Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мархуз Егоров Анатолий / Старко: " №03 Cветлейший Князь Старко " - читать онлайн

Сохранить .
Cветлейший князь Старко
Анатолий Егоров


Старко #3
        В общем, в книжке начинается 1856 год. Англия свалила из Крымской войны, Турция сдалась, остались лишь Франция и Сардиния. У лягушатников бюджетный дефицит превысил миллиард франков (двести миллионов фунтов стерлингов), как и в реальной истории. Главгер обзавёлся Великим герцогством Ольденбург и развивает его.










        Cветлейший князь Старко




        Глава 1

        Двадцать седьмой день рождения радовал подарками, здравицами и весельем. Старко пел своим гостям песенки и даже танцевал с любимой женой. Нелюбимых жён, как и любимых любовниц, у него не было. Зато было своё царство-государство, верные друзья и недавно родившийся сын. А ещё — лучшая в мире береговая оборона, о которую даже флоты великих держав обломают зубы, если сунутся. Хотя дураков пока не находилось, ибо авторитет, нажитый в Крымской войне, защищал получше стальных пушек. А жаль, уж так хотелось проверить живинку в деле.
        — Ваша светлость, примет ли ваша страна участие в войне с Францией на стороне России? — допытывался журналист Медведев.
        — Валерий Михайлович, мы мирная страна, только добровольцы воюют. Там, где посчитают нужным.
        — Извините, что беспокою сегодня, но вы же знаете, что за день будет завтра.
        Да, весь мир воспринял зиму, как своеобразное перемирие, понимая что 1 марта, то есть "весной", боевые действия могут возобновиться. Австрия начнёт ввод своей армии в Ломбардско-венецианское королевство, а Франция может начать передислокацию экспедиционного корпуса с Корсики в Геную и Пьемонт. Русские пока скованы нехваткой флота, но вполне могут прислать войска в Северную Италию посуху. Валевский и Кавур исчерпали попытки договориться миром с другими странами. Поразительно, но истощённые Восточной войной державы никак не находили хоть что-нибудь для создания платформы для переговоров.
        — Валерий, а почему бы сейчас не заняться более интересным и весёлым анализом?
        — И каким же, ваша светлость?
        — Попробуйте на вкус распространённую фразу: "Пьёт, как сапожник" и попробуйте выявить какие ещё слои населения и социумы соответствуют ей, — рассмеялся именинник, — поверьте, результат будет ошарашивающий!
        — Так это целое исследование придётся проводить.
        — Да, мой друг, зато итог получится шокирующим.
        Старко наперёд знал, что пытливый журналист выявит, что поголовное регулярное пьянство, то есть, потребление хмельного, отличительная черта дворянства. Тех, кто регулярно посещает балы, рауты и салоны, где бесконечной чередой движутся стюарды, раснося фужеры и бокалы. А так же собирают пустые и относят их туда, где всё это громадьё снова наполняют для гостей.
        — И ещё одна фраза очень любопытна своей нелепостью.
        — Какая же? — заинтриговался Медведев.
        — С милым рай и в шалаше. Попробуйте провести эксперимент а-ля "Ромео и Джульетта сбежали и теперь живут в шалаше, скрываясь от недругов". Ромео, например, вынужден подрабатывать дровосеком, а Джульетта лично стирает их вещи, готовит еду для любимого и всё это в лесу, в настоящем шалаше.
        — Но они же из высшего слоя общества, как они построят шалаш и всем другим будут заниматься?
        — Я готов оплатить очень много добровольной паре, которая попробует так пожить, хотя бы три месяца и не сбежать от трудностей бытия. Кстати, любопытно, сохранят ли они чувства друг к другу после этого?
        Да уж, насколько легко произносить расхожие фразы и насколько трудно им соответствовать. Впрочем балагуренье всегда является прекрасным релаксантом в непростые периоды жизни. А то окружающая действительность навалилась всей силой и грозила непредсказуемыми последствиями. Даже акционерное общество "Самара-Магнитная гора" подвергалось сомнению. Компаньоны не были уверены в том, что будет какой-нибудь прок от вкладываемых средств.
        — Олег Александрович, — как-то высказался барон Штиглиц, — представим, что железную дорогу мы построим. Омертвим вложенный капитал в расчёте не будущее. Но в тех краях совершенно нет леса, чтобы жечь из него уголь.
        — Александр Людвигович, имея железную дорогу на Волге мы можем закупать такой уголь у других. Пусть подвозят по великой русской реке, пока не найдём уголь каменный, чёрный.
        — Но тогда себестоимость чугуна, производимого в предполагаемом Магнитогорске будет очень высокой.
        Приходилось доказывать, что это временное явление. Просто нужно строить домны, как у Круппа (Старко совладелец технологий), а чугун всё равно будут выкупать. Он, что ни говори, является стратегическим материалом эпохи стали, пара и экектричества. Дело в том, что в Европе сложилась именно в этот период уникальная ситуация. Многие промышленники готовы вложить дополнительные средства в индустрию, но не имеют регулярных поставок чугуна для переплавки его в нужные им стали. Как только кто-нибудь начнёт регулярно обеспечивать нужными объёмами, сразу появится спрос.
        — Эх, Олег Александрович, мне бы вашу уверенность, — ответил тогда Штиглиц.
        Прошло всего три месяца и он удивился, когда великий князь Константин Николаевич обратился к нему с запросом.
        — Господин барон, мы с господином Путиловым обсудили возможность строительства металлических кораблей и выяснили, что совершенно нет свободного чугуна в надлежащем количестве. Переговорите, пожалуйста, с вашими знакомыми. Может найдут способ увеличить производство чугуна в Швеции, а уж мы за ценой не постоим.
        — Вообще-то, ваше высочество, мы намечаем строительство железной дороги от Волги к горе Магнитной, где количество руды просто неисчерпаемо.
        — Прекрасно, тогда запишите нас в первые же покупатели, будьте любезны.
        Вот так улучшается настроение у компаньонов, влезжих вроде в бесперспективное дело. Чего уж говорить о том, что по кускам начинается строительство дорог от Москвы в ту самую Самару. И через несколько лет поставки не будут зависеть от погодных условий, кроме совсем уж злобных снегопадов.
        Бал подходил к концу и гости постепенно, один за другим, прощались со Старко. Компаньоны предполагали задержаться ещё на несколько дней, чтобы подбить итоги переговоров, проведённых во второй половине феврале. Обстановка настолько нестабильна, что унесёт светлейшего князя куда-нибудь на театр военных действий и ищи-свищи его потом. Особенно волновала тема, чем закончатся торги по герцогству Аляска. Полная секретность, что разумно для всех интересантов, известно лишь количество претендентов. Семеро всего лишь, причём лишь два являются частными лицами, представителями безумно богатых семейств. Ещё два банка и три государства изъявили желание обладать вроде выгодной территорией. Американцы, странным образом, отказались, посчитав три миллиона фунтов (пятнадцать миллионов долларов) чересчур дорогой ценой. Результат станет известен четвёртого марта 1856 года, имеет смысл дождаться его в Старкограде.
        Личный представитель Константина Николаевича Романова тоже попрощался. Он и прибыл-то лишь затем, чтобы ещё раз отблагодарить за то, что Старко продал четыре восьмидюймовки и дюжину гаубиц, которые за зиму в Петербурге установили на лучшие корабли Балтийского флота. Жаль, что снарядов оказалось лишь по триста на ствол и придётся докупать про запас. Заказанное можно получить, когда балтийцы пройдут Датские проливы и спустятся к Куксхафену. А вот когда Киль окажется в руках Старко, тогда все вопросы вооружений и поставок боеприпасов будет гораздо легче решать, чем в нынешней ситуации.
        — Олег Александрович, огромное вам спасибо за оказываемую помощь. Вы истинный патриот России!
        — Рад стараться, ваше высокопревосходительство!
        Приходится соблюдать этикет и культур-мультур, так как с Россией многое связывает. Да и зачем зря обижать полпреда излишними амбициями и понтами? Пусть завтра отправится на очередной стальной канонерке, приобретённой Адмиралтейством, вдоль берегов каботажным плаванием. Пока французов не видать поблизости. Тем более, что это судёнышко спокойно может отбиться от двух-трёх фрегатов за счёт изрядной дальнобойности по нынешним военно-морским меркам. Да и не будут лягушатники подставлять свои корабли зазря, не имея соответствующих пушек. Для их производства нужна индустрия и огромные капиталовложения а не только желание. Ну, и снарядов не напасёшься вдосталь. Временное преимущество Старко и Ганновера пока никто не отменял, а добраться до "передовиков" можно из Франции лишь по морю. Или объявив войну Пруссии, чтобы провести наземные войска через Рейнскую провинцию. Да и тут объективность не в пользу Парижа. Понадобится двухсоттысячная армия, чтобы хоть как-то попытаться превзойти совместный "стальной" семидесятитысячный корпус.


        Пятого марта началось обсуждения торгов по получении информации. Победили, на удивление, китайцы! Никто так и не понял зачем их императору понадобился герцогский титул и громадная территория, но дурацких вопросов не задавали. Аукцион шёл анонимно, вроде своеобразного тендера, и претенденты не знали сколько предлагают их соперники. Китайцы загнули цену выше всех в итоге — четыре с половиной миллиона британских фунтов. Они ещё не знали, что в конце года начнётся Вторая Опиумная война и поэтому расщедрились больше всех.
        — А как же теперь Русско-Американская компания? — сразу озадачился доктор Рихтер, давно уже построивший личную больницу в Петербурге для очень богатых людей, а также медицинский исследовательский центр (на паях со Старко), куда собрали многих передовых врачей мира.
        Кстати, эти оба-двое то же самое создали в Старкограде и Ганновере, чтобы никому из дружеских монархов обидно не было.
        — Так её не расформировали, Иван Карлович, так и будет работать, но в условиях равноправной капиталистической конкуренции, — отчитался Старко на основании полученной телеграммы, — всего лишь льготы отменили.
        Вообще-то РАК получила ещё и целых триста тысяч рублей компенсации (льготы-то до 1862 года). А те из руководителей компании, кто не со всем был согласен, быстренько заткнулись, когда царь-батюшка намекнул на то, что ему очень не хватает руководящего состава на местах для освоения Сибири. В дальнюю даль почему-то никому не хотелось отправляться с насиженных в столице мест. Тем более, что все понимали что император Поднебесной понавезёт в Аляску своих верноподданных, благо у него их невпроворот. Свободу судоходства по Юкону для всех новые власти не запретили, а даже приветствовали. Кораблям нужно где-то останавливаться, обслуживаться, а значит и платить деньгами за хлопоты местных и за их заботу о путешественниках. Прикольно, но "лихорадочные" уже освоили более короткий путь через Чилкут, как это было и в реальной истории. А акции "Калифорния-Аляска" снова поднимались в цене, благодаря мегаприбылям от торговли ништяками и ширпотребом сразу в двух местах — Форт-Россе и Рашен-сити.



        Глава 2

        Олигархи Бремена усиленно чесали репы, как себе, так и другим странам Германского союза. Ох, и наслушались они всю правду о себе. Мол, зажрались по самое не могу, якобы, так им и надо. Никто не захотел входить в их положение, а Гамбург ещё и обрадовался почему-то. Тут ещё и Ганновер поступил совершенно неправильно — начал чистить Везер на своей территории. А это означало что торговые суда не всегда могли пройти по реке, а лишь в отведённое время. Мало того, перекрыл дороги, ведущие в Бремен посуху. Блокада ни за что, а в результате резкое падение доходов у самой состоятельной части жителей вольного города. А как же братство в карман олигархов? Почему никто не заботится о бедненьких бременцах и их музыкантах? Где священная война за права свободных перепродавцев и пошлиновзимателей?
        — Олег Александрович, — докладывал Вересов, — ганзейцы Бремена уже на грани и скоро морально сдадутся нам или Ганноверу. Их экономика трещит по швам.
        — Ну что же, будем ждать, Николай Иванович, какие наши годы. Сейчас важнее ситуация в Ломбардии и Пьемонте.
        Это точно, там постепенно собираются войска разных стран. Александр Второй и Франц-Иосиф Первый уже обо всём договорились, как между собой, так и с Георгом Пятым. Пока всё смётано на живую нитку, но вот-вот последуют некоторые заявления от разных стран. Австрийцы согласились провести русские корпуса через свою территорию. Бывшая Крымская армия уменьшилась, избавившись от количественного балласта. и сократилась до шестидесяти пяти тысяч отборных солдат и двух стальных дивизий. Дунай пригодился для транспортировки армады. Кстати, туда же двинулись собранные воедино ударные подразделения армии Муравьёва под командованием полковника Игошева. Осталось дождаться ещё кое-кого и получится самый лучший компот в истории человечества.
        — Андрей, как обстоят дела в эстуарии Эмса? — обратился подпольный стратег к своему военному министру.
        — Олег Саныч, всё прикрыто береговой обороной. Известно, что французы смогут выслать лишь восемнадцать вымпелов боевых кораблей и транспортники. Вроде подготовили двадцать тысяч для десанта, считают, что этого им хватит с лихвой.
        — Слава богу, что успели прикрыться. Теперь ждём первую эскадру Балтийской флотилии. Они уже подходят к Датским проливам.
        Старко начал поставки ракет и орудий береговой обороны в Копенгаген, а благодарные датчане подписали договор об индустриализации Голштейна. Деньжищ тратилось видимо-невидимо, все производственные мощности напряжены и работают в две смены, но время такое. Или Франция заткнётся и уползёт восстанавливаться, поджав хвост, или спокойствия не будет. Пришлось идти на риск, передав две бригады братским ганноверцам, как будто в аренду (на бумаге).
        Кстати, в Турции пока затишье и султана вроде не особо чапают, зато на освобождённых Балканах уже начинаются склоки. Рекомендация русского царя создать Македонское царство не очень понравилась грекам и албанцам. Черногория и Герцеговина мудрят на тему объединения, но имеют разногласия. Естественно, стоит вопрос объединятся ли Болгария и Румелия, и если найдут единство, то кого призовут корольковать-царствовать. Слава богу, что никто пока не вякает по поводу земель от Адрианополя до Босфора, которые Россия забрала себе на время, как и всю Добруджу (по карте Старко получилось). Так что Констанца и Варна ныне русские, а болгарам и Бургаса хватит. Нечего повторять ошибки прошлого и стелиться перед гей-славянами. Скоро, когда всё слегка утрясётся, Молдавию и Валахию освободят, чтобы сами решили свою судьбу. Александр Второй не может и не хочет нянькаться со всеми подряд, своих забот хватает!


        В середине марта наконец-то подъехал маркиз Грациани. Ему удалось найти исчезнувшего в последние годы с политической арены Джузеппе Гарибальди. Того, как выяснилось, после событий конца сороковых занесло в Америку, но в позапрошлом году он вернулся. Купил себе земельку на островке возле Сардинии и жил там сам по себе, больше ни во что не ввязываясь.
        — Господин маркиз, я рад вас видеть, — обратился Старко к старому знакомцу, — спасибо что помогли найти активного революционера.
        — Ваша светлость, так я и свой интерес в этом деле имею. Великое герцогство Тоскана, а значит и Сиена, находится под жёстким контролем австрийцев. Если бы удалось как-то решить вопрос, то можно объединиться с Пармой, Моденой и Луккой в более-менее сильное королевство. Главное, создать современную армию. Деньги мы найдём, так как не хотим попасть под власть савойской династии.
        — Хорошо, ваше сиятельство, я на днях подготовлю встречу с Георгом Пятым, королём Ганновера. У него, как раз имеются определённые идеи насчёт итальянских земель и может быть вам они понравятся.
        Грациани рассказал о жизни Гарибальди и о тех интересных людях, которых тот повстречал. Старко заинтересовался неким изобретателем Антонио Меуччи, живущим в североамериканских штатах. И тут же отдал указание помощнику найти возможность связаться с американским итальянцем. Уж очень славно прозвучало слово, которое упомянул Гарибальди в рассказе маркизу об удивительном человеке. Это слово, как и поверхностное объяснение к нему, могло стать символом эпохи. За двадцать лет до того, как подобное появилось. "Тelettrofono" (для тех, кто петрит в колбасных образках)!
        Встреча заинтересованных лиц проходила в полном откровении и без свидетелей. Лишь личный секретарь, преданный королю Георгу Пятому, вёл запись.
        — Дорогой маркиз, я рад тому, что ваши чаяния совпадают с нашими планами, — сразу предупредил слепой король, — нас устраивает желание отдельных частей Италии объединиться. Но совершенно не устраивает то, что этим занимается Савойская династия.
        — Я вас понимаю, ваше величество, — ответил Грациани.
        — Поясню, что ещё одной проблемой является то, что многими территориями руководят Бурбоны и Габсбурги, — продолжил Георг Пятый, — обе династии постоянно будут воевать за верховную власть и строить заговоры друг против друга.
        — В результате, в Италии будет постоянные раздоры, — добавил Старко, — ей нужен единый правитель со стороны.
        Тут наконец-то до маркиза начала доходить суть промывания мозгов. Если итальянским королём станет ганноверец, то его собственное королевство, видимо, перейдёт под руку Старко. Но как можно пройти между интересов Австрии и Франции? Или проще спросить об этом, попутно выяснив, а что получит сам Грациани? Ответ был дан, причём подробный. Маркиз даже не подозревал, что европейские интриги гораздо глубже, чем видятся со стороны. Да, ему отойдёт Великое герцогство Тоскана, но чувствуется, что сбежать уже не удастся. Кто же знал, что римский папа Пий Девятый поддерживается последние годы золотом из Австралии, а орден Святого Духа лишь номинально числится на территории Франции.
        — Ваше величество, я готов действовать на вашей стороне и изыскивать средства для будущих тосканских бригад. Австрийцев очень не любят в наших землях, а на сардинцев рассчитывают лишь как на силу, способную объединить страны полуострова. Раз есть другая сила, причём по-современному вооружённая, то мы поддержим вас.
        Детали согласовывали ещё два дня, осталось приступить к исполнению ролей класса "волки в овечьих шкурах". Кстати, Грациани поделился интересной информацией насчёт пьемонтского премьер-министра Кавура. Выяснилось, что тот считает объединение Италии глупостью. Для попаданца это оказалось откровением, он-то в будущем был наслышан о другом. Увы, как всегда подвели интернетные побасёнки, выдаваемые за факты.


        Между делом, Старко приобрёл часть акций недавно созданного акционерного общества "Атлантик Телеграф Ко", собирающейся проложить первый трансконтинетальный кабель из Британии в Америку. Нет, не для того чтобы нажиться на этом, а чисто для поддержки полезного проекта. Ну и, чтобы иметь некоторые привилегии при передаче срочных сообщений туда или оттуда. Ещё одной приятной новостью явился отчёт Петрова о том, что он закончил нитрирование толуола (оказывается открытого и полученного ещё в тридцатых годах Пелетье и Девилем). Теперь талантливый химик, сторонник очищения исходников и соблюдения техники безопасности, приступил к исследованиям вторичного нитрирования.
        Увы, спокойная жизнь кончилась, когда королевство Ганновер в поддержку России, объявило войну королевству Сардиния. Четыре новенькие бригады ганноверцев и две, арендованные в Старко, отправились в Ломбардию. Впервые в войнах пушки тянули тракторы. И если гаубицы, вообще-то, были разъёмными на две части и их можно было тащить двумя пароконными упряжками, то специальные прицепы с грузами всё-таки нуждались в "железных конях". Скорость механических устройств невелика, но пятьдесят вёрст в день они делали. И какое там расстояние до ихней Италии? Естественно, что мобильные бригады двигались гораздо быстрее всех своих обозов.
        Одновременно, в порты Старкограда и Бремерхафена заходили корабли Балтфлота. Чуток отдышаться, освежиться и забрать дополнительный груз снарядов для своих "новинок". Особенно выделялся практически новенький винтовой красавец "Орёл" — 84-пушечный линкор с паровой машиной мощностью 450 л.с. Приятно, что корабль был построен в России, а не заказан за границей. Можем, когда захотим! Точно такой же, водоизмещением три с половиной тысячи тонн, но без паросиловой установки и на три года постарше, назывался простым именем "Прохор". Третий ("Ретвизан") имел машину Нобеля и гребной винт, вместо бортовых хлюпалок. На всех этих кораблях было установлено по одном восьмидюймовому орудию, четвёртое оставили линкору "Цесаревич", который имеет 800 л.с. паровую машину, но вступит в строй, дай бог, лишь в конце года, а то и через год.
        В остальные двенадцать со стальными казнозарядными гаубицами входило два здоровенных ветерана ("Император Пётр Первый" и "Святой Георгий Победоносец") и среднетравчатые 74-пушечные. Задача была поставлена примитивно просто: "Видишь вооружённого француза — топи! Безоружного бери в плен вместе с грузом". Никаких героических абордажей и иных выкрутасов. Примитивное сокращение вражеского флота, без попыток десанта или доблестной перестрелки с береговой обороной. Капитаны, конечно, крякали, мечтая о Чесменской и Синопской славе, но обязаны были исполнять план действий без рассуждений.
        В последний день марта Австрия тоже объявила войну Сардинии, обвинив королевство в желании лишить империю земель, находящихся под австрийской опекой.



        Глава 3

        То, что королевство Ганновер официально вступит в Восточную войну, удивило, но было воспринято, как дурацкая шутка. Другое дело, что на границах Пьемонта собирались русско-австрийские войска и это привязывало всех участников конфликта к единому театру военных действий. Виктор Эммануил Второй воспользовался моментом и начал дополнительный набор сорокотысячного корпуса из самых патриотичных (на его взгляд) крестьян и горожан. Генералов хватало, да и оружие кое-какое имелось. Правда казна хныкала и просила каши, а иностранные банки почему-то не хотели давать кредиты. Даже братские французы смогли помочь лишь оружием, имевшемся в арсеналах, так как их казна тоже хныкала от глубины своего падения.
        Французская армия из 170 тысяч тоже выдвигалась к границе. Боске и Жозеф Наполеон ныне командовали лишь шестидесятитысячным корпусом ветеранов Крыма, остальных раздали сразу трём прибывшим генералом. Русский восьмидесятитысячный корпус, под командованием Лидерса, расположился в южной части, чтобы прикрыть вражеское наступление из Генуи и южной Алессандрии. Австрийская армия (почти сто двадцать тысяч человек) обеспечила, насколько верилось в это, весь север (Вербано и Новара). Прибывающим ганноверцам и старковцам доверили центр, граничащий с Верчелли и северной Алессандриной. Дислокацию составили австрияки и пока она всех устраивала. Оставалось дождаться к середине апреля стальной артиллерии и можно "смело мы в бой пойдём".
        Конечно, Вена с удовольствием положила бы всех своих союзников на пути к Турину ради быстрой победы, но предварительно достигнутые соглашения не позволяли это сделать. Франц-Иосиф пока ещё знал своё место и не выделывался, хотя его генералы рвались покомандовать везде и всюду. Общее полумиллионное количество дружно проедало поставляемое продовольствие и ожидало активных действий, а точнее у моря погоды. Наполеону Третьему аж чесалось в одном месте в предвкушении новостей с Северного моря, где французская эскадра подбиралась к промежутку между западными и восточными Фризскими островами. Стоит лишь захватить Эмден и военная машина Ганновера рухнет, практически оставшись без защиты.
        — Появились, Олег Александрович, эскадра уже на подходе к Боркуму, а транспортники они оставили возле Скирмоннига.
        Понятно, что остров Боркум подвергнется обстрелу, но мелководье защитит от десанта. Старко лично прибыл в Эмден, чтобы понаслаждаться зрелищем, оставив Андрея Каретина охранять берега Старко. Французы не очень-то и боялись береговой обороны, до сих пор считая, что их корабли самые грозные. Молчание ганноверских ягнят было принято за слабость и трусость, поэтому решили дождаться утра и спокойно расстрелять город, не забыв позавтракать, как следует и дружно помолиться. Уж очень удобно Эмден расположен для экзекуции и копенгагирования.
        А поутру (в 4.00) они проснулись…


        Сведения о страшнейшем разгроме французской флотилии и последующем издевательстве над транспортными судами (кого потопили, а кого и в плен взяли) всего лишь семью стальными водоплавающими примчались в Турин быстрее скорости света, звука и визга от когнитивного диссонанса. Правильно индейцы говорят, что лишь бледнолицые по нескольку раз способны наступить на одни и те же грабли. Прикольно, но броненосец, который лягушатники с таким трудом доставили в устье Эмса был расколбасен одним из первых. Даже чаю не попил толком, только хвостиком махнул и ушёл, не попрощавщись, на дно. Доставай его теперь, чтобы не мешал мирным судам плавать "из" и "в".
        — Ваше величество, наверное имеет смысл начинать боевые действия, — обратился к сардинскому королю один из французских представителей, — пока ганноверцам их стальные пушки не подвезли.
        — Вы правы, мсье, нет больше смысла ждать.
        Любая стратегия сводится к набору тактических ударов. Отряды по двадцать-тридцать тысяч солдат вступают в сражения с себе подобными по всей линии соприкосновения. Просто нет возможности собрать всех на одну поляну, чересчур много человечины получится на квадратный сантиметр. Это же не редкая Битва Народов, которую долго согласовывали. Первыми начали сардинцы, войдя в Павию, причём сразу добились победы. А вот французам не везло: ни против русских на юге, ни против ганноверцев в центре. Скорострельность казнозарядных винтовок, как и их дальнобойность всё-таки слишком многих опускали наземь, как мёртвыми, так и ранеными.
        А когда к середине апреля прибыли ганноверские пушки война сразу развернулась в обратную сторону. Ну не было у франко-сардинской армады своего лома, подобного русско-ганноверскому, не создали ещё. Уж очень он дорог, тем паче для бюджетов с огромным дефицитом. Не удивительно, что лишь австрийцы воевали на равных. Их союзники давили противников от всей души и в конце апреля добрались до Турина. Ракетные обстрелы столицы вызвали не только возмущение горожан, но и панику. Дело в том, что они рассчитывали на то, что их доблестные войска будут бомбардировать Милан, а потом и Венецию. Так что пришлось покидать обречённый город и бурчать о том, что "мир сошёл с ума".
        Конечно, Виктор Эммануил успел героически отступить в Савойю, на родовые земли, но совершенно растерялся, поняв что мечта об Италии упорхнула и видимо навсегда. Даже французы не помогли из-за своего дефицита мобилизационного ресурса и финансов. Из трёх составляющих победы "деньги, деньги и ещё раз деньги" у них не наскребалось даже на половинку хотя бы одной из них. Мало того, предвидя разгром, Боске и Наполеон увели свой корпус к границам Франции, прихватив ещё тысяч двадцать. Младшему Бонапарту надоела вся эта бессмысленность и огромные потери от войны с русскими. Лучше уж погибнуть в борьбе с тираном, находящимся в Париже, чем продолжать войну, которая явно закончится тем, что массы русских солдат в итоге придут во Францию.
        Сдача Турина автоматически привела Сардинское королевство к капитуляции. Его величество Виктор Эмманул Второй больше не надеялся на императора Франции и отправил Кавура побыстрее подписать договор о выходе из войны, желая хоть что-то спасти напоследок. Увы ему, увы, союзники потребовали полной и безоговорочной капитуляции. В обмен оставляли лишь герцогство Савойское, забирая графство Ницца и остров Сардиния, да и сам Пьемонт с Генуей, естественно. На будущее следовало выплатить десять миллионов фунтов контрибуции. Несостоявшийся итальянский король признал все требования, а Кавур подписал все бумаги в ночь с 8-ого на 9-ое мая.
        — Ваше императорское величество, — доложил военный министр Филибер, — в Прованс вошла армия его императорского высочества Жозефа Наполеона.
        — Сколько у него под рукой, граф, чем он опасен? — задал естественные вопросы Наполеон Третий.
        — Восемьдесят тысяч, ваше величество, и все ветераны Крыма. Он уже обратился к встречающим, пообещав мир. Народ его поддерживает.
        — Чёртов Плон-Плон, воспользовался-таки моментом. Как же всё не вовремя, — переживал император, — я только-только собрался воплощать свои идеи, которые вернули бы Франции должное величие.
        Валевский переглянулся украдкой с Филибером-Вальяном, намекая на то, что правитель совершенно оторвался от реальности. Но упомянул ещё одну опасность:
        — Ваше величество, русско-австрийская армия может последовать за нашей армией, перенеся войну внутрь Франции. К сожалению, мои люди докладывают, что патриотизм иссяк и некому будет защищать страну.
        — И что вы предлагаете, Александр?
        — Капитулировать на любых условиях. Только так вы сможете сохранить свою власть…
        Долгие и нудные, порой выматывающие стороны, мирные переговоры закончились к концу мая. На подписании итогового протокола о капитуляции присутствовали представители, как стран-участниц Восточной войны, так и Англии, Османской империи, Пруссии, Испании, Дании и Швеции. Франция, кстати, не так уж много потеряла, тем более, что мечту о Ницце ей реализовали, передав территорию этого графства. Мало того, обещали, что Австрия удовлетворится лишь Пьемонтом. Да, сумма контрибуции и репараций велика, но режим выплат щадящий. Выпущенный заем на четыреста миллионов франков (восемьдесят миллионов фунтов) будет выплачен следующим порядком. Сто миллионов русским оплатят англичане, получив облигации на соответствующую сумму. Ещё сто миллионов облигациями возьмёт сама Россия. Французскую долю в Суэцком канале выкупят Банк Египта и Саид-паша лично. То бишь они получат ценные бумаги, а русским передадут акции канала на сто миллионов франков. Остаток обязались оплатить ведущие банки Франции по мере реализации займа, но не дольше, чем в течении пяти лет. Больше претензий у сторон друг к другу не имелось. По крайней
мере, их никто не высказывал, ибо все очень устали от кровопролитной войны. К тому же ведущие державы понимали, что грядёт эпоха массового перевооружения армий и флотов. Уж слишком велико было преимущество отдельных дивизий и бригад.
        Ещё одни переговоры прошли в Варшаве, где собрались императоры России и Австрии и король Ганновера.
        — Брат мой, — обратился Александр Второй к Францу-Иосифу, — вам следует оставить себе Северную Италию. Согласитесь, что на большее вашей армии, как и финансов, пока не хватает.
        Спокойный убедительный тон действовал на манер приёмов удава, как и реальность оценки.
        — Но, ваше величество, теперь я могу уделить больше внимания другим частям Италии, а не только Тоскане, Парме и королевству обеих Сицилий. Если желаете, я могу взять на себя обузу управления Сардинией.
        — С Сардинией я управлюсь сам, а вам следует позаботиться о тех землях, которые вам отведены.
        — Но почему, ваше величество? — поинтересовался австрийский император.
        Александр Второй показал ему анализ ситуации, если бы Россия проиграла Крымскую войну, и последующий прогноз. Франц-Иосиф поразился — он потерял бы не только Венецию и Ломбардию, но и Трент. А Италию собрал бы под себя Виктор Эммануил при помощи Франции, изгнав австрийцев даже из обеих Сицилий.
        — А теперь задумайтесь, брат мой, способны ли вы удержать свои земли без наших стальных дивизий и бригад. И есть ли у вас деньги и технологии, чтобы их создать в достаточном количестве?
        Намёк на то, что Австрия без России и того же Ганновера слаба, ясен и понятен. Как и последовавшие намёки на Венгрию, которую задавила всё-таки русская армия. И если Франц-Иосиф не прислушается к рекомендациям и просьбам, то его могут оставить одного, а то и присоединиться к его врагам…



        Глава 4

        Встреча Старко и Бессемера безусловно радовала, хотя светлейшему князю не удалось купить изобретателя со всеми потрохами.
        — Я понимаю ваши устремления мистер Генри, и согласен с тем, что прогресс невозможно остановить и даже на время заморозить.
        — Благодарю, ваша светлость, мир нуждается в новых методиках. Сталь станет доступна всем.
        — Патентуйте свой технологический процесс. Иначе такое же открытие сделает кто-нибудь другой и достаточно быстро. Но каков будет ваш ответ по другим вашим изобретениям, согласны ли вы сотрудничать с нами?
        Упёртый британец, возжелавший облагодетельствовать мир своим "дутьём", не продался по основному вопросу, но у него были ещё изобретения важные для Старко.
        — Я чрезвычайно заинтересован в их внедрении и готов поработать у вас на ваших условиях. Тем более, что они не вызвали интереса у меня на родине.
        — Ну, что же, тогда я распоряжусь, чтобы на ваш счёт были кредитованы средства и вы смогли заняться строительством научно-изобретательского центра и соответствующих предприятий.
        Речь шла о технологии проката листового стекла между вальцами, которая никого пока не интересовала особо, хотя Бессемер разработал и запатентовал её ещё в 1848 году. И сходный процесс разливки металла над которум мистер Генри пока работал. Изобретатель согласился на полную эксклюзивную передачу прав на них Старко за более-менее солидную сумму. Ещё ему понравилось то, что герцог выкупает право использовать "бессемеровский процесс дутья" до того, как удастся его запатентовать. Но без эксклюзива. Год работы в герцогстве принесёт учёному и инженеру солидный доход, тем более, что главное изобретение уже готово к патентованию и требует забот юристов, а не самого умки.
        Олег Александрович, сбежав от участия в войне, постепенно подтягивал хвосты. Он умудрился даже договориться на Цейлоне о выращивании китайского чая, как с повстанцами, так и с магараджами. И в этом году должен прийти первый "цейлонский чай" на пробу: как чёрный, так и зелёный. Всё равно древности давно кончились, а деловые контакты остались. Плюс, Старко ожидал визита американского итальянца Антонио Меуччи, оплатив заранее и поездку, и бонус за то, что побеспокоил изобретателя. Всё-таки попаданец хотел сам послушать об изобретениях, так как понимал, что не всё бывает понятно хроноаборигенам уровня Гарибальди и Грациани. Почему бы благородному дону не подстелить соломки на будущее, если это принесёт дополнительный доход, необходимый для подопечных территорий?


        Самые монархические монархи, распредилили "зоны влияния" и приступили, помолясь, к реализации планов, пока другие не мешают. Русский экспедиционный корпус Лидерса постепенно переправлялся в Сардинию, высаживаясь и в Ористано, и в Кальяри. Генуэзские корабли перевозили и солдат, и пушки, и боеприпасы и продовольствие. Вообще, наши даже в Пьемонте отличались справедливым отношением и платили за товары и услуги, а не отбирали их. Всё-таки "трофейная политика" отличалась чисто по робин-гудовски — "отбери у богатых и честно оплачивай, при случае, обычным людям". Поэтому и на острове, ставшем неожиданно российским, население не видело зла от завоевателей. А так как вот-вот подойдут корабли Балтийской флотилии, то и некоторые недовольные наверняка притихнут. Мирные жители быстро поняли, что им повезло с хозяевами. Австрийцы быстренько ввели бы жёсткий и жестокий орднунг класса "арбайтен и невозникайтен".
        Александр Второй особо на доходы от сардинской экономики не рассчитывал и рассматривал остров лишь как военно-морскую базу на будущее. В конце концов, можно будет кому-нибудь продать за хорошую цену или выменять на что-нибудь стратегически выгодное. Улучшив, расширив и углубив порты можно обзавестись своей Средиземноморской эскадрой подобной тем, что имели "старшие братья". Был вариант, предложенный в частном личном письме одним из самых верных подданных. Можно выделить какую-нибудь из бухт на севере и сдать её в аренду Пруссии под военно-морскую базу. Пусть создадут современный порт за свой счёт и регулярно платят за пользование им. Какой-никакой противовес для будущих соперников: Австрии, Англии и Франции. Лет через двадцать небось начнут задумываться о реванше, когда понастроят новых кораблей и перевооружат свои армии.
        Хотя, странное дело, до сих пор все военные ведомства ориентируются на дульнозарядное, так и не сконцентрировавшись на казнозарядном. Хотя, начали массовый переход на нарезное, полностью избавляясь от гладкоствольного оружия. Видимо, играли роль финансы, а точнее их нехватка. Проще сделать нарезы в гладкостволах, которых пока в арсеналах мира огромные запасы, независимо от режима правления. Даже в Петербурге военные умники настаивают на медленной и постепенной смене вооружений. Эти сволочи, хотят набивать свои карманы возможностью грабить казну несколько раз. Только им чуть-чуть не повезло с царём. Психотип государя в этой реальности несколько отличался от оного в реальной истории. Мало того, победа в войне, которая вроде при Николае проигрывалась шаг за шагом, создала императору огромнейший авторитет не только среди армейских, но и в народе. Даже прозвище дали — Освободитель!
        — Ваша светлость, отправляюсь в Тоскану, — заглянул перед отъздом старый друг сэр Сайрус, — буду временно управлять герцогством.
        — То есть пошли подвижки в Италии? — спросил Старко, как будто ему невдомёк.
        — Да, австрийский император передал Леопольду Второму во владение Пьемонт с Генуей, очень сладкий кусок что ни говори.
        — Неужели в Вене не нашлось недовольных?
        — Пока возле столицы Австрии расквартирован корпус русского генерала Непокойчицкого не думаю, что будут проявлять недовольство.
        Политические подвижки начались с пресс-конференции маркиза Грациани и Джузеппе Гарибальди. Первый подробно рассказал о своём посещении королевства Ганновер и герцогства Старко, упомянул сколько свобод имеется в этих монархиях, сколько возможностей для простых людей открыто и как списывались долги самых бедных слоёв населения. А второй кивал головой, показывая, что всё перечисленное правда.
        Через несколько дней выступил папа Пий Девятый, упомянув что для монархов, если они просвещённые и состоятельные, просто нет смысла угнетать простой народ. А то что на смену австрийским войскам придут "стальные бригады", так их содержание будет за счёт короля Георга Пятого. Тем более, что численно их нужно меньше для защиты территории от любых врагов. Кроме того, именно в Тоскане будут открыты специальные базы подготовки для тосканских солдат по новым принципам. И, что очень важно, добровольцам, прошедшим отбор, будет выплачиваться жалованье. Те же самые рабочие места, которых так не хватает по всей Италии.
        В общем и целом, смена власти в великом герцогстве несла лишь позитивное, но народ пока лишь приглядывался. Все помнили конец сороковых, когда Леопольд Второй очень жёстко и кроваво вернул себе трон с помощью австрийской армии. А ведь как он красиво и мягко говорил до этого. Великие державы отмалчивались, имея своих проблем невпроворот, а Георг Пятый наслаждался трофеем, полученным в результате короткой войны.




        — Олег, надо бы нам в Петербург съездить, всё-таки личное участие необходимо, — напомнил Легостаев о встрече по поводу организации строительства железной дороги Самара-Магнитная гора.
        — Поедем обязательно, тем более что мне наконец-то привезли долю от австралийского золота. Но по возвращении займёмся объединением с Ганновером.
        Этот шаг назрел давно и следовало создать единое государство, а заодно определить в нём зоны влияния. В любом случае, Европа должна привыкать, что обзавелась не парочкой микро-чудиков кусучих, а вполне серьёзной небольшой страной. Тогда и имперские аппетиты поубавят на будущее. Жаль, маловата кольчужка, но всегда имеем то, что имеем. И внутри следует упорядочить отношения сейчас, когда Георг Пятый раскатал губу на всю Италию. Дело-то длинное, расплывчатое и лишь война план покажет.
        Акционерное общество "Самара — Магнитка" (именно так зарегистрировали) создавали дружной сапой, но особо не рискуя. Главная цель была известна лишь Старко, который учёл, что подельники разное планируют в смысле использования. Поэтому особо не углублялся в излишки разъяснений.
        — Господа, прошу учесть, что я бы и сам затеял сию железную дорогу на свои средства. Но у меня доход из Австралии ежегодный, а не единоразовый, извините, — смягчил шуткой вступление главный провокатор, — На строительство дороги понадобится двадцать пять миллионов рублей, поэтому сами решайте кто сколько рискнёт вложить.
        — Возьму десять процентов, — твёрдо заявил Легостаев, — пока, Олег, я на твоих проектах изрядно заработал и продолжаю зарабатывать. Сомнений в пользе дороги и её необходимости не имею.
        — Мы с Яном Войцеховичем берём по пять процентов, — честно признался Юнгвальт, — увы, больше не рискнём, так как определённости пока не видим.
        — Так когда выгода будет, небось, акций свободных не будет, — подшутил Рихтер, — беру два процента, по своему уровню.
        Мальцов взял бы десять процентов, но хотел внести долю не деньгами, а рельсами и шпалами. Старко шпалы устроили, а вот цена на рельсы нет. Он-то знал, что производство стали вот-вот резко увеличится, а значит упадут расценки за стальную продукцию. Пришлось Сергею Ивановичу переобдумать вложения. Штиглиц согласился купить акций на два с половиной миллиона рублей, но при своеобразном условии.
        — Прошу предоставить мне право продать долю или её часть обратно в компанию в случае необходимости. Согласен на стартовую цену, даже если акции поднимутся вверх.
        Принц Ольденбургский сказал, что и он, и император возьмут лишь по пяти процентов, так как других проектов хватает и на них тоже деньги нужны уже сейчас. Заодно передал мнение импаратора о том, что ежели никакой прибыльности в итоге не будет, то по крайней мере России останется девятьсот вёрст готовой железной дороги. Глядишь, потомки к ней ещё пристроят отросток на восток. Так когда-нибудь и до Тихого океана дотянется.
        В общем, несмотря на разные взгляды, пул организовался. Старко внёс за двадцать процентов, а на остальные акции дал подписку выкупить в ближайшие годы. Тем более, что сумма сразу всё равно не нужна, а его доходы от добычи золота достаточно велики и все это знают.



        Глава 5

        Договор об объединении королевства Ганновер и герцогства Старко был подписан 1 июня 1856 года. В него, кстати, вошло и великое герцогство Тоскана. Общая территория превысила девяносто тысяч квадратных километров, что соответствует трём Бельгиям, например. Королём нового государства стал Георг Пятый (член английского королевского семейства, между прочим), а премьер-министром был назначен Николай Иванович Вересов. Военный министр — Андрей Платонович Каретин. Светлейший князь Старко официально должности не имел, зато по дополнительному секретному договору получил в своё распоряжение кое-что солидное. Во-первых, он выкупил землю Оснабрюк за триста тысяч британских фунтов. Кроме того, девяносто процентов промышленности и сельских угодий в герцогстве Аурих и маркизате Эмден также принадлежали ему. Естественно, что бывшее великое герцогство Ольденбург осталось за Старко, как и права дожать Бремен и забрать его себе со временем. Опять же, экономическая экспансия в Гольштейн. Ну, и Северная Вестфалия так и оставалась собственностью Олега Александровича, как и вначале, когда он выменял её у короля Пруссии
за долю в алмазах Южной Африки.
        После того, как празднества закончились король вплотную занялся политическими интригами в Италии, а наши занялись подсчётами убитых и неубитых медведей.
        — Олег Александрович, общий доход с наших земель превысил три миллиона талеров за год. И это несмотря на низкие щадящие налоги и пошлины. Этих денег вполне хватает на региональном уровне для самоуправления и развития.
        — А каковы доходы от Цейлона? — поинтересовался Легостаев.
        Главное, блин, имеет же небольшую долю, а посчитать ленится. Ну что за друг-товарищ?
        — Даже не спрашивайте, Андрей Андреевич, уже Ост-Индская компания завидует. Мы же у них выкупили плантации кофе, когда они раздумали этим заниматься. Ну и чаёк выращивать начали.
        Конечно про Ост-Индскую зависть — это враки, те только из Бенгалии умудрились вывезти ценного на миллиард фунтов, а по всей Индии угробили порядка сорока миллионов индусов. Но Старко нашёл себе нишу на Цейлоне и добавил к ней вывоз индийского хлопка к которому англичане потеряли интерес, переориентировавшись на южные штаты САСШ.
        — Добыча золота в Австралии уже достигла девяноста тонн в год, — продолжил Вересов, — так что наши семь тонн практически незаметны на общем фоне.
        Увы, золота хватит лишь лет на пятнадцать, хотя именно сейчас миллион фунтов стерлингов в год совершенно не лишний. Потом общая добыча рухнет до тридцати тонн в год и это будет тянуться пока не найдут золотишко в Западной Австралии. И пусть с ним, нельзя свою экономику строить на халяве.
        — Друзья, я уже заказал оборудование для пуска второй очереди металлургического комбината в Швеции и сразу сделал заказ на руду под него на двадцать лет.
        — Олег Саныч, а зачем? — разумно заметил Вересов.
        — Николай Иванович, скоро Бессемер запатентует свой процесс литья стали и начнётся европейская гонка за рудой и чугуном. Не удивлюсь, если в Швеции очередь из фабрикантов-металлургов образуется. Поэтому и в Англии договоры на каменный уголь подписал, чтобы не страдать потом от нехватки.
        Все всё понимали, осознавали, но как-то не хотелось верить пока производство стали не подпрыгнет.
        — Я не хочу долго запрягать чисто по-русски, лучше заблаговременно всех собак накормлю несколько раз.
        — Олег, так другие посмеются над тобой, — подкузьмил доктор Рихтер.
        — Лучше я буду выглядеть пуганой белой вороной, Иван Карлович, чем потом гордым обитателем паперти с протянутой рекой. Вон, как англичане реготали над моей идеей выращивать чай на Цейлоне. А теперь каждые две тысячи тонн это четыре с лишним миллиона фунтов весом и всегда есть хороший сбыт. Посчитайте сколько фунт чая стоит, пусть даже по оптовой цене. Один корабль привозит в Европу гору денег!
        Тут не оспоришь, свой длинный рубль с торговли Старко имел регулярно. А если ещё прикинуть сколько стоит четыре миллиона фунтов специй и пряностей в Европе?
        — Пожалуй на этом можно закончить пока, — поставил точку Николай Иванович.
        Подсчёт денег — процесс прятный, как и на воду глядеть или на огонь, но есть другие важные дела, которые следует обсудить в ближайшее время. Одним из них являлось обсуждение с Лессепсом создания общества по строительству… Панамского канала. Нет, не класса "МММ", а реального. А уж сколько раз можно будет продать свою долю акций на взлётах и откупать её же на падениях, будучи уверенным в итоговом результате. Хотя, можно и не спекулировать, а тупо его построить лет за десять-двенадцать. Но как же хочется позлить в процессе всю эту зажравшуюся евроту, которая судит о деле на полдороге, причём по газетным статьям, даже не взглянув хотя бы на карту.
        Самое время заняться индустриализацией Голштинии и созданием там баз подготовки новой полиции и пограничной стражи. И начинать с благоустройства Киля, развития его порта, а попутно сделать Брюнсбюттель не деревней, а городком. На всякий случай, вдруг доведётся Кильский канал построить в будущем. Пока герцогом Гольштейна является дружественный король Дании следует этим пользоваться.


        Король обеих Сицилий, Фердинанд Второй, искренне и от всей души наслаждался победой русских. Англия и Франция с их глупыми придирками на тему прав каких-то там заключённых или излишней тирании отморожены, а опасность войны с Сардинским королевством развеялось по ветру. Как минимум, потому что савойцы теперь должны думать о своём герцогстве, а не о всеитальянском величии. А то что иногда происходят покушения на него, так они все неудачные. Его королевство покорно и исполнительно и видимо народ свыкся с диктаторской формой правления. Конечно, иезуиты докладывают о переговорах между Флоренцией и Римом, но это естественно в сложившийся ситуации. Немного нервировала географическая близость России, завладевшей островом Сардиния, но уж ему-то, кавалеру ордена Андрея Первозванного, наверняка нечего опасаться. Пусть у Наполеона Третьего теперь голова болит.
        И он был прав по-своему. Франция оказалась разделённой на два политических лагеря. Наполеон Третий наконец-то осознал, что излишне закрутил гайки и теперь потихоньку начал их ослаблять. Уж слишком велик оказался авторитет родственничка, опиравшегося на армию. Верный и преданный Александр Валевский советовал уменьшить цензуру и перенаправить энергию масс в перестройку экономики. Хотя чего её менять, если она вполне хорошо себя чувствует и помогает зализывать раны. Плохо, что с перевооружением имеется проблема. Штуцеры себя не оправдали, а ведь были так хороши в начале Восточной войны. И всё военное производство под них свёрстано — придётся переделывать массу дульнозарядного стрелкового оружия в казнозарядное. Производить новое пока финансово сложно. Император ещё не знал, что оружейник Шасспо уже близок к завершению работ по созданию игольчатой винтовки и на следующий год закончит её. Естественно, если его вместе с изобретением не переманит маркиз Грациани или король Георг Пятый. Агенты Старко уже искали француза, зная лишь фамилию, но чисто для проформы. Дело в том, что попаданец был наслышан в
будущем о нём (и даже фамилию знал), но в голове сидел эдакий 1870-ый год, а не на пятнадцать лет раньше. Да и самому Антуану Альфонсу было всего лишь двадцать три года (как Калашникову в своё время). Изобретатель нуждался в деньгах на разработку и внедрение, в поддержке сильных мира сего и в соответствующем современном оборудовании.
        Процессы в Англии показывали, что лаймы умеют учиться на своих ошибках. Реваншизмом в стране и не пахло, зато началась бурная подготовока к новому витку промышленной революции. Как всегда в первую очередь в сфере флота: военного и грузового. От плавучих батарей не отказались, а наоборот занялись их развитием. Резкое усиление брони и мощности паровой машины и перевод части орудий на палубу. Именно для защиты собственного побережья, а не для дальних походов на буксире в хорошую погоду. Кроме того, усилили разработку судов с бронированием деревянного корпуса, так как на полностью металлические корабли пока железа и стали не напасёшься. В июле обе программы были утверждены, а финансирование выделено. Хотя уже в августе будет запатентован бессемеровский процесс литья, а сам изобретатель вернётся в Англию всего лишь через год, отработав у Старко.
        — Ну, что, Олег, мы возвращаемся в Петербург, — с грустью сказал Легостаев, — нужно хвосты подтянуть и уже навсегда переехать к тебе.
        — Да, — подтвердил Иван Карлович, — там наши внук и внучка, а у меня ещё и медицинский центр, требующий личного присутствия. Хотя, по сообщениям, полностью меняется придворное окружение.
        — В России всё меняется, я в курсе, господа. Александр приближает к себе новых людей, а администрация Николая выходит в отставки один за другим. Буду ждать вас, а то нам здесь грустновато среди немцев.
        Некоторые ошибки реальной истории царь-батюшка не повторял, имея само собой случившуюся возможность. Земельная реформа готовилась по принципу, отработанному патриархией. Тупо сделать всех крепостных вольными, не предоставив альтернативы, уже не получится. Во-первых, финансовая ситуация другая. Русские потратили почти миллиард на большую войну, но получили солидные репарации, контрибуции и турецкий золотой запас. А это почти семьсот миллионов рублей. И если в РеИ общий дефицит составил около девятисот мильонов, то ныне лишь триста. Кроме того добавились земли от Адрианополя до Босфора, плюс Восточной Анатолии, более плодородные, чем в средней полосе России. Кавказская война, бесконечная и дорогостоящая, неожиданно (пусть и на время) затихла, всё-таки туркам ныне не до поддержки единоверцев на Кавказе. Ещё одним фактором экономии средств явилось прекращение производства гладкоствольных ружей указом императора. Сестрорецкий вариант стрелялки себя вполне оправдал и уже три завода могут производить такие же. Хотя никто не разгонялся и с этим, так как пресловутый Запад (читай, Старко) обещал в ближайший
год передать разработку новой винтовки для её производства в разумных потребных количествах.



        Глава 6

        Плюсом к экономии российских финансов послужила программа очистки арсеналов от всякого устаревшего дерьма. На одном из складов обнаружили даже пищали времён Ивана Грозного! И ведь кто-то получал финансирование под содержание столь древних пукалок. Интендантов всех уровней запугали арестами и конфискацией имущества, а всё, что отменено по указу, продавалось балканским братьям. И если пищали отправляли на переплавку, то более поздние гладкостволы отправлялись в Николаев, а оттуда в Констанцу, Варну и на балканское побережье Адриатики. Чего греха таить, коли освобождённые народы уже начали разграничение своих территорий, причём по своим лекалам и пониманию. Часть оружия вообще уходила в Африку, благо тамошние народы давали в обмен дюже хорошие товары.
        — Николай Иванович, а как на Руси будет решаться земельный вопрос, — спросил Старко занятый своими изобретателями и внедрением плодов их труда в жизнь.
        — Там создают специальный банк, чтобы крепостные после раскрепощения могли выкупать землю в пользование. А то ведь на деревне только у отдельных богатых имеются деньги для этого. Иначе выкупят лишь старосты, торговцы, да кузнецы, а бедняков к себе батраками наймут. И попадут крестьяне из одной кабалы в другую.
        С одной стороны, вполне американская схема батрачества на отдельных фермеров, с другой, в реальной истории России именно это и случилось. Кулаки выкупили самое выгодное, а потом не могли справиться силами собственных семейств, вот и расцвело батрачество. Некоторые особо ловкие даже документы на дворянство смогли приобрести в дальних от них уездах. А то проблема для локальных чиновничков создать липовые справки для этого за хорошую плату? Так же, как такие же нарисованные "честь и благородство" появились в России конца 20-ого века и в начале 21-ого.
        — Неужели помещики просто так отдадут земельные угодья? — полюбопытствовала Настя.
        — Ну что ты, Асенька, многие сами хотели бы продать своё, как излишки, так и неудобья. Царь выделяет на сей откуп деньги. И кроме того, создаёт рабочие места насколько получается. Знаешь сколько рабочих понадобится на железную дорогу твоего супруга?
        — Так крестьяне же не умеют ничего, папа.
        — Научат, дочка, как не научить. Тем более и сам Олег Саныч в это вкладывается, правда, зять?
        — Да, поддержу нужное дело. Рабочие бригады по укладке железных дорог будут востребованы десятилетиями, ещё и трудовые династии появятся, — усмехнулся титулованный всезнайка.
        Правда дорога из Самары планировалась странным образом. До Уфы пойдёт целевым направлением. Но по реке Белой можно доставить в Белорецк оборудование для бессемеровских установок и проката рельсов. Тогда оттуда с годами можно начать тянуть дорогу и в Уфу (с обратной стороны), и к горе Магнитной. Тем более, что Александр Второй решил на этом деле заработать и забрал Белорецкий округ из казны в собственность семейства Романовых. Такой фортель окупит внесённую долю и принесёт прибыли в будущем. Хорошо, что интернетных форумов нет, иначе заклёпочники уже заклевали бы императора. Ну, а рельсы на первое время начали во Фрисландии делать, где уже развито соответствующее производство. Оттуда морем до Петербурга, от него по железке до Твери, а там уж Волгой-матушкой куда затребовано. И пусть заклёпочники на костях главгера тоже хоть три джиги спляшут, он вытерпит.
        — Уж очень болезненный вопрос, Николай Иванович, как бы бунтов поначалу не было.
        — А куда деваться, коли он давно назрел, как прыщ, и пора выдавливать.
        Ну, что же, России самой решать, что с собой делать, здесь попаданец помочь никак не может, ибо сам толком в вопросе не разбирается. А трындеть за другими о том, что "демократия хороша, потому что она демократична" он не умеет. Это на патриаршьих землях уже идёт процесс раскрепощения, но к нему готовились почти двадцать лет, начиная с малого. Причём вчерашние рабы переходят в нынешние работники сельского хозяйства. Мало кто уходит "совсем на волю", где неизвестно что ожидает. Плюс, на церковных землях всё больше предприятий, где нужны рабочие руки. И полно курсов по изучению новых профессий. Ладно, посмотрим, как оно пойдёт.
        Сейчас Старко нужно, чтобы Бессемер организовал стеклопрокатное производство, а то задолбало, что большие окна состоят из набора маленьких, или вообще витражные. Хочется мир видеть, как он есть, а не фасеточным образом. Ну и раскатывание стали тоже необходимо. Впрочем мистер Генри неожиданно почувствовал себя в изобретательском раю. Инструменты и вспомогательные станки хошь? Нет проблем! Финансы нужны? Получи сколько нужно. Кирпичный цех под нужды? Можем быстренько построить, кирпича навалом, как и цемента, или кого-нибудь не очень нужного нагоним, цех освободим, а сиротинушке целых два построим, чтоб не хныкал.
        Бессемер даже не предполагал, что можно творить не попрошайничая и не занимаясь бесконечными согласованиями. Ему всегда казалось, что Англия в этом плане впереди планеты всей, а теперь убедился, что есть страны получше. И как поступить через год? Вернуться в навозную кучу, потому что там родина, или плюнуть на патриотизм и переселиться сюда, где учёных за людей считают и никто не пытается ограбить? Сложный вопрос на который никто не даст ответ. Например Старко променял бы своё нынешнее благополучие и огромную власть (в новом теле) на то, чтобы вернуться. Пусть в старое и больное, но на родину в Алма-Ату, а ещё лучше в крошечный Тау-Тургень. Понятно, что никто в это не поверит…


        Договор жителей Бремена, оказавшихся в экономической изоляции, и герцогства Старко подписали в конце июля. В конце концов, чего мучать цеховиков, артельщиков и ремесленников. Бременцы обрадовались, узнав что все земли герцоства имеют самоуправление. Лишь законы и налоги едины по всей территории, а наместников на кормление с их прихлебателями просто не существует. Система не совсем была удобна олигархам, но те сами уже уезжали, поняв, что отныне забирать себе лучший огромный куш им никто не даст. Теперь Гамбург привлекал внимание, но никто не спешил с телодвижениями.
        В Риме король Георг Пятый обсудил с папой Пием Девятым возможности дружбы, сотрудничества и взаимопомощи в трудную минуту. Всё-таки обе территории находятся в центре полуострова и несут определённую ответственность за политическое и экономическое развитие Италии. Естественно, что пожурили герцога Модены и короля обеих Сицилий за неправильное отношение к своим народам. И заключили договор на пять лет о праве провода своих войск через соседскую землю в случае возникновения необходимости. Обычная мелочь, на которую не следует обращать внимание. Оба правителя остались довольны общением о чём искренне заявили на специальной пресс-коференции.
        Попутно, король Ганновера поручил маркизу Грациани провести тайные переговоры с герцогом Модены. Конечно, никто не знал, чем кончилось правление Франческо Пятого в реальной истории (тот в 1859 году стырил всю казну и кучу ценностей и удрал в Вену, чтобы жить припеваючи). Зато предложение маркиза практически дублировало реал, да ещё и с приварком.
        — Ваше высочество, за передачу прав на Модену его величеству Георгу Пятому, вам будет выплачено сто пятьдесят тысяч британских фунтов и вы можете забрать с собой всё, что пожелаете (считай, ту же казну и коллекции).
        — Синор Грациани, а что будет в случае моего отказа? — полюбопытствовал герцог.
        — Я не знаю, но видимо то же самое, как если бы Сардиния победила и сейчас собирала бы Италию в единое целое.
        Франческо всё правильно понял, слава богу. Австрия не поможет, а несколько бригад лучшей в мире армии просто войдут в страну и всё отберут. Тем более, что за спиной Георга Пятого стоит Россия и лучше не проверять вероятности развития событий. Через две недели акт о передаче прав был подписан и Модена (вместе с Масса и Каррарой) вошла в состав Ганновера. Тихая сапа тоже действовала. Да и сам Франческо Пятый вдумался и понял, что больше не является интересной целью для итальянских революционеров-террористов, которые расплодились последние годы. А это, что ни говори, солидный плюс по жизни.




        — Милый мой, — однажды пристала к Олегу благоверная, — а что это за американец у нас в гостях? И о каком телетрофоне он говорит.
        — Родная, это ещё один великий изобретатель, представь, он изобрёл устройство, которое передаёт звук по электрическим проводам. Хотя меня больше интересует его рецептура изготовления бумаги с использованием деревянной щепы.
        Антонио Меуччи действительно разрабатывал технологию изготовления бумаги, которую повсюду делали из тряпок с небольшим добавлением щепок и стружки. Он настолько измельчал дерево, что волокна почти не были заметны. И постоянно искал чем бы их растворять. Не удивительно, что Старко дал итальянцу карт-бланш и всё, что необходимо для научной и инженерной деятельности. Синьор Антонио просто не мог не усовершенствовать всё, что ему попадалось на глаза — вот попаданец этим и воспользовался. А заодно рассказал, что слышал о "слипающемся от электричества угольном порошке" и "мембранах с электромагнитами". Увы, но не каждый человек из будущего знает в деталях устройства и принципы действия всего на свете, поэтому помогать приходится случайными обрывками когда-то услышанного или прочитанного. Впрочем Меуччи даже эти сумбурные крохи смог использовать по назначению.
        А в начале августа в Старкоград привезли Антуана Шасспо, двадцати трёх лет от роду, рабочего оружейного завода из Венсена. Молодой человек нуждался в деньгах, чтобы содержать родителей и был помешан на современном оружии. Попав в мастерскую Старко он просто обомлел, увидев какие чудесные станки там имеются. А какие мастера предоставлены чтобы помочь ему в разработке винтовки для русского военного ведомства!
        — Уважаемый мсье Антуан, хочу предложить вам проект, который будет щедро оплачиваться. Аванс сразу — пятьдесят тысяч английских фунтов, просто для вашего личного пользования.
        — Ваша светлость, а если не получится, я же не смогу его отдать, — честно признался ошарашенный оружейник.
        — И не нужно, у меня денег хватает, а умных талантливых людей мало. Кроме того, всё необходимое финансирование, материалы, оборудование и даже порох очень высокого качества. От вас потребуется лишь вдумчивая работа. Поживите, посмотрите что у нас есть, подумайте над предложением. Если вас это не устроит, вернётесь во Францию, ничего страшного…



        Глава 7

        Конечно, Россия и сама о себе позаботится, тем более, что налажено производство винтовок "а-ля Холл" с раздельным зарядом и пулей "старко". Но почему бы не подготовить заранее игольчатую винтовку получше, чем у Дрейзе. Отработать все стадии и поставить завод в России, обучив рабочих. И бумажный патрон продумать получше и фабрику соответствующую построить. И передать сей комплекс военному ведомству или лично императору. Пусть у него голова болит за будущее страны, а попаданец о своём личном хочет думать. У него свои тараканы на волю просятся, поэтому и удрал от русских привычек класса "сними с себя последнюю рубашку и подари австрияку или французу". Или "поощри казнокрада дополнительными свободными финансами". То есть, в стотысячный раз "пойми и прости". Дурной попаданец попался, не хочет никого ни понимать, ни прощать, ни входить в положение. И о будущих поколениях думать не хочет тоже. Знает чем всё кончится и как "новая жизнь" будет прославляться из каждого тостера. Мол, теперь мы все свободны, а бабушки-пенсионерки — дуры, раз вынуждены продавать на улице то, что за время социализма накопилось.
Лузерши они, жить не умеют! Не манагеры ни разу.
        Так что Старко действовал так, как считал нужным в данный момент. Забрать Италию у Франции с Сардинией и передать её Георгу Пятому — это нормально. Знал, что после этого заберёт королевство Ганновер себе в личное пользование. И чихать он хотел, что кто-нибудь пожурит за такие действия или разнюнится из-за "отсутствия высокой цели". Это Александр Второй в 1878 году реальной истории захватил многое, но всё отдал обратно туркам и контрибуцию так толком не получил. Или Сталин отдал полякам отвоёванную у Гитлера Польшу. Да и Горбачёв подарил Восточную Германию немцам, вместо того, чтобы выгодно продать. Олег Александрович переболел либеральными глупостями ещё в подростковом возрасте, когда юношеский максимализм прёт из организма вместе с гормонами. Теперь же строит стальные бригады, чтобы надавать по сусалам каждому, кто сунется с дурацкими советами.
        Одна, полностью на днях подготовленная, отправлена в Тоскану вместе с такой же, но ганноверской. Теперь король имеет восемь бригад специального назначения и как только найдёт общий язык с герцогом Пармы тут же займётся войной со всеми Сицилиями. Кстати, Гарибальди, считавший что"…для того, чтобы добиться согласия между итальянцами, необходима хорошая палка…", поддерживал объединение страны и выступлениями, и советами. А маркиз Грациани обсуждал с Алексеем Каретиным детали плана по вторжению в неполитанские края.
        — Синьор Алексис, лучше вдоль берега не продвигаться. У сицилийцев хороший флот и могут быть проблемы.
        — Ничего страшного, синьор Грациани, нас будут сопровождать корабли Балтийского флота. Не думаю, что неаполитанцы рискнут с ними связываться.
        — Не знал, что у герцога Старко такая сильная поддержка. И папа Пий ему почему-то благоволит.
        — Вообще-то Олег Саныч командор Ордена Святого Духа и, по-моему, даже больше.
        Правителем Пармы и Пьяченцы в тот год являлся восьмилетний Роберт, хотя заправляла всем его матушка, Луиза Мария Тереза, да ещё и Артуа к тому же. У неё был выбор к кому обратиться за защитой от тосканских ганноверцев, но помочь попытались бы за слишком большие деньги. Причём никаких гарантий никто не давал пока русские союзники короля Георга Пятого не свернули свои армии. Так что вариант, когда деньги возьмут, а потом начнут отнекиваться, кивая в светлое будущее, её не устраивал. Мать-одиночка, даже титулованная, особо никому не нужна, мужа-то пристрелили, причём"…убийца скрылся в толпе симпатизировавшего ему народа…" Конечно, добрый Георг предложил вдове двести тысяч фунтов, чтобы больше северной частью не заморачиваться, вот она и раздумывала целых две недели. А потом плюнула на величие, подписала необходимые документы (в присутствии свидетелей из трёх стран), получила откупные и отбыла с сыном под Вену в свой замок. Теперь северная граница ганноверской части Италии стала южной границей ломбардско-венецианского королевства.
        Вторжение через папские земли в королевство обеих Сицилий необходимо провести в этом году и практически все это понимали. Ганновер провозгласил объединительную войну 12 сентября. Восемь бригад (пятьдесят шесть тысяч солдат) двинулись по удобным дорогам вдоль побережья Адриатики. Русские генералы, получившие свои чины в армии Ганновера (Костромин и Каретин) вели свои корпуса в "последний и решительный". Дружеский Балтфлот, чисто нейтрально, охранял воинские колонны, так что неаполитанским кораблям ничего не светило. Вся Европа надеялась на то, что это последняя война десятилетия и лишь задавалась вопросом попробует ли кто-нибудь из Бурбонов поддержать стремительно стареющего короля. Да, у него была такая же болезнь, как у Ивана Пятого — соправителя Петра Первого. Отсюда и дикая тирания, жестокость по отношению к народу и своеобразная гордость. Его величество чихать хотел на рекомендации Англии и Франции и почему-то верил, что Россия всегда его поддержит. Увы, не срослось. Фердинанду Второму скоро помирать, если его до этого террористы не убьют, а другим вступать в новую эру пара, стали и
электричества.
        "Жители городов и деревень встречали войска, как освободителей", "солдаты короля тысячами сдавались в плен", "сам король с верными ему войсками бежал в Гаэту" — писали газеты при вторжении гарибальдийцев в королевство обеих Сицилий в реальной истории. Поразительно, но примерно то же самое происходило и в альтернативной. Разве что ненавистный всем Фердинанд Второй бежал практически без армии, а из Гаэты выбрался в море к ближайшему русскому патрульному кораблю. Всё-таки кавалер ордена Святого Андрея Первозванного, поэтому имел кое-какие льготы.
        Завоевание Италии было признано международными авторитетами, как самое бескровное в истории человечества. Тем более, что часть была куплена за деньги. Оставался последний штрих — "воссоединение" папских земель с основной частью. Да, Пьемонт, Ломбардия, Венеция и Трент остались за кадром, став сателлитами Австрии, но основное дело сделано. Русско-турецкая война, начавшаяся благодаря Николаю Первому несколько изменила облик Европы. Вопрос с папой решается разделением: Георг Пятый — власть светская, а Пий Девятый — власть духовная по всей территории новенького королевства Италия. Буржуазия ждала экономических реформ и единой валюты и налогов повсюду, простые люди надеялись на конституционное равенство и права даже маленького человека, дворяне просто боялись связываться с новой властью. Великое герцогство Тоскана было передано Грациани, которому независимость не была нужна. Уж лучше находиться в составе сильной страны.




        — Ну что, дорогой зять, как только папа римский и король подпишут договор о воссоеденинении сразу получишь Ганновер, — подшучивал Вересов, — Или думаешь, что обманут?
        — Эх, Николай Иванович, мне не до этого, — откорячился Старко, — мы акции Панамского канала с Лессепсом наштамповали. Но пока на продажу не выставили, а ищем работников в Азии, переболевших жёлтой лихорадкой или малярией.
        — А зачем такие сложности? — удивился Вересов.
        — Там комаров много. При строительстве Панамской железной дороги была высокая смертность среди рабочих. Кроме того, придётся шлюзы делать в разных местах.
        Попаданец не позволил партнёру повторять ошибки, допущенные в реальной истории. Причём даже не знал о них, но инстинктивно шёл более правильным путём. К тому же, задавил в корне дурацкое желание виконта-дипломата подкупать всех и вся во Франции, чтобы собрать необходимый капитал.
        — А разрешение тамошние власти дали на твой проект? — Легостаев теперь уже окончательно переехал в Старкоград и участвовал во всех интересных совещаниях и обсуждениях.
        — Да, Андрей Андреевич, мы оказались к месту. Республика Новая Гранада сейчас развивает всё передовое, даже церковь отделили от государства. А недавно они стали федерацией и у них теперь есть штаты Панама и какая-то Антокия.
        Правительство Панамы руками-ногами уцепилось за проект канала через их территорию и выдали все виды "одобрямсов", которые требовались. В период, когда Англия, та же Франция и САСШ бредили каналом через Никарагуа, следовало заманить к себе добрых и богатых дядей из Ганновера. Инвестиции в экономику всем нужны, да и федеральное правительство одобрило инициативу.
        — Ну, а если не получится?
        — Николай Иванович, вы же знаете мой любимый принцип. Как "не получится" я лучше других знаю, но нужно сделать, чтобы получилось, — подшутил мудрила всех времён и народов, — экспедиция уже проверяет будущую трассу на месте.
        Конечно, Старко не делился с родными и близкими теми спекуляциями, которые планировал. Всё-таки, выпустив акции на рынок, следовало ожидать атаки "медведей" и естественного резкого понижения цен. Так чего не воспользоваться моментом и скупить их же по более низкой цене? Хотя бы часть. Потом через газеты пойдут положительные новости и цены вернутся обратно, а то и взлетят повыше. Но сколько бы они не прыгали, а канал будет доведён до ума. По крайней мере, легче спекулировать, когда знаешь конечный результат, пользуясь попаданским послезнанием.
        — Олег, почему у тебя нет проектов попроще?
        Старко не стал рассказывать Андрею Андреевичу, как он в начале 80-х узнал о существовании МЖК. Где он выявил странную вещь — гораздо легче получить квартиру, скомпоновав четыре двухподъездных девятиэтажных павильона по материалам и финансам, чем стоять в очереди на жильё. Тогда оказалось, что горшки обжигают не боги, а вполне рядовые люди. Примерно, как тот американский клерк, который расписал первый договор по ОСВ, а начальники на всех уровнях не внесли ни одного изменения или правки. Просто подписывали от себя и двигали ещё выше. И Растрелли никаких восьмых чудес света своими руками не строил, используя крепостных и им подобных работников. Даже Солнце вручную закатывает не сам Бог, а тот монах, который добрался до края света и высунул голову наружу. Небось, все эту картинку видели, но не знают, что монася тут же к крутильной ручке и припахали…



        Глава 8

        В Эмдене спустили на воду первого "здоровяка" водоизмещением 2,800 тонн. Альфред Крупп лично прибыл, чтобы проконтролировать процесс и убедиться, что всё сделано добротно. Прикольно, что английские и французские плавучие батареи имели меньший вес и размеры, зато гораздо большую осадку. Так нечего столько дульнозарядных восьмидюймовых орудий набубосивать в свои корыта, раз они всё равно далеко не стреляют. Ещё и усиленной бронёй покрывают в результате чего броненосцы становятся чуть ли не подводными лодками.
        Не, наши другим путём отправились с самого начала, крейсерским. На носу вращающийся барбет со сдвоенными восьмидюймовками. Да, стволы длиннее и тяжелее, зато и дальнобойность офигительная. Главное, попасть в противника, хотя бы случайно. Даже деревянным линкорам мало не покажется, а перегруженной плавбатарее хватит и одной, вкорёженной внутрь, бронеплиты обшивки для потери плавучести и начала убулькивания. Остальные орудия шестидюймовые и тоже удлинённые, но мало, относительно водоизмещения. И ракетные установки, куда же без них. Зато две паросиловые установки (по одной на каждый винт) мощностью по шестьсот лошадок каждая.
        В конце концов, это для короля Георга Пятого, а для Старко следующей весной будет закончен в Старкограде крейсер на 3,500 тонн водоизмещением. Тоже с носовым барбетом на два ствола крупного калибра и вспомогательными бахалками чуть помельче. Когда корабли измеряются в количестве единицами штук, только дальнобойность поможет навалять врагу, а потом сбежать побыстрее. Правда, для "старковского малыша" и паровики покруче, по восемьсот пятьдесят лошадей каждый, изготовлены. То ли ещё будет, когда бессемеровские установки понаделают для всех сталелитейных заводов. Олег Саныч уже вторую очередь в Швеции запускает на своём металлургическом комбинате, чтобы чугуна было немеряно.
        Понятно, что стальные корабли пока уступали в размерах деревянным линкорам уже достигавшим под пять тысяч тонн водоизмещения. Но у тех имелся предел мощности для паровых машин. Увы, деревяшки от вибрации потихоньку расходятся в местах креплений. Так что тупиковая ветвь для военных, ибо без паровой мощи современный корабль уже не то. Это торговец может позволить себе лишь парусами обходиться, ему боевая манёвренность не нужна. Впрочем, ведущие державы вступили на путь комбинирования дерева и железа, тратя огромные деньги, как на разработку, так и на внедрение своих кракозябр смешанного толка. Ох, сколько им расходов лишних попытки сэкономить принесут (с) О.А.Старко.
        Предвыборная президентская гонка в США 1856 года двигалась к завершению. Как внутренние, так и внешние политики считали, в большинстве своём, что если к власти придёт респукликанец, то начнётся гражданская война. Одно успокаивало — молоденькая Республиканская партия имела всего лишь двухгодовалый возраст и небольшой авторитет среди избирателей. Демократы явно превалировали, имея поддержку более половины электората. Тем более, что часть голосов отгрызала Американская партия нативистов (в смысле потомков первопоселенцев). Эти были и против католиков, и против иммигрантов, и против отмены рабства и имели поддержку каждого пятого избирателя.
        Старко немного беспокоился из-за нестабильности за океаном, хотя знал, что бардак случится лишь через пять лет. Всё-таки покупать хлопок в южных штатах ближе, чем в Индии. С другой стороны, его (и Петрова) чёрный порох востребован за свои качества и приносит прекрасный доход. Впрочем, он закупал впрок готовую латунь, чтобы иметь солидные запасы. И сбывал туда акции Панамского канала, так как именно американцы любят всё корпоративное, а заодно и спекулировать на своих биржах.
        Русский царь нашёл ещё один вид постоянного, но небольшого дохода, сдав в аренду Пруссии маленький кусочек Сардинии с городком Порто Торрес. Под базу прусского флота он подходил идеально, а Россия получала дружественную поддержку в Средиземном море. Жаль, что жизненный ресурс короля Фридриха Вильгельма Четвёртого подходил к концу, так что следовало приблизить его младшего брата Вильгельма, как наследника короны.
        Дело в том, что Александр Второй распланировал ряд серьёзных реформ и желал обезопаситься от многих зарубежных отвлекающих факторов. Аляску он уже выгодно сбыл, Францию и Англию поставил на место, туркам вломил, балканоидов освободил. Пора и домашнюю кашку варить, да верноподданых сытно кормить. Одна программа по предотвращению создания сильного кавказского государства Великая Черкессия уже шла полным ходом. Примитивно, но действенно, отселялись черкесские семьи, причём в Турцию, к югу от Анатолии.
        Сами турки тоже отселялись с завоёванной территории и тоже к югу от Анатолии. Земли заселялись русскими крепостными, получавшими свободу после переезда. Им оказывалась помощь и финансами, и скотом, и сельскохозяйственным инструментом, отнятыми у местного населения. Частично решался земельный вопрос, который слишком остро стоял. Такое же отселение-заселение шло и в адрианопольско-константинопольских землях. Никаким болгарам-румелийцам-грекам-македонцам на дозволялось селиться в бывшем эялете Эдирне, только русские и только крепостные, становящиеся вольными людьми. Более четырёх миллионов предусматривается переместить в плодородные края. Ещё полмиллиона крепостных прибудет в Русскую Добруджу, чтобы укорениться и подвинуть тамошнее население. Никакие доводы о человеколюбии не помогали, Романовы на этот период царствования провозгласили политику "помощи русским, а не всем подряд". Военное превосходство, хоть и временное, использовалось в полной мере. Любые протесты просто давились силой…


        Ещё немного, ещё чуть-чуть… Олег Старко подвис в какой-то штрихпунктирной реальности. Его носило из одного вида деятельности в другую порой по три раза за день.
        — Чего-то я устаю, Настя, — ябедничал он супруге, — сегодня, слава богу, целый день в одном месте провёл, не как обычно.
        — И чем же ты занимался, дорогой?
        — Не поверишь, в мастерской всласть поработал руками.
        Этого не отнимешь — попаданец не забывал, что нужно продолжать выводить стрелковое оружие на должный уровень. Завтра-послезавтра Георг Пятый полностью погрязнет в политическом и экономическом благоустройстве Италии и тогда придётся остаться практически наедине с окружающим миром. И если Англия и Франция на "родовые земли Старко" особо не претендуют, то Пруссия не против поживиться той же Голштинией. Хорошо бы её сейчас столкнуть лбами с Австрией, пока винтовок Дрейзе ещё не хватает для каждого пруссака. Да и от стальных пушек они носы продолжают воротить. В реальной истории стычка между ними произошла лишь во второй половине шестидесятых и ничем хорошим для австрияков не кончилась. Увы, но в ней постоять в стороне видимо не удастся.
        А чтобы было с чем на фронт идти — приходится сейчас колдовать. В принципе, уже на пироксилиновом порохе можно уменьшить калибр до трёх линий. Тогда и подгонять винтовки под единый стандарт, заморачиваясь лишь со вспомогательными приладами. Хорошо, что для других "берданки" не приходится делать, пусть пока считают высшим писком "шарпсы". Вообще, пора ганноверского короля с хвоста сбрасывать, то есть производить ему самый передовой хлам с раздельным заряжанием. Пока же что-то вменяемое лишь у Пруссии (игольчатые винтовки Дрейзе), америкашки со своими разработками, ну и для русских будет игольчатое ружьё Шасспо. Молодой французский гений уже и родителей выписал из Франции, чтобы с полным комфортом работать.
        Отдельно шла подготовка "супер-солдат". Два года достойного питания, атлетическая и стрелковая подготовка, повышение грамотности. Система понятна, хотя лишь "для белых" (то бишь, богатых), другие страны, даже ведущие, такой фигнёй не маются. Их генералы по-прежнему, считают, что солдат должен ружбайку иметь и ходить красиво строем. Остальное довершат доблесть и героизм. Даже персональным бронированием никто не занимается. И их можно понять, пока от дизентерии погибает больше бойцов, чем от пуль и осколков. Их артиллерия до сих пор ядрами пуляется и с дула заряжается.
        Олег Саныч, конечно, ловко устроился. Прибыль от оплаты за подготовку очередных трёх бригад для Георга позволяет подготовить и вооружить одну свою. Слепой король столько зарабатывает на золоте и алмазах, что спокойно переплачивает, дабы не отвлекаться от более важных задач. Пушки для ганноверца тоже Старко делает и также задорого. Хотя общий контракт ограничен — семидесятитысячный корпус вполне устраивает нового итальянского короля, а для патрульно-гарнизонной службы есть солдаты попроще и гораздо дешевле, причём из местных.




        Двадцать четвёртого октября примчался на рабочее место Прохор и начал своё секретарствование радостным воплем.
        — Олег Саныч, радуйся, папа римский подписал договор с Георгом Пятым!
        — Хорошая новость, дружище, долгожданная, — согласился Старко, — теперь английское королевское семейство ещё и макаронниками будет править. Вкупе с индусами, австралийцами и канадцами.
        — Так мы же станем независимы, — растерялся верный друг и толковый личный секретарь, — или нет?
        — Не знаю, Прохор, вроде соглашение имеется, но вдруг король передумает? Тогда придётся воевать.
        Идиотизм ситуации в том, что к хомо сапиенсам, природно, аппетит приходит во время еды. Старко очердной войны не боялся, знал, что в любой момент может активировать своих полицейских и пограничников и навтыкать даже ганноверцу. Но тогда он ослабит союзника, причём сильно, а это разморозит мечты Франции и Австрии развернуть ситуацию в свою сторону. Не для того столько сил вложено и бабла вбухано, чтобы вся новая европолитика накрылась медным тазом.
        — Да не переживай ты так, друг мой, надеюсь что всё нормально обойдётся. Это я на воду дую, как правоверная пуганая ворона.
        — А что репортёрам скажем?
        — Поздравим от всего сердца и прилюдно порадуемся за Италию и итальянцев!
        Ага-ага, и скрестим пальцы на всякий случай. Олег рассчитывал, что уход ганноверца из Ганновера развяжет наконец-то руки и позволит преобразовать небольшое северогерманское королевство по своему усмотрению. Столько географических планов впереди миражирует, что даже жить веселее, хотя и рискованней.



        Глава 9

        Шестого ноября, во второй половине дня, Георг Пятый и Старко понаставили последних точек над "i", перечеркнули все "t" и устало вздохнули. Всё, даже помощь в создании личного Вельфского Легиона для короля, было согласовано до мелочей. Король поднялся, протянул руку и сказал:
        — Дорогой друг, после официального подписания договора буду рад назвать вас своим братом. В своё время вы вернули меня к жизни, несмотря на мою слепоту. Благодарю вас за всё.
        На следующий день, рано утром, в присутствии высокопоставленных свидетелей и папского нунция, был подписан важный документ о передаче прав на королевство Ганновер светлейшему князю Старко. Согласно договорённостям оно сменило название, а Олег Александрович свой статус. Никаких помазаний, а чисто в духе времени, попаданец стал королём! Седьмое ноября было объявлено ежегодным праздничным днём на всей территории королевства Старко, что изрядно порадовало Олега совпадением исторических дат. Новое государство практически сразу было признано Италией, Россией, Пруссией, Швецией и Данией. В последующие дни пришли здравицы из Англии, Австрии и даже от Османской империи, а потом и из Франции. Столицей стал расцветающий Старкоград (не "бург" и не "сити").
        Монарх пообещал своему народу не только написать новую Конституцию, но и позволить обсуждать отдельные статьи в процессе созидания, в газетах. И даже гарантировал создание самой крепкой армии в мире. Лишь бы люди жили и работали добропорядочно. Мало того, ввёл восьмичасовой рабочий день на всей территории и пятидневную неделю. Подумаешь, меньше доходов будет приходить, всё равно они тратятся на местах, а король свои деньги сам зарабатывает. И сам себя содержит, между прочим. И даже налоги платит почему-то.
        — Олег, это невероятно, но факт! — восхитился на тайной вечере князь Легостаев, — никто не поверит, что монашек может стать за десять лет королём.
        — Я тоже так думаю, — поддержал барон Юнгвальт, — всё происходило на наших глазах, но как-то незаметно, будто бы само собой.
        — Теперь буду называть вас "ваше величество", а сам так и останусь "высочеством", — пошутил Пётр Георгиевич Ольденбургский, присланный в качестве официального представителя императора России.
        Жаль, что другой Пётр Ольденбургский не смог подъехать по причине болезни из своего Любека. Это не выдумка и не откоряка, а действительно захворал последние дни. Дело в том, что он очень хотел посоветоваться по поводу того, чтобы заполучить земли Саксен-Лауэнбурга заблаговременно. Празднования — хороший и удобный повод для секретных переговоров и глупо этим не воспользоваться, чтобы не привлекать излишнего внимания.
        — Ну и какие планы у твоего величества теперь? — задал, как всегда, неудобный вопрос доктор Рихтер.
        — Планы держу в секрете, но исподтишка поглядываю на Южную Вестфалию. Только не знаю, что за неё предложить Вильгельму.
        Все понимали, что король Пруссии Вильгельм-Фридрих вот-вот отойдёт от дел из-за усиливающихся проблем со здоровьем, и его брат станет регентом. В принципе, он уже рулил страной, правда неофициально. Переходной период следует использовать, иначе потом не будет ни повода, ни возможности. Может выкупить и подарить им Алмазный берег (от Анголы и до устья Оранжевой реки)? Пусть займутся медленной колонизацией Намибии, что отвлечёт пруссаков от германской глобализации в Европе. Или ну его нафиг, ибо лениво?
        — Олег Саныч, ты говорил, что на каком-то притоке реки Вааль в Южной Африке вроде золото есть. Там же наши русские до сих пор возятся и с местными торгуют.
        — Сначало нужно другое золото найти, вверх по самому Ваалю. Отправлю туда пруссаков, пусть деревеньки рядом с бурами построят. Тогда наши золотые запасы невидимыми станут на фоне их лихорадки.
        — А нам-то что с того?
        — Так долю запрошу и своих ганноверцев туда же отправлю.
        О России и её интересах ни один из присутствоваших русских почему-то не думал. Опыт показывал, что земляки растрындят повсюду об этих планах, а сами так никуда и не соберутся. Вон, как их одолели балканские "братья по вере", что уже требуют поделиться захваченными территориями. Болгары вовсю канючат чтобы им подарили Добруджу, а греки хотят весь Эдирне с Константинополем впридачу. Сербы вообще сцепились с македонцами из-за Косово. Главное, албанцы, понимая свою религиозную неполноценность, пока лишь личное государство обустраивают и башибузучью армию готовят. И где деньги на оружие берут, спрашивается? Австрия пока молчит, но скоро начнётся вывод корпуса Непокойчицкого из-под Вены. И неясно чем это обернётся.
        — Кстати, господа, начались более-менее успешные продажи акций Панамского канала в Штатах. И Саид-паша себе пакет купил на всякий случай.
        — А если вдруг резко в цене упадут, — засомневался Полянский.
        — Тогда, Ян Войцехович, подождите. Потом купите. Я знаю одно, чтобы не случилось с ценой, но канал построю.
        Старко распродавал акции, чтобы набрать капитал сейчас, а поспекулировать можно и потом. Другое дело, что многие потенциальные инвесторы ждали информации о никарагуанском канале из Тихого океана в Атлантический, считая его более реальным. Хотя там какой-то вечный замес идёт между Сальвадором, Никарагуа и Гватемалой. Ладно, не малые дети, поэтому пусть сами себе консультируют. Это Лессепс рвётся всех упрашивать, а Старко такие методы не приемлет.


        Самое занудное для любого — это когда запущены программы, требующие долгие месяцы, а то и годы на их реализацию. Старко уже готовился к своеобразному ожиданию погоды у моря. Одна бессемерщина чего стоит: изобретатель пока работал по контракту над прокатом стекла и металла — соответствующие заводы требуют своего. То, что Англия вынуждена ждать своего металлургического часа, нас не волнует. Бессемеровский процесс запатентован? Запатентован, пользуйтесь на здоровье! Ах, у вас временно нет энтузиаста-инициатора, так потерпите годик и он вернётся с деньгами и радостными эмоциями. Всё равно железной руды, чугуна и воздуха для продувки маловато, чтобы резко объёмы выплавки ценной железятины поднять.
        — Олег Саныч, на территории нашего королевства добывалось в год семьсот тысяч каменного угля и примерно столько же руды, — отметил Прохор, — зачем ты всё это снизил? Ведь дешевше у себя брать, чем за границей покупать?
        — Друг мой, я жаден и вообще скупердяй. Свои запасы пусть в земле лежат и ждут, а мы пока будем работать на привозном. Нечего экономить деньги, когда их можно пока зарабатывать.
        Да, экономика королевства Старко затачивалась под импорт. Уже восьмая часть земель использовалась под свекловицу, например, хотя производство пшеницы сократилось. Хлеб проще закупать, так как его все выращивают, а белый сахар пока идёт в Европу лишь из России. Цены на него высоченные, а значит есть чем оплачивать экспорт и ещё навар остаётся.
        — То же самое, Проша, и с металлом. Пока есть, где покупать, будем брать из-за границы. Тем более, что не руду завозим, а чугун со своего же комбината.
        — Понял, не дурак. А чего ландтагу отвечать? Они уже запросы делают, мол, налогов мало приходит и серьёзные идеи не на что в жизнь претворять.
        — Это они хитрят, я их своими указами ограничил в распиливании бюджета и казнокрадстве, — прозвучала то ли шутка юмора, то ли реалии бытия.
        Министры, оставшиеся от старой власти, неожиданно оказались в стороне от раздербанивания средств. Это при прежних правителях они "помогали" монархам внедрять различные планы под своим контролем. Теперь, де-факто, ландтаг занимался законотворчеством, а не экономикой. И не возразишь, когда новый король имеет на своих землях (Вестфалия, Эмден, Ольденбург и Аурих) порядка девяносто процентов личного владения в промышленности. И постепенно развивает Штаде, Леер, Хильдесхайм и Ганноверскую провинцию за свой счёт (с компаньонами, конечно). Чёрта с два, не то что руку, но даже палец не засунешь в чужой карман. Мало того, никак им не удаётся поддержку от населения получить. Народ отравлен новыми невысокими налогами, причём часть из прежних вообще отменена, а также массовым списанием долгов. Такой электорат скорее парламентариев порвёт на мелкие кусочки, чем возбухнёт против доброго дядюшки Старко.
        — Церковь тоже переживает, что её отлучат от государственного управления.
        — Не надо им беспокоиться, от них тоже польза есть, хоть и лютеране. У них будет десятая часть голосов в новом парламенте и всё, что они получают с прихожан. Я, между прочим, к ним очень положительно отношусь, да и ты тоже. Помнишь, как в Вознесенской Пустыне было? — понесло Олега.
        — Да уж, изнутри совсем по-другому смотрится, чем миряне думают.
        Друзья погрязли в воспоминаниях и отвлеклись от дел насущных. Да и период года такой, когда начинается длительная подготовка к рождеству, что умиротворяет деловую активность и примиряет христиан с действительностью. Эх, если бы все проблемы были столь просты, как те, что рассматривались.
        Например, если строительство завода игольчатых ружей для России шло по плану (недалеко от Ладожского озера), то оборудование для него пока ещё в процессе разработки. А потом пойдёт изготовление, доставка, монтаж и запуск. Дай бог, к осени следующего года начнётся производство новой стрелялки. Пруссаки не знали, что не только они самые умные в Европе, да и винтовка Дрейзе уже уступает по характеристикам той же "шасспо". Но этот проект прост, даже со строительством фабрики бумажных патронов. А вот как разрешить щекотливый вопрос по герцогству Шлезвиг-Гольштейн-Лауэнбург? Австрия и Пруссия имеют на этот кусок свои виды, хотя и не спешат с реализацией рейдерского захвата. В плюсах то, что Старко уже начал экономическое приручение местного населения, а король Дании поддерживает начинание.
        Кстати, из Копенгагена пришла странная инфа. Скорее слух, да ещё и секретный и никак не проверяемый. Вроде Фридерик Седьмой хочет передать титул самому Старко. Детей не имеет, а отдавать будущее некогда великой страны в руки левых родственников не желает. Так сплетня была о возможном… объединении королевств Старко и Дания. Вот только кто на чьём горбу собирается в рай въехать? И нафига попаданцу лишняя обуза?



        Глава 10

        К концу года подтягивали хвосты повсюду. Ганноверский военный и торговый флот, включая суда из металла, перебрался на ПМЖ в Италию, а балтийско-сардинский помог транспортам вернуть обе старковские бригады на новую родину. Вернувшимся предоставили отпуск до весны, чтобы смогли перевезти семьи, если желают. А то в России, несмотря на положительный итог Крымской войны, имелись недовольства в разных слоях населения. Творческая интеллигенция, вкупе со студентами, требовали конституцию и парламент, считая, что пришло для этого время и их не будут преследовать за инакомыслие. Забавно, но диссидентствующие личности считали, что у них есть куда эмигрировать, ежели что — в Старко. Только обломились им права человека и свобода слова, никому смутьяны оказались не нужны в тридевятом царстве. Не удивительно, что Олега Саныча тоже начали хаять и обвинять в различных грехах. Заочно, издалека, расползаясь по Европе.
        Александр Второй, пока суть да дело, начал любопытную компанию в рамках подготовки к раскрепощению. Дело в том, что многие помещики имели долги по ссудам, а в закладе находились, как их земли, так и крепостные души. Вот государь и начал ползучую малозаметную национализацию этого добра. Банки, взамен ссуд, забирали залоги. Частные предприятия, мать их, но по закону право имеют. Причём не у всех подряд, а как-то выборочно, по своим лекалам. А так как банк есть кредитное учреждение, а не хозяйственное, то казна выкупала уже в пользу императора. И тут всё не слава богу — людям давали свободу и наделы из вымороченных земель. К 1861 году, когда предполагался Закон о земельной реформе, вроде более десяти миллионов душ обоего пола станут свободными. Учитывая те пять миллионов, которых переселят в турецкие земли, Россия почти освободится от крепостного бремени.
        — А что вы хотите, Андрей Андреевич, — объяснял Старко, — если сразу одним манифестом шандарахнуть по обществу, то начнутся и крестьянские и помещичьи бунты.
        — Олег, но и тихой сапой нельзя действовать. Выглядит так, как будто делаются частные одолжения по знакомству. По-моему, это неприлично, — упорствовал Легостаев.
        — Главное — результат, Андрей Андреевич, а не как о нём судят в обществе. Посчитайте сколько крепостных останется к 1861 году. Дай бог, пять-шесть миллионов, не более. Причём и баб, и мужиков.
        — Интересно, а чтобы без слуг не остаться, сколько из них дворяне сами в вольные переведут? — предположил Рихтер, — небось к тому времени и крепостных-то не останется, некого освобождать будет.
        Поразительно, но такой подход получается более мягким, чем в реальной истории. Гуманизм, когда хвост отрубается по кусочкам, а не одним махом! То-то либералы развыступались на каждой веранде. Как будут жить Герцены и Пушкины без прислуги и личного двигающегося имущества? Это же не страна Утопия, описанная Томасом Мором, где у каждого демократа по закону имеется два раба. И не продвинутая американская демократия, где миллионы рабов и миллионы полурабов, которые вроде вольные, но прав почти не имеют.
        Все заморские русские территории пока охраняют введённые войска. Особенно это касалось границы с Румелией и чуть-чуть раздвинувшейся Грецией. Всё перекрыто, а то православные хитрецы пытались пролезть во все щели. Мало того, греки повадились высаживаться на побережье Эдирне. А что делать, коли они уподобились сирийским беженцам, но за полторы сотни лет до этого. Фелюги топились кораблями Черноморского флота, а высадившихся вывозили в Румелию. Пусть там мозги колупают братьям-славянам. Ох, припомнят Александру Второму его протекционистскую манеру властвования в эпоху будущего массового разгильдяйства, именуемого либерализмом! Это сейчас всё с рук сходит пока вокруг него абсолютная монархия.
        Кстати, подзабытый Горчаков до сих пор находился в молдавских княжествах, вместе с Южной армией и выслушивал от местного населения всякие дурацкие проекты. Мол, пора им дать настоящую свободу, а заодно передать в их состав Бессарабию и Добруджу, чтобы они могли создать свою страну. Ну да, ну да, а потом призвать Гогенцоллерна и нахапать земель у соседей. И в итоге прийти к фашизму, чтобы убивать русских и не русских на территории СССР. Впрочем Александр Второй этого не знал, но за своё побережье Чёрного моря держался цепко.
        Повезло, что уже удалось сократить общую численность армии на двести тысяч. Всё-таки огромная экономия средств, а заодно избавление от множества гладкоствольных дульнозарядных ружей. И пушек времён Екатерины Великой — их тоже отправили на переплавку. На следующий год готовился указ о прекращении строительства парусных судов для военного флота. Пора переходить к оборонной стратегии и паровым машинам полностью. В Николаеве знаменитый купец Рафалович уже готовился к закладке целой серии пароходокорветов нового типа, без парусов, но с гребными винтами, примерно около тысячи тонн водоизмещением. Новая серия предполагалась скоростной и могла обеспечить охрану побережья на всём Чёрном море. Зубастые кораблики собирались вооружать ракетами Константинова (тоже Романова, но бастарда), стальными пушками и даже самоходными минами. Конечно, последнее было под вопросом, так как хороших торпед пока не удавалось делать.


        На рождественский приём в Старкограде собрались практически все стародавние знакомые Старко. Отхлёбывали шампанское из Шампани, кучковались, бродили по зале, беседовали. Её величество Анастасия (Старко, в замужестве) была очень счастлива и радовалась гостям. Всё-таки женщины умеют ценить празднества и стараются испить сию чашу до дна. Для хозяйки очень важно, чтобы все остались довольны — будет что вспомнить потом и высказать своему благоверному наедине. Даже Лизетта со своим "фи", мужем и родителями перебралась в королевство. Это же сколь много новых людей можно поразить безаппеляционностью суждений и секретами Полишинеля. И Аня Легостаева, прицепившись к супругу, наконец-то вернувшемуся с войны, радовалась тому, что больше не нужно переживать. Всё-таки благоверный теперь начальник штаба одной из бригад, генерал, и может бывать регулярно дома, а не нагонять жути на турок где-то далеко. Тем более, что уже обзавелись и сыном и дочкой, пусть и маленькими.
        Артур Юнгвальт собрал вокруг себя молоденьких гражданских и рассказывал об осаде Севастополя, причём даже врать не приходилось.
        — Господа, французские корабли старались убраться куда подальше, когда я отдавал приказ "Пли!" своим артиллеристам.
        — Артур Альбертович, а вы правда гаубицами командовали? Ведь молоды ещё.
        — Я, друзья мои, стоял у самых истоков новой артиллерии и того же револьверного оружия. Мой друг, король Старко, всё это изобретал, а мы, молодые офицеры, испытывали новинки. Так и получилось, что именно мы, в трудную годину, оказались теми немногими, кто имел опыт по их применению.
        Между прочим, это очень приятно, когда ничего не нужно высасывать из пальца или брать с потолка. Самая лучшая ложь, как оказалось, это обычная правда.
        — А правда, что вы знакомы с самими Вассербаумами из Вены?
        — Да, господа, помню как они нос воротили от русской глубинки и как потом, чуть не на коленях, просили хоть что-нибудь продать из разработок Старко. Сейчас я имею совместный бизнес с их сыном, — Артурчик действительно припахал Михаэля перепродавать те или иные ценные бумаги компаньонов.
        — Говорят, что ваш папа безумно богат?
        — Ах, оставьте, в нынешние времена капитал чуть больше миллиона британских фунтов невелик, — скромничал Юнгвальт-младший, то ли придуряясь, то ли от чистого сердца.
        Зато его папаша уже потирал руки оттого, что цены на акции Панамского канала опустились уже до двадцати фунтов против номинала в сотню.
        — Уже начал скупать, пользуясь моментом.
        — А что повлияло столь серьёзно? — поинтересовался Борис Алексеевич, пока супруга где-то с дамами обсуждала новые наряды.
        — Так появились критические статьи, что рабочие будут умирать из-за малярии. Мы же никого не предупреждали, что в Индокитае удалось найти многих, кто болезнь сию перенёс и теперь не заболеет.
        — Ну да, — поддержал Полянский, — сообщим, когда побольше акций скупим.
        Спекуляции уже начались, но инфовбросы выверялись лично Старко, чтобы не напортачить самим себе. В принципе, необходимый капитал был собран, всё-таки около сорока миллионов фунтов. За такие деньги можно нарыть каналов даже через всё Антарктиду, если припахать пингвинов в качестве рабсилы.
        — А какая весть будет следующей?
        — Пока не знаю, Олег Саныч заготовил две, но сначала пусть цена обратно вернётся. Можно даже начать дружный сброс, чтобы уронить её обратно.
        Удобно, когда теряют и зарабатывают колобашки всякие любители лёгкой наживы, а организаторы просто строят канал.
        — Я слушал, ваше величество, что ваши уже монтируют десятидюймовые стальные орудия береговой обороны, — это уже в другом конце зала, где кучковались вокруг Старко, — но как длинные стволы можно с дула заряжать?
        Гражданские и некоторые отсталые военные жили в каком-то мире иллюзий.
        — У нас, господа, дульнозарядного оружия вообще нигде нет.
        — Но казнозарядное стоит гораздо дороже!
        — Безопасность страны важнее расходов на её обеспечение, уж лучше меньше украшений будем иметь и кушать не с золотой посуды.
        Хорошо умничать, когда калита наполнена доверху, а лишнее даже не в носке или чулке, а в пододеяльнике спрятано. Вроде патриотизм, но военная экономика рулит. Если дорогие орудия, все вместе, стоят дешевле, чем самый захудалый вражеский кораблик — то уж лучше тратиться на защиту. Никто в здравом уме и твёрдой памяти не рискнёт терять свои корыта в которые вложены огромные финансы. Лучше уж найти менее зубастого противника, который экономит на обороне. Вон, в устье Эмса даже броненосец со дна подняли. Это и металл и пушки, ежели что. Трофей, итить-колотить.
        Год подошёл к концу, причём високосный, а значит дальше полегче будет. Суеверия никто не отменял, так как они всего лишь опыт предыдущих пколений, выраженный в кратких, но ёмких понятиях. И как всегда в нужный момент:
        — Кушать подано, господа! Садитесь жрать, пожалуйста!



        Глава 11

        1857 год стартовал великолепным железнодорожным проектом класса "газ-трубы". Для импортных банкиров и инвесторов создали "Главное общество российских железных дорог". Вы вкладываете деньги, строите всё предусмотренное громадьё, присылаете специалистов и инженеров, отрывая от своих проектов. Мы вам за это дадим право пользоваться дорогами, которые создадите, целых восемьдесят пять лет. И даже дорогу Санкт-Петербург — Варшава, которая уже почти построена (то бишь, аж до самой Гатчины!), тоже присовокупим от щедрости и милости. И какие европеоиды откажутся от такой халявы? Одно перечисление евробанкиров чего стоит: варшавский банкир С.А.Френкель, лондонские банкиры братья Беринг и К°, парижские банкиры: Готтингер и К°, Б. Л. Фульд и Фульд-Оппенгейм, братья Маллет, барон Селлиер, Н. И. Урибарен, Дезар-Мюссар, амстердамские банкиры: Гопе и К°, берлинские банкиры: Мендельсон и К°, фрацузские предприниматели, учредители различных железнодорожных обществ: Адольф Эйхталь, Август Турнейсен (компания Западных железных дорог), братья Исакий и Эмилий Перейра (компания железной дороги из Парижа в Лион),
парижские капиталисты: Фридрих Гринингер и Казимир Сальвадор.
        Это же сколько зарубежного бабла они принесли (сразу семьдесят пять миллионов серебром и ещё двести мильонов должны собрать). За эти деньги нужно достроить остаток от Гатчины до Варшавы (с веткой в Кенигсберг), проложить железку от Москвы до Нижнего, опять же от Москвы через Курск в низовья Днепра и чтобы уйти в Крым. Вся страна будет охвачена еврейским (виноват, европейским) капиталом, а Запад будет почти век стричь купоны на расейских просторах. Понятно, что простых работяг из Парижу не повезёшь, как и шпалы, придётся на месте заказывать, а рельсы будет производить Воткинский завод. В остальном иноземцам предоставлена вольная воля начать обдирать Россию, когда всё громадьё планов будет внедрено в жизнь.
        От наших в общество вошёл Штиглиц, чтобы импортные товарищи не сомневались в благих намерениях русских. Жаль, что общество через несколько лет распадётся и некому будет капусту рубить восемь с половиной десятков лет. Правда, что греха таить, до Варшавы и до Нижнего Новгорода всё построили к 1861 году. И даже крепостных использовали, правда за регулярное жалованье, и шпалы оплачивали и даже рельсы. А на другое им денег не хватило, увы. Но мы, русские, хотя бы мечту им подарили, надежды и чаяния, а может и глиняными свистульками порадовали на прощание. За четверть миллиарда рубликов!
        — Ну вот, конкуренты вылезли, — бурчал доктор, — теперь, небось, всю Россию застроят дорогами. Куда император смотрит, грабят же?
        — Иван Карлович, вы не спешите с выводами, — ответил Легостаев, — посмотрим чего они добьются через десять лет.
        — Да, господа, нам о своей дороге следует подумать, — вернул всех на землю Вересов, — первый этап Самара-Красный Яр-Черновка-Суходол практически всем обеспечен: и чернорабочими, и материалами и даже продольствие развозится по тамошним складам.
        Приятно, что удалось подготовиться к строительству, пусть и несколько дороже обошлось, чем обычно на Руси. А рельсов вдоволь наварят до конца этого года, всё равно сначала пойдёт отсыпка и подготовка трассы. Кроме того, к зиме будет готово современное оборудование для Александра Второго, чтобы доставил его в свой Белорецк, где специалисты смонтируют что нужно. Глядишь, в начале шестидесятых и золотой костыль вобьют в Уфе куда надо. Кстати, заодно наше АО прихватизировало английскую дорогу из Балаклавы и занялось достройкой в Севастополь. После чего можно и до Евпатории дотянуть, а там и до Перекопа будет рукой подать. Пусть потом государь расширяет её по-готовому, лишним не будет.
        — Может быть Сименс свою регенеративную печь создаст наконец-то толком. Тоже в Белорецке поставим.
        Очередной изобретатель попался на глаза Старко тем, что создал какой-то электротермометр или пирометр, фиг поймёшь, но интересно же. С умником связались и выяснили, что человек мудрит над улучшенной плавкой стали и сразу заказали исследование за хорошие толстые деньги. Карл, не задумываясь, согласился и теперь колдует над новой технологией.


        К весне ожидалось очередное усиление двух постоянных реальных союзников страны — армии и флота. Крупп, практически переехав в Эмден, достроил самый крупный док и вёл в нём созидание первого крупногабаритного крейсера водоизмещением 5,200 тонн. Такие суда, хоть и деревянные, назывались по всему миру линкорами. Чего только не предусматривалось на первенце пятилетки, даже носовая и кормовая башни. Такой фигли-мигли явно ни у кого не было, тем более что в носовой установили десятидюймовые орудия в сорок калибров длиной. А кормовая с восьмидюймовками, являлась своеобразным противовесом. Для баланса, по бортам, на палубе, имелись барбеты с шестидюймовками (по шесть на каждый). Как такой монстр будет плавать никто не представлял, но расчёты показывали сию возможность. Две паросиловые установки (с запасом мощности) обеспечивали по 1,200 л.с. каждая. Даже телеттрофон предусмотрели для связи по всему кораблю. Эх, ещё бы прожектор электрический, но лампочек в магазины пока не завезли. Якобы не изобрели — так себе отмазка, не катит.
        Зато армейских целых четыре бригады закончили свою двухгодичную подготовку. Две уйдут в Италию, по заказу, и увезут с собой по три батареи полевых пушек и по одной гаубичной. Так что контракт с Георгом Пятым исполнен — он получил, что хотел, то есть почти пятидесятитысячный корпус современнейших солдат. Учитывая, что в Тоскане (за деньги маркиза Грациани, теперь уже великого герцога) инструкторами Старко готовится ещё одна бригада, можно сказать, что ударный костяк итальянской армии будет вскоре готов. А остальное прилепят по необходимости — для патрульно-гарнизонной службы. Глядишь, начнут войну за северную Италию с австрийцами, в этом мире глупостей хватает на всех.
        Да и армия королевства Старко уже достигла трицати пяти тысяч отборных головорезов, поддерживаемых массой лёгких пушек и гаубиц. Слава богу, что "старковки" ныне имеют десятизарядные магазины, осталось лишь новый затвор доработать, чтобы, как у калаша, небольшой рычаг с лёгкостью оттягивать и отпускать, а внутри всё само собой срабатывало. Скорострельные двенадцатилинейные мелкокалиберные пушки пока некуда использовать, даже во флоте они уже не нужны. Вот на их базе, добавив газоотводную трубку и уменьшив калибр, Олег своими руками соучаствовал в создании своеобразного крупнокалиберного пулемёта. Нет, не для атакующих вражеских пехотных колонн, а лишь супротив тяжёлой кавалерии.
        В обороне нынешний корпус способен по своей огневой мощи сдерживать стандартную стотысячную армию, а в атаку никто пока не собирался. Хотя к концу года ещё две бригады будут подготовлены полностью и безоговорочно. Для остального мужского населения королевства создавались своеобразные учебки для полугодовой подготовки. Чего народ мурыжить в армии зазря? Научили (или заставили, коли необходимо) за полгода овладеть оружием, подтянуть атлетику, подкормить, дать ту или иную военную специальность и отправить на дембель, в запас. Всё затачивалось под возможную агрессию со стороны Пруссии, так как Англия погрязла в войнах в Иране и в колониях, а Франция разбиралась со своими внутренними коллизиями политического плана. Два Наполеона ни один Боливар не способен потянуть, вот страна и стояла у края возможной пропасти, именуемой "гражданская война". Не до войн за рубежом бедолагам пока.
        — Олег, а может откажемся от китайских мастеров, а то слишком затратной их рисовая и хлопковая бумага получается?
        — Нет, Николай Иванович, пусть совершенствуют свою красоту и качество. Рано или поздно введём ассигнации и плоды их исскуства понадобятся.
        — Но Меуччи уже хорошо научился измельчать дерево и его бумага не хуже, чем заграничная. Вон, английские бумажные фунты и так хороши, без изысков.
        — Дорогой тесть, нам нужно самое лучшее, иначе наши банкноты никто не будет считать полноценными деньгами.
        Спор постоянно крутился вокруг "более правильного пути" — то ли начать чеканку золотых монет, как у других, то ли перейти к бумажкам и серебряной мелочи. Даже название будущей национальной валюты муссировалось среди старковских главначпупсов. Приколист доктор Рихтер внёс лепту, предложив называть новые тургики "сталерами" (или талерами старко). Пока же по стране гуляли всякоразные деньги и процветали обменные пункты. Странно, но почему-то американские доллары за людей не считали, хотя южные штаты уже заказывали в Старко оборудование для своих заводов и фабрик. В основном, оружейных. Кто-то им шепнул, что в случае гражданской войны у них просто не хватит мощностей, чтобы отбиться от северян, а импорт будет перекрыт обычной морской блокадой.
        — Олег, а что ты думаешь насчёт нового стекла, пора бы уже расширить производство и начать поставлять на экспорт?
        — Погодите, Николай Иванович, пусть гальваники из России закончат эксперименты с серебрением. Тогда и начнём продавать зеркала большого размера.
        — Так слышал, что оно долго не держится, начинает тускнеть и чернеть потихоньку.
        — Поэтому и говорю, "пусть закончат", а не "сразу, прям щас", — начал заводиться король.
        Что тут поделать, если монарх не от мира сего? Старко хорош, когда кругом война и есть, где и как применить свои базовые знания и умения. А в нормальную мирную жизнь он совсем плохо играет, не так, как все. Если бы шведский чугун продавали желающим, огромные деньги приходили бы в государев карман, а он всё на внутреннюю индустриализацию тратит. Ну, это же не дело, когда всё скоро будет заставлено паровыми машинами, а ручьи станут просто ручьями. Без водяных колёс. Небось деревенские и без хайтека проживут, как они жили веками. И вообще, что за глупость снабдить всё и вся школами для деток, фельдшерскими пунктами и ремесленными училищами. Все же знают, что от грамотеев сплошные проблемы исходят.
        Олег, кстати, тоже придерживался мнения о том, что многое горе от излишнего ума исходит, но никак не хотел наступить на горло собственной лебединой песне. Интеллигенцию по всей стране аккуратненько, мягко и ненавязчиво гнобили, но только когда умники совали свой нос в политику или начинали требовать демократию вместо бесплатной медицины и жилья. Даже высылали из страны, причём семьями, а не единичными "жертвами произвола".



        Глава 12

        Весна тем и красна, что являет собой мир и соответствующие инициативы. Россия начала вывод Южной армии из Валахии, переводя её в Молдавию, за реку Сиреть. Теперь эта водная преграда будет мирным водоразделом практически по всей её длине. Для охраны новой границы оставили шестидесятитысячное войско, а остальные попали под сокращение. И сразу всем стало хорошо и свободно дышать в регионе. Понятно, что Валлахия воссоединит к себе остатнюю часть Молдавии от которой даже русские отказались и будет точить зубы на Трансильванию и, может быть, Банат. Или венгры возжелают присоединить Дунайские княжества, чтобы округлить себе бока. У них снова началась волна пассионарности и невнятное желание то ли добиться двуединой монархии с австрияками, то ли всё-таки отделиться. Странным образом сии вожделения поддерживала, пусть и негласно, Пруссия, искавшая куда бы пристроить Зигмарингенов: отца и двух сыновей. Вроде не бог весть кто, но понасажать их на троны балканских стран, освободившихся от турецкого владычества, было бы неплохо.
        Главное, что расходы русского военного ведомства снова сократились, что сразу вызвало недовольство и ропот кучки генералов. Зато солдаты, попавшие в демобилизационные списки, радовались от всей души. Ещё официально не начавшись, новая военная доктрина оказалась поддержана народом. Часть дембелей получила земли под Адрианополем, куда им помогли вывезти семьи и родтсвенников, нарезали наделы и даже позволили иметь оружие, как казакам каким-нибудь.
        — Не понимаю, господа, чего Александр добивается своими действиями, — возмущался Альберт Юнгвальт, — это же возможность для смуты на границах.
        — Скорее это укрепление наших границ в тех краях, — возразил Полянский, — за свои земли они будут драться и с болгарами, и с греками. Меньше войск потребуется для охраны.
        Вроде всё просто, но часть дворянства опасалась новых веяний. Привычный налаженный быт разрушался под воздействием начинающихся реформ, особенно для казнокрадов. Финансовые потоки, проходящие через липкие ручонки, уменьшались в размерах и больно били по отдельным высокотитулованным семействам. Хоть императора меняй ударом табакерки или бомбой народовольца. В самых недовольных мозгах начали зреть планы по физическому устранению монарха, ведущему себя столь плохо. Долгоруков, перейдя из военных министров в руководители Третьего Отделения и став шефом жандармов, пока не очень ориентировался в каверзах и происках недовольных новым режимом. А Дубельт был переведён в попечители какие-то и сам начал выказывать недовольство. Впрочем до убийства Александра Второго ещё четверть века, если ориентироваться на реальную Историю. Как-нибудь рассосётся наверное?
        А вот поступившее предложение от Мантейфеля ввести королевство Старко в состав Германского союза никак не проигнорируешь.
        — Что делать будем, ваше величество? — начали приставать члены Тайного Совета.
        — Дурацкая ситуация, господа, складывается. Резко отказываться нельзя, тянуть время глупо.
        — И как быть? — достаточно серьёзно спросил Легостаев.
        — Думать нужно, друзья. Мантейфель совсем обнаглел, став регентом короля после его инсульта. Возомнил себя полицай-президентом Германии и даже Вильгельма отодвинул в сторону.
        Конечно, проще убрать руками убийцы мешающего политика, но гарантии нет, что это удастся сделать чисто.
        — Если спровоцировать войну Пруссии и Австрии, то многого можно добиться, — Андрей Каретин явно заматерел в последние годы.
        — Мне кажется, лучше подсобить конфликту между венграми и австрийцами, — предложил Рихтер, — тогда Пруссия вступится за мадьяр, а Россия вынуждена будет остаться в стороне. Ну и помочь Пруссии, но не за деньги, а за Южную Вестфалию. Ладно-ладно, сам вижу, что выглядит фантазией и прожектом.
        — Иван Карлович, а ведь вы в чём-то правы, — наконец-то заговорил Олег, — только помощь предложить не Мантейфелю, который по-моему калиф на час, а Вильгельму, которого отстранили от регенства. Мало того, посвятить его в детали.
        Нет, ну это уж слишком. Не станет шестидесятилетний наследник престола ввязываться в скользкую авантюру. В общем, отложили вопрос на неделю, как излишне сырой и непродуманный. Хотя война с Австрией уж очень интересна. Если Италия и Венгрия поддержат, то Вене очень плохо придётся. Да и Богемия может подняться, чтобы наконец-то вырваться на волю. Ладно, сейчас другой вопрос ближе к телу.
        — Николай Иванович, поступило сообщение, что попытка проложить трансатланитческий кабель сорвалась. Сейчас акции рухнут и нужно побольше накупить под шумок.
        — Олег, а вдруг это повторится, всё-таки дело новое?
        — Если мы скупим достаточное количество, то сами будем контролировать процесс. И рано или поздно добьёмся успеха.
        Старко угадал, в реальной истории кабель всё-таки уложили в 1858 году. Так что не будет проблемы заработать на сделках и получить контроль над средством связи.


        Несмотря на возникшую проблему политического плана доводилось решать и приятные краткосрочные задачи. Всё-таки хорошо подкидывать на газетный вентилятор положительные новости, так как возникает внутреннее чувство класса "благодетель, надёжа и опора". Целая серия статей слегка медицинского характера в европейской прессе пришлась по душе держателям акций Панамского канала. Разъяснения специалистов успокоили мятущиеся души, особенно тех, кто в панике распродал свои акции, переживая за смертность от малярии и лихорадок. Всем одномоментно стало понятно, что люди, переболевшие такими заболеваниями, больше не заражаются и именно таких тщательно отбирали на строительство.
        — Слава богу, — пыхтел Борис Алексеевич, — вовремя по дешёвке скупил, когда цена упала. Что теперь делать?
        — Продавать, Борис, продавать, — посоветовал доктор Рихтер, — а то завтра опять наш Олег подсунет щелкопёрам какую-нибудь очередную гадость про канал и цены снова упадут.
        — Твоё несносное величество, чего нам ждать теперь, — веселился Легостаев.
        — Ну, вообще-то, в проекте имеется странный ляп, — улыбался Старко, — вспомните, как выглядит карта Западного полушария.
        А чего её вспоминать, когда любой знает, что сверху нарисована Северная Америка, под ней — Южная и их соединяет перешеек. К западу от него находится Тихий океан, к востоку Атлантический.
        — Тогда если я вам сообщу координаты концов самого канала, то получится странная картина. Выяснится, что тихоокеанский конец получается чуть-чуть восточнее атлантического.
        Момент вспоминания, сопоставления в уме и… озарение!
        — Так это не можеть быть, мошенничество какое-то, — вопль фактически групповой, хотя и высказан лишь Юнгвальтом.
        — Да, если публика об этом узнает, то снова все начнут продавать акции, — сделал вывод Вересов, — только у них сейчас мало на руках, они же почти всё сбросили по низким ценам, когда упало.
        — Друзья мои, а кто вам мешает продать свои сейчас, пока никто не знает об этой детали?
        Между прочим, в реальной истории этот нюанс с координатами был одним из весомых аргументов, когда Лессепса и Эйфеля судили за мошенничество. Общество обычно не заглядывает в карты местности, а любит оперировать "фактами навскидку". А если уж в газете будет написано, тогда любой дурак поймёт, что его за нос водят.
        — Так что, уважаемые, у вас есть месяц, чтобы избавиться от ценных бумажек. Благо все окажетесь в прибыли, причём солидной. Или вы не приемлете спекуляции?
        — Олег, а в чём хитрость-то? Или потом опровержения координат придут?
        — Борис Алексеевич, всё разъяснится когда акции упадут. Можно будет снова покупать.
        Компаньоны не стали дальше допытываться, а просто начали избавляться от бумаг. Тем более, что прибыль уже получили достаточно хорошую. Приятно, что вверх полезли цены акций Самарской железной дороги. Всё-таки на местах началась отсыпка и приведение в порядок практически всяческих загогулин местности. Всё выглядело благопристойно и по-деловому, и пока никто не переживал, засомневавшись в светлом будущем. Хотя уже нашлись умники, которые сравнивали "русский проект" с "европейским". Даже газетная дискуссия на эту тему развернулась. Мол, Европа себя покажет через "Главное общество российских железных дорог", а "самаритяне" толком ничего не сделают, чисто по-русски. Все же знают, что европейское имеет знак качества, а отечественное — знак "как не надо делать". Не дай бог, малейшая ошибка будет у наших замечена, сразу раздуют скандал. Например то, что рельсы начнут поставлять из той же Европы (королевство Старко тоже Европа, кстати), а значит всё будет обходиться втридорого. Значит вместо прибылей пойдут сплошные убытки.




        Контракт Генри Бессемера заканчивается и это разнесёт сталелитейную гонку по всему миру. Да, вернувшись в Англию, изобретатель начнёт активно и лично внедрять своё открытие повсюду, чтобы изрядно заработать на прошлогоднем патенте. Наверняка уже через год британцы зальют массовой сталью потребителей по всей стране. Параллельно дутьё пойдёт в Европу, как это было и в реальности. И всем понадобится руда или хотя бы чугун из-за возрастающей потребности. Так что Старко внедрял бессемеровский метод даже в сортирах, по всему королевству. Понимал, что потом у сверхдержав ничего не отожмёшь в смысле поставок сырья. Шведский парламент радовался увеличению сбыта руды ещё не зная о железной лихорадке и с удовольствием поддерживал новые заявки дружественного королевства.
        Правда, Олег уже шептался со своими доверенными металлургами, интересуясь возможно ли "дутьё воздухом" усилить "дополнительным кислородом". Большего он не знал и действовал методом научного тыка, щедро финансируя исследования. Бессемеру сию рацуху не подкидывали, самим пригодится, если получится. Да и печи Карла Сименса англичанину тоже не показывали, а вот Мартена с удовольствием пригласили бы, ежели знали бы о его существовании. Оказывается, что в экономике свои политические интриги имеются, да ещё и поглубже, чем в самой политике.
        А по поводу Пруссии пока, на всякий случай, решено было подготовить план войны. Лишняя соломка нежелательна, но не помешает. В конце концов, есть малюсенький шанс нанести столь жестокие потери врагам, что те одумаются, посчитав во сколько им выльется итоговая победа. Мантейфель конечно чихать хотел на расходы, но казна не резиновая и в какой-то момент "порошок Урфин Джюса" может тупо закончиться.



        Глава 13

        Кавказская война из-за разгрома Турции и отмораживания Англии и Франции практически закончилась. В Петербурге высший свет радовался гуманному "переселению кавказских народов к их единоверцам", считая, что проявлается высочайшая забота императора о бывших подданных. К выделенным средствам добавлялись те, которые приходили из Османской импарии, так что распил этого бюджета шёл полным ходом. На местах же людей просто сгоняли с их земель, сажали на русские и турецкие корабли и отправляли в порты турецкого побережья Чёрного моря. В основном, гонениям подвергли черкесов, чтобы даже память стереть о Великой Черкессии. Освободившиеся земли заселяли опять же русскими солдатами и бывшими крепостными, благо и в Кавказской армии началось сокращение. Имамат Шамиля был блокирован и вскоре тоже будет подвергнут выселению. План османов отторгнуть Кавказ у русских за счёт Крымской войны и используя тамошние народы, провалися, а крайними оказались сами кавказцы.
        Впрочем, информацию о правде в горах никто в Петербурге не воспринимал, предпочитая сводить всё к "некоторым перегибам на местах". Так проще жить в столицах мировых держав, когда где-то далеко идут войны, а в интернетах выкладывается лишь то, что удобно массам либерально настроенных зевак. Тем более, что победители всегда могут в будущем объяснить свои шаги "предотвращением межэтнических конфликтов на века". Лет через десять на Кавказе останутся лишь православные жители, в крайнем случае, христиане, а Романовы поставят себе в заслугу "отделение зёрен от плевел". Имам Шамиль понимал, что уже ничем не сможет помочь своим, а продолжение боевых действий приведёт лишь к новой и новой крови с обеих сторон. Он вступил в переговоры с Муравьёвым, чтобы найти хоть какой-то выход из создавшейся ситуации. Увы, наместником был назначен Барятинский, который мечтал вернуться в столицу на белом коне и в сияющих латах. Шанс на мирное разрешение проблемы был утерян, зато сам Барятинский реализовал свой победный план. В 1859 году имам Шамиль сдался в плен.
        Александр Второй лично контролировал окончание строительства нового оружейного завода и сопутствующей фабрики по производству боеприпасов. Игольчатое оружие дополнит русские "винтовки Холла" и имеющееся револьверное производство, навсегда избавив русского солдата от дульнозарядного хлама. Конечно, скорострельность это бич, но другого пути всё равно нет. Правда, с братскими австрийцами инфой не делились, держа сведения в секрете даже от множества своих. Пусть думают, что Старко сделал сей подарок ради ордена Андрея Первозванного, усовершенствовав казнозарядные винтовки с раздельным заряжанием. Да и не захотят австрияки тратить миллионы на перерасход боеприпасов, у них другая доктрина.
        Почти десять лет прошло с венгерской войны, многое забылось, поэтому в их армии опять большинство мадьяр и балканцев, которых не жалко тратить в боях. Русские наконец-то перестали указывать куда ходить и что делать, и в голове у Франца-Иосифа Первого уже булькали великие планы. Всё, чисто по-габсбургски, на тему сталкивания лбами других и захват того, что плохо лежит. Валлахия ныне свободна, как ветер в поле, поэтому достойна присоединения к Трансильвании. Огрызок Молдавии тоже лишним не будет, всё равно Россия не имеет права ввязаться до окончания срока пакта о ненападении. Баварцы — союзники. Если Старко и Пруссия начнут войну между собой, можно попробовать вернуть под шумок хотя бы южную Силезию. Промышленность навострилась производить великолепные бронзовые пушки нового типа, как и бронзовые штуцеры. Османы ныне настолько далеко, что о них можно забыть, как о потенциальном противнике. Зато, их вместе с Англией и Францией имеет смысл пригласить на конгресс в Вену. Почему бы великим державам, недовольным результатами последней великой войны, не обсудить совместные планы по пересмотру некоторых
итогов.
        Один Старко не бредил лишними планами и идеями, занимаясь лишь своими тараканами.
        — Господа, подумайте, как нам выцыганить у Гамбурга их Куксхафен, а то дыра в системе береговой обороны получается.
        — Наверное проще будет выкупить, — предложил Вересов.
        — Действительно, нет смысла воевать. Скорее всего гамбуржцы согласятся. Им же проще, не придётся тратиться на содержание своих сил в крепости.
        Запрос руководству вольного города ушёл, вроде нет смысла заморачиваться этим. Однако ответ, полученный через две недели, ошарашил. Наглые гамбургеры, задрав нос и хвост, не просто отказались, а послали соседей "побираться в других местах". Чувствовалась рука Мантейфеля, напоминавшего, что он долго ждать положительного ответа не будет.
        — Друзья, простите, но войну с Пруссией не избежать. Я сообщу королю Дании о том, что происходит, так как хочу задействовать кое-что в Гольштейне.
        — Ого, наш друг показывает зубы, — обрадовался непонятно чему Рихтер.
        — Ну что вы, Иван Карлович, просто легонечко решил нахмурить брови.


        Ставший вражеским город пока вмещался на правобережной стороне Эльбы более-менее компактно, хотя имел двухсоттысячное население. Порядка пятидесяти километров Эльбы, идущей в него с юго-востока, находилось на территории королевства. Ещё сорок, непосредственно входящих в Гамбург, проходило по границе Старко и Голштейна. Весь выход к морю также представлял границу, но самым удобным писком оказалась Альтона. Умники из Гамбурга пользовались железной дорогой, идущей из городка в Киль для мощного товаропотока "туда-обратно". Так что стратегия сама вылезала из географии — стальная бригада пограничной стражи Старко вступила в Альтону. Естественно, что сразу после того, как соответствующий одобрямс пришёл из Копенгагена.
        — Господа, а ведь Альтона была конкурентом Гамбурга всего лишь полвека назад, — доложил, покопавшийся в истории Прохор.
        — Может откупить её у датчан? — предложил Каретин, — тогда без проблем задавим олигархов Гамбурга.
        — Да, но как отреагирует Германский союз? — засомневался Юнгвальт, — могут и свои войска на нас отправить.
        И чего попаданцу не сиделось на месте? Вроде жизнь наладилась и великие державы не пристают. Знай себе — достраивай то, что начал и приводи в порядок голштинское герцогство. Даже с вхождением в Германский Союз можно тянуть резину годик-другой, в крайнем случае, нажаловаться Александру Второму. Неужели не заступится? Увы, Олега понесло, ну не мог он прогинаться, да ещё имел дурацкую привычку делать шаг навстречу опасности. В результате, всех подставил, не дав толком наслаждаться мирной жизнью. Главное, только-только дочуркой обзавёлся о которой мечтал ещё в прошлой жизни. Нянькайся, да лялькайся хоть целыми днями, сказки рассказывай, а когда подрастёт, води за ручку: то в зоосад, то в цирк, то в парк.
        — Что теперь будет, Олег, — выпытывал Легостаев, — как немцы отреагируют? Ну не позволят над Гамбургом издеваться, всем союзом за него вступятся.
        — Думаю, Андрей Андреевич, что время есть. Сначала Мантейфель подведёт войска к нашим границам и лишь потом объявит войну.
        — Так у него под рукой не более ста тысяч сейчас, — заметил Андрей Каретин, — остальные разбросаны по гарнизонам. Да и стыдно будет полную мобилизацию объявлять, как и просить помощи у других членов Союза. Всё-таки это Пруссия, а на какой-нибудь Мекленбург.
        Действительно, если пруссаки начнут ныть и сканудить, то другие германцы явно посчитают это слабостью. И вернут лидерство Австрии. Впрочем Старко предпочитал не реагировать на выпады противника, а действовать сам. И пока заняться прессингом Гамбурга, заодно переводя полки Пограничной стражи и гвардии к границам Бранденбурга. Пусть выглядит, как нацеленность на блицкриг в сторону Берлина.
        Венский конгресс, а точнее его участники, вовсю перемывали косточки новому противостоянию. Всё равно единства в других вопросах у них не проявлялось. А в личном кабинете императора шли толковища с представителями Баварии и Саксонии, пострадавшими в последнее время от прусского беспредела. В общем и целом Англия, Турция, Франция и Австрия ни о чём не смогли договориться, зато саксы и баварцы заключили с австрийцами тайное антипрусское соглашение.
        — Николай Иванович, дайте сообщения в газеты, что таможенные пошлины на грузы, проходящие через Альтону, будут заметно снижены.
        Вроде дурацкое заявление, но германские государства, пользующийся Эльбой, поняли всё правильно. Гамбург зажрался и теперь возникает возможность сэкономить, если Старко в итоге возьмёт его под свою руку. Мантейфель моментально взбесился, но не смог собрать необходимого большинства в общегерманском парламенте. Теперь ему придётся рассчитывать лишь на прусские войска и прусскую казну.
        В августе стодвадцатитысячная армия перекрыла пути в Берлин и заодно приблизилась к границе королевства Старко. Там, куда Олег Первый их и спровоцировал прибыть. Лидеры Гамбурга в недоумении озирались, не понимая почему германское братство не присылает войска, чтобы защитить их интересы. Хотя двадцатипятитысячный отряд собрали, чтобы смело поддержать Пруссию. Поразительно, но наследник престола Вильгельм, обиженный на Отто Мантейфеля, прибыл на войну в качестве одного из обычных штабных генералов группировки. Захотел всем показать, что он един с народом и готов разделить судьбу со своими, какой бы она ни была.
        — Олег Саныч, ты-то куда собрался? — пытался урезонить своего короля Каретин, — неужели думаешь, что без тебя не справимся?
        — Андрей, моя упёртость привела всех к такому исходу. Извини, друг, но здесь я не могу оставаться. Тем более, что и Вильгельм там тоже.
        — Но кто будет править?
        — Дружище, в правлении Николай Иванович гораздо лучше меня понимает. Случись что и он станет прекрасным королём или регентом при моём сыне. Я, кстати, уже все бумаги подготовил и заверил.
        Понты-понты-понты… Рамон Батлер тоже ушёл добровольцем на войну, когда прекрасно понимал, что она уже проиграна. Да и Иоанн Люксембургский повелел посадить себя на коня, привязать к оруженосцам и принял участие в битве, хотя был стар и слеп. Там он и погиб назло всем адекватным умникам. Время "дон кихотов" давно ушло, но отдельные представители всё-таки живут даже в двадцать первом веке. Их считают лохами, над ними насмехаются, вот только они продолжают появляться среди хомо сапиенсов. Эти люди смешны и нелепы среди практичных и ловких, но почему же их странные деяния вызывают слезу гордости за них?



        Глава 14

        В один прекрасный день город-крепость Куксхафен окружил полк береговой охраны королевства Старко, с моря его заблокировали стальные корабли с шести и восьмидюймовками. Встали подальше, чтобы противник не особо расчитывал на пушки своих фортов. Полубатарею десятидюймовок дотащили с трудом тракторами. В смысле, колёса вязли в песчаном грунте, а не то, что могло подуматься. По Эльбе, поближе к Гамбургу, поднялись канонерки, выйдя на четырёхкилометровую дистанцию.
        Девятнадцатого августа королевство объявило вольному городу войну и начало активные действия, придравшись к тому, что гамбургеры нечаянно утопили рыбацкую лодку из Альтоны, а рыбак чуть не утонул. Ранним утром двадцатого началась бомбардировка Куксхафена и Гамбурга. Белый флаг над крепостью поднялся после первых попаданий десятидюймовых орудий, впечатлив обитателей и защитников. Власти Гамбурга продержались на час дольше.
        Противостояние на границе Люнебурга и Бранденбурга растянулось по времени. Всё-таки шестидесятитысячному прусскому корпусу, сконцентрированному к северу от озера Аренд в направлении Эльбы пришлось столкнуться с длиннющей линией окопов. Пять бригад национальной гвардии — это тридцать пять тысяч одних только винтовочных стволов и им по-барабану какие-то там игольчатые ружья Дрейзе. На всю прусскую артиллерию имелась лишь одна пешая стальная пушка Круппа, да и ту на войну не взяли. Отказав в своё время в заказе — пруссы остались без своего будущего преимущества. А подарок не задействовали потому, что для неё тупо не было снарядов.
        /Это не описание вооружения племени мумбо-юмбо, это Пруссия 1857 года, когда ни Вильгельм Первый, ни Отто Бисмарк ещё не у власти/.
        Левый фланг гвардейцев прикрывала бригада пограничников (кстати, ничем не отличимая от армейской, разве что камуфляж в более тёмных тонах), а на правом точно такая же. И ещё одна в ближнем тылу в качестве резерва. Немцы имели броню, а точнее кирасы, лишь для тяжёлой кавалерии. И более двухсот различных пушек, которые аккуратненько устанавливали повсюду, пользуясь тем, что война ещё официально не объявлена. Даже мешочки с порохом разносили для первых выстрелов поближе к орудиям, чтобы лишний раз не бегать туда-сюда.
        Диверсанты, во главе со Старко, пробежались по ночам по вражеской территории и собрали кое-какую информацию, но не шалили с диверсиями. Главное, выявили местонахождение штаба армии. Двухэтажное здание в одной деревушке в четырёх верстах от линии будущего фронта. Заодно выяснили расположение базовых и временных складов, а также выпытали у одного бедолаги чего следует ожидать в ближайшие недели. Очень удивились, что на подходе речной деревянный флот с лёгкими орудиями и даже десантниками. Будет на ком проверить ракетные установки канонерок и слаженность действий канониров.
        Странно, но боязни почему-то в войсках не было. Пруссы понимали, что являются лучшей армией в мире (по крайней мере верили в это) и что у них есть тайная вундевафля — винтовка Дрейзе (тоже лучшая в мире). Ещё их смешило, что противник нарыл канав поперёк и собирается в них отсидеться. Сами себя, как крысы, в щель засунули, где никакого манёвра не смогут осуществить. Правда у Старко есть хорошие пушки, но мало. Всего сотня стволов. Ясно же, что одновременный залп уступит прусскому, если сравнить. Наши тоже не трусили почему-то. То ли потому что ветераны прошли Крым, то ли пока не принимали всерьёз силу противника. То ли Пруссии ещё рановато воевать в новых условиях.
        Датский король Фредерик готов был поддержать Старко, но Вересов его убедил в обратном.
        — Ваше величество, в обороне мы устоим без проблем, это давно проверено. А в атаку переходить не собираемся. Пруссии нужна двухсоттысячная армия, чтобы добиться преимущества.
        — А если им кто-нибудь придёт на помощь?
        — По нашим данным Австрия, Бавария и Саксония готовы помочь нам, а больше в германских землях вроде нет сильных соперников.
        Действительно нет, как оказалось. Пруссия слишком сильно расползлась территориально и теперь могла рассчитывать лишь на себя саму.


        Двадцать восьмого августа дипломатический представитель королевства Пруссия барон Зальберг вручил Николаю Ивановичу Вересову ноту ультимативного характера. Королевство Старко обязано вывести свои войска из Гамбурга и Куксхафена, признать поражение и тогда всё завершится миром. Старко лишь передаст Старкоград в пользование Пруссии, оплатит репарации в размере расходов прусской армии за последний период и вступит в Германский союз. Если за три дня это не будет принято к исполнению — начнётся война. Вересов сослался на то, что король находится в армии и попросил день отсрочки. На следующее утро дипломату сообщили, что ответ будет подан сигнальными ракетами на линии потенциального боестолкновения: три зелёных подряд означает, что ультиматум принят, три красные — война!
        Мантейфель, получив столь странный ответ, сначала напрягся, но, как любитель театральных эффектов, всё-таки согласился на мальчишеский жест. Даже довёл его суть до репоретёров на пресс-коференции. Тридцать первого августа наблюдатели ничего не дождались, а первого сентября король Олег Первый подло воспользовался ошибкой полицай-президента, как всей Пруссии, так и Германского Союза.
        Ровно в четыре трицать утра над позициями Старко взмыли вверх три красные ракеты, после чего снаряды и боевые ракеты понеслись в сторону врага. И снова…и снова…и снова…
        Пруссаки это не итальянцы или французы, командиры начали строить колонны. Более половины пушек была выведена из строя, но те, что остались, старались хоть как-то навредить окопавшемуся врагу. С воздушных шаров велась корректировка артиллерии Старко, многие разведанные склады уже уничтожены, но прусский дух так просто не сломить. Несмотря на то, что главное командование выбыло из строя (несколько поподаний из гаубиц в штабное здание), полевые командиры начали отчаянное наступление. Застрельщики не понимали куда стрелять, видя лишь каски над брустверами, поэтому берегли бумажные патроны. Дьявольский подход попаданца правил бал, где тысячи наступавших падали от массовой винтовочной стрельбы и картечи, изрыгаемой полевыми орудиями.
        День торжества смерти, иначе сражение не назовёшь, даже конница не могла прорваться сквозь встречный огонь. Нет смысла считать во сколько обошлась столь кровавая победа, сегодня роль играли не столько деньги, сколько принципы. Старое, но слегка усовершенствованное, столкнулось с новым, из ддвадцатого века, и проиграло. Одно-единственное сражение решило исход войны в которой маленькие победили больших. Мало того, ещё и случайность сыграла свою роль.
        В Берлине были нарушены все правила и порядок наказаний. Гвардейцы Гогенцоллернов вытащили во двор Мантейфеля и расстреляли его прямо у ближайшей стены. Без суда и следствия! Дело в том, что в деревенском здании находился наследник престола Вильгельм, когда туда попало несколько гаубичных снарядов.
        В процессе перемирия, заключённого после битвы, стороны обсудили будущее. Нет смысла продолжать войну, у Старко просто не хватит войск, чтобы распределить их гарнизонами по всей Пруссии. Да и самим немцам совершенно не ко времени эти кровавые разборки, так как вот-вот и им могут объявить войну австрийцы и их союзники. Олег Первый согласился с доводами противников, что во всём виноват пресловутый министр-президент, поэтому недорого запросил за мир. Два миллиона фунтов вполне возместят все расходы, а Южная Вестфалия достаточна для покрытия морального ущерба. Кроме того, Пруссия отказалась от любых претензий на Шлезвиг-Гольштейн-Лауэнбург в будущем.
        Попаданец даже не задумывался, что не всё так просто под Луной. Дело в том, что очередной наследник, Фридрих, уже помолвлен с дочерью английской королевы и на следующий год начнёт создаваться и развиваться союз Англии и Пруссии. Спрашивается, к чему это приведёт Европу? И чем аукнется лично Старко?
        — Ваше высочество, мы оказались не готовы. Лучше пока уступить, — доложил военный советник новому наследнику престола.
        — Согласен, герр генерал, война лишь разорит нас и даст повод недругам воспользоваться моментом.
        — Но неужели преимущество Старко столь велико? — вмешался Карл Антон Гогенцоллерн-Зигмаринген, срочно назначенный министром-президентом Пруссии, — на чём оно зиждется?
        — Господин президент, король Олег является одним из богатейших монархов Европы. Он зарабатывает деньги с трёх золотых лихорадок: в Австралии, в Калифорнии и на Аляске. Кстати, не имеет долгов в отличие от других королей. И владеет солидными пакетами акций в строительстве Панамского и Суэцкого каналов.
        Озвученное заставляло задуматься. Армия Старко, как выяснилось, имеет абсолютное превосходство на данный момент и мощное финансирование. Из-за нелепой попытки Мантейфеля прибрать к рукам ресурсы и промышленность соседнего королевства случилась трагедия. Теперь понятно почему русский император никогда не пытался зарезать по-быстрому курицу, несущую золотые яйца. Сейчас, когда Пруссия на грани дружественного альянса с Великобританией, следует сделать из Старко друга.
        — Кстати, а может заключить с ними пакт о ненападении и секретным протоколом распределить зоны влияния в германских землях? — предложил Зигмаринген.
        — Думаю, что это будет иметь смысл, — согласился Фридрих, — тем более, что за ним стоят Дания, Россия, Италия. Главное не дать Старко войти в союз с Австрией. Англичане уже предупредили меня о такой опасности.
        Уход Вильгельма из жизни привёл к лидерству двух либеральных лидеров. Один явно будет воплощать в жизнь идеи королевы Виктории, а другой просто умеренный по своей сути. Всё выглядит так, что Пруссия может пойти другим путём и неизвестно окажется ли для Европы он лучше.
        С мирным договором не стали тянуть, чтобы исключить повод влезть в бучу другим странам. Десятилетний пакт о ненападении между Пруссией (а не Германским союзом) и королевством Старко имел свой дополнительный протокол класса "молотов-риббентроп", а Южная Вестфалия перешла в состав другого государства. Теперь Франц-Иосиф получил по эстафете священное право лидера погрызть ковры и пожевать галстуки из-за собственной нерасторопности. На радостях (и по предложению Олега) король Дании передал свои права на Лауэнбург Петру Второму Ольденбургскому, а тот отказался от будущих претензий на Шлезвиг и Голштинию. Австро-прусско-датская война 1864 года была предотвращена, разве что австрияки когда-нибудь рискнут рыпнуться в те края.



        Глава 15

        — Господа, вы зря радуетесь, — попытался охладить радостных подельников вернувшийся диверсант, — всё только начинается. Бессемер в ближайшие месяцы внедрит массовую сталь и все ринутся клепать оружие.
        — Навряд ли, Олег, — возразил Полянский, — многие страны не хотят уходить от бронзы и считают, что железо слишком мягкое.
        По-своему князь был прав, что ни говори. Ведущие державы восприняли победу не как преимущество стали, а как победу более толстого кошелька. В первую мировую на каждого убитого окопавшегося солдата тратилось по несколько тонн пуль и осколков. Многим не по карману такие расходы. Да и рассаживаться по окопам почти никто не будет.
        — Вон, в газетах уже критика, что сидя в траншеях до Берлина не добрались бы, — отрапортовал Юнгвальт, — мол, это Пруссия сдалась, а не Старко победил.
        — Ну что же, тогда нам легче, — признал Олег.
        — Может ещё и Рейнскую область нужно было потребовать?
        — Нет, Андрей Андреевич, тогда вообще от капитуляции отказались бы, — пояснил Вересов, — да и нам было бы лишним. Дай бог, южную Вестфалию интегрировать в нашу экономику.
        Слова и обороты попаданца постепенно входили в речь его сподвижников. Хошь — толковый словарь Даля пиши, хошь — цитатник Мао издавай.
        — Кстати, хорошо, что оба дирижабля не успели поднять, — радовался доктор Рихтер, — иначе пруссы идею подхватили бы и у себя внедрили.
        Шутки-шутками, но про игольчатые ружья Дрейзе никакие австрийцы пока не узнали. Просто потому что немцы не смогли их применить толком. Они вообще многого не смогли применить, растерявшись от столь массированного артобстрела. Сложно воевать, когда склады с боеприпасами уничтожаются в первую очередь и в подсумках остаётся лишь одноразовый запас. А в построенных на скорую руку люнетах и редутах разгораются массовые пожары.
        — Ладно, друзья, лучше расскажите что с акциями происходит.
        А то он не знает что "панамские" ценные бумаги, которые все успели распродать по хорошим ценам опять рухнули и идёт разумный закуп. Ну есть же ответ на загадку "почему западный край будущего канала восточнее восточного". Или это такая игра слов?
        — Эх, уважаемые, почему же вы в атлас не заглянули?
        — Я заглянул, — обвёл всех гордым взглядом Пётр Алексеевич, — точнее моя любопытная Капитолина посмотрела и мне всё объяснила.
        Оказывается Панамский перешеек идёт не с севера на юг, а с запада на восток, во как. Южная Америка смещена относительно Северной, а не прямо под ней. В результате, пересекающий перешеек канал, сам идёт с севера на юг… Ну, ничего, вот-вот это будет подробно разъяснено в газетах и пойдёт обратная реакция на радость тем, кто в теме.
        — Зато самарские акции начали падать. Кто-то из газетчиков узнал из достоверных источников что древесного угля не напасёшься для Белогорска. Какой-то профессор дал подробный отчёт и привёл убедительные цифры, что наша дорога через восемь лет потеряет смысл.
        — Кстати, трансатлантический кабель настолько тяжёл, что постоянно будет рваться при укладке, — подытожил Юнгвальт.
        — Смотрю, что наш Олег лишь посмеивается над этим, — заметил Рихтер, — наверняка какую-то фигу в кармане припрятал.
        — Никакая это не фига, а целый камень за пазухой. Я ещё в прошлом году отправил добротную экспедицию к северу от Мариуполя. Там где-то есть залежи горючего камня. Оказалось, что даже село имеется, где этот каменный уголь добывают. В общем, в начале этого года я выкупил у князя Ливена его земли в тамошних крях. Теперь приступим к регистрации акционерной компании, куда вложу и земли и деньги.
        Поразительно, но сразу нашлись желающие за столом, готовые инвестировать свои деньги в не совсем понятный проект. Четверть акций решили оставить русскому Ольденбургу, ну и для императора всея Руси тоже. В конце концов, место удобное, можно и железную дорогу до Мариуполя протянуть (порядка сотни с небольшим вёрст). И к Дону чего-нибудь построить. И пойдёт уголёк повсюду, если его действительно в тех краях "навалом", как Старко говорит. Коли с Дона в Волгу перекидывать, так и до Самары рукой подать. Хочешь — уголь на Урал вози, не хочешь — руду с Урала таскай в дальнюю даль. Недаром говорят, что дурной собаке семь вёрст не крюк, а столь же дурная голова никаким ногам покоя не даёт. Тем более, что даже рельсы скоро будут доставляться морем в Петербург, а оттуда по железной дороге до Твери. А уж от неё по Волге и до Самары доберутся. То-то народ обхохочется над экономикой класса "старко", да и самарские акции напрыгаются вволю туда-сюда. Жить стало лучше — жить стало веселее! (с) Михаил Иванович Калинин.


        В октябре и Шасспо отправился вослед заводу, получив по договору постоянную долю от его доходов и полный карт-бланш на изобретательство. И родителей за собой потащил на новую родину. Пусть теперь Франция нового умника себе найдёт, если ей нужно. Впрочем в ней происходило нечто непонятное. Революционизированный народ повсюду бухтел на тему "как прокормить свору Наполеонов" и от смуты удерживало лишь раздвоение мнений: или кормить одного из них, или свергнуть обоих. Кстати, члены "Молодой Италии" не успокоились и готовились к тому, чтобы бросить бомбу в Наполеона Третьего, дабы отомстить за своих товарищей. И где гарантия, что в этой реальности император уцелеет?
        Ну, а наши занялись полноприводной приватизацией добавочной земельной порцайки, раз уж бог послал от щедрот своих. Куксхафен подвергся строительному ремонту и оснащению лучшими в мире орудиями береговой обороны. Даже парочку экспериментальных двенадцатидюймовок поставили чисто из военно-научного интереса. Крепость и окрестности слегка вздрагивали при каждом выстреле, но не критично и малозаметно. Из Гамбурга отпустили все олигархические семьи, даже помахали платочком им вослед. Некоторые начали перебираться в Любек, но чего-то никак не могли поделить с Петром Вторым в экономическом плане. Тем более, что великий герцог вплотную занялся преобразованиями в герцогстве Лауэнбург и введением новых порядков на подотчётной отныне территории.
        Химик Петров закончил исследования по динитрированию толуола, получив интересные разновидности, и собирался заняться тринитрированием. Причём, в пошаговом режиме, ибо совсем не хотел взорваться от спешки в погоне за открытием. Ему, как и его сотрудникам, реально было что терять.
        Даже в южных штатах САСШ имелось наличие присутствия Старко. Более пяти тысяч молодых людей с белой кожей проходили подготовку на базах: атлетическую и стрелковую. К выборам 1860 года следовало как следует подготовиться. Заодно в разных городах Юга открывались промышленные предприятия, в основном оружейного направления. Ничего страшного с миром не случится, если кровавая гражданская война продлится на несколько лет дольше или страна самой продвинутой демогратии вообще расколется на две самодовольные части. Олег Саныч готов помочь пендосам застрять в разногласиях, если не навсегда, то надолго. Попаданец почему-то не молился на оплот либерализма и равноправия, как это принято в двадцать первом веке. Глупый король не готов был отдать последнюю рубаху и штаны лишь бы побыстрее появились гаджеты и права человека. Ему хватило Англии, где в этом году по закону запретили порнографию.
        В ноябре армия Старко пополнилась двумя бригадами гвардейцев. Всё-таки когда имеется сорок девять тысяч одних только стрелков жизнь должна стать более мирной. Тем паче, что вроде больше никто не претендовал на право учить молодое королевство жизни. По крайней мере, Пруссия занялась внутренним переустройством под влиянием своих новых либеральных фюреров. Разве что Австрия всё больше мутила воду в Германском Союзе, почуяв временную прусскую слабину. И всё-таки втянула в себя Валлахию, после чего гордо обвела всех вокруг победным взором. Странно, но вызов не заметили или пропустили мимо ушей, как мелочь. Может быть предновогоднее настроение подействовало?
        По крайней мере, Россия промолчала, посчитав что лучше продать болгарам ещё значительную часть своёго стрелкового старья. Избавление от гладкостволов давало двойной выигрыш: кое-какие деньги и освобождение места в арсеналах. Странным образом и тихой сапой страна вообще отказалась, получается, от дульнозарядных ружей, даже от производства штуцеров. Только казнозарядки трёх типов: "холлы", револьверные и игольчатые. Военная реформа официально ещё не началась, а уже почему-то шла.
        — Нет, господа, Сухозанет лишь временная фигура, — бухтел "пикейный жилет" Юнгвальт, — при дворе считают, что новое поколение станет в ближайшие годы управлять Россией.
        — Альберт Августович, так тогда нужно Милютина ставить, — высказался "пикейный жилет" Рихтер, — чего тянуть?
        — Не знаю, не знаю, Милютин всё-таки больше теоретик, — засомневался "жилет" Полянский, — наверное хорошо, если военным министром назначат какого-нибудь полководца.
        Странно, но имея множество генералов, Россия ныне почему-то обходилась без полководцев уровня Суворова.
        — Может быть нашего Андрея Платоныча сдать им в аренду? — прикололся Легостаев.
        — Нет уж, увольте, Каретин нам самим нужен, — возразил Юнгвальт.
        Дружественная беседа старперов ярко выразила наслаждение общества уютом, покоем и размеренностью бытия. Так уж складывалось, что раз король занимается больше своей дочкой Марией, значит в Багдаде всё спокойно.
        — Интересно, чем кончится очередная опиумная война?
        — Ничем особенным, Иван Карлович, — китайцев победят в очередной раз.
        — Да мне-то Китай безразличен, но если у императора Поднебесной отберут Аляску, то как это аукнется нашим коммерческим интересам?
        Слова доктора оттенили, что и войны на краю географии могут ударить по карману. Компаньоны хорошо зарабатывали на потребностях "лихорадочных", как в Калифорнии, так и на Юконе. И обидно будет лишиться своих возможностей из-за амбиций Англии и Франции. Правда, ганноверцы (новые), итальянцы (бывшие ганноверцы) и русские как-то невыразительно уже добрались своими поселениями до Витватерсранда. Старко обещал найти золото в тех местах, хотя это странно. Почему же буры или негры его не нашли до этого? Или бог закладывает ценнейшие ископаемые лишь тогда, когда это Олег Санычу нужно? Тогда почему бы воспитаннику монастыря не использовать свой столь ценный контакт где-нибудь поближе, а не в недоступных далях?



        Глава 16

        Новый год однозначно принёс с собой деловую активность. Представители английских лорд-металлургов разного уровня уже в конце января начали обивать пороги всех, кто хоть как-то соответствовал уровню "близок к королю". Потому что выяснили, что железо чуть ли не монопольная собственность Старко. А где же здоровая конкуренция? Увы, национальные запасы оказались закрыты на семь замков, а экспорт-импорт вёлся лишь концерном его величества. Шведский чугун распределялся по производителям, как в каком-то эсэсэсэр, а не как попало. Даже директоров металлургических предприятий невозможно подкупить — те боялись потерять голову за недостачу на складах сырья. И почему-то не считали взятку в размере 573 фунта чем-то сверхобогащающим, ради чего можно и на плаху пойти.
        Да, смертную казнь не отменили, поэтому народ достаточно беззаботно шлындал по улицам даже в ночное время. Новым полицейским настолько мощно промывали мозги за два года подготовки на базах, что им и в голову не приходило сфабриковать какое-нибудь дело. Не дай бог люди узнают, что полицай замешан в нехороших махинациях — со всей семьёй перестанут общаться. Самого жестоко накажут, а родных выпрут из страны. Вот только дураков почти не осталось, кто согласен променять не очень обременительную налоговую систему, а при случае и поддержку от местных властей на "свободу, равенство, братство" где-нибудь на чужбине.
        Протекционистская политика защиты внутреннего производителя и потребителя поддерживалась засильем пограничной охраны. Кто такие пограничники? Это вооружённые отряды, действующие между таможенными пунктами. Всё настолько просто, что перехитрить систему являлось очень сложным делом. Контрабандистов вывели, как тараканов и клопов практически повсюду. Да, порой убивали, топили и однозначно грабили. Часть в локальную казну, часть себе на премиальные. Вопли класса "моя коза случайно забрела за линию пограничных столбиков!" даже не выслушивались. А уж тем более откоряки типа "ой, я заблудился с двумя мешками товара". Вселенский закон "понять и простить" почему-то не действовал в королевстве Старко, как и набор других моралитэ типа "подставь левую щёку". Правом "прощать" располагает лишь бог — по крайней мере попаданец почему-то именно так думал. А для применения на уровне мирян существует писаный закон и только он.
        Даже прецеденты не позволяли применять ловким адвокатам. Странный попаданец нарушил всё, что хитрая юриспруденция создала со времён Древнего Рима. Причём кое-что из Римского Права оставил. Например в торговых спорах превалировал постулат "Покупатель видит, что он покупает!", вместо "Клиент всегда прав!". Вроде дикость отсталая, но другого пока в стране не было. Ясно, что со столь примитивной схемой цивилизованности не добьёшся, но пока других подходов и выкрутасов не дозволялось применять. Нет справедливого равенства, как за границей, где в обществе имеются "более равные" за счёт богатства и знатности. И видимо не скоро будет, коли монарх тупой и не петрит в правильных демократических объедках.
        — Олег Саныч, а как там наша угольная компания под Мариуполем поживает?
        — Борис Алексеевич, побойтесь бога, рано ещё. Год только начался.
        — Так ко мне англичане подходили и предлагали соучастие, если в тех местах железной руды много.
        Пронырливые иноземцы уже унюхали, что просто так никто деньги в глубинку не вкладывает. Они и шведскому парламенту все мозги проели, намекая на увеличение добычи шведской руды в пять раз. Мол, шведы смогут отпускные цены снизить, зато у них всё сразу будет выкупаться и скандинавы свои колобашки количеством возьмут. Только северные друзья сами уже достраивали чугунолитейный комбинат, скумекав, что выгоднее чугун продавать на сторону.
        — Я не знаю, Борис Алексеевич, сколько той руды в тех местах. Пусть дипломированные рудознатцы выясняют, а лично меня интересует уголь для Магнитной горы.
        — Так люди говорят, что невыгодно будет получаться, если далеко возить придётся. Император, вроде, хочет выйти из пула и тогда самарские акции снова упадут.
        Да уж, из-за Бессемера скоро и вокруг воздуха спекуляции развернутся в полную силу. Он же тоже нужен для дутья при литье. Некий Каупер ещё, в довесок, какую-то теплосберегательную технологию выдумал, чтобы совсем заморочить умы металлургов и поломать простецкие вековечные традиции плавки. Сейчас главное нашим держаться за свои поставки и кормить лишь своих тараканов.
        Старко понимал англичан. Они на новых считающих машинах уже выяснили сколько понадобится металла для их броненосцев, чего уж говорить о других кораблях. Столько железа Британия просто не потянет с нынешними мощностями. А строить новые заводы не имея поставок сырья бессмысленно. И это пока лишь у англикосов глаза начали приоткрываться (как у Вия), а завтра подключатся другие Франции, Пруссии и Австрии. Опиумная война принесёт лишь возможность зарабатывать в Китае на наркоте, чтобы было бабло для закупки чая. Уголь у них, конечно, есть свой и до фига. Остаётся лишь прибрать бесхозную железную руду, хотя бы в Богемии, хотя это ещё тот пердимонокль. Как только чехи узнают о Бессемере тут же всё на себя начнут тратить. Впору задавить собственного изобретателя или ввести какой-нибудь сверхналог на его патент. А что, с Англии станется такими фокусами отморозить конкурентов!


        — Наполеона Третьего убили! — доложил Прохор, — ох, что теперь будет!
        — Ничего особого, друже, просто во Франции хаос начнётся, а потом вернутся к демократии.
        Недаром считается, что снаряд два раза в одну и ту же воронку не попадает. И если покушение в реальной истории "промахнулось", то теперь в воронку промаха не попало. А в императора попало, даже тем, кто рядом находился, досталось. Феличе Орсини оставил Францию без диктатора, а значит у тамошних граждан сразу появился выбор. Тем более, что Жозеф Наполеон к абсолютной власти не стремился, зато президентом стать не против. Ну, что же, флаг ему в руки, барабан на шею, а армию в поддержку! Пусть на полтора десятка лет раньше, но подход к власти явно сменится. Тем более, что это хоть какой-то противовес создающемуся союзу Англии и Пруссии.
        Ожидаемая свадьба Фридриха Гогенцоллерна и Виктории-младшей вполне возможно уведёт Пруссию от милитаризации и великодержавных помыслов. Непонятно лишь куда приведёт? В германских землях теперь авторитетны два с половиной землекопа: Пруссия, Австрия и Старко (за половинку лидера сойдёт, благодаря зубастости). А в Европе сложнее, хоть Россию с Францией объединяй против Британии. Это ежели по старинке реагировать, только Александр Второй ныне пошёл другой.
        — Нет, Александр Михайлович, никаких союзов пока внутренние реформы не закончим, — увещевал император своего министра иностранных дел, — денег нет на сотрудничество.
        — Но ведь Англия…, - пытался хоть что-нибудь доказать Горчаков.
        — Никуда ваши британцы не денутся, оставьте их в покое, милейший (или светлейший?).
        — Ваше величество, сейчас самый момент помочь Франции, а они отблагодарят в будущем, вот увидите.
        — Господин министр, я сказал "нет"! — заткнул "благодетеля" русский царь, дав понять, что у него полно других дел.
        Устаревший подход совать свой нос куда ни попадя по первому визгу или писку, улетучился после Крымской войны. Любой монарх понимает, что если с массой солидных врагов справились без союзников, значит есть иные подходы. И, если что, имеются и другие союзники, кроме общепринятых. Сейчас важнее начать крестьянскую реформу и вплотную заняться качественным усилением армии, а не количественным по просьбам каких-нибудь австрийцев или французов.
        — Господа министры, нам нужна сталь для нового флота, для новой артиллерии и для железных дорог, — начал разъяснения Александр Второй на ближайшем заседании совета министров, — это приоритетные направления.
        — Но где же её брать? И так весь Урал задействован.
        — Вообще-то у нас на экспорт уходит две трети того чугуна, который мы производим, — подчеркнул царь, — можем сократить и сразу легче станет.
        — Но тогда же упадут приходы в бюджет, — возмутился министр финансов.
        — Ничего страшного, получим вместо денег чугун, а это те же деньги!
        Чего-то царя-батюшку не туда понесло на глазах у министров. Если бюджетные поступления сократятся, то сократится и количество возможностей для воровства. Чугунные чушки слишком тяжёлые, чтобы по личным карманам распихивать потихоньку. Особенно, если они окажутся под государевым контролем.
        — Ваше величество, но тогда наши заграничные партнёры пострадают, а это политически невыгодно.
        — Забудьте про политику на ближайшие годы! Нам нужно внутренние вопросы решать.
        Решать без влияния ведущих держав как-то непривычно, поэтому многие задумались над адекватностью императора. Насколько всё было легко, когда союзная Австрия подсказывала что и как делать. А до этого англичане. Хоть какого-нибудь "орсини" нанимай, чтобы вправил государю мозги на место. Зачем рушить давным-давно созданный уклад: мы им сырьё за копейки, они нам красивые платья и изящные фигли-мигли за хорошую цену. Всем же было удобно и комфортно.
        Жаль, что армия повелась на государевы провокации и поддерживает его идеи. Вон, уже почти двести тысяч винтовок "холла" у солдат имеется. Зато ценнейшие литтихские штуцера больше никому не нужны. Если ещё и пушки начнуть лить из стали, то самих солдат совсем мало понадобится. Всё-таки воровать, когда приходится снабжать миллион воинов, гораздо легче и выгоднее, чем если армия резко сократится. Не удивительно, что где-то в глубине начал зреть заговор против монарха-тирана. Дай бог, его раскроют вовремя, иначе министры-капиталисты могут власть и в свои руки взять, с них станется.
        В любом случае, решение о сокращение экспорта чугуна было принято, и у России появилась надежда на собственную мощную металлургию, а то долго ждать пока Сталин родится и этим вплотную займётся. Правда Европа начала подвывать от столь хамского грабежа, причём в тот момент, когда руда и чугун вдруг сразу всем понадобились. Особенно Франции, начавшей овладевать методиками Бессемера. Научно-техническая революция, как и всякая другая революция, уже вносила раздрай в налаженные контакты и связи.



        Глава 17

        Странную гонку металлических водоплавающих гигантов Англии и Старко, если по-чесноку, выиграли англичане. Пока громадину водоизмещением 5,200 тонн ещё лишь строили в Эмдене — лаймы спустили на воду огроменный "Левиафан". Да, они попытались предать махину воде ещё в ноябре прошлого года, но судно застряло на рельсах. В этом январе всё сложилось и корыто водоизмещением 32,000 тонн оказалось на плаву. Здоровенная лоханка обошлась почти в семьсот тысяч фунтов и её… достраивали на воде. В реале это длилось ещё несколько месяцев, после чего корабль долго пытались хоть кому-то продать.
        — Длина более сотни сажен, Олег, да как с такими бороться? — недоумевал Легостаев.
        — Андрей Андреевич, у них мощность всего лишь восемь тысяч лошадок. Поделите на вес и сравните с нашими характеристиками. Кроме того, это пассажирское судно, а не военное. Слишком дорого в пользовании, хотя размеры и впечатляют.
        — Действительно, князь, — поддержал короля Юнгвальт, — пусть строят такие, если денег и железа много.
        — А если они такую чудо-юдину за деньги начнут показывать? — вроде всерьёз, но явно с подковыркой отметил Андрей Платоныч.
        Попаданец сразу вспомнил эпизод из фильма "Двадцать лет спустя", где Смирнитский предлагал д'Артаньяну посадить генерала Монка в клетку и возить того по городам, показывая за деньги.
        — В конце концов, господа, у нас своя программа строительства военного и грузового флота.
        Программа, конечно, ещё та. Базово исходили из того, что основу флота на ближайшие двадцать лет составят крейсеры три-пять тысяч тонн водоизмещением. А грузовики могут и по шесть килотонн производится. Другое дело, что уже сейчас нужно экспериментировать и строить образцы в 7, 9 и 12 килотонн водоизмещением. По одному, чтобы технологии отрабатывать, а не евроворон распугивать. Ну и один дирижабленоситель создать, вдруг понадобится.
        Проблема была в топливе. Очищенный мазут для внутреннего потребления уже производился (для паровозов, тракторов и паровых машин, задействованных в промышленности), но где его брать на мировых линиях? Хоть мазутохранилища строй в разных портах мира. Уголь-то для бункеровки везде можно купить, всё больше пароходов по морям ходит из года в год, а нефть пока далека от транспорта. Хорошо хоть за большие инвестиции в соответствующую науку научились смазки из неё делать. Недавно, даже твёрдая стала производиться типа той фигни, что накапливается на трубах, качающих нефть. Только нормальные люди из неё целебную мазь изобретают, а чокнутые попаданцы трущиеся поверхности смазывают.
        Зато русские пошли самым простым путём, решив не городить огород, пока мир не разберётся с новыми типами судов. Уж слишком дорого обходятся инновации и слишком быстро будут видимо меняться. Император отморозил самых ярых обитателей адмиралтейства, настаивавших на многомиллионных инвестициях, и определил границу риска. Пароходокорветы по тысячу двести килотонн, пароходофрегаты по две четыреста и полдюжины линкоров по четыре с половиной тысячи тонн водоизмещением. Причём только со стальными казнозарядными орудиями, а не рождественские суповые наборы класса "в хозяйстве всё пригодится". Переход к оборонной доктрине позволяет обойтись минимумом кораблей, всё равно нет больше необходимости кому-то вдалеке угрожать. Да и пакты о ненападении ещё долго будут действовать. Лучше уж ракеты Константинова развивать, а заодно самоходными минами как следует заняться.
        Попутно рассекретили комитет по крестьянскому вопросу, что сразу вызвало газетную реакцию: "Это секрет Полишинеля!". Формальным руководителем стал сам Александр Второй, а де-факто это дело поручили Алексею Фёдоровичу Орлову. Тем более, что до 1861 года осталось куда-нибудь пристроить лишь шесть миллионов крепостных обоих полов. Полмиллиона (семьями) согласился забрать к себе король Олег Первый, ещё полмиллиона (одних мужиков) оказались востребованы в новых госпрограммах экономического плана. Эх, если бы помещики проявили здравомыслие, но не хотят они пока переводить рабов в работники. Ничего, потом горючими слезами поплачут, когда люди начнут переселяться в башкирские земли, когда там железную дорогу построят. Уже будет не голая степь, поди, когда продовольствие и товары вагонами возят каждый день. Царь-батюшка им в тех краях и землю нарежет и поможет первое время с обустройством.


        — Давай, Прохор, распродавай акции телеграфной компании, надоели они мне, — распорядился неудачливый инвестор.
        — Как скажешь, Олег Саныч, займусь.
        Старко решил сконцентрироваться на Донбассе, Панамском канале, Самарской железной дороге и золоте Витватерсранда. Всё остальное лишь отвлекало, тем более развивающаяся страна на руках. В Голштинии всё идёт по плану, только смущает одно — нужно ли строить Кильский канал или проще железных дорог понастроить? Возникла проблема с орденом Святого Духа. Официально он был распущен ещё в 1830 году, но, как и всё, подчинённое Ватикану, продолжал существовать. Просто опасно оставаться во Франции, вечно меняющей строй и нравы. Поэтому Олег решил перебазировать людей, лаборатории и архивы из Авиньона к себе. Ему военно-научная организация с готовыми опытными кадрами лишней не будет. Папа Римский дал добро на переезд. Пусть хотя бы что-нибудь святое…
        Своеобразное затишье в политике расхолаживало, войн никто в Европе не вёл, скучища, блин-картошка. Олег уже задумался над путешествием куда-нибудь в джунгли Индокитая, вдруг какие-нибудь древние древности найдутся и обрящутся? Хотя следовало держать нос по ветру и не щёлкать хлебалом. Свадьба Фридриха Прусского и дочери королевы Виктории однозначно повлияла на судьбу германских земель, просто английская лисичка как-то незаметно внедрилась в домик к немецким зайчишкам. Кстати, короля Старко на неё не пригласили, всё-таки он, чуть ли не самолично, грохнул отца жениха. Хотя, по справедливости, в смерти виноват Артур Юнгвальт, отдавший приказ гаубичной прислуге. Но всё это мелочи по сравнению с той "либерализацией и модернизацией", которая ждала Пруссию и весь будущий германский рейх. Именно благодаря свадьбе, между прочим, "Марш Мендельсона" стал всемирно знаменитым и общепринятым.
        Либерализация всего и вся открывает двери жуликам и интриганам, не удивительно, что Австрия решила вернуть доминирование в Германском союзе. Вот и начались разброд и шатания среди немецких мелких стран. В принципе, чего англичане и добивались в своих попытках препятствовать созданию Великогермании.
        — Олег, надо что-то делать, — давили сподвижники, — иначе австрийцы настолько усилятся, что с ними никто не справится.
        — Друзья, а что мы можем? — резонно спросил Старко, — разве что кассельский Гессен заберём к себе, а то бедолаги до сих пор страдают.
        — Нет уж, ваше величество, — воспрепятствовал Вересов, — тогда против нас ещё и Бавария встанет.
        Попаданец не понимал каким образом его может коснуться происходящее. Или в советниках бурчала стародавняя русская привычка пытаться вмешиваться во всё и спасать других? Причём, за свой счёт.
        — Извините, господа, но мы остаёмся в стороне. Пусть они сами себя загрызут, если на месте не сидится. Надеюсь, что Россия тоже не будет вмешиваться в германские разборки.
        — Олег, но мы же имеем авторитет, — попытался достучаться до эгоиста барон Юнгвальт, — давай поддержим Пруссию.
        — Увы, но я не понимаю зачем этим авторитетом рисковать? Тем более, что Австрия сама имеет внутренние проблемы и рано или поздно надорвётся.
        Поразительно, но когда люди получают огромные возможности и силу (особенно военную), то сразу из мирных обывателей превращаются в каких-то "ястребов". Им хочется всех вокруг "облагополучить" по своим лекалам. Пока королевство Старко стоит вне общеевропейской политики оно стабильно. В ином случае придётся соответствовать данным обещаниям и действовать по чужим указюкам. Конфликт Берлина и Вены пусть развивается своим ходом, мы лучше в стороне постоим. Целее будем. Никаких обещаний, никакой поддержки, никакого проявления своего влияния. Хотя, "товарищам" уж очень хотелось поиграть мускулами и показать Австрии, где зимуют раки.
        Может быть потому, что некоторые невнятные личности уже давили на них и призывали залезть внутрь гадюшника? Конечно, приятно когда тебя возвеличивают и взывают о помощи. Так и хочется забежать в подворотню и спасти красавицу на которую напали хулиганы. А то, что после этого и сам без штанов останешься, так о том в рыцарских романах не пишут. Попаданец мог бы многое рассказать, чем заканчивалась "братская помощь сирым и убогим", но в это всё равно никто не поверит. Кроме того, Олег тоже не хотел сильной единой Германии, пусть лучше она погрязнет в кровопролитной междуусобице.
        — Благородные доны, подумайте лучше о наших шкурных интересах. Вон, в Египте наконец-то начали строить Суэцкий канал. Не забывайте, что панамские акции скоро снова упадут из-за очередной газетной шумихи. Предлагаю обойтись в ближайшие годы без европолитики.
        Ну что же, раз владыко сказал "нет", значит не имеет смысла хоть что-нибудь доказывать. А жаль, так как даже знакомые британцы просили вмешаться и пригрозить Австрии войной, а уж они безусловно помогут, чем смогут, за ними не заржавеет. Компаньоны не знали, что существует тайное соглашение трёх монархов (России, Старко и Италии) о разделе Австрийской империи на составляющие. Но потом, когда Вена и Берлин сцепятся между собой в братоубийственной бойне, а венгры начнут планируемое восстание. Договорённость личная, о которой даже министры иностранных дел понятия не имеют.
        А пока пусть англичанка проводит в действие свой план класса "разделяй и властвуй", используя излишне активные пешки и лёгкие фигуры на европейской шахматной доске. Ей денег девать некуда — нехай тратится на подкуп и обещалки. Олег Саныч сейчас просто прохлаждается, зная всю историю мира наперёд. Экономические свершения полезнее для кармана и для морального здоровья. Тем более, что к концу года наверное тротил будет создан и придётся полностью переходить на новый стандарт. Ради такого стоит жить, а не ради великогерманских интересов и политических амбиций. Увы, даже соратники не хотят понимать своего лидера.



        Глава 18

        Тишь да гладь в Европе не означали то же самое за её пределами. Англичане боролись с восстанием сипаев, а заодно, наконец-то раскулачили собственную Ост-Индскую компанию. Правительство полностью взяло на себя бремя грабежа Индии, а в результате Старко выкупил у ост-индцев часть их влияния на Цейлоне. Кофе, чай и пряности нужны здоровому растущему организму, а излишки без проблем сбывались, как в России, так и в некоторых других странах. Правда Вторая Опиумная война никоим образом наших не касалась, так как совсем далеко проходила. Это Россия под шумок пересмотрела предыдущий договор с китайцами и заключила Айгунский договор, добавивший земель на Дальнем Востоке. Ещё немного (пару лет) и можно более полно выйти в тех местах к Тихому Океану и даже заполучить маленькую, но важную границу с Кореей. В любом случае, подписанный на две недели позже Русско-китайский трактат такую нюансину предусмотрел. Часть старых деревянных парусных кораблей русского военного флота отбыла на Дальний Восток с новыми подготовленными солдатами, современным оружием и артиллерией и кое-каким оборудованием, включая новые
паровые машины Путилова. Чисто, чтобы укрепить и дополнительно развить тамошние порты. Массовый перевоз крепостных (мильонами) посчитали нецелесообразным из-за нехватки транспортных средств.
        В июне Китай подписал трактаты с Англией и Францией, обеспечил европейцам дополнительные привилегии, разрешил торговать опиумом, а к контрибуции добавил герцогство Аляску.
        — И что теперь будем делать, — опять начали задавать глупые вопросы компаньоны, — вдруг запретят торговать с Рашн-сити?
        — Не думаю, господа, у вас всё налажено и, кроме того, вы платите налоги с доходов. Англичане не позволят французам резать такую курицу и сами не будут.
        Хотя, по большому счёту, ещё несколько лет и золотое сумашествие закончится вместе с легкодобываемым золотом. Активность по-любому упадёт, если новые хозяева не найдут те два региона вдоль Юкона, которые на бывшей русской части Аляски имеются. В принципе, сейчас самое время продать неимоверно выросшие акции "Калифорния — Аляска" и вложить деньги куда-нибудь ещё. Вон, как славненько идут дела от Самары, да на восток. Уже на первом участке рельсы укладывают, второй отсыпают, а в Белорецке смонтировали новые печи и оборудование. Заодно, поднаняли дополнительных крепостных на Руси, подучили и занялись подготовкой трассы, как в сторону Уфы, так и в сторону Магнитной горы. Учитывая, что пошла подготовка "подушки" от Мариуполя в Александровку, вполне возможно, рано или поздно, весь пасьянс сложится.
        Пусть не так, как правильно, но, по крайней мере, как попаданец задумал (чтоб ему пусто было). Волго-Донский канал может и не нужен, но железную дорогу стоит провести по всем правилам. Так что зарегистрировали АО "Волга-Дон" и акций выпустили в достатке, правда пока на рынок лишь немного выставили. Всё-таки конкуренты появились: некий миллионщик Василий Кокорев (нефтянник) и какой-то Николай Новосельцев (черноморский грузовой флот).
        — Олег Саныч, там же есть кому этим заняться?
        — Дело в другом, Борис Алексеевич. Существует пословица о том, что если хочешь сделать хорошо, то сделай сам.
        — Не, я понимаю, но зачем деньги тратить?
        — Я знаю, что по-своему у нас будет дорога через четыре-пять лет. Причём со стальными рельсами, прекрасной отсыпкой, качественными паровозами и вагонами и современными причалами. А так, если что, там имеется какая-то конно-бычья дорога.
        Соцсоревнование началось, но Кокорев хотел подешевле, поэтому доверился обычным подрядчикам-хватам. У Старко же каждый миллиметр пристрелян, поэтому первым делом отправили "новых полицейских", чтобы охраняли всё по ходу и за порядком следили. Царь-батюшка сиё одобрил, понимая, что "русскую исполнительность на местах" нужно контролировать. Фельдмаршалу, ясен перец, виднее, как организовать порядок в танковых войсках. В итоге, Кокоревская дорога начнёт свою работу в 1862 году (как в реальной истории), а Старковская лишь в 1863 году.
        В июле Олег Александрович получил право кусать локти. Он продал телеграфные акции задёшево и плюнул на проект, а Сайрус Филд довёл дело до конца. Кабель был уложен и началось телеграфирование через весь океан. Семь медных жил в гуттаперчевой изоляции, пусть и с помехами, но передали замирающее кваканье — президент США и королева Англии обменялись поздравительными телеграммами. Причём им понадобилось всего лишь шестнадцать часов на передачу целой сотни слов. Попаданец опять столкнулся с собственным незнанием, теперь хоть свой кабель изобретай (а как?) и укладывай. Может проще дождаться запуска спутников и трепаться через океан по мобильнику? Или не лезть туда, где не петришь, а заниматься подготовкой воинов и оружия.
        Хорошо хоть деревянная бумага пошла массой, как и нормальное стекло. Спасибо Меуччи и Бессемеру за их изобретательские подвиги. В конце концов, невозможно быть всюду первым и всё подминать под себя. Телефон Меуччи, кстати, тоже не фурычил дальше сотни шагов, но был удобен в локальном использовании. Тем более, что американский итальянец постоянно улучшал характеристики и изобретал новые элементы для развития такой связи.


        Александр Второй, в дополнение к проводящимся реформам, издал указ о флаге России. Три горизонтальные полосы (сверху вниз): чёрного, жёлтого и белого цвета. У Николая Первого был такой же только средняя полоса была скорее оранжевой. Коммерческий бело-сине-красный триколор и за флаг-то не считался, так как особо негде его применять. В любом случае, можно считать, что целая одна реформа произведена российским монархом.
        Все остальные имелись на уровне планов, разработок, а кое-что уже возглавлялось созданными комиссиями и комитетами. Особенные дебаты в верхах велись по поводу военщины и, естественно, её бюджета. Всё-таки в мире столько проблем, что армия должна быть нормального миллионного размера, а не огрызок какой-то.
        — Господа, с нами перестали считаться европейские державы, узнав о сокращении.
        — В чём именно, если не секрет?
        — Вон, Австрия захватила Валлахию и Молдавию, даже не спросясь.
        — Так, ежели нам они не нужны, то какая разница?
        — Ну неправильно сие, должен быть конгресс или хотя бы переговоры. Совсем нас не уважают.
        И неважно кто, что и где говорил, проблема в том, что сокращения коснулись генералов. Военный министр Сухозанет пытался, конечно, лавировать и раздавать обещания и сторонникам, и противникам, но уж очень плохо это получалось.
        — Ваше величество, ну пообещайте же вы им, что армия будет восстановлена в прежнем количестве. Ну жизни никакой не стало, сплошные жалобы и возражения.
        — Милейший Николай Онуфриевич, глупости я обещать не собираюсь. Зачем тратить огромные деньги на миллион солдат, если их нечем бронировать и вооружить?
        — Ваше величество, но пока заводы не справляются с производством новых винтовок в потребном количестве.
        Всё упиралось в то, что победы в войнах последних лет привели к невостребованности массы солдат. Но сразу возник конфликт. Кем же тогда будут командовать генералы и старшие офицеры? Тут ещё и сам церь блокировал предложение военного министра (незаметного среди полутора десятков других) об"…увеличении содержания генералам, штаб- и обер-офицерам всей армии…" Оно, конечно же будет внедрено, но только в частях, имеющих новое вооружение.
        — Господин министр, так заводы и не будут готовить миллион винтовок или сотню тысяч стальных пушек, — улыбнулся царь попыткам министра облегчить свою жизнь, — это другие державы пусть стремятся к количеству, а мы, по-суворовски, возьмём своё качеством.
        Бедолага Сухозанет аж расстроился, получив в очередной раз отлуп. Он искренне верил в силу русской армии и близко к сердцу принимал её угасание. Подумаешь, именно ударные подразделения выиграли Крымскую и Кавказскую войны. Другие, между прочим, тоже героизм проявляли, но не всем досталось стальное оружие. Зато генералы верой и правдой будут служить в мирные времена, а если понадобится и всех себя положат ради славы российской. Ну, или своих солдат. А отправка в отставку приведёт к утере их опыта и знаний. Жаль, что император не хочет понимать столь простых вещей. Вон, назначил выскочку Милютина руководить реформой обучения в училищах и руководить Академией, а заодно разрабатывать новую тактику и стратегию. Куда же это годится, когда коней на скаку меняют.
        Министр даже не представлял какой совершенно тайный проект обдумывает император. Иначе лично возглавил бы смену неправильного царя. Польша слишком много войск требовала на своей территории из-за постоянных угроз революций. А отдача от её экономической деятельности всё равно шла, в первую очередь, польским магнатам в карман. Кроме того, если дать им независимость, то получится удобное буферное государство. В принципе, идея хорошая (как и всё, что исходит от Старко), но примут ли её в обществе? И второй вопрос, нужно ли отделить литовские земли, оставив их под собой?
        Ещё два вопроса следовало обдумать сейчас. Первый, готовить ли новую русско-турецкую войну, чтобы забрать себе оставшуюся часть Византии и выровнять окончательно границы? Второй — когда, вместе с союзниками, заняться расчленением Австрийской империи? Франц-Иосиф Первый из месяца в месяц усиливает возможности своей армии, пусть, в основном, у себя в мечтах. Тем более, что на приписки в отчётах своих приспешников он даже не обращает внимание. Плохо, что венгерские магнаты (всякие Эстерхази и Баттяни) или поддерживают Вену, или проживают вообще в Англии. Нет у Венгрии лидера, которого можно снабжать оружием и деньгами. Остаётся лишь газетное давление, призывающее австрийцев "восстановить историческую справедливость" и отвоевать обратно ту же Силезию, например.
        И тут-то может оказать помощь предоставление независимости Польше. Россия-то откажется лишь от своей доли, полученной при польских разделах. Тогда и Пруссия, и Австрия сразу встанут перед лицом проблем. Или отдавать полякам то, что они получили когда-то, или захватить новое независимое государство. Причём, в случае большой переделки, наша страна готова получить лишь крохи, чтобы не особо утруждаться — часть Галиции и Буковину. Не для нещадной эксплуатации, а лишь, опять же, для выпрямления границ. Какими бы кривыми они не оказались.
        Над вычленением литовских земель следовало поработать с картами и изучить насколько они "литовские" на самом деле. Всё-таки не хочется давать полякам повод на будущее для попыток оттяпать новорусские территории.



        Глава 19

        Интрига с поляками связывалась с попыткой тем или иным способом выцыганить у пруссаков Мемельланд. Всё-таки гораздо удобнее, когда государственная граница проходит по реке, а не посуху. Сувалкскую губернию расчленили на две части, выделив Ломжу в малюсенькую губернию и оставив за поляками. Вроде Европа не будет против предоставления независимости, как и сами поляки. Александр Второй прекрасно понимал, что владение вечно мятежным краем никогда не будет спокойным. Поэтому вызвал Горчакова и поручил ему продумать цепь спекуляций, не забывая про Мемель. И "брату моему" отписал в Старкоград просьбу попытаться воздействовать на Берлин по данным вопросам. В конце сентября начались секретные переговоры с немцами в рамках углубления пакта о ненападении. Понятно, что за Мемель необходимо обеспечить какие-нибудь компенсации.
        Старко предложил дать им право на двадцать девять лет (да хоть на тридцать девять, если на то пошло) разрабатывать шестую часть запасов Магнитной горы. Пусть построят там себе шахты, чугунолитейный комбинат, даже сталь выплавляют, если хотят. Могут и станкостроительный завод поставить, а то и паровозы и рельсы производить. И даже русским свою продукцию продавать, если не хотят к себе вывозить. Налоги можно сделать щадящие (на уровне десяти процентов от дохода), вывозные пошлины тоже разумные (если на продукцию), ну, чуток повыше, коли просто сырьё и материалы собираются всё-таки к себе таскать. Сейчас, когда настолько растёт спрос на руду и чугун, это безумно щедрое предложение — Мемельланд того не стоит.
        Старко прислал двойной пакет. В одном он расписал основу предложения пруссам и государь даже расстроился. Но, прочитав вторую часть, для внутреннего, так сказать, пользования, долго смеялся, радуясь, и потирал в предвкушении руки. Оказывается чёрт действительно не так страшен, как его малюют. Жаль, что милбрат Олег Саныч уже все российские награды получил, а в титулах не нуждался. За такое выгодное предложение его впору закатать в бронзу и выставить рядом с Медным всадником!
        Фридрих Прусский, который вот-вот мог стать Фридрихом Третьим, посоветовался с супругой, а та с собственной маман. Да, Мемель жалко отдавать, но Пруссии нужен доступ к российским недрам. Тем более, что англичане готовы всемерно помочь в освоении богатейших залежей. Проблемы с транспортом уже решает самарское акционерное общество за которым стоит Старко, который известен своим предвидением. Главное, зацепиться одним коготком за столь вкусный проект, а там и вся птичка поместится. Переговоры вступили в стадию деталировки и к рождеству должны закончиться к обоюдному удовольствию сторон. Иначе, русские предложат такое же сотрудничество Франции, где вот-вот закончится предвыборная гонка.
        Да, в президенты Франции, в очередной раз сменившей режим, метили разные политики, но армия поддерживала лишь Жозефа Наполеона. Всё-таки отказ от борьбы сильной страны за права савойского герцога, желавшего стать королём Италии, принёс мир и резко сократил расходы на военщину. Программа кандидата предусматривала переход от количества к качеству и в армии, и во флоте, и в промышленности. А разногласия с Австрией, как выяснилось, скорее были надуманы. Ницца и так стала французской, а Савойя сейчас выбирает свой путь развития: или остаться независимой, или войти в состав Швейцарии, или всё-таки попроситься под руку Парижа. И нефиг было громадьё городить!


        Концовка года, само собой, обсуждалась "пикейными жилетами" старковского разлива.
        — Олег Александрович, ты заметил, как немцы хитрят по всему королевству? — удивлялся доктор Рихтер.
        — Чего же они делают-то, Иван Карлович, — удивился Старко.
        — Так учат русский язык, чтобы проще устраиваться на хорошую работу!
        Прикол ситуации заключался в том, что большинство предприятий с хорошим жалованьем и определённым социальным пакетом бенефитов принадлежало бывшим россиянам. Но чтобы там работать следовало знать не только государственный язык (немецкий), но и желательно владеть русским. Иначе у рядовых сотрудников возникают сложности в прямом общении с руководством и ведущими специалистами. Сложно каждый раз искать переводчиков, когда нужно что-нибудь согласовать или, хотя бы, просто спросить. Вот рядовой немец и повадился посещать курсы руссиш говоритен, а детей стали отдавать в школы, где преподавался и русский язык. А куда ещё своих спиногрызов девать, коли в стране лютовал закон, запрещающий работать до четырнадцати лет. И даже с четырнадцати до восемнадцати позволявший трудиться не более двадцати часов в неделю, то есть половину положенной трудовой недели. Конституция в стадии разработки и газетных обсуждений, но новые законы-то появляются время от времени и их пока нужно исполнять.
        — А я, господа, рад, что президентом избрали Наполеона, — гордился Полянский, — он считает, что Россия даёт всё больше свобод полякам. И поддерживает в этом Александра.
        — Ян Войцехович, так этот Бонапарт вообще за союз с нашими, — поддержал друга Юнгвальт, — нужен же противовес усиливающейся дружбе Англии и Пруссии. Иначе прозевают момент и англичане всё под себя подомнут.
        Компаньоны не знали деталей происходящего, но им без разницы что и как обсуждать. Рождество на носу и все проблемы где-то в стороне, тем более, что лично у них всё прекрасно складывается. Так чего не повыёживаться от сытости и довольства?
        В новом 1859 году обсуждения усилились перейдя из уровня "лениво" в "ничего себе!".
        — Вы слышали, господа, нет вы слышали? — размахивал утренней газетой Борис Алексеевич, — пруссы подписали договор о передаче России Мемельланда!
        — Слышали, конечно, теперь пять лет будут его передавать, пока не убедятся, что наша дорога куда надо ведёт, — отозвался Юнгвальт, — теперь трудцать лет будут нашу руду добывать за бесплатно.
        — Небось той руды в горе столько, что аж целая гора, — великолепно высказался словесный эквилибрист Рихтер, — не думаю, что последние крохи им отдали.
        — Пожалуй соглашусь, — поддержал Легостаев, — как-то Олег Саныч сказал, что её там чуть ли не два миллиарда тонн. И вся с семидесятипроцентным содержанием железа.
        Опосредованные интересенты даже притихли от такой цифры — это же никогда не исчерпать. Даже добывая в год цельный миллион тонн всё равно на две тысячи лет хватит. А тут двадцать девять всего лишь.
        — А не мог наш воспитанник ошибиться?
        — Не думаю, Ян Войцехович, все его затеи уже сколько лет работают и ни золото не кончается, ни алмазы.
        В середине февраля, когда вроде всё снова затихло, пришла очередная новость.
        — Господа, а вот это уже нешуточно. Александр Второй вынес на обсуждение совета министров вопрос предоставления Царству Польскому независимости.
        — Бедные мои соотечественники, — посочувствовал своим землякам Полянский, — тяжко им теперь придётся.
        — Так они же всегда мечтали об этом, — удивился Иван Карлович, — небось теперь порадуются.
        — Увы, под защитой русских было проще, а теперь Австрия и Пруссия просто порвут мою родину на куски.
        Да, такой расклад как-то и в голову не приходил. Ещё одна странность в том, что российский император не издал указ, а вынес на обсуждение сей вопрос. Между нами говоря, по совету Старко, мол, пусть в газеты попадёт и общественность якобы поучаствует. Тогда при любом исходе сам государь будет "хорошим", а министры "плохими". Ну и на месяц-другой можно публику отвлечь от критики других реформ.
        — Обратите внимание, что Британия и Франция уже поддержали идею свободы для Польши.
        — Австрия тоже поддержит, — грустно философствовал Ян Войцехович, — а потом введёт войска и постарается, как можно больше оттяпать.
        — Навряд ли, князь, — возразил Легостаев, — сначала австрийцы заручатся поддержкой возможных союзников. Явно среди южных немцев.
        — Неужели мы опять в стороне останемся?
        Чего мирные, в принципе, люди рвутся в бой? Ну да, летом будет готова ещё одна русская бригада для армии Старко и закончит подготовку и будет полностью экипирована первая голштинская. Даже крейсер-пятитысячник вот-вот сойдёт со стапелей и начнёт ходовые испытания в море. Но личное усиление не для того, чтобы где-то чего-нибудь завоёвывать, а просто для самоуспокоения.
        Всеевропейская вакханалия разрослась и представители Франца-Иосифа уже сколачивали антипрусский блок. Оба Гессена (герцогство и курфюрство) пусть и против своих народов поддержали Вену, к ним примкнули Нассау и сама Бавария. Этим тоже не сиделось ровно, а хотелось хоть что-нибудь поиметь с чужих разборок. Или просто под будущую власть Пруссии не желали переходить? Больше всего разногласий высказывали почему-то поляки Санкт-Петербурга. Особенно, титулованные офицеры.
        Если родина получит независимость, то придётся туда возвращаться, проявляя патриотизм. Тогда, ясен пень, будут потеряны сладкие места службы и соответствующие возможности для карьеры. И кто в Польше предоставит им столько удобных должностей? А потеря русской "крыши" сразу приведёт к какому-нибудь очередному разделу, но у прусских и австрийских немцев особо не забалуешь. Революциями хорошо заниматься в России, где в итоге всех простят и помилуют, а каково оно под немцами будет? С другой стороны, если сделать добротное "войско польское", то можно заняться высвобождением других частей государства, вдруг что-нибудь получится?
        В начале марта, всё встало на свои места. Желаемое объявили действительным и русские войска стали выводиться из Полонии. Всё винтажное оружие передавалось полякам, включая артиллерию. А что? Стреляет, значит можно применять, хоть при Екатерине, хоть при Наполеоне, хоть сейчас… Тем более, что англичане тоже помощь оказали, начав присылать своё старьё, но поновее. Они же также хотят защитить страну от австрийской угрозы. Силами самих поляков, благо тех достаточно много.
        Опять реальная история разошлась с альтернативной. В 1860 году началась бы серия восстаний против русского владычества, а теперь ни шиша не выйдет. Уходит владычество, выбирайте своего короля, царя или героя, да хоть бога, если хотите. И живите своим умом, раз Россия столь противна вам. В конце концов, у русских земель много, не обеднеют на квадратные вёрсты небось.



        Глава 20

        Неожиданная независимость требовала упорядочивания: создания сейма и выбора дальнейшего пути. Или у нас монархия, или всё-таки республика? Поэтому все здоровые силы попытались объединить усилия, чтобы начать новую жизнь. Хорошо, когда есть общий враг, но в данном случае этот враг ушёл и спрятался за государственной границей, а новый ещё не создан. И как быть, когда различные магнаты резко начали тянуть одеяло на себя. Ясно, что этот период закончится братским единением и взаимопониманием, но как быть сейчас? Прибывающие из России высокотитулованные поляки тоже хотели место под солнцем, но кто же им его уступит? Воистину, Александр Второй, наверное, хотел сделать как лучше, а получилось как всегда. Значит кто виноват в нынешних бедах разногласиях? Правильно, Россия!
        Определившись с "новым врагом" начался процесс выявления того "с кем дружить". Выбор велик, ибо можно подружиться с Францией, можно с Англией, но как дружить с Австрией и Пруссией, если обе страны владеют бывшими польскими землями и просто обязаны их вернуть? Несвоевременность предоставленной свободы расколола страну на части. Случись годом позже, когда восстание выявило лидеров и всё могло бы пойти проще. Подлые русские, как всегда, не предоставили выбора и теперь, небось, радуются создавшимся проблемам.
        Странно, но "подлых русских" почему-то в этот период интересовало совсем другое. Шла подготовка к земельной реформе, хотя на этот раз от неё остались лишь рожки да ножки. Патриархия до того довела свои земли и людей, что практически осталась без крепостных. Мало того, они даже военной реформе помогли, создав вторую стальную дивизию и взяв её на содержание, как и первую. И науку развивали, особенно в медицинской и педагогической сферах. Ремесленные училища, фельдшерские, педагогические — такого навыдумывали и насоздавали, что хотелось у них отобрать и выдать за своё. Чего уж говорить о массовом выпуске плугов для крестьян и прочего передового сельхозинвентаря. Да, пригрел истинный помещик на своей груди змею, хрен обратно в норку её загонишь.
        — Ваше величество, — докладывал Сухозанет, — сокращение срока службы до пятнадцати лет является достаточным.
        — И куда будем девать тех, кто из-за этого попадёт под сокращение?
        — Можно помочь им перебраться в Приамурье. Всё-таки свободные земли по Айгунскому договору, а людей для них нет.
        Военная реформа тоже шла тихой сапой и создавала проблемы. Это только кажется, что полмиллиона гавнострелов (виноват, гладкостволов) можно за пару лет распродать кому ни попадя. Увы, но всё громадьё приходится транспортировать куда бы то ни было. А про пушки с их весом вообще думать не хочется. Ну, ладно, бронзовые стволы можно на переплавку отправлять, всё-таки ценный металл. А где вдосталь угля напастись, чтобы чугундуры (чугунные дуры) в ту же сталь перелить? И где это делать, прямо на местах?
        — Так пусть на месте остаются, хоть в арсеналах, хоть на позициях, — предложил военный министр, — отправим куда нужно, когда новые орудия придут.
        Правильный хомяк лучше новых закромов нароет, чем от старья согласится избавиться. Да уж, тяжело быть реформатором и дважды освободителем. Такое впечатление создаётся у императора, будто все предыдущие цари специально проблемы и мусор накапливали, дожидаясь его восхождения на престол. Какие-то авгиевы конюшни, которые легче смыть, чем очистить от грязи. Теперь понятно почему Олег Старко сбежал из России и нашёл себе уголок, где можно чуть ли не с нуля начинать. А остался бы здесь и обязательно погряз в громадье замусоренности. Вон, вельможи потому и бурчат, что слишком много вопросов приходится решать, а бренная жизнь всего одна. Александр вспоминал, как легко было, когда папа всем управлял. Знай себе, гуляй, участвуй в интригах, люби и развлекайся.


        — Господа, наконец-то началось то, что и ожидалось, — обрадованно заинтриговал собравшихся доктор, — Австрия выказала претензии к Польше, заявив о принадлежности южных воеводств к Галиции.
        — И чем они грозят, Иван Карлович? Вторжением или нотами протеста завалят Варшаву?
        — Кто его знает, Альберт Августович, но зачем-то они ввели пятидесятитысячный корпус в район Кракова. Как бы Пруссия, в протововес, не ввела своих в северные районы.
        — А что польская армия, молча всё воспримет?
        Дебаты по каждому поводу уже доставали Старко, который имел достаточно других дел. Например, науськивание венгров на очередное восстание, но в нужный момент, а не абы как. Последние разведданные впечатляли, так как австрияки опять имели армию, где две трети солдат были или венграми, или другими представителями покорённых народов. Причём половина чисто немецких частей находились гарнизонами в Пьемонте, Генуе, Ломбардии и Венеции. Габсбурги слишком расплодили сами себя по всем весям Европы и не понимали, что их время ушло навсегда. Даже Германский союз лишь своей юго-западной частью признавал их главенство.
        — Господа, тот корпус, что в краковских землях, лишь офицеров имеет австрийского происхождения, а солдаты вообще-то из Галиции и Словакии. Поэтому поляки дадут им славный отлуп при попытке вторжения. Под Радомом сейчас сразу два корпуса находятся. Один в двадцать четыре тысячи солдат, другой вообще под тридцать тысяч.
        — Так ты, Олег, явно следишь за развитием событий, — поймал короля на слове барон Юнгвальт, — небось тайком ещё и руководишь?
        — Я не руковожу, я стою за справедливость, — пояснял Старко, — пусть будет теперь одна Австрия и одна Венгрия в Европе. А также Богемия с Моравией, Хорватия и Трансильвания с Валахией.
        — А что нам и России? — решил уточнить Легостаев, — или лучше не лезть?
        — Андрей Андреевич, мы мирные люди, как и русские. У нас период капиталистического развития экономики, поэтому не до военных действий.
        Жизнь так обустроена, что этот комментарий как-то сам собой разошёлся по Европе и облегчил другим членам чехарды свободу действий. Австрия признала новое государство и тут же затребовала себе южную часть Радомского воеводства. А чтобы понятнее было — двинула туда свой пятидесятитысячный корпус, к Сандомиру. Поляки, не задумываясь выступили навстречу. Битва случилась славная, но на стороне гордых ляхов однозначно стоял их моральный подъём, так что захватчики в итоге умылись кровью и вернулись на место. Быстрой лёгкой войны не получилось, никто не испугался величия Габсбургов.
        Так бы всё и закончилось наверное, но совсем-совсем неожиданно вспыхнуло антиавстрийское восстание в Трансильвании. Военный губернатор сразу же затребовал военную помошь от Вены, но там несколько растерялись куда в первую очередь посылать войска: в Краков, в Трансильванию или… в Боснию, где тоже начался мятеж. Мало того, Сербия объявила войну Австрии и начала ввод своих отрядов в Воеводину.
        — Насколько же балканцы ненавидят австрийцев, коли осмелились выступить против них?
        — На Балканах, Андрей Андреевич, новые времена. Турок больше нет, вот и хотят жить самостоятельно, без великих держав. Сейчас наверняка ещё и молдавско-валашский господарь своё слово скажет.
        Иван Карлович, как в воду глядел, Александру Куза объявил независимость своего княжества от Австрии и предложил Трансильвании объединение в унию, а то и в единое государство. Два его недавних советника (прусский и английский) вполне официально обещали помощь в столь славном деле, как оружием, так и финансами. На их картах видно возможное королевство из Баната, Трансильвании, Валлахии и Западной Молдавии. Единственное, что иноземцы хотели, так это дружбу с Пруссией и немножечко с Англией. Они даже кредиты льготные готовы предоставить на закуп вооружений. Представитель Александра Второго тоже поддержал идеи господаря, правда упомянул русский интерес к Буковине и Восточной Галиции (по Львов).
        Странно, когда медведь официально ещё не убит, а его шкуру уже делят. К маю в мятежные края уже двигались отряды из союзных герцогств Нассау и Гессена. Курфюршество Гессен тоже выделило корпус для Франца-Иосифа, а баварцы отправили целую пятидесятитысячную армию. Всей Европе стало ясно, что австрияки одновременно задавят мятежников и, видимо, дойдут до Варшавы. Если, конечно, по дороге какая лихоманка не случится. Уж слишком большое воинство образовалось у Австрии. Миролюбивая Пруссия пока отмалчивалась, но уже приглядывалась к некоторым северным районам Богемии и Моравии, где превалировало немецкое население.
        Некими тайными тропами в Венгрию прибыл Лайош Кошут со своим венгерским батальоном, собранным в Англии при помощи англичан. Хоть и соломинка, но австрийский верблюд начал подозревать нечистое. Конечно, даже если мадьяры переметнутся на сторону восставших, то всё равно самих немцев будет порядка двухсот тысяч (включая союзников), а это сила. Прекрасные бронзовые пушки, бронзовые штуцеры и забронзовевшие полководцы — что ещё нужно для великой победы?
        Однако не всё котам масленница. Только передовые части рассосались по империи и вступили в боестолкновения, как Георг Пятый объявил Францу-Иосифу священную войну и отправил войска "освобождать северную Италию от австрийского владычества".
        — Вот оно, наконец-то вся мозаика разложена, — радовался Рихтер, — вот где собака зарыта. А я-то думаю, когда итальянцы с австрийцами схватятся, а оно вон как выходит.
        — Погодите, Иван Карлович, ещё пруссы своего слова не сказали. Небось введут к чехам свои войска, чтобы тамошних немцев защитить.
        — Жаль, что Россия связана пактом о ненападении, а то самое время что-нибудь себе отвоевать.
        Да уж, как всегда русские остаются не у дел, но договор есть договор, нельзя нарушать. Зато у Старко нет никакого пакта с Пруссией, зато есть возможность спасти немецких мирных бедолаг-простолюдинов от их гнусных властелинов.
        — Господа, настоящим заявляю, что вынужден объявить войну Австрии и её союзникам.
        — Мы, что, отправим экспедиционный корпус к чёрту на кулички, — возмутился Юнгвальт, — и кто нас пропустит, Олег, сам подумай.
        — Альберт Августович, почему бы на карту не посмотреть, где всё нарисовано?
        Все дружно уставились на карту, где указка оказалась вдали от Балкан и Богемии.
        — Вот река Рейн…вот расположенное вдоль неё герцогство Нассау…вот оно же, но уже вдоль Майна… И совсем не нужно через всю Европу плестись, когда всё под боком.



        Глава 21

        Удар в спину, иначе этот трюк не назовёшь. Франц-Иосиф даже растерялся от обилия театров военных действий. Куда нацеливать удары в первую очередь и где брать войска? Главное, русских на помощь не позовёшь, так как недавно демонстративно разошёлся с ними. Если бы итальянцы сидели молча и не отсвечивали, то войска из Пьемонта и Ломбардии с Венецией отправил бы на Балканы. Тогда вместе с баварцами и гессенцами занялся вплотную Польшей, а затем можно было бы попытаться отвоевать Силезию у пруссов. И потом уже заняться возвращением отдельных итальянских территорий. Великолепный план ждал своего часа и не дождался совсем немного. Теперь, как бы Венгрия не предала…
        Захват герцогства Нассау поддержали лишь рядовые жители и местный ландтаг. Сам герцог Адольф ушёл со своим двадцатитысячным отрядом воевать за австрийские интересы. Теперь, на подходе к Вене, пришлось делать выбор: или возвращаться назад, или победить вместе с Австрией и лишь потом вернуться на белом коне. Зато Людвиг Третий Гессенский моментально развернулся и повёл своих обратно в Дармштадт. Три с половиной сотни километров не везде имели железные дороги, так что лучше побыстрее домой добраться. С наглого северного соседа станется, может и на его земли войска ввести. Хорошо, что великое герцогство из двух частей состоит, может хоть одно удастся сохранить за собой.
        Войны не имеют единой последовательной картины, тем более в середине девятнадцатого века. Нет фронта, нет окопных линий, Нередко достаточно столицу завоевать и вся страна сдаётся и признаёт поражение. Мало того, завоюешь страну, а потом какой-нибудь конгресс великих держав отменяет победу, оставив лишь огрызки. Да и размер собственной армии, как оказалось, колеблется в достаточно больших пределах. Как только в Венгрию прибыл принц Поль Эстергази, назначенный англичанами на пост народного героя и будущего короля, тут же начался переход мадьярских частей на сторону освободителей. Кошуту пообещали пост будущего премьер-министра, Пруссии — северные районы Богемии и Моравии. Австрийский император отправил корпус курфюрста Гессенского на подавление восстаний на Балканах, а баварскую армию в Милан, чтобы сдержать итальянское наступление. Свои коронные сорок тысяч, разбавив ещё сорока тысячами мобилизованных новобранцев, он послал к Пешту, чтобы разгромить увеличивавшуюся армию Эстергази и Кошута.
        Вот только не было рядом "старшего брата" в этот раз. Русские уже перевели две стальные дивизии на игольчатое оружие, провели стрельбы и отправили под командованием любимчика императора, ныне генерала, Игошева, в сторону Буковины. Обе церковные дивизии как раз заканчивали такую же стрелковую подготовку и должны были туда же отправиться. В соответствии с духом военной реформы каждой дивизии выделялась персональная восьмибатарейная бригада полевых пушек, парочка гаубичных батарей и ракетный дивизион. Маловато, конечно, но стальные казнозарядные орудия нуждаются в снарядах, а их много не бывает.
        Венгры, провозгласив независимость и создав вроде легитимность, моментально оказались вне русско-австрийского пакта о ненападении. Русские тут же воспользовались этим и ввели свои войска в Буковину и Восточную Галицию. Английские советники порекомендовали и господарю Кузе, и Лайошу Кошуту не обращать внимание, мол, так согласовано с Санкт-Петербургом. Весь раздербан, получается, спланирован и разработан в каких-то предварительных кулуарах и лишь сейчас доведён до лица общественности. Или до ушей, кому как нравится.
        Не успел Людвиг Третий вернуться вовремя — бригады Старко заняли Обергессен, хотя не стали пересекать Рейн, чтобы завладеть и Старкенбургом.
        — Что же, Олег Саныч, ты родовые земли не стал брать, — насмешничал Рихтер, — вон какое название созвучное.
        — А зачем, Иван Карлович? Так у меня граница по большой реке, удобно защищаться будет. Да и перед Марией Александровной было бы неловко её любимый Дармштадт захватывать.
        Действительно, российская императрица могла бы не так понять и какую-нибудь гадость учинить. Лучше уж не переступать за рамки дозволенного.
        — А Кассель будешь брать заодно?
        — Не знаю пока, вроде удобное буферное государство между нами и Баварией получается.
        Олег Александрович даже вольный город Франкфурт-на-Майне трогать не хотел. И так королевство растянулось чуть ли не на полтыщи вёрст с севера на юг, куда ещё громадьё громоздить? Из-за самарской железной дороги своё строительство пришлось подсократить, чтобы заводы не надрывались. Новых, кстати, тоже не предполагалось создавать. Относительно небольшая территория скоро будет застроена шоссейками и железками, так чего спешить с реализацией транспортной инфраструктуры. Это России нужно (причём очень-очень) побыстрее протянуть транссибирскую магистраль. И в Среднюю Азию чего-нибудь построить, а то вроде предполагается завоевание будущего Узбекистана. Да и для мирной торговли железная дорога в тех местах не помешает.
        Впрочем это дело царя и его советников размышлять и планировать, а удел северо-германских королей заниматься мелочью попроще.


        История не имеет сослагательного наклонения, поэтому и в нашей истории состоялась битва при Сольферино. Баварский пятидесятитысячный корпус именно туда вышел, пройдя через Трент. В случае неуспеха они могли отойти к Вероне а то и к Падуе, чтобы прикрыть Венецию. К сожалению, обещанный Францем-Иосифом двадцатитысячный корпус не явился к месту сражения. То ли заблудился в трёх соснах, то ли опять имелся лишь на бумаге. Вчерашние ганноверцы прибыли семью бригадами, имея две сотни стальных орудий (полевых пушек и гаубиц). Баварскую артиллерию в количестве двухсот сорока единиц можно даже не считать, так как большая их часть была расположена далековато, а меньшую часть вывели из строя ракетами.
        Да и сам бой оказался лишь избиением. Как повелось с Крымской войны — одни красиво построились батальонными колоннами и под грохот барабанов начали маршировать в сторону неприятеля. Торжественно, красиво и грозно. Другие отисиживались в траншеях и трусливо отстреливались со скоростью восемь выстрелов в минуту. Мало того, попытку конницы охватить врага с флангов, вчерашние ганноверцы массово встречали картечью из десятков орудийных стволов. Даже гаубицы оказались при деле, начав перемалывать тех, кто находился в резерве, расположившись позади. Заодно и обозу досталось. Через час уцелевшие баварцы уже отходили к Вероне, потеряв почти двадцать тысяч убитыми и ранеными.
        Безумно богатый король Георг Пятый мог позволить себе огромные расходы, а вот у баварского короля нет бешенных доходов от добычи золота и алмазов. Да и старая тактика никак не помогала побеждать против нового оружия. В результате, североитальянский театр военных действий раздвоился. Вторая армия Георга уже подходила к Милану. Две стальные бригады гвардии, ещё две такие же тосканские от Грациани и пятнадцатитысячный отряд итальянских добровольцев осадил столицу Ломбардии. Лишь сиротливая австрийская дивизия, забытая в качестве гарнизона, собиралась отстоять город.
        В Вене лишь озадаченно разводили руками и дружно чесали репы, пытаясь объяснять поражение всего лишь дурацким и подозрительным стечением обстоятельств. Ещё одним доводом являлась неумелость союзников.
        — Ваше императорское величество, что мы можем поделать, если дармштадтцы просто развернули свои войска и ушли обратно?
        — А баварцы?
        — Так баварцы воевать не умеют, оказывается. Потерпели поражение, отошли к Вероне, а теперь удирают в Падую.
        — Ну хорошо, а где венецианская армия? Почему баварцем не помогает?
        — Так вы же знаете, что у них сильный флот, а армии слаба и тоже находится в Падуе.
        Франц-Иосиф не знал за что хвататься в первую очередь и на чём акцентировать силы. Восьмидесятитысячная чисто немецкая армия разделилась на отряды и ведёт бои по всей западной Венгрии. Поляки уже захватили Краков, так как тамошний корпус просто распался — венгры примкнули к своим, а словаки вернулись на родину, причём хорошо вооружённые. Те же кассельцы, войдя в Боснию несут потери и, дай бог, дойдут до Сараева (некогда Босни-Сарай). Рассчитывать на прежний, столь красивый, план, что они победно наведут порядок, пройдя через Сараево в Тимишвар, а затем и до Букуреста, уже не приходится. И где все резервы, состоящие из этнических австрийцев и обещанные генералами? Ведь всё было столь хорошо на бумаге в самом начале экспансии.
        Императору остался лишь один, зато проверенный выход из сложной ситуации — отправить полномочного представителя в Санкт-Петербург! Русские должны понимать, что лишь Австрия является их верным и преданным союзником и обе страны многое связывает со времён войны с революционной Францией. Когда делились последним и стояли насмерть плечом к плечу против французов. Франц-Иосиф верил, что две с половиной сотен тысяч русских солдат наведут порядок в его империи и этим создадут новый европейский баланс сил.
        Летом войну Австрии объявила и Пруссия, хотя ограничилась лишь захватом нескольких районов в Богемии и Моравии, где проживает немецкое население. Другое дело, что они начали снабжать чехов своим оружием, тоже начав избавляться от стрелкового старья. Всё-таки уже настрогали почти сто сорок тысяч винтовок Дрейзе и нет смысла держаться за дульнозарядки. А стальными пушками займутся, когда пойдёт чугун из российской глубинки, хотя пока и воевать вроде не с кем. Габсбургов и так добьют, попутно развалив империю на части. Сейчас важнее на молдавский трон (или как создаваемую страну называть?) посадить кого-нибудь из Зигмарингенов, чтобы иметь в тех краях верного сателлита. Вроде местные политические и экономические лидеры не против прусской поддержки в дальнейшем.
        В конце июня пал Милан, после чего вторая итальянская армия двинулась к Турину. Через неделю и последняя проавстрийская цитадель сдалась на милость победителя. А в начале августа объединённое итальянское войско разгромило баварско-венецианскую армию и торжественно вошло в Венецию. Баварский король признал поражение и вышел из коалиции с Австрией. Остатки своего корпуса он увёл домой, зарекшись кому бы то ни было помогать в дальнейшем. А солдаты Георга Пятого спокойно захватили Истрию, прочём, ради Триеста. Зачем Австрии морской порт и верфи, если она на глазах становится сухопутной страной?



        Глава 22

        Александр Второй посоветовал Францу-Иосифу трезво оценить свои возможности и не пытаться вернуть былое. Россия, мол, потому и дала независимость ряду балканских стран, чтобы не иметь потом "внутренние проблемы". Вон, даже Польшу освободила. Австрийский император явно расстроился, что не удалось решить все проблемы одним махом — русскими жизнями и штыками. Франция и Англия тоже ничего не захотели советовать, кроме попыток начать мирные переговоры со всеми сразу. Дошло до того, что корпус курфюршества Гессен застрял в боснийских горах, не дойдя до цели. После чего развернулся и отправился обратно. Тем более, что австрийцы не исполняли договорённости о поставках продовольствия и боеприпасов. Слава богу, что поляки, захватив всю западную Галицию, предложили мирный договор. Пришлось согласиться, иначе они могут поддержать словаков, которые тоже захотели свободу и независимость.
        — Олег, можно тебя поздравить, — торжественно заявил Вересов, — Дармштадт признал военное поражение и отказался от прав на Обергессен.
        — Нас поздравить, Николай Иванович, нас! Баварский король тоже предложил мир, так как вышел из союза с Австрией.
        — Господа, а что у нас будет с курфюршеством Гессенским?
        — Они пока молчат, Андрей Андреевич, видимо ждут возвращения своего корпуса из Боснии. Хотя известно, что готовят взятку для нас. Понимают, что не справятся, если мы нападём.
        Вена, чтобы уменьшить количество врагов и ослабить венгров, предоставила в одностороннем порядке независимость Трансильвании и молдавским княжествам. И тут же начала переговоры с Пруссией, расставшись с мечтой о Силезии. Пруссаки согласились, так как к восстанию в Богемии всё уже было готово. Австрии осталось лишь признать военное поражение в Северной Италии, чтобы сбросить с хвоста самого опасного соперника.
        — Ваше императорское величество, вы не переживайте. Мы всё потерянное вернём потом, когда реформируем армию.
        Подхалимы из числа ближних советников пытались такими глупостями поддержать своего монарха. Причём те самые, которые когда-то настаивали на том, чтобы выйти из-под русской опеки и проявить самостоятельность. Вот только переживания императора никак не кончались. В двадцать восемь лет хочется других волнений и забот, вселенской любви ближних, балов и маскарадов. И конечно же денег.
        Как, например, в другом конце Европы.
        — Господа, поздравьте меня! — потирал руки счастливый Борис Алексеевич, — я очень удачно продал половину своих калифорнийских акций и заработал столько, что аж совестно.
        Мир, оказывается, жил не только войной.
        — И куда же вы их собираетесь вложить? — полюбопытствовал Юнгвальт.
        — Да вот думаю прикупить парочку кораблей и заняться торговлей с американским Югом.
        — Я бы не советовал вам этого делать сейчас, — неожиданно серьёзно отреагировал Старко, — на следующий год будут выборы президента и возможна гражданская война. Боюсь, что побережье Юга будет блокировано Севером.
        — А что, Олег, неужели так серьёзно всё обстоит?
        — Лучше не рисковать, господа, поверьте на слово.
        Благородные доны призадумались, вроде всё так прекрасно идёт. Самарская дорога уже имеет пути на стартовом отрезке, причём рельсы высокого качества, на втором отрезке уже подушку отсыпают. Волго-донская вся посчитана и готовится к вступительной стадии, Александровка-Мариуполь запасается шпалами и рельсами. В самом Мариуполе идёт углубление порта, что тоже немаловажно. Даже Суэцкий канал начали строить, как и Панамский. Эдакое соревнование века: какой быстрее проложат? Тут уж не до Австрии и её проблем.
        Армейская реформа коснулась даже призывного возраста. Теперь в русскую армию могли забрать лишь по достижении двадцати лет, хотя и неясно, хорошо это или лучше пораньше начать службу. Кстати, отсутствие передних зубов больше не служило медицинским обоснованием к "нестроевой". Больше выкусывать пулю не придётся, император своей властью заблокировал применение дульнозарядного оружия. Так и осталась армия лишь с русскими "холлами", игольчатыми и револьверными винтовками, хотя солдат по-прежнему было ещё очень много. А новых стволов пока всего лишь порядка двухсот тысяч. Через десять лет вообще берданки появятся и придётся отказываться от того, что сегодня новомодно. Демобилизованных, кстати, на все четыре стороны не пускали, предпочитая обустраивать добровольцев на новых землях, наделяя их землёй и уравнивая в правах с казаками. Особенное внимание уделялось Приамурью и потенциальному Приморью.
        Естественно, что новая солдатская и офицерская форма вызвала критику общества. Элита искренне считала, что Александр Второй воплощает свои детско-юношеские мечты, даже не догадываясь, что форму и её расцветки создали ещё при Николае Первом. Впрочем выпущено было небольшое количество комплектов, так как в секрете готовилась другое обмундирование. Но оно поступало лишь в новые дивизии, да и то временно складировалось до поры до времени. До разумной поры, а не пока всё сгниёт нахрен.
        — Олег Саныч, спешу порадовать! — ворвался в кабинет Петров, — бросайте всё, поедем посмотреть на испытания вашего "мыла-тротила", как вы заказывали! Получилось, ваше величество, всё получилось!


        Казалось, что боевые действия всё расставят по местам, но удобно ли будет Франции и Англии? Их представители разъехались по всему пространству, объятому войной, пытаясь остановить кровопролитие. Англы тут же занялись новым молдавским королевством, чтобы посадить на трон Зигмарингена-старшего. Тот, конечно упирался и отнекивался, не желая покидать поста министр-президента Пруссии, но откорячиться не удалось. Даже сам уже не властвующий, но ещё живой, король Фридрих-Вильгельм Четвёртый попросил об одолжении. Молдавско-валашско-трансильванских лидеров часточно подкупили, частично убедили, что "запад им поможет", если признают что Карл Антон Иоахим Цефирин Фридрих Мейнрад Гогенцоллерн-Зигмаринген им люб и дорог в качестве монарха. Заодно, признали право будущих вельмож назвать новую страну Румынией.
        К сентябрю удалось добиться мирного договора между Австрией и Италией. Вся территория, завоёванная итальянцами так им и осталась, зато они согласились не развивать свою экспансию дальше и не поддерживать других. Так что Францу-Иосифу осталось лишь выбрать одно из двух: или отстать от Венгрии и сохранить Богемию и Моравию, или продолжить упорствовать. Конечно, Австрия усилилась за счёт того, что к Вене стягивались все бывшие гарнизоны и отряды австрийцев со всех окраин. Почти сто пятьдесят тысяч чистокровных арийцев! Так что никаких уступок венграм (блин, пока чесались, ещё и восставшим чехам), даже мятежным словакам и хорватам. Какой-то славянский шкаф образовался!
        — Ваше величество, у нас проблемы.
        — Какие ещё, на мою голову, герр министр? — недопонял император.
        — Мы до сих пор в состоянии войны с королевством Старко.
        — Этим-то что нужно? Чем они угрожать могут? — заносчивый монарх совсем запутался в трёх соснах и даже не понимал у кого лучшая в мире армия.
        Впрочем он жил былыми победами и славными именами теней прошлого. То-то счастлив, считая, что наконец-то имеет мощный армейский кулак и как начнёт сейчас возвращать всё обратно под себя!
        — Так они могут прислать морем экспедиционный стальной корпус, не менее пятидесяти тысяч.
        Ещё один корпус, откуда у славян столько солдат?
        — Кстати, Вильгельм, а какова общая численность противостоящих нам?
        Началось занудное перечисление типа "восставших чехов уже более сорока тысяч, словаков за тридцать тысяч, хорват и словенцев под сорок тысяч, мадьяр порядка ста тысяч". И так двести десять тысяч, а тут ещё каких-то пришлют.
        — Ладно, я подумаю и кое с кем посоветуюсь.
        "Кое-кто" имели английские фамилии и могли помочь в решении щекотливых вопросов. Правда, они странным образом свели всё к деньгам, мол, в данной ситуации мир со Старко обойдётся императору не менее, чем в три миллиона фунтов стерлингов. Заодно, напомнили его императорскому величеству, что король Олег Первый разгромил Пруссию в одном-единственном сражении, причём не так давно. Франц-Иосиф лишь ухмыльнулся, так как был осведомлён по своим каналам, что "война между Старко и Пруссией" была сфабрикована великими державами, в первую очередь, Россией. Ну не могут же лгать высокооплачиваемые осведомители, близкие к самым верхам. Некоторая оторванность молодого императора от реалий, объяснялась тем, что его постоянно "играла свита". То русские, то теперь свои. Видимо следовало получить, как следует, под дыхло, чтобы вернуться на землю и осознать в каком мире живёшь.




        Тротиловая бризантомания всё расставила по местам. Снаряды и ручные гранаты бабахали лишь чуть хуже, чем пироксилиновые, но безопасность в изготовлении превосходила все другие варианты. Больше Старко ничего и не было нужно, рецептуру того же прессованого пироксилина можно передать русским — пусть у них тоже будет своя фишка. Правда и Запад уже подбирался к секрету, но уж очень взрывоопасное ВВ у них получалось. Нужны годы, чтобы понять, что всё упирается в качественную очистку компонентов, а значит и повышение себестоимости. Это в России началась промышленная революция и, как следствие, повысились приходы в бюджет. У других она вроде до этого случилась, но требует сырья для подпитки. А кто у нас самый сырьевой регион на планете? Вот-вот, причём сырьевой придаток Европы шаг за шагом перестаёт им быть.
        Очередной шаг царя-реформатора покоробил нежные еврочувства — пошлины на вывоз сырья и материалов из страны полезли вверх. Правда, поднялись и пошлины на ввоз, но на товары. Россия явно напрашивалась на обретение термина "за железным занавесом". Это что же получается, когда отсталые дикари перестают продавать своё задёшево, а то и совсем? Это явный непорядок получается, за такое и санкции можно ввести и наругать всем белым светом.
        — Ваше величество, нас в Европе не поймут, — усердно разъяснял Горчаков, — скажут, что мы уходим из европейской цивилизации.
        — Ничего страшного, Александр Михайлович, потерпим лет десять. Посидим за забором, зато своих промышленников разовьём за это время.
        — А если они меры примут? Например, научными новшествами перестанут делиться?
        — Дорогой мой, — благодушествовал царь-батюшка, — их изобретения пока отстают от того, что нам из Старко приходит.



        Глава 23

        Россия до сих пор получала деньги по контрибуциям и репарациям Восточной войны, правда их тратили больше на погашение собственных военных займов. А Франция, несмотря на выплаты, постепенно реставрировала экономику и строила военный флот. Принципиально новый броненосец "Глуар" (пятидюймовая броня поверх деревянного корпуса) вполне был готов ходить по морям, как нормальное судно. Пять тысяч шестьсот тонн водоизмещение, тридцать шесть дульнозарядных орудий калибром шесть с половиной дюймов, мощность паросиловой установки — 2,500 л.с. Он вам и парусник, ежели что. Точно такой же монстр под названием "Инвинсибль" появился парой месяцев позже, а осенью добавилась "Нормандия". Общая стоимость, если в фунтах, практически миллион. Значит есть у лягушатников порох в пороховницах, значит мало с них содрали три с половиной года назад.
        — Олег Александрович, чем будем отвечать?
        — Нечем нам ответить, пусть Англия отвечает, а мы пока семитысячник затеяли с новыми модификациями. Нет смысла старьё плодить, как французы.
        Да уж, подробный ответ, пусть и непонятный. Может действительно англичане что-нибудь противопоставят? Те пока заложили в ответ (в полнейшем секрете) броненосный фрегат "Ворриор" (9,200 тонн водоизмещением, 42 пушки, из которых 10 казнозарядных семидюймовок Армстронга, мощность 5,200 л.с.) Вслед ему начали строительство ещё одного, похожего, под именем "Чёрный принц". Практически непобедимые аглицкие корабли так и останутся "неуловимыми Джо" и даже не повоюют ни разу. Что делать, если научно-технический прогресс движется быстрее, чем сопутствующее ему строительство кораблей? Хотя запас хода впечатляет — такие махины на своём запасе угля (около тысячи тонн) могут без остановки пройти более двух тысяч миль.
        В любом случае, гонка вооружённых плавсредств началась и лишь Россия и Старко пока в ней не участвовали толком. Под шпицем довольствовались судами в тыщу двести и две пятьсот тонн водоизмещением, а в новом доке колдовали над бронированным крейсером в пять килотонн. Чисто для отработки элементов конструкции и выявления оптимального вооружения. Николай Иванович Путилов создавал усовершенствованные паровые машины и даже разработал отличную котельную сталь, чтоб не зависеть от импортной. А вот общая программа создания нового флота упиралась в строительство судостроительных заводов в Финляндии. Да и не было смысла гнаться за передовиками количественного увеличения флотов, когда каждый месяц появляется что-нибудь качественно новое.
        Лишь воля императора противостояла требованиям адмиралов "догнать и перегнать" (советские лидеры тут не при чём, они ещё даже не родились). Всяк был готов получить побольше денег и утереть нос всей Европе, но владыко упорно стоял на своём. Пока стоял (от слова "пока"). Слишком много зубов уже наточено по всей столице, слишком много недовольных глупейшей политикой радения об экономике. Ладно бы гнобил приказчиков и половых, но ведь глумится над генералитетом, изверг. Пользуется самодержавной властью, видимо позабыл, как люди в 1825 году на площадь вышли за права народа. А что может быть более святым, чем забота об армии и флоте, защищающих покой мирных людей? Была бы демократия и парламент — никто не позволил бы царю-тирану изгаляться над чаяниями людей, радеющих за возвращение в разряд великих держав.
        В конце сентября Франц-Иосиф зашёл с мощного козыря, предложив Эстергази и Кошуту, а фактически тем, кто за ними стоит, идею двуединой монархии. Это было настолько ново и многообещающе, что венгры согласились на перемирие. Сразу появилась возможность задавить восстание в Хорватии и Славонии. Базовой формулировкой явилось распределение "сфер ответственности": Венгрия, как младший партнёр, руководит ещё и Словакией, Хорватией, Далмацией и обоими Банатами, а Австрия должна рулить Богемией и Моравией, Трентом и Карниолой. В принципе, англичан и пруссаков такой расклад устроил, да и венгры благожелательно восприняли возможность своеобразной автономии, сохранив место в сильной державе. Всё-таки оказаться сами по себе, пусть и независимыми, но обглоданными, не очень приятно. Не дай бог, братья-славяне накинутся со всех сторон, чтобы припомнить обиды прошлых веков, когда Австрия была ничем, а Венгрия подминала под себя соседей.
        При таком раскладе осталось лишь отморозить королевство Старко, поставив его на место. Естественно, без всяких платежей. К 20 октября договор был заключен, империя перешла на новый формат, а несколько комиссий начали согласовывать детали. В Старкоград отправили графа Бернстайна, чтобы подчеркнуть ничтожность короля.
        — Ваше величество, мой император, так и быть, предлагает вам мир, — граф воспользовался моментом, чтобы выказать личное величие, будучи защищённым дипломатическим статусом.
        — И чего вы от меня ждёте, граф?
        — Всего лишь подписание мирного договора. Радуйтесь, что великая Австрия позволяет вам выйти из войны без последствий.
        Видимо австриец не совсем понял суть поручения, но вступать в дебаты с придурком Олег не стал.
        — Ну что же, граф, можете идти.
        — А подписать договор? — растерялся Бернстайн.
        — Меня не устраивает ваш подход, поэтому так и останемся в состоянии войны. Всего доброго! — мягко и ласково ответил Старко, после чего добавил, — охрана, проводите господина посланника…


        Поляки достаточно радостно воспринимали своё новое житьё-бытьё. Монархию восстанавливать не стали, ограничились чисто польской вольницей — парламентской республикой. Сейм — это всё, президент — лишь важная фигура. Правда, уважили деятелей так называемого "отеля Ламбер", избрав князя Владислава Чарторыйского президентом. Увеличение территории за счёт краковских и галицийских земель восприняли, как плату за их страдания предыдущих лет. Конечно, хотелось ещё и у Пруссии своё оттяпать, но пока рискованно. Жаль, что австрийцы с венграми замирились, а то можно было бы унию со словаками организовать.
        У Венгрии появился свой король, Павел Первый Эстерхази, однозначный союзник Англии. Через несколько лет, если ничего не случится, станет практически равен императору Австрии. А это означает — высочайший уровень европейской светской жизни и культуры. Новый виток спирали, ведущий к расцвету нации. Даже порт Флаум находится под контролем Пешта, а не Вены, хотя теперь, после потери Триеста, он и австрийцам очень нужен. Наверняка пойдут инвестиции в развитие порта и строительство новых верфей.
        Конечно, если неугомонившийся король Старко пришлёт свой экспедиционный корпус, то нарушит наступившее благолепие. Ну почему некоторым людям не живётся мирно, зачем захватывать чужие земли? Вон, советник лорд Уайнфилд, предупреждает об опасности вторжения. Понятно, что замиренные провинции Славонии и Хорватии могут снова поднять мятеж. Их лидер, бан Елачич, слава богу, умер в мае этого года, а равного по силе лидера у хорватов нет. И Франц-Иосиф почему-то не беспокоится по поводу незаконченой войны. Одна надежда на то, что пресловутый Старко не рискнёт в одиночку выступить против могучей Австро-Венгрии. Раньше нужно было действовать, когда весь мир воевал с австрийским императором.
        Поразительно, но Олег Первый почему-то думал совсем о другом.
        — Господа, нефтяное голодание подходит к концу, — Старко попытался поделиться радостью с компаньонами, — пенсильванцы применили новый метод в добыче нефти и теперь весь мир его начнёт применять.
        — То есть, нефть теперь подешевеет? — заинтересовались те, кто часть средств вложил в поставки нефти в страну.
        — Наверняка, но главное, что её будет больше добываться.
        Попаданца постоянно мучало желание перейти на очищенный мазут везде, где ни попадя, даже паровозы королевства. Ну и паровые машины, задействованные в промышленности. Сажи меньше — толку больше! Главное, смешно сказать, но он даже предположить не мог, что нефть не добывалась бурением. Если бы он это знал, то предложил бы сию инновацию ещё в самом начале своего прогрессорства. Тем более, что сами буры были достаточно хорошо разработаны именно в Старко. Действительно, самые глубинные на планете.
        — Олег, не о том думаешь, — удивился барон Юнгвальт, — нужно решить вопрос с Австрией любыми путями.
        — Альберт Августович, ваша Австро-Венгрия подождёт, другие задачи нужно решать.
        — Какие, например?
        — Король Дании болеет и боюсь ему недолго осталось. Кто станет наследником и что будет с Голштинией?
        Вопрос действительно серьёзный, так как на Шлезвиг-Гольштейн претендовал Фридрих Августенбургский. И хотя Пруссия отказалась от претензий по итогам старко-прусской войны, но того же Августенбурга поддерживала ещё и Австрия. Отдавать в чужие руки герцогство, где уже начали переработку русского сырья в добротные товары для Европы, совсем не хотелось.
        — Не забываем, что наследником Фредерика Седьмого будет Кристиан, принц датский. Он, конечно, скромный человек, но кто знает, как он к нам будет относиться.
        — Так вроде голштинцы наши действия приветствуют и поддерживают, — подчеркнул важный нюанс Легостаев.
        — Они сейчас поддерживают, а завтра могут и отвернуться.
        Попаданец хорошо помнил, как Советское правительство и КПСС поддерживали-поддерживали, а потом отвернулись, чтобы получить западный коммунизм с человеческим лицом. И удивились, когда "лицо" оказалось задницей, а коммунизм — дичайшей формой капитализма. Впрочем, здесь и сейчас у Старко по крайней мере останется частное владение промышленными объектами в герцогстве. Хотя, конечно же, хотелось бы сделать Голштейн (чёрт с ним, со Шлезвигом) своим владением. Поэтому он и не спешил со строительством Кильского канала, решив обойтись пока железными дорогами. В самом крайнем случае, рельсы можно забрать, а шпалы выковырять и пускай аборигены на арбах возят грузы (если будет что возить).
        Поэтому благая идея воссоздать Иллирийское королевство, отобрав соответствующие земли у Вены и Пешта, пока пусть полежит в долгом ящике, да под соотвтсвующим сукном. Тем более, что неожиданный союзник вырисовывается. Польша, небось, согласится поддержать вторжение, ударив по Моравии и Словакии (под видом освобождения от мадьярско-австрийского ига). Тогда и оба Баната можно прибанатить, а то румыны скоро свою пасть раззявят на них.



        Глава 24

        Принц Ольденбургский (который русский) наконец-то был приглашён его императорским величеством.
        — Дорогой, Пётр Георгиевич, ваша артиллерийская программа полностью поддержана.
        — Благодарю вас, ваше величество.
        — Эх, знали бы вы сколько рук мне пришлось выкрутить противникам. Мол, английская сталь самая лучшая, а нам нечего лезть со свиным рылом в калашный ряд. Зато теперь всё будет в ваших руках.
        Воистину, нет пророка в своём отечестве. Стали, которые разрабатывал Обухов, превосходили зарубежные, но упорство сановников было подобно крепости этих сталей. Ясно, что английские ослиные уши торчат из-за плеча чиновников, но доказательств-то нет. Хорошо, что Старко в середине года присоветовал создать "Стальное общество" на частной основе, собрать средства частных инвесторов и создать комбинат с полным циклом: от первичной металлургии до готовой продукции. Поразительно, но лишь личное вмешательство Александра Второго смело все чиновничьи преграды. Теперь практически некому будет вставлять палки в колёса прогресса.
        Землю под строительство гиганта пятилетки предоставил сам принц, технологиями поделился Обухов, а финансами обеспечили компаньоны из Старко. Теперь будет куда свозить чугунные пушки на переплавку, так как даже вторчермет предусмотрен. Будет куда пионерский и всякий другой металлолом сдавать. Со временем из обуховской стали можно будет и стволы для винтовок производить тоже. А может и броню для военных кораблей.
        / Кстати, специальная инфа для заклёпочников. Судно, созданное англичанами с водоизмещением 30,000 тонн, было скреплено тремя миллионами заклёпок! /
        Разбираясь с достижениями Обухова, Старко выявил интересную вещь. Инженер исходно опирался на работы Аносова, а у того выявилась интереснейшая разработка — выплавление золотых песков в доменных печах. Странная информация, которую Старко передал своим спецам, подтвердилась. Сложный процесс в итоге повышал добычу золота в… двадцать раз.
        — Господа, — поделился откровением его старковское величество, — это сколько же отходов по всему миру валяется без дела, зато с золотом?
        — Любопытно, теперь будем отходы скупать и сюда привозить для вторичной переплавки?
        — Нет, Андрей Андреевич, мы будем выявлять, где такой методикой не пользовались и там домны строить.
        — Ох и рискованное это дело, Олег, наверняка уже все в мире такое знают и используют. Посмеются над нами, как над дурнями.
        — Так в том-то и дело, Борис Алексеевич, что в компанию зову лишь тех, кто готов рискнуть.
        Вот так всегда, нет чтобы уже готовое и полностью проработанное предложить, так обязательно нужно заставить понервничать. Может его тоже табакеркой тюкнуть, чтобы чепухой не занимался и не соблазнял неведомыми перспективами?
        — Я войду даже не задумываясь, — опередил всех Полянский, — не страшно деньги потерять, когда такие интересные возможности намечаются.
        — И я поддержу, — порадовал Рихтер, — наверняка древние никаких домен не знали и главное именно их отходы найти.
        О том, что удачные результаты получаются, когда из самого золотого песка добываешь, Старко пока не говорил. В безнес-плане пока много неясностей, так чего людей зря смущать. Вон, вроде нужна будет кислота в процессе переработки и где её брать в чужих землях? Или действительно закупать ненужные никому терриконы и привозить в королевство? Небось тогда золото дороже алмазов станет.
        — Ну, ладно, с этим ясно. Лучше скажи когда грузовые пароходы начнёшь производить и во сколько они будут обходиться?
        — Пока доводим до ума модификацию с грузоподъёмностью шесть тысяч тонн. Тысяча тонн под запас угля, тогда с четырьмя бункеровками можно и кругосветку совершить. Цена получается пока порядка двухсот тысяч фунтов, желающим придётся скидываться. Зато без парусов и пятнадцать узлов ходу в час.
        — А пушки будут, чтобы от пиратов отбиваться?
        — Да, на носу и на корме барбеты с гаубицами, по бокам ракетные установки на турели. Ну и экипаж вооружён револьверными винтовками. Всё сидит в цене.
        Общество призадумалось, всё-таки очень дорого, но с другой стороны зараз можно по пять тысяч тонн груза перевозить. Золота, например, или пуха гусиного. Или тех же глиняных свистулек, если где-нибудь их будут покупать в ажиотаже. Придётся со своими специалистами советоваться, а то может повременить пока. Те же деревянные парусники гораздо дешевле и тоже доход регулярно приносят в клювике. Не получится ли шило на мыло поменять?
        Впрочем приближается Рождество Христово и всё равно пора задуматься о вечном и таинственном. Как-то не до деловой активности и политических склок. Хочется время проводить с внуками и внучками, а задачи и проблемы отложить на следующий год. Олег их понимал, так как и сам притомился морально за год. Всё равно всех вопросов не решишь и всех денег не заработаешь, так чего упахиваться за столом. Следует поступить чисто по-советски, как в семидесятых было:
        — Нужно верить в светлое будущее!
        — Ага-ага, бросай нафиг, завтра докуём!
        А ведь где-то далеко кто-то нацеливал Тунгусский метеорит на Землю. И где гарантия, что в этот раз он лишь чиркнет по краешку?


        На рождественском балу обсуждали некоего Дарвина, опубликовавшего скандальную научную работу "О происхождении видов".
        — Этот наглец покусился на самое святое…
        — Фи, сказал, что мы произошли от обезьян…
        — Глядя на англичан, видно что они явно происходят от лошадей…
        — А ничего, что у обезьян четыре руки, а у нас только две?…
        — Так вроде за тысячелетия нижние руки эволюционно стали ногами…
        — Ну да, а хвост сразу революционно отвалился…
        — А я хотела бы иметь изящный хвостик. Будет чем веер держать…
        Тема хвостов быстро покончила с Дарвиным и сменилась обсуждением возможностей использования столь полезной конечности. Попутно начали говорить и о соответствующих изменениях в одежде. Хотя, в итоге, всё снова пришло к толковищам об акциях и каких-то "финансовых пирамидах", ставших популярным средством быстрого обогащения в Англии и Франции.
        — Господа, там главное оказаться одним из первых и тогда доход гарантирован, — отметил Борис Алексеевич.
        — А как быть остальным?
        — Ну кто-то должен платить за пир во время чумы, — пояснил Рихтер.
        — Жаль, что у нас подобное запрещено, а то бы поучаствовал ради интересу. Кстати, а как отличить такую махинацию от серьёзного предприятия?
        — Был я в Париже, Ян Войцехович, и посетил одно собрание. Любопытно, что мне показали некоего Жана, простого подмастерья. Совершенно недалёкий тип, но удачно вошёл в это дело. Вроде не очень умный, коли стоял где-то у стены и полчаса пересчитывал очередные деньги, которые поимел.
        — Странно, я точно такого же видел в Лондоне. Какой-то Джек, до недавнего лесоруб из Канады. Он тоже в углу за столиком сидел и очень долго считал свои деньги за неделю, минут сорок наверное.
        Мода на скоростное обогащение настолько распространилась за последние месяцы в Европе, что только совсем ленивые не принимали в ней участие. Своеобразное перераспределение средств в обществе выглядело и забавой, и лотереей.
        — Олег, а как бы ты такое организовал?
        — Андрей Андреевич, я бы сделал по-другому. Сажал бы на колы организаторов, чтобы другим неповадно было. Иначе массы людей быстро окажутся без сбережений, а выиграют лишь единицы. Из-за этого страдают инвестиции в экономику.
        — Ну, что же, тебе виднее.
        Отношение Старко к махинациям и махинаторам было всем известно, поэтому никому даже в голову не могло прийти кто стоит за расшатыванием финансовых систем ведущих держав. Олег Саныч пользовался очень необычными инструментами. Отказ от мирного договора с курфюршеством Гессен-Кассель уже принёс ему миллион талеров, которые курфюрст всё-таки заплатил за мир. В Австрии всё обходилось их казне гораздо дороже. Под Флаумом приходилось держать шестидесятитысячный корпус, содержание которого выходило очень дорого. Всё-таки в любой момент может случиться вторжение и приходится быть к нему готовым. Да и побережье Далмации приходится контролировать. Мало того, в Славонии и Словакии поддерживался высокий уровень контроля за населением из-за постоянной внутренней нестабильности, а это тоже расходы. И всё равно имелась опасность, что дружественные Старко итальянцы пропустят его войска через Истрию. Францу-Иосифу требовалось несколько лет, чтобы всё устоялось само собой.




        Новый 1860 год пришёл во всей красе, без особых сюрпризов и неожиданных проблем. Разве что в России в очередной раз убедились в том, что прогресс слишком быстро идёт. Так, например, заложенный в 1855 году "передовой" линкор "Император Николай Первый", который был практически готов к спуску на воду, устарел по всем статьям. 111-пушечная махина имела всего лишь 600-сильную паросиловую установку. Вот и встала проблема что с ним делать: то ли полностью переоснащать, то ли использовать, как есть, в качестве учебного судна. Надежды и финансы, вложенные в него тупо развеялись по ветру. Награды, повышения в чинах и денежные премии улетучились, ясен перец, а ведь на них многие рассчитывали. Даже адмиралам стало понятно почему государь заморозил ряд подобных проектов ещё в прошлом году.
        Впрочем достаточно быстро нашёлся покупатель из третьих стран. Он возжелал сохранить тайну и просто увёл судно в неведомые дали. Уже через год у американских южан появился свой броненосец, прибывший из какой-то европейской страны. С новой паровой машиной, с новыми пушками, да ещё и бронированный. Правда хлопка пришлось передать за год немеряно, но вполне допустимо. Как говорится "стороны остались довольны сделкой". Впрочем Старко не гарантировал русскому царю, что всё дерьмо будет перерабатываться в конфеты. Единичный случай, который ко времени и к месту, не может повторяться от аврала к авралу.
        Братья Романовы разделили сферы ответственности: Константин Николаевич полностью занялся военным флотом, а Михаил Николаевич нашёл себя в артиллерии. Как в полевой, так и в морской. Под него даже целый департамент создали, чтобы другие министерства пушками не занимались. Главное артиллерийское управление сосредоточило в себе все стадии производства и даже получило своё казначейство. Кто знает, может это поможет России?



        Глава 25

        — Ваше императорское величество, — в очередной раз жаловался военный министр Сухозанет, — создание новых дивизий идёт слишком медленно, а старые расформировываем слишком быстро.
        — Николай Онуфриевич, считайте, что каждая стрелковая дивизии убивает по три старых линейных, — развеселился Александр Второй, — этому ныне даже в училищах учат.
        — Но мы теряем множество опытных солдат, которые знают как идти в наступление колоннами.
        — Господин министр, стрелки должны стрелять, а не маршировать. Для парадов у нас есть специальный полк, который прекрасно вымуштрован.
        — Поверьте, ваше величество, в ближайшей же войне всё это скажется очень плохо.
        — Николай Онуфриевич, мы будем окапываться, защищая нашу землю. Я никуда наступать не собираюсь.
        Реформа, базирующаяся на идеях Милютина действительно уже привела к определённым потерям. Так, например, срок службы не просто сократился до 15 лет, но ещё и располовинился. Рекрутированный солдат будет служить лишь шесть лет, а потом ещё девять лет находиться в запасе. Таким образом рабочие руки вернутся в экономику, пусть даже сельскохозяйственную. Во флоте — семь лет, зато в запасе лишь три года. Для образованных вообще льготы в зависимости от полученного образования. Кто лишь четыре года, кто три, а кто и полтора. Да, реформа происходит поэтапно, но современное оружие и оборонительная доктрина позволяют намного уменьшить армию. Поди к 1864 году останется не более четырёхсот тысяч под ружьём, а то и меньше.
        — Вон, у англичан на вооружении винтовка Энфильда, так им явно нужно больше солдат, чем нам.
        — Но, ваше величество, небось у англичан эта винтовка одна из лучших в мире?
        Император держал Сухозанета лишь в качестве буфера, чтобы на военного министра наваливались ветхозаветные генералы со своим нытьём. На следующий год он планировал поставить на эту должность Милютина, а отсталого генерал-адъютанта отправить в почётную отставку. Линейная тактика и построения больше не для русской армии, как и дульнозарядное оружие. Кстати, винтовка Энфильда была дульнозарядной. Правда, для упрочения инноваций следовало создать за год ещё три полные стрелковые дивизии. Подготовка солдат вовсю шла по передовым методикам, а заодно бойцам промывали мозги, не забывая повышать их общую грамотность.
        В королевстве Старко тоже шла реформа. Последний вариант четырёхлинейного карабина с десятизарядным магазином стал основным оружием для пехоты. Всё остальное перестали производить и перестраивали производство, сохранив лишь изготовление крупнокалиберного оружия: шестилинейных снайперок и шестилинейных пулемётов. Но это для исключительного пользования, хотя газоотводная трубка позволяла, используя малодымный порох, делать нормальные автоматы. Всё имеет свой сакральный смысл — зачем чересчур большое преимущество, когда и того, что имеется, гораздо больше, чем достаточно. Ещё и миномёт разработали, но ставили на вооружение лишь диверсантам.
        Даже крупные корабли Старко не позволял оснащать слишком мощными орудиями.
        — Поймите, господа офицеры, пока излишне ставить двенадцатидюймовки. Для пятитысячников достаточно парочки десятидюймовых, для острастки, если на берегу кого припугнуть нужно.
        — Неужели восьмидюймовок хватит, чтобы врага утопить?
        — Англичане и французы пока навешивают броню из кованого железа, причём всего лишь сто двадцать миллиметров. Наш порох позволяет даже шестидюймовкам пробивать их борта на дистанции в две версты. А новая взрывчатка внутри всё разносит, что рядом находится.
        — А вдруг они тайно броню усилят?
        — Когда они только начнут такую броню монтировать мы сразу узнаем. Кроме того проведены испытания и выявлено, что наши пушки пробивают даже двухсотпятидесятимиллиметровое железо. Вот когда их броня будет из первоклассной стали, тогда и перевооружимся.
        Ага-ага, не настолько наглы и франки готовы к переходу на принципиально новую обшивку. Да и вес будет такой, что от уровня воды до палубы дай бог полтора аршина наберётся. Или им заметно придётся уменьшать количество пушек. Миру нужно время для многих инноваций, а державам ещё и солидные финансы, чтобы иметь соразмерные их амбициям флоты.
        Так что флот Старко вполне мог обойтись нормальными калибрами, имея превосходство в качестве пороха и взрывчатки. Да и длина побережья страны вполне умещалась в двести вёрст, если с изгибами. А для дальних морских операций хватит обычной флотилии в дюжину килей, если по старинке считать. Естественно, что береговая оборона жила отдельно, в своём мире и со своим исчислением мощи и силы.


        Далеко за океаном шла предвыборная гонка за президентский пост, которая приведёт к гражданской войне. Сразу четыре кандидата пытались отобрать друг у друга голоса, причём сразу двое от Демократической партии. Параллельно шла подготовка к переписи населения, которая покажет, что каждый десятый житель самой продвинутой демократии является рабом. Олег был лично заинтересован в том, чтобы Штаты воевали между собой как можно дольше и взаиморазрушительней. А если удастся закрепить раскол между Югом и Севером на веки вечные, то можно считать себя победителем. Пока же удалось спровоцировать южан на массовую закупку у Кольта "норманнов", как ружей, так и револьверов. На всякий случай он создал на Юге акционерное общество, построившее патронный завод.
        Конечно, промышленность в аграрной стране быстро не разовьёшь, но хотя бы дать южанам возможность закупать необходимое за океаном. А это уже вопрос той же береговой обороны для ослабления будущей блокады, Он бы с ними секретом торпед поделился, да миноносцев понастроил, но данная вундервафля пока являлась личным тайным оружием королевства. Так что ограничился подготовкой бригады и поставкой им, когда придёт время, нескольких тысяч сестрорецких винтовок. Тех, которые высвобождаются в России, когда им на смену приходят винтовки Шасспо. Осталось лишь доктора Гатлинга переманить из Индианы в Джорджию, но это слишком крутой выкрутас. Хотя может попробовать?
        В принципе, реальная история настолько нарушилась, что развитие политической карты мира уже дело непредсказуемое. Вон, Англия помогает Фридриху "править" Пруссией и, пока это длится, наверняка никакой Германской империи не предвидится. Франция, вполне возможно, так и останется республикой и даже на время не вернётся к монархии. Хотя миру от этого не легче. В той же Османской империи всё больше идут разборки между султаном, армией и… Египтом. Добавим в картину маслом небольшой штрих — русским осталось забрать себе Западную Анатолию и вся Византия будет под правильным владычеством. И Кокандское ханство напинать, а то достали уже своими набегами. Причём по принципу "не можешь отморозить — возглавь", то бишь завоевать его к чертям собачьим, чтобы не приставали.
        Даже австро-венгерский дуэт дождётся рано или поздно и не потому что они "гвардейцы кардинала", а потому что за братьев-славян душа у Старко болит. Вон, Румыния встаёт на ноги и приглядывается прусским взором к окружающим почти бесхозным землям. Вот-вот приватизирует тимишоарский и крайовский Банаты, воспользовавшись моментом, как сербы под шумок скоммуниздили Войводину.
        — Олег Саныч, а может посодействовать Австро-Венгрии и Польше напасть на Пруссию? — предложил Прохор, — одни южную Силезию отхватят, другие — весь юг познанского края, хотя бы до Серады.
        Хорошо полководчествовать, имея карту под рукой. Все названия сразу знаешь, как будто издавна, а не только что увидел.
        — Хороший вариант, — согласился Олег, — пока Австрия хоть что-то из себя представляет.
        А то мы муравейники в детстве не разоряли, ощущая себя властелинами. И осинники не сшибали, замотав детские лица полотенцами, как положено истинным героям.
        — Вот только вопрос, а что потом станет, а, Проша?
        Увы, про "потом" как-то заблаговременно не придумалось. Это полководцам древности было просто. Увидел какой-нибудь Аттила, что вся трава в степи съедена, и повёл свой народ к Дунаю, чтобы Венгрию создать и накостылять по шее всем местным, кто не согласен. Или какие-нибудь шведы настолько размножились, что переплыли Балтику и пошли расселяться по Европе в виде нашествия разных готов. А ныне так уже не получится, у всех нынешних есть родовые земли, которые они когда-то нахапали. Это в былые времена славян и галлов разделяла река Рейн, а теперь где те протославяне и сами галлы? Одни немцы по всей Европе расселились, пусть и под разными названиями. Хотя германии (они же кармании) сами притащились из индо-иранских земель, спасаясь от геноцида, задуманного Дарием Великим.
        Старко предпочитал не задумываться на такие темы, чтобы не заморачивать ни себя, ни других. Придёт время демократии и либерализма, вот будущие поколения пусть и думают о "справедливисти и гуманизме". И объясняют сами себе, что геноцид американских племён был вызван лишь в целях сделать континент и его жителей цивилизованными. Кто знает может действительно хорваты и русские хотят жить по-немецки или англосаксонски, кушать, как они, думать о хорошем, как в европах и даже напевать именно импортные песенки? Поэтому Олег Саныч и рассуждал чисто эгоистически, примеряя любые действия лишь к своим, тем, кто ему доверился. Всё равно найдутся глаза в которых окажешься и неправым, и виноватым, так чего заморачиваться?




        Текущий год был последним в жизни двух монархов: Дании и Пруссии, а это могло повлиять на сбалансированность политической ситуации в Европе. Не удивительно, что Фредерик Седьмой пригласил на тайные переговоры Старко. Через две недели, вернувшись, Олег рассказал по секрету своим ближникам о чём толковали сдружившиеся в последние годы монархи.
        — Его величество решил повторить шведский манёвр и усыновить меня, как в своё время был усыновлён Карл Бернадот.
        — Поздравляем, но что сказали в парламенте?
        — Не поверите, фолькетинг тоже поддержал идею, — как-то подозрительно это прозвучало, — им выгодно, чтобы к власти пришёл состоятельный монарх, к тому же имеющий крепкую современную армию.
        — Ну и когда тебя предполагают усыновить?
        — Никогда, Альберт Августович, я отказался.
        Молчание наступило из-за явно идиотского ответа, причём ничем не объяснимого. То есть, любое пояснение, даже самое логичное, всё равно будет глупостью по определению. Так не поступают нормальные люди, а зачем, спрашивается, служить ненормальному?



        Глава 26

        — Олег, я понимаю твой моральный подход, — неожиданно посерьёзнел Рихтер, — но это был уникальный шанс увеличить наше государство. Твой отказ неразумен для лидера страны.
        — Иван Карлович, не спешите с выводами. Усыновление может вызвать серьёзнейшие династические споры-раздоры в дальнейшем. Поэтому мы нашли другий вариант, который предложил спикер фолькетинга херре Брегендаль.
        Опять молчание, даже без предположений. Хомо сапиенсы таковы, что если на чём-то одном зациклились, то другие варианты им даже в голову не приходят.
        — Он тоже имеет минусы, но оставляет больше свободы для манёвра.
        — И чего же вы удумали?
        — Решили создать унию. Его величество Фредерик Седьмой, пока жив, передаст всю полноту власти парламенту, который примет решение о вхождении своей страны в наше королевство. Естественно, что за фолькетингом останется право выйти из унии, когда им заблагорассудится, путём проведения всенародного плебисцита.
        — Всё не как у людей, — проворчал Борис Алексеевич.
        А что делать, когда столько желающих прихватизировать Данию после смерти её короля? Тем более и Старко лишняя обуза ни к чему, он даже условие поставил, чтобы Исландии предоставили независимость. Пусть её какая-нибудь Великобритания кормит. Зато теперь претендовать на Голштинию будут только совсем картонные дурилки. Хрен каких Августенбургов на пушечный выстрел подпустят, а точнее не подпустят. Или всё-таки подпустят, а потом залпом из этих пушек и жахнут.
        — Да уж, сколько же недовольных воплей по Европе разнесётся? Англичане всякими нотами нас завалят, — пророчествовал Вересов.
        — А береговая линия на сколько увеличится? Придётся тратиться на береговую оборону.
        — Андрей, это неизбежно в любом случае. Зато у нас прибавляется действующий торговый флот и мы сможем построить Кильский канал лично для себя, для внутреннего пользования. Плюс, получим свой Босфор под названием Эресунн. Наши десятидюймовки без проблем до Швеции смогут добить, там всего-то одиннадцать вёрст в самом широком месте.
        Новые перспективы увлекли членов совета, а Вересов получил указание заняться подготовкой договора. Желательно всё летом подписать, чтобы высвободить осень на войну с Австро-Венгрией. Хотя как бы других войн не случилось а-ля "за датское наследство". Хорошо, что Пруссия приостановила свои попытки объединить немецкие земли в нечто более качественное, чем Германский Союз. В реальной истории, она после победы над Австрией в 1866 году нахапала почти всё что сейчас принадлежит Старко. Теперь это навряд ли получится, да и Англия не позволит. Другое дело, что к западу от нашей нынешней страны лежит Рейнская Провинция.
        — Может просто купить её у пруссаков, — предложил Полянский, — да и дело с концом.
        — Ян Войцехович, нам вся не нужна, если что. Лишь до Мозера, чтобы границы с Францией не было. Но во сколько она встанет, у меня лишних денег нет. Разве что поменять на что-нибудь ненужное?
        — Олег, согласись, что для того, чтобы отдать ненужное следует его иметь, — урезонил Легостаев, — а нам вроде всё самим нужно.
        — Можно поделиться землями на Витватерсранде, там золота полно к югу от бурского городка Претория. В любой момент можем объявить золотую лихорадку вместе с Георгом Пятым.
        Прусскую провинцию за золото — честно говоря жаба давит. С другой стороны, бурского золота слишком много, копать не перекопать. В общем вопрос отложили на потом, вдруг другие идеи появятся.
        — Наши-то железные дороги в России строятся понемногу. Вон, самарская уже до Суходола проложена и до конца года достигнет Кундуза, — Борис Алексеевич знал каждый будущий полустанок наверное, так увлечён был своими инвестициями в Приуралье.
        — Ну так и Волго-Донскую уже отсыпают вовсю, а следующим годом, небось, и рельсы начнут укладывать.
        — Да-да, зато в Мариупольскую и шпалы и рельсы уже монтируют. Глядишь, через пару лет поезда пойдут с угольком!
        Олег смотрел на довольных "концессионеров", хотя усматривал несколько другое. Например то, что два пути от Белорецка (в сторону Уфы и Магнитной горы) тоже отсыпают. Всё-таки эта часть на плечах императора лежит, приятно, что он очень серьёзно относится к делу. Тем паче, что в самом Белорецке уже налажен прокат рельсов, а возле — изготовление шпал. Когда будут заканчивать — обязательно замутит строительство до Петропавловска. Транссиб нужен, но строить его будут лет тридцать. Хочется заманить инвесторов, а потом они, как индийские обезьянки, уже не смогут кулачок из тыквы вытащить.
        Одно плохо — приходится несколько проектов лично контролировать, никак на пенсию не выйти, чтобы наконец-то расслабиться и начать дурака валять. Старко морально устал от ответственности, практически забросил семью, хотя изображал каждодневное присутствие и даже участие, напрочь забыл о будущем, оставшемся в прошлом. Иногда видел кошмары о том, что перенёсся обратно, причём не телом, а личностью. И никак не мог найти выход, чтобы вернуться обратно в Старкоград. Мало того, заглядывая во сне в интернет он видел ту же картину, как и когда-то. Россия полна олигархов, мажоров, бандитов и казнокрадов, но пока имеются объедки с барского стола (благодаря бесконечным продажам нефти и газа) никто и не чешется. Правда Штаты всё-таки разделены на Запад, Юг и Север и у них не так всё сладко и гладко, как выглядело когда-то в реале…


        Во Франции летом разразился мощный скандал. Были арестованы многие активные сотрудники какой-то необычной финансовой организации со странным названием "Менатеп". Около двух лет назад простенькое акционерное общество зарегистрировалось в Лионе и занялось необычной деятельностью. Они создавали дочерние компании, которые регистрировали свои "внучатые" фирмы. А те уже скупали акции, а точнее весомые пакеты, ряда ведущих АО страны. В общем, получилось "управление через управление контролем". Естественно, что задействовали средства достопочтенных буржуа и аккумулировали контроль над частью экономики Франции. Один из их лидеров, поляк из России, пан Сюрковски, даже вошёл в доверие к президенту Наполеону, но… Ведущие банки вовремя спохватились и обратились к силовым структурам за помощью. А жаль, ещё несколько лет и львиная доля экономики оказалась бы в руках "Менатепа". Расследования и допросы выявили, что вся афера организована из-за границы, но даже руководство фирмы не знало толком тех, кто их нанял. Понятно, что всю махинацию затеяли англичане, так как другие просто не потянут такой размах и уровень
организованности. К России, кстати, претензий не возникло — русским явно ещё учиться и учиться у ведущих держав.
        Так что, благодаря шуму в прессе и массовым разговорам в обществе, Дания и Старко незаметно подготовили свою унию, На подписание договора пригласили доверенных наблюдателей из Франции, России, Англии, Пруссии и Швеции. Могли бы вообще никого не приглашать, так как всё равно поставили Европу перед фактом. И шандарахнули старушку по голове неожиданностью вселенского масштаба! Новое объединённое королевство растянулось так, что стало даже заметно на глобусе. Пусть и небольшим пятнышком. Исландию отпустили на волю, чем расстроили сиё государство. И так жизнь не ахти, а тут ещё прекращается ежегодная финансовая поддержка. Гренландию тоже освободили бы, но уж очень удобный транзитный пункт в торговом отношении.
        Официальный договор сопровождался секретными протоколами и внутренним датским перераспределением властных функций. Кристиан Глюксбургский обратился с протестами во все возможные и невозможные инстанции, но пока жив Фредерик Седьмой, его недовольство не имеет законной силы. А потом, наверняка, уже станет поздно. Даже Англия, заручившись определёнными торговыми соглашениями со Старко, не стала мутить воду. Тем более, что статус беспошлинного прохождения торговых судов через Эресунн остался неизменным. А больше с самой Дании и взять-то нечего, это же не высокоразвитое в промышленном плане королевство Старко.
        Единственные, кто осмелился вякнуть, так это Австро-Венгрия, но европейцы уже ожидали войну и, между делом, организовали соответствующий тотализатор. Там даже принимали ставки на то, как экспедиционный корпус Олега Первого проникнет в страну: через Флаум (будущую Риеку) или через Задар. Ясно, что Вена отправила в Далмацию ещё одну армию, почти шестьдесят тысяч солдат и офицеров. Австрияков бесили финансовые расходы из-за неопределённости, как по месту вторжения, так и по срокам. Слишком дорого содержать войсковые группы в режиме постоянной готовности. Да и продовольствия на столь большие количества непредвиденных дармоедов не всегда хватает. Приходится дополнительные поставки организовывать.
        Румыния тоже готовилась к этой войне, создавая армию и вооружая её. Оттяпать хотя бы Крайовский Банат жизненно необходимо, чтобы увеличить свои придунайские земли. Пруссия, конечно, помогает, чем может и это радует. И так русские в своё время забрали себе Добруджу и Восточную Молдавию, а также восточную Галицию. То есть, расширение на восток явно не предвидится, значит следует о западе позаботиться. Понятно, что и поляки казачью думу думали, имея два варианта. Если Старко ослабит австрийцев, то можно часть Словакии присоединить к растущей, независимой отныне, стране. А если австрийцев расколбасят напрочь, то можно ещё и Моравию прибрать к рукам. Львы наедятся и уйдут спать, так зачем оставшимся тушкам антилоп пропадать? Хозяйское отношение к тому, что скоро станет бесхозным, никто не отменял поди.
        Странно, почему-то европейцы практически не рассматривали вариант того, что победят австрийцы и накажут наглецов из Старко. Но ведь это у Австро-Венгрии двухсоттысячная армия, вооружённая и при пушках. И действительно величественная история побед. Им воевать на своей земле, а дома и стены помогают. Те же мадьяры, чуть ли не поголовно, рвутся в бой — высокий моральный подъём, что ни говори. И Россия ничем помочь не сможет интервентам, ибо связана пактом о ненападении. Олег, кстати, единственный, кто не поддавался предвоенной истерии, а тупо занимался чем угодно, только не подготовкой к будущим сражениям.
        — Господа предприниматели, готовьтесь к золотой лихорадке в Южной Африке. Как всегда, рекомендую сделать упор на снабжение старателей со всего мира.



        Глава 27

        — Герр Бах, что происходит в Славонии и Далмации? — гневался Франц-Иосиф, выслушав последний доклад, — почему мы отступаем и несём большие потери?
        — Ваше императорское величество, с армией Старко невозможно бороться, они нарушают все каноны и традиции ведения военных действий.
        — Но мы потеряли уже более сорока тысяч убитыми и ранеными и мне доносят, что наша артиллерия попросту бездействует.
        — Ваше величество, позвольте я объясню, — вмешался фельдмаршал Виндишгрец, ныне лишь военный советник, а не полководец, — наши строятся в колонны и смело движутся вперёд, этого не отнять. Но старки просто расстреливают наступающих в каждом бою, у них новый вид ружей, дальнобойные и с высокой скорострельностью.
        — А пушки почему молчат?
        — Увы, месторасположение батарей забрасывается ракетами и фактически выжигается при попаданиях. Прислуга гибнет или разбегается. Мало того, диверсинные группы Старко уничтожают пороховые склады в нашем тылу. Даже пороховые обозы уничтожаются.
        Австрийцы столкнулись напрямую с перевесом в оружии и новыми тактическими приёмами и ничего на могли противопоставить. От армии, расположенной под Задаром (откуда началось вторжение) осталось лишь двадцать тысяч, а воинская группировка из-под Блаума отступила к Загребу. Славонцы и хорваты стихийно организовывали отряды сопротивления, постепенно создавая свою армию и постоянно наносили удары везде, где австрияки и мадьяры оказывались небольшими отрядами. Сбор продовольствия практически из-за этого прекратился, а армия хочет кушать регулярно, а не при случае. Уже стали проявляться факты дезертирства, хотя и нечастые.
        — А что происходит в других местах?
        — Румыны уже формируют тридцатитысячный корпус для захвата Баната-Крайовы. Ждут, когда мы потеряем ещё два-три десятка тысяч и нечего будет отправить туда, — доложился министр-президент Ротенлёвен, — кроме того, поляки концентрируют свою армию на границе с Моравией. Опасаюсь, что могут вторгнуться.
        — Так какие же предложения, господа, что будем делать?
        — Ваше величество, — снова вылез фельдмаршал со своим мнением, — может оставить Славонию-Хорватию Старко и вывести наши войска в Карниолу для защиты границы коронных земель Австрии?
        — А как быть с Банатами?
        — Пусть венгры их защищают, всё-таки это их зона отватственности.
        Поражения сбили амбициозность и с императора, и с военспецов, и с австрийских политиков. Неожиданно возникла проблема в том, что делать, если армия Старко просто пойдёт на Вену. Да, удалось мобилизовать порядка пятидесяти тысяч новобранцев, плюс оставалось примерно сто шестьдесят тысяч, но нужно перекрыть границу Моравии (про Словакию негласно решили забыть). Если венгры заберут своих, чтобы защищать свои земли, то тогда совсем сложно будет устоять. Всё-таки Старко прислал целых семьдесят тысяч и практически не имеет потерь. А чисто австрийских войск имеется лишь девяносто тысяч и что можно оборонять такой горсткой?
        — Герр Бах, что слышно от союзников?
        — Ваше величество, ни Бавария, ни другие южногерманцы не желают связываться со Старко.
        Вот тебе и союз германских племён! Каждый сам за себя и лишь Австрия должна заступаться за интересы всех.
        — Ладно, господа, в октябре пойдут дожди и наступление Старко само собой захлебнётся, — сделал мудрейший вывод Франц-Иосиф.
        Ему так не хотелось признать очевидное, что он до сих пор слал секретные письма Александру Второму. Русский император вынужден был водить своего "брата" за нос, потому что стеснялся назвать вещи их именами, стараясь быть деликатным. И намекал на то, что от Старко можно откупиться. С чем принципиально не соглашался австрийский "брат". Действительно, кто такой этот задрипанный королишко, не имеющий международного веса и солидной истории предков? В Европе всегда были традиции и понятия и никаких "Старко" микогда не упоминалось. Вот-вот раскроются глаза у Франции, Англии, Пруссии, России и наглеца всем скопом загонят в угол и забьют в назидание другим выскочкам.
        Главное, продержаться до нужного момента. Вон, Бах сколько переговоров одновременно ведёт и утверждает, что в ближайшее время Старко поставят на место. Уже столько денег истрачено на подкуп влиятельных лиц в разных странах Европы, что на них можно было бы целый корпус нанять и вооружить.


        Стихийное сражение, случившееся под Загребом, вошло в историю под названием "Хорватский массакр". Пять бригад старков (тридцать пять тысяч солдат и офицеров) появились в четырёх километрах к югу от города примерно в девять утра 24 сентября 1860 года и сразу начали окапываться и готовить позиции для пушек. Чисто оборонительный вариант, чтобы дождаться в ближайшие дни ещё четыре бригады, а потом ещё одну. Части австрийской армии были расположены возле Загреба и разбросаны лагерями в двухкилометровой зоне. Обычная ситуация, когда редко реагируют друг на друга, предпочитая сначала согласовать свои действия, получить соответствующие приказы и лишь потом что-то предпринимать.
        Однако полковник кирасир, Милош Бартош, посчитал, что настал его звёздный час, чтобы отличиться и увековечить себя на века. Он поднял свою тысячу, построил их и двинулся на врага. Именно двинулся, так как переходить в галоп несколько далековато, а значит и рановато. Естественно, что нашим не понравилось сиё телодвижение кавалеристов и бойцы сразу начали реагировать, то есть стрелять по компактной группе конных воинов. Кто-то даже стал по-быстрому готовить к бою лёгкие полевые пушки и подтаскивать снаряды. Ещё несколько австрийских батальонов, приняв происходящее за общую атаку, начали строиться и двигаться вперёд. Понятно, что чем больше число задействованных в бою, тем меньше остаётся сомневающихся в правомерности действий.
        Уже через полчаса в движении с австрийской стороны приняло участие несколько тысяч пехотинцев и кавалеристов. Нашим приходилось отстреливаться, работая со своим боекомплектом, поэтому целились, а не просто палили в сторону врага. В какой-то момент австрийцы всё-таки вернули исполнение в руки старших командиров, но уже завязли в стихийности. Всё исполнялось сходу, а не так, как планировали штабисты. Ещё один плюс, помогавший стрелкам и артиллеристам Старко — фактор времени из-за того, что дистанция между противниками была всё-таки больше, рекомендуемой учебниками.
        Ещё через час в сражении участвовало порядка пятидесяти тысяч с обеих сторон, правда пушки интервентов имели преимущество в том, что это к ним шли враги. Австрийскую артиллерию опять вывели из строя, но уж очень много ракет пришлось истратить. Колоссальное финансовое преимущество, выраженное в качестве и количестве боеприпасов разного толка (как и в оружии) начало заметно сказываться. Плюс, упорное использование именно линейной тактики воинами Франца-Иосифа. А что делать, если должно смениться поколение офицеров, чтобы мыслили иными категориями и пользовались новыми приёмами. Даже абсолютно поголовное бронирование солдат Старко сыграло свою роль в бою без подготовленных окопов.
        Вполне возможно, что именно в этом сражении Австрия потеряла наиболее боеспособных солдат и офицеров убитыми, ранеными и сдавшимися в плен. Почти пятьдесят тысяч насчитали по итогу. Остальные просто не выдержали реалий мясорубки и бежали. Ну, или отступили разрозненной массой. Ну нет приёма против лома, сколько не геройствуй! В поединке человека и гранаты — всегда побеждает граната (или пуля, или картечина, или шальной осколок). Именно обречённость от незащищённости подвела австрияков, снулив моральный дух их уцелевших солдат. Оставив несколько тысяч защищать любой ценой Загреб, более тридцати тысяч отправились в Любляну по реке и пешкодралом.




        На Хорватии и Славонии поставили крест, чем создали предпосылки к мирным переговорам, пока не поздно. Александр фон Бах лично отбыл в Старкоград, чтобы попытаться найти решение в конфликте и выход из ситуации.
        — Ваше превосходительство, мы готовы признать поражение и даже компенсировать ваши расходы, — с разумной стороны начал толковище посланник, — каковы ваши условия?
        — Герр Бах, нам нужно лишь признание вами независимости Славонии-Хорватии и репарационные выплаты в размере восьми миллионов британских фунтов.
        — Но это же безумно дорого, — не удержался Бах.
        — Да, но и наши затраты на военные действия также исчисляются гигантскими суммами. Прошли времена, когда страны воевали дёшево, наступила новая эпоха. Теперь, перед тем как начать войну, следует посчитать возможности собственной казны сначала, а не рассчитывать на быстрые трофейные призы.
        — Извините, горподин премьер-министр, могу ли я воспользоваться телеграфом для согласований?
        — Да, используйте столько времени сколько посчитаете нужным, но не затягивайте. У вас есть не больше недели, после чего мы продолжим экспансию.
        Политик и так находился на грани отставки, но именно он понимал, что Старко способен, пройдя с боями Карниолу, вторгнуться прямиком в Нижнюю Австрия. Причём Венгрия, как таковая явно не интересовала короля Олега Первого. А вот Вена настолько богата, что её разграбление перекроет размер требуемой компенсации. Заодно, поставит крест на владычестве Габсбургов в австрийских землях.
        Шифрованные телеграммы отправились по назначению. Через три дня пришёл отказ от императора с указом об отстранении Баха и отправкой его в отставку. Новость тут же была опубликована во всех европейских газетах, даже в австрийских и венгерских, вместе с массовыми комментариями о том, что император повредился в разуме и готов подставить всю страну под удар ради личных амбиций. Переворот произошёл стихийно и, в первую очередь, был проведён военными. Гражданина Франца-Иосифа арестовали, приставив не только охрану, но и врача, специалиста по душевным болезням. Королю Старко отправили сверхсрочную телеграмму (если таковые бывают) с полным и безоговорочным согласием с требованиями о репарациях.
        В Вену пригласили венгерского короля Павла Эстерхази для временного управления Австро-Венгрией. Чёрт его знает, что теперь получится, но Олег Саныч остался доволен. Как только деньги уплатят — сразу начнёт вывод войск, чтобы больше не заморачиваться чужими свободами и интересами. Приятно, но англичане помогли австро-венграм финансами (на определённых условиях). Единственный дополнительный нюанс, который они затребовали в обмен — предоставление независимости Богемии и Моравии (якобы, чтоб поляки не захватили)…



        Глава 28

        Итоги войны многих устроили, хотя своё "фе" представители великих держав и высказали. Всё-таки положено переговоры вести месяцами, желательно на конгрессах, а не на скорую руку. Чтобы вспомогательные стороны могли выразить мнение, дать советы обеим сторонам и утвердить каким-нибудь "берлинским трактатом". Который можно в дальнейшем пересматривать и даже вносить в него изменения. Жаль, что Олег Первый действительно начинающий монарх и в положенном евроэтикете ничего не смыслит. Придётся терпеть, пока сей король научится правильному поведению. Впрочем, сообщение о том, что в Южной Африке нашлось золото в солидных количествах угомонило евроту.
        — Так что, Олег, золото уже нашли? — уточнил Юнгвальт чисто для острастки.
        — Нашли, друзья, нашли, ещё во второй половине прошлого года. От реки Вааль и до Претории целый золотоносный регион на тамошнем плато.
        — И как по владению землями, много ли нам досталось?
        — Буры пока в стадии первичного огосударствливания, поэтому сами толком не знают, чем владеют. Да и население у них маленькое совсем. Мало того, с тамошними неграми пока мало подписанных соглашений. Так что наши договоры с туземцами более легитимны, чем бурский самозахват.
        Олег воспользовался тем, что бурские грязные рабовладельцы больше селились на востоке региона, поближе к Наталю. И англичан на дух не переносили за запрет рабства. Впрочем они всех недолюбливали, считая что "у кого сила — у того и власть". Поэтому и не вякали, что Георг Пятый, Александр Второй и Олег Первый ввели более трёх тысяч гвардейцев в район, где имелись их поселения. Официально, кстати, выкупленные и вымененные у аборигенов. Странным образом попаданец не имел пиетета перед гордыми жителями Буристанов. Может потому что их ещё не щемили и не гнобили, а они сами глумились над чернокожим населением, считая его бесправной человекообразной массой?
        В любом случае, люди со всего мира потянулись за счастьем и надеждой, порой даже не представляя, куда стремятся. Там бы ещё лет двадцать приводить местность в порядок, да и путь вдоль Оранжевой реки, а затем на северо-восток по Ваалю. Хорошо, что по пути имелась более-менее благоустроенные земли вокруг алмазных месторождений. Чуть выше (по карте) находилась река, впадающая в Вааль, но вдоль неё имелись лишь русские поселения до речки Песчаной. Туда никто особо не заглядывал, опасаясь неведомых "казаков" с их нравами, хотя продовольствие, ширпотреб и оружие из России у них покупали. Хорошее оружие для африканской местности. Даже негры покупали, а чаще выменивали на свои ценности в диапазоне от шкур до драгоценных камней. Тем не менее, народ потянулся на запах и слухи о золоте.


        В октябре на воду спустили первый семитысячник, правда не для испытаний. Ещё полгода будет идти монтаж дополнительностей и доводка отдельных узлов. Док оказался маловат, а два более крупных (в Эмдене и Старкограде) только достроили.
        — Господа советники, мы славно поработали в этом году и заслужили хороший добротный отдых.
        — Ура, твоё величество, — обрадовался Рихтер, — молодец, что у людях думаешь! Получается никаких срочных дел больше нет?
        — Нет, Иван Карлович, всё остальное само развивается.
        Его слова однозначно пришли к богу в уши. Теперь до конца года люди жили лишь новостями из других стран. Одной из них было сообщение немца Альберта Нимана, выделившего из листьев коки столь востребованный наркотик человечества — кокаин. Правда Старко сразу запретил своим указом ввоз и использование его в королевстве. Диктатура и никакой свободы воли! Ещё одна новость, чисто статистическая, подтвердила, что Британия производит пятую часть товаров в мире. Конечно, не Китай будущего, но всё равно огромная цифра. Как с англичанами экономически бороться никто не представлял, разве что ограничить их в потреблении еды. Раз в стране шесть человек из десяти заняты в промышленности — значит некому толком заниматься сельским хозяйством. Пока лишь Россия подняла отпускные цены на хлеб, сократив экспорт, как таковой, и предпочитая внутрение продажи населению. Непонятно, что это даст, но процесс "самоогораживания" идёт. Часть российского хлебного экспорта шла в Старко, где предпочитали на своих землях выращивать картофель, кукурузий и свекловицу. Что ни говори, но "белая смерть" очень хорошо покупалась
европейцами и в первую очередь германцами. Кроме того, в России опубликовали кое-какую статистику, слегка удивившую ряд стран. Худо-бедно, но в стране белых медведей уже построили порядка двух с половиной тысяч вёрст железных дорог. А это действительно не хухры-мухры для державы, имеющей огромную территорию.
        По результатам переписи населения, проведённой в Штатах, выявили, что общее количество жителей превысило тридцать один миллион человек. Из них девять миллионов составило население южных штатов (правда четыре миллиона из них — негры). Хотя могли и ошибиться, приписав всех чернокожих американцев Югу. Всё-таки один из предвыборных пунктов программы республиканцев касался эмансипации, то есть отмены рабства. Ну, и на свою голову, страна самой продвинутой демократии в этом году прокинула демократов (Демократическую партию, ратовавшую за сохранение рабства) и избрала республиканца. Тут-то всё и началось…
        Первой своё несогласие с новыми веяниями проявила Южная Каролина и демонстративно вышла из состава федерации американских штатов. Всё-таки целая куча стран с общим взглядом на жизнь, но с разницей в восприятии деталей не запрещает разъединяться при возникновении разногласий. Правда, отцы-основатели предусмотрели и внесли в Конституцию ряд временных положений (до 1801 года), включая статьи, которые помогут преодолеть возможные разногласия среди населения. Но так уж устроено американское общество, что все эти временные составляющие так и не были отменены в 1801 году. И статья об эмиграции, и статья о том, кто можеть быть избран президентом, и всякие другие. Огромнейшее большинство пендосов даже не знает об этом.
        На случай возможного конфликта в обществе, который может привести к гражданской войне, специально расписали парочку, например, если между претендентами на пост президента будет совсем маленькая разница в голосах. Сначала — перевыборы, но коли и они ничего не изменят, то номинальный победитель станет главой, а его конкурент — вице-президентом. Увы, преимущество Абрахама Линкольна было достаточно велико и никакого иного замиряющего инструмента даже отцы-основатели не предусмотрели. И никуда не деться от странностей американской демократии, где "не каждый голос считается". Поэтому и выборы своеобразные. В начале голосуют те, кто имеет право "голосовать" — этот этап так и называют Попьюлерити Контест (конкурс популярности). А через недельку голосуют те, кто имеет право "избирать" (всего несколько сотен человек на всю страну). Именно они выбирают президента.
        А когда нет механизмов справедливости и выявляются мощные разногласия — Римы распадаются на части. И если в унитарных государствах такое именуется "мятеж", то в федеративных странах (например, в ФРГ) всё может пойти путём выхода из федерации. Что и сделала Южная Каролина в декабре 1860 года. Послала всех нахрен и отделилась на свою голову. Чем подала пример или как называют "создала прецедент". Гражданская война ещё не началась, а предпосылки уже готовы всем на радость.
        Главное, что те же американские штаты позаботились о своих неграх ещё в 1822 году прикупив для них земельку в Африке. Бывшие рабы переезжали туда, назвав страну Либерия, а тамошних коренных чернокожих даже в рабство брали или продавали, как во всём цивилизованном мире. Хотя, в начале, выкупили у местных территорию в несколько тысяч квадратных миль аж за 50 (пятьдесят) долларов. Правда не за деньги, а за товары на эту стоимость. Постепенная экспансия америко-либерийцев распространилась даже на часть соседних стран — всё, как у людей. Естественно, что местных считали людьми второго сорта и западло было с ними смешиваться. Менталитет-то припёрли из самой демократичной страны. И, естественно, новых из тех же Штатов готовы были принимать не как равных, а как рабсилу, не более.




        Европа, право слово, настолько погрязла во внутренних изменениях, что на слияние Старко и Дании уже не обращали внимание. Глоксбурги, как и Августенбурги бились о стену горохом, пытаясь привлечь хоть какое-то внимание к своим наследным правам. Увы, им не свезло, когда другие вопросы требуют внимания. Та же Чехия болезненно начала расставание с Австро-Венгрией. Самый лакомый кусок Европы, наиболее промышленная составляющая, производящая высококачественные товары, так просто не выпускается на волю. Старко даже предложил ввести прусские войска в Богемию, чтобы защитить от беспредела бывших владельцев этих земель. Тех, которые собирались вывезти из страны всё, вплоть до последней хрусталинки. Ну, а Моравию могут защитить поляки, если что. Англичан такой подход устраивал лишь частично и они предложили в качестве миротворческих сил использовать бригады Старко. В общем, сумбур ещё тот, так что не до престолонаследий.
        Павел Первый (видимо Австро-Венгерский?) не растерялся и отправил в Банаты сорокотысячный корпус, чтобы отморозить и румын, и хорватов, начинающих наглеть после получения независимости. А в Словакии ввёл Пограничную Службу, дабы иметь достаточное количество оружного люда на границах с русскими и поляками. Вроде все строят мир во всём мире, а доверия никому нет, даже новым верноподданным. Императором ещё предстоит стать, но Священной Римской Империи (хотя бы в германском варианте) давно нет. И непонятно каков нынешний статус нового монарха, от Австрийской немецкой империи за последние годы осталось всего ничего. Если бы не явная помощь Великобритании, Эстерхази даже близко бы не подпустили к рулю.
        Единственные, видимо, кто в этот суетливый период занимались лишь внутренними делами, оказались русские. Они заполучили от Китая Приморье и спешили хоть как-то заселить тамошнюю территорию. Дембеля, очередные раскрепощённые, добровольцы, мечтающие о наделах или налоговых поблажках, готовились к весеннему массовому заплыву, а Александр Второй ради этого уже арендовал здоровенный транспортный флот. А, заодно, приговорил часть военных кораблей к длительной командировке, чтобы создать зародыш Тихоокеанского флота на будущее. Всё равно ныне никто в здравом уме и твёрдой памяти не рискнёт объявить войну России.



        Глава 29

        Второго января 1861 года наконец-то умер король Пруссии Фридрих Вильгельм Четвёртый. Власть в стране окончательно перешла к его племяннику Фридриху, отныне Третьему. Ну и к его супруге Виктории (старшей дочери английской королевы). Позволят англичане объединится Германии? Даже козе Глафире понятно, что нет. Помогут совсем развалиться той же Пруссии на кусочки? Видимо, тоже нет. И что делать отдельным кусочечкам колбаски, лежащей на германском столе? Правильно, ждать у моря погоды и заниматься своими мелкотравчатыми делами. Старко потянуло на скандинавов — Олегу Первому объяснили культурным языком, что о Норвегии и Швеции может забыть. Ему и Дании хватит вполне. Пусть рот не разевает дальше Мекленбурга (всё равно это герцогство настолько отсталое, что вообще никому не нужно). А Рейнскую провинцию пусть покупает или выменивает, а не завоёвывает. И вообще, хорош воевать в Европе, не для этого мелкого в своё время прозевали. Иначе третью мировую войну получит, так как первая и вторая запланированы на двадцатый век. Оно ему надо?
        — Не надо! — хрюкнул Олег Первый и вернулся к своим кукурузам, тракторам и раздумьям.
        Кстати, попаданец наконец-то понял зачем его занесло в 19-ый век. По крайней мере, он так считал. Нет, не для того что спасти пресловутый Роскомпот или развить его до невообразимых высот. И не для того, чтобы свергнуть Романовых и посадить на трон Горбачёва с Ельциным. Даже не для того, чтобы разрушить Османскую, Австрийскую и Германскую империи и опустить ниже уровня городской канализации Великобританию и Францию. Созданное своими руками королевство всего лишь инструмент для Великой Цели — сорвать злость за смерть СССР. На тех, кто под руку попался. Особенно на Северо-Американских Соединённых Штатах. Причём повод дали сами америкосы, которые страшно не любят, когда им указывают как жить и в какие идеалы верить. Тем более, что там началась выборочная сецессия. Каждый штат выбирал людей, которые голосовали в конституционных советах за или против выхода из федерации.
        Всё это выглядело вполне демократически. Делавар — нет, Миссиссипи — да, Флорида — да, Алабама — да, Джорджия — да, Луизиана — да, Канзас вообще просто стал очередным штатом. Тут-то январь и кончился. Вроде в стране идёт культур-мультур, так как лишь часть штатов по своим законам являлась рабовладельческой. Чего уж говорить о том, что впоследствии, некоторые рабовладельческие штаты воевали против южан. Первого февраля Техас тоже сказал "да" и тут же великолепная семёрка объявила о создании Конфедерации. И даже свой первый конгресс собрали четвёртого февраля. И Конституцию приняли. Свою, хотя и временную. И президента избрали, чтобы было на кого повесить ответственность в будущем.
        А 19 февраля Александр Второй своим указом отменил в России крепостное право. Правда немногих сирых оно осчастливило — в стране осталось лишь миллион двести тысяч бедолаг обоих полов. Остальных успели растащить по различным сусекам и распихать куда ни попадя. Всё-таки на шестьдесят один миллион "вообще жителей" это мизерная цифра и не войдёт император в Историю, как благодетель одного указа. Слишком много земель в войнах нахапали за последний десяток лет и все нужно хотя бы чутка заселить, чего уж говорить об их освоении.


        — Друзья, у меня для вас восхитительная новость, — порадовал советников Старко, — я нашёл куда тратить южноафриканское золото!
        — Нет, ну вы посмотрите на него, — возмутился Полянский, — ещё лишь образцы имеются, ничего там толком не налажено, а он уже тратит.
        — Ян Войцехович, наш Олег собирается промотать английскую контрибуцию, уплаченную за венгерского короля, ставшего австрийским императором.
        Даже сам доктор Рихтер удивился собственному высказыванию, настолько многоликим оно получилось.
        — И для чего используем? — поинтересовался Легостаев.
        — Мы, Андрей Андреич, начнём тайком помогать американским южанам отбиваться от северян.
        — Странно, Олег, вроде уже давно это делаем, причём особо не скрываем. Всё-таки у нас какая-то хлопчатобумажная страна получилась в итоге.
        Альберт Юнгвальт по своему прав. Королевство настолько развило переработку хлопка, что было заставлено различными предприятиями "мягкого белого золота". И для медицины, и для одежды, и для пороха со взрывчаткой, и чёрт знает для чего ещё. Причём, продукция даже экспортировалась успешно, ибо качество было самым высоким в мире.
        — Олег, а северные американцы или, как ты их любишь называть, пиндосы, не возмутятся? А то как бы не пострадать.
        — Так мы особо у них экономически и не присутствуем, Борис Алексеевич. Разве, что качественный порох производим. Их оружейники производят то, что мы на Юг перепродаём и им не выгодно нас терять в качестве покупателей.
        Действительно, капсюльный однозарядный карабин Шарпса (модификация "старко") до сих пор производился в качестве побочного и регулярно закупаемого оружия. Бумажные патроны не нуждались в продыркивательной игле, а сам карабин был прост и надёжен в пользовании. Никаких рычагов не имелось, в отличие от другого оружия Шарпса. Просто вставляешь патрон, закрываешь поворотным затвором (который, заодно, разрывает бумагу), надеваешь капсюль на брандтрубку и так далее. Удобно, шайтан раздери, а сами патроны под него на Юге уже две фабрики делают.
        А вот в Европе целых пять кораблей переоснащали для крейсерской деятельности южан. Чтобы с паровыми машинами, стальными казнозарядными орудиями и подготовленными экипажами добровольцев (контракты на пять лет). Даже добровольческий легион готовили и вооружали казнозарядками с капсюльными замками. Как писал Карл Маркс воследствии"…к гражданской войне в Америке заранее готовились в Европе…". Может быть и провоцировали её, чтобы разорить усиливающегося из года в год конкурента по производству ширпотреба и оборудования.
        — Олег, но что мы с этого получим, зачем нам оно нужно?
        — Андрей Андреевич, это нужно мне. Кроме того, американский Юг — это огромный и состоятельный рынок сбыта. Если победит Север, то они и будут производить и продавать товары южанам.
        — Так вроде неплохо живём и своими планами?
        — Иван Карлович, поймите, золото не бесконечно, а межокеанских каналов всего лишь два. Даже спекуляции с акциями скоро закончатся. Придётся жить экспортом, иначе опустимся вниз по доходности экономики.
        — Ну, на наш-то век хватит, — вроде возрадовался доктор.
        — На ваш хватит и даже на мой, видимо, хватит. Но у меня растут дети, а у вас внуки, как им жить?
        В двадцать первом веке этот вопрос давно решён поколением транжир. "Потомки себе альтернативы создадут и новую нефть найдут, волноваться нечего!" — увы, лозунг в 19-ом веке ещё не прижился, "отцы" беспокоились за судьбы "детей".
        — Олег, но получается, что мы негласно рабство поддерживаем. Так?
        — Андрей Андреевич, мне без разницы рабство в Америке. Я не хочу, чтобы мои верноподданные в будущем были подпасками развитых стран и свободными нищебродами.
        А как ещё можно объяснить, что в будущем, те же прибалты будут сильно зависеть от подачек Европы, а независимые армяне в Армении от материальной помощи, оказываемой американскими и европейскими родственниками. Вроде все самостоятельные, но грузинские вина в основном россияне покупают. Ладно, это их уклад и нации имеют полное право жить так, как им нравится. Но король Старко хотел именно своим, доверившимся, создать базис будущего уклада. Внутрь — сырьё и материалы, наружу — качественные товары. Естественно, что для этого нужна образованность, но не за счёт переманивания чужих "мозгов", а за счёт выращивания своих. Хотя, именно на данной стадии развития общества, приходится "чужих" завлекать в качестве учителей.




        Весна в Америке красна, даже первые раненые появились. В апреле в Чарльстоне, одном из крупнейших портов Америки, случилось первое сражение Гражданской войны. Федералы заперлись в форте Самтер, чтобы дождаться флотилию северян и подмять под себя весь город с помощью марин. Увы, Европа не дала потерять южанам хлопковый порт. Более тысячи южан, подготовленных на базе "старко", прибыли, чтобы выбить северян из форта. Захват был произведён ночью, когда непонятно куда стрелять из пушек, тем более, что патриоты не двигались колоннами под барабанный бой. Всё-таки великолепная подготовка сказалась, а бронежилеты защитили от ранений в свалке внутри форта. Флотилия, конечно, прибыла, но застряла где-то на входе из-за шторма. Где и простояла пару дней, после чего корабли отогнали выстрелами из гаубиц, прибывших вместе с боевиками с базы.
        А ещё через несколько дней в порт пришли европейские корабли, чтобы обеспечить мирную торговлю местному населению. Гуманизм восторжествовал над варварской попыткой северян, пытавшихся задушить молодое государство голодом. Да, именно так писали в газетах всего мира, показав северян гнусными дикарями, не имеющими понятия об общечеловеческих ценностях. "Подлые трусы, напавшие исподтишка" — лейтмотив, занесённый в мозги обывателей, даже тех, кто живёт в Америке. Получилось, что Конфедерация, восставшая против тирании Севера, подобна самим штатам Америки, некогда восставшим против Англии.
        Президент Линкольн призвал 75,000 добровольцев пополнить федеральную армию, якобы "противостоять Конфедерации". И сразу же по всей Америке вышли хвастливые статьи некоторых волонтёров, где они описывали, как разорят Юг, станут богатыми и насладятся тамошними женщинами. Примерно то же содержание появилось и в статьях в Европе, причём практически одновременно. Республиканцы начали массовое расследование, но крайних так и не нашли. Часть газет закрыли, главредов сменили, но свободу слова не запретишь в стране, где она является одной из ценностей. Конечно, любое враньё мерзко по сути, но кто знает, где правда зарыта?
        Южане охренели и даже озверели от "откровений северян". На базы Старко выстроилась очередь желающих записаться на обучение. Деньги, которые платили кандидаты, полились рекой, как и за саму подготовку, так и за вооружения. Мало того, состоятельные плантаторы предложили оплачивать всё, что нужно для добровольцев из Европы, даже если это жители Балкан или вчерашние русские крепостные. Север пока не готов был блокировать "Дорогу Жизни", ведущую из Европы прямиком в Чарльстон.
        / Да, появился и такой мем /



        Глава 30

        Россия временно расцветала, избавляясь от армии и устаревшего хлама в арсеналах. Выяснилось, что обычное хранение невостребованного стоит очень дорого. Как в прямом смысле, так и за счёт естественных приписок. Правда системный подход изменили, чтобы отсекать лихоимцев. Вычищали не только склады, но и временно увольняли всех, кто числился при них. Понятно, что проверялись все ведомости распределения бюджетных средств. И хотя не всех клопов удавалось вычистить, но всё равно нагрузка на бюджет явно уменьшалась. Не удивительно, что и интенданты всех мастей искали выход, как и кого подослать неправильному царю, чтобы восстановить справедливость. Софье Перовской ещё только восемь лет, а её дело уже готовится к воплощению. Кстати, Софье, которая Сонька — Золотая Ручка, уже шестнадцать.
        Десять дивизий новой русской армии решили считать "контрактными". По плану нужно было подготовить (а не просто собрать в кучу) ещё десять. На этом формирование Новой Русской Армии и закончится. Конечно, ещё оставалось четыреста тысяч "стареньких", но их уже приговорили к запасу, а вместе с ними и причастных обер-офицеров и генералов. Понятно, что лучшее офицерьё пройдёт дополнительные курсы переподготовки и будет возвращено на службу, но это явно коснётся не всех.
        — Ваше величество, в Ижевске уже начался монтаж оборудования на новом заводе. Из Гевера приходят не только станки для изготовления новых винтовок, но и подготовленные специалисты по их обслуживанию, — доложился свежеиспечённый военный министр Милютин.
        — Надеюсь, что в Сестрорецке и Туле тоже не будет проблем?
        — Не предвидится, всё-таки удобно было спланировано в своё время.
        — А как с объединением чинов штабс-капитана и капитана, Дмитрий Алексеевич?
        — Здесь пока сложности, ваше величество, этот шаг приходится согласовывать ещё и с табелью о рангах. Право слово, хоть отменяй штабс-капитана и оставляй лишь капитана. Да и с погонами путаница происходит.
        Попытка перейти на европейские стандарты чинов создавала проблему и правитель никак не мог добиться от подчинённых простых действенных методик. Постоянно вставлялись палки в колёса, хоть переписывай наново всю табель о рангах или отделяй гражданские чины от военных принципиально. То ли дело — производство оружия. Воистину, где задействован Старко, хотя бы опосредованно, везде порядок и простота реализации.
        — Что с новым пушечным заводом?
        — Уже всё готово, заодно и поставки прессованного пироксилина согласованы. Вот-вот начнётся производство.
        Александр Второй, чтобы избавиться от одной из головных болей государственного уровня, уделял много времени военной реформе. Уж очень хотелось, чтобы в ближайшие пару десятков лет всё шло своим путём и ничего не нужно подталкивать. Те же остающиеся четыреста тысяч будут распределены: сто тысяч перейдут на базы подготовки современного воинства, ещё сто тысяч будут готовить в качестве Пограничной Стражи. Остальных можно попытаться отправить для расселения на важных территориях, но сначала использовать в финальной русско-турецкой войне.
        Да, согласно сверхсекретному плану следовало завоевать оставшуюся часть Византии от Анкары до восточного берега Босфора. Саид-паша готов поступиться этими землями, если русские признают именно его султаном Османской империи и поддержат в войне с нынешним султаном. Ну и не будут претендовать на линию Ливан-Сирия-Багдад. Тут-то остатние двести тысяч плюс пятьдесят тысяч бронированных с игольчатыми и револьверными винтовками и пригодятся. Напряжение между Измиром и Каиром постепенно нарастает и очередная египетско-турецкая война явно не за горами. Уж слишком сладко и не по средствам живёт двор султана и его прихлебатели, словно им здесь последний день Помпеи во время чумы. Европа вмешиваться на этот раз не будет, так как почти все заинтересованы в достройке Суэцкого канала.
        Строительство флота пока сдерживалось, так как царь хотел достроить Самарскую железную дорогу и начать по ней поставки угля в Магнитогорск. Всё-таки пруссы готовы создать там крупные заводы, чтобы начать получение чугунных платежей за Мемельланд. Только, как они доставят рабочих и оборудование для шахт и чугунолитейных предприятий? Слава богу, что уже скоро пойдут поезда из Донбасса в Мариуполь, а две волго-донские дороги вступят в строй. Да и Белорецк тоже взялся за дело, чтобы приблизить заветный момент вбивания "золотого костыля". Два года, максимум три, и Россия победит саму себя. Не просто построит очередную железную дорогу, а введёт в состав промышленной России целый регион. Вон, уральские заводчики засуетились и тянут свои "тропинки", чтобы вовремя у пирога оказаться.
        Так что такая мелочь, как обустройство миллиончика освобождённых крепостных даже не выглядит проблемой. Уже всякие благотворительные фонды подключились и собирают средства, чтобы помочь остаткам обездоленных. Ясно, что часть средства уйдёт в карманы организаторов, но кое-что явно будет сделано ради отчётов. На Руси ныне строго с воровством, могут и по шапке надавать, а то и по тюрьмам рассовать излишне хапужистых. Чай, не первый случай, когда и сверхвысокопоставленным достаётся на орехи. Да, новое мышление и новый подход породили козу с орехами, да ещё и калёными. Князь Долгоруков не зря свой хлеб ест, возглавляя Третье отделение канцелярии Е.И.В. Так в роль вошёл, что поди и не оторвёшь от охоты на ведьм.


        Сецессия продолжалась: Вирджиния, Арканзас, Теннесси вышли из федерации, а потом, хорошенько подумав, вступили в Конфедеративные Штаты Америки. По ходу пьесы и королева Виктория объявила нейтралитет, чтобы не замазать своё правление в той или иной американской грязи. Пусть британские торговцы на свой страх и риск выбирают с кем им торговать, а кого обходить стороной. Приходилось пока рассчитывать лишь на "атлантический коридор", организованный Старко, чтобы вывозить хлопок. Поэтому, на всякий случай, англичане начали восстанавливать хлопководство в Индии, дотоле временно заброшенное. А это, в свою очередь, вызвало возвращение интереса к строительству Суэцкого канала.
        В Лондоне даже несколько акционерных компаний нового толка образовалось по типу французских. Организаторы собирали достаточные средства, чтобы выкупать отдельные пакеты акций канала для будущего контроля над ним. Особенно проявило себя АО "Тибет", предложившее наиболее выгодные условия для желающих эффективно вложить свои капиталы. Солидное офисное здание в Сити, очень вальяжные клерки, даже наличие механических счётных устройств внушало полное и безоговорочное доверие. Ну не будут же мошенники, сиречь быстровёрткие ловкачи, вкладывать столь серьёзные финансы в махинацию.
        Даже банк Ротшильда приобрёл для своих активов "тибетских" акций на семьсот тысяч фунтов. Правда не сразу, а узнав по своим каналам, что банк "Старко" обзавёлся пакетом, вложив триста тысяч. Всё-таки авторитет короля, который чуть ли не носом чует, где имеется надёжная и солидная выгода, сработал. После чего ещё и три крупных французских банка сделали тоже самое, взвинтив цены на акции "Тибета".
        Естественно, что всякие манипуляторы занялись бесконечной куплей-продажей, чтобы выигрывать на коротких временных отрезках. Такова биржевая жизнь и никуда от неё не деться. В результате, когда цена превысила номинальную в три с половиной раза, состоялся сплит: три вместо одной. Цена, конечно, упала в три раза, но количество то самих акций во столько же раз увеличилось. Да и курс постепенно поднимался, ибо практически ничего не изменилось. Откуда инвесторам было знать, что сплитнутых акций было наштамповано в десять раз больше, а не в три? Никто о таких мелочах не сообщал по радио и ТВ, так как ни то, ни другое ещё не изобрели.
        — Господа, в конце года переходим на собственную валюту, — доложился его неугомонное величество, — наконец-то нашлись добрые люди, готовые давать за моё золото двойную цену в серебре.
        — Олег, откуда такие щедрые появились, почему о них мир не знает?
        — Даже не спрашивайте, пусть останется моей тайной.
        Когда имеешь боевые корабли с превосходным оружием и большой грузоподъёмностью — открываются новые горизонты, а за ними необычные возможности. В той же Мексике, после череды революций и войн последних лет накопилось этого серебра у частных полубандитских солидных донов, ну очень много. Мало того, такие же несколько тысяч тонн скопилось кое у кого и в Китае. Представители Старко нашли выход даже на тайпинов-стяжателей уже понимавших, что конец близок и следует заблаговременно подготовить уютную норку в других краях планеты Земля.
        Три тысячи тонн, даже если по частям, спокойно не вывезешь морем, а уж тем более гужевым транспортом посуху. Нужна одноразовая акция, причём почти незаметная. Если придёт до зубов вооружённый крейсер-пятитысячник, то можно в него загрузить презренный металл, да и самим погрузиться. Но кому довериться в этом продажном мире? Англичане и французы не подходят по определению, а русские могут оказаться излишне честными. Так что проще довериться тем, кто прибудет под синим флагом с тигриной улыбающейся мордой, всё-таки будет надежда на честный исход. А то, что на месте прибытия выдадут лишь сто тонн золота, хотя по курсу должно быть двести, так это плата за доброту и душевность вкупе с порядочностью. Увы, за бесплатно даже чирей не вскочит, ни в Китае, ни в Мексике.
        Так что к реформе таким образом уже подготовили шесть тысяч тонн для чеканки серебряных монет разного достоинства. Курс простой, как ситцевые трусы: пять сталеров (хоть металлических, хоть бумажных) равны одному британскому фунту. И больше никому! Бумажки на деньги или металл на бумагу можно поменять без проблем в любом банке королевства Старко, а также в зарубежных филиалах. Банкноты подделать можно, но уж очень дорого воспроизводить все степени защиты (в первую очередь, некоторые ощутимые выпуклости). А голимые копии лишь совсем урюки примут за настоящие. Впрочем, так им и надо — не фиг с рук приобретать то, что можно в банке выменять официально. Золотых империалов и полуэспадронов не намечалось выпускать, обойдёмся биметаллической валютой. С облигациями банка "Старко" тоже не спешили, чай не Федеральный Резерв какой, чтобы людей дурить бондами.
        — На международную валюту не претендуем, всего лишь упорядочим внутреннее обращение.
        — Посмотрим, Олег Саныч, может всё и сложится.



        Глава 31

        Странным образом к конфедератам добавилась Индейская территория, а это пять крупных племенных объединений. Последними в КША вступили жители Северной Каролины. Образовался союз тринадцати, зависевший от поставок товаров и оружия извне. Понятно, что северяне послали свои деревянные кораблики, пытаясь блокировать всё южное побережье. В приципе, им многое удавалось, антиблокадные корабли торговцев вынуждены были проскакивать мимо патрулей по ночам, хотя риск оправдывался.
        — Представляете, господа, — делился информацией с компаньонами Старко, — большинство европейцев поставляет американским южанам обычные товары и предметы роскоши, причём по заоблачным ценам.
        — Понятно, раз цены достаточно высоки.
        — Тут, Альберт Августович, странность. Южанам нужно то, что поможет сохранить независимость, им по идее не до высокого жизненного уровня.
        — Такова уж человеческая натура, Олег, — снисходительно пояснил Юнгвальт, — они может быть думают, что всё скоро закончится.
        По своему барон был прав, пока в отдельных стычках участвовало мало людей и потери исчислялись единицами. Даже существование "Дороги жизни" воспринималось само собой разумеющимся даже северянами. Вроде идёт всё тихой сапой, глядишь завтра рассосётся. Хорошо хоть несколько заводов и фабрик оружейного толка, построенных заблаговременно, обеспечивали чуть ли не треть потребностей Юга в оружии и боеприпасах. Гатлинг, кстати, передал свою мастерскую компаньону вместе с чертежами и оборудованием.
        Представитель Старко промыл ему мозги, убедив миролюбивого доктора в том, что идея создания оружия массового поражения не прекратит войны на планете, а усугубит их. Другое дело, если доктор на свои средства создаст Фонд Мира и будет премировать тех, кто за него борется. А чтобы заработать достаточно — нужно организовать соответствующий завод там, где великолепно платят. Увы, Линкольн платил немного и особых заказов пока не было. Зато российское предложение (на деньги Старко) позволяло за пять лет стать миллионером. Естественно, что гуманист, чисто по-либеральи, взял свой саквояж, семью и отправился к чёрту на кулички, где получил всё, что необходимо. Даже дополнительную научно-техническую поддержку, несравнимую с американской. И очень большой (на его взгляд) аванс в личный карман. На всё остальное банк Штиглица открыл безлимитное финансирование.
        Так и получилось, что трейдеры королевства Старко стали поставщиками Юга в области вооружений на восемьдесят процентов. Впрочем они и товары тоже поставляли. Свой коридор в Атлантике, свой датский торговый флот, свои стальные корабли охраны — что ещё нужно для спокойной старости? Южане платили бритофунтами и франкофранками, а также своим сельскохозяйственным изобилием. Так что жрачку наши поставляли вечно голодающей Англии и желающим европейцам, а хлопок и кофе практически также монополизировали. Ну, или близко к этому. Больше всех радовались датчане, получавшие хороший бакшиш за регулярно-бесперебойный фрахт. Можно сказать, что воплотилась мечта россиян двадцать первого века — наживаться на бедах американцев, выглядя их спасителями.
        Датские корабли, зафрахтованные русским царём для перевоза людских масс в Приамурье и Приморье, тоже нехило заработали. После исполнения контракта века и они присоединились к муравьиной атлантической цепочке, но не все. Часть обеспечивала перевоз грузов и людей в порт Александр-Бей, поближе к глубинам Южной Африки. Естественно, что датчане боготворили Старко за такое радение об их интересах.
        Ещё в одной стране целый парламент пытался добиться от своего короля попытки войти в унию со Старко-Данией. Дело в том, что Олег Саныч ещё больше увеличил производство чугуна на своём комбинате в Швеции, построив и запустив две дополнительные линии. Тем паче, что богатенький буратино платил за руду дороже, чем другие страны. И лесопромышленный комбинат увеличил выпуск высококачественной продукции. Кроме того, в шведской глубинке действовало несколько геологических партий, постоянно находящие различные месторождения. Жаль, что Англия, Франция и Пруссия не позволили других скандинавов принимать в унию. Старко не хотел бодаться с великими державами, понимая что в чём-то нужно уступать, дабы в другом не мешались под ногами. Правда база подготовки шведской стальной бригады уже действовала. Для шведского парламента — семь тысяч (вообще-то чуть больше) рабочих мест, для Старко — контрактная бригада, которая лишней не будет.


        В конце июня 1861 году случилось эпохальное событие, вызвавшее мировую войну. Оно и так шло к печальному концу — Александр Второй, Виктория Первая, Жозеф Наполеон и Олег Первый получали своевременные регулярные сообщения от своих людей. Никто не ожидал, что случиться чудо, ибо пьянствующий погряз в сладострастии и окончательно губил себя в утехах. Поразительно, но именно это событие спровоцировало самую гигантскую финансовую катастрофу века — АО "Тибет" рухнуло, а его руководство растворилось в воздухе. Подлецы умудрились кинуть добродушных доверчивых инвесторов на столь громадную сумму, что не верилось. Или не хотелось верить. Барон Лионель Натан Ротшильд запросил срочную аудиенцию у Олега Первого, чтобы лично согласовать дальнейшие действия. Старко дал добро, так как вопрос действительно серьёзнейший.
        — Ваше величество, — вступил Ротшильд, — мы с вами серьёзно пострадали от аферы "Тибета". Предлагаю объединить усилия в поиске виновных и возврате средств.
        — Дорогой барон, мои люди уже ищут махинаторов, хотя мне повезло, честно говоря.
        — О боги, вы же вложили триста тысяч в их акции. Огромные деньги потеряны.
        — Не совсем так, господин Ротшильд, я потом ещё докупал. В итоге вложил порядка шестисот тысяч фунтов.
        Лионель Натанович даже удивился, оказывается его финансовые шпионы не до конца владеют информацией. Или имеют то, что им позволяют иметь?
        — Господин барон, я достаточно осторожен в своих делах чисто психологически, как выходец из деревенских, да ещё с монастырским воспитанием. Кроме того, никогда не стремлюсь максимизировать возможную прибыль. Когда цены на акции настолько повысились, что принесли мне почти полтора миллиона прибыли, я просто продал весь свой пакет. Это произошло практически перед сплитом.
        — Ваше величество, ваша практичность спасла ваши же деньги, да ещё и примножила их! — восхитился опытный финансист, — я продал после сплита лишь часть, которая даже не оправдала расходов, а остальное оставил для обмена на акции Суэцкого канала.
        — В этом отношении мне проще, — улыбнулся король, — у меня имеется солидный пакет суэцких акций. С тех пор когда их не особо-то и брали.
        — Но как тогда быть с поиском мошенников, если вы, ваше величество, не заинтересованы в этом? — вернул беседу в нужное ему русло барон.
        — Не переживайте. я же сказал, что мои специалисты ищут концы и ниточки за которые можно уцепиться в расследовании. Они могут делиться информацией с вашим представителем, если вы назначите такого.
        — Благодарю, ваше величество, буду очень рад вашей помощи.
        Ротшильд был рад, что вывернувшийся из сложной ситуации (за счёт своей простоты) король не отказывает в поддержке, а наоборот готов сотрудничать. И Старко был рад направлять банкира по ложным следам, попутно находясь в курсе его шагов. Оба-двое нашли друг друга и оставались довольны складывающимеся отношениями.
        — Извините, ваше величество, можно ли вас побеспокоить ещё по одному вопросу, воспользовавшись моментом?
        — Безусловно, господин барон, раз мы нашли общий язык по предыдущему вопросу. А то французские банкиры вообще не реагируют на предложения о сотрудничестве в сфере махинаций. Честно говоря, подозреваю, что может они и стоят за серией афёр во Франции. Как вы думаете?
        — У меня сходные подозрения, рад, что оказался не одинок в этом, — воодушевился Ротшильд, — ну ладно, я о другом, если позволите. Имею сведения, что вы вводите свою валюту. Так ли это или просто слухи ходят?
        — Да, это так, в конце года будут готовы серебряные деньги от пяти сталеров и ниже на сумму в триста миллионов. И равноценное количество бумажных банкнот от одного сталера и до пятисот. Всё-таки разные люди в стране имеют разные доходы и это пришлось учесть. Впрочем в любых наших банках всегда можно обменять один к одному серебро в бумагу и обратно при необходимости.
        — А когда можно будет ознакомиться с качеством банкнот?
        Финансист есть финансист, знает что личные ощущения всегда качественнее любых отчётов. Старко выдвинул один из ящиков своего стола и достал пачку разных купюр.
        — Держу под рукой образцы на всякий случай. Недавно русскому послу показал. Их императорский банк, как и банк Штиглица хотят прибрести определённое количество новых денег для своих активов.
        — Любопытно, очень любопытно, — восхищался еврей-выкрест качеством купюр, попавших ему в руки, — наверное очень дорогие в прозводстве?
        — Да, конечно, иначе фальшивомонетчики сразу начнут подделку. Определённая страховка, что ни говорите.
        — Да уж, гораздо качественнее, чем наши фунты.
        Ротшильд чисто эстетически оценил новые бумажные тигрики и прямо-таки ощущал доверие к ним. Слишком сложны в изготовлении, а значит подделывать будут по-прежнему фунты и франки, но никак не сталеры.
        — Ваше величество, мой банк будет рад закупить не менее тридцати миллионов банкнот по вашему курсу и порядка двадцати миллионов серебром я готов обменять на наше золото.
        — Хорошо, господин барон, операцию лучше будет произвести до официального объявления. Всё-таки большие объёмы средств придётся физически передать из банка в банк.
        — Благодарю вас, ваше величество. Много был о вас наслышан, а теперь лично убедился, как в вашей порядочности, так и в прагматичности. С вами приятно иметь дело!
        Довольные стороны распрощались и вернулись к своим баранам. То бишь, Ротшильд вернулся к инвесторам, пострадавшим в результате тибетской махинации, а Старко приготовился принимать на днях группу французских банковских лидеров.
        Кроме того, имелись ещё дела, повылазившие в связи со смертью известной всему миру личности. Что ни говори, но последствия станут непредсказуемы, если их сразу не взять в ежовые рукавицы. Предстояло согласовать действия с полпредом Александра Второго, чтобы действовать сообща. Ну и, естественно с представителем высокопоставленного лица, очень заинтересованного в разумном разрешении сложностей, которые вот-вот возникнут.



        Глава 32

        Султан Османской империи, Абдул-Меджид Первый, умер совершенно некстати. Европа занята разборками по поводу ряда мощных финансовых махинаций, плюс разгорается война в Америке, а тут такое-претакое. И как реагировать, если и в самой Турции развивается противостояние Каира и Измира? Страна на грани своей гражданской войны и им не до чуждой американской. Мухаммед Саид, паша Египта, не прочь стать новым султаном, тем более что имеет влияние, солидные деньги и приверженцев даже за рубежом. Конечно, новым султаном поставили Абдул Азиза, "человека ста обещаний и ни одного исполнения" (по отзывам современников). Мягкий непоследовательный либерал, переполненный нервными расстройствами по любому поводу. Ясно, что с первых дней властвовал де-факто великий визирь Кыбрыслы и т. д., но где прежняя сила могучей, вроде, империи? Не дай бог, евродержавы сцепятся между собой, воспользовавшись моментом?
        Тайные переговоры ещё при жизни почившего султана велись с разными потенциальными лидерами, причём англичане тянули одеяло на себя. Французы тоже тянули, но у них своих проблем хватает именно сейчас. Александр Второй поступил проще, чтобы не заморачиваться самому и не морочить голову другим.
        — Александр Михайлович, соберите послов и объявите, что Западная Анатолия от Босфора до Анкары является сферой жизненных интересов Российской Империи.
        — Ваше величество, но ведь возмутятся…
        — Поздно будет, я уже отдал приказ Милютину о подготовке двухсотпятидесятитысячной армии и вводе её, как только начнутся первые стычки между турками и египтянами, в наши будущие земли.
        — Но ведь…
        — Никаких "но", господин министр! Выполняйте.
        Император порадовался собственной твёрдости и уверенности. Тем более, что с представителем Саид-Паши это согласовано заранее. Египтянин готов отдать оставшуюся часть Византии в обмен на поддержку его притязаний на власть. А другие державы пусть европейскими делами занимаются, пока им памятны уроки Крымской войны. Тем более, что не только Старко, но и Георг Пятый поддержали русскую инициативу. Всё-таки в Берлине, Лондоне и Париже полно специалистов, понимающих силу стальных дивизий трёх стран. Тех, что имеют новые войска в достаточном количестве, чтобы задавить любых несогласных на данном этапе Истории.
        27 июня Саид-паша объявил себя единственным султаном Османской империи и отправил войска в Сирию и Ливан, чтобы отправить в казармы отряды, оставшиеся верными Абдул-Азизу Первому. Англичане и французы, хоть и занялись нотами протеста, но готовили свои экспедиционные силы, чтобы прихватить что-нибудь по краям Османии, а дальше видно будет. Негласное общевропейское соглашение (безо всяких венгерских австрий) на всякий случай оставило Египет (из-за строящегося Суэцкого канала) в качестве нейтральной территории.
        В июле русские транспорты уже курсировали от Евпатории к северным портам Турции, а бывшая Кавказская армия пересекла границу и двинулась к Анкаре. Поразительно, но всё выглядело так, как будто Россия давно приготовилась и заранее собак накормила. Или действительно шла реализация второй части Крымской войны о которой не забывали, как оказалось? В принципе, особого сопротивления не наблюдалось, Абдул-Азиз всё понял правильно, узнав что итальянский флот уже курсирует вдоль берегов Малой Азии, а в королевстве Старко объявлена мобилизация. Сила не в крепких кулаках, а в уверенности их применить, невзирая на евродипломатический этикет. Последний султан османской линии просто отстранился, заполучив очередное нервное расстройство. Великий визирь пытался хоть что-то сделать, понимая, что соответствующего высокого поста не получит у нового властелина. Неприятно, но армия переходила на сторону египтян большими подразделениями. Может всей стране надоели бесконечные пьянки предыдущего правителя и чрезмерные расходы его приближённых?
        К концу июля, пока евродержавы только заканчивали запрягать (неужели русские привычки подхватили вместо оспы какой-нибудь?) всё встало на свои места. Абдул Азиз добровольно передал власть конкуренту и отбыл в пригород Дамаска. Тихая богатая усадьба, покорные слуги, солидное содержание от казны… Русские, наконец-то первыми успевшие к пирогу, уже вводили на захваченной территории свою администрацию и начали раздачу наделов своим бывшим крепостным. Дембеля Русской Армии, вошедшие с оружием, получили право (и казённое обеспечение) вывезти родственников в обмен на земельные участки, постепенно освобождаемые от турок. Всё мирно, без особых эксцессов, с позиции силы. Реальная История сказала "прощай" альтернативной, вместо "до скорого свидания". Доказывать что-то России, Старко и Италии европейцы не решились. Наверное осознали, что пока сила на стороне тех, кто потратил огромные деньги на перевооружение и высококлассную подготовку солдат.
        Случилось чудо — до Франции, Англии, Пруссии и Австрии (виноват, Венгрии) дошло, что с ними перестали считаться. Конечно, можно собрать миллионную армию старого толка, но где гарантия того, что это поможет? Даже небольшой Старко уже успел навалять той же Пруссии и той же Австрии, а ведь Италия и тем более Россия гораздо солиднее. Ясно, что в общевропейском конфликте новая Турция выступит на стороне "трёх держав", а кто поможет евролидерам? Дряхлая Испания, сдувшаяся Протугалия или мирная Швеция? Даже не смешно…


        В сентябре в Чарльстон прибыли корабли среди которых выделялся бывший "Император Николай Первый". Достаточно мощные паросиловые установки (винты, а не боковые хлюпалки установили), восьмидюймовая броня (из улучшенных сталей, а не кованого железа), шестидюймовые орудия с парочкой восьмидюймовок на носу. Ну и кое-какая мелочь пузатая (по 1,200 и 2,500 тонн водоизмещением) прибыла. От Юга требуют металлургическое сырьё (по списку, коли имеется или знают где достать), поставки хлопка, золото-серебро (если есть, даже в изделиях можно) — эдакий ленд-лиз на годы. А "мониторы" и "вирджинии" пусть сами клепают, коли не лень. Запас снарядов имеется, но самим южанам придётся их в будущем производить вдосталь. А так как на нужды деблокирования кораблей маловато, следует определиться с приоритетами. Помощь оказана, а дальше сами с усами. Никто вместо южан воевать не будет, лишь добровольцы начали прибывать из европейских стран.
        — Олег, а не рискованно ли столько вкладывать в американцев? Вдруг откажутся платить? Да и что делать с массами хлопка?
        — Друзья, не думаю, что есть риск. Уж слишком дорого америкосы платят за поставки и слишком дёшево отдают своё. Конечно, это не будет длиться вечно, так что просто воспользуемся моментом.
        — А вдруг европейцы перстанут закупать наши хлопковые изделия?
        — Никуда они не денутся, Иван Карлович, это не так просто наладить множество производств. Европа пока раздроблена и всем мелкотравчатым проще закупать у нас.
        Да, возник тот момент, когда Англия потеряла массовые хлопковые поставки из Америки и занялась сырьём в Индии. Пока Суэцкий канал не построен им предстоят более высокие транспортные издержки, чем Старко. Лет пять впереди есть, значит нужно этим воспользоваться в свой карман.
        — А что будем делать в Калифорнии? Тамошние американцы чего-то мутят воду.
        — Это сидит в ментальности америкашек. Они не любят подчиняться кому бы то ни было, вот и рады начать жить сами по себе.
        — А как нам быть?
        — Тоже использовать ситуацию, раз она нам выгодна.
        Форт-Росс расцветал и местное население было радо русской помощи. Поставки всячестей, пока свои ремёсла и мануфактуры не налажены, оказалось очень удобным. Тем более, что штат золотой, а значит есть чем платить. И то что посредники из России никого не волновало — это лучше, чем поставки через весь континент по железным дорогам. Тем более, что на восточном побережье началась война. В принципе, можно договориться с Невадой, серебряным штатом, и даже с Аризоной и создать ЗША. Ресурсов на промышленность хватает, а оборудование, как шахтное, так и перерабатывающее, русские могут поставлять. Может со временем и Орегон будет заинтересован. В конце концов, Вашингтон и Линкольн далеко, пусть не лезет в местные реалии. От мексов и без него можно отбиться, Форт-Росс заступится в нужный момент.
        — Олег, ты какой-то гений расчленения, — рассмеялся Полянский, — сколько стран уже расколол на части.
        — Ян Войцехович, я исповедую древний принцип "Разделяй и властвуй". По крайней мере, он защищает наше королевство от неприятностей. Да и европейцы быстро привыкают к изменениям. Вы обратили внимание, что никто не ропщет по поводу Сардинской губернии в Средиземном море?
        — Действительно проглотили, как само собой разумеющееся. И долго мы так сможем действовать?
        — Не думаю. Сейчас Франция, Пруссия и Англия в стадии перехода к новому оружию и новым кораблям, но лет через десять-двенадцать они закончат перестройку. Тогда-то и наступит момент европейской истины.
        Вообще-то Англия сдерживает Пруссию, но рано или поздно их "шведская семья" даст трещину. Тогда всё будет зависеть от обороны королевства и станет не до разгуливания армии по континенту.




        Вопрос выделения кусочка Ранда тем же пруссам в обмен на Рейнскую провинцию пока завис. Ясно, что лаймы вмешались и проедали Фридриху Третьему мозги, чтобы тот затребовал территорию побольше. Так что представители монархов толкли воду в ступе и могли этим заниматься до бесконечности. Оно и лучше для Старко, так как особой надобности в расширении на запад не было. Олега скорее Мекленбург интересовал, причём тоже не особо. А про южных немцев попаданец даже не думал. По большому счёту нужен Бранденбург, но это будет война и очень серьёзная, а желания ей заниматься нет никакого.
        В текущий период важнее оказались Виргинские острова, те, которые принадлежат Дании, особенно Сан-Томас. Длинная рука Старкограда дотянулась до Карибов, чтобы иметь свои транзитные порты для торговли в Вест-Индии. Не только южане заинтересованы в оружии и ТНП, другим местным это тоже нужно. Чего уж говорить, что испанцы там не навечно и их можно будет "задвинуть обратно в бухгалтерию". Слабовастенька некогда могучая империя, не тянет быть великой державой, и все это понимают. Весь вопрос в том, как покультурнее оттяпать Кубу, чтобы не размениваться на тысячу мелочей.



        Глава 33

        Президент Линкольн, войска которого терпели поражения в первых сражениях, принял решение о дополнительном финансировании. В стране ввели трёхпроцентный налог с продаж, превыщающих $800. Средства понадобились в первую очередь на усиление флота и строительство своих броненосцев. Всё-таки имелась опасность, что Англия и Франция нападут, а защищаться особо нечем. Для защиты основных портов Севера нужны были плавучие батареи типа французских, а значит многопушечные тяжеловесы с низкой осадкой. На таких не то что ходить по морям, но даже ползать сложно. Однако веяния времени привели к результату — северяне смогли создать броненосную индустрию.
        Южане почесали репу, хорошенько подумали и пришли к выводу, что суда-тяжеловесы будут обходиться им в триста тысяч долларов золотом каждое. И всё равно производственных мощностей не будет хватать для количества. Проще платить европейцам, пусть и гораздо дороже. Тогда стратегия сведётся к обороне своих портов и отдельным атакам на вражеские. Такое решение предопределило стратегию Юга — основной упор делать на оборону на море, перенеся акцент на атаки на суше. Конечно, плохо, когда многое нужно закупать, не имея возможности производить на месте, но особого выбора нет. У Севера и трудовых ресурсов больше, кстати и мобресурс выше. Остаётся надеяться на то, что колеблющиеся штаты Кентукки и Миссури хотя бы останутся нейтральными.
        Многое зависело и от политических заявлений. Например, республиканцы выступили с сюрпризом, убедив что война ведётся лишь за сохранение целостности страны, а не против рабства. На что ряд газет разразился статьями на тему того, что две мирные страны с разными взглядами лучше, чем насильное возвращение инакомыслящих. Свободе — да, диктатуре — нет! Что ни говори, но даже такие спекуляции действовали на общественное мнение.
        До конца года, южане поскребли по сусекам и заплатили Старко за Первую Южную Бронированную Эскадру. И сразу заказали Вторую, такую же, плюс хотя бы деревянные корабли с шестидюймовками и паровинтовыми установками. Пусть и со старыми корпусами. Тут-то Россию и понесло…
        — Николай Карлович, поступил новый заказ из Старко, — ставил задачу Александр Второй морскому министру, — нужны деревянные корабли нашего флота.
        — Ваше величество, их хватает. Но какие именно требуются?
        — Спецификацию вам передадут. Оплата будет позже, вполне хватит на постройку двух-трёх новых бронированных для нашей Средиземноморной экадры.
        — Если не секрет, выгоден ли будет размен?
        — Поверьте, всё равно от старых нужно избавляться пока мирное время. В походы нам особо некуда ходить, да и не нужно.
        Перестройка мышления требует времени, как и полная смена флота. Это даже не модернизация, а то русские уже столкнулись с проблемой впендюривания паровых машин в старые корпуса. Хоть распиливай их на две части, зараза! Поэтому проще распродать весь скопившийся хлам, обходясь минимумом, пока есть хоть какой-то спрос.
        — А к парадам, Николай Карлович, вернёмся лет через десять, а то и пятнадцать.
        — Жаль, ваше величество, хорошие экипажи потеряем за это время.
        — Ничего, перетерпим, всё равно нужно будет всех переучивать впоследствии. Зато сэкономим на содержании.
        Решение может и не самое умное, но тащить множество чемоданов без ручек тоже накладно. Да и зачем при оборонной доктрине нужно множество моряков? Император за последние годы хорошо освоил абакус и ужасался тому, сколько денег тратится на военно-морские понты. Последняя русско-турецкая война показала, что Черноморский и Балтийский флоты тупо простояли на месте, а воевали лишь Кронштадт и Севастополь. Так зачем их под стеклом держать и кормить задаром? Всё равно единственная разновидность морских походов для России это в Тихий океан и обратно. А красочное плескание в Маркизовой Луже оставим славному прошлому. Да, в будущем построим ещё и Тихоокеанский флот, и Северный, но сейчас другие приоритеты, сухопутные в основном.
        Распродажа российской гордости и достоинства началась и возврата назад к петровским мечтам нет. Как пока нет и будущей мечты принести революцию всему миру. Неправильный царь сконцентрировался на России и её внутренних интересах, совсем отвернувшись от Европы и высокой цели стать одним из передовых государств-помощников евродержав. Вот оставят его без модной парижской одежды и драгоценных бельгийских бирюлек, будет знать. Свергнут свои же, как есть свергнут или бомбу кинут, чтобы не выделывался.


        Пикейные жилеты Старкограда тоже делом занимались, радуясь очередным достижениям.
        — Господа, самарской дороге осталось всего ничего. На следующий год, видимо, до Уфы наконец-то доберёмся, — докладывал Вересов.
        — Поразительно, как быстро время пролетело. Небось акции опять подпрыгнут в цене по окончанию года.
        — Дожить бы, — почему-то засомневался доктор Рихтер.
        Да, годы постепенно брали своё и советники понимали, что недолго им остаётся быть энергичными и бодрыми. Скоро сыновья перейдут из военного совета в политико-экономический, заняв их места. Даже ландтаг уже доводил обсуждение Конституции в газетах и уличных сборищах до разумного конца. Через год можно будет всенародный референдум провести, чтобы устаканить согласованный вариант, опубликовать, и на его базе начать разработку различных кодексов. Любопытно, но через конституционную статью о браке и семье женщины получат дополнительные права, во как!
        В конце октября штат Миссури порадовал целую кучу народа от южан до Старко. Билль о выходе из союза был подписан и утверждён на всех уровнях. Осталось лишь убедить Кентукки, пусть даже вводом двухтысячного бронированного отряда южан-добровольцев. В итоге стороны определились со своими мнениями и осталось разобраться по-пацански на различных ТВД. Вольная независимая американская пресса, как и положено либерально-гуманистической, промывала мозги своим читателям на очень полезную тему. Признать право южан жить своим умом, тогда Север будет хорошо зарабатывать, торгуя с ними своими многочисленными товарами. Всё-таки Югу это будет выгоднее, ибо цены явно станут ниже европейских.
        Линкольна, временно потерявшего огромную страну, тоже можно понять. Фанатик дорвался до власти, но осчастливить мог лишь две трети населения и менее половины территории. Конечно, оставалась ещё одна личная идея — принести свободу жителям северного побережья Великих Озёр и реки Святого Лаврентия (случаем не Палыча?). Именно для этого и была нужна вся страна, её мощь и возможности. И требовалось освободить рабов, чтобы вооружить их и наслать на пресловутых англичан. Чёрт побери, но сецессия спутала основной план действий о котором знали лишь доверенные люди (из-за чего он остался неизвестным в реальной Истории). Теперь президент стоял перед выбором: или признать Юг независимым и спокойно заняться плодородной и богатой месторождениями частью Канады, или полностью погрузиться в кровавую братоубийственную резню на всей территории.
        — Господин президент, у вас есть ещё шанс предотвратить разрушение экономики Юга, — пытался убедить Линкольна личный представитель президента Наполеона.
        — Но вы же сами, имею в виду Европу, воспользуетесь нашим расколом и подомнёте нас под себя.
        — Это не так, мы заинтересованы в торговом сотрудничестве. Зачем нужна ограбленная и разорённая пустыня на Юге? Её лет двадцать вам придётся восстанавливать, тратя огромные средства. Вы прекрасно накормите и дадите денег тем десяткам тысяч нищих ирландцев, которых призываете в армию, но сами останетесь с носом.
        — Но я собираюсь создать коммисаров, которых отправлю в войска и дам им полномочия от правительства. Они предотвратят разгул страстей.
        Произнося эти слова Линкольн сам убеждался в их малой дееспособности. Он прекрасно знал своих сограждан и понимал, что "дисциплина" и "добровольцы" понятия совместимые лишь в тяжёлые времена. А когда начнётся победное шествие из штата в штат, даже из округа в округ, всё может перемениться. И в этом явно обвинят его, желающего мира и счастья своей родине и её народу. Даже парни Пинкертона уже замучались предотвращать попытки покушений. Банк Моргана лишь зарабатывает на войне и будет делать всё, чтобы она тянулась до бесконечности. Они настолько изощрённы, что вошли в долю с тремя межнациональными финансовыми структурами нового типа. Теми, кто имеет реальные контакты с реальными владельцами Витватерсранда и не брезгует сотрудничеством с бурами, потихоньку вооружая их. "Шари", "Хоуп-инвест" и "Власт-иль-эн" уже доминируют на финансовых рынках. По крайней мере, их ценные бумаги не хуже, чем у ведущих английских и французских банков.
        — Я подумаю над вашими словами, так и передайте президенту Франции. Просто нужно время, чтобы принять решение, то или иное.
        Хотя думать особо некогда, если война перешагнёт барьер жестокости, то людей уже за уши не вытащишь из неё. И не дай бог, королевство Старко, пока лишь поддерживающее "атлантический коридор", вдруг примет сторону южан. Тогда ракетных и артиллерийских бомбардировок северных портов не избежать, как и захвата армией его величества Мэриленда, Делавера и Нью-Джерси. Тогда и Нью-Йорк не устоит или будет разрушен. После чего стальные бригады южан, пусть всего две пока, начнут захват Севера посуху.
        Остаётся лишь надежда на всенародную поддержку и понимание. Вдруг граждане сами захотят потуже затянуть ремни, чтобы поддержать своего президента в столь сложный момент истории? Поиски реальных союзников продолжаются, банкиры обещали, что Европа будет на стороне республиканцев. Впрочем к весне будут готовы броненосцы и можно проверить их в деле. Два одиннадцатидюймовых орудия скажут своё слово каждое. Такого южане явно не ожидают. Это лучше, чем два десятка пушек послабее, так объяснили инженеры. Пары выстрелов на расстоянии тысячи ярдов достаточно, чтобы потопить практически любой современный корабль. Даже броня из хорошего железа, а орудийная башня бронирована восьмидюймовой сталью! Орудия практически невозможно повредить, а судно потопить. Да и как попасть в корабль, если его палуба всего лишь на два фута возвышается над водой? Все бомбы, ядра, гранаты просто будут перелетать сверху, разве что изредка чиркнут, ха-ха-ха.
        Приятные заблуждения настроили президента на оптимистический лад и он вернулся к своим демократическим верноподданным баранам…



        Глава 34

        В конце ноября спустили офигительный грузовик: без парусов, зато с барбетом на носу на два шестидюймовых ствола. Два винта, автономная дальность порядка семи тысяч миль, ещё и пять тысяч тонн груза можно таскать. И нормальные каюты для экипажа и, если нужно, пассажиров малёхо. Бортовая обшивка стальная, а не железно-деревянная. В общем, мечта идиота, а не судно. Если испытательная кругосветка от Эмдена до Эмдена через Боливию и Австралию покажет дееспособность — запустим в серию.
        Русские деревянные корабли прибыли и распределились по верфям и стапелям от Эмса до Эльбы, в Дании пока шла лишь модернизация и увеличение размеров доков. Те, кого заранее подготовили для второй эскадры южан, отправили по назначению. Пусть слопают и должны будут. Тем более, что французы не дураки оказались и начали Конфедерации кредиты давать, чтобы потом высокие проценты поиметь. А что, имеет смысл, если Юг устоит, а Старко им в этом поможет.
        Правда, англичанка всё-таки нагадила, смазав концовку года. Она заставила Фридриха Третьего Прусскпго согласиться на размен, когда уже и не ждали, потеряв смысл в этом. Рейнская Провинция (до Мозера) першла к нам, а шматок земли к юго-востоку от Руссоголда (городок на месте несостоявшегося Иоханнесбурга) дали пруссакам. Примерно двадцать на тридцать километров, то есть, по возможным запасам золота, очень до фига. Весь остальной Ранд остался итало-старко-российским (по зонам). Хрен какие англичане в этой реальности золотой запас планеты поимеют. Пусть товары производят и китайствуют в своё удовольствие. Белый сахар-то всё равно у нас покупают, как и некоторые другие высококачественные товары. Мы им даже порох высокой очистки продаём задорого, а динамитом, увы, рашенки наглов снабжают. Так англикосы уже комбинированную бомбу разработали для своих корабельных орудий. То не взрывается вообще, то бахает прямо в стволе — проблемы с детонаторами. Ладно, мы добрые, в середине шестидесятых построим у них пироксилиновую фабрику, а то учёные уже близко подползли к прессованому варианту. Не дай бог,
сообразят, что целлюлозу тщательно очищать нужно.
        — Олег, ты гений! — возопил младший Юнгвальт после испытаний новой вундервафли.
        Лучший гаубичный командир всех времён и народов погряз в идеях, припахав лучшего спеца по паровым машинам (тоже всех времён и народов). Началось с идеи Артурчика объединить трактор и пушку в единое целое. Сначала получилась эдакая тачанка с шестидюймовым стволом. Низимов подумал-подумал и предложил прибабахать орудие сверху прямо на трактор. По ходу Старко посоветовал не громоздить громадьё, а уменьшить калибр раза в два-три, чтобы всё-таки медленно ехать, а не быстро ползти.
        — Олег Саныч, обе разновидности теперь жизнеспособны, — доложил Низимов, — ваша морская КПВТ идеально подходит колёсному трактору.
        А как ешё трицатипятимиллиметровую скорострельную пушку назвать? У попаданца вариантов не было, звиняйте. Фиглю поставили на мазутный колёсный вездеход (хорошо, в некоторых местах вездеполз) и получилось отрадно. Пусть и с детскими болезнями левизны (по Ленину).
        — А на гусеницы мы поставили орудие в два с половиной дюйма.
        Про бесконечный рельс из траков Олег тоже рассказал и назвал "гусеницей". Всё остальное сами спецы довели до ума. Главное, инженерам идею подкинуть, а остальное они сами профессионально воплотят. В общем, обоих подельников наградили, а "бтр" и "танк" пока не размножали в целях сохранения секретности. Зато Юнгвальт-младший стал бронетанковым генерал-майором, хотя самих войск ещё не было. Этот сюрприз только примени и сразу весь мир начнёт сих кракозябр производить, а зачем нам это нужно? Воевать-то больше не собираемся, в уголочке постоим.
        Тот же бездымный порох Петров тоже изобрёл на два десятка лет раньше положенного, но и его пока не внедряем. Нас и 0.45-ый калибр вполне устраивает, хотя уже сейчас на малодымном можно на трёхлинейный стандарт перейти. Даже "максим" не изобретаем, чтобы патроны массово не производить. Лишь миномётами озаботились для диверсантов, но нет уверенности, что им найдётся применение. Пока враги у себя в тылу никак не налаживают патрульную службу уровня второй половины двадцатого века. С венгерской кампании вон сколько лет прошло, а никто до сих пор не чешется, кроме русских. Даже дульнозарядные ружбайки до сих пор в моде, пусть и модернизированные. Казнозарядные, конечно, внедряются, но капсюльные и с раздельным заряжанием, а патронное лишь у пруссов и американцев нормой жизми становится.
        Поразительно, но началось сближение Пруссии и… Польши. Это они в Чехии одружились и теперь хотят Венгерскую империю ощипать. Поляки согласны на Словакию, а немцы желают немецкое — Верхнюю и Нижнюю Австрии. Да, наглеют от всей души, да, аншлюс какой-то, но красиво жить не запретишь. Хорошо, что англичанка не позволяет борзеть, хоть какая-то от неё польза. Тем более, что прямо сейчас Англия, Франция и Испания ввели свои войска в Мексику. Форт-Росс тут же перекинул флот и свой контингент к южной границе Калифорнии, чтобы всякие-якие не ринулись под шумок чего-нибудь отчекрыжить. Калифорнийские америкашки вместе с русскими и остаточным мексами решились наконец-то объявить полную и безоговорочную независимость ото всех Штатов в мире: северян, южан, баклажан…


        — А вот это, Олег, мудрое решение! Скаковые лошади дорого стоят, а уж наша разновидность…
        Полянский искренне восхищался результатами сделки с Саид-пашой. Всё-таки именно Старко, используя свои связи, сделал того новым султаном. А в оплату пошли иноходцы, полукровки, селитра и дешёвый кофе. Не в смысле некачественный, а по цене ниже оптовой. Даже "мокко" будут поставлять, хотя йеменцы и не очень были довольны. Правда затем передумали, когда Саид-паша договорился со Старко о создании военно-морских баз в Аль-Хадейде и в Мохе, чтобы защитить страну от французов, уже обустраивавшихся в Джибути, и от англичан, прикарманивших весь Южный Йемен.
        — Но ведь йеменский кофе выращивают в Индии и на Суматре, — резонно возразил всезнайка Рихтер.
        — Тот, да не тот, — вступился за свои туповатые идеи Старко, — иные климатические условия, поэтому вкус отличается. Оригинальная "мокка" растёт лишь в горах возле Мохи. Так покупателям и объясним.
        — Ай да Олег, — вдруг расхохотался Альберт Юнгвальт, уже освоивший "подходы старко" к делам, — господа, он взвинтит цены на этот кофе и объявит, что лишь сверхбогатым людям "мокка" по карману!
        Ну да, ну да, нужно продавать не товары, а легенды о них. Всё, как на барахолке в Лос-Анджелесе, вдруг сработает? А люди есть люди — сами себя уверят в том, что и вкус изысканнее, чем у других, и что простой кофе столько не может стоить. Компаньоны всё время удивлялись, что спекуляции их короля постоянно срабатывают "на ура". А то, что Старко просто обзавёлся базами в тех местах, никого не должно волновать. Сыграло роль и то, что голландцы давно захватили кофейный рынок в Европе, поэтому бороться можно лишь эксклюзивом, а не примитивным демпингом.
        — Кстати, через Саид-пашу ко мне обратился султан Махры. Опасается, что англичане подомнут его под себя. Готов дать нам права обустроиться на Сокотре, пока инглишмены не вернулись.
        Вообще-то, остров был захвачен Ост-Индской компанией, но оставлен после захвата Адена. Да и самой компании уже нет, можно занять пустующую избушку. Береговых орудий на все точки хватит, а флот потихоньку наберём, если нужно. И гарнизоны выставим, где полагается, большого ума для этого не нужно.
        А что ещё взять с бывшего египетского вали, коли у него возникают проблемы с перенаселением подотчётных земель? Дал право искать воду и нефть в Триполитании, а заодно забить тамошних пиратов, и ладно. Никто же не знает, что Сахара полна пресной воды, потому что не бурили ни бедуины, ни федаины. Кстати, сколько может стоить пресная вода в пустыне?
        Попаданец зря переживал за турок, пополняющих Османскую империю. Султан знал, что всё естественным образом утрясётся по Дарвину. Беженцы приезжают порой с деньгами и выживут сами по себе. Часть востребована в строительных работах на Суэцком канале, ибо смертность среди рабочих высокая. Ну, а остальные займутся естественным отбором вместе с имеющимся населением. В результате народ оздоровится и окрепнет, так как выживут сильнейшие. Вон, в Индии, порой миллионы умирают, но англичане же не переживают из-за этого.
        Таковы были правила игры в середине девятнадцатого века и никого они не смущали. Те же белые американцы истребили уйму индейцев и этим принесли дикарям цивилизацию. И испанцы принесли, и даже доктор Ливингстон, создавший вместе со Стэнли "чёрный коридор" из вымерших от незнакомых болезней деревень. Зато нашёл исток Нила, что для науки гораздо важнее, чем жизни туземцев. Даже советская экспедиция, нашедшая деревню староверов в сибирской глубинке, тоже отличилась. Когда через десять лет заглянули — оказалось, что лишь одна женщина выжила. Зато сколько диссертаций сраные интеллигенты понаписали!




        Под новый год Настя родила ещё одного сынишку. Теперь трио из кровных наследников и наследниц сможет унаследовать наследство Старко. Дети растут вроде долго, но не успеешь оглянуться, как станут взрослыми. Хотя всё равно будут оставаться детьми для своих родителей. Малыша назвали Игорь. Пусть не по-христиански, а по-язычески, но кто слово посмеет поперёк сказать самому Старко? Правильно, никто не рискнёт!
        Странным образом Олег Александрович воспринимался по всему миру, как неведомый им пока Никита Серегеевич. Варвар с супероружием в руках. Можно что-нибудь против вякнуть тихохонько, но не связываться. В результате, целая куча соглашений подписана, что при Старко, что при Хрущёве. С потенциальными отморозками приличные люди не связываются — их или стороной обходят, или делают вид что всё пучком. Тем более, после ряда кровавых поражения за несколько лет. А ещё с такими "старко" славно дружить против кого-нибудь. Допустим, пригласить на "стрелку", чтобы рядом постоял. Ну и отстегнуть за молчаливую поддержку, а то за бесплатно оно боком выйдет.
        В общем год прошёл приятно и полезно, надеемся, что и следующий всяких плюсиков принесёт.



        Глава 35

        Попаданец вернулся в себя, в своё тело "за шестьдеят", к неизлечимой болезни лёгких, когда клетки умирают постепенно и дышать с каждым месяцем становится труднее. А что делать и может быть всё было сном или сдвигом по фазе? То же одиночество, та же комнатка вместо дворца, тот же комп на столе. Семья на другой половине глобуса, а больница и аппарат ИВЛ уже ждут своего пациента. Ну, включил компьютер, залез в интенет. Ничего не изменилось за все эти годы. Америка осталась целой (то ли объединилась после войны, то ли не распадалась), Европа по-прежнему брюсселится, как дура, СССР гнёт свою линию… Стоп, что за хрень, откуда СССР? Если он создал предпосылки, то почему не Российская империя? Блин, что-то не бьёт, так как никакого королевства или республики Старко нет. Хорошо, лезем в Википедию почитать об СССР. Чёрт, комп подвис какого-то хрена, крутит и крутит одно и то же. Ну, вот, вообще завис, зараза, а если по мозгам?
        Старко проснулся и целых семнадцать секунд приходил в себя. Приснилось, опять приснилось, и не ясно хорошо это или плохо. Может всё-таки туда, в будущее, где хоть какой-то СССР имеется. Или новый Союз, как и новая компартия Зюганова, всего лишь отрыжка былого? Эдакая реализация номенклатурной мечты о светлом будущем для самых равных. Где вся творческая интеллигенция является умом, честью и совестью нашей эпохи, а народ всего лишь быдло. Или ну его на хрен такое "светлое будущее". Чёрт, была бы возможность оказаться в конце 60-х, начале 70-х и иди оно всё коту под хвост. Чтобы просто жить, работать и не заморачиваться "идеальным мироустройством". Увы, на дворе 1862 год, а вокруг находится королевство Старко. И через три-четыре часа нужно вставать, умываться, чистить зубы и топать в кабинет, где ждут дела. А где же обещанное великим поэтом "Кукареку! Царствуй, лёжа на боку!"? Даже в такой мелочи кинули, свинопотамы трындопердячные!
        Страна уже встретила даже Старый Новый год, напраздновалась вволю и вернулась к трудовым будням. Поэтому и свинопотамы вовсю обсуждали последние сплетни, слухи и факты, ожидая своего вождя. Ну, или шефа, так как индейское слово "чиф" означает именно "вождь".
        — Говорят, что Абрама Линкольна опять убить пытались?
        — Иван Карлович, зачем вы ёрничаете? Его Абрахам зовут.
        — Да знаю я, Андрей Андреевич, но слышал, что он из жидов и масонов родом.
        И это государевы советники! Нашли на какую тему трепаться.
        — Доброе утро, господа, с чего начнём? — поприветствовал подельников вошедший монарх.
        — Олег Саныч, — начал Прохор, — тут телеграмма пришла из Швейцарии от нашего финасового агента.
        Секретарь протянул бумаженцию с наклееными полосками.
        — Интересно, однако. Друзья, в Швейцарии готовится торжественное открытие какой-то финансовой группы международного уровня. Запланировано на конец февраля, некая "Ю-Би-Эс".
        — Это, что, их акции теперь нужно закупать, — заинтересовался Борис Алексеевич, как истый ярый биржеманьяк.
        — Нет, господа, боюсь это о другом сигнал. У них даже банк инвестиционный, а не только кредитный. Наверное следует начать сбывать акции "Шари", "Хоуп-инвеста" и "Власт-иль-ена", иначе попадают в цене из-за появления столь мощного конкурента.
        — Даже жалко, Олег, они так хорошо котируются.
        — Вот и продайте, Ян Войцехович, пока котируются.
        Для себя Старко уже решил, что пора заканчивать с махинациями. "Чара-банк", "Хопёр-инвест" и "Властилина" будут последними напоминаниями о пресловутых 90-х в перестройку. Руководство отправить сейчас же в отпуска, навсегда, деньги вывести и вывезти, остальное пусть болтаются ещё месяц. Будет выглядеть, как "не выдержали конкурентной борьбы". Кстати, удачный повод сам собой проклюнулся. Молодцы швейцарцы или кто там за ними стоит, вовремя подвернулись, благодарочка.
        Олег нисколько не комплексовал, что за последние годы фактически ограбил зажравшихся европейских и американских буржуев. Нормальным людям акции финасовых компаний были явно не по карману, а богатеи перебьются. После ликвидации последних трёх общая прибыль составит порядка ста миллионов фунтов за эти годы. А это и медицина для своих верноподданных, и образование, и многое другое, что требует дотаций. И русским можно кое-чем помочь.
        — Олег, акции Самарской железной дороги уже приблизились к потолку в пятьсот рублей, что будем делать?
        — Николай Иванович, готовьте сплит "один к пяти", чтобы новые акции заблаговременно тиражировать.
        По российским законам цена на акции не должна превышать 500 рублей, поэтому и приходится проводить сплиты. Те же акции на европейских биржах таких проблем не имеют. А хорошим спросом пользуются, благодаря интересу прусских металлургов к руде из Магнитной горы. Их финансисты уже посчитали, что вывоз её в Пруссию, несмотря на сложности, всё равно выгоден, благодаря высочайшему содержанию железа (до 70 процентов). Мало того, если уголь Донбасса поставлять в Магнитогорск, а там выплавлять чугун и его поставлять в Пруссию, всё равно продукция из него будет высокоприбыльна.
        Всё упиралось в тот дефицит чугуна с которым столкнулись в Европе. Массовый бум получения стали, возникший благодаря Бессемеру, сразу сказался на востребованности исходного сырья. Европейские месторождения иссякали прямо на глазах, а шведская руда была строго квотирована. Да и цены на неё из-за Старко стали очень высоки.
        Зато у Старко имелся переизбыток руды, так как она закупалась даже в соседних германских землях. Ничего не поделаешь, когда плодотворно занимаешься металлургией и поддерживаешь высокие цены на стальную продукцию. Спецы Старко, вместе с Круппом и Сименсом, уже модифицировали сименсовскую методику, а теперь открыли для себя, что замена воздуха кислородом даёт ещё более высококлассную сталь. Жаль, что нет пока разработок того, как сам кислород производить в промышленных количествах, а то ещё дальше оторвались бы от всей планеты. Прикольно, но грядущий Мартен ничего нового для нас уже не изобретёт, разве что для других. Впрочем попаданец знал лишь выражение "мартеновская печь" и почему-то связывал его с двадцатым веком. Согласитесь, что хреново быть бестолковым.
        — Господа, прошу обдумать мой новый проект размена территорий, — король никак не унимался, играясь в нагибатора.
        — Чем теперь будем меняться и с кем? — серьёзно отнёсся доктор-баламут.
        — Хочу предложить Голландии наше новое приобретение. Рейнскую провинцию в обмен, на их Фрисланд, Гронинген, Дрент и Овер-Иссель.
        Свинопотамы уставились на предоставленную карту и удивились — выпрашиваемые земли были раза в два меньше предлагаемых.
        — Да, друзья, мечтаю восстановить побольше Фризии. Потом когда-нибудь выделю и подарю старшему сыну.
        — Олег, но как отреагируют голландцы?
        — Вот об этом предлагаю нам всем подумать, посчитав возможные про и контры.
        Началось совместное чесание реп, растянувшееся на неделю. Может проще было спросить у голландского посла?




        Вторжение испано-франко-английских войск в Мексику неожиданно активизировало аризонцев. По крайней мере, тех, кто живёт в одноимённом штате. Опасаясь интервенции европейцев они обратились к властям Калифорнии с предложением объединиться в Западный Союз. Если бы не теоретическая угроза, никто бы и не почесался, но что будет, когда белые братья захватят всё Мексику? А реальной военной силой в регионе обладают лишь калифорнийцы, точнее их русские. Тут уж не до самостийности, когда даже рейнджеров своих толком нет. Вся граница на соплях держится. В середине февраля первый шаг в создании Тихоокеанских или Западных Североамериканских Штатов состоялся. Союз был провозглашён и даже подписан. Линкольн, узнав о такой самодеятельности, отправил целый отряд в шесть сотен кавалеристов. Участь их оказалась горькой — умников расколбасили бронированные русские, раз и навсегда показав кто на Западе хозяин и почему.
        Ещё одна "армия" северян бродила по Территории Нью-Мексико, но её напинали южане. Тем не менее, западные земли Нью-Мексико решили тоже присоединиться к свободной, вольной и, как теперь видно, сильной Калифорнии. Правда их опередили жители территории Невада, ставшей в прошлом году штатом. Их тоже задрало то, что федеральное правительство вывозит добываемое золото и серебро, а взамен присылает лишь бумажки и товары класса "глиняные свистульки". Нет, по Конститиции вроде все равны, но невадцы почему-то недостаточно равные. Поразительно, но в далёком двадцать первом веке тринадцать штатов США задаются вопросом, почему они платят Вашингтону больше, чем получают от него бенефитов. В то время, когда тридцать семь штатов имеют прямопротивоположный размен.
        Новый командующий армии Севера воевал с переменным успехом: то захватит какой-нибудь форт, то потеряет. Тут ещё, как назло сын президента Линкольна умер. Вот и Запад начал выходить из федерации, что дальше будет? Нужна весомая победа, но на суше её пока не удастся добиться. Хорошо, что броненосец "Монитор" уже готов поразить всех. Его в сопровождении ещё нескольких судов отправили в Чесапикский залив в Виргинии. На беду северян там тоже имелись суда, а к заливу уже приближался "Николай Первый", так и не сменивший имя. В итоге всё решила дальнобойность орудий класса "старко" — единственная башня броненосца северян не выдержала несправедливости. После первого попадания её покорёжило и заклинило, после второго она ещё держалась, после третьего башню снесло. К сожалению, шестидюймовки несколько раз умудрились попасть в сверхнизкосидящий корабль, напоминающий подводную лодку. Низкопробная тоненькая броня была пробита, внутри раздались взрывы. Почему "к сожалению"? Да потому что достаточно было отстрелить башню, после чего суперпупердупер броненосец могли бы взять голыми руками. А теперь будет нужно
поднимать его, тащить в док и ремонтировать.
        Расчёт умников Севера на одну-единственную башню с двумя крупнокалиберными орудиями (дульнозарядными, кстати) не оправдался. Линкольн, получив сообщение о трагедии надолго задумался об отсутствии каких-либо перспектив. Тем более, что ему доложили о прибытии к южанам ещё дюжины бронированных модернизированных судов. Оставалось лишь рассчитывать на банк Моргана, как на палочку-выручалочку…



        Глава 36

        Новость о лёгкости с которой южане разделались с "Монитором" достаточно быстро пересекла океан. Англичане не знали, как использовать свои первые броненосцы ("Уорриор" и "Чёрный принц"), если они уже устарели, будучи только-только спущеными на воду. Получается, что лоханки под десять килотонн водоизмещением, напичканные десятками орудий, всесильны лишь против устаревшего водоплавающего мусора. Железная броня толщиной в четыре с половиной дюйма уступала американской и продыркивается даже шестидюймовками "старко". Стальная восьмидюймовая, которой обернули башню "Монитора", вроде оказалась покрепче, но в неё попали издалека. Кроме того, английские пушки могут вести эффективный бой лишь до тысячи ярдов, а "Император Николай Первый" начал обстрел с дистанции в три тысячи, потихоньку приближаясь. В итоге, следовало пересмотреть всю военно-морскую программу строительства кораблей. Выкидывать на ветер по четыреста тысяч фунтов на каждую посудину бессмысленно, если их будут с такой лёгкостью топить.
        И Александр Второй привёл в пример показательно-наказательный бой своим адмиралам.
        — Господа, именно поэтому я заморозил строительство крупных кораблей. Слишком быстро развивается прогресс и мы будем зря вкладывать деньги.
        — Ваше величество, может хотя бы ради величия построить десяток-другой.
        — Нет! Для парадов больше ничего строить не будем!
        Казнокрадов, лишающихся своих возможностей от реформы к реформе, бесила политика императора. Армия практически скукожилась и обворовывать просто некого и нечего. Старая часть почти вся расформирована или близка к этому, а к финансированию новых дивизий не подберёшься. Новый министр финансов Рейтерн — верный пёс Романовых и близкий друг великого князя Константина Николаевича. Он уже формирует свою команду исполнителей, пользуясь высочайшей личной связью. Его девиз "Гласность, законность, контроль!" нарушал уклад сановников, а это совсем не по-людски.
        Зачем иметь бюджетный профицит, когда лучше копить дефицит, зато жить по-человечески, а не на одно жалованье. Пусть потомки покрывают то, что деды поимели с казны. Плохо то, что в стране расцветала продажность и предательство средних и нижних слоёв из-за программы класса "сдай народовольца — получишь премию". За сведение о таковом — 5 рублей премии, когда подтвердится, за адрес — 20 рублей, когда по нему найдут народного героя. В таких условиях доносительства трудно нанять исполнителей. Людей хватали и волокли в участки даже не жандармы или полицейские, а сами обыватели. Какие уж тут сверхдорогостоящие корабли, когда многие достойные чиновники и вельможи начали эмигрировать в более цивилизованные страны. Правда, в Старко не попадёшь из-за волчьих законов об иммиграции, но другие-то страны открыты и будут рады "новой русской мафии".
        В конце марта началась серия международных финансовых крахов. Сразу после официального объявления о том, что "Ю-Би-Эс" наконец-то начнёт в апреле свою деятельность, "Власт-иль-ен" признал свою несостоятельность. Причём самое высокое руководство сбежало ещё заблаговременно, а ни огромных денег, ни даже концов не смогли найти. Сильный удар по двум крупным французским банкам нанёс крах "Шари", которую они собирались прибрать к рукам путём скупки акций и иных ценных бумаг.
        Банк Моргана уже приближался по своим вкладам в "Хоуп-инвест" к контрольному пакету и собирался управлять солидными финансовыми потоками международного уровня. В планах стояло добавить к выпуску американских долларов ещё и введение интернациональной валюты и бондов. Бумажные, естественно, потому что золота и серебра на такой размах не напасёшься. Однако и выглядевшая очень надёжной компания тоже лопнула, как мыльный пузырь. Сам банк "Джей-Пи-Морган-Чэйз и компания" накрылся медным тазом, развалился на составляющие, чьи обломки похоронили под собой иллюзии Линкольна. Даже "северные" доллары из-за этого упали, в отличие от конфедератских и уж, тем более, от вводимых в западном союзе.
        Коллапс военный, морской, финансовый поставил президента перед фактом, предсказанным многими газетами, как назло не вовремя. Мол, республиканец приведёт страну этой войной к краху и штаты просто разбегутся от проблем. А население обнищает! Мечтатель вступил в переговоры с президентом Конфедерации Джефферсоном Дэвисом, предложил перемирие и обсуждение мирного договора. Несколько преждевременно, так как южане оплатили французским кредитом вторую дюжину усовершенствованных кораблей и заказали третью, внеся 50-процентный аванс. Ещё и договора со Старко о дешёвых поставках продукции Юга на пять лет и получении ТНП, предметов роскоши, оборудования и станков, а также оружия. И как-то нужно расплатиться с прибывшими добровольцами.
        В любом случае, к переговорам приступили, да ещё и с участием представителей Франции, Англии, России, Пруссии и Старко. На заседания допустили и полпредов Западных Штатов, чтобы потом недоговоренности не создали базу для непонимания. Всё-таки предстоял развод, раздел имущества и упорядочивания взаимоотношений. Пока процесс длился, коалиция Франции, Англии и Испании в Мексике распалась. Англичане и испанцы решили мирно стребовать долги с мексиканцев, а французы в это не верили. В итоге, лишь Франция продолжила войну, чтобы подчинить себе мексов и сделать их страну своим доминионом.


        — Предложение вашего короля имеет интерес, хеер Легостаев, — покивал головой премьер-министр, — но вопросы остаются.
        — Какие именно, хеер Торбеке? — попытался уточнить Андрей Андреевич.
        — Его величество, по-прежнему не понимает, почему размер предлагаемой территории почти в два раза превышает то, что вы хотели бы получить.
        — Наш представитель вашему пояснял, что размер не имеет значения в данном случае.
        — Извините, но это вызывает подозрение. Кроме того, кто будет оплачивать переезд тех жителей, которые захотят перебраться в Нидерланды, чтобы сохранить свою связь с нами.
        Сложнее всего чего-нибудь доказывать, когда собеседник ищет подспудный вражеский умысел там, где его нет. Понятно, что голландцы, будучи практичными прагматичными людьми, сомневались в чистоплотности сделки. В принципе, фризские земли северо-востока страны особого дохода не приносили. Мало того, соглашение о размене обеспечивало доступ к Люксембургу, являвшемуся собственностью короля Виллема Третьего. А там, что ни говори, единственное месторождение железной руды во всей Голландии в нынешние времена.
        — Хеер Торбеке, есть ещё вариант, попроще. Я уполномочен его предложить, но тогда всё сведётся к деньгам.
        Король Нидерландов любил шикарную жизнь, но из-за расточительности вечно нуждался в деньгах. Ну и его фаворитка Мюзар сосала финансы из его величества. Причём он сам, решив козырнуть, предложил ей миллион гульденов (84,000 фунтов стерлингов) в подарок. Теперь князю Легостаеву предстояло выворачиваться, пытаясь найти вариант, который устроит и Генеральные Штаты, и короля Виллема. Парламент, например, готов отдать четыре провинции с краешка (за заливом Зюйдерзее), но за… флотилию грузовых кораблей-шеститысячников и полдюжины крейсеров-пятитысячников с новыми орудиями. Тогда и земель не надо, готовы потесниться и даже принять беженцев (если таковые возникнут) с северо-востока, который не сильно заселён. Там, вообще-то, всего триста тысяч проживает — фризы, мать их.
        В конце концов, Андрей Андревич сделал последнее китайское предупреждение и отбыл в Старко. Восемнадцать грузовиков за десять лет, шесть крейсеров требуемого размера и миллион британских фунтов (12 млн. гульденов) лично Виллему Третьему за права на Люксембург. Разборки с претензиями пруссов на княжество останутся за Старко. Никто во всей Европе, находясь в здравом уме и твёрдой памяти не мог понять идиотскую шедрость Олега Первого и выпендрёж голландцев. Просто приняли, как факт, ибо более интересные события повсюду происходили.
        Самарская железная дорога окончательно состыковалась по отсыпке, даже шпалы с запада приближались к таким же с востока. Рельсы окончательно уложат край к весне следующего года, а может поднапрягутся и до конца этого, 1862 года, успеют. Мариупольская железка уже вступила в действие, как и волго-донская купеческая. На следующий год и наша, тоже волго-донская, начнёт таскать грузы и пассажиров, но по более качественной обстоятельной двухпутке, имеющей стальные рельсы и более тяжеловесные составы. Даже паровые баржи изготовлены, чтобы по Волге чапать до Самары и обратно. Царь-государь уже альтернативой поручил своим заняться (от Кривого Рога к Днепру), вдруг что путное выйдет? Между прочим, вот-вот (в смысле в этом году) явно войдут в строй и Москва-Нижний Новгород, и Петербург-Варшава. Причём за деньги европейских банкиров и финансистов, всё-таки экономия и бережливость.
        — Друзья, наш панамский канал строится быстрее, чем суэцкий.
        — Ещё бы, столько денег в него вбухано.
        — Иван Карлович, имейте совесть, вы уже четыре раза окупились на бросках цен на акции вверх и вниз.
        — Это роли не играет, Олег, — улыбался доктор, — я частное лицо.
        Да, темпы строительства радовали, по плану можно будет ввести канал в действие уже в 1866, максимум в 1867 году. А Суэцкий растягивается до 1870 по всей видимости. Олег, получив под семьдесят лямов фунтов от транснациональных финансовых махинаций, в принципе, имел теперь коллосальные финансовые резервы. Но приходилось держать проекты под контролем, чтобы довести их до ума. Дурацкая привычка советских времён — доводить дела до конца, раз уж взялся. Возраст, конечно, критический — тридцать три года, когда всякое может случиться по жизни, но с колеи пока не свернёшь.
        — Добавлю, что мирный договор, подписанный недавно между всякими американцами, сразу сделал вас ответственными за Западную Федерацию.
        — С чего бы это? — удивился Юнгвальт.
        — Увы, Альберт Августович, но интересы компании "Калифорния-Аляска" тесно переплелись с судьбой Калифорнии.
        — Да, Олег, ты молодец, — возмутился Рихтер, — сам давно свою долю в этой компании продал, а нам отдувайся теперь.
        — Так тоже продайте, пока французы вам Юкон не перекрыли. Они, вроде, договорились с англичанами о выкупе себе всей Аляски вместо долевого участия.
        Выкрутасы политической жизни однозначно влияли на экономические проекты компаньонов. Правда мексы славно наваляли французам под Пуэблой, но Париж всё больше становился мировым гегемоном…



        Глава 37

        До конца лета любопытное человечество двигало флажки по карте, отмечая кто, куда и зачем присоединился или отсоединился. К западным Штатам примкнул-таки Орегон, хотя его не очень и звали. Зато Юту достаточно злобно отморозили за их желание стать всезападным мормонским царством-государством. И даже несколько их отрядов снулили напрочь, не беря пленных, когда те совершили несколько попыток добраться до невадских месторождений. А движение на юг было отражено, как калифорнийцами (в Западном Нью-Мексико), так и южанами в Восточном, который вошёл в состав Конфедерации. К конфедератам перешла и Территория Аризона по своему желанию, проведя референдум. Остальные Территории от Вашингтона до Колорадо не определились с выбором и вместе со штатом Канзас теперь с опаской поглядывали на Юту, не отказавшуюся от идеи восстановления и расширения Великого Дезерета. Президент Линкольн, сохранив флот и армию, не отказался от идеи приватизировать земли к северу от Великих озёр. Только теперь тщательно готовился, перевооружая своих и мечтая о французской поддержке.
        До сентября в Нидерландах шли дебаты на всех уровнях, причём во фризских провинциях почему-то развилось сепаратное движение в преддверии введения Конституции Старко. Дошло до маразма со стороны голландского короля, который готов был отдать своё личное герцогство Лимбург за дополнительный миллион фунтов. Всё равно оно, как и Люксембург, входит в состав Германского Союза и когда-нибудь будет оттяпано Пруссией. Правда откупные будут раз в десять меньше. Виллем Третий не знал, как всё состоялось в итоге в реальной Истории и не хотел гадать на кофейной гуще сорта "мокко" (очень дорогой ныне, ибо лишь для сверхвысокопоставленных богом и людьми личностей). И брату Генриху не хотел передавать, понимая что тогда не получит даже бронзовой монетки. А жить богато хочется сейчас!
        Всё-таки поразительно, как Старко умудряется генерировать идеи и пытаться их воплощать, не зная истории того времени. Но всё время попадает в самую тику, когда эти мечталки находят хоть какую-то плодородную почву, чтобы пустить корни. Генеральным Штатам и Лимбург, и Люксембург были абсолютно до фонаря, так как парламент ничего не имел с этих частных земель. Да и фризские провинции не дают того дохода, который обеспечат в будущем "грузовики из Старко". Даже Голландская Ост-Индская компания подключилась в торг класса "корабли в обмен на нищие окраины". В итоге, никого не пришлось подкупать, предлагая святое для нации торговцев от бога.
        8 сентября был подписан договор между правительством Нидерландов и Старко. Строительство флота по согласованной комплектации в обмен на четыре провинции. 10 сентября король Виллем Третий подписал с королём Олегом Первым акт о продаже всех прав на герцогство Лимбург и великое герцогство Люксембург. Блин, Рейнскую провинцию сохранили, хотя не об этом в начале задумывались. Теперь предстояли трения по поводу вывода герцогств из заметно ослабевшего Германского Союза, всё более теряющего свой смысл.
        Проблема в том, что это могло привести ко второй войне с Пруссией. Денег, оружия и бронированных натренированных солдат до фигища, но пруссаков как-то жалко. Уж очень неубедительно они выглядят в этой ветви Истории. Тот же Бисмарк ещё не стал даже министром-президентом Пруссии (вроде в двадцатых числах сентября намечается), а уже куплен со всеми потрохами. С Фридрихом Третьим мир-дружба-"мокко", Австрия — придаток Венгрии. Южногерманские страны сами не знают чего хотят, но в бучи разумно не лезут. А Саксония зависит от Эльбы и значит Старко может перекрыть их экспорт-импорт в любой момент, так как по Шпрее особо не навозишься, а железные дороги ещё только-только строятся толком.
        Пикеймые жилеты тоже не отставали от просвещённого мира.
        — Господа, слышал, что кто-то из Орловых ищет покровительства нашего Олега, получив отказ в Англии. Не знаете, кто это?
        — Нет, Альберт Августович, да и никому из Орловых здесь не бывать.
        — Почему, Андрей Андреевич, неужели история вековой давности до сих пор не забыта?
        — Да, мой друг, Олег Александрович имеет хорошую память. Ну и лишь казнокрады бегут из России, а зачем они нам нужны?
        Корабль "Россия" вроде плывёт и хорошеет на ходу, а крысы уже разбегаются. К чему бы это, неужели какое-то предзнаменование?
        — Говорят уже экспедиционный отряд отправлен в Среднюю Азию.
        — Да, я тоже слышал. Вроде хотят игольчатые ружья проверить в деле, а заодно присоединить Бухарское и Кокандское ханства.
        — Странно, а почему не Хивинское?
        — Так вроде интересуются лишь плодородными землями, чтобы русских там селить.
        Болтовня и сплетни естественно овевали публику, собравшуюся отметить присоединение новых земель. И даже на эту тему имелись интересные толковища.
        — Так, глядишь, Олег Александрович насобирает провинций и герцогств на целую империю.
        Дружный смех явил понимание шутки, хотя где гарантия в том, что она останется таковой лет через десять-пятнадцать? Присоединение того же Мекленбурга сразу вызовет желание расширить границы к югу от него, а там находится Бранденбург.
        — Интересно, господа, а рискнёт ли союз Пруссии и Польши напасть на Австро-Венгрию?
        Опять дружный смех и снова недосказанность какая-то. Ох, много ещё нерешённых проблем в Европе…


        В России создали ещё три дивизии Новой Русской Армии, а новый завод вовсю снабжал стальными казнозарядными пушками. По производству снарядов пришлось открыть вторую линию, причём с выкрутасом. Часть снарядов отправлялись на фабрику, построенную Петровым и Старко, где их напичкивали очищенным пироксилином и отправляли уже потребителю. В доках Петербурга наконец-то дозрели до закладки трёх бронированных крейсеров по 5,400 тонн водоизмещением и двух штурмовиков-семитысячников. Такие пригодятся по-любому на будущее. Плюс, заканчивают строительство фабрики по производству торпед (новое название прижилось быстро), научного центра по их модернизации и выявлению наиболее оптимальных размеров и форм миноносца и эсминца на будущее. На этом деньги, полученные за три дюжины деревянных кораблей закончились. И от хлама избавились, и новое появится — всем хорошо. Ещё одна радость для военных — начался выпуск пулемётов Гатлинга, хоть пулемётные войска создавай. Или, на крайняк, команды.
        Пока большие и великие занимались своими делами, некоторые обыватели устраивали домашние разборки.
        — Борис Алексеевич, умоляю тебя, продай наши самарские акции, не гневи бога.
        — Ну что ты, Васенька, цена ещё подрастёт к золотому костылю, зачем же деньги терять? — пытался убедить супругу один из компаньонов.
        — Куда же ещё, коли они уже более двухсот рублей стоят и это после сплита? У меня уже нервов нет из-за боязни, — упрашивала Василина Петровна.
        — Немного ведь осталось, в крайнем случае весной продадим.
        Впрочем, посмотрев на жёнушку, любящий муж сдался, не желая её больше нервировать. Всё-таки оба-двое действительно любили друг друга, несмотря на возраст.
        — Ладно, Василина, продам. Хотя столько не доберём, что даже обидно будет.
        На следующий день Борис Алексеевич продал долю жены и две трети своих акций, решив чуть-чуть схитрить. Одна треть может и подождать до заветного дня, авось ещё подпрыгнет на долгожданном событии. Легостаев и Полянский тоже продали часть, то бишь половину, а Старко безжалостно слил всё. Во-первых, этот доход уже роли не играл, во-вторых, пора вкладывать средства в организацию АО по строительству линии Магнитогорск-Петропавловск. А в ту же Караганду и Темиртау русские и сами достроят в будущем. Тогда у них ещё один уголь появится для Урала.
        Дела в России потихоньку подходили к концу, так как Олег не хотел глубоко погрязать в общество, где многие его не любили и были готовы сделать любую подлость. Из грязи да в князи, а затем в короли — путь, который совсем не нравился высокотитулованным снобам. Получается, что родовитые не так уж и родовиты. Только церковь по-прежнему была благодарна, причём и сама изменилась за последние десятилетия. Священники ныне не "персты указующие" (таким не давали приходы), а люди способные поддержать и разъяснить прихожанам то, что тех интересовало или мучало. Раскиданные по стране колледжи готовили учителей для школ с акцентом на знание наук, а не только закона божьего, который теперь проходил в разряде "общая культура". Экономический уровень патриаршьих земель возрос настолько, что превосходил государевы, а тем более, частных помещиков. Именно церковники первыми создали тракторные станции для обслуживания полей и окончательно перешли с сох на плуги.
        Отголоски крепостной реформы ещё, конечно, проявлялись, но не так, как в реальной истории. Кто знает куда приведёт эта кривая Россию? Пусть будут революции, но промышленные и научно-техноческие, а не политического склада. Впрочем, от сумы и от тюрьмы, глупо зарекаться, слишком сильна дворянская оппозиция, да и деклассифицированные генералы не дремлют. Если не вернут своё положение в обществе в ближайшие годы — могут навсегда остаться у разбитого корыта.




        Под шумок Греция свергла своего короля Отто, правившего аж с 1832 года. Сразу все-все-все размечтались посадить на греческий трон именно своего родственника или ставленника. Правда, многое зависело и от самих греков, которым просто король неинтересен. Новые времена требовали нового подхода. Король должен иметь свои средства, желательно крупные, и свои планы по улучшению жизни в стране. И где такого взять, если тот же Старко пока работает королём в одноимённом королевстве. Может Пётр Второй Ольденбургский захочет? Так вроде хорошо сидит у себя в Любеке и богатеет благодаря торговому флоту, который когда-то был создан на деньги Старко.
        В любом случае, посадить там знакомца имеет смысл, вдруг в чём-нибудь другом прибавится? Хотя те же баварцы вроде кандидата имеют, англичане и испанцы круги нарезают, ясно, что и Пруссия не прочь обзавестись дочерним королевством с древней историей и культурой. Прикольно то, что кандидатов заявляют сами греки, но победить может не тот, кто наберёт наибольшее количество голосов на всегреческом плебисците. Например, в реальной Истории, сын королевы Виктории набрал более 95 % голосов, но королём не стал. Таковым довелось быть (аж на 50 лет) Георгу Глюксбургу, получившему… шесть голосов.



        Глава 38

        "Самовластье мистера Парэма" уже явно приближалось к своему апогею. Старко ощущал себя всемогущим, но не знал, как это использовать. Слишком огромные деньги в персональных кубышках набрались, тут ещё начались и медленно растущие приходы золота с Ранда. Все эллинги заполнены строящимеся кораблями, металлоизделия для которых производят по всему королевству. Повсюду строительный бум: от жилья до железных дорог. Единственное ограничение — нехватка рабсилы, но вводить повальную иммиграцию Олег не собирался. В любом случае, растут дети и им понадобятся рабочие места. Можно давать взятки любых размеров, но почему-то интересные идеи куда-то пропали. Явное пресыщение собственными, практически неограниченными, возможностями. То-то англичанка не только не гадит, но и не пытается даже. Хотя стопудово от своего не отступится, выждав десяток-другой лет.
        — Олег, что происходит? — участливо докапывался Легостаев, — ты с каждым месяцем всё грустнее и понурее выглядишь.
        — Андрей Андреевич, вы не поверите, но я хочу обратно в прошлое, когда у вас жил, — плакался в жилетку зажравшийся монарх, — чтобы с Настей и детками, но в сельской местности и без капиталов.
        — Но это явно невозможно, ты ответственен за то, что создал своими руками.
        — Может кому-нибудь власть передать?
        Вроде простой выход, но…
        — Олег, нужна твоя железная воля, несгибаемый дух и предвидение. Любой другой только разрушит всё и народ станет несчастным.
        — А может власть народу-то и передать? Пусть будет республика и выборные президенты.
        — Ты же понимаешь, что это плохо кончится. Править будут временщики, зная, что завтра их сменят другие. Безответственность неспособна создать что-нибудь надёжное.
        Легостаев не верил в демократию и видел пример Франции. Многие законы базируются на кодексе Наполеона, написанного для обоснования диктата одного человека. Американские штаты вообще создали свой вариант демократии по факту являющийся плутократией. В Конгрессе превалирует бипартизанщина по принципу "ты мне — я тебе", причём с учётом интересов очень состоятельных лиц и группировок. Вроде бы свобода слова есть, но местечковая какая-то. Всё остальное тоже маложизнеспособно.
        — Чёрт с ними с другими, Андрей Андреевич, что мы делать будем? Может мне выйти в длительный отпуск?
        — Олег, ну это не ко времени, как мне кажется. Хотя Вересов вполне мог бы потянуть, а мы ему подсобим. Давай на совете обсудим, всё-таки очень серьёзный вопрос.
        Во как, частный каприз утомлённого властелина будет решаться на самом высоком уровне. А что будем делать, если диктатор в ярость впадёт? Пойдём завоёвывать всех, кто спрятаться не успеет? Да и Европа как-то утомилась последнее время. Вон, мадьяры вовсю королькуют, зажав австрияков, турецкий султан Саид-паша совсем плохо себя чувствует, даже британцы не науськивают пруссаков на русских. Лишь Жозеф Наполеон вроде счастлив расцвету Франции, происходящему именно при его президентстве.
        Неужели миссия, определённая некими Высшими Силами, исполнена? Тогда почему не забирают обратно? Или это всего лишь естественная депрессия человека, достигшего всего чего душа желала? Тогда ещё хуже, ибо выхода не видно, а жизнь продолжается. Олега задолбало философствование и он сорвался, ударив прусского посланника, прибывшего согласовать некоторые вопросы по Люксембургу. Специально, легонько, чтобы не покалечить, но больно въехал по роже. Присутствующие обомлели, кто-то кинулся поднимать бедолагу, гвардейцы увели короля. Может теперь хоть что-то произойдёт?
        — Олег, пруссы отозвали работников своего посольства, правда передали ноту и затребовали извинений.
        — Я не буду просить прощения, Николай Иванович, пусть будет что будет.
        Скандал разошёлся по Европе какой-то тихой сапой. Не в смысле "медленно", а в смысле "без криков и воплей". Все ждали объявления претензий со стороны Пруссии, но там как будто ввели режим молчания. Видимо обиделись и больше не будут разговаривать, а то и войну начнут. Впрочем наши тоже никаких санкций, вроде перекрытия датских проливов для прусских судов, не вводили. В ноябре был проведён общегреческий плебисцит, но результаты будут оглашены лишь следующей весной.
        Неожиданно стали проявляться проблемы в Египте — в связи с окончанием гражданской войны в Америке вскоре возобновятся поставки хлопка в Европу и египетский хлопок станет менее востребован. Впрочем, выручил как раз-таки Старко, договорившись закупать сырец у египтян. Рейнскую провинцию и голландскую Фризию следовало занять делом. Производство марли, ваты, х/б изделий, бризантных веществ и даже качественной бумаги, которую разработали. И куда будут всё это продавать? Или поступят, как в СССР, когда обуви производилось гораздо больше, чем потреблялось, зато у людей были рабочие места и зарплата.
        Забавно, а вдруг королевство Старко и будет СССРом, когда сам Союз распадётся на кусочки? Тем более, что постепенно сюда вывезли порядка трёх миллионов русских обоих полов и их детишек. Немцев конечно больше, но вроде межнациональных кофликтов не наблюдается. Может быть потому что для правителя все равны?


        Пока верха стонали от депрессухи в королевстве выставили на плебесцит Конституцию, которую столько времени обсуждали и подправляли. Народ уже устал от комментариев умников разных сортов и хотел лишь одного — проголосовать и разойтись по домам, вернувшись к более спокойной жизни. Итоги даже не пришлось корректировать — основной закон страны поддержали 94 % голосоваваших. То есть пункт первый о принадлежности страны семейству Старко устроил практически всех. Кстати, люксембургским и голландским новичкам тоже позволили принять участие, правда не дав времени обсудить. В принципе, вселенский одобрямс случился благодаря тому, что базово Конституция заботилась не столько о правах людей на болтовню, сколько об обязанностях правительства по отношению к народу. Если есть параграфы даже "о браке и семье", "труде и отдыхе" и прочем таком — так чего выделываться и спорить?
        Особенно козырно выглядела статья о восьмичасовом рабочем дне и пятидневке. Добавим "право на ежегодный отпуск, оплачиваемый из бюджета" и станет понятно почему в стране не заводились ни "карломарксы" ни Розы Люксембурговые. Церковь отморозили от управления государством ещё в те времена, когда были чайниками из Фризии-Старко, а безцерковные школы создавались, как само собой разумеющееся. Детишкам позволено работать лишь с четырнадцати лет, да и то на полставки, не более (до 18 лет, естественно). Ясен перец, что бюджет не тратит деньги на содержание королевского семейства (пусть сами пашут, как проклятые). В обмен король имеет подвид законодательной инициативы в виде "права накладывать вето на законы, утверждаемые ландтагом" и "издавать указы, имеющие постоянный или временный статус закона в особых случаях". В общем, в "базу" напихали всяких заманух что выглядело вполне либерально и теперь начался этап расписывания кодексов на разные темы.
        Ввод своей валюты растянули до 1 декабря, чтобы люди имели время к этому подготовиться. В газетах достаточно долго описывали новую систему взамен хождения нескольких иностранных видов колобашек. На несколько лет было разрешено хождения вспомогательных денег — английских, как наиболее устойчивых. Импортные банки тут же кинулись с предложениями поменяться, но столкнулись с проблемой. Да, Госбанк Старко готов им выдать сталеров, но пусть несут фунты, а не свои тугрики. Из первой эмиссии в шестьсот миллионов (бумажных и серебряных) почти две сотни ушло за рубеж. В первую очередь, Ротшильду (банки в пяти странах). Другим тоже выделили, пополнив свой золотомонетный и бритофунтовый запас. К марту, ясен пень, придётся ещё шестьсот миллионов выпустить, благо серебро ещё есть для чеканки.
        Ушлые мексы-олигархи, под шумок, в связи с французским нашествием и тем, что у них могут всё отобрать, запросили помощь. Коэффициент тот же — двойная цена серебром за золото и вывоз их вместе с семьями, куда попросят. Под это дело Старко выделил целый новый грузовой корабль в сопровождении нового крейсера-семитысячника. Причём до Боливии с ними пойдёт целая флотилия вместе с транспортными судами. Пора помочь боливийским братьям у которых селитру покупаем практически монопольно. Укрепить их в преддверии всяких тихоокеанских войн. Ну и перуанцев поддержать и за селитру, и за другие полезные ископаемые. А то испанцы, точнее Изабелла Вторая, уже зубы точат на "наши" острова с огромными запасами гуано. Извините, но самим мало, а не угомонитесь в своей Испании — наваляем от всей души! У нас король не в духе ныне.
        Попутно, решили ввести экспериментальные облигации из хлопковой бумаги с кучей защит. Правда и ценой по тысяче фунтов каждая.
        — Олег, да никто не будет покупать беспроцентные акции, — возражал Юнгвальт, — они же дохода не приносят.
        — Вот и попробуем, Альберт Августович, вдруг желающие найдутся?
        — Ну кому это нужно, право слово!
        Странно, но облигации тоже начали находить себе хозяев. Оказывается есть состоятельные люди, предпочитающие хранить деньги в своих кубышках, но в носки их золото не вмещается, когда монет дофига. А хранить в бумажных ассигнациях страшновато из-за возможных инфляционных процессов. Мало того, некоторые банки тоже сошли с ума и решили обзавестись такими активами, что явное нарушение принципа "деньги должны работать". Или они их используют в других операциях, где массы бабла переходят из рук в руки? В итоге и эта халява пошла своим ходом.
        Финал-апофеозом загребания бабла прозвучало объявление о грандиозной лотерее с призовым фондом в двести тысяч фунтов. Правда и лотерейные билеты, которые фиг подделаешь (благодаря системе регистрации при продаже), стоят по тысяче фунтов каждый. В специальном прозрачном ящике, на глазах у публики, будут прыгать и перемешиваться шарики в потоках воздуха. Пять наборов от 0 до 9. При остановке устройства один шарик выкатывается по трубе. Шарик с таким же номером добавляется через дырочку сверху, чтобы соблюсти равную вероятность для всех чисел. Четыре шарика определяют номер билета от 0000 (да и такой имеется) до 9999. Ну и что, если все билеты принесут организаторам офигенскую прибыль? Всё равно халява лишь для избранных, а не для быдла. Само участие уже весомо, причём значительно, мелочиться нельзя. Осталось лишь дождаться розыгрыша…



        Глава 39

        Хомы потому и сапиенсы, что любят бренчанье денег, которые могут достаться на халяву. Рождественский бал в заглавном дворце Старкограда проходил по расписанию. Народ живо обсуждал итоги года, за исключением тех, кто гужбанил с шампанским, танцевал и вёл себя по-светски.
        — Как вы думаете, Андрей Андреевич, кто всё-таки станет королём Греции?
        — Ян Войцехович, учитывая сколько было вложено нами в газетную компанию, то наивысший шанс у Великого герцога Петра Второго Ольденбурга Любекского.
        — А какая выгода от этого нам?
        — Всё очень просто, мы забираем Лауэнбург, Любек, но оставляем Петру весь его тоговый флот и инфраструктуру, которую он создал там. Причём налогов с их деятельности брать не будем. Плюс, он получит вдосталь денег, когда переедет в Грецию.
        — Почему мне такие подарки никто не делает, — расстроился Рихтер, — или нужно было родиться с высоким титулом?
        Фокус с Ольденбургом был лишь мелким штрихом грандиозной комбинации, затеянной в Старко и ведущей к некоему "окончательному итогу". Пока вождь в официальной депрессии всякое может случиться, да и потом тоже.
        — А сколько билетов лотереи уже продано? — поинтересовался Борис Алексеевич.
        — Так вроде почти все разобрали, даже Грациани своим итальянцам закупил уйму.
        — Поразительно, совершенно негодящая идея, а нашлись участники.
        — Я вам больше скажу, Борис Алексеевич, уже есть заказ на вторую такую же. Правда там уже джек-пот будет. Под него десять процентов собранных средств выделили.
        Гости с наслаждением обсуждали, а некоторые и осуждали, великие махинации, случившиеся в закончившемся году и мечтали о прибылях от инвестиций в промышленность.
        — Вы представляете, господа, как славно удалось заработать в башкирской степи, — радовался Полянский, — прикупил тамошних земель в министерстве госимуществ. Как раз, где дорогу собирались строить. Так их после прокладки под хозяйственные нужды закупили по стократной цене.
        — Ну надо же, — расстроился Борис Алексеевич, — а мы с Васей до такого не додумались.
        — Так Олег новую уже затеял, в какой-то Петропавловск. Туда, небось, земли пока тоже за копейки можно купить.
        — Ох, это же ждать надо, а я уже немолод.
        Вопрос с возрастом, конечно для всех актуален, но не завтра же помирать.
        — Кстати, у меня один знакомый хотел славно заработать и нашёл себе головную боль. Купил акций общества, которое якобы владело секретным крупным месторождением серебра в Мексике. Теперь ни денег, ни тех, кто акции продал.
        Воистину "на дурака не нужен нож". После развала банка Моргана на сотни финансовых организаций, некогда объединённых вместе, и ряда крупных международных финансовых махинаций, многие решили зарабатывать деньги лёгким путём. К этому, в тех же Штатах, добавился железнодорожный бум и, как следствие, востребованность в огромном количестве чугуна и стали. Как своих, так и из Европы. Прекращение гражданской войны позволило восстановить курс доллара и стабилизировало промышленность достаточно быстро. Мало того, некие евродоброхоты предложили Линкольну две дюжины канонерок с усовершенствованными пушками по странно недорогой цене, да ещё и в рассрочку. А для защиты своих берегов от каких-нибудь англичан, пообещали бронировать и вооружить по-быстрому корабли деревянной постройки, даже паровые машины на них установить. Ещё раз подчеркнув: "для защиты от англичан, а не для атаки южан". Президент даже обрадовался, так как появилась возможность реализовать потайную мечту.
        В то же время, ряд финансистов, оставшихся без работы, уже организовывал финасовые пирамиды и просто кидалки под различным соусом. Особенно популярной темой были "секретные залежи серебра в Мексике". Ещё одной популярной забавой было поставить деньги в тотализаторе по поводу "воды в пустыне Сахара". Ясно же, что это игра в одни ворота, в которой легко можно заработать на ставке один к полутора. Пусть немного, но гарантировано. Срок ожидания — первое сентября 1863 года, относительно недолго.


        Сам новый год пришёл без эксцессов, лишь Мухаммед Саид-паша, турецкий султан, умер в январе. Ему наследовал Исмаил-паша тоже имеющий европейское образование и мечтающий сделать свою страну частью Европы. В принципе, он ничего не стал резко менять, продолжив экономическую политику, как есть. Всё-таки Суэцкий канал нужно достроить. А вот в конце января Пруссия пострадала от террористического акта. Явный революционер, не согласный с политикой короля, стрелял в него и ранил достаточно тяжело. Жизнь Фридриха Третьего спасли врачи из Старко и России (всё-таки лучшие в мире в данный период), находившиеся по случаю в Берлине на конференции. Частичный паралич, пусть и временный, вынудил короля передать всю полноту власти Бисмарку, до полного восстановления. Он даже говорить толком пока не мог и вообще обязан был соблюдать полный покой. Перепуганая супруга занималась детьми и ухаживала за мужем, так как получила моральный шок. Плохо, что террориста не смогли взять живым, кто-то издали убил его выстрелом в затылок с крыши дома и сбежал. На месте нашли лишь карабин Шарпса, но это ничего не дало следствию.
        Англикосы и рады бы помочь и поддержать, но у них самих в разных колониях проблемы начались. Ладно, в Африке сами войну планировали, но в Индии-то лишь недавно закончили. Тем не менее, "верный союзник" Хайдарабад начал то ли противоправные, то ли богопротивные действия. Местность горная, где стрелковое оружие гораздо сильнее артиллерии. Хотя бы потому, что пушки в горах руками далеко не утолкаешь, а лошадей отстреливают легче, чем людей. Бритосы быстро выяснили, что против них применяются модернизированные винтовки Холла, причём русского производства.
        — Русские своё списанное оружие всему миру продают, а мы расхлёбывай, — возмущался один полковник, посланный на подавление мятежа с пятью сотнями солдат.
        Он же, спустившись с гор, отправил телеграмму с просьбой прислать хотя бы десять тысяч. Не тот случай, когда имеется преимущество в вооружениях. Да и восставших подозрительно много. Примерно такую же прислали из Афганистана, где вспыхнуло так, что мало не казалось. И тоже винтовки из России, как и горные пушки, списанные, но ещё действующие. Да, что же это за шиворот-навыворот? В второй половине двадцатого века Запад помогал афганцам, а сейчас явно русские готовили боевиков на каких-то скрытых базах. Причём в горах казнозарядные винтовки с раздельным зарядом, оказались удобнее энфильдов (вроде более передовых, но тоже капсюльных). Так что англичанам нужно не просто армию присылать, но ещё и обеспечить поставки боеприпасов, иначе бунтарская зараза распространится повсюду.
        Впору начать говорить, что "рашенок гадит", только в лицо-то этого не скажешь — могут и по рогам настучать. Какой-то год выпал, когда Бисмарк с Чарторыйским чего-то совместное мутят, да с итальянцами шепчутся о своём, о женском. А король Румынии верно прислушивается.




        — Я же говорил, что Петра Второго изберут! — гордился Легостаев.
        — Так за такие деньги, что наш Олег дал в приданое, кого хочешь можно замуж выдать.
        — Да, господа, готовьтесь принимать Луаенбург с Любеком в состав королевства. Или под шумок и Мекленбург прихватим?
        Старко видимо окончательно сошёл с ума и расщедрился сверх меры, выделив Петру Второму пять миллионов фунтов в личное пользование и десять миллионов для вливания в греческую экономику. Правда с доходов от нового торгового флота, который будет с годами там построен, Петру придётся платить нам десять процентов в течении четверти века. Он и армию должен модернизировать, не скупясь. Впрочем Ольденбург просчитал все плюсы и минусы и нашёл сделку очень выгодной.
        Мозайка постепенно складывалась и даже герцог Мекленбургский получил щедрое предложение. Настолько щедрое, что раздумывал лишь восемь дней, после чего подписал всё и вся. А герцогство Мекленбург-Стрелиц разделили с Пруссией, как Западный и Восточный Пакистан в своё время. В смысле, нашим отошла западная кроха-малёха, чтобы дырка на карте не зияла. Европеяне лишь глазёнками хлопали, не понимая, что за активность творится на их глазах и почему западные и восточные немцы до сих пор не начали войну друг с другом? Или они дружат, причём против кого-то третьего?
        В марте Олега оставили на хозяйстве, а сами компаньоны отправились в Самару. Оттуда добрались до полустанка, куда съехался весь цвет финансовой и родовой олигархии, чтобы лично лицезреть финальный момент строительства.
        — Как добрались, господа? — поприветствовал старых знакомых Пётр Георгиевич Ольденбургский (тот, который россиянин).
        — С величайшим комфортом, ваше высочество. Заодно проверили железную дорогу от Старкограда до Нижнего Новгорода.
        Да, до Варшавы шёл путь, от неё к Санкт-Петербургу, а далее через Москву к Нижнему. Можно, при желании, из вагонов вылезать лишь для перекура, посещения буфета или ресторана, ну и при смене колёсных пар.
        — А как дела с акциями? Уже распродали или пока ждёте?
        — Пётр Георгиевич, мы по-разному поступаем. Я, например, распродал часть в Берлине, часть в Варшаве, часть в Петербурге, а десять процентов своего пакета оставил из интересу.
        — Представляю, Андрей Андреевич, какую прибыль вы получили.
        Разговоры о деньгах нормальны и уместнее, чем рассуждения о погоде или о высоких модах. Впрочем, более интересная беседа состоится позже, когда последний костыль вобьют. Сначала фуршет для всех присутствующих, а затем приватная встреча с императором.
        — Господа, а каковы ваши взгляды на следующий участок от Магнитогорска до Петропавловска?
        — Мы уже вложились по сколько посчитали нужным, благо средств, слава богу, достаточно. Дело нужное, но крупных выгод не ждём, чисто патриотическое начинание.
        Приятно, что разные компании уже вовсю строили дороги от Нижнего в Самару, даже мосты ставили, где необходимо. А к Уфе, с севера, тянулись частные дороги горнозаводчиков. Реки реками, но поездами удобнее возить разномастные грузы. Пруссаки тоже присутствовали на торжестве, всё-таки кровная заинтересованность. Чтобы различные умники не говорили, но цены на чугун стояли высокие, так как Старко всех экономных жадюг забивал при покупке сырья. Разве что Англия от него не зависела, но и не экспортировала своё. Уголь, пожалуйста, тем более, что недавно ещё месторождения нашли у себя…



        Глава 40

        — Господа, благодарю вас от всего сердца за помощь, которую вы оказываете России, — нахваливал компаньонов Александр Второй, — вернёмся в Петербург и проведём очередные награждения, вы это заслужили.
        — Спасибо, ваше величество! — ответил за всех князь Легостаев.
        — Кстати, — встрепенулся Горчаков, — у вас ведь собственный поезд.
        — Да, — подтвердил Легостаев, — он нам привычнее и удобнее.
        Состав из Старко, конечно же, привлёк внимание: и паровоз более величественный, и дым не такой чёрный, и вагоны внутри более вместительные, что ли.
        — А почему тендера нет?
        — Так у нас, Александр Михайлович, используется специальная мазутная смесь высокой очистки. Правда, пришлось в разных городах, на станциях свои заправочные пункты оборудовать.
        Красиво жить не запретишь тем, у кого денег никакие куры не клюют. Небось телеги у них тоже на воздушных подушках летают и на специальных насестах ночуют?
        — Честное слово, господа, завидую Олегу Александровичу, имеющему таких советников, — продолжил император, — себе хотел бы вас, но, увы, вас заклюют и будут постоянно палки в колёса вставлять. Никак не могу очистить правительственные круги от зловредных людей.
        — Ваше величество, мы всё равно остаёмся и вашими верноподданными, — вовремя прогнулся Юнгвальт.
        — А как вы относитесь к продолжению магистрали до Петропавловска?
        Компаньонов уже задолбало отвечать всем встречным-поперечным на один и тот же вопрос, но положенную уважайку соблюли.
        — Это дело нужное, постепенно и до Тихого Океана можно будет добраться.
        — Эх, жаль, небось ещё лет тридцать пройдёт. Надеюсь, что мои сыновья сию магистраль закончат.
        Все понимали несомненную пользу Транссиба, как и дороговизну строительства. От Магнитогорска до Петропавловска более восьмисот километров. Далее можно тянуть железную дорогу на Омск, но обязателен хвост в южном направлении (от Петропавловска). Олег Саныч говорил, что там есть качественный уголь в районе неких Темир-тау и Караганды в киргиз-кайсацких землях. Хотя, более важно то, что используя реку Ишим можно освоить весь Обский бассейн.
        — Господа, а как идут тайные дела? — мягко поинтересовался государь.
        — Всё складывается, как планировали, ваше величество, — опять отдувался за всех Легостаев, — Пруссия, Польша и Италия в принципе готовы и ждут сигнала. Ждём шага от американцев-северян.
        — Неужели они готовы поддержать нашу задумку?
        — Да, ибо это соответствует плану самого президента Линкольна. Канонерки уже им передали, а более сильные корабли скоро будут готовы. Ну и наши инструктора уже несколько месяцев занимаются с отобранными американскими солдатами. Даже лёгких стальных пушек им продали, пока они свои только начинают производить.
        — Ну, что же, об этом когда-то мечтал мой отец. Рад буду, если его чаяния воплотятся в жизнь.
        Болтать на приятные темы можно до утра, но всё-таки пора и честь знать. Ещё и Вересову нужно телеграфировать, которому царь-батюшка сподобился выдать княжеский титул. Хотя оно излишне, так как тесть короля давно уже герцог.


        Несмотря на то, что англичане противились созданию унии между Старко и Швецией, в самой Швеции парламент упорно давил на короля. Карл Пятнадцатый всё-таки уступал своему деду и даже отцу (предыдущим королям класса "бернадот"). Считая, что в стране и так всё хорошо, он сводил свой вклад лишь в права: местное, церковное, уголовное и совершенно не интересовался экономикой или чем-нибудь другим. Скорее президент, заботящийся о демократических ценностях, чем монарх-хозяйственник. Впрочем, чего ещё ожидать от умника, сидящего на бюджетной подкормке. Разве что очередной реформе с переводом парламента с однопалатного в двухпалатный. Да, выглядит вроде масштабно — можно в аннуалы правление занести.
        Ещё один конёк не нравился деятелям риксдага — умение высказывать одно, красивое-прекрасивое, а то и насущное, а потом прятаться в уголок, когда следует действовать. Его речи о скандинавском братстве, так ими и остались в реальной Истории, где он призывал к этому, но сам так и остался в стороне. Ещё один лозунг короля выглядел фундаментально: "Землю построит закон!". Якобы всё остальное (промышленность, наука, техника) просто выпрыгнет или создастся само собой. По мнению парламентариев, в этот период истории, когда НТП идёт повсюду уверенно и мощно, нужен другой лидер, иначе Швеция опустится до страны третьего сорта. Впрочем, что взять с поэта и художника, который бредит "правами" и совсем не интересуется "обязанностями".
        "Лирик на троне до добра не доведёт" — так считали даже рядовые граждане. Бюджет страны на треть формировался из налогов одного-единственного человека, короля Старко. Причём, не имея власти, Олег Первый не вкладывал в страну больше, чем ему минимально необходимо. Нет смысла, когда можно вложиться там, где можешь утвердить свой взгляд на экономику. Вот и смотрели члены риксдага с завистью, пуская слюни, на то, как улучшается экономическая жизнь соседей: сначала в Голштинии, а затем и в Дании. Новые рабочие места, удерживающие население от эмиграции в другие страны, дополнительные инвестиции, подпитка бюджета… Конечно, богатейший человек планеты не нуждается в подачках и этим всё сказано. А где же "право на лучшего лидера", почему Карл Пятнадцатый о нём не говорит?


        Состоявшаяся лотерея, странным образом принесла гору дополнительного бабла. Участники не только общались на высокосветских тусовках и, пользуясь моментом, даже согласовывали какие-то договора в политической и деловой сфере, но и получали массу развлечений на различных шоу. Считай две недели толстосумов планеты обихаживало местное население, попутно набивая свои кубышки резко подросшей платой за сервис. Организатор вообще обогатился на ровном месте почти на десять лямов бритофунтов. Не удивительно, что объявили о следующей, причём к главному призу прилагался джекпот в размере… одного миллиона фунтов. Сумма настолько поражала даже самых свехбогатых, что распродажа билетов пока не составляла проблем. По-прежнему депрессующий Олег Саныч даже вложил целый миллион в некоего Николауса Отто.
        Ну не прямо в него лично, а в создание исследовательского центра двигателей и турбин. Самого инженера откопали мятущиеся души — Юнгвальт и Низимов, постоянно ищущие, как бы усовершенствовать паровые установки. Так сей герр Отто оказывается занимался светильным газом и соответствующим двигателем, проживая в Кёльне. Кёльн — в Северной Вестфалии, а та в королевстве Старко. Ясно, что его привезли в Старкоград и представили королю. Артурчик помнил, что Олег иногда разбирается в механике и даже идеи подкидывает, но даже он не ожидал столь бурной реакции.
        — Да, герр Отто, двигатель внутреннего сгорания очень нужен, а то мы дальше мазута пока не продвинулись, — приободрился король, — светильный газ хорош, но почему бы не попробовать распылять тот же бензин?
        — Ваше величество, честно говоря я о таком даже не задумывался.
        — Я готов вложить в создание центра разработки двигателей огромные средства, настолько считаю это перспективным.
        Согласования шли три дня и на разные темы: от некоторых технических подробностей до комплектации персонала путём поиска повсюду инженеров, способных помочь в разработках. Шокированный Отто даже не представлял, что его монарх болен на всю голову научно-техническим прогрессом и даже умеет пользоваться станками. Причём не руками своих верноподданных, а лично. Что, кстати, поясняло почему родная страна так хорошо развивается в промышленном плане.
        — Ваше величество, я безумно рад, что вы поддерживаете тему двигателей. Я готов написать своим знакомым инженерам и пригласить их к нам на работу.
        — Да, герр Отто, это будет полезно. Ныне времена творческих коллективов, а не одиночек. И обязательно наймите специалистов по проведению поиска информации и патентов на схожие темы. За расходы не переживайте, я выделяю пять миллионов сталеров сразу, чтобы и лаборатории могли построить и цеха, когда понадобится. И охрану, чтобы излишне любопытные со стороны не лезли.
        Рядовой инженер впервые столкнулся с возможностью творить, не отвлекаясь на поиск финансов. А что толковому изобретателю ещё нужно для счастья? Тем более, что рядом будут близкие королю люди: герр Юнгвальт и герр Низимов, а это немаловажно. Отдельным вопросом являлась разработка хоть какой-нибудь турбины. Для кораблей, для электростанций, да и для прочего могло пригодиться.




        В конце апреля президент Линкольн получил эскадру бронированных кораблей, переделанных из деревянных лоханок, снабжённых паровыми машинами и вооружённых новыми орудиями. Англичане вроде чего-то строили, даже на воду спускали, но никак не могли выйти на добротный защитный уровень против современных пушек. Так что, по идее, они ничего толкового не могли прислать для усмирения северян, если вдруг приспичит. Любое усиление брони до требуемой толщины сразу сказывалось на плавучести. Пока сказывалось, но когда-нибудь будет найдена золотая середина. Скорее всего, в ближайшие годы, когда будет поздно пить боржоми.
        Армия северян уже имела дополнительный пятидесятитысячный корпус из ирланцев, ненавидящих бритосов и хорошо вооружённых современным американским оружием. Даже гатлинги им выделили, те самые, которые производились без Гатлинга его партнёрами-инженерами. Сам Гатлинг, поставив завод в России и наладив производство пулемётов, передал дела русским партнёрам (оставив за собой долю в прибыли) и вернулся к основной профессии. Он создал на свои средства (благо очень хорошо заработал на ОМП) медицинскую клинику в Петербурге. Ещё когда представитель Старко убеждал доктора перебраться в Россию, такой подвариант будущего предполагался. Включая нюанс — создать передовое хирургическое отделение. Даже кандидата из Одессы посоветовали, некоего молодого, но талантливого хирурга Склифософского. Теперь будушая звезда медицины был правой рукой мистера Гатлинга, быстро завоевав доверие своими умениями и стремлением к совершенству.
        В середине мая началось финальное складывания дьявольского паззла — канонерки северян вошли в реку Святого Лаврентия, а подразделения ирландцев начали вторжение в Канаду сразу в трёх местах. За два дня до этого, в Лондоне, в Форин Оффис прибыл американский посол и всучил ноту об объявлении войны. Всё было сделано чисто по-английски, не подкопаешься.



        Глава 41

        Довольные-предовольные компаньоны опять ворчали, переживая за ситуацию в мире.
        — Олег, а панамскому каналу боком не выйдет смена государственности в Новой Гранаде?
        — Борис Алексеевич, пока просто поменяли название страны на Соединённые Штаты Колумбии. Новогранадцы пока сами определяют свою жизнь, являясь союзной республикой. Ничего страшного.
        — А вдруг всё отберут?
        — Даже после переворота, генерал де Москеро ничего нам не сделал. Тем более, что он ограничил власть центрального правительства.
        Тут и Легостаев проявил сомнение.
        — А если начнутся гражданские междуусобицы и, не дай бог, локальные войны между штатами, как в Северной Америке?
        — Тогда, чтобы защитить нашу собственность, введём войска в штат Панама и перегородим их восточную границу. Окажемся с краю федерации и никто приставать не рискнёт, пусть между собой грызутся.
        — Ох, и ловко у тебя получается Олег, признаю. Спровоцировать там гражданскую войну и оттяпать для нас колонию прямо на перешейке. И не подкопаешься, честное слово! — восхитился Юнгвальт.
        — И не думал даже, Альберт Августович, оно само получается. Хотя ваша мысль мне понравилась, обдумаю.
        Присутствующим тоже "мысль понравилась" — всё-таки это проще, чем влезать в войну с Испанией за солидный плацдарм на том конитиненте, завоёвывая какую-нибудь Кубу. И как удачно всё складывается, даже по времени. Мир отвлёкся на войны с вовлечением целой кучи европейских стран и ему нет дела до обыденной Панамы, торгующей эквадорскими шляпами от солнца.
        — А что в Англии, будут воевать за свою Канаду?
        — Уже собирают экспедиционный корпус, правда им нужно порядка ста тысяч солдат, чтобы американцев попытаться задавить. Ещё и транспорты, и боевые корабли. Уже ищут у кого бы армию-другую арендовать.
        — Надеюсь наших не дашь?
        — Нет, конечно, и Александр Второй не даст. У него завоевание Средней Азии идёт, прекрасные плодороднейшие земли с мягким климатом в междуречье Аму-Дарьи и Сыр-дарьи. Свой хлопок, чай и шёлк будут у России, рад за них.
        Англичане однозначно нарвались на мощные проблемы, раскинувшись по всему миру. А нечего постоянно лежать под солнцем! В Африке уже шла англо-ашантийская война. Пятая, потому что четыре предыдущих лаймы проиграли. В Афган пришлось отправить двадцатитысячный корпус, так как тамошних солдат уже местные почикали. И нет никакой гарантии, что корпуса хватит для усмирения. Против Хайдарабада собрали порядка тридцати тысяч, иначе бунтарская зараза перекинется на другие регионы и тогда вся Индия может быть потеряна. Теперь с трудом наскребалась армия для Канады, но тогда свои собственные острова оголятся. Не дай бог в Ирландии снова вспыхнет.
        Тут уж не до контроля над Пруссией, пока со своим дерьмом не разберутся, а об убеждении Старко не шалить и не объединять Скандинавию забыли даже думать. И не до короля Павла Эстерхази, честно говоря. Пусть сам решает свои проблемы.
        — Да уж, попали венгры в ощип, неизвестно что от них останется, — позлорадствовал Рихтер.
        — Венгрия и останется, Иван Карлович, наши без проблем Словакию заберут себе, — отозвался Полянский.
        — А тимишоарский Банат румынским станет.
        Румыния тоже присоединилась к союзу Пруссии, Италии и Польши, объявивших войну Венгерской империи. Причём с Австрией бились пруссаки, нацелившиеся на аншлюс Верхнего и Нижнего Остеррайха. Конечно, Россия и Старко предупредили интервентов, что вмешаются, если те после победы не отпустят на волю Богемию и Моравию, позволив им стать независимой Чехией. Все стороны это вполне устроило и теперь пруссы наконец-то применили свои игольчатые ружья с бумажными патронами, буквально отстреливая австрияк целыми подразделениями. Новые ружья имперской армии не шли ни в какое сравнение ни по скорострельности, ни по дальнобойности.
        Итальянцы, в принципе, уже захватили Трент и заканчивали завоевание Карниолы. Истрию-то они оттяпали ещё в Восточную войну, вместе с Триестом. Под вопросом оставался Тироль, который Старко мог позволить Баварии присоединить к себе. В обмен на Пфальц, например, ну или на что-нибудь ещё. Сербы, хотя и ничего никому не объявляли, просто аннексировали Банат-крайну. Тихо и мирно, не докучая, но и не позволив это сделать Румынии. Король Венгрии, практически оставшийся в одиночестве среди хищников, растерялся. Советники-англичане ничем не могли ему помочь и даже советовали особо не сопротивляться, чтобы сохранить саму Венгрию. Так что в июне уже начались множественные переговоры с переходом из рук в руки подконтрольных территорий.
        Самих мадьяр оставили в покое, даже не запросив репараций, просто пообкусав со всех сторон. Поляки получили Словакию от Пожони (Братиславы) до Кашши (Кошице), успевшей за последние годы сменить название с Кашау. Итальянцы снова вернулись к государственной программе строительства современного стального флота: грузового и военного. Русские не получили ничего, кроме морального удовлетворения. Пруссы радовались, что фокус с плюхой их посланнику сработал и ввёл в заблуждение всех о якобы ссоре со Старко (Европа-то ожидала войны между ними, а не снек-атаку Австро-Венгрии). Теперь вся коронная Австрия принадлежит им, а Габсбургов нагнали в шею. Правда пришлось отдать Старко Западную Померанию со Штеттином, но овчинка стоила выделки. Плюс, два миллиона фунтов за остаток Рейнской провинции к югу от Мозеля. Бавария передала Старко Пфальц и мирно аннексировала Тироль. В Европе наступил долгожданный вековечный мир на все времена. Вроде…


        Вторая эмиссия в шестьсот миллионов сталеров бумагой и серебром ушла в народ. Сам народ тащил в банки свои личные запасы всякоразных тугриков разных стран, накопившихся за многие годы. Доверие к новой валюте поддерживалось честностью правительства. Серебряные колобашки разных стран с различным насыщением драгметалла на малые родины не возвращали, а просто отправляли на переплавку и обогащение до нашего стандарта. Импортные банки выменяли ещё сотню миллионов бумажных и металлических сталеров, больше им пока не дали. Зато тысячных облигаций, которые оказались ходовым товаром, экспортировали аж на четыреста миллионов. Это, конечно рискованно, вдруг единовременно обратно привезут и попросят заменить? Хорошо, что золотовалютный запас пока достаточно велик и обеспечивает покрытие, но следует быть осторожными в сией халяве-плиз. Вторая лотерея уже такого ажиотажа не вызвала и билеты кое-как распродали, несмотря на гигантский джек-пот. Третью решили не организовывать, тем более, что инициативу уже подхватили в разных странах.
        Королевство расползлось по карте и выглядело криво. Северной границей являлось Северное море с переходом в Балтийское, от голландслого залива Зюйдерзее до реки Одер. Вниз (в смысле, на юг) на западе граничили с Голландией, Бельгией, Францией. А вот на юго-востоке с великим герцогством Баден (по Рейну). Чуть выше по карте, южная граница была с дармштадтским Гессеном (завоевать что ли для выпрямления?) и Баварией. Ещё выше — набор уже наших Гессенов, переходящий в ганноверские земли, граничащие с прусским Бранденбургом. На северо-востоке в нашем распоряжении находился Мекленбург и Западная Померания. Вся остальная Европа принадлежала другим умникам. Кстати, англичане захотели выкупить Фарерские острова, но им сказали "подумаем", подразумевая "самим надо для военно-рыболовно-транзитных целей".
        В связи с тревожной ситуацией в северной части Южной Америки Генеральный штаб заготовил операцию по захвату Панамы. Тем более, что в материковой части (вне Панамы) действительно начинались распри, так как отдельные штаты новенькой Колумбии уже хотели развода и передела внутренних границ. Действия геологов и бурят (тех, кто бурит) в Триполитании вызвали восхищение, как в арабском мире, так и во всём остальном — старки нашли… воду в пустыне Сахара! Хорошую, пресную, которая в тех местах дорогого стоит. Правда нефть пока не найдена, но зато весь мир переходил на новую методику добычи её и постоянно прибавляются экспортёры. А так как предложение начинает превышать спрос, то и цены падают. Ура-ура-ура!
        — Олег, что пишет государь?
        — Андрей Андреевич, император благодарит за то, что покончено с австрийской империей. Мечта Николая Первого сбылась. Ну, и интересуется планами на ущемление Британии. Готов помогать во всём, что мы будем затевать на эту тему.
        Кроме того, после завоевания Бухарского и Кокандского ханств, Александр Второй решил больше не развивать экспансию в тех краях. А то уже бывших крепостных и дембелей не хватает на заселение пограничных районов. Россия дожилась, блин, то некуда крепостных пристроить, то их же нехватка приближается. Видимо что-то не так со страной, которую мотает из одной крайности в другую. Или слишком много земель завоёвано в последнее десятилетие? Хороших земель, более плодородных и климатически удобных, чем средняя полоса.
        — А какую политику с французами будем строить?
        — Я думаю, господа, что нам нечего с французами делить. Пусть они захватывают Мексику, вроде конец их военным действиям там уже близок. Наполеон нас не чапает и мы его не будем.
        — То есть займёмся своими делами?
        — Да, меня в Индийском океане ситуация интересует. Если англичане погрязнут в индийских бунтах и мятежах, попробую оттяпать Цейлон в свою пользу. Всё-таки уже свои плантации там имеем.
        Сложный вопрос, кстати, как скоммуниздить у Британии то, что ей принадлежит? Впрочем, кто такая эта Британия, чтобы везде и всюду повелевать? Стоит натравить на неё Францию под святым международным флагом перераспределения колоний, да и других подключить к этому благородному делу. Англичане уже весь свой пехотный ресурс, невеликий между прочим, в четыре войны сразу втянули. Вон, их бьют в южной Канаде в хвост и и в гриву. Конечно, лаймы отправили флотилию из двадцати четырёх разномастных кораблей вместе с транспортниками, и вот-вот сцепятся с американцами. Но ушли-то на другую сторону Атлантики не самые лучшие. Да, все паровые, но лишь одно судно бронировано, да и то стандартным кованым железом. Поскупилась королева, посчитав себя владычицей морской. Ладно, война план покажет. Впрочем, почему бы, пока суть да дело, очередной ирландский мятеж на замутить? Или рано ещё?
        Старко, полностью восстановившийся после депресии (выдуманной, как оказалось), уже готовил клыки к грызне…



        Глава 42

        Новости из-за океана приходили с запозданием, причём неблагополучные для англичан. Морское сражение подтвердило превосходство пушек "старко" над деревянными и даже бронированным кораблём. В результате, у американцев лишь один получил повреждения, да и тот сам зарвался, выдвинувшись вперёд и оторвавшись от своих. Уж очень его капитан хотел отличиться. Англичане потеряли потопленными одиннадцать, включая бронированный и несколько транспортных, сдались ещё семь. Остальные, вместе с уцелевшими транспортами, сбежали в Новую Шотландию. Онтарио, Квебек и Новый Брауншвейг (или Нью-Браунсвик) постепенно захватывались северянами. В принципе это и была вся английская Канада того времени. Всё остальное принадлежало или компаниям, типа Гудзонбейской, или вообще никому.
        Зато на территории так называемого Канадского Союза проживало аж пять миллионов человек и многим не нравилось монархическое владычество. Они считали себя вольными людьми и приветствовали америкосов, как освободителей. Линкольн именно на это и рассчитывал, когда мечтал "освободить" Канаду от британского ига. В принципе, военные действия в дальнейшем сводились к борьбе за Новую Шотландию, как сухопутные, так и морские. Англы из-за войн в Азии и Африке задействовали часть своего флота, а на верфях ещё только закладывались корабли типа "Беллерофонт". "Уорриор" и "Блэкпринс" даже не посылали за океан, понимая, что новенькие броненосцы просто утопят, как котят. Англо-американская война становилась затяжным конфликтом, так как америкосам предстояло ещё много кого демократизировать на континенте.
        В Хайдарабаде, прибывший экспедиционный корпус также столкнулся с серьёзными проблемами. Местные бунтари были вооружены поголовно, причём их оказалось более тридцати тысяч. Инструктора и добровольцы из Европы хорошо помогали мятежникам, зарабатывая отличные деньги на службе у одного из самых богатых правителей мира. Всё-таки бывшая Голконда, а не какая-нибудь Прибалтика. Афганцы платили русским за оружие и моральную поддержку вообще лазуритом, раз он оказался в их руках, а не в английских. Ну не будущим же моджахедам его оставлять. Русские даже кое-какое оборудование прислали, помогая увеличить его добычу. Ясно, что интервентов встречали скорострельностью и дальнобойностью сестрорецких винтовок, списанных с вооружения в связи с переходом на игольчатое оружие. Даже артиллерийский парк пополнялся. Зато в австралийском штате Виктория количество россиян, итальянских ганноверцев и людей Старко начало неуклонно снижаться, перебираясь в Южную Африку. Правда китайцы опять поднавалили, но это уже английская забота.
        В начале июня шведы созрели, так как Англия больше не учила жизни, и провели-таки хэт-трик (трюк со шляпой). Король Карл Пятнадцатый Бернадот подписал договор об унии с королевством Старко, хвостиком махнул, получив четыре миллиона фунтов стерлингов откупными, и отрёкся от престола в пользу Олега Первого.
        — Олег Саныч, поздравляем от всей души!
        — Спасибо, друзья, но так ли это необходимо? Тем более, что выигрывая в одном, я програю в другом.
        — Да в чём же здесь проигрыш? — удивился Юнгвальт, — у тебя под рукой теперь два королевства, впору империю провозглашать.
        — Альберт Августович, я, как порядочный человек, заплатил предыдущему королю звонкой монетой. Теперь ещё выдам пятнадцать миллионов фунтов парламенту на разные программы.
        Суммы впечатляли, на таких условиях дороговато в рай власти въезжать. И по-другому поступить совестно было бы столь богатому человеку. Вон, двенадцать тонн золота из одной только Африки прибыло. И несколько тысяч тонн серебра из Мексики привезли.
        — Зато и плюс есть, господа, — обрадовал монарх, — в свой металлургический бизнес столько вложу, что самого удивит. И займусь законным созданием дополнительных предприятий. Даже перестройку верфей изрядно финансирую. Всем удобно, создаются дополнительные рабочие места.
        — Да, Олег, дорого тебе царствование выйдет.
        — Деньги есть, не страшно. Тут другое дело. Раз руки с этим вопросом развязаны, значит нужно уладить всё в Панаме.
        Хитрый король, сам же, исподтишка, активизировал кое-какие волнения в Соединённых штатах Колумбии, и сам же решил именно сейчас этим воспользоваться, чтобы к осени начать прихватизацию Цейлона. Морская группировка готовилась к выходу в Атлантический океан для решения частного вопроса. А то вдруг французы не ограничатся Мексикой и начнут захватывать небольшие государства к югу от неё? Будто бы избавляют тамошних жителей от постоянных войн за власть. В нынешнем мире такие фортели проходят на "ура", поэтому нужно оперативнее поиметь своё, даже пока оно чужое.
        На днях со стапелей сойдут два судна водоизмещением двенадцать килотонн. Одно, хотя и слегка вооружённое, но фактически предназначено работать танкером, а вот другое чисто военное. Две двухствольные башни с восьмидюймовками (на носу и на корме), одна, расположенная на возвышении за носовой, с двумя десятидюймовыми стволами. Вращаются туда-сюда на сто восемьдесят градусов, если приспичит. На всякий случай по бортам по шесть шестидюймовых орудий и ракетные установки. Даже торпедные отсеки имеются. И в то же время можно загрузить до батальона десантников, различное оружие для них, до фига топлива для паровых котлов и ещё свободное место в трюмах останется.


        Альберт Юнгвальт ошибся, упомянув лишь о двух королевствах, фактически под рукой Старко их было уже пять: Швеция (вместе с Норвегией), Дания, Ганновер и Вестфалия. И ещё одному, Исландии, предоставили независимость. Так что на небольшую империю вполне хватало статусных государств с долгой предыдущей историей. Однако пока следует не за титулами гоняться, а упорядочить заморские земли. Та же Греция не против ввести в свой состав Крит, Россия (как владелец Византии) обзавестись истинно славянским островом Кипром, Старко явно целится на Цейлон, а Италии не помешает что-нибудь тоже английское. Например, Ямайка какая-нибудь.
        В любом случае, дел было выше крыши и самым срочно-насущным явилось включение Панамы в состав королевства Старко в качестве доминона. Олег даже отстранился на время от участия в комиссии, согласовывающей ситуацию с Норвегией.
        — Николай Иванович, исходите из того, что необходима помощь стортингу. Я готов предоставить им пятьдесят миллионов сталеров на необходимые программы развития. И вложиться лично во всё кораблестроительное.
        — Хорошо, Олег, я это учту на переговорах.
        — Только как-нибудь намекните норвегам, что если они хотят вольнодумства и излишней самостоятельности, пусть сразу об этом заявят. Дам им независимость, но без инвестиций и финансовых вливаний.
        Любой другой попаданец вполне возможно хапал бы всё, куда руки дотягиваются, но наш умник почему-то вечно кривил нос и тыщу раз думал, что ему даст очередное присоединение. Та же Пруссия страдала от недостатка железной руды, необходимой промышленно развитой стране. В принципе, на всех немцев Европы приходился всего лишь миллиард тонн запасов, да и руды в основном с не очень высоким содержанием. Фактически, по содержанию железа практически треть находилась как раз-таки на территории Старко. Понятно почему пруссаки с такой радостью ухватились за возможность ковыряться в Магнитной горе. Там и процентное содержание высокое, и самих запасов не меньше чем в германских землях. Поэтому и завозили по-бырому всё, что нужно, как только Самарская железная дорога вступила в строй. И в Петропавловскую просились деньгами и готовы были помогать её строить. Вдруг ещё что-нибудь ценное в малоразведанной России найдётся по ходу дела?
        — Олег, а британцев не можем придавить нехваткой железа?
        — Увы, Николай Иванович, это бессмысленно. У них своей руды хватает, а угля вообще преогромное количество. Слабость Британии в продовольствии. У них половина рабочих рук занята в промышленности.
        — То есть, на этом можно сыграть.
        — Да, обязательно сыграем, когда момент создадим.
        Вот, блин, королёк-то наш не всегда случаем пользуется. Чаще сначала тишком, да тайком, предпосылки создаёт и лишь потом сюрприз преподносит. В принципе, всё достаточно просто для Англии: дефицит продуктов питание вызовет гражданский хаос и волнения, потом сами лаймы вынуждены будут пойти на уступки. В крайнем случае, начнут покупать еду по баснословным ценам. Из колоний продукты можно ввозить лишь в мирное время, а в военное, когда по всем морям охотятся крейсера евродержав за английскими купцами, это будет сложным процессом.
        Вот попала Великая Британия в дурацкую ситуацию, когда гадить другим слишком дорого, да и последствия боком выйдут. Только вякни с неудовольствием и сразу без штанов останешься, хоть колониальные войны заканчивай. А ведь как славно всё шло до последнего времени. Контроль над Пруссией и покладистым Старко, получается, был призрачным. Аннексия Панамы это ярко показала, когда ни лаймы, ни лягушатники слова поперёк не сказали. Приняли, как само собой разумеющееся и лишь испанцы вякнули против на свою голову. Вяк…вяк…вяк…
        Правда за словом не было дела — чихать хотел Олег Саныч на королеву Изабеллу, ещё и навставлял её флоту у берегов Перу и Боливии. Это, когда испанская эскадра сунулась к островам Чинчо, чтобы забрать гуановое богатство мирового уровня у Перу. Ага-ага, щаззз! Там уже наши окопались и достойно платили перуанцам, так что десантников снулили, а испанские лоханки частью перетопили. Конечно, испанский флот по силам пятый в мире, но что за силы такие? Шесть бронированных фрегатов и дюжина фрегатов первого класса (в которых огромные деньги вбуханы). И как они, вместе взятые, предполагают воевать с флотом Старко? Ах, сей флот силён против овец, ну это другое дело, конечно.
        Естественно, что королева вместе со своими припадочными (те, кто к стопам припадают), обратилась к мировому сообществу с протестами и просьбой поддержать. Видимо в последние годы в куклы играла, коли не поняла, что лидеры ныне Россия, Италия и Старко. Нет, Франция пока безусловный лидер, но лично Жозеф Наполеон с фельдмаршалом Старко пока связываться не хочет почему-то. Вроде Восточная война осталась в далёком прошлом (уже семь лет прошло), а память осталась. И Англия Испании не помощник, свои хвосты нужно подтягивать, не раздражая никого. И к каким марсианам с лунатиками взывать?



        Глава 43

        — Господа, пока наши орудия и броня остаются лучшими, есть смысл создать флоты для Перу и Боливии. Тем более, что если нормально договоримся с норвежским стортингом, задействуем ещё и их верфи.
        — Олег, а если сразу полностью суда из металла строить?
        — Нет, Андрей Андреевич, такие лишь для себя и по договору для голландцев. Нашим друзьям в Южной Америке и бывшие деревянные подойдут пока.
        — А что взамен?
        — У этих двух стран полно гуано, меди, отличной селитры. Пока испанцы зарятся на них, но со временем и англичане проявят интерес. Ну и чилийцев нужно на место поставить, а то они забылись и сами претендуют на эти страны.
        Не очень-то чилийцы пока претендовали, честно говоря, но Старко старался отморозить всех потенциальных захватчиков заблаговременно. Он собирался вложиться в разработки полезных ископаемых, а также в сельское хозяйство того же Перу. И сделать перуанский порт Кальяо базовым на торговом пути к Панамскому каналу. Так что создание армии и флота для обеих стран явно благое дело, что ни говори. А Европу можно будет поставить перед фактом, как в будущем это могла бы сделать Великобритания. Только до этого будущего англичанке нужно дожить, да ещё и ничего не потеряв.
        Старко внимательно проанализировал историю Британии и выяснил, что последние лет двести против Англии не воевали толпой, как против того же Наполеона. Зато Англия всегда умудрялась создавать коалицию, чтобы запинать очередного гегемона. Уж, насколько тщательно Олег разобрался в теме неясно, но он понимал, что сейчас можно раздербанить аглицкое могущество. Нет, не экономику и производство товаров, а просто пообрезать ряд колониальных крыльев. Пусть владеют Австралией, но зачем им Индия? Тем более, что англичане нужны, как противовес расцветающей Франции. Просто невозможно сразу все империи расколоть как орехи за столь короткий исторический период. Вон сколько лет потрачено на Великогерманию, Австрию и Османскую империю.
        — Андрей Андреевич, вы мудрый человек. Хочу вас попросить отправиться с специальной миссией на Цейлон. Не сочтите за ссылку, но именно вы способны разъяснить тамошним лидерам наши позиции и предложения.
        — Хорошо, Олег, я прекрасно себя чувствую, несмотря на возраст. Да и самому хочется побыть полпредом, а не только предпринимателем, а то уже заскучал, право слово.
        — Олег, — встрепенулся доктор Рихтер, — а мне можно составить князю компанию? Чую, что поездка будет интересной.
        — Иван Карлович, буду только рад. И вам развлечение, и мне польза.
        Вообще-то советникам нравилось, когда им давали отдельные поручения, но поездка на Цейлон явно очень серьёзна. Те же Юнгвальт и Полянский всего лишь обязаны были наблюдать за ситуацией в Пруссии и Польше, но никаких движений или переговоров им не доводилось делать.
        — Ещё, господа, надо закончить первичную финансовую реформу. Ближе к декабрю подготовим третью эмиссию сталеров.
        — А не много ли будет?
        — Нет, Борис Алексеевич, пока хватит на ближайшие годы. Тем более, что Швеция и Норвегия обходятся своей валютой. Но, если удастся всё-таки заманить к нам Северную Голландию, тогда придётся и четвёртый впрыск сделать.
        — Олег, так тогда от самой Голландии ничего не останется, — рассмеялся Иван Карлович.
        — Очень даже останется, я же до Рейна хочу земли, а не все-все-все.
        Да уж, монарх губу раскатал не по уровню. Только на завоевание всего намеченного силёнок не хватит и придётся подселяться там-сям, играя на противоречиях местных олигархов и рядового люда. Впрочем эта программа предполагается лишь в будущем, а пока лучше обустроиться в Южной Америке и создать предпосылки к оцейлониванию в Индийском океане. Транзитный пункт не помешает, как и дары природы древней Шри Ланки.


        К сентябрю Норвегия созрела и отдалась в объятья потомка своих древних жителей. Финансирование, как через стортинг, так и напрямую от частного лица (пусть и короля) настолько порадовало не только парламентариев, но и простых людей, что здравицы звучали повсюду. Всем давным-давно надоели нищие короли, вечно занимающие в долг, хотя и сидящие на гособеспечении. Впервые у них появился самодостаточный монарх, который сам народу помогает, а не бесконечные балы устраивает. За таким можно и в Валхаллу последовать, тем более, что он потомок тех, кто так и сделал в конце одиннадцатого века. Людям нужен символ, которым можно гордиться и которому хочется соответствовать.
        Параллельно и Панаму обустраивали, обеспечив прочную защиту границ своего доминиона. Теперь с каналом борются лишь "медведи" на финансовых рынках, но их выходки влияют лишь на цены. Так уж случилось, что сейчас восемьдесят процентов акций находится в руках компаньонов и самого Старко. Строительство идёт полным ходом и вообще не зависит от биржевых прыжков. Люди, далёкие от биржевых спекуляций, искренне верят, что на что-то влияют. Мол, падение цены на акции делает компанию бедной, а повышение сразу обеспечивает дополнительные финансовые приходы. Это так не работает, деньги перетекают из карманов в карман владельцев акций, а в балансе корпорации отображается лишь стоимость остатка акций, если они имеются. Но заблуждения вековечны и люди верят не реалии, а в мифы о них. Поэтому спекуляции на бирже и столь успешны. Только "Старко и Ко" они никоим образом не мешают доводить проект до ума.
        В октябре были спущены на воду четыре грузовых судна и один крейсер-пятитысячник, которые вообще-то для себя строили. Старко распорядился передать их Голландии в исполнение договора. Воистину, проще было бы эти Нидерланды завоевать, чтобы от долга чести избавиться, но слово не воробей. Заодно, за испанским корабельным строительством глаз да глаз присобачили, всё-таки потенциальный противник. Те, в конце года достроили и спустили на воду свой первый броненосец "Нумансия". Оказалось, что полная фигня, а не боевой корабль — семь с половиной тысяч тонн водоизмещения, всего лишь четыре тысячи лошадей паровая машина, броня тоненькая в 10–12 сантиметров, зато три с половиной десятка короткоствольных дульнозарядных восьмидюймовок на обычном чёрном порохе.
        Хотя над пироксилином уже ряд учёных колдует не первый год. Причём почему-то над прессованым вариантом, чтобы взрывчатку сделать. Очищать целлюлозу ещё не сообразили, поэтому имеют проблемы с взрывоопасностью. Кстати, Менделеев в этой линии Истории вместо Гейдельберга работает в Ольденбургском химико-технологическом центре. Его обязательно вернут России, когда он сам пожелает, главное чтобы контрактные обязательства исполнил. Сейчас русские занимаются самоуправлением на местах и готовят какую-то "земскую реформу". Вроде должна повысить прибыльность губерний, но кто знает, как оно сложится.
        Александр Второй подключил к этому делу (в качестве наблюдателя) престолонаследника Николая, чтобы раз уж несёт либеральные идеи, так и отдувался за это. А то в домашнем кругу умничать все горазды — вот и помогай внедрять, коли такой умный. Правда двадцатилетний принц из-за этого лишился путешествий по Италии. Кто знает, может быть в этот раз избежит заболевания туберкулёзом?




        Англичане и французы сожрали аннексию Панамы, как само собой разумеющееся, и признали Перу и Боливию сферой интересов Старко. Первые вовсю пытались организовать плацдарм в Нью-Браунсвике, высадившись там, а лягушатники поставили во главе Мексики брата Франца-Иосифа. С мексиканской вольницей было покончено, из страны сделали снова монархию, причём внаглую объявили её империей. Шутки шутками, но латиносы других стран Южной Америки до сих пор (в 21 веке) возмущены этим. Называйте себя, как хотите, но зачем считать всех остальных своими верноподданными? Пример Максимиллиана Габсбурга, ставшего "из грязи" императором, неожиданно вызвал взрыв возмущений по всему королевству Старко.
        — У нас в составе пять королевств и мы тоже тогда империя…
        — Наш монарх сильнее вашего…
        — Да-да, а ещё и богаче, и умнее…
        — И флот у нас сильнее, и армия…
        — Да мы впереди планеты всей…
        Волна патриотизма возникла стихийно и правители никоим образом не были к ней причастны. Хорошо, что Отто фон Бисмарк высказался в поддержку своеобразного флэшмоба и высказал мнение, что "империя Старко — это правильно". Георг Пятый и Александр Второй поддержали высказывание, к ним присоединились король Греции и османский султан, а дальше само собой пошло-поехало. Даже на новых картах мира были внесены изменения. Олегу это всё не нужно, но пришлось выслушивать обращение "Ваше императорское величество". Причём безо всякого помазания или что там полагается. Друзья-компаньоны сначала похихикали и перемыли косточки новому титулу, но потом сообразили, что изменение статуса наверняка поможет в делах и не только в политических. Датский король Фредерик Седьмой, перед смертью, завещал новой империи долгих лет жизни.
        В начале декабря вернулись Легостаев с Рихтером и понавезли кучу приятных и полезных новостей.
        — Все пять магараджей поддержали наши предложения. Да и повстанцы тоже. Странно, но даже местным англичанам не нравится политика Лондона.
        — Вот как? Любопытно, но разложите, пожалуйста, по полочкам, Андрей Андреевич.
        — Первое. Многие плантации удалось выкупить у европейцев. Они предчуствуют гражданскую войну и предпочли уехать в другие страны.
        — То есть, мы становимся самым крупным предпринимателем на острове?
        — Да, Олег, денег с лихвой хватило.
        Концентрация в одних руках позволяло систематизировать достаточно стихийное выращивание разных культур. Британцы обычно хватались за самые выгодные позиции из-за чего происходили перекосы в экономике. Чтобы это упорядочить наши решили ввести планирование и не зависеть от изменений спроса.
        — Всем очень понравилось то, что теперь будут гарантии выкупа урожая по стабильным ценам. В конце концов, их продукция всегда нужна, различна лишь прибыль, постоянно изменяющаяся от ситуации в мире.
        — И на каких культурах остановились?
        — Чай, кофе, пряности, каучук-сырец, какао и всё, что можно получить из кокосовой пальмы.
        Нюансы выращивания шоколадных деревьев в том, что им нужно природное затенение. Для этого прекрасно подходят как раз-таки пальмы. Эдакое совместное выращивание разных растений.
        — В общем, британское правление создаёт проблемы из-за пошлинной и налоговой политики. Ланкийцы не против того, чтобы под видом охранников плантаций и перерабатывающих предприятий на Цейлон прибыла наша бригада.
        Осталось понять, как к этому отнесутся в Лондоне…



        Глава 44

        …В Лондоне отнеслись по-разному. Видимо год сложился плохо и принёс гору проблем. Потеря почти всей заселённой и цивилизованной Канады тех времён ударила по высокомерию обывателей. И если война с ашанти не очень-то воспринималась обществом, то поражения в Афганистане и Индии возмущали жителей Лондона. Как воевать с дикими горцами, если их не подвергнешь мощным обстрелам корабельной артиллерии? Как вообще воевать, если сотня британских солдат уже не считается отрядом, а тысяча — армией. Причём, эту тысячу может перестрелять пара-тройка сотен дикарей. Конечно, верха очень хотели ввести временную полную цензуру на сообщения из Азии, но либеральность не позволяла это сделать. Мало того, европейские газеты были заполнены подробностями и предполагали потерю Британией тамошних колоний.
        Тут ещё и огромный интерес, проявленный империей Старко к Цейлону. В былые времена можно было бы устроить копенгагирование ряда городов на берегах, но теперь даже к самому Копенгагену с такой идеей не подберёшься. Самих копенгагируют полностью и напрочь, а потом могут и ответный визит нанести. Увы, неудачный период в истории англичанки сложился. Вон, из Адена сообщают, что остров Сокотра уже достаточно защищён во многих местах. Хуже всего, что политически (как и территориально) Франция увеличивает своё общемировое влияние, пользуясь моментом. Если получить на Цейлоне мощный бунт против колониальной администрации, то возникнет ещё один очаг напряжения. Значит и туда придётся посылать флот и войска. Массовый призыв в армию не введёшь — некому станет работать на предприятиях и тогда против правительства ещё и предприниматели выступят.
        Впрочем энергичный и бодрый (в свои 79 лет) премьер-министр Пальмерстон до сих пор был дамским угодником и по-прежнему ориентировался на экспромт в политических решениях. Он даже королеве Испании обещал поддержку в последней попытке вернуть роль великой державы, хотя бы в делах Латинской Америки. Поразительная харизма и умение изображать всё в розовом цвете обнадёживали всех вокруг. Мол, всё само собой рассосётся. Например, американцы после окончательной аннексии Онтарио и Квебека, не станут завоёвывать Гудзон-Бей, Лабрадор, Нью-Фаундленд. И индусы с афганцами сами угомонятся, а те, кто их поддерживает, разорятся.
        — Ваше величество, если у нас нет возможностей защитить сейчас Цейлон от Старко, то можно просто продать его.
        — Сэр Пальмерстон, разве это выход из положения? — удивилась такому варианту королева Виктория.
        — Ваше величество, поймите правильно. Нам важнее сохранить власть в Индии и следует именно там сконцентрировать свои действия. Всё остальное сможем вернуть потом, тот же Афганистан например.
        По-своему премьер был прав. Оттого, что афганцы станут свободными, Англия немного потеряет. Всё равно они не будут вторгаться в ту же Индию, так как против них встанут сами индусы. Если в Афганистан войдут русские, то получат точно такую же гражданскую войну, какая идёт сейчас. Только теперь оружие афганцам будет продавать Англия за тот же лазурит. А за Индию нужно бороться всерьёз, вплоть до признания поражения в ашантийской войне и вывода оттуда столь нужного экспедиционного корпуса.
        — Но нам нужны деньги на все эти войны.
        — Ко мне уже обращался представитель премьер-министра сэра Вересова. Они готовы заплатить за Цейлон семь миллионов фунтов.
        О том, что самому Пальмерстону в этом случае будет открыт счёт на миллион фунтов, премьер умолчал из врождённой скромности.
        — Ну, не знаю, подумать нужно как следует.
        Королева Виктория, потерявшая всего лишь год назад любимого мужа, до сих пор не отошла от депрессии. Слишком много на неё навалилось за это время, да ещё и закончилось появлением двух новых императоров. И если под властью Старко действительно имелось пять королевств, то австриец, поддерживаемый французами, лишь мечтал о воссоздании империи. Он пока строил планы постепенного подчинения себе земель к югу от Мексики с помощью могучего союзника. Хорошо, что Старко поставил непреодолимый барьер, захватив Панаму и оказав протекцию Перу и Боливии. Теперь "дорогому брату Максимиллиану" будет сложно подминать под себя латинские страны за океаном. Может действительно продать Цейлон, чтобы совместно противостоять французским планам экспансии? Тем более, что солидная часть плантаций и так скуплена старками и находится под их экономическим контролем.
        Плохо, что в Пруссии фактическую власть перехватил Бисмарк, но это временно. Король Фридрих Третий уже оправился от ран настолько, что готов возглавить свою страну через два-три месяца. Он послушный мальчик и поможет любимой тёще в европейских вопросах. А если договориться с Александром Вторым, чтобы оставить Афганистан вообще нейтральным, то можно будет действительно сконцентрироваться на проблемах в Индии. Да и в Канаде можно перейти к доктрине на удержание раз пока не получается вернуть свои провинции. Новый флот строится и через несколько лет снова вернёт своё лидирующее положение в мире. Главное, продержаться эти годы, искусно маневрируя и используя разногласия между ведущими странами, которые всегда имеются. А там, где они временно притупились, можно их заострить. Благо специалистов в достатке, так как имеется вековой опыт и прекрасная жизненная школа.


        Очередной ночной кошмар по-своему отрезвил Олега, предоставив картины будущего. Да, человечество избежало двух мировых войн и огромнейших потерь, как в населении, так и во многом другом. Наука дошла до того, что даже на Марсе имелсь база (почему-то китайская). Российская демократическая республика была одним из ведущих государств в мире, как Китай и Франция. Пруссия тоже сохранилась, оставаясь той же Пруссией, но без Бранденбурга, который ныне является республикой. И Республика Старко имелась (без Швеции, Норвегии и заморских владений). Ужас ситуации был в том, что население планеты, достигнув одиннадцати миллиардов в 2010 году, столкнулось с чудовищным дефицитом нефти. Альтернативы имелись, но всё-таки проще было тратить нефть на горючку, пластики и ещё ряд позиций, необходимых для высокого уровня человеческого комфорта. Из-за этого и шли локальные войны в нефтеносных странах, не способных себя защитить. Нефтедобывающие регионы постоянно подвергались обстрелам противоборствующих сторон и местных партизан. Логика класса "так не доставайся же ты никому" превалировала над здравым смыслом. Вот-вот и
будет применено ядерное оружие. Вселенский прогресс не смог перебороть природную дикость хомо сапиенсов…
        И как быть одному из лидеров человечества 19-ого века после таких сновидений? Можно, конечно, махнуть рукой и гордо воскликнуть: "Потомки сами решат свои проблемы!" Действительно, почему у Старко должна болеть голова за будущие поколения? Тем более, что он прекрасно видел в своём прошлом, что людям хочется хорошо жить именно при своей жизни. В надежде, что уже их потомки решат проблемы, а пока проще потреблять то, что имеется под рукой. Да и нафиг философствовать сейчас, если в будущем над этим лишь посмеются, назвав лохом. Как это сделали в том же СНГ, обьявив собственных родителей и дедов, "серой массой лохов, не умевших жить". Только за то, что они затягивали ремни, стараясь побольше оставить своим детям и внукам.
        — Олег, а почему ты запрещаешь у нас торговлю опиатами, морфинами и иными расслабляющими средствами? — как-то завёл разговор Юнгвальт-старший, — ведь это дело прибыльное и везде разрешённое.
        — Я противник наркотиков, какие бы доходы они не приносили. Не хочу травить собственное население.
        — Неужели это настолько вредно для здоровья?
        — Альберт Августович, вспомните популярный роман писателя Александра Дюма. Там, где главный герой, граф Монте-Кристо, отсидел в тюрьме много лет, а потом высвободился.
        — Я помню, — тут же отреагировал Рихтер, — он ещё всем своим врагам отомстил.
        — Обратите внимание, господа. У него было состояние порядка четырехсот миллионов франков. Но герой не сделал ничего для других людей, лишь свою месть реализовал, что было не трудно при его возможностях. И чем кончил? Настолько пристрастился к гашишу, что через несколько лет помрёт.
        Странная трактовка озадачила присутствующих, видевших в книге вроде другое. Хотя, да, страсть к гашишу сразу вспомнилась.
        — Ладно, друзья, лучше подумаем над своими задачами на год.
        Таковых имелось в достатке, даже проблемы повылазили. Смерть датского короля спровоцировала Глюксбургов на нытьё по поводу их прав на престол. Люди не хотели принять то, что времена изменились и их потуги ничем не кончатся. Правда к ним присоединились Августенбурги, решившие претендовать на Шлезвиг-Гольштейн. Наивняки почему-то рассчитывали на помощь Пруссии и тупо надеялись, что их чаяния будут разрешены военным путём. Ну, как же, сама Британия поможет в трудный момент, раз от Австрии лишь светлая память осталась.
        Увы, бритосы попали в сложную ситуацию. Не важно какой путь изберёт королева или тот же премьер-министр. Каждому из них нужно согласие парламента, а парламентарии пошли враздрай, порой даже не понимая, что страна стоит на грани краха. Вон, русские выказали недовольство вмешательством англичан в вопросы на Ближнем Востоке. Та же Греция заинтересована в возвращении ей Крита, причём Италия поддержала вполне справедливое требование. Чего уж говорить о шуме, разразившемся в парламенте по поводу возможной продажи Цейлона, как будто этот шаг приведёт к потере всей Индии. Мол, Старко, шаг за шагом, заберёт себе всё, начиная с южных туземных княжеств. Даже предложение заключить с Россией пакт о независимости Афганистана вызвало негодование. Такое впечатление, что Британия имеет огромные свободные финансы и безграничный мобресурс.
        Получается что проблемы, которые можно разрешить мирным путём, вскоре перейдут в разряд военных. Или мы никого не боимся? Королева Виктория, узнав о дебатах, снова спряталась от реалий, а премьер-министр рассердился. Псевдодемократия явно заходила в тупик и могла привести к непредсказуемым последствиям.
        — Что будем делать, Олег Александрович, — Вересов искренне переживал из-за разногласий в британском парламенте.
        — Ничего особого, Николай Иванович, у нас есть план, вот и будем ему следовать. У англичан всё равно не будет армии, способной подавить восстание на Цейлоне. А остальное пока не особо важно.
        1864 год вступил в свои права и грозил Великобритании серьёзнейшими военными действиями, ибо лаймы окончательно зажрались и витали в облаках.
        Конец третьей книги

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к