Сохранить .
Приграничное владение 4 Артем Юрьевич Матюшенко
        Приграничное владение #4
        Александру скучать некогда, магический дар, звучный титул и большое владение накладывает серьезные обязательства. Полным ходом идет обустройство острова, новые и старые друзья помогают ему.
        Казалось бы рутина? Но в жизни всегда найдется место подвигу, если перефразировать известное выражение про проблемы и пятую точку.
        Артем Матюшенко
        Приграничное владение 4

* * *
        Часть 1 Мы не рабы, рабы не мы
        Глава 1
        Поместье. Поместье можно купить, а можно получить от сюзерена за верную службу, либо дворянину, либо вместе с возведением в дворянское достоинство. Простолюдин априори помещиком быть не может.
        С поместьем, обычно, прилагалась деревушка в окормление, либо просто небольшой хутор на несколько дворов. Земли немного, как правило, три-четыре мили квадратных. С поместья, дворянин платил вассальный налог - две полновесных кроны в год, если только не освобождался от налога сюзереном.
        Феоды по площади больше простых поместий. Делились они, на малый, средний и большой. Феодами жаловались титулованные особы, начиная с рыцарей кавалеров. Малый феод площадью начинался от пяти миль квадратных, а большой мог достигать нескольких десятков квадратных лиг, но такой большой по площади кусок земли, в основном получали вместе с графским титулом. Или как он сам, с титулом маркграфа.
        Со всех поместий, малых феодов, баронств и графств, помимо вассального налога, брался и военный. Но только в том случае, если сеньор, по каким-то причинам, сам не принимал участия в войне. Простой помещик должен был выставить двух оружных и доспешных всадников кнехтов и двух пеших оружных людей, с пропитанием на две недели. Нет своих, обученных военному ремеслу слуг - ищи наемников.
        Рыцарь, в военное время, был обязан выставить рыцарское копье - не менее шести оружных и доспешных всадников кнехтов. Иметь конного слугу оруженосца, а так же предоставить дюжину пеших воинов с обозом.
        Барон, выставлял дружину, не менее сотни воинов с обозом. Конного слугу оруженосца и четырех сержантов кнехтов.
        Ну и так далее…
        Саша отложил бумаги присланные ему лэром Вардисом.
        Законы, уложения, поправки и дополнения в разные уложения, и судебные, и земельные. Ладно, половину бумаг он прочитал, вечером вторую половину одолеет. Да и Якобу надо дать почитать, не все конечно, только нашего маркграфства касающиеся документы.
        Кстати, как владетель большого феода и маркграф, Саша должен был каждый год выплачивать, целых, сорок восемь крон вассального налога и участвовать в смотре войск. А с началом войны предоставлять не менее дюжины конных кнехтов, минимум четыре сотни солдат, а так же большой обоз с пропитанием для своего войска на две недели.
        Хотя, можно было пойти другим путем. Сам Александр как владетель большого острова, мог выделить, как и любой граф - два баронства и собирать войска острова, уже с учетом их дружин.
        Но пока, достойных отдельных баронств кандидатур, он не видел. Потенциальными рыцарями видел, только двоих - лейтенанта Герхарда и командора Олафа, под рукой которого, было больше сотни наемников нордов, и который желал получить свой феод и остаться на острове. Но не сразу же им золотые шпоры давать, пусть вначале доброй службой рыцарский титул заработают.
        Еще, теоретически конечно, можно часть земель распродать под поместья и собирать с помещиков деньги, чтобы самому набрать достаточную сумму для выплаты налога в казну Вэллора. Но таким путем Александр идти не хотел, да и с деньгами проблем быть не должно. После того, как Ларс, по чертежам из книги сделал несколько больших серебряных амулетов активирующих переход. Теперь денежки, наоборот, должны, если не рекой, то весенним ручейком течь в казну маркграфства, а не из нее. Правда, только на три первых изготовленных им артефакта, ушло больше килограмма серебра. Больше килограмма!
        Основная часть пошла на якорь - главный амулет закрепляющийся в центральном переходе, к которому прикреплялись все остальные места входа. То есть, в теории точек входа могло быть семь плюс один. Как бы проецируя на эту систему, само светлое божество и круг из его семи воплощений. Главный амулет - якорь, вытянул на восемьсот с лишним грамм - по здешним меркам, целое сокровище. Но Саша сам настоял, чтобы Ларс делал расчеты по максимуму. Во первых - серебро есть, а во вторых - такой переход не лимитировал количество скачков. Хоть, целую армию, переправляй.
        Вардис когда узнал, что Сашин артефактор способен создать систему переходов, долго не мог в это поверить. Такая система, насколько он знал, была только у магов империи и у эльфаров. Правда, говорят, у светляков система была с большим числом входов. Они даже продали три амулета входа гномам. Продать-то продали и очень даже за кругленькую сумму, но еще, брали каждый месяц за подзарядку амулетов большие деньги.
        На сколько знал Саша, переход гномов вел из подземной Агарты в наземный Абадон, а еще один вход они установили в подвале выкупленного дома, где располагался совместный торговый дом.
        В самом Вардоссе, за один переход, одного человека брали золотую полукрону, поэтому пользовались быстрыми путешествиями с помощью переходов, лишь имперская знать, очень богатые горожане или посланцы императора. Вардис, на радостях, полностью освободил маркграфа Александра от всех налогов, за право пользоваться быстрым переходом самому и своим посланцам.
        Первый главный вход, с большим амулетом-якорем Саша, естественно, сделал на Ригене. Прямо возле ворот замка, Саша приказал построить барбакан - приземистую, квадратную башенку с главным переходом на первом этаже и караулкой для солдат, на втором. Было желание, второй вход системы сделать в Тихой гавани, но потом Саша поразмыслил и отказался от такой идеи.
        До Тихой гавани было два часа плыть на корабле. А если те, кто воспользуется переходом, окажутся вначале на Ригене, то это же лучше. Больше проходимость - больше торговля, да и потом человек оплатит проезд от острова до побережья, где стоит Тихая гавань. Да, сказать откровенно - амулет-вход на такое расстояние тратить жалко. Все равно от Тихой гавани сразу до Руденбурга не прыгнешь, надо между ними еще один вход с серебряным амулетом ставить.
        Саша в первом разговоре с Вардисом, по поводу переходов, безвозмездно выпросил себе место под точку входа. И не просто один переход, но и трактир с гостиницей и небольшую караулку, где сидело несколько стражников и взимающий плату за быстрое путешествие, чиновник.
        В общем, Макаров, наученный рыночной экономикой нашего времени, из просто переходов решил создать целую инфраструктуру, с системой общепита, гостиницами и постоялыми дворами, где человек, легко мог оставить под охраной карету и своих лошадей, за которыми присмотрят и обиходят в его отсутствие. Еще в планах, у каждого такого входа поставить лавку, где торгуют магическими амулетами. Где любой мог не только купить амулет, но и оставить на зарядку свой.
        Единственное, что было не слишком удобно для него, это ежедневная подзарядка амулета главного перехода. И этим приходилось заниматься лично Макарову. Хорошо, что его прокаченной маны, хватало для полной зарядки амулета. Александр обсуждал это с Ларсом и артефактор обещал прикрепить к большой серебряной пластине-якорю, пару драгоценных камней, которые в этом мире служили накопителями энергии и могли подзаряжать амулет, по мере его разрядки. И эти камни-кристаллы, уже не нужно было подзаряжать каждый день, а гораздо реже, может только раз в неделю.
        Но потом Александр задумался, как прикрепить амулет-якорь к источнику силы в подземелье. Ведь тогда, никакая подзарядка всей системе переходов и вовсе была не нужна. Уже хотел заказать кузнецу выковать тонкую полоску или проволоку, которую можно было скреплять между собой и протянуть от лабиринта древних до барбакана с переходом. Это всего-то метров триста.
        «Ну уйдет на это еще один килограммовый слиток, зато амулеты вовсе подзаряжать станет не нужно.» - Рассуждал Саша.
        Но тут судьба вновь преподнесла подарок. В свое последнее посещение родного мира, Саша случайно стал очевидцем, когда братья армяне пришли к Сергею договариваться о дополнительном мясе. Оказалось их дядя Петрос, тоже хочет поставить мангал на въезде в поселок и торговать шашлыком. Когда Саша поинтересовался, чем дядя занимался ранее, то не поверил своим ушам.
        Оказалось, дядя Петрос выплавлял из старых радиодеталей техническое серебро и делал нехитрые украшения или проволоку для проводки. Но если в девяностые украшения из технического серебра еще можно было быстро продать, то теперь с наличием большого ассортимента в ювелирных магазинах, их было не сбыть. Да и запрещено делать украшения из технического серебра, у людей может появиться аллергическая реакция на коже.
        Саша выкупил у Петроса всю его самодельную проволоку и договорился, впредь покупать все им изготовленное.
        Теперь они с Ларсом без проблем, протянули серебряную проволоку от самого лабиринта до барбакана с переходом. От греха, чтобы не вызывать искушения у солдат и слуг, лежащим на земле серебром, сделали оплетку и протянули провод под землей, прикопав его на глубине в полметра.
        Прорезал внизу железной двери небольшое отверстие, откуда выходила проволока. В подземелье и коридоре самого замка Саша протянул тонкие пластиковые трубы, которые так же скрывали магический металл. Магическая энергия из комнаты-лабиринта текла по проложенным проводам, словно обычный ток. И Макаров повесил в подземелье замка и вырубленном трорами скальном коридоре светильники к которым так же подвел провода, прицепив их уже к главному «кабелю». Теперь все подземелье освещалось с помощью постоянных магических светлячков, что горели в светильниках вместо обычных лампочек.
        «А ведь можно таким же образом провести освещение во всем замке и даже барбакане и казарме гвардейцев! И двор в замке осветить. Почему нет? У меня еще осталось больше сотни метров проволоки из технического серебра. Нужно только, в следующее посещение моего мира, купить два-три десятка плафонов. А в большой зал на втором этаже, вообще можно повесить несколько больших люстр. Вот тогда я буду, почти, настоящим магом. Представляю как откроют рты Вардис с Климом, когда в следующий раз посетят мой остров. Да и каменный форт можно электрифицировать, почему нет? Только проволоки много надо, чтобы от замка до самого форта протянуть, зато никаких факелов, свечей и керосинок не понадобится. Включил рубильник и побежала по проводам магическая энергия.»
        - Милорд, милорд! - Отвлек его от размышлений вбежавший в кабинет Герхард. - Беда, милорд!
        - Что там еще?
        - Милорд, разбойников выследили и загнали в каменный распадок недалеко от поселка рыбаков.
        - Это тот поселок, где рядом форт валашцев? - И когда лейтенант закивал, подтверждая спросил: - Ну и что плохого? Я и приказал Лаэрту со своими людьми их выследить.
        - Вы приказали выследить и без вас ничего не предпринимать, а сэр Димитр решил сам душегубов взять. Сказал, что раз его людей убили, то теперь это дело чести.
        - И что?! Жив княжич?
        - Жив, но прискакавший разведчик сказал, что ранен тяжело. Болт меж ребер получил, еле дышит.
        Да, что блять такое! Мое слово, вам вообще побоку?! - Заорал и грохнул по столу Макаров, отчего лейтенант побледнел и вытянулся в струнку. - А-а, вот же балбес! Скажи посланцу, пусть обратно скачет… и сам тоже, к форту выдвигайся. Не упустите этих уродов! Да бегом, лейтенант!
        Саша метнулся к сундуку, достал и быстро натянул плащ-комбинезон эльфарских разведчиков и тоже кинулся вниз, потом вспомнил про лекарство и снова метнувшись, достал из ящика стола небольшую кожаную сумку в которой лежало несколько шприцев в упаковке и большой бутылек с «сияющим лекарем». Накинул ремень сумки через голову и подтянул его, чтобы ничего не болталось при быстром беге. Посмотрел на мифриловую кольчугу и цыкнул - некогда, да и большой амулет «стального доспеха» полностью заряжен. Не на войну же в самом деле выдвигаемся, уж с горсткой отморозков дезертиров они и так справятся.
        Разбойники появились на острове несколько дней назад, первой их жертвой стал крестьянин везущий продовольствие солдатам. Но не убили, отпинали бедолагу знатно, но даже лошадь не забрали. Только корзинку с копченостями отобрали и полмешка сухого гороху. Да еще небольшой топорик, что крестьянин возил с собой в телеге. Говорит, было их трое и по ухваткам, вроде бывшие солдаты. Да сейчас много дезертиров с западного берега приплывает, война-то в Великих княжествах, уже несколько лет не заканчивается. Вот только как эти на острове оказались, может сами на лодке приплыли?
        Второй жертвой стал один из лесорубов, что в этот день кашеварил в лагере, этого уже хладнокровно убили, перерезав горло. Тоже, топор взяли и нож, да два мешка продуктов.
        А вчера ночью, эти ублюдки, убили двух валашских солдат. Взяли ножи, копья и два больших самострела с десятком болтов. Эдак они большую и хорошо вооруженную ватагу тут соберут. Нет, таких надо сразу гасить, пока вконец не оборзели. Хотя куда уж? И так, без раздумий, трупы за собой стали оставлять.
        Говорят, несколько дней назад, увели от поселка рыбаков двух пасущихся на лугу коз. Скорее всего, тоже они, кому еще это быть? Не вторая же банда, на одном, небольшом участке нарисовалась.
        Александр выскочил из ворот замка, успокаивающе махнув стражникам и припустил бегом по старому тракту, все разгоняясь и разгоняясь. Но бежал, не по самой брусчатке, что тянулась на несколько миль от ворот замка, а рядом, по сухой пожухлой траве, поднимая за собой шлейф пыли. Дождя не было уже несколько дней и в небе, сквозь низкие облака, то и дело проблескивало солнышко. Местная зима была в самом разгаре. По меркам местных - пять градусов выше нуля днем, это уже холода. Интересно, что бы они сказали на минус сорок, да с ветерком?
        По сухой земле, бежать было удобнее, чем по камням, да и впереди скакали гвардейцы и разведчик Лаэрта, что привез не радостную весть, о ранении княжича.
        «Вот же, дурень! Дело че-ести! - Передразнил его про себя Саша. - Сказал же - никому не лезть! Получит у меня втык, даром что княжич. Вот только, был бы жив еще, когда добегу.»
        Впрочем, дорога до фортов рядом с местными поселками была хорошо известна. Саша каждое утро совершал многомильный марш-бросок под ускорением и невидимостью, полностью расходуя свою ману. Чтобы после, войдя в лабиринт древних, за пару минут наполнить ее до самых «краев», тем самым на несколько процентов увеличивая объем маны.
        Сейчас Макаров бежал изо-всех сил, но не активируя невидимость, чтобы экономнее расходовать свою внутреннюю энергию. Лошади солдат шарахнулись, а Герхард, едущий справа, с трудом удержался в седле, когда их господин на полной скорости, обогнал всадников, поднимая за собой клубы пали.
        «Да уж, немного смешно - мои подчиненные на конях, а я сам как конь мимо проскакал. Интересно, сколько сейчас выдаю? Километров шестьдесят в час, точно есть! Да не, точно поболе. - прикинул он свою скорость. - Лейтенант сказал, Димитрий где-то на опушке лежит. Дальше не понесли, побоялись, что тряски не выдержит и умрет. Ничего, восемнадцать километров до развилки дорог и там еще километра три-четыре до строящегося форта и всего пару километров до опушки леса. За четверть часа, точно добегу или даже быстрее! Это первый раз, когда с Лаэртом на плечах бежал, так мышцы и связки напряг, что думал несколько часов не встану, а сейчас тренирован, каждый день такой кросс бегаю. Должен успеть!» - Прикинул Саша, максимально напрягая свое тело и выжимая все, на что был способен. Магический жезл, торчащий из сумки, стал колотить по ребрам и Саша ухватив за ремешок, подтянул сумку дальше за спину.
        «А ведь, мое тело под воздействием магии тоже меняется. Соверши простой человек такой забег, так не встанет потом долгое время. Или вообще инвалидом станет, порвав и мышцы и связки, а я могу в таком темпе бежать довольно долго, потому как циркулирующая по телу энергия сразу лечит и укрепляет само тело и все его органы. Хорошо быть магом вне категорий. Ай да, Санька, ай да сукин сын! Что еще сказать?»
        Наконец развилка и вот уже на холме видно на половину построенный деревянный форт. Саша тогда просмотрел картинки и взял за основу форты англичан на северо-американских территориях. С надвратной башней-галереей и несколькими небольшими смотровыми башенками-вышками для дозорных и парой массивных, двухэтажных срубов с бойницами и все это, огорожено высоким частоколом. В таком форте сотня наемников, даже от небольшой армии некоторое время продержится, тем более, если иметь достаточное количество стрел к луками и осадным самострелам.
        Близко подбегать, к недостроенной крепостице, он не стал. Не хватало, чтобы дозорный с испугу пальнул в него из арбалета, приняв за какую мистическую сущность несущуюся по полю. Он обогнул форт по широкой дуге и уже видел несколько валашских солдат склонившихся над своим командиром. На всякий случай чуть сбавил скорость и помахал им рукой.
        - Ну что там, живой? - крикнул он подбегая.
        - Дышит еще, но кровь ртом уже пошла, - мотнул головой пожилой воин и отвернулся утирая влажные глаза.
        - Ничего, главное что живой, - Саша быстро разорвал упаковку, наполнил шприц лекарством и попытался закатать княжичу рукав, но кольчуга надетая на толстую стеганку не позволила этого сделать. Стянул кольчужную рукавицу и увидев кровеносные сосуды на тыльной стороне ладони, Саша сделал внутривенный укол туда.
        Валашцы смотрели с недоверием, но в то же время и с надеждой, не делая попыток помешать, с их точки зрения, весьма странным его действиям. Уже через несколько минут Димитрий задышал ровнее без хрипов, да и кровь перестала струйкой вытекать из его рта.
        Из зарослей, словно дикий кот, вынырнул Лаэрт.
        - Успел? Живой? - Поинтересовался он.
        - Да живой, - кивнул Саша, - вон вроде щеки порозовели и кровь ртом перестала идти. Сейчас подождем еще минут пять, а потом кольчугу и стеганку снимем и я второй укол ему в вену сделаю. Ты мне лучше скажи, друг разлюбезный, как он там оказался? Я же сказал никого не пускать, сами разберемся! - Повысил голос Макаров.
        Хоть дроу и был наследником главы клана и Сашиным побратимом, но он теперь был на службе у маркграфа и получал за это плату, поэтому иногда тоже получал небольшой «втык». Хотя чаще он сам поучал и давал Саше советы, к которым маркграф прислушивался.
        - Да ломанулся, словно кабан, мечом размахивая. - Недобро оскалился темный эльф, а валашцы на такое сравнение стали бросать на эльфа косые взгляды, но спорить с нелюдем, о котором уже на острове ходило много страшных историй, поостереглись. - Ну не в спину же ему было стрелять. И так, вон, болт словил. Одного разбойника, он все же изрубил. - Кивнул он на окровавленный меч лежащий рядом с княжичем.
        Ладно, главное жив, - махнул Саша рукой и посмотрел на валашцев, - ну чего стоите? Стягивайте с вашего командира доспех, дальше лечить буду!
        Сделав второй укол, уже в вену на локтевом сгибе, Саша приказал аккуратно нести княжича в форт, где стояли палатки наемников.
        - Ну, докладывай! - Снова обратился он к Лаэрту.
        - Тут они все, ну кроме уже княжичем зарубленного. Пятеро значит, а было полдюжины. На двоих броня кожаная, справная, вот они посерьезнее смотрятся, остальные явный сброд. Еще один, вроде, тоже в нагруднике и шлеме, но видно что не родное, сидит как на корове седло. Это он, верно, с одного из убитых караульных снял. Остальные вовсе как оборванцы, кто в чем. Мы бы их сами с моими парнями по тихому могли взять, кабы не этот… горе мститель. А теперь, по тихому не выйдет. Два арбалета, это те, что у валашцев взяли. Лучник опытный, и один мечом ловко орудует, видно вожак ихний. Сразу видно, он с клинком не одну битву прошел, хорошо Димитрий на него не выскочил, помимо болта, мог и холодную сталь в брюхо заполучить.
        - Ну и что, предлагаешь?
        - Активирую плащ и подкрадусь, пока разберутся, попробую еще парочку положить, - пожал плечами одноухий, - а парни стрельбой поддержат, как я это змеиное кубло расшевелю, они у меня все или с луками или с арбалетами.
        - План годный, - согласился Саша, - только не ты один, а плащи активируем и вдвоем пойдем.
        - Уверен? - усмехнулся темный и оскалил клыки в кривой ухмылке. - Твое дело приказывать своим солдатам, а не самому в логово шакалов прыгать.
        - Пошли давай, умник, - беззлобно ткнул он дроу кулаком в плечо, - толи дело мы, невидимками пойдем или простые солдаты туда сунутся.
        Но не успел Саша активировать свой плащ, как на опушку выехал десяток гвардейцев во главе с лейтенантом и Пауль, по прозвищу Енот, тот кого Лаэрт отправлял посыльным в замок.
        - Так, Енот, за нами, остальные тут, - скомандовал Саша, - и не спать, смотреть в оба, если кто из бандюков вырвется, то на конях его загоняйте. Хотя он вряд ли из леса побежит, скорее глубже в чащу, если из распадка вырвется.
        Герхард тоже спешился и подошел к Саше.
        - Милорд, я вас одного не отпущу! - Твердо заявил он.
        - Да, какой одного? Там разведчики и на выходе их два десятка валашцев с самострелами караулят.
        - Все, одно. Я тоже с вами! - стоял на своем гвардейский лейтенант.
        - Да хрен, с ним, - махнул рукой Лаэрт, - пусть с валашцами у моря погоды ждет.
        Лейтенант скрипнул зубами и полыхнул взглядом, но смолчал. Саша явно видел, что он не переваривает темного, впрочем как и дроу его. Но ответить нелюдю, тем более затеять с ним склоку было выше дворянской чести. Лаэрта и на дуэль не вызовешь. Потому как по человеческим понятиям, он вовсе не дворянин. А во-вторых, он тоже на службе у господина, а такие дуэли запрещены под страхом смерти. Разве, что морду набить, но не дворянину же об нелюдя руки марать?
        Хотя, Саша думал, что главная причина совсем не в этом, а в том, что Лаэрт обладал магическим даром и в поединке - девять к одному, он бы проткнул лейтенанта и насадил его на клинок своей махайры, словно цыпленка на вертел. Но побратим, хоть и отличался скверным характером и имел склонность к циничным шуткам, но определенной черты все же не переступал. Да и разведчики его уважали и слушались. В противном случае, не поехали бы за своим командиром на далекий остров.
        Не пойдем через проход, они этого явно ждут. Там есть одно место где слезть можно, - предложил дроу достав из своего заплечного мешка моток толстой веревки. На грудь он повесил арбалет, один из тех, что Саша покупал еще дома. Стрела тоже была современная, карбоновая, с острым как бритва, трехлепестковым охотничьим наконечником. Арбалет он прикрыл плащом и надев маску с прорезями, надвинул капюшон на самые глаза. Вот теперь, активировав эльфарский артефакт, он практически стал невидим для врагов.
        Саша сунул магический жезл, что взял в башне мага за пояс и так же прикрыл все эльфарским плащом. Стараясь не шуметь, они по очереди спустились по веревке с трехметровой высоты и скрываясь за стволами огромных деревьев стали продвигаться к небольшому гроту-пещере, где сейчас укрылись дезертиры.
        Когда в первый раз увидел этот лес, Макаров был поражен встречающимися огромными, наверное выше двадцатиэтажного дома, деревьями. На фото он видел стволы в три обхвата, что вырубали в Северной Америке лесорубы. Честно сказать, в родной Сибири, он никогда не видел таких деревьев, хотя и секвойи в Сибири нет, а на острове она, как оказалось, растет в большом количестве.
        «Вот на что, они вообще рассчитывают? - подумал Саша. - Ведь ясно, что на острове не десяток воинов и рано или поздно, пятерых оставшихся разбойников ждет смерть. Разве, что надеются подороже продать свою паршивую жизнь?»
        Первого из шайки они увидели недалеко от входа в каменную нору. Лучник стоял за толстым стволом одну стрелу держа у тетивы, а еще несколько воткнув перед собой в землю. Смуглый, с черной короткой бородкой, перебитым носом и золотой серьгой в ухе. Его уверенная поза и хорошо подогнанный, хоть и кожаный доспех, вызывали уважение. Саша про себя согласился с Лаэртом - лучник, тертый калач, отправивший к праотцам, явно не одного, подставившегося под его стрелу, несчастного.
        Не мешкая, Саша стал заходить к лучнику с одной стороны толстого ствола, Лаэрт с другой. В последний момент, лучник будто-то что-то почувствовал, хотя Саша мог поклясться, что ступал тихо, не хрустнув ни одной веткой. Смуглый развернулся в его сторону и резко вскинул лук натягивая тетиву, но арбалетный болт вошел ему промеж лопаток и проткнув кожаный нагрудник показал свое кровавое острие.
        Рука уже мертвого лучника выпустила не до конца натянутую тетиву и бывший наемник, завалился лицом в раскидистый папоротник.
        «Так, еще один есть. Но как, он меня почувствовал? Хотя, может тоже амулет какой имел, вот и почуял опасность. Сколько осталось - четверо? Вот только как их из пещеры выманить?»
        Словно услыхав его мысли из каменной дыры вынырнул еще один. Мелкий и рыжеволосый. Он из стороны в сторону повел взглядом, видно ища лучника, тело которого лежало в папоротниках и не увидев дозорного, несколько раз позвал его по имени. Но Лаэрт шикнул на него из-за дерева. Рыжий же расслабился, приняв хитрость темного, за предостережение своего приятеля.
        Он сделал еще пару шагов вбок от входа, Саша ждал когда он отойдет так, чтобы его не стало видно из пещеры. Быстро шагнув ему за спину, зажал рот и нанес несколько ударов своим, все пробивающим ножом. Впрочем, на мелком не было брони вовсе, лишь штаны и старая, вся в прорехах, стеганая рубашка. Тело рыжего, дернулось последний раз и затихло навсегда. Макров, стараясь не шуметь, протащил мелкого еще несколько шагов, а потом выпустил, положив тело за стволом и прежде чем сунуть клинок в ножны, вытер нож от крови об его же стеганку.
        Только теперь, он разглядев его безбородое лицо, понял что убил подростка лет четырнадцати от роду, не больше. Ком горечи на секунду подкатил к горлу, но Саша сглотнул и не дав волю чувствам переключился на еще живых врагов.
        «Сколько там? Разведчики видели всего шестерых, значит осталось трое. Лаэрт говорил, там двое с большими самострелами и один мечник-наемник.»
        Под ногой предательски хрустнула ветка и из пещеры что-то спросили, на незнакомом Саше наречии. Из пещеры, не медля, выскочили двое вооруженных самострелами убитых валашцев. Саша юркнул за куст, но своим движением и дернувшейся веткой выдал себя. Ближний стрелок сделал шаг и укрываясь за стволом дерева направил на него свой самострел. Но выстрела не последовало, одна из махайр с хрустом и неприятным чавканьем пробила череп стрелка и вошла в ствол дерева на несколько дюймов. Пригвоздив, прямо за пробитый череп, разбойника к стволу.
        «Ого, а одноухий очень сильно меч метнул, - поразился Саша, - скорее всего, активировал свой амулет - кольцо силы. Ну, не зря артефактор таких колец с десяток сделал и одно из них подарил Ларсу, ох не зря!»
        Отвлекшись на убитого стрелка, который словно марионетка после спектакля, висел у ствола, Саша выдал себя движением и пропустил выстрел второго. Толстая стрела большого самострела, угодила бы ему точно в грудь, если бы не сработавший амулет «стального доспеха». Макаров видел, как наконечник стрелы, не долетев с десяток дюймов до его груди, полыхнул изумрудной вспышкой и стрела ушла рикошетом вбок.
        Мощным ударом второй своей махайры, Лаэрт отсек стрелявшему руку по локоть, а когда тот еще не осознав страшного ранения, поднял свой брызжущий кровью обрубок, одноухий ткнул его под подбородок, пробив острым клинком и челюсть и верхнее небо, вогнал его разбойнику в череп.
        Саша развернулся к входу в каменный грот, когда из него вышел мечник. Мужчина, тоже смуглый как и лучник и даже чем-то на него похожий. Ладный кожаный доспех, сделанный явно на заказ. Бархатные перчатки на руках и черный плащ с меховой оторочкой на плечах. Саша увидев его уверился, что это брат лучника. Разве что, нос не сломан и волосы не сбриты до мелкого ежика, а наоборот, черными волнами спадали на плечи. Даже такая же, золотая серьга-кольцо в ухе.
        «Точно, брат! И судя по одежде, не простолюдин какой, а как минимум лейтенант наемников.»
        - Что, поединок? Вызываю тебя! - удивил он Макарова сказав это на общеимперском, так чисто словно сам родился и вырос в Вардоссе, а потом отсалютовал длинным и узким клинком.
        - Извини, я свою шпагу не захватил, - пожал плечами Александр и более не раздумывая, разрядил в наемника магический жезл.
        «Скорее всего это был их главарь. Вот, я бы еще со всякими убийцами в поединки вступал! Собаке - собачья смерть!»
        Саша, словно в замедленном кино, что было не мудрено, когда тело находится под ускорением, увидел как полдюжины свинцовых горошин полыхнув зеленоватыми вспышками, ушли в стороны от тела мечника.
        «Ба, да ты не так прост как кажется на первый взгляд! - удивленно подумал Саша, - и твоего братца видно амулет был и у тебя мощный, скорее всего аналог „стального доспеха“, раз шесть свинцовых шариков сдержал.»
        Только мимолетная усмешка, тронувшая губы вожака разбойничьей шайки, тут же слетела. Когда в его кожаном, но богато украшенном, нагруднике, стали кровоточить три небольшие дырочки. Серебряные пули - очень дорого, но зато смертельно, и не только против оборотней. Заговоренное серебро, пробивает защиту любого амулета. Ну, почти любого.
        Вот Александр путем проб и ошибок, пришел к такому заряжанию магического жезла - шесть простых свинцовых горошин и три непростые - серебряные, заговоренные. Что, как доказал этот случай, дало ему явное преимущество, даже перед человеком с магическим амулетом.
        Главарь шайки покачнулся и упал на одно колено, опираясь на воткнутый в землю меч.
        - Твоя взяла, выродок, - тихо проговорил он все больше бледнея, - если бы не чертова магия, я бы разделал тебя как свинью на бойне.
        Из уголка его рта побежала тоненькая кровавая струйка, но он сделал попытку подняться и возможно, это бы ему удалось, если бы не темный эльф.
        Лаэрт плавно и быстрым движением перетек мечнику за спину. Мелькнул его выгнутый клинок из темной стали с серебристой кромкой мифрила на лезвии и голова главаря полетела в заросли папоротника.
        - Для мастер меча, он слишком много болтал. - дроу стряхнул капли алой крови со своей махайры. А потом, откинул полу плаща и отер о штаны убитого, свой меч.
        - Почему не об плащ? - Удивился такой избирательности Макаров.
        - Зачем? Вещь дорогая, или продам или себе заберу, - ответил Лаэрт присев и трогая мех на оторочке, - а штаны, я точно носить не буду. Хотя если хочешь, себе забирай, убил-то его ты. - Оскалил клыки в страшной улыбке темный.
        - Да иди ты, чужие подштанники я еще не носил, - сплюнул Саша, показывая что думает по поводу такой подначки своего побратима.
        Заглянув в пещеру и убедившись, что это был последний из шайки, Саша направился к выходу из каменного распадка. Лаэрт же, нисколько не рефлексируя, остался вместе со своими подопечными стягивать с убитых доспехи, выворачивать карманы, походные мешки и собирать оружие, а после и с трупами разобраться. Ритуалиста на острове не было, чтобы покойников хоронить. Да и кому их могилки тут нужны?
        Поэтому, Саша уже был в курсе как потом парни поступят с убитыми - порубят на части и сожгут в общем кострище. Уже, что потом останется закопают, а скорее всего переложат эту работу на простых мужиков из рыбацкого поселения.
        Глава 2
        До строящегося силами валашцев форта, Саша ехал верхом. Герхард любезно предложил своего коня, а сам, словно мальчонка стремянной, шел возле седла.
        - Зря вы так рискуете, ваше сиятельство! - Заявил он помотав головой. - Только приказали бы и мы этих пятерых оставшихся, на части бы порубили.
        - Ну, порубили бы, Герхард, не сомневаюсь, - согласно кивнул Макаров, - но все равно раненые были бы или убитые. А мы сами все сделали, чисто и без потерь. Там два брата, сразу видно, не простые солдаты. Наемники не из последних, с амулетами магическими, один даже меня на поединок вызывал.
        - На поединок? - удивленно остановился лейтенант. - Неужто из благородных?
        - Думаешь, может такое быть, что благородный шайку бандитов и убийц возглавлял? - в свою очередь удивился Саша.
        - Почему нет? - пожал лейтенант плечами. - Слыхал я про таких ухарей от ветеранов, у них от войны мозги совсем набекрень. Сначала врагу за разоренные поместья и убитых родных, мстят. Потом, вообще во все тяжкие пускаются уже просто от крови пьянея. А потом всех вокруг убивать и грабить начинают и своих и чужих, только трупы и кровь. Да и куда им податься, если в родных местах, давно другие господствуют, а благородства в нем, даже на медяк не осталось. Вот и вымещают свою злобу на ком ни попадя, никого не жалея.
        - Может ты и прав, - не стал спорить с молодым человеком Саша.
        Когда прибыли в форт, то застали уже вполне пришедшего в себя Димитрия, разве что еще бледен был и слаб, но уже разговаривал не закашливаясь и кровавые пузыри не пуская.
        - Ну что, болезный, отпустило малехо? - Посмотрел на него Макаров.
        - Благодарю вас, милорд, что спасли меня от смерти. Спасибо, вам! - Попытался встать с лежанки Димитрий.
        - Да сиди, уж! - остановил его Саша. - Только, ты спасибом не отделаешься!
        Княжич посмотрел на маркграфа непонимающе, а тот продолжил сузив глаза.
        - Тебе говорили, что я приказал к разбойникам без меня не соваться? Почему ослушался?
        - Это был мой долг чести, отомстить за убитых соплеменников. - попытался оправдываться княжич.
        - Ваш долг, сэр рыцарь в точности исполнять данные мной приказы! А вы самовольно полезли к черту на рога и чего добились? Убили одного доходягу и чуть сами кони не двинули?
        - Чего не двинули? - переспросил Димитрий.
        - Да не важно, - махнул рукой Макаров, - чуть не убили тебя, говорю. И кому было бы от этого легче? В следующий раз, за малейшее своеволие, я тебя рублем накажу… ну в смысле монетой. Не только ты сам, но и все твои солдаты получат только половину жалования.
        - Но так не принято! - Вскинулся княжич. - А за лекарство, я вам выплачу.
        - Хорошо, - кивнул Саша, - у нас в договоре прописано, что за несоблюдение приказа, контракт расторгается и плата за последний месяц вообще не выплачивается. Так лучше?
        Димитрий засопел, но смолчал. Понимал, что виноват, вот и не спорил.
        - Ладно, - махнул рукой Саша, - все хорошо, что хорошо заканчивается. Ничего ты мне не должен, просто слушай что я говорю и будет тебе счастье. Что у вас тут с фортом, через неделю все доделаете? - Перевел он разговор на строительство укрепления.
        - Две! Еще две недели и форт, точно будет готов. - Твердо пообещал княжич.
        Вначале Макаров думал разместить в выстроенном форте половину валашских наемников, а потом подумал:
        «А почему половину? Зачем помимо форта на берегу, создавать еще полевой лагерь? Ну и пусть, строят форт побольше, чтобы в казармах спокойно вся сотня солдат разместилась. А до замка и города в Русалочьей бухте и так не далеко. Немногим, больше десяти миль, если по прямой или, примерно четырнадцать, если по старому тракту маршем идти.
        На развилке дорог можно сторожевую башенку поставить с суточным караулом, в дюжину солдат. Пусть порядок блюдут. От форта валашцев, развилка вдвое ближе, чем от форта армейцев Капчика, вот пусть там наемники, службу и несут. Тем более их, в два раза больше в форте будет.»
        Еще Саша посоветовался с Герхардом и Капчиком и решил из числа переселенцев набрать еще солдат. Не много, всего четырнадцать человек. А четырнадцать лучших, перевести в гвардию, увеличив число личной охраны до полусотни. Вот положено ему четыре сотни солдат иметь, вот четыре и будет с учетом наемников Димитра и Олафа, конечно.
        Сам Олаф, хочет на острове обосноваться. Его солдаты ему большой дом построили, какой ярлу положен, да и сами рядом в казармах обосновались.
        «Хотя, если парня в рыцари произвести и феод выделить, то мне даже выгода будет. Большинство его нордов, из простых наемников к нему в дружину перейдут. А деньги, он уже сейчас мне приносит.»
        Недавно гильдейские попросили раз в месяц их торговые корабли сопровождать, за что щедро проплачивали. Ну еще бы, если их корабли морские ярлы захватят, то не только с товаром распрощаются, но и с жизнями. А если помимо охраны на трех торговых кораблях, их еще два снеккара нордов сопровождать будет, то вряд ли кто напасть рискнет.
        Это тут Гуннар большую кодлу разбойников собрать смог, да на трех снеккарах, а дома пиратов тоже не жаловали. Крупным землевладельцам ярлам и их сюзеренам конунгам, они только мешали спокойно торговать, отваживая от берегов Нординга купцов. Вот и не афишировали они свое ремесло, стараясь укрыться на своем снеккаре среди многочисленных каменистых островов, и от крупных караванов с хорошей охраной и от своих наделенных властью соплеменников.
        Александр решил дождаться своего темного побратима и пообедать у Димитрия, воспользовавшись его приглашением. В животе уже урчало, после такого забега и резни в распадке, есть хотелось просто неимоверно. Организм стремился восполнить, потраченные калории и энергию.
        Поэтому, когда в палатку вошел Лаэрт, демонстративно расправляя полы черного мехового плаща. Саша недовольно буркнул:
        - Ну и где ты ходишь, обновки примеряешь? У меня живот уже рулады выводит, так жрать хочу.
        Лаэрт хитро ухмыльнулся и положил перед Макаровым два небольших серебряных амулета. - Точно, один на стрелке, второй на мечнике был. - Потом подумал и добавил к амулетам, две окровавленных серьги вырванных из ушей братьев наемников.
        - Понятно. Только мне они зачем? Себе забери или продай и со своими парнями поделись, они шайку выследили. - Отмахнулся от такого трофея Саша.
        - Ну как знаешь. А с парней довольно, - оскалился темный и сгреб серебро и золото своей когтистой рукой, - не перетрудились, эти душегубы не сильно-то и прятались. Я им вещи кое-какие и оружие отдал, еще монет медных, ливров на семь. Будет на что, в кабаке горло промочить. И меч и лук, кстати, довольно неплохого качества, парни себе хотят оставить, но в кости разыграют.
        - Все равно, твоим парням, премию в серебряную крону выдам, - сказал Саша и усмехнулся, - только пусть сами в Тихой гавани разменивают.
        - Вот еще, это себе решил оставить. - показал он Макарову длинный тонкий стилет, с витой рукоятью. - Братцы и впрямь не простые были, из благородных. А мечник, еще и титул рыцаря имел.
        - Откуда знаешь, золотые шпоры нашел? - удивился Саша познаниям темного эльфа. - А ничего, что я так этого рыцаря? - спросил он намекая на то, что отказался от поединка и застрелил рыцаря из магического жезла.
        - С душегубами цацкаться? Вот еще! По делам их и смерть. - скривился дроу и добавил с усмешкой, - Какие у него шпоры, он их давно продал, если и были. Был рыцарь, да весь вышел. Письмо и бумаги кое-какие в дорожной сумке нашел. Кое-что прочитать смог, там не на общеимперском. - пояснил он Саше. - В общем, ничего интересного, своего феода года два как лишился, отца и мать захватчики повесили, вот и жил разбоем всего лишившись. Я письма твоему артефактору отдам, может он все прочесть сможет.
        «Ну да, почти то же самое и Герхард предположил. Действительно, крыша у людей от войны едет.»
        - Валашцам самострелы и копья вернули? Ну хорошо, тогда давай перекусим и домой двинем, - сказал Саша, а потом все же не удержался от шпильки, - Лаэрт, пригласи пожалуйста лейтенанта Герхарда за наш стол.
        Темный эльф покривился, но молча пошел выполнять просьбу побратима, но сейчас своего господина, а значит суть приказ. Как всегда и везде - кто платит, тот и музыку заказывает.
        Когда вернулись, Саша увидел стоящий у деревянного причала большой когг и сходящих по сходням переселенцев.
        - Доброго здроровьичка, милорд! - встал из-за стола под навесом и поприветствовал его Якоб.
        - Это откуда такие красивые прибыли? - спросил его Макаров разглядывая утомленных людей в рванине и часто вообще без каких-то вещей. Переселенцы озирались и смотрели голодными глазами, а у некоторых и вовсе где-то в глубине плясал разгорающийся огонек безумия.
        «Да уж, нам только новых обезумевших от войны на острове не хватало. Надо сказать Герхарду, пусть последит за прибывшими. А то кто их знает? - уйдут в лес и тоже грабить начнут.»
        Одна из женщин, еще довольно молодая, но в рванье и с распущенными волосами сидела на берегу склонившись над лежащим без движения ребенком, второй же плакал сидя рядом и дергал ее за рукав накидки.
        «У нее ребенок умер, что ли?»
        Саша позвал армейского сержанта и приказал помочь той женщине и если требуется, то похоронить ребенка, и еще, раздать людям воду и хлеб, чтобы не померли с голоду когда уже добрались до его владения.
        - Да кто из Фарнхельма, кто из Вельдии, - пожал плечами паренек, - в общем с княжеств народ бежит. Видите большинство мужчин уже на войне калечные? Так, говорят, что по второму разу в солдаты забирать стали.
        - Да какие из них солдаты? - не поверил словам Саша. - Хромой или однорукий много ли навоюет.
        - Так в обоз, в крепость на подсобные работы. - Предположил писарь.
        - Ну да был бы человек, а дело найдется. Тем более если платить не надо. - покивал головой Макров. - А это кто такие?
        Его внимание привлекла парочка мужчин - худой молодой человек и крепкий дедок с козлиной бородкой. Пожилой, одетый в плащ лекаря, норовил отвесить молодому оплеуху, тот же уворачивался втянув голову в плечи, но в свою очередь дергая дедка за козлиную бородку.
        - Вроде лекари, милорд. - привстал со своего места писарь, - они уже полчаса так собачатся, как на берег сошли.
        Солдаты Капчика подвели обоих к маркграфу, но теперь они присмирели и стояли склонив головы.
        - Кто такие? - сурово спросил Саша.
        Дедок стрельнул глазами на молодого и быстро затараторил:
        - Лекарь я, ваше сиятельство. Лекарь Григориаликус Фарнхельмский, к вашим услугам! - поклонился дедок.
        А я лекарь Фомаликус Верлиновский, - парень тоже поклонился и добавил покосившись на собрата по врачеванию, потом добавил, - я тоже к вашим услугам, ваше сиятельство господин маркграф.
        - Как как? Григоралакукасус? - удивленно посмотрел на молодого и старого лекаря Макаров. - Что за имена такие, а попроще нельзя?
        - Григориаликус, - чуть обиженно повторил свое имя дедок. Потом потеребив себя за бородку добавил: - У нас в княжествах к именам магиков приставку «ликус» добавляют, ваше сиятельство и местность или княжество, откуда родом. Должны же мы, чем-то отличаться от простолюдинов?
        Саша рассмеялся про себя, но внешне виду не подал и оставался так же строг с прибывшими на остров врачевателями.
        «Ну да, все то же самое и у нас! Горазды врачи все усложнять. Придумывать разные непроизносимые словечки и сложные названия всех, даже самых простых, болезней. Когда с умным видом сыплешь этими самыми умными словечками, к тебе и больной и его родственники уважением проникаются. Такому умному врачу и деньги отдавать за лечение легче. Всегда так было, во все века. Разве, что за последние сто лет врачей перещеголяли финансисты. Еще хлеще сыплющие „умными“ словечками, обещающие без проблем удвоить, утроить, а то и удесятерить ваш капитал и собирающие сотни миллионов долларов во всякие паевые фонды, трейдерские счета и на пакеты акций, которые вот-вот должны „выстрелить“ и сделать вас богатым. Нет уж, давайте по-простому!»
        - А если без приставки, ну и без малой родины? Просто имя?
        - Григор, господин маркграф, - ответил дедок, - только я сюда первый прибыл, дозвольте мне на острове народ врачевать?
        - Погоди, Григор, - озадачился Макаров, - вы же вы вроде на одном корабле прибыли?
        - На одном, - затряс он бородкой, - но я первый по сходням сбежал, а у этого мальчишки, даже нет зеленой лекарской накидки! Какой он лекарь?
        - Ну, а ты что скажешь? - обратился Макров к худому парню, который обиженно поглядывал на хитрого дедка.
        - Э… Фома, ваше сиятельство. Фома, - повторил парень и вновь покосился на пожилого, - я тоже лекарь, господин маркграф. Я зубную боль хорошо и быстро заговариваю и даже могу гнилой зуб, за несколько сеансов полностью вылечить. Вот! - победно глянул он на деда.
        - А плаща у тебя нет, значит не настоящий магик! - гнул свое ему в ответ, Григор козлиная бородка.
        - Да, вы, тоже свой плащ не в магической школе или имперской академии получили. Сшили у портного, теперь кичитесь!
        - Ах ты, мальчишка! - дедок снова попытался влепить молодому оплеуху, но его остановил громкий окрик маркграфа.
        - Стоять! Совсем страх потеряли?! - Прикрикнул на них Макаров. - Что вы спорите, работы вам не будет? Будет вам работа! Люди сюда через море, каждую неделю по кораблю, а то и более прибывают. И почти всем помощь требуется. Ты кроме зубов, еще что-то можешь? - спросил Саша у Фомы.
        - Хвори живота еще, понос, тошноту и рвоту лечу, - закивал парень, - когда брюхо, от несвежего крутит.
        - Типа, отравления разные? А ты, лекарь в плаще? - усмехнулся Макаров кивнув на плотного дедка.
        - Я, ваше сиятельство, больше по ушибам разным и переломам, даже внутреннее кровотечение останавливаю. Но, еще головную боль быстро снимаю и когда суставы ломит. - гордо ответствовал боровичок в зеленом плаще.
        - Ну и чего тогда спорить? Вы же по работе, вообще не пересекаетесь? Один одно лечит, второй- другое! А будете склоки прилюдные устраивать, обоих с острова погоню. Селитесь, пока, в рабочих бараках, - Саша повернулся к писарю, - Якоб, пометь, чтобы им тоже подъемные выплатили, коли на острове жить остаются.
        Когда Григор поклонившись владетелю острова отошел к своим вещам, Саша поманил рукой паренька.
        - Что, Фома, совсем плохо и вещей никаких? Денег, вообще, нет?
        Парень стоял перед ним в потертых штанах и залатанной, видавшей виды рубахе. И одежка, была явно не по сезону. А еще, Макаров заметил, что в отличие от второго лекаря, никакой поклажи у парня вовсе не было.
        Этот простой паренек в драной рубахе, почему-то приглянулся ему больше заносчивого «старичка-боровичка», хотя аура у парня, в магическом плане, была послабее его плащеносного коллеги.
        Пока разговаривал с лекарями, Саша внимательно вглядывался в их ауры магическим или как называл его Лаэрт «истинным» зрением. Оба были слабенькими магами, но Гриша немного посильнее. Может просто, чуть опытнее? Понос, да зубную боль лечат - уже хорошо. Людей на острове становилось все больше и больше и многим требовалась лекарская помощь. Если раньше, основной поток беженцев направлялся через Кайру в земли империи, то теперь, прослышав, что в Вэллоре выделяют землю и дают хорошие подъемные, люди плыли на его остров и в Тихую гавань.
        «Ничего, вот маяк наладим и все корабли к нам пойдут. А это значит, что девяносто процентов переселенцев тут и останется, главное заинтересовать правильно. Предоставить землю, дать денег, выдать инструмент, коровку выделить или пару козочек, если дети есть, тогда и останутся. От добра, добра не ищут! И пусть тогда, Клим на него не обижается.
        Хотя, грех жаловаться, за эти пару месяцев на Риген прибыло уже полтысячи поселенцев. Конечно, половина от этого количества женщины и дети, но половина и способных работать мужчин. Ничего, вот немного обживемся, отстроимся и женщинам какую работенку придумаем, если мужика в доме нет. У него на острове, полторы сотни солдат, только в каменном форте и почти все не женатые. (Вардис специально таких подбирал, чтобы семьи на новое место не дергать.)
        Вот и пусть себе, среди вдов жен ищут. Кстати, надо подумать, на тему подъемных, если солдат, с детьми, беженку в жены берет. - сделал в памяти зарубку Саша.»
        - Было немного накоплений, - опустил еще ниже голову паренек, - только в порту солдаты отобрали все и кольцо матушкино и даже теплую стеганку. Не любят они тех, кто уезжает, вот и вымещают злобу за голод, да страданья многолетние. Хорошо хоть самого не избили, а то бывает отберут все, еще и бока намнут уезжающему.
        - Ничего, главное сами целы. Пока в рабочих бараках пристроитесь, там ни на что тратиться не нужно, даже кормят из общего котла. Поработаете, денег подкопите, так свои дома поставите. - подбодрил он парня. - Вам еще подъемные положены, по полкроны каждому. А это лично от меня, - протянул он парню серебряную полукрону, - одежды себе купи и плащ лекарский, чтобы Гриша тебя этим не попрекал, - усмехнулся Макаров.
        В замке его с нетерпением дожидался Ларс.
        - Господин Александр, - возбужденно замахал он руками, - я новое вычитал, новое!
        - Ларс, дружище, да не сикоти ты! Что ты кричишь на весь двор? Пойдем, в мою комнату поднимемся и расскажешь, про свое «новое».
        - Господин, вы же архимаг! Там как раз про это и написано, - зашептал он ему в ухо, обдавая горячим дыханием, отчего Саша поморщился.
        Ну написано и написано, пойдем. А архимаг, сам знаешь какой я. Простых заклинаний не знаю и половины.
        - Да я, не про то! - махнул рукой артефактор, - я про потенциал и про вашу энергию.
        Макарову с трудом удалось утянуть возбужденного ученого в свою комнату, а то стражники с интересом поглядывали на выбежавшего из своей лаборатории ученого. Теперь когда все подземелье освещалось яркими магическими светильниками, Ларс сутками не вылезал из подземелья. Делая записи в свои толстые тетради и проводя опыты с различными амулетами. Он порой так увлекался работой, что Макаров посылал гвардейца отнести ученому чего из еды прямо в подвалы замка. Потому солдаты считали ученого немного «тронутым», что впрочем было не далеко от истины. Хотя, как слышал Саша еще в своем мире - гениальность и безумство разные стороны одной медали.
        - Ну, показывай, что там еще в своей чудо-книжке вычитал? - с усмешкой кивнул Саша на лежащий на столе «кодекс артефакторум».
        - Вот, вот! - радостно стал тыкать Ларс пальцем в открытую страницу. - Вот, тут все!
        - Ларс! Успокойся! - встряхнул его Макаров взяв за плечи. - Ты мне простым языком объясни, что ты там снова вычитал? Амулет как изготовить или заклинание?
        Он уже не удивлялся такому поведению ученого, ему уже приходилось видеть артефактора в таком состоянии. Да он первые дни, когда ему в руки попал кодекс Альвертиса, прибывал в таком состоянии. Лаэрт даже, на полном серьезе тогда подумал, что у Ларса от возбуждения «крыша протекла». Но ничего, потом успокоился, вошел в рабочее состояние вот опять - на те вам!
        - Нет, тут все гораздо сложнее и в том же случае проще, - загадочно посмотрел на него артефактор и энергично потер руки. - Мне нужна ваша кровь, господин!
        - Гы! - Хохотнул Саша. - А почему только кровь? Может мозги отдать или сердце вырвешь и заберешь?
        - Нет, нет, вы не поняли! Крови совсем немного, всего пару капель. Это нужно для опыта.
        - Ну вот, - вздохнул Саша, - я еще и подопытным кроликом заделался. Да объясни ты наконец, чего ты хочешь и что ты там вычитал? - и добавил. - Только попроще выражайся, чтобы я все понял.
        - Вы слышали, Александр, что у каждого сильного мага просыпается способность… ну к одной из стихий, что ли? Хотя это не совсем верное определение. Ну, помнишь, ты рассказывал, что лэр Вардис может изготовить боевой жезл огненной стихии?
        Когда Лаэрт начинал о чем-то говорить в таком состоянии, он вообще забывал про всякие «сиятельства» и «милордов», еще и переходил на панибратское «тыканье». Впрочем Макаров не реагировал на это болезненно. Сам он считал Ларса другом и многое прощал.
        - А у его сына Климента, такой способности нет? - продолжил артефактор. - Ну впрочем это и понятно, потенциал лэра Климента чуть меньше чем у отца, благодаря матушке простолюдинке. Некая предрасположенность, которая помогает работать с одной из стихий и увеличивает силу заклинаний связанных с этой стихией в разы. Древние называли ее анх и выделяли помимо магии четырех стихий еще и магию воздействия внушением и магию крови. Но сейчас разговор не об этом. Предрасположенность к одной из стихий проявляется с годами, в третьем или четвертом поколении, если отец и мать имели запасы внутренней энергии.
        - Магической энергии, то есть ману? - уточнил Саша.
        - Совершенно верно, - закивал Ларс, - но от брака с простолюдином или простолюдинкой, такая способность может не передаться их детям, как в случае с Климентом. Но с другой стороны, как я слышал, невеста лэра наследника обладает магическим даром и их дети будут уже сильнее их самих и их родовая предрасположенность к магии огня может проявиться если не у детей, то у внуков. Если конечно, оба родителя будут обладать достаточным магическим потенциа…
        - Короче, Склифосовский! - перебил Макаров увлекшегося ученого. - Ближе к телу!
        - Чего? - Ларс посмотрел на Сашу непонимающим взглядом, а потом заулыбался глупой улыбкой и снова закивал как китайский болванчик. - А-а… шутите, да?
        - Да какие шутки, Ларс? Просил же короче и понятнее! В двух словах.
        - Если короче… - на пару секунд задумался ученый, - У каждого очень сильного мага, рано или поздно проявляется такая способность и предрасположенность. Тем более у архимага, который в теории может иметь, если не неограниченный запас энергии, то просто огромную ману. Суть в том, что предрасположенность эта могла проявиться через много лет и даже в преклонном возрасте. А Альвертис в одном из замков древних нашел запись и расшифровал. Это заклинание способствующее проявлению предрасположенности к одной из стихий. Понимаете?
        - Не совсем в двух словах, но хоть что-то понял. Не понял только, зачем тебе моя кровь?
        - Для изготовления реактива конечно, кровь и серебро, посмотрел на Сашу как на маленького ребенка артефактор, - я же уже все приготовил. Вот, смотри!
        Он протащил Макарова в дальний угол, где прямо на каменном полу были начертаны магические знаки и сигула - семилучивая звезда семи воплощений великого зодчего заключенная в святой круг. На каждом луче сигулы, стояло по большой, горящей свече.
        - Нужно раздеться до исподнего и лечь прямо сюда, но перед этим выпить приготовленный реагент.
        - Блин, Ларс! Ты совсем очумел? Это все, на какое-то дикое жертвоприношение смахивает, так ты мне предлагаешь еще и свою кровь пить?!
        - Э… милорд, а чью еще? - растерянно глянул на него артефактор, но потом уверенно затараторил, - Да там только пару капелек и нужно. Это все, для вашей же пользы!
        - Прямо сейчас? А надолго это? - все еще сомневаясь посмотрел на него Макаров.
        - Вовсе нет! - с видом знатока ответил Ларс. - Несколько минут, всего.
        - Ладно, уболтал языкастый! - вздохнул Саша, вынул из ножен нож древних и резанув по подушечке большого пальца капнул несколько капель в чашу с синеватым раствором.
        Когда прошла бурная реакция, Ларс подтолкнул плошку к Сашиному рту. - Смелее, смелее, не отравитесь!
        - Тебе-то откуда знать? - посмотрел Саша на артефактора прищурив глаза. - Если мне плохо от этого будет или живот схватит, то пеняй на себя! И Лаэрта позови, пусть он весь процесс контролирует!
        Когда побратим спустился в подземелье и стал, с немалым интересом наблюдать за развитием событий, Саша все же решился.
        «Да ладно, отравить не должны, да тут всего-то на два глотка!» - пытаясь подбодрить сам себя, проглотил он жидкость из глиняной плошки, обжегшей холодом пищевод.
        В глазах все поплыло и если бы не подскочивший Лаэрт, Макаров бы точно упал на каменный пол. В каком-то оцепенении, не способен шевельнуть даже пальцем, он лежал в середине нарисованного круга и слушал монотонный бубнеж Ларса. Он попытался крикнуть, но не смог. В темных углах подземного зала, куда не доставал свет нескольких магических светильников, ему чудились страшные тени и кривящиеся морды неведомых животных. Скосил глаза и увидел как скалит клыки темный, а в его глазах разгораются красные огоньки.
        «Ой, дурак, да они же заодно! Вот сейчас, зарежут меня и вместе жрать начнут, пока не остыл! Ларс тоже темный эльф, только маскировался!» - Метались в его голове отрывочные и пугающие мысли, пока комната окончательно не поплыла перед глазами и Саша не отрубился.
        Глава 3
        - Брат, брат! - Макаров очнулся. Он, все так же, лежал на каменном полу в подземелье замка. Тьма все так же клубилась скрывая высокий потолок, но теперь Саше уже не мерещились страшные рожи и хищные оскалы.
        «Он мне наркоты какой, что ли в питье свое подсыпал?»
        Голова замоталась, и горящие белым светом магические светильники запрыгали. Ухватив его когтистой рукой за плечо, словно грушу, тряс Лаэрт. В первое мгновенье, он не понял кто это, а увидев белые хищные клыки отпрянул, но зашипел больно ударившись головой о камни.
        - Да, блин! Ох, ептать, как все тело ломит! - Саша застонал пытаясь сесть и цепляясь за плечо Лаэрта. - Сука, во рту, как кошка нагадила! Ну и где, эта сволочь?
        - Кто, артефактор? Артефактор, вон лежит, - как-то буднично кивнул его побратим на дальний угол продолжая суетливо помогать Саше подняться.
        Уцепился рукой за стол, подтянул еще «деревянное» тело и уселся на табурет. Только теперь, Макаров разглядел стоптанные башмаки артефактора и ноги, на которых они были надеты. Сам ученый, недвижно лежал в темном углу, раскинув руки и запрокинув голову.
        - Ты че, убил его? - дернулся Саша.
        - Да почему, сразу убил? - возмущенно фыркнул дроу. - Ну двинул разок, а он и отрубился.
        - Зачем? - ничего не понимая, посмотрел Саша на своего темного побратима.
        - Так ты лежал словно мертвый! Я тебя трясу, трясу, а ты не дышишь даже, вот и разозлился. Между прочим уже почти час прошел, как ты вырубился.
        Тут из угла, раздалось тихое мычание и дернулась одна из ног.
        Саша попытался встать, но его качнуло и он вновь рухнул на деревянный стул, ухватившись за столешницу.
        - Да помоги ты ему! - кивнул он, на все еще лежащего ученого.
        Лаэрт пожал плечами и подойдя к Ларсу встряхнул того и потащил к столу ухватив за ворот куртки, отчего ученый захрипел и замахал руками.
        «Сомнительная помощь, конечно, - поморщился Саша, - но хоть ясно, что живой.»
        Наконец Лаэрт, усадил, еще не до конца пришедшего в себя ученого на стул и даже одобряюще похлопал того по плечу.
        - Ну, жив? Все в порядке, Александр, тоже очнулся. - Ларс на эти слова, как-то обиженно застонал и засопев, утер струйку крови с подбородка. - Ну будет, тебе дуться. - вновь примирительно потрепал его Лаэрт.
        - Я же говорил, что все будет хорошо! - шмыгая носом сказал Ларс. - Вот зачем, сразу кулаки распускать? - Он потрогал свою челюсть, вздохнул, потом встал и потянул Сашу снова к нарисованному кругу, Надо продолжить, пока действие реагента не закончилось.
        - Что, снова туда ложиться? Да нафиг надо! - стал вырываться Саша, а Лаэрт сместился Ларсу за спину и кажется стал примеряться, как снова ловчее двинуть артефактора кулаком.
        - Да не надо уже ложиться, основная часть описанного в книге ритуала проведена. Теперь, я только еще одно заклинание произнесу и дело сделано. Да не упирайтесь, вы!
        Свечи почти догорели и Саша стоял в середине ритуального рисунка и смотрел на слабо мерцающие огоньки. Ларс снова забубнил длинное заклинание и стал водить руками, чертя в воздухе сложные магические знаки.
        - Ну, чувствуете? Наконец спросил он Сашу.
        - Чего? - не понял тот. - Ну тело вроде чуть покалывает и прохладно, очень.
        - Прохладно? - озадачился артефактор. - Странно!
        - Чего странного? На дворе зима, а ты меня на голых камнях раздетого лежать заставляешь. Сейчас вот стою, но все равно ноги мерзнут, а энергию по организму разогнать не могу. - пожаловался Макаров, но Ларс только отмахнулся:
        - Это от действия магического реактива, он на некоторое время блокирует вашу ману. Просто думал, что проснется стихия огня, но тогда бы наоборот вам жарко стало. А что, еще чувствуете? Не мокро стоять? Ну в смысле воду не чувствуете? Или может мягкую землю под ногами?
        Саша погрузился в себя и свои ощущения. Но вначале ничего, кроме холода не почувствовал. Потом показалось, что слабый ветерок перебирает волосы и обдувает лицо. Прислушался к себе и уже явно ощутил дуновение ветерка, что холодил его ладони. Он поднял их и удивленно оглядел, но ничего не увидел даже в магическом зрении.
        - Странно, когда ладони близко одна к другой, то что-то вроде воздушного шарика в руках ощущается. - Он попробовал ухватить этот невидимый шар, сжал и с силой толкнул его к стоящему в нескольких шагах от него, Ларсу.
        Артефактор пошатнулся, всплеснул руками и не удержавшись, отпрянул словно от невидимого удара и шмякнулся на задницу.
        - Да, что же вы такие агрессивные? С вами работать, так никакого здоровья не хватит! - Он снова обиженно шмыгнул носом и посмотрел исподлобья на темного эльфа.
        - Да я не специально, - повинился Макаров, - словно воздух почувствовал, сжал в ком и вперед толкнул.
        - Воздух! Ну конечно, воздух! - вскочил с каменных плит Ларс. - Поздравляю, Александр, вы ярко выраженный маг воздуха!
        - Блин, в душе надеялся, что будет огонь, - вздохнул Саша, - чтобы файерболами во врагов кидаться.
        - Чем кидаться? - посмотрел на него артефактор, а потом замахал руками, - Да, что вы! Сам Альвертис имел предрасположенность к воздушной стихии. Что огонь, я вам говорю - воздух намного лучше! Я вам выпишу из книги, пару-тройку боевых заклинаний, с использованием воздушной стихии, а вы потренируетесь и поймете, какая сила теперь находится в ваших руках.
        После проведенного ритуала, Саша и впрямь, стал чувствовать небольшие воздушные потоки, словно нечто более материальное. Изучал, несколько выписанных из кодекса заклинаний. Особенно нравился «огненный поток», что исходил из его рук. Да, он вовсе не маг огня и не мог метать файерболы или изготавливать боевые жезлы стреляющие сгустками пламени, но он мог нагревать воздушные потоки.
        Мог же он, создавать простых светляков? Но цвет созданного светящегося шарика отличался от его температуры. Зеленоватый - совсем простой, белый - уже теплый, оранжевый жегся, а ярко-алый, мог поджечь поднесенную к нему ветку. Только теперь он создавал два ярко-алых светляка у себя на ладонях, достаточно было активировать серебряный амулет, с вырезанным на нем Ларсом нужным знаком. Так он активировал заклинание воздушных струй с нужной, огненной температурой. Даже в зеркало на себя смотрел - казалось, что из его ладоней бьют яркие огненные факела. Не далеко, но теперь мог любой костер, в два счета, разжечь.
        Конечно били эти факела всего на десяток-полтора сантиметров. Во врага, струей огнеметной не выстрелить, но зато если в драке схватить, скажем за руку и активировать такое заклинание, то рука скорее всего полыхнет огнем. А если обхватить такими руками голову? Скорее всего испечешь мозги сразу, хотя Макаров был не настолько маньяком, чтобы испытать новое боевое заклинание, на ком-то из обитателей острова. Может потом случай представится, а пока он тренировался на толстых палках и глиняных горшках, заставляя одни чернеть и дымиться, другие раскаляться до красна.
        Но, после того, как пожилая кухарка Ратуна, которую побаивались даже гвардейцы, выразила ему свое недовольство по поводу потрескавшейся посуды, Саша перешел на тренировки с чугунным котелком специально купленным в Тихой гавани. После нескольких дней занятий, Саша почти мгновенно активировал это заклинание и уже нагревал котелок, за несколько секунд, ухватив его с боков.
        «Теперь мне и кипятильник не нужен! Воду могу за пару минут вскипятить, главное успевать внутренней энергией охлаждать собственные ладони, а то пару раз сжигал кожу до волдырей.»
        Еще, ему понравилось заклинание «воздушный кулак», так же описанное в книге легендарного мага воителя. С помощью этого боевого приема, он мог в рукопашной, бить врагов, не касаясь их руками. Вроде достижение сомнительное, так как с помощью внутренней энергии Макаров мог сделать свой кулак тверже железа, но с другой стороны удобно - почти бесконтактный бой на расстоянии. Его кулак наносил мощный удар, на полметра не доходя до цели.
        А если долго тренироваться? Саша был уверен, что со временем, с помощью ежедневных тренировок увеличит это расстояние и может даже в несколько раз!
        Еще в книге было несколько заклинаний посложнее, например «воздушная игла» и «призрачные клинки», но создать ни иглу, ни клинки Саша пока не мог. Слишком сложное мудреное плетение и слишком сложные знаки нужны для их активации. Но Альвертис писал, что опытный и сильный маг, овладев например «призрачными клинками» мог создать невидимые мечи в каждой руке. И со временем увеличивая длину клинков их твердость и остроту. В теории, опытный маг, со временем мог разрубить на куски воина облаченного в стальную кольчугу и панцирь. Но начинать следовало с одного воздушного клинка выходящего, который был продолжением руки мага.
        Впрочем, пока, Саша не мог создать и один такой клинок. Развлекался, по утрам ломая доски «воздушным кулаком» и радовался этому. Еще с помощью стихии воздуха, Макаров смог увеличить убойную силу и дальность выстрела из магического жезла. Если раньше прицельная дальность девяти картечин-горошин была чуть больше семидесяти шагов, то теперь на расстоянии ста шагов двенадцати граммовые шарики, подталкиваемые воздушным потоком, насквозь пробивали дюймовую доску.
        Вечером к Александру подошел лейтенант Эр-бокк и поинтересовался, когда ему будет угодно принять старост рыбацких поселений.
        - А что такое? Нужда какая или снова разбойничает кто? - насторожился Макаров, но Герхард помотал головой:
        - Совсем нет, милорд, так положено. Вы уже давно владетель острова, а эти хитрецы к вам и нос не кажут. То давно уже сделать надобно было, к своему господину явиться, да в ножки пасть. А теперь, после того, как вы душегубцев самолично истребили, видать совесть заела. За то, что северян пиратов едой снабжали, уже приехать да повиниться должны были.
        - Да брось, Герхард, чего народ зазря гнобить? Правильно тогда однорукий Франц сказал - не кормили бы нордов, те бы всех перерезали и поселения пожгли. Они и так исправно солдатам провиант поставляют.
        - Поставляют, так не бесплатно, еще и прибыль с нашего брата солдата имеют. Живут богато, мы когда с Якобом всех переписывать ездили - видели. А, ведь, еще ни разу вам подарка не сделали. Да хоть сыра к столу, окорока свежего или той же рыбки копченой. А то пива жбанчик или бражки.
        - Да, что мне их пиво, да брага? Только солдатам и отдать. - Мне Капчик из Тихой гавани каждую неделю по бочонку красного гномьего привозит. Ну, ты, сам знаешь.
        - Так, что братьям передать?
        - Каким братьям? - не понял Саша. - Ты же про старост говорил.
        - Да там два брата и главенствуют, - разъяснил гвардеец, - но хитрые больно, оба тертые калачи.
        - Завтра никак, завтра у нас важное мероприятие - открытие первой линии телепортов.
        - Чего? Каких портов? - переспросил его лейтенант.
        - Те-ле-порт, - повторил по слогам Саша, - это я так систему магических переходов называю. Завтра, ты, я и Лаэрт первыми перейдем. Ларс говорит, что главный амулет уже активировался и показывает наличие двух точек-выходов, а это значит, что помимо нашей на тракте, еще и лэр Климент амулет перехода активировал. Но перейти в первый раз, активировав всю линии, можно только от нас. То есть от главного входа, к которому остальные привязываются. Поэтому завтра с утра, будь при полном параде, еще пять-шесть своих гвардейцев можешь взять, там мощь такая, что хоть всех армейцев Капчика вместе с твоими гвардейцами строем заводи. Что там, кстати, по людям? Отобрал себе пополнение?
        - Отобрал, милорд, - кивнул командир гвардейцев, - но хотел с вами согласовать. Коли позволите, то четырнадцать человек из его солдат в гвардию заберу.
        - А чего, со мной согласовывать? Не девиц в бордель набираем, нравится-не нравится, а солдат в гвардию. Поэтому, сам смотри, тебе ими командовать.
        - Кто бы мог подумать, что у нас в Вэллоре будут магические переходы словно в больших городах империи. Господин Ларс, хоть и себе на уме, - покрутил лейтенант пальцем у виска, - но, голова! Этого, не отнять.
        - Да, Герхард, тут такое дело… - немного задумался Макаров, не зная как бы деликатнее спросить, - если я тебя попрошу про нашего артефактора сильно не распространяться, не обидишься? Я имею ввиду, даже если сам владетель Вардис тебе какие вопросы задавать будет, ну или командир твой бывший, сэр Урбан.
        - Боитесь, что переманить к себе нашего ученого могут?
        - Ну, типа того, - кивнул Саша, - поэтому я его и светить вообще не хочу. Понимаешь?
        - Да, что тут не понятного? Такого ученого, каждый заполучить захочет. А насчет вопросов разных, вы милорд, не опасайтесь. Вы мой господин и я вам, в первую очередь, верен. Наша дело - гвардейское, стоять на вытяжку и господина оберегать, а не на вопросы отвечать.
        - Ну вот и ладненько, - остался доволен его ответом Макаров, - ладно, ты Герхард, иди, а я тут кое-чего еще покумекаю. - Саша достал свой толстый письменный блокнот и ручку.
        - Вы так мало отдыхаете, господин. Всегда за бумагами до полночи засиживаетесь, а потом встаете до зари, в гроте купаетесь, потом бегать идете. Разумно ли это? Может отдохнете, ведь завтра важный день?
        - Герхард, не переигрывай! Я - архимаг, ты не забыл? Мне и часа сна хватит, чтобы отдохнуть, а можно и совсем не спать. Спасибо, конечно за заботу, но я сам разберусь со своим графиком и сам знаю, что для меня разумно, а что нет!
        - Понял, милорд, простите! Покойного отдыха, милорд! - Лейтенант коротко поклонился и собрался выходить из Сашиной комнаты, но потом хлопнув себя по лбу остановился. - Так, что мне братьям старостам передать?
        - А, ты про визит вежливости? Ну пусть послезавтра приезжают, хоть познакомлюсь с ними.
        Ларс задействовал только две точки входов, из семи возможных, протянув магический переход из замка на Ригене, до самой летней резиденции. Клим предлагал ему сделать точку входа непосредственно в Руденбурге - столице Вэллора, но Саша настоял на своем. Так ему было удобнее, переходить в свой мир. В теории, весь путь от острова и до подвала его дома, не должен превышать десятка минут. Скакнуть до перевалочного входа, перекинуться парой фраз со стражей, дав понять, что переходом воспользовались свои и оттуда уже совершить скачок в одну из построек летней резиденции, там тоже перекинуться парой слов с охраной и спуститься в подвал, где перейти уже домой. Хотя… где сейчас его дом, в «том» мире или на острове?
        Если в Вардоссе за один скачок перехода, маги из академии, брали полкроны, предпочитая серебряные деньги, то Саша решил снизить цену вдвое. Всего десять ливров. Рассудив, что это не такие большие деньги для титулованных особ, гильдейских купцов и зажиточных горожан. Взять, к примеру путешествие из столицы владения, до Тихой гавани - три дня не меньше. И если тот кто путешествует, не будет ночевать под телегой или расстелив свой плащ прямо на траве, то дважды заночевать в гостинице и поужинать, у него выйдет дороже. А ведь многие горожане и вовсе путешествовали на почтовой карете, а это еще расходы.
        «Нет, десять ливров сумма небольшая и главное, эти самые ливры, потекут в казну и в оборот разменных денег на острове. Хоть, Клим и намекал, что оплата маленькая, а я повышать ее не буду. Оборотом возьмем! Еще бы, дядя Петрос не подвел и сделал мне нужное количество проволоки из технического серебра, тогда вообще амулет-якорь заряжать не потребуется. Сделал такой переход и годами денежки собирай. И правда - волшебство какое-то!»
        Утром Саша, чтобы не нарушать самим же заведенных традиций, сделал пробежку до развилки дорог, потом выкупался в холодной воде лагуны и восполнил энергию, посетив серебряный лабиринт древних, чем увеличил свою ману еще на треть процента. Ну по ощущениям было где-то так, может чуть меньше.
        «Ничего, курочка по зернышку клюет. Если не филонить и каждый день ману сливать, а потом мгновенно восполнять в лабиринте, то за год я ее вдвое должен увеличить. Если конечно скорость прокачки, не упадет. Но все равно, за этот месяц, я как минимум на десять процентов ману увеличил.»
        Кольчугу и латы он надевать не стал, как и перевязь с тяжелой шпагой, ограничился ножом в ножнах и парадным костюмом из черного бархата. Разве что, на плечи накинул синий рыцарский плащ с вышитым серебром гербом Вэллора, а на сапожки из мягкой кожи нацепил золотые рыцарские шпоры.
        «Надеюсь, Вардис оценит прикид и прогиб будет засчитан, - усмехнулся Саша, - мол, не титулованная особа, а верный рыцарь явился к своему сюзерену.»
        Волновался конечно, но вида не показывал, пусть лейтенант со своими парнями от волнения пот утирает. Ну да, как и у него это первый раз. Но сам переход, даже немного разочаровал. Зашли всей толпой в зал, где в стену был вмонтирован большой амулет якорь. Переход активировался, погрузив все в темноту, но всего на секунду, а потом они оказались уже в приземистой каменной постройке, что стояла рядом с придорожным трактиром.
        Никакой романтики, разве что амулет сигула обдала запястье льдом, уловив возмущение магического эфира. Поприветствовали охрану, тут же заглянувшую в зал перехода и потом еще один скачок и вот они уже во дворе летней резиденции Корвинусов.
        Там их уже ждали. И лэр владетель и лэр наследник, так же разодетые в праздничные богатые одежды. Приняли Сашу как доброго друга, Вардис, при всех, крепко обнял как сына родного. Еще присутствовал сэр Урбан, командир гвардейцев и старые знакомцы - Петр Иванович и его помощник - Анатолий Михайлович, ну тот - бывший лифтер.
        «Смотри-ка, прижился в этом мире, тоже как дома тут, - помахал ему рукой Саша, - поди и бабенку себе тут завел, а может и жилье свое отстроил? Надо спросить. Он здесь, человек очень уважаемый.»
        - Поздравляю, поздравляю, тебя мой друг! Всего ничего на острове, а уже такое сотворить! - Хлопал его по плечу Вардис. - Ох, не ошибся я в тебе, Александр!
        - Да, какая моя заслуга? - засмущался Макаров.
        - Ну не скажи, кадры - решают все! Главное, правильных людей, себе в окружение набрать. У тебя, получилось! А, что твой чудо-артифактор не пришел? - Завертел головой Вардис. - А я, очень хотел с ним познакомиться.
        - Милорд, он человек гениальный, но как все гении немного… не от мира сего, - нашелся Саша, - сидит себе в подземелье и изготавливает всякие амулеты. Его, честно сказать, даже гвардейцы Герхарда, чокнутым считают.
        - Чокнутым? - рассмеялся лэр Вардис. - Да такого чокнутого, из золотой посуды кормить нужно. Хотя, ты прав, - понизил он голос чуть не до шепота, - и держать такого гения, лучше в золотой клетке.
        Ну, господа, пойдемте к столу, нужно отметить такое важное событие, как появление магических переходов в нашем владении. Посидим мужской компанией, а потом к нам в замок поедем.
        - Э… да у меня другие планы были, хотел с друзьями дома пообщаться, по делам переговорить, - растерялся Макаров, - может завтра?
        - Александр, мой сын хотел представить вас своей невесте, леди Маргарет и после, нас ждет еще одна, весьма важная встреча. - Вардис засмеялся глядя на удивленного Сашу. - Ладно, скажу по секрету, с вами, мой друг, хотел познакомится кронпринц Телхар.
        - Это гном, что ли? - еще сильнее удивился Макаров. - Зачем это?
        - Дворф, - поправил его Вардис, - вот как раз по делам он и хотел встретиться. У него есть предложение, - легонько хлопнул он Макарова по плечу и усмехнулся, - от которого вы не сможете отказаться. Да и я попрошу, вас, не отказываться. - Он снова понизил голос до шепота, - Да не парься, очень выгодное предложение. Как раз, насчет магического перехода.
        «Вот, я попал, блин! Скорее всего, этот принц, тоже точку входа затребует. И хорошо если одну. А Вардис, старый хитрый лис, и вашим и нашим. Ну конечно, у них сейчас с гномами - мир, дружба, жвачка! А мне отдувайся, ну не откажешь же им. Один принц, второй мой сюзерен. Но больше одного входа не отдам, самим такая корова нужна! Пусть будет. Про запас.»
        Гномский принц Сашу не то, что бы разочаровал, скорее наоборот впечатлил, просто сломал все его стереотипы о маленьких вредных старичках в красных колпаках. Ну подумаешь, до Сашиной подмышки мужик не дорос, людей такого роста и в его мире можно на улице встретить, зато сам себя в плечах шире и грудь словно бочонок. Такому «бугаю», только в соревнованиях по поднятию тяжестей выступать. Зато густая борода, действительно как у киношного гнома и оттенок красноватый какой-то.
        Встреча продлилась не долго, скорее знакомство с принцем крови, хотя принял его он радушно. Предложил вина и легкие закуски. В большом трехэтажном особняке, который выкупили гномы у вдовы рыцаря, на третьем этаже он обустроил себе большой, роскошно обставленный кабинет, где останавливался посещая Руденбург.
        Было одно предложение, которое озвучил Телхар. И действительно, как поразмыслив понял Макаров - взаимовыгодное. Никто, с Александра отдать амулеты входа, не требовал. Просто предложили денег заработать, амулеты переходов заряжая. Давно, еще в период когда на каменном троне Агарты восседал прадед принца Телхара, у эльфаров он купил три готовых амулета магических переходов.
        Один установили в столице подгорного королевства, второй в Аббадоне - наземном городе, современной вотчине принца, а третий, так и не использовали, хранив в сокровищнице короля-под-горой. Теперь же, когда гномы заключили договор на поставку продовольствия и многого другого, а потом создали совместный торговый дом, поставляя уже свои товары в Вардосскую империю, пришло время и активации третьего амулета. А вместе с этим и создания новой точки входа, в систему магических переходов.
        Сначала Саша слушал принца и не мог понять, что от него-то требуется и не понимал, почему уже купленный амулет перехода пылится на складе. Но, как оказалось, причина как всегда в деньгах. Помимо того, что гномы отвалили за три действующих амулета кучу серебра, так и каждый месяц, ушлые «светляки» брали большую цену за подзарядку этих амулетов. Сами-то гномы маны не имели и магией не владели, вот и платили по одной полновесной кроне в день с амулета. И это, в течение сотен лет. Просто очуметь!
        Шестьдесят крон в месяц, с двух точек. Теперь понятно, почему третий амулет гномы не активировали - просто, монеты экономили. Вот и предложил Телхар, попробовать самому Саше или его артефактору, раз в месяц подзаряжать амулет установленный в подвале дома выкупленного под штаб-квартиру совместного предприятия.
        Руди, придворный артефактор лэра Вардиса настроил и активировал сам амулет, подключив точку входа в общую систему, но вот одному зарядить большой серебряный амулет у парня была, как говориться - была кишка тонка.
        Нет, зарядил бы конечно, но недели за полторы, а то и две. А парень и так был на разрыв. Руди и так, каждый день мотался в банк, активировать магический знак на новых серебряных и золотых монетах гномьих мастеров. Еще, сам изготовлением амулетов занимался и следил за подзарядкой амулетов владетеля Вэллора и его сына.
        А тут, вопрос решался просто - гномы согласны были отдавать Александру амулет перехода, ну конечно под поручительство лэра Вардиса, а Саша давал обязательство через три дня, предоставить уже заряженный артефакт. Причем такая зарядка, не подразумевала просто просьбу сюзерена помочь хорошим людям (упс… гномам), совсем нет.
        Предложение и впрямь было взаимовыгодным - за такую «не пыльную» работенку, это с учетом того, что заряжаться амулет будет сам по-себе в лабиринте древних и от силы - минут пятнадцать, Телхар, готов был платить половину цены назначенной хитрыми эльфами. Уж те-то, точно раз в десять цену завысили.
        Пятнадцать золотых крон, только за то чтобы сходить через переход и забрать, поместить в камеру минут на пятнадцать и потом, через три дня, отнести уже заряженный амулет в Летнюю резиденцию Корвинусов. Все! Да Саша бы, за пару крон, это делать подрядился. Да даже самому за амулетом идти не нужно, можно это Герхарду поручить.
        Тут уже, полетел мелкими обломками и второй стереотип о торговой жилке малого народца. То ли, все гномы были такими бесхитростными, то ли таким был, только меднобородый принц. Хотя Клим рассказывал ему, про ушлых гномов живущих в Трехгорье, значит не все так плохо, а это лишь единичный случай.
        По взгляду принца, Макаров даже понял, что тот был готов поторговаться с ним о цене и даже немного удивился, когда Саша быстро согласился. Единственным условием Александра было - золотые полукроны в качестве оплаты, за его такую трудную магическую работу. Принц даже несколько раз уточнил, справится ли Александр за три дня или нужно дополнительное время, на что маркграф вздохнув ответил:
        - Ничего, ваше высочество, я же не один, у меня артефактор сильный, тот что амулеты для переходов смог создать, так мы с ним вдвоем сделаем. Ну постараемся конечно, напряжемся, но за три дня управимся.
        - Да, да, я слышал о ваших магических переходах, - закивал он, потом развел руками, - пусть у людей дар имеет всего один из нескольких тысяч, у нас нет и этого. Рассказывают, что старые мастера владели магией создания оружия, но я думаю это всего лишь красивая метафора. Чего не дано, того и нет!
        Когда прощались, коронный принц горячо поблагодарил Александра, что не отказал в его просьбе и подарил ему большую золотую заколку для плаща в виде совы, разукрашенной разноцветной эмалью и желтыми топазами вместо глаз.
        «О-о, мой авторитет архимага, стал приносить первые деньги. А совушка и впрямь хороша! - Саша полюбовался красиво сделанной вещицей и тут же заколол ей свой плащ. - Ничего, принц! - усмехнулся в душе Саша, - ты сам заглотил, свою же наживку. Посмотрим как ты меня благодарить будешь, мой простодырый друг, когда я через месяц предложу заряжать все три ваших амулета. Ведь, сорок пять золотых крон в месяц, для вас, вдвое меньше чем девяносто и гораздо больше пятнадцати - для меня!»
        Глава 4
        Ранним утром, едва начало светлеть ночное небо и пик, самой высокой скалы, осветили первые лучи восходящего солнца, Саша активировал рейдерский плащ и под покровом невидимости, стартовал в свой ежедневный многомильный забег.
        Добежал до валашского форта, потом решил пробежать шесть миль от развилки дорог до второго форта, что строили солдаты Капчика, надо же сливать ману, вот и делал дополнительные крюки. Второй фарт, тоже был почти достроен. Макаров несколько минут полюбовался деревянными башнями форта и солнцем встающим над полоской восточного побережья, а потом побежал назад.
        Пробежав до развилки, он почти сразу наткнулся на едущую в сторону замка телегу с сидящими в ней двумя мужичками. Телега была заполнена корзинами с едой и плетеными из ивняка клетками с курами и кроликами, а на привязи, позади телеги бежал взрослый баранчик. Обоим уже явно за пятьдесят, но один поплотнее, красномордый с черной бородкой, второй худощавый, с проплешинами на седой голове и наполовину седой бородкой клинышком. Александр заинтересовался едущими в телеге и пошел рядом.
        Через пять минут, он понял кто это едет.
        - Точно! - шлепнул он себя по лбу, - сам же назначил на утро старостам приехать.
        Он решил продолжить свой бег, но внезапно разговор двух старост заинтересовал маркграфа.
        - Думаешь, Хлодя, что молодой маркграф не узнает про наш приработок? - Спросил худощавый, тот что с седой бородкой, своего спутника, - Не хотелось бы в пыточной оказаться или поротым на конюшне быть.
        - Пфф, Николас, - презрительно фыркнул второй мужичок, - я слыхал паренек не с империи вовсе, а с севера откель. Да мало ли, что ему император и местный лэр благоволит? Мало таких выскочек в Вардосе? Сколько он тут проправит, а то мож через полгода, а то и раньше его император на Южный континент призовет, там всегда вояки нужны. А этот помимо своих солдат, еще и наемников собирает.
        - Ну не скажи, мож и думает себе, что туточки на долго обосноваться собирается.
        - Не скажи, Николос, сынки благородных сами ничего не решают, что им господин прикажет, то и делают. Как бычки на веревочке. Как император решит, так и будет и про жемчуг пока умолчим.
        - Думаешь? Что-то мне, Хлодя, на сердце тревожно, побаиваюсь я. А вдруг, да дознается?
        - Кто, телок этот дознается? Не бзди, брательник, они нас за простодырых дурачков держат, вот и прикинемся такими. Как появится на острове настоящий правитель, так мы ему жемчуг и приподнесем в дар, может и за проданный повинимся.
        - И вообще, я думаю, мало мы ему гостинцев везем. Его солдаты нас от шайки лиходеев спасли, а мы ему даров пожалели. Говорил, надобно двух поросят взять, да барашка не одного, а с пяток.
        - А пяток баранов - не жирно ему будет? Пусть жопу толстую от своей мягкой кроватки оторвет, да сам в поле поработает, тогда и будут ему барашки, да хрюшки. За дарма жрать, все господа горазды! А про жемчуг, да про господина Сальфаторе молчи, целее будешь!
        От услышанного у Саши закипела кровь, он сжал кулаки и с трудом сдержался, чтобы не начать бутузить братьев старост своими невидимыми кулаками, но сдержался. Постоял еще пару минут, глубоко вдыхая воздух и пытаясь успокоиться, а потом под невидимостью рванул обратно в замок.
        «Я, блять, покажу вам телка на веревочке! Вы у меня, сами жопы оторвете и хрен присядете!» - Ярость стучала молотками у него в висках и Саша бежал, стараясь выложиться по полной, сжимал до белизны кулаки и время от времени скрежетал зубами.
        Не останавливаясь побежал к лестнице в подземелье и потом к входу в подземный коридор, чтобы обмыться в прохладной воде лагуны и восполнить ману в зале с серебряным лабиринтом. Бросил лишь гвардейцу стоящему в карауле, чтобы срочно нашел Лаэрта и Герхарда. Когда поднялся по каменной лестнице в большой тронный зал, и его побратим, и командир гвардейцев были уже там.
        - Господин Эр-Бокк, дюжину свободных от службы гвардейцев сюда, срочно! И пусть в кольчугах и сюрко будут!
        По тону каким это было сказано и потому, что маркграф обратился к начальнику своей охраны по фамилии, Герхард понял - дело серьезное и господин не намерен шутки шутить и кинулся исполнять его приказание.
        Сам Саша сменил простую хлопчатую куртку оливкового цвета на вышитый золотой нитью парадный акетон, накинул на плечи рыцарский плащ и натянул на голову золотой венец владетеля острова.
        «Так, на сколько я их обогнал? - прикинул он время. - Думаю, как минимум, четверть часа у меня есть.»
        Все еще сопя и поглядывая на всех исподлобья, он повозился с магическими светильниками, изменив их ровный белый свет, на зеленые зловещие всполохи и уселся на стул с высокой резной спинкой, сделанный мастерами из Гавани и заменявшим ему трон.
        - Кхм… ну и? - подал голос Лаэрт пришедший по его вызову и стоящий возле стены.
        - Ждем! - односложно бросил Макаров и забарабанил пальцами по деревянному подлокотнику.
        В зал вошли двенадцать гвардейцев в кольчугах, сюрко и при мечах и выстроились вдоль длинной стены слева от господина.
        - Старосты подъедут, так сразу сюда обоих! - снова бросил Саша лейтенанту не многословный приказ.
        Герхард вернулся и на вопросительный взгляд кивну пояснив:
        - Дал указание часовым, сразу сюда приведут.
        Ожидание затянулось и Саша встав со стула-трона стал прохаживаться по залу, время от времени кидая задумчивые взгляды на выстроившихся возле стены солдат гвардии.
        Наконец, после десяти минутного ожидания и молчаливых рысканий-метаний туда-сюда, в зал ввели двух оробевших мужиков, что Саша обогнал совершая утренний променад.
        - Ну и где, вас черти носят?! - сразу пошел в наступление Макаров. - Не спешим? Болтаем едем?
        - Э… да мы поспешали, господин, - несмело ответил ему один из братьев, плотный и чернобородый, - с гостинцами к вашей милости поспешали. - Принял он глуповатый вид, с улыбочкой взирая на молодого господина.
        - Поспешали? - Макаров вновь уселся на свой стул и стал разглядывать стоявших перед ним братьев. Худой нервно озирался и стоял бледный, а вот второй, тот что Хлодя, все так же смотрел на него с улыбочкой и снисходительно, словно на капризное дитя. Наконец он не выдержал царившего вокруг напряжения, улыбка медленно сползла с его губ и он прокашлявшись спросил:
        - Ну так, ваша милость, дары забирать будете, али как?
        - Дары? А хороши ли дары, Хлодя? Не жирно, для меня будет?
        - А откуда… гм, ваша милость, что вы такое говорите? Не разумею я?
        Молча-ать! - заорал Александр. - Не милость я тебе! Знаешь, черт плешивый, как к маркграфу обращаться? Или, я для вас не настоящий господин?
        - К-как? - заикаясь спросил толстый Хлодя, а его брат не выдержав, молча рухнул на колени.
        - Я для вас, ваше сиятельство, дурни! Хотя нет! Это же я дурень, которого обмануть можно, да Николос? Не говорить, новому господину, про жемчуг? Да и вообще, я же жопу от стула не оторвал, чтобы что-то получить, так? Что молчишь, Хлодя? - снова стал заводиться Саша под конец своего монолога.
        - В-ваше сиятельство, простите, бес попутал! Не желали зла, по дурости все, по простоте нашей! - залепетал толстый Хлодя.
        - Оправдание, как дырка в жопе - есть у каждого! - вскочил Саша со своего стула-трона и сорвавшись, двинул по стоявшему рядом столику активированным «воздушным кулаком», отчего столешница хрустнув переломилась и на каменный пол посыпались обломки. Жалко конечно мебель, но очень ему хотелось двинуть по этой тупой башке, что насмехался над ним развалившись в телеге.
        - Простите, простите, ваша ми… ваше сиятельство, дурака старого! - тоже рухнул на колени Хлодя, а его худой брат, что-то стал бубнить и, утирая обильно струившиеся слезы, с завидной периодичностью прикладываться лбом о каменные блоки пола.
        - Стой, дурень, башку себе расшибешь и брат твой тоже! - прикрикнул на них Макаров. - Ну и что с вами делать? Пять баранов, значит, мне жирно будет? И про жемчуг умолчали? - стал загибать пальцы на руке Саша, - Про Сальфаторе тоже решили не рассказывать? Да еще и всяко, меня, своего господина, оскорбили? Да это не на одно, а на несколько повешений тянет, а шея у вас, я смотрю, одна? Ну вернее две, на двоих. - Саша уже успокоился выпустив пар и теперь смотрел на стоящих перед ним на коленях старост с грустной усмешкой.
        - Виноваты, во всем виноваты, господин! Только детей и внуков пожалейте! - продолжал плакать стоя на коленях худощавый Николос, а Хлодя кивая словам брата, всхлипывал и шмыгал носом.
        - И у тебя, Хлодя, дети, да внуки есть?
        - Есть, ваше сиятельство, есть! Простите, бесы меня попутали.
        - Да, что ты заладил - бесы, бесы! Жадность это ваша и чванство, а никакие не бесы. Знали ведь, что я маг сильный? Вы про меня в вашей деревне слово скажите, а я тут услышу! Ох и дурни!
        - Дурни, дурни и есть! - соглашался с его словами Хлодя и снова стал вместе с братом кланяясь на коленях стучать лбом о каменный пол.
        «Эдак и впрямь головы себе пробьют или дебилами станут, зачем мне тогда такие старосты в поселениях? Пора заканчивать этот цирк!»
        - Слушайте меня внимательно! Детей и внуков ваших жалко, да и вас дураков, тоже. Сделаем так - вы ко мне не приезжали и по дороге не говорили про меня разного. А завтра с утра повторим знакомство. Посмотрим, какой вы урок извлекли, а потом уже решу я, что с вами делать. Все ясно? Уберите их с глаз долой! - Махнул он гвардейцам.
        Потом, когда братьев вывели, махнул и остальным:
        - Все свободны. И конвой тоже! - не удержался он от шутки.
        - А ты, брат, становишься настоящим правителем. - усмехнулся темный эльф. - Но я бы одного повесил, для острастки.
        - Вот будет свой остров, тогда вешай! - съязвил Саша. - А пока, я здесь решаю.
        - Тоже верно, - не стал спорить Лаэрт.
        «А может зря я их отпустил? Может нужно было по горячему допросить, ведь самому интересно, что это за господин Сальфаторе и про какой жемчуг они говорили? Ладно, завтра видно будет, пойдут в отказ, так точно дроу попрошу, чтобы поспрашивал об их секретах.»
        День пролетел в суете. Саша погрузился в свои дела и проблемы и вскоре, вообще перестал вспоминать об утреннем визите братьев старост. Воспользовавшись телепортом, совершил путешествие до Летней резиденции, где немного пообщавшись с механиками по поводу грузового крана, который он хотел установить у причала, он перешел в «свой» мир. Но не угадал, тут было полвторого ночи.
        Бизнес друзей шел своим чередом, в подвале дома все так же стояли ящики со свеже копченой рыбой и ведерки с маринованным шашлыком. По второй лестнице, прямо из гаража поднялся, стараясь совсем не шуметь, в комнату и включил свой компьютер. Было несколько идей, и вопросов которые он хотел проработать. Например поискать информацию об искусственных кристаллах, которые можно будет использовать как накопители, в магических амулетах, вместо природных драгоценных камней.
        Полазил в нете некоторое время и разобрался, что магическую энергию могут аккумулировать только камни имеющую кристаллическую структуру, в отличие от аморфных, например стекла и янтаря. А например, горный хрусталь и даже лед, уже могут быть в роли накопителей энергии. Конечно, тот же горный хрусталь, будет в десятки, а то и сотни раз хуже накапливать энергию, чем скажем алмаз. А лед, вообще накопитель ненадежный, если только жить где-то на севере, рядом с ледником.
        Интересно, что например, шаманы использовали тот же янтарь в своих амулетах, но скорее «солнечный» камень имел какое-то мистическое значение, а не выступал кристаллом-накопителем. Об этом ему рассказывал Ларс. Посмотрел описание искусственных кристаллов, понял что их можно использовать в серебряных амулетах наравне с драгоценными камнями.
        Дело за малым, встретиться с ювелирами и узнать их о ценах. Может через них и купить получится. Можно и о серебре поговорить, тоже купить через них серебро или например обменять на золотые монеты, которые они охотно покупают. А можно и обменять золото, на заготовки серебряных колец и кулонов, Ларсу работы будет меньше при изготовлении амулетов.
        - Ладно, обязательно нужно к ним съездить и переговорить, - сделал пометку в блокноте Макаров.
        Посмотрел на время, отображающееся на мониторе - всего проработал около четырех часов. Выходит в том мире, даже часа не прошло - удобно. Можно вообще, тут работая, полдня проводить, а там только полтора-два часа пройдет. Даже вздремнуть тут можно, времени там не теряя, надо только Сергея попросить сюда диван какой купить, а то в кресле удобно, но не выспишься.
        - Ладно, домой пора! - решил Саша и наткнулся взглядом, на мешок, лежащий между шкафом и столом. В мешке лежала бухта проволоки из технического серебра. На вскидку, метров сто точно есть, - прикинул Саша взвесив в руке тяжелый мешок, - молодец дядя Пертос, не подвел! Надо армянину, помимо оплаты за проволоку, еще и премию подкинуть. Пусть и дальше техническим серебром занимается.
        Да и Серый, красавчик, сообразил что это перед лэрами и Петром Ивановичем, пока, светить не надо. А то много желающих посотрудничать с Петросом будет, а пока мне такой проволоки как можно больше надо.
        Саша провел «магопровод» из подземной комнаты с лабиринтом, протянув изолированные провода по всему замку цепляя к такой проводке сильные магические светильники. Теперь в планах было протянуть провода через двор к барбакану, делая ночное освещение внутреннего дворика и самой башни, где находился главный амулет-якорь. Ведь если запитать его напрямую от источника силы из лабиринта, то вообще заряжать больше не нужно.
        «Да, так и сделаю, - решил Саша, - а потом, со следующей изготовленной Петросом проволоки, подключу фонарь маяка, чтобы дать ориентир идущим от Западного берега кораблям.»
        Когда вернулся в мир двух лун, был приятно удивлен - уже за первый день телепорт принес деньги. Быстрым путешествием воспользовались шесть человек, принеся в казну первые полторы кроны. Было приятно держать в руке увесистый мешочек с большими медными монетами. Но главное, если так пойдет дальше, полностью решалась проблема с разменной медной монетой, которой сейчас так не хватало на острове.
        Зашел на кухню, где трудилась дородная кухарка, с парой поварят, своих же внуков. Проголодался и решил взять кувшинчик травяного чая и пирогов. Это тут, полтора часа всего после обеда прошло, а Саша с переходами из мира в мир, уже изрядно проголодаться успел.
        Что-то цепануло взгляд. Сначала не понял, а потом сообразил что смотрит на большую деревянную плошку с кусками каменной соли, которую один из поварят толок, подсыпая в медную ступку.
        «А ведь соль, тоже вещество с кристаллической решеткой и значит, тоже может накапливать магическую энергию выступая в роли аккумулятора. Ха, а что это даст? В оправу кусок соли, так растворится, как только вода попадет на такой амулет.»
        Уже собрался уходить, но вновь задумался и начал прямо стоя жевать пирог с грибами и зайчатиной.
        «А если засыпать кристаллы соли в какой-нибудь контейнер или банку и сделать простую батарейку?»
        Саша кинулся бегом по лестнице до своего кабинета и сев за стол достал лист бумаги и принялся черкать в нем, стараясь записать пришедшие в голову мысли. Даже сделал рисунок будущей батарейки в разрезе. Съел пироги, подумал и вновь двинул к переходу.
        Уже на «той» стороне нашел рядом с воротами две пустые алюминиевые банки из под пива.
        «А что, вполне годные корпуса для будущих батареек.» - повертел он в руках пустую банку.
        Уже будучи снова в подземелье замка, где на стене ярко горели магические светильники, напилил крупным напильником серебряной стружки и перемешав серебристый порошок с кусочками каменной соли засыпал смесь в пивную банку.
        «Ну и как? Нужно что-то за что браться для подзарядки или чем касаться разряженного амулета.»
        Поискал глазами кусачки и отщепнув от серебряной проволоки двадцати сантиметровый отрезок согнул его с концов, сунул в банку.
        «Ну вот, вроде первый прототип готов! Теперь в зал с лабиринтом и зарядить, то что получилось.»
        Батарейка хоть была уродливой на вид, в чуть погнутой пивной банке торчал серебряный штырек проволоки, закрепленный свернутой тряпкой. Но это не важно. Важно, что батарейка работала и работала довольно хорошо!
        Серебряная стружка, как бы, скрепляла между собой кристаллы соли, пропуская через себя аккумулированный заряд к торчащей из банки проволоке.
        «Конечно, серебра на такую батарейку ушло грамма два и плюс кусок проволоки, еще грамма на четыре. Многовато! Но, ведь ее можно использовать много раз и даже когда крупицы серебра „выгорят“, то можно подсыпать еще и использовать батарейку вновь и вновь! Да я, чертов гений! Хотя… ну, что тут сложного? Просто местные не знают, что такое батарейка. Сделал уже давно придуманное, вот и вся моя заслуга. Источник питания, который можно носить с собой и использовать для подзарядки амулетов или собственной маны.»
        Сашина мана была уже довольно «прокачана» и чтобы ее зарядить из слитого состояния, требовалось как минимум две таких полностью заряженных батарейки.
        «Ну, тоже приемлемо. Зато можно, как в серебряном лабиринте, почти мгновенно восполнить внутреннюю энергию. Можно, вообще, скрепить несколько таких батареек в единую, а потом, изготовить для такой пауэрбанки специальную сумку-чехол и брать с собой в дорогу.»
        Саша еще месяц назад установил в своей подземной лаборатории пару верстаков с закрепленными тисками и перетащил из «дома», много разного инструмента.
        Достал из кармана серебряную крону и закрепив монету в тисках, вновь начал пилить ее напильником. Можно конечно было не портить уже отчеканенную деньгу, а пилить серебряный слиток, но лень было идти за ним в специально оборудованное хранилище-сокровищницу. Через несколько минут ему надоела монотонная работа и он поднялся на кухню.
        Увидел у входа, одного из мелких поварят, что выносил в специальный ящик-контейнер картофельные очистки. Саша сразу попытался наладить все как можно функциональней. Например, те же отходы с кухни, потом несли на небольшую ферму, где откармливали два десятка поросят, для Сашиного стола и для всех сейчас живущих в замке, а это, много ни мало - полтора десятка слуг и пять десятков солдат гвардейцев.
        - Эй, паренек! - окрикнул он тащившего уже пустое ведро поваренка, - как тебя зовут?
        - Улли, господин! - боднул он головой воздух. Видимо в его представлении это означало поклон.
        - Денег хочешь заработать? Пойдем со мной, только тетушку Ратуну предупреди.
        Внизу дал парню в руки напильник и показал как пилить закрепленную в тисках монету. Мальчонка, примерно восьми лет, несколько минут не понимал для чего нужно портить целую крону и сначала, смотрел на маркграфа с большим сомнением, но все же взялся за работу.
        Саша же, отщипнул второй кусок проволоки и принялся отрезать кусочек плотной резины, для заглушки и удержания проволоки. Наконец Улли напилил нужное количество серебряной стружки и получив за это фартинг, зажал его в кулаке и с радостной улыбкой побежал хвастаться, неожиданным приработком, бабушке и брату.
        Макаров зарядив и вторую изготовленную батарею, смотал их обе изолентой и скрепив торчащие концы проволоки между собой, сунул это изделие себе в наплечную сумку.
        «На все- про все, у меня ушло менее двух часов. Таких батареек бы, на всякий случай, еще штук десять нужно сделать. Только банки нужны!»
        Показал все Ларсу, выдержал шквал его похвал и восторженных отзывов, о гении господина, взял у него пару кусков серебра, которое он использовал для изготовления амулетов. Потом, пристроив к делу пиления серебра Улли и его брата Жака, вновь направился к телепорту.
        Дома было уже утро и Серый вместе с женой умотали на работу. Может в кафе вопросы решают, может в город «по делам» уехали, Саша выяснять не стал. Он тут за другим, вначале сам хотел дойти до ближайшего магазина и купить пару упаковок баночного пива, но потом наткнулся на заходящих к нему во двор приятелей бухариков.
        - Ба, Александр Сергеевич! Давно вас не было видно, приехали? - Радостно поприветствовал его «Неописуемо», а его друг только растянул рот в улыбке и мелко затряс головой, что видно выражало тоже радость от неожиданной встречи.
        - Михалыч, а ты чего сюда? - немного удивился Саша.
        - А, так мы сейчас в мастерских у Сергея Леонидовича трудимся, то починить чего, то стекла упаковать, то вот парусину большую сворачивали и в мешки упаковывали и палатки армейские. А еще три десятка лопат и топоров почти полсотни. Куда столько? На север видно продает или на икру меняет. - заговорщицки сообщил он Макарову.
        «Ну да, Саша сам просил прикупить парусины и армейских палаток, вот значит кто их к перевозке на остров упаковывает. Молодец, серый, уже много чего купил, надо в следующий раз с собой десяток гвардейцев взять, пусть все домой тащат. Только самому в подвал вначале перетаскать, ну или Михалыча с другом попрошу помочь.»
        - Долг, что ли отрабатываете?
        - Нее, - замотали оба головами, - то уже отработали, теперь за деньги трудимся.
        - И сколько вам Сергей платит? - поинтересовался Саша.
        - По пятихатке в день, ну это если работы много, а если на пару часов, то рублей по триста имеем. Да нормально, не упахиваемся, больше так, на подхвате.
        - Так, сейчас. Тут будьте, - предупредил их Саша, сам поднялся к себе в комнату и из кошелька вытащил две тысячные купюры.
        - Короче, мужики, на сегодня все бросаете, Сергею Леонидовичу, скажите, что я вас для срочной работы задействовал. Понятно?
        - Ну не совсем, а чего делать-то надо? - задал вопрос приятель Михалыча, Саша точно не помнил как его звали, но вроде бы Ильич?
        - Вот вам деньги, - протянул он мужчинам две купюры, - одна, вам за работу, а на вторую покупаете пива.
        - Чего? - недоверчиво глянул на него «Неописуемо», видимо приняв его слова за шутку.
        - Да мне, пивные банки нужны. Алюминиевые. Только старайтесь их не мять. Аккуратно открываете банку, сливаете пиво в другую тару, банку ополаскиваете и ставите просушиться. Пиво, тоже без разницы какое возьмете. Краска у вас есть? Любая.
        - Есть, только синяя, - кивнул Михалыч.
        - Да без разницы, - махнул рукой Саша, - пиво сольете и банку снаружи покрасите. Все понятно?
        - Так, а сколько брать-то? На весь косарь?
        - Двадцать штук купите, только чтобы не сильно мятые. Ну и все покрасите.
        - Ну с этим мы за пару часов, легко управимся, - расслабился Михалыч.
        - Да не торопитесь, мне не срочно, главное все к вечеру сделайте. Вон потом, окрашенные банки, на лавочке во дворе оставите. - ткнул он пальцем на стоящую у гаражных ворот деревянную скамью.
        Уже открыл двери в гараж, собираясь уходить в свой новый дом-замок, как «Неописуемо», крикнул:
        - Александр Сергеевич, а сдачу? Сдачу Сергею Леонидовичу отдать?
        - Себе заберите, - махнул рукой.
        «Ну понятно, самое дешевое купят, а оно в магазине рублей тридцать за банку или еще дешевле обойдется. Пусть себе сдачу забирают, мне главное чтобы банки были.»
        - А пиво, тоже на лавочке оставить? Его бы лучше в холодок убрать, а то как потом пить будете.
        Саша повернулся и посмотрел на мужиков насмешливым взглядом, - Вы не поняли, мне нужны только банки! Пиво себе заберете и вечером выпьете. Все понятно?
        Мужики синхронно кивнули, а когда за Сашей закрылась дверь, Михалыч задумчиво произнес, - чтоб я так жил!
        - А че? Нам и подфартило сегодня, и деньги заработаем и пивка попьем. - радостно покачал головой его товарищ, - Не, ну красота же!
        Глава 5
        Утром Саша все так же рванул в свой ежедневный стайерский забег. На развилке дорог, ведущих в поселения рыбаков, он увидел большую груженую телегу и сидящего в ней толстячка Хлодю.
        «Видно брата тут дожидается, чтобы вместе ко мне ехать. А вид-то у него мрачный, видно волнуется, что все же повешу их с братом.»
        На телеге помимо клеток с курами и кроликами, которых кстати, тоже прибавилось лежали еще две овечки и рыжая козочка со связанными ногами. А позади телеги стояли два небольших теленка, корова и лошадь.
        «Хм… ну и Хлодя, неужели все это мне решил отвезти? - только сам староста был совсем не весел и через каждые минуту тяжело вздыхал с каким-то стоном. - Переживает! Ничего, сейчас я его отвлеку.» - решил пошутить Саша.
        - Он под покровом невидимости подошел к стоящей корове и изменив голос, замычал и заговорил повернув коровью голову к сидящему на телеге старосте.
        - Му-у-у, думаешь Сивка, наш староста сегодня все расскажет?
        Потом Саша переместился к стоящему коню и дернул его за челку, отчего коняка замотал головой и заржал, а Саша проговорил уже другим голосом:
        - Неее, бежать ему надо! Колдун и так про все его проступки в курсе!
        Хлодя оцепенел и медленно повернул голову к привязанным животинам. Потом застонал и стал осенять себя знаком святого круга.
        - П-помоги, мне всеотец! Не дай сгинуть! Чего вы, чего вы? - чуть не плача спрашивал он смотря то на корову, то на лошадку.
        - Меее, не слушай их хозяин! Куда бежать? Колдун и так все знает, повинись и может, простит! - Приподнял Саша голову козы и стал шевелить ее челюстью, будто это она разговаривает.
        Хлодя хотел спрыгнуть с телеги, ноги подогнулись и он рухнул прямо в дорожную пыль. Потом вскочил и побежал. Саша даже подумал, что переборщил с шуткой и дедок реально «съехал с катушек», но тут на дороге показалась еще пара телег, едущих со стороны другого поселения, расположенного на западном берегу острова. Саша узнал в одном из возниц второго старосту. Две телеги, тоже были тяжело нагружены и позади каждой было привязано по лошадке и по коровке.
        «Ого, а Николос, даже двух лошадей отдать решил. Ладно, сами виноваты, будет им наука, как владетелю острова кости перемывать.»
        Хлодя долго что-то объяснял приехавшим и показывал с испугом на свою телегу. Потом молодой парень плюнул и с немалой опаской сначала подошел к Хлодиной телеге, а потом и сел в нее взявшись за вожжи. Хлодя же забрался на его место.
        «Может, еще пошутить? - подумал Саша, но потом сам же мотнул головой, - ну нафиг! Совсем перепугаются еще и подарки не довезут, пусть едут спокойно. Посмотрим, как исповедоваться в своих грехах будут.»
        Пока братья старосты, доехали, Саша успел закончить с двумя десятками батареек, доделав и полностью зарядив их в лабиринте. Потом подумав, все же нацепил на голову корону, но переодеваться и изменять свет магических светильников, на зловеще зеленые сполохи, не стал. Даже решил поговорить с братьями наедине, ну почти. У входа в зал все равно стояло два гвардейца на часах.
        Вместо, сломанного им в гневе, столика, принесли новый. Немного больше, за которым могли усесться человек шесть. Поэтому Саша сдвинул его к стене, и поставил рядом несколько стульев.
        «Надо, столярам, в этот зал несколько больших столов заказать, чтобы можно было общие застолья проводить, а в обычные дни развернутые совещания.»
        Хотел уже устроить небольшой перекус с кофе и сладкими пирожками, но тут вошедший гвардеец доложил о прибытии старост на трех груженых добром телегах.
        - Хорошо, зови их сюда, братец.
        Братья входили с большой опаской, постоянно кланяясь и озираясь. А когда подошли, то снова рухнули на колени.
        - Простите, нас, ваше сиятельство! Нечистые попутали, дураков! - вновь затянул свою песню Хлодя.
        - Да слышал это уже, хватит! Просто вставайте и все рассказывайте. - приказал им Макаров.
        Братья покосились друг на дружку, вздохнули и начали говорить, перебивая друг-друга.
        - Погодите! - снова остановил дедков Макаров. Вот ты все рассказывай, - ткнул он пальцем в худощавого Николоса, отчего он икнул, а потом затряся бородкой продолжил:
        - Господин, виноваты мы, утаили добро немалое. Жемчуг мы нашли, на отмели недалеко.
        - Чего, жемчуг? - переспросил Саша. - Где, точно?
        - От моего поселка мили две мористее, если к юго-западу забирать, мелководье будет. До дна, всего два-три человеческих роста и там перловиц много.
        - Чего много? - не понял Саша. «Ну да, такую отмель заметить в море сложно, так как кораблей с такой осадкой тут еще нет.»
        - Перловиц створчатых, что жемчужины родют, - пояснил уже Хлодя, а Николос кивнув продолжил:
        - Ну так парни наши, стали нырять, да жемчуг добывать. Мы то тайком делали, чтобы северяне разбойники не прознали о нашем прибытке.
        - То, что меня обмануть хотели - плохо, а то что от северян скрыли - то хорошо, - кивнул Саша, - дальше сказывайте.
        - Так стало быть добываем жемчугов поманеньку, - кивнул худощавый и вынул из-за пазухи два мешочка, один поболе, а второй вовсе небольшой. - Мы не все продавали, а токмо мелочь, покрупнее и совсем крупный, откладывали. Как знали, что на острове господин появится.
        - То есть, жемчуг, вы сами в море добывали? - задумался Саша, - а почему боялись за это?
        - А как же? Рыбалим мы на острове с дозволения старого господина, а вот на жемчуг никакого дозволения не было, вот и забоялись сказать, - вздохнул сухощавый дедок, - но жить-то надо, а жемчужины хороший прибыток дают. Вот и продавали, - снова тяжело вздохнул он, а его толстячок брат добавил:
        - Только мелочь продавали, все стоящее в эти мешочки склали, да в сундуке под замком хоронили.
        Саша запустил руку в тот, что поболе и вытянул пригоршню белых перломутровых жемчужин величиной с небольшие горошины. Во втором мешочке, лежало всего семь жемчужин покрупнее. Размером, уже с горох крупный.
        - Четыре раза по десятку, - показал Николос для верности раскрытые ладони с растопыренными пальцами, - и еще осемь.
        - Сорок восемь, значит понял его Макаров. Не густо. И долго вы на той отмели жемчуг ловили?
        - Да половину годика-то ловили, может чутка поболе, - кивнул Хлодя, - но не часто, раз в седмицу на промысел плавали, редко - два.
        - А мелкого много продали?
        - Много, - снова тяжело вздохнул Николос, - раза четыре, как в том мешке, может и больше. - На две сотни ливров, точно наторговали. А может и больше. - опустил он плечи.
        - То есть, примерно, на пять-шесть крон?
        - Так есть, - боязливо ответил и втянул голову в плечи Николос, видно ожидая гнева от господина маркграфа за такое своеволие.
        - Это получается, что вам за мелкую жемчужину, по ливру давали?
        - Так и давали, - подтвердил Хлодя. - Господин Сальфаторе, и этот купить хотел, но мы не продавали, за тот, которого много, ну за средний, уже по пять ливров сулил, а совсем за крупный - по половине кроны.
        «Хм… - задумался Саша, - ну не так чтобы и много, но с другой стороны если наладить добычу жемчуга, то реально зарабатывать по три-четыре десятка ливров в неделю, только на мелочи. Не много совсем, но зато это реальный приток разменной монеты в оборот острова. А если продать тот, что уже покрупнее, сколько это выходит? - Саша взвесил в руке мешочек, с почти полусотней, жемчужин. Если здесь больше, чем на шесть полновесных крон. Уже хорошо, а если эти шесть крон, да медью! То совсем замечательно будет.»
        - Ладно, мужики, - будем считать, что деньги которые вы с мелкого жемчуга взяли, я вам прощаю, но впредь вся добыча будет учитываться. И за ваши подарки, благодарю вас!
        - Так, вы ваше сиятельство, даже на то не глянули, - показал рукой на двери Хлодя, - сегодня мы постарались, сегодня вам богато привезли.
        - Да, знаю я обо всем, что в телегах у вас лежит, - не забыли, кто я есть? - Даже знаю, - продолжил Саша со смешком, - как с тобой, Хлодя, по утру животины разговаривали. Даже коза, тебе неразумному дельный совет давала.
        Хлодя побледнел, а потом рухнув на колени, подполз и схватив его за ноги стал целовать ботинки, - прости нас, отец родной!
        - Епт! Дурак, что ли? - опешил от такого нахрапа Макаров, - Чего, снова за старое? Ведь простил же!
        - Спасибо, вам батюшка, господин наш! - тоже рухнув на колени, присоединился к своему брату Николос.
        - Все, все, завязывайте. Вставайте, говорю! - прикрикнул на них, а потом и вовсе усадил мужиков за стол Макаров. Сел напротив, заглянул каждому в глаза и проникновенно спросил: - А теперь рассказывайте, голубы мои, кто такой господин Сальфаторе, как мне его увидеть можно?
        Когда старосты, довольные не только тем, что остались живы, но и прощением долга за проданный жемчуг, уехали восвояси, Саша еще долго сидел за столом в задумчивости перекатывая по столешнице крупные жемчужины.
        Он даже разложил перед собой несколько листов и стал рисовать нехитрые изобретения человечества, такие как примитивный водолазный шлем или колокол наполненный воздухом с помощью которого можно было собирать жемчуга в десятки раз больше.
        Например сделать плот с люком и лебедкой которая бы опускала и поднимала колокол. Или меха нагнетающие воздух по армированным шлангам в водолазные шлемы. Хотя, можно и акваланги дома купить и обучить обращению с ними несколько человек.
        А потом Саша задумался и вспомнил слова Климента, когда он ему сказал - «Зачем бежать впереди паровоза и плодить сущности без необходимости? Все, в этом мире и так идет своим чередом.»
        «И правда - зачем? Что мне это даст, все эти акваланги и колокола? Несколько дополнительных крон в месяц? Так и сейчас не бедствуем, переходы-телепорты уже, небольшим, но уверенным ручейком стали приносить в казну деньги. Зачем тогда ставить добычу жемчуга на поток? Достаточно, разрешить рыбакам ловить жемчуг официально. Делать например это раза два-три в неделю и отдавать половину прибыли. Не со всего конечно, а с той же мелочи, это для простых людей все одно неплохие деньги.
        Да… а мы то с Герхардом и Лаэртом гадали, отчего простые рыбки, на этом острове, живут так припеваючи? И окна у них остекленные и лошадка почти в каждом дворе, а то и пара коровок, и хлебушек всегда есть, потому как муку, да зерно мешками в Тихой гавани закупают. А оказывается это доход с продажи жемчуга. Но надо отдать должное братьям старостам, не мошну себе набивали, а на благосостояние общества добытые деньги шли. Хоть тут не оплошали старые и не вызвали моего гнева.
        Вот, завтра, мы с господином Сальфаторе повстречаемся, поговорим и все проясним. По тем же ценам он будет, уже у меня жемчуг брать или мне удасться поднять прибыль? Хотя, если заартачится, то можно и через Клима, гномам жемчуг продавать. У них выхода к побережью нет, а как говорят, жемчуг спросом пользуется. Ну, конечно буду терять часть денег, если продажи пойдут через торговый дом, но все одно в плюсе большом буду.»
        Из рассказа старост, господин Сальфаторе был контрабандистом, который покупал у них жемчуг. Приплывал на небольшой фелуке с треугольным парусом. Команда состояла, то ли из трех, то ли из четырех человек. Больше они о нем ничего не знали, но приплывал он регулярно, каждые две недели. Вот как раз послезавтра, они ждали его в очередной раз. Но больше всего, Сашу заинтересовало, что расплачивался он имперскими монетами, значит много торговал с кем-то из империи, а возможно туда же продавал выкупленные у рыбаков жемчужины.
        Южная оконечность острова, по большей мере, была лесистой. Огромных скал как на северном берегу тут не было, но были навалы крупных камней. Примерно, в двух милях южнее западной деревушки рыбаков, была небольшая бухта, даже скорее заводь. От строящегося солдатами Капчика форта, заводь скрывал холмистый мысок и высокие сосны, что подходили к самой воде. Если идти с юга, следуя как раз в фарватере мощного течения, то лодку или корабль не видно даже с холма, где стояла смотровая башенка форта.
        Для контрабандистов место удобное, но удобно оно и для засады. Две дюжины стрелков, легко укрылись за камнями и стволами больших сосен. Александр, Лаэрт и Николос ждали на берегу, сидя кто на камне, кто на поваленном стволе. Только в отличие от старосты, Саша и его побратим были в плащах-комбинезонах эльфарских рейдеров.
        - Да не трясись ты! - Посмотрел темный на вздыхающего и мелко подрагивающего старосту. - Сами во всем виноваты. Связались с контрабандистами. А они, поди и людоловством промышляют? Девки у вас последнее время не пропадали?
        - Н-не пропадали, - заикаясь ответил дедок. - Господин Сальфаторе не таков! Он людоловов сам не любит.
        - Это он тебе сам сказал? - оскалил клыки, то ли в усмешке, то ли в раздражении дроу, - Вроде не молодые, а как дети! Вам с братом, только за связь с контрабандистами виселица полагается.
        - Да хватит, Лаэрт и ты, Николос успокойся. Я же сказал, что мне с твоим покупателем только поговорить надо. Ничего ему не будет! Не договоримся, так пусть плывет.
        Староста вздохнул, а потом недоверчиво покосился на валуны и деревья, где спрятались солдаты и снова вздохнул.
        - Мы господину Сальфаторе поклялись тайну хранить.
        - Николос, вы с братом поклялись, когда на острове хозяина не было, так? Ну, а сейчас совсем другой расклад. Да и сказал же - только поговорим!
        - Есть! - из-за деревьев выскочил один из разведчиков Лаэрта. - Небольшая лодченка с косым парусом, как и говорили. Четверть часа и тут будет.
        - Хорошо, Пауль. - кивнул ему Макаров.
        - Енот, ты беги Капчика тоже предупреди, пусть господину Олафу отмашку дают. Пора!
        Разведчик вновь скрылся за деревьями, а остальные посильнее вжались в камни и траву. Через несколько минут, Макаров и впрямь разглядел остроносую длинную лодку под косым, такие вроде называли латинскими, парусом. Небольшая, метров десяти в длину, не больше, трюма нет вовсе, только на корме небольшая квадратная надстройка-каюта. Пока видно было троих человек на борту.
        «Может в каюте кто есть? Главное уйти не дать.» - предположил Саша.
        Когда лодка, почти подошла к песчаной полоске берега, с борта спрыгнул человек. Высокий, широкоплечий, хотя не сказать чтобы стройный. Скорее фигура штангиста - заметное брюшко и толстые, мускулистые руки, которые не скрывал кожаный жилет. Саша активировал заклинание «орлиный глаз» и теперь хорошо видел лицо силача. Большой нос с горбинкой, черные волосы выбивающиеся из-под широкополой кожаной шляпы с заломанным передним полем, небольшая ухоженная бородка и крученные, загнутые вверх кончики усов. А еще, крупная серьга в ухе, что было распространено у дворян и наемников. Смуглость кожи и черные волосы выдавали в нем южанина.
        В руках господина Сальфаторе оружия не было, но за пояс был заткнут большой кривой кинжал в ножнах, больше похожий на короткую саблю.
        «Да ты щеголь, господин хороший, хоть и не молод уже. А сабелька не маловата будет? Хотя, если орудовать на корабле, то удобное оружие.»
        - Ну что ты стоишь, как истукан? - прошептал он старосте. - Помаши рукой маме!
        - А? - староста растерялся и хотел повернуться, но Лаэрт ткнул его кинжалом в мягкое место и прошипел:
        - Сказали, рукой маши, дурень!
        Бледный староста словно механическая игрушка поднял руку и стал водить кистью туда-сюда, время от времени вздыхая скашивая взгляд на довольного эльфа.
        Поначалу Макаров просто хотел договориться о встрече, через братьев, но его переубедил и Лаэрт и Герхард. Оба заявили, что по законам империи контрабанда карается смертью, поэтому ни один контрабандист, в здравом уме, не пойдет на встречу с владетелем острова добровольно. Просто подумают, что их вздернут на первом же суку. Вот и решили действовать хитростью, сначала продемонстрировав силу, а потом уже дать возможность договориться.
        Когда гигант подошел к стоявшему старосте, улыбка сползла с его лица, так как из-за камня появился Саша.
        - Господин Сальфаторе, я владетель этого острова, маркграф Александр Мак Арофф и я, приглашаю вас выпить со мной стаканчик вина и поговорить о делах наших… - Саша чуть не добавил «скорбных», но вовремя прикусил язык. Распространенные в его мире шутки, тут не понимали и могли истолковать совершенно иначе.
        - Мерзкие псы! Вы продали Сальфаторе Гоччо! - раздался над заводью его громкий раскатистый рев. - Салазар, отходим! - Гигант выдернул из-за пояса свою короткую саблю, которая на его фоне смотрелась детской игрушкой.
        Выпрыгнувший из-за камня Лаэрт ухватил старосту и отбросил назад, метра на три, так, что он пару раз кувыркнулся в траве.
        «Ну говорил же, аккуратнее! - подумал Саша. - Не хватало еще деду шею свернуть!»
        - Салазар! - снова закричал контрабандист, но оглянувшись понял, что помощи ждать не следует, так как между ним и лодкой стояло как минимум два десятка солдат, а из-за мыска на веслах выходил снеккар нордов. - Обложили, имперские псы!
        - Потише в выражениях, Сальфаторе! - крикнул ему Александр. - И бросайте свою зубочистку!
        Но здоровяк, зарычал и пригнувшись, словно бык на красную тряпку, кинулся вперед.
        Саша увидел как Лаэрт начал поднимать свой небольшой арбалет и махнул рукой и успел крикнуть:
        - Я сказал, убери!
        Быстрый шаг вперед и «воздушный кулак» впечатался бугаю в опорную ногу, чуть выше колена. Пришлось специально бить по крупным мышцам, так как Саша по неопытности боялся покалечить здоровяка, выбив колено или сломав кости.
        Нога проскользнула по мокрой земле и Сальфаторе всплеснув руками не удержавшись плюхнулся на живот. Все бы ничего, но кончик кривого кинжала-сабли теперь торчал у здоровяка из предплечья.
        «Не покалечил, блять! Ну сам дурак, так шмякнуть человека когда у него в руке острый клинок!»
        Сальфаторе рычал как раненый бегемот, разбрызгивая свою кровь и пытаясь стряхнуть с себя, навалившихся сверху, полдюжины солдат.
        - Да сколько можно! - дроу быстро подшагнул и впечатал носок сапога куда-то за ухо раненому контрабандисту, отчего он хрюкнул уткнулся лицом в набегающую волну.
        - Ты хоть его не убил? - грустно спросил Макаров.
        - Жить будет, - мотнул головой Лаэрт, - но недолго, если рану не перемотать - кровью изойдет.
        - Пригласили, мля, человека на чашечку чая! Вот как теперь с ними о делах договариваться, чуть не укокошили?
        - Ничего, порой человек становится сговорчивее, если почувствует на шее затягивающуюся веревку или кинжал в теле, - кивнул он на раненого, - да и не только человек.
        От поставленного здоровяку контрабандисту укола «сияющего лекаря», кровь прекратила сочиться из раны, но вот широкий шрам пришлось все же зашивать. Саша хотел приказать доставить к нему одного из лекарей, но дроу только махнул рукой и выудил из своей сумку тряпицу с кривой иголкой.
        - В рейдах парням, не одну рану зашил, тут вообще ерунда!
        Привязанный к тяжелой лавке Сальфаторе, вращал глазами и пытался вытолкнуть изо рта плотный кляп.
        «Нет уж, сначала рану зашьем, а потом уже развяжем. А то снова взбрыкнет и сам себя поранит.»
        Наконец, когда все было закончено и Лаэрт сделав дело, присел с бокальчиком вина на стул у окна, Саша вновь заговорил со связанным контрабандистом.
        - Мы тебя вылечили, зашили рану. Причем, заметь - проткнул себя ты сам. Если уберу, поговорим?
        Сальфаторе затих, и приняв это за знак согласия Саша стал вытаскивать кляп. Но в последний момент, Сальфаторе клацнул зубами, попытавшись укусить за руку.
        - Слушай, ты дурак? Ты же своими зубищами, мне чуть пальцы не отхватил! - Испуганно одернул он руку, а потом видно устыдившись своей реакции, рассмеялся. - Ты, чего такой неугомонный?
        - Смердящие псы, вам не запугать Сальфаторе Гоччо! Будьте вы прокляты! Особенно ты, нелюдь! Грязная черномазая обезьяна!
        - А вот это, уже обидно! - поморщился темный эльф. - Господин Александр, я думаю он не в себе. Что с ним возиться? - демонстративно пожал плечами Лаэрт и отхлебнув вина продолжил. - Не один он был в лодке. Его брат и племянник, тоже у нас. Не хочет разговаривать, так и бес с ним. Посадим в башню, чтобы любовался болтающимися на ветру родственниками.
        Сальфаторе услыхав такие слова застонал, но сыпать проклятиями перестал.
        Потом посмотрел на Сашу уже осмысленным взглядом:
        - Он еще подросток! Рамису нет и пятнадцати лет, мы взяли его всего во второй раз. Отпустите и я скажу вам, где спрятаны деньги. Там немного, но выкупить жизнь моего племянника хватит.
        - И сколько там, если не секрет? - заинтересовался Саша и придвинув табурет сел поближе.
        - Шесть крон, - буркнул связанный контрабандист, - но нужно плыть. Всего два дня на юг, к небольшому скалистому островку. Я нарисую карту и где искать спрятанные деньги, только отпустите Рамиса и Салазара.
        - Ого, то хотел выкупить только племянника, а то уже и брата. Не жирно, двоих всего за шесть крон? - Заинтересовался его речами и Лаэрт.
        - Там есть еще немного оружия - пять отличных, хишпанских арбалетов и пара малых бочонков крепкого рома с южных островов. Дорогой напиток, выдержки не менее пяти десятков лет.
        - Пятьдесят лет, откуда у тебя такой ром? - удивился Саша.
        - Это и так ясно, - усмехнулся дроу и тоже пересел поближе к дубовой лавке с пленником, - с Невольничьих островов, где выращивают сахарный тростник. Лучше спроси, для кого он припрятал эти бочонки.
        - Сальфаторе Гоччо, никогда не выдаст своих заказчиков!
        - Похвально. Посмотри, брат, какой благородный вор. Я ведь не ошибаюсь, в Вардоссе контрабанда приравнивается к воровству?
        - Точно так, брат! - кивнул Лаэрт.
        В комнате, кроме их двоих и допрашиваемого больше никого не было и Саша перешел на обычное свое общение с побратимом, но контрабандист с пол минуты переводил удивленный взгляд сначала с одного потом на другого.
        - Какого черта! Вы, вовсе не братья! Как может у маркграфа быть братом темный эльф? Ведь с первого взгляда видно, что ты не полукровка, а нелюдь!
        - А я тебе скажу, как, - спокойно отреагировал на слова связанного эльф, потом взял его своей когтистой лапой за подбородок, так что когти впились в скулы и выступили капельки крови и продолжил глядя в глаза. - Сначала Александр тащил меня на себе через весь лес, а потом отдал свою кровь, чтобы я выжил. Так, кто он мне после этого? И ты думаешь, я не вырву тебе язык, если ты оскорбишь его еще хоть раз?!
        - Лаэрт, хватит запугивать, нашего гостя. Пора просто спокойно поговорить.
        - Гостя? - усмехнулся Сальфаторе, - да в пекло таких… - он все же опасливо покосился на эльфа и замолчал отводя взгляд.
        - Ты, Сальфаторе, молодец! - потрепал его Саша по здоровому плечу, - не боишься, не сдаешься и даже не выдаешь своих заказчиков, это я про тот ром. И скорее всего, ты считаешь себя умным. Но ты глуп как пробка, уж извини меня за прямоту.
        - Чего это… - обиженно буркнул тот, но Саша остановил его жестом ладони.
        - Я продолжу и все объясню. Как-то давно, в одной старой книге я прочитал - глуп тот, кто отвечает не дослушав вопрос. Нет, книга толстая и там много умных высказываний, но это я хорошо запомнил. Ты, Сальфаторе, даже не выслушал наш вопрос, а уже прокричал свой ответ. Понимаешь, о чем я? Просто хотел поговорить с тобой о продаже жемчуга, возможно пересмотреть некоторые условия, но предварительно обсудив это с тобой. Я даже пригласил, тебя, выпить по стаканчику вина.
        - Да ладно? - нервно усмехнулся южанин. - Знаю я ваши подходцы!
        Потом снова посмотрел на дроу и задержал свой взгляд на маркграфе.
        - Не шутите, что ли? А чего, тогда связали?
        - А как, нам быть, если ты на приглашение реагируешь совершенно не адекватно.
        - Как? - переспросил Сальфаторе.
        - Как не подобает разумному человеку. Хватаешься за нож еще не дослушав, а потом сам себя режешь. На тебя между прочим, дорогое лекарство потратили. Ну, теперь-то поговорим?
        - Развяжите?
        - А орать и драться не будешь? - внимательно посмотрел на него Саша. Сейчас южанин вел себя спокойно и ничем не напоминал, того разъяренного тигра, каким был на берегу.
        - А смысл? Понял уже, что колдун… вы оба. Да и брат с племянником, все равно у вас.
        - Первые разумные слова, которые наконец-то прозвучали из твоего рта. - Хохотнул эльф и взяв кувшин немного плеснул себе вина.
        - Лаэрт, налей вина и нашему гостю, пока я разрежу веревки. - попросил своего побратима Саша. - Я думаю, разговор не на пять минут и будет не лишне сначала промочить горло.
        Глава 6
        Не понимаю, в чем подвох? - смотрел на него удивленно Сальфаторе и добавил через пару секунд, - Господин маркграф, вы этот жемчуг и сами продавать можете.
        - Цена будет выше, мы же уже говорили об этом, - пожал Саша плечами, - а что тебя смущает? Как я понял, ты большую часть своего груза доставляешь на земли империи, и не всегда это такие дорогие вещи, что с тобой расплачиваются серебром, да золотом, так?
        - Так, - закивал контрабандист, - а медные монеты… даже барон… ну, есть один барон и тот со мной медными деньгами расплачивается. Хотя имперский галлон столь старого рома, полкроны стоит. В прошлый раз пришлось часть денег, прямо в Кинглиме, себе в убыток обменивать.
        - Ну вот видишь, от сотрудничества со мной, тебе тоже выгода есть хорошая.
        - Гм… брата с племянником сначала отпустите. - вспомнил он про родственников.
        - Да зачем они нам? На лодке они, там же. Кстати, а бочонок такого рома дорого стоит? - поинтересовался Саша. - Мне привезешь?
        - Хм, конечно, доставим. В лучшем виде! - Повеселел Сальфаторе, обрадованный тем, что с родственниками все хорошо. - Бочонок в два галлона, ровно крона выходит. Но пятидесятилетней выдержки редко бывает, а лет десяти всегда возьму. Такой, могу даже большими объемами, чтобы в кабаках торговать, а не только для себя. Корабль грузовой найдем, - растянул губы в улыбке южанин и потрогал висящую в левом ухе серьгу с черной жемчужиной.
        - Это не с нашего острова? - поинтересовался Макаров, увидев его жест.
        - Не, у вас же белый. А этот у Южного континента добывают. Черный немного дороже, хотя и ваш сейчас хорошо расходится. Сейчас у господ модно одежду жемчугом расшивать. А вашего часть, я на Солнечном архипелаге на ром и обмениваю, хотя и в империи охотно берут.
        - С рабовладельцами дела ведешь? - посмотрел на него Лаэрт.
        - Там не все рабовладельцы, я мастерам гильдейским жемчуг отдаю. Да и в чем претензия? Ваш император, тоже много чего у рабовладельцев покупает. - набычился здоровяк.
        - Ладно, не о том речь, - махнул рукой Макаров, - ты скажи, мы по жемчугу договорились?
        - Прям бумагу дадите, что весь жемчуг у вас официально выкуплен и расчет медью примете или товаром? - неверяще поглядел на Сашу южанин. - Не обманите?
        - Гм… Сальфаторе, - Саша с серьезным лицом посмотрел ему в глаза, - ты не заговаривайся! Я владетель этого острова, рыцарь и маркграф!
        - Э… виноват, - контрабандист поднял в примиряющем жесте обе ладони, а потом даже привстал и поклонился, - простите, господин маркграф.
        - Ну, то-то. Ты лучше скажи, сам-то не кинешь, если я тебе жемчуг под будущий платеж разменными деньгами, отдам?
        Горячий южанин вскочил и в его голосе, снова прорезались рычащие нотки. - Никто, слышите, никто не скажет, что Сальфаторе лжец! Я всегда оплачиваю свои долги и выполняю принятые обязательства! - Он присел на табурет, отхлебнул вина, - если, не смогу приплыть в назначенный день, то ранен, мертв или в тюрьме. Но и тогда можете не беспокоиться, деньги за товар привезут мои родственники. У меня четыре брата и семеро племянников и все бороздят Срединное море на своих фелуках!
        Когда Сальфаторе отплыл от Ригена, Саша вновь встретился с братьями старостами. Оба очень переживали по поводу его встречи с контрабандистом, но Макаров заверил их, что все хорошо и беспокоиться не о чем.
        - Мы нашли общий язык с господином Сальфаторе, он все так же будет приплывать на остров, решая для меня кое-какие задачи. Вы же можете и впредь, добывать для меня жемчуг. Так же два раза в неделю выходя на его промысел, но с Сальфаторе, я сам буду все вопросы решать, в вы весь жемчуг будете сдавать людям господина Лаэрта. - кивнул Саша на эльфа, присутствующего при их разговоре. И заметив разочарование на лицах дедков, продолжил:
        - Не киснете, будете получать хороший процент от улова. Но себе мошну не набивайте, деньги пускайте на нужды людей в ваших селениях. Кому инструмент купить справный, кому коровку или лошадку. Себя конечно вы тоже не обидите, но край зная, потому как после спрошу за каждый выданный медяк.
        - Храни вас всеотец наш и светлые боги, добрый господин, - встали старосты и поклонились, но Саша остановил их.
        - Погодите, возле ваших деревень форты уже достраиваются, солдат вам кормить придется, но не задарма. Сами определитесь с Капчиком и сэром Димитром о потребностях гарнизонов, потом бумаги составим и все вам оплачивать будем. И еще вот, что… - Саша задумался на несколько секунд и поскреб свою небольшую бородку, - вы про жемчуг кому говорили?
        - Так никому, - замотал головой Хлодя, - токмо мы. Ну рыбаков с десяток знают… парни, что за перлами ныряли, тоже с десяток человек.
        - А жены ваши в курсе, откуда деньги шли?
        - Ну так, как от их скроешь? Знают. - опустил голову староста.
        - Ну вот, а говорили никто! А тут - токмо те, да токмо эти. Выходит все ваши, в поселениях знают, от мала до велика?
        - Нее, малые дети, не знают точно! - заверил его Николос.
        - Ну спасибо, обнадежили. - усмехнулся Саша. - Вся ваша тайная добыча, секрет Полишинеля, не больше!
        - Чего? - не поняли его братья и переглянулись.
        - Все равно, шила в мешке не утаить, говорю, но не болтайте! С солдатами, да наемниками общаться будете, язык за зубами держите. Незачем, чтобы раньше времени, слухи ходили о богатой жемчугом отмели. Не одни вы такие хитрые, еще охотников много сыщется и тогда, сами же без денег останетесь. Все ясно вам? Теперь идите. - отправил их Саша.
        Повернулся и посмотрел, на сидящего возле нового камина и ковыряющего в зубах щепкой эльфа. Погода сегодня была мерзкая - холодный северный ветер и мелкий дождь и Саша приказал разжечь, несколько дней назад выложенный в его кабинете камин.
        - Думаешь, подворовывать не станут?
        Дроу задумчиво повертел в руке щепку и мотнул головой. - Если и начнут, то не скоро, очень ты их своей магией напугал. Народ в рыбацких поселениях, моих парней каждый день расспрашивает про тебя.
        - Да? - удивился Макаров. - А чего спрашивают-то?
        - Да про магию все и способности твои, - пожал эльф плечами, - можешь ты в волка обращаться или в ворона и над островом летать. Еще интересуются, если в избе шепотом, чего сказать, то тоже услыхать можешь или уже нет. Да и еще ерунды всякой много.
        - А твои парни наверное и рады стараться, еще от себя баек наплетут? - хекнул Саша и недовольно покачал головой. - Знаю я их, хлебом не корми, дай языки почесать!
        - Ну, а то! - развеселился дроу. - А как им еще девок деревенских, на сено таскать? А тут сами идут охотно, только про страшного колдуна маркграфа байки сочиняй, да пользуй в удовольствие пока она уши развесила.
        - Вот жеж, прославился, блин! Сам себя выходит перехитрил.
        - Тебе не все равно? Ты владетель всего острова и маг и живешь по своим законам. Что тебе сплетни деревенщины? Скажу больше - про меня еще больше страшных баек ходит и плевать.
        Саша посидел пару минут молча переваривая услышанное, потом посмотрел на своего побратима, - Слушай, брат, а чего это контрабандист про полукровок плел? Действительно бывают?
        - Бывают, - кивнул эльф, - раньше много было и у нас и у эльфаров еще больше. Это после войны, тогда и эльфары и мы много людей в свои земли увели. Вот тогда и полукровок много было, потом выродились, со временем. Ну в смысле, уже не видно, если у кого в роду полукровка был. Их только самих различить можно, а потом признаки не так заметны. Да и давно это было. Хотя… бывает конечно, что и сейчас наши разведчики кого из людей приводят.
        - И чего? - заинтересовался этим вопросом Саша. - Куда вы их?
        - Саша, я когда дома был? Я среди людей дольше живу, чем на землях илитиири. Ну куда их? Мужчин на работы, женщин… женщин тоже. Хотя бывает, что и в наложницы попадают, если молодая, да стройная.
        - А у тебя были? Ну наши женщины, имею ввиду.
        - Мне сколько лет было? Какие у меня тогда наложницы? - Посмотрел на него возмущенно дроу.
        - Да я не про тогда. Вообще… типа сейчас, во владении.
        - Гм… ну пар-то выпустить надо иногда, - усмехнулся темный и развел руками, - а если за звонкую монету, то многим все равно с темным или светлым. Но детей нет и не было, если ты это хотел узнать. Ладно заболтались, дел много! - встал эльф и пошел к двери, потом остановился и постоял с полминуты, опершись о косяк и вновь рассмеявшись сказал:
        - Вот послужу у тебя еще несколько лет, помогу тут обжиться, а потом уйду подальше. Построю себе родовую башню, украду девку помоложе, да погибче, а лучше двух. Ты же знаешь, у нас мужчине можно нескольких жен иметь и еще наложниц. Так вот, украду и будут они мне полукровок плодить, чтобы жить веселее было. Охотиться их научу и следы читать, да и магии тоже. Здорово же придумал? - подмигнул он Саше с усмешкой, но вот в глазах никакого веселья вовсе не было.
        - Да уж… у каждого свои развлечения, - сказал задумчиво Макаров, когда Лаэрт вышел и закрыл за собой двери. Потом посидел еще с десяток минут обдумывая слова побратима и наконец, тряхнул головой, - Шутит, не шутит, да хрен его разберешь, а дела не ждут! - Вынул из небольшого секретера, сделанного по его заказу столярами, толстую тетрадь и взялся за дело.
        «Так, с жемчугом определились, прибыль небольшая, но постоянная и тем более Сальфаторе обещал привозить для расчета медные деньги. Теперь телепорты: за три дня было уже двенадцать оплаченных переходов, а это ни много ни мало, а три кроны. Три полновесных кроны и тоже медной монетой. Если такими темпами пойдет, то возможно мы уже в следующем месяце в прибыль выйдем, окупив затраченное на пластины-амулеты серебро. Магические переходы, это даже не ручеек, а целый денежный водопад!
        Хотя, еще ведь есть с десяток простых амулетов на продажу и пятнадцать крон гномского принца. Блин, как-то матерно звучит, почти как гадский папа! Наверное, правильно говорить гномьего? Да, не пофиг ли! - Саша усмехнулся. - Этот Гном Гномыч, мне только в этом месяце пятнадцать отдаст, а в будущем я с него точно возьму в три раза больше, за зарядку уже всех их телепортов.
        Что еще? Да… а ведь я еще давно, подумал про небольшие зеркала. У нас копейки стоят, а тут дорогие вещицы. Если самим их производство наладить, то можно тоже хорошо расторговаться. Хотя - нет, сами сейчас производство стекла и зеркал вообще не потянем, для этого надо фабрику строить, а у нас работы на много месяцев вперед расписано. Может потом, через годик-другой? - Саша вдруг сам испугался такого вопроса. - Ты чего, Макаров, ты это серьезно? Годик-другой тут? Дома, уже почти год прошел и за эти пару лет, еще девять пройдет?
        Парни обижаются, что показываюсь не так часто, а если и прихожу, то сижу в своей комнате за компом, в нете чего полезного выискивая. А может, пригласить их на днях сюда? Серого, да Ромку, показать, чего построить успели, да пивка с рыбкой попить или покрепче чего. Ладно, разберемся!
        Чего, там по зеркалам-то я хотел? А может, приятелям алконавтам работенки подкинуть, они рады будут. Пусть режут зеркало на небольшие прямоугольники или квадратики, такие - сантиметров двадцать на двадцать пять-тридцать, ну или типа того и в рамки их деревянные забирают. Можно подставки делать если на стол такое зеркальце ставить или петельку железную позади такой рамки приделывать, если на стену.
        Если продавать такие зеркала, скажем, по ливру, то как горячие пирожки разлетаться будут. Те же рыбаки, я уверен, первую партию себе по домам разберут. Ладно, решено, обговорим этот вопрос с „Неописуемо“ и его другом закадычным.
        Что еще? Ага, завтра перейти в наш мир и обязательно дядю Петроса навестить, там-то уже пять дней пройдет, должна следующая партия технического серебра готова быть. Да и парни обещали серебра в слитках подкинуть. Что, я еще хотел?
        А, точно! Хотел же к ювелирам съездить и с ними по серебру переговорить и про серебряные заготовки простых колечек и подвесок. Тогда Ларс, сможет по нескольку амулетов в день делать. Просто наноси на заготовки нужные руны заклинания и накладывай знаки, активируя амулет. Он и так работе сейчас не больше трех-четырех часов посвящает, остальное время книгу читает и новое опробует, что в кодексе вычитал. Но главное, узнать про цену и возможность купить искусственные кристаллы.
        Думаю цирконы, да выращенные в лабораториях изумруды в амулеты вставлять все дешевле будет, чем натуральные камни. Если наладим на продажу производство „долгоиграющих“ магических амулетов с кристаллами-аккумуляторами, да еще заряженных под „завязку“, то совсем хорошо будет. Золото потечет к нам еще одним, полноводным ручейком.
        Да, что-то с этими хитрыми дедами старостами, да контрабандистами, я совсем свои занятия забросил. Надо сегодня обязательно сходить и попрактиковаться в чтении „кодекса артефактума“, чтобы самому можно было про всякие амулеты читать, заклинания заучивать и в наложении знаков практиковаться. Вроде много слов уже освоил, простые предложения и на древне эльфийском прочту, а на общеимперском уже читаю свободно и пишу почти без ошибок. Ну а то, если английский за пару месяцев освоил и по немецки читать стал, то и тут разберусь. Хорошо быть магом!»
        На следующий день, Саша перейдя по переходу в свой мир, сразу же наткнулся в подвале, на мешок с большим мотком технической проволоки. Подавил в себе острое желание, побежать обратно и заняться проводкой. Теперь у него была реальная возможность протянуть эту серебряную проволоку и подвести магическую энергию, через всю башню к пристройке маяка.
        Сдержал себя, пока оставив серебряный провод в подвале, и поговорил про изготовление небольших зеркал с Михалычем и Ильичем, они как раз пришли работать в мастерские. Мужики согласились с радостью, Серега их звал редко - может раз-два в неделю. Еще, иногда помогали, что сделать Михалычу «лифтеру». Но так, подержать чего или отпилить помочь, но ему не за деньги, а по дружбе.
        А тут Макаров им постоянную работу предложил, еще и высокооплачиваемую, по их меркам. Хотел еще попросить парней заказать линзу для маяка, но потом посоветовался с Ларсом и отказался от такой затеи. В простой маяк, что был наверху замковой башни, никакие линзы и зеркала не требовались. Свет был постоянный, а не пульсирующий, раньше там вообще использовали каменный уголь и дрова, разжигая огонь в большой каменной выемке.
        Хорошо, теперь не придется дышать дымом и стирать копоть со стен. С помощью изменения вырезанных знаков на самом серебряном амулете, Ларс добился яркого свечения. Теперь дело за малым - протянуть «магопровод» до самого верха и закрепить ярко светящийся амулет. Даже делать самодельный выключатель не нужно, дядя Петрос по его просьбе, поставил серебряные пластины, заменив медные в старом большом рубильнике с бакелитовой рукоятью.
        После разговора с мужиками, увидел Ромку и тоже переговорил с ним, взяв обещание, что они с Сергеем хоть на несколько часов посетят его остров. После, позвонил и Сергею, который был в городе по делам, но дожидаться его приезда не стал. Позвонил знакомым ювелирам, перекинулся парой слов, спрося про возможность купить серебро и завуалированно-иносказательно, пообещал привести для них еще золотых монет. Даже позвонил своему брату и пообещал уже Кирюхе, на днях заехать к ним в гости. В общем, переделал кучу дел в нашем мире и наконец-то рванул по переходу налаживать маяк. Очень хотелось, чтобы все корабли видели его магический свет за много миль и шли прямиком на остров, везя новых людей и товары для торга.
        Уже на следующую ночь, старый маяк острова Риген заработал! И надо сказать то, что в башенке маяка горит магический огонь произвело впечатление не только на девок да мужиков, даже валашский княжич и сын ярла стояли открыв рты. А уж среди простолюдинов, это еще добавило ему славы могущественного и непобедимого мага. Еще и мальцы поварята подлили масла в огонь, рассказывая всем, как пилили серебро на стружку от «большущих кусманов магичного металу, которых у господина маркграфа, сундуки целые».
        Саша сам это услышав, был немало шокирован такими россказнями и даже чуть надрал пацанятам уши, чтобы не болтали почем зря.
        «Ну че, сам олень! Думал, они молчать будут? Нашел кого помогать просить, блин! Хотя, сам предупредить, чтобы не болтали забыл. В следующий раз лучше самому все сделать. Пилите Шура, пилите! Или на худой конец, Гере лейтенанту серебро на стружку пилить доверю.»
        Еще через день, приплыл знакомый контрабандист и привез целую гору медных монет - килограмм десять, на вскидку. Саша отдал ему вторую половину средних жемчужин и еще две дюжины мелких, что наловили за неделю рыбаки. Семь крупных жемчужин, он продавать отказался, оставил про запас, до лучших времен. Вдруг самому пригодятся, например для подарка кому из благородных или принцу гномскому, раз в горной стране жемчуг так дорого ценится.
        Еще, здоровяк порадовал его тремя небольшими бочонками выдержанного напитка. Правда пятидесятилетней выдержки был только один, другие два - двадцатилетней. Договорился с ним о поставках рома, в почти достроенную на пристани таверну, но не такого, конечно дорогого и старого. Один бочонок, оставил себе, а по одному, те что двадцатилетней выдержки, отослал в подарок лэру Вардису - своему сюзерену и принцу Телхару. Отдариться за драгоценную заколку и просто связи наладить, на будущее сотрудничество. А бочонок, самого дорогого оставил себе, чтобы распить с друзьями.
        Правда бочонок, был довольно небольшой. Это звучит солидно, сразу представляешь себе огромную бочку, как минимум двухсот литровую или того больше. На сам же деле, в такой бочонок входило два имперских галлона, то есть ровно девять литров горячительного напитка. Не было тут другой тары, например пластиковых бутылок, да и стеклянные использовались редко и только для дорогого вина, так как сами были не дешевы. Обычное вино, наливали в глиняный кувшин, а узкое горлышко заливали воском. Вот и использовали здесь, для всяких жидкостей, такие небольшие бочечки.
        К обеду повариха расстаралась, пожарила на вертелах большие куски заранее маринованной оленины. Это Лаэрт со своими парнями ездил на охоту. Звал конечно и Сашу, но он как-то к охоте относился прохладно, да и жалко ему было убивать всяких зверушек, не говоря уже о таком красивом звере как олень.
        «Вот, на „тихую“ охоту, за грибами, сходил бы с удовольствием, - подумал Саша, - тут их в лесу валом, но сейчас не сезон. По местным меркам - зима в полном разгаре. А вообще, надо парням спиннинг хороший заказать, да покидать с корабля северян. А то живу на острове, море кругом, а на рыбалку еще не плавал.»
        Нет, рыбы-то хватает и его рыбаки ловят и сами северяне переселенцы рыбной ловлей промышляют. Тут ее много - рыбы. И морская разная и в устье Руда, недалеко от Тихой гавани, можно речной наловить.
        Так, помимо оленины в винном соусе, еще картофель запеченный со сметанкой деревенской и пироги с зайчатиной - это ее фирменное блюдо. Да другие постряпушки, всякие сладкие. Соленья разные - те же грибы соленые, помидорки, да огурчики хрустящие. Ну и рыбная нарезка разная и копченая и соленая, ну и, как обычно - икра черная, да икра красная. Только «заморской» баклажанной не хватает, но это не вопрос, и кабачки и баклажаны тут тоже растут. Парни как раз его посетить обещали, вот и наготовили сегодня много, для господского стола.
        Давно купленную бутылку водки, сунул под ледяную струю горной, родниковой воды, текущей из акведука. Вдруг кто будет, под такую закуску? Хотя, сам Александр, последнее время предпочитал пить красное домашнее вино. Даже в течение дня, разбавляя его в половину холодной родниковой водой. Реже, местное пиво или вот ром, который успел уже попробовать. Вот интересно, дома к вину вообще никак, а тут пристрастился - натурпродукт, может поэтому?
        За парнями пришлось сходить самому, они-то переходом воспользоваться не могут, магии ни на грош. А с другой стороны, и Петр Иванович и его помощник, бывший лифтер Анатолий Михайлович, шастали туда-сюда по мере надобности, тоже не имея ни капли маны за душой. Выходит, кому-то дано, а кому-то нет и переходом между мирами пользоваться.
        Другое дело система магических переходов, там достаточно к вделанному в стену серебряному амулету рукой прикоснуться, он активируется и переход срабатывает. Там, любой может. Только деньги плати и главный амулет вовремя подзаряжай.
        «Кстати, а почему эльфары заставляют гномов свои амулеты на зарядку возить? Ведь могли бы просто к своему главному амулету-якорю их подключить и подзаряжать не останавливая переходы. Походу, просто разводят простаков коротышек на бабло. Ладно, скоро мы вашу лавочку прикроем и сами будем денежки с бородатых гномов стричь.»
        Ромка его уже ждал в подвале, а вот Серый немного задержался. Минут пятнадцать подождали, поговорили о бизнесе совместном и вообще о жизни. На минуту, для Макарова стало откровением, что его друг уже учится на последнем курс юрфака и через несколько месяцев будет писать диплом.
        «Вот же блин! Два с половиной года пролетело, как с ним познакомились. Ну да, со сменой миров вообще счет времени теряешь, то я по лесам с Лаэртом брожу. То в отключке лежу по полгода, то остров обустраиваю уже два месяца, а тут-то девять единым махом пролетело!»
        Наконец появился Серега, извинился за небольшую задержку и потряс подарочной коробкой в руках, - Вот, для кафе закупали, я одну на пробу взял. Коньяк армянский, двадцатилетний. Поставщики уверяют, что настоящий, с завода.
        - Серый, ну зачем, знаешь же что есть выпить? - Закатил глаза Макаров.
        - Да я вино, как-то не очень. Чего покрепче охота, вот и взял.
        - Да есть у меня, как раз покрепче. Ром натуральный, пятидесятилетний. Тут такого вообще не достать, даже там, - ткнул он пальцем себе за спину, где находился переход, - по знакомству привезли, контрабандой.
        - Ого! Пятьдесят лет! - присвистнул Ромка. - Пожалуй, я тоже немного такого напитка попробую.
        Ромка вообще пил мало и редко, насколько помнил Саша.
        - Ну пусть тебе останется, - пожал плечами Сергей, - не обратно же тащить? Да и коробка с бутылкой красивые, не захочешь сам пить, подаришь кому.
        Ром произвел впечатление на его друзей, как и на самого Макарова, когда попробовал его впервые. Сладкое послевкусие тростникового сахара и божественный аромат сразу разливающийся по комнате.
        Выпили по паре небольших стаканчиков, перекусили. Потом Саша показал своим друзьям разное оружие, и подаренное ему и захваченное у морского ярла.
        - Чтоб я так жил! - Оглядел дорогое оружие, мифриловую кольчугу и стальной шлем эльфийской работы Серега. - Да уж… круто быть маркизом!
        - Ну так оставайся, - улыбнулся Макаров, - маркиза не обещаю, а вот рыцарские шпоры получишь сразу, да и бароном станешь со временем. Обещаю! Мне помощник во как нужен! - чиркнул он себя большим пальцем по горлу. - Дел невпроворот, а по-свойски даже пообщаться не с кем. Люди неплохие, но даже по русски не понимают. - грустно усмехнулся он. - Вот, чтобы выпить иногда и старое вспомнить. С кем? Оба оставайтесь?
        - Не, Сань, - посерьезнел Серега и замотал головой, - я ведь понимаю, что не все так розово, как ты говоришь. И про шпоры рыцарские ты мне рассказывал и про то, как тут пиратов резал. К сорока годам как-то спокойной жизни хочется, да и не в этом дело! Что я жене скажу, а он? - ткнул он пальцем на Ромку. - Да даже с семьями не получится, у меня у жены родители, родственники, подруги. Дочка в школу уже пошла. Как ты себе это представляешь? Это ты, один, да еще, типа в бегах. Ты с братом можешь и раз в год видеться, а у нас не выйдет ничего. Ты уж извини, братан! - развел Дубровин руками, а Ромка кивнул несколько раз подтверждая слова друга.
        - Да я сам все понимаю, парни, чего оправдываться, - вздохнул Макаров, - просто накатывает иной раз. Да и видимся с вами раз в месяц, ну бывает два, на несколько минут. Ну я сейчас почаще появляться буду, с системой переходов-то не нужно несколько дней до Руденбурга ехать.
        - Слушай, Сань, тут такое дело, - начал Сергей и переглянулся с Ромкой, - только ты не обижайся, ладно?
        - Ну, говори уж!
        - Мы тут путевки заказали в Чехию, на десять дней. Но больше из-за жен. А то, говорят деньги есть, а никуда отдыхать не летаем. Я со Светкой год назад во Вьетнаме был, а Ромка, так вообще нигде. А хочешь, вместе полетели? Там без проблем, доплатим и еще одну путевку возьмем. Поехали?
        Саша задумался и решительно помотал головой, - Не, братцы, сейчас вообще никак! Даже на три-четыре дня тут все бросить сейчас не смогу. Может в следующий раз.
        - Саша, а ты правда, не обидишься? - спросил его Ромка.
        - Да, ерунду не говорите! Что мне обижаться? Дела просто, а вообще, вы сюда отдыхать приходите. Это сейчас тут зима, а летом красота и море теплое и такое, сине-бирюзового цвета у берега. Поплаваем, позагораем и на рыбалку рванем.
        - Да без проблем, братан! - закивал Серега. - обязательно летом на несколько дней у жен отпросимся.
        - Ну вот и договорились, - приобнял Саша друзей за плечи, - пошли за стол?
        - Сань, погоди. Можно у тебя на террасе курну? Блин, снова пристрастился, вроде бросал, - Сергей виновато кивнул и показал пачку сигарет.
        - А хочешь, трубку покурить и табак очень хороший? - предложил ему Саша. - Я тоже бывает покуриваю. Это меня Лаэрт баламутит, вон даже трубку подарил.
        - Да? - посмотрел удивленно Ромка. - Я думал эльфы вообще не курят?
        - Ничто человеческое, ему не чуждо! - хохотнул Макаров. - Дымит по вечерам. Но переодевается правда, чтобы одежда дымом не пропахла и в рейде это ему не помешало. А самому ему пофиг - он же магией владеет, все последствия курения из организма на два счета убирает. Хоть кури как паровоз, хоть упейся до поросячьего визга - на утро, как огурчик!
        - В смысле, зеленый весь? - усмехнулся Дубровин. - Ладно, давай попробую твой натуральный табак, уболтал!
        На улице вечерело и Саша забил другу трубку и отправил того дымить на террасу, а потом зажег в комнате свои магические светильники.
        Через пару минут дверь на застекленную террасу распахнулась и в комнату влетел очумелый Сергей.
        - Ты чего? - не понял Саша.
        - Ты мне, чего в табак подсыпал?! - вскрикнул тот, потом потер лоб и уже чуть тише, но так же возбужденно спросил, - А может это от рома твоего? У вас, пацаны, все норм, никаких глюков?
        - Да, что случилось-то, расскажи? - усадил его на стул Ромка. - Может тебе выпить?
        - Не-не! Я завязываю бухать, походу белочку словил! Мля, вроде и не бухаю сильно! - снова потер он руками лицо.
        - Да что случилось? - потряс его за плечи Александр. - Объясни ты!
        - Стою, курю. Ветерком вечерним наслаждаюсь, потом кто-то говорит громко: «Да будет свет, сказал монтер, обрезав провода!» А потом бац и сверху засияло все.
        - Кто сказал-то и чего засияло? - не понял Ромка и глядя на своего друга.
        - А я знаю? Но сказал-то по русски! Понимаешь? Тут, по русски! Короче, глюки у меня, пацаны. Пить и курить, вааще завязываю!
        Саша несколько секунд смотрел на Дубровина, а потом захохотал так, что на глазах выступили слезы. - Значи-ит выучи-ил! Ха-ха-ха! Ну старикан, ну молоток! Не забывает!
        - Ты объясни, Саня, что смешного? - надулся Дубровин.
        - Блин, парни, смешно вышло, - снова засмеялся Макаров, - но потом отдышавшись продолжил, - Да понимаете, у меня там наверху ветеран живет. Солдат старый, однорукий. Я сказал чтобы его гвардейцы на довольствие поставили и даже одежду повседневную, форменную подобрали. А после смотрю - ходит грустный, мол сплю, да ем только, а пользы как от козла молока. Вот, я ему дело и придумал - включай говорю маяк по вечерам, только не забывай магическую фразу произносить. Учил его несколько дней по русски говорить, пока старикан, поговорку про монтера не запомнил, над произношением тоже поработал. - Саша развел руками, - Ну хочется тут родную речь иногда услышать, что теперь?
        Друзья сидели пару секунд молча, а потом расхохотался Ромка и стал тыкать пальцем в Серого, - Он там по русски говорит, а потом свет! Ха-ха-ха! Ой, не могу!
        Впрочем Серега тоже не стал обижаться и тоже смеялся несколько минут, а потом выдавил:
        - А утром, говорит чего или молча выключает?
        - Разрешите, вас, выключить! Потом уже маяк вырубает. - поведал Саша и они снова зашлись в дружном хохоте.
        Глава 7
        Утро выдалось особенно ненастным - струи холодного дождя то и дело сносило порывами ледяного ветра и Саша решил сегодня отступить от правил и не бежать в рейдерском плаще до лесистой части острова. Вместо этого побегал по каменному коридору и потом четверть часа молотил «воздушными кулаками» по стенкам грота, а потом еще минут десять, опустив руки в воду, активировал заклинание «огненного потока». И достигнув желаемого, то есть полной разрядки своей маны, зарядил ее энергией из источника древних, посетив комнату с лабиринтом.
        Вчера гномы передали ему серебряный амулет своего нового перехода - из Аббадона в столицу владения Вэллор. Он был примерно на треть поменьше тех, что изготовил артефактор Ларс по расчетам взятым из книги Альвертиса.
        «Сэкономили значит хитрецы эльфары сделав такие амулеты для коротышек. А если серебра пожалели, то и сам переход уже ограничения имеет и по времени активации и по пропускной возможности. Не, наши что не говори - лучше! Молодец Ларс.»
        - Что там у нас по плану на сегодня? - задал вопрос он своему порученцу и секретарю.
        Якоб открыл ежедневник и пожал плечами.
        - Вы сказали пометить когда господин Сальфаторе прибудет. Так это только через три дня. Ничего срочного, только старостам нужно деньги за жемчуг отдать. Вчера новый доставили, я его в ваш кабинет отнес и в сундук запер, как вы и велели. Сбегать, принести?
        Саша махнул рукой. - Да не надо! Так скажи, чего там и сколько?
        - Мелкого полторы дюжины, среднего пять жемчужин и есть одна большая. Как вы и велели, ее я отдельно положил. Не для продажи.
        - Это, молодец! - похвалил его маркграф. - Крупный пока оставим, вдруг пригодится на подарки кому или еще зачем. И сколько мы этим пройдохам должны?
        - Э… вы про старост, господин маркграф? Так я посчитал, вот: за мелкий - три ливра, за средний - четыре и четыре за крупную жемчужину. То есть всего - одиннадцать ливров.
        - Хм… и за прошлый раз восемь ливров отдали? Не мало, совсем не мало! Ну да ладно, заслужили. Сам отсчитаешь им нужную сумму и выдашь под роспись или Николосу или его брату.
        - Они все равно писать не умеют, - поморщился паренек, - крестики рисуют, да и то дюже кривые.
        - Пусть так, главное, что мы свои обещания выполняем, - кивнул Макаров, - а чего рисуют, поровну. Хоть крестик, хоть цветочек.
        Вначале Саша решив отдавать десятую часть от предлагаемой контрабандистами цены, сомневался - достаточно ли это будет денег за добычу жемчужин. А потом понял, что вторую неделю получается неплохая для простых крестьян и рыбаков сумма. А в месяц в среднем он выплатит старостам около двух полновесных крон - очень большая сумма для простолюдинов.
        «Хотя, что деньги жалеть, если они ему в десять раз больше приносят? Заплатить меньше, чем уговаривались? Не пристало, такое благородному господину! Слово нужно держать, да и зачем обижать курочку несущую для тебя золотые яички? В конечном счете, эти монеты вновь вольются в оборот. Не станут их крестьяне зарывать, да прятать. Саша велел старостам каждые два-три месяца отчитываться куда и на что, те расходуют полученные средства. А Якоб их проконтролирует, сверит все со своей тетрадкой. Тут хошь-не-хошь, а к себе в кубышку много не спрячешь. Потратишь все на общие нужды, на благосостояние простых селян. Так, что пусть заработанные деньги получают!»
        - Пометь себе, Якоб, что через три дня амулет гномам отвезти. Мало ли, вдруг замотаюсь, сам о том подзабуду, так чтобы Герхард в летнюю резиденцию их отнес и под роспись сдал. Что у нас с рынком, достроили?
        - Гномы говорят, что через несколько дней все готово будет. Заходи и торгуй. Они там уже вместе с мужиками артельщиками столы и прилавки устанавливают. И артель дядьки Дирика остеклением занимается. Но говорят, что стекла может чуток не хватить, слишком окна огромны. Дирик все удивлялся - зачем такие?
        - Пусть, зато светло в закрытом павильоне будет. Уже через пару недель рынок откроем, а зима пройдет и на улице с дюжину лавок установим. Нам оборот с торговли нужен! А стекло что? Стекла еще привезем. - Махнул он рукой.
        Когда Якоб ушел, Саша задумался о том, что нужно перейти в свой мир и встретиться с ювелирами.
        «Ну и пусть парни в заграницах отдыхают, что я на автобусе или электричке до города не доберусь? Наоборот развеюсь, уже не помню когда последний раз на электричке ездил. Да и монет золотых скопилось много, надо хоть четыре десятка им подкинуть - как и обещал.»
        Перешел в подвал своего дома, когда там еще не рассвело, но решил пару часов занять себя поиском нужных вещей по интернету. Посмотрел небольшие парусные деревянные лодки - ботики, швертботы, шхуны и яхты. Много рисунков и чертежей скачал на флешку, чтобы потом распечатать эти чертежи на бумаге.
        «Отдать Сереге, чтобы распечатал все в кафе, там в кабинете принтер есть. Хорошо бы в Русалочьей бухте доки сделать и мастеровых людей собрать, чтобы самим такие кораблики делать. Сначала для своих нужд, а потом можно и на продажу. Там даже имперские, большие суда все больше одномачтовые, под прямым прямоугольным парусом, наверное, так и у нас в средние века плавали. Наши бы продвинутые лодочки, большим спросом пользовались.»
        Выпил кофе, переоделся, сунул мешочек с монетами в небольшую мужскую сумку. Потом подумал и взял с собой свой нож из лунного серебра, тоже спрятав его в сумку и на рассвете вышел из дома. На улице было зябко, все же начало мая в Сибири. Да по ночам, еще и заморозки не редки.
        «Пусть парни в Европах погреются. Серега говорил, что в Чехии уже тепло, по нашим меркам - лето во всю! Хорошо, что мне достаточно начать разгонять по телу внутреннюю энергию и тепло сразу, - подумал Саша, - а люди вон на электричку бегут, кутаются в шарфы и вязанные шапочки поглубже натягивают.»
        Саша увидел нескольких человек, что тоже спешили на первую электричку, подняв воротники. Сам он был вообще без шапки, в легком сером джемпере и в коротком пальто нараспашку.
        «Ладно, надеюсь за дурачка не посчитают. Ну подумаешь, тепло человеку? В крайнем случае подумают, что с похмелья жарко. Но, что-то я совсем рано поперся! Сами ювелиры хорошо если к восьми часам придут, а то и к девяти появятся. Что мне два часа делать, по улице гулять? Но не возвращаться же! Ладно, разберусь!» - махнул он рукой и направился на поселковый вокзал - одноэтажное деревянное строение, которое открыли за пятнадцать минут до прихода первой электрички, как начала работать касса.
        Можно было еще посидеть в тепле, попить кофе и пошариться по разным сайтам в нете, а после уехать на машине, но Саша сам соскучился по простой жизни - когда ездил на электричках, да на автобусах и думать не думал чтобы вызвать себе за город такси и отдать пятнадцатую часть своей тогдашней зарплаты. Даже в голову бы такое не пришло!
        Сел напротив молодой черноволосой девушки, скорее всего еще студентки, попытался познакомиться, но та демонстративно отвернулась сунув в уши наушники от смартфона и начала смотреть по нему, то ли клипы, то ли какой-то сериал. Может не было настроения, а может сочла Сашу слишком старым, а может слишком бедным - разглядев его старенький, кнопочный телефон.
        «Да и ладно, не очень-то и хотелось! Ведь без всякой цели хотел подкатить, просто поболтать в дороге.» - филосовски ответил сам себе на этот вопрос Макаров и тоже стал смотреть в окно, разглядывая новые постройки появившиеся за последние три года.
        Когда доехали вокзала пригородных поездов, что стоял рядом с главным вокзалом города, понял что проходить придется через рамки металлодетекторов и пожалел, что не вышел раньше.
        «Здравствуй, попа - новый год! У меня полкило чистого золота в монетах, да и к ножу прикопаться могут! Но, что теперь? Побежишь назад, наоборот внимание привлечешь. Впредь умнее буду - на такси поеду.»
        Потом подумал, что небольшие ручные сумки досматривать не должны. Взял ее на манер портфеля и спокойно прошел рамку, не вызвав никаких подозрений у охраны вокзала. Спешить не стал, еще с полчаса походил по длинному подземному переходу, разглядывая, в только что открывающихся киосках, всякую всячину - смартфоны, книжки, часы и всякую мелочь.
        «Во, надо бы всем армейцам ножи складные купить. Удобно же таким пользоваться, не надо в тряпицу заворачивать или за сапог совать. Хотя, даже всем своим брать, это уже на две сотни солдат. Пока в нете поискать и только для гвардейцев закупить, а потом уже и все остальным. Сержантам например и Герхарду с Капчиком, можно получше и подороже выбрать. Вот потом не забыть, поискать.»
        Тут было принято, что у воина помимо боевого ножа на поясе, который он применял в схватке с врагом, был еще и маленький нож, которым он отрезал хлеб, овощи и резал мясо. Вот для таких целей Александр и хотел прикупить складишков своим солдатам.
        Оказалось, что мастерская ювелиров, располагавшаяся в подвале одного, полузакрытого в советское время, института была уже открыта. Работа начиналась с восьми тридцати утра и еще не все мастера пришли. Но тот, кто был нужен Макарову был уже на месте. Прошел в кабинет начальника и приоткрыв дверь, вежливо поздоровался с лысоватым человеком лет пятидесяти:
        - Доброе утро, Алексей Иннокентьевич, я наверное не вовремя? Рано еще?
        - О, рад вас видеть, Александр Сергеевич, заходите, заходите! Это и хорошо, что половина наших работников еще не пришли. Меньше будут знать, крепче будут спать! - усмехнулся директор. По делу или просто навестить?
        - По делу, - кивнул Саша и прикрыл за собой толстую дверь директорского кабинета, но хозяин кабинета встал с кресла и не поленился дойти до двери и закрыть ее на замок.
        Разговор занял от силы минут пятнадцать. От кофе и чая Саша отказался. Вынул мешочек с монетами, которые хозяин кабинета придирчиво изучил при помощи мощной лупы и жидких ингредиентов. Даже, то, что Саша попросил расчет серебром и серебряными заготовками к кольцам и подвескам, не вызвал никаких споров и подозрений. Хозяин кабинета лишь проинформировал его, что для этого понадобиться время. Но Саша махнул рукой:
        - Не первый день знакомы, Алексей Иннокентьевич, позвоните Сергею Леонидовичу. Как все приготовите, он заедет и заберет. Но не раньше, чем через недельку, он в Чехию с женой умотал.
        - По делам или на отдых?
        - Отдыхать полетели. Да! - вспомнил Саша. - Там Марат, тоже просил три-четыре монетки ему оставить, в курсе?
        - А то! Несколько раз напомнил, - усмехнулся директор мастерской, - ну так-то он совершенно прав - отличное вложение с нашими постоянными кризисами. Но об этом не беспокойтесь, это наши с ним взаиморасчеты. За всю партию, мы с вами сами рассчитаемся. Или все же, часть деньгами возьмете, а то серебра довольно много выходит?
        - Ничего, пусть. Серега на машине, довезет.
        - Ну хорошо, - кивнул директор, - но металла больше десяти килограмм дать не сможем, всплыть может если большая партия. А вот уже товаром, то есть заготовками, по оптовым ценам остальное добьем. Так устроит?
        - Да без проблем! - Обрадовался Макаров, что еще десяток кило урвал в обход контролирующих органов, то бишь лэров Вэллора.
        «Нормально, как и договаривались. Если для себя, то могу сам покупать, главное не засветиться, что тут, что там!»
        Расстались оба довольные друг другом и проведенной сделкой. Директор вообще потирал руки, рассчитываться заготовками для его мастерской было очень выгодно, впрочем как и Макарову получить эти самые заготовки. Директор ювелирной мастерской заверил, что раз в три-четыре месяца он с радостью будет брать у Александра такое же или даже большее количество золота в обмен на серебро и «полуфабрикаты» мастерской.
        Он бы и раз в месяц такую сделку проводил, вот только сорок крон золотом - это сорок крон золотом и набрать их меньше чем за неделю Макаров никак не успеет, а вот в течение месяца свободно. Время-то по разному идет, тут и там!
        Избавившись от опасного груза Саша почувствовал себя свободнее и веселее. Даже потянулся выйдя на свежий воздух.
        - Хор-рошо! - Не спеша пошел пешком по просохшему уже асфальту, да и газоны в центре были уже засеяны зеленой травкой. А в небе, сквозь редкие облака пробивались лучи утреннего майского солнышка. - Действительно, хорошо. Весна!
        Девушки довольные хорошим деньком цокали каблучками по асфальту, расстегнув плащи и курточки и успев сменить зимние длинные юбки на более легкие и короткие. Казалось, они все по-доброму улыбались Александру.
        «Эх, укатили парни, а то точно бы набрал пивасика и посидели бы в беседке у своего бывшего дома. - и тут же сам усмехнулся. - Ага, мой блин! Построил дом и не пожил. А впрочем, пусть Серый с дочкой и с новой женой живет. У них всего-то дом, а у меня целый остров! А ведь не хотел владетелем становиться, Клим меня уговаривал. А теперь прикипел к Ригену всей душой. Строительство города затеял и домов для крестьян уже две дюжины выстроили. А теперь все взять и на полдороги бросить? Да не в жизь! И вообще, серебро появилось, так надо с принцом Телхаром переговорить, пусть еще полсотни своих каменщиков, да зодчих выделит, чтобы гномы сразу еще пару объектов возводить могли. Рынок уже достроили, а ратуша нужна и большие оружейные мастерские, для новой гильдии нужны. Да и каменные склады для купцов обязательно, если рынок через неделю открыть планируем. Пожалуй сначала склады возле рынка и караульное помещение при них, а потом уже гильдейские мастерские начнут строить. Пока в старых мастерских пару месяцев потерпят, да поютятся.»
        Саша не спеша шел по тротуару Привокзальной магистрали, когда на другой стороне проезжей части мелькнула высокая фигура и знакомое лицо.
        «Он или обознался? Вроде он, но худой какой-то стал? И сутулится сильно. Может я обознался? Да, точно он!»
        И Саша замахал рукой и закричал: - Вован, это я! Да погоди ты, не беги!

* * *
        Владимир открыл свой кошелек и узрел, три последние сотенные купюры.
        «Да! С деньгами опять швах! А ведь еще лекарства от сезонной аллергии купить нужно. Ладно, возьму самые дешевые. Как раз на билет до города и обратно хватит. Вся надежда, что за сделанную надомную работу сегодня точно рассчитаются.»
        Уже третий месяц он работал надомником и ездил за запчастями на завод Электромонтажных бытовых изделий. Впрочем какой завод? В одном небольшом цеху, оставшемуся от небольшого завода, трудилось чуть более полусотни человек, большая часть из которых имела инвалидность. Еще с два десятка инвалидов, в основном по зрению, собирали выключатели, электросчетчики и розетки на дому. Сам мини-завод, еще со времен союза был в структуре областного общества инвалидов. Теперь объемы производства сильно упали, но все же не закрыли заводик совсем, дав возможность зарабатывать больным людям.
        И хоть у Владимира со зрением все было в порядке, его по знакомству пристроили на это предприятие для инвалидов. Платили не много, но хоть какие-то деньги. В город каждый день на работу не поездишь, а в его селе работы вообще не было, обещали взять сторожем в детский сад, но только когда освободится место. Пенсионер и пенсионерка, работающие там сторожами уходить вовсе не планировали. Хотя обоим было уже под семьдесят. Ну да, на деревенскую пенсию вообще не разгуляешься, а тут хороший дополнительный доход.
        Владимир положил в старенький брезентовый рюкзак несколько пакетов с готовыми электроприборами и обувшись побрел на станцию.
        «Если заплатят за все сразу, то пару кило мороженого фарша возьму. В том магазине, где он хороший, да и цена приемлема. Потом уже домой обратно поеду. А еще чебурек куплю и литр разливного. Сяду в уголок вагона и буду незаметно потягивать. Расслаблюсь, если новые детали получу, то сегодня собирать не буду. Даже пожалуй еще с собой пивка возьму, в деревне оно чуть дороже. Хотя грядку же вскопать планировал? Ну ладно, вскопаю пару грядок, под редиску и лук, а потом уже расслаблюсь. Можно и соседа пивком угостить. Точно, он же звал его на прошлой неделе, говорил, что рыбка сушеная есть. Вот и возьму две полторашки с собой, посидим поболтаем. Дядя Илья, мужик хороший часто меня выручал, а тетя Зоя, вообще на поминки матери и борщ сварила и блинов напекла. Даже денег потом за продукты не взяли.
        Да… разные у нас люди. Кто-то свое последнее отдаст, а кто-то твое выцыганить норовит, да на деньги кинуть.»
        Рассуждая, дошел до маленького деревянного домика, где находилась касса и купил билет. Ехать до города было недалеко и он еще придремал в электричке, даже не заметив как приехали. От вокзала до мини-заводика было три остановки, но решил не тратить деньги на троллейбус и потопал пешком. Можно и прогуляться, на улице уже весна. Даже вязанную шапку с головы стянул и сунул в карман куртки - тепло!
        Настроение даже не испортил взгляд на свои старые теплые ботинки.
        «Ничего, получу деньги, поищу летние, матерчатые простенькие и недорогие. У меня в этом месяце, как раз с премией на тысячу больше вышло. Рублей семьсот-восемьсот выделю на летние тапки, ну косарь на крайняк. А в следующий раз сделанное повезу сдавать, можно будет уже в новых тапках поехать. Зиму пережил, а уж летом намного проще.»
        Но все его мечты, как и хорошее настроение порушились у окошка кассы, где висело объявление гласившее, что касса по техническим причинам не работает и начнет работать только после майских праздников.
        «Ну как так-то! Подписанная начальником производства накладная, вот она! Все как положено и печать на месте. Готовые изделия на склад приняли, а расчет выходит только через четыре дня? Это, что мне теперь лапу сосать, а не пиво с рыбкой. В холодильнике - шаром покати! Блин, хорошо что билет туда-обратно сразу взял, а то точно бы жаба задавила тридцать семь рублей отдавать, зайцем бы рванул. Знал бы вообще в город не ездил, сразу бы и поехал десятого числа, а не сегодня.»
        Повздыхал, подавил желание попробовать занять денег у начальника производства.
        «Скорее всего откажет и совсем стыдно будет. Ладно, проживу как-нибудь! Сосисок самых дешевых возьму, яиц десяток и хлеба две булки. На это денег хватит - несколько дней протяну. Чай и сахар дома есть и огурцов соленых двухлитровая банка. Это тетя Зоя ему подкинула, говорит много запасов с зимы осталось, мол сами не съедим - бери. Получу деньги, ей шоколадку куплю и с дядей Ильей пива попью, как и планировал. Плохо, что на день победы вообще без денег остался.
        Вот как раз, девятого и можно было пивка попить, в праздник даже тетя Зоя бы ничего не сказала. Дорога ложка к обеду. Перехватить бы косарик у кого, все жить легче было бы. Да у кого, у соседей просить, язык не повернется - стыдно, а другие не дадут. У кого самих в обрез, а кто из принципа не занимает. Еще и Борька сволочь, хоть бы совесть поимел и частями рассчитываться начал! Хорошо бы, да верится с трудом. Кинули тебя Вован, бывшие друзья-приятели. На хорошие деньги кинули!»
        Проходил мимо большого павильона, где южные женщины в тандыре пекли лепешки и самсу, рот непроизвольно наполнился слюной.
        «Утром-то, не позавтракал даже, за деньгами рванул - наивный чукотский юноша! Знал бы, так с собой бутер с салом взял. Хотя если бы знал, что денег не дадут, так вообще бы сегодня не поехал!»
        Вдыхая полной грудью аппетитные запахи и сглатывая слюну, вздыхая прошел мимо. Потом остановился раздумывая, а не взять ли простую лепешку? Лепешка всяко дешевле чем самса с мясом, а жрать-то ох как хочется. И простой хлеб сейчас за милую душу пойдет.
        Володя остановился и запустив руку в карман куртки, ухватив одну из купюр, вытянул на свет замусоленную и видавшую виды сотенную бумажку. Но не успел сделать и двух шагов по направлению к павильону-пекарне, как услышал громкий окрик с противоположной стороны улицы.
        - Вован, это я! Да погоди ты, не беги!
        Владимир чуть втянул голову в плечи и развернувшись, хотел затеряться в потоке людей. Он не очень был рад повстречать сейчас кого-то из старых знакомых, наверное, стесняясь своего непрезентабельного вида. Да и раз уж так получилось, старался забыть свою прошлую жизнь и всех старых приятелей. Что теперь старое ворошить, да вздыхать?
        Но, как назло затеряться в людском потоке не получилось, народа было не так много и скосив глаза, он увидел, как через дорогу перебегает молодой, коротко стриженный мужчина в темном коротком пальто и кожаной сумкой-портфелем в руке.
        «Макаров, что ли? Давно не виделись, наверное лет пять точно. Хотя нет, больше - лет семь точно его не видел.»
        Узнал он своего армейского командира. Александр Макаров, был старше его на несколько лет. Сам Владимир был простым солдатом, а Макаров уже служил по контракту. Даже виделись пару раз на встречах сослуживцев, но это уже потом, когда Макарова самого комиссовали по ранению и он работал где-то в охране, вроде даже начальником, а сам парень аттестовался во Фсин. Получил погоны младшего лейтенанта и стал работать в районной инспекции, ведя личные дела, проводя беседы, посещая с проверками по месту жительства получивших условный срок и стоявших на учете граждан.
        Владимир отошел к краю тротуара, чтобы не мешать другим пешеходам и развернулся к приближающемуся приятелю. Тот шел легкими пружинящими шагами, широко улыбаясь, ровной белозубой улыбкой. Отчего Владимиру стало еще больше не по себе, слишком он чувствовал контраст. Довольного жизнью и успешного мужчины, с открытой улыбкой и бронзовым загаром и собой, болезным неудачником. Он снова глянул на легкую походку и улыбку приятеля и тяжело вздохнул.
        «Вот, угораздило же встретить. Ну ладно, пообщаюсь, не убегать же!»
        Но, что-то цепляло его взгляд, что-то было не так.
        «Погоди, Макаров же после ранения с тросточкой ходил прихрамывая? А сейчас вон как скачет и на вид будто десять лет скинул. А это он вообще, может обознался кто?»
        Глава 8
        - Здорово, братка! - хлопал Макаров по плечу своего бывшего сослуживца. - Ты чего, смурной такой? Может пойдем посидим где, кофейку попьем или чего покрепче? - предложил Саша.
        Владимир мотнул головой и хотел отказаться, но в это время в животе предательски громко заурчало.
        Макаров засмеялся, - Голодный? Ну так, я тоже несколько часов назад чашку кофе выпил и на электричке в город, по делам рванул.
        - Ну так ты по делам, а я уже все, вот в сторону вокзала шел, домой собрался.
        - Так и я уже все, отстрелялся. А ты снова в деревне, что ли? Вроде перебирался в город, когда тут работал?
        Владимир пожал плечами. - У девушки жил, теперь снова в деревню перебрался.
        - А как служба? В каких званиях хоть? - не отставал от него Макаров и потянул куда-то в сторону от дороги на вокзал.
        - Да какая служба! - махнул Владимир рукой, - не продлили контракт. Со здоровьем у меня не очень - астма.
        - Вот те на! - нахмурился Саша. - Как так-то, ты же гири на соревнованиях тягал, за нашу роту выступал и даже места призовые всегда брал?
        - Ну так получилось, - не стал вдаваться в подробности Владимир. - Ты меня куда тащишь-то? Сань, ну какое кафе, домой мне надо ехать. И вообще…
        - Да брось ты, Колесников! - повысил голос Саша. - Вижу же, что хреново тебе. Что совсем в жизни швах? А про деньги не парься, у меня есть, я тебя приглашаю. Ну не ерепенься, уважь старого друга. А я реально, рад тебя видеть!
        Кафе находилось недалеко от ювелирной мастерской и располагалось в полуподвале четырехэтажной сталинки. То ли Марат тогда обмолвился, что здесь неплохо кормят, предлагая обмыть сделку, то ли директор мастерской, но почему-то запомнилось.
        Зашторенные окна, приглушенный мягкий свет и большой аквариум с крупными треугольными рыбами. Ничего так, уютно. Прошли в самый угол, на угловой кожаный диван. В зал вышла молодая стройная девушка. Но дежурная улыбка блондинки с яркой помадой сошла на нет, когда она с ног до головы окинула взглядом Володю.
        Ну да - старые потертые джинсы, куртка зашитая на плече, как минимум четырехдневная щетина и в довесок старый брезентовый рюкзак. Девушка поморщилась но промолчала, достав из кармашка блокнот и карандаш замерла в выжидательной позе.
        - Здравствуйте, девушка! - первым поздоровался Макаров и растянул рот в улыбке. - Нам бы перекусить и закусить. Есть меню?
        - Меню есть, но со своим спиртным нельзя! - сказала она продолжая смотреть на, казалось бы, зашедших сюда по ошибке мужчин.
        - Зачем нам свое, а у вас разве не продают?
        Фыркнула на его слова, но все же принесла меню и протянула его Макарову.
        - Супов еще нет, к обеду будут готовы, выбирайте второе и салаты.
        - Нам, что-нибудь мясное, вот хоть по эскалопу с гарниром. Наверное, пюре давайте и по салату с креветками. Ты ничего, креветки ешь? - спросил он у сослуживца, на что Вова просто кивнул. - Сок апельсиновый и закуску какую-нибудь. Есть?
        - Есть набор закусок - грибочки, капустка, огурчики и помидорки черри маринованные, как раз на двоих хватит. А из спиртного что?
        Саша несколько минут пролистывал винную карту, а потом спросил, - Вован, ты как насчет коньяку? Может вместо водки коньяк возьмем?
        - Да мне поровну, - пожал тот плечами, - как сам решишь, я вообще, чисто символически, за встречу.
        - У вас «Каспий» настоящий? - спросил он официантку.
        - Не жаловались, - теперь девушка пожала плечами и добавила, чуть помолчав, - он дорогой, бутылка восемьсот рэ.
        - Главное, чтобы не паленка, - подмигнул ей Саша, - вы нам, пожалуйста, в закрытой бутылке дайте. Мы сами откроем, хорошо? А, да! Тогда капусту и огурцы не надо, к коньячку лучше мясную нарезку.
        - Сань, на хрена такой дорогой брать? - зашептал ему Колесников, когда блондинка удалилась на кухню. - Вообще можно было взять по пивку, да посидеть в сквере на лавочке. А то эта стервочка мне мою бывшую напомнила, вся блин из себя.
        - Да брось ты, Вован! Вот еще, на обслугу внимание обращать, пусть смотрит, за посмотреть денег не берут. Сказал же - есть у меня деньги, чего корефана не могу угостить? А на лавочке посидеть, еще успеем. Ты давай, про себя рассказывай, что да как? Давно ведь не виделись.
        - Да чего про меня. Сказал же - контракт кончился, а новый по здоровью не подписали. Военврач так и сказал, что даже за большую взятку тебя пропустить не можем. - развел он руками изображая председателя военной комиссии. - Вот уже третий год на вольных хлебах перебиваюсь. В магазине электрики поторговать успел и в охране поработать. Но потом, как в деревню перебрался, так надомной работой занимаюсь, - потряс он рюкзаком.
        - А невеста? Ты же вроде с девушкой жил и планы были?
        - Ага, жил, - кивнул Колесников, - только когда офицером был и то денег не хватало, а потом вообще только и скандалила, что стала больше меня зарабатывать. Ну и разбежались в итоге. В магазине-то я месяцев восемь продержался, а потом сам магазин сдулся, да и последние два месяца вообще зарплату не давали, все завтраками кормили. В охране тоже не ахти - график сутки-двое, полторы за смену, но форму за свои купи и за ежегодную медкомиссию с обучением - свои выложи. А из деревни постоянно ездить, так весомую часть зарплаты прокатаю, вот и ушел. Слушай, Сань, а ты ведь сам с палочкой ходил после ранения?
        - Вылечил ногу, когда возможности есть, уже легче, - расплывчато ответил Макаров. - Значит, говоришь, со своей разбежались и теперь опять в деревне с мамкой?
        - Умерла мать, - мотнул головой его товарищ, - пять месяцев назад похоронил - рак. Сгорела за три месяца. Теперь куда дом бросишь, протапливать зимой надо, а летом огород. А если мои полдома продать, то все равно, даже на комнату в городе не хватит.
        - Извини, я не знал, - прижал руку к груди Макаров, - соболезную тебе.
        - Сань, да ты тут причем? Просто, мать похоронить, у соседей деньги занимал. Свои же друзья детства подставили, - погрустнел Володя.
        - Ну-ка, поподробнее расскажи? - заинтересовался Макаров, - на деньги тебя швыранули? И много должны?
        В это время принесли салаты, сок, нарезку и запечатанную бутылку коньяка.
        - Второе минут через двадцать будет готово, - объявила им эффектная блонди, а потом снова оценив взглядом Владимира, положила на стол вырванный из блокнота листочек и заявила: - Сразу рассчитайтесь, пожалуйста!
        - Вы чего, думаете мы ваш коньяк выпьем и убежим? - рассмеялся Макаров.
        - Указание руководства, - пожала она плечиком и вновь оценивающе посмотрела на друзей.
        - Да без проблем, - положил Саша ей на разнос две тысячных бумажки, а когда она ушла, - прошептал: - Хрен тебе, а не чаевые! Такая симпатичная и такая стерва, ну надо же! Ладно, забудем про нее, давай, братан, за нас и за встречу! - Макаров скрутил крышку и разлил коньяк по стопкам. - Я же, Волоха, реально рад тебя видеть!
        Саша закусил и сразу налил еще по одной, потом посмотрел на отекшее лицо бывшего товарища, на черные круги и мешки под глазами и вздохнул:
        - Что ж ты, Вован, так сдал-то, ведь реально терминатор был. Самый здоровый в роте, гири двухпудовые как мячики подкидывал. У тебя рост какой, под два метра, а стоял ссутулился, думал не ты даже по-началу. Бухаешь, поди у себя в деревне? Ты же меня на несколько лет младше, а выглядишь, словно старик.
        - Да не то, чтобы сильно, - мотнул головой его друг, - бывает конечно, хлопну самогонки. Хреново мне, Сань. Что-то совсем со здоровьем хреново. Легкие болят, закашливаться начинаю, в поликлинику прихожу, так у них один ответ - а что вы хотите, у вас же астма! Зимой от холодного воздуха вообще тяжко и задыхаться начинаю, ну и побаливают. Когда еще в городе прописан был, пришел к врачу, говорю дайте направление к пульмонологу. Без анализа спирографии, говорят нельзя. Анализ платный, заплатил косарь, а там полной грудью надо вдохнуть и медленно выдыхать и так несколько раз. А какое мне? Я закашливаюсь сразу. Деньги взяли, а сами написали, что анализ не достоверен. Ну пришел с этой писулькой, поскандалил у участковой получил все же направление к пульмонологу. Обрадовался. А толку? Звонил туда месяца три, а там говорят мест нет, все расписано вперед на полгода.
        - Бред какой! Вообще издевательство! - поморщился Саша. - Ну и чего, так ничего и не добился?
        - К специалисту так и не попал, - махнул Вован рукой, - зато если холодного воздуха хапну, сразу воспаление в легких начинается. Пятый год подряд, зимой воспаление схватываю и потом антибиотики только спасают. Тут пару месяцев назад, по холодам еще, как давай кровью кашлять. Реально, Сань, испугался, думал тубик еще где поймал. Думал все, Вовка, тоже одбегался! А потом почитал в нете, что бывает такое когда легкие больные и воспаление какое. Вроде прошло. - Владимир прервал свой монолог и помолчал несколько секунд, - Ты извини, что за столом про такое… в общем сам спросил про мое здоровье, я и ответил. И ты не подумай, что плачусь или на жизнь жалуюсь, сам понимаю - так карта легла. Не протяну долго, да и хрен с ним, - махнул он рукой, - не я первый, не я последний!
        - Да ты погоди, себя хоронить! Что за мрачные мысли? Нормально все будет, Волоха, не случайно же встретил тебя. Помогу тебе и деньгами и болезнь твою вылечить попробуем. Не грусти! Давай, еще по одной и скоро должны горячее принести, - глянул он на свои часы. - Сказала двадцать минут, так уже прошло.
        - Модные у тебя часы, брат, - кивнул на его Омегу Владимир. - Как у самого-то дела обстоят, жена, дети?
        - Часы хорошие, швейцарские, будешь со мной работать и тебе такие хоть завтра купим. А семьи нет, - помотал он головой, - пока тоже не женился и детей нет. Серый, зато женился во второй раз и дочка от первого брака уже в школу в этом году пойдет. Помнишь же Сергея Дубровина? Мы вместе работаем.
        - А чего делаете-то? - заинтересовался Колесников. - Торгуете чем или производство?
        - Вова, в двух словах все не расскажешь и торгуем и производство и в строительство вложились. Серега он здесь, в городе, а я в другой стране и живу и работаю, но можно сказать бизнес совместный.
        - То-то я смотрю загорелый и бородку отпустил как латинос какой, - усмехнулся Владимир. - А про работу не шутишь, правда что-то можешь предложить?
        - Все, все могу тебе предложить! - посмотрел ему в глаза Саша. - И здоровье, и деньги, и положение в обществе и проживание в теплой стране на берегу моря.
        - Ой, да ладно, - покачал головой Владимир, - вроде выпили полбутылки, а уже пьяный треп и обещания золотых гор пошли.
        - Нет, Вован, я же тебя как облупленного знаю, а мне как раз человек нужен кому доверять смогу, кто не кинет и не подставит. Понимаешь? Будешь мне помогать, все хорошо будет. Ну, а что тебя здесь держит? Дом продать можно, или никто в вашей деревне не купит?
        - Да почему не купит? - пожал плечами Володя, принимая горячее от беловолосой официантки, которая теперь даже пыталась улыбаться доказавшим свою платежеспособность клиентам. - Дядя Илья - сосед мой, для сына выкупить хотел. У него сын по контракту два года на севере водилой самосвала пашет, говорит как раз себе на дом зарабатывает. Но, сейчас я там живу.
        - Ну вот, - снова разлил еще по одной Макаров, - поедешь со мной, увидишь все сам своими глазами и продашь дом. В крайнем случае, если хочешь перестраховаться, я тебе до однокомнатной в городе добью. Можешь ее даже сдать кому на долгий срок, а сам будешь мне помогать. Поедешь?
        - Блин, Сань, ты серьезно, что ли? Да у меня даже загранпаспорта нет, какая заграница? Обдумать все нужно, да и чем заниматься, ты так и не сказал!
        Саша хотел ответить, но у друга зазвонил сотовый, тоже старая кнопочная модель.
        Владимир посмотрел на экран и поморщился, но все же ответил на вызов.
        - Да! А чего перетерать-то, ты мне деньги отдать готов? Чего ты лепишь, совсем совесть потерял? Я не дома сейчас, в городе. Буду… ну к двум часам точно приеду. В гараже? О, кей, подойду и поговорим. - дал Володя отбой. - Уроды, легки на помине!
        - Что там у тебя, проблемы?
        - Я тебе, Сань, про друзей детства говорил, которые с деньгами меня подставили, так вот звонил. Старший, Борюсик. Совсем оборзел, ты говорит меня в должники определил, а сам кто по жизни? Совсем и страх и совесть потеряли.
        - Да ты расскажи все по порядку? - попросил друга Александр.
        - На соседней улице, живут два брата. С младшим, Олежей, мы в один класс ходили, да и со старшим приятельствовали всегда. В девяностые они уже мутили чего-то, ну в общем я не вдавался в подробности. А когда я из армии вернулся и уже во ФСИНе работал, пришел ко мне старший - Борюсик и деньги попросил. Мол, попал в нехорошую ситуацию, просил выручить.
        - И ты ему денег дал? - криво усмехнулся Макаров.
        «Хотя, чего я ерничаю, ко мне бы если бы кто из приятелей пришел, я ведь тоже бы дал? Ну когда есть, почему не помочь человеку?»
        - Я тогда на машину копил, да и получал неплохо. Было три тысячи баксов, все отдал. - вздохнул и задумчиво покивал Володя. - Потом Борюсик уселся, я думаю ему деньги как раз для этого и нужны были. Вроде треху отмотал или чуть больше. Вышел год назад, а через несколько месяцев у меня мать умерла. Какие были еще накопления, все на лекарства, да на лечение ушли. Я тогда с ним встретился, денег попросил, хоть часть - нету, говорит. Ну че, поскрипел зубами и у соседей занял на похороны, мало ли думаю, человек несколько месяцев назад из тюрьмы вышел, может и правда гол как сокол? А он через месяц-полтора себе джипа купил, не нового конечно но все равно задело это меня сильно. Хотел в глаза все высказать, да не застал, жена его сказала, что работает где-то вахтой, то ли две недели, то ли месяц. Ну еще пару раз наведывался - говорит нету его. Хотя может просто разговаривать не хотел. Позвонил и по телефону ему все высказал. А сейчас, он мне сам перезванивает, встретиться готов. Переговорить.
        - Что-то мне, вся эта ситуация, братан, не нравится, - Саша задумался на некоторое время, - если жулье по жизни, то хорошего не жди. Кинули тебя на деньги, хотели бы отдать, так сразу бы отдавали. Сколько уже времени прошло?
        - Как деньги занял? Да больше четырех лет уже прошло.
        - Фью! - присвистнул Саша. - И реально думаешь, что отдаст, хоть часть?
        - Да обидно, - стукнул себя кулаком в грудь Колесников, - ведь, когда деньги ему одолжил, пел совсем по другому. Мол, Володя, ты один мне другом оказался! Да я такого, в жизнь не забуду! А сейчас - ты кто по жизни? Еще и братец его, подпевала, ходит посмеивается. Вот как так, когда в органах служил так слово сказать боялись, а теперь пальцы веером? Пусть в глаза мне скажет, что на бабло кинул, хоть пару раз да по морде попаду, мало не покажется!
        - Ну, чего ты раздухарился? Ты пьяный, что ли уже? Вместе поедем и спокойно поговорим. Порешаем, как они тебе долг отдавать будут.
        - Да какой, я пьяный? С чего, с полбутылки коньяка под закуску? Просто достали такие уроды. Погоди, - Володя посмотрел на Макарова, - ты, что тоже со мной поехать хочешь, с этими уродами разговаривать? Тебе-то оно зачем?
        - Да брось, Волоха, раз решил тебе помочь, так и тут вместе вывезем. Съездим встретимся с твоими бывшими приятелями, послушаем, что скажут. Все, не один. - хлопнул его по плечу Макаров. - Я же теперь в поселке живу, как раз мимо поедем. Сначала к тебе в деревню смотаемся, переговорим, вещи кое-какие на пару дней возьмешь, соседей предупредишь, что в командировку уезжаешь, и потом до поселка вернемся.
        - Погоди, какая командировка, я же говорю, у меня загранпаспорта нет. - удивленно посмотрел на него бывший сослуживец.
        - Да не надо, пока. Потом все сделаем, - махнул рукой Макаров и разлил остатки коньяка по стопкам, - ладно, давай, сначала твои дела порешаем, потом ко мне в поселок приедем и я тебя в курс дела введу. Когда сам все увидишь, меньше вопросов будет.
        - Ну все, поехали? - начал собираться Макаров. - Как раз не спеша до вокзала прогуляемся.
        - А может не надо, а Сань? Если с работой мне поможешь, то и так выручишь сильно. Зачем тебе в какие-то разборки влезать? Сами бы разобрались.
        - Да брось, Вован, одна голова хорошо, а две - лучше! Ничего они мне не сделают, не бойся.
        «Ну еще бы, мне, архимагу, два каких-то ушлепка! Я их даже руками трогать не буду, если заклинание „воздушного кулака“ активирую, то вообще, бесконтактно морды отрихтую! А, что Вована встретил - хорошо! Что ему тут терять? Чего сидеть одному в своей деревне?
        Со здоровьем помогу, думаю пару уколов „сияющего“ и будет парень снова гири тягать. Ведь реально такой здоровяк был. Сколько в нем росту, наверное два метра есть? Да и вообще, парень-то хороший, надо его уболтать ко мне на остров перебраться. Хотя, если даже откажется, все равно помогу и с лекарством и с уродами этими разобраться.»
        Когда проезжали через поселок, Саша показал на двухэтажное здание с мансардой.
        - Вон, видел кафе наше стоит? И рынок напротив? Там Серега рулит и брат мой Кирилл. У Серого даже жена у нас же бухгалтером работает. По денгам мы хорошо поднялись, Серый себе новую машину купил пару месяцев назад и старого микроавтобуса продавать не хочет. Говорит - пусть будет. У нас только три рынка, два кафе и еще автокомплекс для дальнобоев большой, в Ключах. Работы валом, а ты говоришь… А вообще, Волоха, все это фигня, будешь мне помогать и меня слушать, так я тебя к настоящему делу пристрою. Увидишь, где размах и полет мысли!
        Колесников посмотрел на товарища, но промолчал только крякнув улыбнулся.
        Деревня, где жил Владимир была по этой же ветке, но ехать на сорок минут дольше, чем в поселок.
        - Где говоришь, тебя братья-жулики ждать будут? - усмехнувшись спросил Саша.
        - Сарай у них есть, большой, еще от отца им остался. Там ряд целый. С десяток таких на торце улицы стоит, от их дома пять минут. На сколько знаю, Борис там свою машину ставит используя как гараж. Он там и раньше свой старый мотоцикл ставил и ремонтировал. Да и зависали они там всегда с братом и приятелями своими. Видать и сегодня куролесят, может пиво пьют, - пожал Володя плечами.
        Железнодорожная платформа была короткая и поэтому двери открывали только в первых четырех вагонах. У небольшой насыпи стоял покосившийся деревянный домик - касса, где продавали билеты на электропоезда. По тропке отсыпанной мелким гравием спустились с насыпи и миновав небольшой лесок вышли к первым домам.
        Бревенчатые срубы, покосившиеся заборы, запах печного дыма. Парочка коз привязанных у забора и лохматая псина, что валялась в пыли на пригреве.
        Саня пригляделся к старому бревенчатому одноэтажному строению, возле которого с десяток пацанов гоняли резиновый мячик.
        - Школа, что ли?
        - Школа, - кивнул Колесников, - но сейчас только началка осталась, до четвертого класса. После надо в соседний поселок ездить.
        - Ну блин, вы даете! - покрутил головой Макаров. - Я думал сейчас такого нет.
        - Ага, нет. Школы нормальной нет, это точно. Даже эту капитально ремонтировать надо, а лучше новую строить. Ты будешь смеяться, перед выборами обещали фельдшерский пункт закрыть и поликлинику построить. Прошли выборы… - сделал театральную паузу Колесников.
        - Ну и?
        - А чего, ну и? - хохотнул Владимир. - Фельдшерский пункт и закрыли, только поликлиники даже в проекте еще нету. Реально за двадцать лет от деревни треть народу осталась и тем работы - хрен! Вон видишь сараи? - показал он рукой на ряд дощатых строений. - Вон тот их, что во втором ряду, с острой крышей.
        - С ними сначала перетрем, а потом к тебе за вещами сходим? Ну пошли тогда.
        Возле старых сараек стояла грузопассажирская газель и Саша чертыхнувшись влез в грязь своими кожаными полуботинками.
        За углом стоял старенький «Ниссан Патроль» и Вован кивнул на автомобиль:
        - Вот и Борюсика машина, значит точно здесь. Ага, и двери открыты.
        Сарай был старый, оббитый давно почерневшими от дождя и солнца досочками. У распахнутых воротин стояло двое молодых мужчин. Тот, что помоложе увидев друзей, сплюнул и криво усмехнувшись спросил:
        - Че за хер, с горы? Кого ты, Вова, притащил еще?
        - Рот свой прикрой, Олежа, кого надо того и привел. Борька где? Он мне сам позвонил, тут встречу назначил.
        - Ну ходи сюда, раз стрелку тебе уважаемые люди назначили. - снова с кривой усмешкой хмыкнул его бывший одноклассник и цыкнул слюной меж передних зубов.
        Саше такой прием в корне не понравился и он начав закипать на наглого уродца шагнул вперед.
        - Тебя нормально спросили - где, твой брат?
        Олежа оскалился и гыгыкнул. В последний момент взгляд его метнулся куда-то левее Макарова, где послышался слабый шорох и чей-то шаг. Саша хотел развернуться, чтобы посмотреть, но в голове, в тот же миг будто взорвалась граната и он провалился в темноту небытия.
        Глава 9
        Сознание проявлялось медленно. Вначале Саша услышал какие-то голоса, потом пыхтение и возню рядом. Плечо, на котором он лежал сильно затекло и голова раскалывалась тупой болью.
        «Вот же дебила кусок! - подумал он про себя. - Возомнил себя непревзойденным магом и волшебником, а самого походу просто вырубили ударом по башке! Знал бы амулет стального доспеха не снял бы. Ага, два бы надел! Знать где упадешь, так соломки подстелил. Раньше думать надо было. Кто знал, что и тут магические амулеты пригодиться могут.»
        Макаров хотел посмотреть, кто это возится и пыхтит рядом, но дернув головой, только застонал. Голова реально выстрелила болью.
        - Саня, что совсем плохо? - узнал он голос Вована, но какой то шамкающий и со свистящим придыханием.
        Все же приоткрыл глаза и чуть не отшатнулся от черной страшной рожи находившегося в полуметре от его лица. Только вглядываясь с полминуты понял, что это избитая физиономия его друга, да и вся одежда была изрядно вымазана в глине и грязи.
        - Ох, ептать, Вован, ну тебя и отмудохали! Извини конечно.
        - Саня, тебя Борюсик со всего маху битой по голове! Ну я на него кинулся пару раз хорошо попал, но там их четверо было, и все с палками и битами. С ног меня сбили и пинали долго, уроды!
        - Вот так, Вова - ни одно доброе дело, не останется безнаказанным! - Попробовал улыбнуться Макаров и тоже покривился от боли. - Бля, у самого башка раскалывается!
        - Так со всего маха если, вообще думал убили тебя. Хорошо, что ты оклемался. - попытался улыбнуться разбитыми губами-варениками его друг.
        Вован сидел на старом матрасе. Его руки скорее всего, тоже были стянуты за спиной, так как при каждом движении он изгибался всем телом, что вкупе с избитой и опухшей до барабанного состояния, окровавленной физиономией смотрелось довольно жутко.
        «Ну меня вроде не пинали? Просто на раз вырубили ударом биты и то хорошо, хотя…»
        - Где мы вообще? - Саша оглядел квадратную с потемневшими от времени бревенчатыми стенами комнату, размером примерно три на три метра с одним маленьким оконцем под самым потолком. В которое, впрочем, не прошел бы взрослый мужчина. Потом чертыхнулся увидев на половину оторванный рукав своего легкого пальтишка.
        - Не знаю, я же тоже вырубился, но в себя еще в машине пришел. Помнишь «Соболь» белый стоял, у въезда?
        - Соболь? - не понял его Саша.
        - Ну газель грузопассажирская. Вот нас на ней и привезли. А потом уже здесь заперли. Но я думаю, ехали мы не так долго, может полчаса самое большое. Севернее нашей деревни несколько вообще заброшенных стоит. Думаю мы тут где-то.
        Саша вдруг услышал голоса. Но далеко, наверное в другой половине дома.
        - Тихо, разговаривают! - сказал он Вовану и зашептал заклинание «слухач». Если бы не были руки стянуты за спиной, то можно было бы произнести только два кратких слова и активировать магический знак, но теперь пришлось проговаривать всю устную форму заклинания.
        - Я ничего не слышу. - покрутил раздутой головой Колесников.
        - Да тихо ты! - шикнул на него Саша. - Я зато слышу!
        «…на хрена их сюда притащили, уроды?! Вы совсем дебилы? Мне это зачем? Вон Коляну и Лехе, зачем? Их в блудное втянули и на базу проблемы притащили? На хрена? Боря, скажи мне - на хрена?
        - Да ладно, Валер, сам же говорил, что пару рабов не помешает, чтобы картошку посадили. Ну пусть эти и поработают.
        - Боря, ты совсем дурак? Твой приятель, как я слышал, в органах где-то работал, у него дружки в системе остаться могут. Понимаешь? Это тебе не бомжующий алкоголик с вокзала. А второй, его приятель, он вообще кто? Не знаешь? А если это фээсбэшник какой или дядя у него прокурорский? Зачем свои личные проблемы перекладывать на общее?
        - Да какой, фээсбэшник? - продолжил оправдываясь гнусавить Борюсик. - У него ни удостоверения и вообще никаких документов не было. А Вова теперь никто, поперли его со службы.
        - Мне тут Алексей сказал, что это ты этому Вове денег должен?
        - Ну брал немного и кинул лоха! А получил он за то, что меня по матушке обложил. Ваще рамсы попутал, так с уважаемыми людьми разговаривать. За неуважение его и наказали.
        - А ты, Боря, часом не зазвездился, может положенцем себя почувствовал? А то еще и меня так наказать решишь, за неуважение?
        - Что вы, Валерий Палыч, такое говорите? Вы же знаете, я с вами и за вас всегда. А Вова этот, вообще лох по жизни. И другана такого же притащил ни документов при нем ничего вообще.
        - Вот это меня и напрягает! В общем так, Боря, слушай мое окончательное решение - сейчас меня в город отвозите, а потом сюда, обратно. И чтобы к утру, этих людей тут не было!
        - А куда их?
        - Да мне поровну! Куда хотите. Хоть на все четыре стороны отпускайте, но не здесь конечно, чтобы они тут ничего не видели, хоть в лесу закапывайте. Но одно запомни, Боря - тут их никогда не было и я о них ничего не слышал. Как и Леша, как и Николай. Уяснил? А будут проблемы с вашей выходкой, то я с вас по полной программе спрошу. Вы мне нужны, чтобы мои указания исполнять и решать проблемы, на какие я вам укажу, а не тащить сюда ваши собственные. Еще одна такая выходка и жесткого пинка под жопу вам с братцем налажу.»
        Борис еще, что-то лепетал, но Саша расслышал только удаляющиеся шаги, а потом хлопнувшую входную дверь.
        - Привалят нас походу, - глупо гыгыкнул он снова посмотрев на разбарабаненую голову другана, - вряд ли так просто отпустят?
        - Как это привалят? - шумно сглотнул Вова. - За что? Это же они мне деньги должны, а не я им.
        - Вот за это и привалят. Был бы ты «терпила безответный», так забыли бы, а ты возбухать стал. Обругал, стрелку им назначил, да еще привел неизвестного человека, то бишь меня.
        - Да это же они сами… - мотнул головой Вова, но Макаров снова перебил его.
        - Стоп! Снова голоса слышу.
        - Да какие голоса, Сань, вообще тишина. - недоверчиво посмотрел на него друг.
        - Да погоди ты! Я типа волшебник, вот и слышу.
        - Э… какой еще волшебник? - Вован шмыгнул носом, а потом чуть не плача произнес: - Мля, Саня, ты меня прости, что втянул во все это. Здорово, видать тебе по башке прилетело!
        - Вован, правда, помолчи, а?
        «…ну че, получили пистон от Валерона? Говорил вам, еще и нас в это дело втянули!
        - Да ладно тебе, Коля, сам говорил, что вместе держаться надо - типа бригада!
        - Олег, ты палец с хреном не путай. Я тебе про бригаду ничего не говорил, чай не девяностые. А что вместе - то да! Но не подставляя друг друга и в дела мутные не втягивая. Слышал, что Палыч твоему брату сказал? Подержим ваших знакомцев до вечера, а там увозите куда хотите.
        - Сами разберемся, - буркнул Олег, - надо чего из города?
        - Пивка привезите и рыбки какой, хоть вечером с Лехой посидим, поцедим. И хлеб закончился, тоже не забудьте. Ладно бывайте!»
        Саша услыхал, как и за братом Борюсика хлопнула дверь и на улице послышался звук заведенного автомобиля.
        «Значит они сейчас своего босса в город повезут, а тут двое их приятелей останутся. Когда лучше бежать, сейчас или когда увозить будут? Нет, тянуть нельзя, мало ли как там дело пойдет, а то может вырубят по новой. Надо сейчас проблему решать.»
        Вован все кряхтел, вошкался сидя на своем матрасе и тяжело вздыхал поглядывая на своего друга. Видно чувствуя вину, за то что втянул Макарова в свои разборки.
        - Да не вздыхай ты, как бабка на похоронах, - оскалился Макаров, - рано нас хоронить, еще повоюем. И насчет мага, тоже правда. Твои друганы детства в город подались, босса своего повезли, в доме вроде только двое остались. Надо выбираться.
        - А ты откуда знаешь? - удивленно посмотрел на него Владимир.
        - Слышал… откуда, откуда. - пробурчал Саша и заворочался на своем матрасе, разгоняя по телу внутреннюю энергию.
        Ноги Владимира, как и у него самого были стянуты скотчем. И щиколотки и чуть ниже колен щедро намотано, так что не сразу освободишься будь даже руки свободны. Но руки-то тоже за спиной стянуты. Саша словно червяк, извиваясь повернулся к другу спиной.
        - Вован, глянь у меня руки скотчем смотаны?
        - Ага и запястья и на локтях намотали.
        - Вот уроды, всего спеленали.
        Тратить много маны, на то, чтобы разорвать в несколько слоев намотанный скотч совсем не хотелось, да и сами запястья мог так себе повредить, но выход предложил его друг.
        - Ты сюда подползи, а я тебе на руках скотч перегрызу.
        Саша хмыкнул, но все так же извиваясь, стал подползать к своему другу. Через некоторое время он почувствовал как его путы дергают и рвут зубами, а еще через несколько секунд понял, что липкую ленту на запястьях удалось разорвать. Через пару минут пропало и натяжение в районе локтей.
        - Фух! Ну наконец-то, свобода. - вздохнул владетель большого острова и маркграф Вэллора.
        Саша вывернул все еще затекшие руки, помассировал их разгоняя кровь и магическую энергию, а когда они пришли в норму, то попросту, за пару секунд пережог путы на ногах.
        - Это ты как сделал? - удивленно глядел на него расширенными глазами Вован.
        Саша немного размял ноги и помассировал голову, активируя простое заклинание здоровья. Хоть кровь уже давно не шла, но голова отзывалась болью на каждое движение, еще и мутило.
        «Точно кукуху стрясли. Ну ничего, минут пять энергию погоняю и в норму приду.»
        Так же пережег путы друга на ногах, а вот с руками вышла заминка. Мало того, что Волоха, так же как и он был был перемотан скотчем… ну вернее его руки. Так он еще был прикован наручником к огромному кольцу в бревенчатой стене.
        - Да уж… - почесал Саша лоб. - Тут без ключа не освободишь. Можно конечно рвануть со всей дури, но не уверен, что твои руки выдержат. Ты, брат, тут побудь, а я сам разберусь и ключ тебе принесу.
        - Блин, Саня, ты там аккуратнее. А может все же попробовать как-то?
        - Да как, как-то? - пожал плечами Макаров. - Легче ключ добыть. Ты как сам-то?
        - В смысле? - не понял парень.
        - Ну что, больше болит? Голова?
        - Голова, ага, - чуть кивнул здоровяк и скривился от боли, - и еще колено разламывает. Они же меня с ног сбили только когда битой по колену попали. Хрустнуло так, что думал нога отломилась, - чуть улыбнулся он раздутыми окровавленными губами.
        - Брр, братан, ты лучше не улыбайся, - скривился Саша, - реально как из фильма ужасов вышел.
        Он положил свои руки другу на голову и стал потихоньку направлять магическую энергию в ладони. Хоть и не лекарь, но хоть как-то облегчить страдания избитого парня он мог. Потом, то же самое проделал и с левым коленом Владимира.
        - Слушай, а ведь и правда полегчало. Совсем, не так сильно теперь болит. Спасибо! - поблагодарил его Вова.
        - Ага, сам себе Буратино. Если бы я подумал о том, что без всяких разговоров со спины отоварить могут, вообще тут бы не находились. Сами бы твоих бывших дружков отпинали и уже давно в поселке моем были. Ладно, чего теперь-то… - махнул он рукой.
        «А ведь мог и свои амулеты не снимать. А еще лучше, если бы фиал с сияющим лекарем с собой иметь в кармане. Тогда и подлечились бы сразу. Тоже надо зарубку на будущее поставить, чтобы в такие „просаки“ судьбы больше не встревать.»
        - Эй, там! - громко заорал Макаров, повернувшись к запертой двери. - Ссать хочу, мочи нет! Открывайте!
        За дверью некоторое время молчали, потом хлопнула дверь одной из комнат и мужской голос ответил:
        - А мне-то чего? В штаны и ссы. А вообще там ведро стоит в углу, видишь?
        - Ага, ведро-то вижу. Только как я со связанными руками мочиться буду?
        - Не мои проблемы. Сказал же в штаны дуй.
        - Ну смотрите, мы вам матрасы ща запоганим, потом вам же их просушивать придется. Да и все равно, вонять будут. - хмыкнул Макаров.
        За дверью послышался шепот другого человека. Видно переговаривались и решали как быть. Потом снова заговорил первый.
        - Хрен с тобой, одного развяжем, но бугая не отцепим. Сам ему будешь штаны расстегивать и прибор держать.
        Саша хмыкнул. «Бугай, мля, у человека и так здоровья не было, а тут еще битами отхреначили не по-детски. Ладно, сейчас сочтемся.»
        Звякнул железный засов и дверь стала приоткрываться, но едва появилась небольшая щель Саша ударил по ней с двух рук активированным «воздушным кулаком».
        Удар вышел на загляденье. Ему даже показалось, что от удара дощатая дверь прогнулась посередке, а потом распрямившись шибанула со всего маху, того, кто стоял за ней. Послышался глухой удар отлетевшего и упавшего тела, зазвенела какая-то посуда и затрещала мебель. Саша не дожидаясь развязки пнул снова отлетевшую к проему дверь и вылетел из кладовки-тюрьмы.
        Тот самый, коротко стриженный блондин средних лет которого он видел в воротах сарая теперь стоял на коленках, мычал тряс головой и пытался остановить кровь из перебитого в переносице носа.
        «А добре я ему по физио дверью зарядил, аж сердце радуется.»
        Саша скакнул к нему и с оттягом пробил ногой по ребрам. В боку у блондина явственно что-то хрустнуло и он кулем повалился на полосатый деревенский коврик.
        - А ну стоять!
        Раздался крик позади него. Саша обернулся и увидел как второй оставшийся дома бандюган направляет на него одноствольный обрез. Кровь уже была разогнана до предела еще в каморке и его крик Саша услышал как из зажеванной пленки:
        - А-а нн-ууу сст-оояя-ятть!
        Дернулся влево и тут же кинулся вправо, за массивный комод. Грохнул выстрел и Саша увидел как в стене, позади него, образовалась ровная дыра, а вокруг нее откололась известка и штукатурка.
        «Хех, чуть над головой прошла. Просто отлично, что пулей саданул, а не картечью!»
        Выскочил из своего укрытия и можно сказать лицом к лицу столкнулся со вторым. С неделю небритый мужик лет сорока, наверное сам испугавшись своего выстрела, пучил глаза и направлял на него ствол обреза.
        - Ну и чего? - Саша с силой, влитой магии рванул ствол вбок и на излом, вырывая его из рук горе-бандита. - Дурик, он же однозарядный.
        Но снова вышло неудачно. Неудачно, для сорокалетнего мужика, палец-то он так и держал на спусковом крючке в скобе. Снова хруст и теперь уже второй бандит подвывая схватился за кисть с неестественно вывернутым пальцем.
        Макаров за долю секунды выверенным движением черканул в воздухе магический знак снова активировав «воздушные кулаки» и не мудрствуя лукаво зарядил усиленным ударом мужику в ухо, да так, что только ноги подлетели выше головы. «Небритый» кубарем влетел под стол на ходу сломав головой стоявший у стола табурет.
        Развернулся ко второму и вовремя. Блондин уже стоял сжимая в руках небольшой топорик. Правда стоял как-то криво, видно сломанные пинком ребра уже давали о себе знать, да и перебитый нос еще кровоточил, придавая ему вид изрядно потрепанного человека.
        - Слышь, не балуй! - покачал головой Саша и для убедительности очень сильно ударил обрезом по отделанному железом уголку каменной печки, держа его за почерневший ствол. Немного отсушил себе руку, но вышло убедительно - обрез старого ружья развалился на несколько покореженных деталей. Зато сам почерневший от времени ствол остался в его руке.
        - А ну бросай топор, а то я тебе этой железякой ноги нахрен переломаю!
        Блондин еще пару секунд стоял с топориком, словно раздумывая, а когда из-под стола раздался жалобный стон его напарника бросил шанцевый инструмент на пол и как-то обиженно спросил:
        - Да че вам от нас надо-то?
        - Нам? - Саша удивленно переспросил и даже замолчал от возмущения.
        - Мы ваще тут с Коляном не при делах, это все братья замутили. Чего сразу драться-то?
        - Ни хрена себе, а нас кто битами отмудохал?
        - Тебя Борюсик по башке двинул. - замотал головой блондин. - А здорового, мы только свалить помогли, а потом его Борюсик с Олежей еще минут пять пинали.
        - Не надо оправдываться! - рявкнул Саша. - Бери своего Колюню и тащи в каморку. Там посидите, до приезда братьев. А ты выходит Леха, да? - запоздало поинтересовался его именем Макаров.
        Блондин кивнул несколько раз и стал вытягивать из-под стола своего товарища, который мычал и тряс головой.
        - Так, стой! Ключ от наручников у кого?
        - Вон, на стене, на гвоздике висит. - кивнул Алексей на стенку рядом с дверью.
        Блондинистый Леха помог Колюне доковылять до матраса в каморке и потом уложил все еще не до конца пришедшего в себя приятеля.
        «Хорошо я ему в ухо засветил, видно сотряс точно обеспечил вон как его шмотает из стороны в сторону, да и палец на руке явно сломан. Ну и фиг с ним, надо было раньше думать с кем связываться.»
        - Так, Леха, а ты сюда иди! - ткнул он на парня тоже усевшегося уже на матрас. Тот помедлил, видно боялся, что снова начнут бить, но все же нехотя пошел к выходу.
        - Чего еще?
        - Да не боись, - Саша кивнул на табурет и хлопнул его по плечу, отчего блондинистый Леха ойкнул и скривился прикрывая рукой отбитые ребра. - Просто поговорим.
        - Ну рассказывай?
        - Чего еще рассказывать-то? - пробурчал парень, но смотрел на Сашу с явным испугом.
        - Старший у вас кто? Валерий Палыч? Да ладно, не напрягайся, - усмехнулся Макаров, - я это и так знаю. Его братья в город повезли, а сами через сколько вернуться?
        - Ну к вечеру и вернуться, - пожал плечом Леха.
        - Есть оружие еще в доме? - на этот вопрос блондинистый засопел, но продолжал молчать уставившись в стол. Саша вздохнул: - Леха, ты же понимаешь, что на все свои вопросы я получу ответы, если начну вас пытать. Тебе оно надо? Сам лучше расскажи, облегчи душу, а я уже решу, что и как дальше делать. А начну пытать, сам все расскажешь. Уж поверь мне.
        Саша ткнул блондинистого пальцем в лоб и в тот же миг под пальцем расплылось красное пятно и завоняло паленой кожей, а молчавший до этого парень отпрянул вскрикнув. Он держался за ожог и смотрел на Сашу расширенными глазами. Потом, когда Макаров продемонстрировал ему язычки пламени бьющие из ладони, замотал головой:
        - Нет, нет никакого оружия больше. Обрез старый был и то стрелять боялись из него, думали может разорвать. Так, на всякий случай хранили.
        - Ну вот, процесс пошел. - удовлетворенно кивнул Саша. - Сумка моя где?
        - Э… маленькая кожаная? - переспросил Леха. - в комнате, в той. - ткнул он пальцем на прикрытую дверь.
        - А чем вообще ваша банда занимается? - поинтересовался Макаров уже встав из-за стола.
        - К-какая банда? - испуганно икнул блондинистый. - Бухло мы тут разливаем… паленку. Нет! - замотал он головой. - Так-то бухло хорошее, не травим никого, сами пьем. Просто питьевой спирт разводим и добавки разные добавляем, ну чтобы вкусно было.
        - Понятно, - хмыкнул Саша, - значит, чтобы вкусно было? Для людей, значит, стараетесь. Он сунул в руки своему другу отломанный от обреза ствол и показал пальцем на блондинистого. - Пойду проверю и сумку свою поищу, а этот если дернется то сломай ему чего.
        Небольшая комнатка представляла из себя смесь спальни и кабинета. У стены стоял старый диванчик на котором лежало солдатское верблюжье одеяло и подушка, а у другой стены стоял массивный обшарпанный стол с бумагами и тетрадками на нем и железный ящик-сейф в углу.
        «Может мою сумку в сейфе заперли? Да черт бы с ней, там в портмоне денег-то тысяч пять было, но нож древних обязательно найти надо!»
        Макаров еще раз взглядом обвел комнату и увидел свою сумку на подоконнике, за занавеской. Сумка была открыта и портмоне не было в ней. Но дорогой ему нож лежал тут же, на подоконнике. Видно не заинтересовал он никого, просто приняли его за дешевую железку.
        Саша перекинул через спину ремешок своей сумки и, словно старому другу улыбнулся обнаруженному ножу. Тут же на деревянном подоконнике лежали и оба их кнопочных телефона. Видно никто не польстился на старенькие сотики, просто отключили и бросили.
        Саша включил свой сотовый, но связи все равно не было и он убрал его в карман. Хотел уже идти на выход, но с интересом посмотрел на сейф.
        «А может там что интересного есть? Да хоть бы деньги или оружие. Нам сейчас тоже не лишнее будет, нам еще самим до дома добраться нужно.»
        Выглянул из комнаты, где на кухне за столом сидел Вован и сверлил взглядом притихшего парня.
        - Леха, от сейфа где ключи?
        - Нет у нас! - замотал тот головой. - Ключи только у босса, он их никому не дает.
        Саша вернулся к железному ящику и помня о суперсвойствах «собирателя душ» взял нож в руку и с силой вдавил острие клинка в дверцу сейфа. Нож с трудом, но на половину прорезал толстую сталь. Потом стал расшатывать клинок, действуя на подобии открывалки в банке с консервами. Худо-бедно, но за десяток минут он смог прорезать в дверце продолговатую дырку, чтобы иметь возможность пошурудить рукой на обоих полках ящика.
        Первое, что ухватил, была пачка тысячных купюр перетянутая резинкой. На вскидку тысяч семьдесят-восемьдесят. Сунул ее в карман своего пальто - пригодится. Потом вытянул книжицу иностранного паспорта с фото которого на него смотрел молодой таджик. Следом вынул хороший охотничий нож в ножнах и пачку пулевых патронов к гладкостволу.
        «Блин! Зря обрез разбил, тоже бы пригодился, а то пустятся еще в погоню братья.»
        На второй полке не было ничего интересного, только несколько исписанных кривым почерком тетрадей. Видно босс Палыч вел учет изготовленного и проданного поддельного алкоголя. Поискал свои дорогие наручные часы, но в сейфе босса их не оказалось.
        Блондинистого Леху он снова закрыл в каморке, а охотничий нож отдал Вовану «на всякий случай». Впрочем друг не стал спорить, а без всяких слов нацепил ножны на свой ремень, только спросил:
        - Сань, а как ты ему лоб прижег? Да и там, ну со скотчем тоже, фокус что ли какой?
        - Фокус, фокус, - кивнул Макаров, - пойдем во дворе посмотрим, что у них еще интересного есть. Я думаю твои друзья детства только к вечеру объявятся, так что времени у нас много.
        Глава 10
        Саша оглядел дом снаружи. Ничего так, добротный сруб пятистенок. Видно, что не новый, но и старым его не назовешь. Толстые бревна хоть и потемнели, но смотрелись крепкими и совсем не гнилыми. Окна большие, да и сам дом высокий с четырехскатной крышей покрытой блестящим белым железом - видно, совсем недавно перекрывали.
        Метрах в тридцати стояла свежесрубленная баня, а чуть левее, какое-то кирпичное строение. То ли гараж, то ли длинный сарай, с небольшими пластиковыми окнами под самой крышей. Причем кирпич был ярко-красным, не успевшим выгореть на солнце, значит построили этот гараж-сарай максимум год-два назад.
        - Волоха, видно это и есть их цех, где паленку разливают. - кивнул Саша на кирпичную постройку. - Пойдем глянем, что ли?
        Все здание было метров двенадцати в длину и вход находился на торце строения. Небольшая дверца, в автомобильных воротах-рольставнях была не заперта и Саша нырнул внутрь.
        - Ниче так, даже пол бетонный. - оценил Вован внутренности цеха бутлегеров, оглядывая трубы, шланги, какие-то станочки и большие емкости из нержавейки. - С размахом обосновались. Прям настоящее производство.
        Возле одной из стен стояли десятки коробок с уже готовой продукцией и большие, наверное пятидесяти литровые пластиковые канистры с жидкостями.
        - Ого! - присвистнул Саша вытянув из одной коробки бутылку вискаря известного бренда. В следующей был упакован коньяк. - Вот же сучары! Дорогое льют, видно и распространяют по магазам и кафе. Надеюсь тот коньяк, что мы с тобой утром пили не из этой бочки вышел. Спалить все тут, к едрене-фене! - Закипел Макаров.
        Он уже хотел приступить к задуманной огненной мести, как услышал чей-то кашель снаружи, с противоположной стороны от въездных ворот.
        - Вот жеж, не проверили совсем, может у них на базе еще кто есть. Пошли глянем? - поманил он за собой приотставшего друга с интересом изучающего разные бутылки вискаря и коньяков.
        Саша увидел другую дверь, которую поначалу не заметил из-за нагромождения коробок и емкостей. Пластиковая дверь была заперта изнутри, но он отодвинул засов и выглянул наружу.
        С другой стороны цеха был еще один двор, со срубом колодца с ручной помпой, от которой к цеху тянулся армированный шланг. У высоких, глухих ворот стояла «та самая» белая газель. Напротив стоял старый вросший, наверное, на треть в землю деревянный дом с покрытыми мхом стенами. На низенькой, осыпавшейся завалинке сидел седой дедок.
        Не смотря на то, что день был солнечным и не по весеннему теплым, дед был одет в ватник и старый потертый треух. А на ногах у него были растоптанные, подшитые толстым слоем резины, пимы.
        - Это еще, что за явление? - усмехнулся Макаров и кивнул на старика. - Пойдем пообщаемся, что ли?
        - Здорово, сынки! - первым поприветствовал их старик. - Какими судьбами тута оказались?
        - Ты сам-то кто такой? - неласково ответил ему Вова.
        - Так, Матвей Васильевич, я. Тута и живу. - кивнул дед на старый дом за спиной. - Очень давно живу, еще с тех пор как тута нормальная деревня была.
        - Меня Александр зовут, - немного помолчав, все же представился Макаров, - а это друг мой, Володя. А сейчас чего, не нормальная?
        - Деревня-то? - переспросил Матвей Васильевич. - Да какая же она нормальная? Уже лет двадцать пять как ликвидированная. Все поразъехались. Хотя вон там домишка, так новые жильцы обжили, да и Палыч тут обосновался.
        - А кто он тебе, Палыч-то?
        - Да никто, - даже как-то удивленно посмотрел на Сашу дед, - раньше я тут хозяйствовал, а теперь он.
        - Отобрал дом что ли у тебя?
        - Почему отобрал, купил и нотариуса из города привозил, чтобы документы все как надо оформить. Но меня не погнали, теперь в старом, еще дедовом доме вот живу. Да и помогает поманеньку, чем может. Даже карточку мне пенсионную сделал, сам в банкомате деньги снимает и мне привозит и продукты покупает какие прошу.
        - Значит уважаешь его? - посмотрел на деда с прищуром Саша. - А я слыхал, что рабов сюда пахать привозят? Это в цехе что ли работают? Нас вот избили и сюда привезли.
        Дед помолчал, потом неопределенно пожал плечами.
        - Понимаешь, Александр, у каждого человека есть хорошие и не совсем хорошие поступки. Может даже совсем не хорошие, согласен. Но на то мы и люди, чтобы всякое творить, а не ангелы небесные. Да и не черти, чтобы навроде абсолютного зла. Серая масса в общем. Так и Палыч, как и многие сейчас - не богу свечка, не черту кочерга. Плывет, значица, по течению. Бывает и ущемит кого, а бывает и поможет, вот как мне. Вас вот огорчил, значица?
        - Да ты, как я посмотрю философ, дед? - хмыкнул Саша.
        - А чего мне еще делать, как не о смысле жизни, да о людских поступках рассуждать? Мне тут и заняться-то нечем. Выйду на солнышке погреюсь, да обо всем подумаю. Повспоминаю жисть свою прожитую, да пофилософствую немного. Значица, говорите, Палыч вас ущемил. И чего делать собираетесь? - снова поинтересовался Матвей Васильевич.
        - Да пожгем ему цех новый к едрене-фене! - зло сплюнул Саня.
        - Значит пожечь все хотите? Отомстить за огорчение свое? Воздать, стало быть, злом за зло?
        - Ну, а как еще? - удивленно глянул на него Саша. - Добром ему за то, что избили отплатить?
        Дед покхекал в дряблый кулачок и решительно помотал головой.
        - Неправильно это, сынки. Ну пожгете вы его и что, думаете он другим станет? Добрее и сердобольнее к людям относится будет? А может наоборот, обозлится? Колюню, да Алешку в долги вгонит, что за вами не уследили. Работникам платить вдвое меньше станет, а может и вообще не заплатит пока все заново не отстроят.
        - А что, у него и работники есть?
        - А как не быть? - покивал Васильевич. - Парням деньгу платит, да и тем кто в цехе работает тоже понемногу денег дает. Вот пожгете вы цех и чего? Куда людям потом идти? Сашку алкашу, Люське его бабе или Машке шалавистой? А так, прижились в брошенной хате и работают на Палыча понемногу. Да и у парней свои проблемы, у Алешки мать болеет, так деньги на лекарства нужны, а у Колюни двое детей, один школьник еще, а дочка замуж собралась, так он ей на подарок достойный копит.
        - По твоему, Василич, надо добром за зло платить? Для всех хорошим не будешь! - Помотал головой Макаров. - Они моего друга на деньги кинули и избили, видал как? Мне по голове битой шарахнули и часы дорогие сняли.
        - Кто Колюня?
        - Да нет, братья. Олежа с Брюсиком.
        - Эти могут, - согласился дед, - у энтих сразу натура гнилая проявляется. Хоть и знаю их полгода всего. А Колюня-то с Лешкой живы, не убили вы их?
        - Да живы, так бока намяли чуток.
        - Ну и то ладно, хоть живы, - вздохнул дед, - они, стало быть, вроде тоже от братьев пострадали?
        - А ты, дед, выходит тоже с Палычем работаешь? - поинтересовался Колесников. - Что за мужик-то твой босс?
        - Нее, - покхекал старик, - куда мне работать? Так… век свой доживаю, небо копчу помалу. Так, что не босс он мне вовсе. Мужик то он сам себе на уме, не сказать чтобы хороший, но мне помогает немного, это есть. Хотя… - он ткнул крючковатым пальцем в лохматого кобеля, что был привязан у ворот. - Вон «кабыздох» у меня живет, так и я для Палыча такой же. Когда все уезжают, то за домом и цехом присматриваю, что собачонка. Потому и косточку мясную для похлебки когда кинут. Так думаю.
        - А тут чего у них, база? И вообще кто это, бандиты? - спросил уже Макаров.
        - Кто бандиты? Колюня с Лешкой? Да из их бандиты, как из дерьма пуля. Вот братья те да. Особливо Борюсик, крученый словно хвост поросячий. Но думаю долго он у Палыча не продержится, погонит он братьев, не сегодня, так завтра погонит. Сам-то он не бандит вовсе, скорее бизнесмен.
        - А рабов говоришь привозят? И паленку разливают, это как - законный бизнес что ли? - усмехнулся Саша. - Как есть бандиты.
        - Ну не знаю, - пожал плечами дед, - бандиты на дорогах душегубствуют, а Палыч вроде на убивца не похож. А то, что водку сами делают? - старик подумал, пожевал губу, словно раздумывая говорить дальше или нет и все же продолжил. - Брат-то у него высоко сидит. Даже с генералом милицейским они вась-вась. Он даже сюда пару раз на охоту приезжал.
        - Кто генерал?
        - И генерал и брат Палыча. Вон видите сарайчик? - показал Матвей Васильевич на строение находившееся ближе к обширному, уже вспаханному огороду. - Это свинарник. Так один поросенок там для генерала, другой для братана-депутата. А ты говоришь! Как-то год назад сюда участковый из Антиповки пожаловал с нарядом милицейским, это когда уже цех новый Палыч отстроил. И Колюню и Лешку в наручники заковали и в воронок посадили, да давай тута все описывать, да опечатывать. А потом позвонили ему на сотовый, с самого верху стало быть и отпустили они всех. С тех пор сюда участковый вовсе не приезжает.
        - Ну да, если друг генерал, - усмехнулся Макаров, - ладно, хрен с ним с Палычем вашим. Мне на генерала и брата-депутата плевать конечно, но ты меня убедил - толку от того, что я все тут сожгу никакого не будет. Хрен с ними! Я у него денег забрал, - потряс он пачкой тысячных, - передай, что это за косяки Борюсика с братом. Хрена ли нам их ждать? Вон газель стоит, на ней и уедем.
        - Не-не-не, вы меня посыльным не подряжайте, надо так парням его поясните, что вы и за что забрали. Мое дело сторона. Об одном только попрошу - паренька с собой заберите.
        - Какого паренька?
        - Да Саидка, таджик в свинарнике живет. Очень уж переживает, что его с нечистыми по его вере животными определили.
        - А зачем его в свинарнике поселили? - удивился Макаров.
        - Сбежать он хотел, несколько дней назад. Поймали его, побили. Бориска и побил, а потом ради смеха к свиньям и определил. Куда ему отсюда одному бежать? Тут одна дорога, - ткнул он на ворота, - а с трех сторон лес, да болота.
        - А если по дороге, то далеко до жилья?
        - Километров девять отсюда, прямо у дороги хутор стоит, но тоже уже несколько лет как брошенный, а от него еще с десяток километров и Антиповка - деревенька небольшая.
        - Знаю Антиповку, - закивал Колесников, - это от моего дома в семи километрах. Доедем без проблем. Значит, говоришь, дед, Саида надо забрать?
        - Заберите, заберите, сынки. Уж очень парень переживает, да и Бориске, чтоб ему пусто было, не приглянулся он. Затюкает паренька, зачморит по гнилой своей натуре.
        - Вот же урод! - стукнул Саша кулаком по ладони. - Хлебом не корми таких, дай кого загнобить, да унизить. Эх, дождаться бы братьев, да проучить, но время терять не хочется. Земля круглая - после сочтемся! Ладно, Василич, увезем мы отсюда паренька, а ты пока парней не выпускай. Пусть немного посидят, о жизни подумают, а если уж Борюсик не приедет, то выпустишь. Я им воды оставил и таблетки обезболивающего дал, так что пусть отлеживаются.
        Через час они ехали в грузопассажирской машине в сторону Антиповки. Рулить вызвался Владимир, Саша сидел рядом впереди, а позади сидел молодой таждик. Саша отдал ему найденный в сейфе паспорт, потом спросил как он тут оказался?
        - Унитаз ставил дорогой и расколол, я же первый раз это делал, - насупился парень, - потом сюда привезли, сказали месяц отрабатывать.
        - Ага, все вы все умеете, только покажите как? - усмехнулся Саша. - Дед сказал, ты бежать пробовал?
        - Пробовал, но в лесу ночью страшно, а по дороге пошел братья на машине догнали. - признался парень.
        - У тебя в городе есть кто? Или ты совсем один на заработки приехал?
        - Не в городе, - помотал Саид головой, - Ключи. Поселок Ключи, там тетка живет и брат двоюродный. К ним мне надо, они помогут.
        - О, почти сосед! - усмехнулся Макаров. - Не боись, доставим тебя до Ключей, к родственникам твоим с комфортом.
        - Лампочка моргает, бензин кончается, - сказал Вован и стукнул ладонью по приборной доске, - вот, гадство, не глянул когда поехали! И что теперь, возвращаться будем?
        - Да хрен с ним! Проедем, сколько проедем, а там пешком до Антиповки дойдем и попросим кого до поселка нас отвезти. Деньги-то есть! Ты как, с десяток кэмэ пройдешь? - спросил он у избитого друга. Если что, у меня еще пара таблеток обезболивающего осталось, могу дать еще одну.
        - Ну, а чего делать? Дойду, раз надо. Десяток - не сто! Пока та вроде действует, попозже тогда еще таблетку съем. - отказался от лекарства Вован.
        Перед тем как уехать Саша заглянул снова к горе-бандитам. Забрал ключи от машины у Николая и даже, в двух словах, объяснил ситуацию.
        - Вы парни поймите, у моего друга денег заняли, а потом кинули, да еще и вас подставили эти братья. Я из сейфа деньги взял, восемьдесят пять тысяч, скажите вашему боссу, что это в счет ущерба. Может их с братьев получить, они все равно больше должны остались, просто ждать их, время терять не хочется. А еще деда Матвея благодарите, я ведь реально тут все пожечь хотел, весь ваш бизнес бутлегерский, да он отговорил.
        Дорога была совсем плохая - ямы, да рытвины заполненные водой, скорее направление, а не дорога, поэтому ехали совсем с небольшой скоростью. Минут через двадцать движок засбоил и авто дернувшись пару раз встало.
        - Все, хана! Приехали. - чертыхнулся Колесников. - Не долго музыка играла! И запаса нет никакого.
        - Да ладно, видно братья должны были бензина привезти. Пошли, вон дома виднеются - хутор про который Василич говорил, считай половину пути проехали, часа два и до Антиповки дойдем, - потом Саша глянул на то, как хромает Вован и поморщился, - ну может часа через три или четыре, но точно дойдем.
        До виднеющихся у дороги домов Вован ковылял довольно долго и Саша стал задумываться, успеют ли они дойти до Антиповки до темноты, время-то уже к шести подходит.
        Вован немного посидел на бревне у старого полуразрушенного дома и они двинули дальше, но не успели отойти от хутора и двухсот метров, как из-за пригорка послышался шум двигателя и вынырнул старый «Патроль» Борюсика.
        - Е-мое! - взревел Вован. - Куда теперь? Место открытое? Надо было хоть палки с собой взять, а то у них биты да монтажки.
        - Херня их биты! - недобро ухмыльнулся Саша. - На ловца и зверь бежит.
        - У старшего брата пистолет есть, - вдруг заявил Саид, - такой как револьвер с небольшими патронами. Переделанный из травматического.
        - Мелкашка, что ли? А ты откуда знаешь? - удивился Саша.
        - Сам видел несколько раз, да и все знают.
        - Вот же, суки! И не сказали ничего. Давайте тогда обратно, к домам. - принял решение Макаров. - Не в чистом же поле на револьвер бежать.
        Саша в очередной раз укорил себя, за то что снял амулет «стального доспеха» и свой перстень накопитель с русалкой переделанный Ларсом в «кольцо силы».
        «Да уж… был бы „стальной доспех“, так можно было и на револьверную пулю без страха кинуться, уж мелкашку амулет точно сдержал бы, даже скорее всего не одну пулю удержал. Но теперь-то чего? Сам виноват, не подумал, что мне тут магические амулеты пригодится могут, хорошо хоть клинок древних с собой взял. Кто знал, что так получится? Что смогу опять влететь в неприятности совершенно на ровном месте. Может, такими вот выпадами вселенная компенсирует свалившееся на меня богатство, ну типа согласно закону всемирного сохранения энергии? - задумался Макаров. - Вот, за что мне все это и почему именно со мной? Два, блин, извечных вопроса.»
        Успели добежать до старых домов, но братья их тоже заметили, стали сигналить и что-то кричать в приоткрытое окно.
        В старом, полуразвалившемся доме было сумрачно, сыро - пахло тиной и гнилью. Еще Саша слышал, что в заброшенных домах часто селятся змеи и поэтому с опаской поглядывал на горы мусора и старых досок лежащие по углам. Не хватало еще чтобы змея за палец цапнула, для полного приключения!
        - Так, их всего двое и скорее всего разделяться они не будут. Не думаю, что пистолеты у обоих есть. Да и машину побояться оставлять без присмотра и мы будем знать где они есть. Поэтому поступим так - вы останетесь в доме и спрячетесь, а я их отвлеку и попытаюсь рубануть Борюсика и отобрать оружие. - предложил свой план Саша.
        - Не, Сань, я тебя одного не отпущу, - помотал головой Владимир, - у меня тоже нож есть.
        - Ну и куда ты с такой ногой?
        - Нам не в атаку бежать, а среди развалюх старых ползать. Все равно пойду. Хоть спину тебе прикрою и вообще - вдвоем лучше! Только таблетку обезболивающего дай и все норм будет.
        - Ладно, пошли, - кивнул Саша прислушиваясь к работающему движку снаружи, - а ты, Саид, тут спрячься и не высовывайся. Понял меня? Тут они, не поехали за другими на базу свою. Не уверен, что Колюня с белобрысым им бы помогать снова стали. Эти сегодня свое уже огребли.
        Он снял свое пальто с оторванным рукавом и протянул пареньку, - Надень, все не так холодно тут сидеть будет, а мне оно сейчас только помешает.
        Все же без отсутствия магических амулетов Саша тоже кое-что из себя представлял. Он хорошо слышал где сейчас находились братья. Хотя те и не думали скрываться, наоборот, вели себя словно большие дяденьки от которых убежали неразумные дети.
        - Эй, где вы есть? Выходите, обещаем - больно бить не будем! - смеялись братья. - Саидка, ты снова сбежал, дурачок? Ну теперь по-полной получишь! Будешь не только в свинарнике жить, но и жрать с хрюшками из одного корыта! Я тебе, придурок, устрою веселую жизнь, если сейчас же не выйдешь!
        Саша стал потихоньку отходить заросшими огородами. Пытаясь выйти к автомобилю братьев с другой стороны.
        Осторожно выглянул из-за угла почерневшего дома и увидел стоящий джип Борюсика и самих братьев крутившихся возле машины. Младший держал на весу биту, а в руке старшего было и вправду, что-то похожее на револьвер.
        - Я попробую к ним поближе подобраться, - зашептал Саша своему другу, - ты пока за домом сиди. А как замес пойдет, тогда выходи, поможешь вязать утырков.
        - Вот прям уверен, что ты с ними вооруженными так легко справишься? - удивленно посмотрел на него Владимир. - Другое предлагаю.
        - Что еще?
        - Ты поближе подберешься, а я в это время с другой стороны этого дома выберусь и вроде как сдаваться пойду. Чисто отвлечь! А подходить буду, ты Борюсика со стволом вырубай, а я уже с его братом завяжусь.
        - Уверен? - глянул он на друга. - У Олежи бита в руках.
        - Ну че нам, тоже чего придумаю. - Володя пошарил вокруг взглядом и подобрал обломок узкой доски. - Вот, сзади за ремень суну, а как ты выскочишь, так от биты отмахнуться сумею. Ну хоть не с голыми руками, буду. Сань, да не бойся за меня, сам аккуратнее, под пулю не подставься. И не выскакивай из укрытия, пока я их не отвлеку.
        - Ладно, договорились. - согласился с его планом Макаров.
        Саша видел, как его друг отполз в конец небольшой улицы и помахал ему рукой - мол, я готов, сейчас «сдаваться» начну. Но, что-то пошло не так, братья вдруг что-то увидев запрыгнули в свой «Патроль» и резво сдав назад рванули за брошенные и поросшие кустами огороды.
        «Да что, они там увидели? Весь план, блин, коту под хвост!» Посетовал на их действия Макаров.
        Машина не отъехала далеко, братья крутнулись по полю, за огородами и вновь вернулись к началу улицы брошенного хутора.
        - Вот же, засада! - сплюнул Макаров, когда Борюсик выволок из салона молодого таджика.
        - Эй, Володя! - закричал старший из братьев. - Выходи, а то я этому пареньку ухо отрежу. Зря вы его с собой взяли!
        Он ухватил паренька за волосы и с силой дернул на себя, отчего Саид ойкнув упал на колени.
        - Реально говорю - не выйдете, я его тут кончу! - Борис приставил свой револьвер к голове парня. - До пяти посчитаю и стреляю! Раз… два… - начал он громко и медленно вести отсчет держа парня за волосы и тыча коротким стволом в затылок.
        - Бля, кина насмотрелись уроды! - пробурчал Макаров. С одной стороны он знать не знал этого парня, а с другой, вроде как его теперь пытались сделать виноватым в смерти таджика.
        «Выстрелит или нет? А вдруг у этого дебила и впрямь крышу снесло, возьмет и убьет парня? Да хрен с тобой, придется переиграть весь наш план. Я сам сдаваться пойду. Мне бы только к ним чуть ближе подойти и вырублю обоих!»
        Саша вышел из-за угла развалюхи и крикнул вошедшему в раж бандиту:
        - Не стреляй, вот он я! Тебе я нужен, так давай поговорим?
        - А где Вовка? Пусть он тоже выходит! - закричал младший Олежа.
        - Да здесь я! - поднялся из-за старого забора и Колесников. - Отпустите парня, он-то тут вообще не при делах.
        - Не при делах? - удивленно хохотнул Борюсик. - Да вы теперь все при делах. Нам теперь вас всех кончать надо! Хотя, место удобное в старом погребе всех вас и прикопаем.
        Он толкнул парня в спину и вскинув руку с оружием выстрелил тому в затылок.
        Макаров даже, на долю секунды, опешил от такого цинизма. Вот так просто взять и застрелить молодого парня? За что? У этого гада реально крыша потекла!
        Александр сам, словно выпущенная из ствола пуля, рванул к старшему из братьев. В его крови бурлила до максимума разогнанная магическая энергия и если бы не ежедневные тренировки с ускорением, точно порвал бы себе от такой скорости и такого напряжения все связки. Он видел как словно на замедленной съемке из своего укрытия выскочил его друг и с обломком доски в руке бросился к младшему из братьев. Как Борюсик медленно вскидывает руку с револьвером в его сторону и жмет на курок, но вместо хлесткого выстрела раздается лишь щелчок осечки. Как меняется его лицо, становясь из зло-надменного удивленно-испуганным.
        Первый удар пришелся по руке с оружием и Саша увидел как маленький револьвер кувыркаясь взмыл в воздух, а хрустнувшая рука бандита вылетев из сустава вывернулась под неестественным углом.
        Ну что ж, ты сам себе враг Буратино!
        Второй удар в колено и правая нога Борюсика скользя по влажной земле уходит назад и сам он кулем валится вбок. Теперь на его лице гримаса боли и рот растягивается в долгом крике зажеванной кассеты. Но ярость и энергия иномирья бурлит в Сашиной крови и он схватив своего похитителя двумя руками за кожаную куртку с такой силой рванул его вверх, что тело Борюсика кувыркаясь в воздухе взлетело метра на четыре вверх и медленно падая угодило прямо на крышу джипа.
        - Ну тогда смерть за смерть! - зло выплюнул Макаров и вытащил нож древних. - Сегодня мой нож насытится твоей кровью, падаль!
        Он сделал несколько шагов к машине братьев, на крыше которой лежал Борюсик. Его голова свесилась изо рта текла струйкой кровь, а сам он расширенными от ужаса глазами наблюдал как его палач приближается, занося для удара свой железный нож.
        - Саня, нет! Не убивай его! - раздался позади крик Вована.
        Но Макаров лишь упрямо мотнул головой и приставил острие ножа к пульсирующей жилке на шее старшего из братьев.
        - Зачем этому миру такое дерьмо?
        - Саша погоди, не убивай! - вновь услышал он окрик своего друга. - Жив парень, жив!
        Макаров замер с ножом в руке, казалось он несколько секунд осознавал смысл сказанного, наблюдая как из уголка рта Борюсика стекает кровь вперемешку со слюной, а из испуганных глаз катятся слезы.
        - Жив? - Саша развернулся и увидел как его друг придерживает сидящего на земле парня, утирая кровь какой-то тряпицей.
        - Пуля только над ухом чуть чиркнула, кожу содрала. Просто царапина - повезло считай! Не убивай этих уродов, не бери грех на душу.
        Второй брат сидел чуть в стороне и тоже с испугом смотрел на Макарова. Он баюкал свою руку и тихонько подвывал. Видно Владимир, своим обломком доски хорошо попал ему по руке отсушив или даже сломав.
        - Жив? - все еще не веря такому повороту событий повторил Саша. Он медленно убрал свой нож, так и не испивший сегодня крови врага, а потом ухватив Борюсика за шкирку, словно манекен потянул за собой, сначала сбросив того с крыши авто, а потом и волоча по земле.
        Он подтащил старшего брата к сидящему и подвывающему Олеже, потом деловито, словно сто раз делал такое, проверил карманы у обоих. Вытащив у младшего свое портмоне, а у старшего снял с руки свою «Омегу», нашел еще какие-то деньги и тоже сунул в свой карман.
        - Ключи от «Патруля» где? - спокойно спросил приподняв за волосы голову старшего из братьев. То всхлипнул, замычал скорее всего от боли но прошептал:
        - В машине, в машине ключи.
        - Машину забираю, в счет долга. - сказал ему Макаров. - Да и до дому доехать на чем-то надо. А вам повезло, что парень живой остался, поживете и сами еще.
        - А как мы доберемся? - с какой-то обидой в голосе спросил его Борюсик. - у меня нога сломана и рука и брат вон, тоже поломанный сидит.
        - Да поровну мне, вот правда поровну, - присел перед ним на корточки Макаров, - хоть ползите. По дороги сдохните, так ваши проблемы. Сами вы себе проблем нажили, сами во всем виноваты.
        Саша помолчал, подумал о чем-то несколько секунд, потом продолжил:
        - Но думается мне, что вы вряд ли себя винить станете, таким как вы всегда кто-то другой виноват, ведь правда? Все лохи кругом, одни вы пацаны реальные, бродяги по жизни, да? Не получилось с Волохой, другого терпилу найдете и разведете на деньги? - Саша ухватил Борюсика за левое ухо, а его брата другой рукой за правое. - Это вам, от меня на долгую память, чтобы не забывали!
        В тот же миг послышался треск сгораемой плоти и сильно завоняло паленым мясом. Уши братьев вмиг сделались кроваво-красными и скукожились как пласт сала на раскаленной сковороде. Дружный, полный боли крик братьев раздался над заброшенным хутором.
        - Все, поехали, - махнул рукой Владимиру, который тоже с испугом смотрел на своего друга, - таджику помоги.
        - А эти? Правда тут их бросим? - кивнул Володя на продолжающих подвывать и от боли кататься по земле братьев.
        - Вован, да вообще похеру на них, сказал же. Реально, привалил бы обоих если бы не ты. Пусть за то, что живы остались спасибо скажут. Все, едем!
        Глава 11
        Владимир все же убедил Сашу оставить у газели одну из двух найденных в багажнике двадцатилитровых канистр.
        - Ну не звери же мы? И так братьев сильно наказали, как Борис со сломанной ногой дойдет? Пусть заливают бензин и едут. - говорил он Саше и тот в конечном итоге согласился. Да и ярость кипевшая в крови вместе с магической энергией прошла.
        - Ты, Володя, не парься по поводу братьев. Даже если со временем отомстить захотят, то я тебе как и обещал из деревни помогу уехать. Продавай свою половину дома соседям, а я тебе реально денег добавлю до однокомнатной в городе.
        - Да я их и не боюсь, трусливые они. По зубам хорошо получили, больше чем уверен, что во второй раз не полезут.
        - Ну все же, чего тебя в деревне держит? - посмотрел на него Саша. - Посмотришь, определишься чего хочешь и тогда уже решишь, со мной останешься или Серегой и Ромкой работать будешь. Хотя тогда зачем тебе в городе квартира? Можно дом хороший в поселке построить.
        Владимир покосился на сидящего позади паренька с перевязанной головой и шепотом спросил:
        - Кто ты, Саша?
        - Ты чего, Волоха, ты же меня знаешь?!
        - Да я не про то. Как ты человека так высоко подбросил, как бежал так быстро? И потом уши им сжег? Как?
        - А вон ты про что, - усмехнулся Макаров и тоже покосился на паренька, - потом все сам поймешь. Чуть позже.
        - Тут баклашки в пакете, с пивом наверное, можно я попью, а то очень хочется? - подал голос до этого молчавший таджик.
        - Пей, - кивнул Саша. - А там много? Нам тоже давай.
        - Четыре полторашки, - ответил парень и протянул Макарову пакет с остальными пластиковыми бутылками.
        - А, видно себе пива набрали, - вспомнил Саша о подслушанном разговоре горе бутлегеров. - Надо тоже горло промочить.
        Он скрутил крышку у новой полторашки и присосался к горлышку.
        - Фух, хорошо! Как раз, то что доктор прописал. - утер он рот и горлышко бутылки, потом протянул ее крутившему баранку другу. - На, хлебни, а то с утра ничего не пили, а на улице уже темно, так и от обезвоживания скопытимся.
        - Ты чего, я же за рулем? - удивленно посмотрел на него Владимир.
        - Да и хрен ли? На дороге никого, да и на трассе ночью мало машин, а если гайцы остановят, то все равно у нас прав нет с собой.
        - Блин, точно, - нахмурился Володя, - но потом все же взял бутылку и шумно стал хлебать светлое пиво. - Ух, внатуре лафа! - растянул он рот в улыбке. - Вот вроде сами огребли хорошо, а все равно братьям больше досталось, да и друзьям их тоже наваляли!
        - Почувствовал, брат, вкус победы? - усмехнулся Саша и похлопал по приборной доске. - А ведь еще и трофей взяли.
        - Да ну, все равно его сами не переоформим. Ты чего реально решил джипа себе оставить? - удивленно посмотрел он на Сашу. - я думал до поселка твоего доедем, а потом братьям его вернем.
        - Вот еще, да я его лучше сожгу, чем обратно этим засранцам его отдам, - помотал головой Макаров, - хотя зачем сжигать, знакомым механикам на запчасти отдадим. То, что братья свою машину просрали - факт!
        Потом он удивленно оглянулся на прихлебывающего пиво таджика, который еще стал хрустеть кириешками найденными в пакете.
        - Слушай, Саид, а вам же спиртное нельзя? А ты уже половину баклашки выдул.
        - Да ладно, это же не водка! - помотал головой паренек, потом лукаво улыбнулся. - Аллах все равно не увидит.
        - Это почему это? - удивился такому ответу Володя.
        - Так на улице темно и мы под крышей.
        - Вот же ты засранец, - засмеялся Макаров, - поди тот унитаз тоже бухой ставил?
        - Дикий народ, дети гор, - добавил Володя и тоже поддержал смехом своего друга. - А ты, Саид, еще у нас останешься или домой поедешь?
        - Нет, хотел денег немного заработать но не вышло, - вздохнул паренек, но потом гордо добавил, - но все равно, скоро богатым человеком буду, мне мама невесту нашла за ней восемь баранов отец дает. Так, что скоро разбогатею. - он протянул помятую фотографию Саше. - Красивая, да?
        Макаров показал фото с очень круглолицей толстушкой, на плоском лице которой были еле видны щелки глаз, Владимиру и сделав испуганное лицо демонстративно прикрыл глаза, но парню сказал совсем другое:
        - Ну так-то, да - симпатичная, да еще и восемь баранов!
        - Мама нашла, я должен был неделю назад домой ехать, знакомиться, да вот как получилось.
        - А ты ее до этого вообще не знал что ли? - удивился Колесников и покрутил головой. - Ну вы, блин даете!
        Когда проезжали деревню Владимира, то друг буквально на пять минут заскочил к себе домой, взять немного вещей и предупредить соседей, что уедет на три-четыре недели по работе. А вот когда выезжали на трассу наткнулись на экипаж полиции.
        - Блин, это наши местные, - сказал Владимир, - пасутся, деньги сшибают.
        - Да? Ну и хорошо, что сшибают, меньше проблем будет.
        К их машине вразвалочку подошел молодой мордатый прапорщик, второй полицейский остался сидеть в старенькой полицейской «шестерке».
        - Права и техпаспорт покажите, - прапор потянул носом, - что-то пивом у вас воняет, выпивали?
        - Командир, какое выпивали? Разлили немного в салоне еще вчера, вот и попахивает. - Возразил ему Саша. - Парня в больницу везем, с сотрясом. Крышу работник чинил и звезданулся вниз. - показал он на притихшего паренька таджика.
        Прапор с сомнением оглядел окровавленную тряпку повязанную на голове Саида, потом перевел взгляд на избитое лицо Колесникова и помотал головой, - мне поровну кто кого и куда везет, документы давайте!
        - Да не взял я никаких документов, как был, так за руль прыгнул подыграл другу Владимир.
        - Нет документов, тогда ключи сюда и водитель к нам в машину для составления соответствующих документов!
        - А раненый? - развел руками Макаров, - задержите нас, я реально на вас в суд подам и иск предъявлю что задержали нас когда раненого в больницу везли.
        - Ой, прям умирает ваш работник, сидит вон как ни в чем не бывало, - не совсем уверенно ответил прапор.
        - А вы кто, вообще такие? Вы вообще свою фамилию не назвали, не представились как положено! - продолжал давить на него Макаров.
        - Ну, прапорщик Овечкин.
        - Слушай, Овечкин, у тебя реально два возможных варианта. Первый - вы сопровождаете нас до больницы, потом я звоню по сотовому, - потряс Саша телефоном и продолжил глядя в глаза полицейскому, - и друзья привозят нам все забытые документы. И второй, - Макаров вынул из кармана четыре тысячных бумажки, раздвинул их веером покрутил в руке, а потом потряс деньгами прямо перед лицом прапора, - получаешь двадцать тысяч и спокойно дежуришь дальше. Как, Овечкин, двадцать тысяч для тебя нормальные деньги?
        Прапорщик шумно сглотнул и метнул косой взгляд на своего напарника сидящего в патрульной машине.
        - Так вы с депутатской дачи, что ли? С заброшенной деревни?
        - Ну конечно, - кивнул Саша и сунул четыре синих бумажки прапору в нагрудный карман. - Так мы поехали?
        - Езжайте, - буркнул тот, снова воровато оглянувшись на своего напарника, - все в порядке.
        Когда они немного отъехали по трассе от остановивших их полицейских, Вован озадаченно зашептал:
        - Блин, Саня, я вообще ничего не понял, ты же ему четыре тысячных бумажки показывал, а сказал что двадцать тысяч? Как так?
        - Потом расскажу, - снова отмахнулся Макаров, но потом помолчав шепнул в ответ, - ну типа гипноза небольшого. Дал четыре, а сказал, что двадцать. Мало, что ли ему четырех, за нефиг делать-то?
        - Так они сейчас посмотрят, что обманули и за нами погонятся. - заелозил Вован и посмотрел в зеркало заднего вида. - Че тогда делать будем, убегать? Хотя на старой «шохе» вряд ли догонят.
        - Плохо ты психологию взяточников знаешь, - усмехнулся Саша, - видел он как на своего напарника оглядывался, значит делиться не хотел. Сразу, за раз месячную зарплату срубить? Он теперь только наедине эти денежки из кармана достанет, чтобы второй патрульный не видел. А пока пусть упивается своей значимостью и большой суммой доставшихся на халяву денег.
        - А ты всегда так можешь? - снова удивленно глянул Большой на своего старого друга, будто видел его в первый раз.
        Макаров чуть пожал плечом. - Могу. Только сил это много отнимает и внутренней энергии. - утер он вспотевший лоб. - Да и не со всеми проходит.
        До Ключей доехали по пустой трассе довольно быстро, минут за двадцать, хоть Владимир не гнал, а ехал не превышая скоростной режим.
        - Куда тебе, где теткин дом, показывай? - спросил Саша Саида.
        - Нее, к самому дому не надо, тетка еще испугается. Тут совсем близко, я сам дойду.
        - Точно дойдешь, не заблудишься в темноте?
        - Не заблужусь, много раз с работы вечером возвращался, - успокоил его таджик, стягивая с головы окровавленную тряпицу, благо кровь уже давно перестала идти и царапина подсохла.
        - Ты вообще как, точно сотряса нет? Все же пулей в голову прилетело?
        - Считай, второй день рождения у тебя сегодня, - покачал головой Владимир, - жив остался.
        - Нее, я даже сознание не потерял, - усмехнулся таджик, - просто будто обожгло над ухом, а потом кровь побежала.
        - Ну тогда держи, тебе на день рождения. - протянул Макаров ему оставшуюся пачку тысячных. - Подарок тебе! Чтобы хоть с какими-то деньгами домой вернулся.
        - Ого! Это много! - взвесил в руке он пачку перетянутую резинкой.
        - Чего много-то, восемьдесят тысяч всего. - махнул рукой Саша. - только уезжай домой сразу, а то снова чего-нибудь сломаешь и к кому в рабство попадешь.
        - Завтра домой поеду, к невесте, - расплылся в улыбке парень, - я теперь тоже жених богатый, с деньгами вернусь. У нас в кишлаке за такие деньги можно новый дом построить или машину купить. Не новую конечно, но все равно хорошо - дыни на рынок в город возить и баранину.
        - Ладно, бывай, жених! - махнул рукой Вован и дал газу. - Доедем совсем без денег, а то вдруг снова остановят?
        - Доедем, тут несколько километров до поселка, да и почему без денег? Вот, - показал Саша еще несколько тысячных купюр, - вот, у Борюсика из кармана вытащил, но походу это мои и есть, из портмоне. Да не парься, вон уже огни поселка видно, через пять минут приедем.
        - Сань, а мне где переночевать сегодня? У тебя? Завтра же в командировку поедем, не ночью же?
        - Ты, Володя, главное ни чему не удивляйся, сейчас сам все увидишь. А заночуем мы в моем замке, в котором скоро будем.
        - В замке? Сань, в каком еще замке? Хотя, после твоих фокусов, я блин, ничему уже не удивляюсь! - махнул рукой Колесников. - Ты скажи куда машину пока спрячем?
        - Разберемся.
        Уже по темноте заезжали во двор Сашиного дома. Под фонарем, поблескивая хромом стоял Серегин «Сарай-ласточка».
        - Во видал? Дубровина пепелац.
        - Ага, хороший, - кивнул Колесников, - он у тебя его ставит?
        - Да он тут почти год уже с женой живет. Главное хочет себе нового джипа брать и эту машину продавать не хочет, типа привык. Вот, буржуин. Хотя, деньги-то куда-то надо тратить. Вот в Чехию с женами поехали, он да Ромка. Ты его не знаешь, потом познакомлю. Сейчас гараж открою, ты заруливай внутрь.
        Прежде чем перегонять автомобиль на «ту сторону» магического канала, Саша забрал телефон друга как и свой, отключил его, потом отнес в комнату на втором этаже. Переодеваться не стал, а просто сгреб свои вещи в охапку и вновь спустился в полуподвал.
        В гараже-полуподвале Владимир удивился, когда Саша сказал развернуть машину поперек, а потом сам полез за руль.
        - Попробуем время сэкономить, механикам нашим все с доставкой на дом. Я сейчас прямо на стену поеду, ты не кипишуй и за руль меня не хватай, можешь даже глаза прикрыть. Чувствую, должно получиться все.
        - Как в стену? Что получиться? - забеспокоился Вован. - Разобьешь же машину.
        - Ну если и ткнусь мордой, не велика потеря, все равно ее разбирать по винтику наши будут. Ты, Волоха, если боишься, то пристегнись или вообще тут меня дожидайся. Кстати, вопрос на засыпку - зеленые искры и сполохи видишь?
        - Какие еще сполохи? Где? - закрутил тот головой.
        - Понятно, значит не маг ты.
        Его друг посмотрел на него как на сумасшедшего, но молча вытянул ремень безопасности и пристегнулся. А Саша минуту настраивался, прикрыв глаза и разгоняя магическую энергию. Все же на машине через переход он еще не проезжал.
        «Перетащить машину и Волоху за раз? Надо пробовать, зря я что ли ману два месяца прокачивал. Должно получиться, там, в подземелье Летней резиденции, коридор широкий, метра четыре и выход тоже недавно расширили, чтобы удобнее было габаритные грузы перетаскивать.»
        Саша сдал назад пару метров до самой противоположной стены, а потом газанув поехал прямо на кирпичную стену. Он увидел как Володя испуганно глянул на него и в последний момент все же зажмурил глаза. «Патроль» братьев первое мгновенье ткнулся во что-то упругое, но потом словно прорвав преграду они выкатились в просторном подземелье резиденции. Уже через пару метров, движок большого внедорожника чихнул и заглох.
        - Все, приехали, не пашут тут моторы! - Радостно оскалился Макаров, радуясь что ему хватило сил перетащить через переход и машину и друга.
        - Ептать, это чего? Где мы, Саня? - удивленно спросил его друг уставившись на трех воинов в средневековом доспехе, что выхватив мечи с тревогой смотрели на стоявшего в десятке метров от них железного монстра.
        - Ребята, все в порядке, свои! - Саша перешел на общеимперский и помахал рукой стражникам, которые узнав его явно вздохнули с облегчением. - Ну, пойдем наших механиков найдем, покажем подарочек, да тебя с ними познакомлю. Может и Клим здесь, тоже хорошо бы тебя ему сразу показать.
        Хоть Макаров и не планировал оставаться в Летней резиденции Корвинусов надолго, но домой они двинули только часа через три. Сначала нашел Михалыча и Петра Ивановича, показал им пригнанный на разбор автомобиль и познакомил их со своим другом. Потом Саша поговорил о возможности сделать для него еще одну легкую коляску на рессорах, которую планировал отдать секретарю Якобу, чтобы тот разъезжал по острову. Потом приехал Климент и они переговорили по поводу Владимира уже наедине. Потом, в резиденцию заехал лэр Вардис и представление друга пошло по новой, как и разговор наедине. В конце-концов, когда Саша убедил лэров в преданности и надежности своего будущего помощника и порученца, подошло время обеда и Вардис не отпустил их не накормив.
        Только просидев почти час за столом владетеля Вэллора, друзьям удалось уйти. Обед еще затянулся, потому как лэр Вардис вновь вернулся в необходимости экспедиции в Селинор.
        - Пойми, Александр, рано или поздно в окружении императора заинтересуются большими объемами серебра, что появилось у нас за последние полгода. Экспедицию нужно было подготовить еще вчера, а мы и так преступно долго раскачиваемся. Я думаю, ты не откажешься составить компанию моему сыну? Я выделю Клименту четыре сотни солдат и три десятка конных гвардейцев. Зодчие и строители тоже пойдут сразу, я думаю сотню можно будет снять со строительства большого тракта. Александр, можешь взять и своих людей, например лейтенант Эр-Бокк будет вам полезен и обязательно возьми своего эльфа побратима с разведчиками.
        - Вот же, как всегда - все неожиданно, - со вздохом покачал головой Макаров, - столько дел распланировано, а тут экспедиция! И думаю не на три дня поход, а минимум на месяц?
        - Примерно так, хотя будем надеяться что все пройдет гладко, тогда за две-три недели реально закрепиться в Белом замке. Но поход все же не завтра, побольше недели у тебя будет для решения неотложных проблем. Меня волнует другое, - лэр поморщился, - твой артефактор, сам справится с зарядкой амулета магического перехода для гномов? Не хотелось бы портить добрососедские отношения с принцем. Может послать ему в помощь Рудеуса? Парень за последние месяцы поднаторел в артефакторике и заряжании амулетов.
        Макаров хмыкнул, - Так и мне терять золото гномов совсем не хочется. Я думаю, Ларс справится, но я предупрежу его о возможной помощи. А вообще, хотел просить вас, лэр Вардис, быть поручителем перед гномами. Хотелось бы замахнуться на зарядку всех их переходных амулетов.
        - Всех? - даже закашлялся лэр. - Хм, а точно потянешь?
        - Потяну, - уверенно кивнул Саша, - но сам тоже буду заряжать, вместе с артефактором.
        - Гм… - владетель задумался на пару минут, - Это было бы нам на руку, завязать гномов полностью на себя. Давай так, Александр, когда закрепитесь в Белом замке. Если закрепитесь, - все же поправился он, - обещаю - сам поговорю с принцем Телхаром. И думаю, он не станет отказываться о взаимовыгодного предложения.
        Когда обед с владетелем был окончен, Колесников спросил у Саши:
        - Что за экспедиция? Далеко? А то я не все понял, ведь часть разговора на своем гыркали.
        - Не «гыркали», - назидательно поднял вверх палец Саша, - а общались на общеимперском и тебе как можно быстрее его нужно выучить. Про экспедицию потом расскажу, но в двух словах - недалеко, от Руденбурга три дня пути, но говорят опасно там.
        - Я тогда с вами! - сказал Колесников не терпящим возражения тоном.
        - Блин, Вова, а тебе оно надо? Это я Вардису обещал. Думал тебе список дел оставить и ты на острове за меня останешься рулить. Нафига тебе башкой рисковать? Ты считай тут в командировке - простой наемный работник.
        - Да какой из меня сейчас рулевой! - замотал Володя головой, словно заведенный. - Не-не-не! Я даже языка не знаю, а тут все новое и вообще мир другой! Люди совсем другие! И вообще, я тоже хочу в экспедицию с тобой! Мы же друзья?
        - Гы, люди! Это ты, брат еще гномов не видел, эльфов или дроу. Вот сейчас я тебя со своим побратимом познакомлю, - похлопал он друга по плечу, - только не пугайся, он темный эльф. - потом пару секунд подумал и добавил, - и про ухо его ни слова, не любит он этого.
        - А чего у него с ухом? - удивленно посмотрел на друга Владимир.
        - Тсс, - Саша сделал страшные глаза, приложил палец к губам и повел своего друга к строению, где располагался магический переход.
        Глава 12
        Саша прекрасно понимал, что Вардису нужен не так он сам, как созданная в Белом замке точка магического перехода. Телепорт при любых обстоятельствах позволит им быстро покинуть опасное место, как и наоборот, в случае опасности выслать Вардису подкрепление. Потому от намеченной экспедиции, никаким образом увильнуть не получится.
        «Ну, что же, - думал Макаров, - эти три недели нужно провести с максимальной пользой. Первое - забрать у ювелиров серебро и заготовки амулетов. Второе - получить свой заказ у армян, по его прикидкам их дядя уже должен вытянуть метров двести проволоки из технического серебра. Часть этого серебра нужно будет взять с собой в Белый замок, чтобы например создать ночное освещение как на Ригене. Третье - создать в Белом Замке переход, который подпитывается от общей системы, то есть от главного амулета-якоря запитанного от лабиринта троров. Можно будет подцепить к новому переходу „магопровод“ для освещения или в том же замке, при надобности подзаряжать боевые амулеты. И четвертое - сделать еще с десяток новых „батареек“ пусть будет запас, да и зарядить все старые.»
        Макаров придумал подключать большой магический светлячок к «батарейке» заполненной смесью каменной соли и серебряной стружки, а саму такую лампочку размещать в зеркальный корпус, ну типа большого фонаря или даже прожектора. Теперь магическое освещение было не только в его замке, но и в новом рынке и в обоих фортах, правда самодельные «батарейки» приходилось менять раз в несколько дней.
        «Ну и последнее - Ларсу нужно изготовить новый амулет перехода и хорошо, что лэр Вардис сам пообещал выделить на этот амулет серебро. Хотя грех жаловаться, если смогут закрепиться в Белом замке и установить там магический переход, то еще один небольшой ручеек золота потечет в казну маркграфства. Лэр Вардис сам заинтересован в присоединении земель Селинора к Вэллору, поэтому щедро оплатит и мои услуги и телепорт в Белом замке. А после и с гномским принцем о зарядке всех их амулетов договорится. Поэтому закрепиться в Белом замке мне как бы даже не выгоднее, чем самим лэрам. Тут уж тоже придется постараться.»
        Вован от внутривенных инъекций «сияющего лекаря» восстановился даже быстрее, чем Макаров ожидал. Саша сделал своему другу три укола, через день. Сказать по правде уколы были намного эффективнее, чем просто выпить дозу этого лекарства. Из одного фиала, то есть одной дозы, так и получалось три внутривенных инъекции.
        После первой, бледность, черные круги под глазами и кашель прошли уже на следующий день. Через три дня Вован «Большой», как его звали сослуживцы, заявил что полностью здоров и как никогда полон сил и энергии. Но Макаров все же сделал и третий укол, после которого его друг с квадратными от удивления глазами сказал, что у него выпали все пломбированные зубы, а на их месте полезли новые.
        Теперь Вован выходил рано утром на совместную зарядку и тоже окунался в пока еще холодную воду лагуны. Даже по его просьбе ему купили две пары гирь сначала двадцати четырех килограммовые, а потом и двухпудовые. Волоха перестал сутулиться и снова стал похож на былинного богатыря с налитыми железом мышцами на руках и ногах.
        Характер у здоровяка был совершенно не склочный и он запросто сошелся и с Герхардом, и с Капчиком, и даже на удивление поладил с Сашиным темным побратимом. А сэр Хорген из Тихой гавани вообще стал ему приятелем. Хотя, сам Володя через неделю знал на общеимперском всего несколько десятков слов, но как-то умудрялся находить общий язык со всеми вокруг. Даже Якоб и Ларс встречая гиганта улыбались ему искренней улыбкой и жали руку. А рыцарь Хорген очень зауважал равного себе по росту здоровяка, когда тот играючи «сделал» его на двухпудовых гирях, легко выжав втрое больше чем сам здоровяк северянин.
        Рыцарь северянин вначале не верил, что у Вована тоже нет никакого магического дара и жмет он без всяких амулетов. Но Володя только посмеялся над наивным рыцарем, заявив что мастер спорта по гирям это вам не «хрен с горы» и тут помимо силы нужна техника отполированная годами тренировок.
        Уже через неделю Володя заявил, что на острове ему очень нравится и твердо решился на продажу соседям своей половины дома. В деревню они потом сгоняли с Сергеем на его «сарае», чтобы забрать кое-какие личные вещи и главное аккордеон Вована, на котором он неплохо играл. После его публичного выступления перед обитателями замка, теперь и вся челядь и все гвардейцы просто боготворили этого виртуоза-игруна.
        Еще приехав в деревню друга оформлять документы, Саша случайно нос к носу столкнулся с младшим братом Борюсика. Олег рванул от них как ужаленный, прижимая к себе загипсованную руку. Перевалился через деревянный забор в соседский огород, упал пропахав лицом по свежей пашне, но не обращая на это внимания вновь вскочил и кинулся бежать, время от времени оглядываясь на Макарова и стоящих у машины парней.
        - Чего это он, с ума сошел? В этой деревне все такие нервные? - Сергей удивленно переглянулся с вышедшим из дома Ромкой.
        - Да не обращай внимания, - махнул рукой Макаров, - встречались уже с этим типом, вот и свалил он от греха подальше. Вы там все с бумагами?
        - Все, - кивнул Роман, - правда деньги не сразу. Половину сейчас сосед Владимиру отдал, а вторую половину через пару месяцев на карту переведут, когда их сын с севера приедет. Я бы так не советовал делать, но твоему другу виднее. Говорит полностью доверяет этим людям.
        - Ну да, что есть, то есть - доверчивый он у нас. Но тут действительно его дело, да и сумма там не очень большая. Ерунда, - махнул рукой Макаров, - вон он и Вован идет, поехали.
        В общем, за две недели пребывания на острове, Вован Большой уже стал знаменитостью и всеобщим любимцем. Даже степенные гномы, что уже построили рынок и теперь заложили трехэтажную таверну, пришли с просьбой послушать чудо музыканта так здорово играющего на неведомом инструменте.
        Третьим увлечением после гирь и аккордеона у Волохи стало фехтование. Со своей мощью, он без всяких амулетов силы, легко орудовал широким полутораручным мечом эльфаров. Тем самым на котором были выгравированы крылатые люди и Саше ничего не оставалось как подарить своему другу комплект из меча и глухого шлема с Т-образной прорезью, а еще выбрать самую большую кольчугу, впрочем которую все равно пришлось немного надставлять мастерам оружейникам, чтобы она налезала на широкие плечи Колесникова с надетой под низ стеганной рубахой.
        Еще Владимир заказал себе у оружейников тяжелое копье более двух метров длиной, с широким листовидным наконечником, заявив что копье есть истинное оружие победителей и героев. Ну да, трудно спорить с таким утверждением, когда видишь как гигант обряженный в кольчугу гномьей выделки, сюрко и с надетым на голову глухим стальным шлемом с легкостью ломает ударом железной «пятки» дубового древка, щиты вышедших с ним на спарринг воинов.
        - Раз уж тут пистолеты не стреляют, то надо с таким оружием побольше упражняться. - говорил его друг. - Продолжая крутить длинное увесистое копье, нанося удары по стволу толстого дерева, то кованной пяткой, то широким наконечником.
        Посмотришь на такого и уверишься, что Зигфрид ударом своего копья мог убить страшного дракона пронзив ему сердце. Управляться с копьем у него получалось получше чем с мечом, но его друг каждый день упражнялся в спортивных схватках с Герхардом или валашским княжичем.
        Теперь в планах Володи было научиться ездить на коне, чтобы его точно взяли в экспедицию, хотя не все было так плохо. Как оказалось в детстве у Волохиного дедушки была лошадь, на которой тот ему разрешал кататься. Без седла конечно. Но все же хоть какие-то навыки держать равновесие и управляться с поводом у него остались.
        Макаров глядя на массивное тело облаченное в кольчугу, панцирь, наручи и поножи решил выпросить у Вардиса для своего друга рыцарского коня. Пока же давал ему ездить на своем дестриэ.
        Когда они с Владимиром перешли на остров, то Макаров привел своего друга на террасу своего замка и окинув скалы, синеющее море вокруг и строящийся город в Русалочьей бухте спросил удивленного парня:
        - Правда красота? Это, Вован, тут сейчас зима, толи дело летом будет! Воздух тут просто райский, да и вообще как на курорте - даже апельсины вызревают. Ты пока в комнате наверху обживайся, а если захочешь, мы тебе дом в любом месте острова поставим. Где понравится. - потом Саша вытащил из кармана переделанный револьвер Борюсика. - Смотри!
        Макаров взял в руку револьвер поднял его направив стволом вверх и нажал на спуск, но оружие не выстрелило, только сухо щелкал курок и передвинулся барабан, подавая к бойку гнездо со следующим патроном.
        - Осечки, что ли? Или патроны кончились? - заинтересовался его друг. - Хотя порохом-то сгоревшим пахнет.
        - Нет, еще четыре патрона в барабане. - Саша помотал головой, потом опустил ствол вниз и в очередной раз нажал на спуск. Капсюль последнего патрона воспламенил порох и тот в шипеньем прогорел, вытолкнув пулю из ствола. Пуля не пролетев и метра упала на каменные плиты террасы.
        - Видишь? Тут порох не воспламеняется взрывом, а медленно сгорает. То есть как и в нашем мире сгорает, но совершенно с другой интенсивностью, вон только пулю из гильзы вытолкнул и все. Нет выстрела. Потому тут и огнестрелов нет, луки, да арбалеты только. Хотя я сюда партию «воздушек» охотничьих брал, Клим мне одну на остров выделил. Она сейчас у разведчиков Лаэрта, но могу взять если хочешь. Серьезная пушка - секача бьет.
        Вован пожал плечами, - Ну, может и правильно, что ружья тут не стреляют. Зато тишина, никаких выстрелов. Ни мин, ни бомб, все поединки «по чесноку». А из «воздушки», потом с парнями Лаэрта постреляю. Может поохотимся, раз говоришь кабана бьет. А вообще, надо мне «дома» арбалет хороший купить. Лучше из него буду стрелять учиться.
        - Ладно, не буду спорить. А арбалет охотничий, купим хоть завтра, - согласился с другом Макаров. - Тренируйся, в жизни все пригодится.
        - Мне бы кота еще забрать.
        - Какого кота? В деревне?
        - Да нет, у своей бывшей. Он ей нафиг не нужен, а задарма не отдает. Уже несколько раз просил, говорит я на него тоже тратилась. За пятнадцать тысяч только отдаст.
        - Ого, дорогой, породистый, что ли?
        - Да какое там, - махнул рукой здоровяк, - простой серый котяра. Но без денег не отдает, знает, что рано или поздно все равно заберу.
        - Да без проблем, давай и за котом заедем. Я тебе даже аванс за полгода выдам - триста тысяч.
        - Сколько?! - ошарашенно поглядел на него друг. - Да я за полдома пятьсот получил. Ну вернее сейчас только половину, а тут за шесть месяцев - триста!
        - Ну обживешься немного, язык изучишь и загружу тебя делами по самое «не могу», как своего помощника. Да, и за риск, и за секретность считай надбавка. А главное, за потерянное время, я же тебе рассказывал, Волоха, что тут время по разному идет. Тут день, а там, дома четыре с половиной. Понимаешь? Ты тут полгода проведешь, а дома уже два с лишним пройдет.
        - Да и фигли? Кто там меня ждет? - усмехнулся Володя. - Наоборот прикольно. Мы тут с тобой года за два город отстроим, не весь конечно - хотя бы несколько улиц, а там, у нас десять лет пройдет. Представь как моя бывшая удивится, когда я ее лет через пятнадцать-двадцать встречу? А у меня только четыре пройдет или даже меньше? И вообще, Саня, я тебе благодарен, что ты мне здоровье вернул. Я же как заново родился. Словно новую жизнь живу. - Владимир махнул рукой. - Хрен с ним со временем, да и не ждет меня там никто, ну я это уже говорил. Да и деньги мне пока не нужны - есть. Я же двести пятьдесят уже получил. Так, что со своих возьму и кота своего выкуплю.
        - Ну как знаешь. А вообще, если хочешь я тебе золотыми монетами выдам, даже за год вперед. Золото всегда в цене растет, да и вообще можешь свои монеты закопать где-нибудь в укромном месте и хоть через сто лет потом домой вернуться.
        - Ага посолить и «крекс-пекс-фекс» не забыть сказать. - хохотнул Колесников. - А вообще вот это и притягивает - интерес. Не просто отработал - деньги в кассе получи, а золото закопай. Типа клад настоящий. Охренеть! Вот я себя, словно героем какой книжки чувствую - «Остров сокровищ» или другой интересной приключенческой. Азарт и кровь бурлит.
        - Значит не жалеешь, что моим помощником быть подписался?
        - Блин, Саня, скажешь тоже! - замотал головой здоровяк. - Вот вообще ни капли!
        - Ну и молоток! - Хлопнул его по плечу Макаров и сильно размахнувшись швырнул револьвер Борюсика с башни, отправив его в море, плещущееся у скал внизу.
        Утром, после всех зарядок, забегов в рейдерском плаще и водных процедур, как обычно Саша перешел по переходу и засел за комп, но в этот раз компанию ему составил и Вован.
        - Сейчас, посмотрю кое-какую информацию и поедем за арбалетами съездим. Тебе купим и про запас еще штуки четыре возьму. Еще Капчик, для своих сержантов и для часовых подзорные трубы заказывал. Не найдем такие как я покупал, так современные моноокуляры им купим. Все равно качество намного лучше, чем даже в империи продают. А потом и за твоим котом заедем. Потом проволоку из технического серебра заберем и дело сделано! Часа три-четыре про все, думаю уложимся.
        - Погоди, если тут четыре скажем, то там, у тебя, ну то есть в том мире, меньше часа пройдет?
        - Ну так выходит. - подтвердил его догадку Макаров.
        - Блин, круто! Этак много делов за день можно переделать.
        - А, - Саша хлопнул себя по коленке, - еще про шлем композитный забыл. Хочу себе новый купить. Он легкий удобный и удар топора даже выдерживает. Тебе тоже надо взять. Амулеты, амулетами, но и про элементарную защиту забывать не стоит, да и заряды боевых жезлов бывают серебряные или, как мне рассказывал Лаэрт, стрелы эльфов заговоренные из серебристого ясеня любую магическую защиту пробивают.
        - Не, нафиг! - уверенно заявил Володя. - Мне стальной шлем нравится, а то весь имидж крутого воина коту под хвост.
        - Так в нем же неудобно? - удивился Макаров. - Ведь в легком шлеме современном намного лучше.
        - Нее, - снова помотал головой здоровяк, - мне в нем норм, он мне как раз на войлочную шапочку налазит. Сам подумай, что я за рыцарь буду? На коне, с копьем, мечом полуторным и в современном пластиковом шлеме? Насмешка какая-то! Да и сам говоришь, что мне всяких амулетов наделаешь, и которые удары мечей и стрелы арбалетные сдерживают. Зачем мне современный шлем?
        - Ну как знаешь, - усмехнулся Саша, - я смотрю ты в роль сразу вжился. Лыцарь, блин!
        Последнее время Макаров задумался о свойствах оружия в этом мире и решил проконсультироваться с ученым. Ларс в своей подземной мастерской-лаборатории занимался изготовлением амулетов. Саша забрал заготовки колец и кулонов у ювелиров и теперь у ученого артефактора было много работы.
        - Слушай, Ларс, как увеличить силу… - Саша задумался на несколько секунд.
        «Вот как объяснить человеку который ни разу не видел огнестрельного оружия, что ему от него нужно?»
        - Как увеличить силу разрыва, что ли?
        - Что, вы имеете в виду, милорд? - посмотрел на него ученый не понимая сути вопроса.
        - Блин, да как объяснить-то! Ну вот например чтобы увеличить мощность амулета нужно больше серебра, а чтобы увеличить его действие, то нужны камни накопители, так?
        - Ну да, - пожал плечами ученый, все еще ничего не понимая.
        - А вот к примеру, если серебра ограниченное количество, а увеличить мощность амулета нужно. То как быть?
        - А амулет с камнем-накопителем? - переспросил его Ларс и получив положительный ответ, продолжил: - Тогда нужно начертать на амулете знак быстрой разрядки, тогда камень-накопитель будет отдавать свой заряд намного быстрее, увеличивая мощь самого амулета. Но тогда мы теряем во времени, разрядится-то он очень быстро.
        - Да поровну, что быстрее, - замотал головой Саша и обхватил голову руками пытаясь сосредоточиться. - А вот к примеру как в моем жезле, заряды вылетают. Он же отдает свою энергию разом, а потом заряжается какое-то время. Ведь так?
        - Ну конечно так.
        - А если вот гильза с пулей. - Саша вытащил из кармана мелкокалиберный патрон от револьвера.
        - С чем? Простите, ваше сиятельство.
        - Ну вот гильза, вот пуля! - снова показал он Ларсу разобранный патрон. - Так это называется. Я проводил эксперимент с солью и серебряной стружкой, но все равно мощи не достаточно, чтобы вот эту пулю послать скажем на триста шагов.
        - А зачем? - снова удивленно посмотрел на него артефактор.
        - Ну это как бы оружие такое. Нужно заряд такой мощности, чтобы вот эту пулю воздухом вытолкнуло. И не просто вытолкнуло, а очень сильно вытолкнуло и она летела шагов на триста или даже пятьсот очень сильно. Ну как горошины-заряды из моего жезла. Понимаешь?
        - Так горошины, самое большое, на сто шагов бьют, не на триста и тем более, не на пятьсот. - помотал головой Ларс. - Если в ваш жезл вставить серебряный амулет с камнем-накопителем, то он попросту может разорваться у вас в руках.
        - Ну правильно, - кивнул Макаров, - боевой жезл из священного дерева лесных эльфов, ну ты сам в книге читал, а эта гильза железная и жезл куда она вставляется стальной, поэтому можно не только на пятьсот, а на полторы тысячи шагов вот эту пулю метнуть.
        - Да? - заинтересованно повертел в руке маленькую свинцовую пульку Ларс. - Правда?
        - Ну не эту именно, а раз в пять например больше и из стали, ну твердую и тяжелую короче.
        - Вы хотите увеличить мощность заряда? И сама гильза больше этой? Тогда нужна не только соль, но и камень-накопитель. Но скорее всего он сгорит или разлетится на мелкие осколки при такой интенсивной отдаче энергии этого магического заряда.
        - Ладно, буду думать. - кивнул ему Саша. Он решил забрать винтовку которую отдал им лэр Вардис при первой встрече. Она хоть и была теперь его, но хранил-то он ее в Летней резиденции Корвинусов, вместе с пистолетом судьи Никишкиной.
        «С одной стороны - не благодарное это занятие, стрелять используя при каждом выстреле драгоценные камни. А с другой стороны, иметь в этом мире действующее оружие дорогого стоит. Пусть и выстрел будет производиться не на основе мгновенного сгорания пороха, а на основе выделения воздуха. Но принцип-то тот же! Что пороховые газы, что воздух - те же газы. Надо думать и пробовать. Я же узнавал у ювелиров про искусственные камни. Покупать надо и для этих экспериментов с винтарем и для Ларса, чтобы в амулеты вставлял. Тут амулеты с камнями-накопителями в несколько раз дороже стоят, тут про искусственные камни еще слыхом не слыхивали. Если маленький такой камушек, реально может мощь воздушного заклинания увеличить, то все может получиться. Пусть и каждый выстрел мне будет стоить несколько полновесных крон! Ладно, у меня до предстоящего похода в Селинор не так много времени осталось, а вот вернусь и вплотную займусь этим вопросом.»
        Когда завершили с делами, Володя позвонил по сотовому и радостно сообщил:
        - Бывшая уже дома, поехали за Серым!
        - Блин, Вова, а ты как-нибудь по другому своего кота назвать не мог? - возмутился сидящий за рулем своего нового джипа Дубровин. - Там, Мурзиком например или Пушком?
        - Да ладно, Серый, чего ты? Не будут вас путать, не переживай, вы же вообще в разных мирах обитать будете. - засмеялся Саша.
        Во дворе дома, где жила его бывшая сожительница Вован взял из бардачка три пятитысячных купюры и довольный направился в подъезд. Не прошло и пары минут, как он вышел назад чертыхаясь.
        - Вот, кобыла!
        - Чего, продала твоего кота? - заинтересовался Сергей.
        - Ни фига не продала, - мотнул здоровяк головой, - только говорит я его восемь месяцев кормила и наполнитель в лоток покупала, давай говорит двадцать пять! Ты прикинь, шкура какая!
        - Володя, блин, нашел из-за чего переживать! - криво усмехнулся Макаров. - Ты ей тридцать дай, скажи мне за друга такой мелочи не жалко, пусть думает, что ты разбогател.
        - Ну, а че? Ведь реально разбогател. А вот, так и сделаю! - Вован полез в бардачок, где лежали деньги и взял еще три пятитысячные купюры и с ехидной усмешкой на губах решительно пошел обратно.
        Он вышел из подъезда девятиэтажки, уже держа на руках крупного серого кота с белой грудкой и белыми лапками.
        - Видали красавца? - потеребил он кота между ушей. - Гы, вы бы ее глаза, блин, видели! Реально квадратные стали, когда я ей тридцатку сунул. - Во, даже из окна высунулась. - показал он на рыжую деваху выглядывающую из окна четвертого этажа.
        Когда вернулись в Летнюю резиденцию, его окликнул черноусый сержант гвардеец:
        - Господин маркграф, вас лэр Вардис искал.
        - А он тут?
        - Да, в резиденции, где-то на территории мастерских с господином главным механикусом. Он предупредил, что вас будет дожидаться.
        «Наверное насчет предстоящей экспедиции поговорить хочет, - подумал Макаров, - или насчет амулета перехода уточнить, готов ли он.»
        Саша хотел оставить своего друга в подвале перехода, но потом взял с собой, решив что ему тоже нужно вникать в дела и больше общаться изучая местный язык.
        Оказалось Вардис искал его немного по другому поводу.
        - После того, как они поприветствовали друг друга, лэр владетель отвел его в другую комнату, где на столе была расстелена карта Вэллора и близлежащих земель.
        - Вот, смотри, Александр - это Руденбург, это Облачное озеро, а это проход в Гномьих горах. - стал водить он карандашом по большой и подробной карте. - От нашей столицы до строящейся крепости на берегу озера, два дня пути. Ты же в курсе, что гномы делали нам два паровика для грузовых барж? Вот теперь основной груз идет по воде, с этим проблем нет, но сама крепость для нас важный стратегический объект. Если займем Белый замок, то конечно перекроем основную дорогу из Редорана, но при желании они все равно могут пройти обходными путями и напасть на крепость в момент погрузки корабля. Да и не только редоранцы. Вот, с севера спокойно могут пройти эльфы, а с востока дроу. Ставить там большую укрепленную крепость и держать гарнизон в полтысячи человек, совсем не вариант. Понимаешь?
        - Пока нет, - помотал головой Саша, - а что вы хотите-то?
        - В общем, не буду ходить вокруг, да около, друг мой! Я хочу еще одну точку перехода. Нет, я понимаю, что количество магических переходов ограничено, но как ни крути - это будет для нас наилучшим вариантом. С твоим телепортом, мы можем держать в крепости малый гарнизон, в любой момент послать туда подкрепление и дать отпор даже большому отряду. Я прекрасно понимаю, что тебе делать точку перехода в военной крепости резона нет. Хорошо, если за неделю пару купцов воспользуются этим переходом, но вот мне эта точка очень важна и я готов платить за ее использование по четыре кроны в неделю, как и за переход в Белом замке. Как сам захочешь - золотом или серебром. Ну и за зарядку серебряных артефактов буду платить отдельно. Скажем еще по четыре кроны за зарядку одного амулета, хватит?
        - Хм… - Саша задумался.
        «С одной стороны, Вардис прав - экономически ему эта точка вообще никуда, но четыре золотых монеты в неделю это уже большой прибыток. Двести пятьдесят грамм золота в месяц - огромная сумма, особенно по меркам „его“ мира. А если установим две точки, то и золота будет в два раза больше - тридцать две золотые кроны в месяц и плюс восемь за зарядку артефактов перехода, которые нам и заряжать-то вовсе не нужно. Полкилограмма золота каждый месяц, это большой прибыток. А если продавать это золото ювелирам, то уже на миллионы счет пошел. Конечно не стоит от такого предложения отказываться.»
        - Серебро, как и для первого магического амулета я естественно выделю сам и твоему артефактору за работу заплачу сколько скажет. - по своему истолковал его задумчивость лэр Вардис. - Сколько ему нужно времени для изготовления еще одного амулета?
        - Два-три дня, не больше. - уверенно кивнул Макаров. - Так когда назначен выход отряда?
        - Если три дня, - немного задумался владетель, - то через четверо суток и выходим. Жду тебя с твоими подручными на рассвете у ворот родового замка.
        - У меня еще одна просьба, ваша светлость. - чуть поклонился Саша.
        - Ах, оставь этот официоз, Александр, мы же друзья! Так что, за просьба?
        - Э… мой друг и помощник, Владимир, горит желанием составить нам компанию в походе к Белому замку. - кивнул он на здоровяка играющего со своим котом и которого было видно в приоткрытую дверь комнаты. - Но его, в броне и с полным вооружением вряд ли выдержит простой конь. Полтора центнера нести на себе целый день, сможет далеко не каждая лошадка. Прошу выделить для моего друга одного из дестриэ, но посмирнее, он не так умел в верховой езде.
        - Рыцарского коня? Да нет проблем! Если у тебя получится установить магические переходы возле пристани на Облачном озере и в самом Белом замке, считай этого коня подарком для твоего друга. Значит мы договорились? - похлопал Вардис Сашу по плечу. - Через четыре дня на рассвете, жду вас в Руденбурге, мой друг. Климент сейчас в строящейся крепости и будет ожидать ваше прибытие в укреплении на берегу озера. Солдат и конных гвардейцев поведет сэр Урбан, ну вы с ним знакомы, так что представлять вас друг другу не нужно.
        Часть 2 Белый замок
        Глава 13
        Ранним утром пятого дня, впрочем которое и утром назвать можно было только с натяжкой - небо даже на востоке еще не просветлело, большой отряд во главе с самим маркграфом владетелем Ригена выдвинулся к новому барбакану, где располагалась точка перехода.
        Разведчики и гвардейцы вели под уздцы своих коней, а пешие воины шли по трое, по трое они заходили в зал магического перехода, по трое и перемещались в Летнюю резиденцию Корвинусов. Вначале у Макарова была мысль отправить основную часть солдат своим ходом до столицы лэрства. Но за четверо суток пехота только бы успела добраться и солдаты были бы уставшими после четырехдневного перехода. А ведь еще предстояло преодолеть три дневных перехода до самого Белого замка. Да и смысл отправлять людей пехом, если теперь есть переход? Решил перекинуть всех разом через магический переход, потренироваться в переброске через порталы больших отрядов. Даже если серебряная пластина амулета якоря разрядится после этого, Ларс ее за несколько минут вновь зарядит в лабиринте древних.
        Переброс более полутора сотен солдат, да еще с обозом и тремя дюжинами коней прошел без сучка, без задоринки. Уже через четверть часа весь отряд выстроился в колонну и двинулся к восточным воротам Руденбурга, где их поджидал сам лэр Вардис и основной отряд Вэллора.
        Вначале Саша хотел взять с собой полсотни армейцев Капчика и два десятка гвардейцев с самим лейтенантом Эр-Бокком. Но поразмыслив, решил усилить отряд острова, еще полусотней валашцев. Хотел оставить княжича Димитра на острове, но сэр рыцарь выразил свое настоятельное желание тоже поучаствовать в опасной экспедиции.
        А два дня назад состоялся разговор и с молодым северянином. Олаф тоже хотел чтобы его люди, да и он сам принял участие в походе. Но тут уж Макаров остался непреклонен, заявив что поход им предстоит сугубо сухопутный, а Олаф командует флотом Ригена. Всеми правдами и неправдами ему удалось убедить молодого ярла остаться на острове, но полсотни его воинов тоже приняли участие в походе. Да плюс Лаэрт со своими разведчиками, вот и набрался очень крупный отряд. Вместе с обозными вышло сто восемьдесят пять «штыков» или «копей» - как говорили здесь.
        На острове остался мастер-сержант Капчик, Олаф, его писарь-порученец Якоб и конечно Ларс, который вообще не так часто покидал свою подземную лабораторию. Якобу Саша дал указание вести подробный дневник, всего, что произойдет за время его отсутствия. Помимо пешего отряда в полторы сотни воинов, были еще и конные кнехты - два десятка гвардейцев и сам Герхард, разведчики Лаэрта, княжич Димитр с сержантом и сам Макаров с Вованом Большим. Позади двигался небольшой обоз из груженых продовольствием и разными необходимыми в походе вещами телег.
        Но если его отряд растянувшись по тракту на добрые полкилометра был похож на табор цыган, то расположившийся в поле за восточными городскими воротами большой отряд людей Вардиса вызвал у Макарова нервный смешок.
        - Мля, переселение народов, какое-то!
        Четыре сотни армейцев, две дюжины конных гвардейцев и обоз из двух с половиной десятков телег вызывал ассоциации исхода целого народа, разве что женских криков и плача детей не хватало.
        - А ведь, как я понял у строящейся крепости к нам присоединится лэр Климент и тоже с небольшим отрядом и обозом? - спросил он у сидящего на коне и с довольным видом наблюдающего за всей этой возней лэра Вардиса.
        - Мой сын уехал загодя с дюжиной гвардейцев и сотней рабочих каменщиков. Поэтому еще рабочие будут и два десятка телег.
        - Зачем столько? - удивился Саша. - Если на месяц вся экспедиция рассчитана?
        - За эти четыре недели нужно будет восстановить стены замка, хотя бы частично и отремонтировать донжон и половину башен стены. Возвести хозяйственные постройки и здание в центре двора под точку перехода. Поэтому основная часть телег будет курсировать между новой крепостью на берегу озера и замком, доставляя вам тесанный камень и пиленный лес для строительства и ремонта. С гномами уже есть договоренность и с поставками строительных материалов никаких проблем не будет.
        - Вот оно как, - задумался на несколько секунд Макаров, - там день пути, до самого замка?
        - Даже меньше, утром телеги с возницами и вооруженным сопровождением будут выходить из Белого замка и после полудня они будут уже в крепости на озере, там их загружают тесом и на рассвете обоз выезжает обратно. Думаю разбить весь транспорт на две части, чтобы камень подвозили строителям ежедневно, ну по методу конвейера. Не думаю, что вам там удобно будет заготавливать ту же древесину и ждать пока она просохнет. Поэтому и бревна и пиломатериал, так же будут доставляться обозом. Кстати, Александр, буду очень признателен если свои телеги после прибытия тоже выделишь для доставки камня и других стройматериалов.
        - Да уж куда я денусь? - хмыкнул Саша. - Понимаю, что это для общего дела нужно. Наша задача обследовать местность и удержать замок в случае нападения? Думаете редоранцам так не понравится новое соседство, что могут напасть?
        - Не понравится всем - редоранцам, дроу, эльфарам. Поэтому можно будет ждать любой пакости, с любой стороны. Твоя главная задача, мой друг, установить и запустить две точки магического перехода. Думаю моих четырех сотен солдат будет довольно, чтобы обеспечить охрану рабочих и сопровождение обозов. Но я благодарен тебе за то, что тоже собрал крупный отряд и привлек сотню наемников для нашего предприятия. Поверь мне, Саша, я этого не забуду, - положил ему руку на плечо лэр владетель, а потом по отцовски притянул парня к себе и приобнял, - ты один из немногих, кому я могу полностью доверять.
        - Да что там, - чуть засмущался Макаров и кивнул на Вована сидящего на тяжелом жеребце, - это вам за коня для моего друга спасибо.
        - Пустое, тут в ваш поход в сотни раз больше вложено нежели один рыцарский конь. А кони будут еще. Эр-Риз снова императору серебро повез, оставшуюся часть на монеты там разменяет и сколько возможно еще коней выкупит.
        - Один поехал? - зачем-то спросил Саша.
        - Почему один? Сына Руперта с собой взял, столицу ему показать, да и императору если получится представить. Дюжина гвардейцев с ним и своих людей десяток. Так что, с большой свитой отправился и на моей карете, - хохотнул лэр. - Себе он у механиков карету тоже заказал, но пока не готова. Сейчас механики тоже в крепости у озера, кран там грузовой монтируют с редуктором. Кстати новую крепость все «Железной пристанью» называют. Наверное, потом что гномы к нам через нее поставки железа отгружают. Как тебе название?
        - По мне неплохо, даже с налетом романтики, - пожал плечами Макаров.
        - Да по мне тоже неплохо, - согласился с ним правитель и посмотрев на парня сменил тему, - Пригляди там за Климом и сам останься жив. Даже если все наше предприятие полетит псу под хвост, выживите и этого уже будет достаточно. Если останетесь живы, то со временем, если будет нужно, предпримем новую попытку присоединения Селинора к нашему владению. Третью, четвертую, демоны его раздери! Но со временем мы все равно добьемся результата, главное чтобы вы были живы.
        Вардис сопровождал большую колонну более часа, а потом попрощавшись с сэром Урбаном и Александром, повернул назад.
        Через каждый час пути делали двадцатиминутные остановки, все же основная масса людей топала на своих двоих, да еще солдаты несли свое оружие, а многие, например как его валашцы - большие армейские арбалеты.
        Саша подъехал к своему другу.
        - Что, Вован, тяжко седьмой час в седле?
        - Да норм, - чуть покривился здоровяк и поелозил в седле своей пятой точкой.
        - Да ладно, - с усмешкой махнул Макаров рукой, - мне не рассказывай, я год назад в Заречье точно так же ехал. Задница уже ничего не чувствует, а спина словно свинцом налита и поясницу ломит так, что хочется с коня упасть в траву и никуда больше не ехать. Ничего, продержись еще немного, через час уже к месту стоянки подъедем и я тебе укол «сияющего» вкачу, через полчаса как огурчик будешь. Будто и не ехал никуда.
        - Да обойдусь, - буркнул Большой, - мне Ларс рассказал сколько тут такой укол стоит, чего на меня столько денег изводить.
        - Дурак ты Большой, - усмехнулся Макаров, - это простым людям на один такой укольчик нужно полгода деньги копить, а нам что экономить? Не комплексуй, подготовились мы хорошо. Ларс наделал несколько десятков доз лекарства, а я полдюжины шприцев с собой взял, так что не только тебе могу укол поставить, но и еще многих подлечить если понадобится.
        - Ого! Масштабно, - задумчиво покачал головой здоровяк, - а ничего, что одним и тем же шприцем нескольких колоть будешь?
        - Фигня, - отмахнулся Саша, - я в начале тоже думал про одноразовый шприц для каждого и ватку проспиртованную для дезинфекции, но потом Ларс объяснил, что само это лекарство любую заразу убивает, поэтому безбоязненно одним шприцем всем колоть можно, ничего не подцепишь.
        - Слушай, Сань, ведь так можно неизлечимо больных лечить? - посмотрел на него Большой. - Ну там спидоносным всяким ставить и неоперабельным, от которых даже врачи отказались? А если олигарх какой от рака загибается, то сколько денег можно на этом поднять!
        - А зачем? Ну не в смысле, зачем людей лечить, а зачем нам столько бабла? Формулу лекарства мы нашим медикам передать не можем, потому как все производство на большом количестве магической энергии завязано. Не получится его «там» изготавливать - только здесь его делать можем. А если за деньги богатых лечить… ну можно конечно, но богатые любят сами все контролировать. Пару-тройку таких вылечишь, они за тобой же охоту и объявят, чтобы тебя и лекарство твое к рукам прибрать. А насчет денег… Я тебе, Вован, так скажу - у меня в том, нашем домашнем мире пару миллионов евро в разных банках лежит и столько же в строительство и бизнес вложено. Да и лэрских денег, еще около четырех миллионов есть. Куда их тратить? Течет сюда ручеек с серебром, и туда я изредка немного золота закидываю и всех это устраивает. Понимаешь? Иногда слишком много хорошо - тоже плохо!
        - Типа, лучшее враг хорошего? - задумался Большой, а потом завершил полемику махнув рукой. - Наверное ты, Сань, прав. Че там говоришь, еще около часу ехать? А то, блин жопа уже чугунная, внатуре!
        Место постоянной ночевки на полдороге до гномьих гор, за эти месяцы сильно изменилось. На самом берегу, за высоким частоколом стояла рыбацкая деревня на десяток домов, рядом дозорная вышка и казарма для дюжины солдат. Новая деревянная пристань, куда иногда причаливали идущие в Руденбург паровые баржи, чтобы забрать груз охотников и заготовителей.
        Хотя местные солдаты, скорее отвечали за безопасность путешествующих из столицы лэрства в строящуюся крепостицу недалеко от горного прохода с страну коротышек. Сами заготовители, которых в деревушке было около двух десятков были поголовно вооружены луками и самострелами и могли дать отпор довольно большой шайке бандитов, а при серьезной опасности погрузиться на лодки и отплыть от берега на безопасное расстояние.
        Без проблем купили свежей рыбы у рыбаков, которые были рады неожиданному прибытку. Их жены бегали по рядам военных разнося связки свежих и копченых рыбин, совершенно по бросовым ценам. Большой не удержался и приволок двух крупных подкопченых лососей.
        - Блин, Сань, видал!? Всего фартинг, за обе! Ты представляешь! - Радостно блажил здоровяк зайдя в большую армейскую палатку, что солдаты поставили для маркгафа и его господ рыцарей. - Да я дома себе такое купить не мог, а тут две здоровых рыбины всего за четверть ливра. Да в одной рыбине веса больше двух кило, жесть!
        - Ну и зачем купил, чтобы потом воду пить литрами? Завтра, сам на жаре потом будешь исходить. Вон армейцы нам уху готовят, через четверть часа уже ужинать будем, так что иди ищи Димитра с Герхардом и к столу зови, - Саша тоже привстал с раскладного походного стульчика, - а я пойду сэра Урбана к нам отобедать приглашу. - потом махнул рукой и крикнул стоявшему у палатки стражнику гвардейцу, - Калеб, будь добр, притащи из телеги бочонок с пивом, все же попробуем рыбки, уж очень аппетитно пахнет, зараза! Ну и змей-искуситель ты, Большой. Сегодня укол получил, а завтра сам поедешь, хватит на тебя дорогое лекарство изводить. - пригрозил ему Саша и хмыкнул. - Ладно, на всех понемногу выйдет, не упьемся, да и места тут уже обжитые, а до Селинора еще два дня пути.
        Через несколько минут в палатку заскочил возбужденный Колесников и крикнул:
        - Саня, там пароход плывет! Точно тебе говорю, с колесами как из книжки про Тома Сойера.
        Саша тоже вышел из палатки и увидел идущий вдоль берега груженный паровик, с которого им махали матросы и охрана.
        - Лэр Вардис мне про такой пароход рассказывал, - кивнул Макаров, - вернее, даже не пароход, а самоходная баржа. Они у гномов два паровика купили и установили на большие баржи. Теперь от Железной пристани, до самого Руденбурга две баржи туда-сюда с грузом ходят.
        - Большая лоханка, - уважительно покачал головой и поцокал языком Вован, - метров двадцать в длину, наверное? Тут сколько тонн груза увезти за раз можно. А ты себе такую на остров не хочешь? И из лука до нее не дострелить, не ограбить, если только с воды напасть.
        - Нее, на Облачном озере только люди живут и то на одной только стороне, на востоке гряда гномьих гор идет и на севере там горы эльфаров, за которыми их страна находится. - показал Саша рукой куда-то вдаль. - А про то, что грузы нам из Руденбурга по Руду пароходом на остров доставлять - мысль отличная!
        «А ведь и правда, дельную мысль Большой подкинул! - хмыкнул Саня. - Действительно надо с Вардисом переговорить, он мне не откажет. Ну еще бы, да он что хочешь отдаст за магические переходы в Железной пристани и Белом замке, а не то что баржу еще одну мастерам закажет и с гномским принцем насчет паровой машины договорится. Надо бы в нете по паровикам самому покопаться, а то вдруг и у нас еще паровые котлы кто производит? Хотя вряд ли. Легче действительно за серебро у гномов купить. И Запустить такую баржу курсировать между Ригеном и Тихой гаванью, чтобы и пассажиров возить и грузы разные. Да даже не с Вардисом, а с Климом завтра же переговорю, закину удочку на эту тему.»
        Ночь прошла спокойно, да и кто из разбойников в здравом уме нападет на целую армию? Если кто и пошаливал сейчас в степи и на горных перевалах, то завидя десятки и десятки костров, сам уходил подальше от неприятностей.
        Хотя, как за ужином рассказал сэр Урбан, последнее нападение редоранских бандитов на дома заготовителей, было месяца четыре назад. Теперь-то и сама деревенька сильно разрослась и народу в ней стало намного больше, так еще и дюжина солдат гарнизоном тут стоит. Дураков, желающих получить вместо награбленного добра стрелу в бок - нет!
        К вечеру второго дня показалась и Железная пристань, которую так назвали за все идущее от гномов железо. Помимо железа и доброй оружейной стали отсюда шло и само оружие гномьей выделки, кольчуги, панцири и латы на руки и ноги. А так же большое количество, уже тесанного и готового к строительству и мощению дорог камня. За сотни лет изоляции у гномов его скопилось, наверное, тысячи тонн и теперь покупать его людям было даже дешевле, чем держать в каменоломнях сотни своих работников. Еще гномы с удовольствием приторговывали драгоценными камнями и драгоценными же металлами. Поэтому если тут установить точку перехода, то перевозка таких дорогих грузов будет полностью безопасна. Ну и солдат, при нападении на крепость или другой малейшей опасности можно перекинуть сколько угодно. А в самой крепости достаточно держать совсем небольшой гарнизон, скажем в три дюжины воинов, что бы только дозор на башнях и стенах несли.
        Недостроенная крепость находилась на небольшом холме у самого берега. Одна, круглая трехуровневая башня, что стояла на самой вершине холма, была почти достроена и рабочие занимались возведением покатой кровли. Вторая, ближе к берегу была возведена лишь на половину. Стена тоже была возведена не полностью и в данный момент представляла из себя смесь невысокой каменной кладки с кусками частокола, а то и вовсе прорытым рвом и невысоким валом на месте будущей стены.
        Ну да, если основную часть каменщиков в Белый замок Клим заберет, то оставшимся четырем-пяти десяткам строителей, тут еще работы месяца на четыре и это как минимум. Опять же, это только чтобы периметр обезопасить, стены возвести полностью и две башни, а потом еще внутренние постройки строить будут. Склады, казарму, кузню и другое прочее. До полного окончания строительства более полугода провозятся. А если будет точка перехода, то это и людей и груз сильно обезопасит. Потому, Вардис большие деньги за эти переходы платить готов. - прикинул Саша предстоящий объем работ.
        Сейчас большая бригада трудилась над каменным квадратным домом в середине крепостного двора. Как понял Макаров, это и было здание внутри которого нужно установить и настроить серебряный амулет перехода. Сам Саша внимательно прочитал все, что касалось установки артефакта. Прочитал конечно не в самом кодексе Альвертиса, читать на староэльфийском он не умел, Прочел все выписки сделанные Ларсом, потом помогал изготовить и вырезать руны перехода и еще день занимался с ним получая инструкции по установке и настройке уже готовой серебряной пластины. Поэтому был уверен, что с порученной миссией справится, не без труда конечно. Повозиться придется, но в течение суток он откроет новую точку в цепи магических переходов. Но на всякий случай, если что-то притормозит его работу, выход из строящейся крепости в новые земли запланировали через двое суток.
        Внутри крепостного двора было много времянок в которых жили полторы сотни строителей. Со стороны прохода в гномьих горах, почти нескончаемой вереницей тянулись груженные камнем телеги. Ну да, пока Климент не забрал отсюда сотню строителей и несколько десятков телег, нужно успеть сделать как можно больше. Того же камня от гномов привезти впрок, чтобы потом не тормозить строительство стен и башни.
        - Приветствую тебя, мой друг! - пожал руку и похлопал его по плечу подъехавший Клим. - Нравится? Да, сделано уже много, но будет еще третья башня-барбакан, на въезде в крепость. Как саму крепость достроим, так отсюда к Белому замку рабочие будут мощенную дорогу тянуть.
        - Ого, планы у вас наполеоновские! - присвистнул Макаров запланированному размаху строительства. - Я так понял, что сам Белый замок еще нужно в порядок привести? Это потом уже дорогу строить, не сразу.
        - Ну понятно, что не сразу, тут с Пристанью еще дел на много месяцев. Но в планах есть. Дорога нужна будет, как хлеб. Не все же будут твоим переходом пользоваться, простым людям это вообще не по карману. А грузы того же продовольствия доставлять нужно? Да и не так тут далеко. Отсюда до Белого замка всего около двенадцати миль. Это уже территория владения Селинор, - показал он на землю под ногами коня, - по крайне мере, так на картах обозначено.
        - Да? - удивленно посмотрел Макаров в направлении куда ткнул рукой его друг, словно пытался разглядеть сам Белый замок за темнеющей полоской леса. - Действительно, не так далеко выходит. Это получается, когда тут крепость полностью достроенная стоять будет и в замке закрепитесь, то и магический переход не нужен будет? А то и оба не нужны, если отсюда грузы водой, а до замка по мощенной дороге?
        - Хех, ну это еще когда будет если будет вообще! - усмехнулся Клим. - Там места неспокойные, через перевалы редоранские шайки наведываются, а на востоке земли дроу находятся. А какие те соседи беспокойные, тебе объяснять не нужно. Нет, из Белого замка точку перехода убирать не нужно, она там всегда будет нужна. А если со временем отсюда переход уберем, - ткнул он рукой на холм с недостроенной башней, то не переживай, Саша, найдем куда установить. Точку магического перехода, те же гномы Трехгорья с руками оторвут и деньги с них хорошие брать можно. Да и самим она еще пригодится.
        Как он и планировал, с точкой перехода все было закончено за один день и второй день Саша посвятил отдыху, изучению крепости и округи. Даже до прохода в гномьих горах доехал в сопровождении Герхарда, дюжины гвардейцев и Вована Большого. Лаэрт со своими парнями с утра второго дня, после ночи проведенной в Железной пристани, поскакал на разведку в сторону Белого замка.
        - До самого замка не поедем, просто посмотрим, что к чему и если никакой опасности не будет, то будем вас ждать на полпути. - Доложил он Саше о своих планах.
        Проход в горах, а потом и вход в горы охраняемый гномами произвел на Сашу, как и на Большого незабываемое впечатление.
        - Да, - почесал гигант затылок сняв свой стальной шлем, - такую махину вообще безпонту штурмовать. Первые бойницы на высоте пятого этажа.
        Вырубленные прямо из скалы две башни по краям прохода, были высотой не меньше десятиэтажного дома. А дорога, минуя эти башни шла изогнутым серпантином с глубокой пропастью с одной стороны, а потом и вовсе скрывалась в зеве горы.
        - Клим рассказывал, что помимо таких вот горных крепостей, у гномов под землей целые цитадели в камне выдолблены. Глядя на это укрепление, даже страшно представить, что там под землей тогда.
        Наконец, ранним утром, едва небо стало светлее над гномьими горами, армия в пять с половиной сотен солдат и сотни строителей выдвинулась на юг, к легендарному Белому замку. Как и говорил Вардис, их обоз увеличился почти на три десятка телег, которые сейчас шли гружеными каменным тесом и уже пиленным сухим лесом так нужными им чтобы быстро восстановить и сделать пригодными для жизни хотя бы часть замка. Конных воинов тоже добавилось, так как из крепости на берегу озера с Климом выехало еще полторы дюжины гвардейцев.
        Саша смотрел на всю эту нескончаемую змею из движущихся по дороге людей и благодарил бога, что стояла сухая погода, иначе они бы пробирались по колено в жидкой грязи перемешанной и перемолотой сотнями человеческих и конских ног.
        Через пару часов пути со стороны леса, что тянулся сплошной темной полосой слева от дороги, показалось несколько всадников. В бинокль Саша сразу узнал темного эльфа и пятерых его разведчиков.
        - Клим, а это тот самый «проклятый лес»? - спросил он своего друга, который тоже ждал приближения Лаэрта и его подчиненных.
        - Ну да, - кивнул лэр наследник, - но мы его условились называть старым названием - Авалонский. По площади довольно большой лесной массив, разве что уступает Серебряному бору. На север, - махнул он рукой в сторону их движения, - он от озера, почти миль на двенадцать и тянется, а на восток, так аж до самых земель дроу.
        - Что там интересного видели? - спросил Клим у разведчиков, когда они подъехали ближе.
        - Да сильно интересного не много, - мотнул головой темный, отчего его платиновые волосы описали полукруг, - зверья много и косули и олени, лоси опять же, не пуганные все. Кто тут охотиться будет? Дикие земли, не заселенные.
        - Ага, дичи полно, но и волки есть и больших черных медведей пару раз видели, правда издали. - дополнил слова командира здоровяк Вельди по кличке Медведь.
        - Когда вчера, возле леса ехали, редоранцев видели. Но шайка небольшая, человек двадцать, но и заводных коней еще полдюжины. То ли где трофеем взяли, то ли наоборот их ряды кто проредил. Нас они не видели, а такое войско увидят, - кивнул Лаэрт на нескончаемую вереницу идущих людей, - так сразу к своим горам уйдут.
        - Своих соплеменников не видал?
        - Нет, отсюда до земель дроу далеко. Что им тут делать? Мои соплеменники скорее на восточных границах пошаливать станут, как обживетесь. - С усмешкой оскалил дроу белые клыки. - Тут если и будут нападать, то вот такие ватажки огнепоклонников. Со временем, хорошо бы и у перевалов башни сторожевые поставить.
        - Ну, это в совсем долгой перспективе. Года через два, может и перевалы перекроем. Значит тихо, ну и то новости неплохие. - Заулыбался Климент. - До замка еще пара часов ходу осталось, думаю чуть за полдень перевалит и дойдем. А там, не теряя времени нужно обустройством лагеря заняться. Разведчики докладывали, что большая половина стен совсем отсутствует, да и башни уже ремонтировать крепко нужно. А то и полностью перестраивать - лет сто уж, замок без обитателей стоит.
        Когда Клим поскакал в голову колонны, Саша спросил у людей Лаэрта:
        - А чего у вас палки какие-то к седлам привязаны, зачем?
        - Хех, так сушняка набрали, - усмехнулся Пауль Енот, который с недавних пор и легкой руки, стал у разведчиков медбратом, так как с ним Саша провел занятие обучая его ставить в вену «сияющего лекаря», впрочем сам Лаэрт тоже присутствовал при этом. Да и несколько пузырьков с сильным лекарством находилось у парня в подсумке, вместе с шприцем. - Прибудем на место лагеря, все кинутся сухостой искать и рубить, а у нас уже заготовлено. Разжигай костер, да вари кашу. Так, что милости просим, вас ваше сиятельство, с нами мясной похлебки откушать. А то других не дождетесь, а у нас и помимо солонины свежатинка присутствует. - Пауль оскалился белозубой улыбкой и показал сначала на связку набитых зайцев, что были привязаны к его седлу, а потом и на парочку больших тетеревов, что висели у седла Фарла.
        Глава 14
        Сегодня солнце припекало не по зимнему, хотя со стороны Редоранских гор дул несильный но холодный ветерок и Саша после обеда с разведчиками Лаэрта прилег на расстеленный плащ. Он задумчиво пожевывал соломинку и разглядывал замок, о котором до этого момента слышал много историй. Но долго разлеживаться не вышло, сразу после обеда и небольшого отдыха, все занялись обустройством лагеря, осмотром башен и построек внутреннего двора замка.
        Довольно большое укрепление из светлого, почти белого известняка, раза в три, а то и в четыре по территории больше строящейся на берегу Облачного озера укрепления Железной пристани. Стены располагались прямоугольником, со сторонами примерно в триста и пятьсот метров. Правда от стен, можно сказать, осталось одно название. Хотя кое-где они еще возвышались на высоту трех-четырех человеческих ростов, но в большинстве своем вообще отсутствовали, либо зияли множеством проломов и обвалов. Скорее всего первые поселенцы просто не успели их восстановить, а для ночлега использовали всего несколько башен.
        Башен было много, Саша насчитал десять штук, но это в теории. От некоторых виднелся только фундамент и остатки первого уровня. Как раз более-менее целыми были всего три башни. Две по углам периметра и одна, на подобии донжона в центре внутреннего двора. Хотя и эти строения были порядком обветшалыми и с проваленными, давно сгнившими перекрытиями и крышами.
        А вот сам двор удивил Макарова. Он был мощен и мощен просто огромными камнями, стыкующимися друг к другу той самой полигональной кладкой, что он наблюдал в своем замке. Было впечатление, что огромные, чуть не в рост человека, камни просто размягчили как пластилин, а потом уложив прихлопали сверху огромной ладонью, так что они образовали причудливые стыки между собой.
        «Скорее всего тут, как в замке на Ригене тоже есть подземелье, - подумал Саша, - но опять же следуя логике тут и подземелье должно намного больше быть, раз территория замка в несколько раз больше, чем мой замок на острове. Гм… ну да, теперь уже мой, чей же еще?»
        Он увидел лэра наследника и спросил того, кивнув на ближайшую башню:
        - Клим, а башни осмотрели, есть вход в подземелье?
        - Осмотрели, но не так тщательно. Пока те входы, что увидели, крупным камнем и всяким мусором завалены. Расчищать нужно. Я уже указание дал, солдаты расчисткой займутся. Вы где разместились?
        - Вон там, у восточной стены. - показал Макаров рукой на своих солдат устанавливающих армейские палатки и ставящие в ряд телеги, с уже выпряженными из них лошадьми.
        - Ну хорошо. Я думаю вам место под склад в одной из башен выделим, на нижнем уровне. Ты мне вот, что скажи - я ваши телеги реквизирую? Не все, половину?
        - Да хоть все семь и забирай, - дернул плечом Макаров, - нам они сейчас зачем?
        - Не, несколько вам оставлю, вон хоть те же дрова из леса привезти или воду от реки возить, хоть тут полмили всего, но на своем горбу твои люди таскать замаятся. Тогда договорились, четыре телеги я к постоянно курсирующим до Пристани обозам возьму, а три вашему отряду, для всяких бытовых нужд оставляю. Нам сейчас, чем больше камня и строевого леса из Железной пристани доставим, тем тут быстрее закрепиться получится. Я два десятка строителей на возведение здания перехода кинул. Думаю так же сделать как в Железной пристани, в центре крепостного двора каменное здание перехода поставить. Поэтому сегодня устанавливать не будем, если успеют выстроить, то только завтра к вечеру или, что более вероятнее - послезавтра. Я думаю переход в какой-то времянке делать смысла нет, что потом, через несколько дней все снова переделывать? Уж лучше сразу все хорошо сделать. Будем надеяться, что за два дня ничего непоправимого для нашей миссии не случится. Ты как, ману восполнил, готов будешь следующий переход установить и настроить?
        - Да нормально все, артефакт готов, мне только саму точку к общей сети привязать. Думаю проблем не будет, - пожал плечами Саша, - больше волновался когда в Пристани это делал. Первый раз все же. Хорошо, ты скажи, чем помимо обустройства лагеря моим людям заняться?
        - Можешь своих солдат послать пару башен внутри осмотреть, - Клим повертел головой, потом показал на угловую башню без крыши и стоящую рядом с ней, но разрушенную до половины, - Во, вот эти две пусть осматривают. А потом и расчищают их внутри, места дежурств оборудуют и дозорных выставляют. Еще, хорошо бы разведкой заняться. Ты своих кнехтов на две группы разбей и возьмите восточное направление, идет? Осмотрите долину хоть на десяток миль, а то наши разведчики в ту сторону вообще не ездили.
        - Да без проблем, - согласно кивнул Александр, - сам с Лаэртом тоже съезжу.
        - Вы только не геройствуйте. Мы же к замку разведчиков несколько раз посылали, чтобы не с бухты-барахты сюда наведаться, а хоть какой инфой обладать. Так парни говорят, несколько раз тут конные отряды редоранцев видели. Не менее двух десятков копий. Скорее всего грабители или охотники за головами. Поэтому если на них наткнетесь, то сразу отходите к замку, не геройствуйте. - повторил Клим и махнув на прощание рукой ушел.
        Александр тоже дал несколько указаний своим солдатам, потом разделил своих всадников на два отряда. Первый, из десятка конных гвардейцев, возглавил Герхард и Димитр. Старшим из них никого Саша не выделил, так как валашский рыцарь мог воспринять как оскорбление, если командиром ему определить Герхарда. Поэтому задачу ставил им обоим, повторив слова Клима, чтобы не геройствовали, а только разведали территорию от замка на восток. Им определил сектор ближе к горному хребту, что тянулся с северо-запада на юго-восток и отделял эти земли от Редорана. Сам с Лаэртом, его пятью разведчиками и остальными десятью гвардейцами двинул на восток, но уже забирая ближе к чернеющему в паре миль от замка Авалонскому лесу.
        Вована с трудом удалось уговорить остаться в его палатке. Мотивировал тем, что снова не намерен тратить на него дорогое лекарство и тем, что нужно охранять дорогой артефакт перехода. Даже сунул трехсотграммовую пластину в кожаную сумку и повесил Большому ее через плечо. В общем определил важную миссию и ускакал. Пусть его друг отдыхает и восстанавливается. Саша по себе помнил, как тяжело давались ему в первое время часы проведенные в седле. Еще и парочку опытных воинов из отряда Капчика определил охранять своего друга и дорогую, можно сказать - бесценную, вещицу в его сумке.
        Когда отъезжали от замка, Саша увидел как вереницей потянулся обоз из пустых телег на север, обратно к Железной пристани.
        «Ну правильно Клим сказал, чем быстрее и больше строительных материалов сюда завезем, тем более высок шанс отремонтировать замок и закрепиться в этих землях. А ведь если старый серебряный рудник обнаружить, то вообще хорошо - считай двух зайцев одним выстрелом убьем. Тогда сразу лэры перед императором большой прогиб сделают. И серебро, что из нашего мира сюда поступает легализуют и новые земли освоят. Да уж мечты! Как там мама всегда говорила - мечты, мечты, где ваша сладость? - ушли мечты, осталась гадость! Ладно, будем надеяться, что в замке Клим закрепится железобетонно. Все же армию в полтысячи человек, сюда еще никто не приводил. Да и точка магического перехода дорогого стоит, в любой момент можно людей перекинуть или сообщение важное передать.»
        Буквально через пять минут после того, как разделились и группа с рыцарем и командиром гвардейцев ускакала по направлению к горам, разведчики Лаэрта наткнулись на мощеную дорогу.
        - Видно, она от самого замка к востоку и тянется. - предположил темный эльф. - Точно такая же как и на Ригене. Что тогда огород городить по ней и двинем? - спросил дроу у Александара, а когда получил подтверждающий ответ приказал своим парням:
        - Вельди, возьми Енота и еще кого из парней и двигайте в сторону леса. Езжайте параллельным курсом шагов за триста от нас. - Когда трое его разведчиков отъехали, кивнул оставшимся двум:
        - То же самое, но с правой стороны. И языками не чесать, а смотреть в оба, головой крутите больше!
        Примерно в паре миль от замка, со стороны горного массива текла небольшая, извилистая речушка и всей их группе пришлось вновь соединиться, чтобы найти и прейти ее вброд и выехать уже на том берегу снова на мощенную дорогу.
        - А тут скорее всего мост был, - мотнул его побратим головой на оставшуюся позади водную преграду. - Тут место узкое и в воде какие-то камни торчат, вот как раз будто опора моста и была.
        - Может и был мост, - не стал спорить Саша, - замок отремонтируют и мост поставят, тут действительно опору чуть нарастить и пару пролетов, метров по восемь всего и надо. Э… ну пару пролетов в дюжину шагов, - поправился Саша, чтобы его понял Лаэрт.
        Долина уходя дальше на восток еще расширялась и теперь до Авалонского леса было как минимум в два раза дальше, да и горы, отделяющие Редоран от этих земель, немного удалились.
        - Большая территория, - уважительно покачал головой Макаров оглядывая с коня простирающуюся вокруг степь. А Селинор больше Вэллора или меньше?
        - Чуть меньше, да и Вэллор уже сильно расширился и на восток и на север отвоевав несколько баронств у Серебряного бора. - ответил ему Лаэрт разглядывая пространство вокруг в свой монокуляр. - Хотя Селинор тоже большой, сколько мы уже на восток едем и конца этой долине еще не видать. А ведь от Белого замка, на запад, до границ Вэллора как минимум полсотни миль будет. И весь Авалонский лес, это тоже Селинор.
        - Как думаешь, отстроит Климент замок, ну или подремонтирует немного. Главное если закрепятся тут войска Вардиса, кто тут наместником сядет?
        - А чего тут думать, да гадать? - с удивлением посмотрел на побратима дроу и даже хмыкнул подчеркивая Сашину недогадливость, - лэр Климент и сядет. Будет не лэром наследником, а настоящим владетелем Селинора. А два владения в одно объединенные, это уже другой уровень и другой статус для самого Вардиса. Понимаешь?
        - Не совсем, - помотал головой Саша, - он что королем тогда будет?
        - Хм… королем… не коронованным, - усмехнулся Лаэрт, - тут как император решит. Если доволен будет присоединением нового владения к союзному государству и доволен опять же поступающим в его казну серебром, то возможно и коронуют лэра Вардиса. В общем, время покажет.
        Саша тоже достал из подсумка свой бинокль и присоединился к осмотру окружающего пространства.
        - Видишь впереди, прямо по нашему курсу, что-то виднеется, вроде строение какое-то?
        Саша пригляделся и увидел в оптику пару каких-то квадратных или скорее, прямоугольных строений. Слишком правильной формы, чтобы принять эти строения за скалистые холмы.
        - Сколько до них, лига или больше? Ничего, доедем посмотрим.
        Уже через четверть часа Саша хорошо разглядел виднеющиеся на стенах этих строений бойницы.
        «Вроде укрепления какие-то или башни, но приземистые и широкие. Странно. Хотя чего гадать, надо ближе ехать и смотреть. Неужели в этой долине уже кто-то обосновался?»
        Примерно по времени пути, до виднеющихся строений было вовсе не три мили, как изначально предположил Макаров, а как минимум в два раза дальше. Просто недостроенные башни, а это были именно они, имели квадрат не менее пятнадцати на пятнадцать метров в основании, а в высоту не возвышались всего метров на семь. Два полноценных уровня, но было видно, что строившие эти башни люди планировали высоту в два, а то и три раза большую. Стояли они по обе стороны от проходившей между ними дороги, примерно в полутора сотен метров друг от друга.
        - А вот это уже интересно, - пощелкал языком Лаэрт, - это родовые башни темных эльфов. До меня доходили слухи, что пара родов решили объединиться в новый клан и обосноваться на новых территориях. Но, выходит, даже башни свои не успели достроить.
        - Значит не люди строили эти укрепления, а твои соплеменники? - с новым интересом стал разглядывать мощные укрепления с рядом небольших узких бойниц Макаров. - А чего не достроили? Кто помешал, редоранцы?
        - Редоранцы тут пошаливают, это да, но даже четырем десяткам арбалетчиков и лучников засевшим, даже в такой, недостроенной башне, всадники огнепоклонников не страшны. Свои их и вырезали.
        - Свои? - удивленно посмотрел на побратима Макаров. - Как так?
        - А ты думаешь, только люди между собой воюют и интриги плетут? У темных, постоянная возня между кланами идет. А тут искушение, пощипать изгоев, слишком велико. Как думаешь, если два рода создали клан и начали строить свои родовые башни, были у них деньги и ресурсы? Я думаю такой лакомый кусок всем поперек горла стоял, вот и проглотили быстро. Посмотрим внутри?
        Прямо на конях заехали в высокие и широкие ворота, а уже внутри спешились и стали осматривать недострой темных. Внутри башни был вроде небольшого дворика со стойлами для коней и складскими помещениями.
        - Даже дерево еще не сгнило, - похлопал Лаэрт ладонью по закрепленному бревну к которому они привязали своих коней. У главного входа, от которого на второй уровень вела широкая каменная лестница Лаэрт задержался и с ностальгической поволокой на глазах погладил выбитые на стене руны.
        - Клан Разящего клинка - красивое название. Вообще создать новый клан не так просто, это же как вызов всем остальным кланам бросить.
        - Слушай, брат, а место тут хорошее. От Белого замка прямо сюда дорога идет и расстояние - немногим больше дюжины миль, так где-то. Если эти башни в порядок привести и надстроить еще хотя бы на один уровень, то козырная застава получится. Ваши не возмутятся такому повороту?
        - Наши? - непонимающе посмотрел на своего побратима темный эльф, - а, ты имеешь ввиду другие кланы дроу? А чего им возмущаться, если они сами этот клан уничтожили? А идея хорошая, ты ее лэру Клименту обскажи. Я думаю он это начинание поддержит.
        - Редоранцы! - вдруг раздался крик с первого яруса.
        - Легки на помине! - Лаэрт снова вытащил свой монокуляр и выглянул в одну из бойниц. - Ерунда, всего дюжина всадников, даже меньше чем нас. Но в чистом поле мы с ними рубиться не станем. - Ничего, если я покамандую? - не громко спросил он у Саши и когда парень кивнул, крикнул:
        - Медведь, всех разведчиков к бойницам! Арви, ты со своим десятком внизу позиции занимай. Лошадей за стену спрячьте, а сами стреляйте в огнепоклонников залпом, если в ворота сунуться, им внутри конным не развернуться будет. Парой залпов всех перебьем. К бою!
        - Кто это, их разведка или бандиты? - прошептал ему Саша, на что получил неясный ответ, что хрен знает как отличить одних от других. Все, мол грабят и убивают.
        Хватило одного залпа, когда всадники одетые во все черное подъехали к башне на расстояние выстрела. С коней упало двое, еще несколько ускакали с торчащими в спинах и плечах стрелами. Преследовать огнепоклонников не стали, а лишь обобрали убитых, правда прирезав одного, убитого еще не до конца и поймав через некоторое время их коней.
        - Ну вот, еще и с прибытком в разведку съездили! - Радостно оскалился Пауль.
        - Слышь, Енот, ты пока не перепрыгнул гоп не кричи, знаешь ведь - не люблю! - осадил его радостный порыв Медведь, что был у разведчиков негласным лидером.
        - Кони неплохие, нам и впрямь лишними не будут, - оскалился Лаэрт, - что там еще есть? Монетами разжились?
        - Да куда там! - махнул рукой Фарл обшаривабщий уже второй труп. - Десяток медяков на двоих.
        - А чего они к башне ехали? - удивился Макаров.
        - Так видать ночевали тут и видать, не впервой, - показал Пауль Енот на старое кострище на втором уровне башни. - А что, удобно, все не в степи под открытым небом.
        - Так тут тоже под открытым небом, - показал Саша на отсутствие крыши над головой, - но согласен поуютнее будет, чем в степи.
        Саша осмотрел трупы убитых редоранцев и взятые с них трофеи. Два небольших, составных лука усиленных роговыми пластинами в разукрашенных кожаных налучах, полтора десятка стрел, два кривых меча похожих на кавказские шашки, у одного еще большой кривой кинжал в ножнах, у второго толстый хлыст метра в четыре длиной. Запас каких-то продуктов в заплечных мешках и как сказал разведчик - десяток увесистых медных монет. Грамм по пятьдесят каждая - не меньше, скорее всего аналог медного имперского ливра. На одной стороне редоранской монеты было изображено солнце над горами и какая-то надпись на незнакомом Саше языке, на второй стороне - священный символ редоранцев - огненный змей.
        - И куда их, только выкинуть или для чего другого использовать? - спросил Саша крутя в руках такую монету.
        - Вот еще, - хмыкнул Лаэрт, - отдай этим прохвостам, - кивнул он на своих подручных, прислушивающихся к разговору, - они сами их обменяют. Найдут где.
        - Ой, да много за них выручишь? - притворно возмутился Медведь. - Если даже в Кайре менять, где курс поболе и то больше шести ливров не получишь.
        - Ну не хотите заморачиваться ради шести ливров, - усмехнулся Лаэрт, - вон солдатам тогда отдайте, те обменяют.
        - Ага, щазз! - ссыпал Медведь монеты в свой кошель. - Солдатам отдай, да я на шесть ливров могу неделю пивом накачиваться и еще на баб хватит.
        - Ладно, луки тоже забирайте, - махнул рукой Лаэрт, - хотите себе оставляйте, хотите продайте, а мечи нам. И убитых уволоките отсюда подальше, а то вонять будут. И не забудьте головы им отрубить, чтобы не восстали. - напомнил он своим людям.
        Разведчики не стали спорить, забрали себе оба лука и привязав веревки к ногам убитых, конями поволокли их в степь, подальше от башен близнецов. Саша еще раз глянул на скуластые и загорелые лица огнепоклонников и подумал, что редоранцы, своими плоскими, скуластыми лицами напоминают земных монголоидов.
        Они еще около часа обследовали недостроенные башни. Лаэрт был уверен, что помимо наземных сооружений есть и вход в подземелье и наконец нашел присыпанный землей люк. Довольно широкий лаз и каменная лестница идущая вниз. Первыми пошли Лаэрт с Сашей, так как им не нужно было никаких осветительных приборов и факелов и так все видели своим ночным зрением, еще и амулет «кошачьего глаза» выдали Паулю, который шел вместе с ними по широкому подземному коридору. Ага, смешно Енот с «кошачьим глазом». Следом, чуть поотстав чтобы не мешать дымом от факелов, шли остальные разведчики.
        Саша, как и его темный побратим сканировал все своим магическим зрением, так как Лаэрт напугал всех возможными ловушками. Но прошли все подземелье и не нашли ни одной, да и слава богу, что нет ловушек, терять верных людей или самому получить смертельную рану Макарову вовсе не хотелось. Подземный коридор был довольно широк, не такой конечно как вырезанный в скале коридор древних, но метра три в ширину и наверное три в высоту.
        Помимо коридора, были ответвления в подземные залы. В одном из залов был вырыт круглый колодец, в глубине которого плескалась проточная вода. Наверное шел подземный ручей или даже небольшая речка. Саша даже вспомнил как они с Лаэртом путешествовали на ветхом куррахе по подземной реке. Может и тут река могла привести их в далекие края? Но спускаться на десятки метров вниз и проверять это, у него не было никакого желания.
        Теперь понятно откуда дроу брали строительный материал для своих башен, резали внизу блоки известняка и таскали наверх, расширяя свои подземные владения и возводя укрепления наземные. В одной из комнат они и обнаружили уже готовые к строительству, такие отесанные прямоугольные блоки. По подземному коридору они прошли больше двухсот шагов и уперлись в точно такую же каменную лестницу, что привела их вниз. Саша угадал, что подземелье соединяет обе башни в одну крепость и чуть повозившись с досками люка они вылезли в соседней башне.
        - Нет, такое хорошее укрепление грех не использовать, - сказал Макаров поднимаясь на второй уровень, уже другой башни, - обязательно надо заставу тут ставить!
        Тут даже стены второго уровня были выложены не до конца, но все равно башни или полу-башни близнецы были удобным форпостом. Если навесить новые ворота на входную арку, то уже хоть сейчас размещай в каждой по два десятка солдат и ставь заставу. В таких сообщающихся укреплениях можно и против двух сотен оборону держать. Даже вода внизу есть, только мукой и вяленым мясом запастись и сиди тут в осаде, хоть до морковкина заговенья, пока помощь подойдет. А если еще второй и третий уровни в башнях достроить, то вообще считай неприступная крепость получится.
        Еще, примерно в километре от башен к востоку, они обнаружили квадратную черную каменную плиту с выбитым на ней пауком.
        - Алтарь паучьей королевы, - погладил плиту когтистой рукой дроу, - жаль не знал, а то бы сердца у убитых редоранцев вырезал и в дар преподнес. Сейчас уже поздно, сразу надо вырезать, пока тело не остыло. - просветил его побратим насчет даров своей королеве. - Если бы у лэров служить остался, то вот сюда попросился бы точно. Чтобы жертвы дочери хаоса приносить почаще.
        - Жалеешь, что от лэров ушел?
        - Вовсе нет, брат! Зачем жалеть о том, что предначертано тебе судьбой? Ведь в конце концов судьба привела меня в эти края, а дочь хаоса показала свой алтарь. Зачем роптать и жалеть о том, чего не произошло? Нужно жить дальше и без всякого страха смотреть в будущее.
        - Слушай, а куда это дорога вообще идет? Не просто так же ее строили? - Заинтересовался Саша.
        - Пока время у нас есть мы можем еще час-полтора продолжать путь, а потом нужно будет возвращаться, иначе не успеем до темноты. Можно конечно тут заночевать, тут мы почти в безопасности будем, но лэр Климент будет волноваться.
        - Это точно, подумает, что что-то случилось и поедут искать нас ночью. Да и Герхард с княжичем Димитром не успокоятся, тоже поедут на наши поиски. Нет, не вариант тут оставаться. Конечно хотелось бы провести более тщательную разведку местности, но это в другой раз. Хотя, полтора часа у нас еще есть, поехали! - Скомандовал Саша и вся их группа из семнадцати всадников поскакала вперед, по дороге ведущей в неизвестность.
        Через несколько миль старая дорога уперлась в высокий, но пологий холм, на вершине которого виднелись какие-то развалины.
        На холм заехали прямо на конях. С вершины открывался отличный вид, довольно широкая река текла на северо-востоке. Даже недостроенные башни дроу отсюда были еще видны не вооруженным взглядом, а уж в бинокль Саша видел все как на ладони. Если открывшийся с холма вид их восхитил, то старые развалины разочаровали. Просто какое-то нагромождение огромных камней, наподобие английского Стоунхенджа. Хотя может Саша ничего не понимал в святынях древних и эти камни имели какой-то сакральный смысл?
        - Саша посмотри туда! - показал Лаэрт на северо-восток. - Видишь?
        - Пока нет, что там? - Саша вглядывался вдаль через сильную оптику современного бинокля и наконец разглядел вдали что-то похожее на башню - Скалы какие-то темные и вроде тоже башня стоит? Еще один брошенный недострой, предлагаешь и туда съездить?
        - Нет, туда ехать не нужно, - мотнул головой дроу, - это приграничная башня одного из кланов темных. Там начинается земля илитиири. Как думаешь, какое расстояние до этой башни?
        - Ну ее еле видно, - прикинул Макаров, - наверное, раза в два дальше чем те две наши башни.
        «Нашими», он признал только что обследованные башни несостоявшегося клана дроу.
        - Значит примерно, дюжина миль или чуть больше? Выходит от башен будущей заставы, до земель дроу около двадцати миль? Опасное соседство. Да и до Белого замка не так далеко.
        Саша прикинул расстояние. Всего получалось около тридцати двух-тридцати пяти миль от границ темных эльфов до Белого замка. Не так далеко, даже если прикинуть в километрах, что Саше было пока понятнее, все одно меньше полста выходит. Насколько он помнил, дроу не объединяются в большие армии когда идут в походы, в основном действуют силами своего клана, реже - объединяясь для похода с кланами союзников.
        «Хотя, Лаэрт говорил, что если будет воля их королевы и богини Ллос, то воинов выделят все кланы. Но маловероятно, чтобы своим присутствием за полста верст от границ темных, они чем-то разозлят паучью королеву. Но на всякий случай, надо сказать Лаэрту чтобы не медлил с ритуалом подношения даров, раз уж алтарь нашел.»
        - Ну что, в обратный путь? - спросил его темный побратим и махнул остальной группе, дав сигнал к возвращению.
        Впрочем в замок к темноте они вернулись не все, Саша посоветовавшись с Лаэртом, на свой страх и риск оставил в одной из башен у дороги восьмерых гвардейцев, рассудив что легче оставить в башне небольшой отряд, чем потом отбивать башни если их займут редоранцы. Подзарядил амулет «кошачьего глаза» и оставил его воинам, чтобы дозорный видел в темноте и не проворонил врага.
        Глава 15
        В лагерь у стен Белого замка вернулись уже затемно, там их ждало еще одно приятное известие. Вторая группа разведчиков, что шла ближе к горам как раз наткнулась на недобитых ими редоранцев. Но как рассказывали Герхард с Димитром, тех уже было не десяток, живых девять человек. Один уже умер от ран и был привязан к седлу своего коня, да и еще пара воинов тоже была ранена стрелами.
        Стычка вышла быстрой, все же тринадцать кнехтов, да еще в кольчугах и панцирях имеют не малое преимущество перед всадниками наполовину одетыми в кожаные доспехи, а наполовину и вовсе бездоспешных. Из наших только двое были легко ранены в этой стычке, а вот из отряда редоранцев уйти удалось только троим. Разведчики Герхарда вернулись чуть раньше и привели с собой еще семь трофейных коней. Редоранские скакуны были неплохи и Саша решил не продавать их, а выбрать девятерых из людей мастер-сержанта Капчика тем самым увеличивая число конных кнехтов. Димитру и гвардейцам за коней Саша пообещал компенсацию монетами. Теперь, если считать Лаэрта и его разведчиков, Вована и самого Александра, верхом их было четыре десятка. Всадников можно разбивать на три разведывательные группы и ежедневно прочесывать степь к востоку от стен замка.
        Девять хороших скакунов и гора оружия в первый же день! И Саша и его побратим посчитали это добрым знаком начала их экспансии на новые земли. А вот утро, заставило всех встревожиться не на шутку. Пропало двое солдат. Как? Куда? Дезертировать в неизвестных землях? Полный бред! Да и Клим был уверен в своих армейцах. Значит что-то произошло, что-то непонятное на первый взгляд и воины уже скорее всего убиты. Ну или сначала допрошены в качестве языков, а потом уже убиты. Вот только кем они похищены, допрошены и убиты?
        На небольшом совещании, что провел лэр Климент выдвигались и версии убийства солдат дикими животными. Лес все же не далеко и хищников там полно. Вот тот же взрослый волк может ночью напасть разорвав горло жертве, а потом и утащить тело в свое логово. Вроде даже на траве и кровь видели и следы как тело тянули. Но вот волчьих следов на утоптанной земле и пожухлой зимней траве не нашли. Но и эту версию исключать не стали.
        Саша рассказал Климу про башни темных и своем предложении организовать там заставу. Ожидаемо получил согласие лэра наследника и предложение занять башни своими силами. Ну как всегда и везде - инициатива имеет инициатора. Хотя место там неплохое и само укрепление Александру понравилось, а лэр вернул им еще пару телег чтобы возить стройматериалы и выделил для ремонта и строительства недостроя темных две дюжины рабочих.
        Если задействовать в стройке и своих солдат, например рубить внизу блоки из известняка и таскать их наверх, помогая каменщикам, то и строительство пойдет в несколько раз быстрее. Да и новые ворота из уже готового пиломатериала его солдаты сколотить и навесить могут. Поэтому таким назначением Саша огорчен вовсе не был, но сразу переносить весь свой лагерь и отправлять всех своих солдат к башням Саша не стал. Было желание разобраться с пропавшими дозорными, да и не только у него и Лаэрт и его разведчики тоже поддержали его и решили принять участие в поисках тел и тщательном обследовании местности вокруг замка.
        К башням Макаров отправил пять груженых строительным лесом и инструментами подвод, а с ними и самих выделенных лэром рабочих и часть своей пехоты, а так же всех валашцев и всех северян. Поручив довести до башен, почти полторы сотни человек с обозом сэру Димитру с его сержантом кнехтом. Выдал княжичу амулет «кошачьего глаза» в личное пользование и еще четыре штуки для ночной стражи, и теперь с угловой башни смотрел вслед удаляющейся колонне пеших солдат и двум всадникам в доспехах и валашских бело-голубых сюрко, едущих в ее главе.
        Вновь разделились на две конных группы и отправились прочесывать поле в сторону Авалонского леса. Герхарда с дюжиной гвардейцев отправил немного восточнее, сам же с девятью армейцами посаженными на коней, Лаэртом, его разведчиками и Вованом Большим вытянувшись широкой цепью поехали прямо на север к чернеющей полоске леса.
        Въехав в Авалонский лес, Саша не был испуган или поражен - лес как лес. А то пугали его проклятием. Да на просторах его родины порой такие буреломы встречаются, а тут высокие сосны с падающими лучами солнца между крон и стволов. Небольшие полянки в зарослями лиственных деревьев по краю и птичье щебетание, несмотря на зимний период. Хотя какая тут зима? Последнюю неделю сухо было и температура воздуха ниже двенадцати градусов не падала даже ночью.
        В лесу цепь немного сузили, чтобы каждый видел едущего и справа и слева от него бойца. Продвинулись в глубь наверное на километр, не больше, когда один из разведчиков заметил примятую траву и засохшую на ней кровь.
        - Тащили что-то или кого-то. - сказал Лаэрт, - в ту сторону тащили.
        - Думаешь тело одного из наших пропавших?
        - Так откуда я знаю? - пожал плечами дроу и указал направление мотнул подбородком, - поедем и выясним, кто и чего тащил. Прошли по следу засохших капель еще с полкилометра. Пару раз Лаэрт и его люди спешивались и разглядывали примятую траву и сломанные ветки кустарника.
        - Не волки это однозначно, - сказал ему подъехав побратим, - кто-то побольше волка. Следы есть, но дождей давно не было земля сухая и четкого отпечатка нет. Но шел в ту сторону. - указал он рукой в кожаной перчатке в глубь леса.
        Еще через сотню шагов пара его разведчиков спешилась и крадучись, держа наготове луки пошла вперед.
        Каменистый распадок с темными скалистыми стенами. У входа в овраг-распадок был воткнут трехметровый шест сделанный из ствола березки и на нем белел медвежий череп.
        - А вот и хозяин свою территорию обозначил и это точно не волки и не медведи. - кивнул дроу на крупный клыкастый череп на шесте.
        - А кто это может быть тогда? - удивленно прошептал Саша.
        - Да кто угодно, - хмыкнул эльф и подмигнул своему побратиму, - гоблины лесные, тролли или кикимора. Лешак, опять же. Сейчас и посмотрим, кто тут обитает.
        Спешились и снова разделились, половину армейцев во главе с Фарлом Лаэрт отправил чуть в обход, не спускаясь в распадок идти по верхнему краю стены, сам накинув эльфарский плащ рейдера и активировав невидимость двинул чуть впереди основной группы. Саша тоже достал из притороченной к седлу сумки свой плащ-комбинезон и тоже надел его, но побратим сказал идти позади, шагах в двадцати и стараться не шуметь, аккуратно ступая по каменной осыпи.
        Под ногами, то и дело попадались раздробленные кости и черепа мелких животных, придавая этому мрачному месту еще более зловещий антураж. Темнеющий зев пещеры увидели еще издали, остановились по команде темного эльфа, а он сам крадучись отправился на разведку. Всем остальным он вообще был не видим, а Макаров видел его полупрозрачный силуэт в магическом зрении.
        Вернувшись, через несколько долгих и напряженных минут, Лаэрт прошептал что в пещере лесной тролль. Но один он или несколько - не ясно.
        - Они редко когда группой живут, в основном одиночки, только когда спариваются, то по двое.
        - А это вообще как… ну как люди или вообще как животные? - спросил его Саша и пояснил после паузы свою мысль. - Разумные это твари или все же животные?
        - Вообще, их полуразумными принято считать, как и гоблинов.
        - Погоди, так гоблины же разговаривать могут и вообще… ну там одежду носят и оружие?
        - Ну и эти тоже, - кивнул дроу, - и одежду, и оружие, и тоже общаются между собой. Но если человека поймает, то сожрет с удовольствием. Ладно, луки и арбалеты готовьте и вперед! - махнул он рукой.
        То ли они все же шли не так тихо как старались, то ли тролль учуял их запах, но не успели они пройти к пещере и десятка шагов, как раздался глухой рык и из черного провала выпрыгнула здоровенная тварь. Саша даже вздрогнул от неожиданности и чуть не спустил тетиву своего арбалета. Но расстояние до лесного тролля было еще порядочным и для точного выстрела нужно было подойти поближе.
        Похож тролль был на человека, но очень уродливого и огромного. Размером как минимум два с половиной метра, с мощной грудной клеткой и мускулистыми руками свисающими ниже колен. Шея короткая, да и сутулился так, что его лысая шишковатая голова, с уродливо оттопыренными ушами, находилась на уровне плеч. Рыжие жесткие волосы пучками торчали на груди и плечах. Саша пригляделся и увидел, что в руках уродец держит большой дрын с привязанным заостренным рубилом. Тело было не совсем голое, ниже пояса висела черная полуистлевшая шкура прикрывающая его чресла. Если бы не огромный рост, то хозяина пещеры можно было принять за троглодита из каменного века.
        Вначале тролль увидел солдат идущих по верху каменного распадка и зарычав шустро схватил увесистый камень, каких под ногами валялось в достатке, и с коротким замахом метнул его в людей. Причем метнул довольно точно, попав своим метательным снарядом в одного из армейцев. Саша услышал вскрик воина и потом как его тело покатилось ломая ветки кустарника.
        «Блин, он такими мощными и точными бросками половину солдат перебьет, пока его уложим!»
        Сверху послышались хлопки от выстрелов тяжелых арбалетов и в груди и плечах гиганта засело несколько болтов. Но с первого выстрела им не удалось тяжело ранить или убить уродливого великана и он ощерив свои коричневые кривые зубы, подхватив метнул в них еще один камень и как показалось Саше снова попал, потому как снова раздался вскрик и треск кустов.
        Саша увидел как Лаэрт под покровом невидимости метнулся вперед и сам активировав свой плащ тоже побежал, запоздало подумав, что может перекрыть сектор обстрела находящимся позади него воинам. Он пригнулся и скакнул чуть в сторону и вовремя, позади него тоже раздались хлопки тетив и бряцанье оружия. Еще пару стрел вонзилось в мощное тело лесного тролля и он метнулся за большой камень продолжая время от времени бросать камни в потревоживших его людей.
        Саша увидел как Лаэрт, разрядив в гиганта свой небольшой арбалет полез на большой камень. Сам Макаров тоже выстрелил и попал куда-то подмышку, когда тролль замахивался в вторгшихся в его владения очередным камнем. Солдаты сверху дали еще один залп, но большая часть стрел и болтов не принесла серьезного урона вовремя нырнувшему за укрытие троллю. Лаэрт оказавшись уже наверху трехметрового обломка скалы сбросил невидимость, чтобы свои же не попали в него стрелой.
        Саша подумал, что сейчас дроу снова зарядит свой арбалет и будет прицельно расстреливать тролля сверху, но ошибся. Лаэрт выхватил оба своих коротких меча взвился в воздух, а потом приземлился точнехонько на плечи рычащего, разъяренного чудовища.
        - Тебе, моя королева! - закричал темный и вонзил кривые клинки. Левую руку с мечом тролль попытался отбить и оружие зазвенело по камням, лишь немного распоров уроду предплечье, а вот вторая махайра до середины лезвия вошла в его короткую шею.
        Раздался рев полный ненависти и боли и тролль брызжа изо рта темной кровью резко подался назад и сначала ударил дроу спиной о каменную стену, а потом зажал его навалившись всей своей огромной тушей. Саша даже увидел как теперь и изо рта его побратима вырвались кровавые брызги.
        «Еще пару секунд и он просто убьет Лаэрта переломав ему все кости!»
        Подскочивший Енот послал стрелу в голову троллю, но наконечник только чиркнул по черепу распоров кожу на виске, но не пробив толстую кость. Саша выхватил свою тяжелую шпагу и заорав, скорее от страха, чем от ярости кинулся к чудовищу, которое убивало его побратима. Мало того, что тролль периодически бил Лаэрта спиной о камни, он еще и пытался дотянуться до него правой рукой, но только царапал камни своими ногтями, больше похожими на когти, величине которых позавидовал бы и медведь.
        В последний момент тролль заметив Макарова попытался наклонившись садануть по нему кулаком, но промахнулся лишь обдав Сашу липким и горячим зловонием.
        «Хорошо, что свой каменный топор он выронил, иначе сделал бы из меня кровавый блин!» - успел подумать Макаров и со всей, еще многократно увеличенной магией силы вогнал длинный клинок по самую рукоять в брюхо разъяренной твари.
        После своего выпада, он выпустил рукоять намертво засевшей в утробе гиганта тяжелой шпаги и попытался отпрыгнуть, но зацепился ногой за камень и рухнул на спину, чуть проехав по мелкой каменной осыпи.
        Александр зажмурился, ожидая сверху удара много килограммовой лапищей, которая точно размозжит его голову и сломает позвоночник, но удара не последовало. Выхватил свой нож и выставил его вперед обеими руками, словно двадцати сантиметровое лезвие могло остановить такого монстра. А когда сверху раздался рык переходящий в какое-то бульканье, он открыл глаза и увидел как изо рта тролля темная кровь уже водопадом льется по подбородку и груди. Взгляд его помутнел и гигант сначала осел на колени, а потом медленно, словно в замедленной съемке стал заваливаться вперед и Саша успел откатиться вбок от рухнувшего уже мертвого тела.
        «Лаэрт! Где темный? Если еще жив, то срочно вколоть ему лекарство!» - заметалась в голове мысль и он уже не обращая внимания на рухнувшее тело тролля метнулся за камень.
        Его побратим лежал на спине, прерывисто дыша. Из приоткрытого рта текла кровавя струйка и Макаров кинулся было к нему, чтобы вколоть «сияющего лекаря», но мысль, что и фиалы с лекарством и пара шприцев остались с седельной сумке, охладила его словно ушат ледяной волны. Он уже готов был кинуться к выходу из распадка, где они оставили всех лошадей, под охраной пары солдат, но увидел как Пауль Енот достает из своего подсумка стеклянный пузырек с белой, словно светящейся даже на свету жидкостью.
        «Ну хоть у кого-то голова на месте! Хорошо, что ему несколько доз выдал и обучил как уколы в вену ставить.» - успокоился Саша.
        Пауль ввел в вену волшебное лекарство и буквально через дюжину секунд дыхание эльфа стало ровным, а с лица исчезла предсмертная восковая бледность, которая была заметна даже на его темно-пепельной коже. Даже глаза заблестели и взгляд вновь стал осмысленным, дроу попытался улыбнуться оскалив свои белые клыки.
        Откуда-то сверху послышался вскрик и Саша спросил у подошедшего разведчика, что там происходит и нет ли убитых или еще тяжелораненых и не нужно еще кому ввести чудесное лекарство.
        - Нее, - помотал головой Керик Борода, - там только одного камнем сшибло, но даже перелома нет, только плечо от синее все и вывихнул, вот ему Медведь и вправляет. Что с командиром, жить будет?
        «Да разве это жизнь?» - хотел пошутить Саша, но глянул на лежащего побратима и только кивнул. - Будет, будет, все будет хорошо.
        Лаэрт еще лежал на земле, когда разведчики выволокли из пещеры тролля наполовину обглоданную тушу небольшого оленя.
        - Вот чего он по траве тащил. Человеческих костей вообще нет.
        - Так значит не он ночью часовых убил? Зря мы на него напали? - нахмурился Саша.
        - Вовсе не зря! - прошептал уже пришедший в себя Лаэрт и закашлялся.
        - Ага, не зря вовсе, - повторил Енот, - правильно командир говорит. - Тролль тварь такая, что увидел то и сожрал. Он недалеко от замка обосновался, рано или поздно наткнулся бы на охотников или солдат бревна и дрова заготавливающих и напал. А уж говорят ежели человечинки попробует, то истинно зверь-людоед станет. Уже будет, эта тварюга, специально людей выслеживать, да убивать. Хорошо, что мы ее сами сразу выследили, да прибили.
        Пока Лаэрт приходил в себя и отлеживался, Саша разглядывал каменный топор тролля. Грубо сделанное оружие, словно изделие людей каменного века, но в разы больше. Двухметровое топорище и тяжелое каменное рубило примотанное к нему полосками кожи. Хотел было зайти и осмотреть саму пещеру, а скорее небольшой грот, но передумал - не захотел дышать смрадом и вонью.
        Разведчики подналегли и перевернули тушу истыканную стрелами и болтами словно подушка для булавок. Хотели выдернуть его шпагу, но оружие засело намертво, проткнув не только брюхо и кишки, но и пройдя сквозь позвоночник. Ну еще бы, Саша не просто так его шпагой бил, а всю свою ману задействовав, всю свою внутреннюю энергию разогнав. Хорошо, что клинок выдержал, не сломался. Пришлось позже Медведю его шпагу топориком вырубать. Саша поморщился от такого зрелища, все же сильно убитая тварь смахивала на человека. Тут еще и поднявшийся на ноги Лаэрт масла подлил, мало того, что правую кисть отрубил, так и грудину своими махайрами вскрыл и сердце тролля вырезал Макаров даже немного ужаснулся подумав, что он сейчас это сердце есть будет, но Лаэрт дал немного стечь крови и кинул свои трофеи в мешок.
        - Раз алтарь нашли, вот и первое подношение дочери хаоса сделаем. - пояснил он.
        Наблюдавший издали за этим процессом Вова Большой удивленно спросил у Саши зачем это дроу сделал.
        - Руку и сердце своей паучьей королеве отдать решил, но схитрил, не свои, а у тролля отрезал. - тихо прошептал он другу, чтобы темный не услыхал это одним своим ухом. Пошутил так. Потом посмотрел на грустного и какого-то надутого Вована и продолжил. - А ты-то чего такой смурной? Все хорошо закончилось, такого бугая завалили и никто не погиб. Живы все. Или сам хотел королеве темных эльфов подарок сделать?
        - Чего? - посмотрел на него непонимающе Вова, - А, нее. Просто вы там бились, прыгали и метались словно тени, а я вообще ноль без палочки. Даже выстрелить только раз успел и то не попал, этот тролль за камень спрятался. А второй раз даже свой арбалет зарядить не успел, ты его уже своей шпагой проткнул. Хреновый я боец. - тяжело вздохнул Большой.
        Саша только сейчас осознал, что они с Лаэртом действовали под воздействием магии и вся схватка растянувшаяся на полдюжины минут в его разогнанном магией восприятии, на самом деле длилась не больше минуты.
        - Да ладно, ты. Мы же маги, мы и под невидимостью действовали и реакция у нас намного выше. Понимаешь? Вон простые солдаты мало кто второй раз выстрелить успел. Да и я на эту тварюгу кинулся только из-за Лаэрта. По хорошему просто сверху, да с безопасного расстояния расстрелять зверюгу можно было. Я уверен, что если бы ты рядом оказался, то тоже свой полуторный меч ему по самое «не балуй» засадил. - попытался успокоить он расстроенного здоровяка.
        Возвращались обратно в приподнятом настроении, как-никак герои победившие чудище страшное. Пусть не эта тварь ночью солдат убила, но все же полезное дело сделали предотвратив возможные несчастья в будущем. Не нужны такие соседи людям обживающимся в старом замке. Саша даже пожалел, что тут никакая электроника не пашет, а перегорает сразу или просто вырубается от магического фона в воздухе. А то охренеть бы трэш вышел, если все их побоище на телефон заснять, да, скажем, на ютубе выложить. Ну или хотя бы тут всем показать, Климу например или Герхарду, или княжичу валашскому. Просто похвастаться захотелось. Рассказать, что тролля завалил, это одно, а вот показать видеозапись как все было - совсем другое дело. Да и на себя со стороны глянуть охота, насколько быстро он с разогнанной внутренней энергией двигался. Ну чего нет, того нет! Придется довольствоваться рассказами.
        Вернулись в лагерь почти к обеду, но не успели приставленные к его шатру солдаты начать готовить кулеш из крупы и солонины, как приехали немного подзадержавшиеся разведчики. За эти полчаса, успели небольшую косулю подстрелить и теперь снова звали Александра отведать зажаренной на огне свежатинки. Хорошо с опытными следопытами и путь отыщут и накормят подстреленной дичью. Не пожалел Саша, что разведчиков Лаэрта на службу взял и платил им даже побольше, чем гвардейцам Герхарда.
        Когда рассказывал про найденное логово лесного тролля Климу, предупредил его что уедет ночевать на строящуюся заставу, так они стали называть две оставшиеся от дроу башни. Отобедав и после отдохнув с часок, тем же составом, что с утра выехали на восток. В лагере при Белом замке осталось два десятка его армейцев, которым было поручено охранять его палатку, кое-какие вещи и оставшийся в башне груз, да и ночное дежурство на двух близлежащих замковых башнях с них никто не снимал. Поэтому оставил им пару оставшихся амулетов «кошачьего глаза», ну и инструктаж провел, чтобы по одному ночью даже до ветру не ходили, ночного убийцу-то так и не обнаружили.
        Глава 16
        Ночь на заставе прошла спокойно. Не стали мудрствовать и в одну башню заселили полсотни северян, во вторую полсотни валашцев. Еще помимо охранных функций определили им работы по строительству. В основном в подземелье известняк пилить и наверх его таскать блоками, где каменщики его уже подравнивали и стены достраивали. Возле каждой башни поставили простой подъемный механизм навроде деревенского колодезного журавля, с помощью которого и поднимали блоки известняка достраивая башни темных.
        Десяток армейцев, вооруженных самострелами, определили в возницы и охрану курсирующего от замка до заставы и обратно обоза. И девятерых посаженных на коней солдат тоже охранением этого обоза озадачили.
        С утра работы пошли споро, но вот после обеда небо затянуло и зарядил долгий дождь. Поэтому и рабочие и помогающие им солдаты перешли в основном на подземные работы по выпиливанию кусков известняка и обтесыванию их в строительные блоки. Еще Макаров порадовался, что взял в этот поход несколько больших армейских палаток, в которых отдыхать и солдатам и рабочим было намного уютнее, чем на ветру под дождем.
        Дождь не дождь, а Клименту обещал, что вернется на следующий день потому как здание для перехода уже доделывали и нужно было заняться установкой и настройкой самого артефакта магического перехода, вот и снова выехали в Белый замок, надеясь встретить груженный обоз идущий уже на заставу. Как не кутался, как не надевал современную одежду и плащ-накидку сверху, все одно за два с половиной часа езды по открытому полю вымок до нитки.
        Хорошо, солдаты денщики догадались небольшую походную печку растопить и когда Макаров вернулся, то в его палатке было тепло и сухо. Еще и котелок с мясной похлебкой на буржуйке булькал, прибавляя им с Большим настроения и обильного слюновыделения. С удовольствием переоделись в сухую одежду, с еще большим удовольствием поели и вроде снова все хорошо. Вроде снова жизнь наладилась, выполнил поставленную задачу и отдыхай брюхо набив, как в армии себя снова почувствовал.
        Судя по затянутому небу и пузырям в лужах, дождь не на один день зарядил, а ведь до этого две недели сухая прохлада стояла. Саша хотел с заставы команду в пару десятков солдат в лес отрядить, на заготовку бревен и дров. Заготовить дров побольше и пусть сохнут в башнях сложенные, есть не просят. Зато и ночной холод и затяжной дождь солдатам не страшны будут. Опытные мужики уже на первых уровнях башен большие очаги выложили, на которых и еду сготовить можно и для обогрева самих башен использовать, только дровишки в такой очаг подкидывай. Да и пару бань на заставе поставить не мешало бы, все-таки на месяц тут обосноваться придется. А кому после трудового дня пот смыть не хочется? Не месяц же солдатам грязными да потными ходить? Это планируем месяц, а может и на дольше, кто его знает как их экспансия нового владения пойдет. Поэтому, и бани нужны - помыться да постираться, и кухни, и конюшни для лошадей, да и хорошо бы на первых уровнях башен казармы для гарнизона заставы обустроить, не вечно же солдатам в палатках спать. В общем дел еще - мама не горюй!
        Макаров проснулся когда еще не рассвело. Дождь, хоть и мелкий, но все так же барабанил по брезенту армейской палатки. Оделся, накинул свой современный прорезиненный дождевик и вышел во двор замка. Сначала не понял, что за беготня и суета, но часовые просветили. Снова человек пропал. На этот раз один из рабочих. Мужики говорят пошел до ветру и от стены-то далеко не отходил, а не вернулся. Снова армейцы близлежащую территорию прочесывать кинулись, но если и были какие следы или кровь, то дождь точно все смыл.
        Саша дал Большому задание проконтролировать приготовление завтрака денщиками, а потом попросил его сходить посмотреть на каком этапе готовности здание будущей точки перехода, а сам вышел пройтись вокруг замка, подумав что вдруг обнаружит какие следы пропавшего человека. Хотя понимал, что солдаты там уже все вокруг исходили и если было что, то точно затоптали. Отошел от стены совсем недалеко, может метров тридцать, поскользнулся на мокрой траве и угодил в промоину, куда с журчанием стекал целый поток дождевой воды. Не успел ругнуться, что весь извозекался в глине, как ноги его провалились и он словно по мокрому, глинистому рукаву начал скользить вниз. Пролетел кажется с полдюжины метров не меньше, а скорее даже больше и вывалился в какое-то подземное помещение сильно саданувшись при падении локтем о каменный пол.
        Немного погонял внутреннюю энергию пока боль в разбитом локте совсем не затихла, а потом долго вытирал тряпицей лицо и отплевывался от попавшей в рот травы и глины. Казалось мокрая глина, за те секунды пока скользил по дождевой промоине, набилась даже в карманы и за пазуху. Наконец огляделся и понял, что находится под замком в одном из коридоров каменоломен. Выбрал направление, как ему казалось, к внутреннему двору замка и побрел по подземному коридору. Одно радовало, что тут было сухо, водный поток уходил куда-то в трещину и вода не затекала в сам коридор. Пару раз попадались квадратные комнаты, из которых выпиливали блоки известняка, а через несколько десятков метров наткнулся на небольшой проход который привел его в подземелье замка.
        «А вот и знакомая полигональная кладочка! - осмотрел Саша стену подземелья. - Точно такая же как и в замке на Ригене.»
        Он даже светляки не зажигал, его глаза хорошо видели в полной темноте подземелья. Пересек большой зал с высотой потолка, так же как и в его замке, метров семь или даже немного выше и уткнулся в громадную каменную лестницу, верхний проход которой был завален огромными блоками.
        «Возможно это выход из подземелья?» - прикинул Саша.
        Тот самый выход или скорее вход, что находится в донжоне, но насколько он знал первый этаж там так и не расчистили и еще не обнаружили вход в эти гигантские подземные чертоги древних троров.
        «Ладно, отчаиваться не надо. Во первых - рано или поздно этот завал разберут и скорее всего разберут в течение пары дней. А во вторых - можно обследовать подземелье на наличие чего интересного и других выходов, а если их и нет, то вылезти опять в каменоломни и попытаться найти выход на поверхность там. Хорошо, что и перевязь со шпагой и своим ножом надел. Как только шпага за стенку не зацепилась, видно ножны дождевиком прижало? А фляжку вот не взял. Но можно и дождевой водой напиться, если уж совсем невмоготу станет. Да и хватятся меня через час, если не раньше, а через два уже и Климент о моем исчезновении знать будет. Начнут искать, что тоже мне на руку в крайнем случае, если других выходов не найду, так покричу у той промоины, авось услышит кто. А по веревке, меня и через тот же глиняный ход вытянуть наверх можно.»
        Саша успокоив сам себя, пустился бродить по большому подземелью осматривая все и стараясь запомнить коридоры и огромные залы оставшиеся еще после древних. В одном из больших коридоров увидел точно такие же символы древних, что были вырезаны в подземелье на Ригене недалеко от зала с серебряным лабиринтом. Даже дух перехватило от пришедшей догадки.
        «А если тут тоже есть место силы и концентрирующий поток магической энергии серебряный лабиринт? С одной стороны я пролетаю с зарядкой всех пластин перехода. Зачем платить золотом, за то что теперь лэры могут делать сами. И артефакты заряжать они сами смогут, причем и себе и гномам и амулеты разные. Да и парню артефактору можно будет разных амулетов в несколько раз больше изготавливать. Но что делать? Если будет и тут зал с лабиринтом, значит и Климу с папашей счастье привалило. Единственное, что можно, так точку перехода уже от местного лабиринта запитать.»
        И точно, через пару десятков метров, за очередным поворотом, наткнулся на вырезанную в стене коридора арку с такими же рунными символами, что и у входа в лабиринт. Даже дыхание затаил, когда внутрь заглядывал ожидая увидеть там изумрудные сполохи магической энергии бегающие по дорожкам из чистого серебра и чашу-полусферу с бьющимся внутри сгустком чистой энергии. Словно вечный огонь, но горящий зеленым пламенем.
        Заглянул и первым чувством было недоумение.
        «Что за варвары могли так поступить с лабиринтом и сгустком чистой энергии в его центре?»
        И серебряная полусфера и дорожки лабиринта были варварски выкорчеваны из своих гнезд-желобков. А потом к Саше стало приходить понимание.
        «Так вот откуда у первого владетеля этих земель и этого замка серебро взялось! Не было никакого серебряного рудника, а просто наткнулись первые поселенцы на этот лабиринт и совершенно варварским способом выкорчевали все серебро. Сколько его тут было? Да с десяток килограмм точно. Вот и вся загадка Белого замка и утерянной шахты! Вот же дебилы, мля, такое чудо оставленное им древними своими руками загубили! Хотя, если магов в свите местного владетеля не было, то и сгусток энергии который использовать можно они видеть не могли. Просто наткнулись на комнату с серебряными дорожками и радостные принялись лабиринт курочить, не понимая что своими руками разрушили источник неограниченной магической энергии и источник своего постоянного дохода. Да уж, дела… Надо подумать потом как это все Климу рассказать или не рассказывать? А то и про свой лабиринт придется признаться. Ну посмотрим, подумаем еще.» - решил Саша и пошел дальше немало огорченный таким варварством по отношению к технологиям древних.
        Наткнулся на еще один проем прорезанный в каменной стене, рядом с которым тоже было вырезано несколько символов древних троров. Но сам проем был заложен кирпичами из известняка. Затеплилась надежда, что там, за этой небрежной кладкой тоже что-то осталось от древних магов. Возможно даже вторая комната с серебряным лабиринтом который еще не успели разломать первые поселенцы.
        Вытащил свой нож-артефакт и стал кромсать камни кладки стараясь скорее посмотреть, что там может быть. Минут через десять он уже обвалил большую часть кладки преграждающей вход, раздробив часть камней своим чудо-ножом. Но посмотреть, что находится в комнате не получилось, так как небольшой коридор поворачивал вбок и Саша приложив еще немного усилий расширил дыру до приемлемых размеров и пролез внутрь.
        Через десяток метров на стене увидел изображение человека или человекоподобного существа, если фреска-изображение осталось от древних. Атлетически сложенный мужчина будто бы парил среди облаков, держа в одной руке меч, а в другой небольшой жезл.
        «Возможно кто-то из древних героев или магов, хотя вроде все троры обладали сильным магическим даром, а может это изображение бывшего хозяина Белого замка?»
        Саша шагнул за поворот изгибающегося коридора и обомлел. Посреди небольшой квадратной комнаты находился прямоугольный черный камень, на котором лежал крупный скелет. Ростом похороненный в этой гробнице был в полтора человеческих размера.
        «Видно это скелет древнего, только выходит я не первый кто вторгся в его склеп? Скорее всего первые поселенцы тоже нашли комнату, но увидев лежащий на камне-гробе скелет древнего существа поспешили заложить комнату блоками известняка.»
        Макаров почувствовал себя лишним и уже хотел потихоньку вылезать из склепа, но его внимание привлек нож. Артефакт древних стал мелко вибрировать, как делал всегда когда Саша находился вблизи какой-либо магической энергии. Не важно возле перехода в свой мир, серебряного лабиринта или просто рядом с каким нибудь магом. Он уже перестал обращать внимание когда нож вибрировал рядом с дроу или лэрами, но почему тут? Не может же артефакт древних срабатывать на скелет давно умершего мага? Или может? А может даже по прошествии тысяч лет его кости так фонят, что на них срабатывает нож?
        Саша стараясь не шуметь, словно шум мог разбудить давно умершего трора, стал подходить к лежащим костям. Вибрация ножа увеличилась. Значит он действительно срабатывал на скелет древнего? Еще несколько шагов и Саша стоял возле каменного постамента.
        Что-то маленькое переливалось возле лежащего черепа, но лежало с другой стороны и вначале Саша не увидел этого предмета. Протянул руку и поднял лежащую на камне мелкую горошину из точно такого же материала, что и нож древних. Лунное серебро - так сейчас называли этот металл. Мало того, что маленькая горошинка, как и его нож рядом с источником магической энергии, вспыхивала изумрудными искорками, Саше показалось что она еще и издает какие-то звуки, словно еле слышный прерывистый писк. Он еще пару мгновений смотрел на вспыхивающую горошину, а потом желая убедиться что не ошибся и действительно присутствует еле слышный звук поднес ее к самому уху.
        Сильнейший удар тока или чего-то подобного пронзил все его тело, прошив через ухо его мозг. Сознание вышибло напрочь, словно ударом боевого молота прилетевшим не пойми откуда ему в голову.
        Сознание возвращалось медленно, а может так только казалось, но первое что он услышал был стон. Только через долгие секунды Саша осознал, что стон вырвался из его уст. Тело еще было как онемевшее, а голова словно чужая. Он даже нащупал нить своей маны и несколько минут гонял ее внутри организма, прежде чем решился пошевелиться и повернуть голову. Возле ушей и носа были засохшие кровоподтеки.
        «Это сколько я тут лежу, что все мышцы затекли, а кровь, что бежала из носа и ушей давно успела засохнуть? Дурак, ты Макаров! Ты бы эту, пищащую и искрящую магическим светом горошину, еще в рот засунул и на вкус попробовал! Где кстати она?»
        Саша пошатываясь встал на колено, а потом опираясь рукой о камень-ложе давно отошедшего в мир иной трора, встал на ноги. Превозмогая головокружение и резкую пронзающую мозг головную боль осмотрел каменный пол, но так подло шарахнувшей его током горошины-артефакта так и не увидел. Да и зрение подводило - в глазах все двоилось и расплывалось словно в крайней степени опьянения. И шатало его тоже будто пьяного, того и гляди вертолет схлопочешь, когда кружится все до тошноты.
        «Да что со мной такое, может самому себе сияющего в вену вколоть?»
        Саша вновь присел прямо на пол, стараясь успокоиться и снова погонять магическую энергию по организму и через несколько минут зрение пришло в норму. Даже голова почти перестала болеть, остался только небольшой шум в ушах.
        Второй раз встать удалось уже легче, но при ходьбе его еще немного покачивало. Покрутился в комнате-склепе, но маленький шарик лунного серебра так и не нашел.
        «Блин, обидно! Хотя, может вообще, артефакт древних рубанул меня разрядом и самоуничтожился? Ладно, нужно дальше идти и выбираться как-то из этого подземелья. Судя по каменным глыбам наваленным у каменной лестницы, сверху меня еще не скоро откопают. Самому нужно искать выход.»
        Макаров вылез из комнаты в дыру пролома и стряхнув грязь и пыль известняка пошел дальше осматривать подземелье. Немного задумался об останках древнего и о маленькой пульсирующей горошине когда услышал чей-то громкий голос.
        - Чего? Кто это?! - даже ноги подогнулись и чуть не упал когда раздалась эта речь на незнакомом языке.
        Что голос сказал Саша не понял, единственное что мог сказать с уверенностью, то что голос был мужской. Несколько рубленных фраз на незнакомом языке, сказанные не понятно кем заставили его понервничать. Саша метнулся к одной из возвышающихся посреди огромного зала колонне и выхватив шпагу прижался к ней спиной, ожидая нападения.
        Тишина. Макаров обернулся выглянув из-за колонны, но огромное подземелье замка как и прежде было пустым.
        «Да что со мной такое? Слуховые галлюцинации из-за полученной в склепе травмы? Но и головная боль и головокружение прошли полностью. Вот так, мля, с ума и сходят!» - сунул он в ножны свой клинок.
        Но не прошел и десятка шагов, как вновь услышал громкий голос на незнакомом ему языке. Несколько слов, но Саше снова не удалось определить источник этих звуков и даже с какой стороны он их услышал. Только тут в его понимание закралась догадка, что этот самый голос не произносит кто-то невидимый, спрятавшийся в подземелье, а этот самый голос раздается у него в голове.
        «А та горошина, она вовсе не самоуничтожилась, а выходит как-то залезла в мою голову? Как какое-то семя и теперь в моей голове сидит кто-то еще? - металась паническая мысль пока он соображал, как ему поступить дальше. - Вдруг этот кто-то, через некоторое время полностью завладеет моим сознанием и подчинит себе мое тело? Что же теперь делать?»
        Саша вновь обессилено сполз спиной по каменной колонне и усевшись на пол прикрыл глаза.
        «Лучше уж тут подохнуть за свое тупое любопытство, чем принести в своем теле это что-то наверх. Да и вообще я ли это уже буду, когда выберусь из подземелья? А может кто-то чужой и враждебно настроенный? Не причинит ли он вред моим друзьям оставшимся наверху?»
        Сколько Саша так сидел он не знал, но тело вновь затекло, а задница замерзла соприкасаясь с каменным полом. Макаров пошевелился и вновь мысленно задал себе мучающий его вопрос.
        «Да что ты такое есть и как оказалось в моей башке, хотя как оказалось понятно, а вот как тебя оттуда убрать?»
        - Внедрение индивидуального нейроморфного анализатора серии Эпсилон-Кси прошло успешно… полная обработка данных и мыслеобразов носителя, закончится через один час семнадцать минут.
        Услышав русскую речь в своей голове Саша вздрогнул от неожиданности.
        - Да кто ты такой?… хотя ты уже сказал это. Но как ты стал говорить на русском языке?
        - Произведен первичный анализ восприятия носителя. Для лучшего восприятия информации был выбран русский язык. Вы можете отказаться от получения информации на русском языке и задать другие параметры.
        Саша подумал пару секунд и мотнул головой, - Нет, на общеимперском я конечно уже хорошо понимаю, но думаю все же на русском. Пусть так останется. Но зачем ты мне в голове? Если я не хочу? Ну вернее, захочу избавиться от тебя?
        - Слияние матрицы мозга и искусственной нейронной сети прибора прошло на девяносто девять процентов и в данный момент отделение нейроморфного анализатора, может привести к частичному поражению мозга, а в десяти процентах и к смерти носителя. Самопроизвольное отторжение прибора произойдет со смертью носителя.
        - Э… понятно. Ну вернее ну его нафиг, не надо тогда отделяться. - вздохнул Саша. - Попал в колесо - пищи, да беги!
        - Задача не вполне понятна. Повторите задание. - ответил ему прибор в голове.
        - А зачем нужен нейроморфный анализатор? - ответил вопросом на вопрос Саша.
        - Индивидуальный нейроморфный анализатор серии Эпсилон-Кси помогает носителю в сборе, формировании, классификации и нормализации данных, мыслеобразов, получаемых на основе любых входящих воздействий, будь то получаемая информация через органы слуха, зрения или тактильные ощущения. Анализатор также, оперирует с информацией получаемой в виде двоичного кода, в форме действительных чисел или образов: знаков, рун, иероглифов, символов. Индивидуальный анализатор был разработан для быстроты обработки данных, запоминания и обучения носителя, способен решать прямые логические задачи, привязки местности к общепринятой системе координат, построения пространственных макетов, ориентации и создания топографических карт местности.
        - Хм… емко! Задумался Макаров. - Скажи, а ты всегда будешь говорить в моей голове?
        - Прямая речь задействована пока не завершена полная обработка исходных данных и мыслеобразов носителя, это произойдет через один час двенадцать минут, позже связь будет осуществляться на более сложном уровне понимания. - отчиталась машина в его голове.
        «Вот уж угораздило, встрял, так встрял! Хорошо хоть этот голос в голове исчезнет. Нет, ни Климу, ни Вовану такое рассказывать точно не стоит - за психа ведь примут. Хотя кто его знает, может я и впрямь башкой шарахнулся и теперь сам с собой разговариваю? Психи ведь тоже не понимают, что они психи.»
        Саша встал, пребывая все еще в крайне задумчивом и подавленном состоянии и медленно побрел к выходу из огромного подземного зала.
        Глава 17
        Саша брел вперед по рукотворному тоннелю и думал.
        «Это что получается, та самая горошина-анализатор из черепа мертвого трора вывалилась? Прибор же сказал, что отторжение происходит со смертью носителя? А я его к уху поднес и он ко мне в голову сам залез? Поздравляю Санек, умеешь ты неприятности на ровном месте заработать. С разбегу да в жир ногами! Надеюсь хоть этот анализатор стерильный был и не занес мне в мозги какой-нибудь древней заразы.»
        Потом ему в голову пришла новая идея и он спросил у засевшем в его голове приборе древних.
        - Послушай, анализатор или как там тебя, ты там что-то говорил про объемные схемы и карты? Можешь показать где я нахожусь?
        Буквально сразу перед его глазами, словно он находился в компьютерной игре, стали возникать полупрозрачные линии 3-д схемы катакомб. Схема подземелья с залами и комнатами в которые он недавно заглядывал, схема стоящего над ним замка, подземный коридор и извилистый лаз в каменоломнях по которому он попал в подземелье замка.
        - Ого, круто! - поразился он вслух разглядывая зависшую перед глазами схему. - Так, здесь я был, здесь тоже… а где выход-то? Куда идти в ходах каменоломен, в какую сторону?
        - Схема составляется на основе полученных визуальных данных носителя или любых других данных обработанных анализатором. Другие данные отсутствуют. - Сухо ответила машина.
        - То есть ты составляешь карты или схемы только на основе данных, что мне самому известны?
        - Точно так. - снова получил он краткий ответ.
        - Зашибись! Я то думал, ты мне сейчас тут схему всего подземелья и всех каменоломен покажешь, а это я и без тебя знаю. Хотя удобно, так не заблудишься, - все же признал полезность построенной анализатором схемы парень.
        Он вышел к коридору по которому пришел в подземелье и глядя на схему теперь свернул на развилке в другой проход подземного лабиринта и на анализатор услужливо дополнил схему дорисовав новый его путь. Как понял Саша на схеме отображалось все, что он видел. Вот его взгляд уткнулся в сверток шагах в двадцати от него и тут же данный поворот отобразился на 3-д схеме.
        «А ведь действительно удобно. Зарисовывается все само и запоминается.» - вынужден был согласиться Макаров с полезностью такой схемы. И перед глазами долго она не висела, появлялась лишь когда он фокусировал взгляд на пустоте прямо перед глазами и упоминал пространственную схему.
        Несколько раз пожалел, что вышел утром не нацепив на ремень фляжку с водой. Остановился в одном месте, где с небольшой трещинки в своде прорубленного камнетесами коридора капала дождевая вода. Набрал несколько пригоршней воды и выпил, хоть частично утолив свою жажду. Судя по построенной анализатором схеме он был уже метрах в ста от замка и теперь двигался на юг, к предгорьям редоранских гор. Как только он задал этот вопрос, анализатор выдал ответ, что Александр удалился на сто двадцать семь метров от стены замка, предварительно поинтересовавшись в метрической системе измерять расстояние или перейти на местную систему ярдов и миль.
        «А все же удобная штука этот анализатор, одно напрягает, что сидит он у меня в мозгах.» - повздыхал Саша, все же признавая полезность приобретенного прибора.
        Саша чуть поэкспериментировал с возникающей перед глазами схемой и научился мысленным приказом регулировать ее масштаб. Удаляя схему, вернее делая ее мельче он даже увидел очертания редоранских гор на юге и Авалонский лес в трех с половиной километрах от замка. Потом еще уменьшил очертания замка практически ужав его изображение в точку и увидел две башни строящейся заставы на востоке.
        «Ну да, он же отображает все что я видел. Если еще уменьшить масштаб, то увижу Облачное озеро и строящуюся на его берегу крепость.»
        Причем сходство с компьютерной игрой схеме придавал, так называемый «туман войны». На построенной анализатором карте открывались только те участки, где Макаров был сам и видел все собственными глазами, остальное было затянуто сероватой дымкой. Зато засевший в его голове прибор древних выдавал нужное расстояние вплоть до сантиметров. Так, от Белого замка до Железной пристани, расстояние по прямой было пятнадцать с половиной миль или почти двадцать пять километров, а от замка до заставы выходило чуть более двадцати километров.
        «Прибывая в этой экспедиции, нужно составить подробную карту владения Селинор и Климу подарить, он за такое точно благодарен будет. Да и себе не забыть копию сделать. Вот выберусь наверх, этим и займусь. Хотя нет, сначала установлю новую точку магического перехода в замке, а потом уже займусь картографией.» - решил Саша начать использовать преимущества артефакта древних в своей многострадальной голове.
        От размышлений снова отвлек голос:
        - Обработка данных носителя окончена. Соединение с общей сетью… отказ. Соединение с общей сетью невозможно. Обнаружено новое оборудование… индивидуальный накопитель пси-энергии… установка связи с оборудованием… установка связи с накопителем пси-энергии прошла успешно.
        При этих словах нож древних завибрировал и по его зеленоватой поверхности побежали изумрудные искорки магической энергии.
        Индивидуальный накопитель пси-энергии, значит? - хмыкнул Саша.
        «Знать бы еще что мне дает это установленное соединение? Это уже сорок семь минут прошло, как я по катакомбам хожу?»
        Макаров посидел еще несколько минут на камне отдыхая и прислушиваясь к себе. Но больше ничего не происходило и он встал, накинув на себя испачканный в глине плащ и побрел дальше в подземную неизвестность.
        Прорубленные в известняке ходы петляли, часто он проходил широкие залы, где выпиливали блоки для строительства, но ничего интересного в них не находил. Один раз наткнулся на полусгнившую тачку без колеса, а еще раз подобрал треснувшую рукоять от кирки или молота. Коридоры почти всегда имели заметный уклон и Макаров понял, что все глубже спускается под землю. Зачастую отнорки главной штольни-коридора петляли и он сделав круг снова выходил к главному проходу. Радовало одно - теперь заблудиться он не боялся вовсе, все его шаги отображались на объемной схеме анализатора.
        Через какое-то время он наткнулся на небольшой пролом в стене коридора и почувствовал сильный запах тухлятины. Хотя воняло вовсе не из пролома, в десятке метров от него, лежал объеденный костяк человека. Но без головы, да и ноги у скелета тоже отсутствовали. Судя по гнилостному запаху и костям с остатками мяса и засохшей крови человеческие останки лежат тут не так давно. Возможно, и даже скорее всего, это кто-то из недавно пропавших дозорных.
        «Интересно, кто его притащил в эти катакомбы? Хотя, он конечно мог попасть сюда точно так же как и я - упасть в яму-промоину, но что убило его и кто обглодал его труп? Сам же он не мог умереть, всего за два дня от голода.»
        Саше сделалось немного жутковато и он решил сначала обследовать катакомбы и главный коридор дальше, а потом уже, если не найдет выход, то вернуться к останкам и пролому в стене. Почему-то черный метровый провал напоминал нору ведущую в логово какого-то страшного зверя. Или например гигантской змеи? Саша даже поежился представив как огромная голова рептилии появляется из этого пролома.
        «Тьфу ты! Ведь сам себя накручиваю!» - и впрямь сплюнул Саша на каменный пол и пошел дольше по коридору. Но через четверть часа, миновав еще несколько больших залов где выламывали блоки, он уперся в тупик и понял, что нужно возвращаться к пролому-норе в стене и обследовать ее.
        «Может я и пропустил какой ход, не все же я тщательно обследовал? Но глупо идти назад и искать проход в одном из залов шахты, если не обследовать пролом в стене. А если других проходов вовсе нет? Что тогда? Возвращаться в подземелье замка и ждать пока рабочие растащат и раздробят камни завалившие выход? А если они провозятся еще два или три дня, так и сидеть там в подземелье? Нет, можно конечно тоже начать снизу откалывать ножом-накопителем древних куски от каменных блоков. Но Саша реально видел, какая гора этих блоков перекрывала выход из подземелья и реально оценивал свои силы. Он может и выберется наверх таким способом, но сам провозится не одни сутки. Оставим этот вариант на крайний случай, а пока обследуем возможный выход из подземного лабиринта.»
        Макаров осторожно заглянул в нору, но никого не увидел, лишь неровные каменные стенки хода идущего сильно под уклон. Встал на карачки и полез вперед, время от времени упираясь в неровности стены, чтобы не покатиться вниз.
        «Что-то не похож этот пролом на выход. Выход должен вести вверх, на поверхность, а этот лаз ведет вниз. Интересно на какой я уже глубине?» - подумал Саша, но схему пока вызывать не стал, сейчас она только помешает ему спускаться.
        Через несколько метров пролом стал выше и Саша уже встал в полный рост. Еще через некоторое время ход пролома свернул вбок и уклон под ногами почти сгладился и Саша зашагал уже обычным своим шагом, разве что, на всякий случай, вынул из ножен свою тяжелую шпагу. Через еще один сверток, он вышел к дыре-пролому. Причем пролом вел в огромную пещеру природного, скорее всего карстового, происхождения.
        На земле возвышалось несколько больших, в человеческий рост, а то и больше конусовидных сталагмитов. Журчала вода и Саша разглядел небольшой ручей на дне пещеры, а еще то, что поразило его и заставило спрятаться. Он лег на живот, и осторожно стал выглядывать из пролома изучая пещеру дальше. За россыпью сталагмитов, за ручьем на дне пещеры была построена хижина. Или скорее примитивное жилище, так как назвать нагромождение камней, веток и глины хижиной не поворачивался язык.
        Ждал Саша не долго в скором времени из домика-шалаша, выбралось ящероподобное существо. Ростом оно было пониже человека, с чешуйчатой кожей буро-зеленого цвета, чуть желтоватой с внутренней стороны ног и рук. Или все же лап? Большие желтоватые глаза с узкими вертикальными зрачками внимательно осмотрели дальние углы пещеры, потом на пару секунд взгляд ящерицы задержался на проломе, на полу которого лежал Макаров и он даже подумал, что существо почуяло его. Но в следующую секунду ящерица развернулась и пошла вдоль журчащего ручья, к темнеющему еще одному выходу из пещеры. Саша понял, что этот ящероподобный гуманоид тоже неплохо видел в темноте.
        Гуманоидом Саша назвал ящерицу по той причине, что ходило существо на двух ногах и на груди и ниже у нее висело, что-то напоминающее кожаный фартук, а в руке этот рептилоид держал короткое копье, с железным листовидным наконечником. Он зашлепал по воде ручья короткими но мощными ногами, противовесом, позади торчал толстый но не длинный хвост.
        Когда первый уже далеко отошел от примитивного шатра, из него вылез второй ящер, как две капли воды похожий на первого, разве что чешуйчатая кожа у него была чуть темнее и плечи и лысую голову покрывала россыпь мелких пятнышек. Он прошел к ручью, зачерпнул воды в широкую глиняную плошку и с наслаждением стал лакать ее быстро орудуя долинным розовым язычком. Напившись он ощерился острыми зубами и совершенно по человечески потянулся и почесал впалое брюхо.
        Еще Саша заметил висевший на кожаной перевязи железный топорик, рукоять которого почти касалась земли.
        «А ведь оружие похоже на человеческое, и топорик, и копье, что было у первого ящера. Скорее всего это оружие пропавших солдат. Правильно тогда Лаэрт сказал, что волки не утащат человека вместе с оружием. Оно ведь тоже исчезло вместе с людьми. Похоже на какую-то небольшую заставу этих ящериц, что у входа поставили. Вот что делать? Хорошо бы залезть туда и посмотреть побольше. Вот жаль плащ эльфарских рейдеров в моей палатке остался. Да и тот же бинокль, сейчас не помешал бы. Вот надо было совершенно не подготовленному из палатки выйти и сюда загреметь!» - в очередной раз укорил себя Саша за безалаберность.
        Когда шаги одного ящера затихли в дальнем проходе, а второй ящер скрылся в хижине, он еще некоторое время полежал наблюдая и вслушиваясь в тишину, а потом осторожно стал спускаться в пещеру. Дно пещеры было метров на десять ниже дыры-входа, но с внутренней стороны было много камней, а некоторые из них даже были рукотворно отесаны и все это нагромождение напоминало каменную лестницу.
        Пара выходов было на уровне пола пещеры, а один чуть выше и ближе к нему, поэтому Саша пополз к ближайшему ходу, каждые несколько секунд замирая и прислушиваясь. Не хотелось ему неожиданно, нос к носу столкнуться с вооруженной ящерицей.
        Замерев в очередной раз, Макаров подумал, глубоко ли он сейчас под землей? Вызвал объемную схему потом мысленно попытался развернуть ее на девяносто градусов и это ему без труда удалось. Полупрозрачная схема легла на бок и он увеличив масштаб измерил расстояние от себя и до поверхности. Он кстати, на схеме отображался светящейся голубоватой точкой. Получилось двадцать семь метров.
        «Довольно глубоко забрался, выбраться бы суметь!» - хмыкнул Макаров и пополз далее по проходу.
        Метров через пятнадцать он выполз на широкий каменный карниз, но еще раньше почувствовал запах дымка и услышал журчание воды и другие звуки. Перед ним открылся вид на еще более крупную пещеру. А под ним текла целая подземная речка и находилась деревушка этих самых рептилоидов. Примерно три десятка таких же хижин-шалашей из камня и глины стояло внизу. Самих ящериц вокруг тоже было достаточно, на вскидку - никак не меньше полусотни особей.
        Саша находился прямо над ними, в десятке метров и снова затаившись, стал наблюдать за деревушкой ящероподобных гуманоидов. Между строениями горело несколько небольших костерков, на которых что-то варили или жарили. Несколько ящериц били рыбу острогами в реке, которая была не менее семи-восьми метров шириной. Как решил Саша, скорее всего это часть наземной реки стекает вниз, оттого и рыба в ней. Хотя, кто знает, может и в подземных реках водятся подземные рыбы?
        «Из моих наблюдений, можно сделать несколько выводов - ящерицы хищники, раз едят рыбу, да и человеческие останки недалеко от входа навевают мрачные мысли. Ящерицы умеют пользоваться огнем и оружием, раз таскают с собой копья и топоры. А вот сами они умеют оружие изготавливать? Если и умеют, то скорее всего просто заостренные палки или каменные топоры, навроде того, что был у лесного тролля. И скорее всего эти самые ящерицы и есть виновники ночного исчезновения людей.»
        Между хижинами наряду с взрослыми особями были и ящерицы-дети. Они резвились и прыгали на большие камни и даже бегали по кромке воды, но вот чтобы ящерицы плавали в воде, Саша не видел. А еще они однозначно умели говорить. Общались между собой немного лаящими звуками и клекотанием.
        «Если судить о моем падении в промоину отвлеченно, то я молодец! Мне повезло добыть важную информацию, о враге, засевшем у нас буквально под ногами. Теперь нужно суметь выбраться и доставить эти сведения Климу.»
        Макаров развернулся и пополз обратно. Когда достиг первой пещеры то вновь увидел двух ящериц дозорных. Они несколько минут общались переговариваясь все теми-же лающими звуками и потом один из них полез в хижину, а дугой, тот что с топориком, направился к другому выходу. Как предположил Саша, этот самый выход вел в деревеньку рептилоидов, ну по крайней мере шел в ту же сторону, но ниже чем проход на каменный карниз.
        Саша колебался несколько секунд, размышляя уходить ему обратно в катакомбы или продолжить разведку. Но решил воспользоваться моментом и крадучись прошел метров тридцать до противоположного выхода. Миновал небольшой коридор в десяток метров, причем со следами инструмента на стенках, видно проход был узок и его расширили вручную.
        Коридор вывел его в еще одну пещеру, поменьше той, в которой находилась деревенька ящеров, но примерно такого же размера, что и первая пещера с домиком дозорных. Посредине, на грубо отесанном каменном постаменте стояла двухметровая статуя. Сначала Саша принял это за какое-то животное с телом стоящего на задних лапах бегемота и головой зубастого тиранозавра. Но приглядевшись понял, что это женская фигура с гипертрофированными ягодицами и грудями, да и огромному животу позавидовал бы любой любитель пенного напитка.
        Что-то подобное Саша видел в интернете, так вроде первые люди изображали богиню плодородия, ну если конечно он не ошибался. И это творение можно было принять за богиню древних людей, если бы не ящероподобная голова с острыми хищными зубами. Но больше чем само каменное изваяние Сашу поразила груда человеческих черепов у ее подножия. Сотня, а то и две черепов производили страшное впечатление вкупе с оскаленной мордой каменного изваяния.
        «Вот, черт! Теперь все сомнения исчезли, эти ящеры и были причиной исчезновения людей. Возможно, эти твари, через каменоломни проникли в подземелье замка и убили людей из первых экспедиций? Кто знает сколько в этих пещерах этих ящериц - сотня, две, а может и больше? Может эта их деревня на берегу подземной реки вовсе не единственная? Надо выбираться и срочно рассказать все Климу.»
        Из пещеры с каменным божеством ящериц, которому они приносили столь жуткие дары, вело еще несколько провалов-выходов, но Саша решил возвращаться, не испытывая далее судьбу. Развернулся и почти бегом кинулся в расширенный коридор и нос к носу столкнулся с дозорным, который видно пошел на следующий круг.
        Ящерица на секунду замерла видно, тоже от неожиданности, а потом схватив обоими руками копье кинулась вперед. Широкий листовидный наконечник прошел в нескольких миллиметрах от ребер, не ожидавший этой встречи Макаров тоже чуть тормознул, а возможно был еще под впечатлением от увиденного. Но все же ему удалось увернуться, в тот же миг магическая энергия выплеснулась в кровь, разгоняя его тело и повышая реакцию. Месяцы тренировок под ускорением не прошли даром, за пару мгновений он перешел в боевой режим.
        Увернулся, молниеносным движением выхватил шпагу и сразу же рубящий удар достиг цели. Ящерица прыгнув на Макарова с копьем наперевес, приземлилась уже на полуотрубленную ногу. Заверещала, и начала заваливаться вбок не удержавшись на одной своей целой ноге, но Саша использовав инерцию первого удара на проносе развернул клинок и с силой нанес второй, мощный и более прицельный удар. Голова рептилоида кувыркаясь взлетела вверх, розовый язык вывалился из хищно раскрытой пасти, а в желтоватых глазах, казалось стояло удивление.
        Саша уже не скрываясь, кинулся бежать и взбираясь по навалу крупных камней, чуть не полетел вниз. Потом только понял, что тяжелая шпага в руке сейчас только мешает и сунув ее в ножны стал карабкаться цепляясь за камни уже обеими руками. Когда достиг выхода в каменоломни обернулся на отчаянно верещавшего позади второго ящера-стража. Понял, что тот поднимает тревогу и упав на четвереньки, не жалея коленей и ладоней что было сил рванул к выходу.
        Уже вывалившись в коридор, он понял, что тот ящер преследует его и судя по звукам - пока в одиночку. Лучше встретить преследователя на выходе из пещер, чем бежать дальше, ощущая погоню за спиной. Под ладонь лег удобный окатыш и Саша схватив увесистый камень развернувшись с силой метнул его в ящерицу только показавшуюся из невысокого лаза. Ему-то на карачках ползти не нужно было, бежал он чуть пригнувшись, сжимая в когтистой лапе топорик.
        В последнее мгновение голова рептилоида, куда и метил Макаров подсветилась красноватым светом, а самого его словно кто-то чуть толкнул под локоток. Он даже удивленно развернулся посмотреть нет ли кого позади. Но после того, как камень с силой впечатался в хрустнувший череп гуманоидной рептилии Саша понял, что это очередная выходка прибора древних угнездившегося в его голове.
        Ящерица свалилась поломанной куклой, но Макаров на всякий случай выхватил шпагу и полоснул скорее уже мертвое тело по горлу, перерубая преследователю трахею или чего там у этих ящеров есть.
        «Лучше добить наверняка, чем подранка оставить!» - решил парень.
        Прислушался на секунду и услышал как с той стороны прохода несколько когтистых лап царапают камни поднимаясь по камням и прорубленным ступеням к проходу в каменоломни.
        «Значит услышали ящерицы сигнал стражника. Вот только интересно большая ли погоня. По одиночке, эти полутораметровые рептилии, пока не доставляют мне проблем. Но резкие сволочи и прыгучие и кто знает как пойдет схватка будь их с полдюжины или больше?»
        Под ускорением рванул вперед по катакомбам, но недалеко, свернул в первый же сверток-проход, который оканчивался не тупиком, а снова, петлей выходил к главной штольне. Затаился спрятавшись за большим камнем и стал ждать погоню.
        «Пятеро!» - посчитал он преследователей когда они пробежали мимо по главному коридору. Лишь первый крупный ящер заглянул в комнату, где еще валялись на полу вырубленные, но не полностью отесанные блоки. Не заметив небольшой проход в боковой стене рептилоид решил, что это просто тупичок и повел всю погоню дальше.
        Зато Саша, обнаружил еще одно полезное свойство горошины-анализатора. Когда вызвал перед глазами полупрозрачную схему подземных каменоломен с удивлением увидел себя - голубовато светящуюся и неподвижную точку и пять красных точек-огоньков, что двигались далее по коридору.
        «Хрена себе! А ведь удобно, точно как в стратегию на компе играть. Вот теперь и повоюем!» - решил Саша и вскочив побежал по круговому проходу.
        Через полста метров, почти догнав пятерых ящериц, он вновь затаился. А когда погоня миновав его почти скрылась за очередным поворотом, он выстрелил из своего жезла последнему ящеру в спину. Только потом сообразив, что больше зарядов у него нет и можно было разрядив жезл извлечь из него четыре свинцовые и две серебряные горошины-пули и зарядить его вновь разделив заряды на два выстрела.
        «Ну как всегда - хорошая мысля, приходит опосля!» - укорил себя Макаров.
        Схлопотав в спину шесть крупных горошин, которые навылет прошили тело, ящер умер на месте, причем кровь залившая каменный пол подземелья была вовсе не зеленой, а вполне себе красной, ну может чуть темнее человеческой. Саша ухватил тело ящерицы за кожаную одежонку и протащил несколько метров до пролома-свертка.
        Хотел глянуть на схему, но услышал как одна из ящериц, наверное почуяв неладное или не услышав замыкающего, идет обратно, что-то говоря на своем лающем наречии. Видно рептилоид звал своего отставшего товарища.
        Увидев его ноги и кровь, ящер вооруженный коротким мечом отшатнулся и хотел бежать догоняя своих собратьев, чтобы предупредить их об опасности подкравшейся с тыла, но тоже рухнул с разрубленным тяжелым клинком черепом. Саша поднял с земли и покрутив в руках чуть тронутый ржавчиной и со множеством зазубрин на самом клинке меч выпавший из лапы ящера.
        «А следить вас за трофейным оружием, черти чешуйчатые, не учили? - чуть пнул он носком высокого ботинка невезучего преследователя, - Чистить оружие нужно и кромку править, чтобы не подвело в нужный момент!»
        Покрутил меч еще пару секунд, но решил не тащить с собой ржавую железяку и закинул его в глубь каменного отнорка. Прислушался и уже не спеша вызвал перед глазами объемную схему. Три красных огонька продвигались вперед по центральной штольне, но как показалось Саше, бежали уже не так резво.
        «Бегите-бегите, там тупик, так что далеко не уйдете! Не думаю, что за это время рабочим удалось разобрать большие блоки завалившие выход из подземелья.»
        Саша не спеша пошел вперед и через четверть часа увидел как троица ящеров добежав до подземелья, теперь возвращается обратно. Единственное, что его напрягало, это возможная вторая погоня. Если второй, более многочисленный отряд рептилоидов, подожмет его с тыла, то может прийтись туго. Поэтому он часто останавливался и прислушивался, не идет ли кто позади него по коридору каменоломен.
        Потом хмыкнул внезапно пришедшей мысли и стал собирать мелкие камушки. Набрал штук восемь и зарядил ими свой магический жезл, используя в качестве пыжа срезанный кусочек кожи от нехитрой одежонки ящера.
        «Ну, а что, брони у этих ящериц никакой нет, да и кожа у них вовсе не драконья, ее и клинком и зарядами-горошинами на раз пробивает. Скорее всего и заряд из мелких камушков метров с десяти для них смертельным окажется. А ведь я могу увеличить силу выстрела активировав стихию воздуха. Вот ведь, голова садовая! Когда дома по мишеням стрелял, то магию воздуха активировал, а в реальном бою совсем об этом забыл!»
        Третьего, он так и убил. Вновь по круговому отнорку зашел преследователям, теперь возвращающимся и тщательно обследующим каждый зал, догадавшись, что человек спрятался и оказался позади их самих. Но выстрелил ему не в спину, а в грудь ящера внезапно выскочив из-за угла и тут же бросился бежать под ускорением. Он конечно не видел убил своим выстрелом ящера или нет, но вот анализатор отобразил третью точку сначала затухающим красным огоньком, а через десяток секунд и вовсе ее погасил. Видно ящерица какое-то время еще была жива.
        Саша уже не паникуя, а даже почувствовав какой-то охотничий азарт отслеживал две красные точки, теперь не разделяющиеся, а следующие по каменным коридорам медленно, скорее всего опасаясь ловкого противника, каким оказался преследуемый человек. Пробежал обратно, до пролома в пещеры, убедился что второго отряда ящериц нет и сам выбрал предстоящее место схватки с оставшимися ящерами, вернувшись в просторный зал с наваленными известняковыми блоками. Саша вновь зарядив магический жезл мелкими камушками, использовав отхваченный ножом кусочек своего плаща в качестве пыжа. Потом вызвал перед свой взор объемную схему подземелий и стал следить за двумя приближающимися красными точками, превратившись из загоняемой дичи в устроившего засаду охотника.
        Глава 18
        Через некоторое время Саша услышал, как пара оставшихся преследователей приближаются к каменоломне, заваленной выломанными из стен блоками. Притаился, поглядывая в небольшую щель и готовый в любой момент выстрелить россыпью мелких камней из своего жезла, а после броситься в бой выхватив тяжелую шпагу.
        Вошедший в зал-каменоломню ящер удивил Сашу. Он был выше и крупнее своих сородичей. Его чешуйчатая кожа была темнее, почти черная с зеленоватыми просветами на шее и внутренних поверхностях рук и ног. Одет он был в полную кожаную броню и даже на голове был надет кожаный шлем. На боку ящера висел длинный кавалерийский меч, а в руках он держал взведенный тяжелый самострел. Он разевал свою пасть с рядами острых зубов и раздувал щелевидные ноздри с шумом втягивая воздух подземелья.
        «Ого, а этот ящер будет покрупнее своих собратьев! - поразился Саша. - Видно это командир отряда кинувшегося за мной в погоню. Что это он ноздри раздувает, запыхался бегать или меня учуять пытается?»
        Второй, следующий за командиром ящер был одет как обычно - в какую-то самодельную кожаную накидку и в руке-лапе держал небольшой топорик. Да и ростом он был первому по плечо.
        Ящерицы мазнули по нагромождению камней взглядами своих крупных немигающих глаз, замерли на пару секунд прислушиваясь и развернулись, собираясь следовать дальше по главной штольне. Сашу такой расклад не устраивал, раз уж он сам выбрал место решающей схватки, то был не намерен отступать от своего плана.
        Резко, словно чертик из старинной табакерки, выпрыгнул из-за каменного блока и громко заорал вскинув руки вверх:
        - Ба-бах!
        Эта уловка принесла свои плоды, главный ящер резко развернувшись спустил тетиву армейского самострела и тяжелый болт прошел в полуметре от Макарова, даже не активировав амулет «стального доспеха».
        - Ну вот теперь и попляшем, - растянул он рот в улыбке, направив на крупного ящера свой магический жезл.
        Но командир рептилоидов снова удивил Сашу своей реакцией. Не успела россыпь мелких камушков рассерженной стайкой метнуться в его сторону, как ящерица присела и метнулась вбок, пропуская заряд над своим плечом. Выстрел не принес ящерице никакого урона, разве что один из камушков распорол его кожаный наплечник.
        Саша, чтобы не терять времени отбросил жезл в сторону и выхватив шпагу бросился на черного ящера. Он не просто ждал этих двоих в бездействии, а разгонял по телу магическую энергию своей маны, поэтому для него резкий прыжок в сторону главного ящера не был столь резок. Он увидел это словно в замедленной съемке, даже проводил взглядом пронесшуюся над плечом врага стайку камней-зарядов.
        Черный тоже выхватил свой меч и даже смог отразить первые выпады Макарова, но уже через пару секунд тяжелый клинок Сашиной шпаги распорол его кожаный доспех на боку и первые капли темной крови упали на каменный пол подземелья.
        Рептилоид был быстр, резче и быстрее обычного человека, но с реакцией архимага, пусть и такого неопытного как Макаров, ему было не тягаться. Саша отбил пару боковых рубящих ударов рептилии, а потом пропустив вперед провалившегося на выпаде ящера, крутанулся на пятке и сильным ударом сверху вниз отрубил сопернику кисть сжимающую рукоять кавалерийского меча. Тут же, воспользовавшись секундной заминкой шокированного противника сильно, словно конь копытом, приложил его ногой, впечатав подошву тяжелого ботинка в кожаный нагрудник ящера.
        От такого пинка, еще и усиленного магической энергией, черный ящер отлетел на несколько метров сильно врезавшись спиной в каменную стену. Упал на бок схватившись левой рукой за кровоточащий обрубок и ощерился зашипев.
        Но в тот же момент Саша почувствовал холод сработавшего защитного амулета, отмахнулся от топора мелкого ящера, укорив себя, что в пылу схватки на несколько секунд выпустил из вида второго своего противника. Топорик выбитый из лапы ящерицы зазвенел ударившись о каменный блок, но мелкая тварь метнулась и вцепилась зубами в Сашину руку.
        Вернее попыталась это сделать. Амулет «стального доспеха» сдерживал острые зубы ящера, не дав прокусить саму кожу руки. Но ткань одежды затрещала распарываемая сомкнувшимися челюстями рептилии. Макаров сделав выпад насадил мелкого на свою шпагу словно жука на булавку, пронзив его грудь и вогнав шпагу до самой гарды. А потом приподнял висящего на клинке ящера и левой рукой схватил его прямо за морду, активировав раскаленные воздушные струи.
        Вой, полный боли ударил по ушам, а по залу каменоломни тут же распространился тошнотворный запах горелой плоти. Саша стряхнул все еще живую ящерицу со своего клинка. Темная кровь толчками выбегала из раны на груди, а на морде кровоточили выжженные глазницы. Мелкая ящерица жалобно заскулила и поползла по каменному полу оставляя за собой кровавый след.
        Саша оглянулся на раздавшееся шипение и встретился с ненавидящим взглядом, на сколько возможно было прочитать эмоции во взгляде рептилии. Но крупный ящер сжимая обрубок руки, покачнувшись встал на ноги и вновь оскалил кровавую пасть. Видно хорошо его Саша приложил своим ботинком, да и потом он спиной о камни саданулся, что кровь ртом пошла.
        И тут Саша понял всю соль ситуации, а ведь поначалу не придал значения схожести этих двух особей.
        «А ведь это его сын! Или младший брат? Нет, скорее всего сын. Вон сколько ненависти в глазах вожака и в то же время боли и сострадания в его взгляде метнувшемся на раненого.»
        Может в другом случае Саша и замешкался бы от такого расклада, но перед его глазами все еще стояло каменное изваяние женщины-ящера и сотни человеческих черепов у ее подножия. Он даже натянул на свою физиономию кривую, жесткую усмешку и шагнув, без всяких колебаний, добил скулящего мелкого ящера, развалив ему черепушку ударом тяжелого клинка. Потом дождался бегущего на него раненого вожака, выхватившего из ножен на поясе широкий нож и как-то даже вальяжно отступив, рубанул того по шее, срубая уже вторую голову за сегодня. Все это действие для его разогнанного организма растянулось на добрую дюжину секунд, хотя продолжалось всего несколько мгновений.
        «Ну вот и все, окончен бой! А все же я молодец, как храбрый портняжка в одноименной сказке - одним махом семерых убивахом! Ну пусть конечно не одним махом, но семерых рептилоидов я сегодня уложил. Теперь главная задача - найти выход из этих подземных чертогов. Загостился тут уже, пора и честь знать. Может в качестве трофея прихватить отрубленную голову их главаря? Уж больно жутко она выглядит. Хотя… лазить по подземелью с мертвой головой под мышкой и искать выход? Нет уж, увольте! Налегке пойду.»
        Правда собрал трофеи. Не оставлять же хороший меч и самострел этим ящерам? То ли в награду за его победы над ящерами, то ли просто пожалев его, но местные боги помогли ему выбраться наверх. Буквально обследовав второй зал с лежащими блоками он наткнулся на прямой, широкий коридор который пропустил раньше. Еще один большой зал, где ломали блоки известняка и длинный проход наверх. Как понял Саша по нему волоком, впрягая в упряжь лошадей, тягали уже готовые блоки из каменоломен.
        Прямой ход шел сильно «в горку» и уже в самом начале коридора Саша увидел свет пробивающийся через квадратный пролом. Вышел наверх, оказался в узком овражке, скорее всего рукотворном, но со временем его стенки осыпались и заросли густым кустарником, поэтому никто не заметил в его торце широкого прохода вглубь каменоломен.
        Огляделся. Башни замка были хорошо видны на фоне светлеющего неба.
        «Утро что ли? Это я сутки, что ли по подземельям лазил? Хотя, я же хрен знает сколько в отключке пролежал, - вспомнил Саша про усыпальницу древнего и горошину-анализатор, - хорошо если только одни сутки прошли.»
        Под стенами замка горело несколько десятков костров, от которых шел дымок и запах готовящейся еды, от которого сильно заурчало в пустом брюхе. Пройдя километр с небольшим, покричал дозорному охранению и помахал руками, чтобы не пальнули с дуру в одинокую фигуру вышедшую из темноты. Могли и не узнать в заляпанном глиной плаще, да и морда лица от суточного пребывания под землей не вызывала расположения. Лицом он сейчас, скорее всего темного эльфа напоминал.
        Но настроение было просто отличным, не смотря на усталость, голод и даже жажду. Все-таки он вышел победителем из схватки с ящерицами и сумел выбраться из пещер и катакомб. А что жажда, да голод - фигня! Простой человек без воды пару суток спокойно продержится, а без еды раз в десять больше, а он архимаг, его просто так голодом не заморить, он энергию из воздуха генерировать способен и ману ей наполнять.
        Но вот испытывать пределы своих сил, желания не было. А наоборот, было желание налить в большую кружку прохладного гномьего пива, впиться зубами в кусок жареного на углях мяса, а потом подремать хоть часок, восстанавливая силы, а главное нервы от всего пережитого.
        Но сразу сбыться его желаниям было не суждено, правда напился он вином, разведенным до половины родниковой водой и наелся мясной похлебки, что в дымящемся котелке принесли ему парни Лаэрта, а вот насчет подремать - никак нельзя. Пока утолял голод и жажду, в его большой палатке собрались и Лаэрт и Герхард и сам лэр Климент с сэром Урбаном пришли. Все ждали его рассказа, где он провел последние сутки. (и хорошо все же, что только сутки!)
        Рассказал о своих злоключениях в подземном царстве, разве что про анализатор решил никому не рассказывать. Даже взяв лист плотной бумаги схематично нарисовал подземелье замка, коридоры каменоломен и выход, находящийся в полутора километрах от замка, через который он выбрался наружу. Причем упомянул, что на глинистом дне овражка видел следы лап ящеров.
        - Видно там людоящеры на поверхность и выходят. - предположил Лаэрт склонившийся над нарисованной схемой.
        - Кто? - удивленно посмотрел на него Макаров. - Как ты их назвал, людоящеры?
        - Да, - кивнул дроу, - полуразумная раса, ну как гоблины например или тролли. Странно, что они тут объявились. Основные их племена обитают на юго-востоке от границ Редорана, в скалистых и засушливых пустошах. Хотя я слышал, что и подземные пещеры они обживают.
        - Да, тоже слышал такое, а карстовые пещеры могут тянуться на сотни километров под землей, - поддержал его Клим, - может они по пещерам и сюда пришли. Значит говоришь в пещерах видел целую деревню этих тварей, да еще и каменную бабу?
        - Это Таума, - снова стал говорить Лаэрт, который знал больше всех о этих самых людоящерах. - Таума, одна из высших демониц, по их поверьям мать всех людоящеров.
        - Кто? Что за демоница? Хоть поясни, кто это? - спросил присутствующий на совещании Большой.
        - Да поди тоже мифическая, как у орков - папа ворон, мама - рыбка. - усмехнулся Макаров. - В этом мире, Вован, свои мифы и легенды.
        - У орков возможно и выдуманные прародители, а вот темные боги и демоны персонажи вполне реальные. Хотя многие из ныне живущих отрицают их наличие, - усмехнулся дроу. - Ну это, пока сами с силами тьмы не столкнутся.
        - Да, - кивнул Климент, - любой более-менее сильный маг часто ощущает как силы света, так и представителей тьмы. А кто-то зачастую и вступает с ними в схватку. Ты же, Александр, в курсе, что наша религия признает одного всеотца и семь богов, его воплощений, таких, как маг-воин Альвертис или дева Вергуна? Так и в кагал темных входит пять высших демонов-королей, порождений тьмы.
        - Баргот, Слааш, Заурган, Хельвер и карлик Аташве, - перечислил всех пятерых Лаэрт, на что Климент поморщился, а рыцарь Урбан осенил себя знаком святого круга и зашептал молитву. - Так вот людоящеры считаются порождением змееглазого Слааша и демоницы Таумы.
        - И что делать? Спускаться в пещеры и воевать с хвостатыми тварями в темноте? - спросил рыцарь. - Растеряем все свое преимущество.
        - Разбить бы нам этого каменного идола, тогда и возможность выжить хвостатых отсюда будет. - ткнул дроу своим когтистым пальцем в нарисованную схему, в то место, где Саша обозначил пещеру с каменной богиней людоящеров. - Пока их богиня-мать тут они не уйдут.
        - Саша, ты молодец, - похвалил друга лэр Климент, - ты выяснил кто убивает людей в окрестностях замка и разведал проход в их пещеры. Но главное - живой остался! Что планируешь в ближайшие часы?
        - Хотел бы отдохнуть часок, а то сутки не спавши, да не жравши по темным пещерам бегал. Но если есть другие предложения, то слушаю?
        - Хорошо, давай, ты отдохнешь пару часиков и займешься установкой артефакта магического перехода, а к вечеру подумаем и решим, что предпринять против подземного врага. - подытожил совещание Клим. - Пока все свободны, но ваши идеи и предложения приветствуются. Подходите, говорите, я целый день буду в замке. Да, Саша, как считаешь, следует ускорить расчистку спуска в подземелье замка или пока не расчищать?
        - Почему, - пожал плечами Макаров, - пусть расчищают, нам и этот вход может пригодиться. Главное, чтобы на них людоящеры неожиданно не напали.
        Хоть Саша поспал немногим более часа, но проснулся полностью отдохнувшим, не зря погонял энергию по жилам, да и ману полностью восстановил за время отдыха.
        Когда занялся установкой серебряной пластины-амулета, его ждал еще один сюрприз от угнездившегося в голове анализатора.
        Он теперь видел полупрозрачные линии знаков. Наверное так же, как их видел Ларс. Полупрозрачные, зеленоватые нити энергетических линий, теперь, как и объемная схема-карта, висели в воздухе перед глазами и исчезали только после мысленного приказа, что было очень удобно. Он словно опытный каллиграф чертил рукой, как кистью на бумаге, но создавал не плоские, а объемные изображения, сразу видел все недоработки и недостатки своих заклинаний. Как повернуть кисть, как завершить росчерк пальцами, чтобы объединить несколько магических символов в одно заклинание. Действительно, так колдовать было намного проще.
        Еще и анализатор, по завершении его работы, выдал цифры коэффициента полезного действия данного перехода. Всего шестьдесят три процента! И не просто выдал заключение о КПД данного перехода, но и показал возможность переделать пластину-амулет, без добавления магического металла, а просто чуть изменив нанесенные на нее знаки, обещая при этом увеличить коэффициент до семидесяти пяти процентов, что тут же перевел в понятные величины. Выходило, только после небольшой переделки, увеличение прыжка на восемнадцать с половиной миль или почти на тридцать километров.
        Саша ненадолго задумался.
        «Тридцать кэ-мэ, цифра вовсе не маленькая. Но стоит ли полностью раскрываться перед Климом и остальными? Ведь и он и его отец уверены, что сам я не могу изготавливать амулеты перехода, а это сделал мой придворный искусный артефактор, которого я скрываю от всех в своем замке. А так придется не только рассказать про украденную из тайника книгу, но и про подземный серебряный лабиринт, где концентрируется сгусток энергии и про прибор древних в своей голове. Да и переделав эту серебряную пластину и увеличив величину перехода на восемнадцать миль, чего я добьюсь?
        Отсюда все равно можно будет перейти только в Железную пристань или Летнюю резиденцию, до перевалочного телепорта, что установлен посередине тракта в Тихую гавань, даже после переделки амулета переход не добьет. Так зачем светиться зазря и полностью раскрывать все свои карты? Нет, и Климу, и его отцу лэру Вардису, я полностью доверяю, но должно же быть у каждого человека личное пространство? Если другого выхода не будет, тогда уж расскажу им обо всем.
        Пока же, пусть думают, что это Ларс показал мне как активировать точку входа и обучил запускающему его заклинанию, не более. А вот сделав переделку серебряной пластины, увеличив ее массу на три десятка грамм и усложнив плетения наложенных знаков заклинания, по мнению анализатора, можно увеличить коэффициент полезного действия уже до девяносто процентов.
        Далее, уже шли расчеты с пластиной из лунного серебра - магического металла древних, так что достичь ста процентов даже при наличии чудо-анализатора мы не сможем. Ну и так если сейчас, коэффициент равен шестидесяти трем, то после правильной переделки может достичь девяноста процентов полезного действия и расстояние увеличится почти на треть. Это просто здорово, тогда и без перевалочной точки входа можно обойтись. Будем напрямую прыгать из Летней резиденции на Риген.
        Но только пока, убирать лишний переход тоже не стоит. Пусть стоит в запасе, да и инфраструктура там стала налаживаться. И постоялый двор и гостиница возле точки перехода принадлежат мне. Зачем отказываться от нескольких десятков крон в месяц? Совсем не нужно. Значит и тут пока ничего менять не будем. Знания это хорошо, но раскрывать сразу все свои секреты не нужно. Те же маги из академии могут сравнить свои переходы с нашими и решить, что кто-то стал слишком умным? Зачем мне многие печали, от многих знаний?»
        Переходом занимался часа три, а после даже протестировал его, сам совершив переход в Железную пристань и обратно. Все работало словно швейцарские часики! Хотелось прыгнуть, по активированной цепочке переходов, до самого Ригена, узнать как там дела, но за четверть часа не уложишься, а время поджимает. На обед их с Волохой пригласил Клим, ну и Лаэрта тоже. Так, что задерживать всех не хотелось. Отложил визит в свой замок до вечера.
        «А вообще, нужно Ларса повидать, расспросить что там у него нового-хорошего в его научных изысканиях. Да и с Якобом нужно встретиться, да с Капчиком и Олафом обязательно пообщаться. А еще прихватить из замка мощную воздушку с оптикой. Одну-то мне Клим, в личное пользование отдал. Она многозарядная, ей таких ящериц будет одно удовольствие отстреливать, да и эффективная дистанция стрельбы побольше чем у того-же охотничьего арбалета. Да и Климу про купленные им винтовки надо напомнить, сейчас они как нельзя к месту придутся, брони-то у ящеров кроме простых кожаных одежонок я не видел. Если не считать одетого в полный кожаный доспех командира.»
        Довольный проделанной работой, Саша с чувством выполненного долга отправился на обед к палатке лэра наследника.
        Глава 19
        На обед в палатке лэра наследника собрались те же, что и на утреннем сборе, поэтому поглощение пищи плавно перешло в новое совещание и решение проблемы людоящеров.
        Саша напомнил Климу про воздушки, получил одобрение этой идеи и задание передать его приказ лейтенанту в Летней резиденции. Но подумав несколько секунд Клим махнул рукой:
        - Ладно, Александр, ты свою винтовку из замка захвати, а я сам гвардейцам скажу и чтобы разведчиков такими винтовками вооруженными из военного лагеря предупредили, большая част-то у них на вооружении.
        А Макаров подумал, что хорошо бы и для Лаэрта с его разведчиками несколько таких винтовок приобрести, все таки по скорострельности семизарядная охотничья винтовка калибра семь шестьдесят два с арбалетом и луком не сравнится.
        - Что еще? Сколько у нас всего амулетов ночного зрения? - продолжил лэр Климент.
        - У меня есть, - поднялся с лавки сэр Урбан, - у двоих гвардейцев и дозорным шесть штук выдано, для несения ночного караула.
        - У дозорных два амулета заберите и в Летней резиденции у гвардейцев еще полдюжины есть, тоже заберите. Нам они тут нужнее. Да, и разведчикам скажите пусть свои не забудут. Всего около двух десятков выходит, если еще мой посчитать. - Кивнул лэр наследник и обратился уже к Макарову. - Господин маркграф, что у вас с амулетами?
        Саша даже закашлялся от такого официоза, хотел схохмить но сдержался поняв, что Клим играет роль перед своими подданными, да и Владимира не очень хорошо знает.
        - Ваша светлость господин лэр, - тоже привстав со своего места вежливо склонил Макаров голову, - у Владимира есть, еще у господина лейтенанта, - кивнул он на сидящего в углу Герхарда, - у всех пятерых ребят Лаэрта и у дозорных. Четыре тут и шесть на заставе.
        - Можете привезти? Оставьте дозорным половину. То есть еще дюжина? Ну что же, неплохо! Амулеты раздадим стрелкам, а остальные возьмут факела или лучше керосиновые лампы - от них света больше и чадят не так сильно.
        - Ваша светлость, предлагаете спуститься в подземелья и самим нанести удар в логово врага? - вновь поднялся рыцарь.
        - А что нам остается, подождать пока пропадет еще с десяток людей? - нахмурился Клим. - Я думаю, другого выхода просто нет. Собрать отряд стрелков, раздать амулеты и совершить вылазку в их подземную деревню. Я думаю в наших силах нанести ящерицам невосполнимые потери.
        - Пока их идол тут, они не уйдут. - напомнил про каменную бабу с головой тиранозавра Лаэрт.
        - Ну значит нанести им невосполнимые потери и разбить каменного идола. - кивнул лэр наследник.
        - Я на их деревню с каменного выступа смотрел, получается их дома прямо подо мной были. - снова заговорил Саша. - Можно туда пробраться и с выступа отстрел начать, а когда они в первую пещеру бросятся, то прямо в проходе их плотным огнем из встретить.
        - Огнем? - удивленно переспросил сэр Урбан. - Я думал будем отстреливать из арбалетов и духовых оружия.
        - Ну это я и имел в виду. - кивнул Макаров.
        - Так их и огнем можно! - вскочил со своей лавки Большой, но покраснел и смутился. - Извините, ваша светлость.
        - Так, продолжай, все хорошо. Что ты сказать хотел? - подбодрил его Клим.
        - Э… так я и говорю, - смущенно начал Володя, но потом расправил плечи и уже бодрее продолжил, - что можно ящериц этих не только из арбалетов и воздушек отстреливать, но и пожечь. Нальем в бутылки коктейля Молотова и с того же каменного выступа забросаем.
        - А что, это мысль! - поддержал своего друга Макаров. - Бутылки с зажигательной смесью не так сложно изготовить. Да и вообще можно что нибудь горючего там разлить. Бензин или нефть, тут вроде она есть?
        - Земляное масло? Да без проблем возьмем у гномов, хоть несколько десятков бочонков в полбушеля.
        «Полбушеля сколько это? А, восемнадцать литров, точно!» - вспомнил Саша.
        - Бочонки с нефтью, мы же сможем на их деревню с каменного выступа скинуть? - спросил лэр.
        - Да без проблем! - подтвердил такой план Саша. - Если в проходах нефть разольем, то они вообще по пещерам передвигаться не смогут и к крокодилице своей каменной не пройдут. Хотя, скорее всего у них и из большой пещеры, где деревня, не один выход. Первыми, под скрытом эльфарских плащей мы с Лаэртом пойдем, снимем охрану в первой пещере, чтобы стрелки зашли, а потом уже и каменным идолом займемся.
        - Предложение с коктейлями дельное, - похвалил Клим Большого, - а к гномам за земляным маслом прямо сейчас обоз пошлем, тогда завтра к обеду бочонки с нефтью уже у нас будут.
        - Да зачем обоз? Я же точку перехода настроил, просто послать людей, они через пять минут уже все в Железной пристани будут.
        - Если мы три десятка человек за бочками отправим, не разрядится амулет? Нам еще самим сегодня до Летней резиденции перейти нужно, а обратно с разведчиками и гвардейцами, это же еще дюжина человек. Да и отец, если сейчас в столице, то скорее всего нас посетить захочет. Посмотреть на состояние замка и на наши старания по его ремонту.
        - Да без проблем! - махнул рукой Макаров. - Этот амулет подзаряжается от главной пластины-якоря, а там серебра большой объем и он с камнями-накопителями. Да и мой артефактор его своевременно подзарядит, так что сбоя не будет.
        - Хм… ну тогда решено, - подытожил Климент, - вы, господин маркграф и ваши люди, - чуть кивнул он Володе, - займетесь бутылками с зажигательной смесью. Я отправлю людей в Железную пристань и гонца с письмом к гномам, а потом и сам отправлюсь в Летнюю резиденцию за остальными. Сбор завтра на рассвете, еще уточним все нюансы предстоящей операции. Сэр Урбан, усильте ночные караулы и проведите с людьми инструктаж и расскажите, что за враг нам противостоит. Вопросы есть? - обвел Климент всех присутствующих на совещании взглядом, потом кивнул, - Тогда все свободны до утра.
        Макаров встал и хотел выйти из палатки вслед за остальными, но Клим удержал его за рукав. - Саша, погоди пять минут.
        Когда все остальные вышли, он обратился к Макарову:
        - Саша, ты сам хочешь лезть в пекло, зачем? С твоим даром и твоими возможностями нужно беречь себя. Ты же понимаешь, как ценен для моего отца и для всего Вэллора? Я же не полезу под землю, а буду руководить операцией сверху, стрелков и разведчиков поведет Урбан.
        - Брось, Клим, - положил ему Саша руку на плечо, - если уж я в одиночку выбрался из подземелий перебив целый отряд этих ящериц. Да и кто пойдет? Один Лаэрт? Чтобы пользоваться плащом эльфарских рейдеров нужен магический дар. Поэтому кто, если не я? - улыбнувшись развел Саша руками, из всех дар только у тебя, у меня и у дроу и подмигнул другу. - Не переживай, все нормально со мной будет.
        У выхода из палатки лэра его ожидали Володя Большой и лейтенант Герхард, да и темный эльф крутился поблизости ожидая дальнейших распоряжений.
        - Так, Вован, ты со мной сейчас до Ригена, потом до Летней резиденции и занимаемся бутылками и зажигательной смесью. Ты помнишь, что там в коктейль Молотова входит?
        - Бензин точно есть и вроде половина масла. - пожал плечами здоровяк.
        - Ну вот, надо в нете порыться, посмотреть точно, чтобы не налажать. Герхард, - повернулся он к лейтенанту гвардейцев, - скачешь до заставы, естественно не один, а еще несколько человек возьми, там посмотришь как на заставе дела продвигаются и половину амулетов ночного зрения заберешь. Да, - придержал он готового бежать парня, - инструктаж тоже проведи, чтобы поаккуратнее там. Лаэрт, - махнул он темному, - своих людей проинструктируй, чтобы завтра готовы были под землю лезть, а после переходом до Летней резиденции дуй, чтобы ничего не забыли. И ружья захватили, и амулеты, и компрессор винтари подкачивать.
        «Ну вроде все порешали, а начнем, так война план покажет! Если у Ларса есть готовые амулеты ночного зрения - не забыть забрать. Что еще? Стрелкам-арбалетчикам амулеты, мечникам и копейщикам фонари, поэтому и с десяток керосинок с Ригена захватить не забыть. Ну все, двинули домой!»
        Весь переход от Белого замка, через Железную пристань до летней резиденции и потом по переходу в свой мир составил чуть более десяти минут. Саша специально засекал время. Во дворе нового дома их ждал сюрприз - оба его друга были там. Пообнимался с Ромкой, да Серым. Ромке представил Большого, он-то с ним раньше знаком не был. Еще одним сюрпризом стало, что Сергей забрал у ювелиров оплату за принесенные в прошлый раз золотые монеты. Заготовок колец и кулонов почти на три кило - и это была только половина и чистого серебра в небольших шайбах-слитках еще десять кило чистым металлом, как они и договаривались.
        «Ого! - мысленно присвистнул Саша. - А ведь со временем становлюсь богатеньким буратинкой, это серебро можно для магических опытов и создания амулетов оставить. А то и просто про запас в кладовую сложить, под замок. Не нужно его в монеты переводить или серебряные амулеты изготавливать и продавать, Риген уже в большой плюс за счет магических переходов вышел, да еще рынок денег приносить начал. А в следующем месяце таверну достроят, на первом этаже два больших зала и кухня и на двух других - гостевые комнаты, как тут принято. Там тоже доход не плохой ожидается. А ведь еще парни мне регулярно по три-четыре кило через банк покупают. Определенно у меня запас серебра уже больше чем у Вардиса, главное ему об этом знать не нужно. Зачем зря хорошего человека раздражать?»
        Уточнили рецептуру финской вундервафли времен зимней войны. Оказалось, что помимо бензина, что составлял примерно две трети состава, в коктейль еще входил скипидар и гудрон. Причем гудрон можно уже застывший кусковой, он все равно растворялся в горючей смеси. Встал вопрос где брать скипидар и гудрон? Но на выручку снова пришли два приятеля алконавта. «Неописуемо» заявил, что скипидару притащит хоть трехлитровую банку - конечно, за небольшое пожертвование в фонд обуреваемых жаждой. А гудрон можно наковырять у школы, там уже неделю крышу битумом заливают, ремонт идет.
        Саша не поскупился на награду «жаждущим героям», и битум, и скипидар, и бензин, уже через час были у него во дворе. Причем изначально бензин хотел слить с Серегиных машин стоящих во дворе, но Михалыч и тут решил вопрос проще. Просто метнулись с другом до ближней заправки и уже через два десятка минут вернулись с четырьмя канистрами. В общем бензина вышло даже больше, чем они могли использовать в изготовлении, но Саша решил что негоже добру пропадать и забрал остатки себе.
        «Пусть будет, мало ли еще для зажигательной смеси пригодится или еще зачем.»
        Приятели немного погрустнели, когда Саша объявил что стеклянную тару можно приносить любую и вовсе не нужно идти за ней в магазин, как в прошлый раз с жестяными банками. Но улыбки снова озарили лица местных люмпенов, когда Саша выдал им за четыре десятка стеклянных бутылок еще тысячную бумажку.
        - Саня, балуешь ты их! - даже с претензией заявил ему Серый. - Потом за адекватную плату уже делать ничего не хотят, нос воротят. Вот и сейчас, пока твои деньги все не потратят, снова помогать не придут.
        - Ладно, не так часто я тут и бываю, - отмахнулся Макаров, - пусть голытьба оторвется сегодня.
        - Ну ладно, пусть сегодня отдыхают. - не стал спорить с ним Дубровин. - Что ювелиру передать?
        - По золоту-то? Скажи, что каждый месяц по двадцать полновесных крон передавать через тебя буду, ну то есть не менее двухсот пятидесяти грамм. - пояснил Саша. - Расчет так же - серебром и серебряными заготовками. Хотя, Серый, сам смотри если деньги нужны будут, то бери часть не стесняйся.
        - Куда там! - мотнул головой его друг и вздохнул, - по расчетам мы тебе еще должны каждый месяц остаемся. Если возможность представится, то тебе побольше серебра взять? Например не три кило, а шесть-семь?
        - Конечно бери, - обрадовался Саша, - серебро «там» лишним не бывает, все в дело пойдет.
        В общем, визит домой удался и прошел плодотворно. Не прошло и трех часов, как они вернулись в Летнюю резиденцию нагруженные стеклотарой и канистрами с бензином, да еще и тяжелая сумка с серебром оттягивала плечо. Пока не возникли вопросы, Саша оставил Большого во дворе тамошних мастерских разливать по бутылкам горючую смесь, в чем ему взялись помогать механики, а сам отнес серебро в свой замок. Надо ему переговорить с Ларсом, да и воздушку надо было захватить.
        В замке, устроил небольшое совещание с командором Олафом, командором Капчиком, Якобом и Ларсом, ну и Вован как его помощник конечно присутствовал. После совещания устроили общий ужин. Подзарядил все свои амулеты от магопровода идущего из лабиринта древних, и новые, недавно изготовленных Ларсом амулеты ночного зрения зарядил.
        Утром еще затемно, они с Большим были уже во дворе Белого замка. Стрелков арбалетчиков с магическими амулетами было четыре десятка, еще с ними под землю шло столько же воинов прикрытия.
        Рабочие расчистили каменную лестницу и проход ведущий из донжона в подземелье замка, но карательный отряд решили заводить через шахту в овраге. Там намного ближе к пролому в пещеры ящериц. Бутылки с зажигательной смесью распределили по нескольким кожаным сумкам, еще помимо коктейлей, четыре дюжины солдат тащили три десятка восемнадцати литровых бочонков с нефтью купленными у гномов и вязанки с сухими дровами для лучшего пожарища. Взяли и пару ведер крепкого раствора, чтобы сразу после своей карательной операции, заделать пролом в пещеры людоящеров.
        Овраг со входом в шахту-каменоломню тоже расчистили от зарослей, чтобы удобнее заходить таким отрядом и после использовать для добычи и выемки камня.
        Большой шагал с тяжелой кувалдой на длинной рукояти, еще пара крепких бойцов несли такие-же, чтобы суметь разбить каменного идола в святилище ящериц. В общем, карательная экспедиция была подготовлена с размахом и Саша твердо верил, что сегодня им удасться покончить с подземными хищниками.
        Сам Макаров и его побратим активировав плащи рейдеров шли впереди на пару десятков шагов и только вдвоем полезли в лаз пролом ведущий в карстовые пещеры. У домика охраны было тихо, но не лезть же внутрь и Саша с Лаэртом встав по обе стороны от лаза немного пошумели мелкими камешками. Сразу же из лаза появилась обтянутая зеленоватой чешуйчатой кожей голова рептилоида. Он покрутил головой и вылез полностью. Саша уже хотел выхватить из-под плаща свой клинок, но увидел как следом вылезает еще одна тварь держащая в руках-лапах короткое копье.
        Переглянулись с дроу и Саша пригвоздил ближайшего ящера воина к земле своей тяжелой шпагой, а голова второго отлетела и покатилась по камням отсеченная махайрой Лаэрта и наконец замерла вывалив из пасти розовый язык. Саша еще раз оглядел ящеров. Да в принципе, все как он разглядел в первый раз - рост около полутора метров, мощные задние лапы и толстый короткий хвост-противовес. Против вооруженного солдата, совсем не соперники, разве что более резкие и прыгают лучше. Оба ящерицы умерли не издав звука, ну может тот которого он проткнул шпагой, еле слышно пискнул, если говорить совсем уж на чистоту.
        Саша хотел сам заглянуть в примитивный домик-шалаш, но дроу аккуратно отстранил его рукой и заглянул туда сам.
        - Фуу, ну и вонь! - недовольно поморщился дроу и помотал головой. - Никого там больше.
        - Странно, - дернул плечом Макаров, - после моего прошлого визита, я думал что они увеличат число дозорных.
        - Ты слишком хорошего мнения об их умственных способностях. Все же не зря их полуразумными называют. - не согласился с ним темный эльф. - Наши с такими много раз сталкивались, все на что способны эти хвостатые, так скопом накинуться, по одиночке они вовсе не бойцы.
        - Хм… а все же я прав был. - указал ему Макаров на парочку ящеров вышедших из прохода в пещеру святилище. - Раньше-то только двое тут было, а теперь парочка в домике сидела, а пара обход делает. А ты говорил, что совсем умом скудны!
        - Тут дождемся? - уточнил план Лаэрт и когда Саша кивнул они спрятались за круглым строением из камней и глины.
        Убитых ящериц дозорным тоже не было видно из-за домика и они спокойно топали навстречу скорой смерти, переговариваясь на своем лающем языке. Когда дозорные приблизились к домику, Саша шагнул и рубанул своим плоским клинком с такой силой, что развалил бедного ящера от плеча до низа живота. Второго как и было задумано прикончил Лаэрт вновь срубив голову, а потом достал из-за пазухи холщовый мешок и кинул в него две собственноручно срубленные зубастые головы.
        - Это еще зачем? - удивился Макаров такому поступку своего побратима.
        - Паучьей королеве жертва, - пояснил тот, - ее алтарь время от времени нужно обагрять кровью поверженных врагов.
        Саша бросил на темного косой взгляд: - Привыкнешь постоянно жертвы приносить, а враги кончатся, что делать будешь? Начнешь как эти ящерицы, для своей зубастой богини солдат дозорных из замка воровать?
        - Дроу криво усмехнулся: - Ага, считай что шутку оценил, брат. Или это было предложение?
        - Да иди ты! - буркнул Саша.
        Они затащили убитых ящериц за глиняный домик. Так, на всякий случай, чтобы сразу в глаза не бросались, а то вдруг еще парочка ящериц откуда-то вырулит и поднимут тревогу раньше времени. Там же дроу оставил и свой мешок с будущим подношением своей королеве, бережно его спрятав меж камней. Потом они дошли до пещеры-святилища, убедившись что и из нее ведет несколько пещер-проходов, но дальше не пошли. Время поджимало, кто знает когда у этих караульных смена, да и любая ящерица выбеги сейчас из мега-пещеры с располагающейся в ней деревенькой могла поднять шум.
        Саша помог Большому карабкаться вниз по камням и вырубленным в известняке ступеням, приняв у него тяжелую кувалду. А потом, солдаты выстроившись цепочкой спустили вниз все бочонки с нефтью и большие вязанки дров. Сам Макаров в это время вместе с Лаэртом караулили у прохода большой пещеры, готовые убить любого ящера.
        Что впрочем и проделал Лаэрт, снова отточенным ударом срубив голову одному любопытному ящеру. Или одной? Этот экземпляр был помельче ранее увиденных Сашей. Но дроу с довольной улыбкой упаковал в свой мешок очередную голову, пока солдаты делали в проходе из главной пещеры баррикаду из полудюжины бочонков и вязанок с дровами.
        Теперь достаточно было кинуть факел и весь завал вспыхнет преграждая путь другим ящерам. Но пока их не обнаружили ящерицы, поджигать не стали, едкий густой дым мог навредить им самим.
        Саша, Вован, Лаэрт и еще несколько воинов метнулись в пещеру-святилище. Нужно было торопиться уничтожить каменного идола, ибо как объяснил Лаэрт - если останется каменная богиня ящеров, то они вновь вернутся сюда считая это своей территорией.
        Едва вбежали в пещеру, Вован размахнувшись пару раз с силой саданул по каменному изваянию, но не причинил идолу Тауме видимых повреждений.
        Тогда Саша несколько раз с размаха ударил по каменной статуе своим ножом, вгоняя лезвие артефакта древних как минимум на треть своего двадцати сантиметрового лезвия. Большой вновь размахнувшись нанес в это место сильный удар и каменный идол пошел трещинами и развалился расколовшись на несколько частей. Причем Саша был уверен, что в этот момент слышал стон прокатившийся по пещере.
        Пара ребят с кувалдами принялись далее крушить поверженного с пьедестала идола, раскалывая его на более мелкие части, а Вован нанес еще два удара и отколол зубастую голову от толстого тела матери ящеров. Лаэрт тут же сунул в свой мешок и отколотую голову Таумы и махнув Саше, водрузил мешок на спину и побежал к проходу ведущему на каменный балкон.
        Два десятка арбалетчиков выстроилось перед выходом из мега-пещеры, еще два десятка Саша повел за собой по верхнему лазу, который выходил на большой каменный карниз. Решили сначала дать несколько залпов по ящерицам, застав их врасплох в собственном жилище, а потом уже скидывать им на головы бочки с гномьим земляным маслом.
        Первый залп, забежавших на каменный уступ стрелков, принес богатую жертву - не менее дюжины ящериц свалились с торчащими из их тел болтами. Сам он вскинул свой современный арбалет с четырехкратной оптикой и поймав в перекрестье выскочившего из домика крупного ящера свалил его попав коротким болтом в шею рептилии. Следом выскочил ящер помельче, а за ним еще пара совсем уж мелких ящеров-детей. Но рефлексировать было некогда и Саша стал выцеливать еще ящеров-воинов вооруженных трофейным человеческим оружием, решив что по мелким пусть стреляют другие. Хотя понимал, что лучше умереть от арбалетного болта, чем сгореть потом заживо от коктейлей Молотова и разлитой нефти.
        По-началу ящеры пытались отстреливаться из трофейных самострелов, но сильно проигрывали и в количестве стрелков и в искусстве стрельбы людям, поэтому часть из них кинулась к выходу из пещеры, а другая часть, преимущественно самки и молодняк, полезли обратно в домики. А когда, раздались хлопки выстрелов из первой пещеры и из прохода куда поначалу кинулись ящерицы, повалил густой жирный дым, Саша приказал:
        - Братва, кидай бочки вниз и бутылки! Старайтесь бутылками по их домикам попадать.
        Большой, тут же нагнувшись схватил один из бочонков и распрямляясь метнул его с выступа вниз, наверное на добрый десяток метров. Внизу заполыхало. Горели домики слепленные из камней, глины и толстых веток, горели дрова для кострищ, что были уложены в несколько больших поленниц, горела сама земля пропитываясь растекающейся нефтью.
        - Все! На верх все давайте! - скомандовал солдатам Макаров, когда едкий густой дым стал проникать и наверх, в первую пещеру.
        Вылезли из пролома все без потерь, разве что последние солдаты уже кашляли от дыма и терли слезившиеся глаза.
        - Давайте наверх! - дал новое распоряжение Макаров. - Я пока тут останусь.
        Большой и Лаэрт, не забывший в пещерах свой мешок, тоже остались с Сашей.
        Несколько воинов отложив свое оружие споро закидывали лаз большими обломками камней, замазывая щели бетонным раствором.
        «Если сейчас лаз камнями с раствором завалить, а потом еще поверху стену и известняка выложить хрен какая ящерица оттуда вылезет! Можно будет и подземельем и каменоломнями безбоязненно пользоваться.»
        Когда работа по замуровыванию прохода была уже почти завершена, в коридор забежал один из гвардейцев Герхарда и закричал Саше:
        - Там дым из под земли в нескольких местах валит и ящерицы лезут.
        - Много? - удивился Саша.
        - Нее, остатки. Разбегаются по полю. Лэр Климент приказал всадникам их преследовать и вырубать кого удасться.
        - Ну, а чего тогда мы ждем? - посмотрел Саша на своих спутников, - Давайте тоже, бегом наверх, может и мы успеем на этих хвостатых поохотиться!
        - Ваше сиятельство, так мы с парнями ваших лошадок оседлали и к выходу пещеры привели. Как знали, что понадобятся! - Радостно оскалил закопченную физиономию гвардеец.
        - Ну молодцы, че сказать! - хлопнул его по плечу Макаров, решив потом поощрить расторопного солдата, да и всех своих людей, что принимали участие в операции «Подземный мир».
        Выбравшись наверх он действительно увидел еще несколько дымных столбов - видно не только этот выход вел из пещер ящеров. Тут и там, он видел конных воинов высматривающих и преследующих разбегающихся по широкому полю рептилоидов.
        «Сколько мы сегодня их перестреляли, а сколько еще сгорело или задохнулось в дыму? Сотня, две? Ну, а что делать, тут или они или мы, такое соседство нам не нужно вовсе.»
        Саша увидел как мимо пронесся Лаэрт на своем черном скакуне, он уже высмотрел свою цель и догонял одну из бегущих проч ящериц, размахивая обнаженной махайрой.
        «Вот тоже маньяк, блин, с мешком отрубленных голов!» - подумал Саша, но мешкать не стал, лишь крикнул Вовану чтобы догонял, он сам вскочил в седло своего скакуна.
        Он даже догнал одну из бегущих по полю ящериц и рубанул ее тяжелой шпагой. Правда даже не смотрел - жива та осталась или он только ранил ее? Хотя вряд ли она, после такого удара осталась живой. Сашин удар усиленный магической энергией, перерубил ящерице ключицу, словно сухую ветку и развалил грудь.
        «Нее, после такого не живут, это тебе не хвост отчекрижыть!» - подумал Макаров.
        Он видел как темный эльф убил очередного людоящера, а потом спрыгнув с коня отсек тому голову и снова сунул ее в мешок. Даже его друг, на своем тяжеловесе пустился вдогон замеченной вдалеке ящерице.
        Саша огляделся. Больше бегущих целей не наблюдалось, лишь увидел с полдюжины неподвижно лежащих чешуйчатокожих. Он спешился, устало провел ладонью по лицу утирая темный от гари пот и направился обратно к замку, но на его лице усталом и чумазом лице блуждала довольная улыбка.
        «На сегодня моя война окончена и так повоевали просто отлично! Редко, когда обходится совсем без потерь, но сегодня именно такой день. С нашей стороны, даже раненых нет, а сами уничтожили сотни этих рептелоидов.»
        Проходя через небольшую промоину, краем глаза увидел какое-то шевеление. Обнажив клинок, отвел им ветки кустарника и увидел двух ящериц. Совсем мелких, наверное детей. Или, как ему показалось, брата с сестрой или совсем молодую мать со своим ребенком.
        Они прятались за ветками куста вжимаясь в землю. А когда увидели вооруженного человека то еще сильнее вжались в край промоины. Ящерица, чуть покрупнее посмотрела на Сашу обреченным взглядом, совсем по человечески прикрыла глаза своей лапой более мелкому и замерла в ожидании смертельного удара.
        «Мля, ну не могу я так!» - чуть не заорал Макаров в голос. Потом оглянулся словно вор, посмотреть не увидит ли кто его поступок и кивнул ящерице в сторону.
        Та непонимающе смотрела на него расширенными от ужаса глазами.
        - Да вали ты, дура! - Он вложил шпагу в ножны и махнул рукой давая понять, чтобы мелкие убирались пока никто не видит. А когда две мелких ящерицы убежали достаточно далеко, оглядываясь на него и все еще не веря, что человек не устроит за ними кровавой охоты, вновь не спеша побрел к замку ведя своего коня на поводу. Вот только, присутствовавшее до этого, отличное настроение после блестяще проведенной операции, куда-то незаметно улетучилось.
        Глава 20
        Утром вместе с лэром выехали к каменным башням, Клим еще не был на заставе и теперь желал осмотреть дальнюю стройку. Дорога прошла за разговорами, после вчерашнего разгрома чешуйчатых тварей, у его друга было отличное настроение и оттого желание поболтать, пооткровенничать с другом. Еще, вчера лэр наследник воспользовался магическим переходом и все рассказал отцу. И про идущий по плану ремонт Белого замка, и про организацию заставы в недостроенных башнях дроу, и про истребление ящеров в подземных пещерах. Получил заслуженную похвалу от отца владетеля и обещание щедрых премий и наград для всех участников экспедиции в Селинор.
        - Отец очень тобой доволен, и установкой точек входа в систему переходов, и обнаружением гнезда людоящеров, единственное, Саша, он просит тебя не рисковать понапрасну. Говорит, что основная работа уже выполнена и тебе вообще можно возвращаться домой, на остров.
        - Да ладно, Клим, - отмахнулся Макаров, - попади в промоину и провались в катакомбы кто другой, так может и не выбрался бы. А мне с моей маной и способностями архимага, это было легче сделать. Ты планируешь тут всех еще недельку подержать, пока всю стену замка не подлатают и не восстановят разрушенную угловую башню? Ну и я с Лаэртом и своими людьми тут еще недельку побуду, ничего не станется. Тем более сейчас в любое время до Ригена и обратно метнуться за полчаса могу. Да не переживай за меня, я же маг.
        - Да понимаю я, но пока ты только осваиваешь свалившиеся на тебя способности, тебе даже до опытного боевого мага еще учиться и учиться, а настоящим архимагом ты хорошо если через несколько лет станешь. Не рискуй за заря!
        - Все, все, Клим, уговорил. - поднял ладони в примирительном жесте Саша, - Я тебе карту этой местности нарисую, от замка и до самой Железной пристани, реальную, в масштабе - чтобы не сердился.
        - Прям сможешь? - заинтересовался лэр наследник. - Это здорово бы было.
        - Смогу, смогу. - кивнул Саша. - Вот съездим на заставу, покажу тебе как мои орлы с охраной и строительством справляются, завтра тебя провожу и тогда картой Селинора займусь.
        - Нет, - мотнул головой лэр, - ну в смысле картой займись обязательно, но я на заставе максимум часок побуду и обратно в замок поеду.
        - Чего так? - немного расстроился Саша. - Я думал мои разведчики на охоту съездят, а потом мясо на углях пожарим и вино у меня еще припасено. Посидим вечерком, поговорим.
        - Предложение заманчивое, но сегодня никак. Отец просил завтра с принцом Телхаром встретиться, переговорить как раз по твоему вопросу.
        - По зарядке всех трех пластин переходов? Хм… хорошее дело, но Вардис вроде обещал после экспедиции этот вопрос утрясти, а тут сразу решил переговорить… вернее тебя для разговора послать.
        - Куй железо пока горячо! - усмехнулся его друг. - В замке мы уже укрепились и в случае, даже внезапного нападения можем твоим телепортом туда подкрепление перекинуть. Да и к императору решил он поехать, снова немного серебра отвезти, да про новые земли ему доложить. Лучше все самому рассказать, в правильном свете все представить, чем до него слухами недоброжелателей все дойдет.
        - Ну так-то да. - согласился с такими доводами Макаров. - Лучше пусть ему твой отец сам все доложит.
        - Вот посмотрю на заставу, а вечером уже к отцу на доклад пойду и потом к принцу.
        - Снова к нему в Аббадон поедешь?
        - Нет, в том-то и дело, что принц сам к нам в столицу по своему переходу придет. Вот мне с ним и нужно встретиться, пока в Руденбурге будет. И по новым поставкам порешаем и твое предложение ему озвучу.
        - Не думал, что они такие массивные! - пораженно воскликнул Клим увидев башни, когда они еще подъезжали к заставе. Он внимательно осмотрел обе башни, большое подземелье с широким проходом-коридором между башнями и остался не просто доволен увиденным, а в немалом восторге. Да и за двое суток, что отсутствовал Макаров солдатам и каменщикам удалось многое сделать. Полностью закончили второй уровень у одной башни и у другой, уже начали третий. Благо в подземелье, было множество уже готовых блоков песчаника, знай вытаскивай их наружу, укладывай с раствором, да возводи уровни.
        Уже при Саше, два десятка солдат и все подводы с заставы отправились к Авалонскому лесу рубить высокие сосны. Заготавливать бревна для перекрытий нового уровня и частокола, которым решили огородить небольшой участок возле одной из башен. Там бы располагалась баня для гарнизона, кузница, сараи для скота и небольшой огородик. Все лучше если гарнизон заставы будет на своем собственном пропитании, ну разве что изредка им муки можно будет подкинуть для выпечки хлеба.
        Клим решил, что когда башни будут достроены до трех уровней, можно будет оставлять по два десятка солдат в каждой, не больше. Даже с таким небольшим гарнизоном наскоком такую заставу не взять, а если враг возьмет башни в осаду, то на выручку придет подкрепление из Белого замка.
        - Дадим мастер-сержанту, нескольких обученных воронов. При нападении, если своими силами не справятся, то командир гарнизона птицу с посланием в замок отправит. А отстреливаться из башен, находящиеся там по два десятка стрелков долго могут, да к тому же башни ходом соединены. Можно силы из одной в другую перебрасывать. - Клим поискал глазами одного из каменщиков и махнул тому рукой, а когда строитель подошел сказал:
        - Его сиятельство маркграф Ригена сказал, что мощеная дорога на восток еще на несколько миль идет, хорошо бы там пограничный камень установить и «Вэллор» на нем выбить. Сделаете?
        - А чего не сделать-то? - пожал плечами каменщик. - У нас артельный староста грамоте обучен, за день управимся, выбьем название владения и установим сам камень.
        - Очень хорошо, - отпустил Клим рабочего и потом уже обратился к Саше. - Ну если сегодня пограничный камень сделают, ты с рабочими десяток солдат пошли, чтобы установили у начала дороги.
        - Так Селинор тут или Вэллор? А то, я немного запутался. - усмехнулся Саша.
        - А чего путаться? Эти земли Селинор, но коли мы их освоим, да обживем, то и будут в общее владение входить. Стало быть тут граница владения Вэллор и пройдет. Твой остров же Риген называется, но тоже Вэллор, ведь так? - лукаво глянул он на Сашу и засмеялся. - Все мы сейчас в одной лодке, и в одном владении, и в наших силах сделать жизнь в этих землях лучше и безопаснее.
        Клим как и обещал, на долго не задержался на заставе, уехал часа через полтора, а еще через час прискакали разведчики Лаэрта. Они выехали на хоту вместе с обозом и лесозаготовителями. Теперь вернулись на заставу не только с убитой косулей, но позади седла у одного из разведчиков сидел раненый рабочий, а у другого разведчика позади лежал связанный по рукам и ногам дроу. Не их командир конечно, а другой представитель темных эльфов, более мелкий и черноволосый.
        - Ну я же говорил, - растянул губы в улыбке Лаэрт обнажив свои клыки, - соседи легки на помине. А этот, что сделал?
        - Трое их было, - доложил Медведь, который бесцеремонно скинул связанного пленника с коня, - на одного из солдат-заготовителей напали. В плечо ранили еще и по голове бедолагу саданули, утащить пытались. Вот зачем он им, допросить в качестве языка что ли или вовсе сожрать решили? - покосился он на своего темного командира.
        - Юный совсем. - присел на корточки разглядывая своего собрата дроу. - Молодые волчата зубки пробуют, притащили бы пленника с вылазки и были бы герои. Но этот оплошал, сам в капкан попался.
        Вельди протянул своему командиру небольшой, чуть изогнутый меч махайру с матовой кромкой на лезвии и небольшой составной лук. Лаэрт взглянул на лук, отдал его обратно разведчику, а вот клинок парнишки стал осматривать внимательно, затем хмыкнув протянул:
        - Знакомое клеймо. И рубящая кромка из мифрила, как на моих брате с сестрой, - он взял меч за рукоять и попробовал баланс, - отличное оружие, если не ошибаюсь - родовой меч. Он как минимум, в дюжину раз поболе лука стоит, хотя и лук, при желании, за полновесную крону продать можно.
        После его оценки трофеев разведчики повеселели, предвкушая выручить за оружие хороший куш.
        Лаэрт подошел к пленнику и расшнуровал его куртку из дубленой кожи, после рванул ему на груди рубаху.
        - Хе, да ему магические наколки только недавно сделали и впрямь совсем молодой парнишка. - вынул из его рта кляп и спросил о чем-то на своем каркающем языке.
        Парень засопел, отвел взгляд и только плотнее сжал губы.
        - Ну не хочешь по хорошему, так будет по плохому. - криво усмехнулся дроу. - Медведь, снимите с него куртку и рубаху, только не срезайте, зачем зря вещи портить. Привяжите его к коновязи, я его осмотрю и потом уже побеседую более вдумчиво.
        Парни споро стянули с парня одежду, причем дроу умудрился все же цапнуть зубами за палец Енота, а потом привязали веревкой к бревну коновязи, растянув тому руки.
        Лаэрт подошел к черноволосому дроу схватил его за волосы и задрал голову, продолжая о чем-то того спрашивать.
        - Авех картисторо? Антракес? - но молодой дроу молчал закусив до крови губу.
        «Накоплена достаточная база данных для анализа голосовой информации. Приступить к анализу и разбору услышанной речи?» - неожиданно зазвучал голос в Сашиной голове, отчего он вздрогнул, но никто этого не заметил, так как смотрели на Лаэрта и привязанного пленника.
        «Да валяй, обрабатывай, жалко что ли?» - так же мысленно ответил Саша.
        После Лаэрт стал внимательно изучать рунную вязь на груди и предплечьях пленника. Потом подошел к Саше и негромко сказал:
        - Это сын моего старого приятеля. Совсем молодой парень из клана Пограничной скалы. Ему и магическую вязь кололи совсем недавно, может месяц-два назад воином кундо стал. Вот, что с ним делать? Убьем, наживем себе кровников - паренек не простой, а из очень знатного рода. Будут по любому поводу нам тут гадить, а при желании и до острова добраться могут.
        - А что предлагаешь делать? - посмотрел на него Макаров. - Отпустить?
        - Сами его им отвезем. Пусть получше, за своими молодыми приглядывают. Уж лучше он пару-тройку оплеух от отца схлопочет, чем мы тут его на суку вздернем.
        - Делай как знаешь. - не стал перечить ему Макаров. - Тебе виднее, как тут поступить надо.
        - Пусть пока привязанным повисит, у нас с тобой еще одно важное дело есть. - Лаэрт посмотрел на привязанного парня, но потом снова обратился к Саше. - Слушай, ему ногу стрелой ранили, ничего страшного вроде кость не задета, но подлечить бы? Если один укол на двоих разделить, половину ему, половину солдату нашему, он тоже вроде не тяжело в плечо ранен. Только голову ему разбили чуток, но там ссадина, да руку вывихнули когда тащили.
        - Да без проблем, - пожал плечами Саша, - вон у Енота в подсумке есть, пусть половину этому колет, половину армейцу, а в замок приедем я ему новый шприц выдам. А что, за дело еще?
        Лаэрт несколько минут подумал, потом еще пару раз глянул на Сашу, что-то свое обдумывая и наконец махнул рукой. - Поехали. Это не долго, час от силы займет.
        Когда сели на коней, Герхард и еще полдюжины гвардейцев пристроились ехать следом, но Лаэрт повернулся и помотал головой. - Нет, только мы!
        Но Герхард проигнорировал его слова и развернул коня махнув своим гвардейцам ехать обратно, только когда ему это приказал Макаров.
        Поехали в сторону скалистого холма, а в руке Лаэрт держал мешок с отрубленными головами ящеров и каменной головой идола и Саша понял, что они едут к тому скалистому холму возле которого находился квадратный камень-алтарь Ллос.
        В центре каменной плиты темный эльф расположил каменную голову Таумы, а вокруг нее семь отрубленных голов людоящеров, махнул рукой Саше, чтобы он тоже подошел и потом прикрыв глаза затянул что-то монотонное, какую-то молитву своей темной богине.
        Вначале Макаров просто стоял и ждал, когда Лаэрт закончит молиться, а потом сам впал в какой-то транс, в какое-то состояние умиротворения.
        «… о повелительница подземелий и королева всех илитиири, тебе принесли мы дары свои…»
        Через некоторое время Саша стал понимать большинство из того, что говорил его побратим. Мир вокруг тоже стал меняться - небо потемнело, а в воздухе повисла словно молочная взвесь.
        «Откуда взялся такой плотный туман?» - удивился Саша и вдруг почувствовал чье-то явное присутствие.
        Стало совсем неуютно, будто кто-то разглядывал их как маленьких букашек или вовсе каких-то бактерий в микроскоп. На белесом саване тумана отразилась огромная черная тень. Саша пригляделся и явственно увидел массивное паучье тело с длинными ногами и женский силуэт вверху паучьей туши и только чуть позже, когда все это пришло в движение, сообразил что и паук и женщина составляют единое целое.
        «Может у меня глюки? - подумал Макаров закрыв на несколько секунд глаза. Но когда открыл их вновь, тень все так же стояла по другую сторону алтаря. - Неужели их боги и демоны не миф, а вот так могут приходить по зову своих приверженцев?»
        Тут еще и анализатор подлил масла в огонь, выдав в голове фразу:
        «Внимание, возможная опасность! Зафиксирован сильный всплеск энергетического поля!»
        Нож древних, словно сбесившийся смартфон поставленный на беззвучный вызов, трясся в ножнах определяя сильный магический потенциал богини всех дроу.
        - Аби карбистор? Антаре? - казалось, что громкий голос явившегося существа звучит прямо в голове и только потом до Саши дошел смысл вопроса паучьей королевы. - Привел чужака? Зачем?
        - Прости, моя королева. Не гневайся, этот человек мой побратим, он спас меня. - ответил ей с поклоном темный эльф. - В нем есть моя кровь. Мы принесли тебе дары - голову каменного идола и головы поверженных врагов.
        - В его сердце нет лжи. - ответила тень Ллос после недолгого молчания. - Я довольна подношениями, Лаэрт из клана Черной луны. Это голова Таумы? Вы уничтожили алтарь этой зубастой твари? - Паучья королева захохотала словно безумная, но отсмеявшись произнесла:
        - Я довольна подношением, - повторила дочь тьмы, - Сегодня Таума, это отродье демонов, потерпела поражение от моих воинов, а я напротив - возвысилась и обрела еще большую силу! Отныне, твой побратим, тоже будет под моей защитой.
        Саша вздрогнул когда каменная голова демоницы и головы людоящеров вспыхнули синим пламенем и пропали пыхнув облаком дыма. Белесый туман вокруг, тоже стал распадаться на клочки и таять словно тонкий лед в жаркий день.
        «Да что, млять, это было? Неужели тут взаправду боги приходят к своим адептам или все же это был глюк?» - все еще не мог поверить в произошедшее Макаров, но в его ушах все еще звучал дикий смех безумной королевы темных эльфов.
        - Лаэрт, это точно было? Не привиделось? - спросил он своего темного брата.
        - Конечно было, - кивнул довольный дроу залезая в седло. - Королева приняла дары и я ей сказал про тебя. Теперь все будет хорошо, она тебя знает.
        - Вот это, меня напрягает больше всего. - фыркнул Саша и еле слышно пробурчал: - Лучше уж подальше от начальства держаться, а тут вообще богиня, да еще как говорят, немного того… - он воровато оглянулся на черный камень алтаря и продолжать фразу не стал.
        Когда вернулись на заставу Лаэрт похлопал Вельди Медведя по плечу и подмигнув Еноту, весело сказал:
        - Обломались вы ребятки с трофеем. Вернее лук себе оставляйте, а вот махайру мы отвезем вместе с пленником.
        - А чего так? Мы ее продать думали, - погрустнел Медведь.
        - Лук продадите, вам на кабак да девок с лихвой хватит. - парировал их командир.
        - Так лук-то неплохой, я его себе оставить хотел, - вздохнул Пауль.
        - А меч значит хуже, его продать решили? - усмехнулся Лаэрт.
        - Меч дорогой. Очень. Не по нам будет. За такой меч можно в первом же кабаке заточенную сталь в печень получить, поэтому такой меч лучше продать дорого и деньги поделили бы, они всегда нужны. Пусть по нескольку крон в заначке лежит.
        - Зачем вам деньги, Фарл? Ну поделили бы по кроне, или даже по две, так все одно на девок, да на выпивку в итоге спустите.
        - Че сразу на выпивку-то? - засопел разведчик. - Да и вообще… теперь и горло промочить не на что, не то что… вот и бери трофеи.
        - Ладно, махнул рукой Саша. - Лук себе оставляйте, как на Риген вернемся, я вам премию по пятнадцать ливров выдам за сегодняшнюю вылазку.
        - Ну, все одно меньше чем за меч бы взяли.
        - Меньше, - согласился дроу, - но больше, чем за лук бы выручили. Да и меч я не себе беру. Вернуть и меч, и его хозяина надо, - кивнул он на привязанного темного эльфа. - Мы же не хотим войну с кланами моих сородичей развязать? А то тут воевать на долго останетесь, вот тогда выпивка да бабы будут вам только во сне сниться. И не напивайтесь пока, после обеда с нами поедите.
        - Сегодня опять ехать, куда еще? - удивился Вельди.
        - А куда скажу, туда и поедите! - отрезал Лаэрт. - Вы не наемная братия, а разведчики на службе его сиятельства маркграфа Александра. А то ишь, привыкли и все трофеи себе забирать, а плату за службу, тоже брать не забываете. Свободны пока!
        - Сурово ты с ними. - усмехнулся Саша, когда парни разошлись.
        - Это они от жизни хорошей так себя вести стали. Ты им и платишь хорошо, и премии за трофеи всегда даешь - разбаловал. Ну ничего, сегодня по делу съездим, а завтра я им тренировку устрою, пусть попотеют ребятки службу прочувствуют. Тебе лэр Климент говорил, что еще трое разведчиков к нам просятся?
        - Говорил, - кивнул Макаров. - Ругался, говорит, этак вы всех к себе на остров переманите. Они тебе нужны?
        - Те трое-то? Хорошие парни, да и восемь разведчиков в отряде лучше, чем пятеро.
        - Ладно, Клим сказал еще троих он отпустит. Но больше, настоятельно просил, никого не сманивать. Тогда после этой экспедиции их сразу с собой на Риген заберем.
        - Хорошо, скажу парням, чтобы предупредили и чтобы больше не болтали как им хорошо у маркграфа служится. - усмехнулся Лаэрт, потом тень тревоги набежала на его смуглое лицо. - Главное, чтобы сегодня все хорошо прошло. Этот паренек, - показал он на молодого пленника, - шанс наладить отношения с моими соплеменниками. Пусть поначалу только с одним из всех кланов илитиири. Но наладить отношения с кланом Приграничной скалы, это реальный шанс избежать войны! А начнем торговать хотя бы с одним кланом, так им самим не выгодно станет владетелям тут пакостить.
        - А чем, с твоими соплеменниками торговать можно? - заинтересовался Макаров.
        - Да всем. - пожал плечами Лаэрт. - Ну я уже сейчас не помню, чем какой из кланов богат. Ведь один клан, например, коров и быков разводит, мясом торгует и сыры делает. Другой лошадей разводит скаковых. Где-то луки, арбалеты и другое оружие хорошее делают, хотя конечно при каждом клане свои оружейники есть. В общем, рода и кланы темных торгуют друг с другом помаленьку, когда не враждуют.
        Но если им инструмент хороший предложить, тот что на той стороне берешь, так с руками оторвут. Топоры например или лопаты стальные. Стекло продавать можно, зеркала - это к ним только через гномов попасть может. Напрямую естественно со светлыми не торгуют. Потому и стекло и зеркала очень дороги. Что еще? Продукты тоже в цене, мы больше воины, чем земледельцы, - усмехнулся Лаэрт, - мука та же, очень дорого стоит. Вино в цене и ткани. Список очень обширен, чем можно моих соплеменников заинтересовать.
        - Значит говоришь, если сегодня им пленника вернем, то можем и насчет торговли договориться? - задумался Саша. - Слушай, брат, а может нам своих людей тут на заставе оставить? Уж лучше полсотни солдат тут держать и зарплату им платить чем такой торговый потенциал потерять. Посадим на заставе своих людей и писаря, чтобы писать и считать умел и будем товар сюда завозить и с темными эльфами торговать? Подземный уровень у башен, вообще можно как склады использовать, места же много. Будет сразу застава и фактория для торговли, - Саша засмеялся, - если Клим за охрану границы еще пару золотых подкинет - кругом выгода. Ты, брат, хорошо с налаживанием контактов и торговлей придумал. Лучше торговать, чем воевать, это и ежу понятно!
        - Ну про то и говорю, - кивнул Лаэрт, - и мне с соплеменниками не мешает пообщаться, так что встреча эта для нас обоих важна.
        Глава 21
        Пока ехали к владениям темных эльфов у Саши из головы не выходила задумка с организацией торгового поста и торговлей с соплеменниками Лаэрта.
        «То же вино можно прямо в Руденбурге покупать или организовать скупку вина, да зерна у нашего перевалочного пункта, что посередине тракта. Это еще лучше, крестьянам в столицу товар не везти, дешевле отдадут, а оттуда сразу телепортом все в Белый замок и сюда обозом. А что у темных покупать можно? Лаэрт говорит золотые шахты на землях темных есть, можно конечно и за золото все продавать или за самоцветы. Хотя, он еще говорил, что они по выделке кожи мастера. Куртки, седла, сумки кожаные и легкую кожаную броню можно брать. Еще вроде веревки хорошие плетут, крепкие.
        Ткани дешевые и стекло с зеркалами, можно и из дома возить. А вот инструмент железный, молотки и топоры уже сами можем на острове ковать, за последнее время я туда наверное несколько тонн хорошего железа перевез. Причем тут оно еще очень дорого, потому как у гномов доброе железо и оружейную сталь покупают, а в нашем мире металлолом под ногами валяется.
        Хотя кованным инструментом и в самом Вэллоре торговать выгодно, простому люду будем продавать, как раз разменной меди наберем.
        Да ладно! - он мысленно махнул рукой. - Главное с темными договориться, а там уже разберемся, что возить и за сколько продавать. Тут сам факт нашего сотрудничества важен.
        На заставе можно наемников валашцев оставить полсотни, пусть тут службу несут. А половина на острове в новом форту у рыбацкой деревни. Почему нет? Или пусть на две недели заступают сюда на службу, а потом меняются. Обживутся тут, скотинку, да курей заведут и вообще хорошо будет.» - рассуждал Макаров обдумывая идею торговли с кланами дроу и строя долгоиграющие планы.
        Пятерых парней Лаэрта и Вову Большого отправили на большой холм, с которого в прошлый раз они с побратимом видели первую башню на землях темных эльфов.
        - Не расслабляйтесь там, в подзорную трубу поглядывайте. Вам нас видно будет. Если не выгорит у нас, то попробуем свалить сразу. Если погоня будет, то попробуем до сюда дотянуть. Будем скакать от них до этого холма, а вы тогда прямо с холма по ним ударите, старайтесь в тыл зайти, чтобы наверняка назад путь отсечь. - инструктировал Лаэрт разведчиков. - Коли не выйдет доброго разговора, то хоть побольше кундо этого клана в подземные чертоги Ллос спровадим.
        - Командир, раз так опасно туда ехать, так зачем самим к бесу в глотку голову совать? Может, придушить этого мальца по-тихому и дело с концом? - спросил его Вельди.
        - Медведь, по-тихому уже не получится, та молодежь, что в лесу от вас ушла все одно расскажет, что один из них попался. Да и игра свеч стоит, попытаемся все же договориться.
        Потом он оглядел своих парней и спросил у всех ли полностью заряжены амулеты стального доспеха и спустил лайку на Фарла и на Керика по кличке Борода, за то что не озаботились подзарядкой ранее, потому как разведчики не носили кольчуг, ходили как и их командир в легких кожаных доспехах и амулет был их единственной защитой от арбалетного болта или удара копьем. Единственно, Медведь носил тяжелую кожаную бригантину с нашитыми изнутри стальными пластинами.
        - Остолопы! - ругал их Лаэрт. - Если погоня будет, то и десяток всадников может быть и у каждого кундо или арбалет или лук. А у вас балбесов амулеты вполовину разряжены.
        - Да ладно, - успокоил его Саша, - не ругайся, я сейчас им подзаряжу.
        Посмотрели как парни цепочкой заезжают на высокий, но пологих холм и поехали к землям темных. Связанный парень дроу, с кляпом во рту и мешком на голове, лежал у Лаэрта поперек коня, перед седлом.
        - Зря ты им амулеты зарядил, - недовольно помотал головой Лаэрт, - у нас задача поопасней будет, если что не так - сразу уходим. Тебе как раз мана полная понадобится, если отбиваться от десятка моих соплеменников придется.
        - Во видал? - показал Макаров своему побратиму вынутую из сумки самодельную батарейку из пивной банки. - Ща я и свою ману полностью наполню.
        - Это чего такое? - удивился темный с удивлением разглядывая незнакомый предмет.
        «Ну да, я то ему про самодельные батарейки еще не рассказывал, только Ларсу их показал.»
        - Азиз, батарейка! - с акцентом гастарбайтера азиата ответил он Лаэрту.
        - Чего? - с подозрением тот уставился на Сашу.
        - Да из фильма это одного, просто фразу вспомнил.
        - Откуда? - снова не понял его эльф.
        - Мля… - покачал Саша головой. - Темный, ты и есть темный. Говорю, это батарейка, типа амулет для подзарядки маны. - потряс он алюминиевой пивной банкой в которой как в погремушке перекатывались кристаллы каменной соли вперемешку с серебряными опилками. - По простому - батарейка, а по научному - источник питания.
        - С кем поведешься от того и наберешься! - не остался в долгу за «темного» Лаэрт. - Как пообщаешься с этим артефактором шибанутым, потом сыплешь словами непонятными.
        - Да ладно, - усмехнулся Саша, - я с тобой больше общаюсь.
        - Вот и хорошо, я тебя плохому не научу. - С полной серьезностью ответил дроу.
        - Ну-ну, - не сдержавшись хохотнул Макаров, - как глотки резать научишь, да темным заклинаниям.
        - Ну и что в этом плохого? Глотки резать - умение полезное, для жизни нужное.
        Лаэрт вынул из подсумка мощный монокуляр и Саша последовал его примеру, достав и свой бинокль.
        - Видишь скалу, чуть ближе той башни, слева от нее? Это и есть их застава. Прямо в скале ходы и залы прорублены, ну увидишь когда подъедем.
        Саша покосился на заелозившего молодого воина дроу и поинтересовался понизив голос до шепота:
        - Слушай, а ты уверен, что он нас не понимает?
        Лаэрт рассмеялся и мотнул головой, так что его пепельные волосы собранные в хвост тоже мотнулись описав полукруг.
        - Нет, брат мой, илитиири слишком горды и заносчивы чтобы знать чей-то язык кроме своего собственного, тем более язык хуманов. Они считают недостойным говорить на других языках. Я сам такой был, пока меня не спасли люди и я не попал на службу к лэру Вардису. Только с годами я стал понимать, что знание языков не унижает тебя, а наоборот - делает умнее, а значит дает силу. Да и живут мои соплеменники обособленно, разве что с гномами изредка общаются.
        Скалистая гора была высотой с пятиэтажный дом и в камнях виднелось не меньше десятка прорубленных окон бойниц из которых за ними наблюдали смуглые лица воинов дроу. Когда до скалы-заставы осталось меньше сотни шагов, перед ними в землю воткнулась стрела с серым оперением.
        - Стойте, чужаки! Еще пару ярдов и вы умрете! - прокричали им из бойницы.
        Прокричали естественно на языке илитиири, но благодаря анализатору древних Саша теперь понимал речь темных эльфов. Обогнув скалу к ним уже скакало пятеро воинов дроу, которых принято было звать - кундо, что значит страж.
        «Пятеро? Ну пусть еще десяток стрелков на заставе. Справимся! - уверился Саша в своих силах. - Мой большой амулет выдержит не менее двух дюжин попаданий, да и подзаряжать я его могу прямо во время боя. У Лаэрта амулет послабее, но я там тоже серебра не пожалел - дюжину, а то и поболе, прямых попаданий выдержит точно! А если от скалы на расстояние выстрела ускачем, то и этих пятерых уложим. На заставе у них вряд ли еще конные воины есть, а с виднеющийся вдалеке башни нас не видно. Да даже если и увидят в подзорную трубу, то им оттуда не менее двух миль скакать, у нас огромная фора. Пацана конечно жалко, если не по нашему плану все пойдет, его Лаэрт в живых не оставит - резанет по горлу и скинет с лошади. Ну чего уж теперь, как говорили в каком-то кино - такая его планида!»
        Приблизившиеся всадники взяли их в полукольцо, хотя по мнению Саши этим они только помешают своим же стрелкам из скалы. Четверо воинов держали по взведенному арбалету, а один в стальной кольчуге, который видно был за командира - держал руку на рукояти своего меча. С десяток секунд дроу разглядывали их с Лаэртом и наконец старший заговорил:
        - Кто ты такой, кундо? И как ты посмел привести на наши священные земли чужака хумана, или он твой пленник? Тогда почему ты не забрал у него оружие и не связал так же как и того, что лежит поперек твоей лошади?
        - Я кундо из клана Черной луны и это не мой пленник, а мой побратим. - кивнул он на Александра.
        - Побратим? Дурак, ты побратался с хуманом? - он скривился и сплюнул под ноги своему коню, а потом расхохотался. - Ты видно приехал шутить шутки, кундо? Клана Черной луны давно уже нет!
        - Как нет? - показушно удивился Лаэрт разведя руки. - Я есть, а моего клана нет? Это ты видно шутки шутишь! А здесь мы, что бы говорить с Азгуром из клана Пограничной скалы.
        - Кундо Азгур занимает высокое положение в нашем клане и вряд ли у него будет время говорить с каким-то бродягой общающимся с хуманами.
        - А ты все-таки передай ему, что его хочет видеть его старый приятель, - потом он усмехнулся и похлопал рукой по лежащему перед седлом пленнику с мешком на голове, - да и судьба его сына я думаю интересует его.
        - Это его сын? Как ты посмел его связать! Сейчас ты поплатишься за свою выходку!
        Старший всадников вновь схватился за рукоять меча и даже чуть вытащил его из ножен, но этот жест не произвел на Лаэрта никакого впечатления.
        - Не хватайся попусту за оружие, мы прибыли для переговоров, так что зови Азгура кундо, мне уже надоело слушать твои пустые квохтанья! - прикрикнул на старшего разъезда Лаэрт, за что удостоился шипения сквозь зубы и полного ненависти взгляда.
        - Если двинутся с места нашпигуйте из болтами ребята! Я сам доложу обо всем уважаемому Азгуру и если он прикажет убить вас, то я сам с радостью выпущу вам кишки и вырежу сердца во славу Ллос.
        Мечник поскакал к видневшейся вдали родовой башне, до которой, как определил Сашин анализатор, было чуть больше двух километров.
        Не прошло и четверти часа, как из башни выехало несколько всадников. Макаров не решился, при окруживших их арбалетчиках, лезть в седельную сумку за биноклем поэтому прошептал заклинание орлиного глаза, влив в него энергию из своей маны. Теперь он хорошо видел приближающихся четверых всадников дроу. Один из них был тот самый мечник, у двоих других на груди висели небольшие арбалеты, а вот четвертый из приближающихся всадников заинтересовал его больше.
        Крупный и рослый дроу, на голове которого красовался стальной шлем с боковинами, широким наносником и небольшим черным плюмажем. Одет он был в полный стальной доспех - длинную кольчугу, стальной нагрудник с изображением черной башни, стальные же поножи и наручи. Черненые стальные латы и развевающийся черный плащ, да и конь под ним крупный и тоже вороного окраса.
        «Прям рыцарь смерти какой-то!» - подумал Саша разглядывая приближающего воина.
        - Кто вы такие и почему у вас мой сын?! - крикнул он громким голосом едва осадив своего коня.
        - Азгур, неужели ты не узнал своего старого приятеля? А ведь в детстве мы даже дружили, земли наших кланов были рядом и вы были нашими союзниками. - одними губами усмехнулся Сашин побратим. - Я Лаэрт, сын Алькара, кундо из клана Черной луны.
        - Белый лисенок? - даже привстал на стременах Азгур с удивлением вглядываясь в лицо приятеля детства. - Теперь ваши территории разделили другие кланы.
        - Но ваш клан тоже урвал себе хороший надел, ведь так?
        - Не важно, - мотнул головой Азгур и вновь спросил, - почему мой сын у тебя и почему он связан?
        - Твой сын пришел со своими приятелями на наши земли и напал на одного из воинов владетеля, ранив его. Хорошо, что я в это время оказался рядом когда его раненого привезли на нашу заставу и не дал казнить твоего отпрыска.
        Лаэрт сдернул мешок с головы паренька сначала поднял ладони демонстрируя добрые намерения, потом не делая резких движений вынул небольшой нож и разрезал путы на его ногах и руках.
        Азгур помрачнев спешился и шагнув к сыну тихо задал ему несколько вопросов, потом отпустил разминающего руки и ноги парня показав ему рукой, что он может идти.
        - Значит это солдаты владетеля Вэллора, теперь заняли башни изгоев? - кивнул он задумчиво. - Ладно, ты спас моего сына и будем считать, что я у тебя в долгу. Но какого демона, ты притащил с собой хумана? - Недобро глянул он на Сашу.
        - Это мой побратим, Азгур.
        - Побратим?! - взревел темный рыцарь дроу. - Может ты и светляка возьмешь в побратимы, Лаэрт? Я не узнаю тебя, Белый лис, а впрочем сколько воды утекло как ты покинул наши земли. Теперь ты прислуживаешь хуманам, что еще ожидать от изгоя?
        - Маркграф Александр тащил меня смертельно раненого через весь Серебряный бор, когда на хвосте у нас двоих висело полдюжины орочьих ухорезов. А потом отдал часть своей крови, чтобы спасти мне жизнь. Теперь в моих жилах течет часть его крови, а в его - часть моей. Много твоих друзей, Азгур, поступят так же, если ты будешь при смерти и в сотнях миль от своего дома? Уверен, что не прирежут тебя, чтобы избавится от обузы, поделив между собой твои дорогие доспехи и оружие - не пропадать же добру?
        Азгур еще больше нахмурился выслушав слова своего старого приятеля, а потом уже спокойно спросил:
        - Ты так и не сказал, что ты хочешь за спасение моего первенца? Золото, серебро или дорогое оружие из подвала нашего рода?
        - Ничего, Азгур, совсем ничего! - помотал головой Лаэрт. - Я просто хотел повидать своего старого друга, я даже выкупил у солдат пленивших твоего сына ваш родовой меч. - немного слукавил Лаэрт протягивая махайру паренька рукоятью вперед.
        - И за меч ты тоже не возьмешь выкуп? - удивленно спросил его дроу.
        - Не все решается звоном серебра, - тряхнул он пепельной гривой, - для меня и моего побратима лучше наладить добрососедские отношения с вашим кланом, чем получить десяток монет. Если ты не против, проводишь нас немного? - сказал ему Лаэрт намекая на конфиденциальный разговор.
        - Господин, это может быть ловушкой, - крикнул один из его сопровождающих всадников, - вас могут убить или захватить в плен!
        - Не говори ерунды, Седрик, наши… - он чуть замешкался глянув на Сашу…гости, могут подумать, что я трус!
        Азгур подъехал к своему другу детства и они поехали бок-о-бок, переговариваясь. Но и остальные всадники ехали позади отстав всего на полсотни шагов.
        - Я вернул тебе сына и вернул ваше родовое оружие, как ты уже понял - вовсе не из-за денег. Скорее в память о нашем беззаботном детстве, да и вновь побывать на священных землях илитиири захотел.
        - Ну допустим это так, но зачем ты все-таки притащил хумана на священные земли нашего народа? Ты же знаешь, что это серьезное преступление? Я конечно тебя отпущу, но что по этому поводу скажет совет нашего клана? Не приговорят ли они после такой выходки тебя к смерти, Белый лис?
        - Не приговорят, я уверен в этом, мой друг, - усмехнулся Лаэрт, - и к тому же мой побратим Александр находится под защитой нашей королевы.
        - Королевы Ллос? - от удивления Азгур притормозил своего коня, - ты или сошел с ума, Лаэрт, или врешь мне!
        - Мой брат, не имеет привычки врать! - прежде чем его побратим успел ответить вставил Макаров. - Я участвовал в жертвоприношении тоже и слышал о чем сказала королева.
        Оба дроу уставились на него с таким удивлением, словно это произнес не Саша, а его конь, причем Лаэрт открыл от удивления рот как бы не шире своего приятеля детства.
        - Ты обучил его нашему языку? - удивленно выдавил из себя Азгур, но возмущения в его голосе было гораздо больше. - Неслыханное святотатство!
        - Как? - мотнул своим пепельным хвостом Лаэрт. - Откуда ты знаешь наш язык?
        - А как услышал голос вашей королевы, так и понимать стал. - почти не слукавил Макаров.
        - Во! Я же говорил, что он под защитой дочери хаоса? Произошедшее чудо, тому явное доказательство! - Нашелся Лаэрт, а его старый приятель только засопел, закусив клыком краешек губы, но было видно по его взгляду, что в голове идет переваривание услышанного.
        - Хорошо, - наконец произнес он после некоторого молчания, - я верю тебе, Лаэрт. Видно вы сильно умилостивили королеву своими воинскими подвигами, раз она простерла милость свою и на твоего побратима. Вернемся к нашему разговору? Так, что вы хотите? И не надо кормить меня медовой кашицей, про то как ты хотел побывать на границе родных земель и вернуть мне сына, хоть прошло более полусотни лет, но я помню тебя как прагматичного и даже циничного зверька, Лаэрт. Ты никогда не отличался милосердием, впрочем этому недостатку вообще мало кто подвержен из наших соплеменников.
        - Да брось, Азгур. Мы просто не хотим начинать наше соседство с войны. Лучше торговать, а не воевать, ведь так? - повторил он Сашины слова.
        - С каких пор ты стал рассуждать как торговец, Лаэрт?
        - Я? Я как раз вовсе не торговец, а вот ты, как я слышал, теперь возглавляешь свой род и состоишь в совете клана? Значит так или иначе и торговые дела касаются тебя напрямую. Война изматывает и тянет ресурсы, а торговля делает клан богаче, а значит сильнее.
        - С такой постановкой вопроса не поспоришь, - хмыкнул Азгур. - И что же вы хотите предложить нашему клану?
        - Лаэрт, многие слова я не знаю как произносить на вашем языке, так что переведи сам. Инструменты, стекло, зеркала, ткани, хлеб и вино. - стал перечислять Макаров, а его побратим переводил это для представителя клана Пограничной скалы.
        - Почти все это мы можем покупать у гномов или через гномов. - немного подумав ответил им Азгур. - В чем наш интерес?
        Макаров усмехнулся. - Конечно можете и даже можете перекупать у них муку или вино, которые они закупают в Вэллоре, но только выйдет это вам в два или даже три раза дороже.
        - Хм… - снова закусил губу Азгур. - И как вы представляете сам процесс торговли?
        - Мы поставим возле заставы… ну возле бывших недостроенных башен, торговый пост с образцами наших товаров. Можете приезжать и прицениваться, согласовать все по объемам. Оплачиваете и получаете товар.
        - Ха-ха-ха! Ты насмешил меня хуман! Мы должны будем заплатить заранее, что уже смешно и потом сидеть и ждать? И сколько же ждать, ваш торговый караван, неделю, две?
        - Зачем неделю? - посмотрел на него Саша. - Груз в Белый замок мы будем доставлять магическим переходом, а весь путь до заставы займет несколько часов. Да и по оплате… если работать долго, то мы можем отдавать вам товар при половине оплаты, а вторую половину будете отдавать потом.
        - Ты так доверяешь нам, что готов отдавать свой товар только за половину монет? - снова засмеялся дроу.
        - Ну обманете вы один раз и что? - посмотрел на него Саша. - Мы не обеднеем, а вы больше ничего не получите. Так кто, в конечном счете окажется в дураках?
        Улыбка сползла с лица темного и он снова, но уже задумчиво хмыкнул обдумывая Сашины слова.
        - Хорошо, я озвучу ваше предложение на совете клана и скорее всего на совете Триумвирата. Посмотрим, что на ваше предложение ответят старейшины и главы кланов.
        - Ваш союз трех кланов еще жив? - удивился Лаэрт.
        - Наш союз, сейчас силен как никогда. После нашей победы в затяжной войне с кланами Каменных львов и Семи башен, в него вошел еще один клан. Поэтому сейчас наш военный союз именуется Альянсом Скалы, но по привычке все так и называют - Триумвират. Сколько вам времени понадобится чтобы построить торговый пост и завезти первые образцы товаров?
        Саша переглянулся с Лаэртом. - Я думаю, через пару недель мы предоставим первые образцы.
        Азгур довольно горячо попрощался со своим старым другом и даже Саша удостоился его сдержанного кивка.
        - Азгур, - обратился к нему Лаэрт, когда его старый приятель уже отъехал на несколько шагов, - не сделай ошибки - не прими наш жест доброй воли за слабость.
        «Даже если они не станут торговать с нами, основа общения уже заложена. Хотя с какого перепуга им отказываться от прибыли?» - подумал Саша весьма довольный сложившимися переговорами.
        Когда, на встречу им с холма съезжали пятеро разведчиков и Вова Большой, Лаэрт дернул Макарова за рукав и быстро прошептал:
        - Брат, я думаю вопрос с торговлей, на совете Альянса решится к всеобщей выгоде. Ты же не забудешь про меня? Могу я рассчитывать на небольшой процент от прибыли?
        Саша засмеялся. - А говорил, что ты воин, а не торговец.
        - Ну, каждый воин еще немного торговец, вот хоть на чуть-чуть. - нашелся Лаэрт и показал это «чуть-чуть» раздвинув на сантиметр указательный и большой пальцы.
        - Лаэрт, ты мой брат и если мы будем что-то продавать твоим соплеменникам, то только благодаря тебе и твоей инициативе. Конечно я не забуду про тебя, когда буду считать первые же полученные монеты. Кстати, забыл спросить, а какие деньги у вас в ходу? Тоже называются уреалы, как у светлых?
        - Вовсе нет, - замотал головой дроу, - мы вообще не чеканим свои монеты.
        - Как так? - удивился Саша.
        - Зачем? - пожал темный эльф плечами. - Что будет, если каждый клан начнет чеканить свою монету? Полная неразбериха! А столицы илитиири и общего правительства у нас никогда не было. Часть товара меняется на самоцветы. Много золотых, серебряных и медных монет ходит гномьей чеканки - с ними же торгуют большинство кланов. Да и добытое в рудниках золото и серебро, всегда можно обменять у коротышек на новенькие кроны.
        - У вас вообще столицы нет?
        - Столицы нет, - отрицательно помотал головой дроу, - но большой подземный город есть. При главном подземном храме Ллос. Он вне кланов и всяких союзов, там общее перемирие.
        - То есть, даже воюющие в данное время враги там могут поговорить, так что ли?
        - Ну как поговорить? - неопределенно пожал плечом дроу. - Не сказал бы. В храме конечно убивать запрещено, если только это не жертва и смерть врага не посвятишь дочери хаоса.
        - Да уж… - хмыкнул Макаров. - Я пожалуй от посещения ваших земель и вашего подземного города поостерегусь, даже если звать будут не пойду.
        - Да ладно, - чуть обиженно буркнул Лаэрт, - будто у людей не так. Сами-то друг-друга режете почем зря, и поровну, что в храме, что в родовом жилище на глазах у детей и жен. Мы-то хоть во славу нашей королеве, а вы так… сами для себя стараетесь.
        Саша вздохнул и примирительно похлопал Лаэрта по плечу. - Да нормально все, думай брат, о хорошем.
        «И чего завелся, обиделся, что ли? Вот разницы-то, для себя кого-то резать или или посвящая кому-то чужую смерть? Уж оправдание и какую-нибудь высшую цель, всегда для себя придумают, лишь бы скинуть с плеч вину за это убийство. А эльфы это или люди, действительно все равно.»
        Глава 22
        Первоначальный разговор с Климом Сашу немного расстроил, однако трезво поразмыслив он пришел к выводу, что совместная торговля с лэром наследником на заставе двух башен даже лучше, чем торговать в обход сильных мира сего. Спокойнее будет, если лэр наследник тоже будет заинтересован в безопасности товаров на торговом посту.
        Решили, что в одной башне будет гарнизон из двадцати пяти валашцев наемников, а в другой двадцать пять его армейцев и дозор из дюжины гвардейцев будет каждый день ездить до заставы и обратно. Доставку товаров из Белого замка до заставы и их охрану, Клим также берет на себя.
        - Саша, через неделю с небольшим у меня свадьба с Маргарет, дочерью Эр-Риза…
        - Блин, Клим, а раньше предупредить не мог? - перебил его Макаров. - Теперь думай насчет подарка!
        - Сань, ты не перебивай… я к этому и веду. Ты же в курсе, что тесть мне Вилборг в качестве приданого уступил? А его еще городом ткачей именуют. Там большая мануфактура по изготовлению льняных тканей, хоть ей тесть владеть остался, но я там тоже в доле хорошей. Треть всех тканей, что там изготавливают, теперь моя. Так вот, ты мне разрешишь на заставе льняными тканями торговать и сукном нашей выделки, а остальные позиции все себе забирай. Мне с тканей двойной прибыток пойдет, по сравнению с местной торговлей. Это и будет твоим свадебным подарком нам с Марго. И ты не в накладе и мне доход хороший пойдет. Я еще часть тканей могу у тестя выкупать и тоже дроу продавать, если спрос будет.
        - Будет, - усмехнулся Саша. - Будет спрос на ткани и сукно пойдет и тем более лен, его темные вообще не выращивают.
        - Ну тогда по рукам? - протянул ему лэр свою ладонь и растянул рот в улыбке. - Ты насчет сукна, да льна не переживай. Если бы ты ими с дроу торговал, то тебе все одно ими в Вилборге закупаться, то бишь с нашей же мануфактуры. Ты и так им втридорога впарить любой ширпотреб можешь. Полотенец китайских дома накупишь, так они от счастья прыгать будут. Да и весь остальной товар твой, и стекло, и зеркала, и инструменты. Да и зерно с рыбой им поставляй, кто запрещает?
        - Клим, ну так-то действительно по чесноку разрулим, - кивнул Макаров, - но точно это как подарок пойдет, неудобно как-то. Вроде как шкуру неубитого медведя делим, вернее я тебе кусок шкуры которой у меня еще нет, на свадьбу дарю.
        - Да нормально все! - похлопал его по плечу друг. - Ты Саша просто не в курсе, что мне другие бароны и рыцари дарить будут. Там пара серебряных крон уже королевский дар, а скорее всего дичь копченую в подарок привезут или пиво, что сами в своих пивоварнях варили и поверь, эта кислятина и рядом с красным пивом гномов не стояла. А ты говоришь шкура неубитого медведя! Вам же знакомцы Лаэрта подтвердили, что товар брать будут?
        - Подтвердили. - кивнул Макаров. - Вчера от них всадники приезжали. Но по ценам-то мы еще не определялись.
        - А что по ценам? Мы гномам ткани продаем в два раза дороже, чем в империю поставляем. А как я слышал, и сукно и тем более лен к дроу только через гномов поступают. Как там у «вас» говорят - страна не пуганных идиотов? - хохотнул Клим. - Да я, не я буду, если тройную цену с этих воинственных чернозадых не возьму.
        Саша тоже усмехнулся, потом оглянулся и поискал взглядом своего побратима. - Ты только при Лаэрте такое не скажи - обидится смертельно.
        - Ну уж понятно. - не стал спорить с ним Клим. - В общем пришли к консенсусу насчет свадебного подарка? И будем считать, я тебя официально предупредил и пригласил.
        - А чего правда так свадьба неожиданно, ну твоя в положении что ли?
        - Да не, - махнул рукой Клим, - Отец и так поторапливал, но пока с Селинором не решилось, все откладывали. А теперь когда и стены восстановили и башни на половину отремонтировали и тем более тварей этих хвостатых из карстовых пещер выкурили, теперь и пир закатить можно. Да не напрягайся ты так, император все равно не приедет, даже из герцогов никого не будет, но вроде кто-то из администрации дворца прибудет то ли рыцарь, то ли барон. Поэтому просто очередная попойка местных баронов считай. Ну еще перед этим торжественная речь папаши по поводу завоевания новых земель и тебе конечно свое спасибо скажет по поводу магических переходов, ну и вознаградит конечно ценным призом.
        - Да ладно, - покраснел Саша, - у тебя свадьба, а мне подарки.
        - Да, Сань, отец решил в связи с завоеванием Селинора и освоением новой большой территории, немного ускорить распланированные повышения. В общем, Карел Де-Гирт раньше титул графа получает и мой шурин Руперт Эр-риз барона получит, ну еще отец гвардейскому лейтенанту рыцарские шпоры вручит, и армейцам, парочку патентов на звания лейтенантов выдаст. Ты своему Герхарду, будешь титул рыцаря присваивать?
        - Надо, - закивал Саша задумавшись, - и Капчику патент лейтенанта хорошо бы.
        - Тогда напиши отцу письмо и все это укажи, я сражу же передам, как он из империи вернется.
        - Клим, я вот насчет Вована еще думаю, но рано ему еще золотые шпоры вручать?
        - Рано, он у тебя даже в седле еще плохо держится. Нет, парень-то здоровый, мечом машет будь здоров, да и голова у него варит, я заметил, но пусть хоть несколько месяцев еще послужит, а лучше полгодика, опыта наберется. Тогда вопросов не возникнет. Ты, конечно сам можешь титулы рыцарей вручать, но тебе шпоры все равно у нашего ювелира заказывать, да и ритуалиста у тебя нет на острове опять же приглашать придется. А у нас еще только собор Всех святых строится, а церковников целый набор. Поэтому лучше сразу на торжественной части и Капчику патент отец выдаст и Герхарда в рыцари посвятит.
        Макаров еще думал насчет Олафа который фактически был морским командором на его острове. Но он сын ярла и уже вроде как рыцарь, ну по их северной иерархии. Даже своя дружина небольшая есть, помимо моряков северян. Да и моряки его все из нордов и ему как их командиру, лейтенантский чин без надобности. Поэтому и в рыцари его Саша решил не посвящать, а просто отдать ему поселение его же земляков, которое уже разрослось до четырех десятков семей. Землю в феод вокруг поселения нордов и несколько миль побережья, тем самым произведя парня в ярлы и свои вассалы.
        Олаф, кстати наладил торговые отношения с полуостровом северян, через своего отца. Да и его команда нордов увеличилась до полутора сотен воинов. Саша, опять же через его отца и самого Олафа, договорился о покупке еще двух снеккаров и четырех кнорров - грузовых кораблей северян.
        Но договорился покупать и снеккары и транспортно-грузовые суда без парусов. Пригонят их на Риген на веслах, а тут уже он оснастит их нормальными парусами, а не тем убожеством, что вешают на мачты на Нординге. Тяжелую шерстяную ткань, обмазывают свиным жиром, чтобы не впитывала воду. Понятно, какая там стоит от этого вонь.
        Если через две-три недели ему пригонят два первых кнорра, то они освоят еще одно торговое направление. Сейчас один из его грузовых коггов ходит до Тихой гавани, а второй под охраной снеккара в имперскую Кайру. Будут еще корабли, то и до западных государств можно плавать, да товары возить. Эту часть Срединного моря не зря называют Узким морем - два дня при попутном ветре до Западного побережья.
        Третьи уровни на обеих башнях заставы уже достроили. Но подумав, решили немного изменить первоначальную задумку дроу - заложивших эти башни-близнецы.
        «Ага башни-близнецы, почти как у американцев символ свободной торговли. Только у них их недавно разрушили, а эти мы только достроили.» - усмехнулся Саша.
        Так вот у темных эльфов башни оканчиваются зубцами и смотровой площадкой наверху, тут же решили добавить деревянные галереи для стрелков и дозорных, и соорудить четырехскатную крышу покрытую черепицей. Да и площадку, где будет располагаться сам торговый пост огородить не частоколом, как планировали ранее, а каменной стеной, опять же с галереей для стрелков поверху и въездными воротами в небольшом барбакане. А для надежности, еще и выкопать перед воротами ров, через который будет перекинут деревянный мост.
        Получилась полноценная каменная крепость с гарнизоном в полсотни воинов. Такую с кондачка не возьмешь - сами башни почти неприступные, вроде стоят друг от друга на расстоянии почти двухсот метров, а сообщаются между собой обширными подземными коридорами. В такой крепости много месяцев в осаде сидеть можно, а не несколько часов, пока в случае опасности подкрепление из Белого замка придет. Саша хоть и не спец по средневековым укреплениям, но глядя на почти достроенную заставу уже чувствовал ее мощь.
        Помимо свадебного подарка, на который ему указал Клим, Саша все же купил ему у знакомых ювелиров крупный серебряный перстень-печатку с изображением львиной головы. Как раз в тему, потому как на флаге Вэллора тоже был лев, но без императорской короны, как на гербе Вардосса. Его невесте Маргарет купил набор из серебряных украшений - колечко, цепочка с кулоном и серьги. Только попросив ювелиров заменить розовенькие полудрагоценные камни в серьгах, кулоне и кольце, на ярко-зеленые насыщенные изумруды. Без проблем заменили, как выразился директор мастерских - любой каприз за ваши деньги!
        Эти камни хоть и были искусственными, но в иномирье еще не было такого понятия, тем более и выращенные камни имели кристаллическую решетку способную аккумулировать магический заряд, поэтому «там», ничем не отличались от натуральных.
        А Ларс, повозившись с подарками для лэра Климента и его невесты пару часов, превратил их в амулеты силы и здоровья. Такие серебряные украшения-амулеты, да еще и заряженные под завязку магической энергией, стоили тут целое состояние и Саша счел это достойным подарком для своего друга и его невесты.
        А накануне самого торжества ему на ум пришла идея привести того слепого музыканта, что пел им с Ирмой, тогда в кафе. Нет, если бы он был не слепой, то даже мысли бы не возникло, а так… почему нет?
        «Ну споет Гена там пару песен под гитару и ему приработок хороший и гостей развлечет, да и Климу приятно будет. А акустика в тронном зале, что надо, если гости сильно шуметь не будут, то всем будет хорошо слышно. Поэтому надо его в начале пирушки привести, а не потом, когда все хорошо на грудь примут. А то, что менестрель не по ихнему поет, так даже лучше, мол проездом через Риген плыл, его Саша и пригласил, они тут музыкой вообще не избалованы. Решено - пусть Гена споет несколько своих песен!» - принял решение Макаров.
        Правда, чтобы не было «вдруг чего», он все же поинтересовался на счет Геннадия мнением Клима.
        - Так говоришь, слепой певец? И под гитару может? Почему нет, - пожал тот плечами, - говорят, что в императорском дворце давно и менестрели поют и под музыку танцы устраивают, а у нас до такого еще не дошло, так пусть хоть заезжий певец пару песен споет. Думаю такое представление всем гостям и Маргарет запомнится.
        Еще, через Сальфаторе, по просьбе самого Клима, заказал для пира пару бочонков выдержанного рома. Может помимо пива и вина, кому и стаканчик чего покрепче опрокинуть захочется, почему нет?
        - Слушай, Клим, а сколько народу на твою свадьбу приглашено?
        - Ну думаю сотни полторы будет, - усмехнулся его друг. - а может и все две.
        - Ого! Откуда столько? - поразился Саша. - Я думал только бароны с семьями, ну полдюжины дворян из столицы.
        - Ну правильно - баронов восемь человек, с женами и отпрысками у кого конечно есть, - стал он загибать пальцы лэр наследник. - Ну мой тесть, Эр-Риз с семейством - само собой, рыцари и лейтенанты, ландраты государственных земель, губернаторы трех городов опять же со своими супругами, представители гильдий, многие из дворян владения и просто некоторые уважаемые горожане. А может и с отцом кого император пошлет, вроде как поздравить и на свадьбе поприсутствовать. Да, кстати, - хлопнул он себя пальцами по-лбу, - чуть не забыл спросить - ты список подготовил, кого будешь за экспедицию в Селинор награждать? А то, отец сегодня должен прибыть.
        - Да только двоих, как и говорил тебе - Герхарду золотые шпоры рыцаря, а Капчику патент лейтенанта.
        Саша еще несколько дней назад объявил и командору и лейтенанту гвардейцев, чтобы они пошили новые сюрко и выглядели достойно, так как будут сопровождать его на свадьбу к лэру Клименту, но вручение им наград решил сделать сюрпризом.
        Буквально через полчаса, в замок прибыла карета владетеля вернувшегося из поездки к императору Конраду. Вслед за лэром и Эр-Ризом из кареты вылез карлик. Вначале Саша даже принял его за гнома, но те были все коренастые и носили бороды. Этот же был узок в плечах, брит полностью, да еще и на голове словно солома торчала копна светло-желтых волос. Даже напоминал веселого ребенка в своем нарядном серо-голубеньком костюмчике, белых чулках с кисточками и огромным кружевным воротничком. Саше стоило усилий скрыть свою глупую улыбку вызванную появлением такого персонажа.
        - Знакомьтесь, господа! Это, господин Вильям, сын барона Эр-Кува и посланник от императора Конрада второго Оттона. - представил прибывшего с ним парня Вардис.
        Макаров тогда очень удивился, что представитель всевластного императора, о котором он так много слышал от лэров, был какой-то улыбчивый паренек-карлик. И его удивление утроилось, когда Клим шепнул ему на ухо, что Вилли, это придворный шут императора. Но озабоченное лицо друга и палец приложенный к губам, дали понять, что не все так просто с этим маленьким, розовощеким пареньком.
        «Ну да, кто еще может быть ближе к господину из его придворных, если не его личный шут? Потому и Клим мне намекнул не болтать лишнего.» - понял Саша.
        Клим потом сказал Саше, что император послал ему в подарок дюжину рыцарских коней, еще дюжину удалось выкупить отцу. Теперь его тестю, графу Эр-Ризу можно было всерьез, помимо разведения скаковых лошадей заняться и тяжелыми рыцарскими дестриэ, что было безусловно полезно для всего Вэллора.
        Вова Большой немного комплексовал и своего нового наряда, двухцветного, коричнево-зеленого костюмчика с красными шелковыми шнурками и расширенными рукавами, да и вообще стеснялся своего присутствия на этом празднике жизни, уверяя Сашу, что он все еще плохо разговаривает на общеимперском и почти никого не знает из приглашенных гостей. Но Саша был непреклонен.
        - Вова, не надо ля-ля! Кого тебе там знать? Климента ты знаешь, лэра Вардиса знаешь, главного механика и его помощника тоже хорошо знаешь, с сэром Хоргеном из Гавани, так вообще приятельствуешь. Кого еще тебе там знать? Там и Осип Капчик будет с Герхардом, а они тоже между прочим первый раз на торжество в замок к владетелю приглашены, тоже волнуются. Тем более у меня к тебе дело будет.
        - Это какое еще? - заинтересовался Большой немного подозрительно глянув на Сашу.
        - Да не смотри ты так, не втяну я тебя ни в какую авантюру! - успокоил его Макаров и похлопал по плечу. - Я Геннадия приведу, слепого музыканта из нашего кафе. Когда споет пару песен, ты его на коляске до Летней резиденции довези и на той стороне Серому с рук на руки сдай. Договорились, сделаешь?
        - Да без проблем. - закивал Большой, - только я же сам через переход пройти не могу, как мне его домой отвести?
        - За это не парься, попроси Гюнтера вас провести и пусть тебя в подвале подождет и потом обратно через переход проведет. Ладно, - махнул Саша рукой, - я с ним сам переговорю, предупрежу, чтобы вопросов не было и не искать потом.
        Большой тронный зал был украшен синими полотнищами с вышитыми на них львами, мечом в дубовом венке - гербом Вэллора и девизом владения. Вместо трона у дальней стены поставили стол, за которым помимо молодых сидел лэр Вардис, принц Телхар и оба графа с семействами. Причем оба лучились неподдельным счастьем. Эр-Риз, оттого что выдавал свою дочь Маргарет за лэра наследника, а Де-Гирт оттого, что сегодня получил новый титул и золотой венец графа.
        Герхард, получив золотые шпоры тоже лучился счастьем и горячо благодарил Сашу, а Осип вообще расчувствовался до слез. Вручение ему лейтенантского патента было, для пожилого и еще три месяца назад простого армейского сержанта, настоящим подарком. Даже в этом далеком владении, простые люди редко становились лейтенантами. Все же, девять из десяти человек получали патент на это звание, будучи уже дворянского сословия.
        Надо сказать присутствие гномского принца на свадьбе оказалось неожиданным. Клим конечно его пригласил, но почему-то был уверен, что принц сам не придет, а тот по простоте своей решил поприсутствовать, чем вызвал удовольствие и Клима и его отца. Вообще, как уже понял Макаров гномский принц был довольно-таки простым парнем.
        Рядом с Вардисом сидел «маленький» посланник императора, потом Саша и рядом с ним скалой возвышался Вова Большой. К центральному столу ножками буквы «П» примыкали два длинных стола с другими приглашенными на свадьбу гостями.
        Клим был прав насчет подарков баронов и других гостей - кто-то просто кидал на небольшой столик посередине зала кошель с несколькими золотыми монетами, кто-то дарил изделия своих гильдий и цехов - седла, ткани, бочки, инструменты и кованные кирасы. Кто-то несколько бочек домашнего вина, дюжину копченых окороков, а то и вовсе племенного быка или дюжину овец. Вина и окорока конечно не вносили в зал, а просто гость поздравляя молодых, упоминал о своем подарке.
        Саша же, на правах лучшего друга, вручил свой подарок до начала торжества и не прогадал. И Климент и его невеста, с удовольствием надели подаренные им драгоценности на свадебный пир.
        Сашу лэр Вардис, тоже поблагодарил за участие в военном походе и за создание магических переходов в Белом Замке и Железной пристани. Вручил ему подарок - печать владетеля Ригена с изображением русалки и небольшой бутылек красных чернил, что изготавливали в имперской магической академии. Сам оттиск наносился серебряной пластинкой-амулетом с гравировкой, ни печать, ни чернила нельзя было подделать, на них стояла магическая метка нанесенная магами из самой академии Вардосса.
        - Вот, Александр, теперь ты настоящий правитель Ригена. У тебя есть и венец владетеля и государственная печать, а ее только с разрешения императора изготавливают. - сказал ему Вардис приобняв как сына.
        После вручения подарков и нескольких тостов за здоровье молодых, лэра владетеля и всех присутствующих здесь гостей Саша завел в зал Геннадия с гитарой. Он немного боялся, что разгоряченные гости прохладно отнесутся к исполнителю и будут мешать ему петь застольными речами, но не избалованная зрелищами публика далекого лэрства притихла в ожидании.
        Гена присел на предложенный ему стульчик и запел сначала «Бессамэ мучо», а потом после одобрительных возгласов и аплодисментов, хотя до этого Саша не был уверен, что тут от восторга публика тоже хлопает в ладоши, запел и так понравившегося Саше «Канатоходца».
        Акустика в тронном зале и впрямь была неплоха, голос слепого исполнителя отражался от каменных стен был всем слышен, да и звуки еще неизвестной здесь гитары поразили гостей. После, как они с ним договаривались исполненных двух песен, гости разошлись не на шутку требуя исполнить еще хоть одну песню. Гена же не понимая их возгласов не знал, то ли уходить, то ли петь еще. Пришлось Макарову подбежать к нему.
        - Молоток, Гена! - приобнял он его за плечо. - Смотри как иностранцы радуются, понравилось! Еще одну споешь?
        Гена улыбнувшись кивнул головой и запел «Дом хрустальный» тоже из репертуара Владимира Семеновича. Саша же решил не отходить далеко от певца, чтобы самому вывести его из зала после исполнения. А после, видно сам раздухарившись попросил подошедшего Сашу:
        - Александр Сергеевич, я так понял, что нравится вашим иностранцам мое выступление? Можно я им еще «Как молоды мы были» спою? Я конечно не Градский, но друзья говорят, что у меня хорошо выходит.
        - Пой, Гена, пой. Считай это час твоего триумфа. - подбодрил его Макаров.
        И под сводами тронного зала зазвучал его сильный голос:
        - Оглянись, незнакомый прохожий, мне твой взгляд неподкупный знаком…
        Макаров и сам волновался по поводу его выступления и даже одел на музыканта яркую курточку - изделие местных портных, сказав тому, что это костюмированная свадьба и он должен соответствовать. Впрочем, Гена не возражал. А когда провожая его после выступления Саша сказал, что Сергей выдаст ему пятьдесят тысяч за сегодняшнее выступление, даже был поражен такой щедрой оплатой.
        - Александр Сергеевич, за четыре песни пятьдесят тысяч? Это очень много! - искренне воскликнул слепой музыкант.
        - Ничего, Геннадий, ты эти деньги сполна заработал.
        - Скажите, а кто это был? Ну, что за иностранцы, я такого языка раньше не слыхал.
        - Да, дикий народ, дети гор - черемисы. - ляпнул первое вспомнившуюся ему народность Макаров, чем кажется озадачил Гену.
        - Сань, у меня днюха через месяц, можно мне тоже Геннадия пригласить? Очень мне понравилось. - сказал провожавший его Большой.
        - А вот с ним и договоришься. - ответил Макаров и засмеялся, - Таксу теперь его знаешь.
        - Что вы, что вы, это Александр Сергеевич шутит! - замахал руками певец услышав такое уже сидя в карете. - Я вообще на торжествах по договоренности пою и пятьсот рублей за песню это хорошая оплата.
        - Геннадий, ну я же просил, для тебя - просто Александр. Ладно, договоритесь думаю. - усмехнулся Саша и напомнил своему другу. - Сереге с рук на руки сдай. - и потом прошептал другу на ухо. - И про пятьдесят тысяч не забудь ему сказать, он заработал.
        Когда вернулся в зал, то к нему подсел маленький посол императора.
        - А где ваш огромный друг, господин маркграф? Он еще вернется?
        - Э… господин Эр-Кув, может просто по именам? Просто, Александр. - протянул он ему руку когда карлик согласно тряхнул своими соломенными волосами.
        - Вы знаете, Александр, не всякий столь титулованный дворянин разрешит звать его просто по имени. - подыграл он Сашиному самолюбию. - У вас тут хорошо, запросто и душевно. И знаете, мне очень понравился заезжий менестрель. И играл и пел просто замечательно. Пусть он пел на незнакомом языке, но так эмоционально! - рассказывал парень Макарову, пока тот подливал ему красного гномьего пива.
        У них вообще получилось неплохое общение. Через полчаса они уже во всю тыкали друг другу, смеялись над рассказанными по очереди шутками. А после, Саша применив нехитрое заклинание охладил пиво в большом кувшине и подогрел мясо в его тарелке, чем привел своего нового приятеля в полный восторг.
        Еще через полчаса к ним присоединился вернувшийся Вова Большой и подсел гномский принц, и пиво стало чередоваться с выдержанным ромом. Вечер вне сомнений удался и Саша сидел за столом с довольной улыбкой, поочередно слушая маленького розовощекого Вилли, уже порядком пьяного Телхара и огромного Вову Большого, сидевших по обе стороны от него. Он изредка окидывал большой тронный зал, уже порядком нетрезвым взглядом, но видел только довольные лица - молодых, их родителей и веселящихся гостей.
        «Мля, а хорошо-то как! Давно, так душевно не отдыхали.» - билась в голове хмельная мысль.
        Часть 3 Угроза с севера
        Глава 23
        Большие колеса груженой повозки, что ехала первой, изредка вязли в сером насте лесной дороги, но солдаты без труда выталкивали ее. Следующим повозкам торгового каравана проехать было уже проще. Проще лошадям впряженным в эти возы попарно, но не людям идущим с первым караваном через Большой Лирнейский перевал. Мокрый весенний снег, набухшие от сырости сапоги валашских копейщиков, нередко проваливающихся по колено в эту ледяную жижу.
        Но люди шли - приказ, есть приказ, не военному человеку обсуждать его. Но радовала солдат щедрая оплата за сопровождение первого каравана и то, что лесной дороги осталось меньше мили, они уже полчаса назад миновали пограничный камень Северного королевства и скоро дорога выведет их из леса и пойдет по пологому уже просохшему склону.
        Это на перевале, в лесу еще лежит снег, да и тот полностью растет через пару недель. Но откладывать первый караван - смерти подобно. Проберутся они через занесенную снегом дорогу и снимут все сливки, а после через перевал пойдут возы частных купцов и из самой Валашии и из Алавии, что лежит чуть западнее. Но этим неудачникам всегда носить ярлык вторых. Первый караван в Остию всегда посылал сам князь Болеслав.
        Охрана княжеского каравана была всегда достойная. Десять больших груженых возов сопровождали три десятка копейщиков, если не считать самих возниц вооруженных самострелами и господина лейтенанта с двумя конными кнехтами-сержантами посланными им в передовой дозор.
        Рядом с лейтенантом ехали двое - пожилой господин представитель князя и, совсем молодой парень, родственник представителя.
        - Ну что, Марек, готов ты вникать в торговые дела нашего князя? То великая честь. - усмехнулся господин Корбин и посмотрел на племянника. - Пора, братец пора, уже тебе семнадцатый год пошел. Покатаешься со мной немного и сам караваны водить, да прибыль подсчитывать будешь.
        Богатый меховой плащ дядюшки, пара перстней на руках и золотая пуговка-кокарда на которой техникой эмали был нанесен белый валашский сокол, выдавали в нем дворянина и весьма состоятельную особу. Лейтенант, был лет на двадцать помоложе торгового представителя, но явно не из благородных - и одет победнее и кокарда на его берете была обычная - медная. Он уважительно помалкивал, но прислушивался к разговору господина Корбина с племянником.
        - Ох, дядюшка, то ответственность какая большая, - вздохнул паренек, - да и куда вам на покой-то уходить, не стары ведь совсем.
        Дядюшка вновь усмехнулся и расправил густые усы, - Да ты не боись, малой, поезжу еще пару-тройку годков с тобой, поучу уму-разуму. Но я свой срок послужил, семь лет назад уже дворянство получил, а год назад князь мне и небольшое поместье недалеко от Тары выделил, ну да сам о том ведаешь. Теперь твоя очередь караваны княжеские водить, да в дела торговые вникать. Отец твой говорил ты не только в письме преуспел, но и в счете хорош?
        - Арифметика нравится мне и цифиры складать и процент высчитывать. - закивал Марек.
        - Процент? - глянул на него удивленно представитель князя. - Это типа долей по книжному, что ли?
        - Да, дядюшка, доли. Целое берем за сто процентов, - показал парень круг сложенными руками, - а остальные доли уже высчитываем процентами…
        - Погоди, погоди! - замахал пожилой руками, - меня сейчас научать, так только портить! Мне в долях сподручнее. А ты, Марек, молодец науками голова занята, не только девками, да гулянками. Есть зазноба то у тебя на хуторе?
        Паренек покраснел, но не успел ответить, так как к ним подскакал один из сержантов-дозорных и громко отрапортовал лейтенанту.
        - Господин лейтенант, там непонятное на дороге творится!
        - Какое еще непонятное? - удивленно глянул на него командир. - Любек, да не таращься, толком обскажи!
        - Не ясное совсем. Там пятеро королевских егерей жрут кого-то, - он понизил голос, - навроде как оленя. Рога точно оленьи торчат.
        - Где жрут? - не понял его лейтенант и оглянулся на княжеского представителя. - Не извольте беспокоиться, господин Корбин, сейчас сам поеду и все проверю.
        Он вскинул руку и громко крикнул вознице первой повозки:
        - Стой! - а потом направил коня вперед, где виднелась конная фигура второго сержанта-кнехта.
        То, что он увидел подъехавши к своему подчиненному, тоже не укладывалось в его голове. Пятеро остийских солдат в форме лесных егерей-разведчиков сидя на карачках прямо в мокром снегу, рвали зубами и с упоением глотали сырое мясо, отрывая его своими зубами от, на две трети уже обгрызенной, оленьей туши.
        Во-первых, убийство благородного оленя каралось виселицей, а во-вторых в егеря переводили самых опытных и лучших, а то и брали служить детей дворян, поэтому вид одичавших до животного состояния королевских солдат вызвал в нем оторопь на несколько долгих секунд, покуда один из поглощающих сырое мясо не поднял голову и не увидал всадников.
        Оскалив окровавленные зубы и с проворством дикой кошки егерь вскочил и кинулся на валашцев. Одолев в несколько длинных прыжков десяток шагов он, словно дикий зверь бросился на второго сержанта, сбил опешившего кнехта с коня, вцепился тому в глотку.
        Конь сержанта, оставшись без седока громко фыркнул выпустив из ноздрей целое облако пара, испуганно скакнул куда-то вбок, а потом развернулся и поскакал галопом назад, но лейтенант успел ухватить испуганное животное за уздечку.
        Через некоторое время, когда до первой повозки каравана оставалось два десятка шагов, лейтенант придя в себя осадил испуганного коня, развернул своего и закричал выдернув из ножен меч, по-началу дав петуха:
        - К ору… к оружию! Взвести самострелы.
        Но валашские копейщики и сами уже увидели надвигающуюся угрозу. По мокрому снегу к ним бежало несколько егерей или скорее тех, кто еще недавно был ими. Их окровавленные лица оскалами более напоминали хищные моды животных, но вот в отличие от животных в их руках были длинные кавалерийские мечи.
        - Да что же это делается? - дядюшка видя такое испуганно заозирался и осенив себя святым кругом воскликнул. - Спаси нас Альвертис и дева Вергуна!
        Его племянник Марек побледнел, но судорожно сжал рукоять висевшего на поясе большого кинжала в украшенных тиснением кожаных ножнах - как раз подарок дядюшки перед первой поездкой.
        Две дюжины копейщиков и несколько возниц с уже взведенными самострелами кинулись навстречу трем приближающимся егерям. Еще двое этих тварей продолжали рвать зубами кнехта сбитого с коня. Сержант еще дергался, но только хрипел щедро поливая кровью из разорванного горла серый мокрый снег.
        Твари в которых превратились королевские егеря были очень быстры, они с легкостью уходили от выпадов копейщиков, да и из самострела в такого попасть было не просто. Хотя в груди одного уже засело две стрелы, но он как ни в чем ни бывало скалился и рубил мечом, совсем не обращая внимания на попадания острыми наконечниками валашских копий.
        Лейтенант, видимо устыдившись за свой первоначальный испуг, спешился и кинулся в самую рубку. Один из егерей тут же получил его мечом точный прямой укол прямо в сердце, но только оскалился и бросился на лейтенанта. Лейтенант Фальке был потомственным военным и с семи лет отец стал обучать его фехтованию, но сейчас только обменявшись ударами с тварью в окровавленной одежде и горящими глазами, он понял, что проигрывает ей, и в скорости, и в силе, а скорее всего, и выносливости. Два его прекрасных выпада, которые бы с полной уверенностью привели к смерти обычного соперника, казалось этим существом, остались совершенно не замечены.
        Фальке уже не фехтовал, а что есть мочи рубил мечом делая широкие замахи, которые еще пару раз попали по цели. Но и на его бело-голубом, валашском сюрко виднелось несколько кровавых подтеков. Ему не хватало реакции и Фальке стал выдыхаться, он даже не видел, что происходит вокруг, что конечно совершенно не простительно для командира, но все его внимание сейчас было поглощено одним, столь резким соперником.
        А тварь скалилась и прыгала со скоростью дикого кота, казалось еще пара секунд и узкий кавалерийский меч войдет ему под ребра, а тварь прыгнет и разорвет заостренными зубами горло, словно его бедному сержанту.
        Хрясь! Сильный удар копьем пробил его сопернику затылок и острый листовидный наконечник кроша острые зубы, вышел изо рта. И тут же удар боевым топором одного из возниц, почти отделил голову упавшего егеря от туловища. Возница размахнулся второй раз и голова бывшего королевского солдата, отлетела на пару шагов.
        - Нежити это, братцы! - закричал бывалый седоусый копейщик. - Башку им сноси, иначе не упокоить, тварюг!
        Лейтенант Фальке и сам уже понял, что они столкнулись с чем-то запредельным, не от мира сего. Раньше, он только слышал рассказы о восставших мертвецах и поднятой некромантом нежити, но зачастую, как и большинство его сослуживцев считал это выдумками и страшилками старых вояк старающихся пугать сослуживцев помоложе.
        Он благодарно кивнул старому воину и с обнаженным мечом в руке кинулся в сторону продолжающейся стычки. Но когда подбежал все было уже кончено, пятерых восставших мертвецов не только убили второй раз, но и порубили отделив от туловища и голову и ноги с руками. Последний мертвец дрыгал ногами, даже весь изрубленный и исколотый копьями, он дергался и пытался ползти по снегу, пока один из копейщиков сильным ударом не пробил тому череп.
        - Смотрите какие большие у них зубы, - приподнял солдат голову обращенного на своем копье, отчего Фальке замутило и он поспешил перевести взгляд на груженые повозки и испуганных схваткой с нежитью коней, - еще и острые, что колья в частоколе.
        Фальке окинул взглядом место схватки с пятью восставшими мертвецами, теперь валяющимися на розовом от крови снегу порубленными кусками и вздохнул. Дорого им встала эта стычка на лесной дороге, помимо пяти убитых мертвецов вокруг лежало еще как минимум и с десяток валашских солдат. А многим воинам бинтовали кровоточащие раны их товарищи. Даже второй его сержант зажимал кровоточащую рану на предплечье.
        «А ведь еще и Любек! - вспомнил лейтенант своего кнехта-сержанта. - Страшно подумать если бы этих тварей было не пять, а скажем дюжина! Не положили бы они всех нас тут же, на Лирнейском перевале? Что же мне делать с убитыми? Надо перегрузить груз, освободив одну из повозок и отправить домой этот страшный груз из убитых валашских солдат. А самим двигаться дальше, нельзя ослушаться князя Болеслава и повернуть караван. Надо поговорить насчет повозки с господином Корбиным.» - решил лейтенант беря приведенного коня под уздцы и направляясь к дядюшке с племянником.
        - Что там, господин Фальке? - опередил его вопросом торговый представитель. - Много человек погибло, что теперь делать? Домой бы их отправить надобно.
        Лейтенант вскочил в седло своего коня и грустно кивнул, но ответить не успел, выпущенная из-за деревьев стрела пробила ему горло и он щедро плеснул своей кровью на дорогой плащ дворянина. И справа, и слева защелкали тетивы самострелов и луков и люди словно снопы стали валиться пронзенные вражескими стрелами.
        - Это засада! - закричал Корбин и хлопнув сильно по крупу коня своего племянника крикнул ему. - Скачи, Марек! Скачи обратно! Да не оглядывайся ты, дурак - беги!
        Парень пришпорил коня пригнулся к самой гриве и поскакал обратно, огибая стоящие на дороге повозки. Он уже не видел как в его дядюшку угодило сразу несколько стрел и тот упал с коня на кровавый снег.
        Парню почти удалось вырваться из засады и обстрела устроенного полусотней стрелков, но тут ему на перерез из-за деревьев, выскочило с десяток всадников в оранжево-черных сюрко Фарнхейма. Один из них плашмя врезал своим мечом пареньку по голове, сбивая меховой берет, а второй схватил за сбрую и придержал его коня.
        Через несколько минут все было кончено. Три десятка валашцев просто расстреляли из-за деревьев, словно дичь попавшую в засаду к бывалым загонщикам. А пытающихся бежать или прятаться под возами, без жалости порубили всадники фарнхельмской хусарии.
        - Я же приказал парочку живыми взять! - зло крикнул своим кнехтам выехавший из леса лейтенант. - Ослы!
        - Вот, есть живой, пан Палецкий! - подскакал к нему раскрасневшийся вахтмейстер Бздыжик, утирая от крови свой меч и похлопывая по спине перекинутого перед седлом Марека. - А ведь, чуть не ушел, бесово семя!
        - Точно живой? - недоверчиво глянул на безжизненно свисающие руки паренька лейтенант Южной хоругви. А потом тихо прошипел глядя в глаза десятника. - Смотри, Владислав! Если подохнет, сам под нож колдуна пойдешь!
        Вахтмейстер побледнел, но замотал головой. - Точно, точно живой! - потом тряхнул паренька, отчего тот застонал и облегченно выдохнув утер пот выступивший из-под стального шлема. - Ну, што я говорил - жив. Да чего ему будет, бесово семя!
        - Двоих колдун просил, двоих! - недовольно поморщился Кшиштоф Палецкий. - Вези его в голову каравана.
        Но вахтмейстер оглянулся и тихо спросил у лейтенанта:
        - Пан Кшиштоф, а может вы сами? Я как этого колдуна вижу, так у меня сердце прямо из груди выпрыгивает.
        - Вези, кому сказал! - прикрикнул на него Кшиштоф, но потом махнул рукой. - Ладно, Владислав, солдатам отдай, пусть волоком ему тащат. И придержат там, чтобы в лес не сбежал.
        - Да куда ему по снегу от конных бежать… - обрадованно, что не тащить паренька к некроманту самому, начал говорить Бздыжик, но видя перекосившееся лицо командира осекся и поскакал отдать приходящего в чувство Марека стрелкам.
        Лейтенант недовольно сплюнул на утоптанный и красный от крови снег и тоже поехал в голову каравана.
        «Если, что не так пойдет, то комит Южной хоругви с меня спросит. Хочешь - не хочешь, а с этим мерзким колдуном снова говорить придется.»
        Он снова с ненавистью сплюнул и повторил слова своего десятника: - Бесово семя!
        Настроение чуть улучшил вновь подскакавший к нему Бздыжик.
        - Богато добычи взяли! Ткани, вишневка и сидр - по две дюжины бочек, а главное два воза медью груженые. Прямо с выработки, слитки так и блестят! - растянул он рот в улыбке. - А это с купца снял, - протянул он Кшиштофу два драгоценных перстня и золотую кокарду с шапки. - Кошель еще и в нем много валашских монет, в основном золотые солиды, но и дукаты есть. И четыре коня скаковых нам досталось, это помимо лошадок, что возы тянут.
        - Богато. - кивнул Кшиштоф и глянул на десятника с подозрением. - Себе взял чего?
        - Что вы, господин лейтенант! Все здесь, дева Вергуна мне в свидетели! Ни одной монетки не взяли. Я же помню, что кого на мародерстве сегодня поймают, то на первом суку сразу вздернут. И парни мои, тоже все трофеи сдали. Вот нож еще, у паренька на поясе был. Хорошая сталь и ножны тиснением украшены.
        - Себе оставь коли понравился, - кивнул на протягиваемый кинжал Кшиштоф. - Это дозволяю. И не киснете, что без трофеев остались, скажи своим - хусария двойную премию за сегодняшний налет получит, все довольны останутся.
        Лейтенант подъехал к месту, где виднелись останки оленя и с разорванным горлом лежал убитый нежитью валашский сержант. Человек в сером, широком, больше похожем на хламиду плаще и глубоком капюшоне надвинутом на самые глаза стоял уже там. На кровавом снегу от палкой начертил круг, пентаграмму в этом круге и теперь вырисовывал магические символы по внешней стороне окружности. Потом подошел к пареньку, которого держала парочка приробевших солдат и взяв того за длинные волосы задрал лицо вверх. Удовлетворенно оскалил свои острые потемневшие зубы.
        - Молодой, это хорошо, что молодой. Тогда одного хватит. Разденьте его.
        Солдаты посмотрели на лейтенанта и когда он им кивнул принялись стаскивать с Марека новый, украшенный вышивкой и зелеными шелковыми шнурами, акетон и теплые штаны из плотного сукна.
        - Тащите сюда валашцев, тех что поцелее.
        - Как это, поцелее? Они же мертвые все. - икнув спросил один из солдат.
        - Дурень, чтобы раны небольшие были, руки-ноги на месте и голова цела. Таких ищите и если стрелы есть, то вырежьте, а лучше просто древко обломите. - наставил их колдун.
        - Э… старайтесь тех, что в сюрко с валашскими цветами или если те сильно порублены, то на других мертвецов валашскую форму натяните. Ясно? - добавил Кшиштоф, вспомнив инструктаж комита Южной хоругви пана Каховецкого перед этим заданием.
        - А сколько надо, ну мертвых-то? - спросил один из солдат.
        Колдун постоял молча несколько секунд, а потом кивнул:
        - Десятерых давайте, попытаюсь всех поднять. - потом будто вспомнив о чем-то, указал рукой на лежащего сержанта, с разорванным до самых позвонков горлом, с которого уже стянули бело-голубое сюрко. - Этого тоже разденьте и поближе подтащите.
        Когда вокруг его пентаграммы разложили десятерых валашских солдат, колдун приказал уложить в магический круг уже посиневшего от холода паренька. Он собрал четыре коротких меча и деловито, обухом топора, совершенно игнорируя его крики, пригвоздил Марека к земле пробив ему руки и ноги. Потом он вскинул руки и принялся выкрикивать, что-то на своем демонском наречии. Солдаты попятились еще на десяток шагов Кшиштоф оказался к колдуну и его жертве ближе всех. Он кожей и всем нутром чувствовал исходящие от некроманта гнилостные и липкие эманации демонической тьмы, хотя совсем не обладал никаким даром. Даже расслышал как в конце тот выкрикнул: - Тебе эта жертва, Хельвер!
        Потом колдун вынул из кармана своего плаща черный каменный нож, более похожий на древнее рубило и одним выверенным ударом рассек своим оружием грудь паренька. Запустив руку внутрь, он продолжал бормотать свои демонские заклинания, а лейтенант вздрогнув увидел как зашевелились некоторые из лежащих вокруг пентаграммы мертвецов.
        Еще через пару минут они зашевелились все и стали подниматься. Хотя нет… почти все. Двое их убитых солдат так и остались лежать возле начерченного круга и колдовских знаков.
        Колдун вырвал еще трепыхающееся сердце из груди паренька и указал восставим на него. Восемь мертвецов приблизились к молодому телу и толкая друг друга, стали рвать его плоть зубами. Тогда некромант взяв за руку подтащил к ним и тело сержанта лежащее чуть дальше и тоже отдал его на растерзание восставшей нежити.
        Смотреть на это пиршенство восставших людоедов Кшиштоф не смог, его начало мутить и он сделал несколько шагов назад и отвернулся, стараясь своими мыслями заглушить громкое чавканье и хруст разгрызаемых костей. Когда, по прошествии четверти часа он глянул на восставших солдат, то поразился произошедшими с ним переменами.
        Теперь они с легкостью рвали плоть своих жертв удлинившимися пальцами с крепкими когтями, а кости разгрызали острыми зубами в мощных увеличенных челюстях.
        «Нежить!» - испуганно отшатнулся он от такого страшного зрелища.
        И от парня, и от валашского лейтенанта остался почти обглоданный костяк, да и то многие кости были раздробленны зубами этих тварей.
        Словно услышав его мысли к нему повернулся некромант:
        - Когда человечинку жрут, то быстрее изменяются. - просветил он лейтенанта и чуть посетовал. - Думал десятерых подниму, но только восьмерых смог. Ничего, сейчас отожрутся и трех десятков солдат стоить будут. - усмехнулся он кровавой улыбкой.
        Только сейчас Кшиштоф заметил в его руке надкусанное сердце принесенного в жертву парня. Из под глубокого капюшона полыхнул светящийся взгляд колдуна-людоеда и он впился в остатки сердца своими острыми зубами.
        Кшиштоф не стерпел и выплеснул содержимое желудка на розовый снег.
        На выручку пришел подскочивший вахтмейстер. Десятник протянул ему свою флягу.
        - Вот, пан Палецкий, рот прополоскайте и попейте, легче будет. Это вино наполовину родниковой водой разведенное. - пояснил он лейтенанту. - Я то, когда это колдовство началось подальше ушел и то не по себе было. - передернул он плечами.
        Когда Кшиштоф напился и благодарно кивнул своему подчиненному возвращая ему флягу, десятник продолжил разговор.
        - Вот, скажите мне господин лейтенант, для чего это все непотребство? Мы целый караван взяли, да и Валашия вся - тьфу! Меньше одной нашей провинции, за день мы ее займем, зачем нам колдуны и все их демонство?
        Лейтенант помолчал, видно размышляя приструнить ли пустившегося в разговоры подчиненного, но потом тихо, чтобы не слышали стоящие в десяти шагах от них солдаты, сказал:
        - Понимаешь, Бздыжик, тут тоньше игра. Захваченный на этом перевале караван бесспорно усилит нашу армию и позволит выплатить жалование солдатам месяца за два, да и ты, верно говоришь - Валашию захватить дело вовсе не хитрое. Конечно нашу армию годы войны изрядно потрепали, но только в Южной хоругви под рукой пана Каховецкого больше тысячи копей, да хусария в полторы сотни всадников, а это в два раза больше всей валашской армии с гарнизонами и со стражей вместе. Да и тут, - он обвел рукой место избиения солдат сопровождающих караван, - Мы тут, больше четырех десятков положили. Но у княжества хорошие связи с Королевством. Понимаешь?
        - Великий князь боится, что Остия поддержит валашцев? - хмыкнул Владислав.
        - Великий князь ничего не боится, но зачем зря терять наших солдат? - криво усмехнулся лейтенант. - Как думаешь, окажет северный король военную помощь княжеству, если валашские солдаты, - кивнул он на обратившихся тварей, - вырежут и растерзают полдюжины его хуторов?
        От разговора их отвлек окрик колдуна.
        - Вниз, дети мои, идите вниз! Убивайте всех живых, несите славу Хельвера на земли проклятой Остии!
        Кшиштоф с содроганием подумал, что ждет простых крестьян - женщин, стариков и детей, когда на хутор ворвутся эти твари! Он видел как мертвые, поев плоти убитых людей своими повадками и реакцией стали более походить на диких зверей. Резких, быстрых и хищных и в то же время эти драугры - как называл их сам комит, не разучились пользоваться оружием. Он видел в когтистых руках удаляющейся восьмерки кавалерийские мечи и боевые топоры. Что могут противопоставить этим колдовским тварям простые крестьяне? Да и военных погибнет не один десяток, прежде чем сумеют изрубить на куски это «мертвое» демоново воинство.
        «Мы сами сейчас впустили в наш мир силы тьмы! Снова десятки и десятки невинных жертв в угоду тварям из преисподней, стоит ли этого любая победа? Надеюсь Великий князь Казимеш отправит этого мерзкого колдуна на костер, когда в нем отпадет надобность.»
        Глава 24
        Наконец-то Александр вернулся на свой остров и мог полностью посвятить себя его обустройству. За прошедшие в Селиноре три недели, гномы достроили каменную трехэтажную таверну. Располагалась она хорошо - в пяти минутах ходьбы от пристани и грузового порта, да и от рынка минут семь, поэтому захочешь, не обойдешь. Торговцам, их охране и команде кораблей заходивших в Русалочью бухту все чаще и чаще, удобно пойти посидеть, промочить горло и поесть жареного мяса и рыбы.
        К строительству таверны Макаров подошел вдумчиво и основательно. На первом этаже располагалась кухня и два зала - общий и малый, для «чистой», как ее здесь называли публики. К таким посетителям традиционно относились дворяне, купцы, чиновники муниципалитета, представители гильдий и воинское начальство. Хотя и простым людям не возбранялось зайти в тихий и уютный зальчик и отобедать, пропустив кружечку другую прохладного пива или заказать кувшинчик вина и угостить даму.
        Почему нет? - главное веди себя культурно и денежки имей в кошеле, в малом-то зале на все и цена чуть дороже. Но благодаря этой наценке случайный человек туда не пойдет, да и работяги с мастерских или цехов гильдии за зря деньгу тратить не будут и шумной компанией завалятся в общий зал.
        На втором и третьем-мансардном этаже находились гостиничные нумера. Опять же выбирай комнату по своим средствам - на втором подороже, в мансарде подешевле. Управляющей таверны с названием «Веселый барабан» стала, как и планировал Макаров, дочь трактирщика Густава - Эльза. Причем и название предложила она же. Саша подумал - а почему нет? Ну барабан, так барабан, ей там всем заправлять, за что и будет барышня получать треть от всей прибыли. Даже по первым прикидкам сумма должна выходить очень приличная, но не жалко, главное чтобы порядок везде был - еда вкусная и горячая, а пиво свежее, да охлажденное.
        Еще, на генеральном плане будущего города, который сам же и рисовал, оставил место напротив таверны-гостиницы, под бани - большие, каменные с парилками и бассейнами, в которых можно было не только попариться, принять ванну или помыться в душевых, но и воспользоваться услугами массажиста, как в турецких хаммамах. Отдохнуть душой и телом. Впрочем общественные бани с парилками и бассейнами с водой, тут тоже были распространены. Даже в Руденбурге были такие бани, а уж в столице империи, со слов лэра Вардиса, таких бань было несколько - на любой вкус и достаток.
        Пока, строительство больших бань, только в долгосрочном плане, но пара ванных комнат было и в гостинице. За отдельную плату и воду нагреют и ванну тебе нальют - не проблема. Чистая вода, текшая по акведуку из горного озера, наполняла два городских бассейна из которых горожане будут брать воду, а в таверну она вообще по трубам с помощью ручной помпы закачивалась в большой резервуар под крышей. Правда медные трубы, которые изготавливали гномы, для нескольких ватерклозетов и умывален влетели Александру в хорошую «копеечку», но что не сделаешь ради удобства будущих посетителей таверны и постояльцев гостиницы?
        Чуть дальше, на длинной главной улице, которая будет начинаться рынком и торговыми складами, а оканчиваться ратушей и небольшой площадью перед ней, оставил место и под казино или игорный дом, как его тут называли. В планах тоже было выстроить солидное, комфортабельное здание с несколькими игровыми залами и баром в котором будет горячительное и легкие закуски.
        Он даже как-то поговорил на эту тему с Климом, рассказал о своих планах и посетовал, что не знает где потом взять обученных крупье и персонал такого заведения. Не в своем же мире обученных и вышколенных крупье искать? На что, его друг рассмеялся:
        - Брось зря париться. У нас в Руденбурге тоже игорный дом есть, помимо нескольких частных салонов, так что персонал найдем когда свое казино выстроишь. Даже парочку хороших профи от Ро Акулы тебе присоветуем, чтобы в твоем заведении работали.
        - Зачем мне шулера, да бандиты? - удивился Саша. - Я наоборот хочу, чтобы все по честному было.
        - Почему, сразу шулера? Просто игроки опытные и внешность у них располагающая весьма, зато сами залетных шулеров, на раз вычисляют. Посетителям интересно будет и тебе выгодно, так как они у тебя на зарплате и проценте от выигрыша будут. Да и не всех они как липку обдирают, тоже с понятием люди, иногда и сами проигрывают, чтобы клиент с небольшим выигрышем ушел. А вообще, Сань, надо тебе сразу людей отправить, тех которые будут рэкетом заниматься, да крышевать твои рынки, лавки и увеселительные заведения.
        - Да эти-то бандиты мне зачем? - снова удивился его словам Макаров. - Мне святых девяностых и в своем мире хватило!
        - Начнет рынок работать, так или иначе мутные личности там тереться будут и рэкет местный появится - тут и гадать нечего. И частные салоны появятся с азартными играми, да девочками, да и в гостиницу твою думаешь не будут шлюх таскать? Так лучше самому этот процесс контролировать и на людей, что во главе таких бандитских группировок влияние иметь, тогда и борзеть не будут. Будут сами порядок поддерживать за долю малую. Понимаешь? Не можешь предотвратить, так возглавь!
        Через неделю после прибытия из Селинора к нему подошел Вован Большой.
        - Слушай, Сань, помнишь ты говорил, что мне дом свой можно будет построить?
        - Ну помню конечно! - кивнул Саша. - Надумал?
        - Ну да. - здоровяк немного помялся, затем выдал, - Женюсь я.
        - В смысле? На ком? - удивился Макаров. - Прям вот решил уже?
        - Ага, - вздохнул Вова, - есть одна девушка - Ульяна.
        - Ульяна? Погоди, ты оттуда что ли жену притащить хочешь? - растерялся Саша.
        - Да нее! - замотал головой Большой. - Тутошняя она, из поселка нордов. Улла ее зовут, ну это я ее Уля-Ульяна называю. Ну вот, тут это… решили уже. Я ей, короче, предложение сделал.
        - Блин, да когда ты успел-то? - посмотрел на смущающегося здоровяка Макаров.
        - Так я с ней еще месяц назад встречаться начал, да и когда потом на остров по переходу из Селинора приходили, я к ней ездил.
        - А ты не поторопился? Ну, девушки и не девушки они же всякие бывают… - начал издалека Саша.
        - Нее, - снова мотнул головой его друг, - она не такая. Я ее две недели обхаживал, уверял что с самыми серьезными намерениями, даже с родителями познакомился. Да и это… ну первый я у нее был. В общем, решил уже! - рубанул он рукой по воздуху.
        - Вова, ты подумай еще раз. Дом-то я тебе в любом месте разрешу ставить, но через полгодика-годик планирую тебя в рыцари произвести, потому и землю тебе сразу надо присматривать под поместье. А с рыцарским титулом и своим поместьем, тебе можно и благородную даму найти.
        - Да нафиг она мне нужна? Рыцарь-не рыцарь, меня и Улька во всем устраивает. У меня вообще никакого дара нет, мне зачем дворянку искать? Да и четвертый десяток разменял - давно пора.
        - Ну смотри, как знаешь! - махнул рукой Саша. - Я вообще хочу себе небольшой дворец… хотя скорее большой дом, поставить возле старого затопленного карьера, рядом с дубовой рощей. А то в замке слишком шумно становится, да и гвардейцы там живут - казарма казармой, а не замок владетеля. Вот со временем, у меня в планах на новое место перебраться.
        - Это затопленный старый карьер, где вода бирюзовая? Ну да, хорошее место, красиво там. - согласился с ним Большой.
        - Вот, - продолжил Макаров, - тебе дом ставить и земельку выделить можно рядом. Или чуть дальше по течению реки, что из карьера течет или напротив, с той стороны старой дороги, тогда твои земли будут с землями молодого ярла рядом.
        - Лучше напротив. Ты мне конкретно место под дом пока покажи, а то я хочу сегодня же с артельщиками переговорить. Хочу ее с братьями в новом доме поселить. Отец с матерью в поселке нордов на берегу хотят остаться, ну да он у нее рыбак, ему зачем дальше от моря жить? А братьев заберу.
        - Братьев? - удивленно переспросил Саша. - Тоже хочешь в своем доме поселить?
        - Да они маленькие еще, пацаны, - усмехнулся Вова, - одному пятнадцать, второй еще на пару лет младше. Да и Ульке девятнадцать только исполнилось, я даже комплексовал по-началу, что старшее ее намного.
        - Вова, ты тут точно на десяток лет помолодел, - засмеялся Макаров, оглядев своего друга с ног до головы, - да и чего комплексовать? Все нормально. Договаривайся с артельщиками, а на материалы и за работу, я тебе добавлю сколько нужно будет.
        - Спасибо, Саша, - приобнял его расчувствовавшийся друг, - но деньги есть, я и те, что ты мне выдавал никуда не тратил. Но если не хватит, то тогда точно у тебя возьму. - пообещал ему Колесников.
        «А может и к лучшему, что Волоха так быстро себе невесту нашел. Ребенок родится, так он вообще к этому миру привязан будет. Денег я ему на дом, сколько надо выделю, а чуть позже и титул рыцаря присвою. - подумал Макаров. - Блин, надо тоже к старой знакомой в гости съездить, а то на Эльзу и ее точеную фигурку поглядывать начинаю. Она-то может и не против, но как-то перед ее отцом неудобно, обещал чисто деловые отношения. Да и в жены мне ее взять никто не позволит, был уже такой разговор с Вардисом. Одно дело с трактирщицей спать иногда, а другое маркграфу и магу на ней жениться. Да уж, можно сказать Вовану в этом больше повезло, понравилась девушка и подбил клинья.»
        Саша снова, но теперь уже через Сергея, отдал ювелирам два десятка золотых монет и забрал первую партию искусственных камней. Взял разных и разной формы и огранки, чтобы показать Ларсу. Увидев камни, артефактор пришел в неописуемый восторг, и качеством камней и их огранкой. Был уверен, что Саша купил это «великолепие» у гномов за огромные деньги, на что Макаров только про себя посмеивался. Полевые испытания тоже прошли без проблем. Такие камни ничем не уступали природным аккумуляторам - вмещали в себя магический заряд большой мощности.
        Ларс даже предложил заменить камень в Сашином перстне, мол эти намного красивее. Но Макаров отказался, подумав - пуст в печатке с русалкой будет натуральный изумруд. Еще до поездки к Белому замку, артефактор вставил ему в перстень камень - аккумулятор. Изумруд с ноготь мизинца удачно расположился прямо на щите, что держала водная дева.
        По меркам нашего мира конечно немного отдавало причудой нувориша, пожелавшего вставить дорогой натуральный изумруд в серебряный перстенек. Но здесь, это смотрелось дорого и прагматично, так как теперь перстень амулет «силы» увеличил емкость заряда в несколько раз.
        Теперь, самые простые серебряные кольца или кулоны, которые Саша брал у ювелиров в качестве заготовок и из которых Ларс делал амулеты, стали стоить в несколько раз дороже с вставленными в них камнями. Ларс даже уверял Сашу не продавать такие нужные и красивые камни, а оставить их в своей сокровищнице, но Макаров огорошил его, сказав что через неделю привезет еще в два раза больше. Ларс и раньше, видя десятки килограмм серебра лежащие в сокровищнице, считал Сашу одним из богатейших людей, что когда либо видел, а теперь и совсем не знал как оценить такое богатство.
        - Да не надо ничего оценивать, - махнул рукой Саша, - самые большие и красивые камни оставляй, для своих - тоже амулеты сделаем, а помельче и похуже вон в заготовки вставляй, на продажу пойдут.
        - Похуже? - чуть не задохнулся от возмущения артефактор, - да я такой точной огранки ни разу в жизни не видел! Это просто чудо какое-то!
        - Ну чудо - не чудо, а как минимум, дюжину крон нам заряженный амулет с таким камнем в казну принесет. - похлопал его по плечу Саша и успокоил, вернее попытался успокоить возбужденного артефактора, - И не переживай, Ларс, мне эти великолепные камни, обходятся намного дешевле, у меня с гномами свои взаиморасчеты.
        «Ну еще бы, если даже грубо прикинуть, то при продаже серебряного колечка с таким вот камушком, мы минимум имеем пятьсот - шестьсот процентов прибыли! Хотя, может Ларс и прав, не стоит делать их много на продажу - завалим рынок и сами снизим на них цену, да и вопросы могут возникнуть у знающих людей, ведь даже гномы пока не умеют делать такую точную огранку.
        Ладно, поставим цену на такие амулеты повыше и продадим десятка два, остальное для своих нужд будем делать. Вон тому же Вовану, с Герхардом подарю, Лаэрту, да лэрам тоже достойный подарок будет. Тут только зарядка такого амулета пару золотых будет стоить, а нам она бесплатно обходится и вообще без каких-либо усилий. Занес в комнату с лабиринтом, расположил в каменной чаше, где энергия концентрируется и через десяток минут забирай уже полностью заряженные. Хотя… зачем каждый раз бегать и таскать туда на зарядку новые или разрядившиеся амулеты? Ведь можно попробовать создать такое энергетическое поле, подцепив его к уже протянутому из комнаты с лабиринтом „магопроводу“. -пришла ему на ум внезапная идея. - Надо сейчас же попробовать!»
        Саша поднялся к себе в комнаты на второй этаж замковой башни и бегло осмотрев вещи, взял коробку из-под кожаных ботинок. Он еще в первый месяц купил себе с десяток пар удобной обуви - и берцы, и спортивного вида полуботинки, и даже матерчатые кроссовки, чтобы бегать по утрам.
        С пустой коробкой спустился в подземную лабораторию, где огромное помещение освещалось магическими светильниками и приступил к изготовлению своей задумки. В общем-то задумка была проста как два пальца, Саша уже давно заметил, что если пустить магическую энергию по двум серебряным проводам и держать их на расстоянии нескольких сантиметров, то между ними создается повышенный фон, который периодически прошивают изумрудные молнии.
        Макаров подвел магопровод, что шел к светильникам, к коробке, а внутри сделал разветвление и пустил провода из технического серебра по боковинам - по три провода с каждой стороны. Потом замкнул цепь, снова дав питание на магические светильники на стенах и под потолком гигантского подземелья. А в коробку положил несколько новых колец-амулетов, изготовленных Ларсом, но еще не заряженных в комнате с лабиринтом.
        «Ладно, пусть полежат несколько часов, а там гляну - есть какой эффект или придется все амулеты заряжать по старинке, таская в комнату с лабиринтом. Так, а мне бы с Якобом переговорить. Пойду его поищу.»
        Якоба не удалось найти в течение четверти часа. Кто-то из гвардейцев утверждал, что поручитель маркграфа отправился в поселок к рыбакам, разбираться с поставками продуктов в форты, кто-то говорил что видел Якоба отправляющимся в Тихую гавань на торговом корабле, а Вова пожал плечами и предположил, что парень описывает выделенную молодому ярлу Олафу в ленное пользование землю.
        Макаров уже хотел плюнуть и перейти к другим делам, а потом вспомнил про нейроморфный анализатор троров, ну то есть про штуковину в своей голове.
        «А чего это я, осел такой, не использую его способности. Во-первых хотел же кодекс у Ларса забрать и изучить самому, уж с анализатором за несколько дней осилю язык на котором написана книга. А во-вторых, если мне удалось прицепить метки к людоящерам преследовавших меня в каменоломнях, то скорее всего можно и некоторых людей на острове пометить, чтобы не искать их когда нужны и точно знать, где кто находится. А вот сейчас и попробуем и подопытным кроликом у нас выступит… - он огляделся и на глаза ему попался Вова Большой и сэр Герхард. - Ага, вот они и побудут кроликами. Ладно, рыцаря вторым пустим, а поэкспериментируем на Вове.»
        Впрочем сам эксперимент для Вовы прошел совершенно безболезненно и даже незаметно. Саша сосредоточил на нем взгляд и дал мысленный приказ анализатору прикрепить к Большому метку, подождал с минуту и думал уже, что ничего не получилось, ведь его друг так и стоял во дворе замка. А потом мысленно хлопнул себя по лбу.
        «Ну, а что я еще ждал? Чтобы у Большого над головой имя и уровень с полоской жизни отобразились? Это же не игра!»
        Саша вывел перед глазами карту местности и сразу увидел на ней мигающую желтым точку. Изменил масштаб и теперь все место перед глазами занимал двор замка с мигающим огоньком. Сфокусировал на нем свой взгляд на пару секунд и получил всплывшую надпись:
        «Выберите степень дружелюбия или враждебности биологического объекта.» - рядом с надписью шкала со стоящим посередине, на «нейтральном» значении бегунком.
        Саша передвинул бегунок в крайнее левое положение и Большой засветился ровным зеленоватым светом.
        «Дружественный биологический объект» - прочел Макаров и через мгновение появилась новая надпись:
        «Желаете присвоить объекту имя или порядковый номер?»
        Саша хмыкнул и не мудрствуя лукаво так и подписал зеленую точку на полупрозрачном экране - «Большой».
        «Определение помеченных объектов будет идти через прибор накопитель пси-энергии, поэтому радиус поиска увеличивается до девяти целых, пяти десятых мили (15,2 км.).»
        «Хм… неплохо-неплохо, пол острова радиус поиска охватывает. А если мне на середину острова выехать, то и весь Риген можно просканировать.»
        - Саня, че с тобой? - удивленно спросил у него подошедший Вова. - Стоишь уже пару минут с остекленевшим взглядом. Все у тебя нормально?
        - Да задумался просто, - махнул рукой Макаров и обрадованный своей удачей побежал на террасу, где все тоже самое проделал с новоиспеченным рыцарем-гвардейцем.
        «Вы еще не знаете, а вот вы где у меня, голубчики! - потер он радостно руками. - Теперь любого в два счета найти смогу. Теперь к Капчику схожу, может там и Олафа увижу. Да и этого неуловимого Джо - Якоба найти и „пометить“ нужно.»
        Через некоторое время он так же пометил и Якоба с Олафом, и лейтенанта Капчика, и своего побратима и даже почти всегда сидящего в своей подземной лаборатории Ларса. Ну так… на всякий случай.
        Когда довольный своими новыми возможностями найти любого из своих друзей, он вновь спустился в подземную лабораторию, то застал там озадаченного артефактора разглядывающую обувную коробку.
        - Господин, Александр, что это? Какой-то новый эксперимент?
        - Ну, а то! - Макаров подошел и открыв крышку достал один из лежащих там амулетов.
        Зажал его в кулаке и сосредоточился. Если раньше он скорее интуитивно определял степень заряда амулета, то есть, мог только сказать полностью заряжен амулет, разряжен наполовину, почти полностью или разряжен совсем. То теперь анализатор выдал точную степень его зарядки - двенадцать с половиной процентов.
        - Оп-па, есть контакт! - ухмыльнулся Макаров похлопав от чувств Ларса по плечу. - Работает коробочка-то!
        Другие амулеты имели точно такой же заряд.
        «Значит независимо от количества амулетов в коробке, зарядка идет с одинаковой интенсивностью.» - понял Саша.
        - А что это? - снова спросил его Ларс, удивленно показав пальцем на обувную коробку с серебряными проводами внутри и снаружи.
        - Это, друг мой, камера «Макарова», то бишь камера моего имени, потому как я вроде ее и изобрел. - шутя объяснил ему Саша. - Чтобы не бегать и не носить новые и старые разряженные амулеты к лабиринту, мы будем оставлять их на денек тут. Больше десятой части зарядки на всех амулетах, всего за час с небольшим. А ведь объем, у этого амулета с вставленным в него фианитом-аккумулятором, весьма большой. Маг средней руки, такой амулет дней пять бы заряжал, а у нас - раз и готово!
        - Просто гениально, мне даже в голову такое не пришло, - не поддельно ахнул Ларс. - и главное это же просто… ну как…
        - Ага, как два пальца! - подсказал ему Макаров.
        Отличное настроение от удач в изобретательстве и новыми возможностями, что давал ему прибор древних, омрачил отъезд валашского княжича.
        Димитр показал Макарову свернутый трубочкой листок желтой плотной бумаги с остатками поломанной сургучной печати.
        - Вот, батюшка прислал сообщение, что проблемы у нас в княжестве. Сильно не конкретизировал, но что-то там с пропавшим неделю назад торговым караваном и ухудшением отношений с нашим соседом - Остией, одним из северных королевств. Я прошу вас господин маркграф, войти в мое положение и отпустить на некоторое время, пока я не помогу отцу разобраться с навалившимися на него неприятностями. - он мотнул головой. - Половина моих солдат останется в вашем распоряжении, гарнизон заставы в Селиноре и гарнизон форта на побережье будут нести оставшаяся полусотня.
        - Ну что же, - не стал спорить с княжичем Саша, - я думаю ваша просьба отпустить вас на некоторое время обоснована. И похвально, что оставляете полсотни своих воинов. Я надеюсь, вы быстро уладите возникшие проблемы и вернетесь на Риген. За Селинор, ваши солдаты получили повышенное жалование…
        - Господин маркграф, мы готовы отказаться от премии, так как месяц еще не окончился, а половина валашцев не смогут какое-то время быть у вас на службе. - перебил его княжич неправильно истолковав Сашины слова.
        - Да я не о том, Димитр! - поморщился он. - Ваши солдаты получили премию, а вы нет. Вот вам подарок, лично от меня. - протянул он княжичу серебряную сигулу с вставленным в центр семиконечной звезды желтым фианитом. Охранный амулет и полностью заряжен.
        - Что вы, милорд, это очень дорогой дар! - Димитр покрутил амулет в руке и искусственный кристалл заискрился от солнечного света падающего из большого остекленного окна. - Это же желтый бриллиант, он один стоит целое состояние! Да еще такая безупречная огранка камня.
        - Димитр, кто более достоин носить сигулу с дорогим камнем, как не вы, потомок древнего княжеского рода? Да и мы знаем друг друга уже довольно, вы были мне верным другом и соратником в военном походе, считайте это мой вам дружеский дар и зовите меня просто Александр.
        Саша протянул молодому княжичу руку, про себя не без удовольствия отметив, что тот назвал его милордом, как бы признавая над собой господином. Раньше он на такое бы вовсе не обратил внимания, но окунувшись в эпоху феодализма, сам все более постигал тонкости общения основанные на принципах сюзерен-вассал. Да и не жалко было простого серебряного амулета с желтоватым фианитом. Кто знает, когда княжич сможет вернуться на Риген и вернется ли вообще? Уж лучше подарить дорогую здесь вещицу в качестве подарка, чтобы заручиться поддержкой наследника трона одного из западных княжеств. Дипломатияс…
        - Спасибо, ми… Александр! - Димитр на мгновенье растерялся, но потом с чувством, крепко пожал протянутую Сашей руку. - У меня не так много настоящих друзей, но поверьте, я буду верен нашей дружбе, что бы не ожидало нас впереди.
        Следующие несколько дней Саша был полностью занят проблемами внутренней отделки, как таверны на побережье, так и строительства новой деревни которую расположили на берегу реки, в трех милях от старого замка. Там уже было две дюжины домов-срубов и теперь решили поставить водяную мельницу, колесо и жернова которой будет крутить река.
        Потом Вован пригласил его на помолвку с девушкой северянкой и хоть саму свадьбу они планировали сыграть в конце весны, но все же традицию с помолвкой нарушать не стали. Вова купил своей невесте красивое колечко, которое Ларс сделал амулетом здоровья, а Саша подумал про новый дом для своего друга. Куда ему жену вести, не в рыбацком же доме жить некоторое время пока дом строится? Значит вот еще одно из неотложных дел - взять на контроль строительство большого дома для Большого. Вот такой каламбур.
        Потом он посетил заставу в далеком владении и проконтролировал завоз товаров в выстроенный торговый пост.
        Потом решил расширить спортзал в подземелье, благо циркуляция воздуха там была продумана и сделана еще древними. Вместе с Вованом они купили теннисный стол, два боксерских мешка и полдюжины простых силовых станков с грузами и штангами на стойках-держателях.
        Потом самолично забирал изготовленные приятелями-выпивохами небольшие зеркала в деревянных рамках. Не забыв проверить качество изготовленного товара и выдать работникам заработанные деньги.
        Потом снова контролировал поставку множества ящиков с разнокалиберными гвоздями и скобами, стеклом и фанерой и снова отправлял груз до своего острова на плотах по Руду. Жаль, что заказанный им паровой корабль был еще не готов.
        От рутины навалившихся дел, его отвлек пришедший через неделю корабль, с которого на берег сошла стройная кареглазая девушка в светлом платье.
        Глава 25
        Тара - столица Валашского княжества. Родовой замок князей Бакори.
        Большая стрела с черно-серым оперением просвистела совсем рядом, оставив царапину на черненом наплечнике. А ведь шла точно в шею, сработал магический амулет ожегший холодом грудь под многослойным акетоном.
        - Осторожнее, ваша светлость! Вас могут ранить. - Прикрыл его щитом один из воинов охранителей.
        - Оставь, Имар. Сегодня все мы умрем, какая разница чуть раньше или чуть позже? - Усмехнулся старый князь и подтянул перевязь меча. - Да и на излете она. Далеко еще стоят.
        - Умрем, милорд, - согласно кивнул опытный воин, - но вам раньше всех умирать нельзя. Это опечалит наших солдат и наоборот - вдохновит, если князь будет стоять с ними плечом к плечу при штурме.
        - Да ты философ, Имар, я и не предполагал. Раньше ты все больше помалкивал, а тут нашел, что сказать. - Удивленно хмыкнул Болеслав.
        - Так не по чину было, ваша светлость, солдату рот разевать, вот и помалкивал. Но вы же знаете, настоящему мужчине всегда есть что сказать. - охранник указал рукой в кожаной проклепанной железом перчатке. - Они вынесли лестницы в передние ряды, сейчас начнут.
        - Лучникам изготовиться к стрельбе по секторам, арбалетчикам бить прицельно по всадникам и тем кто несет лестницы! - Секундой позже раздалась громкая команда командующего гарнизоном рыцаря Ольверта.
        Вновь, пронзительно зазвучал сигнал горниста - «враг у стен». Глухо щелкнула тетива скорпиона и один из тяжелых всадников в двухцветном сюрко вылетел из седла пронзенный насквозь тяжелой стрелой. Тут же раздались выстрелы других башенных скорпионов и больших осадных арбалетов, прорежая именно конных хусариев. Одетые в цвета Фарнхельмского флага - черно-оранжевые сюрко с изображением вепря на груди, это были лучшие воины Казимеша, его тяжелая конница, его сила и его гордость.
        - По крайней мере, они дорого заплатят за наши жизни, Имар. - глядя на лежащие под стенами замка, тела первых убитых фарнхеймцев, сказал князь.
        - То так, милорд, но хотелось бы взять подороже. - Ответил воин и напоказ потрогал большим пальцем отточенное лезвие своего боевого топора.
        - Кто мешает? - хмыкнул князь.
        Он глянул на башню над которой развевался флаг Валашии - белый сокол на фоне лазурного неба. С башни ему помахал его сын Димитр. Он отдал короткую команду, одновременно махнув рукой и тут же прозвучал еще один не стройный залп осадных арбалетов и двух скорпионов стоявших на центральной башне, собирая кровавую жатву среди тяжелых всадников и стоявших в первых рядах воинов неприятеля. Нет, свою жизнь сегодня они продадут по хорошей цене. Князь тяжело вздохнул.
        «Вот только, я совершил большую глупость. Так опростоволоситься на старости лет, а ведь считал себя умудренным жизнью и убеленным сединами мужем.»
        Он вызвал сюда своего единственного сына - княжича Димитра. Вызвал на неминуемую гибель, сам своим собственным решением прервав сегодня старинный род Бакория.
        Не предполагал он, что Казимеш решится на захват Валашии и события понесутся галопом словно взбесившийся жеребец. Всего пару седмиц назад, разграбили большой торговый караван вышедший из Тары и направлявшийся в северные территории королевства. Тогда Болеслав и предположить не мог, что через две недели армия под предводительством одного из фаворитов великого князя Казимеша пана Каховецкого будет штурмовать его родовой замок. Он и вызвал сына с частью дружины, для того чтобы сопроводить несколько других обозов с товаром. Думал, что первый караван был разграблен дезертирами или бежавшими наемниками из армии Казимеша. Еще, князь хотел отправить своего сына уладить возникшее недопонимание с королем Остии, ведь именно тот был дальним родственником по матери и духовным родителем Димитра, первым прочтя молитву и осенившим святым знаком младенца.
        Но на деле, все обстояло гораздо хуже. Два часа назад, как только на взмыленной лошади из приграничного форта прискакал посыльный и объявил, что от Большого Лирнейского перевала к Таре приближается огромная армия Фарнхельмцев, он наедине переговорил с сыном. Почти час, он убеждал княжича, пока не поздно покинуть замок и вместе с сестрой отплыть на остров Риген. Он приводил все разумные аргументы, просил и даже умолял, но тот остался тверд в своем решении.
        Димитр не пожелал в опасности оставлять отца и покидать земли княжества, сбегая от предстоящего побоища. Тогда Болеслав смирился. В конце концов его сын давно стал мужчиной и воином и это его, и только его выбор. Зато, сын поддержал его когда Болеслав выбрал пятьдесят самых опытных воинов и велел спасти княжну и княжеские регалии - государственный флаг, княжескую печать, небольшой позолоченный церемониальный щит с нанесенным эмалью изображением белого сокола на лазурном фоне и княжеский венец. Жаль его сын никогда не наденет корону, ну что же он сам сделал свой выбор. Если сегодня спасется его дочь, то в ее детях все одно будет течь кровь рода Бакория, а ее будущий муж и их дети наследуют титул князей Валашских.
        Именно Димитр убедил его отправить Агату не в Северные королевства, а на Риген, с правителем которого он сдружился. Охарактеризовав маркграфа Александра как очень богатого, но в то же время благородного и справедливого человека. То, что владетель Ригена был очень состоятельным, князь и так понял увидев его подарок сыну - большую серебряную сигулу с восхитительным золотистым алмазом в центре семиконечной звезды. Один только столь искусно ограненный камень, тянул на полтора десятка золотых солидов - огромное состояние для небольшого княжества.
        Когда на дороге ведущей с перевала показались первые конные отряды, а со стороны приграничного форта и монастыря братии святого Альвертиса потянулись дымы, наверняка стало ясно, что и на благословенные земли старого княжества пришла война. Болеслав крякнул рассматривая поднимающийся к небу толстый столб дыма от горной обители. А ведь две дюжины монахов проживающих там вполне могли откупиться от пана Каховецкого, открыв тому ворота и отдав бочки с выдержанным бренди, что варила братия на монастырской винокурне из местного винограда. Но куда там - их настоятель слишком своенравен и ревностен святым догматам, чтобы поклониться вторгшимся в родные края чужакам.
        Он скорее выльет на землю так дорого ценимый в Северных королевствах напиток и встретит солдат врага огнем из своего магического жезла, чем примет нового господина. После такого пан Каховецкий вряд ли оставит его в живых, но может спасутся другие братья из горной обители. Комит Великого князя давно прославился тем, что прослыл бескомпромиссным и жестоким командиром своей хоругви, без раздумий, за малую провинность вешая своих солдат и без зазрения совести выжигавший целые провинции неприятеля.
        Подземный ход вел из подвала угловой восточной башни, до церкви девы Вергуны, чья красная черепичная крыша весной утопала в цветущих вишневых и яблоневых деревьях. Старому князю было немного жаль, что он более на увидит цветущих садов Валашии. Хотя, что жалеть? Он видел их десятки раз за свою долгую жизнь. Никому не отнять, его воспоминаний.
        Его дочь, несколько человек свиты и полсотни воинов, уже прошли по подземному переходу. Сумеют ли они уйти незамеченными от конных патрулей хусариев, а если их заметят, удастся ли отбиться от всадников и спасти княжну? Болеслав осенил себя знаком святого круга.
        «Прошу всех светлых богов, только об одном - даруйте моей дочери Агате спасение и жизнь. Сегодня я и мой сын погибнем, но она должна остаться в этом мире.»
        Фарнхельмцы не стали заморачиваться изготовлением тяжелого тарана и ломать ворота барбакана, ведь потом еще предстояло захватить узкий мост и пробить еще одни ворота. У защитников было достаточно времени, чтобы завалить двойные ворота каменными блоками и наполненными бочками, да и стены замка были не столь высоки, всего три-четыре человеческих роста. Бывалые вояки, такие стены перемахнут на раз, главное добежать и приставить одну из трех десятков тяжелых лестниц с железными крючьями, которые так непросто потом откинуть шестами и алебардами. Выкопанный, лет шестьсот назад ров, уже лет двести как не обновлялся и был почти не виден, представляя из себя небольшую канавку идущую в двух десятках шагов от стены.
        Бывалые воины Южной хоругви в сильно поношенных и выцветших сюрко сначала неспешно, затем все набирая темп, устремились к родовому замку князя.
        - Залп! - Скомандовал лейтенант и десятком секунд позже, когда стрелы лучников собрали щедрую жатву из бегущих к стенам воинов неприятеля: - Далее, стрелять по готовности!
        Десятки воинов неприятеля, споткнулись и упали, сраженные стрелками со стен. Даже уронили несколько больших лестниц, но в общем это мало повлияло на начало штурма, слишком много было нападавших и слишком мало защитников. Чуть больше двух сотен дружинников и сотня гвардейцев, против полутора тысяч штурмующих стены солдат.
        Князь еще два часа назад послал всадника в Будлаву с приказом местным стражникам со всех ног бежать в замок, но из нескольких десятков городской стражи успело только семеро. Хотя, как он может винить людей, у которых дома жена, дети, а то и старые родители? Кто потом, позаботится о твоей семье?
        Да и не все действительно успели, уже через час конные разъезды хусариев стали кружить вокруг замка, отсекая всякое сообщение и помощь осажденным. Надо сказать, что пан Каховецкий не стал дробить свое войско, разделяя его для захвата двух городков, видно не хотел оставлять за спиной дружину князя, поэтому Болеслав искренне надеялся, что Агате удалось ускользнуть.
        Лишь бы большой грузовой корабль, на котором прибыл его сын с полусотней, был еще в порту Будлавы. Сам князь был в этом совсем не уверен судя по царившей панике среди мирного населения. Ведь не секрет, что когда захватят родовой замок и перебьют остатки стражи в обеих городках, пан Каховецкий как всегда даст сутки на разграбление поверженных.
        Люди готовы были отдать любые деньги, за самое ветхое корыто лишь бы уплыть в Вардосс или хотя бы, до ближайшего портового города Остии. Но есть еще его личный корабль, небольшой восемнадцати ярдовый кнорр. В капитане и команде он был уверен, но переживал только за то, что на нем смогут уплыть только половина вышедших из замка беглецов. Хотя если с Агатой поплывут помимо свиты хотя бы две дюжины выделенных воинов морские грабители вряд ли рискнут нападать. Своей целью они выбирали грузовые корабли купцов, где охрану груза осуществляло полдюжины человек команды, да два-три нанятых воина наемника.
        Беглецы, по приказу князя, забрали государственные регалии, три дюжины самых ценных книг из княжеской библиотеки, а так же штемпели для чеканки валашских монет за которые отвечал распорядитель двора и хранитель печати господин Рувво.
        Еще, помимо всадника посланного в Будлаву к капитанам кораблей, князь послал еще одного в горную медеплавильную мастерскую с приказом старшему мастеру, тайно зарыть в одной из шахт все уже отлитые медные слитки, поджечь мастерские и озаботиться бегством, спасая себя и свои семьи. Болеслав сам не верил, что из этой затеи что-то выйдет, но не оставлять же врагам, словно подарок - медеплавильные мастерские и около тысячи фунтов уже выплавленной меди.
        Началось все не так давно, всего пару недель назад с захвата первого валашского обозов с зерном, вином, тканями и медью, идущего в Северное королевство. Потом пропал торговых корабль с тканями и янтарем - который так охотно покупают алхимики Хишпани и Ниппона. Старый князь подозревал, что перехватили груженное судно как раз у скалистых берегов Фарнхельма. Болеслав выслал герольда с письмом князю Казимешу, с просьбой разобраться в данной ситуации. До столицы Фарнхельма Штайнвальда было всего два дневных конных перехода, отправленный гонец и шестеро его сопровождавших кнехтов назад не вернулись, хоть по общепринятым законам, посланники считались лицами неприкосновенными.
        Хотя, кого он пытается обмануть? Болеслав вновь вздохнул. Началось это все почти шесть лет назад, когда первые три из семи Великих княжеств оказались втянутыми в войну. Мелкие же княжества, такие как Валашия становились просто разменной монетой и плацдармом для дислокации войск перед нападением на соседа. Уже через год воевали все Великие княжества.
        Валашии повезло, она находилась не между двумя воюющими государствами, а с краю. Да и с Остией, до недавнего времени у них были добрососедские отношения, иначе Валашия давно была бы втянута в войну на той или иной стороне.
        Раньше товары княжества хорошо раскупали на юге - в Фарнхельме, Дакии, Вельдии. Караваны княжества доходили даже до Велленгена. Но когда началась эта затяжная война, возить товары на юг стало опасно, поэтому и приходилось возить товары только северянам. Даже на пути в Алавию, что не превосходила территорией их княжество, пошаливали шайки дезертиров и подавшихся в леса обнищавших голодных кметов.
        От других государств Валашию отделяли Лернейские горы, а с востока княжество омывалось теплыми водами Срединного моря. На самом деле вся Валашия, это просто большая долина отделенная от соседей горным хребтом. Два городка - столичная Тара, где и располагался родовой замок князей Бакори и приморская Будлава. Хотя от столицы до приморского городка было не больше семи миль, примерно столько же было и от самой Тары до Большого Лернейского перевала. Всего два городка, примерно три дюжины крестьянских хуторов и около дюжины рыбацких деревушек на побережье. Если вглубь территория простиралась на полтора десятка миль, то побережье княжества тянулось на все тридцать.
        Вот такая небольшая страна, основным производимым товаром в которой было зерно, ткани и добытая в горных шахтах медь, на втором месте - вино, сидр и пойманная рыба. Еще на побережье находили достаточно янтаря, чтобы торговать и им. Даже алхимики Вардосской империи с большой охотой покупали морской солнечный камень.
        Так как в маленьком княжестве добывалась медь, проблем с собственными разменными деньгами не было. Медные крейцеры и гроши чеканились прямо в подвалах родового замка, но Болеслав старался не штамповать монеты сверх меры, чтобы не вызвать обесценивание собственных денег.
        Раньше княжество было больше, но Узкая долина и земли за перевалом уже много лет как были захвачены Великим княжеством Фарнхельм и поэтому, торговые караваны, да и просто путешествующие должны были уплатить пограничные подати таможне находившейся в каменном укреплении, так же в старые времена принадлежавшим Валашии.
        Но тот захват «межгорья» и горной крепости был лет двести назад и все давно смирились с таким порядком вещей. А раньше, купцы из Валашии могли свободно, по своей земле, проехать как в северные территории где находились Северные королевства и два десятка вольных баронств, так и в парочку княжеств, помимо княжества Фарнхельм.
        Помимо меди, в стародавние времена в горах попадалось самородное золотишко и даже изумруды, поэтому венец князя был медный, с семью золотыми зубцами - символизирующими семь воплощений создателя-демиурга и с семью крупными изумрудами по ободу, также как медь и золото, найденными в местных горах. Этой короной венчались на княжество два десятка князей из рода Бакория. Уже намного позже, в короне добавились серебряные дубовые листочки красиво обрамлявшие изумруды.
        С началом всеобщей войны и так не богатая жизнь в маленьком княжестве стала еще сложнее. Частенько через перевал или горные ущелья забредали шайки дезертиров, которые вели себя словно медведь на пасеке - брали все, что понравится и делали все, что захочется. Врывались в избы и дома, грабили лавки торговцев и простое население, а то и убивали посмевших возразить им хозяев. Поэтому дружина князя последние годы не бездельничала, совершая ежедневное патрулирование практически по всей территории. Так же пришлось немного увеличить стражу обеих городков и разрешить в деревнях собирать при необходимости до трех десятков вооруженного ополчения.
        Еще, нескончаемым потоком, через перевал из разоренных войной земель, шли беженцы. Малая часть из них оседала в валашских селениях, на правах наемных работников. Конечно участь батрака поденщика, порой работающего за миску похлебки и ночлег - не завидна, но всяко лучше чем быть убитым или насильно призванным под знамена одного из князей-правителей.
        Конечно официально, перевал был перекрыт и всех беженцев с той стороны перевала, грабили еще раз и либо сразу вешали, либо давали шанс искупить свое бегство, вступив в ряды Фарнхельмских пикинеров. Но все равно, люди бросали повозки и просачивались мимо патрулей рыскающих по перевалу и по козьим тропам, лишь бы сбежать от молоха затянувшейся и все опустошающей войны, пробирались в Валашию.
        Как уже упоминал Болеслав, пару недель назад солдаты великого князя Казимеша, стали грабить направляющиеся на север торговые обозы и захватывать грузовые корабли. А три дня назад под стенами родового замка появился отряд Фарнхельмских всадников хусариев, числом около полусотни. В традиционных для конницы великого княжества черно-оранжевых, сильно потрепанных сюрко с вышитым на груди вепрем.
        Во главе отряда, был рыцарь в кованной черненой кирасе и стальном шлеме украшенным черными перьями. Посланцы великого князя вели себя крайне нагло, всячески провоцируя стражу и дружинников князя. Но Болеслав, прекрасно понимая, что будет завтра, схватись сегодня его люди за оружие, приказал им молчать, не отвечая на выкрики и не прикрытые оскорбления. В конце-концов, рыцарь отвязал от седла и кинул к воротам замка кожаную торбу с торчащим из нее свитком и смачно сплюнув, повел свой отряд обратно к пограничному перевалу. Болеслав полагал, что так Казимеш послал свой ответ, на просьбу разобраться и вернуть захваченное, но он ошибся. Свиток из желтой плотной бумаги, был более широкого содержания.
        Захваченные товары упоминались только вскользь, как компенсация за бремя военных действий которое Великое княжество Фарнхельм несет на своих плечах защищая земли неблагодарной Валашии, от подлых врагов не знающих пощады. Поэтому великий князь Казимеш воспылав братской любовью к роду Бакория, брал Валашию под свою руку. В течении двух седмиц князю Болеславу предписывалось собрать и отправить через перевал еще один обоз. Далее шло перечисление всего, что должно отправить в Фарнхельм - стадо не менее трех дюжин голов крупного рогатого скота, три тонны зерна, две тонны овса, полдюжины бушелей виноградного вина, дюжину бушелей пива и пятнадцать центалов соленой рыбы.
        Также не позднее прошествия месяца, отправить отдельный обоз со слитками чистой меди, общим весом не менее тонны. А также собрать сумму, общим счетом не менее сотни серебряных дукатов, либо такого же количества золотых солидов.
        Отдельно прописывалось, что все возы и кони отправленных обозов, будут также реквизированы и останутся в ведении великой армии. Кроме того, предписывалось незамедлительно провести в своем княжестве набор рекрутов и поставить под копье не менее пяти сотен пехотинцев сформировав из них большой отряд ополчения и вооружив единообразно - круглым щитом с железным унбоном и восьмифутовым копьем с широким стальным наконечником, а также одеть всех в кожаный доспех и кожаный шлем, снабдив каждого пайкой на седмицу.
        Просто не мыслимо! Мало того, что князю одного из древнейших родов предъявлялись требования, словно попавшему в немилость наместнику провинции, так еще и требования были заранее не выполнимы. Ему предписывалось натурально ограбить собственный народ послав князю Казимешу большую часть запасов из прошлогоднего урожая, а каждого шестого взрослого, способного держать оружие, мужчину отправить на убой в войско Фарнхельма.
        Да и таких денег, будь серебром или золотом в казне давно не водилось. Местная же медная монета не имела хождения в других княжествах и могла быть использована только для переплавки, по весу и цене самой меди. Теперь понятно, что все эти письменные требования были лишь для того чтобы усыпить бдительность не ожидая внезапного нападения. Уже через три дня после вручения послания, огромное войско Южной хоругви перешло перевал и вторглось в благословенные земли древнего княжества.
        Из раздумий его вывел толчок в плечо и старческий голос придворного мага мейстера Феркуса:
        - Славная будет наша последняя битва. Несколько столетий нашему княжеству удавалось избегать войн. Настала пора расплачиваться за милость богов! - словно безумец захихикал маг.
        Его статусная, расшитая золотой нитью, пурпурная накидка была распахнута и князь увидел два засунутых за широкий пояс магических жезла, еще один старик держал в руке. Позади мага стоял его ученик - совсем еще мальчик, лет четырнадцати, не старше, хоть и довольно рослый для своих лет.
        - Зачем тебе три жезла, Феркус? Отдай хоть один своему ученику.
        - Было бы четыре, четыре и взял бы. - упрямо мотнул головой маг. - А парень пока лучше с луком обращается, чем с магией. Все-таки сын охотника. Замешкается и не успеет привести в действие жезл, а так пусть со стены стреляет - больше пользы. А я уж постараюсь использовать все, заберу с собой несколько жизней, может скидка на том свете мне будет. - снова захихикал маг, сверкнув горящими глазами.
        «Да он же дурман-травы курнул. Вот старый баран! Хотя чего его осуждать, на четверть часа его хватит, а там все мы уйдем в страну умерших. Старик хоть и не хватал с неба звезд, но при должном старании у него хорошо получалось оздоравливать организм, да и боевой жезл мог изготовить и зарядить. Средненький маг и это еще мягко сказано, но слишком долго он был моим советником, слишком о многих секретах может рассказать людям Казимеша. Старик конечно хорохорится, но под пытками или опоенный маковым молоком, все одно может рассказать много лишнего.»
        Болеслав сделал знак своему охранителю шевельнув пальцами в проклепанной перчатке.
        - Имар, скажи своим людям, что маг не должен попасть в плен.
        Опытный воин сдержанно кивнул. - А его ученик?
        - Мальчишка безобиден, ничего не знает. Да и маг он никакой. Чему он мог научиться за эти три месяца? Ему Феркус даже магический жезл не доверил.
        - Простите, ваша светлость, еще один вопрос. - Через несколько секунд спросил охранитель. - Ваш сын?
        Болеслав тяжело вздохнул и поиграл желваками, затем из стороны в сторону качнул головой. - Сегодня умрут все мужчины славного и древнего рода. - Он вытащил тяжелый полуторный меч из ножен и поудобнее перехватил рукоять.
        «Сегодня умрут многие, но он, старый маг и его сын умрут точно.»
        Как не обливалось кровью сердце Болеслава, когда он кидал взгляды на квадратную башню барбакана, где его сын командовал обстрелом врага из крепостных орудий, но оставлять в живых Димитра никак нельзя. Если он, пусть даже сильно раненый, да хоть еле живой, попадет в руки солдат пана Каховецкого, княжество Валашское перестанет существовать. Пусть не пытками, так с помощью магии его вынудят подписать отречение в пользу Великого князя, сделав свободное княжество одной из далеких провинций Фарнхельма.
        А когда, маленькое княжество на законном основании присоединится к землям Фарнхельма, титул его дочери не будет стоить и обгрызенного яблока. В случае смерти обоих мужчин из рода Бакори, их славное княжество просто оккупировано врагом. Значит, будет теплится надежда когда-нибудь, может с помощью императора или северных королей освободить эти земли и посадить на трон кого-то из наследников, в чьих жилах будет течь кровь рода Бакория.
        Князь мотнул головой отгоняя тяжелые мысли. - Зато сегодня можно биться без оглядки на полученные раны. Отрубят руку или ногу? Плевать, амулет здоровья поможет перетерпеть боль в течении нескольких минут, а амулет силы поможет сражаться и с одной рукой. Вовсе нет страха остаться безногим обрубком, или обезображенным ударом неприятельского топора в лицо, страшилой. Это последняя битва, предки князя включая его отца и деда смотрят на них и ждут, поэтому опозориться никак нельзя. Нельзя показать малодушие или даже малую трусость, сегодня нужно завершить земной путь и уйти достойно.
        Справа и слева прекратили щелкать спускаемые тетивы луков и арбалетов, в паре шагов от князя за каменное ограждение зацепились железные крюки приставной лестницы, а дюжиной секунд позже показалась голова вражеского пехотинца. Боевой топор Имара чуть замедлил движение, уступая право первого удара и князь с хеканьем опустил свой меч, разрубая череп врага надвое. Мертвый солдат полетел вниз, а князь стряхнув первую кровь с клинка благодарно кивнул охранителю.
        - Спасибо Имар, ты дал мне первому открыть счет. - и тут же хохотнул. - Хотя, сегодня врагов хватит на всех.
        Тут и там зазвенела боевая сталь и послышались вскрики боли. Очередной штурмующий замок солдат раненым или убитым, с криком боли или молча, летел вниз, но князь видел, что на правой стороне от главных ворот, бой уже идет на самой стене. Болеслав глянул на большой барбакан, где стоял его сын и не без гордости смотрел пару мгновений, как Димитр орудует мечом, без жалости рубя штурмующих направо и налево.
        «Сколько они еще продержатся, четверть часа или треть, а может чуть дольше? Умереть в бою, но прежде забрать как можно больше жизней солдат этого напыщенного урода Каховецкого и хоть этим, напоследок досадить гонористому пану и его хозяину.»
        Князь вновь взмахнул своим мечом разрубая кожаный нагрудник и сбрасывая еще одного неприятельского солдата со стены. Не время размышлять, сейчас нужно только рубить - лишком много сегодня врагов под стенами замка и слишком мало защитников на его стенах.
        Глава 26
        Не так много времени понадобилось Саше, чтобы начать читать рукописную книгу легендарного мага. Четверть часа он вглядывался в текст, пока прописные знаки руницы древних стали складываться в слова, а позже и понятные ему предложения.
        Не просто читал труд мага-воина, но и анализировал написанное, делал пометки у себя в голове, почти после каждого описания амулета или боевого заклинания, с помощью прибора древних увеличивая коэффициент полезного действия амулетов или эффективность заклинаний. Изучил кодекс начиная с вступления в «Артефакторику» - первую часть книги и заканчивая послесловием к разделу боевых заклинаний, где Альвертис предостерегал магов в превращении в чудовищ, коим чуждо сострадание и человечность. Писал он, что не должно дар данный свыше, использовать в корыстных целях, превращая себя в эгоиста действующего только в своих интересах. Ну, что сказать, с этим не поспоришь, Саша был полностью согласен с автором кодекса - власть дарованная магическим даром может любого испортить.
        А еще Макаров теперь понимал Ларса, с помощью анализатора древних в своей голове, он тоже стал видеть энергетические линии накладываемых знаков в воздухе. Пусть несколько секунд, но это давало огромное преимущество перед обычными магами, действующими скорее по наитию и оттачивающими свое мастерство с помощью бесчисленного количества повторений одного и того же заклинания. Саше же было достаточно пару раз начертать в воздухе знаки и объединить их в общее заклинание и он с помощью анализатора видел все свои просчеты и видел как улучшить плетение. Доводя свои действия до отточенности и совершенства.
        Даже простейшее боевое заклинание «воздушного кулака», он улучшил и теперь, сконцентрировавшись и разгоня внутреннюю энергию мог наносить удары невидимым «кулаком» даже за пару метров до цели. А на формирование «копья тьмы», которому его обучил побратим, у него в отличие от самого Лаэрта уходило в два раза меньше времени. Макаров буквально за три секунды формировал сгусток темной энергии и молниеносным импульсом посылал его на расстояние до ста двадцати метров, на треть дальше своего учителя. Практически смертельный выстрел, только для повторения этого заклинания нужно было сложить из знаков и активировать довольно длинное заклинание, так что пускать такие копья со скоростью автомата не выйдет. Это скорее однозарядное ружье в кармане.
        Хотя успехи и в артефакторике и в боевых заклинаниях были просто потрясающими, Макаров не стал хвастаться ими перед Ларсом или своим побратимом и уж тем более ничего не говорил Климу или его отцу. Зачем вызывать ненужную зависть? Он и сам чувствовал, что становится сильнее, обретая знания, умения и с каждым днем все увеличивая свой внутренний магический резерв - то бишь ману.
        От дальнейшего изучения волшебной книги и оптимизации уже изученных заклинаний, его отвлек Герхард, доложивший что в порту причалил большой грузовой корабль с людьми прибывшими из Валашского княжества. Тогда Саша впервые увидел княжну Агату. Легкая, словно точеная фигурка, под светлым платьем, выразительные карие глаза и чувственная, чуть грустная улыбка.
        «Блин, Санек, не нужно снова влюбляться с первого взгляда! В прошлый раз это кончилось совсем не хорошо.» - напомнил он сам себе.
        - Там корабль причалил из Валашии, много раненых солдат, несколько семей переселенцев и княжна Агата со свитой. - доложил сэр Герхард.
        - Княжна? - не понимая посмотрел на рыцаря Саша. - Какая еще княжна?
        - Родная сестра княжича Димитра. - пояснил командир гвардейцев. - Но я с ней не разговаривал, мне это их начальник стражи сказал, лейтенант Воджетич.
        - А сам Димитр? - на этот Сашин вопрос Герхард только помотал головой. - Если раненых, говоришь, много значит война у них там? А где сам Димитр, неужели княжич погиб?
        - Не знают они, и княжич Димитр и их отец князь Болеслав остались оборонять замок. Но я думаю, если бы дела были не столь плохи, то не отослали бы молодую княжну сюда. - пожал рыцарь плечами. - Раненые, а их наверное, две дюжины не меньше, пока в форте у Капчика. Говорят, к кораблю с боем прорывались.
        - Хорошо, там их и разместите. Если есть тяжело раненые, то распорядитесь, чтобы укол «сияющего» им сделали. А сама княжна и свита, где сейчас?
        - Так в гостинице при таверне, четыре лучших нумера сняли, а остальные беженцы и солдаты на постоялый двор подались.
        - Что, так много народу с княжной прибыло? - удивился Саша.
        - Да нет, милорд, - пожал плечами Герхард, - Сама княжна, две служанки, лейтенант дворцовой стражи - тоже из дворян и распорядитель княжеского двора, очень важный дедок. Всего пятеро, ну и солдат пять десятков. Это если вместе с ранеными считать. - пояснил лейтенант.
        - Слушай, Герхард, а мне как быть? - немного растерялся Саша. - Самому их встречать идти или тут ждать?
        - Ваше сиятельство, да откуда же мне знать? Я же сам с титулом без году неделя, - покраснел Герхард, но думаю самому вам не стоит идти, ну вроде как унижение небольшое. Вы ведь не знакомы? Они должны сами визит владетелю нанести и представиться. Хотя княжна родная сестра Димитра… да не знаю, я! - со вздохом пожал плечами рыцарь.
        - Блин, с этим этикетом вашим, в конец запутаешься. - недовольно буркнул маркграф. - Ну не в тронном зале же с короной на голове их ждать, или так надо?
        Но сэр рыцарь только показал недоумение на лице и вновь пожал плечами.
        - Милорд, ну не силен я в международном этикете. Вы кого другого спросите.
        - Ага, кого? Капчика, который всю жизнь мечом махал или Якоба, который вообще в деревне вырос? Ладно, разберемся. - махнул он рукой со вздохом. - Что там, княжна, красивая?
        - Очень! - снова покраснел его лейтенант.
        - Ну, а чего молчал? Мне же переодеться нужно! - вспомнил Макаров про свой ежедневный наряд - зеленую цифру и берцы. - Ты, Герхард, пока два десятка своих ребят в сюрко одень и как валашская делегация прибудет, то выстрой их во дворе замка почетным караулом. И на кухне предупреди, чтобы вино с закусками подали, как попрошу. - крикнул он уже в след убегающему командиру гвардейцев.
        «Так, и как их встречать, в тронном зале с короной на голове или выйти во двор, как радушный хозяин? - задумался Саша. - Вот кто бы подсказал, ну не к Климу же за советом бежать! Пожалуй встречать сестру своего друга сидя на троне, это уже перебор. Но переодеться по такому случаю в парадное одеяние, все одно нужно. - решил Макаров.»
        Не успел переодеться, как снова пришел сэр Эр-Бокк.
        - Милорд, от княжны пришел солдат. Спрашивает, будет ли угодно, вам принять княжну Агату через час?
        «Да что же так официально-то все! Вот ей-ей, какого косяка запорю в общении с этой дамой… или девушкой?»
        - Слушай, Гера, а как к княжне нужно обращаться? Она же не замужем?
        - Нет, не замужем. - помотал головой лейтенант, - К незамужней титулованной особе, по имени и обращаться - леди Агата. Была бы замужем, тогда по родовому имени мужа.
        «По родовому имени мужа? … а по фамилии, то бишь! - понял Саша рассуждения лейтенанта. - Значит, леди Агата. Хорошо, что я вчера из дома пакет с фруктами припер, да и вина дорогого дюжину бутылок, через Сальфаторе взяли. Будет чем княжну и валашских дворян угостить.»
        Через час Макаров во дворе замка сам встречал прибывших на остров валашцев. Он надел свой рыцарский плащ с двумя стилизованными львами вышитыми серебряной нитью - подарок лэра Вардиса. А сейчас парадный плащ смотрелся еще дороже, так как Герхард и Капчик в благодарность за свое награждение, подарили ему пять шкурок черных соболей, что привозят торговцы поморяне. Рыцарь и новоиспеченный лейтенант убедили Сашу, что нужно непременно пришить дорогой мех к вороту и по краю капюшона, чтобы подчеркнуть свой статус владетеля большого острова. Плащ скрепил золотой фибулой в виде совы, что подарил ему гномский принц, а на плечи чуть ниже роскошных соболей, накинул золотую цепь владетеля Ригена, с серебряным жетоном - гербом острова.
        «Надеюсь не слишком вычурно выгляжу? А то, чувствую себя Димой Зверевым в расшитом висюльками и блестяшками сценическом костюме. Хотя, че сказать - так-то красавец!» - Саша оглядел себя в большое ростовое зеркало, поправил бархатный берет с золотой кокардой и остался доволен своим видом.
        Сопровождали княжну двое мужчин, видно те самые дворяне - седобородый дедок, распорядитель княжеского двора и молодой лейтенант с тонкими щегольскими усиками - начальник дворцовой стражи.
        Княжна Агата было молода, на вскидку лет девятнадцати - двадцати, не больше. Хотя, лэр Вэллора намного его старше, а выглядит как ровесник, если не моложе. Фигурка у девушки скорее спортивная, но грудь явно ближе к третьему размеру, чем к второму. Карие глаза, вьющиеся каштановые волосы и приветливое, открытое лицо. Светлое платье и меховая накидка на плечах. Саше девушка сразу очень понравилась, даже на некоторое время потерял дар речи разглядывая ее, а потом понял это и закашлялся, почувствовав неловкость.
        - Ваше сиятельство, господин маркграф, - важно вышел вперед седобородый дедок, - я распорядитель княжеского двора и хранитель государственной печати, Матиуш Рувво. - он поклонился приложив левую ладонь к сердцу. - Позвольте представить вам мою госпожу, леди Агату из старинного княжеского рода Бакория.
        Девушка чуть склонила голову: - Добрый день, ваше сиятельство, господин маркграф!
        - Зовите меня просто Александр леди Агата. - кивнул головой в ответ Макаров. - Ваш брат Димитр, хоть формально и состоит у меня на службе, но мы дружны с ним.
        - Ваше сиятельство, господин маркграф! - поклонился Саше молодой лейтенант и представился сам: - Радек Воджетич, второй лейтенант дворцовой стражи.
        Саша кивнул и лейтенанту, а потом показав рукой на вход в замок пригласил делегацию валашцев: - Добро пожаловать на остров, господа и…леди Агата. - чуть замешкался он. - Давайте пройдем в зал, выпьем вина, отведаем фруктов и мясных закусок.
        «Вот, я баран безрогий! Сначала, наверное, нужно было княжну пригласить, а потом уже остальных, кто с ней прибыл!» - начал переживать Саша, сетуя на незнание этикета и свои возможные ошибки.
        Агата была поражена только войдя в замок владетеля этого острова, в широком коридоре, который скорее всего вел на кухню горело несколько огоньков-светильников, как и рядом с широкой каменной лестницей. И все бы ничего, в их замке тоже горели светильники и фонари, но тут все светильники были магические. А когда она вместе с господином Матеушем и господином Радеком вошли в большой зал, где был накрыт стол, то и вовсе на минуту потеряла дар речи. С дюжину ярких магических огней отражалось в нескольких, просто огромных зеркалах.
        Эти зеркала в золоченых рамах, были даже выше ее роста. Сколько же может стоить только одно такое зеркало, если отец за два зеркала эльфийской работы, каждое всего в пару локтей высотой, отдал дюжину золотых дукатов. «Всего лишь!» - про себя усмехнулась девушка. А когда отцу доставили купленные в Кайре зеркала, они казались ей верхом великолепия.
        «Сколько же денег у этого разодетого индюка, если он так выставляет на показ свое богатство? Может пускает пыль в глаза? Хотя нет, один его плащ, расшитый серебром, украшенный драгоценной заколкой и отделанный черными соболями чего стоит, еще цепь с большим серебряным амулетом, да и на руках серебряные перстни с изумрудами. А эти огромные зеркала в тронном зале! Еще бы корону на голову напялил. Знала бы, что маркграф встретит нас разодетый как павлин, так хоть матушкины серьги с сапфирами надела, а то выгляжу совсем как простушка!
        Димитр, вроде говорил, что Александр ставленник императора, может таким образом он хочет показать ей, что совсем не ровня каким-то князьям из крошечного княжества? Но брат, очень хорошо отзывался о маркграфе, это он убедил отца, что пока они будут держать осаду ей нужно на какое-то время уплыть на Риген, где правитель, к которому он поступил служить со своей сотней, благородный человек и его друг. Хотя служит этому Александру ее брат, а не наоборот.
        Да и все равно, в своем простом платьице и заячьей накидке чувствую себя словно бедная деревенская дурочка, в гостях у своего дядюшки городского менялы. Ничего, отец дал ей с собой целых пятьдесят золотых монет, куплю себе красивую меховую накидку и закажу новое платье. И в следующую их встречу, еще надену матушкины серьги и бабушкин большой перстень, покажу что тоже не из бедной семьи.»
        Маркграф Александр угощал их разными неизвестными экзотическими плодами, видно привезенными с Южного континента, наливал дорогие вина. Стыдно сказать, но Агата сегодня впервые попробовала шоколад, про который раньше только слышала. Она даже хотела с равнодушным видом проигнорировать новомодное лакомство, показать, что не будет набрасываться на его угощения как простушка, но любопытство взяло верх и она попробовала небольшой кусочек. А потом, не смогла сдержать себя и съела еще несколько сладких и ароматных ломтиков, за что в душе корила себя.
        После, посещения замка маркграфа, она заперлась в своей комнате и достала отцов кошель, с целой грудой золота. Правда теперь солидов было не полсотни, а сорок пять - три монеты они заплатили капитану большого грузового корабля, а еще две ей обошлись четыре лучших комнаты арендованных на седмицу, в гостинице при таверне. Правда в эту стоимость входило и трехразовое питание, и ванна, каждый вечер наполняемая слугами горячей водой, в специальной ванной комнате. Дома она обходилась большим кувшином теплой воды, но тут не смогла устоять и заказала водные процедуры предложенные ей хозяйкой таверны.
        «Так, сколько можно взять денег, на пошив платья и покупку красивого манто - пять, или даже семь монет?»
        Она вовсе не транжира и все тратить не собирается, понимая что отец, скорее всего отдал ей все наличные монеты, что были у него в данное время, поэтому возьмет немного, только чтобы не ударить в грязь лицом перед этим богатеньким маркграфом, а остальное вернет отцу, когда осада закончится.
        В дверь постучал один из гвардейцев, что постоянно теперь находились в коридоре возле дверей ее комнаты.
        - Леди Агата, к вам господин Рувво! - успел выкрикнуть рослый парень, прежде чем его плечом оттер сухенький седобородый распорядитель их двора.
        - Простите меня, госпожа, вы верно отдыхаете с дороги, я как всегда не вовремя?
        - Все хорошо, пока подсчитываю предстоящие расходы, - улыбнулась девушка, показав на золотые монеты, что лежали на столе - проходите, Матеуш.
        - Госпожа, вы поступаете очень мудро, - чуть поклонился старичок, - я как раз хотел поговорить по поводу наших расходов.
        - Расходов? - переспросила девушка, удивленно глянув на советника отца.
        - Да. Вы верно слышали, что последние дни у вашего батюшки были некоторые проблемы с деньгами - пропал караван с товаром и часть средств пришлось уплатить по требованию короля Остии за… ну не суть важно. Но дело в том, что князь Болеслав немного задержал выплаты солдатам. С нами на остров прибыло двадцать пять гвардейцев из дворцовой стражи и двадцать пять воинов, что отобрал князь из армейцев. - старичок замялся, поджав губы, но Агата кивнула:
        - Да говорите как есть, господин Рувво, отец дал мне с собой достаточно средств. Не понимаю, почему он не заплатил солдатам своевременно. Раздал бы деньги всем солдатам, а уж оставшиеся монеты дал мне с собой.
        - Вы, госпожа, из своих средств сняли четыре комнаты в гостинице и я от всех благодарю вас за это, - снова чуть склонился старичок, - но больше половины солдат ранено, им требуются средства на лечение, да и за постоялый двор нужно внести плату. Они спрашивают, не могли ли вы, госпожа, выдать причитающееся им жалование за прошлый месяц?
        - Конечно, Матеуш, в чем вопрос! Вы ведь с Мартой тоже не получили выплату? Я же понимаю, что людям нужны средства на лечение и ночлег.
        - О, госпожа Агата, не беспокойтесь за нас с женой. У меня еще есть, кое-какие накопления, выдайте жалование простым солдатам.
        - Я выдам деньги всем, и вам, и солдатам, и Веронике. У нее сын, а муж погиб сопровождая тот злосчастный караван. Я и моя семья, тем более в долгу перед ней. Я выдам ей, и жалование моей служанки, и плату причитающуюся ее мужу. Давайте, Матиуш, вместе посчитаем деньги?
        - Да, госпожа! Я только схожу за своим письменным набором. - выскочил старичок из ее комнаты.
        - Сколько?! - Агата не поверила своим глазам, когда Матеуш вывел очиненным пером на листе плотной бумаги окончательную сумму. - Так много?!
        - Леди Агата, давайте я проверю подсчеты еще раз, - чуть виновато засуетился старичок и принялся вновь называть цифры оплат, водя по записям своим крючковатым пальцем. - двадцать пять солдат, каждому по восемь крейцеров ежемесячной выплаты и того, ровно десять солидов. Двадцать пять гвардейцев, по десять крейцеров за месяц службы, итого пятнадцать. - старичок чуть понизил голос и наклонился к девушке. - Господина Радека, тоже считаем?
        - Конечно! Я же сказала, всех и Радека, и Веронику, и вас с Мартой.
        Распорядитель вздохнул, но продолжил свои подсчеты.
        - Плюс тридцать крейцеров гвардейскому лейтенанту Радеку. Веронике восемь крейцеров и еще десять крейцеров за ее мужа. Ну и нам с Мартой тридцать.
        - Господин Рувво, - девушка погрозила старичку пальцем, - не нужно лукавить. Я же знаю, что вы получаете столько же, сколько и первый лейтенант. Только вам два солида и восемь крейцеров Марте.
        - Да вы же разоритесь, выплачивать мне на чужбине полную плату! Я распорядитель княжеского двора, а где он сейчас этот двор? Я, да две ваших служанки? Мне старику много ли нужно, тем более комнаты вы уже оплатили.
        - Давайте не будем спорить. Сколько всего вышло?
        - Двадцать девять солидов и шестнадцать крейцеров! - объявил распорядитель двора в окончание своих подсчетов.
        - Без четырех крейцеров, тридцать золотых монет! - вздохнула девушка и придвинула господину Матеушу большую часть лежащего на столе золота.
        Саша не находил себе места, он пригласил княжну и двух дворян из ее свиты на ужин, но девушка через посыльного гвардейца отклонила его приглашение, сославшись на усталость с дороги. Но она отказалась и от обеда на следующий день, а так же и от ужина! А потом тоже самое повторилось и на третий день пребывания княжны на острове.
        «Неужели я чем-то обидел ее? Вот баран! Видать ляпнул за столом что-то не то или чем другим оскорбил. А может, просто не понравился внешне? Эх, расспросить бы парня лейтенанта, что был с ней или того седобородого дедка, да как-то неудобно, вообще оскандалится можно. А может между ней и этим молодым хлыщом лейтенантом, что-то есть? Так-то он тоже дворянин. То-то мне этот гусь, сразу не понравился и он же на меня волком смотрел! Но не на дуэль же мне его вызывать, да и насильно мил не будешь.» - Макаров тяжело вздохнул и направился в свою комнату штудировать заклинания из кодекса легендарного мага воителя, рассудив, что чувства чувствами, а его занятия и практические тренировки никто не отменял.
        А еще через день, в Русалочью бухту снова вошел валашский корабль. Помимо трех дюжин валашских солдат и их семей, он привез княжне горестную весть, о падении Валашского княжества и гибели ее отца и брата. Если уж сам Макаров, узнав о смерти княжича Димитра переживал, что уж говорить о молодой девушке, которая разом потеряла всех родных, да и родного дома лишилась.
        Вечером в замок пришло вновь три человека. Уже знакомый ему седобородый старичок, лейтенант с перебинтованной рукой, лет сорока пяти на вид и армейский сержант с вислыми «моржовыми» усами, возрастом чуть постарше офицера.
        - Позвольте представить вам, господин маркграф, лейтенанта Лерника и сержанта Кобыляку.
        Саше пришлось прокашляться, чтобы сдержать смешок, слишком неожиданно прозвучала фамилия сержанта.
        - Чем могу быть вам полезен, господа? - посмотрел на них Саша. - Присаживайтесь. - показал он на стоящие у стены стулья. Но двое военных так и остались стоять, а на стул сел только седобородый Матеуш Рувво.
        - Гм… - поклонившись в пояс начал говорить худощавый лейтенант с седыми висками и с проседью в небольшой черной бородке. - Ваше сиятельство, господин маркграф, обстоятельства вынудили нас покинуть отчий дом и искать пристанища на чужбине. Но наше невысокое положение и скопленные, а вернее сказать не скопленные средства, - грустно усмехнулся он краешками губ, - не позволяют жить в праздности, а наоборот искать новое место службы. Вам нужны опытные солдаты, господин маркграф? Я лейтенант городской стражи, а сержант был полусотником в княжеской дружине.
        - А леди Агата не будет против, что я нанимаю на службу ее солдат?
        - Э… вовсе нет, - мотнул головой худощавый лейтенант, - леди Агата, сама дала нам добро искать новое место службы.
        - Вот как? - на несколько секунд задумался Саша. - Господин Лерник…
        Лейтенант кашлянул и поклонился, - Извините, ваше сиятельство, возможно мое звание ввело вас в заблуждение, но я не дворянского сословия. Просто Квинт Лерник, еще раз простите меня.
        - Ничего, - махнул рукой Саша, - значит, своим трудом и своей службой доказали, что достойны офицерского звания. Мне нужны опытные солдаты. Сейчас службу на рынке, в порту, у торговых складов и главной и еще единственной улице строящегося города несут армейцы лейтенанта Капчика, но городская стража нужна уже сейчас. Сколько у вас стражников и все ли могут нести службу?
        - Сейчас на острове три десятка моих стражников. Многие из них ранены, но тяжелых нет, половина могут приступить к патрулированию улиц уже завтра, а половина самое большее через две седмицы, когда полностью излечатся. Но я уверен в ближайшие дни на остров прибудут еще десять - пятнадцать человек из городской стражи. Вы возьмете всех?
        - Ну если вы, лейтенант Лерник, ручаетесь за всех своих людей, то всех и возьму. - кивнул Макаров. - Вы умеете писать?
        - Да, ваше сиятельство, моя мать была грамотна, обучила читать и писать и меня. Я думаю, это умение тоже в большей мере повлияло на мое продвижение по службе.
        - А вы пишете и на общеимперском?
        - Ну да, - Лерник удивленно переглянулся с седобородым старичком, - Валашия же, как и все княжества западного континента входила в состав старой империи. - он вновь поклонился. - Простите, ваше сиятельство, за мое пояснение и не примите его за дерзость.
        - Ну хорошо, осмотритесь, погуляйте по рынку, меж торговых складов, сходите до нового поселка на реке и напишите свои предложения по устроению службы. И бросьте, лейтенант, я тут всего четвертый месяц и прибыл издалека, так что во многом профан, так что поучайте сколько угодно, в рамках приличия конечно. - засмеялся Макаров и потом став серьезным спросил у Лерника. - А чего это ваш приятель, Кобыляка, отмалчивается? Он не хочет наниматься на службу? Зачем же тогда он пришел?
        - П-простие, г-господин маркграф-ф! - от волнения стал заикаться покрасневший словно рак сержант. - Не горазд я говорить, я себя в другом покажу, в своей службе.
        - В другом покажите? - снова засмеялся Макаров, признаться эти визитеры немного развеяли его дурное настроение, - Ну хорошо, что ваша фамилия не Ржевский.
        - А-а? - не понимая о чем речь вытянул шею вислоусый ветеран.
        - Да был такой… - махнул рукой Саша, - Не берите в голову. У меня на службе осталась полсотни ваших земляков, они стоят военным гарнизоном чуть южнее. Несут службу в одном из деревянных фортов на побережье и заставе на мощенном тракте. Княжич Димитр за себя оставил сержанта сотника, пойдете к нему под начало, как и были полусотником? И сколько у вас солдат, наберется полсотни?
        - Конечно, ваше сиятельство, с превеликим удовольствием пойду. - чуть не до земли склонился ветеран. - Сейчас на острове, около трех дюжин солдат, некоторые ранены, но тяжелых только двое, - погрустнел он, - остальные могут приступать к службе.
        - Подождите, у вас двое тяжелораненых солдат и вы молчали? Сказали бы сразу, давно бы вылечили.
        - Это из сегодня прибывших, - снова вздохнул вислоусый, - не бросать же их было, тем более что и семьи сюда перебрались, есть кому ухаживать.
        - Как вас звать по имени, сержант?
        - Бирко, Бирко Кобыляка, ваше сиятельство. - чуть приробел пожилой сержант.
        - Вот, что Бирко, я дам распоряжение, к тебе подойдет один из наших разведчиков - Пауль, он умеет делать внутривенные инъекции. И меня зовите просто милорд.
        - Чего вы говорите, ва…милорд? - снова испуганно вытянул шею полусотник.
        - Пауль тебя найдет и твоих раненых полечит. - повторил Саша. - У вас все? Тогда не задерживаю. - когда сухощавый лейтенант, его простоватый приятель сержант и поднявшийся со стула хранитель печати направились к двери, Саша громко сказал:
        - А вас, господин Рувво, я попрошу остаться!
        Лейтенант на мгновение замер, сержант вздрогнул, а сам старичок втянул голову в плечи и вздохнув снова направился к облюбованному стулу, вырезанному местным мастером краснодеревщиком.
        «Ничего, Штирлиц, сейчас я тебя колоть начну! Попробую у старичка вытянуть побольше и про леди Агату и про хлыща лейтенанта.»
        Глава 27
        Валашское княжество, окраина столицы, несколькими днями ранее.
        Филенчатая дверь отворилась и в нее заглянул детина с черной бородой, растущей от самых глаз. На кожаном ремне в ножнах висел большой нож и у правого бедра болталась тяжелая дубинка.
        - Чего тебе, Сыч? - спросил скупщик краденного у своего охранника, который служил у него второй десяток лет.
        - Там этот пришел… из солдат фарнхельмцев, ну с кем вы давеча о покупке сговаривались. И с им еще двое. - и чуть понизив голос добавил: - Один из них, больно матерый, сержант мечник. Не доверяю я им, хозяин.
        - А кому сейчас вообще можно доверять? - притворно вздохнул скупщик и развел руками. - Фолле предупреди пусть тоже во дворе будет, сами с Игнасом на выходе стойте, если что не так пойдет подможите. На стороже будьте, как всегда в общем.
        Толстый скупщик краденного по кличке Студень, восседал на широком массивном кресле, изготовленном мастером краснодеревщиком на заказ, на обычный стул его объемный зад вряд ли бы поместился. Впрочем, он очень не любил когда его называли скупщиком и намекали на краденное, сам он предпочитал называть себя простым торговцем. Его некогда богато обставленный кабинет подвергся разграблению, когда несколько дней назад княжество захватили фарнхельмцы.
        Впрочем, большую часть имущества его слугам удалось загодя припрятать в тайном подвале. Но все одно, он с грустью оглядел свой просторный кабинет, в котором осталось его большое сиденье которое не уволокли фарнхельмцы, по причине его неподъемности, а еще оно не проходило в дверь. Еще посередине комнаты стоял обшарпанный стол с тумбами, за которым он сейчас сидел и старый стул, что стоял напротив.
        «Ничего, ничего, когда отсюда уйдут фарнхельмские свиньи, все снова вернется на круги своя.» - с надеждой и болью подумал скупщик.
        Помимо затронутых патриотических чувств, коими Студень не был сильно обременен, у него было много других причин ненавидеть вторгшихся на его родину захватчиков. Ну, как уже упоминалось, они вынесли из его дома все его вещи и почти всю мебель и теперь ему, словно наемному батраку-поденщику приходилось спать на соломенном тюфяке брошенном прямо на пол. Они вычистили все его кладовые, забрали мешки с зерном и сухим горохом и даже выгребли из ларей весь овес. Хотя впрочем, зачем ему теперь овес, если его коня тоже увели из конюшни. Коня было жалко, но конным ему было не вырваться из Тары сквозь разъезды конных хусариев, скорее всего его бы догнали и убили.
        И особенно бесило, то что застрелили его сторожевого пса, который был на привязи и вообще не мешал мародерам резвиться в его двухэтажном доме. Выходит застрелили просто так, ради забавы! Но по большому счету, Студень был рад, что в его доме не было женщин служанок, которых точно не оставили бы без внимания пьяные солдаты. Да и был благодарен светлым богам, что пьяное быдло, просто ради смеха, не подпалило его дом, пока сам он с одним Сычом прятался в лесистых предгорьях Лирнейского хребта. Разграбление Тары и Будлавы шло сутки, которые как и обещал, дал своим солдатам комит великого князя.
        Проживающий в конце улицы мелкий торговец из скобяной лавки, не успел сбежать и попытался защитить себя и свою семью, в итоге пьяная солдатня перерезала всех, включая его детей, старуху мать и старого слугу, а потом и спалили дом, когда выгребли из него все пожитки бедолаги торгаша. Студень сам понимал, что он еще легко отделался, лишившись только части нажитого имущества. Но любви к оккупантам ему это не добавляло.
        «Фарнхельмские свиньи! - вновь он про себя обозвал их. - Недаром на вашем флаге вышита лесная свинья. Ничего, придет время вы ответите и за моих коней, и за моего пса, я вам все припомню, да и другие жители княжества ничего не забудут.»
        Дверь отворилась и в комнату вошло трое солдат. Двое были в простых стеганках и шлемах из дубленной кожи, а вот вошедший последним был опоясан мечом и поверх длинной кольчуги на нем было оранжево-черное сюрко. Стальной круглый шлем цервельер, что носят фарнхельмские пехотинцы, сейчас был снят и подвязан к поясу.
        - Проходите, проходите, господа солдаты! - горячо поприветствовал их хозяин дома и даже чуть приподнял со стула свои объемные колышущиеся телеса. Маска брезгливости и неприязни на его лице сменилась на широкую заискивающую улыбку. Он указал на единственный стул стоящий перед его столом и с сожалением покачал головой и тяжко вздохнул. - Жаль, что всю мою мебель реквизировали ваши сослуживцы.
        - Не плачься, Студень, тебе все еще есть куда приткнуть свою жирную жопу. - оскалился самый здоровый из пришедших.
        Его большой угловатый череп был выбрит, да и бороды здоровяк не носил в отличие от своих приятелей. Разве что у сержанта мечника она была коротко пострижена и ухожена, а у третьего, самого мелкого солдата - рыжая и всклоченная. Через все его лицо и через левый глаз прикрытый черной повязкой, шел багровый шрам. На кожаном ремне висели ножны с большим широким ножом, из-за которого он и получил свое прозвище.
        - Рад тебя видеть Тесак! - раскинул свои руки торговец, словно готов был обнять явившегося головореза.
        - Все в силе, как и договаривались? Ты набрал нужное количество золота?
        - Конечно господа, мое слово дорогого стоит, раз уж обещал… пришлось конечно влезть в долги. - снова тяжело вздохнул хозяин.
        - Это хорошо. - качнул головой сержант мечник, - он стрельнул своими серыми льдистыми глазами по сторонам и задержал взгляд на дальней двери. - Кто еще в доме?
        - Только мой старый слуга. - заверил его торговец и крикнул: - Кармадон, покажись господам военным.
        Из дальней двери спустя несколько секунд вышел сгорбленный седой старик и шаркающей походкой прошел в угол хозяйского кабинета, где и примостился на какой-то ящик стоявший в углу.
        Сержант удовлетворенно кивнул и уселся на единственный стул, его сопровождающие остались стоять рядом.
        - Выкладывай золото, барыга. - процедил он взявшись рукой за рукоять меча.
        - Торговец, просто торговец с вашего позволения. - снова чуть поклонился хозяин дома заискивающе улыбнувшись. - Я извиняюсь, а амулет при вас?
        - Конечно, за кого ты нас держишь? - протянул ему большую серебряную сигулу здоровяк. - Как договаривались, Студень, никто не узнает, что мы тебе продали?
        - Прислушайся к его словам… просто торговец и если решишь взболтнуть, то помни - я с удовольствием вырежу тебе болтливый язык после того, как отрублю голову. - пригрозил ему сидящий на стуле мечник.
        - Я все понял, - вскинул руки торговец, - не извольте беспокоиться, господа военные - буду нем как рыба. Да и этот прекрасный амулет, уже через пару дней, покинет границы нашего княжества.
        Он вынул из кармана монокль - толстое, чуть желтоватое стекло в медной оправе и принялся изучать серебряный амулет.
        - Просто великолепно! А какой огранки алмаз! Кармадон! - позвал он старика и когда мечник повернулся в сторону слуги, чуть вытащив меч, пояснил успокаивая солдат: - Мы просто проверим, заряжен ли амулет и все.
        Старик слуга повертел сигулу в руках, потом сжал ее в кулаке и застыл на несколько секунд.
        - Амулет новый, хозяин, и залит энергией чуть не под самое горлышко.
        - Да? - торговец снова повертел в руках драгоценную вещицу и обратился к сержанту, как главному в этой троице. - Десять золотых солидов, господа.
        - За дураков нас держишь? - зашипел мечник сузив глаза. - Пятнадцать, не меньше!
        - Господин сержант, пятнадцать он возможно и будет стоить в лавке мага, где нибудь в Остии или Вардоссе, но для меня это слишком большая цена. Никто вам не даст больше, даже в Штайнвальде. Но так и быть, я пойду вам на встречу и прибавлю один золотой.
        - Ладно, демоны с тобой, жирный ублюдок. - кивнул мечник и скорее потребовал, чем попросил: - Прибавь два, я все равно заберу себе половину, и по три монеты выйдет этим дармоедам.
        Хозяин тяжело вздохнул и мелко закивав достал из кошеля еще две золотые монетки, а потом перевернув его потряс показывая, что отдал все свои сбережения. Потом он убрал сигулу в карман своих объемных одежд и разложил золотые солиды на четыре столбика.
        - Вот шесть, три и три. - показал он на валашские монеты.
        - А нормальных денег у тебя нет? - поморщился мечник. - Еще часть у менял потеряем, когда будем менять их на золотые Великого княжества.
        Торговец развел руками и как бы оправдываясь произнес: - Золото, оно везде золото. - а потом посмотрел на здоровяка и кивнул глядя тому в глаза: - Я выполнил свою часть сделки Тесак!
        В тот же момент мелкий рыжебородый солдат бросился на своего сержанта обхватив тому руки, не давая вскочить и вытащить меч из ножен. В руках у здоровяка, словно по волшебству, появилась гаррота и он накинул ее на шею мечнику. Его руки напряглись показав вздувшиеся мускулы, пальцы сжимали и тянули в стороны деревянные рукоятки крепкого плетеного шнурка.
        Уже через два десятка секунд сержант перестал сучить ногами и его выпученные и налившиеся кровью глаза неподвижно уставились в потолок, а посиневший язык вывалился изо рта.
        - Ну вот и все! - кивнул лысый здоровяк, поправив чуть съехавшую повязку на пустой глазнице. Потом небрежно столкнул тело сержанта на пол.
        - Сдохнул урод - меньше хлопот! - оскалившись гыгыкнул его мелкий сослуживец.
        - Ага, достал он всех, но глотку перерезать было бы попроще, - потрогал он свой тесак на поясе, - но ничего и так с упырем быстро управились.
        - Не люблю крови, лучше так. - поморщился торговец, подвигая монеты рыжебородому, который тут же занял место на стуле, вместо своего лежащего на полу командира и принялся считать вслух, по одной перекладывая золотые кругляши.
        - Посчитай, пока деньги, Кулик, а я у нашего упыря карманы проверю. - наклонился лысый здоровяк над телом мечника, а потом глянув на хозяина дома с благостным спокойствием наблюдавшим за только что совершенным убийством, вроде как стал оправдываться:
        - Я же этот амулет у княжича на руке нашел, когда уже трупы из замка вытаскивали. Его, даже когда кольчугу и дорогой акетон стягивали, никто не заметил - за рукав нижней рубахи зацепился, а я нашел. А этот упырь прознал и долю потребовал, хотя я обо всем с тобой, Студень, уже два дня назад договорился. Я вот думаю, что кое-кто взболтнул лишнего, - покосился он на своего мелкого приятеля, но тот замотал головой.
        - Я ничего не говорил, Альвертис мне в свидетели, этот гад сам нас будто насквозь видит, - пнул он ногой лежащее тело.
        - Ну вот, тоже прибавка вышла, - подкинул лысый на ладони несколько крупных медяков и спросил рыжебородого встав у него за спиной: - Ну что, Кулик, все проверил?
        - Ага, - затряс тот свой клочковатой бороденкой, - ровно дюжина валашских солидов.
        - Дюжина? - вздохнул его сослуживец. - Жаль, что солиды в два раза легче имперских крон, да и марки северных королевств по весу больше. Ну да ладно, значит все как уговаривались, Студень?
        - Конечно, Тесак, мое слово крепче гномьей стали.
        - Ну так тому и быть. - кивнул одноглазый солдат и резко ударил своего сослуживца кулаком за ухо, отчего тот сразу обмяк и стал сползать со стула. Но Тесак придержал его за плечи, а потом обхватив голову мелкого крепкими руками резко крутанул в сторону. Раздался неприятный хруст позвонков и рыжебородый со свернутой шеей рухнул рядом с сержантом мечником. - Ну вот и ладушки, теперь уж точно, до конца, дело сделано. - улыбнулся крепыш.
        - Приятно иметь дело с обязательными людьми, Тесак. - торговец посмотрел на своего оставшегося в живых посетителя и взяв одну золотую монету сунул ее в свой карман. - Одиннадцать, как и договаривались?
        - Ну это все одно, лучше чем три или даже шесть, - усмехнулся здоровяк и сев на стул цыкнул слюной на рыжебородого, - ну и кто теперь тупой, мелкий ты ублюдок? - Потом не спеша подгреб поближе к себе одиннадцать оставшихся на столе золотых. - О трупах позаботишься, Студень, точно не найдут?
        - Я же сказал, все подчищу. - кивнул торговец. - Ты-то теперь куда, обратно в лагерь?
        - Зачем? С золотом-то в кармане! Сначала в Будлаву, а потом на лодке куда поближе к дому. Надоел этот промозглый северный ветер с гор, мокрый снег и ледяной дождь, да и война эта осточертела. Хватит с нее и одной жертвы, - показал он на закрытую повязкой глазницу, - не хватало еще и голову тут сложить. Зачем мы здесь, для чего? Чтобы князь наш Валашию ограбил и до суха выжал, еще солдат для войны нанял? Не, нахрен все, точно сваливаю!
        - Хороший ты человек, Тесак. Давай выпьем? Обмоем нашу удачную сделку.
        И не дожидаясь ответа толстяк достал из тумбы старого стола темную стеклянную бутылку.
        - Такого вина, ты точно не пробовал. Это темное эстурийское, с южных провинций. Треть золотого солида за одну бутыль. - потряс толстяк стеклянной бутылкой и поставив ее на стол следом выставил два простых оловянных стаканчика. Один пододвинул продавцу княжеской сигулы, с чпоконьем вынул пробку из уже початой бутылки, набулькал себе и солдату по полстакана.
        - Ну, за нас, Тесак, чтобы я эту вещицу выгодно перепродал, а ты вернулся богатым в родные края. - отсалютовал он здоровяку оловянным стаканчиком и первым с наслаждением отхлебнул дорогого вина.
        - Ух, и впрямь хорошо! - сказал одноглазый солдат. В два глотка он выдул свою порцию и со стуком поставил стакан на стол. - Ну пора мне. - потянулся он за лежащими на столе золотыми монетами.
        - Подожди, друг, не торопись, скажи, что ты видишь? - спросил его хозяин дома показав на стол.
        - Ну золото вижу, - ухмыльнулся здоровяк и пожал плечом. - Что еще? Свое сытое будущее, наверное.
        - Блеск золотых монет и вкус дорогого вина, вот чем ты, Тесак потешил себя напоследок. А я, как твой хороший друг, сделал последние минуты твоей жизни радостными и счастливыми.
        - Ах, ты слизень! - взревел одноглазый пытаясь вскочить и вынуть свой большой нож из ножен. Но уже через мгновение его единственный глаз налился кровью, он стал задыхаться и на уголках его губ выступила пена. - Жирная сволота… - прохрипел он прежде чем рухнуть рядом со своими уже остывающими дружками.
        Дальняя дверь открылась и из нее вышел сухощавый мужчина средних лет, с забинтованной правой рукой которую держал на перевязи. Его черная бородка и виски были уже тронуты сединой, но сам он стоял прямо, с расправленными плечами, что выдавало в нем старого служаку.
        - Браво, Студень! Все трое мертвы! Если бы не моя рука, то я даже поаплодировал бы твоему таланту. Признаться, я уже был готов выскочить из своего убежища и левой рукой всадить клинок в грудь этого здоровяка, но ты не сплоховал. Ты даже удивил меня, Студень. Я понял, что мало внимания уделял тебе в свое время, сдается мне, что ты провернул такое грязное дельце отнюдь не впервые!
        - Ну что вы на меня наговариваете, господин лейтенант? Я честный торговец и пошел на это… смертоубийство лишь из желания помочь вам.
        - Ой, не заливай, Студень, не надо. - поморщился лейтенант городской стражи. - Если тебе припомнить все твои грешки, то точно на петлю тянет.
        - Я надеюсь, что сегодня искупил большую их часть? - вздохнул толстяк, намекая на прошлые свои прегрешения. - Я ведь рисковал собственной головой.
        - Давай сигулу, я передам ее сестре погибшего княжича. - протянул лейтенант руку, а когда убрал в карман серебряный амулет, то поморщившись спросил у торговца. - И еще, Студень, не мог бы ты дать мне взаймы хотя бы пару золотых солидов. Я обещаю тебе, когда мы вернемся, то я не забуду про твои деньги и про оказанную мне и княжеской семье услугу.
        - На что, только не пойдешь, ради свободной отчизны, - вздохнул толстяк и протянул бывшему начальнику городской стражи пару золотых и буркнул: - Эдак я прогорю на таких сделках.
        - Не все приятель меряется деньгами. - похлопал его по плечу лейтенант.
        - Тогда вина, господин Лерник?
        - Ну уж нет, приятель, хочешь чтобы я лег рядом с этими фарнхельмскими свиньями?
        - Вовсе, нет, что за наговоры? Вино-то не отравлено, яд был в его стакане. Стал бы я портить бутылку такого замечательного нектара.
        - Все равно, я пожалуй воздержусь. Сегодня вечером мне нужно быть трезвым, чтобы погрузить на корабль несколько раненых стражников, их жен и детей. Ладно, прощай, Студень, надеюсь на скорую встречу. - махнул ему рукой лейтенант.
        - Впервые я буду рад этой встрече, если вы вернетесь как освободители, надеюсь вы не забудете, что я помог вам и вы теперь у меня в должниках?
        - Ты записал меня в должники, Студень, а не много ли ты на себя берешь? И сколько же ты хочешь за свои услуги?
        - Вы сами сказали - не все меряется монетами. Надеюсь, когда-нибудь и вы поможете мне. Удачи вам, господин Лерник - грустно усмехнулся толстяк и потянулся к стоящей на столе бутылке.
        Когда лейтенант ушел, торговец кликнул своего слугу:
        - Сыч, позови Фолле с Игнасом и прибиритесь тут, - указал он на трупы фарнхельмских солдат, - оружие и доспехи себе возьмете, но не светите пока, а то опознают.
        - Тоже, на заднем дворе прикопать?
        - Ну, а где еще? Только так, чтобы случайно не нашли, поглубже закапывайте и головы отруби, чтобы не восстали ненароком. - дал Студень указание своему заросшему бородой слуге.
        Пока раненые стражники, их родные и семьи погибших солдат грузились на корабль, Квинт Лерник, командир городской стражи стоял на каменистом берегу, смотрел на бьющие о камни волны и слушал как в свинцовом небе кричат чайки-поморники. Хотя за громким чином, за душой у лейтенанта не было практически ничего. Не нажил он себе богатств и даже самого захудалого дома не купил, так и жил в отдельной комнате при городской казарме. Да и в подчинении у него было всего-то восемь десятков городских стражников, поддерживающих порядок в Таре и приморской Будлаве.
        - Господин лейтенант, там кто-то идет! - доложил ему солдат наблюдатель, показав на перелесок.
        Лейтенант левой рукой выхватил перевешанный на правую сторону короткий гладий, но уже через пару секунд узнал фигуру в холщовом рыбацком плаще. Это был его приятель сержант из ветеранов стражников, которого он посылал в Будлаву, повидать кое-кого из старых знакомых.
        - Ну что там, Вацлав, есть какие новости?
        - Новости есть, Квинт и новости горькие для нас. - положил старый приятель руку на плечо лейтенанту.
        - Ну, не тяни, Вацлав, говори что еще случилось?
        - Всем мужчинам от пятнадцати лет и до пятидесяти, в срочном порядке нужно зарегистрироваться в столичной ратуше, где сейчас заседает военный комитет фарнхеймцев. Кто не явится в течение трех суток, то прилюдно будет порот на площади и помещен в подземелье замка.
        - Думаешь в солдаты всех погонят?
        - Ну, а зачем это затевается? Ясен пень, эти уроды всех от мала до велика загребут, свежее мясо в ряды великой армии. - зло сплюнул пожилой сержант. - Но это еще не все! Завтра фарнхельмцы будут прилюдно казнить всех раненых защитников замка. Уже виселицы по всей площади установили.
        - Ублюдки! - лейтенант схватился левой рукой за рукоять своего меча. - Сколько у нас воинов?
        - Не дури, Квинт, они этого и добиваются. - вздохнув помотал сержант головой. - С радостью повесят не только четыре дюжины раненых, но и всех, кто возьмется за оружие. Да и что ты сможешь сделать с тремя дюжинами стражников, половина из которых и на ногах-то не стоит? Прикрывая отход княжны, мы и так потеряли два десятка человек. Уводи народ на Риген, там объединитесь с нашими, авось вернетесь еще в княжество, чтобы подрезать сотню - другую фарнхельмских подсвинков.
        - А ты, Вацлав? Неужели ты решил остаться?
        - Да стар я уже для чужбины, отсижусь в каменоломнях, там они меня не достанут. Да и есть несколько ветеранов, что уже согласны ко мне присоединиться. Соберем малый отряд и будем делать редкие вылазки, чтобы тоже пустить кровь парочке дозорных. Все лучше, чем прозябать в обозе фарнхельмцев и ждать когда тебя подрежут дакийские всадники. А повезет, так соберем из рисковых парней отряд поболе, будем сами их обозы, да торговые караваны грабить. А вы вернетесь, там и вам поможем.
        - Прознают, что ты грабежом промышляешь, да их солдат убиваешь, так повесят твоих сестер с их детьми. Или их тоже в катакомбы уведешь?
        - Нет, что там бабам среди мужиков делать? Их хочу тоже на Риген отправить, но на этот корабль все не войдут. - ветеран глянул в глаза своему приятелю. - Пришлешь корабль еще за нашими семьями? Человек полста точно будет, а то и поболе. Может из наших кто еще объявится или из армейцев, так что желающие свалить отсюда подальше найдутся.
        - Пусть твой человек, через четыре дня, как солнце будет касаться верхушек гор, в эту бухту приходит. Не будет корабля через четыре дня, так потом каждый вечер приходит и ждет. Слово даю, соберем немного денег, чтобы было чем заплатить и отправлю корабль за вашими близкими. - пообещал ему лейтенант. - Ждите, и удачи тебе, старый друг! - Квинт крепко пожал руку старому ветерану. - Надеюсь вы не успеете загрустить в своих каменоломнях, как мы вернемся на родную землю.
        - Дай-то, всеотец, чтобы хоть через год вы возвернулись на родную землю.
        Глава 28
        Когда разговаривал с Квинтом Лерником и сержантом Кобылякой, тоже пометил их меткой анализатора древних, так, на всякий случай, все же удобно знать где кто находится. На распорядителя княжеского двора и хранителя государственной печати тоже нацепил магическую метку. Жаль, что в первую встречу не догадался проделать это с княжной и лейтенантом, теперь бы знал наверняка любовники они или нет. Хотя в личное лезть как-то подленько, но лучше узнать правду, чем мучится подозрениями уде третий день.
        - Господин Рувво, я оставил вас чтобы поговорить и прояснить для себя один вопрос, э… немного личного свойства. - попытался сформулировать мысль Макаров.
        - Я весь внимания, господин маркграф. - удивленно посмотрел на него старичок. - Что за вопрос?
        - Но я надеюсь этот разговор останется между нами?
        - Если это не касается Валашии и моей госпожи Агаты, а только меня, то несомненно! - горячо заверил его хранитель печати. - Все сказанное, останется между нами.
        - Ох, да как начать-то! - дернулся Саша. - Да вы-то мне зачем? Ну вернее, не то хотел сказать… и как нашему разговору не касаться княжны Агаты, когда я о ней вас и хочу расспросить?
        - Слушаю вас, ваше сиятельство. - еще больше напрягся старичок. - Конечно наше княжество захвачено врагом, но надеюсь вы не хотите отказать леди Агате в гостеприимстве на острове, узнав что ее отец и брат мертвы?
        - Что? А… нет, вовсе нет! - помотал головой Макаров. - Я буду рад и счастлив оказать ей самое искреннее гостеприимство. Но почему, она избегает меня? Почему, игнорирует все мои приглашения? - напрямую спросил Саша седобородого старика.
        - Она просто очень переживала за своих родных, а после известия об их смерти оплакивала отца и брата. Я думаю, через день-другой, она немного успокоится и примет ваше приглашение, господин маркграф.
        - Да? Я задам вам, господин Рувво еще один вопрос, но прошу вас, не принимайте его горячо и близко к сердцу, если по вашему мнению своим вопросом я оскорбляю госпожу Агату, то просто не отвечайте мне. Хорошо? И я заранее прошу меня простить, если он покажется вам оскорбительным.
        - Не понимаю, о чем вы, господин маркграф. Ну хорошо, я постараюсь. - немного подумав, осторожно ответил Матиуш.
        - Скажите, у нее есть… э, друг? Я имею ввиду, близкого друга.
        - Не совсем понимаю вас, ваше сиятельство. Если вы намекаете на любовника, то действительно оскорбляете мою госпожу! - чуть повысил он тон. - Леди Агата чиста как утренняя роса и никогда бы себе не позволила…
        - Простите, простите меня, друг мой! - вздохнул Макаров прерывая грозную отповедь. - Мне очень понравилась леди Агата, но она стала избегать меня и потому в голову полезли дурные мысли. Я вовсе не хотел оскорбить ее честь, просто думаю о ней и оттого не нахожу себе места. - признался Макаров. - Но не говорите ей ничего, прошу вас.
        - Ну хорошо. - кивнул головой старик. - Позвольте и мне задать вам прямой и откровенный вопрос, ваше сиятельство?
        - Конечно, господин Рувво и зовите меня просто Александр. Мы с вами беседуем приватно, да и вы мне в отцы годитесь, если не в деды. - улыбнулся Саша. - Спрашивайте.
        - Тогда и для вас, Александр, я просто Матиуш. И вы мне ответите с возможной прямотой, без всякого лукавства?
        - Ну конечно, - кивнул Макаров не задумываясь, - спрашивайте!
        - Я понял, что вам понравилась леди Агата и вы испытываете в отношении ее определенные чувства. Но насколько, вы искренне в своих чувствах? Если леди Агата ответит на ваши ухаживания, то не воспользуетесь вы ситуацией и ее доверчивостью? Какие у вас в отношении нее намерения и не предадите вы ее чувства?
        - Вот если честно, теперь я не совсем вас понял, Матиуш. Вы говорите, что если я буду ухаживать за леди Агатой и она ответит мне взаимностью, не предам ли я ее? То есть, намекаете, готов ли я пойти дальше? Почему нет?
        - Хорошо, Александр, тогда откровенность, за откровенность! Леди Агата очень переживает из-за своего нынешнего статуса, она княжна без княжества и без наследства. Сейчас все ее приданое - княжеский титул, который получит ее муж и медный венец валашского властителя. Ни денег, ни земель, ни десятков деревень с кметами, в чем будет ваша выгода от такого союза? Вот она и не доверяет вам, считает вас очень богатой титулованной особой. Человеком наделенным властью и который многое себе может позволить в отличие от нее. Вы были бы, даже слишком богатым женихом для ее бывшего положения, ведь вся Валашия по площади меньше вашего Ригена, а уж если смотреть сейчас… - старичок махнул рукой и утер выступившие слезы. - А ведь я ее знаю с пеленок, она нам с Мартой, больше чем госпожа. Понимаете, о чем я?
        - Конечно понимаю, - Саша чтобы успокоить старика, подлил вина в его стеклянный кубок, - только вы, Матиуш, правильно сказали - зачем мне все это, если это «все», уже у меня есть? И земли, и богатство, и власть. Мне интересна лишь сама Агата, а не ее наследство.
        Старик отпил вина, потом наградил Сашу долгим изучающим взглядом, казалось он хотел разглядеть все его потаенные мысли, а потом сказал:
        - Поклянитесь мне, Александр, что никогда не причините вреда моей госпоже, не нанесете и малейшего урона ее чести. И тогда, я буду полностью на вашей стороне.
        - Матиуш, я конечно, совсем не знаю леди Агату, но клянусь и обещаю твердо, что никогда не обижу вашу госпожу, не задумаю и не исполню в отношении нее ничего дурного. И прошу - верьте мне!
        Саша протянул руку седому старику, которую тот несмотря на возраст пожал весьма крепко.
        - Я верю вам, Александр! Как верил вам ее брат, господин Димитр.
        После откровенного разговора со старым человеком, у Саши «словно гора свалилась с плеч». Может он и сказал старику много лишнего, разоткровенничался и поддался чувствам, но не зря. Ему явно полегчало, он успокоился в своих терзаниях и метаниях, теперь просто считая это глупостями лезущими в голову.
        «Нужно спросить совета у Клима, он теперь человек женатый, - решил Макаров, - да и карта Селинора с берегом Облачного озера и Железной пристанью уже готова, нужно отвезти ему, как и обещал.»
        Ему повезло, лэра Климента он застал в Летней резиденции. Друг долго изучал отданные ему карты нового владения, а потом воскликнул, хлопнув Макарова по плечу:
        - Вот мы с отцом опростоволосились, тебя маркграфом сделав!
        - Чего это? - не понял Саша такого наезда со стороны лэра наследника.
        - Надо было тебя в придворные картографы определять, платили бы полным кошелем золота за каждую такую карту!
        - Так еще не поздно, - протянул руку усмехнувшийся Макаров, - оплатить работу, имею ввиду.
        - Ага, небесный всеотец тебе подаст! - парировал усмешку усмешкой лэр наследник. - Считай Ригеном с тобой за все рассчитались.
        - Жлобье, - вздохнул Саша, - Риген ваш, еще обустраивать и обустраивать, пара лет пройдет как что-то похожее на новый город появится.
        - Наш Риген? - иронично приподнял одну бровь Климент. - Отказываешься от земель в пользу Вэллора? Это так, патриотично!
        - Не дождетесь, там моих нервов уже на десять лет вперед вложено. - буркнул Саша.
        - Ладно, не дуйся, брат! - совсем по-простецки хлопнул его по плечу лэр. - Отец от твоей карты в восторге будет, это точно. Тебе правда, что ли деньги нужны?
        - А кому они не нужны? - вопросом на вопрос ответил Макаров.
        - Ну так свою долю серебряных монет забирай, новенькие еще, только от гномов кроны пришли. Но Руди еще метки магические на монеты не ставил, хотя, я так понимаю тебе это и не надо, свой гениальный артефактор в подвале сидит?
        - Деньги заберу, почему нет и метки Ларс сам на них активирует, но на самом деле, я тут не за этим. Ну карту отдать тебе, само собой, а так поговорить хотел. В общем слушай…
        - Значит, влюбился с первого взгляда, говоришь, красавица писанная и магический дар присутствует? - задумался Клим, когда Саша рассказал ему про княжну и бегство валашцев из своих земель. - Тогда женись, даже мой отец против не будет! Достойная владетеля Ригена кандидатура. И титул тебе княжеский будет и жена с магическим даром, пусть и небольшим, значит дети тоже с даром родятся, это стопудово.
        - Ага, ну спасибо за совет! - ехидно ответил Макаров. - Я ее видел пару раз и один раз общался, куда жениться уже? Я тебя про другое спрашиваю, как мне ее к себе расположить?
        - Саша, ты попроси ее быть твоей невестой, подари кольцо, а там у вас будет время, чтобы узнать друг друга. У нас не ваше, темное средневековье, где женщину за скот держали. Не полюбит она тебя или ты охладеешь, так разорвете помолвку и всех делов. И вообще, блин, Макаров, тебе тридцать шесть лет, скоро тридцать семь будет, а ты все как ребенок! Что все девушки любят, и тут, и там? - махнул он рукой себе за спину намекая на Сашин родной мир. - Драгоценности любят, наряды, все красивое, романтичное. Ну драгоценности дарить еще думаю рано, а вот парочку портных пригласить в самый раз. Тем более, говоришь, что почти без вещей от войны бежали? Вот, сошьют ей обновки и будет повод на романтический ужин пригласить, чтобы она тебе эти обновки показала.
        - Она отказаться может, - вздохнул Макаров, - гордая, как я понял.
        - А ты тоньше действуй, вроде как для себя портных пригласил, новый костюм пошить, ну и ей предложи, но аккуратно, чтобы не отказалась. А потом сам все оплатишь, чтобы подарок ей сделать. Сань, ну всему тебя учить, что ли?
        - Блин, Клим, вот сказал пару фраз и сразу все понятно стало, почему мне самому это в голову не пришло, про портных и новые наряды?
        - Потому, что я человек женатый и серьезный, а ты до сих пор, как известная субстанция в проруби болтаешься. Теперь хоть на свою фигуристую трактирщицу заглядываться и облизываться не будешь.
        - А ты откуда про Эльзу узнал? - удивился Саша. - Следите, за мной что ли?
        - Да больно надо, следить! - усмехнулся Клим. - Видел, как ты девушку из трактира ее папаши на Риген перевозил и как смотрел на нее, тоже видел. Хоть в любовницы ее взял?
        - Да нельзя, даже в любовницы. Густаву же обещал, что с его дочкой только деловые отношения.
        - Ой, ну если у всех девиц пап слушать! Когда это ты, брат, таким правильным стал?
        Саша махнул рукой. - Все, это день прошедший! Пойду княжну обольщать.
        - Давай, действуй Ромео! А за карту спасибо, если реальную карту всего Вэллора в масштабе сможешь нарисовать, то благодарность моего отца не будет знать границ! В разумных пределах, конечно.
        - Да и так знаю, что много не отвалите. Но я подумаю, над твоим предложением. - махнул он другу рукой на прощание, прежде чем нырнуть в кирпичную пристройку магического перехода.
        Когда на корабле прибывшим с ее родины, приехало еще более полсотни беженцев и лейтенант Лерник сообщил ей страшную весть о гибели отца и брата, Агата закрылась у себя в комнате и прорыдала целый день. Может и на следующий день она бы продолжала предаваться своему великому горю, но от страданий ее отвлек старик Матиуш.
        Как ни странно, но всем прибывшим солдатам тоже нужны были деньги и на лечение и на обустройство, а многие прибыли со своими семьями и им нужно было чем-то кормить детей и где-то жить. И ей пришлось скрепя сердце, брать себя в руки и заниматься насущными неотложными делами. После новых подсчетов, небольшой помощи простым беженцам и выплаты жалования за прошлый месяц вновь прибывшим солдатам и стражникам у нее, в некогда полном кошеле осталось всего два золотых солида.
        Два! Из пятидесяти. Но как же так, такая огромная сумма была у нее в руках и все эти деньги утекли за несколько дней, словно вода в песок.
        «Вот тебе, Агата, и новая меховая накидка, и новые платья и легкие летние туфельки. А ведь седмица кончается и ей снова нужно будет оплатить гостиничные номера, а это как раз две золотых монеты! Да даже если откажусь от вечерней ванны, то сэкономлю совсем немного. Все, я жалкая нищенка, не нужная никому!»
        Слезы вновь сами собой потекли из ее глаз, но княжна смогла справиться с собой.
        «Ты ответственна за свою свиту, слуг и гвардейцев, за солдат и вообще всех валашских подданных, что бежали за тобой на этот остров! Нужно поговорить с распорядителем двора, не зря старый Матиуш, до столь преклонного возраста, оставался доверенным лицом и советником отца, может он даст дельный совет как жить дальше?»
        Вы говорите, маркграф Александр приглашает нас остановиться в его замке? - с удивлением посмотрела на седобородого старичка княжна. - Но не вы ли говорили мне, держаться настороже и никому не доверять на чужбине?
        - Господин Александр был другом вашего брата, и княжич Димитр очень хорошо о нем отзывался и к тому же в башне его замка, где он живет пустует целых три комнаты. Одна на самом верхнем уровне, где живет смотритель маяка и две на втором, где ранее жил дворянин Владимир. Вы его еще не видели? Настоящий гигант, словно воин из сказаний и древних легенд. Этот Владимир друг и доверенное лицо маркграфа.
        - А почему он тогда съехал из замка?
        - Говорят влюбился в простую девушку северянку и обручился с ней, а господин маркграф выделил своему другу землю под дом и поместье.
        - Хм, интересно. Значит думаете, господину Александру можно доверять и стоит принять его предложение? - задумалась княжна. - Мне он показался напыщенным индюком, один его расшитый серебром и украшенный соболями плащ чего стоит!
        - Неужели он вам совсем не приглянулся?
        - Ну он хорош собой, - чуть порозовела девушка, - но вся его манера одеваться будто кричит - смотрите какой я богатый, весь в серебре и золоте!
        - О, мне кажется он просто хотел произвести на вас впечатление, Агата и поэтому надел парадные одежды, я видел его несколько раз на острове, он одет в простую одежду зеленого цвета и если не знать, что это владетель этих земель, можно принять его за простого солдата или стражника. А еще у него в побратимах темный эльф, командир здешних разведчиков.
        - Темный эльф? - глаза девушки расширились от удивления. - А я не видела его. Разве дроу не кровожадные убийцы или в книгах врут про их расу?
        - Ну наверное не всему, о чем пишут в книгах можно верить. - пожал Матиуш плечами. - Он часто присутствует на обедах маркграфа, поэтому если согласитесь быть гостьей в его замке, то сами сможете увидеть настоящего дроу.
        - Вы думаете, незамужней девушке прилично будет проживать с молодым мужчиной под одной крышей?
        - Леди Агата, ваш брат доверял маркграфу, а знал он его побольше нашего. Да и вы можете расположиться в комнатах на втором уровне, а мы с Мартой и Вероникой займем комнату наверху.
        - Вот еще! - фыркнула княжна. - Я буду жить в двух комнатах, а вы все ютиться в одной? Займете с Вероникой и своей женой две комнаты и это не обсуждается!
        - Значит, вопрос с переездом решен? - улыбнулся одними глазами старик. - Я предупрежу жену и Веронику. - распорядитель княжеского двора стал вставать с удобного кресла, но Агата остановила его.
        - Подождите, господин Рувво. - она пододвинула к себе резную деревянную шкатулку и высыпала ее содержимое на стол. - Нам все равно понадобятся деньги. Как считаете, не будет плохим тоном предложить господину маркграфу выкупить драгоценности моей семьи по приемлемой для него цене? Да и вот это тоже! - показала она Рувво большую серебряную сигулу с золотистым алмазом чудесной огранки.
        - Какая прелесть! - воскликнул старик разглядывая увесистый амулет. - Я не видел его раньше.
        - Эту сигулу подарил Александр моему брату, а господин Лерник сумел вырвать ее из рук фарнхельмских солдат и вернул мне. Да и во время бегства он очень помог нам, бросился на помощь и отвлек на себя и своих стражников десяток хусариев. Как только жив остался? Это настоящий подвиг, но как я могу его наградить, у меня нет ни средств, ни возможностей. - вздохнула княжна.
        - Я думаю лейтенант Квинт поступил так не ради награды, он всегда был верен вашей семье. И вы можете произвести его в благородное сословие, думаю он будет рад получить дворянство к своему чину лейтенанта городской стражи.
        - Не будет это выглядеть насмешкой? Ведь там полагается небольшая премия в несколько серебряных монет, а у меня и золота осталось только пару монет.
        - Не беспокойтесь, леди Агата, я поговорю с маркграфом насчет ваших драгоценностей и уже потом, что-либо решим насчет награды лейтенанту Лернику.
        Макаров был счастлив. Старик распорядитель уговорил княжну переехать к нему в замок! У княжны были проблемы с деньгами и она не могла себе позволить жить вместе со своими слугами в гостинице при таверне. Хотя таверна «Веселый барабан» на две трети принадлежала Макарову и он мог приказать, вообще не брать денег со своих гостей. Но промолчал.
        «Кто знает, что таверна моя? Только Якоб и Большой, но им скажу держать язык за зубами. А для всех там хозяйка Эльза, да и в замке с Агатой он будет видеться каждый день. Пусть княжна живет здесь вместе со своими слугами. Конечно не дворцовые хоромы, но нужно сказать слугам, чтобы привели комнаты на верхних этажах в порядок и повесить в ее комнате большое зеркало. А еще купить „там“ хороший пружинный матрас, легкие одеяла, подушки и несколько комплектов постельного белья. Предупредить повариху, чтобы каждое утро, для княжны, была свежая сдоба, свежезаваренный кофе со сливками и творожок посыпанный сахаром. Что еще она любит? А… ну можно еще шоколадок побольше ей принести, конфет каких повкуснее, мармелада там разного, все девушки сладкое любят.
        А ведь она еще не была в моем саду на застекленной террасе, где в бочках растут экзотические растения и пальмы. Думаю ей понравится гулять там и дышать свежим воздухом глядя на лазурное море внизу. Надо еще подумать, что можно сделать до ее переезда, чтобы снова не ударить в грязь лицом!»
        Владимир съехал из замка несколько дней назад, что было весьма своевременно. Он теперь жил на своем большом участке в свежесрубленной бане вместе со своей невестой и руководил постройкой своего двухэтажного особняка. А ведь Макаров тоже задумывал выстроить себе новый дом, этакий небольшой дворец в стиле крымских особняков, но другие дела связывали руки, да и лучшие зодчие - гномы, пока были заняты на других объектах.
        «Ничего, будет и на нашей улице праздник! Походим и мы в батистовых портянках!» - усмехнулся довольный Саша и побежал в форт к Капчику, чтобы дать указания Якобу, по крайней мере пока там светилась его метка на схеме анализатора.
        После обеда, Рувво принес ему драгоценности княжны с предложением выкупить их, но он не взял. Просто хотел дать денег сколько нужно княжне, но старик уговаривал оставить драгоценности у себя, мотивируя, тем что Агата воспримет деньги как подачку. Не поддался уговорам, посчитав, что не красиво это выглядит забирать семейные драгоценности у попавшей в беду девушки. Старику выдал кошель с серебром и золотом, сказав, что просто дает княжне эти деньги в долг, на неопределенное время. Отдаст, потом, как вернет себе свое княжество.
        После, как дал указание Якобу привести на остров образцы лучших тканей и парочку лучших портных, он в приподнятом настроении отправился снова в Руденбург. Давно хотел повидаться с пареньком артефактором, ибо теперь им было о чем поговорить и обсудить изготовление и улучшение некоторых амулетов. Благодаря анализатору древних Макаров улучшал даже, казалось бы безупречные, амулеты описанные в книге воина-мага. Даже Ларс, с некоторых пор считал его непревзойденным мастером артефакторики и гениальным магом.
        А еще он хотел заказать мастерам-механикам легкую коляску для княжны, чтобы ей было удобно в сопровождении служанки и пары охранников путешествовать по острову. Не сидеть же ей все время в четырех стенах? После гибели брата и отца тем более нужно занять ее чем-то интересным. Рувво рассказал ему, что она очень сильно переживала горе утраты близких и до сих пор, ходит и делает все словно в трансе. Вот и развеется.
        Еще старик Матиуш попросил за оказанные его госпоже неоценимые услуги своей властью произвести лейтенанта Лерника в дворянское сословие. Вернее не сам попросил, а передал просьбу леди Агаты.
        «Да без проблем! Жалко, что ли? Да и Агата должна была присутствовать на этом мероприятии. И повод будет отужинать вместе с ней, Матиушем и новоиспеченным дворянином Лерником.»
        Не стал откладывать мероприятие в долгий ящик и сказал, что проведет ритуал жалования дворянства уже завтра, сразу после переезда леди Агаты и ее слуг в его замок. Тем более, без присвоения рыцарского титула, дворянство не давало никаких бонусов в жалованье, то есть получать лейтенант будет ровно столько же сколько и было обещано ему при поступлении на службу к маркграфу. А хоть и станет дворянином, все одно будет в подчинении у рыцаря Герхарда командира гвардейцев, ну и естественно подданным самого маркграфа. Можно конечно и в рыцари было произвести, но Саша не стал гнать коней, решив - пусть лейтенант послужит на Ригене хоть какой-то срок, докажет свою верность и преданность.
        Да и так, это хороший повод утереть нос молодому хлыщу - лейтенанту Радеку Воджетичу. Увидев его в порту, на следующий день после принятия на службу Лерника и Кобыляки с их людьми, больше из желания первому затронуть неприятную для Воджетича тему, тем самым избавив его от роли просителя, спросил его не желает ли он и его гвардейцы поступить к нему на службу. Но молодой дворянчик глянув на него чуть свысока ответил, что будет служить только своей госпоже Агате и никому более.
        «Ну ничего, господин Радек, - подумал сейчас Саша, - ты хоть и уже дворянин, но я специально выдам Квинту большую премию, эдак, в дюжину монет. И не валашских солидов или дукатов, а полновесных имперских крон, что вдвое весомее. Посмотрим как ты тогда глянешь, да и на торжественный ужин не приглашу молодого засранца. Может он мне просто не показался сразу, но такова будет моя маленькая месть тебе, паренек с гонором! Да и со стариком Матиушем потом поговорю, спрошу зачем леди Агате платить жалование двум дюжинам гвардейцев и лейтенанту, если она его гостья и находится под его защитой?»
        После встречи и общения с парнем артефактором, получил причитающиеся ему четыреста полновесных серебряных крон и уже хотел отправится на Риген, как вспомнил про Сергея, который выкупил для него у ювелиров три десятка разных по весу и форме искусственных кристаллов и в довесок к этому собрал в ломбардах свой заказ. Оказывается, у парней Марата была сеть скупок и Сергей с Ромкой, попросили их для Макарова, выкупать серебряные монеты по приемлемой цене в любом состоянии.
        Вот и получилось собрать за месяц, четыре десятка советских полтинников со звездой и молотобойцем, три советских серебряных рубля с рабочим и крестьянином и даже один рубль еще с имперским орлом и профилем Николая 2. Макаров был весьма доволен такому довеску, как ни крути, а тоже без малого полкило серебра, которое можно пустить на разные магические амулеты. Правда почти все монеты были почерневшими от времени, но Макаров знал, что в этом мире серебро под воздействием энергии которая воздействует на весь магический металл, они уже через пару дней станут вновь чистенькими и блестящими.
        Глава 29
        Великое княжество Вельдия, приграничный каменный форт.
        Сегодня солнце светило особенно ярко и припекало почти по летнему, снег таял и звонкие ручьи бежали с гор разливаясь в долине небольшими озерцами, которые местные называли лягами. На таких лягах останавливались на отдых стаи перелетных уток и гусей, возвращающихся с зимовья.
        С утра его стрелкам посчастливилось набить полдюжины гусей и добавив в котлы остатки сушенного гороху и сушеных трав, наварить ароматной похлебки. Хоть дичь была худа, после долгого перелета, но впервые за последние пару месяцев он и его стрелки поели вдоволь. Запах от их котлов распространялся по всему форту и злобные, голодные взгляды прибывших пару недель назад дезертиров, ему очень не нравились. Он может и отдал бы парочку гусей коменданту форта, чтобы он накормил две дюжины солдат гарнизона. Хоть понемногу, но каждый бы из них отведал бульона из дичи, но не сейчас, когда они сами заперлись от людей в каменной башне.
        Все одно, дезертиры сержанта Бальта отберут все у солдат гарнизона. Две недели назад в каменный форт прикрывающий перевал, прибыло четыре дюжины злобных, изголодавшихся солдат, чудом выживших при разгроме фарнхельмцами полутысячной армии командора Вальберга. И демоны его знает, жив ли еще сам пожилой командор или был убит в сражении. А ведь это именно он уговорил Айсинура с двумя дюжинами лесных стрелков остаться на зимовку в этом приграничном форте.
        Зря послушал он старика-командора, польстился на предоплату в половину их жалования за три зимних месяца. Нужно было уходить через перевал еще до зимних снегопадов, пока его не завалило снегом. Теперь уже, было ясно как день, что никаких денег они больше не получат. Командор или убит, или в плену, или сам собирает средства для пополнения своей разгромленной фарнхельмцами армии.
        А ведь осенняя компания вельдийской армии была удачной. Лесные братья получили сполна за три месяца войны и даже небольшой процент за отбитый обоз неприятеля, но все проклятая жадность! Хотя, не для себя старались, дополнительные полсотни серебряных дукатов были бы не лишними для его отца, короля Фариана, одного из двенадцати правителей лесных эльфов Великого леса, да и для семей его стрелков.
        Теперь он жалел о принятом тогда решении, сполна прочувствовав на своей шкуре поговорку про синицу в руках и журавля в небе. От выданной им Вальбергом предоплаты, едва осталось половина, пришлось за свои деньги покупать зимой у крестьян продукты. А местное население само перебивалось с сухого гороха на остатки гнилой картошки. Вот и приходилось переплачивать вдвое, а то и втрое против обычной цены.
        Появившееся две недели назад в форте отребье, сразу устроило драку с гарнизонными и быстро пересчитало кости и намяло бока и солдатам и самому коменданту, ввиду явного превосходства в численности. Они убили и сожрали единственную кобылу, на которой солдаты возили в форт воду, а потом принялись грабить местных крестьян кметов, порой отбирая у них последнее и обрекая целые семьи на голодную смерть. Кончилось это тем, что кметы нескольких хуторов объединились и взялись за топоры и вилы, уменьшив число дезертиров разом на полдюжины.
        Но все равно их было много, да и некоторые из солдат гарнизона слушали сержанта Бальта, явно раздумывая не примкнуть ли к вольной братии. Кончилось тем, что комендант с верными ему солдатами забаррикадировался в главном строении, где находился арсенал, а наемники босмеры заняли угловую башню, завалив входные двери камнями и бочками наполненными землей. Теперь отребье Бальта чувствовало себя в приграничной крепостице полноправными хозяевами.
        Но у отряда Айсинура, положение было явно получше, из угловой башни были выходы на обе стены, да и спуститься из окна вниз по веревке за стену не составляло труда, чем и воспользовались его стрелки сегодня сходив на утреннюю охоту. Сейчас командир лесных стрелков стоял на башне и наблюдал вялую драку трех оборванцев-солдат, за кусок старого сухаря и жаренную на костре небольшую дикую утку.
        - Эдак они парочку своих же съедят. Выберут послабее и перережут горло под надуманным предлогом, а потом разделают на мясо - не пропадать же добру! Как думаешь, командир, перевал уже вскрылся от снега? - спросил его подошедший заместитель.
        - Снег уже подтаял и осел, но даже если перевал полностью не вскрылся уходить нужно не мешкая более. Мы хоть и прошли плечо к плечу с этими людьми всю осеннюю компанию, но своими для них не стали. Не хотелось бы, чтобы сожрали кого-то из нас. Да и повод просто отличный - серебро в наших карманах. - грустно усмехнулся Айсинур, наблюдая, как к свалке подключилась еще парочка солдат сержанта Бальта.
        - Думаешь? - посмотрел задумчиво в сторону гор Нуквир. - Еще долина не просохла, кругом вода разлилась. Пройдем?
        - Ничего, нам с собой много не тащить, луки, да котомки за спиной, пройдем. Должны пройти. Думаешь они не знают, что у нас есть серебро? И как думаешь, когда они решаться ломать ворота башни и брать нас штурмом, завтра, послезавтра?
        - Мы перестреляем их как куропаток! - фыркнул бывалый лучник. - Пусть только попробуют!
        - И чего мы добьемся, если перестреляем четыре десятка человек в приграничной крепости Вельдии? Нас как минимум объявят вне закона и в самой Вельдии, и в союзной им Дакии, да и в Алавии тоже могут задержать за здорово живешь. После такого побоища, я не дам за наши жизни и гроша. Нет, уходить нужно сейчас, пока Бальт уверен, что никуда мы от него не денемся, будем сидеть и ждать еще как минимум неделю. Но я же вижу с какой ненавистью он и его головорезы поглядывают в нашу сторону, как собираются группками и что-то обсуждают, время от времени поглядывая на нашу башню. Думаю, еще день-другой и они решаться на штурм, а тогда уйти будет проблематично. Парни с утра не просто уходили стрелять гуся, но и прощупали часть пути в сторону перевала, первые несколько миль, мы пойдем по разведанной дороге. Поэтому, как сказал - уходим этой ночью.
        - Как скажешь, Айсинур, - пожал Нуквир плечами, - парни готовы, а однорукому Усмину поможем, сами спустим его с башни обвязав веревкой. Значит скажу парням, что выходим этой ночью?
        - Давай, Нуквир, предупреди наших. Хорошо бы всем поспать несколько часов, перед долгой дорогой и сам обязательно отдохни. - похлопал командир по плечу бывалого лесного стрелка. - Ничего, и не из таких передряг выходили!
        Дух Великого леса явно помогал им сегодня, маленькая луна была затянута тучами, а у ее большого брата - Кратоса было новолуние. Они незамеченными по веревкам спустились со стен и верхнего уровня каменной башни. Шли, растянувшись в цепочку, но быстро, стараясь ступать след в след. Возглавляли отряд охотники, разведавшие путь еще утром.
        Уже к рассвету им удалось пересечь долину и выйти к перевалу. Под сенью деревьев и низинах еще лежал мокрый серый снег, ноги проваливались в него по колено и у всех в набухших сапогах хлюпала вода. Когда уже поднимались в гору, позади увидели преследующих их отряд людей.
        - Три дюжины точно есть. - крикнул им залезший на раскидистую сосну и активировавший амулет зоркости дозорный. - Впереди точно Бальт идет.
        - Я думал они немного позже обнаружат наш побег. Ну да пускай, встретим их на самом перевале, - сказал Айсинур, - там у нас будут развязаны руки. Догоняют нас, чтобы убить и ограбить, других вариантов нет и мы вправе защищаться.
        - Да уж и так ясно, что не для того, чтобы попрощаться догоняют. - хмыкнул один из лесных братьев.
        - До перевала нам, еще полчаса, а вот нашим преследователям часа три не меньше. Еще успеем разжечь костры и обогреться.
        - Да уж, обсушиться было бы неплохо, - поддержал его помощник, - если еще часа три-четыре пробегаем с мокрыми ногами, то к вечеру как минимум треть сляжет с горячкой.
        До перевала шли в ускоренном темпе, не обращая внимания на утренний холод и насквозь мокрые сапоги и штаны. Разложили пару больших кострищ, дойдя до черной скалы, возле которой было много больших камней, там путники часто устраивали привал, забравшись наверх. Айсинуру, чтобы разжечь огонь и просушить десяток толстых веток, пришлось черпнуть силы из запасов своей маны.
        Через полчаса он сидел на ворохе еловых веток, сушился у огня и прихлебывал горячих травяной взвар. В животе предательски заурчало, но командир не предал этому значения. Он уже давно научился игнорировать голод и терпеть разные лишения, не щадя в первую очередь себя, а потом уже своих стрелков. Потому и слыл одним из самых удачливых командиров наемников босмеров. Всего отрядов было ровно дюжина, по числу лесных королевств. Традиционно, каждый третий ребенок мужского пола в семье лесных эльфов, с детства воспитывался как воин который рано или поздно вступит в такой отряд.
        Конечно, лесные стрелки ценились людьми в качестве наемников и получали плату вдвое большую, чем наемники люди. Но не сказать, что любому босмеру нравилось рисковать своей головой за серебряную полукрону, сражаясь на чужой для них войне, но другого выхода не было.
        Хитрозадые эльфары обложили королевства Великого леса непомерными налогами, забрав себе все бонусы от войны с людьми. Да они всю идею священной войны испоганили и обменяли на золото и серебро. И теперь сами босмеры были вынуждены наниматься к людям, чтобы выплатить налоги своим «старшим братьям» светлым эльфам, которых с каждым годом ненавидели все больше.
        Он не заметил, как задремал и проснулся оттого, что за плечо его тронул его помощник.
        - Командир, они приближаются, ребята уже распределились за камнями.
        - Почему раньше не разбудил! - осуждающе глянул на него Айсинур. - Скажи чтобы без приказа не стрелял, я сам буду говорить с сержантом и сам выпущу первую стрелу.
        Через некоторое время среди деревьев замелькали фигуры преследователей. Даже не приглядываясь, было заметно, что они вымотаны многочасовой погоней.
        «А ведь тоже замерзли и в сапогах у них хлюпает вода, что совсем не прибавляет воинского духа. - подумал командир лесных стрелков. - Хорошо, что у нас было преимущество в несколько часов, успели согреться и обсохнуть.»
        Увидев приземистую фигуру сержанта Бальта, в бурой от засохшей крови стеганке, он закричал:
        - Эй, Бальт, какого беса тебе от нас нужно? Зря ты все это затеял, уходи обратно и тогда никто не пострадает!
        - Твари ушастые, отдайте серебро и еду, а потом проваливайте! - крикнул тот в ответ.
        - Ха, так ты пришел грабить нас? Я думал ты солдат, а не разбойник с большой дороги, сержант!
        - Это моя земля и мое право взять с вас плату! Бросайте свои луки, мы заберем только серебро и еду. - он хохотнул. - Даже не все заберем, оставим вам достаточно чтобы убраться в свои, богами забытые, чащобы. Не захотите поделиться по-хорошему, мы по-плохому заберем все!
        - Ты думаешь я и мои братья наивные дураки, чтобы верить твоим обещаниям, Бальт? Да и почему мы должны отдавать хоть часть заработанных своим потом и кровью монет? Если попробуете приблизиться, то клянусь духами священной рощи, я убью каждого кто сделает еще хотя бы один шаг!
        - Ты не посмеешь, убивать солдат вельдской армии, на нашей же земле! За такое тебя вздернут на первом же суку, лесной выродок!
        - Какие вы солдаты? Вы грабители! - Айсинур вскинул лук и натянул тетиву с вложенной стрелой. - Я предупредил и тебя, и твоих оборванцев!
        - Не бойтесь ребята, они не посмеют стрелять, - зарычал сержант, - у них в котомках полно серебра. Нашего серебра, которое они тащат в свой проклятый лес. Карик, Клешня, Поль, обходите этих ублюдков с боков! Бык, ты попробуй добежать до первых камней, там тебя не достанут.
        Айсинур чуть высунулся из-за камня и прицелившись в метнувшуюся из-за дерева фигуру выстрелил. Стрела с зеленым оперением пробила широкоплечему парню предплечье и он охнув, выронил армейский арбалет, споткнулся и рухнул своей раскрасневшейся мордой прямо в мокрый снег, а потом на карачках, подвывая рванул за ближайшее дерево. Над головой Айсинура арбалетный болт чиркнул по камню тяжелым наконечником, но он уже скрылся из виду, снова присев за своим укрытием.
        Нашел взглядом своего помощника и одними губами прошептал, чтобы стреляли только по конечностям, но тот понял его и кивнув передал приказ по цепочке притаившихся за камнями стрелков. Пока его ребята ранили еще нескольких преследователей, он выглядывал из своего укрытия высматривая сержанта-главаря этой шайки, в которую превратились бывшие солдаты.
        Бальт еще что-то кричал своим людям, пытаясь командовать мечущимися за деревьями бывшими солдатами, а потом потеряв бдительность сам выглянул из-за своего укрытия. В тот же миг, стрела с зеленым оперением пробила ему горло. Захрипев, он успел глянуть в сторону укрывшихся босмеров, а потом тоже упал в снег, окрашивая его своей кровью.
        - Прекратить стрельбу! - крикнул Айсинур своим стрелкам, а потом закричал укрывшимся за деревьями дезертирам: - Проваливайте обратно в крепость, иначе перестреляем всех! Даю слово, что в спины стрелять не станем.
        - А ну как обманешь? - крикнул один из преследователей, откуда-то сбоку.
        - Кто это спросил? Придурок ты хоть раз слышал, чтобы лесной эльф нарушил данное слово?
        - Хех, да почем я знаю! Я вас, лесовиков ушастых, первый раз тут в крепости и увидел.
        - Иди, я тебе дал слово за себя и своих братьев. Ну! Считаю до пяти, если не уходите, то будем бить вас наповал! Раз… два…
        После счета «три», из-за дерева выскочил тот крепкий парень, что первым схлопотал стрелу в предплечье и рванул обратно, вниз по склону. Его бегство словно послужило сигналом к началу общего отступления, бывшие преследователи теперь, лишившись командира которого ранее боялись, а после его смерти бросили лежать в снегу, бежали со всех ног.
        - Ну вот, а ты переживал! - похлопал он по плечу своего помощника Нуквира. - Легко отделались и на земле одной мразью стало меньше. Я уверен, духами леса его убийство зачтется нам как добродетель.
        Айсинур не спеша подошел к мертвому сержанту, присел на корточки и обломал у стрелы стальной наконечник и зеленое оперение, которое сразу выдавало лесную братию. Потом убрав обломки стрелы в подсумок, извлек из ножен небольшой, чуть искривленный меч хашер и двумя точными и сильными ударами отделил голову убитого от остального тела.
        - Чтобы не восстал, - пояснил он с удивлением глядящему на его действия молодому стрелку. - Тело в снегу прикопаем, а голову унесем в долину и там зароем.
        Через пару часов они спустились в долину и наткнулись на хутор, состоящий всего из двух стареньких изб, за высоким тыном. Вышедшие на их настойчивые пинки в ворота, бородатый рыжий дедок и такой же рыжий и бородатый мужик лет на двадцать помладше - видно его сын, даже обрадовались увидев, что к ним нагрянули не франхельмские солдаты. По приемлемой цене продали лесным эльфам два кувшина вишневки, большой, но чуть зачерствевший каравай, полторы дюжины свежих яиц, несколько луковиц и небольшой холщовый мешок, весом примерно в три фунта, сухого гороху. Притом дедок посетовал, что они не пришли к ним на две седмицы пораньше.
        - Я бы вам всего больше продал, даже сало и копченого мяса, но грабют ироды почем зря. Все уже из ларей, на несколько раз выгребли.
        Яиц и хлеба на всех не хватало, поэтому кинули жребий, что кому съесть, запив нехитрый перекус глотком местной вишневки, а горох, который нужно было долго варить в котле, оставили на потом. Порадовались и пришли в себя немного утолив острый голод, но расстроились узнав плохие новости. Оказывается, Валашское княжество было уже пару недель как захвачено Фарнхельмом. А ведь рассчитывали, уже сегодня к вечеру выйти к Будлаве и сторговаться с одним из капитанов о переправе через Узкое море. Но дедок из хутора подбодрил их:
        - Ничего служивые, по предгорьям, вдоль леса около двух лиг пройдете и выйдете к большому Лирнейскому перевалу, а там через несколько часов уже в Остии будете. Только через перевал лучше потемну идите, народ-то местный сбегает, а вражьи кнехты мужиков ловят, чтоб им пусто было. Днем на большой разъезд, в дюжину-полторы всадников наткнуться можно, а потемну без проблем в северное королевство уйдете.
        - Потемну и пойдем, не хотелось бы на фарнхельмцев нарваться и так на каждом из нас по десятку их убитых солдат, только за последнюю компанию. - шепнул ему Нуквир.

* * *
        На следующее утро все прошло по Сашиному плану - леди Агата со своими слугами, заселилась в башню замка. Сразу после завтрака, поданного Эльзой в комнату молодой княжне, за ней из замка приехала карета запряженная двумя лошадьми. Карета представляла собой легкую повозку, с деревянным каркасом обтянутым кожей, которых отлично защищал от ветра и дождя. Внутри карета была довольно вместительной и туда без труда села сама Агата, господин Рувво, две ее служанки и мальчик - сын Вероники. Позади, на козлах был приторочен огромный сундук, в который без проблем вошла вся их ручная кладь.
        До обеда время прошло в суете, новые постояльцы располагались в выделенных им комнатах. Потом Саша показывал княжне застекленную каменную террасу со своим зимним садом, чем привел ее в восторг. Восхитило и удивило княжну наличие экзотических растений и такое количество стекла и зеркал. Еще в первый визит ее поразили большие, остекленные таким прозрачным стеклом, окна тронного зала.
        - Сколько же на все это ушло дорогого стекла, где вы его покупали и как потом доставляли столь хрупкий груз, господин маркграф?
        - Леди Агата, стекла действительно ушло много. - покачал он головой. - Наше владение успешно торгует с гномами и лэры даже создали совместный банк и совместный торговый дом. Вот в Руденбурге, я и покупал такое стекло, а доставлял все плотами по Руду. Я видел у вас много книг, любите читать? - спросил Макаров, чтобы сменить тему.
        Ему не хотелось врать про купленное у гномов стекло, но и правду молодой девушке он рассказать не имел права.
        - Люблю, - улыбнулась девушка, - но это лишь небольшая часть книг, что были в библиотеке нашего родового замка. И отец, поручил мне вывезти вовсе не рыцарские романы или баллады, все больше труды по устройству нашего мира, движение небесных тел и комет, лекарские трактаты и пару книг с записями о дворянах нашего княжества и родословной нашего рода.
        Они проболтали больше часа и в этот раз хозяин замка и всего Ригена, не показался ей напыщенным индюком, а вовсе даже дружелюбным и обаятельным собеседником. Правда в одном вопросе она начала спорить с маркграфом, которого после получаса разговора, уже не смущаясь, звала просто Александром. Несогласие вызвало у нее предложение, что всех прибывших с ней солдат, Александр возьмет к себе на службу и сам будет платить им жалование.
        - Но как же так? - мотала головой Агата. - Ну ладно солдаты и стражники, но двадцать пять гвардейцев лейтенанта Радека, прибыли чтобы защищать меня. Поэтому я сама должна платить им положенные деньги.
        - Защищать, от кого? Вы, Агата, оскорбляете меня самим предположением, что я не смогу гарантировать вам безопасность на своих землях. Поэтому, настаиваю, что и гвардейцам, и их лейтенанту я сам буду выплачивать положенное жалование. Я просто настаиваю на этом! И прошу вас, пойти мне на уступки.
        - Но вы и так, Александр, дали мне беспроцентный заем, который я вряд ли смогу отдать в ближайшее время. Да и вообще, получится ли у меня вернуть наши земли?
        - Вот это вы зря, всегда нужно верить в добрый исход и не предаваться унынию. И простите мою откровенность, Агата, но для вас лишние траты сейчас не желательны, а для меня дюжина крон вообще не играет никакой роли. Поверьте мне и пойдите же на уступки. - не сдавался Макаров.
        - Ну, хорошо, - вздохнув согласилась девушка, - раз вы так настойчиво меня об этом просите… но, пообещайте мне, Александр, что все мои гвардейцы будут освобождены от службы, когда мне представится возможность вернуться на родину.
        - Даю вам свое слово, Агата! - приложил он руку к груди. - И лейтенант Воджетич и все гвардейцы смогут получить отставку в любой момент, как только попросят об этом. Да и не только они, разве я буду удерживать Лерника с его людьми или сержанта Кобыляку, или любого из ваших подданных, если они решат последовать за вами? О, нам пора приводить себя в надлежащий вид, перед церемонией жалования дворянства лейтенанту Лернику.
        Саша раньше носил на руке Омегу, которую приходилось подводить каждый день на час назад, ведь тут сутки длились дольше. Но после экспедиции в Селинор, подарил свои часы Большому, с анализатором древних, он мог с точностью до секунды узнать время в любой момент.
        Лерник с этого дня считал себя уже на службе у владетеля острова и не удивился когда его нашел посыльный гвардеец. Подумал, что господин Александр хочет выслушать его предложения по организации службы стражниками в порту и на рынке. С утра он надел, почти отстиранное от пятен крови, свое бело-голубое, в цвет гербу Валашии, сюрко. Погода стояла, не по-весеннему теплая и Квинт не стал надевать под сюрко толстую кожаную куртку, лишь надел почти новую котту темно серого цвета, поверх камизы - нательной рубахи. На всякий случай прихватил свой кожаный шлем, но надевать его не стал, а привязал к перевязи с коротким мечом и кинжалом и отправился в замок маркграфа.
        У ворот замка его встретил крайне возбужденный господин Воджетич - молодой дворянин, что служил вторым лейтенантом в отряде дворцовой гвардии.
        - Это, бес знает, что такое! Что происходит, Лерник? - немного фамильярно и на повышенных тонах задал вопрос молодой лейтенант. - Меня не пускают в замок! Говорят - вам не назначено! - на последней фразе у парня вырвался нервный смешок.
        Квинт лишь пожал плечами и беспрепятственно прошел во двор замка, миновав новые массивные ворота, пристроенные к большому барбакану. Там его уже поджидал командир местной гвардии сэр Герхард. Он оглядел Квинта с ног до головы и удовлетворенно кивнул:
        - Хорошо, что кольчугу не стали надевать, внутри тепло, спарились бы. И шлем вам там будет не нужен, можете отдать мне, я вам после верну.
        Квинт не стал спорить, отвязал шлем, лишь удивившись, что рыцарь обращается к нему на вы. И не стал говорить своему нынешнему начальнику, что кольчуги у него вовсе нет, не положены были городской страже кольчуги, лишь короткие куртки из дубленной кожи и такие же шлемы. Да и бело-голубое, цветов валашского герба, сюрко, из всей городской стражи было только у него одного.
        Вместе с господином рыцарем они поднялись, по широкой каменной лестнице, в большой зал, где сейчас не горели магические светильники, но все равно было светло от проникающего в широкие окна солнечного света. У стен выстроилось десятка четыре гвардейцев, все были как и их командир в синих сюрко Вэллора.
        Сам маркграф Александр сидел на деревянном троне в своем парадном рыцарском плаще и золотом венце владетеля Ригена. Рядом, справа от него сидела княжна Агата и господин Рувво, а слева мощный, широкоплечий великан, которого Квинт ранее не видел и молодой парень одетый как с северянин и с толстой золотой гривной на шее. Все молчали и смотрели на Квинта, отчего он почувствовал себя не в своей тарелке.
        - Преклоните колено, лейтенант Квинт Лерник! - громко сказал ему маркграф.
        «Потребует присягнуть ему на верность! - догадался Квинт. - А как же присяга роду Бакория? Хотя княжна вот она, тут же присутствует, значит в курсе и не против.»
        Квинт опустился перед сидящим сеньором на колени, но сэр Герхард тут же тронул его за плечо и прошептал:
        - Одно колено преклони, одно!
        Квинт не успел удивиться такому обороту, встал на одно колена и тут же к нему подошел вставший с трона владетель и объявил, коснувшись рукой его плеча.
        - За свою преданную службу княжескому роду Бакория, за храбрость и оказанные услуги Валашии и леди Агате, я владетель Ригена, маркграф Александр МакАрофф, возвожу вас Квинт Лерник в дворянское достоинство. Будьте и впредь храбрым и верным солдатом. Встаньте, господин Лерник!
        Ошеломленный Квинт поднялся и маркграф сунул ему в руки лист плотной бумаги с оттиском печати.
        - Вы будете записаны в государственные книги и Вэллора и княжества Валашии, как получивший право потомственного дворянства. - Маркграф обернулся и посмотрел на господина Рувво и тот кивнул подтверждая слова владетеля острова.
        Следующий жест маркграфа удивил не только лейтенанта, но и княжну с распорядителем двора. По крайней мере, удивление явно читалось на их лицах, когда Александр принял из рук одного из своих слуг бархатный кошель и объявил:
        - Единовременная премиальная выплата, вам лейтенант Лерник, как новоиспеченному дворянину - двенадцать полновесных крон серебром!
        «Дюжина полновесных крон? Это, целых двадцать четыре, серебряных валашских дуката! - чуть не присвистнул Квинт. - Мое прежнее жалование, почти за полтора года службы! Хе, а жизнь-то налаживается! А ведь тогда, на пристани Будлавы, когда на наш жиденький заслон выехал десяток конных хусариев великого князя, думал, что пришел мой конец, а вон как все повернулось.»
        Дальше он не совсем хорошо запомнил этот вечер. Только, как гвардейцы покинули тронный зал, и потом он сидел за одним столом с леди Агатой, Маркграфом и другими дворянами, сэр Герхард подливал в его кубок вина и все они, по очереди произносили тосты, поздравляя его с обретенным дворянством, а он словно мальчишка краснел, порывался вскочить и раскланяться, чем вызывал не злобливые улыбки на лицах титулованных особ.
        Глава 30
        Чтобы усыпить бдительность девушки, Саше самому пришлось заказать у прибывших на остров портных парочку новых костюмов, потратив на это несколько часов. Девушка тоже сделала заказ на пошив нескольких обновок, но оплатила свой заказ сама, категорически отказавшись брать новые деньги у маркграфа. Еще она попросила Макарова отпустить господина Лерника на корабле идущим за новыми беженцами.
        «Почему нет? - рассудил тогда Саша. - Беженцы переселенцы прибудут на мой остров и в конце концов обоснуются здесь на неопределенный срок увеличив число рабочих рук. Да и вообще вернуться ли они в Валашию, даже если княжество снова получит независимость? Чай не крепостные люди, может на моем острове им будет лучше? Вот и нужно создать им такие условия, чтобы десять раз подумали возвращаться в родные места или нет, а потом все же остались на Ригене.
        Хотя, я и так на два года отменил все налоги вновь пребывающим людям. Выделяю средства на обустройство переселенцев, даю им землю и работу. Так, что лейтенант Лерник сделает доброе дело не только для княжны и своих соотечественников. Но для меня, в первую очередь. Вот только, эта упрямая девчонка, снова отказалась брать у меня деньги, корабль, и все расходы оплатила из своего кошелька.»
        Прежде чем отпустить лейтенанта Лерника, Саша сам проинструктировал опытного солдата и даже на всякий случай, выдал еще несколько крон и заверил его, что если беженцев будет много, то после отправит за ними и свои корабли в сопровождении пары снеккаров нордов, чтобы не опасаться нападения фарнхельмских кораблей. Как понял Макаров, валашцы прибывали на Риген вслед за своей госпожой и своими соотечественниками, и на малых рыбацких лодках, и на небольших торговых суденышках. Благо, что добраться до острова было намного проще, теперь в ночи им светил зеленоватый магический огонь с маяка на вершине башни, который был виден за десятки миль.
        Якоб, как всегда, вел тщательную перепись всех прибывавших на Риген и докладывал Александру, что помимо большого грузового корабля, на котором прибывает основная часть народа, еще и на рыбацких лодках приплывает в среднем по пять-семь человек за день. Саше даже пришлось выделить место под новую рыбацкую деревню, примерно в трех милях дальше по побережью от земель ярла Олафа и поселения нордов.
        Следующая неделя пролетела как один день. Саша вставал еще затемно и начинал тренировки своих магических способностей и прокачку объема маны. Потом устраивал мини совещание с Якобом, Герхардом и другими командирами и ответственными за что-либо людьми и с нетерпением ждал обеда. Потому как обедали они с княжной вместе, ну конечно не вдвоем, еще за столом присутствовал Матиуш с женой и другая, молодая ее служанка Вероника.
        Но все равно, Саша ждал времени обеда, чтобы увидеть Агату и пообщаться. Да и потом они часто оставались наедине на его террасе или во дворе замка, где по его проекту сколотили небольшую деревянную беседку. Обсуждали разные книги, которые читала Агата еще в библиотеке своего дворца. Он тоже рассказывал некоторые книги или пересказывал фильмы, выдавая их тоже за прочитанные когда-то истории.
        Макаров не без удовольствия замечал, что разговоры становятся все более откровенными, а отношения все более дружескими. Агата уже при общении с ним вела себя легко и непринужденно, да и он чувствовал легкость и радость от общения с девушкой. У Агаты тоже был дар, но совсем небольшой по сравнению с Сашиным и даже намного меньше, чем магический дар Климента. Единственное, что она могла это чуть подзаряжать маленькое серебряное кольцо здоровья, подаренное ей отцом на пятнадцатилетие и активировать простенькие амулеты, что приносил и показывал ей Макаров.
        Расставаясь с ним глубоким вечером накануне, девушка пару раз сказала, что завтра будет большой праздник - день девы Вергуны. В этот день даже гильдейские ремесленники и мастера устраивают себе выходной, а деревенские девушки и парни гуляют в рощах и у реки.
        Ну выходной и выходной с молодежными гуляниями - тогда Саша пропустил инфу о местном празднике мимо ушей, совершенно не предав ей никакого значения. А утром Агата ждала его с его пробежки с маленькой зеленой веточкой в руках, на которой только показались ярко-зеленые листочки.
        - Вот, это вам, Александр! - смущаясь протянула она веточку и замерла на несколько секунд, явно чего-то ожидая. А потом покраснела и молча убежала в свою комнату.
        «Поздравляю, Саша - ты снова балбес! Видно, это что-то связанное с местным праздником этой девы? А я даже не удосужился это выяснить. Кто у нас больше о местных праздниках простого народа знает? Якоб! Точно, он же сам паренек деревенский.»
        Он рванул вниз, потом побежал на второй уровень барбакана, где находился кабинет начальника гвардейцев сэра Герхарда. Бесцеремонно распахнув дверь, влетел в его комнату, где тот что-то выговаривал своему сержанту и с порога закричал:
        - Якоба ко мне, срочно! - собрался убегать, но остановился в дверях и пояснил ошарашенным солдатам: - Он прямо сейчас с гномами общался, что ратушу строят и теперь поехал к пристани, скорее всего в форт к Капчику, там его ловите и пусть сразу ко мне скачет. Жду!
        Когда за маркграфом закрылась дверь, сержант тихо спросил:
        - Господин лейтенант, значит правда, что наш владетель весь остров из своей башни видит и про всех знает, кто где есть?
        Герхард несколько секунд смотрел на своего подчиненного сам обдумывая услышанное, потом словно очнулся:
        - Чего стоим? Живо на коня и за парнем в форт! - потом все же добавил. - А как ты хотел, Фолле, он же архимаг, ему и положено все знать и все видеть.
        - Милорд, праздник девы Вергуны, один из пяти главных праздников отмечаемых на замлях старой империи, во славу всеотца и его воплощений. - сидя напротив него объяснял парень. - В этот день девушкам дозволяется более вольно выражать свои чувства.
        - Это как? - перебил его Макаров.
        - Ну если девушке парень нравится, то она дарит ему зеленую веточку, хотя сейчас молодежь, не так патриархально настроена и многие девушки просто целуют своего избранника без лишних заморочек. Вот, например, у нас в деревне…
        - Да погоди, ты! Рассказывай дальше, что там насчет веточки этой зеленой?
        - А… ну вот, в старые времена девушки, даже благородного происхождения в этот праздник преподносили молодым мужчинам зеленую веточку. Ну не все, а если был мужчина, который ей нравился…
        - Да короче ты? Ну дала веточку и чего дальше? Чего тому мужику делать-то нужно?
        - Ну так, если ему эта дама нравится, то он в ответ дарит ей плошку для питья.
        - Чего-о? - удивленно переспросил Макаров. - Какую еще плошку?
        - Да любую, стаканчик там медный или оловянный или вообще чашку самолично из дерева выструганную. Те, кто побогаче, так на ярмарках красивую посуду накануне покупают.
        - А зачем стакан-то дарить? - снова удивленно спросил Саша.
        - Так в этом и суть праздника. Это третье из чудес девы Вергуны - одного из воплощений бога всеотца. По легенде, она собрала утреннюю росу в небольшую плошку и из нее напоила восьмерых страждущих и раненых солдат. Так, что все пившие напились вдоволь и выздоровели от ран и увечий.
        - Это конечно интересно, - кивнул Саша, - но давай уточним конкретику. Девушка парню веточку, а парень ей стакан, так?
        - Ну да, если нравятся друг другу. - закивал головой Якоб. - Говорю же традиция такая, уже очень давно сложилась, в незапамятные времена первой империи. А может и раньше. - пожал парень плечами.
        - Ну теперь, все понятно стало! - хлопнул себя по ляжкам маркграф и отпустил удивленного парня. - Все, свободен, как птица в полете!
        - Чего?
        - Иди говорю, дальше занимайся своей работой! - выгнал он парня из комнаты.
        «Так, чашка или стакан… чашка или стакан… О! А ведь второй стакан из того серебряного набора, что я лэру Вардису подарил, так у меня и остался. Его Серега тогда по пьяни скомуниздил, а я еле нашел в бардачке его микроавтобуса. Он же у меня здесь где-то! Вот и будет ей стакан в подарок!» - обрадовался Саша своей идее с подарком и принялся шарить по шкафам и тумбочкам.
        Макаров осторожно постучал в дверь комнаты княжны. Агата открыла через минуту. Даже невооруженным взглядом было видно, что девушка прибывает в совершенно расстроенных чувствах.
        - Леди Агата, прошу меня простить, я ведь в этих краях совсем недавно и совсем не знал как мне вести себя в этот праздник. Но я проконсульти… ну то есть, вот… Это, вам Агата, от меня! Торжественно протянул он стакан из набора, замотанный в кусок золотистой фольги из-под плиточного шоколада.
        Девушка бережно и осторожно взяла из его рук подарок и уже немного повеселев спросила с немалым удивлением:
        - И в ваших краях не знают деву Вергуну?
        - Ну так-то знают, - уклончиво ответил Саша, - но вот про веточки и стаканы у нас не в курсе.
        Девушка смущенно улыбнулась и начала осторожно снимать с подарка фольгу.
        - Это, что? - Саша увидел, как улыбка медленно сползает с ее губ. - Это же серебро?
        - Ага! - кивнул он.
        Девушка метнулась в комнату и захлопнула дверь перед ошарашенным маркграфом. Потом через секунду вновь распахнула ее и сунула ему в руки серебряный стакан и тут же вновь закрыла дверь.
        - Да, что не так-то? - в сердцах он даже притопнул он ногой.
        Весь в раздрае он побрел к себе и на лестнице нос к носу столкнулся с господином Рувво.
        - Матеуш, вы-то мне и нужны! Пойдемте, поговорим. - решительно потянул он старика к себе в комнаты.
        После его путанного рассказа, про веточку и про стакан в подарочной золотинке, старик замотал головой. - Я сам ничего не понял, Александр. Но пойду поговорю с Мартой, чтобы она поговорила с Вероникой и та сходила к госпоже. Вероника помоложе и леди Агата с ней более откровенна. Потом, жена снова расспросит Веронику, может так проясним ситуацию.
        Саша глянул на старика распорядителя с сомнением. - Думаете, эта сложная схема сработает и в итоге мы что-то выясним?
        - Ну, а что нам еще остается? - развел тот руками. - Я думаю, со мной она не станет откровенничать, а так есть реальный шанс узнать чем она расстроена.
        Около двух часов Макаров не находил себе места. Он даже в раздражении вышел на каменную террасу, где за пару секунд формировал сгусток темной энергии и посылал копье тьмы в хмурое свинцовое небо пытаясь сбить одну из мечущихся и орущих чаек, но не попал. Скорее всего светлые боги, да и сама дева Вергуна не одобрила бы такое времяпровождение архимага в свой праздник. Наконец светящаяся точка Мариуша на схеме анализатора поползла по лестнице вниз и Саша метнулся к двери, распахнув ее перед только что подошедшим распорядителем княжеского двора.
        - Ну, Матиуш, что-то выяснили? - посмотрел на задумчивый вид старика Макаров. - Не тяните, да проходите же внутрь!
        Господин Рувво, не спеша прошел внутрь комнаты и расположился в удобном кожаном кресле, вытянув ноги.
        - Госпожа Агата расстроена, друг мой! - сказал он со вздохом.
        - Да, это я и так понял! - махнул рукой Саша. - Вы мне объясните, чем я ее снова расстроил?
        - Вы подарили ей вопиюще дорогой подарок. Серебряный стакан, это правда?
        Макаров сдержанно кивнул и далее слушал объяснения старика.
        - Это правда, у вас есть стакан из магического металла? Знаете, никогда такого не видел, вы позволите на это посмотреть?
        - Блин, да пожалуйста! - буркнул Саша и полез под кровать, куда вернувшись в сердцах запнул свой не состоявшийся подарок.
        - Ого! Действительно настоящий стакан из серебра! - озадаченно крутил Матиуш часть подарочного набора. - Знаете, сделан очень красиво и довольно изящно. Я бы подумал, что это какой-то драгоценный амулет или ритуальный магический предмет, но абсолютно не чувствую никакой магии. Просто стакан.
        - Ну стакан и стакан! - раздраженно ответил Макаров. - Чего ей не понравилось-то, красивый же?
        - И очень-очень дорогой. - кивнул головой Матиуш. - Леди Агата, довольно эмоциональная девушка. Я знаю ее, с самого детства и она умеет искренне радоваться, казалось бы пустяковому событию и, напротив, казалось бы пустяк для других может ее сильно огорчить. Хотя, серебряный стакан трудно назвать пустяком. - он вновь осторожно провел пальцами по чуть искрящийся поверхности украшенного резным узором стаканчика.
        - Да, что вам дался-то этот стакан? - снова задал свой вопрос Макаров.
        - Леди Агата, получив столь невообразимо дорогой подарок восприняла это как намек на свое нынешнее положение. Другими словами, она решила, что таким жестом вы решили указать ей на ее место, дали понять, что она вам не ровня.
        - Что за глупость! - фыркнул Саша. - Хотел как лучше, а получилось - как всегда. Ну реально, как лучше хотел! - посмотрел он на развалившегося в кресле старичка. - Вы-то, хоть мне верите?
        - Верю, - махнул рукой господин Рувво, - если у вас такая драгоценность валяется где-то на полу, под кроватью, то действительно верю, что для вас это просто стакан! - вырвался у старика нервный смешок.
        - Да, дела-а, - протянул задумчиво Саша, - значит, княжна просто комплексует по поводу своего не очень богатого положения?
        - «Не очень богатого» - это очень мягко сказано. - кивнул Рувво. - Даже получив беспроцентный займ от вас, Александр, она переживает, что не сможет вернуть эти деньги.
        - Ну вы же знаете, что мне они никуда не уперлись! - махнул рукой в сердцах Макаров. - Я бы ей в десять раз больше просто подарил, но она же не возьмет!
        - Не возьмет. - снова кивнул старик.
        Так… есть одна мысль… сейчас кое-что обдумаю, - замолчал он на пару минут глядя куда-то за окно. Потом встал, принес два стеклянных кубка и бутылку из темно-зеленого стекла и набулькал себе и господину Рувво.
        - Э… это красное вино с юга Хишпани? - уточнил распорядитель. - Знаете раз удалось видеть такую бутылку. Такое вино в подарок нашему князю прислал герцог…
        - Да подождите, вы с этим герцогом. Скажите, Валашия штамповала серебряные монеты?
        - Конечно! Дукаты и полудукаты. - подтвердил Матиуш. - Весом они меньше имперских крон и крон гномов. Один серебряный дукат равен серебряной полукроне, а полудукат - всего десяти крейцерам или десяти же имперским ливрам.
        - А где можно срочно купить сотни две, а лучше три серебряных валашских дукатов?
        - Нее, - замотал головой Матиуш, - такое количество, точно нигде! Мы с подмастерьем штамповали не так много монет, если золотых солидов в месяц, еще выходило около трех дюжин, то серебряных дукатов от силы десяток набирался, да и то не каждый месяц.
        - Подождите, так вы сами штамповали монеты? Ну, то есть вы лично?
        - Ну да, я же не только распорядитель княжеского двора и хранитель печати, но и придворный ювелир. Сам и штамповал понемногу, правда магическую метку накладывал наш маг.
        - А штемпели, с помощью которых вы чеканили серебряные дукаты можно как-то достать? Например, выкрасть из вашего бывшего дворца или выкупить? - заинтересовался Саша.
        - Зачем их выкрадывать? - посмотрел на него удивленно старик распорядитель и ювелир в придачу. - Ну, вообще-то они у меня, как и княжеская печать и другие государственные реликвии, не оставлять же их было врагу? Но это, только, между нами.
        - То есть штемпели для чеканки у вас с собой, вот в этой самой башне, в вашей комнате? - уточнил Макаров неотрывно глядя на старика распорядителя. - Так чего же вы молчали! Срочно, идите за ними и спускайтесь в подвал.
        - Но зачем? Удивленно смотрел на маркграфа старик.
        - Нет времени объяснять. Просто несите их и там поговорим, в лаборатории. Вы же знакомы с Ларсом?
        - Э… да, виделись пару раз, но едва перекинулись несколькими фразами.
        - Да идите же! - поторопил его Макаров и видя, что распорядитель поднявшись на ноги, быстро допил дорогое вино из своего кубка, сунул ему в руки всю бутылку. - Вот, потом дома выпьете, а сейчас срочно несите штемпели для чеканки дукатов.
        Через полчаса в подземелье, Ларс разглядывал принесенные Матиушем штемпели, а Саша пытался донести до старика распорядителя, свою мысль.
        - То есть, вы хотите, чтобы я обманул всех и обманул леди Агату? - отшатнулся от него старик. - Я не могу, так поступить!
        - Да? - ехидно заглянул ему в глаза Макаров. - А то, что Агата, с такими комплексами останется старой девой или выйдет замуж за какого-нибудь пропойцу или бедного камнетеса, так лучше будет?
        - К-какого камнетеса? Да причем тут ваш камнетес? - горячился старик. - Врать своей госпоже и врать насчет ее умершего батюшки! Это просто неслыханно!
        - Да поймите, Матиуш, - примирительно положил руку ему на плечо маркграф, - кому мы делаем плохо? Это маленькая ложь, ради благой цели!
        - Благими намерениями, устлан путь в пекло!
        - Вот, только не надо штампов! - поморщился Макаров. - Скажите, что это были деньги ее отца, а теперь значит ее. Ну, как еще мы можем вручить ей деньги? Она так и будет комплексовать и рыдать в своей комнате из-за каждого подарка? А кончатся, те деньги, что я ей дал и что? Думаете, она возьмет у меня еще? Ведь сами знаете, что не возьмет! Да и никто не узнает, кроме нас троих об отчеканенных сегодня дукатах!
        - Я извиняюсь, кхм… - подал голос Ларс. - Вы сами, ваше сиятельство, всю ночь будете махать тяжелым молотом?
        - Вот, я готов пойти на любые жертвы, - развел руками Макаров, - надо и буду всю ночь махать молотом, а вы, Матиуш?
        - Молотом? - посмотрел на него распорядитель.
        - Что? Да вам-то не надо, просто завтра отнесете отчеканенные монеты своей госпоже. Молотом я махать буду.
        - Ладно, уговорили. Но тогда не вздумайте ей рассказать, даже через десятилетия. Никогда!
        - Могила! - кивнул Макаров и сделал жест будто закрывает свой рот ключом на замок.
        - Подождите, господа, но при чеканке монет нужно добавлять в сплав немного олова. - подал голос Ларс. - Монеты на выходе должны иметь девятисотую, общепринятую пробу.
        - Это проблема? - удивленно посмотрел на него Саша.
        - Да в общем-то нет, - Ларс прошел до полки с разной посудой и принес два оловянных стаканчика. Разжигаем плавильный горн?
        К утру, почти через девять часов работы, даже Саша был вымотан, что уж говорить о старом Рувво и Ларсе, который своим худым телом и блеклыми, свисающими сосульками волосами изначально похож на доходягу, не евшего как минимум дня три.
        Правда старика распорядителя Саша отослал в свою комнату, еще часа три назад, наказав отдохнуть хоть немного. Сам доделывал работу вместе с артефактором. Если бы не магический дар и раскаченная мана архимага, то и Макаров давно свалился бы от усталости, ведь всю тяжелую работу по переплавке серебра, отливки сотен заготовок и последующей их чеканке помещением в клише и ударом тяжелого молота по чекану, он делал сам. Еще повезло, что в огромном подземелье древних была хорошая вытяжка, а то они точно бы сопрели и задохнулись к утру.
        Вначале Макаров хотел отчеканить четыреста валашских дукатов, как раз столько должно было выйти с одного килограммового серебряного слитка, но потом разошелся и притащил второй слиток из своей закрытой комнаты-сокровищницы. Но все же, все новенькие отчеканенные монеты Агате решил не отдавать, а сотню оставить себе про запас, как всегда рассуждая - мало ли чего, пусть будут.
        Макаров ссыпал основную часть монет в резной деревянный ларец, что принес еще вчера вечером мастер Рувво и оставив его прямо на рабочем верстаке побрел к лабиринту, восполнять ману, остатки которой ушли на привязку к серебру магических меток. Хорошо, что Ларс уже был в этом опытен, так как сам ставил магические метки на переданных для маркграфа гномьих кронах. Теперь показал этот процесс Саше и обучил его этому.
        «Ну так-то поставить магическую метку на серебряную монету, для опытного мага процесс совершенно не сложный, всего один магический знак нужно активировать и прикрепить. Но когда монет сотни… блин, на себе ощутишь словосочетание „обезьянья работа“, наверное так чувствуют себя рабочие целый день выполняющие на конвейере однообразную работу.» - рассуждал Саша лежа в прохладной воде лагуны.
        Бирюзовая вода лагуны уже не была очень холодной, так как сам грот был небольшим и лучи весеннего солнца днем прогревали воду. Хотя он плескался в ней и в самые холодные дни зимы, подогревая свое тело внутренней энергией. Да и зима здесь была теплой, наверное, даже теплее, чем в Крыму. Климат на Ригене, благодаря омывавшему остров теплому течению был сродни земной Италии. Даже в Валашии, которая находилась совсем немного севернее, но располагалась на западном берегу Срединного моря, где господствовало холодное течение, зима была намного холоднее и снег вовсе не таял сразу, как здесь, а лежал плотным покровом, месяца два точно.
        Саша вдоволь наплескался в лагуне и погонял энергию внутри своего тела, но все же был не прочь вздремнуть часок до завтрака.
        «Пожалуй утреннюю пробежку в рейдерском плаще, сегодня можно пропустить, - решил Макаров. - Вот только занесу деревянный ларчик мастеру Рувво и точно вздремну!»
        Через полчаса его разбудил настойчивый стук в дверь. На пороге его комнаты стояла возбужденная Агата.
        - Ой, вы еще спали? Ну вы и соня! Впрочем простите, что разбудила вас, Александр, но уж очень хотелось поделиться с вами весьма занимательной историей. И вот, это ваше, спасибо! - она протянула маркграфу увесистый кошелек. - Спешу вернуть вам заем, Александр.
        - Оу, вы внезапно разбогатели? - сделал он удивленный вид.
        - Вы не поверите, но именно! - воскликнула девушка. - Одевайтесь и приводите себя в порядок, я приглашаю вас к себе на завтрак и за чашечкой кофе все расскажу, обещаю. Кстати, а куда вы дели мой подарок? Ну вернее, ваш подарок мне? - требовательно посмотрела она на Макарова. - Где мой стакан?
        - Он же вам не понравился?
        - Вот еще, - фыркнула девушка, - просто я очень растерялась, что он из серебра. - она развернулась и побежала вверх по лестнице в свою комнату, крикнув при этом: - Жду вас через пять минут, с подарком!
        - Ну вот, совсем другое дело, а то в унынии ходила, словно бедная родственница. - улыбнулся, прошептав это одними губами Макаров.
        - Вы представляете, Александр, оказывается папенька оставил мне большое состояние, велев мастеру Рувво беречь деньги мне на приданое. Только я думаю, старый человек очень переживал и мучился. И я его хорошо понимаю - отец оставил эти деньги мне на приданое, но учитывая наше сегодняшнее положение, Матиуш правильно сделал, что отдал мне монеты и все рассказал.
        - Да вы, что, очень интересно! - делал Саша круглые глаза изображая удивление и интерес на своем лице. - Большое состояние?
        - Ха, - гордо вскинула девушка вверх свой подбородок, - просто огроменная сумма, в семьсот дукатов! Представляете, это триста пятьдесят полновесных крон, да еще и серебряной монетой! Да я самая богатая невеста из всех, кого только помню! Ну правда пятьдесят монет я взяла, чтобы отдать вам долг, - беззаботно махнула рукой княжна, - но все равно, я очень богата.
        - Вот незадача! - горько вздохнул Саша. - Как же мне, теперь быть?
        - А что такое? - посмотрела на него Агата. - Вы, чем-то озадачены?
        - Я ведь планировал попросить вас, стать моей невестой, а тут вы оказались такой богачкой! А я наоборот, поиздержался с постройкой этого города и помощью переселенцам. У меня, наверное, не наберется и половины от вашего состояния. - развел он руками.
        - Это правда? - озадаченно посмотрела на него девушка.
        - Что, про мои деньги?
        - Нет, про другое… ну, что вы хотели обручиться со мной?
        - Конечно правда, Агата, я влюбился в вас с первого взгляда! - горячо подтвердил Саша свои первые слова. - И был бы счастлив, согласись вы стать моей невестой, а в последствие и женой.
        - Александр, вы же понимаете, что я не смогу выйти за вас…
        - Но почему? - воскликнул Саша.
        - Я не смогу выйти за вас сразу. Мы плохо друг друга знаем и смерть моего батюшки и брата налагают на меня обязательство держать траур не менее полугода.
        - Э… ну это понятно. Но дайте мне шанс, Агата, я думаю через полгода вы лучше узнаете меня, а я вас. И я буду стараться, не разочаровать вас.
        - Хорошо, во-первых, я согласна принять от вас кольцо, - кивнула Агата. - а во-вторых, если вам нужны деньги, то как своему жениху и будущему мужу я могу дать часть моего приданого. - она указала на кошелек с долгом и вскочила порываясь отсчитать Макарову еще серебра из ларца, стоявшего на подоконнике. - Могу дать, вам, еще столько же или больше. Сколько нужно, говорите, вы же помогали мне и я просто обязана помочь вам!
        Макаров потеряв дар речи просто махал рукой, пытаясь показать, что отданного долга пока достаточно, а на его губах расплылась глупая, но и самая счастливая улыбка.
        Глава 31
        Весь день Саша ходил как окрыленный, согласием леди Агаты стать его невестой. О помолвке они решили объявить всем за ужином, поэтому Саша дал указание накрыть праздничный стол, как минимум на дюжину человек. Помимо мастера Рувво с женой Мартой и Вероники со стороны княжны, которые тоже были дворянами, Макаров решил пригласить сэра Герхарда, лейтенанта Капчика, ярла Олафа, своего побратима и конечно Большого.
        Потом подумал и решил еще позвать Якоба, парень тянул на себе всю канцелярию острова и хоть не обладал дворянским достоинством, как и Капчик, но был одним из немногих людей, кому маркграф доверял. Да и что это высшее сословие? Если человека сам по себе порядочный и честный, то не в бумажке дело, подтверждающей это самое достоинство. У честных и порядочных людей, это самое достоинство в крови, ну или заложено правильным воспитанием родителей. Парню, как только гномские зодчие достроят ратушу, намерен был дать этот самый документ-подтверждение. Да и Капчику, по-хорошему статус благородного господина нужен, все же бывший сержант не только две дюжины армейцев тянет, но и осуществляет координацию, и с гвардейцами сэра Герхарда, и с северянами, и с валашцами, теоретически являясь главнее того же Олафа. Поэтому ему тоже дворянином быть, но может чуть позже, пусть вначале к чину лейтенанта привыкнет, а то еще голова закружится от столь быстрого карьерного роста.
        Еще подумал, а не позвать ли Клима, но отринул эту идею. Если звать лэра наследника, то нужно звать и его жену Маргарет, а это уже торжество совершенно другого уровня, да и Вардис тогда может обидеться, придется приглашать и своего сюзерена владетеля всего Вэллора.
        «Нет уж, отметим в узком кругу, вроде как по-семейному. - решил Саша. Потом ударил себя по лбу ладонью. - Вот, балбес! Надо же кольцо Агате преподнести, а я забыл совсем. Какая помолвка, без кольца будущей невесте?»
        Побежал в подземные хоромы, где гениальный артефактор не только трудился, но и где была отгорожена его комнатка с небольшим топчаном для отдыха. Впрочем, зря волновался, вопрос с колечком для леди Агаты решился быстро. У Ларса было как минимум с дюжину заготовок колец-амулетов, Саша попросил только немного украсить кольцо нехитрым узором и вставить один из камней последней партии, тех, что Серый выкупил для него у ювелиров. Подумал и выбрал тоже золотистый фианит, такой же по цвету как и в защитной сигуле, разве что поменьше размером.
        Серебряный амулет с семилучевой звездой, бывший его подарок Димитру Саша намеревался отдать обратно девушке. Не станет же она упираться, если теперь он будет ее женихом? А золотистые фианиты, в амулете, который привязывали кожаными ремешками к запястью и в кольце, смотрелись словно специально подобраны ювелиром и составляют единый гарнитур. Тем более, такие фианиты, тут принимали за желтые, очень редкие и дорогие алмазы.
        Для приличия пригласил на общий ужин и Ларса, сообщив ему о своей помолвке, но артефактор только замахал руками и замотал головой, он вообще не часто выбирался из своего подземного царства, да и порядком робел общаясь с дворянами и леди Агатой в частности. У Саши были подозрения, что тот теряет дар речи от одного взгляда на Веронику - ее служанку. Ну, а что? Вероника вдова, ее сыну лет семь, а то, что дворянка… вот кому-кому, а Ларсу хоть завтра готов потомственное дворянство присвоить, уж он точно заслужил.
        Да и вообще, сегодня Саша был в таком расположении духа, окрыленный согласием девушки, что попроси она присвоить дворянство хоть всем двум дюжинам гвардейцев, что прибыли с ней на остров, он бы точно не отказал. Даже молодому заносчивому лейтенанту, пожалуй, вручил бы рыцарские шпоры, пусть даже авансом к его службе.
        «Кстати, не хорошо как-то получилось с парнем, приревновал его к девушке и невзлюбил за это. Он-то, по большому счету тут вовсе не причем. Может его тоже пригласить на ужин, все же тоже из благородных? Пожалуй, надо встретиться с ним и пообщаться, посмотреть на его нынешнее поведение, а то может фыркнет и откажется служить под началом сэра Герхарда? Хорошо, что в последнюю встречу пометил его с помощью анализатора, где он там сейчас? В каменном форте, видно с Капчиком общается и Лаэрт там же? Ну вот, если ближе к вечеру застану его там, то побеседую, а там уже видно будет, приглашать или нет.» - решил Саша.
        Потом Саша пригласил всех вышеперечисленных на ужин в замок, не сам конечно, с помощью посыльных гвардейцев и с чистой совестью пошел к своей невесте. Вернее, пригласил ее к себе, Агате нравилось сидеть в удобном кресле на остекленной террасе среди пальм и других растений и разговаривать с Александром о разных пустяках и делиться воспоминаниями о своем детстве.
        Саша даже играл с ней в шахматы, правда с его памятью он поначалу всегда выигрывал, хоть княжна тоже играла неплохо, но куда ей тягаться с архимагом, да еще и просмотревшему с десяток обучающих роликов шахматной школы по интернету? Поэтому он стал играть без ферзя, или королевы, как ее здесь называли. Девушка пыталась возражать первые пару партий, но потом поняла, что как раз без главной фигуры на его стороне доски, их игра шла на равных. Ну или почти на равных, победителем в общем зачете все же оставался маркграф.
        - Александр, смотрите, корабль! - воскликнула девушка, показывая на довольно крупное, по местным меркам, но все же одномачтовое судно с одним прямым парусом, что только заходило в Русалочью бухту. - Лейтенант Лерник, не мог вернуться так рано. Да и корабль другой, верно тоже прибыли мои соотечественники бегущие от ненавистных захватчиков.
        - Агата, мы же договорились - общаться на «ты». -Попенял ей Саша, приобняв вскочившую девушку за талию.
        - Ой, прости… Александр. Конечно! Пойдем в порт, посмотрим, кто прибыл на корабле? Вдруг кто-то из знакомых?
        Корабль пришвартовался к дальнему причалу, когда по сходням на мощеную набережную сошло несколько человек, они с Агатой, в сопровождении рыцаря и еще четверых гвардейцев были уже возле каменного форта. Макаров пригляделся и начертал в воздухе несколько линий, активируя заклинание «острого зрения».
        Четверо солдат-мечников в доспехах и закрытых шлемах, шли образуя каре, видно охраняя человека в ярких одеждах. Пятый воин нес небольшой штандарт с вымпелом оранжевого цвета и изображением какого-то животного посередине. Сам «господин» в окружении солдат, показался Саше, одетым в какой-то, странный наряд и он спросил у девушки:
        - Леди Агата, почему у сошедшего с корабля человека такая странная одежда - ярко-красный… кафтан, что ли с рукавами почти до земли, а руки торчат из прорезей в них?
        - Это парадная одежда сановников - куртуш, который надевается на жупан, чаще очень ярких цветов. Странно… у нас куртуш надевали очень редко. Даже не знаю, кто из дворян может это быть? - пожала девушка плечиком.
        - Действительно, под этим самым… куртушем ярко-красного цвета у того господина надето что-то желто-зеленое, но не менее яркое. - усмехнулся Макаров, подумав, что издалека этот дворянин похож на экзотического попугая.
        - Хм, ваше сиятельство (на людях, они должны были соблюдать этикет, поэтому обращались друг к другу на «вы»), вы отлично видите так далеко, я вот только группу людей у корабля вижу, не более. - ответила ему девушка, потом улыбнулась. - Ах, да, вы же сильный маг, я все забываю. А что, там в руках у одного из солдат, какой-то флаг? Может это кто-то из выживших защитников нашего замка? - немного погрустнела девушка. - Они расскажут мне, как сражались и погибли, мой отец и брат?
        - Не знаю, - пожал плечами Макаров, - больше напоминает какой-то вымпел. Такой оранжевого цвета с черным рисунком.
        - Черно-оранжевого?!
        - Ну да, черное-оранжевый. И у мечников сюрко такого же цвета - оранжевые и тоже с изображением черного животного посередине. - кивнул Макаров.
        - Оранжевые сюрко и черный вепрь на груди - это фарнхельмцы! Что нужно, этим негодяям здесь? - испуганно воскликнула княжна и приложила ладошки к лицу. - Ой, они же прибыли за мной!
        - Успокойтесь, леди Агата, на Ригене вам нечего бояться, вы под моей защитой! - попытался успокоить ее Макаров. - Я так понимаю, они прибыли ко мне с официальным визитом? - посмотрел он на рыцаря, сопровождавшего их. - Не хочу принимать в своем замке врагов леди Агаты. Герхард, встретьте этого попугая и проводите в форт, мы будем там.
        Когда зашли в ворота форта Саша попросил девушку переждать в башне его разговор с фарнхельмцами, в той самой комнате, где ранее обитал главарь разбойников, а теперь обосновался лейтенант Осип Капчик. Еще Саша попросил пожилого командора побыть с княжной и попытаться успокоить ее.
        - Агата, - сказал маркграф, - вам в любом случае, ничего не угрожает. Я не дам вас в обиду на моем острове. Просто выслушаю, чего хотят эти прибывшие фарнхельмцы и пошлю их куда подальше. Не переживайте, прошу вас!
        Капчику же наказал, чтобы он не подпускал княжну близко к окну. Ведь понятно, что «попугай» будет требовать от княжны отречения от прав на Валашию, а то и ее саму и неловко будет, если при его разговоре Агата будет выглядывать из окна башни.
        Когда спустился вниз, то наткнулся на Радека Воджетича - молодого лейтенанта дворцовой стражи.
        - Ваше сиятельство, господин маркграф, я бы хотел поговорить с вами. - сказал парень с поклоном.
        - Господин Воджетич, сейчас не время и не место. Позже! - немного резко отшил его Макаров, а потом сам же устыдился.
        «Вот чего я на парня взъелся? Не показался он мне, так сам навыдумывал невесть что! А теперь еще и послал дворянина, который просил поговорить. Нехорошо!»
        - Радек, простите меня, за резкий тон, - удержал он парня, - но сюда идут фарнхельмцы, поэтому давайте побеседуем чуть позже.
        - Фарнхельмцы?! Но, что нужно здесь этим свиньям?
        - Так, Радек, только не нужно горячиться! Разрешаю, вам, присутствовать при разговоре, но только молчите. Говорить буду только я!
        Во дворе форта стоял стол, которым пользовались строители наращивающие стену и достраивающие поверх нее деревянную галерею для стрелков. Там, даже лежали кое-какие из рисованных от руки чертежей. Саша уселся за этот стол и сделал вид, что изучает чертежи строителей, а лейтенант Воджетич и несколько армейцев во главе с сержантом стали слева от стола, но ждать пришлось совсем не долго, уже через пару минут в ворота вошли фарнхельмцы во главе с «попугаем» в ярко-красном куртуше и Герхард с полдюжиной гвардейцев.
        Человеку в красном куртуше, на вид, лет сорок пять - пятьдесят. Но, как уже не раз мог убедиться Саша, у богатых людей, что могли себе позволить амулеты здоровья или сеансы «омоложения» у магов-лекарей возраст был весьма условной величиной. Тот же Вардис выглядел как Сашин ровесник, а на самом деле давно разменял девятый десяток. Поэтому и возраст прибывшего господина был весьма условным.
        Смуглый, черноволосый и черноглазый, с узкой бородкой клинышком. Ростом чуть выше Макарова и стоял прямо и даже чуть нахально, глядя на маркграфа оценивающим взглядом сверху вниз. Ну да, Саша совсем не ожидал высокого посольства и сегодня был одет в свой обычный повседневный наряд - зеленую цифру и берцы. Если, что и выдавало в нем титулованную особу, так перевязь с отличной шпагой и армейское кепи с небольшой серебряной кокардой, да пара крупных серебряных колец-амулетов на пальцах. При приближении черноволосого господина нож древних заметно завибрировал, определяя в прибывшем посланнике магический потенциал.
        «Значит господин хороший тоже маг? Ну, что же пообщаемся и с магом. Хотя, у Матеуша вон тоже внутренний потенциал не сильно маленький, но какой из него маг? Так… только метки на монеты и может ставить, да помалу энергию в амулеты вливать подзаряжая их. Но, честно сказать совсем уж помалу.» Вот и этот господин, судя по ауре, маг средненький, или даже ниже. По крайней мере запас внутренней энергии, которую Саша теперь безошибочно определял с помощью связки анализатор-нож, был в несколько раз меньше чем у него самого, хотя явно больше чем у того же Радека или княжны Агаты.
        - Я имею честь видеть владетеля острова Риген, маркграфа Александра Мак Ароффа? - наконец соизволил задать вопрос «попугай» и когда Саша кивнул подтверждая, смуглый чуть кивнул и продолжил: - Я легат Великого князя Казимеша, его личный посланник барон и магнат юго-западных провинций Юзеф Тадеуш Смолярнек.
        Пока черноволосый господин представлялся Саша внимательно разглядывал посланца Великого князя. Строен, и на первый взгляд, крепок и жилист. Одет богато и броско - разноцветный жупан, красный куртуш, на голове красная же шапка отороченная мехом, с пером и с большой золотой кокардой. На груди золотая цепь, которой позавидовал бы любой браток из «святых» девяностых, а в левом ухе серьга с крупной розоватой жемчужиной. Да и на пальцах было несколько колец с драгоценными камнями и Макаров только одно из них определил как амулет, остальные же золотые, были просто для украшения или статуса. Даже узкий кинжал, висящий у барона на поясе, был украшен драгоценными камнями и золотом.
        «Надеюсь ты не „заднеприводной“? - подумал Саша повнимательнее разглядывая барона. - Очень уж одет броско, да и украшений у тебя, как у торговки с рынка в праздничный день. Да волосики твои черненькие, шелковистые аккуратными локонами на плечи падают. Так, ладно, что этот барон вообще от меня хочет?»
        - Я тут с утра делами, по перестройки форта занялся, так что обстановка рабочая, уж не обессудьте. Присаживайтесь, господин барон, - показал Саша на стоявший рядом стул. - Позвольте узнать, что привело вас на Риген?
        - Ваше сиятельство, - растянул тот губы в улыбке, - мой сюзерен и господин Великий князь Казимеш желает наладить с вами добрососедские отношения, как и подобает двум уважаемым правителям. Он готов заключить с вами, господин маркграф, договора о торговле и военной помощи, если в этом у вас появится нужда. Он даже готов обсудить с вами некоторую сумму, которую готов выделить для дальнейшего обустройства Ригена.
        - Даже так? - удивленно глянул на самодовольного павлина Макаров, а потом покосился на лейтенанта Воджетича, который раздраженно покусывал губы, явно не радуясь их общению. - И чего же хочет, «ваш» князь, - выделил он интонацией, - от простого маркграфа за такое покровительство и помощь?
        - О-о, сущие пустяки, ваше сиятельство! - даже махнул ручкой барон, подтверждая незначительность просьбы. - Ему, всего лишь, нужна княжна Агата Бакория.
        - Княжна?
        - Да, всего лишь эта девушка. - снова растянул смуглый господин свой рот в притворной улыбке. - Ну и регалии княжества Валашии, которые она похитила при побеге.
        - Похитила? - даже искренне удивился Саша. - Но, позвольте спросить, у кого она могла похитить княжеский венец и печать всегда принадлежащие ее роду?
        - Э… - немного завис посланник. - Это не важно. Главное, и венец, и государственная печать не достались достойным победителям и героям. Наконец Валашия, вопреки сопротивлению бывшего князя Болеслава, вошла в состав Великого княжества. Мой сюзерен, Великий князь Казимеш, своей волей и военным гением собирает осколки исконных земель под свое крыло и все новые подданные ликуют в умилении от воссоединения с родной метрополией. А эта… девка, похитила государственные регалии! Выдайте ее мне и вы заручитесь поддержкой и покровительством Великого князя, без сомнения самого могущественного монарха на всем Западном побережье!
        Саша на пару секунд подвис обдумывая, врезать этому гаду сразу или послать его вместе со своим сюзереном подальше только на словах. Посол все же, вроде как лицо неприкосновенное. Но за Агату, он готов был немного помять эту лощенную неприкосновенность.
        Барон же истолковав молчание маркграфа за добрый знак, чуть подался вперед и проникновенно продолжил:
        - Господин Александр, зачем вам эта беженка, без земель и денег? Если вы выдадите ее мне, я готов компенсировать некоторое возникшее неудобство сотней серебряных дукатов Великого княжества Фарнхельм. Деньги находятся на корабле и я сразу выдам их вам в обмен на девку и регалии!
        - Тридцать серебрянников, за предательство? - нехорошо сузил глаза маркграф. - Как это знакомо.
        - Почему тридцать? - удивленно посмотрел на него барон. - Сто! Целых сто!
        - Ах тыж, мразота! - заревел Макаров и прежде чем посол успел испуганно отпрянуть от перекошенного яростью лица, ухватил его за бороду и потянул к себе, отчего на уголках глаз у барона сразу выступили слезы.
        Стоявшие в двух шагах от их стола фарнхельмские солдаты выхватили мечи и прежде чем успели среагировать стоявшие рядом гвардейцы, первый из фарнхельмцев успел кинуться на Сашу с обнаженным клинком. Его удар был страшен, Саша в ярости даже не думал контролировать свою силу, да и кинувшийся на него с мечом воин был достоин такой смерти. Не добежав метра полтора до маркграфа, от удара в грудь «воздушным кулаком», мечник сломанной куклой отлетел на несколько метров и остался сидеть недвижно у каменной стены, в которую врезался спиной.
        Саша сразу понял, что убил одного из телохранителей барона. Мечник так и остался недвижим и только из-под закрытого шлема на его грудь потекла кровь. Скорее всего, он выместил на фарнхельмском солдате всю свою ярость, что предназначалась его господину. К счастью для других, не столь резвых солдат барона, их в кольцо взяли люди Герхарда, заставив побросать на землю обнаженные мечи. Лишь одному из них сам Герхард проткнул клинком ногу и тот тоже лежал на камнях мощенного двора, зажимая рану руками.
        - Ты, урод! Ты, что мне предлагаешь, гад? Продать тебе мою гостью, и мою невесту, за ваши сраные деньги?! - Саша продолжал удерживать представителя князя Казимеша за черную бородку. - Я тебе сейчас нос, падаль сломаю!
        - Отпусти меня! Я посланец, ты не можешь трогать меня руками! - прохрипел барон и Саша отпустил его бороду.
        - Убирайтесь вон с моего острова! И более не смейте являться сюда с грязными предложениями. - указал Саша рукой на ворота форта. - Вон!
        - Ты еще пожалеешь, о своей выходке, мальчишка! - вскочив со стула зашипел барон. - Ни я, ни мой сюзерен не оставит твоей выходки без справедливого возмездия. Ваш островок - тьфу! Просто соринка на карте, а вы дурак, что отвергли руку дружбы протянутую моим господином и вы поплатитесь за это!
        Саша продолжал сидеть на стуле, но внутри его клокотала ярость вперемешку с бушующей магической энергией, но он из последних сил сдерживал себя.
        А уверившийся, что расправа ему, как послу Великого князя не грозит, барон продолжал шипя изливать свой гнев:
        - Если вам мало, ста дукатов, то можно было обсудить сумму, а вы повели себя, как несдержанный юнец! Зачем вам эта жалкая, медная корона и зачем вам сдалась, эта нищенка, без кола и двора?
        Саша заскрежетал зубами, такого он не мог стерпеть. Он вновь метнулся к барону и схватив того за полы парадного куртуша приподнял над землей.
        - Вы оскорбили меня, вы оскорбили мою невесту, я вызываю вас на дуэль, барон! Здесь и прямо сейчас! Любым оружием каким выберете! Вы же тоже маг, барон, я чувствую ваш потенциал. Давайте сразимся как маги, если не хотите драться на мечах!
        Саша увидел как испуг мелькнул в глазах барона и он побледнев замотал головой, тряся при этом своей козлиной бородкой.
        - Нет, нет, это невозможно, я посланец! К-какая еще дуэль? Вы не можете тронуть меня и пальцем! Сейчас же отпустите!
        - Засранец ты, а не посланец! - выдал Саша несложную, но обидную рифму. - Говоришь, я тебя пальцем тронуть не могу? А что так? Думаешь, я твоего князька боюсь? Я тебя вовсе руками трогать не стану, только руки марать о такую мразь!
        Макаров опустил сучащего ножками барона на землю и тут же сильной подсечкой уронил его на камни двора, а потом пару раз с оттяжкой, врезал тому под ребра ногой в тяжелом берце, отчего барон со стоном на карачках пополз от него прочь.
        - Ваше сиятельство! - подскочил к нему лейтенант Радек. Саша уж был подумал, что парень хочет остановить его от неподобающего поведения и удержать от избиения посла, но тот горячо предложил: - Я не ваш подданный и это не ко мне посол. Мне он вообще никто! Дозвольте я убью эту сволочь, даже если он не пожелает драться со мной на дуэли, все равно убью его. Я готов! Тогда, вся ответственность, за его убийство ляжет только на меня.
        «А молодец парень! Чего он мне поначалу не приглянулся?» - удивленно глянул Макаров на валашского дворянина.
        - Я готов принять ваш вызов, маркграф! - вдруг заявил пытающийся встать с колен посол. - Я выставлю вместо себя, своего чемпиона мечника.
        - Кого? - даже растерялся Макаров. - То есть, ты гад, решил что я буду драться с твоим чемпионом, а ты прохлаждаться и смотреть на это со стороны? Только ты и я! - рванул он барона за отвороты куртуша с такой силой, что барон подлетел и оказался на ногах, а его парадная одежка не выдержала и с треском порвалась на спине. - Или я сам прикончу тебя или вали отсюда как побитая псина. - толкнул он барона к воротам, отчего тот по инерции пробежал несколько шагов и чудом удержался на ногах. Потом еще, Саша пнул слетевшую с его голову парадную шапку, которая пролетев мимо потрепанного посланца и вылетела в открытые ворота.
        Саша еще несколько минут стоял у ворот и глядел вслед некогда торжественной процессии. Двое фарнхельмских солдат тащили своего мертвого товарища, еще один шел опираясь о плечо сослуживца, подволакивая еще кровоточащую ногу. Сам, некогда разряженный в парадные одежды барон, хоть и шагал самостоятельно, без чужой помощи, но шел чуть согнувшись и держался рукой за отбитые ребра. И только солдат с оранжевым вымпелом, как и прежде чинно шагал позади этой процессии.
        - Господин маркграф, позвольте выразить вам свое восхищение! - подошел к нему Радек. - Вы не побоялись никого, вы достойно защитили честь нашей княжны!
        - Да хватит вам, господин лейтенант, петь мне дифирамбы! Чую еще хапну проблем я за свою несдержанность. - отмахнулся Макаров. - Вы, чего хотели-то, насчет службы поговорить?
        - Точно так, ваше сиятельство! Прежде, я хотел бы сам попросить прощения у вас, за свою несдержанность и излишнюю дерзость, которую проявил в нашем первом разговоре.
        - Радек, если вы готовы присягнуть мне, то я возьму вас на службу. Будете служить, так же в гвардии вторым лейтенантом. Сэр Герхард, будет вашим непосредственным командиром. Его слово, как и мое, для вас закон! Устраивают такие условия?
        - Полностью! Чуть поклонился парень. - Вы назвали леди Агату своей невестой, поэтому я буду с радостью служить вам и ей и готов хоть сейчас, ваше сиятельство, принести вам клятву верности! И я, и все мои люди!
        - Все твои гвардейцы готовы мне присягнуть, а все ли достойны в гвардию-то?
        - Все, - кивнул молодой лейтенант, - был с ними уже разговор. Никто не верит, что в скором времени домой вернемся. И достойны все. Наш князь Болеслав две дюжины лучших фехтовальщиков отобрал, чтобы дочь защитить и в случае чего через заслон фарнхельмцев прорваться.
        - Хорошо, господин Воджетич, тогда жду вас со всеми гвардейцами в замке, за час до ужина. Представите своих людей сэру Герхарду и присягу мне принесете. И еще… вас лично я приглашаю на ужин посвященный нашей помолвке с леди Агатой.
        Отпустив горячего командира валашских гвардейцев, Саша поспешил подняться в башню каменного форта, где ждала его леди Агата. Застал свою невесту с мокрыми глазами.
        «Видно плакала, глядя на то как я посла по двору валял? Вдруг это совсем вразрез идет с дворянской честью и теперь она откажется за меня выходить?»
        Но девушка утерла глаза и вскочив обняла Сашу.
        - Я все видела! Я же знаю, что он за мной приезжал, а вы не испугались, даже слышала как вы вызывали этого барона на дуэль, но он отказался. Вы, мой герой, Алескандр! Я готова выйти за вас замуж и даже не через полгода, а через два месяца, это минимальный срок траура по отцу и брату. Но никто не осудит меня, я полюбила вас, Александр и готова навсегда связать наши судьбы!
        - Агата, зови меня просто Саша. - Макаров сжимал девушку в своих объятьях и в этот момент ему было плевать на сотню таких баронов и тысячу великих князей. Здесь и сейчас, он был по-настоящему счастлив. А потом и сам притянул княжну, поцеловал ее в коралловые губки и она не отстранилась, а ответила ему на его долгий поцелуй.
        Когда выходили с Агатой и другими гвардейцами из каменного форта, Саша увидел приближающегося побратима с парочкой своих разведчиков. Он и лицом и жестами выражал желание побеседовать и Саша извинившись, отправил свою невесту в сопровождении рыцаря в замок, а сам вместе с разведчиками и Лаэртом вернулся во двор крепости.
        - Слышал ты только что оттаскал за бороду, а потом пинал по двору форта княжеского посланника? - сразу спросил дроу у Макарова. - Уже все солдаты это знают, а к вечеру остров, от таких новостей будет гудеть как улей. Поэтому предлагаю тебе самому съездить к лэру Вардису и рассказать все как было, пока до его правительственных ушей не дошли чужие слова, поверь, это может его сильно огорчить.
        - Да, Лаэрт, ты прав. - не стал спорить и кивнул Макаров. - Завтра же, с утра я отправлюсь в Руденбург и все сам расскажу лэру владетелю.
        - Ладно, не расстраивайся! - положил ему руку на плечо темный эльф. - Что сделано, то сделано, не убил у всех на глазах посла и то хорошо. А так, этот хмырь ответил за оскорбления и поганый язык. Ничего страшного, если не считать, что Великий князь Фарнхельма может объявить нам войну. Хотя… - оскалился дроу. - Считай мы уже в состоянии войны с Фарнхельмом после того, как ты избил его посланника.
        - Все действительно, так плохо? - вздохнул Саша. - Тогда лэр Вардис точно взбесится.
        - А может решить этот вопрос быстро и кардинально? - посмотрел дроу ему в глаза. - Снеккары Олафа догонят это корыто через пару часов. Я узнавал, команда с десяток матросов и полторы дюжины солдат, захватить их тремя свободными снеккарами не составит никакого труда. Я сам, со своими ребятами отправлюсь в погоню и проконтролирую, чтобы никого не осталось в живых. А захваченный корабль сожжем и пустим на дно, вместе с телами всех фарнхельмцев. Ну не доплыл посланник, всяко бывает. - развел он руками. - Возможно князь Казимеш и вовсе не узнает о вашем разговоре.
        - Нет, подло это! - решительно помотал головой Макаров. - В стычке убить одно, а вот так… просто вырезать всех. Нет!
        - Политика вообще дело подлое. - вздохнул дроу, пожал плечами. - Ну как знаешь, тебе решать. Тогда завтра вместе к Вардису отправимся, я всегда тебя поддержу, брат.
        - Спасибо, Лаэрт. - Саша помолчал несколько секунд обдумывая все произошедшее. - Ты правда думаешь, что мы уже в состоянии войны с Фарнхельмом?
        - Думаю, да. - кивнул дроу, но потом запросто хлопнул по плечу маркграфа и улыбнулся. - Не все так плохо, брат, у Казимеша флота почти нет… так парочка мелких кораблей осталась. Годы войны не прошли для него даром, вон он даже блокаду маленького княжества устроить не может, словно через дырявое решето сюда корабли и лодки с беженцами плывут. Поэтому ждать военного вторжения, со дня на день не нужно. Я вообще не уверен, что оно будет. Скоро лето и возобновится его война против других княжеств, а они не простят ему захвата Валашии. Говорят он и на Алавию устремил свой жадный взор, поэтому жди новых стычек и с Дакией, и с Вельдией. А возможно и другие князья их поддержат.
        Ты бы посоветовал своей княжне написать письмо в Остию, как никак король ее дальний родственник. Возможно, и он немного попортит крови этому Казимешу и тому вовсе будет не до нашего острова. Ну будем надеяться, что эти несколько летних месяцев, ему будет не до нас. А за это время ты, брат, увеличишь свою армию, еще на две-три сотни солдат и пусть тогда князь попробует взять Риген. С семью-восемью сотнями воинов, мы сможем отбиться и от тысячной армии, даже не прося помощи у владетеля Вэллора. Пусть попробуют взять каменный форт или твой замок, да и шесть снеккаров ярла Олафа смогут потопить несколько кораблей фарнхельмцев, еще на подходе к острову. Если смотреть со стороны и пытаться судить объективно, то я бы все без оглядки поставил на тебя, брат, а вовсе не на Казимеша. Пусть сидит себе за морем и скрежечет зубами. Тебя ему не достать и эти земли, он никогда не получит, да и о медной короне валашского князя и о княжне Агате, может забыть.
        - Спасибо, брат, я знал что ты всегда меня поддержишь. - благодарно кивнул Лаэрту Макаров. - А почему, кстати, корона медная?
        - Так в Валашии медь добывают, потому и венец князя медный. - просветил его побратим. - Слышал, ты княжну называешь своей невестой? Ну так сам скоро получишь этот венец и посмотришь из чего он сделан. - засмеялся темный эльф обнажив свои белые клыки.
        - Я? - посмотрел Саша на своего побратима озадаченно. - Разве я стану князем Валашии если женюсь на леди Агате?
        - Конечно! Она же единственная наследница, а так как она сама по закону не может быть правительницей Валашии, то венец правителя переходит к ее мужу. А ты думал, все так просто, брат? - дроу похлопал удивленного Сашу по плечу. - Вместе с девушкой, ты взваливаешь себе на плечи и заботу о всем княжестве. А в связи с тем, что Валашия захвачена врагом, эта ноша не будет приятным приданым к твоей свадьбе. Если и не сейчас, то после свадьбы, приняв титул и возложив на себя венец князя Валашии, ты точно будешь находиться в состоянии войны с Великим княжеством Фарнхельм.
        - Блин, Лаэрт, вот умеешь же ты подбодрить! - тяжело вздохнув прошептал Саша.
        Глава 32
        Еще до ужина посвященного их с княжной помолвке, Саша успел переговорить и с лейтенантом Капчиком, и с командиром гвардейцев сэром Герхардом, и с юным ярлом Олафом. Командору Капчику Саша дал указание всех валашцев брать под свое начало. Честно сказать, лишаясь статуса наемников эти воины даже выигрывали. Если в деньгах теряли десятую часть своего жалования, то теперь получали, и обмундирование, и питание за счет казны маркграфа. Да и теперь каждый из них мог рассчитывать на небольшой пенсион, в случае тяжелого увечья или по выслуге лет. С учетом вливания в ряды армейцев Капчика и всех валашцев, на Ригене становилось уже более трех сотен солдат, которые базировались не только в каменном форте и двух прибрежных деревянных крепостицах, но и несли службу на заставе в Селиноре, где Саша организовал торговый пост.
        Но Макаров помня о возможном вооруженном конфликте с Фарнхельмом, поручил Осипу Капчику брать на службу желающих из числа беженцев, главное, чтобы руки-ноги были на месте и понятие о субординации и дисциплине новобранец имел. Другими словами - не совсем доходяга, и не головорез с большой дороги, что уже испил сладкого дурмана вольницы. Сейчас много беженцев и из самой Валашии и из других княжеств на остров прибывает, так что желающих стать солдатами найдется с лихвой. Пусть отбирает достойных.
        Гвардия в связи с принятием на службу лейтенанта Радека и его двух дюжин воинов выросла до семидесяти пяти человек. Тут валашцы выигрывали даже в деньгах, потому как гвардейцы Вэллора получали на два ливра больше гвардейцев княжества. Единственное, чем нужно было озаботиться Макарову, так это покупкой коней для гвардейского пополнения. Если уж в этом мире, конница пока самый грозный вид войск, то пусть его гвардейцы все могут конными выступить. Бело-голубые сюрко валашских гвардейцев, Саша решил пока не менять. Пусть ходят так, тем более если, как сказал Лаэрт он после свадьбы с леди Агатой станет еще и валашским князем, то и эти цвета становятся цветами его нового владения, пусть пока и оккупированного врагом.
        С молодым северянином, тоже успел переговорить. Тоже дал указание сходить двумя снеккарами на родной полуостров и объявить еще набор желающих послужить владетелю Ригена. В настоящее время под началом Олафа была дружина из ста семидесяти пяти воинов северян, вот пусть до двух с половиной сотен добирает. Хотя, если еще желающие будут, то Саша готов был число наемников нордов увеличить хоть до трех сотен, хоть до трех с половиной. С запуском системы быстрых магических переходов, нужды в наличной монете более он не испытывал, да и торговля начала приносить весомый доход. Пусть будут, тем более норды помимо команд на шести снеккарах, были задействованы и в охране на торговых судах. Нордов сейчас еле хватало, если все торговые суда и снеккары для их охраны уходили в плаванье.
        Еще Макаров думал передать северянам во главе с Олафом каменный форт, все равно их боевые корабли в Русалочьей бухте базируются. Если Олаф наберет еще сотню воинов, то и для гарнизона форта солдат хватит. Но это в очень далекой перспективе, когда он себе новое поместье с небольшим замком построит. Место-то давно облюбовал - пологий холм на берегу старого затопленного карьера, рядом с дубовой рощей. Но пока были дела поважнее, чем строительство своего нового дворца. А так были мысли всех гвардейцев в новую казарму переселить, что будет рядом с его поместьем находиться, а всех армейцев Капчика - в старый замок. Там, если казарму пристроить и с учетом большого барбакана, где на первом этаже был установлен магический переход, а на втором тоже размещались солдаты, можно спокойно пять сотен армейцев расположить, это не считая сотни что в деревянных фортах службу несет.
        Застолье прошло весело, Агата была довольна, с радостью и восхищением приняла от него кольцо с золотистым камнем, а Макаров старался не думать о дневном происшествии и о дальнейшей дипломатии с этим Фарнхельмом и других дел пока на острове хватает. Потом, они с Агатой, сидели обнявшись на застекленной террасе под зеленоватым светом магического маяка, что зажигал после захода солнца однорукий ветеран.
        Вот зачем мне эта далекая Валашия? На кой она мне сдалась, ведь и тут дел по горло, да и привык уже к этому острову. Жил бы тут счастливо с молодой и красивой женой. - Саша вздохнул. - А с другой стороны, каково ей, как жить радостно и счастливо если знаешь, что твоя родная земля врагом оккупирована? Ладно, до свадьбы еще два месяца, чего сейчас голову греть зря? Вот если возложат на меня этот медный венец, тогда и думать буду как жить дальше. Пока же просто перестрахуюсь, наберу еще пару-тройку сотен солдат и наемников, чтобы внезапное вторжение, если фарнхельмцы решат силой забрать леди Агату и валашские регалии, не случилось как снег на голову. Но разговор с Вардисом надо продумать, почему-то мне кажется он будет крайне недоволен моей несдержанностью.
        Утром завершив свой ежедневный кросс и комплекс простых магических упражнений, для слива энергии и прокачки маны, Макаров надел новый костюм из черного бархата, рыцарский плащ пожалованный ему Вардисом и вместе с Лаэртом и Большим отправился в Руденбург. Столица приграничного владения встретила их ярмаркой на Большом сельском рынке, что располагался возле старых Западных ворот недалеко от Летней резиденции Корвинусов.
        Много имперских купцов наведались в Вэллор не желая упускать шанс расторговаться и прикупить доброго железа, брони и других товаров, что поставляли гномы. Их, то есть гномов, на ярмарке тоже было в достаточном количестве. Макаров прошелся по рядам и даже купил у бородатых коротышек тройку низкорослых, но крепких лошадок пони, что использовались гномами для тягловой силы и возле их наземного города и в их подземных тоннелях. Даже мелькнула мысль, купить таких лошадок еще дюжину, а то и больше, уж очень они выглядели крепкими на вид. Но все же решил для начала опробовать этих животинок, а потом, если они и впрямь так неприхотливы и сильны, можно взять ими часть оплаты за зарядку амулетов магических переходов, которые он теперь заряжал для гномов.
        «А что, если у гномов еще десятка три-четыре таких тягловых пони прикупить, то можно и их разведением на острове заняться. А через годик-другой продавать их и в Нординг и на Западный континент, в ту же Остию или во Фриланд свободным баронствам, где войны нет и народ, говорят, живет довольно зажиточно. Торговый когг таких за раз, спокойно, пару десятков перевезет, а спрос на них думаю не малый будет. Если подсуетиться, то как единственным поставщикам такого товара, можно неплохо заработать. А для крестьянина и ремесленника такая лошадка самое то! Животинка неприхотливая, а тянет порядочно, хоть в телегу ее впрягай, хоть в плуг. Да и седока спокойно держит как тот же мул.»
        Тут кстати мулы тоже есть, Саша их видел на рынке в Кайре, даже наказал Якобу купить парочку для транспортировки известняка из каменоломен. Теперь, трудятся ушастые лошадки на благо общества.
        Маленьких, но крепких лошадок с Большим отправил в Летнюю резиденцию, сам же со своим побратимом и парой гвардейцев направился к родовому замку лэров. Не дойдя метров триста до насыпи, что вела на островок с замком, Макаров увидел, как из ворот выехала карета лэра владетеля и четверка коней помчала по мощеной дороге. Позади кареты ехала еще дюжина гвардейцев в парадных сюрко и Саша сделал вывод, что Вардис направился куда-то далеко. Может в империю, а может инспектировать новые баронства и графства.
        - Вот же незадача! Опоздали мы с тобой, Лаэрт, уехал лэр владетель. Если, конечно, это он в карете поехал, а не Клима или своего первого министра куда послал.
        - Может и к лучшему если владетель уехал, с лэром Климентом пообщаемся. - филосовски высказался его побратим. - Все лучше, чем под горячую руку лэра Вардиса попасть.
        Как они и предполагали в карете уехал лэр Вардис, а сам Климент находился в замке. Он раздраженно мерил большой кабинет отца своими шагами, а когда Макаров с Лаэртом осторожно заглянули махнул рукой:
        - Саша зайди, сядь, - указал он на кожаное кресло, - а ты Лаэрт подожди пока. Сходи на кухню, перекуси чего, вина выпей, нам с маркграфом нужно с глазу на глаз побеседовать.
        «Неужели, ему уже доложили про мое несдержанное общение с послом Великого князя? Когда успели и главное - кто?» - удивился Макаров.
        Он вошел в кабинет прикрыв за собой дверь и первым начал разговор.
        - Клим, ты же в курсе, что у меня на острове княжна Агата пребывает? Я ей вчера предложение сделал и кольцо подарил. - скромно и издалека начал он разговор.
        - Помолвка, что ли была? Ну поздравляю, чего теперь. - буркнул лэр наследник.
        «А может у него со своей какие проблемы, поссорились? Вот и психует?»
        - Ага, спасибо, - кивнул Саша, - ты извини, что не пригласил, мы скромно, за ужином это дело отметили. Не сердишься?
        - Да, с чего я бы сердился? - удивленно глянул на него Клим. - Не свадьбу же играли.
        - Ну вот, я чего еще рассказать-то хотел… в общем вчера посланец князя Казимеша на Риген прибыл и предлагал мне, свою невесту за сто серебряных монет продать! Представляешь, гнида какая?
        Клим перестал мерить кабинет шагами остановился и несколько секунд думал о чем то, кивая самому себе, потом вдруг спросил у Александра:
        - За сто дукатов или за сто полновесных крон?
        - Да какая разница? Я его в общем за бороду оттаскал, ну и пнул разок или два, - и поспешно добавил. - ну это только потому, что он кричал, что его руками нельзя трогать. Не получилось у нас с ним разговора. - развел Саша руки.
        - Нажил, значит, себе врага?
        - Да, Клим, ну как я мог сдержаться? Да и вообще… Лаэрт говорит, что если я на Агате женюсь, то все одно буду в состоянии войны с Фарнхельмом, так как номинально получу титул князя Валашского.
        - Ну так-то да, есть логика в его словах. - немного подумав кивнул Клим.
        - Да и не будут они сейчас на Риген нападать, Лаэрт говорит, что у них снова с наступлением тепла военная компания активизируется, не до нас будет этому Казимешу. Ну и я еще, сотню-другую наемников найму, даже если сунутся на остров, то по сусалам огребут!
        - Я смотрю, Лаэрт у тебя заместо советника в международных делах. Слушай его больше! - раздраженно ответил Клим, а потом махнул рукой. - Да и хрен бы с этим посланником и самим Казимешем! Тут, Сань, другая беда пришла, - он нервно хихикнул, - как в сказке - откуда не ждали.
        - Какая еще беда? - Саша наконец-то понял, что Клим ничего не знает о его стычке с посланником князя, а нервничает вовсе из-за чего-то другого.
        - Орда идет! Понимаешь, Макаров? Орки сюда прут! Вот не зря их разведчики активизировались. Только мы, дураки, этому значения не предали! И то, что они дальний хутор тогда вырезали, и то, что с шаманом были. Они, кстати, и второй раз дальний хутор вырезали, буквально несколько дней назад, хоть там помимо дюжины охотников еще и полдюжины наших разведчиков было. Ну сейчас-то чего уже, голову теряя по волосам не рыдают!
        - Погоди, Клим, объясни все по порядку. Это точные сведения, что орки уже идут? - начал расспрашивать Саша своего друга, тоже не на шутку разволновавшись, видно обеспокоенность Клима передалась и ему.
        Климент подошел к креслу напротив и сел в него, потом посмотрел на Сашу и разделяя каждое слово стал объяснять.
        - Сведения точные. Орда еще не идет, но собирается. Это жопа! Потому как в случае прихода большой орды, мы потеряем все Заречье, все наши новые земли и недостроенные крепостицы и замки баронов и графов. Потеряем поселения возле военного лагеря и сам военный лагерь, так как он не приспособлен для серьезной осады. Да и наш берег удержать вряд ли сможем. Орки хоть и не любят моря, но через Руд переправятся в два счета, а это значит, что мы потеряем два наших крупных города - столицу и город, что я получил в приданое за Маргарет. Это крах всего!
        Понимаешь? Единственное, где мы сейчас можем наладить оборону, это Железная пристань и Белый замок и то, только потому, что сможем перебрасывать солдат по магическому переходу, туда где наиболее «жарко». Ну и само-собой, Тихую гавань сможем удержать, потому как она стеной обнесена и боевыми башнями. Но туда, за сто двадцать миль орки вряд ли попрутся, им и тут есть где порезвиться. Вот, что делать, если объявить эвакуацию населения? - Клим склонился и зажал голову ладонями. - Паника будет, ой-ей, хотя она и так будет, когда новость о нашествии орочьих кланов станет общедоступной. Эх, знать бы заранее, могли бы за этот год выстроить неплохую крепость, вон тот же военный лагерь несколькими каменными башнями укрепили и могли бы удержать Заречье, не пустить клыкастых к столице. Не зря у вас говорят - знать бы где упадешь, так соломки бы подстелил.
        - Подожди, Клим, ты говоришь, что орда пока не идет, но собирается? Значит есть еще время людей собрать, наемников нанять побольше?
        - Да, что там этого времени? - махнул лэр наследник рукой. - Хотя, отец поехал к императору, может выделит хоть сотню конных кнехтов, да несколько сотен пикинеров, да и наемников в империи легче нанять. Барон Умберт, бывший командир гвардейцев посланником к редоранцам поехал, возможно договорится с огнепоклонниками насчет отряда наемников. Что ты там, кстати, про нордов говорил?
        - Олафа, вчера послал на Нординг, за воинами. Сам думал еще с сотню северян нанять, а то и поболе. Но теперь пошлю вдогон еще один снеккар, чтобы не жалел денег, за двойную плату народ нанимал. Чего теперь деньги жалеть?
        - Это правильно, - кивнул Климент, - только мы против орков, в чистом поле все одно не выстоим. Как минимум, двойное преимущество должно быть. А орда давно не собиралась, там и три и четыре тысячи орков быть может. И поквитаться они жаждут, за уничтоженные орочьи кланы, что раньше на берегу Руда жили и на западном берегу Облачного озера. Не просто набег, а типа священной войны их шаманы объявили.
        - Это точно? Прям стопроцентные сведения, что орда собирается? - все же еще раз уточнил Саша.
        - Стопроцентнее не бывает, - криво усмехнулся Клим, - и разведчики видели как воины отдаленных кланов уже начали собираться в отряды, да и пару языков с пристрастием допросили. Так, что все точно. У орков, в первый день лета большой военный праздник, вот как раз, сразу после него они сюда и двинут.
        - Так, подожди, Клим, но до лета еще месяц!
        - Да какой месяц, три недели, ну и еще пара дней. Да хоть бы и месяц! - вскинулся он. - Что, мы за месяц сделать успеем? Руденбург мощной стеной обнести или военный лагерь полудюжиной башен укрепить? Ни хрена мы, друг мой, не успеваем за эти три недели! Мы даже Летнюю резиденцию не сможем отстоять. Единственное, если твой переход из резиденции в этот замок перенести и отстрелять орков сколько получится со стен и башни, а потом уйти в ту же Железную пристань и ждать их уже там.
        - А переход в наш мир? - заволновался Саша. - С ним как быть?
        - Завалим подвал камнем и землей, - пожал он плечами, - когда вернемся откопаем. Опять же, если мы на эти земли вернемся, это если все орки обратно на свои болотные острова уйдут, но я думаю, не просто так они «холивар» затеяли, джихадисты хреновы. Территории свои, некогда утерянные вернуть хотят, так что подождем пока основные силы кланов отсюда уйдут, потом уже будем пытаться остальных выбить.
        - Блин, Клим, жалко же города, столько сил вложено, столько серебра! Вон только большой храм отстроили на главной площади, да и вообще…
        - У самого сердце кровью обливается! А что делать, подскажи? Пока и я и отец, только один выход видим - население из городов эвакуировать, самим первый бой у каменного моста принять, а потом отступить в резиденцию и оттуда всем уйти к Железной пристани. А там уже смотреть по ситуации, куда орки пойдут дальше - к Железной пристани или вниз по Руду. Хотя есть конечно вероятность, что после разорения столицы и Вилборга, орда домой уйдет.
        - Это же, какие потери? И Руденбург теряем и Вилборг! Они же тут все пожгут и порушат! Да и этот замок тоже?
        - Не сыпь соль на рану, друг!
        - Ладно, Клим, извини, но мне-то что делать?
        - Я Сергея уже утром видел, обсказал ситуацию вкратце, - вздохнул Клим как-то очень устало, - сказал пусть попробуют за это время как можно больше серебра закупить, ну и так всякое сопутствующее - луков, арбалетов, да даже воздушек охотничьих. Все в дело пойдет!
        - А может там, у нас попробовать призыв наемников объявить, рисковых людей всегда много, тем более за золото?
        - Сань, ну кого мы там наберем - мастеров меча или непревзойденных лучников? Да даже если и найдем десяток желающих своей шкурой рискнуть, уверен, что потом они про наш мир и переход в секрете держать будут? Овчинка выделки не стоит! Легче здесь за двойную или даже тройную плату наемников набрать.
        - А и наберем! - стукнул Саша ладошками по коленкам. - Рано лапки поднимать. Почему нет? Если так желающие есть, а уж за двойную или тем более, тройную оплату любой согласится. И через валашцев набор объявим и через Олафа и конунга - его отца. Я думаю, три недели это не три дня, наберем народ. Не кисни, брат, повоюем! - подбадривая похлопал Саша лэра наследника по плечу.
        - Думаешь? - в глазах у того засветилась искорка надежды. - Думаешь, сможем тысячи полторы наемников набрать, чтобы хотя бы на равных с ордой быть? У нас сейчас всех армейцев полторы тысячи и это вместе с гвардейцами и городской стражей. Ну бароны еще тысячу наберут, да Эр-Риз с Де-Гиртом, сотни по три солдат выставят. И это все!
        - Так у меня, сейчас уже солдат больше трех сотен, плюс северяне, а если наем большой объявим?
        - Ну, часть-то солдат нужно будет и дома оставить, всех до единого не загребешь. Сотню, а то и полторы на Ригене, полторы сотни в Тихой гавани и прибрежных фортах. Хорошо, если вместе с твоими сотни четыре-пять наберем. - вздохнул Клим. - Ну, может, отец и Умбер хорошие отряды приведут. Будем надеяться, что нам еще остается?
        - А твой, не так давно сформированный стройбат?
        - Ты имеешь в виду набранное из крестьян ополчение, для мощения главного тракта? - Клим криво усмехнулся и махнул рукой. - Так они кроме лопаты и заступа ничего эти месяцы в руках не держали. Куда им в бой идти? Их хоть и три сотни рыл, но если не разбегутся в первые же минуты, то полягут все там же.
        - Ну подожди, Клим, ты же их именно как ополчение набирал? То есть, как военных и платишь им как солдатам? Так может поднатаскать их хоть немного, копье держать или из лука стрелять?
        - Из лука? Ты, верно шутишь? Как можно подготовить лучника за пару недель?
        - Ну не пару, а три с половиной. И это здесь три с половиной, а там, у нас полных три месяца и даже чуть больше. И там, в нашем мире, как раз лето подходит. Может их там и потренировать? Ну три сотни человек в строю, ведь не лишние?
        - Там? - озадачился лэр наследник. - В смысле, там? Ты их предлагаешь в свой мир по переходу провести и там тренировать? Но где?
        - Там, рядом с поселком заброшенный пионерлагерь стоит. Там и плац заасфальтированный есть и пара трехэтажных корпусов, только окна уже отсутствуют и двери поснимали доброхоты. Разграбленный в общем лагерь, но летом-то какая разница? Можно проемы полиэтиленовой пленкой затянуть и матрасов накидать, да и несколько больших армейских палаток поставить. И не обязательно всех разом тренировать, проведем сотню и твои инструктора погоняют их там месяцок, потом следующих. Это уже лучше, чем ничего. Серега говорит, он сейчас с главой поселка вообще на короткой ноге. Может немного денег ему даст и решит с арендой лагеря.
        - Да кто их туда пустит? Даже если их на на группы разбить, как ты себе это представляешь - полторы сотни вооруженных мужиков в пионерском лагере топорами машут? Может им пионерские галстуки нацепить, для маскировки? - нервно хохотнул Клим. - Кто такое разрешит?
        - Да кто-кто - глава поселка и разрешит! Он за деньги, хоть пол поселка продаст, а не старый лагерь в аренду на лето. Да и скажем, что клуб реконструкторов для тренировок лагерь на лето снять хочет. Попытка - не пытка! Попробуем, переговорим с главой и тогда ясно все будет.
        - Вот, блять! Искуситель ты, Макаров. Так описываешь все красиво, но ведь авантюра чистой воды! - взъерошил Клим волосы, снова вскочил и стал расхаживать взад-вперед по кабинету отца. - Ну авантюра же! Но ведь и заманчиво, черт возьми! И что, во всем лагере никого нет, прям совсем пустой стоит?
        - Да старичок сторож вроде в избушке у ворот живет, но чего ему к вам соваться, если через главу поселка решить? Поговоришь с Серегой?
        - Вместе поговорим и пионерлагерь ваш, вначале, вместе посмотрим. Может и правда выгорит чего. - сдался Климент. - Я еще все точно обдумаю, а завтра с утра ты как штык тут, я тебе свое окончательное решение озвучу.

* * *
        Глава поселка сидел за столом в своем кабинете, зарывшись в какие-то бумажки и пробовал что-то набирать на клавиатуре старенького компьютера, тыча в нее одним пальцем.
        - Николай Палыч, разреши? А то секретарша твоя пущать не хотела, говорит, занят шибко! - просунув голову в приоткрытую дверь спросил Сергей. И не дожидаясь ответа открыв дверь, не только вошел сам, но и впустил внутрь Клима.
        - Правильно говорит. - Пробурчал глава. - Мне в районную администрацию отчет срочно подготовить нужно, а тут вы на мою голову!
        - Да погоди бурчать, Палыч, у нас дело взаимовыгодное.
        Глава оторвался от компьютера и посмотрел на вошедших.
        - Это кореш мой, Климент… э… ну в общем Клим! - Представил он своего друга.
        Лэр наследник подошел к главе поселка и протянул руку. - Клим. - а Сергей добавил.
        - Он председатель клуба реконструкторов.
        - Чего? Какого клуба? - Заинтересовался глава.
        - Да реконструкторы. Исторические сценки разные, воспроизведение баталий. Но в основном они на древней истории специализируемся, на средневековье. - Начал объяснять он хозяину кабинета.
        - Так, стоп! А от меня, вы чего хотите? - Удивился тот.
        - Старый пионерлагерь за поселком у озера в аренду! - Выпалил в лоб Дубровин.
        - Совсем сдурел! - И глава даже покрутил пальцем у виска.
        - Палыч! А че такого-то? Ну сдашь на несколько месяцев, это же земля поселку принадлежит и озеро тоже. Ведь так?
        - Ну мало ли, что принадлежит! Это же государственное, не мое личное, чтобы из кармана достал и подарил!
        - Да не надо, дарить ничего. - включился в разговор Клим. - Нам всего на лето. Так, мы в аренду возьмем, все документально.
        - Ну… я даже не знаю. - пожал плечами глава. - Вдруг в областной администрации не разрешат, лагерь-то в аварийном состоянии?
        - Да зачем у них разрешение-то спрашивать, несколько месяцев и все! Подпишем договор, а мы вам по полтысяче за день по бумагам проведем, причем за аренду сразу все деньги перечислим. Или даже наличкой отдадим, как вам удобнее будет. Даже округлим, сумму до пятидесяти.
        Хозяин кабинета крякнул и почесал затылок. - Эт с чего такие деньги даете?
        - Так нас в кино приглашают сниматься. В качестве средневековой пехоты, а нам место нужно для слаживания и тренировок. Вот мы и будем там на плацу тренироваться.
        - Так это… военный лагерь это же не шутка! Стрельба всякая.
        - Палыч, ну какая стрельба? Говорят же тебе с копьями и щитами люди ходить будут. А если корпуса совсем аварийные, так свои палатки поставят и поживут чутка. Главное, территория огорожена и плац остался, будет где строевую отрабатывать. А если из лука постреляют, так никакого грохота.
        - Загадите там все! А там и так городские постоянно ездють, весь берег в бутылках, мать их так! Да и удобно в палатках-то, несколько месяцев спать?
        - Нормально, люди бывалые, им не привыкать. - махнул рукой Серега. - Зато потом обязуемся весь мусор вывести за собой, временные туалеты сами организуем, а потом всю территорию лагеря приберем и берег тоже уберем. Вообще не вопрос. Ну так как?
        - Решайтесь! А то ведь нам не принципиально на каком поле строем ходить, мы и в соседнем поселке тренироваться можем. - принял равнодушный вид Клим.
        - Палыч, я не понял тебе в бюджет денег не надо, да? Да еще и озеро тебе вычистят, под эти работы еще себе припишешь. - Хитро подмигнул Сережа главе поселка.
        - Пятьдесят? Нет, они конечно не лишние, но проблемно, едрить твою за ногу! - Опять поскреб он затылок.
        - И столько же, тебе лично. - приблизился к нему и почти прошептал Дубровин.
        Николай Павлович покраснел, заозирался. - Ты чего? Ты чего мне тут, взятку предлагаешь, совсем что ли! - начал возмущаться он, но почему-то глядя на Клима и тоже почти шепотом.
        - Да брось ты, говорю же корефан мой! Служили вместе. - Махнул рукой Серега.
        - Ну ты это… все равно, зачем же при посторонних! - пробурчал хозяин кабинета и окрестных земель.
        - Палыч, ну какой он посторонний, если это он деньги платит? - Удивился Дубровин. - А я тут, вообще без интереса, просто другу помочь и тебе добро сделать. Это, между прочим, я ему наш поселок предложил, а так он на водохранилище хотел землю арендовать.
        - Да там, денег бы заломили - мама не горюй! Это у нас бывает одна машина на озере стоит если рыбак какой приедет, да и то не каждый день. Здесь-то места спокойные и поле рядом огроменное, хоть строем ходи, хоть в атаку бегай. - уже начал расхваливать свои владения Николай Павлович.
        - Ну значит договорились? Вот! Это лично вам, а еще полста, как договор подпишем. - положил Клим на стол пухлый конверт.
        Глава молниеносным движением руки достойным иллюзиониста, смахнул конверт в ящик стола. - Гм, ну а все-таки, вот я не совсем понимаю, для чего вы такие деньги плотите? Выгода ваша в чем?
        - Выгода? - Удивился Клим. - Так люди потренируются и на съемки поедут. А там каждый, за пару недель съемок, по хорошей сумме получит, притом занимаясь любимым делом.
        - А-а, ну теперь понятно! - радостно протянул глава. - Ну так-то да, есть резон в аренду старый лагерь взять. А народу, много, у вас в клубе? Сколько человек тренироваться будет?
        - Нее, не много. - Мотнул головой Клим. - Человек сто пятьдесят, ну может немного поболе наберем.
        Глава замер с открытым ртом и как-то сразу погрустнел. Видимо представив, что в пионерлагере за озером будет все лето обитать такая орава мужиков.
        - Да не переживай, Палыч! Они же не первый раз, они на съемки ездят, а туда всяких охламонов не пригласят. Уберут все после себя и берег почистят, слышал же!
        - Ну если только так. - все же выдавил из себя глава. - Но, чтобы в поселке не озорничали, у нас начальник милиции строгий!
        - Да у нас же дисциплина, как у военных. Никакого алкоголя на сборах. Даже лагерь покидать запрещено, а то сразу из списков вычеркнут, хрен тогда, а не на съемки! - Заверил его Клим. - Разброда и шатания никакого не будет.
        - Ну раз решили все, давайте закрепим наш устный договор. - Подмигнул Серега хозяину кабинета и вынул из кожаного портфеля и выставил на стол две литровые бутылки вискаря. Доставай стаканы, Палыч. Ирландский, односолодовый! - похвалил он выпивку и дзинькнул по одной из бутылок ногтем. - Такой даже в простом винном магазине не взять, под заказ только. Восемнадцать лет выдержки.
        - Дорогой поди? - поинтересовался глава разглядывая бутылку.
        - Относительно. - согласно кивнул Дубровин. - Если через кафе наше продавать, то больше пятнадцати тысяч с двух бутылок выходит, хоть у нас и накрутка самая минимальная.
        - Ох-е! - Уважительно поглядел на бутылки глава и вместе со стаканами достал из сейфа большой красный помидор. - На закусь.
        - Обижаешь, Палыч. У нас тут и икорка и балычок уже нарезанный и хлебушек даже есть. Все с собой. Видишь, как основательно мы к переговорам подходим. - Усмехнулся Дубровин, вынимая все это из черного пакета.
        - Ты же, Сергей, знаешь, что я совсем не такой! - после того, как они выпили по второй, начал оправдываться глава. - Просто дочери дом достроил, а мебель надо? А стиралку? А холодильник? Папа вынь и положи! Ей-то с зятем на это все, несколько лет копить надо. Вот и думаешь как извернуться, чтобы и поселок не обделить и родную дочь… А-а! В общем, чего рассказывать? Ты сам как белка в колесе крутишься, меня поймешь.
        - Понимаю, Палыч! - хлопнул его по плечу Серый, ну а кому мы плохо сделали? Наоборот, прибыток в бюджете и тебе дочери в глаза посмотреть будет не стыдно!
        - Это да! - с готовностью поддакнул глава.
        - Слушай, Палыч, там говорят раньше сторож жил, в лагере-то? А мы мельком территорию осмотрели - никого и избушка пустая стоит.
        - Да был раньше сторож, - кивнул глава поселка, - но сократили уже год как, вот он к сыну в город и уехал. Раньше-то лагерь на балансе городского отдела образования стоял и деньги кое-какие на сторожа выделялись, да и на уборку территории. Но бюджет не резиновый, - развел он руками, - урезали строчку и лагерь на бюджет местной администрации скинули, век бы он был нужен! Все одно не продать уже, корпуса легче снести и заново отстраивать, чем эти ремонтировать. С котельной тоже все железо срезали и в корпусах батареи чугунные вырвали везде.
        - Ничего, сейчас лето, мужики как-нибудь три месяца перекантуются. - махнул рукой Сергей. - Значит и избу сторожа занимать можно?
        - Занимайте, чего уж, хоть печка там будет где еду готовить. Только не спалите мне там все, лагерь хоть и заброшенный, а за пожар по головке не погладят.
        Пока они сидели в кабинете у главы поселка, Клим заинтересовался старым, советским знаменем, стоящим между стеной и сейфом. Он подошел и стал изучать его, что-то бормоча себе под нос. На знамени, у самого древка был прикручен старый значок ГТО, второй степени. - Готов к труду и обороне! А что, совсем неплохой девиз. - сам себе покивал он.
        - Это старое еще, с тех времен тут стоит. - просветил его глава видя проявленный интерес. - А что, заинтересовало? Могу тоже сдать в аренду.
        - Не, тут же Ленин. - Отмахнулся Клим и пояснил. - Нам флаг-то нужен, но не с советским же средневековой пехоте маршировать? Придется свой заказывать. Вот, опять траты! - притворно вздохнул Клим.
        - Слушай, Палыч, я хотел место в поселке, под базу небольшую. Даже нет, не база, а скорее мастерские со складом. Хочу металлоломом заняться. Выделишь под пункт приема? - Перевел тему разговора местный бизнесмен.
        - Сережа, так это до хрена земли надо, если база!
        - Да нее… мне мастерские маленькие, кандейку и склад под металл - гараж железный большой поставить и все! Соток десять-двенадцать за глаза.
        - А-а, ну это решаемо, есть пару таких пустырей на выбор. - махнул рукой глава.
        - Вот, спасибо! Считай, хороший телевизор в новый дом твоей дочери, уже есть.
        - Хороший ты человек, Палыч! Душевный. - поддержал друга Клим. - И поселок у вас хороший, природа, красота вокруг.
        - Это да. - расплылся от похвалы глава. - Вот чего, Клим, тебе в городе своем делать? Переезжай, место тебе под дом выделю. Могу даже у озера. Только туда провода тянуть сам будешь, хотя там метров сто всего, без проблем потянете. Я смотрю, деньги-то есть! - и глава с намеком щелкнул ногтем по бутылке вискаря.
        - Я подумаю, Палыч, если и под клуб наш место выделишь, то обязательно перееду. - усмехнулся парень. - Ну давай, Серый, еще по полтишку и пора двигать.
        - А эту? - Показал на непочатую бутылку хозяин кабинета.
        - Это тебе, Палыч, бонусом, подарок за понимание.
        - Да чего, там. - отмахнулся и разулыбался глава, но стрельнув глазами на дверь кабинета, сразу прибрал вторую бутылку в стоящий в углу сейф, пояснив: - Секретарша увидит еще, неудобно.
        А про себя подумал: «Придется тогда ей отдавать, не деньгами же с ней делиться и так свой нос везде сует кикимора въедливая!»
        Глава 33
        После разговора Сергея и Клима с главой поселка, Макаров узнав о положительном результате, в приподнятом настроении оттого, что его план сработал, отправился обратно на остров.
        «Ну ладно, хоть тут вопрос положительно решился. - думал Саша. - Теперь можно из бывшего пионерлагеря сделать лагерь военный и тренировать не только ополчение из крестьян, но и стрелков, все-таки три с половиной месяца - не три с половиной недели. А луки и арбалеты мы и у местных оружейников и в империи скупать будем. Еще и в нашем мире современных несколько десятков купим, для тех же разведчиков и с оптикой можно, они парни проверенные у них лишних вопросов возникать не будет. Да и у гномов можно самострелы купить, главное набрать народ, кого этим оружием вооружать будем. Клим проинструктирует сэра Урбана и охранять лагерь его гвардейцы будут.
        Надеюсь все нормально пройдет, не придет мысль в голову какому-нибудь недалекому крестьянскому пареньку побег устроить? Тогда точно проблем не оберемся. Если только сразу от бегунка откреститься, мол знать его не знаем, псих какой-то, а может вообще иностранец, раз по русски вообще ничего не понимает? Так парня будет жалко, законопатят в психушку на долгий срок, а то и до конца жизни. Чтобы перестраховаться и всякие нехорошие сюрпризы исключить, может еще Лаэрта и его разведчиков попросить в лагере подежурить, те вроде парни надежные? А можно и десяток гвардейцев сэра Герхарда в наш мир отправить, они и за порядком там посмотрят и сами в стрельбе из современных арбалетов с оптикой стрелять потренируются. Ладно, с Климом на этот счет посоветоваться надо, а там уже решать кого лагерь отправлять охранять.
        Клим сказал, что пока о собирающихся на войну орочьих кланах знает только ближний круг владетеля. Оба графа, командир гвардейцев и оба механика, а завтра он уже соберет общее собрание баронов и ландратов и объявит общий военный сбор и общую эвакуацию людей. А куда они побегут? Да почти девяносто процентов населения обоих городов, ломануться к Тихой гавани и на Риген. Хотя может, еще часть осядет в дальних деревнях, в надежде, что орки туда не пойдут и вернуться на болотные острова разграбив два крупнейших города Вэллора. Но все равно на Риген прибудет несколько тысяч беженцев и вот сейчас это меня вовсе не радует.
        Куда их всех селить, чем их всех занять? - поморщился Макаров представляя объем новых проблем. - Да и продуктов нужно много закупить, а то уже через неделю и на острове голод начнется. Нет, с одной стороны и мне потом выгода - часть-то народу точно на Ригене останется, а чем больше людской ресурс, тем более развита экономика и инфраструктура. Хотя… тут, конечно, от правителя многое зависит.
        А с другой стороны, если орки оба самых развитых города во владении Вардиса разорят к чертовой бабушке, не переселится ли сам лэр правитель в Тихую гавань? А то и на Риген новую столицу перенесет, как в наиболее защищенное место. Прощай тогда вольница моя, быстро крылышки подрежут. Ладно, сейчас надо думать где беженцев новых размещать? Хорошо, что Серегу попросил армейских палаток купить много, вот половину точно для беженцев оставлю на острове, а половину в обоз отдам, для солдат, не в чистом же поле им спать.
        Еще хорошо, что в два десятка срубов нового поселка не успели народ заселить. Можно эти дома как временные гостиницы для беженцев использовать. Например селить по три-четыре семьи пока в эти дома, все лучше в тесноте пару-тройку месяцев потесниться, чем на улице жить. А ведь, если правда несколько тысяч на остров прибудет, то начнут землянки где не попадя копать и времянки стихийные строить. Поэтому лучше самим места под это дело определить, создать временные территории-резервации, или как там их называют? Хотя, тех же дворян, кому места в гостинице не хватит, можно пока в трехэтажную ратушу заселить. Пусть там еще внутренняя отделка не проводилась, но ничего, поживут месяц-другой если уж столицу Вэллора не удержим, а там и дворян расселим в новые дома. Да и для простых людей успеем еще два-три десятка срубов поставить, если всех плотников на это дело кинем. Ниче, прорвемся, главное орков с земель владения выбить.
        Надо дать указание Якобу, чтобы срочно плыл с торговыми кораблями в Кайру и покупал любую провизию. Лучше заранее склады крупой, да мукой забить, чем потом за голову хвататься и думать, чем такую ораву людей накормить. Когда торговцы узнают, что собирается орда, то и цены взлетят как минимум в два раза. А узнают они об этом уже завтра-послезавтра, так как Вардис на обратном пути обязательно заедет в портовую Кайру чтобы оставить своего человека в представительстве гильдии наемников. А значит, о том что приближается война, через пару дней станет известно всем.»
        Макаров тоже решил собрать общее совещание и объявить на нем о предстоящей войне.
        «Вот, как опять все не вовремя! Только невесту себе нашел, а тут такая напасть приключается. И главное, мне-то на острове никак не отсидеться, самому стыдно будет, да и не поймут тут такого. В этом мире, пока правители в бункере не отсиживаются пока их солдаты в сражении гибнут, тут самому набранное войско в бой вести надо. А с Агатой, нужно, чуть раньше совещания поговорить, успокоить ее, а пока все же Якоба найти и срочно в Кайру за припасами отправить.»
        Саша уже хотел сам идти на розыски парня, хотя чего его разыскивать - анализатор древних выдавал картинку с обозначением Якоба, который сейчас как раз был недалеко от рынка.
        Потом Макаров разложил на столе голубоватые листы миллиметровки, на которых почти закончил общую карту Вэллора и стал разглядывать владение ставшее его второй родиной. В голове, стала настойчиво биться внезапно пришедшая идея и Саша отправил за парнем одного из дежуривших гвардейцев, а сам стал более внимательно изучать карту.
        - А ведь можно попробовать, почему нет? - хмыкнул он почесав свою небольшую бородку.
        «А какая у нас альтернатива - отдать оркам два больших города? Нет, стоит поговорить с Климом и предложить ему мой план. Когда там общее собрание баронов и всех остальных назначено, на утро? Пожалуй, стоит снова прогуляться до Руденбурга и переговорить с Климом, пока решение о эвакуации столицы и Вилборга окончательно не принято. Но пока обязательно отправить парня за провизией и объяснить все княжне, успокоить девушку.»
        Через час он вышел из покоев леди Агаты и отдуваясь утер капельки пота выступившие на лбу. Устал доказывать, что все у них с лэрами под контролем и что ничего с ним не может случиться. Врал глядя в глаза любимой девушке, а как иначе? Не хватало чтобы она и все его окружение впало в панику, по поводу нападения орков. Лучше уж убеждать на голубом глазу, что все под контролем и оркам в тот же день надают по сусалам, отправив недобитков снова в свои северные болота.
        Макаров еще хотел переговорить с Большим, дать и Володе кое-какие указания, но когда увидел, что его друг сейчас в деревне нордов махнул рукой - тогда на общем собрании вечером все узнает, не бегать же за ним. А его я к Сереге пошлю, пусть помогает ему армейскую тушенку и палатки покупать, а потом их с солдатами плотами сюда отправляет. Хорошо, что я Большого сюда дернул, так бы пришлось и эту тему с грузом самому тянуть - мне разорваться, что ли? А так на Вована это дело переложу и так, других забот сейчас по горло будет.
        В родовом замке Корвинусов царила суматоха, гвардейцы и слуги упаковывали книги, посуду, одежду и другие вещи в большие ящики и таскали их к небольшому обозу из четырех телег.
        - Пока в Летнюю резиденцию все ценное вывозим, а там уже видно будет. Не решили еще куда - в Тихую гавань или в Белый замок вещи перевозить. Хотя если и столицу лэрства на долгое время переносить, то Гавань конечно предпочтительнее, у нее географическое местоположение лучше. - просветил его лэр наследник. Он глянул на большие окна главного корпуса и вздохнул. - Вот, гадство какое, только недавно все окна застеклили, теперь снова мастерам стекло и рамы вынимать и перевозить.
        - Погоди, Клим, разговор есть. - стараясь привлечь внимание лэра наследника Макаров даже подергал его за рукав стеганной куртки.
        - Сань, ну что еще? - нехотя повернулся к нему Клим. - Если забуду чего или из вида упущу, мне отец потом плешь проест. А ведь еще теперь все стекла из окон вынимать нужно, да и других дел полно. На какой предмет хоть, поговорить хотел?
        - Мысль есть, не обязательно орочью орду здесь ждать, можно их возле Бесовой сковороды встретить, помнишь мы с тобой ее осматривали? Это как раз возле одного из острогов заготовителей и охотников.
        - Да знаю, я где это. Нее, дохлый номер с орками в чистом поле биться! - отмахнулся от него лэр наследник. - Там преимущество, как минимум два к одному должно быть. А мы, за такое малое время, хорошо если армию в две с половиной тысячи наберем и я больше чем уверен, что орков поболе будет.
        - Слушай, Клим, что ты руками машешь? Ты мне можешь десять минут уделить или нет? - не выдержал Макаров. - Если прошу поговорить, то действительно надо!
        - Ну ладно, пойдем побазарим! - чуть раздраженно и с прищуром глянул на него Клим, Саше даже показалось, что сейчас он цыкнет слюной сквозь зубы, но лэр наследник удержался от такого действия.
        - Ну и, в чем твоя новая идея? - повернулся он к Макарову, когда они вошли в пустой тронный зал.
        - Вот только не надо говорить, что все мои идеи и яйца выеденного не стоят! - тоже начал заводиться Саша. - С пионерлагерем ведь прокатило? Можно новобранцев потренировать?
        - Ладно, не кипятись, - сбавил обороты лэр наследник, - сам понимаешь, все на нервах последние дни. А с пионерлагерем, действительно хорошо вышло, мы там не только новобранцев поднатаскаем, но и лучников и арбалетчиков потренируем. Будем стрелков малыми группами на неделю-другую туда переводить. Тем более, что в гильдии имперской луков две сотни новых купили и арбалетов чуть больше сотни. Надеюсь, Серый с Ромкой у вас еще десятка три с оптикой купят, а может и больше. Ну, что хотел сказать-то?
        Саша огляделся, увидел под окном у стены одинокую лавку и поманив за собой своего друга, расправил на сиденье лавки лист миллиметровой бумаги.
        - Вот смотри, это Облачное озеро, - ткнул он в лист пальцем, - это Серебряный бор, а это северная часть озера, рядом с Бесовой сковородой. Этим узким местом Дикие пустоши заканчиваются, и орки как раз оттуда попрут. Ну другого-то пути, у них просто нет. Через лес же они не полезут?
        - Ну конечно, не полезут. Несколько тысяч воинов и большой обоз, как ты это представляешь? Конечно, через пустоши пойдут, а потом по левому берегу Облачного озера до самого Руденбурга.
        - Вот, и я о том же! Слышал же про бутылочное горлышко, так вот - оно и есть! Справа горы, а слева лес. Тут как раз место не шире четырехсот метров от леса, до сковороды. И сковородка, как раз что нос ледокола в это место вклинивается, с нее тоже стрелять удобно.
        - Ну сколько ты там стрелков разместишь? - перебил его Клим. - Полста? Ну может и сотня втиснется. Но сотней лучников, несколько тысяч орков не перебить, а наше войско они сходу сомнут, нам больше трех тысяч солдат, при всем желании не набрать. И это я уже с наемниками и солдатами которых император может выделить, считаю…
        - Да погоди ты, Клим, вот не дослушаешь и уже снова критикуешь. - перебил Саша выставил вперед ладонь призывая к молчанию своего друга и сюзерена и продолжил. - Небольшое отступление от темы, но всего на несколько минут, прошу выслушай!
        - Ну хорошо, - поморщился Клим, - Говори уж, раз что-то придумал.
        - Я там, дома еще по компу фильм документальный про галльские войны смотрел, это где Цезарь с галлами и кельтами воевал. - Саша на секунду задумался. - Ну да, вроде с кельтами тоже или это одни и те же? Ну не суть важно. Так вот, там один вождь кельтский, имя не помню - длинное какое-то, восстание поднял и бил легионеров почем зря, а Цезарь с несколькими легионами туда, этого самого вождя усмирять поехал. Тот, после нескольких битв, в крепости Алезия закрылся и крепость не маленькая, там и болото вроде рядом и стены каменные, почти неприступные… Но не это важно, Юлий Цезарь вокруг этой кельтской крепости деревянную стену выстроил и даже две - чтобы и осажденных сдерживать и подкреплению к восставшим, извне не подойти. Так там общая протяженность стен - четырнадцать миль получилась. Это вот, точно помню. Понимаешь? За короткое время, римляне воздвигли многокилометровую стену, а нам всего-то перекрыть четыреста метров «бутылочного горлышка» нужно и времени у нас три недели, и это как минимум!
        - Хм… говоришь, четыреста метров перекрыть? - заинтересовался Клим разглядывая его карту. - А ведь и лес рядом и по озеру, баржами можно бревна и камень доставлять. Надо конечно все как следует обмозговать, но на вскидку скажу одно - хорошая идея, Саня, да просто отличная!
        - Ну, а то! - горда вскинул подбородок Макаров. - Маркграф и будущий князь, дерьма на палочке не предложит!
        - Тогда, нужно самим туда поехать и все на месте посмотреть и изучить. И ты со мной, Александр.
        - Да уж куда я денусь, - притворно вздохнул Саша, - инициатива, как известно, наказуема. Хотя, хотел с Большим в наш мир сходить, дать поручение провизией с армейских складов закупиться, у них там у обоих знакомые хорошие остались, да и палаток купить сколько смогут. Ладно, после Бесовой сковороды сразу домой сходим. Когда выезжаем?
        - Так, собрание с баронами мне все одно провести нужно, чтобы солдат собирали и к войне готовились. Потом с гильдейскими оружейниками встретиться… мля, сегодня никак. Не в ночь же выезжать? Давай завтра на рассвете? Я думаю, мы в быстром темпе, за день туда съездить и обернуться успеем. Я гвардейцев два десятка возьму, а ты Лаэрта, тот ушлый, тоже может чего присоветует. Да, пусть своих архаровцев разведчиков возьмет, лишними не будут, а то говорил уже - орочьи ухорезы там лютуют. Говорят много охотников за последние месяцы в Серебряном бору пропало, так что усиленным отрядом поедем. Но съездить обязательно нужно, если и впрямь место такое подходящее, то может и столицу сбережем. Молодец, Саня, - хлопнул лэр его по плечу, - варит голова! Кстати, что там с этой Алезией дальше было, взял ее Цезарь?
        - Взял, - кивнул Макаров, - и этот мятежный вождь ему сдался, его потом в Риме прилюдно казнили.
        - И зачем тогда сдаваться было, если все равно казнили?
        - Ну казнили одного, а других, наверное, он тем самым спас. Так думаю. - пожал плечами Саша, а потом встрепенулся. - О, Клим, я тебя еще об одном расспросить хотел! - вспомнил внезапно Макаров о увиденных эльфах прибывших на Риген. - Представляешь, сегодня отряд эльфов на остров прибыл, говорят из Остии.
        - Эльфары? - насторожился лэр наследник. - От этих ушастых, всякой гадости ждать можно. А чего они в Северное королевство-то ездили?
        - Так вроде, как наемники. - пожал Саша плечами. - Я сам с ними вообще не разговаривал, так видел мельком, когда часть из них в гостиницу заселялась, а часть на постоялый двор.
        - Погоди, их много что-ли? - удивился такому раскладу Клим. - Наемники, эльфары? А ты ничего не путаешь?
        - Да чего путать-то? - фыркнул Саша. - Лейтенант доложил мне. Что светлые эльфы на двух небольших парусных лодках из Остии прибыли. Всего двадцать пять человек… ну вернее, двадцать пять эльфов. Все с луками, вроде как стрелки наемники. - снова пожал плечами Макаров.
        - Отряд из двадцати пяти лучников? А одеты в зеленовато-коричневые одежды?
        - Ну так и есть, все как ты и говоришь. - подтвердил Саша. - А что не так, эльфы же?
        - Да это не эльфары вовсе, а босмеры - лесные эльфы. Их даже по виду не спутаешь, они чуть смуглее «светляков», да и ростом пониже будут. Тем более, раз это наемники. Эльфары слишком высокомерны и богаты, чтобы в наемники идти, а вот лесные стрелки в наемниках, как раз не редкость. Так, Саня! - лэр наследник на несколько секунд задумался, а потом решительно продолжил. - В общем, такое тебе указание - кровь из носу, а этих лесных стрелков найми. За войну наемникам и так двойной гонорар положен, так ты им тройной предложи. Станут упираться, больше предлагай, но двадцать пять лесных стрелков должны быть в нашем войске, а к Сковороде я вместе с сэром Урбаном скатаюсь и Лаэрта мне с парочкой разведчиков пошли, не забудь.
        - Что, они так хороши, раз можно и тройной гонорар предлагать? - удивился Макаров. - И даже больше, чем тройной?
        - Саша, десяток другой монет нам сейчас никакой роли не сыграет, сейчас казна полна как никогда, да и у тебя думаю деньги есть. А лесные стрелки, без прикрас хороши, реально один трех простых лучников стоит и это не фигура речи, а факт! У них луки из серебряного ясеня, это из того самого дерева, что твой боевой жезл, - ткнул Клим пальцем в висящую на поясе кожаную кобуру с торчащим оттуда жезлом. - Они с самого детства стрельбе из лука обучаются и, поверь мне, друг, они пока лучшие в этом искусстве. И не скупись, если смогут еще своих братьев привести, то просто здорово. И стрелы заговоренные из того же лунного ясеня, скажи, что оплатишь. Пусть берут сколько смогут доставить.
        - Ну луки понятно, а стрелы тоже магические что ли? - удивлялся Макаров словам своего друга.
        - Магические, - кивнул тот головой, - и луки у них магические, они как минимум на треть дальше бьют и стрелы. Такая стрела и летит точнее, а самое главное от такой стрелы амулеты и магия не спасают, любую защиту пробивает. Понимаешь? Маг ты или не маг, такой стреле поровну. Любого орочьего, даже самого сильного шамана босмер такой стрелой, словно муху пришпилит. Хотя, если отряд лесовиков домой с Западного берега возвращается, то вряд ли у них заговоренные стрелы остались. Но ты удочку все равно закинь, скажи мы и еще лесных стрелков наймем, да хоть сотню или больше и стрелы им магические оплатим и не переживай, мы тебе затраты на лесных стрелков с отцом компенсируем.
        - Да брось ты, Клим, что денег не найду? Не держи меня за жлоба какого, тут общая беда. Сам и за лучников заплачу и про стрелы с ними поговорю. Как у нас во время отечественной - все для фронта, все для победы!
        - Ну хорошо, - улыбнулся лэр наследник, - знал, что ты в стороне не останешься. Кстати, эльфары с Великого леса дань, помимо серебра, как раз таким деревом берут. Потому и эльфарские рейдеры, чаще такими луками вооружены и такими стрелами стреляют. Говорил тебе, эльфийскую кольчугу всегда таскай, а ты как осел уперся и меня не слушаешь! - ткнул его Клим пальцем в грудь. - А от эльфаров любой пакости ждать можно, поэтому еще раз повторюсь - не надейся только на амулеты и свой дар, носи под курткой кольчугу из мифрила, большой шанс и заговоренную стрелу из лунного ясеня изготовленную сдержать, тем более если не в упор стреляют.
        - Ну хорошо, Клим, понял я тебя, буду носить. - не стал показывать норов Саша. - Ты скажи, а эти босмеры, на пакость или предательство не способны? Если наймем их отряд, доверять им можно?
        - Нет, лесные стрелки, если договор заключили, то стоят до последнего и в спину тебе не ударят. Потому и говорю - как хочешь вывернись, но этот отряд найми!
        После разговора с Климом снова перешел в наш мир, узнать как продвигаются дела с закупками у Сергея и Ромки и нос к носу столкнулся с главным механиком владения и его помощником. Те с помощью «Неописуемо» и его приятеля затаскивали в мастерские какие-то железки и мотки стального троса.
        - Машины метательные делать будем. - шепотом просветил его Петр Иванович. - Чертежи давно сделали, да все руки не доходили. А тут вот, с напастью этой, сразу дошли. - криво усмехнулся пожилой мастер. - Ну ничего, у нас с Михалычем для встречи супостата еще пара идей найдется. Нам все успеть главное. Ничего, если мы с моим помощником ту поживем, чтобы туда-сюда не шастать и время не терять?
        - Да в чем вопрос? - искренне удивился Саша. - Мою комнату тоже занимайте, без проблем! Я тут только налетами бывать буду, чтобы заказанное перетаскивать. Да и у парней, если деньги для покупки чего либо нужны, то без всяких стеснений берите. А вообще, какие еще идеи есть?
        - Идей-то много, - кивнул мастер, - но тут все зависеть будет где врага встречать. От места генерального сражения очень много зависеть будет. А вообще, и «чеснок» железный из арматурин варить будем, и наконечники стрел для наших мощных крепостных арбалетов, и снаряды с зажигательной смесью для больших метательных машин, и просто куски арматуры для ловушек и ям затачивать. Лэр Климент говорил, что орк хоть конным не воюет, но сам весом тяжел и на ногах у него мягкая кожаная обувка, так что и против их воинов стальные шипы использовать хорошо. Но это все, в большинстве своем, можно и местным архаровцам поручить. Есть у нас с Сергеем Михайловичем кое-какая задумка, но рассказывать пока не буду, сами еще не продумали до конца. Так… - покрутил он пальцами, - вроде как идея кое-какая в воздухе витает. Будем додумывать и делать, но нужно время, потому сюда и решили переселиться. Но опять же, все упирается в место, где мы орду этих клыкастых вражин встретим. - вздохнув задумался Петр Иванович.
        - Клим поехал… ну вернее завтра с утра поедет одно место смотреть, так что послезавтра, точно известно станет где орду встретим. - просветил мастера механика Макаров.
        - Ну добре, значит от того и плясать будем. - повеселел немного тот. - Коли место известно станет, то и нам проще думать где метательные машины ставить и как оборону организовывать.
        После разговора с механиками Саша с помощью нескольких гвардейцев перетаскал полтора десятка ящиков, тюки с палатками и матрасами во двор летней резиденции, пообещав начальнику охраны, что сегодня же пришлет людей за этой горой груза. Серегу с Ромкой он так и не увидел, да и пробыл в своем старом мире, дай бог полчаса, но зато переговорил с ними по телефону. Что не говори, а сотовой связи в иномирье очень не хватало, хотя у того-же Ларса были кое-какие идеи по изобретению амулетов голосовой связи, после того как Макаров описал ему принцип действия беспроводной связи сотовых телефонов. Но пока, кроме идей и десятка забракованных им же новых амулетов, у гения артефакторики дело не шло. Хоть Саша и видел, что Ларс загорелся идеей изобретения таких амулетов связи.
        Еще Макаров вспомнил про винтовку отданную ему лэром Вардисом, при первой их встрече.
        «Ну, а что если попробовать пошаманить над самим оружием и над боеприпасами к нему, может что и выйдет? Ведь получается же стрелять полудюжиной картечин из боевого жезла? Может и тут чего выйдет? А винтовка с оптическим прицелом в этом мире - настоящее супер-оружие. Тут, как сказал ему Клим, даже волшебные луки босмеров изготовленные из лунного ясеня дальше трехсот шагов не добивают. Это всего метров двести выходит. А если тот же винтарь будет на расстояние в двое большее бить - уже вундервафля для этого мира невиданная! Надо подумать об этом на досуге, да с Ларсом посоветоваться. - решил Саша захватив винтовку с оптическим прицелом на свой остров.»
        Пока встречался с Климом, общался с механиками и разговаривал по телефону с Серым, а потом и перетаскивал через переход ящики и тюки с грузом, не заметил как и день пошел на убыль. Немного расстроился, что пропустил обед в замке, ведь сидел там рядом с Агатой. Но зато много дел переделал и с нужными людьми переговорил. Поэтому решил перекусить в темпе и прямо на замковой кухне, отослав дежурных гвардейцев за Большим и командором Капчиком. Потом подумал, что лучше сразу провести расширенное совещание и сообщить сразу всем о нападении орков, чем пересказывать все по нескольку раз каждому из них. Велел позвать на совещание еще и командира гвардейцев и мастер-сержанта сотника валашских солдат и сотника северян, оставленного Олафом за себя.
        «Вот вроде, не вовремя парня в Нординг отправил, а с другой стороны - вроде и вовремя, как знал, что солдаты понадобятся. Ничего, Олаф не должен на своем северном полуострове долго пробыть, через дней пять-шесть вернется, а то и раньше. Смотря как с наймом новых воинов пойдет.»
        Важное совещание, устроенное им, затянулось до самого вечера. Решали и военные вопросы по вооружению и мобилизации, а также обсуждали проблемы закупки продовольствия и размещения беженцев. Саша конечно пожалел, что не было Якоба, но с другой стороны знал, что поступил правильно заранее отправив парня за продовольствием. Потом вспомнил про оружие и снаряжение и обратился к Капчику:
        - Осип, завтра, еще затемно на одном из снеккаров пойдете в Кайру, - он на мгновенье задумался, потом махнул рукой, - хотя берите два оставшихся снеккара и плывите в Кайру. Скорее всего, там и Якоба застанете. Я парня за продуктами послал. Покупайте все оружие, какое найдете в тамошних лавках, а так же шлемы, панцири и кольчуги. Даже легкие кожаные шлемы и стеганки поддоспешники скупайте, нам теперь все в дело пойдет, нос воротить не придется. Уяснили задачу? Да, - легонько хлопнул он себя по лбу, - загляните в местное отделение гильдии наемников и в портовую таверну, где наемники обитают. В общем, сами знаете, где искать. Если не совсем отребье какое, то всех нанимайте. Хотя нет… - снова задумался Саша. - Если лэр Вардис туда заглянуть собирался, то нехорошо получится, если мы всех наемников заберем. Выберите тогда пару дюжин более достойных и их наймите. Особенно внимание обратите на лучников и арбалетчиков. По возвращении, снова проведите смотр тех беженцев, кто хотел в солдаты поступить, теперь критерии отбора снижены до самого минимума. Если не совсем дурак или увечный какой, то берите всех.
Там помимо опытных воинов и много обслуги к метательным машинам нужно будет, и коней обихаживать, и кашеваров не один десяток, да и просто принеси-подай. Все уяснили?
        - Все понял, милорд. Все исполню как велите. - поклонился ему командор.
        - Теперь к вам, сэр Герхард. - повернулся он к командиру гвардейцев.
        Макаров хотел оставить рыцаря на острове, о чем сказал ему в самом начале совещания, но лейтенант гвардейцев стал ожесточенно спорить со своим сюзереном, отстаивая право своего участия в предстоящей битве. Впрочем, как и Вован Большой, тоже ни в какую не хотел оставаться на острове.
        - Наказать бы вас, что приказов не слушаете, да ладно! - махнул Макаров рукой. - Сами переговорите с вашим вторым лейтенантом. Объясните господину Воджетичу, что если с леди Агатой в мое отсутствие, что-либо случится, то спрошу и с него и с вас тоже. Это понятно? Оставите в замке дюжину своих гвардейцев и дюжину валашцев, но ворота всегда должны быть закрыты и караулы удвоены - как-никак, военное положение!
        Армейцев Капчика, вначале вообще решил не оставлять на Ригене, решив, что три сотни солдат, больше пользы принесут на войне, ежели отсиживаясь за стенами каменного форта. Но потом подумав и решив, что нефиг гнать всех еще необученных новобранцев на войну, сказал оставить в форте две дюжины молодых солдат с одним из сержантов. Северян Олафа Саша тоже решил половину оставить на острове, вдруг придется садится за весла снеккаров и отбивать неожиданное нападение пиратов или фарнхельмского десанта, а половину взять с собой. Хотя, надеялся, что парень наймет у себя на родине еще хотя бы сотню бывалых воинов. Из сотни валашцев, половину тоже забрать с собой, а половину разделив еще на два отряда, разместить гарнизоном в двух деревянных крепостицах. Посовещавшись с рыцарем Герхардом, Макаров решил до битвы с орками возвести в дворянское сословие лейтенанта Капчика.
        «Зачем откладывать такой жест в долгий ящик, если многие из нас могут не вернуться с этой войны? Даст бог, вернется командор живым, я ему к дворянскому достоинству и рыцарские шпоры пожалую. Жаль парня в Кайру отправил. - немного пожалел Макаров, но потом решил. - Ну ничего, вернется завтра Якоб, еще с ним переговорю. Кому мне доверять и кого главным на Ригене оставлять, если не собственного порученца? Кому еще главой муниципалитета на Ригене быть, как не этому смышленому и обученному парню?»
        - Лаэрт, ты возьми человек пять своих разведчиков. Хотя, у тебя же все сейчас на конях? Ну, тогда всех восьмерых и бери, - махнул он рукой, - завтра… хотя, нет, давайте уже сегодня вечером, дуйте в замок Корвинусов и завтра затемно с лэром Климентом место предполагаемой битвы поедете смотреть. Так, ну вроде все озвучил. Вопросы у кого, есть?
        Когда совещание подошло к концу и Макаров отпустил всех присутствующих, придержал своего друга.
        - Волоха, ты погоди, разговор есть. Пошли ко мне в комнату, посидим, горло промочим.
        Когда уселись в удобные кожаные кресла у небольшого резного столика, он налил своему другу немного вина, затем плеснул себе.
        - Слушай, Вова, зачем тебе эта война? Ты конечно здоровый мужик, силы на двоих, а то и троих хватит, но согласись - мечом своим большим, словно оглоблей машешь, да и наездник из тебя никакой. Скорее всего, Вардис всех коней более опытным воинам отдаст. А со стены стрелять… так из лука ты вообще не умеешь, да и из арбалета стрелок, прямо скажу - хреноватсый.
        - Вот значит как, - засопел сузив глаза Большой, - во всем, куда ни глянь, я значит, хреновастый?
        - Да погоди ты дуться! Наоборот, ты мне как помощник позарез нужен, а сражаться… ну зачем тебе это? Это же не твой мир, не справедливо погибнуть или увечье получить за чужую землю!
        - Да почему за чужую? - вскинулся Большой. - Тут и моя земля, ты мне сам землю под поместье выделил. Да и не в том дело! Тут жить буду, тут дом строю и невеста моя тут. Какая нафиг, земля чужая? Какая еще, не справедливость? Там, что ли этой справедливости дохрена? Я тебе, Саня, не все рассказал еще… - распылялся Володя. - Я когда служил, ко мне одна стерва клинья подбивала, майорша из отдела кадров. Послал я ее… нет, если бы поменьше за нее знал, то может и переспал пару раз по пьяни, но тогда не смог. Она меня потом и выживать начала. Из простой инспекции, зам начальника отдела на больничку определили, это зона где туберкулезники и другие спидозники сидят. Две тысячи доходяг, что умирать ото всюду свозят. В сутки, по одному-два трупа, а то и больше бывает. А куда мне там с моей астмой работать? Специально, сука, меня туда перевела. Так там, Саня, умерших в простых ямах закапывают, которые такие же зеки доходяги копают на краю кладбища. А ведь по закону, на каждому умершему деньги на гроб выделяются, понимаешь, какой объем лжи и воровства? Я как-то ответственным в выходной день заступил, а
четверо таких горе-сидельцев с лейтенантом поехали троих умерших хоронить. Мороз на улице, градусов тридцать. Приехали ближе к вечеру. Похоронили, спрашиваю? Нет, говорят, земля мерзлая не смогли яму раздолбить, костры даже жгли, уложили там их и снегом закидали. А на следующий день поехали снова землю долбить, вернулись, говорят - собаки бездомные трупы раскопали и погрызли половину. И это в двадцать первом веке, Саша? Собаки мертвецов пожрали, закопали, то что от них осталось. Все равно могилки не делают, лишь табличку с номером на краю закопанной ямы, в которой по нескольку человек лежат. Нет, я понимаю, на зоне помер такой, что из тюрем не вылазил, ни жены, ни детей кому такой нужен? Или мама, старушка уже божий одуванчик, что на ладан дышит и на пенсию свою еле выживает, вот родственники не всех и забирают. Тех, только в безымянных могилках хоронят, от кого все открестились. Но все равно, ни гробов, ни могилок отдельных. А собаки? Это же, капздец полный. Вот, что теперь эти собаки?
        - А, что собаки? - не понял слушавший разоткровенничавшегося другана Саша.
        - Так собаки теперь, сто процентов туберкулезом заболеют! Животные тоже заражаются и болезнь эту опасную переносят. Понимаешь? Где порядок и где твоя справедливость? Не, Сань, мне тут лучше. Я тут себя нужным чувствую и порядка у тебя больше. А ты, говоришь - зачем тебе эта, чужая война? Какая она мне чужая, если и семья моя и поместье, тут на Ригене?
        Вован снова засопел и одним глотком опустошил свой бокал.
        - А там, недалеко от вокзала, когда я тебя первый раз встретил? Да я же спрятаться и убежать хотел. Посмотрел на тебя - подтянутый весь, одетый шикарно и загорелый, будто только с курорта вернулся. И какой я был? Не, брат, ты мне и здоровье и жизнь вернул, или лучше сказать - новую дал. - усмехнулся Вован и посмотрел Саше в глаза. - Куда я теперь? Тут теперь мой дом и моя семья.
        - Значит, ты со мной? - похлопал его по плечу Макаров. - А я рад, брат, ты мне тут очень помогаешь. Давай еще по одному бокалу дернем, а то с завтрашнего дня у нас почти сухой закон будет. Дел не початый край. - он подмигнул своему другу и налил темно-красного вина из бутылки. - Смотри, Волоха, назвался груздем - не говори, что не дюж!
        Большой засмеялся. - Посмотрим, кто из нас не дюж, а кто гриб! Давай, Саня, за предстоящий бой и нашу победу!
        - Блин! За окном уже стемнело, а я с командиром босмеров так и не переговорил! - когда они опустошили свои бокалы хлопнул себя по лбу маркграф.
        - Это кто, те стрелки, что в таверне комнату сняли, а большая часть на постоялом дворе остановилась? Так я с Якобом разговаривал, как раз про этих эльфов лучников у него спрашивал, интересно же. Я-то эльфов еще ни разу не видел. - сознался Большой чуть покраснев. - Ну, так Якоб говорит, что они на три дня планируют на Ригене задержаться. Продуктов подкупить в дорогу и отдохнуть.
        - Да? Ну тогда время еще есть, - успокоился Саша, - завтра обязательно переговорю с их командиром.
        Глава 34
        Макаров проснулся еще затемно хоть и лег поздно, но теперь, с его маной и потенциалом архимага ему хватало двух-трех часов обычного сна, даже если не разгонять энергию по внутренним каналам. Поэтому выспался и теперь просто лежал и думал. В голову лезли десятки разных мыслей, начиная с валашской княжны и стычки с посланником великого князя и заканчивая возможной потерей магического канала, если они не смогут сдержать орочью орду. Поняв, что лежа в кровати дела сами не сделаются, а надвигающиеся проблемы сами собой не рассосутся, вскочил и натянув рейдерский плащ поверх спортивного костюма отправился на ежеутреннюю пробежку, решив что мысли-мыслями, а прокачку маны и отработку боевых навыков бросать не следует.
        После утреннего комплекса, только успел выпить с Агатой утренний кофе и вышел из башни замка, как подбежавший гвардеец доложил, что прибыл корабль с переселенцами из Валашии на котором так же вернулся и лейтенант Квинт Лерник. До того, как пойти в порт Русалочьей гавани, успел переговорить с Большим. Отослал другана в Летнюю резиденцию и оттуда в наш мир, еще раз переговорить с Серым и самому порешать вопросы с колючей проволокой и военными палатками через свои каналы.
        - Ты Сергею еще раз скажи, что всяко может с ордой выйти и нам бы желательно и серебра и синтетических камней за эти три месяца как можно больше выгрести.
        Еще посоветовал Вовану съездить с Ромкой до своей деревни, за оставшимися деньгами и тоже озаботиться разными покупками, типа ботинок и кроссовок про запас и всякой удобной одежды. Тех же трусов, да носок тут потом днем с огнем не сыщешь.
        - Сань, а если я тоже через банк несколько килограммов серебра возьму и цацок разных серебряных, ничего?
        - Да в чем проблема? - удивился Макаров. - Раз уж тут на вечно обосноваться решил, грех такой возможностью не воспользоваться. Не свети только тут ими сильно, слитками серебряными имею ввиду. А лучше вообще мне их по приезду сдай, я тебе потом серебряной монетой по весу выдам.
        Распрощавшись с Большим, отправился в городской порт. Еще на подходе к портовой пристани, где стоял вновь прибывший корабль увидел женщин, детей и несколько человек в простых темных балахонах, напоминающих этой одеждой здешних церковников.
        «Что еще за делегация святого престола? - удивился Саша - Не по мою ли грешную душу святые отцы пожаловали? А то предъявят, что на Ригене нет ни церкви, ни даже часовни. Это тоже конечно нужно, вон во всех крупных городах даже в Вэллоре церкви есть, а в Руденбурге гномы собор всех святых достраивают, но о зданиях культа будем думать в последнюю очередь, а пока людям жить негде. Хотя, если насядут, делать будет нечего, придется и церковь строить параллельно с домами. Тут со своим уставом лезть нечего, вон даже с Агатой попал впросак, оттого что здешних реалий и религиозных праздников не знал. Ладно, сейчас узнаю, что за братия ко мне пожаловала.»
        Хорошо, Квинт увидев его издали вышел навстречу и пока они шли, вкратаце обрисовал ситуацию. Оказалось это вовсе не церковники. Ну вернее не церковники в чистом виде, братья монахи из сожженной врагом обители. Всего восемь человек. Старший - отец Стефан, довольно крепкий еще дедок, на вид лет шестидесяти пяти - семидесяти, с седой бородкой и блестящей лысиной. Как поведал ему после, отец Стефан, бывший настоятель их обители был убит фарнхельмцами, их горная обитель сожжена, да и из полутора дюжин братьев осталось только восемь человек. Он сам был помощником настоятеля и теперь, был избран старшим среди братьев монахов.
        Многие из братьев монахов были перевязаны, а у самого отца Стефана отсутствовала левая кисть и культя была перевязана бурой от крови тряпицей. Как пояснил он позже руку ему отрубил фарнхельмский хусарий. За что уж захватчики так ополчились на монашескую братию, Саша не мог предположить, но вряд ли те оказали захватчикам какое-то вооруженное сопротивление. По большей мере монахи были все старше шестидесяти лет, да и выглядели скорее как доходяги из приюта, чем были похожи на бойцов. Из всех восьмерых нож среагировал только на Стефана определяя в нем магический дар, да и по ауре это было заметно. И сам Стефан не скрывал, что является опытным магиком ритуалистом.
        Кстати ни одного ритуалиста на Ригене еще не было, а то что и эти маги полезны Саша смог убедиться в подземелье барона Говорта, когда сам попал под ведьмины чары. Отец Стефан и остальные выжившие братья просили его выделить им небольшой участок земли ближе к скалистым горам, а так же немного строительного леса или в дар или в рассрочку платежа. Оказалось, в княжестве монахи садили виноград и потом гнали из забродившего виноградного сока крепкий напиток, аналог земного бренди. Еще плели корзины и делали глиняную посуду на продажу, да из яблок делали сидр, которым тоже торговали, обеспечивая пропитание не только себе, но детям сиротам живущим при обители.
        Только сейчас Саша заметил, что с десяток детей, лет от пяти и до десяти-одиннадцати, рассевшись на узлах и ящичках, а кто-то сидел прямо на земле, смотрели на них и ждали завершения их разговора. Ну вот как тут отказать святым людям, что взяли на себя заботу о детях? О чем Саша и сказал отцу Стефану.
        - Никто не свят, кроме семи воплощений всеотца, - со вздохом развел тот руками, - мы лишь стараемся поступать по его заветам, оказывая милосердие оставшимся без родителей детям. И сдается мне, ваше сиятельство, что таких детей будет все больше, ибо зверства фарнхельмцев общеизвестны. Хотелось бы и нам с братьями обрести кров на вашем острове и дать кров этим несчастным детям. Рассчитываем только на ваше милосердие, господин маркграф. - поклонился ему в пояс старик.
        - Ну хорошо, только в рабочих бараках вам будет слишком шумно и суетно. Да и публика там обитает всякая. - поморщился Саша. Но, пока могу выделить вам большой четырехкомнатный сруб, чтобы было где ночевать первое время, а уж после поговорим с вами и насчет земли и насчет стройматериалов. Устроит вас такое решение, отец Стефан, поместитесь все в одном доме?
        - Это верх наших желаний, господин маркграф, - старик снова поклонился ему в пояс и распрямившись осенил знаком святого круга. - пусть помогут вам все семеро святых, в ваших делах. Жаль, наш настоятель отец Рихард, пал от рук нечестивцев, он бы тоже порадовался оказанному вам гостеприимству. Да вознесется он в небесные чертоги всеотца нашего и будет оттуда помогать нам в дерзаниях наших.
        «Ну вроде простой старик, без апломба и претензий. - пожал Саша плечами когда и монахи и дети в сопровождении одного из гвардейцев пошли в сторону нового поселка. - Да и ритуалист, как говорил Клим, на острове обязательно нужен. Ну что, надо наконец-то встретиться с командиром лесных стрелков? Хотя, пока лейтенант Лерник тут, переговорю с ним, а затем уже пойду в таверну „Веселый барабан“, где заправляет дочка Густава. Хм… а ведь скорее всего Квинт сегодня еще не завтракал и можно с ним вместе пройти до таверны, где и составить разговор - одно другому не мешает.»
        Перед разговором с Квинтом и командиром лесных стрелков, Саша пообщался с Эльзой, узнал от нее, что босмеры сняли всего одну комнату на третьем этаже в мансарде, где ночевало трое из лесовиков, а остальные наемники расположились в бараках постоялого двора. Видно не так все замечательно у лесных стрелков с деньгами, хоть и с войны едут, раз только одну комнату в гостинице сняли, да и ту не из дорогих, а остальные за медяк на постоялом дворе, в бараках ночуют. Ну это было Саше только на руку.
        Заказал у Эльзы малый кувшинчик легкого вина, сыр на закуску и для Лерника взял большую порцию гуляша и горбушку еще теплого ржаного хлеба. К мясному блюду Эльза принесла и пучок молодого зеленого лука, что уже вырос в большой теплице установленной прямо во дворе таверны. Было видно, что простой вояка, хоть и голоден, но смущается кушать при владетеле острова, но Саша подмигнул лейтенанту:
        - Квинт, хватит стесняться, относитесь ко мне не как к титулованной особе, а скорее как к вашему командиру. А в армии как? Раз дали еду - работай ложкой, а не щелкай клювом! - Усмехнулся Макаров. - Ешьте, не стесняйтесь, а я пока выпью стаканчик вина.
        Когда лейтенант быстро расправился с порцией ароматного мяса, Саша плеснул ему вина в стеклянный стаканчик. Такие стаканы, которых Макаров купил в своем мире много и дешево со складов, были гордостью таверны, хоть и подавали их только в зале для благородной публики. Тут еще, стеклянная посуда считалась признаком немалого достатка и была сравнительно дорога. Да и публика обращалась со стеклом очень аккуратно, боясь разбить ненароком дорогую вещь. А ведь купил не только стеклянные стаканчики для вина, но и полулитровые пивные кружки, наподобие еще советских, которые тоже обошлись ему дешево, а здесь были настоящим шиком. Саша и сам любил пить пиво из прозрачной посуды, не понимая как такой красивый напиток насыщенного янтарного цвета, можно пить из глиняных или оловянных кружек - ну совсем не то ощущение!
        - Квинт, вы еще не в курсе, но на наше владение идет орочья орда.
        Лейтенант посмотрел на него удивленно и отставил недопитое вино.
        - На Риген? Милорд, орки идут на Риген?
        - Нет, лейтенант, я имел ввиду весь Вэллор. Орки придут с севера, после своего праздника посвящения молодых орков в воины. Это еще через три недели, но сведения точные.
        - Я и все мои люди к вашим услугам! - лейтенант вскочил, но Макаров жестом усадил его на стул.
        - Я не сомневаюсь в вас Квинт, но дело в другом… Сейчас на счету каждый воин, да даже каждый человек способный держать оружие. Вот об этом я и хотел с вами поговорить. Возможно вам вывезти с княжества хотя бы несколько десятков мужчин способных сражаться в нашей армии, и желательно, чтобы они имели хоть какой-то военный опыт. Хотя, - махнул маркграф рукой, - если будут добровольцы, а не солдаты, то тоже хорошо. Поставим их обслугой к метательным машинам, кашеварами или в обоз, в общем всем желающим работа найдется в многотысячной-то армии. Оплатой всем будет двойной гонорар, как это и положено при военных действиях.
        - Милорд, за такие деньги желающие несомненно найдутся. - кивнул Лерник. - Другое дело, что пару сотен мужчин фарнхельмцы уже угнали в свою армию.
        - Что, тоже нанимают солдат? - забеспокоился Саша, ибо и с фарнхельмцами у него с некоторых пор были, мягко сказать, напряженные отношения. Не хватало еще получить большой военный десант на остров, пока они все будут драться с клыкастой оравой.
        - Да какое, там! Эти свиньи и не думают платить, силком народ гонят, пополняя свою армию перед летней компанией. Но половина мужиков разбегается, особенно если жена и дети сюда уплыли или бежали в Остию, таким терять нечего.
        - А ты, Квинт, думаешь что летняя компания будет? Снова возобновятся военные действия между великими княжествами? Не явятся люди Казимеша на Риген за леди Агатой?
        - Этого я предсказать не могу, - вздохнул лейтенант, - но думаю, что летом князю будет не до похода на Риген. Ходят слухи, что дакийцы хотят объединиться с армией Вельдии, правда изрядно потрепанной в осенней компании, но если объединятся два великих княжества, то их совместная армия будет в полтора раза превышать обе хоругви Фарнхельма. А если Алавия направит в их ряды своих добровольцев, то и вовсе в два раза. Да и насильно угнанные солдаты из нашей Валашии, как я опять же слышал стали дезертировать в Алавию сбиваясь там в отряды добровольцев.
        - Хм… ну ваши слова, да богу в уши. - чуть усмехнулся Макаров. - Хорошо, если им будет не до нас, да и хорошо если их армию проредят в будущих сражениях, вам… то есть нам, будет легче отвоевать Валашию.
        - Милорд, вы правда намерены отвоевать нашу родину, освободить ее от фарнхельмских свиней? - глаза лейтенанта заблестели и он даже подался вперед ожидая ответа у своего господина.
        - Конечно, Квинт, что мне еще остается, если мы поженимся с леди Агатой и я приму на свои плечи заботу о княжестве и подданных?
        - Это… это, милорд, самая радостная весть, что я слышал за последнее время! - улыбаясь воскликнул лейтенант стражи. - Все валашцы и я тоже, больше всего на свете желаем видеть нашу родную землю свободной от врага.
        - Потише, Квинт, - укорил его Саша, - хоть мы с вами пока единственные посетители в этом зале, но такие планы, пока, лучше держать в голове. Да и не нужно радоваться раньше времени, когда это еще будет? Сейчас у нас одна общая задача - отбить орду, а потом уже будем строить планы по освобождению вашего родного княжества. И так, вернемся к нашим баранам… можете в течение декады, максимум двух недель набрать хотя бы полсотни добровольцев. Я же в свою очередь обещаю им двойной гонорар наемников и возвращение, если они того пожелают, в Валашию, сразу после войны с орками.
        - На таких условиях, я соберу как минимум полсотни опытных солдат и сотню-полторы добровольцев в обоз или обслугу. - лейтенант снова подался вперед и чуть понизил голос. - Милорд, скажу вам более, сейчас в Валашии действует отряд повстанцев, что собрал мой приятель ветеран. Я встречался с ним, в каменоломнях скрывается уже более четырех десятков опытных солдат, что не сложили оружие, а продолжают бить врага совершая дерзкие вылазки и налеты на патрули и небольшие обозы фарнхельмцев.
        - Это, прекрасно! Молодцы, сами додумались до партизанской войны. - похвалил ветеранов Макаров. - Вы думаете, ваш приятель со своим отрядом будет воевать на нашей стороне?
        - Я поговорю с ним, постараюсь убедить его. - сказал Лерник. - Я думаю, они все согласятся встать в ряды вашей армии, если будут твердо знать, что после разгрома орды вы устремите свой взор на земли Валашии.
        - Мое слово, Лерник и моя рука! - протянул Макаров свою ладонь для рукопожатия. - Мало того, я поставлю весь их отряд на довольствие, буду платить им деньги, помогать оружием и продовольствием, пока они будут партизанить и я не соберу достаточную армию, для реконкисты. Но, вы Квинт, должны понимать, что пока мы с Агатой не поженимся и я не приму княжеский титул, все мои действия будут незаконны. Да и потом, по нормам международного права, вначале, я должен буду отправить Казимешу письмо с законным требованием освободить княжество от его войск. Понимаете, что освобождение Валашии может затянуться на годы?
        - Я это понимаю, милорд. - кивнул немного погрустневший лейтенант. - Но, вы дали мне свое слово и теперь я буду с большей уверенностью разговаривать с самим Вацлавом и людьми из его отряда.
        - Скажите им, Квинт, если они помогут мне в отражении орочьей орды, то я не только помогу им деньгами и продовольствием, но и отправлю с ними господина Лаэрта со своими разведчиками. А вы знаете, они мастера ночных вылазок и диверсий, да и вас с вашими людьми, могу командировать в их отряд, усилив его сразу в несколько раз.
        - Это хорошая идея, милорд! Я обещаю, что приложу все силы и постараюсь быть очень убедителен в найме ветеранов и добровольцев. - кивнул Лерник. - Позволено ли мне будет отвезти им немного продовольствия, полдюжины арбалетов и несколько десятков болтов, в которых они испытывают недостаток? Ведь две недели у них еще есть, пусть совершат несколько результативных вылазок напоследок. И я думаю, это точно подтолкнет их в решении прибыть сюда и пойти на войну с орками.
        - Конечно, лейтенант, возьмете, все что вам нужно. Составьте список, и мои люди все это приготовят в течение пары дней. Да и вам лучше не задерживаться и сразу плыть обратно, можете даже взять с собой ваших людей, если они изъявят такое желание. Скажите им, что с сегодняшнего дня они считаются отрядом посланным мной на войну и будут получать двойное жалование, как и вы сами…
        - Милорд, - замотал головой опытный вояка, - поверьте мне, я делаю это вовсе не ради денег или награды!
        - Я знаю, Квинт, знаю! - похлопал Саша его по плечу. - Главное, не допустите там непоправимой ошибки, не попадитесь в лапы врага и вернитесь через две недели на Риген живыми и с пополнением.
        «Приведешь, большой отряд, быть тебе рыцарем, Квинт Лерник!» - Подумал Макаров отпуская лейтенанта готовиться к предстоящей опасной командировке.
        Когда возбужденный услышанным Лерник ушел, Саша уже собрался сам подняться в номер к командиру лесовиков, но увидел как в зал для чистой публики заходят трое эльфов. Как и говорил Климент, были они смуглее своих высокомерных родичей, да и ростом вроде немного пониже. По крайней мере все трое были чуть ниже самого Макарова с его, довольно таки средним ростом в сто семьдесят восемь сантиметров. Все трое, традиционно были безбороды, Макаров уже давно знал, что борода не росла у всех эльфов, как светлых, так и темных.
        Длинные волосы не распущены как у эльфаров, а у всех троих были собраны в хвосты, потому их острые уши торчали довольно смешно. Саша рассмеялся бы в голос встреть он таких вояк в своем мире, точно принял бы их этих мужиков, за великовозрастных ролевиков-толкинистов. Плащей и кольчуг на ушастых стрелках не было, да и кожаная броня, тоже отсутствовала, все трое были в коротких куртках акетонах, болотного или коричневого цвета. Вообще такие цвета господствовали во всех их одежде. Луков с собой у них, тоже не было, но на кожаных поясах висели короткие чуть искривленные мечи напоминающие кавказские бебуты.
        Саша не спеша, потягивая легкое красное вино из своего стаканчика, дождался пока троица лесовиков расправится с поздним завтраком или ранним обедом, состоящим из яичницы со свиными колбасками и кружкой пенного. А когда трое ушастых доели, но не ушли к себе в номер, а достав деревянный стаканчик, четыре кубика, листок бумаги и огрызок карандаша и решили расписать партию в кости, Макаров поднялся со своего места и подошел к босмерам. По их поведению, он уже выделил их старшего и смотря на него сказал:
        - Господа… э вернее, арквенди, (Клим сказал, что к лесным эльфам обращаются именно арквенди, а не арьони, как к «светлякам») я прошу прощения, но могу я переговорить с командиром лесных стрелков?
        - А кто спрашивает, командира лесных стрелков? - с усмешкой спросил тот из лесовиков, которого Саша как раз выделил, как их командира. Значит, точно не ошибся.
        - О, прошу прощения, - вернул он усмешку сидящему за столом босмеру, - я не представился, владетель острова Риген маркграф Александр Мак Арофф.
        Теперь уже все эльфа посмотрели на него, а когда их командир чуть заметно кивнул, двое его товарищей поднялись и перешли за другой стол, а сам командир приподнялся со стула, чуть склонил голову, а потом пригласил его к столу показывая на освободившееся место.
        - Командир отряда стрелков, Айсинур Эль-Виельтааль. Но можно просто, Айсинур, ваше сиятельство. И так, о чем вы хотели поговорить со мной, господин маркграф?
        - Арквенди Айсинур, как вы наверное догадываетесь поговорить я хотел о вашем найме, вернее найме вашего отряда.
        - Не интересует, ваше сиятельство, - мотнул головой эльф, - мы год не были дома и теперь возвращаемся.
        - Для вас, арквенди Айсинур, можно просто Александр.
        - Найм нас не интересует, господин Александр. - повторил босмер.
        - Я не предлагаю долгий наем, всего один месяц и по двойному тарифу оплаты.
        - Хм… я так понимаю, предстоит какая-то война и вы собираете армию? Или ждете нападения на ваш остров? Кто будет платить двойную оплату просто так, если каждый стрелок получит в месяц полкроны серебром, вдвое больше простого наемника?
        - Да, вы правы, все умеют считать деньги. - кивнул маркграф. - Через три недели мы ожидаем нападение орочьей орды, но не на остров, а на столицу владения - Руденбург.
        - Извините, господин маркграф, - глядя в глаза медленно помотал головой босмер, - это не наша война, хоть мы как и люди тоже ненавидим клыкастое отродье, но как я уже сказал, вам, мой отряд возвращается домой.
        - А вы, арквенди, подождите отказываться. Сколько вы еще пробудете на Ригене, день, два? А потом, как вы будете добираться до Руденбурга и потом до своего дома. Долгий путь предстоит?
        Айсинур чуть заметно поморщился, видно ему были неприятны расспросы этого странного маркграфа одетого в простой зелено-пятнистый костюм. Он бы даже позволил себе усомниться, что перед ним сидит один из богатейших и влиятельнейших людей Вэллора, если бы не отличная тяжелая шпага на перевязи и пара серебряных перстней-амулетов, а уж когда он разглядел рукоять бесценного ножа древних выполненного из лунного серебра, то все сомнения испарились. Перед ним, действительно сидел владетель Ригена.
        - Да, как вы и сказали, ваше сиятельство, мы планируем еще пару дней отдохнуть в вашем владении, а потом переправимся в Тихую гавань и двинемся по тракту в Руденбург, а от него нам еще два дня ходу до эльфийского перевала.
        - А там, еще два дня топать до дома? - снова, лишь краешками губ, усмехнулся Макаров. - Действительно, долгий путь.
        - Не два дня, - мотнул головой босмер, - вовсе не два. От перевала, по землям Тали Эрвессы до Великого леса идти всего лишь день. Да и путь в родные края, всегда дается легче.
        Айсинур умолчал тот факт, что сами высокородные пользовались магическими переходами бесплатно, а вот их лесные родичи должны были выложить круглую сумму в серебряной монете, поэтому и по землям союзников и сюзеренов, стрелкам приходилось топать пешком, словно слугам-полукровкам эльфаров.
        - Ну вот видите, вам три дня, не меньше, шагать от Тихой гавани, до Руденбурга, а если вы примете мое предложение о найме, то я переправлю вас магическим каналом. Весь отряд переправлю, и не возьму с вас никакой платы. Более того, я переговорил с хозяйкой этой гостиницы, все, пока, пустующие семь комнат, вы можете занять бесплатно. Даже, те деньги, что вы заплатили за вашу единственную комнату, она вернет вам. Плюс еда и напитки будут за мой счет.
        - Даже эстурийское вино и красное гномье пиво? - усмехнулся Айсинур, конечно ожидая услышать отрицательный ответ, но к его удивлению маркграф только кивнул.
        - Естественно! Отдыхайте, набирайтесь сил, неделя, а то и полторы у вас есть для отдыха. Мало того, если мы с вами заключим договор найма, оплата пойдет уже завтра, как я обещал это будет двойной тариф в серебряной монете.
        - Подождите, - чуть завис от таких щедрот, лесовик, - э… господин Александр, вы хотите сказать, что мы будем отдыхать еще более седмицы, а плата пойдет уже со следующего дня, а проживание и питание здесь будет бесплатным для всего моего отряда?
        - Совершенно верно! - довольно кивнул Макаров. - Наслаждайтесь моим гостеприимством, арквенди.
        - Подождите, подождите… но на войну наемников и так нанимают по двойному тарифу, полкроны или дукат серебром, вы это имели ввиду?
        - Нет, уважаемый арквенди Айсинур, когда я говорил вам, про двойной тариф, я и имел ввиду двойной тариф и если нанимая ваших стрелков на войну им платят серебряную полукрону, то я заплачу каждому из вас по полновесной серебряной монете. Сколько вас челове… о, простите, сколько у вас босмеров стрелков? - поправился Саша.
        - У меня отряд из двух дюжин стрелков. - задумчиво ответил Айсинур.
        - Да? А мне доложили, что вас всего двадцать шесть. - посмотрел на него Саша.
        - Один наш товарищ получил увечье и теперь не может быть стрелком, он при отряде выполняет разные хозяйственные работы. Да и стрелы хорошо делает, поэтому мы сами оплачиваем его труд.
        - Но, я так понял, он вам полезен?
        - Конечно, весьма полезен, - кивнул Айсинур, - да и кто позаботится об одноруком ветеране, если не его командир и его товарищи.
        - И это правильно. - поддержал его Макаров. - Поэтому, я считаю справедливым, если и ваш товарищ получит полную плату, наравне с другими стрелками.
        - Э… - снова подвис Айсинур от такой щедрости. - То есть, вы господин маркграф заплатите нам двадцать шесть полновесных крон, всего лишь за месяц?
        - Ну возможно, нужно будет задержаться чуть дольше. Потому как орки выйдут в поход после своего праздника, который ожидается через три недели. Поэтому вам, возможно, - выделил он это слово голосом, - возможно, придется задержаться еще на неделю, а то и две. Но не волнуйтесь, арвенди Айсинур, эти дни вам будут полностью оплачены, так же по двойному тарифу. Даже если вы задержитесь еще на несколько дней, я добавлю вам к оплате еще по серебряной полукроне. Каждому.
        - Каждому… - словно попугай повторил за ним лесовик, а потом пришел в себя помотав головой. - Но я не понимаю, господин Александр, в чем подвох? Неужели все так плохо, что вы готовы платить такие огромные деньги за наш наем?
        - Дружище, - чуть наклонился к нему Макаров, - если бы все было так плохо и у нас не было хорошего плана как встретить орду, разве я бы платил такие деньги? Поверьте мне, арквенди Айсинур, я бы нашел этим деньгам другое применение здесь на острове. Уж сюда-то орки, в любом случае не доберутся! И поверьте мне, мы решительно настроены дать им по клыкам и отправить их обратно на свои болота. Если конечно, часть из них выживет. Я не тороплю вас с ответом, можете подумать до утра. Но я все же надеюсь, что мы найдем с вами приемлемое решение, которое устроит нас всех.
        Макаров кивнув, встал и вышел из зала, оставив Айсинура в глубокой задумчивости и когда к нему подошел его помощник потрясая деревянным стаканчиком, в котором гремели кости, он только мотнул головой продолжая обдумывать предложение маркграфа Александра.
        «Вот же лесные духи, выискался бес-искуситель на мою голову! Да озвучь я предложенную плату парням, так они меня живьем съедят, если подумаю отказаться. Ну еще бы - полторы серебряных кроны на каждого, включая однорукого старину Усмина. Конечно, просто так, такие деньги никто платить не станет, еще непонятно чем закончится нападение орды на это приграничное владение. Но этот маркграф, говорил так уверенно… да какого беса, жизнь наемника всегда подвержена опасности! Нужно непременно соглашаться. - решил про себя командир лесных стрелков. - Не просто так, мы на чужбине зарабатываем серебро своим умением стрелять из луков, порой прибавляя к этому умению, полученные увечья и пролитую кровь. Эти монеты, позволят оплатить налог в Белую башню за два года вперед и даже останется приличная сумма, чтобы купить моим парням кое-что для своих семей.»
        - Что хотел этот человек? - прервав его мысли спросил помощник. - Что-то важное?
        - Да, Нуквир, нам придется задержаться еще на месяц. - кивнул Айсинур. - Этот человек сделал нам предложение, от которого трудно отказаться. Возьми у хозяйки кувшинчик вина, я перескажу мой разговор с владетелем этого острова.
        Макаров шел и прогонял в голове свой разговор с командиром лесных эльфов.
        «Нет, вроде все правильно сказал и Айсинур явно заинтересовался предложенными мной условиями и платой. Черт, если снова откажется, придется и впрямь тройную оплату предложить. В крайнем случае, если не получится с его стрелками, переведу их отряд магическим переходом до Руденбурга, если пообещают послать нам в помощь других наемников лесовиков. Клим говорил, что у них, в этом самом Великом лесу двенадцать лесных королевств и при каждом есть отряд наемников, чтобы зарабатывать деньги. Да и если останутся, надо поговорить с Айсинуром, может еще стрелков приведет. А три-четыре таких отряда уже реальная сила, если они и впрямь втрое лучше простых лучников. Хотя магический дар во всех троих есть и по ауре видно и нож это явно определил, может и впрямь, так хороши эти лесные стрелки.»
        После разговора с командиром стрелков Саша вернулся в замок, где отобедал с невестой, провел небольшую беседу с лейтенантом Радеком, предупредив того, что ему нужно будет остаться на острове, хоть парень и рвался тоже поучаствовать в битве с орками. Точку поставил факт, что жизнь княжны Агаты будет зависеть от его службы.
        После, Саша выслушал отчет Якоба по закупленному продовольствию и отчет командора Капчика по закупу оружия и брони, даже сам осмотрел все купленное. Вроде неплохо прибарахлились. Капчик, также привез из Кайры небольшой отряд наемников, в три дюжины человек. Командир и его помощник были вооружены полуторными мечами, а остальные наемники копьями и топорами. Даже несколько лучников было в отряде, вполне себе боеспособная единица, тем более сейчас, когда каждый человек когда-либо державший в руках копье, будет на счету.
        Неплохо, но Саша с нетерпением ждал возвращения ярла Олафа. Надеялся, что парню удастся привезти на Риген не менее сотни воинов северян. Конечно, часть нордов останется командами на шести снеккарах и гарнизоном в каменном форте, но и две сотни северян на поле боя будут неплохим подспорьем для армии людей.
        «Интересно, что там Лаэрт? Вернется сюда со своими разведчиками или его уже лэр Климент к делу припахал, если предложенный мной план по встрече врага возле Бесовой сковороды приняли? Может прямо сейчас самому до Руденбурга рвануть, да узнать все. Да и самому, до этого бутылочного горлышка сбегать бы не помешало. Посмотреть, оценить перспективы, в общем, увидеть все своими глазами. А если и впрямь, бегом рвануть, сколько до туда миль? Тридцать пять, сорок или чуть побольше? Я же каждое утро до сторожевой башни, а то и до одного из деревянных фортов бегаю и нормально, привык уже. А это ни много не мало, а почти двадцать пять миль, если туда-обратно считать, так что и до сковороды сбегаю, с моей-то прокаченной маной не развалюсь. Все быстрее, чем на лошади скакать. А чего тянуть, до темноты еще пара часов, успею и добежать и местность осмотреть. А то, сам предложил план войны с орками, а сам был там, возле этой Бесовой сковороды почти год назад. Хорош стратег!»
        - Ваше сиятельство! - отвлек его дежурный гвардеец. - Там посыльный из деревянного форта прискакал. Ну, из того, что на западном побережье стоит. - пояснил парень.
        - И чего там? Случилось, что?
        - Прибыл господин Сальфаторе, хочет срочно с вами переговорить. Даже лошадь требовал, хотел сам до вас скакать.
        - Ясно… вернее, ничего не ясно. - хмыкнул Саша. - Понял тебя, свободен! - отпустил он дежурного.
        - Так, а чего господину Сальфаторе передать-то? Посыльный говорит, что тот сильно возбужденный, даже хотел сюда на своей фелуке плыть.
        - Ага, только в городском порту нам прибытие контрабандиста не хватало. Ничего не передавай, не надо. Я вперед твоего посыльного, до форта доберусь. Сам с Сальфаторе переговорю и узнаю, в чем там дело.
        «Вот, блин и сбегал до Сковороды. Ладно, сбегаю до Западного форта, узнаю, что там у нашего контрабандиста произошло, заодно и ману прокачаю. А бог даст, так завтра и до бутылочного горлышка рвану.» - решил Макаров и пошел натягивать плащ-комбинезон эльфарского рейдера, рассудив, что в случае чего, магический артефакт лишним не будет.
        Чтобы израсходовать больше внутренней энергии бежал активировав эльфарский плащ, поэтому когда добежал до Западного форта, контрабандист его сразу не увидел. А вот Макаров сразу понял, что Сальфаторе чем-то не на шутку встревожен, потому что ходил тот взад-вперед по крепостному двору точно так же, как тогда Клим не находил себе места в отцовском кабинете.
        - Ну, у этого-то что еще стряслось? - вздохнув прошептал Саша глядя на мечущегося контабандиста.
        Глава 35
        - Ваше сиятельство, господин маркгаф! - метнулся к нему черноволосый смуглый здоровяк, когда Саша отключил рейдерский плащ и скинул полог невидимости. - Беда, господин маркграф!
        - Что случилось? - напрягся Саша. Слишком уж много бед свалилось на него и все приграничное владение за последние дни. - Да не мельтешите вы перед глазами, Сальфаторе! Пойдемте в башню, там сядем за стол выпьем по стаканчику прохладного пива и вы мне все расскажите.
        - Нет, время не ждет, господин маркграф, на счету каждая минута!
        - Да вы так дольше мне будете объяснять вашу проблему. Пойдемте, пойдемте. - потянул его за собой Саша.
        - Мой младший брат, Гаэтано Гоччо попал в лапы этого жирного борова! - начал говорить контрабандист когда они уселись за стол в комнате командира гарнизона, любезно предоставленную маркграфу для разговора. - Салазар, его зовут Салазар!
        - Да, объясните же, кого зовут Салазар?
        - Это один из самых известных работорговцев Солнечного архипелага. И мой бедный брат, поверив ублюдкам, попал к нему в лапы. Его обманули и продали этому ублюдку Салазару. Помогите мне, маркграф и я буду вашим вечным слугой и вечным должником! Помогите и через неделю я привезу вам все, что у меня есть сейчас - три десятка отличных арбалетов хишпанской выделки и два двухгалонных бочонка пятидесятилетнего рома, еще соберу денег…
        - Ладно, оставим пока ваши обещания, - махнув рукой прервал его обещания Макаров, - скажите, вы это точно знаете, насчет работорговца? И где нам искать этого Салазара?
        - Да, это я знаю точно, он сейчас на галере этого борова. Как сейчас ничтожно стоит данное слово, он поверил этим ублюдкам, а они не рассчитались за товар, а схватили моего бедного брата и продали его работорговцу с Солнечного архипелага. Но я знаю где искать его и его корабль! Большая галера забирает живой товар с Западного берега всегда в одном месте. В двух десятках миль к юго-западу отсюда есть небольшой скалистый островок. Там людоловы передают свой товар Салазару. Вернее людей уже продали, но галера не выйдет в ночь, да и гребцам нужен отдых. До рассвета, галера Салазара будет находится в бухте этого островка. Я это точно знаю, поверьте мне, господин маркграф.
        - И что ты предлагаешь, Сальфаторе, просто так взять и напасть на корабль гражданина Солнечных островов? Мы, что пираты?
        - Какой он гражданин? Грязная собака и жирная свинья погрязшая в похоте и других искушениях демонов. Я сам разберусь с людьми, кто предал моего брата, но Гаэтано нужно вызволять. И вызволять сейчас, пока он не попал на острова работорговцев.
        - А если потом выкупить твоего брата? - предложил Саша.
        - Господин маркграф, это люди без чести! Мне рассказывали одну историю… один молодой мужчина попал к Салазару, его отец хоть и простого сословия, но довольно состоятельный человек из гильдии кожевенников. Он тоже послал письмо с просьбой выкупить своего сына.
        - И что, это работорговец отказался?
        - Нет, Салазар согласился, но назначил цену в тысячу полновесных крон серебром! Просто гигантская сумма, которая не всегда есть у герцога, не то что у простого гильдейского мастера. А потом Салазар посылал его отцу письма в которых глумился над несчастными родителями.
        - Так выкупили потом этого парня? - спросил у контрабандиста Саша.
        - Выкупили только через несколько лет. - кивнул Сальфаторе. - Сумма, конечно уменьшилась в несколько раз, но и сын вернулся домой израненным калекой. Салазар издевался над парнем несколько лет и даже послал его родителям несколько отрезанных пальцев и язык их сына.
        - Вот же, сука какая! Мда, с выкупом конечно не вариант. - согласился Саша с контрабандистом. - Но ты, просто предлагаешь взять и захватить чужой корабль в нейтральных водах? А не повесят нас потом за пиратство?
        - Нет, господин маркграф, по законам Вардосской империи и многих других стран, работорговцы вне закона. Тем более, дать невольникам свободу - богоугодное дело, за которое вам не будет стыдно в последствии, а даже наоборот. Я бы не просил, вас маркграф, но я не успею сплавать на свой остров за подкреплением, а нам троим не взять галеру.
        - Там много народу?
        - Достаточно, - хмуро кивнул контрабандист, - с десяток человек команды и, самое малое две дюжины наемников.
        - Ого! - присвистнул Саша. - Сейчас на острове только два снеккара северян, каждый из которых возьмет не более двух дюжин воинов на борт.
        - На мою фелуку поместится еще десяток, без всяких проблем. Тем более я предлагаю захватить галеру стоящую на якоре в бухте. Ночь и неожиданное нападение будут на нашей стороне, ваше сиятельство.
        - Ох, Сальфаторе, подведешь ты меня под монастырь! - вздохнул Саша. - Сколько ты говоришь ходу до этого острова?
        - Часа через три дойдем, даже раньше, ветер как раз нам в парус.
        - Ну, а что ты тогда коней гнал?
        - Чего? - не понял его контрабандист.
        - Спешить говорю не надо, - пояснил Саша, - не блох ловим. Выйдем через несколько часов, когда темнеть начнет. Я в порт, переговорю с нордами и через пару часов мы выйдем из Русалочьей бухты на двух снеккарах. Людей возьмем чуть больше, а потом, как ты и сказал, десяток перейдет на твою фелуку. Жди нас на чуть мористее, обогнем скалы и увидишь нас. И лампу зажги чтобы увидели тебя сразу, а то в темноте будем друг друга искать. - дал указание Саша контрабандисту.
        Прежде чем плыть в пиратский рейд на захват галеры работорговца, Саша раздал три десятка амулетов «стального доспеха» и чуть меньше амулетов «кошачьего глаза», чтобы стрелки могли видеть в темноте. Даже Сальфаторе получил амулет ночного зрения и «стальной доспех.» Жаль Ларс не успел изготовить больше и на всех их не хватило. Но Макаров с сегодняшнего дня велел артефактору отложить все свои научные эксперименты и изыскания и заниматься изготовлением боевых амулетов. Вместе с Сальфаторе, его двумя родственниками, Герхардом который не отпустил Сашу одного, на боевую операцию вышло шесть десятков человек. Если нападем внезапно, то вполне достаточные силы для захвата корабля. Олафа нет, Капчика с Большим Саша тоже отослал за грузом который перетаскивал накануне, через переход между мирами и складировал во дворе Летней резиденции.
        «Да ладно, два снеккара есть - есть! Плюс к Сальфаторе на фелуке разместим еще немного воинов. Хватит народу. А то, что Большого отослал, даже хорошо! Этот вояка на острове ни за что не остался бы, с нами пошел.» - с некоторых пор Саша чувствовал свою ответственность перед другом, так как сам втянул его во все это. Боялся подвергнуть его опасности и был рад, что сейчас он не плыл с ними на захват галеры.
        Через три с небольшим часа показался скалистый островок. Хорошо, что бухта, где стояла галера работорговца Салазара была с южной стороны острова и Саша надеялся, что этот Салазар не настолько искушен в воинском ремесле, чтобы выставить ночные дозоры еще и на самом острове. Нет, все обошлось. Обогнули скалы, вошли в небольшую бухту и оставаясь незамеченными, вплотную подошли к стоявшей на якоре большой галере. Этому способствовало отсутствие в небе большой луны, а малая Краста то и дело пряталась за тучами.
        Галера была просто огромной по меркам этого мира, где кораблестроение еще находилось в начале своего развития и основная масса кораблей была одномачтовыми, неуклюжими корытами. До чайных клипперов, им еще расти и расти. Хотя будут ли здесь такие многопарусные красавцы, если уже появились суда оснащенные паровым двигателем? На галере работорговца мачт и парусов вообще не было, движение осуществлялось с помощью весельной тяги и работы гребцов-рабов. Длина этой галеры, была не менее сорока метров.
        На галере царила тишина, только два огонька масляных ламп светились в ночи на носу и корме. Загодя сняли парус и сложили мачту, поэтому их снеккары не было видно возле борта. Вот только когда стали подгребать к борту вплотную, на носу появилась одинокая фигура часового. Нож стал заметно вибрировать и Макаров испугался, что дозорным может быть маг или скорее всего человек с магическим амулетом. Если это амулет ночного зрения, то он сразу увидит их снеккары, а если защитный, то болт арбалета не причинит тому вреда, зато все внезапное их нападение накроется медным тазом.
        Саша выхватил свой магический жезл, и выстрелил в стоящую у фонаря фигуру. Зря конечно на носу горел масляный фонарь, он скорее, наоборот ослеплял часового, чем позволял ему что-то разглядеть во тьме. Был или нет у того защитный амулет, неизвестно, но полдюжины картечин, три из которых были из чистого серебра, без помех вошли в тело стража и он, марионеткой, свесился с борта вниз. Борта галеры, были более двух метров в высоту и один из нордов дотянулся и ухватив стражника за руки, стащил мертвое тело в снеккар, чтобы тот не упал в воду и не переполошил наемников.
        - Кто здесь? - внезапно прозвучавший хриплый голос из прорезанного в борту отверстия для большого весла, заставил Сашу вздрогнуть от неожиданности. Хорошо, Сальфаторе быстро сориентировался и ответил гребцу.
        - Потише папаша, захватим вашу посудину, освободим всех вас.
        - Слава всеотцу и семи его воплощениям! - всхлипнул хриплый. - Сподобились, братцы, дождаться дня свободы.
        Гребец не только не стал поднимать шум, но и высунул в прорезь конец весла развернув его для удобства плашмя. Видно, не он один слышал обещание Сальфаторе, так как из прорезей показалось еще несколько весел. Наступая на них, воинам было удобно ухватившись за край борта, тихо перетекать через него на палубу.
        Саша тоже оттолкнувшись от лопасти весла, перемахнул через борт и сразу огляделся.
        Плоская, широкая и длинная палуба галеры оканчивалась возвышением-надстройкой. Посередине палубы, в два ряда находились приземистые постройки напоминающие вольеры для животных. Как понял Саша, это были загоны для купленных невольников. Между ними постройка-барак для наемников-надзирателей. Пока его норды, стали открывать задвижки на дверях рабских загонов, а другие кинулись к бараку, он вместе с Герхардом и Сальфаторе бросились к кормовой надстройке. Не успели они добежать до лестницы, как послышались первые выкрики, звон клинков и предсмертные стоны. Разгорался бой, но внезапность была на их стороне, потому полным ходом шло избиение команды и солдат наемников работорговца.
        Дверь надстройки распахнулась и на кормовом возвышении показался худощавый мужчина с белыми, словно белеными известкой волосами до плеч. Тут уж Макаров без всякого труда по ауре опознал в нем магика, да и нож древних усилил свою вибрацию. На плечах вышедшего из надстройки мага была черно-синяя накидка с красной окантовкой - отличительный элемент одежды боевого мага, окончившего имперскую академию. Впрочем, Саша не удивился этому, еще из рассказов Клима он знал, что некоторые маги, вопреки запрещающему эдикту императора, уезжали из Вардосса и предоставляли свои услуги за звонкую монету.
        Беловолосый резким движением плеч сбросил свою накидку, оставшись в приталенной кожаной куртке и тут же выставленным «щитом небесного зерцала» отразил несколько полетевших в него стрел и болтов. Взглядом он выцелил Макарова, видно тоже опознал в нем мага и глядя ему в глаза криво усмехнулся. Потом выхватил из кармана небольшой свиток, который тут же осыпался на доски палубы искрящимся пеплом, а спустя мгновение в его руках появились «призрачные серпы».
        Тут же в голове сработал сигнал анализатора: - Опасность! Создано боевое плетение!
        Саша в кодексе Альвертиса читал о создании такого разового боевого амулета, в который вливали магическую энергию и заранее, чтобы не тратить время в бою, вычерчивали, а потом и вплетали туда сложное плетение из множества сложных знаков связанных в единую магическую фигуру.
        Кто-то из освобожденных рабов прыгнул, ловко перескочил через деревянную балюстраду и сбоку бросился на мага занеся для удара обломок какой-то палки. Но беловолосый, даже не глядя в сторону приближающейся опасности метнул один из клинков и бедолага, не добежав до него несколько шагов свалился на палубу двумя частями - призрачное лезвие перерубило тело пополам. Послышались испуганные возгласы и других желающих напасть на мага не нашлось, более того северяне и несколько освобожденных из клеток рабов, подались назад, оставив Макарова стоять вместе с Герхардом прямо напротив лестницы ведущей на возвышение надстройки. Впрочем, Саша толкнул рыцаря в проем между клетками-загонами для рабов, оставшись один на один с магом работорговца.
        Хорошо, что командир гвардейцев не стал спорить, а сам понял, что не стоит становиться напрасной жертвой в этом противостоянии магов. Второй призрачный серп, бешено крутясь в воздухе полетел прямо в него, Саша лишь благодаря своей усиленной даром реакции успел броситься на палубу и перекатом уйти вбок, а вот люди в нескольких шагах позади него среагировать не успели. Да и вряд ли бы смогли, призрачный на то и призрачный, что видел его, только Саша, «включив» свое магическое зрение. Позади послышалось несколько полных боли вскриков, видно кривой клинок зацепил не одного, а сразу нескольких человек. Саша слышал, как бой с остатками наемников, еще продолжался и шел ближе к носу галеры, а рядом с ним и на добрый десяток шагов позади него образовалась пустота, никто не хотел связываться с боевым магом.
        «Ну что ж, никто тебя Саня, силком не тянул на эту галеру, сам принял решение напасть на корабль работорговца, самому и разгребать. Только дурак, что не изучал сложные плетения боевых заклинаний, предпочитая им более простой „воздушный кулак“. Думал, что еще не готов для таких сложных фигур и чар. Да, кто же знал, что судьба так скоро столкнет его с боевым магом и судя по всему не самоучкой как он сам, а скорее всего, дипломированным специалистом.»
        Едва вскочив на ноги, Макаров вновь чудом успел увернуться от рухнувшего на него «звездного молота» - боевого заклинания, что многократно усиливалось при применении его в ночном бою. Сам он сформировал «копье тьмы» и метнул его в беловолосого мага. Но его выпад не достиг цели - копье ушло рикошетом в звездное небо, отразившись от «небесного зерцала» вновь умело скастованного беловолосым. Маг даже обидно рассмеялся над Сашиной попыткой, потом выхватил и сжег еще один свиток. Теперь же вокруг него сформировался «купол веры» - долговременная и надежная защита, прозрачная полусфера диаметром в несколько шагов, это еще раз подтверждало догадку, что стоящий напротив маркграфа маг, вовсе не из середнячков, а имеет достаточно опыта и сил, чтобы в одиночку разобраться с небольшим отрядом простых воинов.
        Следующий призрачный серп, беловолосый быстро работая кистями рук сформировал за полдюжины секунд уже сам, не прибегая к заготовленным заранее свиткам и снова метнул его в Сашу. Опять пришлось на пределе возможностей прыгнуть вперед и вбок и снова уйти перекатом, сокращая дистанцию. Но теперь Саша знал, что домашние заготовки в виде свитков у беловолосого, наверняка кончились и на новое плетение потребуется снова несколько секунд и хорошая порция магического заряда.
        «Вот черт, как жалко, что я разрядил свой посох в того дозорного приняв его за мага. Три серебряных картечины без труда бы прошили защитный купол мага, что позволило бы быстро завершить наш поединок. Что делать, попытаться бежать и в укрытии перезарядить свой жезл? Нет, не выйдет, этот ушлый колдун успеет мне в спину какой-нибудь фигней зарядить, вон уже выписывает в воздухе знаки и символы для новой фигуры. Нет, только вперед!»
        Принял решение Макаров и пока маг не успел активировать следующее заклинание он в несколько длинных прыжков сократил между ними дистанцию до минимума, приблизившись вплотную к защитной полусфере. Удар! Еще двоечка и еще целая серия ударов в упругий купол защитной сферы не причинили беловолосому видимого вреда, но заставил отступить на пару шагов прервав свое плетение.
        Беловолосый снова принялся чертить в воздухе боевой символ и вновь под действием не прекращающихся ударов Макарова, покачнувшись был вынужден отступить пару шагов назад. При каждом ударе «воздушным кулаком», полог сферы пружиня прогибался и вспыхивал зелеными переливами в месте самого удара. Саша сбил уже несколько попыток мага создать боевое заклинание, не давал ему отойти назад и разорвать дистанцию, буквально прыгая за ним по пятам.
        «А ведь под моими ударами сфера уменьшается!» - понял Макаров и начал молотить по защитному куполу мага с удвоенной силой. А если учесть, что его реакция внутренней энергией была разогнана до предела, для стороннего зрителя его удары вообще сливались в непрекращающуюся серию, бьющую в невидимую преграду со скоростью пулеметной очереди. Он еще и снизил объем самого «кулака», уменьшая площадь воздействия, но увеличивая пробивную способность своих ударов, тем самым, быстрее разряжая энергию вложенную в заклинание защитной сферы.
        И тут Александр, увидел явный испуг своего противника. Нет, беловолосый пес работорговца сохранял на лице маску сосредоточенной невозмутимости, но вот в его ауре заплясали сполохи паники.
        «А ведь он не может, с такой же скоростью как я, подпитывать свои амулеты и уже активированные защитные чары. Не архимаг, ты белоснежка, не архимаг!»
        Когда защитный полог приблизился к телу мага менее чем на две ладони, Макаров почувствовал, как его удар прогнув в очередной раз защиту приложил беловолосого по ребрам. Следующий удар, нанесенный ему в грудь, чуть не опрокинул его, заставив скривиться от боли и вновь отшагнуть назад, удерживая равновесие. Очередная серия жестких, пробивных ударов уже во всю достигала цели. Корпус, корпус, широкий хук левой в голову, апперкот правой с коротким подшагом и снова двоечка по корпусу! Беловолосый не только кривился от боли, но стал задыхаться кашляя кровавыми брызгами и утирая пошедшую носом кровь.
        Не выдержав такого напора, беловолосый отпрыгнул назад и выхватив висевший на поясе нож, попытался ударить им Макарова. Александр увернулся от прямого тычка, но обратным движением беловолосый почти зацепил его. Макарова, лишь чуть ожгло холодом сработавшего «стального доспеха», да и мифриловую кольчугу с помощью простого ножа все равно было не пробить. Он все же прислушался к советам Клима и надел под куртку подаренную им кольчугу. А вот ответный удар Макарова без труда пробил полог защитного заклинания и нож древних вошел в грудь худощавого мага по самую рукоять. Беловолосый рухнул на колени, а потом медленно завалился набок, а Саша увидел в магическом зрении, как струйки изумрудной энергии устремляются изо рта, ушей и глазниц мага к рукояти ножа торчащего из его груди. Он даже замер залюбовавшись искорками-светлячками бегавшими по зеленоватой рукояти артефакта древних.
        «Вот ведь, не даром эльфары этот артефакт прозвали собирателем душ. И впрямь, словно душу из умирающего мага вытягивает!» - не мог Саша отвести взгляда от неприятного и в то же время завораживающего зрелища. Через десяток секунд все было кончено.
        Но тут же в его голове прозвучал голос анализатора:
        - Уровень пси энергии в индивидуальном накопителе серии Сигма-Ро, достиг начального значения, составляющего тридцать три целых, тридцать три сотых процента от полного объема.
        - Понятно, треть ножа уже заполнена, вот только что мне делать с этой неведомой пси энергией? - растерянно спросил Саша вслух у нейроморфного анализатора сидящего в его голове, но ответа не последовало.
        «Значит этот нож древних не только как аккумулятор и хранилище магической энергии используется, но еще и какую-то пси энергию собирает? А не энергия ли это той самой втянутой в нож души убитого мной мага?»
        От размышлений Сашу отвлек голос Сальфаторе:
        - Перебили всех собак этого работорговца и брата освободили! - толстый здоровяк осторожно, самым краешком носка своего сапога пнул лежащего мага. - Лихо вы его уделали, господин маркграф, прям мастерски. Всего пара минут и боевой маг мертвым валяется.
        «Всего пара минут? - удивился Макаров - Да я думал мой поединок минут десять, как минимум шел. Ага, блин, мастерски! Тупо забил его, молотя кулаками. Словно деревенский дурачок студента ботана, после того как понял, что не вытянет состязание умов и решив свести все к банальной драке. Эх, Саша, учиться тебе еще и учиться!» он повернулся к контрабандисту и нахмурившись спросил:
        - Знал, что на галере боевой маг и смолчал? - грозно глядя на контрабандиста спросил Саша, а Герхард, чуть шагнул вперед держась за рукоять меча.
        - Нет, господин, точно не знал! - испуганно замотал Сальфаторе головой, приложил ладони к широкой груди. - Ведать не ведал о том, святым кругом клянусь и всеми семью воплощениями всеотца!
        - Ладно, - махнул рукой Макаров, - я просто спросил.
        Тут скрипнул засов и дверь ведущая в каюты приоткрылась, оттуда выглянула угловатая лысая голова. Правда увидев стоящих перед дверью маркграфа и контрабандиста, лысый ойкнул попытался снова скрыться за дверьми. Видно, сам хозяин большой галеры не слыша больше криков и звона оружия решил проверить как закончилась схватка.
        Не смотря на свой вес и объемное брюхо первым среагировал Сальфаторе, он прыгнул к двери в каюты и успел пнуть по ней до того, как лысый работорговец задвинул засов. Сильный удар рассек лысому толстяку лоб, отчего тот рухнул на колени и заголосил неожиданно тонким писклявым голосом:
        - Не убивайте меня, господа пираты! Я заплачу достойный выкуп за свою жизнь, только не убивайте!
        - Твоя паршивая жизнь, Салазар, не стоит даже ломанного медяка!
        - Мы знакомы с вами? - плаксивым голосом спросил толстый работорговец, одетый в какой-то объемный пестрый шелковый балахон.
        - Да кто тебя, свинья, не знает? - криво усмехнулся Сальфаторе и без замаха ткнул толстяка кулаком в зубы, отчего лысый заголосил еще более жалостливо.
        Саша вместе с Герхардом, пока контрабандист разбирался с работорговцем скупавшим людей, отворил дверь и шагнул в небольшой коридор из которого две двери вели в каюты. Чуть толкнул первую дверь плечом и заглянул внутрь, держа в руке шпагу. Был готов к неожиданному нападению, но каюта оказалась пуста. Стол у небольшого оконца, кровать у стены и магические символы на стенах. Скорее всего это была каюта беловолосого мага, телохранителя лысого толстяка. Герхард пинком распахнул дверь во вторую каюту, которая даже на первый взгляд была вдвое больше первой и выделялась богатой обстановкой по меркам нынешнего средневековья - резная мебель, широкая кровать под пурпурным балдахином с кисточками по углам, стеклянная и позолоченная посуда на столике и шелковая драпировка стен. А еще, на кровати сидело двое детей - мальчик и девочка лет семи-восьми, оба одетые в шелковые халатики алого оттенка.
        - Стой! - Саша метнулся назад и попытался остановить Сальфаторе, который уже резанул по горлу работорговца Салазара своей короткой саблей. - Вот, черти тебя задери! У него дети маленькие, а ты ему уже глотку перерезал!
        Сальфаторе посмотрел сначала на лежащее у его ног жирное тело, потом перевел взгляд на Макаров и только через несколько секунд мотнул головой.
        - Ваше сиятельство, эта скотина детей-то любила, но вот только по-своему. В каюте вовсе, не его дети. Скорее, маленькие наложники из тех же рабов.
        - Вот, гадство! - выругался Макаров и сплюнул на палубу. - Тогда туда, этой свинье и дорога! А детей в обитель монахам пристроим, к отцу Стефану. Что там с гребцами, освобождать будем, а то кричат уже нам? - спросил Макаров и показал пальцем на палубу намекая на нижнее отделение гребцов.
        - Господин маркраф, прежде всего позвольте вам выразить свою благодарность от себя лично и от всего семейства Гоччо. - контрабандист, развернувшись помахал рукой и к ним, протиснувшись через толпу стоящую внизу, на палубе, подбежал молодой худощавый парень, лет на десять младше самого Сальфаторе. - Позвольте вам представить, господин маркграф моего младшего брата - Гаэтано. У меня их трое только родных и этот самый молодой.
        Гаэтано низко поклонился Макарову, а потом кинулся в объятья старшего брата. Саша уже хотел спуститься на общую палубу, открыть люки ведущие вниз и заняться освобождением гребцов, но Герхард сказал:
        - Простите за совет, господин маркграф, не освобождайте гребцов.
        - Это еще почему? - искренне удивился Саша. - Я же дал им слово.
        - Я имел ввиду - не сейчас. Их полсотни, полезут на палубу и на галере начнется форменная вакханалия. Пусть, поработают немного еще. Дойдем до Ригена, а там уже освободите и всех гребцов.
        - Хм… - задумался Макаров, потом одобрительно кивнул, - есть немалая доля здравого смысла в твоих словах. Пожалуй, Герхард, я так и поступлю.
        Правда, пришлось минут десять объяснять гребцам, что он не нарушает своего слова, но дарует им свободу по прибытии на остров.
        - Да послушайте же, вы! - закричал Саша в распахнутый люк, из которого несло потом и человеческими испражнениями. Ну да, у гребцов на ногах были деревянные колодки и они, иногда по нескольку месяцев не вылезали из трюма галеры. - Мы находимся в открытом море, если не считать этого скалистого необитаемого островка, размером с гулькин нос! Где вас высадить, на этом камне, чтобы вы там перемерли с голоду через несколько дней? По прибытии на мой остров все получат не только свободу, но еду и по пять ливров от моих щедрот. Устраивает такой расклад? - его обещаниям был ответом одобрительный гул полусотни рабов, запертых в трюме. - Тогда за весла, друзья, гребите к своей свободе и новой жизни!
        Когда гребцы вновь взялись за весла, к рулю стал один из ветеранов северян, а Герхарда он отправил впередсмотрящим на нос галеры, Макаров вновь обратился к контрабандисту:
        - Что, Сальфаторе, не пойти ли нам пошерстить коюты колдуна и работорговца на предмет монет и всяких интересных ништяков?
        - При всем уважении, господин маркграф, - чуть поклонился тот, - я с удовольствием помогу вам в поиске трофеев, но себе не возьму даже медяка. Я и так считаю себя обязанным вам, за освобождение моего брата. Если бы не вы…
        - Я уже понял, Сальфаторе, что размеры твоей благодарности не будут знать границ. - усмехнулся Саша и похлопал здоровяка по плечу. - Пошли смотреть их каюты, не зря же мы затрофеили эту большую калошу.
        Сначала Саша с черноволосым здоровяком осмотрел каюту мага. Сундук с разной одеждой, пара не новых башмаков, задвинутых под кровать. Шкаф в углу, на нижней полке которого стояла глиняная посуда, а на верхней лежало несколько книг с сероватой бумагой и потрепанными обложками. Но к разочарованию Макарова, книги были не по магии и волшебству, а простые бульварные романы. Правда, под матрасом у изголовья, лежало несколько листов плотной бумаги с набросками магических формул, видно маг пытался создать какое-то заклинание или просто занимался каллиграфией, оттачивая начертание магических знаков.
        «Ладно, отдам Ларсу, может он разберется в его писульках.» - решил Саша.
        То ли маг служил у Салазара недавно, то ли не брал много вещей в морские путешествия, но в его каюте кроме лежащего там же, под матрасом небольшого кошелька с двумя золотыми монетами и россыпью меди не было ничего ценного.
        А вот каюта самого работорговца, поражала своей роскошью. Помимо резной мебели из ценных пород дерева, на полу лежал длинноворсный абарский ковер, в шкафу стояла дюжина бутылок дорогого выдержанного вина, а в сундуке, помимо шелковых и бархатных одежд лежал туго набитый кошель с золотыми и серебряными монетами.
        «Хватит всем, кто в этой операции участвовал премию раздать, рабам подъемные выдать, да еще и останется приличная сумма. Не зря на дело сходили, с прибытком остались. - подумал Саша, а потом покачал головой. - А вот про магический подавитель, изобретенный Ларсом, я вообще позабыл, а ведь если бы взял, мог боевого мага на несколько минут нейтрализовать. Тогда его норды, без всяких выкрутасов могли, словно подушечку для булавок, стрелами истыкать.»
        В целом, ночную операцию по захвату галеры, можно было назвать проведенной блестяще. Убитых среди его людей не было, лишь с дюжину легко раненых. Только рабы немного попортили статистику. Было убито трое рабов, ну да, защитных амулетов у них не было, еще несколько мужчин получили ранения, двоим даже пришлось колоть «сияющего лекаря». Макаров удивился тому, что среди трех десятков невольников освобожденных из загона, оказалось всего две женщины. Но Герхард предположил, что к лету в цене сильные мужчины способные работать на плантациях сахарного тростника, потому работорговцы на них и делают ставку.
        П