Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Матвиенко Анатолий: " Попаданец Учитель Сталина " - читать онлайн

Сохранить .
Попаданец - учитель Сталина Анатолий Евгеньевич Матвиенко
        Роман отвергнут издательствами как неполиткорректный, скандальный и вообще говно. Некоторым нравится, на вкус и цвет фломастеры разные. Это - сборная солянка миниатюр, подогнанная под сюжет о путешествиях во времени и в пространстве некого "попаданца". Мне набили оскомину "попаданцы", потому сваял эту пародию - чисто антипопаданческую. Она вписывается в концепцию литературной мастерской - наглядный пример из области "как не нужно писать".
        Матвиенко Анатолий Евгеньевич
        Попаданец - Учитель Сталина
        Глава первая. Игра.
        Студент Шура Карманов слывёт убийцей, рядом с которым Сталин и Гитлер кажутся добрыми ботаниками. Но его не ищет полиция. Миллионы жертв погибли лишь на экране монитора. Кубические километры крови - красной у людей и разноцветной у эльфов-троллей - не протекли на компьютерный стол ни единой каплей.
        В жизни длинноволосый, худой, нескладный и тонкорукий, Шура запыхался, раз принеся домой три кило картошки. Зато в виртуале ему по силам тащить "калаш", "миниган", "кольт", взрывчатку и аптечки одновременно, прыгая с ними метра на два вверх.
        Он - из числа универсалов, что сутками стреляют в шутерах, рубятся в ролевых, летают в авиасимуляторах, топят неприятеля из подводной лодки, водят танк, играют в футбол и строят империи в сложных экономических стратегиях.
        Как и большинство геймеров, Шура знает характеристики любого оружия, владеет приёмами карате и кун-фу, многократно победив в "Мортал комбат" и современных вариациях культовой игры. Единственное, ради чего он готов вынырнуть из виртуальных глубин - это романы о попаданцах. Так хочется самому проникнуть в сорок первый год, разгромить нацистов. Или в семнадцатый - набить морду Ильичу, чтоб думать забыл про революцию.
        Однажды родители купили Шуре виртуальный шлем. Обалдев от счастья, обладатель нового гаджета подключил его и провалился в Интернет, перебирая игровые серверы.
        В первой же программе геймер ощутил потрясающий реализм. Шлем отслеживает движения головы и глаз, меняются звуки и поле зрения, "миниган" изливает пламя как живой. Давая отличную видимость, шлем чуть изменил привычную координацию управления виртуальным телом, и в перестрелке мир залило красным цветом.
        Рестарт. Шура увидел свои пустые пальцы. Пропала нижняя панель. В общем, что ей отражать - ни оружия, ни аптечки, здоровье 100%, начальный уровень. Не привыкать, поехали!
        Первый же направившийся к нему виртуальный персонаж (бот) оказался без каких-либо средств умерщвления в руках. Компьютер нарисовал юное существо женского пола в старомодной - двадцатых или тридцатых годов - летней одежде. Меня не обманешь, усмехнулся студент, у неё за спиной наверняка "Беретта". Он решил спрятаться за столб, пока бот не подойдёт ближе, когда можно атаковать кулаками и забрать хотя бы пистолет. Поразительная лёгкость управления. Не пришлось двигать мышкой или давить на клавиши перемещения. Казалось, что шагнул собственными ногами. Классный шлем!
        - Здравствуй. Ты кто?
        Опаньки, она не бот - игрок. Из России, Беларуси или другой русскоязычной страны.
        - Суперстрайкер. Ты из какой команды? - Шура удивился отсутствию полоски у её головы. Полоска-маркер должна витать над любым участником и даже ботом, показывая остаток жизни и принадлежность.
        Носительница ожидаемой "Беретты" удивилась не меньше.
        - Команды общества "Урожай". По стрельбе из трёхлинейной винтовки и бегу в противогазе.
        Шутить изволит. Ладно, определился геймер, атакую руками. Если своя, извинюсь, найду ей аптечку, чтобы хэлзы вернуть на 100%, или как получится. Не важно, что девица. На нулевом уровне силы примерно равны. Зато у меня преимущество нападения первым.
        Виртуальное управление сработало отменно. Он шагнул навстречу, приблизился и ударил левой-правой, увидев в поле зрения мелькание собственных кулаков. Снова восхитился новым шлемом. Руки восприняли ощущение от ударов!
        Соперницу он вырубил сразу. Может, это хитрый бот, а не игрок? Нагнулся, осмотрел яблоки, рассыпавшиеся по земле из плетёной корзины, и начал шарить по телу, надеясь отыскать хоть какой-то завалящий пистолет Макарова. Нашёл под кофточкой только спелые груди приятного размера, которые при случае работают не хуже оружия массового поражения. Короткая вспышка без обычной красной пелены, и он снова отключился.
        Второй рестарт взорвался резкой болью в затылке. Что, убитым он грохнулся со стула на пол? И мир перед глазами такой расплывчатый, верно - шлем повредился. Обидно. Придётся на гарантию нести.
        Шурик поднял руки к голове, чтобы снять и отсоединить гаджет, но ладони наткнулись лишь на коротко стриженный ёжик волос и здоровую шишку сзади, липкую от чего-то, неприятно напомнившего кровь. Только не виртуальную.
        Картинка прояснилась, и он увидел себя в помещении, заполненном декорациями к фильму тридцатых годов. Обшарпанный стол, такая же облезлая стена с портретами Сталина и Дзержинского. Над столом - верхняя часть тела мужчины в старомодной белой милицейской гимнастёрке из грубой ткани, перетянутой ремнём с портупеей. Взгляд обладателя маскарадного костюма не предвещает ничего хорошего.
        - Оклемался, сволочь?
        Студент выпрямился на стуле, неуверенно встал и увидел кобуру. В ней точно не яблоки. Для начала и "наган" сойдёт. Блин, на какой же сервак закинуло? Что-то уж слишком реализм зашкаливает, отметил он и приготовился повторить удары руками, столь удавшиеся в первый раз.
        Преодолев резкую боль в черепе и некоторое головокружение, Шура бросился к столу, ударил дважды и схватился за кобуру. Сидящий перехватил руку, вожделенно цапнувшую револьвер, а второй влепил геймеру в нос. Обошлось без рестарта. Шурка упал на спину, пребольно гвазданувшись затылочной шишкой об пол. Милиционер обошёл стол, наступил сапогом на горло и злобно прорычал:
        - За нападение на сержанта милиции при исполнении имею право мочить всякую контру прямо на месте. Слышь, урод? Мало того, что Дуську Песочникову избил и облапал, так и меня хочешь? Получай!
        Чёрное дуло "нагана" нашло промежуток между бровями осуждённого к расстрелу. Тут бы и "гейм овер", но раздался начальственный голос:
        - Сержант Пилипенко!
        - Я, трищ лейтенант!
        - Кто здесь контра?
        - Задержанный, трищ лейтенант. Побил Дуньку нашу, в сиси ей полез. Я и сам бы туда не прочь, да поглубже и пониже, а этот контрик опередить хотел, сволочь нахальная. На меня, представителя, понимаешь, власти, бросился, по носу вдарил, к "Нагану" полез. Белогвардейская морда! Я его пристрелить собрался к такой-то маме.
        - Отставить! Контра - по части ГБ, туда и отведи его, живого.
        - А по рёбрам треснуть?
        - Разок. Но не более. А то будет, как в тот раз.
        По недоумённому выражению сержантова фасада Шура догадался, что "тех разов" было много, и Пилипенко не врубается, о каком именно речь. Но укрыть руками всё что можно не помешало. Милиционер врезал раз, потом сверх того два и один контрольно-воспитательный. Затем поднял живую отбивную за ворот рубахи. В почку уткнулся воронёный ствол. Сержант повёл "контру" к гостеприимным дверям отдела ГУГБ.
        Ощущая боль в побитых местах, жёсткую длань фараона на плече, глядя на носки собственных стоптанных кирзовых сапог, в которые заткнуты грубые льняные брюки, кашляя от пыли, поднятой ветром, Карманов окончательно проникся, что вокруг ни разу не игра. Мир жесток и реален, нет лишь запахов, нос забит запёкшейся кровью. Как он сюда попал и как выбраться к родному компу - вопрос важный, но не срочный. Сейчас нужно приспособляться и выживать, а главное не делать ошибок вроде нападения на девицу и мента. Похоже, тут не засейвишься и после пули в лоб не жди рестарт.
        С грустными мыслями в голове и неясными перспективами на будущее, попаданец переступил порог самого страшного дома в городе.
        - Товарищ сержант государственной безопасности! Контрреволюционный элемент с документами на имя Прицкера Фройлиха Моисеевича доставлен!
        Пилипенко выгнулся и отдал честь, будто рапортовал Берии. Ничего удивительного, сержант ГБ приравнивается к армейскому лейтенанту, к тому же на него, словно волшебный шлейф с портрета Лаврентия Палыча, падает отсвет самой страшной власти в стране. Даром, что госбезопасность и милиция формально относятся к одному комиссариату - НКВД.
        Гэбэшный небожитель воплотил образ примерного чекиста с плаката - в свободную минуту читал газету "Правда", хотя на самом деле просто загородился ею, выпивая и закусывая. Шура ухитрился рассмотреть дату - 3 июня 1939 года. Надо же, куда его занесло! Точнее сказать - когда. С местом он уже определился - белорусский райцентр Орша недалеко от границы с Российской Федерацией... Тьфу! Пора вживаться в новую реальность, от границы с РСФСР. Скорее - в старую реальность.
        Спрятав водку, огурец, хлеб и сало, чекист кисло вопросил:
        - Сами разобраться не смогли? Ладно, давай сюда. Нам как раз одного шпиона до квартального плана не достаёт.
        До конца квартала - 1 июля 1939 года - осталось целых двадцать семь дней. Спешить некуда, можно наловить вагон шпионов. Переусердствовать тоже нельзя, ибо на следующий квартал могут план повысить. Куда уж выше? Придётся и Пилипенку арестовать, очень мало народу в Орше останется на свободе. Не хватать же пенсионеров и малолетних - госбезопасность есть организация гуманная и справедливая, к людям чуткая. Представитель гуманных органов отпустил милиционера. Потом включил настольную лампу, хоть и светлый день в разгаре, направив её в лицо контрика.
        - Сознаваться будем, гражданин Прицкер? Или с вами строго поговорить? У нас не милиция - не забалуешь.
        Шура, за считанные секунды продумавший линию поведения на четверть часа вперёд и на все оставшиеся годы, радостно заявил:
        - Наконец-то я у своих, дорогой товарищ сержант госбезопасности!
        - Какой я тебе товарищ, сука?! Пока не расстреляли, я для тебя - гражданин начальник.
        - Простите, гражданин начальник, по званию выше буду. Но какие условности между нами, чекистами!
        - Доказательства?
        - Для начала докажу, что я не Прицкер и, тем более, не Фройлих Моисеевич. Товарищ сержант, вроде у вас сало осталось, можно?
        Остатков обеда жалко. Но желание узреть, как еврей харчит сало, победило. Гэбист вручил арестанту бутерброд и принялся задумчиво смотреть на его исчезновение внутри классового врага. Вот до чего германская разведка дошла - для конспирации научила евреев свинину глотать. Или английская, а может - японская, это нехай начальство повыше разбирается.
        Лёгкое на помине начальство материализовалось в дверях, щеголяя знаками различия майора ГБ.
        - Что здесь происходит? Опять водкой разит в рабочее время?
        Глава районного отдела славен отменным нюхом на водку и на преступников. Он только что оприходовал поллитру и заставил сознаться во вредительстве двух огородников, выращивающих контрреволюционно мелкие огурцы, именуемые буржуйским словом "корнишоны". Несмотря на это майор безошибочно уловил два запаха: водки от подчинённого и шпионажа от поедателя сала.
        - Следственный эксперимент, трищ майор госбезопасности! Шпион только что доказал, что документ на еврейскую фамилию - фальшивка.
        Подозрительно. И неправильно. За полдня рабочего времени начальник выявил всего лишь вредительство, а сержант - шпионаж?
        - Задержанного - ко мне.
        - Есть, трищ майор госбезопасности! - подчёркнутым соблюдением строевых правил сержант попытался скрыть опьянение, тем больше себя выдал.
        Кабинет начотдела гораздо крупнее, нежели у сержанта. Посреди - большой стол с зелёным сукном, лампа с зелёным же абажуром. На стене - целый иконостас: Сталин, Ленин, Берия.
        - Имею ценную разведывательную информацию! - заторопился Шурик, пока его снова не начали бить.
        - Чистосердечное признание смягчает вину, - привычно прогундосил майор. Не соврал. Естественно, смягчает. Вместо побоев, прочих пыток и казни раскаявшегося клиента просто шлёпнут, гуманно.
        - Товарищ майор госбезопасности, как бы сержанта удалить. Уровень секретности такой, что вы его расстрелять обязаны, если услышит.
        - Стой за дверью. Ну?
        Убедившись, что кормилец плотно притворил дверь, студент нагнулся к майору и доверительно зашептал:
        - Вчера Советский Союз предложил Великобритании и Франции условия договора о коллективной безопасности в Европе.
        - Что ты мне на мозги гадишь? Эта тайна в газетах напечатана.
        - Сейчас самое главное, чего в газетах нет, - шурикин шёпот стал совсем заговорщицким. - Не будет никакого договора! Империалисты специально время тянут, а сами к войне готовятся.
        - Доказательства?
        - Не могу даже вам сказать. Уровень секретности - государственная важность.
        Чекист побарабанил пальцами по столу. Двоякая ситуация. Можно передать арестанта выше - за выявление такого информатора положен орден и бутылка сержанту. Если выйдет пшик, могут выговор влепить. Может, тихо грохнуть при попытке к бегству?
        - Зачем на девицу и милиционера напал?
        - Нет, сам милиционер ударил, видно хотел её сильно, вы понимаете. Я ему замечание сделал - нехорошо, мол, товарищ, без обоюдного согласия, он на меня набросился, избил. Даже убить пробовал. Я с трудом упросил, чтобы меня к своим отправили. Ну, в ГБ.
        - Да, на них похоже. Но мы, госбезопасность, другие, бережём страну и честь мундира, - успокоенный правдоподобным объяснением, начальник отдела решился, поднял телефонную трубку и доложил невидимому шефу про инцидент с Прицкером. - Отправлю тебя к Лаврентию Фомичу. Уж он на любые тайны уполномочен.
        Вроде Берию зовут Лаврентий Палыч, а не Фомич, изумился студент. Потом понял свою ошибку - на поезде в сопровождении двух угрюмых сержантов его доставили не в Москву, а в Минск, под ясны очи Лаврентия Фомича Цанавы, наркома внутренних дел БССР.
        Палач Белоруссии даже на снимках выглядит сурово, не то что Берия, которому линзы придали некую интеллигентность. В жизни Цанава - воплощение сбывшегося кошмара. Увидев его, Карманов понял, одна ошибка - и хана. Ни сейвки, ни рестарта, только застенки НКВД, сломанные рёбра и пуля в лоб.
        - Я - посланец, Лаврентий Фомич. Несу важную информацию для Советского государства.
        И без того хмурые кавказские брови сдвинулись ещё больше, а бровеносец пророкотал:
        - Что же тебе известно, посланец Прицкер?
        Всё, что Шурик успел вспомнить о Цанаве, абсолютно доступное в Интернете в XXI веке и страшно секретное здесь, уместилось в одну строчку. Но и сотню байт информации можно применить с пользой для дела:
        - Например, знаю ваше прошлое и ваше будущее, товарищ старший майор госбезопасности.
        - Тоже мне цыганка-гадалка. Расскажи про дальнюю дорогу и казённый дом. Я сам сейчас тебе казённый дом предскажу. Только без дальней дороги - она закончится для тебя прямо в подвале и прямо сегодня.
        - Без цыганщины, Лаврентий Фомич. Один факт из вашей биографии - вас исключили из партии за похищение невесты. Но сейчас вы снова в ВКП(б), и о том происшествии никто из вашего окружения догадываться не должен. Поговорим о будущем?
        Чёрные кавказские глаза налились кровью и сверкнули молниями под тучами бровей. Попаданец поторопился с продолжением.
        - В ближайшие десять лет лично у вас дела будут идти хорошо. Но они зависят от отношений с Лаврентием Павловичем и его с Иосифом Виссарионовичем. Берия прикроет от жалоб и доносов, что идут на вас к Сталину.
        - Десять лет - это 1949 год. А дальше?
        - Спросите у меня году эдак в 1947-м. Если доживу. Провидцев, знаете, не любят.
        - Всякие там пророки и предсказатели противоречат марксистской теории Ленина-Сталина, следовательно - вредны, не существуют в природе и подлежат расстрелу в случае выявления. Увести в подвал!
        - Я не пророк, а посланец! Имею сведения про переговоры с Англией и Францией.
        - Отставить подвал. Ненадолго.
        Шура повторил прогноз касательно переговоров, добавив несколько подробностей - большинство деталей он просто не вспомнил. Рассказал, что империалисты будут тянуть, отправлять в Москву чиновников слишком низкого ранга, заявлять о невозможности прохождения Красной Армии через Польшу и прибалтийские страны, тем самым сорвут подписание соглашений. Советский Союз окажется перед перспективой переговоров с Рейхом.
        - И что с Германией?
        - Простите, Лаврентий Фомич. Об этом я могу рассказать только Берии и частично - Молотову. Если не верите, разрешите посидеть у вас в тюрьме без расстрела пару месяцев, увидите как сбудется прогноз по Англии-Франции. Только лучше для государства заранее предупредить Берию и Молотова, пусть они товарищу Сталину доложат. Ситуация сложная. Надо, чтобы буржуи меж собой подрались, а не скопом напали на нашу страну.
        - Ты что, не веришь в победу Красной Армии над любым врагом?
        Карманов почувствовал, что он на волоске от пыточных застенков.
        - Красная Армия всех сильней! А также я верю, что в результате империалистических войн трудящиеся совершат революции, скинут ярмо помещиков и капиталистов, присоединятся к СССР в деле построения коммунизма во всём мире, товарищ нарком! - выпалил он одним духом и почувствовал, что вспотел.
        - Ладно, Прицкер, живи пока. Я доложу в Москву кому следует.
        - Александр Карманов, товарищ старший майор госбезопасности. Прицкер - для конспирации.
        Очевидно, для той же конспирации его отправили на конспиративную квартиру, а не в пыточную и даже не в камеру. Там попаданец впервые смог рассмотреть в зеркало новую внешность.
        Вместо длинного, патлатого, сутулого и худосочного очкарика на него глянул крепкий колхозный парень лет двадцати, ростом под метр семьдесят, русый, нос картошкой и чуть набок от милицейского сапога, веснушки, короткая стрижка. Неинтеллигентность персонажа удручающая. Но для выживания в 1939 году самое то: славянское рабоче-крестьянское происхождение написано крупными буквами. Потому чекисты оборжались, глядя на ксиву с именем Фройлиха Моисеевича - липа чувствуется за версту.
        На следующий день отвратительно дымящий угольный паровоз, ничем не напоминающий дизельные и электрические локомотивы памятной Шуре эпохи, утянул в Москву обшарпанные вагоны. Целое купе в одном из них заняли конвоиры, сопровождающие посланца в НКВД СССР.
        Глава вторая. В Москве.
        "Лаврентий Палыч Берия не оправдал доверия. Осталися от Берия одни лишь пух да перия" - эту песенку написали после того, как всесильного сталинского помощника сняли с должностей и расстреляли. При жизни Народный комиссар внутренних дел СССР не возбуждал желания шутить над ним. Его не обмануть, как белорусских простаков.
        - Товарищ народный комиссар! Мне известно ваше будущее и Советского Союза до
1991 года.
        - Коммунызм победит. Я - тоже. Если у вас другой вариант истории, добро пожаловать в подвал.
        - Я знаю как сделать, чтобы вы... то есть мы быстрее победили. Убереглись от предательства со стороны некоторых с виду честных членов партии, а на самом деле троцкистов-ревизионистов. Расскажу про новые виды оружия, они сделают Рабоче-крестьянскую Красную Армию совсем несокрушимой. Про секретные планы германцев, англичан, американцев и японцев, даже те, что пока в разработке. О том, как Советский Союз присоединит Западную Украину и Западную Белоруссию, Бессарабию и Северную Буковину, Литву и Латвию, Эстонию и часть Финляндии.
        - Почему только часть? - Берия блеснул линзами, впервые показав заинтересованность.
        "Упс, нарком проболтался или считает меня трупом, с которым можно говорить о чём угодно - однозначно не дотяну до утра?" - спросил себя Шура. Но игра начата, выйти невозможно. По крайней мере, живым. Надо продолжать.
        - Ошибок много поначалу. Недооценка противника. Недостаточная разведка оборонительных сил Линии Маннергейма. Ну, потом их систему дотов так назовут. Слабое взаимодействие частей и родов войск. Надо, чтобы в течение дней десяти-пятнадцати наша армия вошла в Хельсинки, поддержав народный протест против империалистической клики, возглавляемый финской компартией. Иначе Англия-Франция-Америка так навалятся, что возникнут неприемлемые трудности.
        - Тэк-с, - из-за жуткого акцента даже короткие реплики Берия произносил неразборчиво, и его не всегда удалось понять сразу. - Сейчас идёшь вниз... Нэ бойся, нэ в подвал. С тобой будет работать майор Судоплатов. Напишешь, что знаешь.
        - Товарищ Берия! Я могу рассказать Судоплатову про ликвидацию Троцкого, но как с ним обсуждать попытки убийства вас и товарища Сталина?
        Нарком хлопнул по столу маленькой крепкой ладошкой.
        - Что ты знаэшь про Троцкого?
        - До августа 1940 года у вас ничего не получится. Потом Меркадер пробьёт ему череп ледорубом.
        Берия скис. Больше года пройдёт! Сталину это крайне не понравится. Снять, что ли, Судоплатова? Буквально копчиком ощутив перемену настроения главы НКВД, попаданец поспешно добавил:
        - Руководство внешней разведки - преданные вам люди, таких мало. Троцкого слишком хорошо охраняют.
        - Ладно. Говори всё мнэ. Кратко. Я решу, что дэлать дальше.
        Как жаль, что новейшая история гораздо меньше интересовала студента на истфаке, чем альтернативная из книжек с яркими обложками, а также "Халф Лайф", "Сталкер" и "Медал оф Хонор". Хватило лишь для краткого пересказа.
        Берия удивительно спокойно перенёс известие о кознях Маленкова, Булганина, Хрущёва и Жукова, приведших к ускоренной смерти Сталина и казни самого Лаврентия Палыча, хотя шансы у ренегатов дожить до 1953 года резко снизились. По крайней мере, находиться на должностях, с которых их алчные ручки смогут дотянуться до царственных грузинских кадыков. Погрустнел на этапе рассказа о застое, встрепенулся было, узнав, что хоть один начальник ГБ стал Генеральным Секретарём ЦК КПСС, пусть и не надолго. Современная Карманову Российская Федерация наркома не вдохновила, несмотря на третье переизбрание президентом бывшего начальника госбезопасности.
        По окончании спича повисла длинная пауза. Берия в задумчивости прошёлся по кабинету, потом взял телефонную трубку и приказал:
        - Немедленно найти пионера Горбачёва Михаила Сергеевича. Ставрополье, то есть Северо-Кавказский край. Лет девять-десять. Нэт, нэ надо сюда везти. На месте удавить, сволочь. Если несколько? Александр, какие особые приметы? Пятно на лысине нэ пойдёт - в детском возрасте он пока волосатый.
        - Товарищ нарком, может, не надо? Его в Генеральные Секретари не пускать - он и страну не развалит.
        - Вах, за такие дела удавить мало, - в трубку Берия добавил. - Капитан, если несколько - вези всэх сюда. Сами выберем.
        Карманов похолодел и вспотел с интервалом в тридцать секунд. За свою жизнь страшно, да плюс осознание, что одно неосторожное слово уничтожает десятки ни в чём не повинных людей. Ну, пока неповинных.
        - Товарищ Сталин! Есть крайне интерэсная информация. Сейчас буду.
        Уже в машине нарком шепнул:
        - Нэ проболтайся, что Троцкий год проживёт. Станэшь моим личным врагом.
        - Москва не Мексика. Здесь ваши враги год не живут.
        - Правильно панимаэшь.
        Отец народов, предводитель пионеров и всесоюзный друг ботаников при ближайшем общении сначала даже разочаровал попаданца: маленький человечек с рябым лицом, отсохшей рукой и трубкой во рту - то погасшей, то коптящей. Ни пронзительного взгляда тигриных глаз, ни голоса, замораживающего кровь у присутствующих. На самом деле величие в делах, а не в эффектной внешности. Буш-младший вон какой симпатяга был, а потом пришлось негра звать чтобы разгрести за ним дерьмо.
        Карманов пересказал второй раз, добавив немного подробностей. Сталин не подал виду, интересно ему или нет, мягко ходил по кремлёвскому кабинету, дымил и слушал. Берия вскипел мозгами, пытаясь сопоставить этот рассказ с тем, что было сказано на Лубянке. Путаться будет в показаниях - значит, врёт. И если совпадёт слово в слово - тоже ложь, заученная наизусть. Главчекист точно знал задолго до доктора Хауса - все врут. Кроме трупов, которые своё отобманывали. Нет, и мёртвые лгут, если оставляют документы, записки всякие. Жаль, не врежешь трупу в переносицу - говори правду, троцкист, бесполезно их пытать.
        - Лаврэнтий, ты сам этому веришь?
        - Поверять надо, товарищ Сталин. Гражданин Карманов, отчего Ленин умер?
        - Болел долго. Говорят, сифилисом мучился.
        - Видите, Иосиф Виссарионович. В газете про сифилис нэ писали. Человек десять в курсе.
        Большевики задумались, глядя на всезнайку. Если он про ленинские гадости в курсе, отчего ему не иметь компромат на Сталина и Берию. Выведать информацию и расстрелять - так спокойнее. Шуркин копчик опять похолодел, и его владелец торопливо сходил с самого козырного туза.
        - Товарищи, все мои знания о будущем обесценятся, как только вы начнёте действовать сообразно с полученными от меня сведениями. Но есть множество технической информации для авиаконструкторов и танкостроителей. Её вот так сразу не выложишь, это в процессе, постепенно вспоминается.
        - Хитришь. А ведь ты даже нэ в Советском Союзе родился, в капиталистической России. Сейчас из кожи вон лезешь. Зачем тебе это? - Сталин прищурился и оценивающе посмотрел на студента. На полголовы ниже, а глянул сверху вниз - такое умеют лишь вожди вопреки законам физики.
        - Что же мне делать? Я - русский. Положим, был бы грузином, белорусом, евреем. Что, к нацистам перебежать и им про критическую массу расщепления урана рассказывать? Разве рождённые в царской России не могут быть патриотами СССР?
        Последней фразой, как ни странно, Карманов попал в точку. Сталин, Берия, Молотов, Каганович, Ворошилов и прочая советская элита родились, естественно, до
1917 года, происходя из той самой Российской Империи, которая в урезанном виде восстановилась после горбачёвских управленческих экспериментов. Троцкий тоже, хотя сейчас не лучший момент говорить о нём.
        - Ладно, - махнул трубкой Сталин. - Да, чем про танки удивишь?
        - На Харьковском паровозостроительном заводе работает конструктор Кошкин. Ему поручили делать колёсно-гусеничный танк, а он с товарищами другой проектирует, чисто гусеничный.
        - Тэк. Заговор. Или саботаж. Преступная группа. Лаврэнтий, разберись.
        - Так точно, товарищ Сталин.
        - Нет! Послушайте! Танк очень важен для следующей войны.
        - Такой хороший? - удивился вождь.
        - Плохой. Нет! - студент, привыкший к общению лишь в скайпе и айсикью в духе "чмоки-чмоки", "убейся ап стену", "аффтар жжот" или просто рисовавший смайлики, впал в ступор. Как трудно вкратце объяснить двум грузинам, почему Кошкина не надо ставить к стенке! - Очень перспективный. Из него сделаем хороший, я знаю, как именно. В войне против Польши и Финляндии без него можно обойдёмся, а с Германией - самое то. И самоходную установку на его шасси. Нужно восстановить проект истребителей И-180 и И-185 Поликарпова, посадить хвостового стрелка на Ил-2, снять с производства ТБ-7, сделать реактивную турбину вместо ЖРД на Би-1, штурмовую винтовку под укороченный патрон, шноркель на подводных лодках, безоткатное орудие против танков, баллистическую ракету...
        - Помолчи, а? Лаврэнтий, ты где выкопал этого всезнайку?
        - В Орше, товарищ Сталин.
        - Вах. Страна чудес. Александр, в твоём врэмени Белоруссия - капиталистическая?
        - Нет, товарищ Сталин. Так и зовётся - белорусское чудо.
        - Лаврэнтий, нэ спускай с болтуна глаз. Хоть одно слово где нэ надо скажет - с тебя спрошу.
        - Будэт сделано.
        Так Шурка Карманов, выпускник очень средней школы и отнюдь не отличник в вузе, получил в Москве жильё и охрану, по штату не меньше чем у Кагановича.
        Материальные блага надо отрабатывать. Даже в Москве 1939 года, где людям внушали, что страна семимильными шагами несётся к коммунизму. Там всё будет на халяву или весьма доступно.
        Доставленные к попаданцу авиаконструкторы выглядели как-то очень по-разному. И поступали соответственно. Поликарпов, амнистированный враг народа, по тюремной привычке сел на корточки и закурил бычок, бдительно зыркая по сторонам, словно ожидая вертухаев. Туполев зашёл, заложив руки за спину, и дисциплинированно стал лицом к стене. Петляков торопливо сорвал с головы зэковскую шапочку, прижал к впалой груди и робко произнёс: разрешите войти, гражданин начальник. Ильюшин и Лавочкин пугливо посмотрели на них, без иллюзий представляя неизбежное лагерное будущее.
        - Где Григорович? Я же конкретно сказал: всех!
        - Умер, товарищ Учитель.
        - Ладно. Это уважительная причина.
        Вальяжно прошествовал Яковлев. Как же, любимец Сталина. Даже позволил себе чуть-чуть опоздать. На звёзд из шарашек глянул свысока, не поздоровался.
        Вчерашний школяр, получивший ныне кодовую кличку "Учитель", велел капитану госбезопасности немедленно связать его с Берией.
        - Берия слушаэт.
        - Лаврентий Павлович! Неправильно получается, часть конструкторов крайне важных самолётов по лагерям и шарашкам, а Яковлев, Поликарпов, Илюшин и Лавочкин на свободе. Неравные условия. Можно освободить Туполева и Петлякова?
        - Зачэм? Проще всэх посадить.
        - Только не расстреливать!
        - Карашо. Правилно, что напомнил, - Берия чёркнул в блокноте: для конструкторов сделать исключение. - Звони, э, если помощь нужна, да?
        - Обязательно, товарищ народный комиссар внутренних дел, - про себя Карманов поклялся, что обратится в главному чекисту только если совсем припрёт. Помощь Берии проявляется, как бы лучше выразиться, несколько односторонне.
        Присмиревшие авиаинженеры, слышавшие разговор, забились по щелям, потеряв различие, кто пока свободен, а кто нет. Впрочем, у Берии не заржавеет, к средине ночи воронки наведут равноправие.
        - Основным истребителем ВВС в ближайшие годы будет машина на базе И-180 Поликарпова. Лавочкин со своим коллективом вливается в его КБ. Все силы на доводку этого истребителя. Ориентируетесь на воздушное охлаждение. Если будут препятствия в поставках 88-го мотора или поползновения сделать другой истребитель, сразу мне, я рапортую Берии и Сталину.
        - Товарищ Учитель, что товарищ Сталин думает по поводу машин с жидкостным охлаждением двигателя? - Яковлев находился в плену иллюзии, будто его статус советника вождя по авиационным вопросам хоть что-то изменит.
        Сталин внемлет моим, а не твоим советам, подумал Карманов и произнёс вслух:
        - Лёгкий истребитель остаётся за вами. Только не вздумайте показывать его госкомиссии со снятой бронёй и вооружением. Армии нужен боевой, а не спортивный самолёт.
        Яковлев перепугался. Откуда Учитель знает его сокровенную тайну о готовящемся мошенничестве с показом "самого быстрого в мире" истребителя?
        - Петляков! Четырёхмоторный бомбардировщик и высотный истребитель не нужны.
        - Без ножа режете! - взвыл зэк. - Мне за высотного истребителя Берия свободу обещал!
        - Переделать высотный истребитель в пикирующий бомбардировщик. Получите свободу. Когда-нибудь. Ильюшин, бросайте силы на бронированный штурмовик в двухместной конфигурации. Не забудьте для стрелка хоть какую-то защиту, от осколков там. Туполев, за вами средний двухмоторный бомбардировщик. Остальные проекты свернуть. За отклонение от заданий - расстрел. Вдохновились? За работу.
        Через час доставили Кошкина.
        - Товарищ конструктор, вместе с заданием на колёсно-гусеничный танк вы рисовали с товарищами чисто гусеничный А-32. Будущий Т-34. На кого работаете, гражданин Кошкин?
        Харьковчанин прямо со стула грохнулся на колени.
        - Не губите, гражданин начальник! Нас посадить - на Харьковском даже паровозы некому сочинять будет. Я - кондитер и политработник по профессии. Кончились инженеры! Кому проектировать, если и кондитеров посадите...
        Шура, постепенно проникаясь логикой эпохи, понял, что в Харькове пора организовывать зэковскую шарашку. Если верить Кошкину, основной контингент для неё уже отведал парашу и баланду.
        - Лаврентий Павлович! Нужно одно закрытое КБ из заключённых при Харьковском заводе. Чтобы танки придумывали под присмотром НКВД, без художественной самодеятельности.
        - Канэчна! - прозвучало из трубки.
        - Стало быть, посадят, - упал духом Кошкин.
        - Для вашего же блага. Здоровье подлечат, охранять будут, условия создадут. А главное - вас уже объявят врагом народа, всё случилось, не надо бояться и дрожать по ночам в ожидании воронков. Правда, замечательно?
        Кошкин робко улыбнулся.
        - Теперь слушайте. Конструкция вашего танка замечательная. Почти. Надо кое-что изменить, по-мелочи. Привод нужен не на заднюю, а на переднюю ось, башня сдвинется назад. В башню добавьте место командира танка, наводчик пусть себе наводит. Командирскую башенку приварите. Пушку обязательно мощнее - калибр ствола сразу делайте 85 миллиметров. Прицелы у орудия заменить. Гильзоуловитель прогорает, решите проблему. Дизель слишком пожароопасный, замените на бензиновый. Трансмиссию поменять, поставьте пятиступенчатую. Выхлоп идёт вниз, пыль подымает, нужно глушитель. Переднюю часть корпуса переделать, чтобы люк механика-водителя был горизонтальный, а у стрелка отдельный. Приборов наблюдения побольше и получше. Механизм поворота башни электрический сменить на гидравлический. Танковое переговорное устройство заменить на качественное. Подвеску Кристи поменять на торсионную, катки перфорировать для облегчения. Броню мощнее и многослойную. Рацию, отопитель на зиму и гальюн в каждый танк. Топливные баки переместить, в бортах они уязвимы. Воздушный фильтр ужасен, его заменить на эффективный. Добавить бензиновый
генератор для зарядки батареи. Гусеницы нужны другие, повыносливее. Ну, и всякая ерунда. Я тут набросал. Потом добавлю, что вспомню. Не забудьте стабилизатор орудия для прицельной стрельбы с ходу, я тут прикинул эскизик, - Карманов протянул рисунок с силуэтом танка наподобие Т-90. - В 1940 году Родине нужно дать первую тысячу таких машин.
        Челюсть у Кошкина отпала.
        - И что от Т-34 осталось? Может, по-старому, на коленках? Эдакое чудище мы всем миром не вытянем.
        - А вы попытайтесь. Попытка - не пытка, особенно в тридцать девятом. Товарищ капитан госбезопасности! Уведите арестованного. Введите Королёва, Келдыша, Харитона и Сахарова, - Шурик решил не откладывать создание межконтинентальной баллистической ракеты с ядерной боеголовкой.
        Потом оружейники получили эскиз АКМ. Миллион упражнений по скоростной сборке-разборке автомата в своё время помог запомнить конструкцию в мельчайших деталях. Может, кроме ударно-спускового механизма, тут местные кулибины что-нибудь придумают. Теперь АК (автомат Карманова) заменит автоматическую винтовку Симонова, а РПК - пулемёт Дегтярёва. В конце аудиенции Учитель повелел заменить пистолеты-пулемёты ППШ и ППД на машинен-пистоле Судаева - он намного лучше, судя по играм-стрелялкам на тему Второй Мировой войны.
        Судостроителям вручил ценные указания о проектировании субмарин по типу VII серии Кригсмарине. Директор автозавода уставился на эскиз ЗиЛ-157 и судорожно вытер лоб платком.
        Эх, некому рассказать про айпэд. Не всё сразу.
        День прошёл удачно. Можно домой - отдыхать.
        И всюду за Шурой следуют два или три чекиста, заходят в туалет, моются с ним в бане. Они стоят у двери спальни, когда сержант госбезопасности Марфа Конякина, по легенде - домработница, помогает Учителю снимать сексуальное напряжение.
        Глава третья. Тучи войны над Европой.
        Срыв переговоров с Великобританией и Францией, как следствие - неизбежный альянс с нацистами заметно увеличили доверие Сталина и Берии к Учителю. Если вообще можно говорить о таком отношении со стороны людей, привыкших никому не доверять. Зато остальная советская элита Карманова возненавидела и завидовала его незаслуженному успеху. Берия вынужден был ввести в аппарат НКВД отдельного лейтенанта, перебиравшего доносы на попаданца и бережно подшивавшего их в тысяча ...надцатый том досье на Учителя. Госбезопасность тщательно хранит весь компромат, когда-либо к ней попавший. Охрана у Карманова увеличилась вдвое: кто их знает, недобитых троцкистов. Уничтожат ценного кадра.
        Единственный раз нарком внутренних дел устроил Шуре разнос, когда тот взял автограф у Риббентропа, прибывшего в Москву для подписания Пакта о ненападении.
        - Виноват, товарищ Берия. Но Риббентропа сразу повесят после войны. Хотелось автограф на память.
        - Этого мало? Я тэбя спрашиваю, - главный чекист страны кинул папку на стол, в которой лежали множественные письма германского министра, выкраденные советскими разведчиками в разных странах мира.
        - Ни в одном из тех документов не написано: "майн либер Саша", - смутился попаданец.
        - Когда арестуем Гитлэра, Гэринга и Гимлэра, тогда и будэшь брать автографы.
        - Виноват, товарищ нарком, обожду. Недолго осталось. Разрешите вопрос.
        - Да?
        - Польшу "освободим", начиная 17 сентября. А как с Финляндией? Если действовать без моей подсказки, потеряем много людей и техники, вылетим из Лиги Наций, Хельсинки не возьмём. Надо собрать в Ленинградском военном округе ударный кулак в миллион-два, две-три тысячи танков и начать на пару недель раньше. Тогда до заморозков Финляндия поднимет советский флаг. Но мои прогнозы разойдутся с последующей действительностью.
        - Я пасовэтуюсь с таварищем Сталиным. Прогнозы - это нэнаучно. Хэльсинки важнее. Уведите... вах, привычка. Просто - ступай.
        В Европе началась Вторая Мировая война, которую пока никто так не называл. Советский Союз, не поперхнувшись, сожрал останки Польши и подписал с Рейхом договор "О дружбе и границе". 15 октября 1939 года, на полтора месяца раньше, чем в прошлой реальности Карманова, Красная Армия обиделась на якобы артиллерийский обстрел с финской стороны и начала массированное наступление.
        Сосняком по откосам кудрявится
        Пограничный скупой кругозор.
        Принимай нас, Суоми - красавица,
        В ожерелье прозрачных озёр!
        Много лжи в эти годы наверчено,
        Чтоб запутать финляндский народ.
        Раскрывай же теперь нам доверчиво
        Половинки широких ворот!
        Особенно в словах песни, придуманных Анатолием Френкелем, Шуре последняя строчка понравилась. Действительно, по окончании первого месяца боёв мало какие ворота остались целыми, половинки - в лучшем случае.
        Белофинны сражались отчаянно. Вместо полумиллиона потерь убитыми, ранеными, обмороженными и пропавшими без вести, Красная Армия после вмешательства Карманова потеряла больше миллиона, тысячу танков и почти столько же самолётов, подводные лодки, один надводный корабль, не счесть орудий и миномётов. Коммунисты бывшей русской колонии в последний момент предали Интернационал и вместе с белофиннами полегли в уличных боях против русских. Новое краснофинское правительство Куусинена сразу состояло из граждан СССР с финскими фамилиями: выбора не было. С улиц Хельсинки до конца трупы убрали, а Верховный Совет СССР уже удовлетворил просьбу Финляндии о её вхождении в состав Советского Союза на правах шестнадцатой союзной республики.
        Население остальных республик ликовало, финны учились очередной раз жить под русскими, Лига Наций описалась кипятком, а Сталин, Берия, Молотов и тогдашний нарком обороны Ворошилов схватились за голову от огромных потерь. Их нанесло мизерное и слабовооружённое финское войско. Миф о "легендарной и непобедимой" Красной Армии, в какой-то мере разделявшийся и сталинским руководством, рассеялся как утренний туман.
        Карманов снова боялся за свою жизнь. Он передал учёным и инженерам львиную долю того, что мог вспомнить. Красная Армия изменила историю, начав финскую войну раньше и оккупировав страну. Как провидец Учитель потерял цену. Он слишком мало знал, чтобы быть полезным, и достаточно - чтобы представлять опасность. Поэтому очередной вызов к Берии воспринял с чувством ужаса, переходящего в панику.
        - Знакомься, Учитель! - нарком в хорошем расположении духа, что редкость, указал на тщедушную фигурку за столом.
        - Здравствуйте, гражданин начальник, - пролепетал перепуганный еврей. - Меня зовут Вольф Гершикович Мессинг, к вашим услугам.
        - Ещё одно бэлорусское чудо.
        - Извините, гражданин нарком! Я из Польши, в Белоруссию от немцев сбежал. Они евреев убивают!
        - Видишь, Учитель, задэржанный на наших союзников клевещет! Будущее предсказывает. Разберис, да?
        - Слушаюсь, товарищ нарком!
        В подвале, где до конца не выветрились ароматы прежних доверительных бесед, Карманов велел удалиться конвоиру и спросил Мессинга:
        - Что у вас за предсказания?
        Еврей страдальчески сморщился, округлил глаза и прошептал:
        - Война будет страшная. С Германией.
        - Ясно. После войны что?
        - Ви мне таки верите? После войны сложно будет. Люди в космос полетят.
        - Не тяните резину. Что с Варшавским договором?
        - Откуда ви знаете? Сильный союз, против НАТО, обеспечит мир...
        - Так. Значит, вы попали сюда из будущего, не позднее 1991 года.
        - Что же было в 1991 году?
        - Договор изменился. Не перебивайте. Так из какого вы года?
        Мессинг сжался.
        - Будем говорить или офицера позвать?
        - Ой вей! Не надо! Из 1974-го!
        - Там кем были?
        - Артистом эстрады... Райкину ассистировал.
        - А здесь врёте органам госбезопасности, что провидец будущего.
        - Жить как-то надо, гражданин начальник.
        - Советской власти врать нехорошо! - веско сказал Шура. За полгода он настолько свыкся с фразеологией и образом мыслей людей предвоенного СССР, что ощутил себя советским человеком. Остаётся в ВКП(б) вступить. А что? Рекомендации Сталин и Берия дадут, ни один партком не откажет. С этими мыслями агент Учитель поднялся на доклад.
        - Товарищ нарком! Гражданин Мессинг - не пророк, такой же попаданец как я, только из 1974 года. Головы людям морочит.
        Берия подошёл к любимому окну и задумчиво посмотрел на Лубянскую площадь. Карманов решил ловить момент.
        - Лаврентий Павлович! Два случая, это только известные нам. Ну, госбезопасности, - поправился студент. - Значит, мой провал в прошлое не уникален. Могут быть иные. Каждый инцидент несёт потенциальную угрозу, что носитель ценных знаний о технологиях будущего попадёт к империалистам. Нужно работать в этом направлении.
        - Что предлагаэшь?
        - Создать группу. Анализировать случаи внезапного проявления прогнозов, истинность которых могу только я оценить. Взрывное развитие техники, опережающее время. Физиков-теоретиков привлечь. Может, получится инструментами засечь перенос и захватить человека из будущего раньше врагов.
        - Сам руководить группой хочешь?
        - Нет, товарищ нарком. Только консультантом. Я другое хотел сказать. Мои знания односторонне использованы. Я ведь ещё про экономику много знаю. Про диспропорции накануне войны.
        - Хочешь капитализм посовэтовать?
        - Что вы! Я стал советским человеком и борцом за коммунизм.
        Берия ухмыльнулся. Все до единого, отправившиеся из этого кабинета в ад, убеждали его, какие они хорошие коммунисты.
        - Есть общие принципы экономики. Например, принято решение о строительстве новых авиазаводов, но не наращивается выпуск алюминия. Моторы изготавливаются из расчёта по штуке на каждый новый самолёт или по два на двухмоторный. Ресурс у них - часов сто. Куда потом безмоторные машины деть? Не хватает высокооктанового бензина, на автомобильном разве что ТБ-3 взлетит, азота, электролита в аккумуляторы, шин, антиобморозительной жидкости, радиостанций... Это только авиация, Лаврентий Павлович.
        Судя по реакции всесильного наркома, угроза расстрела немного отодвинулась.
        - Я подумаю. Что с Мессингом дэлать?
        - То же, что и со мной. Долго расспрашивать. Я не всё помню, и книг с собой не захватил. Может, он что-то мне неизвестное знает. Только... не советский он человек, товарищ Берия. В буржуазной Польше жил, к нам сбежал со страха перед немцами, а не по убеждениям. Сторожить надо и глаз не спускать.
        - Молодец, парень. Учишься революционной бдитэльности. И про экономику хорошо говоришь.
        Из кабинета Берии Шура выкатился взмокшим, но живым и с некоторой гарантией, что будет востребован, а значит пока не расстрелян. Хуже всего, что дальше придётся общаться с недоброжелателем - руководителем промышленности и заместителем председателя Совнаркома Лазарем Кагановичем.
        Как переналадить выпуск военной продукции попаданец хорошо знал из книг о таких же путешественниках во времени. Развитие народного хозяйства известно по играм, но... Из многочисленных разновидностей стратегий Карманов меньше всего любил экономические. Именно такой ему пришлось заниматься целый год, используя в качестве игрового компьютера народное хозяйство Советского Союза, превратив его в подобие "Порт Роял 3". Устройством для ввода команд в бестолковую советскую ЭВМ вместо мыши и клавиатуры послужил вредный, упрямый и амбициозный Каганович. Невозможно нормально играть, когда каждый второй клик игнорируется, а каждый третий срабатывает с точностью до наоборот. Вместо монитора - лживые сводки Госкомстата, интерфейс свёл бы с ума Билла Гейтса. "Цивилизейшн" Сида Мейера отдыхает.
        Попытку вмешательства в глобальную политику студент предпринял лишь одну - подбить к нападению на Германию летом 1940 года, когда вермахт добросовестно лупил превосходящие британские и французские армии на западе Европы, а англичане истерично просили вмешаться. Но Сталин, Жуков, Ворошилов и Тимошенко в один голос заявили о необходимости закончить перевооружение, и попаданец сдулся. Ни одна армия мира не заканчивает перевооружения. Нигде и никогда. Военные ненасытны, взамен хорошего оружия требуют отличное, а после него ещё лучшее.
        Дела шли своим чередом. Советский Союз в добровольно-принудительном порядке заграбастал Прибалтику. В 1940 году под угрозой войны оторвал у Румынии не только Бессарабию, но и Северную Буковину, никогда ранее не принадлежавшую ни СССР, ни царской России. Что уж мелочиться. К облегчению Шуры, иной исход финской войны существенно не повлиял на последовательность основных событий, и его прогнозы до сих пор сохранили смысл. Их совпадение с показаниями второго пришельца из будущего плюс подтверждение подвига Меркадера и смерть Троцкого приподняли статус Учителя. Мессинг, наоборот, бесследно сгинул в недрах НКВД.
        Пользуясь некоторым доверием вождей и отдавая отчёт в его непостоянстве, Карманов осмелился предложить Берии и Судоплатову несколько спецопераций. Зная своё косноязычие, он долго готовился к презентации и волновался. Цена ошибки хорошо понятна на примере Мессинга.
        - Товарищи! Я проанализировал несколько основных научных и технических направлений, в которых империалисты пока опережают СССР. Предлагаю вам похищение наиболее способных немецких и американских учёных, чтобы заставить их работать на Советский Союз.
        - Или ликвидировать. Канэчно, товарищ Учитель, - Берия моментально просчитал, что грохнуть на месте проще. - А советские учёные - самые гениальные в мире, потому что вооружены единственно правильной марксистско-ленинской теорией. Рано или поздно сами нужное изобретут, лишь бы наймиты капитала случайно не опередили. Давайтэ список.
        Шура обомлел. Получается, он только что подписал смертный приговор самым выдающимся умам эпохи. Сунуть бумаги в рот и сигануть из окна? Но Судоплатов уже листал наброски, черкая карандашом.
        - Скажите, агент Учитель, откуда у вас информация об изобретениях, ожидаемых через три, пять и даже десять лет?
        - Павел Анатольевич, не могу сказать. Это не точные сведения, а очень вероятные предположения. Научный прогноз. Товарищ нарком может подтвердить.
        - Мы проверили. Данным Учителя можно довэрять. Ограниченно.
        - Товарищ народный комиссар! О вероятности захвата или ликвидации объектов доложу через три дня. Предварительно заявляю следующее. Курт Танк и Вилли Мессершмитт - это весьма охраняемые фигуры. Выкрасть их не представляется возможным. Ликвидация - может быть, но повлечёт осложнение отношений с Германией. Вернера фон Брауна я не знаю, но по описанию его задач он также охраняется и засекречен.
        - Значит, Павел, начинай внедрение к ним своих агэнтов. Чтобы в случае войны мог ликвидировать их немэдленно.
        - Есть, товарищ народный комиссар. С американцами проще. Альберт Эйнштейн известен как учёный-теоретик, его вряд ли опекают. Вот интересная фигура, Роберт Оппенгеймер. Он год в нашем поле зрения как известный калифорнийский коммунист. Его можно пригласить к нам хотя бы... в гости, - чекисты хищно улыбнулись, Шура поёжился. - Следующий. Норберт Винер - тоже теоретик, с ним проблем не будет. Свалим на нацистов. Нильс Бор. Учитель, вы антисемит? В списке на ликвидацию учёных - одни евреи.
        - Никак нет. Я же прошу не убивать их, а в шарашки доставить! Фон Браун - немец.
        - Наших учёных запросите, кто самые извэстные за рубежом. Не раскрывая цели.
        - Я отбирал имеющих отношение к военным проектам, - замельтешился Шура.
        - Не суетитесь, Учитель, - понял его колебания Судоплатов. - Обещаю, кого возможно - привезём живыми. Но атомную бомбу империалисты первыми не получат. Даже если придётся полностью убрать их высоколобую верхушку. Правильно, товарищ нарком?
        - Правилно. Идите работайте, товарищи.
        Карманов вышел с Лубянки как из пасти льва и решил посвятить день авиации. Навестил Яковлева, даже принёс ему передачу с воли - сухари и тёплые носки. Потом встретился с Рычаговым. Его недавно поставили командовать авиацией после смещения опытного Смушкевича, попавшего в опалу. Из старой истории было известно, что командующему ВВС из-за высокой аварийности в частях и низкой эффективности авиации в первый месяц войны также не миновать обвинений и расстрела. Или хоть кого-то удастся спасти? Например, этого симпатичного аса, Героя Советского Союза, ветерана Испанской гражданской. Жаль, что он в авиации плохо разбирается. Ну, налетал сотни две часов, сбил пару фрицев. У Карманова только на симуляторе "Топ Ган" тысячи часов налёта, а уж сбитых врагов куда больше, чем выпустила авиапромышленность планеты за сто лет своего существования.
        - Павел Васильевич, я считаю, что оценка боеспособности наших ВВС завышена.
        - Товарищ... Учитель, как вас там. Такие слова можно приравнять к очернению ВВС РККА и отправиться в НКВД.
        - Я только что от Берии. Поверьте, комбриг, я с ним обсуждаю острые вопросы. Вернёмся к самолётам. Воздушные победы над Халхин-Голом принесли самоуспокоение, несмотря на тяжёлые результаты боёв в небе Финляндии. Вы встречались в Испании с немецкими "Сто девятыми"?
        - Да, на И-16 против них трудно. Но Як-1 немца одолеет.
        - Должен вас огорчить. Фирма Мессершмитта тоже не стоит на месте. И у Люфтваффе очень высокий уровень подготовки лётчиков. Против англичан они выпускают истребителей, имеющих сотню часов учебных полётов. Пилотов бомбардировочной авиации - чуть менее опытных, но тоже не новичков.
        - Не может быть! Надо идти к товарищу Сталину и объяснить ситуацию, - рубанул прямой и горячий по молодости Рычагов.
        - Поздно. Вы командуете ВВС второй месяц. Почему сразу не доложили? Что, только сейчас начали разбираться? Так я ещё о бомбардировщиках не начинал разговор. Не сравнивал СБ и Ю-88.
        Рычагов усиленно соображал. Потом осторожно спросил:
        - А что вы сами говорили Сталину про авиацию?
        - То же самое, что и вам сейчас. Только начал год назад и в гораздо более резкой форме.
        - Значит, Смушкевича вы...
        - Нет. Пока я занимался изменением модельного ряда, налаживанием снабжения. Короче, материальной частью. В оргвопросы не лез. Поэтому вашего предшественника сместили без моего влияния. Теперь пришло время менять организационную структуру ВВС. И вот с предложением о её реформе идти к Сталину вам. Не с криком отчаянья, а с конкретным предложением. Я - поддержу. Ловите наброски.
        Рычагов начал торопливо просматривать текст. Потом отодвинул.
        - Вы предлагаете прямо перед возможной войной уменьшить число бомбардировочных, истребительных и штурмовых полков. Да ещё убрать их с запада на старую границу с Польшей. Это даже не вредительство. Товарищ Сталин нас обоих... как врагов народа! По всей строгости закона!
        - Зря плохо думаете о товарище Сталине. Самолёты старых типов следует интенсивно использовать как учебные. Опытные лётчики на новых машинах будут куда сильнее.
        - Сократить количество авиачастей вдвое... Меня расстреляют.
        - А вы на такой должности решили спокойно жить? Это не хором в Пермской областной филармонии заведовать. Думайте, мне за вечер надо сдвинуть сухопутные силы на укрепление старой границы.
        Шура отправился в Генштаб. Он бегал, уговаривал, убеждал, умолял, а где-то невидимый генерал-лейтенант Паулюс чертил на карте стрелки, намечая захват и покорение СССР.
        Глава четвёртая. Не обижайте Гитлера.
        Георгий Константинович Жуков смотрел на Карманова с раздражением, болезненно огрызаясь на каждое замечание. После командно-штабных учений, где он, воюя за виртуальную гитлеровскую армию, легко поставил СССР на колени, Сталин, Ворошилов и Тимошенко согласились с необходимостью изменения оборонной стратегии. Жуков знал, что именно нужно менять. Только присланный к нему выскочка спутал расчёты.
        Карманов много раз переигрывал 1941 год. Но не на безответных цветных листах бумаги, а против хитроумного компьютера, который извращался куда вычурнее, чем Кейтель, Паулюс, Гудериан, Майнштейн и Роммель вместе взятые. Причём попеременно сыграл за обе стороны - вермахт и РККА. Очевидно, что и те, и другие стратеги упустили массу возможностей. Студент говорил об этом Сталину, не понимая, почему того выворачивает на изнанку при упоминании о компьютерных играх. В этом отец народов удивительно напоминает отца попаданца. В итоге Сталин отправил Учителя учить Жукова: "Он тоже любител побеждать. На бумаге".
        Однако начальнику Генштаба не рассказать про компьютерные стратегии две тысячи десятых годов. И апеллировать к Генсеку по каждой мелочи невозможно. Поэтому зрелый и юный полководец грызлись сутками, передвигая армии, дивизии, мехкорпуса, бригады и даже отдельные полки. Пока лишь на карте.
        Шурику удалось отговорить отцов-командиров от резкого наращивания числа механизированных корпусов. Лучше создать несколько танковых армий, вооружённых Т-34 и САУ, оснащённых автотранспортом и кучей приданных средств. Нащупав любимую тему Жукова - блицкриг, Учитель подтолкнул его к созданию ловушки глубоко вклинившимся германским, румынским и итальянским войскам. Для затравки предложил "сыграть" за французов, якобы подготовивших мышеловку вермахту при прорыве линии Мажино на севере. Жуков за две недели условного времени отбросил бошей к Берлину и чуть подобрел.
        У Кошкина получилось сделать промежуточный Т-34 - нечто среднее между А-32 его разработки и техзаданием Шурика. Танк даже несколько превзошёл привычный Учителю Т-34-85 образца 1944 года. Сам конструктор, откормленный на усиленном питании НКВД, пережил 1940 год, был реабилитирован (условно) и носился по стране, налаживая производство Т-34 в Харькове, на Урале, в Сталинграде и, конечно, на Кировском заводе. В каждой из шести танковых армий будет не менее пятисот Т-34, а также 100-миллиметровые САУ на его шасси и лёгкие танки. Гудериан, спишь спокойно по ночам?
        Судоплатов начал выполнять поручения. Курт Танк внезапно разбился при испытании самолёта, а чертежи двигателя "Фокке-Вульфа-190" попали к Поликарпову. Теперь у СССР есть шанс вырваться вперёд по истребителям с моторами воздушного охлаждения. Добрые немцы позволили поколупаться в останках "Спитфаера", совершившего вынужденную посадку во Франции.
        Коммунист Оппенгеймер, арестованный во время визита в Москву как американский шпион, боролся за жизнь, круглые сутки работая над атомной бомбой. Вместо лаборатории в Лос-Аламосе он получил камеру, много бумаги и чернил, а также двух сержантов ГБ с длинными обрезиненными мотиваторами в руках. Эйнштейна сгубил сердечный приступ.
        Полуеврея Нильса Бора, арестованного в Дании по анонимному доносу, казнили нацисты. Разве не сволочи?!
        Мессершмитт и фон Браун продолжили ковать оружие, недосягаемые для когтей НКВД, а наивный кабинетный учёный Норберт Винер предстал перед Кармановым, развесив уши. Идеи, которые он изложил в своей "Кибернетике" уже после войны, а пока лишь витавшие в его голове смутными образами, ему на ломанном английском языке, перегруженном геймерским слэнгом, рассказал простой русский юноша со сдвинутым на бок носом-картошкой.
        В итоге Учитель с невероятным трудом уговорил Берию не отдавать кибернетика под суд и устроить в МИИС младшим научным сотрудником. Естественно, при условии строгого надзора ГБ. Глядя, как в подвале института постепенно вызревает первый на планете компьютер, Карманов понадеялся и в этой жизни сыграть хотя бы в тетрис.
        Вермахт накапливал силы на польско-советской границе, чтобы "защитить войска от британских бомбёжек". СССР решил провести небывалые по масштабу учения, призвав в РККА сразу два миллиона человек.
        А у Шуры состоялся свой бой, не хуже Прохоровки. Против Сталина.
        - Иосиф Виссарионович! Я знаю вашу большевистскую твёрдость в отношении детей высшего руководства. Но урон, которые страна понесёт в первые же дни войны от пленения ваших сыновей и спекуляций на эту тему, катастрофичен.
        - Нэт, товарищ Учитель. Нэ надо беспокоиться за мою семью, - вождь отправился в прогулку по кабинету, меряя в миллионный раз его шагами. - Вы сами утверждаете, что Красная Армия лучше подготовлена к войне. Почему тогда мои дети попадут в плэн?
        - В масштабе фронтов и армий всё будет намного лучше. Но судьба отдельного бойца зависит ещё и от случайности. В моей истории Яков погиб в плену. Нацисты рассыпали листовки с его фотографиями по нашим окопам: если даже сын Сталина сдался в плен и хорошо себя чувствует, то простым солдатам РККА там будет зашибись как здорово. И сдавались! Артём, ваш приёмный, бежал из плена. Мы меняем историю. А вдруг не сбежит? Представьте ущерб репутации ЦК, если два сына Генерального секретаря будут на тех листовках!
        Сталин рассвирепел.
        - Как ты смеешь мне предлагать такое! Чтобы мои сыновья перешли к врагам! Никогда!
        Он не угрожал. Но Шура прекрасно усвоил, что вождь не любит произносить угрозы. Ответственные товарищи, кого Сталин считает недругами или просто мешающими людьми, через некоторое время узнают о своей новой должности врага народа и исчезают в ГУЛАГе.
        - Никто не перешёл! Даже ценой жизни! - Карманов закричал на Сталина, понимая, что переступил последний рубеж, но не смог остановиться. - Немцы спекулировали фактом пленения! Есть версия, что Якова они захватили уже мёртвым. Это провокации гестапо!
        - Не надо было так говорить. Уходи.
        Карманов хлопнулся на колени. Из глаз брызнули слёзы.
        - Расстреляйте меня. Я уже не очень много сделаю для СССР. Но прошу вас, переведите Якова и Артёма в артиллерию ПВО! Они тоже могут погибнуть, но на нашей территории. Василий пусть ни при каких условиях не летает за линией фронта.
        Сталин подозрительно покосился на школяра, отвернулся к окну и пыхнул трубкой, успокаиваясь.
        Понимая, что не всё, быть может, потеряно, Карманов добавил:
        - Может, меня выбросило именно в 1939 году, чтобы предупредить об ошибках и дать коммунизму шанс.
        - Кэм выбросило? Кто тебя вообще послал?
        Вопрос остался без ответа. Сталин жестом отослал его и вернулся к креслу.
        О переводе Артёма и Якова в ПВО Ленинградского военного округа, а Василия в КБ Яковлева лётчиком-испытателем Шура узнал от Берии. По интонации наркома понял, насколько тот изумлён его безрассудной храбростью. Не только кричать на Сталина, но и спорить с ним, когда вождь уже принял решение, считается смертельно неблагоразумным.
        - Тогда ничего не буду говорить о наркомовских детях и бегстве за границу Светланы Алилуевой, - сказал себе Карманов. Вроде как отомстил и успокоился.
        Началась война. Сталин и военное руководство, до конца питавшие смутную надежду, что страшилки Учителя относительно ударной мощи вермахта сильно преувеличены, теперь невзлюбили его за правоту.
        К лету 1942 года фронт стабилизировался вдоль старой границы СССР. Чуть лучше вооружённая и организованная Красная Армия не сдала Киев и Минск, не пропустила группу армий "Север" к Ленинграду и отстояла Крым. Но даже в таком варианте потери были ошеломляющими. С каждым месяцем Сталин всё подозрительнее смотрел на Карманова. Главнокомандующий уже не верил, что без вмешательства информатора из будущего ситуация была бы хуже.
        Геймер счёл начало войны удачным. Блицкриг сорван, ресурсы половины Украины и Белоруссии сохранены, нет блокады Ленинграда, а новые подлодки Северного флота сделали доставку американской помощи намного безопаснее. Ни один значимый оружейный завод не захвачен и не выведен из строя. Сработали чрезвычайные меры по увеличению добычи алюминия, производству высокооктанового бензина и иного сырья. Номенклатура иностранных поставок изменилась в пользу конечной военной продукции.
        Всё бы ничего, но на редкость досаждали попаданцы. В тылу врага начали действовать организованные ими соединения или даже целиком состоящие из засланцев из будущего. Ладно, если бы просто воевали. Каждый второй норовил пробраться к Берии и Сталину с нетленными советами. Лаврентий Палыч по привычке предлагал их расстреливать, но Иосиф Виссарионович проявил добросердечие и приказал формировать из пришельцев штрафные батальоны. Их так и назвали - "десант попаданцев", "чёрная пехота", "чёрная смерть". Вождь пришёл в восторг от собственной идеи: даже пули тратить не надо, нацисты отлично закрывают вопрос с непрошенными гостями. Самый грамотный из попаданцев, именующий себя "интендантом", Сталину не дался и организовал в тылу немцев образцовое капиталистическое хозяйство, вызывая постоянные приливы желчи у начальника штаба партизанского движения Пономаренко, не справляющегося с обузданием самодеятельности.
        У Карманова начались серьёзные проблемы. В мае на испытательном полигоне взорвался первый советский реактивный самолёт, уничтожив находившихся рядом. В том числе Василия - младшего и самого любимого сына вождя. Сталин, не забывавший ничего и никогда, помнил, что в кармановском оригинальном варианте истории Василий пережил войну без проблем. Отношения окончательно похолодели. Тогда Шура, которого Генсек даже в шутку больше не называл Учителем, решился на отчаянный шаг и заглянул к Берии.
        - Лаврентий Павлович, мне кажется, ситуация на 1-м и 2-м Белорусском фронте напоминает ту, что сложилась в моём старом мире перед наступлением немцев на Орловско-Курской дуге. Враг очень силён, но понёс большие потери. Я думаю, что где-то на стыке Белорусских фронтов либо в другом подходящем месте готовится удар, чтобы решительно переломить ход событий в пользу вермахта. Занимаясь вооружениями, я уверен, что у Ставки примерно втрое больше сил на центральных направлениях. Поэтому летние бои будут решающими для общего хода войны.
        - Хватит. Я лучше тэбя знаю обстановку на фронте. Что ты хочешь?
        Несмотря на явное улучшении диспозиции советских войск перед 22 июня 1941 года, военноначальники привыкли критично относиться к стратегическим советам Карманова. Говоря языком XXI века, он их всех достал. Берии это было отлично известно. Шуре тоже.
        - После крупных поражений на востоке германская армия в моей реальности упорно сопротивлялась два года, цепляясь за каждый дом. Потери СССР в 1944 и 1945 году вышли огромными, как и в начале войны. Одна из причин - личные качества фюрера. Без него генералитет давно был согласен на переговоры о мире, лишь бы сохранить свои шкуры.
        - Предлагаэшь ликвидировать Гитлера?
        - Понимаю, идея не блещет новизной. Я знаю, покушений на него совершено множество. Но мне известен один секрет. Могу подготовить группу с очень высокими шансами на успех. И даже сам приму в ней участие.
        - В чём секрэт?
        - В отличном знании ставки фюрера "Вервольф" под Винницей. В компьютерной игре я десятки раз проходил её сверху донизу.
        - Когда ты, наконец, поймёшь, что жизнь - нэ игра?
        - Отлично понимаю. Но полученные в играх знания использую на благо Советского Союза.
        - Хорошо. Рисуй схэму, я дам приказ Судоплатову.
        - Товарищ народный комиссар! Разрешите мне отправиться в ставку.
        - Ты с ума сошёл. Товарищ Сталин категорически запрэтил твоё появление в местах, где возможен контакт с врагом. А ты к самому Гитлеру хочешь!
        - Прикажите членам группы расстрелять меня при опасности пленения.
        Идея расстрела возмутителя спокойствия понравилась Берии.
        - Я доложу товарищу Сталину.
        - Лаврентий Павлович, надо бы выяснить, когда вероятно появление фюрера под Винницей. Я сам точно не помню, вроде вторая половина 1942 года. Но в тот раз положение на фронте складывалось совершенно по-другому.
        Сунув голову в петлю, обратного хода не дашь. Шурик начал тренироваться со спецгруппой НКВД. Как всегда, выручили геймерские навыки. Он стрелял лучше других, поражая инструкторов универсальностью в выборе оружия. Доставшееся в наследство от неведомого Прицкера тело отлично выдержало физические нагрузки. Хуже с боевым самбо. Рефлексы на клавиатуре-мыши не помогают в реальном единоборстве.
        Тогда Шура потребовал выделить ему маленький спортзал на трое суток для одиночных занятий. В зале он представил себе клавиатуру, а исполнительным органом - тело. За три дня увязал рефлексы. Например, пробел - удар рукой вперёд, Ctrl W - удар в прыжке и т.д. На четвёртый день в общем спортзале ненароком изувечил инструктора по рукопашному бою.
        В начале августа Судоплатов доложил, что Гитлер ожидается в винницкой ставке не позднее десятого числа для личного контроля за мощным наступлением на восточном фронте.
        - Последний шанс, Лаврентий Павлович. После советского контрудара фронт уйдёт на запад, Винница станет советской, а Гитлер удерёт в Германию. Если агент Учитель предполагает успех именно в этом бункере, надо пробовать.
        - Нэ передумал? - Берия хитро сверкнул линзами.
        - Никак нет, товарищ нарком.
        - Давай. Но помни - живым ты нэ должен попасть в плен. Ни при каких условиях.
        - Так точно. Вряд ли кто-то из нас вернётся с задания. Главное - врага ликвидировать.
        - Возможно, вам пригодится, - добавил Судоплатов. - По неподтверждённым данным, Гитлер сильно изменил поведение в последнее время. Разведгруппа, отслеживающая перемещения фюрера, сообщила о неуверенности в его действиях и выступлениях.
        - Чувствует скорый конец. Я постараюсь его ускорить. Прощайте, товарищи!
        Тёмно-зелёный "Дуглас", известный в СССР как Ли-2, прокрался в ночном небе над Украиной. Шуру откровенно обуял страх. В авиасимуляторах оставление самолёта с парашютом обычно не представляет трудностей. Жмёшь Esc и видишь себя на мониторе как со стороны. Одна проблема - коли территория вражеская, попадёшь в плен.
        А ещё ни один симулятор не передаёт ужаса ночного прыжка, когда от пинка сапогом ниже спины вылетаешь из "Дугласа" в чернильно-чёрную неизвестность. И уж никакой компьютер не смоделирует удар о землю, при котором кости трещат, пятки уходят в ягодицы, они соединяются с горлом, а ливер внутри брюха встаёт дыбом.
        Двенадцать бойцов НКВД собрали и спрятали парашюты, затем двинулись по сосновому лесу. Форма ваффен-СС, в руках "эрмы" МР-40, в головах и сердцах решимость убить Гитлера любой ценой.
        Сутки ушли на наблюдение. Немцы изобразили активную суету, что во всех армиях мира является признаком близости высокого начальства.
        Ставка "Вервольф" защищена колючей проволокой с электротоком, вышками с часовыми, множеством постов, хитрыми дверями с кодами и сотнями других навороченных систем безопасности. Но что толку, если в отряде НКВД специалист, легко раскалывающий самые сложные квесты, прошедший тысячи раз шутеры "Вервольф" и "Вольфшанце". Не говоря о коридорах, лабиринтах и западнях "Ассасин Крид", "Фолаут", "Бателфилд", "Кал оф Дьюти", "Фар Край". Кто теперь посмеет сказать, что стрелялки-бродилки не полезны?
        Не все супермены государственной безопасности имели подобный навык. Точнее, никто, кроме Шуры. Уже через пять или шесть уровней в живых остались только двое его сопровождающих. Их главной задачей было - не допустить, чтобы VIP-персона была захвачена в плен. Карманов ликовал в привычной стихии, палил из двух МР-40 одновременно, собирая магазины у попавшихся на пути эсесовцев. Он принял огонь на себя, но только рядом с ним оказалось возможно выжить.
        Немцы умирали пачками. Дабы ввести в заблуждение раненых но выживших, стрелок непрерывно орал: "Фак! Щит! Вотс хэл! Санофбич!" Пусть потом винят англичан.
        У последней двери, рядом с которой створки хранилища в Форт-Нокс показались бы картонными, Шура сменил обе "эрмы" на свежие. У прежних стволы раскалились и недобро светились малиновым. Отнимая магазины у двух последних эсэсманов, невзначай прихватил "парабеллум".
        Бронированный люк открылся, ганмен кувырком вкатился в последнее помещение. В нём - никого. Только свисающее с потолка длинное полотнище алого цвета, украшенное белым кругом со свастикой, подозрительно вздыбилось посредине. Карманов сорвал его и нос к носу оказался перед великим фюрером германской нации.
        - Вот же блин, - сказал Гитлер по-русски, смешно всхлипнул и добавил. - Пичалька.
        - Ты кто? Из какого года?
        - Две тыщи одиннадцатого. А ты?
        - Тринадцатого. Уходим.
        НКВДшникам Шура крикнул о сверхценной информации, ради неё гада надо доставить в Москву, и что до самолёта фюрер - заложник, по которому нацисты палить не будут. Наверх вышли минут за десять, дострелив пяток недобитых эсесовцев. Пользуясь предрассветными сумерками, понеслись галопом. Стараясь не сбиться с дыхания, попаданец засыпал вопросами собрата по путешествиям во времени:
        - Как тебя зовут?
        - Маша Сушкина.
        - Упс! Женщина?
        - Девушка. А тут... В мужском теле ужасно. Между ног пахнет, не отмыть. Под носом противная щётка. А как переспала с Евой Браун, почувствовала себя лесбиянкой.
        - Почему не прекратила войну, Маша?
        - Кто бы меня послушал! И так косились с подозрением. Гитлер раньше иначе себя вёл. Нацисты меня не понимали! Грубые, сволочи. Им бы только шнапс, бабы и мировое господство. Один лишь Вольф...
        - Что Вольф?
        - Обергруппенфюрер Вольф был со мной деликатен. Выгнал противную Еву. А потом... Он такой нежный и страстный!
        - Тьфу, гомосятина!
        - Не надо так. Я же девушка... глубоко внутри.
        - Ладно, как ты сюда попала?
        - Играла в "Симс".
        - Надо же. Шлем у тебя какой?
        - Китайский. Нонейм. На брэнд денег не хватило.
        - Видишь. У меня "Кванта электроникс". В приличное тело попал, и пол не перепутан.
        - Спасибо тебе. Ты меня выведешь отсюда? Хочу назад, в Москву, к компьютеру. Давай улетим, как стая диких чебурашек, - Гитлер доверчиво прижалась к шуркиному плечу.
        Сосны поредели. На поляне спецгруппу дождался Ли-2, вращая винтами на холостых оборотах. Сзади донёсся голос лейтенанта.
        - Гражданин Учитель. Заложник больше не нужен.
        Карманов остановился и обернулся. На них с фюрером уставились дула двух пистолетов-пулемётов. Обыденное слово "гражданин" вместо "товарища" в устах ГБшника много значит. И много чего предвещает, вряд ли доброго. Почувствовав холодок в копчике, Карманов улыбнулся и демонстративно закинул МР-40 за спину.
        - Вашкевич, твоя семья под бомбёжкой погибла? Сейчас рассчитаешься за них. Огонь! - скомандовал лейтенант. С первым выстрелом Шура бросился в сторону, выхватил "парабеллум" и всадил по пуле в сержанта и офицера.
        - Фюрер, за мной!
        Снаружи транспортник охранялся штурманом и стрелком-радистом. Карманов окликнул их по-русски, чтобы сдуру не стрельнули по эсесовскому мундиру. Пробел и Ctrl K, оба летуна беззвучно повалились у трапа. Попаданец забрался в самолёт по железной лесенке, там прошёл к пилотам. Через минуту со словами "очнётесь - дуйте к партизанам" выбросил их из люка, втянув лестницу.
        За штурвалом он попытался восстановить навыки управления, что остались после "Ил-2. Битва за Британию". Так, вместо "B" (Brake) и клавиш управления килем придётся пользоваться педалями. Вместо установки оборотов цифровыми клавишами от 0 до 9 - две ручки управления газом. Элероны и руль высоты, понятно, выведены на штурвал, хотя курсорные стрелки удобнее. Аналога кнопки "F" (закрылки) Шура не нашёл, как и "G" для уборки шасси. Ну, как-нибудь взлечу, самолёт-то пустой, решил он, но приземлиться трудно. Нацепил парашют, презентовав второй Гитлеру, устроился в пилотском кресле и двинул на взлёт, сбив винтами несколько шишек с верхушек сосен.
        В СССР возвращаться нельзя. Даже если расстрел чекистов сойдёт с рук - они расходный материал - невозможно забыть, что устранение самого Карманова не могло состояться без прямого приказа Берии. Ему ничто не помешает повторить приказ. Тут не место иллюзиям. Сбежать на Запад?
        В этой реальности попаданец наворотил дел. Здесь Советский Союз на год-два раньше размолотит нацистскую Германию и потери будет считать миллионами, а не десятками миллионов. Здорово. Зато коммунисты первыми получат в руки атомную бомбу, баллистические ракеты и полупроводниковые компьютеры, а страны так называемой демократии лишились нескольких ведущих учёных.
        Можно сдаться ФБР и попробовать восстановить баланс. Надоело. Пусть хоть что-то делается без его участия. Со знаниями и навыками человека XXI века, полученными в компьютерных играх, он сумеет нормально прожить. Шурик проверил запас топлива и взял курс на Швейцарию.
        - Ты сильный! Мужественный! Спас меня... Это так сексуально! - ворковала Гитлер на сиденье второго пилота, потом протянула руку и начала призывно гладить спутника по плечу. Видно, и в прежнем женском теле она была весьма озабоченной.
        Глава пятая. Вихри враждебные.
        Неожиданно "Дуглас" бросило вниз, а скорость, которой при снижении положено возрастать, наоборот существенно упала. Машина вывалилась из нижней кромки облачности в десятках метров над землёй. Шура потащил штурвал на себя, выводя самолёт из пологого пике, с трудом выровнял и, не выпуская закрылки, опустил его на не слишком ровную мощёную дорогу. Взвизгнули покрышки, нещадно сжигаемые резким торможением.
        - Ты - настоящий ас! - восхищённо выдохнула Гитлер, с усилием отрывая побелевшие пальцы от пилотского кресла. От тряски по неровностям она немного прикусила язык и смешно шепелявила, двигая щёткой коротких усов под носом.
        - Тысячи часов на авиасимуляторах даром не проходят. Посмотрим, что снаружи. На Швейцарию чертовски не похоже.
        Из украинского лета путешественники попали в позднюю осень. Низкое серое небо едва возвышается над килем самолёта, пронизывающий ветер несёт капли дождя параллельно земле, выдув из-под нацистской формы остатки тепла.
        Дырявая от выбоин дорога ведёт к низким серым домам, за которыми угадывается пригород. Вечереет. Ни машин, ни повозок, ни пешеходов.
        - Давай обратно в самолёт. Возьмём одежду и оружие, там видно будет, - Шура обернулся и обомлел. "Дуглас" растворился прямо на глазах, остались лишь тёмные следы торможения и вывернутые колёсами булыжники.
        Дама в мужском теле не на шутку огорчилась. Ещё бы - каких-то часа три назад она была самой оберегаемой и лелеемой фигурой в Третьем Рейхе. Чуть не застрелили, едва не разбились, тут на тебе - без вещей, оружия, денег и тёплой одежды на окраине непонятного населённого пункта.
        - Не зимовать же на дороге! - Шура решительно двинул к домам. Великий фюрер, чьё туловище дальше чем на десять метров передвигалось только на бронированном "Мерседесе", покорно поплёлась следом.
        Надежды попасть в более не менее приличное место разбились о табличку на деревянном столбе. Полуразмытые и выцветшие буквы сложились в слово "Петроградъ". Облезлый лозунг внизу доверительно сообщил: "Вся власть Сов?тамъ!"
        - Швайн шайзе! - привычно ругнулась Машка. Её спутник, с трудом ворочая остывшими мозгами, тоже сообразил: осень года, когда дореволюционная орфография не отменена, а власть уже у большевиков, означает, что Великий Октябрь только что отгремел "залпом" Авроры из единственного холостого заряда. То есть парочка провалилась вглубь времени и пространства, попав в эпоху, которую только безудержно оптимистичный Ильич мог величать "периодом триумфального шествия Советской власти". Война с кайзером не остановлена, в стране беспредел, плавно перетекающий в красный и белый террор, на носу разгон Учредительного собрания и восстание чехословацких туристов... Кошмар!
        Стуча зубами что кастаньетами, они добрели до Лиговского. Несмотря на вечернее время и ненастную погоду, людей на улицах изрядно прибавилось. Неумело, но пытаясь соблюдать хоть какой-то строй, промаршировал отряд рабочей Красной гвардии имени Петросовета товарища Троцкого.
        Вихри враждебные веют над нами,
        Тёмные силы нас злобно гнетут...
        Шлявшиеся абы как революционные матросы, обвешанные пулемётными лентами, винтовками, "маузерами" и бомбами, песен не распевали, но выглядели угрожающе, и Шура откровенно пожалел, что "парабеллум" и МР-40 растворились вместе с самолётом.
        Здоровенное существо в бескозырке, бушлате и безразмерных клёшах приблизилось, свирепо дыхнуло перегаром и уставилось на форму Гитлера, задрапированного в серый френч с красной нарукавной повязкой и свастикой. Добротные серые брюки, белая рубашка с чёрным галстуком за версту несут чужеродностью с точки зрения победившего пролетариата.
        - Тю! Буржуй.
        - Найн! В смысле, совершенно нет, товарищ.
        - А чо за паук на повязке?
        Чувствуя, что один неверный ответ может стоить жизни, Машка лихорадочно попыталась вспомнить перечень левых партий. Шура шагнул назад, понимая, что никакие навыки из "Мортал комбат" не спасут от толпы горилл со стволами и гранатами.
        - Я из партии левых трудовиков-социалистов. Видите? Красный - цвет революции. А шестерёнка в середине означает солидарность с рабочими машиностроительных заводов славного революционного Петрограда.
        - Допустим, дядя. Мандат-то свой покажь.
        - Так нету у меня мандата! - вошла в роль Машка. - Разве что другое показать, но оно в прошлой жизни осталось. Царские недействительны, а Совнарком новые не выписал.
        - Отстань от мужичка, боцман. С него труха сыплется, - второй матрос вытащил "маузер" из деревянного футляра, воткнув дуло в Карманова. - Что, господин юнкер, ваше траханое благородие, поди - время помирать пришло?
        Попаданец вспомнил милиционера Пилипенко из Орши, встретившего его во время провала в прошлое, и решил по второму разу использовать тот же ход.
        - Не надо, товарищ. Я - свой, - он показал свастику на рукаве. - Тоже трудовик-социалист, форму по бедности у офицера снял, своя одёжа поизносилась. Зато сведенья имею, могу их рассказать только товарищам Троцкому, Ленину или Дзержинскому.
        - И Сталину, - поддакнула Гитлер.
        Реакция оказалась неожиданной. Морячки дружно заржали. Анархистам всякие ленины-сталины до звезды, якорь им в зад. Попаданцев обыскали и поставили к стене.
        "Сейчас бы Ctrl-Alt-Del и рестарт!" - взмолился про себя Шура.
        Странный Бог этого мира услышал молитву. "Вихри враждебные веют над нами..." - вновь зазвучала "Варшавянка", это рабочий патруль зашагал назад.
        - Товарищи! Това-арищи!! - кинулся к ним Карманов, хватаясь за сознательных пролетариев как за последнюю соломинку против несознательных. Пользуясь, что балтийцы не начали стрелять, подбежал к командиру в кожаной кепке с красной тряпочкой и снова залопотал про важные дела к Троцкому и Ленину.
        Оберпролетарий поблагодарил матросню за революционную бдительность и забрал "буржуя с юнкером" с Смольный. Из-за отсутствия на месте Лейбы Давыдовича попаданцы уже через час предстали перед вождём мирового пролетариата.
        Шура выпалил пачку прогнозов на ближайшее будущее. Не обладая провидческим даром, он почувствовал, что занятые большевики не будут тратить на него столько времени, сколько Цанава и Берия. Вряд ли расстреляют, но безжалостно выпихнут на улицу в лёгкой летней нацистской одежонке и без средств к существованию. Та же казнь, но медленная. Простудившийся Гитлер сзади шмыгал в усы.
        Вместо короткой фразы "не верю - увести" Ленин произнёс речь, словно так и не слез с башенки броневичка. Воодушевившись, статейку накропает, подумал Шура.
        - Архилюбопытная басня, товарищи, - закончил Ильич. - Чудесное пророчество есть сказка. Но научное пророчество есть факт. Мы знаем непреложную истину, что пролетариат победит в мире, установив царство свободы и труда. Это нам говорит марксистская теория - всемогущая, потому что верная. Ваши же предвиденья, товарищи, основаны на мистике и отдают религиозным дурманом. А религия, как известно, опиум для народа.
        - В ближайшие дни станет понятно, товарищ вождь, что прогнозы сбываются. Не идти же мне с ними к левым эсерам? Товарищ Спиридонова к подобным делам внимательнее.
        Главбольшевик задумался. Пусть он не успел услышать про 6 июля, Мирбаха и Каплан, любых революционеров, хоть мизерно не согласных с руководящей и направляющей линией РСДРП(б), Ульянов ненавидел больше, нежели самого махрового буржуя.
        - Завтра в Малороссии Центральная Рада провозгласит о создании Украинской народной республики в составе Российской республики. В январе узнаете, что украинцы обманут и потребуют полного отделения. Собственно, они и сейчас врут, не хотят быть с Россией вместе. А без вас и Советскую власть уничтожат, - Шура заискивающе глянул в добрые ленинские глаза, не увидев в них особой доброты. - Может, до завтра подождём?
        - Напоите товарищей чаем. И непременно горячим. Это архиважно! - председатель СНК сменил гнев на проблески милости. - Из здания Смольного не выпускать. А то ваш дядюшка простудится вконец.
        Гитлер к шмыганью носом добавил надсадный кашель. Мрачный большевик по поручению вождя отвёл попаданцам уголок в обширной комнате и одну койку на двоих, прикрытую солдатским одеялом. Вспомнив поглаживания по плечику в самолёте, Шура понял, что спать согласится только по очереди.
        Ленинский завет о горячем чае материализовался в персонально выделенный мятый чайник, горсточку заварки и право наполнять его в конце коридора. Советской власти не исполнилось и двух недель, а сахар уже попал в список дефицитов. Ну, хоть согрелись.
        - Шур! Ленин какой-то не такой.
        - Тс-с-с! Сейчас гаркнешь, как в "Иван Васильевич меняет профессию": царь-то не настоящий.
        Маша огляделась. Вблизи не наблюдается озабоченных революцией большевиков.
        - Говорит он странно. Не как живой человек, а Ленин из комиксов. Скорее даже - как герой анекдотов. "Здгавствуйте, тавагищи".
        - Вот оно что. А на самом деле?
        - Ну, не знаю, - Гитлер сёрбнула кипятку. - В документальных фильмах он говорит правильно, уверенно, так "р" не картавит. А здесь сначала подумала, что он прикалывается.
        - Документальных?
        - Да! "Ленин в Октябре" и "Ленин в восемнадцатом году". Знаешь, такие затёртые, чёрно-белые, как вся старая хроника.
        Карманов заржал.
        - Это же агитационные фильмы, снятые при Сталине после смерти Ленина. Конечно, сравнивая их с 3D-"Аватаром", старое кино ты не отличаешь от документалки.
        - А фотографии? - решила не сдаваться фюрер. Будучи явной блондинкой в прошлой жизни, она привыкла не обижаться, когда окружающие обнаруживали провалы в её знаниях. - Он обычно в хорошем кабинете, под большой круглой лампой. А тут - сарай с телефонами, куча каких-то баб...
        - То - в Кремле, он переедет в восемнадцатом году. По поводу женщин получилась целая история. Ленин при себе постоянный гарем держит. Главная там - интеллигентная пожилая тётка, это Инесса Армандт. Рядом с ней вторая, то ли служанка, то ли нищенка - Надежда Крупская, законная жена при любовнице, второй номер и запасной вариант. Третья с признаками вырождения, лицо кривое, глаза на разной высоте, словно телега проехалась по черепу, обратила внимание? Родная сестра, Мария Ильинична.
        - Зачем столько?
        - Ну, во-первых, для частого и здорового секса. Детей он иметь не может, но в восторге от процесса. Я не про сестру. Во-вторых, женщин он любит и одновременно их боится. Когда приходит Мария Спиридонова, бывшая каторжанка и глава левых эсеров, она качает права, и Ильич с ней справиться не может. Тогда спускает на неё трёх овчарок, и Спиридонова затыкается.
        Тема разврата, явно понятная и близкая бывшей девушке, её живо заинтересовала. Шура рассказал, что Ильич подвёл под сие дело теоретическую базу.
        - Он заявил: в половой жизни проявляется не только данное природой, но и привнесённое культурой. Высшая культура есть пролетарская, то бишь большевистская, а коммунизм должен нести с собой не аскетизм, а жизнерадостность и бодрость, вызванную также и полнотой любовной жизни.
        Гитлер справилась с кашлем. Маше Сушкиной из 2010 года досталось пожилое весьма нездоровое тело, дряблое и без прогулок под ноябрьским дождём.
        - Нам-то что делать? В бункере было куда уютнее, до сорок пятого года как-то перекантовалась бы.
        - Я изменил ту реальность! Берлин падёт уже к концу сорок второго! - про себя Карманов добавил. - Если орда попаданцев не помешает.
        Девушка-фюрер недобро зыркнула глазами и легла спать. Шура скукожился в её ногах.
        - Архиинтересно, товарищи, - заявил сластолюбивый вождь на следующий день. Он явно не выглядел уставшим или пороведшим ночь вдвоём на одноместной койке, скорее на персонажа из анекдота про то как слопал баночку мёда и не жужжу. - Товарищ Михаил Сергеевич Грушевский действительно объявил УНР. Не верю я ему! Политическая проститутка, а не сознательный революционер.
        О недоверии к Грушевскому высказались Сталин и Дзержинский.
        - Правильно! - шепнул Шура Маше. - Как можно доверять государственному деятелю, у которого имя-отчество Михаил Сергеевич?
        Зато к попаданцам Ленин чуть подобрел.
        - Чем ещё можете быть полезны мировой революции, товарищи, кроме антинаучных прогнозов?
        - Я на пишущей машинке могу стучать, - неуверенно молвил Карманов, с опаской поглядывая на механический аналог компьютерной клавиатуры. - Дядя Адик немецкий знает.
        - Печатай! - Ленин махнул короткой лапкой, вторую заправив под жилетку. - Октябрьская революция, о необходимости которой говорили большевики, свершилась!
        С трудом совладав с бумагой и кареткой, а также тугими кнопками, содержащими странные буквы, Шура наколотил полторы строки, капнув от усердия слюной с высунутого языка. Курсовые он набирал куда менее тщательно - Word подправит, да и самому можно отредактировать.
        - Ну-с, посмотрим. Что же вы, батенька, ять и твёрдые знаки опускаете. Нехорошо.
        - Так в следующем году, Владимир Ильич, исчезнут лишние буквы-то. Как и юлианский календарь. Революция должна быть революционная! - последнюю фразу, неведомо что значащую, студент выдумал по аналогии с "экономика должна быть экономной". Большевистские лозунги обычно рождаются по одной кальке.
        - Архиверно замечено, товарищ! А ступайте-ка вы к товарищу Луначарскому и поработайте над орфографией. Мне, признаться, сии премудрости тоже не давались.
        Мария Ульянова улыбнулась и кивнула, вспоминая семейные предания о хронической володиной безграмотности. Крупская и Армандт нахмурились. Секс-пара считала недопустимой любую критику в адрес вождя. Даже самокритику. Ленин обожал повторять: критика составляет долг революционера. За долги он предпочитал расстреливать. Впрочем, в конце осени семнадцатого Ильич позволял себе образ доброго вождя, расстрелы и Соловки начались позже.
        Гитлер подтвердила знание языка "германских товарищей-революционеров", хотя большевиков несколько смутила её привычка надрывно выкрикивать окончания фраз и абсолютно не впечатлила попытка продекламировать "Дойче, дойче, убер аллес".
        На выходе из ленинского логова Шура шепнул ей:
        - Кстати, война с Германией скоро закончится. Можем съездить, навестить знакомого.
        - Кого?
        - Не догадываешься? Отставного ефрейтора Адольфа Гитлера. Объясним, что нацизм - шайзе, и в мюнхенских пивных делать ему нечего. Тебя он точно узнает и испугается.
        - А если не испугается?
        - Ну, пристрелим.
        - Ты что! - возмутилась Маша. - Если он в молодости помрёт, я и этого тела лишусь.
        - Или перенесёшься в молодое женское. В Еву Браун.
        - Не хочу рисковать. Понял? Гитлера не тронь.
        - Ладно-ладно, не кипятись. Предлагаю начать работу для светлого будущего мировой революции. За это хоть на довольствие поставили.
        А ещё им выдали кожаные куртки, оставшиеся от англичан по союзническим поставкам, и кожаные кепки. Шастать по Смольному со свастикой на рукавах попаданцам показалось некомильфо.
        Новый босс Карманова нарком образования Анатолий Васильевич Луначарский накануне попал в большую беду, для профессионального революционера стыдную и недопустимую. Нет, он не триппер подхватил, то как раз в порядке вещей по меркам семнадцатого года. У Луначарского внезапно проснулась совесть при виде последствий большевистского беспредела. Узнав про московские события, он написал Ильичу: "Я только что услышал от очевидцев то, что произошло в Москве. Собор Василия Блаженного, Успенский Собор разрушаются. Кремль, где собраны сейчас все важнейшие сокровища Петрограда и Москвы, бомбардируется. Жертв тысячи. Борьба ожесточается до звериной злобы. Что ещё будет? Куда идти дальше? Вынести этого я не могу. Моя мера переполнена. Остановить этот ужас я бессилен. Работать под гнётом этих мыслей, сводящих с ума, нельзя. Я сознаю всю тяжесть этого решения. Но я не могу больше!" С сим воплем отчаянья Луначарский попросился в отставку. Мудрый вождь заявил: "А вот тут мы и поправим товарища!" Отставку не приняли, Василичу посоветовали больше работать и быстрее избавляться от дореволюционных предрассудков.
        Не имея другого благодарного слушателя, Луначарский выплакался в кожаную тужурку нового подчинённого за не имением у того жилетки.
        - Понимаете, Александр, он так и заявил, что я - жалкий мещанин, пленённый буржуазными предрассудками, интеллигент, просто Господи, интеллигенция есть не мозг нации, а говно! Я попытался урезонить, что для управления государством нужны образованные люди. Ленин в ответ: любая кухарка способна управлять государством.
        Затем нарком проверил способности присланного к нему молодого дарования и пришёл в ужас. Карманов не только ятей не знал. Уровень владения великим и могучим у среднестатистического российского студента невысок даже по меркам Фурсенко.
        - Делать нечего, надо исполнять заветы Ильича. Я ухожу с безграмотностью бороться, а вы, голубчик, пишите новый язык. Для комитетов бедноты ваш уровень словесности весьма подходит.
        С Адольфом-Машей Шура отныне виделся редко, занятый написанием учебника по новой орфографии. Большевики тем временем успешно занялись общенациональным грабежом под лозунгом "экспроприация экспроприаторов" по-умному или "грабь награбленное" для тех, кто в танке. Когда владельцы имущества робко запротестовали, Ильич выдал на гора новое бессмертное изречение: без насилия по отношению к насильникам нельзя избавить народ от насильников. А чтобы ставить насилуемых в правильную колено-локтевую позу, большевики учредили ВЧК.
        Бездарно провалилась последняя попытка демократического устройства России - созыв Учредительного собрания. Большевики даже в союзе с левыми эсерами и близко не подобрались к большинству голосов. Ну, не захотел за них народ голосовать, хоть тресни. При разгоне "Учредилки" стряслось неприятное событие. Революционный матрос Железняк по приказанию Ульянова и Троцкого выдал знаменитую фразу "Караул устал", и тут другой балтийский моряк Павел Дыбенко испортил сценарий, заявив во всеуслышанье: "Приказ Ленина отменяю. Учредилку разгоните, а завтра разберёмся". Большевистские вожди пометили в календарике, что с анархистами нужно разобраться быстро и решительно, как и с другими неправильными левыми.
        Ильич отмечал, что пророчества Карманова непременно сбываются, но неизменно относил их на везение и совпадения, даже когда полуслепая Фаня Каплан случайно прострелила ему тушку. Более того, если изобретатель революционной орфографии оказывался прав, а Ильич отрицал возможность такого поворота событий, вместо благодарности попаданец получал порцию презрения и недовольства. Вождь выказал истинно бойцовские качества - ни за что не признавать своих ошибок, ибо тогда соратники могут усомниться в лидере и перестать исполнять его команды быстрее поросячьего визга; вдруг очередное повеление снова окажется ошибочным. Оттого прогнозы Шуры и Маши оказались не нужны.
        Да и кому пророчествовать? Свердлову, Дзержинскому и Фрунзе, что они скоро помрут? Практическому полному списку ВЦИК и СНК, что тридцать седьмой они не переживут? Троцкому о ледорубе? Сталина Карманов боялся и старался не появляться у него на глазах.
        В непопулярную эпоху Гражданской войны не лезли и не гадили попаданцы. Промелькнули странные сообщения о появлении за Уралом русских предателей, перешедших на сторону врага во время Второй Мировой войны. Ленин даже не расстроился.
        - Архиважно, товарищи, что Сибирь большая. Там достаточно сосен, чтобы повесить на них наймитов буржуазии, лакеев мирового капитализма и прочих изменников делу революции.
        - Я слышала о них, когда в Рейхе была, - шепнула Маша вечно простуженным голосом пятидесятилетнего мужика. - Они в плен в сорок первом сдавались и предлагали по русским стрелять. Наши их презирали. Пусть большевики их перевешают - не жалко, хоть и коллеги-попаданцы.
        Шуру неприятно кольнуло, что нацистов Третьего Рейха товарищ Сушкина обозвала "нашими". Не дают ей покоя гитлеровский кусок жизни и доставшееся хилое тело. Однако с оценкой тех недобитков он в кои-то веки согласился и с Гитлером, и с Лениным. Части особого назначения (ЧОН) быстро закрыли вопрос.
        К концу Гражданской войны начались восстания. Из вузовского курса истории России Карманов знал про Тамбовское, их оказалось гораздо больше, пусть и не такого масштаба. В этот период Ильич произнёс одно из загадочных изречений, словно специально рассчитанных на то, чтобы потомки дивились его глубокомыслию и тщетно пытались расшифровать смысл: "Любое государство есть угнетение; рабочие обязаны бороться даже против советского государства - и в то же время беречь его, как зеницу ока". Вернее всего, вождь мирового пролетариата не додумал фразу до конца, воткнул её в статейку, чтобы не забыть, а забыв - кинулся кропать следующую статейку или снимать архиважную стружку с очередных товарищей.
        Шура с Машей к рабочим не принадлежали, с государством не боролись и спокойно дожили в Москве до НЭПа, куда переехали вместе с СНК. Помощник Луначарского сократил дореволюционный учебник грамматики и орфографии втрое, совершив собственную маленькую революцию в русском языке, которая, в отличие от Октябрьской, победила навсегда.
        Вернувшийся к работе после огнестрельной травмы Ильич выглядел скверно. Рана полностью не зажила. Морально и сексуально тоже не очень - Армандт его бросила, и обратно не позовёшь, ибо умерла она в самый неподходящий момент. Коммунистический рай на земле обернулся тотальной разрухой и продразвёрсткой. Тогда кремлёвское руководство, не в силах совладать с ситуацией единственно верными марксистскими методами, решило круто их поменять. Во-первых, для оздоровления хозяйства временно разрешить разумные экономические отношения, "немножко" допустив капитализм. Во-вторых, обратиться ко всякого рода изобретателям, которые немедленно предложат нечто радикальное, позволяющее промышленность восстановить или хотя бы мощь армии нарастить без особых на то затрат. Учёные Великобритании и Америки, имеющие лучшие лаборатории да финансирование в фунтах и долларах не могут, а советская интеллигенция, говно нации, вооружённая марксистским учением и проникнувшаяся пролетарской сознательностью , непременно справится!
        Когда Маша впервые увидела и услышала Владимира Ивановича Бекаури, у неё тут же зашевелились подозрения, что сей персонаж из будущего. Карманов только посмеялся.
        - Думаешь, раз у человека пуля в голове и мания изобретательства с прогрессорством, он обязательно попаданец? Да, нас сложно назвать адекватными. Но хоть эрудированные. Там - чистая незамутнённая душа, едва спустившаяся с гор.
        При поддержке Сталина, постепенно набирающего силу и благоволящего к кавказцам, джигит в конце 1920 года организовал Экспериментальную мастерскую по новейшим изобретениям (Эксмани). К его огромному сожалению, название не оправдало себя - "мани" не выделили. Иосиф Виссарионович предложил повысить статус, и через несколько месяцев экс-мастерская выросла в Особое техническое бюро при ВСНХ РСФСР (Остехбюро), а Бекаури был назначен его начальником и развернулся во всю ширь кавказской души.
        Шура, о котором кто-то из ленинского окружения вспомнил как об авторе рассказов про фантастическую технику будущего, из спокойного и относительно хлебного Наркомата просвещения получил перевод в Остехбюро. По сравнению с 1939 годом ситуация сложилась зеркальная. Тогда он бегал к Берии и Сталину, уговаривая внедрить революционные новшества. Теперь, убедившись, что большевистское прогрессорство до добра не доведёт, усмирял бешенного Бекаури, кипевшего идеями с энтузиазмом профана-неофита.
        Грузин предложил создать армию, вооружённую телеуправляемой техникой - танками, аэропланами, субмаринами. В общем, предвосхитил мечты пентагоновских стратегов. Шура тихонько посмеивался - за громкий смех можно угодить в ЧК. Голая идея, не подкреплённая техническим уровнем эпохи, ничего не стоит. В 2013 году летают небольшие беспилотные самолёты, разведчики или носители маленькой ракеты воздух-земля, на вооружении стоят "умные" крылатые ракеты. Последние, правда, во время войны в Югославии не всегда попадали не только в Белград, но и в разрушаемую страну. О радиоуправляемых танках - одни разговоры, экипаж под бронёй до сих пор куда эффективнее. Бекаури мечтал перевести на киборговую основу РККА в государстве, где и радиолампы толком не умели делать! Дай ему волю, к 22 июня 1941 года Красной армии вообще нечем было бы воевать.
        Он напомнил Карманову Николая Кибальчича. Террорист, пытавшийся убить царя-освободителя, в камере рисовал эскизы касательно изменения вектора реактивной тяги межпланетных аппаратов! Понятно, что в 1880-х годах его "идеи" никому не понадобились, а жандармы, ведущие дело неудачливого цареубийцы, расценили сие как попытку изобразить полезность для Отечества и избегнуть смертной казни. Террориста совершенно справедливо повесили. Бекаури суждено дожить до 1937 года, а там - по обычной схеме. И тоже за дело.
        На дикие проекты он выкачал немало денег и жил хорошо. При Шуре грузин прицепил кабель к трофейному французскому танку Рено-17. На глазах высокой комиссии "изобретатель" сел в окоп с пультом управления - здоровым ящиком с рубильниками, а танк пополз через поле, совершая небольшие манёвры, раз даже пальнул холостым. Комиссия пришла в телячий восторг и рекомендовала новинку к постановке не вооружение. Горца наградили именным оружием и осыпали милостями. Карманов, на которого капнула жалкая доля денежного дождя, с грустью подумал: а как перезаряжать орудие танка? Как наводить его, если сидящий в окопе оператор едва видит сам танк и не слишком понимает, куда смотрит дуло? Проект сдох на стадии внедрения в производство.
        На других направлениях дела обстояли не лучше. Через Остехбюро Шура получал техническую информацию и не знал - скорбеть ли от того, что Советская Россия тратит малые свои силы на утопические прожекты, не получая ничего взамен, или радоваться, что коммунистам не даются передовые технологии.
        На некоторое время законодателем мод в авиастроении стал Борис Иванович Черановский, предложивший обогнать и перегнать загнивающий Запад по-революционному радикально: отказаться от фюзеляжа и строить аэропланы по схеме "летающее крыло". Он был обласкан и профинансирован, но большинство его фанерных уродцев даже оторваться от земли не смогло. Убитая Гражданской войной и разрухой промышленность едва справлялась с мелкосерийным выпуском лёгких танков, напоминавших танкетку Рено-17, а наркоматы и командование РККА отбивались от энтузиастов с предложениями строить сухопутные дредноуты с боевой массой в пятьдесят и даже сотню тонн.
        Через машкино ведомство поступали европейские журналы с грифом "секретно" о прогрессе в Европе и Америке. В числе авторов изобретений весьма часто мелькали знакомые русские фамилии - сотни учёных и изобретателей с ужасом сбежали из лучшего в мире государства рабочих и крестьян.
        Даже Германия, избитая войной ничуть не меньше, нежели Россия, двигалась вперёд. В 1923 году появились первые в мире дизельные грузовики Бенца. В 1928 взлетел первый реактивный самолёт-ракетоплан, ещё на двигателях твёрдого топлива.
        Империалисты и эксплуататоры рабочих масс думали о комфорте и развлечениях. Германцы в 1922 году показали первый звуковой фильм, в США к 1928 году к звуку добавился цвет. А в СССР с лёгкой руки усопшего уже Ильича снимали немое кино на довоенной технике. Покойник обожал синематограф. Из всех искусств для нас важнейшим является кино, говаривал он при жизни. Не мудрено, для прочтения книги требуется буквы знать, напрячься, представить перед внутренним оком описанную автором картину. А тут - зрелище, подходящее и умным, большинство которых съехало, и дебилам. Сиди, вылупившись на экран, и порядок. Вместо попкорна большевистская молодёжь предпочитала лузгать семечки, смачно сплёвывая шелуху на пол.
        После 1930 года попаданцы забеспокоились. Сталин прижал к ногтю троцкистов, переселил кулаков в солнечную Сибирь. Скоро очередь дойдёт до лже-изобретателей, к сонму которых Карманов принадлежал по должности, и сотрудников наркоматов, слишком часто выезжавших за границу, включая Машку. К тому же Гитлер банально умирала от старости, и ей требовались лекарства.
        Она заявилась к Шуре в общежитие поздно вечером, надрывно кашляя и шаркая больными ногами.
        - Давай улетим, а? Вот бы дома оставалась и не играла в "Симс", мне тридцать пять всего. А тут... Если арестуют, точно не выживу. Проверки начались. Спрашивают - чем занимался до 1917 года. Не говорить же им - Третьим Рейхом командовала. Уж как мужиком надоело быть, не представляешь. Операции по перемене пола пока не делают. Вдруг домой вернёмся, а?
        - Обожди пару дней. Постараюсь что-то придумать.
        Через неделю на подмосковном аэродроме Шура предъявил хмурому, пахнущему касторкой военлёту мандат на проведение испытаний особо секретного прибора. Вместо уродцев Черановского здесь стояли рядком вполне человеческие У-2 конструкции Поликарпова. Гитлера с трудом погрузили в заднюю кабину.
        - Контакт!
        - Есть контакт, - рявкнул Карманов, знакомый с летающей этажеркой по авиасимуляторам, и крутнул ручку магнето. - От винта!
        Деревянно-перкалевый аппарат взлетел с набором высоты. Впереди - снова непонятное будущее. Из задней кабины доносится кашель фюрера, которого Шура зачем-то таскает за собой по истории. На высоте тысячи метров биплан окутался маревом низкой облачности, и лётчик потерял ориентировку.
        Глава шестая. Очень святой старец.
        Приборы взбесились. Началась тряска, за прозрачным козырьком впереди пилотской кабины пространство затопила серая мутная мгла. Неожиданно самолёт вырвался из облака и оказался в считанных метрах над водой, неуклонно снижаясь... Шура потянул штурвал на себя, но не успел. Нос врезался в воду. В какие-то доли секунды перед ударом прямо по курсу мелькнула лодка, в ней стоял бородатый мужчина в долгополой чёрной хламиде, попавший под винт, расплескавший по сторонам красные брызги.
        Мотор заглох, а поднырнувший фюзеляж на какое-то время выплыл на поверхность. Неудавшийся пилот отстегнул ремень и с удивлением обнаружил, что вместо комбинезона, перчаток, унт, мехового шлема и прочего тёплого лётного одет в чёрную долгополую одежду. Сзади вскрикнула Гитлер. Вместо старого недомерка с усиками она получила молодое тело. Но тоже мужское.
        - Потом разберёмся. Надо быстрее покинуть самолёт.
        В холодной воде Машка замёрзла, уцепилась за Карманова, потом прижалась.
        - Не приставай! Утонем.
        Они погребли к близкому берегу, откуда какие-то люди выплыли на лодке навстречу, отчаянно налегая на вёсла.
        - Ни разу не Швейцария, - пожаловалась Гитлер, вспоминая предыдущий полёт и выплёвывая тину.
        - Григорий Ефимович! Родненький! Держитесь! - донёсся истерический женский голос со стороны гребцов.
        Невольных купальщиков вытащили из воды. Обладательница немелодичного сопрано продолжила квохтать:
        - Как же так, Григорий Ефимович, святой вы наш! Говорила я Александре - не доведёт до добра ваша рыбалка.
        Пытаясь унять дрожь, охватившую непривычный Шурику организм, попаданец смог, наконец, оглядеться. Гитлер прав - не Швейцария. Они приводнились в общем-то небольшом пруду, окружённом шикарными дворцовыми постройками. Из-за озноба сразу и не вспомнишь, хотя наверняка где-то видел.
        - Слава Господу, Спасителю-Вседержателю! Уберёг святого старца Григория от утопления! Вышел он из воды аки Христос по водам моря Галилейского, - мужики на берегу голосили не хуже тётки в лодке, а Шура досадливо ёжился. Иисус ходил по волнам не проваливаясь, да в Израиле куда теплее!
        Барыня-лодочница, дебелая дама далеко не первой и даже не второй свежести, соизволила заметить Гитлера.
        - Кто сей отрок?
        - Аз есмь... - Карманов закашлялся. Он не придумал легенды ни себе, ни Машке. Да и как её сочинить, не зная ни эпохи, ни места? Явно Россия, и куда раньше сталинского периода. Старец какой-то... Значит, нужно держать марку а-ля рюс провинциальная, с поповским уклоном. - Не ко времени допытываешься, грешница.
        - Ой грешна я, Гришенька! - дама вдруг грохнулась на дно лодки, чуть её не опрокинув у самого берега. - Бес меня попутал! Сейчас же поедем на дачу Царскосельскую, отпустишь грехи мои тяжкие.
        Почему-то в "отпущении грехов" прозвучал второй и очень не целомудренный смысл. Царское Село - это город Пушкин под Ленинградом. То есть под Санкт-Петербургом.
        На суше Гитлер дрожащим фальцетом шепнула:
        - Ты - Распутин, мы в парке Царскосельского дворца, а толстая баба, что тебя охмуряет, это фрейлина Вырубова. Я в школе на экскурсии была. Как такой маленький пруд целый самолёт проглотил?
        - А что из тридцатых в начало века провалились - тебя не смущает? Очень реалистично! Потом обсудим.
        Коляска домчала их до дачного домика за считанные минуты, где спасённым тут же нашлись ванна и сухая одежда. Ну, как дача. По меркам Шурика, жившего до провала к Сталину в двухкомнатной квартире хрущёвского дома, Вырубова владела настоящим дворцом.
        - Ничего себе! - радостно воскликнула Гитлер, увидев неприличных размеров прибор Распутина.
        Шура засмущался и обернулся простынёй. Ведь она - девушка... глубоко внутри.
        Откушали чаю. Фрейлина много говорила и смеялась. Попаданцы больше прислушивались, наматывая на ус свежие новости весны 1911 года. Наконец, горничная увела Гитлера в гостевые покои - отдохнуть. Хозяйка немедленно увлекла святого старца на диван.
        - Гришенька! Отчего холоден? Неужто не отогрелся! Так приди ко мне, в жар моих объятий! Накажи за грехи адской мукой!
        Дебелая тётка под сорок не слишком увлекала Шурика, которому к началу эпопеи с попаданчеством стукнуло лишь восемнадцать. Но после утомительного однообразия с сержантом госбезопасности Марфой Конякиной да эпизодическими приключениями с товарищами большевичками получилось даже и неплохо. Смущало лишь изобилие одежды на Анне Вырубовой, помноженное на изрядный размер её фигуры. Расстегнуть, расшнуровать и развязать сие капустно-модельерное сооружение Шура не смог и просто задрал ей юбки.
        - Чёй-то, батюшка, растерял ты сноровку, - заметила она несоответствие.
        Но потом студент начал работу, и фрейлине стало не до разговоров.
        Вечером на дачу примчалась императрица. Заслышав шум царского поезда, Гитлер ухватила коллегу за рукав и утянула в уединённый уголок.
        - Смотри, её трогать не смей! Она же царица, а не шалава подзаборная.
        Шура вырвал рукав.
        - Как ты не понимаешь! О нашем поведении в прошлом написаны тысячи книг. В них подробно разжёвано, что попаданец должен быть, во-первых, невероятно образован, хотя бы на уровне полного знания Википедии, во-вторых, безумно крут, почище Чака Норриса, и, в-третьих, трахать всё что шевелится.
        - Насчёт гиперсексуальности ты прав. Я тоже читала.
        - Вот! А я думал - в СССР секса нет. И не занимался им... почти. Наверняка оттого и проблемы. Так что прими как данность: я просто соблюдаю традиции и технику безопасности.
        А может, Гитлер ревнует, подумал студент в теле юродивого. Но мне не до педерастии - вокруг море баб, от шансоньеток до императрицы. Последняя решительно прервала его размышления.
        - Григорий! Мон шер! Мой святой человек! - она схватила Карманова двумя руками и чуть не силой вытолкнула в отдельную комнату. В гостиной осталась опечаленная Вырубова. - Мы с Ники так переживали, услышав про... как это по-рюсски... Zwischenfall! Инцидент!
        - Не волнуйтесь, матушка императрица. Пустое дело сие. От волнения и расхвораться не долго.
        - Что вы, Григорий! Да как же бы мы без вас! Без ваших бесценных советов! И с цесаревичем... Только от вас утешение и доброе слово. Далась вам эта рыбалка. Чуть не утопли...
        - Истину скажу, как перед Богом. Не будет наследник здоровым, - не соврал Шура, в общих чертах помнящий печальную историю царской четы.
        - О! Что же делать? - заломила руки Аликс.
        - Другого наследника.
        - Найн! У его императорского величества только дочки получались, а ныне вообще никак...
        - Совсем? Тогда извольте, пособлю народным средством, государыня.
        За народным лечением к юродивому старцу она приезжала не раз. В остальное время на даче Вырубовой царило веселье, в котором попеременно участвовали княгини, графини, певички и прочие дамы света и полусвета. Порой совсем даже и не света. Вырубова и ревновала Григория, и одновременно получала извращённое удовольствие, подкладывая ему новых дамочек. Гитлер, оккупировавшая флигель как Сталинград, частенько наблюдала сии сборища.
        Женщины заполоняли гостиную, потом к ним важно являлся Шурка, окончательно вжившийся в образ старца. Высокий, могучий, с чёрной окладистой мужицкой бородой, он одевал белую русскую рубаху-косоворотку с вышивкой по вороту и застёжке, кручёный пояс с кистями, чёрные брюки навыпуск и смазные сапоги. Фирменным распутинским взглядом он прожигал собравшихся насквозь. Тётки охали и вздыхали, понимая - ежели чо от них потребует, не посмеют отказать. Другого опасались - не от них потребует. Конкуренция царила страшная.
        Карманов даже о компьютерных играх думать забыл. Разве что карточными играми на раздевание, которые он опробовал здесь в натуре. Но если компьютер сопротивлялся и пытался победить, то гостьи Царского Села наперебой соревновались в поддавки.
        Через короткое время Шура настолько пресытился оргиями, что даже вспомнил о стратегии. С помощью кружка Вырубовой начал вертеть мужьями своих поклонниц, пробивал назначения на государственные посты, снимал неугодных и с удовольствием брал взятки, сделав Гитлера казначеем. Управлять Россией с помощью русских сластолюбивых дам получалось эффективнее и приятнее, чем через Лазаря Кагановича.
        Утомившись личной и общественной жизнью, святой старец Шурка растягивался на диване подобно большому ленивому коту и начинал пророчествовать, что с опытом XXI века совсем не трудно. Женщины торопливо конспектировали откровения. Карманов и сам пробовал, но ничего не получилось. Дореволюционная грамматика с ятями, изобилием твёрдых знаков и прочими премудростями ему не давалась. Гениальная упрощённая орфография, внедрённая в прошлой реальности, здесь не в чести. Российский студент писал хуже, чем оригинальный Распутин. И что? Истинные пророки тоже диктовали; грамотность - удел писарей, а не великих людей.
        У Гитлера личная жизнь не сложилась. Главным идеологом российской голубятни слыл покойный Пётр Ильич Чайковский. Как только у Машки наклёвывался роман, возлюбленный непременно тащил её на "Лебединое озеро". А мама попаданши часто рассказывала ей, что в СССР каждый раз Чайковского и этот балет крутили по телеку, когда помирал очередной горячо любимый вождь. Или когда пьяные дяди из ГКЧП в девяносто первом арестовали Мишу Горбачёва с супругой. Поэтому "Лебединое озеро" у жителя Российской Федерации со стажем непременно ассоциируется со смертью или государственным переворотом, что никак не навевает эротические мысли. Сама Гитлер обожала хип-хоп, пыталась его воспроизвести, чем безмерно царапала души нежных и ранимых русских педиков. При звуках "ёу-ёу" они обычно застёгивались и сбегали навсегда.
        Как бы то ни было, пара из будущего сравнительно безбедно просуществовала до осени одиннадцатого года, пока Анна Вырубова не отлучилась в столицу надолго. Однажды дом заполнили мужчины. Шура с некоторым ужасом понял, что в большинстве своём они - рогоносцы, и не без помощи могучего распутинского инструмента. Без ветвистого украшения остались неженатые, но тоже не слишком доброжелательные - несостоявшиеся любовники Гитлера.
        Экс-фюрер дожидался в подвале связанный и крепко избитый, когда к нему вкатили старца в ровно том же состоянии.
        - Каких-то полгода продержались, - прошамкал Шура разбитым ртом. - В компании с Берией и то безопаснее.
        - Не говори, - подтвердила Гитлер. - А ты заладил: обычаи попаданцев, техника безопасности... Осторожнее надо было.
        - На себя посмотри! Зачем у князя Верещагина любовника увела?
        Они пикировались в ожидании участи, которую не трудно предсказать, даже не будучи пророком. Могучими распутинскими руками Карманов ослабил-таки путы, развязал себя и Машу.
        - Спасибо! Но дверь наверх закрыта.
        - Не трусь. Вон другая виднеется. В романах о попаданцах такое сплошь и рядом - в подвале переход в иной мир. За мной, мой фюрер!
        Глава седьмая. От психбольницы до субмарины один шаг.
        Нащупав горсть мелочи в кармане дорогого пальто, бывший старец окликнул уличного разносчика и купил газету.
        - Так, "Петербургские ведомости".
        - Что пишут-то? - нетерпеливо спросила Гитлер, заглядывая через плечо.
        - Задержали убийцу Министра внутренних дел. Оказывается - эсер Степан Балмашёв. Как тут у них прикольно - нет ни чеченских сепаратистов, ни гексогена, а теракты случаются.
        - Год? Год какой и дата?
        - А-а... Сейчас погляжу. 3 апреля 1902 года.
        - И я опять мужчина, - вздохнула Гитлер. - На этот раз недалеко занесло.
        "Не на продолжительно", более подходящее к описанию путешествий во времени, по-русски звучит коряво. С местом определиться совсем просто: тайный ход из царскосельского подвала через четыре шага вывел на Дворцовую площадь Санкт-Петербурга.
        - Хорошо выглядишь, - заявила Маша. - Осанистый партикулярный господин лет тридцати. Не такое чмо как Распутин.
        - А ты почти не изменилась. Только побои исчезли.
        Таинственный покровитель, перебросивший парочку в самое начало ХХ века, снабдил их одеждой, документами и некоторым количеством денег. Вышло так, что Борис Петрович Лягушкин, оставивший службу титулярный советник, проживает в меблированных комнатах в компании племянника Родиона Лягушкина. К тому же имеет небольшую ренту, хватающую на скромное существование.
        - Родиончик! - объявил Гитлеру Карманов. - Как и перед Второй Мировой войной, судьба забросила меня накануне страшных испытаний для Родины. В начале 1904 года Япония нападёт на Россию. Мы должны упредить врага!
        - Да запросто, - ответствовал племянник. - Кто нас теперь мочить будет? НКВД или мужья твоих любовниц?
        - НКВД не придумали, царская жандармерия на их фоне кажется институтом благородных девиц. А что до амурных приключений, за полгода я натрахался на две жизни вперёд. К Макарову!
        Гитлер не стала уточнять, при чём здесь пистолет, о котором даже девушки наслышаны. К её разочарованию, таковым оказался немолодой адмирал, счастливый обладатель кабинета в Адмиралтействе и двух бород. Точнее - одной, но расчёсанной на две стороны, каждая половинка не меньше распутинской лопаты.
        Выслушав про свою гибель на "Петропавловске" в 1904 году, три революции и две мировых войны, автор "Ермака" попросил обождать минутку и вышел. Скоро крепкие морячки сдали дядю и племянника санитарам, хотя пациенты крепко брыкались, а старший из них уложил в нокаут боцмана энкавэдеэшным ударом Ctrl-G.
        Затем психи успокоились и месяц вели себя смирно, отчего лекарь-мозгоправ велел их развязать. В ту же ночь Шура, припомнивший массу квестов по поводу побега и негуманные приёмы по отношению к медработникам, бежал из психушки, прихватив и Гитлера.
        - Родина не хочет принимать от нас счастья! Осчастливим её против воли!
        - Как? - спросила Гитлер, зябко кутаясь в широченный больничный халат.
        - Любое крупное дело требует денег. Припомню кое-что ещё из геймерского арсенала.
        Приведя себя в порядок, родственнички уехали, как тогда говорилось, "в Европы". Шурик Карманов начал турне по казино и игорным домам. Человек, на щелчок пальцами обставлявший хитроумные компьютеры, раздевал соперников как детей. Дабы не привлекать лишнего внимания, они подолгу нигде не задерживались и, сорвав приличный куш, за которым могли следовать привычные побои, переезжали дальше.
        В начале 1903 года геймеры вернулись в Питер и на каком-то приёме случайно наткнулись на Макарова. Испугались, но адмирал не послал за санитарами.
        - Вот и наши безумцы! - добродушно зарокотал Степан Осипыч. - Оказывается, не вы одни такие - любители про войны и революции рассказывать. Давеча заходил такой же. Не представляете, предлагал победить японца подводными лодками с самодвижущимися минами!
        Шура выцыганил адрес макаровского знакомца. На следующий день Лягушкины заявились к нему, не откладывая дело в долгий ящик.
        - Михаил Ромуальдович Кофр к вашим услугам, - отрекомендовался молодой человек в форме торгового флота. - Чем могу быть полезен, милостивые государи?
        - Адмирал Макаров рассказал, что вы предлаете строить для Русского императорского флота подводные лодки по образцу девятой серии кригсмарине, - в лоб огорошил его Шура. - А почему не седьмой? Для войны с Японией и "семёрки" хватит.
        Минут через десять Кофра удалось привести в чувство.
        - Воды... - прохрипел тот. - Уфф! Теперь я понимаю, какое впечатление на непосвящённых производят мои неожиданные рассказы о будущем. Вы тоже оттуда, господа? Из 1942 года?
        - Только она, - Шура кивнул на Родиона. - Я из попозже. Кто вы на самом деле, молодой человек?
        В собеседнике словно щёлкнуло какое-то реле. Он снова вспомнил себя блестящим морским офицером. Резко выпрямившись, морячок звонко шлёпнул задниками домашних туфель и проорал:
        - Фрегаттен-капитан Михель Кофр! Хайль Гитлер!
        - Зиг хайль, - рефлекторно отреагировала Машка и вскинула правую руку в нацистском приветствии, отчего подводный волк Деница окончательно уверовал, что перед ним люди из будущего.
        Кофр, живший на достаточно широкую ногу, вызвал лакея, приказал подать на стол чаю с бубликами. Несколько успокоившись в компании людей, которые не сочли его психом, Михель подробно рассказал свою историю.
        - Мне выпала редкая честь и возможность, господа, вернуться из будущего в настоящее и изменить всё будущее к лучшему. Я приложил все усилия, чтобы собрать все материалы, которые помогут мне во всех делах.
        - Что-то он слишком часто повторяет одни и те же слова. Особенно "все-все-всех", - шепнула Гитлер.
        - Он моряк, а не оратор. Пусть говорит как может, - отозвался Шура, а фрегаттен-капитан продолжил, не отвлекаясь на ехидные машкины комментарии.
        - Узнав о поражении в войне с Японией, а также пережив три революции, я понял, что Российская империя распалась именно из-за японцев. Победить их - и всё будет прекрасно.
        - А дебильная внутренняя политика самодержавия, общий экономический кризис, критическое положение народных масс и их недовольство режимом, революционные партии, Первая мировая война, наконец? Это мелочи? - прервал Кофра Шура. Он как недоучившийся историк был до глубины души возмущён столь примитивным подходом.
        - Конечно! Японцы - корень зла, остальная цепочка событий есть лишь следствие Цусимы. На чём я остановился? Значит, после Гражданской войны я вспомнил, что мой папа был таможенником. Я пошёл по его стопам - в контрабандисты.
        - Почти никакой разницы, - вставила Гитлер.
        - Работал в Китае под гордой кличкой Гуй Бок.
        Машка начала ржать.
        - Родион, ты чего? - строго одёрнул её дядюшка.
        - В китайских именах собственных поизносится не звонкое "Г", а смягчённо, как наше "Х". Поэтому ...уй Бок - это Членобок!
        Подводник немного обиделся, но продолжил.
        - Я заработал на контрабанде, деньги обратил в бриллианты. Потом трудился на судостроительных верфях Третьего Рейха, воевал в кригсмарине. Кое-что смог привезти с собой в прошлое, чтобы воспроизвести лодку здесь.
        Михаил вытащил кучу вещей, большей частью к подводному флоту ни малейшего отношения не имевших: пистолет-пулемёт МР-40, другие пистолеты, разную утварь, сувениры. Чертежей оказалось совсем не много. Карманов удивился - даже столь далёкому от судостроения человеку понятно, что документация на один корабль со всеми его комплектующими занимает существенный объём. Но Кофр рассудил иначе. Ограниченное место на перенос в прошлое он заполнил посудой со свастикой. Действительно, в 1903 году такой не достать. Шура лишь посочувствовал. Их собеседник так вжился в образ нацистского офицера, что без рюмки с паучьим крестом водка в горло не лезет.
        - Михель, вы предлагали Макарову строить подлодки образца 1940-х годов?
        - Я-я, натюрлих! Но он отказал. Говорит - сие не возможно, уровень машиностроения, судостроения, чёрной и цветной металлургии, электротехники, радиосвязи, пневматики, оптики и дюжины других отраслей промышленности отстаёт на десятилетия от подобных технологий.
        - Вдруг он прав? - осторожно вякнула Гитлер.
        - Наплевать! - гордо заявил Членобок. - Чертежи есть, размещу заказы. Уж что-что, а это я умею делать. Увидите - изумитесь. Достаточно двух отрядов субмарин во Владивостоке и Порт-Артуре, и армия микадо окажется отрезанной от Кореи и Манчжурии.
        - Вряд ли, - усомнился Шура. - В мировых войнах ни у кого блокада не удалась, а лодки ходили сотнями. Подавляющее большинство надводных кораблей благополучно добиралась до порта назначения.
        - Что же вы, милостивый государь, предлагаете сидеть и безучастно ждать, когда Родина в опасности? Надо пробовать хоть что-нибудь!
        Уязвлённые попаданцы, обвинённые в отсутствии патриотизма, смутились и признали - лучше делать хоть что-то, чем ничего. И на следующий день отправились по заводам "размещать заказ", как напористо и таинственно заявил Михаил.
        Крупных промышленных предприятий, как казённых, так и приватных, в Санкт-Петербурге и окрестностях изрядное количество. Чтобы объехать их всех и получить от ворот поворот, компаньоны потратили две недели и не солоно хлебавши вновь навестили Макарова. Тот понял, что сегодня в психушке день открытых дверей, но внезапно проявил участие. В конце концов, троица авантюристов готова рисковать своими деньгами и головами. Пусть хотя бы печальный опыт их невероятного детища послужит уроком российскому флоту. И знаменитый адмирал написал письмо на один из Кронштадтских заводов, где ему не могли отказать.
        Управляющий глянул на заявку с невыразимой тоской. Ох уж эти дилетанты-самоучки с полными карманами шальных денег.
        - Адмиралу не пойти навстречу совершенно невозможно. Ладно. В конце концов, это ваше право заказывать что угодно. Сделаем вам хоть чёрта в ступе. Могу выделить стапель на сооружение одного корпуса водоизмещением в тысячу тонн, а деньги заводу нужны всегда. Но ваше уё..., в смысле - произведение, непременно утопнет. Зачем, я спрашиваю, заводу такая репутация?
        - Репутация стоит денег. Деньги будут, - отрезал Кофр с интонациями китайского контрабандиста. - А почему только один?
        - Сожалею-с! Казённые подряды в сторону не отодвинешь.
        Попаданцы, мечтавшие о двадцати или тридцати U-ботах, печально переглянулись. Одна лодка - куда меньше, чем двадцать. Но намного больше чем ноль.
        - Как назовём лохань, судари? - управляющий достал бланки и приготовил перо.
        - Акула! - заявил Кофр.
        - Не, они как уходят на глубину, так и не всплывают. Плохая примета, - отмёл его предложение Шура. - Как назывались лодки русского подплава? Барс, Гепард, Кугуар, Рысь, Львица, Пантера, Волк. Что у них общего в именах?
        - Шерстяные все, - Гитлер глянула на своё отражение в ручном зеркале и фыркнула при виде растрепавшихся волос. - Косматые.
        - Пишите "Косматка". Ежели что - поменяем до спуска на воду.
        Но название прижилось.
        Глава восьмая. "Косматка".
        Опытные инженеры-судостроители отказались участвовать в авантюре даже под угрозой увольнения с завода. Наконец, по извечному русскому принципу, в соответствии с которым строслужащие дедуют в отношении молодых, управляющий поручил "Косматку" юному инженеру, недавнему выпускнику Морского училища - Семёну Семёновичу Утопленникову.
        Тот долго отбивался, категорически не хотел верить, что конструкция лодки проверена в 1940-х годах. Кофр рассердился, достал МР-40 и дал очередь в протолок. Только глядя на машинен-пистоле, в народе обзывавшееся "Шмайссер", Утопленников поверил, что речь идёт об оружии будущего. На него тут же обрушился водопад информации о субмаринах и их главенствующей роли в переустройстве России.
        В наибольший шок заводчанина ввергли чертежи. Михаил, хвастаясь трудовым стажем на нацистской верфи, извлёк полотнища с изображением субмарины UB-III образца 1917 года, предвоенной "семёрки" и его любимой "девятки".
        - Глядите. За основу принимаем девятую модель. Но у неё корпус скреплён сваркой. . Не берите в голову, используйте обычные заклёпки. А где заклёпочные узлы не выходят, заимствуйте их из чертежей UB-III. В общем, нужен гибрид UB-III и "девятки" с некоторыми узлами от "семёрки". Состыкуйте их как-нибудь.
        - Но "девятка", как вы её называете, намного больше!
        - Моё дело - разместить заказ, ваше - выполнять, - отчеканил Членобок. - Не смущайтесь, что здесь подчищено, а тут подмазано. На это пятно вообще не обращайте внимания, я рыбу заворачивал. Короче, разберётесь. Сколько времени нужно на постройку?
        Инженер пожал плечами.
        - Судно экспериментальное. Года два, столько же на доработку.
        - Найн!!! - заорал Михель командным голосом, и Утопленников рефлекторно вытянулся во фрунт. - Сейчас я найду вашего управляющего и объясню ему, как успеть с заказом.
        Капитан унёсся, а инженер повернул к оставшимся попаданцам коровьи печальные глаза.
        - Кем он, интересно, на судоверфи служил? Сторожем на проходной? Приволок только сборочные чертежи корпуса. Лучше бы не три на разные лодки, а на одну модель, но полный комплект. Не понимает, что на стапеле кроме сборки корпуса в корабль монтируются тысячи узлов и деталей от поставщиков. Он считает, что закажет на стороне электромоторы, аккумуляторы, дизеля, радиотелеграф, оптическую трубу... и всё? Как "размещать заказы", не зная спецификаций и не имея чертежей? - Утопленников передразнил интонацию Кофра в его любимом выражении. - И в технических терминах путается. Ладно, что говорит "торпеда" вместо "мина", "цистерна" вместо "систерна", "пневматический" вместо "воздуходувный". Может, в сорок втором так принято. Но он крайне невежественен в мелочах. Упомянул об установке минных аппаратов в диаметральной плоскости. Смотрите - на чертеже их трубы по бортам, а не в ДП!
        По возвращении неуёмного моряка инженер сделал последнюю попытку отвертеться.
        - Михаил Ромуальдович! Таких дизельных двигателей надводного хода не существует в природе.
        - Закажу! - беспечно отмахнулся тот.
        - Может, паровой приспособить?
        Членобок выдал энергичный спич: из-за невозможности нормальной герметизации паровая машина в подплаве неприменима в принципе, нигде и никогда.
        - Странно, - протянул Семён Семёнович. - Во Франции на вооружении стоят пять паровых лодок серии "Нарвал", о которых вполне благоприятные отзывы. Сейчас там начали строить дизельные серии "Эгретт". У них производство отлажено, модели обкатаны. За те же деньги, в которые вам выльется одна экспериментальная, вы можете купить десяток французских субмарин и по Транссибу отправить их в Порт-Артур.
        - А подводные лодки с паровыми машинами надводного хода серийно выпускались до
1918 года включительно, - добавил эрудированный Шура. - Кофр, признавайтесь, вы и правда служили на "девятке", работали на судостроительном заводе? Что-то слишком часто порете несусветную чушь.
        - Ну, может и преувеличил со службой. Слегка. Но я внёс аванс! Обратного хода нет. Не позже чем через восемь месяцев "Косматка" вступит в строй.
        Русские не ищут лёгких путей и очевидных решений. Особенно если в роли русского -германский фрегаттен-капитан Михель Кофр.
        У выхода с завода он радостно обнял товарищей за плечи. Шура поморщился, Машке понравилось.
        - Вот это я и называю: разместить заказ. Следующий на очереди - моторный завод Нобеля.
        Чертёж тысячесильного судового дизеля Кофр приволок из будущего. Однако упустил сто пятьсот мелких деталей - марки сплавов, технология выделки, закалка после механической обработки и т.д. Оттого местные инженеры взялись за изготовление таких моторов для смеха, рассчитывая научиться на ошибках безумного немца и не делать своих.
        Никто и никогда к 1903 году не производил электромоторы сказочной мощности, способные работать в режиме генерации электротока. Перископы субмарин начала века изготавливались крайне просто, и в навороченную конструкцию, затребованную Членобоком, ничего не было видно - она тупо запотевала. Но он всё равно заказывал и заказывал...
        Анекдотичным вышло "размещение заказа" на судовой радиотелераф. Кофр требовал радио не хуже, чем на U-ботах седьмой и девятой серии. Шура попытался его успокоить.
        - Коллега! Усиливающие электронные лампы - триоды - поступят в широкое обращение только ближе к Мировой войне. Вспомни, эскадра Рожественского у Цусимы с трудом обеспечивала радиосвязь на дистанции менее тридцати миль.
        - Тем не менее, закажу! - заявил Членобок и умчался в Германию.
        Но его беспрецедентный талант к "размещению" тоже дал сбой: лодка не получила ни палубного орудия, даже соответствующего эпохе, ни торпед.
        - Всё равно закажу! В пути найдём! - таинственно пообещал будущий капитан "Косматки".
        Наконец, нелепый гибрид из трёх лодок разных классов и поколений плюхнулся в воду.
        - Поплыла, - вздохнул Утопленников.
        - Корабли ходят, а не плавают, - возмутился Кофр.
        - Эта - плавает...
        Но недолго. "Косматка" натянула швартовы и затонула прямо у заводской достроечной стенки от массы протечек в клапанах, сальниках, стыках крупной части корпуса "девятки" с мелкой носовой частью "семёрки". Её подняли и осушили. Мрачное пророчество инженера о необходимости спецификаций на мелкие комплектующие начало сбываться. Примерно месяц понадобился на то, чтобы основные узлы и механизмы работали хоть как-то, а лодка не тонула.
        Погружаться, правда, она тоже не собиралась. Балластные систерны от UB-III получились слишком маленькими для корпуса размером с "девятку".
        - Семён Семёнович! - взвыл Шурик, невольно копируя интонацию героев "Бриллиантовой руки". Тот повесил голову. Снова переделки...
        Несмотря на общее веселье, царившее в Кронштадте по поводу дорогостоящего безумства господ Кофра и Лягушкиных, попаданцы начали понемногу верить в возможность удачи похода на "Косматке". Они увлечённо вычертили схемы удара по японским кораблям у внешнего рейда Порт-Артура, предвкушая сладость мести от нападения из-под воды.
        Когда заводчане, пряча глаза от стыда, подписали документы о приёмо-сдаточных испытаниях и предложили тотчас разобрать лодку для транспортировки по Транссибу на Дальний Восток, Шура огорошил всех присутствующих.
        - Не надо! Пойдём своим ходом вокруг Африки.
        Кофр утащил его за рукав.
        - Коллега, вы изволили с дуба рухнуть? Малые корабли не гоняют на такие расстояния. Мелкие подлодки, вроде "Дельфина", целиком везут. Нашу разберём и соберём. В чём проблема, камарад?
        Дело в том, что автор дикой идеи сверхдальнего похода субмарины видел открытое море лишь раз, в глубоком детстве. Он с мамой ездил в Анапу. Море в его представлении - много воды до горизонта, на горизонте какие-то кораблики, до которых можно доплыть за полдня. Шура даже не думал, насколько велик Корейский полуостров и огромна акватория вокруг него, оттого и мог предположить, что единственная супер-пупер-лодка в бескрайних просторах хоть на что-то в состоянии повлиять. С такой же детско-анапской наивностью он решил, что путь вокруг Африки, совсем небольшой на глобусе, для их гибрида окажется лёгкой прогулкой.
        Нет чтобы задуматься о словах Членобока, в коих внезапно мелькнуло здравое зерно. Карманов упёрся, высмеял бесчисленные просчёты фрегаттен-капитана при постройке и заявил: мне лучше знать.
        - А тебе самому доводилось командовать подводной лодкой в бою? - осторожно спросил Кофр.
        - Естественно! Я утопил сотни вражеских кораблей!
        Шура не стал уточнять, что его подвиги относятся к игре "Сайлент Сервис", которой он посвятил добрых недели две. По сталинским временам попаданец усвоил - люди докомпьютерной эры неадекватно оценивают виртуальный опыт.
        - Тогда - согласен!
        Перед выходом в море капитан познакомил Карманова и его мужиковатую спутницу с составом команды.
        - Старпом Безнадёжный, мичман Мертвяков, гардемарин Могильный...
        - Михаил, а что люди такие мрачные? Как и их фамилии.
        - С нами согласились идти только субъекты с суицидальными наклонностями.
        До Северного моря "Косматку" проводил британский крейсер. Его офицеры заключили весёлое пари, сделав ставки на то, как быстро лодка утонет.
        Глава девятая. Под песню Высоцкого в бой.
        Субмарина потащилась на юг Атлантики. Тридцать три человека на её борту впали в состояние перманентного ужаса. Кофр объявил команде перед отплытием, что идёт на обследование льдов Северного полюса. Теперь обрадовал, что "Косматка" направляется к Японии, где в одиночку перетопит большую часть флота микадо. Главное - не заходя ни в один порт по пути!
        Шумит вода за бортом, да и внутри, честно говоря, тоже. Помпы справляются, дизеля гремят и дымят, от несовершенства поршневой системы выпуская настолько густые облака выхлопа, словно машину топят углём.
        Желая хоть как-то поднять боевой дух, Карманов решил прибегнуть к испытанному средству многих попаданцев - спеть песню из будущего. Не найдя рояля в кустах, все остались на берегу, он откопал гитару и запел хриплым голосом:
        Уходим под воду
        В нейтральной воде.
        Мы можем по году
        Плевать на погоду,
        А если накроют -
        Локаторы взвоют
        О нашей беде:
        Спасите наши души!
        Мы бредим от удушья.
        Спасите наши души,
        Спешите к нам!
        Услышьте нас на суше -
        Наш SOS всё глуше, глуше,
        И ужас режет души
        напополам!
        И рвутся аорты,
        Но наверх - не сметь!
        Там слева по борту,
        Там справа по борту,
        Там прямо по ходу
        Мешает проходу
        Рогатая смерть!
        Бессмертный хит Владимира Высоцкого "Спасите наши души" произвёл странное впечатление. Моряки разбежались из отсека, двое даже бросили посты, на которых несли вахту. Трое заявили о желании сойти прямо на ходу и среди океана.
        - Маша, я так хреново пою?
        - Нет! - захлёбнулась смехом Гитлер. - Я говорила тебе о несовместимости музыкальных вкусов, когда общалась с поклонниками Чайковского. Народ этого времени классику любит, оперу, или что полегче - оперетту или шансон. Народную музыку, наконец. Они сочли, что ты вызываешь демона из глубин.
        - Вот же блин! - Карманов отложил гитару. - Скучно-то как. Тесно, сплошная сырость, вонь, грибок, тухлая еда. И как в мою пустую голову бахнула мысль о трансокеанском походе? Сейчас бы сидели в уютном купе, попивали коньяк, а разобранная "Косматка" волочилась на товарняке.
        - Да, дядюшка. Человек, в жизни не видевший море кроме как из Анапы, не должен придумывать такие путешествия.
        Кофр молча согласился с Гитлером. Его мнение о морских талантах Лягушкина-старшего опустилась до точки замерзания. Шура платил ему тем же.
        Ближе к мысу Доброй Надежды экипаж пришёл к состоянию, за которым обычно следует бунт. Еда на исходе, её остатки протухли или заплесневели. Вдобавок попаданцы попытались сохранить маршрут в секрете, оттого всплывали лишь по ночам, остальное время тянулись под водой на электромоторах, а команда полтора месяца не видела солнца. Кофр спал с МР-40 в руках, коллегам выдал "Вальтеры".
        Однако избежать захода в Кейптаун не удалось. "Косматка", коптящая убитыми от долгого перехода дизелями, вползла на рейд, где её приняли за полузатонувший пароход. В первые же сутки из экипажа сбежали радиотелеграфист и два матроса: на ней страшно служить даже самоубийцам.
        Шурик, вернувшись из города, рассказал компаньонам интересную вещь.
        - Оказывается, здесь многие говорят по-русски. В конце прошлого века на юге Африки объявился русский князь, именовавший себя генерал-адмирал. Он начал добычу золота и алмазов, представляете? Фактически была российская колония.
        - Попаданец? - осведомилась Гитлер.
        - Несомненно. Меня другое удивляет. Знать наизусть Википедию, таблицы Брадиса и металлургическую технологию для попаданцев типично, я такой же. Но этот умудрился вспомнить карты месторождений с точностью до метра! Вот это глыба, матёрый человечище!
        Механик усомнился, что дизеля дотянут до Манчжурии.
        - А ведь на заводе Нобеля мне гарантию давали на две тысячи моточасов! - возмутился Кофр. - И где они теперь?
        - ASUS. World Wide Warranty, - Гитлер вспомнила любимый ноутбук, на который обещана мировая сервисная поддержка. - Где же мы найдём гарантийную мастерскую завода Нобеля?
        - Ближайшая - в Питере, - простонал Кофр. - Отплываем на том, что есть.
        Загрузив свежие продукты и кое-как подшаманив лодку силами поредевшего экипажа, подводники с сожалением покинули будущую страну апартеида и отправились в Индийский океан. Там дизеля окончательно приказали долго жить. Потом кончился заряд аккумуляторов, и к Мадагаскару "Косматка" прибилась, толкаемая парусом, собранным на её куцем рангоуте из чехлов, одеял и прочих необычных для этого дела фрагментов.
        - Похоже, наше путешествие заканчивается, - вздохнула Гитлер.
        - Давай относиться к жизни философски, племянник. Мы в тропиках. Купаемся, загораем. А там, глядишь, ещё в какую эпоху выбросит.
        Но Кофр предпочёл развить бурную деятельность. Он забрал часть наличности, закатал рукава и двинулся в джунгли. Пистолет-пулемёт МР-40 на шее придал ему свойство с эсесовцем-карателем, идущим в белорусский лес на поиск партизан.
        Через три недели Карманов начал подумывать, что с острова пора делать ноги. На горизонте иногда видны корабли. Но он не умеет работать на ключе, чтобы отстучать SOS. Да и аккумуляторы мёртвые.
        Вдруг объявился Михель, исхудавший, исхлёстанный ветками, в рваной форме. За ним приковыляли туземцы, которые доставили шесть огромных чуть замасленных ящиков.
        - Запчасти к дизелям! - заявил он, падая без сил.
        - Но как? - вскричал Шура. - В джунгях нет станочного оборудования, на котором можно выточить поршня и шатуны для мотора 1942 года!
        - И что? В Питере его тоже нет и в помине. Думаешь, там изготовление дизелей реалистично? Ты так и не понял главный принцип, - Михаил набрал воздуха во впалую грудь и по слогам повторил свой волшебный секрет. - Я!!! РАЗ-МЕС-ТИЛ!!! ЗА-КАЗЗЗ!!
        - Ох, герр фрегаттен-капитан... Как был ты Членобоком, так и остался. Старопом! Унесите тело.
        Через денёк, улучив минуту наедине с Шуркой, Гитлер покрутила пальцем у виска и спросила:
        - Наш Михель уникален?
        - Ты что! - возмутился Карманов. - Если верить романам о попаданцах, так один из самых вменяемых. Другой попытался бы пролезть в наперсники к императору и соорудить танкостроительный завод, задавив японцев "тридцатьчетвёрками". На фоне это "Косматка" - милая невинная блажь. Кофр мне, что где-то в джунглях Мадагаскара есть секретная фабрика с высокоточным оборудованием.
        - А рояльный комбинат там не нарисовался? Вспомнила! Когда ты размещал заказы в шарашках Берии, о чём с таким восторгом рассказывал, разве это не напоминает подвиги нашего Михеля? По большому счёту, все вы мальчики-попаданцы одним миром мазаны.
        Заход в Кейптаун, ожидание у Мадагаскара и ремонт машин "на коленках" отняли полтора месяца. Ближе к Индокитаю "Косматка" получила запасы торпед и топлива с русского корабля. Естественно, заказ на их подвоз Кофр разместил в Петербурге до отплытия. Здесь же узнали печальные вести: из-за поломок они не успели к началу военных действий, а Макаров погиб на "Петропавловске".
        - Я же его предупреждал! - возопил Михаил.
        - Увидев "Косматку", адмирал не стал принимать наши утверждения всерьёз, - урезонил капитана Шура.
        На подходах к Южно-Китайскому морю они обсудили тактику применения подлодки и крупно повздорили. Гитлер в разговоре участия не принимала. Машка вздумала приставать к боцману и теперь с побоями отлёживалась на койке.
        - Как ты не понимаешь! Есть волшебная дистанция для атаки - два кабельтова. Для того, чтобы преодолеть дистанцию в два кабельтова, торпеде много времени не надо. Как только цель в двух кабельтовых перед носом "Косматки", нужно стрелять! - горячился Кофр и, как с ним обычно бывает в запале, непрестанно повторял одни и те же слова.
        - Твои любимые два кабельтова - это жалкие три с половиной сотни метров, две с половиной длины крупного транспорта. Торпеды у нас медленные, после пуска не поворачивают на заданный курс. Стало быть, целим корпусом лодки. Правильно? Значит, для упреждения наводим "Косматку" в пространство перед форштевнем мишени под прямым углом, стреляем... Ты хоть понимаешь, что фактически идёшь пересекающимся курсом, на таран? Причём на максимальной скорости, пока сухогруз не заметит нас и не кинется в бегство. Я понимаю - можно бить из подводного положения с двух кабельтовых; как из засады, на малой скорости, и срочно нырнуть можно. Тебе не дают покоя лавры капитана Немо и его "Наутилуса", таранившего противника из-под воды. Скажи честно, Кофр, ты вообще в море хоть раз бывал или как я - в детстве в Анапе?
        Крупная слеза упала на палубу.
        - Нет... Но я так мечтал...
        Два профана в морских делах немного успокоились и принялись думать дальше - как перебить флот микадо, чем решительно изменить русскую историю к лучшему.
        Скоро им представилась возможность себя проявить. Старый японский сухогруз, коптящий дымом как тысяча адских котлов, попробовал оторваться от лодки, раскочегарившись до рекордных для него десяти узлов. Субмарина обогнала его даже на поршнях "Made in джунгли" и заложила циркуляцию, норовя пустить торпеду с упреждением да под прямым углом.
        - Приготовиться к торпедной атаке! - радостно взопил Кофр.
        Лодка вышла на заветные два кабельтовых, капитан скомандовал пуск торпед... И ничего не произошло. От растерянности он замешкался дать реверс, или отвернуть, или делать хоть что-то, а когда начал выкрикивать очередные команды, лодка шваркнула носом по кормовой части парохода, издав характерный звук ржавого ведра. С кормы свесился пожилой японский моряк, покрутил пальцем у виска, после чего судно неспешно удалилось.
        - Осмелюсь обратиться, вашбродь, - вылез на мостик минёр. - Вы торпедную атаку кликнули, мы, значицца, на нос побегли усе. А какому аппарату "товсь" не изволили сказать. Без "товсь" стрелять не можно.
        Кофр побагровел, Карманов посочувствовал ему. В симуляторах не надо давать команды, ткнул мышкой на торпеду - и порядок. На месте Кофра он бы тоже облажался.
        - Коллега, не будем горячиться. Отработаем команды, можем потратить одну торпеду на пуск в молоко. Мы же даже не знаем - исправны ли аппараты. Минёр, течь в носу открылась?
        - Одной больше, одной меньше, вашбродь. Всё равно - ежели под водой идём, после всплытия воду откачивать.
        Следующий встреченный сухогруз послушно затонул, вызвав на борту бурное ликование.
        Старпом уважительно обратился после атаки.
        - Михаил Ромуальдович, вы провидец? Откуда вы могли узнать, что японец тут будет именно сегодня?
        - Не знаю, Пров Кузьмич. Называйте это как угодно. Предчувствие, озарение, божественное провидение или как-то ещё... Не знаю, - скромно открестился тот. Не будешь же отрицать перед экипажем, что способен к божественным предвиденьям.
        Потопив несколько подобных корыт, "Косматка" взяла курс на Порт-Артур. Оклемавшаяся от побоев Гитлер обнаружила, что Карманов начал вести дневник. Исхитрившись, вытащила его и принялась читать вслух.
        - Так. Дистанция около двух кабельтовых, цель неподвижна, угол встречи торпеды с целью близок к прямому... Лиса в курятнике... Хватит играть в благородство, на войне - как на войне... Торпеда вырывается из аппарата и мчится под водой к цели. Взрыв!!! Ура!!! - снова гремит во всех отсеках. Нельзя так не уважать субмарину. Снова шумит вода за бортом, - она перевернула страницу и нахмурилась. - Что за бред! Дистанция около двух кабельтовых... В курятнике... Взрыв!!! Ура!!! Снова гремит... Не уважать субмарину... Дорогой дядюшка Лягушкин, ты все до единой торпедные атаки описываешь, точно под копирку?
        - А чо мучиться-то, - покраснел попаданец, смущённый критикой его литературных экзерсисов. - Одинаковые они.
        - Ну, дорогой, между атаками у тебя не лучше. Вот: "Лодка шла экономическим ходом, экономя топливо, плавно переваливаясь с борта на борт".
        - Главное - по сути верно! Я же не стал врать, что в экономичном ходу... или ходе..., короче, когда экономит - то много жрёт!
        Гитлер с безжалостностью опытного нациста нашла кучу подобных перлов. Особенно её прикололо, что частота употребления утроенных восклицательных знаков на страницу претендует на занесение в книгу рекордов Гиннеса.
        - Отдай! - Карманов вырвал дневник и сунул в капитанский стол. - Попробуй сама написать лучше.
        - Зачем? - искренне удивилась та. - В России ежегодно десятки миллионов книг выходят. Поверь, без тебя и без меня русская литература превосходно переживёт.
        - Я и не собирался нести в издательство. В стол, разве что - друзьям показать. Ну, если вернёмся домой, в Интернете на Самиздат выложу, - в отличие от партнёрши по несчастью в словах Шурика искренности не было совсем.
        - Знаю я таких. Так и вижу, как тысячи людей будут читать про героический поход гибрида вокруг Африки и "нельзя не уважать субмарину".
        - Лучше такая известность, чем безвестность. Это ещё Герострат доказал.
        - Только без поджогов на борту, - вставил Кофр, которому понравилась незатейливая писанина попаданца. - Тебе бы пиратские романы писать в духе Стивенсона. Точно получится! Настоящее мужское чтиво. Главное, герои героические, много действия и патриотизма. Бабы - дуры, им не понять.
        Капитан пристально посмотрел на Гитлера, чьё подчёркнуто дамское поведение давно надоело команде.
        - Точно! - развеселился Карманов. Баба на корабле - к беде. Одни проблемы из-за дуры-бабы! О-о-о, бабы - это да!!! Тут всё что угодно ожидать можно!!!
        Машка не на шутку обиделась до самой глубины души, упрятанной в мужское тело.
        Лодка доковыляла в порт. Команда сошла на берег, а Кофр стал в гордую позу напротив болтавшихся у пирса двух матросов.
        - Этот удивительный подводный корабль, о котором уже начали слагать легенды, где трудно отличить правду от вымысла, перед вами! Представьте, из девяти выпущенных мин - восемь в цель!
        - Брешет он. Пошли, Петро.
        - Может, в морду дать? - спросил второй матросик.
        - Да ну его. И так видно - на голову болезный. Грех юродивых обижать.
        Капитан по обыкновению понёсся "размещать заказы" на срочный капремонт, а родственники Лягушкины, опасаясь штурма Дальнего и полной блокады Порт-Артура, отправились в Мукден и далее на запад по Транссибу. Из газет узнали, что подлатанная "Косматка" отплыла к Чемульпо и пропала без вести. Подорвалась на мине, встретилась с японским эсминцем или просто развалилась на куски от нелепости конструкции - Бог знает.
        - "Косматка", - вздохнул Карманов, уже без раздражения думая о железном корыте, столько месяцев дававшем им приют.
        - Членобок! - помянула Гитлер молодого капитана.
        К её непередаваемой радости шуркин дневник не перенёсся в следующую реальность. Омрачает лишь то, что попаданец заучил его наизусть и грозится восстановить, если удастся добраться до компьютера.
        Глава десятая. Вице-император галактики.
        - Ты где пропадал, бесстыдник? - заявила Гитлер, уперев руки в бока, затянутые во фрак по моде 1880-х годов, в коем не стыдно явиться на бал в Гатчине.
        - Остынь, коллега. Ведомо ж тебе, я - попаданец, сущность ветреная и непредсказуемая. Забросило, знаешь ли, в другой век, потом вернуло. С кем не бывает.
        - Там были женщины? - ревниво выстрелила Машка. Какая эпоха, какая страна, её не слишком взволновало.
        - Ну... были. Знаешь мою технику безопасности, опробованную на Распутине. Попаданец должен хотеть и получать сколько захочет. Прости мой французский.
        - Что, во Франции был, развратник?
        - Чесслово, не знаю. Средневековье какое-то. Я опять дневник писал, и он у меня сохранился. Как про "Косматку" и поход на масонов. Но тебе не дам почитать.
        - И не надо, - жестоко ответила фюрер, игнорируя пламенный взгляд графомана, изнывающего от желания быть услышанным аудиторией хотя бы из одной пары глаз или ушей. Потом смилостивилась. - Ладно уж, неси.
        С болезненным любопытством Маша развернула толстую исписанную пачку листов.
        "Утренний Бундесгейм, видимый из окна очередного захваченного мной замка, хорош, да, хорош. Я оглядел постель. Сегодня в ней не ночевала эльфийка, троллиха, гномиха и даже коза. Но мокрое пятно присутствует. Значит, ночью приходила Синдерелла, Синибадка... Или Синегубка? Последний раз вспоминал о ней давно, имя путается. Хотя её визиты случаются, когда сплю один. Но я - Алекс Длинные Уши - крутой, да, крутой, потому даже от моих поллюций рождаются дети. Я даже видел одного... Или трёх. Они симпатичные, не то что от троллих.
        С нас, паладинов Господа - особый спрос за грехи. Спать с любыми существами женского пола для меня не грех, ибо с семенем моим разливает божья благодать. И благость. А может, и благолепие. Поэтому грех - ночевать одному".
        - Шура, а почему "Длинные Уши"?
        Тот чуть смутился.
        - Ну, понимаешь, слишком я важная личность. Что бы не творилось, всюду мои уши вылезают. Не отвлекайся на мелочи, читай.
        Гитлер продолжила.
        "Опоясавшись фиолетовым мечом Высшей силы, одев латы, закинув за спину лук Робин Гуда, повесив на пояс кузнечный молот, я подумал, зачем мне столько железа, и вышел во двор. Суперконь поднял на меня свои добрые демонические глаза. Я поцеловал его в бархатные ноздри - ночью-то никого целовать не пришлось.
        - Кролик, ты зачем сожрал двадцать семь метров металлической ограды? Тебе же насыпали целые ясли старых подков.
        Арбогрыз глянул укоризненно и молча махнул хвостом. Да, после вчерашней скачки его впору накормить танком Т-34.
        Подбежал мой второй хвостатый друг и, радостно виляя толстым задом, положил к моим ногам свежезагрызенного дельфина средних размеров.
        - Барбосик, славный мой щеночек, где же ты море нашёл, когда на сотни километров вокруг - сплошная степь?
        Тот приветливо тявкнул, имея в виду: дурак ты, хозяин, я же не море - дельфина принёс".
        - Это что - фэнтезийный мир?
        - Ну да! - радостно осклабился Карманов. - Круто, да?
        - Ах, мне бы туда. Благородные рыцари, прекрасные дамы, злые чудовища. Ладно, читаю дальше и завидую.
        "С почтением приблизился сэр-рыцарь-барон Глинтвейн, опасливо поглядывая на собачку.
        - Ваше глобальноимператорское величество!
        - Говори короче, Генрих. Если перечислять все мои титулы, накопленные за годы, как раз управишься к моему возвращению. С титулами я расту, расту. И даже прирастаю.
        - Сэр Алекс, император Америки прислал ежедневную дань. Складывать некуда.
        - Раздай.
        - Но мы и так завалили подарками все вассальные народы. Они скоро начнут разбегаться!
        - Осчастливь кентавров. О беднягах месяц не вспоминали.
        Оставив замок позади, я пустил Кролика вперёд. Ураганный ветер рвал на мне плащ, потом воздух начал нагреваться, и позади нас просека задымилась, будто её пропахал метеорит. Меж ногами арбогрыза крутился Барбосик, весело высунув язык и показывая, как здорово играться втроём. Периодически он заигрывал с крестьянами, весело и непринуждённо. Собачку приходилась одёргивать - такими темпами крестьяне на моих землях быстро закончатся.
        Но одни мы оставались недолго. У обочины стоял он. Как всегда, безукоризненно элегантен.
        - Добрый день, Алекс. Как всегда, рад вас видеть.
        - И вам... добрый. Хотя не буду кривить душой. Не рад.
        - Вы обдумали моё предложение?
        - Напомните, какое?
        - Мы вам дарим Альфу-Центавру, ядро галактики и восемнадцать планет, подобных Земле.
        - За то, чтобы я убрался обратно в Россию?
        - Да. И немедленно.
        - Да нет. Наверное. Если и да, то пока нет. В общем - нет чтобы да.
        Он застонал.
        - Я понимаю, что в том мире вы жили России. Здесь вашу манеру объясняться не понять даже мне.
        Хоть чем-то я превзошёл самого Нечистого.
        - Дела, дела и ещё раз заботы. Мне, понимаете ли, нужно завоевать Бундесгейм.
        - Алекс, вы его уже завоёвывали.
        - Для великих людей это - не предел. Однажды планета кончилась. Не оставаться без подвигов и приключений паладину Господа, верно? Надо же кого-то убивать. Пришлось сделать вид, что я занят в Сью-Мари. Королевство тут же захватил герцог Блинобород, объявивший себя королём и не признающий мою власть. Наивный! Даже император Америки лёг к моим ногам, аки Барбос, сожравший бизона. Ну, и хозяйственные хлопоты. Кроме прежних владык, ныне под моей десницей ещё и король Верхне-Нижней Швамбрании, главный племенной вождь сиу, великий князь чукчей, самый быстрый жеребец кентавров, самый толстый тролль огров, фюрер Красных шапок и гетман Украины. Не считая двух сотен мелких территорий.
        - Понятно, - вежливо согласился владыка преисподней. - Освободитесь, я вас ещё навещу.
        Избавившись от докучливого врага рода человеческого, я слез с Кролика, назначив его старшим и присматривающим за Барбосом. Адский пёс получил приказ командовать арбогрызом. Пока они будут выяснять отношения, как раз проведаю Сью-Мари".
        - Шура, по поводу императора над императорами и облапошивания самого дьявола. Позволь предположить - ты преувеличил?
        - Немножко.
        - То есть наврал как сивый мерин от начала и до конца. Так и думала. О"кей, едем дальше.
        "Превращение в дракона-птеродактиля заняло считанные секунды. Лук Робин Гуда ушёл в позвоночник, латы слились с кожей. Только молот неприятно вмялся в пах и давил там всю дорогу.
        Я поптеродактилил к морю. Или подраконил. С высоты увидел, как двое негодяев покушаются на честь благородной дамы, такой хорошенькой, что я бы и сам, пожалуй, и даже наверно не против. И не противно. Отнюдь.
        Выйдя из кустов в уже человечьем обличье, я швырнул молот в ближайшего ценителя женских прелестей. Его снесло, а молот раздробил скалу на мелкий гравий. Зная, что на даму нужно произвести впечатление не грубой силой, а утончённой ловкостью, выхватил меч и порубал мерзавца на куски.
        С радостным всхлипом дама бросилась в мои объятия. Даже через корсет и стальной нагрудник я почувствовал, как напряглись её соски. И даже напупырились. Она жаждала воздать мне свою благодарность, я был обязан её принять. Существуют обязанности, которые весьма приятны в исполнении.
        На мой свист Кролик и Барбосик мигом примчались с расстояния в двести километров. Усадив красавицу на арбогрыза впереди себя, я отвёз её в замок, где до утра принимал благодарности.
        Женщины - воистину непостижимые существа, даже для паладинов. Двое мужчин весьма представительного вида предлагали ей то же самое на дороге, что и я всю ночь. Они - подонки, я - спаситель. Ах, да, я же Алекс Длинные Уши. Даже Барбос понимает разницу.
        Утром Барбетта принесла нам кофе в постель. Увидев аппетитные округлости, предложил ей распустить корсет и прилечь с нами. Утолив, наконец, обеих дам, я по обыкновению принялся рассказывать секреты и государственные тайны. Хозяйка замка задремала, а Барбетта, по привычке шпионившая для императора Америки, сделала вид, что слушает.
        - ... Ещё нужно создать крайне необходимую для любого культурного и гуманного общества, идущего по пути цивилизации и высокой культуры, некую важную организацию, без которой культура существовать просто не может...
        - Сэр Алекс, вы в одной короткой фразе трижды повторились о культуре. Надеюсь, если ваши бессмертные дневники попадут в печать, редактор-корректор выправит её?
        - Что вы, дорогая! Редакторы абсолютно не смыслят в литературном языке. Я предпочитаю вносить в контракт непременный пункт: публикация только в авторской редакции. И в знаках препинания они не разбираются. Орфография - независимая от формальных правил субстанция. Автор, вправе расставлять, запятые, где, по его мнению, полагается - пауза, на то, он, и автор".
        - Шура, ты бы сам знаки препинания поучил. Читать трудно.
        - Смешно! - отрезал Карманов, от чтения вслух вновь ощутивший себя могучим Алексом Длинные Уши. - Гениев править нельзя, только портить. Продолжай.
        "Палладина ждут великие дела. Оденьтесь. Будучи очень стеснительным, я смущаюсь при виде голых женщин. И даже обнажённых.
        Я сложил ладони ковшиком, наколдовал кофе, какао, чаю, коньяка, жаренного кабана, копчёную акулу, три фаршированных гуся, десерт, мороженное и ещё пуда три разных блюд и закусок.
        - Это вам на лёгкий перекусон до завтрака! Не скучайте, девочки.
        Я быстро допеликанил до порта, снова перекинулся в человечью ипостась, нашёл местное начальство и рыкнул, чтобы не сомневались - перед ними настоящий Алекс Завоеватель:
        - Где адмирал Бурдонанс?
        - Не извольте гневаться ваше высо... превосх... вели...
        - Заместитель Господа на земле. Где Бурдонанс?
        - Как ушёл два года назад на очень странных кораблях, так и пропал. У выхода из бухты обломки видели. Много обломков, ваше заместительство.
        Именно то, о чём я говорил дьяволу. Или выговаривал. Стоит на пару лет оставить без внимания, всё разваливается. Даже такая пустяковая отрасль, как судостроение.
        - Где Крыс Гластон? Да-да, та самая, которой я объяснил проекты кораблей для Бурдонанса.
        - Сошла с ума, сэр Алекс. Сразу, как увидела, что из тех чертежей получается. Рассказывала, что вы с ней всю ночь в постели не делом занимались, а корабли проектировали. Потом смеялась как дура и говорила: вы и в койке, и в чертежах - сплошной ноль. Простите, сэр, такое лишь сумасшедшая сказать может.
        - Великие дела понятны лишь со временем, да, со временем. Жаль, что леди Гластон не прониклась их величием. Соберите мне всех корабелов в большом зале мэрии, буду учить их азам.
        Собралось человек семьдесят, от стара до млада. Все - мужчины. Опасный опыт Крыс Гластон женщин отпугнул. Ничего, со временем и их привлеку. Пусть все знают, что такое женский корабль - как женский роман. Большой, хитросплетённый, мягкий и в рюшечках.
        Я вспомнил мастер-класс, преподанный мной для леди Гластон, и повторил основные тезисы.
        - Строим трёхмачтовые каравеллы, но не классического типа, а поменяем кое-что. По-мелочи.
        - Вы покажете свои расчёты? - спросил старый мастер на первом ряду, очевидно, глава гильдии.
        - Какие у меня могут быть расчёты? - возразил я с достоинством. - Короли выше математики! Отставить расчёты как ненужную суету. Сразу перейдём к чертежам. У вас как вычерчивают мидельшпангоут?
        - Путём объединения трёх и более радиусов, - отбарабанил молодой подмастерье с видом отличника.
        - Смотри сюда, деточка. За основу берём максимальную ширину будущего корабля, поняла?.. Основой миделя становится полукруг. Этот новый метод, как и старый, он всё ещё основывается на геометрическом принципе, а не на понимании важности плоскостей, образованных ватерлиниями, но всё-таки приводит нас с вами, а вместе с тем и всё прогрессивное кораблестроение, к созданию более полных обводов подводной части корабля! Вот здесь надо изменить подводную часть корпуса, это значительно увеличит прочность.
        Около меня материализовался сэр Дьявол, невидимый для простолюдинов.
        - Сэр Алекс, это интересно для судостроителей. Но на кой чёрт, простите за каламбур, обрушивать вал ненужной информации на любителей фэнтези?
        - Сгинь, нечистый! - я щёлкнул пальцами и дематериализовал навязчивого подземного выскочку. Автору необходимо выдавливать из себя по капле как раба двенадцать авторских листов на каждую книжку, или четыреста восемьдесят тысяч знаков, включая пробелы, заполняя её хоть чем-то кроме бесконечных диалогов и зеркально повторяющихся битв. Судостроение - спасательный круг, который помогает преодолеть кризис отсутствия материала. Если перечислить лисели, брамсели, топсели и кливеры, напугать читателя шпигатами, вантами и толстыми концами, как раз появляется наполнение между обложками. Обязательно опубликую дневники!"
        - Шура, прости. Тут я совершенно согласна с дьяволом. Писать лишь бы для заполнения объёма негуманно по отношению к читателю.
        - Маша, ну кто бы говорил. Раз ты Гитлером была, нечистый - самоя подходящая тебе компания. Давай дальше или закрывай дневник.
        - Дочитаю, не переживай. Хотя и так ясно, что это выдумка от первой до последней строчки. Не беда, так ещё интереснее.
        "Молодое дарование, воспользовавшись моими препираниями с Сатаной, успело вставить вопрос:
        - Полукруглое сечение подводной части характерно для ледоколов, чтобы при сжатии льдами судно выдавливалось вверх. Мы готовим каравеллы для пути на юг или в Арктику? И как изменение обводов на полукруг увеличит прочность корпуса, если не менять набор?
        - Палладин Господа должен предусмотреть любые варианты! - щелчком пальцев и силой Серого бога я наложил заклятие молчания на юнца и его соседа, который при слове "любые" вознамерился предложить подводную лодку. - Треугольный топсель можно убрать, а латинскую бизань заменим гафельным парусом.
        - Так, это... Топсель - это и есть малый парус над гафелем, - неловко вставил темноволосый мужик из второго ряда и тоже смолк на сутки.
        - Не придирайтесь к мелочам. Главное - запоминайте и внедряйте, да, внедряйте. Или внедревывайте. Теперь обратите внимание, сейчас самое смелое новшество. Отсюда канаты пойдут на форштевень. Это тоже мачта, но она сравнительно короткая и лежит почти горизонтально. Ну, не совсем горизонтально, конечно.
        - Сэр! Форштевень - не мачта. Это брус в передней части набора корпуса. Наклонная часть рангоута впереди называется бушприт, - вякнул очередной всезнайка и тоже умолк, уже на три дня. Будут меня раздражать, заткнутся на неделю.
        - Форштевень будет удерживать канатами бизань-мачту. Бизань-мачта удерживается на растяжках со всех сторон, - пояснил я как когда-то для леди Гластон. - И со стороны кормы тоже. А форштевень, в отличие от других мачт, укреплён не основанием в корпусе корабля, а почти половиной длины. Нет возражений?
        Корабелы молчали, мучительно соображая, как третью заднюю мачту привязать канатами к носу. Я продолжил.
        - Смотрите, вдоль шкафута положим поперечные брёвна, а на них будут запасные части рангоута и шлюпки.
        - Сэр, шкафут на каравелле - это просто толстые доски вдоль борта. Как же по ним ходить, если там будет поперечные ... брёвна? Вы хотели сказать - брусья или балки?
        - У нас будет очень особенная каравелла. Брёвна - новое слово в судостроении, пусть трепещут враги.
        - Правильно! - закричал ещё один мастер. - Даёшь всё судно из брёвен! Доски и балки - вчерашний день. Это повысит водоизмещение, скорость, остойчивость, манёвренность и непотопляемость до невиданных высот.
        Этому я рот затыкать не стал и продолжил:
        - Ещё расскажу про одномачтовые шнявы. Это суда с особыми шняв-мачтами или трисель-мачтами позади собственно мачты для постановки шнявселя или триселя.
        - Если шняв-мачта позади основной, то, как минимум, шнява - двухмачтовое судно?
        Я вскипел и лишил всех их дара речи на месяц. Как смеете критиковать самого Длинноухого Алекса? Да, я ни хрена, вообще ни хрена не понимаю в судостроении. Как и в железной дороге, дирижаблях, религии, экономике, рыцарских доспехах, геополитике, любви, сексе, психологии, оружии и прочих высоких и низких материях, о которых с апломбом рассуждаю годами. И что?
        - В самом деле, и что? - вопросил ангел. - Зато у тебя всё получается.
        Может, не ангел. Как иначе назвать живность метров ста высотой, взмахом крыла невзначай смахнувшее четверть Сью-Мари?
        - Император галактики назначил тебя вицеимператором в этом спиральном рукаве.
        - Несмотря на косяки с судостроением и прочими делами?
        - У других ещё хуже! - успокоило суперсущество и улетело.
        Спасибо и на этом. Освою производство шнявсель-звездолётов".
        Машка натурально хрюкнула, выдавив сквозь слёзы последнюю фразу.
        - Беру свои слова обратно. Ты - великий писатель. Великий маг. Даже - зачеловек. Выберемся в Российскую Федерацию, немедленно отправляй рукопись в издательство. Опубликуют атомным тиражом.
        - Правда? - робко вопросил Карманов.
        - Конечно! Герой - трёхсотпроцентная Мэри Сью, рояли по кустам бродят стадами, текст позволяет читателю ощущать себя намного грамотнее и образованнее автора, оттого не комплексовать. Много секса, есть драка, чувствуется размах. А судостроение - твоя фишка, начиная с "Косматки". Бестселлер! Эльдорадо! Гонораров нагребёшь - обзавидуются.
        - А если серьёзно?
        - Гляди, сам напросился. Я хоть и блондинка по интеллекту, но великого писателя, у которого ты передрал текст, даже подобные мне знают. Ну, выбрал не самый удачный у него эпизод, ну, обсмеял... И что? Фанфик, подражательство и пародия - вторичные жанры. Даже, наверно, второсортные. Если кто-то известный и авторитетный сделает ошибку в романе, ему простят и потребуют продолжения. Ты - графоманище. Аффтырь, пиши есчо, почитаю. Здесь мило и скучно, вот и займу вечерок.
        Но долго она не смогла насладиться ни чтением, ни пребыванием в сравнительно спокойной эпохе. Парочка вновь сорвалась в прошлое как альпинист с горы.
        Глава одиннадцатая. Смерть масонам!
        В 1853 году Гитлера настигло счастье. Она получила, наконец, женское тело. Пусть не ахти, немолодое, толстоватое даже по моде середины XIX века, но без отвратительного мужского причиндала и позволяющее заниматься любовью с мужчинами без извращений. Карманов не прельстился, его спутница отрывалась сама и с удовольствием, пока Шурик потихоньку зарабатывал на пропитание привычным карточным бизнесом, подумывая рвануть в Южную Африку, куда не добрались загребущие британские или генерал-адмиральские руки.
        Гуляя по весеннему Санкт-Петербургу, Маша Сушкина, важно переименовавшая себя в Мэри Сью, накрыла спутника щебетанием, Карманов не стал перебивать. Наглые голуби сели на аллейку за Адмиралтейством и намекнули: покорми. Возмутившись отсутствием хруста французской булки, крылатые попрошайки разлетелись, а попаданцы продолжили вояж.
        - Шура, скажи мне. Ты в каждой эпохе тело меняешь и играешь роль ей соответственно. А что у тебя внутри, до сих пор не знаю. Крутой, начитанный и компьютерные игры любишь. И всё? Мы столько лет вместе.
        - Видите ли, любезная Мария Адольфовна, из романов о попаданцах я вывел единственно правильную линию поведения. Мы такими и должны быть, крутыми, образованными, безмерно патриотичными и главное - безликими. Меняется лишь внешность и калибр автомата "Калашникова". Пардон, и калибр не меняется, в прошлом популярен только 7.62. Оттого личное, индивидуальное - прочь.
        - Жаль! - романтической Марии хотелось мужчину яркого, харизматического, а не суперкрутого робокопа с сексуальным недержанием. - Вот Штирлиц...
        - Ты с ним встречалась? - Карманов даже притормозил от неожиданности.
        - Что ты! Он - выдуманный персонаж, а у нас реальная жизнь. Только романов о шпионах больше не покупают. Поэтому "Семнадцать мгновений весны" переиздали под названием "Наш попаданец в Гестапо". Бестселлер!
        - Надо же. Юлиан Семёнов умер, не возразит против такого наименования. Кстати, Штирлиц был внедрён в СД, а не в Гестапо.
        - Какие же вы, мужики, наивные. Думаешь, издательства у живых авторов что-нибудь спрашивают? Название, аннотацию, обложку и правку в тексте писатель видит, только когда книжка попадает на прилавки.
        - Но можно в договоре прописать - не менять ничего без согласия правообладателя.
        - Я, по-моему, говорила, что ты наивный. Не устраивает - иди печатайся где хочешь или за свой счёт. У меня подружка в редакторской конторе работает, рассказывает анекдоты про начинающих писателей. Их - миллионы на несколько издательств.
        - Да-а, - протянул Карманов. - Представляю книгу про Ленина "Наш попаданец в мавзолей" и про гинеколога "Попаданец в ...".
        - Не хами. Я теперь дама, веди себя прилично. И вообще, может, съездим куда из России, мир посмотрим?
        - О иес, май дарлинг Мери.
        Неожиданно куст, мирно зеленевший впереди по аллее, разделился, верхняя его часть выскочила на дорогу, наставила автомат и грозно рявкнула:
        - Стоп, факинг инглиш щит!
        Судя по акценту, более сильному, нежели у Шурки, обладатель голоса, автомата и кустовой внешности произошёл явно не из Альбиона.
        - Мы не англичане, - пискнула Гитлер, Карманов вовсе дар речи потерял.
        - Ни? А масоны?
        - Ни разу не масоны. Автомат опусти, дядя.
        - Попаданци! - обрадовался куст, закинул "Калаш" за спину и добавил. - О це гарно! Мыкола Симферопольский, армия Незалижной Украины. З якога вы року?
        - С 2013 года, - обрёл голос Шура. Она - с десятого.
        - А я с одиннадцатого, - Мыкола без напряжения перешёл на русский. - Зовите меня просто Николаем. И как там, война началась?
        - Какая? - изумился Карманов.
        - Ясное дело - Третья Мировая.
        Бывший пассажир "Косматки" только плечами пожал.
        - А наши, ну, украинская сборная, как в чемпионате мира по футболу сыграли? - симферополец с надеждой глянул на коллегу и понял без слов. - Ясно. Всё равно, что Третья Мировая... Пойдём, у меня схрон есть. Обсудим.
        По пути он рассказал, что куча его друзей перебрались в прошлое, так как спецслужбы Украины напророчили в 2012 году вторжение США в Иран и начало мировой заварухи.
        - Ладно. Здесь лучше, воздух чище, англичан можно круглый год без лицензии отстреливать. Заодно татар, кавказов и поляков.
        Услышав грозный националистический настрой, Гитлер решила благоразумно умолчать, что вродном теле по прабабушке она еврейка, а по дедушке цыганка. Вдруг эти нации тоже чем-то провинились против воинственного куста.
        - Вы явно в серьёзных войсках служили, - предположил Шура.
        - А то! - улыбнулся новый знакомый.
        - Морская пехота?
        - Ну что вы. Круче.
        - ВДВ?
        - Не обижайте.
        - Спецназ? Разведка? Школа терминаторов?
        Голосом, дрожащим от гордости и лёгкого волнения, попаданец торжественно приоткрыл страшную тайну:
        - В военкомате города Симферополя!
        С ним точно не пропадём, поняли Карманов и Гитлер.
        Их поразило, что нарядно одетые дамы, парочки, партикулярные господа, а также господа офицеры здоровались и раскланивались с носителем куста словно со старым знакомым. Стало быть, его дежурства и рейды по отлову англичан-масонов превратились в обычное дело для Санкт-Петербурга.
        В меблированной комнате Николая мебели-то практически не оказалось, не считая крайне необходимого минимума. Вдоль стен, окрашенных в зелёно-жёлто-коричневый камуфляж с жовто-блакитными вкраплениями, сгрудилось неимоверное количество оружия, как начала XXI, так и середины XIX века.
        - Ничего себе арсенал! - впечатлился Шура. - Небось, повоевал уже здесь?
        - Непременно! Англичан убивал много раз, их наймитов-предателей тоже. Как не пострелять-то, если у меня карабин "Форт" 7.62, сиречь автомат Калашникова АКМС (Индекс ГАУ - 6П4), превращённый в гражданский вариант с коллиматорным и оптическим прицелом, четыре цинка патронов 7.62?39, автоматический пистолет Стечкина (АПС, Индекс ГАУ - 56-А-126), цинк патронов к нему 9х18, пулемёт...
        - Стой! - Мария с трудом остановила словопоток любителя-оружейника. - Кому это нафиг интересно? Сказал, есть пистолеты, автоматы и патроны - достаточно! Совсем не о том рассыпаешься. Говори - сколько и кого убил, сколько наших полегло, как пуля во вражеское тело входит, пахнет пороховой гарью автоматный ствол... А ты - индекс гав-гав! Кому нужны дурацкие подробности?
        - Чоловику интересно, - украинец с надеждой глянул на Шуру, но мужчина не поддержал, лишь плечами пожав. Любителей прозы в стиле Андрея Круза, когда девять десятых книги составляют детальные описания вооружений, в комнате не нашлось.
        Наказав лакею, бородатому дядьке с "Сайгой" за плечами, нести чай, Николай поделился видением ситуации.
        - Товарищи попаданцы! Англо-масонские враги России готовят Крымскую войну, которую нам выиграть невозможно - промышленная отсталость не позволяет.
        - А не пробовал тут производство какое наладить, хотя бы оружейное уровня начала двадцатого века? Я в СССР 1940-х годов такое устроил...
        - Брось, коллега. Даже для трёхдюймовки 1902 года нет нормального оборудования - ни сплавы получить, ни заготовки отлить, ни ствол выточить. Да и боеприпасы сделать не просто. Пока только миномёты наладил выделывать.
        Карманов и Гитлер поперхнулись поданным чаем. Услышать разумную речь из уст попаданца так же невероятно, как в исполнении сфинкса с плато Гизы - песню Любэ. Откашлявшись, Шура попытался не отстать и в виде исключения выдать тоже что-то вменяемое.
        - Одними миномётами войну не выиграть. Давай что-то радикальное замутим. Ну, не знаю. Кто у англичан главный - король? Можно короля грохнуть.
        - Ни! Правит королева Виктория, я узнавал. Муж у неё - так, кузен в примаках. Альфонствует, вежливо называется принц-консорт. Скоро помрёт, но успел настрогать королеве кучу маленьких масончиков.
        - Значит, до вступления Англии в войну нужно завалить кого-то из королевского семейства и пригрозить Виктории: сунешься в Россию - крась оградку для всех остальных, - кровожадно заявила Машка, у которой месяцы пребывания в шкуре Гитлера не прошли даром. - Гуманней мужа, раз тому по-любому в ящик. Или кого-то из детишек, предков русской императрицы. Останется бедняжка Распутин без любовницы.
        Шура чуть смутился, а Николай не понял намёка, не осведомлённый о секс-эпопее Карманова.
        - Не могу, - грустно ответил военкоматчик. - Мне никак из Питера нельзя. Императора берегу, масонов отстреливаю.
        - А то и княжна-графиня какая завелась, - поддела Гитлер, а Карманов обрадовался, что сегодня краснеть приходится не только ему одному.
        - Вот что, ребята, пулемёта я вам не дам. А всяким другим обеспечу. И - с Богом, товарищи!
        Вроде бы прижившиеся в прошлом, Шура и Маша не стремились особо путешествовать и совершенно не имели опыта, если не считать поездок фюрера в закрытом авто и безумного рейса на "Косматке", почти не заходившей в порты. Оказывается, для вояжа на Британские острова не нужны виза и страховка, нет регулярного пассажирского сообщения с Западной Европой, а при посадке на купеческое судно с красно-синем перекрестием на флаге никакой таможенник не шмонает ручную кладь и не вымогает взятку.
        А там они нашли бы много интересного, с индексами ГАУ и без оных. Николай снабдил будущих душегубов оружием разных марок и калибров, золотом, а также документами с русским и британским подданством, благо цветной лазерный принтер он использует здесь чаще, нежели "калаш".
        - И снова журчит вода за бортом, - меланхолично произнёс Карманов, когда барк "Роуз" миновал крепость Кроншлот и остров Котлин. Гитлер подумала было броситься на него с кулаками в подозрении, что тот взялся восстанавливать дневник "Косматки" для публикации в СИ, но дело приняло куда худший оборот. - Скрипят ванты, шуршит ветер в такелаже и крикливые чайки кружат за кормой.
        Вздрогнув обоими подбородками, Маша поняла, что морские дневники вступили во второй том продолжения.
        - Лучше давай английский язык вспоминать.
        - Трудно, что ли? Я с партнёрами по команде сутками на инглише переговаривался.
        - А ты уверен, племянник, что ваш геймерский жаргон начала XXI века здесь уместен? Они больше на языке Шекспира говорят. Я прихватила "Короля Лира" и "Гамлета", а ты хотя бы матросню послушай. Откроешь много нового. Оказывается, выражения "Фак!", "Щит!", "Санофбич!" и "Тейк зис ган" не передают всё богатство языка Альбиона.
        - Точно уверена? - поразился Карманов. - Я Винеру про компьютеры рассказал, мне этих слов хватило.
        - Ещё как уверена. Я в нерусифицированных "Симсов" играла. Так что давай с самого начала. Ландан из зе кэпитл оф зе Грейт Бритн...
        "Из Австралии? - подумал о них матрос, выходец из ливерпульского дна. - Уж больно произношение убогое. Не, скорее с Тасмании. Вконец одичали".
        Долго продолжать лингвистические экзерсисы тётушка Мэри Сью и её племянник Алекс Сью не смогли. В Северном море барк подвергся жестокой атаке. Его нагнали два пароходо-фрегата, идущих под всеми парусами и одновременно коптящих дымом из трубы. Они разделились, охватили барк с обеих сторон. Шура, увидев, что оба парусника - по правому и по левому траверзу - открыли орудийные порты и скоро откроют пальбу, сообщил Машке неприятную новость, что их пребыванию в этом времени приходит конец.
        - Может, спрячемся? - пискнула Гитлер голосом, не подходящим к сорокалетнему полному телу.
        - Окститесь, мадам. Деревянный корпус барка не может быть защитой от ядер.
        - Внизу - груз! Я видела в порту, там пенька для канатов, меха. Укроюсь! - и Машка нырнула в люк, направляясь в трюм.
        Ни и дура, решил Карманов, вспоминая Членобока с любимым присловьем "баба на корабле - к беде". Фрегаты обстреляют корпус, стало быть, самое безопасное место - наверху. Пользуясь возможностями крепкого тела, совсем не напоминающего худосочное студенческое из 2013 года, он протиснулся вдоль борта к фок-мачте и, подгоняемый страхом, забрался в подобие бочки, раскачивавшейся на нешуточной высоте. Почему-то факт, что матрос, обязанный нести там вахту, покинул убежище, Шуру не насторожил.
        С первого же залпа он раскаялся, что назвал Гитлера дурой. А ведь играл в "Пиратов", знал про ядра, соединённые цепью для сбивания рангоута и такелажа!
        Фрегаты, занявшие позиции в кабельтове справа и слева, заволокло дымом, по ушам ударил гром, а пятая точка приняла нешуточный удар. Фок-мачта закачалась как былинка на ветру. Ко времени второго залпа Шура ощутил признаки морской болезни, которыми щедро поделился с командой, перевесившись через край бочки и облегчившись. В затуманенном сознании не мелькнуло мысли, что на полубаке перед мачтой довольно много людей.
        Нападавшие продолжили стрельбу, но как-то странно, не залпами, что характерно для кораблей той эпохи, а вразнобой. Так как на прочистку и перезарядку каждого ствола уходило несколько минут, ту пальбу можно назвать не беглым, скорее - крадущимся огнём.
        Чуть совладав с глюками вестибулярного аппарата, попаданец отметил вторую странность. Целясь в рангоут чуть выше корпуса, фрегаты отлично засаживая ядра в союзника по противоположному борту жертвы. Посему левый разбойник озарился фейерверком взрыва, окутался дымом и, не откладывая в долгий ящик, быстренько затонул, разломившись на две половинки. Второй фрегат, тоже изрядно пострадавший, кинулся на сближение, норовя сойтись вплотную для абордажа.
        Хряс-сь!! От удара Шуру выкинуло из "вороньего гнезда". Он вцепился в какой-то канат и обнаружил себя болтающимся на приличной высоте у первой мачты фрегата. Снова захотелось вывернуть содержимое уже опустошённого желудка...
        Спуск на палубу выпал из памяти. Видно, благоразумная часть его мозга просто стёрла воспоминания, дабы не травмировать психику. Привалившись к фальшборту на баке, Карманов попытался придти в себя и разобраться в происходящем, странности которого продолжали увеличиваться каждую минуту.
        Пираты не озаботились перетаскиванием ценностей с британского барка, наоборот - поволокли на него шмотьё с фрегата. Увидев дым, обильно струящийся из-под палубы в районе миделя, Шура догадался, что начался пожар, и команда спешно перебирается на барк как на наиболее уцелевшее судно. Скоро оно отвалит, а фрегат, на орудийной палубе и в крюйт-камере которого наверняка полно пороха, может взлететь на воздух в любую минуту. В одиночку шлюпку на воду не спустить, берег далеко, море холодное. Вздохнув, неудачливый убивец британских королей подхватил мешок и с ним на горбу перелез обратно на английский борт, изображая грузчика.
        Пираты выбросили в набегавшую волну экипаж английского барка, словно Стенька Разин персидскую княжну. На Карманова, увлечённо кантовавшего мешки и бочки, тем отвлекавшегося от слабости в желудке, никто не обратил внимания.
        - Руби концы! - гаркнул по-русски немолодой пират.
        Вскоре "Роуз" с покалеченным парусным вооружением оставил фрегат позади, а Шура смог, наконец, подробнее рассмотреть захватчиков. Более всего изумила невероятная несогласованность их действий. Рыжий здоровяк с пыхтением носил бочонки с порохом с юта на бак, а черноусый детина столь же методично возвращал их обратно. Худощавый парень, декорированный а-ля Джек Воробей, молотил по мачте абордажной саблей с воплями: сдохните, проклятые фашисты! Ни дать, ни взять - Дон Кихот в борьбе с ветряной мельницей. Четвёртый бегал и громко сокрушался, что на барке не нашлось шарикоподшипников... Карманов догадался, что, возьми он коловорот и сверли палубу, мигом затеряется в толпе юродивых с фрегата. Но есть задание - предотвратить Крымскую войну, да и о Гитлере в трюме нельзя забывать. Поэтому пришлось искать главного.
        Крепкий мужик с внешностью давно отставного спецназовца глянул на Шуру с нескрываемым подозрением.
        - Кто таков?
        - Попаданец из 2013 года. А вы из какого?
        - Из двенадцатого.
        - Надо же, как совпало! Вы все из одного?
        - Чё-то слишком любопытный парень. Часом - не британский шпион? На английском корабле. Небось, по-ихнему бегло шпрехаешь.
        - Ландан из зе кэпитл оф зе Грейт Бритн! - выдал Карманов усвоенный от Машки урок.
        Лицо пирата разгладилось.
        - Хорошо. Так английский коверкают только наши, исконные. Добро пожаловать в бригаду попаданцев!
        - Спасибо! - Шура оглянулся. - Кто же руководит бригадой?
        - Коллективный разум.
        - Всеми вместе?! Не заметно.
        - Хочешь сказать, что наш коллектив не всегда согласован? Клевета! Первый залп дали замечательно синхронно. Ну да, потом были издержки. Зато ребята какие - орлы и орлицы! Я - ака Дядя Боря, мой старпом - ака Старый Феодалист.
        - А тот бородатый здоровяк?
        - Он - вообще женщина.
        - Бедняга! Я общался с попаданкой, угодившей в мужское тело. Так страдала...
        - Нет, - категорически возразил Дядя Боря. - Она сама выбрала.
        Карманов не взялся рассуждать о неутолённых желаниях загадочной женской души, тем более соотечественник кратко рассказал про их команду. Несколько любителей истории, забаненых вредным модератором на сайте "В вихре перемен", собрали собственную небольшую группу, закупили виртуальные шлемы и, скинувшись по штуке баксов с носа, обрели возможность гулять по прошлому и всячески искать приключений. "А не сочинять литературные буриме как всякие лузеры", - зло осклабился дядя Боря.
        Скорее всего, ещё как пробовали, вместе и поодиночке, потом их далеко послали издатели, не одобрили "В вихре", и теперь они злы на реальный мир, мстят альтернативному, подумала Маша, вылезшая из трюма и подслушавшая разговор. Шура заметил её и отрекомендовал как Мери Сью, к всеобщей радости коллективного разума, которые все на подбор - настоящие, а не мерисьюшные герои.
        Дальше загорелся спор. Разумеется, бригадники и слышать не захотели о плавании в Лондон. Пусть они и потеряли по глупости два корабля, но попаданцы решили продолжить святое дело - воевать с англичанами, с которыми России до сего 1853 года особо и конфликтовать не приходилось. Так сказать, мстили авансом. Главным образом, Карманова позабавил их лозунг: "Британию - на дно!" Уничтожить флот теоретически возможно, но как утопить целый остров? Похоже, бригада решила не утомлять себя мелочами. Вот только найдут шарикоподшипники, соберут из них высокоточные станки, и Британские острова постигнет участь Атлантиды.
        Понимая, что выбирает не тех подельников, но не имея другого выхода, Шура на ухо рассказал главарю о планах по ликвидации части правящей фамилии и шантаже королевы Виктории. Само собой, коллективный разум узнал обо всём через минуту.
        - Масонов - на дно! - гаркнул разум, и "Роуз" повернул бушприт в сторону устья Темзы.
        О дальнейшем Карманов вспоминал со стыдом, а Николаю рассказал со смущением.
        - Вроде обо всём договорились, роли расписали, реплики выучили. А у самого Букингемского дворца дама в мужском теле как заорёт: "Итальяно фашисто кретино муэртэ!" И шарах гвардейца абордажной саблей прям по меховой шапке. Развалила шапку вместе с головой. Ну, побежали внутрь, кто в лес, кто по дрова...
        - Москальское происхождение скрыли?
        - Если бы. Дядя Боря вопил "хэнде хох", "хальт" и "шайзе". Зато русский мат такой стоял, что даже индейцы чероки догадались бы, кто пожаловал. Мы с Машкой удалились по-английски, не попрощавшись.
        Англичане проявили смекалку. С изрядным опозданием из-за медлительности транспорта в Санкт-Петербург попали лондонские газеты, со злорадством сообщившие, что никто из августейшей родни не пострадал, русские варвары уничтожены до последнего человека.
        - Знаю их, - вздохнул украинский боец. - Бригада попаданцев бессмертна. Достаточно зайти на специальный сайт и ввести пароль, они снова здесь. Так что от них отделаться куда сложней, чем от масонов. Они такого наворотят! Представить страшно.
        Крымчанин как в воду глядел. Обиженная островная империя объявила о вмешательстве в русско-турецкие разборки намного раньше, нежели в известной Карманову реальности. Спасибо попаданцам, чёрт подери!
        Глава двенадцатая. Маленькие ныряльщики.
        Закончилось лето. Мыкола украсил стену двумя десятками снятых англо-масонских скальпов. Но даже при максимальном оптимизме спецназовец из военкомата отдавал себе отчёт, что убиенные - капля в море мирового зла. России требуется куда более действенная помощь. Он заговорил об этом с Кармановым, когда тот в компании Машки снова навестил схрон, декорированный пятнисто-зелёным и жовто-блакитным.
        - Други! Объявить войну и начать воевать - две большие разницы, как говорят в Одессе моего времени. Пока Наполеон III присоединится, да союзнички к Крыму подтянутся, в нашем распоряжении минимум полгода. Перед высадкой они у русских берегов долго болтаться будут, принюхиваться. Из миномётов не достать. Давайте вместе соображать, как утопить хотя бы несколько судов с десантом в трёх-четырёх милях от линии прибоя.
        Пока Мария заливала чай во вместительное чрево, мужчины перебрали наиболее очевидные способы: брандеры, гребной баркас с шестовой миной на носу, террористы-пловцы. Услышав слово "субмарина", Мэри пролила чай и завопила: "Нет!!" Украинский супермен воззрился на неё с изумлением, а Шура вкратце поведал бесславную историю "Косматки".
        Николай вывел на экран ноутбука в одном масштабе силуэты лодок 1917 и 1942 года, из которых Членобок умудрился соорудить один проект, долго пытался понять, в чём прикол.
        - Я в морфлоте Незалижной Украины служил. Чудес там много, но такого...
        - А у вас субмарины есть? - поинтересовался Карманов, припомнив бородатую шутку про "подводную лодку в степях Украины".
        - Ё! Тильки одна. Ржавая, дизельная и не в строю.
        - А на большее гривен не хватает?
        - У нас смеялись, что ежели газу из российской трубы украсть, можно вторую купить. В Китае как раз подходящую списывают на лом, - шутка вышла нерадостной, и Мыкола тяжело вздохнул, запустив пятерню в короткие жёсткие волосы. - А раньше, при Советском Союзе, какие корабли строили! На Николаевской верфи первый наш настоящий авианосец сделан, имени украинского героя Леонида Ильича Брежнева. Москали его увели и в москальское же имя переделали.
        - Помню. "Адмирал Кузнецов". А почему Брежнев - украинский герой?
        - Ну как же. В Отечественную в десанте воевал, под Керчью.
        - Керченский полуостров тогда ж украинским не считался, - ввернула Машка, притихшая было после шока от возможного повторения подводной эпопеи.
        - Ну и что? Хрущёв его вместе с Крымом Украине отдал, - герой военкомата снова погрустнел. - А Ющенко и Янукович туда татарву напустили. Отвлеклись мы, други. Строить урода типа "Косматки" не будем. Давайте реально прикинем - что сможем сочинить простое, не выбивающееся из техники эпохи. И не смотрите на мой ноутбук. Ввезённого сюда современного оборудования мало, для серийной выделки никак не пойдёт.
        Вопреки желанию хозяина, они несколько часов таращились именно в ноутбук с неисчерпаемыми запасами информации, которые попаданец специально натащил в прошлое на внешних хардах.
        - Самое реальное - полуподводная лодка типа той же "Ханли", что была... пардон, будет через несколько лет у Американской Конфедерации. Команда крутит руками длинный коленвал, соединённый с гребным винтом. Вспомним историческое потопление парового корвета "Хаусатоник". Затем лодка пустила на дно надводный корабль лишь в Первую Мировую войну.
        - Да, возможно, - Николай задумчиво потёр чисто бритый подбородок. - Эффективность слабая. Их несколько построили, все погибли, включая "Ханли", а цель поражена лишь одна. К тому же в лодке народу умерло больше, нежели на корвете. Нет, мы пойдём другим путём. Смотри, здесь уже ставили опыты с мотором на субмаринах. Вон - паровой двигатель на лодке Проспера Пейерна, 1846 год. А вскоре и в России генерал Герн построит нечто подобное.
        - Ой, не знаю, - засомневался Шура, которому до смерти не хотелось возвращаться к рецепту "разместить заказ". - Это ж экспериментальные кораблики, доводить их до ума - годы нужны. К тому же корпуса из котлового железа. На сборку сколько времени уйдёт. И лодки Джевецкого, что в XIX веке массовой партией строились, подводные велосипеды - тоже из клёпанного листа.
        - В одном ты прав. Главный материал для российского судостроения середины нынешнего века - дерево, в крайнем случае обшитое металлом. И сделать быстро несколько штук, а не уникальную суперлодку, можно лишь из дерева. Долговечность не нужна. Атака с шестовой миной на фрегат - чистое самоубийство. Дай Бог, чтобы лодка два похода выдержала.
        - Можно? - Карманов перехватил мышку и полез в архивы с записью истории электрических изобретений. - Я что-то слышал... Вот!
        Он открыл файл, посвящённый академику Якоби.
        - Читай: в 1839 году Борис Якоби построил первое в мире надводное судно с электродвигателем, поднимавшееся с четырнадцатью пассажирами по Неве против течения. То, что надо! Пусть элементы питания там гальванические, не перезаряжаемые, но много и не нужно. Лодка под водой на электроходу должна подобраться к борту вражеского корабля. А приближаться к зоне атаки может на буксире. И ручной привод никто не запретил. Если ей жить не более чем один-два похода, батареи запросто менять.
        Соавторы самоубийственного проекта обменялись взглядами, в которых проскочило недосказанное - экипажам жить тоже не более чем один или два похода.
        Сочинив гибридный двигатель - электрический для подводного хода и ручной, точнее ножной для надводного, они занялись другими узлами. Быстро забраковали систему сжатого воздуха. На пневматической лодке Александрова 1860-х годов постройки предусмотрена масса "воздуходувных" систем, но их годами доводили до ума.
        - Ни! Надо мыслить просто и нестандартно. Субмарина - как аэростат, тильки в воде. Воздухоплаватели травят газ для спуска и бросают балласт для подъёма.
        - Количество спусков и подъёмов здорово ограничивается.
        - А что, много надо? Саша, в той войне лодка не будет кружить вокруг французов, поднимая-опуская перископ. Ночью приблизились на милю к цели, легли на курс - и с Богом, товарищи! Один захид. Так что до погружения обвесить её бочками. Сбросили - погрузились. Отпустили балласт и всплыли. Просто? Ни, даже примитивно. Зато сделаем быстро.
        - Я в ваши бочки не полезу, мальчики, - сварливо заявила Мэри.
        - Пей, пей чай, печенькой закусывай. Мы уж как-нибудь. Ты у меня на "Косматке" натерпелась.
        Карманов полез в библиотечный фонд ноутбука глянуть, что придумали на тему архаичных субмарин авторы шедевров про попаданцев. Оказалось - почти ничего. Или нереальный хайтек вроде "Косматки", или вселение в тела действующих подводников. А уж сколько кораблей в прошлое провалилось - не счесть. И субмарин, и надводных.
        - А вот это интересно, - Мыкола открыл роман Сергея Калашникова "Маленький ныряльщик". - На момент моего контакта с будущим даже не опубликован на бумаге, на Самиздате валялся. А куда лучше, чем графомания, которую штампуют провинциальные издатели.
        Герой того романа, не мудрствуя лукаво, в преддверии Русско-Турецкой войны
1877-78 годов на оклад провинциального учителя математики построил в сарайчике деревянную подлодку с педальным приводом на гребной винт.
        Украинец достал калькулятор.
        - При длине корпуса свыше четырёх метров её подводное водоизмещение куда больше тонны. Один человек, он и мотор, и капитан, и минный мастер! Нужен шестирукий Шива с силушкой Виталия Кличко. Пневматическая оснастка, сделанная в гаражных условиях
1877 года, напоминает реалистичностью вашу "Косматку". А уж реактивные торпеды... Зато пяток идей - вполне себе ничего, достойно даже. Мы в Питере, здесь есть хоть какие-то токарные и фрезерные станки. Тот же Якоби недалеко. С императорским семейством я на короткой ноге, денег хватает. Осилим?
        Услышав про императора, Гитлер запросилась на бал. Там наверняка танцуют молодые великие князья, сиречь принцы. Мыкола с сомнением окинул взглядом пятипудовую золушку и нехотя согласился. Мужчин куда больше увлекло строительство подводной лодки. И это увлечение принесло свои плоды, которые вопреки законам ботаники вызрели к началу весны.
        Ветреным и ненастным утром 23 марта 1854 года пред светлыми очами генерал-адъютанта барона Остен-Сакена появился ряд укрытых дерюгой здоровенных повозок. Под ней угадывались продолговатые предметы длиной до двадцати двух футов.
        - Осмелюсь доложить, ваше высокопревосходительство, - проговорил капитан второго ранга, его имя командующий Одесским гарнизоном запамятовал. - Так что эти самые потаённые суда, о которых Его Императорское Величество лично распорядиться изволили.
        - В какой же класс флота вы их уместить полагаете? - усмехнулся генерал, придерживая лошадь. Прошедший множество компаний и не пропуская ни единой, начиная с наполеоновой и до сего времени, он точно знал, что война - зело странная штука. Она всенепременно выносит на поверхность скорбных умом выдумщиков, готовых на благо Отечества прожектёрствовать без конца. Нет поставить бы шалопаев в ружьё да кинуть навстречу англо-французскому десанту. Не выйдет, касательно них высочайшее повеление получено, способствовать и лелеять.
        - Не могу знать! Нету класса для них. Но, коли Его Императорское Величество велело, пусть себе, - тут моряк увидел начальника странного отряда, направившегося в сторону высших одесских чинов, и нахмурился. Подполковник инфантерии, стало быть, влез в морские дела. Ещё б штафирку прислали!
        - Подполковник Симферопольский, ваше высокопревосходительство! Отдельный отряд потаённых судов прибыл для развёртывания и приготовления к обороне Одессы.
        - Впечатляет, - генерал с иронией обернулся к тележной колонне. - К обстрелу побережья, здесь и в Севастополе, ожидаются десятки новейших французских и английских кораблей. Господин подполковник, вы всерьёз собираетесь отпугнуть их этим?
        Рука в перчатке указала на укрытые дерюгой субмарины.
        - Позвольте попытать счастья, ваше высокопревосходительство. На Балтике сии аппараты показали себя знатно.
        - Не сомневаюсь. На учениях да в опытовых походах у нас всегда гладко. Впрочем, с моря Одесса прикрыта единственным корветом. Ежели потопите хоть одного англичанина, честь вам и хвала.
        Капитан второго ранга, обзывавшийся в дореволюционной России для краткости кавторанг, а в Российской Федерации кап-два, выделил бухточку западнее Одессы. Для укрытия от масонских и прочих вражьих глаз Николай добился назначения казаков. В течение недели бухта обзавелась рядком бараков, двумя стапелями по сборке субмарин с направляющими спуска в воду, а при необходимости - для подъёма и ремонта.
        - Помнишь барона Остен-Сакена, Шура? И это - лучшие люди. Он хотя бы не масон. Но воевал Наполеона и в прежнюю турецкую компанию, оттого думает - высшую правду знает. Стало быть, по старинке настроит редуты, пушки, расставит солдатиков цепью и погонит их в штыковую на англичан с нарезными штуцерами. К нам отнёсся словно к царской блажи. Спасибо - работать позволил.
        Карманов помалкивал. Он не мог забыть, как они с Кофром, козыряя знаниями из будущего, задирали хвосты перед Макаровым. Говорить можно что угодно. Появятся английские дымы и паруса на горизонте, тогда время покажет, кто прав.
        Шесть первых деревянных субмарин внешне вышли даже страшнее "Косматки". Утешает, что Николай, до военкомата всё же военный моряк, не нашёл в их конструкции существенных ляпов. Дощатые цилиндры внутренним диаметром чуть больше метра вмещают четыре человека экипажа. К носу и корме они заострены, обшивка пропитана раствором каучука и довольно-таки герметична.
        Для продольной остойчивости в полупогружённом состоянии компаньоны оснастили их "наутилусы" двумя бочкообразными рубками высотой полметра с люками наверху. Из задней торчит шноркель, воздух через который прокачивается принудительно ручными мехами. В передней - простейший перископ. Иллюминаторов никаких, бомба с пироксилиновым зарядом рванёт метрах в шести от носа корабля. Доски выдерживают, максимум - дают течь, устраняемую водяной помпой. Стекло - увы, трескается.
        Под днищем закреплён постоянный балласт из гальванической батареи и сбрасываемые деревянные ящики с камнями. И то, и другое одноразовое. На батареях лодка крадётся под водой со скоростью около полутора узлов, избавление от балласта позволяет разок всплыть. Ежели деревянную рыбу засекут враги и бросятся в погоню хотя бы на шлюпке - не уйти.
        Шестовая мина имеет нулевую плавучесть, после подрыва центровка корабля не изменяется. Ну, почти...
        Электромотор жалкой мощности соединён валом с гребным винтом. Вал проходит через подшипник трения и сальник дейдвуда, из которого постоянно капает вода. Сальники, пропускающие оси вращения руля направления и горизонтальных рулей, тоже сопливят, но меньше.
        Капитан лодки - по штату мичман. Его место по боевому расписанию в носу, под передней рубкой. Строго говоря, других мест, как и свободного пространства, не наблюдается. У него перед лицом наглазник перископа, установленного жёстко - прямо по курсу. Мыкола поколдовал с оптикой, расширив угол обзора. И ночью, и днём видно плохо. Хотя ночью, пожалуй, чуть легче. На заякоренных кораблях жгут фонари, осматривая водную поверхность - не приближаются ли шлюпки противника для абордажа. Их светляки заметны с доброй мили даже через оптику субмарины.
        Приборы есть, пусть их кот наплакал: часы, компас, вольтмер, указатели крена, дифферента, глубины и скорости. За отсутствием нормальных электролампочек сие богатство тускло освещено микроскопической лампадкой, яркость горения которой заодно даёт понять, каков состав атмосферы. На приборе скорости максимальное деление - три узла. Под руками капитана маховик управления передним рулём глубины и рубильник включения электродвигателя.
        Два матроса и кондукто?р полулежат за капитаном. У матросов главное дело - толкать ногами педали. Передний под руками имеет рычаг привода водяной помпы, задний - воздушной. Кондуктор по команде капитана поворачивает руль направления и задние вертикальные рули, что не освобождает ни его, ни командира от обязанности также пихать педали.
        Электромотор за спиной кондуктора отключается от вала, приводимого в действие четырьмя парами ног, отдельной муфтой. Когда лодка идёт низко, погрузив в воду даже шноркель, задний член экипажа разъединяет ножной привод с электромотором, дабы его крутящий момент не расходовался на холостое вращение педалей и редуктора. Так как в лодке ни одного шарикоподшипника, двигающиеся части перемещаются несколько более туго, чем привычно велосипедистам следующего века.
        На каждого члена экипажа приходится около полутора кубических метров свежего воздуха, если шноркель и люки закрыты, а внутренность проветрена. На час хватит с лихвой. Слова "отсек", "прочный корпус" и другие термины, привычные для подводников в мировых войнах, здесь неуместны. Корпус единый и не слишком прочный, поэтому десять метров глубины погружения - максимум, и то скрипят шпангоуты, а деревянная обшивка норовить пропускать капли воды по стыкам.
        Если налечь на педали, дыхание подводных велосипедистов учащается и углубляется, очень скоро воздух портится. Так что уходить после подрыва мины надо под шноркелем или на остатке заряда батареи.
        На Балтике в Маркизовой луже испытания лодки прервались с появлением первых льдин. Шура и Мыкола внесли в проект последние мелкие замечания, разместили заказ (Карманов старался избегать этих слов) на оснастку пяти субмарин к концу зимы и десятка штук - по графику к лету. Близ Одессы металлические части, снятые с корабликов для облегчения транспортировки, стали на места, и первая пара лодок, спущенная на воду, пришвартовалась у пирса. По бухте нарезали круги малые паровые катера, подобные тем, что лейтенант, который будущий адмирал Макаров, применил в следующей турецкой кампании. Самоходных мин нет, задача тех катеров отбуксировать лодки ближе к вражеским фрегатам и линкорам, не приближаясь на дистанцию поражения их артиллерией. На носу катеров появились картечницы, призванные отпугнуть англичан, ежели кинутся преследовать лодку, спустив шлюпки.
        - История оружия гласит, что на всякую хитрость быстро появляется контрмера, так, Шура?
        - На сколько-то атак неожиданности хватит, - ответил партнёр. Эту закономерность он знал. Лодки построены ровно на уровне технологий 1850-х годов. Значит, противодействие тоже впишется в эти рамки. - Как только враги просекут, кто на них охотится, начнут шлюпки спускать и гонять нас. Или просто удаляться на ночь от берега.
        - Тогда и мы мозги напряжём. Или мой ноутбук. Чаю, взрыв пары кораблей здорово их напугает. В нашей жизни бритиши в Маркизову лужу не прошли, подорвавшись на минах у Котлина. Ни один не утоп, а страху-то было!
        Начались первые выходы в море. Шура непременно залезал в тёмное чрево лодки. Остальные места занимали исключительно мичманы и гардемарины, которым самим предстояло позднее учить матросов и кондукторов. Молодые моряки из небогатых дворянских семей, они с любопытством смотрели на странное судно. В годы учёбы они мечтали, что когда-нибудь станут на шканцы, командуя большими кораблями, а тут - бочка, в коей предстоит спуститься на дно. Удастся ли вынырнуть? И в качестве наставников - сухопутный подполковник, второй вообще партикулярный, представился как барон Алекс Сью.
        В апреле пригрело. Болезненно вспоминая про поход на "Косматке", Карманов настоял не давать лодкам никаких имён. Их первое судёнышко, помнившее балтийские волны, получило цифры 01 на передней рубке. Мачта отсутствует, оттого Андреевский флаг Шура просто намалевал белой и синей краской на второй рубке. Ритуал утреннего подъёма флага не проведёшь. Но зато и перед врагом он не будет спущен.
        До отряда подплава дошли разговоры о провокации напротив Одесского рейда, которую провёл британский фрегат "Фьюриес". Вражеская эскадра ожидалась со дня на день. Утром 2 апреля, проверив свежесть гальванических батарей и навесив учебную мину с малым зарядом на шестиметровую жердину, барон Алекс, он же Шурка, уселся на сиденье кондуктора. Офицеры пристроились на остальные лежанки.
        - Господин барон, осмелюсь доложить. Субмарина нумер один готова к отплытию!
        За командира лодки сегодня стоял мичман Кудесников, сдавая экзамен. Ежели не натворит чудес, не накудесничает в оправдание фамилии, следующий выход в море у него уже с постоянным экипажем из матросни.
        - Раз готова, с Богом, ваше благородие.
        Шура тихо ухмыльнулся. Нет такой команды - "с Богом". Офицеров сие нервирует. Пусть. Кому Бог не нравится, на русском флоте не место.
        Кудесников опёрся ногой на сиденье и высунулся в рубочный люк. Что происходит снаружи, Карманов и так знал, видя множество раз. Лодка сейчас стоит у деревянного пирса, по бортам привязаны шестивёдерные бочки. Между ними и пирсом - кранцы из кручёной пеньки. По отмашке мичмана пара матросов отвязала швартовочные концы, закрепила их на корпусе лодки. Как только береговая команда перепрыгнет обратно на пристань, катер даст ход и натянет буксирный канат.
        Почувствовав движение, Шура встал и отворил задний люк, подставляя лицо морскому ветру, чем злоупотребил статусом наставника. Будь он кондуктором, подобная вольность с рук бы не сошла - на подводной лодке каждый чих только с ведома капитана. Даже облегчаться лишь с его позволения и то, если поход затянулся. Тогда страдалец получает ночную вазу. Но благим делом считается терпеть, нежели вчетвером в тесной посудине дышать ароматом нужника.
        Апрельское Чёрное море - это что-то! Обещание тепла и мягкого лета, не столь жаркого как в южных странах и не обманчивого как на Балтике. Даже угольный дым нехорошего цвета - кардифф ныне на флот не поступает - не портит настроение. Катер с "единичкой" на буксире едва тянется на трёх узлах.
        Старая шхуна, чуть ли не конца прошлого века, служит мишенью. У её кормы должен быть плотик, с которого спущен под воду кусок забора, изображающий подводную часть фрегата. Рангоут шхуны виден издалека, а доставать подзорную трубу Шура поленился.
        На расстоянии около мили буксир отдал конец. Кудесников с гардемарином быстро смотали его.
        - Приготовиться к погружению!
        Пока всё правильно, так же лениво отметил наставник и высунулся из люка, гардемарин, напротив, спустился вниз.
        - Отдать воздух!
        Подобной команды нет ни на одном флоте. Шура в роли кондуктора и капитан лодки одновременно дёрнули чеки, крепящие бочки расползлись в стороны, а корпус погрузился в воду.
        Это один из самых неприятных моментов в походе. Палуба ныряет под воду, рубки торчат над поверхностью на две-три ладони. Но море - не ровный стол. Всякая волна норовит накрыть, облить подводника и наделать сырости внизу. При виде крупных волн лучше вообще нырнуть в рубку и придержать люк, пока её горб не перекатится через корпус.
        Сразу задраить люки - тоже нехорошо. В полупогружённом состоянии проверяется дифферент. Если задняя или передняя рубка заметно выше другой, командир отдаёт приказ, и матросы толкают взад-вперёд грузы, уравновешивая наклон.
        Наконец, стопоры закручены.
        - Откачать забортную воду!
        У заднего матроса, на месте коего в последний раз офицер, появляется работа.
        - Средний вперёд!
        Четвёрка налегает на педали. Командир, не отрываясь от перископа, указывает кондуктору поворачивать руль. Шура подумал, что заднему члену экипажа тоже не помешал бы компас для удержания курса, как только командир наведёт риску в перископе на цель.
        Судя по времени, они должны преодолеть не менее половины расстояния. Днём бурунчики от рубок уже заметили бы, ночью - вряд ли. Наконец, Кудесников прицелился по плотику и скомандовал погружение.
        Не прекращая давить педали, Шура крутанул маховик, смещая задние рули на восемь градусов. То же самое, но на больший угол проделал командир. "Единичка" кивнула носовой частью, уходя вниз, затем выпрямилась. Теперь от палубы до воды метра три, перископ иногда на метр выскакивает на поверхность, но чаще в него видна только полупрозрачная муть.
        - Осмотреться!
        Кораблик выходил в море три дюжины раз, однажды подрывал полный пироксилиновый заряд. Пока стыки обшивки и сальники держат довольно прилично.
        - Погасить задний фонарь!
        Без необходимости он не должен сжигать дефицитный кислород. С хлопком закрылся клапан шноркеля, отрезав лодку от атмосферического воздуха. В середине века многие привычные слова звучат по другому - атмосферический, характеристический, энергический...
        - Выключить привод!
        Значит, скоро ноги получат долгожданный отдых. Шура потянул за рычаг, усилие на педали пропало.
        - Привод выключен, ваше благородие!
        Мичман повернул рубильник, на корме загудел электромотор, а минут через двадцать "единичка" налетела рогом на мишень. Спереди негромко бухнуло. Реверс, разворот, обратный курс.
        Заплыв вышел скучным. Дело новое, через раз случались неприятности, но не в этот заход. На прошлой неделе лодка чуть не затонула из-за неплотно закрывшегося клапана шноркеля, не хотел отделяться груз, искрила электропроводка с попавшей на неё солёной водой. Даже упрощённая до невозможности субмарина остаётся сложным в плавании механизмом, а выход из строя практически любого узла чреват катастрофой.
        Пока выход учебно-опытовый, особо бояться нечего. На поверхности за лодкой тянется буй, отмечая её местоположение. Буйреп крепкий, за него можно вытянуть субмарину, даже если она затонула. С живым ли экипажем - вопрос.
        В реальной боевой обстановке весьма щекотливый момент перед всплытием. Перископ не вращается. Адмиралтейские спецы, курировавшие постройку потаённых судов, сочли, что лишняя дырка в корпусе с сальником снижает надёжность и без того сомнительной конструкции. Теперь не оглядеться. За секунды до всплытия капитан командует "стоп! . Отключается гальванический мотор, останавливаются педали, командир лодки через слуховую трубочку пытается уловить всплески вёсел. Если погоня - всплывать нельзя. Англичане вряд ли представляют конструкцию кораблика, но ломать не строить, за ними не заржавеет разбить и продырявить перископ, разрушить шноркель и верхушки рубок. Остаётся только уходить курсом на катер сопровождения, он может обстрелять непрошенных гостей.
        - Сбросить груз!
        Лодка выскакивает из волн. Сразу появляется качка. Кудесников велит экипажу крутить педали и вылезает в ручбочный люк. Не прошло и пяти секунд, как он нырнул обратно. Даже в полумраке на его лице видна нешуточная тревога.
        - Господин барон! На горизонте много парусов.
        Шура расстопорил люк. Вот оно - вмешательство попаданцев. Соединённая англо-французская эскадра припёрлась раньше, чем в известной истории. А они с Мыколой рассчитывали, что неделя в запасе.
        - Кончились наши учения, господин мичман. Полагаю, ближайшая ночь покажет, стоим ли мы доверия Его Императорского Величества или зря скоморошничали полгода. Извольте отвести корабль к буксиру. Да, прошу прощения. Аттестацию вы выдержали успешно.
        Моряк коротко поклонился. По глазам видно - для него важнее, чтобы результат экзамена подтвердили французы.
        На берегу Шура вцепился в соучастника. Тот развёл руками.
        - Понимаю твоё нетерпение. Но быстро довести до рабочего состояния мы сможем лишь две лодки. Так что на ближайшую ночь - только "единичка" и "двойка". Остальные две хорошо если завтра к вечеру успеют.
        И совершенно глупо пускать не опробованную субмарину в бой. Она от мелких грехов сборки скорее погибнет, чем от вражьего огня.
        - Твою ж мать! - самозваный барон за голову схватился. Только в романах один или два корабля хоть что-то решают. Бои выигрывают эскадры, войны - большой флот. Вон, "Бисмарк" на пару с "Ойгеном" затеял пободаться с Роял Нави и даже утопил "Худ". Совсем немного времени прошло - и от огромного линкора только круги на воде. А деревянные подобия подводных лодок ох как далеки от "Бисмарка". - Но не сидеть же сложа руки!
        - Верно, Алекс. Я беру Кудесникова, четырёх матросов, двух кондукторов и перегоняю готовые лодки в центр Одессы. Прихвачу побольше зарядов и батарей, повезёт - пару рейсов осилим, ночи длинные. А ты трудись! Завтра к вечеру жду на подмогу.
        Машка, которой изрядно надоел барачный быт отряда подплава, тоже запросилась в Одессу. Ей захотелось поглядеть, как воюет очаровательный подполковник из будущего.
        Она вернулась после обеда, опухшая от слёз. Шура уже знал, что обе лодки сделали по два выхода, со второго пришла лишь одна. Но и союзнички не досчитались двух фрегатов.
        - Боже, как чувствовала! Он только рукой помахал... Усталые поди, всю ночь педали крутили. Куда он попёрся... Слушай, что с Колей случилось, вдруг он жив?
        - Не знаю. Вряд ли, - Карманов расстроился не меньше её. - Возможна тысяча причин. Нырнул глубоко, ударился о камни. Корпус деревянный, а вокруг Одессы мелко. Через люки залило. Заблудился в темноте. От взрыва мины обшивка треснула. Англичане обстреляли. Сил не хватило выгрести, течение утянуло в открытое море. И обычные наши напасти - клапана, сальники, короткие замыкания вплоть до пожара. Никто не узнает.
        - Ты сам не полезешь? - Маша дёрнула его за рукав. - Мы и так здесь больше чем в прошлый раз. Год исполнился. Скоро опять перенесёт.
        Шура виновато улыбнулся.
        - Но ведь мы зачем-то здесь? Это тоже реальный мир и настоящая Россия. Поэтому - прости. Вон, бригада попаданцев неистребима, сколько их не убивай. Может, погибну и тут же очнусь у своего компьютера в 2013 году.
        - А если нет?
        - Тогда продолжай без меня. У тебя отлично выходит роль баронессы Мэри Сью.
        Почему-то именно испуганный взгляд Машки во время последнего разговора на миг мелькнул перед глазами, когда от близкого разрыва пироксилиновой бомбы корпус "тройки" дал трещину, и Шуру окатило с ног до головы холодной забортной водой. Он заорал: "сбросить груз!", на реверсе оттащил лодку от гибнущего англичанина и попробовал удрать на поверхности.
        Матрос, орудующий помпой, выбивался из сил, командир бросился ему на подмогу. Чуть полегчало, когда трещина вышла над поверхностью, и вода через неё брызгала только при ударе волны. Тогда Шура открыл верхний люк, высунувшись по пояс, и обомлел. С двух сторон догоняют и берут в клещи британские шлюпки, огонёк буксирного катера далеко, а ежели оттуда сподобятся стрельнуть из картечницы - "тройке" первой достанется.
        Но никто не выстрелил. В полумраке поднимающегося утра попаданец увидел, что эскадра, подняв паруса, уходит, а подбитый в последней атаке корабль погрузился по самые стеньги. Гребцы со шлюпок закричали, и даже Шура с его знанием английского на уровне "ез ыт ыз" и "Ландан из зе кэпитл..." догадался, что агрессоры догоняют, дабы сдаться. Ретирующиеся союзнички их точно со шлюпок не поднимут.
        На берегу барон Алекс, как он себя называл уже безо всякой улыбки, рассмотрел "четвёрку" и её экипаж, радостно празднующий победу. Мичман, её командир, гордо указал на стеньгиы затопленного корабля, но совсем не там, где паслись интервенты.
        - Это же "Калипсо"! Единственный русский корвет! - возмутился генерал Остен-Сакен.
        - Упс... Ошибочка вышла. Извиняйте, господа хорошие.
        - Опять "коллективный разум"? - догадался Карманов.
        - Конечно! Решили повоевать за Россию-матушку с проклятыми британскими империалистами!
        Он не стал выяснять, кто из вселившихся в тела подводников Дядя Боря, Старый Феодалист и женщина с фрейдистскими комплексами, предпочитающая мужское обличие.
        - Ваше высокопревосходительство! Переметнувшихся на сторону врага предателей прошу арестовать!
        - Конечно, господин барон. Подполковник, взять под стражу... этих. Поутру расстреляем.
        - Осмелюсь обратиться, ваше высокопревосходительство.
        - Что ещё, барон!
        - Смерть - слишком лёгкое наказание. Можно пожизненное заключение?
        - Вы меня удивляете. Я, в конце концов, не трибунал. Однако... Пусть будет по-вашему. Отогнавшему врага от Одессы не могу отказать в пустяке. В одиночки их и ключ выбросить!
        - Мы на десятилетия застряли в этих телах! - взвыл подводник, характерно по-бабьи заламывая руки.
        К тому я и стремился, злорадно подумал Карманов.
        Четыре подлодки погибли под Севастополем, утопив пару кораблей союзников. Напуганные подлым оружием, тайно разящим из-под воды, французы с турецкими и британскими подельниками убрались восвояси. На следующий год Российская Империя подписала столь же унизительный мир, как в привычной Шуре и Маше истории, потому что не вынесла морской блокады и слишком пострадала от остановки торговли со многими странами. Зато потери русских в Крыму, а также нападавшей стороны, получились значительно меньше. Одно плохо - в дальнейших странствиях попаданцы больше и не мечтали встретить столь надёжного и адекватного товарища, как супергерой из Симферопольского военкомата.
        Глава тринадцатая. Кровавый снег декабря.
        В следующем воплощении Шурка Карманов ощутил скрипучий снег под ногами, увидел "Парабеллум" в вытянутой руке и моложавого господина на мушке. Имея некоторый опыт, попаданец знал, что при очередном провале в прошлое надобно действовать по обстановке, а потом выяснять, что к чему. Обстановка подталкивала нажать на спуск.
        Одиночный и совсем негромкий хлопок немецкого пистолета, не вязавшегося с окружающим миром, затерялся среди других, куда более шумных выстрелов.
        - Николая убили! Самозванца казнили! - раздалось вокруг множество голосов.
        Шура опустил ствол. Подстреленный им господин рухнул в снег, к нему кинулись люди в генеральских шинелях, а мимо Карманова хлынула натуральная лавина из офицеров, за которыми понеслись солдаты с ружьями наперевес. Естественно, с примкнутыми штыками.
        - Вперё-ёд! За Россию-матушку!
        Очевидно, страшные антирусские злыдни скопились впереди, так как именно в их тела впились солдатские штыки.
        - Шура?
        Интонация в голосе молодого поручика незнакомой наружности показалось гитлеровой.
        - Как ты меня узнала?
        - По "Парабеллуму" и дурацкому поступку. Улепётываем!
        - Маш, а Маш, это что - Сенатская площадь? - Карманов получил пенсионное тело и тяжело дышал на морозе, а через сотню метров сменил галоп на шаг.
        - Да. А убиенный тобой - император Николай I. 14 декабря 1825 года, мон шер.
        - Стало быть, декабристы победят. Ну и заваруха начинается! А нам снова приспосабливаться к новой эпохе.
        - Чёрт с ними, декабристами. Я - снова мужик! - отчаянно запричитала Гитлер.
        - Вдруг обойдётся? Ну, например ты дама, переодетая в юношу ради революционной конспирации.
        - Не-а. У меня там... чешется. Ну, где всегда чесалось, когда я в мужском теле. Пичалька!
        Выяснение, на какие паспорта зарегистрированы их нынешние туловища, как всегда заняло некоторое количество времени. Шурка воплотился в отставного подполковника барона Штейнгеля Владимира Иогановича сорока двух лет, пухлощёкого очкастого господина, а его напарница в гвардейского поручика Сутгофа, Александра Николаевича двадцати четырёх лет, высокого, худого и очень усатого офицера.
        - Маша, драпать надо, покуда здесь заваруха. Я как домой "к себе" вернулся, меня чуть лакей не спалил. Странный вы сегодня, барин, говорит. И смотрит подозрительно, словно углядел неладное.
        - Твои напасти - мелочь. Задумайся, могу ли я в казарму идти, где каждый офицер и унтер Сутгофа знает. А если растаю от мужских прелестей и руки распущу? Так что уезжать надобно сейчас же. Но куда? Может, в игры какие играл, книжку про декабристов помнишь. Я только что про Пестеля узнала.
        - Правильно! Он в Малороссии должен быть, там Южное Общество и бунт Черниговского полка. А если он навстречу поедет?
        - Шура, опомнись. Мы в 1825 году, телеграфа нету. Сиречь некому вперёд нас его освободить. Ты же автор, как его... Во - "Манифеста к русскому народу". И "Приказа войскам". Быстро сочини мандат от революционного декабристского правительства, а сами борзо рвём на юг. Цигель-цигель-айлюлю, шевелись, ваше баронство.
        По пути, зябко кутаясь в меховые полости повозки, ругаясь на каждой станции по поводу смены лошадей, мол - документы неуставного для Империи образца, Карманов и Маша судорожно вспоминали что могли об этой эпохе, молясь, чтобы вездесущие попаданцы не нарушили ход вещей.
        - Точно помню, что Пестеля арестовали по дороге в Тульчин и там содержали. Возможно, приказ на его арест последовал с провалом бунта, и он на свободе. Или его заранее повязали - хоть режь не могу восстановить в памяти.
        - Мне иное сказали, - морщила лоб Гитлер, а длинные тараканьи усы гврадейца смешно шевелились. - Он сочинил "Русскую правду" по-немецки, тяжко перевёл на русский язык, ему мало знакомый. Мне кажется, он предложил заместо империи республику, как две капли воды похожую на Третий Рейх. Понеже в сорок втором я обреталась в теле великого фюрера. Стало быть, порадеем за Русский Рейх!
        - Ох, Машка. Что за "понеже" да "радеем" - с трудом тебя понимаю.
        - Учись. Убо вглубь веков двигаем, навстречь Рождеству Христову. Там "чмоки-чмоки" и "пичальку" не розумеют. Слушай разговоры людские. А с германским наречием как, шпрехаешь?
        - Найн. Шнапс, либер фройлян, данке, зер гут, дас ист фантастиш. Алес.
        - Не густо. Но не кручинься. Освоишь.
        Полковник Пауль Бурхард Пестель, для удобозвучания отрекомендовавшийся Павлом Ивановичем, пребывал в добром здравии и на свободе в упомянутом малороссийском Тульчине. Новость о победе восстания и смерти Николая он принял как самый лучший подарок на Рождество. Декабрист живо трепался с молодым поручиком на дикой смеси немецкого и архаичного русского языка, несколько более старомодного, нежели обычного в 1825 году. Он счёл, что торжественность старославянских выражений придаёт его словам некую особую пышность. Оттого Шура понимал их через слово, а Машка попозже пересказывала суть.
        Отметив Рождество и Новый Год, Пестель поручил полк заместителю и вместе с попаданцами поспешил в Петербург. Снова заснеженная дорога неторопливо заскрипела под полозьями. Карманов больше помалкивал. Машка, оказавшаяся в роли кандидата скорее не в вожди, а на должность рейхсминистра пропаганды, увлечённо обговорила с Паулем Бурхардом тактику захвата власти в Санкт-Петербурге и последовательность реформ, упорно продвигая опыт государственного строительства Третьего Рейха.
        - Мой фюрер! - вещала она. - Перво-наперво нужно запретить французский язык. Высший свет лопочет исключительно на нём, а это крайне непатриотично после наполеоновских войн.
        - Я-я, натюрлих, - горячо согласился Пестель, во французском такой же ноль, как и попаданцы.
        - Нужно двигаться к славным корням! К Петру Великому.
        - Он же Романов! Нихт самодержавие, - скривился будущий диктатор.
        - Покойник не страшен. Зато шпрехал по-немецки, и его обзывали "мин херц". Город в честь своего святого обозвал не Петроград, а Петербург.
        - Я-я. Гут, - успокоился Пестель. - Элита не примет русский язык. Объявим главным государственным дойч. Сиречь пруссаки говорят на нашем языке, а не мы - на германском. Ха-ха!
        Полковник хохотнул, Гитлер с Кармановым слегка поддержали.
        - Барон Штейнгель сделал самое главное, - вдохновенно врала Машка, вспоминая
1942 год и свой звёздный час. Она всерьёз решила использовать в России нацистский опыт. - Застрелил императора и открыл дорогу революции.
        Шура важно кивнул.
        - Обратите внимание, господин полковник. Среди участников восстания почти нет германцев. Из Северного Общества - барон Штейнгель да браться Кюхельбекеры, а в армии чуть ли не четверть офицеров - немцы.
        - А вы, поручик?
        - Корнями из Гельсингфорса, но есть прусская кровь. Стало быть, видим, что выходцы из германских земель меньше склонны поддерживать бунтовщиков, нежели русские. Я предлагаю, мой фюрер, сделать ставку на германцев.
        Пестель насупился.
        - Александр Николаевич, что же - Россией немцы будут править?
        Машка не сразу сориентировалась, что Александр Николаевич - это она. В прошлом, которое теперь будущее, столько легенд пришлось поменять, а с ними имена. Порой забываешь, как звучит твое нынешнее прозвище.
        - Да и раньше правили. Императоры сплошь на немках женились. Только Романовы плохо справились. Пришло время Пестелей.
        - Найн, - слабо засопротивлялся полковник. - Я ест будущий выборный лидер.
        - Что же мешает гарантировать будущую выборную лидерность вашему наследнику?
        - Гут!
        В таком же ключе они обсудили конституцию, устройство полиции, государственно-территориальное устройство, сословную иерархию, еврейский вопрос и прочие большие и малые проблемы. Сведенья о том, что происходит в столице, доносились до путешественников весьма рвано. Однако предвиденье, что авторы государственного переворота перессорятся и попробуют найти объединяющую твёрдую десницу, начало сбываться.
        Питер встретил троицу запустением и попытками неких тёмных личностей ограбить экипаж. В магазине "парабеллума" количество патронов на пару уменьшилось, после чего кони вынесли путешественников к самому Зимнему дворцу.
        - Идём, мой фюрер! Вас ждут великие дела! - Машка выпрыгнула первой и помогла выбраться из экипажа родоначальнику новой династии.
        Несмотря на видимость охраны у парадного крыльца, новоприбывшие настолько легко прошли в зал заседаний Временного правительства, что, будь у Карманова запасной магазин к пистолету, он смог бы снова осуществить государственный переворот. Явно после путча и рождественского расслабления никто не сподобился стиснуть новых вождей за выю.
        К сожалению, праздники имеют свойство заканчиваться, даже длинные рождественские. Декабристы решили, наконец, порулить страной. К появлению Пестеля они обнаружили, что несутся незнамо куда без кормила и без ветрил, бестолково толпясь на шканцах и решительно не понимая, что предпринять.
        - Павел Иванович, дражайший вы мой! - рыдал вслух Никита Михайлович Муравьёв. - Для порядку Конституция нужна, её обсудили, утвердили всем миром. Не работает!
        Гитлер стащила со стола исписанные листики муравьёвского творчества.
        - Ага. Конституционная монархия, федеральное устройство из тринадцати держав, то бишь республик, Народное вече, Верховная дума и Палаты представителей народных. Землю у крестьян отобрать подчистую, оставить лишь дом и огород... Грабители... Так, столицу перенести в Нижний Новгород, славный сопротивлением польским оккупантам. Сиречь польская опасность - наиглавнейшая. - Она обернулась к творцу Конституции. - Ладно с переездом. Только кого, Никита Михайлович, императором назначить?
        - В том-то и беда, - сокрушённо промямлил Муравьёв. - Гражданин Каховский как увидел, что Владимир Иоганович Николая Романова застрелил, впал в неистовство и порешил императорское семейство. Фрейлин, поваров, кошек и дворцовых трубочистов не пожалел!
        - Кошек-то за что? - ахнула Гитлер, по-женски обожавшая пушистиков, и нарвалась на осуждающий взгляд Шуры-Штейнгеля, мол, а трубочистов получается - за дело?
        - Кровопийцов - долой! - гаркнул Каховский, и все присутствующие втянули головы в плечи, не считая смелого Пестеля.
        Следующим вылез гражданин князь Трубецкой.
        - Без Конституции наш главный документ - "Манифест к русскому народу", который мне Владимир Иоганович поспособствовали составить, - он кивнул на Карманова. - Договорились же, Русью правят три диктатора, главным диктатором избрали меня. Отчего сейчас не так?
        - Потому что вы трус, полковник, - возмущённо возразил Рылеев. - 14 декабря на Сенатскую не изволили явиться.
        - Пустое. Я думал о великом и вечном.
        Пестель шагнул к столу, с которого Гитлер стырила бумажки, и грохнул кулаком.
        - Целый месяц вы ест шпрехен кто будет управлять Русляндом? Нихт арбайтен?
        - Так это... договориться потребно... наиважнейшее дело решаем, - вразнобой заскулили декабристы.
        - Найн! Капут болтовне! Я ест диктатор. Конституция ест "Русская правда". Вас? Ма-алчать!
        И с этой минуты бывшая Российская империя, а с 14 декабря незнамо что, в одночасье превратилась в Das Russische Reich.
        Для начала Пауль Бурхардович приказал заняться штукой, что в XXI веке зовётся "учи матчасть". Собственно матчастью выступили упомянутая "Русская Правда" и престранное к ней приложение, именуемое "О Государственном Благочинии". Поначалу декабристы пытались разобраться в их корявом тексте, написанном по-русски, затем Пестель сжалился и позволил разучивать германский оригинал. С тех пор немецкий язык начал быстро завоёвывать Зимний дворец и окрестности. А Штейнгель-Карманов и некоторые дворяне, не владевшие языком Шиллера и Гёте, срочно засели за его изучение.
        "Всякое Соединение нескольких человек для достижения какой либо цели называется обществом. Побуждением к сему соединению или целью онаго бывает Удовлетворение общим нуждам, которыя, происходя от общих и одинаковых свойств природы человека, бывают для всех Людей одинаковы. Из сего следует что члены всякого общества могут единодушно согласиться в цели. Но когда они обратятся к Действию или к средствам, коими цель должна быть достигнута, тогда должны возродиться между ими сильные Споры и безконечныя Несогласия, потому что избрание средств не столько зависит от общих свойств природы человеческой, сколько от особеннаго нрава и личных качеств каждаго человека в особенности".[Здесь и далее цитаты из "Русской правды" Пауля Пестеля и проекта "О Государственном благочинии" даны в оригинальной версии кандидата в русские фюреры, только без ятей и прочих наворотов старой орфографии.]
        - Господи помилуй, что за бред мы заучиваем! - вслух вздохнул Бестужев и попал на карандаш диктатору как лицо критически мыслящее и оттого неблагонадёжное. Остальные авторы мятежа предпочли помалкивать и усваивать, что:
        1. Никакого федерального разделения держава не получит. Диктатор или, как принято называть Пестеля, великий фюрер, собирается держать территорию в кулаке.
        2. Общество делится на повелевающих и повинующихся. Строго говоря, повелевающий один, а повинуются все. Только у некоторых повинующихся есть право пинать нижестоящих членов общества.
        3. Русский Рейх - русское государство для русских. Принимайте православие и учите русский язык. Или живите негражданами - бесправным быдлом. А разговаривайте всё равно по-немецки.
        - Маша, про неграждан - чисто Латвия в наше время.
        Гитлер согласилась и зачитала вслух особо понравившийся ей кусок.
        "Правительство имеет обязанность распоряжать общим действием и избирать лутчия средства для доставления в Государстве Благоденствия всем и каждому; А по сему имеет оно Право требовать от Народа чтобы оный ему повиновался. Народ же имеет обязанность Правительству повиноваться".
        - Гениально сказано! Правительство правит, единственная стезя народная - повиноваться во всём. Чётко, ясно, без околичностей. Эх, была бы у того фюрера "Русская правда", вермахт в сорок первом бы до Урала добрался.
        Шура посмотрел на неё неодобрительно: ты на чьей стороне? Машка не обратила внимания, изучая творчество идейного предка нацистов.
        - А тут намудрил наш Пауль: "разделяется всякое Правительство на Верьховную Власть и на Государственное Правление или Чиноначальство". Не то важно как делить, а кому чины дать. Ты немцев отобрал? - Мария, имевшая опыт жизни в Рейхе, в данной эпохе играла первую скрипку, Шура слушался. Он заверил, что список готов, а дама в мужском теле нашла следующее приятное совпадение. - "Благоденствие общественное должно щитаться важнее Благоденствия частнаго и ежели оныя находятся в противуборстве, то первое должно получать перевес", - она подняла вверх указательный палец. - Как верно замечено! Любое право, в Конституции прописанное, может чиноначальником не признаваться, коли сочтёт, что оно мешает благоденствию. Русский и Третий Рейх - всё едино! И даже некоторые названия одинаковые. Вот - "Новый порядок". Не удивлюсь зондеркомандам и айнзацкомандам. Что это я? Сама Пестелю подскажу.
        - Мария! Мы не на оккупированной, на своей территории!
        - Брось. Проверенные методы.
        Наткнувшись на противодействие участников декабрьского комплота, фюрер решил хоть в чём-то им уступить. И согласился на перенос столицы, обосновав это дело как всегда образно и вычурно.
        "Нижний Новгород назначается Столицею Российскаго Государства под названием Владимира. Сие имя даётся Столице в память Великаго Мужа введшаго в Россию християнской закон: да средоточие России свидетельствует даже именем своим о вечной Благодарности Россиян за благочестивое и благодетельное его Деяние. Нынешний же город Владимир будет назван Клязминым стоя на реке Клязме. Столицею Российскаго Государства выбран Нижний Новогород потому, Что сей Город в средине России расположен; Что Макарьевская Ярморка соединяет Европу с Азиею в сухопутных торговых отношениях".
        Стало быть, перенесут купцы ярмарку, и вновь переезжай столица, поняли декабристы, но промолчали.
        Пестель, не откладывая в долгий ящик, начал чины раздавать.
        - Konstantin Alexander Karl Wilhelm Christoph von Benckendorff, - отрекомендовался представительный лысеющий генерал.
        - Гутен таг! Коли память не изменяет, для русских вы зовётесь Александр Христофорович фон Бенкендорф, - вождь пригласил генерала присесть.
        - Яволь, мой фюрер!
        - Сразу чувствуется прусская военная косточка! Потому, генерал, доверяю вам самый ответственный пост в Рейхе - главы Государственного Благочиния, - первоначально Пестель планировал, отменив министерства, вернуться к приказам времён Рюриков, но по совету Машки-Сутгофа утвердил петровские коллегии. - Возглавите Коллегию Государственного Благочиния, коротко - КГБ, мой генерал, и быстро наводите порядок. А то распоясались без императора, прохвосты.
        Гэбист рассыпался в благодарностях и запросил в помощники другого германца - Леонтия Дубельта.
        Старый знакомый фюрера Вильгельм Карлович Кюхельбекер получил поручение восстановить старую партийную организацию Южного Общества декабристов - Союз Спасения, сокращённо СС, из её членов создать военизированную гвардию. Германец поблагодарил за доверие и пометил в своих записях немецкими буквами - SS. Даже машкина подсказка не понадобилась. А что делать, если название удачное.
        Штейнгель-Карманов получил пост канцлера с заданием командовать экономикой. Теперь не нужно посредничество Лазаря Кагановича.
        Мария-Сутгоф возглавила коллегию по религии и национальностям, место зело сложное, ибо к этим вопросам Пестель имел отношение особое, предвзятое и решительное. Касательно татар и прочих мусульман он так ей объяснил: "Они исповедуют Веру Магометанскую. Им дозволяется продолжать оной держаться и всякое Насилие воспрещается. Не менее того надобно всяким случаем пользоваться дабы дружелюбием и кроткими убеждениями их склонять к воспринятию святаго Крещения; на каковой конец полезно посоветоваться с их духовными чинами. У них заведено Многожёнство. А так как обычай сей противен православной Вере то и должно многожёнство быть на будущее время совершенно запрещено. Содержание же жён в заперти есть большая несправедливость противу сей половины рода человеческаго; А посему и надлежить употребить средства кроткия дабы Магометане обычай сей оставили".
        - А не оставят? - вопросила Мария, с трудом осилив национально-религиозный указ фюрера.
        - Передай из в КГБ Бенкендорфу, пусть в тайгу мусульман отселяет, дабы многожёнством русские души не смущали.
        Второй неправильной группой граждан Рейха ей пришлось заняться самой, не спихивая на Благочиние. Тем более что в Третьем Рейхе такой опыт имелся в изобилии. Пестель поручил главе коллегии решить еврейский вопрос. Как и Адольф Гитлер в "Майн Кампф", русский фюрер о вражде к иудиному племени писал много, подробно и зловредно.
        "Евреи ... преимущественно тем отличаются от Всех прочих народов что неимоверно тесную связь между собою неизменно сохраняют, никогда друг друга не выдают ни в каких случаях и обстоятельствах и всегда готовы ко всему тому что собственно для их общества может быть выгодно или полезно... Евреи собственную свою веру имеют, которая их уверяет что они предопределены все прочие Народы покорить и ими обладать; а тем самым она их отделяет от Всех прочих Народов, заставляет их все прочие Народы так сказать презирать и всякое смешение с каким бы то ни было другим Народом совершенно запрещает и невозможным делает... Тесная между Евреями связь даёт им средства большия Суммы накоплять или собирать для общих их потребностей особенно для склонения разных Начальств к лихоимству и ко всякаго рода злоупотреблениям для них Евреев полезным... Ожидая Мессия, щитают себя Евреи временными обывателями края где находятся и потому никак не хотят земледелием заниматься, ремесленников даже отчасти презирают и большею частью одною торговлею занимаются. По причине же большаго их числа не может честная торговля всем доставлять
достаточное пропитание; и потому нет тех обманов и фальшивых действий, коих бы они себе не позволяли... Не может долее длиться таковой порядок вещей утвердивший неприязненное отношение Евреев к Христниянам и поставивший их в положение противное общественному порядку в Государстве".
        До светлой идеи спалить их в печах или удушить в газнвагенах Пестель пока не добрался, решив ограничиться выселением. Он обсудил сие дело с Машкой. Наперсники упёрлись в проблему: нет на земле стран, готовых принять миллионы евреев. И фюрер разразился приказом.
        "Наш долг состоит в содействии Евреям к Учреждению особеннаго отдельнаго Государства, в какой либо части Малой Азии. Для сего нужно назначить Сборный пункт для Еврейскаго Народа и дать несколько войска им в подкрепление. Ежели все русские и Польские Евреи соберутся на одно место то их будет свыше двух миллионов. Таковому числу Людей ищущих отечество не трудно будет преодолеть все Препоны какия Турки могут им Противупоставить и пройдя всю Европейскую Турцию перейти в Азиятскую и там заняв достаточныя места и Земли устроить особенное Еврейское Государство... Сие исполинское предприятие требует особенных обстоятельств и истинно-генияльной предприимчивости".
        Понятно, что проявление предпринимательского гения Пестель возложил на партайгеноссе Машу и самих евреев. Для ускорения сего дела глава коллегии постановила на пустынных южных землях, откуда выселят муслимов, не желающих оставить многобрачие, начать организацию лагерей по предварительной концентрации евреев. Их так и обозвала - konzentrationslager, кратко - концлагерь.
        Появились первые признаки крамолы. Бестужев, Рылеев и прочие муравьёвы-апостолы запричитали, почему главами коллегий и на командные посты в армии назначаются исключительно граждане с германскими фамилиями. Фюрер повелел собрать сих несознательных и провести меж ними воспитательную работу в Петропавловской крепости. После того забыл их выпустить.
        Пока обустраивался Владимир, в девичестве - Нижний Новгород, ожидая приезд канцелярии фюрера, Верховного правления, КГБ и прочих коллегий, Пауль Бурхардович пожелал увидеть войска гарнизона ещё в старой столице. По Дворцовой площади мимо Зимнего промашировала эсэсовская гвардия, чеканя шаг и горланя строевую песню:
        Руссиш зольдатен,унтер официрен
        Эссен концентратен, дурш ди штадт марширен,
        Руссиш командер нихт капитулирен.
        Айн-цвай-драй!
        Затем прозвучало:
        - Хайль Пестель!
        И в ответ:
        - Зиг хайль! Зиг хайль! Зиг хайль!
        Ночью молодёжь прошлась с зажжёнными факелами, распевая "Русланд, Русланд убер аллес". Фюреру понравилось.
        Дальновидные папеньки и маменьки из хороших семей повели своих чад записываться в Пестельюгенд, откуда лучших обещали пристроить в КГБ и СС. Декабрьская революция победила окончательно.
        И до такой степени бесповоротно, что даже Машке стало тошно. Она вздохнула с облегчением, когда обнаружила, что вместе с Шурой перенеслась в прошлое ещё дальше. А уж сколько радости, что тело молодое, упругое, главное - женское!
        Глава четырнадцатая. Дрожи, Бонапарт, в страхе пред русским оружием!
        - Отставной майор от инфантерии Владимир Богданович Грызун к вашим услугам, господа!
        Весьма немолодой, невысокий, лысый и неприятный на вид мужчина не произвёл ни малейшего впечатления на разодетую Марию, которую в нынешнем состоянии Машкой или тем более Адольфом обзывать невместно. Однако её кавалер, изящный партикулярный господин, уловил в расплывшихся чертах отставника нечто знакомое по давно забытым временам.
        - Милостивый государь! Вы поразительно похожи на моего старого друга. Уж не родственник ли? Тоже Владимир Богданович. В последнюю встречу они рассуждать изволили - не комильфо русскому солдату в обычном виде по Европам шастать. Его бы в сапоги переобуть, дабы перед ледоколом не соромно было.
        Слово "ледоруб" в 1812 году бытовало. А про ледоколы заговорили к концу XIX века. Оттого в глазах толстяка мелькнуло понимание.
        - А не выйти ли нам на балкон, любезный?
        - Уи. Непременно-с, - Шура обернулся к спутнице, тоже угадавшей попаданца, но давно утратившей к ним интерес. - На следующий круг вальса вас ангажировали, ма шери?
        - Не извольте волноваться, барон, в одиночестве не останусь.
        Она упорхнула вглубь зала. Карманов и загадочный майор отправились на балкон и оттуда в сад.
        На Петергофский дворец опустилась светлая майская ночь, ещё не белая, дарящая кусочек хорошей погоды меж частыми балтийскими дождями. Мужчины отошли по аллее вдоль канала к заливу, где звуки музыки слышны едва-едва.
        - Дышится как! - втянул воздух Грызун. - Не то что в Бристоле XXI века. Я из января 2012 года сюда попал. А вы?
        - Из тринадцатого.
        - О! И что стряслось за это время?
        - Да ничего неожиданного. Путина и Обаму выбрали. Футбол проиграли и наши, и ваши. В смысле - англичане. Умерли Брэдбери, Гаррисон и Стругацкий. А, у вас Олимпийские игры состоялись.
        Они вышли на берег. В отсутствие электрического освещения далёкие корабли в Финском заливе практически не видны в полумраке, водная гладь кажется пустой и таинственной, как судьба попаданца.
        - То есть - ничего существенного. Замечательно. А в предвоенное время я провалился от большого желания узнать правду и разоблачить фальсификаторов истории.
        - Странно. Вы же вроде по Великой Отечественной специализировались?
        - Исчерпался материал, - развёл руками Владимир Богданович. - Невозможно бесконечно писать о сапогах наступательного, а не оборонительного фасона, умного Сталина, обманувшего простофилю Гитлера. После двадцатого повтора даже самые тупые читатели заметили... гм, неновизну. Я потоптался по Карибскому кризису, почитал газетки и наткнулся на замечательное открытие.
        - Уж поделитесь.
        - Охотно, Александр! Я ими делюсь даже с теми, кто совершенно того не желает. В последнюю зиму в Англии я обратил внимание на расписание российских событий на грядущий 2012 год. Там ожидали два праздника: инаугурацию Владимира Путина и
200-летие войны с наполеоновской Францией. Если победа на выборах не вызывала сомнений ещё за полгода до них, то результат давних сражений до сих пор будоражит умы. Политизированная и лживая официальная история в изложении учёных в погонах от Министерства обороны Российской Федерации пытается убедить нас, что Наполеон Бонапарт был единственным виновником развязывания войны, а благодаря несравненному полководческому таланту Кутузова Россия одержала победу. Даже спустя двадцать с лишним лет после распада СССР реалистично и независимо мыслящие историки не смеют сказать правду. И лишь я, не побоявшийся бросить вызов самой мощной разведке мира, надёжно укрывшись от неё в Великобритании, дерзну заявить: всё было иначе.
        Рыхлый лысый толстяк преобразился, превратившись в грозного резидента советской разведки. Окажись рядом агент 007, он бы ощутил превосходство старшего коллеги и униженно запросил бы совета. Наш супермен Бонд, Грызун Бонд продолжил, а Шура решил дослушать его до конца, пока Мэри убивает время, охмуряя кавалеров и лично самодержца Александра I.
        - Вы, вероятно, в курсе, что в 1978 году, утомлённый коммунизмом, я перебежал на Запад. Считаюсь предателем, изменником, приговорённым заочно к смертной казни. Приговор в силе, хотя российские власти отрицают, что моё дело вообще передавалось в какой-либо суд. Разве можно верить наследникам кровавого режима? Я точно знаю, что пережившие распад СССР и всё ещё подвижные, несмотря на преклонный возраст, агенты ГРУ и КГБ продолжают искать меня по всему миру и, не дай Бог, узнали про мою квартиру в Бристоле. Сбежав в прошлое, удалось на время оторваться от погони. Я не всё успел, вы же понимаете. Разоблачил ложь о Второй Мировой Войне, показал роль Сталина - её гениального организатора и поджигателя в интересах СССР. Свою эпоху покинул с лёгким сердцем. Мои последователи, так называемые гризуноиды, миллионными тиражами издают книги, доказывая вынужденный оборонительный контрудар Гитлера перед сталинской агрессией. Антигрызунисты столь же масштабно печатают опровержения, тем самым создавая рекламу моим воззрениям. Теперь хватило бы времени опубликовать ещё одно эпохальное открытие, сорвать лживую маску
с Кутузова, так сказать - Жукова двенадцатого года.
        - Масштабный замысел! - Шура предпочёл не упоминать, что находился подле Сталина в июне 1941 года. Ни на 6 июля, ни на другие близкие даты, предсказанные грызуноидами, Генштаб Красной Армии нападение на Гитлера не планировал.
        - Вы знаете, Александр, описание самой войны и предшествующих ей событий, вошедшее в школьные учебники, звучит следующим образом. В июне 1812 года французский император вероломного и безо всякого повода напал на Российскую империю, совершив неспровоцированный акт агрессии. Он разгромил русские части у западной границы, продвинулся вглубь страны, имея колоссальное преимущество в численности кавалерии, артиллерии и пехоты. Не победив русскую армию у Бородино, Бонапарт занял Москву, гениально оставленную ему Кутузовым. Из Москвы Наполеон отступил, в арьергардных боях растеряв по пути самую большую армию Европы. При чтении этих фантазий я невольно задаюсь вопросом: почему мало кто замечает, что история повторяется? Наполеон напал в третьей декаде июня и Гитлер напал в третьей декаде июня. Наполеон нанёс удар тремя растопыренными пальцами - корпусом маршала Макдональдса на северо-восток, корпусом генерала Ренье на юго-восток и основными силами на Смоленск и Москву. Немецкое наступление также началось тремя группами армий - Север, Центр и Юг. Оба агрессора дошли до Москвы. Оба пострадали от холодов. Со
стороны России тоже прослеживается поразительное сходство. На северной части будущего фронта собралась армия Барклая де Толли. На юге изготовилась армия Багратиона. У Сталина - то же самое: две мощные группировки на северном гродненско-белостокском плацдарме и южном львовском. Александр Финляндию воевал накануне большой войны и Сталин финнов вниманием не обделил. И почему никто не заметил, что историки в погонах о войне 1812 года врут точно также, как о Второй Мировой?
        - Я тоже чуть-чуть историк. На истфаке учился. Что же я упустил? - Шура поёжился. Свежий ветер с Балтики забрался под бальный фрак. Но Владимира Богдановича проще убить, чем заставить прервать рассказ и вернуться в тепло.
        - Задуматься об агрессивных планах Александра Первого меня заставил случай, а именно глава из дореволюционного издания романа "Война и мир" Л.Н.Толстого. Там пожилой солдат, служивший в одном из западных гарнизонов России, рассказывал, как весной 1812 года всему личному составу полка лапти, опорки и онучи заменили на сапоги. Стыдно, говаривали унтеры, с европейской-то армией в лаптях воевать. Поражённый совпадением ситуации с описанной в моих нетленных произведениях, я открыл послереволюционное издание "Войны и мира". Мало ли что, решил убедиться. Вдруг из-за архаичных ятей и твёрдых знаков ошибаюсь в прочтении. Нельзя давать повод для насмешки. История - наука точная, если её не извращать. Что же я вижу в собрании сочинений Льва Николаевича образца 1930 года? Вырезали этот эпизод! И томик дореволюционный у меня выкрали. Теперь нет документа. Зато свидетель есть - граф Толстой, он за меня. Вызывайте его в суд.
        Карманов сдержал "хи-хи", представив эксгумированного писателя в виде судебного свидетеля. Грызун не обратил внимания и продолжил.
        - Точно так же в 1941 году в преддверии "освобождения" началась сталинская подготовка к агрессии против европейских государств - с переобувания Красной Армии с ботинок на сапоги. Стал я дальше копать. Но уже с уверенностью. Сапоги - обувь агрессора, нет сомнений. Вермахт тоже в сапогах щеголял, на Польшу напал, Францию поборол и на Советский Союз нацелился. Но не абсолютный это критерий, исключения бывают. Американские солдаты в ботинках щеголяют, а агрессия так и прёт. Значит, не дураки в Пентагоне сидят. Тоже закономерность срисовали и шифруются. Думали, обуют бёрцы и обманут аналитиков ГРУ? Тем более, что у императора Александра и американских ястребов много общего. Русские императоры, от Петра I до Иосифа Кровавого, были агрессорами и захватчиками. Трудно им в цивилизованной Европе свою суть скрывать. В доимперскую эру проще: захотел оттяпать кусок Османской империи или Речи Посполитой - отрезай на здоровье, пока отрезалка не затупилась. В новой эпохе потребовалась крайне неудобная вещь - причина войны.
        Историк-новатор оглянулся на дворцовые огни, где развлекалась императорская чета.
        - В этом плане Александру не повезло. Совсем. Ну ни обижал его никто, чтобы помыть сапоги русской армии в Ла-Манше. Появление Наполеона ситуацию изменило резко и к лучшему. В Европе появился злодей, которого можно и нужно было благородно проучить. Бонапарт сломал лёд стабильности. После Маренго, Аустерлица, Египетского похода и прочих деяний корсиканца Европу начал конкретно трясти страх. Любой, кто мог бы одолеть злодея, автоматически считался бы благодетелем и освободителем. Один лишь недостаток был у бонапартистов - военная и экономическая слабость. Плохо пришлось Франции после революции, Вандеи и Директории. Плюс постоянный конфликт с Англией. Чтобы поддержать французский ледокол на плаву, Россия помогала чем могла. Даже Англии континентальную блокаду объявила. В следующем веке император Иосиф Сталин воспользовался опытом Александра Романова. Он также нашёл себе ледокол - Адольфа Гитлера, привёл его к власти, укрепил против англичан. И точно также немного ошибся в расчётах, потому что фюрер, как и Наполеон, неожиданно совершил бросок на Москву.
        - Прогуляемся, господин майор? Холодно.
        - Конечно! - Грызун двинулся по аллее, переставляя короткие ножки в такт своим мыслям. Шура потрусил рядом. - В ГРУ меня учили, что всякие приготовления к войне говорят о предполагаемой тактике её ведения. Как же вооружалась русская армия перед наполеоновской угрозой? Даже человек с уровнем образования Георгия Жукова поймёт, что все вооружения можно разделить на наступательные и оборонительные. Любая универсальность снижает эффективность в специальной области. В XIX веке это правило действовало столь же строго, как и перед Второй Мировой войной. Сейчас не принято об этом вспоминать, но к 1812 году Россия была впереди всей планеты по изготовлению тяжёлой артиллерии. Царь-пушка мастера Чохова была самым крупнокалиберным изделием в мире с диаметром ствола 890 миллиметров, почти метр. К началу наполеоновской кампании она стояла на вооружении более двух веков. Представляете, какой опыт! Каменное ядро Царь-пушки весит восемьсот килограмм. Естественно, она могла стрелять и картечью, выстреливая тонну каменных шаров на многие сотни метров. Если бы Александр I действительно хотел избежать войны, он бы
приказал вооружаться именно такими - сверхтяжёлыми орудиями. Вообразите по тысяче подобных монстров у стен Москвы и Санкт-Петербурга и восемьсот тонн ядер, летящих в наполеоновскую армию одним залпом. После двух-трёх залпов корсиканцу пришлось бы бежать во Францию за новой армией. Но Царь-пушка тяжела, весит сорок тонн как танк, двигателя не имеет. Это - чисто оборонительное оружие. Зачем оно, если российская армия собиралась наступать, а не оборонять свои города?
        - Что же здесь на самом деле происходит?
        - Правильный вопрос, коллега. Сие я выяснил в первую очередь, попав в 1812 год. Император приказал строить мелкие пушки-шакалы, наступательную артиллерию, которую легко двигать по дорогам Европы во время агрессивных, захватнических войн. Аналогично, в армии на вооружение принимаются наступательные ружья, а мощные оборонительные кони уступили место выносливым лошадям наступательных пород. Осталось одеть сапоги. И всё это в один не прекрасный день должно ударить по цветущим городам Западной Европы, в страхе сжавшимся в ожидании русской орды. В известной нам истории Наполеон лишь на несколько дней опередил, вероломно нанеся удар мнимому союзнику в борьбе против англичан. Иначе не позднее 6 июля 1812 года две огромные группировки Барклая де Толли и Багратиона, как две стальные челюсти, разинувшие пасть на Польское герцогство, схлопнулись бы с грохотом пушечных залпов. Там - прямая дорога к Парижу. У Бонапарта не оставалось выбора.
        - Почему именно 6 июля?
        Грызун не смутился.
        - Ни в каких архивных документах Империи нет царских велений в этот день войну НЕ начинать. Так почему бы и нет? И так, допустим, в нашем присутствии Наполеон снова успеет первым. Что дальше? Позорное поражение Кутузова на Бородинском поле перекликается с грандиозными провалами Жукова у стен Ленинграда, под Сталинградом, на Курской дуге и при штурме Берлина. У села Бородино армия станет в оборону. Если боец с ружьём идёт в атаку, то тело его полностью открыто для пуль и ядер. Он не может нести на себе много боеприпасов, он запыхался и выбился из сил, он ведёт огонь с ходу или с короткой остановки (т.е. неприцельно или почти неприцельно). Он ведёт огонь по целям, которые плохо или вообще не видны. За каждым новым бугорком для него открывается новая картина, которую нужно охватить взглядом, оценить и принять решение. Под убийственным огнём.
        - По-моему, вы это уже писали применительно к Второй Мировой войне.
        - Да, я часто повторяюсь, какая разница. Главное - мои повторы охотно печатают. А применительно к войне двенадцатого года прозвучит как новшество. Вернёмся на Бородино. Чёрт! В этой реальности битва ещё предстоит. Ненавижу временные парадоксы. Так вот, сидящий в траншее имеет боеприпасов в достатке. Его тело укрыто от пуль. Он ведёт прицельный огонь. У него много сил, дыхание ровное, местность перед ним знакомая, расстояние до местных предметов промерено. Поэтому русская армия должна была... или будет понести... или понесёт в три-четыре раза меньше потерь, чем наполеоновская. Бонапарт, не имея возможности восполнить потери ближе Варшавы, вынуждается к ретираде. Мы знаем из нашей истории и увидем здесь, что убыль личного состава на Бородино - примерно одного порядка у обеих сторон. Наш резвый фельдмаршал толком и обороняться-то не умеет. О Кутузове мы помним, он оставил поле боя и позорно сдал Москву. Или сдаст... Опять парадоксы. Устав от своей победы, Наполеон вернулся во Францию. Его армия как-то незаметно рассосалась по пути. Кутузов, не моргнув глазом, объявил это сногсшибательным успехом!
Собственно, у него и был-то всего один глаз, зря, что ли, моргать. Наш бравый циклоп лихо накатал после войны том мемуаров "Воспоминания и раздумья". В нём подробно описал ошибки Государя, а собственные ляпы изобразил как проявления стратегического гения. Самое смешное, что мемуары стали переиздаваться и после его смерти, каждый раз редактируясь в угоду официальной доктрине и распухая в объёме. К 200-летию Бородино ожидается выход 39-го издания "Воспоминаний" в виде десятитомника. Мёртвый Кутузов плодовитее современных российских авторов!
        Грызун зло пнул камешек. Непримиримая борьба с мёртвыми полководцами - его любимое занятие. Одна беда, прошлое и будущее перемешались в его сознании в плотно спутанный клубок.
        - На торжественном параде в Санкт-Петербурге в честь взятия Парижа Кутузов лихо разъезжал на белом коне, а Император скромно взирал на это с балкона дворца. Государь понял, что цели войны не выполнены, Париж взят "понарошку", попользовались и вернули. И провал произошёл лишь благодаря стечению двух обстоятельств - Александр не успел первым отдать приказ о наступлении на герцогство и командующим поставил не того. От амбициозных планов по присоединению Европы к России остался пшик - жалкая Варшава с окрестностями. Следующего ледокола не предвидится. Но перед миром и собственными подданными надо было как-то оправдаться. Так родилась легенда об "оборонительной" войне и гении фельдмаршала.
        Голос беглого разведчика начал набирать громкость и твёрдость. К концу следующего спича он уже не говорил, а вещал, неуловимо напоминая Гитлера на трибуне.
        - Мы проиграли войну. Мы проиграли войну, ибо вписаны в неё дураками. Мы проиграли войну, ибо народ поверил в свою глупость. Мы проиграли войну, ибо выросли целые поколения добровольных защитников имперской, а потом и коммунистической лжи о нашей невероятной, поистине необъяснимой тупости. Мы проиграли войну, ибо миллионы наших умных людей готовы рвать глотку любому, кто посмеет в нашей глупости усомниться.
        Потом Грызун успокоился и вроде опомнился, вернувшись к нормальным громкости и тембру, а то дворцовые гвардейцы с подозрением обернулись и взялись за ружья.
        - Так, это я уже где-то писал. И ещё раз напишу. Ибо читают и, значит, издают. Осталось убедиться в своей несомненной правоте и вернуться в будущее.
        Попаданцы вернулись пока лишь на бал, где и расстались. Карманов увёз Марию к утру, а за завтраком, часа в четыре пополудни, рассказал о пророчествах бывшего шпиона. Дама рассеянно пила кофий и витала мыслями весьма далеко от глобальных войн.
        - Послушай! У нас два выхода. Сообщить императору о грядущей войне или убить Наполеона. Жаль, "парабеллум" остался у декабристов.
        - Тебе лишь бы стрелять, несносный! Запомни, во времена учтивые и куртуазные дела решаются иначе. Ежели твой Грызун прав, достаточно французов малость задержать, дабы душка император, твой, кстати, тёзка, успел первым начать. Тогда я одарю благосклонностью самого героического русского офицера!
        Шура не стал напоминать, что благосклонность самозваной графини здесь ощутили многие, в том числе абсолютно не героические личности.
        - Тем не менее, давай нашего императора предупредим.
        - Ну, не знаю. Подойти боюсь. Александр ко мне неровно дышит, но рядом с ним волчица Нарышкина, норовит любой глаза выцарапать, аще у самой связь с Гагариным.
        - Лётчиком-космонавтом? Он тоже здесь? Попаданец?
        - Князем Гагариным! - Мария облила Шуру презрением. Соромно не знать общеизвестное.
        В одном она оказалась права. К самодержцу её не подпустили, а император не явил волю, чтобы доверенные люди отыскали распутную графиню для тайного рандеву. Несолоно хлебавши попаданцы велели закладывать карету и отправились в Варшаву на перехват Наполеона.
        Огрызок Речи Посполитой, остаток некогда могучего королевства, пришествию Наполеона возрадовался как явлению Христа. По здравому размышлению корсиканец решил, что не в состоянии держать на востоке армию в противовес русским варварам, вооружённым медведями, матрёшками и балалайками. Потому между цивилизованной Европой и дикой Русью санитарным кордоном должно расположиться буферное Польское государство, коему и предстоит стеречь азиатов. Бонапарт пообещал полякам вернуть Галицию, Малороссию, Литву с Белой Русью, восстановив державу "от можа до можа", то бишь от Балтийского до Чёрного моря, презентовав земли, которые самому не нужны. Оттого паны наточили кривые сабли и уланские пики, прокричали "виват Великому Императору" и приготовились восстановить шляхетско-рыцарскую воинскую славу, отплатив русским за тщательно лелеемые обиды.
        Варшава стреляла фейерверками, кружилась балами и напивалась на народных гуляньях. На празднестве в старом дворце Круля Посполитого Шура и Маша услышали, наконец, долгожданное представление.
        - Его!!! Императорское!!! Величество!!! Napoleone Buonaparte!!!
        Император Республики, а именно так звучал его титул некоторое время, поразительно напомнил Гитлера. Такой же властный коротышка с чёлкой, спадающей на лоб. Но Гитлер на взлёте карьеры был строен. Белые трико Бонапарта обтянули предательски полнеющие ляжки, правая рука засунута за отворот камзола, чуть прикрывая выпирающий животик.
        - Валевская рядом с корсиканцем. Наполеон женился на австриячке, стало быть, амуры у них закончены. Есьмь бастард , получивший титул графа. Император терпит Валевскую, но глазами стреляет по сторонам. Глаза низко, аккурат на вышине моего бюста и декольте. Абы соски не выпали, - Машка просчитала ситуацию со скрупулёзностью полководца, отправляющего в бой стотысячную армию. - Атакую!
        Мощная полячка, с виду опиравшаяся на левый локоть монарха, из-за превосходства в росте поддерживала его, напоминая крейсер, к коему пришвартован жалкий миноносец. Мария в окружении юбочного кринолина изобразила линкор, а её выставленные из декольте прелести - расчехлённые орудия главного калибра. Даже с расстояния полукабельтова Шура разглядел, что императора накрыло первым же залпом, осталось добить и взять на абордаж. Времени с вечера и до исхода ночи хватило с запасом. Раздосадованная Валевская обрубила концы и отвалила с рейда.
        Закончился май, минул июнь, а огромная императорская армия по-прежнему торчала близ Варшавы. У Наполеона появилось более интересное занятие, нежели война. Он объявил о расторжении брака с Марией-Луизой Габсбург-Лотарингской, эрцгерцогиней Австрийской, родившей ему наследника Наполеона II, чем испортил отношения с Габсбургским домом и лишился поддержки австрийской армии в будущей русской кампании, которой избежать не удалось.
        Нет, Александр I, вооруживший армию наступательными пушками, конями, ружьями и сапогами, так и не ударил первым, весьма расстроив Грызуна. Просто однажды румяное личико графини Марии Сью покрылось пятнами токсикоза. Наполеон объявил её законной женой, третьей по счёту, прервал интимный забег на длинную дистанцию и двинул на восток во славу будущего наследника Французской империи и его очаровательной матери, потеряв на амурные подвиги бесценные тёплые месяцы 1812 года.
        Французы и поляки атаковали редуты, увязая по колено в снегу. Тонконогие французские скакуны проваливались по стремя. Что с ними сделала русская картечь из наступательных пушек-шакалов, описать невозможно. Проблем со снабжением, подкосивших армию завоевателей в прошлой версии истории, в этот раз не возникло - снабжать оказалось некого.
        Шурка примчался в Варшаву, переполненный радостными новостями. Москва не сдана и не сгорела, враг разбит, амбициозный коротыш попал в плен. Вместо сочувствия Машка разрыдалась, поддерживая руками изрядных размеров живот.
        - Я его законная жена! Сиречь - наши войска разбиты, а не русские... И мон ами Наполеоша... Я его полюбить успела... Почти. А на острове Святой Елены совершенно нет удобств, даже по меркам начала XIX века. Поведай мне, Шурик, отчего такая несправедливость? В кои-то веки я в женском теле, не срамном и убогом яко перед Крымской войной, и так попала. Попаданка... - она вновь заревела, а её коллега по межвременным путешествиям подумал, что вероятность беременности молодой и красивой дамы много выше, нежели у толстой перезрелой тёти или, тем более, мужика.
        Глава пятнадцатая. Канонерки Петра Великого.
        Углубляясь в прошлое, Маша и Шура увидели развитие наоборот. Большие города сжались до городков и деревень, снизилась этажность домов, мощёные дороги превратились в просёлки. Но начало XVIII века их потрясло особенно.
        - Зело дивно! Неужто и впрямь так тяжко жилось при Петре?
        Мэри только тяжко вздохнула. Здесь и ассамблеи да балы лишь появляются. Разве что в Англию уехать. Но где деньги взять, да не русские рубли, а талеры, гульдены фунты? Попаданческие навыки здесь без толку. Азартными играми не заработаешь, бизнес без начального капитала не сотворишь. Разве что просить Шуру вспомнить лихие умения времён НКВД и сыграть пьесу "тать в ночи", ограбив купца?
        Уникальная российская столица, заложенная на земле, формально ещё шведской, свелась к Петропавловской крепости да небольшой куче деревянных домов. На месте будущего Зимнего дворца, Адмиралтейства и прочих знатных мест Северной Пальмиры лишь комариные болота. Сырое небо извергает на головы дождь, столь же противный, как и в ноябре 1917 года.
        От левого берега Невы к Каменному острову перекинут мост, даже не на плакштоутах, а плотах. Понятно, что каждую весну его смывает. Явно безо всякого доверия к сему сооружению местные предпочитают баркасы, кои снуют меж берегами.
        Карманов сунул руку в карман... Дурацкое выражение. Да и кармана не обнаружилось. Тесная помесь камзола и кафтана такового вместилища не имеет. В меркантильное петровское время перевозчик "за так" не переправит.
        У Марии также пусто. Одетая в дорожный костюм мещанки среднего достатка сообразно погоде конца сентября, она смотрелась бы уместно в сопровождении мужика и дворовой девки, кои в незнатных купеческих семьях заменяли горничную да кучера с вещами, повозкой и кошелём. В который раз неведомый рок, бросающий их сквозь пространство-время, отправил назад по исторической шкале, не озаботившись снабдить ни вещами, ни документами, ни серебром. У Шуры даже шпаги нет, к партикулярному костюму она не положена.
        Значит - по схеме, привычной с 1939 года, пробиваться на приём к власть имущим, удивлять россказнями про грядущее и прислоняться к казённому вымени для добычи средств к существованию. Машка, зная сластолюбие монарха и обнаружив в лужице вполне приличное отражение собственной мордочки, выстроила не слишком оригинальный, но обычно безотказный план. Проблема лишь в одном - попасть к государю. Не известно, в Питере ли он. Война со Швецией и другие дела запросто сего достойного мужа призвать могли.
        А пока попаданцы удивлялись оборванческому виду солдат и обывателей, не самому блестящему у белой публики, запущенности экипажей и редкой худобе лошадей, их заметил патруль.
        - Кто такие?
        - Путешественники англицкие, до царя чающие попасть. Аз есмь худыми людьми грабленый, ни пашпарту, ни вещей, сэр офицер. Я есть мистер Алекс Карм, моя спутница баронесса Мери Сью. Вести государю везём важные. Али он не в Петербурхе? - тренированный попаданец моментально выдал легенду. Не первый и, похоже, не последний раз.
        - Как же, здесь. Аже пашпарту нет, яко вас к нему проводить? Не по чину сие.
        Офицер явно напрашивался на взятку. Но денег ни копейки, хоть режь. Маша решила вопрос старинным женским способом. Она приблизилась к воину, провела рукой в перчатке по отвороту зелёного камзола.
        - Егда к царю попаду, благодарна буду зело. Чаешь моей благодарности?
        Офицер сглотнул тугой комок, унял гормональный взрыв и помог "англицкой леди" сесть в лодку. Шура прекрасно залез сам.
        Что бы не говорили о занятости царей государевыми делами и забавами, Пётр принял их без промедлений, сам трезв и деловит, опровергая легенды о беспробудном пьянстве.
        - Путники англицкие, баете. И яко там - прогресс, процветание, технологии?
        - Ваше величество изволят подобные слова знать! - обрадовался Шура. - В Британии не шибко, государь, а в месте, откель мы прибыли...
        - Прямо говори - из какого году?
        Вот и найди эпоху, не хоженую попаданцами.
        - Из 2013 года, мин херц.
        Царь самодовольно усмехнулся с двухметровой высоты своего роста, не обиделся на фамильярное "мин херц", обычно дозволенное лишь Лефорту и Меньшикову, и приказал налить вина.
        - Что примолкли? Реките, не томите государя. Свежее 2011 года никого не встречал.
        Шура выдал краткий дайджест событий, не сильно стараясь придерживаться старорусского языка. Явно опытный в разговорах с путешественниками во времени, Пётр понимал прекрасно.
        - Добре! Отправляйтесь к графу Бенедикту Архангельскому. Он теперича главный у нас по прогрессу. Заводы строит казённые, мануфактуры. Е-лех-три-чес-тво сулит. Убо составьте ему кумпанию.
        "И напоите товарищей чаем. Непременно горячим", - вспомнил Шура Ильича.
        Энергичный до суетливости граф Бенедикт обрадовался землякам по эпохе, накормил-напоил и засыпал кучей сведений о петровском времени и произошедших изменениях.
        - Русь не узнать! Я попал сюда в 1694 году на яхте, сразу понял - с момими знаниями не пропаду.
        Маша с Шурой приготовились услышать рассказ о том, как сей умелец разместил заказы на высокотехнологичное оборудование на отсталых заводах конца XVII века. Но Бенедикт превзошёл их ожидания.
        - Перво-наперво - в стране дефицит металла. Тут же поставил железоделательный завод под Архангельском, крестьяне несут сырое самородное железо, домна работает, загляденье одним словом. Ну, понятно, листы нужны тонкие, заодно и прокатный цех. Река там Двина, почитай на меня одного работает, крутит лопасти, а уж они - валы прокатного стана. Только люди мои что бомжи, одёжа из сермяги домотканой. Вспомнил как шпулька швейной машинки устроена, и у меня але-оп - своя ткацкая фабрика, а потом и пошив одежды. Затем выделка кож и обувной заводик. Недурственно?
        - Впечатляет!
        - Но уже где дубление кож, там и химия. Кислота серная, кислота соляная, кислота заморская баклажанная!
        Граф задорно засмеялся и приказал перемену блюд. Его дом, самый богатый в округе, выглядел дворцом на фоне халуп. Даже Пётр устроился скромнее. И на внутреннюю отделку заводчик не поскупился.
        - Однажды совсем грустно стало, что не могу это запечатлеть. Собственно, почему не могу? Цифровое фото пока не осилить, будем реалистами, но формулы фиксажа и проявителя вспомнил, серебро для негатива и позитива имеется в достатке, осталось линзы подшлифовать, и вуаля! Позже покажу фото Архангельска. Ну, а как появилась точная металлообработка, вообще процесс легче пошёл. Проволока, с ней и провода, генераторы. С лампочками, не буду врать, не сразу срослось - пришлось несколько вечеров покорпеть. Вакуум, знаете ли, тонкая вольфрамовая нить. В Петербурге пока рано, а в Архангельске электричество на каждом углу.
        - Не может быть! - Марии срочно захотелось в Архангельск.
        - Точно. А как мелочи освоил, принялся за крупные формы. Верфь соорудил. Надо же англичан в страхе держать. Распоясались... Решил судостроительное дело на двести лет ускорить. Канонерки Петра Великого - звучит?
        - Не то слово, - Шура от вежливого интереса перекатился к неподдельному. - Но канонерки предполагают паровой двигатель. Неужели в начале восемнадцатого века...
        - Представьте себе. Но голову ломал долго. В моём распоряжении только пар невысокого давления, навскидку - атмосфер десять, больше технология не позволит. Переведём атмосферы в привычные лошадиные силы. Все в нашем будущем знают, что одна лошадиная сила равна 735 Вт. А уж отталкиваясь от этих 735 Вт можно утверждать, что работу в одну лошадиную силу произведёт груз весом в 75 килограмм опущенный на 1 метр за одну секунду. Почему 75 килограмм, а не 73,5? Нас физик в школе на этом часто ловил. Мы систематически облегчали себе жизнь и округляли земное ускорение свободного падения до 10. А оно, на самом деле, немножко поменьше - 9,8. Вот и набирается разница в 1,5 килограмма. Зато теперь такие задачки щёлкаю легко. Школьный физик может быть мной доволен.
        Карманов долго колупался в ноутбуке симферопольского попаданца, пытаясь продумать установку парового мотора на деревянную субмарину. О паровых машинах узнал многое, в том числе изрядную их сложность, сопоставимую с двигателем внутреннего сгорания. И в рассуждениях местного олигарха уловил кучу несуразностей. Но вставить хоть слово не смог. Граф трещал без умолку.
        - И так, с одной лошадью понятно. Теперь пять сотен лошадей. Что сложного - это простое умножение. Теперь надо опускать груз в 37,5 тонн на один метр за одну секунду. А причём тут пар? Да мы просто заменяем груз в 37,5 тонн на давление пара в 10 атмосфер. И получаем потребную площадь цилиндра - в 3750 квадратных сантиметров. Переводим его в диаметр поршня и получаем 69 сантиметров. Вот такой несложный расчёт. Теперь, обеспечив метровый ход поршня диаметром в 69 сантиметров под давлением пара в 10 атмосфер за одну секунду - будем иметь машину мощностью в
500 лошадиных сил. Разумеется, машина идеальная, не учитывающая потери на трение и прочее. И, кстати, для её работы надо почти 3,7 куба пара, при нормальном давлении, который в секунду получается примерно из двух литров воды. Вот и добрались до расхода топлива. Надо накипятить два литра воды. Тут уже стоит вспомнить туристические навыки. На кипячение одного литра воды на керосинке требуется примерно двадцать пять грамм керосина. Про уголь сказать нечего, предполагаю, что расход сопоставим. Зачем это знать туристу? Да просто надо ориентироваться, сколько топлива брать с собой в поход. Ещё стоит отметить, что походные горелки далеки от совершенства - так что, цифру расхода можно смело уменьшить вдвое. Стало быть нам нужно сжигать примерно двадцать грамм топлива в секунду, или 72 килограмма топлива в час. Округлим до 150 килограмм в час на две машины и получим 3,6 тонн расхода топлива в сутки при максимальной мощности. Весьма надеюсь, что канонерка при таких параметрах машины разовьёт двадцать узлов.
        - Стоп, мальчики! - закричала Мэри, мало что понявшая в цифрах. - Я уверена, что ваше попаданческое сиятельство непременно ведёт дневник дабы оставить его потомкам, а при возможности вернуться в наше время отнести в издательство или хотя бы выложить в Интернет на сайт Самиздата.
        - Ну зачем сразу на СИ! Начинается для себя, для души...
        - Не лгите, граф. Вы - далеко не первый попаданец на моём пути. Теперь ответствуйте, на кой ляд будущему читателю нужно знать про керосин в походе, диаметр поршня и давление пара. Завелось - хорошо. Не завелось - ещё лучше, подымайте парус. Романтичнее.
        - Марьиванна, не напоминай мне школьную учительницу по литературе. Дай хозяину высказаться.
        Студент Карманов, только что оторванный от клавиатуры и виртуального шлема, никогда бы подобного не произнёс. Но годы скитаний по мирам и эпохам Шуру кое-чему научили. Строителя канонерок натурально разрывало от жгучей нужды выговориться перед современниками, а не тёмными подмастерьями петровских времён. Алекс даже возражения придержал на потом.
        Обрадованный возможностью продолжить, ретро-изобретатель снова открыл рот. Ораторствуя, он неуловимо напомнил Ленина на броневичке.
        - По мере того, как я рисовал двигатель, он мне нравился даже больше канонерки. Вот это действительно верхняя грань моих способностей. Если он ещё и работать будет, как задумано - поставлю сам себе памятник, так как кроме меня никто всё равно не оценит гигантский скачок, которым мы перепрыгиваем через пропасть поршневых машин. Но с паровой машиной возникает новая задача - доселе мы строили лишь деревянные клиперы, на которые её не поставишь. С железной канонеркой опыта не хватает. Очевидно, что строить корабли нового типа могу только под Архангельском. У меня там наиболее развитая база и персонал. Вопрос станков откладываю на потом, когда станет понятно, какие именно станки нужны. Пока решаю общие вопросы.
        - Вот! - Шура обернулся к Марии, подняв в воздух указательный перст. - Оцени подход. Сначала строится паровая машина и корабль для неё, а потом создаются станки для их изготовления. А ты говоришь, Членобок... Простите, граф, что прервал. Продолжайте, прошу вас.
        - Корабль ограничен размерами тамошнего эллинга. Оттого делаю его в размерениях фрегата. Следующее условие - нужны стамиллиметровые орудия, стрелять так стрелять. А также палить и открывать огонь. Вот и все детали проекта проработаны. Что ещё? Осадка. Вспоминая глубины Маркизовой лужи и Невы, ограничиваю осадку тремя метрами.
        Граф отхлебнул дорогого фряжского вина, гости последовали его примеру.
        - При сорока метрах длины, шести метрах ширины и трёх метрах осадки имеем теоретическое водоизмещение около трёхсот тонн. Будем считать этот пробный блин канонеркой. Но канонерка нужна мореходная. И высоту надводного борта менее трёх метров в носу позволить себе просто не могу. В результате, площадь корпуса по бортам выходит не меньше пятисот квадратных метров, плюс ещё метров сто пятьдесят на палубу и примерно столько же на переборки. Вес обшивки будем считать четвертью общего веса. В результате на один квадратный метр приходится около ста пятидесяти килограмм веса, из чего легко находим толщину обшивки - двадцать миллиметров.
        Шура поперхнулся вином. Не Бог весть какой корабел, но основы проектирования судовых корпусов он штудировал с Мыколой при помощи ноутбука и профессиональных знаний военного моряка. Впервые в мировой истории толщина железной обшивки рассчитана из умозрительного количества железа, поделённого на площадь и удельный вес, полностью игнорируя разницу между надводной и подводной частью, прочным поясом у ватерлинии... И правда - новатор.
        - ... А с другой стороны, для отработки технологий постройки железного корабля лучше рискнуть тремя сотнями тонн железа, чем тысячью. Перехожу к главному, для чего строю корабль - к вооружению. Это ещё одно моё спорное решение, над которым сгрыз мундштук трубки. Дело в том, что на канонерке я отказался от бортовых башен у мидель-шпангоута, оставив только пару носовых и пару кормовых башен, вооружённых двумя орудиями каждая. Как обычно в моих проектах, башни далеко выдаются за борт и способны простреливать сектор в сто семьдесят градусов. Итого канонерка имеет на борту всего восемь орудий калибром сто миллиметров, по примеру клипера. Причин такого сокращения много, начиная от объёмов крюйт-камер и заканчивая валкостью судна. Кстати, - внезапно сменил тему хозяин особняка. - Слышите, как тихо?
        "Только когда не трещишь без умолку", - подумал Шура, но оценил его правоту.
        - Крики чаек, плеск волн, завывание ветра. С этим бороться сложнее, но ответ на этот вопрос нашёл ещё не родившийся Гельмгольц. Резонансные камеры! Более того, в моё время, точнее, в мою юность, с подобными резонаторами вся страна знакома была. Большинство офисных помещений оборудовали фальш-потолками с дырочками. Порой и стены были зашиты такими панелями со множеством отверстий. Это был не "дурацкий дизайн", как говорили более поздние и менее начитанные строители, а резонаторы Гельмгольца, существенно снижающие посторонние шумы. Камера между потолком и фальш-панелями с дырочками образовывала тот самый "объёмный резонатор" который поглощал шумы в определённом диапазоне, усиливая шумы на одной, расчётной, частоте.
        - И вы смогли в уме, по памяти, воспроизвести эти расчёты? Бросив другие дела по благоустройству этого отсталого мира? Вы - мой герой! Может, и утеплённые ватерклозеты внедрили? Да?! Вы - душка!
        Граф слегка покраснел, от машкиных комплиментов или выпитого, но Шура испортил идиллию.
        - Ваши расчёты не верны. Разве что резонаторов Гельмгольца, тут не берусь судить. В начале семнадцатого века и без того тихо.
        - Что вы себе позволяете, сударь? Извольте объяснить! - вскипел Бенедикт.
        - Элементарно, Беня. Мария, извини, будут цифры и неприятные технические подробности. Начну с формул расчёта паровой машины. В любом справочнике или даже в Википедии, которую знают все попаданцы, можно найти определение понятия "единица работы сил". Так как первый двигатель получился паровым, соответственно первую единицу обозвали "паровой лошадью", которая соответствует работе поднятия семидесяти пяти килограмм на один метр высоты за одну секунду. Уловили тонкость? Семьдесят пять килограмм переместить на метр вверх - это работа. Или уронить тот же груз на метр, он ту же работу выполнит. А уж мощность характеризует способность механизма выполнять работу в единицу времени. Вы точно уверены, что поршень под давлением десять атмосфер пройдёт нужное вам расстояние именно за секунду, а не за две? Или за полсекунды. Нет? Я так и думал. Дорогой граф, вы сравнили тёплое с мягким. Далее, если взять паровую машину и её мощность, зависящую от диаметра цилиндра и давления пара, то она исчисляется не в лошадиных, а индикаторных силах.
        - Какая разница? - хмуро буркнул граф.
        - Приличная. С лёту не вспомню некоторые формулы, надо посидеть-подумать. Навскидку упомяну паровые машины, которые использовал Можайский в неудачной попытке построить первый русский самолёт. Помните о таком? В СССР долго пытались доказать русский приоритет в авиации и тщились обосновать, что нелепица в тонну с лишним веса способна взлететь на тридцатисильном моторе. Считали, опыты ставили. Как ни крути, тридцать лошадиных сил мало. А у Можайского были индикаторные силы! В пересчёте на привычные нам единицы - около двадцати одной лошади. Ладно, на секунду предположу, что с давлением пара и диаметром поршней вы случайно угадали. Не будете так любезны чертежи показать?
        Крайне неохотно и с предчувствием неприятной критики Бенедикт открыл бюро и достал кипу листков. Заранее прикидывая пути отступления, заявил:
        - Се - черновые варианты. Чистовые в Архангельск отправил, на завод.
        - Не расстраивайтесь, батенька. Если что не так, поправите. Скажете, чем отличаются ваши наброски от рабочих чертежей. Где у нас топка с котлом? Ага. Очень напоминает банную. Контейнер для угля, над ним бочка в сотню вёдер. В три сотни? Ещё лучше. А позвольте спросить, о котлах жаротрубных, водотрубных барабанных или хотя бы прямоточных слышали? И как без труб собрались равномерно поддерживать температуру пара и давление? А-а, механик будет крутить вентиль... Без комментариев. Едем дальше. Вода в котле расходуется. Надо добавить. Чем, позвольте спросить?
        - Вёдрами, - неуверенно протянул попаданец. - Не, ими медленно. Ну, помпа водяная.
        - А что в рабочих чертежах, вёдра или помпа? Ладно, не суть. Чтобы залить воду в котёл ведром или помпой низкого давления, нужно давление пара стравить. Иначе ваш "механик" откроет крышку и обварится струёй пара, бьющей под давлением до десяти атмосфер. Есть такая штука для впрыска воды в котёл без сброса давления, инжектор называется. Не знали? Прискорбно. Умолчим о сложном и точном приборе, именуемом "предохранительный клапан". Не сомневаюсь, он у вас исполнен в наилучшем виде.
        У графа злость сошла. Появилась грусть.
        - Корабль в море не может пополнить запас пресной воды. Стало быть, отработанный пар нужно собрать конденсатором. Он у вас какой системы?
        Оказалось, напоминает самогонный аппарат. Змеевик, с кончика капает.
        - Увы, куда больше пара уйдёт, нежели соберётся. Есть три основных типа конденсаторов - поверхностный, смешивающий и испарительный. Жаль, что ни один не использован. Так что запас воды кончится весьма скоро. Надеюсь, пар подаётся на обе стороны поршня, золотник двойной, машина хотя бы двойного расширения. Нет, такие крупные лучше тройного, чтобы отработанный из первого цилиндра пар работал во втором под меньшим давлением, потом в третьем... Что, для вас это - новость? Тогда считайте, что значительную часть мощности и КПД вы потеряли, столь неэффективное устройство пригодно лишь для угольной шахты, где топливо прямо под ногами, а соотношение мощности с массой установки не имеет значения. Как-нибудь расскажете, как смогли решить проблему демпфирования грузиков в центробежном регуляторе оборотов... Неужели второй матрос на втором вентиле?, - голос Шуры стал чрезвычайно едким, Мария просто ненавидела его в минуты, когда он подобным тоном обличал ошибки людей, в общем-то, желавших добра. К сожалению, её коллегу заносило часто. В том же мерзком стиле он отчитывал Кофра, "коллективный разум", декабристов
и даже Наполеона. Как его не прибили до сих пор?
        - Ну, это цветочки, - продолжил критикан. - Я бы даже сказал - мелочи жизни. Расскажите лучше про систему смазки. А заодно - как добились минимальных зазоров между поршнями и стенками цилиндров, если точность обработки плюс-минус лапоть, а поршневых колец не существует в природе. Мы, попаданцы, народ крайне эрудированный. Однако и я выучил конструкцию паровиков только в 1853 году, когда специально готовился. В конце двадцатого и в двадцать первом веке эти знания ни к чему.
        Говорливый хозяин словно лягушку проглотил. Снова вмешалась Маша.
        - И кому это надо? Ну, вывезет он свои дневники, выложит на СИ или даже издательство какое уговорит. Читателю интересны ход поршня и "демпфирование грузиков"?
        - Я популяризации ради... Чтобы народ, школьную физику забывший, вспомнил... - видно, графский организм лягушку усвоил, раз дар речи вернулся.
        - Для этого нужно самому её знать, - отрезал безжалостный Шура. - Так что вашему учителю физики должно быть стыдно за ученика. А Маша права. Коли в технике и в цифрах ни в зуб ногой, пишите просто, мон ами: построил паровой корабль, накидал угля, налил воды, вышел в море, утопил врага. Остальное заполняйте текстом про сложные отношения в экипаже на борту, шутками кока, о вероломстве англичан (куда ж без них, иначе история скучна), прославьте крутость шкипера и беспредельную преданность его жён, кои ожидают в каждом порту.
        - Бестселлер! - ахнула Мария.
        - Я ещё конструкцию вашей "канонерки" не разбирал, - Карманов этой фразой добил графа, словно контрольным выстрелом. - Кстати, на какие шиши такое масштабное строительство железных кораблей?
        - На казённые, - мяукнуло раздавленное сиятельство. Вдруг взгляд посуровел. - Часом, вы не от конкурентов?
        - От каких? - хором воскликнули гости и получили невнятный рассказ, что к Петру свалилась целая группа из шести попаданцев, имеющих в активе два дизельных мотора и построивших дирижабль на зависть Бенедикту.
        Убедившись, кто конкурирующая фирма не при чём, граф чуть смягчился, но от былого радушия не осталось ни следа. Слишком уж Шура потоптался ногами по светлой мечте об индустриальной Руси Петра Первого силами Архангельского самородка.
        Им отвели отдельные комнаты, поставили на довольствие, тем ограничилось. Хозяин даже не решился к Маше клинья подбивать, как предполагалось в начале. Явно не мог простить, что она стала свидетельницей его поражения в научно-техническом диспуте. Поэтому прошло несколько дней, и она без особых церемоний ночью ввалилась в опочивальню к Карманову.
        - Ну, не робей. Я ж не в мужском обличье, не Гитлер какой-нибудь. Давай!
        - Даже не знаю. Ты со столькими мужиками... того.
        - Глупый, это ж с другими телами происходило. А сейчас новенькое. Может даже совсем. Хочешь пломбу сломать?
        Пломба оказалась на месте, вызвав машкину шутку, что мало кому удалось пережить дефлорацию дважды, особенно в древние времена, когда операции по восстановлению девственности не в моде.
        Они лежали во тьме и тишине. Свечи погашены, обещанного царю электричества нет. Звукоизоляция, быть может, действует. Но в начале семнадцатого века нет ни гудков пароходов и паровозов, ни сигналов авто в пробках. Даже цоканья копыт по мостовой по причине отсутствия дорожного покрытия в новорождённом Санкт-Петербурге.
        - Шур, как ты думаешь, мы здесь надолго? Мир какой-то... пошарпанный.
        - По срокам - не знаю. А что до пошарпанности, представь - Беня все соки из государя выжал. Нет крепости Кроншлот у Котлина. Зачем? Чудо-канонерки Финский залив закроют. Нет Петровского канала, не углублён фарватер от глубин западнее Котлина до устья Невы. Сиречь как торговый порт Питер мёртв - морские суда тупо сядут на мель. Оттого народ беден, что граф жирует.
        - Слушай, а что он про войну с англичанами говорил? Британский флот утопить, Босфор и Дарданеллы у турок захватить, форт Росс построить, половину Америки оттяпать?
        - Странный он. Война вообще-то со Швецией идёт. Я ему сказал об этом. Знаешь, что он изрёк?
        - Догадываюсь, - зевнула Мария.
        - Не трудно догадаться. Кто такие шведы вообще? "Волво", "АББА" и хоккейная команда "Тре крунур"! Он решил их соплёй перешибить, между делом. В общем, сразу четыре его канонерки, на которые Россия деньги годами копила, на днях должны прибыть к Котлину. Вот и посмотрим, что у Бени вышло на деле, а не на словах. Ты знаешь, Пётр на расправу скор. Отправит нашего домохозяина к его маме.
        Канонерки не появились ни на этой неделе, ни на следующей. Лишь когда над Финским заливом мелькнули первые белые мухи, а царь посматривал на графа яко лев на агнца, из Котлина прибыл гонец с сообщением: ура!
        Погрузившись на галеры, Пётр с Алексашкой Меньшиковым, Беня Архангельский с гостями и человек тридцать свиты отправились на Котлин. Там их постигло разочарование. У деревянной ветхой пристани пришвартовался лишь один кораблик, капитан которого, истощённый от слишком долгого пребывания в море, не без труда произнёс слова рапорта.
        - Где остатние, шельмец? - грозно вопросил государь графа.
        - Безотлагательно разберусь, не извольте гневаться, - пролепетал Архангельский и уволок капитана в сторону, поэтому доклад моряка Маша с Шурой услышали не полностью. Но суть ясна: шли на парусах, на паровой машине "не сподобились". У датских проливов наткнулись на шведов, которые безо всяких "Вольво", "АББА" и "Тре крунур" устроили им групповую любовь по-шведски. Опустился туман, капитан соврал, что из-за него потерял своих и противника, но очевидно - сбежал. Пожалуй, правильно сделал. Зато теперь ясно - другие канонерки можно не ждать.
        - Когда Фултон предложил твоему супругу Наполеону построить пароход, тот сказал - "Вы собираетесь разжечь костёр под палубой корабля и этим заставить его плыть против течений и ветров? Извините, но у меня нет времени на подобную чушь". И это когда в шахтах паровые машины уже работали! - шепнул Шура Маше. - Оттого затея с канонеркой, развивающей двадцать узлов, в это время обречена на провал.
        Потрёпанный и, похоже, схлопотавший царской тростью поперёк спины, граф утряс дела. Он позвал гостей обратно на галеру.
        - Царь выделил три дня на приведение канонерки в порядок и пробные стрельбы. Там, глядишь, Маркизова лужа замёрзнет до марта, за зиму что-нибудь придумаю.
        - Как паровая машина работает? - невинно поинтересовался Карманов.
        - Частично.
        - То есть?
        - Топка горит, дым идёт, вода кипит... Но винт не крутится. За всем нужен глаз да глаз. Надо было в Архангельске сидеть, самому следить. Но одному не разорваться! Прогрессорство, дела финансовые требуют присутствия подле Петра.
        Винт не начал вращаться ни на завтра, ни в день демонстрации в высочайшем присутствии. Не имея устройства подъёма для хода под парусами, он только тормозил. Странный гибрид, по форме корпуса и парусному вооружению напоминающий фрегат, но обшитый железными листами, с четырьмя башнями по бортам и недымящей трубой, он отвалил от пристани на буксире. Галера оттащила канонерку на пару кабельтовых от берега. На парусах мутант откатился на милю западнее и бросил якорь кабельтовых в четырёх от замученной шхуны, коей пожертвовали как мишенью. Император, стоя на баке галеры, с интересом поднял подзорную трубу и рассмотрел корабельную новинку, проглотившую изрядную часть казны.
        - Теперь самое любопытное, - шепнул Карманов верной спутнице из Третьего Рейха. - Ежели начнёт палить одиночными, куда ни шло. Но ежели всеми...
        - А в чём разница?
        - В нагрузке на корпус от одновременной отдачи. Слышала слово такое - "Дредноут"? Так назывался британский линкор начала ХХ века. На нём впервые все орудия сделали одного и довольно большого калибра, установили их в башнях. Когда "Дредноут" давал залп, заклёпки вылетали. Так он - стальной, и опыт у корабелов был ого какой. Здесь знают только железо не очень хорошего качества, которого не хватило на весь набор. Шпангоуты, это... как бы объяснить. Для простоты - поперечные рёбра жёсткости. Они деревянные, как и бимсы - брусы под палубой. Ладно, смотрим.
        Желая исправить впечатление от гибели трёх четвертей флота в первом же бою, граф приказал палить восемью орудиями сразу. Оттого четыре ствола одного борта повернулись и нацелились на шхуну. Башни противоположного борта тоже повернулись, подняв стволы чуть выше, чтобы не задеть орудийные установки.
        - Отчего граф здесь, а не на канонерке? - удивилась Маша.
        - Не самоубийца же он.
        - Ежели что, около государя может оказаться опаснее.
        Правы оказались оба. В тот день безопасное место для Архангельского сыскалось бы не ближе тысячи вёрст от столицы.
        Часто пишут - корабль окутался дымом залпа. Это верно, но не совсем. От яркой вспышки у орудийных стволов до заполнения пространства клубами дыма проходит около секунды, и за короткое время может произойти нечто интересное. Все четыре башни дружно отделились, взлетели в воздух вместе с кусками палубного настила и набора корпуса. Они красиво перевернулись и хлопнулись в воду метрах в тридцати-сорока от канонерки, а её обезглавленное туловище поглотило дымом. Когда он рассеялся, на поверхности даже обломков не плавало - железо всё утянуло вниз. О гордости флота напомнила лишь одинокая стеньга, косо торчащая из воды на пару саженей. В обречённую мишень не попал ни единый снаряд.
        Государь первым пришёл в себя.
        - Выпороть шельму! Заковать в железа и в крепость его!
        - Благородного?! - ахнул кто-то из свиты.
        - Лишаю мерзавца титулов и имущества. Отныне - холоп, смерд! Где ты, Алексашка?
        - Здесь, мин херц.
        - Отправь в Архангельск людей верных, служивых. Пусть вызнают всё про его злодейства, куда тать постылый казённое золото сховал.
        Высокая комиссия вернулась к весне. Автор промышленной революции, не понимающий различий между мощностью и работой, наворотил там... Короче, мама не горюй.
        Между Архангельском и верфью пролегла железнодорожная ветка из рельс худого качества. Но и они не развалились под весом состава, ибо паровоз не осилил стронуть с места себя самого. Всё, о чём бывший граф рассказал попаданцам, оказалось правдой... почти. То есть оно строилось, а иногда даже работало... почти.
        - А россказни твои о войне с турками, штурме Царьграда - тоже брехня шелудивого пса?
        - Отнюдь, государь. Чистая правда... почти.
        На следующий день Карманов и Сушкина проводили Беню в последний путь. Равелин Петропавловской крепости, в котором в привычной версии истории казнили декабристов и прочих известных персон, а может и другой, не украсился виселицами. Попаданцы с ужасом увидели девять вкопанных в землю заострённых сверху колов. Плачущего и брыкающегося Архангельского петровские гвардейцы в заношенных мундирах потащили к крайнему, попутно награждая тумаками, покуда тот способен чувствовать боль. Раздался треск протыкаемых штанов, вскоре стих вопль, отразившийся от тёмных каменных стен.
        - Отчего ж колов девять? - вежливо поинтересовалась Мария, стараясь скрыть дрожь.
        Пётр услышал и снизошёл до ответа.
        - Так всем нехристям-попаданцам разом. Шестеро - для охальников, что с ди-ри-жа-бо-лем.
        Шура быстро посчитал, что остаётся два свободных осиновых дрына. Их с Машкой как раз двое. Неприятное совпадение!
        - Милостивый государь! Всё поправить можно. Я вам про Полтаву расскажу, новые пушки, машины...
        - Доколи Руси с шельмами заморскими маяться! Днесь пора пришла урок вам преподать. На кол их!
        Те же гвардейцы бросились исполнять царское веление. Шура вспомнил Ctrl-пробел и прочие подлые удары из набора НКВД, вырубив их, но на голову опустился приклад от фузеи, против которого весь опыт СМЕРШ бессилен. Почувствовав, что приходит в себя, а пятая точка устраивается далеко не на самом удобном насесте, смертник услышал, как его коллега по странствиям орёт: я женщина!
        При этих словах герр Питер наказал солдатам не перепутать, как именно её на кол насаживать, и засмеялся мерзким державным смехом.
        Глава шестнадцатая. Татарские братья.
        Давно забытое ощущение рестарта, словно в компьютерной игре, вытолкнуло Шуру в следующую реальность. Воспоминания об острой палке, похотливо вонзённой в отверстие, обычно весьма оберегаемое гетеросексуальными мужчинами, горячи и неприятны. Но вроде не болит ничего, даже лёгкого жжения не осталось.
        Мария, ничуть не изменившаяся после Петропавловки, всполошено схватилась за ягодицы, заметно мучимая схожими впечатлениями.
        - Как ощущения, Маша?
        - Отлично, особенно без деревяшки в заднем проходе.
        Первое, что увидели не полюбившиеся Петру попаданцы, было появление другой пары людей, явно заброшенных из будущего в привычном им виде. Едва обретя равновесие, они продолжили разговор, словно не перенеслись на столетия.
        - Таким образом, теорему академика Фоменко и доцента Носовского я считаю полностью и бесповоротно доказанной, и её эмпирическое подтверждение сможет лишь уточнить отдельные аспекты концепции Новой Хронологии применительно к реальности, в которой продолжаем наш высоконаучный диспут.
        - Не могу согласиться с вами, коллега. Бесспорная правота уважаемых историков-математиков нуждается-таки в эмпирическом подкреплении, ибо множество закостенелых в консервативных убеждениях ретроградов до сих пор цепляются за неверную хронологию Скалигера, вставая на светлом пути фоменковского учения.
        Пока друзья-коллеги ломали копья в научном диспуте, Александр и Мария начали стандартную уже процедуру адаптации к новой эпохе. Теплая погода, похоже на вторую половину мая или первые дни июня в средней полосе. Сухая просёлочная дорога со следами копыт и тележных колёс вьётся по лугу и углубляется в лес. Солнце невысоко, на траве роса. Значит - утро.
        - Мы в допетровских временах, только непонятно каких. Спросим у юродивых, может они в курсе?
        - Давай я. Даже законченные кабинетники в вытянутых свитерах не могут игнорировать женщину, - она подобрала пышную юбку и шагнула к спорщикам. - Коллеги, число и год не подскажете?
        Те прервали разговор и как будто удивились, что во вселенной существует хоть что-то кроме темы их дискуссии.
        - 3 июня 1480 года по Юлианскому исчислению от Рождества Христова, десять часов семнадцать минут. Хотя здесь принято считать от сотворения мира, - человек сверкнул очками с выпуклыми линзами. - Хотя, судя по вашему платью, вы тоже предпочитаете сотворение...
        - Мерси. Не обращайте внимания на одежду, мы в начале восемнадцатого века подзадержались. Вообще-то из 2011 и 2013 года. А вы?
        - Чуть позже. 2445 год, - ответил второй. - Задавайте сразу все вопросы, чтобы мы больше не отрывались на ерунду.
        - Место? - с трудом вставил Шура. Встреча с попаданцем из столь дальнего будущего его шокировала.
        - На западе - Москва, примерно пять километров до посадов.
        - Вы, естественно, туда?
        - Конечно. Можете составить нам компанию, но прошу вас, не вмешивайтесь в разговор. До встречи с императором Иваном нужно многое обсудить.
        Этот второй деятель науки, долговязый, облачённый в линялый свитер с блёклыми узорами, совершенно не заинтересовался Марией. Который покороче, в старомодных очках, не слишком охотно отвёл взгляд, однако забылся уже через минуту, оживлённо болтая с коллегой.
        Дама, одетая для променада наименее удобно из присутствующих, очень удивилась, что внешний вид джентльменов из будущего практически не изменился по сравнению с рыцарями пробирки из 1960-х годов: джинсы, облезлый трикотаж, спортивная обувь, лохмы на голове.
        - А что ты хотела? Интеллектуалы демонстрируют наплевательское отношение к внешнему виду, предполагающее высокую духовность. Во времена "Битлз" нашли универсальную форму пренебрежения.
        - А очки? Трудно линзы вставить? В их времена такая медицина должна быть...
        - Из той же оперы. Ему пофиг.
        - Удивительные парни. О чём они говорят, можешь перевести на нормальный язык? Я все слова разбираю, но общий смысл ускользает.
        - Это запросто. Ты же помнишь, в первой жизни я на историческом учился. Тогда и услышал теорию Фоменко-Носовского, что мировая хронология в разы растянута, Христос жил в десятом или одиннадцатом веке после Рождеста Христова...
        - Как-то безумно звучит.
        - По смыслу ничуть не лучше, - хмыкнул Шура. - Ты дослушай и не перебивай, пока я не начал ржать в голос. В общем, не было никакого монголо-татарского ига. Между татарами и русскими царили совет да любовь. Над миром властвовала глобальная Русская Империя, именуемая Оттоманская Османская Русь-Орда Габсбургов. Потом, когда русский престол захватили зловредные Романовы, наймиты европейских королей, вся история Империи оказалась сфальсифицирована. Этнические меньшинства великой Руси-Орды, итальянцы, индусы, персы, евреи, арабы, китайцы, греки, индейцы, французы, испанцы, японцы, достигшие под русско-татарской дланью незаслуженного расцвета в средние века, получили собственную "древнюю" историю, отдельную от русской. Древний Иерусалим-Константинополь (Стамбул), где в XI или в XII веке н.э. жил и проповедовал Иисус Христос, где он был распят и где покоится его прах, был лишён библейской истории. Иерусалимом объявлена крохотная деревушка в Палестине, недалеко от Мёртвого Моря, где ударными темпами выстроили огромный муляж древнего города с закопанными в грунт миллионами артефактов для будущих археологов.
Евреи, словно в насмешку, вместо Крыма и плодородных берегов Босфора получили в качестве "земли обетованной" пустынные палестинские земли в окружении враждебно настроенных арабов. Священный город Вятка переименован в Ватикан, а для маскировки этим словом Романовы назвали заштатный городок. Усыпальница русских царей в долине Гиза возле Каира "отошла" мифическому египетскому народу, жившему будто бы сотни веков назад. Пирамиды Нила и Америки - те же скифские курганы русско-ордынских царей, только каменные. Библейский Египет, степи Причерноморья, оказался перенесённым в Африку. Еврейский народ, сбежавший из степного Египта в Иерусалим-Стамбул, перешёл воду аки по суху, то есть по льду, из-за налетевшего на Босфор похолодания.
        Мария, попытавшаяся удержать рогот, на секунду даже отпустила подол, немедленно коснувшийся дорожной пыли. Шура продолжил, сохраняя видимость серьёзности, отчего изрекаемый им бред зазвучал особенно комично.
        - К XV веку христианство было расчленено. Истинное, суровое ортодоксальное христианство осталось у Руси-Орды в виде православия. На юге христианство переродилось в ислам, на западе реформировалось в католицизм. На востоке оно также претерпело некоторые изменения и стало буддизмом. Библия многократно переписывалась и редактировалась. Первоначально она состояла только из Нового Завета, но к ней дописали Ветхий Завет, выдав его за более древний текст. Близкий к оригинальному текст Библии сохранился только у мормонов, первых ордынских колонистов в Новом Свете. Истинной Библии нет даже в Вятке (Ватикане), святом месте папы римского Григория Гильдебранда, он же Иисус Христос, он же Пифагор, он же Аполлон, он же Исав, он же Иаков, а также Иов и пророк Исайя. От Руси постепенно откололись огромные пространства. Европейские вассалы отошли вместе с африканскими, американскими и азиатскими колониями. Тяжелейшей потерей стало отделение Османской империи с Ближним и Средним Востоком. Последний штрих в разрушении глобальной русско-ордынской империи, некогда охватывавшей весь земной шар, кроме Антарктиды и
Австралии, состоялся при передаче Аляски Соединённым Штатам Америки.
        Мария ухватилась за рукав кармановского камзола, чтобы не упасть.
        - Но послушай, почему Вятка? Это же небольшой город на севере России!
        - Для маскировки. Чтобы никто не догадался, что настоящая Вятка - это Ватикан, который в Риме.
        - Оттоманская Османская Русь-Орда Габсбургов. Представляешь, ни разу не слышала о такой стране.
        - Мы сейчас в ней находимся, девушка, - очкарик вдруг обернулся. Он явно услышал, что разговор за спиной также касается фоменковщины. - Здесь удивительная гармония татар и русских, а территория охватывает практически весь мир. Европейские монархи платят дань русско-ордынским монархам.
        - А при чём тут Габсбурги? Это же австрийская какая-то династия.
        - О, австрийцами они станут много позже, - заявил историк из будущего. - На самом деле это новгородцы. Трудно поверить? Выручает простой лексический анализ. В западно-европейских источниках история Руси-Орды XIV-XVI веков отразилась как история "империи Габсбургов" тех же веков. В имени Габсбург, то есть Habsburg, вторая часть - BURG - означает "город". А первая часть HAB, согласно реконструкции Фоменко, является латинизированным прочтением славянского слова НАВ, записанного обычной кириллицей. То есть "новый". Латинское Н пишется как славянское Н. А латинское В - как славянское В. Если это так, то HABSBURG - это просто Новый Город, Новгород. Такое название могло нести воспоминание о столице Руси-Орды - Великом Новгороде, он же Ярославль.
        - Ну, а буква S между "Габ" и "бург" - просто зюзя, не обращай внимания, - добавил Шура, пытаясь сохранить сдержанно-серьёзную мину.
        - Слушай, это что - правда? - тихо шепнула Мария, чтобы парни из далёкого будущего не расслышали.
        - И не близко. Во всех крупнейших исторических местах, где проводились раскопки, полно органики, включая внутренние помещения пирамид. Сделаны тысячи радиоуглеродных анализов, подтвердивших классическую хронологию.
        - И что, Фоменко о них не знает?
        - Знает, - пожал плечами Шура. - Просто игнорирует. Если факты не соответствуют его теории, то горе фактам.
        - Ужас! Но он же учёный, академик...
        - Математик. Исторического образования не имеет ни малейшего. То есть такой же полный профан, как абитуриент истфака. Начитался, напридумывал всякого, не имея базовых научных понятий. Потом написал несколько книг, рассчитанных на любителей жёлтых сенсаций, и понеслось.
        Последним словом он будто сглазил. На четвёрку пешеходов понеслась кучка всадников на низкорослых конях, в мохнатых шапках, не глядя на начало лета. Уже через минуту они окружили выходцев из будущего со всех сторон.
        Татарин с железным нагрудником, явно начальственного вида, спросил:
        - Рус?
        - Русские! - радостно завопили учёные. - Да здравствует союз русских и татар! Пусть он навек сохранится в веках!
        Несмотря на явную языковую разницу, степняки поняли смысл сказанного, ответ десятника тоже при некотором напряжении можно разобрать: все русские - не люди, а жалкие свиньи, не достойные поцеловать его коня под хвостом. Засвистели нагайки, больше всех досталось Шуре, единственному, кто оказал сопротивление. Марию без церемоний утащили в кусты, откуда она вернулась с крайне недовольным выражением лица. Видно, азиатские ласки пришлись ей не по вкусу. Естественно, и даму, и мужчин обобрали до нитки, конфисковав мало-мальски ценные вещи.
        С трудом поднявшись на ноги и отерев кровь, историк нацепил на нос треснувшие очки и заявил, что этот инцидент является исключением, лишь подтверждающим общее правило единства русских и татар, правящих Евразией, обеими Америками и большей частью Африки. А скоро они спросят об этом у главного русско-татарского царя Ивана III Васильевича.
        - Нам-то что у Ивана Васильевича нужно? Сменить профессию? - прокряхтела Мария, которой после происшедшего шагалось с трудом.
        - Предупредим, что осенью подвалит хан Ахмат. Начнётся стояние на Угре, после которого Русь никогда уже не будет платить дань этим уродам, - Шура потёр рубец, протянувшийся через щёку и скулу от нагайки. - А литовцев крымчаки отвлекут.
        Через полчаса навстречу показалась сотня конных дружинников московского князя. С опытом общения в петровскую эпоху, не слишком отстоящую от нынешней, баронесса Мэри Сью и барон Алекс Карм пожаловались на татарские бесчинства. Сотник ругнулся, что басурманы столь близко от Кремля, и послал вдогонку три десятка копейщиков. Фоменковцы залопотали о желании увидеть габсбургско-османского короля, были причислены к юродивым, к которым на Руси всегда доброе отношение, и тоже получили место на заводных лошадях, с коих несколько раз грохнулись по пути до княжеских палат.
        Накормленные и напоенные, путешественники заночевали в Кремле, а на следующее утро удостоились высочайшей аудиенции. Из подслушанных разговоров Шура уяснил, что князь Иван с превеликим трудом присоединил Новгород, который ни разу не Ярославль, с запада давят литовцы, вечные враги, Киев у них. Об управлении землями турецкими, западноевропейскими и, тем более, американскими, к которым Христофору Колумбу только в этом году плыть, вопрос как-то не стоит. Татары-нехристи здесь считаются вековым злом со времён Калки и Козельска, их бы истребить под корень, а не дружбу водить. Фоменковцы, бывшие рядом, и слышавшие те же слова, ничуть не смутились. Если факты не соответствуют теории, то горе фактам, повторила Мария слова своего спутника.
        В тронном зале Шура рассчитывал броситься на пол с воплем "не вели казнить, вели слово молвить", после рассказать про Ахмата, но двое историков проявили ещё большую прыть и начали вещать не про будущее, как принято у попаданцев, а про настоящее. Они были чрезвычайно уверены, что знают об этой эпохе куда больше, нежели люди, прожившие здесь всю жизнь.
        Иван сидел, хмурился и недоумовал, какого лиха к нему запустили двух скорбных на голову скоморохов. Но терпение присутствующих лопнуло, когда обладателя треснувших очков понесло на религиозные темы. Как только он изрёк, что Ветхий Завет писан после Нового, а Григорий Гильдебранд, папа римский проклятого православными ватиканского престола есть настоящий Иисус Христос, рождённый в Крыму и в уже христианской стране, князь вскочил, грохнул по полу длинной резной палкой и рявкнул:
        - На кол нехристей поганых!
        - Обратите внимание, коллега, абориген также не привёл никаких научных опровержений бессмертному учению Фоменко-Носовского, - заявил высокий.
        - Нашу миссию можем считать успешно выполненной. Новая Хронология блестяще подтверждена, - согласился меньший и хлопнул в ладоши, очевидно приводя в действие некий прибор и на секунду опережая стражу, бегущую схватить смутьянов.
        Аппарат захватил и Марию с Александром. Из мира, где они пробыли меньше суток, им удалось выбраться, не подставляя ни шею под топор, ни задний фасад под менее утончённое орудие казни.
        Глава семнадцатая. Леди энд джентльмены.
        Весьма симпатичная молодая дама, не знакомая на вид, раскрыла зонтик над головой. За отсутствием поблизости иных существ женского пола, мужчина обратился именно к ней.
        - Моё почтение, мисс Мэри. Хорошая погода, не правда ли?
        - Конечно. Как поживаете, Алекс?
        - О'кей. Особенно когда отсутствует перспектива немедленной казни.
        Мария нахмурила лоб.
        - Мистер Алекс, вы не удивлены, что мы разговариваем по-английски без малейшего напряжения?
        - Джентльмену не пристало высказывать удивление вслух. Более, я испытываю неловкость, беседуя с вами, мисс Мери. Мы так давно знакомы, а ведь нас даже не представили.
        - Как только в этом мире у нас появятся общие знакомые, немедленно потрудитесь, Алекс, исправить эту неловкость.
        - Как вам угодно, мисс Мери. Осмелюсь предложить свою руку. Экипаж не наблюдается, зато поблизости виден город. Не соблаговолите ли прогуляться?
        Компаньоны отправились, шагая по аккуратной мощёной дороге, засаженной по краям могучими дубами. Они старались рассмотреть окружающих и друг друга, но вежливо, тактично, не выходя за правила приличий, уместных для леди и джентльмена.
        - Мы в Англии, мисс Мери?
        - Возможно. Почему вы предположили это, мистер Алекс?
        - Мимо проехал паровой автомобиль по левой стороне. Ах да, вы удивительно правы. Все говорят по-английски.
        Встречные господа поднимали котелки в приветствии, дамы легко кланялись. Мери и Алекс отвечали тем же. К тому же джентльменов поголовно украшали густые усы на фоне чисто выбритых подбородков и щёк. Очень по-английски.
        - Дорогая мисс, у вас есть сумочка, а предполагаю бумажник в левом внутреннем кармане. Там могут быть документы.
        - Не думаю, что это хорошая идея - рыться в сумке и в бумажнике посреди дороги. Воспитанные люди не могут себе подобного позволить. Для начала я вполне удовлетворена, что нахожусь в порядочном времени и месте, а не возле ужасного русского царя Питера.
        - Вы правы, мисс Мэри. Его шутки совершенно недопустимы для порядочного джентльмена, - Шура напряг и расслабил свои английские ягодицы. Они откликнулись: нормально, хозяин, всё хорошо. Особенно когда никто им не угрожает сами понимаете чем.
        Ближе к городу транспорта стало больше, как парового, так и гужевого. Карманов обратил внимание на аккуратные мешочки под хвостом лошадей. На чистых мостовых ни одной лепёшки, которыми так славится Россия.
        Возможно, они попали в аристократический пригород. По пути не встретилось ни одного оборванца, сплошь благопристойные пары и одиночки. Водители паромобилей и кучера экипажей одеты добротно, а некоторые с показным шиком.
        Женская мода не слишком отличается от русской памятного одиннадцатого года. Женские платья и юбки длинные, до пят, свободно облегают бёдра безо всяких кринолинов. На головах кокетливые шляпки, многие с вуалькой. Непременные маленькие сумочки и зонтики. Марии до зубовного скрежета интересно, что на ней за нижнее бельё. Не ХХI век, конечно, но куда удобнее и практичнее, нежели при Петре. Корсет есть, и затянут туговато, но куда свободнее, чем в год, когда она соблазняла Наполеона. Словом - нечего придираться.
        Они нашли кафе с открытой верандой. Старясь выглядеть непринуждённее, извлекли из хранилищ предметы, способные пролить свет на их личности.
        - Боже мой, а нашего неведомого покровителя истинно английское чувство юмора, - заявил Карманов, раскрыв бумажник. - Разрешите представиться, Алекс Покет.[Pocket - карман (англ).]
        - Так. У меня никаких сюрпризов - Мери Сью, - обладательница короткой фамилии вытащила зеркальце и произвела ревизию внешности, нарушив правила приличия и не удалившись в дамскую комнату. Уж очень не терпелось. Она увидела то же, что и её партнёр - миловидную хрупкую блондинку лет двадцати пяти с очаровательным вздёрнутым носиком и серо-голубыми глазами. - Хорошо. Надо сказать, и вы, Алекс, также весьма импозантны. Джентльмен в лёгком летнем пальто, сторогом английском костюме, при цилиндре и галстуке гораздо опрятнее, нежели наши современники из XXI века или Бенедикт Архангельский.
        - Благодарю вас. Осмелюсь заметить, я обнаружил визитку с адресом - Лондон, Чаринг-кросс, 113.
        - Номер апартаментов не указан? Позволю предположить, Алекс, весь дом в вашем распоряжении. У леди визиток не бывает... Так! Есть письмо на моё имя. Чаринг-кросс, 113. Выходит, я проживаю там же. Надеюсь, могу положиться на джентльмена, который будет достаточно корректен под одной крышей с леди?
        - Несомненно. А наши деликатные отношения в особняке Архангельского...
        - Думать забудьте! Произошедшее в другом теле и в другой жизни не имеет ровным счётом ни малейшего значения.
        - Прошу прощения.
        Леди несколько смягчила тон и даже вспомнила старую шутку.
        - Джентльмен всегда проводит леди до дому, если это дом джентльмена.[Некоторые изречения о джентльменах и ледях бессовестно заимствованы из "Джентльменского набора" Константина Мелихана.]
        Её спутник не остался в долгу.
        - Должен ли джентльмен гладить костюм, если в костюме находится дама? Должен ли джентльмен защищать даму от самого себя? Ценю ваше остроумие, дорогая, но, быть может, в том конверте найдётся ещё что-нибудь стоящее, кроме новости о совместном проживании?
        Мэри вытащила письмо и прочитала его.
        - Тётя Элизабет навестит нас 11 мая в пять часов пополудни. Как раз на файв о'клок. Алекс, вы не знаете, какое сегодня число?
        - Даже какой год, мисс. Только время, - он вытащил массивные золотые часы на цепочке. - Час с четвертью пополудни.
        Алекс подозвал уличного разносчика газет и, как много миров назад в Санкт-Петербурге, узнал дату. 11 мая 835 года.
        - Вам это о чём-нибудь говорит?
        - Только что сегодня придёт тётя, которая заподозрит неладное. А какое принято летоисчисление, не имею понятия, Алекс. По одежде и прочему похоже на закат Викторианской эпохи, как в фильмах изображают. В "Шерлоке Холмсе", например.
        - С Бенедиктом Камбербетчем?
        - Нет, с Дауни-младшим.
        Он поймал кэб и вежливо помог даме подняться в него. Произнесённый вслух адрес с визитки избавил от самостоятельных поисков дома. Газетчику и кэбмену Алекс явно переплатил, судя по расширенным глазам. Выходит, шиллинг для этой эпохи - огромная сумма. Что, за фунт стерлингов можно лошадь купить?
        Чопорные английские слуги не выказали ни малейшего удивления, если заметили особенности в поведении хозяев, без звука провели в отдельные комнаты, отстоящие довольно далеко друг от друга в массивном двухэтажном особняке. Времени хватило, чтобы переодеться и успеть в гостиную на чай к появлению упомянутой тётушки.
        Существо неопределённого, но явно не свежего возраста, облачённое в чёрное вдовье одеяние, бросилось в атаку по всем правилам батального искусства и с яростью штрафбата.
        - Дорогая племянница, лорд Четвик выразил крайнее неодобрение вашим безнравственным поведением, компрометирующим достойную фамилию Сью. Ваша покойная матушка и моя сестра была бы тоже недовольна. Нельзя расстраивать её на небесах.
        - И чего же добивается досточтимый сэр?
        - Вы спрашиваете? - ещё больше завелась тётка, зло стрельнув глазом в сторону Алекса. - Прекратить жизнь во грехе с вашим кузеном!
        - Считаете, нам нужно расстаться? - невинно спросил тот, несколько удивлённый, что обрёл двоюродную сестру.
        - Ни в коем случае! Это мерзко! Это не достойно джентльмена! Вы обязаны срочно обвенчаться с обесчещенной Мэри.
        - Как бы сказать тактичнее, милая тётушка. У нас разные спальни.
        - Но вы живёте под одной крышей целых два месяца! Воспитанной девушке такое не позволительно! У вас прекрасный дом в Сассексе, мисс. Нет, захотелось столичных развлечений. Легкомысленная ныне молодёжь, сладу нет. И так, я жду. Лорд Четвик тоже ждёт. В противном случае он отменит содержание мистеру Алексу и вычеркнет Мэри из завещания.
        Старая леди выставила подбородок как таран перед ударом. Бородавки на нём налились задорным пурпурным цветом.
        - Мы сообщим своё решение завтра, дорогая миссис Элизабет. - Алекс попробовал выдавить улыбку. В приключениях по мирам и эпохам он уз Гименея не отведал ни разу. А тут - в первые часы. Мог и вообще попасть в тело женатого. Гот дэмед!
        - Сегодня! Сейчас!
        - Алекс прав, - поддержала Мери "кузена". - Нам нужно многое обсудить.
        - Тогда как я, порядочная женщина и вдова, не могу ни секунды более находиться в этом гнезде разврата и вертепе.
        - Вы даже чай не допили, - Алекс попробовал смягчить ситуацию, но обратился лишь к задней стороне шуршащих юбок. Блюстительница нравственности покинула гостиную. - Мэри, дорогая, предлагаю считать, что нас представили.
        - Ох, Алекс, настаиваете поступится правилами приличия? Учитывая чрезвычайные обстоятельства - так и быть. В последний раз.
        - Не нужно думать обо мне плохо. Кстати, - он понизил голос. - Вы не слышали, как зовут нашего дворецкого?
        - Бюрюмор, возможно.
        - Точно! Бэрримор был в "Собаке Баскервилей". Бюрюмор!
        - Да, сэр Алекс.
        - Сейчас же несите мне самые свежие газеты, да побольше.
        - Боюсь, это невозможно, сэр. "Ивнинг Пост" выходит через час.
        - Значит - что есть. А "Пост" как выйдет.
        Вместо брачного вопроса они засели за новости. Через минуту Алекс выронил газету и побледнел.
        - Что с вами, дарлинг?
        - Увидел рекламу пляжных курортов на востоке Франции. Белосток, Брест, Винница..
        - Минутку, Алекс. Брест на западе.
        - Это Брест-Литовский! А восточнее - море! Вместо России. Берри... Бюрюмор!
        - Да, сэр!
        - Мне срочно нужна карта мира.
        - В курительной комнате есть большой глобус, сэр.
        - Что-то мне нехорошо... Прошу вас, принесите воды и проводите в курительную.
        - Да, сэр.
        С лёгким неодобрением наблюдая, как леди увязалась в чисто мужское помещение, дворецкий отворил дверь.
        - Спасибо, Бюрюмор. Пока свободен.
        - Хорошо, сэр.
        Кузен с кузиной вперились в шар диаметром в добрый ярд.
        - России и правда нет, на месте Урала - острова, - Покет побледнел ещё больше. - Ни Тюмени, ни западного побережья Каспия.
        - Египет! Я там с мамой отдыхала... в самой первой жизни, Алекс.
        Тот несколько справился с шоком и тщательно осмотрел шар, начав с места, куда воткнулся изящный дамский коготок. Вместо Аравийского полуострова к востоку от египетского Синая - синева.
        - Начинаю понимать. Отсутствуют Поволжье, Апшерон, часть Сибири, Ирак, кусок Ирана, Кувейт, половина Саудовской Аравии, Ливия, Тиксас, Венесуэла, Ангола. Зато Австралия раза в три больше, восточную Африку распёрло, как и Антарктику. Вы понимаете, леди Мэри? Кто-то уничтожил нефтеносные районы по всему миру. Глобус похож на лунный, в дырках, вместо нефтяных зон - глубокие моря. Если нефть и осталась, то только в малых месторождениях, трудных для добычи. Оттого всё выглядит как начало двадцатого века, но авто паровые. Мир пара и электричества! Но главное - центральной России нет! Я не хочу тут жить!!!
        Как часто бывает в критических ситуациях, в женской голове нашлось больше благоразумия, нежели в мужской.
        - Мистер Алекс, не кажется ли вам, что некто весьма могучий переносит нас по мирам с определённой целью и последовательностью? Значит, и в этом воплощении есть смысл. Или вы не хотите отвести меня к алтарю, а потом разделить ложе?
        Он чуть успокоился, оглядел стройную фигурку. Для мужчины XXI века возбуждающими факторами являются открытость ног выше середины бедра, чтоб верх чулок был виден, соски, выпирающие через майку, голый пупок, обтягивающая ткань, вырезы до максимально предельной черты плюс пятнадцать сантиметров. За годы в прошлом он привык домысливать сладенькое, увидев закрытое платье. Тем более в петровское время Маша проявила себя с весьма приятной стороны. А тут - настоящая английская леди. И замуж брать её не страшно, ибо не надолго. Лишь после революции они провели в одной реальности полтора десятка лет. Около Петра - неполных полгода, и то хватит воспоминаний на любое количество воплощений.
        - Позвольте предположить, что завтра тётя Элизабет услышит о нашем согласии заключить помолвку?
        - Воспитанные джентльмены дарят кольцо. Впрочем, вы должны просить моей руки у лорда Четвика. Узнать бы, кем он мне приходится.
        - Это действительно проблема, моя медовая. Ориентация в генеалогическом древе, кто кому здесь дядя-шурин-деверь, входит в основу общественных отношений. Ошибиться - хуже чем воздух испортить. Мы будем вычеркнуты из общества навсегда.
        - Алекс, вам не кажется странным, что мы не знаем ни родственников, ни биографии, а правила приличия помним назубок?
        - Как видно, они впитаны этими телами с молоком матери. Но давайте не забывать, на самом деле мы рождены не здесь и не сейчас.
        - К чему вы клоните?
        - Ночью позвольте вас навестить.
        - Как вы смеете!
        - Но душой вы - Маша Сушкина.
        - Зато телом - Мери Сью. И вы посягаете именно на моё тело. А также на девичью честь!
        - Не считая близости с Евой Браун и обергруппенфюрером Вольфом?
        - Ах, оставьте свой неприличный юмор. В глубине души понимаю, что было... всякое. Однако в этом облике - я высокоморальная британская леди и не вижу причин переступать через принципы. Поэтому до свадьбы ни-ни. Надеюсь, вам ясно?
        - Как скажете, мисс. Однако если передумаете - я всегда к вашим услугам. Теперь, за неимением варианта иного времяпровождения, предлагаю продолжить изучение газет.
        Через полчаса Мэри разобралась с летоисчислением.
        - Они ведут отсчёт от высадки Вильгельма-завоевателя, случившейся в 1066 году. То есть мы в 1901-м от рождества Христова.
        - А шансов встретиться с самими собой, ждущими "Косматку", нет. Как и Питера с Кронштадтом, где она строилась, - Алекс вздохнул. - Зато я чуть в политике разобрался. Франция в лице Наполеона VII контролирует большую часть Европы, Испания Латинскую Америку, а Британия почти всё остальное, кроме США. Есть небольшие нейтралы - шведы и германцы, они лавируют между Британией и Францией. Теперь самое интересное. Англичане с американцами в состоянии перманентного конфликта. Если и не войны, то конфронтации. Французы с виду на стороне англичан, но ловят рыбку в мутной воде. Испанцы пытаются избежать, но янки захватили Мексику и угрожают двигать дальше на юг, если те не присоединятся к борьбе против Альбиона.
        - Зачем вы рассказываете это, кузен? Какое отношение политика имеет к нам с вами?
        Алекс отложил газеты.
        - Полагаю, вы заметили, дорогая Мэри, мы задерживаемся в мирах, где я занят делом. Боролся за сталинский СССР, и меня выбросило вместе с вами, лишь только сел в самолёт, пытаясь дезертировать. То же самое, начиная с революции и до начала тридцатых. Где мы с вами ещё долго задержались? Пока "Косматку" делали и надеялись на ней воевать. Лишь только на берег сошли, нас попросили в другое время. С симферопольским джентльменом, прошу простить - с товарищем Мыколой, год воевали, пока он не погиб, и боевые действия не закончились. Если мы проявляли пассивность, кузина, больше полугода - ни разу. Например, с Распутиным.
        - В той истории вас никак не назовёшь пассивным, - поддела мисс Сью.
        - Я же не напоминаю про Наполеона. Извините, напомнил. Как только русская армия его взяла в плен, мы тут же перенеслись к Петру, где месяцев пять просидели пассивными наблюдателями. И в пестелевском Рейхе, и фэнтезийном мире, где я пеликанил, прекращение активной борьбы вскорости влечёт: на выход, леди и джентльмены. Теперь прошу вас ответить на единственный вопрос - вы согласны задержаться подольше в поздней викторианской Англии, или снова рискуем провалиться в какую-нибудь Ассирию или к неандертальцам?
        - Фу! Конечно - Англия! Но, мой друг, вас угнетает, что России здесь нет.
        - Безмерно, мисс Мэри. России нет, и я сменяюсь с караула. Сгорели вёрсты позади и впереди. И вновь судьба торчать в кофейнях Истамбула...
        - Прекратите! Пусть Малинин и хороший певец для своего времени, но мы уже выяснили, что здесь другая музыка. Воспитанный лондонец не может исполнять "Гоп-стоп, мы подошли из-за угла".
        - Простите мою печаль о России, дорогая. Но я знаю, что во множестве миров она существует, и это бальзамом ложится на моё израненное сердце. Ради вашего счастья я готов вступить в борьбу и удержать нас в комфортной реальности.
        - О, Алекс! Вы - настоящий джентльмен! Мне даже неловко за резкости, которые я вам только что наговорила, - она пересела на банкетку и обвила его шею руками. - После помолвки я, быть может, даже пересмотрю свою твёрдую позицию... Нет-нет, не распускайте руки! Лучше держите себя в них. И расскажите, за кого или против кого собираетесь воевать.
        Он нехотя убрал пальцы с пуговок корсета и попробовал перевести в шутку.
        - Должен ли джентльмен называть своё отношение к даме трогательным, если его дама недотрога? Если серьёзно, волею рока я - подданный её величества, той самой королевы, чьи корабли топил в Крыму. Но теперь Британия стала нашим домом. Значит - горе её врагам. Главный противник за океаном, он же вековечный враг России в других измерениях.
        - Вы собираетесь воевать с Соединёнными Штатами? Как это мило, дорогой Алекс! - Мэри даже в ладоши захлопала. - А я верной Пенелопой буду ждать вас в Лондоне.
        "Окружённая десятками кандидатов на руку и остальные части тела", - подумал Покет, но как истинный джентльмен не сказал это вслух.
        Глава восемнадцатая. Сила пара и консерватизма.
        На следующий день Алекс отправил две телеграммы. Лорд Четвик получил уведомление, что молодой человек просит позволения с ним встретиться по поводу серьёзных намерений относительно судьбы леди Мэри. В эпоху электронных писем тётку Элизабет можно было бы просто поставить в копию, здесь получилась отдельная телеграмма. В ожидании ответа от родственников дуэт потенциальных молодожёнов засел за книги из домашней библиотеки, а также за газеты. Во избежание нежелательных слухов о неадекватности Алекс велел Бюрюмору отвечать визитёрам и по телефону, что ему не здоровится, он доступен только для "дядюшки" Четвика. Последний, заслышав о мнимой болезни, не преминул навестить Алекса лично, без полагающихся по этикету долгих предварительных церемоний.
        - Вы бледны, Алекс, - с подкупающей прямотой, характерной для отставных военных колониальной армии, заявил лорд. - Верно, опять злоупотребляете опиумом?
        Удивил так удивил. Повезло вселиться в тело наркомана? Но четыре дня прошло, а ни малейших признаков абстиненции. Если тело Марии раньше курило, то и кузина почувствовала бы тягу. Неужели перенос сработал как наркодиспансер?
        - Какой пример подаёте! - продолжил нравоучение старый хрыч. - Надеюсь, милую Мэри вы не заразили этим пагубным пороком?
        - Как можно, сэр! Я вас уверяю, вот уже неделю не прикасался...
        - Неделя - ничто, - бесцеремонно, как и все распорядители большим наследством, перебил его лорд. - Только через год поверю. Кстати, где моё сокровище?
        "В ценных бумагах, наверное", - подумал подозреваемый в наркомании, но Мэри вовремя вплыла в гостиную, выбравшая для встречи с дядюшкой самый скромный наряд из возможных, целомудренный даже по викторианским меркам.
        - Прошу вас, не браните Алекса. Ради меня и под моим чутким руководством он стремится стать лучше.
        - И со временем имеет шанс превратиться в истинного джентльмена?
        - Поверьте, он и сейчас образец британского благородства.
        - Вы не объективны, дорогая, - лорд насмешливым взглядом окинул женишка, не находя в нём решительно ничего образцового. - Но это и к лучшему. Необъективность в устах молодой леди говорит о том...
        - Что самое время просить у вас её руки, - Алекс выполнил гражданский долг и облегчённо перевёл дух.
        - А что вы скажете, дитя моё?
        - Я буду счастлива, милый дядя!
        - Что же, не буду препятствовать, - Четвик нацепил излюбленную маску "строгий, но справедливый и снисходительный". - Надеюсь, ваши родители одобрили бы ваш выбор.
        "Знать бы - кто они".
        - Несомненно, сэр! Разрешите выразить искреннюю признательность за оказанную мне честь и уверить вас в глубочайшем почтении...
        - Хватит вежливых фраз. Даже по английским меркам - перебор, Покет. Лучше объясните, чем собираетесь заниматься дальше. Или продолжать бесцельное существование на мои средства?
        - Напротив, сэр. Я проникся долгом внести посильную лепту в борьбу с Соединёнными Штатами.
        Старик рассмеялся.
        - Признаюсь, вы смогли меня удивить, мистер Покет. Это - самое неожиданное, что я рассчитывал услышать в вашем доме. И чем же вы усилите британскую мощь?
        - Изобретением, которое перевернёт представления о современной войне.
        - Удивляйте дальше.
        - Пока не могу раскрыть подробности. Голая идея ничего не стоит. Нужны чертежи, расчёты, программа изготовления макетов, натурных испытаний.
        От изумления лорд чуть сигару не выронил. Его дальний родственник, единодушно считавшийся шалопаем, утащившим племянницу с пути истинного, вдруг научился произносить серьёзные слова!
        - Попробуйте сформулировать хотя бы идею.
        - Опережаем события, сэр. Но вам я не вправе отказать. Речь идёт о компактном летательном аппарате, базируемом на корабле Королевского Флота. Аппарат сможет уничтожать американские дирижабли вне зоны действия корабельной артиллерии и обеспечивать огневое прикрытие с воздуха десантирующейся британской пехоты.
        - Слишком фантастично, чтобы быть правдой. Однако лучше, нежели прожигать жизнь и курить опиум. Если ваши чертежи и наброски не опозорят меня, могу поговорить с кем-нибудь из лордов Адмиралтейства.
        Когда пожилой столп британского общества удалился, Мэри, как и в первый день, обвила жениха за шею, вызвав в нём нешуточное гормональное шевеление.
        - Милый, ты решил осчастливить Британию авианосцем?
        - Да, дорогая. Не буду тебя утомлять техническими подробностями в духе гостеприимного графа Архангельского, скажу лишь, что современная английская техника весьма продвинутая в области паровых машин. В 1930-е годы привычной нам истории в США некие умельцы сняли бензиновый мотор с лёгкого самолёта и поставили туда паровую машину. Представь, получилась вполне удачная коммерческая модель, она использовалась вплоть до Второй Мировой войны. Там пар был окончательно вытеснен внутренним сгоранием, а потом и турбинами, потому что КПД поршневой паровой машины ниже, и паровой самолёт сочли невыгодным.
        - А здесь паровых аэропланов нет?
        - Дальше экспериментов не пошло. Замкнутый круг - без лёгких бензиновых моторов невозможно наработать опыт в создании правильных аэродинамических форм, без которых самолёт на пару толком не полетит. За годы скитания в прошлом я научился медитировать и извлекать из памяти даже краем уха слышанное. Представляешь, удалось восстановить основные формулы и положения аэродинамики Жуковского! И это ещё не всё. Бензиновые моторы завоевали популярность из-за доступности нефти и нефтепродуктов. Но когда твой Третий Рейх начал проигрывать войну и лишился поставок сырья из Румынии, нацисты умудрились наладить массовое производство синтетического бензина. Пусть он дороже, чем натуральный, но для боевой техники отношение к деньгам другое. Я подарю Британии синтетический бензин и внутреннее сгорание! И тогда никто не посмеет усомниться, что я - настоящий джентльмен. А в некоторых отношениях - даже сэр.
        - Для признания сэром нужно присвоение титула.
        - Если Элтону Джону дали "сэра", чем я хуже? Вы вдохновили меня, Мэри, - он чмокнул невесту в лоб, единственное позволительное место кроме рук. - Бегу работать!
        Вице-лорд Адмиралтейства сэр Бонгтинтон Четвёртый, получивший чертежи и рассмотревший их единственно по просьбе уважаемого лорда Четвика, иначе листы тотчас пополнили бы мусорную корзину, разглядел их, но ничего не понял. Перевернул, вдруг изучает их вверх ногами, также не смог уловить суть. Оттого соизволил вызвать мистера Покета и запросить разъяснений. Тот заявился немедля. Адмирал, умудрённый сединой, бородой и лысиной, запакованный в блестящий от эполетов и аксельбантов мундир, вперился в автора новаторских идей. Эдакое воплощение доброй старой английской мудрости против сорняка, выросшего на пути империи.
        - Объясните, каким образом это... сооружение поможет в войне с американцами? Для прикрытия британского побережья нам достаточно аппаратов легче воздуха.
        - Без сомнения, досточтимый сэр. Однако дирижабль велик, дорог, тихоходен, труден к использованию для нанесения ударов на дистанции пять тысяч миль и более. Как вы мудро заметили, это оружие береговой охраны. Позволю себе уточнить, в 827,
829 и 830 годах наши доблестные Королевские военно-морские силы понесли потери у берегов США от действий вражеских воздушных кораблей, а мы не имели средств с ними бороться.
        - Чепуха! Отныне на линкорах и линейных крейсерах 1-го ранга установлены батареи трёхдюймовых зенитных орудий.
        - Вы абсолютно правы, сэр. При налёте американских дирижаблей наши корабли оказываются в зоне поражения их бомбами тогда же, когда их могут достать корабельные трёхдюймовки. Битва на опережение, сэр. Повреждённые дирижабли уходят в глубь своей территории на ремонт. Восстановить наш линкор, подбитый в тысячах миль от родных британских берегов, не просто. А воздушный аппарат уничтожит или хотя бы отгонит врага заранее, за много миль до эскадры. Наконец, моими аппаратами гораздо эффективнее корректировать огонь корабельной артиллерии по дальним целям.
        - Снова чушь! К аэростату ведёт телефонный кабель. Ваш аппарат, я полагаю, не может летать на привязи.
        - Есть беспроводная связь.
        - Приборы для которой весят сотни фунтов.
        - Конечно, сэр. Поэтому я предлагаю принципиально новый вид оборудования, который может появиться у янки не раньше чем через десять лет, - Алекс развернул эскизы с радиолампами.
        - Снова фантазии. Но вы упорный, молодой человек, - вице-лорд решительно махнул бородой. - Так и быть, отпишу вам рекомендацию в Королевское научное общество. Если учёные светила сочтут, что в ворохе бредовых идей есть полезное для Британии зерно, империя вас не забудет.
        - Премного благодарен, сэр!
        Несколько обескураженный, Алекс позвонил спонсору. Лорд Четвик благодушно заухал в трубку как филин.
        - Вы ожидали другого, молодой человек? Англия сильна традициями, консерватизм - главная из них. Надеюсь, в научных кругах вас встретят иначе.
        Если разница и была, то поначалу незаметная. Сэр Годфри, председатель Королевского научного общества, отличавшийся внешне от адмирала лишь отсутствием эполет и прочих аксессуаров военного мундира, произвёл впечатление человека, которому до смерти надоели самоучки, изобретающие невесть что и пропихивающие свои поделки с упорством маньяков или серийных убийц. Он несколько смягчился, лишь увидев формулы и программу испытаний на моделях. Энтузиасты обычно требуют изготовления неких монструозных объектов в сотни футов в длину и массой в тысячи тонн.
        - Крайне смелое применение принципов Бернулли, - заявил начальник науки, рассматривая диаграммы обтекания выпуклого крыла с аэродинамическим профилем. - Однако Клемент Адер и другие французы лет десять пытаются подняться в высь на аппарате тяжелее воздуха, кроме подскока у них ничего не вышло.
        - Так давайте посрамим лягушатников, сэр. Сначала отработаем на макете. По моим расчётам, паровой мотор на 200-250 индикаторных сил, топка которого питается угольной пылью, позволит создать практический, а не опытный аэроплан.
        - Вы отдаёте себе отчёт, что такой двигатель - дороже тысячесильного судового? Вы требуете применения в котле алюминиевых труб, лёгких сплавов в поршневой группе, пустотелых деталей.
        - Именно, сэр. И здесь ничего нового. Лёгкие машины тройного расширения стоят на глиссирующих катерах. Предлагаю продолжить движение в том же направлении, создав аэропланный мотор и не ограничиваться тридцатью или пятидесятью силами, как французы. Кроме того, у меня есть несколько других разработок.
        Старый учёный осмотрел остальные эскизы и нахмурился.
        - Не буду утверждать, мистер Покет, что ваши идеи не жизнеспособны. Однако же вы не можете настаивать, чтобы вся наука и промышленность Альбиона, забросив текущие дела, занялась их внедрением. Кроме прочего, это и немалые средства.
        - О втором не беспокойтесь, сэр. Лорд Четвик обещал кредит на финансирование изобретений, сулящих быструю отдачу. Нужно лишь ваше подтверждение, что идея перспективная.
        Председатель решил не торопиться.
        - Моё слово - не легковесное. Я обсужу с коллегами, и мы посмотрим, что можно сделать. Всего доброго, мистер Покет.
        Как и предсказывал чиновник от науки, события развернулись по-английски неторопливо. В ожидании старта проектов Мэри и Алекс прервали изоляцию и начали понемногу осваиваться в местном обществе, впитывая сведения как губка и по вечерам делясь услышанным. Пара стала гвоздём нескольких приёмов. Их крайняя смелость - решение жить под одной крышей, пусть и в разных частях здания после помолвки, но до венчания в англиканской церкви - сделало мистера Покета и будущую миссис Покет символом свободомыслия. Лет через пятьдесят-восемьдесят их поведение назвали бы "сексуальной революцией", но до такой смелости викторианское общество ещё не дошло. Тем более королева Виктория решила, наконец, отойти в мир иной. Британия искренне взгрустнула, но молодое поколение жаждало перемен. Естественно, в рамках традиций, корректности и воспитанности, чтобы даже самых радикально настроенных никто не мог упрекнуть в дурном.
        Здешняя Британия не знает деления на Англию, Шотландию и Уэльс. Всё это - Англия. Иногда добавляют "восточная", чтобы указать на отличие от западной, которая в давние времена звалась Ирландией. Соответственно, на престол вступил не принц Уэльский, а просто Эдик Виндзор, получивший титул императора Эдуарда VII. С юности отличаясь игривым нравом, он заполучил множество любовниц при живой жене. Но что позволено королю, некорректно для настоящего джентльмена, по крайней мере, в открытую. После смерти королевы уже никто и ни в чём не смел упрекнуть её шалопая, которому из-за маминого долгожительства к воцарению было почти шестьдесят. Лёгкие нравы двора несколько ослабили узел галстука на горле британского общества.
        На волне свободомыслия и безумные прожекты воспринимаются проще. Но до распростёртых объятий далеко. Профессор Лонгбридж с сомнением рассмотрел чертёж модели самолёта.
        - С подачи сэра Годфри учёный совет не отмёл с порога тему изысканий с аппаратами тяжелее воздуха. Но и не одобрил. Видите ли, мистер Покет, сама идея мне кажется спорной. Дирижабли не расходуют уголь и горючий газ на создание подъёмной силы, по вашим расчётам - львиная доля мощности и топлива уйдёт только на удержание в воздухе.
        - Безусловно, сэр. Зато парусность исчезающее мала. Аэроплан против ветра взлетит даже лучше, а дирижабли порой выписывают круги в сотню миль из-за неблагоприятного направления воздушных масс.
        - Всегда есть возможность маневрировать высотой и искать попутный бриз. В одном ваша идея подкупает - запуск нескольких аппаратов с палубы корабля. В открытом море швартовка дирижабля к мачте практически немыслима, порыв ветра за счёт его парусности ломает стеньгу или неприемлемо кренит судно.
        - Конечно, сэр Лонгбридж. Но до опытов с кораблём нужно научить летать модель, а потом пробовать полёты аппарата над сушей.
        Точно так же сложно шли переговоры по другим направлениям. Химики посчитали себестоимость получения углеводородного топлива из твёрдого сырья и только покачали головой. Без этого топлива паровые машины привычнее, надёжнее, дешевле.
        Связисты вполне удовлетворялись в то время передачей широкополосного сигнала, проще говоря - щелчков в эфире. Идея узкополосного вещания, модуляции и лампового усиления колебаний, а также передача голоса по радио показалась им чем-то весьма далёким от реалий.
        Только к концу лета накопился экспериментальный материал по продувкам профилей крыла и моделей аэропланов в небольшой аэродинамической трубе, в которой до этого испытывались макеты дирижаблей. Больших труб в Англии не строили в принципе - для полноразмерного воздушного баллона всё равно не сделаешь, а для опытов хватит диаметра в один ярд. Алекс пытался успокоить себя, что братья Райт поднялись воздух безо каких-либо продувок. Во всяком случае, паровая машина, на которую сэр Четвик выделил средства после заверений, что при неудаче она может быть установлена на спортивный катер, обещала иметь несравнимо лучшее соотношение мощности и массы, считая также вес котла, топки и топлива, нежели самоделка американцев.
        По весне следующего года, который от Рождества Христова считался бы 1902-м, на ровном поле Юго-Западной Англии близ Окгемптона, вдали от посторонних глаз Алекс сел в кабину паролёта, напоминающего Airspeed 2000 братьев Бесслер, только биплана. Без двигателя, с утяжелителями вместо него, он взлетел на пару ярдов, влекомый длинным тросом, наматываемым на барабан паровой лебёдки. Короткое воздушное шоу не возбудило восторга присутствующих, кроме миссис Покет, которая повисла на шее пилота после приземления с криком "ты мой герой".
        После устранения мелких грехов, всё же в прежней жизни Шура Карманов не был авиаинженером и не мог помнить чертежей и деталей конструкции первенцев авиации, он добился разрешения установки на аэроплан драгоценного сверхлёгкого парового мотора.
        - Я верю в тебя! - промурлыкала Мэри.
        Ей нравилось быть женой великих мужчин. Конечно, мистер Покет не Бонапарт, но если обретёт славу покорителя неба, в свете её лучей предполагается вполне пристойная жизнь.
        - Не уверен, дорогая. Я летал с тобой на проверенных, серийных самолётах. А здесь, не полагаясь на автоматику, нужно следить за давлением в котле, расходом воды, подсыпкой угля. Механизм подачи угольного порошка меня волнует - это всё же не бензин.
        - Боже, если уголь не поступит, мотор заглохнет, и ты упадёшь?
        - Не волнуйся. Остаточного давления хватит больше чем на десять минут, успею приземлиться. У паролёта масса преимуществ рядом с обычным аэропланом.
        Алекс начал с пробежек на земле. Паровая машина легко реверсируется. Он катался хвостом вперёд и рассчитывал использовать это свойство при торможении. Если пустить паролёт с катапульты, то посадить его можно на любую маленькую площадку. Демонтировать на крейсере кормовую башню, и - готов авианосец!
        Когда пилот заявил о готовности пересечь Ла-Манш, на него набросились военные. Оказывается, машина превратилась в страшное стратегическое и тайное оружие, о котором могут прознать... тс-с!... коварные янки. Поэтому для доказательств пригодности аэроплана Алекс перелетел с Восточной Англии на Западную и обратно.
        Разумеется, полностью скрыть испытания не удалось. Самолёт в воздухе виден издалека. Сначала в газетах появились идиотские слухи и даже одно фото, вызвавшие панику среди населения. Военный министр был вынужден лично успокаивать подданных его величества, что это всего-навсего опыты для отражения возможных американских происков. Домыслы поменяли вектор, однако их бурление не пошло на спад.
        Широко известный, но пока в весьма узком кругу, мистер Покет удостоился чести быть приглашённым на аудиенцию к премьер-министру на Даунинг-стрит 10. Граф Артур Джеймс Бальфур, пятидесятый юбилейный британский премьер, отнёсся к визитёру весьма радушно, не сравнить с учтивой холодной вежливостью власть имущих джентльменов в прошлом году.
        После двух десятков корректных фраз, произнесённых с образцовым чувством собственного достоинства, и непременного чая, сэр Бальфур перевёл разговор на насущные проблемы.
        - Не секрет, что отношения с американцами снова ухудшились, которые и до этого они не были блестящими. Янки имеют наглость требовать свободный доступ к торговле с нашими колониями наравне с английскими компаниями. На масштабную войну и тем более на десант в Англию у них нет ресурсов. Но подрывать торговлю, атакуя наши суда в мировом океане, они не прекращали никогда, теперь наблюдается активность. Я хотел спросить вас, мистер Покет, когда паролёты начнут действовать в составе флота империи?
        - Как только флот этого захочет, сэр. Для палубного базирования необходимо доработать машину, опробовать её с вооружением, приспособить для взлёта-посадки на корабль, запустить в серию и обучить отряд пилотов. Как вы, вероятно, знаете, опытный экземпляр построен на средства сэра Четвика. Я был бы весьма признателен, если казна возместит его расходы и откроет финансирование на морскую авиацию.
        - Бюджет имеет такую отдельную строку.
        - Позвольте заметить, сэр, выделяются средства на воздухоплавание. Авиация - совершенно иной тип вооружений. И, к сожалению, не дешёвый.
        - Вот как? Какие нужны средства, кроме закупки машин и обучения пилотов?
        - Есть необычная просьба, сэр. Переоборудовать для этих целей додредноутный броненосец или линейный крейсер, сняв части брони и палубные надстройки до задней трубы, чтобы скорость повысилась не менее чем до двадцати, а лучше - двадцати двух узлов.
        - Я подумаю, что можно сделать. Мистер Покет, по поручению короля уполномочен заявить вам, что в случае успешного военного применения ваших изобретений к фамилии сможете добавить "сэр".
        - Непременно постараюсь не обмануть ваших надежд, - поклонился Алекс, которому "сэрство" не слишком важно. Зато как обрадуется честолюбивая миссис Покет!
        Глава девятнадцатая. Правь Британия, правь морями! Ну, и небесами.
        Главный лорд адмиралтейства, инстинктивно чувствуя в авиации новый тип вооружений, который непременно составит конкуренцию доблестному флоту, отнюдь не торопился распахнуть объятия летучему воинству, а изобретателя крылатой конструкции обозвал за глаза "бэтменом" и ставил палки в колёса, несмотря на понукания премьера и даже личную заинтересованность короля. Его отношение чуть изменилось, когда британский пароход "Лузитания" до гибели успел отправить SOS с огромного расстояния, воспользовавшись одним из первых передатчиков на экспериментальных электронных лампах, и сообщил о самодвижущихся минах при отсутствии в поле зрения крейсеров и миноносцев. Очевидно, что подлые янки применили доселе неизвестное оружие, которое требует ответных мер, скорее всего - субмарины немыслимого радиуса действия. Хорошие манеры претят связываться с проходимцами и авантюристами, но через силу адмирал заставил себя отдать команду сэру Бонгтинтону призвать на помощь Покета, до этого тщательно игнорируемого.
        Весной 837 года или в привычном исчислении 1904 года Алекс, от волнения взмокнув до нитки в продуваемой кабине пароплана Р-3 (Pocket-3), повёл его на посадку на специально оборудованный крейсер "Инфлексибл".
        Офицеры корабля подвергались насмешкам и постоянно писали рапорты о переводе. И без того далеко не самое престижное корыто Королевского флота лишилось большинства орудий, грот-мачты, шлюп-балок кормовой части палубы и даже лееров. "Инфлексибл" стал похож на пуделя, которого хозяйка решила побрить, начала с хвоста, случайно обрезав его, выскоблила ноги и бросила дурную затею, дойдя до середины спины. Для вящего унижения на голом палубном настиле валяются мешки по бортам, соединённые верёвками. Позади второй дымовой трубы - целая баррикада из мешкотары с песком. Даже Юнион-Джек не хочет веять над этим непотребством, обмотавшись вокруг гюйсштока.
        Алекс выполнил последний разворот, зайдя крейсеру в корму. Чуть промажет, занизит траекторию и ударится - конец. На паропланах уже разбилось четверо офицеров, пять получили травмы и списаны из Королевских морских ВВС.
        Если чуть выше... Простая математика. Старичок дымит трубами изо всех немолодых сил, за кормой буруны воды и расходящиеся усы волн. Значит, необходимые двадцать узлов против ветра он делает. Скорость сваливания у Р-3 примерно сорок узлов, сбрасывать обороты винта и замедляться медленнее сорока пяти опасно. От кормы до трубы шестьдесят ярдов. Если перетянуть лишнего вверх, биплан проскочит над мешками и вколотится в дымовую трубу. Отвернуть тоже нельзя - вираж скорее всего окончится в волнах. Алекс потянул рычаг, из хвостовой части фюзеляжа опустился гак. Или попросту стальной крюк, позволяющий зацепить верёвки и мешки. На суше упражнение проделано десятки раз, тридцать ярдов хватало. Но "Инфлексибл" качается на волнах!
        Пройдя некую условную точку в воздухе, после которой менять решение поздно, пилот вдруг вспомнил подводную лодку в Крыму, Николая I на мушке "парабеллума", острый кол Петра... Где наша не пропадала! И ещё много где может пропасть.
        Рывок верёвки за гак почти совпал с ударом колёс по доскам, Алекс рванул рычаг реверса тяги, дал максимальный пар в цилиндры и вдавил обе педали до упора. Пароплан застыл метрах в десяти от мешков. Виктория! В смысле - не зов мёртвой королеве, а всё хорошо.
        Он выбрался из кабины, получил водопад поздравлений, в том числе от обычно сдержанных морских офицеров, потом обернулся к летающему Покету, словно увидел его впервые.
        Самолёт как самолёт, похож на У-2, на котором попаданцы из СССР убежали к распутинским (распутным? точно не путинским) дамам. Только мотор блестящий, нет брызгающего масла, весь в трубках из меди и нержавейки, сверкает на солнце крышками бычков, вентилями, штуцерами. Даже капот не закрывает полностью стимпанковое великолепие. Из топки под котлом выходит короткая дымовая труба, нужная только при разведении паров - в полёте и так достаточная тяга для сгорания угля. Топливные баки толстые. Если бензин-керосин можно налить хоть в плоский бак, мелкодисперсная угольная пыль засыпается в круглые контейнеры, откуда вентиляторами гонится в топку. Из трубы идёт дым - догорают последние крошки после отключения подачи топлива. Уютно булькает вода, мотор потрескивает, остывая. Алексу захотелось подойти ближе и обнять летучего друга, хотя бы за пропеллер. Но - люди смотрят. Истинный джентльмен должен быть корректен и не выдавать чувств.
        - Передайте механику проверить давление в шинах, - бросил он небрежно и отправился в радиорубку писать отчёт адмиралтейству об успешной пробной посадке.
        Командир крейсера не знал, радоваться ему или смеяться. Корабль водоизмещением семнадцать тысяч тонн водоизмещением, с командой в семьсот человек сжёг сотню тонн угля, чтобы одна персона на матерчатой этажерке массой в полтонны опустилась на изуродованную реконструкцией заднюю палубу.
        Только в октябре, освоив взлёт с катапульты, работу с оружием, испытав финишёр новой конструкции, где пошлые мешки заменены на сложное пружинное устройство, Алекс отчитался перед адмиралом Бонгтинтоном, что авиация крейсера готова к боевому походу. Они вышли из Портсмута на юг, к африканским берегам, где чаще всего исчезают бесследно британские торговые суда. В колонну со старичком "Инфлексиблом" выстроились два крейсера поновее и полдюжины эскадренных миноносцев.
        Адмирал Гочкис, командующий походом, решил держать флаг на авианосном крейсере.
        - Мистер Покет! Почему вы отказались от воинского звания? Мне неловко так обращаться к военному пилоту.
        - Позволю заметить, сэр, я - не лётчик, а изобретатель. Моя задача - создание ВВС, самолётов, обучение управлению. Позже я уйду в тень, издалека наблюдая за славой нации.
        "И тогда меня снова швырнёт в другое время. Всё равно, рано или поздно это случится".
        - Именно из-за вашего изобретательского зуда я на этом корабле. Акустические устройства на эсминцах, глубинные бомбы, дальнодействующее радио - сплошь ваши выдумки. Порой изумляюсь, вы один это придумали или украли знание целой цивилизации?
        - Джентльмену не пристало красть. Что поделаешь, родит щедрая английская земля всяких ньютонов. Периодически. И Нельсонов тоже, - Алекс чуть поклонился, чтоб намёк не ушёл мимо цели, а адмирал не смог сдержать удовольствия. Даже один глаз прищурил. Каждому моряку хочется почувствовать себя хоть немного Нельсоном и победить в своём Трафальгаре.
        В зоне риска за Канарскими островами четыре маленьких паролёта регулярно прочёсывали тысячи квадратных миль, не обнаруживая ничего, кроме британских и нейтральных торговцев, рыбаков и пустой водной глади. По инструкции адмиралтейства аэроплан не должен садиться на "Инфлексибл" с оружием на борту, тем более с тяжёлой самоходной миной в четверть тонны массой. Предвидя это, Алекс придумал малые торпеды всего в пятьдесят фунтов, носимые над нижним крылом. Никакой корабль ими не потопить, разве что катер или шлюпку. Но задача у мелких снарядов другая.
        Услышав, что мины вылетают "ниоткуда", то есть с подводной лодки, изобретатель добился разрешения осмотреть британские субмарины. Увиденное расстроило. Подводный флот в первую очередь развивается у слабых в морском отношении стран для партизанской войны на чужих коммуникациях. Британия, чувствуя себя царицей морей, строит только очень маленькие субмарины с паровым двигателем надводного хода, французы не достигли большего. С водоизмещением каких-то сто пятьдесят, максимум - двести тонн, подводные пароходы имеют боевой радиус действия в две-три сотни миль. О походах к берегам США и речи быть не может.
        Самая распространённая английская лодка класса W по длине вдвое уступает "Косматке", но, естественно, гораздо лучше освоена в производстве и эксплуатации. Алекс с интересом осмотрел топочный и машинный отсеки, похвалив себя - если бы перед Крымской компанией захотел непременно поставить на субмарину паровую машину надводного хода, шансы поспеть к боям свелись бы к нулю. Он спросил командира:
        - Как вы считаете, сэр, попадание какого заряда на корпус лодки, находящейся в надводном положении, не позволит ей уйти под воду?
        - К сожалению, малышка серии W - нежная. Трёхдюмовая болванка пробьёт её корпус в любом месте.
        - А если бомбу сбросит дирижабль?
        - Вряд ли, мистер. В лодку сложно попасть.
        - И всё же? Десять фунтов пироксилина на корпусе создадут проблему?
        - Определённо. С дыркой в прочном корпусе я не погружусь.
        - А в балластной цистерне?
        - Есть шанс погрузиться навсегда. В надводном положении закрыты захлопки, это большие воздушные клапаны в верхней части, а ближе к килю вода свободно проникает в цистерну через широкие отверстия - шпигаты. Они не имеют крышек и задраек. То есть если выпустить воздух хотя бы из одной цистерны, её заполнит вода. Субмарина получит диффирент и основательный крен на тот борт. Нырнуть, конечно, можно, но я не пожалею два шиллинга, чтобы увидеть смельчака, чтобы рискнул погрузился с таким повреждением и всплыл.
        - Спасибо! Последний вопрос. Как быстро вы можете осуществить срочное погружение и от чего это время зависит?
        - Очень быстро, мистер, как только увидим на горизонте американский корабль. Не более трёх минут. Дольше всего занимает опускание дымовой трубы, воздухозаборной трубы, герметизация обоих люков.
        Дизельные субмарины скрываются под водой менее чем за минуту, но здесь их не существует. Кроме того, они могут продолжить движение, не убирая воздухозаборную трубу (шноркель) и выпуская выхлоп в воду позади рубки. Алекс уточнил и получил отрицательный ответ.
        - Пробовали, смысла нет. Угольный дым выдаёт местоположение лодки, а глубина недостаточная, чтобы уберечь нас от шести- и семидюймовых снарядов.
        Этот разговор и экскурсия на борт подводного корабля вспоминались каждый раз, когда на горизонте возникал новый дымок. Вряд ли большая американская субмарина погрузится быстрее. Чтобы орудовать у африканских и европейских берегов во многих тысячах миль от базы она должна иметь грандиозное водоизмещение в полторы-две тысячи тонн, иначе не утянуть вдосталь угля и провизии для экипажа. Скрываться под волнами, укрываясь от эсминца или крейсера - одно. Самолёт значительно проворнее корабля.
        К некоторому сожалению Алекса, первым засёк американца коммандер Фелпс. Как только пароплан остановился на палубе крейсера, он высунулся из кабины и радостно заорал:
        - Я подбил большую субмарину в пятидесяти милях на Вест-Норд-Вест!
        Алекс чертыхнулся, что руки до сих пор не дошли оборудовать Р-3 малогабаритными передатчиками. Он скомандовал навесить тяжёлые торпеды на два самолёта и повторить вылет, в одну из машин забрался сам, на другой велел лететь Фелпсу. Если удастся утопить американца, не справедливо лишать того чести нанести смертельный удар.
        Адмирал Гочкис, желая быть ближе к желанной победе, наказал без крайней нужды не бросать мину и ожидать эскадру в воздухе. Алекс брякнул "да, сэр", от души желая, чтобы американцы дали повод. И они не подвели. При виде двух снижающихся торпедоносцев подводники бросились убирать дымовые трубы и воздухозаборники несмотря на то, что лодка просела вперёд и направо, точь-в-точь, как предсказывал капитан W-шипа при повреждении балластной цистерны.
        На подлодке не видно никаких орудий. Поэтому английские лётчики решили действовать нагло, бросив мины в каком-то кабельтове и с бреющего полёта, резко уводя машину в вираж, чтобы не самим не пострадать от взрыва. К приходу "Инфлексибла" на воде остался мелкий мусор, даже масляное пятно размылось волнами.
        Выполняя развороты перед заходом на посадку, пилот задумался, насколько же здорово в воздухе. Он читал книги про попаданцев и во Вторую, и в Первую Мировую войну, безумное количество времени провёл за монитором, сбивая воздушных гадов, управлял настоящими "Дугласом" и "У-2", только кратковременно и в облаках. А истинные ощущения - вот они, чувство единения с аэропланом, который впервые в мире утопил корабль, тихое и ровное чуханье паровика, шум ветра в растяжках... Даже не охота вновь садиться на палубу и видеть заносчивый портрет командира эскадры. Он даже после успешной атаки непременно найдёт к чему придраться.
        Адмирал разразился руганью, недостойной джентльмена. Он даже упрекнул пилотов, что они выдумали субмарину, зря потратив топливо и мины. Фелпс побледнел и едва сдержался, чтобы не высказать накипевшее. После разноса Алекс спокойно вытащил из кабины камеру, спустился в трюм, где неторопливо проявил фотопластинку и отпечатал пару снимков.
        Урезонивая Фелпса, мистер Покет привёл ему пару изречений, памятных по прошлой жизни. Должен ли джентльмен говорить правду, если никто его об этом не просит? Должен ли джентльмен выходить из себя, если он не может найти другого выхода? Коммандер улыбнулся, но заметил, что подобного рода вещи о джентльменах мог придумать кто угодно, но не англичанин.
        - Дорогой Фелпс, настоятельно прошу вас довериться и передать дело исключительно в мои руки. Рано или поздно сведенья о том, что корабельная авиации получила возможность топить субмарины, дойдёт до янки, они введут вахтенный пост по наблюдению за небом и установят зенитные орудия. Но - лучше поздно чем рано. Поэтому пусть команда с подачи адмирала пребывает в уверенности, что мы отстрелялись по воде. Справедливость восстановлю позже, когда наша разведка подтвердит, что у неприятеля один корабль не вернулся из боевого похода к Канарам. О'кей?
        Коммандер нехотя согласился.
        По возвращении вспыхнул скандал, продолжение разгорающейся ревности между традиционными моряками и крылатыми выскочками. Недовольный невыполнением приказа не топить лодку, Гочис окончательно уверовал, что американцев там и не было. Он велел взять Фелпса под стражу. И лишь с мистером Покетом оказался бессилен - тот частное лицо.
        Вызванный в адмиралтейство, Алекс продемонстрировал фото сэру Бонгтинтону.
        - Чёрт побери! - взорвался тот. - Почему вы не показали его командующему эскадрой?
        - Он не поверил словам двух джентльменов и обвинил нас во лжи. Он сам - не джентльмен, а позор нации и Королевского флота. Я как лицо гражданское и не связанное правилами субординации, имею честь довести это до сведения премьер-министра через лорда Четвика, сэр.
        Адмирал проявил находчивость, отточенную долгими годами пребывания в адмиралтейском кресле. Выскочка, которого недолюбливают многие на флоте, из париев превращается в героя. Значит, нужно менять курс на сто восемьдесят градусов.
        - Полагаю, это лишнее, мистер Покет. Я поговорю с первым лордом адмиралтейства и надеюсь, он даст верную оценку поспешным выводам адмирала Гочкиса. О, да - недостойным выводам.
        - Буду вполне удовлетворён, если флотская проблема разрешитсяа, не вынося порочащие сведения из этих стен. Хочу предложить, сэр, разделить авиацию на сухопутную, действующую с берега, и морскую палубного базирования. Устранятся ненужные барьеры.
        Распрощавшись, Алекс мстительно подумал, что эти господа ещё не знают фотошопа.
        Адмирал Гочкис немедленно подал в отставку по семейным обстоятельствам, необычным для старого холостяка, а мистера Покета со словами глубокой признательности и наиглубочайшего почтения отстранили от боевых операций флота и паропланов.
        - Они не имеют права так поступать! - разволновалась Мэри, не успокоенная тем, что стала женой полноценного сэра, а не какого-то там пошлого мистера, которых полным-полно на улицах Лондона.
        - Дорогая, ты опасаешься, что я впаду в праздность, и мы снова перенесёмся в другой мир?
        - Да!!!
        - Тогда позволь тебя успокоить. Я знаю массу областей для применения своих знаний и способностей. И для этого мне не обязательно носиться под облаками на доморощенной этажерке.
        Миссис Покет мигом умиротворилась, а их уста слились в затяжном поцелуе. Если даму целуют очень долго, значит, она очень болтлива...
        Но пообещать проще нежели сделать. Военные, получив новые игрушки - пароплан и морскую авиацию, мигом в них уверовали и начали заниматься с энтузиазмом четырёхлетнего мальчугана, впервые разломавшего заводной самосвал. Сэр Покет им не нужен. Он вспомнил базовые принципы аэродинамики и конструкцию одноместного биплана под паровую машину, а дальше за развитие взялись опытные инженеры, знающие сопромат и возможности британских заводов. Учитывая антишпионскую истерию, Алекс даже и рассказать не имел права, как получил сэрство, отмахивался от знакомых отговорками про выполнение некой миссии. Кто знал мистера Покета до вселения в его тело попаданца, даже представить не мог, как подобный пустоголовый лондонец удостоился королевского внимания.
        Когда прошла пара месяцев без видимых перемен, и Мария забеспокоилась, Алекс снова попросил протекции у дядюшки. Новоявленный сэр перешагнул кабинет Королевского военного министра, представившись "тем самым" секретным изобретателем авиации. Он положил на стол маршала очередную пачку бумаг. На верхней красовался тщательно вычерченный Panzerkampfwagen VI Ausf B "Tiger II", тяжёлый немецкий танк конца Второй Мировой войны, любимая машинка студента Шуры Карманова в компьютерных играх. В отличие от оригинала, из высокой кормы вылезла длинная дымовая труба паровой топки.
        - После высадки в Америке нашей армии необходимо оружие, которое сведёт на нет численное превосходство пехоты и артиллерии противника. Этот аппарат - бронированная самоходная артиллерийская установка с поворотной башней. Он произведёт в боях на суше куда больший переворот, чем "Дредноут" в кораблестроении.
        Разумеется, Алекс прекрасно понимал, что с нуля такую сложную машину как "Тигр-2" создать невозможно, нужно обкатывать технологии на чём попроще - аппаратах Первой Мировой войны, которой здесь не намечается: английских "самцах" и "самках" Mk либо французских "Рено". Но самоходные ромбики и бронированные танкетки Ft-17 не так устрашающе красивы, нежели нацистская кошка, а для утверждения проекта нужно произвести впечатление. Джентльмен позволил себе очень крохотную ложь. Но ведь на благо Англии!
        Глава двадцатая. Танковый блицкриг на полях Нью-Йоркщины.
        При всей занятости в лабораториях и мастерских, где ковалось оружие возмездия гнусным янки, сэр Алекс умудрялся уделять внимание бытовым мелочам, постепенно получая репутацию "английского Эдиссона". Он ввёл в употребление шаговый переключатель на телефонных станциях и номеронабиратели, сократив поголовье "телефонных барышень", звукозаписывающие и звуковоспроизводящие устройства по типу патефона, электрические стеклоочистители и габаритные огни на паромобилях, электроприводы лифтов взамен паровых и пневматических. На фоне глобальных изобретений наибольшие деньги принесла застёжка-молния для женской одежды. Получая роялти от фабрик, он сам предложил рекламный слоган: должен ли джентльмен метать гром, если леди не хочет расстегнуть молнию?
        Осознав, наконец, преимущества от быстрого внедрения ноу-хау из рога изобилия по имени "сэр Покет", британские армия и флот начали невиданное доселе перевооружение. Помимо нескольких старых крейсеров, переоборудованных под катапульты и посадку паропланов с укороченным пробегом, Роял Нави получил два специальных авианосных корабля с лётной палубой во всю длину корпуса и отнесёнными далеко на борт надстройками, мачтой и дымовыми трубами.
        Королевские ВВС заказали первый двухмоторный бомбардировщик с паровыми турбинами на плоскостях. Топку и котёл парогенератора, расположенные в центроплане, обслуживают инженер и механик, до смешного мало по сравнению с судовыми командами. "Покет-6" способен нести на внешней подвеске бомбы или торпеды до полутора тонн! А с одной тонной имеет боевой радиус до полутораста миль, стартуя с палубы авианосца.
        Новая военная доктрина Англии и перспективная программа включили в себя создание нескольких ударных группировок с авианосцами, артиллерийскими и десантными кораблями, противолодочным прикрытием. Отставание от янки в подводном флоте компенсировали постройкой укрупнённой серии VW с тем, что субмарины в составе конвоя буксируются, а у американских берегов имеют возможность пополнять запасы угля, боеприпасов и продуктов с корабля-матки.[VW - не путать с "Фольксвагеном". Тут - Британия, владычица морей и небес, а не автопрома.]
        В начале 843 года, когда с момента натурализации сэра и леди Покет в Англии прошло почти восемь лет, парламент одобрил удар возмездия по восточному побережью США с целью уничтожения военно-морских баз, производственного потенциала и создания плацдарма, с которого британские силы смогут наносить воздушные налёты и проводить сухопутные карательные рейды для профилактики американской агрессии.
        - Милый! - всхлипнула миссис Покет. - Тебе так уж необходимо личное участие в акции?
        - Конечно. Если останусь в Лондоне смотреть спектакль издалека, нас непременно забросит куда-нибудь.
        - О, да! Я уже привыкла. Эта жизнь кажется мне постоянной. Снова задумываюсь, не завести ли нам бэби. Невозможно относиться к реальности как к временному пристанищу на бесконечном пути.
        - Увы, дорогая. Не мы выбираем, за нас выбирают. Бюрюмор! - с переездом из особняка в графский дворец Алекс забрал старого дворецкого и часть прислуги. - Проследите, чтобы мой саквояж отнесли в паромобиль.
        Некоторое однообразие семейной жизни сменилось монотонностью морского путешествия. На флагманском суперстардредноуте "Империя" собравшиеся под его бронёй военные утомили Алекса болтовнёй. Снова куча подковёрных интриг и яростная борьба, особенно между сухопутной армией, десантирующейся в Америке, и флотскими адмиралами, будто не США - главный враг. Тут же снуют французы, чья держава ни на минуту не прекращала торговли с американцами, в числе прочего поставляя оружие. Фактически - официальные шпионы противника в британском стане. Поэтому огневой контакт с Ю.С.Нави и начало высадки сэр Покет воспринял с некоторым облегчением. Море огня и горы трупов разгонят скуку даже у самого инертного джентльмена!
        Нахождение на флагманском корабле принесло некоторые преимущества. Адмиральско-генеральское стадо регулярно созывалось в ролл-зал для показа хода операции.
        Это обширное помещение содержит экран, набранный из множества дисков, 1024 штук по горизонтали и 600 по вертикали. Для демонстрации хода битвы уоррент-офицер вставляет в специальный контейнер со считывателем тонкую стальную пластинку с перфорированными отверстиями и дёргает за рычаг, подающий на ролл-экран давление из парового нагнетателя. Под давлением и согласно коду на перфорации каждый ролик поворачивается на нужный угол белым, серо-белым, серым или чёрным сектором к зрителям, формируя монохромную картинку 1024х600. Невидимый голос из тёмного раструба комментирует каждое изображение.[Надо признаться, автор набирает текст на нетбуке Lenovo Ideapad S10-3 с тем же скромным разрешением экрана 1024х600. В наше время невесть что, но по меркам столетней давности - супер!]
        - В 8.00 утра авиация нанесла удар по скоплению пехоты врага в районе Трентона, штат Нью-Джерси. Потери противника оцениваются в двенадцать тысяч убитыми и ранеными.
        Экран показал чрезвычайно нечёткую фотографическую картинку, сделанную с борта паролёта на приличной высоте. Раньше сэр Покет не подозревал, каким именно образом по столь неясным данным можно определить число жертв противной стороны, пока не подслушал разговор двух высокопоставленных штабистов. Оказывается, морское и военное ведомство Британии установили среднестатистическую норму потерь врага на количество израсходованных боеприпасов. То есть бомбардировщики с "Дублина" и "Ольстера" сбросили энный тоннаж фугасов, их перемножили на цифру из штабных рекомендаций, получилось двенадцать тысяч. Если из-за ошибки штурмана сгрузить эти бомбы в пустынное море, число американских потерь не снизится. Да здравствует английская военная мощь!
        В день бомбёжек Нью-Джерси произошли воздушные схватки одномоторных палубных паролётов с дирижаблями, с печальным финалом для последних. По крайней мере, цифры на экране и одно фото, такое же размытое, о том сообщили. К концу дня субмарины, расползшиеся вдоль побережья, пустили на дно изрядное количество американских надводных кораблей и торговых судов, если верить отчётам командиров подлодок. Пёрл-Харбор, мальчики, удовлетворённо подумал Покет.
        К началу десантирования он уговорил командующего отпустить его на десантный шип, чтобы лично убедиться в эффективности паровых бронемашин в реальном бою. Стоит ли говорить, что из соображений секретности и маскировки единицы бронетехники в документах получили наименование "бак" (tank). Сэру Покету всё равно, а сидящему внутри него Шуре Карманову привычнее.
        Высадка танка - эффектное зрелище. Падает десантная аппарель в носу транспорта. Естественно, не на берег, а где ещё полметра-метр глубины. Танк задирает вверх орудийный ствол и, громко чавкая паром, спускается в воду под звонкий лязг гусениц по железному настилу. Бронированная морда уходит вниз, поднимая волну. Когда опускается и высокая корма с паровым котлом, а него летят брызги, танк окутывается облаком пара. Давление в котле двадцать атмосфер, его броня разогрета куда больше сотни градусов.
        Танк раздвигает грудью волны прибоя и выкатывается на галечный пляж. С кормы испаряются капли воды, окрасив котёл и борта белым солевым налётом, с лобового листа стекают последние ручьи. Внутри взвывают вентиляторы охлаждения, чтобы экипаж не поджарился от огнедышащей топки. Оставляя на песке глубокие следы, танк величаво начинает движение вглубь материка, и трудно представить силу, способную его остановить. У врага, не имеющего ни малейшего опыта борьбы с бронетехникой, нет противотанковых болванок для полевых орудий. Поставив шрапнельную трубку на удар, американский артиллерист при большой удаче разве что гусеницу перебьёт.
        Тут же высаживается пехота сопровождения. Несмотря на увещевания сэра Покета, британская армия не приняла на вооружение ручное стрелковое оружие с автоматикой от действия пороховых газов. У каждого панцерпехотинца в руках автомат "кокни", похожий на пистолеты-пулемёты МР-40 вермахта, только приклад деревянный, а сбоку от магазина - массивный диск. Перед боем солдат достаёт из приклада рукоятку, до боли напоминающую таковую у ручной мясорубки, соединяет с диском и с силой закручивает пружину, от которой и работает автоматика перезаряжания. Магазин сменил - снова крути рукоять. Не слишком оперативно, зато крайне надёжно. Массивное и грозное оружие, вполне пригодное, если враг не далее чем на сотню шагов.
        В пехотной офицерской форме, но без знаков различия, Алекс, представленный батальонному начальству как военный корреспондент "Ландан ивнинг пост", закинул "кокни" за спину, проверил "наган" в кобуре и потрусил по гусеничной колее своего парового детища. Он затесался в корпус "Юг", которому нескромными планами командования поручено занять Нью-Джерси, разбить американские войска под Филадельфией и двигать навстречу корпусу "Север", ранее занявшему плацдарм в Коннектикуте. Месяц боёв, и восточное побережье от Делавера до Массачусетса вернётся британской короне!
        Сэр Покет нёсся за британскими пехотинцами и снова почувствовал себя геймером Шуркой. Ни разу за столько перемещений по эпохам он не был на поле боя. Незабываемые ощущения! Над головой свистят тяжёлые "чемоданы" из главного калибра линкоров эскадры. На западе огрызаются не подавленные ещё американские батареи, они бьют по площадям, отчего высадка напоминает опасную азартную игру: возле тебя разорвётся пятидюймовый осколочный снаряд или около другого взвода. Над головой снуют паропланы, обстреливая американские позиции и отвозя бомбы вглубь. Царит такой шум и грохот, что от него оглохнуть можно, особенно когда голос подают близкие танковые орудия. Видимость не более пятидесяти-ста ярдов, дым, столбы пыли, угольная копоть из топок, облака пара. Карнавал из преисподней!
        Вот так, в огне и в дыму они выкатились на первую укреплённую линию. Когда танк прорвал проволочные заграждения и рота устремилась в брешь, сэр Покет благоразумно спрятался за котлом. Пули щёлкали по броне и свистели вокруг как злые осы. Периодически танк сотрясался от шрапнельного попадания, останавливался и мстил обидчику, а также потенциальным, которые могли на него навести свои пушки.
        Спустя пару минут стальная громада преодолела линию траншей. Перепрыгивая через окоп, где до этого рвались снаряды и отметилась панцерпехота, Алекс чуть не вывернул наружу не только завтрак, но и вчерашний обед вместе с кишечником. В играх на военную тему трупы взрываются красными ошмётками, но лежат крайне прилично, а то и вообще через короткое время исчезают. А тут... Половина американцев искрошена в фарш, у оставшихся жуткие раны либо не хватает рук-ног-голов. Среди них - и британские трупы. Захотелось срочно нажать клавишу Escape, чтобы оказаться по другую сторону монитора, хоть уже лет двадцать личного времени не сидел за компом. Но здесь не спрячешься и не засейвишься. Понимая, что безопаснее держаться за танком и остатками роты, Покет поправил "кокни" и побежал дальше.
        За следующие дни он проклял своё решение прогуляться с передовыми частями. Назад - никак, дивизия двигалась с боями к Филадельфии, раненых оставляли в развёрнутых тут же полевых лазаретах, танковые бригады получали топливо, боеприпасы и пополнение в панцерпехоте. Покет уже с ненавистью глядел на бронированные сотворения рук своих. Пока не выйдет из строя хотя бы половина танков, командование будет считать дивизию вполне боеспособной и не отведёт в тыл на переформирование и восстановление матчасти.
        Наконец, в районе Глостера они пробились к реке Делавер, разделяющей Пенсильванию и Нью-Джерси. Командир вымотанной дивизии счёл, что захватывать мосты и форсировать реку не хватает сил. Поэтому единственный крупный мост имени Уолта Уитмена рухнул в воду, а танки встали вблизи уреза воды, чтобы прямой наводкой расстреливать янки, если те дерзнут высадить десант на восточный берег.
        Оправдывая легенду о журналисте, сэр Покет взялся за дневник. Даже если он потеряет рукопись, он непременно вспомнит написанное, как и поход на "Касатке", строительство Русского Рейха, а также полёт над миром Алекса Длинные Уши в облике птеродактиля.
        В войне наступила короткая пауза. Флот его величества принялся утюжить побережье от Гудзона до Флориды, уничтожая всё, что способно плавать под звёздно-полосатым флагом, транспортные суда разгрузились в освобождённых от американской тирании портах и под охраной эскорта двинули в Англию за второй волной освободителей, разведка занялась поиском и охмурением потенциальных коллаборационистов. Их число у стороны, неудачно начавшей войну, обычно резко возрастает.
        Когда спадает напряжение боёв, часто страдает бдительность. Ровно так в бригаде, с которой по Нью-Джерси путешествовал сэр Покет. Поэтому никто толком не смог объяснить, откуда взялись всадники в синих мундирах, внезапно напавшие на расположение батальона.
        Понимая, что тут за котлом танка не укрыться, Алекс выскочил из палатки и высадил длинную очередь, опустошив в один присест рожок "кокни". Накручивать пружину рукояткой совершенно нет времени, это ощутили и другие британские солдаты, сменяя магазин. Воспользовавшись заминкой, янки усилили нажим, рубая кавалерийскими шашками пехотинцев, которые только закрывались бесполезными автоматами.
        Алекс кинулся в кусты и четырежды выстрелил из "нагана", часто меняя позицию. Тот же шутер, но удовольствия никакого - врагов чересчур много. Успокаивая себя, что пуля в голову не так болезненна, как кол между ног, он выстрелил в последний раз, когда удар саблей плашмя по затылку надолго выключил сознание.
        Оно несколько раз возвращалось, и потерпевший ощутил себя переброшенным через скачущую лошадиную спину, потом уходило, словно понимая, что раньше времени пленнику не стоит обретать чувства.
        Окончательно он очнулся в просторной палатке, привязанный к стулу. Голова болит отчаянно. Так по ней лупили разве что милиционер Пилипенко в Орше да петровский гвардеец в Петропавловской крепости.
        - Изобретатель пришёл в себя, сэр, - произнёс голос с омерзительным американским акцентом.
        Каждое слово опускается на голову кузнечным молотом. Особенно трещит затылок. При попытке открыть глаза дневной свет полоснул по ним с жестокостью бензопилы.
        - Вижу, Дженкинс. Посмотрим, стоит ли эта персона двух сотен загубленных конных рейнджеров. Здравствуйте, мистер Покет. Не скажу, что давно стремился к этой встрече, но она для меня представляет несомненный интерес.
        Пленник попытался сказать что-нибудь язвительное, но пересохшее горло не издало ни звука. А ушибленные мозги принялись просчитывать ситуацию.
        Вариант номер раз. Американцы попробуют обменять его на обещание вывести войска с Восточного побережья США. Вряд ли Лондон согласится. Научно-техническая информация, применимая в это время, давно уже выкачана, противник тоже немедленно её получит, до выдачи изобретателя на Родину. Точнее, Родину тела. Или тело вернут на Родину... До чего печальная мысль.
        Вариант номер два. Предстоит неопределённо долгое содержание в плену как интеллектуального раба. Он лучше по двум причинам. Тюремщики не могут догадываться о бойцовском опыте спецназа НКВД, случай бежать рано или поздно представится.
        Номер три - расстреляют сегодня же. Янки не джентльмены, у них не заржавеет. Тем более, джентльмены тоже иногда расстреливают пленных. Тогда снова лотерея, будет рестарт или гейм овер. Даже если выбросит в иную реальность, в который раз обустраиваться с нуля... Надоело! Кстати, в античном мире и в пещерах побывать не пришлось, то-то Мэри обрадуется.
        Для приведения в бодрое состояние духа на голову обрушилось ведро воды. Алекс высунул пересохший язык и обнаружил, что вода далеко не колодезная.
        - Разрешите представиться, профессор Лоукрофт. В отличие от вас, гораздо более известен по эту сторону Атлантики. На меня работают Эдисон, Тесла и другие интересные парни, поэтому наша промышленность не отстаёт. Вот только с количеством вооружений вы, признаться, опередили. Но, снабжая армию через океан, много не навоюете.
        Преодолев резь в глазах и кое-как сфокусировав их на собеседнике, англичанин с русской душой рассмотрел его. Профессор оказался смешным маленьким человечком, чуть больше пяти футов росту, корма шире плеч, проигнорировавшая усилия портного скрыть эту особенность, как и полноту. Блестящую лысину обрамляют вздыбленные чёрные кучеряшки, лоб непропорционально высок, под носом щётка усов словно у Гитлера под Винницей. Глаза смотрят через стёкла круглых очков весело и зло.
        - Сегодня командующий вторжением маршал Саутгемптингтон получит послание президента США с предложением о прекращении огня в обмен на вашу выдачу. Но до этого, мой коллега, вам придётся выложить всё известное о британских вооружениях.
        Пока первый вариант. И ещё - Лоукрофт не похож на попаданца. Даже интересно, прорвалась мысль через боль, что наворотили местные самородки без подсказок из XXI века.
        - Жду вашего ответа. Да, жду. Говорите, ну? Не молчите.
        Алекс высунул распухший сухой язык, который не размок даже после помойной воды. Профессор воспринял жест как издевательство.
        - Дженкинс! Наш гость не хочет говорить, показывает язык. Может, у вас найдутся аргументы?
        - Язык отрезать - не покажет! - горилла в форме американского кавалерийского сержанта извлекла тесак.
        - Тогда вообще ничего не сможет сказать, - профессор подтвердил интеллектуальный уровень истинного учёного. - Попробуйте, но не так... необратимо.
        Пудовый кулак ударил, быть может, не очень сильно, но после предыдущего нокаута запас прочности сохранился небольшой. Мир снова залило чернотой.
        - ... Вы идиот, Лоукрофт, хоть и профессор! - рявкнул начальственный голос с таким же мерзким акцентом, как и у остальных американцев.
        - Да, сэр! Вы безусловно правы, господин президент!
        - Если он хоть раз потеряет сознание до конца переговоров, я вас выдам британским свиньям, а не его.
        - Я понял, сэр! Не нужно волноваться.
        - Нужно! Но не мне, а тебе!
        Алекс стоически изобразил пребывание в обмороке, не желая прерывать снятие стружки с местного гения. Он открыл глаза, только когда заведующий государством удалился вместе со свитой.
        - Сэр Покет! Я так рад, что вы снова с нами. Не желаете водички? Давайте договариваться, не то придётся вызвать Дженкинса, он - злой. Я, как видите, добрый.
        Пленник припал губами к кружке, искренне сожалея, что часть влаги проливается, тонкими струйками стекая по щёкам на простыню. На голове приятное прохладное полотенце, руки-ноги свободны. К сожалению, нету сил ими шевелить, но это - дело наживное.
        - До... договоримся, - закашлялся он. - Только голова болит. Очень. Если я в таком состоянии расскажу про пароплан, летать на нём - сущее безумие.
        - Конечно! - обрадовался профессор. - Отдыхайте и выздоравливайте сколько нужно. Уверен, мы отлично сработаемся, а в США вы найдёте куда лучшее понимание и справедливую оценку заслуг, нежели в Англии. Добро пожаловать в демократию, сэр!
        Алекс попробовал приподнять голову. Американская демократия отдалась невыносимой болью под черепом, и он снова потерял сознание.
        Глава двадцать первая. Шагающие роботы профессора Лоукрофта.
        Здоровье поправилось до приемлемого уровня лишь через неделю. По крайней мере, при ходьбе не так кружится голова, а содержимое ливера не просится на грубо струганные доски пола.
        Вариант номер раз плавно перетёк во второй. На предложение о прекращении огня маршал Саутгемптингтон ответил штурмом Нью-Йорка с массированным обстрелом Манхэттена, превратив часть небоскрёбов в руины. С особым цинизмом англичане устроили наблюдательный пункт в голове статуи Свободы для корректировки артиллерийского огня. Военный лагерь к западу от Филадельфии подвергся массивной бомбёжке, из чего американцы решили - англичанам известно место содержания ценного пленника, и они готовы убить подданного короля, лишь бы тайны из его головы не достались янки. Алекс уцелел, но патриотизма в отношении Альбиона у него поубавилось.
        Интеллектуального узника быстро перевезли в окрестности Кливленда, штат Огайо. Профессор не без гордости показал там целый городок паровых и электрических новинок, которые действительно поразили воображение. Особенно роботы-охранники, в них по меркам ХХI века должно быть море электроники. Но Лоукрофт обошёлся паром, обычным электричеством и сложной металлической начинкой.
        - Обратите внимание, сэр Покет. Как только вы ступите на площадку перед входом в здание, робот взводит оружие. Видите? В каждой руке по восьмиствольной картечнице, каждый ствол двенадцатого калибра. У нас пятнадцать секунд, чтобы убраться из зоны обстрела или вложить перфокарту в приёмник.
        - Четырнадцать... тринадцать... двенадцать... - забубнил механический голос с характерным патефонным признаком. Зелёная лампа на голове у андроида погасла, вспыхнула жёлтая.
        - Дьявол! Я сунул карту не той стороной, она застряла... Фу-ф! Получилось! Сэр Покет, я даже не подозревал, что вы умеете так быстро бегать!
        - С картечницами за спиной я способен на мировой рекорд, - ответил Алекс, возвращаясь. - Только голова, к сожалению, снова разболелась. Профессор, и часто у вас случается подобное?
        - Бывает. Хотя до стрельбы доходит редко. Прошу.
        С железным груканьем и струйками пара из каждого сочленения робокоп ступил в сторону, освобождая проход. Алекс не без робости миновал неподвижного истукана, сверкающего медью грудного панциря. Сбоку видны устрашающе сложные на непривычный взгляд сплетения чёрных и матово-серых трубопроводов для газа, смазки и гидравлической жидкости.
        - Я привёз вас силой, дорогой коллега. Но скоро вы убедитесь, что начали войну не на той стороне. Да-да! У нас превосходная американская техника, огромные ресурсы и главное оружие - демократия. Империи, даже в виде конституционных монархий, отжили свой век. Нелепая попытка англичан сломить США высадкой на Восточном побережье лишний раз подтвердила этот бесспорный факт. Но что ни делается, то к лучшему. У президента развязаны руки. Британия заслужила самых суровых ответных мер. Или вы думаете иначе?
        - Англичане действительно считают по-другому. Наша акция есть акт возмездия за постоянные нападения американских надводных кораблей и субмарин на английские торговые суда по всему миру.
        - Глупости, дорогой мой гость. Атаки на ваши суда предприняты в ответ на бомбардировку Кубы и наглый ультиматум вернуть этот остров Испании.
        - Которые последовали как месть за аннексию Антильских островов.
        - Которые до вашей оккупации принадлежали США, а ещё ранее - Франции. Позволю предположить, вы тогда не родились?
        - Предположение верное, мистер Лоукрофт. Но у джентльменов длинная память. Мы помним события, случившиеся не с нами и задолго до рождения. Как Монтекки и Капулетти.
        - Прискорбно. Чаю хотите? Как угодно. Мы договорились, что, с точки зрения каждой враждующей стороны, её активные действия представляют собой не более чем ответ на агрессию другой стороны и предотвращение новых преступных действий врага. Причём для оправдания своих поступков и Британия, и США найдут достаточное количество резонов, наши политики и военные искренне чувствуют себя правыми, верно? Но наука выше политики, она выбирает перспективу. Здесь перспектив больше. А переметнувшись к нам, вы также будете иметь достаточные основания упрекать бывших земляков в немотивированной агрессивности. Плюс один очень важный аргумент: американцы вас не предавали и не пытались убить, подданные его величества - сами знаете. Допускаю, джентльмену трудно переступить через традиции. Но иногда жизненно необходимо.
        Почувствовав в последней фразе неприкрытую угрозу, Алекс дал слово не принимать поспешных решений. В худшем случае он может считать себя внедрённым агентом в логово Лоукрофта и пробовать бежать на Альбион при первой удобной возможности.
        Не имея опыта в применении танков в мировых войнах, профессор применил логику. Гусеничное шасси, одно из самых проходимых в теории для пересечённой местности, испытанное на тракторах и строительной технике, укрытое бронёй и обвешанное оружием, само просится на поле боя. Но Лоукрофт не был ограничен размерами корабельных трюмов и десантных аппарелей, поэтому решил проявить размах.
        - Нравится?
        Вместо ответа сэр Покет забыл закрыть рот.
        - Я исходил из того, что самые крупные орудия, которые могут попытаться оцарапать "Мышонка" - это пятидюймовые гаубицы, к ним ваша армия не имеет пока бронебойных снарядов, и трёхдюймовые пушки танков, а также дивизионной артиллерии. Броня малыша в лоб выдержит пятидюймовую болванку, борт и экраны шасси - три дюйма. Паротурбинный двигатель в шесть тысяч лошадиных сил. Про вооружение не скажу, будет сюрприз.
        Русский англичанин чуть пришёл в себя.
        - Не понятно главное. Пусть ваш аппарат чудовищно могуч. Но он один не решит исход войны. Да и в случае неисправности станет неподвижной огневой точкой.
        - Ха-ха-ха, - гоготнул профессор. - А кто вам сказал, что "Мышонок" один? Это - предсерийный прототип. Батальон развёртывается неподалёку от Нью-Йорка. А "мышата" без существенных поломок пройдут минимум сотню миль.
        - Действительно серьёзно... Осталось спросить - почему название не серьёзное?
        - Официально они поименованы весьма по-американски - "Микки". Полностью - "Микки Маус".
        Несмотря на шок от увиденного, пленник едва сдержал смех. "Микки Маусами" нацисты обозвали русские танки Т-34-76 ранних выпусков за привычку башнеров ездить с открытыми круглыми люками, придающими сходство с диснеевским героем. Пожароопасные как сухая солома, тридцатьчетвёрки норовили отправить башню в полёт от детонации боекомплекта, оттого экипаж держал люки нараспашку, надеясь выскочить заранее при первых признаках огня. Но осведомлённость Алекс не стал демонстрировать.
        - Предлагаю вам пари, сэр Покет. Если "мышата" сбросят британский десант в океан, вы добровольно переходите в наш лагерь. О"кей?
        - Если не сбросят - вы меня отпустите в Англию?
        - Нет. Будете работать принудительно.
        - Выбор и правда невелик. Согласен, но с условием - прошу возможности увидеть итог своими глазами.
        Профессор снова хохотнул, неудачно пытаясь пародировать Мефистофеля.
        - Не доверяете британским военным сводкам, и в наших сомневаетесь? Ваша просьба не обременительна, и ждать осталось не долго.
        - Будем считать, что договорились. Но мне в любом случае оставаться здесь на всю жизнь, - или до переноса в иной мир, не стал уточнять Алекс. - Покажите уж другие достижения.
        Рассматривая их, британский джентльмен подумал, что, внедри американское правительство хоть половину изобретений, Англии не сдобровать. И Бог с ней, по большому счёту. От того, что в его родной реальности США оттеснили Альбион с ведущего места в мире, ничего особо не поменялось. Во Второй Мировой войне победителей много, но максимально выиграли США, а наибольшие потери понесла Британия, утратив колонии (это - прямой результат войны) и морскую гегемонию.
        В двойственной ситуации, возникшей, когда Королевская авиация пыталась убить автора английского технического прогресса, пленник начал чувствовать раздвоение личности. Британский джентльмен, донор тела, просто вопил о необходимости сохранить верность островной метрополии и традициям. Русскому на судьбу Британии плевать, а на свою - нет.
        Экскурсовод продолжил вещать о грандиозных достижениях с помощью пара и электротехники. Перспективы получились ещё более грандиозными. Алекс больше в шутку, нежели всерьёз рассказал идею сотового телефона и предложил его сделать паровым - и поговорил, и зимой руку погрел. Профессор пообещал обдумать.
        - И, наконец, наша последнее направление. Удивлены? Не скрою, нам крайне сложно было утаить, что Америке известна авиация. Опыты мы проводили в штате Веракрус, почти у самой Гватемалы. Для сохранения секретности истребители не вылетели на перехват ваших убогих паропланов.
        С этими словами американский гений вставил карточку в очередной считыватель и мимо робота провёл Алекса в огромный ангар, где гость-пленник осознал, что не видел главного американского чуда.
        Самолёт был не просто велик - огромен! Размах крыла не менее сотни ярдов, по три двигателя на каждой широченной плоскости. Даже у "Боинга-747" каких-то семьдесят пять ярдов.
        - Думаете, мы не в курсе вашего изобретения - установить котёл в фюзеляже, а турбины в плоскостях? Но в Англии местные военные умники оттёрли гражданского специалиста. Поэтому двухтурбинные машины с жалкими полутора тоннами бомбовой нагрузки - предел ваших возможностей. "Игл" способен перенести через океан четыре тонны! И вернуться обратно.
        - Вы действительно гений, профессор!
        - Знаю, - скромно потупился коротышка.
        - Похоже, я приму правильное решение до атаки "мышат".
        Потому что правильное - угнать "Игл".
        - Надеюсь на это.
        - Внутрь можно?
        - Только с сопровождающим.
        Но и с дышащим в затылок лейтенантом Алекс увидел многое. Судя по блестящим медным циферблатам в пилотской кабине, скорость воздушного гиганта не превышает семидесяти узлов, а практический потолок - пятнадцати тысяч футов. До сброса бомб ещё меньше. То есть достаточно иметь в Западной Англии несколько десятков паролётов и надёжную систему оповещения, посбивать тихоходных монстров не составит труда.
        Он поймал себя на том, что снова доверяет инстинктам тела о печётся о благе ненужной ему страны. Пусть американцы делают с ней что хотят.
        Внутри фюзеляжа Алекс поблагодарил янки за привычку на каждом дереве вешать табличку "дерево". На любом лючке, рубильнике, паровом и топливном вентиле, манометре, клапанах - непременные надписи. Аварийные боты тоже есть. Значит, при вынужденной посадке на воду экипажу найдётся на чём уплыть. Самые лучшие рояли в кустах те, что расставлены заранее и по чётко спланированному сценарию.
        - Я потрясён! Неужели "Орлу" хватит топлива на беспосадочный рейс в обе стороны?
        - Нет, конечно, - самодовольно ответил Лоукрофт. - Это - секрет!
        - Но как их дозаправить? - тут взгляд упал на трёхярдовый штырь, торчащий впереди наподобие диковинного орудия. - Разве что в воздухе. Но угольную пыль не пересыпать. Выходит, "Игл" летает на жидком топливе.
        - Мои поздравления. Вы поразительно догадливы и наверняка принесёте пользу нашей команде. Слышали про каменное масло? Очень редкий продукт, природная смесь углеводородов. Если выгнать самую лёгкую фракцию, получается жидкое топливо, на котором работает топка пароплана.
        - Позвольте. Зачем тогда сообщать тепло промежуточному телу - воде? Раскалённые газы от сгорания углеводородов могут вращать сразу турбины.
        Тут уже профессор уронил челюсть.
        - Моё восхищение. Я думал над этой проблемой больше года, а вы одним махом... Пока нет подходящих сплавов для лопаток турбины, но в будущем - непременно. Мы с вами сработаемся, коллега Покет!
        Обязательно. Но коль профессор подтвердил догадку о редкости нефти, значит насобирать нужное количество авиационного керосина быстро не получится. То есть - разовый полёт нескольких стратегических бомбардировщиков, по фугасу на Вестминстер, Тауэр и Букингемский дворец, после чего Англии можно диктовать условия мира.
        - ... И это не предел! Поставим на колени Британию, возьмёмся за остальную планету. Скоро на нашем флаге будет не шестьдесят пять звёзд, а сто, двести! Весь мир насладится свободой и демократией! Кстати, мой сообразительный друг, не хотите ли полетать? У нас есть птички поменьше.
        - Разве что пассажиром. Сам не умею управлять.
        - Охотно верю, - профессор задрал руку и положил её на плечо Алекса. - Человек, хоть раз поднявший аэроплан в небо, никогда добровольно не откажется повторить это снова и снова.
        Глава двадцать вторая. Должен ли джентльмен...
        Большая железная игрушка с игривым именем "Мики Маус" несла смерть. Вместо башни и боевого отделения, привычного по британским конструкциям танка, "Мышонок" имел целый капитанский мостик, на котором кроме профессора, с удовольствием взвалившего на свои крохотные плечи обязанности командира экипажа, вмещался расчёт одного из орудий, наблюдатель-радист, и осталось довольно места для пассажира из вражеского лагеря.
        Широченные гусеницы, не менее трёх ярдов каждая и непомерной длины, а также массивная пневмогидравлическая поездка сделали чудовище невероятно плавным на ходу, однако не ради комфорта экипажа - так удобнее целиться.
        - Рассекаем британскую группировку южнее Нью-Йорка, - обернулся к Алексу злой американский гений. - Вплотную к берегу не пойду, там достанут корабельные орудия. Затем раздавим корпуса по очереди. Сначала - северных, потом южных, если не впадут в благоразумие и не сдадутся в плен.
        Лоукрофт изобразил хохот, отдалённо напомнивший демонический.
        - Желаю удачи, сэр! - вежливо ответил Алекс, прильнув к свободному перископу.
        Прямо на "Мышонка" спикировала пара "Покетов". Лётчики явно не подозревают, что под бронёй автор конструкции их машин. Дробно затрещала автоматическая пушка на крыше. Один англичанин окутался дымом и отвалил в сторону, второй не стал менять траекторию и смачно врезался в лобовую броню. Танк сильно встряхнуло.
        - Только краску поцарапал! - радостно сообщил профессор, заслушав доклады об отсутствии повреждений.
        Махина и правда показалась неуязвимой. Особого сюрприза в плане оружия она не таит - обычные четырёхдюймовые пушки, не длиннее тридцати калибров. Но танк беспрепятственно доставил их к самой линии обороны англичан, остановился и беглым огнём перепахал окопы. Зеркально повторилась ситуация, сложившаяся в Нью-Джерси, только теперь роли поменялись.
        Грохот от разрывов артиллерийских снарядов и звяканье пуль по броне слились в какофонию боя, наложившись на лязг гусениц и гудение паровых турбин. Профессор продолжал торжествовать, пока машину снова не встряхнуло. Гром пронзил стальные внутренности, снизу взметнулся дым, на минуту заслонив смотровые приборы, корпус заметно вильнул влево. Потянуло гарью, перебившей кислый пороховой запах от ближайшей артиллерийской установки. "Мышонок" замер полубоком к противнику.
        - Что? Какого чёрта? Ходовая повреждена? Куда ты смотрел, траханый сукин сын!
        В ипостаси джентльмена, пребывающего среди себе подобных, сэр Покет отвык слышать выражения, которыми учёный муж осыпал водителя.
        - Вызвать подмогу! Срочно заменить перебитый трак! Так твою мать и твои слепые глаза!
        Пользуясь, что профессор сильно занят, а остальные члены экипажа вжались в сиденья и изо всех сил изображают ветошь, стараясь не отсвечивать, Алекс сдвинулся к радисту. Сейчас Лоукрофт сообразит, что команду о вызове помощи надо было адресовать не механику. Не теряя ни секунды, джентльмен нанёс безвестному американскому солдату весьма неджентльменский удар пальцами в шею из арсенала НКВД, удержал обмякшее тело и вытащил револьвер.
        Рукоятка опустилась на профессорский затылок между пилоткой и воротником комбинезона. "Получи! Как меня кавалерийской саблей по твоему приказу".
        Рейнджер бил аккуратнее. По крайней мере, не пробил затылочную кость до мозжечка. Артиллеристы, завидев бунт на корабле, потянулись к револьверам. С брезгливостью ухватив радистов "смит-вессон" за ручку, заляпанную кровью и осколками кости, Алекс взвёл курок и отправил пушкарей в вечный сон.
        Хлопки двух выстрелов, под открытом небом не такие уж и громкие, в узком пространстве мостика заложили уши, будто "Империя" пальнула главным калибром. Третий раз грохнуло, когда контрольная пуля нашла радиста.
        Серийный убийца торопливо довернул задрайку потолочного люка, чтобы зенитчик и расчёт верхней башни не вмешались куда не следует, затем спустился вниз, в машинное. Там по лицу ударил жар от котла, уши, пострадавшие от стрельбы, нагрузило новым испытанием - воем турбин на холостом ходу. Алекс с содроганием представил, что здесь творится при разгоне установки на полную мощность.
        Открытый люк в броневом полу привёл в пространство между гусеницами. Там без труда можно стоять на земле, выпрямившись - клиренс гиганта под два ярда. Машинисты и водитель сгрудились у порванной гусеницы. Судя по всему, посчастливилось наехать на зарядные ящики пятидюймовой гаубицы, от чего разломился трак массой больше тонны. Да что трак, палец, соединяющий соседние звенья, весит около центнера!
        Танкисты с недоумением уставились на Алекса. Тщательно коверкая язык на южноамериканский манер, он протяжно прогнусавил:
        - Рация сломана. Босс велел бежать за помощью.
        Возражений не последовало. Даже с самыми хитрыми инструментами здесь потребуется не один час работы множества людей. И никто не посмеет отказать посланцу самого профессора Лоукрофта.
        Алекс выбрался из-под стального брюха и огляделся. На расстрелянной и раздавленной артиллерийской позиции - ни души. По крайней мере, английской. Британцы отступили на северо-восток, пробраться туда сложно, особенно в форме американского военного, пусть и без знаков различия.
        В полусотне миль на запад аэродром в Аллентауне, куда должны перелететь "Иглы" перед бомбёжкой Британии. Точная дата налёта неизвестна. Не понятно, как на решение отправиться к Лондону повлияет смерть учёного светила - ускорит процесс или вообще отменит.
        После непродолжительных колебаний, в этой обстановке - буквально смерти подобных, Алекс решил удирать на запад. Скоро американцы начнут его искать, ретирада вглубь страны от поля боя достаточна экстравагантна и может ввести их в заблуждение. Там видно будет.
        В дыму и пыли неудавшийся танкист собрал джентльменский набор мародёра. Чуть позже к сумеркам заметил весьма приличную кобылу, с лошадиным спокойствием обгладывающую траву среди человечьих трупов. Один из мертвецов в форме кавалериста-рейнджера тащился за ней по земле, запутавшись ногой в стремени.
        До Аллентауна Алекс добрался через четверо суток. Он отстирал в ручье и кое-как привёл в порядок американский мундир, перевесив медаль, чтобы она закрыла дырку от пули напротив сердца. Удостоверение личности офицера выбросил, так как мистер покойник чрезвычайно отличается от джентльмена чертами лица, зато карточка о постановке на довольствие и пара других бумажек хоть как-то легализовали. Наконец, в планшете отыскался чистый конверт, на котором появилась надпись: "Командиру крыла "Игл". Лично в руки. Совершенно секретно". Для обмана патрулей сойдёт. Наконец, в активе мелкие доллары и "кольт" сорок четвёртого калибра на случай, если деньги не решают вопрос.
        Гнедая кобыла легко преодолевала рысью до пятнадцати миль в день. По пути переодетый британец не потратил ни гроша. Любой фермер или городской житель был счастлив принять и накормить героя-рейнджера, задать овса его кобыле Мэри и единственный вопрос всаднику: как там наши бьют проклятых инглишей?
        К Аллентауну его сведения устарели. Телеграф успел передать свежие новости, которые попали в местную газету. Придержав четырёхкопытный мотоцикл, Алекс бросил цент мальчишке-продавцу, купив листок, испачкавший пальцы свежей типорафской краской. Если верить газетчикам и, стало быть, себя не уважать, отважные воины США рассекли северную группировку и ведут уличные бои в Нью-Йорке. Город горит. Оккупанты отступают к Лонг-Айленду, где, по всей вероятности, с решимостью вандалов уничтожат мосты через Ист-Ривер, включая Бруклинский, и сочтут себя в безопасности от сокрушающей поступи "мышат". Но героические американские военные..
        Так, дальше не интересно. Вот, две бригады в районе Бостона окружены, их уничтожение или капитуляция - вопрос ближайших дней. Бостон, естественно, горит, куда ему деваться. Южный корпус стал в глухую оборону, так и не взяв Филадельфию. Она подверглась обстрелу... и не горит. Верно, там уже спалили всё что можно.
        Заметка о смерти профессора и клятвенные заверения в готовности схватить убийцу нашлись на третьей полосе. Холёная мордочка сэра Покета с фотографии не сильно похожа на заросшее пятидневной щетиной рыло рейнджера, но неприятно.
        Не смотря на бравурный газетный тон, Алекс понял, что с некоторыми издержками план лорда Саутгемптингтона оправдывается. Естественно, силы десанта не в состоянии оккупировать США. Стремительный удар позволил захватить плацдарм, перейти к обороне и удержать большую его часть, прибудут подкрепления в живой силе и технике, американская армия продолжит нести потери, которые уже сейчас явно перевалили за сотню тысяч, а убыль цивильного населения в городах побережья и представить трудно. Правь, Британия! Так им, демократам паршивым. Следовательно, в течение ближайших месяцев можно ожидать перемирия. Англичане оставят большую часть завоёванной и изгаженной американской земли, закрепят в вечное пользование хотя бы Лонг-Айленд и будут непрерывно висеть дамокловым мечом над сердцем Соединённых Штатов. Британское тело может ликовать.
        Коррективы в расклад может внести авиация дальнего действия. То, что в оставленной реальности называлось доктриной Дуэ - предложение выбомбить врага из войны, здесь запланировано в виде шантажа. Самолётов мало, топлива кот наплакал. То есть они решатся на единственный устрашающий вылет и заявят: на колени, презренные, или над Лондоном появится тысяча бомбовозов. Кто проверит?
        На авиабазе, что слишком громко сказано для бочек с топливом и рядов палаток в чистом поле, Алекс узнал о времени ожидания. Выходит - в запасе целая неделя, каждый день которой повышает риск спалиться. В век телеграфа и железных дорог конный посланец с донесением выглядит подозрительно архаично. Тем не менее рейнджер примелькался сторожам авиационного имущества, привыкшим к секретности и правилу не задавать лишних вопросов. Когда в Аллентаун приехали технари, предвещая скорое появление "Иглов", всплыла новая крайне неприятная подробность. Империя Бонапарта предоставляет американским друзьям площадку на острове Ньюфауленд, чтобы, заправившись там, сподручнее бомбить английских союзников Франции. Самая дружественная страна в мире, она одновременно целуется со всеми воюющими сторонами!
        То есть архитрудная, как говаривал Ильич, задача превращается в почти невыполнимую. Мало того, что нужно пробраться на борт воздушного корабля, затаиться до взлёта и захватить над ним контроль. Необходимо проделать это на скалистом острове в северной Атлантике! За оставшиеся сутки до прибытия бомбардировщиков он перебрал массу вариантов, в том числе геростратовский - поджечь склад ГСМ. Чем он хуже Филадельфии? Загорится как миленький. Но тогда вернуться на обжитый туманный остров не придётся. Там - дворец, комфорт, общественное положение, деньги. Мэри, наконец, которая леди, а не кавалерийская кобыла. И джентльмен решился на отчаянный шаг.
        Когда десятка "Орлов" и пять топливозаправщиков поднялись с Ньюфауленда, Алекс провёл в тесном техническом лазе правой плоскости трое суток. Он когда-то читал, что в XXI веке зайцы умудрялись пробираться на борт через гондолу убирающегося шасси. Но американский гигант не получил от создателя этот агрегат - при крейсерской скорости порядка сотни километров час втягивание опор с колёсами не столь обязательно.
        Лёжа на ледяной матерчатой обшивке крыла, зажатый между баком с топливом и раскалённой трубой подачи пара в турбину, сэр Покет чувствовал себя глубоко несчастным. До Лондона примерно четыре тысячи километров, не менее сорока часов полёта. Кусок хлеба и вяленого мяса давно кончился, вода - растопленный иней, поход в туалет означает отползание ярда на четыре от места лёжки. Сон - урывками, от полного изнеможения, с риском привалиться к паровой трубе и жестоко обжечься. Разница температур обшивки и паровой магистрали - градусов двести! Что не вытерпит истинный джентльмен...
        Терпение лопнуло через сутки с небольшим после взлёта. Почти не сгибающимися руками он отворил лючок, ведущий в нижний уровень фюзеляжа. Добрый час разминал затёкшие конечности, возвратил подвижность пальцам. Затяжное воздержание от полноценного питания и, похоже, начинающаяся пневмония означают, что из Алекса не выйдет бойца. Поэтому коварные удары системы "ки-я" из ареснала НКВД придётся отставить. Он проверил барабан "кольта" и запасные патроны.
        - Билл! Что-то дерьмом запахло. Ты снова не успел до гальюна?
        Безбилетник понял, что от него пахнет не по-джентльменски. Механик парового котла учуял его раньше, чем услышал. А ведь здесь воняет пролитым керосином!
        Даже при отсутствии звукоизоляции заметно тише, чем на авиалайнере, в котором мама возила маленького Шуру Карманова в Анапу. Но выхода нет, пусть даже выстрелы переполошат команду.
        Отморозив эмоции и остатки жалости, взрослый Шура убил обслугу топки и котла, двинул в хвост, где прикончил кока, по совместительству - хвостового стрелка. Потом, с неотвратимостью Немезиды, отправился к пилотской и штурманской кабине.
        Примитивный автопилот, требующий частого пригляда, позволил обойтись без команды. Конечно, в автоматике подачи топлива может произойти сбой, и два мёртвых члена экипажа ничего не поправят. Но авантюра с захватом бомбардировщика - сплошной риск, одной смертельной опасностью больше или меньше не сыграет роли.
        За остеклением пилотской кабины - ночь, рассвет только намечается впереди. Налёт на Лондон ожидается на закате, чтобы к следующему рассвету успеть на стыковку с заправщиком.
        Надеясь, что в темноте никто не обратит внимания, Алекс нашёл у штурманского кресла рукоять сброса. Четыре бомбы сорвались с подвески в океан. Облегчённый самолёт и меньше топлива съест, и в управлении проще.
        Потихоньку уплетая добычу с камбуза и возвращая силы измученному телу, сэр Покет в компании дюжины покойников долетел до Восточной Англии. Чтобы хоть как-то уменьшить клозетный аромат, в очередной раз переоделся во вражескую униформу, подготовил спасательный бот.
        Перед самым Лондоном, буквально с ног валясь от усталости, несмотря на сидячее положение, пилот отсоединил автоматику. "Игл" показался ему летающим утюгом после вёрткого "Покета-3". Садиться на шасси однозначно не получится, и Алекс заложил снижение над Темзой чуть выше Тауэра.
        В кино любят показывать, как реактивный авиалайнер садится на автостраду, забитую автомобилями. Здесь вместо машин - многочисленные мелкие суда. Сбив мачты и трубы нескольким незадачливым речникам, бомбардировщик зацепил колёсами шасси мутные волны и зарылся носом в воду. Чувствуя, как трещит от непомерной нагрузки фюзеляж, а топка может в любой момент рвануть, когда на неё прольётся главная лондонская река, Алекс выбил аварийный люк, вытолкнул лодку и прыгнул сверху. Подхватив весло, яростно погрёб к правому берегу. Близость развязки, а главное - впервые за столько месяцев привычной овсянки в обществе Мэри и верного Бюрюмора за спиной придала сил.
        Некий джентльмен остановил спортивный паромобиль на набережной и глазел на горящий Тауэр, а также разломанный самолёт, фонтанирующий в подражание киту. Лондонцы, не пережившие Войну за Англию в 1940 году, ещё не знали, что воздушных налётов нужно бояться и прятаться в бомбоубежищах. Но американского лётчика испугался не на шутку. Тем более Алекс обнаружил в комплекте лодки английский "кокни" - промышленность США пока не производила ручного автоматического оружия. Он перекинул автомат через плечо и крикнул:
        - Не правда ли, хорошая погода. Как поживаете, сэр?
        Услышав чистую речь воспитанного британского джентльмена, тот несколько успокоился.
        - Добрый вечер. Всё замечательно. А у вас?
        - Отлично! Как видите, угнал аэроплан и вернулся из плена. Разрешите представиться, сэр Алекс Покет.
        - Сэр Грей Грин. С возвращением, сэр Покет. Могу я для вас что-нибудь сделать?
        - Буду вам крайне признателен, сэр Грин. Вы не могли бы меня доставить на Бабл-кросс, 66. Не представляете, до чего хочется вымыться, выбриться, одеть чистую сорочку, костюм и спуститься к ужину.
        - Отлично вас понимаю, сэр! Для меня это честь. Едем же немедля!
        По пути Алекс попросил бумагу и карандаш.
        - Буду искренне рад видеть вас, сэр Грин, в своём доме, в любой из ближайших вечеров, - этим он прозрачно намекнул, что по прибытии к дворцу хочет избавиться от таксиста немедленно. - Осмелюсь обременить вас ещё одной просьбой. Предайте пожалуйста это сообщение в Военное министерство. Пусть наши знают - у США больше нет самолётов класса "Игл", кроме прилетевших сегодня, и проблемы с топливом. Бомбардировщики тихоходны, не поднимаются свыше пятнадцати тысяч футов без бомбовой нагрузки и при надлежащей охране западного побережья могут быть уничтожены ещё над морем.
        - Понимаю, сэр. Это - военная тайна.
        - Возьму на себя смелость предположить, что для успокоения населения она появится в утреннем номере "Таймс".
        - К сожалению, я не принял участия в американском десанте, - Грин пустился в пространные рассуждения о доблестных предках, покрывших зелёную фамилию неувядаемой славой, чем заполнил время до резиденции Покетов. - Послужить Родине хотя бы такой малостью - мой долг. Приехали, сэр.
        - Благодарю вас и всего доброго, сэр!
        В холле Алекс небрежно махнул Бюрюмору, чуть не павшему в обморок от неожиданности, и взбежал наверх. Бесчисленные зеркала отобразили мужественный вид хозяина - исхудавший, заросший, глаза горят, усы торчат. "Кокни" на ремне, "кольт" в кобуре, магазинная сумка на поясе. Помесь Рэмбо и Терминатора, только в стиле начала ХХ века. Он распахнул широкие двери личных покоев и застал сцену, смысл которой лучше всего передаёт старая шутка: должен ли джентльмен предложить место даме, если она уютно устроилась на коленях другого джентльмена?
        Отсутствие при себе большей части верхней и некоторых элементов нижней одежды не позволило Марии включить обычный сценарий застигнутых жён: ты всё неправильно понял, я могу объяснить. Вместо этого она закричала: "Ты жив, дорогой!", спрыгнула с колен любовника и понеслась к мужу, широко распахнув гостеприимные объятия.
        Дамы слишком часто надеются на мужскую логику. Слово "жив" должно было навести Алекса на мысль, что Мэри обоснованно сочла его мёртвым и только что вышла из траура. Но не навело. Он оттолкнул неверную жену, достал из приклада мясорубочную рукоятку и начал методично накручивать пружину.
        - Но милый! Ты уехал... Одна два с половиной... почти три месяца! В газетах написали, что американцы отказываются тебя выдать.
        - Но не о том, что меня казнили. Правда, дорогая? - обесчещенный супруг вернул рукоятку на место и вставил магазин.
        - Да, но... Было невыносимо!
        - Я вижу. А джентльмены помогли тебе развеять скуку, - он дослал патрон.
        Кавалер скатился с кресла куда-то под кровать, сообразив, что сейчас в опочивальне станет крайне неуютно.
        - О, Алекс! Поверь, с кем бы я ни была, постоянно думала лишь о тебе. Мы столько миров вместе!
        - Тогда до встречи в следующем.
        Очередь пуль тридцать восьмого калибра швырнула её на кровать. Алекс держал крючок, пока не опустел магазин, а женское тело не превратилось в кровавое месиво, словно солдат в траншее под Нью-Йорком.
        Рогоносец сменил магазин и затрещал рукояткой, выискивая глазами наставника рогов. Не учёл, что джентльмен, переспавший с женой другого джентльмена, тоже очень хочет жить. Из-под кровати выглянул ствол "дерринджера". В маленьком пистолете ничего не нужно накручивать, будто заводя жигулёвскую "шестёрку" кривым стартёром. Миг - и туманный Альбион окончательно расстался с благородной четой Покет.
        Глава двадцать третья. Узкоглазые и остроухие.
        Женщина крутанулась на месте. Единственная особь мужского пола в поле зрения не может быть никем иным, кроме...
        - Шурка! Подлец!!! Какого чёрта меня убил и заставил перенестись в эту реальность?!
        Мужская логика, на которую Маша так рассчитывала минуту назад субъективного времени, вдруг вернулась к её спутнику.
        - Выбирай. Или замочил, или перенёс. Раз живая - значит второе.
        Он поразился глухому рёву из собственной пасти. Язык обнаружил мощные зубы. Начисто пропало желание изъясняться в стиле "Леди Мери, при всём уважении, не соблаговолите ли вы заткнуться?" Вокруг простой и грубый мир, новые ипостаси ему под стать.
        - Сволочь! - женская особь неизвестной породы добавила пяток непечатных выражений, выхватила пару кинжалов длиной в её предплечье. - Убью!
        Машинально, одними рефлексами тела Шурка махнул дубиной, ударив её по рукам, и с силой пхнул ногой в живот. От подобного толчка леди погибла бы с той же гарантией, как и от очереди из "кокни", а эта... или это... В общем, нынешняя спутница кувыркнулась через голову без малейшего вреда для себя, чуть успокоилась и подобрала ножи.
        - Проехали. Гы-гы. Ну ты и урод!
        Он осмотрелся. Копыт, рогов и хвоста, слава Богу, не наблюдается. Руки куда толще чем ноги в предыдущем воплощении, в шрамах, шерсти и клубках мускулов. Морда покрыта жёсткой щетиной до глаз, она же начинается над надбровными дугами, переходя в косматую неровно укороченную волосню. А запах... Привыкнем.
        - Вон озеро. Глянь.
        Женская особь потрусила к воде.
        - Твою ж... в туда, и в туда, и в зад. Я что - эльфа?
        - Уши острые, длинные. Да.
        Маша бесцеремонно раскрыла кожаную куртку, увидев в отражении отнюдь не толстое тело и мелкие тугие груди. Но мощная мускулатура как у бодибилдера или борца реслинга никак не сочетается с утончёнными образами эльфийских дев.
        А запах! К нему привыкнуть никак не возможно. Она скинула чехол с луком, одежду, сапоги и нырнула в холодное озеро, пытаясь оттереться песком.
        Шура подобрался к воде чуть в стороне, где водная гладь не взбаламутилась купанием компаньонки. Вгляделся в отражение.
        - Человек как человек. Крепкий, небритый.
        Маша вылезла.
        - Уж точно. Особенно вертикальные зрачки. Клыки в полпальца.
        Она оделась и скривилась. Благодаря давно не стиранной поддёвке и пропитавшемуся потом кожаному верху аромат изменений не претерпел. Дезодорант тоже не наблюдается. Как хорошо было в Лондоне!
        - Документов нет. Придумаем имена. Ты - Мариэль.
        - А ты - опять Алекс?
        - Надоело всё. Потому - Алес. Полностью - Алес Капут.
        - Или Гитлер капут. Не прощу стрельбу в спальне.
        С препираниями, не вставляя в одну фразу более пяти слов кроме мата, коллеги по странствиям отправились вдоль берега к виднеющемуся на горизонте скоплению низких домов. Где поселение - там и таверна, место, где можно подраться, перекусить, подраться, узнать новости, подраться... Или отдохнуть от драк, тогда нужно спать наверху вперемешку с тараканами либо свалить из таверны.
        Заскрипела галька под ногами, сапоги подняли дорожную пыль.
        - Хреново тут, - Мэриэль потянула нож. - Зарежу, потом сама. Давай?
        - Не выйдет. Раз забросили, будет миссия. Сбежать рано нельзя. Попадём в полную задницу.
        - Чё за миссия?
        - Не знаю. Она сама нас найдёт.
        Мариэль рассеянно колупнула ножом в дупле коренного зуба, внимательно оглядываясь по сторонам.
        - В том мире тоже так?
        - Каком?
        - Где пеликанил. Строил корабль из брёвен.
        - Не-а. Там люди. Здесь ты эльфа. Я - хрен знает что.
        - Одно хорошо, Алес. Книги про фэнтези я читала.
        - Похоже?
        - Ни фига. Грубо всё.
        По пути она метнула кинжал и убила какое-то мелкое пушное животноё. Обтерев нож о мех зверя, выкинула его и заметила:
        - Тело умеет многое. Луком владею.
        Она показала левую руку с ороговевшей кожей у запястья - можно стрелять без перчатки, не боясь пораниться тетивой. Алес без усилий тащил здоровую дубину и короткий дрянной меч на поясе. Очевидно, ими он владел не первый день.
        В душевных разговорах и мелких убийствах парочка дошла до таверны. Увидев низкую дверь, мужская особь поняла, что весьма крупна по здешним меркам. Да и Мариэль, голова которой ему по грудь, отнюдь не карлик.
        В полутёмном задымлённом помещении они разглядели два ряда грубых прочных столов. Посетителей мало для порядочной драки. Хозяин заведения показался типичным гномом, невысоким, поперёк себя шире в плечах, борода до середины груди. Он настороженно глянул на пришельцев, при виде Алеса рефлекторно цапнул арбалет и огласил меню:
        - Ужин, драка, ночлег?
        - Для начала ужин, - пробасил бывший сэр.
        - Для высокородной эльфы есть фазан и гусь. Для господина огра свежего предложить не могу. Баранина сойдёт?
        - Птицу и барана. Пиво.
        С некоторым запозданием в мыслях, весьма характерном для этого тугодумного организма, Аллес догадался о какой свежатинке речь. Огр - людоед. Значит, свежезаколотых человечков не подвезли.
        Мэриэль принялась за еду жадно. Обглодав фазана, она выплюнула кость на стол, рыгнула и пукнула.
        - Приятного аппетита, благородная леди Мэри! - хохотнул её спутник и пихнул локтем в бок.
        - Гы-гы-гы, - поддержала веселье миссис Покет.
        Когда первый голод приутих, и живот подпёр кожаную жилетку, огр увидел тощего чернявого гуманоида, присевшего напротив них.
        - Прошу простить, если я помешал вашей трапезе, высокородная принцесса эльфийского леса и её мужественный спутник. Если бы не чрезвычайные обстоятельства, я бы ни за что не осмелился бы предложить вам это рискованное и опасное предпр... хр-хр-р-р, - захрипел он, что не удивительно. Не очень-то поговоришь с пробитым горлом.
        Мэриэль обтёрла и спрятала нож.
        - Это и была миссия, - равнодушно бросил людоед, снова принимаясь за мясо.
        - Не понравился. Говорит много. Ждём другого.
        Через полчаса ввалилась шумная компания, существ десять, среди них тёмный эльф.
        - Глядите, друзья, наша подружка из Зелёного леса зверушку приручила!
        Пара орков, вампир, гоблины, полурослик и прочая живность куда больше подошли бы под определение "зверушка". "Мир меча и магии", всплыло название игры, которой Карманов увлекался в далёком прошлом-будущем. "Скинхэдов на вас нет", решила эльфийка.
        Вторая часть трактирного меню заняла минут пять. Справедливости ради надо сказать, что не все из команды тёмного эльфа погибли. Некоторые просто получили травмы, несовместимые с жизнью. Ушастый выполз через порог, волоча переломаные ноги, обернулся и злобно прошепелявил сквозь выбитые зубы:
        - Мы ещё фстфетимся, сфолочи!
        Гном оценивающе глянул на щепки от мебели, выбитые стёкла и нещадно коптящий камин, из которого остались торчать орочьи ноги. Он протянул пятерню с короткими толстыми пальцами в недвусмысленном жесте - расплачивайтесь. Алес швырнул ему маленький мешочек. Пересчитав монетки по звуку серебра с точностью до одного пиастра, трактирщик улыбнулся в бороду.
        - Не переплатил?
        - Такой закон. В кошеле всегда сколько надо.
        - Если лишнее? - сквалыжно спросила принцесса.
        - Сдачу не дадут.
        - Ночлег за счёт заведения, уважаемые путники.
        Очевидно, вместо сдачи гном сделал скидку. Не характерный для подгорного племени, но умелый маркетинговый ход. Утром можно ободрать на завтрак, при везении - ещё за одну драку.
        В вонючей и тесной каморке оказался единственный лежак, голые доски, прикрытые шкурой, сверху - сомнительного вида одеяла. В качестве особого шика туалет не общий в конце коридора, а индивидуальный, причём это ведро не выносили после прошлого постояльца. Проведя здесь каких-то полсуток, Шура и Маша перестали реагировать на подобные мелочи. Приспосабливаемость российского попаданца вызывает уважение!
        - Давай это... Снимай штаны, - начал Алес деликатное ухаживание за дамой перед сексом.
        - Отстань. Потом взревнуешь и застрелишь.
        - Ну... Тут и "кокни" не сыщешь. Не застрелю.
        - Сказала - нет! Я - принцесса. Благородная, мать твою.
        А я быдло и людоед. Даже разок не потрахаться, огорчился огр. Интересно, эльфы на вкус не хуже людей?
        - Голову откушу. Потом получу своё. Съем остальное.
        - Сразу бы сказал. Ну, давай...
        Наутро они отправились по дороге в сторону, противоположную той, откуда явились. Всё равно, где искать миссию.
        - А чё мы пешком, - проворчал Алес. - Небось, долго идти.
        - Тебя лошадь не выдержит.
        - Пара волов в телеге - запросто.
        Парочка некоторое время силилась вспомнить прецедент из книг по мотивам средневековья или компьютерных игр, чтобы подобие Конана-Варвара путешествовало на воловьей упряжке. Потом бросила, отвлекаясь на мелкие дорожные приключения, несколько сократившие местное население. Дня через три Алес упрекнул спутницу, что зря в трактире прирезала существо, предлагавшее квест.
        - Не, я вспомнила. Миссия должна связываться с пророчеством. Тот про беду ныл. Обычный лох-наниматель героев.
        Скоро беда настигла дуэт, спланировав среди дороги и сложив огромные кожистые крылья. Дракон не пытался напасть, Алес с Мариэль и не подумали защищаться. Один выдох горючей смеси - от них головешек не останется.
        - Точно как в великом древнем пророчестве, - просипел птеродактиль-переросток, обдавая слушателей серным смрадом, а эльфийка ткнула спутника локтем, мол, я же говорила. - Принцесса без царства и людоед без аппетита бредут незнамо куда безо всякой цели, пришедшие из мира, где железки думают, а люди тупеют. Я помогу вам, дам задание.
        - Нам и так нормуль, - попробовал набить цену огр.
        Дракон усмехнулся. Когда в двух метрах от лица ухмыляется пасть с полуметровыми клыками, сложно разделить веселье.
        - Вместе с миссией получите мотивацию. Она сзади догоняет. И дополнительный бонус. Убедил?
        - Давай подробности.
        - Оглянитесь и посмотрите на первую из них.
        Не желая поворачиваться спинами к рептилии, партнёры стали бочком. Ящер не соврал. Острые эльфийские глаза на расстоянии полумили увидели низкие фигурки верхом на мелких конях, приближающиеся с неприятной быстротой.
        - Даже если убьют. Ну, перенесёмся снова, - хмыкнула Мариэль, натягивая тетиву на лук.
        - Уверяю вас, забросит категорически не в тот мир, откуда вы начинали. Слишком уж удалились. И с каждым разом расстояние увеличивается. Только древняя драконья магия...
        - Сначала с мелкими разберёмся, - невежливо перебил огр.
        - Тогда соблаговолите обойти меня и спрятаться за хвостом. Поджарю ненароком - не с кем будет договариваться.
        Эльфийка утянула компаньона за живое укрытие. Тот для виду изобразил сопротивление, вытащив меч-кастрат, кажущийся ножиком в его лапе, и крутанув дубину над головой.
        - Я их сам растопчу!
        - Сотню эльфийских лучников и мечников? Не, пусть зелёный работает.
        Голосом, похожим на шипение удава Каа из мультика про Маугли, дракон просвистел:
        - Соберись передо мной, благородные тёмные эльфы!
        Они послушно сбились в кучу.
        - Не правильно. В "Мечах и магии" эльфы отдельно. И волки отдельно, - огр шмыгнул носом и утёрся пятернёй.
        Действительно, благородные хозяева гор восседали верхом на волках, нарушая привычные представления о бестиарии толкиенутого типа. Особенно не в тему смотрелся один из них, плотно забинтованный и погружённый на тележку, прицепленную к двум самым здоровым волкам. Знакомец по встрече в таверне заметил Алеса и Мериэль, с любопытством выглядывающих из-за крылатой жабы.
        - Фот фы где! Попались. Господин дфакон, пфопутите нас. Смефть негодяям!
        Не смотря на выдающиеся целительские чары, тёмный не удосужился отрастить зубы и по-прежнему шепелявил.
        Дракон не вступил в переговоры, бока его сильно надулись, набирая воздух. Горючую сместь вырабатывают особые железы, а окислитель - по старинке, атмосферный кислород. Горелка могучего древнего исполина устроена ровно так же, как обычная паяльная лампа.
        Ящер хукнул, словно огромный русский мужик, собирающийся осушить поллитру залпом. Алес метнулся к месту геноцида, на ходу срывая куртку. Обгорелая тушка эльфа на обугленной тележке по-прежнему сжимала длинный узкий меч. Огр вырвал его вместе с кистью, обернув курткой, дабы не обжечься, потом погрузил по рукоять в тело наименее запечённого всадника из задних рядов. Зашипело и завоняло, хотя куда уж больше.
        - Теперь у меня эльфийский клинок! Закалённый в пламени дракона!
        - Которым ты мне обязан. Как и спасением от тёмных. Должок, а его надо отработать.
        - Алес, отдай ему меч. Нефиг быть обязанными, - мускулистая эльфийка сняла тетиву с лука.
        - Не торопитесь, искатели приключений. Ещё про бонус не слышали. Я обещаю перенос в мир будущего, где люди, машины и комью... компутеры, - последнее слово зубастая пасть извергла с трудом большим, нежели струю пламени.
        Бывший геймер услышал заветное слово, пусть искажённое скверным произношением рептилии, пристроил меч на поясе и решил за двоих:
        - Валяй. Согласные мы.
        - Разумное решение. Слушайте задание. Меня чрезвычайно оскорбил злой чародей Птулху ужасный, обида незабываема и требует отмщения вот уже триста лет, не считая праздничных и выходных дней. Он приготовил Ложе Зла, обещая погубить здешний мир, но это мелочи. Он обозвал меня земляным червяком!
        - Самому слабо, зажигалкин? - дважды убитый и воскресший Алекс-Алес перестал бояться смерти и обнаглел.
        - Прошу не дерзить, низший примат. Твоё кажущееся бессмертие не даёт возможности свободно перенестись в иное измерение. Я могу превратить вас в соляные столбы, вы триста лет будете торчать недвижимо и не умирать. Представляете? Триста лет! Ни в носу поковырять, ни почесаться. Просто - терпеть и ждать. Ну, вы согласны помогать мне радостно и добровольно?
        - Полные штаны радости! - отрезала воительница. - Никуда не деться. Чего сам его не грохнул?
        - Увы, для этого мероприятия нужно приспособление, которое мне в обычной драконьей ипостаси не собрать. А по старости лет перекидываться в гуманоида не умею. Вы сможете без особых трудов. Как только Птулху испустит дух, вы раз - и среди сомпьюте... В реальности, откуда отправились и куда стремитесь.
        - Приспособление?
        - Да. Состоящее из трёх компонентов. Три... Можно назвать триптих. Или триумвират. Лучше - триединство.
        - Ясно. Кит, - кивнула Мариэль.
        - При чём здесь морское животное, женщина?
        - Kit - набор по-английски. Я была настоящей английской леди. В прошлой жизни, факинг щит, - она неприязненно глянула на виновника прекращения того существования.
        - Не будем излишне отвлекаться на терминологические трудности. Вам нужны: копьё Эдельвайса, щит Артура и указующая стрела.
        - Что за дерьмо?
        - Забудьте свой изысканный английский, леди. Слово "щит" означает не только то, о чём вы сказали, но и оборонительное оружие, в данном случае оно предохранит от коварных чар Птулху. Лишь очень особенным копьём волшебника можно убить. Ну, а указующая стрела, ползущая по карте Срединных Земель, покажет ваше положение и дальнейший маршрут до копья, щита и возмутительного чародея, - ящер сморщил и без того складчатый лоб. - В вашем странном мире он зовётся как магическое заклинание поиска "точки джи". Приблизительно так: джи-в-писе.
        - Джи-пи-эс-навигатор, - выдал мудрёное слово людоед. - Мариэль, он знает наш мир.
        - Утешил. Как найти GPS без GPS?
        - Действительно. Но, если проблема только в этом, я вас туда отвезу. Но сначала прошу одеть пару колец и произнести клятву приложить всевозможные усилия для успешного поиска составляющих триединого набора, а затем - справедливой кары Птулху. Если вы задумаете уклониться от миссии, первый час кольца начнут покалывать, потом сожмут палец до кости. Не образумитесь - разорвёт на куски. Снять или отрубить вместе с пальцем даже не пробуйте - взрыв гарантирован.
        - А в драке отрубит? - Алес с сомнением оглядел грубую серебристую шайбу на мизинце.
        - Тоже взорвётся. Ничем не могу помочь, таков уж ваш профессиональный риск, гм..
        коллеги. По окончании миссии кольца сообщат мне, что пора вас отправлять к железным игрушкам.
        - Не обманешь?
        - Честное драконье слово. В Серединных Землях оно нерушимо. А теперь прошу ко мне на спину. Везу к началу пути.
        Мариэль тоже не обрадовалась украшению сомнительной ювелирной ценности, оглядела со всех сторон и зло прошептала: "моя прелесть, мать твою".
        Глава двадцать четвёртая. Кит Серединных Земель.
        Полёт на драконе крайне поэтичен и беспредельно неудобен.
        Мощный взмах крыльев вжимает пятую точку всадника в костистый и весьма некомфортабельный хребет, отчётливо напоминая эпизод расставания с Петром Великим. Потом могучие кожаные лопасти поднимаются вверх, отчего спина заметно опускается. Алесу казалось, что зелёный частокол всякий раз убегает вниз, в пятки проваливается ливер людоедского брюха. Неприхотливый разум примата взопил: лучше идти пешком. Огр держался за передний шип, плотно прижавшись к нему, иначе следующий проколет пассажира насквозь.
        Учитывая, что ящер взмахивал не реже раза в минуту, то ещё в фазе набора высоты душегуб и эльфийка в изобилии познали радости морской болезни. Такое и не снилось им в реальном морском путешествии к английским берегам, когда планировали секим-башка семейству королевы Виктории. Наконец, полёт чрезвычайно энергозатратен. Поэтому перед взлётом динозавр слопал большую часть жареных эльфов вместе с волками, а сейчас мучился отрыжкой, которую встречным потоком ветра сдувало на наездников. Оттого к минуте захода на посадку они всерьёз задумались спрыгнуть на ходу, не дожидаясь сброса высоты. Когда рейс драконьих авиалиний закончился, оба повалились на траву, не имея даже ресурсов облегчить желудок. Всё израсходовано под облаками. Фу-у!
        - Королевство Долбоборода вырублено вон в тех скалах! - сказало напоследок триединство, стюардесса, пилот и самолёт в одном лице, точнее - морде.
        Лишь через полчаса Алес обрёл силы шевельнуться, а его перекачанная соучастница - матюгнуться .
        - Миссия хреновая с самого начала, - заявила она. Потом ещё кое-что добавила.
        Они с трудом приобрели вертикальное положение и взяли курс к скалам. Постепенно променад привёл их в чувство.
        - Надо пожрать, - заявил людоед, оглядывая спутницу отнюдь не с сексуальным вожделением.
        - Да. Завтрак остался в небе. Ужин - тоже, - чтобы отвлечь огра от плотоядных мыслей, она перевела тему на эльфийский меч, закалённый в пламени дракона и остуженный в теле всадника на волке. - Таким железякам полагается давать имена. Ты как его назвал?
        Мозги и память не могут быстро работать в теле, которое заточено лишь на разбивание дубиной людских голов и поедание остатков человеческого организма. Поэтому Алес с трудом вспомнил последний прочитанный им роман в стиле фэнтези. Там было что-то про айран, кисломолочный напиток вроде кефира из Азербайджана. Герои так любили его, что у них прорезались крылья, и они стали называть себя айранитами. Главный кефирщик в романе добыл волшебный меч по имени Кройцваген.
        - Странное имя. Кройц по-немецки - крест. Ваген - транспортное средство, машина, - Мариэль вспомнила фашистскую юность в теле Гитлера и немецкий язык. - На автомобиле можно ставить крест.
        Они переглянулись и хором назвали слово, которое у любого, хоть раз бывавшего в Российской Федерации, непроизвольно связывается с жирным крестом на местном автопроме:
        - "Лада-Калина"! [Вероятно, Сергей Бадей, украинский писатель-фантаст, придумавший меч "Кройцваген" для айранитов из трилогии "Свободный полёт", в качестве креста на авто имел в виду "Таврию" и Запорожскую автомобильную мануфактуру. Белорус вспомнил бы "Саманд". У каждой нации свои кресты на могиле отечественного автопрома.]
        Людоед подумал и сказал, что это хорошее название. "Лада-Калина", а также прочие жигулёвские вагены, как и меч, служат массовому истреблению человечества. Он выбросил старую железку и дубину, поправил Кройцваген и зашагал твёрже. Окажись на поясе нечто уровня "УАЗ-Патриот", огр подписался бы идти на Птулху хоть сейчас. Герой даже забыл о голоде минуты на три.
        К счастью для Мариэль, на пути к скалам они заметили поселение с неизменной таверной и столь же традиционным меню драка-обед-драка. Переночевали и с первыми лучами солнца зашагали по направлению к входу в столицу короля Долбоборода.
        - Не охота лезть в пещеры, - капризно заявила остроухая. - Дракон подобрал нас в осени. В Долбобородии весна. Хорошо-то как! Эльфы - существа тонкие. Мы природу чувствуем.
        Орк окинул взглядом тонкое существо с обхватом талии больше метра и бицепсами штангиста. Можно сказать - утончённое.
        - Хватит болтать. Пришли.
        Городская стража, завидев гостей, бросилась запирать толстые бревенчатые ворота. Эльфийка ступила ближе и задала вопрос с интонацией в голосе, с которой обычно в сбербанке опережают очередь старушек, выстроившихся за пенсией:
        - Мне только спросить... У короля когда приёмные дни?
        - Для вас - никогда! - рявкнул начальник поста, поверяя засов.
        Они расположились у входа, Алес развязал котомку с остатками завтрака и поделился с ушастой.
        - Будем сидеть. Ворота блокированы. Надоест - король сам выйдет.
        Эльфийка кивнула, обгрызая свиной бок. Но мирному плану людоеда оказалось не суждено сбыться по двум причинам: появилось неприятное покалывание в кольцах, призывающее к активности, вдобавок свинина исчерпалась раньше терпения осаждённых.
        - Не могло до утра обождать! - огр с сомнением глянул на "мою прелесть" и распухающий палец.
        - В пещерах освещение факелами. Пофиг когда идти, - возразила Мэриэль, прилаживая тетиву. - Опробуешь новинку.
        Безо всяких магических средств Алес поднял валун весом до полутоны над головой и впечатал его в бревенчатое полотно ворот. Они жалобно треснули, скрипнули, но не поддались. Зато успокоились кольца, признавшие возобновление наступательных действий.
        После ... надцатого удара одно из брёвен вылетело, в образовавшуюся щель мигом вжикнули две стрелы, вызвав оханье у парней, чьи организмы их поймали. Когда ворота разлетелись на куски, огр, плотно вошедший в режим поднял-бросил-поднял-бросил, продолжил в таком же темпе движение внутри пещер, расчищая дорогу летящими осколками гранита и не обращая внимания на человечков, наскакивавших сбоку. Стрелы и болты застревали в его толстенной куртке, служившей одновременно латами, наиболее рьяных отстреливала принцесса, беспокоясь лишь, чтобы Алес в порыве боевого безумия не забрёл в тупик. Но нет, самая широкая и логичная для наступления дорога привела в невероятных размеров пещеру, больше эллинга для дирижаблей, в дальнем конце которой показался роскошный замок, также вырубленный в массиве, а на площади выстроилась целая армия, в неё тотчас улетела полутонная каменюга.
        - Алес, стой! - эльфийка повисла у него на плечах. Если великан врубится в многосотенное воинство, она не сможет прикрыть его фланги. - Доставай "Ладу-Калину". Спиной к спине - и вперёд!
        Вскоре она убедилась, что рубиться в паре с людоедом невозможно никак. Он не владел ни малейшими приёмами фехтования. Волшебный меч просто крутился, образуя сверкающую плоскость, через которую не пробиться никакому оружию, а любое соприкосновение "Калины" с оружием или телом гвардии Долбоборода приводило к полному разрушению последних. Кардан от "Газели" в руках Алеса сработал бы точно также.
        Эльфийка держалась чуть позади, на безопасной дистанции от товарища по борьбе, в широком проходе между воинами, проделанном автомобильным крестом. Принцесса отбивалась двумя тесаками и злобно шипела, а, как известно, шипящая женщина бывает страшнее кидающейся сковородками и утюгами.
        Минут через десять битва стихла. Алес с огорчением опустил Кройцваген, которому больше некого убивать.
        - Приветствую вас в моих чертогах, герои! - торжественно провозгласил его величество Долбобород, перешагивая через гвардейские трупы.
        - У вас сегодня приёмный день? - спросила принцесса, остывая от массовых убийств. - Тут больше некого спросить.
        - Для вас - никаких расписаний, ибо, победив в честном бою четыреста лучших воинов королевства, вы доказали, что являетесь той самой парой богатырей из легенды, которые смогут завершить великую миссию и разрушить ложе зла, которое в свою очередь...
        - Перекусить бы, а?
        Физические упражнения как всегда вызвали у любителя людей гастрономическое позывы, тем более закуска валяется в изобилии. Но жрать подданных на глазах короля даже огру показалось верхом невоспитанности.
        - Для дорогих гостей почётный ужин - наименьшее, что могу для вас сделать. Как говаривал мой великий предок...
        - Не убивай болтуна. Пусть GPS отдаст, - шепнула Мариэль, увидевшая "Ладу-Калину", занесённую над королём. - Я сама еле сдерживаюсь.
        Древний артефакт, о котором говорилось так долго и торжественно, оказался всего-навсего мелкомасштабной картой Срединных Земель, нанесённой на толстую кожу, растянутую на доске. От столицы Долбобородии протянулся пунктирный маршрут к двум промежуточным точкам, финиш в закрашенных чёрном северных горах. Там, по идее, пресловутое Ложе Зла.
        Правый нижний угол карты украшен здоровой дыркой. Туда вонзил зазубренные ногти людоед, сдвигая и раздвигая пальцы. Он решил, что масштаб карты может увеличиваться и уменьшаться как на айпаде. Увидев, что огр портит артефакт, Мариэль отобрала и понесла метровый мобильный гаджет сама.
        Они вышли на рассвете после ночи, вместившей битву и ужин. Проклятые кольца не дают расслабиться ни на одну лишнюю минуту. Так, не теряя времени, оставив за спиной пяток разрушенных замков, сотню разгромленных таверн и полудюжину принцесс, спасённых из разбойничьих лап, межрасовая пара месяца за три вышла к необъятных размеров озеру.
        - ... вашу мать, - сказала утончённая. - Оказывается, волнистые полоски - вода. То есть хранилище щита там. Плавать умеешь?
        - Не-а.
        - Держи.
        Она сгрузила спутнику пожитки, большую часть одежды, обувь, оставив на себе короткие кожаные штаны и пояс с ножом. Кольцо лёгким уколом напомнило огру - не задерживай её. Упругие эльфийские сиськи поверх мощных грудных мышц навели людоеда на мысли, далёкие от миссии.
        - Милю в том направлении. Фиг знает сколько вглубь. Зашибись.
        Она прыгнула с берега и погребла к намеченному месту, легко толкая воду мощными взмахами рук. Огр проводил её глазами. Потом набрал сухих веток на берегу и развёл костёр. Его не сильно волновал живописный пейзаж побережья, напоминающий окрестности Селигера в середине лета. Жизнь примитивного примата проста и безыскусна: поесть, поспать, размяться в драке. Иногда сграбастать особь противоположного пола. Шура Карманов, заточённый внутри могучего людоедского тела, с ужасом представил, что за полгода такой жизни он полностью утратит память о человеческом существовании. А если летающая жаба права, и попаданцев забросит ещё дальше, в организмы лемуров или коал?
        Мариэль вернулась через час, удерживая ножом, воткнутым под жабры, огромную рыбину, в две трети роста лесной девы.
        - Она хотела есть меня. Мы будем есть её. Больше ничего не вышло.
        - Глубоко?
        - Офигительно, - на самом деле принцесса выразилась энергичнее. - Без магии туда не попасть.
        Странно, кольца молчат, словно давая время на обдумывание способов проникновения в озёрные глубины.
        - Сможешь подлодку построить?
        - Этими руками - запросто. Мозгами - нет.
        Эльфийку оно не удивило. Алес с каждым месяцем тупел всё заметнее. К концу миссии придётся вставить ему кольцо в нос и вести на цепи, постоянно рискуя быть съеденной.
        Они просидели до вечера на озёрном берегу, не выдумав ничего толкового. Затем послышалось шуршание множества копыт по песку. Мариэль срочно натянула тетиву, Алес положил лапу на рукоять меча.
        - Мир вам, добрые лю... существа, - поправился скачущий впереди всадник, разглядев нечеловеческий силуэт людоеда. - Прошу не причинять мне вреда, ибо несу вам весть полезную и предложение обоюдовыгодное.
        - Опять болтун, - огр вытащил меч до половины. Любой, умеющий произнести фразу длиннее пяти слов и тем самым перегружающий оперативную память его крохотного думающего устройства, автоматически попадает в число врагов, подлежащих немедленному тотальному уничтожению. Счастье, что на пути Алеса не встретились Пушкин, Достоевский, Толстой и Союз Писателей Российской Федерации.
        - Обожди. Послушаем предложение. Потом его зарежешь, - принцесса дождалась приближения кавалькады и предупредила говоруна о смертельной опасности демагогии.
        - Добрый вечер. Буду краток. Я - князь Пшешмысльский. Вы - явные герои пророчества. Нужно попасть в подводный храм. Верно?
        - Ну-у? - огр засунул меч обратно за пояс. Краткие рубленные фразы его успокоили.
        - Разбейте войско Витольда. Отдаю вам два магических артефакта. Сможете дышать под водой.
        - Ну-у... Да!
        - Обожди, - тормознула компаньона эльфийка. - Сколько войск у Витольда?
        - Тысяч десять.
        - А с Пшешмысльским двадцать. Займись ими. Я с князем потолкую.
        Пока "Лада-Калина" укорачивала тела и жизненный пусть княжеской свиты столь же гарантированно, как если бы они приобрели себе жигулёвское авто, могучая дама сдёрнула с седла его светлость, которую хотелось остричь на голову хотя бы за длину фамилии. Примотав знатное тело к палке знатной длины, воительница водрузила импровизированный вертел над углями, на те же рогулины, где недавно зажарилась рыбина. Латы и кольчуга быстро разогрелись, князь заорал.
        Вернулся Алес.
        - Подогреваешь? Хорошо. Вкусно.
        В уродливую голову пробилось воспоминание, как в далёком детстве он с мальчишками грел на костре железные консервы с мясом.
        - Сни-и-имите меня, - истошно взвыл консерв. - Не надо разбивать Витольда. Я так всё отдам!
        - Может, ещё повисишь? - недавняя звезда лондонского высшего света качнула сапогом кричащую тушу. - Решимости добавится.
        - Не-э-эт! Мой живот... Всё отдам! Снимите.
        - Нам не трудно, - огр сдёрнул вертел, пуская слюну от вкусного запаха поджаренного мяса.
        В замок князя поехали верхом. Светлость подпрыгивала на своей кобылке, постоянно охая от ожогов, Мариэль уверенно держалась рядом. Огр отловил всех лошадей, у него получилось семнадцать запасных. Средний лошадиный ресурс не превысил полумили, затем у копытного подкашивались или вообще ломались ноги, Алес невозмутимо перебирался на следующую конягу. Последняя издохла не откладывая, при одном виде седока, и в замок огр ввалился пешком.
        Охрана побоялась открывать, не взирая на присутствие хозяина и его жалостливые просьбы отворить как можно скорее. Великан двинул сапогом по калитке, потянулся за валуном. Кованая решётка быстро попозла вверх, деревянные створки распахнулись. Начальник поста догадался, что лишь таким образом он убережёт ворота от разрушения.
        Отобрав артефакты для водолазных развлечений, гости затребовали ужин. Эльфийская магия обнаружила сонные и даже отравляющие зелья сразу в трёх блюдах, о чём Мариэль не преминула сообщить огру. Тот с нескрываемым удовольствием затолкал их в Пшешмысльского. Князь побежал прочь из залы, надеясь почистить утробу в укромном месте, но заснул по пути.
        Наутро он не вышел. Слуга, с ужасом косясь на людоеда, сообщил, что правитель плох и сильно мается животом, оттого к завтраку не выйдет. От подсыпания гадостей княжеские подданные благоразумно отказались.
        Здесь Алес исполнил давнюю мечту: обзавёлся повозкой с волами. За воротами спросил у Мариэль, почему этот замок не разломали.
        - Для разнообразия, умник.
        На берегу они пустили животных пастись, нацепили синие ошейники из княжеских закромов.
        - Вдруг он наврал? Пойдём вниз и утонем?
        - Тогда вернусь и съем его! - отрезал огр.
        По мере спуска под воду артефакты засияли сапфировым цветом. Вокруг фигур путников надулись большие воздушные пузыри. Под ногами будто пролёг наклонный асфальт, никакого донного ила, не выталкивает на поверхность. Одно слово - Магия Древних. Ну, или два слова.
        Голубизна над головой превратилась в синеву, а потом в чернильно-чёрный свод. Если бы не доска с кожей, которую Мариэль захватила с собой, рискуя замочить, они бы давно заблудились и пропали во тьме.
        Наконец, впереди мелькнул призрачный свет, по мере приближения превратившийся во вполне нормальный. Пара ступила под огромный навес из прозрачного материала - льда или алмаза. Пузыри исчезли, и огр с эльфийкой вдохнули совершенно обычный чуть сыроватый воздух.
        Если бы Шура Карманов сохранил нормальный интеллект продвинутого компьютерного пользователя, то сказал бы, что интерфейс ошейника по протоколам обмена данных совпал с интерфейсом приёмной части подводного города. Но возможность оперировать подобными понятиями гибрид человека и людоеда уже утратил. Огр шагнул вперёд и спросил у спутницы, кого нужно убить в первую очередь.
        - Не торопись. Я скажу.
        - Э? Ага.
        Подводная королева Елоусубмарин приняла пришельцев приветливо и участливо, щит против магии пообещала, но тут же наградила дополнительным заданием.
        - Не пойдёт, - отрезала эльфийка. - Для вас стараемся. Ложе Зла уничтожим.
        - А попутно поможите решить мне небольшую проблему. Последние триста лет могучий подводный кракен...
        - Простите что перебиваю. Герои не могут так. Мы придём к кракену. Он согласится свалить. Но даст новое поручение. Там ещё одно. До бесконечности. Поэтому - никаких поручений. Мы спасём этот мир. Даже если попутно всех перебьём.
        - Но для кого тогда вы его спасаете? - удивилась королева в жёлтом.
        - Вообще спасаем. Мы - герои, не мыслители. Командовать огру уничтожение?
        - Слишком много слов! - прорычал Алес. - Убивать!
        Он вытащил "Ладу Калину", которая сегодня никого ещё не прикончила. День пропадает зря.
        - Принесите щит, - сломалась подводная королева. - И будьте добры как можно быстрее покинуть мой дворец.
        Третья точка предварительного маршрута помещена на карте на расстоянии приблизительно в двести миль от озера. К исходу следующего дня волы стали, да и лошадь прилично выдохлась. Огр разозлился. Обрывками фраз он объяснил, что пешком путешествует быстрее, а если ещё ждать, пока рогатое такси отдохнёт да нажрётся травы... В общем, довольно скоро крепкие зубы двух гуманоидов вонзились в жилистое мясо, а наутро оставшийся в живых понёс на загривке остатки вкусных частей своего собрата. Людоед, вышагивающий куда быстрее, чем комфортно для животного, постоянно его подстёгивал.
        Наконец закончилось не только воловье, но и лошадиное мясо. Мариэль снова поймала на себе гастрономические взгляды, но ей неожиданно повезло, как это всегда случается в историях в стиле фэнтези: на парочку напали разбойники. Эльфийке достались фрукты и сушёное мясо из котомок бандитов, Алесу - остальное. Она отошла чуть подальше, чтобы не видеть подробности его трапезы, и поблагодарила местных богов, что не сама сейчас наполняет безразмерный людоедский желудок.
        Дальнейший путь до хранилища копья не принёс особых приключений. Как уже говорилось, таверны и замки не в счёт. Зато в искомой точке нарисовался квест, изрядно превосходящий предыдущие. Город Ланцтаун, хранилище Эдельвайса, воспарил на высоту сотни локтей. И не очень далеко, и не допрыгнешь. Даже верёвку с кошкой не добросишь... Досада!
        Алес устроился поудобнее, развязал торбу с продуктами из последних развалин трактира и вытащил бутыль, увенчанную массивной каменной пробкой. К концу трапезы раздалось хлопанье крыльев, поток воздуха закидал пылью обглоданные кости, возле путешественников приземлился заказчик их миссии.
        - Что с кольцом? Я его не чувствую, - грозно вопросил дракон, разглядел подробности и протянул. - Не может быть!
        Располовиненная "Моя прелесть" нашлась поблизости.
        - Он им бутылку открыл, - догадалась Мариэль.
        - Сплав титана с вольфрамом, толщина стенки с палец, усилено магически. Поломал?
        Я предполагал, что орг может снять, потерять, или даже утратить руку вместе с кольцом, но тупо разломать его...
        - Много слов! - грозно рыкнул людоед и с мечом кинулся на ящерицу. Шипастый хвост легко отбросил его, но "Лада-Калина" снесла приличную часть гребня, показав незаурядную убойную силу.
        - Не сердись, динозавр, - урезонила его эльфийка. - Алес русский внутри. Он чо хошь развалит. Вот построить - увы.
        - Вдобавок здорово отупевший. Надо заканчивать. Забирайтесь на спину. Эй, не вздумай втыкать в меня зубочистку.
        Пока пара могучих гуманоидов обыскивала оружейку в поисках нужного копья, ящер присел на главной площади города, заглянул в глаза правителю Ланцтауна и недвусмысленно кивнул на парочку домов, сожжённых до тла единственным выдохом.
        - Хочешь, я улечу и без особой нужды не вернусь обратно?
        Градоначальник поправил кепку и с ужасом представил, какая потребуется плата.
        - Хочу, конечно...
        - Чудненько!
        Представьте пасть двухметровой ширины, внутри которой клубится пламя, ряды зубов-кинжалов в метре от собеседника, и эта пасть извергает детское слово "чудненько". Правитель почувствовал, что штаны надо менять, и трудно его в чём-либо упрекнуть.
        - Отправляешь человечка к штурвалу, или какой там у тебя агрегат управления. Пусть Ланцтаун немедленно летит к Северным горам, точное место укажут мои ассистенты. Там просто совершишь мягкую посадку и спустишь их на землю. Я рассчитываю на тебя и буду крайне разочарован, если не оправдаешь моих надежд.
        На площадь вышла парочка ассистентов. Или даже младших научных сотрудников. Старший из младших вынес здоровенный кол с огромным наконечником. Нормальные люди подняли бы его разве что вдвоём.
        - Отлично! - дракон даже улыбнулся. - До встречи у Птулху!
        - Нам к нему лететь?! - взвыл городской правитель, понадеявшийся выползти из этой истории с наименьшими потерями.
        - Не разочаровывай меня, - потрепал его по щёчке крылатый деспот. - До скорого!
        Путешествие на летающем диске понравилось куда больше, нежели безумная скачка на рептилии. Спрятавшись во дворце правителя города и обладателя кепки, поразительно напоминающей лужковскую, они не ощущали сумасшедшего вихря, свистевшего за стенами.
        Мариэль сложила вместе копьё, щит и навигатор.
        - Как сказал бы мой незабвенный босс Ульянов, вот три источника и три составных части спасения этого мира. Ура, товарищи!
        - У-у? - спросил огр.
        - Расслабься. Мы почти у цели. Только слушайся. У меня больше мозгов осталось.
        Человекоподобное человекоядное свернулось в клубок и захрапело.
        В щите Артура обнаружилась заглушка. Сняв её, эльфийка обнаружила, что копьё входит в щит и отлично фиксирует его посреди древка. К сожалению, всё вместе едва подъёмно даже для мощной принцессы, а на огра, чьи умственные способности и управляемость в плачевном состоянии, лучше не рассчитывать.
        Знала бы - заставила дракона переносить их по воздуху... Тоже не выход, Мариэль поёжилась от лётных впечатлений. Поздно жалеть и некогда отступать.
        Избавление от пассажиров превратилось в городской праздник Ланцтауна, годовщина которого непременно будет отмечаться ежегодно. Лесная воительница поёжилась в очередной раз - у подножия гор началась лёгкая метель. Огр передёрнул плечами и зарычал, оглядываясь на взлетающий диск. Там тепло и много вкусных двуногих. Как они называются? Забыл... Поздно, дичь уже далеко.
        Он потом много дней брёл за странной самкой непонятного ему племени, явно съедобной, которая скармливала огру куски мяса и сама оттого оставалась живой. Узкая заснеженная тропа, где порой проваливались по пояс, петляла и неохотно поднималась вверх.
        Порой нападали горные существа, прыгая сверху со скал и подкарауливая на тропе. Людоед легко рвал их на части, потом срывал шкуру голыми руками и сочно впивался зубами в тёплое сырое мясо. Спутница непременно навьючивала на него запас мяса и здоровенную палку, на которой посерёдке насажена какая-то хрень. Давным-давно огр знал, что это очень важная штука, но не мог вспомнить, откуда она и для чего. Может, женская особь знает? А, плевать. Ему всё равно.
        День изнуряющего перехода сменялся ночью, когда двое путников зарывались в снег и прижимались друг к другу. Они ещё до подводного города забросили секс, только грелись. Понимает ли женщина, что обратного пути из гор и снегов просто нет? Или бредёт из чистого упрямства? Эти вопросы огр не задавал. О титановом кольце на пальце Мариэль он, естественно, тоже забыл. А именно оно не даст повернуть, не добившись цели.
        Однажды, после двух или трёх часов карабканья по скалам, где тропа приобрела нечеловеческую крутизну, женская особь указала великану на высокую чёрную башню. Самка чётко произнесла:
        - Там тепло. Там еда. Там враг.
        Огр махнул головой, типа - не дурак, понимаю.
        - Врага убить. Тепло и еда наши.
        Не понимая лишь одного - какого чёрта ещё ждём, людоед перехватил копьё на манер дубины и ринулся вперёд.
        Он попал во все расставленные на пути ловушки. Педаль, при нажатии которой должны сыпаться стрелы, жалобно рассыпалась под огромной тушей. От огненного ливня огр только прикрылся пятернёй и слегка опалил щетину. Вылетевшие из стен дротики пробили куртку и застряли в рёбрах, не доставая до жизненно важных органов. Огромный топор, рухнувший сверху и способный перерубить пополам быка, любитель человечены просто перехватил и бросил вперёд, разрушив очередное механическое приспособление, нечаянно растоптал пучок выползших ядовитых змей. Магические атаки отразил щит Артура. Мариэль просочилась за живым танком след вслед, чвствуя себя в сравнительной безопасности.
        Напоминая ежа от воткнувшихся стрел и дротиков, хлюпая кровью в сапогах от мелких ран, огр с рёвом ворвался в главный зал с чёрным троном у стены и здоровенной каменной кроватью в центре.
        - Поздравляю смельчаков! Признаться, вы первые, кто за триста лет добрался хотя бы до этого места.
        Злой маг Птулху преспокойно выплыл к атакующей парочке, покачиваясь под потолком. Каннибал высоко подпрыгнул, но не смог дотянуться. Пущенные эльфийкой стрелы растаяли в защитном поле.
        - Придётся договариваться, ребята. Не скрою, ваши щит и копьё представляют для меня угрозу. Но пока я у потолка, меня не достать. И вас мне обидить сложно, когда щит Артура в руках огра и нейтрализует мою магию. Поэтому для начала объясните, какого лешего намереваетесь меня убить.
        - По поручению дракона по имени... Просто дракона. Сказал, вы сделали Ложе Зла, - принцесса ткнула стрелой в сторону каменного мебельного артефакта.
        - Девочка, вы не похожи на идеалистку, готовую карать Зло во имя Добра. Будьте любезны, сообщите ваши мотивы.
        - Ы-ы-ы! - взвыл людоед. Маг ничего не понял и не обратил внимания, а Мариэль догадалась, что вопль означает "много слов!" и крайнюю степень агрессии.
        - Мы - попаданцы. Дракон обещал вернуть нас.
        - В исходный мир? Занятно. Что у вас там?
        - Автомобили, компьютеры, мобильники.
        - Как же знаю. Но видите ли, уважаемая эльфийская принцесса, я тоже могу вас отправить в укзанное место. Обратите внимание на ситуацию: я здесь и полон сил, дракон где-то. У меня понятная причина - избавиться от вас. Дракон может плюнуть, прикрывшись вашим доверием в ничем не подкреплённые слова клятвы. Поэтому предложение моё таково: вы складываете лук, копьё со щитом, меч, закалённый в дыхании дракона...
        - Ы-ы-ы-ы!!!
        Огр метнул артефакт прямо в болтуна, желая прекратить нескончаемый поток слов. Деревянно-стальная конструкция массой больше центнера пробила Птулху насквозь и пришпилила к потолку словно бабочку. Сверху полилась кровавая капель.
        Алес упёрся и сдвинул под капли Ложе Зла, сверху водрузил огромный стол, смахнув с него свитки бумаг, забрался на него и попробовал дотянуться до ноги волшебника. Не достав метра полтора, отправился на поиски других подставок.
        - Что он делает?
        - Он добыл вас. Теперь сдёрнет и съест.
        Маг обнаружил, что съехал по древку к самому щиту Артура, а край мантии висит совсем низко над столом, роняя тёмно-бордовые капли. Появился людоед, сжимая в лапах массивное кресло. При виде снизившийся жертвы он довольно заурчал.
        - Леди... Я вижу, вы истинная леди. Дайте согласие на ваш перенос.
        - Только если поклянёшься. Забросишь в наш мир. Где компьютеры и мобильники.
        - Клянусь! - закашлялся маг. Трудно говорить и тем более клясться, когда живот пробит копьём толщиной в бедро.
        Мариэль почувствовала зверский укол кольца. Ящер недоделанный, поучать вздумал, вдруг рассердилась она. К местным разборкам, обидам и Ложу Зла попаданцы не имеют ни малейшего отношения, им, по большому счёту, на всё наплевать.
        - Поджигай!
        - Что?
        - Переноси, мать твою...
        Истратив магические силы, которых в присутствии щита Артура ушло неожиданно много, Птулху потерял сознание. Его скелет, пришпиленный к потолку, обнаружили любители горных походов три столетия спустя.
        Глава двадцать пятая. Ночной Надзор.
        - Ур-ра! - завопила Мария. - Наконец-то мы вернулись в наше время. Только куда нас выкинуло?
        По широкому проспекту несутся автомобили, несмотря на ночное время. Страшно представить, какие пробки возникнут, когда рассветёт.
        - Сие истинный лик? - Шура увидел простоватого вида деваху, широкую в кости, конопатую, лет двадцати трёх - двадцати пяти в тщательно продырявленных джинсах, лёгкой трикотажной шапочке и в байке с капюшоном.
        Она обнаружила мешковатую сумку на плече, извлекла зеркало, критически осмотрелась.
        - Ну да. Что, не нравлюсь? Ты тоже какой-то необычный. Щуплый слишком, - Маша протянула ему зеркало. - Не комплексуй. Я к тебе к любому привыкла.
        Но попаданец не задержал взгляд на зеркале и указал куда-то вдаль. На сияющую огнями Останкинскую телебашню.
        - Реку: егда башня, се - Москва.
        - Бросай средневековый жаргон. Можно снова говорить "пичалька", и тебя поймут! -девушка сообразила, наконец, что её многолетний спутник вернул способность к членораздельной речи. Вот что значит попасть в своё время и в своё тело!
        Радость не продлилась долго.
        - Стоять-бояться! Несанкционированная магия четвёртого уровня. Властью Ночного Надзора вы задержаны.
        - Ух ты! А кто ты такой? - включил дурака Шура. Нет в России человека, не знающего о противостоянии Светлых и Тёмных Других.
        - Я - Светлый Маг Антон Городовой. Пройдёмте.
        - Саш, не упирайся. В Москве у тебя знакомые есть? У меня тоже нет. Вот и пообщаемся.
        Городовой запихнул попаданцев в кабину ржавой "Газели", тронул машину и строго спросил:
        - Почему не инициированные?
        - А что такое "инициированные"? - наивно брякнула Машка.
        - Ну, типа как тебя Бонапарт, татары и ещё сотни три мужиков.
        - Нет! - Городовой пресёк шурино хамство. - У обоих явные склонности к магии. Вы не просто люди. Вы - Другие. Осталось лишь разбудить способности. Иными словами - инициировать.
        - Вот почему нас по мирам мотает! - сообразил Карманов и кратко рассказал волшебнику их запутанную историю. - А чо мы у вас нарушили?
        - За что повязали, волки позорные! - усмехнулся Антон. - Понимаете ли, ребята, здесь соблюдается баланс Добра и Зла, Света и Тьмы. Я, естественно, рыцарь Добра и Света, как и наша команда с Пресветлым Нассером во главе. Зло и тьму представляет банда Претёмного Забухлона. Чтобы не спалить мир в непрестанной борьбе, высшие маги образовали Инквизицию. Понятно? На каждое использование заклятия нужна лицензия, у вас её нет.
        Городовой обрисовал общую магическую картину. Над голубой планетой висит чёрно-белое марево, не видимое даже с искусственных спутников. Это - общая аура всех живых организмов Земли, её магическая энергетика. Внутри не прекращается борьба между Светлыми (Ночным Надзором), и Тёмными (Дневным Надзором). Оттого сумрачный цвет земного шара чуть-чуть колеблется, становясь светлее или темнее, будто незримый настройщик крутит в обе стороны регулятор яркости чёрно-белого монитора.
        Маги постоянно путаются. Ночью - темно, по логике вещей Ночной Надзор должен принадлежать тёмным, а Дневной светлым. Чтобы путаница не разрасталась, за всеми Надзорами - Ночным, Дневным, Сумеречным, Последним, Мелким и Новым - следят упомянутые инквизиторы, явно проваливая свою работу, ибо количество Надзоров разрастается в нездоровом темпе. В XXI веке в серо-белых тучах Полумрака мелькнули цветные полоски, пока Инквизицией не замеченные, но взволновавшие московских Других. Дозорные постоянно о них рапортуют Светлому Вождю, но тот упорно игнорирует рапорты и требует доказательств. Попаданцы идеально подходят. У Маши зеленоватый оттенок светлого, след эльфийской сущности в прежнем мире. Шура унаследовал от людоеда коричневую какашную полоску.
        - Понятно, что за использование магии вы ответственности не понесёте. Но я обязан вас доставить к Нассеру, представить, так сказать. Не хотите до утра со мной покататься?
        - Конечно!
        Их энтузиазм чуть уменьшился, когда взглядам предстала весьма ржавая "Газель". Карманов сочувствующе глянул на Светлого Мага.
        - Ночной Позор?
        - К сожалению, круглосуточный. Но другого нет. Залезайте. Совсем немного магии, и она даже заведётся.
        Они колесили по ночной Москве, с удовольствием болтали, и попаданцы почувствовали себя почти дома, пока Антон не обронил, что его знакомый прошлым летом отдыхал на Южном побережье Канады. Даже Машка с её женским топографическим кретинизмом в курсе, что Канада имеет западный, восточный и северный берег, на юге - Соединённые Штаты Америки.
        - Подумаешь, - махнул рукой светлый маг. - Какая-то группа островков до Мексики, ну, сбоку Гавайи и Аляска.
        - А раньше...
        - Ну да, раньше это единый материк был. Но во время Второй Мировой войны случилась странная вещь. Никто точно не знает, в сорок четвёртом году в лаборатории в Лос-Аламосе, где продвигался секретный проект "Манхеттен", появился обдолбанный человечек, заявивший, что он из России будущего. Желая, чтобы американцы успели разбомбить бомбить Берлин атомными бомбами и тем сберегли солдат Жукова, он от души насоветовал разного. Возможно, что-то замкнуло. В общем, над бывшими Соединёнными Штатами плещется Американское море, соединяя Атлантику и Тихий океан.
        Молодые люди приуныли. Значит, это не их и, вероятнее всего, не последний мир в странствиях.
        - Год хоть какой? И дата?
        - 1 июня 2012 года.
        - И что у вас тут? - без особого энтузиазма спросил Шура.
        - Путин только что победил на президентских выборах.
        Ну, главное в этом стабильность. Фиг с ней, с Америкой.
        - До утреннего совещания час. Я знаю приличную круглосуточную забегаловку, её все наши уважают. Так и называют: Ночной Дожор.
        Съеденный впервые за десятилетия, гамбургер показался чем-то новым, непознанным и даже вкусным. Жуя и катаясь, они убили остаток времени.
        - Приехали! Как раз светает.
        Антон остановил "Газель" у глухой стены с вывеской "Русглавсвет". Лишь на третьем этаже и выше заметны окна.
        - А как мы внутрь пройдём?
        - Как обычно, через Полумрак.
        Маг взял парочку за руки, ступил в тень от грузовика и через заплесневелый тамбур пробрался на лестницу, ведущую наверх. Они вошли в кабинет босса ровно к началу утреннего совещания с патрулями и осмотра ночного улова.
        - Всем выйти из Полумрака! - рявкнул Пресветлый Нассер. Посмотрел на результат своей команды и вздохнул. - Лучше бы не выходили.
        Звякнуло стекло. Кто-то оставил в Полумраке недопитую бутылку, заначенную на потом. Высший Cветлый маг Антон Городовой случайно задел её ногой, она выкатилась прямо под стол Нассера. Пролитый свежий виски составил резкий контраст с вискарьным же ароматом, доносящимся из организмов Cветлых Других.
        - Высшие Другие, а напиваются как обычные люди!
        - Прости, Пресветлый. Душа болит, что не можем направо-налево спасать человечество заклятьями первого-второго уровня. От собственных терзаний магия не помогает. И так тысячу лет. Вот и снимаем стресс человечьими методами, - Ольга, старая возлюбленная и новый фаворит вождя, приняла удар на себя, прикрывая молодых, многим из которых даже двухсот лет не исполнилось - сущие дети.
        - Так. Эти шестеро - кто?
        Стоявшая в углу парочка малолетних недорослей по свечению ауры никак не относится к зрелым магам. Так, начинающие Другие. Худая, но с большой попой и прочими сладкими округлостями, черноволосая дама средних лет явно сильнее парочки, пусть и не дотягивает до Антона и Ольги. В дальний угол вжались Маша с Шурой.
        - Пресветлый, посмотри на их ауры. Тут не на вискарь, на героин впору подсесть, - простонал Городовой.
        Нассер посмотрел. Попытался вспомнить - что сам пил вчера. Не вспомнил. Или не пил, или так пил, что не помнил. Приказал себе: оставить самокопания на потом. Сначала нужно вернуть дееспособность маленькой армии Cветлых.
        - Дружно взялись и привели себя в порядок. Если Дневной Надзор засечёт выплеск Силы, подарю им право на одно заклятье пятого уровня. Начинаем!
        Для перестраховки Нассер и себя охватил. Мало ли. От бурления Силы и взаимодействия мощных разнородных аур по кабинету пронеслись вихри, засверкали молнии, моргнули электролампочки и запахло сгоревшим чайником "Тефаль". Пресветлый ещё чуть-чуть помагичил, наводя эстетику в комнате. Мужчины подтянулись, поправили невидимые портупеи и виртуальные фуражки - теперь все молодцы как лейб-гвардейцы. Женщины уложили вставшие дыбом волосы, а круглопопая возмущённо заявила:
        - Шо цэ робицца, людыны?
        Прямо над её чёрной стрижкой в Полумраке висит уложенная в круг блондинистая коса, источающая нимб жёлто-голубого оттенка. Вопреки законам физики, цвета не смешались в зелёный. Нассер вспомнил про единственное место на Земле, где эти цвета не меняются, как ни объединяй их, всегда оставаясь жовто-блакитными.
        У юной парочки ауры тоже полыхнули многоцветием. Сравнительно строго одетая девушка, если не считать мини-юбки чуть ниже стрингов, сияет зелёным цветом, подчёркнутым красной полосой. Слева на ауре чётко отпечатался белый орнамент. Топик с надписью "Динамо-Минск хоккей тим", у обычных женщин подпираемый бюстом, у хоккейной фанатки в полной гармонии с аурой украшен красно-зелёным значком "Я люблю Беларусь". Парень светится бело-красно-белым астральным огнём, сочетающимся с надписью на майке "Жыве Беларусь!", пирсингом, татушками, феньками, пластиковыми перстнями, серьгой, рваными джинсами и прочими признаками несогласия с правящим режимом, всё равно - каким.
        Вдруг молодёжь, заметив приборочные усилия хозяина кабинета, сочла себя в стороне от зоны внимания и слилась в поцелуе. Как только их ауры соприкоснулись, там произошли события, заставившие всех присутствующих забросить послепохмельные заботы и уставиться в Полумрак позади белорусов. Из бело-красно-белого облачка выскочили тени, беззвучно оравшие: "Ганьба!", а навстречу им рванулись красно-зелёные призраки ОМОНа. Но стоило им встретиться, вместо потасовки их накрыла любовь, тут же утонувшая в вожделении. Так бы и в жизни.
        Маги представили засос присутствующей украинки с Другим из электората Януковича и вернулись к насущным делам.
        - Эти - понятно. Но Тёмного зачем приволокли?
        С беспросветно-чёрной аурой вампира интересный контраст составил белый бантик на груди, а также белоснежная майка с лозунгом "за честные выборы".
        - Нам его Дневной Надзор сдал, они не справились. Парень болел за Прохорова, очень расстроился после голосования, сам нашёл вампира, практически изнасиловал его, заставив себя инициировать, и поклялся перекусать всю Единую Россию, - услышав Городового, ё-кровосос радостно открыл рот, демонстрируя клыки, заточенные на партию власти.
        - Почему коммунистов и жириновцев не трогает? Они тоже часть голосов увели, - полюбопытствовала Ольга.
        - Такие волки, сами кого хочешь покусают, - охотно ответил зубастый. - Вот демократы подставляют шею без сопротивления, но какие-то вялые, невкусные они.
        - С ним всё ясно, он нацболов не отведал, - щелчком пальцев Пресветлый дематериализовал вампира. - А что с иностранцами будем делать? Вот ты, девочка, кто тебя инициировал?
        - Ну как же, сам...
        - Что, он сам?!
        - Нет, его хоккейный клуб, Минское "Динамо", в раздевалке. Молодёжный состав.
        - И как, интересно, они вас инициировали?
        - Ну, вы же взрослый человек, как там вас называют, Пресветлый. Должны понимать, - девочка потупилась и немного покраснела. Её кавалер отодвинулся и глянул осуждающе.
        - Экстаз фанаток хоккейной команды. Да, стихийная инициация возможна, - заключил Нассер и переключился на оппозиционера. - Вас, юноша, как угораздило? В штаб-квартире Белорусского Народного Фронта такие же свободные нравы как в хоккее?
        - Не трэба здзеквацца над свядомыми.
        - А ещё не стоит среди Москвы путать нас белорусской мовой. Я уверен, что вы прекрасно понимаете и говорите по-русски.
        - Так, москаль. Звиняйте. Швидко всэ. Ещё вчера я кричала на Майдане: "свободу Юлии Тимошенко" и "долой уголовную клику Януковича", - киевлянка указала на белорусов. - У них то же самое.
        - Пусть, но не нужно издеваться над белорусскими патриотами, - неформал счёл своим долгом изображать себя в оппозиции всему, что его окружало. Даже по отношению к Светлым Другим. - Инициировал меня боец ОМОНа.
        - В раздевалке? Как девушку?
        - Нет, зачем же. Стукнул дубинкой на площади Незалежности. Всего-то я разбил дверь в здании правительства да менту в рожу камень кинул. Представьте, из-за этого драться и на десять суток закрывать? Сатрапы! - борец за свободу аж закипел в благородном негодовании. О том, что в любой иной стране он получил бы за подобное больший срок, начинающий оппозиционер не задумался. - А потом на заборе МВД написал "казлы" баллончиком, от ментов убегал и сам в Полумрак запрыгнул. Они почти сквозь меня прошли и ничего не заметили, дебилы. Ну, я-то "Ночной Надзор" смотрел, сам врубился, что к чему. Только не понимаю, почему вокруг голов вороны не летают?
        Светлых магов передёрнуло, некоторые взвыли. Вороньи стаи над головами артистов в экранизации "Ночного Надзора" произошли от экономии средств на компьютерной технике. Хоть на спецэффекты были выделены огромные средства, за которые можно купить суперкомп и нанять сотню лучших программистов, режиссёр как-то иначе заплатил. В результате вместо трёхмерных воронок инферно над головами персонажей в фильме крутятся стаи плоских двумерных ворон, будто нарисованных на древнем белорусском компьютере "Минск-32". Ворона-воронка, разница всего в одну букву, стоит ли напрягаться? Зато любой человек, случайно узнавший в соседе Другого, Светлого или Тёмного - любого, вусмерть надоедает ему вопросами о вороньих стаях и о том, загажен ли Полумрак птичьим калом, пока не получает в нос "воздушный кулак" и не отрубается.
        Нассер перевёл взгляд на активистку БЮТ. Ольга внимательно проследила, чтобы тот разглядывал глаза и ауру киевлянки, не её БЮТ-с. В смысле, бюст.
        - Вас как угораздило?
        - У меня всё проще. Когда Тимошенко у власти была, я работала... в хорошем месте. Ну, где бюджетные потоки на маленькие струйки разделяются. Там всегда брызги летят, их очень приятно ловить. Потом блок Юлии Тимошенко проиграл выборы, а кормилица отправилась в тюрьму, на хлебные места посадили всяких восточных деятелей из Партии Регионов. Поймите, не жизнь это, когда "Бугатти" хоть раз в год не поменять на свежую. Виллу на Мальте заложить пришлось, - украинка заломила идеально ухоженные пальцы.
        Светлые маги потемнели лицом - их оклад не превышает ста тысяч рублей, подработки запрещены под страхом развоплощения, а у крыльца вместо "Бугатти-Вейрон" дремлют "Лады-Калины", не считая "Волги" богатого Нассера да потрёпанных импортных дворняжек, которые дешевле новых "Жигулей". На красный "ЗиЛ-131" с меховым рулём, героически погибший в кадрах "Дневного Надзора", денег не хватило бы у всех Светлых, разве что на мех. "Бентли", "Майбахи", "Мазератти" или, на самый крайний случай, "Лексусы" остаются привилегией Тёмных, из-за чего ненависть Светлых к ним крепчает как маразм в Доме-2.
        - ... Стала я медитировать перед телевизором. У нас что ни включи - Янукович на трибуне с гетманской булавой в руке и под трезубцем. Потом - бам, как будто телевизор выключился. Толком в себя пришла лишь на следующий день, на Крещатике, когда к Верховной Раде шли. Смотрю: у Панасюка над головой что-то плотное тёмное крутится, воронка такая. Я сразу поняла - это навроде ваших ворон, только вижу их неправильно, - Светлые застонали повторно. - Потом "Беркут" налетел, типа москальского ОМОНа, ещё хуже. Мне повезло, пару раз врезали и отпустили, а Панасюка загребли. И не выпустили, представляете? Им денег нормально предлагали, а они ни в какую.
        - Да, если за деньги не отпускают, это форменный беспредел, - поддакнули присутствующие.
        - Проклинать Януковича не пробовали? Порчу наслать, внушить Юльку выпустить? - Ольга внимательно рассмотрела жовто-блакитное зарево, но не нашла там чёрных пятен, лишь остаточные оранжевые искры. Что интересно, безудержное казнокрадство сторонницы Тимошенко не оставило ни малейших угрызений совести на ауре, хотя сама совесть в исправности - женщина искренне ругает себя за воробья, задавленного колесом "Бугатти". Видимо, присвоение сотен миллионов гривен считается настолько естественным делом для бывшей чиновницы, что ожидать какого бы то ни было волнения по этому поводу глупо.
        - А толку? Его такие магические поля окружают, без "Искандера" не пробиться.
        Ольга с жалостью глянула на белорусского диссидента. Если за главу государства голосует свыше пятидесяти процентов избирателей, а часть из них на него чуть ли не молится, не то что чары - "Искандер" бессилен.
        - Принимаю решение. Вызываю Инквизицию. Пусть это будет их головная боль, - Пресветлый включил командный тон. - Всем выйти из кабинета!
        Нассер не любил связываться с Инквизицией, потому удалил подчинённых, дабы не пришибить кого-нибудь от раздражения.
        Инквизитор, услышав о цветных аурах из постсоветских стран, не поверил бы, если б не знакомство с Нассером, перевалившее за тысячу лет. Тот пожаловался - фильмы с воронами привлекли столько фанатов, что стихийной цветной инициализации можно не удивляться.
        Пока высшие торговались, Антон, ощутивший киношную тематику переговоров даже через магические барьеры Нассера, удручённо рассказал Семёну и попаданцам:
        - После "Дневного Надзора" я подкатил к Жанне Криски, отрекомендовался, что и есть тот самый Городовой, которого она по фильму любит. Ну, пообедать пригласил, скромно - ты же мою зарплату знаешь. Она осмотрела меня с брезгливым интересом, пожала идеальными плечами. Потом заявила, что с Хаменским, меня сыгравшим, может и замутила бы. Я для неё слишком невзрачный.
        - Малинки-малинки, такие вечеринки, - пробулькал через смех Семён. - Зато не надо Светлане врать, отчего ты Жанной Криски пахнешь. Хорошо хоть, Антон, что ты не Тёмный, не бабахнул её приворотом.
        - Тогда бы с Оксаны Фёдоровой начал. Нет, такие мысли не годится иметь даже в шутку. Жена, работа и чувство долга - вот весь наш экстаз. Лучше музыку послушаем.
        Семён подключил плеер к колонкам, и на коридоре офиса Ночного Надзора зазвучала "Ария":
        Далеко, там, где неба
        Кончается край,
        Ты найдёшь
        Потерянный рай.
        Во сне хитрый демон
        Может пройти сквозь стены,
        Дыханье у спящих
        Он умеет похищать.
        Бояться не надо,
        Душа моя будет рядом.
        Твои сновиденья
        До рассвета охранять.
        - Видишь, - сказал Семён. Хитрый демон может пройти сквозь стены. Настоящая полумрачная тварь. А мы, Ночной Надзор, до рассвета охраняем москвичей от них.
        - К чему это? - удивился Антон.
        - Сам не знаю. Но во всех "Надзорах" обязательно вставлен текст какой-нибудь рок-группы или певца. Например, "Я свободен" Кипелова. Потом автор обосновывает, каким боком романтический текст про любовь или её увядание имеет отношение к борьбе Светлых и Тёмных, хотя на самом деле - ни в малейшей степени. Вот и я заразился.
        Антону не понравилось.
        - Не смей критиковать автора "Ночного Надзора". Он - гений, выше критики, насмешек и всяких там пародий.
        - Да ладно, ладно, - смешался Семён, заметив, что даже неициированные Другие смотрят на него с осуждением. - Кто ж спорит, что гений. А в компании Пресветлого и пошутить об авторе нельзя. Развоплотит.
        Нассер закончил нудные переговоры и снова зазвал Городового.
        - Только что инквизиторы узнали, что на Аляске накануне праймериз тоже разноцветные ауры проявились.
        - Матрасно-полосатые?
        - Нет, Антон, нет. Зеленоватые, с портретом в овале. Какой ты недогадливый. Поэтому едешь в командировку. Где у нас курортная зона, чтоб были представлены белорусы и богатые украинцы, как у меня утром в кабинете, и, понятно, россияне всех мастей?
        - В Хургаде.
        - Опять решил в отпуск за счёт командировочных сгонять. Не выйдет. Да и дорого по нынешним временам Египет - это же целых пятнадцать тысяч! Кроме суточных, но их не надо - там всё включено.
        - Дорогой шеф, зачем вы мне говорите про ол инклюзив, если на Красное море я не лечу?
        - А? Не обращай внимания, для себя прицениваюсь. Тебе Крым оплачу, но без билетов. Будешь по пляжу шастать и ауры рассматривать. Не смейся. Происходит нечто ужасное, что ни я, ни Тёмные, ни Инквизиция не можем понять. Скорее всего, Полумрак начал какую-то свою игру, в результате которой запросто нарушится мировое равновесие. Мир гибнет, Антон, и на тебя вся надежда. Другим даже говорить не буду, чтобы паники не подымать. Кстати, новичков возьми, попаданцев, - великий Пресветлый кивнул на бедовую парочку. - Инициируй заодно.
        Опять зайцем лететь, подумал Городовой и поехал домой собираться. Зайцем он и на Бали может попасть - какая разница. Нет, что-то знает Пресветлый Нассер и темнит как всегда. Никому не угадать его интригу, даже ближайшим соратникам.
        Светлана сама собрала мужа. Догадываясь, что хилые командировочные не покроют расходы на багаж, она наложила чары на чехол от ноутбука и погрузила в него двенадцать смен белья, три костюма, четырнадцать рубашек, шесть пар обуви, акваланг с запасными баллонами и компрессор, надувную лодку, подвесной мотор Ямаха-50, пять канистр бензина, палатку, матрас, сверху - продуктов на те же двенадцать дней.
        - Лодку и ружьё для подводной охоты - понятно. Но зачем мне пулемёт Калашникова?
        - Надо всё предусмотреть, милый. Вдруг тебе как всегда понадобится кого-нибудь убить. Ты же Светлый Другой. Иногда лучше воспользоваться пулемётом, чем демонстрировать применение Силы. Кстати, в Египте после революции цены на оружие выросли. Ты там его, если что, продашь вчетверо дороже, чем за ствол с патронами просят подмосковные прапорщики.
        Тут в разговор встряла их маленькая дочь, Светлая Другая невероятной силы. И такой же бесцеремонности.
        - Мама, а ты папе презервативы на двенадцать дней положила?
        - Что ты такое говоришь, Наденька? - ужаснулась Светлана.
        - Сама точно не знаю. Смотрела передачу по ТНТ, там тоже жена мужа на юг собирала, а подруга ей говорит: "Пусть лучше у него будут презервативы, и он не воспользуется, чем их не окажется в нужный момент и он привезёт заразу". Кстати, я их никогда не видела, вот и хотела посмотреть, как ты их папе кладёшь. Мама и папа, а что это вообще такое?
        - Одноразовое охранное заклятие. Но ты не волнуйся дочка, я не пойду к ведьмам, от которых оно нужно.
        - Типа амулета? Его на шею одевают?
        Светлана сунула пакетик в ноутбучную сумку, сердито буркнула: "по возвращении пересчитаю". К счастью, внимание ребёнка переключилось, и уточняющий вопрос о месте надевания амулета не прозвучал.
        Антон решил, пусть будут. Попаданка Машка не во вкусе Светлого Другого, но на безрыбье...
        - На всякий случай я зарядила сумку на двадцать дней, по весу она ощущается как двухкилограммовая. Если заряд кончится до того, как ты её освободишь, сумку разорвёт вещами, а пулемёт может выстрелить.
        - Спасибо, любимая!
        Глава двадцать шестая. Магия Шарм-эль-Шейха.
        Неторопливо ввинчиваясь в толпу вылетающих из Внуково, Антон Городовой узнал, во-первых, что в силу летнего наплыва отдыхающих купить билеты на любые южные направления не реально. Во-вторых, перед рейсом на Симферополь объявили регистрацию на другие курортные точки. Анталия, Кипр, Эйлат, Барселона, Алжир, Крит... и Симферополь. Сравнение не в пользу последнего. Так, лихорадочно сообразил Светлый, что шеф мог иметь в виду на самом деле, подталкивая меня к Крыму, но разговаривая о Египте? У него семь пятниц на неделе и никогда не понять, какая именно пятница сегодня. Скорее всего, курорты Египта и имелись в виду. Хургаду он вроде как на себя берёт, значит - Шарм-эль-Шейх. Если спасать мир всё равно где, лучше выбрать местечко поприятнее.
        У старого Ил-86 есть общая черта с новым Боинг-747 - множество мест, где можно спрятаться и неторопливо ковырять банку с тушёнкой из ноутбучной сумки на высоте десять тысяч метров. Самолёт трясёт, раскачивает, в нём всё скрипит и, казалось, готовится отвалиться в любой момент. Но маг никогда не поднимался на борт, не проследив линию жизни пассажиров часов на пять вперёд, потому стоически и бесстрашно перенёс турбулентность.
        - Ребята, вы как?
        - После телег и парусников - высший класс, - гордо заявил Шура, Маша попросила поделиться тушёнкой.
        Тут к ним подошла стюардесса и бесцеремонно спросила, какого хрена они летят без билетов. Антон торопливо осмотрел её ауру - не Другая, обычный человек. Как же она смогла проникнуть под полог невидимости?
        - Слушайте, зайцы, я восемь лет летаю и всякого насмотрелась. Безбилетники и в гондолу шасси забирались, и в багажных сумках калачиком сворачивались. А тут решили невидимыми прикинуться. Тоже мне, Гарипотеры из "Дневного Позора". Платите, или я зову парней, они вас прямо над Средиземным морем высадят.
        Вряд ли, решил Светлый, но по приземлении в полицию сдадут. Нам нужна реклама?
        Он протянул ей сто евро. Стюардесса хмыкнула от мизерности суммы, но соизволила растаять.
        - Пошли. Есть места в салоне. А то пришибут вас здесь ненароком, если кто не знает, что вы невидимые.
        Через проход пассажир читал "Новый Надзор". Городовой от обиды даже зубами скрипнул. В романе его посылают в Англию бизнес-классом с отличными суточными. Как хорошо в сказке. Реальная жизнь - вот она. Точно придётся ствол продавать. Или униженно просить Нассера сделать портал.
        В аэропорту Антон и попаданцы отстояли длинную, но быстро двигавшеюся очередь к кабинкам, где египетские офицеры, увенчанные огромными, прямо-таки генеральскими звёздами на чёрных погонах, вклеили визы в паспорта. Они, конечно, могли пройти через Полумрак и точно также потом забраться в самолёт. Просто в аэропорту одновременно оказались пассажиры с московского, питерского, минского и киевского чартеров, чьи ауры Светлый разглядывал. Увы, он засёк лишь пару Других низкого уровня, их принадлежность к Свету и Тьме не вызывает сомнений.
        Пройдя пограничный контроль, Городовой увидел банкомат и вставил в него кредитку обратной стороной, наложив чары, что она "голд", а на нью-йоркском счету миллион. Аппарат щедро отсчитал египетские фунты на сумму, эквивалентную десяти тысячам евро. Дежурившие в аэропорту Тёмный и Светлый покачали головами, словно москвич сделал что-то неприличное. Маше наоборот показалось мало.
        Августовский зной на автобусной стоянке ударил как молот, только наковальней послужили головы российских туристов. Антон набросил на себя кучу защит, будто собирался драться с высшим Тёмным, и нырнул в прохладный Полумрак, оказавшийся тенью автобуса "Мерседес" компании "ТезТур".
        Наконец водитель-араб запустил двигатель, и блаженная прохлада из кондиционера заполнила салон. Светлый задремал у окна, в полуха слушая трескучего гида. Кроме обычных, из года в год повторявшихся объявлений, египтянин увещевал никуда не уезжать из туристической зоны. Революция превратила страну пирамид в весьма беспокойное место. Попаданцам после их невероятных приключений Египет с пирамидами интереса не представлял.
        Отель Корал Бич эль Монтазах в Нама Бэй, куда автобусы привезли русскоязычную толпу, оказался четырёхзвёздочным. Учитывая, что пять египетских звёзд слегка не дотягивают до европейских трёх, а приличными в Шарме и Хургаде считаются семи- и десятизвёздочные отели, Антон плюнул, позвал спутников в развалюху "Дэу" с таксистскими шашками и велел везти его в Шератон или Хилтон, попутно узнав, что на такси прямо из аэропорта они бы добрались быстрее, чем из облюбованного русскими Монтазаха.
        Там они блаженствовали четыре дня, разглядывая абсолютно светлые или беспросветно тёмные ауры редких и слабых местных Других, купались в море, погружались с аквалангом, гоняли на лодке, летали на парашюте, катались на банане и решительно не понимали, как в результате их действий будет спасён мир. Даже инициация молодёжи ничего не поменяла.
        Они решили ускорить "спасательные" действия. Съездили на сафари в заповедник Абу-Галум, на квадроцикле по Синайской пустыне, наведались к мангровым деревьям и даже пешком забрались на вершину горы Моисея, чтобы встретить рассвет, где их спасло только здоровье, укреплённое магией. В Каир к долине Гизы их просто не пустили: арабские р-р-революционеры исламского толка убивают там всех неверных, не взирая на ранг волшебника.
        Карманов как-то шепнул Марии, что в этой реальности они надолго не задержатся - уж больно пассивно себя ведут. Но что-то менять не было сил. Расслабляющее действие курорта Красного моря начисто отбило охоту к чему-либо, кроме развлечений. Они занимали прекрасный номер, Городовой - такой же по соседству. Светлый Другой тщетно пробовал изображать службу Ночному Надзору, новобранцы и не пытались.
        Лишь через девять дней, когда пришла пора ещё раз позориться перед патрулём у банкомата, Антон почувствовал что-то неладное. Он попробовал ступить в свою тень, но солнце палило в зените. Городовой долго топтался на месте, пока, наконец, не вошёл в Полумрак, нелепо, как маг восьмого уровня. Машке и Шуре даже такого не удалось.
        На первом уровне пляж отеля ещё сильно похож на обычный мир. Валяющиеся на лежаках туристы напоминают раздувшихся дохлых рыб, играющийся в песке толстый мальчик - непропорционально большого зайца со старых белорусских денег. Всюду мох. Антон привычно сжёг его, насладился прохладой и с чувством "не хочу, но долг зовёт" вывалился в пляжный зной.
        - Привет, Светлый!
        Маг обернулся.
        - Ирина! Как ты меня нашла?
        - У нас, ведьм, есть свои методы, о которых Надзоры не знают. Через Интернет данные о постояльцах хакнула.
        - Прекрасно смотришься. Знаю ведь, что тебе за... э-э... двести, а выглядишь не больше чем на сто восемьдесят.
        - Как всегда, Антон Городовой, ты любезен словно "ЗиЛ-131". Нам нужно серьёзно поговорить, пока мы не поубивали друг друга.
        Маша опасливо оттащила Шуру на несколько шагов.
        - Может, в пустыню уйдём? Меньше случайных жертв. Ты же Светлая, хоть и ведьма.
        - Спасибо за комплимент! У меня и правда отличная краска для волос. Слушай. Я решила, что соотношение Светлых к Тёмным один к шестнадцати - несправедливо. Копила силы три года, потом нашла древнюю книгу Уршаломогрех.
        - Ту самую? - удивился и обзавидовался Антон.
        - Конечно. Теперь я наделю Силой в пятнадцать раз больше людей, чем бродит способных, но не инициированных Светлых.
        - Значит, спонтанные инициации в Украине, в Беларуси, на Аляске - твоя заслуга? И цветные ауры...
        - Конечно. А теперь обожди, будет немного больно.
        Это самое "немного" безжалостно пронзило тело мага от кариеса в зубе до застарелого простатита. Городовой застонал. Вокруг него начали мгновенно открываться порталы. Из первого выскочила дочка, маг абсолютной силы, с вопросом: "тебе больно, папа? потерпи!", за ней Светлана с обычным материнским: "куда в портал, не сделав уроки!"
        Ирина торжествующе хлопнула в ладоши. Она, как и любой другой маг Вселенной, не могла превозмочь Надю Городовую, но за счёт большего опыта перехватила на несколько секунд управление её Силой, подняла на вытянутых руках книгу Уршаломогрех. Глаза девочки остекленели, из них ударил луч прямо в обложку, разбившись на множество цветных осколков, разлетающихся во все стороны.
        Из других порталов, а также глубинных слоёв Полумрака вывалилось огромное количество существ. Претёмный Забухлон соотнёс несоответствие масштаба будущей битвы и безмятежность пляжного пейзажа в Хилтоне. Он щёлкнул пальцами, точнее, передней левой клешнёй полумрачной ипостаси. Заклинание "автомобиль Ока" сжало окружающее пространство до размеров салона недомерка российского автопрома, потом ещё сильнее, и все присутствующие маги оказались внутри пластиковой игрушки толстого мальчугана. Семён, Ольга, Лас, полный состав московского Ночного Надзора замерли внутри пластика, подвесив в миллиметровых ручках боевые заклятия. Маша и Шура скукожились на полу. Рядом выстроились Тёмные чудовища - тираннозавры, терминаторы и даже, о ужас, злой деспот в сатирическом облике судебного пристава с исполнительным листом. Ребёнок встряхнул игрушку. Краса и гордость магического мира - Тёмные и Светлые чародеи - стукнулась лбами о пластиковые стенки, с трудом удержав равновесие.
        - Деактивируем Уршаломогрех! - рявкнул Нассер, направив Силу на подавление разлёта весёлых цветных брызг. Инквизитор, мрачный как Хуссейн перед казнью, швырнул разряд Силы и спалил обложку раритета, но заклинание Ирины не остановил. Высший Тёмный долбил ведьму "водородной бомбой", "апокалипсисом", "армагеддоном", "ядром квазара" и даже, страшно сказать, "щекоткой Клеопатры", но та отмахивалась "зеркалом отрицания" и хохотала как... ведьма.
        Внутри пространства "Оки" воцарился ад. Наступательные заклятья столкнулись с оборонительными, искря молниями, переплетаясь, взрываясь, замораживая и испепеляя одновременно.
        - Поздно, мальчики и девочки! - Ирина закончила колдовать и подняла руку с Минойской Сферой, дабы телепортироваться далеко-далеко. Но рядом с ней оказался молодой человек в дорогом деловом костюме, открыл пасть и проглотил ведьму вместе с артефактом. Он облизнулся, потом облизал лапы и усы, сел, обернувшись хвостом.
        С ликвидацией Ирины Антона отпустила боль.
        - Спасибо, Тигр!
        - Обращайся, - ответила полумрачная тварь и исчезла. С её уходом на миг ослабли все наложенные заклятья, даже "Ока". Маги заняли обычное место в пространстве, пластмассовый трансформер взорвался мелкими кусками, напугав толстого мальчика до слёз.
        - Вы понимаете, что произошло? - в ужасе вопросил инквизитор.
        - Конечно! - радостно откликнулся Забухлон. - Раньше мы обращали внимание на Светлых, у кого аура горела чисто белым цветом. Альтруисты - смех да и только. Естественно, чистых альтруистов раз в шестнадцать меньше, чем нас, законченных эгоистов. Ирина, древняя ведьма, прочла школьный учебник по физике. Нашла в разделе "Оптика", что белый свет - совокупность излучений в разных цветах видимого спектра. Вон толстый мальчик ревёт - он добрый, маму любит, но за пачку мороженного на пляже всех готов порвать. У него в ауре слово Neste даже обычному человеку видно. И это здорово. Здорово!
        - Чему радуешься, Забухлон? - спросил Городовой, который, пусть и с запозданием, начал понимать ужас происшедшего.
        - Ну как же. Все эти цветные - разновидность Света. Тебе, Нассеру и прочему Ночному Надзору их контролировать и за них отдуваться. Но они такие нестандартные! Их в пятнадцать раз больше! А для сохранения Великого Перемирия и Великого равновесия Тёмные получат право на десятки заклятий первого уровня, тысячи - второго и миллионы остальных! Ха-ха-ха!
        Антон посмотрел на Нассера и инквизитора. Те опустили голову, не возразив ни слова.
        Подошла Светлана Городовая.
        - Милый, ты за всеми ужасами, наверно, не обедал. Пошли домой. Не волнуйся. Надя вырастет и всех порвёт - тёмных, синих, розовых и в полосочку. Она же добрый Светлый маг.
        Потрёпанный чародей покорно поплёлся в портал за семьёй, а над миром взлетел символ веры нового - Разноцветного Надзора.
        Мы - Цветные Другие
        Мы служим разным силам, а также своим интересам
        Наша борьба способна уничтожить мир или приспособить его под нас - Цветных
        Мы плевать хотели на Великий Договор о перемирии
        Мы будем жить по своим законам, приспосабливая их к ситуации
        Нам плевать на Ночной и Дневной Надзор вместе взятые, пока они к нам не лезут
        Время решает за них
        Мы всё решаем за себя
        Порталы закрылись. Растрёпанная и несчастная парочка притихла. Они поняли, что забыты. Вокруг только обычные отдыхающие, собственных магических сил кот наплакал, а наличка осталась у Антона.
        - Брошенные, никому не нужные, - произнёс полумрачный Тигр, снова материализовавшись на пляже. - Здесь вам не место, как и другим попаданцам. Это вселенная городского фэнтези, решительно иной жанр. Из какого времени вас забросило?
        - Из 2013 года, её - из 2011-го. А можно сделать так, чтобы мы, попав домой, никуда больше не перемещались? Мир точно не перепутаете?
        - Нет проблем! Всюду, где побывали российские попаданцы, планета рано или поздно становится безжизненной. Отправляю в единственную реальность, где есть шанс на выживание, - Тигр щёлкнул лапами словно пальцами. - Ляськи-масяськи...
        Эпилог.
        Шура ощутил пятой точкой забытую мягкость кресла. Монитор приветливо мигнул скринсейвом. Дома! Неужели эта хрень просто привиделась?
        А откуда тогда "парабеллум"?
        Он взял в руки воронёную сталь, ни секунды не сомневаясь, что патронов в нём не хватает. Потрачены на НКВД, Николая I и питерскую босоту у Зимнего дворца.
        Предположим, Тигр не соврал - больше перемещений не предвидится. Но подстраховаться не мешает. Шура удалил с компа игры, очистил корзину. Пальцы с трудом выполнили когда-то привычные действия. Диски с игровыми программами и книжки про попаданцев аккуратно сложил в коробки, снёс их в мусорный контейнер. Силы не те, что в виртуале, пришлось сделать двенадцать рейсов. 3D-шлем, с которого начались неприятности, переместился на полку. Без игр он не опасен.
        Содержание дневника сохранилось в голове до последней строчки. Шура напрягся, с радостным удивлением обнаружил, что смог выкинуть из памяти графоманский бред. Можно начинать реальную, а не виртуальную жизнь.
        К возвращению за компьютерный стол он провёл около тридцати лет по субъективному времени, то есть жизненный опыт соответствует полувековому возрасту. Играть в шутеры и читать макулатуру? Смешно. Заново привыкая к настоящему миру, зрелый человек в молодом теле собрался и вышел из подъезда.
        На улице бросилась в глаза реклама нового романа молодой писательницы Марии Сьюшкиной "Безумные ночи с Наполеоном Бонапартом". Александр улыбнулся и не стал покупать.
        "Парабеллум" отобрал участковый.
        Авторское послесловие.
        Н-да, протянет читатель, перевернув последнюю страницу. Может добавить слово покрепче. В своё оправдание скажу, что рассчитывал именно на подобную реакцию, собрав в книге максимум штампов и типичных ляпов, характерных для опусов о "попаданцах". Несколько косяков изобрёл попутно. Жаль, ни одного не выкурил.
        Можно последнее слово подсудимого? Ежемесячно выходят десятки и сотни книг о "попаданцах", нашпигованные несуразностями примерно в той же мере, как эта, но их авторы и не пытаются шутить. Они стучат по клавиатуре с самым строгим выражением лица, что особенно уморительно. Я - такой же, не исключение, с этого начинал.
        Желаю творческих успехов коллегам по книжной индустрии, особнно тем, чьи произведения угадываются среди подвергшихся пародированию. Единственно, о чём прошу: давайте хором откажемся от "вселенцев" и прочих "попаданцев". Марк Твен в "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура" открыл, раскрыл и закрыл направление, исчерпав его. Наше прошлое запутанно, настоящее многогранно, будущее загадочно. Идеи и сюжеты лежат на поверхности миллионами. Стоит ли заполнять книжные прилавки повторами на одну и ту же тему?
        А когда меня все послушаются, я напишу про попаданцев. Получится самая продаваемая книга года, потому что окажется единственной в этом популярном жанре.
        Минск год.
        notes
        Примечания

1
        Здесь и далее цитаты из "Русской правды" Пауля Пестеля и проекта "О Государственном благочинии" даны в оригинальной версии кандидата в русские фюреры, только без ятей и прочих наворотов старой орфографии.

2
        Pocket - карман (англ).

3
        Некоторые изречения о джентльменах и ледях бессовестно заимствованы из "Джентльменского набора" Константина Мелихана.

4
        VW - не путать с "Фольксвагеном". Тут - Британия, владычица морей и небес, а не автопрома.

5
        Надо признаться, автор набирает текст на нетбуке Lenovo Ideapad S10-3 с тем же скромным разрешением экрана 1024х600. В наше время невесть что, но по меркам столетней давности - супер!

6
        Вероятно, Сергей Бадей, украинский писатель-фантаст, придумавший меч "Кройцваген" для айранитов из трилогии "Свободный полёт", в качестве креста на авто имел в виду "Таврию" и Запорожскую автомобильную мануфактуру. Белорус вспомнил бы "Саманд". У каждой нации свои кресты на могиле отечественного автопрома.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к