Сохранить .
Мета II Павел Матисов
        МЕТА #2
        Меня осудили как злостного преступника и отправили в Пустоту? Ха! Наследный лорд Артоф Кройц и не из таких передряг выбирался!
        «Землийа», да? Империя далеко, а значит можно больше не оглядываться на замшелые традиции и волю предков. Посмотрим, смогут ли аборигены хоть что-то противопоставить дипломированному повелителю эфира…
        ПАВЕЛ МАТИСОВ
        МЕТА. ТОМ II

* * *
        Глава 1
        В начале пятого часа утра, либо ночи, Анна начала приходить в себя, вяло постанывая и даже скуля. Почему-то мне она напомнила немного встреченных гончих по издаваемым звукам. Впрочем, подобное сходство легко объяснилось, когда я заметил в коричневых волосах девушки длинные, покрытые шерстью новые части тела. Смирнова отрастила на своей голове натуральные собачьи ушки.
        Я осудительно покачал головой. Среди благородных подобные звериные черты считались потаканием низменным животным порывам и явно показывали, что чародей не способен справиться с последовательным развитием своих аурных узоров и организма в целом. Впрочем, любители разных телесных отклонений и на Аккотрельме встречались. По крайней мере лицо Анны не покрылось шерстью, а череп не принял псовую форму.
        Доказано, что даже формирующееся ядро может собирать в себе разные образцы чужеродных спиралей жизни. Поэтому мельчайшая частичка кожи или волосок могут дать организму мета-человека инструкцию о том, как формировать те или иные части тела. Либо испытуемая избрала для инициации ядро гончей, которое дало носителю требуемые подсказки, что более вероятно.
        - С-спина… - прошептала она, заерзав.
        Я перевернул девушку на бок и осмотрел ее спину. Под робой образовался непонятный комок. Можно было бы подумать, что испытуемая не смогла удержать содержимое желудка в себе. Ничего удивительного в этом нет, поскольку мета-инициация - огромный стресс для организма. Однако запаха я не почувствовал, да и уплотнение двигалось само по себе.
        Я выпустил слабый клинок и проделал небольшую прорезь в робе. Вскоре на волю выбрался собачий хвостик средней длины.
        - Пушистый… - против воли принялся я его трогать.
        - М-м-м, щекотно… - пробормотала девушка, после чего судорожно подняла веки.
        Глаза девушки носили прежний голубой оттенок, вот только центр зрачка стал походить на звериный. В тюремной клетке освещение слабое, поэтому разницы в таком полумраке почти не заметно.
        Смирнова несколько секунд безо всяких эмоций разглядывала то меня, то стены и решетку ее камеры.
        - Т-тан?!
        - Ты меня очень расстроила, Анна.
        Девушка подскочила и спрыгнула с койки. Покачнулась раз, но вскоре восстановила равновесие.
        - Это прравда вы?! Но ведь на мета-полигон не пускают ни рродных, ни друзей!
        - Для меня исключение сделали. Что ты можешь мне сказать?
        - Простите, что не спросила вашего рразрешения, тан, - потупилась девушка. - Простите, что вам пришлось прриходить мне на выручку. Вы и при мета-инициации можете спасать людей?
        В ее речи звук «р» теперь походил немного на рычание.
        - Нет. Ты справилась сама, - произнес я, не желая, чтобы информация ушла еще дальше. Наверняка охранники рядом внимательно следят за нашим разговором. - Помолчи.
        Открывшая было рот Анна быстро его захлопнула. Я аккуратно сплел печать купола тишины и настроил дальность действия, прикрыв камеру от любопытных ушей. Печать прицепил под тюремную кровать.
        - Теперь говорить можно, - кивнул я, вставая с койки. - Ну и что же ты с собой наделала? - произнес я, касаясь одного из собачьих ушей.
        - Ой! Что… у меня и хвост появился?! - Анна принялась крутиться вокруг своей оси, пытаясь как следует разглядеть свои новые черты. Еще больше становясь похожей на собаку. - Не знаю… Я вспоминала нашу Лайку, да и ядро мне досталось от гончей… Ну и вот…
        - Я недоволен твоим поведением. Почему ты не посоветовалась со мной?
        - Прростите… Очень хочется пить…
        - Раковина сзади. Воду здесь подают очищенную, - указал я рукой.
        Анна открыла кран с холодной водой и жадно припала к струе.
        - Как я могу доверять тебе, если ты выкидываешь подобные номера? А в следующий раз что придумаешь - сдашь меня Контролю?
        - Нет! Никогда! - оторвалась она от крана.
        Я покачал головой:
        - Ты делаешь из меня чудовище.
        - П-почему вы так думаете?
        - Я старался, возился с тобой. Поддерживал укрепляющими печатями, защищал от опасностей, помог дойти до города и нормально устроиться. Потратил кучу времени, своего личного времени. Дал много больше, чем получил взамен. И что же вышло в итоге? Подчиненная решила плюнуть на все старания господина и рискнуть своей головой на мета-инициации, шансы выжить в которой у нее были мизерными. Ты решила, что, став супером, получишь второй шанс? Ну разве я не монстр: своим отказом заставил девушку броситься в смертельную авантюру?
        - Н-нет, я не ради вас пошла на мета-инициацию! Не только… - пробормотала она растерянно.
        - Да? И о какой же мете ты мечтала?
        - Ну… о такой сильной мете… - запнулась девушка.
        - Понятно, - усмехнулся я. - Что дальше? Если я все равно откажусь признавать твои чувства, ты пойдешь и сбросишься с крыши здания?
        - Н-нет! Я все понимаю, и не хочу вам навязываться. Прросто теперь от меня будет больше пользы, наверное… Хотя я не знаю, какие способности получила…
        - Ты Морф с неплохим спектром Истока, который я уже успел на себе распробовать. Видимо, после наблюдений за моим призрачным клинком и тебе кое-что досталось.
        - Вот как, - девушка нервно сцепила руки в замок. - Я… я ведь больше не простолюдинка?
        По всей видимости суперсила ее интересовала во вторую очередь. Приятно, конечно, но я не считал охмурение служанки выдающимся достижением.
        - Ты больше не мой серв, хотя благородной тебя назвать сложно, - заметил я.
        - Пойти на мета-инициацию было исключительно моим решением… Я хочу, чтобы между нами не было недопонимания, - решительно произнесла Анна. - Арртоф Кройц, я люблю вас с первого дня нашей встречи. Понимаю, что серрдцу не прикажешь. Просто позвольте остаться ррядом и помогать вам по мере возможностей…
        - Что ж, верный мета-человек мне всегда пригодится, - кивнул я. - Пока нет смысла уточнять насчет старшинства, ветвей и прочего. Анна Смирнова, я принимаю тебя в род Кройц.
        - Урра! - подпрыгнула девушка, а вместе с ней колыхнулась и ее внушительного размера грудь.
        Конечно, я не мог не заметить, как в одной области роба серьезно натянулась. Анна, очевидно, выбирала наряд себе по размеру, но инициация принесла ей не только звериные черты, но и увеличила некоторые отличительные женские признаки. Видимо, у нее были на этот счет свои комплексы.
        - А это тебе для чего?
        - Что?
        - Это, - я протянул руку и схватил ее за правую грудь. Мне было интересно, не является ли это следствием выгнутых ребер или других аномалий, которое ядро могло сделать, чтобы выполнить желание хозяйки. Однако бюст на ощупь казался вполне натуральным.
        - Ой! - пискнула девушка, затем отпрянула на автомате, отвернулась от меня и принялась внимательнее исследовать свое обновившееся тело. - Ого! Наверное… это для вас, тан.
        - Серьезно? Учитывая твою худощавую комплекцию, такой бюст выглядит чужеродно.
        - В-вам не нрравится?! - обернулась она в шоке.
        - Я бы такого утверждать не стал, - пригляделся я. - Но в тюремной робе оценить общую картину полностью сложно.
        - Если вы хотите, я могу рраздеться, - смущенно произнесла она.
        Я вздохнул и провел рукой по лицу. Ирис будет безусловно зла, и добиться ее станет безумно сложнее.
        - Я давал тебе шанс, - проговорил я. - Возможность жить обычной жизнью. Ты ведь понимаешь, что я не смогу часто уделять тебе внимание?
        - Понимаю!
        - И ты более не имеешь права смотреть в сторону других мужчин.
        - Понимаю… - склонила девушка голову на бок, очевидно, не слишком хорошо осознавая, куда я клоню.
        - У меня будут и другие спутницы жизни.
        - Р-р-р…
        - Не рычи. Веди себя прилично.
        - Прростите. Я понимаю… - горестно вздохнула Анна.
        Я покачал головой:
        - Знал бы кто, что Артоф Кройц уступил простой служанке, вот смеху-то было при дворе…
        - Тан?
        - Твоя взяла, Анна Смирнова. У вас ведь говорят «встречаться»? Я согласен с тобой встречаться.
        Несколько секунд девушка неверяще хлопала своими голубыми глазками, после чего просияла и прыгнула, в один момент преодолев разделяющее нас расстояние. Анна обхватила мой торс своими ногами, которые стали весьма гибкими и сильными после инициации, и принялась активно вылизывать, счастливо поскуливая при этом. Ее хвост радостно метался из стороны в сторону.
        - Да хватит меня лизать! - буркнул я, пытаясь избежать незапланированного обслюнявливания. - Ты вся в поту после инициации, в соплях и слюнях! Иди умойся!
        - Мм-ф-фм! - пробурчала нечто нечленораздельное Анна.
        - Или хочешь повторить судьбу Лысого Ныряльщика? - напомнил я. Про случай с блондином и унитазом Анне было известно.
        Девушка наконец отцепилась и добровольно направилась к мойке. Умывалась Анна долго и с удовольствием, фыркая и плескаясь во все стороны. Не только лицо, шею и руки она сполоснула, но и волосы со своими новыми мохнатыми ушками.
        Наконец девушка закончила, по-собачьи отряхнулась и повернулась ко мне. Каштановые волосы спутались в мокрые пряди, капельки воды скатывались по лицу, рукам и шее, оказываясь в тесной ложбинке меж двух крупных грудей, нахально выглядывающих из тесной робы. И когда успела только несколько верхних пуговиц расстегнуть? Чувственные алые губы были приоткрыты, показывая кончики удлинившихся клыков, иногда меж ними проглядывал нетерпеливый розовый язычок. Голубые глаза смотрели с ожиданием и надеждой. Ушки подрагивали, а хвост вилял из стороны в сторону, показывая нетерпение и радость хозяйки. Пускай я и не любил звериных черт, но внешний вид девушки был более чем сексуален и вызывающ.
        И ведь я верил в то, что она со мной не потому, что я Артоф Кройц, наследник правящего рода. И не потому, что обладаю знаниями о могущественных печатях. Передо мной стояла преданная, обожающая, терпеливая, молодая и красивая девушка с суперсилами, готовая пойти на чудовищный риск, лишь бы остаться со мной. Наверное, я бы выглядел подонком, если бы не принял ее чувства. Не сказал бы, что испытываю к Анне жгучую любовь, но она мне очень даже симпатична. Возможно, что наши отношения и не закончатся через пару месяцев, когда один из нас остынет, и страсти улягутся.
        - «Имп, сними ограничения».
        - «Команда принята».
        Некоторое время я молча любовался девушкой, чувствуя, как гормоны и другие соединения начинают усиленно курсировать по организму, вызывая возбуждение и другие закономерные желания. Разум сразу же решил доверить управление другим частям мозга или даже тела.
        Я надвинулся на девушку и крепко сжал в объятиях. После чего приблизил свое лицо и отметил свою новоявленную возлюбленную крепким и протяжным глубоким поцелуем. Анна сомкнула свои руки вокруг моей шеи и полностью отдалась процессу. Девушка тяжело задышала и вскоре повисла на мне. Ноги ее не держали. Я понял, что и мне уже становится очень трудно совладать со своими примитивными желаниями и древними инстинктами. Однако тюремная, открытая с одной стороны клетка - далеко не лучшее место для любовных игрищ.
        - «Имп, верни стандартные ограничения».
        - «Команда принята».
        Накал бурлящих чувств начал снижаться. Я разорвал поцелуй и отстранился. Анна уже фактически лежала в моих руках, полностью покорная и готовая к продолжению банкета. Я перенес девушку и аккуратно положил на кровать. Затем развеял печать тишины. Полное отсутствие бесед перед уходом могло показаться дежурным подозрительным.
        - В следующий раз, - резюмировал я. - Мне пора идти.
        - Но тан… - проскулила она.
        - Ты что, животное, чтобы заниматься этим в клетке?
        - Нет! Вы, конечно же, прравы, - вздохнула она горестно. - Когда мы с вами увидимся?!
        - Когда закончишь курс мета-полигона. Старайся, развивай свои силы, заводи полезные знакомства. Я приду поболеть за тебя на соревнованиях команд, как и ты приходила на наши состязания.
        - Я приложу максимум усилий! Но это слишком долго…
        - Смирись. И можешь обращаться ко мне на «ты», раз уж наши отношения перешли в иную плоскость, - я подошел к решетке и ударил пару раз. - Откройте, я закончил!
        - Тогда позволь мне обнять тебя напоследок. Я боюсь, что на следующий день случившееся будет мне казаться всего лишь сном.
        - Пожалуйста.
        Один из охранников посветил на нашу обнимающуюся парочку фонарем и внимательно осмотрел. После чего позвал Артемиду. Убедившись, что ни один из нас не выказывает признаков одержимости, героиня дала разрешение открыть клетку.
        - Не посрами честь рода Кройц, милая, - заметил я напоследок, щелкнув ее по носу.
        - Да, тан! - охотно закивала Анна, которую снова заперли внутри.
        - Может, вас следовало еще на сутки оставить вместе? - усмехнулась Артемида.
        - Этого не требуется. Благодарю за оказанную небольшую услугу, сударыня. Артоф Кройц этого не забудет.
        - Ладно-ладно, давай вали уже отсюда, любовничек…
        Меня вывели на холодный зимний воздух из тюремного комплекса. Стояло раннее утро, но солнце не спешило показываться из-за горизонта.
        - Выходи нормальным способом, - добавила героиня, проводившая меня наружу.
        - Конечно.
        - Кстати, разве ты обладал метой полета ранее? Что-то не припомню.
        - Мои способности Движа наконец раскрылись.
        - По-онятно, - протянула дама с усмешкой. - Растешь не по дням, а по часам… Я присмотрю за твоей ненаглядной.
        - Спасибо.
        Я покинул мета-полигон традиционным путем, пройдя через кучу разных врат. Затем отошел подальше от наблюдателей, сформировал летную печать и взвился в воздух. Эфир лучше подэкономить, поскольку он пригодится на заправке, поэтому я старался не гнать, уверенно планируя на длинных прозрачных крыльях из уплотненной воздушной стихии. Мне почти удалось достигнуть промежуточной цели по набору первоначального капитала. Думаю, текущая зарядка будет последней.
        Я не стал лишний раз нарушать границы города и прошел через ворота обычным способом, показав свою карточку гражданина Усть-Корсы. Подвальчик располагался не слишком далеко, так что я прогулялся пешком.
        - О, босс, вы рано, - прошепелявил Кривень. - Я только открываться иду.
        - И уже очередь стоит, - кивнул я на пару человек с канистрами. - Непорядок.
        - Ща быро все расфасуем!
        Кривень был интересным парнем. Порой было непросто понять его своеобразный говор, но он поведал мне много полезной информации о Русском Братстве и других бандах, которые крышевали разные районы Корсы. Завтра как раз должны вернуться Каратели за своей обычной пайкой, поэтому я и собирался закрывать заведение, не дожидаясь так называемых рэкетиров. Кривень предлагал устроить зарубу с Карателями, попросив Братство с ними разобраться. Но в таком случае мы будем вынуждены платить дань уже его банде. Я участвовать в данных разборках пока что не горел желанием. Будут деньги, лучше своих людей найму, которые сами разной мелюзге урок преподадут. Для противостояния крупной рыбе, конечно, придется набрать и сильных мета-людей, но для их содержания потребуется нечто большее, чем редкие подачки.
        Незадолго до полудня я покончил с зарядкой воды эфиром и двинулся к Штабу. Там я переоделся и встретился с напарниками. Ворон выглядел как всегда уставшим и помятым, Ирис - собранной и энергичной. Воздух в помещении словно бы начинал потрескивать от напряжения, когда она появлялась в комнате. Не самый хороший признак, говорящий, что обладательница меты плохо следит за своими силами. Впрочем, чего еще ожидать от диких колдунов?
        Я лишь сокрушительно покачал головой, глядя на ослепительную блондинку.
        - Что? - выгнула она бровь грациозно.
        - Ничего. Где Окурка носит?
        - Пьянствует поди как обычно-обычно, - пожала плечами колдунья.
        Ладно Марго - данную связь я афишировать не планировал, но вот Анну скрыть от проницательной Вейцман будет сложно. Зная, насколько горделива и вспыльчива фиолетовоглазая красавица, можно уже и не мечтать о том, чтобы завести с ней близкие отношения. В этом мире царила моногамия в подавляющем числе семей. И уж Ирис явно не будет обрадована конкуренцией в виде Анны. Ну а в том, что она в два счета прознает про мои отношения с другой девушкой, я не сомневался ни на секунду. Женщины чувствуют подобное даже чрез обитаемые миры, не говоря уже про один небольшой тесный городок.
        Ирис играть под вторым номером точно не согласится, поэтому я и решил начать именно с нее. Очень жаль, но придется отказаться от столь лакомой цели. Тем более у нее и свои непонятные заморочки имеются. Марго и Анна, словно две противоположности, будут отлично дополнять друг друга и станут со временем превосходными спутницами жизни главы великого рода. Хотя сдается мне, что с Директором Центрального Управления будут еще свои сложности.
        Окурок явился как всегда с опозданием, игнорируя просьбы дежурной Штаба не дымить внутри помещения. Затем он куда-то пропал минут на двадцать. Мужчина вышел к нам в холл и в ожидательном раздражении уставился на меня:
        - Песец, ты ничего не хочешь нам рассказать?
        Глава 2
        - Точно, на меня вчера напало двое отморозков с мета-оружием, - вспомнил я. - Было неприятно, да и Итачи жалко. Новый мотоцикл я купить пока не успел. Есть свежая информация по поводу расследования?
        - Впервые слышу о нападении, - подивился Окурок. - Меня больше интересует, почему ты нарушил правила и явился без спросу на мета-полигон?
        - Хотел побыть со своим близким человеком, который не потрудился предупредить меня, - скривился я.
        - Анна? - догадался Ворон. - Прошла она инициацию?
        - Прошла, - кивнул я.
        Ирис хмыкнула, глянув на меня многозначительно.
        - Поздравляю, - негромко заметил Ворон.
        - Ты же понимаешь, Песец, что подобные действия недопустимы. Все шишки на меня валятся из-за твоих неосмотрительных действий, - заявил младший герой.
        - Кажется, мы уже обсуждали вопрос субординации, - произнес я сухо. - У меня есть своя голова на плечах, и слепо подчиняться кому-либо из Центра, либо из Корпуса, я не намерен.
        - Ясно. В таком случае я снимаю с себя любую ответственность за твою жизнь, - протянул куратор раздраженно.
        Ответственность? Не ожидал, что Окурку знакомо данное слово.
        - Вот и славно, - согласился я.
        - И это все, что ты хотел нам сказать?
        - Ах да, вчера от стресса у меня получилось развить свою мету Движа. Теперь я умею летать. Хотя мне приходится тратить время на подготовку перед полетом.
        - Круто. Поздравляю, - выразил участие Дмитрий. - Теперь ты летающий песец?
        - Чего и следовало ожидать от Кройца, - сухо заметила Ирис, изобразив жидкие аплодисменты. - Добро пожаловать в клуб покорителей небес.
        - Благодарю. Нашей команде будет проще вылетать на дело.
        - Когда открывается новая мета, супер обязан пройти повторное тестирование способностей, - заметил Окурок.
        - Не интересует.
        - Даже прибавка-прибавка к зарплате тебя не мотивирует? - поинтересовалась Ирис.
        - Нет, - односложно ответил я.
        - Я так почему-то и думал, - пожал плечами Окурок. - Ну а насчет вашего с Вороном небольшого незаконного предприятия ты собирался нам рассказать?
        - Ничего особенного, торгуем мета-веществом потихоньку. Если интересует, могу дать вам с Ирис скидку. Только поторопитесь: вероятно, скоро мы будем закрывать лавочку.
        - Мне скидки не нужны, - заявила девушка.
        - Хм, скидку, говоришь? - почесал небритую щеку Окурок, заинтересовавшись. - Я как раз планировал скоро затариваться. Отлично, скатаемся в твой магазинчик!
        - А как же дежурство? Уже первый час! - напомнила Ирис.
        - Все в порядке. Есть еще два часа до начала миссии. Нас будут ждать в доках. У кого-нибудь есть морская болезнь?
        Мы с Ирис покачали головой, а Ворон побледнел:
        - Что-то меня глубокая вода после инициации начала напрягать…
        - Тогда полетишь следом, - ответил наш добрый наставник. - Идем! Мне только за канистрами надо сгонять…
        Наш наглый куратор прицепил к своему байку две большие канистры по двадцать литров. Мы же проделали путь по воздуху. Бесплатно снабжать Окурка топливом я не горел желанием, но половинная скидка его более чем устроила. Мужчина заправил полный бак, наполнил канистры, после чего отвез топливо к себе в хату. Проживал Окурок также в Лазурном Берегу, как и многие герои не слишком великого достатка. Странно, что мы с ним ни разу до сих пор не пересекались.
        После этого мы направились в доки, где нас ждало средних размеров судно с грузом. Погода выдалась ясной и солнечной. Последние контейнеры загрузили внутрь, и Окурок скомандовал отправляться. Двигатель корабля, приводимый в движение все той же жижей, затарахтел, и баркас неспешно поплыл по мрачному темно-синему морю, разрезая набегающие волны.
        - Ирис, ты не смотрела «Гигантик»? - спросил я, пройдя на нос судна.
        - Смотрела.
        - Не хочешь со мной на носу постоять?
        - Спасибо за предложение, но я пас-пас. Да и зачем это жалкое подобие, когда я могу парить по-настоящему?
        Девушка взлетела в воздух и принялась выдавать разные трюки, красуясь и совершенно не экономя эфир. Окурок, сощурившись, поглядел за выступлениями курсантки, после чего кратко проинструктировал команду. Корабль будет идти неподалеку от берега, и в случае чрезвычайной ситуации курсанты-Движи должны будут эвакуировать гражданских на землю: капитана с техником, а также нелетного наставника команды.
        О днище судна что-то ударилось, оставив после себя гулкий звон.
        - И часто чрезвычайные ситуации случаются? - опасливо поглядел в мутные воды Ворон, которого самого мутило.
        - Всякое бывает. Шаи-Хулуд не пропускает крупную дичь, но нашу колымагу может потопить и средняя рыбеха.
        - Я бы попросил! - встрял капитан корабля с пышными усами. - Мой Морской Дьявол укреплен стальными листами, так что его так просто не возьмешь!
        Уединившись, я сформировал сигнальную сеть и спрятал печать в незаметном месте. Радиус обнаружения в воде был в несколько раз больше, чем под землей. Сеть показывала местоположение множества морских обитателей, которые плавали на разной глубине. Вот только не всегда сила определялась размерами - это и по альфе было очевидно. Сеть, к сожалению, не могла определить класс опасности.
        Побережье залива изобиловало торчащими остовами затопленных кораблей. Периодически на берегу показывались руины рукотворных строений, однако в большинстве поселений жизни не наблюдалось. Несколько раз по днищу корабля ударил неизвестный морской обитатель. Когда сеть замечала какую-то крупную подводную цель, я выходил на палубу и внимательно всматривался эфирным зрением, стараясь разглядеть в морских пучинах опасность.
        - Что ты там высматриваешь? Как будто можно увидеть морского монстра заранее, - заметил Окурок.
        - Быть может, так оно и есть, - протянул я тихо.
        Спустя пару часов мы приплыли к сломанной плотине, которая когда-то являлась частью путепровода через залив с юга на север. Вдали в серой дымке показались заброшенные строения. Город оказался поистине огромным, раскинувшимся вдоль всей акватории. Вот только время, люди и природа его не пощадили. Многие дома превратились в развалины, а из-за поднявшегося уровня моря многие районы города затопило.
        Мы направились к северной части города, где одиноким всадником возвышался синеватый небоскреб с острым шпилем. Как оказалось, мы направлялись прямиком к Охта-центру, в котором обустроил свой дом Пересвет.
        - Корса периодически поставляет некоторые припасы Пересвету и его прислуге, - объяснил Окурок. - Сам он привозную еду не ест, но его подчиненные могут от голода и жажды помереть без нашей помощи. Хотя они вроде бы приспособили разные контейнеры под сбор дождевой воды. Проход для обычных людей замурован, поэтому они не могут спуститься вниз и покинуть небоскреб.
        - Рабы? - уточнил я.
        - Сложно сказать, - задумался наставник. - Многие там добровольцы из этой долбанутой Церкви Солнца. Хрен пойми, что на уме у фанатиков. Они Пересвета то ли предвестником будущей расы сверхлюдей считают, то ли святым апостолом, то ли пресвятой Девой Марией.
        Мы причалили неподалеку от огромного комплекса Охта-центра.
        - Ваше дело - перенести груз на вон ту площадку. Быстрее закончим, быстрее вернемся.
        - Только еще грузчиком Артофу Кройцу работать не приходилось… - пробормотал я, вздыхая. Ладно, по крайней мере, подобные унижения не продлятся долго.
        Мы принялись все вместе переносить груз на площадку. В основном бутыли с питьевой водой, продукты долгого хранения, одежду и другие бытовые вещи. Наполнившись, привязанный поддон начал подниматься наверх на веревке. Прислуга Пересвета изобрела подъемник, чтобы доставлять припасы в верхнюю часть Охта-центра. Глядя, как медленно поднимается лифт с грузом, Ирис заметила:
        - Может, мы бы сами быстрее доставили?
        - Он не любит чужаков-суперов рядом со своим логовом, поэтому никаких полетов к верхним этажам, - строго заявил Окурок.
        Оказавшись у подножия небоскреба, я взглянул наверх. Шпиль башни терялся в туманной дымке, возвышаясь на полкилометра над поверхностью.
        - Значит, там живет Пересвет?
        - Дай угадаю, - Окурок поставил на площадку две емкости с водой. - Думаешь, как бы взорвать небоскреб?
        - Взорвать? Нет, с его мета-полем и возможностью летать от подобных трюков толку не будет. Тут нужно придумать нечто более убойное… - задумался я.
        - Говоришь так, словно у тебя есть план, - хмыкнул Окурок.
        - Может быть, и есть…
        - Пересвета пытались убить многие герои, намного сильнее нас с тобой или Ирис. Так что лучше не высовывайся - дольше проживешь. У него не все в порядке с головой. Ходят слухи, будто иногда он считает, что все еще живет в тридцать втором году, и не помнит никаких своих зверств.
        Я посмотрел на закурившего новую сигарету мужчину с арматурой за спиной:
        - Не находите это низким: трястись и унижаться перед единственным супером, да еще и спятившим?
        - Пф-ф. Что б ты понимал, Песец, - хмыкнул Окурок. - Настоящий ужас мы испытали во времена Погромов. Ты выходил на улицу и не знал, станешь ли ты жертвой этого психа или поживешь еще денек. Ты засыпал в холодной квартирке и не был уверен, уцелеет ли твой дом к утру. Ты пил все что горит, оплакивая погибших героев, обычных жителей, друзей, жен и детей. Ты провожал знакомых, которые не выдержали давления и решили убраться подальше из города. Вот тогда мы тряслись и унижались. Сейчас… Скажем так, десяток смертей в год - это приемлемая плата за то, чтобы дракон сидел в своей башне и не летал сжигать город. Для Усть-Корсы всего лишь статистическая погрешность. Жизнь - поганая штука. Особенно когда приходится выбирать, что важнее: жизни десятков или жизни тысяч. Если ты не наивный сопляк, ответ должен быть очевиден.
        - Вот только как долго продлится этот хрупкий мир-мир? - сжала зубы Ирис. - Когда-нибудь я стану сильнее и положу конец тирании.
        - Хочешь прославиться? - заметил Ворон.
        - Городу будет лучше без лучезарного мэра, - отчеканила девушка.
        - Вейцман, не забывай, что злоупотребление усилениями до добра большинство суперов не доводит, - пыхнул дымом куратор. - Станешь еще одним кровожадным безумцем.
        - Этому не бывать! - заявила девушка уверенно.
        - Лучше это делать под наблюдением, - произнес Окурок. - Я знаю одного героя, который занимается развитием Стрелков. Если тебе интересно, конечно.
        - Интересно, - откликнулась Ирис.
        Это они еще чего удумали? Снова пичкать испытуемых ядрами с концентратом? Готовят подпольную армию Стрелков против Пересвета? Лучше бы Ирис занималась подобным под моим присмотром. Я все еще надеюсь если не на близкие отношения, то хотя бы завербовать ее под свое крыло. Да и в целом - будет жаль терять боевую подругу.
        - Только не торопись, напарница, - предостерег я. - Сначала привыкни к своим нынешним силам. Возможно, твой потенциал раскрыт не полностью, как это было в моем случае.
        - Возможно, - кивнула Ирис, успокоившись. - Я и не тороплюсь-тороплюсь. Тем более в первый год я должна потихоньку набираться сил и учиться.
        Что-то снова царапнуло мой слух, но я не стал заострять внимание.
        Стемнело. Спустя полтора часа после прибытия местные успешно подняли весь груз наверх. Так никого из обитателей небоскреба мы и не увидели. Жаль, но времени полетать над полуразрушенным Петровском тоже не осталось. Мы перешли обратно на баркас и отчалили. Капитан умудрялся ориентироваться в темных водах, используя зеленые мета-очки.
        - Центр выглядит целым, - заметил Ворон.
        - Это ты называешь целым? - уточнил я.
        - Большую часть спальных районов разбомбили под ноль после Падения, - поведал приятель, оперевшись о фальшборт судна. - В то время начали появляться альфы, и взявшие власть в свои руки запаниковали. Президент Медведин не смог справиться с кризисом, но мой дед говорит, что он был руководителем мирного времени, а не вождем конца света. Никто в мире не был готов к Падению. Пока сохранялась связь с другими государствами, к нам начали поступать сведения о том, что страны приняли решение бомбить наиболее густонаселенные города, чтобы остановить распространение мутантов… Ох-ек… - запнулся приятель.
        - Наши поступили также, - продолжил Окурок. - Бейджин, Токиото, Нью-Арк, Москварецк закидали ядерными зарядами - тогда еще цепные реакции и электроника работали должным образом. Хотя, говорят, из десяти выпущенных боеголовок сработало меньше одной.
        - Но Петровску повезло больше, чем Москварецку. Северную столицу бомбили обычными боеприпасами, причем центр города особо не трогали. Может, возжелали сохранить хоть какое-то культурное наследие - сейчас уже никто ничего не знает… Как же хреново… Бу-э-э…
        Морская болезнь быстро одолела Ворона, который пытался отрешиться от нее с помощью болтовни. Не помогло. Лететь он тоже не мог постоянно, поэтому вынужден был смиренно терпеть морскую прогулку.
        Морской Дьявол надрывно тарахтел, разрезая ночную гладь. Я повторил узор сигнальной сети и вернулся к своему незаметному дежурству. Спустя пару часов плавания радар засек крупный объект примерно пятнадцати метров длиной, что было соизмеримо с размерами нашего судна. Я внимательно наблюдал за его движением, увеличив частоту сигнальных импульсов. Эфирное эхо возвращалось с некоторыми задержками и помехами. Все-таки на Земле спектр солнечного излучения задерживался в воде, делая ее слабо проницаемой для классических печатей. Но уж такого гиганта пропустить было сложно.
        Существо резко сменило курс и двинулось нам наперерез.
        - Внимание! Приближается враг! - прокричал я.
        Сервы засуетились. Ирис с Вороном взмыли в небо вместе со мной, Окурок схватился за одну из балок погрузочного крана. Пока все отвлеклись, я сплел заклинание водного копья на всякий случай. Спустя несколько секунд в днище корабля пришелся сильный удар. Баркас подкинуло и развернуло влево. Ворон прицелился из своей винтовки и выстрелил пару раз по гладкой туше. Окурок также успел один раз огреть напавшего своей арматурой со стихией распада, однако мета-поле защитило гада от серьезных травм.
        - Пусть отведает моих молний!
        Вейцман подлетела к водной глади и ударила длинное тело, показавшееся на секунду из пучин, фиолетовыми разрядами. В ответ существо исторгло мощную и тонкую водяную струю, бьющую под большим давлением. Атака пришлась на эфирный доспех, но Ирис все равно отбросило в сторону. Морское чудище, блеснув плавниками, ушло под воду. Девушка последовала за ним.
        - Не геройствуй, - сказал я Ворону и, вытащив стальной клинок из ножен, рухнул вниз, не забыв набрать побольше воздуха в легкие.
        Вода после свободного воздуха походила на вязкий кисель. Усиленное мета-поле жидкость не пропускало, поэтому я не намокал. Приходилось прикладывать значительно больше усилий для передвижения под водой, нежели на открытом воздухе. Летная печать обладала возможностью выпускать заостренный уплотненный наконечник над головой, который выступал в качестве разрезателя, снижая сопротивление среды при движении.
        Я направился в сторону хорошо заметного эфирным зрением монстра и нанес удар сбоку. Наверное, по форме существо больше всего напоминало акулу, либо мегалодона, изображения которых я видел в энциклопедии. Темный эфир пробил поле рыбы и вошел в плоть монстра, однако стальной клинок сильно нагрелся. Ответный удар мощной струей воды смыл меня в сторону. Тем временем я заметил ауру и молнии Ирис, которая слабо ориентировалась под водой, но имела горячее желание показать себя. Для освещения окружающего пространства она использовала сверкающие разряды.
        Огромный многотонный монстр вильнул хвостом, и направился к окутавшейся фиолетовыми искрами героине. Как будто просили ее лезть вперед! К сожалению, отдать команду под водой не представлялось возможным - в очередной раз я пожалел об отсутствии раций. Первым делом стоит изготовить именно их. Вейцман подала максимальное напряжений и ударила молниями по приближающейся акуле. Одновременно с этим она попыталась уплыть прочь, используя свои способности Движа, но подводное чудище передвигалось под водой тоже быстро, и помимо этого применило один из своих охотничьих приемов, контролирующих водную массу поблизости. Монстр создал втягивающийся поток, который засасывал жертву прямо ему в пасть. Ирис успела неплохо ему наподдать и обожгла морду с глазами мощными разрядами, после чего попыталась уйти в сторону. Но немного не успела: громадная рыбина схватила ее за ноги и принялась трепать.
        Я в этот момент уже несся навстречу противнику, плюнув на конспирацию. Вытянутый на полтора метра призрачный клинок шипел - вода вокруг него быстро закипала. Я вонзил лучи в район шеи подводного гада, намереваясь отрезать ему голову. Однако процесс шел небыстро: тварь имела относительно крепкое мета-поле, а также прочные кости и череп.
        Почувствовав нарастающее давление, я уклонился от всепроникающей струи воды. Гидроудар пришелся мне в ногу по касательной. Ирис все еще поливала врага молниями, окутавшись зеленым доспехом, но начала сдавать. Я разворотил приличных размеров рану в районе шеи, после чего выпустил удерживаемое Водное копье. Раздался резкий грохот, направленный водный взрыв прошил подводную тварь насквозь и вывел на некоторое время из игры. Я сразу воспользовался ситуацией и довершил разделку рыбины, отрезав ей голову. Затем разжал акульи челюсти и освободил Ирис.
        Девушка вылетела из воды, где ей помог Ворон. Убедившись, что союзники вне опасности, я нырнул обратно в воду и снова сблизился с огромной тушей, возле которой уже начали скапливаться более мелкие подводные падальщики. Безголовый монстр постепенно шел ко дну. Терять относительно мощное ядро мне не хотелось, поэтому я потратил несколько минут на то, чтобы выковырять его клинком. Размером оно оказалось больше кулака. В хозяйстве явно пригодится.
        Глава 3
        К счастью, баркас серьезно не пострадал. Образовалась вмятина в стальных защитных листах, да в месте соединения появилась небольшая течь. Но ее кое-как заделали подручными средствами. Сервы периодически выносили скапливающуюся воду ведром и выливали за борт. До Усть-Корсы доплыть успеем, а там уже и отремонтируют посудину.
        Ирис морщилась и шипела проклятья в адрес морского монстра, сумевшего пробить ее мета-поле почти шестого ранга. По словам девушки, помимо зубов он еще перемалывал ее ноги водяной мясорубкой, иначе бы столь сильных повреждений она не получила. Подводная жизнь сурова: для добычи пропитания приходится владеть различными приемами в охоте. Например, притягивать жертв к себе и вскрывать сильные мета-защиты. Какими же силами обладают так называемые кайдзю по типу «пустынного червя» Шаи-Хулуда?
        Ноги ниже колен превратились в сплошное месиво. Правую ступню акуле удалось оторвать, левая нога девушки держалась лишь на упорстве героини. Торчали осколки костей, драгоценная кровь покидала тело. Мы туго перетянули ноги Ирис, предотвращая чрезмерное кровотечение. Как и многие громилы, девушка обладала регенерацией, но не настолько сильной, чтобы справиться с такими ранами. Особого смысла в раскрытии своих способностей к целительству я не видел, поэтому решил не вмешиваться. До города оставался час морской езды, ну а жизни союзника ничего, по сути, не угрожало.
        - Ты и ядро умудрился извлечь? - хмыкнул глазастый Окурок.
        - Зачем добру пропадать? - пожал я плечами. - Основной урон нанесли мы с Ирис, так что предлагаю поделить добычу на двоих.
        Ворон и Окурок не стали возражать.
        - Мне показалось или ты бил-бил каким-то фиолетовым лучом? - поинтересовалась Ирис с подозрением в голосе.
        - Под водой и не то привидится, - пожал я плечами.
        После внимательного осмотра я заметил, что ядро имело мощные фильтрационные контуры, позволяющие добывать растворенный в воде эфир. Из такого выйдет достаточно крупный фильтр стоимостью не один миллион корсов. Возможно, мне просто стоило на рыб поохотиться вместо торговли жижей? Впрочем, заправка помогла примерно разобраться в раскладах в городе и заиметь кое-какие полезные знакомства.
        Ночью мы пришвартовались в рыбацкой гавани города. Ирис не потеряла свою способность Движа, но из-за ранения и поврежденных каналов мы опасались так просто ее отпускать в полет. А ну как сознание потеряет от боли на большой высоте. Окурок отправился в Штаб, мы же с Вороном подхватили Вейцман под руки и полетели в сторону центральной городской больницы, которая располагалась, как это ни удивительно, в центре.
        К раненым героям у медперсонала было особое отношение, так что Ирис приняли быстро. Девушку сразу же уложили на каталку и повезли к Ворожее. Я знаменитую целительницу обычными глазами не увидел, но смог немного оценить ауру через стенку. Эфирные узоры у нее действительно были мощные. Ранее я думал, что местные колдуны с метой лекаря просто плескают на пациентов большой порцией целительского эфира, однако мое предположение оказалось ошибочным. У них также имеются встроенные печати, позволяющие лучше контролировать процесс лечения, отращивать утерянные конечности, с чем обычная человеческая регенерация не справилась бы. На Аккотрельме я слышал только о диких колдунах боевой направленности. Знахарей среди них рождалось мало, большинство желало заиметь разрушительные способности и наподдать обидчикам как среди других сервов, так и среди благородных.
        Странно, но по свечению ауры Ворожея показалась мне либо очень толстой, либо с еще какими-то проблемами. Однако вживую мы ее так и не увидели, а я не стал навязываться. Целителей в городе было не так уж и много. Несколько суперов работали в Корпусе, еще трое Лекарей дежурили посменно в центральной больнице. Мелкими царапинами они не занимались, но на тяжелораненых или смертельно больных их сил в целом хватало. Само собой, я не стал обращаться к лекарям из-за гематомы, которую мне оставила акула своим фирменным гидроударом.
        - Песец, ты не поверишь, кого я тут нашел, - подошел ко мне хмурый Ворон.
        Я направился за приятелем, и в одной из палат обнаружил лежащего на койке бледного Кривеня.
        - Босс… - протянул он. - Я не смог задефить хабар. Фраера обнесли малину…
        Один из минусов славного парня по прозвищу Кривень - я порой плохо понимал его речь.
        - О чем он? - повернулся я к Ворону.
        - Заправку ограбили, - лаконично ответил пернатый.
        - Кто? - спросил я у подчиненного.
        - Уроды! - выпалил Кривень.
        - Понятно, что уроды. Из какой банды?
        - Так Уроды же…
        - Песец, это группировка такая: Уродами зовутся, - пояснил Ворон.
        - Действительно? - удивился я. - Кто же будет называться таким унизительным словом?
        - А это не они сами, это другие люди их так прозвали. Уроды состоят в основном из мета-людей с… - Ворон замолчал на секунду, подбирая слова. - отталкивающей внешностью. Уроды, одним словом.
        - Как Лизард, к примеру?
        - Именно!
        - Он ведь спокойно работает на мета-полигоне?
        - Да, но вдали от города. И почти не появляется на людях. На станции и других дальних рубежах, как я слышал, тоже работают суперы с неприятной внешностью. Но то ли всем мест не нашлось, то ли там такие уроды, что терпеть их рядом совершенно невозможно. А может они и сами чураются нормальных людей, - пожал плечами Воронцов.
        - И как выглядели нападавшие? - обернулся я к пострадавшему.
        - Один походил на змеюку с белой чешуей, значит. Такую с широкой мордой по типу кобры, тонкими ручками и ножками. Он-то меня и цапнул, когда я кассу пытался защитить. Все тело сразу онемело, чуть коней не двинул! Второй походил на крылатую тварь. Просто мега-урод! Босс, зырили фильм «Хищник»? Его крутят иногда в кино. Вот такой же, только в десять раз уродливее.
        - Наверное, это были Уроборос и Нетопырь. Говорят, они обитают на левом берегу Корсы.
        - И чего это их не прибили до сих пор?
        - Найти сложно. По слухам есть у них мета-человек, способный создавать скрывающее поле.
        - Ладно, как-нибудь в следующий раз пересечемся с этими «Уродами», - заметил я задумчиво. - Все равно я планировал сворачивать лавочку.
        - Босс, уже все? Жижа кончилась? А другой работенки нема?
        - И ты не боишься, что на тебя снова нападут?
        - Зато платят хорошо!
        Я взглянул внимательно в глаза Кривеня, не обезображенные интеллектом. То ли храбрец, то ли просто дурак.
        - Вероятно, скоро мне понадобятся надежные люди.
        - Свою банду собираете, босс?! - обрадованно заявил парень со сломанным носом.
        Я про себя хмыкнул. И такой ли уж он дурак? Впрочем, Кривень лучше меня разбирался в бандитской жизни Корсы, так что предсказать следующие шаги вполне мог и без особого напряжения извилин.
        - Все может быть. Поправляйся, мы позаботимся об остальном.
        Мы с Вороном покинули палату парня.
        - А ведь до Падения существовал такой супергерой: человек-летучая мышь, - хмыкнул Воронцов.
        - Такой же страшный?
        - Нет, обычный человек по сути. Наверное, Нетопырь - это Бэтмен, которого мы заслужили, - пробормотал напарник философски.
        Ирис вылечилась от травм и отрастила себе новую аккуратную ступню с тонкими пальчиками, однако первое время передвигалась она, прихрамывая. Приходилось учиться ходить. Впрочем, героиня могла летать, так что передвижение не составляло в целом сложностей. Ирис выглядела мрачной и раздраженной. Зверь нам попался сильный и опытный. Вероятно, и мое бы поле смог повредить. Однако напарница все равно расстроилась из-за своей оплошности. Что ж, будет ей уроком.
        Мы втроем посетили Штаб, где закрыли смену и переоделись в гражданские одежды. После чего попрощались с сокомандницей. Ирис улетела домой, а мы с Вороном направились к заправке.
        - Не специально ли Уроды подгадали время, когда нас не будет в городе? - заметил парящий рядом Ворон.
        - Полагаешь, у них есть информаторы в Корпусе?
        - Все возможно. Они ведь не могли знать, что у Кривеня нет с нами связи.
        - Пускай у Окурка голова болит. Как-никак, наставник…
        В подвальчике по прибытию царил разгром. Вещи и журнал валялись на полу, стол перевернут. Денег, само собой нет. Даже остающиеся несколько сот литров из бака утянули то ли Уроды, то ли добропорядочные граждане Корсы. Вынесли все подчистую.
        М-да, закономерный итог для моего пробного предприятия. Как говорят местные: первая оладья комом. Главное, чтобы в следующий раз не повторить своих ошибок. Впрочем, в ближайшее время работать с обывателями я не планировал, поэтому можно воспользоваться маскировкой и решать все дела самостоятельно. Конечно, лучше бы не являться на сделки в одиночку, но пусть попробую напасть.
        Я попросил Ворона уладить формальности с арендодателем и сплавить ненужные контейнеры. Мы разошлись по домам. Квартира в элитном комплексе Лазурный Берег без Анны показалась мне пустой и холодной. Все же именно женская забота и умение создавать уют из разных мелочей делали жилище тем местом, куда хочется возвращаться. Ладно, ждать девушку недели три осталось. Как-нибудь справлюсь и без нее.
        На следующий день я проснулся в районе полудня. Перекусил кашей и оставшимися после готовки Анны последними оладьями.
        - Итак, пора и за покупками.
        Первым делом я приобрел высокие черные ботинки, невзрачный черно-серый рабочий костюм из плотной ткани, кофту с капюшоном и плащ коричневого цвета. Одежда ничем не выделялась из сотен похожих нарядов прохожих на улице, что мне и требовалось. Дома я переоделся в новые тряпки, нацепил маску стального человека, скрыв свои приметные серые волосы, после чего сформировал теневую вуаль с летной печатью и осторожно покинул апартаменты через окно. Использование моей основной идентичности Песца могло вызвать неприятные последствия на начальном этапе. Понятно, что долго никакая маскировка не продержится, но лучше оставаться в тени как можно дольше.
        Маски носили далеко не все герои, но все же подобные личности встречались. Это могло быть частью выстроенного образа, как у Вейдера с его шлемом, прикрытием каких-то нелицеприятных изъянов, как в случае Лизарда, либо желание держать свою гражданскую личность в тайне. Некоторые не хотели, чтобы об их суперсилах прознали.
        На заправке мне удалось заработать почти четыреста тысяч корсов, немного меньше моей годовой курсантской зарплаты. Я собирался остановиться на полумиллионе, однако Уроды внесли свои коррективы. Вероятно, они полагали, что грабят тех, за кого заступиться некому. Не то чтобы я был таким уж злопамятным, но долги стараюсь помнить, так что наступит и их черед рано или поздно.
        Мета-маркет находился недалеко от моего жилищного комплекса. Ворон показывал мне его мельком, но только сейчас я решил ознакомиться с рынком более внимательно. Это был средних размеров трехэтажный торговый центр со множеством различных лавок. Тут продавали как многочисленные ядра, и людские камни в том числе, так и уже готовые изделия из них. Мета-техника, или по-другому артефакты, стоила в Корсе очень дорого. Я ходил меж прилавков и приценивался к различным ядрам, стараясь рассмотреть их аурные узоры, а также сравнивал с готовыми артефактами из них. Расценки отличались на порядок, а в некоторых случаях и на два порядка.
        Водные ядра представлены были в широком ассортименте, и не у всех из них были фильтрационные каналы, или же их повредили при разделке. Так что с акулой это еще повезло наткнуться. Усть-Корса славилась рыбной ловлей, сохранившейся благодаря Муад’Дибу и его питомцу, поэтому разных рыбных ядер было масса. Мелкие горошины чуть ли не на развес продавались. Средние водные ядра, схожие по размерам с показанным нам смотрителем станции, торговались в районе пятидесяти тысяч корсов. При этом не у каждого ядра имелись нужные для фильтрации контуры. Видящие, скорее всего, внимательно отбирают нужные, но остальным пришлось бы положиться на удачу. Правда, существовала и проблемка: без диагностической печати или близкого пристального разглядывания точно определить ценность ядра было затруднительно. Проявлять слишком глубокий интерес - значит выдать в себе Видящего.
        Выходит, что если среднее ядро стоит пятьдесят тысяч, а готовый фильтр оценивается примерно в пятьсот, то артефактор получает солидную маржу. Понятно, почему Скандинавия смогла усилиться в столь короткие сроки: туда стекают сырые ресурсы с прочих поселений в обмен на дорогую рабочую мета-технику. Больших ядер было не так уж и много в наличии, и стоили они несколько сотен тысяч корсов. Крупнейшие переваливали за миллион. Если экстраполировать расценки со средних, то сколько же миллионов удастся выручить за фильтр с акулы?
        Помимо водных в наличии имелись и камни от мутантов, фонящие огнем ядра гончих, темноэфирные ядра шипокрылов. Встречались и редкие ядра альфа-мутантов разных стихий, но стоили они соответствующе. Из интересного я разве что отметил ядра пулестрижей, поскольку их узоры подходили для создания раций. Что и не удивительно: стае птиц требовалось держать связь между собой, чтобы координировать слитную атаку по цели.
        Также я обстоятельно прошелся и по лавкам с готовыми артефактами. Выбор в мета-маркете был весьма скуден. Генераторы огненного эфира для двигателей внутреннего сгорания, светильники, примитивные рации, несколько дорогих фильтров для производства жижи, звуковые усилители, да очки определения класса супера. Последние обладали какой-никакой, а логикой, наряду с рациями. Очки сканировали мета-излучение объекта и выводили на экран число от единицы до десяти. Правда, шаблоны цифр были забиты внутри ядра намертво, но такая поделка все равно более продвинутая, нежели банальные генераторы огня или света.
        Высоко ценились звуковые развлекательные артефакты и автоматика. До Падения многие процессы автоматизировались с помощью электронно-проводниковых плат и других компонент. Сейчас многие вещи приходилось контролировать в ручном режиме, для чего требовалось задействовать много работников. Например, банальная система управления лифтом без мета-компонентов работать не могла. Схема там была несложная в целом, однако требовала индивидуального подхода. Разве что для девятиэтажек можно выпустить стандартизированную линейку. Я взял себе на заметку, но отложил под будущие проекты.
        Продавалась и мета-жидкость в разных формах. Были и размера старых батареек времен до Падения, которых хватало для освещения надолго. Продавались и в пластиковых бутылках. Многие артефакты имели стандартную пробочную резьбу, благодаря чему их легко накручивали на стандартные емкости с топливом. Пополнять жидкость было удобно.
        Средние и крупные ядра лежали на витринах под толстым защитным стеклом словно ювелирные драгоценности с подписанными ценниками. Торговаться здесь было не принято. Посетителей было немного, поэтому продавцы вступали в разговор с каждым, яростно нахваливая товар. Я решил, что стоит ограничиться одним дельцом, поэтому просто выбрал купца, у которого был самый широкий ассортимент.
        - Мне, пожалуйста, вот это ядро, это, эти два и вон те справа, - указал я на витрину после тщательного ознакомления. Все еще оставались шансы, что они окажутся негодными, но это уже несущественно.
        - Сударь «стальной человек», - улыбнулся полностью лысый гладковыбритый мужчина с кустистыми бровями. - Можете обращаться ко мне Ибрагим. Есть ли у вас паспорт гражданина города?
        - Есть, но я не хотел бы раскрывать свое имя.
        - У нас есть строгие правила, требующие отчитываться о том, кому мы продаем мета-материалы. Но за небольшую доплату, думаю, мы сможем договориться. Наценка в двадцать процентов вас устроит?
        - Устроит, - скривился я под маской. - Тогда одно из ядер уберите из списка.
        - Сделаем!
        Ибрагим шустро снял синеватые камни с витрины, обернул бумагой и упаковал в красивый пакетик.
        - С вас двести восемьдесят пять тысяч корсов. Ради дорогого клиента согласен снизить цену на пять тысяч!
        - Хорошо, - кивнул я удовлетворенно. - Еще мне два десятка ядер пулестрижей покрупнее и вон то огненное.
        - Сию секунду!
        На выходе я заметил, что за мной сделали попытку проследовать два мощных молодца с кирпичными рожами. Однако я взлетел в воздух, и подозрительные личности уже не смогли меня дальше преследовать. Опасно тут расхаживать с кучей денег или дорогим товаром.
        На оставшиеся деньги в специализированной лавке я приобрел несколько сантехнических тройников со стандартизированной резьбой, которые я видел на мета-станции. Здесь я уже заметил за собой преследование супера со способностями Движа. Похоже, отставать от меня бандиты не желали. Стало темнеть. Дабы оторваться от преследования, я взлетел высоко наверх, добрался до нависающих туч и потерялся в серых облаках, включив Теневую вуаль. Назойливые попутчики отстали. После этого я спокойно вернулся в свою квартиру.
        Артофу Кройцу придется изрядно поработать, вспоминая уроки артефакторики, которые он, к его стыду, нередко прогуливал, зараза эдакая. Однако и прибыль от данного предприятия обещает быть на порядки выше, чем от банальной мета-заправки.
        Глава 4
        Ядра и в Империи использовали для создания артефактов, но в основном не целиком, а только трансформу. Часть аурного камня, которая отвечала за переработку эфира в определенную стихию. В жилищах благородных, а во многих местах и в дома сервов подавался сырой эфир из мест силы. Земляне использовали молниевую стихию, а также жидкостные носители для подачи воды и обогрева. На Аккотрельме сырой эфир подавался по металлическим проводам. Затем он уже преобразовывался приборами в нужную стихию.
        А вот для управляющих контуров применяли исключительно кристаллы, поскольку в ядрах данные элементы выходили из строя чересчур быстро. Современные артефакты могли работать десятилетиями. Однако такая техника для Усть-Корсы и мира в целом будет слишком новаторской. Незачем гнать мулов пока что.
        Стоит также упомянуть и самую сложную печать из моего арсенала, которую можно перевести на местный язык как «инженерная». Заклинание превосходило по размерам и запутанности летную печать более чем на порядок. Двадцать четыре слоя соединялись между собой в единый конструкт, который являлся универсальным рабочим инструментом для решения разных задач.
        В Академии студентам давали на выбор для сдачи зачета либо четырнадцать обычных узконаправленных печатей, либо одну сложную, но универсальную. Чаще всего чародеи выбирали для освоения одиночную инженерную печать, считая, что ее выучить проще. Однако затем приходило понимание, что это не совсем так. Даже форсирование обучение не всегда помогало сдать зачет. Ведь помимо воспроизводства надо было еще уметь ей пользоваться.
        Я экзамен успешно прошел, вот только особого интереса к артефакторике никогда не проявлял. Для этого у рода Кройц имелись свои собственные специалисты. Но теперь уже грех не воспользоваться своими знаниями.
        Инженерная печать успешно создалась со второго раза - все же давно я ее не использовал. На ее формирование уходило несколько минут, в отличие от секунд, которые требовались для создания рядовых печатей. Единственное заклинание, которое имело функцию самодиагностики. В воздухе образовался сложный многослойный пирог из сверкающих контуров желтоватого оттенка. По тонким каналам курсировал эфир, мигали маленькие светильники, отображающие готовность разных функций. Вскоре все они загорелись зеленым - печать провела самодиагностику и уведомила о готовности к работе.
        Печально, что на воздухе вскоре многие составляющие печати придут в негодность, и мне придется заново формировать контуры. Думаю, инженерная печать находится первой в списке на внедрение в кристалл в будущем. Но драгоценный камень еще раздобыть надо где-то. Пока же ограничимся периодическим обновлением печати.
        Для начала я протестировал стандартные ремесленные функции, используя подручные материалы. Лучше, конечно, заниматься подобным в специально оборудованной мастерской, но пока что можно и в квартире потесниться. Воздушное сверло, струйный резак и плазменная сварка работали как надо. Правда, я оставил в столе и полу несколько отверстий и жженых пятен, да и квартира вся провоняла…
        Во входную дверь настойчиво постучались. Я прикрыл заготовки, а печать спрятал под стол. После этого открыл дверь. В коридоре с хмурой физиономией стояла женщина средних лет в красивом костюме наполовину оранжевого цвета, наполовину зеленого. Соседка по этажу, с которой пару раз пересекался. Кажется, ее прозвище Синергия - Стрелок среднего класса.
        - У вас все в порядке, Песец? Из вашей квартиры несет гарью.
        - Да-а, приношу извинения. Учусь готовить, пока Анны нет дома.
        - Смотрите, не спалите здание, - хмыкнула соседка, после чего удалилась к своим апартаментам.
        Я вернулся к своему импровизированному верстаку, решив, что шумные или вонючие работы следует проводить в другом месте.
        За день мне удалось изготовить стандартный генератор огненного эфира, которые используются в легкомоторной технике по типу мотоциклов и катеров, а также первый свой фильтр из стандартного водного ядра. Остальное свободное время потратил на то, чтобы настроить ядра пулестрижей и изготовить из них рации, используя тонкие инструменты инженерной печати. Много сил ушло на создание источника звука и преобразователя звука в сигнал.
        К моему большому удивлению, городские службы и диспетчерская Корпуса вещали без какого-либо шифрования. Я сразу настроился на общие сигнальные волны и смог принимать сообщения от Центра или Штаба. После некоторых размышлений я понял, что в таком подходе есть свой смысл. Шифрование подразумевает, что кодировку надо периодические менять. А если в городе нет сведущих Видящих, о каких настройках может идти речь? Союз продавал мета-рации, вещающие в общем диапазоне, поэтому властные структуры использовали те инструменты, что есть в их распоряжении. Думаю, если бы среди героев были Видящие-техники, то все переговоры быстро бы перестали слать в незашифрованном виде.
        «На Строительной дебош возле Семерочки, Исток и Громила поцапались»
        «Возгорание на Припортовой семнадцать! Пожарным расчетам прибыть немедленно!»
        «Да куда ты лезешь, идиот! Не видишь, там Ихтиандр наблевал!»
        Много чего интересного люди передавали через мета-рации, я даже заслушался и чуть не забыл, зачем начал заниматься пулестрижами. Дизайн изготовленных мною переговорных артефактов оставлял желать лучшего. Рация была изготовлена из изогнутой толстой проволоки, небольшого ядра и батарейки с мета-веществом миниатюрного размера - с мизинец. Конструкция держалась на ухе достаточно уверенно, если ее аккуратно прижать.
        Я изготовил пять штук: четыре для всей команды и одну запасную. Причем, мои мета-рации имели два режима работы - общий и шифрованный. Второй предназначался только для связи между данными комплектами устройств. В теории мой примитивный шифр можно расколоть, но на это потребуются умелые Гуру.
        Себе же сделал мастер-рацию с возможностью отправки сигнала по шифрованному каналу конкретному номерному экземпляру. То есть, при необходимости я смогу спокойно переговорить с Вороном, сохранив беседу в тайне от чужих ушей. Или с Кривенем, если его снова назначим на какое-то ответственное дело. Правда, на дальних расстояниях будет тратиться много эфира, и придется часто менять батарейку, но от этого никуда не уйти. В Аккотрельме в городах стояли специальные станции, которые выступали промежуточным звеном и передавали сигнал дальше. Кажется, до Падения туземцы тоже использовали нечто подобное, за что их можно похвалить.
        Мне показалось правильным выйти на посредников заранее, перед отъездом на миссию по снабжению, поэтому четвертого января мы с Вороном направились на разведку. На лбу у членов банд не было написано, к какой группировке они принадлежат… Хотя многие делали себе татуировки, но обычно они были скрыты под одеждой. Мы с Вороном засели в заведении «Прожорливая Бездна» и принялись неспешно потягивать пиво с закусками. Дмитрий вяло развлекал меня разговором, я же прислушивался к беседам за другими столиками, используя свой чуткий, усиленный эфиром слух.
        Кафе-столовую в основном посещали рыбаки, возвращающиеся со смен. Здесь они праздновали отличный улов или наоборот проклинали скверную погоду и морских монстров. Я уже думал сменить место дислокации, как в Прожорливую Бездну завалилась колоритная компания из шести молодых людей, смотревшись на остальных свысока. Подслушав их беседу, я пришел к выводу, что они из «карпов», которые мне в целом подходили как посредники. Двоих я оценил как громил, а еще двоих суперами среднего уровня.
        Мы с Вороном расплатились и покинули заведение, после чего я отправил приятеля домой. Дмитрий так ничего и не спросил, хотя было очевидно, что я не просто так притащил его сюда. Вот поэтому Воронцов мне и нравится.
        Я быстро слетал домой, переоделся в костюм с маской и вернулся к Прожорливой Бездне. Около часа под Теневой вуалью мне пришлось прождать шпану на крыше одного из зданий. Подвыпившая компания выбралась из заведения и направилась на север, громко шутя и продолжая кутить. Случайные прохожие предпочитали уходить с их пути, но в целом группа карпов не нарывалась и не искала драки.
        Я подождал, пока шестерка окажется в пустом проулке и спустился сверху, предварительно деактивировав теневую вуаль.
        - Ты еще откуда взялся? - сразу окутался мета-полем их предводитель, в волосах которого проглядывали зеленые пряди.
        - По «стальному человеку» фанатеешь? - усмехнулась девчонка с железом в носу. Эфиром от металлического штыря не фонило, поэтому мне сложно было понять, для чего данная конструкция предназначена. Возможно, аборигены считали подобную вещь украшением.
        - У меня есть деловое предложение к вашему роду. Сообщи старшим: если их интересуют фильтры и иная мета-техника по доступным ценам, пусть приходят сегодня в полночь на крышу башни «Пик».
        - Че? Ты кто ваще такой?
        - Стальной Курьер.
        Продолжать разговор я смысла не видел, поэтому просто поднялся в небо.
        - Э, стопэ! - донесся до меня крик.
        Предводитель также поднялся в воздух и принялся меня преследовать. Я поддал эфира в летную печать, и быстро оторвался от настырного карпа. Залетев за одно из зданий, я просто активировал Теневую вуаль, после чего резко ушел наверх. Зеленоволосый еще носился некоторое время по округе, но затем к нему подлетели люди из Корпуса, дежурящие рядом. Все-таки летающие на огромной скорости мета-люди сами по себе привлекали внимание надзорных органов, даже если никакой противозаконной деятельностью они не занимались. Официально запрещалось летать над городом быстрее пятидесяти километров в час, но подобные ограничения мало кто соблюдал.
        Ровно к назначенному времени я прилетел на крышу многоэтажного жилого строения на западе Корсы. Данный район зимой пустел, и «Пик» не стал исключением. Здесь редко сновали патрульные Корпуса, поэтому место подходило для тайных сделок. Я сдул с крыши часть выпавшего снега, освободив площадку, и принялся ждать. Само собой, предварительно я обновил летную печать, а также наложил на себя ночное зрение. Ночь была тихой и безветренной. Я слушал свою мастер-рацию, и с диспетчерской не поступало информации о крупных происшествиях.
        Спустя двадцать минут после полуночи на горизонте показались три летающие фигуры. Одной из них оказался тот самый зеленоволосый супер в кожаной куртке с цепями, который решил сыграть со мной в догонялки. Также на встречу явился хмурый немолодой мужчина в широкополой шляпе, которую он придерживал во время полета мета-полем, чтобы головной убор не сдуло ветром. Третьей прилетела совсем юная девица с осветленными волосами лет пятнадцати, которая, несмотря на возраст, обладала мощной аурой.
        Суперы сделали круг над зданием, внимательно осматривая окрестности в том числе и с помощью артефактных очков. Убедившись, что все чисто, они приземлились на крышу «Пика».
        - Если ты вздумал шутки с нами шутить… - угрожающе задвинул зеленоволосый.
        - Помолчи, - осадил старик, на котором были надет представительный костюм с плащом и начищенные до блеска ботинки. - Представьтесь, пожалуйста.
        - Можете звать меня Стальной Курьер. У меня есть деловое предложение.
        - Чьи интересы вы представляете? - не стал уходить от темы шляпник.
        - Мы недавно в городе. Глава нашего рода носит прозвище Император.
        - Еще один выпендрежник, - фыркнула девица.
        - Мой господин является Видящим, - добавил я.
        Данное замечание привлекло внимание троицы.
        - И почему же он выбрал Усть-Корсу, а не Готланд, Лейпциг или южные острова?
        - Мой господин видит потенциал в городе, связанный с добычей водных ядер. К тому же здесь отсутствует конкуренция.
        - Других причин нет?
        - Это те причины, о которых я могу сообщить открыто.
        - Хорошо, - кивнул старик. - Мы представляем семью Карпиных. Я Поморец, правая рука главы, а эти два оболтуса: Небесный Серфер и Звезда.
        - Звезда? - хмыкнул я. - И кто еще здесь выпендривается?
        - Мне можно! - вздернула носик мелкая.
        - Попридержи язык! - рявкнул на меня Серфер. - Ничтожество!
        - Следи за словами, - процедил я. - Иначе рискуешь остаться без головы!
        - Спокойно! - поднял руки Поморец. - Мы ведь здесь не для сведения счетов собрались, верно? Что вы можете нам предложить, сударь Стальной Курьер?
        Я достал предмет из-за пазухи и вытянул на руке:
        - Фильтр работы Императора. Вас подобные товары интересуют?
        - Слухи быстро распространяются, - заметил старик нейтрально. - Каковы ваши условия?
        - Данный экземпляр я передаю вам для оценки его возможностей. Когда вы убедитесь в работоспособности и надежности фильтра от Императора, можно будет перейти и к торгу.
        - Сколько таких в месяц вы способны поставлять?
        - Я не могу ответить на данный вопрос.
        - Ясно. Возьми, - мотнул он головой на спутника.
        Настороженный Серфер взял из моих рук тройник с вмурованным внутри обработанным водным ядром, после чего отошел обратно к своим.
        - Как нам связаться с сударем Императором по окончанию проверки? - уточнил старик.
        - Я сам свяжусь с вами через несколько дней, поэтому можете не торопиться.
        - Нашей семье принадлежит бар «Залив» недалеко от доков. Приходите в любое время. Там мы всегда можем обсудить дела в спокойной обстановке.
        Являться в центр логова потенциального противника может быть не лучшей идеей, но посмотрим. Пока что от карпов у меня впечатления скорее положительные, если не обращать внимание на юную и дерзкую поросль.
        - Благодарю за приглашение, Поморец, - кивнул я. - Мне пора.
        Я взлетел и направился на большой скорости прочь от здания. Троица проводила меня взглядом, но преследовать никто не стал. На всякий случай я влетел в одно из пустующих зданий, внутри активировал Теневую вуаль и проверил себя на предмет маячков. Все было чисто. Со спокойной душой я вернулся в свою квартиру, снова использовав незакрытое окно в качестве входа.
        Что же, связи потихоньку налаживаются. Отправляться в поход от Корпуса не слишком хотелось, но отказ мог навредить. К тому же будет не лишним посмотреть, что случилось с другими населенными пунктами, завести знакомства с некоторыми героями. Курсанты все же являлись не лучшими кандидатами для личной гвардии, поскольку они были скованы годовыми контрактами. Может, их и можно выкупить, но проще обратиться с заманчивым предложением к тем, кто уже отбыл обязательный срок службы, и имеет право менять место работы.
        За оставшееся свободное время я успел изготовить несколько фильтров. К крупному ядру от разделанной акулы пока что не приступал, желая наработать опыт на дешевых заготовках. Надо будет заглянуть в ювелирную лавку по дороге, поскольку обновлять инженерную печать уже надоело.
        Пятое января выдалось снежным. Возле Штаба к полудню начали собираться герои разных категорий и рангов. Поскольку поездка планировалась не самой быстрой, то люди брали с собой сумки с разными личными вещами. Ирис передвигалась на ногах уже без какой-либо хромоты. На этот раз Окурок прибыл вовремя, хоть и выглядел как всегда помятым.
        - Небольшие презенты для моей команды, - вытащил я из рюкзака устройства, когда мы собрались в холле.
        - Рации? - узнал по форме Ворон.
        - Вау. Это тебе за ядро-ядро водного монстра удалось выменять? - уточнила девушка, беря переговорный артефакт.
        - Рации стоят дороже, - хмыкнул Окурок.
        - Неужто Песец-Песец из тех, кто держит обещания?
        - Артоф Кройц слов на ветер не бросает, - заявил я пафосно.
        - Похоже, ваша заправка приносит неплохой доход, - добавил наставник с иронией. - Возьмете в долю?
        - Нет уже никакой доли, - заметил я. - К нам нагрянули Уроды, так что лавочку решили прикрыть.
        - Э? Где ж я теперь буду заправляться? - горестно вздохнул этот нахлебник. - Вот уроды!
        - Тебе и так должны неплохо платить, сударь младший герой, - заметил я.
        - Да где там? Коммуналка, жижа для байка, да пара бутылочек пива вечером всю зарплату съедают!
        - Хочешь получать больше? - заметил я невзначай.
        - А есть варианты?
        - Будут, - хлопнул я его по плечу. - Похоже, нам пора на выход, - прислушался я к сообщению из диспетчерской через рацию на ухе. - Героев ждут в сквере возле Центра.
        Глава 5
        Подле небоскреба Центрального Управления располагалась небольшая площадь или сквер со скамейками, аккуратными деревцами, заснеженными кустами и небольшой трибуной сбоку. Идти от Штаба Корпуса долго не пришлось. Пространство быстро заполнялось подходящими сервами-техниками и созванными героями. Помимо нас еще две курсантские команды решили отправить в дальний поход. Одна команда была ноябрьского набора, поэтому мы с ними не пересекались.
        Другая же состояла из суперов нашего потока. Бестия - Морф, отчасти похожий на Анну по своему альтер-эго (вероятно, это связано с обилием ядер гончих на инициации); Торнадо - Стрелок 5 ранга воздушной стихии со способностями Движа; Стилет - не особо сильный Исток, пользующийся двумя короткими клинками. Сильнейшим из отряда ноль-сорок считался Торнадо, однако паренек был тихим и скромным, так что ведущую роль быстро заняла Бестия. Наставником у курсантов значился Вейдер, Исток 5 класса.
        К слову, я также имел каналы на левой руке, вот только развиты они были хуже. Призрачный клинок получался слабым, да и контролировать их одновременно не так и просто, поэтому я предпочитал использовать левую руку в качестве щита.
        Напарники вскоре освоились с рациями. Я быстро показал, как ими пользоваться: отвечать на прямой вызов, переключаться на общий канал или наш локальный, отправлять сигнал на мастер-рацию.
        Мета-людей на важную миссию направили множество. На трибуне в торжественной обстановке собрались помимо прочих и четверо старших героев Корпуса: Метамэн, Брунгильда, Умник и Нагината. По словам Окурка не все сильнейшие герои отправятся с нами, поскольку за городом также необходимо присматривать. Хоть звания и должности у четверки были одинаковые, но неофициальным лидером Корпуса являлся Умник, Гуру 7 класса. Правда, мне не слишком было понятно, как они измеряют силу мета-людей интеллектуальной направленности. В какую-нибудь местную игру вроде шахмат играют?
        Хоть Умник и отдавал правильные указы, но харизмы ему не хватало, так что он оставался теневым лидером. Старшего героя поддерживала супруга по прозвищу Нагината, Исток аж 8 класса. Женщина с немного раскосыми глазами и темными волосами носила костюм и оружие ниппонской тематики, как мне подсказали. Длинное древко оканчивалось чуть ли не метровой длины лезвием. Восьмой класс Истока - это мощно. Я не проводил сравнительный анализ, но предполагал, что у меня самого примерно такой же ранг Истока. А может и слегка выше.
        Из знакомых суперов можно также отметить отправляющихся на миссию вместе с нами команду из Алебарды, Призрака и Сонара. Последний обладал по словам наставника способностями к обнаружению живых существ в определенном радиусе, что вполне пригодится в рейде к неисследованным землям. Также присутствовал сильный отряд Экскалибура, Жар-Птицы и Костоправа.
        - И на кой черт молокососов с нами отправляют?! - проревел высокий плечистый амбал в коричневом костюме. - От них больше вреда, чем пользы. Буду только под ногами путаться!
        - Остынь, Гризли, - произнес Окурок громко. - Курсантам тоже нужен опыт. К тому же некоторые из них и тебе прикурить дадут, - словно подтверждая свои слова действием, наш наставник закурил новую сигарету.
        - Кто?! Покажи этого смельчака! - продолжил распаляться здоровяк. - Одной левой раскатаю!
        На сцену вперед вышла одна из старший героинь. Нагината громко ударила набалдашником своего длинного оружия по трибуне, привлекая внимание:
        - Отставить выяснение отношений! Никаких дрязг перед и во время рейда. Итак, было принято решение, что в этот раз с вами отправится Брунгильда в качестве командующей, поэтому передаю ей слово, - произнесла Нагината с трибуны и отошла назад.
        - Спасибо, - в центр вышла женщина в плотной броне с экзотической внешностью. Громила 7 класса, насколько я помню. - Многие из вас уже принимали участие в походах к неизведанному, другие же отправляются впервые. Действовать согласованно с учетом всех столь отличных друг от друга особенностей мета-людей крайне непросто, но вы обязаны приложить все силы. Слушайтесь ваших наставников и старших по званию героев, не лезьте на рожон и не проявляйте безрассудство. Действуйте по команде. Прикрывайте союзников, помогайте как другим суперам, так и обслуживающему персоналу. Эфир не засорять лишней болтовней. Особенно это касается Взрывного Лучника! - внимательно посмотрела она на мужчину, за спиной которого висел продвинутый современный лук и большой колчан со стрелами. - Никаких серенад по общему каналу! - заявила героиня строго.
        - Ах, Брунгильда, ты ранишь меня в самое сердце!
        Вокруг раздались смешки, напряжение резко спало. Кто-то принялся вспоминать случаи, когда Взрывной Лучник действительно принялся исполнять любовную песню через рацию.
        - Пересвет не явится? - уточнила Ирис.
        - Кто его знает? - пожал плечами Окурок. - Хотя он мог бы влегкую расчистить нам путь, но лишний раз его стараются не тревожить.
        - Госпожа Директор по традиции скажет пару напутственных слов, - произнесла Брунгильда.
        К трибуне проследовала Маргарита вместе с толстолобым здоровяком и худощавым хлыщом с белесыми волосами. Женщина поднялась на помост.
        - Благодарю, Брунгильда. Как вы все знаете, тепло в наших домах зависит от поставок добытого до Падения топлива. Запасы с окружающих станций уже исчерпаны. Нам приходится идти дальше, открывать новые горизонты, и одновременно с этим очищать нашу страну от скверны. Мутировавшие монстры до сих пор остаются единственными хозяевами в большинстве городов России, но потихоньку, шаг за шагом, мы избавимся от темных порождений и других напастей. И в городах снова будет звучать детский смех, а не рычание гончих и клекот шипокрылов…
        Директор медленно переводила взгляд своих темных испытующих глаз с одного героя на другого. Когда очередь дошла до меня, ее взор задержался на секунду. Я улыбнулся и коротко подмигнул.
        - К-хем, - Марго сбилась с речи и отвела взгляд в сторону. - В заключение скажу: вся Усть-Корса рассчитывает на вас! Удачи, герои!
        Торжественные речи подошли к концу. Все непричастные к походу начали расходиться. За обывателями и героями, не являющимися Движами, прибыл длинный автобус. Окурок запрыгнул на свой байк, мы же направились по воздуху следом, как и многие другие мета-люди. Наш путь лежал в сторону депо, которое располагалось в юго-восточной части города. Именно туда вели рельсы, по которым мы шли из Вольной Станции.
        - Железную дорогу починили после извержения? - поинтересовался я, когда мы прибыли в один из ангаров.
        Окурок оставил в стороне свой мотоцикл под присмотром местных работников.
        - Южная ветка использовалась нечасто. Мы поедем сначала на восток в сторону Петровска и лишь затем свернем на юг, - пояснил Окурок. - В принципе опыт в починке железнодорожных путей у Корпуса есть. Смотрите.
        Мы вышли из ангара в депо, где стоял длинный состав. Наставник указал рукой на один из вагонов, на котором были сложены рельсы со шпалами и другим оборудованием. Похоже, организаторы экспедиции предусмотрели запасные материалы для ремонта поврежденных путей. Я вздохнул. Чует мое сердце, что таскать рельсы заставят героев-громил.
        - Это наша Марта Первая, - указал на локомотив сотрудник депо, проводящий краткую экскурсию новичкам вроде нас. - В поход отправятся оба наших локомотива: Марта Первая и Вторая. Первый вагон является бронированным - на случай нападения мутантов или левиафанов. Оснащен пулеметными бойницами и орудиями калибра сто миллиметров.
        - Не стоит питать надежд на броневагон. Сомнут в один счет словно консервную банку, - хмыкнул Окурок.
        - Да, по силе с героями никому не сравниться, но свою пользу и люди без суперсил приносят, - с легкой обидой заметил мастер депо. - Ладно, Следующим идет локомотив. Дизельные двигатели тепловозов переделаны под мета-жидкость, которая хранится в этих цистернах, - показал нам мастер вагоны с округлыми вытянутыми контейнерами с топливом. - Здесь вы видите запасные рельсы со шпалами, резервные вагонные тележки и другие запчасти. Затем идут жилые купейные вагоны для героев, техников и вагон-ресторан. Дальше цепляются товарные насыпные вагоны, в основном использующиеся для угля. Наша Марта может тянуть до пятидесяти полных вагонов.
        По окончании экскурсии мы забрались в вагон для героев. Длинный коридор и небольшое тесное помещение с четырьмя койками и столиком по центру. Ирис сразу заняла место у окна, я сел напротив. Мне тоже было интересно полюбоваться на местные красоты, да и так проще заметить опасность. Рядом с нами примостились Ворон и Окурок.
        - Никаких сигарет в вагоне! - ворвавшаяся в купе дородная дама резким движением вырвала изо рта нашего наставника дымящую папиросу.
        - Да-да… - вздохнул Окурок и обернулся к нам. - Здешних проводниц лучше не злить.
        Сцепка вагонов, маневры и сборы заняли еще пару часов. Поезда встали на восточную ветку и во второй половине дня наконец отправились в путь. Наставник в кои-то веки проявил себя как организатор и согласовал наши смены. Дежурства занимали по восемь часов и требовали не так уж много от героев. Сильнее запрягали Движей: они должны были разведывать путь впереди по ходу движения, присматривать по бокам от путей и позади составов. Движи не были таким уж частым явлением среди мета-людей, поэтому нашу команду привлекли по полной программе.
        Недолго мы наслаждались мерным перестуком железных колес, скрежетом соединений и дребезжанием кружек с поданным чаем. В четыре часа настала наша смена, так что я обновил летную печать и вылетел из вагона, за мной последовали Ворон и Ирис. У передового броневагона мы получили краткие инструкции от Брунгильды, после чего заняли позиции на левом фланге, растянувшись рядом с центральной частью длинного змеиного тела поезда.
        С высоты было видно море на севере - ветка шла параллельно береговой линии. С другой стороны путей виднелись бескрайние заснеженные леса и поля. Периодически мы проезжали мимо заброшенных населенных пунктов, откуда все ценное давно было вытащено. Даже окна и рифленый металл с крыш - и тот местами повыдергивали ушлые рейдеры.
        Я лишь раз видел промелькнувшего меж деревьев быстролося, который перемещался и впрямь стремительно, да шипокрылы периодически пролетали на горизонте. Однако к огромному грохочущему сухопутному червяку, коим, наверное, казался им длинный поезд, летающие гады не приближались. Марта Первая шла впереди, за ней тянулся второй состав примерной той же длины. Скорость поезда оставляла желать лучшего. Иногда Марта разгонялась до более пятидесяти километров в час, иногда плелась не быстрее пешехода, периодически приходилось останавливаться. Поэтому даже не самым быстрым Движам удавалось не отставать. По очереди мы коротали время на крыше вагонов или иных местах, ожидая, пока резерв восстановится. Все же полет отнимал много эфира, и даже Ирис требовалось иногда делать перерывы.
        К вечеру мы добрались до небольшого форпоста, стоящего в предместьях Петровска. Местечко под названием Дубки ничем не выделялось, кроме как наличием поблизости военной части. Теперь она выполняла роль заставы и перевалочного пункта. Когда-то здесь велись ожесточенные бои от наступающих орд мутантов и монстров, но за прошедшие годы всех чудовищ в округе удалось истребить, так что в части поддерживался небольшой контингент из военных, техников и героев.
        Мы сделали остановку возле военной части, и очень быстро среди героев распространились неприятные новости. Единственная дорога впереди оказалась разрушена. Постарался тот же самый супер, который устроил лавовое озеро на южной ветке. Сонар верхом на Призраке улетел вперед на разведку. Я также направился следом, быстро добравшись до огненного разлома в земле. Железнодорожная инфраструктура на приличном участке оказалась полностью разрушена. Я сформировал сигнальную сеть и принялся сканировать окружающее пространство, включая грунт. Судя по всему, супер имеет отношение к земной стихии, а поэтому может обладать способностью перемещаться под землей. Однако никаких следов диверсанта мне найти не удалось.
        Новое лавовое озеро образовалось всего несколько часов назад по словам дежурящих на заставе, но причастных застать не удалось. Очевидно, что кто-то пытается подгадить Усть-Корсе, атакуя дорожные артерии, по которым город получает ценное топливо. Но откуда родом супер со столь необычными и приметными способностями никто не знал. Не то, чтобы все мета-люди Рейха или Союза были наперечет, но в целом Корпусу было известно о конкурентах. Люди вели активную торговлю между поселениями, общались, порой меняли место жительств, причем чаще - не в пользу Корсы, но в целом информация о наших соседях поступала. Про объявившегося не так давно вулканолога никто не слышал.
        Брунгильда с железнодорожными мастерами развила бурную деятельность. Было решено строить объезд с южной стороны от лавового катаклизма. К работам привлекли всех бытовых суперов, которых взяли как раз для подобного случая, а также Движей с Громилами и огненных Стрелков. Земля была промерзшей, однако прокладывать рельсы прямо по мерзлоте не стали. Часть суперов грели верхний грунт, другие организовывали насыпь, наиболее полезные - колдуны земной направленности, преобразовывали почву в уплотненное полотно, которого в целом хватало, чтобы выдержать нагруженный поезд. Жар-Птица с помощью высоких температур обустроила отворотку от основной ветки, приварив металл к старым путям. Громилы таскали стальные рельсы с бетонными шпалами и укладывали их под руководством старых мастеров в новую однопутную дорогу. Сервы специальными инструментами сноровисто закрепляли металлические полозья к шпалам.
        Стандартная двадцатипятиметровая рельса весила немного меньше двух тонн. Брунгильда легко таскала одну такую в одиночку, большинству же громил приходилось просить помощи. Правда, силы Движа нашей руководительнице не хватало, чтобы переносить тяжелый груз по воздуху, ну а из-за такой большой нагрузки на небольшой площади героиня порой проваливалась чуть ли не по колено под землю, несмотря на зимнюю мерзлоту. Узнал от нее несколько новых слов.
        - Ты! Какой у тебя класс Громилы? - обратился ко мне надоедливый мужик в коричневом костюме по прозвищу Гризли.
        - Второй класс. Подтвержденный, - добавил я.
        - На кой ляд нам такие дохляки?! Не мешайся!
        - Гризли, разговорчики! Все Громилы помогают и действуют сообща, - отрезала Брунгильда, подслушавшая наш разговор.
        - Благодарю, сударыня, - кивнул я куртуазно.
        А темнокожая платиновая блондинка еще вполне ничего. Была бы лет на десять-пятнадцать младше, можно было и поухаживать. Вообще, чародеи могли жить значительно дольше сервов, но для этого требовалась тонкая аурная настройка и привязка организма к ядру. Обычно этим начинают заниматься после сорока-пятидесяти лет, поэтому я данную процедуру еще не проходил. Не факт, что справлюсь самостоятельно, поскольку знаю о привязке лишь в теории. Но в любом случае благодаря телесному укреплению и отсутствию тяжелых болезней чародеи живут дольше простолюдинов, если не брать в расчет насильственные смерти, конечно. Колдуны также отличались от обывателей, но вряд ли большинство из них могло похвастать долголетием.
        Слабых Громил отправили разгружать груз с другой стороны состава. Мы таскали рельсы вчетвером-вшестером. Медленно, но верно. Выполняя данную нудную работенку, меся снег и грязь, я на своей шкуре прочувствовал все прелести жизни и быта как местных сервов, так и благородных. Несмотря на обретение сил, жизнь все еще оставалась далека от процветания и благолепия, так что напрягаться приходилось всем слоям.
        Таская железобетонные шпалы на плече, я задумался над тем, не сможет ли Корса избавиться от жалкой зависимости от дров и примитивных ископаемых, добыча которых не велась уже более семнадцати лет. Все что могли сделать местные - это продолжать выгребать остатки с брошенных тепловых станций, либо начать разработку забытых карьеров. Хотя в данной части страны основные месторождения были выработаны, а переезжать никому особо не хотелось.
        Как ни крути, а река и залив с возможностью лова рыбы являлись стратегическим преимуществом Усть-Корсы. Я мог очень грубо прикинуть, сколько водяных ядер, подходящих для систем фильтрации, добывается в городе. Можно ли из них наделать достаточно артефактов для мета-жижи, чтобы заместить уголь в тепловой генерации? По моим предположениям, если ядер и хватит, то впритык. Но если перейти на кристаллические управляющие контуры, то срок жизни артефактов повысится многократно. Хватит с лихвой, чтобы поддерживать тепло не только в школах, но и во всех домах.
        Места силы на Аккотрельме являлись лакомой добычей для великих родов, здесь же их не было. За что следовало бороться с точки зрения наибольшего влияния и выгоды? Конечно, за потоками энергии и торговыми путями. Поэтому производством артефактов и контролем их продажи можно убить сразу обоих скунсов.
        Справились мы быстрее, чем я ожидал. Пришлось израсходовать почти все взятые с собой запасы рельс и шпал, но к ночи однопутная дорога, огибающая быстро остывающее лавовое озеро, была построена. Составы продолжили свой путь. Хоть аборигены являлись всего лишь необученными колдунишками, но вместе и они были способны на трудовые подвиги.
        Глава 6
        Поезд преодолел свежевыстроенный участок длиной примерно в семьсот метров и встал на ветку, которая уходила на юго-восток от Петровска. Марта покатилась более уверенно по старому железнодорожному тракту. В полночь произошла пересменка, и нас заменили другие Движи. Команда ноль-тридцать-семь вернулась в свое купе вместе с со своим наставником. Окурок сразу же забронировал себе нижнюю полку, мотивируя тем, что он летать не умеет. Ирис лезть наверх также не захотела, так что нам с Вороном пришлось уступить даме. Засыпалось под мерный перестук колес очень даже неплохо, хотя поначалу мне казалось, что я не смогу к нему привыкнуть.
        - Э?! Здесь молокососы?! - резко отворилась дверь нашего купе. - Точно здесь!
        Пьяный рокочущий голос Гризли сложно было перепутать с кем-то другим. Здоровяк с трудом помещался в узком дверном проеме как по высоте, так и по ширине. Заросшая коричневая борода лопатой топорщилась словно штык. Я разлепил глаза, вздохнул и усилил эфирный доспех на всякий случай.
        - Ты где нажраться успел? - откликнулся сверху сонный Окурок. - С выпивкой на борт не пускали.
        - Ха-ха-ха! Людей знать надо!
        - Покиньте наше купе-купе немедленно, - раздался ледяной голос разбуженной Ирис.
        - Чего такая неприветливая, принцесса? Надо за жизнь побазарить, курсантики! Я присяду тут…
        Гризли выбрал не то место, куда можно примостить свою массивную тушу. Супер сел на койку Вейцман, да еще и фамильярно положил свою лапищу ей на брезгливо поджатую ножку, чего делать явно не стоило. Запахло озоном. Фиолетовые разряды заполонили купе. Досталось не только Гризли, но и всем остальным, включая саму Ирис. Наглец получил солидную порцию молниевой зарядки, задергался, несмотря на свои высокие мета-классы, и упал в проем.
        Ирис взяла свои вещи и покинула пропахшее гарью и паленой шерстью купе, пройдя прямо по спине павшего Гризли. Супергерой частично обратился в свою медвежью форму, увеличившись в размерах, и застрял. Окурок, морщась, также сошел вниз, после чего по Морфу вышел в коридор. Мы с Вороном последовали за остальными, спрыгнув со своих коек на мохнатую спину.
        Поднялась суета, из купе повыскакивали другие герои. Разбуженный Костоправ направился к помятому Гризли и быстро привел его в чувство. Хоть Громила и получил солидный электроудар, но все же пережил атаку относительно без серьезных последствий. Шестой класс, как-никак.
        - Выделите нашей команде новое купе! - потребовала Ирис у проводника. - Это все провоняло перегаром потного-потного животного.
        - Пройдите за мной, сейчас найдем… - откликнулся серв.
        - Кха-хе, курсантики в этом году нервные какие-то… - донеслось от дымящегося Гризли.
        Вскоре нас привели в свободное купе в другом вагоне, и обстановка нормализовалась. Поезд неспешно катил вперед, а мы снова устроились на койках и сделали попытку урвать еще немного сна. Один раз среди ночи мы просыпались, когда разведчики обнаружили левиафана в опасной близости от путей. Марта остановилась, а дежурные команды принялись отгонять гиганта подальше. Остальной состав поднимать не стали, и без нас справились.
        Ранним утром составы остановились неподалеку от Великого Новограда. Окурок и Ворон продолжали дрыхнуть, но мы с Ирис вылетели на крышу поезда и пообщались с другими героями. Новоград был в основном зачищен рейдерами, и даже на окраине сформировалось небольшое поселение в несколько тысяч жителей. Брунгильда и другие герои отправились на переговоры, дабы усилить наш отряд новыми бойцами.
        Я увидел забавную конструкцию в виде огромного рюкзака-кресла со множеством ремней. Один из способных Движей надевал его, а внутри мог разместиться один человек, не обладающий метой полета. Это мог быть как серв с высоким военным званием, так и значимый супер. Например, Сонара примерно таким способом перевозили на спине. Аналогичным образом, по словам знающих героев, поступали и с лекарями в городе. У Ворожеи имелся напарник Движ, который таскал к местам происшествий специальный бокс с целительницей внутри. Плюс существовали и мета-курьеры, которые перевозили по воздуху товары между поселениями. Планируют вроде и грузовое авиасообщение возродить, вот только электронных компонентов и старого топлива нет, поэтому требовались годы на переделку авиадвигателей и органов управления. Да еще и аэропорта рядом с Усть-Корсой нет.
        Брунгильда сотоварищами вскоре вернулась. Выглядела она не особо довольной, так что разжиться помощью, похоже, не удалось. А ведь очевидно, что местные после нас смогут воспользоваться тем путем, который мы проложили, и растаскивать тверское наследство. Но тут уж ничего не поделаешь - не станешь ведь истреблять соотечественников, коих тут и так осталось мало.
        Марта вскоре тронулась, и мы продолжили путь. Несмотря на то, что мы двигались по высокоскоростной прямой железной дороге, которая почти не пострадала после Падения, поезд шел медленно - около сорока километров в час. Дежурные следили внимательно за окрестностями, иногда к составу выходили привлеченные шумом элхорги, но герои в целом умело расправлялись с ними.
        Один раз пришлось сталкивать в сторону вагоны сошедшего с рельс старого состав. Дважды встречались брошенные на путях электропоезда. Герои просто срезали рельсы, сдвигали их и приваривали к соседней ветке. Дорога ведь была двухпутной. Марта продолжала спокойно следовать дальше.
        В восемь утра мы снова заступили на дежурство, хотя в это время уже все бодрствовали. Мы постепенно приближались к Твери, встречая на пути неисследованные поселения. На громыхание состава к нам часто сбегались разные твари, от которых приходилось отбиваться. Поэтому все мета-люди оставались настороже, да и пулеметчики с артиллеристами из броневагона не дремали. Даже многие не-Движи залезали на крыши, чтобы иметь возможность быстро среагировать на опасность. Прятаться за тонкими стенками обычных вагонов смысла особого не было.
        Наша смена началась с нашествия пулестрижей. Сплотившиеся герои принялись поливать стаю молниями, огнем, распадом и прочими стихиями, так что нам удалось быстро отбиться. Несколько вагонов продырявить летучие гады успели, но обошлось без жертв. Стая быстро убралась прочь, поняв, что цель ей не по клюву.
        Порой мы видели и шайки бродячих гончих, которых интересовал движущийся состав, но они в основном предпочитали держаться подальше. Периодически Ирис бросала в зверей молнии, отпугивая незваных гостей. Шипокрылы также иногда кружили неподалеку, но крайне редко решались атаковать многочисленного, пестрого и необычного противника, коим был длинный поезд с парящими рядом героями.
        Вагон-ресторан не мог похвастать изысканными блюдами, но там подавали картофель-хруст, так что я остался в целом доволен.
        После обеда состав неспешно вкатил в пределы населенного пункта под название Вышний Волочек, что находился меж нескольких живописных озер. По меркам Аккотрельма, конечно, на территории России было очень много водоемов, рек и болот. Да и в целом планета по большей части покрыта морями и океанами, хотя теперь свободной суши хуманам хватает с достатком. Главное ныне - это отвоевать свое место под зеленоватым солнцем.
        Заброшенные малоэтажные дома глядели на нас выбитыми стеклами, железная дорога поросла бурьяном, кое-где уже тянулись ввысь невысокие деревца. Лишь клекот редких птиц, да шум ветра разбавлял мерный перестук колес.
        - Мутант! - разнесся крик Сонара, который первым заметил опасность.
        - Всем приготовиться! - рявкнула Брунгильда.
        Сначала показались несколько не особо сильных элхоргов, которые бросились на поезд и мета-людей с отчаянием умирающих. Даже звери в большинстве своем стараются не лезть на заведомо более сильную цель. У элхорогов же инстинкты самосохранения словно бы атрофировались. Первую толпу быстро скосили Стрелки, но все больше и больше мутантов просыпалось от долгой спячки и выползали из своих лежбищ. Вскоре целые сотни, а может даже и тысячи мутировавших тварей неслись по улочкам города в сторону железной дороги.
        - Курсанты, держитесь сзади! - предупредительно рявкнула Брунгильда.
        Поезд остановился, а герои спрыгнули вниз с крыш, встречая набегающую толпу мутантов. Элхорги имели защитные поля, а потому приходилось возиться чуть ли не с каждым.
        - Настало мое время! - проревел Гризли и обратился в огромное трехметровое медведеподобное существо с длинным когтями. После чего бросился на врага.
        Ирис с Вороном остались на крыше состава. В экспедицию выдавали мета-патроны, и Воронцов получил пару обойм. Парень отстреливал мутантов из своей винтовки с переменным успехом. А вот Вейцман косила измененных чуть ли не каждым залпом своих смертоносных молний. Порой электрический сгусток прожигал сквозную дыру в теле элхорга или отрывал конечности, а находящиеся рядом падали и корчились в конвульсиях из-за поражения током.
        Мы с Окурком встали во второй линии обороны, ожидая, пока противники докатятся до нас. Наставник держал в руках длинную арматуру и невозмутимо смолил сигарету, обозревая бегущих мутантов. Я с некоторым сожалением обнажил стандартный стальной клинок, который не слишком хорошо проводил темный эфир. Хотелось врубиться в стан несущейся орды и покрошить их с использованием моей полной мощи, однако раскрывать все свои карты пока еще рано.
        - Там! - указал я на участок фронта, в котором герои принялись понемногу отступать, теснимые мутантами.
        - Работаем! - кивнул Окурок и понесся в указанном направлении.
        Я решил не тратить энергию на полет, поскольку от передвижения по воздуху было не особо много толку. Но летную печать развеивать не стал.
        Элхорги в массе своей имели длинные конечности и отравленные когти с усиленной эфиром режущей кромкой. Они полагались лишь на свое проворство и врожденное мета-поле, поэтому с таким противником фехтовать или придумывать нечто изощренное не требовалось. Я просто махал своим клинком, отрубал конечности, протыкал грудную клетку вместе с ядром, лишал тварей головы и принимал ответные атаки на свое поле. Я сделал выводы из прошлых наших встреч, поэтому на доспехе не экономил, не желая бороться затем с очередным отравлением.
        Как я не старался, но сойти за обычного супера удавалось с трудом. Дело в том, что обычные мета-люди или мутанты не владели на тонком уровне своим эфирным доспехом. Некоторые могли его лишь включать-отключать, кто-то мог регулировать общую силу поля. Но я был единственным, кто настраивал мощь мета-доспеха на конкретных участках для отражения атаки. Благодаря такому подходу удавалось экономить немалую часть эфира, но в то же время выглядеть это должно со стороны подозрительно. Вбитые наставниками привычки и опыт просто не позволяли мне поступать иначе. Впрочем, разглядеть разницу между участками поля без эфирного зрения было непросто, да и в боевой обстановке никому не было дела до данного нюанса. Поэтому получалось оставаться незамеченным.
        Черная слизь, мутировавшие части тел и ошметки мяса летали в разные стороны, орошали землю и снег, стекали по мета-полю героев, загрязняли колеса и вагоны поезда. Раздавались звуки выстрелов и грохот орудий, треск пролетаемых мимо молний, рев огненных струй и гудение лазерных лучей, хлюпанье прорезаемой плоти, громкие команды старшего звена и отчаянный рев мутантов.
        Окурок неплохо орудовал своей стихией распада, но, как я и предполагал, выдохся он намного быстрее меня. Что еще взять с неграмотного колдуна с неэффективной встроенной в тело печатью?
        - Перекур! - наставник отошел назад, переводя дух.
        Я продолжил орудовать клинком рядом с Экскалибуром. Герой махал здоровенным полутораметровым двуручным орудием из, судя по всему, серебра или другого благородного металла. Презренное железо в моих руках нагревалось и покрывалось трещинами. Приходилось сдерживаться.
        Сверху проносились молнии Ирис, которая прикрывала нас с крыши вагона, а также красивые спаренные в виде спирали оранжево-зеленые лучи Синергии - моей соседки по этажу. Впрочем, несмотря на красоту, ее атаки не всегда пробивали мета-поле элхоргов.
        Порой рядом проносилась Брунгильда, собирающая мутантов пачками в своих объятиях и отбрасывающая их подальше на тех направлениях, где их скапливалось больше всего. Один раз она пролетела мимо нас со шпалой в руках, которой на полной ходу била по набегающим монстрам.
        - Такой бейсбол мне нравится, - усмехнулся Экскалибур.
        - Сверху! - раздался по рации голос Ворона, который наблюдал за округой в перерывах между выстрелами.
        Я крутанул меч, подбавив эфира, и снес голову очередному элхоргу, после чего отступил назад и посмотрел наверх. С небес на вагон-ресторан сервов пикировало непонятное существо, отдаленно имевшее гуманоидные очертания. Вероятно, альфа-мутант. На крыше вагона сидело несколько Стрелков, но против сильного элхорга они могут и не сдюжить. Да и внутри вагонов прятались беспомощные гражданские, гибели которых также следовало избегать.
        Я поддал порцию эфира движения в летную печать, напитал мышцы и доспех энергией, и бросился наперерез на полной скорости. Какой-то молодой мужчина с луком замешкался, не заметив падающего врага, но я в последнюю секунду успел врезаться в противника и сломать траекторию движения. Тварь чиркнула по боковой части крыши вагона, смяла усиленный бронеплитами металл стены словно гармошку, и ударилась о землю. Я быстро пришел в себя от столкновения, но и альфа не дремал. Краткий взгляд на ауру противника показал, что помимо воздушной, резерв твари слегка фонит темным эфиром.
        Элхорг прыгнул на ближайшего Истока с клинковым оружием в руках, и в один удар рассек его в районе пояса, разделив на две части. Я бросился сверху и атаковал альфу, однако его мета-поле лишь немного прогнулось под моим неэффективным темным спектром. Я усилил напор и рубанул еще несколько раз, но раскалившийся стальной меч сломался под когтями твари. Мне пришлось отступить. Выигранных мной секунд хватило, чтобы подоспели другие супергерои.
        Брунгильда подлетела и просто сжала элхорга в очень тесных объятиях. Его мета-поле начало поддаваться. Монстр взревел и напитал тело эфиром движения, после чего полетел наверх, безуспешно пытаясь достать Брунгильду когтями. Героине же, судя, по всему, не хватало силы Движа, чтобы противостоять его полету, хотя поднималась сцепившаяся парочка медленно.
        - Быстрее, несите Ронина внутрь! - скомандовал подоспевший Костоправ.
        Я подхватил нижнюю часть разрубленного героя и перенес в вагон, отдав на поруки колдующим лекарям. Сам же подобрал отличный монолитный чуть изогнутый меч Ронина и проверил клинок, подав темного эфира. Благородный металл!
        Я сделал попытку прийти Брунгильде на помощь, однако и без меня было много желающих разобраться с альфой. Кто-то наверху наносил огненные удары по парящему мутанту, а старшая героиня наконец смогла сжать руки, преодолев сопротивление затухающего мета-поля. Тело элхорга не смогло долго противостоять такой нагрузке и разорвалось пополам в месте сдавливания. Нижняя половина вместе с требухой полетела вниз, а верхнюю Брунгильда еще удерживала некоторое время. Вытащив ценное ядро, героиня выпустила еще трепыхающийся обрубок альфа-мутанта, который мешком рухнул на стылую землю.
        По спине пробежал холодок. Даже мне не хотелось бы испытать на себе крепкие объятия роковой бронированной красотки. Получив хороший клинок от Ронина, я ворвался в таящие ряды обычных мутантов и принялся избавляться от одного за другим, растрачивая свою неудовлетворенность исходом битвы с альфой. Эх, не дали развлечься как следует. Но может в следующем, более крупном населенном пункте будет повеселее?
        Спустя какое-то время герои уничтожили последних местных мутантов. Сервов не допускали до поля боя, поскольку одно неосторожное движение элхорга могло убить незащищенного хумана. Так что ядра мутантов, которые также использовались для разных нужд, собирали сами герои. Некоторые твари, еще не успевшие дорасти до статуса альфы, успевали обзаводиться ледяной или огненной стихией, поэтому их аурные камни применялись в том числе для моторов на мета-жидкости.
        - Ах, мон шер, благодарю за то, что спас меня от напасти! - обратился ко мне Взрывной Лучник, на которого и была направлена первая атака альфы. - Я посвящу тебе мою следующую песню!
        - Если ты это сделаешь, то больше прикрывать тебя я не стану, - произнес я.
        - Намек понят!
        Я зашел в вагон-ресторан, чтобы вернуть клинок. На одной из скамеек сидел уже целый Ронин, которого местные врачеватели собрали из двух половинок. Бледный, но живой.
        - Возвращаю твое оружие, - протянул я клинок.
        - Знаешь, что, - заметил брюнет с длинными, собранными в хвост волосами. - Я наблюдал в окно, как ты сражаешься. Моя катана принесет больше пользы в твоих руках. Песец, правильно? Оставь ее себе, Песец, у меня есть запасное оружие.
        - Хм, данный клинок зовется катаной? - присмотрелся я к изгибу.
        - Условно. Настоящие катаны были меньше и тоньше, да и весили не три с половиной кило. Но к мета-клинкам свои требования. Это особый сплав на основе серебра. Ножны, к сожалению, разрезал альфа. Придумаешь что-нибудь.
        В целом я и сам в скором времени планировал обзавестись нормальным оружием, но добрые намерения героя следует уважить.
        - Благодарю, сударь Ронин. Я верну вам оказанную услугу, когда появится такая возможность.
        - Еще остались герои с манерами, - усмехнулся брюнет. - Думаю, я передал клинок в правильные руки.
        Глава 7
        - Ну и? Сколько? - первым делом спросила Ирис, когда я вернулся к своей команде.
        - Чего сколько?
        - Скольких завалил? Я сорок восемь-восемь! - хвастливо заявила девушка.
        - Не считал, - пожал я плечами. - Тоже в районе сорока, наверное. Хотя я на альфу отвлекся и Ронину помогал.
        - Значит, меньше. Хорошо, - довольно кивнула Вейцман.
        - А я всего дюжину уложил, - заметил Ворон. - Крепкие, гады. Но еще с десяток сбил с ног.
        - Любая помощь в бою ценна. Тем более ты первым заметил альфу, - проговорил я.
        - Ты из каждого боя, смотрю, извлекаешь выгоду-выгоду? - произнесла Ирис, глядя на мой меч.
        - Подарок от Ронина.
        - Все отлично постарались, - пыхнул дымом Окурок. - Я бы, конечно, посоветовал Песцу не бросаться на альф, но раз он сам принимает решения, то пусть остается на его совести. Поздравляю с боевым крещением, команда ноль-тридцать-семь!
        Нам удалось не потерять никого из суперов, хотя раненых было около десятка. Один серв погиб после случайного выстрела мутанта-стрелка. Костяной шип пробил броню и попал несчастному в голову. Других жертв не было.
        Несколько часов длилось потрошение тел мутантов, ремонт вагонов и лечение раненых. Локомотивы, к счастью, не пострадали, хотя риск был. Руководство приняло решение переставить пару десятков пустых вагонов вперед состава. Там будут находиться герои, которые и примут на себя основной удар. После маневров Марта Первая, а за ней и Марта Вторая, двинулись дальше по железнодорожной ветке на юго-восток. Впереди лежала Тверь.
        К ночи мы преодолели значительное расстояние, оказавшись всего в пятидесяти километрах от города. Пути все еще находились в отличном состоянии, так что до пункта нашего назначения оставался всего лишь час езды. Людям дали как следует отдохнуть и выспаться, выставив минимальный караул. Исключением стали Призрак, которого отправили на разведку. Ворона тревожить не стали, поскольку он только со смены. Как и предполагалось, ничего интересного сверху обнаружить не удалось. Элхорги прятались в глухих местах, а из-за пониженной активности обнаружить их было непросто даже эфирным зрением, коим среди героев рейда никто не обладал. Сонар скорее засекал движение на большом расстоянии.
        Подаренная катана была не слишком длинной, поэтому я приспособил ее на пояс, изготовив из толстой проволоки грубое крепление к ремню. Лезвие спокойно болталось, но мечи Истоки не точили остро, поэтому проблем меч не доставлял. Тем более даже слабое мета-поле не давало клинку касаться ноги.
        - Поздравляю с Рождеством, - в своей хмурой манере проговорил Дмитрий утром и обратился к проснувшейся Ирис. - А у вас что празднуют - Хануку?
        - Ханука - это не совсем Рождество, - ответила девушка, мило зевая. - К тому же у нас не только евреи среди родни-родни. Кто-то празднует на западный манер перед Новым Годом, кто-то следует православным канонам…
        - С Рождеством… - пробормотал я, решив не упоминать родные обычаи.
        В Империи отмечали лишь день рождения Императора, но на некоторых отдельных планетах религия тоже имела важное значение.
        - Вы упоминали, что Москварецк и Петровск подверглись бомбежке. Тверь не трогали? - поинтересовался я.
        - Нет, насколько нам известно, - ответил Окурок.
        - Сразу сделали ставку на Усть-Корсу?
        - Не совсем так, - покачал головой наставник. - Вскоре после Падения правительство с президентом Медвединым пало и власть захватила военная хунта под руководством генерала Чагина. Они получали информацию из других стран. Большинство государств решило сосредоточить усилия на одном месте. Посчитали, что небольшие острова - это лучшее место для удержания обороны. Крит, Кипр, Сардиния, Готланд, Ирландия, Тайбей, Кюсю - туда бросили все силы по зачистке, а затем мигрировали выжившие с большой земли.
        - И как у них обстоят дела сейчас?
        - Неплохо, наверное. Вот только никто не ожидал, что со временем в морях и океанах появятся монстры по типу нашего Шаи-Хулуда. Судоходство стало практически невозможным, и люди оказались запертыми на островах. Одним из исключений стал Лейпциг. Рейх не решился штурмовать столичные города, а сосредоточил войска на среднем по размерам поселении. Им удалось отбить его, и сейчас Лейпциг является столицей центральной Европы. Генерал Чагин, прознав про успехи Рейха, решил тоже зачистить один из городов. Выбор пал на Кызынь. Сведений о дальнейшей судьбе остатков нашей армии мало. Нескольким счастливчикам, либо ренегатам - смотря с какой стороны смотреть, удалось сбежать с поля боя при штурме Кызыни и добраться до Корсы. По слухам, случилась жуткая бойня. Суперов тогда было мало, а альфы уже появились. Эволюционировавшие мутанты пробивались даже через сплошную танковую броню, а обычные пули не наносили им вреда. Так что наступление провалилось.
        - Следовало сразу умерить аппетиты и избрать своей целью город с небольшим населением, - фыркнула Ирис. - Усть-Корса - хороший вариант.
        - Да, устроились мы неплохо. Разве что за углем теперь приходится далеко ездить, - резюмировал Окурок.
        Мы провели утренний моцион и облачились в свои рабочие костюмы синего цвета. Я лишь на ноге заимел прореху, в остальном мета-поле защитило мою одежду от повреждений. Жаль, но стандартные костюмы не имели функции восстановления.
        Составы продолжили свой путь. Ворон, Призрак с Сонаром на спине и прочие Скрытники поднялись в воздух и двинулись впереди поезда, разведывая дорогу. Брунгильда по общему каналу давала последние наставления перед решающей схваткой. К сожалению, никакой иной рабочей стратегии, кроме как заявиться в лоб, местные не придумали. Мутанты быстро сбегались на шум, поэтому действовать одиночными мобильными группами не выйдет. Движей было не так уж и много, чтобы отправлять их на зачистку одних. Да и по большей части для суперов опасность представляли не низшие элхорги, а альфа-мутанты, которые часто умели либо высоко прыгать, либо летать, либо сами отлично стреляли издали. Так что герои предпочитали собираться в единый кулак и встречать опасность совместными силами.
        На этот раз решили не въезжать на всех парах в город, а остановиться в пригороде и привлечь внимание мутантов. Мы проехали полосу участков с небольшими летними домиками и остановились в зоне малоэтажной застройки. Впереди виднелся заброшенный парк, а также силуэты многоэтажек, проявляющиеся из утренней туманно-снежной дымки. Температура держалась немногим ниже нуля. Если подняться повыше, то становилось видно петляющее русло полноводной реки под название Волга.
        - Приготовиться! - скомандовала Брунгильда по рации. - Стрелки, выманиваем цели!
        Жар-Птица, Ирис и еще несколько летающих Стрелков поднялись в воздух и двинулись в сторону городских кварталов. После чего принялись беспорядочно поливать спальные многоэтажки разностихийными не особо мощными снарядами. Грохотание разрывов докатывалось и до состава.
        - Достаточно. Возвращайтесь, - разнесся приказ.
        Стрелки вернулись к поезду. Наступило затишье. Напряжение словно застыло в воздухе. Суперы и сервы приготовились отражать наступление орд мутантов. Однако вокруг стояла гнетущая тишина. Минута сменялась другой, но элхоргов на горизонте не появлялось.
        - Не могли же скандинавы зачистить Тверь мимо нас? - пробормотала Брунгильда по рации.
        - Точно нет, - ответил ей мужской голос. - Но этот штиль мне не нравится.
        По прошествии получаса Брунгильда снова отправила Стрелков вперед, велев продвинуться дальше вглубь города и пошуметь как следует. Воздушные снайпера и лучники направились выполнять задание. До нас доносились отголоски взрывов и треск.
        - Дерьмо! Альфы! - вдруг раздался напряженный голос по рации.
        - Откуда, б****?!
        - Они забрали Гекату!
        - Лучемет ранен!
        - Живо возвращайтесь! - рыкнула Брунгильда. - Сколько их?!
        - Не меньше десятка Движей!
        Я взвился в воздух.
        - Все остаются на месте, это приказ! Я прикрою отступление! - героиня в броне отправилась на выручку Стрелкам.
        - Но Геката…
        - Отходите немедленно! - повторила Брунгильда, стремительно летящая в сторону воюющих Стрелков.
        Я не стал нарушать субординацию. Издалека было видно, как на маленькие точки Стрелков нападают серые фигуры разных форм и размеров. Некоторые альфы также отстреливались в ответ, другие вступали в ближний бой и старались разорвать героев когтями и клыками.
        Вскоре Брунгильда ворвалась в строй и надавала нескольким мутантам по морде. Зажатые Стрелки продолжили отступление, но, кажется, альфы успели еще кого-то утащить. Фигурку Ирис я видел - девушка смогла отлететь назад, бросая в неприятеля фиолетовые сгустки.
        - Твари! Мы должны им помочь, - вскрикнул кто-то.
        Похоже, часть героев вознамерилось проигнорировать приказ командующей, что могло закончиться не слишком хорошо.
        - Правый фланг! - раздался по общему каналу голос Ворона.
        Взоры суперов обратились на противоположную сторону от состава. Из-за домов и заборов показались бегущие элхорги. Я удивленно приподнял брови. Упитанные альфа-мутанты с развитыми аурами двигались по земле синхронно, словно бы соблюдая строй. Это само по себе выглядело странно, как и слитное нападение летающих альф на наших Стрелков. Будто бы полуразумные монстры переговаривались и координировали свои действия, либо кто-то направлял их со стороны.
        Внимание оставшихся у состава героев сразу же переключилось на новую опасность.
        - Мочи ублюдков! - рявкнул Гризли и выступил вперед.
        Его примеру последовали другие Истоки, Морфы, Громилы и Щиты. Остальные заняли позиции на верхушке вагонов и принялись отстреливаться.
        Среди альф встречались и не совсем обычные особи. Некоторые были закованы в сплошной панцирь, имели чешую, либо множество подвижных костяных пластин, защищавших тело. Свежий элхорг напоминал в целом гуманоида с серо-синей кожей: две пары вытянутых конечностей с различимыми руками и ногами, а также продолговатой головой. Старые мутанты же со временем приобретали разные экстравагантные формы. Я увидел паукообразного альфу со множеством лап, элхорга с мощными клешнями, но самым странным являлось громадное катящееся колесо плоти диаметром в три метра. Различить в округлом мутанте руки и ноги уже было сложно. С разных сторон торчали когти и шипы, легко втыкающиеся в промерзший грунт и даже асфальт.
        - Я возьму его на себя. Гра-а-рх! - Гризли обратился в огромного медведя и встал на пути следования смертельного колеса, которое катилось одним из первых.
        Дальнобойные мутанты заняли позиции позади и принялись расстреливать героев. Я же оценивал ситуацию и внимательно вглядывался эфирным зрением. Мои опасения подтвердились. Перед разворачиванием альфа-стрелков в воздухе мелькнула серая дымка, остающаяся от эфирных пси-волн.
        - Ворон! - настроил я рацию на союзника. - Отправляйся и найди альфа-поводыря, который управляет остальными.
        - Поводыря?! - донеслось ошарашенное.
        - Действуй! По идее он должен быть на возвышенности или на верхних этажах зданий. Не подставляйся!
        - Понял. Действую…
        Напарник взмахнул крыльями, активировал мету скрытности и направился исследовать округу. Было бы эффективнее атаковать врага с помощью одной из моих любимых печатей плазмострела, но тогда бы ко мне сразу появилось множество вопросов. Я спрыгнул с вагона и быстро осмотрелся. Мясно-шипастое колесо врезалось в Гризли. Герою удалось нанести тому длинную рану своими когтями, но и колесо оставило множество ран в медвежьей шкуре. Гризли припал на колено и приготовился встречать врага, который направился на второй заход. Центр существа - там, где находилось ядро, был защищен мощными костяными наростами.
        Я сформировал грубую, но действенную Взрывную печать, бросился сбоку и нанес быстрый удар клинком. Темно-синий эфир пробил мета-поле крутящегося мутанта. Сама по себе атака не нанесла серьезных повреждений, но одновременно я активировал сверкающую Взрывную печать, прицепив ее сбоку. Затем резко отскочил в сторону. Раздался взрыв, колесо отбросило в сторону, не дав ему доехать каких-то пары метров до Гризли. Удар пришелся изнутри мета-поля, которое отлично выступило в качестве закупоривающего покрытия, что усилило взрывной эффект.
        В альфа-колесе образовало огромное отверстие полуметрового диаметра, ошметки мутанта раскидало по полю боя. Круглый монстр упал на бок, но сразу же попытался встать, выпростав из тела две узловатые конечности, напоминающие руки. Но Гризли не дал ему это сделать, навалившись сверху.
        - Молоток, Песец! - отрывисто проревел медведь.
        Не слишком понимая, причем здесь строительный инструмент, я оставил героя разбираться с альфой самостоятельно, сам же отправился на выручку к другим суперам. Рядом сражалась Алебарда - та самая героиня, что когда-то провожала нас на инициацию. Я немного не успел. Альфа снес Алебарде голову конечностью, на конце которой виднелся тонкий диск, окутанный оранжевыми энергетическими сполохами. Жаль, хорошая была женщина. На этот раз времени помогать пострадавшей не было совершенно, поскольку в таком случае жертв только станет больше. Хотя я отметил краем глаза, что Костоправ героически бросился к обезглавленной героине.
        Окурок орудовал немного в другой стороне. Суматоха боя позволяла почти не сдерживаться, да и скверная ситуация намекала, что мне бы стоило выложиться на все сто процентов. Мой тяжелый клинок окутался темно-фиолетовыми всполохами, и я влез в самую гущу боя. Альфа с диском быстро лишился своей опасной конечности, после чего мне удалось проткнуть эфирный доспех врага и достать ядро. Аурный орган пошел вразнос и высвободил хранимую энергию. Монстр вспыхнул ярким ревущим пламенем и рухнул на окровавленный снег в агонии.
        Наши Стрелки вернулись по большей части и начали вместе с Брунгильдой помогать в сражении. Вот только и атаковавшие их альфа-стрелки также подтянулись со стороны города. Героям приходилось несладко. Вокруг раздавались крики раненых и умирающих. Альфа-мутантов тоже удавалось выводить из строя, но медленнее, чем хотелось бы.
        Я расправился с еще двумя альфами ближнего боя. Один имел невысокую подвижность и прочный панцирь, но это не помогло ему сохранить мозги. Следующая тварь обладала четырьмя верхними конечностями, оканчивающимися металлическими длинными лезвиями. Было непросто пробиться сквозь мельницу свистящих выпадов. Пришлось сначала снизить ему количество рук, а затем уже и пробить ядро.
        Переведя дух и осмотревшись, я заметил, как в Стилете - одном из курсантов с нашего потока, образовалась дыра в груди размером с голову. Краткий, но мощный луч одного из альфа-стрелков прошил его насквозь вместе с вагоном, стоящим позади. Рядом со Стилетом сражалась Бестия. Дела на этом участке и так шли неважно, а теперь и вовсе оборона рассыпалась. Бестия в своей звериной форме с израненным Истоком в шлеме по прозвищу Вейдер остались вдвоем против четырех альф.
        Я бросился на помощь и буквально в последний момент успел отрубить конечность, готовую воткнуться героине-гончей в голову. На меня с нескольких сторон насели сразу трое мутантов. Один обдал обжигающей струей пламени, второго я полоснул клинком, а третий схватил выставленную мной для защиты руку мощной клешней. Пока я разбирался с другими альфами, клешнерукий приложил максимум усилий. Защитное поле я, само собой, усилил, но мощь противника недооценил. Одновременно случилось два события: мой клинок пронзил ядро противника, а клешня с громким клацаньем сомкнулась, и моя левая кисть упала на землю.
        - «Кшерданг! Имп!» - рявкнул я мысленно, напряженно отбиваясь от выпадов альф.
        - «Болевые ощущения приглушены, произвожу закупорку сосудов.»
        Кровотечение быстро остановилось. Торнадо направил воздушный вихрь во врага, а Вейдер с Бестией, хоть и были изранены, также смогли отвлечь противников. Убивший Стилета альфа-стрелок избрал своей следующей целью меня, однако я вовремя среагировал, почуяв накопление плазменной энергии. Выстрел прошелся по касательной, и лишь слегка опалил плечо.
        Паукообразная тварь оплела Брунгильду какой-то мощной паутиной, из которой героине выбраться не удавалось. Однако это не мешало ей летать и сбивать врагов, словно шар кегли - в том заведении «Тень Героя». Пара альфа-стрелков даже прилипло к паутине и уже не могли нанести вред.
        В свою очередь героиня по прозвищу Плющ оплела ноги нескольких альф, пригвоздив их к земле прочными лианами. Природной магией тут тоже некоторые суперы владели. Мутанты со временем освобождались, но Плющу удавалось сдерживать нескольких врагов, не подпуская к людям.
        Тем не менее, супергерои несли потери. Альфа-мутанты действовали не менее организованно, чем Корпус, но при этом не уступали нам по боевой моще в целом. Похоже, в них соединилась сила сотен тысяч человек, которые когда-то проживали в городе, а также бежали из столицы. Теперь понятно, почему рядовых элхоргов мы ни одного так и не увидели - их всех сожрали более сильные сородичи.
        - Нашел! - раздался по рации торжествующий шепот Ворона.
        Глава 8
        - Отлично! Направление?! - рявкнул я в устройство.
        - Северо-восток от первого состава, - лаконично ответил Дмитрий. - Двенадцатиэтажный дом с зелеными полосами, предпоследний этаж.
        - Дождись моего подхода, - сообщил я в рацию, отходя с поля боя.
        - Песец, спасибо, что помог! - откликнулась Бестия с сильным звериным акцентом, поскольку находилась в своей морф-форме.
        - Дальше сами, - произнес я и подал энергию в еще не развалившуюся летную печать. Эфир движения поднял меня в воздух и понес вперед.
        - Эй, ты куда?! Ты не можешь сбежать сейчас! - донеслись до меня затихающие слова Бестии. Времени возиться с ней не было, поэтому я проигнорировал обращение.
        - Песец, может лучше попробовать мне? Он заметит тебя, - предложил Ворон.
        - Не заметит, не беспокойся.
        Я поднялся над облаками и поставил летную печать на автопилот, после чего принялся за формирование Теневой вуали. К моменту, как я достиг многоэтажек, мое тело покрыло поле скрытности, схожее по действию с метой Ворона. Это не было полной невидимостью, но заметить скрытого мета-человека, особенно в слабоосвещенном месте, сложно.
        Рука благодаря действиям импа меня беспокоила слабо. Мета-поле, конечно, потеряло слегка в своей эффективности в данном месте, но каналы распространения защитного эфира находились по всему телу, поэтому потеря одной конечности не является таким уже критичным повреждением. Большую тревогу вызывал низкий уровень эфира в резерве. Быстрый бой с целой армией альф заставил меня изрядно потратиться. Я не стал накладывать Взрывную печать или плести иные убойные заклинания, поскольку опасался, что мне может не хватить энергии на полет.
        Правая рука, в которой находились самые мощные энергетические каналы, была в полном порядке, поэтому призрачному клинку ничего не помешает. Катану я повесил обратно на пояс. Хоть меч показал себя прекрасным проводником темного эфира, все же он имел вес и инерцию, слегка ослаблял поток энергии, а также не позволял регулировать длину и толщину орудия. Так что великолепный подарок Ронина останется моей маскировкой.
        Достигнув высоких зданий, я осторожно спустился из зоны облаков и вгляделся эфирным зрением. Не без труда, но мне удалось обнаружить слабую сокрытую ауру существа, которое сидело на потолке предпоследнего этажа одного из домов.
        - Попробую подобраться. Прикроешь, - отрывисто скомандовал я.
        После чего направился к западной стене строения. Судя по увиденному в окнах, верхние этажи были заняты просторными апартаментами класса люкс. Я подлетел к одному из дальних окон и аккуратно вырезал призрачным клинком отверстие в толстом стекле. Помещение было покрыто слоем пыли, но в целом почти не пострадало после Падения. Казалось, что владельцы апартаментов всего лишь уехали в краткую поездку к жарким странам и скоро вернутся. Однако с наибольшей долей вероятности их давно уже нет в живых. Следовало поспешить, поскольку каждая секунда могла стоить жизни очередному герою Корпуса. Поэтому время на придумывание хитрых планов тратить не стал.
        Стараясь не шуметь, я приоткрыл дверь и проник в коридор. Альфа находился в большом помещении с высокими окнами, из которых должен открываться относительно неплохой вид на происходящее неподалеку. Все-таки близко мутант-поводырь подходить не решился, оставшись наблюдать издали. По своему виду вцепившаяся в потолок тварь походила на обычного элхорга, только крупного и двуцветного: светло-серые конечности сменялись темным торсом.
        Теневая вуаль глушила в том числе и издаваемые мной звуки. Я ворвался в помещение, пробежался и подпрыгнул, вытянув призрачный клинок. Аура альфы была частично скрыта, а также имела непонятную словно бы сдвоенную структуру. Я решил метить сразу в ядро, чтобы не оттягивать расправу над организатором мутированной обороны города. Монстр что-то почуял: то ли потоки воздуха из-за моего стремительного движения, то ли какие-то звуки все же услышал. Тварь начала поворачиваться, но было уже поздно: я пробил сопротивление отнюдь не слабого мета-поля и вонзил скрещенные лучи прямо в ядро.
        Элхорг бросился прочь и будто бы развалился на две части. Одна темная часть упала на пол, а вторая, светлая, вполне резво поскакала к оконному проему. После приземления на ноги мне потребовалось несколько мгновений, чтобы понять, в чем дело. Умный альфа-поводырь использовал в качестве доспехов другого мутанта, защищавшего его уязвимые места. Сразу стало понятно, что же за сдвоенную структуру я заметил: просто у брони имелось свое ядро, которое я и проткнул.
        Сам же псионический мутант бросился через проломленное ранее окно и прыгнул на соседнее здание. При этом он отчаянно распространял вокруг себя волны пси-энергии. Очевидно, что тварь в какой-то степени сохранила разум, и очень хочет жить, потому и зовет на помощь. Вполне возможно, что с отчасти разумной нелюдью можно было бы наладить контакт и исследовать необычную природу поводыря-элхорга, но после учиненных ей зверств разговаривать нам не о чем. К тому же я никогда не любил псиоников.
        Я поддал эфира движения в печать и бросился следом. Метой полета альфа-полководец не обладал, но передвигался он весьма резво, прыгая на значительные расстояния. Ворон принялся палить из винтовки, однако попасть по столь шустрой цели было непросто. Поводырь скакал с одного здания на другое, уходя на север. Я пару раз почти достал его, нанеся выдвинутым клинком несколько резаных ран. Как и предполагалось, альфа не развивал другие способности особо, полагаясь на свою пси-мету и подконтрольных ему существ в качестве защитников. Разве что прыгучести ему было не занимать.
        - Песец! Альфы летят сюда! Много! И по улицам бегут тоже! - донесся обеспокоенный голос Ворона.
        - Скройся. Я сам догоню его.
        - Сейчас, еще разок пальну… Остался последний мета-снаряд.
        Ворон ускорился и приблизился к цели. Раздался выстрел. Я ничего особенного не ожидал, но напарнику удалось-таки попасть по находящемуся в прыжке альфа-поводырю. Расцвел огненный бутон, а противника отбросило в сторону. Мутант перешел в неконтролируемое падение. Конечно, с такой высоты убиться он не мог, но заминка предоставила мне возможность сократить расстояние. Я не стал колоть или бить сбоку. На этот раз я успел поднести призрачное лезвие перед поводырем прямо перед тем, как он снова прыгнет в сторону. Мутант оттолкнулся усиленными ногами, выбив снежный вихрь и асфальтную крошку. И сам напоролся на выставленный мной клинок.
        Яркое лиловое лезвие пробило эфирный доспех и вонзилось в плоть. Сила прыжка твари была такова, что меня тоже бросило следом на ним, а призрачный клинок слегка наискосок прошил тело насквозь. Две половинки существа разлетелись далеко в разные стороны. Я бросился к верхней половине, которая все еще пыталась быстро убежать, используя руки, и проткнули псионическое ядро. Высвободившаяся видимая эфирным зрением серая дымка быстро разлетелась по округе, сообщая миньонам монстра о том, что хозяин мертв. Альфа задергался, но он уже явно не представлял угрозы. На всякий случай я прошил его вытянутый череп и разделил на две половинки. Черная жижа и мозговое вещество оросило кристально белый снег, словно скверна лучистые одеяния невесты.
        В спину прилетел болезненный луч. Я рыскнул в сторону, уходя с линии атаки. Альфа-стрелки прибыли на помощь хозяину, хоть и было уже поздно. Бодаться с ними сил у меня уже не оставалось. Эфирная недостаточность, усталость и раны давали о себе знать. Я нырнул в окно ближайшего здания и активировал Теневую вуаль. Немного проплутав меж зданий, мне удалось относительно быстро оторваться от погони. Район рядом с местом гибели альфа-поводыря стал местом паломничества для его подданных. Раздавался заунывный вой и безумный рокот. Кто-то убежал сразу, другие долго стояли рядом с останками хозяина. Пси-внушения со временем слетают, растворяются организмом, так что вскоре оставшиеся в живых альфы придут в себя и станут обычными мутантами-одиночками. Но пока что лучше не попадаться на пути свихнувшейся стае.
        Да уж, интересные формы принимают элхорги, если ими долго не заниматься. Каких еще чудес можно ожидать от этого дикого мира?
        Я отлетел подальше от капища мутантов, горюющих о кончине предводителя, и схоронился в одном из зданий. Эфира оставалось на самом донышке резерва, так что мне требовалась передышка.
        - Ворон, в порядке? - уточнил я по прямому каналу.
        - Да, мне удалось уйти… Полагаю, мне не стоит болтать о двухметровых лучах необычного оттенка?
        - Правильно полагаешь, - хмыкнул я. Приятно, когда напарнику не надо все разъяснять по двадцать раз.
        - Ты всегда так умел или снова «мета развилась из-за стресса»?
        - Всегда. Когда-нибудь я расскажу тебе свою историю.
        - Ловлю на слове…
        - Песец, Ворон, куда вы подевались, черт вас дери?! - раздался раздраженный голос Окурка, когда я переключился на общий канал. - Альфы ушли, можете возвращаться.
        - Не может быть! - заметил я устало и саркастично. - А то мы не знаем!
        - Песец, о чем ты толкуешь? - вклинился в разговор голос Брунгильды.
        - Мы с Вороном нашли и убили альфа-поводыря, который руководил мутантами. Поняв, что его жизни угрожает опасность, он и отозвал своих бойцов.
        В эфире на некоторое время образовалась тишина.
        - Ладно, я пока передохну немного. Песец, отбой.
        Я отключил общий канал и плюхнулся на пропыленную промерзшую двуспальную кровать. Пружины матраса жалобно скрипнули. Хоть мета-поле и защищало от холода, но я предпочел поставить более экономичную печать обогрева, напитав заклинание остатками эфира.
        Источник энергии, тянущий солнечный эфир, работал неспешно. Надо будет пригласить кого-нибудь вроде Брунгильды на массаж и скрытно провести диагностику. Или Ирис уломать, приоткрыв завесу тайны немного? Неизвестно, будут ли аурные узоры Вейцман мне полезны, но учитывая какие монстры здесь обитают, как разумные, так и не очень, любое усиление пригодится.
        Спустя час я частично восстановил свой резерв и счел, что его будет достаточно. Использовать аварийную целительскую печать не стал, поскольку это может вызвать ненужные вопросы. Все же многие видели, что я потерял кисть. Обновив летную печать, я вылетел из квартиры и направился к составу. Поезд стоял на том же месте. Несколько вагонов были раскурочены. Броневагон второго состава представлял собой металлический цветок, чьи лепестки и семена были раскиданы в разные стороны. Рядом под тканью лежали тела погибших. Похоже, какая-то тварь смогла проникнуть внутрь, либо что-то произошло со снарядами. Все же взрывчатые боеприпасы были изготовлены до Падения, и за столь долгий срок легко могли прийти в негодность.
        Я спустился на поверхность. Вокруг все еще царила суета. Герои и сервы чинили технику и вагоны, копались в телах мертвых альф. Развороченный броневагон резали лазерными лучами на куски, а громилы оттаскивали куски в сторону от железной дороги. Металл в целом ценился в Корсе, но, как я понимаю, сейчас есть более ценные ресурсы для перевозки.
        - О, Песец! - первым меня заметил шерстяной громила. Выглядел Гризли помятым: геройский костюм затянул повреждения, но повсюду виднелись следы крови и грязи, а правая рука героя была обрублена под корень. - Ты действительно завалил главного поводыря?
        - Ага… - односложно ответил я.
        - Тогда это надо будет отпраздновать! - хлопнул меня медведь по плечу здоровой рукой. - Не такие уж курсантики и бесполезные!
        - Тебя еще не вылечили? - кивнул я на отрубленную конечность.
        - Ерунда! - пожал плечами Гризли. - Лекари всю силу истратили на тяжелораненных. Кто-то сейчас только на их подпитке и выживает. Так что подожду своей очереди. Тоже через боевое крещение прошел? - усмехнулся мужик, намекая на мою кисть. - Первый раз руку теряешь?
        - Нет. Было один раз в Академии…
        - Академии? - почесал здоровяк голову.
        - Неважно.
        - Песец, вот ты где! - подлетела Брунгильда. На костюме героини все еще виднелись следы прилипших волокон, но по большей части от паутины она избавилась. - Где тело поводыря?
        - Вокруг него еще могут находиться альфы в большом количестве, - предупредил я.
        - Я пошлю Призрака для подтверждения.
        - Ворон, покажи Призраку место смерти поводыря, - передал я напарнику. - Близко не подлетай.
        - Принято, - откликнулся Дмитрий.
        Вскоре пара скрытников улетела в северном направлении. Брунгильда бросила на меня подозрительный взгляд:
        - С каких это пор курсанты владеют рациями с отдельными каналами?
        - Приходится заботиться о боеспособности команды, - пожал я плечами.
        - Скандинавия открыто такие не поставляет. Ты знаешь, у кого их можно достать?
        - Есть один знакомый. Но он хочет остаться независимым поставщиком.
        - Понимаю, - передернула плечами героиня. - Я готова выделить средства на партию раций. Корсы твоего поставщика устроят?
        - Мне надо уточнить данный вопрос.
        - Тогда обсудим более подробно по возвращении, - кивнула женщина, мягко улыбнувшись. После чего дотронулась до рации и передала по общему каналу. - Команда ноль-тридцать-семь, вы отлично потрудились. Выражаю вам благодарность от лица Корпуса.
        Раздались редкие выкрики и поздравления от находящихся снаружи героев в нашу честь.
        - Продолжаем работу! - рявкнула Брунгильда по общей связи. - У нас еще куча дел!
        - Мне положен отгул? - помахал я культяпкой.
        - Можешь быть свободен, - кивнула старшая героиня.
        Я направился в наш вагон, встретив по пути мрачную Синергию.
        - Как все прошло? - бросил я, увидев, что женщина остановилась.
        - Могло быть и лучше, - скривилась она. - Курсанты уже стреляют лучше штатных героев…
        Соседка по этажу ушла прочь, бурча нечто нелестное про себя. Я лишь мысленно пожал плечами.
        Возле входа в жилой вагон я увидел дымящего Окурка.
        - Хорошо поработал, - кивнул он.
        - У тебя сигареты когда-нибудь закончатся?
        - Разве что в аду, - хмыкнул мужчина.
        - Ирис?
        - Словила истощение - валяется в купе.
        Я прошел в вагон и заглянул в нашу тесную каюту. Девушка лежала бледная на койке, а ее аура была блеклой, подстать цвету лица. Конечно, тело колдуна или чародея может прожить и без эфира, но по себе знаю, насколько это неприятное чувство. Ты привыкаешь использовать телесный эфир для усиления или полета, мелкие раны быстрее излечиваются, организм меньше устает. Некоторые колдуны, или те же мутанты, могут и помереть при эфирной недостаточности, поскольку их тело завязано на разные аурные процессы. Но Ирис не была еще настолько плотно подсажена, как говорят местные, на иглу эфира. Так что ей просто нездоровилось.
        - Как твое самочувствие?
        - Хреново-хреново, - поморщилась блондинка, привстав в кровати и облокотившись о стенку поезда. - Не рассчитала свои силы и переусердствовала. Теперь внутри образовалась сосущая пустота. Я почему-то не удивилась особо, когда услышала про твое очередное геройство. Наверное, я никогда не смогу с тобой сравниться…
        - У меня намного больше опыта и знаний, поэтому тебе нечего стыдиться.
        - Мы же в один день на инициацию пошли… Ой, твоя рука! Покажи.
        - Да все в порядке. Потом излечат…
        - Покажи! Еще заражение подхватишь.
        Я показал свою левую конечность, которую Ирис внимательно осмотрела. Пустяк, но проявление заботы от красивой девушки - всегда приятно.
        - Хм, рана почти-почти закрылась.
        - Давай-ка теперь я тебя осмотрю.
        - Все нормально. Со временем ядро начнет вырабатывать мета-вещество. Надо всего лишь отдохнуть…
        - А вдруг не восстановится? Ложись спиной вверх и не подглядывай.
        - Что ты собрался делать?!
        - Тибетские духовные практики. Я же рассказывал тебе. Ложись!
        Девушка нехотя подчинилась и улеглась на живот. Я присел с краю и поднесь руки к спине. Спереди аура лучше просматривалась, поскольку позвоночник не мешал проникающему излучению, но и так сойдет. Первым делом я сплел диагностическую печать, и исследовательские щупы проникли внутрь тела Ирис.
        - Ч-что это за ощущение?! Эй, я не разрешала меня трогать!
        - Не шевелись, иначе все испортишь, - я принялся массировать ей спину, изображая массаж. - Хочешь ведь, чтобы ядро снова заработало?
        Сам же в режиме форсированного обучения внимательно запоминал аурные узоры героини, особое внимание уделяя ее источнику эфира. Он был больше размерами и сложнее. Каналы переплетались, создавая сложный трехмерный конструкт. Пришлось повозиться и покрутить его голограмму с помощью диагностической печати, чтобы запомнить.
        - Если ты выкинешь нечто непозволительное, я тебя поджарю, - буркнула Ирис.
        - Чем? Молний-то у тебя и нет.
        - На сковородке!
        - Какая жестокая смерть… Не подглядывай!
        Вскоре мне удалось разобраться со всеми завитками и каналами. Я развеял печать, после чего поднес правую уцелевшую руку к месту между лопаток - здесь ядро находилось ближе всего.
        Эфирная недостаточность - нередкое явление в Аккотрельмской Академии, в которой порой заставляли выкладываться на полную. Поэтому одним из первых чему нас научили - это лечить истощение. По сути, это походило на запуск местного двигателя внутреннего сгорания, конструкцию которого я бегло просмотрел в одном из учебников. Чтобы топливо воспламенилось и мотор заработал требовался начальный импульс, искра. Полагаю, что в естественных условиях Ирис и сама восстановится, получив эфир с пищей или солнечными лучами. Но если дать небольшой толчок, то генератор эфира запустится раньше времени, и он уже дальше насытит все остальные аурные узоры.
        Забавно, но в чем-то показанный нам еще будучи студиозусами эфирный спектр походил на мету Ирис. Наверное, фиолетовым цветом и принадлежностью к стихии молнии. В остальном энергии отличались. Сила Ирис была направлена больше на разрушение.
        Мне пришлось потратить некоторое время на тренировки, настраивая нужный спектр. Найдя подходящий, я преобразовал часть сырого эфира и выпустил его через каналы руки. Защитное поле Ирис также не работало из-за недостатка энергии. Пурпурные молнии окутали мои пальцы и легко проникли в тело пациентки, достигнув ядра.
        - Ай! - девушка дернулась. - Больно! Что ты творишь?!
        - Уже все, - быстро отпрыгнул я от разгневанной девицы. - Прислушайся к себе.
        Аура девушки получила начальный импульс, ее массивный генератор эфира заработал и начал снабжать организм энергией. Девушка задумалась, нахмурившись, а спустя несколько секунд просияла:
        - Сила возвращается! Ура-ура!
        - Я рад, - откинулся я на противоположном сидении.
        - Как ты это сделал?!
        - Секрет рода, но ты можешь узнать его при одном условии.
        - Каком же? - подалась любопытная блондинка вперед.
        - Нужно всего лишь вступить в род Кройц…
        Глава 9
        - Пф-ф, а может это тебе лучше вступить в род Вейцман? - приподняла она бровь.
        - Благодарю за предложение, но я воздержусь. Ладно, рано или поздно ты согласишься.
        - И не мечтай-мечтай!
        - Может, мне стоит переговорить с твоими родителями? - задумчиво протянул я. - Они ведь у вас всем заправляют?
        - Папа с мамой, - кивнула Ирис. - Можешь попробовать. Дай знать, и я организую вам встречу.
        - Договорились.
        Что ж, переговоры между родами - дело привычное. Хотя утащить к себе перспективную колдунью из чужого рода должно быть непросто. Обычно в таком случае требовалось солидное подношение, если речь не идет о свадьбе. Во втором случае на Аккотрельме были особые традиции, подразумевающие выплату той же монетой. Род, в котором остались супруги, должен в будущем предоставить партнера, который перейдет в другую семью в качестве компенсации.
        Отсутствие левой кисти немного напрягало. Заработал вагон-ресторан, куда мы с Ирис сходили пообедать. Ради особого случая подали помимо прочего даже свиные стейки, которые стоили в Корсе недешево. Картофель-хруст я мог есть одной рукой, а вот порезать мясо оказалось непросто. Пока я раздумывал, не стоит ли применить призрачный клинок, при использовании которого имелась вероятность разрезания тарелки или стола, Ирис пришла мне на помощь. Девушка передвинула мой стейк к себе и тщательно порезала на кусочки, после чего вернула тарелку.
        - Спасибо.
        - Не за что. Мы ведь команда-команда и должны помогать друг другу.
        - Верно. Я знал, что из тебя выйдет толк.
        - Только давай обойдемся без снисходительного тона, Песец.
        - Ничего не могу обещать…
        Вейцман коротко поведала мне о том, что происходило возле поезда с ее перспективы. На разных участках поля битвы шли свои столкновения. Вот только Ирис не рассчитала свои силы и грохнулась в обморок, когда истощила свой эфирный резерв. Поэтому отход альф она не застала.
        - Сходи к лекарям, - предложила девушка по окончанию трапезы. - Может, кто-то уже освободился?
        Я прошелся по вагонам в поисках целителей, однако они и вправду были заняты. Пара человек находилась в критическом состоянии, и их жизни поддерживались вливанием живительного эфира. Лекари работали буквально с колес, тратя всю энергию, которую успевают выработать их источники. Впрочем, постепенно шло формирование жизненно важных внутренних органов, и рано или поздно, но кризис минует, и лекари смогут заняться другими пострадавшими. Мета-целители также различались по своим способностям. Кто-то мог лишь ускорять лечение ранений, кто-то умел отращивать и утерянные конечности с органами.
        Один бедолага получил тяжелую рваную рану грудной клетки, при этом удар повредил и его ядро. На одного мета-человека стало меньше. Впрочем, восстановить ранее работавшее ядро будет проще, чем пройти мета-инициацию.
        Алебарда выжила. Героине, как это ни странно, повезло, что она получила повреждения в самом начале сражения, когда лекари были полны сил. Плюс она получила резаное ранение, которые исцелялись проще и быстрее. Костоправ шустро утащил тело и голову в безопасное место и сразу начал сращивать. Мозг героини получил некоторые повреждения из-за кислородного голодания, плюс ее шея укоротилась на пару сантиметров, но Алебарда быстро приходила в норму.
        Ждать, когда лекари освободятся, у меня не было желания. Я нашел свободное купе, заперся и принялся за плетение аварийной исцеляющей печати. Конструкт ускорял регенерацию, поставлял в организм нужные строительные компоненты, а также давал инструкции по восстановлению утраченных тканей, органов и частей тела. В Академии нас заставили печать не только вызубрить, но и применить на практике, так что я неплохо разбирался в разных настройках. Ресурсов печать потребляла немало. Все же эфир было проще преобразовать в энергию или движение, чем в материю. Примерно полтора часа потребовалось, чтобы восстановить утерянную кисть. Чуть не напортачил, забыв про настройку ускоренного наращивания ногтей. Без них было бы не слишком комфортно. Свежая, с пылу-жару, кисть имела розоватый оттенок, но ничего - со временем приобретет нормальный цвет.
        Я вернулся в наше купе, в котором помимо Ирис находился Окурок и вернувшийся Ворон. Наш наставник откуда-то притащил несколько бутылок с прозрачным алкоголем и сидел распивал на пару с нахохлившимся Вороном.
        - Тебе уже помогли? - Ирис схватила мою ладонь и внимательно осмотрела.
        - Ага, нашел лекаря.
        - Хорошо, - кивнула девушка.
        - Где достали выпивку? - поинтересовался я.
        - Кое-кто уже успел слетать в погребок тут неподалеку, - откликнулся Окурок. - Мы поминаем погибших. Присоединишься?
        - Сначала попробую.
        - Ты как будто водку первый раз пьешь, - хмыкнул наставник, наливая прозрачной жидкости в граненый стеклянный стакан.
        Я набрал жгучей жидкости в рот, покатал на языке, после чего проглотил.
        - Гадость, - резюмировал я, скривившись.
        - Это тебе не вино, дегустатор доморощенный, - усмехнулся Окурок. - Водку надо пить сразу и быстро!
        - Без меня, ребята, - отрицательно покачал я головой.
        - Правильно. Нечего нажираться в таком месте, - кивнула Ирис. - На нас в любой момент могут повторно напасть.
        - Как нападут, так и получат по мордасам. Эх, сегодня помер мой кореш по инициации - Гвоздемет. Жаль. Отличный был парень, - мужчина осушил стакан, не поморщившись. - Раз тебе не нравится водка, что тогда предпочитаешь?
        - От грибной настойки я бы не отказался, - вздохнул я, вспоминая свой любимый аккотрельмский напиток.
        Взгляды присутствующий скрестились на мне.
        - Грибная? - переспросил Ворон.
        - Настойка? - продолжила Ирис.
        - Теперь понятно, почему тебя водка не вставляет, - фыркнул Окурок.
        - Да это так, особый рецепт с Родины, - решил я не углубляться в подробности. - Ликер мне понравился в принципе.
        - Так значит, не помянешь с нами павших?
        Я вздохнул:
        - Наливай, раз так принято.
        - Другое дело! - воодушевился уже подвыпивший наставник. - Я уж было подумал, что ты не песец, а бобер болотный…
        - «Имп, активируй детоксикацию.»
        - «Приказ принят».
        Посиделки с друзьями принесли мне много не особо полезной информации из их жизни. Заходили посидеть с нами другие герои, в том числе и Гризли. Гигантский герой даже в своей человеческой форме занимал половину койки. Медведь урок усвоил и постарался держаться подальше от Ирис. Ворон и Окурок рассказывали разные истории из прошлого. Также заходил и Ронин, от которого я получил в подарок ценный клинок. Он был русским по национальности в отличие от Нагинаты, однако фанател по ниппонской культуре. Мне его мировоззрение показалось любопытным. Ирис в основном помалкивала и морщилась от царившего в купе алкогольного духа, однако не стала надолго покидать команду. Лишь раз сходила проведать Бестию. И даже немного пригубила прозрачного напитка.
        Я выпивал все, что мне дают, а ментальный помощник исправно нейтрализовывал весь яд. Под конец союзники, кажется, что-то стали подозревать, поскольку Окурок начал мне подливать все чаще и посматривать с неким соревновательным интересом и благоговением. Похоже, возжелал меня перепить или что-то вроде того. Телесный эфир позволял Громилам держаться в противостоянии с, как тут говорят, салатовым змием дольше, чем обывателям. Ворон пал первым. Затем и Окурок отправился освежиться.
        Ирис уступила нижнюю полку отключившемуся пернатому напарнику. Мы еще посидели некоторое время вдвоем.
        - И почему у меня такое ощущение, что ты совершенно трезвый? - задумчиво проговорила она.
        - Может, потому что так оно и есть? - пожал я плечами.
        Наставник все не возвращался, и мы отправились на его поиски. Окурок обнаружился валяющимся в чужом купе. Перепутал немного. Я принес извинения и забрал нашего непутевого куратора.
        Следующим утром прошла церемония прощания с павшими героями. Из пятидесяти восьми членов Корпуса мы безвозвратно потеряли семнадцать человек, среди которых был и Стилет с нашего потока. Сервов погибло более двух десятков. В основном из-за детонации второго броневагона, а также из-за вражеских Стрелков, которые палили в разные стороны. Брунгильда произнесла красивую речь, и было видно, что женщина действительно расстроена. Не слишком-то полезная черта для военачальника, но кроме нее в походе были и другие руководители. К тому же, в целом, у меня не было нареканий к ее командам во время обороны. Если бы она пошла на поводу у младших героев и повела Движей выручать попавших в засаду Стрелков, все могло бы окончиться куда как более плачевно.
        - Поскольку температура стоит стабильно минусовая, мы решили отвезти тела погибших в Усть-Корсу, где их кремируют, либо захоронят. Родственники наверняка захотят попрощаться… - Брунгильда замолкла на несколько секунд и быстро вытерла выступившие слезы. - На этом все! Мы прибыли сюда, чтобы добыть ценные ресурсы, поэтому никакого разгильдяйства. Мне известно, что кое-кто пронес алкоголь в состав. Я закрыла на это глаза вчера, но если подобное еще раз повторится во время похода, то вы останетесь без премии или совсем без оплаты. Понятно изъясняю? Почтить память павших вы сможете после возвращения в город.
        Темнокожая блондинка сурово осмотрела нестройные ряды слушающих ее героев и сервов.
        - Напоминаю, что по правилам рейда все добытые ресурсы отходят городу, в том числе и ядра. Тридцать процентов стоимости товаров распределяются между участниками похода, а также отходят семьям тех, кто не смог вернуться домой. Герои получают долю в соответствии с их самой высокоранговой способностью. Однако мной от лица Корпуса Противодействия Мета-Угрозам и Центрального Управления Усть-Корсы принято решение поощрить следующих лиц: Костоправ! За самоотверженное спасение жизней героев. Ворон! За обнаружение поводыря! Песец! За уничтожение поводыря! Вы можете получить любое ядро на выбор из тех, что нам удастся добыть в походе.
        Раздались одобрительные выкрики. Ворон вяло улыбнулся. Полученная награда и почести смогли ненадолго развеять его вечно мрачный настрой.
        - В городе все еще полно альфа-мутантов, поэтому расхаживать малыми группами строго запрещено! Вечером и ночью нападений на составы не происходило, но это совсем не значит, что подобное не случится в будущем. За работу!
        Нас снова распределили по восьмичасовым дежурствам с той же самой задачей: следить за окрестностями. Составам пришлось сделать крюк через весь город, чтобы добраться до тверской ТЭЦ номер 3. Нам повезло: в закромах станции оставались большие запасы угля, и даже рядом стоял недоразгруженный состав. С собой в рейд привезли пару погрузчиков с ковшами, работавшими, само собой, на мета-жидкости. А также несколько ленточных элеваторов, которые помогали грузить сыпучие материалы. Тем не менее, сервы не могли справиться с работой в короткие сроки самостоятельно. Как я и опасался, суперов также привлекли к погрузке. Что и не удивительно: одна Брунгильда могла заменить сразу несколько единиц техники или тысячу обычных грузчиков. В рейд при этом отправилось не так и много сервов, что тоже понятно: толку от них без соответствующих инструментов и машин мало.
        Несколько полных вагонов с углем удалось сдвинуть с места, но некоторые тележки заклинило наглухо. Руководство приняло решение разделиться на две группы. Один состав остался грузить уголь из станционных запасов, второй направился в поход по городу. Команда из Движей ушла в рейд в центр города. Встретили пару альф, но без своего полководца мутанты быстро пали от героев-Стрелков. Мы обнесли ювелирные магазины, банковские хранилища драгоценных металлов и некоторые другие лавки. Чтобы это потом не досталось другим рейдерам. Само собой, прошерстить весь город мы не могли, но основное Корпус старался забрать сразу.
        Ирис гоняли практически постоянно. Колдунья и впрямь собрала джек-пот, как тут принято говорить. Неплохой Движ и хороший Стрелок в одном флаконе. Ну а мобильность при боевых действиях всегда была залогом успеха. Я также принимал участие в рейдерских вылазках, но всего лишь находился рядом со Стрелками на случай подстраховки. Слитный залп десятка дальнобойных колдунов сразу отбивал у любого альфы желание знакомиться с ними поближе, так что мне работка находилась редко.
        Была мыслишка навязаться в группу по зачистке ювелирной лавки и утащить несколько драгоценных камней для артефактов, но я решил не выделяться. В любом случае в Корсе этого добра было навалом: с Петровска и округи много удалось вывезти за годы рейдерства. Так что украшения стоили относительно недорого.
        Посетили мы и воинскую часть, в которой разжились некоторыми боеприпасами и оборудованием. Военные склады были рассчитаны на долгое хранение, поэтому в них оставалось много полезного. Надолго второй состав остановился возле крупного логистического узлового склада на периферии города, благо туда вели железнодорожные пути. Мы грузили сложные агрегаты, металлопрокат, химические вещества, запечатанные бочки с техническим маслом и все остальное, что смогло пережить годы забвения.
        - Проверяйте, как хранятся запчасти, - напутствовал один из героев. - Если в упаковке и смазке - значит можно брать.
        Всего мы провели в Твери четыре дня. Унылая и однообразная работенка, изредка чередующаяся отстрелом альфа-мутантов. Хотя альфами некоторых назвать сложно. Данный титул является весьма условным. Если перевести на ранги героев, то альфами зовут всех по силе от трех до десяти. В основном в собранной поводырем орде встречались третьи-пятые ранги, хотя и они могли представлять угрозу для героев с не самым сильным мета-полем. Рядовых мутантов в городе мы не встретили ни одного - их всех истребили альфа-властители Твери.
        Недолго думая, в качестве награды я избрал самое массивное ядро. Судя по знакомым узорам, оно принадлежало чертовому колесу, которое я помог убить в начале боя. Ворон, несмотря на свою очевидную полезность, тяготился своими слабыми боевыми качествами. Я посоветовал ему взять себе ядро альфы, который стрелял шипами, насыщенными эфиром. Само собой, шансы на то, что колдун сможет сразу же заиметь себе способность убитого мутанта, крайне низки. Да еще и есть шанс заполучить одержимость, как на мета-инициации. Но при аккуратном подходе после потребления нескольких ядер схожей направленности со временем у Ворона действительно может появиться желаемая мета. Нас предупредили, что заниматься развитием мы обязаны исключительно на мета-полигоне и только после тщательного обследования комиссией Института Метафизики. За себя я не опасался, а вот Ворону, может, и следует туда сходить. С другой стороны, под моим присмотром шансы сохранить разум в сохранности у него пускай немного, но выше. Я попросил его не торопиться с саморазвитием, на что он покладисто кивнул.
        Одиннадцатого января нагруженные по максимуму составы начали наконец движение в обратную сторону. Медленно, но верно многотонная металлическая змея ползла по рельсам к Усть-Корсе. Нашу команду активно ставили в дежурства, так что времени на отдых оставалось мало. По пути через уже освоенные земли ничего особого интересного не произошло. Разве что отогнали одного здорового левиафана, походящего на многоножку.
        Тринадцатого января составы с триумфом вкатились в город. Вести быстро распространились, поэтому многие жители пришли встречать героев, коими считали не только мета-людей, но и тех, кто не имеет суперсил. Чествовали тех, кто пережил поход. Оплакивали тех, кто вернулся из рейда в виде промороженных тел. Обычная жизнь, одним словом. Слава Императору, в следующие походы Корпус не планировал отправлять героев в таком большом составе. Десятка-двух обычного хватает для рядового рейда к частично очищенным землям.
        Нам зачли по десять смен за участие в миссии по снабжению. До стандартной дюжины дежурств команде не хватало всего одного. Я отказался сразу от участия в каких-либо курсантских сменах в этом месяце. Обязательная норма в шесть дежурств выполнена - можно заняться и более важными вещами.
        - Слушай, а мне следует записываться? - уточнил у меня Ворон, когда мы отошли в сторонку.
        Хорошо, что Дмитрий уже советуется со мной, признавая главенство. Хоть с курсантскими контрактами придется повозиться, но у меня имелись на Ворона свои планы.
        - Можешь добить до двенадцати, - разрешил я. - Держи рацию рядом.
        Этот десяток смен шел в качества аванса с добычи. Остальная сумма, которая положена нам за участие в рейде, будет подсчитана и роздана позднее. Меня она не слишком интересовала. Пришло время серьезных делишек. Карпам наверняка хватило времени, чтобы провести оценку работоспособности моего мета-фильтра.
        Глава 10
        Впрочем, я не считал, что потратил время зря. Поход познакомил меня ближе с окружающим миром Земли и с людским бытом, с особенностями героев, мутантов и альф. Несколько интересных знакомств удалось завести. Подаренная катана Ронина в целом меня вполне устраивала. Скорее всего в будущем я буду вспоминать курсантскую деятельность и попойки в купе поезда со снисходительной усмешкой, но не скажу, что мне было скучно.
        В течение пары дней я без спешки доделал мета-фильтры из оставшихся четырех водяных ядер. К сожалению, поставить процесс изготовления артефактов из ядер на поток не получится при всем желании, поскольку аурные камни все уникальны и требуют индивидуального подхода. Однако на кристаллы переходить рановато. Если Союз почует во мне угрозу своему процветанию, то придется ежедневно отбиваться от подосланных убийц. И так наверняка подошлют, но без фанатизма, скорее всего. В целом я немного освоился с тонким ремеслом артефактора, которое никогда особо не практиковал раньше. Так что можно будет и ускорить производство при необходимости.
        Поздним вечером четырнадцатого числа я решил навестить карпов, не откладывая дело в дальний ящик. Вызвав Ворона по рации, я кратко обрисовал ему ситуацию. Герой должен будет прикрыть меня, держась под полем скрытности неподалеку.
        - Понял. Значит, возле бара Залив?
        - Да. Я буду в маске Стального человека. Пока что данный образ следует держать в секрете, поэтому и ты постарайся не отсвечивать. Если тебя увидят рядом со мной, то быстро сложат трижды три.
        - Хм, дважды два? - донесся до меня смурной голос Ворона.
        - Что? Ах да, дважды два. Я отправляюсь через двадцать минут. Доложишь о готовности.
        - Принято.
        На улицу надвигалась ночь, сжимая город в своих сладких темных объятиях. Луна сегодня решила сильно не оголяться, показывая нам лишь худощавый полумесяц. Улицы утопали в сугробах, чистили которые не слишком усердно. Несколько тракторов очищали проезжую часть и подходы к значимым объектам вроде школ, управления и других служб. Тротуары же пешеходам приходилось протаптывать самим, либо их чистили владельцы близлежащих заведений. В глухих спальных районах своим ночным зрением я видел узкие петляющие тропинки в снегу, которые были проложены ногами местных жителей. И только возле горок с игровыми зонами снег был весь примят активной, несмотря на мороз, детворой.
        Бар Залив располагался в северо-западной части города, недалеко от доков. Как я слышал, туда хаживали местные рыбаки, но в основном заведение жило за счет членов банды или же рода Карпиных, под началом которых ходило несколько десятков рядовых головорезов и более десятка мета-людей разных мастей. Конкуренцию тому же Корпусу они составить не могли, но сила их росла быстрыми темпами. Карпины владели небольшой верфью, флотом из пары десятков рыболовецких судов, своей фабрикой по разделке рыбы и другими активами вроде бара Залив. Занимались рейдерством по пустующим городам залива, а также пытались наладить производство своей мета-жидкости. Многие хотели зайти на рынок нового топлива, но пока лишь они смогли подступиться помимо центральной власти.
        Карпы также использовали пресную воду, но свои заводи организовывали в доках. Там осталось много свободного пространства с бетонным основанием. Достаточно обложить невысокой оградой, положить вниз металлический отражатель, и бассейн для аккумулирования солнечного эфира готов. Летая над данным районом, я уже видел ранее парочку таких водных ферм. Они примыкали к ангару карпов, в котором располагалась мета-техника для фильтрации. Ангар защищали как сервы с автоматами, так и герои.
        Увидев Ворона на одной из крыш под полем скрытности и получив от него сигнал по рации, я сбросил теневую вуаль и спустился на улицу. Бар располагался в отдельном двухэтажном здании, которое на зиму не забрасывали. Очевидно, у Карпиных имелись средства содержать заведение. Рядом с синей надписью Залив над входом виднелась и серебристая рыбка подвыпившего вида, держащая кружку с алкоголем.
        - Стоять! Кто такой?! - насторожился дежурящий снаружи упитанный стражник.
        - Стальной Курьер. Поморец меня приглашал.
        - Обожди секунду…
        Охранник скрылся в заведении, и достаточно быстро вернулся, открыв передо мной дверь:
        - Сударь Стальной Курьер, проходите.
        Внутри бара стоял гвалт и гомон, но в целом царила вполне себе не напряженная дружеская атмосфера. Представители рода подтрунивали друг на другом, кто-то распевал пьяные песни и курил дымные вещества через специальные устройства, другие бросали острые дротики в мишень, третьи флиртовали с дамочками, коих также находилось здесь немало. Некоторые девушки выглядели как представители древнейшей профессии, но часть пользовались явным уважением и не демонстрировали чересчур много открытой кожи. Особенно выделялась Звезда, которая восседала в центре стола словно… звезда.
        - Эй, Курьер, иди к нам! - помахала девчонка. - Народ, налейте ему… Ты что будешь? Виски?
        - Полагаюсь на ваш вкус, сударыня.
        - Ха, слышал Серфер?! Я сударыня!
        - Просто он тебя еще плохо знает, - откликнулся другой супер.
        - Иди в пень, придурок!
        Один из головорезов уступил мне место, и я присел за стол.
        - Поморец здесь?
        - Не-а. Но ему сообщили, скоро прилетит, - поведала Звезда. - Ты так и собираешься в маске чахнуть?
        - Образ полагается соблюдать.
        - Образ, тоже мне, - фыркнула девчонка. - Как пить собрался?
        - Есть трубочка для питья? - обернулся я к бармену.
        - Писец! Трубочка для питья, тоже мне дворянин!
        Я немного напрягся при упоминании моего прозвища, но, к счастью, это была всего лишь фигура речи. Причем здесь дворянство я тоже не совсем понимал, но Звезда на поверку оказалась той еще словоблудной собеседницей, замолкающей лишь для принятия порции алкоголя. Сотрудник принес мне пластиковую трубочку, с помощью которой было удобно потягивать напитки, не снимая маски. Моих односложных ответов Звезде хватало, чтобы поддерживать живой разговор.
        Вскоре прибыл и Поморец. Его мощную ауру было сложно не заметить.
        - Стальной Курьер, рад вашему приходу. Пройдемте наверх, - пригласил старик.
        На втором этаже располагались приватные кабинки с мягкими сидениями. Но Поморец прошел через дверь в соседнее помещение, в котором находились диванчики, зеленый стол с лунками для игры в шары и прочие малопонятные аксессуары.
        - Устраивайтесь поудобнее. Есть предпочтения по напиткам?
        - На ваш вкус, - уселся я в кресло за столиком.
        Поморец принес зеленоватую бутылку с названием, которое я не мог прочитать из-за незнания чуждого алфавита, и разлил темноватую жидкость по стаканам. Не зря я прихватил трубочку с собой - пригодилась. У местных, похоже, любые вопросы принято решать в компании благородных напитков. В принципе, Аккотрельм в этом плане отличался от Земли слабо.
        - Вы провели оценку переданного мета-фильтра? - перешел я к делу.
        - Да. Наши специалисты провели всесторонние тесты. Хотя главный параметр - долговечность, нам пока определить не удалось, но техники полагают, что ваш фильтр продержится достаточно долго.
        - Император интересуется: насколько его работа качественнее, чем фильтры традиционных производителей?
        Поморец поводил головой в разные стороны, изобразив скупую улыбку, и нехотя выдал:
        - Эффективность фильтрации, по грубой оценке, выше на двадцать процентов, чем у товара из Скандинавии.
        - Мой господин уверен в своем исполнении, но он будет рад это слышать, - кивнул я.
        - Остальные фильтры от Императора будут иметь аналогичное качество? - уточнил старик.
        - Приблизительно. Насколько мне известно, итог может также зависеть от качества ядра.
        - Это так.
        - Предлагаю перейти к обсуждению стоимости.
        - Прежде чем мы начнем, хочу заметить, - отставил он стакан. - Семья Карпиных всегда готова принять в свои ряды любых мета-людей, в особенности Видящих. Видящие смогут рассчитывать на особые условия с нашей стороны.
        Я улыбнулся под маской:
        - Императору также нужны верные люди. Не желаете ли сменить работодателя?
        - Я понял вас, сударь Курьер. Однако предложение наше передайте вашему нанимателю.
        - Я постараюсь передать наш разговор в точности, сударь Поморец.
        Старик кивнул:
        - Итак. На какую сумму вы рассчитываете?
        - Возьмем за основу фильтр, переданный вам. По нашим данным, если переводить в корсы, то скандинавский товар обходится приблизительно в половину миллиона. Император предлагает вам один фильтр за четыреста тысяч.
        - Это хорошее предложение, но по моим данным Союз планирует в скором времени выбросить на рынок большую партию товара. Цены пойдут вниз.
        - Мы слышали лишь о том, что с фильтрами становится все напряженней, поэтому ваши сведения могут быть ложными. Когда цены опустятся, тогда можно будет и пересмотреть наши с вами договоренности. С учетом повышения эффективности на двадцать процентов… Также мой господин полагает, что долговечность будет иметь примерно те же бонусы в двадцать процентов в сравнении с прочими поделками. Плюс скидка в двадцать процентов. Итого ваша выгода составит более шестидесяти процентов, если не вдаваться в тонкие расчеты. Император считает, что торг здесь неуместен. Поскольку вы наш первый клиент в Усть-Корсе, мы решили пойти вам навстречу, но в дальнейшем столь щедрые предложения могут не повториться.
        Поморец сделал большой глоток и откинулся в кресле. После минутных раздумий супер дал свой ответ:
        - Если сказанное вами правда, то Семья Карпиных согласна на такие условия. Сколько фильтров вы готовы нам поставить и за какой срок?
        - Пока что воздержусь от точных прогнозов, тем более Император меня не посвящал в подобные детали. Будет удобно производить торг партиями по пять единиц. В данный момент при мне имеются четыре фильтра на продажу. Двое чуть слабее тестового образца, поэтому общая стоимость составляет полтора миллиона корсов.
        - А с учетом тестового фильтра?
        - Император распорядился передать вам его безвозмездно.
        Старик пригладил свою короткую бородку:
        - Звучит слишком заманчиво. Хоть я вам верю, но каких только проходимцев не встречал за свою жизнь. Впрочем, названная сумма не является критичной для Семьи. Позвольте мне отнести два фильтра на мой выбор для быстрой оценки. Если их качество будет на уровне, вы получите деньги сразу.
        - Меня устраивают ваши условия. Выбирайте, - выложил я четыре артефакта на стол. Зачарованные ядра находились внутри трубных тройников, поэтому я уточнил. - Оформление вас устраивает? Если надо, Император может поместить их в другой корпус.
        - Устраивает. Наши специалисты разберутся.
        Поморец взял два случайных фильтра и покинул ложу для важных гостей, сказав, что я могу подождать его тут или развеяться в общем зале. Находиться в компании Звезды сотоварищами мне было не слишком интересно, поэтому я прождал правую руку Карпина наверху. Поразглядывал разные диковинки, которые были собраны в зале. На стене висел огромный вытянутый череп альфы, а в одном месте на полу лежала шкура медвекрага, кажется. Также мое внимание надолго привлек глобус. Карты мира различного толка я видел ранее в учебниках, но данный глобус имел надписи и разделение по зонам влияния уже в современной редакции. Неплохо была проработана Европа, Азия и средиземноморские острова, а вот африканский и американские континенты представлены весьма скупо. Соединенные Государства Америки, остающиеся важным геополитическим игроком, обосновали анклавы в теплых широтах: городе Тампа, Флорида, что на восточном побережье, а также в пригороде крупного поселения Лос-Анджело на западе. Как я слышал, отбили его не сразу, ну да местные тоже уже почти зачистили весь Петровск. Хотя переезжать туда пока никто не планирует.
Инфраструктуру там придется восстанавливать долго.
        Дальнейшее прошло весьма буднично. Поморец вернулся примерно через час и рассчитался за товар, приняв остальные фильтры. Я стал богаче на полтора миллиона корсов, что являлось моей курсантской зарплатой за три года, если не учитывать бонусы с рейдов и повышение до звания младшего героя. Аурных маячков в банкнотах я не заметил, однако местные могли придумать какую-нибудь хитрую маркировку. Придется пока что тратить заработанное лишь в качестве Стального Курьера.
        - Полагаю, Залив вас устраивает в качестве места обмена? - заметил Поморец.
        - Вполне.
        - Когда мы вас сможем увидеть снова?
        - Как решит Император, я всего лишь скромный доставщик.
        - Как скажете, - усмехнулся старик. - В таком случае до встречи!
        - До встречи.
        Я коротко поклонился в знак уважения и вежливости, после чего быстро покинул заведение. Не думаю, что у старика закрались серьезные подозрения насчет мой легенды Императора. Здесь считалось, что Видящие не обладают боевыми метами. Я же своими способностями полета легко уходил от подозрений.
        - Ворон, спасибо за компанию, - произнес я по рации после того, как взлетел в воздух. - Можешь быть свободен.
        - Без проблем. Удачно сходил?
        - Более чем.
        - Тогда отметим завтра? - предложил Ворон.
        Мы договорились посидеть вечером в Тени Героя. День же я начал с закупки новых ядер в мета-маркете и корпусов для фильтров. Тут уже меня ждали первые сложности.
        - Сударь, я не смогу бесконечно вас прикрывать, тем более при таких объемах закупок! - заявил Ибрагим извиняющимся тоном. - Мне нужно предъявить проверяющим реальное имя, особенно при оптовых продажах!
        - Вы можете записать прозвище супера?
        - Только если известно его настоящее имя.
        - А если выйти на рыболовов или фабрику по разделке морепродуктов?
        - Чиновники Центра проверяют всю цепочку, - покачал головой продавец. - С очками даже ходят, смотрят, не проносит ли кто неучтенные ядра.
        - А экспортеры водяных ядер?
        - Вариант интересный, вот только корсы при обмене не используются.
        - На что же идет обмен?
        - На готовые артефакты. Мета-фильтры, к примеру, огнемоторные, рации и тому подобное.
        - Где я могу найти экспортера, с которым можно будет договориться к обоюдной выгоде?
        - Вай, у вас, никак, есть мета-техника на продажу? - Ибрагим понизил голос до заговорщицкого шепота. - Неужели Видящий в городе объявился?
        Подумав, я не стал отпираться. Все равно карпы скоро всем разболтают.
        - Да. Мой наниматель Видящий.
        - Что ж вы молчите! Добрый дядя Ибрагим поможет вам наладить обмен. Ибрагим в хороших знакомства с экспортерами ядер!
        - Если наценка будет не слишком высокой, я готов воспользоваться вашим посредничеством.
        - Обижаете! Для дорогого клиента все сделаем практически бесплатно! Дайте только пару дней, чтобы договориться. Что вы можете предложить в обмен?
        - Фильтры подойдут?
        - Мета-фильтры? Конечно-конечно, - потер лысый мужичок ручки. - Только не забудьте про печать мастера-изготовителя. Один к десяти обещать не могу, но на один к восьми можете рассчитывать!
        - Лучше бы вы постарались выбить один к девяти.
        - Само собой. Дядя Ибрагим приложит максимум усилий!
        Я приобрел у торговца три ядра - больше он не мог реализовать, не вызвав подозрений. А вот за ядрами пулестрижей никто особо не следил, так что я накупил себе целый мешок. Конечно, насчет водяных ядер можно было бы договориться с карпами, поскольку они контролировали часть рынка и наверняка имели способы обойти систему. Но я посчитал, что не стоит чрезмерно привязываться к одной из группировок.
        На выходе из мета-маркета я наткнулся на трех героев Корпуса в костюмах.
        - Смотри, это о нем говорили? - обратился один к сокоманднику.
        - Точно. Стальной чел, что по маркету шарится. Ты чьих будешь, масочник? Документы предъя… Стоять!
        Я не стал дожидаться окончания тирады, подал эфир в летную печать и полетел по коридору в обратном направлении. Мета-маркет располагался меж двух относительно оживленных улочек, и имел свободный вход с обеих сторон. Двое героев полетели следом за мной, третий побежал на ногах, хоть и быстро.
        Я не стал выносить стеклянные двери и портить чужую собственность. Приостановился, прошел через створки и вылетел на улицу. Уйти от людей Корпуса не составило больших проблем. Я провернул тот же трюк, что и с Небесным Серфером, активировав в нужный момент Теневую вуаль. Герои пытались осматривать округу с помощью своих мета-очков, но я уже скрылся за другими зданиями. Что ж, рано или поздно это должно было случиться. Придется теперь использовать иные методы для связи с торговцем.
        Дома я продолжил изготавливать фильтры, а также потихоньку начал прорабатывать схему каналов в крупном ядре, который мы с Ирис добыли с подводного монстра. На рынке подобные экземпляры стоили дорого, поэтому напортачить не хотелось.
        Провозился до самого вечера. Я уже собирался связываться с Вороном для похода в кабак, как в дверь квартиры постучали. Мастерил артефакты я на кухне, так что все провокационные предметы просто сгреб в один из кухонных шкафов. После чего открыл дверь. В коридоре меня ожидала Брунгильда, и темнокожая блондинка выглядела весьма необычно и интересно в гражданских одеждах. «Возможно, она не настолько и старая?» - задумался я, глядя на старшую героиню.
        Глава 11
        - Чем это у тебя воняет, Песец? - нахмурилась женщина.
        Похоже, гостья учуяла гарь от сверления металла и выжигания каналов в ядрах. Я на вонь перестал обращать внимание давно. Вот поэтому и нужна своя мастерская.
        - Эм-м, я еще учусь готовить, - прибег я повторно к старой отговорке.
        - Ты живешь один?
        - В данный момент - да.
        - Может мне приготовить тебе нормальной домашней еды? - прорезалась в голосе Брунгильды материнская забота.
        Я представил, как одна из самых опасных женщин в городе будет хозяйничать в апартаментах и лазить по кухне, и мне слегка поплохело.
        - Ну что вы, сударыня. Не стоит, я сам справлюсь.
        - Как знаешь, - не стала она навязываться. - Не впустишь в квартиру? Или я не вовремя?
        - Прошу извинить, я не ожидал вашего прихода.
        - Понимаю. Песец, я пришла напомнить о нашем с тобой разговоре.
        - Ах об этом. Думаю, не стоит обсуждать такие вещи в коридоре. Может, немного прогуляемся?
        - Ничего не имею против, - ответила героиня.
        Я быстро накинул верхнюю одежду, после чего покинул квартиру. Мы вместе с Брунгильдой спустились на лифте вниз и вышли на морозный воздух. Температуры уже опускались довольно низко, так что без мощного мета-поля было сложно противостоять холоду. Героиня ходила без шапки, и я заметил, что она укоротила свои красивые светлые волосы.
        - Решили сменить прическу? Вам идет, - похвалил я.
        - Пф-ф. Мерзкая паутина того альфы запуталась в волосах, так до конца и не удалось от нее избавиться. Пришлось постричься, - скривилась героиня.
        - Прогуляемся до пляжа?
        - Может там посидим? - указала женщина рукой в сторону пустой скамейки.
        Во дворе комплекса располагалась детская игровая зона. Несмотря на мороз, дети веселились на качелях и с удовольствием катались с заснеженной горки, которую, кажется, жители намели специально. Мы с Брунгильдой устроились на одной из скамеек неподалеку. Женщина с легкой улыбкой глядела за резвящейся детворой, став похожей не на сильнейшего супера города, а на обычную любящую мамочку.
        - Любите детей? - произнес я.
        - Конечно! Дети - это жизнь, дети - это будущее. Я тоже мечтаю о том, чтобы когда-нибудь с мужем наконец завести своего ребенка, - вздохнула Брунгильда.
        - А в чем проблема? Из-за вашей работы?
        - Работа, конечно, влияет, но уж ради семьи я бы выкроила время. Ты разве не знаешь? Мета-людям крайне сложно зачать детей.
        - Вот оно что, - кивнул я понимающе.
        Совсем забыл про данный аспект. У чародейских родов тоже существуют сложности с выведением потомства. Нередко даже великие рода хирели и исчезали, а их место занимали выходцы из семей богатых сервов, которые смогли оплатить полноценное обучение для своих чад. Эдакий круговорот чародейских родов в природе. Да и междоусобные войны нередко оставляют клан на грани вымирания, как это случилось с правящим родом Кройц.
        У колдунов же проблем должно быть еще больше. Чем больше они полагаются на ядро и чем больше печатей встраивают в свое тело, тем больше отличаются от обывателя. Брунгильда выглядела не слишком отличной от человека внешне, разве что темная кожа с синим отливом и серебристые волосы на Земле не встречались. А вот у Ворона и Анны наверняка возникнут проблемы с потомством из-за телесных изменений. Лизарду или тем же Уродам разве что чудо или божественное вмешательство поможет завести детей.
        Поэтому серьезные преобразования организма и встроенные печати, помимо базовых, находятся на Аккотрельме под запретом. Проконтролировать это, конечно, не получается, как и обратить изменения вспять против воли чародея, но публично осуждается. Историки говорят, что в давние времена и на Аккотрельме часто встречались колдуны, однако они проиграли эволюционную гонку чародеям, поскольку вторые банально размножались активнее.
        В Империи была давно разработана печать совместимости, которую в Академии заставляли выучить наизусть в первую очередь. Ведь чародеи обязаны оставлять потомство - в этом сила Аккотрельма, сила Империи. Печать совместимости не дает стопроцентной гарантии, но значительно повышает шансы. Конструкт преобразовывает спирали жизни в половых органах, делая их совместимыми со спиралями партнера. Из-за этого дети у чародеев могут некоторыми чертами не походить на родителей. Процесс долгий, но другого способа нет.
        Интересная проблема. Нас учили обычным печатям, которые необходимо раз в сутки накладывать на себя с партнером. Местные колдуны явно не справятся с чародейством. Остается лишь перенести печать в артефактную форму. Не уверен, получится ли у меня подобное. Но в будущем можно будет поэкспериментировать. Уникальный для Земли продукт, который может пользоваться большим спросом.
        Некоторое время мы молча сидели на скамейке под падающим снегом.
        - Так значит, вам нужны рации с шифрованными каналами? - прервал я затянувшееся молчание.
        - Именно. Откуда у тебя такие рации, Песец? - перешла к делу Брунгильда. - Готланд продает устройства лишь с общим каналом. Из Лейпцига?
        - Из Усть-Корсы, - усмехнулся я.
        Некоторое время Брунгильда глядела на меня непонимающе, а затем ее брови поползли вверх:
        - Ты намекаешь, что в городе работает Видящий?
        - Я не знаком с ним лично. Возможно, он проживает в другом поселении. Но по крайней мере сюда он готов поставлять свою мета-технику напрямую, минуя крупных игроков.
        - Он должен выйти на Корпус! - жарко проговорила героиня. - Мы предложим ему лучшие условия и…
        - Нет, - покачал я головой. - Насколько я понял, он желает работать независимо.
        - Видящий - сладкая цель для любой шайки бандитов. Лучше ему иметь протекцию в лице властей города.
        Я пожал плечами:
        - Я с вами согласен, но вы вряд ли в чем-то его убедите.
        - Полагаю, ты не станешь делиться своими контактами?
        - Пока что это лишнее. Я передам Видящему ваш запрос. Сколько вам раций надо, какого типа и на какую цену вы рассчитываете?
        - Партия в сорок единиц обычных раций и восемь головных. Дальность без препятствий - до десяти километров, с препятствиями - до двух. Один общий канал, один общий шифрованный канал, а также свои отдельные каналы у каждой группы из десяти обычных и двух головных раций. С возможностью докупки раций в будущем. Если все характеристики подтвердятся, мы готовы заплатить пятнадцать миллионов корсов. Или Видящий предпочитает обмен на иные ресурсы?
        - Вопрос не ко мне. Я передам ваш запрос посреднику. Возьмите рацию для прямой связи со мной.
        Я передал Брунгильде запасное переговорное устройство и научил, как им пользоваться.
        - Одно из главных условий - держите мое имя в тайне от других сотрудников Корпуса или Центра, - попросил я. - Вы выглядите как человек чести, поэтому я и открылся вам, однако среди служащих могут быть и нечистые на руку люди.
        - Понимаю. Даю вам слово, что наш разговор не уйдет дальше. Однако мне надо объяснить, куда будут потрачены бюджетные средства.
        - Постарайтесь обойтись без подробностей на начальном этапе. Видящий носит прозвище Император. Одного из его посредников зовут Стальной Курьер, он носит маску стального человека. Будет хорошо, если патрульные не станут сильно досаждать Курьеру.
        - Принято. Если Курьер не совершает преступлений, думаю, мы сможем закрыть глаза на его деятельность.
        - С вами приятно иметь дело, сударыня!
        - А тебе надо было брать прозвище Хитрый Лис, а не Песец, - хмыкнула дама.
        - Какая уж тут хитрость? Просто небольшая подработка посредником. Ищу новых клиентов, так сказать.
        - И при этом альфа-поводырей на досуге режешь, - заметила Брунгильда.
        - У всех нас есть свои маленькие хобби…
        - Не желаешь в следующий рейд отправиться? Героев пойдет меньше на этот раз, но вдруг и твое хобби по вырезанию поводырей пригодится?
        - Нет, я свою норму по сменам отпахал. Надо и отдыхать иногда…
        Мы с Брунгильдой перекинулись малозначащими фразочками, после чего распрощались.
        Я вызвонил Ворона, как и обещал, и мы направились на культурное мероприятие, заодно и отпраздновали новый крупный заказ. Думаю, несколько миллионов с дохода можно будет вполне выделить на покупку ядер с мета-концентратом, чтобы заняться наконец расширением своего аурного источника и резерва. Запутанную схему контуров Ирис я помнил, так что осталось раздобыть средства. Колдунам в этом смысле проще: во время своего мета-прихода у них получается усваивать значительно большую часть поглощенных ядер. Но подвергать свою благородную ауру подобным диким преобразованиям я не намерен. Не дай император у самого песцовый хвост отрастет. Поэтому лучше действовать постепенно и размеренно, без спешки, которая полезна только при ловле пулестрижей.
        Следующие несколько дней я потратил на разработку раций, благо ядер прикупил достаточно. Практически не вылезая из своей берлоги в Лазурном Берегу. Квартира медленно, но неуклонно превращалась в рабочую мастерскую. Шумные или пахучие этапы конструирования я старался проводить на улице на крыше какого-либо заброшенного здания. Заказ получился даже интересным с точки зрения проработки логики и деталей. Сложнее, чем рации, которые я делал для команды. Головные устройства или мастер-рации получились чрезмерно сложными в управлении. Небольшая, крепящаяся к уху конструкция просто не могла содержать много разных переключателей. Поэтому я изготовил небольшой наруч с панелью управления для мастер-рации.
        Возможно, немного увлекся, ведь сложные устройства встречались в продаже редко. В наруче можно было переключать эфир с общего на шифрованный, групповые каналы, а также вызывать напрямую любую отдельную рацию. Группы разбил по четырем цветам для удобства обозначения: зеленый, красный, синий и желтый. Также предусмотрел возможность расширения количества каждой категории до 99 единиц.
        В городе рации били не особо далеко - здания снижали пропускную способность сигнала. Впрочем, если подняться в воздух, сигнал доходил до любой части Усть-Корсы. Все порывался сделать привязку к усиливающим станциям, которые наверняка понадобятся городу в будущем, но волевым усилием смог умерить пыл. В заказе ничего не значилось насчет станций усиления сигнала, так что и время тратить пока что смысла нет.
        Любая мета-техника, изготовленная профессионалами, имела свою печать качества. Так что и мне стоило развивать репутацию артефактора. Работать над своим брендом, как тут говорят. Я упростил герб рода Кройц до нескольких черточек в обрамлении двенадцати звезд. Силуэт нашего тотемного аккотрельмского зверя угадывался с большим трудом, разве что треугольные уши выдавали ночного хищника. Данная печать выжигалась на обработанных ядрах, а также наносилась на одну из частей корпуса.
        В один из вечеров я подкараулил Ибрагима, который шел домой из мета-маркета. Мужчине я передал три готовых водяных мета-фильтра стандартного размера и один огненный генератор, который сконструировал для теста ранее.
        - Кстати, почему я не видел мета-концентрат в продаже? - вспомнил я одну немаловажную деталь.
        - Его изготавливает Институт в небольших объемах, - покачал головой делец. - Как я слышал, время жизни у концентрата небольшое, и долго он не хранится.
        Купец разливался соловьем, обещая мне гору ядер через несколько дней. Требуется время, чтобы настал черед следующих поставок в Готланд.
        Не слишком-то надежный источник поставок. Я подумывал о том, чтобы заняться получением материалов через официальные каналы - Корпус или Центральное управление. Плотно привязываться к властям города также могло быть чревато. Поэтому запасной канал торговца и рынок сбыта в лице других группировок стоит поддерживать, пускай там запросы и будут небольшими.
        В квартире уже начало скапливаться солидное количество денежных средств и недешевых мета-материалов, поэтому я поставил на окна и дверь по сигналке, приспособив под это дело ядра пулестрижей. При пересечении невидимой линии устройства пошлют сигнал на мою рацию. На ночь я их также оставлял активными на всякий случай.
        Закончив с заказом, я связался с Брунгильдой и сообщил ей данную новость. Героиня была приятно удивлена скоростью исполнения, хотя на мой взгляд провозился я непозволительно долго. Впрочем, всего второй раз в жизни занимался разработкой переговорных систем. Кое-что исправлял на ходу, но все еще наверняка оставалось множество мест для улучшения.
        Брунгильде я обозначил следующие условия: десять миллионов корсов сразу и пять в качестве резерва.
        - Ты намекаешь, что вы хотите открыть счет в Корпусе?
        - Император сообщил, что порой ему непросто доставать ядра и другие мета-материалы, поэтому помощь Корпуса будет полезной.
        - Хм, хорошо. Дайте нам немного времени. Выбить такую сумму непросто.
        - Непременно…
        Однажды утром я вызвал напарника по рации:
        - Ворон, есть время?
        - Угу.
        - Полетаем немного, дело есть.
        - Без проблем…
        Мы пересеклись с приятелем на крыше одного из приметных зданий в центре города.
        - Как обстановка? У вас же вчера смена была? - спросил я.
        - Да-а, все прошло тихо, - задумчиво протянул Ворон.
        - А я вот тружусь в поте лица. Хорошее дело попалось.
        - Вчера меня Вейцман кое о чем спрашивала… - летун прикрылся крыльями от пронизывающего ветра, что гулял на крыше здания.
        - Неужто обо мне?
        Ворон кивнул:
        - Поинтересовалась мимоходом, что связывает Песца с Брунгильдой.
        - Хо-о… Она за мной следила что ли? - произнес я недоуменно.
        Как-то мне слабо представлялось, чтобы горделивая Ирис бегала за кем-то из парней, пусть этот парень и великолепный во всех смыслах дипломированный чародей Артоф Кройц. Какие мотивы ей двигали?
        - Я спросил у нее то же самое. Она фыркнула и сказала, что случайно оказалась рядом.
        - Далековато ее от дома занесло, - я оглянулся, внимательно осмотревшись эфирным зрением. Вдали виднелась аура пролетающего героя, но в целом местность пустовала. Никто за нами не следил. - Или действительно в ней проснулись чувства? Может, конкуренцию почуяла?
        - Что в голове у Вейцман творится, я никогда не пойму. И чего ты в ней нашел? У тебя же вроде бы Анна есть.
        - Юн ты еще, да мрачен, мой пернатый друг. Жизнь должна полниться всеми возможными красками!
        - Как скажешь, месье художник. Так чем займемся?
        - Сегодня мы будем наконец искать базу для рода Кройц.
        - Базу? То есть? - похлопал он глазами. - А чем тебя квартира в Лазурном Берегу не устраивает?
        - Ты серьезно? - посмотрел я на парня с жалостью. - Еще предложи мне в панельной пятиэтажке поселиться!
        - Тогда какие критерии к базе?
        - Летим на разведку, так проще будет…
        Мы спланировали с крыши многоэтажки и двинулись неспешно над домами. Внизу проплывали небольшие квартирные дома, торговые центры, магазинчики и лавки.
        - Вот, что-нибудь в таком духе, - указал я на двухэтажное здание. - Разве что выглядит не слишком представительно.
        - Хм, когда-то здесь был спортивный центр, - поведал Ворон. - Ты хочешь купить себе спортивный центр?
        - Не обязательно. Нормальных особняков в центре города мало, но места должно хватать для семьи, гостей, охраны и прочих служб.
        - Песец, ты уверен? Ты в курсе какие там высокие потолки? Отапливать зимой столь объемные помещения может позволить себе разве что Карпин или Директор Центра.
        - Не, она в довольно скромных апартаментах живет, - отмахнулся я, получив недоуменный взгляд от Ворона. - Не переживай, я либо сам поколдую, либо подключим центральное отопление. Пара-другая миллионов в месяц для меня не будет большой проблемой.
        - Как знаешь. Тогда, какие у тебя предпочтения?
        - Здание должно отражать боевой дух и многовековую историю великого рода Кройц. Не банальная коробка, а неприступная крепость!
        - Хм… Такое у нас в городе и не найдешь… Хотя… - осекся Ворон. - Давай за мной.
        Мы двинулись к северной части города, и вскоре перед моим взором предстало большое заброшенное здание из красного кирпича необычной архитектуры. Узкие, походящие отчасти на бойницы, окна с красивым декоративным оформлением из кирпичных арок взирали на окружающий мир с презрением, башенки наверху идеально подходили для обзора местности, а темно-красный цвет строительных блоков напоминал засохшую кровь. Четырехэтажный корпус донжона с плоской крышей переходил в продолговатое трехэтажное здание с высокими потолками и скатной крышей. Первый этаж его был необычным: имел множество ворот без единого окна и явно высокие потолки более пяти метров высотой.
        - Превосходно! - воскликнул я. - Ощущение, будто это логово темного колдуна, где в казематах пытали провинившихся и приносили жертвы богам хаоса!
        - Э-эм, это пожарное депо. Правда, старой постройки. Но не думаю, что с кирпичом что-то случилось за время простоя.
        - Огнеборцы? Благородная профессия, - протянул я задумчиво. - Тоже неплохо в принципе. А кто тушит пожары в городе? Герои Корпуса?
        - И они тоже, но у нас есть другая пожарная часть - работающая и размерами поменьше. По идее северное депо должно прикрывать район доков, а восточное расположено ближе к промзоне. Но сейчас Усть-Корсе обе пожарные части разом не требуются.
        Я еще раз оглядел темный силуэт массивного здания, рядом с которым также оставалось немало свободной территории. Можно будет поставить забор и высадить декоративные кусты с газоном.
        - А здесь будут стоят пики с насаженными на них головами врагов рода Кройц, - заявил я твердо. - Решено: берем!
        Глава 12
        - Ты серьезно намереваешься выкупить пожарную часть? Каким образом содержать планируешь? - покачал головой Ворон.
        - Насчет средств можешь не переживать.
        - Я вообще не уверен, что здание продается. Оно ведь все-таки относится к городским службам.
        - Разберемся. У меня есть, что предложить в обмен. Надо успеть добраться до Центра до обеда, - начал я подниматься в воздух. Ворон также взмахнул крыльями и поддал эфира в каналы. - Уверен, что во время трапезы корская чиновничья когорта и пальцем не пошевелит. Не знаешь, к кому следует обратиться?
        - Наверное, в Департамент Жилищного Хозяйства. Квартирным фондом они заведуют. Но формально большинство недвижимости остается в их собственности. Нам оно дается в аренду на неопределенный срок. Как твои хоромы в Лазурном Берегу.
        - Какие уж там хоромы. Так, конура для питомца.
        - В Корсе вообще цены на недвижимость низкие, поскольку свободных квартир больше, чем жителей. Многие теснятся в комнатах, чтобы сэкономить на отоплении. Но пожарное депо… Не знаю, не знаю…
        Да, я тоже слышал, что в городе все еще не восстановилась нормальная экономическая деятельность после Падения. Ничего не поделаешь - многие ресурсы достаются почти бесплатно, а ради других приходится тяжело трудиться.
        Мы с Вороном добрались до небоскреба Центра. Где-то там наверху просиживала свою очаровательную попку Марго. Надо будет навестить как-нибудь Директора. Нам быстро подсказали, на каком этаже находится отделение Департамента Жилищного Хозяйства, которое отвечает за коммерческую недвижимость. Поначалу я озвучил свою просьбу молодому клерку в очках. Когда он услышал прошение о покупке заброшенного пожарного депо, то долго сидел с отвисшей челюстью и переспрашивал несколько раз, не розыгрыш ли это. Что-то долго блеял, потом отправился в бюро и добыл папку с чертежами и планировкой здания.
        - Тысяча шестьсот шестьдесят шесть квадратных метров площади… Вы уверены, что оно вам надо, сударь?
        - Уверен. Сколько вы хотите за здание?
        - Не знаю… Я не уполномочен решать вопросы с коммунальными объектами… Давайте лучше направлю ваш вопрос начальнику Департамента.
        - Хорошо. Ведите!
        - Только уже подходит время обеда. Приходите часам к двум.
        - Бесчувственная бюрократическая гидра, - вздохнул я. - Пусть так, я скоро вернусь.
        Ворон мне особо не помогал в достижении цели. Мрачный пернатый неразговорчивый супер наоборот распугивал чинуш словно коршун мышей. Так что после перекуса в Тени Героя я отпустил его в свободное плавание. Незачем еще и друга втягивать в пыточный процесс бюрократических согласований. Как глава рода я обязан взять урон на себя.
        В кабинете начальника Департамента Жилищного Хозяйства протирал штаны обрюзгший мужчина старшего возраста по фамилии Зайцев.
        - Сударь Сергей Степанович, этот молодой человек, курсант Корпуса, хочет приобрести недвижимость коммунального толка.
        - Артоф Кройц, к вашим услугам, - обозначил я поклон.
        - Гх-м, что у вас тут? - протянул мужчина руку.
        Подчиненный передал ему папку с чертежами, после чего раболепно склонился и попятился из кабинета:
        - Оставляю вас в надежных руках Сергея Степановича.
        Дверь за молодым дарованием закрылась, оставив нас наедине с начальником.
        - Что за чушь! - всплеснул руками руководитель, отчего его щеки колыхнулись. - Мы не сдаем в аренду северную пожарную часть!
        - А я и не прошу сдать ее в аренду. Я хочу купить здание.
        - Вы спятили? Зачем вам пожарная часть понадобилась?!
        - Собираюсь построить парк аттракционов. Организую в части дом с привидениями! - произнес я язвительно.
        - Давайте без ваших шуточек, молодой человек! Пускай в настоящее время часть не используется, это не значит, что она не потребуется городу в будущем.
        - Так она придет в запустение. Ладно, сколько вы хотите за содействие? Два миллиона?
        - Вы мне предлагает взятку? Да как вы смеете!
        - Три? Пять миллионов корсов?
        Руководитель скривился. Было заметно, что сумма его зацепила. Однако он всего лишь сокрушительно покачал головой:
        - Я действительно не могу пойти вам навстречу. Подобные объекты запрещено продавать.
        - У любого запрета есть своя цена.
        - Меня просто уволят, когда прознают! Никак совершенно.
        - Да что ж за слизни бесхребетные тут работают, - скривился я.
        - Попрошу без оскорблений! Если у вас все, покиньте мой кабинет, сударь Кройц.
        - Кто еще может дать разрешение? Может, Департамент Экономического Развития? Я им и, как его там? Бизнес-план подробный подготовлю!
        - Не мелите чепухи! Можете сразу к Директору записываться на прием! По-другому здание вы никак не получите.
        - К Директору? - задумался я. - Хорошая идея. Наверное, с этого и следовало начинать.
        - Вы же не собираетесь… - донеслось мне в спину, когда я покидал кабинет начальника департамента.
        К моему удовлетворению, толстяк Зайцев преследовать меня не стал. Я прошел к лифту и нажал на кнопку последнего этажа.
        [МАРГАРИТА РЕЗНИК]
        День для Директора Центрального Управления выдался не самым легким. Маргарита помассировала переносицу, сняла очки и поднялась с дорогого кожаного кресла. Размяв члены, женщина подошла на свою излюбленную позицию у окна. С высоты последнего, если не считать технический, этажа, открывался прекрасный вид на Усть-Корсу. Сквозь легкую снежную дымку проглядывали очертания темного моря и снующих рыбацких суденышек. Прибрежную линию, в особенности в местах впадения пресных рек в море, покрыл тонкий лед. Балтийское море полностью замерзает редко, но такие года тоже случались.
        Женщина коснулась холодного окна. В отличие от остальных проемов со сплошным остеклением синего цвета, данное окно имело коричневатые оттенки и было слегка неподходящим по высоте, для чего пришлось делать приставку снизу. Если бы кто-то оказался на такой высоте, то он бы сразу заметил, что в идеальной ровной оконной «улыбке» небоскреба на последнем этаже затесался «выбитый зуб». Пальцы, которыми Директор коснулась окна, стали замерзать, и она отстранилась.
        - Когда-нибудь наступит и мой черед, - вздохнула она, после чего помотала головой и обернулась.
        Офис Директора занимал половину всего этажа. Раньше здесь находились владения главы крупной корпорации нефтегазового сектора, но после Падения офисные здания стали никому не нужны. Чтобы не пропадать строению без ухода и обслуживания, а также чтобы сохранялся возвышенный образ чиновничьей рати, управление перевели в данный небоскреб. Марго занимала свой пост более трех лет, и была отнюдь не первой на данной должности. Однако она так и не смогла привыкнуть к просторному офису.
        Из лифта посетитель попадал в приемную зону с диванчиками для гостей и стойкой, за которой дежурил секретарь. Иногда роль секретаря исполнял Холодный Разум, Гуру-помощник Директора. У Разума на этаже имелся свой собственный кабинет, однако он предпочитал пропадать в других местах, собирая сведения. Гуру имел весьма широкие полномочия и большой доступ к информации. Это помогало Директору быстро находить нужные данные. Также в приемной обычно коротал время и телохранитель Директора по прозвищу Дубоголовый.
        В центре офиса находился дорогой резной письменный стол черного цвета с большой приставкой для проведения малых конференций. Справа располагалась зона отдыха с креслами, диванчиком и давно неработающим телевизором-дисплеем широкой диагонали. Его оставили в качестве декора. В той же стороне имелась дверь в небольшое спальное помещение, которым Марго никогда не пользовалась. Слева, за перегородкой, находилась кухонно-барная зона с холодильником, раковиной и набором различных алкогольных напитков. Там же была дверь, ведущая в санузел с ванной.
        Взор Марго в который раз остановился на кипе бумаг, которые лежали на столе. Финальный отчет о первом рейде в Тверь со списком всех набранных ресурсов, а также вознаграждений участникам похода. Операция прошла не так гладко, как рассчитывал Умник. Столько погибших героев, среди которых были и опытные служащие корпуса. Наткнуться на поводыря, управляющего альфами, подумать только. С каждым годом мутанты в заброшенных городах становятся сильнее, ловчее и хитрее. Что дальше? Что ждет человечество еще через десять, двадцать лет? Поводыри, управляющие мутировавшими левиафанами? Альфы десятого класса опасности?
        В который раз взгляд Директора зацепился за позывной одного пушного зверька, который нередко упоминался в отчетах.
        - Герой выискался, - фыркнула она и решительно подписала итоговую смету вознаграждений.
        Очевидно, что Песец способен не только совращать пьяных дамочек в кабаках, у которых проблемы с личной жизнью. Но это ничего в их отношениях не меняет. Всего лишь мимолетное увлечение. Прошло уже три недели с момента их прошлой встречи, так что следует выкинуть из головы вероятность продолжения интрижки. Никому это не нужно.
        Следующим на очереди оказалось прошение о выделении средств на закупку мета-техники для КПМУ от Брунгильды, подписанное также и Умником. Прошение было донельзя странным, поэтому Марго долго сомневалась. Она ранее лично обсудила вопрос со старшей героиней, но все равно оставалось много неясного в этом деле. Черновой, а именно такую фамилию носила Брунгильда, женщина вполне доверяла. Еще будучи обычным, подающим надежду клерком из экономического департамента, Марго восхищалась героями, мечтала стать такой же сильной и проницательной. Затем случились Погромы, и данное желание поутихло, преобразовавшись в нечто новое.
        Пятнадцать миллионов корсов для сорока восьми раций не являлись чем-то из ряда вон выходящим. Директор подозревала, что примерно столько стоят переговорные устройства из Готланда, вот только то обычные рации. Союз не продавал рации с шифрованными каналами, что затрудняло обмен информацией, которую следовало скрывать от чужой разведки или неугодных элементов. На черном рынке можно было найти такие в единичных экземплярах, чего не хватало для снабжения хотя бы оперативно-дежурной группы героев. В целом было совершенно непонятно, сколько стоит такая система на самом деле, поскольку в свободную продажу такие рации не поступали. Марго понимала необходимость защиты от прослушивания, но цена ей показалось странно заниженной. Будь воля Брунгильды, она бы всем героям выдала по рации и заставила даже спать с ними. Все для того, чтобы иметь возможность быстро оповестить состав в случае чрезвычайной ситуации. Однако бюджет Усть-Корсы был не резиновым, и Марго приходилось часто отказывать Корпусу в их непомерных запросах.
        Вторая странность крылась в типе оплаты. Готланд, как и Лейпциг, не принимали корсы, либо брали лишь небольшую часть денежных знаков для последующего обмена. Обычно в качестве оплаты шли ядра разного толка, иногда договаривались о поставка рыбы, пшеницы и других ресурсах. Также можно было предложить лицензии по ловле рыбы в заливе, охраняемом Муад’Дибом. Здесь же, судя по документу, вся сумма должна состоять из корсов, которые можно потратить лишь в Усть-Корсе. Плохо конвертируемая валюта с высокой инфляцией.
        В-третьих, отсутствовало какое-либо коммерческое предложение, которое всегда заранее составлял Готланд, тщательно описывая характеристики поставляемой мета-техники и желаемый тип оплаты.
        Все это выглядело крайне подозрительно. Если бы Марго не доверяла Брунгильде, скорее всего завернула данное прошение. Но, возможно, у героини есть какие-то свои источники, которые она не хочет афишировать. Быть может, в Усть-Корсе решил наконец обосноваться Видящий? В таком случае пятнадцать миллионов - это небольшая цена, чтобы его удержать. Даже если переговорный комплекс и не будет полностью соответствовать требованиям Корпуса, свой Видящий станет крайне полезным активом.
        Подумав, Директор подписала прошение о выделении средств. Документ также должен подписать затем секретарь СовБеза, так что стоит захватить его на совещание.
        Из приемной вдруг донеслись звуки шумной борьбы. Директор недоуменно нахмурилась и положила руку на кнопку тревоги, которая располагалась под столом. Вскоре чрез двери в офис ввалилась сцепившаяся парочка из Дубоголового и другого супера, окутавшегося плотным зеленоватый защитным полем. Заметив серые волоса, женщина убрала руку от кнопки.
        - Что здесь происходит?! - рявкнула она.
        - Данный индивид захотел пройти к вам без записи, - подошел в проем Холодный Разум. - Судя по внешним данным и самоидентификации перед нами курсант Артоф Кройц две тысячи две…
        - Можешь не пересказывать досье! Дубоголовый, отпусти его.
        - Но госпожа Директор… - промычал Громила.
        - У него была масса возможностей мне навредить, так что нет смысла держать его на полу.
        - Как скажете…
        Громила разжал руки и выпустил Кройца. Курсант совершенно не выглядел помятым или поломанным, хотя обычно так и получается после объятий Дубоголового. Наоборот - выражал спокойствие и уверенность в своих силах. Словно бы и не мерился силами с выосокоранговым супером. Громила второго класса? Ну-ну.
        - Благодарю за радушие, сударыня, - отряхнулся Артоф, принимая респектабельную позу. - Прошу прощения, что явился к вам без предупреждения. Можем ли мы обсудить три важных вопроса?
        - А давайте обсудим, сударь Кройц, - весело проговорила Резник, решив пойти навстречу наглецу. - Оставьте нас.
        - Но он может напасть на вас, - пробубнил Дубоголовый.
        - Могу, - кивнул Артоф с серьезным лицом.
        - Видите, даже он сам это признает!
        - Твоя голова действительно из дуба? - усмехнулся парень с серыми волосами.
        - Че-е?! - набычился охранник.
        - Хватит. Детский сад тут устроили. Полный Песец!
        Артоф улыбнулся:
        - Хорошая шутка. Жаль пошел уже третий десяток раз, как я ее слышу.
        - Ну извини. В следующий раз придумаю что-нибудь пооригинальнее, ваше песцейшество! - бросила Резник едко и отошла к своему креслу.
        - А вот это неплохо!
        Женщина вздохнула, поняв, что в присутствии парня начинает сама вести себя не самым должным образом. Холодный Разум с Дубоголовым удалились, закрыв двери и оставив Артофа и Маргариту наедине.
        - Прошу, садись, - указала она на один из стульев за конференц-столом. - У меня скоро совещание, но я могу уделить тебе несколько минут.
        - О, спасибо, Марго!
        Женщина окаменела:
        - Кто тебе разрешал так ко мне обращаться?!
        - К-хм, ты.
        - О-у, вот как, - женщина тряхнула копной черных волос. - Давай еще раз расставим все точки над и. То, что было в прошлую встречу - всего лишь недоразумение. Последствия стресса и невоздержанности в алкоголе. Нет никакой «Марго». Есть лишь сударыня Резник или госпожа Директор, как тебе удобнее.
        - Раз тебе так больше нравится, то я не против, сударыня Резник, - донеслось издевательски от ехидного парня.
        - Потрудись в следующий раз записываться на прием как полагается.
        - Разве я не могу навестить девушку, которая мне нравится?
        - Хватит паясничать, я подобное не люблю. Ты говорил о трех вопросах, которые хотел обсудить. Что за вопросы?
        - Госпожа Директор, продайте мне Северную пожарную часть.
        - К-хем, что, прости?! - брови Маргариты поползли вверх против ее воли.
        Она ожидала любой чуши от несносного супера, но до такого даже Директор додуматься не могла.
        - Госпожа Директор, продайте мне Северную пожарную часть, - повторил он настойчиво.
        - Ты в своем уме?!
        - Вроде бы никто не жаловался, так что с головой у меня все в порядке, - с толикой обиды протянул Кройц.
        Повисла гнетущая тишина. Пока Маргарита собиралась с мыслями, Артоф добавил:
        - Я обратился в жилищный департамент, даже до начальника Зайцева дошел. Он оказался настоящим трусливым кроликом, не способным решить элементарный вопрос. Что здесь такого криминального? Я знаю, что некоторые люди покупают городскую недвижимость: например, один детский сад есть в частной собственности.
        Кройц взял одну из ручек со стола и принялся вертеть в руках.
        - То есть ты на полном серьезе желаешь получить во владение пожарную часть? Для чего?
        - Тебе официальную версию или настоящую?
        - Настоящую, пожалуйста.
        Вдруг раздался легкий треск, из рук Артофа пошел дымок.
        - Ой, извини. Кажется, я случайно сломал твою ручку. Где здесь мусорное ведро?
        - Ч-что? Это был дорогой подарок!
        - Все в порядке, я тебе новую подарю!
        Маргарита прищурилась и поинтересовалась:
        - Ты специально ее разрушил?
        - Может быть… Значит, ты хотела знать настоящую причину? Я собираюсь сделать в здании оплот рода Кройц, - произнес молодой мужчина напыщенно.
        Рука Марго сама поползла на лоб.
        - Как ты собираешься следить за хозяйством? Твое вознаграждение за удачный рейд уйдет в один миг!
        - Не переживай. С финансами у меня все в порядке, - заявил курсант. - Вы все равно ведь никак не используете строение, а я приведу его в порядок. Так что? Продашь?
        - Нет. Давай следующий вопрос.
        - У-у, какая ты злюка, - Артоф поднялся с сидения и направился вдоль стола. - Тяжелый денек выдался?
        - Других дней в этом городе и не бывает, - мрачно пробормотала Резник. - Т-ты что делаешь?
        Парень обошел ее кресло сзади и внезапно положил свои ладони ей на плечи.
        - Тебе не помешает немного расслабиться. Директору тоже надо иногда отдыхать.
        Крепкие руки принялись уверенно мять ее плечи, растягивая затекшие мышцы, разминая сухожилия, поглаживая шею. Первой мыслью Маргариты было разорвать данную близость и резко обругать слишком много себе позволяющего гостя, однако она не смогла побороть искушение.
        - Прекрати немедленно! Я же говорила… говорила, что между нами нет никаких отношений… Вот здесь, чуть повыше… Да…
        Глава 13
        - И не думай, что подобная мелочь как-то изменит наши взаимоотношения! К-ха, - хрюкнула Марго, когда Артоф сильно надавил на плечо. - И тем более повлияет на мое решение по тому или иному вопросу. Пожарная часть - это стратегически важный объект, она так просто не продается…
        - Если часть не продается просто, может стоит пойти по сложному пути?
        - Я подумаю над твоим запросом. Скорее всего придется выносить его на обсуждение Совета Безопасности.
        - Это всего лишь старое заброшенное здание.
        - Много ты понимаешь в управлении городским имуществом… И какую же цену нам назначить за такой прекрасный исторический образчик кирпичной архитектуры? Тридцать миллионов?
        - Согласен.
        Маргарита отстранилась и крутнулась в кресле, повернувшись лицом к Артофу:
        - И откуда же у тебя такие средства?
        - С миру по нитке, как у вас говорят. Монстра подводного завалил недавно. В рейде ядро получил в качестве награды. Должны еще оплатить бонус за доставленные товары, - принялся он перечислять.
        - Мне прекрасно известно, сколько ты получишь в качестве дополнительного вознаграждения. Миллионами там и не пахнет.
        - Ничего противозаконного я не совершал.
        Резник фыркнула и, снова крутнувшись в кресле, достала небольшую папку. Открыв ее, она зачитала:
        - Занимался незаконной реализацией мета-жидкости в подсобном помещении на Сенной шестнадцать.
        - Небольшая подработка. Я уже бросил данное дело, - махнул он рукой. - В любом случае мета-жидкость не ворованная, и я почти ничего не нарушал.
        - Действительно? Поверим на слово проходимцу по имени Артоф Кройц.
        - Я не какой-то там проходимец. Меня заботит благополучие Усть-Корсы, как и тебя, госпожа Директор.
        Резник приподняла бровь и скептически хмыкнула. Она не принимала на веру все слова Артофа, но в то же время девушке нравилась их пикировка, эта небольшая, но опасная игра. Маргарита хотела поймать спесивого жулика и подсадить на крючок. Чтобы… Чтобы что, собственно? Чтобы он был в ее и только ее руках? Директор Центра устыдилась собственных мыслей и промолчала, отвернув голову в сторону.
        - Поэтому у меня есть вторая просьба. Не уверен, к тебе ли данный вопрос, но раз уж я здесь, почему бы не озвучить?
        - Я слушаю.
        - Чтобы развязать себе руки, я хочу выкупить свой курсантский контракт.
        Что же, Кройцу снова удалось ее удивить, хоть и не так сильно, как с покупкой пожарной части. В принципе, этого следовало ожидать. Если он где-то нашел спонсора, способного ворочать миллионами, то, должно быть, ему неинтересно чахнуть в Корпусе на низкой должности.
        - Ты устроился в какую-то шайку? Кто это? Карпины, Совиных? Лучше бы ты держался от них подальше.
        - Ты плохо меня знаешь, сударыня, - взглянул он женщине в глаза. - Я не собираюсь идти кому-либо в подчинение. Курсантская деятельностью была временным исключением. Ну так что? Сколько ты хочешь за мой контракт? Если брать за основу зарплату, то за год я заработаю в районе пятисот тысяч. Устроит такая сумма?
        - Это всего лишь голая зарплата, - хмыкнула Марго. - Не думаешь же ты, что выгода работодателя будет оцениваться той же суммой?
        - Резонно. Миллион? Два?
        - Послушай, - вздохнула Директор. - Я лично не нуждаюсь в денежных средствах. Ты в курсе, что печатный станок Департамента Экономического Развития расположен в соседнем здании, и мы можем напечатать денег столько, сколько захотим? Естественно, с учетом поддержания умеренного уровня инфляции. Зачем ты предлагаешь нам фантики?
        - К-хм…
        Артоф отстранился от ее кресла и принялся ходить по офису, разглядывая разные безделушки на полках, которые остались еще от хозяина помещения времен до Падения.
        - Раз вам не нужны деньги, что тогда?
        - Для начала было бы неплохо получить ответы на кое-какие вопросы.
        - Например?
        Маргарита выдвинула ящик стола и достала другую, более пухлую папку. Помимо полного досье самого Кройца там лежал весьма любопытный документ. Вероятно, подобная зацикленность на обычном курсанте могла показаться странной, но Марго привыкла докапываться до истины и разбираться в людях. Особенно в тех, с кем делит постель.
        - Знаешь, что это?
        - Просвети.
        - Запись переговоров Контроля с Ханом. Слышал про такого?
        - Конечно. На Вольной Станции, говорят, всем заправляет.
        - Можешь почитать, если хочешь. Вкратце: Хан уверяет, что вы вместе со спутницей по имени Анна Смирнова зверски убили троих его людей, включая Громилу. Буквально расчленили. Смирнова, насколько мне известно, проходит инициацию в настоящее время, а значит остаешься лишь ты. Неужели Артоф Кройц солгал о себе и сокрыл сведения о наличии у него мета-сил?
        - И ты в это веришь?
        - Хан достаточно подробно описал мотоциклы, которые вы украли у убитых подручных. Сведения в точности совпадают с данными о переданной вами на хранение технике от Контроля.
        - Меня проверяли раз десять с помощью супер-очков. Неужто ты считаешь, что я могу скрывать мета-излучение?
        - Кто знает. Каких только мета-способностей не существует. Как ты тогда объяснишь смерть людей Хана?
        - Много чего могло произойти. Вдруг мы просто сошли с железнодорожной насыпи и спрятались, заслышав звук мотоциклов. А затем пошли вперед и наткнулись на останки бедолаг. Это мог быть как залетный супер, так и банальный шипокрыл. За пределами города их много летает. Средств у нас с собой было мало, так что мы решили позаимствовать мотоциклы. Вот и весь сказ.
        Артоф принял документы из рук женщины и принялся бегло знакомиться.
        - Звучит донельзя складно, - с долей сарказма заметила Резник. - Но ссориться с Ханом из-за мотоциклов - не самая дальновидная затея.
        - Возможно. Отец всегда говорил, что мне не хватает стратегического мышления. Слишком импульсивный.
        - Разведка собиралась вызвать тебя на допрос и досконально проверить. Однако я попросила повременить с дознаниями.
        - Благодарю, - кивнул Артоф спокойно. - Не хотелось бы тратить время на подобную ерунду.
        Марго про себя готова была аплодировать невозмутимости молодого человека. Он вел себя так, словно не по краю лезвия ходит, а на курорте находится.
        - Я могу пойти навстречу в обоих твоих прошениях. Только скажи честно: на кого ты работаешь, Артоф Кройц?
        - На кого я работаю?
        - Усть-Корса может предложить тебе значительно лучшие условия.
        Мужчина недоуменно взлохматил свои серые волосы:
        - К каким-то странным выводам ты пришла. Я работаю только на себя.
        - Готланд, или все же Лейпциг? Ферштейн?
        - У тебя паранойя. Я действительно не уроженец России, но моей Родины, можешь считать, что нет. Я не шпион.
        - О, ну раз ты так сказал, то я обязана поверить тебе на слово. Так и запишем в досье: «не шпион».
        - И все-таки, раз вы не приемлете деньги, возможно, подойдет нечто иное? Какая-нибудь услуга?
        - Ты на что это намекаешь? - сузила глаза Маргарита, все еще плохо помня о прошлой оказанной им «услуге».
        - Не знаю, о чем ты подумала, но я все же мета-человек с достаточно широкими возможностями. Если у тебя или города есть какие-то проблемы, может я смогу вам помочь?
        - Проблемы? В Усть-Корсе нет ничего кроме проблем! - фыркнула Директор. - Может Карпиных приструнишь или мелкие банды? Так, чтобы не поубивать людей и без разрушений зданий?
        - Хм, это будет трудно.
        - Еще бы. Или вот несколько месяцев назад появилась непонятная болезнь, которую не смогла вылечить даже Ворожея.
        - Что за болезнь? - заинтересовался Кройц.
        - Недомогание, слабость, мигрень, боли в груди. Лекари полностью излечили тело от всех болячек, но симптомы не пропадают. Четыре человека сейчас лежат в больнице под наблюдением. Трое из них работали на мета-станции, поэтому мы подозреваем, что здесь есть какая-то связь.
        - Ах, вот оно что, - кивнул Артоф.
        - Не делай вид, будто ты знаешь, в чем дело, - нахмурилась Директор. - Это большая проблема для города. Если случаи будут повторятся, нам придется что-то придумывать с мета-заводями. А в городе без производства мета-жидкости сразу начнутся проблемы.
        - То есть, если я решу проблему, то ты позаботишься о пожарной части и курсантских контрактах?
        Марго уставилась на парня с подозрением. Он выглядел уверенным в своих силах, словно бы сразу понял, о чем идет речь.
        - Если ты найдешь действенный метод лечения, то я займусь твоими вопросами лично.
        - Еще Ворона было бы неплохо снять с обязательного контракта, - добавил гость.
        - Ты еще и торгуешься? У нас это называется «делить шкуру неубитого медведя». Ладно, не думаю, что курсантские контракты станут проблемой.
        В двери офиса постучали.
        - Да?
        Створка приоткрылась, и из-за нее выглянула голова Холодного Разума:
        - Госпожа Директор, совещание началось. Бирюзовый зал, как обычно.
        - Благодарю. Передай, пожалуйста, что я немного задержусь.
        - Принято, - Гуру кивнул, после чего ушел, прикрыв дверь.
        Марго повернулась в кресле и взглянула на молодого человека, который стоял рядом, усевшись на край письменного стола. В деле Артофа Кройца все еще оставалось слишком много странностей. И в каком-то смысле девушку это притягивало. Неизвестность пробуждала в ней любопытство и некие древние инстинкты.
        - Значит, мы договорились? - уточнил он.
        - Вполне, - кивнула Марго. - Ты будешь осматривать пациентов? Если да, то попроси выписать пропуск у моего секретаря или у одного из старших героев в Штабе. Так просто в палаты к пострадавшим тебя не пустят.
        - Все в порядке, мне нет нужды посещать больных, - ответил он беспечно.
        Директор еще больше уверилась в том, что это пустая бравада и болтовня, нужная чтобы запудрить ей мозги. Впрочем, она все равно ничего не теряла. Раз так легко можно отделаться от его навязчивого желания приобрести городскую собственность, пусть будет так. Маргарита быстро прокрутила в голове разговор, пытаясь вспомнить один беспокоящий ее нюанс.
        - Точно. Кажется, ты говорил о трех вопросах. Если это не займет много времени, выкладывай.
        - Не займет.
        Артоф вдруг опустился на одно колено и аккуратно взял ее левую ладонь. Марго окаменела, не в силах пошевелиться. Молодой человек приподнял ее ладонь и легонько поцеловал:
        - Мне хотелось бы пригласить прекрасную сударыню на ужин. Будет ли у нее время сегодняшним вечером?
        Девушка почувствовала, как на щеки выползает предательский румянец.
        - Послушай, все уже обговорено, - торопливо проговорила она, будто бы защищаясь. - Ужин или что-то еще никак не изменят ситуацию.
        - Меня и так все устраивает. Разве я не могу пригласить понравившуюся мне даму без какого-то особого повода?
        - Значит, просто ужин, и ничего больше?
        - Насчет «большего» - это уже как решит сударыня.
        - Пошляк! Я действительно думаю, что это плохая идея…
        - Можно и без ужина. Тогда встретимся в Красном Дереве? Кажется, это заведение тебе по нраву.
        - Я не смогу прийти, к сожалению.
        - Я буду ждать.
        Артоф еще раз поцеловал ее ручку, после чего поднялся и выпрямился.
        - До скорого!
        Директор проводила курсанта задумчивым взглядом. Иногда своими повадками или желанием создать родовой оплот в центре города Артоф напоминал ей романтизированный образ средневекового рыцаря. Хотя и со странной, явно иностранной спецификой. Несколько минут женщина неподвижно сидела в кресле, чувствуя, как на плечи уселись черт и ангел, которые стали склонять ее к тому или иному решению.
        Через некоторое время Марго опомнилась, подхватила бумаги для совещания и понеслась на встречу. Войдя в Бирюзовый зал, Директор извинилась и заняла свободное место. Несмотря на высокий пост, реальной власти после Погромов директора имели не так и много. Ведь его в любой момент мог просто-напросто убить формальный мэр Усть-Корсы. Основной инициативой обладал именно Совет Безопасности. Маргарита, мягко говоря, не относилась с симпатией к членам совета, который состоял в основном из лиц старшего возраста. Здесь были как представители влиятельных семей вроде Карпиных и Совиных, несколько мета-людей, богатые бизнесмены, владельцы предприятий, так и общественные деятели, члены разных департаментов. Довольно широкий круг лиц, представляющий разные слои населения города.
        Хоть экономическая деятельность после Падения заметно упала, однако производить разные товары, осуществлять услуги и торговать все равно требовалось. Так что власть осталась примерно в тех же руках, что и раньше. У кого есть деньги и ресурсы, тот и правит. Ну а кто-то из общественников быстро становился жертвой системы и сам начинал заниматься иными делами на стороне. Маргарита не считала, что это так уж плохо. Просто таков заведенный порядок вещей, и бороться с ним бессмысленно.
        О некоторых из членов совета Марго точно знала, что они работают на Пересвета. Часть и не скрывала особо, что представляет интересы сильнейшего супера, надеясь, что его репутация их защитит. Впрочем, их иногда находили мертвыми, ибо врагов у Пересвета, которым безразличны последствия, было тоже много.
        - Госпожа Директор, вы упоминали, что хотите выступить с предложением насчет постепенного перевода котельных на мета-топливо, - проскрежетал голос «Старой Лизы», как за глаза называли пожилую Елизавету Петровну, одну из наиболее уважаемых участниц Совета Безопасности.
        - Благодарю. Секунду, - прокашлялась Маргарита и раскрыла папку, чтобы освежить в голове цифры производства и расходования мета-жидкости.
        Глаза ее расширились, и она с шумом захлопнула папку. Быстро, пока остальные не увидели, что внутри не документы к совещанию, а копия досье некоего Артофа Кройца, которое она по ошибке захватила с собой.
        - Г-хм, попробую описать своими словами…
        Долгий рабочий день закончился в половине седьмого вечера. Маргарита отложила несрочные документы в ящик и потянулась. Совещание СовБеза прошло вполне плодотворно, все нужные документы они согласовали. Правда, весь день она вспоминала этот позорный казус с папкой, опасаясь, что кто-то успел обратить на нее внимание. Сегодня ей действительно хотелось пропустить стаканчик-другой. Но, само собой, принять приглашение от Кройца она не имела права.
        Водитель уже ждал в приемной, обсуждая что-то с телохранителем. Не то, чтобы до дома ей далеко идти, но так уж было заведено.
        - Мадам, иду прогревать? - уточнил водитель.
        - Да, спасибо, Семен.
        Директор прихорашивалась перед зеркалом, когда вспомнила о странном эпизоде с ручкой. Маргарита достала мусорное ведерко из-под столешницы, вытащила скомканные листы бумаги и отыскала расплавленные и раскрошившиеся останки бедной ручки. Помимо частей пишущего устройства она обнаружила тонкую небольшую емкость, ныне пустую, а также обуглившиеся крошки. Марго сложила из листа бумаги конверт и ссыпала туда обгорелые кусочки.
        - Эм, госпожа Директор? - донесся до нее голос Дубоголового, заставшего начальницу на коленях под столом. - Все в порядке?
        - Да, уже иду!
        Марго быстро убрала конверт в ящик стола, после чего накинула пальто с шарфом и выскользнула из офиса. Многие сотрудники уже покинули здание Центра, но некоторые также задерживались допоздна. Резник прощалась со служащими центра, неизменно отвечая на добрые пожелания и улыбаясь в ответ. Холодный Разум направился по одному ему ведомым делам, Дубоголовый же неотступно следовал за начальницей.
        Маргарита вышла на улицу. В лицо ударил порывистый ветер с хлопьями снега. Шла вторая половина января, и погода словно бы репетировала февральские морозы. Поежившись, Директор прошла на стоянку и юркнула через любезно приоткрытую водителем заднюю дверь. Дубоголовый сел спереди. Супер по понятным причинам не утруждал себя ремнем безопасности, но Резник законопослушно пристегнулась.
        - Домой, сударыня? Или в магазин заскочим?
        Марго молчала, спрятав нижнюю половину лица под шарфом.
        - Госпожа Директор? - переспросил Семен.
        И что она только творит?
        - В Красное Дерево, пожалуйста.
        - О, пятница! - понимающе усмехнулся водитель. - Хотя теперь и по субботам работать приходится… Эх, испортили сакральный день недели!
        Мотор бронированного седана рыкнул, впитывая в себя большую порцию огненного мета-вещества, и машина уверенно покатила по оледеневшей дороге.
        Вскоре транспортное средство остановилось прямо рядом с заведением, фасад которого был отделан красными панелями.
        - Вас снова не ждать?
        - Да, можете быть свободны.
        - Опасно в такое темное время ходить по улицам в одиночку, - пробасил Дубоголовый, ответственный за сохранность важной персоны.
        - Все в порядке. Думаю, найдется защитник, готовый проводить меня до дома, - с усмешкой проговорила Директор и покинула автомобиль.
        Седан укатил прочь, пока девушка медлила, не решаясь заходить внутрь.
        - Обратного пути уже не будет, Марго, - произнесла она с сомнением и вздохнула. - Или обратного пути уже нет?
        Не зря ведь сегодня на ней надет ее «счастливый» парный комплект черного белья… Девушка решительно толкнула дверь и зашла в заведение.
        - Госпожа Директор, рады снова вас видеть! - откликнулся бармен приветливо.
        - Очень рады, - добавил молодой человек с серыми волосами, ожидающий ее возле барной стойки на том же самом месте, где сидел и в прошлый раз.
        Глава 14
        Маргарита быстро устроилась рядом и заказала свой любимый коктейль. Беседа вскоре потянулась путанной нитью, которая связывала двух персон прочнее корабельного каната. Марго вспоминала истории из своего детства, о мире до Падения, жаловалась на бездарных подчиненных из других департаментов, наглых супергероев и желчных членов СовБеза. Артоф же рассказывал забавные, а порой и жуткие сценки из жизни мета-людей, но в большинстве своем говорил о недавнем прошлом. Директор все пыталась вызнать что-нибудь о его Родине, однако молодой человек отвечал односложно.
        Девушка не планировала напиваться, не желая больше терять контроль над ситуацией и памятью, так что просила разбавлять напитки и цедила коктейль очень неспешно. Марго не заметила, как время подоспело к одиннадцати часам вечера - настолько ее увлекла беседа и мягкий ненавязчивый флирт. Хотелось бы продолжить, однако в субботу ей также следовало посетить офис и закончить с разными вопросами.
        Кройц, разумеется, вызвался ее проводить до дома, и Марго с удовольствием приняла его помощь. Пара медленно шествовала по ночным улочкам Усть-Корсы, беседуя о разной всячине. Заливистый смех девушки часто наполнял дворы и улицы заснеженного города. Марго прижималась к кавалеру, обхватив его руку, попутно ругая жилищный департамент за отсутствие песчаной посыпки в некоторых местах. На улице все еще было очень скользко, и ей на каблуках приходилось крепко держаться за партнера. Она еще вслух подивилась тому факту, что ноги Артофа ни разу не поехали даже на укатанном льду, на что он лишь коротко рассмеялся. Резник была благодарна за эту прогулку. Ненадолго она почувствовала себя простой девушкой, а не главой Центрального Управления со всеми причитающимися этой должности бонусами и неприятными обязанностями.
        Наконец пара остановилась у проходного пункта, ведущего в жилой комплекс Триумф-тауэр.
        - Спасибо большое. Нам действительно стоит закончить на этом… - произнесла она грустно.
        - Если ты этого хочешь…
        - Просто… Ты подвергнешь себя опасности. Я ведь… - Марго осеклась и вздохнула.
        - Опасности? Я и есть опасность, дорогой Директор. Идем!
        Кройц решительно направился к зданию, и девушка не нашла в себе сил продолжать оказывать сопротивление. Уже в лифте он начал осыпать ее поцелуями, распаляя и без того подогретое алкоголем и предвкушением приятного вечера воображение. Марго утянула нетерпеливого кавалера в свои апартаменты, после чего перестала сдерживаться. Одежда быстро оказалась на полу, и девушка не заметила, как очутилась в постели в одном нижнем белье. Грудь ее тяжело вздымалась, а перед глазами стояла пелена из-за легкого опьянения и дикого возбуждения. В данный момент ей было плевать, что Артоф может оказаться иностранным шпионом или кем-то, кто желает воспользоваться ее положением. Марго просто хотела любить и быть любимой.
        Артоф скинул одежду, оголившись по пояс. Девушка не назвала бы его мускулистым, однако сложен молодой человек был весьма приятно. Было за что зацепиться взгляду.
        - Ложись на живот, - скомандовал он. - Хочу кое-что попробовать.
        - Хорошо… - покорно произнесла Марго, переворачиваясь. - Ты и настоящий массаж умеешь делать?
        - Хм, вряд ли массаж в твоем понимании… Гордись. Ты первая подопытная здесь, на ком я опробую данную технику…
        Теплые руки коснулись ее спины, и Марго вздрогнула, почувствовав словно бы слабый удар током. По лопатке сразу стало разливаться тепло. Артоф продолжил мягко водить по ее спине, рукам и плечам. Жар и покалывание быстро нарастали, становясь нестерпимыми.
        - О-х… - выдала она, плохо понимая, что происходит.
        Артоф перешел к ногам, несильно щипая и массируя плоть. Электрическое покалывание и тепло в один момент распространилось и на данную часть тела. Марго принялась извиваться в нетерпении, находясь уже почти на самом пике. Артоф поднялся до уровня бедер, и девушку настигла огромная волна наслаждения. Марго выгнулась дугой и простонала нечто нечленораздельное.
        - Хм, быстро… - донеслось до нее словно через слой ваты. - Пожалуй, для сервов такая стимуляция чрезмерна. Жаль, что ты не мета-человек, можно было бы придумать массу интересного.
        - Ч-что это было?! - прохрипела она.
        - Особые духовные практики, которым я научился в Тибете.
        - Хочешь сказать, там остались живые поселения? - с долей иронии произнесла женщина, приходя в себя постепенно от пронесшегося урагана.
        - Мета-монахов какие-то жалкие мутанты не остановят.
        - П-ф. Так значит, ты жалеешь, что я не мета-человек?
        - Отнюдь. В обычных девушках тоже есть своя прелесть.
        - П-постой…
        Артоф решительно стянул с нее промокшие трусики, которые жалобно хлюпнули, и придвинулся к ней в полной боевой готовности.
        - Теперь моя очередь получать удовольствие…
        - Дай мне передох…
        Марго не успела договорить, поскольку рот ей прикрыли глубоким поцелуем. Начался следующий этап постельных забав.
        - Подожди! - спешно проговорила она. - Воспользуйся защитой, там в комоде…
        - Зачем? Я ведь мета-человек. Без особой подготовки у нас не могут появиться дети.
        - А если появятся? - заявила она настойчиво.
        - В таком случае я о них позабочусь и воспитаю, как истинных наследников рода Кройц…
        Ответ, хоть он и мог вполне быть банальной уловкой, ей понравился. Директор была прекрасно осведомлена о сложностях с деторождением у суперов, поэтому прекратила сопротивление и отдалась в руки обуревающей страсти.
        Девушка вскоре потеряла счет времени, ненадолго выплывая в реальность из жарких грез и тесных объятий. Артоф любил ее порой необычно, но она списала данный факт на его иностранное происхождение. Кажется, они перепробовали с дюжину разных поз. Судя по всему, кавалеру очень понравилась ее филейная часть, бедра и ноги, которые сама Марго считала полноватыми. Но раз партнер от них в восторге, то, наверное, ей стоит больше ценить свою нижнюю половину.
        В один из моментов уже глубокой ночью девушка поняла, что больше не в состоянии двигаться. Она слышала, что некоторые Громилы обладают повышенным либидо, но лишь сейчас сама впервые столкнулась с подобным. Сероглазый парень, казалось, готов был заниматься любовью до самого утра. Марго же была обычным человеком и, мягко говоря, пресытилась. При этом вся она с головы до ног оказалась покрыта липкой жидкостью. Непонятно, откуда она может взяться в таком количестве у мужчины. Впрочем, Артоф был мета-человеком, так что всякие чудеса возможны.
        - Все! - решительно прошептала изможденная женщина. - Я в душ и спать!
        - Конечно! Я потру тебе спинку…
        Водные процедуры закономерно перешли в новые поцелуи, ласки и еще один раунд, после которого снова пришлось отмываться. Марго выгнала ненасытного парня, завершила ночной моцион и переоделась в пижаму, которую редко надевала сама по себе. Однако в данный момент пижама стала ее защитной броней от будущих домогательств.
        - Теперь точно все! - Марго плюхнулась без сил в постель. - Тронешь, нос отгрызу…
        - Кхе, ли круэнто дазарен - ли круэнто абер штонг… - произнес Кройц.
        «Не немецкий и не хиспанский, но нечто похожее», - подумала Марго. Хоть она и была дико уставшей, но постаралась повторить фразу в уме несколько раз и зазубрить, чтобы затем расспросить лингвиста, что это за язык, и что означают слова.
        - Спокойной ночи, госпожа Директор.
        - Уж в таких обстоятельствах можно и «Марго», - буркнула она, расслабленно распластавшись с одного из краев постели. Другая сторона была занята молодым человеком.
        - Спокойной ночи, Марго.
        - Спокойной ночи, Артоф…
        Надоедливый звон будильника быстро оборвался, когда женщина дотянулась до него и треснула по кнопке. Такое ощущение, что она только закрыла глаза. Сколько ей удалось поспать? Четыре часа? Три? Свинцовые веки разлепить было решительно невозможно, а одеяло с подушкой сковали ее тело в смертельной ловушке.
        - Тебе не пора на работу? - донеслось рядом.
        Марго вспомнила детали прошедшего вечера, и кровь сразу прилила к лицу. Впрочем, этого было недостаточно, чтобы побороть сковавшую тело усталость.
        - Сегодня суббота, совещаний СовБеза нет. Так что можно прийти попозже. Директор я или курсант неоперившийся…
        В следующий раз женщина проснулась уже сама. Довольно потянулась и перевалилась на другой бок. Рядом негромко сопел Артоф. Марго залюбовалась его необычным профилем, в котором угадывалось нечто римское или мадридское, наверное. Его длинные узловатые кисти можно было назвать аристократичными, хоть это и мутация. Но ей нравилась эта мутация. На запястье Артофа висел плотный толстый шнурок с необычного вида серебристым округлым кулоном, похожим на каплю. Странные украшения предпочитает Кройц.
        Девушка легонько дотронулась до торчащей сбоку серой пряди, и Артоф тут же открыл глаза:
        - Доброе утро, милая.
        - Доброе…
        И все-таки, чего же он добивается? Для чего ему понадобилась пожарная часть, откуда он явился в Корсу и почему так жаждет ее внимания?
        - Что же тебе от меня нужно… - пробормотала она.
        - Что мне от тебя нужно? - переспросил он. - Разве не очевидно?
        - М-м? - приподняла она бровь.
        Артоф вдруг сграбастал ее и запрыгнул сверху, после чего принялся резко стягивать пижаму.
        - Я не то имела в виду!
        Однако было поздно.
        Спустя минут двадцать разгоряченные любовники отлипли друг от друга. Марго отдышалась и бросила взгляд на часы.
        - Боже, уже почти полдень! Никогда я еще не позволяла себе подобные опоздания! Быстро в душ и на работу! Собирайся, шустрей! Нам желательно уйти раздельно. Лучше избегать ненужных слухов.
        - Как пожелаешь.
        Марго бросилась в душ и быстро сполоснулась, убедившись, что любвеобильный партнер не проникнет в это время в ванную комнату. Затем, надев белый халат, она принялась по-быстрому наводить красоту и сушить мокрые пряди феном.
        Артоф, судя по всему, почти собрался и уже был готов уходить. Парень юркнул в ванное помещение:
        - Спасибо за отлично проведенное время, Марго.
        Девушка любезно позволила поцеловать себя в щечку, выключив фен на секунду.
        - И что? Снова исчезнешь на месяц? - произнесла она сухо.
        - Ну что ты, я постараюсь навещать тебя почаще. Надо будет для тебя рацию раздобыть.
        - Рацию? - приподняла она бровь, вспомнив, что убила предыдущим днем немало времени на рассмотрение странного запроса.
        Впрочем, к Артофу прошение Корпуса не имело никакого отношения, так что Директор быстро выкинула мысль из головы.
        - Ага. Кстати, пока не ушел. Ты не знаешь, у кого можно достать мета-концентрат?
        Маргарита нахмурилась и взглянула на гостя.
        - С чего бы мне знать?
        - Но ведь у тебя же самой… К-хм, - осекся он.
        - Что ты хотел сказать, Артоф? - елейным тоном проговорила женщина, повернувшись всем корпусом и с шумом бросив фен на столик ванной. - Ты почему-то решил, что я сама пользуюсь мета-концентратом, не так ли?
        Артоф попятился, поняв, что допустил оплошность.
        - Ты обыскивал мою квартиру, пока я спала? Вскрыл запертый нижний ящик тумбы, я ведь права?!
        - Ничего я не вскрывал. Просто почуял, что тебе может быть что-то известно…
        - Почуял? Ты не похож на пса! Хотя кобель еще тот! - фыркнула девушка.
        - Ты делаешь ничем необоснованные выводы…
        - Думаешь, что можешь меня шантажировать данной информацией?!
        - Ничего подобного. Успокойся, Марго! - поднял он руки.
        - Никаких уступок ты от меня не получишь, Кройц! - жестко проговорила глава Центра.
        - Да не нужны мне от тебя никакие уступки!
        - Убирайся! Чтобы духу твоего не было в моем доме! - выпалила Резник.
        - Ладно-ладно, - отступил он в коридор и быстро обулся. - Я еще навещу тебя, дорогая…
        - Чтобы снова лазить по моей квартире? К твоему разочарованию, я не храню важные сведения дома, ваше шпионское величество!
        Артоф шумно вздохнул и взъерошил серые космы, но не стал продолжать свои жалкие оправдания:
        - Удачного дня, милая Марго. До скорой встречи!
        Раздраженная девушка промолчала, не став ничего отвечать. Дождавшись, пока гость уйдет, она закрыла входную дверь и продолжила собираться. Приведя себя в порядок и покормив рыбок, Маргарита принялась одеваться. Знала ведь, что ничего хорошего от наглого Кройца ждать не стоит. Ну, приятную компанию в баре и секс, конечно, нельзя было назвать плохими. Совсем нельзя. Но больше она на те же грабли ни за что наступать не станет!
        [АРТОФ КРОЙЦ]
        От Марго я выходил со смешанными чувствами, хотя, скорее положительными. Поцапались немного в конце, но, полагаю, со временем она остынет. Ночка выдалась жаркой. Не то, чтобы я полностью удовлетворил свои потребности, однако Директор оказалась, как я и предполагал, горячей штучкой. Ощущение, словно находишься рядом с вулканом, готовым взорваться в любой момент то пылающей страстью, то шумной истерикой, то шпионскими обвинениями. «Ли круэнто дазарен - ли круэнто абер штонг», как говорят на Родине. Горяча на словах - горяча в постели.
        Скорее всего, разрушать подслушивающее устройство, замаскированное под ручку, было неосмотрительно. Ведь из-за данного факта Марго может начать подозревать во мне Видящего, после чего головоломка быстро сложится. Но разговаривать с ней начистоту в присутствии прослушки я себя заставить не мог. Ладно, можно будет сказать, что при мне был мета-детектор, который определяет устройства подобного типа.
        Довольный жизнью, я прогуливался по шумным субботним улицам Усть-Корсы. Скоро уже и у Анны должны состояться финальные соревнования, после чего ее выпустят на свободу. По своей верной спутнице я также соскучился за дни разлуки.
        Вспомнив про рацию, я достал ее из кармана, нацепил на ухо и активировал. Дел предстояло, как всегда, много. С заказом от Корпуса я покончил, но предстояло еще совершить обмен и решить, в чем хранить деньги. Пускай высокая инфляция и съедала часть суммы, но не быстрее, чем я зарабатывал деньги. Держать большие суммы в квартире может быть рискованно, поскольку среди мета-людей встречались и умелые воры.
        В городе в настоящее время существовало всего два крупных банка. Один назывался Центральным и являлся городским, как нетрудно догадаться. Другим владел род Совиных. Полагаю, что лучше завести счет в Центральном банке, как наиболее надежном.
        Когда Марго заговорила про странную болезнь и мета-станцию, я сразу понял, о чем идет речь. На Аккотрельме также были проблемы с аурными паразитами, которые невидимы обычным зрением, да и эфирным зрением их разглядеть сложно. Занятная экзотическая особенность, появившаяся в ходе эволюции. По-видимому, прошло достаточно времени после появления эфира на Земле, и они успели развиться и здесь. Паразиты предпочитали обитать в местности с высоким эфирным фоном вроде мест силы или скоплений резервуаров с мета-жидкостью, коими являлись заводи. На сервов тоже могли напасть, особенно с сильной аурой. Чтобы избавиться от них, в Империи развешивали специальные отпугивающие талисманы. Спектр эфира я помнил, вот только придется еще потрудиться, чтобы найти ядра, способные производить аналогичный спектр. Либо остается просто пополнять резерв в камнях самому, но тогда работать артефакты будут недолго.
        Также сегодня должен вернуться экспортер ядер, с которым держал связь Ибрагим. Надо будет заняться водяными фильтрами и навестить карпов, заодно закончить с крупным ядром водного монстра. Получив оплату от Брунгильды, можно будет наконец докупить себе крупных ядер и приступить к расширению источника эфира на основании диагностики Ирис. Да и про резерв забывать не стоит.
        - Песец, ты слышишь меня? - раздался женский голос из рации.
        - Да?
        - Это Брунгильда. Ты не отвечал, и я решила, что рация сломана.
        - Был сильно занят.
        - Ясно. Я получила одобрение от руководства. Когда заказ будет у тебя, мы сможем произвести обмен.
        - Могу доставить его сегодня.
        - Что ж, замечательно. До вечера я буду в Штабе Корпуса и смогу принять технику. Но должна предупредить, что нам сначала надо провести тщательную проверку товара, лишь после этого мы сможем передать полную оплату.
        - Видящего устроит такой вариант.
        - И он не опасается, что мы просто присвоим рации себе?
        - Если вы готовы потерять производителя эксклюзивной мета-техники, то пожалуйста.
        - Я поняла тебя. Жду в Штабе. Брунгильда, отбой.
        - Принято. Песец, отбой.
        Перекусив в ресторане, я слетал за рациями, после чего провел несколько часов в Штабе, показывая товар и проводя обучение Брунгильды. Старшая героиня тщательно законспектировала мои инструкции. Было видно, что функционалом она осталась более чем довольна. Кажется, героиня не ожидала подобных чудес и точного исполнения запроса. Так что свой первый серьезный заказ можно считать успешно выполненным. Осталось договориться насчет оплаты.
        Глава 15
        - Видящий предпочитает наличность? - уточнила Брунгильда.
        - На этот счет есть особое распоряжение. Просьба создать счет в Центральном банке на имя Стального курьера, перевести туда пять миллионов. Еще на пять миллионов закупить ядер любого типа, главное - покрупнее, и положить в банковское хранилище на то же имя.
        - Еще пять?
        - Пусть останутся в Корпусе на случай, если Видящему потребуются конкретные ядра. У вас ведь есть свои каналы поставки?
        - Да, мы ведь занимаемся развитием мета-людей, - кивнула Брунгильда. - Другими словами, вы хотите открыть счет в Корпусе?
        - Учитывая контроль над ядрами, Видящему сложно их доставать, не вызывая подозрений. Помощь Корпуса ему пригодится.
        - По данному вопросу мне следует посоветоваться с Умником, но, думаю, нареканий не возникнет. Как только мы проверим все экземпляры и выполним требования по оплате, я дам тебе знать, Песец.
        - С вами приятно работать, сударыня, - улыбнулся я.
        - Взаимно, - вернула она мне лучезарную улыбку. - Я вижу, что у Видящего есть свой герб. Что насчет прозвища?
        - Император.
        - На мелочи он не разменивается, - хмыкнула героиня. - Ручное исполнение корпусов раций оставляет желать лучшего. Я могу дать контакты мета-человека, который может вылепить из пластика объекты любой формы и сложности. Есть также в городе мастера по работе с металлом и камнем.
        - Хм, мне неизвестны нюансы создания мета-техники, но полагаю, что из-за разных размеров ядер корпуса требуют индивидуального подхода. Однако контакты оставь, может и пригодятся.
        - Сделаю. Какие еще товары может поставлять Видящий?
        - А что вас интересует?
        - Тебе кратко или подробно? Если кратко, то почти все. Если цены будут ниже, чем у Союза, либо это будет, как ты говоришь, эксклюзивная мета-техника, то мы найдем средства.
        - В чем первоочередная необходимость? Возможно, мета-фильтры?
        - Фильтры нам нужны всегда и побольше, - усмехнулась Брунгильда. - Я не слишком сведуща в поставках мета-материалов вообще-то, но если тебя устраивает моя кандидатура в качестве связного…
        - Вполне. В таком случае соберите нам партию водяных ядер. Видящий изготовит фильтры - из тех, что подходят для мета-техники. Полагаю, он предложит вам скидку, чтобы конкурировать с производителями Союза. Но пока точно сказать ничего не могу.
        - Было бы неплохо, - кивнула Брунгильда. - Я постараюсь собрать ядра.
        - Само собой, крайне желательно держать в тайне до последнего как мое личное посредничество, так и само существование Видящего. Если об Императоре прознает Союз, на него начнется охота.
        - Понимаю. Во мне можешь не сомневаться, Песец. Однако от коллег и вышестоящих руководителей долго скрывать мне ситуацию не удастся. Директор уже пыталась дознаться, кому именно идут деньги. Да и поступления новой техники можно сопоставить с импортом и прийти к тем же выводам.
        - Я в курсе. Мы не думаем, что можем скрываться вечно. Но лучше сохранить поставки в тайне как можно дольше.
        - Сделаю все что в моих силах, Песец.
        - На большее мы и не рассчитываем, - кивнул я.
        Во второй половине дня я покинул Штаб, оставив героев тестировать полученные рации. После поступления оплаты в виде ядер можно наконец заняться, как там говорят местные на современном сленге? Прокачкой себя любимого.
        Ранее более суток рабочего времени или более двух дней я все же потратил на то, чтобы создать кристалл с внедренной в него инженерной печатью. Это позволило мне в короткие сроки изготовить однотипные контуры в ядрах и создать корпуса для раций. Работа пошла почти как на конвейере, хотя уникальные аурные камни все же вносили свои коррективы в процесс.
        Кристаллические структуры с высоким классом твердости отлично подходили для создания внутренних контуров, способных выдерживать высокое эфирное давление. Для инженерной печати в ювелирной лавке я приобрел крупный алмаз за девятьсот двадцать тысяч корсов. Крупный относительно, поскольку на Земле они в основном встречались небольших размеров. Очень много времени ушло на то, чтобы произвести внутри кристалла узоры, повторяющие инженерную печать с некоторыми отличиями. Все-таки воздушную печать требовалось адаптировать под артефактную копию.
        Признаться, мне не слишком хотелось создавать кристаллические печати. Опасно выставлять подобные знания на виду у всех. Алмаз я замаскировал, залив серебряным расплавом. Да и деактивированная печать совершенно не фонила энергией, так что другие Видящие не смогут сходу раскрыть секрет. Тем не менее, если я потеряю камень с инженерной печатью, то утрачу одно из своих преимуществ перед аборигенами. Конечно, им еще придется долго разбираться в функционале инженерного заклинания, да и вряд ли местные способны воспроизвести нужные спектры эфира для его работы, но рано или поздно они раскроют секреты.
        Инженерный кристалл я поместил на прочный шнур с титановым тросом внутри. Снять его с моего левого запястья теперь без специальных инструментов невозможно. Либо кисть отрубить придется, что, в принципе, не такое уж и редкое явление, как показал рейд к дальним землям.
        Первый камень в боевые четки заложен. Чародеи пользовались разными формами организации внешних печатей. Кто-то выбирал жезлы, другие гримуары, третьи амулеты или кольца. В роду Кройц принято хранить печати в так называемых боевых четках.
        Инженерная печать потребляла относительно немного эфира, поэтому могла нормально функционировать и в кристаллическом исполнении. Боевые печати в большинстве своем требовали значительных расходов мета-энергии, поэтому стандартные драгоценные камни не подходили. Либо заклинание получплось ослабленным. Однако есть другой способ: при активации кристалл формирует увеличенную копию печати в воздухе, и она уже может использоваться примерно как обычная боевая печать. К сожалению, для адаптации узоров придется изрядно повозиться. На одно заклинание наверняка уйдет больше недели. Впрочем, некоторыми вещами стоит заняться. Без летной печати под рукой я чувствовал себя уязвимым.
        Хоть я и осознавал необходимость боевых четок, однако заниматься ими все равно опасался. Фактически, я выставлял ценные знания, которые собирались в Империи веками, чуть ли не на всеобщее обозрение. Да, у местных эфирные науки практически неразвиты. И тем не менее. Лишь голова являлась надежным местом для хранения информации, хоть и ее можно «взломать». Что уж говорить об овеществленных печатях.
        Пока что я решил ограничиться инженерным кристаллом, поскольку у меня бы точно крыша поехала плести данную печать раз за разом в течение рабочих дней, недель и месяцев. Благодаря ему крупный заказ на рации удалось исполнить в достаточно сжатые сроки. Да и в последующем изрядно времени получиться сэкономить. Кристалл, конечно, не был вечным, и постепенно разрушался из-за губительного воздействия эфира, но некоторое время еще прослужит.
        В ипостаси Стального Курьера я встретился с Ибрагимом в мета-маркете. По пути встретился с командой Контроля в черном. При виде меня один из бойцов сделал доклад по рации, однако требовать предъявить документы они не стали. Похоже, Брунгильда исполнила мою просьбу и позаботилась о том, чтобы Стального Курьера не слишком донимали.
        Купец за три обычных мета-фильтра и один огненный источник смог выменять двадцать семь водных ядер у своего знакомого экспортера. Двадцать четыре за фильтры и три за источник. Обещанное соотношение один к девяти обеспечить торгаш не сумел, но я был не в обиде. Никогда не умел следить за деньгами. В роду этим занимались другие, а мне не приходилось испытывать нужды в средствах или ресурсах. Они просто всегда были. Чего их экономить?
        Все ядра подходили под изготовление новых фильтров. Как я слышал, экспортеры перед обменом товара на мета-технику проверяют ядра у независимых видящих Готланда, чтобы иметь представление о ценности того или иного камня.
        - Будут ли еще партии? - елейно улыбнулся лысый мужчина.
        - Мой господин подготовит еще пять фильтров на обмен. Если соотношение ядер упадет еще ниже, придется нам искать другого поставщика.
        - Нет-нет, ни в коем случае! Дядя Ибрагим все сделает в лучшем виде! Сами понимаете, новые фильтры от неизвестного производителя. Рискованный товар. Если обнаружится, что они плохого качества, у экспортера будут проблемы. Но раз вы уверены в их исправности, то со следующими партиями сложностей быть не должно!
        - Хорошо, - кивнул я. - Ориентировочно завтра мы передадим товар.
        - Буду ждать с нетерпением!
        Вечер и почти весь следующий день я потратил на зачарование ядер. С инженерной печатью дело пошло намного шустрее, да и я уже имел за плечами солидный опыт в работе с водяными ядрами и мета-фильтрами. В конце рабочего дня двадцать третьего числа я передал Ибрагиму партию фильтров для обмена. А ближе к ночи закончил вторую партию из пяти единиц вместе с большим фильтром из ядра уничтоженного нами водного монстра.
        Решил не откладывать свежий товар в дальний ящик и, призвав Ворона на всякий случай для подстраховки, направился к бару Залив. Впустили меня без каких-либо проволочек.
        - Господин Лотан сегодня наверху. Он готов принять вас лично, - уведомил меня басом официант ростом под два метра.
        - Сам Николай Карпин? - припомнил я его редко упоминаемое прозвище. - Кстати, а Лотан что-то означает?
        - В древней мифологии это могущественный семиглавый морской змей.
        - У Карпина семь голов?
        Амбал посмотрел на меня странным взглядом:
        - Пока только одна. Прошу наверх.
        Я проследовал за прислужником в то самое помещение для важных гостей. Беглый взгляд на ауру показал, что Лотан далеко не самый слабый супер в городе. Брунгильда по мощи его уделывает, но сверхспособности не всегда про голую силу. Точечный и экономный удар может легко решить исход поединка.
        Карпин улыбнулся, показав мне заостренные зубы, которыми, наверное, удобно рвать мясо и без ножа с вилкой. Его золотые глаза с черным вертикальным зрачком смотрели уверенно и с толикой надменности. На руках его блестели рыбьи чешуйки, говоря о слабом контроле над своей аурой. Бледно-желтые волосы были аккуратно зачесаны назад. На шее виднелся повязанный шарфик, который, вероятно, скрывал жабры. Мужчина носил строгий костюм черного цвета, но при этом цветастую полураспахнутую рубашку.
        Но больше меня удивила собеседница Лотана. В одном из кресел сидела девушка в маске, которую я узнал по редкой ауре. Нечасто такие встречаются среди мета-людей. Гостьей оказалась Графиня - курсантка с моего потока, обладающая слабыми псионическими силами. Неужто уже успела сдружиться с полукриминальными городскими группировками? Впрочем, явно не мне ее судить.
        - Месье Стальной Курьер, рад встретиться с вами лично! - благожелательно произнес Лотан, крепко пожав мою ладонь. - Присядете?
        Я покачал головой:
        - К делу, господин Лотан.
        - Что ж, а вы неразговорчивы, как я погляжу.
        Водить долгие беседы мне не хотелось, поскольку мой все еще приметный акцент могла узнать Графиня. Я постарался изменить тембр, но кто его знает.
        - Пять стандартных фильтров, цена та же - четыреста тысяч за штуку, - я вытащил сверток и выложил на стол.
        - Хорошо, - кивнул он удовлетворенно.
        - И в дополнение.
        Я достал крупный тройник увеличенного диаметра, поскольку в обычный ядро монстра не влезало.
        - О! Крупный экземпляр! - покрутил Лотан изделие в руках.
        - Можете оставить для тестов, оплату за остальные желательно сразу.
        - Без проблем. Мы ценим наши взаимоотношениями. Вы уже показали, что не бросаете слов на ветер, а фильтры Императора превосходят готландские аналоги. Я готов оплатить партию целиком. Но, быть может, составите нам компанию ненадолго? Сегодня у нас интересная и наверняка очень красивая собеседница, предпочитающая прятать свое прекрасное личико под маской, что весьма грустно.
        - Ой, право, не стоит, Николай. Но я бы не отказалась побеседовать со Стальным Курьером. Видящие мне очень интересны! - подала голос гостья.
        По комнате распространился еле ощутимый сладковатый аромат.
        - «Обнаружена высокая концентрация дурманящих веществ. Приступаю к нейтрализации.» - безэмоционально отрапортовал имп.
        - Вынужден отклонить приглашение. К делу.
        - Во сколько Император оценивает этого красавца? - поинтересовался Карпин, крутя большой фильтр в руках.
        - Четыре миллиона корсов. Для вас - скидка в пятьсот тысяч корсов.
        - Значит, пять с половиной? Вы выказываете доверие нам, предлагая на оценку столь дорогую технику, мы ответим вам тем же.
        Лотан прошествовал к картине, изображающей одинокий морской парусник, и отодвинул ее в сторону. За иллюстрацией оказался сейф, вмурованный в стену. Широкая спина Лотана закрывала мне обзор. Карпин открыл замок, достал пачку банкнот, быстро отсчитал положенную сумму, после чего убрал излишки и закрыл сейф.
        Крупнейшие купюры в Усть-Корсе ходили номиналом в десять тысяч, поэтому пачка получилась небольшой.
        - Благодарю за оперативность, - коротко склонился я, принимая деньги. - Я навещу вас, когда появится новый товар на продажу.
        - Будем ждать с нетерпением. Вы можете приходить в наш бар в любое время, если захотите скоротать вечер-другой. Залив славится своей выпивкой на весь город, как и девушками.
        - Какие еще «девушки», - фыркнула Графиня. - Нечего вестись на всяких потаскушек…
        Я почувствовал, что сладкий аромат усилился.
        - Мне пора.
        Убрав деньги, я развернулся и быстрым шагом покинул помещение. Было неясно, попался ли Лотан в сети Графини, или же использует ее, чтобы добиться расположения гостей. Но мне данные интриги были безразличны. Пускай хоть своей личной собачкой сделает, главное, чтобы платил вовремя.
        Дверь закрылась, но я слегка задержался, усилив слух эфиром.
        - Убери эту гадость… - успел я расслышать голос Лотана.
        Дольше находиться наверху было бы подозрительно, поэтому я покинул второй этаж, после чего вышел из шумного заведения на холодный воздух.
        Банки в это время, конечно же, не работали, так что пока средства я решил оставить у себя. Если Марго действительно затребует несколько десятков миллионов за пожарную часть, придется копить средства какое-то время.
        - Спасибо, - обратился я к Ворону по рации.
        - Без проблем. Все на сегодня?
        - Да.
        - Завтра, кажется, испытание у январского потока? - уточнил приятель.
        - Именно.
        - Придешь поболеть за Анну?
        - Разумеется! Ты тоже приходи.
        - Позвать Ирис?
        - Лучше не стоит.
        - Ху-у, как скажешь, босс. Вейцман, кстати, говорила, что двадцать четвертого числа у них будет небольшой праздник в честь дня рождения одного из членов семьи.
        - Вот и пусть себе спокойно празднует…
        После полуночи я вернулся в Лазурный Берег. Большинство обитателей комплекса уже спали. Завтра понедельник, а значит сервам пора возвращаться к рутинным рабочим обязанностям. Проходя мимо квартиры героини-соседки, я услышал сдавленные крики и непонятную возню. Лезть в личную жизнь Синергии мне не хотелось, но уж больно подозрительные звуки оттуда раздавались.
        - Эй, у вас все в порядке? - постучал я в дверь.
        - Не мешайте! - донеслось в ответ злобно. - Проваливайте!
        Да и кшерданг с ней. В своих апартаментах я немного прибрался после долгого рабочего дня. Все компрометирующие мета-материалы, костюм Стального Курьера, ядра, артефакты и деньги я хранил в прочном рюкзаке, который ставил в шкаф, прикрытый сигналками со всех сторон. Очень уж не хотелось самому стать жертвой ушлого вора.
        Засыпал я со вполне благостными мыслями. Завтра смогу наконец увидеться с Анной, посмотреть на ее успехи. Не хватало верных союзников, на которых я мог бы положиться. Пора уже начинать заниматься вербовкой мета-людей, благо средства появились в достатке. Согласно моим примерным планам, сначала следовало приобрести базу в свое распоряжение. Чтобы не выглядеть курсантом-голодранцем, к которому солидные лица точно не перейдут в услужение, даже если я заплачу им за год вперед. Вот только с понравившимся мне зданием возникли неучтенные сложности. Или заняться сначала артефактами от паразитов для Марго? Ладно, утро вечера трезвее.
        - «Тревога!», - набатом прозвучал голос импа глубокой ночью.
        Глава 16
        Шею обожгло болью, и на автомате я влил силы в эфирный доспех. После чего раскрыл глаза. В квартире стояла ночная темень, слегка разрезаемая жидкими лучами уличных фонарей, достающими самую малость и до нашего этажа. Вокруг моей шеи стянулась обжигающая удавка, фосфоресцирующая во мраке кроваво-бордовыми оттенками. Мета-поле принялось прогибаться под напором неизвестного налетчика. Который непонятно каким образом сумел проникнуть в обвешанную сигналками квартиру незамеченным.
        Я немного пришел в себя с глубокого сна, и двинул рукой по удавке. Мета-поле столкнулось с гибкой раскаленной то ли плетью, то ли еще чем-то. Я сжал руку, поддав телесного эфира и попытался отодрать от себя прицепившуюся пиявку. Однако недооценил угрозу. Плеть не поддавалась, лишь еще прочнее опутываясь вокруг моей шеи. Запахло паленой плотью, которая соприкоснулась с разгоряченной удавкой. Стало трудно дышать.
        Я выпустил призрачный клинок из запястных каналов и сделал попытку ударить по плети, разрезать ее на две части. Однако огненная лиана ловко уклонилась и оплела мою правую руку, после чего принялась давить, не подпуская опасные фиолетовые лучи к себе.
        Повернув голову, я увидел в тусклом красном свечении темную молчаливую фигуру, напряженно стоящую в нескольких метрах от кровати. Бордовая лиана исходила прямо из лица неизвестного, словно… длинный язык. Давление на шее не позволяло мне произнести ничего, кроме кряхтения и мычания. Поэтому договориться с убийцей явно не получится.
        Я выпростал левую руку, которая после травмы уже восстановилась вместе с каналами, и схватил валяющуюся на тумбочке рядом катану. Клинок окутался фиолетовыми всполохами и быстро начал опускаться на огненный язык, оплетший меня. Фигура дернулась, но либо просто не успела схватить мою вторую руку, либо ей не хватило длины лианы. Пурпурная энергия столкнулась с плетью, посыпались во все стороны красивые ало-лиловые искры. Я усилил напор, поддав побольше эфира. Послышался зубовный скрежет - то ли мой, то ли неизвестного. Убийца бросился ко мне в ближний контакт, намереваясь, по-видимому, побороть руками, но не успел. Хоть каналы в левой руке и были развиты слабо, мне хватило мощи, чтобы перерезать гадкий язык.
        Давление на горле и руке сразу ослабло, а ночной гость исторг сдавленное ругательство, втягивая огрызок своего оружия обратно в рот. Я приготовился давать отпор убийце, однако он вдруг окутался необычным полем, после чего начал… проваливаться прямо под неповрежденный пол. Теперь стало понятно, как он проник в квартиру незамеченным. Я бросился вперед с кровати, не желая упускать добычу, но темная фигура уже погрузилась по шею. Мой призрачный клинок чиркнул по бетонному полу и с шумом и светопреставлением проделал небольшую, почти сквозную рану в покрытии. Комнату заволокло дымком.
        Внезапно из пола высунулись две руки и крепко ухватили меня за голени. Я не был готов к такому повороту событий и не успел среагировать. Нижнюю часть обоих ног охватило то же самое поле, что и незнакомца ранее, и под давлением я начал проваливаться вниз через перекрытие, словно через зыбучие пески. Весьма оригинальная сверхспособность. Я таких печатей, к примеру, не знал.
        Подобные трюки мне не слишком понравились. Пол медленно, но неотвратимо проглатывал Артофа Кройца, и я не мог придумать, как выбраться из ловушки. Кто его знает, что убийца затем сделает с моей нижней половиной тела, в которой есть весьма важные и чувствительные места.
        Я быстро перекинул клинок в правую руку и насытил его темным эфиром своего лучшего спектра. Лезвие окуталось светло-лиловыми сполохами, а метал начал нагреваться. Несмотря на благородность, долго он такое напряжение выдерживать не сможет. А затем я прицелился и ткнул со всей силы клинком вниз - в то место, где приблизительно должен находиться убийца. Катана вошла по самую гарду в бетон. Раздался приглушенный вскрик: я явно попал по негодяю.
        Поле бесплотности с моих ног начало спадать, и я поспешил поскорее выбраться из западни. Перекрытие начало напоминать вязкое болото, и, чем больше спадало чужое поле, тем сложнее становилось вытащить ноги. Я плеснул телесного эфира в организм и максимально напрягся, уперевшись руками в пол, который затрещал от подобных усилий.
        Мне не хватило совсем немного времени. Я успел вытащить правую ногу, однако левая ступня осталась внутри пола, когда поле бесплотности спало. Бетон и плоть оказались в едином пространстве, чего при нормальных условиях быть не должно. Раздался сильный взрыв. Поскольку он произошел внутри моего организма, мета-полем я прикрыть ногу не мог. По ушам ударило звуковое цунами, ослабленное эфирным доспехом. Левую ногу разорвало на мелкие кусочки. Осколки костей и бетонная крошка словно сверхзвуковые снаряды разлетелись в разные стороны. Стекла вместе с рамами и двери в квартире с грохотом выбило. В полу образовалась дыра метрового диаметра.
        Меня же подкинуло наверх оглушительной волной и с громадной перегрузкой вжало в треснувший потолок. От чудовищного удара спасло лишь усиленное мета-поле, погасившее энергию. Мое тело протащило по потолку и вжало в стену, после чего я рухнул вниз под действием силы тяжести и раздавил вещевой шкаф.
        - «Болевые ощущения приглушены, произвожу закупорку сосудов.» - буднично произнес имп в моей голове.
        - Кшерданг! - кашлянул я, выплевывая бетонную пыль и пытаясь встать на чудом уцелевшую ногу. В комнате стояла густая взвесь наряду с дымом. - Не уйдешь, падла!
        Сосредоточившись, я сплел летную печать, после чего сразу же ворвался в образовавшийся пролом в полу, проникнув в квартиру этажом ниже. Видимость там также была низкой. Эфирное зрение показало несколько аур поблизости, фоновые отголоски которых долетали через перекрытия. Но это могли быть просто другие герои, живущие в том же жилом комплексе. Убийцы рядом уже не было. Он ушел, воспользовавшись своей экзотической метой. Под проломом я заметил обрывок черной ткани и несколько аккуратных лужиц крови. Вряд ли моей - она, скорее всего, испарилась при взрыве. Достал-таки гада. Взяв ткань, я обмакнул ее в пыльную кровь. Возможно, пригодится потом, хоть сам я и не владел поисковыми печатями.
        Оглядевшись, я заметил пару сервов, лежащих без сознания рядом с засыпанной мусором двуспальной кроватью. Мужчине крупным осколком бетона расплющило ногу, так что наружу торчали кости. В грудину женщины вонзился штырь арматуры. Кажется, моим соседям снизу сильно не поздоровилось из-за случившегося прямо над их головами подрыва. И без того слабые ауры сервов быстро тускнели.
        Стоит ли помогать жалким сервам или попытаться выйти на след убийцы? Анна бы меня наверняка пожурила.
        Поколебавшись, я все-таки остался внизу на некоторое время, пока поблизости не стали раздаваться обеспокоенные голоса. Выдернув штырь и продержав над обоими сервами аварийные целительские печати, я убедился, что их жизни вне опасности после чего вернулся в свою полностью разгромленную квартиру.
        - Что тут происходит?! Кто такой? - донесся из оконного проема смутно знакомый голос.
        Вглядевшись, я узнал Жар-Птицу, с которой мы участвовали в рейде.
        - На меня напал убийца. Курсант Кройц, - отрапортовал я, параллельно копаясь в обломках шкафа.
        Крепкий туристический рюкзак с деньгами и мета-материалам почти не пострадал от взрыва.
        - Песец? С трудом узнала тебя… Что за полный писец вы тут устроили? И что с твоей ногой?
        - Ее нет, - ответил я лаконично.
        - К-хм, да… Экскалибур и Костоправ сейчас будут. Где нападавший?
        - Он умеет проходить через перекрытия. Ушел.
        - Фокусник, - скривилась героиня, влетая в разрушенную квартиру. - Тебе повезло, Песец. На моей памяти ты первый, кто смог остаться в живых после его визита. Фокусник считается лучшим наемным убийцей Усть-Корсы.
        - Спасибо за утешение. Но я бы лучше слетал к Ворожее, если она работает, - помахал я оставшейся ногой в воздухе.
        - НЕ МЕШАЙТЕ! - раздалось вдруг из коридора. - ПОЧЕМУ ВЫ НЕ ДАЕТЕ МНЕ ПОКОЯ?!
        За выкриками последовало громкое гудение и грохот. Мы с Жар-Птицей повернулись к дверному проему, ведущему в мою квартиру, который прошили оранжево-зеленые скрещенные лучи. Обои и мебель вспыхнули.
        Среди дыма, копоти и бетонной пыли показался силуэт Синергии, которая нервно дергалась. Ее руки с отросшими когтями удлинились, а глаза заволокло темной пленкой.
        - ТЫ ВИНОВАТ! - прорычала женщина, после чего атаковала меня своей лучевой метой.
        Прикрывшись эфирным доспехом, я вылетел через выбитое окно на улицу.
        - Синергия! Приди в себя! - рявкнула Жар-Птица. - Или мы вынуждены будем тебя убить!
        - Р-кхр-у-аш-ш! - исторгла нечто нечленораздельное женщина.
        Очевидно, что героиня не совладала с влиянием эфира и начала стремительное превращение в элхорга - безумную тварь, алчущую лишь жертв и разрушений. Похоже, шум из-за нашего противостояния с Фокусником стал для нее последней каплей. Разум помутился, а процессы мутации организма ускорились многократно.
        Мы с Жар-Птицей отлетели от окна, из которого Синергия принялась поливать нас сдвоенными лучами, не жалея эфира.
        - Последнее предупреждение! - прокричала Жар-Птица. - …Что ж, прости, коллега…
        Руки героини исторгли тонкие, но плотные, далеко бьющие струи огня, которые окутали мою незадачливую соседку. Синергия выбрала не лучшее место для того, чтобы превращаться в элхорга. Вскоре на место подоспел Экскалибур с Костоправом. Прибыло еще несколько команд героев из районов поблизости, да и среди жителей комплекса имелось множество героев. Окурок явился в трусах со своей арматурой на шум. На бронированных машинах прикатил отряд Контроля, а также пожарные расчеты из-за занимавшегося огня.
        Против сильной команды суперов у свихнувшейся героини практически не было никаких шансов, хотя она явно смогла усилиться и прорваться на следующую ступень развития Стрелка. Мы с Окурком помогли измотать мутировавшую Синергию, а Экскалибур нанес ей финальный удар своим двуручником, без особых сожалений лишив головы. Похоже, ему не впервой.
        Лазурный Берег, и в особенности восьмой этаж здания, серьезно пострадал. Во многих квартирах выбило стекла, пожар начал перебрасываться на другие апартаменты, благо прибывшие герои водной направленности все же справились с огнем. Жертв удалось избежать, хотя раненых разной степени тяжести оказалось немало. Костоправ занялся моими соседями снизу.
        Пока царила неразбериха, я любопытства ради вместе с остальными героями проник в квартиру Синергии, дверь в которую была разрезана лучами. Как мы и предполагали, внутри обнаружились следы употребления мета-концентрата, а также несколько недоеденных ядер. Грубое нарушение, поскольку заниматься саморазвитием разрешено лишь в особых учреждениях. Но, по-видимому, кураторы запрещали Синергии продолжать прокачку, и она попыталась перескочить на новый уровень самостоятельно. Не вышло.
        Возможно, будь я настойчивей, или Фокусник напал бы не в эту ночь, она бы и пережила кризис, но никакой вины я за собой не чувствовал. Синергия сама избрала такой путь.
        - Снова неудача, - вздохнул Окурок, зажигая сигарету.
        Я скосил глаза на его скудный гардероб с подозрением. Из трусов что ли вытащил папиросу?
        - Ты что-то знаешь о Синергии?
        - Нет, - отрицательно мотнул он головой. - Многие герои оступаются в погоне за силой. А ты, смотрю, неплохо держишься, несмотря на оторванную ногу. Будто ничего и не чувствуешь.
        - Может, так оно и есть, - пожал я плечами, поблагодарив импа про себя.
        Я не слишком поверил Окурку, помня, как наставник предлагал Ирис контакты специалиста по прокачке. Но решил в данный момент не развивать тему. И так было немало вещей, о которых следовало позаботиться.
        Меня взяли в оборот следователи, но я потребовал сначала оказать мне медицинскую помощь. Отпускать одного меня не захотели, так что пришлось скататься на бронированном авто до центральной больницы. Ворожея, к счастью, как раз заступила на смену, так что уже через час я мог похвастать пока еще слабо чувствительной, зато целой ногой. Поток целительной энергии, исходящий от знаменитого Лекаря, поражал своей мощью. И по меркам аборигенов расходовался эфир относительно эффективно. Жаль мне опять не дали посмотреть на героиню и поблагодарить за отличную работу лично.
        Заветный рюкзак я таскал везде с собой. На остальные вещи из квартиры мне было плевать. Я лишь прихватил мастер-рацию и катану. Мне принесли простую зимнюю одежду, ибо покидал я Лазурный Берег в одной майке и трусах. Также обстоятельно допросили, потребовав описать произошедшее в мельчайших деталях. Как ни удивительно, на этот раз мне скрывать было нечего, так что я подробно рассказал о нападении Фокусника и одержимости Синергии. Один неприятный тип поднимал вопрос о компенсации нанесенного зданию ущерба. К счастью, на меня вину сваливать не стали.
        Продержали меня сначала в здании Контроля, а затем и Штаба до позднего утра. Затем я слетал в Центральный банк Усть-Корсы и сдал рюкзак с ценностями в одну из ячеек. Таскать его с собой постоянно было не слишком удобно. Месячная аренда банковской ячейки стоила не одну тысячу корсов, но я мог себе позволить траты. На карманные расходы взял себе сотню тысяч, остальное оставил в банке. Я побывал в хранилище, убедившись, что со всех сторон оно прикрыто сигнальными артефактами. А в здании банка круглосуточно дежурит смена героев.
        Денек выдался не из лучших. Не хватало еще, чтобы и банк кто-то ограбил. Вопрос переселения в новую квартиру меня попросили отложить до вечера. Администрация Лазурного Берега сначала утрясет все вопросы с ремонтом, после чего выделит новые апартаменты.
        - Я бы хотел заселиться пока что в Триумф-тауэр, - заявил я мажордому.
        До готовности пожарной части к переезду далеко, да и запасная обитель в любом случае не помешает. Будет повод спокойно навещать Марго.
        - Триумф-тауэр? Вы в курсе сколько там стоит месячное содержание средней квартиры? Больше семидесяти тысяч корсов!
        - Я могу себе позволить подобные траты, - ответил я холодно.
        - Воля ваша, сударь Кройц. Курсантам квартира там найдется, я полагаю. Обратитесь к администрации Триумф-тауэр.
        Я кивнул и покинул территорию Лазурного Берега. Мастера-оконщики и уборщики хозяйничали на разных этажах, пострадавших от взрыва.
        Это уже второе покушение на мою жизнь в Усть-Корсе. Неизвестно, является ли нападение парочки с мета-оружием и Фокусника звеньями одной цепи. Вполне может быть, что заказчики - разные люди. Можно было бы подумать на Союз, однако я не верил, что они так быстро раскрыли идентичность Видящего, скрывающегося под прозвищем Император. А убивать посредника или курьера смысла особого нет. Сначала его следует допросить и узнать, где скрывается артефактор.
        Возможно, следовало сразу же заняться расследованием первого покушения, однако приоритет был отдан получению прибыли и приобретению родового поместья. Ладно, сделаю для Марго отпугивающие талисманы, чтобы избавиться от проблем в добыче мета-жидкости, и надо будет заняться поисками хотя бы первых нападавших. По крови, оставшейся от Фокусника, вероятно, найти человека будет сложнее.
        К половине двенадцатого я прибыл к западной границе города, полагая, что опоздал. Однако на этот раз старт состязаний назначили на полдень. Я быстро отыскал своего пернатого приятеля, который прилетел заранее. Мы не стали толпиться на стене, а взлетели на крышу одного из зданий поблизости. Сверху открывался отличный вид на округу, особенно если использовать печать Подзорные окуляры. Увидев необычное заклинание, Ворон хмыкнул, но не стал ничего спрашивать. Вот за это и ценю своего крылатого напарника. Прошедшие мета-инициацию юные и не очень герои вскоре прибыли на автобусе к району развалин. Что же, посмотрим, чему Анна научилась на мета-полигоне за эти дни.
        [АННА СМИРНОВА]
        Первая ночь после мета-инициации была хуже любых кошмаров. Девушке показалось, что она провалилось во мрак нескончаемых терзаний, безумных видений и боли. Тело ломало, растаскивало на кусочки и собирало снова.
        В один из моментов она почувствовала легкую прохладу, снявшую часть недугов, однако муки продолжались еще долго. Каково же было удивление Анны, когда кошмар сменился приятной неожиданностью. Девушка очнулась, и вскоре до затуманенного сознания дошло, что в ее камере находится Артоф. Тан, как оказалось, прибыл специально, чтобы побыть с ней в это тяжелое время.
        Анна запиналась, сумбурно извинялась и вела себя наверняка как последняя идиотка. Впрочем, в свою защиту она могла сказать, что первое время после мета-инициации мало кто может похвастать логичными и выверенными рассуждениями.
        Ну а под конец их тюремного свидания произошло то, что впоследствии стало ей казаться всего лишь частью бессознательных грез. Артоф принял ее чувства и согласился встречаться. Весь день Анна провалялась в радостной нирване и мета-горячке, прерывая свои мечтания лишь на еду и прочие естественные надобности. К своему новому телу, как это ни странно, она не испытывала отвращения. Разве что хвост частенько вызывал неудобство по время лежания. Утром второго дня после долгой ночи воспоминания о визите Артофа слегка померкли и уже стали казаться ей не такими реальными.
        Глава 17
        Анна спрашивала стражей и соседей по клетках - тех, кто остался в живых, однако никто ни о каком ночном посетителе не знал. Действительно ли он приходил, или это было всего лишь сном? Разве мог аристократично-напыщенный Артоф дать согласие такой бесполезной простолюдинке, как она? Анна прекрасно знала о его благородной спеси, но это не мешало ей любить его за другие черты. Да и… могла ли она точно сказать, за что именно? Он был нужен ей весь, целиком.
        Первые дни после инициации показались ей адом. Боль гуляла по телу, в центре груди одновременно ломило, чесалось и горело. Да и остальные части тела все время то покалывало, то сковывало судорогами. Конечности иногда отнимались, что пугало Анну. Рядом раздавались крики и стоны таких же испытуемых. Многие не справлялись, превращаясь в мутантов. Их безжалостно уничтожали, отчего весь комплекс провонял гарью и неприятным запахом паленого мяса.
        Запахи ее ужасали. Девушка стала различать мельчайшие оттенки, и даже могла сказать, как давно охранник не мылся. Чувствовала цветочный шампунь Артемиды, даже если она находилась на четыре этажа ниже. Но в то же время она морщилась от смрада немытых тел, вони нечистот, знала, в каком именно месте умер прошлый обитатель ее камеры. Запахи порой пропадали, что приносило ей облегчение, но затем нападали с новой силой, сводя с ума не привыкший к такому вороху информации разум.
        Поначалу она чувствовала и собственные мельчайшие запахи пота и других выделений, отчего яростно терла тело рядом с рукомойником. Но запах едкого мыла сменялся вонью уже спустя полчаса. В итоге, после многих часов мучений, у нее получилось отрешиться от собственного запаха. Что сильно обрадовало девушку. Ведь если получилось привыкнуть к одному, значит со временем справится и с другими ароматами и миазмами, царившими в тюремном комплексе.
        На третье утро Анна очнулась и вскрикнула от удивления, увидев вместо обычной тонкой руки огромную лапу монстра, толщиной с ее ногу. Страх сковал ее тело, а мысль о том, что Артоф ее сразу же отвергнет вспыхнула ярким пламенем в голове. Вдруг девушка почувствовала, что кисть стала уменьшаться в размерах, а коричневая шерсть утягиваться. Смирнова ощутила где-то глубоко внутри себя словно бы переключатель или рычажок. Девушка со всей силы принялась давить на него, крепко зажмурив глаза. Подняв через минуту веки, она увидела, что рука ее вернулась к прежнему человеческому виду.
        Тем утром проверяющие осмотрели ее тело, задали целый ворох психологических вопросов, после чего дали ей разрешение покинуть клетку. Анна опасалась, что с ней не все в порядке, и она может в любой момент превратиться в мутанта. Однако подошедший профессор Садовничий провел с ней разъяснительную беседу. Оказывается, Морфам, коей явно стала Смирнова, требовалось чуть больше времени для адаптации, чем другим мета-людям. Невозможность контроля превращения в первые дни - это нормально. Главное не проводить в своей морф-облике слишком много времени и учиться понемногу владеть своим телом.
        Третьего января Анна вышла на свободу из своей тюремной камеры. В первом потоке испытуемых было множество ребят, прошедших пятилетний курс мета-подготовки. Весьма недешевое удовольствие, поэтому не каждый житель Корсы мог себе позволить спецшколу. Из двадцати человек выжило девять, что являлось хорошим показателем. Среди прошедших инициацию были красивые молодые люди с необычной внешностью. Вроде той белобрысой заразы с фиолетовыми глазами.
        Анна считала, что ничем не хуже Вейцман, особенно теперь. Она не думала специально о том, чтобы изменять свою внешность. Просто хотела понравиться любимому человеку и быть ему полезной. Объемная грудь, а также собачьи черты вроде ушек и хвоста получились как-то сами. Наверное, подсознание все же виновато, ибо той же Вейцман она завидовала. Но теперь у нее точно больше!
        Девушка заявилась на завтрак позже остальных, поскольку долго разговаривала с профессором. Когда взгляды мета-новичков скрестились на ней, она засмущалась, прижала невольно уши и поджала хвост. Наверное, ей следовало сменить робу на пару размеров побольше, поскольку эта стала тесной в районе груди. Кажется, парни, да и не только они, именно туда и пялились.
        - П-прривет! - помахала она рукой.
        - Ля какая… - заметил брюнет с усмешкой.
        - О, неплохо, - блондин с холодными глазами поднялся из-за стола и подошел к девушке. - Я Алекс, сын Лотана.
        От него пахло рыбой.
        - Анна Смиррнова, - представилась она и смутно припомнила прозвище одного из главарей. - Из… карпов?
        - Ага. Чьих будешь?
        - Я? Я из рода Крройц! - заявила Анна решительно.
        - Че? - нахмурился он. - Каких еще нахер Кройц? Первый раз слышу.
        - Про нас пока мало знают…
        - Плевать! Кройц-хренойц! - Алекс ухмыльнулся, обнажив заостренные зубы. - Я решил: отныне ты будешь моей!
        Анна в недоумении уставилась на блондина. Юноша схватил ее за руку и приблизился с непонятными целями. Яростная волна вспенилась откуда-то из глубин сознания. Ее подобное отношение никак не устраивало, и становиться чьей-то собственностью (помимо любимого) она не собиралась.
        Девушка отмахнулась другой рукой, не заметив, что она превратилась в огромную лапу с длиннющими когтями, источающими фиолетовые искры. В последний момент Алекс выставил свое, пока еще слабое и нестабильное мета-поле, с которым и столкнулась чудовищная конечность. Когти пронзили зеленоватый доспех, чиркнули по торсу и выставленной руке парня. Брызнула кровь.
        - Ты че творишь, полоумная! - отступил карп.
        - Никаких драк! - бросился к ним дежурный с автоматом. - Разошлись, живо!
        - Прростите… - проблеяла Анна, испуганная своей реакцией, почти мгновенной трансформацией и нанесенным другому человеку ранением. Все же девушка большую часть жизни провела в закрытом поселении, занимаясь огородным хозяйством. Суровые условия закалили характер, научили терпеть голод и боль, но сражаться с другими людьми ей приходилось крайне редко.
        Охранник разнял испытуемых и развел в разные стороны.
        - Лучше тебе слушать, что я говорю, детка, - проговорил Алекс, осматривая свои раны. - Ты же не хочешь заиметь себе проблем, в будущем? Кто будет мне компенсировать понесенный урон, а?!
        - Спокойно, - проговорил страж порядка, от которого пахло машинным маслом. - Ступай в лазарет. Новую робу тебе выдадут.
        - Т-ск…
        Алекс покинул столовую. Анна неловко постояла, переминаясь с ноги на ногу, после чего проследовала к стойке с раздачей еды. Рука вернулась в нормальный человеческий вид. Работница плюхнула ей стандартный набор из салата, хлеба с паштетом, картофельного пюре, котлет и компота из яблок. Кормили в мета-полигоне без изысков, но сытно и вкусно.
        - Прростите, а можно добавки?
        - А ты не лопнешь? - оглядела ее дородная служащая, от которой пахло растительным маслом и крахмалом.
        - После инициации у меня зверрский аппетит, - смущенно улыбнулась девушка.
        - Прямо собачий? - хмыкнула работница, взглянув на ее ушки. - Держи. Могу и костей наложить.
        - Нет, спасибо. У меня нет к ним особой тяги…
        Получив еще одну поварешку пюре с котлетой, Анна двинулась к столам. Некоторое время она размышляла, стоит ли сесть отдельно или же попытаться наладить с кем-то дружеские отношения. Артоф ведь наказывал ей заводить знакомства. Если, конечно, его появление не было навеяно ее романтическими грезами и последствиями мета-лихорадки.
        - Эй, сюда! - махнул ей рукой тощий паренек с дальнего стола.
        Анна приняла приглашение и уселась рядом. Незнакомец оказался энергичным и несколько нервным на вид, но неопасным. Постоянно размахивал вилкой с наколотыми на нее предметами и дрыгал ногами.
        - Здорово ты его приголубила, - ухмыльнулся юноша с каштановыми волосами, подстриженными под горшок. От него пахло воском, кажется.
        - Я не специально…
        Анна набросилась на еду, которая быстро исчезала в ее, казалось, бездонном желудке.
        - Да ладно, он же из «карпов». Нечего с ними нежности разводить.
        - Лучше не злить отпрыска Лотана, - покачала головой девушка с короткими окрашенными в пшеничный цвет волосами, сидящая за столом напротив. От нее пахло чем-то вроде мяты.
        - А вы… из последней грруппы? - поинтересовалась Смирнова.
        - Ага, завтра и нас поведут на эшафот, - мрачно поведала девушка, вяло ковыряясь в тарелке. - Моя семья, да и я сама, набрали долгов. Хрен расплатишься, перебиваясь обычными подработками. Вот я и решилась на мета-инициацию. Так что мы с тобой последний день видимся.
        - Что за уныние? - заявил паренек. - Ты не веришь в успех, потому и провалишься. Я вот обязательно пробьюсь и стану сильным супером. Поднимусь на еще одну ступеньку на пути становления Богом!
        - Т-ха, ты из Церкви Солнца что ли? - скривилась соседка Анны.
        - Зря смеетесь. По статистике у истинно верующих шансы пройти инициацию в полтора раза выше. Я, кстати, Макс. Будем знакомы.
        - Анна, - представилась девушка.
        - Какой смысл привязываться? - хмыкнула соседка. - Все равно завтра нас с тобой не станет…
        - Ты меня за собой не тяни. Я знаю, что выживу!
        Пока Анна поглощала двойную порцию, Макс развлекал их незатейливыми историями из своей жизни. Про Церковь он говорил нечасто, понимая, что им данная тема не особо интересна. Лишь раз затронул, когда беседа снова вернулась к инциденту в столовой.
        - Если Алекс будет тебя доставать, держись меня, - проговорил Макс. - Я знаю важных людей из Церкви Солнца. У нас и суперы есть. Так что карпам сможем дать отпор.
        - Спасибо, но у меня есть… защитник.
        - Один? Этот Кройц, кажется? Ты же понимаешь, что даже мета-человек не может противостоять банде в одиночку.
        - У него тоже есть союзники… - Анна неопределенно хмыкнула, не став развивать тему.
        Потихоньку девушка принялась тренировать свою способность, привыкать к своим обостренным чувствам. Не только нюх у нее стал весьма чутким, но и зрение со слухом значительно улучшились. Хотя по сравнению с обонянием отличия были не столь разительными. Анна иногда даже ночью просыпалась, взбудораженная непонятными запахами или шумом. Тела мутировавших испытуемых и их предсмертные вопли еще долго будут вспоминаться ей в кошмарах.
        Не представившаяся девушка с короткими волосами действительно провалила мета-инициацию. Словно бы предвидела свою кончину. Впрочем, у обычных людей шансы на удачный исход невелики. А вот Макс выжил. Из тощего костлявого паренька он превратился в мускулистого, широкого и высокого Громилу. Было забавно наблюдать за тем, как он привыкает к своему новому телу, когда ему наконец разрешили покидать камеру.
        Дни сменялись днями. Их продолжали поить слабым мета-концентратом и инструктировали насчет суперсил. Новоявленные герои тренировали свои способности - как индивидуально, так и на уличном полигоне со множеством препятствий. Температура в январе упала до собачьего холода, однако мета-поле защищало новичков. Макс жаловался на мороз, поскольку его поле оказалось слабым. Парень стал обычным Громилой невысокого уровня без сильных способностей. Однако такие тоже были нужны как в Корпусе, так и в Контроле, либо частной охране. На предприятия иногда шли работать в качестве грузчиков. Ну и банды охотно принимали Громил - они могли хотя бы немного продержаться против мощных суперов.
        Макс не унывал, несмотря на посредственные способности. Все равно теперь он сможет занять более достойное место под Солнцем. Парень активно зазывал Анну в Церковь, но девушка его аккуратно отшивала. На интимную близость юноша не претендовал, что ее более чем устраивало.
        Также Макс оказался весьма коммуникабельным. Он подружился со многими новичками, за исключением тех, кто принадлежал к бандам или прошел особую мета-подготовку. Те обычно тусили своими закрытыми компаниями. Благодаря ему Анна познакомилась со многими людьми с потока. Алекс стал приставать к ней меньше по мере наращивания круга общения, хотя и посматривал периодически словно волк на добычу. Возможно, он еще доставит ей проблем в будущем. По его заявлению, отец купил ему прохождение мета-инициации без обязательной необходимости годовой службы в Корпусе.
        Анна сменила робу на более мешковатую. Впрочем, многие парни на нее все равно пялились, что было в какой-то степени лестно. Если Артоф вздумает воротить нос, то тут уже вряд ли что-то поможет.
        - К тебе кто-то приходил в камеру? - фыркнул Макс как-то за беседой. - На мета-полигон никого не пускают, даже близких родственников. Можете тебе привиделось в бреду?
        - Он прриходил, - упрямо повторила Анна, не желая мириться с действительностью.
        Хотя в глубине души и она уже считала, что ей померещилось. Не слишком уж вяжутся некоторые детали сновидения с характером Кройца. Но ничего. Анна Смирнова еще не сдалась! И она больше не являлась простолюдинкой в понимании Артофа. Парень не сможет прикрываться данным фактом, так что у нее есть все шансы.
        Главный прорыв в деле негласных разборок с Алексом наметился четырнадцатого января. Морфы всегда раскрывались позднее остальных суперов, и Анна смогла перевоплотиться лишь спустя две недели после инициации. Хоть тренировалась ежедневно. Девушка начала со всей силы давить на внутренние рычаги, отвечающие за трансформацию отдельных частей тела. Вскоре послышался треск разрываемой ткани, а окружающие предметы стали вдруг немного меньше размерами. Анна опустилась на четыре лапы, поскольку на задних ей стоять было не слишком удобно.
        - Смирнова, превосходно! - воскликнул инструктор мета-морфов. - Попробуй побегать и попрыгать. Изучай свое новое тело! Но не забывай возвращаться в людское обличье. И в следующий раз снимай одежду заранее. Вон там расположены кабинки для превращения.
        Анна знала, что трансформация отнимает много внутренней мета-энергии, поэтому часто менять облик не получиться. Девушка переставила лапы и сделала первые шаги. Получилось на удивление естественно, словно она всегда знала, как ходить и бегать на четырех лапах.
        В первый день после полной трансформации она чуть не оказалась голышом на публике, когда потеряла контроль. Знакомая принесла ей новую робу, так что девушка смогла спокойно переодеться после тренировки.
        В течение нескольких дней Анна освоилась со своим морф-обликом. И он оказался… достаточно сильным. Про мощное мета-поле она поняла еще раньше, сравнивая с сокурсниками. Однако ее тело в собачьей ипостаси оказалось весьма сильным и ловким. Когти, источающие особую энергию, легко пробивали камень и даже металл. Благодаря этому Анна вскоре научилась передвигаться по вертикальным поверхностям, вонзая костяные лезвия в любую поверхность. Вскоре она освоилась с управлением трансформацией. Исключением стали лишь уши и хвост, убрать которые не удавалось.
        Как оказалось, Анна просто сильнее Алекса, который обладал водной стрелковой способностью и частичным морфизмом рыбной направленности. Как и его отец Лотан.
        Улучив момент, девушка и в зеркало внимательно поглядела, чтобы оценить свой новый облик. На нее смотрела гигантская собака с длинной мордой, голубыми глазами, плотной коричневой шерстью, мощными лапами, висящими ушами, пушистым хвостом и большим черным носом. Размерами образ напоминал дикую гончую - они встречались разные. В таком виде чутье еще сильнее обострялось, становилось немного легче высвобождать мета-поле, а также пользоваться своими способностями Громилы и Движа.
        На оценке суперспособностей Анну мурыжили долго. Нет, мета-поле уровня 5+ и хорошие умения Истока никого не удивили. Морфов с усиленным чутьем также встречалось немало. Но специалисты Института метафизики крайне дотошно подошли к проверке ее обоняния. Использовали различные приборы и колбы с разнообразными веществами. По итогу ее ранг Морфа увеличился на единицу и достиг шести - лишь из-за данной способности. Как сообщил профессор, Анна оказалась одним из лучших нюхачей во всей Усть-Корсе. И ее способности, даже если исключить боевые навыки, могут пригодиться Корпусу Противодействия Мета-Угрозам.
        Категории суперов, сложившиеся исторически, не всегда правильно отражали способности, поскольку среди них встречались настолько экзотичные, что их некуда было отнести. Вот и чрезвычайно острый нюх просто стал пунктом в параметре Морфа.
        - Настоящая ищейка, - восхищенно произнес один из людей в халатах, проводивший оценку ее обоняния.
        - Ищейка? - задумалась Анна. - Это прозвище не занято?
        - Насколько я знаю - нет.
        Также ей дали четвертый класс Громилы и третий Движа - максимальный скоростной ранг при невозможности полета. В совокупности: Мета 5, Морф 6, Громила 4, Движ 3.
        Стало ясно, в том числе и Алексу, что Анна одна из сильнейших мета-людей на потоке. Парень стал держаться с ней чуть более уважительно, но продолжал настойчиво приглашать в свою группировку карпов. Анна порой вежливо, порой не очень - отклоняла приглашение.
        Сын Николая Карпина получил способность удлинять свои пальцы, превращая их в длинные щупальца. Что являлось, скажем так, не самой вдохновляющей с виду способностью, хотя и удобной. Алекс мог держать сразу несколько предметов. Правда, когда Анна увидела, как он лапает под столом находящихся поодаль девчонок, отношение к данной способности сменилось брезгливым отвращением. Карп взял себе прозвище Спрут. Главная способность - это мощный водомет, способный даже бетон крошить. Оценщики дали ему пятый класс Стрелка.
        Анна остановилась на понравившемся ей позывном Ищейка. Макс с его третьим рангом Мета-класса и Громилы взял прозвище Столп. Анна смирилась с тем, что ей придется выступать вместе с Максом. Поскольку команды формировались с учетом баланса, то сильный Морф подходил в пару к Громиле. Из остальных у Анны предпочтений не было, но кураторы поставили в их команду третьим человеком Невесомость. Стрелка аж пятого класса, однако весьма специфического. Супергероиня могла наделять объекты особым полем, которое почти полностью снижало воздействие земного притяжения. На людей тоже действовало, хотя сильное мета-поле могло развеять ее силу. Прямого урона ее способность не наносила. Разве что улетевший по инерции или из-за ветра человек имел шансы разбиться, упав с большой высоты. Оценщики долго думали, но все-таки дали ей пятый класс.
        Невесомость имела пышные кудрявые волосы темного цвета и немного стеснительный характер. Анна быстро сдружилась с Софией - так звали напарницу, поскольку нашла в ней родственную душу, можно сказать. Тренироваться с Невесомостью было всегда уморительно. Удачное попадание создавало для противника множество сложностей. Было забавно наблюдать, как бедняги беспомощно барахтаются, пытаясь зацепиться за какой-нибудь поручень. Некоторые даже учились плавать, загребая воздух руками. Также Невесомость могла регулировать свою силу и применять с пользой для союзников. Ищейка и Столп прыгали на десятки метров, когда их вес снижался на порядок.
        Двадцатого января Анна в узком кругу отметила свое совершеннолетие. За это раздатчица выдала ей на обед целых четыре рыбные котлеты. При этом в паспорте гражданина у девушки была написана иная дата. Анна хотела сразу воспользоваться благами взрослого, включая возможность пройти инициации, поэтому немного слукавила на допросе при миграционной проверке.
        Наконец наступило двадцать четверное января. Почти что курсантам выдали стандартные темно-синие костюмы, частично облегающие тела. Анна до сих пор не привыкла, что ее бюст так сильно выделяется, а новая форма вывела ее на новый уровень смущения. Впрочем, София помогла ей смириться с необходимостью. Костюмы для Морфов хорошо тянулись, поэтому сохранялись даже после трансформаций.
        Семь полных команд участников отвезли на автобусе к юго-западной стене города. Там начинался квартал развалин. Сотни зрителей на стенах заходились в ликовании, встречая свежеиспеченных героев. Выскочив на стылый январский мороз, Ищейка первым делом принюхалась, пытаясь разобрать в какофонии запахов хорошо ей известный аромат Артофа. Но это оказалось сделать сложно. Девушка напрягла свое острое зрение и принялась высматривать тана на трибунах, в которые неизменно превращались городские стены во время соревнований. Однако его лица нигде не было видно.
        Анна поводила глазами из стороны в сторону и наконец заметила две маленькие фигурки на крыше здания. У одной из-за спины торчали черные крылья, а вторая могла похвастать сероватой шевелюрой. Так что ошибки быть не могло. Девушка радостно улыбнулась и замахала руками. Сероволосый силуэт помахал ей в ответ. Ура! Что ж, ей придется выложиться на полную, чтобы показать себя во всей красе.
        Глава 18
        Анна немного переживала, что ее звериный облик отвратит любимого, но поделать ничего было нельзя. В своей морф-ипостаси она обладала большими возможностями, а значит обязана использовать его на состязании. Наградные особые костюмы их команде бы пригодились.
        - Ищейка! - раздался самоуверенный голос, слышать который она не хотела.
        - Чего тебе, Спрут?
        - Как насчет небольшого пари?
        - Мне уже не нрравится, - нахмурилась Анна.
        - Да брось. И вообще: это ты меня ранила, а не я на тебя.
        - Самооборрона, - буркнула девушка.
        - Мне тут нашептали, что ты, оказывается, солгала Контролю о своей дате рождения. Нехорошо так поступать.
        Анна окаменела, а Спрут обнажил свои треугольные клыки:
        - Давай так: я буду держать язык за зубами, и, если победа будет за моей командой, то ты пойдешь со мной на свиданку в Залив. Улетное местечко, тебе понравится.
        - Я уже прошла инициацию. Кому какое дело, сколько мне на самом деле было лет, - скептически выдохнула Ищейка.
        - Тц-тц. Дача ложных сведений контрам карается штрафом вплоть до изгнания из города. Ты же не хочешь до скончания своих дней скитаться по лесам и полям, словно побитая… шавка?
        Анна скривилась. Умеет же кавалер подобрать комплименты для девушки, которую жаждет пригласить на свидание.
        - Из-за такой мелочи никто не станет выгонять гражданина из Коррсы, - фыркнула Ищейка, поежившись внутренне.
        Девушка сильно сомневалась, что уже готового курсанта изгонят из города за такую мелочь. Однако проблем ей и тану Спрут доставить может.
        - У карпов большие связи, в том числе и в Контроле, - поведал Алекс с усмешкой. - Кто его знает, что у тебя найдут при обыске… Лучше держись меня, малышка, и тогда не пропадешь!
        - Пари, значит? В таком случае, если выиграю я, то ты при всех пригласишь на свидание Пррыгунью.
        - Че? - Спрут в ужасе взглянул на пухлощекую сокурсницу, которая, мягко говоря, не могла похвастать красивым лицом или формами. Кожа ее позеленела, а рот расширился от уха до уха, делая ее похожей на жабу. - Интересные конкурсы… Т-ц, согласен! Скоро познакомлю тебя с корешами, и ты поймешь, что с карпами шутки плохи.
        Спорщики разошлись к своим командам, принявшись обсуждать тактику грядущего соревнования. Анне следует постараться и не ударить в грязь лицом. Артоф наверняка будет недоволен, если ей придется исполнять унизительное условие пари. Да и похвастаться перед ним костюмами и победой будет неплохо.
        В команде Спрута присутствовала девушка-Громила с возможностью полета, которая решила взять себе весьма милое прозвище Орхидея. Судя по слухам, Спрут уже вступил в интимную связь с Орхидеей. А также в отряде имелся Исток среднего пошиба, который остановился на позывном Риттер. Что-то вроде германского аналога рыцаря, только высокого ранга. Насчет связи Спрута и Риттера информации не было, но Анна бы уже ничему не удивилась. И зачем она нужна карпу, когда есть весьма симпатичная Орхидея? Коллекционирует победы на любовном фронте?
        На этот раз организаторы подготовили сразу три флага. Команда, доставившая больше всего флагов, и победит в состязании. Доставлять их следует только по земле. Старшая героиня по прозвищу Нагината объяснила правила поведения, напомнив о том, что следует избегать ударов в центр груди и голову, а также необходимо выходить из боя при обнулении ресурса мета-энергии.
        Всем курсантам выдали по рации на время проведения соревнований. Команде Ищейки достались желтые устройства, всего их было четыре типа разного цвета. Анна покрутила грубую поделку в руках. Смотрелась рация не слишком презентабельно. На миниатюрном ядре была выгравирована печать с дюжиной звезд вокруг неясного символа. Возможно, какое-то животное вроде кота. Впрочем, несмотря на свой неказистый внешний вид, функцию свои рации выполняли хорошо.
        Три скоростных Движа из Корпуса вызвались разнести флаги и спрятать их в надежном месте. Анна не могла подойти близко, плюс в толпе витало множество разных запахов. Ищейка принялась ходить туда-обратно, и вскоре смогла выделить аромат парящих над землей суперов.
        Анна прекрасно помнила прошлые соревнования и ошибку команды Артофа, которой в тот раз распоряжалась бездарная Вейцман. Многие просто останутся караулить у финиша и нападут на бегуна с флагом. Сидение в засаде может принести легкую победу. Однако у Анны были определенные надежды на свои умения.
        - Какие предложения? Будем ждать флаг? - произнес Столп, разминая ноги.
        - Брросаться сходу не будем, - кивнула Анна. - Позднее я одна отправлюсь на поиски, Невесомость останется возле финиша, Столп - пройди чуть дальше и тоже спррячься. Прикроете меня, когда я дам команду по рации.
        - Лады, - потер руки Макс. - Считайте, что костюмчики уже у нас в кармане!
        Организаторы отправили суперов с флагами разносить их и прятать в округе. Вскоре они вернулись, спустившись на землю. Анна перекинулась в свою морф-форму и более внимательно их обнюхала. Выданный стандартный костюм действительно растянулся и почти нигде не жал.
        - А тебе идет, - хихикнул Макс.
        - Кон-чай рржать… - буркнула Анна. В облике гончей девушка могла произносить слова, но сильно искаженные.
        Рация спала с уха, и Анне пришлось трансформировать одну из лап в нормальную конечность, и прикладывать устройство обратно. Не были они особо рассчитаны на морфов. Девушка прицепила рацию к костюму в районе шеи. Благодаря чуткому слуху слабой громкости динамика ей хватало. Активировать устройство когтем было не слишком удобно. Приходилось приостанавливаться, балансируя на трех лапах, и нажимать пальцем.
        - Испытуемые, приготовились! - разнесся звонкий голос Нагинаты. - На старт, внимание, в бой!
        Мета-новички понеслись вперед. Движи взмыли в небо, Стрелки принялись разрывать дистанцию. Считалось, что атаковать на данном этапе бесчестно. Однако некоторые начали избавляться от конкурентов сразу. Спрут выстрелил Столпу в спину. Макса отбросило мощной струей и потащило по земле, его поле замерцало. Анна растерялась, не ожидая такого развития событий. Столп спрятался за укрытием, однако сверху на него спикировала Орхидея, а вскоре и Риттер подоспел.
        Невесомость выстрелила в Риттера, и Исток оторвался от земли, принявшись смешно барахтаться на одном месте. Анна вклинилась между Орхидеей и Столпом, нанеся несколько болезненных ударов когтями. Мета-поле героини не выдержало напора, на боку и руке Орхидеи появились глубокие царапины. Она ругнулась и отлетела наверх, разрывая дистанцию. Затем схватила болтающегося в воздухе Риттера и оттащила подальше.
        Спрут сложа руки не сидел. Алекс подбежал к укрытию и выстрелил тонким голубоватым лучом в Столпа. Бетонные конструкции пробивало насквозь ударами Стрелка. Обессиленный Столп вскрикнул, когда его мета-поле потускнело, и водяной луч пробил защиту. Струя прошила Максу бок и оторвала ногу. С трибун донеслись одобрительные выкрики.
        - Подонок! - выкрикнула Анна, бросаясь на врага.
        - Ищейка, с-стой. Уходи! Еще не время! - прокричал Макс, корчась от боли.
        Ищейка пригнулась, когда над головой пронеслась водяная струя, а затем резко отпрыгнула в сторону. Спрут перевел свой прицел на подлетевшую для удара Невесомость и нанес ей чувствительный удар, отбросив назад. Дистанция атаки у Стрелка вражеской команды была выше.
        Анна заметила, что неподалеку исхода сражения ожидала еще одна команда. Похоже, они намеревались наброситься на победивший отряд, растративший силы в схватке. Так им победы точно не видать.
        К пострадавшему уже летел супер из Корпуса, поэтому Анна бросилась в сторону. Высокие снежные сугробы и наносы не сильно мешали Морфу развивать высокую скорость. Максом займутся Лекари, а у них еще будет шанс победить.
        - Спррячься, - скомандовала она по рации.
        - Поняла! - откликнулась Невесомость и полетела прочь с поля боя.
        - Убегаешь?! - донесся до нее наглый голос Спрута.
        Вскоре Анна оторвалась от преследования. На фоне белого снега было хорошо видно снующих тут и там испытуемых. Анна перебегала от здания к зданию, стараясь держаться рядом с укрытием. Не все команды сразу же кидались на конкурентов, как это сделал Спрут. Для начала требовалось разыскать флаги. Если сравнивать с прошлым состязанием, то на этот раз больше людей отправилось исследовать руины. В засаде у финиша осталась всего пара команд, включая Спрута.
        Ищейка довольно быстро взяла след. Несмотря на то, что летающие герои разносили флаги по воздуху, часть их запаха опустилась вниз, утонув в снежных заносах. Анна могла определить аромат по малейшей частичке вещества в воздухе. Разве что точный маршрут угадывался с трудом, поскольку запахи разносило ветром по большой площади.
        Вскоре Анна нашла первое здание, в котором скрылся один из супергероев. Половина подъездов было порушено, в некоторых образовались завалы. Ищейка подождала, пока других курсантов не окажется в зоне видимости, после чего выпустила когти и прыгнула на стену. Острые лезвия глубоко вонзались в бетон, а мощное тело Морфа легко неслось во вертикальной поверхности.
        Еще месяц назад девушка бы и подумать не могла, что будет так просто прыгать по зданиям и участвовать в сражениях, но, похоже, теперь это ее новая реальность. Биться с другими суперами Ищейка не горела желанием, но ощущения завывающего ветра и снежных вихрей на собственной прочной шкуре, трескучий лед под лапами, обостренные до предела чувства, завораживающая свобода передвижения, сила и мощь - все это помогало смириться с действительностью. Если еще и с любимым дела наладятся, ни о чем жалеть ей не придется.
        Запах супера резко ударил в чувствительный нос на седьмом этаже. Гончая быстро проникла через оконный проем и принюхалась. Флаг находился в соседних апартаментах на довольно видном месте. Все же организаторы не хотели, чтобы участники искали их до самого вечера.
        Анна взяла пастью древко, от которого пахло смолой, после чего спрыгнула вниз. Ищейка быстро нашла сугроб покрупнее и затолкала флаг внутрь, убедившись, что поблизости никого. После чего направилась на поиски второго флага. Минут десять у нее ушло на скитания по просторному кварталу Развалин, еще пять минут она вынюхивала размытый след пролетевшего супера. Затем снова пробралась по запаху в одну из заброшенных квартир и вытащила следующий флаг.
        Пользуясь своим звериным слухом, Анна прокралась мимо пары команд и забрала первый флаг из сугроба. Для победы требовалось набрать больше остальных, поэтому девушка направилась к финишной зоне, держа в пасти два древка с красным полотнищем. Она решила попытаться обойти основную массу героев с западной стороны, пользуясь своими обостренными чувствами. Словно волк, подкрадывающийся к своей добыче.
        - У Ищейки флаги! - раздался над заснеженными развалинами громкий крик.
        Черт! Сидящего на крыше здания наблюдателя-Скрытника она и не учуяла. Анна рванула вперед, выбивая из-под мощных лап снежные комья и каменные обломки.
        - Хватай флаги!
        Гончая бежала со всей прыти, лавируя между укрытий и уворачиваясь от снарядов и лучей. Бетонный обломок на высокой скорости ударил ее по спине, из-за чего Ищейка чуть не покатилась по земле. Благо четыре конечности позволяли лучше держать равновесие и быстро приходить в себя после атаки. Тем не менее, ее мета-поле быстро проседало. Впереди на ходе следования появилось несколько шустрых Движей ближнего боя.
        На горизонте показалась команда Спрута. Все курсанты стягивались к зажатой со всех сторон Ищейке.
        - Невесомость! Нужна помощь!
        - Лечу!
        Серые дымчатые лучи прорезали пространство. Один Исток и один Громила оторвались от земли и по инерции продолжили свое плавание по воздуху.
        Анна отбилась когтями от средней силы Истока, быстро обнулив его резервы. Однако и силы девушки были на исходе. Из крадущегося хищника она превратилась в загнанного зверя.
        - Вот ты и попалась!
        Водяной луч прорезал пространство и ударил гончую в бок. Резкая боль пронзила тело. Что ж, этого и следовало ожидать. Прокрасться к финишу не удалось. Однако отдавать победу Спруту она не намеревалась. Вдали меж зданий забрезжили синие отсветы геройских костюмов. Одна из команд дисциплинированно ждала, пока схлынет основной накал страстей. Время запасного плана.
        - Невесомость, стрреляй в меня!
        - В тебя?!
        - Быстр-ро!
        Напарница недолго сомневалась. Серая дымка понеслась на Ищейку, и в последний момент Анна отошла назад, после чего сильно мотнула шеей и отправила флаги в полет. Снаряд невесомости ударил и окутал древки, и флаги продолжили по инерции двигаться вперед на высокой скорости над землей. Туда, где их поджидала в засаде одна из команд. Раз уж у нее не получилось, то она должна удостовериться, что победу получит не Спрут.
        - Грязно играешь!
        Ищейка почувствовала, что и ее тело стало легче, поскольку удар Невесомости пришелся частично на нее. Курсанты сразу прекратили свору и бросились вдогонку за уплывающими флагами. Их быстро подхватил один из членов команды, после чего бросился к финишной зоне, в то время как два его товарища остались героически прикрывать отход. Луч разъяренного Спрута крошил мета-поля, плоть и здания, но карп немного не успел. Напарники перехватили парящую Орхидею и смогли задержать противников, пока их бегун добирался до финишной зоны. Послышались торжествующие выкрики со стены, а победитель поднял вверх два красных флага. Состязания окончились.
        Анна рысью подбежала к подтягивающимся героям. Над Столпом уже поработала Ворожея. Хоть курсанту и пришлось восстанавливать кусок плоти с костью, но оторванную ногу ему успешно приживили обратно. Лекарь занималась другими ранеными.
        Ищейка вернулась в свою человеческую ипостась. Как и говорили, костюм хорошо держал любую форму. Разве что не слишком прочный. От попадания Спрута осталась прореха, а в боку кровоточило. Анна воспользовалась помощью лекарей, затем поучаствовала в церемонии награждения и представления наставников их курсантским командам.
        Им достался здоровенный мужчина в годах с темными волосами с проседью, носивший звучное прозвище Берсерк. Неплохой Исток и Громила. Орудовал он широким двуручным клинком, который скорее напоминал крыло самолета, чем холодное оружие. Мужчина пах чем-то вроде пива или эля. В целом Берсерк оставил после себя приятное впечатление у Анны.
        - Город тесный, - произнес приблизившийся Спрут. - Еще пересечемся, крошка.
        Анна решила не удостаивать его ответом.
        Вскоре церемония награждения сертификатами на костюмы завершилась, и гражданским позволили выйти за пределы стен. Толпа родственников и случайных зевак ломанулась через ворота и быстро окружила курсантов.
        Сердечко Анны сильно забилось, когда она почуяла знакомый запах. Из толпы степенной походкой вышел молодой мужчина с серыми волосами. Увидев ее, Артоф приветливо улыбнулся. Анна не смогла совладать со своими чувствами. Рот растянулся в широкой довольной улыбке, а сама Морф-героиня в два прыжка преодолела разделяющее их расстояние и повисла на покачнувшемся Артофе, обхватив его своими гибкими ногами.
        [АРТОФ КРОЙЦ]
        Что же, представление получилось интересным. Финальный твист с выбрасыванием флагов мне был не слишком понятен, однако я остался доволен Анной. Все же она не проходила многолетнего обучения на боевого чародея, не участвовала в бесчисленных стычках. Для ее первого задания вполне неплохо. Если бы не скрытник, огромная коричневая собака, скорее всего, смогла бы подобраться незамеченной очень близко к финишу.
        Мы с Вороном, как законопослушные граждане, дождались разрешения и покинули город через ворота вместе с обывателями. Мне показалось, что я только увидел коричневые волосы с ушками на макушке, как в меня врезался тяжелый и мягкий в некоторых местах снаряд.
        - Тан! - радостно произнесла Анна, обхватив меня за талию ногами.
        После чего девушка принялась вылизывать мое лицо своим длинным шершавым языком.
        - Тьфу, прекрати уже! Ты выставляешь тана в негодном свете! - начал я отплевываться, пытаясь разорвать крепкие объятия.
        Анна ожесточенно махала хвостом из стороны в сторону и хотела, казалось, вылизать меня с головы до ног.
        - Я хочу как следует запомнить ваш запах и вкус… - пробормотала девушка.
        - Вот псина дурная, - вздохнул я, позволяя ей исследовать свое лицо.
        По-видимому, и ее мета-инициация наделила странными бзиками.
        - Какие у вас жаркие-жаркие отношения, - раздался рядом донельзя язвительный голос, сопровождающийся легкими знакомыми потрескиваниями разрядов.
        Глава 19
        Я обернулся и увидел мрачную Ирис, старающуюся держать в узде фиолетовые разряды, проскакивающие по ее стройной фигуре. Очевидно, увиденная картина ей не очень понравилась.
        - Рада, что ты наконец нашел вторую половинку, - выдавила она.
        - Ты все-таки решила посетить состязания новичков? Анна, кшерданг, отцепись!
        Девушка нехотя слезла с меня, но продолжила ластиться и прижиматься к боку.
        - Всегда стараюсь следить за новыми-новыми героями. К тому же в этот раз участвовала подруга моего напарника. Грех не поболеть.
        Ирис одарила Анну испепеляющим взглядом, та же в свою очередь показала ей язык, весьма длинный, между прочим.
        - А как же день рождения? - уточнил я.
        - Вечером. Еще масса времени. Кстати, если хотите, можете присоединиться к празднеству. Все же вы с Вороном члены моей команды-команды. Особенно Песец - главный член нашей команды, - выделила она слово презрительной интонацией.
        - К-хм, не слишком ли ты перегибаешь палку? - заметил я. - Сама же утверждала, что в течение года тебя не интересуют романтические отношения.
        - Да, но… - открыла она было рот, чтобы произнести жесткую отповедь, но резко снизила накал страстей. - В любом случае это твой выбор-выбор.
        - Твои родители ведь будут на празднике? Я бы хотел с ними пообщаться.
        - Ты еще не оставил эту затею? Разве ты теперь не с Анной?
        - Существуют и другие виды взаимоотношений. Я бы хотел предложить тебе работу.
        - Пф-ф, родители никогда не согласятся, но можешь попробовать. Они сами хотели с тобой встретиться.
        Мы договорились о времени и адресе, после чего Ирис, бросив еще один холодный взгляд на Анну, удалилась.
        - Ну, я, пожалуй, оставлю вас, - дипломатично заметил Ворон, расправляя крылья.
        - Не придешь на празднование? - поинтересовался я напоследок.
        - Нет, ты как-нибудь сам справляйся, Песец, - лаконично ответил приятель, после чего упорхнул.
        После непродолжительной паузы Анна неуверенно прошептала:
        - Тан, мне ведь не приснилось, что вы прриходили ко мне в камеру?
        - Не приснилось, - вздохнул я.
        - Значит, мы теперь настоящая парра?
        - Выходит, что так.
        - Ур-р-р-ра! - полупрорычала-полупроизнесла Анна.
        - Интересный ты забег устроила. Только зачем флаги другой команде бросила?
        - Прросто… Команда Спррута не должна была победить…
        - Похоже, ты успела завести «друзей» на полигоне, - усмехнулся я.
        - Вон он там стоит, гад со щупальцами… - пробурчала девушка.
        Я посмотрел в указанную сторону и увидел группу людей, среди которых выделялся мужчина в светлом строгом костюме с блеклыми волосами. Рядом с ним стоял юноша чуть ниже ростом, в котором угадывались черты старшего.
        - Лотан? - узнал я сразу. Все же не так давно встречался с ним лично.
        - Вы его знаете? Да, Спррут - сын Лотана.
        - Понятно. Ну а нормальных знакомых завести получилось? И я же просил на «ты».
        - Пррости. Получилось. Идем, я познакомлю тебя со своей командой.
        Анна потянула меня за руку, и в короткий срок мы обошли ее напарников: Макса по прозвищу Столп и Софию с позывным Невесомость.
        - Так это про тебя Анна нам все уши прожужжала? - хмыкнул Макс, оглядев меня.
        - И ничего я не жужжала, - смутилась девушка.
        - Ладно-ладно. В общем, будем знакомы, сударь Кройц.
        Немного пообщались и с суровым немногословным Берсеркером. Не думаю, что Анна будет весь год корячиться на службе в Корпусе, но освоиться ей немного не помешает. Сходить на смену-другую. Все же она только получила суперсилы, и плохо понимает, на что способна она, и на что способны другие мета-люди.
        Живот девушки вдруг громко заурчал, отчего она покраснела.
        - Хм, предлагаю сходить пообедать, заодно и расскажешь, что интересного было на мета-полигоне.
        - Угу…
        Мы двинулись обратно в город, и я заметил:
        - Ты очень легко отыскала своих сокомандников в такой толпе. Неужто вынюхала?
        - Да! Специалисты Института сказали, что у меня лучший нюх в горроде! Недаром же я взяла себе прозвище Ищейка!
        - Действительно? - приподнял я бровь. - В таком случае твое чутье может нам пригодиться.
        Мы отыскали приличное на вид заведение, где и расположились на обед. Анна поводила носом недовольно и скривилась:
        - Здесь используют несвежие прродукты.
        - Возможно, ты почуяла тухлятину в мусорном баке?
        - Врряд ли.
        Девушка подошла к стойке продавца и бахнула на прилавок свою огромную трансформировавшуюся лапу. Продавщица вздрогнула и попятилась.
        - Нам, пожалуйста, все блюда из свежих прродуктов, - обнажила клыки Ищейка. - Поверьте, я почую разницу.
        - Х-хорошо, сделаем… То есть, у нас все продукты свежие…
        Анна вернулась за столик, бурча себе под нос:
        - Лучше бы я сама приготовила обед…
        - К сожалению, пока что негде.
        - Что?
        Я вкратце поведал девушке про нападение убийцы, а затем и про разгневанную одержимую героиню, которые превратили несколько квартир в настоящие развалины.
        - Боюсь, твоих вещей целых там и не осталось.
        - Сволочи!
        - У меня осталась тряпка с кровью нападавшего.
        - Не уверена, смогу ли отыскать по кррови. Все-таки обычно она внутри организма, - покачала головой Анна. - Но я попробую.
        - Еще у меня есть маска одного из первых нападавших. Надо будет заняться вопросом в ближайшие дни и узнать, кто же решил от меня избавиться.
        - Сделаю! - охотно кивнула девушка.
        Вскоре принесли еду, которую Анна внимательно обнюхала, дав неохотно добро. Мы принялись насыщаться. Я довольно быстро набил живот, после чего лишь неспешно хрустел картофель-хрустом, со все нарастающим удивлением и ужасом наблюдая, как в глотке миниатюрной девушки исчезает одна порция за другой. Будто где-то внутри нее образовался телепорт в иное измерение. Хотя, скорее всего, преобразователь пищи в эфир у нее оказался мощнее, чем у прочих суперов. Малополезная особенность, поскольку источник все равно дает больше. Наконец и Ищейка немного утолила голод.
        - Хочешь геройский костюм? - поинтересовался я.
        - Хочу! А можно?
        - Можно. Придется, правда, воспользоваться, не совсем честными средствами, но деньги уже подходят к концу. А ведь надо еще тебе выделить финансы, подарок купить имениннику, да и подношение для Ирис сделать не помешает.
        - И чего ты с ней возишься, - буркнула Анна. - Как будто других герроев нет.
        - И зачем я с тобой столько времени возился? - усмехнулся я. - Как будто других служанок нет.
        - Ну, так нечестно… Тан… то есть, Артоф, у нас ведь, ну, свидание?
        - Можно сказать и так.
        - Тогда могу я тебя поцеловать? - поинтересовалась она со смущением.
        - По-моему, ты и так меня всего облизала.
        - Нет, то было совсем дрругое!
        - Такие вещи обычно не спрашивают, но да - можешь меня поцеловать.
        Девушка перегнулась через стол, чуть не уронив свой бюст в горку пустых грязных тарелок. Я не стал разочаровывать даму, и обозначил легкий поцелуй. Губы Анны были мягкими и приятными.
        - Вот! Теперь я веррю! - улыбнулась девушка, после чего внимательно принюхалась. - Только почему от тебя ничем не пахнет?
        - Как это - ничем? - удивился я.
        События ночи не способствовали сохранению свежести тела. Да и по идее любой человек будет чем-то пахнуть, с ее-то обонянием.
        - Не в том смысле, - замахала она рукой. - В ту ночь в камере, когда ты меня поцеловал, то вдрруг стал пахнуть по-другому, очень необычно и заманчиво. Меня словно по голове ударрило… Вот я и подумала, что дело в поцелуе. Но сейчас ничего не прроисходит… - добавила она с сожалением.
        Анна - страшное создание. Она первая, кто, пусть и косвенно, определила наличие у меня ментального помощника. Да еще и в такой рядовой ситуации.
        - К-хм, просто сейчас не время, скажем так, - ушел я от прямого ответа.
        - Значит, я еще смогу почуять тот арромат?
        - Сможешь, - кивнул я. - Сегодня у нас с тобой много дел. Мне надо будет нанести визит родителям Вейцман, ты же займешься обустройством нашей новой квартиры. Знаешь, где находится Триумф-тауэр?
        - Да, но там ведь очень дорого? - протянула она с сомнением.
        - Не важно. Договоришься о долгосрочной аренде. Сними лучшие апартаменты.
        - Поняла, - кивнула девушка.
        Мы закончили трапезничать и направились в банк. Использовать финансы карпов мне не слишком хотелось из-за вероятности прослеживания денежных знаков. Но с другой стороны, я и так уже открылся перед Брунгильдой в качестве посредника Видящего. Сопоставление меня со Стальным Курьером не принесет особого вреда. Да и Марго может о чем-то догадываться. Игры в конспирацию в любом случае никогда не были моей сильной стороной. Чтобы Артоф Кройц прятался словно жалкий обыватель? Не к такому меня жизнь готовила.
        Прикинув в уме затраты, я решил забрать рюкзак с вещами и деньгами из своей ячейки полностью. Наличных у меня оставалось более пяти миллионов, также внутри находился костюм Стального Курьера, небольшой запас ядер пулестрижей и другая вспомогательная мелочевка.
        Покинув банк, я вытащил черную тряпичную маску одного из нападавших, которые погубили мой любимый Итачи. Ищейка внимательно обнюхала ее со всех сторон и заверила, что запомнила. То же самое провернули и с окровавленной тряпкой. Пока есть более насущные дела, но вдруг случайно повстречаем негодяев на улице?
        - Возьми пятьсот тысяч на расходы… - выдал я деньги, внимательно проверив, чтобы за нами не следили.
        - Пятьсот тысяч?! - округлила она глаза. - Что это за ррасходы должны быть?
        - Ты девушка или кто? - фыркнул я. - Другая бы на твоем месте сказала: почему так мало? Твои вещи из квартиры уничтожены, так что обнови гардероб. В Триумф-тауэр могут потребовать оплатить коммунальные услуги на месяц вперед. Да и байк себе прикупи. Мотаться по курсантским сменам на своих двоих - невеликое удовольствие.
        У Анны, по сути, остался лишь один комплект одежды - тот, в котором она явилась на инициацию.
        - Поняла, - кивнула она. - Тебе бы также не помешало прриодеться посолиднее.
        - Это точно, - взглянул я на неказистые одежды, которыми меня снабдил Контроль.
        Мы разошлись по своим делам. У Анны помимо похода по магазинам еще оставались кое-какие формальности в Штабе Корпуса. Я же сначала заглянул в недешевый бутик, в котором прикупил себе респектабельный костюм с ботинками и плащом по местной моде. Не сказал бы, что мне она нравилась, но с мышами жить, по мышьи выть, как говорится.
        Несколько часов ушло на то, чтобы найти достойную оружейную и подогнать ножны под размеры моего клинка. Теперь катана не болталась на жалкой самодельной конструкции, а вкупе с костюмом показывала, что перед тобой солидная персона. Мета-человека же было определить легко и без холодного оружия. В такую студеную пору только суперы могли позволить себе ходить по улице без шапки. Либо совсем отмороженные в обоих смыслах личности.
        В мета-маркете я приобрел недешевый подарок имениннику. Сводный брат Ирис в первую очередь парень, а какой мужчина, пускай и юный, откажется от хорошего клинка? Я прикупил монолитный нож, способный неплохо проводить мета-энергию разных видов. Если он, как и Ирис, пойдет на инициацию и станет Истоком, то сможет использовать в бою. Похуже моей катаны, ну да и выкидывать на ветер сотни тысяч корсов так просто не хотелось.
        Затем я посетил шикарный бутик, в котором заведовал небезызвестный Ткач. Два мета-человека в роли охранников сразу настраивали на деловой лад. Неплохо герой устроился, ничего не скажешь.
        Один из сервов провел мне подробную демонстрацию, показав особенности разных типов тканей. Какие-то были более огнестойкие, другие дугостойкие, третьи имели усиленную броневую прокладку. Дали мне протестировать на отрезах ткани остроту моей затупленной катаны. Крепость костюмов меня не поразила, но дополнительный легкий элемент защиты лишним не будет. Скорее мне понравилась возможность терморегуляции и самовосстановления. Одежда во время сражений часто приходила в негодность, так что подобная функция будет весьма удобна. Я выбрал стандартный костюм серой расцветки, которые стоили по миллиону корсов.
        Вскоре со второго этажа ко мне спустился и сам Ткач. Манерный щеголь со смуглой кожей и распахнутой чуть ли не до пупа рубашкой. Я заметил в кончиках его пальцах выводы каналов, через которые, вероятно, он и производил уникальную ткань.
        - Требьен! - воскликнул хозяин нечто непонятное. - Сейчас мы быстренько подгоним костюмчик под ваши прелестные размеры!
        - Эй, лапать обязательно?!
        - Как иначе мне снимать мерки, молодой человек?! Постойте смирно, доверьтесь профессионалу!
        Вскоре жеманный мета-человек закончил снятие размеров и приступил к внесению изменений в готовый костюм. Где-то обрезал, где-то сшил части, где-то вплел новые нити. Затем я прошел в примерочную и надел свой геройский костюм. Ткач попытался последовать за мной, но я убедил его, что сам справлюсь с процессом. Расстегивался костюм на животе необычным способом - требовалось приложить руку с активированным мета-полем в особой манере, и полуживая ткань разъезжалась. Надетый костюм плотно облегал тело и не стеснял движений.
        - Какие-нибудь аксессуары к вашему образу добавим, месье Песец? Может, пушистый хвостик?
        Я посмотрел на Ткача. Похоже, он не шутил, а предлагал на полном серьезе.
        - Благодарю, сударь, но больше ничего не требуется. Я буду носить его под одеждой.
        - Как пожелаете. Что-нибудь еще?
        - Я бы хотел приобрести два сертификата на костюмы для друзей.
        - Какого пола друзья?
        - Это принципиально?
        - Конечно! Женские стоят от миллиона двести. Дамы порой неделями в мой салон ходят, чтобы поправить какую-то деталь или добавить новизны в свой геройский образ.
        - Женские. Одна из них Морф.
        - Полтора минимум для Морфа.
        - Только… - я вспомнил об особом увлечении Ткача и задумался, подбирая правильное слово. - Пускай их костюмы будут менее сексуализированы…
        Мне его подход импонировал, вот только на близких подобного непотребства видеть не хотелось. Тем более и сами дамы в большинстве случаев не были в восторге от фасонов Ткача.
        - Что?! - вздернул он подбородок. - Плюс триста тысяч каждой! Неслыханно! Чтобы кто-то сомневался в моем художественном вкусе?!
        М-да. Если дело пойдет в том же ключе, я скоро без корса в кармане останусь. Сразу видно творческую личность - упертый донельзя.
        - Значит, три триста за два сертификата? Выписывайте! - расщедрился я. Ворону я также обещал, но приятель подождет.
        - Девочки, обслужите клиента…
        Итого - минус четыре миллиона триста тысяч корсов за три геройские тряпки. Хотя производитель дает пожизненную гарантию, так что должно окупиться. Если успеешь пожить достаточно долго.
        Гражданский наряд я приобрел по размерам с запасом, так что облегающий геройский костюм хорошо лег под одежду. Я получил два конверта с дарственными на фирменные наряды Ткача. Сертификаты являлись именными, чтобы никакой чужак не мог выкрасть их и воспользоваться.
        На улице стоял штиль. Солнце уже склонилось к горизонту, небеса в кои-то веки решили порадовать жителей ясным сводом и отсутствием поднадоевших белых хлопьев. Подходило назначенное время встречи, однако мотаться с рюкзаком по дням рождениям было бы не слишком мудро. Я подал эфира в летную печать и взмыл ввысь. Заходящее светило окрашивало строения в красивые зеленовато-салатовые тона, делая каменные джунгли отчасти похожими на настоящие заросли.
        Пролетев через полгорода, я приземлился у проходной в комплекс Триумф-тауэр. Один из охранников-Громил отправился со мной, чтобы удостовериться, что я действительно планирую заселяться.
        На стойке регистрации меня узнали, не став болтать лишнего. Как оказалось, они уже выделили апартаменты для Анны Смирновой на восемнадцатом этаже. Мне, как новому жильцу комплекса, выдали простенький пластиковый пропуск.
        - Подождите, восемнадцатый этаж? - слегка удивился я.
        - Да, там расположены одни из наших лучших номеров, - улыбнулся распорядитель. - Сударыня Смирнова уже заплатила за два месяца пребывания.
        Я почесал лоб и буркнул:
        - Спасибо.
        Идея жить в одном доме с любовницей не казалась мне хорошей, однако бедная Усть-Корса не могла похвастать богатым выбором. Большинство жителей прозябало в унылых разваливающихся многоэтажках, элитные комплексы были по карману далеко не каждому. Так что я решил пойти на риск и остановиться в том же здании, что и Марго. Вот только я и не предполагал, что нам выделят тот же самый этаж. Очевидно, Директор тоже проживала в недешевых апартаментах.
        - Наверное, это судьба, - пожал я плечами и отправился к лифту.
        Глава 20
        
        Только я открыл дверь, как Анна радостно напрыгнула на меня, будто мы год не виделись, а не несколько часов. Девушка была одета в простую домашнюю одежду, но при этом держала в руках мокрую тряпку. Ойкнув, Анна разжала объятия и спрятала тряпку за спиной.
        - Прибираешься? Тут же и так должны были провести уборку перед заселением?
        - Да, но я все еще чувствую гррязные запахи. Пока не очищу, не успокоюсь!
        - Смотри до дыр не затри.
        - Класс! Тебе очень идет костюм, Арртоф, - осмотрела она меня со всех сторон.
        - Благодарю. Обещанный презент, - вытащил я конверт-сертификат.
        - Большое спасибо!
        - Так, отставить слюнявые процедуры! - рявкнул я строго на полезшую обниматься морфоманку. Похоже, это уже стало привычкой Ищейки.
        Я бегло осмотрел выделенную нам четырехкомнатную квартиру со вполне просторными комнатами, хорошей мебелью и приятным ремонтом, большой кухней, санузлом с ванной и унитазом, а также вторым отдельным туалетом. Вполне недурно для бедствующего аристократа. Я принял душ и сбрил короткую щетину простой бытовой печатью. Затем быстро собрался, взяв с собой только подарки для Ирис и для ее брата.
        - Рюкзак я оставляю на тебя. Сигналки поставлю потом, поэтому следи за ним - там важные вещи. Если куда-то отлучишься из квартиры - бери с собой.
        - Поняла! Уже уходишь?
        - Да…
        - Не задеррживайся. И не пей много. К ночи ты должен вернуться.
        Я моргнул:
        - Мне кажется, ты несколько переоцениваешь наши отношения.
        - Ну, я не трребую, - пошла она на попятную. - Просто пррошу.
        - Посмотрю, что смогу сделать, - ответил я нейтрально, погладив ее по волосам и мохнатым ушкам. - Все же с тобой жилище становится домом, куда хочется возвращаться.
        - Ррада это слышать.
        Анна прикрыла глаза и подалась вперед. Я с удовольствием чмокнул плутовку в губы, после чего направился на выход.
        В холле же мне повезло, либо не очень, столкнуться с дамой в деловом костюме, которая, судя по всему, как раз возвращалась с работы.
        - Что ты здесь делаешь? - процедила Маргарита. - Разве я тебя не предупреждала?
        - Прошу прощения, госпожа Директор, за такое скверное соседство, - фальшиво покаялся я.
        - Ты переселился в Триумф-тауэр?! - округлились ее глаза.
        - Мне понравилось это место, - кивнул я. - Но если хочешь поскорее от меня избавиться, то лучше не тяни с моим запросом насчет пожарного депо. Свою часть уговора я помню.
        - Наглости тебе не занимать, Песец, - фыркнула женщина.
        - Возможно. Был рад пообщаться, но мне пора идти. Всего хорошего, Марго!
        У Директора дернулся глаз. На этот раз она точно помнила, что сама разрешила так к ней обращаться, ну а повторный запрет сделал бы ситуацию еще более нелепой. Поэтому девушка промолчала, лишь сопроводив меня взглядом до выхода.
        Еврейский квартал не выделялся чем-то особенным. Разве что на зиму здесь оставалось больше жителей. Читал в книгах о неких стереотипах насчет данной национальности, да и в самом городе о них говорили, как о весьма прижимистых личностях. Однако, в то же время они помогали друг другу и как-то договаривались об оплате отопления для тех жильцов, что не могли себе позволить зимовать в своей квартире. Некий диссонанс возникал.
        Также еврейский квартал считался самым безопасным местом в городе. Банды опасались здесь промышлять, поскольку у местных на руках имелось много оружия, и за себя они постоять могли. Походило в целом на одну большую еврейскую банду, только скорее положительную, добрую группировку. И складывалось у меня смутное впечатление, что я лечу в гости если не к старшим смотрящим, то к кому-то важному по меркам района. Тогда становились ясны все оговорки Ирис, и причина, почему она не хочет выбирать мою сторону. Зачем, если и здесь теплое место ей уже уготовлено? Впрочем, знакомство с важными людьми все равно не повредит, так что визит лишним не будет.
        Сразу бросились в глаза почти идеально вычищенные от снега дорожки. В других, нецентральных районах подобное встречалось эпизодически.
        Вейцманы проживали в аккуратном четырехэтажном многоквартирном доме - со следами ремонта, но без изысков. Вполне себе эконом-класс. Я поднялся на последний этаж, откуда уже раздавались приглушенные разговоры и смех.
        - Вей-вей, да это же сам Артоф Кройц! Уж и не жаловали увидеть вас в гости! - открыла мне дверь улыбчивая хозяйка.
        - Все подходящего повода не находилось, сударыня Элеонора.
        - Ой, давай без «сударынь». Тут все свои. Проходи-проходи!
        Меня привели в большой зал, в котором стоял длинный стол с яствами, по краям стояли удобные на вид диванчики и кресла. Не так чтобы я сильно хорошо был знаком с планировкой местных зданий, но помещение выглядело слишком большим для жилищ данного класса. Похоже, Вейцманы выкупили соседние апартаменты и объединили квартиры. На их месте, раз уж у тебя выросли доходы, я бы переехал в жилье классом повыше, однако семья Ирис вышла из положения подобным нестандартным образом. Их право. Вероятно, не желали покидать родной квартал.
        Людей собралось относительно немного - полтора десятка. Видимо, на подобные празднества у них принято приглашать только близких родственников. Учитывая, какая у Вейцман разветвленная семья, половину года пришлось бы проводить за празднованиями.
        - Явился пушной зверек-таки, - произнесла Ирис при моем появлении.
        Конечно, девушка нередко строила из себя стерву, но в этот раз мне показалось, что она действительно не рада, что я пришел.
        - Дорогуша, что за отношение к милому гостю? Сама пригласила, а теперь нос воротишь? Так не пойдет! Ну-ка займись сударем Кройцем, познакомь его с гостями!
        - Хорошо, мам, - покорно ответила блондинка. - Займусь Песцом-Песцом…
        Мне устроили экспресс тур по приличного размера сдвоенным апартаментам Вейцман, после чего представили мне многочисленных сводных братьев и сестер.
        - В том углу хихикают младшие сестры-сестры: Лазурис и Эмеральд.
        - Привет! - помахали мне две девчонки лет четырнадцати. - Сестра говорила, что у вас есть пушистый хвост. Это правда?
        - Ирис немного преувеличила, - ответил я вежливо. - А ваши имена случаем не обозначают драгоценные камни?
        - Такая у нас традиция семейная, - влезла в беседу хозяйка. - Но ребята сами выбирали, правда?
        - Ага!
        - С тетей Сарой на диване болтает Опал, - повела меня дальше напарница по команде. - Громила пятого-пятого класса.
        - Прекрасные кастеты, сударыня, - похвалил я ее оружие.
        - Благодарю! Ваш клинок также выглядит весьма недурственно.
        - Дальше поехали. Два придурка-придурка, которые уже растащили часть еды - это младшие Ардженто и Аурим, - указала девушка на двух нескладных юношей за столом.
        - Сама ты придурок! Трансформатор ходячий!
        - Вы мелкие поганцы-поганцы! Хотите тысячу вольт на ужин отведать?!
        - Мам! Чего она снова нас током пугает?
        - Ирис, никаких игр с электричеством!
        - Да-да… - протянула блондинка. - С отцом рядом сидит Лед. Стрелок седьмого класса!
        Молодой мужчина в голубоватом геройском костюме под повседневной одеждой вежливо привстал со стула и протянул руку для рукопожатия:
        - Слышал, ты хорошо показал себя в рейде? - заметил он.
        - Артоф Кройц по-другому и не умеет. Лед… ведь не имя?
        - Нет, но так проще, - махнул он рукой. - Прозвище у меня короткое, звучное, так что удобнее его использовать. Будем знакомы, в общем.
        Неплохой боевой актив у Вейцман. Учитывая, что максимальные ранги старших героев (официально) достигали восьми пунктов, то седьмой класс - это почти небожитель по меркам Усть-Корсы. Даже мне придется несладко с таким противником. Ох уж эти мутировавшие колдунишки.
        - И последний-последний брат - это Ной, - Ирис придвинулась и прошептала на ухо. - Родной сын. Сегодня ему исполняется шестнадцать лет.
        Да, внешне пухлощекий парень с кучерявыми волосами как раз напоминал своих родителей. Кажется, картина начала складываться. Не в лучшую для меня сторону.
        - Поздравляю с торжеством, Ной! Не знаю, в какое время у вас принято приносить дары, поэтому отдам сразу. Прошу, - протянул я красивую коробочку.
        - О! - буркнул парень односложно, открывая коробку и доставая нож.
        - Кинжал из благородного металла, который подойдет и Истоку. Надеюсь, тебе пригодится, - улыбнулся я.
        - Ох, какие вы опасные игрушки дарите! - ахнула Элеонора, после чего резво отобрала клинок из рук парня.
        - Хм, вроде бы он уже взрослый, и должен понимать, что это не игрушки, - заметил я.
        - Лучше уберем подальше, - поджала губы хозяйка и утащила мой подарок.
        Ной особого внимание на данный факт не обратил, продолжив ерзать на стуле и что-то рисовать карандашами.
        - С ним все в порядке? - уточнил я.
        - Извини, забыла сказать-сказать. - покаялась Ирис. - Ной у нас «особенный», так что острых предметов ему лучше не давать.
        - Ясно…
        Я еще раз осмотрел семейство Вейцман, после чего наконец сложил последние кусочки головоломки. Хоть организовано было немного странно, но сходство с Аккотрельмом угадывалось. Откуда появлялись новые чародейские рода на моей Родине? Само собой, из семей сервов, чаще всего зажиточных. Они могли позволить отправить детей на дорогостоящие процедуры по формированию ауры у специалиста-наставника, и со временем из них могли вырасти толковые чародеи, основав тем самым новый род.
        Первым делом направляли собственных детей, однако на Земле ситуация иная: родную кровиночку может быть жалко. Ибо даже подготовительная школа не дает полных гарантий успеха на колдовской мета-инициации. Тут на выручку приходят сироты или просто желающие получить шанс стать супером. Семья оплачивает расходы по весьма затратной многолетней мета-подготовке, взамен же новый член рода берет на себя обязательства служить ему в дальнейшем. Конкретные условия могут различаться.
        Выходит, Вейцман - это набирающий силу колдовской род, и просто так Ирис они, конечно же, мне не отдадут. Печально, но ничего не поделать. Тратить миллионы, чтобы выкупить одного Стрелка неразумно. Наверняка на рынке труда Усть-Корсы найдется пара-другая достойных кандидатов на замену без всей это возни с межродовыми договоренностями.
        Вейцманы, кстати, молодцы: все вошедшие в семью дети, включая Ирис, являлись весьма красивыми и статными. Высокие, стройные, с правильными чертами лица. Породистые, как говорят. Я лично ничего криминального в подобном отборе не видел. Если кто-то столь сильно хочет стать супером, но финансы не позволяют пройти нормальную подготовку, а так просто рисковать боязно, почему бы и не воспользоваться помощью стороннего рода?
        - Знал бы, прикупил что-нибудь более подходящее, - заметил я.
        - Ничего страшного, Артоф, - вернулась Элеонора. - Найдем применение вашему презенту!
        - Кстати, у меня и для Ирис есть подарок, - вытащил я конверт из кармана рубашки.
        - Подарок? - захлопала она глазками, принимая конверт.
        - Я ведь давал обещание. А Артоф Кройц привык держать слово, - добавил я не без ноток хвастовства.
        - Сертификат на костюм-костюм Ткача?! - просияла Ирис, заглянув внутрь. - Спасибо!
        - А ведь наша любимица вчера сдала тесты на шестой Мета-класс и шестой класс Стрелка. Мы и сами хотели скоро дарить ей костюм, но раз уж Артоф расщедрился… - покачала головой Элеонора с улыбкой. - Вот бы такого суженого заполучить, да?
        - Мама!
        - А что? Вейцманы всегда готовы принять в свое лоно опрятных и перспективных молодых людей, - произнесла дама невозмутимо.
        Шестой класс взяла? Неплохо. Похоже, вот и настал подходящий момент для вербовки. Ладно, как говорят местные, открытка не пытка.
        - Весьма заманчивое предложение, но, боюсь, у меня имеются собственные планы на дальнейшую жизнь. И я был бы вам очень признателен, если бы Ирис стала моим надежным союзником на этом пути. Разумеется, родную семью Ирис мы бы забывать также не стали.
        - Ч-что ты несешь, черт тебя дери-дери! - вспыхнула Ирис то ли от гнева, то ли от смущения.
        Да, неприятно, когда за тебя торгуются, пусть и не говорят об этом прямо.
        - Вей-вей, - покачала Элеонора головой якобы в удивлении. - Какой амбициозный молодой человек! Но вынуждена вас огорчить: наша любимая Ирисочка ценит семью и никуда не уйдет! Будь вы даже не подающий надежды курсант, а преуспевающий магнат. Правда, деточка?
        - Д-да-да… - от лица Ирис чуть ли не пар пошел.
        Девушка заскрежетала зубами, а по сжатым кулакам начали проскакивать искры. Как-то больно эмоционально она реагирует. Надо сворачивать представление, а то сломаем еще бедную героиню.
        - Что ж, я вас отлично понял, сударыня! Не будем омрачать торжественный вечер скучными разговорами. Может, пора за стол?
        - Конечно-конечно. Судари и сударыни, прошу за стол!
        Люди принялись неспешно собираться за столом, хотя некоторые подростки предпочли, наоборот, переместиться на диван - подальше от скучных взрослых. В какой степени мне было интересно поболтать с Элеонорой, поскольку наша беседа напомнила мне о жизни в Империи. Многие вопросы и решались в таких вот кулуарных обсуждениях между главами родов. Ладно, посмотрим. Возможно, в будущем мне еще удастся найти способ заполучить в свое распоряжение роковую блондинку, но пока что я таких возможностей не видел. Вряд ли род Вейцман интересуют деньги или артефакты. Они явно нацелены на то, чтобы их род крепчал и развивался, а это долгие и долгие годы. Но завести знакомство с главой рода, нанести визит вежливости - было все равно полезно.
        Мать семейства поздравила любимое чадо с шестнадцатилетием и произнесла небольшую речь. Мне налили в маленький стаканчик какой-то выпивки, и я за компанию пригубил алкоголь. После чего начал высматривать, что бы такого урвать со стола, полного разнообразных непонятных, но наверняка вкусных блюд.
        - А картофель-хруста случайно нет? - поинтересовался я.
        - Лучше попробуйте запеченного шипокрыла с капусточкой, - предложила Элеонора. - Наша Ирисочка добыла намедни! Вам крылышко, бедрышко или хвост? Хвост - самое вкусное!
        - Бедро, пожалуйста… - передал я свою тарелку.
        Мясо небесного хищника оказалось на вкус изумительным. Не шло ни в какое сравнение с моей полевой готовкой. Вот что грамотные повара могут сотворить при должном умении.
        - А тебе что положить, милый? - ласково обратилась мать к Ною.
        Парень поковырялся в носу, задумчиво смотря куда-то в район потолка, после чего выдал:
        - Много-много мяса-мяса!
        - Сейчас положим…
        Я нахмурился и остановил вилку недонесенной до рта:
        - Странно. У Ноя тот же изъян речи, что и у Ирис?
        - Вей-вей, никакой не изъян, а всего лишь наша небольшая семейная изюминка-изюминка! - рассмеялась Элеонора, махнув на меня рукой. - Визитная карточка Вейцман, если хотите!
        - Но ведь подобные вещи индивидуальны… - пробормотал я, пытаясь зацепить ускользающую мысль.
        И наконец зацепил. Вилка с наколотым куском выпала у меня из руки, со звоном ударившись о тарелку. Я почувствовал, как на лбу выступила испарина, а по телу прокатилась волна мурашек.
        - Традиция, можно сказать! - раздался голос Бениамина, сидящего слева от меня через Льда. - У нас их много.
        Остекленевшими глазами я обвел сидящую за столом компанию, почувствовав себя загнанным грызуном в самом логове свирепых хищников. В голове стремительно пронеслось стародавнее, но весьма подробное воспоминание об инструкторе Шунхальц, отставном имперском офицере. Даже его образ предстал пред моими глазами во всей своей красе: щеголеватые ярко-рыжие усы, опускающиеся ниже подбородка, и такого же цвета кустистые брови; начищенные до блеска серебряные пуговицы; высокие тяжелые сапоги и вечно недовольное хмурое выражение лица.
        - «Запомните, оболтусы! Услышали раз - задумайтесь, услышали второй раз - берегитесь, услышали третий - ВЫЖИГАЙТЕ ВСЕ ГНЕЗДО К КШЕРДОВОЙ МАТЕРИ! ОТСТАВИТЬ ШУТЕЕЧКИ! То, что на Аккотрельме давно о них не слышно, не отменяет необходимости в постоянной бдительности! Студиозусы! Враг всегда коварен! Зарубите себе на ухе: речевые дефекты - есть верный признак плохо обученного псиона! Они показывают, что человек пытается сопротивляться и еще не сломался окончательно под его губительным влиянием!»
        Неужели все это время Ирис была порабощена презренным псионом? Кшерданг! Если бы у меня было больше опыта в данном вопросе, наверняка бы я проверил ее сразу…
        Бениамин Вейцман, благожелательно улыбаясь, поднялся со своего места, подошел ко мне сзади и хлопнул по спине:
        - Всего лишь традиция!
        - «Зафиксировано пси-воздействие пятого уровня опасности. Пси-воздействие нейтрализовано.» - доложил Имп.
        Я обернулся и уставился на хозяина, не зная, что я должен предпринять в таком случае. Опыта взаимодействий с псиониками у меня было мало. Полуразумный поводырь не в счет. Я даже ни одной печати не знал, хотя в более юном возрасте мы весьма активно искали и делились запрещенкой. Помнится, одна из якобы пси-печатей оказалась на поверку просто вызывающей рвотный рефлекс.
        - «Зафиксировано пси-воздействие пятого уровня опасности. Пси-воздействие нейтрализовано.»
        Я не умел расшифровывать пси-послания, поэтому не знал, как именно должен отреагировать. Вейцман-старший убрал руку и сделал шаг назад. Похоже, я не оправдал его ожиданий. Уголки его губ опустились. Приторно-радушное лицо отца Ирис сменилось чернильной пустотой. Пустотой, с которой мясник забивает десятую тушу за день. Он сделал еще шаг и встал позади Льда, который что-то почувствовал и оттого напрягся, повернувшись ко мне всем корпусом.
        А затем Вейцман взорвался мощной туманной серой пси-дымкой, которая бросилась сферой во все стороны, проникая через многочисленные стены и другие препятствия, и лаконично уронил:
        - Убить Кройца.
        Глава 21
        Кровь забурлила, организм получил массу бодрящих веществ, ускоряющих восприятие. Я понял, что упустил хороший шанс расправиться с псионом, пока он находился рядом. Но в такой неприятной ситуации, в которой я оказался, мне оставалось лишь одно: попытаться убить главу семейства. Вот же тихий ползучий гад. И как только сумел незаметно сплести рабскую сеть в центре цивилизованного города? По-видимому, у аборигенов опыта противодействия с псионами еще меньше, чем у меня.
        Все находящиеся в помещении резко пришли в движение.
        Я выпустил Призрачный клинок и попытался достать Бениамина, однако Лед был наготове. На пути темных лучей выросла полупрозрачная ледяная стена. Клинок довольно легко прорезал преграду, выдав с шипением клубы пара, но Вейцман-старший успел отойти от меня на безопасное расстояние. Я лишь слегка коснулся его мета-поля. И ведь сумел спрятать свою ауру от моего взора, зараза.
        Элеонора прыгнула и распласталась на праздничных блюдах, попытавшись ткнуть меня большим ножом в глаз. Подобная атака, само собой, не принесла бы ей никакого успеха с моим эфирным доспехом, но я на рефлексах махнул левой рукой, отбивая выпад и ударяя женщину по голове.
        Детки и другая родня Вейцман со столовым оружием в руках также начали надвигаться на меня, однако их благородный порыв по умерщвлению родового врага испортила сидящая рядом со мной Ирис. В мою спину прилетел мощный молниевый заряд, имевший достаточно широкий радиус действия. Мой стул и скатерть рядом вспыхнули из-за рассыпавшихся искр. Сервы, а большинство гостей не обладали мета-силами, получили солидный разряд и попадали на пол, дергаясь в судорогах. Стрелок шестого класса и меня слегка достала, заставив почувствовать щекотку. Впрочем, мне быстро станет не до смеха, когда резерв подойдет к концу, и защищаться станет нечем.
        Бениамин развернулся и побежал. Лед начал наращивать стену, стараясь оградить своего хозяина от опасности. Опал не пострадала от сверкающих молний. Женщина сидела на противоположной стороне стола в дальней правой части, поэтому решила сократить путь, запрыгнув на сам стол.
        Лед уже подбирался к моим ногам, поэтому оставаться в этом месте больше было нельзя. Я напитал организм телесным эфиром с избытком и последовал примеру Опал, поскольку данную область Лед еще не успел покрыть своей морозной стеной. Вскочив на праздничный стол, я побежал в сторону, в которой скрылся псион. Пришлось переступить через валяющуюся посредине Элеонору. Затем я спрыгнул и понесся к проходу, ведущему в соседнюю комнату. На два шага позади меня следовала по пятам Опал.
        Лед быстро сориентировался и выстрелил мне в ноги морозным сгустком. Ледяные кандалы сковали ноги, и я не смог удержать равновесие, грохнувшись на пол. Через секунду сверху на меня обрушилась Опал, принявшись дубасить своими кастетами, словно выбивая пыль из старого ковра. Я извернулся и рубанул клинком, отрезав ей правую руку. Опал не была Громилой высокого класса, и ее мета-поле плохо противостояло темному эфиру.
        - Кхра-а… - согнулась она в болевом шоке.
        Убивать рабов псионика без веских оснований не следует, но уж конечности Ворожея восстановит. Затем я в пару ударов разрушил ледяные кандалы и вскочил на ноги. Лед выпустил новый сгусток, но я принял его на клинок. Ледяной шар образовался на удалении от меня и рухнул на пол, не нанеся вреда. Напитав ноги эфиром, я метнулся в проход и ворвался в соседнюю комнату. Сразу в глаза бросилось распахнутое настежь окно. Недолго думая, я прыгнул вниз с четвертого этажа вслед за псионом.
        - Помогите! Убивают! - кричал Бениамин отчаянно, стремительно убегая по проезжей части и посылая новые пси-волны в разные стороны.
        Я упал на спрессованную кучу убранного снега, быстро скатился на дорожку и бросился следом, уверенно наращивая скорость. Из домов начали выбегать жители, держа в руках разнообразное холодное оружие или даже уборочный инвентарь вроде швабр и лопат. Многие из них направились прямиком в мою сторону. Немало народу повысовывалось из окон, достав огнестрельное оружие из многочисленных закромов. По мета-полю и асфальту рядом забарабанили пули, сбивая меня с темпа бега. Один сильный мета-снаряд даже взорвался о мое плечо, застопорив на секунду. Тихую милую улочку накрыло грохотанием выстрелов, превратив в поле боя. Свистящие пули и осколки отколотого льда метались вокруг в безумной карусели. Теперь понятно, почему банды не суются в еврейский квартал. Если они каждому нарушителю оказывают подобный радушный прием, хулиганье быстро кончится.
        Не знаю, скольких из соседей Бениамин успел обработать. Все же пси-внушения не держатся долго без обновлений, хотя незначительные, не ломающие характер, воздействия, должны работать приличное время. Особенно на сервах, в организме которых пониженное содержание эфира.
        Псион не имел сильных побочных способностей, поскольку перемещался не слишком быстро, а его мета-поле было довольно тусклым. Хотя за прыжок с высоты четвертого этажа его можно похвалить.
        Я неумолимо сокращал расстояние. С тыла прилетел фиолетовый разряд, немного не попав по мне. До Бениамина оставались какие-то жалкие двадцать метров. Я уже практически чувствовал, как мой клинок пронзает его гнилое ядро. По встречной полосе двигался грузовик, и я не заметил, что он нарастил слишком большую скоростью для разрешенной в городе. В последний момент, поравнявшись с нами, грузовик крутанул руль влево. Широкая плоская кабина оказалась очень близко. Я резко отпрыгнул в сторону, но, к сожалению, времени сформировать липкие пальцы не было, поэтому моя нога поехала на ледяной корке дорожного полотна, лишь слегка подкинув меня вверх.
        Грузовик врезался в меня на полном ходу, выбив на секунду дух, и потащил за собой. Нижней половиной я вошел глубоко в хлипкую металлическую решетку, а головой пробил лобовое стекло и выбил его на водителя. Однако подданного псиона это, по всей видимости, не смущало. На высокой скорости меня потащило в другую сторону от убегающего Бениамина, и я понял, что с двумя хорошими Стрелками на хвосте догнать его снова будет крайне непросто.
        Тем временем водитель продолжил свой путь после резкого поворота, съехав с проезжей части. Двигался он прямо в стену ближайшего дома. Быть расплющенным мне не сильно хотелось, так что я оттолкнулся ногой от металлической рамы и подкинул свое тело ввысь. В последний момент мне удалось выскользнуть наверх. В следующий миг многотонная махина врезалась в здание. Кабину грузовика смяло словно картон. Сомневаюсь, что водителя после такого можно будет вылечить. Часть бетонной стены снизу не выдержала удара и разрушилась.
        Меня же по инерции бросило вперед и как следует приложило о стену второго этажа. Эфирный доспех постарался на славу, смягчив удар. Отскочив от бетона, я приземлился прямо на цистерну грузовика, которая от удара получила повреждения и фонтанировала во все стороны мета-жидкостью. Меня также окатило струей. Жижа была относительно стабильным веществом, однако при критических условиях могла пойти вразнос.
        Конечно же, в меня сразу полетели электрические и ледяные сгустки от двух Стрелков, находящихся у Вейцмана в подчинении. Ирис и Лед давно вылетели из квартиры и теперь парили надо мной. Краем глаза заметил и спешащую ко мне однорукую Опал, которую не смутило тяжелое ранение.
        Я не стал дожидаться, пока мою тушку поджарят молниево-ледяным коктейлем, и оттолкнулся от цистерны ногами. Искрящийся фиолетовый болт прошел мимо и с шумом воткнулся в топливное хранилище. Мета-жидкость мгновенно забурлила от такого скотского обращения и сдетонировала ярким фиолетовым пламенем с ветвящимися, бьющими во все стороны молниями. Даже через мета-поле до ушей донесся разрушительный грохот взрыва.
        Мощная ударная волна значительно продлила мой полет, раз эдак в десять. Меня подкинуло вверх, перебросило через проулок и впечатало в торец соседнего строения. Отскочив от стены, я снова упал в сугроб, уйдя в него чуть ли не с головой.
        Округу заволокло пылью, во все стороны полетели обломки. Здание, по крайней мере его часть, не выдержала подобного надругательства, и начало оседать. Бетонные плиты посыпались вниз, погребая под собой не успевших выскочить жильцов. Вот дерьмо! Надеюсь, что родные Ирис, валяющиеся где-то в том же доме, не пострадают. Хотя, если они служат Бениамину добровольно, туда им и дорога.
        Я был слегка дезориентирован, а резерв уже значительно просел, поскольку мне пришлось вложить массу сил в защиту. Эх, в такие моменты и жалеешь, что не занялся сразу адаптацией той же летной печати под кристаллическую структуру. В какой стороне псион, я уже не представлял, поэтому оставалось лишь делать ноги. Ирис со Льдом отнесло в сторону из-за ударной волны, но они снова неслись в мою сторону. Договариваться с оболваненными марионетками не было никакого смысла.
        Я попытался сплести летную печать, но немного не успел. Ледяной сгусток ударил меня в грудь и сковал на манер панциря. Печать развеялась. Проведя клинком несколько раз, я освободился от холодной рубашки, после чего побежал прочь. Чтобы не получить очередной мотивирующий разряд или не оказаться в ледяном коконе, мне приходилось петлять, что было делать непросто на скользкой поверхности. Стрелки, получившие приказ от псиона, особо не разбирали, куда бьют. Я скрылся на секунду за остановившимся фургоном, однако ледяной снаряд превратил его в айсберг на колесах. Что с людьми внутри стало мне сказать сложно. Опал меня догнать не могла, хоть и неслась следом, остальные не отставали.
        Двигался я на север. Зачем? Трудно сказать. Я коснулся кармана брюк, куда убрал рацию перед ужином. Однако штанина отсутствовала целиком. Верхняя одежда пришла в полную негодность. Серый геройский костюм проглядывал во многих местах - он держался значительно лучше, поскольку облегающую ткань прикрывало мета-поле. Где теперь рация - кшерданг его знает. Стоит ли мне направиться к Штабу? Или попытаться заручиться поддержкой Ищейки? К сожалению, мне не было известно, насколько широко раскинул свои сети паук Вейцман. По логике вещей, псионам следует вербовать сильнейших героев города, чтобы заполучить поддержку. Кто-то из старших героев Корпуса вполне может иметь его закладки. Хотя, стоит отметить, что чем больше эфира курсирует, чем сильнее мета-человек, тем быстрее они и слетают.
        Ситуация не из приятных. На хвосте трое суперов с убийственными намерениями, которых мне самому убивать нельзя, да и вряд ли бы у меня получилось в текущем моем состоянии. При этом отправиться к властям - значит отдать себя на поруки врагу. Что будет значить мое слово против сотен голосов прихлебателей Вейцман? Местные не умеют определять наличие пси-внушений, поэтому мои слова ничем не подтвердятся. Только если я сам не изготовлю соответствующий артефакт. Какая ирония, ха.
        А я ведь считал это все просто древними байками. На уроках истории нам рассказывали о псионических войнах Аккотрельма, однако никто из нас не воспринимал их близко к сердцу. Оказывается, бесконтрольно разгуливающие псионы могут привести к жутким последствиям.
        Ладно, для начала неплохо бы выжить. Никто не узнает страшную тайну Вейцман, если я не смогу ее рассказать.
        Когда я перебегал через оживленную трассу, меня подрезала Алебарда на мотоцикле, явившаяся на помощь. Героиня махнула своим длинным оружием, засветившимся от энергии, и ударила по эфирному доспеху. Я успел махнуть клинком и раскроить транспортное средство героини на две части. Алебарда слетела с мотоцикла, но и я потерял темп. Льду и Ирис моей секундной заминки хватило. Только я поднялся на ноги, как в них прилетел мощный сгусток холодной энергии, а следом и молния присоединилась. Я почти успел избавиться от новых кандалов, однако Стрелки уже приготовились к новому залпу.
        Очень быстро вокруг меня образовался толстый слой эфирного льда. Я оказался замурован в ледяной тюрьме посредине дороги. Герой Лед хоть и не наносил прямого серьезного урона, все же заслуживал свой высокий рейтинг. Очень неприятный противник. Из плюсов моего положения: молнии Ирис теперь не наносили мне прямого вреда. Данный лед плохо проводил похожую на электричество силу Ирис.
        М-да, никогда не думал, что могу закончить свою жизнь от рук одной из нравящихся мне женщин. Недаром Ворон говорил мне держаться от нее подальше. Мудрый птиц.
        Раз уж образовалась передышка в сражении, я решил в спокойной обстановке сплести нужные мне печати. В первую очередь сформировал летную печать. Головой я ворочать мог плохо, но, судя по всему, нас нагнала Опал. Женщина принялась ожесточенно добить по сковавшему меня льду кастетом, стремясь пробиться внутрь тюрьмы. Я завершил успешно летную печать и прицепил ее на костюм, затем приступил к Теневой вуали. Слой льда позади меня истончился. Удары еще раздавались, но вскоре прекратились. Странно. Как они собираются меня убивать? Ведь именно такой приказ отдал их хозяин. Не схватить, а именно убить.
        Я закончил с вуалью, и начал формировать печать Ночного зрения. После нее можно будет спокойно вырезать себе проход Призрачным клинком и улететь. Или Плазмострел использовать? По идее он должен быть эффективнее против льда. Решил обойтись без него. Времени и эфира в достатке не наблюдалось.
        Лишь в последний момент я почувствовал нарастание эфирного фона - настолько мощным было чужое заклятье, что зона вокруг него стала сильно разреженной. Я усилил защитное поле. Видимость внутри льда была скверной, но я сделал попытку обернуться и посмотреть, кто же там пожаловал на банкет.
        Как вдруг взрыв огромной силы прогремел за моей спиной. Тело пронзила боль. Свет в глазах померк.
        - «Болевые ощущения приглушены, произвожу закупорку сосудов.» - принялся имп за работу. - «Зафиксированы множественные разрывы внутренних органов. Обнаружено бессознательное состояние носителя. Произвожу стабилизацию мозга и запуск сознания. Три… два… один… Пуск!»
        В голове пронеслась молния, и я вынырнул из темноты. Перед глазами стояла пелена, голова отказывалась нормально соображать. Сердце работало с перебоями. Состояние было крайне хреновое несмотря на то, что помощник глушил боль. Пару секунд я пытался понять, что происходит, и затем до меня наконец дошло: я все еще куда-то лечу, выброшенный очень сильным взрывом. Поверхность быстро приближалась. Я плеснул эфира в летную печать и прекратил неуправляемое падение, затормозив в десятке метрах от земли. Повсюду сновали ледяные осколки, которые взрыв также отправил в полет вместе со мной.
        Мета-поле не справилось. Мои ноги находились в неизвестном направлении. Руки висели безвольными плетьми. Я не чувствовал их. Как нас учили в Академии: в первую очередь защищать следует голову и ядро, все остальное вторично.
        Я снова почувствовал сгущающуюся пустоту и резко рыскнул вбок. Рядом просвистел переливающийся радужный снаряд непонятной стихии, после чего воткнулся в дорогу. Из проезжей части вверх начал быстро расти настоящий скалистый клык, растолкав нескольких автомобилистов и мотоциклистов. Гора разрасталась в разные стороны и скорее всего должна близлежащие снести здания, но поскольку наблюдать за ней у меня времени не было, дальнейшие события мне неизвестны.
        Если второй удар нанес тот же герой, но при этом у него столь разные эффекты, это может быть лишь один человек в городе. Я обернулся и увидел преследующую меня усатую фигуру. Метамэн. Скверно, скверно.
        По крайней мере, я успел сплести нужные печати. Увидев подземный тоннель, по которому, как я помню, частично проходила восточная железнодорожная ветка, я резко сменил траекторию полета и нырнул внутрь. Затем я быстро забился в небольшой неосвещенный технический закуток и активировал Теневую вуаль. Метамэн пронесся через тоннель мимо, а за ним проследовали и Ирис со Льдом, не заметив меня.
        Я облегченно выдохнул и проследовал в обратную сторону, после чего быстро растворился в ночи. В воздухе и на земле сновало множество геройских команд, поднятых по тревоге, но мне удалось уйти незамеченным. Я поднялся повыше и полетел на юг. Мне следовало убраться подальше от города и найти укромное место, чтобы набраться сил и восстановиться. Нюхачи Корпуса наверняка разыщут меня в городе.
        Мое состояние, мягко говоря, было весьма плачевным. Внутренние органы отказывали. Кое-как я подлатал легкие и сердце целительской энергией. Вместо ног красовались два жалких обрубка. Руки были переломаны в кашу. Резерв стремительно таял. Держался я лишь на силе воли и телесно-целебном эфире.
        Мне удалось выбраться за пределы Корсы, а также преодолеть открытые пахотные земли. В один из моментов тоненькая струйка эфира истощилась, и мое сознание снова погасло.
        - «Обнаружено бессознательное состояние носителя. Произвожу стабилизацию мозга и запуск сознания. Три… два… один… Пуск! Неудача. Три… два… один… Пуск! Неудача…»
        Почти невидимое для наблюдателя изломанное человеческое тело, окутанное тускнеющей пленкой эфирного и легкой дымкой поля скрытности, проломив верхние ветки лесных деревьев, спикировало и рухнуло в глубокий снежный сугроб.
        Глава 22
        [ПОЛУДЕННЫЙ ВЕТЕР]
        Индивидуальный ментальный помощник обладал сильно ограниченным самосознанием. По сути, он лишь реагировал на разнообразные вбитые в его скудный разум условия и выполнял требуемые действия. Разработчики духа-помощника постарались сделать так, чтобы он не имел шансов выйти из повиновения и захватить тело носителя. Что в давние времена в Империи вполне случалось.
        Хозяину импа перестало хватать эфира для поддержания сразу нескольких активированных печатей, включая затратную летную, и одновременного исцеления истерзанного тела. Носитель упал на землю, благо серьезных повреждений не получил - снег смягчил падение, а эфирный доспех еще работал на поступающих из источника крохах энергии.
        Вернуть носителю самосознание не удалось. Полуденный Ветер внимательно следил за работой внутренних органов, которые периодически давали сбои. В такой ситуации у него появлялась достаточно широкая свобода действий. Он мог послать слабый аварийный сигнал, который бы привлек внимание других чародеев. Однако использовать аварийный маяк на условно-вражеской территории было бы неразумно.
        Имп внимательно проверил температуру тела носителя. Снег послужил спасительной прокладкой, защищающей от холодной температуры окружающей среды. Слабый эфирный доспех не давал снегу соприкасаться с кожей или открытыми ранами. Он же сам по себе сохранял тепло, а также генерировал энергию для костюма. Несмотря на повреждения, наряд сохранил теплотворные функции.
        Имп отметил, что температура тела держится на стабильном уровне, и пришел к выводу, что в данный момент предпринимать что-либо не требуется. Носитель восстановит резерв благодаря источнику, поэтому надо всего лишь подождать. Единственную серьезную опасность могли представлять дикие звери, учуявшие упавшее тело, но имп решил, что данным риском стоит пренебречь ради благополучия носителя.
        [ДВУЛИКАЯ]
        Маленькая девочка, закутанная в множество слоев теплой одежды, в шапке-ушанке, валенках и с плотной повязкой на глазах, упорно прокладывала путь через снежные заносы. Иногда она цеплялась о ветки или камни и падала, но неизменно поднималась и продолжала идти вперед.
        - Серьезно, куда мы идем в такой час? - вопросил недоуменно шествующий рядом Шатун. Под его массой снег полностью проминался, но благодаря длинным лапам это не доставляло ему серьезных проблем.
        - Может, все-таки взберетесь на меня, госпожа? - предложил скачущий вокруг да около Тавр.
        - Нет. Я должна сама, - упрямо возразила девочка, определяя деревья на ощупь.
        Ночной лес был далеко не самым безопасным местом для такого хрупкого создания, но с двумя могучими стражами рядом она ничего особо не опасалась. Девочка на несколько минут остановилась и сверилась с нитями. Когда дело касалось Него, они становились весьма капризными и переменчивыми, поэтому приходилось прикладывать больше усилий и тратить много времени.
        - Идем!
        - Осторожно, здесь овраг! - предостерег Шатун.
        - Можете перебраться по мне, госпожа.
        Тавр прыгнул в неглубокий овраг и подставил свой круп. Двуликая спокойно преодолела препятствие, воспользовавшись помощью союзника, после чего сошла с Тавра и спрыгнула обратно в снег. Полумесяц освещал заснеженные лесные просторы глухой чащобы. Поскольку Луна отражала солнечный свет, то и она после Падения стала иметь легкий зеленоватый оттенок.
        Двуликая вскоре вышла к месту, где валялись в беспорядке сбитые ветки деревьев, да и снег местами потерял свои девственно-ровные формы. Девочка высунула свой раздвоенный язык и попробовала морозный воздух на вкус.
        - Грр-р-ав! - раздался агрессивный лай рядом.
        На Шатуна из-за дерева выпрыгнула массивная гончая. Огромный медведь не растерялся и принялся бить противника своими острыми когтями. Тавр выгадал момент, прискакал сзади и ловко вдарил по ней задними копытами. Шатун затем поставил в скоротечной схватке точку, разорвав противника на части.
        - Вот и мясо на завтрак!
        - Тебе лишь бы пожрать, - хмыкнул Тавр.
        - Чего? Я еще расту!
        - Куда ты растешь? Скоро в Терем зайти не сможешь.
        - Ничего страшного - посплю на улице, - пожал широкими плечами косолапый.
        Девочка обошла место схватки, полное крови и вывалившихся внутренностей гончей, и придвинулась к нужному месту.
        - Спокойно. Мы не причиним вреда, - произнесла она трепещущим голоском. - Мы хотим помочь…
        [АРТОФ КРОЙЦ]
        - «…Произвожу стабилизацию мозга и запуск сознания. Три… два… один… Пуск!»
        Разум прояснялся очень медленно, словно нехотя выходя от спячки. Несколько секунд прошло, прежде чем я решил заняться мыслительной деятельностью, а не пытаться снова спрятаться в блаженных сновидениях. Имп на фоне настойчиво сигнализировал об опасности. Открыв глаза, я увидел лишь мутное светлое пятно, словно находился где-то в белом перистом облачке. Однако светлой субстанцией оказался снег.
        Поблизости раздавался громкий шум схватки не на жизнь, а на смерть. Я перешел на эфирное зрение и обнаружил рядом излучения от трех сильных аур и одной слабой. Одна из аур, по всей вероятности, гончей, вскоре стала тускнеть, а незнакомцы перебросились несколькими фразами насчет еды.
        - Здесь тоже пахнет кровью… - пробасил незнакомый голос, подходя ближе ко мне.
        - Кажется, он упал сюда, госпожа, - добавил другой гость, растягивая гласные звуки.
        - Поднимите его и положите в мешок. Только аккуратно, - произнес тонкий девичий голосок с шипящими нотками.
        Куда это они собираются утащить слегка поврежденного, но все еще живого и, без сомнения, великолепного тана Артофа Лиендо Кройца? Я сверился с резервом. Судя по всему, прошло какое-то время после моего незапланированного приземления. Источник успел накопить немного эфира. Часть его сразу тратилась на поддержание согревающего мета-поля. Летная печать уже развеялась. Но времени сформировать новую мне не хватило.
        Тяжелые сильные то ли руки, то ли лапы подняли меня из сугроба.
        - Я отряхну… - прошипел голосок.
        Я почувствовал легкие касания, которые счистили снег с моей тушки.
        - Бедняга. Неужто гончая успела раньше нас? - промычал держащий меня гигант.
        Я сделал вид, что нахожусь без сознания. Меня положили в мешок, который с помощью ремней привязали на спину какого-то парнокопытного животного, как мне сначала показалось. Однако осмотр эфирным зрением показал, что это человек. Вернее, странный морф-мутант с человеческим торсом и низом от какой-нибудь лошади или оленя. Кажется, в местной мифологии таких звали кентаврами.
        Меня понесли через лесную чащу. Путешествовать на широкой спине кентавра оказалась достаточно удобно. Он старался держать ее ровной во время ходьбы, а также не разгонялся сильно. Троица изредка обменивалась краткими фразами. Я не услышал в них негатива, мою судьбу они также обсуждали вскользь. По-видимому, держать в заложниках меня никто не собирался. Просто помогали раненому, найденному в лесу? Девочка занимала главенствующее положение в их группе, хотя являлась, очевидно, самой слабой физически.
        Тащили меня около двух часов. Я заметил, что мы перебрались на левый берег Корсы по замерзшей реке. По всей видимости, троица проживала в диких поселениях. Такого оленя и второго здоровяка вряд ли захотят видеть в городе, если они не могут менять свою морф-форму. Политика Усть-Корсы в данном вопросе была довольно жесткой: никаких мутантов. Исключения в виде Лизарда, конечно, встречались, но, подозреваю, он был чьим-нибудь родственником. Надо будет у Марго при случае спросить, чего это они зверушек не любят.
        Вскоре мы преодолели своеобразное поле скрытности и прошли в дом. Строение фонило природной энергией, а внутри было тепло и людно. Я заметил несколько разной силы аур. Некоторые поприветствовали девочку, называя ее Двуликой. Мои сопровождающие, судя по всему, были слишком велики размерами, так что наверх меня поднял другой человек. Меня отнесли на третий этаж и разместили на кровати в небольшой комнатушке, сняв наконец мешок. Я все еще делал вид, что нахожусь без сознания.
        - Что теперь?
        - Принеси кувшин с водой. Он захочет пить.
        - Хорошо… Может Травницу позвать?
        - Он сам справится.
        Вскоре прислужник исполнил указание, после чего покинул комнату. Девочка еще какое-то время сидела рядом на стуле, но, судя по всему, начала клевать носом. Потянувшись, Двуликая спрыгнула со стула, наклонилась и коснулась моего лба. Ее маленькая ладошка была холодной.
        - Теперь все в порядке, можешь спать спокойно. Ты в безопасности…
        Зевнув, девочка удалилась, прикрыв дверь.
        Меня несколько напрягла уверенность девочки в том, что я сам смогу вылечить себя. Я действительно мог, вот только она об этом знать не должна.
        Сверившись со своим организмом и получив отчет от импа, я решил сформировать аварийную лечебную печать. На полное излечение резерва не хватило бы, так что я ограничился первоочередной задачей - внутренними органами. Почувствовав сосущее чувство внутри, я деактивировал печать. Эфир подошел к концу, а значит надо ждать восстановления.
        С большим трудом я присел в кровати и осмотрелся. Комната напоминала о здешних домах старой постройки: округлые бревна лежали рядками, образуя стены. Пол состоял из досок. Чрез небольшое оконце пробивался редкий лунный свет. Грубая деревянная мебель, матрас и колючее шерстяное одеяло. Все говорило о примитивизме или естественности.
        Слегка подкопив эфира, я воспользовался Вольным потоком, поднес кувшин ко рту и напился холодной воды. Раз уж местные ко мне видимой агрессии не проявляют, да еще и оказали хорошую услугу, избавив от гончей, можно немного расслабиться. Утром с резервом можно будет хоть что-то дельное предпринять.
        Засыпая, я обдумывал с разных сторон случившееся. Вне всяких сомнений меня уже обвинили во всех мыслимых и немыслимых грехах. Если уж у Вейцмана есть под рукой старший герой Метамэн, возможностей ему не занимать. Вероятно, на меня уже объявлена охота. Стоит ли мне пытаться оправдаться и давить на версию с псиоником? Малоперспективная затея, но попробовать стоит. В остальном же все довольно просто: я должен убить Бениамина Вейцмана.
        Клокочущая ярость прорывалась из глубин моего естества вместе с разочарованием самим собой и унижением перед местными суперами.
        Этот ублюдок нанес мне личное оскорбление, взяв, пусть и уже очень давно, близкого мне человека в рабство. Мало того, он попытался проделать нечто похожее и со мной, а когда понял, что не вышло - натравил своих цепных псов. Стоило признать, что риск расстаться с жизнью бы достаточно велик. Проклятые колдунишки под местным светилом со странным спектром смогли отъесть такие ряхи, то бишь ауры, что аккотрельмцам и даже столичным имперцам остается только завидовать. Я не смог дать достойный отпор в открытой схватке. Однако Кройц - ночные хищники. Песцы всегда подкрадываются незаметно. Бениамин от меня не спрячется, даже если сумеет построить вдруг телепорт и сбежит в Империю. Я эту тварь достану хоть с того света. Достану и снова отправлю в мир иной. Ненавижу псионический мусор!
        Из скудной теории академических занятий я помнил, что у дикого необученного псионика существует несколько стадий развития. На начальном этапе ему необходимо исследовать свои силы, научиться ими пользоваться. Обычно для этого брались случайные бедолаги с улицы, но могли проводиться испытания и на близких. Нередко начинающий псионик оставлял человека овощем. Вроде Ноя. Не удивлюсь, если сын был одним из первых, кого Вейцман возжелал привести к покорности.
        Пострадавших от пси-магии делят на два типа: помутившихся и слуг. В качестве примера приводили торговца, которого псионик при первой встрече мог обдурить, внушив ему ложные цены. Человек затем просто считал, что из-за невнимательности он сам напортачил. Но если тому же торговцу при первой встрече приказать убить сына, то ничего не получится, поскольку это идет вразрез с мировоззрением человека. Требуется длительная подготовка и множество внушений, чтобы жертва перешла в разряд слуг, готовая выполнить любой приказ повелителя. Ирис, да и вся остальная семья были явно слугами. Метамэн, откликнувшийся на зов хозяина, без каких-либо раздумий и расспросов приступил к моей ликвидации. Очевидно, он также находится под длительным воздействием Вейцмана.
        Насчет остальных старших героев я лично сомневался. В их телах слишком много эфира курсирует, что вымывает закладки. Вейцману бы пришлось находить поводы постоянно их обновлять. С сервами намного проще. Вероятно, весь район у него под колпаком. Тем более что пока он хранил тайну, менять кардинально разум соседей не было необходимости. Просто поддерживал лояльность на районе, благодаря чему народ в слитном порыве вытащил стволы и начал поливать меня снарядами. Водитель грузовика, по всей видимости, был слугой. Так просто не заставишь человека расстаться с жизнью одним воздействием.
        Однако, учитывая его текущее положение, Вейцман все еще не приступил к финальному этапу: взятию под контроль сильнейших суперов и обеспечению себе открытого доступа к своим главным марионеткам. Обновлять закладки придется часто.
        Также я сильно сомневаюсь, что Пересвет является его слугой. Этому монстру надо проводить внушения ежечасно, иначе океан эфира вымоет всю пси-энергию.
        Мне казалось, что подобные вещи остались в далеком прошлом, но я не учел тот момент, что Земля - это седая древность по нашим меркам в деле освоения эфира. В истории Аккотрельма были случаи псионических войн и даже псиократии - времени, когда миром правили псионики или один псионик. Но затем была разработана проверочная пси-печать. А точку в войнах поставили индивидуальные ментальные помощники - духи-симбионты с ограниченным самосознанием, разработанные с целью противостояния псионическим атакам. Затем уже их стали использовать и для других целей, но первоначально они являлись защитой именно от контроля разума. Когда большая часть аристократов обзавелась помощникам, псионические войны быстро сошли на нет.
        Наутро девочка принесла мне завтрак. Исходящую паром деревянную миску с тушеным непонятным овощем и мясом гончей. Утренние лучи восходящего солнца заботливо осветили неприятную, отталкивающую физиономию ребенка. Правая половина лица осталась вполне себе человеческой: осунувшееся детское личико, бледные пряди слегка вьющихся волос. Судя по кистям, аномалия проходила через все тело. Левая часть девочки напоминала змею или ящерицу: отливающая зеленым темная чешуя, вытянутые когти. На глазах у девочки висела повязка, однако ей удавалось неплохо ориентироваться в пространстве. Она носила в помещении кепку. По-видимому, скрывала свою макушку, поскольку волосы у нее росли лишь с одной стороны. Далеко не самая располагающая внешность. Даже Лизард выглядел лучше. Он, по крайней мере, имел единый облик.
        - Как твое самочувствие? - поинтересовалась она нейтральным тоном, поставив миску на стол.
        - Почти в порядке, - ответил я, не скрываясь. - Кто вы и что от меня хотите?
        - Нас зовут Терем. Наверное, в честь того, что мы живем в Тереме. Еще это прозвище лешего, который не позволяет врагам проникнуть внутрь базы. Мы обитаем на левом берегу реки и стараемся помогать попавшим в беду.
        - Благодарю, - кивнул я. - Мне бы и самому хватило сил избавиться от гончей, но я признателен за вашу помощь. Артоф Кройц, к вашим услугам.
        - М-м… можешь звать меня Двуликая, - произнесла девочка спустя несколько секунд раздумий.
        - Ты главная в Тереме?
        - Я бы так не сказала. У нас есть разные… течения. Но к моим словам прислушиваются.
        - Сколько тебе лет?
        - Скоро будет двенадцать.
        Я покачал головой. Детские ясли какие-то. Впрочем, я пока что не мог точно определить ее мета-способность. Скорее всего, Гуру, хоть по разговору и не скажешь.
        - Артоф Кройц… - повторила она негромко, запоминая. - Ты можешь сам есть?
        - Могу, не переживай.
        - Точно? Подними любую руку.
        - Т-ц, пока с этим сложности. А ты что-то видишь сквозь повязку? Видящая?
        - Кое-что вижу, но я не Видящая. Что ж, тогда я тебя покормлю. Садись!
        Закатив глаза, я повиновался и уселся за стол. Слепая девочка не слишком уверенно, но все-таки принялась кормить меня принесенной едой - простой и сытной.
        - Поправляйся, Артоф.
        - Благодарю, юная сударыня. Надолго я вас не побеспокою. Надеюсь, хоть у вас в Тереме нет проклятых псионов.
        - Нет, - ответила она и поправилась. - Разве что Антистресс. Его сначала звали как Антистраус, по со временем прозвище поменялось.
        - Антистраус? - переспросил я. - И что он умеет?
        - Заставляет других прятать голову в песок. А поскольку песка в округе мало, обычно противники свои черепа разбивают о землю.
        - Оригинально.
        - Не буду мешать…
        - Подожди, - окликнул я собравшуюся было уходить Двуликую. - Откуда тебе известно, что я обладаю регенерацией?
        - Регенерацией? - склонила она голову на бок. - Я не знала.
        - Серьезно?
        - Серьезно.
        - Ладно. Если у вас есть ядра, которые вам не жалко, прошу принести мне. Я обязательно расплачусь в будущем, когда разберусь с одним наглым мозгоедом.
        - Я поищу, - кивнула она, после чего покинула комнату.
        Формировать материю из эфира всего очень затратно, особенно эфиростойкие каналы. Хорошо хоть руки уцелели. Заново отращивать каналы для подачи энергии было бы крайне напряжно. На крайний случай у чародеев есть запасной канал для высвобождения эфира, идущий прямо из ядра по ближайшему маршруту - поэтому выходил он из центра груди. Большие объемы через него не прокачаешь. Ядра обладали компонентами, требуемыми не только для развития собственного аурного камня, но и каналов.
        После самодиагностики обнаружилось, что канал в левой руке повредился, да и вообще внутренние ткани начали уже процесс разложения и некроза. Я начал с правой, как наиболее ценной. Сформировав целительскую печать, задал ограничения, и напитал требуемыми спектрами лечебного эфира. Дальше печать начала свою работу.
        Мои четки с пока еще единственной инженерной печатью уцелели в ходе неразберихи. Катану, которую не прикрывало мое личное мета-поле, унесло взрывом куда-то вместе с ножнами и поясом. От гражданской одежды остались лишь лоскуты, а вот геройский костюм выглядел целым, если исключить нижнюю часть. Самовосстановление работало исправно. Я избавился от остатков классического костюма с пиджаком, скинув тряпки в угол комнаты и оставшись в одном сером наряде.
        Источник стабильно поставлял эфир, и ко времени обеда я переключился на левую руку. Кости правой срослись, внутренние разрывы затянулись - рука вернула полную функциональность. Хотя лучше ее не сильно напрягать ближайшее время.
        Перекрытия в Тереме были тонкими, так что до меня порой доносились разговоры и шум с нижних этажей, коридора и соседних комнат. В один из моментов внизу начали раздаваться крики, громкий вой и грохот, но вскоре он стих. А спустя несколько минут дверь в мою комнату резво отворилась, и почти с порога на меня бросилась огромная мохнатая собака с каштановой шерстью:
        - Ур-ра! Нашла!
        Глава 23
        - Кхе! - издал я сдавленный возглас, когда тяжелая туша напрыгнула на меня сверху и принялась лизать лицо своим шершавым и склизким языком.
        - Анна, фу! Ты мне все лечение руки нарушишь!
        - Прростите! Сейчас я оберрнусь…
        Мохнатое чудище принялось быстро скукоживаться и вскоре превратилось в миловидную девушку с собачьими ушками в коричневом обтягивающем костюме, в котором я узнал одну из элитных версий нарядов Ткача. Ищейка сбросила на пол мой рюкзак, который я оставил ей на хранение, казалось, целую неделю назад. Очень ответственно она подошла к моему заданию.
        - Можно… ррядышком? - попросилась она, придвинувшись.
        - Хорошо, - вздохнул я, подвигаясь к стенке. - Но левую руку не трогать.
        - Конечно!
        Девушка радостно запрыгнула ко мне в постель, которая не могла похвастаться шириной, и свернулась с края в клубок, прижавшись ко мне чуть ли не всем телом.
        - Я так боялась! Столько ужасов понаррасказывали…
        - Представляю, - хмыкнул я, поглаживая ее волосы. - Уже успела к Ткачу заскочить?
        - Воррон настоял. Я с утра туда зашла, затем отпрравилась искать вас. За мной кто-то следил, но я смогла улизнуть. Наткнулась на ваш запах в лесу, пошла по следу, перешла через реку и обнаружила странное место, где ваш след терялся. Ко мне вышла какая-то девочка с наполовину змеиным лицом и прровела внутрь…
        - И ты так просто ей поверила? - хмыкнул я.
        - Ну… змея пахла убедительно…
        - Понятно… - протянул я.
        - Эта изба действительно огромная! - продолжила Анна. - Внутрри находилось несколько то ли зверей, то ли Моррфов, и одному кошаку поганому что-то во мне не понрравилось, пришлось немного прроучить. Затем явился гигантский медведь и разнял нас. Я улучила момент и поднялась по запаху наверх. Девочка сказала, что вас не удеррживают силой. Это правда?
        - Пока все в порядке. Хотя компания тут подобралась странная.
        - А твои ноги… Тебя надо доставить к Воррожее!
        - Сам справлюсь, - хмыкнул я. - Лучше расскажи, что в городе происходит.
        - Вечерром я была в нашей новой кварртире и услышала отдаленные взррывы. И подумать не могла, что они связаны с тобой. Ближе к ночи ко мне нагррянули следователи из Контроля и герои Корпуса, начали допрашивать. Воррона и Окуррка тоже вызывали на допрос. Отцепились он нас лишь ближе к утру, так и не смогла норрмально выспаться, у-а-а, - широко зевнула девушка, устраиваясь поудобнее на моей правой, здоровой руке. - Следователи заявили, что ты подвергся мета-изменениям и спятил, начав громить город. Говоррили о десятках смертей и множестве рраненых. Это ведь, конечно, непрравда? - произнесла она с вопросительной интонацией.
        - Отец Ирис оказался старым псионом со множеством слуг в подчинении. Пришлось немного пошуметь, чтобы уйти от погони.
        - Мой Бог! Какой ужас! Я видела огрромную скалу, которая выросла прямо на Береговой улице. Здания по бокам разрушились.
        - Метамэн оказался одним из его подданных.
        - А что с самой Иррис?!
        - А что Ирис? Весьма активно гонялась за мной по всему городу и чуть не поджарила своими молниями. Грозилась ведь, а я не верил. Теперь стали понятнее ее прошлые ужимки и оговорки. Причина, почему она следила за мной. Вероятно, Вейцман приказал. Хотел завербовать меня, ублюдок старый.
        - Всегда знала, что от нее стоит ждать беды…
        - Справедливости ради, Ирис сопротивлялась внушениям. Недаром в ее речи так часто всплывал один дефект. Да и вообще: представь, что в твою голову залезли и уже много лет контролируют твою жизнь.
        - Брр-р-р…
        - Полагаю, меня ищут? - уточнил я.
        - М-м… объявлен розыск… - тихо пробормотала Анна.
        - Что еще говорили интересного?
        - Пф-у-у-ф… - донеслось от нее лишь сопение.
        Я повернул голову и посмотрел на девушку. Анна уснула на моем плече, крепко прижавшись. На ее губах играла легкая улыбка. Ладно, пусть отдохнет. Будем надеяться, что других столь же классных нюхачей в Корпусе нет.
        Мне по Академии была известна одна печать, определяющая наличие пси-магии. Ее заставляли учить без всяких вариантов. С третьей попытки мне удалось ее воспроизвести правильно. Я проверил Анну на наличие маячков, жучков и пси-внушений, немного запоздало. Ищейка оказалась чиста, как я и предполагал.
        Слишком наивен я был, игнорируя вопрос псионов. Слабосильная Графиня настроила меня на оптимистичный лад. Альфа-поводырь должен был по идее вызвать отклик в душе, но слишком уж расслабились мы в Аккотрельме. Земля только начинает свой путь в мире эфира, колдунов, чародеев, магии и артефактов. Аборигенам неизвестна опасность умелых псиоников, чья заветная мечта - поработить все свое окружение. Я, как представитель более развитой цивилизации, должен был объяснить им, на что следует обращать внимание и чего опасаться, но лишь на собственной набитой шишке сам осознал масштабы проблемы.
        Однако посыпать голову сажей Артоф Лиендо Кройц долго не привык. Необходимо сделать выводы из совершенной ошибки и постараться больше не наступать на те же вилы. По-видимому, теперь мне придется очень часто использовать печать обнаружения пси-магии на окружающих. Однако она формируется довольно долго, плюс хорошо заметна чужим взглядом. Надо будет перенести заклинание на кристаллический носитель.
        Эх, где бы взять время и ресурсы на все проекты. Раз меня разыскивают, то в своей ипостаси Песца расхаживать по городу опасно. Хорошо хоть деньги забрал из банка. Будут ли власти останавливать Стального курьера с целью допросить о моем местонахождении? Полагаю, Брунгильда может отдать такой приказ. Значит, и с оплатой от Корпуса за заказ могут возникнут сложности.
        Прошло несколько часов. Я закончил с левой рукой, вернув ей наконец здоровый розоватый цвет. Пришлось повозиться, поскольку множество тканей отмерло, да и сшивать каналы - то еще затратное удовольствие. Также с помощью инженерного кристалла доработал рацию Ворона, добавив ей мастер-функции. Полностью истощать себя не стал, оставив ноги до лучших времен. Эфир еще может пригодиться.
        В комнату зашла Двуликая, неся в руках горсть ядер небольших размеров. Анна сразу же проснулась и настороженно взглянула на вошедшую.
        - Все что нашла, - проговорила девочка и ссыпала ядра на столик.
        - Благодарю.
        Незрячая скупо кивнула, взяла пустую посуду и покинула помещение.
        - Кто она?
        - Назвалась Двуликой. Пока сложно сказать.
        Анна потянулась со сна, эротично изогнув спинку, после чего выпустила коготки и принялась точить их о бревна стены.
        - Прекратите! - в верхнем углу комнаты вдруг появилось деревянное лицо, вылезшее прямо из дерева.
        - О-у, прростите! - Анна убрала когти.
        - Почтенный дух места, - кивнул я уважительно. - Спасибо за кров и тепло. Дадите ли вы нам приют в следующий раз?
        - Двуликая за вас поручилась, поэтому заходите…
        Лицо втянулось обратно в стену, не оставив после себя и следа.
        - Чудеса! - произнесла Анна. - Не знала, что дом живой.
        - Не сказал бы, что живой, но местный супер, очевидно, не любит, когда портят его собственность.
        - Как твое самочувствие?
        - С руками справился. Ядра ускорят процесс лечения ног, но мне надо подкопить силы.
        - Хоррошо… Значит, ты сейчас полностью в моей власти? - игриво заявила дама, надвинувшись на меня.
        - Хм, еще неизвестно, кто выйдет победителем в нашем противостоянии.
        - Конечно ты, Арртоф…
        Анна нависла над моим лицом и прикрыла глаза. Наши губы соприкоснулись. Теплый, проникновенный поцелуй оказался приятен и полезен, разогнав немного хмурые думы и чувство сожаления из-за произошедшего. Однако я не стал ослаблять ограничения, поскольку в таком случае одними поцелуями дело могло и не закончиться, а это не то, чем следует заниматься на неизведанной территории у непонятных хозяев, не восстановив до конца здоровье.
        - Ты уже лучше целуешься, - усмехнулся я. - Тренировалась?
        - А что? Рревнуешь?
        - Просто думаю, стоит ли тебе рассказывать, как в роду Кройц поступали с неверными дамами или нет…
        - Что?! Ррасскажи! То есть, я ни с кем не целовалась, крроме тебя, конечно.
        - Хорошо. Как-нибудь в следующий раз, - я присел в постели. - Надо пообщаться с Окурком или Брунгильдой.
        - Ну ррасскажи! - настойчиво попросила любопытная Ищейка.
        - Потом.
        Я сплел летную печать, особо не скрываясь от Анны. Также на всякий случай сформировал Теневую вуаль. Девушка заворожено наблюдала за моими действиями, заинтригованная.
        - Рраньше я думала, что твои фигурки - это нечто обыденное для суперов, но на мета-полигоне и в Корпусе я ни у кого не видела подобного. Что это?
        - Истинное чародейство, моя дорогая, - потрепал я ее по ушкам и взлетел с постели.
        - А я такому могу научиться?
        - Вряд ли. Слишком уж ты свою ауру изуродовала. Потребуются годы, чтобы исправить содеянное, но я в этом разбираюсь слабо.
        - Жаль…
        Я направился прочь из комнаты, Анна следовала за мной по пятам. На втором этаже я повстречал Двуликую, которая вязала из пряжи нечто вроде свитера со змейками. Любопытное хобби для незрячей.
        - Уходишь? - подняла она голову.
        - Пока, если вы не против, воспользуюсь вашим гостеприимством. Много времени мне не потребуется. Если надо, то я готов отплатить за оказанные услуги.
        - Я помню об этом, сударь Кройц, - откликнулась девочка в повязке. - Давай покажу, где расположены разные удобства…
        Санузел на несколько персон находился в примыкающей к дому пристройке. Примитивная дырка в полу и выгребная яма. Аромат стоял такой, что слезились глаза. Анна отказалась приближаться к данному крылу дома наотрез.
        Двуликая представила нас Шатуну, который спал на холодной веранде, а также Тавру - полуконю-полухуману. Помимо данной троицы в Тереме проживало еще множество разные мета-людей. Хотя к некоторым скорее подходило определение мета-зверь. В особняке проживали и обычные сервы, следящие за хозяйством. Были и откровенные люди-мутанты - с двумя парами глаз или четырьмя руками. Смотреть на их отвратные рожи и тела было неприятно. Род Кройц всегда старался следить за чистотой крови. Телесные отклонения в Империи порицались, и я в целом понимал, почему обитатели живут в изгнании. Хотя вреда от них особого быть не должно - можно же отвести им для жизни какой-нибудь пустующий квартал? Впрочем, это не мое дело.
        - А это Каджит, с которым уже успела познакомиться ваша знакомая, - поведала Двуликая.
        - Рад встрече, - кивнул я прямоходящему кошачьему. - Каджит что-то означает?
        - Говорят, до Падения существовала одня великая игра. Меня нязвали в честь одного из персонажей, - пожал шерстяными плечами Каджит. - Я предлагал Двуликой нязваться Аргонианкой, но она не согласилась.
        - Отвянь, блохастый, - поморщилась девочка.
        Многие жители появлялись в Тереме редко, так что не со всеми я успел познакомиться. Реагировали на меня в основном пофигистично. Мнению Двуликой тут доверяли, и раз она за нас поручилась, значит и нам можно доверять.
        Солнце стояло высоко над головой, когда я вылетел на улицу. Терем на поверку оказался достаточно большим деревянным особняком со множеством пристроек. От него слегка фонило природной энергией. Сам управляющий колдун, по-видимому, находился где-то в подвальном помещении. Мы с Анной покинули зону скрытности, купол которой находился в нескольких метрах от стен здания. Девушка ходила босиком, однако мета-поле защищало ступни от холодного снега.
        - Ого! Теперрь я вижу дом… - подивилась Анна, взглянув назад. - Когда прришла по следу, то долго плутала вокрруг деревьев, не понимая, куда пропадает запах.
        - Поскольку ты теперь гость, он дает себя увидеть.
        Терем располагался между вековых хвойных гигантов, запрятанный в глубине густого леса. Удобное местоположение, хотя отыскать его не так уж сложно. Видимо, Корсе просто нет до них дела.
        Я начал подниматься наверх, чтобы осмотреть окрестности и улучшить сигнал рации, которую мне любезно принесла Анна. Девушка внизу издала обиженный скулеж и обернулась в свою морф-форму, после чего принялась бегать, прыгать, лазать по деревьям и точить когти. Очевидно, ей хотелось полетать со мной, однако данной метой Ищейка не обладала.
        - Окурок, как слышно? - настроил я рацию, проверив заряженность батарейки.
        Долгое время никто не откликался, но спустя несколько минут последовал ответ:
        - Песец, ты?
        - Я. Как обстановка в городе?
        - Для тебя - скверно. Песца объявили в розыск. Да и меня контры полдня мурыжили. Чего ты там учудил у Вейцман?
        - Ее отец оказался псионом.
        - Серьезно? Допустим, но нападать зачем?
        - Потому что я раскрыл Вейцмана и его тайную сеть? - ответил я словно само собой разумеющееся.
        - Какую еще тайную сеть?
        - Он поработил множество людей, включая Ирис и Метамэна.
        - Метамэна? С дуба рухнул? Он старший герой, на него внушения не действуют.
        - Ты ошибаешься. При грамотном подходе герой ничего не поймет, пока уже не будет слишком поздно.
        - Короче, дуй в Штаб, попробуем отмазать тебя. Хотя шуму ты наделал немало, так что ничего гарантировать не могу…
        - Ясно. Я подумаю над твоим предложением, - хмыкнул я скептически. - Бывай, наставник. У меня как раз Ирис на линии.
        - Отбой…
        Я переключил канал на рацию Ирис.
        - Песец?
        - Да?
        - Прости за вчерашнее. Не знаю, что это на меня нашло.
        - Зато я знаю.
        - Это все одно большое-большое недоразумение. Давай встретимся где-нибудь в городе, - предложила девушка.
        В ее голосе слышалось почти настоящее раскаяние и горечь. Почти.
        Я не стал ничего отвечать, просто отключил связь и заблокировал канал Ирис. Пока что разговаривать с ней не имеет смысла. Главный здесь - это Бениамин Вейцман… Для краткости можно дать ему прозвище Паук. Кажется, когда-то в столице Аккотрельма водился пси-маньяк с таким же прозвищем.
        Я сменил канал и вызвал рацию, оставленную Брунгильде.
        - Песец?!
        - Ага, как у вас там?
        - Очень много головной боли благодаря одному пушному зверьку! Ты что натворил?!
        - Защищался от нападения суперов. Это запрещено?
        - Не сильно ты похож на спятившего, - пробурчала героиня. - Почему ты напал на Вейцмана и подорвал цистерну с мета-топливом?
        - Взрыв устроила Ирис, я лишь пытался убраться подальше. Ну а Бениамин Вейцман оказался тайным псиоником, поработившим множество людей, включая героев. Я попытался убить негодяя, но не преуспел.
        - Вейцман-старший сейчас под нашей защитой, - поведала Брунгильда. - То есть ты на полном серьезе уверяешь, что мета-человека можно контролировать долгое время, и он ничего не почувствует?
        - Именно так.
        - Мы проводили множество проверок псиоников. Их внушения не держатся долго.
        - Псионик псионику рознь.
        - В любом случае Бениамин не является мета-человеком, - заявила Брунгильда решительно.
        - Неужто тоже попала под его влияние? - протянул я задумчиво.
        - Послушай, Песец, давай не будем усложнять всем нам жизнь. Ты ведь где-то недалеко от города? Или в самой Усть-Корсе, правильно? Просто явись с повинной в Штаб, и мы постараемся вместе разобраться в ситуации.
        - Да ну? - хмыкнул я.
        - Ты ведь должен понимать, что бесконечно скрываться у тебя не выйдет. Ордер на твою ликвидацию уже лежит на подписи у Директора.
        - У Резник? - фыркнул я, но затем задумался. Марго вполне может и подписать мне назло.
        - Хм, да. За Железной Леди не заржавеет. Корпус разыщет тебя, где бы ты ни прятался. Вероятно, ты не в курсе, но недавно у нас появился курсант с очень чутким нюхом.
        - Ищейка, ха?! - рассмеялся я, подивившись иронии ситуации.
        Я посмотрел на большую коричневую собаку, которая резвилась внизу в снегу. Анна испытывала свои когти, пытаясь забраться на самую верхушку дерева и допрыгнуть до меня. Однако я парил слишком высоко. Морф добиралась до верха, отталкивалась или срывалась с ломких веток и падала в снег. Юный, энергичный организм. Похоже, что в своем морф-облике она перенимала некоторые повадки у своей второй половинки. Тренировки в дикой природе будут полезны Ищейке.
        - Ты про нее слышал?! - напряглась Брунгильда.
        - Вам стоит лучше ознакомиться с моим личным досье.
        - Что… Подожди, Анна Смирнова?! Ох, совсем замоталась в последние дни. Подумала, что просто однофамилицы… Как бы то ни было, тебе лучше вернуться в Штаб добровольно. Иначе твоя жизнь продолжит быть под угрозой.
        - Когда было иначе, - хмыкнул я. - Что насчет оплаты за рации?
        - Оговоренная сумма отправлена на счет Стального Курьера, ядра на пять миллионов корсов лежат в банковской ячейке. Кто теперь будет связным с Видящим вместо тебя?
        - Полагаю, Видящий кого-нибудь пришлет к вам. До связи, Брунгильда.
        - До связи, Песец…
        Глава 24
        Я отключился, после чего осмотрелся вокруг. Терем находился в небольшой рощице, чудом сохранившейся между сплошными вырубками. Вероятно, здесь запрещалось рубить деревья. Левый берег Корсы, а также вся корская губа представляли собой голую местность, перемежающуюся лишь домами и плодовыми деревьями. Все остальное было вырублено на значительном удалении от жилищ. Я направился в сторону поселения, чтобы посмотреть поближе на местный быт. Хоть иногда мне приходилось летать поблизости, на изгоев я никогда особого внимания не обращал. А ведь здесь живет не одна тысяча жителей - тех, кто не смог пройти миграционную проверку на мутации.
        На левом берегу практически не было многоэтажек. Лишь один квартал сохранился из десятка четырехэтажных строений. Остальные дома представляли собой частные владения, хотя в некоторых проживало по несколько семей. Жизнь зимой замирала. Редкие детки играли во дворах, но большинство жителей прятались от холода в домах, которые отапливались дровами. Из многих труб шел дымок, в том числе и из многоквартирных домов. Центральное отопление тут отсутствовало.
        Исключение составляли команды лесорубов, промышляющие далеко на юге. По снежной дороге ездили сани, запряженные в разных копытных животных, иногда встречались и грузовики, перевозящие бревна на пилораму. Через замерзшую реку тоже активно переправлялись. Видимо, обмен и торговля с городом тут процветает. А возможно, что часть родственников получили пропуск, а часть - нет. Вот и навещают родных.
        Не думаю, что у Усть-Корсы с ее многочисленными героями при желании возникнут проблемы с уничтожением данных диких поселений. По всей видимости, такое соседство их устраивает.
        Я активировал Теневую вуаль, поэтому на меня не косились местные. А вот Ищейка, умудряющаяся следовать за мной по земле по запаху, вызвала сначала небольшой переполох. Жители не сразу заметили, что на ней коричневый костюм, и приняли за гончую. Впрочем, девушка подала голос и пояснила, что не собирается ни на кого нападать. К морфам тут народ был привыкший, так что сразу расслабился. Какой-то смелый мальчуган с пятнами на лице попросил покатать его на спине, и Анна согласилась.
        Живут местные люди очень небогато, однако в некоторых местах Аккотрельма тоже имелись бедняцкие районы. Разве что на моей родине в таких холодных широтах почти никто не живет.
        Анна весьма активно носилась с местной ребятней, возясь в снегу. Картина была настолько умилительной, что мне самую малость захотелось к ним присоединиться. Однако раскрывать свое местоположение было бы не слишком предусмотрительно, да и без ног особо не развернуться.
        Я вернулся обратно к Терему. Анна, как и остальные, меня не видела толком, а по запаху могла следовать за мной со значительным лагом во времени.
        - Спокойно, - встретила меня Двуликая у порога. - Держи себя в руках, Артоф.
        - С чего бы мне выходить из себя?
        Девочка с повязкой передернула плечами и зашла внутрь. Я направился следом. В обширном холле собралось множество людей-мутантов, среди которых были и только вернувшиеся - тех, кого я не видел ранее. Особенно мое внимание привлекла змеюка с белой чешуей, а также уродливая тварь с серыми кожистыми крыльями. Уроды.
        - Эй, за вами должок, - похлопал я змеюку по спине.
        - Че? - прошипел он, оборачиваясь.
        Напитанный эфиром кулак врезался в морду существа, отправив в продолжительный полет. Следующим под раздачу попал человек-летучая мышь, получив смачный удар в свою и без того уродливую физиономию.
        Другие Уроды, либо обитатели Терема агрессивно двинулись в мою сторону.
        - Стоп! - донесся звонки голосок Двуликой. - Довольно!
        - …а Артоф Кройц привык возвращать долги, - продолжил я, разминая плечи.
        - Че за нах?! - проревел Нетопырь.
        - Вы обнесли мою заправку, Уроды. Однако тана Кройца гроши не сильно интересуют. Будем считать, что мы с вами в расчете. Возрадуйтесь же! Милостивой волей своей я прощаю вам вашу дерзость.
        - Заправку? - прошипел Уроборос. - Ах, ту ссамую…
        - Че этот хрен тут делает? Кто его пустил?
        - Я поручилась за Артофа, - произнесла Двуликая.
        - Не слишком ли ты много на себя берешь? - каркнул Нетопырь. - Нам тут чужаки не нужны!
        - Погодите, это тот самый Кройц, что устроил вчера Погромы в городе? - вставил Уроборос. - Говорят, Метамэн полквартала разнес, гоняясь за ним.
        - Тогда нам надо сдать его Корпусу! Получим вознаграждение!
        - Мы не будем никого сдавать, - безапелляционно проговорила девочка в кепке.
        - С какого хрена мы слушаем поучения слепой малявки?! - рявкнул Нетопырь.
        - Ты хавальник-то свой стремный прикрой, кровосос, - пробасил валяющийся в углу Шатун.
        - Она заведет вас не туда! - добавил летучий мышь. - Будете потом плакаться горючими слезами, когда Пересвет прилетит и все сожжет к хренам кошачьим!
        - Чего сразу кошачьим? - возник Каджит.
        - А ты, морда усатая, что скажешь? - продолжил Нетопырь.
        - Двуликая часто говорит дело.
        - Мы должны проголоссовать! - прошипел белый змей. - Осставляем человека или сдаем его Корпуссу?! Кто за то, чтобы осставить?!
        Находящиеся в холле Уроды и прочие обитатели Терема принялись поднимать руки.
        - Кто за то, чтобы ссдать?!
        Снова поднялось несколько рук, либо других конечностей, если их не было.
        - А ты чего не голоссуешь, хвосстатый?
        - Каджит предпочитает воздерживаться.
        Путем быстрого подсчета оказалось, что голоса поделились семь против пяти в мою пользу.
        - Да и пошли вы все! - рявкнул Нетопырь. - Летим, найдем другую хату…
        Летучая мышь, белый змей, а также оперенная женщина покинули строение.
        - Все в порядке. Они еще вернутся, - проговорила Двуликая. - Можешь не бояться, Артоф, они не станут сдавать твое местоположение Корпусу.
        - Уверена?
        Девочка кивнула. Странно, но я ей почему-то верил. Надо бы себя проверить на наличие пси-внушений. Без ног поддержание себя в вертикальном состоянии тратило много эфира. Больше, чем я его вырабатывал. Поэтому я взлетел наверх в свою комнату и уединился, начав копить энергию для исцеления и потихоньку очищать полученные ядра от вредных примесей.
        - Фу-ух! Так было здоррово! - ворвалась в комнату Анна, отряхиваясь от снега. - Зря ты к нам не присоединился!
        - Возможно, в следующий раз. Когда я не буду разыскиваемым и безногим преступником.
        - Ох, и прравда. В собачьей форме я становлюсь глупее… - вздохнула она, тряхнув копной своих каштановых волос. - Чем я могу помочь?
        - Ступай в город и как следует разнюхай обстановку. Ты помнишь запахи Фокусника и одного из первых нападавших? Попробуй найти их следы. Узнай, где могут прятать Вейцмана, но сама к нему ни в коему случае не подходи близко. Иначе попадешься в его паучьи сети.
        Я вкратце описал внешность Бениамина.
        - Попробуй проникнуть в дом Вейцман и найди какую-нибудь его личную вещь, чтобы запомнить запах. Можешь сделать вид, что пытаешься искать меня и тебе нужно выйти на след. Поспрашивай в Штабе, но главное - не привлекай к себе внимание.
        - Поняла! - вильнула она хвостом.
        - Будь крайне осторожна. Ты также можешь стать целью Паука. Я свяжусь с Окурком - встретишься с ним и заберешь его рацию себе. Будь всегда на связи, докладывай о своих действиях. Чтобы я знал, где тебя искать в случае проблем.
        - Хоррошо! Я найду гада! От меня точно будет польза! - заявила она уверенно.
        - Уже есть…
        Прощальный поцелуй оставил на губах напоминание о близком и податливом девичьем теле. Вильнув каштановым хвостиком, Ищейка упорхнула прочь. Я же вздохнул и принялся за нудную чистку ядер, после чего сформировал аварийную целительскую печать. Двуликая периодически приносила еду, не сильно донимая меня расспросами.
        К вечеру Анна успешно состыковалась с Окурком и забрала у него рацию, после чего принялась активно докладывать о своих действиях, как я того и просил. Правда, для этого мне приходилось вылетать за пределы поля скрытности Терема. Нередко Анна начинала болтать на совершенно будничные бытовые темы, но мне было приятно слушать ее щебетание. Девушка смогла проникнуть в оцепленный дом Вейцман, где проходил торжественный ужин, договорившись со служащими Контроля, и внимательно изучила запахи на одеждах.
        Оставался мизерный шанс, что моя потерянная мастер-рация осталась работоспособной, и она досталась неприятелю. Так что пока я старался не передавать важную информацию через переговорные устройства. Надо будет новый комплект сделать с обновленным ключом шифрования, но пока что эфира на зачарование свободного не было в достатке.
        Ядра, к счастью, давали немного энергии, так что восстановление шло ударными темпами. Вечером двадцать шестого января я покончил со второй ступней и наконец смог встать на обе ноги. Конечности временами плохо слушались, оставалась некоторая слабость и неуклюжесть, да и мета-полем в нижней части тела плохо получалось управлять. Но в целом большая часть возможностей вернулась. Правую руку бы я восстанавливал дольше из-за наличия широких каналов. С ногами в этом плане было попроще.
        - Нашла! - заявила Анна по рации примерно в это же время. - Вейцмана держат в бункерре Штаба под солидной охраной. Я почуяла его запах. Меня далеко не пропустили.
        - За тобой не следят?
        - Следят. Двое. Иногда меняются. Я уже запомнила их запахи.
        - Прекращай вынюхивать и пока что заляг на дно.
        - Поняла. Как твои ноги?
        - В порядке. Завтра мне может потребоваться подстраховка. Так что жди вызова.
        - Мы встрретимся? Я соскучилась!
        - Вчера ведь виделись.
        - Ну и что!
        - Ладно, посмотрим, что можно придумать. Отбой.
        Четверг, двадцать седьмого января, выдался ветренным. Шел легкий снежок, однако порывы воздушной стихии кружили его в адском танце, подбрасывали с земли и собирали в белые вихри, которые накидывалась на прохожих и транспорт. Утром я нацепил рюкзак и направился вниз. Двуликая сидела в холле на кресле и продолжала вязать свой свитер со змейками.
        - Надолго? - уточнила она у меня, не поворачиваясь.
        - Как пойдет, - пожал я плечами.
        - Ветер крепчает. Будь осторожен.
        - Обязательно.
        Я вышел на крыльцо, после чего взлетел. Вспомнив о словах Двуликой, на всякий случай тут же активировал Теневую вуаль, которую наложил заранее. Вылетев за поле скрытности Терема, я заметил близкую сверкающую ауру. Метамэн неспешно летал над деревьями, что-то высматривая внизу. Или кого-то. Я схоронился под кроной одного из заснеженных исполинов. Не зря я предусмотрительно сплел Теневую вуаль.
        Вскоре старший герой перелетел в иную область. Я поднялся повыше и осмотрелся. Вдали виднелась аура другого мета-человека. Судя по преобладающему спектру эфира и цвету костюма, это был Лед. Возможно, и Ирис где-то неподалеку парит, отрабатывая приказ своего повелителя. Обложили со всех сторон. Ничего, я еще доберусь до Паука.
        Я дал Ищейке команду прибыть в определенный район. Сам же переоделся в костюм Стального Курьера и направился к Центральному банку. Имелись у меня определенные опасения, однако я был готов к теплому приему, имея все нужные печати под рукой. К счастью, против Стального Курьера Корпус не стал применять активных действий. Вероятно, ссориться с Видящим на раннем этапе местные Гуру посчитали излишним, что правильно.
        Используя оговоренный с Брунгильдой пароль, я забрал пять миллионов, а также россыпь разнообразных крупных ядер. В мешке хранилось множество водяных камней, однако без фильтрационных тканей. Отбраковка, видимо. Впрочем, для моих целей такие вполне подходили, тем более они стоили намного дешевле тех, что используются в фильтрах.
        Я покинул Центральный банк, после чего немного полетал, сбрасывая вероятную погоню. Уединившись на одной из крыш, я внимательно проверил ядра и мешок на предмет неучтенных вещей.
        - Этого следовало ожидать…
        Подумав, я взвился высоко над облаками и направился на север. В случайном месте над заливом я обронил два ядра небольшого размера, в которых заметил активные контуры. Не слишком умная затея - подсовывать Видящему следящую мета-технику. Избавившись от маячков, я вернулся в город и спустился в переулок. Ищейка насторожилась, почуяв чужое присутствие, но быстро разобрала мой запах и узнала даже еще до снятия Теневой вуали. А ведь заклинание по идее должно хорошо задерживать запахи. Но Ищейке подобная защита была на один клык.
        Я отодвинул маску в сторону и сжал прильнувшую девушку в объятиях. Приветственный поцелуй продлился несколько минут, и мне пришлось прервать его первым. Анна вздохнула, но не стала настаивать.
        - Все пррошло хоррошо?
        - Без неожиданностей.
        - Теперрь займемся Вейцманом?
        - Сначала я бы хотел немного усилиться. На Паука стоит выходить во всеоружии.
        - Сколько это займет времени?
        - Наверное, неделю.
        - У-у-у, а мне чем заняться?!
        - У вас разве смены отменили?
        - Нет, но за январрь нам все равно ничего не заплатят.
        - Понимаю. У тебя есть задача - искать остальных нападавших.
        - Я хочу к тебе! - прижалась она.
        - Разве я могу отказать? - улыбнулся я ее детскому упрямству. - Вот только тебе лучше больше не ходить к Терему на своих двоих. Или на своих четверых.
        - Тогда как?
        - Найдешь высотку «Пик». Я заберу тебя на крыше, когда закончу с делами.
        - О, ты меня пррокатишь по воздуху?! Я всегда мечтала полетать! - обрадовалась девушка. - Мы с Невесомостью немного баловались, но это совсем не то. Тогда летим сейчас? Я не хочу сидеть в пустой кварртире без тебя…
        - Это все, конечно, мило, но сейчас не лучшее время для романтических отношений. Меня ищет Корпус. Метамэн летал с утра над Теремом.
        - Снова ты пахнешь «пустотой», - вздохнула она, поводя носом. - Но когда-нибудь я сумею вернуть тот заветный запах…
        Мы разошлись по своим делам. Я вернулся в Терем, где чувствовал себя в целом безопасно. Хотя Уроды и не были лучшими соседями, да и за действиями Двуликой явно кто-то или что-то стояло. Но пока они обеспечивают мне укрытие и не лезут в мою жизнь, можно и воспользоваться их услугами.
        - Возьми, - протянул я девочке пятьсот тысяч. - Плата за ядра и вашу помощь в целом.
        Двуликая повернула голову в сторону купюр, но не взяла их:
        - Спасибо, но лучше оставь их себе.
        - Тогда что вы хотите в качестве платы?
        - Ты собираешься уходить?
        - Пока нет.
        - Когда соберешься, тогда и подумаем, - произнесла девочка, возвращаясь к вязанию.
        Я почесал отросшую щетину, после чего плюнул мысленно.
        - Вы можете достать мета-концентрат?
        - Попробуй спросить у Уродов, - мотнула головой Двуликая.
        Я двинулся к Каджиту, который мирно дрых рядом с бойлером, обеспечивающим тепло в доме.
        - Эй, Каджит, вы можете достать мета-концентрат?
        - Мр-мя? Нет нячего, что Каджит не может достать, - потянулся он, выпустив когти. - Вопрос лишь в оплате.
        - Сколько?
        - Триста тысяч за литр.
        - Хм, принеси мне пять литров.
        - Будет выполняно!
        Я заперся в своей комнате и приступил к развитию. Формирование нового аурного органа требовало сосредоточения. К сожалению, я не мог просто взять и доработать мой первый источник эфира. У каждого мета-человека источники различались, напоминая хаотичный переплетшийся клубок. Кое-какие части мне с моим образованием удалось выделить, но я не готов сказать, что без каких-то контуров эффективность источника не снизится. Так что надо воспроизводить максимально близко к оригиналу. Разве что приемную решетку можно использовать - она практически остается без изменений. Оставлять старые управляющие контуры не имеет смысла, так что придется создавать орган заново.
        Передо мной встал довольно сложный выбор. У меня имелась информация после диагностики Ирис и Анны. Девушки по своим источникам эфира находились примерно на одном уровне. С одной стороны, мне следует выбрать Анну, поскольку ее источник еще будет развиваться, и я смогу адаптировать свой на ее фоне. С другой стороны, источник Анны был привязан к переработчику пищевого эфира - возможно поэтому у нее был такой зверский аппетит. Я не мог так сходу удалить данную явно лишнюю связь. Так что в итоге Ирис с ее более традиционным человеческим источником победила в негласном соревновании. Но Анне об этом лучше не знать.
        Глава 25
        [АННА СМИРНОВА]
        Девушка была раздражена. Артоф закрылся в своем убежище, занимаясь непонятными экспериментами, и она даже связаться с ним не могла, поскольку поле Терема глушило сигналы раций. Поначалу он выходил на связь, покидая дом, но в какой-то момент Артоф сообщил, что приступает к важной части и, скорее всего, не сможет какое-то время звонить. Анна вызвалась побыть рядом, однако парень отказался от данного предложения. Вот уже несколько дней девушка не то, что лично не могла с ним встретиться, но даже голоса его не слышала. И это ее изрядно удручало.
        С Анны даже одного из наблюдателей сняли, которые постоянно за ней шастали по пятам. Девушку еще пару раз вызывали на допросы, но теперь отстали.
        В один из вечеров она несла домой несколько килограммов отборной вырезки, которую собиралась приготовить себе на ужин. Раз уж Артоф выделил ей средства, глупо экономить. Тем более поесть Анна после инициации любила.
        Послышался звук открывания дверей лифта. Пока Анна возилась с ключами от номера, из лифта вышла красивая женщина неопределенного возраста и прошествовала по коридору. Анна принюхалась. Запах показался ей смутно знакомым. Скорее всего он еще из той эпохи, когда она не получила сверхспособности, поэтому казался нечетким.
        - Мы не встрречались? - уточнила девушка.
        Женщина остановилась, обернулась и внимательно осмотрела ее с головы до пят, казалось, с неким гастрономическим интересом. Лицо незнакомки выражало холодную презрительность, и Анна не совсем понимала, чем могла заслужить подобное отношение. Хотя встречались иногда люди, которым ее внешние мета-признаки не нравились.
        Женщина сделала пару шагов ей навстречу, не удостоив ответом, и поинтересовалась:
        - Нашли беглеца?
        - Песца? Пока что нет… - соврала Анна, нахмурившись. Этой женщине было известно многое. - А вы…
        - Маргарита Резник, Директор Центра. Приятно познакомиться, дорогая соседка.
        - О! Я много о вас слышала, сударыня Ррезник! Позвольте выразить вам свое восхищение!
        - Пустое, - махнула она рукой.
        - А вы любите мясо? Я как раз собрралась готовить ужин…
        - Благодарю за предложение, но я воздержусь. Когда найдете Песца, передайте, что здесь его ждут много разгневанных граждан, - улыбнулась она недобро.
        - Арртоф ни в чем не виноват! Он просто защищался! - жарко воскликнула Анна.
        - Да? Так ты все же успела с ним перекинуться парой слов?
        Ищейка замолчала, поняв, что сболтнула лишнее.
        - Уж не знаю, что ты в нем нашла, сударыня Смирнова, - вгляделась Директор в ее сверкающие голубые глаза. - Но советую тебе держаться от него подальше и сотрудничать со следствием. Знаю, негодяи могут быть притягательны, но они умеют лишь разрушать чужие жизни. Ничего хорошего от Кройца тебе лучше не ждать.
        - Я сама могу разобрраться со своей жизнью, - буркнула она.
        - Дело твое, конечно. Просто мне не слишком хочется подписывать еще один ордер на ликвидацию.
        Анна поджала губы:
        - Вы все в Коррпусе и Центре еще будете извиняться за ложные обвинения перед Арртофом, вот увидите!
        Маргарита покачала головой сожалеюще:
        - Хотелось бы мне твою уверенность, девочка. Но жизнь давно научила меня верить в худшее…
        [АРТОФ КРОЙЦ]
        Я чихнул, понюхав принесенную жидкость. Каджит не обманул. Спустя пару дней кошак приволок несколько литров мета-концентрата, с которым дела пошли значительно быстрее. Учитывая, что в один из моментов мне потребовалось отключать источник и оставаться без подпитки эфира, усиленная жижа пришлась как нельзя кстати. Единственный нюанс состоял в том, что концентрат оказался далеко не лучшего качества. Процентов тридцать пять от силы. Но я смирился и не стал отчитывать прохвоста.
        Параллельно с источником я взялся за развитие резерва, который по местным меркам считался посредственным. Процесс этот был небыстрым. Организм плохо усваивал ткани съеденных ядер. Возможно, пусти я ситуацию на самотек, как поступали колдуны на мета-инициации, то мне бы удалось добиться большего прироста. Однако так рисковать своей аурой, телом и разумом мне не хотелось. Я и так, можно сказать, форсирую развитие в сравнении с традиционными чародейскими методами.
        Новые образования выглядели корявыми, неровными. Вот что значит - заниматься без наставника, направляющего твое развитие. По всей видимости, со временем моя ровная аура будет не сильно отличаться от того хаоса, что находится внутри местных суперов. Смогу ли я сохранить свой разум? Свое Я? Не стану ли новым Пересветом в погоне за грубой силой?
        Спустя чуть больше недели ядра и концентрат подошли к концу. Наконец мне удалось успешно запустить обновленную версию источника, скопированного с Ирис. Соты резерва сразу начали заполняться благословленным эфиром. Скорость восполнения была раза в два выше. Резерв свой я также расширил. Думаю, мне удалось достичь уровня Ирис по данным параметрам. Конечно, это не значит, что в бою наши силы сопоставимы. Важнее не размер резерва, а умение им грамотно пользоваться.
        Голова гудела. Многодневный повышенный эфирный фон оставил свой след на психике. Я решил выделить пару дней просто на то, чтобы отдохнуть и восстановиться. Да и за работой источника надо внимательно понаблюдать. Могут потребоваться доработки некоторых каналов и контуров.
        В Тереме сигнал рации не брал, поскольку поле скрытности мешало ему. Периодически я вылетал наружу, чтобы связаться с Анной. Хотя в промежуток с остановки старого до запуска нового источника я не решался покидать дом. Анна наверняка переживала обо мне, так что стоит связаться с ней и сказать, что все в порядке.
        Поздоровавшись с Двуликой, я вышел из здания, не забыв наложить на себя боевые печати. Случаи бывают разные. Снег скрипел под валенками, которые любезно мне предоставили местные. Геройский костюм медленно, но постепенно восстанавливался, покрывая в том числе и ноги. Интересно, можно ли так выращивать копию костюма, просто разрезав его надвое? Хотя вряд ли Ткач не предусмотрел подобную хитрость.
        - Анна, при…
        - Сколько можно?! Тебя два дня не было слышно! Ты хочешь, чтобы я с ума сошла от беспокойства?!
        - Всего пара дней…
        - Всего?! А вдрруг на тебя Метамэн напал? Или Уроды похитили?! Я не видела тебя уже месяц!
        - Положим, не месяц, а неделю…
        - А по ощущениям месяц! - возмущенно проговорила девушка. - Я хочу встрретиться! Сейчас же! Или приду сама и притащу за собой хвост. В обоих смыслах.
        - Не глупи, Анна. Я как раз хотел сообщить, что закончил с формированием источника. Еще надо будет кое-что отрегулировать, но в целом теперь я немного освободился. Помнишь про высотку?
        - «Пик»? Я мигом! И погоню сбррошу. Отбой!
        - Подо…
        Однако Анна уже отключила рацию. Что ж, собираться мне долго не требовалось. Я проверил свой резерв, после чего переоделся. Терем не мог предоставить мне модную одежду, но простыми бытовыми вещами разжиться было можно.
        Под Теневой вуалью я разрезал воздушные массы и снежно-водяную взвесь облаков, быстро пробираясь к многоэтажному зданию. Источник Ирис работал превосходно. Поступление эфира почти перекрывало расходы. То есть, я мог лететь почти без остановки на приличной скорости, чего Ирис делать не могла - слишком уж ее встроенная в тело печать полета являлась неэффективной.
        Я прибыл к высотке первым. С высоты мне удалось понаблюдать, как большая собака в коричневом костюме вонзает свои когти в бетон и на большой скорости поднимается ввысь. А с другой стороны здания в воздух начал подниматься какой-то Движ, которого приставили следить за Ищейкой. Действительно сумела оторваться от погони.
        Собака перевалилась через парапет крыши, бросилась ко мне и принялась вылизывать лицо.
        - В человеческий вид, пожалуйста. И побыстрее.
        Анна вернулась в свой привычный облик. Я распространил поле Теневой вуали и на нее, покрутив настройки печати. И вовремя: приставленный Движ поднялся над зданием и окинул взором крышу. Нас под скрытом он не заметил. Слежка принялась наворачивать круги, пытаясь разыскать сбежавшую подопечную, докладывая при этом по общему каналу о ситуации. Я внимательно проверил Ищейку на маячки и пси-внушения. Не обнаружив ничего подозрительного, сообщил:
        - Хотела полетать вместе со мной?
        - Да!
        - Тогда забирайся, - повернулся я спиной.
        Девушка запрыгнула на меня, крепко обвив руками и ногами.
        - А что это здесь такое тверрдое? - поинтересовалась она, пытаясь устроиться поудобнее.
        - Фантомные крылья. Можешь держаться и за них - они крепкие. Ну что, готова?
        - Да! Вперред!
        Я разбежался и прыгнул с крыши.
        - А-а-а-а-а! Класс! - донеслось от Анны, пока мы летели в свободном падении.
        Я выдвинул крылья и выровнял полет. Мы пронеслись на большой скорости вдоль одной из городских улиц, после чего снова взлетели над городом. Воздушные потоки свистели, огибая наше мета-поле и крылья.
        - И-ха! Я тоже хочу получить мету полета!
        - Возможно, в следующей жизни… Куда ты хочешь слетать? Только учти, что с тобой расход энергии значительно возрастает.
        - Что?! Ты намекаешь, что я толстая?!
        - А ты взвешивалась в своем морф-облике? - усмехнулся я.
        - Но этот вес не влияет на мою человеческую форму! Гад! Я не толстая!
        Анна принялась трясти меня за плечи.
        - Пассажир, спокойно! Соблюдайте правила и не отвлекайте пилота!
        - Пилот! Вези меня к Штабу и Центрру!
        Я послушался указаниям и свернул на восток. Покамест в Усть-Корсе не велось нормального контроля за воздушным пространством, поэтому почти любой супер мог легко проникнуть в город. Тем более, если он обладал метой скрытности. Это сказывалось не лучшим образом на безопасности, но пока что технических средств или мета-людей не было в достаточном количестве.
        Мы пролетели высоко над Штабом, поскольку на крыше дежурили герои в мета-очках. Здание Корпуса было окутано со всех сторон сигналками, которых еще месяц назад не было особо видно. Судя по всему, выписали из Готланда намедни. Где-то там внутри скрывался Паук, которого надо как-то умертвить. Проникнуть внутрь будет непросто, хотя у меня имелись кое-какие идеи.
        Затем мы направились к небоскребу Центра, который возвышался над всем кварталом.
        - Спустись пониже, - попросила Анна. - Говоррят, Директор где-то наверху заседает…
        - Директор? - переспросил я с подозрением.
        - Угу. Прредставляешь, сударыня Резник оказалась нашей соседкой по этажу в Трриумф-тауэр. Будет забавно посмотреть в окно за тем, как она рработает.
        - Знаешь, лучше не стоит отвлекать Директора от забот. Мое поле скрытности не всемогущее.
        - Жаль. Тогда… на море!
        - Море? В такой холод?
        - Ну и что? Я никогда в жизни не была на морре! После пррихода в Корсу так и не довелось полюбоваться…
        - Как пожелаешь…
        Я направился на север. Рядом с устьем реки виднелись замерзшие участки, однако в остальном морские просторы оставались на свободе. Я спланировал почти к самой воде и полетел над волнами. Солоноватые холодные брызги долетали до нас, а ветер трепал волосы, проникая через ослабленный эфирный доспех. Пассажир у меня на спине сильно обрадовался такой картине. Анна уселась мне на поясницу и развела руки в стороны:
        - Ю-ху-ху-у! Это намного крруче, чем в кино!
        - Рад, что тебе понравилось.
        - А теперрь в воду!
        - Уверена?
        - Не зрря же мы проделали столь длинный путь!
        - Тогда держись крепче…
        Я сформировал конусообразный таран, который входил в летную печать по умолчанию, спикировал и вонзился в темные зимние воды. Немного проплыл под поверхностью, после чего вынырнул на воздух.
        - Еще! - донеслось сразу же от Анны.
        Несколько раз мне пришлось нырять в холодные пучины, дабы утолить девичью жажду морских просторов. Она даже заставила до дна один раз сплавать. Уплотнив мета-поле, получалось создавать небольшую воздушную прослойку, и нормально видеть под водой. Свет не пробивался на большую глубину, но Анна обладала весьма острым зрением, а я мог использовать специальную печать.
        Мы в очередной раз вынырнули на открытый воздух.
        - Отпад!
        Обернувшись, я заметил, что волосы девушки спутались в мокрые пряди, да и с костюма ее стекали струи воды.
        - Ты не защищалась от воды?
        - Хотела ощутить морре на себе.
        - И какое оно?
        - Холодное и соленое!
        - Логично. Ну что, к Терему? А то замерзнешь в таком виде.
        - Да…
        Я сменил курс и полетел в сторону неприметной рощицы на левом берегу Корсы. Вскоре мы приземлились во дворе деревянного строения, и Анна спрыгнула вниз. Девушка снова ходила босиком по снегу из-за своего морфизма.
        - Быстррее в дом!
        Ищейка проскользнула внутрь, я прошел следом.
        - Змеюка, где у вас можно погрреться? - обратилась Анна к Двуликой.
        - За бойлером есть душевые кабинки. Там же можешь взять свежее полотенце.
        - Спасибо! - Анна повернулась ко мне и шепнула. - Составишь мне компанию?
        - Я не замерз. К тому же мне надо проверить работу источника. Ступай.
        - Хм-пф!
        Девушка удалилась в душевую. Я же поднялся в свою комнату, завалился на кровать и обратил взор внутрь себя. Источник работал с небольшими перебоями из-за одного узкого канала, но в целом справился отлично. Надо расширить контуры. Я закинул мелкое ядрышко в рот и принялся медитировать.
        Мерный процесс наращивания аурных узоров прервала резко отворившаяся дверь.
        - Ф-ух, красота! Отлично попаррилась!
        В комнату прошествовала покрасневшая Анна, завернутая в белое полотенце. Девушка несла с собой снятый топик свободного вида, а также свой геройский костюм. Я постарался не думать о том, как она носит нижнее белье в своем морф-облике.
        - Мне не хотелось снова влезать в сыррой костюм. Я повешу здесь? - заметила девушка, аккуратно развешивая мокрый наряд на спинке стула.
        Анна слегка наклонилась вперед, стоя спиной ко мне. Стоит отметить, что одна из частей тела мешала как следует повязать полотенце вокруг торса. Хвост торчал, задирая ткань наверх и открывая прекрасные вид на заднюю часть девушки. Сегодня на Анне были кружевные розовые трусики. Хотя бы их догадалась надеть, чтобы не светить задницей перед всеми обитателями дома. До меня донесся какой-то цветочный аромат шампуня. С собой девушка смены белья или помывочных принадлежностей не захватила, так что оставалось предположить, что мыло было местным.
        Анна не торопилась, что-то напевая себе под нос и вертя хвостом из стороны в сторону. Давая себя рассмотреть во всей своей красе. Девушка мне и до преобразований нравилась. В большинстве своем Анна не изменилась, если не считать звериных черт. Разве что грудь, чуть ли не выпрыгивающая из полотенца, была недавним приобретением.
        Я удивленно нахмурился, почувствовав возбуждение.
        - «Имп, что с ограничениями?» - уточнил я мысленно.
        - «Ограничения функционируют в обычном режиме», - откликнулся помощник.
        Я покачал головой. Вот чертовка. Неужели даже через ограничения смогла пробиться?
        - Мне надо доделать один канал, - заявил я, будто бы оправдываясь.
        - Что? Конечно, занимайся! - обернулась она чересчур резко.
        Полотенце словно бы случайно распахнулось, явив миру набухшие бутоны розоватых сосков.
        - Ой!
        Анна неловко подобрала полотенце и снова прикрылась. Ее щеки горели предательским румянцем. Было видно, что подобные вещи ее сильно смущают. Но похоже сегодня она решила применить на мне весь свой арсенал.
        Я вздохнул и откинулся в кровати, понимая, что работу над аурой лучше отложить.
        - «Имп, сними ограничения…»
        - «Принято.»
        Я прикрыл глаза рукой, стараясь отрешиться от сексуальной красотки рядом, что было сделать сложнее, чем проникнуть к Пауку незамеченным. Мне было интересно проверить, действительно ли она способна так чутко реагировать на изменение моего запаха. Гормоны заиграли в крови и принялись тормошить разные органы и части тела.
        Анна неспешно расчесывала свои непослушные пряди, глядясь в маленькое зеркальце. Видимо, одолжила у Двуликой. Вдруг спустя несколько минут она резко замерла и начала принюхиваться, активно дегустируя воздух в помещении.
        - Э-этот арромат… вернулся!
        Девушка плюхнулась на меня сверху, принявшись осыпать поцелуями. Мне не удалось долго притворяться возмущенным, поскольку одна из частей тела сдала меня с потрохами. Анна была крайне старательной, и решила сразу же изучить данную часть своим язычком, запомнив не только запах, но и вкус. Опыта у нее было немного, зато энергичности и желания хоть отбавляй. Учитывая, что и я сам давно не уединялся с девушкой, разрядка наступила быстро.
        Наши тела снова и снова сплетались воедино, мы становились одним целым и затем распадались на миллионы частиц. Бросались в ледяные пучины и выныривали из раскаленной лавы. Девушка старательно запоминала мои мягкие напутствия, но порой брала инициативу в свои крепкие руки. Анна трепетала в моих объятиях. Зарывшись лицом в ее мягкие холмы, я достигал пика снова и снова. Девушка изгибалась дугой, стонала, кусалась и рычала, порой не сдерживаясь и оповещая других жителей дома с его тонкими перегородками.
        Я лишь мысленно вздыхал, надеясь, что скоро ситуация разрешится, и у рода Кройц появится свое личное пространство. Больше не придется ютиться в жалких квартирах или прятаться в тесных комнатках у малоизвестной группы мета-людей. Впрочем, мнение соседей-плебеев меня не особо волновало.
        Глава 26
        - Ау-у-у-у-у-ф! - вцепилась она в спинку кровати, зайдясь в экстазе. Не рассчитав силы, девушка сломала деревянную спинку, после чего расслабленно плюхнулась обратно в постель. Ее грудь тяжело вздымалась, приманивая взгляд и словно бы намекая о новом раунде. Однако я понимал, что нам надо заканчивать.
        Анна обладала определенно большей выносливостью, чем Марго, хоть и не знала различных изысков. Но это не помешало мне получить массу удовольствия. Несколько капель крови оросили мокрую от пота и прочих телесных жидкостей простыню.
        - Сегодня лучший день в моей жизни! - счастливо пробормотала девушка, прижимаясь ко мне.
        - В таком случае надо будет повторять такие дни почаще. Ели это не будет мешать выполнению основных задач, - добавил я.
        - Значит, ты снова станешь… «пустым»?
        - Придется. Иначе слишком часто буду отвлекаться.
        - Ничего стррашного. Теперрь я знаю, как вернуть твой настоящий аромат… - усмехнулась чертовка, после чего положила руку себе на живот. - Мета-люди ведь не могут забеременеть. Как думаешь, у меня есть шансы?
        - А ты желаешь прямо сейчас заводить детей?
        - Нет, я все понимаю. Сейчас совсем не время… Но… меня пугает немного тот факт, что я теперь пррактически бесплодна. В детстве я мечтала о большой любящей семье…
        - Твои мечты вполне могут сбыться.
        - Что?! Ты можешь испрравить недуг?!
        - Это скорее не недуг, а несовместимость. Правда, я не знаю, как будет работать печать на местных мета-людях. Слишком сильно вы уродуете свои тела.
        - Что значит «урродуем»? Тебе не нравится мое тело? - выгнула она спинку, махнув своим пушистым хвостиком.
        - Напрашиваешься?
        - Может быть…
        - Мы не можем весь день заниматься бесполезной возней. Пожалей соседей, вынужденных слушать твои завывания и лай.
        - Ой, а здесь такая хоррошая слышимость?
        - Хорошая… - пробасили с нижнего этажа.
        Анна окрасилась в пунцовый цвет и принялась лупить меня подушкой:
        - Почему не сказал?!
        - Мне казалось, ты специально решила покрасоваться…
        - Нет! Стыдоба-то какая!
        - Чего уж там, - прокряхтел кто-то на этаже. - Дело молодое…
        - Кошмар!
        Анна еще больше покраснела, после чего собрала свои немногочисленные пожитки и снова убежала в душ. Надо было, конечно, печать тишины поставить, как в прошлый раз в камере, но я о ней позабыл, увлеченный другими вещами.
        Этот день мы потратили на разведку территории. Я слетал к Штабу, оставив Ищейку на крыше одного из зданий. Заметил издали Ирис, которая добросовестно дежурила над Штабом, приглядывая за тем, чтобы никакой пушной зверек не проник к ее повелителю. Девушка была одета в закрытый костюм фиолетового цвета с сапожками и красивой накидкой в тон к остальному наряду. Воспользовалась моим подарком, видимо. Ткач подобрал ей вполне красивый образ. Обтягивающие контуры костюма сами по себе очерчивали великолепную фигуру Ирис, но, по крайней мере, обошлось без пошловатых вырезов и огромных декольте.
        Я некоторое время понаблюдал за девушкой на расстоянии, спрятавшись под Теневой вуалью. Тяжко ей пришлось. Пси-внушения давили на нее постоянно, заставляя поступать не так, как ей бы хотелось. Возможно, что без них бы девушка и приняла мои ухаживания, да и в целом вела себя адекватней.
        Затем я использовал тоннельную печать и забрался под мерзлый грунт. Скорость передвижения под землей с данной печатью оставляла желать лучшего. Местами приходилось не просто приминать и раздвигать участки грунта, а размягчать особым эфиром скальные породы или промерзшую землю. Легко можно было наткнуться на технические сооружения вроде труб, кабелей или свай фундамента. Развить скорость передвижения быстрее кроточервей не получалось.
        Тем не менее, используя Теневую вуаль и тоннельную печать, мне удалось досконально исследовать обширное здание Штаба. Строение было прикрыто сигналками почти со всех сторон, в том числе и со стороны земли. В итоге у меня получилось найти место, в которое можно просочиться. Вот только для этого потребуется крушить стену, что вызовет тревогу в Штабе. Либо пытаться просверлить отверстие и огородить территорию печатью тишины, либо… использовать одного узкопрофильного специалиста Усть-Корсы, который способен проникать через любые препятствия. Правда, у меня пока не было информации, как выйти на Фокусника. Да и личная неприязнь никуда не делась. Работа работой, а когда тебя душат языком и отрывают ногу, сложно остаться бесстрастным.
        Вечер вступал в свои права. Я светить своей физиономией не стал. Анна заказала простой еды на вынос, и мы полетели обратно в Терем.
        - Не слишком ли ты много времени проводишь вне города? Корпус наверняка и так подозревает о нашей связи.
        - Еррунда! Не хочу сидеть одна в пустой квартире, - девушка плотнее прижалась к моей спине.
        - А как же твоя курсантская команда?
        - Без меня спрравятся, - уверенно заявила девушка.
        Мы угостили обитателей Терема, в том числе и Уродов. Взаимоотношения мета-людей были странными. Мировоззрение жителей нередко различалось кардинально, но их объединял общий статус изгоев. Терем являлся некоей нейтральной территорией, где каждый мог найти приют. Главное правило - не сдавать своих и не докучать соседям.
        Вечер я потратил на то, чтобы сконструировать несколько новых раций, благо ресурсы в рюкзаке имелись с собой. Внедрил новые каналы шифрования, обновив простой встроенный код. Также доработал наконец источник, исправив мелкие недочеты. Вероятно, он стал работать лучше, чем у Ирис, поскольку героиня не умела в отличие от меня исправлять аурные изъяны. Ищейка знакомилась постепенно с жителями: потренировалась с Шатуном на улице, снова поцапалась с Каджитом, поучилась вязанию у Двуликой.
        Ночи в это время года стояли холодные, однако с большой грелкой под боком проблем с обогревом не возникло. Утром мы принялись собираться.
        - Значит, ты так и не нашла следов нападавших в городе? Хорошо искала?
        - Все закутки облазила! Нигде их не нашла. Чем еще мне заниматься было, пока ты меня игноррировал?
        - Я работал, а не игнорировал, - парировал я. - В таком случае надо бы нам посетить одно место, которое давно под подозрением. Но сначала разберемся с Теремом.
        Мы спустились в холл, где неспешно потягивала чай Двуликая сотоварищами. За массивным столом в разных позах собрались: миниатюрная Двуликая; массивный Шатун; копытный Тавр; лекарка Травница с изборожденным глубокими морщинами лицом; стреляющий отравленными иглами Дикобраз; древообразный Терем, следящий за местом; испускающий из отсутствующего носа ревущее пламя Горыныч; слабый псионик Антистресс, развлекающий окружающих анекдотами; Эдвард-локти-ножницы, имеющий пробивные режущие лезвия и странный Грязевик. Все же к Грязевику, состоящему из комьев земли, привыкнуть сложнее всего. Отдельного упоминания стоит отметить Реактивную - сильного Движа и Стрелка. Полностью безволосая женщина средних лет с ожогами по всему телу со способностью выбрасывать реактивные струи огненного эфира. Это ей позволяло как атаковать противника, так и развивать высокую скорость полета.
        Нетопырь, Сорока и Уроборос где-то пропадали. Каджит, как всегда, дрых неподалеку от горячего бойлера, который работал на покупной жиже. Тупонос - еще один неплохой Движ из Уродов, вяло ковырялся в тарелке. Нерпа с удовольствием уплетала сырую рыбу, зыркая вокруг своими черными глазищами.
        - Благодарю за гостеприимство, - обозначил я поклон. - Но нам пора уходить. Возможно, мы будем навещать вас периодически. Возьмите рацию для экстренной связи. Только учтите, что она достает не слишком далеко.
        Я быстро показал Двуликой, как пользоваться устройством.
        - Вам точно не нужна оплата? - уточнил я. Мне не хотелось оставлять долги.
        - Оплата? Деньги? - проснулся Каджит.
        - Сейчас жителям больше всего требуется тепло, - пояснила девочка с повязкой на глазах. - Поможете в заготовке дров?
        Мои брови поползли вверх:
        - То есть, ты предлагаешь двум сильным суперам заниматься рубкой дров?
        - Если вам не сложно.
        - Раз такова плата за проживание, почему бы и не помочь? - пожал я плечами. - Только не возникнет ли у вас самих проблем? Меня разыскивает Корпус.
        - Возьми эту шапку и очки, - вытащила Двуликая из-под стола предметы. Как будто держала наготове. - Проблем у нас не возникнет. Многих в Тереме разыскивают. Тогда после завтрака Тавр проводит вас к пилораме и делянкам.
        Нам с Ищейкой дали простую одежонку, дабы спрятать геройские костюмы. Мне Двуликая вручила шапку с помпончиком, которая скрывала приметные волосы, а также широкие лыжные очки с темным стеклом, за которыми прятались серые глаза. Ситуация показалась мне несколько странной, но раз уж хозяйка настаивает, надо отдать должок. Сейчас не так много мест, где я мог бы спокойно переждать бурю и заняться прокачкой, не опасаясь, что по мою душу явятся паучьи прихвостни.
        Быт простых жителей левобережья зимой не отличался сложностью. Лов рыбы на реке, добыча дров и простое рукоделие. Здесь вручную изготавливали разные деревянные изделия, которые затем продавались в городе и приносили небольшой доход. Река представляла собой серьезную угрозу обывателям, однако зимой они приловчились делать лунки и закидывать леску, после чего ждать на безопасном расстоянии. Мелкую рыбешку спокойно вытягивали, а от монстров, ломающих толстый лед, убегали.
        Жили тут крайне небогато, но жаловаться не привыкли. На левом берегу проживало по грубым прикидкам более десяти тысяч человек, которые явились сюда в поисках убежища из разных областей и стран. Помимо Терема и Уродов здесь водились и другие мета-люди разного пошиба, но их в целом было намного меньше, чем в Корсе, конечно. Использовались не только старые постройки, но и новые возводились. Из дерева в основном. Для противостояния пулестрижам стены затем обивались жестяными листами или замуровывались кирпичной кладкой. Тонкий металл пулестрижи пробить могли, однако мозгов им не хватало, чтобы оценить толщину препятствия, так что подобная маскировка от них вполне спасала.
        Мы вместе с Тавром и Эдвардом-локти-ножницы посетили местную пилораму. Для доставки бревен использовали как грузовые машины на мета-топливе, так и сани, запряженные мохнатыми одомашненными быстролосями. Звери благодаря эфиру движения могли тягать большие грузы. Правда для приручения приходилось использовать суперов-Повелителей вроде Муад’Диба. Новорожденные быстролоси тоже предпочитали свободу, не желая горбатиться на людей, и над их приручением требовалось изрядно потрудиться.
        На пилораме использовали мета-моторы, приводящие в движение пилы и механизм по колке дров. Однако жижа стоила недешево, и сила Громил пригождалась на производстве. Для силачей были разработаны специальные монолитные топоры с лезвием в виде креста, благодаря которому удавалось за один удар расколоть полено на четыре части.
        Эдвард-локти-ножницы сразу же засел за привычную ему работу, выдвинув острые лезвия из рук. Я же использовал пилу из серебряного сплава и быстро разрезал длинное бревно на поленья, применяя темный эфир. Анна с воодушевлением орудовала топором, частично трансформировав свое тело. Работенка для серва, а не для тана, но долг есть долг.
        Спустя несколько часов мы разобрались с завалом бревен, и работники пилорамы сообщили, что дальше они и сами справятся. Тавр повел нас в сторону делянок, которые располагались на юге и юго-западе. Левый берег Корсы считался также вотчиной Некроморфа, и местные часто сталкивались с его чудовищными порождениями.
        - И чего Некроморф не поделил с жителями? - поинтересовался я у кентавра.
        - Давняя история. Когда-то ведь Степан Петрович был старостой левобережья, - перебирая копытами, Тавр шустро несся по снежной дороге, везя на спине Эдварда.
        Я с Анной на спине сначала летел следом, но в один из моментов девушка спрыгнула на землю и побежала на своих четырех лапах, трансформировавшись.
        - Трудился, ратовал за права простых селян. В один из дней он обрел сверхспособности. Мог управлять костьми и приручать зверей разных. Правда, скотина получалось тупой, способной лишь выполнять однообразные действия. Однако она почти не требовала ухода и еды, поэтому ее начали использовать для работ в поле или для перевозки. Многим некро-твари не пришлись по душе, но их было меньшинство…
        - А что по-том? - поинтересовалась Ищейка.
        - Несколько лет назад Степана Петровича заинтересовали человеческие тела. Если труп был свежим, он мог с помощью своей силы частично вернуть в него жизнь. Когда жители увидели костяные тела, бывшие ранее людьми, то пришли в ужас. А он еще и обижался, оправдываясь тем, что ради общего блага старается. Костяные зомби понимали больше команд, чем звериные марионетки. Уверял, что за его солдатами будущее. Даже, по слухам, грезил походом на город, как только соберет достаточно мощную армию. Жители взбунтовались и направились с вилами на его дом, позвав других мета-людей. Случилась резня. Некроморфу удалось сбежать из поселения, но с тех пор он не оставляет попыток стереть левобережье с лица земли и набрать себе из тел новых слуг. Зимой становится хуже. Ведь тела намного дольше сохраняются пригодными для использования после смерти.
        - Вот уррод! - рявкнула перебирающая лапами Ищейка. - Почему его еще не пррибили?
        - Старика сложно найти, - пояснил Тавр. - Некроморф умеет скрываться и под землей.
        Вскоре мы добрались до лесного массива, испещренного проплешинами в местах срубленных деревьев. Местные старались следить за лесом, и рубили в основном старый крупняк. Молодые деревца оставляли, чтобы они разбрасывали семена, и лес потихоньку восстанавливался. Никому не улыбалось ехать за десятки километров от дома, чтобы добраться до первых деревьев.
        - Шатун? - удивленно заметил Тавр, когда мы прибыли на место. - А Горыныч с Реактивной тут зачем?
        - Двуликая отправила, - лаконично ответил медведь.
        - Сегодня будет весело?
        - Есть такая вероятность.
        Кентавр ссадил Эдварда и обернулся к нам с Анной:
        - Рекомендую не тратить много сил на деревья…
        - Понятно…
        Деревья для вырубки были отмечены красным крестами. Анна могла наносить своими когтями с темноэфирным следом рану не глубже пятнадцати сантиметров. В бою этого обычно хватало, однако многие стволы представляли для нее определенные сложности. Поэтому срубом деревьев занялся я сам, используя Призрачный клинок, а Ищейка затем убирала ветки, орудуя своими когтями. Дело шло довольно быстро, при этом эфир успевал восстанавливаться благодаря моему новому источнику. Нам с Анной даже пришлось замедлиться и помочь с переноской, поскольку сервы не успевали перевозить бревна.
        - А-а-а-а! - раздался крик с дальней части делянки.
        Из лесного массива показались насекомоподобные существа, имеющие множество длинных костяных конечностей. Големы передвигались вполне шустро, и несколько сервов, попавшихся под руку, не успели убежать. Костяные твари протыкали людей подобием крюка, после чего утаскивали тела в лес. Четверых извивающихся бедняг они успели достать, затем уже Шатун с остальными подоспели к участку прорыва. Мы с Анной также бросились на помощь.
        Медведь махал своими огромными лапами, кроша конечности и продавливая вражеские мета-поля. Реактивная старалась встать спиной к ближайшему дереву, после чего производила залп плазменными струями по противнику, из-за чего ее саму вжимало в ствол. Тавр орудовал чем-то вроде копья с длинным лезвием. Горыныч плевался огнем, стараясь попасть в центр тварей.
        Големы не чувствовали боли или усталости. Они выполняли заданный приказ, не жалея своих псевдо-жизней. В общем и целом, монстры походили на изуродованные обрубки зверей или людей, к которым приделали по 3 - 4 пары костяных конечностей, что делало их похожими на паука или жука из какой-нибудь книги ужасов. Конечности их практически не имели уязвимых мест, за исключением выступающих сокращающихся мышц. Лишь торс был защищен мета-полем, поэтому иногда местные герои сначала отрубали конечности, после чего твари переставали представлять опасность.
        Анна вовсю забавлялась, напрыгивая на костяных чудищ сверху и полосуя когтями. Потеря головы не лишала тварей подвижности, а вот после уничтожения ядра они сразу падали на снег сломанными куклами, будто бы им обрезали ниточки, за которые дергал кукловод. Я немного проследил за Ищейкой. Девушка получала иногда болезненные удары костяными лезвиями, но в целом ее мета-поле справлялось.
        В данном случае большую эффективность показал бы плазмострел, но я не стал раскрывать свои возможности перед аборигенами. И по-старинке ворвался в гущу событий, размахивая ослабленным темно-синим полуметровым светящимся клинком из двух скрещенных лучей. Его вполне хватало для уничтожения тварей, особенно если подлезть под брюхо и ткнуть в защищенное костяным панцирем ядро. Хотя я старался по возможности сохранять ядра целыми, поскольку сразу заметил в них потенциал.
        Желчь, мутная черная кровь, ошметки и осколки костей летали над полем боя, барабанили по мета-полю, портили выданную одежду. Срубленные занесенные снегом ветки деревьев окрасились в цвета потрохов костяных тварей, длинные бежевые конечности валялись под ногами, мешая передвигаться. Реактивные струи суперши наносили солидный урон. Если не отрывали конечности, то отбрасывали туши далеко назад. Поджигание Горыныча помогало так себе, поскольку твари были живучими и не боялись боли. Он понемногу прожигал конечности, целя в сочленения или пульсирующие мышцы. Тавр представлял собой слабого Истока. Он держался подальше и также постепенно отрубал конечности, орудуя топором на длинном древке. А вот Шатун старался подлезть поближе и всадить свои когти поглубже. Масса позволяла ему продавливать противников. Хотя его толстая шкура покрылась множество ран из-за острых костяных лезвий.
        Мы уже решили, что противники заканчиваются, как в один из моментов из леса выползла приземистая многоножка длиной с корабль. Тварь поперла прямо на Шатуна и пронзила его насквозь засветившимися рогами-лезвиями. Медведь взревел, удерживая ее на одном месте. Оценив обстановку, я в несколько прыжков оказался рядом, и усиленным клинком быстро срубил огромное толстое дерево. Вековой исполин с грохотом рухнул точно туда, куда я и рассчитал, придавив многоножку. Что-то громко хрустнуло после падения многотонного дерева.
        Шатун обрубил проткнувшие его лезвия и отступил, истекая кровью. Мы с Анной, Реактивной, Тавром и Горынычем сначала осторожно избавились от наиболее опасных конечностей твари, после чего исполосовали нутро.
        - Не повредите ядро! - скомандовал я, отрубая одну сегменчатую лапу за другой.
        Вскоре нам удалось практически полностью лишить перед монстра конечностей, после чего я прорубил широкое окно и достал мощное ядро без серьезных повреждений. Примерно на уровне подводного монстра, которого мы уничтожили с Ирис. Аурный камень твари мог генерировать некротическую энергию в больших количествах, и она вполне может пригодиться в будущем. Хорошо, ибо на мета-маркете подходящих ядер было не сыскать. Нет, свою армию немертвых я поднимать не собирался. Род Кройц никогда не специализировался на големостроении. А вот для талисманов, отпугивающих паразитов, использовать данную энергию можно.
        Глава 27
        Битва окончилась. Я взвился в воздух и облетел окрестности, внимательно осматривая подходы на предмет врагов или главного кукловода. Впрочем, неорганизованность монстров давала понять, что Некроморф не руководил лично операцией. Скорее, наслал миньонов разбираться самостоятельно. Если бы костяные твари вместе с многоножкой атаковали одновременно, у нас бы могли возникнуть некоторые проблемы.
        Четверых сервов уже утащили слишком далеко. Я не стал шастать над лесом - все равно плебеям уже не помочь. Пока я вырезал ядра монстров, Шатуна погрузили в кузов грузовика. Мы направились к Терему, где ранеными занялась Травница. Старуха поила пострадавших каким-то отваром, насыщенным целительским эфиром и втирала лечебные мази. Ищейка помимо рядовых синяков и царапин умудрилась получить рваную рану бедра. Отдавать любимую девушку в руки местных изувергов я не стал. Отнеся Анну наверх, я наложил на нее аварийную печать.
        - Покалывает!
        - Значит, работает, - хмыкнул я. - Как тебе первая серьезная стычка?
        - Было поначалу немного стррашно. Но в моррф-облике я ощущаю себя иначе. Таким свирепым хищником, который не боится чудовищ. Затем меня захватил азарт. Я даже не почувствовала, когда меня порранили. Не слишком много ошибок наделала?
        - Терпимо. Не лезь на неизвестного противника вперед тех, кто уже имеет опыт сражений с ним. И постарайся, чтобы в следующий раз тебе не порвали задницу.
        - Это нога! Бедрро, а не задница! - возмущенно фыркнула девушка.
        - Как скажешь… почти готово.
        Поскольку требовалось лишь срастить края раны, а не наращивать плоть или кости, то много времени лечение не заняло.
        - Быстрро! Артоф, значит, ты и в целительстве силен?
        - Знаю кой-чего. От других тебе лучше данные сведения держать в секрете.
        - Конечно!
        Покончив с неучтенным отверстием в филейной части героини, мы спустились вниз. Шатун вроде бы шел на поправку. Двуликая обтирала его шкуру, вымывая грязь из ран.
        - Что по поводу добычи с монстров? - уточнил я.
        - Ядра можете оставить себе, - откликнулась девочка. - Мы заберем кости и остальное.
        - Благодарю. Ты знала, что случится нападение?
        - Предполагала, что оно может произойти.
        - По всей видимости, твоя сверхспособность - это предсказывание будущего? - озвучил я ставшее очевидным.
        - Мое второе прозвище - Провидица, - ответила девочка, покончив с мытьем раненого медведя. - Я не знаю будущее, но вижу то, что называю нитями судьбы. Они показывают вероятности различных событий. Нити судьбы есть у людей, предметов, мест.
        - С помощью них ты и нашла меня в лесу?
        Двуликая кивнула и отправилась споласкивать окровавленные руки в раковине. Отмывшись от грязи, девочка вернулась к креслу рядом со своей пряжей.
        - А мое будущее ты видишь, Провидица?
        - Смутно. На твоем пути встретится множество опасностей, так что шансы на смертельный исход высоки. Но если Артоф Кройц выживет, то сможет занять высокое положение.
        - Я и не сомневался… Мы помогли с заготовкой дров и отразили нападение, - озвучил я. - Полагаю, этого достаточно в качестве оплаты. Нам пора заняться другими важными делами.
        - Мы благодарны вам за помощь, Песец, Ищейка, - спокойно произнесла Двуликая.
        Девочка взяла свитер с белыми змейками, который наконец закончила, и протянула мне:
        - Возьми. Надень.
        - Что?
        - Надень. Это для тебя.
        Я недоуменно поглядел на протянутый элемент теплой одежды. Мозг сразу же начал делать предположения, чего Двуликая хотела этим добиться. Осмотрел свитер эфирным зрением. Никаких потусторонних контуров замечено не было. Обычная ткань, которая порвется в первом же бою.
        - Надевай! - улыбнулась Анна. - Тебе наверняка подойдет!
        Вздохнув про себя, я принял свитер со змейками и надел поверх геройского костюма.
        - И шарф…
        Девочка подошла и принялась обматывать вокруг моей шеи шарф с тем же орнаментом в виде змеек.
        - Настоящий бабушкин суперргерой! - прыснула Анна.
        - Чего ты добиваешься, Провидица? - не стал я обращать внимание на веселящуюся Ищейку.
        - Обычное хобби, - пожала плечами девочка с повязкой. - Не забивай себе голову.
        - Так мы в расчете?
        - Да, - кивнула она и добавила ни с того, ни с сего. - Но мы также будем крайне благодарны, если ты избавишь мир от Некроморфа.
        Я хмыкнул:
        - Пф-ф, не кажется ли тебе, что это уже чересчур? За несколько дней проживания и помощь в убийстве жалкой гончей, с которой я и сам мог справиться?
        - Это не требование, господин Песец. А просьба. Браться за ее исполнение или нет - дело твое.
        - Ты ведь делала все, чтобы повысить вероятность моего согласия, не так ли?
        Девочка склонила голову набок:
        - Да.
        - И как? Соглашусь ли я?
        - Вероятность ниже пятидесяти процентов, к сожалению.
        Забавно, когда твою внутреннюю неопределенность оценивают со стороны. Нити судьбы, значит? Оракулы Империи называли их похожим термином - струнами судьбы. К предсказаниям я лично всегда относился настороженно. Не нравилось мне думать, что твои действия предопределены. Хотя точное будущее не знает никто. Оракулам видны лишь вероятные сценарии развития.
        - То, что ты мне сейчас рассказываешь - разве это не снижает шансы на успех?
        - Снижает, - согласилась Двуликая. - Но, если бы я продолжила умалчивать о своих пророческих способностях, вероятность твоего сотрудничества стремилась к нулю.
        - Резонно. Я оставлю у вас часть наших вещей?
        - Конечно. Я присмотрю за ними, - спокойно ответила девочка.
        Я взял немного денег, запасные рации, после чего передал рюкзак Двуликой. В сумке содержатся вещи, которые легко могут выявить личность Стального Курьера, но мне почему-то казалось глупым скрывать данный нюанс от Провидицы.
        - Мы не будем нападать на Некроморфа вдвоем, если вдруг отыщем.
        - Терем и Уроды будут с вами. Просто вызовите нас по рации, - помахала данным мной устройством Двуликая.
        На все у нее заготовлен ответ.
        - Значит, он обитает на левом берегу Корсы? Как выглядит?
        - Седая борода, приплюснутый нос, густые брови, складки на лбу, одет обычно в старые одежды. Некроморф, судя по слухам, всегда один, если не брать в расчет его костяных прихвостней, - кратко описала Двуликая.
        - А он не любит ловить ррыбу случайно? - задумалась Анна.
        Я посмотрел на девушку, и сам вдруг вспомнил о странной встрече со стариком, который рыбачил под мостом.
        - Думаешь, это был Некроморф?
        - Выжить в дикой прирроде обычный человек бы не мог, - пожала она плечами.
        - Ладно, - резюмировал я. - Поищем вашего злодея на досуге. Пока что у нас есть другие задачи.
        - Можете посещать Терем, когда вам будет удобно, - девочка подошла и порывисто обняла сначала меня, затем и Анну.
        Прямо не слова, а патока, льющаяся из медовых уст. Я потрогал слегка колючий шарф. Признаться, спустя дни проживания в Тереме я начал испытывать небольшую привязанность к местным жителям. Хотя все это было частью плана Двуликой по установлению со мной дружеских отношений. Иронично, что я знал об этом; она знала, что я знаю; я знал, что она знает, что я знаю и так далее… Хорошо, что Провидица не стала играть в загадки и подталкивать меня к нужному ей решению окольными путями. Не люблю подобные витиеватости и интриги. Вероятно, струны судьбы подсказали ей, какой способ общения со мной ей следует избрать, чтобы добиться максимального эффекта. Не сказал бы, что Двуликая с командой стали кем-то для меня важными, но да - при возможности, если это не будет слишком обременительно, Артоф Кройц готов помочь аборигенам, избавив округу от поганой нечисти. Ведь рано или поздно эти территории также станут моими, и мне придется наводить порядок.
        Паук являлся на данный момент главной головной болью, однако с его устранением могут возникнуть сложности. Сначала я планировал разведать другое место вместе с Ищейкой. Прочитанный мельком документ в офисе Директора натолкнул меня на одну мысль.
        Мы с Анной распрощались с местными, после чего направились в Усть-Корсу. Вечер уже вступил в свои права, так что сложностей с проникновением в город по воздуху не возникло. Девушка с большим удовольствием каталась на моей спине. Казалось, она готова всю оставшуюся жизнь ездить на моем хребте.
        Я помнил, где живет Ворон, хоть с воздуха и не сразу нашел нужное здание. Завидев знакомую ауру и горящий свет, мы с Анной подлетели к окну и вежливо постучались. Пернатый друг ничуть не удивился. Дмитрий открыл окно и впустил нас в комнату вместе с февральским морозом.
        - Быстрее. Застудите ведь, - пожурил он нас за неторопливость.
        Анна принялась с интересом рассматривать комнату и обнюхивать разные предметы. На полках стояло множество птиц, вырезанных из дерева.
        - Для начала - повернись спиной, - скомандовал я.
        Ворон повиновался, и я создал проверочную печать. Следов пси-энергии в его организме обнаружить не удалось.
        - Чисто.
        - Вовремя вы. От меня только вчера наблюдение отозвали, - хмыкнул парень. - Анна сказала, что мы с псиоником боремся, так?
        - Так. Отец Ирис преподнес неприятный сюрприз.
        - Теперь понятно, почему она мне не нравилась. Хотя, может, дело и не в псионе.
        - Характер у Ирис не сахар, - усмехнулся я.
        - Что от меня требуется? - не стал он задавать лишних вопросов.
        - Возьми новую рацию для связи, - передал я устройство. - Работает также, как и прошлая. Пока что я размышляю, как лучше проникнуть в Штаб. Не будут же Паука вечно держать взаперти? Когда его выпустят на волю, можно будет нанести точечный удар.
        - Ясно. Тогда чем займемся?
        - Мы с Ищейкой хотим слетать на Вольную Станцию.
        - Тогда я прикрою вас.
        - До станции километров семьдесят. Справишься?
        - Справлюсь, - лаконично ответил Ворон. - Я, кстати, приобрел себе винтовку и немного мета-снарядов. Скопил денег с зарплаты и с доходов от нашей мета-заправки.
        - Разве это разрешено? - удивилась Анна.
        - Нет, но кто узнает? - невозмутимо заметил Ворон, после чего достал из шкафа коробку с патронами. - Посмотри.
        Я внимательно оглядел снаряды эфирным зрением. Внутри капсулы находился небольшой шарик вещества, наполненный огненным эфиром. По-видимому, никаких детонаторов данному спектру не требовалось. Энергия высвобождалась просто при сильном ударе.
        - Интересно. Мощные?
        - Не особо. Но поле второго класса могут пробить. Свой заряд держат около года, потом сила рассеивается. Патроны нельзя хранить близко друг к другу, поскольку возможен резонанс и взрыв. Я о них вспомнил, поскольку ты упомянул Станцию. Эти патроны производит Хан.
        - Вот как? Любопытно.
        Я постарался запомнить эфирный спектр.
        - Значит, его сила держится довольно долго и без посредников в виде ядер, - произнес я. - И зачем ему только нужна эта жалкая станция? Там людей проживает меньше, чем на левом берегу Корсы.
        - Он ведь Хан, - выделила интонацией Анна. - Желает единоличной власти, пускай и на небольшом участке.
        - Понятно… Пора выдвигаться.
        - Минуту…
        Ворон спрятал винтовку в специальный чехол, после чего покинул комнату и принялся собираться. Мы слышали его общение с дедом, который отнесся к его поздней отлучке с закономерным подозрением. Вскоре приятель вернулся, закутанный с головы до ног в теплые одежды. В толстой куртке сзади были аккуратно вышиты отверстия для крыльев.
        Я фыркнул, но что Ворон заметил:
        - Что? Я не люблю холод.
        - А мне еще показалось, что это Арртоф - бабушкин суперргерой, - хихикнула Ищейка.
        - Ворон - скорее уж дедушкин… - заметил я.
        Мы покинули жилой квартал, взлетели повыше и направились на юго-восток. Морозный воздух огибал наши мета-поля, периодически бросая нас в коварные турбулентные ямы. Анна, как всегда, устроилась на моей спине. Ворон поначалу летел рядом, однако скорости полета ему недоставало, да и энергию он расходовал быстро. Я посоветовал ему схватиться за мое крыло, что парень и сделал. Дело сразу пошло быстрее. Ворон поддерживал свое тело невесомым, я же толкал нашу слитную троицу вперед эфиром движения. Наверное, со стороны мы представляли из себя необычную картину, но чего не сделаешь, чтобы сэкономить эфир или время. Анна, судя по нервным движения, не слишком обрадовалась новому соседу, но благоразумно не стала проявлять возмущение.
        Пользуясь печатью ночного зрения, я быстро нашел железнодорожные пути, после чего следовал над ними до самого поселения. Около получаса ушло на то, чтобы добраться до места. Горящие огни редких освещенных зданий заранее уведомили нас о приближении к Вольной Станции. Мы спустились в лес и подождали некоторое время, пока наши с Вороном резервы восстановят потраченную энергию. Если при обычном полете источник справлялся с нагрузкой, то двоих пассажиров тянуть на себе было непросто.
        Я методично обновил все печати, включая ночное зрение, липкие пальцы, летную, теневую вуаль и плазмострел на всякий случай. Слетав на разведку, мы удостоверились, что в западной части села охрана практически отсутствует. Скрывающее поле не было рассчитано сразу на троих персон, однако Ворону моя помощь не требовалась. Пернатый окутался своим полем скрыта и спокойно влетел следом за нами на территорию Станции. Раз уж богатая Усть-Корса не могла позволить себе следить за небесным сводом, что уж говорить про бедняцкие поселки.
        Ворон занял позицию на крыше одного из высоких зданий. Я отпустил Анну на поверхность, и она быстро трансформировалась в свою собачью ипостась. Ищейка принялась за работу, обнюхивая дорожки, двери и окна строений. Стояла густая темень, которую не разрезали уличные фонари - на их содержание денег Вольной Станции не хватало. Однако случайные прохожие попадались на пути. Анна слышала и замечала их первыми, и в основном ей удавалось найти укрытие. Хотя одна глазастая старушка заметила ее массивный силуэт в темноте, который легко принять за гончую. Женщина перекрестилась и бросилась наутек. Затем на это место явился бородатый старик с ружьем, эфирным фонариком и Громилой в качестве поддержки. Однако Ищейка уже исследовала данный район, поэтому мы просто ушли дальше, не став поднимать шум.
        - З-десь! - донеслось по переговорному устройству с собачьим акцентом. - Что-то чую… И когда ты сдел-лаешь норрмальные рррации для Моррфов? Неудобно.
        - Когда Паука прихлопнем, займусь.
        - Ловлю на слове.
        Я спустился на землю. Ищейка терлась возле заднего входа в трактир Фарида, в котором мы когда-то ночевали. Не самые благоприятные впечатления у нас остались после посещения данного заведения.
        - Именно с первого этажа идет запах? Не из номеров?
        - С перрвого, - уверенно заявила Ищейка.
        - Видимо, распивает в общем зале. Подождем, когда закончит.
        Анна залегла за наружной поленницей с дровами, оставшись наблюдать за задним двором. Мы же с Вороном переместились на крышу одного трехэтажного многоквартирного дома неподалеку. Я активировал печать подзорные окуляры и принялся наблюдать за входом в трактир.
        Время перешагнуло далеко за полночь, когда очередная подвыпившая компания покинула кабак. Анна активизировалась. С помощью ночного зрения я заметил большую голову, выглянувшую из-за забора внутреннего двора.
        - Он, - сообщила Ищейка, принюхавшись. - Черрное пальто.
        - Принято.
        Вскоре один из бредущей троицы откололся от компании и направился к своему жилищу. Я дождался, пока второй собутыльник также свернет в сторону дома, и спикировал на высокой скорости на цель. Поравнявшись с мужчиной в темном пальто, я сбил его с ног и, обхватив крепко руками, потащил за собой наверх.
        - Э-Э-ЭЙ! НА ПОМОЩЬ! ТРЕВОГА! - заорал пьянчуга во все горло.
        Однако активированное поле тишины не дало звукам покинуть безмолвный пузырь. Я отнес человека на несколько километров на север от поселения, после чего сбросил вниз.
        - А-а-а… - крик оборвался треском столкновения тела со стылой землей, за чем последовал громкий скулеж. - МОЯ НОГА! Мразь! Хан тебя найдет и открутит голову! Ты не знаешь, с кем связался! Отпусти по-хорошему, не то все близкие тебе люди умрут страшной смертью!
        Я снизился и коснулся ногами земли. Мужчина вытащил из-за пазухи пистолет и выстрелил несколько раз. Огненные всполохи расцвели на деревьях и моем эфирном доспехе, не причинив вреда. Я подошел, вырвал пистолет и сломал серву руку. Лучевая кость вышла наружу, снег оросило кровью.
        - А-А-А!!! - зашелся в оре пострадавший, дергаясь из-за страшной боли.
        Ворон последовал за мной из поселения, но не стал приближаться.
        - Все в поррядке? - донеслись слова по рации от Анны. - Мне пррийти к вам?
        - Нет, оставайся на месте, - произнес я, и устройство помимо моих слов также передало стоны и маты раненого.
        - Хор-рошо, - сразу смирилась Анна, которой такие вещи лучше не видеть. - Только Арртоф, пожалуйста…
        - Да?
        - М-м-м, будь осторрожен, - добавила она, не зная, что следует говорить в такой ситуации.
        - Обязательно.
        Я присел на корточки рядом с корчащимся в снегу мужчиной. Судя по комплекции, он был тем тощим и высоким из колоритной парочки, которая разнесла на кусочки Итачи вместе с окнами по всей округе. Он бросил на меня ненавистный взгляд и наконец узнал:
        - Кройц?! Чтоб ты сдох, падаль! Хан тебя прихлопнет!
        - Да? Какой-то ты чересчур энергичный.
        Я перевернул мужика на спину и придавил коленом. Несчастный захрипел, страдая от поломанной ноги и руки. Выпустив короткий призрачный клинок из непрофильной левой руки, я принялся аккуратно водить лезвием по телу «пациента», что сразу же отражалось в виде громких криков.
        Поначалу он все еще строил из себя храбреца, грозился всеми возможными карами, но по мере разрастания нежелательных татуировок по всему телу его угрозы переходили в бессвязные выкрики и болезненные стенания. Спрашивать о том, кто его нанял, смысла уже не имело. Я попытался вызнать, имеет ли Фокусник отношению к Хану. Сергей, а так звали наемника, не знал наверняка. Подобные вещи глава держал в секрете от подчиненных. Однако мужчина был уверен в том, что Хан не остановится. Мэр Вольной Станции счел делом чести расквитаться с наглым гостем, который отказался повиноваться и делиться «чистой», убил его людей и украл их имущество. Вероятность того, что Хан отвалил деньги наемному убийце для устранения Артофа Кройца, была по мнению Сергея высока.
        Хоть под конец стало сложно добиться адекватных ответов, но все же мне удалось выудить немного информации касательно личных сил Хана, а также внешних и внутренних укреплений вокзала, который супер использовал в качестве своей базы.
        В итоге без особой жалости я обезглавил прихвостня Хана, затем на всякий случай и ядро его разрушил. Пси-мастер бы выудил больше информации. Я брезгливо поморщился, стирая снегом капли крови с рук. Впервые мне пришлось заниматься подобными вещами, и пыточное ремесло мне не понравилось. Грязное, шумное, мерзкое. В роду Кройц были свои специалисты, занимающиеся выуживанием ценных сведений.
        Я взглянул на останки убийцы, пытавшегося отправить меня в мир иной. Мысли мои закономерно перескочили на заказчика.
        - Что ж, раз Хан так жаждет войны с родом Кройц, он ее получит!
        Глава 28
        [МАРГАРИТА РЕЗНИК]
        Хмурые тучи за окнами небоскреба очень точно отражали настроение Директора Центра. События в еврейском квартале, а также и в остальном городе, наделали много шума. Метамэну стоило вести себя сдержаннее в пределах оживленных улиц. Выращенную им гряду посреди дороги пришлось ломать и вывозить за пределы города. Но, с другой стороны, старший герой никогда не знал, какую форму примет выпущенная им мета-энергия, что делало его самым непредсказуемым супером. Обычно он вел себя более сдержанно, стараясь не использовать свою разрушительную силу посреди городских улиц, но в этот раз герой воспринял слишком близко к сердцу нападение Песца на семью Вейцман. Все-таки семья Метамэна была дружна с Вейцман. Тем не менее, свой выговор он от Маргариты получил.
        Марго слышала про Элеонору, эту энергичную женщину, собирающую вокруг себя множество людей, участвующую в различных активностях, помогающую сиротам. Сердце женщины не выдержало, когда началась суматоха. Хотя бы остальные Вейцман, если не считать Опал, не пострадали.
        Ситуация с Кройцом надолго выбила Марго из колеи. После проведенной вместе ночи в глубине души она еще надеялась, что все образуется. Либо Артоф объяснится перед ней насчет наглого обыска ее личной квартиры, либо ей удастся расколоть его и перетянуть на сторону Усть-Корсы.
        Но теперь все эти варианты стали невозможными. Несколько десятков трупов, масса разрушений и быстро распространившаяся людская молва - все это не оставляло шансов на помилование. Однако некоторые сведения от Брунгильды грызли женщину, словно червячок сомнения. Марго не считала, что так уж плохо разбирается в людях. На классического одержимого Кройц не походил. Да, перед глазами всегда имелся пример Пересвета, но знаменитый герой стал таким лишь когда получил чрезмерную силу. Песцу, несмотря на то, что он явно не соответствовал официальным рангам, было до него очень далеко. Маргарита не могла понять, что на него вдруг нашло. Однако десятки и сотни свидетелей не оставляли ему шансов.
        В офис Директора постучали.
        - Да?
        Дверь приоткрылась, и в помещение заглянула Брунгильда:
        - Привет. Не отвлекаю?
        - Нет. Проходи. Спасибо, что пришла.
        - Без проблем. Можно воспользоваться твоим баром?
        - Пожалуйста.
        Старшая героиня прошла к закутку с напитками и уверенными жестами навела себя коктейль голубоватого цвета, после чего быстро осушила стакан наполовину.
        - Трудный день? - поинтересовалась Марго у подруги.
        - Голова что-то побаливает…
        Брунгильда взяла стакан с остатками напитка и устроилась за столом напротив Директора.
        - Может, тебе стоит показаться Ворожее?
        - Пустое, - махнула рукой темнокожая блондинка. - Так о чем ты хотела поговорить?
        - Все о том же, - приподняла Марго ордер на ликвидацию, уже подписанный большинством ответственных лиц.
        - Ты еще не подписала? - удивилась Брунгильда. - Обычно тебе не требовалось много времени на согласование.
        - Мне что-то не нравится в истории с Кройцем… - пробормотала она.
        - Что именно? Свидетелей Погромов сотни.
        - А та история, на которой он настаивал?
        - Насчет того, что якобы Вейцман-старший является каким-то супер-псиоником?
        Директор кивнула.
        - Бред-бред, - покачала головой старшая героиня. - Я общалась с ним. Интеллигентнейший мужчина, который очень напуган происходящим.
        - А что Умник? Он, кажется, отнесся к версии Кройца вполне серьезно поначалу.
        - Поэтому он первым делом провел тщательный допрос Вейцмана. Его подпись стоит на ордере, так что итог проверки очевиден.
        - И все-таки…
        - Ты же знаешь. Мы проводили массу тестов с нашими псиониками. Невозможно добиться долгосрочных внушений или кардинально поменять психологию. Временные воздействия - вполне, но они не могут держаться дольше часа-двух, тем более на героях! - уверенно проговорила Брунгильда.
        Маргарита покачала головой, до сих пор не убежденная. Или просто не желающая верить фактам. Женщина достала из ящика стола распечатанный пакет и аккуратно вывалила на стол несколько почерневших кусочков.
        - Что это? - спросила героиня.
        - Остатки ручки, которую мне подарили на прошлый день рождения сотрудники Департамента экономического развития. Я отправила их на анализ в Готланд. Видящий подтвердил, что это явно части некоей компактной мета-техники, хотя ядро слишком сильно повреждено, чтобы с уверенность говорить о назначении предмета.
        - Хм, неужели жучок?
        - По всей видимости, - хмыкнула женщина. - Я показываю это тебе, потому что именно Кройц спалил ручку.
        - Он был у тебя в офисе? - удивилась Брунгильда и добавила, осененная. - Может, поэтому ты до сих пор и не подписываешь ордер?
        - Ты на что это намекаешь?
        - Кто знает, - усмехнулась героиня, сделав большой глоток из стакана.
        - Тебя не смущает тот факт, что Песец смог распознать жучок? В случайность я не верю, как и в то, что ему было известно о подарке от экономистов.
        - Есть кое-что, о чем я умалчивала, - призналась Брунгильда. - Хоть я и давала слово, но теперь уже нет смысла его держать. Помнишь контракт на рации?
        - Конечно. Как их качество?
        - Выше наших ожиданий. Так вот, именно Песец являлся связным с Видящим, который изготовил мета-технику.
        - Вот оно что! Теперь становятся понятнее его странные запросы… - задумалась Марго. - Значит, он представляет интересы Видящего? Если он работает в городе, его можно выследить?
        Брунгильда покачала головой:
        - Практически невозможно. Хотя какая-то мастерская у него должна быть. Умник предполагает, что Видящий поссорился с Готландом и сбежал от Союза. Также наш Гуру считает, что Песец и Стальной Курьер может быть одним лицом, хотя доказательств нет. У Видящих может быть множество подручных.
        - Ну а что насчет ручки?
        - Ты же наверняка знаешь, что мета-жучки давно есть в продаже. Я узнала, что пару месяцев назад появились так называемые обнаружители подслушивающих устройств. Кройц вполне мог иметь с собой подобную технику, которую ему передал Видящий.
        - А сам он, ну… не может быть Видящим? - неуверенно заметила Маргарита.
        Брунгильда проникновенно посмотрела на Директора:
        - Видящим? Я сражалась с ним бок о бок, Марго. Он слишком силен, чтобы быть Видящим. Всем известно, что Видящие не имеют других способностей, кроме особого зрения и способности к тонким манипуляциям.
        - Это может быть распространенной уткой от Союза.
        - Песец не Видящий, госпожа Директор, - настойчиво повторила героиня. - Он умелый боец, один из близких подручных настоящего Видящего. Но мы же не будем спускать с рук подобные жуткие преступления только потому, что хотим сохранить хорошие отношения с его мастером?
        Марго нервно постукивала ногтями по полированной поверхности стола, пребывая в раздумьях.
        - Спасибо за информацию. Благодаря тебе многое прояснилось.
        - Всегда пожалуйста.
        - Все еще никаких следов Кройца?
        - Ищейка пропала, уйдя от нашего наблюдателя, - выдала Брунгильда неохотно. - Вероятно, они поддерживают связь.
        - Тоже мне ловелас, - фыркнула Марго, крутнувшись на стуле. - Продолжайте поиски.
        - А что с ордером?
        - Пока полежит у меня. Мне кажется, что будет лучше допросить Песца, узнать его подробную версию случившегося, да и про Видящего неплохо было бы задать несколько вопросов.
        - Песец опасен, - покачала головой Брунгильда. - Вам стоит самой поговорить с Вейцманом, послушать о совершенных Кройцом злодеяниях.
        - Обойдусь, - обронила Директор. - Спасибо, что заглянула, Лена. Не буду больше тебя задерживать…
        Брунгильда покинула офис главы Центрального Управления, оставив женщину наедине со своими мыслями. Второй странной деталью являлся родной язык Кройца. Маргарита досконально запомнила сказанную им фразу, которую затем передала лингвистам. К точному заключению специалисты так и не смогли прийти. Но Директор не стала делиться своими подозрениями с героиней.
        Марго прекрасно знала, что нельзя смешивать рабочие отношения и личные. Это всегда заканчивается скандалом или чем похуже. Но все же не смогла заставить себя поставить подпись на заветном документе. Пересвет, несмотря на свою ублюдочность, любил порой погоняться за нарушителями спокойствия в «его» городе. Она просто не могла обрушить на одного пушистого зверька гнев всей обширной военно-героической машины Усть-Корсы. В ее душе еще теплилась слабая надежда, что все образуется.
        [АРТОФ КРОЙЦ]
        Тело исполнителя я оставил лежать в лесу. Пускай зверье пир устроит. Я поднялся в небо, дал команду Ворону, после чего мы с ним вернулись на Вольную Станцию, незаметно перебравшись через хлипкий забор вокруг поселения.
        - Заскочим в трактир. Я проголодался.
        Анна вернула себе человеческий облик, и мы втроем зашли в кабак, в котором в столь поздний час уже не было посетителей. Все разбрелись по домам, либо заняли номера наверху. Женщина за стойкой не обрадовалась ночным посетителям, но разогрела для нас гречневую кашу и подала вместе с консервированными овощами и кисловатым ягодным морсом.
        - Что теперь? - спросил Ворон, вяло поклевывающий из своей тарелки.
        - Нанесу визит Хану, - ответил я просто. - Если между родами возникают разногласия, конечно, первым делом стоит устроить переговоры. Насилие не всегда лучший выход. Но раз уж сам Хан предпочитает решать вопросы силой, придется отвечать зеркально.
        - Я с тобой! - вызвалась сразу Анна.
        - Вряд ли теперь получится сохранить инкогнито, тем более заметному Морфу, - выдал я. - Не будет ли у вас проблем в Корсе?
        - Все в поррядке! - махнула рукой Ищейка. - Я внимательно читала устав Коррпуса. Юридически законы распространяются лишь на сам город, граждан Усть-Корсы и имущество за ее пределами. Вроде рыбацких судов или поездов.
        - Значит, на Вольной Станции действует закон силы?
        - Врроде того, - кивнула шатенка. - Хотя, в уставе есть оговорка. При совершении противоправных действий за пределами города ты не сможешь занимать высокие посты в Корпусе или Центральном Управлении. Геррои должны всюду должны вести себя достойно, не запятнав чести Усть-Корсы.
        - Кстати, забыл сказать, - заметил Ворон. - Тебя вчера исключили из Корпуса, Песец.
        - О, правда? Всего-то и требовалось стать разыскиваемым преступником, чтобы расторгнуть курсантский контракт. Как удобно.
        - Если мы убьем Паука, все ведь веррнется в норму? - уточнила Анна.
        - Уже надоело жить вне закона? - усмехнулся я.
        - Нет, я все рравно буду с тобой! - помотала она головой. - Просто так сложнее добиться своих целей.
        - С Вейцманом разберемся. На очереди Хан. Ты тоже хочешь участвовать? - уточнил я у Ворона.
        - Все равно меня никто не увидит, - пожал курсант-скрытник плечами.
        - Как знаешь. Хан официально Исток седьмого класса и Стрелок шестого. Всего на уровень слабее старших героев. Но не думаю, что с ним возникнет масса сложностей. Откладывать в дальний ящик не будем - нападем сегодня ночью. Согласно информации от языка в охране главаря присутствует слабый Лекарь по прозвищу Эмч, средний Громила-Морф Шилуус и Стрелок Шуурга, которая насылает песчаные смерчи.
        - Это что еще за язык?
        - Монгольский, наверрное, - заметила Анна.
        - Помимо них в охране еще с десяток Громил, которые пока свое прозвище не заслужили. Практически все головорезы вооружены мета-патронами, которые производит сам Хан. Полагаю, что Ищейке не стоит их опасаться, но Ворону надо действовать осторожнее.
        - Понял! - кивнул пернатый.
        - Постараемся обойтись без лишних жертв. Наша цель - Хан, - заявил я.
        Мы вкратце обсудили план грядущего штурма. Чего-то экстравагантного придумывать смысла не было. Я решил идти почти напролом. Вокзал был также защищен сигналками, которых в прошлый наш проход установлено не было. По всей видимости, Союз наладил их массовое производство, и они быстро завоевали рынок.
        Левое крыло вокзала было отведено под комнаты охраны и прочей обслуги, также там находилась кухонная зона. В главном холле располагался зал для приемов и обедов. На первом этаже правого крыла базы находились комнаты личного гарема Хана. По слухам, на данный момент у него всего одиннадцать наложниц, и он страстно желал добить их количество до дюжины. На втором этаже правого крыла располагались апартаменты главаря. Окна были прикрыты решетками, а стены внутри покрывали поля, при пересечении которых подавался сигнал тревоги.
        Мы согласовали детали, после чего расплатились и покинули трактир Фарида. Зеленоватый полумесяц слегка освещал земную поверхность, давая чутким глазам Ищейки достаточно света, да и Ворон мог похвастать острым зрением. Морозный ветер гулял между домами, взметая колючие снежинки, так и норовящие впиться в лицо и выколоть глаза. Я снял подаренный свитер с шарфом и спрятал на крыше одного из зданий. Мне был прекрасно понятен весь манипулятивный эффект, однако одежду, на которую Двуликая потратила столько часов работы, было немного жаль.
        Ищейка заняла позицию, спрятавшись на заднем дворе одного из зданий, которые окружали привокзальную площадь. Ворон устроил себе насест на одной из крыш. Охрана мэра Станции прохаживалась вдоль фасада здания, дежурила на балкончиках и даже на крыше вокзала. Мета-прожектора освещали практически все подходы к зданию. С правого торца также горели фонари, вот только балконов там не было.
        Я улучил момент между обходами караульных внизу и спикировал сверху, после чего прилип к стене. Если никто не будет специально всматриваться, Теневая вуаль должна прикрыть меня на какое-то время от чужого взора. Высокие витражные окна вокзала были прикрыты толстыми решетками. Тем не менее, проще прорубаться через них, чем через сплошную бетонную стену. Купол тишины окутал пространство вокруг меня, прижавшись к окну. К сожалению, через материальные предметы данный спектр эфира протиснуться не мог. Но через широкие отверстия в решетке проник спокойно, заполнив пустоты.
        Я выпустил короткий Призрачный клинок и в несколько взмахов вырезал квадратный участок. Дальше соблюдать тишину смысла уже не было.
        - Начинаем! - произнес я в рацию и выбросил кусок решетки на проходящего внизу человека с автоматом.
        Грохот удара железки, пригвоздившей охранника, разлетелся по всей площади. За ним последовали несколько громких выстрелов - Ворон принялся выводить из строя рядовых членов банды. Где-то рядом сейчас огромная собака неслась к центральному входу, дабы отвлечь на себя внимание остальных суперов.
        Я же несколькими ударами с шумом проделал отверстие в окне и проник в просторное затененное помещение. После пересечения сигнального поля раздался громкий назойливый звук. Потолки в здании вокзала были высокими, и на долю мгновения мне подумалось, что Хану приходится тратить много дров, чтобы отапливать это огромное строение. Впрочем, не мне, желающему обосноваться в еще более крупном здании, говорить о пускании пыли в глаза.
        Взглянув на окружающее пространство эфирным зрением, на секунду я обомлел, увидев массу точечных энергетических зарядов, которых были вмурованы в стены, пол и потолок. Походило отчасти на странно-красивые узоры. Крупных зарядов видно не было. Эфир весьма капризен при высокой концентрации, и энергия Хана не была исключением. Видимо, поэтому он использовал в том числе и стрелы. При повышении силы заряда энергия становилась нестабильной - попросту сдетонирует при выстреле из пушки.
        Одна из наложниц, с которой в этот раз коротал ночь Хан, дико завопила. Я бросился на противника, который предстал передо мной в халате и трусах на широченной роскошной кровати. Лицо мужчины походило больше на азиатское. Длинные темные волосы и борода находились в неряшливом беспорядке со сна. Темные глаза глядели зло, губы были сурово поджаты. Хан успел схватить украшенный драгоценными камнями изогнутый клинок с подставки, подать в него своей огненной энергии и принять на него удар скрещенных лучей из темного эфира.
        Хан упал на спину из-за сильного толчка, я навис сверху, пытаясь продавить защиту. Крепкий колдун - недаром Центр оценивал его относительно высоко. Пользуясь открытостью противника, я выпустил короткий слабый клинок и из левой руки, после чего воткнул его в бок.
        - Бохир амьтан! - прошипел он.
        Затем произошло сразу несколько событий в короткий промежуток времени. Хан извернулся и подкинул меня ногами высоко в воздух.
        Сжавшаяся на краю кровати дама скатилась с постели и побежала в сторону дверей.
        - Помогите! - крикнула женщина отчаянно.
        Хан в этот момент перегнулся и ударил в определенную точку пола эфесом клинка. Раздался короткий разрыв, за ним последовал следующий, а потом еще и еще. Образовалась целая канонада последовательных взрывов в полу. Заряды детонировали от подрыва соседних бомб, словно падающие фишки, толкающие рядом стоящие фигурки. Здание затрясло. Зал быстро наполнился пылью и летающими осколками.
        Меня одним из взрывов подбросило в воздух. Наложнице, не имевшей защитного поля, повезло меньше. Ее также подкинуло вверх, вот только одна из ног отправилась в другую сторону.
        Глава 29
        Взрывы обошли постельную зону по кругу, после чего кровать вместе с частью пола провалилась на нижний этаж. Пока я пытался осознать, для чего Хану могло потребоваться устраивать подобную странную ловушку, главарь вытащил со стены арбалет с крупным болтом и выпустил в мою сторону, каким-то чудом разглядев мою фигуру среди пыльной взвеси. Снаряд нес больше энергии, чем пуля, и разрывом меня отбросило назад, впечатав в шикарную люстру со множеством цепей и стекляшек.
        - Артоф Кройц, это ты посмел меня побеспокоить?! - взревел Хан. - На что ты надеялся, паршивый пес?! Мои люди покрошат тебя в мелкий фарш!
        Круговым ударом клинка я обрезал цепи и выпутался из люстры.
        - Надеялся вернуть долг, - ответил я просто, снижаясь к полу.
        Хан отошел в один из углов своей просторной спальни, приготовившись отражать мою атаку светящимся от избытка энергии клинком. Я заметил, что в полу вокруг него также было вмуровано множество зарядов. Решил заманить Истока в такую примитивную ловушку? Все равно этими жалкими разрывам не повредить мое усиленное мета-поле.
        Из холла доносилось рычание и звуки борьбы, снаружи раздавались выстрелы винтовки. Створки дверей в спальню резко отворились, и через щель высунулся один из охранников. Сориентировавшись, он навел на меня автомат, однако не успел дать очередь. Огромная лапа схватила его за ногу, после чего утащила к перилам и сбросила в холл со второго этажа.
        Союзники работали, пора бы и мне потрудиться. Однако возиться мне с Ханом не хотелось. Резерв у него солидный, ранги Громилы и Истока приличные. Вот мета-полем высоким он похвастать не мог. Шестой ранг от силы.
        Естественно, я заранее приготовил все печати, которые могли бы понадобиться. Я оторвал рукав поврежденного плаща, обнажая сверкающую золотистую печать, спрятанную в районе локтя. Изящные контуры сложного конструкта светились, готовые принять в себя энергию. И я не заставил его долго ждать. Плазменный спектр проник через каналы во временное хранилище, преобразовался в сжатый небольшой снаряд согласно заданным настройкам печати, после чего вылетел из раструбного контура на огромной скорости.
        Яркий слепящий бело-желтый снаряд в мгновение ока сократил расстояние между мной и целью, вонзившись в плотный эфирный доспех врага. В разные стороны посыпались желтые раскаленные искры. Мета-поле в груди не выдержало напора и разрушилось. Огненная волна опалила одежду и обожгла кожу. Хан раскрыл от боли рот и попятился от удара. Но глубоко в плоть снаряд проникнуть не смог - мета-поле сдержало большую часть его силы.
        Грудь супера на некоторое время оказалась без защиты, и я не стал ждать, пока доспех восстановится. Второй плазменный снаряд вылетел из печати. Хан успел лишь издать невнятный возглас и начать поднимать клинок, чтобы защититься. Однако кусочек огненной стихии был быстрее. Снаряд вонзился в центр груди и пронзил ядро. Часть плазмы прошила его тело насквозь, вышла из спины и ударилась о заднее мета-поле с внутренней стороны. Огонь расплескался во все стороны, проникнув в тонкую воздушную прослойку между телом супера и его мета-полем. Человек вспыхнул словно факел. Ядро перестало поставлять телесный эфир, а мета-поле начало тускнеть и отключаться.
        Хан упал на пол и задергался, объятый пламенем. В качестве мести я подождал несколько секунд, давая еще живому врагу насладиться чудовищной болью. После чего подошел и обезглавил мэра Вольной Станции. Вероятно, наше сражение получилось не слишком зрелищным, но поганец иного не заслуживал. Волосы Хана практически все сгорели, но мне удалось схватиться за уцелевший кончик бороды.
        Я подхватил его подкопченную голову и направился на выход из спальни. В холле все еще царила суматоха. Орудовали пулеметы, песчаные вихри крутились, мешая скорее своим, нежели помогая. Рысечеловек гонялся за шустрой собакой, которая легко уходила от противников и носилась по второму этажу. Анна старалась никого не убивать, хотя некоторые сервы после ее бросков уже не выглядели особо живыми.
        - ХАН МЕРТВ! - разнесся мой крик под высокими сводами холла вокзала.
        Обугленная голова полетела вниз, ударилась о мраморные плиты и покатилась по полу. Выстрелы стихли. Прихвостни главаря Станции неуверенно переглянулись. Шилуус остановился, Шуурга отвела смерчи в сторону.
        - По праву силы я, Артоф Лиендо Кройц, объявляю себя властелином Вольной Станции. Есть ли желающие оспорить это право и бросить мне вызов? - заявил я во всеуслышанье.
        Ищейка трусцой подбежала ко мне и села рядом, всем своим видом выражая презрение к находящимся внизу жалким двуногим. На собачьей шкуре виднелось несколько кровавых пятен, но ничего критичного.
        - Хан не мог так просто погибнуть! - рявкнула Шуурга, оказавшаяся женщиной сурового вида с квадратной челюстью и толстой косой песочного цвета.
        - Можете сами удостовериться, - хмыкнул я. - Позовите Лекаря и займитесь ранеными. От мертвых проку не будет.
        Вскоре совсем еще юный мальчишка с раскосыми глазами по прозвищу Эмч выполз из своего угла и принялся спасать тех, кого еще можно было спасти. Охрана и прислуга начала приводить помещения в порядок. Спальню пока просто заколотили, поскольку в ней отсутствовали все окна из-за взрывов. Да и комнаты наложниц тоже пострадали. Одну симпатичную фигуристую рыжую даму лет двадцати чуть не расплющило упавшим сверху куском пола с кроватью.
        В целом удалось обойтись без жертв, если не считать самого Хана. Сильнее остальных пострадала наложница, которой оторвало ногу. Она чуть не умерла от потери крови, но Эмчу удалось стабилизировать состояние. Помимо них было множество раненых с огнестрельными ранениями ног - работа Ворона, а также с повреждениями от когтей Ищейки. Местный Лекарь не обладал способностью отращивать конечности, только подстегивал регенерацию и снабжал организм целительским эфиром, который обладал в том числе кроветворными функциями. Наложницу придется везти в Корсу к Ворожее, но с этим подчиненные разберутся потом сами.
        Никто не осмелился бросать мне вызов. Шилуус вернулся в человеческий облик, хотя его руки так и остались когтистыми лапами. Шуурга глядела без почитания, но также не решилась оспаривать мое право владения. Все прошло легче, чем я ожидал. Даже четверть резерва не успел потратить на противоборство Хану. Работа над своим ядром явно пошла мне на пользу.
        Мы с Ищейкой временно облюбовали небольшое непострадавшее помещение на первом этаже, которое Хан использовал в качестве кабинета. Здесь хранились различные журналы и отчеты о торговой деятельности. В один из моментов к нам заявилась мрачная Шуурга, таща за шкирку напуганного серва - лысеющего толстого мужчину в годах.
        - Ахекжан, советник Хана, - представила его суперша. - Почти что правая рука. Он заведовал вопросами торговли, общался с представителями Корсы… и тому подобная хрень.
        - Д-да, оказывал услуги… безвременно почившему мэру Вольной Станции, - утер выступивший пот платком человек. - А вы ведь, господин Песец, как я понимаю?
        - Верно, - кивнул я. - Скажите, нанимал ли Хан Фокусника для моего устранения?
        Ахекжан сглотнул, поглядел по сторонам, после чего вздохнул, поняв, что выхода у него другого нет.
        - Да. Я сам принимал участие в переговорах со связным Фокусника. Голову курсанта Корпуса оценили в три миллиона, из которых один миллион пришлось отдать авансом.
        - Дешево, - фыркнула забравшаяся в кресло Анна.
        - Значит, вы знаете, как выйти на Фокусника? - уточнил я.
        - Да. Если господину Песцу понадобится…
        - Что вы планируете делать со Станцией? - поинтересовалась Шуурга, нахмурившись. - Хан многих отбирал просто по национальному признаку и не слишком жаловал. Я по нему скучать точно не буду, но Шилуус был с ним дружен.
        - Всех идейных изгнать из поселения. Если кто-то не готов присягнуть мне на верность, ему не место в личной гвардии лорда. Шуурга, займешься данным вопросом.
        - Я? - удивилась дама.
        - В ближайшее время у меня может не быть времени. В Усть-Корсе меня разыскивают как преступника.
        - До нас доходили слухи о Погромах… - обронила суперша.
        - В целом Вольная Станция мне не так и сильно нужна, - честно поведал я. - Но раз уж взял актив, так просто расставаться с ним не стоит. Вы с Ахекжаном продолжите управлять Станцией в мое отсутствие. Чем таким интересным вы здесь кормились?
        - Люди небогаты, милорд, - поведал Ахекжан. - Живут натуральным хозяйством. Основные статьи доходов - это продажи мета-техники Хана, а также торговля ядрами, которые добывают местные охотники.
        - И на кого здесь охотятся?
        - Почти на всех. Шипокрылы, бронеежи, быстролоси, гончие. Рыбу удят в ближайших водоемах.
        - Это сильные противники. Неужто сервы научились на них охотиться?
        - Силки ставят, - пояснил Ахекжан. - Очень мощные, способные пробить звериное мета-поле. Некоторые использовали зубья, напитанные силой Хана или другие придумки. Не сразу, но люди тут научились охотиться. А вот зверью мозгов не хватает, чтобы научиться не попадаться в ловушки.
        - Ясно. Значит, все ядра охотники обязаны сдавать Хану? Какой процент вы забираете себе?
        - Примерно половину от стоимости. Если повышать налог, то охотники начинают прятать ядра от сборщиков.
        - Снизьте налог до тридцати процентов, - распорядился я.
        - Но… будет сделано, - серв не стал со мной спорить.
        - Если рядовые бойцы вздумают мародерничать, красть мое имущество - строго наказывайте. Можете публичную порку устроить. Вашу деятельность я буду инспектировать лично. Понятно, что без личной наживы на высокой должности прожить никак нельзя, но если будете наглеть - закончите как Хан. Я понятно изъясняюсь? - взглянул я на Шуургу с намеком.
        - Понятно… - буркнула женщина.
        Анна уже почти засыпала в кресле. Девушка получила несколько синяков и царапин в бою, но в целом почти не пострадала. Естественная регенерация, которая у Ищейка была на высоте, справится с лечением. Но все же сил она потратила за эти сутки немало.
        - Займитесь восстановлением вокзала. Не думаю, что задержусь здесь надолго. А то еще Метамэн вздумает нанести визит вежливости.
        - А что делать с гаремом Хана? - уточнила Шуурга.
        - Гаррем? Какой еще Гаррем?! - сразу очнулась Анна. - Нам никакой гаррем не нужен!
        Я усмехнулся. Хоть в роду Кройц было принято многоженство, но обычно это не были рабыни-сервы. Ну а называть наложницей одаренную из другого рода язык не повернется. Без него же можно после такого обращения и остаться. До дюжины также обычно количество супружниц не доходило. Чародейки плохо уживались друг с другом. От одной до трех-четырех жен в зависимости от высоты статуса и необходимости заключения новых союзов между родами.
        - Кто хочет уйти - отпустите. Кому идти некуда - найдите какую-нибудь работенку.
        - И пусть Арртофу на глаза не попадаются! - мстительно добавила хвостатая ревнивица.
        Я попросил Ворона подежурить этой ночью и проследить, чтобы никто из местных не покинул пределы Станции. Прямой связи с Корсой здесь не было, поэтому о нападении могли сообщить только лично. Неясно, какая реакция последует за смещением Хана. Усть-Корса, конечно же, могла легко прибрать к рукам как Вольную Станцию, так и Левобережье. Однако в таком случае городу пришлось бы заниматься доведением уровня жизни местных до столичных стандартов, что ударило бы по и без того вечно скудному бюджету. Так что текущее положение вещей Усть-Корсу устраивало. Какие-никакие товары, включая добытые ядра, текли в город, мигранты все еще приходили в поисках лучшей жизни, местные властьимущие охотно сотрудничают с центром.
        Хан, насколько я слышал, также отнюдь не мирным путем захватил власть в поселении, но на разыскиваемого преступника Усть-Корса явно среагирует иначе. Паук так точно пришлет команду зачистки. Поэтому задерживаться здесь нельзя.
        Мы с Анной уединились в комнате, принадлежащей ранее одной из наложниц. Ищейка ворочалась, пока я приводил себя в порядок. Но как только я лег в постель, она прижалась сбоку и быстро засопела. Я поставил будильник, то бишь попросил импа разбудить нас через три часа и быстро ушел в мир снов. День выдался длинным и богатым на события.
        - «Время подъема!» - услужливо разбудил помощник, казалось, через десяток минут.
        Почувствовав отечность в руке, я поддал телесного эфира и прогнал онемение. Анна спала чуть ли не полностью на мне: голова покоилась на плече, левая рука и нога были по-хозяйски перекинуты через тело, хвост болтался где-то в ногах. В Ирис или Марго была своя притягательность, но вот так просыпаться в объятиях любящей девушки - это тоже очень даже неплохое чувство.
        - Пора вставать, - произнес я мягко, сдвинув выбившуюся прядь волос с лица спутницы.
        - М-вуф… - промычала Анна и покрепче прижалась.
        - Ты ведь уже не спишь. Твои уши дернулись.
        - Еще пять минуточек…
        Подождав положенные пять минут, мне все же удалось растолкать сонливую героиню.
        - Анна, нам пора уходить.
        - Чего срразу «Анна»? Зови меня Аня - так корроче.
        - «Аня» - короче? - протянул я с сомнением, одеваясь. - По-моему слогов в слове столько же.
        - Корроче! - упрямо заявила девушка, нехотя также начиная собираться. - А мне можно обращаться к тебе Аррт? Или предпочитаешь «любимый»?
        - Лучше «Арт». Чем короче обращение, тем проще в боевой обстановке.
        - Пф-ф, солдафон, - фыркнула негромко девушка.
        Мы провели краткий осмотр вокзала. Перекрытие в спальне главы, как и окна, починить не успели, само собой, но в остальных местах прибрались. Следы песчаных вихрей, которые танцевали в холле, убрали. Шуурга отправилась на боковую, а вот Ахекжан все еще работал. Нервная ночь у бухгалтера выдалась. Мы обсудили с советником разные нюансы управления организацией, доставшейся мне от Хана. Охрана и прислуга продолжат получать зарплату, еду и кров. Я распорядился подать нам завтрак, за которым мы с Ахекжаном продолжили обсуждать детали.
        - Как обстановка? - вызвал я Ворона по рации.
        - Дубак, - откликнулся приятель. - Никто ночью поселение не покидал. Была пара желающих, но караульные их не выпустили.
        - Отлично поработал. Я передам караульным, что мой указ отменен. Народ можно выпускать за пределы Станции.
        - Принято.
        - Возвращайся в Корсу и отдохни как следует.
        - Моя помощь не нужна?
        - Пока что нет.
        - Кстати, там у Хана в закромах нет заряженных патронов? А то я все потратил.
        - Залетай. Поищем. Только не свети своей физиономией, чтобы у Контроля вопросов лишних не возникло.
        Ворон явился в особняк под полем скрытности, и Ахекжан отвел нас в оружейную. Которая оказалась настоящим раем для фанатов огнестрельного оружия, коим являлся Ворон. Здесь находились горки патронов разных калибров, ворох разнообразных пистолетов, куча автоматов, несколько пулеметов, винтовок, арбалетов и даже ракетниц. Более крупные снаряды для ракетницы и арбалета содержали в себе больше эфира Хана. Вероятно, из-за более плавного запуска снарядов они не детонировали при выстреле.
        - Помнится, для моего устранения были отправлены исполнители с другим мета-оружием… - вспомнил я.
        - Да. Хан решил перестраховаться, чтобы подозрение не пало на него, - пояснил Ахекжан.
        Хоть Ворон и не издавал восторженных возгласов и не отплясывал вокруг кип оружия, но глаза у парня загорелись. Кажется, он готов был провести неделю в кладовой, разглядывая разные модели оружия, подчас сваленные в общую кучу. С деревянной полки Ворон сразу снял большую винтовку мощного калибра с прицелом и магазином на семь патронов. Я махнул рукой, разрешая ему брать все, что угодно. Приятель помимо винтовки взял несколько запасных магазинов, кучу заряженных Ханом патронов, а также компактный пистолет с мелкими патронами к нему.
        - Аррт, смотри что я тут нашла! - выскочила обрадованная Анна из соседнего помещения.
        Девушка тащила странную конструкцию из множества прочных ремней и застежек.
        - Что это? - вопросил я недоуменно.
        - А, это для перевозки курьерами пассажиров, - пояснил Ахекжан. - Хан ведь не умел летать, поэтому иногда пользовался. До Падения эта вещь служила для прыжков с парашютом вместе с инструктором. Эта часть закрепляется на инструкторе, эта - на клиенте. Вот здесь потом соединяется вместе и затягивается.
        - И зачем она нам? - повернулся я к Ищейке.
        - Теперь я смогу спать на тебе даже во врремя полета!
        - Тебе лишь бы дрыхнуть, - хмыкнул я.
        Вспомнив о спрятанной одежде, я слетал и забрал свитер с шарфом, подаренные Двуликой. Не зря оставил их в безопасном месте - прочая одежда после стычки с Ханом приказала долго жить. Костюм Ткача уже зарастил повреждения. Все-таки не зря я отвалил столько денег на данные наряды.
        - Похоже, ты доррожишь этими вещами, - заметила Анна.
        - Не особо. Но раз уж на них потрачено личное время оракула… - протянул я, надевая свитер поверх костюма.
        - Может, мне тоже что-нибудь связать, когда будет врремя? - задумчиво протянула девушка.
        - Как думаете, стоит нам помогать Терему и искать Некроморфа? - поинтересовался я у соратников.
        - Как решишь, - пожал плечами Ворон, любовно осматривая свою новую винтовку.
        - Почему нет? - склонила голову на бок Ищейка.
        - Выгоды особой от данного предприятия не будет, - покачал я головой. - Только время и силы потратим, рискуя своими жизнями.
        - Мне кажется, надо помочь людям, стррадающим от набегов костяных монстров. Двуликая ведь прровидица. Наверное, ей известно, что у нас есть шансы одолеть Некроморрфа.
        - Это всего лишь вероятность. Шанс погибнуть никогда не равен нулю, даже при чистке картофеля.
        Анна прыснула, рассмеявшись над моей незатейливой шуткой:
        - Тогда тебе точно не следует заниматься готовкой без Лекарря рядом!
        С другой стороны, если мне удастся значительно усилить свои позиции в Левобережье, это все равно пойдет роду Кройц на пользу. Станция и левый берег Корсы не имели важного стратегического значения, однако такими вот небольшими кусочками, шаг за шагом, и начинается путь к Величию.
        Я снова коснулся колючего, но теплого шарфа со змейками и поморщился:
        - Все же добилась своего, манипуляторша мелкая.
        [КОНЕЦ ВТОРОГО ТОМА]

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к