылетела. Примерно как у Маршака:
        Сегодня утром пущена ракета.
        Она летит куда быстреесвета И долетит до цели в пять утра...
        Вчера!)
        Я ничего не стала отвечать сильно наученному сотруднику. Вышла, взяла в читальном зале первую попавшуюся книжку, ткнула пальцем наугад, как я всегда это делала, и мне нагадалось словами Эйнштейна (!) : "Открытие, даже самое маленькое - всегда озарение:
        после длительных бесплодных (но обязательных! Здесь сумма нулей дает единицу!)
        раздумий вдруг, словно извне, приходит результат так неожиданно, как будто его кто-то подсказал".
        Нет уж, фигушки вам во всех измерениях! Лучше уж я буду дурацкие песенки во сне сочинять, чем Эйнштейна переплевывать! Это Эйнштейн сумел заметить, что проделанный жуком поверхности шара путь изогнут, это Эйнштейну пришел результат извне, я же могу оказаться этим слепым жуком с полнейшим обнулением результатов. Слепым жуком по отношению к шару, но не по отношению к цветущей черемухе. И борода у меня не вырастет. И другие части тела в штанах не вырастут, если я буду обдумывать мировые проблемы на мосту, в лифте и в других общественных местах, как это делал Эйнштейн. Нет, не дам поглотить свое женское начало, хоть тресните!
        Сны с решением задач, так же как и с сочинением песенок, говорят, снятся, когда в коре головного мозга возникает стойкий очаг возбуждения. Человек над чем-то работает, работает над какой-нибудь трудно разрешимой проблемой. Весь его мозг - сплошное поле боя.
        Устанет. Устанет настолько, что после многих бессонных ночей все же уснет. От этой-то денной и нощной войны и остается очаг, который не затухает и во сне.
        Мозг продолжает активно работать, ему уже не мешают посторонние раздражители.
        Тогда-то и выдаются решения задач, стихи, музыка...
        С задачами у меня все ясно. А вот отчего вдруг стала появляться песенная лирика в моих снах?

***
        "Солнце находится в десятом градусе Стрельца: "Театральное представление златокудрой богини удачи" - форсированный рост честолюбивой личности. Неоправданные траты и вложения. В межличностных отношениях проявляются фальшь и раздражение, а в любви ищет тепла лишь для себя. Свидания лучше назначать в районе Преображенской площади". Одна астрологическая баба сказала.
        Ну, раз одна баба сказала, то навестим Адриана на Преображенке, в больнице Ганнушкина, где он сейчас и лежит.
        Говорят, страшно женщины его любили, этого доктора Ганнушкина, взгляд у него был магнетический. А что касаемо любви, то кто ж не ищет в ней тепла для себя?
        Каждый ищет. Да не всякий находит.
        - Во вторник меня выписывают,- довольно произнес Адриан, вытирая губы после гречневой каши, подаваемой у Ганнушкина на ужин. Так это был сон в руку! Скорее даже - в рот! Какая прелесть!
        За столом в фойе больные забивают козла. Обычно этим делом занимаются в преисподней, чтобы сократить вечность-бесконечность. А выигрывает, как всегда, Сатана. И, тем не менее, Черт Лиловый, Черт Полосатый, Черт Клетчатый садятся играть, а Чертова Бабушка выступает болельщицей. Ей уже сто тысяч лет, но она хочет выглядеть на девяносто тысяч без гака. Очень кокетливая и бодрая старушенция.
        - К нам в палату положили еще двоих "экспертизников", и кисловроту стало маловато.
        - Кто это "экспертизники"?
        - Это, детка, те, кто не желает идти в армию. Они изображают из себя придурков и их берут сюда на проверку.
        Племя это младое, но, увы, знакомое. Мат, марки мотоциклов, гогот и треп о том, кто и как когда-то успешно нагадил в людном месте...Чудо-богатыри! Ну, да фиг с ними. На волюшку хочется!
        - Как тебя хоть лечат?
        - Колеса вкатывают. Уж если я после этих долбеток не закричу "кукареку", то пропадай моя телега, режь последний огурец! Прыскают витамины, еще гоняют на циркулярный душ, хвойные ванны. Когда засыпаю вижу широкую лопату, которая врезается в сугроб с вкусным хрустом, будто арбуз режешь. И молодой снег арбузом пахнет.
        - И отчего у тебя такие видения?
        - За окошком моей палаты - сказка. Стоят огромные ели, припорошенные снегом, вчера на них прыгали три снегиря с красными грудками. Я сел было писать. Некоторые больные увидели это и стали рваться с откровениями: напиши с меня роман или опиши, что на обед дали гречневую кашу с килькой в томате. Надоели. Я вызвался разгребать снег перед корпусом. И своей лопаты я не отдам никому, хоть он дерись! Потом я пошел за ведром для песка в подвал, который Закрыт на Замок, который не Запирается. У порога стр-р-ашного подвала сидела огромная крыса и смотрела на меня с любопытством. "Брысь!"- сказал я ей.
        Я расхохоталась.
        - Я не знаю, каким криком прогоняют крыс. Ведь если сказать ей "крысь", то я могу обидеть польский народ, у которого всех Кристин ласкательно зовут Крысями. "Брысь!
        - сказал я. Она обиженно взмахнула длинным розовым хвостом и неторопливо ушла прочь.
        - Надо же, я бы вперед крысы убежала!
        - Секрет такого неадекватного, я бы сказал, крысоповедения, открыл мне один старожил корпуса. Оказывается жители палат, выходящих к подвалу, бросают туда корки, чем привадили местную общину крыс, и наблюдают за их поведением.
        - Думаю, что это крысы наблюдают за их поведением. Одна даже защитила докторскую диссертацию на тему "К вопросу о нормализации психического здоровья населения в свете решений 201 крысовенции больницы Ганнушкина".
        - Правильно! Та, которая позволила себе махать на меня хвостом.
        - Расчищали вы, расчищали снег, а я к подъезду еле прошла - сугробы по пояс.
        - Да мы только посыпали дорожки песком, - снег снова посыпал. Я замахал лопатой по направлению к Богу, взмолился - и снег вдруг перестал нас компрометировать. У нас в палате сейчас новый жилец - я у него опыт перенял. Доморощенный йог. Обратясь на восток читает "Отче наш", потом принимает всякие йогачьи позы. Потом поет "Господи, помилуй..."
        - Ну вот, молитвы выучишь.
        - Он валяется по всем кроватям и открывает настежь все форточки, так что приходится с ним сражаться и указывать на определенные места в Писании, призывающие уважать ближних своих. А он в ответ: "Богородица, Дева, радуйся!". Хорошо, что ты мне в этот раз мало пищи принесла, а то у меня все твои приношения из холодильника таскают.
        - Мне приснилось, что ты гречкой здесь питаешься, - решила в этот раз сэкономить на продуктах. Ну ладно, уже темнеет, я побежала. До завтра!

***
        В метро напевалась одна и та же строчка ночной песенки, которую я назвала "Серенадой к обитателю Ганнушкина".
        Модно многократно повторять одну и ту же строчку - в этом вся современная песня. Это похоже на минимализм. Стиль такой. И направление в искусстве. Даже стиль жизни и стиль мышления.
        "Каждый элемент дарит нам событие. Нет ничего проще, чем видеть вещи такими, какие они есть: вот апельсин, вот лягушка, вот человек, который гордится, вот другой человек, который думает о том, что вот человек, который гордится, и т.д. Все это существует вместе и не требует того, чтобы мы старались что-то улучшить. Жизнь не нуждается в символе, каждая вещь просто является собой: видимым проявлением невидимого Ничто",- так рассуждают минималисты.
        Ценность первичных элементов побуждает их к постоянному возвращению. Простейшая структура, повторяясь вновь и вновь, заставляет вновь и вновь возвращаться к ней, прежде чем пронзает своей сутью, утверждает бытие в статике. Такова эстетика минимализма. По этой причине следует вновь и вновь повторять песенную строчку, пока не доберешься до сермяжной истины и глубины. Под стук вагона метро. А может отдельно. Итак, начали! "Все равно я тебя уведу от тарелки с гречневой кашей!". Повторили! Еще! Еще!
        Особенно ключевые слова: "с гречневой кашей"!
        Настоящая современная песнь, каких много. Можно вообще разложить эту строчку на составляющие звуки и придать культурную глубину и философский смысл по-минималистски понятным первоэлементам - звуку и тишине. Звуку и тишине. Звуку. Тишине. Звуку. Звуку. Звуку. И тишинее-е-е...
        И мертвые с косами стоят...
        Нет, крыша у меня еще не поехала. Конечная остановка. "Просьба освободить вагоны!"
        Просьба освободить вагоны!
        Просьба освободить вагоны! Просьба освободить вагоны! Просьба освободить вагоны! Просьба освободить вагоны!..
        Осваиваю идеи репетитивного метода, технику минимализма.
        На стеклянных дверях при выходе из метро написано: "Выхода нет", поворачиваю в другую сторону, и снова: "Выхода нет"!
        "Выхода нет"!
        "Выхода нет"!
        Мебиус-минималист
        Залаяла собака колоратурным сопрано. Должно быть, живет рядом, в консерватории. Не спится. Включила радио.
        Вот, где сплошной минимализм во всем! Самые способные минималисты, я думаю, обитатели Ганнушкина, да и то специфических отделений. Злая. Напишу психологическую статью в газету:
        ЭСТРАДНАЯ ЭНТРОПИЯ Диагноз
        Человек всегда стремился к гармонии. Сознательно стремился, подсознательно стремился. Однако все системы в природе самопроизвольно достигали бы максимума энтропии. Это наиболее вероятно.
        Поэтому мы стареем, умираем, превращаемся в пыль кладбищенскую. Природа гибнет, однажды чудом сотворенная. Все перемешивается в хаосе. Но естественны и противоположные процессы - антиэнтропийные, когда величина энтропии уменьшается: формируются природные кристаллы, из распыленного космического вещества образовывались планеты, так появились и мы, изначально вполне гармоничные человеки. При этом энтропия была не большой, не малой, достигая некоего оптимального своего значения.
        Рассмотрим множество букв русского алфавита. Будем составлять буквы в разном порядке и определять энтропию каждого образования. Если буквы и промежутки между ними сочетать беспорядочно, получится что-нибудь типа: КВЦЫР-ДОСЬ Н ПЛБ. Энтропия (беспорядок) такого образования будет стремиться к максимуму. Теперь выполним абсолютно упорядоченную комбинацию.
        Результат получится примерно такой:
        АААААА...
        Энтропия в этом случае минимальна. Скучные образования. Все-таки беспорядок нужен. В умеренном количестве. Но в каком? Например, в таком, чтобы получились стихи И.С. ургенева, положенные в основу романса:
        Утро туманное, утро седое, Нивы печальные, снегом покрытые, Нехотя вспомнишь и время былое, Вспомнишь и лица, давно позабытые.
        Это и не ААААААА... и не беспорядочное чередование разных букв и пробелов.
        Теперь попробуем исследовать стихи наших современных песен. Включаем "Русское радио - музыку для души".
        Будем слушать все подряд, не выбирая. Итак:
        Я купалась в огне, Забывая себя...
        Я как будто цветок...
        Я как будто пыльца На горячих руках...
        У героини песни делириозное (от лат. "бред") состояние, характерное после принятия наркотика. Прослеживаются случайные, неадекватные ассоциации (беспорядок, а, следовательно, энтропия далека от оптимальной величины и стремится к увеличению).
        Следующая песня состоит и вовсе из столь бессвязных фраз и звуков, что нормальному человеку их трудно уловить.
        Зато это улавливает подсознание нормального человека, засоряясь бессмыслицей и беспорядком, далеким от гармонии.
        Другая крайность нашей эстрады - повторение одних и тех же фраз. Минимализм! Это сопровождается неким минимумом энтропии, типа ААААААААА.., а заодно и навязыванием нашему подсознанию одной, чаще дегенеративной мысли:
        А если ты хочешь, Я просто спою тебе:
        "Ла-Ла-Ла-Лай", А ты давай, ты давай, Ты просто давай.
        А если ты хочешь, Я просто спою тебе:
        "Ла-Ла-Ла-Лай", А ты давай...
        Необратимое обеднение психической деятельности - деменция (слабоумие), как сказали бы патопсихологи.
        Последующий анализ песенок то с увеличенной, то с уменьшенной энтропией, дал многообразие клинической картины нашей больной эстрады. Что скажете, например, если услышите:
        Вдохновение мое Опять бродит по лесам...
        Я опять хочу вина, Меня поят молоком, Ох, я вырасту быком.
        Типичное маниакально-депрессивное состояние с резкой эмоциональной лабильностью.
        Я убью того, кто скажет, Что я не пара тебе.
        Дисфория, параноидный бред ревности.
        Давай поспорим, Что река станет морем, Осень с весною Поменяются вскоре Знаешь, ты тоже оттаешь.
        Дезориентировка в пространстве и времени (расстройство сознания). Бред носит образный характер с преобладанием грез и фантазий.
        Моя сумка, Набитая хлебом, Била меня по ногам, Но я шел и смеялся О том - о сем.
        Аффективно-личностные нарушения, нарушения критичности мышления и поведения. Как они только не дошли до изобретения сиреньсени? Впрочем, "сиреневый туман над нами пролетает" уже давно.
        Но слушая наше дыхание, Я слушаю наше дыхание.
        Нарушение динамики мышления, сопровождаемое псевдогаллюцинациями. Начало песни тоже определяет патологию:
        гражданин проснулся в холодном поту. Таким образом он просыпается каждое утро, на что указывает текст рекламы:
        Я рано просыпаюсь:
        На часах 6 утра, Надеваю штаны.
        На работу пора - Я слушаю радио...
        И в автомобиле Я приемник включил, Милая, родная, Ты только помолчи:
        Я же слушаю радио...
        Я слушаю радио.
        У субъекта уже появилась сверхценная идея - слушать радио. Полная психическая дисгармония и у субъекта, не имеющего приемника в автомобиле:
        У меня нет жены - И тому есть причина:
        Просто я не совсем Полноценный мужчина:
        Я красив и здоров, И по жизни повеса.
        Только нет до сих пор У меня "Мерседеса".
        Неадекватность уровня притязаний уровню реальных возможностей.
        Вот какая гармония в мире, кишащем автомобилями! И если так пойдет дальше - "Карнавала ня будят", как поет еще один садо-мазохист"...

***
        Статья вышла злая. Бешусь от бессонницы. Луна, как чукча с подбитой щекой, нагло обзирает и этот туман, который кажется концом света, и меня в зеркале. Как яблоня роняет свои плоды, спелые и сочные, так мое лицо скинуло румянец и свежесть. Так не годится. Это от безмужичья. Ничего, скоро выпишется обитатель Ганнушковой больницы. Он - прелесть, пока его не одолевают запои. Тогда и я ухожу в какие-то пространства и перестаю чувствовать границу между реальностью и чем-то еще, как тот слепой жук, букашка, снова и снова ползущая по листу Мебиуса. Снова и снова. Уж не был ли Мебиус минималистом? Круг. Еще.

***
        После нескольких бессонных ночей я все-таки уснула и проспала до обеда. Снились сплошные мягкие знаки. Я нажимала какую-то кнопку, открывалась какая-то не то книжка, не то дверь и появлялся мягкий знак многожды повторенный. Он возникал то на каком-то экране, то на речной глади в виде кораблика. Да, я почему-то была мужчиной! Сон в духе минимализма. "Просто я дверь перепутала. Улицу, город и век", - перефразировала я Булата Окуджаву.

***
        Адриана выписали. Два месяца он пролежал в суицидальном отделении психушки. Туда не только душевно больные люди попадают, но и нормальные, доведенные жизнью до ручки. Среди них все чаще и чаще встречаются интересные, духовно богатые люди. Особую категорию составляют наркоманы и алкоголики. Эти вещи лечатся только с согласия больного. Туда увозят только при попытках к суициду, в исключительных случаях. Так оказался там и Адриан. Нежелание жить стало у него хроническим. Двуглавый орел вырастил еще одну голову и превратился в дракона. Последняя стадия алкоголизма, как объясняют врачи.
        Адриан протянул мне текст шутливой песенки, которая сочинилась у него в ответ на мой минимализм.
        - В больнице ее оставлять не стал. Там в основном психи, кто их знает, как они этой песней распорядятся? А потом у нас испортятся дипломатические отношения с Мадагаскаром. Песня моя называется "Кенийская плясовая". Кенийцы-то не обидятся, у них развито чувство юмора, хотя и африканское, а у мальгашей (мадагаскарцев) его может не хватить, они обидятся на своих черных братьев и где тогда Россия будет закупать пареную репу? Вот какие штуки бывают на дипломатическом фронте.
        КЕНИЙСКАЯ ПЛЯСОВАЯ Зябликовому слонику посвящается (иногда Адриан так ласково называет меня)
        Наберись, мой друг, терпения, пенияБудут дни чудес полны, Мы с тобою съездим в Кению, Кению, где слоняются слоны.
        Там культура очень древняя, древняя, Незлобивы люди там, И над каждою деревнею Целый день гремит там-там:
        Там-там, там-там.
        И с тобой под эту музыку, музыку Мы научимся плясать - То на попке, то на пузике - Невозможно описать, - ать, ать, Залопочем по-кенийскому, (Гутен морген, тру-ля-ля), Там ведь только поклонись кому - Прибежит в учителя.
        Наберись, мой друг, терпения, пения, И довольные вполне Прям в Московию из Кении Мы вернемся на слоне.
        - Эта песня исполняется под две гитары, но одна из них поворачивается обратной стороной, и по ней колотят палочкой черного дерева. На другой гитаре исполняется свободное бряцанье. Все присутствующие делают бодрые кенийские плясовые движения, то есть становятся в затылок и крутят попками, изображая уборку маиса и тонго-монго, - пояснял детали Адриан.
        Текст песни сопровождали рисунки.
        - Это здорово, Адриан. Но теперь минимализм в моде. Скажи мне самую минимальную вещь: ты хочешь быть со мной?
        - Нет, я хочу быть с Папой Римским Пашей Ваней Вторым! И вообще такие вопросы задают не Зяблики, а свинковые слоники, они большие, толстые и из них делают колбасу докторскую и ливерную.
        Дальше продолжать разговор на тему жизни и смерти бесполезно - в шутку сведет. Пусть хоть на подсознание ляжет моя фраза.
        - Ты знаешь, я впервые в жизни прочитал в больничке "Синюю птицу" Метерлинка. Пьесу во МХАТе видел раз двадцать, балет в Детском музыкальном - несколько раз, видел советско-американский фильм (очень скверный, с Надей Павловой в главной роли), а читал как совершенно новое произведение. Там такая трогательная философия и красивые афоризмы! В садах Блаженств есть персонажи Радость Понимать, Радость быть Справедливым, Радость Бегать Босиком по траве. И все разговаривают. А есть еще Блаженство быть Невыносимым, Блаженство Дышать Воздухом. Какая прелесть!
        Начиналось что-то серьезное.
        Стал говорить иносказаниями. Сейчас узнаю его позицию.
        - Еще есть царство Будущего, где живут неродившиеся дети, их старик Время то и дело отправляет пожить... Они толпятся у врат, ведущих в жизнь, всем хочется пожить, но один может выйти через три года, а другой через пятьдесят три года два месяца четыре дня. И вот, представь: двое влюбленных в царстве Будущего разлучаются, ибо им суждено родиться в разное время. Они молят старика Время, чтобы он пустил их жить вместе, но Судьба неумолима... Ведь это про нас с тобой. - Адриан был старше меня на тридцать семь с половиной лет. - И еще есть такая сцена, тебе понравится: "Старик Время (отталкивает ребенка): твоя очередь еще не подошла. .
        Приходи завтра... А ты приходи через десять лет... Ты уже тринадцатый пастух, а требуется только двенадцать... Опять врачи?.. На Земле их итак девать некуда...
        Еще требуется честный человек, хотя бы один, в качестве необычайно редкого явления. Есть честный человек?.. Кто? Ты?
        Ребенок кивает головой. Уж больно ты чахлый. Долго не протянешь..."
        Бриллиантовое имя и костяная нога
        О моей только что вышедшей в свет книжке "Живое имя" в прессе написали: "Взяться за перо психолога Наталью Рыжую заставило категорическое несогласие с идеей большинства книг на соответствующую тему: имя, мол, изначально полностью предопределяет и характер, и наклонности, и способности, фатально влияет на судьбу. Волей-неволей, даже если просвещенный читатель относится к подобным утверждениям скептически, информация откладывается в подсознании и может создать негативную программу.
        Опыт автора свидетельствует: не рок, а свобода выбора, не запрограммированность, а самоопределение. Имя, безусловно, влияет на судьбу, но ни в коем случае не фатально, и совсем не таким образом, как предписывают некоторые авторы, ибо человек - индивидуум и отношение даже к самому распространенному имени индивидуально".
        Радостно на душе, когда чувствуешь, что тебя правильно поняли. Проблемой имени я занимаюсь давно и как психолог, и как филолог, и даже как физик с математиком. Эта проблема неисчерпаема и вечна. Возникает у каждого с рождения. Только один это замечает, а другой нет. Вот и журналистка не зря прочитала мою книжку, эта тема ее тоже давно волновала.
        Журналистку зовут красивым средневековым именем Клариса. Выяснилось, что это не псевдоним, а необычайно редкое явление, как метерлинковский честный человек. Клариса пришла брать у меня интервью, и мы разговорились. Когда она была маленькой, все называли ее Лялей, Лялькой. Но вот однажды она увидела афишу, где было написано, что приехал какой-то "театр лялек", "ляльки" писались с маленькой буквы. Особенно последний факт сильно затронул хрупкую душу ребенка. Еще этих лялек было много, а она привыкла быть одной Лялькой. Девочке больше не захотелось быть Лялькой. А до полного имени Клариса она еще не доросла. Рос ребенок рос, и никого с таким же, как у себя именем не встречал. Странно это! Так оно осталось для нее холодным и чужим. В напечатанном виде Клариса первый раз встретила свое имя у Пушкина. Есть у него эпиграмма, адресат которой не установлен:
        У Кларисы денег мало, Ты богат - иди к венцу; И богатство ей пристало, И рога тебе к лицу.
        Кларисе-журналистке деньги самой приходится зарабатывать. Объекта любви девушка найти пока не может. А без любви замуж не хочется. Так что с венцом у Кларисы получилось не как предрекал Александр Сергеевич.
        Я часто встречала людей, которые считали, что тяжело быть оригинальным, если с рождения имя у тебя ну настолько распространенное, что тошно становится, - всюду тебя с кем-нибудь путают, да и при знакомстве трудно блеснуть сразу, с первого же слова. В своей книге я делаю вывод, что восприятие человека с редким именем эмоционально более красочно, что влияет на дальнейшее развитие отношений, но как правило, счастливых редкоименцев я не встречала. Самим именем им предначертано с рождения стать в чем-то исключительными. Многие из них теряются и находят исключительность... в хронических неудачах. Редкое имя - все равно, что сказочно богатый клад, какой-нибудь редкий алмаз, с которым не знаешь что делать.
        Однажды, когда я была в командировке в одной деревне, мне поведали трагикомическую историю. Василий на бензовозе шофером работал. Случилась в дороге беда, - вспыхнуло в цистерне горючее, взорвалось бы. Василий вывел машину из села, чтобы избы не загорелись.
        До пруда доехал - вывалился из кабины весь обожженный. Долго бились врачи, кожу пересаживали, ногу зашивали, от погибели спасали. А как спасли, стали сестры-сиделки читать вслух "Путешествия капитана Гаттераса", сочинение Жюля Верна, и Василий про боль забывал.
        Васина жена в ту пору на сносях была. Говорит ей муж: "Родишь сына, назовем Гаттерасом". Жена молча выслушала, зубы стиснула, а дома расплакалась, жалуется соседям: "Васька-то сына каким-то Гедерасом назвать решил. Его же мальчишки во дворе пидерасом дразнить станут. Как товарищ Хрущев московских художников"... В то время подобным образом в адрес московских художников высказался в одном из своих выступлений тогдашний глава правительства Н.С. Хрущев. Аргумент этот показался Василию сильным, и родившегося мальчика назвали просто Геннадием.
        Менее повезло девочке Эле из фантастической повести Вадима Шефнера "Лачуга должника". Это сокращенное имя героини. Ее полное имя Электрокардиограмма. Ее папаша был боксером в отставке и все время мечтал о сыне, дабы тот приумножил фамильную славу. Однако в семье одна за другой рождались девочки. Первую дочь назвали Вера, вторую - Надежда.
        Когда на свет появилась третья - с отцом случился сердечный криз, он попал в больницу, и третью девочку назвал Электрокардиограммой... Бедной девочке всю жизнь снились сны, в которых ее называли именем Люба, Любовь. Понятно, что в любви Эле не повезло. Зато девушку хотели принять в клуб редкоименцев и редкофамильцев, сопроводив ее имя комментариями: "Звучное, певучее имя! И какой глубокий, благородный подтекст!.. Значит, не перевелись еще родители с хорошим вкусом..." В основной состав этого клуба входили Агрессор Ефим Борисович, Бобик Аметист Павлович, Кувырком Любовь Гавриловна, Ладненько Кир Афанасьевич, Сулема Стюардесса Никитична. Доклад о происхождении своей фамилии делал Т.Д.Кошмарчик.
        Оппонентами выступали Субмарина Сигизмундовна Непьюща и Светозар Аристархович Крысятников.
        Был в клубе свой "золотой фонд"
        - "неприличники". Их фамилии из-за соображений этики указывались в списке только окончаниями. "... Стойкие люди!.. Матрена Васильевна, например, красавицей была, вокруг нее ухажеры, как шакалы, крутились, а замуж так и не вышла. Не хотела свою уникальную фамилию терять! Хочешь, мол, мужем быть моим - бери мою фамилию! Но не нашлось настоящего человека...", - рассказывала об одной носительнице редкой фамилии почтенная дама Голгофа Патрикеевна Нагишом, староста клуба.
        Будучи в возрасте легкомысленном, когда я еще ничего не знала о личностных терзаниях редкоименцев, я влюблялась в редкие имена. Одним из таких "алмазов" я наградила свою племянницу.
        Ее отца, мужа моей сестры, зовут Жаном Корнеевичем. Когда-то так записала его в свидетельстве о рождении работница загса, молоденькая девушка, у которой просто рука устала выводить надоевшее: Евгений, то есть Женя. Женю она ловко превратила в имя из трех букв:
        Жан. Опять-таки писать быстрее.
        Однажды Жан Корнеевич, направляясь в командировку на съемки очередного фильма, остановился в деревенской гостинице и, оформляясь у администратора, произнес свою фамилию с инициалами: "Же. Ка". Администратор сочла четыре звука за имя и записала в своем журнале: "Жека" - получилась прямо-таки собачья кличка. Чего только не случается с редкоименцами!
        Итак, я решила, что дочери редкоименца не пристало называться банальным, распространенным именем. Надо было подобрать подходящее имя к отчеству Жановна. Я сделала небольшую инверсию, имя и отчество отца поменяв местами. У меня получилось - Корнелия Жановна.
        Просто, а как здорово: Жан Корнееевич и Корнелия Жановна.
        Родители ее, правда, поначалу не были в восторге от моей идеи, но работникам загса она понравилась - я внесла в их скучную работу разнообразие. Теперь к моему изобретению все привыкли и зовут девочку Корнюшей, Корнелей, а то и вовсе сладкозвучно Карамелей. Мужское имя Корней, что служит разговорной формой от канонической формы Корнелий, произошло от латинского слова, означающего ягоду кизил. Вот и стала племянница с моей легкой руки Карамелькой с кисловатым привкусом. Удачным было и то, что именины Корнелии празднуются 26 сентября, как раз в день рождения моей бабушки, прожившей 103 года. Тогда убирают все корневые овощи - картофель, брюкву, морковь, хрен.
        Меня же, фрукту южную, никому ненужную, назвали именем этой бабушки, Натальей. Она родилась в 1875 году, и тогда такое имя было большой редкостью, потому, наверное, что именины мученицы Натальи празднуются только один раз в году, а в конце XIX века от церковных канонов почти не отступали. Много позже Наталья из редкого превратилось в самое распространенное имя. И сейчас иногда родители зовут какую-нибудь заигравшуюся Наташу домой, а ты машинально оборачиваешься, еще и пожалеешь, что не тебя кричат. Временами я даже немного расстраивалась, что у меня такое распространенное имя, но несильно: уж очень оно само по себе симпатичное.
        Ласкательную форму можно подобрать даже к самому распространенному имени весьма оригинальную. Например, бабушку мою звали Тала - очень похоже на свежесть и голубизну тающего весеннего льда.
        Мне эта форма не прижилась. В детстве родители называли меня почему-то Кото, при этом имечко сочеталось с мужским местоимением "он", видимо потому, что родители ждали мальчика, а родилась я. Потом это имело свои роковые последствия. Даже в детстве такое обращение вызывало у меня протест.
        Однажды моя сестра пришла забирать меня из детского садика и привычно обратилась - Кото. Я долго дулась и не отвечала на ее вопросы, а потом гордо заявила: "Я не Кото, а ЧЕЙЕК (человек)!".
        У нас был сосед Юпаич, что в переводе с моего детского языка означало Юрий Павлович. Мать Юрия Павловича была русской эмигранткой, и жили они после революции в Китае. Эта женщина была заядлой картежницей и проиграла своего сына в карты. Его оскопили. Поэтому сосед наш Юпаич всю жизнь терпеть не мог высоких блондинок, которые напоминали ему мать, а голос имел писклявый, женский, но был он чрезвычайно умным и образованным человеком. И своим писклявым голосом Юпаич пояснил моим родителям, что так проявляется нормальный кризис трех лет, когда ребенок начинает ощущать свою уникальность, свою самость.
        Я еще не умела как следует произносить слова, но читать уже научилась. Гордо читала надпись на этикетке флакончика с духами: "Духи "Гвоздика", ударяя на первые слоги каждого слова, отчего парфюмерное изделие превращалось у меня в каких-то мистических духов какого-то мистического существа Гвоздика. На телевизионной антенне было написано "Москабель" и должно читаться с ударением на второй слог, а я ударяла на французский манер, на слог последний, отчего московский кабель шустренько перерождался в моих устах в собаку ли мужского пола или в мужчину, гуляющего налево и направо.
        Когда мне исполнилось четыре года, свой день рождения я провела в слезах, объясняя, что жить мне осталось на целых четыре года меньше. Позже я уже не торопила время, не стремилась к взрослению, видимо, подсознательно чувствуя скучный мир взрослых. И когда мне, уже давно взрослой, хочется тепла, я на какое-то время хочу забыть, что я "чейек" со всеми его сложностями и возвращаюсь к теплому прозвищу Кото, хожу, как кошка, иногда выгибая спинку, чтобы меня погладили. Теперь, слава Создателю, есть, где это делать: на своей, Наташиной планете.
        Так и для Кларисы, и для любого редкоименца можно ласкательную и теплую форму найти. И главное не в форме, а в отношении к ней. Кларисситта. Кло. Клэр. Самой ей нравится Клариче. Сейчас модно сокращать имена на американский манер: Владимир - Влад, Клариса - Клад.
        Женщина-Клад. Женщина-вещь в себе.

***
        Окна роддома, где я родилась, выходили на кладбище. Старое, заброшенное кладбище, где уже никого никогда не хоронили. Вечность и скоротечность, рождение и смерть ходили рядом. Это я шкуркой ощутила сразу, как только открыла на свет глаза. Может, потому и занялась проблемой имени, ведь имя - это то, что сопровождает нас от колыбели до последнего вздоха?
        А может, природой мне было предначертано быть бунтарем. Я была вторым ребенком в семье, поздним ребенком.
        Сестра старше меня на тринадцать лет. Старшие дети часто берут часть родительских функций в заботе о младших, им поручаются наиболее ответственные дела, они сохраняют семейные традиции. Младшие же с детства вынуждены бунтовать, если хотят чего-нибудь добиться.
        - Лариса, ты чертенежишь (чертишь)? Я тоже хочу, - усаживалась я к Ларисе, которая училась на архитектора.
        - Мама, Наташка мне мешает!
        - Вот нарисую калябушку - будешь знать.
        Мне тоже очень хотелось проекты чертить.
        Переворачивают привычные представления с детства, хотя бы вверх тормашками копируя чертеж, который чертит твоя старшая сестра или упражняясь в подборе прозвищ, например.
        - А сестра моя Лариса - замечательная крыса!
        - Мама, Наташка снова обзывается!
        - Лариса, ты - не крыса, ты - ондатрочка, - ласкала я сестру.
        Ондатра - водяная крыса, поэтому хрен редьки не слаще. Сцена заканчивалась потасовкой.
        Эйнштейна из меня не получилось, поэтому я создавала революционные ситуации в своей жизни: смену профессий, мест работы, борьбу с собой и окружающим миром. Физика этому не способствовала, поэтому-то я и обратилась к другим областям: имени, сновидениям, а также магии, психологии. Сновидения - это наше бессознательное, выплывающее в виде образов, имя - по большей части осознанное наше "Я". А что может быть занимательнее изучения самого себя? Бунтарские начала младшего ребенка в семье были усилены моим распространенным именем: ведь надо самоутвердиться, выделиться, чтобы не затеряться в людском море!
        Как "уйти в камень"
        Всякий раз, когда я занималась самоизучением, я меняла работу.
        Однажды проходила мимо музея и решила заглянуть туда. Это был этнографический музей на Алтае. В Усть-Каменогорске, в Восточном Казахстане. Я зашла в старинный купеческий особняк, на меня пахнуло старыми вещами. Прялки, приспособления для охоты, старинные украшения, горшки, сундуки с одеждой - все предметы еще хранили тепло чьих-то заботливых рук. Около макета старинной избы-пятистенки что-то записывала в тетрадку женщина.
        - Вам работники не нужны? Только не смотрители, ни уборщицы, ни кассиры и не экспонаты.
        - Нужны! Как раз такие, как вы! Экскурсоводы. Пойдемте к директору!
        Кто я, что я, куда я еду, была ли судимость, сколько детей по лавкам и какое отношение я имею к этнографии - меня даже не спросили, как ни о чем толком не спросила я. Мы шли по тропе музейного сада, извилистой и дикой. Вдруг она раздвоилась у Камня Преткновения.
        Образы живого леса неожиданно воплотились в художественные образы шести гномиков. У одного из них лопнула резинка в штанах, и они упали, оголив попку.
        Вся компания гномиков рассмеялась: рассмеялся гномик с кошельком, рассмеялся гномик-злюка и даже гномик-соня рассмеялся. Я не заметила, как раздвоенная тропа снова слилась и снова манила в заколдованную даль.
        Вдруг я нутром почувствовала, что на меня кто-то недобро смотрит.
        Это был "критик" с камнем за пазухой. Стало немного не по себе. Но тропа ограждалась живой изгородью из причудливых ползучих и вьющихся растений, - это рассеяло чувство неловкости. Потом и вовсе сменилось броской песенной лирикой:
        дуб и рябина по обе стороны тропы, ивушка, склоненная над водой пруда, клен кудрявый - не сад, а звучащий концерт! Фигурки были вырезаны из корня, капа, дерева, а все вместе называлось Садом корней. Кажется, что каждая молекула воздуха превратилась в крохотный музыкальный инструмент.
        Над сиренью-черемухой у плетня собралось столько ворон, что мне в голову пришла мысль: недаром сад называется с-адом. Крик стоял невыносимый. Только потом я заметила, что с дерева спускается человек. Вся лысина мужчины была исклевана в кровь. Он что-то бережно укрывал у себя на груди. Это оказался маленький рыженький котеночек.
        - Котенок залез на дерево, и на него налетели вороны, потому что наверху было воронье гнездо. Пришлось его спасать, - пояснил нам мужчина.
        Это и был директор музея. Вороны продолжали пикировать над его лысиной.
        - Алексей Никифорович! Где он шляется?! - это смотрительница искала котенка, который считался тезкой директора музея.
        - Клавдия Николаевна, вы бы повежливее, ко мне тут люди пришли! отозвался директор, промокая лысину носовым платком. - И вообще я просил не называть больше Мурзика моим именем.
        - Ах, простите, Алексей Никифорович, я не подумала, что вы здесь!
        Мы прошли к нему в кабинет. Окна кабинета выходили в сад, на то дерево, откуда он слез с котеночком. Вороны по-прежнему не могли угомониться. Котенок сидел в его кресле и довольно мурлыкал, вылизывая себя.
        - Это моя племянница. Ищет работу.
        - А что вы умеете?
        - По деревьям лазать вряд ли. А вот лекцию на любую тему прочитать, экскурсию провести - это пожалуйста.
        - Хорошо. Подумаем.
        Моя радетельница вышла из кабинета довольно скоро:
        - Ну, вот и славно. Прямо завтра выходи на работу. Берем научным сотрудником. Как хоть зовут-то тебя?
        - Наташа.
        На следующий день мне протянули несколько толстенных папок:
        - На, ознакомься с материалами музея. Завтра в командировку поедешь.
        - Куда?
        - Во Всесоюзный дом отдыха.
        Место отличное. На Бухтарминском море. Это искусственное море в Восточном Казахстане. Там у нас филиал музея. Выставочный зал. Нужен экскурсовод и администратор в одном лице. Вообще-то там есть постоянный человек, но она сейчас в отпуске, а у нас некому кроме тебя ехать половина в отпуске, половина в декрете, у кого-то ребенок болеет.
        Так вот, почему меня взяли в музей! В командировку ехать было некому! Таков удел холостячек. Что ж, я не против! Люблю путешествовать!
        - Под твоим началом будут еще два сотрудника: одна кассир, другая смотритель.
        - Повезло, значит, буду под присмотром смотрителя!
        - О транспорте позаботься сама.
        У нас с этим напряженка. Может, придется сначала на "Ракете" по Иртышу до одного места добираться, а потом рейсовым автобусом до самого дома отдыха.
        Ты узнай все как следует.

***
        Добиралась на перекладных, не дождавшись рейсового автобуса. В машине, которую я тормознула, оказался попутчик.
        - Меня на Бухтарму, в Голубой залив не подкинете?
        - Садитесь. Мы как раз туда направляемся.
        Какая удача! Как сначала повезет, - так и продолжится.
        Большой седовласый мужчина в легком берете набекрень, сильно загорелый, положил мои вещи на заднее сиденье, рядом с собой, а я уселась с шофером. Смеющиеся глаза попутчика заинтересованно скользнули с моих ног до головы. Такие взгляды обычно льстят, женщина утверждается в своем кокетстве.
        - Вы едете отдыхать?
        - Нет, в командировку. В музей.
        Экскурсоводом.
        - Так значит, мы поедем с экскурсией?
        - Я вообще-то первый раз в этих местах...
        А впрочем, какая разница: вчера я что-то читала. Вспомню, расскажу. Заодно потренируюсь на этом дядьке. Уж что-нибудь да навру случайному попутчику. Я вытянулась и важно начала:
        - Посмотрите налево, посмотрите направо. Мы с вами проезжаем первые русские поселения этих мест. А знаете ли вы, когда они возникли? Вам, конечно, известно, что в семнадцатом веке в России произошел раскол церкви. Патриарх Никон учинил церковную реформу. Всех несогласных с новыми церковными обрядами и придерживавшихся старых обрядов объявили раскольниками и стали преследовать за преступление против веры. Старообрядцы вынуждены были бежать из центральных областей России на окраины. Часть раскольников постепенно продвигалась к Алтайским горам. Господи, скорее бы мы продвигались к горам, скоро мои познания закончатся! - Так стали возникать здесь первые поселения, - рассыпалась я с видом заправского экскурсовода, штампуя "посмотрите налево, посмотрите направо".
        "Кругом" попутчика отправлять почему-то не хотелось. Что-то неудержимо влекло меня к этому мужчине. Пожалуй, это не было обыкновенным сексуальным притяжением. Да и секс без любви последнее время стал меня опустошать. Было что-то большее. Великий раскол в душе. Зачем тебе это, раскольница, ты ведь ничего не знаешь об этом человеке?
        - Первые поселенцы Алтайских предгорий жили уединенно до середины восемнадцатого века. Тогда началось заселение края русскими крестьянами, связанное с правительственной колонизацией и промышленным освоением Алтая. К этому времени было построено ряд форпостов и крепостей по Иртышу. Открыли несколько больших месторождений руды, образовались гарнизоны, население которых остро нуждалось в продовольственном фураже, рабочей силе.
        В любви нуждалось население! В люб-ви! И отдельные представители этого населения в любви нуждаются!
        - Правительство издало указы, приглашавшие, а впоследствии обязывающие крестьян, селиться на новых землях по рекам Ульбе, Убе, Глубокой...- Какие реки-то? Из головы выбило! - Согласно указам, большая группа русских крестьян переселилась из пределов Польши, например, куда они бежали во времена раскола.
        И чего он так смотрит? Я давно привыкла жить в жарком климате мужских взглядов, но этот!.. Задорно-детские и добрые глаза. И они обожают! Или я ошибаюсь?
        - А вы не знаете своих истоков?
        Как ваши предки сюда попали?
        "Наши предки лезли в клети"!
        - Исстари люди искали здесь легендарную страну Беловодье, где реки молоком да медом текут, где нет каторжного труда и гонений за веру. У каждого были свои мечты, связанные с Беловодьем, - продолжала я все тем же неприступным тоном экскурсовода. - Вот и мои родители приехали в эту тьмутаракань, видимо, "свое" романтическое Беловодье искать. А я уже здесь родилась, в Усть-Каменогорске, единственная из всех членов семейства местная.
        - Про Беловодье это вы правильно сказали. Тут даже названия рек о "белой воде" напоминают. Ульба, Эльба - созвучны, правда? Ну что ж, в хорошем месте вы родились. Я влюблен в этот край, хоть и живу сейчас в Москве и родился там.
        - А сюда в дом отдыха?
        - Нет, писать о вашем музее. Я корреспондент.
        Вот так штука! А я ему насочиняла! Какой скандал! Полечу с работы. Ну да мне все равно, лишь бы он был рядом. Так сразу? Что это со мной? Поиграю, загадаю: вот если он раздавит помидоры, которые я захватила с собой в дорогу и бросила на заднее сидение - я выйду за него замуж!
        - А почему вы отправились в наши далекие края? - голос у меня немного осип.
        - Я люблю эти места. Тридцать лет прожил здесь. Сын и жена пока еще в Усть-Каменогорске остались. Приехал за ними, - он заерзал на сиденье, попросил шофера притормозить, привстал и плюхнулся прямо на помидоры. Они брызнули во все стороны, кровавыми стали его белые брюки и моя полосатая футболка.
        Шофер сказал, что остановимся чуть позже, там родничок будет.
        - Мы скоро подъедем к Голубому заливу. Об этом месте вы что-нибудь можете рассказать? Я первый раз с экскурсией еду, - с улыбкой обратился ко мне шофер.
        Приходится играть роль уж такого заштатного экскурсовода, - противно становится. Да ладно уж, как говорил великий вождь пролетариата, "главное - ввязаться в драку". Придется действовать в том же стиле.
        - Голубой залив расположен на Бухтарминском водохранилище. Когда-то сюда бежали горнорабочие от произвола администрации, солдаты от пожизненной службы, раскольники. Бежать в горы значило, по выражению местных жителей, "уйти в камень". Поэтому и назвали беглецов "алтайскими каменщиками", - словно сдавала экзамен я; хорошо, что вчера успела об этом прочитать.
        Я - тоже "бегу в камень". От администрации, от службы или от одиночества, не имеет значения. Главное - сам манящий процесс окаменения. Конечный и желаемый результат - каменная баба с сердцем-булыжником, которая не допускает никаких серьезных увлечений, только легкие флирты и неприступные взгляды.
        - Так появились вольные поселения. Вольница не знала ни помещика, ни полицейского исправника, ни земского начальника. Подчинялись старейшинам, податей не платили...
        Мы подъехали к родничку.
        Отмыли помидорные следы. Этот корреспондент, вероятно, турист со стажем: он сразу вынул походную кружку. Ох, и заболею я от холодной воды!
        - А вы знаете, что старообрядец вам из своей кружки воды не поднес бы? Староверы следят, дабы к ним не проникли "антихристовы" соблазны, дабы в их устоявшийся быт не внедрилось ничто мирское, мешающее истинному служению.
        - Надеюсь, вы не старообрядец и дадите мне из своей кружки напиться?
        Соблазн узнать его мысли таким способом, был сильнее соблазна свалиться с ангиной. А мысли у него были темные.

***
        В Голубом заливе нас встретил гитарист дома отдыха, местный петух, любитель и любимец женщин.
        - Константин,- вкрадчивым тенором назвался он, помогая вылезти из авто. Задержал мою руку и поцеловал ее. - Натали, ты очень устала от дороги. Попку отсидела? - перешел он сразу на "ты".- Ну, так мы разомнемся! Сходим в лес, там сейчас маслята пошли. Адриан Иванович большой любитель грибов. Как? Вы еще не познакомились? Почти день вместе ехали и не познакомились?
        В самом деле, я даже не спросила его имени с этой экскурсией. Так его Адрианом зовут? Это уж слишком! Сейчас, вроде бы, не сиреньсень. Все чудеса со мной случаются чаще в это время года.
        Сиреньсени для двоих не бывает. Она только для меня. Вдвоем сиреньсень переходит в другое время года. А именно в 26 августа. Когда-то, в старину, 26 августа (как раз сегодня!) праздновали свои именины Адрианы и Натальи. А по-новому стилю день их совместных именин 8 сентября, день святых мучеников Адриана и Наталии.
        Жили когда-то, в начале четвертого века, при императоре Максимилиане, молодожены Адриан с Наталией.
        Поженились они за год до мученической смерти Адриана. Адриан был начальником судебной палаты. Однажды он оказался свидетелем спасения христиан, подвергшихся гонению, вскоре сам обратился в христианство. Наталия стала христианкой задолго до Адриана, поэтому приветствовала решение мужа. Однако новообращенный Адриан был заточен в тюрьму и казнен.
        Тело Адриана было погребено неподалеку от Византии. Там же в молитве провела остаток дней своих и Наталия. В Москве есть храм в честь этих святых мучеников - храм Адриана и Наталии. Вот какие страсти. Нечего сказать. Мученики.
        Нет-нет, ни в коем случае не нужно выходить за него замуж! Как будто меня кто приглашает? А как же иначе?
        Пусть у меня отсохнет мое женское достоинство, если я этого не хочу!
        - А как поживает Вера Федоровна?
        - справился о супруге Адриана Константин.
        - Спасибо, Костя. Вот приехал за ней.
        - Тогда вы сбились с пути, Адриан Иваныч! Насколько я понимаю, Вера Федоровна в Усть-Камне осталась? - съехидничал Костька.
        Когда в семейной жизни нет ладу, - христиане обращаются к Адриану и Наталии. Их союз - символ вечной божественной любви. Ну, конечно же, он мой, как он может жить с женой по имени Вера? Без Надежды и Любви и Матери их...
        Мать их! В лесу, когда мы грибы искали, Костька начал ко мне целенаправленно клеиться, тембр голоса, мол, у меня эротичный и все такое. Мне это до чертиков надоело, и я позвала:
        - Адриан Иванович! Что-то я вас не вижу!
        Он, бедняга, решил, что нас с Константином надо бы оставить наедине, почувствовал, будто он мешает. До этого за мной ухаживал трубач. Он как-то задержался у меня допоздна, музыку Вивальди слушали. Попросился переночевать, якобы в общежитие так поздно не пускают, придется на третий этаж лезть через окно. Как же! Иди в ночь, дорогой! Мой дом не общежитие! А уж когда я узнала, что у трубачей от напряженной игры на трубе развивается геморрой, решила, что мне не нужен геморрой, иначе не жизнь будет - труба. У гитаристов-бабников случайно геморроя не бывает? Или мозолей на пальцах, а также на других местах?
        - Куда вы исчезаете, Адриан, можно вас так называть? Вы не заблудились? Пожалуйста, побудьте рядом, мне этот Константин осточертел.
        - А я подумал, что вам мешаю.
        - Мне не подходит имя Константин. Разве вы этого еще не поняли?
        Мужчин я привыкла выбирать сама.
        Так делала Нефертити. Ей диктовало такое поведение имя, ибо перевод его с древнеегипетского буквально значит: "красавица грядет". Мое имя ничего подобного не диктовало, даже снабженное языческим мягким знаком, но стиль поведения с мужчинами, да и вообще с людьми, для меня был естественным именно такой. Так сложилось. Профессор Крендель в этом случае бы сказал:
        - Проинтегрируем обе части этого уравнения. А вот мы так захотели! А кто нам запретит?
        Влюбляюсь. Очаровываю. И выхожу замуж. А вот мы так захотели! А кто нам запретит?
        Грибы... Вот, что поможет мне это сделать. Все колдуны, как восточные, так и западные, берут силу в грибах.
        Молоденькие подосиновички и подберезовички - как напоминают они жаждущий фаллос! А маслята так и растут ведьмиными кольцами!
        Приворожу его на грибы. Грибов я собрала много, несмотря на домогательства клубного работника. Правда, Адриан знал про грибы гораздо больше меня. По старинным немецким справочникам, которые были написаны еще готическим шрифтом, ему были известны какие-то брайтлинги, пахнущие селедкой из старой бочки. Он собирал грибы даже на навозных кучах, которые так и зовутся навозниками. В болгарской кухне эти грибочки почитаются за деликатес, но вызывают отравление у тех, кто выпил хоть немного спиртного: появляется тошнота, рвота, сердце бьется, нос трясется, глаза выпрыгнуть хотят. В Адриановой корзине я нашла грибы вовсе лишенные привычных шляпок, похожие на кораллы, оленьи панты, петушиные гребешки, экзотические кусты и кочаны цветной капусты. Из шляпных грибов он знал какие-то редкие зонтики девичьи. Вероятно, их удобно пускать в ход, когда приворот не удался. Наверное, именно так гномики в сказках делают. Оказалось, что Адриан даже сценарий для документального фильма про грибы писал. Пока дали разрешение на съемки этого фильма, наступила поздняя осень, затрещали морозы и грибы в лесу, понятно, исчезли.
Пришлось их лепить из пластилина по дороге, прямо в поезде. Попутчики возмущались: так вот как фильмы снимаются, вот каковы киношники, обманщики!
        Готовить грибы я не умела, зато Адриан сделал грибное рагу исключительно.
        На грибы поспели тетки, с которыми я должна была работать. Они приехали на автобусе.
        В лес, понятно, их никто не пригласил. А потому они пришли возмущенные: где администратор, он же экскурсовод? Вот молодежь пошла! С двумя мужиками в лес отправилась! Это в рабочий-то день! Кого прислали?!
        Впрочем, когда бабки выпили по рюмочке да закусили, - гнев их приутих. Они огляделись: рядом - интересный мужчина их возраста. Да еще и грибы готовит, да еще и говорит красиво. И не пьет.
        - Адриан Иванович, выпейте за компанию черносмородинного вина! Я тост произнесу!
        Адриан не пил. Странно. Даже легкого самодельного вина, которое нам любезно предложил Константин. Даже со мной отказался выпить. Аж поморщился. Может, он, как мой отец - не пьет и не курит - козырный жених! Мечта любой бабы! Без вредных привычек!
        Я стала распространяться на тему, что "вино - молоко Венеры" и насколько многие из них полезны, как после регулярного пития виноградного вина рубинового цвета выводятся токсины из спинного мозга, накопленные там в результате повышенной радиации, как от употребления белого виноградного вина укрепляется зубная эмаль, а в Кишиневе даже клиника существует, где разные болезни лечатся только винами, которые дают больным, правда, по каплям. В общем, продолжала играть роль экскурсовода, в которую, видно, хорошо вошла. Адриан пошутил, что не пьет, оттого что сотрудничает с журналом "Трезвость и культура" и читает лекции на антиалкогольные темы.
        - А тетушка Джеймса Максвелла советовала племяннику, который учился в Кембридже и не отличался крепким здоровьем, ежедневно выпивать стакан вина, лучше всего - портвейна, он замечательно действует на кроветворение, - продолжала приставать я. Мне надо было охмурить мужчину. - Правда, теперешним портвейном только местных гадюк охмурять, чтобы им же и отравить. Зато черносмородинное Костиного разлива - это круто!
        Тогда он заявил серьезно:
        - В свое время я выпил положенные мне бочки вина. Это оказалось слишком много.
        - Ну, к бочке - еще рюмашку! - не мог угомониться Костя, - за встречу, а, Иваныч? Давно ведь не виделись-то.
        Он был уже хорош.
        Я решила, что у Адриана, возможно, не лады с желудком или с какой-нибудь поджелудочной железой, - и прекратила приставания с выпивкой. Главное - чтоб не геморрой. У самой меня геморрой сделался в горле. Начинало першить от родниковой воды, выпитой дорогой, и я не оставляла винолечения. Константин включил музыку и пригласил меня на танец. Стал прижиматься. Противный. Если бы он не свалился на пол, у него бы лопнули штаны.
        Подобревшие и разговорившиеся бабки целенаправленно взялись обрабатывать Адриана. Обе были вдовами. Я срочно объявила белый танец и пригласила его.
        Белый танец продолжался до утра.
        Наутро я что-то наврала заблудшим на выставку посетителям о кузнецовском и гарднеровском фарфоре, о флористике и украшениях, которые были выставлены в музее. Адриан собирался уезжать, оставив мне на прощание банку маринованных грибов, которую мы с бабками за милую душу слопали. Я вовсе присушилась к нему. Вероятно, он сделал приворот раньше меня.

***
        Он уехал. Я закончила игры с бабками, которые, конечно же, все доложили музейному начальству и Адриановой жене, уже приготовившей для меня три литра кобрячьего яду, и вернулась домой, в Усть-Каменогорск, под проклятия Константина:
        - Старик спятил. Что ты с ним сделала? Вместо Усть-Каменогорска он почему-то в Алма-Ату отправился, сказал, что ему сценарий какого-то фильма там нужно написать на Казахской киностудии, а тебе просил передать записку. Ты осторожнее: у него жена, дети старше тебя, внуки уже есть! Ты посмотри на себя-то! К чему тебе этот старый черт? Вон, какая ты прелесть!
        Прелесть, какая гадость! Жена Вера. Дети старше меня. Внуки. Люди нехорошее думают. Да пусть себе думают! Я не для них живу, а для себя. И жизнь у меня одна. Уйду в сиреньсень.
        Совсем распоясалась!
        Я проводила экскурсию для группы китайцев. Мы были в зале, где находилась коллекция опоясков и рушников.
        - Опояски ткали при помощи трепальца. Они охраняли от молнии, дурного глаза, придавали мужскую силу. Их дарили на рождение младенца как оберег, невесты - своим женихам, уходившим на войну и в походы. Из разноцветного мелкого бисера на опоясках выкладывали надписи-заклинания, надписи-пожелания, обратите внимание: "Помни, люби вечно", "Помни, носи, на другую не гляди", "Здравие береги, храни память о мене".
        - Наталья, к телефону! - кричит билетерша.
        - Тихо. У нее экскурсия.
        Экскурсовод Зера подошла ко мне осторожненько и прошептала:
        - Тебе там твой Адриан звонит.
        Из Москвы. Что ему передать? Когда закончишь экскурсию?
        Хлоп! У меня лопается пряжка от пояса на платье. Китайцы непробиваемы: ни улыбки, ни смущенья, как будто и не заметили. Вежливые люди.
        - Зера, передай: через час свободна буду.
        Вот те на!
        - Если жених заглядывался на другую девушку, считалось, что он изменил своей невесте. Тогда невеста отбирала у него пояс, - и такой мужчина ходил по деревне "распоясанным".
        "Распоясанным" был и тот, который потерял опоясок, такой парень считался лишенным мужества. Я сейчас перед вами "распоясалась".
        Китайцы моего русского каламбура не поняли, а потому рассмеялся один переводчик.
        Я небрежно и немного картинно подняла поясок и кокетливо повязала его вокруг талии. Поистине Венерин поясок.
        Хороша, чертовка!
        Телефонные звонки от Адриана повторялись и повторялись. Письмо шло за письмом. Иногда бывало несколько писем и звонков в день.
        "Маленькая, миленькая, На-ту-ля!
        Прочитал твое письмо и понял, что ты действительно меня ждешь. Это ужасно. Это прекрасно. Почему ужасно мы уже знаем: связался черт с младенцем (правда, неясно - кто из нас чертик, а кто младенчик). А прекрасно, потому что прекрасно. Помню и тот накрапывающий дождик, и ту скамеечку под кедром, и как мне вдруг стало восемнадцать, и как я подумал: "За что мне такая радость?"
        Помню, конечно, и все остальное - то, что от восемнадцати до меня целая вечность. Но как не поверить в некую силу, управляющую нами, землянами, если вглядываться в бесконечную, черную глубину неба, пронизанную искорками звезд?!!
        Ничего тут до конца не постигнешь, и ты, занимаясь теорией относительности, наверное, много об этом думала. Вот есть на свете ты да я, две маленькие крошки тепла, которые взаимно притянулись. Как? Почему? Сия тайна велика есть, но будут благословенны эти скалистые холмы, эти маленькие сильные сосны, дробящие гранит, эти заливы Бухтарминского моря и грибные россыпи...
        Все-таки не случайно именно здесь мы увидели друг друга... Но мы должны побывать еще во многих-многих местах вдвоем, дорогой Зяблинька...".
        Я тоже писала, однако писем писать не любила. Одни не любят писать писем потому, что боятся показаться несовершенными, ошибиться, написать что-нибудь не так, большинство из нас не любит слишком откровенничать, ну а для третьих - это внутренний бунт, они восстают против навязанной им необходимости отвечать. Я отношусь к последней категории.
        "Подави в себе льва"
        Я предложила открыть отдел народной медицины. Директор музея Алексей Никифорович оказался на редкость прогрессивным и поддержал мое предложение. Я тут же погрузилась в новую затею.
        Познакомилась с сибирским колдуном, который перебрался в Москву. В Усть-Каменогорск он приехал по своим ведьмаческим делам. Он меня принял за "коллегу" и сделал комплимент, что рыжая ведьма черного колдуна побивает. Внешне Дорогомилов напоминает Дон-Кихота с добрыми сильными карими глазами. В его бороде, заостренной клинышком, собрано, должно быть, колоссальное количество биоэнергетического заряда, если такой существует, подобно тому, как собирается электрический заряд на острие металлического шпиля. Этот заряд он усиливает, расчесываясь деревянным гребнем своей работы. Ими этот кудесник исцеляет людей. Делает он гребни из разных пород дерева. Причем, что интересно, ручка гребня у него сделана из одной породы дерева, а зубцы - из другой. Для усиления колдовского воздействия Дорогомилов вставляет в гребни кости и природные камни. В зубцах гребня он предусмотрел специальные "карманчики".
        Пипеткой заливает туда исцеляющее зелье, заговаривая его. Жидкость проникает в капилляры дерева и эффект в самом деле волшебный.
        Мастер, который монтировал в музее выставку, порезал себе палец. Дорогомилов поводил вдоль пальца гребнем, на котором китайскими иероглифами было написано заклинание для остановки кровотечения и залечивания ран.
        У парня все мигом исчезло, тем более что Дорогомилов устроил еще психотерапевтический концерт на гребне.

***
        Я миновала Поляну Бабы-Яги с избушкой на курьих ножках, кривую, с провалившейся крышей, с растрескавшейся ступой под оконцем, и тропа музейного сада вывела меня к Огородному Театру.
        Чучела ухмылялись из подсолнухов, одни из них танцевали вокруг стога сена. Тропа вела вверх на холм. С него низвергался поток, вращающий внизу скрипящее колесо Чертовой Мельницы. Картину довершило громовое дерево с Царь-дуплом, которое на ветру гудело, ему вторила эолова арфа из тонкой щепы, вращались флюгеры-трещотки. Это была Музыкальная рощица на берегу небольшого озерка.
        Единый ритм пронизывал путаницу листьев, трав, цветов. Мне вспомнилась, почти послышалась, французская песенка про фею, которая сидела у воды и расчесывала свои золотые кудри золотым гребнем. Я последовала ее примеру, ибо "золотой"
        гребень с надписью: "Подави в себе льва" мне подарил Дорогомилов. Не знаю, почему он решил, что мне необходимо подавлять в себе хищника, но агрессия и депрессия от расчесывания у меня, в самом деле, исчезали, ведь наши волосы - самые настоящие антенны и способны воспринимать заложенную в гребне информацию.
        В той же французской песенке поется, что покой феи нарушил принц. Она обращается к нему примерно с такими словами: "Ты очень дерзок, парниша, а потому должен на мне жениться, иначе ты семь лет будешь сохнуть, а потом умрешь через три года".
        И я не буду подавлять в себе льва, - лучше заставлю Адриана жениться, иначе... На волосы можно наколдовать такого! Моя бабушка Тала мне всегда наказывала: расческу никому не давай и волосы не разбрасывай, птицы гнездо совьют и ноги запутают. Чтобы поссорить супругов, злые ведьмы подкладывали им клок шерсти двух дерущихся кошек и собак. Я провела гребнем вдоль ветки дерева, - на нем появилось знамя Наташиной планеты с двуглавой кошкой на рыжем фоне и с бахромой в виде седых кудрей. Они напоминали кудри Адриана. Была сиреньсень.
        Лирика неравного брака
        Мрачное болото Водяного, окруженного темными елями и пихтами, заросшее лесными лилиями, место перерождения душ праведников, неожиданно закончилось у бугра, взобравшись на который, Тропа вывела меня к Дому Робинзона со столбом-календарем у входа и какими-то самодельными инструментами. От Пятницы остались одни следы на песке. Я вошла в ограду из кольев, на ней сушились козьи шкуры, уселась на край перевернутой вверх дном лодки, которую недавно закончили выдалбливать, и стала готовить лекцию о брачных обычаях и свадебных обрядах на Алтае.
        С лекцией я собиралась в самую первую русскую деревню, которую образовали искатели Беловодья, в Фыкалку.
        Первыми среди них были несколько бродяг-разбойничков. Пока эти бедолаги отыскали подходящее место для селения, им пришлось здорово "пофыкать". "Фыкать" пришлось и дальше: условия жизни были суровые - зимние морозы, летняя жара, бурные реки, высокие горы, густые леса - и вести быт приходилось трудно. К тому же, была всего одна баба на семерых. Как только бабий мужик уходил на охоту, к ней являлся то один, то другой из разбойничков и была меж ними любовь. Вскоре все открылось хозяину. Он угостил своих друзей фирменной алтайской медовой брагой - медовухой, а потом пьяных и сонных перерезал. Вот такая трагедия, говорят, случилась. Быть может, благодаря этим алтайским Адаму и Еве, Фыкалка стала центром расселения русских по всему Беловодью.
        А поскольку среди искателей Беловодья были разные люди, то и свадебные обычаи были у всех разными. У поляков девушек выдавали замуж в 16-18 лет. У кержаков (бежавших из керженских лесов, из Нижегородской губернии, где они первоначально скрывались во времена раскола) - в 20-25 лет, а то и позже. При этом жених был, как правило, лет на пять-шесть, а то и на десять-двенадцать моложе невесты.
        Однажды произошел забавный случай, который старики до сих пор рассказывают. Пятилетний мальчишка остался сиротою, а наследство ему досталось немалое. На собрании общины решили его женить, чтобы не уплыло богатство из деревни. Взяла его в мужья тридцатилетняя вдова, ибо женщин в вольницах было мало. Приехали из волости описывать имущество, а молодая жена вынесла своего мужа на руках, как Лягушку-царевну. Так и вырастила его как мать, что делать, сама согласилась. А молодость - недостаток, который быстро прошел, главный недостаток ее мужа спокойно искупился богатством.
        Вообще-то в деле заключения брака материальная выгода не имела первостепенного значения, да и жители вольных поселений были зажиточны, поэтому "женихались" по любви, по собственному выбору. В этих местах не было венчания, закрепляющего брак, и брак волей-неволей принимал вид полюбовного сожительства. Обычным считалось похищение женщин, что называлось "взять девушку убегом".
        Бабы завязывали платок узлом сзади, что означало: девичество, а значит и жизнь, уже позади.

***
        "Зайчик ты мой солнечный! Что ты там поделываешь в эти минуты? Может быть, уже спать ложишься - у вас уже почти полночь, у нас около девяти. Я сижу, пишу рассказ "С пятнадцатого на шестнадцатое" - об октябрьских днях 1941 года, когда объявили, что Москва - открытый город, и я, по примеру Пьера Безухова, хотел застрелить Гитлера. Об этом я, восемнадцатилетний, сочинил наивные стихи:
        Сегодня снилось мне:
        Я - Пьер Безухий.
        Охваченный и гневом, и тоской, Я прохожу оставленной Москвой - Как все обезображено разрухой!
        Под рев солдат, отравленных сивухой, Пожар вздымает чадный факел свой, В бульварах с майским солнцем и листвой Теперь миазмы разложенья нюхай.
        Мне браунинг нежит влажную ладонь, Он плюнет ненавидящий огонь В того, кто из подъезда появился.
        Под прядь волос я выпущу заряд, Все девять пуль без жалости подряд, Чтоб коготь в камень Судорожно впился.
        В это время я уже числился в армии, меня от линии фронта, от Звенигорода, вели в офицерское училище, но туда не приняли из-за плохой анкеты (родители в лагерях), и я - еще в штатском, формы не дали, смылся домой, где квартиру караулила нянька Анна Егоровна. По поводу немца она была абсолютно спокойна, - не придет немец - и все... Не буду всего рассказывать, чтобы не сглазить рассказа, а он должен быть интересным.
        В третий раз послал бумаги в Усть-Каменогорск на развод с Верой Федоровной. Она свирепа, как Александр Матросов и Зоя Космодемьянская вместе взятые...".
        Адрианово письмо заканчивалось автопортретом: левой рукой он водил по лицу, а правой рисовал. Приписка гласила: "Если тебе такой не нравится, скорей пиши письмо". Нравится. Даже очень. Куда больше, чем все вместе ухаживающие за мной сверстники. Написала.
        Сониха спортила Какаву, ядрена вошь!
        - Где тут у вас клуб? - спросила я, приехав в Фыкалку маленькую сухонькую старушонку, которая еле плелась, прихрамывая, с каким-то тяжелым узлом.
        - Кого надоть? - не расслышала бабка.
        - Клуб.
        - Иди налево, увидишь дом с красной крышей. Это Ивана Какавы. Повернешь от Какавы направо - через три избы клуб. Я туды ж иду, дочка, провожу,припала на правую ногу бабка.
        Я взяла у бабки узел.
        - Да вот хромаю, ядрена вошь!
        Подошва отлетела.
        Только теперь я рассмотрела, что на одном ботинке у бабки подошва была как платформа, высокая. Оказалось, что от рождения у бабки одна нога была короче другой и, чтобы не хромать, она всю жизнь прибивает к правой подошве что-то вроде платформы, которая оторвалась.
        - А Какава - это что, фамилия такая?
        - Да нет, это прозвание ему тако наши, деревенски, дали. Он все жену свою хритикует, что готовит она худо, да одно и то же - каждый день яичницей мужика пичкает. Он шастает по деревне, да и возмущаца: "Какавы бы, что ли, сварила?!", - вот и стали его Какавой кликать. А теперь и всех его троих детей ребята Какавами зовут, - и какава приелась,...(всю свою речь бабуля обильно сдабривала вульгаризмами русского языка - см. словарь Даля, а лучше не см.).
        - А гостиница у вас в Фыкалке есть, заночевать?
        - "Ой, вы горы, горы каменны,
        Мы пришли к вам не век вековать,
        Одну ночку ночевать"... - слыхала таку песню про разбойничков?
        - Еще нет.
        - Ну, так спою, коль бутылочку поставишь! И ночевать пушшу, хрен с тобой, золота рыбка. Нету-ка тута гостиницы!
        Звали бабку Сонихой.
        - А полное имя у вас Софья, значит?
        - Не-е-е, у нас имени такого отродясь не бывало. Мужика мово звали Асон - вот и Сониха.
        Я такого мужского имени ни в одном словаре не нашла. Какое-то старинное редкое.
        Сониха жила одна, дед ее умер давно. Вообще-то бабка была неразговорчива и ворчлива, а со мной разговорилась из-за того, что слишком выпить захотелось. Мне пришлось задержаться в Фыкалке на целую неделю.
        - "Как нога моя стоит твердо и крепко, так и слово мое твердо и метко, тверже камня, легче клею и серы сосновой, острее булатного ножа. Что задумано, да исполнится..." Ково ...тебе надобно? Ково ты тут ходишь?
        Я быстро закрыла дверь в избу.
        На бабкину лексику я уже давно не обижалась, потому что мат сопровождал ее речь через каждое слово. Диву давалась: кроме существительных тут были и глаголы, и причастия, и прилагательные.
        - Как встанет, так и не опустится. А когда измается весь, - придешь ко мне снова. И его приведи, лечить будем, - кому-то давала напутствие Сониха.
        Оказывается, бабка ведьмовала вовсю. Рассчитывались с ней зачастую бутылкой да закуской. Опохмелилась бабуля, подобрела, да и рассказала мне все:
        - Какавина жена приходила, лапацона этого. Загулял он от нее, хрен моржовый!
        Да с кем загулял-то: ноги тонки, бока звонки, хвост закорючкой.
        Ну я ему и сделала стоячку такую, что на стенку полезет, ... Часто наоборот нестоячку делают, а стоячка да неопускачка того хлеще - ни те с бабой поспать, ни шагу ступить, ни сесть - места себе, кобель окаянный, не найдет. Ну уж, как сама спортила - так потом и лечить буду. Навсегда отпадет охота по бабам шляться!
        Бабка расхохоталась.
        Мужик сам прибежал ночью. Секрет этой премудрости Сониха мне под пьяную ли лавочку, либо из других побуждений, открыла. Авось не понадобиться никогда. Тьфу, тьфу, тьфу.
        Пошли мы с бабкой последнюю траву на зиму собирать для приготовления колдовского зелья. Надела на меня Сониха вышитую рубаху и сама надела похожую.
        - Вышивка-то от разных бед бережет, ты молода ешо, знай.
        В лесу и в горах змей было видимо-невидимо, поэтому бабка потребовала, чтобы я затвердила наговор от молнии, грозы и змей.
        - Повторяй: "...тот золот человек, не боится ни огня, ни полымя, ни грома, ни молнии, ни колдуна, ни колдуньи, ни Змеястой Васлисы...".
        В этих краях еще живо поверье, что змея может залезть в рот спящего человека, чтобы сосать кровь из сердца, иногда в утробе человека плодит змеенышей - до двенадцати штук. Поверье родилось, видимо, оттого, что со змеями были распространены и гельминты.
        Влезли на гору. Бабка ходит, за травой наклоняется, прощенье у каждой былинки просит да заговоры, смачно сдобренные матом, читает. И меня научила, потому что самой стало тяжело наклоняться. Вставки из ненормативной лексики я, правда, опускала, хотя это самое настоящее русское языческое заклинание, и бабке помогало. Раз довелось мне на защите диссертации на тему "Происхождение русского мата" побывать. Защита проходила закрыто, потому что было еще советское время. Меня тогда затронуло заявление, что слово, обозначающее мужской половой член и состоящее из трех букв, которое можно обнаружить на любом заборе, отглагольное существительное от русского "куй": "Куй железо, пока горячо!". Подходящая этимология для соответствующего органа! Бабка свое дело знала туго.
        На горе воинская часть располагалась. Ходить туда не позволялось, но именно там росло то, что нужно было бабке. Солдаты спустили собак. Псы побежали с горы, как в фильмах про фашистов показывают. Я испугалась и бросилась в кусты.
        Сониха повернулась, глядя на разъяренных зверей страшными глазами и что-то бормоча. И когда, по расчетам по моим, псы должны были в нас вцепиться и разорвать в клочья, - вдруг они остановились, поджали хвосты, виновато завизжали, резко повернулись и убежали обратно.
        Вернулись мы, бабка проследила, чтобы я хорошенько вымыла руки, что входило в колдовские меры предосторожности, а только после этого помогла ей разложить и подвесить траву для сушки в разные места. Полотенце Сониха вешала прямо на дерево.
        - Это полотенце ешшо из моего свадебного приданого. Видишь, две птицы по сторонам куста вышиты - на счастье молодым, - показала она мне красными нитями вышитый на белом полотенце рисунок.
        - А ты-то взамуж собирашься?
        - Зовут. Боюсь.
        - Кого боишься-то?
        - Не знаю.
        На движение Наташиной планеты, безусловно, влияли другие планеты, но она вертелась вокруг своей оси, как и полагается это делать всем уважающим себя планетам. А взаимоотношения с другими небесными телами всякий раз порождали метеоритные дожди, затмения и прочие неприятности.
        - Свободу боюсь потерять, инстинкт самосохранения срабатывает.
        - Досохраняшься, потом и сохранять неча будет. Идти надо взамуж и все!
        - Подумаю.
        - Не шибко-то думай, а то в вековухах просидишь. Доломаешься!
        У меня бабка Сониха обнаружила порчу, сделанную "мужней женой", как она мне пояснила. Я отчетливо вспомнила этот случай. Однажды я выходила из квартиры и наступила на сухие березовые листья, лежавшие у порога. Был май, и появление прошлогодних листьев меня удивило. Это была порча насмерть, как определила бабка. Тогда я встречалась с женатым Денисом. Уж не из-за порчи ли у меня с мужчинами складывались сложные отношения, никого я не любила и было полное отвержение замужества?
        Бабка потолкла в ступке какие-то сухие травы, заварила их, нашептала что-то над глиняной чашкой собственного изготовления - глину она брала под яром на речке, топтала ее ногами, а вместо гончарного круга использовала сковороду - дала мне выпить, а потом окатила водой с ног до головы. Особенно тщательно требовалось вымыть гениталии, так скомандовала бабка.
        Научила меня Сониха, как бороться с ворами и злодеями разными, как порчу снимать, как ее наводить, используя фигурки из корней. А еще дала один рецепт от пьянства "на всяк случай", хотя сама созналась, что ничего-то ей не помогает от этого недуга, все получается, - а это никак.
        Не как у Гоголя
        В дверь позвонили. У меня прекрасная память, и я легко узнаю знакомые звонки. Это был соседский мальчишка, который обыкновенно приходил звонить по телефону. Последнее время он зачастил. На моем лице была персиковая маска, и я не открыла ему. Он позвонил несколько раз и продолжал стоять за дверью. Через некоторое время я услышала, что он стал совершать какие-то манипуляции с замком. Мне сразу стало ясно, почему я часто заставала его с дружком у моей двери, и почему его визиты с просьбами позвонить участились, и то, что во время своего телефонного разговора он среди казахских слов вдруг вставлял русские: "телевизор", "магнитофон". Речь шла о моем телевизоре и моем магнитофоне, хотя эти вещи давно пора было отдать "мусорщикам". Но даже не надо быть ведьмой, чтобы понять, что задумано что-то недоброе.
        У меня была кошка, которую котенком я нашла 13 сентября в углу лестничного пролета, а потому назвала ее Косинусом. Она была вся черная, как пантера, был черным ее нос, губы, подушечки на лапках, даже во рту было все черно. Она быстро уловила мое состояние тревоги и неслышно, крадучись, будто тень, передвигалась по квартире, словно готовилась к прыжку, а когда я открывала входную дверь, начинала неистово кричать и бегать, вскакивать на ковер и, цепляясь за него когтями, перепрыгивать на шкафы, бросаться в кресла, на стол, тумбочки.
        Я сказала заклинание, которому научила меня бабка Сониха. Согласно этому действу, кража либо вовсе не удается ворам, либо краденые вещи приносят столько несчастий, что лучше бы эти вещи и не попадали ни к кому в руки, кроме хозяина.
        Холодный ветер пронизывал насквозь. Я ужасно замерзла и сразу бухнулась в ванну, не зажигая света в комнатах. Теплая хвойная вода возвращала меня к жизни. Вдруг я услышала знакомые звуки у замочной скважины входной двери.
        - Вставь сюда спичку. А теперь легко...- услышала я голос своего соседа, который говорил на чистом русском языке, без признаков какого-либо акцента.
        Вдруг сейчас они откроют дверь и войдут?.. Что будет?
        Я позвонила сестре и сообщила, что операция, о которой я ее уже давно предупреждала, началась.
        - Звоню в милицию! - ответила мне сестра и положила трубку.
        Не дожидаясь милиции, я взяла в руки утюг и резко открыла дверь, сказав перед этим заклинание и поводив у двери дорогомиловским гребнем:
        - Что надо?! - взвопила я на весь подъезд.
        Воры быстро натянули на глаза спортивные вязаные шапки и молча, как по команде, побежали вниз по лестнице.
        Душераздирающим мявом закричала Коська. Я оторопела, как будто все происходило не со мной, не на самом деле, это скорее напоминало какое-то кино на экране. Почему-то когда они натянули шапки, какие-то рога, похожие на деревянные, проткнули шапки насквозь. Из-под шапок торчали рыжие гривы, похожие на львиные. Должно быть, экипировка у них такая, парики надели, чтобы их не узнали. Дальнейшие кадры и вовсе показались мне чудными. У одного жулика вдруг исчез куда-то нос, только что торчащий из-под натянутой шапки. Другой парень попытался что-то крикнуть, но кричать вдруг стало нечем, у него исчез рот. После того, как один перепрыгнул несколько ступенек, у него прилипла к ступеньке нога, и он продолжал прыгать дальше уже без этой ноги, а у второго отвалилась рука, только что опиравшаяся на перила.
        По мере того, как воры сбегали по лестнице ниже и ниже, на "экране" исчезали какие-то части их тела, будто кто-то занимался странным минималистским дизайном на компьютере. Мне все чудится? Должно быть, слишком сильный стресс...
        Милиция приехала только через три часа: милиционер и два дружинника. Милиционер о чем-то разговаривал с соседями по-казахски, а дружинники тут же стали клеиться ко мне.
        - Мой муж на работу ушел в ночную смену, - предупредила я их, составляя заявление.
        С милицией связываться - себе дороже! Однако я недооценила нашу милицию, потому что на следующий день ко мне пришел работник уголовного розыска Владимир и стал серьезно заниматься этим делом. Соседского подростка каждый вечер навещали дружинники, проверяли, где он и чем занят.
        Спустя несколько дней по телефону мне стал звонить какой-то Виталий:
        - Очень хочу с вами познакомиться. Вы одна такая на свете - ходите с муфтой.
        Типичное конфетно-цветочное начало ухаживания. В другой бы раз меня это либо позабавило, либо я отослала бы его к чертовой бабушке, однако после того, как случилось происшествие, мне подумалось: а не одна ли эта шайка, не сговорились ли воры действовать по другому сценарию?
        Я позвонила Владимиру, и работник УРа устроил засаду у меня дома. Мы ждали очередного телефонного звонка Виталия все воскресенье. Наконец Виталий позвонил. Я назначила ему свидание.
        Тут мы его и накрыли с поличным. С тортом "Птичье молоко". Выяснилось, что Виталий - спортивный журналист, и в самом деле мечтал познакомиться, получив номер моего телефона у нашего общего знакомого. Было очень смешно и неудобно, но стало не до смеха, когда через несколько дней ко мне снова зашел Владимир расспросить о соседе, который лез в квартиру. Более трех суток их с дружком не было дома. Я пошутила, что ни носа, ни рта их я не встречала, но это оказался черный юмор, потому, что спустя еще несколько дней в мусорном бачке во дворе нашего дома обнаружили два расчлененных трупа. В нашем дворе действовал маньяк-убийца. Бежать отсюда надо, защитника искать. Права, должно быть, Сониха. А не сходить ли "взамуж"? "Убегом"? А? Я ведь, кажется, влюбилась...

***
        "Серо-голодно-измученной тенью ты, наверное, где-то бродишь в пространстве-времени. Таким мне представился сейчас, хотя твоей энергии нельзя не позавидовать. То ли слова твои на меня подействовали: "работаю до изнеможения", "упасть бы мордой в траву", то ли я свое состояние на тебя проецирую. Странное смешанное чувство не оставляет меня:
        нежность - жалость - хрупкость - ералаш. Еще вкушаю тепло твоих рук... Ворошу незабудковое прошлое...
        Ждала сегодня твоего звонка. Но, увы, магнитные бури в тебе явно сотворили хаос, и мою телепограмму ты не получил... Настроение мое целый день разрушающе резонирует, дома - отчаяние от беспросветного одиночества бобыля в пятистенке...
        Хотела написать что-то значимое, но никак не могу собраться с мыслями. Сумбур на бумаге. Сумбур в голове. Не страшно: сделаю это в другой раз. А сейчас соберу все плохое: истомленность, бессонницу, аппетит, скверное настроение в один большой ненужный ком и ка-а-ак брошу! (как в "том" фильме), а затем пущусь танцевать вальс со стулом, ведь тебя нет. Буду кружиться с ним по часовой стрелке. А так как время не грянет против часовой, умоляю тебя, вспомни об этом, приезжай, полюби, поцелуй. Иначе сдохну.
        Попробуйнезареви! Зяблик".
        Я отправила это письмо, но через несколько дней сама решила лететь в Москву. Мой отец уже давно жил там. Он переехал сразу после смерти моей мамы, которая умерла внезапно, от скоротечного рака. Отец давно звал. Звал и ждал Адриан.
        - Ты знаешь, я вижу лес, в который входят как раз со стороны аэропорта Домодедово, где ты приземлишься. Я тебе покажу это место, и мы выйдем с тобой к храму, прекрасному настолько, что я крещусь при полнейшем неверии в больших богов, а также в маленьких боженяток.
        Но, черт возьми, перестанет ли снег? А то самолеты не будут летать, и я превращусь в снежного человека - Йети. В таком виде можно идти на службу в ваш музей, - и прибыль обеспечена, - тревожился по телефону Адриан.
        "Взамуж убегом"
        Организм сам знает, что ему нужно. Мой организм угадывал это безошибочно.
        Детство. Свежий запах морозной новогодней елки, точнее, сибирской пихты - там, где я родилась именно это дерево встречается чаще, чем ель. Пихтовые иголки более мягкие, длиннее, чем у ели, и удивительно душистые. И обязательно румяные хрустящие яблоки и солнечные апельсины на фоне густой могучей хвои. Запахи. Букет этих запахов. Очень хочется попробовать на зуб и то, и другое. Такое животное чувство. Безумно вкусно! Вкус детства - хвоя, яблоко, апельсиновая корочка... Все тащишь в детстве в рот.
        Звери куда счастливее нас - они не знают, что хорошо, что плохо, их не надо убеждать в том, что они живут, есть. Потому чувства у них острее, острее обоняние, связанное с самыми древними отделами мозга, что у цивилизованного взрослого человека почти полностью атрофировано, а если еще и сохранились остатки древнейших чувств и чувствований, то контролируются рассудком, который все время обманывает. И только в детстве мы близки природе. А потому даже вкус хвои с апельсиновой корочкой нам кажется природным откровением, о котором никто кроме тебя не догадывается...
        Белый ангорский кот Луис Адриано Натальеро Кассандреро Пушкьеро Кис-Кис-Кисловский, в быту просто Луиска, взобрался на стол и обгладывал еловую веточку. Теперь это настоящая ель средней полосы. А в кличке кота мы зашифровали имена его родителей, хозяев и московского переулка, где кот обитает. Там обитаю и я. Говорят, когда меняешь место жительства, меняешь и судьбу, особенно если перемещаешься по широте.
        Это со мной и произошло. Я вышла замуж. Ехала к отцу, приехала к мужу, который и принес новогоднюю елку с мороза. Счастье: елка, муж, кошки, яблоки, апельсины.
        Кошки - мое ИД
        Мяукал на лестнице потерявшийся или подброшенный котенок. После того, как погибла моя черная Коська, я больше никого не хотела. Долго пыталась игнорировать плач ребенка. Адриан дразнил:
        - Неужели у тебя сердце не дрогнет, и ты даже не посмотришь, кто там? Его, наверное, покормить надо.
        Плюнула.
        - Заходи.
        Она все поняла, зашла и осталась. Умная кошка. Кассандра. Каська. Я назвала ее в честь дочери троянского царя, предсказательницы.
        Кассандра подросла и стала требовать мужчину. Я взяла напрокат соседского Умку. У соседки их живет десять.
        Почти все мальчики. Дали именно Умку, чтобы он хоть раз испытал, что такое любовь.
        Я закрыла "молодоженов" в комнате и ушла на работу. Пусть порезвятся. Адриану оставила записку: "У нас жених. Комнату не открывай, форточки тоже. А то убежит".
        Адриан позвонил мне на работу:
        - Я ничего не понял, о каком женихе идет речь?
        После моих объяснений, что речь идет о кошачьем женихе, Адриан воскликнул:
        - Да, но никакого Умки я не обнаружил!
        Пришлось отпрашиваться с работы.
        Мы суматошно искали кота. Каська что-то скрывала и по-прежнему каталась по полу от женской тоски. Иногда она подбегала к старинному роялю, который тоже был на всю жизнь расстроенный, и шипела под ним.
        Умки под роялем мы не обнаружили. Его не было нигде. Только потом мы догадались, что Каськино шипенье относилось к Умке, который запрыгнул снизу в корпус рояля. Там и дрожал.
        Потом пригласили Тишку, который тоже семь лет кошек не знал. В первую же ночь он забился ко мне под одеяло, а Каська пыталась его оттуда изъять и нахлестать по щекам.
        Такой мужчина нынче несмелый пошел.
        После Тишки был дядюшка Сэм, сиам Сомоса Полпотович Пиночет, крутой мужик, гроза всех таганских кошек. Он съел кильку из Каськиной миски, за что был ею зверски бит. Кася восседала как сфинкс на шкафу, когда принесли не менее крутого кота солнцевской группировки с грузинским имечком Гога. Она кокетничала, как могла. Грубый мужлан не оценил ее утонченных стараний и с тупой мордой прямо приступил к привычным для него действиям, за что был тоже бит.
        Выбор капризной девицы остановился на соседском Пушке. Пушок караулил Касин сон, давал сначала поесть ей, а сам доедал остатки, вылизывал ее, нежно целовал, - в общем, имел все джентльменские повадки. Любовь между ними случилась с первого взгляда. Как только пушистый блондин с гишпанским воротником и украинскими шароварами появился на пороге, Кася притихла, они поцеловались носиками, и началась любовь. Да какая! Пушок нежно, но повелительно взял Каську за шиворот, прижал ее мужской широкой лапой и они вместе стали предаваться дикой звериной страсти.
        От первой любви у Каськи родилось пятеро детишек.
        - Выброси эту гадость, - скомандовала я, принимавшая у Каськи роды, подозрительно поглядывая на мокрый скользкий комок.
        Адриан брезгливо взял комок в бумажку и понес в унитаз. А комок как запищит! Каська засуетилась. Кругом все истошно кричало. Оказалось, что так выглядят все только что родившиеся котята.
        Когда Кася их облизала, - получились милые белые крыски, которые тут же присосались к маминым соскам.
        Когда кто-нибудь начинает распространяться о пользе или вреде молока, обычно приходят к выводу, что самое полезное молоко - козье. Это и козлу понятно.
        Но на самом деле полезнее козьего - молоко кошачье. Однако молоко у Каськи быстро закончилось, должно быть, с непривычки, и мне вместо мамаши пришлось кормить все семейство. Для этого следовало вставать даже ночью, ибо как было написано в руководстве, кормить новорожденных требуется через каждые два часа. Я кормила детишек из ложечки коровьим молоком с добавлением яйца, следуя тем же руководствам. Они быстро освоили эти навыки, а заодно и ко мне привыкли, как к кормилице, и как только научились выбираться из коробки, встречали меня всей компанией, приветствуя веселым мявом. Узнавали меня, наверное, по звуку тапочек.
        Среди плодов Каськиной любви самым ласковым оказался белый котик, расстаться с которым я уже не могла. Он-то и стал называться Луисом с обозначением всех титулов. Копия своего отца Пушка, только глаза у Пушка голубые, а у нашего парня получились разные - лунно-желтый и небесно-голубой. В ночи желтый глаз светился зеленым, а голубой красным светом, как светофорчик. Его можно было с полным правом назвать Ататюрком, потому что по легенде герой освобождения Турции был разноглазым. Но мы назвали котика голубых кровей, сына "турецкоподданного" мексиканским имечком - в моду входили латиноамериканские сериалы. У нас стало две кошки. Две белые кошки. Это они изображались на знамени Наташиной планеты.
        "Сидит Алена, старится в Москве на Вшивой улице..."
        Вы не знаете, кто такой Соломон Филимонович? Не может быть! Уж кто-кто, а в нужную минуту С.Ф. распорядится, даст указание, посоветует, запретит, не допустит, прикажет... У!!!
        ...Я вернулась домой с немыслимой прической.
        - О, - воскликнул муж, - теперь тебе только секретарем-референтом работать! У самого Соломона Филимоновича.
        - А кто это?
        - Позор! Ты не знаешь Соломона Филимоновича? - И он показал пальцем вверх.
        - Да кто же это?
        С торжественным видом он еще раз ткнул пальцем в потолок... И я, наконец, поняла, что он меня разыгрывает. Но имя и отчество всемогущего начальника как-то прижились в нашей семье, обозначая некоего незримого покровителя. Например, не пускают нас на какой-нибудь вечер или интересную презентацию.
        - Простите, но нас сам Соломон Филимонович пригласил!
        - А кто это?
        - Ка-ак, вы не знаете Соломона Филимоновича?!
        Старшая дочь Адриана Дора распространяла что-то похожее на "гербалайф" и замучила нас своими домогательствами.
        Мы ей посоветовали:
        - Немедленно! Слышишь, не-мед-лен-но обратись к Соломону Филимоновичу. Он добьется, что ни один русский не сможет жить без этого чудо-продукта.
        - А кто это?
        - О-о! - Мы с мужем дружно ткнули пальцами в потолок.
        Дора все приняла за чистую монету.
        У Адриана было аж трое детей. Константин правильно предупреждал. Все трое - от разных женщин. Дору Адриан не воспитывал, как и младшую свою дочку Настю. Своим отцом Дора считала совсем другого мужчину, его фамилию и носила. После фронта Адриан приехал не в Москву, а в Усть-Каменогорск, где жила его репрессированная в тридцать седьмом году мать.
        Это был долговязый юноша, которому в мирной жизни еще надо было самому устроиться, куда там семью прокормить. Адрианова девушка забеременела, но ее родители заявили, что не хотят, чтобы в доме пахло солдатскими портянками, и нашли ей достойного жениха - полковника. Он-то даже потом и не догадался, что родившаяся Дора не его дочь. Дора здорово была похожа на Адриана. Кроме этого никаких признаков родства не существовало.
        Еще больше была похожа на Адриана Дорина дочь Адька, Ариадна. Имя ей подобрали, звукосочетаниями похожее на имя Адриан. Так или иначе, о деде вспомнили, когда Адька приехала поступать в МГУ из Усть-Каменогорска. Предполагалось, что Адька займет комнату в Адриановой квартире на время вступительных экзаменов, а потом переберется в общежитие. В это время Адриан сошелся со своей бывшей одноклассницей Эльзой, овдовевшей и вернувшейся из Дании, и ушел жить к ней. Адька осталась в Адриановом доме. Вскоре Эльза умерла от инфаркта. Адриан вернулся к Вере Федоровне, одной из предыдущих своих жен, с которой брака не расторгал и от которой у него был сын. Тут мы с ним и встретились.
        Вообще Адриан до меня женился много раз и всякий раз забывал, как это делается, а потому не готовился к появлению новой семьи. Было так и тогда, когда я к нему приехала. В это время в его доме жила Адька и уходить никуда не собиралась. Ее мать Дора второй раз вышла замуж за иорданца и уехала с ним в Турцию, где у Биляля был свой бизнес.
        Я скоропостижно сделалась бабушкой. Поначалу мы с Адькой подружились. Но вскоре мне надоело быть чужой бабушкой, к тому же внучка чуть ли не моего возраста, и я сказала Аде, что она заедает мой век. Я сильно ревновала Адриана ко всем его детям и внукам, чего я совсем не испытывала к моим предшественницам. Объяснить это иррациональное чувство не старалась, мне не нужны были плоды чужой любви - и все тут. Пусть они себе зреют там, где появились, а потому, Адька, уходи в общежитие!
        Легче было родить своего ребенка, чем выпроводить Адьку в общежитие. В один из вечеров, вероятно, похожих на тот, когда Раскольников убивает старуху-процентщицу, я самым решительным образом заставила Адьку собрать чемодан.
        Какое-то время Адька пожила в общежитии и стала слезно проситься назад, к деду. Она оставалась учиться дальше, в аспирантуре. Надо было что-то предпринимать. В МГУ на стажировке оказались студенты-американцы, которые однажды заходили к нам за словарем. Я облюбовала одного из них и решила его приворожить к Адьке.

***
        Как-то возвращается мой муж Адриан домой. Устал, забегался. А я к нему с "сюрпризом":
        - Адрикотик, тебе какой-то Валентин Семенович звонил насчет участия в конкурсе. Телефон оставил. Просил срочно позвонить.
        Муж набирает номер. Валентин Семенович берет трубку. Ни о каком конкурсе понятия не имеет.
        - Простите, - спрашивает муж, - а как ваша фамилия?
        - Непомнящий.
        - Валентин Семенович?
        - Он самый.
        Все сходилось.
        Они стали долго и нудно выяснять род занятий каждого: а вдруг, в самом деле, пропустили важную информацию? Видимо, и тот, и другой были людьми крайне ответственными и боялись кого-либо подвести.
        Тут я рассмеялась, захлопала в ладоши и объявила:
        - Это конкурс в честь Дурашкина дня. С первым апреля!
        А телефон Валентина Семеновича я нашла в справочнике Союза писателей привычным для себя способом: ткнула пальцем наугад в случайно открытую страницу.
        Вернулась с занятий Адька.
        - Адя, тут конкурс объявили на лучший перевод пушкинской "Сказки о попе и работнике его Балде" на санскритский.
        Быстренько звони своему американцу, который занимается санскритом! Вот координаты человека, который может дать подробную информацию об этом, протянула я внучке бумажку с записанным телефонным номером, именем и фамилией.
        Валентин Семенович по поводу и этого конкурса ничего не помнил.
        Через некоторое время Адриан познакомился с Непомнящим, известным пушкинистом, в Доме литераторов, но о хулиганском телефонном звонке 1 апреля Валентин Семенович совсем забыл, занятой человек.
        Зато на Адьку после этого случая американский студент клюнул. Мой приворот, видимо, сработал! У них с Адькой не на шутку закрутился роман, и Алекс увез Ариадну в Америку.
        В бочке Диогена
        Я одевалась экстравагантно.
        Соседка Галина Сергеевна меня спросила:
        - Наташа, вы случайно не у Зайцева работаете? Всегда так модно одеты...
        Точно. У Зайцева. Работала.
        Фамилия директора музея, как у популярного модельера, тоже Зайцев. У нас там даже кооператив был при музее, создающий новые фасоны одежды в стиле "фолк", как шутили, "зайцевские".
        Праздники кончились, начались будни. Надо было искать работу. О такой, как в музее, не приходилось и мечтать.
        Заглянула в бюро по трудоустройству: чем черт не шутит? Черт пошутил и на этот раз. А может, то была чертова бабушка. Симпатичная женщина сказала, никуда не заглядывая:
        - У нас только одно предложение интеллигентной профессии - научный сотрудник Философского общества.
        - Прекрасно, меня немного интересовали философские проблемы физики.
        - Звоним?
        - Конечно!
        Так стала я работать не референтом у Соломона, но Диогеном в бочке. Бочка была винная. И дня не проходило, чтобы в Философском обществе что-нибудь не отмечалось.
        Адриан мне устроил Философское общество на дому, ибо тоже начал пить, чего до сих пор не случалось.
        Оказывается, он не пил в Голубом заливе потому, что боялся запоя, в который он время от времени впадал. Свое поведение Адриан оправдывал тем, что затосковал, ведь теперь я целыми днями на работе.

***
        К месту выступления непринужденно вышел профессор Фунтиков. Несмотря на свой малый рост и хрупкое телосложение, он изобразил весомую позу, несколько расставив ноги так, что центр тяжести его внушительного тела расположился в устойчивом равновесии. Фунтиков источал взглядом любовь и внимание к каждому отдельно и ко всему человечеству в целом. Из-за своего маленького роста он не мог поглядывать на всех сверху вниз, а потому сумел сразу же установить контакт со зрительным залом. Фунтиков привел две альтернативные точки зрения:
        - Вселенная - не физический объект, а психофизический. Поэтому измерения в квантовой механике без участия сознания проводить невозможно, - с жаром утверждал профессор Фунтиков, наблюдая не только за реакцией слушателей, но как бы подключаясь к ним своими мыслями и дыханием, всем своим массивным корпусом и сердцебиением, своею душой.
        В Институте философии проходил семинар по проблеме: "Сознание и измерение в квантовой механике", где я и присутствовала от нашего Диогенового общества. Вечный вопрос.
        - Сначала происходит взаимодействие микрочастицы с макроскопическим объектом - прибором. Затем человек, являясь также макроскопическим объектом, снимает показания с макроскопического счетчика, что приводит к неопределенностям разного рода и неожиданностям, - Фунтиков смотрел на широко раскрытые глаза слушателей, как смотрит влюбленный на предмет своего обожания. Было ясно, что слушатель отвечает докладчику теми же чувствами. - Если максимально точно измерен импульс исследуемой частицы непредсказуемыми будут и координаты. Нос вытащишь - хвост увязнет. И наоборот, - Фунтиков казался совершенно свободным от себя и своего собственного веса. Его личная внутренняя устойчивость и убежденность стали его плотью и кровью и не требовали уже никаких подтверждений. Он и забыл о том, что надо играть "значительную" роль, фокус его внимания переместился вне его, в другого, в каждого сидящего в зале.
        Вторая точка зрения опровергала первую: счетчик сработает и вне сознания, оно тут не при чем.
        К залу обратился господин Квантман. Это был физик-теоретик, сухарь, "публичный одиночка". Его глаза отрешенно скользнули по сидящим в зале, затем он отвернулся к доске и стал писать длинную цепь расчетных формул. Доказывал, что сознание влияния не оказывает. Необходимо учитывать нулевую флуктуацию при взаимодействии, именно она и мешает при измерении, в измерения входит фаза поля, с которым взаимодействует частица.
        - А где вообще доказательства того, что это та же частица, которая была до взаимодействия? Может прибор регистрирует другую частицу? - задал риторический вопрос профессор-отшельник и быстро принялся чертить новые формулы.
        Биолог Лобик, мужчина рекламного вида, стремился очень хорошо сыграть свою роль, демонстративно поднимая руки вверх и слегка протягивая их к слушателям, привел интересное резюме. Поведение квантовомеханической частицы непредсказуемо, человеческое сознание также отличает большая свобода выбора: нас нельзя заменить машинами! Открытия человека часто сравнивают с прыжком через барьер. Это напоминает квантовомеханический туннельный эффект. В таком ключе и следует искать путь к проблеме. Мир един. Границы - условны.
        Вещи он говорил интересные, однако слушатели ощущали не условную, а явную границу между собой и выступающим. Голливудский оскал выдавал отношение лектора: блестяще исполняя роль, он плохо видел других и воспринимал их лишь как дополнительное украшение к собственной персоне, одобряющее или неодобряющее. Внутренний мир другого человека ему был не только непредсказуем, но и вовсе недоступен.
        - Физики не ставят такой проблемы! - закричали физики.
        - Таких физиков следовало бы исключить из внешнего мира, раз они не хотят изучать его во всех проявлениях, - улыбался своей неизменной голливудской улыбкой биолог. - Пускай наденут замки на свои рты, очки на свои глаза, и варятся в своем тесном физическом котле!
        Очки были надеты на каждом члене нашего общества. И каждый варился в своем котле.
        Бунтарские редкоименцы
        "Молодой человек, абсолютно голый, с почти таким же выражением лица, удобно расположился на пергидролевой блондинке, чьи шлепанцы и прочие детали интимного туалета расставляли необходимые профессиональные акценты", - читала я описание картины с выставки.
        - Девушка, а как вас зовут? - прервал меня мужской голос.
        Это был военной выправки красавец. Он принес реферат, который изобразил для поступления в докторантуру.
        - А нельзя вас сегодня в ресторан пригласить? А почему нет?
        - Я замужем.
        - Извините, я не хотел вас обидеть. Очень жаль.
        Я спешила домой, чтобы напоить Адриана зельем от пьянства. Чудесное зелье бабка Сониха велела готовить из чернобыльника, который она мне даровала. Рвала она его на закате Солнца в день Ивана Купалы. Помогал от молнии, злых духов, от очарования и эпилепсии. Есть легенда о том, как в яму к змеям упала девочка, которая провела с ними всю зиму и получила от Царицы змей дар понимать язык трав, при условии не произносить слова "чернобыль". Девочка забыла наказ, произнесла это слово и тотчас лишилась своей чудесной способности. Вероятно, я не заметила, как произнесла это же слово, - и тоже лишилась способности помочь Адриану.
        С ним случился самый настоящий Чернобыльский взрыв. Он был заражен вирусом алкоголизма, который время от времени активизировался. Врачи давно были бессильны. Рекламные обещаторы тем более. Пока я была для Адриана наркотиком более сильным, - он держался. Теперь смыслом его жизни все чаще становилась бутылка. Горько и обидно терять человека, которого я так долго искала, полюбила, полюбила сильно. А он изменил. С бутылкой. Мужчина-боль.
        Мужчина-потеря.
        Все чаще и чаще местом наших встреч становилась больница Ганнушкина. Чтобы не растворяться в океане своих разочарований, я занялась делом, проблемой имени, которой начала увлекаться еще в этнографическом музее. Сейчас меня интересовали имена в основном с точки зрения филологии, при этом самыми интересными были послереволюционные, потому что от крещения Руси до Октябрьской революции был длинный и скучный период канонических имен, даваемых людям по святцам. После революции развернулось такое имятворчество, которого не знает ни одна эпоха человечества.
        Дядя Адриана был известным писателем этого времени. Герои его произведений носили презабавные имена.
        Ученики безбожно кромсали имена свих преподавателей: Никпетож (Николай Петрович Ожегов), Алмакфиш (Алексей Максимович Фишер). А сами учителя тогда назывались шкрабами, то бишь "школьными работниками". В то время вообще вошли в моду всякие сокращения. Родители не уступали своим чадам в чувстве юмора. Два мальчика получили имена Цас и Главсп - "Центральный аптечный склад" и "Главспирт".
        У Адриана в детстве даже кота назвали, следуя той же логике, - Дипка, что означало "Догнать и перегнать кота Алешку!". Это был лозунг-подражание другому актуальному в то время лозунгу - "Догнать и перегнать Америку!". Такие имена носили и люди, в конце которых следовало бы ставить восклицательный знак как отпечаток времени, подобно тому, как в моем имени был задокументирован мягкий знак. Вадим Шефнер двух близнецов, мальчика и девочку, назвал именами Дуб! И Сосна! К каждому имени были прикреплены восклицательные знаки, потому что имена эти были вовсе не древесными, а выражали сокращенные призывы: "Даешь улучшенный бетон!" и "Смело овладевайте современной научной агротехникой!".
        Имена давали не только новорожденным. Взрослые меняли свои имена и фамилии на благозвучные. Тимофей Какашкин объявлял себя Гарольдом Первоцветовым, Авдей Пердунов становился Самолетом Комсомольцевым. Музыкант Карп Гаврилович Хер поменял свое имя и фамилию на скромненькое Владимир Ленский. Но и настоящее его имя не кануло в Лету, бывало, возьмет оркестрант-трубач фальшивую ноту, а ему: "Эх, ты, Карп Гаврилович!".
        Сколько редкоименцев дала эпоха, с которыми сложно, как с любыми бунтарями! Оказалось, что одним из редкоименцев был мой земляк Никандр Александрович Петровский, врач "Скорой помощи". У него примерно в это время появилось уникальное хобби - собирать картотеку имен. Он составил первый советский словарь русских имен, которым мы пользуемся по сию пору. Что заставило врача заниматься столь экзотическим делом - не совсем ясно.
        Может, это произошло потому, что он каждый день встречался бок о бок с рождением и смертью? Это чем-то напоминало мое рождение в роддоме с окнами на кладбищенскую сирень. Возможно, его редкое имя с переводом "видящий победу"
        привело его к столь оригинальным изыскам...
        Узнала я о Петровском, как ни странно, уже здесь, в Москве. Все дело в том, что моим московским соседом оказался художник-иллюстратор детских книг Леонид Викторович Владимирский. Он иллюстрировал "Волшебника Изумрудного города" и многие другие сказки Александра Мелентьевича Волкова, который тоже вырос в Усть-Каменогорске и в юности помогал Петровскому составлять картотеку имен, а потом переехал в Москву и стал преподавать математику в одном из московских вузов, а уж позднее сделался сказочником. С математиками это случается. Вот сколько пространственно-временных совпадений раскрылось вдруг. И все это магически было связано с ИМЕНЕМ.
        В мир имен я стала уходить не только сиреньсенью.

***
        Я в мастерской Владимирского. У нас под окнами воркуют одни и те же голуби: его мастерская находится рядом с нашим домом. Рассматриваю его репортерские зарисовки. Сидней, с его портовой жизнью и яркими витринами, худая, стройная фигура женщины, как сигарета, которую она курит. Чилийский крестьянин с печальными глазами, глядящими внутрь себя, поглаживающий усы.
        Арки, башни, стокгольмская устремленность куда-то ввысь...
        Вдруг среди этих картинок мне бросилось в глаза игриво улыбающееся лицо Чарли Чаплина. Этот автопортретик Чарли подарил Владимирскому, когда они летели в одном самолете из Австралии.
        Художник сначала долго соображал: где он мог видеть эту удивительно знакомую улыбку? Он тихонько спросил у стюардессы - нельзя ли узнать, как зовут джентльмена в сером костюме из предпоследнего ряда. В ответ стюардесса назвала имя и фамилию, отчего русский подскочил, как на пружинке, выхватил из портфеля альбом и карандаш, уселся прямо на ковровую дорожку напротив мистера и принялся набрасывать его портрет. От волнения у художника дрожали руки.
        Вдруг мистер встал и, положив Владимирскому на плечо руку, попросил взглянуть, что получилось.
        - Нет, опять не похоже. Похожим рисую себя только я сам. Дайте, пожалуйста, карандаш, - произнес Чарли.
        Не успел русский и глазом моргнуть, как на листке появилась та самая рожица, которая теперь улыбается в мастерской Владимирского, какие бы беды не обрушивались.
        Владимирский всегда много рассказывал о работе над волковскими сказками и самом Волкове. Когда они начали сотрудничать, оказалось, что живут они рядом, в соседних переулках, в домах и квартирах с одинаковыми номерами. Почти как в фильме "С легким паром!". Это о совпадениях. Волков тонко и со вкусом придумывал имена сказочным персонажам, видимо, не прошла даром совместная работа со знатоком имен Петровским.
        В одной сказочной повести говорилось о том, как ведьма по имени Арахна напустила на страну ядовитый желтый туман. Надо было ее нарисовать в нескольких видах.
        Владимирский обычно рисовал свои персонажи с натуры. Едет, например, в метро и набрасывает в блокнотике лица старушек. Так появилась и его Арахна.
        Показал ее писателю, - тот недоволен:
        - Что за сонная рожа? Моя Арахна должна быть энергичной, свирепой и зловредной. А ваша тетка мухи не обидит!
        Стал Владимирский обходить московские вокзалы, где полно пожилых пассажиров. Сидят, как изваяния - рисуй, сколько хочешь. Родился другой набросок Арахны.
        А Волков опять сердится:
        - Какая же это ведьма? У нее такое выражение лица, словно ей колбасы в очереди не досталось! Это Клава или Шура. А вы вслушайтесь в имя: Ар-р-рахна!
        Опечаленный художник отправился домой, а навстречу ему по лестнице спускается с мусорным ведром квартирная соседка Тамара Гнатовна - могучая, свирепая, сварливая тетка. Художника осенило: "Чего же я мучаюсь? И имя соседкино созвучно Арахне: Тамара..."
        Бросился в свою комнату рисовать.
        Соседкин портрет писатель принял.
        - Ар-р-рахна! - вскричал довольный Волков, разглядывая рисунки.
        Повесть "Желтый туман" вышла в свет, и художник вдруг перепугался: а если попадется книжка Тамаре Гнатовне и та узнает свое изображение? Как пить дать устроит тарарам на весь дом!
        Решил художник действовать смело и дипломатично. Пошел на кухню, Тамара там над щами колдовала.
        - Тамарочка, - нежно обратился художник к соседке, - у меня вот новая книжка вышла. Посмотрите, пожалуйста, рисунки. Нет ли кого похожего на знакомых?
        Не переставая следить за щами, соседка искоса глянула в книжку, увидела ведьму и возрадовалась:
        - Так это же Агнесса Титовна с пятого этажа! Вылитая! Такая, скажу я вам, скандалистка...
        Рассказал мне эту байку Владимирский - и я начала коллекционировать все истории, которые касались этого таинственного предмета, ИМЕНИ.
        Сам Владимирский тоже имел вкус к имени. Дочку, например, свою он назвал Ая, соединив первую и последнюю букву алфавита. Подобным образом было составлено всесильное алхимическое слово, содержавшее в себе тайну мира и возможность его познания.
        "Все та же музыка, все та же вишня и та же Катерина..."
        Мы с Адрианом возвращались из Тверской губернии, куда отправлялись за брусникой. Выходим из метро, - танки стоят. В наш переулок не пускают, документы спрашивают. Вместо паспорта пришлось предъявить бруснику. Это было перед сиренсенью, в августе.
        Всю ночь я варила брусничное варенье и собирала чемодан. У нас давно были куплены билеты на юг. Перед этим я ткнула пальцем в карту - и попала в Феодосию, куда мы и устремились в отпуск.
        - Может, не поедем? - осторожничал Адриан.
        - Наоборот, надо рвать когти. Ты спал, а ночью стреляли, я слышала.
        Зазвонил телефон.
        - Это "Ку-ку-руку"? Я звоню из Ташкента. Я майку выиграл.
        - С чем вас и поздравляю. Вы хотя бы имеете представление, сколько времени в Москве? Шесть утра! И вообще, о какой майке может идти речь? - У нас тут танки стоят.
        Мы все же попрощались с Москвой.
        Очень соскучились по путешествиям, да и Адриан вот-вот скиснет, начнется снова запойный мрак.
        Народ с юга рвался назад, домой.
        Месяц мы провели чудный, хотя погода была как перед концом света: холод, а в последний день августа в Коктебеле, где мы остановились, даже снег повалил и мороз случился. Потом с гор полились такие потоки талой воды, что у хозяйки в огороде все с корнем смело.
        - Не к добру это, к страшным переменам, - говорили старожилы, которые никогда ничего не припомнят.
        Ничего подобного не припоминали и на этот раз.
        Мы вернулись в Москву с сухими коктебельскими букетами и были вполне счастливы. Однако счастье длилось недолго. Адриан снова запил.

***
        Денег нам давно перестало хватать. Адриан уходил в свой виртуальный мир все чаще и чаще. Над Манежной площадью висел огромный плакат: "Масленица широкая боярыня. Всем веселой масленицы!". Но всем было не до веселья. По радио жалобный детский голос протяжно пел: "Ах, зачем я на свет появи-и-ился, ах зачем меня мать родила?! .
        Голодные люди с протянутой рукой сидели в переходах вместе с голодными собаками, которым подвывали голодные певцы и подыгрывали бродячие музыканты. И у нас с Адрианом есть было нечего. Тогда-то я и вспомнила о ремесле, которому научилась у Сонихи.
        Заклинаю огонь и воду и слушаю очередную исповедь молодой девушки:
        - Я думала, Олег меня на руках носить будет - слишком большая разница в возрасте. Я как дочь ему. А он за два месяца даже в больницу ко мне не пришел. А вроде замуж предлагал. Цветов ни разу не подарил. Только часы. Да и те сама выпросила - старые сломались.
        В поисках заокеанского Грэя пошла Катя в проводники международных рейсов.
        - Думала хоть там кого-нибудь встречу. Да что вы! Ездят совсем дряхлые старикашки путешествовать. Иногда прямо на платформе умирают. Выйдут на остановке прогуляться - и все. По вагону - таблетки, флакончики, челюсти сплошной подвижной состав. Даже если среди них подходящего возраста встречаются , мы для них - только обслуживающий персонал. Девчонки стараются, даже вещи их тяжелые таскают, чтобы хоть что-то на чай получить, а в награду "thank" и все. В прошлом году один англичанин засмотрелся, заговорил. А я плохо понимаю по-английски. Нам все время твердят, чтобы мы язык учили, а зачем он мне нужен?
        Лучше их обслужишь или хуже, какая разница? Самая большая благодарность - губнушка, подводка для глаз или жвачка. Сыта я этой жвачкой да чулочками. Иной раз домой приезжаешь, снимаешь с натертых ног туфли и закидываешь их в самый дальний угол. Ненавижу! Босоножки не разрешают носить даже в жару: никаких голых пяток и колен. Поэтому Джона я не коленками соблазнила, а сама не знаю чем. Разговорник откуда-то притащил. Выяснил, как меня зовут, да не замужем ли.
        Тетки аж подпрыгнули - быть тебе, Катька, леди! Остановились мы рядом с русским поселком. Ребятня шумной толпой из школы вывалила. А Джон со своим другом переговаривается, смотрят на наших детишек-оборванцев, брезгливо физию скривили: Африка, мол. Уж это без перевода было понятно. Я дверь захлопнула - и больше до конца рейса с ним не разговаривала. Плох или хорош, - наш нужен, отечественного производства. Хотя ему не я нужна, а денежки мои. А нам сейчас столько платят, что только на чулки и хватает. Где уж тут замуж разбежишься! И уголь разгружать самим, и воду таскать, я на этом свое здоровье испортила. Безбилетников пускать не разрешают, сразу с работы вылетишь. А долларов даже во сне не обещают. Родителей жаль. Я пищевой институт закончила. Технолог. Но сейчас с моей специальностью работы не найдешь. Особенно отец расстраивается, что дочь - проводник, он человек старых представлений, а ведь как считается: все проводники женщины легкого поведения... Вот и нашла себе чуть ли не шестидесятилетнего, влюбилась даже. Он мне сначала настоящим мужиком показался, надежным, не похожим ни на сверстников,
ни на иностранцев... А тут облом. У нас есть проводницкая песня, можно сказать, народная, старенькая уже:
        Что-то ночью мне не спится - Я влюбился в проводницу.
        Долго-долго будет сниться Проводница, проводница.
        Да какая уж любовь? Мечты одни.
        - Не нужен тебе, этот траходонт, Катюша. Сейчас я досчитаю до трех, ты откроешь глаза - и почувствуешь себя здоровой, красивой и счастливой. Раз, два, три! Открыли глаза!
        А теперь вместе - глубоко вздохнули...

***
        Адриан проснулся в слезах.
        Привиделся ему Федор Михайлович Достоевский, мой любимый писатель. В длинном коричневом пальто. Поспешает великий писатель за некоей девушкой в фиолетовом платье и восклицает: "Вернись, о Фортифлексия!"
        - Ужасно мне жаль стало классика, и я тоже подвываю: "Форфута, вернись! О Форфута! . Такое у меня для нее ласкательное имя придумалось. Но исчезла девушка, растаяла, как туман.
        Повернулся ко мне Федор Михайлович: на бороде, на усах, на ресницах слезы.
        Тут и я зарыдал. С тем проснулся. И ни одна ворожея не объяснит, - к чему было видение.
        - Адриан, а рыжая ведьма объяснит. Во-первых, девушка. Она может сниться как сдерживающее или отрицающее жизнь начало. Фиолетовый цвет поиск нереальных, почти волшебных отношений.
        Да, советую тебе проверить щитовидную железу у эндокринолога. Она может влиять на такое цветовое предпочтение.
        - А коричневый плащ?
        - Это то, как ты относишься к собственному телу. Тебе понравился этот коричневый плащ?
        - В общем, да.
        - Вообще ученые обследовали на этот предмет курильщиков опиума, и большинство их отдавали предпочтение коричневому цвету.
        - Ну как это может ко мне относиться?
        - Очень просто, этот цвет предпочитают люди, которым кажется неразрешимым их внутренний раздрай. Они больше не хотят думать и бегут от здравого смысла в страхе, что не смогут вынести жизни, которую ведут. Чтобы заглушить голос рассудка, они ищут убежища в примитивных инстинктах. Тебе, возможно, просто не хватает отдыха в деревне.
        - А борода что означает?
        - Борода - амбивалентный символ.
        С одной стороны, может означать жизненную мудрость, с другой камуфляж, маскировку, ведь борода позволяет скрыть как красивые черты, так и уродливые, поэтому вводит в заблуждение и обманывает надежды. Писатель с бородой - образ фиксации, каких-то запечатленных событий, смыслов и чувств, которых в данное время уже нет. Некий механизм, программирующий жизнь. Ну, а расставание, сам понимаешь, предупреждает против ненужных ссор. Слезы - ты подсознательно хочешь растрогать близкого человека.
        - А как тебе имечко понравилось?
        Фортифлексия, а?
        - Емкое имя. Столь нелепое имя с двумя "фы" ничего хорошего означать не может. Флексия - это окончание, тебе это известно. А "форти" - часть слова "фортуна".
        - Думаешь?
        - Похоже на то. Все вместе может означать: "конец фортуне!". Но не будем так мрачно. Все может оказаться совсем наоборот. Во сне так часто бывает.

***
        Адриан как-то неуверенно и медленно вошел в комнату, нечаянно зацепив распахнутыми полами плаща вазу с цветами, которые мы рвали вместе в Крыму. Я любила этот сухой букет из неожиданных колючих шариков, серебристых веточек и мелких цветочков по-южному ярких, изподтишково-ядовитых. Ваза разбилась, цветы высыпались сухим мусором.
        Он не был дома месяц. Как всегда лечился в больнице от пьянства. Я уже была готова ему все простить, потому что страшно соскучилась по его родным, страстным глазам, которые потуплено вонзились в пол. Он присел на краешек стула спиной к окну, закинул ногу на ногу, как бы пытаясь отгородиться от всего домашнего. Нервно постукал по ручке кресла. Его руки, всегда такие мужественные и добрые, судорожно блуждали от бровей до носа, от носа к небритому подбородку.
        Он открыл рот, чтобы что-то сказать. Я закрыла его своим поцелуем, прижалась.
        Осторожно, но верно он отстранил меня и снова попытался говорить. И хотя это были слова о том, что он тоже соскучился и что больше скверного поведения со своей стороны не допустит, - это были слова автомата. Я почувствовала сталь разрыва. Губы его целовали, руки обнимали, но во сне, когда разум спал, он стал поворачиваться ко мне спиной.
        Потом стал ходить задумчив, сумрачен и снова запил.
        - Наташечка, я поехал на Николину гору, чтобы составить для тебя икэбану. Один человек предложил мне удивительные розы, которые растут у него в саду. Я пошел с ним, но тут он схватил меня за горло и начал душить. Я впился ему в глаза, выдавил их и руками проник в его мозг. Бросил его в кусты, сел на электричку и уехал в Москву.
        - Как с Гитлером расправился, что ли? - грустно посмеялась я, вспомнив текст его давнего письма ко мне со стихотворением.
        - Ты смеешься, а зря. Я же человека убил! А зачем он душил меня? Ведь если бы не я его, то он меня...
        - Ладно, не рассказывай никому, а то сумасшедшим посчитают.
        Он живописал настолько правдоподобно, что я позвонила в милицию и попыталась выяснить, не произошло ли чего-нибудь подобного в Никольском.
        По крайней мере, три двуглавых орла его уже навещали. Орел в моем обличье попытался отобрать у него бутылку, - и он стукнул его по одной из голов кулаком. Я никому и никогда не позволяла с собой так обращаться, даже человеку, которого до сих пор любила, даже если он был не в себе. Уйти мне было некуда, - и я решила, что каждый должен умирать в одиночку. Для меня Адриан умер.
        Адриан серьезно занедюжил после своей очередной схватки с зеленым змием. Он меня измучил вовсе: выходил босиком на улицу за бутылкой, бросался в окно, травился таблетками, забывал выключить газ. Впрочем, для меня Адриан умер и все это делал совсем другой, чужой мне человек. Я дошла до такого предела, что была готова совершить преступление, только не мнимое, а самое реальное, и уже стала терзать себя рассуждениями, как Родион Раскольников, а имею ли я на это право.
        Мои раскольничьи действия ограничились тем, что я отправила Адриана в больницу, когда он в очередной раз стал накидывать на себя петлю. Всем знакомым "по секрету" он рассказывал о том, как убил человека на Николиной горе. Даже врач засомневался, случилось это или нет.
        От стресса меня свалила сильная простуда. В деревнях Беловодья простуду лечат просто. В трескучий мороз абсолютно голого человека выводят на перекресток дорог. Здесь он читает заклятье, начинающееся словами: "На Море-Окияне, на острове Буяне. ." Кончив заклятье, он бегом бросается домой, не оборачиваясь. Я бы повторила верный способ, да был май, хоть и холодный, с ливнями.
        Тринадцатое мая, пятница
        Я попила трав по рецептам бабки-Сонихи и отправилась долечивать простуду в один из центров народной медицины, каких в Москве много. Мне выписали курс массажа и сауну.
        - Что вы?! Тринадцатого! Да еще в черную пятницу! Да еще май!.. Я тринадцатого из дому-то не выхожу, а вы предлагаете мне на массаж... Да еще в пятницу... Да еще май... Нет-нет, дайте мне талон на любое число, только не в этот день! - говорила женщина, стоявшая впереди меня в очереди в регистратуру.
        - Дайте, пожалуйста, этот талон мне. Тринадцатого и впрямь ничего серьезного нельзя делать, самое оно расслабляться на массаже, - решила я.
        - Возьмите. Последний.
        Тринадцатое число все-таки дало о себе знать, потому что я опоздала на процедуру на целых двадцать минут.
        Впрочем, я опаздываю всегда. Это моя давняя и неизлечимая болезнь. Меня понимают только те, кто сам имеет эту пагубную привычку. "Хорошо еще, что ты промахиваешься только во времени, а если бы и в пространстве промахивалась, тогда бы вообще!" - говорили друзья, которые всегда страдали из-за моих опозданий. В свое оправдание я им твержу, что я правополушарный тип, в отличие от левополушарного, пунктуального и правильного. Еще, как выяснилось, в моем гороскопе Сатурн затмевает Солнце и описывает квадратуру на протяжении всей моей жизни. Астрологи, которых я слушаю только в удобных для меня случаях, говорят, что Сатурн как раз и дает опоздания. Старый анекдот.
        - Не знаешь, почему колеса стучат?
        - А чему равна площадь круга?
        - Пи эр квадрат.
        - Вот квадрат и стучит.
        Вот квадрат Сатурна и стучит, колеса моей кареты жизни все время опаздывают.
        - Спросите, примет ли вас массажист, - пробурчала регистраторша, - у нас не опаздывают. Да еще на столько. Из-за вас вся очередь сдвинется.
        Я открыла дверь кабинета.
        Большой плечистый парень интеллигентной наружности в очках сидел, развернув газету. Наверное, несостоявшийся инженер. Я по-другому представляла себе массажистов. Его звали Саша. Мас-Сашист оказался добрым и снисходительным и простил мое наглое опоздание.
        Да, но в какие мужские руки я попала! О-о-ох...
        Массаж закончен, а я лежу, не могу встать.
        - Все-е-о, - сказал Саша.
        Вот так вот и все? Этого не может быть. Не хотелось уходить. Вот бы прильнуть к его теплой широкой груди, снова отдаться этим сильным большим рукам - делай со мной, что хочешь!
        Еле взяла себя в свои руки.
        - А когда вы еще работаете?
        - Завтра.
        Очередь, в самом деле, меня уже проклинала.
        - Массажер-то будет принимать или нет?! - скандалила перед окошком регистратуры бабуля.
        - Не массажер, а массажист, - вежливо поправил вышедший в коридор проводить меня Саша. - Входите, пожалуйста.
        На следующий день я опоздала только на две минуты. Это было для меня рекордом. А потом я попала к другому Саше, который общипал мне, заигрывая, ноги и ягодицы. И к другому Роме, который набивался проводить.
        Кажется, у меня появился любимый массажист. Куда же он провалился? Я достала ему через знакомых билет на премьеру спектакля, надо же благодарить хороших массажистов. Осмелилась позвонить ему домой.
        - Он уехал на дачу. Позвоните, пожалуйста, после десяти вечера. Раньше не следует, - строго сказала мама.
        Спектакль сегодня. После десяти звонить бессмысленно. А жаль.
        На следующий день я попала на массаж к нему.
        - Вчера вы мне звонили? - неуверенно спросил он.
        Я, я, я! Кто же еще?!
        В этот вечер я была у него последней клиенткой. Мы пошли в метро вместе.
        - Вы мне почему-то напоминаете булгаковскую Маргариту.
        - Прекрасно. У меня и Мастер есть. Мой муж. Сейчас он в больнице. Угораздило выйти замуж.
        - А я не женат.
        - И не надо жениться. Иначе научитесь ненавидеть. Это не будет сочетаться с вашим добрым лицом.
        Завтра мы снова вышли вместе после массажа. Он достал букет сирени из дипломата.
        - Это вам, - протянул он мне слегка помятый букет, посмотрел на него, отметил взглядом, что цветы помятые, смутился и покраснел.
        Прелесть! Эта залившая лицо краска и широкие плечи... Как же мне хочется его расцеловать! И я сделала это.
        А потом мы напропалую каждый вечер целовались в Филевском парке, на берегу, я приходила домой ночью. Как по расписанию, вечерами шли дожди, даже ливни. Дождевой ливень и ливень поцелуев. Целоваться под ливнем стало самым счастливым в моей жизни занятием.
        Придя домой, я заметила, что потеряла сережку. Сережки дарил мне Адриан на Новый год, в тот год Змеи, когда я к нему окончательно переехала. Они были неким символом нашего брака. Стала вспоминать, где я могла обронить сережку. Утром, чуть свет, отправилась к лавочке, где мы с Сашей весь вечер целовались. Всю ночь хлестал дождь. Я загадала: если найду сережку, то ничего в моей жизни не изменится и с Сашенькой нет ничего серьезного, так, легкое увлечение, пройдет.
        Я едва разглядела втоптанную в грязь сережку. Змея, как всегда, бесконечно кусала себя за хвост. Нужно успокоиться и не кружить себе голову. Но не я кружила себе голову в этот раз.
        Обыкновенно так происходило, когда мой идеальный образ совершенно не соответствовал образу, который имел место быть. В этот раз мне вскружил голову Саша. Реальный. Живой. Настоящий. И сильно.
        Настолько, что я бросила все и уехала с ним на юг.
        Адриан вдруг прекратил запои. То ли его отрезвило мое неучастие в его потустороннем существовании? Он ушел в работу. Молодец. Только вот чувств моих к нему уже не вернешь.
        Я приехала с юга в полной уверенности, что он валяется пьяный и кошки голодные. Нет, на столе розы, моя холодная телеграмма, о том, что я еду, и его записка, как он меня любит и что мне поесть, пока он в редакции. Трезвый и ласковый Адриан, каким он был давно-давно. Эх, поздно, батенька, слишком поздно.

***
        Листья на деревьях рыжели, превращаясь во множество Наташиных знамен. Пришла осень.
        - Нам не нужно больше встречаться, - сказал Саша.
        Этого я и ожидала. Сашины родители узнали об отношениях их сына с замужней женщиной. Что ж, родители есть родители... Тем лучше, успокоюсь.
        Отвлекусь, чтобы потом успокоиться. Назначила свидание первому встречному, клюнувшему на улице на мои подрумяненные на юге ножки. Как всегда опоздала. В этот раз на полчаса.
        - Еще бы минуту - и я бы ушел.
        На этом месте "голубые" собираются. Ко мне подходили, интересовались.
        Другого-то места встречи вы не могли придумать? Посмеяться решили?
        Да нет, я и не думала смеяться.
        Больше не буду. Адриан снова запил. Снова появились глюки. Еще более страшные, чем прежде.
        - Нам надо встретиться, Саша. Я больше не могу. Не хочу никого видеть, кроме тебя. И все тут.
        Встретились рыжим утром... И больше не расставались.
        Где искать СЕРЕЖКУ?
        Адриан находился в любимом месте отдыха трудящихся, у Ганнушкина. Через два месяца он попросил меня:
        - Напиши заявление, чтобы меня выписали. Я больше не могу среди дураков находиться. Обещаю тебе, что закодируюсь, пить больше не буду и тебя мучить.
        Видно, придется свой крест нести до конца. В назначенный день и час я приехала за ним в Белые Столбы, где был филиал Ганнушкина.
        - А его забрали! - удивилась медсестра.
        - Когда?! Кто?!
        - Вчера. За ним приезжала его сестра.
        Да, но его нет дома! Звоню сестре, - она даже не слышала, что Адриана выписывают. Побежала в милицию. Там мне ответили, что если через три дня не появится, - только тогда примем от вас заявление и начнем розыск.
        Через три дня он появился.
        Пришел забрать вещи. Он, видите ли, нашел другую женщину. Другая была его давнишней поклонницей. Очень давно он работал в журнале "Наука и религия", куда пришло письмо от женщины, в котором содержалась просьба помочь ей, мол, ее лишают материнства за религиозные воззрения. Сначала Адриан как журналист свободомыслящий принялся ее защищать, но потом ему стало ясно, что женщина эта душевно больная и воспитывать трех своих детей не в состоянии. Однако женщина уже уверовала в Адриана, как в господа Бога, и стала закидывать его письмами с признанием в любви, некоторые письма даже молитвы в стихах напоминали, посвященные Адриану. Почему-то в этих молитвах она обращалась к нему еще и как к императору, просилась слетать вместе с ним на ракете на его виллу в окрестностях Рима, вероятно, спутав в одном флаконе сразу двух тезок Адриана:
        римского императора, жившего во втором веке и космонавта Андрияна Николаева.
        Иногда в конверты с письмами вкладывались какие-то медальончики, крестики и маленькие дорожные иконки. Обнаруживали мы в почтовом ящике и книжки то православного, то сатанинского содержания - все смешалось в мозгу бедной женщины. Потом Альбина вовсе стала преследовать Адриана, чтобы любыми путями приблизиться к своему Богу. Она забиралась на чердак соседнего дома и днями просиживала там, наблюдая за Богом в бинокль.
        Адриан был не в силах прекратить это недоразумение и порой гневался не как подобает Богу, а как это делают самые рядовые мученики. Тогда Альбиночка, так звали поклонницу, устраивалась куда-нибудь сторожем, добывала ружье и приходила к нам, чтобы уничтожить Адриана, который не отвечает на ее возвышенные чувства, а заодно и меня, укравшую у нее ее Бога. Потом Альбиночку вычисляли, ружье отбирали и с работы увольняли.
        Пока Адриан находился в относительной норме, ухаживания безумной женщины отвергал. Но пришло время и справедливость поговорки "Не плюй в колодец, - пить придется" подтвердилась в форме печальной и безобразной. "Колодец" его уже давно поджидал. В него-то Адриан и бухнулся прямо из больницы.

***
        Адриан жил у Альбиночки. Иногда являлся вместе с ней к нам домой.
        Альбиночку я все-таки потихоньку выставила. Еще не хватало филиал Ганнушкина на дому устраивать! Адриан приходил жить домой, когда у него заканчивались деньги.
        Мне было его жаль, и я его кормила. В один из таких периодов я познакомила его с Сашей.
        - Это тот человек, который тебе в жизни нужен. И он тебя достоин, сказал однажды Адриан, собираясь к Альбиночке.
        Ко дню моего рождения Адриан вернулся. Решил отойти от Альбиночки и от запоя. Пришлось нам с Сашей встретиться на нейтральной территории. Мы бродили по Москве и целовались, как всегда, на лавочках. Дул сильный ветер и было холодно.
        Вернувшись домой, я обнаружила, что в очередной раз потеряла сережку. Саша мне их подарил только что, сегодня был день моего рождения. Как обидно! И, должно быть, плохая примета.
        Когда-то мне бабушка Тала рассказала страшную историю. Муж ее, мой дед, был Евгений. Но собиралась она замуж совсем за другого молодого человека, Петра. Погадала по руке ей старая цыганка, сказала, что не судьба ей за Петра замуж идти. Но они уже были помолвлены, Петр ей кольцо в честь помолвки подарил. Нечаянно кольцо соскользнуло с пальца и упало в колодец. Через некоторое время погиб Петр, что случилось с ним, - я не запомнила, маленькая была. Прошло время, острота горя исчезла. Тогда, в конце девятнадцатого века, не принято было одиночкой оставаться, вышла Наталья замуж за Евгения.
        Испугалась я: вдруг Сашу потеряю? Может, не таким трагичным образом, но все равно. Страх потери у меня давний и прочный. Слишком часто в жизни теряла близких мне людей: мама умерла, отец уехал, мужчины, которые нравились мне, оказывались либо женатыми, либо исчезали, либо и то, и другое вместе. Были у меня сильные, красивые, нерастраченные чувства, вот и пыталась я свою душевную энергию обрушить на Достойного и Единственного, а их в природе не было, поэтому я рисовала виртуальные образы на основе реальных привидений. Источала свои чувства на них, а они, как вампиры, обожрутся чужими чувствами, больше выпить уже не в состоянии, слишком много - тогда исчезают либо до следующего раза, либо насовсем. Адриана я и любила сильно, и ненавидела сильно. А потом и вовсе потеряла. Значит, не был он моей половиной, раз это боль доставляло, стало быть, целого не получилось. Была только боль.
        Сначала - боль потери. А теперь - потеря боли. Отболело. Сколько можно?
        А Саша другой. Нет, я не переживу его потери.
        Попробую найти сережку. Хотя, что толку: Адрианом дареную сережку отыскала, а вон как вышло. Попытаюсь.
        Холодно. Пошел дождь со снегом. Ветер прямо ледяной срывает последние листья.
        Ничего под ними не видно. На улице мне встретился молодой мужчина со стонущими глазами.
        - Девушка, что вы делаете в такую погоду?
        Он оказался художником и эксгибиционистом, и в такую шальную погоду искал приюта своим разыгравшимся чувствам. - Не ищите сережку. Хотите, я вам цепочку подарю вместо нее серебряную? С крестом.
        - Не нужен мне чужой крест. Свой тяжело нести, - вздохнула я и прибавила шагу.
        Мимо шла какая-то пара. Парнишка был пьян в дугу.
        - Ой, какая! - схватился он за мою руку.
        Я пошла еще быстрее, побежала.
        Он за мной. Бросил свою унисексовую подружку - и бегом. Подружка как шла, так и продолжала идти, как ни в чем не бывало, наверное, она от ветра превратилась в ветряную мельницу, вот и совершает однообразные механические движения, а кляча рыцаря Печального Образа с пути сбилась. Я рванула, что было сил, быстро набрала подъездный код, захлопнула дверь и вбежала в лифт. Нет, на сегодня приключений хватит. Вроде бы не Вальпургиева нынче ночь и не месяц май, а Покров Пресвятой Богородицы по-старому, первое число октября. Придется перенести свое рождение на сиреньсень.
        В подсознании страха все же не было. Печальный опыт, хоть и бабушкин, все-таки был чужим опытом. Предыдущие случаи тоже ни о чем мне не говорили. Лучший советчик - собственное сердце. Не верю в потерю - и все тут! Любопытства ради открыла какой-то не то предсказатель, не то сонник, а там написано, что потерять сережку - к замужеству, как бы обретаешь вместо вещи человека, находишь себе не символическую, а реальную пару. Это похоже на правду. Кольцо, оно без пары, а сережка - другое. Я чувствую, что не потеряю Сашу. Тьфу, тьфу, тьфу.
        Посланники чертовой бабушки
        - Хоть бы ты башку где-нибудь себе разбил! - проклинала я снова запившего Адриана, стуча об пол фигуркой, изображением его головы.
        Эту фигурку вырезал из корня художник Эжен Кислозвездов, по проекту которого был выполнен сад корней в Усть-Каменогорском музее.
        Однажды Кислозвездов открыл для себя озеро в Казахстане. Называлось оно Шибындыкуль. Он предполагал, что из этого озера поил своего коня князь Ярослав, отец Александра Невского, который задолго до Ермака проходил здесь в Каракорум как подъясачный князь, на поклон к хану.
        - Другой дороги просто не было, ходили только Иртышом да Зайсанским проходом, по этой великой тропе народов, по узкой воронке, через которые двигались обратно, в просторы степей и дальше, в Европу, лавины гуннов и полчища монголов, - убеждал всех Кислозвездов.
        Когда-то воды в озере поубавилось, и на освободившемся месте выросла березовая рощица. Позже уровень озера снова поднялся и юные березки, не вынесшие затопления, погибли. От рощицы остались лишь пеньки с подмытыми корнями, из которых Кислозвездов вырезал целых сорок чертей, которые и теперь составляют коллекцию музейного сада. В этой галерее чертей живет "Водолей", толстый "Жора", унылый "Скучный правый", угрюмится красавец "Альфонс", пара бесов-близняшек закатились в дурацком смехе.
        - Имена чертей возникали сразу, по какому-то непонятному наитию, то ли созвучно увиденному, то ли по тайному, неосознанному сходству с некоторыми знакомыми, - сознался Кислозвездов.
        По этому-то "тайному наитию", Кислозвездов увидел в одном из шибындыкульских чертей и Адриана, остальное было делом его техники и мастерства. Адрианова голова, сделанная Кислозвездовым, была чертовски похожа на родную голову Адриана. Именно чертовски: губы имели Адрианово очертание, но были сложены в демоническую улыбку, роковые, а вовсе не детские Адриановы глаза были близко расположены к носу с могучими ноздрями, который гротесково выпирал вместе с развевающейся во все стороны шевелюрой, похожей на множество рогов.
        - Что это ты, злодейка, наколдовала сегодня? - спросил меня с порога Саша.
        - Почему ты решил, что я сегодня колдовала?
        - Потому что я спрятался под навесом от дождя, когда шел к тебе, а потом, когда дождь прекратился, выпрямился и стукнулся об навес. Потрогай, чувствуешь, какую шишку набил? Чуть себе череп не раскроил, даже кровь текла.
        - Не виноватая я, я Адриана проклинала, он снова запил!
        Адрианова голова из корня оказалась куда крепче Сашиной головы. Теперь казалось, что она ухмылялась еще более дерзко и ядовито.

***
        Запой Адриана закончился вместе с его пенсионным жалованием. Он вернулся домой. У него была абстиненция, которая обычно сопровождается депрессией и агрессией.
        Наша Диогенова бочка, где я работала, распалась. Я оказалась на улице. Правда, проведя ни одну ночь у дверей биржи труда, у которой толпились люди, попавшие в такую же ситуацию, мне все-таки удалось получить статус безработного. От жизни такой надо было куда-нибудь уходить. Ничего лучшего я не нашла, как поступить в очередной вуз.
        У меня просыпались задатки вечного студента. На этот раз я стала учиться на психологическом факультете университета.
        Я уже давно проводила психотерапевтические сеансы и психологические консультации. У меня даже выделилась любимая область, которую я назвала имятерапией. По-прежнему занималась ведьмовством, ведь это та же психотерапия, только театрализованная и более естественная для русского человека. Пописывала статейки в газеты, журналы. Одно частное издательство заказало мне два отрывных календаря: "Что в имени тебе моем?" и "Эротический", который я шутливо называла "Что в вымени тебе моем?".
        Однажды я писала всю ночь. Утром Адриан проснулся и спросил:
        - Ты не знаешь, какое сегодня число?
        - Нет, не знаю.
        - Да, писатели календарей обычно не знают, какое на дворе число, горько пошутил он.
        Я солгала. Я точно знала, какое сегодня число, и боялась этого числа: день смерти Адрианова сына. Адриан едва ли не сегодня получит пенсию и наверняка запьет. Тем более что по неведомым причинам три дня назад упала фигурка-голова из корня и отлетела от основания, на котором она была закреплена. Поломалась и шея. Дурной знак. В прошлый раз, когда я лупила этой фигуркой по полу, - ей было хоть бы что. А сегодня все произошло самопроизвольно.
        Адриан поднялся, закрыл от меня дверь, и я поняла, что он звонит Альбиночке.
        - Нет, никаких завтра. Я сегодня приду. Я все сказал. Через час буду. Жди.
        Он ушел. Его не было весь день.
        Не пришел он и вечером. Близилась полночь, ни Германна, ни Адриана. Я уже легла спать, когда раздался телефонный звонок. Звонила Альбиночка:
        - Наташа, мне кажется, что Адриан не дышит.
        Подобные вещи уже случались не раз, поэтому я отругала Альбиночку за поздний звонок и повесила трубку. Однако на душе было неспокойно. Сердце часто билось. Я набрала ее номер:
        - Ну как?
        - Мне кажется, он уже остывает.
        - Что?! Немедленно вызывай "Скорую"!
        Напряженно сижу у телефона, держу трубку. Слышу, "скорая" приехала.
        - Труповозку нужно вызывать. И милицию. Ведь вы говорите, он не здесь прописан? Сейчас я напишу заключение.
        Назовите фамилию умершего!
        - Не помню, - ответила Альбиночка.
        Странно! У нее какая-то своя игра. Только что она произносила его имя! Врач, видимо, понял, что Альбиночка с патологической психикой и не стал ее больше расспрашивать. В самом деле: что с нее взять? Хорошо, что я все слышу, хоть буду знать, куда увезут тело.
        Далеко не "все врут календари".

***
        Тело Адриана увезли в судебный морг. Там я его и отыскала. Врач сделал заключение, что он умер от алкогольной передозировки. Однако заключение делали очень долго, были какие-то сомнения. Из судебного морга выносить гроб с телом Адриана было некому. Из молодых мужчин нашелся только его племянник и Саша, они и выносили тело. Все пришедшие друзья и одноклассники Адриана уже были в том возрасте, когда боятся радикулита, сердечных приступов и высокого давления. Адриан выглядел гораздо моложе своих ровесников.
        - Такой был молодец, не болел никогда. В проруби купался. Кто бы мог подумать?..
        - Хорошие люди долго не живут, - переговаривались пришедшие, которые ничего об Адриановых запоях не знали.
        В морге оказался халтурный поп.
        Раньше так называли священников, которые ездили по окрестным деревням, где новорожденного окрестят, где покойника отпоют. За это им платили натурой:
        десятком яиц, пудом картошки, мучицей. Назывались эти подношения "халтурой", от латинского слова, означающего поминальный список, который священник читает, молясь за упокой.
        Адриан часто вспоминал случай, рассказанный его родителями, что когда его везли после крещения из церкви, он случайно вывалился из повозки. Заметили, что выронили "конвертик", когда проехали через всю улицу, вернулись, он даже не плакал. Итак, он был крещен, но при этом всегда подчеркивал, что ни в каких богов не верит, поэтому, когда предложили его отпеть, - я засомневалась, делать ли это. Но халтурный поп был ярко рыжего цвета, - это разрешило мои сомнения.
        Альбиночка знала все молитвы и громко подпевала батюшке. Потом она вовсе упала на колени и стала стучать лбом и своим пергидролиевым перманентом об пол, следуя известной пословице. Огненно рыжий поп и согнутая дугой Эйфелева башня с белой мочалкой на конце...
        Мистическая картина.
        - Это кто? - забеспокоились знакомые Адриана.
        - Так, одна не совсем здоровая читательница журнала, где Адриан работал.
        Точнее - почитательница.
        Хотелось проститься с Адрианом спокойно, без лишней суеты и шума.
        Медленно опускался гроб в гиену огненную. Странно, мне все было видно сквозь крышку гроба. Одна рука Адриана лежала вытянутой вдоль тела, другая на груди сжимала букетик незабудок, которые я ему положила перед расставанием. Неужели это рыжий поп в последний момент так сложил его руки? Не надеялся, видно, на христианского бога, рыжий черт! Ну да ладно, так даже лучше, к нашему русскому естеству ближе. Рука, лежащая вдоль тела пошевелила пальцами, как будто сделала прощальный знак. Верно, от стресса мне это все привиделось. Еще мгновение - и от Адриана останется лишь горстка пепла, не больше. Прощай, Адриан.
        Битва двух ведьм
        Случилась отчаянная пустота.
        Саша не оставлял меня. Но и депрессия, это пронзительное Ничто, не оставляла.
        Должно пройти время. Многое должно было бы улечься в моей душе, многое должно было быть прояснено, осмысленно.
        На девять дней явилась младшая дочка Адриана Настя. В ярком оранжевом платье.
        - Ты не чувствуешь, что я в этом доме хозяйка?
        - Послушай, а не пошла бы ты?
        - В этом доме жил мой отец.
        - Ах, ты вспомнила, что у тебя был отец?!
        - И дед мой тут жил.
        - Лапонька, а ты хотя бы семейный дневник своего деда читала, ты его хотя бы краем глаза видела, этот дневник? Что-нибудь знаешь, кто был твой прадед? Ах, тебе это неинтересно, понимаю...
        Адриан показывал мне совершенно уникальную вещь: дневник семейства Соловьевых, своих предшественников. В XIX веке такие дневники были явлением обычным. Куда делся этот дневник, - ума не приложу. У него иногда случались благие порывы к работе, и он хотел описать жизнь своих предков. Руки не дошли.
        Жаль, это безумно интересно.
        Наша встреча с дочерью закончилась тем, что мне пришлось выдворить ее. Настя продолжала грязный скандал:
        - Я тебя боюсь, ты ведьма. Но и я у Лилианы училась. Будет страшная битва двух ведьм.
        Я помахала на нее дорогомиловским гребнем, - она приумолкла, засобиралась и ушла.

***
        - Когда я умру, прах мой разметай вот под этой березкой, - наказывал мне Адриан.
        - Как прах Николая Рериха над Гималаями?
        - Я серьезно. Обещаешь?
        Я обещала. Это было как раз рядом с местом, где я приземлилась в Домодедово, о котором мне писал в Усть-Каменогорск Адриан, ожидая моего прилета в Москву. Огромная поляна, сплошь усыпанная трогательными цветочками, почти со всех сторон окруженная лесом. За поляной храм, бывший женский монастырь.
        Заброшенный. Красота, какая бывает только на Земле. На другой стороне поляны, как раз напротив храма, - та самая березка. Всякий раз мы останавливались у березки, когда шли за грибами.
        - Устроим "японскую пятиминутку"? - так называл это любование Адриан.
        "Японская пятиминутка", однако, у меня слабо ассоциировалась с вечностью, когда настал момент захоронения Адрианова праха. Все наши знакомые приводили примеры тех случаев, когда прах рассеивали, и души умерших продолжали метаться, успокоения не было.
        В "Хранителе древностей" Юрия Домбровского вдова, прозектор медицинского института, которая была любовницей ссыльного доктора Бидермана, сожгла его тело в своей прозекторской, когда ее любовник умер от пневмонии. Ей было нужно, чтобы кто-нибудь сделал бюст Бидермана из его пепла, который она носила с собой повсюду в большой банке.
        Когда, наконец, она находит химика, согласного ей помочь, в дом вдовы являются сотрудники НКВД и арестовывают Бидермана в его банке.
        Если обратиться к судьбе христианских мучеников Адриану и Наталии, то было вот что. Адриана казнили страшно: сначала отсекли руки, отбили наковальней ноги, а потом отрубили голову. Наталия навещала мужа в тюрьме, переодетая в мужскую одежду.
        Присутствовала она и на казни. А после унесла с собой в качестве реликвии руку Адриана.
        Чтобы с прахом Адриана никакого курьеза не случилось, я его захоронила на Новодевичьем кладбище на сороковой день после кончины. Вместо трехлитровой банки с прахом и руки у меня осталась фигурка из корня.
        - Не делайте мне больше "прироста", - ошарашил меня позвонивший господин по фамилии Крестовоздвиженскер.
        Он пишет что-то вроде справочника о Новодевичьем кладбище-музее, описывает, кто похоронен там, когда и почему.
        - Не добавляйте мне работы.
        Обещаете?
        Я снова обещала.

***
        Кабинет стоматолога. Я в стоматологическом кресле. Изо рта течет кровь. Нет переднего зуба. Оттуда кровь и сочится. Врач осмотрел меня и сделал заключение:
        - Кровотечение оттого, что в десне остался зубной осколок. Давайте я удалю вам его, и все пройдет.
        Я включила во сне свое "контролирующее устройство": ведь выпадение зуба - к смерти близкого! Я не пользуюсь очками Лабержа. В моем, каретном, мире это ни к чему. Эти очки надевают те, кто не может вовремя проснуться и почувствовать, что ему снится сон. В основном это толстокожие "автомобилисты". В затемненные стекла очков вмонтирован датчик. Он реагирует на ускоренное движение глаз во время фазы глубокого сна. Когда появляются сны - срабатывает многопрограммная система, которая будит человека. Предполагается, что после этого он уже не забудет сон и не спутает сон с явью. После этого можно разгрузить свое подсознание, используя психологические приемы. У "природных" Наташ с этим все в ажуре без очков.
        Проснулась я с дикой болью в том месте, где действительно сто лет назад удалили зуб мудрости. Сонник бы мне выдал однозначную информацию: либо умрет умирающий, либо умрет кто-то из родственников близкого мне уже умершего человека. Не буду даже открывать его.
        Просто во сне мы перерабатываем информацию, поступающую нам не только из внешнего мира, но и сигналы от наших органов. Мозг эту информацию и преподносит нам в виде образов сновидений. По снам даже болезнь можно предсказать, когда в дневной жизни еще никаких симптомов нет: желтуху примерно за неделю, хронический гастрит - за месяц, туберкулез легких - за месяц-два, гипертонию - за два-три месяца, а опухоли - иногда за год. Мой сон может значить, что у меня скоро заболит зуб, например, и стоит заранее записаться к врачу.

***
        Снилась дочь Адриана Настя.
        Волосы ее были распущены и почему-то рыжего цвета, хотя она была брюнеткой.
        Выглядела она удивительно привлекательной.

***
        Много грязных бедных детей привел в наш дом Максим, жених Насти. Они всюду лазают по шкафам. Впечатление такое, что они останутся жить у нас, что это навсегда. Сам Максим уехал. Мне все это снится. Страшные нынче у меня сны. Как бы не смеялись над первым сном Веры Павловны, третьим сном Веры Павловны, а сны зря не приходят. Только к чему они?
        Проснулась. Чувствую безысходность, усталость, легкое возмущение от увиденного.
        Вскоре после скандала дочь Адриана уехала с Максимом отдыхать в молодежный лагерь. В Париж. Они шли с группой по обочине дороги. Анастасия была одета в сабо на высоких каблуках. На спине несла рюкзак. Мимо ехала одна-единственная машина. Настя случайно подвернула ногу и пошатнулась. Непостижимым образом лямка рюкзака зацепилась за зеркало машины, Настю подбросило. И насмерть. Урну из Парижа привезли. Я добилась разрешения похоронить Настю вместе с отцом на Новодевичьем кладбище.
        Сделала "прирост" и "добавила работы" уважаемому господину Крестовоздвижескеру, ничего не поделаешь.
        Когда урну закопали, Максим раскрыл медальон и произнес:
        - Вот все, что у меня осталось от Насти.
        Там лежал рыжий локон. "Должно быть, она ходила крашеной последнее время, - подумала я. - А рыжая черную побивает..."
        Поединок ведьм закончен. Или только теперь и начинается?
        Знаки судьбы
        Степь. Сухая и голая. Стоит одинокая юрта. В ней живет мать Адриана (теперь покойная). Рядом с юртой я и Адриан. Мы занимаемся любовью. Я чувствую это физически. Его мать выходит из юрты. Она все видит. Я смущаюсь. Мы чем-то прикрываемся с боку, продолжая свое занятие.
        Воет собака. Вой раздается по степи. Я спрашиваю мать Адриана:
        - Чья это собака? Почему она воет?
        - Недавно тут умер мой сосед, после чего собака все воет и воет, отвечает мне она.
        Ветер колышет сухую степную траву, несет по степи шарики перекати-поля.
        Просыпаюсь с ощущением страха смерти. Он меня не оставляет. Нет, надо немедленно поработать со своими кошмарами. Я просто устала от трагедий. Надо позвонить Дорогомилову, попросить, чтобы сделал мне новый гребень или старый зарядил снова. Может, я просто доколдовалась?
        Надо сделать генеральную уборку в доме, разложить все по полочкам тогда и душа успокоится. Я включила диск "Лучшие вальсы" и принялась выкидывать ненужные бумаги, переставлять вещи, вытирать пыль. Терпеть не могу заниматься уборкой, но в этот раз даже испытываю кайф, наконец-то, избавлюсь от лишнего хлама, до которого никак не доходили руки, будет легко дышать.
        Стала протирать Адрианову голову из корня. Мастер Кислозвездов переехал в Россию. Кроме того, что он был замечательным художником, он еще писал стихи и прозу. Талантливый человек.
        Написал исторический роман, главным героем которого был казахский поэт Абай Кунанбаев. Для казахов обычным явлением было и остается покуривать "травку".
        Коноплю и теперь рвут в казахских степях и контрабандой переправляют за границу. Эжен Кислозвездов написал, что, покуривая "травку", Абай возбуждал у себя поэтическое вдохновение. Ничего плохого не написал. Однако националистически настроенные литераторы стали его буквально со свету сживать.
        Пришлось Эжену, как не жаль, покинуть Казахстан, где он родился и вырос.
        Фигурка была почему-то слегка влажная, как будто ее Эжен только что из озера вынул. На ней даже пыли не было.
        Особенно влажными были глаза, как будто они плакали. Я и сама чуть не заплакала.
        Моя святая тезка Наталия сохранила руку мужа до конца дней своих, а прожила она весьма долгую жизнь. В молитвах и одиночестве. Я далека от святой мученицы. Мне не хочется молитвам в одиночестве годы посвящать, я земная, у меня есть Саша.

***
        После уборки дышать стало, в самом деле, легче. Легче стало и на сердце. Я почувствовала уютное желание заснуть. В чистом жилище, в кои-то веки.
        ...Адриан протягивает мне свою кружку с холодной родниковой водой. Я отталкиваю ее, и ныряю в море. Кажется, нахлебалась воды вместе с песком. Полный рот песка. Противно. Не только полный рот, но и полное горло, пищевод, легкие... Так много песка, что даже выплюнуть его не могу. Просыпаюсь. Дико першит в горле. Аллергия после вчерашней уборки.
        Надо погрузиться в работу. Теперь у меня чистота и покой. Хватит мучиться депрессией.
        Школа для паранормальных детей
        С некоторых пор я работаю психологом в школе для паранормальных детей. Паранормальные дети, в отличие от обыкновенных, не обходят стороной психолога, если у них есть проблемы. Многие из них интересуются психологическими вопросами. Моя имятерапия им в самый раз.
        Сегодня ко мне придет шестилетний Илья. Он левша, но зачем-то хочет научиться писать правой рукой. Я не стала разубеждать ни самого мальчика, ни его мать, только спросила, для чего ему это нужно.
        - Чтобы быть как все. А то заметят, что я пишу левой рукой, - смеяться будут, - рассуждал мальчик.
        - Почему ты решил, что будут смеяться? И зачем тебе быть как все?
        Мальчик потупил глаза, задумался. В разговор вступила мама:
        - Мы его хотим в школу для нормальных детей перевести, иначе в дальнейшем трудно в жизни придется, ведь паронормальных людей мало. А он у нас такой, что все близко к сердцу принимает.
        Летом мы отдыхали на юге, там он познакомился с мальчиком. Тот ему что-то сказал грубое, ну чепуху, мелочь какую-то. Не помнишь, что тебе твой друг сказал? - повернулась она к сыну. - Ну, неважно! Так Илья до сих пор забыть не может.
        - Павлик сказал, что у меня имя смешное. С таким именем даже в армию, и то не возьмут.
        Мальчик чуть не заплакал. Мама и не заметила, что не чепуха это. Имя! Свое имя каждый человек ассоциирует со своим "Я-образом", со своим "Я". А тут человека раздирают противоречия: с одной стороны, надо быть как все, у кого "толчковая левая", чтобы не смеялись, а с другой, становится страшно, если тебя с другим спутают.
        Я заметила, что имя Илья не нравится многим его носителям. Один уже взрослый парень мне говорил, что ассоциирует свое имя с Обломовым Ильею Ильичем. И вообще, дескать, Илья - имя скорее нежное, чем мужественное:
        - Ну, пусть не Александром, хотя бы каким-нибудь Максимом назвали бы, что ли!.. Все тверже звучит!..
        Возможно, подобное восприятие имени Илья связано с тем, что по звучанию оно, в самом деле, напоминает Инь, восточное именование женского начала.
        Обозначение мужского начала Ян, более твердое по звучанию и созвучно русскому корню "яр", связанного со словами "ярый", "яркий", "солнечный". Он лег в основу "мужественных" имен, восходящих к славянскому Яриле: Ярополк, Ярослав, Яромир. А сам Ярило - божество, прямым образом связанное с мужским плодородием. В мозгу русского человека эти солнечные архетипы, ассоциированные с мужским началом, заложены с молоком матери.
        Может быть, разгадка такого восприятия имени Илья связано и с особенностями грамматики русского языка. Мы привыкли, что преобладающее число мужских имен оканчивается на согласный, а женских - на -а, -я. Лишь около сорока мужских календарных имен оканчиваются на гласные: Фома, Никита, Илья. Если такое имя было хорошо известно, оно воспринималось как мужское, однако случались курьезы. Так трех скифских юношей Инну, Римму и Пинну буквально "кастрировали", когда они вошли в русские святцы, и нам эти имена известны уже как женские.
        Предполагают, что и всем известное имя Татьяна в русском языке женское, потому что сразу не сообразили, что это всего лишь родительный падеж мужского ассирийского имени Татион, или Татиан. Впрочем, может, оно и к лучшему: а то не было бы Татьяниного дня, дня всех студентов, не было бы пушкинской Татьяны и письма ее к Онегину. Унисекс у нас в моду вошел еще тогда!
        Маленькому Илье я прочитала на следующих встречах русские былины об Илье Муромце, рассказала об Илье Пророке с его огненной колесницей, стала работать только с его именем. Через несколько дней желание "быть как все"
        оставило мальчика. Возможно, волшебство так быстро произошло потому, что в его имени был спасительный мягкий знак, который, казалось бы, смягчал, уничтожая мужественность, но это лишь казалось. Мальчишка больше не хотел переходить в обычную школу.
        Тунгусский гребень от черного колдуна
        Перед Новым годом Дорогомилов подарил мне новый гребень. Туда он вставил особый камень, о котором сначала что-то умалчивал. Наконец мне кое-как удалось выпытать его сокровенную тайну.
        Отец Дорогомилова жил в Иркутске и работал в обсерватории, когда на нашу голову свалился Тунгусский метеорит.
        Они зарегистрировали барометрическую и сейсмическую волны и возмущение магнитного поля Земли, сходное с наблюдавшимися впоследствии при атмосферных испытаниях ядерного оружия.
        Наши отечественные физики считали, что Тунгусский эффект был вызван аннигиляцией сравнительно небольшого куска антивещества, прилетавшего из космического пространства. При таком предположении все особенности Тунгусского взрыва, такие, как взрыв на высоте, отсутствие осколков, сильное излучение, магнитные возмущения, слабая баллистическая волна, специфическая траектория движения метеорита - получали естественное объяснение.
        Через полвека после падения метеорита американцы срубили трехсотлетнюю ель. Из древесины годичных слоев этой ели был выделен углерод. Его проанализировали на содержание изотопа C-14.
        Гипотеза подтвердилась, но наукой принята не была: настолько казалась невероятной.
        Тогда еще совсем молодой Дорогомилов случайно принял участие в этом эксперименте. Он помогал брать пробы ели. Из кусочка ее древесины он сделал гребень, обработав дерево каким-то волшебным способом.
        В конце девяностых годов двадцатого века неожиданно обнаружились осколки метеорита. Загадки не кончались. Началась "метеоритная лихорадка", многие столичные жители отправились к Байкалу перерывать тайгу в поисках метеоритных осколков. Даже по радио стали объявлять, что делать это запрещено. Граждане, не сдавшие ценности государству, должны были нести судебную ответственность.
        Дорогомилову удалось за сумасшедшие деньги нелегальным путем приобрести крохотный кусочек метеорита.
        Этот кусочек он и вставил в подаренный мне еловый гребень. Вот почему этот факт Дорогомилов тщательно скрывал.
        - Но ведь этот гребень радиоактивный! - удивилась я его сомнительному подарку.
        - Я заговорил его на твое имя особым способом. Радиоактивность не будет для тебя вредна, зато тебе многое откроется. Придет время, и этот гребень тебя спасет.
        - А на какое имя заговор: на Наталью или Аурику?
        - Сама разберешься. Рыжая ведьма все-таки. Надеюсь, не забыла "правила пользования"? Проводить гребнем нужно только вдоль силовых линий тела.
        - Помню. "Спасибо" в таких случаях не говорят,- я оставалась суеверной, суеверия отвергая, уж таковы особенности носителя имени с языческим мягким знаком.
        На ручке гребня рядом с тунгусским камнем я разглядела еле заметное изображение мягкого знака.
        "Мужик рогатый, ударь по жопе рукой мохнатой!"
        Я еду в поезде с компанией, которая куда-то исчезает. Остаюсь одна с незнакомым парнем и его бульдогом.
        Бульдог хороший, теплый, хочется его поцеловать.
        Нечаянно я проливаю воду на собачьи носки, которые сушатся на перекладине. Испытываю чувство растерянности:
        как же собака пойдет по грязной и холодной улице босиком? Как только мы выйдем из поезда, я сразу зайду в магазин и куплю собаке носки, а пока я взяла пса на руки. Он теплый и тяжелый.
        Рассказала свой сон детям во время психотренинга. Они связали видение с моей работой.
        - Психологи о людях заботятся, - пояснили они.
        К чему был сон? Не к близкому ли человеку?

***
        Я собираюсь на новогодний вечер к Саше. Выхожу из душа чистая, порозовевшая. Подхожу к зеркалу, рассматриваю себя. Ба! На моем животе какое-то темно-коричневое пятно, оно не оттирается.
        Уже опаздываю, надеваю нарядное платье:
        под платьем не видно! Открываю входную дверь, настроилась бежать - на пороге мама. Я радуюсь ее чудесному появлению и хочу дотронуться. В ответ мама издает недовольный протяжный звук, похожий на мычание и отходит в дальний угол лестничного пролета. Я рвусь к ней и снова пытаюсь дотронуться. В ответ от мамы идет белый пар, столь ледяной, что я застываю на месте. Лицо ее постепенно делается каменным, а глаза мертвыми. Жуткий сон.

***
        - Мужик богатый, ударь по жопе рукой мохнатой, - заклинала я, выставив из двери бани свою обнаженную филейную часть.
        Гадала на Святки, в это время гадания самые правильные. В предновогоднюю ночь, когда рождается новое солнце, на землю с небес сходят духи предков, именно их называют "святками", эти-то духи как раз и способствуют успеху гадания.
        В ночь на старый Новый год я накрыла богатый стол. Пришел в гости Саша и мы с ним славно поужинали. От обилия новогоднего стола зависит благополучие семьи в течение года, у нас с Сашей хоть и не семья, но все-таки я постаралась, наготовила, как и полагается на Маланьину свадьбу. Именины Мелании Римской, а на Руси просто Маланьи, празднуются в канун старого Нового года, а день святого Василия Кесарийского отмечается 14 января, шутливая ночная свадьба этой Маланьи с Василием и есть символическая встреча старого года с новым. У Маланьи тоже мягкий знак в имени, похожий на мой. Ну-ка, Малаша, чего нагадаем?
        Саша уехал домой к родителям отмечать конец праздника, а я отправилась за город, где на сутки попросила у знакомых ключ от дачного дома, не дома, а настоящего сказочного терема с резными колоннами и балюстрадой, светлой мастерской и улыбающимся солнышком над входом. Все было сделано руками самого хозяина этих сказочных владений, художником Витей Серебряшечкиным.
        И мебель в доме Витиного изготовления: из массивных столов и стульев скалились морды зверей и человекоподобных чудищ. Дьяволы подмигивали со стен комода, русалки хихикали с боковин кроватей. Створки буфета расписаны сценками веселого застолья, на дверцах платяного шкафа изображена лихая пляска: голубое, синее, багровое, алое...
        Там была и шикарная баня, разрисованная разными чертями, бесами, сценками с летящей на метле Бабой Ягой.
        Кругом стояли причудливые кадки, ковшики, ведра и корытца. Для полноты картины или по какому-то тайному побуждению, я взяла с собой фигурку Адриановой головы, свою "реликвию". И пошла... в баню.
        Там и гадала. Заклинания мои посвящались культу скотьего славянского бога Волоса. Велесом его еще называли, откуда и название "Велесова книга". Волос как раз ведает благополучием, богатством и счастьем. Шерсть и волосы - его символы. Волосы на теле связаны с влиянием иррациональных сил и биологических инстинктов. А лапа мохнатая на Руси всегда была символом богатства. "У него где-то мохнатая лапа есть", - говорят о человеке, которого кто-то протежирует. Я повела вдоль силовых линий поля вокруг собственного тела и сказала заклинание про жопу. Надоело жить одной, жениха себе нагадаю, чтобы кошмары больше не снились.
        Лапой ни один шутник меня не ударил, и я решила повторить гадание. Для пущей важности гребнем обвела силуэт фигурки Адриановой головы. Все остальное было, как в сказке: "Бросил Иван гребень во чисто поле и вырос на том месте лес густой". У Адриана деревянные рога вдруг стали превращаться в густую шевелюру. Волосы на голове символизируют духовные силы... Может, мне все это снится?.. Я провела рукой по фигурке, нет сомнения: это волосы. Похоже, это не сон. Волосы стали седеть. Не потревожила ли я дух Адриана?
        - Ну, вот мы как будто и не расставались с тобой, Золотинушка-Серебринушка моя. Чего ночами-то не спишь, шалишь? Как поживаешь?
        - Адриан, уходи, - слабо выдавила я из себя слова.
        - Не ожидала меня увидеть?
        Понимаю, что ты бы предпочла сейчас находиться с живым Сашей, чем с мертвым Адрианом, и я ушел бы, если бы ты развеяла мой прах, как мы с тобой договаривались, а то нарушила обещание, детка.
        - Адриан, там теперь под березкой приемники глупые песни орут в духе самого минимального минимализма, шашлыки жарят. А храм отреставрировали и сделали действующий женский монастырь. Не хочу, чтобы ты с бабами рядом лежал.
        - Ты давно там была?
        - На Ивана Купалу. Зверобой для своих ритуалов собирала, злых духов отпугивать.
        - Теперь я не живой и не мертвый, раз ты меня на волюшке не разметала.
        - Я похоронила тебя рядом с твоим отцом. Чем ты недоволен?
        - С отцом-то ладно. Но там еще и мои дяди, братья отца, и не только... Один из дядюшек - известный писатель под псевдонимом Лука Миллениумов. Ты знаешь, он еще при жизни писал страшные вещи.
        В одном его произведении есть поп с "торжествующим пузом", заправский вампир, который живет на кладбище в склепе. Там, среди гробов, могильных надписей он пьянствует, прячет муку, шпроты, яблоки. А другой деревенский поп откармливает своих свиней трупами. Дядюшка смакует, когда описывает детский оскал черепа в гробу точно так же, как розовую задницу свиньи, пожирающей труп, обнимающихся мертвецов в саванах да в венчиках, да с белыми смертными соплями... А меня вот не отпугивает твой зверобой, значит, не такой уж я злой, как тебе последние годы казался.
        - Видимо, так и есть. Ты прости меня, Адрикотик, если я виновата.
        - Да уж простил давно. Я ведь любил тебя, Зяблинька.
        - Адик, как тебе сейчас там?
        - Лучше, чем в больничке. У нас тут теплая компания. Встретил своих бывших тезок: Римского Папу и Патриарха Всея Руси.
        - Почему "бывших"? Даже если они давно умерли, то все равно: "бывшие тезки" - это неправильно.
        - Я всегда говорил, что ты самый строгий редактор. Дело в том, что меня давно Адрианом не зовут.
        - А как же зовут?
        - Узнаешь со временем, детка, не спеши. Мое имя убито.
        - Как это понимать?
        - Сама догадайся. И меня не бутылка убила, как ты думаешь...
        Меня убили с помощью бутылки.
        - Это кто же? Альбиночка?
        - Нет.
        - Уж не за убийство ли на Николиной горе тебе отомстили, если ты тогда говорил правду?
        - В том числе и за это.
        - Признайся, не томи, кто тебя убил?
        - Можно сказать родственники.
        - Твоя Настя?
        - В том числе и она. Хотя и ее убили.
        - Кто? За что?
        - За все хорошее. И ты этому тоже способствовала.
        - Как тебя понимать, Адриан?..
        На том месте, где только что стоял Адриан, появился белый туман. Я протянула руку к туманному столбу и отдернула. Он был ледяной. А потом вовсе все исчезло.
        Что это было? Сон? Продолжение кошмаров? Да пошла я вся в баню!
        Имятерапия
        Мне звонила мать молодой женщины. Она решила, что у дочери порча: дочь замужем, но влюбилась в другого мужчину. Давным-давно я исцелила, сама того не подозревая, одну ее знакомую, которая страдала необъяснимой врачами болезнью сердца и принимала уколы в сердечную мышцу. После того, как я сняла ей порчу, - женщину болезнь беспокоить перестала, а потом она и совсем забыла, что болела. Я сказала, что чуда не обещаю, однако с дочерью обратившейся ко мне женщины встречусь, если та сама этого желает.
        Зовут ее Марина. Я предложила поработать с ней, не прибегая к ведьмовским штучкам, светскими, психологическими методами. Марина согласилась. Она работала менеджером на фирме, где и встретила мужчину, которого полюбила. Она замужем и мужа продолжает любить, но и другого мужчину оставить уже не может, не решается сделать выбор.
        Проблема выбора, проблема принятия решения упирается в работу над Я-образом. Значит, моя имятерапия снова подойдет.
        Я предложила изобразить клиентке образ своего имени. Она заявила, что имя Марина ей не нравится.
        - Но тогда представьте, что вы забыли свое имя. Как бы вы хотели, чтобы вас называли здесь и сейчас?
        - Оксана. Мне давно нравится это имя. Оно такое солнечное, легкое, с цветами, бабочками и подсолнухами. Самой хочется быть солнечной, легкой и жизнерадостной.
        Она взяла фломастеры и резво принялась изображать девчушку, сидящую в подсолнухах с венком из подсолнухов на голове. Ресницы девчушки были длинные и порхающие, отчего глаза ее напоминали легкокрылых бабочек, летающих над солнечным подсолнуховым полем.
        - Ну, а теперь давайте, все-таки, изобразим ваше реальное имя Марина. Почему оно вам не нравится?
        Марина изобразила море, но не бескрайнее, а с четко очерченными границами, скорее это был морской залив.
        Холодное. Берег печальный и одинокий.
        Женщине хочется легкости, света, тепла, хочется свободы.
        - Возьмите и размойте границы этого моря.
        - Можно?
        - А кто нам запретит? - повторила я афоризм профессора Кренделя.
        "Мышцы постепенно расслабляются.
        Ты - Марина, ты - море. Холодное море. Спустимся в твою морскую глубь, на дно.
        Попробуем передвигаться по поверхности твоего морского дна. Мы видим водоросли.
        Кто-то медленно проплыл, тенью мелькнул хвост этого существа. А там, оказывается, есть жизнь! Растения, рыбы, кто-то плавает, что-то шевелится...
        Значит, Марина - не такое уж холодное море. Солнечные лучи падают на поверхность моря с именем Марина, греют, освещают, делают морскую гладь сверкающей. Море прогревается, наливаются теплом ноги, руки... Ныряет дельфин, сверкая своей живой упругой спиной. Чайка летает над морем одна, две, много чаек! Это теплое, широкое и живое море! Марина, это море разливается, выходит из своих границ настолько, насколько хочется... Это я, теплое и солнечное море, это я, Марина. Я теплая и свободная. Я теплая, солнечная и свободная.
        Повторяем: "Я теплая и свободная!" Еще! Еще!
        Открыли глаза. Ты - Марина. Ты живая, ты теплая, ты свободная".
        Звучит как заклинание бабки Сонихи.
        Мы не однажды встречались с Мариной. О многом говорили, много работали с ее именем, анализировали ее отношения с матерью, с мужем. Она была слишком зависима и от матери, и от мужа, и от любовника, и от обстоятельств. Мы "проиграли" ее сновидения.
        - Раздели лист бумаги на две части вертикальной чертой. В первую колонку выпиши все качества своей натуры, которые тебе кажутся положительными. Прекрасно. Во второй колонке - собери отрицательные черты. Вот так. А теперь представь себе существо, которое состояло бы только из отрицательных свойств натуры, которые ты сама указала. А что это существо умеет делать? Говорить? Значит, у него есть рот? Видеть?
        Значит, у него есть глаза? Где они?
        - Они скрыты грязной челкой волос, уткнулись в пол. Существо зовут Клюка. Оно ходит и ворчит, все видит в искаженном свете. Я часто бываю такой последнее время.
        Родители Марины договорились, что если родится дочь, - имя ей даст отец, если сын - его называет мать.
        Родилась дочь, и отец назвал ее именем своей первой девушки, которую любил. Вот откуда пошел разлад и с именем, и с любовью, и с личностью. Сначала было имя.
        На щеке у Марины маленький, еле заметный шрамик в виде буквы "г". Она была уверена, что ее суженого будут звать именем, которое начнется с буквы "Г". В самом деле, и первого, и второго мужчину зовут Григорием. Как выбрать самого лучшего из них? - Ищите имя!
        Женщина где-то рядом.
        Через несколько сеансов новый образ своего имени Марина снова изобразила в виде моря. На этот раз теплым и солнечным. Безграничным. Желаемое имя у нее полностью совпало с ее реальным именем, они слились в один и тот же образ. И в жизни бывают чудеса.
        Кто бы меня вытащил из моего раздрая? Я свое имя сейчас изображаю желтым неопределенным интегралом с подынтегральной функцией, записанной в общем виде.

***
        Перламутровая мгла тумана рассеялась, начался серый день. Равнодушно взирает свысока выцветшее небо, сыплет мелкий дождь, он не долетает до земли. Я иду по улице. Вижу, кого-то хоронят. Незнакомые люди. Все серые, нечеткие. Делают это холодно, по-деловому.
        Я подхожу к гробу.
        Лицо покойника мне кажется знакомым. Гроб весь обложен серыми розами. Узнаю в покойнике себя. Ощущаю себя в гробу, а на теле влажные цветы. Ощущаю настолько сильно, физически... не могу пошевелиться. Даже слова не могу произнести, даже глаз открыть... Все картины тускнеют до бесцветности, сливаются в белесый туман... Звуки превратились в пронзительную тишь... Миг остановился и поблек... Это же меня хоронят!
        От ужаса все-таки просыпаюсь.
        Днем была серо-сырая погода, как во сне. Давно уже меня не оставляла депрессия. Как психолог я понимала, что сон о собственной смерти может означать утрату каких-нибудь интересов или прекращение каких-нибудь отношений. Может, во мне что-то умерло? Но если что-то умерло, то что-то и должно родиться: мы продолжаем ползти по ленте Мебиуса.
        Явление Белой Дамы и "самого бедного на свете армянина"
        - Наташа, вы не мистик? - обратилась ко мне соседка Галина Сергеевна, встретившаяся мне на лестнице.
        - Нет, я материалистик. А что случилось?
        - Понимаете, соседке, которая недавно поселилась в квартире Валентина Сергеевича, по ночам является одно и то же видение: по комнатам ходит высокая блондинка. В вашей квартире этого нет?
        - Нет, в нашей квартире высокой блондинки я еще не видела. А увидела, дала бы ей в глаз.
        Валентин Сергеевич не так давно умер, и в его квартируЪ въехала пожилая женщина. Был он разведчиком, полковником в отставке. Сильно пил и страдал тромбозом, тромб попал в легкие. Его уносили на носилках. Он еще пытался закурить в последний раз. Больше мы его не видели, он умер в больнице. За месяц до смерти он женился на соседке Галине Сергеевне, которая давно ему была симпатична.
        - Это было последнее засекреченное дело Вальки, - сказали о женитьбе друзья.
        О каких либо других блондинках, кроме Галины Сергеевны, известно не было. Его похоронили с последним залпом, как полагается. Никакой надгробной речи не говорили: что можно сказать о разведчике? Галина Сергеевна жалела: может, стоило отпеть Валентина Сергеевича в церкви? Не оттого ли в его квартире поселились привидения?
        - А вообще-то до него эту квартиру занимала Клара, которая тоже работала в какой-то разведке и, кажется, плохо кончила, когда переехала в другое место, - продолжала строить свои догадки соседка. - Кстати, Клара как раз высокая блондинка...
        - Ну а в квартире напротив жил главный контрразведчик ГДР Маркус Вольф - и там благополучно сосуществуют со своими хозяйками целых десять кошек. Хотя и Вольф не совсем хорошо кончил, и ГДР больше нет, но ни одна кошка этой квартиры до сих пор не видела фантом Маркуса Вольфа.
        В самом деле, подъезд у нас был уникальный. Миша Вольф,Ъ как называл его Адриан, был его другом детства. Свое детство сын немецкого писателя Фридриха Вольфа, антифашиста, Маркус ВольфЪ провел в нашем доме, а потому все жители дома тщательно следили за сообщениями средств массовой информации о бывшем соседе, пересказывая их друг другу. Немало было и других знаменитых соседей. Кто умер в глубокой старости, кто переехал.
        - Да вы не беспокойтесь, Галина Сергеевна, привидения встречаются нам на каждом шагу. Иногда в них даже больше жизни, чем в нас, живущих. Это сейчас чуть ли не норма...
        По лестнице поднимался незнакомый пожилой мужчина.
        - Не скажете, где здесь сто двадцать вторая квартира?
        - В нашем доме такой квартиры нет. Может, вам двадцать вторая квартира нужна?
        - Нет! Сто двадцать вторая!
        Понятно, меня снова обманули! Судья мне дал этот адрес. Он меня обманул! Все меня обманывают! О, я самый несчастный армянин на свете!
        - Да кто вам нужен-то?
        - Я ищу родственников покойного армянина, который был похоронен рядом с моей мамой.
        Суть дела состояла в следующем.
        Его мать была похоронена на армянском Ваганьковском кладбище. В один из дней он пришел на могилу матери и с удивлением обнаружил, что на месте материнской могилы совсем другая, чужая могила. Он ринулся к администрации кладбища. Там ему заявили, что он все забыл и что-то путает.
        - Но я же не больной! Я четко знаю, что на том самом месте была могила моей матери!
        Он обратился в суд и вот уже шестнадцать лет судится со своими обидчиками.
        - Так как же так могло случиться? Может, вы долго не посещали могилу своей матери? - все еще пыталась чем-нибудь помочь сердобольная Галина Сергеевна.
        - Я два года писал диссертацию по научному коммунизму и, в самом деле, эти два года не навещал маму. О, вы знаете, что значит написать диссертацию?!
        - По научному коммунизму не знаю. Знаю только, где находится Марксистский тупик.
        - О, я самый бедный армянин на свете, поэтому все так происходит!
        "Может, он свою могилу ищет?.."
        - мелькнула у меня идиотская мысль, возникшая, по-видимому, из-за мистических событий, происходивших вот уже год со мной.
        - Вот видите, Галина Сергеевна, привидения встречаются сплошь и рядом!
        Я попрощалась с обоими, оставив плачущего армянина на плече соседки.

***
        В дверь позвонили. Это был не ушедший еще "самый бедный на свете армянин".
        - Чем могу быть вам полезна?
        - А ведь вы... Ау...Ау...
        Ау-рика?.. Я вас сразу узнал, по рыжей шевелюре.
        - М-м-м...
        - Вам привет от Адриана.
        - Спасибо. А вы что с ним когда-то встречались? - грешным делом я подумала, что они лежали вместе с Адрианом у Ганнушкина, поэтому армянин так неадекватно себя ведет и кричит, что не больной он вовсе.
        - Да. На кладбище.
        "Точно не в себе", - подумала я и на всякий случай осмотрелась, нет ли под рукой чего-нибудь тяжеленького.
        - Он-то и надоумил меня разыскать покойного армянина. Ах, царство ему небесное! - воздел к небу очи армянин.
        - Да, но Адриан вот уже год как умер.
        - Да не-е-ет, он стоял у могилы своей бывшей жены. Подождите, вспомню имя... Эльба? Нет, не Эльба... Эльза.
        Да-да, Эльза!
        - Ничего не понимаю.
        - Мы с ним из одного тайного общества.
        - Это из какого же?
        - Да так, занимаемся людьми, у которых есть ИМЯ.
        - Знаменитостями, что ли?
        - Ими в том числе.
        - Может, мы о разных Адрианах говорим?
        - Но этот Адриан спрашивал, не вышли ли вы замуж?
        - Еще нет, - пожала я плечами и попрощалась со странным армянином, так ничего и не поняв.
        Может, это убийца Адриана являлся? Может, и мне нужно быть осторожнее? На всякий случай я обвела ручку двери тунгусским гребнем.

***
        Я читаю лекцию любителям собак, которые сидят вместе со своими питомцами. Убеждаю всех в том, что скоро весна, пора грязи и холода, по этому поводу собакам нужно срочно сшить тапочки.
        Указываю и на то, что нельзя на лицо своего друга надевать намордник, а если случится такая необходимость - в намордник лучше облачиться самому. К хозяевам отношусь с чувством легкой неприязни, как к аномальным объектам, лишним на этой планете. Мне это снова приснилось.

***
        - Гамарджоба!
        - Гамарджоба.
        - Это посольство Грузии?!
        - Нет.
        - А мне католикос нужен!
        - Это не посольство Грузии.
        - Мне нужен католикос!
        - Я - католикос. Слушаю вас, - спокойно представилась я.
        В трубке помолчали. Раздались короткие сигналы. Снова промашка вышла. Сбой в пространстве и времени.
        Сиреньсень для двоих
        Шел дождь. Мелкий, моросящий. Я выбежала на улицу. Уже давно не выходила из своего затворничества. Ах, какая свежесть! Мне уже давно все надоело. Все. Кроме погоды.
        - Мне уже давно все надоело.
        Кроме погоды, - заявила я позвонившему Саше.
        - Понял, - ответил он и положил трубку.
        Через два часа он был у меня. С чемоданом. Явился ко мне "убегом"...
        Я оторопела. А собственная смерть и собственные похороны - к замужеству. Так в старинном соннике написано.
        Хм-м-м...

***
        - Давайте составим стулья в круг. Завяжите Татьяне глаза, а Юля поведет Татьяну по стульям. Сегодня на психотренинге формируем у себя базовое доверие к жизни!

***
        Саша не подозревал, что он переехал, когда за окном стояла сиреньсень. Это была первая сиреньсень для двоих. До сих пор сиреньсень была для меня одной.
        В круге втором (виртуальном?)
        "Роза Вити Ринара" в руке у "тети Аси"
        Саша переехал с компьютером.
        - Жених с приданым, - пошутила я.
        - Да вот! Иди сюда. Я тебя просвещать буду. Ты уже знаешь, что такое "Интернет". Я тебе про "тетю Асю"
        расскажу.
        - Это еще кто? Заместитель Соломона Филимоновича?
        - Почти что.
        Саша оставил карьеру массажиста и устроился "компьютерщиком", разработчиком и модификатором компьютерных технологий, потому что с самого начала был технарем, каким мне и показался с первого взгляда. Он был временно невостребован, а потому занимался массажами ради добывания хлеба насущного. Пришло время, - и он вернулся к родной стихии, в которую стремился погрузить и меня.
        Саша включил компьютер. Экран почему-то замелькал. Саша осмотрел свое сокровище с внимательностью врача:
        - Монитор полетел. Менять надо.
        Экран вдруг перестал мелькать, и на нем появился какой-то мост через реку, а потом дверь. Но тут же картинка исчезла, и экран замелькал снова. На миг я почему-то ощутила себя мужчиной и, вспомнив, что когда-то собиралась стать "уважающим себя электронщиком", подошла к компьютеру, наугад нажала несколько кнопок - экран успокоился, и на нем появилось изображение, напоминающее дверь с ручкой, похожей на мягкий знак. Я поднесла к экрану гребень и неожиданно ручка-мягкий знак размножилась, превратившись в текст из сплошных мягких знаков. Через мгновение этот текст сделался обычным, вполне читаемым.
        - Ведьма! - сказал изумленный Саша и собирался начать работу, как вдруг мне в глаза бросился заголовок этого текста: "Роза Вити Ринара".
        Я поразилась. Когда-то, очень давно, мы с Адрианом гуляли по лесу и сочиняли вместе сказку, которую я так и озаглавила "Роза Вити Ринара". Один из героев сказки - как раз тот Витя Серебряшечкин, в бане которого я гадала на старый Новый год.
        - Чудеса! Откуда, Сашечка, у тебя здесь моя сказка?
        - А! Догадываюсь! Помнишь, ты набирала ее у меня? Ну, тогда ты пришла ко мне, родители мои были на даче.
        Вспомнила? Летом это было...
        - Сашенька, то была статья для газеты "Кот и пес". И называлась она иначе: "Роза в жизни кота Пафнутия".
        - Да какая разница, какая роза?
        Хорошо помню, что та статья называлась "Роза в жизни кота Пафнутия". Я писала в ней о связи растительного и животного мира, о магии деревьев и животных, о том, какими гребнями и как надо расчесывать кошек и собак. У каждой моей кошки была такая расческа, сделанная Дорогомиловым из древесных пород, соответствующих гороскопу друидов. В кармашки зубцов этих гребешков я заливала, по совету Дорогомилова, бальзам для повышения "пушистости" шерстяного покрова и профилактическую жидкость от блох и других насекомых-паразитов. Статью, помнится, напечатали, а гонорар мои любимцы давно проели. Я им тогда много мойвы купила, "вискасов"-то они не признают, отвергают цивилизацию, как и хозяйка.
        - Сашулька, - обняла я его за шею, - а распечатай мне, пожалуйста, эту сказку.
        - Тридцать три поцелуя!
        - Идет.
        - А про "тетю Асю" слушать будешь?
        - Буду. Только попозже, ладно?
        Ты не обидишься? Я чуть-чуть поработать должна. Ко мне сейчас клиентка придет.
        - Ну вот, всегда так, когда дело касается компьютера. Ты, наконец, хочешь им овладеть или нет?
        - Да хочу, хочу. Только не могу же я клиентку бросить! Вон уже в дверь звонят!
        Пришла женщина. Умное, интеллигентное лицо. Редкое, одухотворенное.
        - Входите, пожалуйста.
        Анастасия Сергеевна жаловалась на здоровье. Все остальные проблемы привыкла решать сама.
        В отличие от многих Анастасий, она предпочитает именно полную форму своего имени. Дочь Адриана (пусть земля ей будет пухом!) терпеть не могла своего полного имени, потому что где-то вычитала, что Анастасия с греческого переводится как "оживший мертвец". Она называла себя только усеченной формой Настя. И жизнь у нее получилась какая-то усеченная. Мне вспомнилось явление Адриана и меня охватило потусторонним холодом, однако я быстро перевела мысли на клиентку, на события здесь и сейчас.
        Вообще-то многим нравятся как раз сокращенные формы имени, что сродни модным вкусам на несовершенные подростковые фигуры - та же незавершенность и неуклюжая угловатость.
        Святочное имя, по мнению Анастасии Сергеевны, призвано возвысить его носителя и приблизить к образу ангела-хранителя. Красота своего имени развернулась перед Анастасией Сергеевной в его полноте, оно как бы повторяет весь строй алфавита, эту Богом данную гармонию.
        - Уж если сокращать мое имя, то, скорее всего как Ася. Эта "триада" более созвучна полному имени Анастасия. Да и мне более подходит, отвечает моему отчасти восточному происхождению. Один из моих предков был Осадул. Он вел свой род из Касимовского царства. Вам известно об этом царстве?
        - Его, кажется, разрешено было образовать татарским ханам под Рязанью?
        - Да. Так вот, мой прапрапрадед Осадул имел эти татарские, касимовские, корни и жил на Рязанщине в большом селе Морозовы-Борки. Он принял православие. Был чудесным кузнецом. Я вам как-нибудь покажу подкову его работы, которая до сих пор хранится в нашем семейном музее.
        - Эта подкова висит у вас над дверью как оберег, наверное?
        - Скорее как память о предке.
        Этой подкове уже больше ста пятидесяти лет. От каждого предшественника у нас в семье что-то осталось. Приходите, я поведаю вам нашу семейную историю и покажу наш домашний музей. Это весьма любопытно.
        - С удовольствием.
        Работать с Анастасией Сергеевной было легко и приятно, потому что моя имятерапия лишь подтолкнула ее к тем самоисцеляющим истокам, о которых эта женщина давно размышляла и знала об их живительной силе.
        - Не обошли мою семью сталинские репрессии. Пришлось пережить утрату близких и родных мне людей. Много болела сама. И серьезно болела, не было никакой надежды на выздоровление. Но всегда "воскресала". Мое имя переводится "воскресшая" - и оно подходит мне, как никакое другое.
        Образ своего имени Анастасии Сергеевне представляется похожим на раннюю византийскую икону, какие бывали на Руси в XI - XII веках. Это вечное материнство, яйцо - символ начала жизни. Взор изображенной моей клиенткой Матери на этой "иконе" был обращен к ищущим Бога и обретшим его. Вся икона была пронизана солнцем, светом.
        - Божьим светом, - пояснила Анастасия Сергеевна.
        Он-то, этот Божий свет, и был исцеляющим началом.
        - Какая у вас старая квартира.
        Дореволюционная, наверное? - поинтересовалась Анастасия Сергеевна, когда я проводила ее в коридор.
        - Дореволюционные - три первых этажа. А выше - сталинская надстройка. Видите, какой у нас причудливый коридор - только в надстройке такие лабиринты и бывают. И кухня-щель: рассчитывали, наверное, что благосостояние народа будет расти, кухня со временем отомрет, а люди будут питаться в ресторанах. Так, видимо, замышлялось.
        - Да, в этом была какая-то задумка. В самом деле, в то время работали домовые кухни. Надо сказать, готовили там вполне прилично. Люди покупали уже готовые комплексные обеды, оставалось только подогреть... Интересная, интересная постройка.
        - Настолько интересная, что у нас тут привидения поселяются.
        Я рассказала Анастасии Сергеевне о загадочных явлениях блондинки в соседней квартире.
        Анастасия Сергеевна читала лекции по истории России и состояла членом клуба любителей старины.
        - Что ж, Библия эти вещи допускает. Вы, наверное, знаете, что фантом Екатерины Второй после ее смерти многие видели. Приводят исторические факты из жизни некоторых знаменитых людей.
        Один и тот же человек мог в одно и то же время находиться в разных местах, - поддержала разговор Анастасия Сергеевна.
        - А на Руси жило поверье о так называемой белой бабе. Знаете, наверное? Она была вестницей судьбы, предсказывала будущее. Иногда умирающие видели смерть в образе женщины, одетой в белое. Может, блондинка и белая баба, схожие образы?
        - В самом деле, мы еще очень мало знаем об этом мире. Все может быть. Я уже ничему не удивляюсь.
        Я вспомнила: по поверьям, втыкали над матицей можжевеловую ветку, чтобы избавить себя от видения белой бабы. Кстати, подкова над порогом (Анастасия Сергеевна мне своим рассказом о предке напомнила) - прекрасный оберег!
        Надо посоветовать соседке. Над нашим порогом подкова висела, хоть и самая обычная, из магазина, но белая баба нас не пугала.
        - Ася и впрямь привлекательное сокращение, - сказала я, провожая Анастасию Сергеевну, - вот и компьютерщики его облюбовали.
        - От чего я далека, так это от компьютера.
        - Я тоже. Зато к природе близки!
        Я почувствовала страшную усталость. Меня потянуло в сон. Легла пораньше, но заснуть что-то мешало. Я поняла, что меня так и тянет к распечатке сказки, которую мне сделал Саша. Саша не ложился, сидел за компьютером. Я включила ночник и принялась читать:
        "Старичок с бугроватым носом, опускавшимся чуть ли не до нижней губы, продавал пучки колючих прутиков, перевязанных розовыми ленточками. Был он одет в добротный тулуп, лицо его словно поросло седым мхом, на носу красовались очки, из-под которых смотрели строгие глаза - синий и желтый.
        Люди, спешившие в подземном переходе, не обращали внимания на продавца колючек, но Витя Серебряшечкин сразу перед ним остановился. Витя голенастый парень с рыжеватой бородкой и усами, которые растут клочьями в разные стороны. Взгляд у него пристальный, немного насмешливый. Он долго служил ветеринарным врачом в лесном заповеднике, ставил градусники оленям, делал клизмы лисицам, заставлял ежей принимать горькие порошки - дел у него хватало.
        В то же время Виктор Сергеевич в душе был художником. Какой-нибудь нарост на ольхе он несколькими движениями острого ножичка превращал в забавную рожицу. Сухая березовая веточка оборачивалась пляшущим чертиком. Из лесных походов Витя приносил тяжелый рюкзак, набитый шишками, кусками коры, ветками. Художественные поделки Серебряшечкин щедро дарил знакомым и незнакомым.
        Одна ехидная ведьмочка наградила Витю Серебряшечкина прозвищем Витя Ринар. Прозвище в заповеднике не привилось, поскольку работники его не слыхивали о французском художнике Ренуаре. Витю это прозвище потянуло на подвиги, он оставил свог пахнущее карболкой, лизолом основное ремесло и поехал в Москву художничать. В заброшенном подвале ветхого дома он оборудовал мастерскую с набором пил и пилок, топоров и топориков, буравов и буравчиков, шил и шилец. В старой часовенке Серебряшечкин поместил свою первую персональную выставку картин.
        Человек, не сведущий в живописи, попав на выставку, приходил в недоумение: на одном полотне голые трехногие розовые дамы гонялись за испуганным фиолетовым ангелом, на другой - громадная зеленая крыса грызла оранжевую пятку желтого скелета, на третьей, - задрав в красное небо шесть голубых ног, летела в небеса кобыла с золотым нимбом вокруг головы. Большинство же полотен изображало мужчину, напоминающего самого Витю, конечно же, обнаженного, с крестиком, болтающимся на груди и непомерно большой пипишкой.
        Вслед за любителями авангардной живописи на выставку потянулись иностранцы. Американец в ковбойской шляпе, белых брюках и красном пиджаке подолгу любовался каждым из творений Серебряшечкина и на прощанье выложил за шестиногую лошадь целых триста долларов, что очень обрадовало Витю. Но это было только начало, вскоре стала сбываться заветная Витина мечта построить себе собственный терем на опушке леса, в тех самых местах, где он лечил зверей, - Витя был мастер на все руки.
        На краю березовой рощи Серебряшечкин расчистил кусок земли, заложил фундамент своего терема, разбил грядки и выкопал колодец, в котором чуть не утонул. И в один из дней, когда он спешил за город к своей стройке, он и натолкнулся в подземном переходе на продавца колючек. Витя остановился. Старичок взыскательно смотрел на него разноцветными глазами: оценивал настоящий ли это покупатель.
        - Розы? - спросил Витя Ринар.
        - О, да! - ответил старичок, и его синий глаз слегка улыбнулся: продавец смекнул, что покупатель настоящий.
        - Почем?
        - Пучок - рубль.
        - Всего-то? - удивился Серебряшечкин и хотел еще что-то спросить. Но едва он отдал рубль и получил связку колючек, как старичок исчез, словно шестиногая голубая лошадь в красном небе.
        - Вот это да! - пробормотал Витя Ринар, и ему мгновенно представилась другая картина: длинноносый старичок летит в облака, держа в руках по розе. Но это полотно он так и не написал, потому что наяву стали твориться еще более удивительные вещи.
        Застилая крышу своего терема жестью, Витя скатился вниз, хлопнулся оземь и сломал два ребра, как определил живший неподалеку доктор Фролов. Это был далеко не старый врач, обладатель компьютеров для диагностики и старый Витин приятель. Доктор наставил на художника самый хитрый компьютер, напоил его настоем из секретной лесной травы, и через неделю Виктор снова сидел на крыше и завершал покрытие своего терема.
        Еще через некоторое время, распиливая бревно на доски, Витя отхватил циркулярной пилой средний палец правой руки. Витя и тут не растерялся, завернул палец в чистый носовой платок и поспешил к волшебному доктору.
        - Палец? - сразу спросил Фролов.
        - Угу, - удивленно отвечал Витя.
        - Средний, на правой руке, - уточнил врач.
        - Точно, - отвечал Витя. - А как ты догадался?
        - Компьютер! - весело пояснил Фролов. - Приставил отрезанный палец к его кровоточащему корешку, поколдовал над ним картинкой из компьютера, туго перебинтовал и напоил художника настоем из таинственной лесной травы. Через пять суток Витя Ринар изящно ковырял поврежденным пальцем в носу, хотя это занятие не вполне подходит живописцу со столь красивым прозвищем.
        Однако ковыряние в левой ноздре средним пальцем означало, что художник что-то вспоминает. Вспомнил! О пучке колючек, оставленном в рюкзаке.
        Шла середина мая. Зацветал шиповник. Высаживать розы было поздновато. Не пропадать же добру. Две колючих веточки Витя сунул в грядку среди хвостиков морковки, а самую длинную воткнул рядом с тощим пеньком, имевшим загнутый книзу сучок. И надо же - наметанным лесным глазом Серебряшечкин тотчас приметил сходство пенька с физиономией старичка из подземного перехода: сучок, загнутый книзу, напоминал тянувшийся к нижней губе нос продавца; седовато-зеленоватый мошок на пеньке был совсем как растительность на его щеках; два безымянных округлых гриба над подобием переносицы казались очками торговца колючками.
        Впрочем, это сходство лишь мимолетно скользнуло в Витином сознании - он спешил настилать полы в жилой комнате своего терема. Между тем, оказавшись в непосредственной близости от колючего черенка, старый пень не мог не проявить присущей ему галантности.
        - Ради Бога, простите, что обращаюсь к Вам, но ввиду того, что нам, очевидно, предстоит долгое соседство, считаю нужным Вам представиться, сказал пенек. - Мое имя Клен Квебекович. Как ни странно, мои предки происходят из Средней Канады, что станет понятным, если вслушаться в мое отчество.
        - Пардон, мне очень неловко, что вынуждена явиться перед Вами в обнаженном виде, - ответствовал черенок. - Но мой род тоже из знатных. Меня зовут Роза Филициатовна Горделивая.
        - Ну, я так и полагал, так и полагал, - зашептал Клгн Квебекович. Едва Вы коснулись меня своей верхней колючкой, по моему телу пробежал электрический ток, что является несомненным признаком Вашей родовитости.
        Никакие родословные баронов, графов и даже королей не идут ни в какое сравнение с родословной какого-нибудь лютика, незабудки и даже заячьей капусты. Правда, цветы куда скромнее людей, цветы не хвастают своим древним происхождением. А если к каждой травинке и почке относиться бережно, они поблагодарят куда щедрее, чем самый богатый король.
        Прошел май, в конце июня произошло важное событие. Из кончика носа Клена Квебековича появилась маленькая веточка, а на ней - коричневатый листочек, похожий на детскую ладошку с растопыренными пальчиками.
        - О, это великий знак, - прошептал Клен Квебекович. - я молодею. Ведь именно такими листьями одевались мои предки - клены, да и сам я когда-то облачался в такой же наряд. Сначала он был нежно-зеленым, потом красно-коричневым, а когда наступала осень, моя листва окрашивалась в желтый, красный, оранжевый цвета...
        - Но и со мной происходит нечто странное, - молвил колючий черенок, известный нам под именем Розы Филициатовны.
        - Вы посмотрите на эти острые коричневые бутончики, покрывшие мое тело. Из каждого выглядывает зеленый язычок. Выходит, я тоже молодею.
        - В моих глазах Вы всегда молоды и прекрасны - от души воскликнул Клен Квебекович.
        Миновало еще несколько солнечных дней. Окрестные березы вовсю шумели листвой, местный соловей устал петь и лишь изредка пускал раскаты своего голоса под самые белые облака, а мальчик Димка, сын художника Вити Ринара, уже не раз выдергивал пышные хвостики морковок и с хрустом поедал бледно-розовые корешки. И вот этот Димка, у которого глаза были далеко не такими зоркими, как у его отца, однажды утром заметил, что на ветке Розы Фелициатовны, кроме зеленых листиков наливается толстенький, багровый остроконечный бутон.
        - Ур-ра! - завопил Димка. Наша роза собирается расцвести! - он поспешил к отцу, который в ту минуту головою вниз, свесившись с острого конька крыши, приколачивал очередной виток деревянного узора, и рот его был набит мелкими гроздями.
        - Папа, где у нас пила? - крикнул Димка.
        Папа в ответ пробурчал нечто маловыразительное - гвозди мешали говорить, а мчаться в очередной раз к доктору Фролову с гвоздями в желудке ему совсем не хотелось. Лишь заняв на крыше позицию вверх головой и выплюнув гвозди в кулак, Витя Ринар спросил:
        - На что тебе ножовка?
        Дима, сбиваясь от восторга, сообщил отцу о примечательном событии на огороде и добавил, что необходимо срочно спилить старый уродливый пенек, чтобы не мешал любоваться расцветающей розой.
        - Ну, это еще надо исследовать, что чему мешает, - Виктор съехал на пузе вниз по крыше. Он подошел к Клену Квебековичу и Розе Фелициатовне, оглядел их со всех сторон и многозначительно свистнул. Во-первых, он окончательно узнал в старом пеньке Странного Старичка, исчезнувшего в подземном переходе, тем более что в кольцах грибных наростов на коре пенька уселись два мотылька - синий и желтый - и это был точь-в-точь строгий взгляд продавца колючек. Во-вторых, Витя Ринар увидел, что от подножья Клена Квебековича поднялся к небу добрый десяток прутиков с нежно-багровыми листиками, напоминавших детские ладошки. В-третьих же, и на колючих стебельках розы, слегка трепетали теперь продолговатые округлые листики, отороченные коричневатыми зубчиками. Тут папа Витя нанес сыну Диме легкий, но обидный подзатыльник.
        - Ты чего дереш-шся?- проверещал Димка. - Чего я такого сделал?
        - Учись смотреть! - сказал Витя Ринар. - В прошлом году был пенек, как пенек. Я и сам хотел его выкорчевать. А теперь смотри, как он возрадовался. Значит, ожило его старое сердце, значит, снова жить захотелось.
        - Какое у него сердце, - все еще обидчиво верещал Димка. - Пенек и пенек.
        За это высказывание Серебряшечкин-младший заработал второй, более ощутимый подзатыльник и шмыгнул носом, что означало, что он вот-вот побежит жаловаться маме Тоне, нередко награждавшей Диму шлепками, но не разрешавшей отцу обижать маленького.
        Тут Витя сбегал в терем, вытащил из гвоздя розовую шелковую ленту и соединил ею макушку Клена Квебековича с верхушкой розового куста.
        - Ты понимаешь? - весело спросил он сына, - ты понимаешь, что произошло? Корни старого пенька срослись под землей с корнями розы. Это значит, что они теперь неразлучны. Между ними возникла любовь! Любовь!
        - Гы, - сказал Димка. - Гы. Он слишком часто рассматривал пипишки на отцовых картинах и уже не верил в любовь.
        Но в любовь верил художник Витя Ринар, твердо верили его мудрая жена Тоня и тихая дочка Анна. Верили белые березы, обступившие терем Серебряшечкина, верили даже хвостики петрушек на грядках.
        Поэтому еще через три дня произошло чудо. Расцвела роза. Огромная. Теперь она полностью заслуживала свое имя - Роза Фелициатовна Горделивая. Она была похожа на удивительную музыку. Она благоухала так, что запах ее долетал до недалекого шоссе, по которому сновали автомобили, и удивленные шоферы останавливались и открывали дверцы машин, стараясь угадать, откуда исходит божественный запах.
        А когда стало темнеть, и люди ушли, к грядке, где высились пенек и роза, слетелись три тысячи ночных бабочек, пять тысяч комаров-долгоножек и семь тысяч безымянных мошек. На противоположной грядке уселись тридцать семь лягушек, пять ящериц и три жабы. И все говорили, шептали, пищали:
        - Они сплелись корнями... Но у них же огромная разница в возрасте... Эротика! Секс!... Погодите, у них пойдут дети!..
        Это было похоже на свадьбу, только гораздо красивее. А утром, когда взошло солнце, на ветвях розового куста появились еще шесть бутонов. И Клен Квебекович восхищенно вскричал:
        - Посмотри, любимая, это наши дети!
        Бутоны стали розами. Не такими, как Роза Фелициатовна, но все же чудными розами. Через полмесяца, стало, увы, заметно, что наружные лепестки главной Розы стали жухнуть и опадать. Потом пожелтел передний листок на носу Клгна. То же стало твориться с листьями березок.
        Витя Ринар устроил персональную выставку в одном из престижных московских салонов. Одни посетители смущенно пожимали плечами, другие восхищались, тем более что в прихожей было бесплатное шампанское и вафли. Одна старенькая искусствоведьма - божий одуванчик - произнесла речь о том, что живопись Серебряшечкина люди начнут глубоко понимать лет через сто. Ибо ей присуща перфиртиально-кульфюдерлиальная фалибердность.
        Из-за океана прилетел ковбой в красном пиджаке, привез с собой брокеров, менеджеров, спонсоров, дистрибьюторов, и Виктор получил необходимую сумму для завершения терема и постройки бани.
        А за окном кружились снежинки.
        Снег засыпал грядки. Только уродливые останки напоминали то место, где сплелись корнями Роза и Клен. Они спали. Снился им лес, где клены шевелили красными и оранжевыми листьями, а под ними цвели сотни роз".
        Меня охватила мучительная грусть. Я глянула на Адрианову фигурку из корня. Она заулыбалась, подмигнула, как мне показалось, голубым глазом, похожим на глаз нашего Луиски и глаз продавца колючек, и исчезла. Я дотронулась до того места, где она лежала, рукой, почувствовала, будто дотронулась до кленового листочка, но это было обманчивое ощущение, которое вскоре сменилось холодом. Какой может быть сон?.
        Вот тебе и здрасьте, я ваша тетя!
        Ася. Высокая блондинка с бурым носом.

***
        Был уже полдень, когда я первый раз проснулась. Уснула поздно, под утро. Я обнимала что-то острое. Это была фигурка Адриановой головы. Саша давно ушел на работу, и я снова закрыла глаза.

***
        Много незнакомых людей. Нам дают задание нарисовать психологический рисунок моря (!). Люди рисуют море, похожее на аквариум, с яркой голубой водой и разноцветными рыбками, напоминающими леденцы. Я нарисовала два крутых обрыва. Море у меня получалось какое-то темное и трагическое. Смертоносная стихия, готовая в любой момент разыграться.
        Пришел автобус, стали собирать рисунки. Я не успела дорисовать своего моря. Листок с рисунком выхватили прямо из моих рук, как контрольную работу в школьные годы, когда звонок уже прозвенел.
        Проснулась. Испытываю сильную фрустрацию. Это от незавершенности действия. Психологи проделали эксперимент.
        Посадили нескольких мужиков нанизывать на нитку бисер. Мотивировали тем, что проверяют внимание. Работу было предложено оставить незадолго до того, как нитку бисера каждый почти что собрал. Испытуемые старались доделать работу до конца даже после того, как им было объявлено, что сейчас придет другая группа, поэтому бессмысленно продолжать это пустое занятие: через несколько минут весь бисер снова будет снят с нитки.
        Однако испытуемые, здоровые дяди немалых габаритов, просили экспериментатора не мешать им доделать дело, которое до этого им казалось глупым и зряшным. Те, которым так и не удалось завершить работу, испытывали жуткую фрустрацию. Доказали, что фрустрация вызвана незавершенностью действия и всегда возникает в аналогичных случаях, каким бы бессмысленным это действие ни было.
        Стало быть, надо было снова погрузиться в свое сновидение и дорисовать море. Фигурки на подушке рядом уже не было. Я замерзла и встала. Завтра мы с Сашей уезжали в Болгарию проводить медовый месяц, где нарисовалось море реальное...
        Медовый месяц с оборотнем
        В Болгарии мы попали на свадьбу моей подруги. Люба выходила замуж за Эмила. Мать Эмила болгарка, а отец - испанский еврей. Фамилия моей подруги теперь будет Мизрахи. Это переводится не то с испанского, не то с еврейского, но уж точно не с болгарского, как не то "сияющая", не то "мерцающая звезда". В любом случае - красиво.
        - Наташа, ты знаешь, я случайно услышала, как переговаривались сестры Эмила.
        - Ну и что? Ты чем-то обеспокоена?
        - Про меня было сказано, что я "страхотна булка". Я, конечно, отъелась на свекровиных харчах: банницы, баклава, штрудел... Все такое вкусное. Но не до булочного же состояния! Я измеряла талию и остальное - все в порядке!
        - Чакай малко! - кому-то кричал вошедший в комнату Эмил.
        - Эмил, как переводится "страхотна булка"? - спросила я Эмила.
        - Это кому такой комплимент сделали? Саше? Что у него страхотна булка?
        - Да как тебе сказать?..
        - Это переводится, - размеренно проговорил с акцентом Эмил, сильно округляя "о", - "красивая молодая жена".
        Одним словом, "красивая молодоженка". А! Кажется, лучше сказать: "только что вышедшая замуж", почти что еще невеста. Поняла? Ты ведь у нас только что замуж вышла.
        Эмил собирался стать свидетелем нашего с Сашей брачного союза.
        - Это твоей Любе сделали комплимент.
        - Да?! Я рад! Любашечка, перчик ты мой! - поцеловал он свою "молодоженку".
        - Не перчик, а персик! - закапризничала Любашечка. - Сколько раз я тебе буду повторять?
        - Ну ладно, перчик, меня там зовут. Мне еще, знаешь, куда надо пендюрить?
        - Ха-ха-ха! Эмил, ты где такие слова выучил?
        - Это Любашечка моя говорит.
        Он убежал.
        - Ты знаешь, он так меня опозорил! Мы ехали в машине с его партнерами по бизнесу. Он ка-а-ак выругается по-русски. А партнеры русские, смеются, спрашивают, где он таких слов набрался.
        А он им говорит, что это Любашечка научила. Представляешь, стыд какой? Можно подумать, что я только словами ненормативной лексики объясняюсь! Любаша была филологом. - Хорошее он трудно запоминает, а тут... Когда мог такое услышать?
        Или подшутить решил?
        - Да ладно, Любаша, зато ты у нас страхотна булка! А спасительные русские слова мы все употребляем, когда прижмет, это наши старинные воззвания к языческим богам. Ничего страшного.
        Я вспомнила Сониху и поделилась с подругой текстом заговора на счастье в браке, которому меня выучила бабка. А позднее мы узнали, что у болгар есть даже имя Страхил. И означает оно совсем не то, что у нас, а совсем наоборот: привлекательный, симпатичный.

***
        Мы шли вдоль моря, в направлении бывшей правительственной дачи Живкова. Вдруг на Сашу надвинулся огромный коричневый медведь. Это была необъятных размеров загорелая, как лесной орех, пожилая женщина. Она была в евином костюме и поигрывала своими огромными, будто мячи, грудями.
        - Саш, тебя чуть титьками не задавили.
        - Да...уж...
        За "медведем" телепался "медведин муж". Маленький, плюгавенький, слюнявенький. Был он, как видно, белокож, но, повсюду следуя за титьками своей жены, совершенно сгорел от солнца, и был красный, как выползший из воды вареный рак. Он робко прикрывал свой, возможно, обгоревший пенчик.
        К слову вспомнился смешной простодушный Матвей Федорович, которого я встретила в одной из командировок по деревням, когда работала в музее. В деревне все уже давно забыли, какое имя-отчество было у мужика. Для всех он был просто Мотей. В войну попал Мотя в плен к немцам. Работал у богатого крестьянина батраком. Мотю страшно поразили немецкие коровы. Он то и дело рассказывал, вернувшись в родную деревню:
        - У них коровы знашь каки? Бока - во! Рога - во! А титьки-то, титьки! Титьки - во! ! - изображал Мотя своими лапищами огромные объемы, как в рыбацком анекдоте о размерах рыбьего глаза.
        Попал Мотя в тюрьму аж на пять лет за низкопоклонство перед Западом. Но про титьки до сих пор вспоминал...
        Этот нудистский пляж нам очень понравился. Людей на нем было мало. Иногда рядом предавались медитации йоги.
        Иногда приходили молодые парни, поглазеть сквозь темные очки на голеньких женщин. В основном же здесь обитали философы и натуралисты-любители. Весь сезон мы купались только там.
        Фотографировались всласть.
        - Теперь найдем свои фотографии где-нибудь в порножурнале, - высказала я опасения.
        Обожали купания под луной. Тогда пляж был вовсе пустой, для нас двоих. Выбирались из воды, - на столе нас ждала свежеприготовленная в маленьком прибрежном ресторанчике цаца - жареная килька.
        Ужин был тоже на двоих. Есть рай на Земле!
        - Вам кофе приготовить?
        - Если можно - чай.
        - Чай? Хорошо. Русские любят чай!
        Болгарский билков чай (чай из трав) мы обыкновенно гоняли под русские эмигрантские и блатные песни, которые заводили ресторанные работники. Должно быть, в их представлении, это тоже любят русские. Наверное, это представление им помогли составить разъезжающие по заграницам "новые русские".
        - А тыквички есть? - спросили мы у официанта.
        Он помотал головой в стороны.
        - А салат по-шопски?
        Официант повторил жест головой.
        - А суп таратор?
        Снова этот жест.
        - Так что же есть, наконец?
        - Все, что вы перечислили есть. Еще есть гювеч, печено сирене... Много, что есть.
        Мы долго смеялись, когда разобрались, что жест головой, означающий для русских "нет", для болгар означал "да".
        Ездили верхом на лошади. У меня долго не получалось говорить "тп-р-р-р". Конь Арап не выдержал и после моего очередного неудачного произнесения, сам поправил меня на своем лошадином языке:
        "тпр-р-у-у!". Зато у меня замечательно выходило: "Айдэ, Арап, айдэ!" Это по-цыгански. Арап был конем Киро, цыгана. Я вообще чуть было не ушла с табором, потому что кроме симпатичных лошадей, с цыганами ходили изумительные мишки.
        Однажды мы попали в ресторан, где исполнялся болгарский танец на углях. Его обычно танцуют в честь святых Елены и Константина, наиболее почитаемых у болгар, покровителей здоровья и плодородия. Мужчина и женщина ступили босыми ногами на пышущие жаром угли и под национальную музыку, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее стали танцевать. Они совершенно вошли в экстаз. Женщина взяла на руки ребенка, которого вывела из зрительского круга, и продолжала танцевать уже с ребенком на руках. Это было здорово.
        - А ты знаешь, Сашуля, английский физик Прайс пытался разгадать загадку "ходящих по огню". Он доказал, что для этого не требуется каких-либо сверхъестественных способностей. Любой человек, по его мнению, обладающий достаточной решимостью и уверенностью, может без всякого вреда для себя пройти по поверхности, нагретой до восьмисот градусов по Цельсию. Весь секрет - в чрезвычайно кратковременном соприкосновении ноги с раскаленными углями... Может, рискнем здоровьем, попробуем?
        После дегустации прекрасного виноградного вина мы уже были в том состоянии, когда никакие тлеющие угли не страшны и море по колено. Мы забрались на площадку и повторили движения болгарских танцоров. Перед танцем танцоры читали молитву, утверждая, что совершать опасное действо им помогают святые Константин да Елена. А мы с Сашей прогулялись круг-другой без всяких молитв. Не порядок! Болгарский мужчина толкнул Сашу: ведь мы отбирали у них хлеб. Продолжать танец стало небезопасно - мы могли быть биты. Поэтому мы пошли доедать третий торт, рассуждая, почему не происходит ожогов от этого танца.
        Говорят, что ноги защищает от огня пот, который в это время обильно выделяется из пор кожи. Другие утверждают, что это связано с самовнушением, которое может воздействовать на определенные нервные центры. Усилием воли можно, вероятно, затормозить передачу нервных импульсов от болевых точек мозга. Еще при быстром танце ноги едва касаются углей. Интересно, что, когда я протанцевала несколько кругов, никаких признаков ожога не было и в помине, а вот когда уходила с площадки, наступила на изолированный уголек - и обожгла в месте соприкосновения с ним пятку.
        Возможно, мои защитные механизмы уже перестали действовать, я расслабилась, поэтому так и произошло.
        Некоторые сидящие в ресторане люди подошли после "огненного" танца с нами познакомиться. Какая-то украинка произнесла тост в нашу честь:
        - Хоть они и москали, все равно, давайте выпьем за г\хероев нашег\хо вечера!
        Я сплясала полечку с немецким дедушкой, а Саша пригласил на танец фрау. Медведь сделал всем желающим массаж.
        Для этого "клиент" ложился под покрывалом на пол, - и мишка усердно топтался на спине смельчака.
        - Перенимай опыт, - пошутила я над Сашей, намекая на его недавние занятия массажем.

***
        Я стою у подъезда. Я - негритянка. Однако такой себя вполне принимаю. За стеклянной дверью подъезда два парня, по серьге в ухе у каждого. Они показывают на меня пальцем, обращаясь к полицейскому:
        - Вот, пожалуйста, еще одна.
        Надоели проститутки. Их сегодня из этого подъезда вышло около двух тысяч.
        Полицейский направляется ко мне.
        Я просыпаюсь от возмущения...
        Негритянка в моем сне олицетворяет подсознание, теневые стороны психики. Вероятно, я принимаю себя такой, какая есть, со всеми теневыми сторонами, но возмущена тем, что другие не желают понимать моих подсознательных мыслей и поведения.

***
        Местечко, где мы отдыхали в Болгарии, было расположено совсем близко от берегов Турции. Поэтому захотелось глянуть краешком глаза на сказочный восток. В лобовое стекло автобуса мы увидели, как дорогу перебежал олень. Мы проезжали болгарский заповедник. Была ночь, но дорога хорошо освещалась. Неожиданно ее перебежал еще и заяц. Я знала, что перебежавший дорогу заяц - плохая примета. Когда ссыльному Пушкину, направляющемуся из Михайловского в Петербург, перебежал дорогу заяц, он повернул назад и таким образом уберег себя от участия в восстании на Сенатской площади и от страшных последствий этого события. Каретный мир имел свои преимущества. Экскурсионный автобус сам бы перевернулся, но обратно с середины дороги бы не повернул: за все заплачено. Мы продолжали путь с предощущением несчастья. Вскоре дорогу быстро перебежала мышка. К чему были олень и мышка, - я не знаю, но сердце чувствовало: зря мы едем в Турцию. Я уже ощущала признаки начинающейся простуды от автобусных кондиционеров. Когда мы утром прибыли, наконец, в султанский дворец - я уже ничему не радовалась. И хотя из последних сил
сфотографировалась, по-турецки сложив ноги крестом, изображая из себя султана, - у меня начинался сильный жар. Султанский дворец мне показался серым и ободранным, я ни за что не захотела бы остаться в гареме султана.
        - Любаша! Что ты делаешь?
        Люба мыла руки рядом с мечетью, там, где по мусульманским законам, женщинам мыть руки запрещалось, чем и навлекла гнев подошедшего к ней мужика в тюбетейке. Он что-то говорил на одном из тюркских языков, и по всему было видно, что сильно раздражен. Хорошо, что подоспел Эмил, который разговаривал в это время с экскурсоводом. Мужчины-мусульмане, проснувшись, каждое утро благодарят Аллаха, создавшего их не женщинами; об этом, кажется, где-то замечал опять-таки Александр Сергеевич...
        Я хоть и родилась в Казахстане, - с мусульманскими законами знакома не была совершенно, потому что в Усть-Каменогорске было очень мало казахов. Они кочевали вокруг Беловодья в поисках многообещающей страны Жер-Уюк (подобной Беловодью). Образовывали селения в Восточном Казахстане лишь люди других национальностей, те, которые по культуре своей были оседлыми. Казахи-кочевники пришли в селения позднее, поэтому их было числом поменьше. По причине своей кочевой жизни казахи - мусульмане далеко непоследовательные, они более язычники. Однажды я встречалась с одним имамом, он сетовал на то, что казахами не соблюдаются мусульманские обычаи. Множится число "бродячих мулл", чем-то напоминающих православных "халтурных попов", зачастую невежественных лиц, знающих лишь несколько сур Корана и Сунны, но устраивающих культовые обряды, в которых нуждаются жители аулов - чтение заупокойных молитв, джаназу (поминки), строительство надгробных мавзолеев - мазаров, обрезание. Нарушаются при этом заповеди Магомета и воскрешаются древние языческие ритуалы.
        А вот о некоторых мусульманских обычаях я слышала в городе Ош, который населяют узбеки и киргизы. Есть там священная гора Сулейманка, на вершину которой стремится забраться каждый местный мусульманин. Раньше это было почти равносильно тому, что мусульманин достиг Мекки. Исстари таких желающих было много, однако, до вершины горы мало кто добирался. Свидетельством тому являлось кладбище у подножия горы. На Сулейманке мусульмане исцелялись от разных недугов. Для этого надо было посидеть в том или ином месте горы с молитвами. Сейчас правоверные мусульмане вниз не летят, даже люди прочих вероисповеданий благополучно доходят до самой вершины: всюду установлены поручни. Вот и сидит старый опа в горной выемке типа ванны, молитву читает, - лечит радикулит. А еще в горе есть отверстие, где раньше жен на верность проверяли. Женщин заставляли вставлять в это отверстие голову. Если голова не входила в него - жена подозревалась в неверности, и ее скидывали с горы вниз. Такова была женская участь.
        Вот и тут прошел мужчина с тремя женами, у которых видны только глаза. На турецких рекламах - тоже только таинственные женские глаза показаны. Чувствую, надо женщине здесь быть осторожнее.
        Наш гид решил, что самая привлекательная для русских достопримечательность в Стамбуле - магазин дубленок, откуда мы с Сашей сбежали. Мы сделались ужасно голодны, и зашли в какое-то летнее кафе.
        - Не вкусно будет, - деньги с вас брать не буду, - заверил нас официант.
        Нам подали какое-то национальное мясное блюдо. На память пришли путевые заметки Марка Твена. Он писал, что, находясь в Стамбуле, посетил с другом местное кафе. Для них готовили мясо.
        Внезапно подбежала бродячая собака и схватила кусок мяса, предназначавшийся им.
        Официант погнался за собакой, отобрал мясо и положил его обратно на блюдо. Марк Твен с другом любезно поблагодарили турецкого повара, расплатились и ушли, так и не откушав стряпни. Мы с Сашей были голодны до такой степени, что съели бы все приготовленное для нас блюдо даже за компанию с целой сворой бродячих собак.
        До вечера мы бесцельно бродили по Истанбулу. Я ощутила себя послереволюционной эмигранткой в Константинополе.
        Те же узкие грязные улочки - весь город как один большой базар. Ничего общего этот базар не имел с виденным мною ранее восточным среднеазиатским базаром. Тот базар был ярким зрелищем из сказок с обилием фруктов, с приготовлением плова, мантов, дунганской лапши, с канатоходцами и акынами. От турецкого базара, занимающего весь город, пахло грязным барахлом, было тесно и неуютно.
        - Девушка, вас к Черному морю не подвезти?
        - А вас не подвести туда за ручку? Ведь это за поворотом? - отвечала я нахальным проводникам местного значения.
        - Мадам, зайдите в наш маркет!
        - Девушка! Джинсы, кожа, - что вас интересует?
        Мраморное море нас интересовало больше, чем джинсы, и мы отправились его смотреть. Район, прилежащий к набережной, должно быть, являлся рабочим кварталом. Подросток-турок сидел прямо на тротуаре, демонстрируя свои ноги, покрытые безобразными язвами. То ли он ждал, что всякий проходящий будет давать советы по поводу лечения, как это делалось в старину у некоторых восточных народов, то ли наоборот, задался целью запугать проходящих видом страшной проказы. Дряхлый старик продавал носки, которые никто не брал, настолько они были дороги, и трясущимися сморщенными руками гладил кошку. Нам стало жаль его, но больше всего меня взволновало его трогательное отношение к кошке - и мы купили у него носки.
        Мы заметили, что в Болгарии очень мало кошек и болгары не очень-то внимательны к этим милым домашним животным. В Турции к кошкам было совсем другое отношение. Может, это объясняется какими-нибудь религиозными соображениями? Я когда-то читала, что белые кошки считаются в Турции священными, их держат в мечетях. Предполагаю, что нашему ангорскому котику Луису тут бы оказали больше чести, чем нам. К тому же он на Ататюрка похож своими глазами!
        Мы уже возвращались назад, в гостиницу, как кто-то сзади схватился за Сашину руку. Мы обернулись. Только что никого кругом не было. Наступил вечер и базар сворачивался. Откуда ни возьмись, нас обступило множество людей. Кто-то выбил сумочку из Сашиных рук. В ней находились все деньги, рассчитанные на отдых до конца сезона и обратную дорогу в Москву, ключи от нашего гостиничного номера и визитки. Саша побежал за ворами. Это была целая шайка турецких парней подросткового возраста и старше. Он почти догонял их, но на ногах у Саши были шлепанцы, бежать в которых по мощенным кривым улочкам неудобно. Сначала я видела, куда побежали хулиганы, а вслед за ними и Саша. Потом они повернули раз, два - и скрылись из виду в узких стамбульских лабиринтах. Вместе с ними исчез из моего поля зрения и Саша.
        Я осталась одна посреди темной улицы. Быстро упала на город южная черная ночь. Откуда-то выходили турецкие мужики и дергали меня за руку:
        - Пойдем со мной, красавица.
        - Я ищу мужа. Вы не видели, куда...
        - Зачем он тебе?
        Молниеносно вспомнились турецкие "Наташки", о которых пишут наши газеты. Это проститутки из России, которые наводнили города и курорты Турции. "Наташки" зарабатывают гораздо больше рыночных перекупщиков. Женатые турки, щадя всех своих четырех жен, с "Наташками" проделывают все, что видели в порнофильмах. Имя перестает самовыражать человека и превращается в свою противоположность - символ обезличивания, штампа, униформы определенной массы населения. Милицейские палки, дубинки тоже иногда называют "наташками". Если применить их к проституцким "Наташкам" получается и вовсе страшная диалектика: "наташки"
        убивают "Наташек". Противоположности превращаются одна в другую. Имя поглощается и делает человека безымянным. Страшно.
        Еще больше я испугалась за Сашу, что его где-нибудь зарежут. Надо бежать в гостиницу, заявлять в полицию. Но где она? У кого не спрошу, никто по-русски не понимает, хотя спустя полчаса очень даже понимали, когда тапочки "впаривали". Удивительно, что не белые.
        Наконец я решила брести наугад, хоть куда-нибудь, полагаясь на свое древнее природное чутье. Когда человек еще не был испорчен цивилизацией, ему было присуще особое чувство, позволявшее безошибочно ориентироваться в пространстве, как это умеют делать перелетные птицы. Я надеялась, что мое имя, подпитываемое природным чувством, не подведет меня в этой критической ситуации. И не ошиблась. Лоб в лоб мы столкнулись с... Сашей!!!
        - Наташа, мы остались без копейки.
        - Больше всего я боялась потерять тебя. Ты жив - и все прекрасно.
        Мы вернулись в гостиницу и рассказали о случившемся сопровождающему нашу группу гиду. Больше всего она испугалась, что мы пойдем в посольство. Полицию тоже не вызвали - "от нее не будет толку; все равно ничего не найдут". Чтобы не случилось скандала, нам сразу вручили новые ключи от номера, повздыхали, рассказали несколько историй, какие здесь часто случались, - на том и разошлись.
        Моя болезнь достигла пика:
        поднялась жуткая температура и открылась рвота то ли из-за простуды, то ли от стресса, то ли от пищи, от которой следовало бы отказаться, как это сделал Марк Твен. Сон не шел.
        В дверь неожиданно постучались.
        - Открывайте, а то замочим, - произнес за дверью мужской голос с турецким акцентом.
        Судя по голосам, с ним была целая компания. Все стоящие за дверью турки расхохотались. Я обвела замок двери тунгусским гребнем. Они еще немного постучали. Потом голоса стихли, непрошеные гости незаметно растворились.
        Саша спустился вниз и предупредил дежурного администратора, ведь в сумочке находились ключи от номера и визитки с информацией о том, где мы проживаем. Возможно, ворам, укравшим сумочку, захотелось еще чем-нибудь поживиться. Пока Саша ходил, я стояла у распахнутой двери. Три здоровенных турка прошли в один из номеров напротив. Мне показалось, что я уже этих бугаев где-то видела.
        - "Ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую!.." - пропел строчки из русского шлягера один из турков, обращая их ко мне.
        Вот-вот должен появиться Саша.
        Турок, который напевал, вышел из номера, куда все трое только что вошли, и стал стучать в двери соседних номеров. Одну дверь открыл заспанный мужчина.
        - Что нужно?
        - Я, наверное, не туда попал, - извиняющимся голосом сказал турок.
        - Наверное.
        Открывший дверь мужик точь-в-точь был похож на "самого бедного армянина", который передавал мне привет от Адриана. Может, это все одна и та же компания? Продолжение детектива, начатого в Москве?
        Я вспомнила, где я видела этих трех турков. Сначала я увидела их в кафе за соседним столиком, а позже они стояли рядом, когда воры выхватили сумочку. Я тогда не придала значения этому факту. "Точно, все одна и та же шайка, - подумала я. - Простукивают номера, выясняют обстановку". Я прикрыла дверь. Мой взгляд упал на кровать. На ней лежала фигурка Адриановой головы. Должно быть, крыша поехала! Я протянула к ней руку. Кроме леденящего холода ничего не почувствовала. Фигурки, как всегда, не было и в помине. Вернулся Саша. Его проинструктировали, на какие кнопки нужно нажимать в случае тревоги.
        Неожиданно на меня накатила какая-то злость. Тяжелая, тягучая, особенная духота обволакивала все мое тело.
        Черная дыра безлунного неба всасывала меня в себя своей раскрытой неживой пастью, пробудив какие-то неясные мне самой чувства. Моя привычка подвергать все анализу куда-то ушла. На мгновенье я представила себе образ турецкого вора.
        Он чем-то напомнил мне другого вора, того, который лез ко мне в квартиру давно, в Усть-Каменогорске... Я расчленяла его тело на кусочки, как будто проделывала какой-то скульптурный эксперимент. Агрессия моя нарастала, превратившись в какую-то самостоятельную неуемную сущность, с которой я уже справиться не могла. Я встала, надела тапочки и прошла в ванную комнату. Один тапочек почему-то был на платформе, и я прихрамывала. Не надо было зажигать света, я отчетливо могла рассмотреть себя в зеркале. Лицо было бледным и таяло на глазах. Я дотронулась до щеки, она поразила меня необыкновенной гладкостью и мертвенным холодом. Голова болела. Я попробовала помассировать волосы гребнем, - они сделались колючими и толстыми, как колья. Кажется, в этот раз я нарушила правила пользования гребнем и расчесала волосы перпендикулярно силовым линиям своего поля.
        Я снова глянула в зеркало и своего отражения испугалась. Моя голова все более приобретала вид корневой головы Адриана. Тени и полутени стали казаться мне важными знаками Судьбы.
        "Встану я, перекрестясь, пойду, благословясь, из двери - в двери, из ворот - в ворота, под восток, в подвосточну сторону, где стоит бел горюч камень Алатырь.
        На том белом горючем камне Алатыре сидят три зарницы, родные сестрицы. Подойду я к ним поближе, поклонюсь пониже...", - произнесла я заклинание, которому выучилась у бабки Сонихи.
        Я вышла в коридор и постучала в дверь номера, где остановились три турка. Никто не открыл. Я не сразу поняла, что изменение моего подобия изменило и мои возможности. В двери появилась какая-то кнопка, нажав которую я без труда отворила дверь и вошла к спящим туркам. Выбрала среди них самого здорового, который напевал песенку, подошла к нему и дотронулась гребнем до его головы.
        Мужик не просыпался. Камень на гребне вдруг стал кнопкой. Я нажала на нее.
        Гребень вдруг превратился в лапу хищника, зубья его сделались когтями. Теперь мужик не казался именно турком, национальность его трудно было определить, потому что черты его лица менялись каждое мгновение и напоминали мне то Дениса, с которым я когда-то встречалась, то Костьку из Голубого залива, то Виталия с "Птичьим молоком", то еще кого-то до боли знакомого, но неузнаваемого, этакий вненациональный вселенский символ мужского агрессивного мира. Странно, но ухо мужика, которого касался мой гребень, исчезло. Мне стало смешно. Я смеялась, но вместо смеха раздавался кошачий вопль, похожий на тот, который можно слышать, когда у кошек начинается мартовская похоть: "Мяу-рика!!!"
        Ни один из мужиков даже не пошевельнулся. Я баловалась, как хотела, проводя гребнем-лапой по разным частям тела своей жертвы. Я расчесала его своими коготками, и мужик сделался лыс. Что происходило под покрывалом, я не видела. Вскоре вся эта комедия мне наскучила, и я решила вернуться к себе в номер. Голова стала совершенно дубовая, хотя вырезана была не из дубового корня. А вдруг я такая останусь? Что делать?! Я подошла к зеркалу, Адриан в зеркале выпучил на себя свои деревянные глаза. Он дотронулся до своих деревянных волос лапой-гребнем, повернув его когтями вдоль силовых линий своего тела.
        Запричитала, заплакала какая-то музыка, похожая на восточную. Обличье мое все так же криво улыбалось зеркалу деревянной улыбкой. Оживились только глаза, при этом один сделался голубым, а другой желтым. Я потянулась, выгнула по-кошачьи дугой спину и легла под Сашин бок.
        Едва я стала засыпать, как меня разбудили причитания муллы, всех приглашали к молитве. Интересно, бандиты, которые нас обокрали, тоже пойдут молиться?
        Да, со мной ночью что-то было...
        Кажется, снились кошмары. Голова была тяжелой, прямо-таки чугунной. Я встряхнула шевелюрой, нет, кажется это моя голова, а не Адрианова...
        День я пролежала в номере, который сняли, чтобы туда поставить вещи туристов нашей группы. Меня тошнило, температура почти не снижалась. Сашенька сидел со мной. Я предлагала ему одному отправиться осмотреть стамбульские достопримечательности, но ему совершенно не хотелось, да и меня боялся оставить одну. Дверь открыла ключом уборщица. Мы ей объяснили, что уборка до вечера здесь не требуется, потому что все занято вещами. Выяснили у нее, что аптека находится рядом с гостиницей, и уже собрались сходить за лекарствами, как дверь снова отперли. Это была уборщица с двумя из трех вчерашних мужиков, которые мне показались подозрительными. Похоже, что тут действовала целая шайка наводчиков и исполнителей. Хорошо, что мы оказались на месте, иначе вся группа не досчиталась бы своих покупок.
        - Мы же сказали, здесь не нужна уборка!
        Туристы один за другим возвращались с прогулки по городу, и каждый рассказывал, как то там, то здесь покушались то на их кошелек, то на золотой браслет с руки; у кого-то из сумочки или из кармана что-то исчезло. Надо было туркам с рассвета молиться, чтобы оставшуюся часть суток проводить в грехах! Провались к черту эта страна!
        Да, конечно, не следует бросаться словами. Однажды я сказала что-то подобное, уезжая из Усть-Каменогорска, настолько довел меня сын Адриана, и там случился бериллиевый взрыв на закрытом заводе, а потом произошло один за другим два землетрясения, чего в тех местах никогда не случалось. Безусловно, и в Турции есть хорошие люди: гладил же старик кошку, но туда я больше не ездец, не ездун и т.д., и т.п.
        Где-то в Турции жила Дора, Адрианова дочь, но ее адреса я не знала, да и не добрались бы мы до нее с этими происшествиями. Люба с Эмилом нам дали денег, и мы возвращались в Болгарию.
        Когда мы выходили с чемоданами из гостиницы, перед нами провезли на каталке, на каких возят на операцию, мужчину. Наш гид рассказала нам леденящую душу историю, случившуюся ночью. Один из постояльцев гостиницы в припадке какой-то душевной болезни отрезал себе детородный член. Он истекал кровью, пока это не заметили его вернувшиеся из казино приятели, оставившие его с какой-то женщиной. За каталкой шли полицейские. Они приехали расследовать этот случай.
        Женщина куда-то исчезла, не оставив и следа, а в номере пострадавшего обнаружили много, как потом выяснилось, краденых, вещей. Мы не успели спросить, был ли найден наш кошелек, потому что запрыгнули в уже отходивший автобус. Из окна автобуса я еще раз глянула на лежащего на каталке мужика. С его головы свесилась длинная прядь рыжих волос. Точно такая же прядь была и у мужика, везущего каталку.
        - Должно быть, панки, - предположил Саша.
        До конца нашего медового месяца оставались считанные дни. Нас больше не тянуло в путешествия, и мы кайфовали на пляже. Обнимались с упругими волнами, лакомились сочным желтоватым виноградом.
        В последний день мы получили фотографии с цыганами, лошадьми и медведем и хотели их вручить Киро. Но шел ливень, и цыган на месте не оказалось. Тогда я обратилась к первой попавшейся цыганке, которая гадала в ресторане, и попросила ее передать Киро наши фотографии по цыганской почте. А "цыган кучерявый"
        оказался совсем не страшным, как мне внушала в детстве соседская Танька.
        Ди мьедовуха
        "Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна", "хороша страна Болгария, а Россия лучше всех" - с таким репертуаром уже забытых, но, как выяснилось, справедливых, песен мы и вернулись в Москву. Москва нас неприятно поразила обилием реклам иностранных товаров. В Турции рекламы были сдержанными и не демонстрировали бесстыдно обнаженных частей тела или белья. А в Болгарии рекламы встречались редко, все больше цвели розы, похожие на ту, из сказки, которая таинственным образом появилась в памяти компьютера перед самым отъездом из Москвы.
        Нас встретили киски, и, благодаря нашим милым домочадцам, мы быстро одомашнились. К тому же, наступала сиреньсень, пора чудес.
        Сашенька вернулся за свой компьютер, который был и его рабочим инструментом, и его хобби, и его богом.
        - Ну, так вот, Наташулькин, мы с тобой остановились на "тете Асе".
        - Верно, на дяде Пете мы не останавливались, - дразнила я мужа.
        - На самом деле вещь полезная и тебе в работе пригодится.
        - Ну, тогда валяй.
        - Кстати, ты самый крупный специалист по именам, знаешь ли ты, откуда возникло такое название "тетя Ася"?
        - Даже не догадываюсь. Хотя в тот день, перед отъездом, когда ты хотел мне об этом рассказать, ко мне пришла на психологическую консультацию женщина по имени Анастасия, а если заменить "триадой", то Ася... Может, это связано с какой-нибудь магией, с каким-нибудь очередным чудом или совпадением?
        - А вот и нет. Хотя это действительно чудо. Это такая система в "Интернете", которая обозначается английскими буквами ICQ.
        - Английская аббревиатура, значит. Тогда все понятно: по-нашему, по-русски, "Ася".
        - Ну, это ласково. Некоторые грубо называют - "Аська".
        - Прелесть. Начало обещающее.
        Только давай остановимся на ласковой форме.
        - Как тебе нравится. Зачем нам нужна эта система? Народ хочет иметь телефон, пейджер, электронную почту, причем общаться хотелось бы в режиме реального времени и иметь все это сразу. Для этого и устанавливают на своем компьютере "тетю Асю". По абонентскому номеру она пересылает почтовые сообщения. К сообщению можно пришпилить электронный файл в любом формате. Можно выйти на диалог. В то время как собеседник набирает на своей клавиатуре фразы, можно одновременно ему отвечать.
        - То есть, можно его перебивать?
        - Конечно, общение от этого максимально приближается к живому.
        - А на нашем компьютере ты уже установил эту систему?
        - Нет еще, не успел. Вот мы сейчас это и сделаем. Установим маленькую программку, напишем свое nickname, или псевдоним, и позвоним по серверу тети Аси. Какую ты возьмешь себе кликуху?
        Я задумалась.
        - Можно остаться без имени, если хочешь.
        - Да нет. Безымянной быть как-то неуютно. Да и непривычно для меня. Пожалуй, дам свое ведьмаческое name - Аурика. Хотя лучше останусь Натальей.
        - Ну, хорошо.
        - Только ты объясняй и показывай мне все последовательно, шаг за шагом. Пожалуй, мне лучше записывать. Моя механическая память ни к черту.
        - Ну вот, включаем компьютер.
        - Включили.
        Экран снова замелькал.
        - А ты молитву прочитай. Мне Миша рассказывал (ну, ты же знаешь, он жутко православный), сбойнула как-то у священника, к которому он часто захаживал побеседовать на религиозные темы, система. Так же вот монитор замелькал. Священник понял, что система сбойнула не просто так, а оттого, что в память своего компьютера он только что ввел программу всяких Кришну-Вишну. Ни один настройщик не мог ничего сделать. Тогда батюшка молитву прочитал - глядь, заработало! Может, у тебя там тоже какие-нибудь дьявольские программы, попробуй молитву почитать: "Отче наш, Иже еси на небесех..." Дальше знаешь?
        - Ты лучше своим гребнем по экрану проведи.
        Это волшебное средство я и применила. Экран мигать перестал: подействовало, значит! Здорово! Как всегда, на экране на мгновение возникла дверь, потом ругательное слово из одних мягких знаков, превратившееся в другое, непонятное: "Ди мьедовуха".
        - О господи!
        - Не поняла. Это на каком языке:
        "ди мьедовуха"? Это что?
        - Кто бы знал... Вообще не понятно, откуда это взялось здесь.
        - Тетя Ася в подоле принесла, - пошутила я.
        - Подожди-ка, подожди, "моя комната в Международном доме отдыха журналистов близ Варны выходила окнами на Черное море. Его мерное дыхание слышалось сквозь сон, грохот волн будил по утрам"...
        Это какой-то текст!
        - Тебе не кажется, что это что-то про Болгарию?
        - Похоже. "Я вышел навстречу ему на веранду и увидел соседа - плотного, очень румяного пожилого мужчину, который тут же представился: "Стефан. Я из Берлина".
        Текст продолжал и продолжал появляться.
        - Это что, предлагается знакомство через "тетю Асю"? - я решила, что "тетя Ася", в самом деле, чудо техники.
        - Так сразу? Нет, здесь что-то не так!
        " - А я из Восточного Казахстана. По-немецки говорю прилично. Вы любите купаться во время прибоя?
        Тогда вперед!
        - Подождите немного. Я разбужу Степана Степановича...", - продолжала я читать.
        - А тебе не кажется, что мы случайно внедрились в чей-то чужой диалог?
        - По идее не могли. Для этого нужно, по крайней мере, самому сделать запрос.
        - Подожди, текст продолжается:
        "В коридоре общительный немец появился в сопровождении супруги Ингрид, молодой привлекательной дамы, и подростка-сына, тоже Стефана. Как выяснилось, Степаном Степановичем его прозвал Борис Полевой. "О, это мой хороший друг", - сообщил Стефан-старший. Я подумал: "Как же его-то фамилия?" "Гейм", - ответил новый знакомый"... Ты что-нибудь понимаешь? Может, это заседание клуба знакомств?
        - Да нет! Для этого мы должны были бы подключиться к конференции специальным образом.
        - "Я аж подпрыгнул - такое случилось совпадение. В вагоне поезда, который вез группу наших журналистов в Болгарию, мне попался потрепанный выпуск "Роман-газеты", где были напечатаны "Крестоносцы" Стефана Гейма. Читать я начал, чтобы скоротать время, но вскоре увлекся всерьез..." Да тут, в самом деле, сплошные совпадения: Болгария, Восточный Казахстан...
        - Сюра какая-то!
        - "Передо мной, участником войны, явились со страниц романа живые портреты наших союзников - американцев, появления которых мы так долго и томительно ждали, чуть ли не три года. Гейм с жестокой правдивостью говорил, что открытие второго фронта в Европе оттягивалось не случайно, многие в США хотели, чтобы гитлеровцы основательно обескровили советскую армию, прежде чем оказать ей настоящую боевую поддержку. Да и дух армии союзников был неоднороден: служили в ней честные и смелые люди, которые искренне хотели освободить планету от коричневой чумы, но тон нередко задавали откровенные мародеры, которые переправились через океан, чтобы нажиться на чужой страшной беде", - продолжала я читать вслух текст. - Это похоже на заседание литературного клуба.
        - Ну, тебе только с "тетей Асей"
        общаться. У тебя это здорово получается.
        - Вашими молитвами! "В то солнечное утро я не решился заговорить со Стефаном о подробностях его военной судьбы, о делах литературных. Ни к чему это было. Гейм, как и я, терпеть не мог подолгу валяться на пляже, и мы отправились "открывать Болгарию". Это оказалось тем более кстати, что Стефан совершенно не общался со своими земляками. Для "западных" немцев (все это происходило в 1971 году) писатель был знаменитостью, к которой просто так не подступишься, а на востоке, в ГДР, он с каждым годом становился фигурой нежелательной, диссидентом"... Мне кажется, что это какие-то мемуары...
        - Послушай, Наташуля, давай перейдем к делу.
        - Ну надо же разобраться, что это за текст неожиданный. "Так уж сложилась судьба, что я вечно вступаю в конфликты с властями, - весело объяснял он мне, шагая по палой листве темноватого приморского леса. - До войны я работал в газете, разоблачал хулиганов из окружения Гитлера, доказывал, что их поддерживают магнаты Рура. В тридцать четвертом лишился родины, бежал в Америку. Когда началась вторая мировая война, вступил в американскую армию. Я стал не только корреспондентом, но и боевым офицером. В своей армии я пытался бороться против сволочей, наживавшихся на крови, - это мне дорого обошлось, но я оставался самим собой.
        После войны стал выступать в защиту мира. А президент Трумен тем временем направил американских солдат умирать в Корею. Тогда я сложил в коробочку все боевые награды, полученные в дни второй мировой, и отправил коробочку господину Трумену. И опубликовал письмо, в котором обозвал президента дерьмом и убийцей.
        Пришлось уехать из штатов. Понадеялся, что смогу писать и печатать правду в социалистическом Берлине. Но наши германские обыватели-демократы боятся правды больше, чем империалисты. Теперь меня запретили публиковать в ГДР. Приходится выпускать книги в ФРГ и платить за это крупные штрафы властям ГДР. Но я могу говорить только то, в чем до конца убежден. В Америке меня объявили коммунистом, а немецкие коммунисты пишут, что я прихвостень империализма. Ну боже мой, как хочется быть просто человеком!.." Интересно. А я не читала Гейма.
        А ты?
        - И я нет.
        - Темнота! Может, это какие-нибудь секретные документы?
        - Высокая блондинка проникла в наш дом, пока мы ездили в Болгарию, и внесла их в память нашего компьютера, - пошутил Саша.
        - Очень может быть. Интересно, на какую разведку она работает? "По лесу мимо нас катила забавная семья:
        папа-еж, мама-ежиха, за ними - трое ежат. И каждый тащил на иглах по грибу-масленку. Мы залюбовались трудолюбивыми животными, и я рассказал Стефану, что не так давно места, где теперь располагаются знаменитые болгарские курорты, были дикими и безлюдными. Освоению побережья мешали ядовитые змеи, ими кишели кустарники, скалы, леса. И тогда ребятишек Болгарии сумели поднять на ловлю ежей. Колючих зверьков переселяли к Черному морю со всей страны. Ежи уничтожили гадюк".
        - Вот видишь, как полезно общаться с "тетей Асей"! А ты сопротивлялась!
        - Это, в самом деле, надо было читать до отъезда в Болгарию. "Да, наши дети могут многое совершить. Но чаще их учат любить войну больше, чем живую природу. Каким-то вырастет мой Стьопка! - он назвал сына по-русски"... Нет, это не похоже на секретные документы.
        - А-а! Вспомнил! Это я, наверное, проверял работу сканера и взял первый попавшийся журнальный текст.
        - Очень напоминает гадание по книге. В рассказе "Упырь" Толстого хорошо описан этот способ гадания. У Алексея Константиновича. Берешь книгу, священную или любую другую - хоть детектив, раскрываешь наудачу и читаешь первые попавшиеся строки. Из прочитанного судишь о предсказании. Только надо кляп приготовить.
        - Это еще зачем?
        - Вдруг из компьютера выскочит вурдалак? Для него кляп, если набросится и начнет кровь сосать, как в "Упыре".
        Ну, давай все же дочитаем, о чем этот символ судьбоносный нас предупреждает?
        - Давай.
        - "Быстро подошел день расставания. Хотелось угостить Гейма красивым прощальным ужином, но, увы, наличные финансы давно рассеялись по окрестным винным погребкам". .
        - Хорошие прогнозы, нечего сказать.
        - "Однако в голову мне пришла озорная идея... До отъезда в Болгарию в горах Алтая по моему сценарию был снят документальный фильм "Медовая колесница" - о новейших приемах пчеловодства.
        Разумеется, объездил я десятки пасек и даже в Варну привез большой бидон отменного свежего меда, собранного с белых шаровидных цветов дягиля, травянистого растения, достигающего пятиметровой высоты и образующего непроходимые медовые джунгли"...
        - Наташуля, ты пока читай, а я в "Книжный мир" сбегаю, а то закроют. Мне там книжечку купить надо.
        - Очередной "кирпич" по компьютерам?
        - Ну да.
        Я продолжала читать: "И вот на последние левы я купил ракии, болгарской виноградной водки, отлил стакан жгучего напитка и заполнил недостачу порцией благоуханного меда. Бутыль вывалял в песке и глине и завернул ее в старую газету.
        Вечером пригласил к себе Стефана Гейма с семейством и произнес торжественную речь:
        - У нас, на западных склонах алтайского хребта, в Восточном Казахстане, существует прекрасный народный обычай. Когда рождается ребенок, свежим медом заливают бутылку и закапывают ее в золотоносные пески, которых на Алтае много. А в день, когда ребенок, ставший взрослым, справляет свадьбу, бутылку откапывают, - там уже образовался напиток, называемый "Ди мьедовуха". Мои друзья-пчеловоды подарили мне одну из таких заветных бутылок и сейчас мы ее разопьем в память о том, как мы со Стефаном открывали Болгарию.
        Гейм отпил глоток из поднятой рюмки, посмаковал напиток, и глаза его наполнились слезами.
        - Повторите, как это называется?
        Ди мьедовуха?! Со всей ответственностью заявляю, что ничего подобного я не пил в моей жизни ни в Европе, ни в Америке, ни в Азии, ни в Африке. Такой напиток могли придумать только очень добрые люди с прекрасными сердцами. Они живут на Алтае. И я когда-нибудь приеду туда, чтобы пожать руки этим людям.
        Восторг его возрастал по мере того, как уменьшалось количество напитка. Махая мне на прощанье рукой из окна автобуса, который увозил его в аэропорт, Стефан кричал:
        - Ди мьедовуха!
        Вернувшись домой, я получил посылку.
        В ней был роман Стефана Гейма "Глазами разума" с дарственной надписью, которая кончалась словами: "Эс лебе ди мьедовуха!"
        Рассказ был подписан: "Адриан Соловьев".
        - Послушай, Сашок, ты говоришь, это с какого-то журнала сканировал? спросила я мужа, когда он вернулся с новым "кирпичом".
        - Ну да.
        - А с какого?
        - Ой, я уже не помню. Это перед нашим отъездом было.
        - Ты понимаешь, этот рассказ подписан Адрианом.
        - Да ну!
        - И я вспомнила, что эту историю мне когда-то Адриан рассказывал. Я напрочь ее забыла, а сейчас вспомнила.
        - Может быть, я какие-нибудь бумаги сканировал, которые под руку попали. Это очень важно?
        - Саш, все, что он писал, он старался дать прочитать мне, и если это выдерживало мою цензуру, - отправлял по назначению. Мне кажется, что эту историю он не записывал даже...
        - Ну, может, он записал текст, а тебе просто забыл показать или не успел. Что тебя обеспокоило?
        - Может быть и так, как ты говоришь. Я подозреваю, что он не дал мне прочитать этот материал, потому что здесь про выпивку написано, я бы тогда начала про Фрейда распространяться: у кого что болит...
        - Я одного не понял: если это судьбоносный знак, то что он предвещает?
        - Пока трудно сказать. Я давно гадаю по книгам. Когда я окончила школу и собиралась поступать в институт, взяла книгу из серии "Мир приключений", открыла ее, и первые строчки, на которые упал мой глаз, были: "Граждане! Воздушная тревога!" Как хочешь, - так и понимай! Поехала поступать в Томск. В институт автоматизированных систем управления и радиоэлектроники.
        - Что-то ты никогда не рассказывала об этом факте из своей биографии.
        - Не было случая.
        - Ну-ну.
        - Мне надо было сдать всего два экзамена и набрать девять баллов. Тогда была такая система льгот для тех, у кого средний балл в аттестате был четыре с половиной.
        - И ты не поступила, что ли?
        - Перед первым экзаменом в городском парке ко мне подошла цыганская девчонка лет тринадцати и заявила, что в Томске мне не жить. Я спросила ее: "Что, экзамен провалю?" "Нет, экзамены ты сдашь очень хорошо. Но в Томске тебе не жить. Запомни". Эта девочка ничего с меня не взяла, ведь и гадать ее никто не просил, - и ушла. Сначала я сдала успешно экзамен по физике, на котором многие, даже медалисты, погорели, и отправила своей маме телеграмму: "Физика пять тчк". Потом так же сдала математику, о чем сообщила маме телеграммой: "Граждане воздушная тревога тчк студент тчк". Мама ничего не поняла, потому что о гадании все давно забыли, хотя перед отъездом я им говорила: и маме, и сестре, и ее мужу.... Через несколько дней я прилетела самолетом в Усть-Каменогорск, чтобы провести остаток лета до сентября дома.
        - И обратно в Томск, должно быть, возвращаться не захотелось...
        - Вернулась. Училась, но не до конца. Терпения не хватило: в общежитии не смогла обитать, а снять в Томске комнату - целая проблема. Бросила институт и уехала домой, к мамочке.
        - А потом ты стала получать одно образование за другим? Как бы ты сказала: "незавершенный гештальт тебя побуждал к действию"?
        - Наверное. Оно-то, образование, часто и мешает...
        В душу мою закралось сомнение. И смятение. Сказка о розе, теперь эта история про медовуху, будто бы намек на наш с Сашей медовый месяц в Болгарии. Даже название системы "тетя Ася" и приход Анастасии Сергеевны, которая признавала сокращение своего имени только как Ася, да еще именно тогда, когда все это стало происходить, вызвал непонятные мне самой ассоциации. Не слишком ли много случайностей? А эти причуды с Адриановой головой? Порождение ли это моего воображения, полубреда какого-то? Саше тоже, видимо, показалось что-то странным. Однако нам все-таки удалось послать системному администратору заявку по электронной почте и зарегистрировать меня в клубе "тетя Ася".
        У каждого свой лист Мебиуса
        Я вернулась к своей повседневной психологической работе. Ко мне пришел десятилетний мальчик. Паранормальность его заключалась в том, что он давно страдает нарушением сна. Жалуется, что не может заснуть до тех пор, пока "как следует, не раскачается". Я попросила объяснить, что он под этим подразумевает.
        - Ну, перед тем, как заснуть, я усаживаюсь на стул и качаюсь. Долго-долго: влево - вправо, влево - вправо.
        - Покажи, пожалуйста, как ты это делаешь.
        Артем уселся на стул, словно на коня или на велосипед, закрыл глаза и начал медленно раскачиваться из стороны в сторону, как гнущаяся на ветру тростинка.
        - И что, ты прямо на стуле засыпаешь?
        - Нет, перехожу в кровать, когда устаю.
        - И долго качаешься?
        - Полночи. Засыпаю поздно, поэтому первый урок просыпаю. Мама ругается, учителя тоже. Скоро в спортивный лагерь ехать - там мальчишки смеяться надо мной будут, они непривычные к паранормальностям. Помогите.
        Даже не представляю, с чего начать работу с мальчиком. Взрослые часто жалуются на бессонницу, это понятно, в этом даже никакой паранормальности нет. Я и сама страдаю бессонницей, особенно, когда много работаю и переутомляюсь. Но чтобы бессонницей мучился десятилетний ребенок невероятно!
        - А как тебя дома зовут?
        - Мама называет меня Тема. Но мне это не нравится.
        - А вот если бы тебе предложили изобразить на рисунке, как выглядит Тема, ты бы его каким изобразил? Возьми вот там, на столе, цветные карандаши, бумагу - нарисуй.
        - Я плохо рисую. Моим родителям давно, когда я только пришел в школу, сказали, что нужно развивать мелкую моторику руки. Для этого меня отдали в кружок резьбы по дереву. Кстати, мне скоро туда бежать! - мальчик тревожно посмотрел на часы.
        - Какие ты слова серьезные знаешь: "мелкая моторика"! Скажи честно, а ты с желанием в этот кружок ходишь или потому, что "сказали"?
        - Мне это очень нравится. Многое получается.
        - Думаю, что и Тема у тебя хорошо получится.
        Артем подумал и нарисовал Тему тигром, убегающим от охотников.
        - Тема - это ты?
        - Да.
        - А тигры кто?
        Артем, не задумываясь, ответил мне:
        - Тигры - это учителя, которые гонятся за мной.
        - А родители среди них есть?
        - Да, - неохотно признался мальчик.
        Я провела с Артемом сеанс аутотренинга и назначила ему встречу на завтра. Сама погрузилась в раздумья: что все это может значить?
        По рисунку Артема я поняла, что он мальчик старательный, учится в школе хорошо, но лезет из шкуры вон, чтобы удержаться на уровне выше среднего. Благодаря успехам в учебе ему удается завоевывать уважение в семье. Он опасается, что снижение школьной успеваемости вызовет спад родительской любви и внимания. Это для него стало особенно важным сейчас, потому что два месяца назад у Артема появилась сестренка, на которую переключилось все внимание родителей. Мальчику, конечно, стало казаться, что и любят сестренку больше, чем его. Итак, его самооценка, его "Я" зависит от достижений в школе. Отсюда стало понятно, почему бедный, беззащитный Тема убегает от свирепых тигров-учителей и родителей, а он так нуждается в более нежном к нему отношении. Не зря мальчик отвергает и форму имени Тема, которой называет его мама.
        Вечером я позвонила его родителям и объяснила им, что мальчика необходимо убедить, что его ценят самого по себе, показать своим поведением, что родительская любовь не зависит от отметки за контрольную работу.
        Кроме того, Артем очень перегруженный ребенок. В дополнение к школьным урокам он занимается еще и резьбой по дереву, и токвандо. Подолгу смотрит телевизор. Плотное расписание заставляет ребенка разрываться, постоянно испытывает на прочность его силы. По вечерам ребенок не в состоянии перейти от лихорадочной дневной активности к спокойному сну. Я позвонила его родителям вовремя: они готовились купить Артему еще и компьютер. Перегрузка была бы громадная.
        Его покачивания телом мне совсем не нравились, эта паранормальность имела вредные формы. Я обратилась к специальной литературе. Причина периодического поведения неизвестна. Во всех книжках, которые я просмотрела на эту тему, а их оказалось совсем мало, отмечается, что явление это очень неизученное.
        Однако в каждом источнике написано, что для маленьких детей периодическое поведение - явление вполне обычное и прекращается само по себе. А в одной книжке по психиатрии я прочитала, что периодическое поведение становится причиной для серьезного беспокойства, если возникает у детей постарше.
        Пришлось позвонить знакомому психиатру. Он в свое время лечил Адриана, довольно успешно прерывал у него запои. Известный человек, гипнотизер. Он назвал это явление "ритуалами" и сказал, что "ритуалы" сопутствуют аутизму, умственной отсталости и слепоте, чем меня страшно обеспокоил, однако ничего подобного у Артема не было.
        - Возможны такие ритуалы и при эпилепсии, - еще более расстроил он меня.
        Мне стало тревожно за Артема.
        Такой симпатичный голубоглазый мальчишка, умница, фантазия у него богатая. Я попросила знакомого психиатра осмотреть мальчика. В долгу не останусь.
        Психиатру я иногда снимала депрессию: сапожник-то без сапог.

***
        То ли под впечатлениями Артемовых рассказов, то ли по каким-то еще неведомым причинам, приснился мне забавный сон, коему условное название я дала "Учительский рэкет".
        Школа. Идет урок. Я работаю психологом в этой школе. Возможно также, что я еще школьница. В общем, нечто смешанное. Я на уроке в каком-то незнакомом мне классе. Вдруг в класс врывается женщина с сизым пропитым лицом, полная агрессии, готовая обрушить эту агрессию на первого встречного. Она нападает на одну из учениц, грубо схватив ее за ручонку:
        - Почему ты только что бегала по коридору?! Кто тебе позволил так себя вести?! - истошно кричит женщина, и ее лицо покрывается разноцветными пятнами.
        Молодая учительница объясняет мне, что это "школьная гроза" по фамилии Вышепереведенцева, бывшая учительница, ныне пенсионерка по инвалидности из-за случившейся с ней душевной болезни. Из любви к учительскому ремеслу она продолжает следить за дисциплиной в школе, хотя на пенсии уже давно. Ее боятся не только ученики и родители их, но и учителя, и даже директор со всеми завучами и завхозами школы.
        Я выхожу в коридор, чтобы побеседовать с грозной Вышепереведенцевой. Вдруг она меня пугается и затихает.
        Выражение ее лица и даже его черты в течение нескольких минут беспрерывно меняются. На нем можно уловить все проявления каких бы то ни было известных науке душевных недугов. Кротким голосом Вышеприведенцева начинает оправдываться: жить ей не на что, поэтому, чтобы иметь хоть какие-то средства к существованию, она вынуждена намеренно приставать к ученикам и работникам школы с замечаниями. Они, чтобы отделаться, дают ей взятку, примерно так, как автомобилисты, нарушившие правила движения, дают взятку работникам дорожной инспекции.

***
        Артем побывал у психиатра. Слава богу, предположения о страшном диагнозе не подтвердились. У мальчика просто закрепилась детская привычка "раскачиваться". Почему - это уже другой вопрос.
        Как я думаю, будучи маленьким, Артем, вероятно, таким способом привлекал внимание своих родителей, - ведь взрослым трудно игнорировать поведение, которое они считают необычным. Мальчик это подсознательно понял, и мотивация такого поведения усилилась. У каждого своя паранормальность и свой лист Мебиуса.
        Я провела с Артемом несколько психотерапевтических сеансов. Через некоторое время он изобразил себя охотником, настигающим тигров. Охотника звали Арт. Я стала проводить с Артемом психологические игры, направленные на формирование адекватной реакции на любую внезапность, какая бы в жизни не встретилась. Работали мы с его самооценкой. В конце концов, мальчик заявил, что ему вдруг понравилось его полное имя Артем.
        Оно стало казаться ему каким-то уравновешивающим между нежным Темой и жестким мужественным Артом. Мы продолжали работать и с его сновидениями, которые возникали уже без раскачиваний, и коэффициент полезной паранормальности у ребенка повысился, он перестал бояться насмешек.
        Самоубийство в Центре мира
        Приближался день памяти Адриана.
        Я сходила к нему на могилу и зашла в Новодевичий монастырь, поставила свечку за упокой его души. Сама не знаю, почему я это сделала. Должно быть, на всякий случай, примерно так, как это делали наши языческие предки - молясь христианскому богу, не забывали и свои языческие традиции. А я наоборот, будучи старомодной язычницей, материалисткой, нигилисткой, время от времени ставлю свечки христианскому богу в православной церкви. Хоть православие и переплело в себе каноническое христианство со славянским язычеством, - все это наяву получается еще сложнее, чем в рассуждениях философов и теологов.
        Домой возвращалась пешком. Я привыкла помногу ходить пешком, а сегодня погода располагала к спокойно-грустным раздумьям. Накрапывал мелкий дождик.
        Адриан буквально запрограммировал себя на смерть. Вряд ли было случайностью то, что он умер в день рождения своего сына. Что интересно, и рождение моего отца приходилось на этот же день. Это уже совпадение. А мое рождение совпало с днем рождения отца Адриана. Вот, как все в этом мире чудно переплетается. Где этому найдешь какое-либо рациональное объяснение?
        Адрианова сына звали Эдуардом, что в переводе с древнегерманского буквально означает "заботящийся об имуществе". Таким он и был. Мы поссорились с Эдуардом в первую же нашу с ним встречу. Он сказал, что судьба отца его вовсе не трогает, а вот отцовскую квартиру, куда он собрался переезжать в скором времени, он терять не собирается. Требовал, чтобы я и другие родственники уносили ноги, иначе...
        - Иначе сам испугаешься, - гордо заявила я, помахав дорогомиловским гребнем. Терпеть не могу никакого над собой насилия.
        Вообще-то Эдуард был неплохим мужиком, мастеровым, все в руках у него спорилось. Только вот поклонение вещам портило парня, он и к женщинам, как к вещам относился.
        Первый раз Эдя женился на фотомодели. Она уехала на конкурс в Швейцарию, где и осталась, выйдя замуж за миллионера. Эдуард решил, что не нужны ему больше молодые да легкомысленные, и нашел себе наученного сотрудника. Она была старше него, серьезна и рассудительна. "Эта не подведет. Человек расчетливый и накопления любит делать, с ней надежно", решил Эдик - и женился второй раз. Наученный сотрудник отправилась на стажировку во Францию. Все хорошо просчитала, да там и задержалась, оставив Эдика холостяком при живой жене.
        Ему стоило хлопот получить развод. Но мужчина был прирожденным семьянином и оставаться один не собирался.
        Он уже и дачку отстроил, и гараж купил. В третий раз женился на не слишком красивой и не слишком умной. Поднапрягся, чтобы девушка до свадьбы забеременела, смотришь, не убежит. Родился мальчик.
        Все шло гладко, как у всех добрых людей. Занятия отца журналистикой и прочая чепуха в виде душевных порывов и прорывов Эдуарду всегда казались глупыми, и он в знак протеста выработал в себе абсолютно противоположные качества. Работал завмагом и занимался домом как всякий добропорядочный семьянин. Очень хотел, чтобы и сын вырос таким же благополучным.
        Вдруг у Эдьки стали наблюдаться какие-то странности. Проснулась как-то его жена, а он над ней с топором стоит, какими-то невидящими глазами на нее смотрит. Осторожно взяла она топор из его рук:
        - Эдик, миленький, ложись спать...
        "Может, во сне что приснилось, может еще чего..." - рассуждала жена и, поскольку утром он не вспомнил о происшедшем, к врачу обращаться не стали: вряд ли что серьезное.
        Однажды Эдуард зашел в парикмахерскую и обрился наголо. На расспросы жены, зачем он обрился, он не отвечал, не помнил, что побудило его к этому поступку. Не мог он вспомнить и то, что приехал домой с соседом. Это выяснилось чуть позже, когда сосед вечером за плоскогубцами пришел, которые Эдька дорогой ему пообещал.
        Провалы в памяти у Эдьки стали повторяться чаще и чаще. Жена никому ничего не рассказывала, неудобно было, может, предыдущие браки парня довели.
        Однажды поехали они всей семьей на дачку. Эдик дрова колол, печку решил растопить. Сам эту печку выложил. Не каждый деревенский на такое способен, а он в городе рожденный и в городе выросший вон какую соорудил, и трубу, как следует, вывел, - тяга хорошая. Был вечер. Жена легла спать. Маленького сынишку положили в другой комнате. Утром проснулись Эдька с женой, пошли сынишку будить, - а вместо сына на кроватке - кровяное месиво. В результате следствия установили, что Эдуард сына на дрова изрубил. Сам Эдька ничего не помнил, ничего не соображал. Увезли его в центр судебной экспертизы. Никто не догадывался, как могла произойти такая трагедия.
        Сына Эдуард любил, души в нем не чаял. Убит был горем мужик. Выявили, что он психически нездоров, эпилепсия у него.
        У большинства больных эпилепсией перед припадком возникает аура. Аура Эдуарда будила в нем переживания чего-то страшного, ужасного. Об этом его жена догадывалась давно. Случаются у больных и приятные переживания. У Федора Михайловича аура переживалась как необыкновенно возвышенное состояние. А ведь в творчестве у Достоевского герои страдают душевными расстройствами, как в Адриановых рассказах - алкоголизмом. Все-таки, у кого что болит, тот о том и говорит - это постулат. Может, кроме алкоголизма, и у Адриана было какое-нибудь расстройство психики? Алкоголизм мог сопровождать основное заболевание. Да и заболевание сына генное, не на пустом месте взявшееся. Больные самого припадка не помнят, а вот аура им запоминается.
        Появляется страх, злоба, стремление куда-то бежать.
        Мне вспомнилось, как однажды в начале мая мы с Адрианом приехали посмотреть Ярославль. Адриан давно расписывал мне великолепие возвышающейся на пригорке над полем, желтым от одуванчиков, церкви, нарядной, со сверкающими на солнце куполами в голубом куполе неба. Остановились в гостинице. В первый же день мы ощутили всю прелесть состояния человека, лежащего в одуванчиковом поле пузом кверху, и, полные умиротворения, заворожено наблюдали за белыми кораблями облаков, проплывающих над золотыми вершинами церквей. Красиво били колокола. И ничего не нужно было, кроме этих одуванчиков, облаков, соборов и колокольного звона. Покой нарушил неизвестно откуда взявшийся холодный ветер. Вечером выпал снег. Ночь была страшно холодной. Я замерзла и закапризничала:
        - Поехали обратно в Москву! Не хочу Ярославль! Не хочу храмов! Не хочу одуванчиков! Не хочу Волги! Я замерзла!
        Адриан не обнял меня, не согрел.
        Он вдруг бросил на асфальт фотоаппарат, пронзительно и протяжно закричал и побежал от меня, как от чумы, испуганно озираясь и продолжая кричать. Реакция на безобидные капризы хрупкой женщины была, по меньшей мере, странная. Он бежал долго, пока не устал. Вернулся в гостиницу только через три часа, заблудившись в городе.
        Я тогда тоже ничего не поняла, как и жена Эдуарда. А уж когда я двуглавым орлом ему казаться стала, врачей к тому времени я уже ввела в курс дела. Они объясняли это все алкоголизмом.
        Другой диагноз поставить было трудно, тем более, на фоне алкоголизма.
        Оставались только мои догадки. Кстати, Адриану часто снились "фиолетовые" сны.
        Этот факт может говорить о различных физических отклонениях: высоком кровяном давлении, подверженности инфекциям, о болезнях кожного и волосяного покрова, об эндокринных нарушениях, о судорогах, спазмах и... об эпилепсии.
        В общем, я поняла, судьбу святых мучеников точно выражает шекспировская формула: "она меня за муки полюбила, а я ее за состраданье к ним". Эдуард хоть и не повторял судьбы конкретного православного святого мученика, к чему в какой-то мере был близок Адриан, - все же страдал "священной" болезнью, как иначе называли эпилепсию.
        Эдуарда лечили очень долго.
        Наконец, когда его выпустили из тюремной больницы, принял он каких-то таблеток.
        Сначала пытался пить уксус, - да только пищевод себе испортил. После таблеток попал в реанимацию. Был он абсолютно безнадежен. Здоровьем тела Эдьку природа не обидела, как бы в компенсацию за здоровье душевное. Тело его было настолько сильным, что казалось, каждый мускул радуется жизни, играет, как у молодого коня. Идет порой Эдька по городу, идет, да ка-а-ак сделает двойное сальто, опустится на землю - и дальше идет с невозмутимым видом. На этот раз все обошлось, Эдьку спасли.
        Решил он заняться своей духовностью, как только выписался из больницы. В Беловодье есть гора Белуха, вершина которой всегда белая из-за вечных там снегов. Предполагают, что именно о Белухе Николай Рерих писал как о Центре мира. Ведь если покопаться, то все мифические мировые горы, по описаниям, примерно там и находятся на востоке. Гора Меру, гора в древнеиндийской мифологии, вокруг которой вращаются Солнце, Луна, планеты и звезды, на которой живут высшие боги Брахма, Вишну, Шива, Индра и другие мифические персонажи, расположена, по индуистским представлениям, к северу от Индии, за Гималаями. Центрально-азиатская гора Сумеру находится в центре Азии. Иудейская гора Синай - к востоку от Иерусалима. Древнекитайская Куньлунь, нижняя столица небесного правителя Шан-ди и место обитания Владычицы Запада и бессмертных Си-ван-му - на западной окраине китайских земель.
        Мусульманская гора Каф - к востоку от Мекки. Список можно продолжить. Бел горюч камень Алатырь, который часто фигурирует в заклинаниях Сонихи, тоже находится в "подвосточной стороне" от русских земель.
        Отдельные философски настроенные граждане ввели традицию собираться на Рериховские чтения у подножия Белухи. Зачастил туда и Эдька.
        Говорят, он с утра до ночи молился на Белуху и дома, сидя в позе "Лотос" на балконе, произнося какие-то буддистские заклинания.
        Однажды после восхождения на Белуху и очередных Рериховских чтений, Эдька проехал на свою дачу, которая находилась почти рядом с Белухой. Через два дня там его и нашли.
        Повешенного. Самоубийство. Так показало следствие.
        Явление "самого главного рыбака"
        - Изучи эрогенные зоны своего компьютера, - сказала мне как-то Клариса.
        Я окончательно влюбилась в ее редкое имя. Время от времени мы общались. Клариса - женщина с большим чувством юмора. Я заметила, что чувством юмора обладают многие редкоименцы. Возможно, редкое имя и подарило им эту черту характера. Интересно было бы как-нибудь исследовать этот вопрос.
        В один из дней я решила штурмом изучить сразу все эрогенные зоны дядюшки Компьютера вместе с эрогенными зонами тетушки Аси. Не успела я нажать кнопку включения, как экран монитора замелькал.
        Одну эрогенную зону уже выявили - плохой монитор. Когда монитор перестал мерцать, появился текст. Все шло по давно отработанной схеме, хоть и несколько странной. Всякий раз мне приходилось брать в руки гребень и проводить им параллельно плоскости компьютера, после чего экран успокаивался, и на нем как бы проецировался мягкий знак с гребня, похожий на дверную ручку. Изображение самой двери иногда появлялось, иногда - нет. Потом возникал сразу какой-нибудь текст, перед этим даже не предлагалось меню. Может быть, Саша сделал настройку таким образом, что сразу на экране монитора появляется тот материал, с которым работали накануне?
        Как всегда, сразу появился текст: "Кормак - так в некоторых местах называют подледную рыбалку. Кормак - это и название рыболовной снасти...". Это похоже на какой-то словарик по рыбной ловле. Что-то я не замечала, чтобы Саша рыбной ловлей увлекался. Читаю дальше:
        "Кормак - это массовый психоз, охватывающий добрую половину мужчин, едва надежный лед покроет водохранилища и озера". Похоже, это Саша с какого-то рыболовного журнала сканировал, сканер проверял. Едва я решила запросить меню, как послышался чей-то разговор, от неожиданности я даже вздрогнула:
        - Ты на кормаке был?
        - Да съездил. Всего-то полмешка окуня.
        - А Иван Иваныч, говорят, пять мешков взял. Щука, судачок.
        Кажется, тетя Ася сюрпризы преподносит, чей-то разговор мне выдала.
        Дальше снова появился текст: "И спешат, спешат к уловистым местам легковушки, самосвалы, пожарные, санитарные, милицейские и прочие машины, набитые дрожащими от рыбацкой страсти любителями.
        По субботам на озеро Зайсан отправлялся вместительный автобус". Так! Озеро Зайсан - это в Восточном Казахстане! Может, снова Адриановы бумаги Саша сканировал? Что ж, почитаю дальше, может, удастся нащупать еще одну эрогенную зону нашего компьютера? "От города до озера - километров триста с гаком, поэтому доставка рыбаков-туристов была поручена самому надежному водителю - Вильгельму Фридриховичу, в просторечии - дяде Вилли. Это мужик всегда трезвый, редкий знаток машины и великий шутник".
        Пожалуйста, еще один, можно сказать, редкоименец и тоже обладает чувством юмора. Прямо-таки подтверждение моей только что мелькнувшей мысли! "Причем шутит он, сохраняя полную серьезность. Все вокруг покатываются со смеху, а дядя Вилли даже не улыбнется". Ну-ка, ну-ка?
        "Рядом с водителем в путь отправляется инструктор по туризму. Главная инструкция, обращенная к любителям кормака, лаконична:
        - Хлопцы, больше двух пузырей с собой не брать. Нарушителей возить не станем. Ясно?
        Кому же не ясно? Угроза веская.
        Но едва в пятницу вечером тронется автобус по заветному маршруту, едва выбежит за окраину, разносится по салону негромкий призыв:
        - Засосем пузыря!"
        Понятно, это снова какое-то произведение Адриана: все та же алкогольная тема. Болезнь очень часто диктует тему произведений. Все по Фрейду. "Засосали, закусили, потравили анекдоты, и уже где-нибудь на тридцатом километре в салоне автобуса - над мешками, рюкзаками и рыбацкими телами принимается гулять могучий пролетарский храп.
        Устали после трудовой недели". Конечно, кто еще это мог написать, как не Адриан? Теперь я поняла, почему все эти его вещи прошли мимо меня: они все написаны на алкогольную тему, поэтому Адриан старался, чтобы они мне на глаза не попались. Теперь меня интересовало, как Адриан решил свою проблему именно в этом рассказе. Причем, судя по описанию, это событие происходило до моего появления на Адриановом горизонте.
        Вероятно тогда, когда он жил с Верой в Усть-Каменогорске. При мне он на Зайсане не кормачил.
        "Автобус спешит по горной дороге, гудит все натужнее. За аулом Таргын становится совсем тяжело - гололед, а подниматься еще целых семь километров". На экране в самом деле появилось трехмерное изображение автобуса, еле взбирающегося по заледенелой горной трассе. Это же надо: текст еще и графикой снабжен! Саша, что ли экспериментировал? Автобус содрогается от натуги, юзит, останавливается. Снова послышался разговор двух мужиков:
        - Дальше нельзя. Все.
        - Да как же, Вильгельм Фридрихович, родной! Ну, еще попытаемся. Ну, поднимем туристов, - толкнут.
        - Теперь турист свой жинка в бок не толкнет. А я с твой турист под обрыв летать не имею желаний.
        С немецким акцентом рассуждал, скорее всего, дядя Вилли. Второй был, судя по всему, инструктор; он откинул свою голову на сидение и размечтался. Мечты на экране тетя Ася передала опять-таки видеорядом: огромное озеро и мужик идет долбить лунку, опускает блесну в воду, леска натягивается и подо льдом начинает ходить наколовшийся на крючок тяжелый окунь. Я поняла, что это лишь мечты мужика, потому что все изображения из цветных трехмерных превратились в плоские монохромные.
        Похоже, решение проблемы сведется к схеме: бутылка, огурец, потеря памяти, потом сомнения, терзания, и все снова по тому же кругу. Вместо кормака им бы заняться чисткой кармы.
        - Ах, невезение! - произнес мужик-инструктор.
        Снова изображение трансформировалось в трехмерное и многоцветное.
        Дядя Вилли развернул громоздкую машину, и она осторожно поползла обратно под гору. Что-то ей помешало? Из ущелий поднимались какие-то плотные белые слои. На экране стало ничегошеньки не видно. Сбой? Совсем что ли наш монитор полетел? Вроде нет, время от времени виден силуэт останавливающегося автобуса. Вероятно, это изображение тумана. Да, конечно! Всякий раз, когда становилось лучше видно, снова гудел мотор автобуса. Даже показан был салон, где посиживали добры молодцы, которым хоть бы хны. Они захрапели, как военный духовой оркестр, исполняющий марш.
        Мотор замолчал. Автобус остановился напротив какого-то здания, очень знакомого... А-а-а! Я узнала! Это Белый дом в Усть-Каменогорске! Шофер вытаскивает из-под сидения какой-то инструмент и начинает им долбить лед.
        Снова включается разговор:
        - Вы что, дядя Вилли?
        - Дафай, дафай, бери скорей пешня, - командует шофер. - Вылезай, долби, буди пузогреев!
        Дядя Вилли выскакивает из кабины и орет еще сильнее, будто бы прямо в ухо:
        - Кончай ночевать! Долбай люнка!
        Такой клев еще не был! Вон Вовка уже нельма вытащил на десять кило!
        Инструктор тоже стучит, по-видимому, пешней по асфальту, бьет кулаком по стенке салона. На экране компьютера из открытой дверцы автобуса появляется нога в валенке с галошей.
        Трехмерное изображение. Чье-то очумелое лицо выглядывает наружу, изображение морды приближается крупным планом. Снова появился текст: "В какие-то мгновения рыбацкая страсть охватывает всю не до конца проспавшуюся ораву кормачников. Еще одна пешня застучала, зазвенела на главной городской площади. Еще одна..."
        Грохот был здорово сымитирован, как будто вокруг меня работала целая бригада дворников.
        Что ж, подспудное решение прекратить запой и перейти к действию именно такой мотив сквозит в этом кино. Однако, любопытный материальчик!
        Внезапно один из кормачников поднимает голову и в испуге замирает, широко выпучив глаза. Над ним в тумане шагает огромный человек в пиджаке с разлетающимися полами. В левой руке человек держит смятую кепку, правой указывает вдаль.
        - Это кто? - потрясенный видением, спрашивает парень.
        - Самый главный рыбак! - невозмутимо поясняет дядя Вилли, указывая рукой на традиционный памятник, не так давно украшавший любой областной центр.
        Я хохотала так, как уже давно не хохотала. Лихо закрутил! Если бы этот материал мне попал года на три раньше - вряд ли это бы меня тогда рассмешило: для меня бутылочная тема тоже была больной из-за Адриановых запоев. На экране сквозь белый туман проявилась какая-то вертящаяся фигура. Постепенно все яснее и яснее в ней угадывалось фигура человека. Ну конечно! То было изображение фигуры "самого главного рыбака"! На миг голова самого главного рыбака превратилась в корневую голову Адриана.
        Фантастическая фигура медленно поворачивалась разными планами. Графические и звуковые эффекты - новинки в репертуре тети Аси. Из тумана выплыла подпись: "Адриан Соловьев". А рядом вращалась бутылка водки, изображение которой было уже не объемным, а плоским и голубым, как голубая Адрианова мечта, затем бутылка вытянулась в плоскую ленту и превратилась в модель листа Мебиуса. Я поняла, найдена еще одна эрогенная зона нашего компьютера: стоит только включить его, он тут же выдает одну из Адриановых историй, притом ту, которую раньше мне не доводилось либо слышать, либо читать. Все это слишком напоминает мне периодическое поведение Артема во время бессонницы. В этих случаях в психологической литературе советуют научиться игнорировать подобные проявления. Знаменитому средневековому японскому фехтовальщику тоже советовали не останавливать внимания на острие противника и еще говорили, что если на одного напали десять человек и этот один не заостряет внимания ни на одном из противнков, то он легко и просто расправится со всеми.
        Так и сделаем, не будем обращать внимания, тем более, что со многими мы уже разделались. Может, наш компьютер заражен вирусом особой, компьютерной, эпилепсии?
        Семейная жизнь и никаких убийств
        Ночной воздух сотрясал междугородный звонок. Это могла звонить сестра из Усть-Каменогорска. Босиком и без халатика, как спала, голенькая, я подбежала к телефону и схватила трубку:
        - Да, алле!
        - Наташа, здравствуй! Это я.
        - Кто? Я не поняла.
        - Это я, Денис. Вот ты меня уже и узнавать не стала.
        - Как же я тебя буду узнавать, если десять лет уже прошло? Ты откуда?
        - Из Усть-Каменогорска.
        Звонил тот самый Денис, жена которого давным-давно навела на меня порчу, а бабка Сониха сняла.
        - А ты знаешь, я соскучился!
        Скажите, как вовремя! Сашенька принес мне тапочки и, полуобняв, накинул на мои плечи халат.
        - Да нет, ты знаешь, я все это время скучал, прямо томился. Только никак не проявлялся. Наши общие знакомые привозили о тебе кой-какие новости, а сам звонить я не решался.
        - Ну, рассказывай, как ты жил без меня, раз позвонил?
        - Плохо жил.
        - Ну, если бы ты без меня вовсе не жил - другое дело. А так - скучно.
        - Нет, правда, очень плохо жил, почти не жил. Света от меня уехала. Вот уже год, как.
        - Куда это она уехала?
        - Ну, ты знаешь, ты ведь роковая женщина. Рыжая. Из-за тебя все мужчины запивают.
        - Так уж и все?
        - Твой муж-то ведь пил.
        - С моим мужем вообще все было сложнее. И не из-за меня он вовсе пить начал. Я его застала уже с полувековым стажем пития. А вообще-то ты так долго не звонил, что я уже второй раз успела замуж выйти.
        - Уже?!
        - Не тебя же ждать, Денечка.
        Тебя я тринадцать лет назад ждала.
        - И Света меня бросила. Так вот, когда ты уехала в Москву, - такая тоска меня взяла! Интеллектуально пообщаться не с кем. Все какие-то серые, скучные.
        - А мы с тобой, оказывается, вели интеллектуальное общение?! Теперь я понимаю, почему мы редко виделись!
        Размеры интеллекта не позволяли!
        - Ты не изменилась. Все такая же гангрена.
        - Угу.
        - Ну и запил я, ты знаешь. Начал вдруг крепкие напитки потягивать вечерами...
        После того, как Света поменяла квартиру, Денис стал жить в морге, где днем работал судмедэкспертом, а ночью сторожем. По-видимому, из-за того, что имел свободный доступ к спирту и запил.
        - А твоя фотография у меня до сих пор в книжном шкафу стоит. Света с нее пыль стирала. Она знала, что ты меня вдохновляешь, и не выбрасывала.
        - Так я еще и роль вдохновительницы играла! Надо же! Можно сказать музы! Только вот почему-то от поцелуев музы ты не стал ни поэтом, ни музыкантом, ни художником? Зря, выходит, старалась. Стало быть, мои поцелуи мужчин только на пьянство вдохновляют.
        - Я говорю, какой была язвой - такой и осталась.
        - Да... А фотографию мою, я думала, давно разорвали на мелкие-мелкие кусочки и в снег выбросили, как Ипполита в "Иронии судьбы". Так как же Света решилась тебя бросить?
        Света всегда ждала Деню с работы, приготовив ему тазик с макаронами по-флотски или жареной картошкой, всякие солености, копчености и печености. Не обходился ужин и без рюмочки: как же, муж пришел усталый. А Денис, пока каждой знакомой юбкой слюни не оботрет, "интеллектуально общаясь", - тазиком не соблазнялся. И вот теперь "Света бросила". Не знаю, как должен был перевернуться мир, чтобы подобное произошло.
        Однако произошло. Деня стал баловаться крепкими напитками все чаще и чаще. Света не выдержала и уехала в Новосибирск, открыла там свое дело, частную аптеку, выписала из Усть-Каменогорска сына. Сын родил ей внука, и стала она самой молодой бабушкой, едва достигнув возраста Христа. В таком "расхристанном" положении Света была счастлива, охваченная новыми заботами. Временами звонила Денечке, справиться, не скончался ли муженек ее с голоду и кто ему теперь шнурки гладит.
        - А первого мужа, наверное, уморила?
        С тебя, с ведьмы сбудется!
        - Да нет. От водки умер, сердце не выдержало.
        - А за кого замуж-то вышла? - не унимался Денечка.
        - За самого лучшего мужчину на свете!
        - Очень я за тебя рад.
        - Даже не представляла, что так могу быть счастлива в семейной жизни. Ты же помнишь, я не собиралась замуж никогда и в будущем не видела себя чьей-нибудь женой.
        - Я, правда, рад за тебя. Ты знаешь, а я поседел. И чуть было не помре...
        - А он настоящий. Самый настоящий мужчина, - перебила я Денины всхлипывания.
        Так тебе, Денечка! Сарынь на кичку! На! Жри! Подавись! И пр., и др., и т.п. Тысячи ругательств на твою толстую харю! "Не решался мне позвонить"!
        Кроме гнева, да и то давно уже перешедшего в равнодушие, к Денису я больше ничего не испытывала. Но гнев давно исследован учеными. Это довольно скучно, это чувство описывается точными лабораторными показателями: меняется пульс, дыхание. Симптомы моей к Денису любви, которая когда-то была, можно было спутать с другими реакциями организма:
        от расстройства пищеварения до маниакального поведения. На такой любви семьи построить мы с ним никогда бы не смогли. Правда, для создания семьи ему со Светой совсем не нужна была романтическая любовь. Продолжение рода они обеспечили без нее, романтика в этих отношениях - лишь нелепое излишество. Их отношения достигли репродуктивной цели, и дальнейшие глупости можно было прекратить.
        Однако еще остаются на Земле редкие особи, которых пронзили стрелы старомодного Купидона. К таким особям я отношу и себя. Когда мы влюблены, нас как бы уносит каким-то потоком.
        Начинается жизнь после смерти (почти по Моуди!). Касание рук, обмен взглядами, в самом деле, вызывает импульс в мозгу, который выпускает поток в нервные окончания и кровь. Покровы таинственности с любви давно сняли ученые мужи, которые исследовали жизнь до смерти. Они все объяснили наученным языком, все измерили и компьютеризировали. Современные Базаровы объяснили даже, почему любовь избирательна. Оказывается, каждый человек держит в своем мозгу уникальный путеводитель к своему "идеалу", который создается с ранних впечатлений детства. Интонация, с которой шутит отец, манера матери причесываться и улыбаться... И в определенный момент возникает сигнал:
        "Это любовь!", примерно такой, какой издает электронный будильник или СВЧ-печь, когда время приготовления пищи по программе закончено, и печь "пищит" до тех пор, пока блюдо не вынут...
        У меня такой сигнал возник почти сразу, как я увидела Сашу. Может, раскрытая газета, с которой Саша сидел в ожидании клиента, тому виной? Мужчина с газетой на диване давно стал символом домашнего очага, уюта и мужественности для многих женщин! Однако не для меня.
        Для меня это условный рефлекс, служащий, скорее всего, возникновению абсолютно противоположного чувства. В причинах "любовной болезни" ни один сказочный доктор Фролов с помощью своего суперкомпьютера не разберется. Не так-то все просто.
        Любовный стресс у нас с Сашей уже давно прошел. Внимательные Базаровы заметили, что к этому времени организм уже успевает привыкнуть к химическому веществу финилэтиламин, которое вызывает эйфорию, как наркотик, и наступает "фильмоскок".
        В детстве у меня был фильмоскоп.
        Каждый вечер крутили мне пленки с детскими фильмами, сказками. Делалось это вручную. А под каждым кадром, проецируемом на стене, был текст, который я знала буквально наизусть. Я еще не настолько бегло читала, а поэтому выдавала текст по памяти, делая вид, что читаю. Родители поражались точности воспроизведения. Когда очередной фильм заканчивался, вместо слов "конец фильма" я почему-то читала "фильмо-скок". То ли пленка издавала щелк, выскакивая из фильмоскопа и вызывая у меня ассоциации с названием оптического прибора, что и послужило моему изобретению неологизма, то ли еще что... Только периоды нашего с Деней романа всякий раз мне хотелось закончить этим нелепым детским словом - "фильмоскок". Нашей влюбленности - фильмоскок. Нашей встрече через год - фильмоскок. Нашей встрече через годы - фильмоскок. Нашей любви, которой никогда не было - фильмоскок. Нашим отношениям - типичный фильмоскок. Даже нашему "интеллектуальному общению" - это слово, "фильмоскок"!
        Когда случился "фильмоскок" с Денисом, он старался продлить любовную лихорадку, подпитывая свой организм все новой порцией любовного наркотика, мечась от партнерши к партнерше. Избыток гормонального наркотика убивает животных. Самец одной из разновидности австралийских мышей погибает сразу после спаривания. Тихоокеанский лосось проходит путь от полной сил юности до дряхлой старости и смерти всего за две недели после того, как он добирается до нерестилища. Так и Денис "седой стал" и "чуть не помре...", дометал икру.
        А у нас с Сашей, видимо, стал вырабатываться другой наркотик, эндорфин, аналог морфина, не менее сильный, более приятный и менее мучительный. Умные дяди объясняют, что этот эндорфин дает паре чувство безопасности, надежности, спокойной, но глубокой привязанности. На ранней стадии любви нам нравятся те чувства, которые пробуждает в нас другой человек. Зрелая любовь - это когда мы любим человека, принимая его таким, какой он есть. Если он есть, конечно. А у меня есть.
        Поверила алгеброй гармонию! Что сделаешь: я героиня своего времени, хоть и с мягким знаком в имени.

***
        Не во многих семьях так. Я проводила тренинг по развитию творческой паранормальности у пятиклассников. В эту группу с удовольствием включился и Артем. Его дела пошли на лад, а мальчишка способненький, с творческими задатками. Ему этот тренинг принесет пользу.
        На одном из занятий я дала ребятам задание изобразить на рисунке свою семью. Это довольно распространенное задание в психологическом тестировании, и ребята с ним быстро справились.
        Результаты теста меня заставили кое о чем задуматься, и я немного усложнила задание, попросила, чтобы рисунок семьи ребята изобразили символами. И вот что получилось.
        Десятилетний Володя свою мать представил большим красным многогранником.
        - Красный, потому что мама добрая, теплая, - объяснил мальчик, - а многогранник, потому что мама многое успевает сделать по хозяйству.
        Отца он изобразил пачкой денег и подушкой, так как отец занимается только зарабатыванием денег, а потом лежит после работы.
        - Брат больше всего на свете любит просить сладкое и новые игрушки, но не любит писать и читать, хотя скоро пойдет в школу, поэтому я нарисовал вместо него только его жадные ручонки, которые тянутся к конфетам и игрушкам. А карандаш и книжку рядом с ним перечеркнул.
        Чем меньше разница в возрасте между детьми в семье, тем более вероятно, что дети будут вступать в конкуренцию за достижения. Поэтому Володина критика своего младшего брата вполне объяснима.
        Сам Володя собирает старинные монеты и пишет детектив. Он изобрел свой мир со своим собственным алфавитом.
        Старинные монеты и листок с иероглифами он нарисовал на башенной стене, внутри которой сосредоточился его таинственный средневековый мир. А рядом поместил толстую пачку бумаги и гусиное перо. Паранормальные дети еще верят в сказку, даже если мать вся погружена в быт, а пачка денег не оставляет в покое папу.
        Одна девочка нарисовала только папу. В виде дракона, "потому что он все время злится". Дракон своим пламенем разжигает печку, чтобы приготовить пищу. Заботливый у нее отец, хоть и злой.
        Есть от чего злиться. Мать с отцом разведена, но живет с ними в одной квартире.
        У нее своя комната, в двери которой замок. Как только она приходит с работы, сразу пробирается в свою нору, запирается там и включает телевизор.
        - Иногда пройдет мимо нас, даже как будто и не заметит, - расплакалась девочка. - Я хочу с ней поговорить, а она меня как будто и не слышит, уходит в свою комнату и закрывается.
        Одиночество каждого в семье. Или все мы в этом мире такие отдельные, со своим закрытым личным миром, тени мира иного?
        Мальчик из так называемой "благополучной семьи", единственный сын у любящих интеллигентных родителей изобразил семью только одним представителем - собой. Он - "новый водяной". Это абсолютный аналог "новому русскому". Только живет в воде, потому что в его мире это круто. Новый водяной в добротной маске для подводного плавания, на нем "науцники", как называет наушники новый водяной, "дебленка" ("дубленка" на его языке) и "дзынцы"
        ("джинсы" по ново-водяновскому). Он произносит реплику: "Чо, дружбан, в наезде?! Да?! В натуре!" Евгеническая связь с предками с ее глобальной идеей улучшения паранормальной природы обрывается, разумеется, если это не рисунок-карикатура. Даже если и карикатура, то о многих явлениях в нашем обществе говорящая.
        Последний рисунок был настоящим семейным боевиком. Члены довольно многочисленного семейства материализовались в виде роботов, какие бывают в компьютерных играх. Даже кошка была похожа на робота. Каждый член семьи изображен определенным цветом. Толстая зеленая фигура прабабушки, которая давно умерла, перечеркнута крестом, потому что прабабушка обижала красную фигуру бабушки, восседающей на белом кресле с телевизионным пультом в руке, и фиолетовую фигурку кошки. Вместо отца у плиты находился какой-то дядя Антон. Личное пространство каждого члена семейства было очерчено жирной замкнутой чертой, проведенной под линейку. Рядом с каждой фигуркой имелась подпись, кто есть ху. А сам мальчик изображал себя за компьютером, играющим в покер. Наша компьютером запрограммированная культура рождающегося тысячелетия дает о себе знать, уничтожая творческую паранормальность.

***
        Мне позвонила из Новосибирска Денина Света. Она продолжала опекать своего уже давно виртуализировавшегося самца. Неистовый по темпераменту жаба-самец порой совокупляется с чем попало, даже с камнем. Бывает, истощенный любовью самец испускает дух на спине своей жены, а она продолжает его носить, пока останки не отвалятся - куда его денешь, скотину? Света узнала от Дени, что я снова вышла замуж.
        - Неужели у тебя все так уж благополучно?
        - Светочка, "благополучно" - это не то слово. Я счастлива.
        - Да ладно!
        - Не веришь? Я счастлива. Тьфу, тьфу, тьфу. Ну ты же не за этим звонишь - тебе же что-нибудь нужно, правда?
        - Наташ, тут мать моей новой знакомой едет в Москву. Я хотела с тобой договориться: ты не могла бы ее приютить? На несколько дней всего.
        - Могла бы. Только не хочу.
        - Не поняла...
        - Ну "должна", "могу", "хочу" - немножко разные слова... Чувствуешь?
        - Ну ты как всегда, пространно объясняешься...
        - Свет, "можно ль в горчицу подмешивать джем? Можно, пожалуйста! Только зачем?" Я же сказала тебе: я счастлива и не хочу портить себе маленький островок нашего блаженства. Не хочу принимать троюродную сестру племянника мужа двоюродной бабушки. Что ж тут не понятного?
        - Ладно, ладно, больше к тебе не пристаю с этим вопросом. Кстати, о двоюродной бабушке...
        - У Ангелины Васильевны я давно не была, каюсь. Обещаю навестить.
        - Передай от меня привет. Пока!
        Дед Светы был известным генетиком. Это потом он получил известность. А поначалу вместе с пятой женой он был сослан в Усть-Каменогорск. Тогда генетика, кибернетика считались запрещенными, фашистскими науками. Дочь деда родила в Усть-Каменогорске Свету.
        Они ассимилировались там, а дед вернулся в Москву продолжать свои генетические опыты с шестой женой. Все предыдущие и последующие жены обожали Свету, считая ее родной внучкой.
        Одной из жен деда-экспериментатора была Ангелина Васильевна, которую я не раз навещала по просьбе Светы. К бабушкам я относилась благоговейно. К тому же, Ангелина Васильевна была очень симпатичной.
        - А для кого же солнышко-то светит? - вопрошала время от времени Ангелина Васильевна и бросала очередное место работы.
        Отдыхала, и только потом принималась искать другое. Так она работала в конторе "Главчай", когда ее соблазнил любитель хорошего чая и хороших дам, Светкин дед. Потом, когда чай кончился, любитель убежал гонять чаи и прочие напитки в другое место. Для Ангелины Васильевны продолжало светить не только солнышко, но и звезды, среди которых она высмотрела одну. Это был популярный композитор тридцатых годов. Его и осчастливила Ангелина своим замужеством. Когда у композитора кончилось вдохновение, она вдохновилась сама и отправилась работать в Американское посольство, где нашла себе новое солнышко. Правда, на сей раз это солнышко вдохновляло Ангелину на английском языке.
        Начались репрессии - и миссис Уайт, как она называлась, будучи американской женой, отправили на лесоповал.
        Таких, как она, в лагере было немало. Заключенные перестукивались через стенку:
        - У нас здесь миссис Уайт сидит.
        - А у нас миссис Браун!
        После лагерей вернулась Энджел, Ангел значит, как ее звал последний муж, в Москву. У ангелов своя иерархия. Одни ангелы окружают в вечном поклонении Бога, другие правят звездами и элементами, третьи защищают земные царства. Есть ангелы-божественные посланники, а есть еще и взбунтовавшиеся ангелы. Имя хорошо подчеркивало противоречивую натуру моей знакомой. Из какой эфирной субстанции она появилась, не известно. Однако известно, что звездами Ангелина вполне управлять могла, и солнышко светило для нее. Она была вполне материальна, этакий божий одуванчик, ангел во плоти, и я часто ее навещала. Энджел. Ангел, к которому я непременно слетаю.

***
        Я родила ребенка. Маленького такого, размером с ладошку. Я четко знала, что такой кроха не выживет, он сильно недоношен. Тогда я попыталась вернуть его в свою утробу, но всякий раз он выпадал оттуда, хотя и был жив, хлопал глазками. Один глазик был желтый, а другой голубенький. После того, как я измучила себя бесплодными усилиями, я оставила малыша на столе и направилась к телефону, чтобы проконсультироваться со специалистом. Когда я вернулась, - на столе продолжал лежать наш с Сашей ребеночек. Кто-то оторвал ему голову. Рядом было много народу. Среди них Саша, абсолютно растерянный.
        Снова начали сниться кошмары.
        Ж"опыты будем показывать?
        Мы с Мишей работали в одной школе для паранормальных детей. Это нисколько не мешало ему придерживаться православия. Миша был программистом по своему базовому образованию и преподавал основы дистанционного творчества. В школе он совсем не бывал и проводил занятия со своими учениками в чат-классе. Время от времени мы встречались в парке, чтобы прогуляться и пообщаться натурально.
        - Ну и как твои успехи? - поинтересовалась я.
        - Ты знаешь, мне кажется, что, с одной стороны, компьютер детям, безусловно, полезен, у них развивается конструктивное и логическое мышление. И в жизни без компьютера нынче куда? С другой стороны, у меня закралось опасение, что компьютер угнетает творчество ребенка. Даже очень.
        - Почему ты так решил?
        - Вот даю детям творческое задание. Есть фигура - прямоугольник. Попробуйте дополнить этот прямоугольник до чего-нибудь необычного. Изобразите это необычное рисуночком на компьютере.
        Дети принялись рисовать домики и телевизоры. Я их спрашиваю: разве домики или телевизоры необычны? Тогда кто-то догадался нарисовать робота и все стали рисовать роботов. Одна девочка попыталась нарисовать фею.
        - Так ведь и фея именно для этой девочки может быть обычным и привычным объектом, если у девчонки акцентуация характера близка к демонстративной?
        - Возможно. Но дело даже не в этом. Девочка сразу взялась за компьютерную графику, хотя у нее явно ничего не получалось. Тогда я предложил ей сначала сделать набросок на листочке бумаги цветными карандашами. К карандашам девчонка даже притронуться не захотела. В общем, у всех вышли какие-то роботы. Где тут творчество, скажи мне?
        Я вдруг вспомнила, как мы приставали к учителю физики:
        - Валерий Куприянович, когда ж опыты будем показывать?
        Это звучало: "когда жопы-то будем показывать?"
        - Будем, будем, - снисходительно улыбался он.
        Я рассказала это Мише, похулиганила, чтобы снять напряжение, потому что мои психологические ж"опыты тоже приводили к результатам неутешительным.
        Незнание в каком-то смысле достоинство. Раньше фиксированное знание жило веками, а теперь Саша каждую неделю по книжке-кирпичу покупает о компьютерных технологиях, скоро мы этими кирпичами завтракать, обедать и ужинать будем. Избыток информации отнимает силы. Где уж тут успеть за собственными идеями?
        Объявления о вакансиях пестрят одной и той же фразой, что от будущего работника требуется знание компьютера. А я по-прежнему остаюсь компьютерной невеждой. Не хочу овладевать этой премудростью - и все тут! Лучше показывать ж"опыты.

***
        Экзамен в вузе. В каком - не помню. Вдали цветок, похожий на нарцисс.
        Я на роликах. Экзамен сдала не без труда. Озеро (болото?), поросшее кувшинками, тиной. Моя сестра с какими-то парнями едет в это озеро на роликах. Ей еще только предстоит сдать экзамен, от которого я уже освободилась. Мы с мамой наблюдаем эту сцену сверху, стоя на мосту.
        Вдруг мост поехал в правую сторону. Началось наступление болотной воды на нас. Наши туловища уже погрузились в воду. Я ощущаю холод воды. Водоворот захватывает нас все сильнее и сильнее. Вдруг кто-то замяукал. Я испугалась, что тонет котенок, который только-только родился на моем животе.
        Проснулась, - мяукает Кася и ужасно холодно в комнате. Весь сон был в каких-то коричневых тонах с рыжим оттенком, какие бывают лошади, поэтому этот сон я назвала "коричневым".
        Коричневый сон.
        Экзамен снился, это понятно:
        есть нерешенные проблемы и предощущения жизненных испытаний. Что я его уже сдала - это хорошо. Проблемы в конце концов решатся, если уже не решились, и беспокойство по этому поводу пройдет. Вся жизнь - сплошной экзамен.
        Давно умершие родители снятся к плохой погоде, это в каждом соннике сказано и здесь есть большая доля правды.
        Дело в том, что чем глубже сон, тем к более раннему периоду жизни относятся оживленные следы былых впечатлений. Перед ненастьем сон глубже, что связано с переменой атмосферного давления, - вот образ давно умершей мамы и появился в моем сновидении.
        Сестра - поддерживающая сторона.
        Следовало бы проанализировать мои связи с окружающими.
        Я на роликах - нестойкая почва под ногами, сменяющаяся водой... Вода может обозначать много различных вещей, это дающий жизнь элемент, взаимодействующий с окружающей средой. Озеро может символизировать женские гениталии.... Вода была коричневой. Не означает ли это, что мне хочется отдыха, покоя, тепла? Может, маму давно не видела, соскучилась?.. Может, хочется замедлить темп своей жизни? Наконец, коричневый цвет воды может указывать на какие-то непредвиденные обстоятельства, разрешение которых потребует моей активности. А водоворот может означать преднамеренное психическое воздействие, вампирический захват, некое всасывающее действие.
        Однако там был и мост - это всегда хорошо - символ преодоления трудностей и конфликтов. А еще ожидание чего-то нового, что может принести большое удовлетворение. Плохо, что мост шел на дно и начиналось наводнение. Наводнение - символ очищения от земных желаний, как при Всемирном потопе. Странно.
        Странно, потому что коричневый цвет - цвет земли, символизирующий жизнь в согласии с природой. Получается противоречие. В общем, ощущение какой-то глобальной дисгармонии. О глобальных масштабах думать бесполезно. Нужно решить эту проблему для себя.
        А вот к чему снился котенок, которого я спасла?
        Котенок как партнер в игре непредсказуем. Он ластится или царапается по собственной воле, на то он и "гуляющий сам по себе", мы это принимаем как данность. А вот компьютер в качестве партнера вырабатывает уверенность, что его можно подвергать контролю, поэтому чрезмерное общение с компьютером вредно, особенно детям, они легко приходят к выводу, что таким же образом можно управлять и людьми, можно безнаказанно подчинять животных своей воле, обходиться с ними жестоко. Имея компьютер, нам следовало бы завести и котенка, чтобы окунуться в мир непредсказуемости, живого общения.
        Котенок в моем сне тонул и кричал. Современная жизнь подавляет творческое начало, безжалостно опускает его на дно. Котенок у меня на животе - я переживаю эту проблему. Живот символизирует накопление эмоций, переполнение ими. "Может передавать изменение вражды в любовь", - как написано в одном соннике. Это уже мало понятно, однако со временем может проясниться.
        Вот к чему был во сне котенок на моем животе. Он все-таки родился. И я его спасла!

***
        Раскатистый звон в дверь.
        - Это кто там звоняет?
        - А как ты думаешь, что я тебе в двоичной системе вызваниваю?
        - Что ты меня любишь.
        Мы сильно-сильно прижались друг к другу. Вросли. Слились. Меньше чем на межмолекулярное расстояние. Все, теперь поцелуй наш никогда не кончится. Целоваться лезут и кошки. Сначала, когда Саша только переехал, Луис сильно ревновал меня к нему, метил все углы, нападал с когтями на Сашу. Теперь привык к нему и полюбил. Но больше всего полюбила Сашу Кася. Еще бы! Они почти что тезки! Ведь у Кассандры, дочери троянского царя, было второе имя - Александра. Кошка определенно чувствует это родство и, как только муж возвращается с работы, встречает его, запрыгивает ему на плечо и тычется в его губы мокрым носиком.
        Да. Да. У нас все замечательно.
        Я счастлива.
        Вот только не люблю, когда Саша компьютер включает, даже не переодевшись. Для него работа на компьютере - все равно, как поесть, попить...
        Ха! Включил, - а там заставка:
        голенькая Наташка из морской пены выходящая (память о Болгарии!). Что ж, сказываются результаты активного изучения эрогенных зон нашего компьютера.
        Пытаюсь узнать, что находит в нем Сашка. А в 23.00 включается заставка: я по-кошачьи потягиваюсь в кровати. По диагонали надпись: "Я почти готова!".
        Дальше компьютер автоматически выключается. Здорово я изнасиловала агрегат?
        Сашке ничего не остается, как забираться в супружеское ложе под бочок на все готовой жене.
        Не дам Сашке меня на компьютер променять! Залогом тому мягкие лапки двух наших кисок и мое сиреньсевое знамя с двуглавой белой кошкой на рыжем полотне. А чего это я так забеспокоилась, есть причины? Кажется, есть. Существуют мужчины, изменяющие своим женам с другой женщиной, даже с мужчиной, есть изменяющие женам с бутылкой, с наркотиками. И Сашку я подозреваю в измене. С компьютером. Он стал меньше меня поглаживать, хотя всегда это делал раньше с удовольствием. Еще любил делать мне массажики...
        Наконец, он заговорил о том, что неплохо было бы купить второй компьютер и собрать домашнюю компьютерную сеть.
        - Целоваться мы тоже будем по сети?
        - Представляешь, как романтично?
        - А ты не боишься, что у нас заведется третий лишний? Этакий домашний хакер? Он уже изучил все эрогенные зоны нашего компьютера!
        - Как этого хакера зовут?
        Наташка?
        Он обнял меня своими богатырскими руками, и Дюймовочка оказалась в своем любимом укрытии - цветочном бутоне. С ним ей не был страшен ни жабий сын, новый водяной, ни старый крот.
        Компьютерный оргазм с Ббацем
        Успехи мои по изучению эрогенных зон компьютера достигали оргазма. Я открыла свою электронную страничку в "Интернете" и стала давать индивидуальные психологические консультации по электронной почте. Желающих воспользоваться моими услугами было немало. С каждым днем их число увеличивалось. Среди них в первую очередь я отбирала тех, к которым можно было бы применять мои имятерапевтические методы. Я и в рекламе указала, что я "имятерапевт". И хотя этот термин был моим личным изобретением, "мои" клиенты безошибочно определяли "своего" психотерапевта.
        Лишь редкие из них интересовались толкованием термина-неологизма, остальные чувствовали его семантику, благодаря какой-то непостижимой работе подсознания.
        Среди таких оказался один молодой мужчина, который заинтересовал меня больше всего, потому что его проблема прямо вписывалась в круг задач, которые мне приходилось решать в последнее время, а именно: психологическое влияние компьютера на личность человека. Он жаловался на то, что все окружающие перестали его понимать, что он разучился поддерживать какие-либо отношения с близкими людьми, потому что, как он сам выразился, "они перестали выполнять мои команды", жена его оставила.
        Всецело его "понимал" только компьютер. По этой причине он не расставался с ним ни на миг, даже в метро он брал с собой ноутбук и сотовый модем для общения по "Интернету", потому что только такое общение оставалось для него доступным.
        Я начала работу с его имени.
        Сначала он сообщил мне только свое электронное имя. Я спросила о его реальном имени, заодно попыталась выяснить день его рождения. Он ответил мне, что помнит шестьсот шестьдесят шесть паролей в разные компьютерные системы, а вот когда день его рождения не помнит.
        - Имя-то помните?
        - Я вам его указал. [email protected]
        - Не электронное, а то, которым вы в жизни представляетесь. 8O;
        - Ббац.
        - Да нет, которое у вас в свидетельстве о рождении записано. Там и день рождения указан, - сообразила я, что надо переходить к абстракциям.
        На экране мелькнуло изображение его паспорта, где было записано, что Август Ббац родился 23 сентября. Год я разглядеть не успела, потому что изображение паспорта быстро исчезло. Он и в самом деле совершенно был невыносим в общении даже через такого покладистого посредника, каким была "тетя Ася". Итак, Ббац, оказывается вовсе не его nickname, как мне сначала подумалось, Ббац - это его фамилия. Странная фамилия. Вообще-то, ему бы больше подошла фамилия Непомнящий, например. Родился он в день смерти Адриана. Снова совпадения с рождениями и смертями!
        Настоящее его имя Август мне показалось любопытным. Оно было не столько уникальным, сколько редким.
        Параллельно можно будет изучать психологию редкоименца. Кстати, почему такое вполне симпатичное имя редкое? Ведь оно календарное и вполне удобопроизносимое, хорошо сочетается с другими именами и отчествами. Даже с такой нелепой фамилией как Ббац не звучит диссонансом. Август, Август... Это который перед сиреньсенью бывает...
        - Итак, вас Август зовут?
        - Да, так написано в свидетельстве о рождении.
        - Август. Месяц август. ;-)
        - Не понял.
        - Ну "Лето, ах ле-е-ето, лето звонкое громче по..." - пропела я. :[email protected]
        Но Август все равно ничего не понял. :-] К своему имени он был абсолютно безразличен.
        - Для начала срочно заведите себе котенка, - решила я проверить только что открытое мною лекарство.
        - У меня уже есть кот.
        В кличке кота тоже была @, на месте его nick-name стоял порядковый номер "666". "Именно такое число паролей помнит Август", - подумала я. Домашняя страничка у кота тоже имелась.
        Это был "мой" клиент. :-b
        Мой клиент, скорее даже пациент.
        Мой, потому что мужчине срочно нужно было вернуть собственное живое "Я", живое имя. Задача, кажется, не из легких. Но попробуем. По крайней мере, известен диагноз: реальный мир этого человека был поглощен виртуальным. Итак, Дюймовочка, выбираемся из своего тюльпана и засучиваем рукава.
        Тюльпан! Потрясающе: я открыла первый попавшийся справочник по именам, каких нынче пруд пруди. Частенько там дают справку о характере носителя имени в раннем детстве, а также в период от полового созревания и позднее вплоть до нового впадения в детство. Там же указывают покровителя имени, заветное растение, тотемное животное, подходящие имяносителю камни и другие любопытные простому обывателю сведения. Заветное растение Августа было тюльпан, заветное дерево - лавр, а планета - Марс.
        Я не верю подобным знатокам имен. Они напоминают мне одного экономиста-очкарика. Когда-то давно я работала экономистом в статистическом управлении. Правда, проработала я там всего-то три месяца, больше не выдержала, но впечатлений получила массу. В это время началась очередная кампания за достоверность отчетных данных. Требовалось, чтобы выведенная экономистом в отчете среднепотолочная цифра стыковалась не только с цифрами по вертикали, горизонтали и диагонали, а также с предыдущими отчетами, но и с цифрой, которую указывали из района, она-то и принималась за реальную. Но частенько результаты измерений сообщались в попугаях. Для подтверждения каждой цифры в статуправление высылалась телеграмма. Особенно меня умилила одна. В ней уточнялось поголовье ослов в районе: "Осел один Коновалов". Точки в тексте телеграммы между предложениями не было. На самом деле ослов в районе оказалось куда больше, чем один Коновалов, а потому отчетная цифра была недостоверной, за что мне сделали выговор. Достоверность этих данных проверял один экономист по фамилии Козлов, такой сухонький сутуленький человек с очками в
круглой оправе, которые были похожи на пенсне и все время съезжали на край носа. Для полноты картины ему не хватало пучка морковки рядом со стопкой отчетов, напоминавших капустные листы.
        Правда, в этот раз специалист по именам был прямо-таки гениальным. Все сведения, им излагаемые, оказались весьма полными и логичными. Имя Август переводится с латыни как "священный", "величественный". "Августейшая особа" - этим все сказано.
        В древние времена к основному имени богов, героев добавлялись эпитеты. Ахиллес Быстроногий, Афина Совоокая, Зевс Громовержец, Тучегонитель. Бывали случаи, когда основное и главное имя божества запрещалось произносить. Тогда и пользовались дополнительными именами и эпитетами, словно подпольными кличками. Со временем страх перед могуществом любого бога сменился интересом и даже любопытством к его жизни и деяниям. Что когда-то было предметом поклонения, постепенно потеряло свою былую ауру и вошло в людской обиход. Потому-то со временем эпитеты и дополнительные имена божеств люди начинали присваивать и себе. К эпитетам Марса восходят наши имена Валерий ("сильный, здоровый"), Виктор ("победитель")
        и Август. Вот почему в справочнике по именам Марс указан как планета-покровитель имени Август.
        Именами людей становятся не только эпитеты, но даже предметы и спутники богов. Лавр - дерево Марса. Поэтому для Августа лавр указан в справочнике как дерево-покровитель.
        За каждым именем неизбежно стоит какой-то образ. Какой образ может стоять за именем Август? Первый яркий образ, который сразу приходит на ум, это, безусловно, образ первого римского императора Гая Юлия Цезаря Октавиана. Август - его почетный титул, который уже позднее присвоил Октавиану Сенат.
        Посмотрим, что в справочнике сказано насчет характера имяносителя: "Действия Августа обоснованы с точки зрения его морали - и неважно, оправдывают ли его другие люди. Он очень уравновешен, расчетлив. Доверяет не интуиции, а разуму. Все его действия производят впечатление легкости и спонтанности - тяжелые усилия, которые иногда приходится прилагать, не заметны непосвященному". Последнее утверждение вызывает сомнение. К тому же, неясно, кто такой "непосвященный". Значит, имеет место "посвященный", раз есть "непосвященный"? Тогда кто такой "посвященный" и чему он посвящен, совершенно неясно. Все-таки общий принцип составителей гороскопов, гадателей и подобных им, соблюден: они пригодны для всех и ни для кого. В бесконечном потоке уклончивых и туманных фраз человек бессознательно находит себе подходящие. Составитель словаря явно пользовался описанием характера исторического образа Августа Октавиана. В самом деле, Август достиг вершин власти благодаря своему умению все рассчитывать, крайней жестокости к соперникам и успешным политическим играм. До того, как Август Октавиан стал единоличным правителем
Рима, он был правителем западной части государства, в то время как Антоний правил в восточной части империи. Но обнаружилась связь Антония с египетской царицей Клеопатрой. Октавиан воспользовался этим фактом и обвинил Антония в заговоре против республики. Благодаря тому, что Октавиан стал приемным сыном Цезаря, он получил большое влияние в высших кругах, это помогло добиться поддержки верных Цезарю военных. Армия Октавиана разгромила войска Марка Антония, и началось вторжение в Египет, который был захвачен. Марк Антоний закололся, а его возлюбленная Клеопатра опустила руку в корзину, где меж цветов лежала ядовитая змея...
        Я поинтересовалась, есть ли у моего пациента друзья и вообще, с кем он сейчас кроме кота живет. Оказалось, что Август после того, как ушла жена, живет один. Друзей у него нет, а в именах всех перечисленных им знакомых содержится @.
        Попробуем исходить из положительных черт клиента. На чем-то ведь надо строить свою работу? Одно из положительных качеств мужчины с именем Август, которое указывает составитель справочника, - разумный. Да, но разум-то в данном случае нам и мешает! Разум и расчетливость. Где взять чувства? - Вот вопрос ядреный!
        - Ты с компьютером колдуешь? - нежно прикоснулся губами к моей шее, где пролегает граница с шевелюрой, Саша. - Чувствую, придется заставки с призывами теперь делать мне. Пойдем спать, а?

***
        На пейджер пришел ответ на мой запрос из электронного архива: "...когда он завтракал в роще, орел неожиданно выхватил у него из рук хлеб, взлетел в вышину - и вдруг, плавно снизившись, снова отдал ему хлеб". Это писал Светоний в книге "Жизнь двенадцати цезарей". Об Августе Октавиане.
        Когда-то провидцы не ошиблись, предрекая Августу Октавиану высокое предназначение в истории. Много позже после предсказания Август шел на бой при Акции, ему встретился погонщик с ослом. Погонщика звали Удачник, Осла - Победитель. Про фамилию осла ничего сказано не было, может, она была Коновалов, - в истории это осталось неизвестным. Однако после такой символической встречи Август Октавиан разгромил войска, верные Марку Антонию, и одолел флот Клеопатры. Имена просто так не встречаются, и просто так не даются. Все глубоко символично.
        Этот случай из жизни великого диктатора мало кому известен, зато более известно, что Август положил конец гражданским войнам, терзавшим Древний Рим после смерти Юлия Цезаря. Получив титул пожизненного трибуна, Август проявил себя искусным и мудрым правителем. В моральном и культурном отношении царствование Августа было вершиной расцвета Рима.
        Из компьютерных колонок раздался требовательный мяв. Это значит, что пора подавать кошкам положенную им порцию каши. Я уже давно за работой. C=%^F~~
        Шашни с инфоброкером
        Выяснилось, что Август Ббац работает инфоброкером. Это своеобразная профессиональная элита. Деловому человеку нашего времени трудно сориентироваться в бесконечной дремучей чаще информации, крайне трудно найти нужное. Непрофессиональная работа в информационных сетях поглощает время, силы. Для этой цели выгоднее обратиться за помощью к специальным брокерам. Они могут свободно, осознанно и целенаправленно передвигаться в необозримых информационных мирах. Задачи у них бывают разнообразные поиск патентов, приговоров суда, статистических данных, анализ состояния рынка, составление библиографий для диссертаций и многое другое. Даже словарь имен Август мог бы составить. Надо ему это посоветовать.
        Специфика работы инфоброкера такова, что все преимущества характера Августа как то: разумность и расчетливость, было где использовать. Заодно приобретались и профессиональные болезни...

***
        Ко мне обратилась в слезах клиентка. Ей изменял муж.
        Тогда я изобрела для нее особого рода текстиль, из которого она сшила мужу футболку. Футболка получилась волшебная: когда ее муж целовался с другой женщиной - на спине белой футболки появлялось безобразное изображение рогатого козла, который высовывал язык и шевелил рогами. Кругом все начинали хохотать и показывать на мужчину пальцами. 3:O[
        Самому мужчине было невдомек, чем вызван смех. 3:[
        Так рубашка отучила неверного мужа совращать чужих жен.
        Я проснулась с приступом гомерического хохота.

***
        Мне напрополую продолжали сниться сны. Моему пациенту Августу снились сны только на языке НТМL. Я решила провести для него сеанс аутотренинга с элементами направленного воображения и попросила, чтобы он включил музыку. Первое время мне было трудно проводить такие сеансы через тетю Асю, а теперь ничего, освоилась, общаюсь со своими клиентами только через сеть, порой мы никогда не встречаемся.
        - Представьте, что стоите у лестницы. Вы спускаетесь или поднимаетесь по лестнице, считая каждую ступеньку в уме. 0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, a, b, c, d, e, f. С каждой ступенькой вы расслабляетесь все больше и больше, - таинственно начала я, используя при счете шестнадцатеричную систему - ... Представьте, что лестница ведет в сад. Вы заметили в саду домик, подходите к нему и входите внутрь. Вы можете присесть или прилечь и покачаться. Вы очень медленно качаетесь назад - вперед, назад - вперед... Медленно выплываете из своего тела и летите в космическое пространство. Отправляйтесь в то место, которое будет именно вашим.
        Почувствуйте то, что именно ваше в этом месте...
        Я привлекала все пять (если не больше!) органов чувств, чтобы он понял, что считает своим в выбранном им месте Вселенной. Мне хотелось выяснить, что он видит, слышит, обоняет, чувствует.
        Может, такое расслабление с воображением поможет ему восстановить утраченные естественные сновидения?
        - Представьте, что теперь медленно направляетесь к планете Земля. Что летите вокруг планеты и касаетесь ее в местах, где появляются картины, чувства, звуки, запахи... Представьте, что выбираете тот момент, когда к вам приходит ощущение чего-то важного, полного смысла... Вы смотрите на свои руки и ноги, чтобы понять свой пол, возраст.
        Посмотрите на свою одежду и на других, чтобы определить эпоху, время года.
        Знайте, что вы понимаете все языки, прислушайтесь к разговору...
        Подобные аутотренинговые тексты я уже использовала в работе с Артемом. Это помогло ему обрести и сон, и сновидения. У Августа я надеялась разбудить еще и вкус к жизни, воспоминания, какие-то эмоциональные переживания. Я так старалась, что мой клиент уже мог полностью перевоплотиться в кого-нибудь другого, из другой эпохи, например, в своего тезку Октавиана Августа. Странно, сама я на миг почувствовала себя мужчиной, который бросается с моста в реку. На горизонте появилось изображение Храма Христа Спасителя. Видимо, я просто замерзла и перестаралась, увидела "свое" место во Вселенной. Довольно мрачное...
        - Как вы себя чувствуете, Август? - задала я полагающийся после таких процедур вопрос.
        - Нормально. Обычно я в таких случаях поступаю более рационально: просто включаю на полную мощность динамик модема, потому что это без труда напоминает шум ветров.
        - Да, но при этом вы не видите нормальных человеческих снов. Значит, следует попробовать что-нибудь другое!
        Тяжелый все-таки случай.
        Новогодний вечер у Мебиуса
        Приснился мне сон. Иду я в гору.
        Сильно светит солнце. Лучи солнца постепенно становятся жгуче-колючими, укрупняются, утолщаются и превращаются в металлические спицы, а потом и вовсе - в острые стальные ножи. Они сильно колют мне спину. Колют все тело. Больно. Но я поднимаюсь в гору еще более энергично.
        - Тебе кто-то завидует, - прокомментировал мой сон Миша, с которым мы встретились как обычно в парке.
        - Да вряд ли. Видимо, клиент трудный пошел.
        - А-а-а...
        Мы снова долго разговаривали о работе. Я пожаловалась на свою жизнь в школе. Меня замучили девицы из одиннадцатого класса, которые расстраиваются, что ноги у них не доросли на 3,17 см и прочие антропометрические данные отличаются от принятого стандарта:

90x60x90. Лучше бы у них : ) , тогда это могло бы быть психологической проблемой, а так их тревоги только развитию паранормальности мешают.
        - Скоро Новый год. Надо покупать подарки...
        - Ты Саше что подаришь?
        - Даже не знаю.
        - Подари ему лыжи.
        - Он хотел бы многоскоростные лыжи в виде DVD-ROMа. А у меня на это денег нет. Все свои гонорары я в банк отправила, который лопнул после дефолта. Судилась, но безрезультатно: деньги пошли на корм скоту. А современный скот привык питаться "зеленью"...
        - Его ведь тоже чем-то кормить надо, скот-то.
        - Любопытно, что перед тем, как банк хряпнулся, мне приснился сон: будто бы открываю я входную дверь, и на пороге стоит мужчина во фраке, с бабочкой, в цилиндре, даже в перчатках, держит поднос, а на нем много-много конфетных фантиков лежит. Мужчина говорит, что он из моего банка. Я нечаянно опускаю глаза ниже подноса, а мужчина ниже пояса обнажен! Представляешь?
        - Значит, фантики тебе принес?
        Но ведь и деньги фантиками называют! Может, еще вернут?
        - Дождешься! У меня сейчас классный клиент есть, инфоброкер, так он мне весь судебный процесс устроил по e-mail, а то бы отирала судебные скамьи. Полезно с ним иметь дело, хоть и трудновато с его профессиональными заболеваниями работать.
        - Ничего, получай опыт. Скоро мы все будем эти заболевания иметь.
        - Миш, я давно тебя хочу спросить: почему ты в свое время выбрал специальность программиста?
        - Ты знаешь, в подростковом возрасте я много книг читал о животных. Меня все время удивляло: почему, например, ворон живет триста лет, крокодил - триста, а человек в среднем доживает только до шестидесяти. Несправедливо.
        - Даже можжевельник живет две тысячи лет, а некоторые растения и до двенадцати тысяч доживают...
        - Вот видишь. Поэтому я тогда наивно полагал, что хорошо бы изобрести машину, чтобы передать ей свой интеллект, мысли, душу. То есть то, что составляет личность. Тогда и станешь бессмертным.
        Мечта детства и привела меня к программированию.
        - И к религии ты, наверное, обратился в поисках бессмертия души?
        - Отчасти да. Вот ты боишься смерти и старости, а я нет.
        - Когда боюсь, а когда отношусь к этому как к естественному явлению. Вот снег. Он только что выпал. Белый, чистый, молодой. Какое-то время он будет лежать. Его будет больше и больше. Он покроет все вокруг. А придет весна, - он почернеет, умрет, растает. Это ведь не безобразно. В каждом таком мгновении своя прелесть. Так и человек. Молод, полон сил, здоровья и красоты. Он совершенствуется. А потом слабеет, болеет, блекнет и умирает.
        - Правда не справедливо, что человек все совершенствуется, совершенствуется и вдруг умирает? Для чего тогда нужно это совершенствование?
        - А чем мы лучше снега? Мы - тоже часть природы.
        - Правильно, ты рассуждаешь как материалистка.
        - Скорее как язычница.
        Материалистка бы рассуждала так: останутся дела этого человека, дерево, им посаженное, дети, им рожденные; в этом смысле каждый человек способен стать бессмертным! А я говорю, что человек - часть природы и подчиняется ее законам.
        А в природе все прекрасно. Даже смерть и старость. В принципе, снег обречен растаять уже с момента его выпадения. В этом смысле жизнь человека - процесс упадка, достигающий своей вершины в смерти... Конечно, я лукавлю.
        - А православный человек рассуждает так: человек создан по образу и подобию Божьему. Он не дитя природы, а дитя Бога. Бог бессмертен, значит, и человек должен быть бессмертным.
        Бессмертна человеческая душа. Умрет тело, а душа вечна. Есть смысл совершенствоваться.
        - А не гордыня ли это, к Богу себя приравнивать? А коли гордыня, так ведь это величайший грех, по христианским представлениям! Человек вообразил себя выше природы, так к чему это приводит? К концу света в виде экологической катастрофы? - произнес за меня ;;-;.
        - Один уважаемый мною священник конец света рассматривает так: вот течет река, а потом она мелеет, мелеет и останавливается, так история человеческая не может быть вечной, - человечество "живет", потом мельчает, деградирует и, наконец, замирает, превращается в механических кукол. Это и есть конец света. Бессмертие же - в вере.
        - Красивый образ конца света. И с образом-то я могу согласиться. Едешь теперь в метро, как в склепе сидишь, кругом тебя лишь механические куклы. Ни слез, ни грез. Перестали мы любить, ненавидеть, плакать, смеяться. Воистину конец света переживаем. Вот и время подходящее: на рубеже тысячелетий.

***
        В ночь на старый Новый год Сашу вызвали дежурить на работу. Мы не ожидали такого поворота событий, и я уже накрыла стол на двоих. Блюда в этот раз на Маланьину свадьбу я подобрала такие, чтобы они были связаны с именами собственными. Моя скатерть-самобранка содержала графское блюдо бефстроганов, угощение для Кифы из "Мертвых душ" в виде стилизованного "слоновьего яйца", пожарские котлеты, цыплят Ришелье, соус бешамель. В центре стола был поставлен торт "Майкл Джексон с белой женщиной", а вокруг - пирожные Наполеон и Талейран и много другой снеди. Я даже приготовила ностальгические котлеты из грибов а-ля Адриан. Правда, пришлось слегка отступить от канонического рецепта, заменив крапивно-грибной фарш роковой смесью черной чечевицы с рыжими лисичками.
        Этот лукуллов пир готовился еще и потому, что вышла наконец-то моя книга "Живое имя".
        Перед ужином я устроила гадание на тараканах. В каждой московской квартире эти домашние животные весело сосуществуют с человеком. Я подозвала самого смелого и мудрого из них и нарекла его Соломоном Филимоновичем. Извинившись за фамильярное с ним обращение, бросила его на пол, как предписывало гадание, которому научила меня бабка Сониха: если побежит в угол - к удаче в новом году, к стене - год будет неудачным. Таракан был странного черного цвета, каких в нашем доме еще не было.
        Видимо, стол был такой аппетитный, что все соседние тараканы удержаться не могли. Говорят, черные тараканы к богатству.
        Соломон Филимонович не только масть, но и поведение имел странное. Он вдруг взлетел, как на крылышках, и локализовался на потолке. Кошки заволновались и стали за ним охотиться. Соломон Филимонович прыгал с места на место, кошки - за ним. Так и не дождавшись прогноза, я уселась за стол, пока вся честная компания не свернула его своей резвой игрой.
        К столу я пригласила "тетю Асю", которая в долгу не осталась и тоже предложила мне свое меню. Стрелки часов стремились слиться в любовном экстазе на двенадцати. Я спешила отослать поздравление Саше на работу. В моем электронном ящике оказалось письмо. В письме было что-то очень похожее на любовный приворот. Видимо, меня опередил с поздравлениями Сашечка. Его чары были шутливыми:
        На опояске своем я ношу душу Натальи.
        Как ты не забываешь встречать Новый год, - не забудь меня.
        Как ты помнишь день своего рождения, - помни меня.
        Как ты помнишь код подъездной двери и домашний номер
        телефона, - помни меня.
        Как ты помнишь IP-адрес, - помни меня.
        Когда идет снег, - помни обо мне.
        Когда бушуют магнитные бури, - помни обо мне.
        Когда падают метеоритные дожди, - помни обо мне.
        Когда наступают солнечные затмения, - помни обо мне.
        Когда перечитываешь свою книжку об имени, - помни обо мне.
        Когда смотришь на экран монитора, - помни обо мне.
        Как ты с нетерпением проверяешь электронную почту, - жди меня.
        Я не намерен отдавать тебе свою душу.
        Так пусть придет ко мне твоя душа. @:-)
        Экран снова замелькал. Нам так и не удалось заменить монитор к Новому году, слишком цены кусаются. Черт! Скоро полночь! "Как с ели кора, так с монитора, с тети Аси - сухота и суета"! - произнесла я спасительное заклинание, проведя гребнем вдоль "силовых линий"
        монитора. После традиционных изображений моста и мягкого знака экран остановился, система успокоилась, и я отослала ответное поздравление Саше. Не поняла: под текстом приворота неожиданно возникла подпись "Адриан". Неужели Саша так неловко пошутил?
        Я села за стол и налила себе шампанского. Вдруг на экране компьютера в самом дальнем углу какого-то ущелья материализовалась фигурка. Никак "самого главного рыбака" из памяти не убрали?
        Фигурка стала удлиняться и вскоре достигла границ экрана по вертикали. Я всмотрелась в нее. Нет, это был не "самый главный рыбак"! Страшно похож...
        Страшно похож на... Страшно похож на Адриана...
        - Это что, кукумария?! - членораздельно произнес Адриан, неизвестно как оказавшийся за столом в кресле напротив меня. - Давненько не ел! Хм, ку-ку(!), Мария!
        Я собралась:
        - А ведь и вправду, "Мария, ку-ку"! Это имя знаешь, как переводится с древнееврейского, если брать буквальный перевод? "Горемыка". Вот и "ку-ку" с ней! Возможно, от какого-нибудь древнееврейского прозвища первоначально произошло, ведь у них тоже были имена с отрицательным значением, как и у славян. Может, Матерь Божия своею святостью на судьбу тезок влияет... Хотя и влиять можно по-разному... Впрочем, у всех-то у нас имена мучеников...
        - Хм, ку-ку-мария!.. Похоже на "кикимору"!
        - Да ну тебя! Красиво звучащее имя! Что-то у тебя сегодня мрачное восприятие действительности.
        - Есть причины.
        Адриан неторопливо отведал всего понемногу. Котлеты из лисичек ему понравились.
        - Только в них следовало бы добавить пару мухоморчиков.
        - Тебя на остренькое потянуло?
        Видимо, у вас там с острыми ощущениями напряженка?
        - Это у вас тут напряженка. У нас этого добра хватает. А котлетки надо подавать под соусом "Приходи ко мне, Натуся, я с тобою разберуся!"
        - Угрожаешь?!
        Он промолчал. Вместо его ядовитого соуса я предложила ему свой фирменный, давно ему знакомый, черничный, не менее, если не более ядовитый. Однажды я растолкла ягоды черники, которые собрал Адриан, и положила в ягодную массу сахара. Как оказалось, слишком мало, потому что черника забродила. Тогда я решила добавить еще сахарку и сварить ягодное пюре. Поставила таз со смесью на огонь и, помешивая, всыпала туда еще сахара. Смотрю, какой-то этот сахар подозрительный, слишком мелкий и белый...
        Вдруг меня осенило: да ведь не сахар это, соль! Не тот, видно, кулек достала.
        Что делать? Недолго думая, я смесь эту дьявольскую поперчила, сдобрила ее корицей, гвоздичкой, прочими экзотическими специями и подала свое произведение к мясу. Очень всем по вкусу пришлось. Так с тех пор и стало мое изобретение называться черничным Наташиным соусом. Теперь я его готовила специально. Мой фирменный соус.
        - А он повкуснел с тех пор, - заметил Адриан.
        - Ты, должно быть, просто оголодал там.
        - Как я тебе и в прошлый раз говорил, там у меня лучше, чем в больнице. Там мы ужинаем с Пушкиным, Лермонтовым... Гоголь иногда любит что-нибудь стряпать...
        Адриан налил себе шампанского и произнес тост за успех моей книги.
        - У тебя теперь свободно с выпивкой?
        - У меня пока со всем свободно.
        Вот и читать могу.
        Адриан сказал, что всю мою книжку он уже изучил от корки до корки. Имена всех моих знакомых теперь известны, и за этим непременно последует мщение. ;:-;
        - Ты же сама пишешь в своей книжке, что "зная имя, можно унести и душу человека", а еще пишешь, что за именами даже охоту устраивали. Ловко я тебя цитирую?
        - Да. Только я не поняла, почему ты вдруг решил мне отомстить. В прошлый раз, когда мы много лет назад на старый Новый год виделись, ты говорил, что зла на меня не держишь, все мне простил...
        - Врутуалист.
        - Что?
        - Веруютуалист...
        - Виртуалист?.. А-а-а, понятно, ты ревнуешь меня к новому знакомому Августу? Так это только мой клиент. Даже Саша меня к нему не ревнует.
        Сашу Адриан мне давно простил, а вот к Августу, видимо, приревновал. Это потому, что я теперь диогенову бочку в виртуальщине отыскала.
        - Да нет, все дело в другом.
        Дядюшка Миллениумов жить мешает.
        - Адриан, я взяла земли с твоей могилы на Новодевичьем и рассыпала ее напротив храма под той березкой, под которой ты велел свой прах рассеять.
        - Спасибо. Только вот толстозадая, хрюкающая, трупная Русь щелкает в дядюшкиных книгах "звериным оскалом засебятины". Так Миллениумов сам изволил выражаться. X-X
        - Что-то я тебя плохо понимаю, Адик. Что за ping-атаки? Видимо, ты хочешь подложить мне логическую бомбу. Ты совсем заблокировал мой WEB-сайт... Ж:)
        Вместо ответа Адриан поблагодарил меня за вкусный ужин и сказал, что в долгу не останется, пришлет мне с тетей Асей что-нибудь вкусненькое, что-нибудь на "ку-ку" в ответ на мою кукумарию.
        Он щелкнул два раза мышкой, спроецировался на экран и исчез в тот угол, из которого явился. Фильмоскок.
        Экран замелькал, и тетя Ася известила о том, что пришел факс с новогодним поцелуем от Саши. А еще поздравление от Августа. Этот "врутуалист", как назвал его Адриан, становится все внимательнее. И подписываться стал своим реальным именем! Не зря с ним работаю.

***
        Я сидела ошарашенная и озадаченная появлением Адриана. Саши все не было и не было. И я решила побеседовать с Августом, чтобы как-то переключить внимание на другие проблемы. Тетя Ася передала Августу мои позывные.
        -[8~*~E~-8
        Иногда Август, по моей просьбе, посвящал меня в подробности своей профессии. Это было необходимо для дальнейшей психологической работы с ним.
        Сейчас Август работал со студентами-медиками, у которых проходила анатомическая практика. Раньше такую практику проводили в морге, теперь анатомическим театром стал компьютер. Начало этому положили американцы. Они создали компьютерную модель человека. Нужен был труп мужчины в возрасте от двадцати до шестидесяти лет, не выше 183 сантиметров, не худого, не толстого, без хирургических швов и повреждений.
        Такой "фотомоделью" пожелал стать техасец, который хотел тем самым обессмертить себя для человечества. После смерти он был расчленен на мельчайшие кусочки, которые перевели в оцифрованный вид и, получив графическое изображение, поместили в анатомический атлас. А потом и Еву соорудили, только не из ребра Адама, как это сделал Творец, а из очередной энтузиастки науки, разрезав ее тело более тонкими "ломтиками", чем Адама: женщины - натуры тонкие.
        Такую модель можно было вскрывать или оперировать бесконечно. На ее основе можно моделировать изменения отдельных органов, всего тела. Удобно ставить диагноз больным людям, сравнивая их реальные органы с эталонными компьютерными. Этим способом постановки диагноза, определения схемы лечения и пользовался доктор Фролов из сказки "Роза Вити Ринара". Я думаю, что кроме компьютерного способа врачевания, Фролов обладал еще и чисто человеческими инструментами диагностики: интуицией, жизненным опытом, разными колдовскими приемчиками.
        Мысли мои все равно, так или иначе, крутились вокруг Адриана. Я подумала, что Адриан тоже вполне бы мог стать этой анатомической моделью: не тонкий, не толстый, рост 183 см, удивительно здоровый. Вот только с психикой были проблемы. И почему такие странные ассоциации вдруг на ум лезут?
        Я спросила Августа о том, насколько мог бы быть полезен компьютер в психиатрии. Оказывается, еще в шестидесятых годах была создана успешная психотерапевтическая программа. Испытуемые порой даже не подозревали, что они разговаривают не с человеком, настолько точно она имитировала манеру речи психотерапевта. Но во врачебной практике эта программа так и не была использована.
        - Почему? - спросила я Августа.
        - Моралисты виноваты. Они затрубили, что аморально прибегать к помощи машины там, где речь идет о человеческом понимании и чувствах, и были неправы, потому что именно это и выступает сильной стороной. Психопрограммы не допускают эмоциональной манипуляции над собой, никогда не устанут, до конца выслушают и ничего не забудут. Они дешевы, наконец, что по нашей жизни важно.
        - Вот вы говорите, машина имитировала речь психотерапевта, и тестируемые не могли определить, что это не живая речь. Но ведь понимание смысла высказываний и аналитическое мышление невозможно запрограммировать! Иногда многое понятно только по контексту. Мне кажется, что диалоги психопрограмм не могут быть полноценными.
        - Да, но уже много психопрограмм создано. Они работают вполне эффективно. Есть компьютерные тренинги для преодоления страха высоты, например, для преодоления страха замкнутого пространства и других фобий.
        - Возможно. Наверное, эти программы полезны там, где нужна тренировка какого-нибудь навыка, манеры поведения...
        - И в качестве диагностики они хороши при сексуальных расстройствах. В этом случае пациенту проще, если его протестирует компьютер, чем распространяться на эту тему с человеком.
        - По крайней мере, машина не полезет с сексуальными домогательствами, съехидничала я. :-;
        - Этого никто не гарантирует, - довольно серьезно ответил мне Август.
        - Это что значит? Не поняла.
        Август, похоже, не склонен был поддерживать мою неудачную шутку. Он вернул разговор к нашей теме и сообщил мне, что есть программы для самих психотерапевтов. Они симулируют пациентов с разными нарушениями психики. Я попросила его прислать мне такую программу.
        Мутанты виртуального мира
        На тренинг пришли девочки, недовольные своей внешностью. Для них это превратилось в психологическую проблему, потому что многие хотели стать фотомоделями. Сначала я решила провести диагностику. А действительно ли они хотят того, чего хотят? Ведь если узнает об их тайной мечте администрация школы, то и вовсе аттестата зрелой паранормальности не дадут. Пороемся в их подсознании. Что там есть?
        Я попросила девочек закрыть глаза, расслабиться и начала "погружение": "Вы идете по лесу. Проходите по лугу. Кругом полевые цветы. Вы видите тропинку. Идете по ней. Она ведет в лес.
        Вы медленно входите в лес. Вокруг вас деревья. Солнечные лучи проходят сквозь листву. Поют птицы. Вы проходите по тропинке. По сторонам от нее скалы. Время от времени вы видите, как пробегает по тропинке какой-то маленький зверек. Вы идете дальше и вскоре замечаете, что тропинка ведет вверх. Теперь вы понимаете, что взбираетесь на гору. Когда вы добираетесь до вершины горы, вы присаживаетесь на большой камень, чтобы отдохнуть. Смотрите вокруг себя: светит солнце, вокруг вас летают птицы. Прямо через долину высится другая гора. В горе пещера. Вам хочется попасть туда. Вы видите, что птицы легко перелетают на ту гору. Вы чувствуете, что и у вас есть крылья, начинаете пробовать их и убеждаетесь, что умеете летать. Вы легко перелетаете на другую сторону, приземляетесь на скалу и сразу вновь превращаетесь в человека. Вы карабкаетесь по горе, отыскивая вход в пещеру, и видите маленькую дверцу. Приближаетесь к ней и оказываетесь в пещере. Вы ходите и рассматриваете стены. Вдруг замечаете проход-коридор. Идете по коридору. Видите много дверей.
        На каждой двери написано какое-то имя. Вы подходите к двери со своим именем.
        Стоите перед своей дверью. Знаете, что скоро откроете эту дверь и окажетесь по другую сторону. Вы знаете, что это будет ваше место, ваш дом. Это может быть место, которое вам вдруг вспомнится, место, о котором вы мечтаете, место, которое вы никогда не видели. Это место может вам нравиться, а может не нравиться. Место может быть внутри пещеры или снаружи ее. Вы узнаете это только тогда, когда откроете дверь. Но каково бы оно ни было, это будет ваше место..."
        Самой мне тут же привиделся компьютерный Адриан в пещере, закрытой дверью, похожей на книжку...
        Семнадцатилетняя выпускница школы "свое место" и "свое имя" изобразила так: одинокая роза с шипами стоит в вазе, а в розе отражается обрыв с одиноко стоящей сосной над озером. Вся картина представляется ей в лучах восходящего солнца. Девочка отождествляет себя то с одинокой розой, то с одинокой сосной. Но есть предчувствие, что в ее жизни вот-вот что-то изменится. Будущее ее манит, хотя и тревожит. Ощущение тревоги связано с окончанием школы, со вступлением в новую, неизведанную жизнь.
        Об этом говорит темно-тревожное озеро, обрыв, шипы розы. В этой ситуации ощущается одиночество, боязнь остаться с жизнью один на один. Сюда вплетается надежда, желание светлого будущего, желание любви, встречи с достойным человеком, защитником от возможных жизненных тягот. Это предощущает каждая из пришедших девочек. Желаемое имя девочки было Вероника. В его образе мотив любовного слияния душ выразился еще острее два берега у озера; на гладком озере плавают две утки. Почти японская идиллическая картинка. Образ реального имени Татьяна был менее безоблачным, однако, желание быть вдвоем с любимым и тут остался доминирующим.
        Реальное имя второй девочки - Юля. Она изобразила его закатным солнцем на море. Во всем рисунке образа реального имени ощущается тревога. Желаемое имя - Джульетта. (Кстати, Юлия, Джулия, Джульетта - одно и то же!). Хочет безоблачного состояния, спокойного, красивого ожидания принца: нарисовала старинный замок в цветах, озеро, легкий мостик и себя в платье принцессы.
        Реальное имя третьей девочки состоит из двух частей. В первой - она готовится к экзаменам. Без конца звонит телефон, - это подружки приглашают ее для приятного времяпрепровождения. Но приходится зубрить, потому что скоро экзамен. Вторая часть - девочка едет на велосипеде с друзьями на дачу. Желаемое имя совпадает с реальным - Ирина, девочка довольна им. Она хочет быстрее стать взрослой, независимой. Жить с любимым человеком за городом, на природе. Это и нарисовала.
        Ах, девчонки! Как сказал один председатель колхоза на собрании выпускников (там я очутилась в командировке с музейной выставкой в день последнего звонка):
        - Перед вами открыты путя всех дорог! Вы понимаете?! Путя всех дорог!!!
        Так вот, девчонки, перед которыми "открыты путя всех дорог", на самом-то деле хотят поскорее сдать экзамены, определиться в этой жизни и встретить любовь. А фигура, рост, нос "и прочие детали интимного туалета" хочет их издерганный рекламами разум. Свои данные природой тела теперь принято подвергать мутации. Исчезновение реального, удушение естественного диктуется мчащейся в призраковое, иллюзорное киберпространство модой. Несколько нажатий клавиш - и удлинятся ноги, изменится цвет кожи, глаз, волос, разгладятся морщинки. Так создаются модные штампы. Ради того, чтобы быть на них похожими, девчонки готовы бежать на пластические операции. Ради этого работает целая индустрия, с конвейера выпускающая моделей вместо людей. Лучше да здравствуют "путя всех дорог"!

***
        Я расспросила Августа о его жене, с которой они расстались. Оказалось, что она была метателем молота, и вообще ему раньше нравились женщины объемные. Его Платонида была огромной и сильной, мускулы и кровь с молоком. Она легко могла подбросить Августа одной левой и вытрясти его из киберпространства с его нежитью. Однако этого Платонида никогда себе не позволяла. Уважала мужа с его причудливыми увлечениями. К тому же, нрава Платонида была самого безобидного, по детски-наивного и доброго. Было удобно с ней сексом заниматься: сел на нее, подпрыгнул один раз, а дальше по инерции качайся себе, как на качелях. И готовила она вкусно.
        Вдруг Платонида заметила, что мужу все больше и больше стали нравиться модные виртуальные красавицы наподобие отощавшего Гулливера. Тогда Платонида забросила свой серп с молотом далеко и надолго и стала стремительно худеть, чтобы мужа не потерять. Закодировалась.
        Изменилось фазовое пространство ее тела, приблизилось к скучному, неживородящему штампу. На месте выпуклостей и вогнутостей стали выпирать кости.
        Неожиданно Августу видоизмененная жена стала нравиться даже больше, чем прежде.
        Неудивительно, виртуализация Августа проходила все стремительнее. Тело Платониды превращалось наполовину в плоть и кровь, наполовину в киберпространство. Последнее имело тенденцию к расширению, давно захватив души когда-то любящих мужчины и женщины. Руки Платониды стали почти проволочными, казалось, что где-то в них вмонтированы фотосенсоры.
        Платониде грозило полное вымирание на этой планете. Тогда она решилась на смелый шаг: отделила свое киберпространство от киберпространства своего брачного партнера, тряхнула стариной и сделала последнее усилие, как при метании молота, показав Августу клешнеобразную фигуру из трех пальцев.
        Был затеян бракоразводный процесс. Юрист просчитал раздел имущества и предложил разводящейся паре с целью психологической помощи программу, моделирующую мирные отношения. Адвокату не было необходимости лично встречаться с клиентами. Весь процесс прошел спокойно, без стресса, без серпа и молота, по электронной почте.

***
        На случай, когда мне было трудно принять какое-то решение, когда работа не ладится, - у меня существует средство. Называется "антинемогин". Дорогомилов подарил к очередному Новому году. Заполняешь этой жидкостью карманчики в зубьях тунгусского гребня, расчесываешься им, - и тебя навещают мудрые мысли. Я пыталась работать с Августом разными способами, но результатов не было. Он стал подписывать послания ко мне своим реальным именем, но нетрудно было догадаться, что это он делал из-за формальной вежливости, а вовсе не потому, что изменил отношение к своему имени, что угадывалось буквально во всем. Особенно в его речи.
        Информативной, сухой. Он охотно делился информацией из разных областей знаний, но именно это-то его и губило: информация. Сухая информация, ущемляющая его эмоциональную сферу. О себе Август почти ничего не рассказывал. Приходилось все картины, касающиеся его личной жизни, дорисовывать самой.
        Итак, работа с именем никаких результатов пока не дала. Я расчесалась тунгусским гребнем, сдабривая волосы антинемогином, встряхнула своей рыжей шевелюрой и не успела поправить локон, как вдруг мне стали приходить в голову золотые мысли. Речь! Вот с чем нужно поработать в первую очередь! С речью Августа. Речь и мышление - вещи друг от друга неотделимые. Поэтому, если на речь человека каким-нибудь образом подействовать так, чтобы она оживилась, - он и сам воскреснет! Имя - то же слово, только самое родное для нас. Оживут слова, - станет живым имя. Отношение к своему имени - вот тот индикатор, с помощью которого можно будет проверить, ожил человек или нет.
        Да, но у меня почти не было опыта работы в этом направлении. Вспомнились некоторые истории, как я занималась языком случайно со случайными людьми.
        В студенческие годы я шустро репетиторствовала, бралась за самые разные предметы. Однажды пришлось заниматься русским языком с девятилетним мальчиком. Имя его тоже было редким, ибо на редкоименцев мне всегда везло. Орик. Орест значит. Как сейчас помню это кровавое зрелище:
        - Орик, куда падает ударение в слове "дЕрево"? - при этом я выразительно ударяла на первый слог.
        - На "о", - невозмутимо отвечал мальчик.
        - Если бы на "о", - было бы "дере-вО", - ударяла я на последний слог, а то "дЕ-рево", - вопила я до звона в ушах, ударяя на первый слог. - Куда падает ударение? "ДЕ-рево"!!! Еще раз слушай: "дЕ-рево"!
        - На "в", - отвечал Орест.
        К концу учебного года мальчик знал, что "косинус - это функция угла", чем и поразил экзаменаторов, потому что последнее "проходили" в восьмом классе. Разгадка была проста: Орест часто переспрашивал, почему мою черную кошку зовут Косинус, и я много раз повторяла ему историю о том, как я нашла ее в углу лестничного пролета, он и запомнил.
        Сложнее обстояло дело с деревом.
        Был у меня знакомый студент с филфака. Грузин. Мы часто встречались с ним в студенческом городке на автобусной остановке, ожидая автобуса. Было время обсудить все учебные дела.
        - Развэ эсть в русском языке ударэние? Ты же не гаварыш грубо: дэ-вушка, - правильно ударял он на первый слог, - а гаварыш "дэ-вуш-ка", распевно произносил он слово так, что ударения и в самом деле не ощущалось. - Ра-а-азвэ эсть в русском языке ударэние?
        В общем, кто куда ударяет.
        Куда же прикажете ударять мне, если опыт работы по развитию речи у меня самый скудный, ограничивается фонетикой, орфоэпикой, да ко всему прочему, отрицательный? Ладно, куда-нибудь ударим. В случае с Августом требуется расшевелить какие-то речевые центры в его мозгу, подействовать на развитие его внутренней речи. Задача совсем другая, сложная.

***
        Я решила заниматься с Августом приблизительно как с маленькими детьми, с которыми я проводила тренинг по развитию творческой паранормальности. Начала с его непосредственных интересов:
        предложила ему сочинить романс о любви к компьютеру, а также дать перевод популярной песни "Макарена", не углубляясь в знание испанского языка, который, к счастью, мой пациент не знал.
        Начальное условие, из которого он должен был исходить, что Макарена это имя жены вождя племени ку-ку-руку из амазонской сельвы.
        Август с такими заданиями легко справлялся. Думаю, не без помощи своего лучшего друга компьютера, потому что тетя Ася мне донесла, что он работает над новой программой "Макарена", когда я захотела в очередной раз соединиться с ним.
        Август способен здорово находить решения, имитирующие творческие, но это только иллюзия настоящего творчества.
        Все состоит из каких-то уже известных готовых единиц и мини-решений, задача Августа заключалась лишь в их правильной комбинации. Эйнштейн, например, вряд ли мог бы стать удачным пользователем компьютера: быстрая реакция, сообразительность никогда не были ему свойственны. А именно эти качества в первую очередь необходимы хорошему компьютерщику. Эйнштейн никогда бы не смог стать победителем конкурса или викторины. Известна любопытная история.
        Знаменитый Эдисон искал молодого способного человека, чтобы сделать его своим наследником. Он разработал с этой целью систему конкурсных вопросов и задач.
        Когда он случайно встретился с Эйнштейном и рассказал ему о своем замысле, то предложил решить несколько задачек и Эйнштейну, с которыми тот не справился. А молодой человек, который справился со всеми заданиями Эдисона, нашелся. К нему-то и перешли архивы, лаборатории, мастерские, средства изобретателя.
        Говорили, он очень много работал, но о его изобретениях и открытиях никто никогда так и не услышал. Все-таки творчество и сообразительность вещи разные. Пожалуй, и моими задачками толку не добьешься, тем более что я не Эдисон, мне даже завещать нечего...
        И тут меня осенило. Чем, собственно, отличается живой язык от компьютерного? Компьютерный язык универсален. Математическая логика, культура массового сознания - все спроецировалось на плоскость дисплея компьютера в виде банка данных. Однако компьютерный язык не стал частью национальной культуры в отличие от живого языка. Почему? Потому что компьютерный язык совершенно лишен чувственной природы. Он абиографичен. На речь Августа повлиял именно компьютерный язык, со всеми его плюсами и минусами.
        С утра пораньше я вызвала Августа на чат. Хотелось узнать о его прошлом, о детстве, о родителях, дальних предках, одним словом, надо было обратить его к собственной биографии. Во время написания письма у него всегда было время все обдумать, что и как рассказать, объяснить, спросить. При общении через чат времени на это не хватит.
        Умалчивание или другая специфическая реакция при разговоре может о многом сказать, если следовать дедушке Фрейду. Я начала тонкий допрос. Август сослался на работу и был готов связаться со мной позже.
        Кукурузиада против Ку-Ку-Руку
        Адриан обещание свое выполнил.
        Он и при жизни любил приготовить что-нибудь вкусненькое. На этот раз мой аппетит Адриан потешил кукурузкой. Воздушной кукурузой. Не тем поп-корном, который теперь на каждом углу готовят, а кукурузкой, какую продавали только во времена моего детства. К блюду прилагалась аннотация, в которой Адриан сообщал, что он по-прежнему остается ручным бронтозавром и верен принципам соцреализма.
        Сообщалось также, что сей прекрасный кукурузный продукт, был плодом разыгравшейся за бутылкой пива фантазии теплой тамошней компании. Многие из них живут прошлым. Очередь дошла до ностальгических воспоминаний о внедрении чудной "партийной" культуры, объявленной панацеей от всех сельскохозяйственных и прочих бед, каковой являлась кукуруза.
        Ошибочно считать, утверждал автор аннотации, что источником вдохновения нынешнего поколения является поп-корн. В аннотации отразилось мнение ни одного Адриана, а многих классиков. Рассуждения каждого из них приводилось далее. Все вместе составило сборник "Кукурузиада", который был передан в заботливые руки тети Аси.
        Еще Адриан благодарил меня за новогоднюю ку-ку-Марию и выражал надежду, что ку-ку-Руза мне тоже понравится.
        Ниже приводились выдержки из "Кукурузиады".
        Гомер (и.о. неизвестно)
        Братья-поэты воспойте скорей кукурузу, Труд этот знатный не будет поэтам в обузу.
        Жару побольше, побольше душевного жару, Знайте, грядет урожай - полный мешок гонорару!
        Державин Гавриил Романович Ударь в кимвалы, трепетная муза И се затрепетала кукуруза.
        У ней вельми приятная натура, Она теперь - партийная культура!
        Давыдов Денис Васильевич Натяни, гусар, рейтузы, Кинув омут женских чар, И к проблемам кукурузы Устреми страстей пожар!
        Пушкин Александр Сергеевич Да свяжут дружеские узы Тебя с посевом кукурузы, И лучшую из кукуруз Да производит сей союз!
        Я была в восторге, но связь вскоре оборвалась, и я не успела переписать это на дискетку.

***
        Раздался телефонный звонок. Нет, это звонил не Август. Я так ждала его звонка!
        - Это "Ку-ку-руку"? Я выиграла сервиз!
        - Как вы сказали? Ку-ку?..
        - "Ку-ку-руку".
        - А вы уже приняли дозу продукта?
        Я так и не удосужилась узнать, что из себя представлял чудо-продукт, но звонки по поводу этой "партийной" культуры продолжались чуть ли не ежечасно уже годы и годы. Сначала мы отвечали, что не туда попали, а потом я написала этой популярной (и должно быть процветающей, судя по частоте телефонных звонков) компании ультимативное письмо, в котором содержалось требование выслать нам за моральный ущерб ящик этого заграничного продукта.
        Ящика нам не прислали. Тогда я занялась активной антирекламой "Ку-ку-руку".
        - А вы давно ели этот ядохимикат?
        - ...
        - У вас не появилось боли в мышцах? Лихорадки? Не наблюдаете каких-либо поражений лимфатических узлов?
        Глаз? Кожи? Не кричите петухом? Пока не выявили? Дело в том, что сейчас здесь работает экспертно-медицинская комиссия. В "Ку-ку-руку" добавлены эмульгаторы, приводящие к летальному исходу. Вам надо немедленно отправиться в ближайшую клинику для промывания желудка! Срочно!
        После того, как приговор был приведен мною в исполнение, на меня нахлынул синдром вдохновения и я сочинила рекламу для нашего, отечественного продукта, кукурузы, который с успехом способен конкурировать с импортной "кукурукой":
        Дремлет Андалузия, Тихо спит Гранада, Только в кукурузе я Слышу серенада...
        Текст рекламы получился в духе Козьмы Петровича Пруткова. Должно быть, в меня стали поселяться привидения из Адриановой компании.
        Виртуальный допрос и ночные прогулки по музею
        Август вызвал меня на чат. Я ему сказала прямо, что я буду проводить с ним психотренинг откровенности.
        Необыкновенно помогает. Ноу-хау. Правила игры: отвечать, чем быстрее, тем лучше, как на блицтурнире. Можно не отвечать на вопросы. Можно задавать вопросы ведущему тренинг.
        - ! - согласился Август.
        - Какой ваш знак Зодиака?
        - ... А у вас какой ОЗУ? :-j
        - Где ваши родители?
        - Куда-то исчезли. Не представляю, как, когда это случилось...
        - Когда у вас было последнее свидание с женщиной?
        - Девушку, которую я последний раз видел, была в формате GIF...
        - Какие вы знаете языки?
        - Латинский, греческий, немецкий, английский, французский, Паскаль, ASSEMBLER...
        - Какой вы национальности?
        - g-) , - пошутил он, - А вы?
        - Кошковой, - ответила я без тени сомнения.
        - Это как? :-q
        Ха! Мой ответ его ввел в ступор!
        Немножко энтропии - и ты разговоришься!
        - Знамя у меня свое есть с двуглавой кошкой. Поэтому, какой я могу быть национальности, как ни кошковой, гуляющей сама по себе? :-9
        Я продолжала допрос:
        - По какой специальности вы учились в вузе?
        - Я программист. Учился в МЭИ.
        Уже ответил больше, чем я просила. Человек покоряет цивилизацию!
        - Может быть мы на "ты"
        перейдем? :E..
        Я получила согласие.
        - А почему ты стал программистом?
        - Чтобы запрограммировать себе счастье и бессмертие. -:-(
        Ответил почти как Мишка. Все, что ли, программисты о бессмертии мечтают? Может, это профессиональное?
        - А какая у тебя самая заветная мечта?
        - Я хочу сохранить статус оператора на своих любимых IRC-каналах после смерти.
        Неисправимый робот.
        - А моделью для анатомического атласа ты не хотел бы стать, чтобы обессмертиться?
        - Как повезет.
        - Ну тогда допрос закончен. За хорошую работу я тебя угощу "кукурузкой":
        По проспекту мчится катет,
        Катет мчит к гипотенузе,
        А предприниматель катит
        К ней, к желанной кукурузе. }:-)
        - Я не понял связи.
        И не надо тебе ничего понимать.
        Чем меньше ты понимаешь, тем больше энтропия в твоей автоматической "банке", тем больше вероятность рождения каких-нибудь чувств. Ядрена вошь!
        - Это в меня на миг вселился дух Саши Черного. Он сейчас занят рекламой кукурузы, которая станет антирекламой к "Кукуруке". Ну, этого тебе пока не понять.
        :P. А ты был когда-нибудь в музее ночью? Когда все уходят? Говорят, экспонаты начинают оживать... И можно пройти на цыпочках и посмотреть на ожившие мощи давно почившего правителя или на вымершего динозавра... Здорово? Сейчас такие посещения не редкость. В некоторых музеях даже спальные мешки выдают напрокат... Правда, это стоит очень больших денег, но, надеюсь, твоя инфоброкерская зарплата позволит тебе получить такое романтическое удовольствие...
        Я не получила никакого романтического отклика, нечего было и удивляться, а поэтому сказала сухо и по-деловому своему пациенту, почти скомандовала:
        - Слушай дальнейшее предписание: в ближайшее время тебе нужно посетить хотя бы какую-нибудь выставку в музее, а лучше всего - отправиться в ночную прогулку по музею. С психотерапевтической целью. C=};;*{))
        Я отключилась. Мне просто необходим тайм-аут.

***
        В следующий раз я спросила об увлечениях Августа. Тетя Ася давно уже ничем не радовала. Наконец, в почтовом ящике я обнаружила сообщение. Это был текст, состоящий из сплошных мягких знаков, который вскоре привычно превратился в другой, неизвестно откуда взятый и неизвестно кем посланный мне. Его язык и содержание относилось к началу XX века.
        "Техника фотодела была тогда примитивной и трудоемкой", - писалось в этом тексте. - "Фотопластинки вставлялись в громоздкие деревянные кассеты. Фокусировка производилась вручную, с помощью матового стекла и черного покрывала, выдержка при слабой светосиле объектива исчислялась секундами. Поэтому много снимков, особенно групповых, шло в брак из-за сдвига или движения кого-либо из фотографируемых. Камера открывалась и закрывалась вручную при каждой съемке, все снимки производились со штатива, моментальные снимки были невозможны. Химическая обработка снимков производилась путем индивидуального проявления каждого снимка, причем проявитель и фиксаж изготовлялись по особым рецептам обычно только на одну партию негативов. Еще больше времени и труда требовало изготовление готовых отпечатков. Процесс печатания с негативов требовал экспозиции в течение нескольких часов и последующей окраски (вираж) и закрепления отпечатков (фиксаж). Увеличение снимков тогда не практиковалось, каждый отпечаток делался в размере негатива, и потому фотолюбительство обходилось довольно дорого". Похоже, это была какая-то справка
из истории фотодела начала XX века.
        "Единственной темой фотоснимков у меня были портреты и группы, так как для этого можно было получать деньги на материалы от заинтересованных лиц. Лишь когда у меня появился небольшой пленочный аппарат "Кодак", пригодный для моментальных снимков, я стал делать пейзажи".
        Не понятно, почему дальнейшее повествование в этой справке велось от какого-то первого лица. Текст не был подписан. Любопытно, и тогда существовал "Кодак"! Так до сих пор "Кодаком" и фотографируем. Чудны дела твои, тетя Ася!
        Тетя Ася снова известила о том, что есть письмо. На этот раз письмо было от Августа и содержало оно некий отчет в привычных августовских выражениях. Он говорит, что его увлекает "художество".
        Как и следовало ожидать, экспериментирует он с электронными технологиями. Это не пластиночки на заре фотодела. Он пишет, что существуют изобразительные жанры, специфика которых была бы просто не реализована при традиционных способах. Видимо, и первое послание было от него. Должно быть, он прослеживал путь развития фотографии за сто лет с типичным инфоброкерским подходом. Может, ночью Август бродил по Политехническому музею?
        Он подробно рассказывал, как можно получить, например, изображение наполовину очищенного банана, переходящего в рыбий хвост, в пальцы рук, плавно перетекающие в эротичные женские ноги, с которых снимаются колготки и укладываются на тарелку в виде сосисок, превращающихся в пятнистого барса, который на глазах теряет свои пятна и преобразуется в барса снежного, а потом в белую простыню, расстеленную на ложе. "С помощью компьютера можно легко делать коллажи, - пишет Август, - убрать демоническую усмешку с лица политического деятеля или усадить этого деятеля в обществе продажных девиц - теперь такие вещи никакого труда не составляют. Все экземпляры технически одинаково совершенны, оригинала как такового просто не существует", на что я в ответ ему написала, что глупость с лиц некоторых деятелей тоже можно стереть, но никто не ручается, что они не останутся после такой виртуальной пластической операции безработными.
        Август громко именовал все свои композиции не иначе как "произведения искусства", однако я назвала бы это скорее техническими продуктами. В музей он не ходил, незачем, мол, обувь топтать, да и ночевать удобнее дома. Правда, это заявление он сделал в весьма корректной мягкой форме, но я уже еле удерживалась от закипания. Рациональнее, мол, изучать любую музейную коллекцию с помощью компьютера. Можно даже заглянуть под слой краски картины и обнаружить ранние варианты. Август хвастался своей виртуальной музейной коллекцией. Имея быстрые каналы связи для доступа в Интернет, Август легко прогуливался по виртуальным залам любого музея в режиме реального времени, поэтому ночные прогулки тоже были для него вполне осуществимы.
        Все мои задания, нацеленные на то, чтобы разбудить в этом человеке-компьютере хоть какие-то эмоции, Августом выполнялись, но цели не достигали. Такого крепкого орешка в моей психологической практике еще не было.
        Второе явление Белой Дамы
        Сон. Я в большой холодной церкви. Кругом - незнакомые люди. Церковь старинная, сложенная из серого камня.
        Чем-то напоминает замок. И слегка тюрьму.
        Люди спешат на поезд. Я тоже.
        Церковь окружена огромным водоемом, который переплыть можно только на крепкой лодке, чтобы добраться до "большой земли". Чувствую, что уже опаздываю. Вот-вот подойдет поезд. Прыгаю прямо в шубе в эту воду и плыву, плыву, плыву...
        Холодно...
        Проснулась. Еще очень рано. Полное ощущение того, что на меня кто-то смотрит. Саша еще спит. Я встала, чтобы зашторить окно, подошла к нему и вдруг почувствовала сильный запах дыма. Наверное, мусор жгут опять, нужно закрыть форточку. Запах дыма все усиливался. От него проснулся Саша, закашлялся.
        - Где-то что-то горит...
        -Наверное, мусор жгут или на стройке что-нибудь делают.
        Дыму все больше и больше. Уже в комнате ничего не видно. Если бы это было на экране компьютера, я бы подумала, что снова тетя Ася сюрпризы подбрасывает в виде спецэффектов. Но дым ест глаза, раздражает носоглотку, одним словом, самый реальный!
        - Клубы дыма поднимаются из-под крыши, - заметил Саша.
        - Послушай, а не мы ли горим?
        Я выглянула в переулок и увидела целую цепь пожарных машин. Люди нашего дома высыпали на улицу и смотрели вверх, на наши окна.
        - Саша! Бери скорее кошек и документы! Выходим! Мы горим!
        Луиску нашли не сразу. Кот почуял беду и спрятался, забился под шкаф. На чердаке по нашему потолку кто-то стучал, должно быть, ломом. Сквозь плотную завесу дыма мы едва просочились к двери, открыли ее. За дверью большая команда пожарников поливала все из шлангов. Они и долбили потолок.
        - Через минуту мы вас из-под обломков вытаскивать будем! Чего стоите? Быстро спускайтесь вниз, пока на носилках не вынесли!
        - Да, но как я на работу пойду?
        - недоумевал Саша, глядя на тапочки.
        Так в тапочках да в халатиках и выбрались из подъезда вместе с кошками, прихватив мешочек с документами.
        Многие люди успели вытащить даже ковры и мебель. Оказывается, пожар бушевал давно, а нас предупредить забыли. Из закрытых сумок неслись вопли десяти соседских котов, которых вынесла соседка напротив. Горела квартира на нашей площадке. Пожар возник по неизвестной причине. Дворник заметил белую даму, которая вышла из подъезда перед самым пожаром. А соседка Элеонора Кузьминична, которая все всегда видит и знает, узрела в этой блондинке "Адрианову сожительницу", как она выразилась, видимо, намекая на Альбиночку.
        - Полная Москва чокнутых! Тут парень с рыжим пуделем стекла в иномарках молотком ходит разбивает и никто его не может сдать в дурдом, не берутся лечить без согласия больного! Бабка из одного конца переулка в другой с тремя мешками мусора таскается, как с писаной торбой! На прошлой неделе эти мешки упали и стеклянную дверь в супермаркете, где я убираю, разбили: чего-то она в них напихала... Не Москва, а сумасшедший дом! У нас в деревне столько безумных не бывало никогда!
        Пожар потушили. Мы поднялись в квартиру, полную воды. Кошки ходили по углам и все обнюхивали, брезгливо потряхивая лапкой, если она нечаянно касалась мокрого. Я подошла к окну, случайно мой взгляд упал на крышу соседнего дома, на чердак. На меня в упор наставила свой бинокль в раскрытое чердачное окно пергидролевая блондинка. Я ее узнала: это была Альбиночка...
        Игры разведчика
        Миша оказался близок к правде, когда расшифровал мой сон с поднятием в гору. В школе, где я работала, у меня нашлись завистники. Завучи стали контролировать мое выполнение рабочего графика. Выяснилось, что я не досиживаю положенное количество часов. Хоть школа и была для паранормальных, паранормальными в ней были только дети. Подавляющее большинство учителей и администрация были подготовлены еще тогда, когда паранормальные дисциплины были не в чести.
        - Если бы у меня на заднице существовала кнопка включения, - был бы резон приходить и уходить вовремя.
        Поймите, я работаю не задницей, а головой!
        Пришлось писать заявление по собственному желанию. С директором у меня сложились неплохие отношения. Меня убеждали не горячиться и даже предлагали перейти на дистанционное отделение, но я отказалась, времени на всех не хватало, потому что я всецело погрузилась в Августа. Ни в август, ибо на дворе стоял март. "Для кого же солнышко-то светит?!" - вспомнила я Ангелину Васильевну и уволилась.

***
        Августу я отправила компьютерную игру, которую мне порекомендовал сын почившего разведчика, соседа Валентина Сергеевича. Этот сын был тоже весь засекреченный, как его отец. В одной из секретных лабораторий эту игру и разработали. Она была нацелена на изучение иностранных языков в экстремальных условиях. Игра построена на незнакомом испытуемому языке. Как подшучивали разработчики игры, подопытный должен иметь рост 183 см, вес 80-85 кг, характер мягкий. Почти как модель Адама для анатомического атласа! Антропометрические параметры Августа были в полном соответствии с требуемыми данными. Предполагалось, что в процессе игры рост и вес испытуемого не изменятся, а характер станет твердым, нордическим. Мы же, наоборот, такой характер брали как исходный, а на выходе пускай бы был мягким.
        Условие проведения эксперимента диктовалось одно и жесткое: полная изоляция испытуемого от реальности. Ну, это условие итак выполнено идеально. Время проведения эксперимента - 24 часа.
        Итак, если мой испытуемый вдруг за сутки научится лопотать на чужом ему языке, - то-то будет здорово! Язык, который предстояло освоить ему, был русский. Русский язык конца девятнадцатого - начала двадцатого века. Он лишен архаики, характерной для языка более ранних исторических периодов, а значит, приближен к современному, однако более эмоционален по сравнению с современным языком, живой, реальный, без всяких сюрреалистических и постмодернистских высказываний. Это нам и нужно. Важно, чтобы тем самым Август получил в свое пользование уникальное рефлексивное зеркало. То, что существовало для него как виртуально-неуловимая реальность, обрело бы вещественную зримость, стало бы для него предметом созерцания. С этой целью благотворна именно письменная речь. И вот когда Август почувствует, что речь для него превращается в уникальную возможность фиксации и архивирования собственных душевных состояний и переживаний, тогда речь станет для него огромным психотерапевтическим потенциалом, тогда и мысль его перестанет быть абиографичной, вненациональной, обретет кровь и плоть.

***
        Август, как и ожидалось, был игроком продвинутым. Для освоения языка ему понадобилось всего три часа. Через тетю Асю он мне выдал текст потрясающий:
        "Вы справлялись о моих родителях. Кое-что мне удалось вспомнить.
        Мой отец имел адвокатскую деятельность. Отец вел почти исключительно гражданские дела, в уголовных процессах он выступал только бесплатным защитником по назначению суда.
        Клиентами отца были преимущественно провинциалы нескольких городов, где его знали как честного и трудолюбивого адвоката.
        В Коломне в доме нотариуса отец познакомился с "барышней на выданье", сиротой-бесприданницей, окончившей в Петербурге Дворянский сиротский институт и гостившей у дяди. Эта девушка и стала нашей матерью"... Во! Однако он здорово вошел в роль! То ли игра тому способствовала, которую мне сын Валентина Сергеевича дал, то ли его компьютерные прогулки по музеям?.. Какой-то Дворянский институт!
        "Мать всецело посвятила свои помыслы и труды домашним делам, воспитанию детей. Ей приходилось выполнять частично секретарские обязанности, переписывая деловые бумаги, организуя прием клиентов во время частных выездов отца. Вместе с тем наша мать много читала, следила за литературой и даже переписывала от руки появившиеся тогда произведения, волновавшие умы, например, запрещенную цензурой "Крейцерову сонату" Л.Н. Толстого". Во загнул! Может, на Августа сеансы аутотренинга такое воздействие имели? "Почувствуйте, в каком месте Вселенной вы находитесь...
        Постарайтесь понять, в какую эпоху вы живете"... А я недооценивала эффекта!
        Моя терапия пошла на пользу!
        "Она нас учила музыке, пению, языкам. В дело воспитания детей мать вкладывала всю душу, приобретая педагогическую литературу и учебные пособия по модной тогда системе Фребеля.
        Телесные наказания у нас не практиковались, оставление без обеда и т.п. - также, и главным наказанием, сколько помню, было требование стать в угол, при ссорах с братьями - попросить у них прощения, вообще атмосфера самого сердечного согласия царила в доме. Это время до восьмилетнего возраста всегда вспоминалось мне, как прекрасная безмятежная жизнь, особенно по сравнению с дальнейшим.
        В свободное время отец увлекался шахматами, научил играть и нас, нередко играл в карты (винт), пел и музицировал с матерью. Летом на даче он ходил с нами купаться. В те годы купанье, рыбная ловля и пешеходные прогулки исчерпывали все распространенные виды физкультуры.
        В одежде отец отличался простотой и некоторой оригинальностью. Кроме случаев выступления в суде, когда для всех присяжных поверенных обязательной формой одежды был черный фрак, он всегда носил черный длиннополый сюртук с черным жилетом, хотя это была уже устаревшая, вышедшая из моды одежда. Черных или серых пиджаков, которые были тогда, как и теперь, наиболее распространенным видом мужской штатской одежды, отец никогда не носил. Летом он ходил в белом чесучевом пиджаке, а дома иногда в подпоясанной рубахе-косоворотке.
        Обувью отцу всегда служили высокие сапоги с брюками на выпуск; вероятно, он привык к ним с семинарии и студенчества. Штиблет или туфель, какие носило тогда большинство интеллигенции, отец никогда не надевал. Однако отец не употреблял портянок, одевая на ноги летом и зимою толстые нитяные носки.
        Головным убором ему служила мягкая фетровая шляпа, зимой - каракулевая шапка, а летом соломенная шляпа.
        Котелка или цилиндра на голове отца не помню, - думаю, что он не носил их никогда в жизни".
        Августу только "костюмный фильм"
        создавать! Кто бы еще так достоверно смог реконструировать детали одежды дней давно минувших?
        "Единственным щегольством отца было применение для головы хорошего цветочного одеколона, запахом которого были пропитаны всегда его шляпы.
        Демократические навыки, вынесенные отцом из семинарии и, особенно из университета, сохранились у отца до конца жизни. Так, в семье у нас никогда не практиковалось целование рук у родителей или дам.
        Более существенным признаком демократических убеждений отца был фактический отказ его от вступления в дворянское сословие. Дед по случаю пятидесятилетней службы священником получил орден Владимира и связанное с ним потомственное дворянство. Оно распространялось также и на всех его детей. Однако для оформления дворянского звания каждый из его сыновей, живших самостоятельно, должен был подать прошение дворянскому обществу, и получить дворянскую грамоту. Трое из сыновей деда тотчас оформили свое дворянство, которое, кроме чести принадлежать к "первенствующему сословию Империи", давало и некоторые преимущества, например, по образованию детей в некоторых специально дворянских учебных заведениях, право на получение льготных ссуд из Дворянского банка и пр. Однако отец так и не подал заявления о причислении к дворянству, несмотря на убеждения и упреки окружающих, и умер "почетным гражданином", т.е. "разночинцем"...
        Я зачиталась. Такого я никак не ожидала. Сашенька начал беспокоиться, что я не отрываюсь от монитора. Тогда я распечатала текст и продолжала читать уже в постели.
        - Скоро ты с ноутбуком под подушкой будешь ложиться! - не прекращал ворчать Саша.
        От перевозбуждения у меня сделалась бессонница. Окно в виде черного квадрата Малевича дразнило. За окном гудел колючий снежный ветер. Сашенька уже мирно посапывал. Я освободилась из его объятий, включила настольную лампу, желтый огонек которой тут же спроецировался на черный квадрат окна, взяла распечатку и продолжила чтение.
        Прямо произведение прошлого. Все было описано с особой инфоброкерской тщательностью.
        Даже сквозь несвойственный Августу старинный стиль повествования угадывался характер деловой, информация подбиралась тщательно, тщательно анализировалась.
        Неужели за три часа можно так глубоко погрузиться в столь далекое от нас время, узнать столько подробностей? Даже детали одежды сумел изучить... Я также вспомнила, что когда он рассказывал мне о своих увлечениях, то прислал мне историческую справку по фотоделу, которая относилась к тому же историческому периоду. Да, а в конце справки информация уже подавалась от первого лица... Выходит, не игра, а блуждания по музеям его так перевоплотили, потому что о фотоделе он писал еще до того, как я ему отправила игру для освоения... Может, все это он откуда-нибудь содрал и смеется надо мной? Что ж, продолжим игры!
        Я чувствовала какое-то надвигающееся на меня недомогание, буквально потела холодом. "Уж не грудная ли жаба у меня? И не гриппом ли я захворала?" - подумала я в тон повествованию, которое, возможно, на меня так болезнетворно подействовало, но оторваться не могла и продолжала читать всю ночь:
        "У матери родился четвертый сын.
        Не вполне оправившись после родов, мать через две недели тяжело заболела, у нее определили послеродовое воспаление брюшины, и она скончалась. Кончился счастливый период нашего детства".
        Даже в этом рассказе, стилизованном под старину, Август довольно холодно описывал свое детство (если, конечно, то было его повествование). Он пишет, что "у матери родился четвертый сын", а не "у нас родился младший брат", например. И таких строчек масса. Не смерть ли матери в столь нежном возрасте Августа стала предпосылкой воспитания такого ледяного характера? "Отец не создал нам, детям, культа умершей матери.
        Мы ни разу не навестили с отцом могилы матери, а когда мы стали более сознательными, даже место ее могилы было затеряно". Итак, эта холодность и даже жестокость шла, прежде всего, от отца.
        После смерти матери, оказывается, у Августа появилась мачеха. "Ближе других знакомых к нам была подруга матери по сиротскому институту Варвара Дмитриевна. Как и наша мать, она была круглой сиротой, бесприданницей, и по окончании института существовала на случайные заработки, главным образом давая уроки и служа гувернанткой. Жила она, где придется. Нередко В.Д. (даже сокращения имени и отчества мачехи говорили о многом!) как подруга матери гостила у нас, особенно на даче. Финансовые дела ее были не блестящи, так как, будучи слабого здоровья, она часто болела и вероятно не была аккуратна в занятиях, да и вообще женский труд гувернанток и домашних учительниц оплачивался скудно". Я понимала, что все это какая-то метафора, за которой скрываются проблемы реальной жизни Августа.
        "После смерти матери В.Д.
        продолжала часто бывать у нас и одна из домашних работниц сказала мне, что скоро В.Д. будет нашей мачехой. "Вот потому отец и выпорол тебя вчера за В.Д."
        - добавила она, хотя все мое преступление состояло в том, что не со злости, а, просто характеризуя худобу В.Д., я назвал ее "щепкой"". Оказывается, Августа с детства не прельщали худые женщины. Как же сильно влияет компьютер на все человеческое существо, если после увлечения им, у Августа сделались вкусы диаметрально противоположными!
        "Припомнив изменившееся отношение отца (у нас стали практиковаться телесные наказания) я пытался воспротивиться его предполагаемой женитьбе. Наивно считая, что поездка в церковь мальчика с иконой - существенный элемент в обряде венчания, я отказался ехать сам, пытался убедить брата Луку, написав ему соответствующее письмо.
        Однако это письмо попало в руки В.Д., которая распечатала конверт, прочла письмо, и в результате мне попало. Свадьба, конечно, состоялась, в роли мальчика с иконой ездил Лука, уже тогда любивший участвовать в парадных церемониях, и В.Д. стала мачехой. Перехваченное письмо, конечно, не способствовало улучшению наших с ней отношений. По настоянию отца, мы начали звать В.Д. "мамой". Думаю, что выйти замуж за отца В.Д. побудило исключительно желание устроиться, получить обеспеченную жизнь вместо полуголодного существования гувернантки и домашней учительницы-одиночки, бегавшей по урокам или игравшей роль приживалки у зажиточных родственников и знакомых. Я нашел ее письмо этого периода. Вот его содержание:
        "Мне бы очень хотелось ответить Вам стихами на посланье, но рифмой не владею я... Так лучше напишу Вам прозой.
        Заманчиво уж очень то, о чем Вы написали, и Вашей похвалы совсем не заслужила я. Вы правы в том, что понапрасну сжигаем мы сердца, и тот огонь, горящий в крови моей не должен потухать бесплодно. А как бы он согрел обоих нас, и сколько б испытать пришлось нам наслаждений... Но в силу обстоятельств мне суждено терпеть, гореть одной, опять одной, без Вас. Вы спросите причину: вот она причина - это Ваши дети, и сами Вы. Хотите, чтоб пришла я к Вам, - но как прийти - кругом нас дети! Отвсюду слышится их крик иль тихое дыханье. Вот, что меня смущает. Людей я не боюсь, боюсь детей. А между тем страданиям и мукам скорее должен наступить предел. Изнемогаю я от чувства, похожего на страсть.
        Мне хочется средь ночи хоть посидеть близ Вас одетой, хоть чувствовать пожатие руки иль поцелуй. Мне хочется средь ночи хотя бы на одно мгновенье прижаться к Вам и близость испытать. Тогда засну я крепко и спокойно. Тогда я отдохну, мой милый и желанный".
        Прямо письмо Татьяны к Онегину!
        Никак наш Август превозмог себя, заговорил стихами. И штиль почти высокий со страстями, и поцелуями, пожатиями рук. Однако вслед за героиней усну и я, уж утро наступает... |o

***
        Луиска подпевал Стингу своим призывным тенором. Саша включил радио и собирался на работу.
        - Почему нашему Луису премию до сих пор не дали?
        - Да мы же его и в свет-то еще не выводили!
        - Надо выпустить диск "Лучшие апрельские тезисы мартовских серенад"!
        Я немного поспала, после чего ко мне вернулось чувство юмора, хотя голова от бессонной ночи болела, было явное переутомление. Однако превозмогло любопытство, и я связалась с Августом. Начала с того, что поинтересовалась его впечатлением от игры.
        - Если разбавить этот сюжетец изрядной дозой багов и глюков - крутая получится игра, - тон его разговора был неузнаваем, никак не был похож на его информативный повседневный тон и уж, конечно, никак не был созвучен старинному стилю его последнего послания. Сейчас он объяснялся развязным слогом современного компьютерщика. Может, это и был его естественный стиль общения, а информационный стиль - маска? Скорее всего.
        - Я оценила твой юмор насчет родителей... :D
        - Спасибо. Только я не понял, что за смешные твари там бегали и попискивали. Кого-то мне напомнили эти барабашки? - перевел он снова разговор на игру. :=)
        - Мне тоже твое произведение что-то напоминает, - воспользовалась я моментом, чтобы прощупать его, откуда он все-таки передрал текст, который я читала всю ночь. :-k
        - А-а-а, в Unreal таскались точно такие же козявки! Вспомнил! Конечно! И служат они здесь для того же. :-/
        Он явно уходил от разговора, и я не знала, как с ним продолжать работу.
        - Вообще-то ничего, водичка качественно сделана, в меру прозрачная, со всякими прибамбасами, пальтишко там клево вписалось, особенно с моста здорово смотрится и бульканье хорошо передали, - не унимался мой пациент. ,-)
        На секунду мне показалось, что я вижу с моста эту самую водичку и пальтишко. Закружилась голова. На глаза попался дорогомиловский гребень. Я расчесалась им по всем правилам и почувствовала, как головокружение стало проходить. Мысли просветлели, и я спросила Августа прямо, откуда он взял этот текст и почему надо мной смеется.
        Он ответил, что вовсе не думал ни обманывать меня, ни смеяться надо мной.
        - Это я писал о себе. :-1
        - Хороший получился художественный вымысел. Удалась имитация примет далекого от нас времени. И все-таки где-то я уже это читала. И об истории фотодела тоже. Ты какие источники использовал? Литературные или исторические?.. Какие-нибудь письма, документы?
        - Да, я инфоброкер. Но писал я о себе. Все вдруг вспомнилось, как и было на самом деле. :-))
        - Но перемещение-то во времени, чем объяснить? Так здорово вошел в образ от игры? Ведь только этого мало! Нужно знать быт и нравы того времени, жить в то время, наконец, чтобы так писать.
        Речевому стилю можно подражать, а откуда же фактический материал?
        Ладно, выясню это со временем.
        Сейчас, кажется, бесполезно. Я попросила Августа продолжить свои жизнеописания, вспомнить школьные годы, друзей, какие-то семейные события. Саша позвал меня завтракать, и я закончила разговор с клиентом.
        Продолжение костюмного фильма
        Вся дальнейшая хроника жизни Августа последовательно излагалась им в том же духе, стилем, характерным для эпохи давно минувшей. Август заполнял свой лист Мебиуса в той же иносказательной форме.
        Я не могла удержаться, чтобы не перечитывать его историю вновь и вновь. Вот что он писал о своем обучении и воспитании в разные годы:
        " Когда мне исполнилось семь лет, отец и мать колебались, куда следует меня отдать: в так называемое реальное училище (где не изучались древние языки), или в классическую гимназию с древними языками. Моя склонность к арифметическим упражнениям указывала на предпочтительность реального училища, где изучение математических наук было поставлено лучше, но реальное училище не давало "аттестата зрелости" и права поступления в университет без экзаменов. Я был отдан в Поливановскую гимназию, где плата за обучение была в два-три раза выше, чем в казенных гимназиях.
        Учеников Поливановской гимназии можно распределить на три сравнительно обособленных группы. К первой относились сыновья либеральной московской интеллигенции, профессоров Университета, видных врачей, адвокатов и проч., ко второй - сыновья провинциальных помещиков, буржуазии и крупных чиновников, в основном, учившиеся раньше в провинциальных гимназиях, но почему-либо удаленные оттуда. Это были, главным образом, пансионеры. Наконец, третью группу составляли бесплатные ученики, своего рода пролетарии, дети преподавателей и служащих гимназии, родственники преподавателей-пайщиков и другие, по знакомству освобожденные от платы за учение. Мы с братьями примыкали к третьей, так сказать, пролетарской, группе.
        К чести администрации гимназии надо отнести, что преподаватели и воспитатели не делали разницы между платными и бесплатными учениками, и мы ее не чувствовали, кроме двух случаев. Брат Лука, несмотря на приличные успехи, был отчислен из шестого класса за частые пропуски уроков (впрочем, может быть до администрации гимназии дошли какие-либо слухи о его революционном направлении), а брат Матвей был исключен из приготовительного класса за неприличные карикатуры на учителей. С платными учениками обошлись бы, конечно, легче.
        Пролетарский элемент в гимназии в лице бесплатных учеников был затронут прогрессивными веяниями, к нам попадали нелегальная литература и прокламации. Во время студенческих волнений я как-то принес в гимназию старый револьвер отца и по наивности оставил его в кармане пальто. Гимназические швейцары обнаружили револьвер, передали его директору, которым тогда был уже Поливанов-сын, и тот вызвал отца, но администрация сделала вид, что удовлетворилась моим объяснением, будто я нес револьвер в починку, и дело обошлось.
        Настроение учеников Поливановской гимназии моего времени характеризуется эпизодом с т.н. "шпионом"
        - учеником нашего класса Тиховым, племянником нашего главного надзирателя.
        Когда я учился в седьмом классе, в расписании у нас был свободный час, или как он назывался, "пустой час". За ним следовал последний, шестой урок латинского языка. Пользуясь отсутствием форменных пальто, группа учеников начала еженедельно уходить на пустой час из здания гимназии в ближайшую пивную, где мы выпивали по стакану-два пива и возвращались в гимназию на последний урок, проходивший оживленнее других. Тихов в этих вылазках не участвовал и однажды, встретив нашу компанию, заявил: "А я об этом скажу администрации".
        Мы были возмущены угрозой предательства, тем более что некоторые (в том числе и я) опасались разоблачения не столько пивных походов, сколько случаев приноса в гимназию подпольной литературы и прокламаций. Обсудив этот случай, мы объявили Тихову общий бойкот и строго выдерживали его в течение полутора лет, до окончания курса гимназии.
        Никто с ним не общался, не разговаривал; ему не помогали и его помощи не принимали. В выпускной группе мы не поместили его фото, оставив пустое место.
        Второе пустое место на этом фото мы оставили сыну полицейского пристава, не желая помещать снимки рядом с ним, хотя бойкоту он и не подвергался".
        Недоразумения возрастали.
        "Всевидящее око"
        - Я совершенно перестала понимать твои иносказания насчет "Поливановской гимназии", "студенческих волнений" и прочих примет того времени. Что ты имеешь в виду? - спросила я Августа, но ответа не последовало.
        - Надеюсь, ты не ворон, не крокодил и не эвкалипт, чтобы столь достоверно писать о начале нашего века, да еще утверждать, что все описанные события происходили именно с тобой... - все надеялась я получить вразумительный ответ от Августа, но вместо этого он прислал мне зарисовки из "своей" жизни на Бутырках, упорно утверждая, что все описанные события происходили с ним в самом деле, чем абсолютно ввел меня в замешательство. Я уже стала думать, что кто-нибудь из нас заболел окончательно.
        Вот что мне прислала в очередной раз тетя Ася:
        "Ошибкой отца, имевшей роковые последствия для всей нашей семьи, была постройка в
1900 году на Бутырках собственного дома и переезд туда". Тут уже без зазрения совести Августом указывалось время происходящего без всяких оговорок на соответствие возрасту моего пациента. "Толчком к этому послужило "изобретение" отцом способа сжигания фекальных масс. В Москве в то время почти не было канализации, и удаление нечистот было неприятной и тяжелой заботой. Проделав несложные опыты сжигания каловых масс на железной пластинке в камине нашей квартиры, отец решил, что он сделал великое открытие. Не ознакомившись с литературой по вопросу о мусоросжигательных печах, с технологическими трудностями выпаривания нечистот отец решил осуществить свое изобретение на практике. Это как раз совпало с прокладкой в Москве первых линий электрического трамвая, обеспечивших дешевое и быстрое сообщение между центром Москвы и северо-западным районом. Население Москвы быстро увеличивалось, что вызвало усиленное жилищное строительство на окраинах города и за городской чертой. Мелкие предприниматели из разных слоев населения покупали участки земли, брали банковскую ссуду под залог этой земли, возводили один-два
этажа дома, брали дополнительную ссуду и в результате становились старшими дворниками своих домов, собирая с жильцов квартплату и расходуя большую ее часть на оплату налогов, процентам по ссудам и расходов по эксплоатации дома". Слово "эксплуатация" Августом писалось в старомодной транскрипции, характерной для начала XX века, через "о", а не через "у". "На Бутырках первоначальные затраты по строительству удешевлялись тем, что дома сооружались не на собственной, а на арендованной церковной земле. Однако правовое положение этих домовладельцев было своеобразно. Выстроенные ими дома считались движимым имуществом, как мебель или платье. Права и интересы арендаторов законом не охранялись.
        В это же время на нашем горизонте появилась мрачная фигура некоего Богачева, по происхождению крестьянина, по убеждениям крайнего реакционера, черносотенца, как их стали называть впоследствии, самоуверенного невежды, нажившего себе политический капитал изданием на средства своих реакционных покровителей безграмотных брошюрок с собранием собственных рассуждений и изречений монархического и ретроградного, т.н. "ура-патриотического" направления. В общем, я охарактеризовал бы Богачева, как одного из зачинателей крайне реакционного монархического движения, буйно разросшегося через несколько лет под прикрытием христианских и церковных лозунгов в виде организаций членов Союза русского народа, хоругвеносцев, громил охотнорядцев и т.п. Печальную известность получили более крупные "деятели" этого же типа - архиепископ Евлогий, Распутин и другие.
        В то время Богачев предполагал строить на Бутырках собственный дом и начал уговаривать отца построить дом по соседству с ним. Будучи увлечен мыслью о реализации своего изобретения и плохо разбираясь в людях, отец поддался уговорам Богачева и решил построить дом с квартирами, оборудованными "феерклозетами" для сжигания нечистот, чтобы доказать на деле пользу и преимущества этого способа. Богачев энергично взялся за постройку обоих домов - отцовского и своего, - причем проявил такую ловкость, что наш дом обошелся дороже каменного, а его дом был построен почти даром.
        Отцовских сбережений не хватило, после постройки остались неоплаченные расходы и долги". Я чувствовала, что у Августа сбились не только "лингвистические часы", ему каким-то образом удается раздвинуть целый век.
        С переселением на Бутырки прекратились выезды на дачу, а с ними и летние развлечения - купанье, уженье рыбы, катанье на лодках.
        На Бутырках велось большое, но нескладное хозяйство, и я помню, что число людей, обслуживающих нашу семью, доходило до десяти: дворник, прачка, кухарка, кормилица младшего ребенка, одна или две горничных, бонна-немка, англичанка, учитель музыки, конторщик отца, коровница, прислуга. Оплатить эту массу людей было дорого. Правда, наша мачеха не была модницей и франтихой, главной ее слабостью были хорошие конфекты и другие лакомства, но и это иногда отягощало наш бюджет и приводило к ссорам ее с отцом. Вторая слабость мачехи - доктора, лекарства и курорты.
        Тяжело было организовать труд всех наемных людей, тем более что мачеха часто хворала или считала себя больной, а отец нередко бывал в отъезде. Командование лежало на бонне-немке. Она была предана нашей семье, занималась с нами немецким языком, воспитывала и вела все хозяйство.
        Методы ее воспитания были основаны на палочной дисциплине. Она нещадно лупила нас за провинности камышовой выбивалкой от мебели. Ее взгляды выражались в виде твердых правил.
        Одно из них гласило: "виновен не зачинщик, а тот, кто дает сдачи", т.к.
        потерпевший должен не давать сдачи, а обратиться к законной власти, т.е. к бонне с жалобой на обидчика. Это шло вразрез с нашей школьной и бытовой моралью, не терпевшей жалобщиков, "ябедников" или "фискалов", и мы, конечно, руководствовались своими обычаями, а не предписаниями немки.
        Существовала шкала наказаний, например, за ругань один час, за драку два часа принудительных работ. Если наказанный начинал громко хныкать, то наказание усиливалось: за рев и плач еще час штрафных работ и т.д. возглашала бонна. Впоследствии часовые нормы были переведены на сдельные: один час работ приравнивался к двум-трем страницам списывания немецкого текста в зависимости от возраста виновного. Иногда к принудительным работам добавлялось сверх таксы физическое воздействие без нормы.
        Предположение отца о получении постоянного дохода от сдачи внаймы квартир не оправдались. При этом главным недостатком наших квартир были злосчастные "фейерклозеты", избегаемые не только съемщиками, но и нами, ребятами. Иногда в свободных квартирах временно жили какие-то деклассированные личности - приживальщики, неимущие клиенты отца с сомнительными и запутанными претензиями на чье-либо наследство и т.п.
        Бутырский период жизни нашей семьи оставил в нас тяжелый след, поэтому я хочу изложить вкратце историю Бутырок, тем более что она несколько своеобразна и почти не отражена в литературе.
        Претендентом на эту землю явился священник церкви Бутырского полка, храма Рождества Богородицы. Он действовал энергично и, вероятно, умел смазывать колесики неповоротливой бюрократической машины царской России. По его ходатайству в 1812 году Сенат утвердил эту землю за Бутырской церковью. Так причт Бутырской церкви оказался крупнейшим московским землевладельцем.
        Подлинно золотые денечки настали для попов Бутырской церкви в конце 90-х и начале
900-х годов, после проведения железно-дорожных линий. За занятые под сооружение железной дороги участки земли Бутырская церковь получила огромные суммы. Во всем районе повысился спрос на квартиры, усилилась застройка земельных участков, так как тысячи железнодорожников стремились поселиться ближе к месту работы, в районе Савеловского вокзала, товарной станции и деповских устройств. Так как причт предусмотрительно включал в арендные договоры запрещение устройства на церковной земле других церквей, то вся масса нового населения поневоле становилась прихожанами Бутырской церкви. А увеличение числа прихожан умножало и доходы церкви.
        Доходы были "петые", от выполнения обрядов, обычно сопровождающихся церковным пением, и "непетые", от эксплоатации земельных участков, от церковных капиталов и проч. Строгой отчетности не велось и по характеру "петых" доходов она была невозможна.
        Поэтому попы и другие члены Бутырского причта получали огромные доходы, превосходившие оклады не только большинства генералов и архиереев, но даже министров.
        Влияние бутырского духовенства на население его обширных владений было велико и обеспечивалось не только экономическим путем, властью земельного собственника, капиталиста и духовной властью над прихожанами, но также и административной властью - правом выдачи свидетельств о бедности, в которых нередко нуждались прихожане для получения различных льгот.
        Отношение причта к прихожанам хорошо характеризуется тем фактом, что старинную фреску в воротах Бутырской церкви с изображением Николая-угодника, по народному названию Николы-милостивого, попы распорядились закрасить и нарисовать взамен "Всевидящее око" - символ божественного всезнания и строгости.
        На почве политических расхождений у нашего отца произошел разрыв с бутырским духовенством. Как более культурная семья среди бутырского населения, мы были, видимо, предметом слежки духовенства и местной полиции. В 1904-05 годах, во время подъема демократических настроений, бутырские попы потребовали от отца, чтобы он не выписывал либеральной газеты "Русские ведомости", которые отец читал чуть ли не со времени студенчества, а подписывался на черносотенную газету "Московские ведомости". После отказа отца попы стали его преследовать и травить.
        Попы лишили отца доверенности на ведение дел церкви и резко увеличили арендную плату за землю, а после отказа отца начали против него процесс о возврате церкви арендованного участка, сносе дома и других отцовских построек. К счастью, большая опытность отца в ведении судебных дел и знание им всяких уверток и способов затягивания дела, видимо, при сочувствии судей, не одобрявших ростовщических устремлений бутырского причта, затянули решение этого дела.
        Попы занимались и психологической травлей нашей семьи. При каждом выносе покойника, если путь лежал мимо нашего дома, попы начали делать остановку и служить особую похоронную службу, литию, которая обычно происходила у домов, где жил и работал умерший. Можно себе представить, как тяжело это действовало на обитателей дома.
        Последние годы жизни отца были безрадостны. Дети разъехались, едва достигнув самостоятельности, сохранив о бутырском периоде жизни самые тяжелые воспоминания. Мачеха умерла. Отец сильно заболел и в 1916 году скончался.
        Рассмотрение дела было вновь отложено, а Февральская и Октябрьская революция 1917 года закончили все подобные процессы и дома, построенные на церковной земле, остались в распоряжении владельцев. Смерть избавила отца от преследований бутырского причта, а также от тяжелых моральных и материальных потрясений наступившей Революции. Приспособиться к новым условиям быта (холод, голод, продовольственные карточки и т.д.) нового строя и нового законодательства отцу, всю жизнь не знавшего службы по найму, было бы едва ли по силам. Для перехода к жизни натуральным хозяйством или к занятию каким-либо промыслом или ремеслом, как это сделали в первый период Революции многие люди умственного труда, отец был уже стар, не обладал здоровьем, профессиональными навыками и предприимчивостью. Похоронен отец был на ближайшем Лазаревском кладбище.
        Сохранив навсегда светлые воспоминания об университетских годах, отец в последние годы жизни завещал, чтобы на его могиле был поставлен камень с изображением университетского значка - белый ромб, диагонали которого образуют удлиненный крест синего цвета. Могила отца не сохранилась, территория кладбища была застроена новыми домами".
        Ни один современный писатель не смог бы написать столь правдоподобного исторического рассказа. Мало того, что Августу прекрасно удалось описание реалий XIX - начала XX веков, воспроизведение всех деталей ушедшего времени, его вымысел содержал великолепные психологические образы, а именно последнее характеризует успешность исторического произведения. Август либо имеет способности к подобного рода занятию, либо он из современного виртуального мира резко переместился в виртуальный мир прошлого, иначе этот феномен было трудно объяснить. Если второе предположение верно, то он по-прежнему механически усваивал все ту же виртуальную действительность, и мои труды над развитием его эмоциональной сферы были напрасными. Правда, любопытно, как ему удалось так здорово сымитировать чувства героя переломного времени двух веков, века XIX и века
        XX?
        Вот было бы здорово столкнуть его с живым представителем этой эпохи!
        А ведь у меня такая знакомая есть! Ангелина Васильевна. "Для кого же солнышко светит?"

***
        Я не стала больше терзать Августа, каким путем ему удалось написать столь странное сочинение, не стала домогаться, почему он идентифицирует себя с героем не нашего времени. Я просто попросила его сходить к Ангелине Васильевне и взять у нее интервью о ее бурной жизни. Сама старушка была бодрой и эмоциональной. До сих пор переодевалась к обеду и здорово пела арии из опер, романсы и казачьи песни, потому что отец ее был казачьего сословия. Правда, он оставил семью, и она воспитывалась с матерью-дантисткой, но, видимо, казачью культуру Ангелина впитала в себя с детства.
        Правда, Ангелина Васильевна была рождена в 1901 году и вряд ли помнила события
1905 года, не говоря о более ранних, но она часто вспоминала студенческие волнения более позднего периода, те, которые были перед семнадцатым годом.
        Она сама была тогда студенточкой и "бегала смотреть все эти сходки", как она выражалась, "было интересно, как стреляют". А ее дядюшка ругался и упрекал Ангелину в легкомыслии: ведь там могут убить.
        - Мы еще тогда не понимали, что все это значит, что это такое. Надевали на митинги нарядные платья. Уж о революции-то и вовсе ничего не знали, с чем ее едят.
        О попах Ангелина тоже рассказывала массу историй, по преимуществу забавных. Когда-то, так же, как и сейчас, была весна, светило солнышко. Весенние звуки волновали, манили куда-то вдаль, рождали предвкушение чего-то неизведанного - радостного и прекрасного, Ангелине же приходилось часами стоять со свечкой на богослужении. Ноги ее уставали страшно. Ангелина, как и все благородные девицы в Смольном, носила длинное, до самого пола платье, придающее своим обладательницам вид шестикрылых серафимов, которые двумя крылами прикрывали лицо, двумя - ноги, а еще двумя могли летать. Впрочем, последнее - то есть всякие вольности строгими классными дамами, особенно на "законе Божьем", нещадно пресекались. Жизнь Ангелины преобразилась, когда ее перевели петь в хор. Стой как хочешь, никто не заметит. И хористки, конечно, часто дурачились. Взбредет, например, кому в голову - а что у батюшки под рясой? Штаны? А может он босиком? Однажды батюшка забрался наверх поправить украшение под иконой, а благородные девицы, воровато оглянувшись, ти-хо-хонько так приподняли полу батюшкиной рясы и увидели...
        брюки с ботинками, какие обыкновенно носили в то время студенты... Залились девчонки краской - поп-то такой же, как они, со студенческой скамьи, а вовсе не порождение благорастворенных воздухов! Видимо, когда под рясой скрывается безверие, то это либо забавно, либо страшно, как в случае с бутырскими попами...
        К моему удивлению, Август от визита к Ангелине Васильевне не отказался, хотя я уже подготовила дежурное объяснение: "в психотерапевтических целях". В этот раз мой универсальный допинг пациенту даже не пригодился. Сама я не давала себе полного отчета в том, что делаю, ибо действовала на ощупь. Не скрою, что хотелось узнать и мнение Ангелины Васильевны об Августе. Несмотря на свой возраст, приближающийся к ста годам, она сохранила свежесть ума и удивительную проницательность.
        Август позвонил Ангелине Васильевне, чтобы договориться о встрече. Он должен был представиться корреспондентом.
        Трубку сняла женщина, как оказалось, племянница Ангелины, и сообщила, что Ангелина Васильевна умерла три дня назад. На каком кладбище похоронили Ангелину, - племяннице еще не было известно, потому что она только приехала из Томска и, видимо, культа умершей тети еще не создала, да и вряд ли создаст.
        - Умереть бы в мае, когда все будет цвести! - мечтала Ангелина во время нашей с ней последней встречи.
        - А не жалко умирать в такое время? Для кого же солнышко будет светить?
        Ангелина задумалась.
        - Нет, зимой умирать совсем уж печально. Да и тем, кто будет хоронить, хлопот-то сколько!
        Несмотря на романтичность, люди того поколения все-таки умели быть практичными. Так и не простилась я с Ангелом.
        Теперь ангелы окружают ее. Интересно, какие? Хорошо бы, не падшие.
        Я предложила Августу все-таки оставить на время свой серый ящик и прогуляться, иначе кончится май. Может, он очнется, как когда-то в студенчестве очнулась от своей науки я, ведь это тоже в мае было, когда все цвело.
        - Подумай о любви, Август! И о сексе не грех! Встряхнись! Очнись!
        Компьютерный Казанова
        Накануне мне позвонил предприниматель из фирмы "Все". Он прочитал мою книжку и решил, что именно я напишу подходящий текст рекламы нового диска, который они недавно выпустили. На нем были записаны песни, сочиненные моим земляком, которые посвящены людям всех двенадцати знаков Зодиака. Эти песни якобы оказывают благотворное психотерапевтическое воздействие, улучшают тонус и вообще кровь по жилам начинает быстрее бежать.
        А ночью мне приснился сон. Я на фирме "Все". Это полуподвальное помещение, освещенное искусственным светом.
        Кушетка, стулья, телефон, часы. Накануне у меня была бессонница несколько ночей подряд. (Бессонница как явление мне уже стала сниться!). Утомившись (во сне!), я прилегла на кушетку и заснула. Просыпаюсь, смотрю на часы - первый час ночи (и это все во сне!). Мне становится неловко перед фирмачом, который мне звонил, что я уснула во время деловой встречи. Я испугалась: уже столько времени! Что может подумать Саша, где я в столь поздний час? Растеряна. Позвонила Саше и солгала, что мы работали до сих пор, потому что если я скажу правду, - вдруг он подумает что-нибудь дурное?.. С тем и проснулась в Сашиных объятиях.

***
        Я подошла к телефону. Хотела позвонить Августу. Стала набирать номер и услышала какие-то странные сигналы в трубке. Черт! Кажется, я набираю его ICQ-адрес, а он начинается на восьмерку как междугородный номер, поэтому после первой цифры пошел зуммер.
        Завиртуализировалась! Нет, Августа нет дома или не берет трубку. Может, у него такая крутая система, что соединяет только с теми, с кем ему есть настроение разговаривать? Он что-то говорил о таком усовершенствованном компьютере, который облегчает человеку быт: открывает и закрывает двери, заказывает продукты в супермаркете и отвечает на телефонные звонки. Только вот я не помню, что он мне в прошлый раз сказал: то ли это уже в действии, то ли еще работают над этим изобретением...
        Помню только, что проект этот имел целью устранить клавиатуру как посредника между человеком и компьютером. Такая машина воспринимает язык, жесты и взгляды человека и даже пытается "понять" его. Это как бы второе "Я" человека. Нет, все-таки надо спасать Августа, а то совсем забудет, как выглядят натуральные люди.
        Звоню снова. Он берет трубку.
        Оказывается, был занят: смотрел футбольный матч. Может, начал избегать меня?
        Надоела?
        - Представляешь, выбрал сначала неудобное место, и перспектива игры была неважная.
        - Я тебя не понимаю.
        Оказывается, речь шла о месте на виртуальной трибуне, а нужную перспективу создает компьютер.
        - Я с тобой о любви хотела поговорить, стихи почитать, поэтому без тети Аси решила обойтись, звоню вот, по старинке, по телефону. А ты о футболе!
        Разговор услышал Саша и почему-то надулся. Ну, конечно, я живу в своем контексте, можно сказать, в своем киберпространстве, а Саше неизвестно, о какой такой любви я собираюсь говорить с Августом, да еще стихами...

***
        В следующий раз я все-таки перевела разговор на старомодную тему о таких иррациональных и уже забытых чувствах, как дружба и любовь. Август чаще говорил о своих мыслях и оценках ситуаций, мне же хотелось, чтобы он пытался как можно полнее выразить свои чувства и эмоции, мог говорить о них с окружающими. Ведь именно любовь - наша истинная сущность. В ответ я получила продолжение жизнеописания некого лирического героя в духе все той же исторической аллегории. Может Август стесняется говорить об этих вещах, может, действительно детство его было трудным и проходило в каком-нибудь детдоме или он "вылупился" из пробирки и представления не имеет о том, что могут быть живые любящие родители... Да мало ли, почему человек прибегает к такому косвенному описанию своей жизни?
        Должно быть, не стоит сразу видеть в этом отрицательную сторону терапии и приписывать вред безобидной игре.
        Август конструирует свою индивидуальную реальность, переместившись в иное время, чтобы легче было говорить о щекотливых вещах, которые его тревожили и продолжают тревожить. В этом способе рефлексии можно даже усмотреть плюсы, ведь Августу, благодаря этой иносказательной истории, легче наблюдать себя со стороны. Одним словом, все, что мой пациент делает, для него, вероятно, имеет какой-то смысл. Буду работать с тем, что есть. В конце концов, даже любопытно.
        Не буду его прерывать, буду просто следовать за ним, перестану напрягаться, буду просто пассивно воспринимать то, что он предлагает.
        "На Бутырках продолжалось постепенное охлаждение к нам отца и расслоение семьи на две группы - нас, "мальчишек" (пасынков) и "детей" (трое детей мачехи были девочки). Постепенно переходили от еды в разное время, что было неизбежно, т.к. мальчишки рано отправлялись в гимназию и поздно возвращались, к питанию на разных половинах (на Бутырках мы жили и обедали обычно не в общей столовой, а в особой квартире, отделенной холодными сенями от квартиры, где жили отец, мачеха и младшие дети), а затем и к разному столу, что формулировалось так: "девочки еще маленькие, нежные существа, и не могут питаться такой же пищей, как "мальчишки", основной едой которых были "щи да каша - пища наша" или рубленые котлеты. Часто мачеха под предлогом болезни обедала с девочками не в общей столовой, а у себя в комнате.
        Вероятно, количество и качество нашей пищи было достаточно, но самый факт деления на "чистых" и "нечистых" и отнесение нас к низшей категории был глубоко унизителен и оскорбителен, особенно если прибавить к этому, что и в гимназии своим костюмом мы выделялись в худшую сторону. Наши куртки и брюки были из дешевого сукна, изготовлялись домашними дешевыми портными, головными уборами служили сшитые дома из того же сукна шапки "арестантского" образца. Наконец, в течение ряда лет в качестве зимней одежды нам покупались черные "романовские" полушубки, резко пахнувшие овчиной и составлявшие полную противоположность сшитым у хороших портных или купленным в дорогих магазинах зимним пальто наших гимназических товарищей".
        "Вся ласка и нежность постепенно переходили на младших детей, - мы были вредными и надоедливыми мальчишками не только в глазах мачехи, но и в глазах отца, который купил для расправы с нами нагайку, "университетское средство", как он ее называл, не знаю, потому ли, что она применялась полицией при студенческих беспорядках или просто по месту покупки (на Моховой, у здания Университета)". ("Наташку" купил!)
        "Свою мачеху все мы ненавидели, причем по мере подрастания наших младших сестер, ненависть усиливалась. Одним из самых любимых наших развлечений было "славить барыню", то есть дикими голосами погромче петь на мотив простонародной песни "Барыня" какие-то куплеты с обязательным припевом "барыня, барыня, ах ты сволочь барыня". Песня эта имела успех у нашей многочисленной домашней прислуги, также не любившей "барыню". Конечно, мы "славили барыню" в отсутствие отца".
        "Мы всегда враждовали с бутырскими мальчишками и не хотели иметь с ними ничего общего. Безнадзорность и гнетущая домашняя атмосфера, от которой все мы страдали, имела ту хорошую сторону, что сближала нас, создавая своего рода внутреннюю солидарность перед всем внешним миром, мы держались дружно, "один за всех и все за одного", не выдавая друг друга и не прибегая к жалобам и фискальству. Помню, например, что когда кто-то из наших буржуазных сотоварищей по играм обидел нас, назвав "босоногой командой", я тотчас скомандовал: "Босоногая команда, за мной!" - и вся игра была сорвана уходом большей части участников.
        В стенах гимназии был случай, когда один из старших учеников, немецкий барон, начал издеваться над моим братом. Не говоря ни слова, я подошел к нему и, хотя он был сильнее меня и на голову выше, в присутствии всех учеников в большом зале дал ему полновесную пощечину. Он настолько опешил, что растерялся, дал мне отойти, тем дело и кончилось. Только такая братская солидарность и создавала нам сносные условия жизни".
        Итак, какую же картину мы имеем?
        Дети формируют мнение о себе через свое ощущение того, как их воспринимают родители. Сначала ребенок растет в полноценной семье с любящими родителями. Вдруг умирает мать. Отец забывает о ней, забывается даже, где находится ее могила. У отца "нет культа" любимой женщины:
        в силу своего "демократизма", "он дамам к ручке не подходит"; в силу своей практичности, быстро находит замену умершей супруги, потому что необходимо, чтобы кто-то вел большое хозяйство и воспитывал детей, ибо сам глава семьи в частых командировках. На фоне душевной драмы, связанной у детей со смертью матери, строится новая семья с мачехой. Мачеху дети не любят, они проецируют и переносят многие свои опасения, тревоги и гнев на нее, они видят в мачехе человека, похитившего их отца. Они восстают против новых правил, установленных пришельцем. Их воспитывает бонна-немка, в детских душах возникает еще один негативный женский образ с чуждыми им установками и укладом жизни.
        У мачехи рождаются свои дети.
        Дети одной стороны имеют тесные эмоциональные контакты со своим биологическим родителем, а у детей другой стороны таких связей так и не возникает. Вполне естественно, что связи мачехи со своими собственными детьми, тем более с дочерьми, были глубже и прочнее тех, которые установились с детьми супруга.
        Детям необходимо было чаще находиться со своим кровным родителем, тем более мальчикам в определенном возрасте просто необходимо влияние именно отца, а отец в отъездах. За враждебностью детей их боль и неуверенность в себе не замечены даже отцом. Когда к ребенку нет внимания, любви, он чувствует себя незащищенным, у него развивается комплекс неполноценности, он начинает строить "защитную маску" из того, что ему подвернулось.
        Ребят унижает бедная одежда, полушубки, неприятно пахнущие овчиной, что сразу невыгодно выделяет их среди сверстников, "арестантские" шапки как символ палочного семейного воспитания. У них формируется психология жалкого, ничтожного человека. Как следствие могли сформироваться зависть, ненависть и страх. Возникают бунтарские, разрушительные чувства. В отношениях со сверстниками мальчики именно так себя и проявляют.
        Братья держатся в своей замкнутой от "чужаков" группе, никому не доверяют, ни с кем не общаются. Этот факт уже сам по себе мог плохо повлиять на развитие их эмоциональной сферы. И не только эмоциональной.
        Неудивительно, что с любовью и дружбой у Августа были осложнения. Осложнения могли затрагивать и его сексуальную сферу. Август так разоткровенничался, что разговор перешел и на эту интимную тему. Оказывается, отчий дом Август покинул до смерти отца, женившись на Платониде. Платонида чем-то напомнила Августу родную мать, она была таких же пышных форм, мягкая, теплая.
        Но потом Августа больше стал прельщать в женщинах образ мачехи. То, что в детстве Август отмечал как недостаток: "тощая, как щепка", в его сексуальных фантазиях вдруг превратилось в привлекательное качество, стала пленить и женская холодность, даже жестокость.
        Свои нереализованные желания Август стал искать в виртуальном мире. Всю жизнь он боялся мира, в котором жил, поэтому был вынужден покидать его, чтобы чувствовать себя в безопасности, что он и делал. Одновременно этот дискомфортный реальный мир был для Августа по-своему привлекательным, поэтому он погрузился в иллюзию реального мира, в мир виртуальный, где он был всесильным, властным, мужественным. Только вот любви этот мир по-прежнему не мог дать, заменяя истинную любовь иллюзией любви, сексом. Притом, виртуальным сексом. К детским проблемам, вероятно, добавились и одиночество, и мода на подобные виртуальные штучки, и боязнь СПИДа, и, возможно, возникшая как следствие увлечения виртуальным сексом, неспособность к реальному сексу.
        В этом виртуальном сексе Август оказался бабником. Он привел мне несколько случаев, позволяющих сделать такие выводы. После того, как он закончил описания своей жизни в отчем доме, он оставил старинный стиль повествования, которым до этого столь активно пользовался и перешел к модному сейчас стилю разухабистого крутого парня, здорово просекающем во всех компьютерных делах. Поскольку в таком духе он со мной уже вел беседу, это не вызвало моего удивления. Он рассказал мне, как однажды пригласил в чат-комнату свою любовницу. Предварительно создал там интимную обстановку: полумрак, включил приглушенную цветомузыку, ароматизировал чат-комнату запахом восточных благовоний. На стол поставил два бокала с алкогольными коктейлями. Стереофонические экраны размером с каждую из стен, удобное ложе с шелковым бельем - все имело место быть. Он уже помыл шею и разделся. Вдруг его предыдущая виртуальная сожительница начала свои сообщения, обнаружив, что в данный момент Август находится в сети. Когда любовница, которую он ждал, проникла в чат-комнату, то обнаружила, что Август там не один.
        Тут-то она примчалась со своей виртуальной скалкой и всыпала ему по самое "не балуйся". Ему пришлось долго отбиваться. Использовал ли в это время Август свою вторую руку для мастурбации - можно только фантазировать.
        В другой раз две его компьютерные дамы сердца сравнили свои электронные дневники. Они были бисексуалками и по отношению друг к другу сексуальными партнершами. В одну из своих виртуальных встреч они обменялись сообщениями и наткнулись на некоторые пикантные совпадения. Оказывается, Август одними и теми же словами признавался в любви обеим. Они сообщили об этом происшествии в женский электронный клуб.
        Отозвались еще такие же две жертвы Августа, и за компьютерным Казановой началась электронная охота. Пришлось всей честной компании прямо из женского клуба хором обратиться в сексуально-психологическую службу, дабы зализать все раны. Правда, реальные то были раны или виртуальные, установлено не было.
        После рассказа Августа мне вдруг все стало противно. Да и Саша разревновался. Мой реальный, самый любимый на свете, Сашенька. Если он не мог скрыть внешних проявлений ревности, значит, это было серьезно. К черту этого "врутуалиста", как его обозвал Адриан. Видимо, Адриан предупреждал меня о возможной отрицательной реакции на этого пациента, а может, даже о травмирующем и опустошающем влиянии его на мою психику. "Молодой человек, абсолютно голый с почти таким же выражением лица..." Может ему на том свете виднее?..
        Мы с Сашенькой решили поехать на все лето в Завидово. Ему выпадал творческий отпуск, а я вовсе птаха свободная.
        Третье явление Белой Дамы, или Конец Света в Завидове
        Адриан, да успокоится, наконец, его душа, отгрохал мне прощальный стол, правда, с той же кукурузной диетой, но и это было приятно по сравнению с тем, что мне пришлось отведать в последнем послании клиента. Адрианова "Кукурузиада" была вымыслом не менее любопытным, чем мемуары Августа. И тоже - сплошные метафорические проделки. Переносы во времени, в месте и проч.
        Гумилев Николай Степанович Набекрень мы наденем картузы И увидим таинственный берег, Полный трюм золотой кукурузы Привезем из проклятых Америк!
        Дефо Даниэль На делянке Робинзона Крузо Аппетитно зреет кукуруза.
        Каннибал потенциальный, Пятница, От початков ныне уж не пятится.
        Северянин Игорь Васильевич За серебряной оградой - звуки женского блюза, А в таинственном и дивном, отуманенном саду Возвышалась, словно джунгли, королеваКУКУРУЗА, И принцессу в этих дебрях я к любови поведу.
        Спасибо тебе, Адриан, за ку-ку-рузку!

***
        Ку-ка-реку! - нас разбудил первый завидовский петух. Самый настоящий. Точнее, козловский петух.
        Место, куда мы обычно ездили сначала с Адрианом, а потом с Сашей, называлось Козлово. Несколько деревень и поселков, объединенных территорией Завидовского заповедника, условно называлось Завидово, хотя есть и отдельный поселок с таким названием, но именно он к заповедному месту никакого отношения не имеет. Въезд в заповедник простому смертному запрещен. Витя Ринар-Серебряшечкин помог, и нам выписали специальный пропуск. Верно, он и в самом деле умел творить чудеса.
        Сняли мы комнатку у бабули.
        Спали мы с Сашей по-туристски, на полу. Бабуля была на редкость предприимчивой и впаривала нам все, что только можно было из своего натурального хозяйства:
        огурцы, картошку, лук, яйца. Грибы мы ей впаривали. Только бесплатно. В лес старушка не ходила, хоть и родилась и выросла в деревне: очень боялась не волков, но людей. В самом деле, в Завидово злых людей было немало, как рассказывают местные жители. Наверное, их тоже выводят в заповеднике для поддержания экологического баланса.
        В Завидовский лес мы всегда ходили спокойно. Очень я любила это место. И не я одна. Облюбовали его еще в сталинские времена. В Козлово была построена правительственная дача. Тут перебывали все руководители нашего государства вместе с иностранными гостями.
        Поэтому место это тщательно охранялось. Даже от грибников и ягодников. Большую площадь леса вдруг оцепляли и выдворяли оттуда всех, - там проходила "царская охота".
        Однажды прилетел президентский вертолет и устроился на своей площадке, специально для этого приспособленной.
        - Сейчас грибы будут отбирать и корзины ломать, - предупредили нас люди, которые бежали из лесу окольными путями как испуганные зайцы, лишь бы на глаза охранников не попасть.
        Вероятно, уже был опыт. Скорее всего, так делали для профилактики, чтобы по заповеднику разгуливать неповадно было, да и боялись, наверное, что какого-нибудь незадачливого грибника настигнет шальная пуля "царской" особы. Охранять территорию царской охоты ехали полные автобусы солдат в спецодежде. Мы с Сашей набрали тогда по корзине отборных грибов и совсем не хотели, чтобы с нашим "уловом" расправились солдатские сапоги, двинули и мы огородами. Вдруг я взбунтовалась, взяла самый большой и красивый подосиновик, как рыжий флаг Наташиной Планеты, и направилась прямо туда, где только что приземлился вертолет. Вслед за мной пошел и Саша.
        Нам встретилось целых три автобуса спецназовцев. Но, видимо, им не дали указания задерживать кого-либо рядом с вертолетом, а для другой, более близкой охраны "царской" особы мы или не представляли интереса, или были еще не в том радиусе, когда стреляют без предупреждения. Так мы и прошли мимо, никем не остановленные.
        В последний год тысячелетия активизировалась вся нечисть. Ее не отпугивал даже спецназ. Вышли мы с Сашей как-то из леса на Горбатый мост, а там, на лужайке стоят два джипа с затемненными стеклами. Вылезли из них местные "крутые" и стали грязно ругаться, размахивая своими обрезами да пуляя в воздух.
        Не слишком приятная картина на отдыхе.
        Скоро президентские выборы и козловцы молят небо, чтобы новый президент не забывал Козловскую резиденцию, иначе совсем это заповедное место охраняться не будет и местные жители лишатся куска хлеба, потому что многие кормятся с "царского" двора.
        Лето выдалось на редкость жарким, просто-таки изнурительным. Говорят, что Всемирный потоп уже был, теперь все уничтожит огонь. Конец света якобы уже подступает в виде испепеляющей жары.
        Год-два, и в средней полосе России за окном будет плюс шестьдесят градусов по Цельсию, только от нас, мол, этот факт скрывается, чтобы преждевременной паники не было. Ледники растопятся, и оставшиеся в живых, выдержавшие каким-либо образом жару, будут потоплены потоками от растопленных ледников.
        А пока этого не произошло, мы отдыхали, как могли, купались в Московском море. Сильно мучились наши кошки, которых на сей раз мы взяли с собой. Их шерсть обильно выпадала, как высыхали, желтели и падали от жары листья на деревьях. Дышали они как собачки, высунув языки. Животные были первый раз на воле и сначала очень боялись земли, они просто не знали, что это такое, бежали на полусогнутых лапах обратно в дом, когда мы их выносили на улицу. Однажды я вышла позагорать и взяла с собой Луиску, посадив его в специальный контейнер для кошек. Поставила контейнер с собой рядом. Парень дрожал всем телом. Местная диана серой масти шла своей привычной тропой мимо, неся в зубах добычу в виде пойманной мыши-полевки.
        Увидев белого пушистого красавца, каких ей не приходилось еще встречать, серая кошечка решила угостить кавалера и завести с ним знакомство, а, если повезет, и любовь, чем черт не шутит? Луиска задрожал еще сильнее и от испуга "в дно головкой уперся, понатужился немножко" - и проломил крышку контейнера. Вынырнув из контейнера, наш дикарь бросился мне на грудь, уткнул в меня морду, одним словом, спрятался. Серая кошечка еще немного поиграла мышкой, повалялась, кокетничая на траве, помурлыкала и, утвердившись в мысли, что страшнее кошки зверя нет, взяла в зубы свою добычу и важно зашагала к своей территории, оставив в покое испорченного цивилизацией городского кавалера.
        Со временем наши кошки освоились. Теперь их в дом было уже не загнать. Днем они лежали под кустом смородины, изредка жалуясь на жару, а ночью устраивали разборки с местными кабальеро.
        Леса горели. В тверских лесах много торфяников, и они самовозгорались. Змеи выползали из болот и передвигались по направлению к Московскому морю, поражая ядовитым укусом всех на своем пути.
        Я все время удивлялась, когда находила у Радищева в "Путешествии из Петербурга в Москву" строки о Завидове (а Завидово находится именно по этому маршруту), который писал, что завидовские крестьяне пухли с голоду. Я все время поражалась, ведь кругом столько ягод, грибов, в речках рыбы полно, - на одних природных дарах можно жить! Но ягоды и грибы - что-то вроде пирожных в отсутствии хлеба и, по-видимому, и до нас бывали неурожайные годы. Да и земли тут неважные, глинистые. До революции, говорят, в этих местах хорошо только лен родился да травы. Урожаи хлеба были плохими, овощи пожирались разными огородными паразитами, но вот абсолютно безгрибным завидовский лес я видела первый раз за все время, пока мы сюда ездили.
        Однако с голоду мы, как крестьяне XIX века, не пухли. Ходили покупать творожок, сметану и молоко из-под коровы Рыжухи. Она была из моего союза рыжих, а потому молоко ее отличалось особым вкусом. Часто продавал нам молоко хозяйский внучок Алешка, тоже рыженький. В отличие от Антошки, который "убил дедушку лопатой", Алешка с нежного возраста был приучен ко всем деревенским работам и с успехом помогал бабушке и дедушке. Наша двуглавая белая кошка в виде Каськи и Луиски тоже обожала молоко от союза рыжих, а потому нам этот напиток требовался свежий и в больших количествах. За молоком мы ходили каждый день.
        Сегодня дверь нам открыла сама хозяйка, очень приветливая и симпатичная Надежда Андреевна. Она всегда знакомила нас с деревенскими новостями. На этот раз новость была жуткой. Вчера они с мужем были в лесу и встретили односельчанку. Поговорили с ней, разошлись, чувствуют, дымом запахло. Это загорелось дерево как раз на том месте, где останавливалась их собеседница. Сама она уже ушла. Это была местная пироманка.
        Она страдала, по-видимому, тяжелой формой этого психического недуга, который выражается в непреодолимом влечении к поджогам с получением удовлетворения от вида огня и дыма. Это расстройство характеризуется множественными актами или попытками поджогов без очевидных мотивов, и на счету этой пироманки уже было немало таких актов. На досуге эта больная женщина любила играть в карты, а когда проигрывала - всей компанией игроков, которую, видимо, составляли лица с социопатическими нарушениями, шли сжигать дома своих же односельчан. Обычно сжигались дома заброшенные. Однажды в одном таком доме оказалась совсем старая немощная бабуля. Выбраться она не смогла...
        - Как хоть выглядит эта ненормальная, если что?..
        - Да беленькая такая, крашеная блондинка, роста немалого...

***
        Наслушалась я страшных рассказов из деревенской жизни, и начали мне сниться кошмары. Один за другим. Я даже снам стала счет вести, каждый имел свой порядковый номер, как сны Веры Павловны.
        В первом сне мне приснилось полуподвальное помещение. В нем много-много народу. Тесно и душно. Все собрались там, потому что с минуты на минуту должен был произойти конец света.
        Мне не захотелось умирать в этой тесноте и духоте, я предпочла встретить смерть на природе, ведь подвал не спасет. Поднимаюсь на улицу. А там ранняя весна. Ожившая березовая роща, куда-то в центр этой рощи бегут и бегут ручьи, голубые, звенящие. Ручьи все наполняются, прямо на глазах, становятся слишком бурными и затопляют рощу.
        Я спускаюсь в подвал, чтобы сообщить людям, какой смерти нам ждать, что смерть от весенних потоков не такая уж и страшная, даже, можно сказать, красивая смерть на фоне оживающей природы.
        Проходят минуты, и я возвращаюсь наверх, в рощу, ожидая своей участи. К удивлению, все ручьи вдруг начали уменьшаться и перестали устрашать, превратившись в приятные серебряные весенние ручейки. Роща залита золотом солнца. Березовые веточки сделались воздушными и пропитались этим солнечным золотом.
        Хорошо-то как, что конца света не будет! Пойду, скажу людям.
        Несколькими ночами позже приснился мне второй сон. Я иду с кем-то. Кажется, это какая-то женская компания. Мы идем мимо шопа, который называется "Вещный двигатель". Из шопа что-то выносят. Рассматриваю. Оказывается, это гробы. В гробах - покойники.
        Много-много гробов с покойниками. Череда. Гробы без крышек, сверху покрыты цветным целлофаном.
        Однажды, когда я собиралась стать "уважающим себя электронщиком", я много-много чертила, не спала всю ночь перед сдачей проекта по инженерной графике, старалась успеть все сделать в срок. Выключили свет.
        Мальчишки зажгли подсолнечное масло, и мы дочерчивали под чад этого самодельного осветителя. Утром все-таки проект мой был готов. Преподаватель мне сказал, что все замечательно и готов был поставить "отл", как заметил, что я неверно обозначила резьбу на одной из деталей. Он отправил меня заглянуть в ГОСТы, чтобы я нашла правильное обозначение и все на ходу исправила, - тогда отличная оценка обеспечена. Я поискала-поискала в ГОСТах, что требовалось, стерла предыдущее обозначение, начертила другое. Оказалось, что я снова не туда посмотрела. Проделала эту процедуру еще раз. От бессонной ночи и от усталости я закапризничала:
        - Ставьте "уд" - и я пошла.
        Больше не могу.
        Преподаватель удивленно вскинул брови и опустил на кончик носа очки.
        - Вы справились с таким трудным проектом, а найти обозначение резьбы по ГОСТам - это же совсем элементарно! Мне не хочется вам снижать оценку. Идите.
        - Правда, я не дружу с ГОСТами.
        Мне не хочется приходить в другой раз, - старалась уже просто "спихнуть" проект я.
        - Ладно, идите.
        Он поставил мне "хор", - и мы разошлись. Едва я добралась до подушки, уснула мертвецким сном. Мне приснились резьбы, уже натуральные: кусочки каких-то труб с резьбовой нарезкой.
        Все они были завернуты в оригинальные прозрачные упаковки разных-разных цветов, красивые такие. Они вертелись под звуки вальса.
        В только что приснившемся мне сне точь-в-точь в таких упаковках были гробы. Длинная, нескончаемая череда гробов в ярких прозрачных упаковках... Вдруг гробы превратились в мягкие знаки... Мертвые мягкие знаки... Один гроб остался. В нем лежала голова Адриана из корня... Мы с женщинами (а я, кажется, снова мужчина) хотели перейти эту нескончаемую процессию, но никак не можем ее переждать...
        Возможно, я просто слишком много думала об одном и том же накануне, как и тогда, когда работала над проектом...
        Третий сон тоже оказался не из приятных. Я вырываю у себя пошатнувшийся передний верхний зуб. Вижу себя в зеркале беззубой. Все оставшиеся зубы начинают шататься и размягчаться, как гипс, им грозит гибель. Обреченная, я иду в платную стоматологическую клинику.
        Мне предлагают вставить искусственную челюсть. Страшно.
        Да, ничего себе, отдых у нас с Сашечкой в этом году!
        Домой мы возвращались в августе.
        В лобовое стекло автомобиля светило солнце. Оно было какое-то светофорное.
        Запрещающее солнце. Один круглый хорошо очерченный красный диск на сером небе.
        Закатное солнце. Оно запрещало! Запрещало!
        Взрывоопасная осень
        Подкралась осень, мое любимое время года. Правда, с тех пор, как появилась Наташина Планета с сиреньсенью, я стала предпочитать сиреньсень, однако и осень по-прежнему продолжала любить.
        На следующий день после моих именин произошли ужасы, страшнее, чем история мучеников Адриана и Наталии.
        Террористы взорвали в Москве жилой многоэтажный дом. Мало кто уцелел.
        Все когда-нибудь умрем, поэтому это, в конечном счете, не страшно. Обидно и страшно другое, что ТВОЕЙ жизнью и судьбой кто-то распоряжается так, как этому кому-то кажется целесообразным. А ты только пешка в игре этого мерзкого кого-то.
        После взрыва первого жилого дома в Москве взорвали и второй дом. Среди москвичей началась паника. Люди дежурили у своих домов.
        Стали известны списки погибших после взрыва, их опубликовали в газете. Случайно мой взгляд упал на фамилию Файяд. Однофамильцы? Файяд Дора Адриановна... Файяд Биляль... Да нет, это какая-то ошибка! В самом деле, где-то на Каширской бала прописана дочка Адриана.
        Возможно, что и в этом взорванном доме. Но она давно уехала со своим арабским мужем в Турцию. Уж он-то точно не мог быть даже прописан в Москве. Вероятно, потому что Дора была там прописана, поэтому и попала в списки погибших. Да, но каким образом в этих списках оказался Биляль? Надо бы все выяснить.
        Действительность оказалась страшнее, чем я думала. Последние полгода Турцию трясли землетрясения, одно за другим, одно сильнее другого. От разрушений и гибели трудно было спастись. Во время последнего землетрясения Дора с Билялем решили покинуть Турцию и на время приехали в Москву. Они приехали вчера, а сегодня в пять утра их дом взорвали террористы.

***
        Взрывы, история с Дорой и ее мужем сначала повергли меня в жуткую депрессию, а потом у меня выработалась на этот счет философия, которая позволяла адаптироваться к жизни. Каждую ночь нужно уметь "умирать", чтобы утром "рождаться" вновь. И я этому научилась.
        Занятия именем и снами способствовали тому. Что ж, жизнь продолжается.
        Осеннее солнце завершало свой очередной круг по листу Мебиуса. Утро осени нам испортили, однако я еще успею примерить ее золотую туфельку и даже почувствовать себя в ней принцессой. Несмотря на то, что мой принц был готов составить мне компанию, я любила дышать осенью в одиночку. Разгуливала по парку, и мою голову вдруг занял чудной вопрос:
        интересно, вот собаки, любят ли они осень?
        СОБАКА, КОТОРАЯ ЛЮБИТ ОСЕНЬ...
        Этюд
        Вот эта собака, с болтающимися по дороге сиськами, точно не любит осень. Она дородная мамаша, которая явно предпочитает весну. Все у нее, как положено, как у всех добропорядочных собак, практично и прочно.
        А эта - слишком субтильна и легкомысленна, голубой пуделек, до осени с ее философией еще не доросла.
        Это слишком здоровый оболтус, который только мышцы свои накачивает. А этому разбойнику лишь бы в уличных боях участвовать.
        Эта колли сидит на поводке рядом с болтающей хозяйкой и насмешливо улыбается, надоела ей болтовня.
        Этот чау-чау, как откормленный поросенок, плюшево и флегматично перекатывается рядом со своим пузатым хозяином, высунув сиреневый язык.
        Овчарка, привязанная к велосипеду, полюбила бы осень, да ей некогда, хозяин слишком озабочен ее физической формой.
        Вот этот рыжий сеттер бежит, как выпущенная стрела, точь-в-точь под цвет осени, радуется ей, по-своему напоен ее ароматами и безумен. Он любит осень. Своеобразно: бурно и солнечно. Он не философ. Слишком радостный.
        Серый в яблоках дог...
        Философ... И костюмчик подходящий, под падающие листья стилизован. Но у него какая-то английская сдержанность в манерах, чувственности маловато. Его хозяин хвастает:
        - Недавно была у меня страшная ипохондрия, запил. Есть нечего. А Джиму моему бесплатно косточки дают как особо породистому, победителю на выставках.
        Так он со мною косточками делится...
        Нет, все-таки Джиму осенней светлой грусти не хватает, сдерживается...
        Вернулась с прогулки, смотрю:
        батюшки, да кошки-то мои - вот кто любит осень! Правда, видят ее через окно, зато их чувство проникновенно. Они так по-философски произносят: "ау- сень", "ау-сень". .
        Собаки, которые любят осень, - это кошки.

***
        Ворох утренних новостей по радио: взрывы в Буйнакске, Москве, Волгодонске, землетрясения в Турции, похолодание с севера. Работа, работа, работа, дом, телевизор, компьютер, не забыть распечатать статью, завести будильник на полседьмого - мелькают кадры будней. А хочется, чтобы хлестала буря за окном, ты бы сидел рядом с мамой в теплой и уютной комнате, перелистывая новенькую книжку с картинками, пахнущую типографской краской. И было бы тебе лет пять отроду, когда будущее кажется сказкой.
        Всякий раз ко мне возвращается новая порция сказки и добра, когда я встречаю своего соседа, художника Владимирского. Вот и теперь я была рада видеть его длинную фигуру. Он не отрастил живота и не впал в депрессию. Неизменно идет работать в свою мастерскую.
        - Наташа, вы бы зашли ко мне в мастерскую. Я свои старые бумаги перебирал и случайно наткнулся на стихотворение Адриана. Хорошее стихотворение.
        - Я вокруг дома хожу, дежурю, поэтому я прямо сейчас могу зайти. Как себя чувствуете?
        - Работаю. Вот только глаза подводят, хуже стал видеть. Был в Париже, тамошний доктор мне таблетки особо чудесные прописал. Когда я их купил и перевел аннотацию к ним, выяснилось, что это всего лишь сушеная черника. С тех пор ем чернику тоннами, как только она начинается.
        В этом году весь сезон, до осени, ел, а улучшения не наступило. Наверное, в больницу придется ложиться, на операцию.

***
        Еще в лифте я развернула газетный листок с Адриановым стихотворением, написанным в Казахстане.
        СЕМЕЧКО КОВЫЛЯ В желтом степном логу Рухнул сайгак на бегу, Рухнул, рванулся, замер, Мертвыми глядя глазами.
        Был молчаливым лог, Был далеко стрелок, И оборвал не выстрел Бег вдохновенно быстрый.
        Ветер, горяч и сух, Дул, ковыли шевеля, - Взмыло - тончайший пух Семечко ковыля.
        А когда ветер устал, В шкуру сайгачью вошло Твердое, словно сталь, Крохотное сверло.
        Тонкую, тихую боль Не оборвешь никак.
        Что приключилось с тобой, Быстрый, как счастье, сайгак?
        Мечется степью испуг - В сердце вонзилось, сверля, С виду тончайший пух, Семечко ковыля...
        В желтом степном логу Рухнул сайгак на бегу...
        Коршун, стой, не кружись, С неба ударь, как плеть, Просто уходит жизнь, Просто приходит смерть.
        Коршун добычу рвет, Крыльями шевеля, В замершем сердце растет Семечко ковыля.
        Пробрало меня до клеток самого древнего мозга, нос захлюпал. Виртуальные послания Адриана так не трогают, как это стихотворение Адриана живого.
        Виртуальный извращенец
        Я думала, что работу с Августом продолжать уже больше не буду.
        Желание помочь ему меня оставило. Однако после взрывов он материализовался.
        Жаловался на депрессию и просил о помощи, сказал, что за лето обращался к разным психотерапевтам, опробовал несколько психотерапевтических программ сам, но ничто не может вывести его из глубокой депрессии, которая обострилась в связи с взрывами. Он сделал мне комплимент, якобы человек ищет себе врача по своему образу и подобию, особенно если это касается "врача души".
        Комплимент мне показался искренним и тронул мою впечатлительную душу. Я не ожидала от своего пациента столь сентиментальных излияний, а потому решила, что эти чувственные порывы - плод нашей предыдущей с ним работы и мои старания не напрасны. Хорошо бы довести дело до конца. К тому же, меня вновь охватило любопытство, откуда он взял текст "своей" биографии и насколько сильно идентифицировал себя с героем "своего романа". Если достаточно сильно, то можно выявить владеющие им страхи.
        Не боязнь, которая осознается человеком, а страх, немотивированный страх, непонятно откуда исходящий и возникающий чаще всего в период раннего детства.
        Последней темой, которой мы с Августом коснулись, была тема секса. Я проявила себя как женщина, бросив с ним работу именно в этот момент. Мне стоит вернуться к позиции психолога и продолжить с ним беседы на эту тему, которые на многое могут пролить свет, чем я и занялась.
        Платонида оставила Августа, потому что его виртуализированные вкусы стали отдавать садо-мазохистским душком. В свою очередь Платонида в силу своей мягкой натуры не могла поддерживать этих устремлений Агуста. Например, он требовал, чтобы жена избивала его острыми каблуками своих туфель. Он стал испытывать на ней даже специально приготовленное садо-мазохистское оборудование: наручники, плети, колющие и режущие предметы. Поначалу жена участвовала в этой сексуальной игре из опасения потерять мужа, но постепенно она стала избегать его. Нетрудно догадаться, что садо-мазохистские наклонности Августа ограничивались лишь применением их в виртуальном пространстве, как и вся его жизнь. Действия Платониды тоже были виртуальными, у супругов существовала домашняя компьютерная сеть, но потом присутствие Платониды у компьютера в соседней комнате сделалось и вовсе необязательным.
        Август сам создавал ее образ.
        Вероятно, его садо-мазохистские наклонности были сформированы еще в детстве и служили закодированным стереотипом полового поведения Августа. К каким еще результатам могло привести домашнее воспитание, какое было у Августа? Вероятно, дремлющий стереотип "проснулся" под влиянием виртуальной порнографии, которую Август использовал в качестве возбуждающего эротического стимула. К этому способу возбуждения он прибегал часто, когда ощущал ослабление половых реакций от чрезмерного пребывания за компьютером. Трудно оценить степень жестокости Августа, потому что все выводы о его поведении такого рода я делала только с его слов, и действия моего пациента ограничивались виртуальной реальностью. Август рассказывал, что после ухода Платониды он вовсе убрал ее образ из памяти компьютера. Находилось немало других партнерш, которые не только виртуально избивали его до кровоточащих ран, но и прибегали к более изощренным методам.
        Они в деталях описывали любовнику собственные сексуальные приключения, анатомические особенности и половое поведение других мужчин.
        Однажды Август, предаваясь подобным фантазиям, познакомился с яркой брюнеткой гораздо старше себя, изощренной садисткой. Ее фантазиям не было предела. Она издевательски насмешливо описывала Августу свои измены, даже требовала, чтобы он наблюдал за тем, как эта любовница отдается другому мужчине или нескольким. Всякий раз она больно ранила его мужское достоинство, как поведением, так и словами. Иногда доводила его своими сексуальными приманками до точки кипения, а потом цинично отказывала в половом акте, обзывая его ничтожеством. Дело доходило до того, что она привязывала его веревкой к дереву, закидывая стрелами, словно вождь краснокожих, а потом снимала скальп с измученной жертвы. Она стала самой любимой сексуальной партнершей виртуального маньяка Августа. Позднее выяснилось, что под образом Виньетки, как звали любовницу, скрывался Виннету, американец индейского происхождения, почти что вождь краснокожих. С тех пор, как Август об этом узнал, он совершенно отказался от связи с женщинами и полностью перешел на мужчин. Благодаря инфоброкерским связям Августа, партнерами его стали известные звезды
кино мужского пола, артисты цирка, популярные спортсмены и политики, даже его босс. К сожалению Августа, его первый и любимый партнер оперировался, поменял пол и вышел замуж. Правда, позднее разочаровался в этом, взмолился не помня, какому богу, потому что с расстройства перепутал все религиозные компьютерные программы, и получил божеский ответ, что пока он не станет матерью, думать о прощении грехов, а значит и об обратном превращении нечего.
        Пришлось ему рожать ребенка. Родилась тройня, поэтому пришлось оставаться женщиной, не оставлять же троих детей без материнской ласки!
        Опечаленный Август попробовал секс со стариками (уж им-то поздно менять пол!), но не нашел подходящего объекта для такого рода любви, ибо те, кому за восемьдесят, чаще всего не умеют пользоваться компьютером. Приходилось ограничиваться лолитами, которым он рассылал письма с предложением отправиться с ним в постель, находящуюся в чат-комнате. Совращенными малолетними были не только девочки, но и мальчики. На этом его и поймали. Возбудили дело, однако достаточных свидетельств и доказанных фактов найдено не было, и дело прекратили. В другой раз его вычислили родители подростка, когда Август склонял последнего к сожительству, и сообщили это знакомому юристу. Когда юрист связался с сексуальным развратителем малолетних, Август вцепился в него, и оба покатились на пол чат-комнаты.
        Оказалось, что юрист тоже имел садистские наклонности и не стал держать зла на Августа за нападение, более того, не стал устраивать ему какие-либо разбирательства по поводу совращения детей. Он даже снабдил Августа ценными советами, как то: обратиться к психиатру и, во избежание суда, сослаться на лечение у психиатра.
        Август не хотел ограничивать свои сексуальные фантазии. По-прежнему его преследовали картины, связанные с обувью, которые впервые он пережил уж точно в детские годы, когда его вместе с братьями дразнили босяками. Август вспоминал эпизод из более раннего периода своего детства. До переселения семьи на Бутырки отец пригласил к детям в качестве учителя пения какого-то бывшего церковного регента. Он учил детей основам одноголосного хорового пения. Раньше музыкой и пением дети занимались с матерью и получали от этих занятий большое удовольствие.
        С регентом они разучивали в основном церковные напевы. Это им ужасно надоедало.
        Церковник не прибегал к аккомпанементу, работая с одним только камертоном.
        Всякий раз, когда кто-нибудь сбивался с тона, учитель строго произносил: "Не доносишь!" и наступал сфальшивившему "певцу" на ногу. Удовольствия Августа от музыки механически перенеслись на "удовольствия" иного рода, мазохистского и фетишистского, которые он стал получать от нажатия на пальцы ноги. Вот и детали одежды в его жизнеописаниях являлись неким штрихом, подтверждающим его фетишизм. Сама по себе память на столь подробные детали одежды ни о чем бы ни сказала, однако в контексте изложенных фактов это дополняло картину его сексуальной деформации фетишистской направленности. Позднее фетишизм Августа выражался не только в его "пристрастии к обуви", но и в сношениях с пылесосом, с секс-игрушкой Барби, со всеми восковыми фигурами из музея и куклами политических деятелей телепередач.
        Последним объектом его страсти был кот: вот почему Август умалчивал, когда я проявляла интерес к его домашнему другу, у которого имелась даже своя WEB-страничка. Число "666" в электронном имени кота было лишь частичным отражением его настоящего имени Кис-99. Оказалось, что Август выписал его из Америки по Интернету в виде трехмерного изображения кота-робота. Я еще тогда удивлялась, что этот завиртуалист имеет живого друга. Все оказалось куда проще. В Америке уже создали не только роботов-кошек и собак, но и роботов-омаров, роботов-муравьев и роботов-крылатых насекомых. Для таких, как Август, не проблема и с ними иметь сексуальные сношения. Или, например, с мягким знаком, который, черт бы побрал! - снова светился на экране моего компьютера, превращаясь в кольцо Мебиуса и вращаясь. Вот какой образ скрывался под его ханжеской инфоброкерской оболочкой!
        В общем, если перейти на профессиональный язык, сексуальная патология Августа имела вполне определенное название - комплекс невыделенного эротического объекта, или полиморфная девиация. Еще названия - комплекс размытой границы или многовариантное половое влечение. У разных авторов по-разному. То есть у него существует одновременно несколько форм сексуального отклонения: зоофилия - педофилия - геронтофилия садомазохизм - фетишизм. А потом, как выяснилось, еще и страсть к кровосмешению, и к канддаулезизму, и к скоптофилии, и к эксаудиризму, и. . В общем, многогранный Казанова. Теперь понятно, почему все мои прежние разговоры о любви не находили с его стороны никакой поддержки. Там, где возникают термины, - там нет и не может быть речи о любви. Это лексика из области медицинской и юридической. Нет ни одного исконно русского слова, называющего половые извращения. Наши предки умели любить, а не извращаться. Язычники понимали любовь как космогоническое начало. У древних с энтропией все было в порядке. Согласно мифопоэтическим преданиям глубокой древности, Ночь родила Яйцо, символ Вселенной. Из Бездны
родившегося Яйца возникли Небо и Земля. Любовь при этом выступала как вносящая гармонию сущность, сущность, энтропийная составляющая которой была оптимальной. В случае же с Августом - сплошной энтропийный перехлест с его максимумами и минимумами, сплошная дисгармония, что бы там не говорили специалисты, для которых нет границ между нормой и патологией. Суть этого человека обнажилась, как только исчезла ветошь словесного одеяния прошлых веков. Виртуальный извращенный секс.
        Виртуальная извращенная жизнь. Виртуальная разложившаяся личность. Вот диагноз.
        Все это кажется какой-то насмешкой дьявола. Скоро и я завиртуализируюсь с этим Августом и буду ощущать себя мужиком. Или букашкой-роботом на мебиусном листе.
        Как действовать? Через имя!

***
        Я порядком устала и решила прогуляться. Владычествовала зима и было темно. В парк ехать поздно, а около проезжей части какой воздух? Отправилась в Александровский сад. Выбрала себе место, где народ почти не ходит, около Кремлевской стены, - там и локализовалась. Хожу, гуляю. Полезно это делать бодрым шагом. Пришлось ходить по одному и тому же кругу, потому что в других местах шляются курильщики.
        Через час после начала моего моциона откуда-то появился парень и направился прямо ко мне.
        - Девушка, можно вас спросить?
        - Нет.
        - Ну вы мне нужны.
        - А вы мне нет, - сурово ответила я, подумала: "Клеится".
        - Позвольте, я представлюсь.
        - Не подходите ко мне близко!
        - Почему?
        - А вдруг вы маньяк?! - под впечатлением общения с Августом опасалась я.
        - Да не маньяк я! Я вам документы покажу. Я Кремль охраняю! Мне вам вопрос надо задать, - начал раздражаться парень.
        - Хорошо, только пойдемте от Кремлевской стены к людному месту, - я могу вам дать интервью там, - сказала я ему на ходу. - Идите на расстоянии, маньяк.
        Мы вышли к людному освещенному месту.
        - Документы! - потребовала я, маленькая, щупленькая - прелесть!
        Парень послушно дал мне рассмотреть удостоверение прапорщика охраны Кремля.
        - Вы уже час ходите кругами рядом с Кремлевской стеной. Что вам здесь нужно?
        - А вы что, золотая рыбка?
        Желания исполняете? Мне нужен воздух. Нигде не написано, что здесь выгул людей запрещен.
        - Это так, - выпучил на меня глаза парень. - Но почему именно здесь, у стен Кремля?
        - По улицам машины с курильщиками ходят, а в парке маньяки бегают, поэтому я уж лучше под вашей охраной погуляю.
        - А-а-а.
        - Ну ладно. На сегодня я свои круги отмаршировала. Честь имею. До завтра! - я натянула на лоб козырек, как бравый солдат Швейк, и пошла восебяси.
        После взрывов у всех теперь документы проверяют и подозрительных задерживают. А я, видимо, весь экран охранникам замелькала. То-то они забавлялись, наверное, когда видели, как я ножонками да ручонками упражняюсь, шеей верчу в качестве гимнастики. Я и не думала, что за мной кто-нибудь с башни может наблюдать.
        - Хорошо, что тебя в милицию не забрали часа так на три. До выяснения личности и обстоятельств, - сказал мне Саша, когда я вернулась.
        - Что ж, в Кремле бы побывала.
        Теперь я знаю, если отопление долго включать не будут, - пойду к Кремлевской стене кругами ходить. Даже без плача Ярославны обойтись можно.
        Август Фердинанд
        Итак, я вернулась к тому, с чего начинала и от чего ушла, к имени. Мне нужно было выяснить, почему Августа назвали Августом. Это имя одно из тех, которые были внесены в список нерекомендуемых при ревизии церковных имен во второй половине XIX века. И только в календарях 1924-1930 годов оно предлагается снова. Вот, видно, почему столь благозвучное имя в нашем языке осталось редким, хотя в других языках мира оно вполне в ходу. Значит, свое имя Август получил совсем не в то время, которое себе приписывает. Это был его художественный прокол. После моего разоблачения он поведал мне новую байку. В духе все того же начала уходящего века.
        Он изложил следующее. Первых четырех сыновей родители назвали по именам евангелистов - Марк, Лука, Иван и Матвей. Так они и были крещены. У каждого было еще и прозвище: Лука как всегдашний оппозиционер именовался Ант (сокращенно от "антихрист"), Матвей - Храп (от Храпоидол), Ваня - Псят (за любовь к соглашательству). Август был старшим сыном, рожденным в 1886 году, и звали его Марком (Марк Антоний - не источник ли?!). Уже в тридцатых годах Марк сменил свое имя на более, по его мнению, подходящее Август. Он считал, что имя Марк происходит от латинского слова "мартус" и дается обычно родившимся в марте, а он называл всех родившихся в марте "мартовскими котами". К тому же, месяц август ближе к его рождению в сентябре, чем март.
        Я позволила себе изменить команду, а именно командами я решила теперь объясняться с этим сетевым маньяком; это ему более привычно, может еще и сексуальное удовлетворение испытает как мазохист. Я заявила, что хотела бы услышать объяснение того, почему его назвали Августом в другом стиле, в стиле человека, рожденного в шестидесятых годах нашего столетия, предполагая, что именно в это время Август по-настоящему и родился.
        И на этот раз задание он выполнил идеально. Правда, теперь я получила совсем другой вариант объяснения.
        Согласно этому варианту, родившийся сын своих родителей вовсе не был русским.
        Вернее русским он был наполовину, потому что русской была его мать, а отец - грузин. Интересно только, что фамилия Ббац не русская и не грузинская. Совсем заврался! Ладно, почитаем и эту сказку.
        Новорожденного мать хотела назвать Вахтангом, потому что так звали ее первую любовь. Но ревнивый отец воспротивился. Тогда мать решила дать сыну другое грузинское имя - Нодар. Отец снова воспротивился, потому что писатель Нодар Думбадзе рано умер - плохая примета. (Тогда, по моим подсчетам, Август должен быть совсем молодым человеком, потому что в Советском энциклопедическом словаре выпуска
1979 года я прочитала, что Нодар Думбадзе еще в 1979 году был депутатом ВС СССР). Тогда мать предложила третье грузинское имя - Мераб, но во дворе бегал умственно неполноценный Мераб, поэтому и это предложение не подошло.
        Отец предлагал назвать сына Александром, что вполне сочеталось бы с отчеством, ибо отца в свое время нарекли Георгием в честь Георгия-Победоносца, но тут возмутилась мать, ведь сына станут называть Шуриком, почти что Шариком. В результате мальчика никак не назвали. Он остался без имени. Пришло время парню паспорт получать. Что в паспорте напишут? Тогда в дело вмешался дядюшка. Как я заметила, имянаречением часто занимаются то дядюшки, то тетушки (как в моем случае с Корнелией). Они-то и дают племяннику или племяннице неповторимое имя в своем вкусе. А вкус у них, как правило, специфический. Дядюшка Августа был страстно влюблен в математику, этой даме он посвятил большую часть своей жизни. Он посоветовал племяннику взять имя Август в честь Августа Фердинанда Мебиуса. Этому предшествовала пафосная речь:
        - Перед тобой чистый лист жизни.
        Вскоре ты поймешь, что все мы на самом деле ходим по листу Мебиуса. Так всю жизнь. Чтобы сделать свою жизнь счастливой, возьми имя ученого, гениально описавшего траекторию нашего Истинного жизненного пути.
        Вот так! Оказывается, перед нами далеко "не путя всех дорог". Лист Мебиуса - наш истинный жизненный путь. Стал ли Август от этого счастливым, неизвестно. Во всяком случае, человек обрел свое имя, хоть и поздно.
        Это была совсем другая история, из другого времени, и, вероятно, нуждалась в другом анализе. Одно было ясно, что Август все время прибегал к иносказаниям и выдавал себя не за того, кем был на самом деле. Понятно и то, что в его реальной семье все далеко не так благополучно. Возможно, все это розыгрыш от начала до конца, а я тут провожу какие-то исследования, хочу помочь человеку, даже переживаю. А был ли мальчик-то?
        Теперь часто встречаются рецепты о том, как достигнуть успеха в виртуальном флирте. Коллеги-психологи советуют:
        "Виртуальный роман завязывается активнее, когда сильная сторона (мужчина) выступает в относительно пассивной роли", "Перед игрой почитайте хотя бы два-три старых добрых романа, чтобы найти слова (в современной бытовой лексике они перевелись), адекватно и эстетически корректно обозначающие перспективы..." и проч.
        Должно быть, мой пациент просто начитался таких советов и, решив воплотить их в жизнь, возможно, отсылал мне текст какого-либо источника, как я предположила с самого начала. Особенно хорошо ему удалась пассивная роль мужчины. Да, но какой это мог быть источник?
        До боли знакомый... Теперь меня будоражил исключительно этот вопрос. Все мною выстроенные клинические картины, похоже, были напрасны.
        Я узнала, что существуют программы, автоматически генерирующие осмысленные тексты самой разной тематики, достаточно связные литературно и практически неограниченные по объему. Эти программы используют издательства, которые испытывают потребность в авторах. Возможно, Август пользовался подобной программой. Но текст был очень похож на живой, настоящий, писанный реальным человеком. Любопытство съедало меня.
        Шутки дядюшки Миллениумова
        Саша принес УУАУ - универсальное устройство аутентификации. Подключенное к персональному компьютеру, оно обеспечивало распознавание человека, пользующегося сетью, по его биометрическим данным. Например, оно могло распознать человека по отпечаткам его пальцев, по геометрии его лица, по тепловому полю лица, рисунку кровеносных сосудов руки, по радужной оболочке глаза, тембру голоса и т.д.
        Мы составили базу биометрических данных людей, с которыми когда-либо общались в сети. Эти данные служили теперь паролем для нашего дальнейшего общения. Но сначала пользователи указывали свое login-имя. Единственным моим сокровенным желанием было узнать все возможное об Августе. Может, Август - собирательный образ, и за ним скрывается целая группа лиц, которым нечего делать и которые шутки ради хулиганят в сети?
        Можно применить к Августу хиромантию, физиогномику и прочие оккультные науки...
        Да дьявол с ними, с науками, когда рядом Сашенька. Никакие извращения не могут быть столь переживаемы, как наша с ним романтическая, настоенная, как на колдовских травах, любовь. Весь мир - только отблески наших любящих душ и тел.

***
        Адриан больше не появлялся. Я решила, что его появления подчиняются своему строго определенному смыслу и ритму. Своего рода периодическое поведение, вроде продолжения его периодического поведения при жизни, его периодических запоев. Обыкновенно он навещает меня в старый Новый год, а до этого одного из мною любимых праздников еще более трех месяцев.
        Я ошиблась, потому что Адриан появился на следующий же день. В таких случаях о живых говорят, что такой-то и такой-то легок на помине и долго жить будет. Что означала эта примета в нашем случае - трудно себе и представить. Однако он появился снова через тетю Асю и снова со своей "Кукурузиадой". Это был настоящий кукурузный пир для изголодавшегося по нормальному живому общению обладателя персонального компьютера. К тому же, я теперь была еще и счастливой обладательницей УУАУ.
        "Облади-облада"! Как всегда, авторы "Кукурузиады" выступали со стихами, написанными в своей индивидуальной манере.
        Маяковский Владимир Владимирович
        Я волком бы выгрыз укроп и анис, И к репе почтения нету.
        К любым чертям с матерями катись Любая культура, но эту...
        Я достаю из широких штанин Дубликатом бесценного груза:
        Смотрите, завидуйте, гражданин, Какая у нас кукуруза!
        Пастернак Борис Леонидович Кристаллов туманная друза, Как спящей красавицы гроб, И там, богатырь-кукуруза Слепящий вставал небоскреб.
        Чуковский Корней Иванович Однажды захотели карапузы Отведать пирога из кукурузы.
        Увы, произрастала кукуруза Далеко у пролива Лаперуза.
        Ахматова Анна Андреевна О, я вижу меж строчек, Что была я не в меру строга - Ты забыл перегнойный горшочек, Кукуруза тебе дорога!
        Благодаря УУАУ, я увидела, что все авторы "Кукурузиады" писали каждый своим почерком. Одна из технологий аутентификации УУАУ была основана на уникальности биометрических характеристик движения человеческой руки во время письма. То есть можно было проводить распознавание человека по его почерку, изображение которого появлялось на экране монитора благодаря сложному процессу, состоящему из сканирования, анализа и воспроизведения. Мы с Сашей сравнили почерки всех авторов "Кукурузиады"
        с фотографиями рукописей объявленных поэтов, оказалось, что они абсолютно идентичны! Такое впечатление, что в самом деле писал Маяковский, Пастернак, Ахматова, Чуковский. Как это могло произойти? Мистика какая-то! В числе присланных Адрианом стихов был стишок его дядюшки Луки Миллениумова:
        Звенит, поет гармонь у речки Рузы, Где прежде не видали кукурузы.
        Но я пришел, я перекрою шлюзы И орошу я всходы кукурузы.
        Да, прямо-таки стишок о конце света в образе остановленной речки! Да еще с угрозами!
        Мы с Сашей внесли все почерки в нашу базу данных, связанных с УУАУ. Кроме почерков мы зарегистрировали и другие биометрические данные, какие удалось распознать, потому что со мной более разговаривали души, нежели тела. Хотя, наверное, когда разговаривают души, тем более по душам, они частично и временно материализуются, иначе, откуда бы взялись голоса?
        Голоса тетя Ася старательно передавала. Должно быть, мы с Сашей редкие на Земле из ныне живущих, кто услышал "настоящие" голоса давно почивших поэтов. Правда, среди них были и не столь давно почившие, их голоса могли быть записаны и воспроизведены средствами техники, но в режиме реального времени с ними уж точно никто не общается теперь. Надеюсь. Надеюсь также, что оба мы с Сашей заболеть не могли, если только не подхватили какой-нибудь уникальный компьютерный вирус, влияющий на работу головного мозга...
        Я передала тете Асе своим голосом через микрофон благодарность Адриану и сообщение, что мне надоела кукурузная каша, что теперь в Москве принято лопать кашу "Быстров", которую "не отличишь от настоящей", как вещают рекламы, припивая "чаем с чрезвычайно чайным вкусом". Правда, мне был неизвестен ICQ-адрес, по которому тетя Ася должна передать мое сообщение, но я положилась на ее интуицию. Когда я говорила, УУАУ зарегистрировало очертание чьего-то уха. Я не поняла, чье было ухо, поняла только, что меня на том таинственном конце, где был Адриан, услышали.

***
        Когда со мною связался Август, я тотчас зарегистрировала с помощью УУАУ все его данные. И вот что показалось мне любопытным. Когда я попросила его снова вернуться к времени начала XX века, эти его данные при сравнении абсолютно не совпали с зарегистрированными УУАУ ранее, когда он выступал в роли героя, близкого к современному. Тогда я намеренно попросила Августа рассказать мне о своих братьях. В рассказе о них он наверняка перейдет к интересующему меня времени. И он поведал мне следующую историю о своем брате Матвее, том самом, который был исключен из приготовительного класса Поливановской гимназии за неприличные карикатуры на учителей. Оказывается, этому же Матвею больше всех доставалось камышовой выбивалкой от бонны-немки, что, конечно, неудивительно. Судьба Матвея была похожа на судьбу многих безнадзорных детей того времени. Отец отдал Матвея в Строгановское училище, видимо, сделав вывод о художественных способностях сына по его карикатурам. Однако Матвей проучился там недолго, стал пропускать уроки, проводить учебные часы в чайной, а потом и в пивной, гулять с приятелями. Никто его не
проверял, успехами не интересовался, а потому он вскоре забросил учение, стал пить, курить, и окончательно отбился от дома. Потом он все-таки окончил городское начальное училище, чем и закончилось его школьное образование. В 1913 году он был призван на военную службу простым рядовым, там его застала империалистическая война 1914-18 годов и революция.
        Полная отмена требования какого-либо образовательного ценза в первые годы после Октябрьской революции благоприятствовали Матвею. Он стал работать по внешкольному образованию, организуя досуг ребят и подростков на Бутырках. Одно время был инспектором по народному образованию и даже писал статьи по педагогическим вопросам, был художественным руководителем детского дома и т. д. Однако полученная им в дни безнадзорности привычка к выпивкам перешла в хронический алкоголизм. Его не раз пытались лечить, даже помещали в специальные больницы. Он держался месяцами, руководил культмассовой работой, постепенно завоевывал доверие администрации, но, в конце концов, срывался, запивал, растрачивал казенные деньги, пропивал с себя одежду и доходил до положения босяка. Во время одного из таких приступов алкоголизма Матвей был найден в лохмотьях, зимой, на одной из бутырских улиц.
        Его отправили в больницу с воспалением легких, но он умер, не дожив до сорока лет.
        Не получив, по существу, почти никакого образования, Матвей был, безусловно, талантливым человеком, самородком. Август писал: "Я видел в двадцатых годах поставленную им и исполненную силами детей детского дома оперу, в которой текст стихотворений, музыка, декорации и режиссура были созданы им без всякого руководства, и вероятно, почти без консультаций. Матвей писал много стихов, но главным образом непристойных, в духе Баркова. Некоторые из них были элегическими, помню, например, название стихотворения "Роза в писсуаре". Стихи Матвея не сохранились".
        История была, как всегда, лихо закрученной, хотя касалась только одного брата из троих. УУАУ выдал мне наряду с другими данными Августа и очертания его ушей. Технология распознавания человека по очертанию ушей была известна еще в XIX веке, поэтому она просто замечательно вписывалась во время жизни его вымышленного героя Марка-Августа, однако широкого распространения эта теория не получила. И вот теперь наше УУАУ с этим запросто работает! Да, но одно ухо было точь-в-точь таким, очертания которого я уже видела, после того, как отправила в космический банк данных послание в ответ на "Кукурузиаду"! Что это?! Получается, что "Кукурузиада" - тоже плод вдохновения Августа и он действительно забавляется?
        Я прямо заявила Августу, что знаю, откуда он берет текст, касающийся лирического героя начала XX века. Он ответил, что я не могу этого знать, потому что он переписывал дневник своего предка, который родился в 1886 году. Раньше было модно вести семейные журналы, на его-то основе Август и сочинил свою легенду.
        Стоп! Вспомнила! Вспомнила, где я читала нечто похожее! Правильно, в журнале семейства Соловьевых, который мне показывал Адриан. Журнал назывался "Успех". Его выпуск начали в 1899 году.
        Журнал был задуман как семейная бытопись и летопись, в нем принимали то или иное участие все братья Соловьевы, однако отец не смог создать детям идейную или литературную заинтересованность, попытка ввести выплату гонораров за участие в журнале также не имела успеха. К тому же, гонорары отец часто задерживал и даже отказывался платить, поясняя это детям: "Я вас кормлю, пою!" Для дядюшек Адриана участие в журнале выродилось в неприятную повинность, коллективно сформулированную ими в изречениях:
        "понедельник - бездельник, вторник - вздорник, пятница - черти виньетку, Псятница (имелось в виду прозвище Ивана), "суббота - журнальная работа". Журнал выходил по воскресеньям.
        Выпускали его пятнадцать лет подряд. Время от времени какие-то сведения записывались и позже, спустя многие годы. По наследству он достался Адриану, но давно исчез из нашего дома.
        Возможно, Адриан унес его к Альбиночке, где обитал последнее время, а та кому-нибудь отдала. Мог и сам Адриан продать журнал за бутылку. Да нет, на последнее он вряд ли был способен.
        В общем, дневник оказался вне дома и начал свои путешествия в космосе. Только и всего. Осталось разузнать, каким путем он попал к Августу. "Кукурузиады" в журнале не было. Не исключаю, что ее мог написать один из дядюшек, доживших до хрущевских времен, когда возник кукурузный культ, и упражняющийся в разных стилях... Однако этот вопрос додуман мною до конца не был. Что ж, наберусь терпения. Все равно выясню!
        Явление американцев. Имя в третьем тысячелетии
        К нам приехала Адька на могилу матери. Она явилась со своим мужем Алексом. Ариадна совсем американизировалась.
        Однако мы замечательно пообщались. Наши американские друзья моментально забыли обо всех диетах, которых они придерживались, и за обе щеки уплетали завидовские грибочки, русские пельмени и блины, которые я напекла и уложила красивой солнечной горкой. Слопали целую буханку "Бородинского". У них в Америке хлеб невкусный, Алекс даже пытается выпекать его сам в домашних условиях. Они уже приканчивали второй литр молока, приговаривая, что в Москве самые вкусные на свете молочные продукты. Выпили по чайной ложке сухого вина, после чего им стало жарко, и мы открыли окно.
        - Не дует?
        Алекс снял с себя рубаху, майку, на этом, правда, и закончил стриптиз, свалившись на пол. Он не мог встать, но колотил себя кулаком в продиеченную грудь и гордо заявлял:
        - Я - американец! Я с детства лед ем!
        В общем, взаимопонимания мы достигли.
        Я заметила интересную особенность. В русском языке сокращения имен происходят в большинстве случаев за счет второй половины имени. Например, Рита - от Маргарита, Коля - от имени Николай. У американцев, наоборот, предпочитают оставлять первую часть имени.
        Возможно, снова в ударении собака порылась. Ведь ударение в английских словах падает именно на первые слоги: Пэт от Патриция, Алекс - от Александр и Алесандра. Если в России Ариадну называли Адей, с использованием второй части имени, то американцы зовут ее Ари, используя только первую часть, и считают это имя вполне своим. На иврите тоже есть слово "ари" и переводится как "лев", поэтому в Израиле это имя тоже вполне понятно. Так что оно подходит для гражданки мира. Ее родители постарались, хотя муки рождения Адьки были ничто по сравнению с муками ее имянаречения.
        Когда она родилась, перебрали все имена в словаре Петровского, - ничего подходящего не нашли. Прошло три месяца. Загс засыпал повестками. У ее отца была любимая ария "Кто может сравниться с Матильдой моей?", и потому он настаивал, чтобы дочь была названа Матильдой.
        Матери нравилось имя Анастасия.
        Ощущалась в нем какая-то монашеская скромность. А тут еще чья-то идея назвать ребенка на польский манер Епифанией. Друзья уже ехидничали:
        - Как поживает Пифка?
        Однако в загс про Пифку сообщить не решались.
        В который уже раз листая словарь Петровского, наткнулись родители на имя Ариадна - и облегченно вздохнули.
        Наконец-то был найден компромисс. Мать обнаружила в Ариадне нечто созвучное Анастасии. Отцу пришлось по вкусу древнегреческое происхождение имени, которое появилось на Западе через латинский язык, и, значит, было в нем что-то близкое Матильде.
        Судьба и тут не удержалась, чтобы не подкинуть очередное совпадение. Именины Ариадны приходятся на 1 октября, день моего рождения. Когда я родилась, сиреньсени, понятно, не существовало, это теперь я перенесла свое рождение на сиреньсень. Так что меня должны были бы назвать вовсе не Натальей. Очень мне было бы кстати имя Ариадна сейчас, ибо я блуждаю в психологических дебрях Лабиринта Имен и с самым тривиальным виртуалистом разобраться не могу. Лабиринт, по Юнгу, это символ подсознания, сложного и темного. Движение из лабиринта может быть объяснено как возврат к духовным ценностям. Нить Ариадны - что-то вроде символа космического превращения сексуальной энергии в духовную, подсознательных мотивов - в осознанные.
        Впрочем, зачем мне чужое имя, у меня и свое великолепное: живое, природное.
        Все, что нужно для борьбы с мертвым виртуалистом. А нить Ариадны мне даст сама Ариадна.
        Я рассказала Адьке о странном Августе и о семейном журнале ее предков, который неизвестно как попал в чужие руки. Сама Адя не проявила к этому никакого интереса, а других родственников Адриана Адя не знала. Ариадна и Адриан сокращались одинаково - до Адя, но это было давно, а потому нить Ариадны к предкам была утрачена. Рассчитывать приходилось исключительно на Наталью.

***
        Тинейджер обратился ко мне с грязным предложением. Он хотел меня изнасиловать. Я ответила ему что-то грубое, тогда он высунул язык. Этот язык был зеленым! Он и сам вдруг позеленел.
        Наверное, от злости. Стал похож на зеленомордого марсианина, какими их изображают фантасты. Потом он превратился в змея. Зеленого змея. Уж не Змей ли Искуситель приходил ко мне во сне?
        Может, я просто начиталась сказок американской писательницы восточного происхождения Урсулы ле Гуин? Миша дал мне ее почитать. Оказывается, что она в своих произведениях тоже проблему имени рассматривает. Проблему Истинного имени. У нее там был единый мир - людей и драконов. Потом эти два мира разделились. Может, поэтому мне приснились превращения, похожие на те, которые происходят в ее произведениях: человек - дракон - человек колдун... Мудрая писательница. Однако мне она показалась чужой по духу.
        Второй сон, кажется, подтвердил возникшую после первого сна догадку, хотя в обоих снах я почувствовала какие-то слабые намеки, пока еще мне не понятные.
        Сон по мотивам сказки Урсулы ле Гуин
        "Правило имен"
        Один колдун с лицом не то Августа, не то Адриана решил прославиться тем, что намеревался убить дракона.
        Он направился к пещере дракона и стал его вызывать. На шум дракон вышел. Колдун спросил его:
        - Тебя зовут так-то? - и назвал предполагаемое драконье имя. - Я пришел убить тебя, ведь я знаю твое имя! - теперь его лицо напоминало лицо блондинистой маньячки из Завидово, которая сжигала дома, и лицо Альбиночки.
        - Ну так убивай! - дерзко молвил Дракон.
        Колдун напрягся.
        - Абра-кадабра - тампакс - комет - виагро - аквафреш без тети Аси! - и ничего не получилось.
        - Да хоть леванте с чапи в прикуску с ку-ку-рукой! - хохочет Дракон. То имя, которым ты обозвал меня - не мое! На, сникерсни! Так моего прапрадедушку звали. Он и новым русским-то не был. Поэтому закончим эти разборки, ты уж извини, парень! Дирол - моя любимая жевательная резинка! и проглотил колдуна.
        Произведения Урсулы, хоть я и не смогла принять, вернули меня к размышлениям о проблеме имени. Должно быть, и Август был послан мне судьбой с этой же целью. Не напрасно я все же с ним работала, кое-чему научилась, кое-что для себя открыла. Я задумалась о том, каким будет имя в следующем, третьем, тысячелетии.
        Если обратиться к фантастам середины уходящего тысячелетия, то в их произведениях имена будущего встречаются в виде цифровых шифров. История уже до этого дошла: у каждого есть электронное имя, даже у кошки или собаки, часто именно в виде цифр. Надоело.
        Даже самый фанатичный компьютерщик, правда, кроме патологичного Августа, про любовь пишет пока еще понятными многим поколениям словами, а не цифрами и даже не терминами.
        В фантастике наших дней уже проводится "теория истинного имени". Так ее называет ле Гуин. Собственно, ничего нового она не утверждает, кроме того, что повторяет древние истины. Она вводит понятие "Истинные имена", которые выступают и как основа бытия, и как основа мировоззрения, являются сутью магии, которая для Урсулы тождественна истинному знанию. Через имя ее герои влияют на его носителя. Истинное Имя дракона заставляет его подчиниться Магу, искусство которого и состоит в знании Истинных имен всех предметов, а не только живых существ. Таким путем дракон возвращает украденные сокровища. С тем же успехом маг, зная истинные имена, подзывает к себе зайца, птицу, лечит людей, нейтрализует действия злодеев.
        Помнится, бабка Сониха научила меня старинному охотничьему проклятию, которое отводит от охотника-соперника птицу и зверя: "Как безымянному нет имени, так бы не было ему ни птицы, ни зверя". Мне пригодилось это проклятие только однажды, когда один так называемый бизнесмен не заплатил мне положенные деньги. Нечего и сомневаться, что вскоре он разорился, и ему пришлось закрыть фирму.
        Герои ле Гуин считают, что все вещи имеют свои имена, поэтому со словами надо обращаться осторожно. С этим я вполне согласна, да и многие ученые считают, что самые первые слова, прозвучавшие на нашей планете, были имена собственные. Есть еще хорошо известная теория "бау-вау" (так австралийский ребенок звукоподражает лаю собаки, а наш говорит "гав-гав"), которая утверждает, что самые первые слова пошли от подражания природным шумам и голосам животных. Так и есть.
        В фантастическом мире действует все тот же древний принцип: настоящие имена должны скрываться и подменяться вымышленными. Самая большая клятва верности - назвать друг другу истинные имена. Даже муж с женой друг к другу порой обращаются иносказательно. А я потеряла бдительность. Надо было и в психологической практике использовать свое колдовское имя Аурика, я же раскрыла все карты. Теперь любой хулиган Август пользуется этим. Вот почему в последнее время мне не везет, хотя как сказать.
        Случайно ли фантастика обращается к седой древности? Может это обращение к природе, первоистокам?
        Тем же заняты и ученые.
        Современные психологи-буддисты и физиологи экспериментальным образом подбирают испытуемым истинные имена. Реакция на такое истинное имя удивительна: меняется пульс, кровяное давление и другие физиологические параметры пациента. Это дает возможность, пользуясь найденным истинным именем, воздействовать на подсознание человека.
        Тенденция такова: мы возвращаемся к природе, окунаясь в ее жизненную энергию, постоянно находимся в космическом силовом поле языка, вбирая в свои имена природное, историческое, личностное начала. Есть такое свойство подсознания человека - запечатлевать все, что отражается на сетчатке глаза, слышит ухо, воспринимают другие сенсорные системы. Подавляющая часть информации проходит мимо нашего сознания, откладываясь в сфере подсознательной. При определенных обстоятельствах эта информация вдруг всплывает из нашего подсознания. Вероятность воспроизведения информации тем больше, чем чаще повторения. А влияние слова на человека известно давно. Поэтому, когда наше имя повторяют - та или иная реакция на него, однажды возникшая, закрепляется прочнее и прочнее. Возникает что-то вроде условного рефлекса. Только все это гораздо сложнее. Поэтому наше имя программирует нашу судьбу и жизнь, даже если никто не устанавливал его "истинность".
        Поэтому-то, если человечество хочет выжить и сохранить свой человеческий облик, каждый член человеческого общества должен называться именем счастливым, то есть живым и любимым. Для выбора имени вряд ли стоит бежать к астрологу или магу. Важно БЫТЬ и ощущать СЕБЯ СОБОЙ.
        "Сыночки льва" выпускают коготки
        Я не читала газет, не слушала радио, не смотрела телевизор, считая все эти занятия пустой тратой драгоценного времени. Если что-нибудь замечательное или важное происходило, всегда находился добрый человек, который сообщал об этом событии. Вот и теперь пришел с работы Сашенька и объявил, что небесная канцелярия желает нам сегодня ночью показать метеоритный ливень.
        Имя этому безобразию Леониды.
        Суффикс -ид означает: "сын кого-то". Леонид - значит "сын льва". Неуемная матка львицы в виде ядра кометы Темпела-Таттла жаждет бурного секса на троих. Земля вступает в близкие сношения с этой кометой осенью каждого года, но лишь раз в тридцать три года это роковое объятие дает плоды. В это время комета находится на минимальном расстоянии от ревнивого Солнца, которое раскалывает внешнюю оболочку ее утробы, и осколки достаются Земле. Неужели Судный день наступает?
        "Детишки льва" могут быть весьма грозными. Именем Леонид нарекли при крещении Льва Николаевича Толстого. Однако "львенок" почему-то все же сделался "львом"? Интересно,Ъ потеряла бы Россия великого писателя, если бы он все-таки носил имя Леонид, а не Лев? Не буду спать в эту ночь. Приму меры предосторожности: расчешусь тунгусским гребнем.
        Год перед 2000 радует нас разными катаклизмами. В августе стряслось солнечное затмение. Правда, в Москве оно было частичным. А вот в 1981 году мне довелось увидеть в Усть-Каменогорске полное. Тогда почему-то не предупреждали, что смотреть на солнечную корону опасно, а, быть может, этого не слышала я, поэтому-то и видела с балкона всю картину. Я заметила, что подобные явления у меня почему-то вызывают необыкновенный прилив сил, даже радость, которая потом долго держится.
        Было похоже на сумерки, но какие-то потусторонние, неживые сумерки. Казалось, что солнце съедает крокодил, точь-в-точь как в детской сказке Чуковского.
        Какой-то папаша вел маленькую девочку за ручку.
        - Папа, смотри! Солнечное затмение! Корона! Какая красивая! Это для феи? - изумился ребенок.
        - Ладно! Некогда! Пойдем! - безапелляционно прорычал папа, даже не взглянув на зрелище.
        В тот год умерла моя мама.
        А в этот раз телеграммы богов что нам принесут?

***
        Телеграммы богов принесут, не знаю что, а вот тетя Ася на своем хвосте принесла мне последние сплетни. Они часто поступают на пейджер. И хотя в большинстве своем я их тоже игнорирую, на этот раз решила кое-какие почитать. Кто их сочиняет - неизвестно. Перед Новым годом в прошлом году, например, всем на пейджер сбросили сообщение о том, что красная икра вовсе не лососевая. Это даже не искусственная подделка, а гораздо хуже. Это, мол, икра от какой-то тропической жабы и весьма ядовита. От поедания ее в человеческом мозгу возникает неизлечимый недуг, приводящий через два-пять месяцев к летальному исходу и любое лечение бесполезно. В общем, голова, набитая лягушками - это похлеще моей антирекламы про "Ку-ку-руку".
        Сегодня тетя Ася предупреждала нас об угрозе нападения каких-то инопланетян, которые внешне ничем не отличаются от людей, но в год Дракона способны в экстремальных условиях мгновенно выращивать сразу три головы.
        Еще тетя Ася знакомила нас с новомодным западным образом жизни. Оказывается, брак там снова в моде, а добрачные сексуальные отношения старомодны. Надолго ли? Воздержание, дескать, вообще становится чем-то вроде религиозно-общественного движения. Это - для оправдания позднего вступления в брак, что сейчас на Западе стало нормой жизни.
        Многие люди вообще в брак не вступают. Им некогда, они сидят за компьютерами.
        Девушки объединяются под знаком святой Девы и посещают клуб целомудрия. В психотерапевтических ролевых играх они учатся говорить мужчинам "нет".Ъ Спортсмены объединились в организацию "Атлеты за воздержание". Создан наш отечественный клуб холостяков с интригующим названием "ВДОХ". Расшифровывается как "Всероссийское добровольное общество холостяков". Как сообщал секретариат клуба, туда могут вступать даже женщины.
        Один пастор призвал молодежь присылать ему открытки с обетом воздержания и получил их около полумиллиона, выложив ими тротуар. Правда, кажется, эта сплетня уже далеко не свежа, хотя все повторяется, особенно благие намерения, которыми, как открытками, вымощена дорога известно куда.
        Электронный магазин "Возвращение к духовности" предлагал мне приобрести компьютерную программу, которая принимает исповеди и отпускает грехи, что очень удобно: можно не ходить в церковь. "Право славно, православный", потому что мои походы туда что-то не способствуют очищению и покаянию. Мне вспомнился старый анекдот. Связываешься с попиком через тетю Асю: "Отпусти, мол, батюшка, грехи мои тяжкие", а он тебе отвечает: "Сорок поклонов отбить придется"! Снова обращаешься к нему по тому же вопросу, а он тебе: "Теперь семьдесят поклонов отбивай"! В третий раз тревожишь попика своими проблемами, а он и говорит: "Пойди, детка, еще погреши, дробь получается"... Должно быть с такой программой недостающие грехи можно совершать тут же, не отходя от кассы!

***
        Мне позвонили из Усть-Каменогорска. Это была Денисова жена Света. Дениса арестовали за участие в повстанческом отряде. Они хотели объявить Усть-Каменогорск и все Беловодье новым независимым государством.
        Когда Казахстан отделился, казахский язык приобрел статус государственного, хотя в Усть-Каменогорске казахов очень мало. Насаждение казахского языка, казахской культуры, казахской государственности насильственным путем ни к чему хорошему привести не могло.
        Многие русские, немцы, евреи, украинцы и люди других национальностей, эмигрировали кто куда. Тем, которым бежать было некуда, недовольны настолько, что рано или поздно эта пороховая бочка должна была взорваться.
        Во главе повстанческого отряда оказался сибиряк Виктор Пугачев. Пугачевское восстание сорвалось, хотя имя Виктор и победное, оно так и переводится - "победитель", в то время как Емельян - с греческого "льстец". Выяснилось, однако, что руководитель восстания - душевно больной человек, остальных участников, готовивших восстание, арестовали. В их числе Денис и оказался. Львята, как видно, уже дают о себе знать.
        Последний фейерверк
        Начало многочасового фейерверка из падающих звезд газеты обещали примерно в два часа ночи. Оговорили условие:
        если погода будет ясной. Судя по всему, погода не обещала быть ясной. Но мне погода - не помеха. У меня есть дорогомиловский гребень с тунгусским камнем.
        Главное - с чувством сказать заклинание и не нарушать правил пользования.
        Я начала действовать с вечера.
        Глядя на метеоритный дождь, появлялась возможность исполнения сразу всех желаний. В каждой сказке их всегда три. У меня их тоже было три. 1.Любовь до гроба. 2.Чтобы душа Адриана успокоилась. 3.Чтобы роман издали. В моей редакции.
        Хотя бы ближе к сиреньсени.
        Август в мои желания не входил.
        К нему у меня оставалось лишь некоторое любопытство. Еще немного, - и я все буду о нем знать до конца. Кажется, ничего в нем стоящего внимания. Разве что хотелось получить назад семейный журнал Соловьевых, на память об Адриане, да и вообще, в нем трогательно описывались события, давно канувшие в Лету, люди, которые чему-то радовались, чему-то огорчались, что-то переживали... Жили!
        Любили, ненавидели и уж, конечно, были далеки от всех безобразий, которыми наградила цивилизация нас...
        Ближе к двум часам ночи раздался громкий треск, переходящий в гул, напоминающий стрельбу из пушек. От гребня, которым я в этот момент расчесывалась, посыпались искры. Я посмотрелась в зеркало, моя голова была окружена прямо-таки огненными брызгами, похожими на бенгальский огонь. Я вспомнила слова Дорогомилова, что этот гребень меня спасет, что уже не раз подтверждалось, и успокоилась.
        На небе появилось множество движущихся точек. Это было похоже на освещаемый каким-то светом снег. Потом по небу понеслись огромные светящиеся тела с черными хвостами клубящегося дыма.
        Вот они, львиные хвостики! Скоро покажутся зубки!
        Зашатались стулья, стол, шкафы.
        Задрожала и упала со шкафа фигурка Адриановой головы. Моя бабушка в этом месте перекрестилась бы, а мне вдруг захотелось включить компьютер. Это желание стало прямо-таки навязчивым, я забыла о тех трех, которые сформулировала заранее.
        "Включи компьютер, включи компьютер, включи компьютер!" - словно диктовал мне какой-то голос. Это звучало то как приказ, то как призыв, борьба неведомого мне мужественного волевого человека, то с лирическими нотками, как воспоминание о чем-то светлом и прекрасном. Я расчесалась гребнем еще раз. Голову сильно закололо, и снова:
        "Включи компьютер!" Теперь уже вторил мой внутренний голос. Я подошла к компьютеру и неуверенно нажала кнопку процессора.
        Засветился экран. После обычных прелюдий изображение установилось и сразу появилось письмо. Оно было написано шрифтом, которым писалось начало "Кукурузиады", до появления в нашем доме УУАУ, выдававшим все это уже в рукописном варианте, что облегчало распознавание. При использовании текстовых процессоров можно выбрать различные шрифты, сообразуясь с собственной эстетикой. Как правило, прагматичные люди используют стандартные шрифты определенной системы, натурам романтичным по вкусу шрифты, которых у обывателей не встретишь. По шрифту можно вычислить, кто отправляет сообщение, почти как по почерку, что можно сделать даже без использования УУАУ. Есть программы, которые предназначены для создания шрифтов самими пользователями.
        Такой шрифт как раз был использован и для "Кукурузиады", и для только что поступившего сообщения.
        Это была просьба набрать электронный адрес Ббаца, то есть Августа, что я и сделала. Ну, конечно, снова этот виртуалист балуется. Только отчего так трясутся мои руки? Горло перехватило.
        На экране показался лаконичный силуэт горы, а потом и ущелье. Вход в ущелье преграждал какой-то храм, который затем исчез. Ущелье было то же самое, откуда в староновогоднюю ночь материализовался Адриан. Откуда-то издали послышалось духовное пение. Все проделки Ббаца! Вот снова появилась вытянутая фигура Адриана. Фигура произнесла:
        - Проведи гребнем вдоль силовых линий моего виртуального тела.
        Это был вовсе не голос Адриана.
        Я так растерялась, что забыла включить спасительный УУАУ. Однако я взяла гребень и провела им вдоль силовых линий изображения, как просил неизвестный голос.
        Адриан появился в том же кресле, что и в прошлое посещение. Только сегодня кресло стояло в углу. Это кресло обожали кошки. Вот и теперь они там сидели. Только кошки не спали безмятежно, обняв лапками друг друга, и не вылизывали друг друга, как обычно. Они сидели напряженно, не шевелясь, словно мраморные львы. Когда в кресло опустился усталый, даже измученный, как мне показалось, Адриан - они мяукнули, спрыгнули в разные стороны и где-то притаились. Это уже вряд ли было игрушками Августа. Адриан заговорил, теперь уже своим голосом:
        - Ты выглядишь уставшей, девочка. У меня есть несколько часов, пока идет метеоритный дождь, сообщить тебе все, что я знаю, чтобы тебя спасти. Тебе грозит опасность. Слушай. Не перебивай меня.
        Он торопливо продолжал:
        - В прошлый раз я никак не мог вспомнить слово. Оно было для меня еще новым. Сейчас я скажу его тебе точно.
        Виртуалист. Теперь в этом мире, виртуальном, я вынужден обитать. Как и все, кто со мной писал "Кукурузиаду". Всякий раз, когда я запивал, ко мне являлся человек из этого виртуального мира и вампирил из меня всю мою витальную энергию. Именно поэтому всякий раз мне было труднее и труднее бросить пить. Ты правильно почувствовала, что я умер гораздо раньше, чем мое сердце перестало биться. Альбиночка не зря забыла мое имя, когда приехала "скорая помощь". В это время вампир завладел моей душой почти полностью. Когда ты похоронила меня рядом с моим отцом и двумя дядями, вампир переселился в меня. До этого он чаще пребывал в душах обоих дядей, Марка и Луки поочередно. А еще раньше он обитал в душе дяди Матвея, который был похоронен на Лазаревском кладбище, ныне не существующем, ведь Матвей умер очень давно, еще в начале тридцатых годов.Ъ В Матвея он перешел из одного квартиранта, который временно снимал комнату у моего деда, пока решалось темное дело о наследстве. Вскоре после получения наследстваЪ наследник сам скончался. Отпевали его в Бутырской церкви и хоронили на Лазаревском кладбище. Когда гроб
проносили мимо дедушкиного дома, вампир из тела покойника внедрился в маленького Матвея. Мальчишка начал портиться на глазах. Его еще в нежном возрасте за карикатуры на учителей из гимназии исключили...
        - Мне известно.
        - Так вот, вампир этот былЪ виртуалист. Он заставил и меня жить в виртуальном мире, куда до этого я уходил из живого мира во время запоя. Теперь это мой крест. Это мой круг Ада. По нему я буду ходить бесконечно, как по односторонней поверхности Мебиуса.
        - Адик, а это можно как-нибудь исправить? От меня что-нибудь зависит?
        - Теперь уже нет. За свои ошибки, повторяю, платят вечно. Сама знакома с математикой, знаешь, что есть лист Мебиуса. Так вот, теперь этот виртуалист опасен, в первую очередь, тебе и твоему ближайшему окружению. Он знаком с твоей книжкой "Живое имя", проштудировал все имена реальных людей, которые ты указала без изменения, и теперь путем поглощения имен будет поглощать и души людей, о которых ты пишешь. Все, согласно древней логике, которую ты же излагаешь в книге. Не последнее место занимают сновидения и совпадения, которые ты приводишь. Он это технологически использует для поглощения.
        - Выходит, я написала книжку кому-то во зло?
        - Я понимаю тебя: предмет твоих исследований само имя, живое имя, Я-образ человека, поэтому ты не могла изменить реальные имена, заменить их другими. Исчез бы сам предмет обсуждения.
        Этим ты и стала уязвима для виртуального вампира. Он хочет поглотить вообще весь реальный мир, обратив его в виртуальный. Кратчайший путь для этого - действовать через имя, через человеческое "Я". Поэтому ты для вампира - лакомый кусочек.
        - Скажи, Адриан, раз ты каким-то образом связан с Августом, Августа этот вампир тоже поглотил?
        - Август Ббац и есть этот вампир! Ты должна была уже догадаться. Ведь он же выступает то в одном образе, то в другом, то в одном историческом времени, то в другом. И я тебе не раз намекал. Прямо сказать не мог, потому что всюду было установлено слежение за мной.
        Я быстро взяла с полки справочник имен и прочитала, что покровитель имени Август - вампир! Все сходится!
        - Послушай, Адик, он каким-то образом цитировал семейный журнал "Успех". Помнишь, тот самый, который ты мне показывал, его выпускали твои дяди. Потом журнал куда-то исчез, после твоей смерти я его больше не видела.
        - Он не цитировал. Я же говорю, он виртуально жил в дядях. Последним из них, кто приютил эту виртуальную душу, был Лука Миллениумов. Вот почему тот дядя в произведениях без конца нечисть покойницкую поминал. И в героях миллениумовских произведений этот вампир побывать успел. Если ты заметила, особенно много упыринного да вурдалачьего в попах Миллениумова.
        - А я думала, это у него под впечатлением бутырской жизни!
        - Именно тогда вампир и завладел душами дядей, поселялся в их еще живые тела. Дядя Матвей тоже, кстати, между запоями прозу пописывал. Его самый удачный рассказ назывался "Самоубийцы".
        Выводы можешь сделать сама.
        - А еще где побывал вампир?
        - Обитал в телах воров, попов, был банкиром того банка, который присвоил все твои гонорары, был в террористах, взрывавших дома... Он побывал в Ангелине, Денисе, Альбиночке, во всех моих детях, даже в Доре, которая недавно от взрыва погибла. Особенно облюбовал Настю и Эдуарда. В каждом человеке Август находит свою лазейку, чтобы обратить вЪ виртуальную веру. В каждого он вселяет вирус разрушения, который действует и против самого вирусоносителя одновременно, разрушая его. И Ббацу это до сих пор удавалось!
        - А теперь в ком он сидит?
        - Иногда во мне. Иногда Адьку навещает...
        - Да-а-а-а! Так вот почему Адька не проявила интереса к фамильному наследству в виде журнала! Они с Алексом приезжали в Москву. Останавливались у нас.
        - Знаю. В Алекса он тоже время от времени вселяется. Когда он беседовал с тобой как разнузданный панк-рокер, - это значит, он находился в Алексе или в Адьке. А вообще-то за ним трудно уследить. Нить Ариадны, ты права, не поможет. Где есть человеческие слабости, зло - там и вампир из виртуального мира. Он - воплощение ирреальности, разложения, смерти, которую мы сами в себе поселили, благодаря развитию цивилизации.
        - А места любимые на Земле у этого виртуалиста есть или он действует во всех странах и континентах?
        - Больше всего Ббаца привлекает место у горы Белухи. Его план последней злодейской операции направлен именно через Центр мира.
        - А что за фамилия у него такая странная, не знаешь, Ббац?
        - Это дядюшка Миллениумов постарался ему подобрать. Ты же знаешь, он любил всякие аббревиатуры. В двадцатых-тридцатых годах, когда у Миллениумова был расцвет его литературной деятельности, это было модно. Вот и Ббац - его изобретение, похожее на аббревиатуру.
        - Откуда же этот вампир вообще появился в природе?
        - Для этого я тебе расскажу все с самого начала. Рядом с планетой, которую тебе подарили, существовала планета под номером 666. Там жили разумные существа неопределенного пола. Их цивилизация развивалась гораздо быстрее нашей. Они давно перешли на компьютеры.
        Еще до зарождения на Земле человека. Однако виртуальный мирЪ стремительно опустошал их души. Витальная энергия их иссякла. У вас предполагают в скором времени проблему - 2000. Но это все ерунда. Проблема, безусловно, есть,Ъ но суть ее совсем в другом. И ей гораздо больше лет, чем две тысячи. А у них была проблема - 666. Им грозило полное вымирание. Тут на Земле появилось человечество. Тогда-то их ученые и разработали вампирскую программу, позволяющую существам с планеты 666 подзаряжаться жизненной энергией. Программа предусматривала работу с земными объектами с ярко выраженным "Я", то есть, попросту говоря, с сильными личностями нашего человеческого мира.
        - Должно быть, одной из жертв был Октавиан Август?
        - Да. После смерти Августа Октавиана кое-кто из его сподвижников убеждал перенести название "август" на сентябрь, потому что в августе правитель умер, а родился он в сентябре.
        - Какого числа не помнишь?
        - Как же не помнить? 23 сентября, в день, когда ко мне пришла смерть. Другие сподвижники Октавиана Августа предлагали все время от его рождения до его кончины именовать Веком Августа. Находились и такие, которые хотели, чтобы век Августа длился вечно и брал начало со дня его смерти. Это и были инопланетяне. Они сделали Октавиана Августа своим наместником виртуального мира на Земле. Время от времени ему нужна подпитка. Да и потом, ты же знаешь, что каждый, кто стал жертвой вампира, - делается вампиром и сам. Так виртуальный мир стал пополняться с прогрессирующей скоростью. Возможно, все давно уже произошло, весь мир уже виртуализировался. Только мы об этом еще не знаем. Причина могла поменяться местами со следствием. Сама же изучала проблему причинности в мире тахионов!
        - А программой это когда было предусмотрено?
        - Это держат в секрете. Мало живых осталось в реальном мире, хотя есть иллюзия, что они еще живы. А ты бросила вызов своей книжкой.
        - В чем же вызов-то состоит?
        - Ты утверждаешь, что человек - сам кузнечик своего счастья. Для тебя главное - личностное начало. Поэтому я так боюсь за тебя. Ты единственная, с кем я связан с живым миром и единственная, кто вдыхал в меня жизнь, когда я погибал. Натуля, не включай больше компьютер! Этот злодей способен на все.
        - Например?
        - Например, на виртуальное изнасилование. Кстати, помнишь, тебе показался странным черный таракан, за которым погнались кошки, когда ты на старый Новый год гадала? Это был робот, подосланный Ббацем. Американцам этих роботов подкинули инопланетяне. Это разведывательные роботы, поэтому за тобой может быть установлено многостороннее наблюдение. Классические принципы динамики для создания таких микроскопических устройств не подошли, при их создании обратились к природным технологиям. Их не отличишь от настоящих, как твою кашу "Быстров".
        - А с белой дамой и "самым бедным на свете армянином" он тоже экспериментировал?
        - Опять-таки это роботы от него.
        Кстати, "тетей Асей" назвать систему, которую разработалиЪ инопланетяне, - была его идея. Ему очень понравились рассуждения твоей знакомой о триаде. Он решил, что в этом глубокий смысл. А как еще подкупить человечество, как не глубоким смыслом?
        - Еще скажи мне, Адрикотик, "Кукурузиаду" ты мне посылал? Или Август?
        - Как только Ббац замыслил поглотить тебя, а это случилось тогда, когда ты села писать книжку "Живое имя", он сначала принялся за меня, спаивая и уничтожая. После моей кончины и захоронения моего праха на Новодевичьем кладбище я совсем потерял надежду на освобождение от виртуалиста. Потом он начал засылать к тебе сначала роботов, а затем и меня. Первый раз я появился, когда ты в бане гадала. Помнишь?
        - Еще бы! "Мужик богатый, ударь по жопе рукой мохнатой"!..
        - Потом он начал устанавливать контакт с тобой через тетю Асю. Ты тогда еще толком компьютера не знала.
        Вспомни, тетя Ася тебе мои рассказики посылала и нашу с тобой сказку. Потом Ббац сам тебе объявился в качестве клиента. Я еще раз навестил тебя в старый Новый год, когда твоя книжка вышла. Снова Ббац командировал меня к тебе. Нельзя сказать, что это было мне неприятно!
        - О кукумарии, стало быть, Ббац был в курсе.
        - Соображаешь. Тогда он и решил опробовать новую инопланетную компьютерную программу, имитирующую мышление известных личностей. Сейчас на сайте можно задать вопрос виртуальномуЪ Эйнштейну, Мебиусу, Биллу Гейтсу и другим известным деятелям. При этом дается очень даже осмысленный ответ. Теперь не надо большой компьютерной сети, чтобы пообщаться с ними. Достаточно одного персонального компьютера. А скоро сделают квантовые компьютеры, и тетя Ася покажется человечеству безобидным младенцем!
        - Эксперимент проводился в рамках "Кукурузиады"?
        - Ты догадлива. С одной стороны, было похоже, что стишки тебе посылаю я.ЪЪЪЪЪЪЪЪ Специально было использовано хрущевское время, когда ты была маленькой, а я вполне взрослым. Ббац подметил мою тягу к стихоплетству, которую ты всегда во мне отмечала. Использован был и момент: нужен был мой "гастрономический"
        ответ на твою кукумарию. С другой стороны, это давало возможность для широкого использованияЪЪ имитации разных поэтов.
        Иногда программа сбивалась, и тогда на помощь приходили реальные души поэтов.
        Да и разгул Августовой циничности нашел прекрасный выход.
        - А ты не знаешь, чье ухо зарегистрировало УУАУ, когда "Кукурузиаду" тетя Ася передавала?
        - Это было и ухо вора, которым ты, хулиганка, баловалась, и ухо Миллениумова. Дядюшка в самом деле услышал послание из реального мира от тебя и все рассказал нам. Отвечать на твои слова нам было запрещено Ббацем.
        - А потом такое же ухо появилось в сообщениях Августа!
        - Это уже было не ухо-оригинал, а ухо-копия. Ббац мастер делать копии, как ты знаешь. Не ухо, а "Всевидящее око" Августа.
        - С почерками и голосами так же?
        - Трудно отличить, где была реальность, где виртуальная подделка. Было и то, и другое вперемешку. Твой УУАУ слаб, чтобы справиться с виртуальным вампиром. Учти, что Августу теперь нет необходимости самому вселяться в реальную душу. Запустив программу, имитирующую мышление, путем сканирования мозга любого человека, можно добиться того же эффекта, что и с известными личностями. При этом ты можешь легко спутать вампира со своим знакомым.
        - То есть Август, не вселяясь в конкретного человека, реально существующего или давно умершего, может просто сымитировать мышление, образ жизни, стиль разговора этого человека и даже события, которые когда-либо происходили или происходят с этим человеком?
        - Вот именно. Тебе, конечно, любопытно изучить психологию вечно живущего существа, я понимаю. Но учти, что пока Августу не удаются глобальные действия, он способен на мелкие пакости. Как это коснется тебя? Трудно предположить. Например, вы обменивались с ним своими фотографиями по e-mail. Он может сделать фотоколлаж, тебя компрометирующий, скажем, обнажить твое тело, приделать к нему мужской член и продавать это как порнографию. Может поступить более серьезно: в твое тело он может поместить душу дядюшки Матвея, например, Эдуарда или еще какого-нибудь неудачника, слабака, самоубийцы. У тебя начнется душевный разлад, твое тело начнет болеть, хиреть, стареть, потому что случится полное несоответствие между душой и телом.
        Тело будет чужим той душе, которая вступит в единоборство с твоей душой, перестанет тебя слушаться. Это похлеще, чем просто продать душу дьяволу. Ты будешь сама себе инопланетянка, со своим множественным "Я". Потеряв цельность, оно разрушит и твою телесную оболочку, и твою суть. Берегись, Зяблик ты мой.
        Прощай, я должен исчезнуть, пока не кончился метеоритный дождь, иначе вампир узнает, что я предупредил тебя и поторопится навредить.
        - Прощай. Мы увидимся еще?
        - Я бы этого не хотел. Ради тебя же. Рано тебе еще в виртуальном мире растворяться. Тебе надо еще многое успеть сделать в реальном мире. И запомни: у тебя есть мягкий знак!
        Адриан расчесался гребнем, взял клочок своих волос, который застрял между зубьями, распахнул окно и выбросил волосы прямо под метеоритный ливень, который заканчивался. "Снежная" светящаяся метель поредела. Падали единичные звездочки. Я увидела три из них и успела загадать желания.
        Адриан исчез, - и я обнаружила, что компьютер выключился автоматически, словно его и не включали.
        Саша спал, ничего не видел и не слышал. Ему снилось, что мы вместе всю ночь собирали грибы. Пища бессмертных в древних традициях, жизнь после смерти. В некоторых культурах это души вновь рожденных. Грибы росли ведьмиными кольцами. Их было много-премного.
        Наутро я обзвонила знакомых, чтобы поделиться впечатлениями о метеоритном ливне. Кто-то проспал это зрелище, а кто смотрел - ничего не увидели, потому что небо, как они утверждали, было плотно затянуто тучами. "Просто у них не было гребня", - подумала я. Друг мой Миша тоже ничего не видел.
        - Тогда давай хоть под снегом погуляем, - предложила ему я.
        Прогулка под снегом
        Мы встретились с Мишей в парке.
        Он рассказал, что задал своим ученикам начальных классов компьютерную загадку.
        Волк, коза и капуста находятся на одном берегу. Их срочно нужно переправить на другой берег. Как это сделать, если лодка крохотная и можно взять с собой только кого-то одного или что-нибудь одно? При этом существует четыре команды:
        "Переправить козу", "Переправить волка", "Переправить капусту", "Переправиться самому". Я сразу включилась в игру, как маленькая.
        - Над чем же тут размышлять?
        Надо выполнить три команды последовательно: сначала взять волка, затем козу, затем капусту.
        - Если взять волка, то на берегу останется коза с капустой. Коза съест капусту, пока перевозят волка. Не пойдет.
        - Понятно. Если взять капусту - волк съест козу. Значит, взять волка с капустой.
        - Не поместятся. Либо волка, либо капусту.
        -Ъ А если при этом человек поплывет, подталкивая лодку?Ъ Под присмотром человека никто никого не съест.
        - Нет такой команды. Вот этим и отличается программа от человеческого мышления. Взрослые, что дети: сразу начинают пробовать варианты. Таковы действия человека. А машина выдает: "Нет такой команды" - и все! Так я доказываю детям, что машина мыслить не может.
        - А я тут научила компьютер грязно ругаться. Последнее время я часто писала слово "жопы", которое он подчеркивал и помечал как "бранное", употребление которого в литературном языке нежелательно. Потом перестал подчеркивать. А позже, когда я написала "шопы", имея в виду магазины, он подчеркнул это красным, указывая на допущенную орфографическую ошибку. Вариант для исправления, который он мне выдал, был - ты не поверишь! "жопы"!
        - Может, компьютер в руках ведьмы и психолога паронормальных личностей обучаем, только мыслить он все равно не способен!
        - Хотя есть программы, имитирующие мышление известных людей. Ты в курсе? Правда, они только имитируют.
        Природу цивилизацией не переплюнешь.
        - Я бы сказал: Бога не переплюнешь.
        - Несуществование Бога можно доказать с помощью той же формальной логики. Кто такой Бог? Это тот, кто всесилен. Если Бог существует, он всесилен, значит, он может создать такой камень, который сам не сумеет поднять. Но если он не сможет что-то сделать, стало быть, он не всесилен. Значит, он не Бог. Поэтому Бога нет, святые отцы!
        Есть природа, такие камни создающая. Она - Бог.
        О последних событиях со мной я ничего не рассказывала Мише. Август запрограммирован своими согражданами.
        Подпустить бы вирус в эту программу, создать бы для него неподъемный камень! Но какой и как? Надо было быстрее думать, как спасаться.
        В парке, как всегда, собрался хор пенсионеров. Я их называла песнионерами. Сейчас они пели: "Я хорошая, я пригожая!" - настоящий психотерапевтический сеанс! Молодцы бабушки!
        Миша подошел к столбу и прочитал какое-то объявление. Я еле плелась. Наступил конец ноября, но снег в этом году уже давно выпал и было очень скользко. Наконец и мне удалось прочитать рекламу, в которой говорилось, что создается партия честных эротоманов. Создатель партии Л.Миллениумов.
        -!
        - Не хочешь вступить в эту партию? Смотри, какая жизнеутверждающая фамилия у главы!
        - Более чем. О конце света напоминает.
        Миша засмеялся.
        - Мне партия ни к чему - у меня даже своя планета есть и свое знамя. Правда от знамени седая бахрома отвалилась.
        - Может, к лучшему?
        - Может. А я роман дописываю.
        Только вот думаю: делать ли одного из главных героев, представителя виртуального мира, инопланетянином? Это может показаться банальным. Сколько уже об инопланетном разуме написано! Это набило оскомину читателю. Можно просто вывести вечно живущего вампира, который соединяет гены с компьютерными вирусами, чем и обеспечивает себе бессмертие.
        - Ты фантастический боевик, что ли пишешь?
        - В том-то и дело, что нет. Роман получился философский, многослойный, с множеством символов. Я пытаюсь доказать, что виртуальный мир кроме того, что открывает новые возможности, чужд нам и агрессивен. И вообще сталкиваю противоположности: реальное - ирреальное, рождение и жизнь - смерть, природное - цивилизованное, мужское - женское, земное - инопланетное... Единство и борьба противоположностей.
        - Тогда оставь. И в христианстве инопланетян рассматривают как синоним сатанинского мира, противоположного Божьему.
        - К тому же, я даю понять, что каждый из нас по отношению друг к другу - инопланетянин, потому что личность - это отдельная планета, расположенная на собственном листе Мебиуса, многозначное Я, непонятное другому. Я-образ воплощен в имени. Порой каждый из нас сам себе инопланетянин. В каждом из нас может сидеть убийца, например, о существовании которого мы даже не догадываемся.
        - Так сложно?
        - Да, роман сложный. Сюжет я глубоко спрятала, потому, что если его обнажить, - получится голозубая резиновая американская улыбка, для нас, русских, искусственная. Может показаться, что в романе много научных отступлений, но то, что многим покажется отступлениями, на самом деле сплав, отражение современного мировоззрения, не признающего границ. Мои герои могут казаться неестественными, суховатым язык, но это опять-таки изображение героев нашего времени, обособленных, рассуждающих, рефлексирующих, говорящих сухим информативным языком, не исключая и автора, да и те из числа вымирающих интеллигентов. Живые у меня до конца только кошки, потому что они - символы исчезающей природы. Непонятными покажутся и многие мои художественные приемы. Например, героиню романа я специально назвала своим именем, чтобы подчеркнуть многоликость нашего Я.
        Смайлики будут затруднять чтение, но они у меня - символы невербального, живого общения в нашем современном мертвом виртуальном мире, символы атавизма, как и мягкий знак в имени героини.
        - А тебя поймут?
        - А я пишу для тех, кто привык вчитываться.
        - Таких сейчас мало.
        - И все-таки для них.
        - Времена меняются, возможно, завтра все будет совсем по-другому, чем сегодня... А вообще ты молодец, с пользой проводишь конец тысячелетия. Кстати, не знаешь, этот последний год тысячелетия или следующий? Кто как утверждает.
        - В конце девятнадцатого столетия об этом тоже спорили. Миша, я этим романом итог прожитого куска своей жизни подвожу.
        - Не рано ли итоги подводить?
        - Я же не говорю: "итоги всей моей жизни"! Время от времени это следует делать. У меня свое тысячелетие. А то не успеешь оглянуться - ббац! И готово! Сам же понял, что мы не крокодилы и не баобабы. Дни за днями бегут, а ты мало, что успеваешь.
        - Ты это здорово сказала:
        "ббац!" - и все! - хихикнул Мишка.
        Вдох на Свалке
        Сначала снились эпизоды из реальной жизни, словно воспоминания. Снился семинар в Институте философии.
        Выступали все тот же Фунтиков, Квантман и Лобик. Фунтиков кричал, что Вселенная - психофизический объект, и грозил кому-то отвесить фунт лиха.
        Потом я увидела на белом листе бумаги три черные фигурки, как тени. Они очень напоминали негров. Внизу были подписаны их фамилии, и пояснялось, что они баллотируются в президенты. Фамилии их были следующими: Август Ббац, Лука Миллениумов и ... мой муж Сашенька. Двое первых были беззубы. Рука кого-то неведомого приклеила им челюсти с белыми зубами.
        - Что вы делаете? Видно же, что эти зубы не настоящие! - воскликнула я.
        - Что сделать, хоть какие-то зубы пусть будут! - спокойно ответили мне.
        Вдруг одна фигурка исчезла. Это была фигурка Ббаца. Потом исчезла фигурка Миллениумова. Прямо как в "Десяти негритятах".
        Осталась только одна фигурка. Это была фигурка Саши. Кошка Кася тронула ее лапой, - и она материализовалась. Саша подошел и поцеловал меня. От поцелуя я проснулась.

***
        Ббац случился гораздо раньше, чем я предполагала.
        Кларисе дали в редакции журнала задание подробнее узнать о "ВДОХЕ" и главе этого клуба, потому что последний выдвигал свою кандидатуру на пост президента.Ъ Я тоже попросилась присутствовать с ней, потому что меня как психолога интересовали члены подобного клуба. Мы решили сначала представиться желающими записаться в клуб.
        Удобно расположившись в чат-кафе "ВДОХа", которое носило название "Свалка", мы ждали руководителя клуба. Его все не было. Вдох был, а выдоха не было. Выдоха нет! Выхода нет! Выдоха нет! Выхода нет! Выхода нет! Выхода нет!!!
        - Анекдот хочешь,Ъ расскажу? - предложила Клариса.
        - Валяй.
        - Грустный.
        - Значит, философский.
        - Встретилась Земля с какой-то Планетой. Та Земле жалуется: "Представляешь, у меня какая-то цивилизация завелась". Земля ее успокаивает: "Не переживай! У меня так было... Через некоторое время все само пройдет"...
        Вдруг я почувствовала, как кто-то еще проник в мое индивидуальное киберпространство и производит там действия, чем-то похожие на сексуальные.Ъ То же почувствовала моя собеседница.
        - Может, холостяки балуются? - пошутила я.
        Тогда Клариса решила вызвать этого кого-то на разговор. Им оказался руководительЪ клуба. Каково же было мое удивление, когда он назвался Августом Ббацем!
        - Вот так встреча! - встряла в разговор я.
        - Вы знакомы? - не ожидала Клариса.
        - Еще бы! Это самый опытный в мире холостяк! Наверное, все виды секса перепробовал! Правда, виртуально.
        - У меня теперь новое сексуальное влечение, не описанное в литературе! - сообщил он нам наглым тоном.
        Ни лица, ни фигуры говорившего видно не было. - Больше скажу: оно вообще неизвестно науке. Это влечение к тем, кто носит ИСТИННЫЕ ИМЕНА и к РЕДКОИМЕНЦАМ.
        Уж что-что, а истинные имена Август чувствовал безошибочно. У него на них нюх. Именно редкоименцы и люди с истинными именами индивидуальны. А это и надо виртуальному вампиру.Ъ
        - Сначала я уничтожаю их разум и частично подсознание, а затем виртуализирую их подсознательную сферу уже полностью, поглощая их сновидения, переводя их в оцифрованное изображение.
        В это время ко мне подошел Саша, чтобы сказать, что любит меня. Кася лежала у клавиатуры. Она зевнула и потянулась.
        Вдруг монитор замелькал. На экране появился сетевой вампир, которыйЪ высунул свой зеленый язык, чтобы поглотить меня. Я ощутила себя вместе с ним на плоскости экрана. Мы находились в музее камней. Музейная экспозиция размещалась не в зале, а в тесных кельях, соединенных узкими проходами с их загадочно-темными поворотами и углами. Кругом сверкали, поворачиваясь разными гранями крупные бриллианты, какие могут привидеться только во сне. На некоторых гранях возникали странные имена. Мне не приходилось встречать такие раньше. Это был ночной музей. Вдруг я почувствовала, что меня кто-то прижал в углу, взял в объятия и крепко поцеловал. Отсвет от камней позволил увидеть, кто это. Это была старая женщина. Только что рядом находился Август. Я испугалась. Где-то я ее как будто бы видела? Что-то не припомню. Она была точь-в-точь с меня ростом, такие же глаза, как у меня, цвета морской волны, только потускневшие и зауженные, окруженные паутинами случайностей и фатальностей на обвисших веках... совсем мой нос... даже моя одежда была на ней! . Какая-то моя карикатурная копия... В самом деле, Август мастер
делать копии! Да, но она не вызывала во мне смеха, скорее наоборот, при виде ее мне было жаль ее до слез.
        Она явно напоминала меня. Только "мои" шикарные рыжие локоны превратились в седой одуванчиковый пушок, потеряли блеск и выпрямились, губы стали тонкими и бледными, лицо напоминало печеное яблоко... Это я в старости! Ужастик на фоне драгоценностей! Это мой ОВЕЩЕСТВЛЕННЫЙ СТРАХ! Куда же делся вампир, он же Август? А-а! Превратился в старую меня и целует меня в засос! Я и Август? Весьма неожиданный симбиоз! Я так долго избегала с ним встречи, которая бы все испортила, а теперь я в его объятиях! Как это могло случиться? По низким потолкам ползли тени, что создавало зловещую атмосферу заговора и интриг, бездушные камни разделяли страшное предчувствие. Может, Август - еще одно из множеств моих Я? Этот бездушный убийца - мое Я? Мой собственный дьявол?
        - Я Наташа! Наталья! На-таль-я!!!
        - Ь!
        Моему Я требовалась помощь извне. Тут Клариса поняла, в чем дело, нажала виртуальный шокер, и Август пришел в замешательство. :-FЪ У старухи загорелись глаза, как у нашего кота:
        один красным, а другой зеленым светом. Красный глаз замигал и потух. Когда-то, по восточной легенде, Небо и Земля, бог и богиня, попытались родить бога огня.
        Богиня умерла при родах, бог не мог противостоять смерти и спасти жену, тогда он из своего глаза родил светозарную богиню солнца. Да будет Солнце, да скроется тьма! Яркий свет разрезал темноту. Между мной и оборотнем образовалась стена. Клариса всегда чувствовала, когда надо поставить точку. Это еще одна замечательная способность редкоименцев, живущих в уходящем тысячелетии. На всякий случай, в целях безопасности, я расчесала волосы дорогомиловским гребнем, лежавшим рядом. Меня пронзила своим беззубым ликом все та же Пустота... Уж ни для этого ли человек всю жизнь занимается самосозерцанием?
        Вскоре минимализм сменился реализмом (?) и на экране показалось изображение двери, только на этот раз ручка была похожа на кристалл, который превратился в напряженный пенис. Каська встрепенулась и уставилась в экран. Пенис начал слабеть, загнулся мягким знаком, а потом и вовсе превратился в веревочку. Кассандра дернулаЪ веревочку, этот символ скручивания зла, - дверь и открылась. За дверью простиралась речная гладь. Гладь казалась зловещей, затишьем перед бурей. Образовавшаяся на глади воронка манила, буквально засасывала.
        - Наташенька! - прокричал Саша.
        Замяукали кошки.
        Саша быстро нажал две кнопки:
        Ctrl+Alt. На третью кнопку Delete стремительно нажала своей лапкой испуганная Кася. Системе Августа пришел конец, как флоту Клеопатры. Фильмоскок!Ъ %-6
        Неповторимость, природная цельность и любовь... Это наша антивирусная сыворотка? Однако вирус склонен активизироваться... В то время, как со мной все это происходило, Саша успел проникнуть в память компьютера Ббаца и познакомился с его базой данных, в которой содержались не только уже известные нам данные из прошлого и настоящего, но и кое-какие сведения из будущего... X-;;
        Сиреньсень под новое тысячелетие
        На следующий день я пошла на могилу к Адриану. Ее окружали деревья, ветви которых были тронуты робкой весенней зеленью. Я услышала шорох листвы, какой бывает летом. Он осенил кроны багрянцем, наполнил щебетом птиц. У корней уже чувствовалась грибная прель. Из каких-то ближних или далеких земных глубин пробилась молодая весенняя травка, на моих глазах превратившаяся в мягкую летнюю, а затем щетинистую, высыхающую осеннюю. Светлели пни. На один из них прилетели две бабочки: желтая и голубая.
        Сквозь его сухую кору протиснулся зеленый стебелек. На этом пеньке и на могиле вдруг расцвели сиреневые цветы. Не дожидаясь, среди зимы наступила алогичная сиреньсень. Ее подарила живая Наташина планета.
        В круге третьем (реальном)
        Плащ остается...
        Жизнь продолжалась. Я устроилась на работу в лавку древностей в Калашном переулке.
        Рыжей ведьмой и психоаналитиком по совместительству. Продолжала работать с теми же проблемами. С именем. И со сновидениями.
        Перед этим мне снился сон, что на мне выросла не то рыжая шерсть, не то рыжие перья. Прямо на груди.
        Густая. Я удивленно рассматривала себя в зеркало. Чудо в перьях, да и только! Сон оказался в руку. К прибыли. Правильно, ведь нашла себе работу!

***
        Сегодня во время магического действа, когда я расчесывалась тунгусским гребнем, выскользнуло из моих рук и упало зеркало.
        Разбилось. Плохая примета. Бабка Сониха говорила, что в этом случае нужно выбросить осколки в проточную воду.
        Зеркала отражают прошлое, настоящее и будущее. Сониха считала, что отражение человека - его близнец, его двойник и несет часть жизненной энергии этого человека. Зеркало может символизировать дверь в параллельный мир, как в книге еще одного математика, Льюиса Кэрролла "Алиса в Зазеркалье".
        А я его разбила. Пойду, все-таки брошу зеркальные осколки в Москву-реку.
        Вечерело. Разъезжались посольские автомобили, развозили иностранных послов по домам.
        - Машину посла Танзании к подъезду! - кричали в рупор.
        - Машину посла Японии к подъезду! - неслось из динамика по всему переулку.
        - Карету княгини Натальи - к подъезду! - отчетливо послышалось мне.
        Подъехала карета. Такой красивой ни в одном музее мира я не видела. Я важно села в карету, демонстрируя свое полное пренебрежение к достижениям цивилизации. Карета двинулась по направлению к Александровскому саду. Когда мы доехали до Манежной площади, я отпустила карету, потому что решила пройтись по саду пешком. К Каменному мосту. Там можно будет сбросить осколки зеркала.
        Скоро Новый год. Люди чувствуют необъяснимое беспокойство. Такое беспокойство, должно быть, чувствовали дяди Адриана, его отец, моя бабушка. Они родились в девятнадцатом веке и перешагнули из века в век. Благодаря наступившей вопреки установленному порядку сиреньсени, на реке льда не было.
        Какой ты старый, Новый Год, Ведь мы равно наоборот Считать могли бы годы, Не исказив природы.
        Мой любимый Саша Черный. Тоже чувствовал излом. Излом столетий. А у нас тысячелетия меняются. Возможно, я не замечу никакого конца света, если он даже и будет, ведь мой настоящий год начинается сиреньсенью. А общечеловеческий Новый год для меня только красивый карнавальный праздник. А еще начало колдовского сезона. Да и вообще мягкий знак в моем имени, отсутствие оного в фамилии и два мягких знака в сиреньсени - итого три мягких знака! - позволяют жить вечно. Как на листе Мебиуса.

***
        Однажды я открыл последнюю страницу. Там было записано: "Сегодня я брошусь с моста". Чей был почерк, УУАУ не установило. Тогда я вклеил еще один листок и сделал запись: "После того, как я брошусь с моста, я встану и пойду".
        Ноги сами понесли меня к тому месту... Я заметил, что какой-то человек медленно приближается ко мне, и поторопился.
        Водяные круги уже сомкнулись над моей головой. Его плащ, словно парус, придерживал мое туловище где-то на поверхности. Но тут в глаза мне брызнуло солнце, я ослеп от обилия света. Плащ развевался в стороны порывами ветра, подымался вверх, как крылья.
        Какой-то человек прыгал с моста...
        Я шел по Каменному мосту.

***
        Было третье тысячелетие.
        СМАЙЛИКИ используемые Натальей при освоении "эрогенных зон" компьютера

8O"Удивление
        ;-)Шутливая улыбка
        :-]Болван
        :[email protected]Вопящий
        :-bВысунувший направо язык
        C=%^F~~Проведший за компьютером 15 часов голодный черт с поломанным носом и выбитым зубом

3:o[Коза, одетая клоуном

3:[Не улыбающийся рогатый скот
        : )Нос съехал с лица
        ";-"Шутливый злодей

@:-)Одевший тюрбан
        X-XМертвые не разговаривают
        Ж:)Растрепанная прическа/мысли
        -[8~*~E~-8Плачущая, пьяная, сопливая, злая, слюнявая, слушающая плейер, удивленная панкрокерша
        :-;*{))Пьяный злой черт в парике, надетом наоборот, усами и двойным подбородком

|OЗевающая
        :DСмеющаяся
        :=)Двуносый
        :-kУкуси меня
        :-/Скептик
        ,-)Шутливый одноглазый Джо
        :-|Равнодушный
        :-1Нормальный
        :-))С двойным подбородком
        X-""Встретимся в аду!

%-6С отмершим мозгом
        :-FЗубастый вампир со сломанным зубом

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к