Сохранить .
Marquis von Emden Анатолий Егоров
        Старко #2
        Продолжение книги "Starkvs Tigris". Предупреждаю читателей по-хорошему, чтобы проходили мимо и не мешались под ногами. Ничего особого не будет - то же самое, только дальше по сюжету. Россию не спасаем, демократию не вводим, крепостных не освобождаем. Отдельно взятый попаданец просто живёт, без великих задач и целей. Режим изложения - диктаторский, авторский беспредел - имеется. Все вокруг кочумеки и недотыкомоки и только я - Великий Кормчий.
        MARHUZ
        MARQUIS VON EMDEN
        Глава 1
        Присутствующие притихли от такого сюрприза. Древнейшие роды Европы не имеют столь длительной истории, хоть чем-то подтверждённой. Рюриковичи, Медичи, Веттины начинаются в 9-ом веке нашей эры. Конечно, чисто теоретически, они и раньше кем-то были, но чтобы настолько... Получается, что род Старко имеет право считаться самым древним, умудрившись сохранить имя с первого века до нашей эры. Тогда никакие титулы не нужны, потому что теряют смысл.
        - Боюсь, господа, что если газетчики об этом узнают, наша спокойная жизнь закончится, - недвусмысленно предупредил Легостаев.
        - Андрей Андреевич, полностью согласен, - поддакнул виновник события, - съедят всё наше время, а титулованное дворянство такого наговорит, что мало не покажется.
        - Синьоры, но как же так, - расстроился Грациани, - это мировая сенсация.
        - Дорогой маркиз, вам, конечно, слава, а для нас это будет ненужной головной болью, - князь уже представлял шумиху, а точнее её постэффекты, - может вы смогли бы умолчать о случившемся?
        Ясно, что будущему герцогу Сиеннскому никто не вправе запретить трепаться. Сам маркиз тоже задумался, так как не хотел портить отношений с людьми, которые стали близки более-менее. Да и насколько той славы обретёшь? Неделя, месяц максимум, а потом? А потом можно остаться без тех новинок, которые от Старко и его друзей исходят.
        - Согласен, господа, я лишь маман расскажу. Не имею права умолчать о тайнах нашей виллы.
        "Синьоры" вошли в положение, ну не убивать же Грациани, отрезав ему язык, в конце-то концов. Тем более, что и сами находились в таком же положении. Любая новость, даже попроще, является ценностью в обществе болтунов. Дружеское понимание перешло в столь же дружественный обед, снявший напряжение. Доктор даже предложил тост за маркиза фон Эмдена, как за самую интригующую особь современности. Нет, это нормально, но вообще-то сначала полагалось выпить за государя-императора. В итоге, все настолько притомились, что разбрелись по комнатам, чтобы толком отдохнуть и выспаться. Слишком много дел предстоит свершить в этом году. Подельники уже не могли жить по-старому, как принято. Увы, отравлены капитализмом, его инициативой и лозунгом: "Время - деньги!".
        Князь Легостаев переживал за сына, готовящегося к венгерской кампании. Дело в том, что потеряв столицу, Лайош Кошут не сдался, а начал мощное сопротивление. Сначала Дамьянич дал метлы хорватам, потом новый главнокомандующий венгерской армией, Гёргей, навалял австрийцам. Оторопев от неожиданности, Франц-Иосиф обратился к русским и даже встретился с Николаем Первым. В итоге, в конце апреля, русская армия под командованием Паскевича вошла в Словакию. Дивизию генерала Панютина отправили снова к Вене, чтобы защитить её от Гёргея.
        Олег тоже не тратил время. Во-первых, начала работу патронная фабрика, выпускавшая боеприпасы разного назначения. Во-вторых, осваивался новый то ли огромный патрон, то ли мелкий снаряд калибром в двенадцать линий. К нему, в качестве прилады, имелись высококачественные трубы длиной в шестьдесят калибров. Нарезы сделали уже на месте, чтобы нюансы не раскрывать. Теперь работали над каморой, дабы увязать всё в малокалиберную корабельную (дальнобойную!) пушку. Естественно, что будет обслуживаться двумя номерами: один продольно-скользящий затвор вытягивает после выстрела, другой запихивает новый мини-снаряд. Большущая пуля (или мелкая боеголовка?) имела внутри немного пироксилиновой взрывчатки с ударным взрывателем. Как во что твёрдое попадёт, так и бабахнет. А пироксилиновый порох унесёт её хоть к чёрту на кулички, а точнее в цель, именуемую моряками "штурвалом". Нет штурвала - нет нормального управления кораблём! Значит его легче будет зацепить ракетами или сдристнуть, пока при памяти, а в безветрие - ещё и с помощью паросиловой установки. Дорогущая мелочь, но должна помочь при нежелательной встрече с
пиратами.
        Другой разработкой шло колдовство своими силами над магазином для модернизированной винтовки "старко". Ну, и над отсечкой, конечно же. Дай бог до конца года удастся нечто вменяемое и поменьше заклинивающее создать. Пока руки до газоотводной трубки не доходили. Это другие попаданцы многое знают, а Старко лишь пользоваться оружием будущего умел, вместо того, чтобы разбираться в деталировке. Теми же "лекалами", например, занимался стыренный с завода инженер. Согласившийся хранить тайны за солидное жалованье и различные премиальные.
        Конечно, время тратилось и на то, чтобы разобраться с горой экономическо-финансовых докумантов, привезённых из Эмдена. Как в народе говорят: "Назвался раком - полезай в кузов!" Хотя систематизировать информационный мусор приятно, это не мешки таскать или канавы копать. Плюс, голова болела о том, где же деньги найти на дорогу от Днепра в Армян-Базар. Тут пока никаких идей не было, потому что "товарищей" не припахать - непонятно на чём спекулировать. Разве что, потихоньку-помаленьку финасировать строительство дотов на Турецком Валу под видом складов? Так цемент и арматура нужны, а где их поблизости взять?
        - Прохор, глянь что эти букозоиды делают, - Старко ткнул пальцем в очередной листок с отчётностью по Эмдену, - они за обычную рыбу берут четыре раза налог!
        - Так, Олег Саныч, чего же делать, коли денег столь мало с той рыбы в казну приходит?
        - Потому мало и приходит, что людей задавили податями. Убили в рыбном месте рыбный же бизнес.
        Личный писец уже полтора года работал в Старково, занимаясь документами и письмами. Идеальный, по-китайски, каллиграфический почерк, знание двух мёртвых языков, а также немецкого и французского, исполнительность и преданность - что ещё нужно для толкового секретаря? Когда-то давно, он помогал юному монашку писать письма различным "турецким султанам", то бишь заморским предпринимателям. Ничего удивительного, что Старко выписал аккуратного педантичного переписчика из монастыря Вознесенской Пустыни. Да и самому Прохору в радость оказалось вернуться в миряне, так как в двадцать пять лет грустно быть монахом, когда вокруг кипит жизнь.
        - И как улучшить можно?
        - Я думаю, Проша, три налога следует отменить, оставив лишь один. Да и тот переработать и брать не "с добычи", а "с прибыли". Чтобы у рыбаков были деньги на новые лодки, сети и прочее.
        - Понял, Саныч, тогда кажный захочет рыбу ловить и общая сумма начнёт увеличиваться. А почему чиновники на месте такое не удумали.
        - Мне кажется, что самим чиновникам нет интереса что-нибудь анализировать, слишком много работы. А правил регионом король, который живёт далеко и не имеет возможности вникать в детали.
        Поразительно, но сложные схемы налогообложения запутывали население, что снижало эффективность. В той же России случились два картофельных бунта, когда сначала государевых крестьян, а потом и удельных обязали массово выращивать картофель. И не в частых отравления было дело - они стали лишь поводом. Причина же оказалось в другом. Освобождённые от крепости мужики запутались в цифрах обложений с картохи. Продукт пока ещё незнакомый, урожайность неясна (в отличие от брюквы и репы), вот и потребовали вернуть нормальные корнеплоды, которые веками выращиваются.
        - Олег Саныч, как думаешь, удастся сей Эмден в порядок привести? Чтобы, как у Андрей Андреича и у тебя было: ясно, понятно, без экивоков?
        - Посмотрим, друже. Главное до конца года специалистов подобрать. Тогда добавим им взвод дружинников и отправим к эмденцам. Пусть перестройкой займутся, без ускорения, зато с пользой.
        "Конец года" 1849 выглядел каким-то заколдованным - всё туда перетекало. Сразу несколько проектов просто невозможно начать раньше, всё приходится подготовить, особенно команды специалистов. Даже колымские бивни требовали согласований, а ну как РАК себе отберёт или министерство госимуществ земельные права не подпишет? Это когда в такой дали явная экономическая пустыня - то всем она по барабану, а как только нечто ценное нашлось, сразу конкуренты объявились. Ладно, для таких интриг есть Юнгвальт и Мальцов, слава богу. Правда, позавчера заехал Легостаев с газетой из Петербурга и принёс неприятное известие.
        - Вот, Олег, что щелкопёр пишет: "Состоялась первая дуэль на новомодных револьверных пистолетах. Два кавалергарда в тайном месте стрелялись, пользуя по шесть зарядов. В результате, один ранил другого в руку. Пострадали двое присутствующих, которые тоже были ранены из-за промахов дуэлянтов. Сведениями с редакцией поделился один из зрителей дуэли".
        - Ох, Андрей Андреевич, как бы теперь не запретили продажи, что думаете?
        - Так я тоже волнуюсь, - согласился князь, - император очень не любит дуэли и дуэлянтов, а тут ещё наши револьверы применили, вместо одноразовых пистолетов. Отписал Мальцову на всякий случай.
        Старко втайне радовался, что слил свой пакет акций Долгорукову. Не хочется из-за идиотов, явно не поделивших даму, а точнее право за ней волочиться, закрытия производства. Тем более, сейчас, когда король Ганновера просит помочь перевооружить пару сотен гвардейцев. Главное, что те же кавалергарды, через Мальцова-младшего, готовы ещё один заказ сделать. Целый принц Ольденбургский деньги выделяет под это. Олег сам поделился инфой о том, что американский оружейник Шарпс освоил выпуск своих магазинных карабинов. Теперь просят заказать у него сотню, хотя и сами могли бы это сделать, не маленькие. Ох, уж, эти "проторенные тропы", почему никто не хочет быть самостоятельным? Готовы лишних денег заплатить, лишь бы задницу от кресел не отрывать. И никуда не денешься - с принцами не спорят.
        Мелочи жизни, оказывается, съедают много времени. Хочется в Калифорнию смотаться, да всё дела не отпускают. Хотя бы одним глазком взглянуть на "лихорадочных". На всякий случай, Старко затаривался всем тем, что может понадобится золотоискателям. Небось число их растёт, а уйма нужных вещей и инструментов пока не производится. Значит можно повседневные, но явно дефицитные там, ништяки, обменять на песок и самородки. Поди плохо воспользоваться моментом, когда корабль имеет две с половиной тысячи тонн грузоподъёмности?
        Глава 2
        Русская армия постепенно продвигалась по Словакии, отжимая венгров к юго-западу. Бартфельд-Прешау-Кашау. Двадцатипятитысячный венгерский отряд под командованием поляка Дембиньского отступил в северную Венгрию, в Мишкольц. Всё бы хорошо, враг отступает, мы наступаем, но в Токае случилась холера (зараза!). Скандал случился грандиозный. Медицинская методика Старко номер три, вроде соблюдавшаяся в экспедиционном корпусе весь поход, оказалась липой. Воду не кипятили, руки не мыли (ловкие интенданты продали большую часть запасов мыла). Паскевич рвал и метал, потому что прошляпил исполнение инновации, которая находилась под личным контролем императора. Кары, по законам военного времени, были жестокие. Никакие интендантские вопли о "детках по лавкам" и "родственниках, которые покроют уворованное" не помогли. Показательные короткие суды и казнь семнадцати человек. Один, даже полковничьего чина! Впрочем, болезнь не остановила корпус и русские добрались до Дебрецена.
        В это время отряд Гёргея атаковал австрийцев у деревни Зигард в западной Словакии и откинул их к какому-то занюханному селению Перед (слава богу, что не Зад). Австрияки и здесь не смогли удержаться, пришлось вызывать дивизию Панютина. То ли немцы воевать разучились, то ли у венгерцев пассионарный подъём.
        - Олег, у меня радость, Алёшу к Станиславу третьей степени представили! - довольный князь, аж сиял от гордости за награду и от счастья, что сын уцелел и даже не ранен.
        Ещё бы не радоваться, если под этим самым Передом именно панютинцы наваляли венграм так, что Гёргей кое-как спасся, сбежав. Восемнадцатитысячный отряд был наполовину снулён именно русскими с их стальными пушками, дальнобойными винтовками и штуцерами, и новой тактикой. Мало того, у одной дивизии имелось пушек больше (включая трофейные от предыдущей битвы), чем у всего венгерского корпуса (64 против 60).
        Отряд австрийского барона Юлиуса фон Гайнау атаковал венгров возле какого-то Дьёра и запихал противника в Коморну. Однако венгры перестроились и, сконцентрировав большие силы, навалились на 1-ый австрийский корпус. Опять вопли класса "Русские, спасите-помогите!" И кто у нас тут русские? /(с) византийский император/. Они самые, палочки-выручалочки Фёдора Сергеевича! Венгерцы надолго запомнили фамилию-имя-отчество генерал-лейтенанта, особенно в некоторых мемуарах. Мол, именно Панютин выиграл венгерскую кампанию, а не отсталые австриепитеки. Не было бы русского генерала со своей "дивизией будущего" - пала бы Вена навсегда.
        В конце концов, Гёргей увёл своих (порядка сорока тысяч) на восток, а Гайнау, получив подкрепления, вместе с русскими направился к Пешту. Пора было второй раз его захватывать, может теперь Кошут сдастся? 12 июля война для панютинцев закончилась взятием венгерской столицы. Николай Первый совсем не хотел, чтобы создавались легенды о "новой русской армии", поэтому обкатанную и проверенную в боях дивизию, вместе с комадующим, отозвали. Причём не в Варшаву, а под Смоленск, для "восполнения потерь и предоставления необходимого отдыха". Почти всех офицеров отправили во временный отпуск, позволив навестить родных и близких.
        Деревенские нобили праздновали позитивные новости в гостях у Легостаева. В этот раз ценнейшим гостем оказался полковник Малышев, на днях вернувшийся из Петербурга, где общался с другими отставниками.
        - Представляете, господа, по всем частям, где была введена "гигиена" Олега идут проверки. Жёстко действуют, не миндальничая. Никакое заступничество родственников, даже высокопоставленных, не спасает.
        - Да, да, - вмешался Рихтер, - мне тоже пишут, что Николай воспринял хищение мыла и зелёного чая, как личное оскорбление.
        - Ох, переполнятся каторги и ссылки, - поддакнул Борис Алексеевич, - но может это и к лучшему.
        Полковник дождался момента и вставил ещё три копейки.
        - Из-за этого начались складские ревизии, включая Кавказ. Говорят многие головы полетят.
        - Как бы нам без командиров не остаться, - Легостаев, как всегда, зрил в корень (или зырил?), - могут вместе с водой и ребёнка выплеснуть, коли допустят вакханалию преследования.
        А что, обычное дело, когда католики дружно мочат гугенотов, а попутно и соседей, хотя те тоже католики. По крайней мере, в Варфоломеевскую ночь такое случалось неоднократно, а разбираться было уже поздно. И Николая Палкина можно понять - всё-таки большие деньги были вложены в гигиену армии. Потому что времена такие, когда люди даже от поносов умирают, а врачи делают операции нестерилизованными инструментами, причём грязными руками копаются в чужих ранах.
        - А ещё говорят, - продолжил Малышев, - что дивизию Панютина расформируют, а всё новое оружие продадут англичанам.
        Слухи и сплетни имеют странную природу происхождения, порой необъяснимую никакой наукой. Правда, без них мир бы стал бесцветен и скучен, как акции крупных компаний на бирже. Пока слухи есть, ценные бумаги прыгают в цене туда-сюда, но стоит прийти факту и всё - кривая ценового графика становится прямой линией.
        Император сердился - история с воровством средств гигиены (уж какие имеются) его взбесила. То, что воруют всё и все, уже привычно и сложно с этим бороться, но почему никто не боится последствий? Он поручил наказать всех причастных по всей строгости. Причём трактовать, как бунт против армии.
        - Не дай бог, Сергей Юрьевич, в Европе начнут склонять нас, - пригрозил царь одному из своих личных помощников, - или, того хуже, насмехаться. Мол, русские даже просвещённую европейскую методику не могут внедрить у себя толком.
        - Ваше величество, вообще-то это русская методика, - постарался быть объективным князь Ланской.
        - Ну и что? - возмутился Николай, - это не оправдывает воров! Вы сказали, что методика наша? А мы наградили тех, кто разработал её?
        - Я не в курсе, ваше величество, извините.
        Император послал за Волконским и продолжил личное исследование.
        - Я помню, что в газете было упомянуто, что методика третья. Значит есть ещё и вторая и первая, как вы думаете?
        - Можно у придворного врача спросить, он наверное разбирается.
        - Ладно, организуйте мне информацию по этим методикам, только без афиширования, пожалуйста. Сейчас у нас более важные вопросы имеются.
        На следующий день помощник подготовил кратенький отчёт по "медицине Старко". Оказалось, что русский изобрёл снадобье, на основе которого производится такое лекарство, как "антибиотик". И был награждён орденом Святого Духа. А до этого, он же, создал методику, признанную Европой, как панацея от цинги и также был награждён орденом Святого Духа.
        - А мы чем вознаградили учёного, заметьте, нашего русского учёного Старко? - строго спросил государь у прибывшего Волконского.
        - Ваше величество, помилуйте, да у Старко уже много наград! А за гигиену ему вручили орден Анны, между прочим. И в Европе его тоже вознаградили, - извивался канцлер Орденского Капитула.
        - Пётр Михайлович, а за цингу и бартилин, чем МЫ его наградили?
        - Но зачем, ваше величество? У Старко есть награды, он доволен, живёт у себя в поместье и ничего не просит. Его высокопреосвященство, митрополит Санкт-Петербургский, сказал, что учёный очень скромен, чурается пышности. Поэтому все награждения проводили на дому, без особых церемоний, причём по его же собственной просьбе.
        Ну да, ну да! Раз человек скромен - значит нечего лишние награды давать, есть другие, те, кто за штанины хватает и будут теребить до победного конца. Странно, что Николай таких простых вещей не понимает. Или не желает понимать?
        - Господин Магистр, я очень занят войной в Венгрии и другими важными вопросами. Мне неприятны ваши отговорки. Поясню последний раз. Старко награждён европейскими орденами за панацею от цинги и за этот... как его... "антибиотик". А вы не награждали, сославшись на то, что "орденов и так много". Поэтому, требую вознаградить, чтобы Европе не уступать. Да, мы опоздали, другие оказались первыми, но нужно и совесть иметь. В общем, проведите награждение, раз ему так удобно, в домашних условиях, без церемоний, но чтобы награда была достойной. Вы меня услышали, Пётр Михайлович? Об исполнении доложите Сергею Юрьевичу, можно на ушко.
        Расстроенный выволочкой Волконский побрёл решать проблему с "достойной наградой", а правитель всея Руси уже выбросил из головы вопрос, не стоящий выеденного яйца.
        Деревенские, получив сообщение, что в Петербург вот-вот прибудут родные офицеры, выехали в столицу. Во-первых, повидать, обнять, прижать к себе. Во-вторых, послушать их рассказы о войне, не обо всём же в газетах пишут и слухи доходят. Так что встреча была радостной и восторженной. Князь восхищённо смотрел на сына, который имел уже три награды за одну кампанию. Анна четвёртой степени за оборону Вены, Станислав третьей степени за битву под Передом. И ещё одна Анна с бантом за...
        - Алексей, а это за что? Ты ничего не сообщал о ней.
        - Папа, это за Пешт. Там я прикрыл наш фланг от атаки венгерских улан.
        Офицер скромничал, урезая заслуженного осетра. Если бы уланы прорвались, то могли натворить больших бед, разгромив фланг продвигающегося полка. Хорошо, что венгерцы были ограничены шириной улицы, так как полубатарея младшего Легостаева, которую капитан вовремя развернул, находясь на переходе, не успевала быстро перезаряжаться. Да и боеприпасы уже были на исходе, как и у отделения прикрытия. Тем не менее, новое оружие сказало своё слово и удалось не только отбиться от озверевших врагов, но и в итоге смести их напрочь. Горы трупов лошадей и людей отгородили пушкарей от возможных новых нападений. Впрочем и мадьяры, убедившись в невозможности сопротивления австрийскому корпусу и русской дивизии, покинули столицу Венгрии и отступили в Сегедин.
        Старко, чтобы не выделяться на светском рауте, одел цивильное и без орденов. Неудобно сверкать Святыми Духами, когда парни только-только вернулись с фронта...
        Глава 3
        Артур Юнгвальт, как всегда, оказался недоволен. Его друзья имели ордена, которые носили на мундире и только он не мог показать свою награду. А что делать, если "клюкву" следует прикрепить на оружие, а с саблей на светский раут не пускают. Мало того, чтобы показать рану, пусть и лёгкую, пришлось бы раздеваться. Ну не везёт поручику, так и не ставшему даже штабс-капитаном. То ли дело Алексей Легостаев, которого уже назначили командиром батареи и может быть вообще майора дадут. Или чёртов Старко, который хоть и капитан, но гвардии.
        - Хотя, дамы, нашу полубригаду предполагают сделать гвардейской, - пояснял он группке барышень, - а это на два чина выше. Кстати, и пятый батальон, стрелковый, который мы с папа помогали создавать, тоже может стать гвардейским. По крайней мере, он уже получил статус отдельного, хоть и в составе дивизии.
        - Артур, а ты сам-то стрелял? - то ли удивлялась, то ли прикалывалась острая на язык Лизетта.
        - И своим орудием командовал, и сам стрелял из револьверного ружья, когда на нас нападали. Иногда делал это одновременно, потому что на войне нужно всё уметь. Даже мой денщик, Василь, стрелял. В бою в обозе не отсидишься. Ему папа тоже "норманн" купил, чтобы спину мне прикрывал.
        Девицы охали и делали круглые глаза, как им Тургенев завещал. Всё-таки болтун и хвастунишка реально повоевал и это изумляло. Они и про награду знали и о ранении, причём от третьих лиц. Знали и то, что старший брат Артурчика сейчас в Трансильвании и со своим эскадроном подвиги совершает. Тоже уже награждён. Всё-таки воевать, пользуясь шестизарядными винтовками легче, чем гладкостволами, когда на лошади сидишь и врага преследуешь.
        Старший Юнгвальт, вместе с другими "отцами" обсуждал текущую действительность, перейдя от войны к миру.
        - Господа, слава богу, что запрета на продажу наших револьверов нет. Из-за дурацкой дуэли всё на грани было.
        - Альберт Августович, я лично с императором беседовал на эту тему, - прокомментировал Мальцов, - как говорит наш Старко: "Нет защиты от дурака!" Да, государю эта фраза очень понравилась. А её происхождение я не стал разъяснять, других тем хватало.
        - Иван Акимович, а как дела с динамитом идут? - поинтересовался полковник Малышев.
        - Всё хорошо, заказ от военных строителей уже пришёл, сейчас рассматриваем в деталях. Инженерным подразделениям взрывчатка очень нужна. Ну и для Олега Александровича тоже делаем. Часть за счёт его доли прибыли, часть он оплачивает.
        Старко, комплектуя груз для Калифорнии, решил и динамитными патронами разжиться. Всё-таки они удобнее, чем чёрный порох, когда в горах добыча идёт. А по притокам реки Сакраменто старатели уже добрались в горы Сьерра-Невада. На равнине всем места не хватало из-за огромного числа приезжающих со всего света. Как не хватало многого вспомогательного, даже подков и гвоздей. Тамошнее производство было рассчитано лишь на проживающее население и не успевало перестроиться. К примеру, город-порт Йерба-Буэна имел порядка тысячи жителей, но став из-за мексиканско-американской войны и последовавшей золотой лихорадки, Сан-Франциско, разросся до двадцати пяти тысяч человек. Причём золотоискателей, а не производителей ТНП. Так что пока ввоз нужняков и ништяков актуален, потому что золото у людей уже есть, а товаров и денег маловато.
        - Кстати, я тоже в долю вошёл на торговую операцию нашего маркиза, - добавил Мальцов, - считаю дело надёжным и сверхвыгодным, несмотрая на морской риск всё потерять.
        - Я тоже вошёл, - подтвердил Легостаев, - а свою долю получу хлопком на обратном пути. Уже с торговцами из Чарльтона списался.
        Естественно, что просто золото, серебро и деньги не обязательно везти, когда на них можно накупить колониальных товаров. Андрей Андреевич совсем обуржуился, добавив в товары свою шерстяную и хлопковую ткань и докупив иголок для её сшивания. Там, в Калифорнии, ткань тоже нужна, как и инструменты для пошива.
        - Странно, что этим не занимается Русско-Американская компания. Могли бы денег заработать для своих акционеров, - отметил Полянский.
        - Ян Войцехович, поверьте, - улыбнулся Мальцов, - в компании уже обсуждают этот вопрос. Кстати, акции РАК подросли на разговорах и я продал свой пакет.
        - Почему, Иван Акимович?
        - Потому что они ещё очень долго будут обсуждать и сомневаться, а мы с вами действуем быстро. Не удивлюсь, если чистая прибыль с оборота составит не меньше миллиона рублей.
        Да уж, цифра впечатляющая, жаль, что Старко отойдёт половина, как владельцу корабля, но и остальное немало. Всем хватит, когда сидишь и ждёшь, занимаясь другими делами. Такова участь всех деловых ждунов, инвестирующих свои капиталы в побочные прожекты. Впрочем, если бы эти говоруны не заинтересовались проектами монастырского выпускника, четыре года назад, то так бы и стояли в стороне от заработков, причём солидных. Сидя на берегу можно до посинения ждать "труп врага", на это только у китайцев терпения хватает. Проще, всё-таки, пойти и забить мамонта, как бы невероятно это не выглядело.
        Самого Старко одолевали любопыткины.
        - Олег, за что тебя маркизатом оделили? - докапывался Вацлав Полянский.
        Он, хоть и стал капитаном, но остался командиром полубатареи. Правда, имел перспективу на будущее. Опять же, получил к Анне четвёртой степени ещё и Станислава третьей, но уже третья Анна прошла мимо. Вроде по мелочам, но проигрывается конкуренция другу Алексу Легостаеву, а значит, выпив, нужно к кому-нибудь докопаться.
        - Вацлав Янович, я титул сам выпросил, без заслуг, - пошутил Старко на свою голову.
        Тут же кто-то из совсем мелких подпоручиков целую тираду произнёс, да ещё так напыщенно, что стало стыдно. Почти!
        - Мы, между прочим, кровь проливали на войне, жизнью рисковали, пока кое-кто титулы выпрашивал, - очередной подпоручик, попавший недавно в дивизию (в связи с укомплектованием полубригады трофейных пушек), решил поставить гражданского штафирку на место, - право слово, стыдно за таких, как вы.
        Офицер нарывался на скандал и даже дуэль, так как верил в то, что "на миру и смерть красна". Это же так восхитительно, когда на глазах у всех порицаешь кого-нибудь за что-нибудь. Рядом стоят боевые товарищи и чувствуешь себя героем момента (примерно как в интернетах будущего, когда группа наваливается на одного и все вдруг становятся смелыми).
        - Согласен с вами, господин подпоручик, но и в тылу нужны те, кто поддерживает армию своей деятельностью.
        - Стыдно, господин гражданский, могли бы и добровольцем пойти, как сделал тот же Старко! - окружавшие остолбенели, охренев от такого оборота.
        А сам попаданец вспомнил случай из собственной юности. Тогда семья переехала в новый дом и на месте организовалась группа молодых, которую он и возглавил. Или, как тогда называлось, "мазу держал". И как-то его младший брат пришёл домой и ржал, как умалишённый:
        - Представляешь, сейчас местные тормознули и тобой пригрозили. Мол, "мы с самим Стариком в кентах", обещали тебя на меня натравить.
        А что делать, коли пока никто никого толком не знает, а понтоваться уже хочется?
        - Господин подпоручик, я невоеннообязанный по статусу, - начал оправдываться Олег, натянув на морду самую серьёзную мину, но тут уже Полянский не выдержал.
        Он не просто рассмеялся, а очень даже неприлично гоготал и, в результате, привлёк внимание чуть ли не половины присутствующих. Народ потянулся со всех сторон.
        - Это невероятно, - Вацлав похлопал подпоручика по плечу, - ты приводишь в пример Старко... самому Старко!
        Ошарашенный офицерик растерялся, не понимая, что происходит. Вроде только что был героем положения за счёт чужой славы и вдруг наступил момент истины. Он наслушался в дивизии легенд, приготовил их для салонов, чтобы было чем покорять сердца, чуток подредактировал их под себя (поди проверь) и, получается, сел в лужу. Хоть стреляйся от такого афронта.
        - Но почему вы не в мундире, господин Старко? - последняя попытка оправдаться, - вы же в заблуждение всех вводите.
        - Мне так удобнее, война позади и мне больше мир по душе, - примирительно отреагировал Олег.
        Где у нас помощник режиссёра, чтобы помочь всем в нужный момент?
        - Кушать подано, господа!...
        Комплектование грузов для Калифорнии закончилось к сентябрю. К сожалению, сам попаданец не смог отправиться в дальний путь, дела не отпустили. Пришлось Андрею Каретину с двумя взводами дружинников отбыть к чёрту на кулички. Мальцов выделил толкового торговца с группой помощников из своих, всё-таки в дальних краях понадобятся умения, а не только сила. Обычно Ганза занималась тем, что покупала на Руси товары за копейки, а продавала их многократно дороже за морями. Теперь и свои "ганзейцы" нашлись, чтобы сделать тоже самое.
        Из Ганновера сообщили, что экспедиция в Австралию сформирована и отправлена к едреней фене, то бишь, по назначению. Даже с китайцами удалось нормальный, очень выгодный, договор заключить, уж очень их специалисту понравились бивни мамонтов. И где надо наверху всё согласовали, Полянский с Юнгвальтом расстарались ради общего блага. Даже Василия Андреевича, князя Долгорукова, припахали, как акционера одного из товариществ. Всё-таки шеф Третьей канцелярии и поможет придавить неслухняных чиновников, особенно из МИДа. Очень нужный кадр в колоде карт Таро, то бишь, "старко". Раз на Руси принято, что рука руку моет, значит будем сию гигиену соблюдать. А мораль оставим русской интеллигенции, претендующей на роль "ума, чести и совести нации". У них для этого есть веранды и чаепития. По крайней мере, пока их на хрущёвские кухни не загнали и не перевели на кислый советский рислинг. А некоторых и на биомицин - то есть, "белое крепкое".
        Подвижки в проектах потихоньку промывали мозги не только участникам капиталистического братства, но и их знакомым. Те уже созрели для частной инициативы и готовы рисковать личными капиталами. Дай бог, чтобы эта тенденция не только сохранялась, но и развивалась в напрочь сельскохозяйственной стране.
        Глава 4
        Князь Легостаев послал в Калифорнию своего преданного управляющего Фёдора Ивановича. Эдакий финальный ЕГЭ по экономике и бережливости получился. Дело в том, что Штромбергер уже готов был выйти "на волю", имел деньги и дюжину лично обученных и воспитанных крепостных. Естественно, что на свято место подготовил вместо себя одного адъюнкта (ни фига себе, то ли главгер, то ли автор раскопали закрома потенциальных специалистов на безрыбье!) в последние два года. Немец даже в микро-долю вошёл в торговом деле и давно присмотрел себе поместье, неподалёку от Легостаевки и Старково. Решил не реэмигрировать в Курляндию, а пустить корни здесь. Даже странно, каким образом его потомки окажутся в будущем Павлодаре, на родине Айзека Азимова? Грустно было расставаться, но нужно для дела. Доверие к партнёрам должно базироваться на контроле и учёте, а не собственной лени.
        Старко встретился с Петровым, который где-то в погребе нашёл перспективную вонючую плесень и пытался выделить из неё антибиотик. Пироксилиновые порох и взрывчатка уже производились малыми количествами, а химик, списавшийся с Зининым, колдовал над смесью три- и ди-нитратов клетчатки и глицерина.
        - Эх, Иван Семёнович, на таком уровне ничего не понимаю, но прошу вас быть поосторожнее, - беспокоился Олег.
        - Олег Александрович, я соблюдаю все ваши рекомендации по безопасности. Это, когда перспектив нет, то и жизни не жалко, а сейчас мне жить хочется, чтобы исследования довести до ума.
        Оба-двое были довольны тем, что улучшеный чёрный порох, производимый в Америке, всё больше становился востребованным и не только в Штатах. Даже пруссаки и голландцы делали солидные заказы - то ли к войне готовились, то ли жалели стволы своих штуцеров. Их не пугала повышенная цена за качество, тем более, что порох для гладкостволов они производили сами. Этот же порох поставлялся в охотничьи магазины России для богатых любителей охоты, и на патронную фабрику револьверного акционерного общества. Малодымный пироксилиновый пока хранился в тайне, подальше от военных чиновников с длинными языками, а совсем бездымный ещё никто не изобрёл. Профессор Зинин абстрагировался от нитроглицериновых разработок, увлёкшись другой химией, менее взрывоопасной. Поэтому и передал Петрову всю инфу, которую надыбал при исследованиях, закончившихся изобретением динамита.
        - Кстати, Иван Семёнович, можем открыть пороховой завод в маркизате Эмден. Деньги у меня есть, там имеется порт и очень легко доставлять составляющие для изготовления. Прямо из глубин германских земель.
        - Я буду рад, Олег Саныч, когда нужно будет отбыть для организации дела? - химик не против был прерваться ради создания ещё одного финансового ручейка в свой карман.
        - Я сообщу вам, мой друг, предупрежу заранее, чтобы вы могли скорректировать свои планы.
        Венгерская война подошла к концу. Показательной оказалась судьба Трансильвании: сначала местные подняли восстание против революционных венгров, насильно пытавшихся затащить их в унию, потом венгры подняли восстание против австрийцев, разогнав имперские войска по укреплённым пунктам. В конце концов, пришёл русский лесник...
        Ну, а в остальном события пришли к логичному концу. 1 августа 1849 года Гёргей сдался русскому генералу Ридигеру, а в конце августа сдалась Коморна. Остались лишь мелкие отряды повстанцев, но они уже ничего не могли поделать. Гёргей, капитулировав, подчернул, что венгерскую армию победили русские, а австрийцы обязательно проиграли бы войну. Лайош Кошут эмигрировал в Турцию, которая, на удивление, отказалась выдать его австриякам. Мол, это наш религиозный долг защищать право гостя. В дальнейшем, венгерский национальный герой перезжал из страны в страну, особенно торжественно был принят англосаксами, как, в Британии, так и в Америке. В 1876 году он разразился рядом статей, критикующих желание русских помочь православным на Балканах и освободить их от турецкого ига. Многие революцинно настроеные еврочеловеки поддержали эти призывы. Впрочем, это происходило в реальной Истории, где никаких попаданцев не было.
        Как-то незаметно, под шумок , представитель Орденского Капитула всучил Старко орден Владимира четвёртой степени за "медицинские заслуги", в особняке Легостаева. Потом процедил сквозь зубы дежурное поздравление и нехотя передал документ, позволющий выбрать из реестра государевых земель любое поместье в Санкт-Петербургской губернии. Затем по-быстрому свалил, даже чаю не попив. Показал, так сказать, отношения двора и дворовых (виноват, придворных) к тем, кто не входит в элиту и получает награды ни за что. Видимо Волконский таким образом отомстил за выволочку, устроенную ему императором.
        Естественно, что Олег воспользовался моментом и прихватизировал соседскую землю, находившуюся под государевым управлением. Андрей Андреевич, не долго думаю, откупил ещё одно и подельники создали солидный земельный кус. Такое удобнее планировать и эксплуатировать. Вдруг получится создать агропром "Легостар"?
        Все заботы, вкупе, вроде полезные, но слишком много шероховатостей отнимали время. Даже дополнительный орден, нафиг не нужный, создал мелкие сложности. Когда награждают в первый раз - это и торжественно, и повод для празднества. Но когда это нечто проходное - создаётся впечатление, сравнимое с попаданием впросак. Нет радости и гордости, даже у окружающих. Поэтому Старко перевёл стрелки на попытку создания проекта по производству качественной оптики. Вариант бинокля, разработанный "гномами" Мальцова, имело смысл перевести на промышленные рельсы.
        - Господа, за высококлассной оптикой стоит будущее и не только для военных. Не удивлюсь, если та же Европа будет именно у нас покупать бинокли и буссоли. То, что имелось до сих пор...
        Противно уподобляться Остапу Бендеру с его Нью-Васюками, поэтому Олег старался любым способом совратить единомышленников как можно быстрее и не растекаясь по древу. Главное, запустить процесс, чтобы воспользоваться результатами. В смысле, иметь место, где можно заказывать нужные приборы и лупоглазные инструменты для личного пользования. Когда-то, во времена МЖК, он нуждался в квартире и обратился к этому новому веянию начала 80-х. Готов был отработать хоть чернорабочим, если понадобится. Однако, вникнув в суть, неожиданно выяснил, что проще собрать в одну кучу дольщиков, их фонды, финансы и ещё надыбать на стороне свехплановую продукцию. В результате, за полтора года, скомпоновал четыре многоквартирных девятиэтажных двухподъездных павильона серии ВП, чтобы получить в одном из них четырёхкомнатную квартиру. Панелька, улучшенной планировки, с кухней в шестнадцать квадратов! И, ведь, зараза всё сложилось, даже лес из Сибири и цемент из Киргизии удалось приобрести за безналичный расчёт. И арматуру из Магнитогорска, причём козырную, а не усреднёнку. Единственный облом случился из-за землетрясения в
Павлодаре и право на квартиру уехало на конец 80-х. Нужно было помочь потерявшим жильё и куда мог деться член КПСС?
        Так что метод припахивания других, ради собственных удобств, ничуть не смущал маркиза фон Эмдена. Тем более, что странным образом страдали лишь состоятельные покупатели, желавшие обзавестись различными ништяками для персональных понтов. Никакого кидалова - обыденное подпихивание прогресса. Поди плохо, когда уже выпускается всякая фигня, которую в реальной Истории всё равно изобрели, но позже.
        Акционерное общество по разработке и производству оптических устройств зарегистрировали в начале декабря. Кто возглавил, правильно, многорукий бог Мальцов! Или многоголовый, это уж, как кому понравится. Старикан до сих пор был энергичен и любопытен. Естественно, не забывая о своём кармане и это нормально. Да и его сын намеревался уйти из кавалергардов и заняться бизнесом.
        Приближающееся рождество, слава богу, не несло никаких сюрпризов. Слишком утомительный год выдался, пора и честь знать. Олег, Вацлав и Алексей (Аня отсутствовала по причине беременности) как-то заглянули в новенький салон графини Гринберг. Необычным оказалось то, что не все гости были барышнями и молоденькими офицерами. Часть посетителей разговаривала на языке коммерции и бизнеса, плюс имелись даже возрастные дяди. Здесь не только танцевали, пели и друг друга подкалывали, но и вели лёгкие беседы на тему использования личных и заёмных капиталов.
        Графиня лично представила нашим некоего графа Арсенина, мужчину лет за пятьдесят.
        - Илья Сергеевич очень интересуется, как развитием своего поместья по новомодным схемам, так и международной коммерцией.
        - Господа, мне очень приятно, - проявил вежливость граф, - собираюсь в следующем году вложить часть своих денег. Возраст, сами понимаете, нужно сыну хорошее наследство оставить.
        Блин, зашли отдохнуть, называется. Вот пусть Полянский и отдувается, это его пригласили - теперь понятно, что из-за делового отца.
        - Илья Серегеевич, капитализм по-своему сложно внедрять, не имея специалистов-помощников, - начал дежурную откорячивательную песню Вацлав, - есть ли у вас подготовленная команда?
        - Ну...у меня...хороший управляющий, - почему-то засмущался Арсенин, - а что разве денег недостаточно, чтобы новое купить?
        - Поймите, граф, наши отцы сначала выращивали себе сотрудников, - более понятно объяснил Алексей, - и пользовались специалистами со стороны, прошедшими подготовку в Подмосковье.
        - Вот даже как, ну, тут мне легче. У меня сын служил в Москве, в гвардии. так что связи остались.
        Чудной кандидат в "новые русские" явно не понимал ни слова, хотя с ним говорили на русском, а не на киргиз-кайсацком.
        - Позвольте, я сына позову, - обернувшись в сторону, Арсенин помахал рукой и не слишком громко возопил, - Николя, иди сюда.
        Тщедушный штабс-капитан засеменил к отцу (явно кормушечного типа).
        - Папа, слушаю вас.
        Попаданец, конечно же, не видел этого человека, но внутренне осознал, кто именно подошёл. Да и описание батюшки Кирилла соответствовало внешности бывшего подпоручика. Как и фамилия.
        Глава 5
        Глава пятая
        Штабс-капитан был недоволен, что его оторвали от светских развлечений, но не рискнул ослушаться родителя. Иначе, можно и без карманных денег остаться, так как жалованья хватало лишь на одну вечеринку, причём без помпы. Жениться бы на богатой, но что-то с этим никак не ладилось в жизни.
        - Сын мой, хочу преставить тебя господам офицерам. Это дети очень высокопоставленных людей и, к тому же, состоятельных. Думаю, что новые друзья тебе не помешают.
        Да уж, приличиями в семействе Арсениных явно не пахнет. Граф просто охренел, навязывая дружбу со своим отпрыском. Теперь понятно в кого сын пошёл, удивляться нечему. Ещё и "детьми" назвал героев венгерской кампании. Неужели он всерьёз считает, что Легостаев и Полянский заслужили свои награды по протекции, а не за боевые заслуги?
        - Приятно познакомиться, господа, - Николя обозначил своё благожелательное расположение лёгким кивком.
        - Господа, может нам стоит выпить по поводу будущего сотрудничества? - предложил старший Арсенин, - здесь прекрасное шампанское.
        Графиня подозвала движением пальчика ближайшего стюарда, обеспечив целый поднос с фужерами, и удивилась, когда Старко отказался.
        - Олег не пьёт, соблюдая здоровый образ жизни, - пояснил Легостаев.
        - Это совсем не по-гусарски, - гордо воскликнул штабс-капитан, - впрочем чего ещё от штатского ожидать?
        Молодые князья напряглись, но Олег лишь насмешливо глянул на очередного "артурчика". Чем разъярил того, понявшего, что его и в грош не ставят. Ну, или подумавшего так.
        - Чему вы улыбаетесь, перед вами офицер Русской Армии!
        - Где служили в венгерской войне? - поинтересовался Полянский, разряжая обстановку.
        - Я охранял императора, когда он встречался в Варшаве с Францом-Иосифом.
        Ну, что же, тоже важная миссия, мало ли что может случиться. Разговор зашёл в тупик и Пётр Васильевич Арсенин попытался его реанимировать.
        - Господа, может пройдём в кабинет и обсудим наши планы на будущее? Извините моего сына за излишнюю горячность. Никак не отойдёт после войны.
        - Ох, ты ж боже мой, сюси-пусечки какие, - неожиданно не выдержал Старко.
        Окружающая среда снова напряглась от удивления и даже (а что вы хотели) возмущения. Ох, матерь божья, что же сейчас будет? Оскорбление, да ещё сразу отца и сына, графов, а не кого-нибудь из подлого сословия. Причём, при свидетелях, да так что ясно акцентировано.
        - Да, как вы смеете, подлец? - развозмущался Арсенин-младший, - я вас на дуэль вызову.
        - А в глаз?
        Штабс-капитан попытался дать пощёчину тыльной стороной ладони, наотмашь, чтобы выглядело и элегантно, и эффектно, но его запястье в секунду оказалось в железном захвате. А потом вся рука развернулась, сложившись в локте, и оказалась за его же спиной. Дурацкая ситуация, когда от боли человек начинает сгинаться и опускается на колено. И это в салоне, где всего четверть часа назад Николя бахвалился своими подвигами класса "да я его голыми руками..."
        - Отставить, капитан Старко! - раздалась команда, - отпустите штабс-капитана.
        Откуда-то появился подполковник Шацкий, правда теперь уже полковник. Пришлось подчиниться, всё-таки боевой командир. Взъерошенный Николя баюкал руку и пытался прошипеть что-то насчёт дуэли.
        - Даже не думайте, господин штабс-капитан. Вы абсолютно уступаете в подготовке капитану гвардии в отставке Олегу Старко.
        - Но он нас оскорбил, господин полковник, - вступился отец за сына.
        - Ещё раз объясняю, что дуэль ничего не решит. Старко победит в любом случае, даже если неправ. Пойдёмте, мой друг, - Шацкий взял под руку Олега и повёл в более спокойное место. В те времена это не воспринималось, как педерастия, а являлось обычным дружественным жестом.
        Сергей Владимирович рассказал о том, раз случай представился, что в академии изучили подробный отчёт о диверсионном рейде и начали прорабатывать контрмеры. На тот случай, если возможный враг будет действовать сходными методами. Кстати, станет не лишним, если Старко ознакомится с материалами разработки и выскажет свои "про" и "контра".
        - Ну что же, я не против, когда можно приступить к анализу?
        - Давайте после пятнадцатого января, чтобы спокойно отпраздновать всё, что в конце года положено, - улыбнулся полковник.
        Арсенины демонстративно громко покинули салон, пригрозив, что их ноги больше никогда не будет в столь негостеприимном месте. Оба надеялись, что за ними последуют друзья и сочуствующие, но "исхода" не случилось. Графья давно надоели своим знакомым. Наша братия повеселилась, поразвлекалась, потрепалась и тоже разъехалась по домам. Естественно, что последует ответное действо, но не хотелось гадать где, когда и как. Титулованных дворян по всему свету, как собак нерезанных, а потомок древнего римлянина всего один. Тем более, что в высший свет Олег не рвался, предпочитая находиться в стороне.
        Небольшой осадок, конечно, остался, но быстро рассосался. Это, когда на птичьем дворе все обзываются "гадким утёнком", где-то внутри имеется желание отомстить. А потом, развившись, вдруг понимаешь, что бывшие недруги всего лишь мелкопузики, ничего из себя не представляющие. В некотором роде даже противно опускаться до их уровня. Проще взмахнуть крыльями и вернуться в небеса к другим лебедям. Так что Олег уже выбросил инцидент из головы. Появилась дополнительная возможность заняться анализом того, что гораздо интереснее, чем свернуть шею явному цыплёнку, по-прежнему остающемуся никем и ничем.
        Рождество и новый год прошли в штатном отдыхательном режиме, а к середине января принесли несколько стопок исписанных листков. Пища для ума, что ни говори, а то ожидание возвращения калифорнийской экспедиции может и душу вымотать, если только о нём и думать.
        - Ну что, Прохор, работки нам подкинули?
        - Да, Олег Саныч, нового гуся придётся ощипывать, а то перья бывшего уже все потратились.
        Старко тревожила собственная финансовая ситуация. Всё, что приходило, тут же тратилось. Плохо, когда находишься в рамках, которые сам себе создал. Проекты создания русских поселений в Австралии и Южной Африке (рядышком с ганноверцами) просто нечем финансировать в частном порядке, а подавать их наверх, в соответствующие министерства, будет глупо. Во-первых, информация разбредётся по всей Европе, во-вторых, всё равно ничем хорошим не кончится.
        В конце концов, собрались узким кругом: Мальцов, Легостаев, Полянский и Юнгвальт.
        - Господа, есть возможность обустроить поселения вот здесь, - указка ткнулась в небольшое место на карте южной Африки, - и здесь. Ганноверцы уже добывают алмазы возле реки Вааль и места там очень перспективные. А в Австралии предполагаются месторождения золота, причём солидные.
        - А там точно есть золото? - решил уточнить барон, - Согласись, что глупо будет потратиться и ничего не найти.
        - Альберт Августович, я не готов это гарантировать. Вот и собрал вас, чтобы посоветоваться. В принципе, все наши предыдущие проекты тоже были лишь прожектами когда-то, не более.
        Князь Полянский поинтересовался тем, почему бы не подать проекты в правительство.
        - Ян Войцехович, - отреагировал Мальцов, - толку не будет. Никто не рискнёт таким заниматься, да и опыта нет по обустройству колонии в такой дали. Вон, сколько имелась в Калифорнии крепость Росс, но в итоге продали.
        - Это точно, жаль, что до того, как в тех краях золото нашли, - не преминул заметить Легостаев.
        - Олег, я думаю, что к проекту можно привлечь принца Ольденбургского. Давай я организую здесь, у Андрея Андреевича, приватную встречу в том же составе и приглашу его. Жаль, если упустим потенциальную возможность.
        Обсудив другие дела, заговорщики расстались. Подтянуть принца желательно, чтобы потом никто не говорил, что, мол, о России не думали, а тайком для себя всё делали. И как эту Россию тянуть, если она упирается и отбрыкивается от нововведений?
        Уже через неделю Великий Князь подключился к идее раздербанивания ценнейших запасов Британской Империи. Раз "у англичанки много", так пусть она поделится со страждущими. Не всё же гадить и пакостить, может и расшедриться, от неё не убудет, а нам пригодится.
        - Господа, прошу обращаться ко мне по имени-отчеству, так как вопрос серьёзный и не до соблюдения церемоний. Расскажите, пожалуйста, более подробно о вашем плане.
        - Пётр Георгиевич, позвольте мне дать разъяснения, - предложил свои услуги самый молодой из присутствующих.
        Он аккуратно разложил по полочкам имеющуюся информацию, правда не сказал, что сам всё и спровоцировал. Пусть его высочество думает, как ему удобно, это полезнее для дела.
        - В итоге, мы можем поучаствовать в добыче ценнейших ресурсов на общих основаниях. Ну, а если насчёт Австралии случится ошибка в расчётах, то риск во всём есть. У нас в монастыре говорили, что лучше ошибиться, попробовав, чем даже не попытаться. Обычная проблема "пера Жар-птицы".
        - Я понял ваш довод, Олег Александрович. Действительно нелепо отказываться от попытки, да и сколько тех денег мы потеряем? Пусть даже двадцать-тридцать тысяч рублей. Мы все люди состоятельные и особо не обеднеем. А форпост в Африке иметь желательно, уж очень много разговоров ходит о её потенциальных богатствах.
        Принц подписался на долю участия и даже обещал помочь с кораблями по своим каналам. Единственное условие он высказал, изумив всех.
        - Прошу предусмотреть участие в обоих проектах его императорского величества, как частного лица, причём инкогнито.
        Конечно, гриб пока маленький, но следует подвинуться на всякий случай. Слишком огромные фигуры могут войти в бизнес-проект, не пожадничаешь и не повыпендриваешься. Окончательный ответ пообещали дать не позднее первой декады февраля. Ну и все сговорились хранить молчание, чтобы не создавать лишний ажиотаж. Нечего козырять осведомлённостью, как бы этого ни хотелось.
        Глава 6
        Глава шестая
        Отдельные деятели военного министерства стремились прилепиться к образу дивизии Панютина, но обломались. Николай Первый, получив из академии подробный анализ действий подразделения, прислушался и к выводам. Вычленить из дивизии четвёртую батарею, присоединить её к пятому стрелковому батальону и добавить эскадрон кирасир, уже вооружённых американскими карабинами. Плюс, создать взвод диверсантов для получившегося истребительного полка. Дело в том, что среди рекомендаций имелось предложение опробовать относительно малый отряд для большей мобильности и, ясен перец, меньших расходов. А остающихся панютинцев-стрелков начать вооружать модификацией винтовки Холла, разработанной втайне в Сестрорецке за два последних года. Несколько тысяч стволов не проблема изготовить, это не всю армию перевооружить всё-таки. Командовать артиллерийской составляющей назначили Алексея Легостаева, а его непосредственным заместителем стал Вацлав Полянский. Обоих, по такому случаю, произвели в майоры. Правда, им следовало изыскать средства для завершения формирования ракетного дивизиона, хорошо себя зарекомендовавшего в
контрбатарейной борьбе. Артур Юнгвальт остался в дивизии, где получил должность командира полубатареи.
        - Извините, господа, но я не смогу финансировать и там, и там. Буду сыну помогать.
        - Ничего страшного, Альберт Августович, все под богом ходим.
        - Спасибо, Андрей Андеевич, за понимание.
        Для формирования, вооружения и подготовки диверсионного подразделения припахали Старко, хотя он и в отставке. Естественно, что финансирование от него не требовалось, только инструкторы и воспитание офицеров. Слава богу, что пошли навстречу и доверили подбор младших командиров на его усмотрение. Во главе эскадрона поставили полковника Мальцова-младшего, в качестве дембельского аккорда на два-три года. Во-первых, он должен был подготовить себе замену, во-вторых, у него будет гораздо больше времени заниматься частно-предпринимательской деятельностью, чем в кавалергардском полку, где слишком много показухи.
        Ну, а стрелковый батальон, неожиданно для всех, возглавил подполковник Карташов, переведённый из артиллерии в пехоту. Конную пехоту, кстати, иначе мобильность будет ни разу не мобильная. Шефом нового полка поставили принца Ольденбургского, передав его кавалергардов другому. Впервые обошлось без сыночков и племянничков, а в соответсвии с рекомендуемым здравомыслием. Никуда не деться, так как финансирование, в основном, от частных лиц и следовало учесть их интересы. Конечно, те, кто хотел также отличиться, пристроив своих чад послаще, могли подать прошение военному министру и приложить бизнес-план на создание новых подразделений с подтверждённым финансированием. Или ходить и выпрашивать местечко в обычных войсках. Старым проверенным дедовским способом, подмазывая липкие ручонки мздоимцев.
        Прикольно, но ходившие дотоле слухи оказались верными и неверными одновременно. Не подтвердился лишь перевод на гвардейский уровень.
        В начале апреля удалось собрать на два корабля будущих поселенцев, необходимые запасы и скот. Почему-то решили, что лучше в самые дальние дали отправить экспедицию, то есть, в Австралию. В секретном пуле пришлось потесниться не на одно, а на два места. Вместе с Николаем Первым в деле решил поучаствовать финансами и его отпрыск, престолонаследник Александр Николаевич. Больше никому присоседиться не удалось. А в южную Африку отправилось ещё два судна с таким же комплектом составляющих лишь в середине мая. Россия дожилась до того, что осваивать новые земли на югах могла лишь с мелким добрым дядей из Ганновера. Самостоятельно получалось лишь завоёвывать соседей, где бы они ни были и потихоньку осваивать Сибирь. Торговых судов по-прежнему не хватало для деятельности по всему миру.
        В конце мая, наконец-то наконец, первый мирный советский трактор отправился в район Старково. Крупногабаритный малец лично пёр специальную тележку с приладами для жизни в поле. Понятно, что группа механиков, во главе с инженером Кизимовым, сопровождала досрочнорожденный, не до конца доношенный, механизм. В том-то нюанс и заключался - сможет ли трактор добраться хотя бы. Богатенький буратино имени Старко за всё платит от щедрот своих! Всякие причастные даже тотализатор организовали. По ТТД весь путь должен был занять примерно месяц, включая поломки и задержки. Олег не хотел нервничать, наблюдая за потугами обмануть равномерность НТП. Тем более, что ещё один самоползающий агрегат учился питаться мазутом. Высокоочищенным, а не флотским, который для обогащения угля. Понятно, что к концу века и это чудо-юдо будет исправно работать, главное дожить до этого времени.
        Между делом и магазинная винтовка типа "мосинка старко" уже почти не клинила. Хотя, "мосинка" с обоймами, но какая нафиг разница, главное стреляет, когда слушается. Далеко и, странным образом, метко. Нет, если совсем далеко, то ни разу не метко. Пуля уходит с осевой и от этого не избавиться.
        А в начале июля случилось чудо...
        ...На рейде стоял долгожданный "Старко" - потенциальный поилец, кормилец, одевалец и обувалец. Целый и невредимый, насколько можно было разглядеть в бинокль 7х40 (естественно в единицах середины девятнадцатого века). Шлюпка лихо мчалась от него, чтобы доставить долгожданных путешественников (не всех, а лишь кое-каких начальников).
        - Вернулся, красавец, как есть вернулся, - больше всех радовался Борис Алексеевич, обнимая свою жёнушку.
        - И что же у него в трюмах? - рачительно вопрошал барон Юнгвальт, - неужели свершилось?
        Старко молча и вроде со спокойным лицом ждал. Десять месяцев прошло, можно и потерпеть. Главное, что корабль возвратился, а остальное приложится. Конечно, если подельники расчитывают, что корабль битком набит золотом, то обломятся. Но должна же быть хоть какая-то отдача сейчас, когда персональные финансы начали романсы распевать.
        Полянский уже довёл до таможенников распоряжение сверху о том, что "золото пошлиной не облагать и лояльность проявить". Чтобы идиотизма не случилось от желания отличиться или чуток мздоимнуть при случае.
        - Господа, нужно пройти положенные процедуры, чтобы соблюсти порядок, - уговаривал он своих компаньонов.
        Конечно, информация о прибытии пришла телеграммой из Кёнигсберга, поэтому и устроили нетерпеливую встречу. Даже Иван Акимович прибыл на своей коляске. Ветеран русского купечества, семидесяти шести лет от роду, достаточно браво держался. И не в деньгах дело - ему было действительно интересно поучаствовать в столь занимательном деле класса "хождение за три моря". Нет, не личное путешествие, а именно ожидание результата.
        - Андрей Андреевич, осмелюсь доложить, что всё прошло по намеченному плану, - гордо отрапортовал Легостаеву выбравшийся из шлюпки Штромбергер.
        - Подойди, друг, дай я тебя обниму, - расстрогался князь, - главное, что живыми вернулись.
        Растаможка заняло ещё час, после чего кораблю позволили подойти поближе и встать на разгрузку. Хлопковые кипы сразу вывозились на заранее подготовленных фурах, а остальное перетаскивалось в один из портовых складов.
        - Андрей, потери есть? - спросил Старко, которого больше волновала судьба людей, а не товаров.
        - Семеро были легко ранены, остальные даже не задеты, Олег Саныч.
        - Молодец, дружище, это главное. Об остальном поговорим дома.
        Безусловно, что встреча не обошлась без взаимообниманий и рукопожатий, невзирая на классовую разницу. Какое-то братство, а не светское общество! Долгожданная радость, получается, сближает, стирая границы принятого.
        Золотой песок и самородки сразу были взвешены и переданы по описи представителю министерства финансов. Вронченко прислал человека, чтобы тщательно оприходовать ценный груз. Может надеялся, что один-единственный "поход за зипунами" покроет дефицит государственного баланса прошлого года? Всё-таки разница составляла более тридцати миллионов рублей, причём в минус. Конечно, получить золото, а взамен отдать бумажки всегда выгодно. Вот только сколько того презренного металла?
        Старко отправил своих на отдых, а в качестве охранников выделил два отделения дружинников. Хорошо, что разрешение дали соответствующее, а то кто его знает, что в порту практикуется? После подписания всей бумаготерии отправились в особняк Легостаевых, дабы посчитать, подытожить, прикинуть что к чему и перейти к самому вкусному - "потрындеть от всей души". Случайный вспомогательный груз пока никуда не сдавали, да и не смогли бы при всём желании. Это личный риск владельца судна, а значит ему и распоряжаться попутной халявой. Пусть полежит в порту Эмдена до поры до времени.
        Вместе с нашим добром были доставлена и сотня магазинных "шарпсов" для кирасир созданного истребительного полка специального назначения. Их сразу передали людям полковника Мальцова, чтобы исполнить заказ делом. Бумажные патроны к ним никто не возил. Охтинский завод уже вполне качественно производит боеприпасы, так пусть отечественный производитель наживается на армии. Максимум возможного протекционизма никому не помешает.
        Подсчёты и пересчёты выявили превышение планируемой прибыли, то бишь разницы между расходами и доходом. Конечно, пока министерство финансов не заплатит за золото, часть навара остаётся на бумаге, но всё равно приятно. Почти миллион четыреста тысяч рублей осталось после вычета вложенных капиталов.
        - Господа, хочу иметь свой корабль, - сразу высказался Юнгвальт, - это же непредставимо, когда по полтора миллиона в год можно зарабатывать!
        - Ну не везде и всюду золотая лихорадка происходит, Альберт Августович, - резонно возразил доктор Рихтер, уже ставший дедушкой.
        - Нет, Иван Карлович, я верю в нашего Олега и теперь думаю, что и в Австралии всё будет согласно прогнозам.
        Действительно, удачный рейс добавил авторитета "маркизу фон виконту" нашего времени. Прямо Мидас какой-то, а не бывший монашек-сиротинушка. Неужели ему покровительствует языческая Фортуна? Или Маммона руку приложил?
        Глава 7
        Глава седьмая
        Князь Легостаев остался необычайно доволен. Ткани, шерстяные и хлопковые, со свистом унеслись, ибо народ поизносился, а солидные поставки только-только начинались. Про иголки и говорить нечего - такого в Калифорнии пока не производилось, а потребность велика. Трюк на обратном рауте с закупкой хлопка вообще высший пилотаж. Вышло в три раза дешевле, чем такой же груз, но чужими руками и личной долей третьих лиц, перекупщиков. Мальцов заказал на обратном пути закупить ему бобов какао, желательно прямо в месте их выращивания. Сахарный король России решил порадовать своих покупателей шоколадом, да ещё каким. Сладким, а не обычным. Остальные тоже в накладе не остались, получив в несколько раз больше, чем вложили.
        - Главное, что теперь можно повторять сей трюк неоднократно? - вопросительно обратился к компаньонам Борис Алексеевич.
        Увы, но у всех имелись свои планы, да и уверенности не было, что звёзды правильно сойдутся. Разве, что контора по скупке золота банкира Штиглица будет и дальше работать в Сан-Франциско. Сам барон в торговой операции не участвовал, но попутным кораблём грех было не воспользоваться.
        - Господа, мне удалось выйти на контакт с неким Вильямом Бенитцем, управляющим Форт-Росс и его земель. Он, от имени Джона Саттера, готов продать земли за сорок тысяч долларов. В наше распоряжение может попасть, как залив Бодега, так и река Русская. Земли на её левом берегу очень плодородны, можно будет создать сельскохозяйственные поместья для производства еды.
        Фёдор Иванович достаточно убедительно рассказал о возможностях тамошней природы.
        - А если создать ещё небольшой порт, то можно своими кораблями снабжать тихоокеанское побережье России и Аляску.
        Чего уж говорить, что предполагаемая "аляскинская авантюра" сразу получит продовольственную базу, как и "колымская эпопея". Естественно, если найдутся желающие в том поучаствовать. Увы, опять придётся действовать узким кругом, чтобы не создавать ажиотаж раньше времени. Или же создать чёртов ажиотаж, а под него зарегистрировать акционерное общество и распродать акции, когда их цену поднимет волна слухов и сплетен, Та, которую сами же и запустят в нужный момент. Особенно, если две трети ценных бумаг распродать в Европе, пусть буржуи платят за гипотетическую возможность нажиться.
        - Друзья, аляскинский проект нужно будет внедрять за пределами русских земель, примерно на два градуса восточнее границы распределения сфер влияния. На месте, где река Клондайк впадает в Юкон, следует создать городок и снабдить его всем необходимым. Тогда изыскательские группы разойдутся по притокам и ручьям, впадающими в этот Клондайк, на берегах которых полным-полно золота.
        - Олег Александрович, мне больше нравится, честно говоря, торговля акциями золотодобывающей аляскинской компании, - отметил Мальцов, - а в саму добычу я, пожалуй, не войду. Стар уже, чтобы переживать за старателей, да и других дел хватает.
        Сразу посыпались различные мнения и товарищеские товарищи решили обсудить калифорнийско-аляскинский проект в другой раз, но более подробно. Оставался ещё вопрос о лояльности работников тех или иных экспедиций, но на него прекрасно ответил князь Полянский.
        - Хлопы от справных хозяев не бегут, коли те не глумятся над ними и не держат в чёрном теле. Знаю, что наши стали жить лучше за последние годы. Олег хорошо пояснил в своё время, что вкладывая в хлопа мы вкладываем в их и наше будущее. А сторонних задействовать опасно, те часто в лес смотрят.
        Бурные продолжительные аплодисменты не раздались, но помещики-предприниматели согласились с доводом. Даже в далёкой Австралии никто не рискнёт сбежать, да ещё и с золотом при возможности. Края дикие, аборигены могут и съесть при случае, а местные белые просто ограбят не задумываясь. И припашут так, что вроде вольный, а на самом деле хуже раба станешь. Это же не двадцать первый век, где политическое убежище просят и его дают, да ещё и за бесплатно кормят, выдавая фудстемпы. В середине девятнадцатого века таких либерастов нет, чтобы беглых покрывать. Каждый о своих заботится, а не приблудных подкармливает.
        На ближайшую субботу, как заведено, наметили сабантуй, потому что устали от сегодняшнего курултая. Пора и честь знать, иначе мозги лопнут от переизбытка впечатлений.
        Олегу, как и положено довольному-предовольному штымпу новых веяний, предстояло в очередной раз пересчитать барыши, пока "цены на жемчуг и рабов стояли высокие" /(с) из советского мультика про Петю и подлодку Л-32/. Теперь бабла хватит и на дорогу жизни до Турецкого вала, и до самого укрепления на случай Крымской войны. Попутно, можно ещё два взвода набрать, вооружить, забронировать и подготовить. Маркиз, как-никак, а значит право имеет на личную гвардию. Тем более, в Эмден отправлены ещё спецы и очередные рекомендации по улучшению экономического климата. Король Ганновера, видя, что пошли позитивные изменения, решил припахать Старко на изучение экономики всей Фризии. И прислал гору (хорошо, горушку) вспомогательной информации.
        К субботе слухи об огромной прибыли, полученной "на ровном месте", дошли даже до глухих. Купцы первой гильдии рвались в компаньоны, а один предложил Старко (не лично, а через третьих лиц, знакомых с другими третьими лицами), что готов купить корабль за целых триста тысяч рублей. Да, расточительно, но за полтора миллиона прибыли в год имеет смысл потратиться. Жаль, что Олег, как ни странно, умел в арифметику и умножил восемьдесят тысяч фунтов на курс к рублю (6.25 рубля за фунт). Сделка не состоялась. Тем более, что "Старко" стоял в доке, где с его покрытого медью днища отколупывали всякую живность.
        Счастливчики, получившие доступ на капиталистический бал, гордо бродили среди других таких же и болтали на темы "я бы тоже деньги вложил". Правда, никто почему-то дальше разговоров не шёл. То ли не приглашали, то ли душевная жаба превалировала. Парадный мундир заглавного героя коммерции был усеян орденами, включая орден Святого Владимира целой четвёртой степени. Присутствующий на балу высокопоставленный сановник из министерства финансов даже заинтересовался его происхождением.
        - Олег Александрович, вы ещё очень молоды. За что "владимира" получили, если не секрет?
        - Это награда за медицинскую разработку, панацею от цинги.
        - Я подтверждаю, - добавил Рихтер, - в Европе Старко наградили за неё орденом Святого Духа, а наши решили тоже отметить спасителя человечества.
        Сановник даже растерялся, не поняв логику.
        - Но орден Святого Духа один из высочайших орденов в мире, а Владимир лишь четвёртой степени. Не понимаю, господа, как можно сравнивать.
        - Главное не степень, главное, что отметили и я очень доволен, - улыбнулся Олег.
        Вроде откорячился, но как бы в минфине разговоры не пошли. Хорошо, что подошёл журналист Медведев, лично участвовавший в морском походе за зипунами.
        - Господа, статья о наших приключения готова и в понедельник выйдет в газете в самом подробном виде.
        - А то, как на вас пираты напали, в неё попадёт? - поинтересовался Иван Карлович.
        - Про пиратов и инцидент возле Мексики выйдет отдельной статьёй.
        Да уж и такое случилось на обратном пути. Ясно, что инфа о корабле полном денег и золота разнеслась куда ни попадя, вот трирочка фрегатов и напала возле полуострова Баха Калифорния. На море нападение длится долго, поэтому наши успели и паруса свернуть, и паровую машину раскочегарить, чтобы манёвренности добавить. Двоих успели поджечь, потратив кучу ракет, а третий попытался удрать, но совсем против усиливавшегося встречного ветра. В общем, сдались недотыкомоки на милость победителей. Пиратский экипаж, который оказался вообще-то торговым, но творящим беспредел при случае, высадили на этой самой Бахе, где даже индейцев почти не обитало, сам фрегат (всё-таки добротное судно грузоподъёмностью семьсот тонн) взяли в качестве трофея. Часть команды со "Старко" перевели на призовой корабль и дружненько почапали далее.
        - Кстати, Олег Александрович, а где он? - поинтересовался удивлённый вельможа.
        - Я распорядился на такой случай, если произойдёт, поставить захваченные корабли у меня в порту Эмден. Потом определюсь с использованием боевых трофеев.
        Всякие разные предложения от умников петербургского разлива на тему "подарить корабль Адмиралтейству" Старко отвергал, как порочащие честь и достоинство Русского Флота.
        - Наше адмиралтейство не побирушка, чтобы попрошайничать, и не принимает подачек. Россия имеет свои верфи и строит свои корабли!
        Понятно, что предлагатели проявить щедрость за чужий счёт сразу замолкали. Тем более, что если фрегат усовершенствовать и вооружить по-старковски, то добавится в коллекцию ещё одно судно. Для пользы дела и торговых операций.
        Где-то в другом углу зала Мальцов вёл беседы о новом акционерном обществе по исследованию северной Америки. О золоте он не упоминал, но поделился домашней информационной заготовкой. Мол, собираемся построить городок со складами в верховьях реки Юкон, чтобы выявить возможность добычи пушнины в тех краях. Всё-таки летом по реке могут ходить суда с грузом до сотни тонн, хотя навигация и короткая.
        - А почему бы вам это не сделать вместе с Русско-Американской компанией? - задал вопрос один из гостей.
        - Так зачем мы будем беспокоить уважаемое общество, когда у нас есть свои деньги, а риск неизвестности велик.
        - Но этот Юкон на Аляске, а Аляска принадлежит РАК.
        - Мы собираемся действовать дальше к востоку от русских земель. В зоне владений компании Гудзон-Бей. Тем более, что у русско-американской компании всего лишь пять тысяч человек проживает на Аляске и они все заняты своими делами.
        Сюрприз, однако, почему-то многие считали, что на Русской Аляске обитает под сотню тысяч белых людей, а оно вона как оказывается. Однако, как вкладываться в столь неопределённое дело? Ладно, новые русские предприниматели идут на риск, но могут ли себе позволить такое степенные господа, живущие по традициям?
        - Ничего страшного, господа, большую часть акций мы будем продавать в Европе, чтобы не рисковать российскими капиталами.
        Глава 8
        Глава восьмая
        Гульки - дело хорошее, особенно для подготовки мозгов обывателей к великим авантюрным проектам, но пора и честь знать (или иметь?). В воскресенье народ посетил церковь, как заведено, а с понедельника началось время разбрасывать деньги. Причём без надежды, что они аукнутся, как на Поле Дураков в Тарабарской стране. Будущий Доусон ещё следовало построить и обеспечить необходимым. Для этого нужны корабли, типа шхун, под сотню тонн грузоподъёмностью, быстрые и вёрткие. И где такие найти, если мир переходит на крупнотоннажные суда? По плану нужно четыре единицы, чтобы успевать за летнюю навигацию доставить всё заготовленное из Форт-Росса в верховья Юкона. Так что, сразу после регистрации общества, отправили группу спецов для выкупа бывшей русской земли и для организации там порта и сельских угодий. Параллельно начался отбор-подбор кадров для клондайк-проекта. Приятно, что определённую помощь оказал тридцатишестилетний глава Биржевого комитета, финансист Людвиг фон Штиглиц. Он всего лишь хотел открыть в дальней дали золотоскупочную контору, но как это сделать, когда ничего ещё нет?
        Сам Старко, доверив старшим товарищам суету и мороку, как и некоторую сумму, занялся проплачиванием своих проектов. Деньжищ навалом, надо бы сразу заняться постройкой дороги к перешейку и обустройством Вала. Это будет помощь императору и стране в тяжкую годину. Ну не перевооружать же всю армию, как положено правоверному попаданцу. Историю не изменишь, даже если сам станешь государем. И массы пришельцев из будущего не помогут, так как сразу разосрутся и начнут тащить одеяло на себя. Пока не порвут! Так что великая откоряка имелась в мозгу: "Помогу, чем смогу!"
        Деньги за сданное золото привезли, все угомонились и разбежались по своим сусекам. Олег и Андрей Андреевич, вместе с другими деревенскими, отбыли на деревню "к дедушке". Свои рубахи им ближе к телу, чем великие дела во славу России. Там всё-таки ждали явные и тайные дела и нечего прогуливать уроки жизни. Скоро уйма сахарной свеклы поспеет, шерсть уже в переработке, да и массу хлопка нужно довезти до фабрик. Конечно, Олег свою долю коттона передал Петрову, вместе с селитрой. Пусть химик мудрит, как положено мудрейшине племени. Сырец, между прочим, неразбодяженный перекупщиками, ибо прямо с плантаций.
        Дома, а точнее в мастерских, уже довели до ума (более-менее) магазинную винтовку. Пять патронов пружина исправно толкала, а вот модификация на десять штук постоянно заклинивала. Старко распорядился начать изготовление своей "мосинки", а то мелкие улучшения вечны, как вылизование книг или рассказов. Некоторые авторы годами этим занимаются, а на выходе получается нечто не читаемое, а склизкое. Приходится называть "неформатом" даже явный брак. Прикольно, но часть писателей будущего почему-то не любила, когда в магазине многие продукты или одёжа тоже "неформат". Или районный врач "неформатен" и называет себя "непонятым".
        Фёдор Иванович купил поместье, причём в результате получился мини-уезд (вместе с Легостаном и Старкландией). Хоть наверх обращайся за разрешением сформировать местное самоуправление. Довольный, а порой и самодовольный, немец был счастлив. Сбылась его голубая мечта и теперь наступил сладкий момент владения. Даже свиноферму есть где организовать. Штромбергер также пошёл по пути производства кормов для скота, а не выращивания ржи или пшеницы. Их-то всегда можно купить, причём готовой мукой, потому что многие именно этим заняты. Так лучше баранов растить и фабрику поставить. Ну и свеклу поставлять Легостаеву, но не за деньги, а за долю в производимом сахаре. Новая форма экономических взаиморасчётов. И ещё курляндец готовил свою личную свадьбу на сентябрь. Надо бы детками обзавестись пока не стар и даже не пожилой. Небось, фатер и мутер оторвут свои чресала и приедут за непутёвого сына порадоваться? Тем более, что и девица приглядна, хоть и купеческая дочка. Вот такой альянс: дворянство в обмен на дополнительный капитал. Будущий тесть посетил столь же будущего зятя, объездил всё, что мог и захотел
познакомиться с соседями. Хотя и побаивался - всё-таки маркиз и князь, а не абы кто.
        - Господа, разрешите представить купца второй гильдии Абросимова Фёдора Фёдоровича.
        - Очень приятно...очень приятно...очень приятно...
        Визитёр смущался, так как понял что зятёк не соврал. А тут ещё в гостях у его сиятельства Старко известный золотопромышленник Прокудин находится. Видно что-то надо, коли сам прибыл. Будущего родственника усадили за стол, накормили, а заодно и сами поели.
        - Надеюсь, Фёдор Фёдорович, вы нашего друга обижать не будете по-отцовски? - пошутил Легостаев.
        - Ну что вы, Андрей Андреевич, это нам честь оказана. О путешествии господина Штромбергера легенды ходят, как он состояние нажил за один год.
        - Вообще-то, дражайший, Фёдор Иванович уже не первый год хорошие деньги зарабатывает. Просто калифорнийский вояж дал ему дополнительную прибыль.
        Купец второй гильдии остался покорён сказанным.
        - Так я приданое такое дам, чтобы мне не стыдно было перед вами.
        Финансовые мэтры не стали спрашивать о размере "матпомощи", неудобно. Тем более, что курляндец сунул свой палец везде, где смог и проковырял дырочки для персонального пользования. Причём, без жулимбетства, а по-чесноку, трудами и оказываемой помощью. Золотодобытчик-миллионщик тоже хотел бы присосаться, поэтому и посетил нуворишей.
        - А как дела обстоят в Австралии? Есть ли новости, а то разговоры ходят, а толку нет?
        - Милейший Пётр Иванович, о "толке" станет известно лишь когда все сливки снимем, - проявил честный культур-мультур попаданец, - сами понимаете каково раньше времени делиться радостью. Я, вон, в одиночку на свои средства затеял строительство дороги от Днепра в Крым. А через двадцать лет она преобразится в железную, а рядом пойдёт канал. И в Крыму будет транспортная инфраструктура создана.
        Действительно, через десятки лет всё это хозяйство сможет приносить достойный доход владельцу. При условии, если крымские порты станут альма-матерью будущей обширной русско-средиземноморской торговли. Но слишком много неизвестных факторов должно сойтись в "парад планет".
        - Эк, Олег Александрович, в возрасте я. Мне бы что-нибудь попроще, да поближе по срокам исполнения.
        - Увы, уважаемый, но поближе только британская Гвиана. Там вроде есть и золото, и алмазы. А больше ничего нет. Да и кто может гарантировать светлое будущее в наше неопределённое время. Повсюду имеется финасовый риск.
        - Да я готов рискнуть капиталами, лишь бы надёжное дело было.
        И как в таких условиях компаньонов создавать? Попаданец опять вспомнил эмигрантов-барахольщиков в Калифорнии. Как-то собралось несколько торговцев и обсуждали "вот бы найти куда вложить пятьдесят тысяч долларов". У всех есть возможности, но нужны гарантии. Иначе никак, не по бизнесменски. Так эти деловые люди ничего и не придумали, оставшись при размеренной торговле биноклями, ножиками и даже джинсами.
        - Пётр Иванович, - пояснил ситуацию Легостаев, - мы бы вас в калифорнийскую торговую операцию пригласили, но в тот момент гарантий не было, что судно вообще дойдёт и удастся выгодно распродать товары. Рисковали все, особенно наш маркиз, который на кон свой дорогущйй корабль поставил. А теперь уже поздно, Олег Саныч в экспедицию на Цейлон собирается.
        - Так я, Андрей Андреевич, и на Цейлон готов. Деньги есть, только знать бы какие товары там востребованы.
        Пришлось самому фон Эмдену опустить торгового магната на бренную землю.
        - Я компаньонов не ищу, у меня личная военно-научная миссия планируется. На Цейлоне, в джунглях, имеется племя язычников, которые приносят в жертву выкраденных людей. Так они живут в тех местах, где в старинных рукописях упомянут очень древной храмовый комплекс возрастом в несколько тысяч лет. И к нему никак не подобраться. Англичане два раза отправляли свои отряды, но никто даже не вернулся.
        А если учесть, что на острове шла не очень активная гражданская война, то даже до самого племени не дотянуться. Через земли, контролируемые повстанцами придётся пробиваться. Задача ещё та, хотя план уже продуман, но слишком много нюансов придётся разрешить на месте.
        - Неужели совсем ничего не планируете, господа, - расстроился Прокудин.
        - Ну почему же, планируем и даже участвуем в нескольких проектах. Вот, открыли общество, чтобы в Калифорнии земли купить и сельским хозяйством заняться. Поставки в Сибирь и на Аляску продовольствия необходимы. Скоро акции в продажу пойдут.
        Нет, не заинтересовало такое предприятие золотопромышленника. Ему, как и эмигрантским бизнесменам будущего, нужна огромная отдача. Ну, там, золото всякое или камни драгоценные. В крайнем случае, продажа товаров народного потребления по десятикратной стоимости. А фигнёй пусть такие, как Абросимов, занимаются - им по гильдейскому уставу положено. Ну, что же, насильно мил не будешь. На биржах люди акции покупают не тогда, когда они дешёвые, а когда резко прыгают в цене. А потом удивляются, что на бабки капитально попали.
        - Господа, но если что-нибудь надёжное затеете, пожалуйста, дайте знать. Сумму до двадцати тысяч рублей я вам гарантирую.
        Последняя фраза насмешила крохотностью инвестмента, но никто даже вида не подал, что регочет внутри от мелочности миллионщика. Также никто не стал рассказывать, что в некоторых проектах участвуют, как частные лица, император и наследник. А боязливые халявщики нашим мидасам совершенно не нужны. Явно такие в будущем будут нудеть и все мозги проедят из-за боязни потерять свои копейки.
        Тот же Старко отправил Круппу порядка пятидесяти тысяч рублей с одной простенькой целью. Создать филиал в Эмдене опытно-экспериментального завода по разработке... цельнометаллических кораблей. И это лишь аванс, пусть и огромный по тем временам. Риск велик, но приступить нужно сейчас, когда герр Альфред новый паровой молот создал, гораздо большей мощности, чем до этого имелось в истории. Эх, ещё бы Северную Вестфалию прихватизировать, пока пруссаки её ценность не осознали, рассматривая лишь, как один из металлургических регионов. И великое герцогство Ольденбург оттяпать у владельцев в личную собственность. Благо, экономическая ситуация там нехороша, да и внешние долги растут. Облигации займа котируются на финансовых рынках по сто семь гульденов за тысячу по номиналу...
        Глава 9
        Глава девятая
        Санкт-Петербургская биржа расцвела лишь при министре финансов Канкрине, став достаточно спекулятивной. Так что медведи сразу набросились на акции АО "Калифорния-Аляска", пытаясь сбить цену и нажить денег на этом. Однако, не учли того, что солидная часть ценных бумаг хранилась в сейфах создателей компании, так как могучая кучка использовала личные средства. Зачем раньше времени собирать капиталы, лучше уж потом торговать бумагой, когда цены поднимутся. В результате, к концу октября сложилась прикольная ситуация. Любители играть на понижение просто не имели достаточного количества акций, чтобы удовлетворить клиентов, купивших у них контракты. А так как за некоторыми русскими биржевиками стояли европейские финансовые воротилы, то мог возникнуть скандал. Раз обещаешь продать к конкретному сроку - вынь, да положь, иначе последуют проблемы.
        Цены со ста рублей стартового номинала сбили до пятидесяти, но где взять сами акции? Биржевики могли, конечно, всем скопом объявить свою несостоятельность, но тогда потеряют ценнейшие места на бирже. И пойдут в долговые тюрьмы с порушенной репутацией. Или выкупить необходимые количества у самих владельцев, но уже по договорной цене, а не по маркетной. Например, по двести рублей за бумажку в обход биржи. Когда-то Вандербильт провёл такой трюк, оставшись без правительственного подряда, но выжав досуха нью-йоркских медведей. Наши же, действуя на свой страх и риск, с правительством подряды не заключали, ибо вольные птахи. Часть акций, в итоге, ушла по сверхцене, а умные люди решили не спекулировать на том, что может больно укусить. Независимость очень важна в таких делах и её следует учитывать, а не тупо действовать, как обычно. Мало того, ценные бумаги вернулись к стартовому номиналу и банда "Старко и подельники" скупили почти всё обратно. Потому что истинные расценки впереди.
        К ноябрю поступило аж две инфы из-за южных морей и океанов. В Африке посёлок был создан на реке Вааль, к северу от алмазного месторождения, на краю небольшой ганноверской колонии. Местные урюки попробовали повоевать, но получили полный отлуп современным оружием. После чего угомонились и даже приносили свои товары в тамошнюю факторию.
        Из Австралии новости дольше плавают из-за дальности, но и там вроде всё обустраивается. По крайней мере, ганноверцы решили поселиться возле горы имени какого-то Александра, в шестидесяти милях на северо-запад от Мельбурна. Ещё дальше и чуть выше по карте окопались русские. Информация краткая, но хоть какая-то. Регион уже известен своим овцеводством, а значит хотя бы мясо можно покупать на первых порах. Всё-таки легче, а то еду в такую даль не натаскаешь. Главное, за два-три года добиться своих урожаев кукурузы, которая, по идее, должна хорошо прижиться, и всякую полезную скотину выращивать. А золото подождёт более самостоятельных времён.
        Старко опять вляпался в дурацкую ситуацию, причём не по своей воле. Сотрудник минфина сплетничал у себя на работе о несоответствии награды и трудового подвига, случайно узнав об этом. В итоге, слухи выползли наружу и, в конце концов, добрались до дворца императора. А там, ясен перец, попали в государевы уши.
        - Пётр Михайлович, ну зачем же вы из меня какого-то скупца делаете? Я же вам велел достойный орден дать медикусу Старко.
        - Ваше величество, но у него классность не позволяет. Позвольте я объясню.
        Оказывается орден Владимира даже третьей степени нельзя вручать лицам, ниже шестого класса, а у Старко всего лишь седьмой в табели о рангах. А шестой класс дают лишь полковникам гвардии до которых претенденту, как до Луны. Впрочем и другие ордена высоких степеней имеют такие же ограничения. Вроде убедил царя, но оказалось не до конца.
        - Князь, причём тут табель о рангах? Мы что совсем сирые с вами и не можем ордена соответствующие вручать? У человека два ордена Святого Духа, которые дают лишь великим людям!
        - Но как же быть, ваше величество, ведь будут недовольные, если Старко будет награждён перепрыгнув через классность. Много недовольных сразу образуется которых обошли.
        Идиотизм ситуации в том, что недовольны окажутся высокопоставленные лица, очень высокопоставленные. Те, которые получают награды, выжидая по десять-пятнадцать лет. От таких потом много ненужных неприятностей последует. В лицо императору ни один не скажет, но за спиной могут и вредить на своих постах.
        - Так, Пётр Михайлович, не дай бог в Европе прознают о нашей неблагодарности, тогда вселенский скандал случится. Что же делать?
        - Ваше величество, а может, раз Старко не претендует на пышную церемонию, вручить ему награду, как обычно, тишком? И пояснить, чтобы одевал лишь в особых случаях по выскому протоколу, а не повсюду. Думаю, что он не осмелится нарушать указание.
        - Да, вы правы, так и сделаем. Но уже никаких "степеней"!
        - А какой же орден, ну не Андрея же Первозванного?
        - Ну на этот он ещё не заработал. Давайте Невского вручим, он вроде и за гражданские заслуги тоже.
        Князь Волконский даже ослаб в коленях, ужаснувшись тому, что будет, если в свете узнают. Но и перечить государю не хотелось, голова-то одна на плечах.
        - Подгадайте, господин министр двора, к рождеству, и согласуйте со Старко скрытность. Чтобы в совершенно узком кругу самых близких...
        Старко, заказав всё, что нужно, решил готовиться к личному вторжению на Цейлон. Иначе не успеть до Крымской войны. Корабль есть, оружия и патронов до фига, как и различной взрывчатки. Три взвода, уже не первый год дармоедствующих, тоже имеются. Ага, с глушителями никак не разобраться. Да и чёрт с ними. В конце концов, он не знатный интернетчик-манагер, чтобы уметь и знать в подробностях, как их делают. Чёрт, стёклами больших размеров тоже никто не занимается. Окна или витражные (тогда большие) или какие-то наборные из множества неоткрывающихся форточек. Ни разу не позырить на улицу, когда хочется прилипнуть к стеклу. Хорошо в той реальности, где попаданец сразу изобрёл такое (из книги "Помещик") и где Мальцов сам пришёл кентоваться по этому поводу. Ну почему Олег в своём прошлом другой фигнёй занимался? Мог бы и в школе хорошо учиться и в ВУЗе штаны просиживать, чтобы стать инженером или врачом. Нет, зараза, в войнушку в детстве не наигрался, маловато казалось. Теперь приходится использовать то, что умеешь, а в остальном зависеть от других.
        В декабре главгера поставили раком с этим дурацким и никому не нужным награждением.
        - Поймите, Пётр Михайлович, - оправдывался Олег, - мне и самому не нужна шумиха по поводу ордена. Не хочу, чтобы сильные мира сего устроили мне проблемы.
        - Да, Олег Александрович, понимаю вас, - на самом деле удивился Волконский, - тогда сделаем всё в тайне.
        Его ошеломило откровение маркиза. Да где же это видано, чтобы люди наград не хотели? Впрочем, довод выглядел серьёзно, так как никто не хочет входить в трения с вельможами и сановниками, а тем более уводить у них что-нибудь из под носа. Поэтому награждение прошло тихо-тихо в присутствии Андрея Андреевича, доктора Рихтера и куратора от митрополии. То бишь, тех людей, которым однозначно можно доверять.
        - Позравляю, Олег, - приобнял "именинника" Легостаев.
        - Присоединяюсь! - пожал руку Иван Карлович.
        - Молодец! - добавил куратор.
        А торжество организовали как бы по другому поводу. Мол, человек на Цейлон собрался и следует заранее его похвалить, ибо потом, скорее всего, придётся отпевать. Если уж англичане не смогли с племенем жертвоприносителей справиться большими отрядами, то чего уж говорить о сотне Старко.
        - Олег, но в джунглях, говорят, белые люди не выживают, - забеспокоилась Капитолина Петровна, - зачем рисковать своей жизнью?
        - Мадам, там скрыта великая тайна пришельцев из космоса. Я уже участвую в научной работе соответствующего толка, которую ведут ватиканские учёные. Вон, они уже всю "Рамаяну" вдоль и поперёк исследовали и разложили по полочкам.
        - А разве святоши не отрицают жизнь вне Земли? - поинтересовался Борис Алексеевич.
        - Современные учёные Ватикана поддерживают тезис о всемогуществе Бога. Они даже превосходят в смелости предположений учёных-мирян.
        Действительно, католические и православные, да и протестантские, умки работали на самом переднем крае науки, только не афишировали это. А легенды о своём консерватизме сами и распространяли, чтобы светские власти не совали нос куда не нужно. Миф о том, что светские учёные хотят лишь добра человечеству не поддерживался опытом Церкви. Хотя бы потому что многие изобретения именно учёные-"гуманисты" превращают в оружие. С чем церковь борется всеми силами, вплоть до ликвидаций особо рьяных. Особенно тех, кто искренне считает, что создав супер-оружие можно остановить войны на планете.
        - Кроме того, если экспедиция сложится удачно, я смогу вывезти всякие старинные вещи, статуи и даже стеллы. Это очень выгодно финансово, а я не чужд определённой меркантильности.
        - Да уж, за успешный исход могут и орденом наградить, - отметил князь Полянский, - будешь сверкать, как рождественская ёлка, увешанная игрушками!
        - Фи, зачем мужчине быть ёлкой, - втесалась /кто-нибудь знает кто?/ - мужчину шрамы украшают, между прочим. А у Олега их что-то не видать.
        Откуда мирному обывателю взять шрамы, если он ударом кулака отправляет в нокаут быка? В смысле, что бык теряет сознание от сильного удара, и падает. И стреляет этот обыватель быстрее всех, да и точнее. И своих готовит а-ля "боевой старк".
        - А я бы тоже хотела на Цейлоне побывать, - размечталась Аня (теперь уже Легостаева), - но куда от малыша денусь?
        Молодая мама не очень доверяла мамкам и нянькам, поэтому держала под контролем выращивание сына. Алексей-то по службе занят очень сильно, хотя регулярно время находит для своего первенца. Отдельный истребительный располагался не так уж далеко, хотя попасть туда архисложно. Даже голубые мундиры были в составе охранных патрулей. Никакие пьяные компании "друзей" и отдельно взятые генералы не имели доступа внутрь подразделения. Секретность гарантировалась самим императором!
        Глава 10
        Глава десятая
        Мир лихорадило не по-деццки. Во Франции избранный президентом Наполеон Третий практически позакрывал институты демократической власти и получил абсолютную. В результате, начало трясти даже соседей, особенно итальянских. Калифорнию тоже лихорадило - отовсюду съезжались жаждущие лёгкой наживы мечтатели и авантюристы. Редко кто селился на плодородных землях Сакраменто, чтобы копаться в земле, добывая картошки или моркву. Многие копались в горах Сьерра-Невада, где полно золота. Так что пришествие русских именно с сельскохозяйственной целью воспринималось, как подарок судьбы. Тем более, что возле крепости Росс создавались мелкие предприятия, производящие ширпотреб. Особенно, швейные. Старателям неохота возиться с изготовлением постоянно "горящей" одежды, проще выменивать уже готовое на самородки и золотой песок. Пусть оно и дороже выходит. А чтобы по два раза не мотаться в разные концы, золотоискатели, заодно, сдавали свою добычу в конторе Штиглица. Для них даже поставили несколько салунов с русской выпивкой (ох и крепкая, зараза), тёлками (ох и красивые дамочки) и семью игорными заведениями. Самые
богатенькие буратины имели право купить в местном оружейном магазине безумно дорогие, но эффективные стреляющие изделия производства револьверной акционерной компании из Петербурга. Ну и патроны к ним, ясен перец, хоть и по несусветным ценам.
        Третьим лихорадочным местом мирового уровня становилась ганноверская колония в южной Африке, получившая название Георгия. Действующий король дал ей такое имя в честь сына, рискнувшего организовать экспедицию и добившегося успеха. Понятно, что продажи добытых алмазов совратили многие отчаянные умы и те потянулись в малоизученные дебри. Огромная яма, имеющая в поперечнике более пятисот ярдов, постепенно разрабатывалась и углублялась. Нужны были люди, чтобы ковыряться в ней, а людям постоянно требуется пища и одежда. А также палки-копалки в виде кирок, лопат и прочих инструментов. С юга, от реки Оранжевой и вверх, на север, создавались фермы, поля, луга... Русское поселение тоже обустроилось, зарабатывая на снабжении всем тем, что бог послал на этих землях. И производили разное, что берут, а заодно торговали револьверным оружием. Причём, основными покупателями являлись туземцы, приносившие драгоценные камни и даже золото на обмен. Люди Мальцова блюли определённую справедливость, чтобы выглядеть "хорошими белыми", а не то, что буры.
        Выходцы из Капской колонии в своё время сбежали оттуда, когда англичане запретили рабовладение. Но как без рабов обрабатывать свои хозяйства? Или уменьшать личные владения, или тратить деньги на наёмных рабочих, тех же негров? Тогда родственники не поймут. Вот многие и ушли на Север от англичан, где отобрали земли у местного населения и припахав это самое население. Вон, даже целую реку пришлось назвать Кровавой в честь победы своих принципов и идеалов. Часть буров уже селилась к востоку от ганноверцев, чтобы поставлять не только продовольствие, но и всякие изделия постоянно прибывающим старателям. А с запада, от порта Александр-Бей, выкупленным Эрнстом Августом Первым у англичан, потихоньку обустраивалась дорога с фортами и посёлками. Всё по заветам и схемам одного молодого человека из России. Один из очень крупных акмазов, добытых за это время, король Ганновера подарил своей племяннице королеве Виктории. А другой, по размерам примерно такой же, отправил в дар императору Николаю Первому.
        Наследный принц тоже время даром не терял. По совету Старко он перевёл бизнес "торговля алмазами" в "торговлю изделиями". Для этого из других стран выписывались семьи толковых ювелиров, чтобы снабжать их неогранёнными камнями. Причём по системе консигнации, дабы иметь долю от продаж ювелирных изделий. По-любому, оно выгоднее, чем торговля сырьём.
        В марте 1851 года, когда весь мир стремился в Лондон на первую Всемирную выставку, корабль "Старко", в сопровождении трофейного фрегата, отбыл к чёрту на кулички. Опять, как потребовали в адмиралтействе, вместо чёрно-жёлто-белого имперского флага или бело-сине-красного торгового на мачте развевался синий тигриный. В пути один раз пристали нехорошие дядьки малагасийской ориентации, но их просто сожгли, чтобы не мешались под ногами и не отвлекали от дел насущных. В начале мая мини-эскадра добралась до порта Коломбо. Конечно, никаких радостных и торжественных мероприятий никто не организовал. Получив аудиенцию у губернатора, маркиз фон Эмден передал лишь рекомендательные письма и вкратце изложил цель экспедиции.
        - Ваше высокопревосходительство, это всего лишь разовая миссия. В джунглях Ситаваки на границе с Канди живёт племя, ворующее людей и приносящее их в жертву. Я знаю, что два раза посылались карательные отряды, но, увы, никто не вернулся. Имею желание спасти тех, кто приготовлен к очередному жертвоприношению.
        - Ну что же, маркиз, ваша миссия благородна и полезна и я готов дать разрешение. Однако, скажите между нами, какие преференции вы ожидаете в случае успеха?
        - Не буду скрывать. Я хочу добраться до древнего храмового комплекса и вывезти оттуда всё, что сочту нужным.
        - Благодарю вас за откровенность. Ответ я дам через три-четыре дня.
        Ну вот, как всегда - "мы вам позвоним"...
        Через три дня одобрение было получено и отряд отправился в Ситаваку (столицу одноимённого королевства). Аудиенция у местного магараджи свелась к тем же вопросам и ответам. Вполне европейское воспитание местного монарха сказалось к лучшему - он даже предложил посредничество, чтобы Старко мог согласовать рейд с местными повстанцами. Оказалось, что индусы-ланкийцы давно бы сами решили внутреннюю проблему, но даже не связывались из-за каких-то кастовых различий и религиозных запретов.
        - Мы вам предоставим проводников и продовольствие, - пообещал представитель повстанцев, - а если вам повезёт и вы останетесь живы, поможем вывезти то, что нужно.
        - Благодарю, уважаемый, за понимание и согласие сотрудничать.
        Через полтора месяца в Ситаваку прибыли посыльные от Старко.
        - Ваше величество, мужчины племени сианг уничтожены, пленные освобождены, - докладывал Алексей Каретин, - повстанцы уже забирают себе женщин и детей язычников. Нужна помощь по вывозу найденных ценностей, статуй и каменных плит.
        - Благодарю вас и вашего командира! - одновременно удивился и обрадовался магараджа, - велики ли ваши потери?
        - Очень большие, ваше величество, одиннадцать дружинников погибло и ещё двадцать четыре ранено.
        Местный король не стал расспрашивать о методах, принесших победу, пусть эта грязь остаётся на совести белых людей. Главное, что уничтожен очаг неправильной религии. Раз боги принесли победу Старко, значит он их любимец, потому что англичанам это не удалось.
        Вывоз того, что лично русский маркиз посчитал ценным, пришлось разбить на два периода. То, что являлось не очень тяжёлым по весу, забрали сразу, а остальное приходилось демонтировать. Ясно, что это самое "остальное" займёт год-полтора. Старко не собирался лично следить и контролировать процесс, забрал "сладкое" и отбыл со своими в Коломбо. Его в первую очередь интересовало научное содержание добытого, поэтому с представителями светских властей и Ост-Индской компании был заключён договор "на доверии". Понятно, что будут обманывать и подворовывать, когда над душой не стоишь, но терять год тоже не хотелось.
        Фактически пришлось дожидаться изумительной работы каменный пол одного зала. На плитах сохранились знаки и письмена, несмотря на явную древность. Трюмы "Старко" забили также статуями нормальных размеров, некоторыми стелами с надписями на непонятном языке и рисунками, порой загадочными. Древних драгоценностей нашлось много, примерно полпуда. Ну и ещё по мелочам, что следовало передать в орден на изучение. У них умелых сотридников в достатке, пусть потом переводы пришлют, если разберутся что к чему.
        На обратном пути мадагаскарские пираты решили взять реванш, но опять погорели. Впрочем целый фрегат удалось взять на абордаж. Не для пополнения личной флотилии, а чтобы опробовать соответствующие приёмы и экипировку. Вдруг пригодиться на будущее? В Эмдене выгрузили часть коллекции, чтобы устроить постоянно действующую выставку-продажу древностей. Через три дня прибыл кронпринц с друзьями.
        - Ваше высочество, разрешите воспользоваться моментом и преподнести дары. Извините, что не согласую такие церемонии, но поймите правильно, я очень далёк от полагающейся помпезности.
        - Ну что вы, маркиз, всем известна ваша скромность, поэтому действуйте, как вам удобно, - вошёл в положение принц Георг.
        - Я приготовил некоторые древности в дар вам, его величеству Эрнсту Августу Первому и, если согласитесь помочь, её королевскому величеству Виктории. Сам я очень сильно стесняюсь. Пожалуйста, войдите в моё положение.
        Расшаркование удачно закончилось. Наследник ганноверского престола согласился помочь в столь деликатной ситуации и вообще был рад своему новому другу. Естественно, что целый вечер ушёл на рассказы о путешествии и приключениях в джунглях Цейлона. Ещё Георгу нравились постепенные преобразования, как в маркизате, так и в остальной Фризии, доверенной русскому. К сожалению, трубы трубили, призывая благородных донов вернуться к делам.
        Прибытие трёх судов в Петербург не оказалось сюрпризом, так как князя Легостаева предупредили заблаговременной телеграммой. А он уже согласовал всё и вся, чтобы не возникло затыков и конфликтов интересов с портовыми службами.
        - Здравствуй, герой, - обрадовался Андрей Андреевич, - все газеты трубят о твоей победе над кровожадными язычниками. Наши довольны, что ты утёр нос англичанам, сделав то, что им не удалось.
        Всё-таки, как приятно, когда никто не колупает мозги на тему "уничтоженной редкой культуры". Газетчики, конечно же, прибыли и даже вопросы задавали, но никто из них не высказывался о "гуманизме-либерализме".
        - Андрей Андреевич, господа, я рад, что реализовал мечту юношеских лет. Теперь снова могу вернуться к жизни сельского мирянина и предпринимателя.
        Вот такой мягкий, белый и пушистый потомок норманнов нарисовался. Сплошной мимимишка и няшка в одном флаконе...
        Глава 11
        Глава одиннадцатая
        Всё-таки насколько отличаются блюда, приготовленные величайшей кулинарьей всех времён и народов, Авдотьей, от всяческой другой еды. Старко наслаждался поеданием и совсем не хотел от такого удовольствия отрываться. Жаль, что процесс не бесконечен, а присутствующие за столом друзья и коллеги не терпеливы. Пришлось отвечать, в итоге, на вопросы.
        - Господа, экспедиция позволила найти древние артефакты времён принца Рамы и его обезьян. На древних стелах имеется даже путь внутри Солнечной системы, который эти пришельцы прошли.
        - А на чём же это изображено, Олег, - сразу спросил сверхлюбопытный доктор, - и как ты понял, что путешествие космическое?
        - На некоторых стелах имеются рисунки, сохранившиеся до сих пор, схематически показывающие путь с края нашей системы к Земле.
        Загадочными были даже камни, словно они искуственного происхождения. Или сверхпрочный утяжелённый пластик, или неведомым образом обработанные мраморные плиты. Поверхность настолько гладкая, что сразу пришло на ум слово "лазер". Да и буквицы, как и рисунки, словно вырезаны плазмой, а не выбитые зубилом. Ещё и заполнены красками или чернилами, которые до сих пор чёткие и яркие. Весь мир будущего хранит информацию на дискетах, но такого добра в храмовом комплексе не нашлось.
        - Олег, но если артефактам многие тысячи лет, значит они остались от людей Рамы, - включил логику Легостаев, - неужели у них, как и у нас, тоже рисуют и пишут слова?
        - Андрей Андреевич, инопланетяне, вполне возможно, просто старались сделать то, что понятно будет землянам. У себя, небось, информацию хранят вообще в каких-нибудь кристаллах. Но наши предки, по сути, были ещё дикарями и понимали лишь то, что наглядно.
        Действительно, вопрос вопросов, если мы захотим с кем-то поделиться инфой, то каким способом её передадим? Вон, пендосы когда-то отправили пакетированный радиосигнал в сторону Тау Кита. И даже не подумали, что, может быть, у таукитян никакого радио и нет. Или давно забыли, или ещё не изобрели. Поэтому буквы на камнях, найденных экспедицией, выглядели похожими на какой-то доисторический санскрит. Некоторые рисунки изображали волосатых гуманоидов с хвостами, видимо поэтому древние и посчитали их "обезьянами".
        - В своё время я очень детально ознакомился в монастыре с переводом "Рамаяны", даже "Махабхарату" раскладывал по полочкам. Уж очень увлекательно получается, если поверить в россказни пришельцев о полётах между звёзд.
        - И что ты собираешься делать с этим? Своим хлопам рассказывать?
        - Нет, Ян Войцехович. В мире есть многие учёные, которые найдут спонсоров, чтобы выкупить плиты и статуи для изучения. Естественно, что часть коллекции оставил в Эмдене, предупредив своих орденцев, чтобы забрали для исследований. Ну и дары, понятное дело.
        К сожалению, плит со схемой Солнечной системы, было не так много. Орден Святого Духа, король Ганновера, королева Англии, князь Легостаев и сам Старко стали обладателями таких раритетов.
        - А нашему императору? - удивился барон Юнгвальт.
        - Для государя самое красивое и солидное. Стена с огромным изображением планет и пути следования. Пока в разобранном виде, надеюсь, что у его императорского величества имеются мастера, которые соберут и установят это своеобразное панно.
        Козе понятно, что Николай Первый изыщет специалистов, тем более, представитель Олега будет разъяснять, что куда прикрепить. Гости даже развеселились, обсуждая, чем русский царь будет отдариваться. И будет ли? У него, небось, других забот хватает, чтобы на всякие мелочи внимание обращать. Впрочем, самого Старко проблемы правителя не волновали. Своих дел хватало, особенно строительство в северной Швеции деревообрабатывающего комбината. Русские с этим пролетели из-за бюрократических препон и просьб позолотить ручку загребущую. Не хватало в дальнейшем за каждым стволом ходить, испрашивая разрешение.
        - А как удалось с дикарями справиться? Они же в тех джунглях у себя дома, а вы приезжие.
        - Друзья, я вёл отряд сначала по мирным местам, чтобы бойцы привыкли. А лес, он везде лес, тем более, что мои сами в лесах росли или рядом с ними. Быстро освоились, да и камуфляжная форма помогала.
        Те же англичане явно в ярких мундирах пошли, поэтому их видно издалека. Да ещё, небось, топали, как гиппопотамы или носороги. И не сторожились, привыкнув к превалированию против туземцев. Да и брони на них не было, как и кучи лекарственных средств, как у наших. Такого достаточно ранить стрелой или из духовой трубки куда угодно и он сам начнёт гнить от раны. Хотя, конечно же, в брониках жарко, но и жить хочется. Терпеть до конца приходится, чтобы хэппиэндом закончить, а не "героической смертью". Впрочем кровавые принципы типа "жестокость против дикости" это не те темы, которые следует обсуждать в светской беседе.
        - Господа, вы лучше расскажите, как идут дела в нашей компании "Аляска-Калифорния", - решил обстрагироваться от своих россказней человек дня.
        Тут-то хляби словесные и разверзлись...
        - Играет цена-то на акции, ох, как играет. В обществе слухи разные ходят, - делился Мальцов, - то, якобы, мы сами в Калифорнии золото ищем, то, вроде, нашли, но молчим. Тут ещё и журналист Медведев подкинул статью об использовании порта Петропавловск, что на Камчатке. О строительстве бетонных складов для транзитных целей общества.
        Вообще-то "склады" затеял строить сам Старко, чтобы укрепить оборону на всякий пожарный. В принципе, в РеИ Завойко со своими отбился, но довооружить порт всё-таки не лишне. Ракетные комплексы лишними не будут: хоть у камчадалов, хоть на Аландах, хоть в Свеаборге. Пожгут какую-то часть вражеского флота и ладно будет. Всё-таки корабли долго строить, а значит быстро потери не восполнить.
        - Главное, Олег, что для форт Росса докупили четыре шхуны, чтобы оттуда по Юкону ходить. Уже с запасами отправлены в Сан-Франциско, а в летнюю навигацию следующего года уйдут вверх по реке вглубь Аляски.
        - Это хорошо, Иван Акимович, нельзя мимо проходить, когда есть возможность вместе со всеми поучаствовать, а то и начать дело до других.
        - Олег, а что-нибудь про Австралию слышно? - с надеждой полюбопытствовал Борис Алексеевич.
        Вот же торопыга. Австралию ещё может придётся годами ждать, а то и два-три десятка лет. Балларат и Бендиго, небось, ещё даже названия свои не получили, а то и населённых пунктов пока нет. Надеяться на случай неразумно, тогда все дела по обустройству будут делаться тяп-ляп.
        - Пока сведений нет. Думаю, что ещё хотя бы два-три года нужно подождать, не менее. Скорее всего золото на Клондайке будет найдено раньше, чем в Австралии. Уж лучше увеличивать производство динамита, в Европе он очень востребован для горных работ. В Америке, кстасти, имеет смысл завод открыть, причём на тихоокеанском побережье, а не только на их восточном. У них начинается бум железных дорог, а значит динамит будет востребован для строительства необычайно.
        - Уже начали, - улыбнулся Мальцов, - пока ты в путешествии был. А на западном побережье в следующем году запланировали. Я на карте смотрел, там горный хребет идёт вдоль океана.
        Чертовски приятно, что соратники без дела не сидели , пока Олег за морями прохлаждался. Всё-таки на цейлонскую экспедицию почти год потерян. Вышел в море в марте, а вернулся во второй половине ноября. Вот весь пятьдесят первый год и потрачен. Хотя от долгих месяцев плавательного безделья тоже польза имелась. В Эмдене Старко передал для короля и принца подробный план промышленного развития Фризии, причём указав те предприятия, которые готов финансировать лично. А то захолоустье какое-то никому толком не нужное. Люди и земля есть, а по сути экономический пустырь.
        Финальным аккордом прозвучало сообщение о том, что в истребительный полк прибыла с запада полубатарея эдаких шестидюймовых гаубиц-мортир. Стальных, мощных, хищных. Так умники из командования, через своих папа, заказали сразу четыре трактора. Ох и намучаются они с транспортной революцией. Конечно, все недоделки экспериментального чудо-юда выявляются в Старково, но по идее рановато ещё. Пушки на всякий случай сделаны разъёмными на две части, чтобы двумя усиленными передками их таскать, пока железные кони простаивать будут из-за поломок. Да, ещё проверку прошли новые ракетные установки вертикального взлёта. Не под прямым углом вверх, конечно, чтобы себе на головы заполучить своё же, но под высоким углом. Где и как их применять пока неясно, но попробовать стоило.
        Королева Виктория, озадаченная ценным (ибо, явно древним) даром прислала благодарственное письмо. Это на олимпийских высотах считается приравненным к высоким наградам, между прочим. Король Ганновера задумывал свои козни, чтобы спасибо сказать. В Авиньоне приняли дары к исполнению и научным исследованиям. Типа, если окажется полезным для трактатов внутреннего пользования, то зачтут как вторую часть экзамена на сан аббата вне штата. Тоже хорошо, так как Старко получит право провожать в последний путь даже графов после боя. Тем более, что многие капелланы такой возможности не имеют по статусу. Полная фигня для Олега, но в церковных ипостасях очень даже считается. Тогда к нему будут обращаться "ваше преподобие" всякие монаси попроще.
        Государь всея Руси особо не заморачивался. Приказал собрать древнюю стену, укрепить, чтобы от мимолётного чиха не развалилась и пригласил самого Санкт-Петербургского митрополита, дабы освятить языческую фиговину. Ох, красиво получилась, когда разглядывать начали. Выглядит, как новенькая, все рисунки и просто линии яркие, а не облезлые.
        - Умеют же в европах! - восхитился кто-то среди придворных, - очень приятно лицезреть сиё творчество.
        - Тогда уж, в азиях, - ещё кто-то вступил в диспут, - с Цейлона вывезена.
        - Так европейцами же, наши криворукие такое неспособны найти, - последовало возражение.
        Хомо сапиенсы едины на любом уровне дифференциации, любят нести чушь, не задумываясь над фактами. Главное в русской среде - возвеличить Европу и принизить самих себя. Олег Старко чувствовал, что всякие древности в Петербурге, на выставке-аукционе, особо покупать не будут. На такую же, но в Эмдене, начнут ездить за раритетами древних эпох. Поэтому большую часть добычи оставил в своём маркизате, смирившись с положением дел.
        Глава 12
        Глава двенадцатая
        Новый 1852 год сразу вступил в свои права с воплями и истерикой. Четвёртого января, с утреца, отец и сын Легостаевы (младший находился на рождественских каникулах), вместе с примкнувшим к ним Старко, попивали кофеёк и вели лёгкую беседу. Дворецкий культурно прервал её, сообщив, что маркизу фон Эмдену принесли срочную телеграмму.
        - Что сообщают, Олег? Да ещё с утра пораньше.
        - Андрей Андреевич, началось... Возле городка Балларат в Австралии нашли золото, причём в августе прошлого года.
        - Странно, что-то долго телеграмма шла, - прикололся Алексей.
        Впрочем, ничего странного не было. Интернет ещё медленно работал, со скоростью кораблей и попутных ветров. Да ещё на месте должны были удостовериться в реальности свершившегося, заодно дождаться попутного судна.
        - И что теперь делать? - спросил Легостаев-старший, находящийся в утренней эйфории кофепития.
        После чего вдруг дошло, что "а вдруг император ещё не в курсе?" и "а у русских тоже золото нашли?" Сонное царство активно завошкалось по мере осознания ситуации. Нужно же что-то делать, но вот что именно?
        - Андрей Андреевич, успокойтесь, главное, что дело пошло, пусть даже на несколько лет раньше, чем предполагалось. Может имеет смысл отправить посыльных к Мальцову, Полянскому и Юнгвальту, чтобы организовать встречу?
        - Да, да, Олег, ты прав. И ещё отправлю курьера к его величеству. Хотя, нет, неправильно получится, наверняка Николай в курсе уже.
        Через двадцать минут в особняк прибыл Мальцов, всё-таки по соседству проживает.
        - Так, господа, я доведу до императора новость даже если он уже в курсе. Олег, хотелось бы подробностей хоть каких-нибудь.
        - Иван Акимович, подробности придут со дня на день, в письме от кронпринца Ганновера. Пока лишь телеграмма от сэра Сайруса. Боюсь, что могут затребовать меня для консультаций, хотя ганноверцы и сами с усами.
        Старко, честно говоря, растерялся немного, поэтому и шутил не совсем лепо. Главное, что Финский залив замёрз в то время, когда нужно посылать корабли в дальнюю даль. Ладно, сам он и на перекладных доберётся, но как отправлять дополнительную помощь на Зелёный континент. Не ждать же, пока всё само собой образуется.
        - Олег, ждать придётся, - успокоил маркиза Мальцов, - всё равно следует согласовать действия с ганноверцами, раз золото найдено рядом с ними. Да и экспедицию следует подготовить тщательно, чтобы нужные запасы отправить.
        Ещё через час прибыли Полянский и Юнгвальт. Ознакомившись с новостью они тоже сначала засуетились, а потом угомонились. Всё равно ничего второпях не сделаешь пока информации толком нет.
        - А вдруг англичане запретят нашим золото добывать из-за политических интриг? - засомневался Юнгвальт, почему-то обратившись к Старко.
        - Не думаю, господин барон, у англичан подход простой. Главное, чтобы налоги платили с добытого. А если кто вывезти хочет, так и пошлину следует заплатить. Ограничений вроде нет, английская казна своё берёт. Главное, чтобы наши на месте не растерялись и спокойно делали своё дело.
        Компаньоны нетерпеливо ждали известий от императора, делая вид, что спокойны, как удавы. К полудню пришла ответка - Мальцова вызвали пред светлы очи на ковёр. Оказалось, что царь уже в курсе, но рассчитывает на деятельность своих верноподданных. Если нужны суда, люди или что-то ещё, то готов оказать помощь. В остальном, у него свои планы, причём более важные.
        - Благодарю вас, Иван Акимович, что заблаговременно основали там русское поселение. Всё-таки приятно, что наши оказались у английского пирога столь своевременно, а не как обычно, опосля.
        - Ваше величество, благодарю за понимание, на днях придёт одному из нас письмо из Ганновера, где всё более подробно будет описано.
        - Действуйте, Иван Акимович, я вам доверяю. Если понадобится, обращайтесь, постараюсь найти время для короткой беседы. И, да, сообщите мне детали того письма, которые ожидаете сразу по получении, пожалуйста.
        В итоге, Мальцов откланялся, радостный, что получил карт-бланш и что ему на шею не навесили хомут в виде кого-нибудь из приближённых (для отчётности и послушания).
        А через три дня пришло и само письмо, написанное слепым наследником руками его друзей. Оказалось, что летом, сразу после того, как штат Виктория получил независимость от штата Новый Южный Уэльс, начались находки золотых месторождений возле Мельбурна. Какие-то австралийцы нашли на реке возле Балларата золото, буквально в паре миль от земель, обустроенных ганноверцами. Ясно, что пара сотен немцев сразу разбрелась по округе, чтобы застолбить выгодные участки. Особенно удобным оказалась гора Александра, где пробив первые шурфы и заложив динамитные шашки, достаточно быстро выявили чудо. Золото располагалось неглубоко и было каким-то аллювиальным, что удобно для добычи. Ясно, что саму гору почти полностью оккупировали, раз она такая правильная и пригожая.
        Русским тоже выделили часть участков, если они ничего не найдут в районе своего поселения. Хотя, вроде, у них тоже многообещающие результаты имеются, и опять достигнутые руками местных австралийцев. Самого Старко пока не вызывают, так как нужно кое-что согласовать в Англии, с королевой. Желательно, чтобы маркиз фон Эмден был на связи и немного подождал, так как он вскоре может понадобиться.
        Одно другому не мешает, тем более, что приходилось суетиться на предвоенные темы. Тем, кто пока не знал на планете о предстоящей очередной русско-турецкой войне, было невдомёк, но прозорливый попаданец догадывался куда ветер дует. Истребительный полк специального назначения собирались передислоцировать куда-то под Екатеринодар. Мало того, для него император заказал за свой счёт ещё одну полубатарею гаубиц-мортир, уж очень ему понравились шестидюймовки на показательных законспирированных стрельбах. Да, очень дорого, но куда деваться от собственных планов. Если уж начали возвращать из опалы какого-то Муравьёва и перенацеливать в те же края, значит это кому-то нужно.
        Дивизию Панютина, ещё более усиленную качественным оружием переводили куда-то поближе к Николаеву, а может и для поддержки крепости Кинбурн. Тайком начиналось формирование стапятидесятитысячной армии вроде бы для противостояния начинавшей "собственную политическую активность" Австрии. Причём в относительной близости от придунайских княжеств. А то вдруг в голову императора Франца-Иосифа Первого придёт мысль захватить их? Даже на просторах Османской империи всё не слава богу для европейцев. Пошли скандалы и разборки по поводу того, каким именно христианским конфессиям контролировать святые места на Ближнем Востоке. Даже греческую и русскую патриархии сталкивали лбами.
        Не оставался в стороне и сам Старко уже вооружавший и бронировавший себе третью роту, якобы потенциальных добровольцев. В первой половине года должны начаться поставки карабинов Шарпса, заказанных дотоле. Две тысячи первой простенькой, но надёжной модификации, которые были изготовлены когда-то давно, и тысячу магазинных, со скобой для перезарядки. Хорошо, что соответствующие бумажные патроны без проблем освоили в Охте и могли производить вдосталь. На три стрелковых батальона хватит в качестве спонсорской помощи.
        Как и предполагалось, столичная выставка-продажа различного "старья" успеха особого не имела. Титулованные богачи, как и первогильдейские, предпочли такую же, но зарубежную, в Эмдене. Ничего не поделаешь, коли сразу нашлись "знатоки" определившие, что европейское качество старинных плит и статуй гораздо выше российских. На этом и игралось - цены вдали от родины были выше. В любом случае, продажи начались и теперь нет необходимости экономить на заказах и покупках того, что нужно.
        - Ну что ж, друзья, труба зовёт, придётся день рождения встречать на чужбине, - с грустью доложился Олег, - тамошний монарх вызвал.
        - Ты уж не подведи нас, - рассмеялся доктор, - расставь там всех по ранжиру и раздай указания, как ты умеешь.
        - Да уж, постараюсь не упасть в грязь лицом. Постараюсь побыстрее вернуться, чтобы окончательную ясность с той Австралией внести.
        В принципе, корабль уже нашли, чтобы отправить необходимое (да и про запас тоже) в Тихий океан, но хотелось последних штрихов. Хорошо, что император на личной встрече с Мальцовым разрешил:
        - Иван Акимович, вы золото сюда не возите, там на месте продавайте. Всё-таки риск большой, если пираты прознают и будут специально охотиться за вашими кораблями.
        - Благодарю вас, ваше величество, так и будем делать.
        Так что отбыл Олег по делам, даже не предполагая, что его ждёт. От иноземных монархов можно чего угодно ожидать, но такого...
        Уже через месяц довольная физиономия Старко нарисовалась в особняке князя.
        - Всё, Андрей Андреевич, можем отправлять людей и грузы нашим в Австралию. Дело пошло. Оказалось, что и русская колония удачно расположена, хорошие подповерхностные намывные породы. Впрочем, в тамошних горушках ещё и кварцевое золото тоже имеется.
        - А много ли его и не отберут ли местные?
        - Никто ничего не отберёт, ваше сиятельство, наших больше тысячи и у всех многозарядное оружие. Австралийцы не дураки, чтобы связываться с русскими медведями. В том же Мельбурне живёт около тридцати тысяч человек, так больше половины уже разбежалось по всей Виктории. Оказывается золото в разных местах имеется.
        Вот это сюрприз, послал же бог англичанам столь богатые земли. И почему русские их под себя не взяли, когда возможность была. Чего уж говорить, если курляндский герцог Якоб фон Кеттлер планировал в семнадцатом веке там Терру Инкогниту открыть и третью колонию себе сделать. Ну, ничего, зато мы дольше всех запрягаем, а потом с хиханьками да хаханьками едем.
        - Ну хорошо, а чего ещё любопытного случилось? А то мы здесь друг другу все уши прожужжали так, что звон до сих пор в голове стоит. Представляешь, чуть ли не половина Петербурга в Австралию собралась, а цены на наши аляскинские акции опять упали. Понятно, что на экваторе теплее, чем возле Северного полюса.
        - Кое-что случилось, Андрей Андреевич, я вам чуть позже обстоятельно расскажу...
        Глава 13
        Глава тринадцатая
        - Вы не поверите, господа, но клянусь соответствующим патентом, что являюсь отныне капитаном 2-ого ранга ганноверского королевского флота.
        - Олег, а за что такие привилегии? Ты же вроде просто владелец судна или в Европе другой подход к морским чинам?
        - Всё гораздо проще, Альберт Августович, его величество учёл то, что я командовал своими кораблями в боях с пиратами на пути на Цейлон и обратно.
        Соответствующий ларчик достаточно просто открывался. Капитанами и "Старко", и фрегата являются гражданские, а не военные офицеры. То есть мирная составляющая плавания проходит под их руководством. Но в боевых условиях у них нет опыта ведения боевых действий с использованием паровой машины, ракет, ультрасовременных орудий. Тем более, что тактика несколько отличается от принятой. У Олега тоже нет такого опыта, но он прекрасно знает, как этим пользоваться. Поэтому в контракте и было оговорено, что в критических ситуациях командование на себя берёт Старко или кто-нибудь из его офицеров. Так что обе битвы с пиратами провёл именно Олег, о чём узнали в Ганновере.
        - Хотя это всего лишь часть благодарности правителя, который рад сложившейся ситуации.
        - Ещё бы не рад, коли ты ему золотое место нашёл и своевременно подсказал людей туда отправить, до золотой лихорадки, - подчеркнул князь Полянский.
        Прикольно, но попаданец знал о лихорадке в Виктории из какой-то книжки, где даже примерная карта была нарисована. Запомнились лишь Балларат и Бендиго, хотя и других мест хватало. Причём эта "бендига" отложилась в памяти огромными запасами порядка тридцати миллионов унций золота. В период, когда в те края поднавалило вдосталь старателей, в штате добывалось, вроде, до пяти тонн презренного металла в неделю. Причём десятую часть намывали именно в Бендиго. Конечно, эта лафа длилась пока шла самая лёгкая форма добычи. А вот о том, что городок получил своё название лишь позже, когда туда приехал знаменитый английский одноимённый боксёр, попаданец не знал.
        - А что это за медальон у тебя на мундире, вроде раньше не было? - полюбопытствовал Юнгвальт, - неужели очередной Святой Дух?
        - Нет, Альберт Августович, это дополнение к ордену Святого Герогия.
        Ясно, что все удивились военной награде, да ещё и непонятно за что.
        - Всё просто, господа, король Эрнст Август наградил меня одним из высших орденов Ганновера за заслуги.
        Конечно, человек, благодаря которому королевство теперь обладает мощными алмазным и золотым месторождениями, а во Фризии идёт явный процесс промышленного развития и тот же Эмден всё больше возвращает былую славу, не должен оставаться без достойной награды. Другое дело, что сам орден представляет из себя здоровенную восьмиугольную блямбу, да ещё и на ленте. Вот Старко и выпросил разрешение одевать на мундир лишь составную часть в виде креста малинового цвета. Удобнее, практичнее и без излишнего выпендрёжа.
        Люди света, собравшиеся на мероприятие у Легостаева, накапливали информацию, чтобы растрындеть её по всей столице. А то обсуждать кто и что купил в очередной раз в Париже уже не интерсно, а гадать о политических интригах тоже надоедает. Хочется свеженького инфомяса, чтобы было что ляпнуть где-нибудь в другом месте и проявить свою осведомлённость. А тут такое-претакое рассказывают, что о-го-го, как интересно.
        - Олег, теперь тебе ещё и в адмиралтействе придётся отчитаться, - сразу порекомендовал полковник Малышев, - небось каждый капитан высокого ранга состоит на учёте.
        - Да, придётся юриста поднапрячь, чтобы внёс соответствующие отметки в различные ведомства. Правда, в Ганновере ещё что-то задумали по поводу меня, но лишь через месяц станет ясно.
        - Олег, а вдруг тебя отправят куда-нибудь в Южную Африку вице-королём? - подшутил доктор, - Что будешь делать?
        - Не, Иван Карлович, сразу откажусь от такой чести.
        Старко и так кое-как отбился от ряда предложений переехать в Ганновер на ПМЖ со всеми вытекающими. Уж очень сладко стелили власть имущие, но тянуло в своё поместье, где суеты и помпезности нет. Странная вещь, когда можно вовсю использовать статус, привилегии и крупные финансы, но ничего этого не хочется.
        - Друзья, лучше расскажите, что у нас внутри происходит, а то в европах всякое говорят.
        - У нас скандалы по военной линии. Проверки показывают, что армия намного отстаёт, а при передислокациях, особо-то и ненужных, часто воруют, пользуясь моментом. Не дай бог, война случится, а мы, оказывается, совсем не готовы.
        - Понял, в Европе то же самое мнение сложилось.
        Николай Первый уверенной рукой проводил в жизнь политику "дохлого барана", чтобы сбить с панталыку ведущие державы и спровоцировать их на мощный военный конфликт. Естественно, что всё это хранилось в полном секрете о котором знали лишь несколько человек в империи. Забрать Балканы у турок и дать им независимость - вот она, идефикс царя. А для этого нужна победоносная война, состоящая из двух глобальных частей. Сначала отсидеться в обороне и лишь потом, финансово измотав противников, перейти в контрнаступление.
        Любопытно, но в курительной комнате можно наблюдать лёгкие измемения в прогрессе почти без участия попаданца. Сам он, по стародавней привычке не курил, но в какой-то мере чуток обезопасил курильщиков. Люди пользовались стародавними трубками, кто-то курил заморскую сигару, но примерно треть уже переключилась на папиросы. Да, именно в России появилась эта разновидность вселенской отравы в конце сороковых. Старко тут же предложил Легостаеву и Рихтеру заняться спасением граждан от излишков никотина, а точнее канцерогенов. Сначала партнёры производили хлопковые фильтры, но быстро переключились на дополнительную разновидность: мундштуки со сменными фильтрами и специальные "сигареты", чтобы вставлять в эти мундштуки. Вроде хлопотно, но некоторые, увидев, как коричневеет хлопок после курения, даже бросили сию дурную привычку. Наглядность побила зависимость! А князь и доктор стали наживаться на ближних своих, спасая их лёгкие хоть в какой-то мере.
        Ещё одно предприятие действовало, торгуя изделиями из хлопковой ткани, столь удачно начатой производиться в Легостане. Но не та плотная стандартная, а кисейная. Всё-таки марля востребована в медицине, как и бинты из неё, и вата из хлопка. Иван Карлович по своим каналам (даже зарубежным) активно распространял перевязочные средства. Вот-вот и военное ведомство посчитает нужным заказать солидные количества для внутреннего пользования. Пока же Олег брал для своих дружинников, чтобы всегда у бойцов под рукой было, а спецназовцы всех мастей покупали для нужд созданных при них санитарных подразделений.
        - Этим летом, господа, наши калифорнийские суда отправляются в глубины Аляски, по Юкону, - докладывал Мальцов, - посмотрим окажется ли прав наш Олег Александрович и на этот раз.
        - Уж лучше пусть прав окажется, всё-таки такие деньжищи вбухали в проект.
        - Борис Алексеевич, дорогой, - продолжил Иван Акимович, - расчёты показывают, что мы даже на одной пушнине оправдаем расходы и выйдем в прибыли. Так что возможное золото можно считать лишь приятным довеском.
        Старко не вмешивался в разговор, так как мыслями уже предвкушал другое. Ювелир Фаберже вроде согласен на плотное сотрудничество. Как-никак у Олега есть и свои поступления алмазов из Африки, а также золото и серебро (из Эмденского тайника), да и доля в цветных драгоценных камнях с русской африканской колонии. Туземцы иногда приносят такие, в обмен на нужные товары, видимо где-то имеются рассыпные месторождения о которых они знают. Или может сами выменивают у других племён? С учётом того, что Старко не спешил с реализацией ювелирных изделий, то Густав Фаберже сможет спокойно созидать шедевры, а не гнать вал. Пока его шестилетний сынок не вырос и не завалил мир своими яйцами (в смысле, пасхальными).
        Удачный цейлонский рейд создал имидж маркизу, как очень полезному герою. И не столько что племя дикарей было уничтожено, а то что спасено более двухсот ланкийцев и пара десятков англичан от лютой смерти. До церемониального жертвоприношения оставался лишь месяц, когда Старко с отрядом покончили с язычеством и освободили потенциальных жертв. Поэтому удалось заключить сразу два подряда на закупку. Повстанцы согласились поставлять представителям Олега различные пряности из джунглей, а магараджа - кофе в зёрнах. Причём по нормальным ценам на месте, для самовывоза. В любом случае, это было намного дешевле, чем цены на эти же товары в Европе.
        Королева Виктория, после встречи со своим дядей, королём Ганновера, пребывала в раздумьях. Она собиралась как-нибудь наградить героического русского, спасшего на Цейлоне более двух десятков её верноподданых. Зная о том, что Эрнст Август связан с этим человеком, она решила разузнать побольше. Вот дядюшка и высыпал на её голову целую кучу интересных и удивительных фактов о молодом человеке. Начиная от панацеи от цинги и до предсказания австралийского золота. Естественно, что размер потенциальной награды вырос, а к этому добавилось желание иметь столь удивительного человека среди своих граждан. Но чем привлечь, если он явно богат, знатен и своеобразен в предпочтениях. Тем более, что её величество получила в дар таинственную стелу со схематическим изображением космического путешествия мифологического принца Рамы. Одну из всего лишь нескольких в мире. Плюс, набор древнейших статуй и панно с неизвестным надписями.
        После того, как Виктория выяснила, что Старко является прямым потомком римлянина, жившего в первом веке до нашей эры, решение созрело окончательно. Перед тем, как пригласить, следует вознаградить так, чтобы русский оценил по достоинству щедрость королевы Англии. Осталось продумать когда, где и как это сделать. Хотя для такого имеются мудрые сановники, пусть рассчитают момент...
        Глава 14
        Глава четырнадцатая
        Пока где-то великие мира сего думы думали, Старко получил от военного ведомства добро на спонсирование добровольческого резервного стрелкового батальона особого назначения. Конечно, всё посредничество проходило через военную академию, а "толкачом" являлся старый знакомый - полковник Шацкий. Он-то и привёз весь пакет разрешительных документов, так как получил назначение курировать экспериментальное подразделение.
        - Здравия желаю, господин полковник, - радостно приветствовал визитёра маркиз, - проходите, пожалуйста, присаживайтесь.
        - Здравствуйте, капитан, рад снова встретиться. По вашему предложению дано согласие по всем пунктам.
        Ну вот и славно, теперь можно за свой счёт создать подразделение для Русской Армии, которое неизвестно кто возглавит впоследствие. И неизвестно как будет использовать. Останется лишь заказать у Круппа две стальные канонерки с двумя стальными же шестидюймовками на каждой, заполнить снарядами за свой счёт, передать в Адмиралтейство и патриотический долг будет исполнен навсегда. Ещё и деньги останутся после сверхрасходов. И нафига такое счастье? Разве что поднакопить опыт, который пригодится в дальнейшем для создания своей гвардии морского и пехотного толка в Ганновере.
        - Сергей Владимирович, а где будет располагаться батальон? Хорошо бы подальше от Петербурга, чтобы любопытные нос не совали и жизни не учили.
        - Всё это учли, Олег Александрович, - обнадёжил полковник, - недалеко от вашего Старково, ниже по реке, имеется поместье, которое вы можете выкупить. Там и обустроите базу подготовки, как посчитаете нужным. А само имение позволит снабжать солдат продуктами питания.
        Всё правильно, чисто советский социалистический подход: "Предлагаешь - выполняй!"
        - Надеюсь, что моё постоянное личное присутствие не будет обязательным?
        - Нет, конечно, Олег Александрович. Батальон возглавит майор Игошев, который у вас проходил практику и знаком, как с карабинами Шарпса, так и с методиками ваших инструкторов. Правда, тогда он был капитаном. Всё-таки человек престолонаследника и окажет помощь, если понадобится.
        - Помню его. Ну что же, займусь реализацией и надеюсь на вашу поддержку, господин полковник.
        Юрист занялся вопросами выкупа очередного поместья, а Старко встал на распутье. С одной стороны, хочется уехать в имение и до конца года не высовывать оттуда нос, а с другой, слишком много труб зовёт потратить двадцать третий год своей жизни на подготовку к войне. Тут ещё и знакомые зашкобали с выбором невесты.
        - Андрей Андреевич, ну так же нечестно получается, - искал справедливости маркиз "карабас", - ваш сын старше меня на восемь лет, а женился лишь в позапрошлом году. Значит у меня ещё шесть лет впереди.
        - Олег, да я-то на твоей стороне, но знакомые давят и на меня, и на Полянского с Юнгвальтом. Мол, пора молодого жеребца пристроить в стойло. Вон, сколько графских дочек на выданье, да и кое-какие князья готовы породниться, несмотря на твоё происхождение.
        Легостаев и сам понимал, что претенденты совершенно не владеют информацией о потомке римлянина Старкуса Тигриса, как и о том, что в его жилах течёт кровь Вяземских. В их глазах Старко просто богатенький выскочка, которого кое-кто так и быть готов облагодетельствовать и вывести в свет. Но то, что другие ориентировались на титул и деньги, как раз-таки не нравилось. Да и другая причина для отнекивания имелась.
        - Всех, кто ниже княжны, можно отшивать, ссылаясь на мезальянс, я думаю, - улыбнулся хитрец, - Может какой-нибудь остров купить в личное пользование и стать там монархом, эдаким мумбо-юмбовым царьком? Тогда и дочки княжеские станут мезальянсом.
        - Да уж, с тебя станется. Главное, что Николай Первый не вправе тебя женить, так как в России ты простой помещик. Но что, если король Ганновера попробует создать твоё будущее?
        - Тогда верну титул маркиза, тем более, что я не приносил вассальную присягу и Эрнст Август не вправе моей судьбой распоряжаться.
        И как такого умника сватать? Ох, тяжкая доля быть воспитателем излишне самостоятельного молодого человека, который явно женится по любви, а не по расчёту. Впрочем, Легостаев-младший тоже взял в жёны простую дворянку и уже целый внук радует пожилого князя.
        В конце апреля нанёс визит некий сэр Брайан, причём инкогнито, с одним заманчивым предложением.
        - Господа, одна европейская королева желает вознаградить маркиза фон Эмдена за заслуги перед короной. Буду откровенен, это не только высокий орден, но и посвящение в рыцари, что очень почётно в нашей стране. Кроме того, если вы, господин маркиз, пожелаете перейти в наше подданство, вам будет передано графство, то есть вы станете лордом. А это, смею вас заверить, даст место в нашем парламенте и выход в высший свет.
        Вот это вот эта! Вот это ничего себе! Отрекись от Родины и обретёшь полный еврофарш навсегда. Чего спрашивается держаться за немытую Расею, когда в цивилизацию приглашают? Андрей Андреевич даже крякнул (или хрюкнул) услышав такое. И остолбенел, услышав вежливый ответ своего, можно сказать, приёмного сына.
        - К сожалению, сэр Брайан, подданство менять я не буду. Я благодарен за столь щедрое предложение, жаль, что вынужден отказаться. Кстати, стать рыцарем вашей королевы это тоже честь, но для меня она неприемлема. Представьте в какой ситуации я окажусь, начнись война между нашими странами? Как рыцарь, я должен буду соблюдать рыцарскую присягу, а как патриоту России мне придётся её нарушить и воевать против её величества. Приношу свои извинения, но это против моего внутреннего кодекса чести.
        - Очень жаль, господин маркиз, другие как-то идут на такое. Я снимаю свои предложения, так как должен вернуться за консультациями. Видимо в награждении орденом вам откажут.
        Растроенный (или рассерженный) англичанин покинул особняк Легостаевых. Красивый продуманный план переманивания рухнул из-за непонятного каприза. Мотаться в эту страну лорда не устраивало, поэтому придётся довести содержание беседы до королевы под определённым ракурсом. Старко сам виноват, мог бы и согласиться, будучи сиротой и никому ничем не обязанный здесь. Королева готова была даже выгодный брак обустроить этому нуворишу. Подумать только, отказаться от монаршьих милостей, да никто в Лондоне не поверит!
        - Олег, мне показалось, что ты нажил себе врагов, хотя поступил достойно.
        Странно, что Андрей Андреевич не добавил знаменитую фразу: "...Так поступали в своё время рыцари Карла Великого!..." /(с) Атос/
        - Как бы они нам кислород в Австралии не перекрыли, - слегка прокололся Олег.
        Прибыли первые пятьсот карабинов из Америки и дело пошло. Пока шёл отбор в новый батальон, Старко заказал тысячу бронежилетов и столько же касок. Ну и полный комплект камуфляжной "добровольческой" формы, раз уж имелось соответствующее разрешение. Майор Игошев уже командовал строительной бригадой в новом поместье, получив карт-бланш тратить деньги спонсора. Впрочем, доблестный обладатель шрама соблюдал рамки, чтобы не подвести наследника престола. Всё-таки помощь частного капитала в больших размерах - редкое явление и неразумно будет спугнуть спонсора излишними неразумными тратами.
        Олег в это время вёл беседы с инженером Кизимовым. Новый паровик для трактора вполне мог потянуть и баржу, и даже кораблик с гаубицей. Главное, что ещё для "Старко" была разработана паро-силовая установка, применяющая винты, а не боковые хлюпалки. А вот полностью металлическая канонерка пока не планировалась. Нужная сталь имеется в Англии и Вестфалии, но мазутного парового двигателя там пока нет. И видимо не скоро будет. Проще заказать трёхдюймовки в Эссене, а смонтировать их в Петербурге, своими силами. Со снарядами вообще засада. Если уж делать новое боевое судёнышко, то хорошо бы его снабдить боеприпасами с использованием пироксилина, как взрывчатки, так и пороха. Старко уже не рад был, что проявил военно-морскую инициативу. Вроде в Крымскую, под Петербургом, и сами справились, без сопливых попаданцев.
        Тут ещё и пакет пришёл какой-то, с шикарными вензелями, из самого Ганновера. Причём его принесли в День Победы, 9 мая. И что же за новости от короля, неужели золото пошло нескончаемым потоком? Или королева Виктория наябедничала дядюшке и тот решил порвать отношения с фон Эмденом? Любопытный доктор, узревший красивое величественное письмо, сразу отреагировал:
        - Ну, что там, читай быстрее!
        - Иван Карлович, дорогой, любые новости нужно вкушать спокойно и обстоятельно.
        И это не понты. Попаданец, в свои былые годы, имел дурную привычку вскрывать лотерейные билеты медленно и аккуратно. А уж если доводилось монетой счищать - то окружающие начинали беситься от нетерпения. "...Быстрее...чего ты тянешь...да вот здесь поскреби и сразу ясно будет..." Ничего им, бедолагам, не помогало. Пока последняя блёстка не уйдёт - тайна оставалась тайной.
        - Его величество сообщает, что дал Фризии статус герцогства и включил в неё Эмден. Получается, что теперь между мной и ним ещё и герцог будет находиться.
        - То есть, на твою шею посредник сядет, - констатировал факт князь.
        - А другой документ видимо о том, кого тебе в сюзерены назначили?
        - Да, Иван Карлович, именно об этом, - продолжая читать, пробубнил Олег.
        - И кто?
        - Не поверите, но я сам, - растерялся герой дня, - документ о том, что я теперь герцог фон Аурих.
        Минуту все переваривали новость, а потом набросились на Старко с обнимашками и поздравляшками. Малыш вырос до огромных размеров, причём на глазах и постепенно, шаг за шагом!
        - Надо будет бал устроить в честь такого события, - опомнился Легостаев, - всех наших пригласим, пусть порадуются.
        Да уж, за семь лет пройти путь от монашка-простолюдина до герцога многого стоит. И что теперь будет, если в России множество князей, а еврогерцогов лишь единицы? Неужели заставят ходить на приёмы и валять ваньку при дворе? Или всё-таки обойдётся, если удрать в Старково? Вопросов сразу возникло много, а ритм жизни, как и уклад, менять не хотелось.
        В приложенном письме король указал, что Старко не нужно приносить вассальную присягу, так как его деяния на благо развития королевства Ганновер сами за себя говорят. Тем более, что не так давно во главе Франции стоял король-буржуа. Видимо новое мышление пришло в мир с развитием капитализма...
        Глава 15
        Глава пятнадцатая
        Гости прежде всего интересовались планами "его светлости" на будущее. Переберётся ли Старко в королевство, где стал одним из весьма высокопоставленных лиц или останется в России, вдалеке от Европы.
        - Господа, я и отсюда могу развивать доверенные мне земли, благо мои специалисты там действуют не первый год, занимаясь оптимизацией экономики.
        - Фи, как неинтересна эта ваша экономика, - недовольствовала неутомимая Лизетта, - оттуда до Парижа недалеко, где так славно жить.
        - Но я же ещё молод и полон энергии, - якобы удивлялся Старко, - хочется пожить в своё удовольствие, а не как в высшем свете принято.
        Разное отношение к жизни и её ценностям постоянно вызывало разногласия и вело к спорам. Понятно, когда богатый человек прикупает земли и людишек, но непонятно зачем он лично занимается пресловутым "развитием". Доходы и так идут, чего же боле? И вообще, когда у человека почти миллион своих рублей, зачем думать о том, как ещё заработать. Это купцы из подлого сословия такими делами занимаются, а титулованные персоны только отдыхать и наслаждаться должны.
        - Устаю я, Лизетт, когда много отдыхать приходится. Настолько утомляюсь, что собственными руками работать хочется.
        Бессмысленный диспут прекрасно тратил время, которое нужно отдать свету, чтобы дождаться окончания положенного мероприятия и вернуться к своим мериносам. Даже если они - мастерская по оружию конца века. Впрочем, компаньоны вырвали Олега из пустопорожнего и увели обсудить текущее. Цены на акции "Калифорния-Аляска" опять пошли вверх, после статьи Медведева в подробностях описавшего всё, что на данный момент сделано. По крайней мере, спекуляции о том, что "англичане не позволят на их землях наживаться" прекратились. Гудзонбейцы не идиоты и рады, если предприимчивые люди будут развивать их территории, выплачивая положенную долю. Всё равно своих сотрудников на всё не хватает. А когда пойдут отчёты о прибылях от торговли пушниной, то цены ещё выше поднимутся.
        - Значит, Олег, ты думаешь, что имеет смысл начать продажу акций на подъёме? А вдруг золото действительно найдётся?
        - Иван Акимович, в нашем случае зарабатывать нужно будет на поставках старателям, а не на торговле золотом. Хотя я продам свой пакет сразу, как только начнётся лихорадка.
        - Ну, что же, посмотрим, посмотрим.
        Сейчас Старко оставалось воспользоваться моментом, раз уж герцогом стал и кое-что попробовать выкупить у великогерцогского семейства Ольденбургов. У тех сложное экономическое положение из-за последствий революции 1848 года, слишком велик внешний долг и может его предложение сработает? Хотя амбициозность семейства велика, а их лидер Август Первый хреновато себя чувствует. Тем не менее, будет куда пристроить восемь тонн мексиканского серебра, которое удалось выкупить по дешёвке, почти в два раза дешевле его стоимости. Точнее, выменять на оружие, боеприпасы и товары, обошедшиеся гораздо дешевле, чем заявленные цены на них. Впрочем, ушлые мексы хотели нажиться на этом деле, послав свои корабли попиратствовать против "Старко". Они были уверены, что трюк пройдёт. В любом случае, серебро не декларировано, как это принято в будущем, хотя и "легализовано", будучи привезённым в Эмден. Так что, теперь осталось лишь ждать ответа от Ольденбургов, если, конечно, он вообще придёт.
        Важно, что боливийская селитра дюже понравилась Петрову и теперь сразу несколько ганноверских торговых кораблей отправилось в Южную Америку за ценным сырьём. Потихоньку обрастая нужными поставками, Олег не отвлекался от любимой основной темы вооружений и новой тактики. И не для Крымской войны, а вообще. Заниматься общим прогрессорством попаданец не собирался, а в частностях почему бы не помочь НТП за свой счёт? Тем более, что денег пока вдосталь, хотя много уже вложил в заказы и дополнительные научные разработки. Остаётся лишь не соваться в придворные блудни и не гнаться за "связями".
        - Ваша светлость, а что вы думаете по поводу женитьбы? - неожиданно застали врасплох ударом ниже пояса.
        - Честно говоря, ничего не думаю до своего двадцатишестилетия, - получайте невнятную пилюлю в ответ.
        - Странно, но вы же можете очень выгодный брак заключить.
        - И что это мне даст второпях?
        Ну, началась пикировка, влиятельные дамы только о расчёте думают, причём за других.
        - В карьерном росте поможет, опять же богатое приданое, выход в свет. Да мало ли что такой брак принесёт.
        - Наш Олег всего добился сам, - с гордостью возразил Андрей Андреевич, - а от той или иной карьеры он отказывается. Да и денег у него более чем достаточно.
        - Тогда он мог бы с древними родами породниться.
        Разговор опять зашёл в дурацкий тупик, когда объясняться и оправдываться не хочется и не можется. И сам Старко тоже не желает приоткрывать свою тайну. Да, есть Настенька Вересова, простого дворянского рода, но ей всего лишь тринадцать лет на днях исполнится. Даже попросить у её родителей руку и сердце неуместно пока. Вот года через три-четыре будет другое дело, а пока остаётся лишь ждать момента. Иначе неправильно поймут и начнут склонять повсюду, а зачем такое нужно?
        Удрать в деревню не удалось, так как прибыл целый ганноверский придворный, привезший созданные герцогские регалии. И привёз учёного мужа, историка, который прочёл целую лекцию о фризах и древней Фризии. Это странное небольшое королевство существовало менее трёхсот лет и было скорее пиратским, чем торгово-промышленным. Какой-то Карл Мартелл покорил его в итоге, введя в состав империи франков. В лучшие годы оно занимало южное побережье Северного моря от Нефритовой бухты до самой Зеландии. Прикольно, но здоровенный залив Зюйдерзее ныне стал обитаемыми землями, насыпанными трудолюбивыми голландцами. В разные века те или иные части Фризии захватывали то одни, то другие, а потом пришёл Наполеон и всё отобрал, пораздавав своим людям. Поэтому-то Восточная Фризия, принадлежащая Ганноверу, теперь оставалась безхозной, в прямом подчинении короля.
        - Благодарю за разъяснения, господа, - слегка склонил голову Старко, - это очень любопытно. Вполне возможно, что небольшую часть бывшей Фрисландии удастся выкупить у соседей из Ольденбурга.
        Нет смысла хранить в тайне то, что секретным не является. Олег собирался приобрести у соседей северо-западный кусочек великого герцогства от границы с Аурихом и до реки Джейд. От северных островов до городка Варел на юге. Восемь тонн серебра это более полумиллиона талеров, практически четверть госдолга Ольденбургов. Могут и согласиться на мини-сделку, так как эти земли особой хозяйственной ценности не имеют, а смутьянов там хватает. Именно из-за экономической отсталости. И инвестиций не предвидится из-за того, что двор великого герцога предпочитает жить на широкую ногу.
        - Если сделка состоится, то у меня появится собственная малюсенькая страна, - рассмеялся кандидат в мелкоскопические монархи.
        - Любопытно, ваша светлость, очень любопытно. Если вы позволите я доведу до его величества вашу интересную идею. Кто знает, может он захочет поддержать вас рекомендациями?
        - Благодарю, даже не смею на такое рассчитывать.
        Странная встреча закончилась, гости отправились к своим пенатам, а Старко остался наедине с оставленными материалами и картами по древней Фризии. Германские земли до сих пор напоминают лоскутное одеяло, так что одним лоскутком больше или меньше на ближайшие двадцать лет роли не играет. Чтобы выкупить у владельцев всё герцогство наверное никаких денег не хватит? Мало того, судя по Истории, известной попаданцу, всё это заберёт себе Пруссия. Строить планы на века нет смысла, пожить хочется здесь и сейчас, пока молод и здоров. Эх, если бы ещё и земли Эссена выкупить или выменять. Впрочем пустое это, нет смысла даже заморачиваться. Если даже продадут, то всё равно потом заберут силой. И талантливого Круппа не выковыряешь из Вестфалии, только и остаётся, чтобы он заводы где надо построил и технологиями делился за деньги и заказы.
        Кстати, герр Альфред прислал письмо по поводу цельнометаллических кораблей. Точнее, по срокам возможного изготовления. Суда до 200 тонн водоизмещением - три месяца, те, что 500-700 - уже пять-шесть месяцев. Вариация пароходокорвета в 1,200 тонн водоизмещением займёт девять месяцев. Корабли большего размера пока не проектировались. Ну, что же, хоть какая-то определёнка. Поставить на берегу эстуария Эмса завод и клепать свои корабли вполне реализуемая мечта. А то в Петербурге чёрта с два дадут нормальную верфь поставить. Сразу присвоят и переподарят каким-нибудь французам. Хотя, может и обойдётся, но рисковать неохота. Гы-гы-гы, лесные чиновники небось в гробу от досады переворачиваются! Заработал комбинат по лесопереработке в Швеции и уже расходы начали покрываться. Нет у шведов ни мздоимцев, втыкающих палки в колёса, ни "лесных императоров". Парламент всем "цыганам-чиновникам" по рукам бьёт, причём очень больно. Вот и сложилось всё к лучшему, а то на Колыму такой же никак пробить не удаётся. До сих пор процесс согласований тянется. А министерство иностранных дел уже интригует, чтобы лапу наложить
на торговлю мамонтовыми бивнями. Мол, следует ввести в состав совладельцев неких иноземцев ради политических выгод. Так что Старко уже готов свою долю продать, чтобы под каток беспредела не попасть.
        Хорошо хоть император и наследник помогли отправить в Австралию ещё пару тысяч человек, а две сотни в Калифорнию для Аляски. И Русско-Американской компании не дают своевольничать, которая попыталась подмять проект по себя. Поразительное государство - одни создают, а другие ломают или продают наше за бесценок европейцам. Вон, лозунг "Европа - наше всё!", веками пользуется у части россиян спросом. А его разновидность "Европа - превыше всего!" считается нормой жизни. В той же Венгрии только-только отменили крепостное право, а в Сардинском королевстве перестали казнить людей четвертованием. Но, упорно - Европа гуманная, а Россия дикая. Причём сами же себя оплёвываем. Олег Старко убедился на практике, что новое и полезное можно лишь насильно внедрять, так как убеждения не помогут. Молва дошла до того, что повозки Платона Каретина считаются чудом европейских гениев, и производятся в Европе, а не в Подмосковье. Ну их на фиг, пора в люлю и на бочок!
        Глава 16
        Глава шестнадцатая
        Вернувшись в Старково, Олег раскатал губу на несколько месяцев полноценного отдыха. Всё, что могло случиться - уже случилось, пусть мир занимается своими делами, а мы покайфуем на приволье. Ах, какая капуста у нас выращивается! Однако короли и капуста плохо коррелируют в реальной жизни. Почта регулярно приносила какую-то фигню из Петербурга (в будущем для этой цели изобретут мобильный телефон и сотовую связь). То нужно оказать финансовую помощь сирым и убогим, то прибыть на первое заседание очередного общества ходячей заботы, то обязательным порядком посетить бал у князей Птициных-Синициных (у которых дочери на выданье).
        В один из дней прибыл шкворчащий и недовольный сэр Брайан. Попрекнул тем, что приходится в такие дали мотаться по вине молодых наглецов. Конечно, прозвучало всё культур-мультурнее, но подспудно-то именно это имелось в виду. Такое впечатление, что почтенный лорд не смог убедить некую королеву в том, что "Старко от всего отказался" и она послала его куда подальше, ещё и пригрозив пальчиком.
        - Господин маркиз, - автоматически ляпнул опытный царедворец, якобы ошибся и не в курсе, - давайте согласуем, где и когда провести церемонию награждения вас одним почётным орденом нашей страны. Поймите, излишняя торжественность нежелательна, дабы не возникли пересуды у нас в столице.
        - Меня устроит любой, даже самый простой вариант, сэр Брайан, - честно признался Старко, - чем проще процедура, тем лучше. Некоторые награды я получал в особняке князя Легостаева, вообще в узком кругу.
        - Думаю, что в данном случае, церемонию организуют в нашем посольстве, но в каком-нибудь малом зале. Впрочем, я посоветуюсь.
        Ну вот, опять ничего конкретного, уж лучше бы привёз награду с собой и всучил её между свинарником и амбаром. Чтобы время на иноземную фигню не тратить, ни своё, ни чужое. Изо всех британских орденов, Старко уважал лишь один, который фиг дадут. А остальные для него лишь бренчащие железки, не более. Англичанину повезло, что от Старково до столицы всего пара дней пути. Помотался бы он куда-нибудь на Урал, узнал бы почём реальный фунт лиха. Впрочем, уже через неделю пришло приглашение в британское посольство, видимо всё было готово, но хотели лишь уточнений. Пришлось ехать, а князь Легостаев составил компанию.
        Особого торжества не было, как и зевак. Господин посол торжественно вручил ленту с орденом, поздравил и поблагодарил Старко за огромную пользу, принесённую его деятельностью, как человечеству в целом, так и английскому народу в частности. Упомянул всё, даже цингу с гигиеной припомнил, и передал поздравительный благодарственный адрес от Её Величества королевы Англии Виктории Первой, вместе с соответствующим сертификатом. Странно, но орден оказался тем самым, который редко кому дают - Орден Подвязки.
        Олег поблагодарил посла и королеву в его лице, после чего все дружно проследовали к столу с напитками и лёгкими закусками. По-английски стоячему, а не сидячему. Всё верно, это чтобы гости дорогие излишне не засиживались. Упоминание о награждении, как и договаривались, промелькнуло мелкими буковками в уголочке на одной из страниц газеты "Ведомости" на следующий день. Зато уже у себя дома, на Моховой, можно было организовать славный сабантуй во всю ивановскую. Конечно, очередная награда уже не несла того флёра восторженности и лёгкой напыщенности, но всё равно приятно нацепить на мундир новый медальон.
        Старко навестил князя Вершинина, чтобы показать блямбочку и рассказать о приёме у посла. Он регулярно навещал старика, которого когда-то спас от смерти, понимая, что одиноким людям скучно на старости лет. Заодно, уже два года в его особняке Олег вёл ремонт, переделывая отопление и вводя современную канализацию. Левое крыло уже было готово и даже имело два лифта, в правом в этом году заканчивалась реконструкция. В глубине замельного участка, поближе к речке, была построена котельная с высокой трубой, учитывая розу ветров. Под землёй проложены крупповские трубы, обложенные теплоизоляцией из керамзита, а в особняке создано паровое отопление. Уж, какое получалось, других вариантов всё равно ещё не изобрели толком. Вершинин давно предпуредил Старко, что завещал всё своё ему и просил уже сейчас пользоваться. Правда, Олег пока ограничился ремонтом дома и развитием поместья князя. Даже снабдил благодетеля за свой счёт коляской и каретой с амортизаторами. Он бы и окна вставил с большими прозрачными стёклами, но не смог договориться с венецианцами. Пусть пока большие витражные будут, так как вот-вот и
"гномы" Мальцова начнут производить стекло нужных размеров.
        Вернуться в деревню не удалось даже в июле, ибо опять дела одолели. Откуда всё вылезает одному богу известно, но постоянно приходится где-то с кем-то что-то согласовывать. Воистину, пока в глухомань не спрячешься, отдыха не будет. Последней каплей оказался вызов в Ганновер, где его величество, оказывается, подготовил тайные переговоры с великим герцогом Ольденбурга. Пришлось выезжать, а точнее, отплывать, чтобы попытаться решить очень важный вопрос по жизни. Эх, если бы удалось создать своё личное микро-государство, где можно спрятаться ото всех приставучих недотыкомоков...
        Старко, как оказалось, подготовился заранее, хотя оценивал вероятность сделки не высоко. Припёр здоровенный кожаный тубус со свёрнутыми картами, чтобы потом разногласий не возникало. Заодно, одёлся в парадный мундир рыцаря ордена Святого Духа с полным набором орденов. Здоровая кожа лица и полный набор белых зубов удостоверяли, что их владелец в твёрдом уме, памяти и с великолепным здоровьем. Пройдя через вступительно-ознакомительные мелкие церемонии высокие договаривающиеся стороны перешли к делам насущным.
        Дело в том, что болезненное состояние Августа Ольденбургского торопило его с решениями, которые могут оказаться важными. Деньги, предложенные Старко, впечатляли своим размером и позволяли покрыть текущие долги перед банками.
        - Господин герцог, как скоро вы можете уплатить оговариваемую сумму, - вот что в первую очередь волновало Августа, ибо рассрочки его не устраивали.
        - Ваше высочество, я готов передать вам серебро сразу, как только будет подписан договор. Оно находится у меня на складе в порту Эмден.
        - Я подтверждаю, брат мой, мои люди уже всё проверили и взвесили.
        Хочешь выбить табуретку сомнений из-под ног - дави реалиями, а не красивыми обещалками.
        - Возможен ли между нами договор о совместной защите северной морской границы Ольденбурга?
        - Ваше высочество, я заинтересован укрепить Джейд береговыми батареями за свой счёт. Кроме того, я уже заказал некоторые полностью металлические суда на паровом ходу с самыми современными орудиями. Это всё безумно дорого, но нужно, чтобы обеспечить безопасность мирной жизни к которой стремлюсь.
        - Отрадно, фон Аурих, отрадно, - доброжелательно покачал головой великий герцог.
        Его сын, Пётр Ольденбургский, уже предвкушал возможные выгодные сделки с очень богатым русским герцогом. Всё-таки человек имеет долю в столь нашумевших алмазных и золотых копях, а значит, после смерти отца, может ещё что-нибудь прикупит. А то первые лёгкие, а точнее легчайшие, предложения пруссов о сотрудничестве выглядели копеечно и неопределённо. Да и бастард Карл Ольденбургский рассказывал, что со Старко приятно иметь дело.
        Обсудив разное, включая любопытное (например то, что Старко хочет освободить население своей Фрисландии от налогов на два-три года, чем угомонить политических смутьянов), стороны разошлись на обдумывание до вечернего торжественного обеда в узком кругу. Рассказывать более подробно о своих металлргических планах Олег не собирался. Залив Яденбусен практически весь мелководен и лишь в одном месте можно построить мощный порт. Тогда сразу возникает возможность закупать в Швеции (в трёх шагах, ежели по морским картам) железную руду, а в Англии (вообще в шаге) чёрный уголь. Наверняка дружище Крупп будет заинтересован (финансово) обеспечить всё, что понадобится, станками и оборудованием и лишь назревающая война может отодвинуть планы куда подальше.
        Ещё неделю ольденбуржцы размышляли над потерей кусочка самих себя, но уж очень громадная сумма предлагалась. Причём сразу, а не по частям, да на годы. В конце концов, договор о продаже малюсенькой территории (даже на карте Ольденбурга) подписали в присутствии попавшихся под руку представителей Англии, Дании, Франции и России. Слишком простенькая сделка, чтобы собирать европейский конгресс, тем более, что военно-морской базой Вильгельмсхафен ещё и не пахнет, а больше ничего ценного там и нет. Три островка Вангерюге перешли также во владение Старко, то есть он теперь правил всем Восточно-фризским архипелагом. Серебро взвесили представители великого герцога, порадовались всласть и отправили куда положено, в казну.
        Франки, англикосы и датчане как-то инертно отреагировали, понимая что мелочь пузатая никакого веса не имеет. А вот граф Нессельроде, когда узнал о том, что русский верноподданный прикупил земельку в самой Европе сразу призадумался. Как бы этот Старко не вздумал проситься в состав России, с него станется. Земли с гулькин нос, а головных болей от великих держав тогда не оберёшься.
        - Так и передайте этому герцогу, что мы его не примем в состав империи, - давал указания министр иностранных дел и канцлер в одном флаконе, - пусть владеет, как другие наши за границей.
        Полномочный представитель могучего сановника всё записал и отправился надавать указаний юнцу, посмевшему стать владельцем непонятно чего. А сам Нессельроде призадумался о том, как преподать случившееся его императорскому величеству. Заодно, стал "раскладывать спички", размышляя какую пользу для Австрии можно из этого извлечь.
        - Бу-бу-бу, хрю-хрю, и откуда юнец взял полмиллиона талеров? Лучше бы передал сию сумму на развитие политических отношений в бюджет МИДа, в виде пожертвования.
        Во второй половине двадцатого века такие вещи начнут именовать "в фонд мира" и практиковать повсеместно. Ничто не ново под Луной, лишь названия меняются...
        Глава 17
        Глава семнадцатая
        Ганноверцы уже не знали, что делать с обрушившимся на них богатством. Нет, они не покупали массами драгоценности, так как просто тонули в них. Алмазы и золото добывались в достаточном количестве, а новая отрасль, ювелирная, постепенно расцветала. Что ни говори, но радостные известия продлили жизнь Эрнста Августа Первого на лишних девять месяцев по сравнению с реальной историей. Увы, восемьдесят один год, прожитый на свете, всё-таки сказался и славный король ушёл в поля последней охоты. На церемонии класса "король умер - да здравствует король!" естественно присутствовал и Старко.
        Чуть позже, когда все положенные мероприятия закончились, новый король решил обсудить с ближниками дальнейшее сушествование. Георг Пятый хотел вплотную заняться промышленным развитием страны, переведя её из аграрной в индустриальную.
        - Ваше величество, - высказался попаданец, когда к нему обратились, - есть хороший пример из семнадцатого века. Может имеет смысл изучить его? Когда-то Курляндия, ведомая герцогом Якобом фон Кестлером, неожиданно для всей Европы использовала прогрессивный метод.
        Олег обстоятельно рассказал, как покупая сырьё и материалы за рубежом, курляндцы занимались их переработкой и начали производить качественные товары. В результате, смогли не только резко поднять экономику, но и настолько разбогатеть, что создали флот, не уступающий французскому. Сейчас, когда в мире имеется столько открытий, их внедрение упирается лишь в нехватку финансов.
        - Благодарю вас, герцог, мы обдумаем рекомендацию и ознакомимся с историей Курляндии. Кстати, вы могли бы подготовить план по реорганизации ганноверской армии и военного флота?
        - Я с удовольствием займусь этим, ваше величество, но у вас будут большие расходы по закупке ультрасовременных вооружений и сопутствующей техники. Даже сама подготовка солдат нового типа будет нуждаться в дополнительном финансировании.
        - Я всё рассмотрю и с удовольствием оплачу.
        В двух словах Старко пояснил, что даже концепцию ведения боевых действий придётся поменять, перейдя на доктрину "от обороны".
        - Тем более, что обороняющимся всегда в три раза легче и дешевле, чем атакующим. А если бы вам удалось выкупить у Пруссии северную Вестфалию, то вы смогли бы создать на будущее оборонительную линию, опирающуюся на естественные преграды в виде рек.
        - Герцог, это очень интересно и я буду рад ознакомиться с вашими предложениями. Правда, я не совсем уверен, что король Пруссии захочет продать часть своей территории.
        - Ваше величество, следует учитывать, что король Фридрих Вильгельм Четвёртый против создания германской империи. В то же время Пруссии нужны деньги. Кто знает, как в данный исторический период может сложится пасьянс?
        В чём-то русский был прав. Король Пруссии действительно обозвал имперскую корону собачьим ошейником несколько лет назад. Видимо человек, увлечённый благотворительностью и меценатством не хочет дополнительных хлопот и забот, связанных с раширением подконтрольной территории. Впрочем всё это можно выяснить при желании.
        Беседы через несколько дней закончились и фон Ауриха отпустили домой. Собственные заботы в связи с "покупкой бабой порося" повылазили во всей своей красе. Нужно считать деньги и заняться подготовкой к строительству порта в Нефритовой бухте, где сам жадеит уже давным-давно выковыряли в предыдущие века. Кстати, созрела идея по озадачиванию потенциального тестя. Прекрасный экономист, толком не нашедший себя в чиновничьей России, подрабатывал расчётами бизнес-планов по заказам Старко уже три года. Когда есть идеи и деньги, но нет вдосталь мозгов и знаний, следует обращаться к специалистам, которые попадаются под руку. Николай Иванович Вересов оказался идеальным партнёром в таких делах. Мало того, за счёт (и по просьбе) Олега собрал команду единомышленников, готовых мыслить по-новому, по-капиталистически. Может настало время запустить шайтан-команду в полную мощь? Не все же стрелять из пушки по воробьям.
        В Петербурге уже ждали блудного сына, чтобы прочистить мозги от имени министерства иностранных дел. Как бы это не вышло боком главгеру, а то отправят на Колыму золото искать для казны, чтобы не самовольничал за границей. Вон, в прошлом году целого Достоевского казнили прилюдно и никому ничего за это не было. Представитель Нессельроде напросился на посещение, узнав что Старко наконец-то вернулся, и провёл соответствующую беседу.
        - Олег Александрович, вы понимаете, что вы наделали? Как можно приобретать земли в Европе, не согласовав такой шаг с нами?
        - Извините, Иван Васильевич, но в указах и манифестах императора нет запретов на покупку частной собственности в Европе.
        - Но вы представляете какой скандал разгорится, когда ваша Фризия войдёт в состав Российской империи?
        - Уважаемый, я купил данный земельный участок в личное пользование, а не для расширения нашей страны. Он нейтрален по сути.
        Блин, как всегда, третьи лица сами себе чего-то удумали, сами решили и сами же возмущаются. Хотя могли бы сначала спросить, а не наезжать не по делу.
        - Олег Александрович, так вы не для нас купили часть Ольденбурга? - переспросил недотыкомок от власти.
        - Нет, конечно, у меня есть и другие домены в Европе. Например, виконство Франжье во Франции, маркизат Эмден в Ганновере и прочее.
        Растерянный чиновник наконец-то сообразил, что его начальник ошибся в выводах.
        - Приношу свои извинения, господин герцог, позвольте мне удалиться.
        А куда деваться, когда доходит, наконец-то, что не с обычным человеком разговариваешь, а с европейским высокопоставленным вельможей.
        Любая работа начинается с перекура. Опять раут и всякие сопутствующие разговоры. Народ, в первую очередь, ведёт беседы о политике, а не о размере пенсий. Что делать, если всех волнуют святые места в Палестине и возможность их посещать. Это же никуда не годится, когда англичане указывают туркам кому выдавать ключи от церквей.
        - Хочу добавить, господа, что положение наших православных братьев на Балканах очень беспокоит. Вон, в Черногории опять проблемы.
        Воистину, пока хроноаборигены не знают, что в итоге "братья" повступают во всякие НАТО и будут хаять как Россию, так и русских за всё. Мало того, нынешние обыватели готовы отправлять простого русского солдата освобождать балканоидов. Старко уже достали все эти разговоры, но приходится терпеть, потому что таково общее мнение.
        - А что скажете по поводу Наполеона Третьего? Ведь он явно зажал всех оппозиционеров и свободы во Франции.
        И кто бы это говорил, проживая в стране с абсолютной монархией. Впрочем недалёк тот день, когда Николай Первый сознательно унизит правителя Франции, чем вызовет недовольство и обострит противоречия между странами. Слава богу, что политика на этом закончилась и мужчины перешли к следующей теме - деньги и средства их зарабатывания.
        - Олег Александрович, а как вы предполагаете распорядиться своими капиталами от продаж древностей Цейлона? - прямо в лоб, чтобы не уворачивался от щекотливых тем.
        - У меня ныне одна забота, господа, - пришлось хоть что-то подкинуть страждущим сенсаций, - начинаю строить город-порт на берегу Нефритовой бухты, благо там естественное глубоководье.
        - Но это же дорого, неужели нет более благородных целей?
        Опять, блин, за рыбу деньги требуют. Почему сами покупают предметы роскоши, а благотворительность требуют от других?
        - Это безумно дорого, безусловно. Настолько, что свободных капиталов может и не хватить. Видимо придётся продавать долю в каком-нибудь из предприятий.
        - И что именно, неужели австралийскую?
        Заразы, сложно ответить, когда солидно капает сразу из двух леек: ганноверской и русской. А может цейлонские ручейки продать? Древности и пряности с кофе? Наверняка желающие в Европе найдутся, чтобы перехватить тему и контакты. Ибо в России сложно покупателя найти - все мечтают о великом, но имеют проблемы с переходом к практическим действиям. А деньги, причём побыстрее, действительно нужны. Фризию Старко следует напичкать инвестициями побыстрее и по хозяйственной, и по военной линии. С другой стороны, крупный военный подряд в Ганновере принесёт хорошую прибыль по реализации его. Тот же Кольт уже пищит, что опять заказов мало и чуть ли не банкротством грозится. Может его выковырнуть из Америки и обустроить на своих землях, пользуясь моментом?
        - Может быть и долю в Австралии, всё-таки уже выросла до двадцати тысяч британских фунтов в месяц. Получить годовой эквивалент неплохо, хотя за десятилетие, например, будут потери. Вопрос в другом, а кто осилит столь крупную оплату?
        Мозги присутствующих моментально превратились в приблизительные арифмометры, защёлкали и выдали на-гора:
        - Так это двести сорок тысяч фунтов, - чуть ли не с возмущением заметил один из гостей, - более миллиона рублей.
        - Вообще-то, полтора миллиона, если точнее. И всё уйдёт в создание порта.
        - Но также нельзя, господин герцог, это огромнейшие средства коту под хвост. Зачем же Ольденбургов кормить?
        Сильна инерция мышления среди обывателей. Народ упорно мыслит категориями принадлежности хоть к кому-то, подспудно отвергая самостоятельность у себе подобных. Вроде каждый хочет иметь личное поместье, но чтобы оно было защищено чьей-то армией, полицейским порядком, законами повелителя. А сам по себе - это страшновато получается.
        - Господа, я себе купил игрушку, маленькую личную страну. И волен в неё играться, как посчитаю нужным. Потому что свои деньги трачу, а не заимствованные.
        - Но ведь обязательно кто-нибудь отберёт, - вот уже шутки пошли, значит атмосфера начала разряжаться.
        - Коли кто-нибудь отберёт значит я сам виноват и деньги зазря потрачены.
        Общество успокоилось, выскочка признал свою глупость, полученную дезу можно нести в массы. А уж через сплетни всё дойдёт тем, кому инфа предназначена. И о безобидности маленькой Фризии, и о желании продать долю в австралийской золотой лихорадке. Даже цена озвучена, а через пару недель европейские заинтересованные лица о ней узнают. Так проще, чем ходить по чужим офисам и предлагать. В коммерции очень важно кто к кому ходит, от этого итоговая цена зависит.
        Глава 18
        Глава восемнадцатая
        Страшновато, вообще-то, самому целую территорию осваивать, это же не поместье какое, но глаза боятся, а руки делают. Вересов со своей командой и двумя ротами вооружённых до зубов дружинников с удовольствием отправился наместничать. Деньги есть, любые заказы можно делать, полный бланш и вотум доверия. Правда, Алексей Каретин тоже отправился, но с целью зачать местную гвардию и полицию. Чай, не маленький уже, пора обезопасить маленькую страну.
        Сам Старко засел за разработку новой армии для слепого короля Ганновера, благо финансирование открыто. Пяти бригад небольшому королевству хватит для обороны, главное, чтобы артиллерии и ракет было с лихвой. Флот, наверное, придётся сразу стальной делать, оборонительного типа. Обычный торговый деревянный у них имеется, как и простенькая эскадра. В Сестрорецке освоили производство винтовок по типу, как у Холла, но усовершенствованные. Увы, военное ведомство не спешит заказывать, пока старое оружие не истратится. Говорят, что в русских арсеналах можно не только мушкеты времён Петра Великого найти, но и пищали Ивана Грозного. Так что можно пользу заводу принести - нехай заработает на производстве для иноземцев (раз самим пока не нужно) двадцати тысяч стволов. Ещё десять тысяч кольтовских ружей для кавалерии и пять тысяч карабинов Шарпса. А отбором и подготовкой солдат займётся старший из браьев, Андрей Каретин, ему и карты в руки.
        Крупп обрадовался и озадачился заказами на пушки различных типов: гаубиц - поменьше, полевых - побольше, береговых - сколько нужно. Работы столько, что не будет отвлекать прусское военное ведомство своими предлагайками. Те пока хотят у других оружейников покупать то, что бронзовое и явно дешевле. Вон, одну стальную пушку показал главначпупсам, так носы воротили недовольно. Пришлось её подарить королю, который теперь не знает куда её девать. Лучше уж пусть нам производит свои вундервафли, тем более, что платим не скупясь и своевременно. И первые канонерки из металла тоже заказали, как и строительство верфи в Нефритовой бухте. Эмденский завод-верфь уже скоро закончат и даже персонал готовят. Тогда в трёх местах сразу можно будет корабли строить, причём в двух (под контролем Старко) свои паросиловые установки изготавливать. Не вечно же они будут стоить очень дорого, а значит сопрут технологию, хоть в Эссене (раз он под прусским владычеством), хоть в Петербурге. Порох и прочие мелочи и так в ганноверской Фризии уже производятся. Надо будет лишь патронную фабрику создать и производство различных
капсюлей.
        В конце августа подъехал барон Юнгвальт с тайным предложением. До этого некотырые пытались, но то цену не хотели несусветную платить, то просили рассрочку на годы. А какой смысл в ней?
        - Олег Саныч, несколько очень влиятельных особ готовы выкупить твою долю в Австралии, где русские месторождения. Деньги у них есть и выгоду свою прекрасно видят.
        - Ну что же, Альберт Августович, я готов к сделке. Какие-нибудь особые условия имеются?
        - С тобой легко сотрудничать, дорогой друг, даже не спрашиваешь имён.
        А зачем интересоваться лишней информацией? Вдруг покупатели хотят оформить сделку на какого-нибудь "зиц-председателя", чтобы сохранить себя в тайне?
        - Главное, чтобы вы документы подготовили и платёж сделали, остальное не важно.
        - Вообще-то всё готово, давай договоримся когда юристы всё оформят, а нотариус заверит.
        Юнгвальту поручили сохранить секретность по простой причине. Орловы-Чесменские, великий князь Константин Николаевич и его старший брат Александр не хотели афишировать своё приобретение, хотя посвятили императора в курс дела. Зачем создавать обществу почву для пересудов, а потомкам повод для осуждения? Слишком велика сумма сделки, чтобы анонсировать её. Полтора миллиона рублей в валюте разных стран ушли в ганноверский королевский банк, а тайные компаньоны получили право на огромные прибыли, которые будут приходить ещё лет пятнадцать. Причём, оплата покроется за один год.
        Впрочем, доля в австралийском золоте осталась по другой линии. Пятая часть горы Александра и прилежащих месторождений оставались во владении Старко. А это, по оценкам будущего, порядка четырёх миллионов унций драгметалла, что эквивалентно шестнадцати мильонам фунтов стерлингов. Какая разница, в принципе, оттого, что доход с Терры Инкогнита уменьшился, если высвободился гигантский оперативный капитал? Главным оказалось вовремя хапнуть свою пару тапок, а остальные пусть довольствуются историями о лихорадке, которые в будущем преобразуются в былины, а те в легенды и даже мифы.
        Сходный разворот принимала калифорнийско-аляскинская история. Форт Росс постепенно становился эдакой факторией Калифорнии, а Фриско лишь принимал тысячи людей, порой без многого необходимого. В бухте Сан-Франциско уже можно было найти даже брошенные корабли, экипажи и пассажиры которых бежали в сторону Сьерра-Невады, чтобы быстро и с лёгкостью разбогатеть. Русские хомяки забирали некоторые суда, приводили в своём порту в порядок и увеличивали личный флот по очень дешёвым расценкам. Даже открыли карго-раут в Китай за некоторыми дешёвыми товарами.
        Конечно, для старательных старателей всё привозимое стоило дороговато, но всё равно выкупалось. Особенно дорогостоящее ультрасовременное оружие. Человек остаётся хомосапиенсом, когда имеет песок и самородки, а значит и право козырять временным богатством. Да, порой всё просаживалось и тратилось, но умелый золотодобытчик всегда вернётся на свои заветные угодья и снова наживёт мешочек-другой. Золотомания, как игромания и другии мании соблюдает олимпийский лозунг: "Главное не победа, главное - участие!" Этим стоит пользоваться, чтобы не зависеть от капризов матери-геологии, чем русские дополнительно занимались в трёх точках земного шара.
        Олег умудрился на пару недель смотаться в Старково, чтобы проверить два проекта. Мастерские, как-то незаметно усилившиеся до фабричонки, уже выпустили порядка семи сотен пятизарядных "старковок" и дошлифовывали десятизарядку. Благодаря серьёзному увеличению дальности боя выпускались лишь карабины, которые гораздо удобнее в пользовании и ношении. И теперь стоял вопрос о том, переносить ли производство на свои заморские земли или оставить всё, как есть, уповая на дороговизну по себестоимости.
        Стрелковый батальон майора Игошева практически набран и занимается развитием силы и ловкости, чтобы следующей весной приступить ещё и к огневой подготовке. Тысяча "шарпсов" уже получена и ждёт массу бумажных патронов Ухтинского завода.
        - Олег Александрович, искренне восхищён вашими поставками, - радовался офицер самого наследника престола, - солдаты питаются так, что хотелось бы сей опыт на всю армию распространить. Жаль, маршировать не готовим, зато уже очень хорошо по лесу ходят, ну прямо чистые егеря!
        - Увы, господин майор, денег на всю русскую армию даже у казны не хватит, чтобы такое обеспечить. Зато, говорят, увеличивают армейский паёк за счёт огромного прироста производства продовольствия в России.
        - Да, я тоже слышал, хотя годы были обычной урожайности. Откуда такое изобилие?
        - Это наши патриаршьи земли всё больше переходят на новый уклад, благодаря интенсификации сельского хозяйства. Да и всё больше помещиков подключаются к такому с каждым годом.
        Что ни говори, но деревня сдвинулась, слава богу, хотя ещё длинный путь предстоит. Даже экспорт жрачки потихоньку увеличился, причём не за счёт увеличения голодающих. Англия, пользуясь моментом, быстренько перехватила большую часть прироста, не задумываясь о последствиях. Начни войну с русскими и сразу заполучишь эмбарго, а значит внутренний голод и, как следствие, социальный хаос. Впрочем, когда и кого это останавливало от губительных решений?
        Пока, суть да дело, начался отбор во второй батальон специального назначения, благо оружие для него вот-вот прибудет, а броники и каски недолго заказать в Петербурге. Как раз к следующей весной будут готовы. Удобно государству, когда добрый дядя-патриот платит за пердуху (или пир духа?). База для второго уже строится, Игошева поднимут в чине до подполковника, а комбатами пришлют каких-нибудь майоров из царского окружения. Как бы проблем не возникло, когда они посчитают чужое своим. Не дай бог, высунут нос за пределы третьего поместья, чтобы девок попользовать или какую-нибудь охоту устроить с гиканьем, да гаканьем.
        - Господин майор, вы уж сейчас доложите наверх о нежелательности таких инцидентов. По договору с военным ведомством я имею право прекратить благотворительность и никакие извинения зарвавшихся офицеров и их связи не помогут восстановить сотрудничество.
        - Олег Александрович, я и сам заинтересован, чтобы создание полка шло без эксцессов. Поэтому отпишу самому великому князю о ваших опасениях. Уж лучше пусть идёт, как идёт, ибо от добра добра не ищут. Очень нужное дело делаем для нашей армии.
        Хорошо, когда потенциальный командир понимает, что из-за нарушителей пострадает формирование части. Финансирование, всё-таки, идёт не из казны, а от частного лица. И обычные откоряки класса "нарушители наказаны" не сработают. Такого, как Старко, можно убить, но не сломать.
        Идиллия кончилась вызовом из митрополии - католики опять чего-то мутили. Видимо, недосданный экзамен на соответствие сану настоятеля монастыря или аббатства их волновал. И явно приурочивали к католическому Рождеству, то бишь, за неделю перед ним. Ну что же, хорошего помаленьку, коли год такой изобильный выдался. И более-менее спокойный, согласно знаниям попаданца. Даже он знал, что Крымская война началась в 1853 году. А точнее, очередная русско-турецкая. Месяц ему неизвестен, но уже роли не играет. Реформу армии и флота провести оказалось не по силам, лишь мелкие штрихи разного направления. Даже дорога от Днепра до Турецкого Вала готова лишь на две трети, как и "склады с площадками под грузы" построены лишь частично. Наполовину, если судить по плану, на большее местных материалов не хватило. Придётся по Днепру поставки организовывать и по новой дороге до Вала доставлять. А значит нужны будут ещё повозки, фуры, телеги и лошади с извозчиками к ним. Хлопоты, хлопоты, хлопоты...
        Глава 19
        Глава девятнадцатая
        - Андрей Андреевич, почему так плохо стало. Вроде столь многого добился и есть всё о чём многие лишь мечтают, а я чувствую себя опустошённым?
        - Удивительно, Олег, мне казалось, что ты счастлив, имея активную жизнь?
        - В том-то и дело, что нет! Хорошо было, когда мы с вами и доктором Рихтером играли в шахматы и шашки, когда я пропадал на своих двух десятинах с бабами и мужиками, когда рыбу ловил со всеми.
        Мир для Старко стал каким-то безрадостным и он действительно не знал, как жить дальше. Нет, он не собирался покончить с собой, как тот же Мартин Иден, но куда-то исчезли мечты и чаяния. Теперь, что угодно можно купить или выменять и пропала радость от достижения.
        - Давай с нашим доктором поговорим, потому что я действительно не знаю, что тебе подсказать. У меня всё было сразу, с рождения и, честно говоря, я не имел радости от достижения невозможного. Мне просто не с чем сравнивать.
        Иван Карлович прибыл на следующий вечер, но тоже не понимал, как можно преодолеть меланхолию. Конечно, нужно загрузить себя созидательной работой, но неизвестно поможет ли это, разве что отвлечёт от грустных мыслей на время.
        - Олег, а может тебе в экспедицию съездить, по типу цейлонской? Когда никакие деньги и титулы не играют особой роли, только жажда приключений и твои личные умения сработают.
        - А что, - прободрился Старко, - может это и выход. Жаль, что в следующем году не доведётся, смотрите, что в мире происходит.
        Мир поразился тому, что Наполеон Третий вот-вот провозгласит себя императором, покончив с очередной французской республикой. Британцы вовсю вертят турками, а австрийцы делают самостоятельные политические заявления. Даже Пруссия ведёт какие-то переговоры с Ганновером, покрытые мраком тайны. Куда в таких условиях отправишься, если завтра война и нужно будет помогать своим?
        - Олег, если вдруг начнётся война, то участие в ней тоже отвлечёт тебя от меланхолических мыслей. Ты же хочешь добровольцем на неё пойти?
        - Да, тем более, что уже согласовал контракт с военным ведомством. Хорошо, что полковник Шацкий помог с согласованиями.
        - Ты, главное, не ищи смерти в поле по-глупому или от отчаяния, - посоветовал Легостаев, - может после неё и найдёшь себя?
        - Дай бог, господа, дай бог.
        Экзамен по теологии приняли, так как ватиканские учёные защитили трактат по поводу инопланетного происхождения принца Рамы и его "обезьян", пользуясь образцами древнего исскуства, предоставленными Олегом. Довольные католики развенчали ещё одну мировую религию, переведя её из разряда божественного в обычные летописи и мифы, свойственные многим народам. Всего лишь хроника исторических событий, пусть и столь невероятная. Так что Старко получил соответствие новому сану и теперь именовался "ваше преподобие". Попутно из него выдавили ещё парочку экзаменов, видимо, чтобы проверить нынешний уровень знаний: по военному направлению и по хозяйственной деятельности. Посоветовали тщательно подготовиться к очередным религиозным диспутам и изучить обряды более выского ранга, после чего хвостиком махнули и ушли в свои зарубежные свояси. Даже ежегодную пенсию не добавили, посчитав Олега достаточно богатым, что ли? Ну и не надо, сами справимся с тяготами бытия.
        На рождество Легостаев, Полянский и Юнгвальт получили документы о ценнейшем статусе "почётных граждан". Говорят, что это приравнивается к высокому ордену, только на бумажке. Старко такая награда пока не положена по возрасту, а точнее по выслуге. Нужно много жопочасов набрать, чтобы отметили долгоиграние на пользу государства. Всё остальное шло, как обычно, возмужавшие сыновья прибыли на побывку, таинственные и мужественные. Всё-таки граница относительно недалеко пролегла, мало ли что.
        - Ходят разговоры, что англичане подзуживают турок объявить нам войну. Да и французы обиделись, что Николай Первый назвал их императора "другом", а не "братом". Говорят, что на границе постоянные провокации, как бы бедой не обернулось.
        - А я слышал, что нужно Дунай укрепить, - поделился слухами Юнгвальт-старший, - впору самим дунайские княжества занимать, чтобы удар под дых не получить.
        Острые разговоры опережали действия, всё-таки император сдерживался пока и сдерживал огромную военную машину. Хотя, сколько мощную пружину не удерживай, она рано или поздно вырвется и крепко ударит. Хорошо, что днепровский лиман на всякий случай начинают минировать, чтобы в Днепр эскадры с десантом не прорвались. Кронштадт уже облепили минными банками и давно установили мощные дальнобойные орудия. Теперь появилась идея понастроить канонерок с бомбическими орудиями, только средства пока не изыскали. Старко за свой счёт обеспечил Аланды и Свеаборг дополнительными ракетными установками. Нет, не для этого, чтобы на дальних подступах была одержана победа. Просто, чем больше вражеских кораблей удастся сжечь, тем меньше их доберётся до Петербурга. Такие же вот-вот будут доставлены военному губернатору Завойко в Петропавловск на Камчатке торговыми кораблями общества "Калифорния-Аляска". О Коле и Архангельске тоже позаботились заблаговременно. А вот отправить стальные пушки и ракетные установки в Севастополь и Евпаторию почему-то запретили. Только в Николаев позволили. Странности подготовки к войне можно
было заметить лишь вооружённым глазом, обыватели о таких нюансах не знали и не задумывались.
        1853-ий год принёс с собой представителя прусского адмиралтейства. Оказывается они тоже хотели порт построить, но слишком мало запросили, всего лишь кусочек территории под городок. И денег особых не предложили, пообещав защищать великое герцогство в случае опасности. А какая опасность Ольденбургу грозит, если они никому не нужны? И расположены внутри королевства Ганновер, не подкрадёшься посуху незаметно. С моря вообще мелководье защищает, никакие корабли подойти не могут, придётся врагам шлюпки использовать, ежели что. Даже в бухту или в тот же Везер ведут не очень широкие естественные каналы, которые легко перекрыть береговыми батареями и мин отсыпать вдосталь, коли понадобится. А сам порт и Старко построит, у него денег хватает.
        - Ваша светлость, мы хотим предложить вам строительство на паях. Тогда в будущем можем совместно пользоваться такой удобной базой.
        - Герр Бойзен, я не создаю дешёвые объекты, поэтому стоимость городка и порта будет стоить очень дорого. Плюс, вам придётся оплатить мне всю инфраструктуру береговой обороны. То есть, счёт пойдёт на миллионы талеров.
        - Но мы могли бы свои орудия поставить, что выйдет дешевле.
        - Нет, ваши пушки не годятся для моих укреплений. Сами форты будут исполнены из железобетона, а на сегодняшний день это очень дорого. В комплект входят не только стальные казнозарядные орудия, но и ракетные установки, а также полностью металлические малые суда. И всё это не только возле порта, но по всей длине Яде, а также на островах. Включите сюда ещё специал/ные подразделения береговой охраны, вооружённые самым совершенным оружием. У них даже жалованье велико. Я не экономлю на своей безопасности.
        Представитель не понимал, зачем тратить деньги на нечто дорогое, когда в прусском арсенале имеются, пусть устаревшие, но ещё пригодные орудия. И мушкеты найдутся, если что. И крестьян можно нанять за гроши для охраны. Ему нужна база для будущего флота, не более. Ремонтный простенький док, причалы, бараки для рабочих и охраны... А не дворцы!
        - Ваша светлость, почему бы по-быстрому не сделать простое, обычное? Вам же вроде никто не угрожает? Вы представляете какие расходы мы с вами понесём, если претворить ваш прожект в жизнь?
        - Да, герр контр-адмирал, не только представляю, но и знаю. Вот для меня подготовлены расчёты и часть платежей я уже провёл. Можете ознакомиться с планами и размером финансирования, если хотите.
        Старко передал своему визави пакет.
        - Но это же невозможно, - бухтел пруссак, - зачем всё это нужно? Да за такие деньги не то, что оборону, а мощный флот можно построить. И зачем делать катера из металла, когда хватит и деревянных брандеров, если что?
        Бухтёж с нытьём продолжался ещё минут десять, после чего высокий гость поимел честь откланяться для консультаций в посольстве. Там он сообщил военно-морскому атташе об итогах переговоров и они оба поохали над суммами затрат и над глупостью богатого герцога, не знающего куда деньги девать. Если герр Старко всё это организует и не разорится, то получит абсолютно неприступную систему морской обороны. Только зачем ему оно нужно, от кого защищаться собирается сумасшедший миллионер? Да и что оборонять, неужели столь крошечный кусочек земли? Видимо, придётся искать другую бухту, так как столь огромные расходы, даже наполовину, правительство не одобрит. Хотя, если король даст добро на обмен Северной Вестфалии на долю в добыче австралийского золота, тогда дополнительные финансы появятся безусловно. Новый король Ганновера щедр и не скупится, желая расширить свою территорию. Всё равно ни с самой Вестфалией, ни с Рейнской провинцией нет общей границы и они неудобны пока для нормального интегрирования в экономику Пруссии. Тем более, даже разговоры об объединении всех германских земель поутихли при нынешнем
короле Вильгельме Фридрихе Четвёртом.
        Да, ганноверцы занялись выпрямлением границ и имели достаточно свободных средств даже на откуп прав на Брауншвейг у его владельца. А то разрезает, понимаешь ли, королевство, отделяя Хильдесхайм и Гёттинген от метрополии. Ещё бы Бремен придавить, но пока Германский Союз этого не допустит. Впрочем, имеет смысл подождать три года, когда новая армия будет создана. Одновременно и промышленность развить, всё-таки это веяние времени. Георг Пятый решил даже конституцию написать, а то отец совсем гайки закрутил в своё время. Нужно дать народу отдушину, как у англичан. Там простые люди кусают своих же парламентариев, оставив в покое королевское семейство, которое боготворят. Вон, герцог фон Аурих, дал своим ольденбургским фризам освобождение от налогов и даже смутьяны-социалисты угомонились враз. Да и здесь, в герцогстве Аурих, тоже изменил налоговую политику в сторону упрощения и послабления. И уже идёт положительная отдача, как ни странно. Воистину, царь Крез, а не бывший русский воспитанник монастыря.
        Глава 20
        Глава двадцатая
        Подготовка к войне с Оттоманской империей всё более становилась заметна. На западном направлении сконцентрировалась практически трёхсоттысячная армия, якобы для защиты от Пруссии и Австрии. Причём, солидная часть постепенно смещалась к югу, в направлении дунайских княжеств. На востоке, постоянная Кавказская война и так требовала подкреплений, так ещё и дополнительные силы туда отправляли, создавая "стратегические резервы". Под видом исполнения иностранного заказа в Сестрорецке производили "новые ружья" в количестве, превосходящем потребности ганноверцев и куда-то эти излишки отправляли. Странным образом русские офицеры взяли за моду покупать русские же револьверы для себя и револьверные ружья для своих ординарцев и денщиков. А уж размножившиеся благотворительные организации изыскивали средства, чтобы персонально вооружить этим современным оружием тех, кто не имел средств на покупку. Уже в марте военное министерство взяло на пару лет в аренду днепровско-перекопскую незаконченную дорогу и склады на Валу, вроде для создания запасов военного назначения. И даже взялось достраивать за свой счёт, якобы в
покрытие платежей по аренде. В принципе, шумиха по поводу "святых мест" объясняла, как русскому обществу, так и всему миру, что русские бряцают оружием, чтобы "турки вернули ключи православной церкви". Многие не понимали детали, но дружно возмущались англо-османским произволом. За компанию с другими, которые хоть как-то разбирались в ситуации.
        К марту второй стрелковый батальон спецназа был набран, приступил к тренировкам и начался отбор в третий. Тем более, что от Шарпса поступил второй ружейный транш.
        - Олег, а как идёт строительство в твоём принципате? - поинтересовался князь Полянский.
        - Вроде всё по плану, главное казармы для береговой гвардии подготовить, да фортов понаставить. А уж причалы и склады в порту начали возводить.
        - Ох, потратишься ты на это "развлечение", небось целый миллион уйдёт.
        - Больше, Ян Войцехович, гораздо больше, - рассмеялся молодой транжира, - ещё и разные пушки заказал у Круппа в прошлом году, уже начались поставки. Чего уж говорить о снарядах для них.
        Старко, конечно, разогнался с персональной милитаризацией, потратив невиданную уйму денег. Такое впечатление, что специально хочет стать бедным. Финансовых ручейков в его карман пока хватает, но такими темпами можно все доли в разных бизнесах распродать и придётся жить лишь на католическую пенсию.
        - И насколько она велика? - сразу же втёрся в доверие Юнгвальт.
        - Это преждевременный вопрос, Альберт Августович. Из митрополии сообщили, что вроде магистры ордена утвердили для меня новый ранг. Тогда, если в рублях, буду получать порядка пяти тысяч рублей в месяц.
        - Ого, на такие деньги можно прекрасно и богато жить!
        - Для себя-то мне много не нужно, но как содержать всех тех, кого я приручил? Личный батальон гвардии мне в солидную копеечку обходится.
        Да, оказалось, что за научный подвиг в сфере Истории Олега произвели в командоры ордена, но окончательный одобрямс в таких случаях дают в Риме, а не в Авиньоне. Курия должна утвердить, всё-таки очень высокий ранг. Тем более, что не для католика. Мало того, дадут шанс попробовать сдать религиозные экзамены епископского уровня. По большому счёту, они нафиг не сдались ни Старко, ни ордену, ни Ватикану, но порядок есть порядок. Впрочем, это дело ближайшего будущего - три года на три попытки.
        Компаньоны собрались обсудить хозяйственные планы на этот год, вот и прицепились с частными расспросами. Потихоньку оттягивая момент более важного. Этим летом по Юкону пойдут шхуны не только с дополнительными припасами для строящегося Рашен-сити на Клондайке, но и с группой геологов и опытных старателей для исследования близлежащих ручьёв и сопок. Цены на акции ползут вверх, но с задержкой из-за позднего поступления новостей. Даже зная, что где-то далеко всё идёт своим чередом, трудно убедить в этом обычную публику. Нужно дождаться возвращения двух независимых репортёров, которые напишут о создании русского древянного городка, складов и создание запасов инструментов и продовольствия, а также о начале добычи пушнины. Этим летом они покинут городок, а в Европу доберутся, дай бог, лишь следующей весной, ну, может быть, чуть пораньше. В таких случаях "интернет" действует со скоростью движения кораблей и зависит от погоды, ветров и штормов. Лишь добравшись хотя бы до Лиссабона можно отправить телеграфное сообщение. Но в телеграмме статья не поместится, это не мобильники будущего на которых книги
читают, а то и пишут их.
        Иван Акимович Мальцов, к сожалению, совсем плохо себя чувствовал и не смог прибыть на встречу, поэтому здесь присутствовал его сын. Он на днях вышел в отставку, да ещё и генерал-майором, чтобы продолжить отцовское дело. Заодно, представлял интересы принца Ольденбургского (который наш, русский), имевшего кое-какие доли там-сям в делах компаньонов "ложи Старко". В серьёзных делах поддержка высокопоставленных вельмож ничуть не мешает.
        Милитаризация ольденбургской Фризии и Ганноверского королевства пока особо не привлекала внимание других стран. Хотя в апреле чуть не вся Европа была удивлена тем, что Пруссия продала Северную Вестфалию за долю в австралийском золоте. В принципе, каждый получил то, в чём нуждался. Одни - дополнительные земли, ограниченные с юга рекой Рур, доходящие на западе до самого Рейна. Другие - постоянные доходы для развития культуры и науки, о которых столь пёкся король Пруссии. Часть средств ушла в военный бюджет на поготовку к будущей великой войне с Австрией.
        - Мистер Старко, - по стародавнему обратился сэр Сайрус к своему другу, - его величество просит вас подготовить план экономических действий и изменений в новой провинции.
        - Я буду только рад этим заняться и может быть в ближайшее время сделаю визит в Вестфалию. Естественно, мне понадобится текущая экономическая документация и перечень налогов, взимаемых с тамошних жителей.
        - Благодарю за согласие о сотрудничестве. Король Георг Пятый хочет сделать вас штатгальтером территории, чтобы вы имели полную власть по интенсификации экономики новых земель и никто вам не мешал.
        Стороны обсудили список мелких графств, вроде Вальдека и Липпе, права на которые имеет смысл откупить у их владельцев. и, естественно, систему блокпостов и фортов вдоль всей реки Рур. Просто, на всякий случай, вдруг пригодится на будущее?
        Николай Первый вроде всё рассчитал правильно и провокационные моменты пошли один за другим. Пятого мая чрезвычайный посол князь Меньшиков потребовал от султана следующее: "...в пятидневный срок заключить с Россией договор, содержащий гарантии интересов России на Святой Земле и передающий православное население Османской империи под особое покровительство российского императора..." Всем ясно было, что ультиматум отвергнут и начнётся длительная политическая возня с демонстрацией мускулов, размахиванием шашками наголо и постоянными переговорами класса "то там, то сям" с различными государствами и правителями. Десятого мая предъява была отвергнута. Вроде следовало начать консультации, но Меньшиков высказался ещё круче: "Отказ Турции дать гарантии православной вере создаёт для императорского правительства необходимость отныне искать её в собственной силе".
        И как этот пердимонокль понимать? Прямая угроза или обычная дерзость? Тем более, что других объяснений не последовало, дип.отношения разорвали, а сам Меньшиков свалил через три дня, пока живой и при памяти. Мир хлопал глазками и ожидал, что последует дальше. Наполеоны всех мастей осуждали длинный русский язык, кое-кто даже грозился его укоротить, причём половина русского населения обеих столиц тоже считала такое поведение собственных властей неправильным. А те, кто соглашался с мнением правителей, переживали, что армия слаба и нечем будет эту самую "силу" подкрепить.
        - Господа, поверьте, что наши окраины не укреплены, как следует по-современному.
        - Да, да, в газетах писали, что Севастополь не готов достойно ответить туркам.
        - В армии разброд, солдаты до сих пор вооружены пищалями времён Ивана Грозного, а пушки курам на смех.
        - Офицеры имеют хорошую подготовку лишь в салонах, когда языки чешут.
        - Мы даже на Кавказе с дикими горцами не можем справиться, куда нам против солдат султана?
        Все, как всегда, мололи языками, даже не задумываясь, что панические настроения инициируются сверху. Естественно, что многочисленные шпионы и их агенты доводили всё это в свои страны, поддерживая имидж слабости России. Даже драное Сардинское королевство мечтало впрячься за турок, если будет возможность, чтобы в итоге получить свой кусок репарационного пирога в итоге.
        - Олег, что же будет? - поинтересовался доктор Рихтер.
        - Иван Карлович, если будем наступать, то перевес окажется на стороне противника. Если придётся защищаться, то врагам понадобится в три раза больше всего, от продовольствия и солдат, до боеприпасов. Дай бог, чтобы война не началась.
        - А по-моему слишком далеко зашло, - поставил точку Альберт Августович, - обратной дороги нет. Православные братья ждут нашей помощи. Если освободим их, то они тысячу лет на нас будут молиться.
        Увы, господин барон, ошибаетесь, но никогда об этом не узнаете!
        Третьего июля русская армия вступила на территорию придунайских княжеств, находившихся под протекторатом Османской империи. Возмущённые европейцы собрались в Вене (Франция, Англия, Пруссия и Австрия) и тридцатого июля приняли некую Венскую ноту, чтобы примирить противников. Им казалось, что стороны пойдут на уступки, причём по указаниям великих держав. Все эти политические выкрутасы лишь оттягивали "день икс", но не смогли остановить процессы.
        Пользуясь своеобразной дымовой завесой, Старко и Георг Пятый строили свои мини-армии, вооружались и тратили доходы от золотой лихорадки. Эссен, параллельно с производством "всего для железных дорог", уже развивал военную составляющую. Само собой, не забывая достраивать судостроительный завод в Нефритовой бухте, и поставляя новые станки и оборудование по другим заказам Старко. Плюс, были построены две стальные канонерки с парочкой шестидюймовок на каждой. Да, на паровом ходу...
        Глава 21
        Глава двадцать первая
        В августе наконец-то приняла решение курия кардиналов и утвердила новый ранг Старко, позволив сделать его командором. Очень высокая позиция, но и научные достижения высоки, что ни говори. Церемонию провели в одной из католических церквей Санкт-Петербурга, после чего начались обычные мероприятия. Юрист отправился вносить поправки в соответствующих департаментах. И если ранг никакого значения не имел, то о новом воинском чине следовало сообщить куда надо. Чисто для учёта, а не для того, чтобы претендовать на соответствующий чин в Русской Армии. Всё-таки статус прежний - "в отставке и вне штата" и служить Олег не собирался. Пусть другие делают карьеру, им это важнее для становления. Конечно, заморочки появились у чиновников, ведущих табель о рангах. Полковник ордена соответствует полковнику гвардии монарха, а значит придётся переводить в шестой класс, то бишь, в коллежские советники.
        - Олег, получается что в простой пехоте ты теперь генерал?
        - Не знаю, Андрей Андреевич, слишком высокий чин и непонятно соответствие. Вроде генерал-майор пехоты это вообще четвёртый класс, - Старко давно запутался в извивах системы классности и просто принимал на веру то, что дают.
        - Зато теперь ты имеешь право на Владимира третьей степени, - пояснил Полянский.
        - И зачем? Мне и так новый медальон дали причём на золотой цепи, а не на ленте. Правда, разрешили на мундир цеплять лишь сам медальон, чтобы зазря не бренчало.
        Какой-такой "владимир" или "аннушка", когда кроме ордена Святого духа есть ещё и орден Подвязки, плюс ганноверский Святой Георгий и русский орден Александра Невского? Грудь, хоть и велика, но чего туда всякую мелочь собирать? Другое дело, если русским орденом святого Георгия наградят, хотя бы четвёртой степени, тогда это будет гордость! Но его лишь за подвиг во время войны, которая уже на носу.
        - Может обойдётся, господа? - доктор упорно считал, что мир, даже худой, лучше любой ссоры, - всё-таки Венская нота даёт возможность обеим сторонам согласовать разногласия и найти взаимоприемлемое решение.
        - Нет, Иван Карлович, - авторитетно заявил барон Юнгвальт, - при дворе никто не хочет мира. Нужно решить балканский вопрос раз и навсегда. Да и Николай очень недоволен, что спас турок в своё время от египетского эмира, хотя и не говорит этого напрямую.
        Жаль, что Мальцова больше не было, а то ведь он многое тайное знал об императоре с которым лично дружил. Мог бы и многозначительно хмыкнуть во время беседы, подтверждая или отвергая сию версию. А то люди уже устали гадать, пытаясь проникнуть в глубину замыслов правителя. Тем более, что возможен был и часто встречающийся вариант, когда лидер превращается из ведущего в... ведомого своими же замыслами. И при желании не может остановить раскрутившийся маховик, даже если поймёт, что где-то на старте допустил ошибку. Да, заманить в безводный Крым полумиллионную вражескую группировку и тормознуть их на Турецком Валу - это прекрасный вариант разорить противников. Но где гарантия, что будущие союзники попадут в западню? Да, ещё таким количеством? В реальной истории, между прочим, героический Севастополь отбивался очень долго, хотя англо-франки рассчитывали взять его за неделю. Кто знает какие факторы сыграют роль в этой реальности? Впрочем, кроме попаданца, больше никто не знал куда заведёт политика Николая Первого.
        - Плохо, если в наши отношения с османами вмешаются европейцы.
        - Да, Борис Алексеевич, это создаст огромные проблемы.
        Неважно кто и что говорил, каша в головах была у огромного числа людей и ответом на их догадки и предположения станет лишь сама История. Уж лучше уйти от темы королей и вернуться к капусте, но кто согласится. Остальное, вроде бы, идёт своим чередом и компаньоны ждут зимы, надеясь на статьи в газете. Правда, началась тревога по поводу Австралии. Вдруг Англия войдёт в союз с Турцией и остановит добычу золота русскими, а то и отберёт его, пользуясь подходящим поводом?
        Так что Старко, недолго думая, забрал часть своих помощников и отправился в Северную Вестфалию, пока ещё можно ходить по морям без угрозы со стороны французов и англичан. Общий план развития региона был готов, а деталировкой можно заняться и на месте. В конце концов, ещё не последний день пресловутой Помпеи (или Помпеев?) и нормальную жизнь никто не отменял. Правда, на всякий случай, он отозвал некоторые подразделения своего батальона. Те, которые оказались в командировках. Предстояло ещё решить, где именно повоевать: в Болгарии или Далмации, а может вообще на Кавказе, с переходом в Турцию? Вопрос важен тем, что нужно будет организовать тыловой склад, чтобы не перегружать обоз. Уж лучше, чисто "по-японски" побегать семь раз туда-сюда за припасами.
        В принципе, в турецких тылах побогаче будет, но и поопаснее, чем у болгар. Наверное, лучше присоседиться к корпусу Муравьёва, чтобы попутно с диверсионной деятельностью насобирать побольше хабара, или, как в совсем далёком будущем говорят, лута.
        Думы думами, планы планами, но и работу приходилось работать. Старко больше месяца провёл у вестфальцев, упорядочивая налоговую систему и планируя распределение военных баз по провинции. Экономикой занимались ассистенты, реализующие глобали герцога. В Петербург удалось вернуться лишь осенью, в конце сентября, так как католики убедили заглянуть в Париж. Не совсем по дороге, конечно, но по делу. Парижская академия зачем-то временно сошла с ума и тамошние мэтры всучили Старко звание академика медицины и истории. Как-то всё просто и буднично, как будто он всю свою недолгую жизнь только этом и занимался. Зато сразу стало понятно, как учёные мужи свои степени получают - ткнул пальцем в небо и стал нобелевским лауреатом. Пришлось ответным даром отсыпать сто тысяч франков на развитие академической деятельности, чтобы за спиной поменьше сканудили на тему: "Из грязи, да в князи!" В научном смысле, естественно.
        Петров, как раз, закончил строительство пироксилиновой фабрики недалеко от Петербурга (на деньги Старко) и даже запатентовал новинку - прессованный пироксилин. Вполне себе нормальная мощная взрывчатка получилась, уж явно получше чёрного пороха, а за счёт высококачественной очистки сырья не очень-то и взрывоопасная. На этом настаивал соавтор, пусть и за счёт повышения себестоимости. Тут-то обоих подельников и наградили за столь нужное в данный период предприятие. Химику вручили орден Станислава, а Олегу (опять без шумихи) Владимира третьей степени.
        - Хоть двойной катафалк заблаговременно заказывай, - пошутил Олег, - будет куда награды на похоронах складывать.
        - Закажем, ваша светлость, - пообещал Рихтер, - и гроб, как ты просил, две сажени на три.
        - Это зачем же такой большой? - удивился Сергей Иванович Мальцов.
        - Так для комфорта Олег Санычу, хочет так ляжет, расхочет по другому ляжет.
        Шутки компаньонов пока ещё плохо доходили до генерал-майора в отставке. Он лишь после смерти отца начал сближаться с ними. Впрочем, огромные прибыли от динамитных фабрик смягчали восприятие деревенского юмора. Всё-таки, кавалергардия позади, а сельские помещики рядом.
        - Друзья, ко мне опять подбирается финасовый кризис, поэтому хочу продать свою долю в динамитном бизнесе. Но с определённым условием.
        - Каким же? - отреагировали сразу трое.
        - Оставлю за собой право его производить в личных целях во Фризии-Старко и в королевстве Ганновер. Для внутреннего потребления, а не для экспорта.
        Благородные доны сразу зашушукались и задали естественный вопрос.
        - За сколько?
        - Мне нужно три миллиона рублей. Хочу землицы кое-где прикупить, корабликов заказать и по мелочи на всякую всячину.
        - Вопрос серьёзный, Олег, нужно подумать и с некоторыми людьми посоветоваться, - сразу предупредил барон Юнгвальт.
        Ясно, что часть суммы подельники сами заплатят, но без верхов могут и не потянуть. А бизнес-то ох какой прибыльный оказался, поэтому сумма удивила небольшим размером по сравнению с перспективами. Впрочем, "фон-барон" всё равно останется в других долях и уже никогда не разорится. Слишком много всего имеет, неприлично много.
        Много времени не прошло после заявления, уже в начале октября пул по выкупу доли сложился. Как всегда имена покупателей не разглашались, но они явно из самых богатых россиян и однозначно не из купцов. Попаданец не удивится, если в будущем вместо Нобелевских премий будут Романово-Орловские. Впрочем его уже несло непонятно куда и никому не ведомо зачем, поэтому документы о сделке он подписал сразу. Казалось бы, цепляйся за деньги, инвестируй в Россию, помогай родине, будь истинным патриотом, как положено. Нет, Старко плыл по течению, управляемому его левой пяткой. И зачем такого отправили в прошлое, если он не боготворит самый лучший компот в мире - Роскомпот? Неужели нет никаких Высших Сил, управляющих миром и временем, и случилась лишь какая-то временная флюктуация?
        Пока суть да дело, османцы потребовали вывода войск из Валлахии и Молдавии в двухнедельный срок. Даже не подумали, что такие дела быстро не делаются, когда армия уже вроде вросла в придунайские земли. Впрочем срок ультиматума даже до четвертины не добрался, а турецкие крепостные орудия уже обстреляли русский патруль из двух пароходов, тащивших канонерские лодки мимо крепости Исакчи. Мало того, на следующий день турецкие войска начали переправу на другой берег Дуная. Фактически, война началась, хотя официально Осмаская империя объявила её несколькими днями позже.
        Великие державы впали в разногласия, не сумев ничего предотвратить, и приступили к частным переговорам. Вот-вот и весь устаревший хлам, как по оружию, так и по кораблям начнёт применяться с обеих сторон.
        - Господа, что будем делать? - волновался князь Полянский.
        - А что мы можем? - ответил вопросом на вопрос Легостаев, - остаётся лишь поставлять нашим то, что наши заводы и фабрики производят.
        Период, когда оружие и взрывчатка особенно востребованы, начался...
        Глава 22
        Глава двадцать вторая
        Когда идёт война на всякие иные события мало кто обращает внимание. Поэтому никому не было дела до того, что в ноябре к Фризии-Старко добавилась ольденбургская провинция Аммерланд. Вот где проявилась пендосовская сущность, коли название такое! Правда Пётр Второй Ольденбургский остался доволен. Полмиллиончика рублей, каждый из которых ощутимее талера, пополнили его кошель. Земельным наследством предков хорошо наслаждаться, когда финансы не распевают романсы, в других случаях лучше найти недалёкого человека у которого денег куры не клюют. Пусть он мучается с недоразвитым хозяйством, требующем инвестиций в духе времени. А то, что уже две седьмых великого герцогства под властью другого властелина, роли не играет. Географические пертурбации естественны, ибо ничто не вечно под Луной. Вон, бывший Пьемонт размечтался о том, чтобы всю Италию подмять под себя, а Наполеон Третий обещает в этом помочь.
        В Петербурге отпраздновали первые победы. Где-то на юге Грузии турков знатно проредили под какой-то крепостью Ахалцих, затем вице-адмирал Нахимов разгромил турок в Синопе, уничтожив целую эскадру и раздолбав береговую оборону стратегически важной бухты. За что был награждён Георгием второй степени и личным поздравлением по переписке самим императором. Странно, но армия, которую считали последние годы отсталой, слабой и немощной, вдруг начала одерживать победы, да какие. Генерал Бебутов, под Башкадыкларом (язык сломаешь), имея лишь десять тысяч устроил разгром тридцатипятитысячному османскому корпусу. Полный и безоговорочный! Турки бежали так, что оставили свой лагерь, весь обоз и два с половиной десятка пушек, потеряв более шести тысяч убитыми и ранеными. Русские тоже понесли потери, но в двадцать раз меньше.
        Попытка осман вторгнуться на Кавказ сменилась раздумьями о том, что делать, если вся армия Муравьёва начнёт наступление в восточной Анатолии. Понятно, что секретный истребительный полк с ультрасовременным оружием, включая гаубичный артдивизион, отправили с Кубани в зону боевых действий. Ну, и обоз естественно, чтобы было чем стрелять от всей души.
        - Наконец-то и нас вводят в бои, - радовался Алексей Легостаев.
        - А то застоялись мы, друг, - поддакивал Вацлав Полянский.
        - Неужели на Карс отправимся? - надеялся Карташов.
        Боевая тройка давно мечтала повторить свои подвиги венгерской кампании и тут момент настал. Благо из Петербурга прибывали ещё боеприпасы, которых никогда много не бывает. Впору магазины по пути движения организовывать. Хотя о Карс могут любые мечтания разбиться, вроде совершенно неприступен ныне.
        Зимнее время приостановило активность боевую и усилило активность снабженческую. Ну и подразделения полегче туда-сюда двигать, коли по России. Батальон Старко отбыл на юга, а сам главначпупс задержался, чтобы решить ещё кое-какие вопросы. Налегке быстро догонит своих, это не проблема, когда карманы полны денег. А то военная академия порекомендовала создать гвардию специального назначения и вводить в её состав подразделения, имеющие современное передовое оружие и проявившие себя в боях и сражениях. Пока под эти определения подходили лишь дивизия Панютина, расквартированная неподалёку от Кинбурна, истребительный полк Карташова, действующий на кавказском направлении и... добровольческий диверсионный батальон полковника Старко, направляющийся на юг.
        В принципе, урезанный (пока) стрелковый полк Игошева, тоже подходил, за счёт американских винтовок, имеющихся на вооружении, но... Боевого опыта нет, да и престолонаследник забрал его в личное пользование и неизвестно куда отправит воевать. Вполне возможно, что вместе с собой. Кстати, великий князь Александр Николаевич дополнил стрелков кавалерией, закупив для них револьверные винтовки и пистолеты, но не российского производства, а американские "норманны". Так что четыре тысячи бронированных бойцов и так получаются гвардией, причём персональной. А если усилить парочкой батарей стальных орудий и небольшим ракетным дивизионом, то получится вполне достойный ударный отряд.
        Продукцию нового завода взрывчатых веществ моментально раскупали, в первую очередь, адмиралтейские. Новые бомбические шестидесятифунтовые орудия уж очень удачно показали себя в Синопской битве. И если их бомбы усилить пироксилином, то может получиться очень даже серьёзное усовершенствование. Конечно, в первую очередь, ВВ пошло в Кронштадт.
        - Вовремя, право слово, вовремя, - радовался император в узком кругу, - и сестрорецкие винтовки тоже вовремя.
        - А пули "старко", ваше величество, - отметил военный министр Долгоруков, - они тоже для нарезного оружия оказались удачными. Не хуже европейских, но проще в изготовлении и применении.
        - Да, вы правы, наслышан о них положительного. Василий Андреевич, надо бы вознаградить изобретателя, особенно если эти пули сыграют заметную роль в нынешней войне.
        - Буду иметь в виду всенепременно, ваше величество.
        Вот так рука руку моет. Старко когда-то продал один из своих паев Долгорукову и теперь министр считает себя обязанным отблагодарить за это. Тем более, что от самого ничего не требуется, кроме представления к награде. Остальное, как положено на высокой должности, можно сделать за счёт государя.
        К концу года Крупп построил ещё две двухпушечные канонерки, одна из которых ушла в Петербург в дар адмиралтейству. Другая пополнила флот Ганновера. Вот-вот со стапеля должны были спустить корабль береговой обороны в семьсот тонн водоизмещением. Он не имел парусов, лишь две паровые машины и восемь шестидюймовых орудий: одно на носу, одно на корме и по три с каждого борта. Также для пополнения королевского флота. На верфи Эмдена заложили более мощное судно, в тысячу двести тонн водоизмещением. Лично для товарища герцога.
        - Это, конечно, не авианосец, друзья, но...
        - А что такое "авионосец"? - сразу спросил доктор Рихтер.
        - Такое судно, которое может нести дирижабли, - предвкушая очередной вопрос, ответил баламут.
        Естественно, что "друзья" не все зарубежные газеты читали и не знали, что ещё осенью 1852 года француз Жиффар построил дирижабль и даже полетал на нём.
        - Представляете, он имеет форму горизонтальной сигары длиной более четырёхсот футов. Паровые машины крутят специальные лопасти, благодаря чему можно лететь в безветренную погоду.
        - И зачем такие чудо-юды нужны?
        - На мой взгляд, Андрей Андреевич, тут две пользы. Можно доставлять грузы по воздуху, а при необходимости сбрасывать на головы врагов специальные бомбы.
        У молодого мозги лишь в одну сторону крутятся, так что компаньоны уже привыкли к извивам мышления своего деревенского инициатора. Более интересно было то, что в Австралии, от Мельбурна, строят железные дороги за счёт налогов с золотодобычи. И вроде парочку в этом году закончат, как раз в оба основных региона: к ганноверцам и к русским. Санкций пока нашим не включали и политических претензий не предъявляли. Впрочем, там у властей своих забот хватало. Понаехавшие китайцы какую-то бучу начали, якобы их притесняют или за людей не считают. Ну что же, пусть идёт, как идёт.
        Новый год встретили дружно, но не слишком весело. Всё-таки война и негоже пировать устраивать балы, как другие. Те, кто искренне считают, что развлекаясь, они демонстрируют своё пренебрежение к врагу. Хотя, на самом деле, просто транжирят средства, чтобы не потерять свой уклад.
        В начале февраля Старко отправился к своим архаровцам, решив справить именины на месте дислокации. На Днепре, где были построены причалы, образовался городок, прилегающий к временным деревянным транзитным складам. Там распоряжались военные, готовя то, что им будет необходимо в случае вражеского вторжения в Крым. С другой стороны от начала военной, ныне, дороги, ещё в прошлом году был организован совсем маленький посёлок Рыбный. Там имелся один, но кирпичный склад для личной гвардии герцога, а жители занимались весь год вялением и копчением рыбы, всё-таки это питательно и полезно в трудные времена. Целый взвод охранял частную собственность, попутно помогая рыбалить. Другой такой же склад, организовали в версте от Эрмен-Сарая. Все остальные постройки теперь использовала армия. Инженерная часть уже достроила дорогу до Турецкого Вала и постепенно увеличивала количество блокпостов. Даже целую гору мешков для песка заготовили, чтобы наполнить их и уложить где нужно, когда придёт соответствующий приказ. Такие мелочи важны, как бы нелепо всё не выглядело.
        Попаданец не знал, что его любимый город Алма-Ата, а точнее крепость Верный основана в феврале 1854 года. Впрочем, его больше волновало то, что объединённый англо-французский флот вошёл в Чёрное море. Осталось лишь дождаться официального объявления войны с европейскими державами. Персональные метания по поводу отбора ТВД закончились. Более комфортные для боевых действий окраины почему-то проиграли битву самому опасному участку, где превосходство его батальона будет не так сильно из-за огромной воинской массы интервентов. Да и тесноват Крым по большому счёту.
        Старко знал о Крымской войне немного, например, что будет взята с моря Евпатория. Но когда это произойдёт неизвестно. Поэтому решил обустроить удобное место, желательно каменное здание с плоской крышей, чтобы расположить ракетные установки. Если три-четыре вражеских корабля удастся сжечь, а их должно прибыть очень много, то можно считать это первой удачной диверсией. Местные власти не возражали, так как русские почему-то даже не планировали защищать город и препятствовать высадке. Убеждать высокие чины, видимо, бессмысленно, лучше сделать то, что сможешь. Олегу даже подыскали двухэтажный дом, брошенный каким-то турком ещё в прошлом году. К середине марта всё было готово, как и сто путей для отстуления. Командование, ознакомившись с серьёзными бумагами за подписью военного министра (лично) не возражало против добровольческой самодеятельности. В конце концов, дареному коню в зубы не смотрят, лишь бы солдат, оружие и боеприпасы не просил. А уж то, что он передал в гарнизон Севастополя обоз с тысячей ружей Холла (те, которые устаревшие, но прекрасно действующие) и даже полсотни пулелеек "старко" под
них - вознесло авторитет герцога фон Ауриха.
        Глава 23
        Глава двадцать третья
        Цепочка всяких взаимных ультиматумов с точно такими же ультимативными посыланиями-отверганиями привела к логическому концу. Англия и Франция объявили в конце марта войну России, выступив союзниками Османской империи. Чтобы быть более точным - парламенты этих стран дали добро на ведение боевых действий и открыли финансирование дорогостоящих операций. Они и Пруссии с Австрией предложили то же самое, но немцы поступили пока проще и заключили между собой договор о совместной защите, если русские нападут на них. Понятно, что всё было шито белыми нитками, так как, имея сильных врагов на южном фронте, только полноприводные идиоты начнут ещё одну кампанию против сильных противников на западном направлении. Понятно, что имелись тайные договорённости с прусским королём о невмешательства. Маши флажком, ругайся, но в бучу не лезь. Тем более, что Пруссии выгодно любое ослабление франков и наглов для личных целей.
        Чего уж говорить про Австрию, когда там сидит карманный император и щерит зубы по приказам из Петербурга. Его задача сменить русскую армию в дунайских княжествах, когда русские отойдут к себе на перегруппировку. Глобаль не в том, кто из христиан будет ими управлять, а в том, чтобы никаких магометан у руля там не было больше. Ну, и, чтобы спокойно через них пройти в Болгарию, когда начнётся ответный удар. Главное к тому моменту, чтобы британцы и французы к этому времени уже выдохлись и слились, выйдя из войны. И тогда балканскую Турцию некому будет защищать. Нет у султана достаточных сил, чтобы иметь три крупные армии: на Кавказе, в Крыму и на Балканах, а у русских целый миллион, который столько времени поили, кормили, вооружали и содержали столько лет. Жаль, что даже своему народу об этих нюансах не расскажешь. (с) неизданный Николай Первый.
        Старко замучался ждать у моря погоды, посещал иногда Севастополь, но не рвался к многочисленным командующим. Лишь передал Тотлебену пятьдесят тысяч рублей для оплат работ по укреплению обороны, чтобы тот не выпрашивал у своего командования дополнительное финансирование. Ну и держал связь, насколько позволяла эпоха, со своими в Петербурге и в Европе. Вересов, получив дополнительные финансы, нанимал наиболее толковых местных в свою команду управленцев. Строительство порта, города и организация обороны вплоть до островов (включая их тоже) требовало денег, рабочих и материалы. Знаменитая формула: "Деньги, деньги и ещё раз деньги!" превалирует во время реализации обширных проектов.
        Одно письмо, сверхсекретное, доставленное Вересову спецкурьером, заинтриговало сверх меры. Герцог фон Аурих попросил у него... руки Анастасии. Правда, поставил жёсткое условие "...если она сама даст согласие..." Дожились, блин-картошка, уже матримониальные действия начинаются по переписке! Куда мир катится? И как быть бедолаге отцу в этом случае? Как объяснить расцветшей дочери о необходимости такого брака, если вдруг она тянется к кому-то другому всем сердцем? Как и многие родители, сверх меры занятые работой, он знал о внутреннем мире Настеньки очень мало, а тут вообще личное. И заставлять девушку нельзя, так как Олег Саныч, с его дотошностью, всё равно выяснит истину. Пришлось заходить из далёкого далёка.
        - Дочка, есть ли молодой человек, который близок твоему сердцу?
        Девушка сначала растерялась от такой откровенности и лишь через полминутки до неё дошла пара слов - "молодой человек". Она боялась, что любящий родитель, как и многие другие, выдаст её за какого-нибудь богатого и знатного старика лет тридцати пяти и старше. Причём, как водится, для её собственного блага. И вдруг послабление случилось.
        - Милый папа, а он правда молодой, а сколько ему лет?
        - Двадцать пять, родная, не беспокойся.
        Вот это да, всего ничего, лишь несколько лет разницы, уже легче. Кого же папа затеял в мужья? А он красивый или, хотя бы, не уродливый? А вдруг злой и бессердечный или вообще "синяя борода"? Нет, отец не отдаст её чудовищу ни за какие коврижки. Да, чёрт побери (извините, не сдержалась в мыслях), даже Олег Александрович не позволит. Он такой добрый и всегда им помогает, а ещё такие хорошие песни поёт под гитару, когда изредка в гости заглядывает. Вот, если бы избранник папа был похож на Старко и поведением, и добродушием, и заботой! Та принцесса, которая станет женой герцога, станет самой счастливой женщиной в мире. И богачество здесь не при чём, просто Олег Александрович умный, весёлый и, говорят, очень сильный.
        - Папа, только за морального урода меня не выдавай, пожалуйста. Ну есть же нормальные молодые люди, которые холосты пока, - Настя настолько умоляюще смотрела на отца, что у того, ясное дело, сердце сжалось.
        - Доченька, тут такое дело. Я получил письмо в котором один человек попросил твоей руки, - решил больше не таиться растерянный наместник Фризии-Старко, - но он поставил условие, что нужно и твоё согласие. И если ты кого-то любишь, лучше сразу скажи, чтобы я честный ответ отправил.
        - Папа, я тихонько и тайком, чтобы не подводить тебя, влюблена в одного человека, но он намного выше нас и знатнее и богаче. А другого, который попроще, я приму. Лишь бы человек был хороший.
        - Дочь, поделись с отцом, кто тебе нравится, а я не буду тебя заставлять, чтобы не мучать. Рано или поздно, сама определишься.
        Война на Дунае растягивалась по непонятным причинам. С одной стороны русские войска, переправившись через Дунай, начали осаду Силистрии, с другой осторожничали и ждали чего-то, поэтому и не очень активничали. Такая нерешительность могла объясняться разными факторами, но странным образом укладывалась в стратегию Николая Первого. Раздразнить соперников, покусать, а затем... отступить. Всё-таки обороняться дешевле и легче, чем наступать. После чего, вымотав противника, перейти в мощное контрнаступление. Всё по схемам подпоручика Дуба, не иначе. Хотя, кто его знает, какие подспудные мины заложены императором в его планах. Даже разразившаяся во французском экспедиционном корпусе холера выглядит подозрительно, если применять основы конспирологии. В итоге, фельдмаршал Паскевич получил ранение, перепоручил командование Горчакову и отбыл в Яссы. И оставил явные и тайные указания. Осада продолжилась, но странным образом, когда всё готово было к штурму (начало июня), вдруг пришёл приказ самого государя к отступлению. И не просто от осаждённой крепости, а обратно за Дунай. Жаль, что в это время там погиб
великий умница генерал Шильдер, создатель цельнометаллической подводной лодки.
        Турки создали ударный кулак под Рущуком, форсировали Дунай и потеряв несколько тысяч солдат, создали плацдарм для вторжения в Валлахию. Пока французы и англичане воевали с холерой и дизентерией, Горчаков начал вывод русской армии за Прут. Всё выглядело нелогично, но имело место быть (как положено описывать в отчётах). В итоге, в августе турки вошли аж в Бухарест, правда ненадолго. Австрия, соблюдая нейтралитет, как бы примкнула к коалиции и взяла под себя дунайские княжества, попросив оттуда османские войска. В дальнейшем, когда дым и туман развеются, она передаст эти земли под контроль... России. Шутки шутками, конспирология конспирологией, но две двухсоттысячные русские армии имелись во втором эшелоне. Одна совсем поблизости - к северу от Кишинёва, якобы для защиты от австрийского вторжения. Ещё одна, на юге Польши, вроде защищает от Пруссии и той же Австрии, а с другой получается третьим эшелоном вторжения на Балканы.
        Хотя это зависит от того, кто и под каким углом хочет рассматривать ситуацию. Если учесть то, что ни одни, ни другие немцы, так и не сделали ни одного телодвижения против русских, то их можно (хотя бы на несколько минут) вывести из формулы. Тогда, в голом остатке, получится мобилизованная полумиллионная армия, которая без проблем может снести всех союзников, вместе взятых. Может авторско-главгеровская вариация тоже имеет право на существование? Другое дело, что царю-батушке этого мало, так как он желает разорить на военных расходах Англию и Францию. Поэтому мало просто освободить балканские народы и дойти до Босфора. Нужно любым путём заманить европейцев в Крым, чтобы их финансы спели мощные романсы в итоге.
        А вот на кавказском тетаре военных действий рашенки одерживали регулярные победы. Анкара, конечно, далеко, но Батум-Карс-Баязет совсем рядышком. Да, это генеральная линия обороны Османской империи, но кто мешает сделать её русской? Ряд сражений вдоль линии фронта показали наше преимущество, когда отдельные отряды громили превосходящие численностью турецкие. В середине июля Врангель взял Баязет, сказав "Раз!", а Бебутов подобрался к Карсу. Действия истребительного полка спецназа были высоко оценены, особенно в сражении при Кюрук-Дара в конце июля. Шестидесятитысячная турецкая армия была наголову разгромлена, потеряв порядка десяти тысяч человек убитыми и ранеными и ещё столько же просто дезертировали. Фактически, османская группировка в Закавказье прекратила своё существование, как говорят специалисты. Разве что "европа нам поможет"? В смысле, того же Омер-пашу переправят со своим корпусом. Хотя, если захватить Батум, то ему и высаживаться негде будет.
        Эх, сюда нужно было направлять дивизию Панютина, а не в район бугско-днепровского лимана, где она пока не задействована и тупо ждёт своего часа. Правда, на кавказский ТВД отправился наследник Александр Николаевич со своим полком специального назначения и громадным обозом с боеприпасами. А что, по железной дороге, литерным, до Твери, а оттуда уже по матушке-Волге, чтобы в удобном месте на Дон перебраться. А там пешочком до Кутаиса спуститься, ежели глядя на карту. И глобус не забыть, чтобы было на чём военные планы строить. Глядишь, поближе к осенней распутице и доберутся дорогие гости. А там и Батум можно взять, чтобы государственную границу чуток в Турцию передвинуть. Все герои, все молодцы, все могут получить право на пирожки: Трапезунд и Эрзерум.
        Мечты, мечты...
        Глава 24
        Глава двадцать четвёртая
        Попытки союзников хоть как-то навредить в 1854 году царским окраинам привели лишь к тратам денежных средства. Мало того, при атаке на Петропавловск вражеская эскадра потеряла не только контр-адмирала Дэвида Прайса, но ещё два корабля: фрегаты "Пик" и "Форт" (по крупным кораблям легче попадать). Их просто сожгли ракетами, сорри. Десантники, высадившись, попали под массированный расстрел револьверными ружьями, подаренными Старко и предпочли удрать, пока при памяти. Что ни говори, но чем меньше подразделения, участвующие в том или ином бою, тем больше сказывается превосходство в вооружении. Так что французский контр-адмирал Деспаунт предпочёл увести остаток эскадры подальше от окончательного позора.
        Кстати, на Тихом океане интересы и деятельность компании "Калифорния-Аляска" нисколько не пострадали. Дело в том, что английское и русское правительства, под давлением РАК и "Гудзон-бэй", согласились признать на время войны Аляску и Западную Канаду нейтральными территориями. Единственное, что сделали компаньоны Старко, так это водрузили на свои корабли флаги независимого нейтрального Фрисланда. Те самые, которые синие и с мордой тигра. Просто, чтобы лишний раз не дразнить отдельных гусей, сиречь "ястребов" английского флота. Кроме того, Россия передала Японии южную половину Курильских островов зачем-то.
        Великий герцог Ольденбургский провёл любопытный манёвр, объявив себя союзником России против... Австрии в этой войне. По отношению к англичанам, французам и даже туркам он остался нейтральным, особо подчеркнув это в своём заявлении. Даже армию решил довооружить на всякий случай. Красиво жить не запретишь, когда хороший и добрый банкир Штиглиц выкупил в Европе и России все облигации первого займа, сделанного его отцом. То, что реальная цена этих бумажек составила всего лишь семьсот двадцать тысяч талеров, из-за давно упавшего курса, роли не играло. Теперь ему не нужно платить ежегодные проценты с номинала в пять миллионов. Конечно, сей финансовый фортель вышел не за бесплатно. Штиглиц скупал облигации на деньги Старко, выложившего восемьсот тысяч на операцию. В итоге, Пётр Второй освободился от части долгового бремени, а провинция Клоппенбург перешла в состав Фризии-Старко. Все сёстры заполучили нужные им серьги и все остались довольны.
        Сентябрь месяц наконец-то активизировал "бой в Крыму, где всё в дыму". Мощная флотилия союзников двинулась к Евпатории. Конечно, в июне и июле они пощупали Севастополь на прочность (чисто в морском варианте), но ничего толком не добились. Однако всякие холеры закончились, да и под Очаковым как-то ничего не довелось сделать и армада решилась на мощный десант. Захватить вспомогательный город-порт и использовать его, как первичный плацдарм, всё просто. Князь Меньшиков, то ли сознательный вредитель, то ли по неразумию, а может и по тайному приказу, решил не оборонять Евпаторию, а встретить врага в открытом поле, то бишь на высотах левого берега реки Альмы.
        - Братцы, мы здесь одни и задача проста. Подожжём сколько удастся вражеских кораблей и отойдём за Альму, - распоряжался Старко, оставшись один на один против могучего флота.
        Правда, основная часть батальона отправилась за реку, чтобы заняться земляными работами и обустройством выделенного участка на правом фланге предполагаемого ТВД. И не только на холмах, но и подальше в сторону Севастополя, если придётся отступать. Учитывая, что левый фланг будет слишком близко от моря, а враг обязательно подведёт корабли, у командования выпросили разрешение установить ракетную батарею. Может удастся хоть как-то навредить противнику в самом начале сражения. Меньшиков, слава богу, ничего не имел против такой самодеятельности. Во-первых, у добровольцев имеются очень серьёзные разрешительные бумаги от военного ведомства, во-вторых, лишний... ни разу не лишний. У него свои стратегические замыслы и своё видение, да и кашу маслом не испортишь, как в монастыре у Старко говорили.
        Второго сентября множество кораблей начали подходить к порту беззащитного города. Старенькие пушки молчали, так как артиллеристов не было, всё выглядело мирно, когда к кораблям понеслись ракеты (по 50 руб. за штуку). Конечно, флотские практически сразу определили откуда стреляют и даже высадили десантников, чтобы задавить русских.
        Ну да, ну да, щаззз! Во-первых, излишне героических героев расстреливали самым ультрасовременным оружием, скорострельным и метким на ближних дистанциях. Тех, кто попрятался, закидали гранатами разных типов, просто, чтобы испытать их в бою, а не на бесконечных учениях. Другое дело, что корабли тоже вооружены и минут через тридцать открыли пальбу примерно туда, откуда ракеты вылетали допрежь. Вполне возможно, что даже пристрелялись и дом развалили, только диверсанты уже удрали, сделав своё дело. Четыре корабля подожжены напрочь, а один бедолага нечаянно столкнулся с одним из таких. Даже стальные направляющие удалось быстренько вывезти. Местные караимы, хоть и радовались вторжению, но не рискнули даже пикнуть в сторону шурави в камуфляжной форме.
        Больше проблем у захватчиков не было, за исключением мелочей. Через день, какие-то вражины, которых так и не удалось найти, взорвали парочку временных куч мешков с порохом, да ещё в одну палатку, где несколько офицеров отмечало победу, залетело несколько шариковых гранат, выкосив более десятка отдыхающих. Больше цивилизованных евролюдей никто не тревожил в городе-курорте для детей (в будущем таким станет).
        Вдоль Альмы русские расставляли батареи и даже чего-то делали в сёлах на другом берегу. По крайней мере, прибывший Старко видел, как солдаты заносили в брошенные дома сено. Возле единственного моста, к тому же деревянного, находились спецы из инженерного подразделения, чтобы в последний момент его сжечь (что в реальной истории так и не удалось в итоге). На плато левого фланга, где диверсанты ставили ракетные установки, бродили отдельные лица. Видимо крутизна склона и его высота сами по себе являлись защитой от интервентов.
        - Не пройдут ни турки, ни хранцузы здесь, слишком круто, - уверяли одни.
        - Так это идиотами нужно быть, чтобы тута карабкаться, - подтверждали другие.
        - Вона, добровольцы землю роют, небось весь флот перетопят, - шутили третьи.
        В более-менее приемлемом, но тоже не совсем удобном для штурма месте, предполагалось разместить один батальон. Им даже пушки не выделили, считая, что всё равно применения не найдут. Меньшикову доложили, что "...левый фланг абсолютно неприступен...", на чём и остановились, распределяя диспозиции. Зато на правом фланге (за семь вёрст, как положено в русском фольклоре) работа кипела руками диверсантов. Всё, как учили, и даже сверх этого. На склоне Курганной горы расположили две лёгкие батареи, а сам фланг обеспечивался силами 16-ой пехотной дивизии под командованием генерал-лейтенанта Квицинского. Впрочем, необходимые согласования Старко вёл с начштаба полковником Исаковым (по слухам, бастарда самого Александра Первого).
        Добровольцам выделили место к востоку от горы, чтобы особо под ногами не мешались. Там, где вроде никто не пойдёт.
        - Господин полковник, - наказывал начальник штаба дивизии Старко, - вы, главное, в атаку не идите, чтобы нам всё не спутать. Новички, иногда, бросаются сгоряча вперёд и перекрывают нашим стрелкам и пушкам возможность стрелять.
        - Благодарю, господин полковник, мы, как вы можете видеть, готовим окопы для стрельбы именно с места, а для штыковой у нас и штыков-то нет.
        - Странно, но меня устраивает. Кстати, какова дальность стрельбы ваших ружей, уж очень любопытно.
        - Наши карабины имеют убойную силу до двух тысяч шагов, но прицельная дальность гораздо меньше. Зато ракетами можем и мост накрыть и батареи на том берегу. Даже ту деревеньку можно поджечь, где сено в домах напихано.
        - Разумно, Олег Александрович, разумно. Правда инженерные всё это сами подожгут и мост сожгут в нужный момент, но всё равно предусмотрительно.
        Ну что же, похвала приятна, а путаться под ногами других Олег и не собирался. Стороны друг друга хорошо поняли и вернулись к своим делам. Линия окопов батальона выглядела, как буква "п", если сверху посмотреть. Длинная вдоль реки и две боковые загогулины, слева и справа. Внутри позиции неглубокая яма для ракетных установок и складбища самих разномастных ракет. Обозники расположились позади холма, заранее разведав удобный путь для быстрого отступления, если понадобится. Осталось лишь ждать, лопая харч, приготовленный на походных кухнях. С амортизаторами, кстати, и укреплённым шасси. Всё для фронта, за своё бабло, всё для победы.
        Войска прибывали день за днём, вплоть до утра двадцатого сентября. Некоторые прямо с марша, получив пару часов передышки, шли в бой. Англичан, французов и турок прибыло в два раза больше, чем оказалось защитников. И пушек больше, и всего остального, а, главное, наглости и уверенности в своей правоте.
        На левом фланге, как бы неприступном, где находилась сиротливая батарея диверсантов, действия и начались. В паре вёрст, в море, ещё с вечера находились корабли интервентов. Так что в пять утра, когда приличные люди лишь проснулись, но ещё даже не побрились, первые ракеты с воем унеслись к вражеским корытам. Принцип простой, стрелять следует в самые крупные цели, чтоб хотя бы разок попасть во что-нибудь. Маршал Буа, как самый близкорасположенный к берегу командир, начал ругаться и скомкал согласованные планы.
        - Мать вашу за ногу, какого хрена пожрать не дали, едрить ваш корень, немедленно зуавов ко мне! - французский не знаю, поэтому перевод относительно-предполагаемый.
        Пока ругань приводила в движение механизм просыпания и осмысления, один корвет уже загорелся. Река относительно недалеко, поэтому отряд быстро-юрких зуавов отправили добраться до другого берега и подавить ракетчиков. Остальным дали возможность поесть и действовать согласно расписания. Через сорок минут летучий отряд уже перебрался через реку и принялся отряхиваться, чтобы добраться до негодников. Правда, ракетный обстрел закончился в связи с тем, что боезапас иссяк. Два корабля пылали вовсю, а один вроде лишь наполовину, но по остальным больше никто не стрелял. Зуавы только двинулись к склонам, как по ним началась частая ружейная стрельба. Солдаты, знавшие, что у русских почти нет штуцеров, премного удивлялись, погибая...
        Глава 25
        Глава двадцать пятая
        Те, кто успел залечь, с тоской смотрели на крутой склон примерно пятидесяти метров высоты. Только до него ещё нужно добраться какую-то сотню шагов. Одна проблема - русские не только далеко стреляли, но и часто. И ещё одна - их практически не видно из-за земляного бруствера, над которым торчали лишь стволы ружей и шлемы на головах. Сотня зуавов потеряла десятка три и всё-таки рванула к подножию, чтобы закрепиться. Ещё полтора десятка потеряли, а потом начался филиал ада. Ракетчики бросали небольшие ручные гранаты, им сверху это очень удобно. Когда подошли подкрепления, а самые удачливые вскарабкались наверх, никого наверху не было. Явно отступили. Подоспевшие люди маршала не смогли протащить пушки по илистому дну реки и отправили их более восточным соседям, против которых русские оставили лишь один батальон.
        На правом фланге пока наблюдалось затишье, так как англичане выжидали, как сложатся дела у французов. Умница лорд Раглан, на всякий случай, приказал подходящим к Альме частям ложится, чтобы не терять людей раньше времени. Это было умно и Старко отметил сей факт для себя. Ещё было видно, что если англичане сместятся к востоку, чтобы охватить фланг, то внутри у них возникнет разрыв. Жаль, что Раглан это тоже понял и подготовился к фронтальной атаке, чуток перемешав своих из-за разночтений с предыдущим планом.
        - Господин полковник, - закричал подъезжающий курьер из штаба дивизии, - сапёры не успели поджечь деревню и мост. Господин полковник просит подсобить с этим вашими ракетами.
        Слава богу, что Исаков обратился за помощью, а не пытался "героически" посылать людей на явную смерть. Бой уже шёл на всей линии, то бишь, на левом фланге обороны, куда французы даже пушки затащили, используя брод возле деревни Улюкул. Второй батальон Минского полка не смог сдержать наступление, считавшееся невозможным и запросил подкреплений.
        - Бойцы, необходимо поджечь вон ту деревню, - Старко поставил задачу ракетчикам, - и мост. Дальности хватит. Всё равно на нашем фланге батареи пока не подтянули.
        Конечно, тратить ценные ракеты на дешёвую фигню жалко, но это хоть как-то поможет сдерживать врагов в центре. Несколько снайперов с "Громобоями" выцеливали на другом берегу расфуфыренных командиров и потихоньку сокращали их количество. Никакой дворянской чести у герцога не было, так что исполнители не виноваты в его неблагородном поведении. На дальней дистанции главное попасть вообще крупнокалиберной пулей, а вражина сам помрёт от кровопотери, куда ни попади.
        Во второй половине дня в бой вступили и англичане, двинувшиеся к Курганной горе. Русские опять допустили ошибку, отправив в контратаку два батальона егерского полка. И в результате перекрыли линию огня батарее редута, а потом всё равно отступили под массовой стрельбой английских пехотинцев. Впрочем левый фланг обороны Старко вступил в перестрелку, заставив крайние подразделения противника инстинктивно смещаться чуть-чуть западнее. Очередная суматоха и уже толпа попёрла на холм. Английские командиры просто-напросто потеряли нити управления и пустили всё на самотёк, благо имели численный перевес. Артиллерию в этой стороне союзники не использовали, не желая выкашивать своих же, чем русские пользовались.
        Увы, через час-полтора левый фланг полностью смяли и тамошние пушки начали собирать урожай. Сожжёный мост не очень-то и помешал переправе, так как на Альме много бродов и их быстро нашли. В какой-то момент лорд Раглан отправил из резерва полк, чтобы всё-таки выбить батальон Старко, но лишь потерял множество солдат. "Старковки" уничтожали пехотинцев на дальнем и среднем расстоянии, а шестизарядки "норманн" просто косили всех, кто слишком близко пытался подобраться. Штуцеры ничем особо англичанам не помогали, так как их невозможно перезаряжать лёжа, а с колена или стоя всё равно долго заряжать. Таких даже удобнее убивать, потому что они практически неподвижны, двигая лишь руками. Более трёх тысяч убитых и раненых впоследствие пополнят боевую отчётность. Это лишь на тысячу меньше, чем общие потери союзников в других местах сражения.
        Однако, общее состояние русских позиций оказалось недостаточно прочным. Потихоньку отдельные подразделения начали выходить из боя, а потери тридцатитысячной армии достигли пяти тысяч. Практически последними отходили добровольцы, прикрыв отход соседей слева. Потери небольшие, порядка двух десятков раненых, но три четверти боезапаса потратили. Хорошо, что в Симферополе тоже организовали транзитный склад, да и казарму для полевой диверсионной деятельности.
        - Господин полковник, я представил вас к высокой награде, ордену Станислава второй степени. Жаль, но такие награждения прерогатива императора.
        - Благодарю вас, ваше высокопревосходительство. Главное, выиграть войну, а награды потом можно получать.
        - Что вы намерены теперь делать, Олег Александрович, - поинтересовался светлейший князь, - в Севастополе обоснуетесь или, как в Венгрии, в полевых условиях будете действовать. Наслышан о ваших подвигах.
        - Ваша светлость, уйду в поля, разбив отряд на подразделения. Врагам ещё долго добираться до Севастополя посуху, так что постараемся, как следует их покусать. Имею сведения, что у них пока плохо с продовольствием, но местные татары уже гонят стада. Уж лучше этих баранов в Севастополь переправлять, чем врага кормить...
        Прибывший в Кутаис наследник привёл не только свой полк, но и насобирал до десяти тысяч солдат по различным сусекам. Личные доходы последнего года позволяли многое, хотя и не всё. Например, его младший брат, Константин, за свой счёт строил большую флотилию канонерок, понимая, что казённых средств на всё сразу не хватит. Здесь, в Кутаисе, провели тайный совет, чтобы определить что делать в конце года. Полученную инициативу следовало использовать, но слишком разные предложения прозвучали. Даже идея отойти от Карса и дождаться накопления сил, хотя их особо и брать было негде. Ну не перетаскивать же из Европы войска! В итоге, решили рискнуть провести попытку захвата Батума, использовав все имеющиеся войска в регионе, вплоть до оставления Баязета. Причём нужно воспользоваться остатками более-менее хорошей погоды.
        Турки, узнав что русские идут к Карсу вроде со всех сторон решили, что грядёт зимняя осада и стягивали наличные силы к крепости. Однако корпус барона Врангеля прошёл мимо, а группировка князя Адроникова оставалась на месте. Резервы, ведомые Муравьёвым и престолонаследником неожиданно захватили Ардаган, а Врангель подступил к Артвину. Османцы не совсем понимали, что происходит и опасались сняться с места, чтобы не дать Адроникову взять Карс. В конце концов, против Врангеля отправили половину имеющихся в наличие сил, целых восемнадцать тысяч при полусотне пушек.
        Сражение, не имевшее места в реальной истории, показало сначала тем, кто в нём участвовал, а потом и всему миру, превосходство нового оружия. Артиллерия истребительного полка сметала наступающих, ракеты выводили из строя турецкие батареи, а полк самого Александра Николаевича буквально расстреливал османских пехотинцев, рвущихся к палаткам возле императорского штандарта. Самого наследника там не было, но замануха-то имелась. Подоспевшая кавалерия Адроникова завершила удачный тактический приём. Много ума не нужно, вообще-то, действовать в сражении от обороны, отстреливаться, когда враги наступают колоннами и не кланяясь пулям и картечи. Потери османской армии превысили допустимые в их положении размеры - более двенадцати тысяч убитых и раненых, потерянный обоз и разбежавшиеся остатки живой силы.
        Тем не менее, Карс не осадили, а временно созданным корпусом двинулись к Батуму. Осада, слава богу, недолго длилась. Гаубицы не только разрушали его, но их дальности хватало и на порт. Через десять дней, 21 октября, город Батум стал советским. Поразительно, но из Карса отправили трёхтысячный отряд на возврат Баязета. Зачем распылять силы, если ясно, что оставив крепкий гарнизон в Батуме, русские двинутся на юг, чтобы провести зиму, осаждая мощную крепость и получая необходимые боеприпасы, которых уж очень много потратили, особенно для спецвооружений. Сам наследник, гордый собой и своими деяниями, отбыл в столицу, оставив общее командование Муравьёву.
        Союзники, добравшись до Севастополя, столкнулись с проблемой пропитания. Какие-то степные разбойники перехватывали стада и запугивали местное население. Мало того, время от времени случались налёты на отдельные подразделения, даже офицеров убивали. Ещё одной целью диверсантов-пироманьяков становились пороховые запасы. Французский инженер Куртэне даже выдвинул идею транспортировать ганпудру в металлических бочках. Впрочем, ему объяснили что в Крыму невозможно наладить соответствующее производство, а возить тару из Европы или хотя бы из Турции, будет накладно. Проще усилить караулы и охрану обозов. Так что армия вторженцев получила дополнительную обязанность из-за партизанских действий русских отрядов быстрого реагирования.
        Тем не менее, интервенты взяли Инкерман, а потом и Балаклаву, полностью окружив Севастополь. Заодно начали обстрел из-за которого погиб вице-адмирал Корнилов. Правда попытка прорваться флотом во внутреннюю бухту ни к чему не привела. По планам, на взятие города отводилось от одной до трёх недель, но что-то шло не так. Да и вдоль линии Инкерман (англичане) - Балаклава (французы) блокпостов не понаставишь. И сам город, ставший крепостью, массой не возьмёшь. Увы, осенние штормы не давали особой возможности поставлять всё необходимое вражеской армии. В одном из таких, в ноябре, потопло пять десятков кораблей из которых половина были транспортными. Говорят, что на морском дне оказалась вся зимняя одежда и медикаменты, но насколько это правда?
        Сообщения с Балтики особой радости захватчикам не несли - Кронштадт оставался неприступным, а количество сожжённых кораблей, включая паровые, но по-прежнему деревянные, вообще ошарашивало. Причём, всю Европу!
        Глава 26
        Глава двадцать шестая
        Ближе к концу 1854 года в Старкограде, на берегу Йадебусен, вступил в строй мощный судостроительный комплекс. Первенец, так сказать, первой пятилетки нового режима. Деньжищ ухлопана уйма, но и крупповское оборудование всё-таки установлено, а не хухры-мухры, понимаешь ли. А то в Эссене и Эмдене просто не справлялись с заказами на стальные суда. Слава богу, что громозеку в 1,200 тонн водоизмещением построили. И парочка пароходофрегатов семисоттонников также отправили на испытания. И ещё две канонерки, куда же без них. Пётр Второй Ольденбургский заказал себе паровую яхту нового типа, уж так ему понравилось деньгами швыряться. Жаль, что полмиллиона уж очень быстро расходовались. Ну и второй займ слегка нервировал.
        Любопытно, но ему в руки, совершенно случайно (!), попала копия экономического отчёта, подготовленного аналитиками в Пруссии для своего короля. Непонятного происхождения, но имевшая очень любопытные цифры. Ладно, что пруссы интересуются экономикой других германских стран, это понятно. Всё-таки пытаются создать великогерманский союз под своим управлением. Но в отчёте имелась статистика налоговых поступлений и по его владениям. Получалось, что доходы от Любека составляют более половины от доходов самого Ольденбурга и крошечного Биркенфильда, причём за период когда все провинции были полностью под управлением отца. Мало того, там упоминалось, что если в Любек вложить порядка четырёхсот тысяч талеров (половину в инфраструктуру, половину в торговый флот), то доходность бывшего ганзейского лидера возрастёт раза в три.
        Над этим стоило призадуматься, хотя ясно, что торговля всегда более выгодна, чем собственное производство и сельское хозяйство. Какой толк от гестов Фехты, когда торговый флот приносит намного больше прибыли. Может русский герцог согласится прикупить южную провинцию, чтобы на руках оказались пресловутые четыреста тысяч? Пусть Любек всласть кормит своего правителя, а не торговля сельхозпродукцией, которая копеечна по сути. Следует обдумать этот серьёзный вопрос и отправить курьера с предложением к наместнику Фризии-Старко. Вдруг удастся его совратить, пока сам фон Аурих воюет где-то на Чёрном море?
        Вон, недавно, король Ганновера выкупил у Вильгельма Брауншвейгского права на его земли и тот теперь благоденствует. Герцог больше не зависит от своего же ландтага и агнатов, не должен перед народом склоняться и живёт спокойной жизнью. Причём ландтаг Брауншвейга позитивно рассмотрел план инноваций в герцогстве за деньги короля Августа. Свободы никто не урезал, хотя бы потому, что в Ганновере их тоже ввели несколько лет назад. Может в этом и есть истинная правда жизни? Герцогство Ольденбург конечно же историческое наследство семейства, но требует постоянных забот. И зачем они нужны, когда ещё даже сорока лет нет, а жизнь прекрасна и интересна. Эх, ещё бы финансовую независимость получить взамен висящего на шее второго займа. Увы, золото и алмазы, открытые в последнее десятилетие на планете, разобраны более ловкими, а нового не предвидится.
        Совещание благородных донов в преддверии рождественских праздников свелось к одному, но очень важному событию.
        - Господа, получено сообщение о том, что в начале следующего года будет достроена Панамская железная дорога, - торжественно возвестил Мальцов.
        - Сергей Иванович, так это получается, что можно будет грузы переправлять с атлантического побережья на тихоокеанское! - обрадовался барон Юнгвальт.
        - Да, господа, и мои люди уже там договариваются с американцами. Приходится доплачивать из средств общества "Калифорния-Аляска", чтобы иметь приоритетное право на транспортировку.
        Война войной, а проекты никто не отменял. Акционеры понимали, что сообщение о вводе железной дороги в строй ещё выше поднимет цену их акций, которая и так поднялась после сообщений из Аляски. Охотники компании начали добычу пушнины в глуби Западной Канады и своим флотом собирались вывозить по Юкону в белый свет. Представители РАК попытались выкупать меха методом продразвёрстки, но получили люлей из Петербурга. Это не местных самоедов обирать и столь же бесправных белых.
        - Теперь, господа, нужно пересмотреть маршруты наших кораблей, чтобы не делать крюк через мыс Горн.
        - Да, господа, давайте всерьёз подготовимся к славному событию.
        Без электровеника под ником "Старко" было немного грустновато и не так азартно, но дела есть дела. А что будет, когда в конце зимы придёт информация о наличии золота на Клондайке? Геологи ещё в конце лета выбрались с Аляски и вот-вот прибудут со своими пояснениями или оправданиями. Акции и так стоят уже по четыреста рублей, хотя имеют сторублёвый номинал. Четырёхкратный рост, что ни говори. Акционеры пока держат свои пакеты нетронутыми, хотя ох как хочется одномоментно увеличить наличный капитал. Но как завещал "великий кормчий", отправляясь на войну: "Не спешите и ваша сторица будет солидной!". Может даже придётся новомодный сплит акций провести, так как цена велика.
        - В принципе, господа, можно уже сейчас разменять каждую старую акцию на две новых, но по цене в два раза ниже, - поделился мудростью воспитанника Андрей Андреевич.
        Любопытно, но та же Америка больше предпочитает дешёвые акции, однодолларовые, чтобы каждый мог себе купить сколько может. Или это всего лишь газетная утка и сплетни?
        Старко, честно говоря, уже осточертела эта непонятная война. Союзники, после битвы на Альме, лишь на пару дней задержались, видимо хоронили убитых и отправляли в Евпаторию раненых. Ну и всякие трофеи собирали по ТВД. Меньшиков увёл почти всех к Бахчисараю так как опасался, что вместо Севастополя интервенты двинутся к перешейку, или ещё по каким-нибудь причинам. В приципе, в Севастополе были лишь все флотские и какая-то часть армейских. Даже укрепления строились лишь по ходу действия.
        Выяснялось, что задачей французов была именно осада, а англичане расположились в быстро захваченных Инкермане и Балаклаве. Прикольно, но турки оказались в большинстве неопытные, а то и откровенные отбросы. Выходит, что Омер-паша прислал то, что ему не нужно. Поставка припасов из Евпатории посуху недолго продолжалось и не из-за диверсантов. Обустроившись в Балаклаве, союзники получали необходимое морем именно туда. Если бы герцог знал историю, то попробовал (может быть) защитить городок, хотя навряд ли Меньшиков пришёл бы на выручку. В какой-то момент князь послал генерал-лейтенанта Лепранди с частью своей армии, чтобы отбить Балаклаву, но дело кончилось ничем, увы. Один день повоевали, удовлетворённо потёрли руки (галочка пошла в персональное досье) и на этом закончили.
        Ещё на одну битву октября 1854 года добровольцев тоже не подтянули, решив отбить у врага Инкерман. Опять была задействована лишь часть армии, опять героизм и опять никакого толку. Единственное, чего достигли, отбили у союзников желание провести генеральный штурм Севастополя. От действий и командования Меньшикова оставалось послевкусие класса "мы делали вид, что работаем, а они делали вид, что платят нам зарплату".
        Впрочем, батальону Старко довелось-таки встретиться с солидным подразделением врага. Турки, отвечавшие за Евпаторию и поставки продовольствия, решили наказать диверсантов, отправив более тысячи кавалеристов. Впрочем, добровольцы, встав лагерем к востоку, примерно в десяти верстах, были готовы к этому. Неглубокий длинный овраг послужил естественной линией обороны. Для лошади на полном скаку это не помеха, но когда перед оврагом навалена куча конских и человеческих трупов, которой полчаса назад ещё не было, задача становится гораздо труднее. Примитивный расстрел скачущих турок и ровная столовая местность превратилась в "пересечённую". Противно, но как ещё защищаться? Были бы гладкостволы и залповый огонь и хана пришла бы Старко и его людям. Но ничего этого не было в наличие. Так что удалось не только отбиться и собрать хабар, включая уцелевших лошадей, но и получить прозвище "иблисы Старк-паши". Недобитые остатки турецкого воинства ускакали обратно, запугав командование "огромным русским отрядом, приближающимся к городу".
        Впрочем, нет худа без добра. То ли боги смилостивились, то ли Николай Первый сменил пластинку, то ли Полянский с Юнгвальтом кого-то упросили (по просьбе Старко, отправленной с курьером ещё после битвы на Альме), но за три дня до Рождества случился рождественский подарок. Свежеиспечённый генерал Шацкий привёл дивизию Панютина. Сам Фёдор Сергеевич, задержавшись в чинах и помогая созданию нового вида войск, стал генералом от инфантерии и был отправлен для формирования Средней Армии. Предназначение - резерв, как для действий на Дунае, так и для Крыма. Правда, не специального назначения, а обычного.
        - Здравствуй, Олег Александрович, рад тебя видеть! - полез обниматься Шацкий, - ну как ты здесь геройствуешь?
        - Я тоже рад, Сергей Владимирович. Только не геройствую, а скорее пиратствую и разбойничаю, - разулыбался Олег, - из-за непогоды враги имеют проблемы с морскими поставками. А я, по мере сил, не даю им толком снабжаться здесь, на местах.
        - Нужное дело, очень нужное. Кстати, я тебе целую дивизию привёл, чтоб было чем командовать всерьёз.
        Здоров живёшь, пирожковоз, что за хрень? И где собачья собака зарыта или как это понимать? Старко тупо уставился на генерала, ничего не понимая.
        - Даже не благодари, я здесь не при чём. Император тебе личный подарок сделал на время войны, учитывая твои заслуги в развитии Русской армии и Русского флота. Вот все бумаги и даже личное послание от Николая Первого, прочти.
        Ознакомление с "историческим документом" всё разъясняло, но вводило в ступор. "Дорогого друга", властелина Фризии-Старко, очень просят оказать помощь в защите своей родины, как частное лицо. То есть, официальную войну от имени своих европейских владений объявлять не нужно, а просто помочь пониманием современного оружия и тактики будущего. И просят взять на своё содержание дивизию, пока в военном ведомстве нет средств на столь дорогостоящее подразделение. Но потом, после войны, "его светлости" будут компенсированы все расходы облигациями второго ольденбургского займа, имеющимеся в личной собственности императора России.
        Это был трындец невероятного уровня! И как жить после такого?
        Глава 27
        Глава двадцать седьмая
        И кто же, спрашивается, настучал? Нессельроде или Штиглиц? Откуда государь узнал, что Старко в определённой мере зависит от второго займа, и теперь царь этим спекулирует? Впрочем, трепыхаться нет никакой возможности, а покопаться в разрешительных документах стоит. Ни фига себе новый чин - "соответствие бригадному генералу". Таких в России уже нет, поэтому и "соответствие", да и фиг с ним. Другая бумага указывала на присвоении нового класса в табели - статский советник. Слава богу, дали "полную самостоятельность". Вообще-то, если человек числится штатгальтером, пусть даже в ганноверском королевстве, могли бы и второй класс присвоить, ну или хотя бы третий. Впрочем это роли не играет в данный момент. Меньше возмущённых прихвостней при дворе будет.
        - Да, Олег, ты не обязан подчиняться местному командованию. Им, кстати, тоже на тебя и дивизию распоряжения присланы.
        - Дай бог, Сергей Владимирович, дай бог, если до них документы дошли. А то могут и сказать, мол, ничего не получали.
        - Не скажут, друг мой, я для этого прислан, чтобы продублировать, как личный порученец императора. Буду в твоём распоряжении до весны.
        Уже легче, а то подставят приказами лечь костьми в каком-нибудь безнадёжном деле. С Меньшикова станется, вон как самоустранился от командования в Инкерманской операции и превратил возможную победу чёрт знает во что.
        - Кстати, можешь взять себе в подчинение любого офицера, даже генерала, если нужно.
        - Любопытно, я под Альмой с Исаковым познакомился, очень здравомыслящий начштаба. Впрочем, он и шестнадцатой дивизии нужен, не буду наглеть.
        Так, что имеется в наличии? Пять стрелковых батальонов по тысяче бойцов в каждом. На вооружении две с половиной тысячи ружей Холла из американских арсеналов, тысяча револьверных ружей русского производства, полторы тысячи хороших современных штуцеров. Для всех имеются пулелейки "старко", слава богу. Тысяча кирасир, но не в кирасах, а в бронежилетах (и когда только успели?), тоже с револьверными ружьями. Артиллерии вроде нормуль: одна батарея трофейных (ещё с Венгрии) дульнозарядных, две батареи стальных крупповских по восемь орудий (спасибо барону Юнгвальту) и гаубичная батарея, тоже крупповского производства, из шести стволов. Стальная дивизия, итить-колотить, хоть по оружию, хоть по броне. Значит полегче будет войнушку воевать.
        - Твой знакомец, Юнгвальт-младший, тоже здесь и командует в чине штабс-капитана стальной пешей батареей.
        Ну что же, какой-никакой, а знакомец, лишь бы вверх не просился по службе. Впрочем сейчас бы с обозом ознакомиться.
        - Не так всё просто, Олег Александрович, с дивизией прибыла лишь часть, уж слишком много накопили. Остальное на перешейке на складах. Когда определишься со штаб-квартирой можешь забрать.
        Много - это хорошо, но уже сейчас надо дополнительно всякоразное заказывать. Вон, гаубицы, когда на простом чёрном порохе, то на пять вёрст бьют, если улучшенный петровский то на шесть. А если пироксилиновый, вдруг на восемь-девять дотянут? Не для боя на суше, а исключительно по кораблям вражеским. Те из-за дальности и ответить-то не смогут при всём желании. Да и самих гаубиц хотя бы парочку докупить, чтобы нормативу по количеству соответствовать. Хорошо, что у дивизии свой ракетный дивизион имеется, а то диверсионные установки, да и ракеты, отличаются от общевойсковых. У Старко они больше на миномёты похожи, под высоким углом обычно.
        - Ну, что, Олег, готовься. Поедем князю Меньшикову представляться и некоторые вопросы согласовывать.
        Светлейший князь тоже получил подкрепления, пусть и пораньше, и под его рукой находилось более ста тысяч солдат. Всё-таки, против семидесяти тысяч у турко-франко-англов это сила (пока враг свои подкрепления не начнёт получать с установлением хорошей погоды на море). Ещё одна дивизия, да ещё и самостоятельная, ему была без толку. Он и тем, что имел, не мог толком распорядиться. Говорят, что даже побаивался слишком много задействовать в боевых операциях, ссылаясь на отсутствие толковых генералов. Мол, исполнять его великие замыслы некому.
        - Господа, распоряжения я получил, карт-бланш даю, но припасами делиться не буду. Впрочем, Олег Александрович и сам мастак за баранами охотиться, хе-хе. Боеприпасы тоже считаны, вы уж сами как-нибудь. Порох даже не просите, нам его совершеннейшим образом не хватает. Поставки, говорят, были разворованы, а объяснительными пушки не зарядишь.
        - Ваша светлость, - обратился Шацкий, - в некоторые операции хорошо бы ваших задействовать, в качестве поддержки.
        - Тут я готов помочь, но только вспомогательно. Вон, Горчаков шагу не сделал под Инкерманом, хотя другие бились насмерть. В общем, обращайтесь при надобности, но уверенных обещаний дать не могу, извините.
        Сюсепусечность главнокомандующего объяснялась строгими указаниями от императора, не более. Война когда-нибудь закончится и глупо получится, если сейчас проявить несогласие и нарушить инструкции из столицы. Проще махнуть рукой и вильнуть хвостиком, отделавшись от выскочек.
        Поразительно, но на Кавказе отдельный истребительный полк тоже перешёл на самофинансирование.
        Одной из первых задач пришлось определиться с финансами. За год различные доходы составили порядка четырехсот тысяч британских фунтов, но в основном от возросшей добычи золота в районе Балларат. Правда, сразу умеьшились финансовые запасы Вересова из-за прибретения Фехты и солидных трат во Фризии-Старко. Заказы на новые снаряды и новые же ракеты с использованием пироксилина тоже не бесплатны. Хорошо, что с мясом проблем нет. Диверсионный отряд практически полностью запугал местное население, чем создал проблему для интервентов. Не бог весть какая (пусть привозят из Болгарии), но затратная. Где-то в пути идут обозы с американским улучшенным чёрным порохом через всю Сибирь (а то по-другому и не доставишь). Для себя и дивизии таких проблем нет, но Севастополь, как и русская армия Меньшикова страдает из-за воровства. Проще самому купить, чем ябеды в столицу писать.
        Половина января ушла на согласование с главнокомандующим операции по разгрому Евпатории. Именно приведения её в негодность и, в первую очередь, порт после захвата. Из-за кораблей её удерживать будет сложно. Именно в этом заключался раздрай, светлейший князь хотел захватить город и удерживать до посинения. Мало того, считал что там можно будет понастроить укреплений, хотя сам же думал, что союзники вот-вот возьмут Севастополь, а затем заберут весь Крым.
        - Сергей Владимирович, я не понимаю, как можно командовать, имея разногласия в собственной голове? - жаловался Старко.
        - Олег Александрович, князь просто ищёт оправдание и хочет оказаться правым при любом исходе.
        Бодания закончились в конце января (а на дворе уже 1855 год). Меньшиков выделил двадцать тысяч, поставив во главе генерала Хрулёва. Старко позволили обустроить правый фланг общей диспозиции, предполагаемой к северу от города. Вот только не удалось выработать единую стратегию - "меньшиковцы" собирались захватить город одним мощным наступлением. Может в этом и есть сермяжная правда, но устилать трупами всё и вся Олег не согласился. Зато именно он готов вступить в перестрелку с кораблями, которые неизбежно подойдут поближе. И начал рыть траншеи и строить прочие огневые позиции заблаговременно. В принципе, дивизия в любой момент готова приступить к бою, если вдруг враг высунется из-за своей оборонительной двойной линии. Увы, прибывший Омер-паша, достаточно умён и сам предпочёл действовать от обороны. Плюс, даже позволил всем видам русских окапываться буквально в трёхстах саженях от своей передовой линии.
        Разведчики насчитали дюжину пароходов и столько же парусников на рейде, но поближе двинулись лишь несколько пароходов. В принципе, Омер-паша всё правильно рассчитал и в реальной истории отбросил русских. Точнее, после неудачного штурма те сами ушли. Теперь многое зависело от шести гаубиц и ракетного дивизиона. У турок имелось более ста пушек, причём половина бомбические. Хрулёв имел лишь двадцать четыре батарейных и более семидесяти лёгких орудий. У Старко - тридцать пушек из которых двадцать две стальные, а это немаловажный фактор в войнах прошлого. Слава богу, снарядный голод не предвиделся, по крайней мере на этот бой.
        Часов в десять утра колонны Хрулёва пришли в движение, сразу после артподготовки. То есть, через час, который выпросил попаданец, чтобы пристреляться к кораблям. Блям...блям...блям... Ультрасовременное вонзилось в морально устаревшее, на море спокойствие и гаубицы быстро пристрелялись. Трём водоплавающим даже удалось удрать от столь бесчестной подляны со стороны русских. Это что за бомбические орудия, которые стреляют дальше морских? Мы так не договаривались! Увы, Старко вечно нарушал правила ведения джентльменского боя, когда у европейцев всё самое лучшее, а у наших лишь упорство и героизм. Несколько ябед уплыли в Камышовую бухту, чтобы нажаловаться французам, что их обидели. В итоге, Евпатория осталась без флота, так как гаубицы потопили пять судов, а ракеты накрыли ещё четыре. Вроде не все, но кто же в здравом уме и твёрдой памяти будет болтаться возле берега и даже дальше, когда их столь болезненно и густо кусают. Мы и ваши броненосцы перетопим при удачном случае. Те, о которых пока знает лишь попаданец и несколько высоких флотских офицеров.
        Хрулёв, конечно, молодчина - его бойцы не только вели наступление, но и артиллеристы успевали продвигаться вперёд, выйдя на дистанцию картечной стрельбы. Увы, турки лишь отстреливались, даже не пытаясь пойти в какую-нибудь контратаку. Диверсионные ракеты посыпались на турецкие позиции, а дивизионные вступили в контрбатарейную борьбу. А то не совсем справедливо, что из Евпатории прилетают ракеты инженера Конгрива, а у Хрулёва такого нет. Наступил момент, когда защитные линии оказались не только в дыму, но и в огне.
        - Сергей Владимирович, на деньги, которые сегодня потрачены, я мог бы купить целое графство в Европе, - развлекался самоиронией Олег.
        - Да уж, Олег Саныч, представляю сколько всё это стоит. По-нашему, по-простому, на такие деньги, небось, проще было вооружить тридцатитысячный корпус и прислать сюда. Тем более, что вооружённых солдат можно и потом использовать, а ваши боеприпасы на один раз только.
        - А что делать, когда обычное финансирование обогатит лишь казнокрадов. Вот и приходится самому всё создавать...
        Глава 28
        Глава двадцать восьмая
        Солдаты Хрулева практически достигли оборонительных линий, пользуясь пересечённой местностью. Турки пытались отправлять кавалеристов, но малыми группами и без толку, хотя осаждаемым помогло другое. Вдоль всей стены шёл ров, заполненный водой, но это преодолимо, а вот подготовленные штурмовые лестницы, увы, оказались коротковаты. Ну что такое две сажени длины? В итоге, колонны начали отступление. Или для того, чтобы переформироваться, или вообще выйти из боя. Впрочем, не менее половины турецких пушек было выведено из строя, что облегчало положение дивизии Старко. Позже выяснилось секретное распоряжение Меньшикова, чтобы если штурм по тем или иным причинам не удастся - сворачиваться и уходить. Светлейший князь хотел лишь отметиться "бравыми действиями" перед императором, если халява не случится. И кто такой генерал Хрулёв, чтобы ему перечить?
        Дивизия Старко, окопавшись, вела постоянную стрельбу, но пока не двигалась с места. Когда имеешь преимущество в дальности боя нет смысла переть на рожон. Пусть лучше враг пошлёт своих для прямой атаки. Порядка трёх десятков их пушек было выбито за время противостояния на западном фланге. Без поддержки флота туркам оставалось лишь нести потери среди своих стрелков уже задолбавшихся спасаться от прямой картечи. Конечно, одной дивизией город не взять, где имелось под сорок тысяч турок и французов (две дивизии под командованием Пелисье), но уменьшить количество обороняющихся можно знатно. Крыши домов, возвышающихся над стеной, плоские по восточным обычаям, вначале были усеяны стрелками. Увы туркам, их постепенно сметали картечными залпами.
        После полудня, Хрулев начал отвод войск вообще. О том, что это произойдёт он предупредил ещё вчера, сославшись на распоряжения главнокомандующего. Его полки и батальоны уходили на север, теряясь среди холмов, а дивизия Старко продолжала постреливать, изображая экономию пороха и боеприпасов. Оставалась надежда, что враг не выдержит и попытается задавить противника, хотя бы числом. Дистанция от линии укреплений до нашей диспозиции всего ничего, примерно полверсты. Да и с восточной стороны можно окопавшихся русских во фланг ударить. Неужели не сработает?
        - Да, Олег, чует турок недоброе, не высовывается пока. Что делать будем?
        - Сергей Владимирович, они боятся, что Хрулев вернётся, если с нами сцепятся. А малыми отрядами ничего не добьются.
        - И чем всё кончится, как ты думаешь?
        - Не знаю, честно говоря. В конце концов, можем ночью отойти и пусть будет, как будет. Если Меньшикову ничего не нужно, то любые операции будут коту под хвост.
        Оба-двое ещё не знали, что светлейшего уже сняли с должности и в Крым отправился Михаил Дмитриевич Горчаков. Он по-прежнему оставался командующим Южной армией, но та бездействовала в данный период. Так почему бы одного сверхвысокопоставленного не сменить другим таким же? Хотя любой арифметик знает, что "от перемены мест сумма не меняется". Или что-то более радостное и уверенное наступит?
        В два часа пополудни интервенты решились на вылазку, причём и кавалерией и пехотой. Перед оборонительной линией строились войска, а на фланги прибывали эскадроны. "Вот загремели барабаны..." и засвистели свистульки. Масса двинулась в сторону вяло огрызающегося Старко, чтобы смять и раздавить, а заодно взять богатые трофеи. И если первые две причины как-то были Олегу по боку, то расставаться со своим добром он никак не хотел. Кое-как вытерпев минутку, отдал приказ:
        - Полный огонь!
        Фига себе, а до этого что было? Блин, бежать обратно по идее поздно, а вперёд дойдут лишь десятки из тысяч, а то и единицы, настолько плотная стрельба пошла из всего, что стреляет. Артиллеристы Юнгвальта и до этого славно выбивали пушки, действительно лучше всех, а теперь совсем озверели сметая кавалерию, атаковавшую левый фланг. Артур изменился за последние годы. Ушли понты, амбициозность и мотовство. Теперь отец может гордиться сыном: то ли повзрослевшим, то ли образумившемся.
        Омер-паша, лично наблюдавший издали за самоубийственной атакой своих пехотинцев и конников лишь схватился за голову. А вот генералу Пелисье этого сделать не довелось. Случайный выстрел из "громобоя" пришёлся прямо в шею. И ведь в реальной истории он стал в 1855 году маршалом Франции. Осознав, что стоящий рядом союзник убит, Омер-паша предпочёл прекратить личное наблюдение за боем. Да, случайность, но зачем же играть с судьбой и ждать её повторения?
        Кирасиры разнесли на правом фланге в пух и прах такую же тысячу конных турков, предварительно перестреляв многих из своих шестизарядок. И что противники могли поделать против скорострельности и количества выстрелов? Про пехоту и говорить нечего, настолько плотный винтовочный огонь вёлся с русских позиций. В баню все новомодные штуцеры, если ту же пулю Минье приходится вколачивать в ствол, а пулю "старко", пусть и похуже чуток, но можно вталкивать, экономя время. А казнозарядки знай себе молотят по восемь выстрелов в минуту, благо в дивизии стрелковая подготовка заменяла парадно-строевую. Такого пока ещё не было на фронтах и в битвах, более двенадцати тысяч убитых и раненых за полчаса боя! Какая атака возможна против столь плотного огня?
        Оставшиеся в целости и невредимости отступили за линию укреплений. Мало того, с их стороны прекратилась стрельба. Наши тоже притихли по приказу Старко. Через четверть часа с той стороны помахали белым флагом, привлекая внимание, и к русским позициям выехало несколько всадников-парламентёров.
        - Достопочтенный Старк-Паша, - заразы, даже имя знают оказывается, - наш командующий предлагает перемирие. Мы хотели бы спасти раненых и похоронить убитых. Ради аллаха, дайте нам три дня, ибо потери велики.
        Солидный турок взывал к гуманизму, расчитывая на добросередечность и добропорядочность герцога. Понятно, что союзникам нужно время, чтобы понять с чем довелось столкнуться и как с этим бороться. Кроме того, за время перемирия может подойти флот и... Да мало ли, что дадут три дня зимой, когда люди Старко в открытой всем ветрам местности.
        - Уважаемый Дурген-паша, - Олег сознательно чуток возвеличил титул представившегося посланника, - поймите и передайте высокочтимому Омер-паше, что я готов даже покинуть позиции и уйти совсем. Но мне нужны две вещи.
        - Мы можем удовлетворить ваши условия ради гуманности, если они нам по силам, - не стал чваниться турок.
        - Наших боеприпасов нам хватит на три таких сражения, но наши братья в Севастополе нуждаются в порохе. Двухсот тонн нам хватит.
        Парламентёр явно опытный, поэтому спокойно выслушал наглое требование. Тем более, что нет смысла возмущаться, когда есть командиры, которые примут решения. Плюс, на нервы давили крики раненых, замерзающих в холодную зимнюю погоду. Что с ними станет ночью?
        - Какое второе ваше условие?
        - Я здесь по простой причине. Война, как вы видите, очень дорогое дело. Мне нужен выкуп, чтобы покрыть огромные расходы на ведение военных действий. Прошу вас, доведите это до сведения командующих, - подчеркнул Старко, имея в виду и французскую сторону.
        Хотя с англичанами пусть тоже согласуют, иначе хрен им, а не перемирие. Ох, как хотелось вернуться в Бахчисарай к теплу и хоть какому-то уюту. Посланники отдали честь и отправились доводить столь странные условия уруса по назначению. Ясно, что никто не согласится на такое, да и раненых жалко, но по другому нельзя. Пусть снова выводят колонны и штурмуют хоть до посинения. Бабушка, в детстве, конечно предупреждала, что нельзя играть с огнём, но это как-то не доходило в течении всей жизни.
        Пока тянулась пауза солдаты поели горяченького, благо передвижных полевых кухонь хватало. Своих раненых уже увезли в полевой госпиталь, расположенный за ближайшим холмом, а семерых убитых похоронили, как смогли. Ещё немного и начнёт вечереть. Чего уж думали где-то там, за линией обороны, неизвестно. Всё-таки от семнадцати тысяч, отправленных против дивизии Старко, осталось лишь пять, а это впечатляет. Никакой героизм не спасает против чудо-оружия, да ещё выработанные привычки губят. Как быть какой-нибудь марширующей роте или батальону, если в большинстве своём принято "не сгибаться под пулями" во всём мире, а не только у русских. И как могут отдать команду "Ложись!" младшие офицеры, если их после боя сочтут трусами? Да они и команды-то такой пока не знают: "стой-руби-коли" вполне хватает. А старшие офицеры позволяют своим подчинённым хотя бы разбежаться по укрытиям лишь в специальных случаях. Именно такие уцелели, несмотря на плотность огня. Целых пять тысяч из семнадцати. И всё равно всех не положишь, так как теряется смысл контрнаступления.
        - Олег Саныч, смотри вон туда, - отвлёк Алексей Корытин своего командира от горячей похлёбки.
        - Никак к нам караван движется, - удивился Шацкий.
        Небывалая небывальшина и безо всякого авторского произвола - цепочка саней, фур, телег, возов и даже тяжёлые арбы выезжали из-за восточной окраины стены. Впереди скакали трое с белым флагом, чтобы побыстрее предстать перед Старко.
        - Высокочтимый Старк-паша, мы выполняем ваши условия. Просим позволить нам заняться сбором своих солдат.
        - Благодарю, господа, скоро мы начнём отход, можете спокойно оказывать помощь своим раненым и отдавать честь погибшим.
        Видимо, турецкие и французские генералы не знали, чего ожидать от русских "иблисов" и предпочли не связываться. Помощь далеко, да и нет гарантии, что корабли не перетопят, а наличные войска чуть бунт не подняли, отказавшись идти во вторую атаку. Тупое отсиживание тоже имеет проблему. Если нет подвоза продовольствия, то скоро нечем будет кормить почти тридцать тысяч оставшихся. Пока не удастся через шпионов выяснить реальные возможности отряда Старк-паши лучше не дёргаться. В конце концов, пусть идёт на Балаклаву и отстанет от Евпатории. Весной прибудут не только подкрепления, но и солидные запасы всего, тогда и можно будет рисковать. А эта дикая дивизия всё равно многого не добьётся. Её однозначно слишком дорого содержать. Ну не может слишком явное преимущество стоить дёшево или, хотя бы, средне.
        Более половины пока не выплаченного жалованья ушло к Олегу, а затраты придётся покрывать местным караимам, которые с войной начали массовое переселение в Евпаторию, сделав её своим новым центром. Надо же было случиться Старко на их голову?
        Глава 29
        Глава двадцать девятая
        По дороге в Бахчисарай Шацкий предложил ещё раз попробовать атаку на Евпаторию. Тем более, что вот-вот прибудет Хрулев, которому можно предложить совместную операцию.
        - Сергей Владимирович, я думаю, что повторение не получится. Мы просто будем связаны долгой осадой в очень холодное время года.
        - Олег, ну а если всем скопом штурмовать?
        - Вы же заметили, что наша сила в отражении вражеского наступления. Но есть и более важные причины.
        Вся операция базировалась на инфе, что в городе всего лишь тысяч десять-двенадцать, а оказалось в три с лишним раза больше. Флот сбежал, а значит ничем не сможет помочь осаждённым и даже турки с французами это поймут. Придётся брать Евпаторию дом за домом, так как выбора у противника всё равно нет. И что произойдёт в итоге?
        - Понимаете, мы будем привязаны к Евпатории и потеряем мобильность вместе с генералом Хрулевым. Да, нас видимо не будут больше атаковать, но нет смысла простоять всю войну в одном месте.
        - А если разрушить порт и уйти?
        - Планомерный захват города принесёт нам огромные потери, а портовые службы всё равно восстановят. Но ещё хуже, если союзники махнут на Евпаторию рукой и сконцентрируются лишь на Севастополе.
        Да уж, пока своего флота на Чёрном море нет де-факто, то и стратегического толка не имеется. А то, что часть армии интервентов всё-таки базируется здесь, то значит её нет где-то там. Может пока это и к лучшему? После разгрома они навряд ли попытаются чем-то помочь своим, зная что у Меньшикова за сто тысяч солдат. Евпаторийская группировка, скорее всего, понадобится, когда Севастополь падёт, чтобы рвануть быстрее всех к перешейку.
        На следующий день прибыл генерал Хрулев, который в принципе согласился с доводами и даже взялся сопровождать огромный обоз с порохом. Правда часть добычи он экспроприировал в личное пользование. Он бы всё забрал, но нужно хоть что-то передать армии, а ещё лучше - осаждённым. Когда все три генерала прибыли в ставку их приняли, как героев. Меньшиков, напоследок, получил возможность отрапортовать о великолепном личном руководстве и прекрасно разработанном плане боевой операции.
        - Господа, ваш совместный манёвр, введший в заблуждение Омер-пашу и приведший к истреблению значительной части турецкой армии...
        Дальше пошли разглагольствования соответствующего толка и обещания всех представить к наградам и прочим прелестям жизни.
        - Теперь можем провести деблокирование Севастополя со стороны Инкермана, я верю в вас! - светлейший решил заехать в рай на шармачка, - неужели столь славные генералы не сотворят очередное чудо?
        Хрулев грустно промолчал, Шацкий растерялся от такой наглости, но Старко-то сам себе светлейший князь (по вяземской крови, а не по какой-то меньшиковской).
        - Виноват, ваша светлость, но для такой же операции необходимо восстановить боезапас. Кроме того, тяжёлые гаубичные орудия следует получить. Те, которые я уже заказал.
        - Уважаемый Олег Александрович, ну неужели вы не хотите войти в Историю славным подвигом через "не могу"?
        Шурши-шурши, умник, нас на этой мякине не проведёшь. Тем более, стоит дать согласие и информация тут же умчится к интервентам через "сочуствующих" при штабе. То есть тех, кто желает помочь России путём вражеской интервенции, которая принесёт в страну европейскую цивилизацию. А вот соответствующую дезу можно, через них же, запустить врагу.
        - За славой я не гонюсь, у меня другие устремления. Другое дело, что атаку Евпатории можно будет повторить через три недели.
        - Однако, господин генерал, а это имеет смысл, - поддакнул Меньшиков и сразу попытался присоседиться, - я, честно говоря, тоже об этом подумал. Ну что же, подготовьте план операции, а я его рассмотрю.
        - Хорошо, но мне нужна будет помощь корпуса генерала Хрулева.
        - Всенепременно, господин герцог. Господин генерал, прошу вас находиться в полном распоряжении фон Ауриха для выполнения сей задачи.
        Боевые генералы откланялись, внутренне подхихикивая тому, что на месяц получили свободу действий и отправились восвояси. Они, оказывается, договорились о совместных действиях по своим планам, а не фантазиям Земнухина. То бишь, князя Меньшикова. Хотя оставили светлейшему пятьдесят тонн пороху, не видя спокойной возможности доставить его осаждённым морякам. Интересно, но с ними в поход попросился генерал Пётр Горчаков, тот что тупо простоял с двумя бригадами в инкерманском сражении, не сделав ни единого движения, хотя мог бы. Старшего брата намечающегося нового главнокомандующего следовало уважить, правда особым образом. Тем более, что Меньшиков был не против временного использования горчаковского корпуса.
        Враги не дремали и несмотря на непогоду перекинули в Евпаторию мощные орудия и дополнительный контингент. Плюс, выделили средства на срочное укрепление оборонительных линий. Война приобрела новый разворот, поэтому под Евпаторию увели три линкора и несколько пароходофрегатов с самыми дальнобойными орудиями, ослабив на время давление на Севастополь. Всё-таки угроза потери Евпатории довлела над союзниками, аки дамоклов меч. Опять же, по сообщениям шпионов, Старко командовал уже пятидесятитысячной армией.
        Сценарий "Евпатория 2.0" явно вырисовывался в противостоянии двух армий примерно равных по количеству. Антирусская коалиция за несколько дней переправила порядка двадцати тысяч из-под Севастополя, в основном французов и англичан. Теперь Старко придётся извести практически все боеприпасы нового типа, потому что защитники всерьёз занялись подготовкой нового сражения. Никто не будет, в здравом уме и твёрдой памяти, повторять предыдущую ошибку и атаковать русских в чистом поле. Зато отбиваться, выводя из строя массы "иблисов", можно достаточно долго и успешно. Тем более, что у Хрулева и Горчакова просто нет настолько подготовленных бронированных солдат (да, и об этом вражины узнали) и столь высококлассного вооружения. С некоторых прибывших кораблей даже орудия поснимали, чтобы применить их в целях обороны. Пока от этого противоборства выигрывали осаждённые в Севастополе, получив передышку и строившие дополнительные укрепления. Тем более, что в нём находились два русских принца (Михаил и Николай), что придавало определённый шарм усилению обороны.
        На одиннадцатый день после "Евпатория 1.0" наконец-то свершилось ожидаемое, правда не совсем так, как трындели шпионы и предполагали русские и нерусские генералы. Неправильный полководец обвёл вокруг пальца и своих, и чужих, нарушив свой план, переданный Меньшикову, чем поставил князя в дурацкое положение. Разъезды Горчакова, постоянно кружившие вокруг Евпатории, внезапно исчезли. Причём именно в тот день, когда незаметно, но стремительно рванувший корпус Старко вышел... к Балаклаве и просто снулил англичан. Но так же не воюют в мире, где слово чести важнее разумности! Французы, в спешке, выдернули из осадных войск целую бригаду, которая тоже попала в раскордаш. Да, молодой полководец в итоге остался с небольшой частью боеприпасов, но...
        Количество убитых врагов, а так же раненых и взятых в плен составило пятнадцать тысяч! И если раненых, по-джентльменски, передали французам и англичанам, то убитых тупо закопали в братские могилы, а пленных куда-то увели. Шесть кораблей было уничтожено, а один (транспортный) лично Старко взял на абордаж, используя обыкновенные лодки и своих диверсантов. Так что к хабару, взятому на складах, добавилось почти шестьсот тонн военного груза: пушек, которые не успели выгрузить, пороха и английских штуцеров. Увы, на корабле больше ничего не было: ни продовольствия, ни медикаментов, ни обмундирования. Триста тонн трофейного пороха окружными путями попало в Севастополь, Хрулев обеспечил себя этим полезнейшим припасом на долгое время и даже солидный чуток остался Горчакову. Сей генерал, чей корпус использовали в качестве буфера от возможного нападения с севера, однозначно попал в горстку главных героев сражения. Старко не жадина-говядина какая-нибудь и готов поделиться случайной славой.
        Все портовые сооружения были заминированы динамитом и взорваны к едреней фене, вместе с причалами и молами. Держаться за обломки Балаклавы никто не собирался, всё воинство, сопровождая трофеи, вильнуло хвостиком и ушло на север к основной армии. Англичанам теперь придётся знатно потратиться, чтобы восстановить инфраструктуру. Ну, или искать другую бухту, подальше к востоку, потому что французы их однозначно не пустят в свой Камышвиль (или как он там называется).
        Прибывший Горчаков-младший (Михаил Дмитриевич) лично поздравил с успешной авантюрой своего старшего брата (Петра Дмитриевича) и генералов Старко и Шацких. Естественно, что были обещаны представления к высоким наградам и прочие милости государя-императора.
        - Ну что, Олег Александрович, чего теперь ожидать от вас, - слегка балагурил новый главнокомандующий, - ещё один Инкерман или всё-таки новая Евпатория?
        - Увы, Михаил Дмитриевич, мне нужно временно прерваться, да и генералу Хрулеву следует восполнить потери.
        Атакующие потеряли почти три тысячи (в основном, хрулевских), да и бойцы обоих подразделений нуждались в серьёзном отдыхе. Конечно, генерал Хрулев воспользовался моментом и сменил своё вооружение более передовым трофейным, но люди-то нужны.
        - Понимаю, господин герцог, понимаю. А насколько вы предполагаете прерваться?
        - Дивизию отведу в Армян-базар, там у меня транзитные склады и туда же прибывают новобранцы, заранее подготовленные. Кроме того, туда будут поступать в течение пары ближайших месяцев заказанные снаряды.
        - Ясно, значит на два месяца вы выбываете из войны. Ну, что же, буду с нетерпением ждать вашего возвращения. Очень на вас надеюсь.
        Грустно, конечно, когда такая пирдуха прёт за чужой счёт, но есть приказ из столицы о полной самостоятельности дивизии специального назначения. Тем более, что герцог фон Аурих содержит её на свои средства. С другой стороны, стратегически важное место, а именно перешеек будет прикрыт достаточно серьёзно и значит можно подтянуть казаков Хомутова поближе.
        Победные реляции отправились в Петербург, чтобы порадовать умирающего императора. Вроде всего лишь две победы, а шуму будет на весь мир. Вон, министры иностранных дел России, Франции, Англии и Австрии встретились вместе и обсуждают выход из создавшейся ситуации. И Сардинское королевство объявило войну, примкнув к коалиции. Явно рассчитывает на барыши при разделе медведя, пока ещё живого и отбивающегося изо всех сил.
        Глава 30
        Глава тридцатая
        В конце февраля дивизия обустроилась на перешейке за Турецким Валом, а сам Старко с друзьями умчался в свою Фризию. Расчёт прост: две недели туда, месяц там, две недели обратно. Тем более, что туда же, заранее договорившись, отправилась и братство компаньонов. Увы, заехать в Петербург на похороны императора никак не получалось своевременно, а прибыть опосля как-то неудобно. Так что высокопоставленный чин из свиты, вместе с положенными наградами, тоже отправился в Старкоград.
        Кавказ также отличился в начале февраля - обложив после захвата Батума крепость Карс, турок довели до нервного тика. Обстрел из гаубиц и теми же ракетами пугал мощью и неопределённостью. Подкреплений через Батум явно не ожидалось в этой ветке реальности, а кормление слишком большого отряда не было предусмотрено. Две попытки схлестнуться, атаковав русских, выявили странную вещь - шурави не шли в героические контратаки. Их полки специального назначения примитивно, но успешно выкашивали ряды героических воинов ислама. Кончилось тем, что десятитысячный отряд всё-таки удрал, прорвавшись в западном направлении, а комендант крепости поднял белый флаг.
        Конечно, и полк престонаследника, и истребительный пришлось несколько восполнить и в чём-то реструктурировать. Тем более, что подоспели дополнительные гаубицы. В результате, майор Легостаев стал подполковником, а две гаубичные батареи по восемь орудий объявили полком. Нет, пушек для этого в два раза меньше, зато сила залпа не уступает по мощи. Реальную историю окончательно доломали, перепутав порядок действий и нарушив положенный ход её. Врангеля отправили снова забрать Баязет, так он ещё и в Алашкерт вторгся. Тридцатитысячный турецкий корпус в Батуме не высадился. Точнее они попытались задавить оборонявшихся своими морскими орудиями, но туда-то наши подтянули гаубицы (сразу после захвата Карса). В итоге, некоторые транспортные суда, как и боевые корабли, перетопили. Правда другим удалось удрать в Трабзон, который далековат от новой оборонительной русской линии Батум-Ардвин-Ардаган-Карс-Алашкерт-Баязет. А что будет, когда рашенки восполнят спецбоеприпасы и захватят Эрзерум?
        Наследник, уехав, отправлял кое-какие резервы и теперь под командованием Муравьёва собралась армия в восемьдесят тысяч. Вполне способная удерживать границу. Именно для неё было прислано ещё десять тысяч "русских холлов" с готовыми пулелейками "старко". Весна начиналась оптимистично.
        Гости Старкограда, как и местные жители, торжественно праздновали свадьбу Олега Старко и Анастасии Вересовой. Переписка расставила все точки, где нужно, и молодые, честно говоря, были счастливы. Всё-таки лучше когда единение по любви, а не по принуждению. Ещё и удалось опередить возможное давление монархов России и Ганновера. Цари и короли любят всякие политические сделки за счёт своих верноподданных, но в данном случае они просто не успели вмешаться.
        - Настенька, я ещё повоюю, так как взялся за гуж, а потом вернусь к тебе.
        - Олег Александрович, а разве ты не можешь поручить другим это делать?
        - Нельзя так, родная, сам себя уважать перестану. Скажи, разве тебе нужен будет такой муж?
        - Ты мне нужен любой. Ну что же иди воевать, коли так приспичило, но не смей погинуть, слышишь?
        Очередная группа поцелуев не дала возможности ответить, да и кто ведёт столь серьёзные разговоры, находясь в постели, ночью? Почти месяц они с радостью и вариациями трудились над продолжением рода, так что днём молоденькая свежеиспечённая герцогиня отдыхала и отсыпалась. А вот железный Старко шёл на встречи, так как медовый месяц совпал с деловыми переговорами.
        - Олег, в Петербурге бурление страстей, - сообщал Легостаев, - по нашей линии о том, насколько правдиво сообщение о найденном на Аляске золоте.
        - Акции так росли, что сделали сплит 1:2 и всё равно продолжают расти в цене, - добавил барон Юнгвальт, - будешь ли продавать свою долю или всё-таки станешь зарабатывать дивидендами?
        - Продам, Альберт Августович, деньги очень нужны. Прямо сейчас и распоряжусь.
        - Тогда у меня есть заинтересованное лицо, к тому же банкир. Если ты не против, то я могу сообщить ему об этом.
        - Буду благодарен, господин барон.
        Сделка намечалась и без Юнгвальта, так как банкир Штиглиц проявил интерес. Тем более, что он же тайком скупал облигации второго ольденбургского займа, имевшиеся на руках. Раз уж Старко поставили в дурацкие условия, навязав дивизию, так появился смысл использовать ситуацию хоть с какой-то пользой для себя, пусть и с финансовыми потерями. Пётр Второй Ольденбургский вложился средствами в Любек и торговый флот и опять был на мели. Нет, не стал нищим, но займ давил морально. И очень хотелось хоть куда-нибудь присоседиться в выгодное финансовое дело. Будучи приглашённым на свадьбу, он с удовольствием провёл приватную встречу с фон Аурихом.
        - Ваше высочество, - уважительно обратился Старко, - вы наверняка понимаете, что меня интересует провинция Везермарш.
        - Да, ваша светлость, это не является секретом, - улыбнулся великий герцог, мысленно потирая руки в предвкушении.
        - Хочу вам предложить в обмен свою долю в добыче алмазов в Южной Африке. Плюс к этому, я готов погасить второй ольденбургский заем.
        Да уж, папа оставил долги и немалые. Если отказать, то потом Старко может и не согласиться. Уж очень дорого он платит за дополнительные территории. То ли сам не знает цены, то ли безумно богат.
        - Ваша светлость , дайте мне три дня на обдумывание и я, пожалуй, соглашусь, - несколько витиевато отозвался Пётр Второй.
        Крупп, почти год, как избавившийся от своей фобии стать банкротом, преподнёс удивительный подарок. Восьмидюймовое стальное орудие со стволом длиной в тридцать пять калибров! Казнозарядное. Подвариант с более длинным и, как следствие, усиленным стволом можно использовать для береговой артиллерии. Жаль, что в Севастополь такую дуру не доставить пока, но для охраны побережья от Эмса до Везера вполне подходит. Сразу после перехода Северной Вестфалии в состав Ганновера герр Альфред согласился принять Старко своим младшим компаньоном и теперь всегда был при финансах. И усиленно клепал не только всё железнодорожное, но и пушечное.
        - Герр Старко, я очень рад за вас, что вы устроили свою судьбу и женились по любви. Теперь у вас будет свой личный тыл, что весьма важно для мужчины.
        - Благодарю вас, герр Альфред за понимание.
        Сюси-пуси неизбежны в качестве пролога к новому витку сотрудничества. Круппа не интересовали титулы, деньги он рассматривал лишь, как инструмент, а вот заказы его не по-детски радовали. Ибо это жалованье для его рабочих, возможность строить им бесплатное жильё на свои доходы и обеспечивать медицинскую страховку. Забота о собственных работниках сопровождала стального магната по жизни, хотя мало кто в это верил. Старко тоже заботился о тех, кто доверился ему и сия черта сблизила обоих достаточно крепко.
        Новый русский царь старался продолжить политику отца, но многое в ней не то что не понимал, просто не был со всем согласен. Однако вознаградил Старко орденами первой степени Станислава и Анны. Его представитель привёз документы на присвоения чина генерал-майора и соответсвенно на четвёртый класс табели о рангах. Отныне на бумаге, а не на словах, Олег стал действительным статским советником. Да и в Крыму ему позволялось всё, что считает нужным, без согласования с главнокомандующим. А это огромное доверие в то, что Старко не подведёт и глупостей не наделает.
        Король Ганновера закрепил за Старко северную Вестфалию, попутно дав ей статус герцогства. Эх, ещё бы регион Стаде взять под контроль, чтобы выйти к границам Голштинии. Увы, всего сразу не потянуть, да и подозрительно выглядеть будет. Тут дурацкий Гронинген даже не видно, как у Голландии отгрызть. Уж очень хочется стать заглавным фризом на их исторической территории.
        - Олег Александрович, ну зачем нам такие великодержавные амбиции, - любопытытсвовала супруга, готовая поддержать во всём, но желавшая понимать подоплеку, - ведь будут конфликты с другими заинтересованными сторонами?
        - Лапушка моя, это всего лишь дурацкие мечталки, не более. Завтра придут пруссы и у всех немцев всё заберут себе.
        - Насильно, что ли? Неужели будет война?
        - Думаю, что без войны все согласятся войти в великогерманский союз, и создадут федерацию.
        Легко выглядеть умником, когда знаешь Историю, пусть и приблизительно.
        - А как же мы, Фризия-Старко, Ганновер?
        - Понимаешь, всё зависит от правителя. Ольденбургское герцогство слишком мало, чтобы быть самостоятельным. Аурих и Вестфалия под моей рукой лишь благодаря Ганноверу и если они посчитают нужным войти в состав Германской империи, то я потеряю там власть.
        Чем Настя привлекла внимание, так это своей разумностью и умением анализировать ещё в детские годы. С одной стороны, озорная хохотушка, а с другой, необычайно рассудительна, когда нужно.
        - Жаль, что ты не король Ганновера, - взгрустнула супруга и тут же развеселилась, - хотя, с тебя станется.
        Фабрики и заводы готовили снаряды с пироксилином, малодымный порох, личное предприятие Старко ваяло магазинные пятизарядки, а мастера доводили до ума затвор по типу калашниковского. Где-то собирались ручные гранаты и изготавливались новые ракеты разных типов. Эссен и Эмден понемногу строили и отправляли потребителям стальные суда с паросиловыми установками, верфь в Старкограде тоже чего-то, ну очень водоплавающее, создавала. Перед самым отъездом провинция Везермарш сменила владельца и в очередь встала провинция Ольденбург. Глядишь, к осени парад земель закончится и хоть что-то внятное наконец-то получится.
        А в Крыму уже ждали возвращения блудного сына. В марте союзники второй раз устроили бомбардировку Севастополя и Горчаков пытался хоть как-то укусить интервентов. Поразительно, но англичане пытались восстановить Балаклаву, расходуя огромные средства. Заодно, опять же за большие деньги, начали возведение линии укреплений, чтобы никаким иблисам неповадно было в следующий раз поступать не по-джентльменски. Всё это отражалось в оппозиционной, а то и в белой прессе, как в Лондоне, так и в Париже. Некоторые парламентарии (порой финансово простимулированные непонятно кем) приходили на заседания, вооружённые свежими газетами со скандальными статьями.
        - А что мы с этого будем иметь в итоге? - вопрос всё чаще звучал и по-английски и по-французски.
        Глава 31
        Глава тридцать первая
        Наполеон Третий сожалел о смерти Николая Первого. Не как человек сочувствующий, а злился из-за того, что этот русский царь не увидит триумфа Франции, когда падёт Севастополь, затем Крым и союзники войдут внутрь России. Так что единственное мирное соглашение он представлял лишь в образе полной и безоговорочной капитуляции с разоружением русской армии. Англичан же, в принципе, устраивал контроль над российским Причерноморьем, чтобы самим править в Турции. Османы, ясен перец, пока ещё хотели сделать Кавказ своим пашалыком и лишь сардинцы бредили деньгами. Плюс, французский монарх обещал завоевать для них всю Италию. Только Франц-Иосиф мучался, контролируя своей армией придунайские княжества. Войска обходились ему в двадцать миллионов в месяц, если во франках считать. Слишком дорого на его взгляд. Понятно, что при разделе русского пирога останутся лишь не самые вкусные кусочки: англичане заберут Крым и вместе с османами будут совладеть кавказским побережьем, а французам достанутся в личное пользование Одесса и Николаев. Даже за польские земли придётся драться с Пруссией. Может лучше всё-таки
действовать по заветам почившего русского царя? Тем более, что угрозу со стороны южного соседа никто не отменяет. Да и возраст такой, двадцать четыре года, когда предпочтительнее светская жизнь, а не политические выкрутасы с непонятным исходом.
        Прощальная вечеринка в узком кругу перед возвращением Старко на войну шла обычной привычной сапой. И явств вкусили, и песенки попели и в сотый раз расспрашивали, что будет дальше.
        - Господа, я честно не знаю к чему всё идёт. Александр Второй наверняка имеет свои стратегические замыслы, но мне ничего о них неизвестно.
        - Олег, но ты же предполагаешь какие-то боевые операции? - интересовался Полянский.
        - Пока трудно что-то планировать, Ян Войцехович. Лишь на месте будет ясно, когда на перешеек вернусь и ознакомлюсь с сообщениями разведчиков.
        - Кстати, Олег, спасибо, что сына продвигаешь, - поблагодарил Юнгвальт, - он очень гордится новым назначением.
        - Альберт Августович, ваш Артур заслужил повышение своими умениями и грамотным командованием. Личное знакомство здесь не при чём. Что ни говори, но он на сегодняшний день один из ведущих специалистов, разбирающихся в возможностях стальной артиллерии.
        Поразительно, но лишь несколько лет назад и мнения, и акценты были другими. Война, что ни говори, многое расставляет по местам и позволяет проявиться новым качествам и умениям.
        - А как будут действовать интервенты в этом году, какие цели изберут?
        - Андрей Андреевич, думаю что устроят налёты своим флотом по всему Чёрному морю, пользуясь моментом. Попутно возьмут Керчь и вторгнутся в Азовское море. Хорошо, что удалось укрепить Геническ ракетами, а то он совсем рядом с перешейком. На остальные прибрежные города пока не хватает нового оружия.
        - А что там с американским порохом, который мы отправили через Сибирь?
        - Господа, ну вы же знаете, что операция оказалась нелепой. Он ещё не дошёл до цели, а уже видно, что это крохи по сравнению с потребностями.
        Любой разговор вырождается в трёп, когда слишком длинен по времени. Что-то важное не упомянуто, да ещё забито пустым и повторным. Впрочем, выпить на посошок не составило труда, а на следующий день Олег отправился в свой обратный двухнедельный анабасис, опять не заехав в Петербург. Нечего там делать в период, когда новая метла занята перетряхиванием кадров и сменой придворных приоритетов. А также министерских, политических и пошло-поехало. Можно попасться не на глаза, а под горячую руку. У Александра Второго своих дел громадьё, как и предпочтений. Теперь он император, а значит банкует во всём. Даже не позавидуешь, когда новый царь получил в наследство огромные военные долги, саму войну и льстивых придворных, изображающих преданность и верность.
        Возвращение порадовало кое-какими изменениями. Склады заполнены боеприпасами, пополнение прибыло, да и промежуточные планы реализовались. В Севастополь доставлен не только чёрный порох, но и восемь тысяч сестрорецких винтовок "русский холл". Плюс, пулелейки под них единого калибра, свинец и даже огромадное количество готовых пуль "старко". Вы по нам стреляете своими "тувиненами" и "минье" - нам есть что противопоставить. У вас супер-пуперские штуцеры - у нас казнозарядные ружья и тоже нарезные. Вы забиваете пулю за сорок секунд, а мы стреляем по шесть-восемь выстрелов в минуту. Вас "тьмы и тьмы, и тьмы", зато мы в обороне. Какая такая реальная История? Забудьте, пришла русская правда без прогинания перед великими державами. Здесь воюют не за бога, царя и отечество, а за Нахимова!
        Третьего мая дивизия и личная гвардия Старко (увеличившаяся на две роты) почапали на юг. В это же время из Керчи уводили имеющийся флот, переводя его в Батум. Разведка донесла о планах союзников поактивничать в восточной части Чёрного морая, так зачем терять корабли? По крайней нере, в Батуме они будут под защитой стальной гаубичной артиллерии, превосходство которой пока никто не отменял. Хотя, что ни говори, но основные боевые действия явно будут проходить на суше...
        Генерал Хрулев, корпус которого пополнили, довооружили и полностью препоручили Старко, дожидался своего командующего в условленном месте, в полусотне вёрст к северу от Евпатории. Следовало согласовать последующие действия.
        - Олег Александрович, поздравляю вас с вступлением в брак.
        - Благодарю вас, Степан Александрович, как у вас дела обстоят?
        - У моих, слава богу, всё в порядке и они рвутся в бой. Артиллерийская часть, пополнившись трофеями из Балаклавы, усилилась. Да, кстати, отряд Петра Дмитриевича Горчакова, если понадобится, всегда можно затребовать в наше распоряжение.
        - Прекрасно, тогда давайте обсудим две операции, но пока не будем посвящать в них вышестоящих.
        Хрулев прекрасно понимал опасность доведения информации третьим лицам, которая моментально становилась добычей противной стороны. И ему, честно говоря, понравилось использовать те же каналы для запутывания противника и введения того в заблуждение.
        - Кстати, Степан Александрович, есть данные, что грядёт третья бомбардировка за которой последует штурм. Почему бы нам не подёргать за усы евпаторийцев?
        - У них сейчас усилены защитные линии и можем много солдат потерять даже при одноразовой попытке штурма.
        - Не нужно штурмовать. Потратим время на окапывание, не более. Не думаю, что они выйдут нам навстречу или будут пытаться помешать. Мои стальные артиллеристы постреляют и немного жути нагонят. Кстати, караимы-лазутчики карту доставили, где какие склады внутри города имеются. Дальности пеших орудий хватит, а гаубицы займутся портовыми складами и, если удастся, кораблями.
        - Так не видно же будет куда палить, Олег Александрович, зазря снаряды переведёте, - засомневался генерал.
        - Есть один метод наблюдения, с собой привёз. Вместе со специалистами, которые умеют сообщения флажками передавать. Лучше потратим время и немного боезапаса для создания нервной обстановки, а потом устроим марш-бросок в сторону Инкермана.
        План операции сверстали и Хрулев поклялся (по своей инициативе), что его бойцы будут оставаться в окопах, а не рваться в бой. Шанс, что защитники Евпатории ринутся в ответную карательную атаку совсем невелик, но имеется. Никаких контратак на этот случай, а обычный отстрел. Тем более, что за время отдыха у хрулевцев было подготовлено две тысячи стрелков, практиковавшихся с сестрорецкими винтовками, которых скомпоновали в два чисто стрелковых батальона. Да и в дивизии все штуцера за это время заменили на дальнобойные карабины Шарпса, давно заказанные и в марте полученные. Сами штуцера переданы солдатам Хрулева, взамен гладкостволов.
        Горчакову отправили распоряжение передислоцироваться в пункт между Инкерманом и Балаклавой, встать подальше к востоку, верстах в десяти-двенадцати и ждать дополнительных указаний. Пусть враг гадает зачем активизирован ещё один двадцатитысячный корпус. Ему (врагу) полезно заниматься регулярной тренировкой нервной системы и устраивать постоянные тревоги для своих солдат и офицеров. Даже если в этом нет никакой необходимости в девяти случаях из десяти.
        Через три дня, с вечера, примерно в версте на север от крайней оборонительной линии, ставшей из земляного вала более каменной, начали окапываться. Левый фланг опирался на мелкое, но озеро, а правый уходил траншеей на запад. К утру почти всё было готово, благо шанцевого инструмента имелось вдоволь, пусть даже в виде и форме сапёрных лопаток. Металлическое всегда дорого, но это неизбежные расходы, немаловажные в солдатском быту. Кстати, если кто-нибудь расценивает сапёрную лопатку, как ещё один вид оружия, пусть идёт куда подальше. Умение им драться в ближнем бою нафиг не нужно, для этого различные клинки есть. Важным является другое, которому постоянно учат - умение окопаться в любой ситуации!
        Рано утром четвёртого дня, когда ещё только начало светать, обороняющиеся стали невольными участниками парада воздухоплавания. Над русскими позициями поднимались вверх шесть монгольфьеров несколько изменённой формы. Да, нет ни самолётов-раведчиков, ни кинофотосъёмки, но мы-то есть! Почему не попробовать хоть чуть-чуть помочь самим себе? Кто нам может это запретить, какие конвенции? А если где-то кому-то денег жалко, ибо на роскошную жизнь не хватает, так Старко щедр. Пусть и по-глупому, не по-дворянски и не по-купечески. Даже если наблюдение и корректировка с шаров будут неэффективны, всё равно пусть висят. По крайней мере будут злить противника, что тоже не лишне, хотя и мелко по сути.
        Затем, как и предусмотрено планом, начались пристрелочные выстрелы полевых пушек (куда-то внутрь Евпатории), гаубиц (в сторону кораблей), ну и ракеты полетели (частью в сторону портовых сооружений, частью всё-таки в город). Старко даже не подумал о том, что если в городе начнутся пожары, то в них могут погибнуть люди, как мирные жители, так и военные. Видимо пепел Копенгагена ничего для него не значил, как и высокие слова, пришедшие из Франции и Англии: "гуманизм" и "человеколюбие".
        Глава 32
        Глава тридцать вторая
        Наблюдатели махали флажками тем, кто снизу на них смотрел и заносил данные на бумагу. Корректировка пока действовала, но не дай бог дождь начнётся или какое-нибудь солнечное затмение. Отдельные удачные попадания на дальней дистанции всё-таки нечасты, поэтому все виды орудий бабахали редко. А вот ракеты вызвали-таки пожары в городе и в порту. Странным образом удалось потопить один корабль, что рассердило французов. Их транспортник, прибывший лишь ночью и собиравшийся подойти к причалу для разгрузки, пошёл ко дну вместе со своей паровой машиной и ценным грузом. Практически сразу начался "исход водоплавающих", наслышанных о предыдущих потерях. Так что гаубицы вскоре угомонились, так как все цели в итоге сдристнули далеко в море. Турки всех мастей поминали "вернувшихся иблисов", называли их "шайтан баласы" и мечтали о переводе куда-нибудь в Камышовую бухту или в Трабзон.
        Потеря Пелисье в своё время создала кадровую проблему и привела к руковоству излишне инициативного генерала, мечтавшего о громкой победе. Ровно об одной, чтобы вернуться во Францию на белом коне. Некоторые очаги возгорания подобрались к столь же некоторым пороховым погребкам, да ещё и очень быстро. Омер-паша, ещё в марте вернулся в Турцию и увёл часть своих солдат. На их место прибыли пять тысяч сардинцев, которые бравировали и понтили, как будто их в десять раз больше. Так что их и послали напугать русских и показать, что такое европейский солдат, добавив столько же французов. В сопровождение выделили две тысячи османской конницы, чтобы почикали русских, когда те начнут разбегаться. Генерал лично вылез на стену, дабы подбодрить своим видом героев, решившихся на самоубийственную вылазку.
        - Смотрите, Олег Александрович, союзники собираются на нас в атаку.
        - Вижу, господа, и сам удивляюсь. Или их пожар с ума свёл?
        Наступающим позволили пройти шагов четыреста, после чего последовала команда "Огонь!". Наши так и не поняли причин идиотизма, а пленные ничего не смогли объяснить, так как тоже не были в курсе. В итоге, к вечеру начали сворачиваться, чтобы уйти чуток навредив евпаторийцам. А может и не чуток.
        - Друзья, сумасшествие заразно и не дай бог у нас кого-нибудь укусят. Почти десять тысяч выкосили - можем дальше отправляться.
        Странный случай показал, что не только в русской армии генералов-идиотов хватает, но и в зарубежных они тоже имеются. Позже выяснилось, что почти четверть общего сардинского воинства, прибывшего помочь угомонить русских, пострадало в том нелепом бою. Получается, что русские шли себе, остановились лагерем передохнуть, подрались с местными и пошли дальше. Кстати, военные авторитеты тоже не поняли, что это за стратегия у Старко.
        Зато пришла информация о переговорах. План союзников оказался прост, как ситцевые трусы. Австрии отойдёт вся европейская часть Османской империи (нехилая такая морковка). За это она отдаст сардинцам Ломбардию и Венецию. Те, в свою очередь, передадут Франции Савойю и остров Сардиния. Англичанам достанется Кипр и Крит. Ну и никто не будет возражать, что Бельгию аннексируют французы, а герцог Брабантский станет королём Польши. (с) Наполеон Третий, итить-колотить. Если русские всё это подпишут, то война сразу закончится. Даже турки не совсем поняли выкрутасов союзников и англичане не догнали что к чему. Естественно, что Александр Горчаков послал умников куда подальше, отпросившись на консультации в Петербург. При таком раскладе проще России объединить армию с Турцией и вломить евродержавам по самое не могу! Вполне возможно, что магометане поддержат инициативу.
        В это время французы и англичане готовились к решающему штурму. По плану предполагалось взять Федюхины высоты и долину реки Чёрной, затем захватить новые, недавно построенные редуты: Селенгинский, Волынский и недостроенный Камчатский. Всё это позволит захватить Малахов курган. Естественно, что штурм предварялся бомбардировкой города. В реальной истории план не сработал, высоты отстояли и практически то же самое интервенты повторили лишь месяцами позже, правда с успехом. Но ныне произошли сдвижки и в первую очередь благодаря дополнительным поставкам пороха и новых сестрорецких винтовок. Мало того, когда французы начали штурмовать редуты, они заполучили на своём восточном фланге неприятный сюрприз.
        Именно вдоль Чёрной речки двигались бойцы Хрулева и Старко, выбивая отдельные вражеские отрядики на своём пути. Что делать - пришлось вступать в бой сходу, используя неровности местности в качестве укрытий. Французы, уже ввязавшись в бой просто не успевали перестроиться, чтобы отразить фланговый удар и нашли на свой взгляд лучший выход, прекратив атаку редутов и сместившись чуть влево. Главное, выстроить оборонительную линию из своих солдат и имеющейся лёгкой артиллерии. Тем же занялись и подоспевшие, чтобы развернуть все свои батареи и стрелков.
        Трудно сказать повезло ли нашим или франки по-своему правы, но враг явно растерялся и не полез в кучу-малу. Интервенты даже гонцов отправили к другим интервентам, чтобы предупредить об опасности. Как назло, за несколько дней до этого часть резервов была отправлена морем в Керчь, для захвата и воцарения. Ещё один нюанс - в Севастополь уже входил своими тропами диверсионный батальон и ввозил все гаубицы Старко. Даже для защитников это оказалось сюрпризом, правда приятным и обнадёживающим, а Андрей Каретин, вполне возможно, станет ещё одним героем обороны.
        Появление свежих сил, да ещё в таком большом количестве явно отбило желание союзников задавить массой подступы к Малахову кургану. Тридцать пять тысяч против нескольких это слишком явный перевес. Нахимов, лично находившийся этим вечером на Камчатском люнете, не верил своим глазам и судьбе. Тем не менее он отправил порученца, чтобы немедленно выяснить не тот ли это генерал Старко (о котором говорили, что выскочка, якобы) появился из-под Евпатории? Прямо на глазах разворачивалась линия стрелков и устанавливались пушки. Французы, избежав рукопашной схватки, тоже вгрызались в землю и использовали любую неровность для стрелковой ячейки. Конечно, уже темнело, но перестрелка продолжалась. Английские пушки с дальних позиций били по редутам и люнету, русские пушки били по окапывающимся французам, а бойцы Старко и Хрулева обстреливали неприятеля с восточной стороны.
        В конце концов обоюдная стрельба стихла, всё-таки ночь, хоть и лунная и обе стороны занялись упорядочиванием.
        - Степан Александрович, вы бы укрепили свой южный фланг тысячей стрелков с сестрорецкими винтовками. Неровён час со стороны Балаклавы кто-нибудь двинется. Ну и пеших орудий туда бы не помешало отрядить.
        - Хорошо, Олег Александрович, сделаем. Как думаете, французы завтра пойдут нас штурмовать или всё сведётся к перестрелке?
        - Господа генералы, - адъютант неожиданно прервал беседу, войдя в палатку, - его превосходительство адмирал Нахимов собственной персоной!
        Живая легенда, худощавая, но высокая бросилась обнимать обоих командиров.
        - Слава богу, господа, как вовремя. Я опасался, что не устоим и придётся сдать Малахов курган.
        Командующий, в порыве откровенности, вкратце рассказал, что творится в осаждённом городе. Оказывается некий Жабокритский слишком мало солдат определил на здешние высоты, так ещё и сбежал на Северную сторону сегодня. Тот же Горчаков вообще собирается сдать Севастополь, выведя людей, взорвав укрепления и перетопив остатки флота. Но держаться ещё можно, если в Петербурге воровать перестанут то, что нам положено поставлять. Дошло уже до маразма, когда не только порох продавали налево, но и деньги на его транспортировку воровали. Даже зимнюю одежду не прислали, якобы средств на доставку не имеется. Правда, говорят, что её пошили из таких гнилых материалов, что и смысла нет доставлять.
        - Олег Александрович, а вы правда за свой счёт дивизию содержите?
        - Да, Павел Степанович, иначе положенное мне тоже разворуют, - усмехнулся Олег, - так уж лучше сам закупать буду, надёжнее.
        - Господа, а что на завтра намечаете?
        Пришлось показывать адмиралу примерную диспозицию и надеяться, что враг сам пойдёт штурмом, чтобы не оставлять наших в своём тылу, если двинется на Севастополь.
        - У нас порядка двадцати пяти тысяч солдат и офицеров, - доложил Хрулев.
        - Так вы можете завтра сами начать штурм франзуских позиций.
        - Никак нет, господин адмирал, - резко отреагировал Старко, - никаких атак и контратак в дневное время. Нечего солдат терять зазря.
        - Олег Александрович, голубчик, так это же во имя государя и отечества.
        - Ещё раз нет, Павел Степанович, государю мы нужны живые и стреляющие, а не в виде хладных трупов. Мы воюем, а не героизмом с кем-нибудь меряемся.
        Спор мог бы длиться до посинения, но Старко попросил командующего (во, наглец) отправить кого-нибудь немедленно, чтобы помочь обустроиться диверсионному батальону и десятку гаубиц.
        - Иначе их могут где попало расположить или попытаться забрать под своё командование. Помогите, Павел Степанович.
        - Господа, да я сам немедленно отправлюсь, так как вижу в вас настоящую силу духа, - адмирал неожиданно улыбнулся, добавив, - стоите на своём и даже мне перечите. Молодцы!
        Ночью запустили четыре шара, правда в тылу, прямо возле речки. Остальные шесть ушли с Каретиным и Юнгвальтом в Севастополь. Хрулев отрядил тысячу своих с гладкостволами в Камчатский люнет на случай, если какая-то часть французов всё-таки попытается его штурмовать. А то там, вроде, лишь три сотни осталось, плюс артиллеристы. Ну и, часть солдат смогла немного отдохнуть, урвав два-три часика.
        Из-за дальности расстояния наши не слышали пристрелку гаубиц капитана Артура Юнгвальта (давно переставшего быть "артурчиком"), удачно расположенных и защищённых. Корректировка велась с воздушных шаров, а Нахимов лично забрался в корзину одного из них. Пристрелочные выстрелы постепенно приблизились к кораблям, собирающимся начать очередной бомбардировочный день. Вообще-то, рано утром, нормальные люди досматривают последние сны, а не бумкают и не бахают, как оглашенные. Увы, союзники начали знакомство с новой эрой, будучи небритыми, не вкусившими чашечку кофе и даже не посетив гальюн...
        Глава 33
        Глава тридцать третья
        Продрогший от утренней прохлады Нахимов зачарованно смотрел на вражеские корабли. Сначала один взорвался вместе со своей крюйт-камерой, потом внутри другого что-то шандарахнуло и его накренило. Меткое попадание по сути редко, но как оно прекрасно, когда приходится по врагам, ещё вчера чувствовавших себя безнаказанными. Пароходы старались побыстрее раскочегарить машины и развернуть паруса. Слишком ценные, чтобы тупо погибнуть от каких-то русских. Чисто парусные пытались урвать хоть немного ветра, чтобы успеть сбежать. Гордо и непокобелимо бомбардировать осаждённый город никакие водоплавающие уже не хотели, удрать бы пока при памяти и не столкнуться с другими, достаточно повреждёнными и потерявшими управление. Армада в сорок с лишним вымпелов уползала из зоны поражения, вспыхивая иногда отдельными кораблями из-за попаданий ракет. Старко передал Каретину дюжину установок для настильного огня, оставив себе все диверсионные, а-ля миномёт.
        Такими начали утренний обстрел заныкавшихся в складках почвы в трёхстах-четырёхстах саженях французов, как пехоту (чтобы прогреть как следует), так и орудийные гнёзда. Впрочем, расположенным подальше английским пушкам и их прислуге, тоже иногда перепадало. Как говорят китайцы: "Любая тридцатипятитысячная армия врага начинается с первого убитого солдата!" (или нечто подобное, ибо у них мудростей хватает на все случаи жизни).
        - Главное, друзья, вызвать у врага когнитивный диссонанс, - проповедовал умник своим, которые не понимали мудрёностей, но соглашались.
        Попаданец иногда применял в речи выражения, которые и сам не понимал, но запомнил в своём прошлом. Главное, вывести командование противника из равновесия, чтобы начали совершать скоропалительные действия. Скученность и неопределённость противников привели к ожидаемой выгодной реакции в стиле середины девятнадцатого века. Пехота поднялась с налёженных мест и пошла в атаку. Отдельные группы кавалеристов из-за горной местности могли её поддержать лишь в некоторых местах, там, где их уже ждали. Недаром всю ночь ковырялись со всем старанием.
        Разница с реальной историей сказывалась. Это Камчатский люнет атаковали массой сначала сразу с трёх сторон, а потом и с тыла зашли. Позиции Старко и Хрулева возможно было штурмовать лишь фронтально, в лоб. Другая тактика и в результате гораздо меньше возможностей. Неустрашимые допрежь французские пехотинцы, даже те два батальона, что из гвардии самого Наполеона Третьего, никак не могли преодолеть беглый огонь казнозарядных винтовок, Тех, кто подбирался ближе, отстреливали револьверными ружьями, а случайные героические единицы всё равно не смогли бы ничего сделать бронированным воинам, превосходящим их ещё и в физической силе. Да и ручных гранат класса "старко" на них хватало. Повторялись бои разновидности "евпатория". Когда французы отхлынули, не сумев реализовать численное преимущество, на поле боя осталось слишком много тел. Из двадцати тысяч, принявших участие в штурме, две трети нуждалось или во врачах, или в могилах. Воистину, апофеоз войны, только теперь в нашу пользу.
        С юга действительно появились балаклавцы, чтобы ударить по Хрулеву. Все оставшиеся сардинцы (порядка девяти тысяч, так как уже одна тысяча мучалась в лагере "небоевыми потерями", пять тысяч англичан и полторы тысячи турков (начавших разбегаться после первых же выстрелов). Оно и понятно, когда правоверные магометане не хотят воевать со слугами Иблиса. Так что генералу пришлось туда отправлять и вторую тысячу с сестрорецкими винтовками, хотя пушки вроде исправно выгрызали положенное, имея достаточно пороха. Сардинцам опять не повезло. Они-то прибыли на парад победы, так как им промыли мозги об абсолютной слабости русской армии, а тут реалии оказались совершенно другими. Англичане, когда начали терять солдат, предпочли отступить в Балаклаву, осознав, что слишком многие будут убиты. Да и к своим кораблям лучше быть поближе в случае форс-мажора. Это у французов пушечного мяса огромное количество и ещё привезут, если понадобится, а каждый англосакс всё-таки на вес золота.
        Где-то внутри коалиционных позиций уже шёл жаркий совет на извечные темы русских интеллигентов: "как быть?" и "что делать?" Уже пришли сообщения о гибели четырнадцати кораблей-бомбардировщиков, что резко убавило энтузиазм. Штурм самого Севастополя тупо отложили в долгий ящик, решая, как сбросить с хвоста прилипшую на фланге гадину. И что делать, если русские супер-солдаты сами перейдут в наступление? Впрочем, сейчас нужно договориться о временном перемирии, чтобы похоронить убитых и переправить в свой тыл раненых.
        Прибывшие парламентёры столкнулись с неожиданной проблемой. Старко сказал, что предоставит такую возможность, но всё оружие с поля боя и все подсумки заберёт. Да, и нагло затребовал десять тонн пороха в качестве аванса.
        - Да где такое видано, мсье женераль, неправильно это?
        - Тогда продолжим бой, - твёрдо заявил своеобразный рэкетир-отморозок.
        Условия довели до генералов, разводя руками от неожиданности. Хоть русским командующим, Горчакову и Нахимову, жалуйся на неподобающее поведение их подчинённого. Даже склока возникла мажду англичанами и французами. В итоге, приняли соломоново решение: так и быть, согласиться, но в последний раз. Поэтому на поле боя действовали две разновидности: одни собирали оружие и подсумки с боеприпасами, другие - всё остальное. На всё про всё оговорили три дня.
        Капитан Юнгвальт переговорил с Андреем Каретиным по поводу одной разведывательной акции. В принципе, Камышовая бухта находится в зоне поражения, как гаубиц, так и ракет, если использовать малодымный порох. Но нужна карта или, хотя бы, план расположения желательных целей, а также хоть какая-нибудь корректировка.
        - Хорошо, Артур Альбертович, мы помозгуем над этим. Только навряд ли удастся хорошенько навредить басурманам.
        - Андрей Платоныч, пойми, что задача в том, чтобы напугать французов, которые считают себя недосягаемыми.
        - Понял, господин капитан, но ничего пока не могу обещать.
        - Естественно, друг, как получится, так получится.
        Что в мире изменилось. если сын барона на равных беседует с сыном каретника? Или война изменила приоритеты общения? Например в штабе обороны Севастополя большинство по-прежнему негативно относились к Старко.
        - Господа, он выскочка и пользуется расположением императора и военного ведомства...
        - А ещё его бекасники убивают дворян, целясь в офицеров...
        - Откуда у французов истинные дворяне, если они повылазили из колбасников и торговцев?...
        - Старко тоже из грязи да в князи пробрался, он ведь из монашков...
        - И воюет бесчестно, отсиживаясь в траншеях...
        - Потому что боится вступить в рукопашную, за что только награждают...
        - А ещё он обзывался земляным червяком!...
        Здесь автор нагло врёт, такого доблестные русские офицеры не говорили, так как ещё не читали Киплинга и не видели мультик про Маугли. Но всё остальное постоянно озвучивалось. В вину Олегу вменяли даже то, что богат неведомо как.
        - Да за такие деньги любой может побеждать, пусть попробует, как мы...
        У союзников такие же тёры-перетёры велись, правда, в первую очередь, из-за кадрового голода. Кроме того, насмехались над сардинцами, которых практически полностью уничтожили всего лишь в двух боях.
        - Они дольше добирались морем, чем успели повоевать, - сыпались насмешки одних.
        - Пусть король Сардинии объявляет личную войну Старко, - подхихикивали другие.
        - Да вы что, господа, тогда же за две недели Сардинское королевство войдёт в состав Фризии, - издевались третьи.
        - Господа, господа, давайте лучше подумаем, что мы можем противоспоставить генералу Старко, - охладил беседующих местный Наполеон.
        Тот, который из славного рода французских диктаторов, но имеет трубу пониже. Если ещё один штурм предпринять, то можно вообще без корпуса остаться. Взяли, блин-картошка, русские редуты. Про штурм Севастополя уже никто и не упоминал. Оставалась одна надежда, что у русской дивизии специального назначения закончатся боеприпасы и она опять отойдёт к перешейку. И это в тот момент, когда взяли Керчь и теперь не знают, что ней делать. Про Кавказ никто не хотел думать, так как тамошние русские после взятия Карса захватили и Эрзерум. Уже приближаются тихой сапой к Трабзону.
        Создавалось такое впечатление, что единой победной картины больше не существует, а представители разных стран, входящих в коалицию, уже действуют каждый сам по себе. Плохо, что в горной местности, где всё изрезано складками, нет возможности вести повальный контроль над местностью. Какие-то нехорошие люди в пятнистой форме, обычно неотличимые от окружающей среды, начали взрывать склады и поджигать лёгкие деревянные сооружения. Организовывать пикники, даже в тылу стало опасно. Не дай бог, если неизвестно откуда прилетят лёгкие русские ручные гранаты и нарушат отдых на природе. Да, это пока редко случается, но раньше такого не было.
        Союзники ещё не знали какие пораженческие провокационные статьи вскоре появятся в европейской прессе, где вся правда-матка о войне вылезет наружу. Особенно, о шапкозакидательных заявлениях Франции (а точнее Наполеона Третьего) по поводу будущего раздела мира. Англии явно не понравится отведённая ей третьестепенная роль и подачка в виде Кипра и Крита. Они обязательно спросят почему Австрии отойдут все Балканы, хотя австрийцы пока даже пальцем о палец не ударили? Или французское завоевание всей Италии для передачи сардинцам, которых уже почти нет в Крыму. Да, вот вроде были, стояли, а потом не стало.
        А прусский король начал тайные переговоры с русским царём, выражая полную дружбу и уважение. Уж лучше вовремя прогнуться, чтобы в один прекрасный день русские дивизии со стальной артиллерией и бронированными солдатами не пришли с визитом. Впрочем, никто в мире и не ожидал от него активных действий. Да и император Франц-Иосиф, вроде всем поддакивал, но до сих пор действовал по заветам почившего Николая Первого.
        Три дня не бесконечны и 30 мая 1855 года начались телодвижения на восточном фланге. Артиллерийская дуэль, когда все молотят по всем и меньшие потери несут те, кто тщательнее защитился. А вот большие потери у тех, кого бьют из более качественного оружия. Конечно, французам нужно месяц-другой отсидеться, вдруг у Старко и Хрулева закончатся снаряды и порох. Хотя, с другой стороны, им могут новые привезти с перешейка. Но возникла мощная финансовая проблема, которая вскоре будет обсуждаться в парламенте. На какие шиши вести войну, если расходы интервентов (особенно французов) неимоверно велики и цифры не удастся скрыть? Тем более, что до сих пор неясно, кто и когда будет за это платить!
        Глава 34
        Глава тридцать четвёртая
        Перестрелка обострялась тем, что штуцеры собранные в перемирие, помогли девятнадцатитысячному корпусу Хрулева стать уже на две трети нарезным. Вроде мелочь, но при дальних дистанциях вообще-то существенна. Французы были лишь на треть дальнобойны. Ещё один минус союникам - раненые. Воевать это люди не могут пока, а забот требуют. Те, кто выживет, будут нуждаться в оружии, а кушать хотят уже сейчас. И с артиллерией у "немцев всех видов" начиналась проблема. Действенные стальные пушки уж очень качественно выводили из строя вржеские орудия, ремонтировать задолбаешься.
        В итоге, на дистанции 300-400 сажен с французской стороны действовало порядка восьми тысяч штуцеров (да и то на грани дальнобойности) и лишь четыре десятка пушек. Неспешно, так как пули приходится вбивать молотком, а орудия заряжать через дуло. Зато по иноземцам пуляло сразу семь тысяч казнозарядок и ещё двенадцать тысяч штуцеров. И пушки лупасили иногда, пока вяло и чисто контрбатарейно. Конечно, без прямой стычки весь этот гемор может длиться долго, но зато обеспечивает осаждённым время для восстановления и ремонта своих позиций. Всё-таки поставка восьми тысяч сестрорецких винтовок сказалась в тамошних перестрелках и интервенты временно перестали делать вылазки. Тем более, что и корабли не рыпались, дабы пострелять издалека. Они слишком дороги, чтобы служить мишенями для гаубиц и ракет.
        К трём часам пополудни выяснилось, что почти тысяча французов уже выбыла из строя в противостоянии с русскими. Прикольно, но нашим однозначно помогало персональное бронирование. Бывает, что вражеская пуля прилетит и куда-нибудь тюкнет, но... Она же на излёте, так как восемьсот метров дистанции это предел для штуцеров Тувинена. Да, пока вроде всё тихо, но генералы врага уже начинают беситься. Оказывается, приближается какая-то позорная годовщина для французской армии и нужно сделать в такой день нечто великое, чтобы достойно отрапортовать. Генерал Брюне был очень недоволен, ожидая у моря погоды, да что там - ощущал себя бессильным комаром, а не потенциальным победителем. Под рукой двадцатитысячный корпус, сзади двенадцатитысячный резерв, да ещё на должность назначили этой ночью, дабы сменить проштрафившегося вчера Мейрана. Кто виноват в провале грандиозной операции сутки назад? Так ли сильны русские или генерал Мейран просто не сумел распорядиться с умом своими подчинёнными? С самого утра шло гадание на кофейной гуще, пока кофе не кончилось.
        Брюне пил кофе с коньяком, но даже по чуть-чуть к трём часам дня оказалось достаточно, чтобы море оказалось по колено. Ура, свершилось, французы опять попёрли изо всех щелей строиться в колонны, чтобы гордо и смело расправиться с врагом. Видимо европейцы - это такие бледнолицые, которые бесконечно готовы наступать на одни и те же грабли. Или их только этому и учат, а может именно в постояннных штурмах и зарыта сермяжная правда войны? Хотя, есть ещё фактор тех времён, когда солдаты считаются расходным материалом, причём в одну цену с теми ружьями, которыми вооружены.
        Сражение повторилось тютелька в тютельку, как и в предыдущие разы (а по другому-то и быть не могло). Ну нет приёма против лома, пока им владеет лишь одна сторона конфликта интересов. Конечно, если бы у русских имелась лишь горстка героев, как обычно, обороняющихся лишь штыками да бранными словами, но с двадцатью пятью тысячами хорошо вооружённых, а частью и бронированных, воинов следует считаться. Как и с сотней стволов артиллерии! Единственное отличие выявилось после боя - количество раненых и убитых завоевателей превысило пятнадцать тысяч. Именно из-за упорства наступавших и последовавших за ними резервов. Единицы, сумевшие дорваться до окопов, были зарезаны там же.
        Спору нет, боеприпасов осталось лишь на одно такое сражение, но ужё из Бахчисарая тёпает обоз, а к Турецкому Валу регулярно поступает новое, по мере изготовления. Да, кстати, сорок тонн американского пороха уже везли под охраной казаков Хомутова. Самый золотой, а то и бриллиантовый, порох всех времён и народов в истории. В смысле, невероятно дорого обошедшийся владельцам.
        Толковища с парламентёрами о трёхдневном перемирии ничего нового не принесли. Те же требования Старко о сборе трофейного оружия и тот же закидон по поводу десяти тонн ганпудры. Слава богу, что франки цивилизованы и гуманны, поэтому не стали вякать, а тупо согласились. Были бы варварами-азиатами - наверное оставили бы своих раненых помирать, лишь бы не усиливать противника.
        - Олег Александрович, какие прогнозы имеете? - Хрулев задал естественный вопрос.
        - Я думаю, Степан Александрович, что пока рано брать Балаклаву навсегда. Придётся стоять здесь, разве что попробуем новую линию окопов вырыть саженей на сотню вперёд.
        - Так им же удобнее стрелять будет, зачем рисковать?
        - Здесь другой трюк имеется. За два дня практически целый корпус мы вывели из строя. Теперь им придётся принимать серьёзные решения по поводу целесообразности осады Севастополя вообще. Тем более, что Наполеон Третий, как раз-таки, хочет осаду прекратить, а всю армию направить на Симферополь, чтобы дать решающее сражение русской армии.
        - А, понял, тем нашим, которые вне города.
        Впоследствии, никто так и не смог толком объяснить почему требование импаратора о снятии осады игнорировалось генералами весь май и июнь в реальной Истории.
        Попаданец удивлялся, выясняя на месте факты о которых он даже не имел представление в своём прошлом, оставшемся в будущем. Союзники, например, построили железную дорогу от Балаклавы к южным позициям своих войск под Севастополем. Всего несколько вёрст, но вполне ощутимая польза. Ещё его поразило то, что турки безразлично относились, как к осаде, так и к Крыму вообще. Хотя их тоже можно понять из-за потерь в Восточной Анатолии. Омер-паша, поняв, что Крым "уже не будет прежним", вызвал транспортные корабли, чтобы отправить своих хотя бы в Трапезунд, раз Батум потерян. И может быть затем атаковать Сухум-кале, чтобы отвлечь русских от наступления в сторону Анкары. Тем более, что подтвердились слухи о запланированном расщеплении Османской империи на переговорах, а значит и в реальности. Но раз европейская часть перейдёт Австрии, так зачем держать в ней войска? Он не мог пойти против воли султана, но почему хотя бы соломки не подстелить?
        Генерал Боске, назначенный командовать восточным флангом уже разругался с англичанами, прячущимеся за французскими позициями. Он требовал от них союзных действий пехотой, а не дальней и бесцельной артиллерийской стрельбой. Или перевести всю артиллерию, поставив против позиций Старко-Хрулева.
        - Олег Александрович, а почему вы раньше не привели сюда свою дивизию? - поинтересовался прибывший Нахимов, - не подумайте, я не вправе выставлять претензии, но тогда врагов было гораздо меньше и вам самому было бы легче.
        - Всё так, Павел Степанович, но в тот момент дивизией командовал генерал Панютин и она располагалась неподалёку от крепости Кинбурн.
        - Странно, мы здесь об этом и не слышали даже, - отметил Хрулев.
        - А меня срочно назначили командовать ей лишь полгода назад, причём переведя дивизию на моё содержание. Личная просьба Николая Первого и я не мог отказать.
        Тайные интриги двора не всегда плохи для страны, иногда они могут и пользу принести, пусть даже случайно. Хотя даже пользу могут впоследствии обратить во вред. Успехи Старко уже привели к драке за пост командующего этой дивизией, ибо многие прямо сейчас были готовы отбыть в Крым и возглавить её. Александра Второго обложили знакомые, верные и преданные и постоянно дули в уши императору о личной готовности скинуть интервентов в море. Кто знает, может быть уже завтра прибудет новый генерал и отпустит Олега к его капусте и домашним пенатам?
        - Олег Александрович, все севастополцы благодарны за то что ваши парни отогнали вражеские корабли. И поставки пороха очень обнадёжили. Хотя, Горчаков по-прежнему стоит на своём и хочет сдать город.
        - Эх, господин адмирал, это имело бы смысл сделать много раньше, - лица присутствующих удивленно вытянулись, - тогда всем кагалом ушли бы к перешейку и держали бы там оборону.
        - Не понимаю вас, господин генерал, - официализировался Нахимов, - в чём суть этого.
        - Не смотрите на меня, как на врага народа, - улыбнулся Старко, - там есть хорошая дорога прямо от Днепра и прекрасно укреплённый Вал. Тогда союзникам пришлось бы вводить в Крым полумиллионную армию и бесконечно биться на узеньком перешейке, тратя огромнейшие средства на содержание группировки. В результате, за год, их расходы превысили бы все разумные и даже неразумные границы и парламенты Франции и Англии просто прекратили бы финансирование.
        - Кажется начинаю понимать, - отозвался Хрулев, - там ведь всю армию союзники не смогли бы развернуть, а значит большая часть бесцельно простаивала бы.
        Тут и до адмирала стала доходить идея Николая Первого. Зачем держать в Крыму сто пятьдесят тысяч человек, когда укрепленную линию обороны возможно удерживать тридцатью-сорока тысячами. А остальные могут быть отправлены на балканский ТВД и вместе с Южной армией вторгнуться в Болгарию и уже всерьёз. И не нужно с таким трудом таскать припасы от перешейка в Севастополь, это коалиции пришлось бы возить на ишаках и верблюдах массу всего к перешейку от той же Евпатории. Ведь от неё и до перешейка на берегу практически нет нормальных бухт, да и мелководье повсюду. Так, глядишь, благодаря парламентской системе правления Англия, а может и Франция, вынуждены были бы подписать сепаратные договоры о выходе из войны.
        - Увы, идея императора не реализовалась, - разочарованно отметил Старко, - а теперь непонятно что будет. Вдруг у Александра Второго свой гениальный план завершения войны имеется? Вон, союзники уже нацелились в Азовское море после захвата Керчи. Хорошо хоть тамошний флот заблаговременно удалось перевести в Батум, в дополнение к захваченным там турецким кораблям. Крохи, конечно, но хоть что-то.
        В это же время, когда иноземная солдатня производила генеральную уборку на поле боя, их полководцы вели свои тёры. Ничего умнее, чем поставить ультиматум Горчакову по поводу сдачи Севастополя надумать не удалось. Понятно, что у Старко осталось боеприпасов, дай бог, на один бой, но и солдат на него не напасёшься. Как и офицеров, кстати. Чёртов герцог поломал все планы своим появлением и придётся выпрашивать в метрополии ещё одну стотысячную армию. Они ещё не знали какие дурацкие новости придут через два дня из Камишьена...
        Глава 35
        Глава тридцать пятая
        Последнее перемирие закончилось вечером, в 19.00. Горчаков уже ознакомился с предъявленным ультиматумом, где главнокомандующего убеждали в бесперспективности дальнейшего сопротивления, грозили новыми подкреплениями и ставили перед фактом что "Старко вот-вот останется без боеприпасов и уйдёт". Ну и объяснили на пальцах, чисто по-заклёпочному, что севастопольцы исчерпали все возможности и не следует упрямиться. Сдайте Севастополь - спасите несчастных жителей и своих же солдат!
        Убедительный документ уже начал играть свою роль (всё-таки дали неделю на обдумывание), но какие-то тайные подлые провокаторы, желающие смерти простым русским, французским и прочим людям, напакостили в Камышовой бухте. В ту ночь, которая наступила после окончания перемирия и когда обитатели Камышвиля спокойно и расслабленно отдыхали, не ожидая подлостей человеческой натуры. Моральные уроды подкрались с гор, когда даже караульные спокойно себе подрёмывали в мирном тылу и закидали бутылками с зажигательной смесью всякие пороховые склады и даже три разных канцелярии. Вырезали, сволочи, некоторых караульных, мало того, сожгли не только документы, но и жалованье в бумажных банкнотах. Хорошо хоть золото и серебро не горит, но чем провинились купюры? Что за дикость и варварство нагадить, создать панику и удрать обратно в горы?
        А когда начало светать прилетели ракеты и гаубичные снаряды. Дело в том, что пара ни в чём неповинных транспортных судна тоже попала под горючую смесь. Дерево горит и дымит, а дым, оказывается, в тихую погоду поднимается вверх. Нет, это не было целеуказателем, слишком далеко, скорее очаги возгорания в порту и на складах выдали расположение. Чёрт с ней, с ответной бомбардировкой, всё равно лишь несколько попаданий оказалось удачными, а остальная сотня выстрелов ушла мимо. Важен принцип, согласно которому всё должно было идти наоборот. Европа безнаказанно стреляет и поднимает настроение своих солдат, а русские варвары страдают, не имея возможности ответить, и дух защитников падает. И вдруг столь дикарское нарушение святых принципов войны класса "все на одного".
        Через три часа к Горчакову отправили парламентёра, потребовав пятидневного перемирия и чтобы дал ответ на применение нецивилизованных методов и оружия. Командующий схватился за голову и собрал совет, чтобы получить поддержку и разоружить диверсионный батальон добровольцев. Это единственное, что могло спасти мирные переговоры. Естественно, одобрил требование о новом перемирии.
        - Господа, с этим нужно кончать, - возмущался Горчаков, уже размечтавшийся, что наконец-то сбросит с себя бремя ответственности, сдав город.
        - Сколько можно терпеть произвол Старко и его людей, - поддакнул вернувшийся Жабокритский.
        - Но корпус Старко отвлёк на себя французов и нанёс им солидные потери, - возразил Нахимов, - иначе нас взяли бы мощным штурмом.
        - Павел Степанович, да французы хотели миром закончить, как вы не понимаете? - отстаивал свои позиции командующий, - они же сами давали нам возможность спокойно затопить оставшиеся корабли, вывести всех через северную сторону и взорвать бастионы. Даже порох обещали дать для этого, если своего не хватит.
        Нравы и порядки того времени допускали такие трактовки, как само собой разумеющееся, а вот самодеятельность и неподконтрольность Каретина и Старко никак не соответствовали общепринятому. Получалось, что в Крыму действуют разные группировки: защитники Севастополя, полевая армия и... корпус Старко. И каждый творит, что хочет. Цивилизованные интервенты просто перестанут верить на слово, а русских перестанут уважать по всей Европе. Всё-таки при Меньшикове было меньше внутренних разногласий, что ни говори.
        - Надо бы Старко с Хрулевым пригласить на совещание, - предложил кто-то из генералов, но большинство возмутилось и запротестовало.
        Добровольцев, конечно, никто не тронул в итоге, но Каретину напрочь запретили отправлять диверсионные группы в тылы противника. Кто же знал, что даже в плотной осаде имеются дырочки для проникновения. Старко по-прежнему поджидал долгожданный обоз, а лорд Раглан противостоял на совете союзников желанию французов перевести своих с восточного фланга осады.
        - Вы частично деблокируете город, господа, как вы этого не понимаете.
        - Извините, генерал, но вам хорошо рассуждать, находясь внутри наших расположений.
        Толковища, толковища, толковища... Где-то далеко уже собирались в путь французские броненосцы, чтобы показать всему миру свою мощь, а во Франции приступили к формированию дополнительного пятидесятитысячного корпуса для Крыма. И тут в прессе ряда европейских стран появились провокационные статьи. В самой Франции, благодаря мощной абсолютной цензуре, их не опубликовали, но из других стран экземпляры всё-таки проникли к французам.
        Жители десятка солидных государств ошалели от откровений по поводу Восточной войны и начали повсюду дискутировать. Понятно, что в парламенты Англии и Франции сразу поступили запросы от оппозиционных фракций, а содержание статей не обсуждалось лишь покойниками. Даже глухонемые дискутировали, доказывая что-то друг другу на пальцах и кривя рожи.
        В одной статье подробно осветили детали закончившихся ничем переговоров и снабдили достаточно дерзкими комментариями. Типа "...почему король Бельгии должен получить взамен богатых и промышленно развитых Фландрии, Валлонии и Брабанта какую-то нищую Польшу, полную мятежников..." или "...за что Австрия получит европейскую часть Османской империи, а Англия лишь Кипр и Крит, и зачем османам такая союзная помощь..."
        В другой, приводились убедительные цифры, бьющие по ушам налогоплательщиков. Те самые размеры финансовых затрат, которые уже понесли бюджеты членов коалиции. Англия - 60 млн.фунтов, Турция - 40 млн.фунтов (в единой валюте для удобства сравнения, а не в турецких тугриках), Франция - 150 млн. фунтов. И попробуй теперь докажи кому-нибудь, что цифры может быть и не соответствуют действительности. Как объяснить англичанам, что два острова стоят таких деньжищ и не проще ли было бы их просто завоевать, войдя в коалицию с... русскими? Да, они принесут когда-нибудь прибыли торгашам, но что получат с них все остальные слои английского населения, совместно платящие налоги, на которые ведётся война? И как доказать французам, что отвоевать у простенького Сардинского королевства Савойю, Ниццу и остров Сардиния гораздо дороже, чем... Ах, это будет несравненно дешевле, так зачем же вырывать больной зуб через задний проход? Да, именно такой пример имелся в статье. Даже министры не понимали что происходит, как и банкиры, которым через газету объяснили, что Россия потратила уже больше 100 млн. фунтов и ей нечем
будет платить ни контрибуцию, ни репарации. А бумажные облигации будут бессмысленными в течении тридцати-сорока лет.
        В третьей статье доводилась, что у русских имеются две "железные" дивизии и каждая из них бьёт соперников и в хвост, и в гриву. Одна в самом Крыму, где союзники уже потеряли более пятидесяти тысяч убитыми и ранеными и возможности нанести ответный удар совершенно нет. Другая делает то же самое в Восточной Анатолии и скоро русские захватят Анкару, а потом дойдут и до Босфора с восточной стороны. Мало того, таинственные источники собщали, что ещё три такие же (да, и столь же дорогие, но эффективные) уже заканчивают вооружение и скоро начнут боевые действия. России, мол, терять нечего и она идёт ва-банк, не считаясь ни с финансами, ни с людскими потерями. Готовы ли европейцы нести затраты, как в огромных деньгах, так и в сотнях тысяч убитых и раненых, всего лишь помогая магометанам властвовать в Европе? Или проще отступиться, чтобы Россия и Турция сами разобрались в своих проблемах и разногласиях, как между ними происходит последнюю сотню лет. Причём, регулярно! Да и смешон довод, что русские в результате победы сразу перехватят рынки сбыта в Средиземноморье. Они же торгуют лишь сырьём, а товары сами
закупают в Европе. Да и грузового флота у них нет и не предвидится.
        Газетные истерии дополнились ещё двумя: об огромном количестве ручьёв, впадающих в реку Клондайк на Аляске, и полных золота, и создании акционерного обществе по прокладке Панамского канала вдоль железной дороги. Мол, раз есть железная дорога, значит работников, инструменты и материалы будет нефиг делать доставлять на стройку века. Жаль, что английский и французский грузовые флоты заняты на войне и значит все доходы от огромных карго-перевозок из Европы в Америку достанутся голландцам. Грандиозная шумиха накрыла европитеков и многие ждали, когда начнут распространять акции столь выгодного предприятия. Цена прогнозировалась большой, но подъёмной - сто фунтов за акцию. Среднему классу, а уж тем более, богачам, вполне по карману.
        Поразительно, но сами ценные бумаги были отпечатаны на высококачественной бумаге, но покупать приходилось через посредников, настолько востребованы они оказались. Продажи шли, как с рук, так и через некоторые банки (которые в частном порядке заинтересовались комиссией в 5.2%). И никуда не деться, ибо практически все банки являются частными предприятиями и могут проводить операции с ценными бумагами. Это потом, через пару месяцев, когда исчез и зиц-председатель АО "МММ", и мелкие исполнители, следы привели в Мексику, где почему-то растворились. Попаданцу было страшно стыдно, но следовало поддержать память покойного императора и реализовать его завет по разорению зажравшейся Европы. Пусть лучше евроденьги пойдут на пользу русской армии и ганноверско-фризского военно-морского флота, чем на снабжение интервентов. Он не понимал (или не хотел понять), что поступил плохо и бесчестно, а если и понимал, то утаил от всех.
        Под Севастополем временно сложилась патовая ситуация, когда союзники ждали указаний от своих правителей, а Горчаков с лизоблюдами - из Петербурга. В какой-то момент Раглан договорился-таки с Боске, и выделил восемнадцать батальонов на очередную атаку. Французы добавили сорок и все дружно атаковали русских Старко-Хрулева.
        Глава 36
        Глава тридцать шестая
        Трудно воевать остатками боеприпасов, которые стремительно подходят к концу. Вот уж где героизм пришлось проявить в конце боя. Хрулевцы отбивались штыками и палашами, а бронированные спецназовцы орудовали клинками (в два фута длиной). Слава богу, что интервентов до этого проредили настолько, что сплошных шеренг у них не наблюдалось от слова "совсем". Какие-то отдельные схватки по всей линии, когда люди уже не соображают ничего и даже команды чудом уцелевших командиров не воспринимают. Да, отбиться удалось, но потери велики: Хрулев - семь тысяч убитых и раненых, Старко - более пятисот убитых и полторы тысячи раненых. Попаданец сам стоял вместе со всеми и работал двумя клинками, как стальная мельница. Камуфляж, как у многих, в клочья, бронепластины погнуты, на каске тоже места живого нет. Союзники потеряли под двадцать тысяч и завтра наверняка новых пришлют, чтобы добить оставшихся.
        И ни одного варианта, чтобы уцелеть. Раненых не бросишь, стрелять тупо нечем, обоз не успел доползти - вот тебе и суперсовременное оружие. Даже для штуцеров и гладкостволов пороха нет. И взять его негде, кроме, как с брошенных вражеских трупов и раненых. На своих, увы, ничего не осталось. Ну что же, остаётся пошариться по подсумкам врага, чтобы хоть чем-то полезным заняться. Парламентёров, кстати, тоже не видать. Интервентам в данной ситуации перемирие нафиг не нужно. Завтра соберут толпу и перестреляют всех, кто выжил.
        - Степан Александрович, друже, забирай своих, грузи раненых сколько вместится и уходи в Бахчисарай сейчас, ночью, - просительно приказывал Старко, - нужно сохранить ветеранов.
        - Ну как же так, Олег Саныч, неправильно это.
        - Мы останемся с тяжёлыми ранеными и будем хоронить наших убитых. Нет смысла завтра всем погибать. У тебя опытные бойцы и они ещё пригодятся армии.
        - Ну, а как же ты и твои?
        - Будем отбиваться, благо бронированы в отличие от твоих и сможем ещё многих утащить за собой на тот свет. Господин генерал, это приказ, изволь выполнять немедленно. Возражений не принимается. Не нужно, чтобы завтра они рванули в погоню, тогда все без толку погибнем.
        Друзья, полностью сблизившиеся за последние месяцы, несмотря на разницу в возрасте, обнялись напоследок. Старко вспомнил Анголу, где ему пришлось одному прикрывать отход РДГ. История повторилась, но уже не в одиночку. В темноте собирали лишь подсумки, таскать вражеское оружие явно не имело смысла. Самые выносливые отливали пули в пулелейках, всё-таки сестрорецкий калибр отличался от вражеского. Понятно, что хватит лишь на первые минуты, но хоть что-то.
        У французов, оказывается, свои проблемы имелись. Те, кто вернулись, принесли вроде бы радостную новость - "...русские на грани...", но ясно что завтра не все вернутся из боя. "Иблисы" наверняка утащат за собой в ад ещё две-три тысячи. Практически никто из рядового состава не хотел стать "последним погибшим перед самой победой", да и где она та победа?
        - Что будем делать, господин генерал, если именно завтра к Старко подойдут свежие подкрепления от русской армии? - задал естественный вопрос лорд Раглан.
        - Не знаю, мсье, мало того я даже не знаю как заставить солдат идти туда, дисциплина совсем упала, - ответил Боске, - того и гляди начнут дезертировать массово.
        - Куда им сбегать в этой стране, мон женераль? - грустно усмехнулся англичанин.
        Обоим было понятно, что остались без резервов и оголены осадные позиции. Если подойдёт русская армия, а флот с подкреплениями и боеприпасами так и не прибудет, то все окажутся в гигантской мышеловке. Лагеря переполнены ранеными, а диверсия в Камишьене резко уменьшила запасы пороха. А что делать, если корпус Хрулева-Старко сдастся? Где набрать достаточно охраны и продовольствия для их содержания? Вот и получилось, что пришлось делать ход конём, но с поправкой на ночное время. Парламентёров с предложением о трёхдневным перемирии отправили очень ранним утром, когда только чуть-чуть посветлело.
        А что делать, когда у разных подружек и погремушки разные? Старко не знал что творится в лагере интервентов и какие проблемы их одолевают, а те не знали, что происходит у русских. Поэтому Раглан и Боске отдали странный приказ в надежде, что за эти дни долгожданный флот поддержки всё-таки прибудет, а русская армия ещё никого не пришлёт. Им даже в голову не могло прийти, что никто из русского командования на воле и не собирался помогать ни Старко, ни Хрулеву, а севастопольским также не до них.
        Единственное новое, что парламентёры внесли в стандартный протокол, так это то, что десяти тонн пороха не будет из-за диверсии в Камышовой бухте. Мол, сами остались без запасов. Врали, конечно, был ещё порох в пороховницах, но поди проверь. А когда посланники вернулись до них не было особого дела союзным генералам.
        - Приступить к вывозу раненых и заняться похоронами убитых. Исполнять! - вот и вся реакция еврокомандующих.
        Абсолютная нелепость, пусть и оправданная ситуацией, спасла остатки русского воинства. Чудес не бывает, но изредка и они случаются. Всё зависит от точки зрения и угла под которым рассматривается проблема. И, конечно же, информированности...
        Ближе к вечеру появились... хрулевцы, ограбившие собственный обоз. Оказывается они встретили его по пути уже под утро, забрали порох и пули, а заодно подвезли кое-что для бойцов Старко. Столько, сколько удалось навьючить на имевшихся лошадей, не теряя мобильности. Почти девять тысяч ветеранов, восстановивших свою дееспособность. А две тысячи генерал отправил с ранеными, чтобы охраняли по дороге и помогали бедолагам по возможности. Сам обоз доберётся лишь завтра в первой половине дня, охраняемый казаками Хомутова. Кстати, диверсионному батальону тоже подарки везут, чтобы через северную сторону передать. В основном, снаряды для гаубиц, парочка самих суперпушек, ну и патроны для "старковок". Да вдобавок имелось несколько подвод с порохом для севастопольцев.
        Ну, еврота, теперь держись, коли допустила промах и проявила интеллигентский либерализм!
        Самые новейшие из всех новых новостей огорошили Европу, создав первую трещину в фундаменте коалиции. Король Пруссии Фридрих Вильгельм Четвёртый и император России Александр Второй подписали договор, именуемый "Пакт о ненападении" сроком на двадцать лет. Вроде мелочь пузатая, так как Пруссия всё равно не участвовала в Восточной войне, но евролидеры почуяли тревогу. Такой договор вполне может перейти в военный союз. Да и Австрии следует подумать о своих амбициозных разборках с северным соседом на тему того, кто главный немец в Европе. Естественно, что союзники больше не могут рассчитывать на северогерманскую помощь, даже в вопросе предоставления им права прохода их наземных сил через королевство на восток.
        Но это где-то далеко, а под Севастополем пошли подвижки. Союзники наконец-то получили подкрепления и припасы и начали вести подсчёты. Трицать тысяч турок смылись в Трабзон, вместе с Омер-пашой. Практически в Крыму осталось лишь два участника коалиции из четырёх, так как из Сардинии никто пока не прибыл, а те, что были, почти все или похоронены, или до сих пор ранены (даже если симулируют). Количество раненых французов и англичан, плюс небоевые потери, катастрофическое и зашкалило за все мыслимые пределы. Десять тысяч англичан и двадцать тысяч французов, прибывших в Балаклаву и в Камышовую бухту не очень-то и восполнило потери. Да, корпус Старко уменьшился до четырнадцати тысяч, но снова вооружён до зубов. Русские сохранили много пушек, а вот с кораблей из-за моря прибыли слёзы, всего восемьдесят орудий разного калибра. Гораздо больше было выведено из строя за последнее время.
        Попытка штурма осаждённого города с запада и юга (ибо на востоке мешают Старко и Хрулёв) вышла крабом, то есть боком. Сестрорецкие винтовки с пулями "старко" превосходили в дальности, меткости и скорострельности любые штуцеры самых передовых разработок. Какой толк от пули Минье, если ей стреляют три раза за две минуты и она имеет смысл (хоть какой-нибудь) лишь до восьмисот метров? И не очень-то попадает в цель. Восемь тысяч стрелков и несколько сотен диверсантов, удобно устроившись в позиции "лёжа", тупо расстреливали наступавших евровояк без необходимости контратаковать с пристёгнутыми штыками. Впервые русская стрельба оказалась гораздо лучше русского же штыкового боя. Потеряв в первый же час более восьми тысяч убитыми и ранеными, союзники уползли обратно в норы, зализывать раны. Лорд Раглан отправил в Лондон письменный вопль с просьбой о массовом производстве казнозарядных винтовок с раздельным заряжанием. Ясно, что штуцеризация отжила своё.
        Понятно, что случившееся расстроило Горчакова и его верных помощников. Он передал временное верховное командование Остен-Сакену и отправился в Симферополь. То ли о чём-то договариваться, то ли нервишки подлечить, а может и помогать семидесятитысячной армии делать вид, что активно воюют (нужное подчеркнуть). Сакен, слава богу, доверил фактическое главенство Нахимову, за что впоследствии был награждён и получил личную благодарность от императора. Может и не за это, но сие неважно.
        Под Чёрной речкой никто больше не нападал, так что, оставив Хрулева на хозяйстве и прицепив пушки к супер-передкам, Старко рванул в гости. Там удалось славно устроить "балаклавское чаепитие" с дистанции в три версты. Потопили и подожгли семь английских кораблей (остальные позорно сбежали), расхерачили новенькие отремонтированные причалы (пусть снова восстанавливают, если такие умные) и разбомбили склады (временно деревянные). Всё на виду, как и положено в тылу, так чего же не нагадить англичанке, раз у неё всего много. Пусть ещё привезёт за тридевять земель. По окончании праздника пиромании и разрушительной секретной пироксилинизации русского оружия, очень даже грамотно и дружно сдристнули восвояси. Конечно, англичане отправили своих, чтобы прекратить безобразие, но когда лупасят со скоростью тридцать тысяч выстрелов в минуту, сложно кого-либо атаковать. Потеряв тысячи три, наглы стали покладами и попрятались, не желая больше защищать вверенное им имущество.
        Количество дураков среди интервентов резко уменьшалось по разным причинам, а желающих и дальше воевать за непонятные цели, вполне возможно просто не осталось. Одно дело, когда кричишь "гей-гей, турумбей" и совсем другое, когда тебя колбасят с этим же радостным воплем. Впервые появились предположения класса "русские нас обманули!".
        Глава 37
        Глава тридцать седьмая
        Вся Британия обсуждала беззубость английского флота, как оказалось, обманывавшего королеву, парламент и народ. Гордые заявления о победах на Балтике, в северных морях, под Петропавловском и в Азовском море оказались блефом. Разрушая рыбацкие деревушки в Финляндии, моряки рапортовали об уничтожении русских крепостей и мощных верфей, которых там отродясь не было. Под малюсеньким русским городком Геническ, оказывается было уничтожено ракетами шесть кораблей из девятнадцати. Потери судов под Балаклавой, Евпаторией и Севастополем просто не упоминались дотоле в прессе.
        Так называемое "абердинское правительство" село в лужу, а Первый Лорд Адмиралтейства Морис Беркли привёл в свою защиту, что он был против участия в Восточной войне. "На что потрачены гигантские средства?" - звучало лейтмотивом практически всех парламентариев и даже дворян, находящихся в оппозиции к королеве. Почему одна русская "стальная дивизия" вывела за несколько дней из строя пятидесятитысячный корпус союзников? А если их станет три или пять? И всё это ради двух островов в Средиземном море или интенданты таким образом наживаются на войне? Как и банкиры.
        Никто не хотел даже слышать о "политических нюансах и выгоде", все задавали вопрос, когда прекратится издевательство над здравым смыслом. В Британии начались разговоры о выходе из военных действий, если русские, обманувшие весь мир, выпустят их из ловушки. Забота об интересах Турции и Австрии стала моветоном, а Наполеона Третьего открыто называли "кукловодом". Будущая славная викторианская эпоха оказалась на грани катастрофы.
        Из-за шумихи и в связи со сменой Первого Лорда флота действия летучей морской эскадры прекратились, англичане отозвали её в Турцию. Лорд Раглан, стараясь предвосхитить возможность сепаратного договора с русскими, готовил свою группировку к отходу в разгромленную Балаклаву. Всё замерло от обещания Франции применить на море своё чудо-оружие, которое позволит резко изменить ситуацию и обеспечить быстрый разгром всех севастопольских укреплений.
        - Гляньте, господа, что мне прислали из Ганновера, - Старко развернул на столе несколько рисунков и чертежей.
        - Что это за чудо-юдо? - спросил Хрулев.
        - Это и есть то оружие, которым грозятся французы. Плавучие бронированные батареи с морскими четырёхдюймовыми орудиями. Забавно, но они устарели, когда мы начали производить гаубицы.
        - Как это, Олег Александрович, ведь действительно грозные.
        Пришлось объяснять, что бортовая броня всего лишь четыре с половиной дюйма и стальные гаубицы такую пробивают. А так как сами суда неустойчивы и боятся даже лёгкой волны, то их можно перетопить без труда из-за громадных размеров. Палубная броня всего лишь дюйм и её можно будет пробить с дистанции в три вёрсты навесным огнём, если попасть. Любая течь приведёт к потоплению. Когда французы проектировали эти суда они не знали о стальных пушках и пироксилине.
        - Осенью эти мертворожденные корабли предполагают доставить в Чёрное море и испытать на наших прибрежных городах.
        - Так нужно доставить чертежи в Севастополь, чтобы ознакомить Нахимова.
        - Степан Александрович, зачем рисковать ценными секретными документами при перевозке? Я пригласил к нам адмирала Нахимова и майора Юнгвальта для ознакомления и подготовке к встрече сей вундерваффе.
        Да, Наполеон Третий рассчитывал на зародыши броненосцев и пытался удержать союзников в узде сплошными обещаниями. Он даже пошёл на резкое увеличение финасовых расходов, чтобы прислать в Крым побольше войск и лёгких пушек. И вообще нужна была яркая победа хотя бы в одном бою, хоть с кем. Идеальным будет снять осаду, собрать всё армию интервентов в единый мощный кулак, смять Старко и двинуться навстречу русской полевой армии, пока имеется численное превосходство. После победы в решающей большой битве император будет на белом коне!
        Бессмысленные штурмы Севастополя прекратились из-за скандалов в Европе, но война продолжалась. Горчаков отозвал из Феодосии барона Врангеля, выделил ему десять тысяч солдат с гладкостволами, две пеших устаревших батареи трёхфунтовок и передал в подчинение Старко. Красивейший рапорт ушёл в Петербург о том, что под мудрым руководством командующего теперь имеется три отличных генерала и "линия Старко" значительно укреплена. Правда повышать в чине героя последних месяцев он не стал - это сделал сам Александр Второй, сделавший Старко генерал-лейтенантом и наградивший его орденом Владимира второй степени. По переписке, естественно. В любом случае, Горчаков проявил себя с положительной стороны и эту стороны всячески оттеняли родственники при дворе.
        Нахимов и Юнгвальт ознакомились с чертежами и вернулись в осаждённый город, чтобы проанализировать информацию и выработать грамотную стратегию уничтожения морских тихоходов-левиафанов. Идеальным было бы их утопить недалеко от Севастополя, а после войны поднять со дна и использовать по своему усмотрению. Страха же перед этими громозеками не было.
        В конце июня прибыл второй личный батальон Старко, полностью бронированный и вооружённый пятизарядками "старко". У них имелось две батареи пеших стальных пушек, восемь ракетных установок и вдосталь боеприпасов. Пришла пора подумать над своим дальнейшим поведением, но сначал нужно посчитать цыплят, по восемь ли они?
        Барон Карл Егорович Врангель не так давно командовал Хрулевым, но на войне всё быстро меняется. Его самого в какой-то момент задвинули в Керчь, куда был прислан ещё один Врангель. Писарчуки в Петербурге могли перепутать чисто технически, а теперь приходилось всю эту мешанину разгребать. Тот же Старко уже запутался в братьях и кузенах Горчаковых, которые были повсюду. И ещё один вообще занимался внешней политикой.
        В любом случае, генерал-лейтенанту Врангелю помогли, перевооружив его солдат трофейными штуцерами и отрядили держать южный фланг своей линии. Балаклава недалеко, пусть прикрывает. К самому Хрулеву вернулись те две тысячи, которые доставили раненых в Бахчисарай. С ними вернулись ещё две тысячи, оправившиеся от ран и способные нормально воевать. Остальных выживших, но покалеченных комиссовали и вернули в Россию. Таким образом под рукой Хрулева стало тринадцать тысяч ветеранов с толковым вооружением: сестрорецким и трофейным нарезным. Из раненных панютинцев вернулась тысяча и теперь бывшая дивизия насчитывала пять с половиной тысяч бронированных стрелков и пятьсот тяжёлой конницы. Таким образом весь корпус генерал-лейтенанта Старко имел тридцать тысяч стрелков и кавалеристов, включая прибывший батальон спецназа. Артиллеристы шли отдельным списком, имея полторы сотни стволов разного качества и ракетные установки.
        Жизнь наладилась, но император в личном письме попросил очистить правый край правой же французской атаки и передал в состав "линии Старко" два редута - Селенгинский и Волынский. С одной стороны, вроде упорядочивание подчинённости тех или иных объектов, а с другой, придётся атаковать цеплявшихся за свой край осадных линий французов. Конечно, в Петербурге гораздо виднее, чем здесь, на месте и флажки на карте более качественнее. Пятьдесят тысяч моряков и солдат наверняка обведены кружочком с надписью "в осаде", ещё тридцать тысяч помечены "атакующая линия", эдакая бульба от Бахчисарая до Симферополя изображает семьдесят тысяч "основная армия", а тоненькая полосочка от Инкермана до Перекопа как бы "двадцать тысяч казаков". Главное, что отрезали Евпаторию от потенциальных народных кормильцев мясом. И теперь продовольствие попадает союзникам лишь из-за моря, где дешёвые телушки, да дорогой перевоз.
        Русские солдаты и офицеры дружно раскатали губы, понадеявшись на то, что всеевропейская газетная шумиха выведет Англию из войны, но не учли менталитет. Традиции, консервативность и пока сохраняющаяся вера в королеву "которая найдёт выход", сохранили устои общества. Те самые, которые помогали стране устоять в сложные времена в течении столетий. Смена правительства обнадёжила народ, который поверил что наконец-то всё будет пучком.
        Австрийцы вели какие-то тайные переговоры с русскими, но даже о самих толковищах ничего не были известно. А вот сардинский король извернулся и собрал двадцатипятысячное воинство из отбросов, готовых на всё, чтобы отправить в Крым. Главное, вовремя отметиться, чтобы сохранить право на кусочек пирога.
        Союзники наметили на осень морскую атаку на Николаев, чтобы закрепиться в тех местах, а под Севастополем готовили что-то таинственное, но грозное. Например, пошлют всю орду прибывающих, включая сардинцев, чтобы опять опустошить боезапасы Старко. На святое дело солдатни не жалко, заодно будет экономия на продовольствии, когда те погибнут.
        Последний участник коалиции, окопавшись с тридцатитысячным корпусом в Трабзоне, лелеял мечты отправиться на черноморское побережье Кавказа, но пока усиленно чесал репу из-за того, что русские захватили Гюмюш-хане. Первая же попытка штурма потерянного города оказалась плачевной. Омер-паша рассчитывал на ответную штыковую контратаку, чтобы применить картечь, но русские не поддались на провокацию, а наоборот отсиделись в обороне, выкосив больше трёх тысяч османов. Теперь нужно сидеть, как мышь в чёртовом Трапезунде. Передислоцироваться нельзя - город-порт сразу будет захвачен неверными, остаётся ждать подкреплений, которые пообещал прислать султан. Можно, конечно, вывести войска из Болгарии, перекинув их сюда, но тогда оголятся Балканы. Так что придётся ждать англо-французского успеха в районе Бугско-Днепровского лимана. Значит вторая половина лета будет потеряна.
        Кстати, французы не теряли время даром, полностью оградив подходы к Камышовой бухте несколькоми патрульными линиями круглосуточного действия. Теперь у диверсантов не было возможности подобраться к военным ценностям. Сверхдальняя гаубичная стрельба тоже не имеет смысла без добротной корректировки, слишком далеко в нынешние времена, когда рации ещё не изобретены. Так что народ мудрил по обе стороны, проедал продовольствие и откровенно валял дурака, всё больше окружая себя защитными сооружениями и покрепче окапываясь.
        В Петербурге ходили досужие разговоры о том, что часть высокотитулованных вельмож и сановников создаёт и вооружает личные отряды в своих поместьях. Нет, не для того, чтобы отправить в Крым или в Закавказье. Эти умники собирались примкнуть к победоносной русской армии, когда та начнёт завоевание Болгарии. Так что тратили огромные средства, закупая все виды револьверного оружия для своих башибузуков и солидное количество патронов. Естественно, что компаньоны Старко получали сверхприбыли, торгуя дорогим оружием и боеприпасами.
        Глава 38
        Глава тридцать восьмая
        Девятого июля во второй половине дня Старко собрал на военсовет Врангеля и Хрулева. Пора было очистить всё пространство вплоть до Килен-балки от французов.
        - Господа генералы, это разгрузит северную сторону и позволит передвинуть наши позиции на более удобные места.
        - А если союзники начнут ответное наступление? - резонно удивился Врангель.
        - Для этого вы со Степаном Александровичом и прикроете меня.
        Олег собирался ударить по отдельным разбросанным позициям врага и добраться до второй и первой параллели. Тогда будут деблокированы Селенгинский и Волынский редуты, а Забалканская батарея сможет сосредоточиться на французских позициях за Килен-балкой. Конечно, придётся снова окапываться и обустраиваться, но уже поближе. Впрочем он осмелел потому что очередной обоз с боеприпасами был уже на подходе, хотя боезапаса из-за простоя было вдосталь.
        - Олег Александрович, а вдруг враги догадаются о подготовке и приготовят в эти дни контрмеры?
        - Не успеют, Карл Егорович, мы начинаем артподготовку через десять минут, а выходим через час после её окончания. Вы же начинайте перегруппировку через полчаса после нашего выхода.
        О ещё одном резерве, который должен был прибыть на днях, Старко пока не стал сообщать. Лишь забрал три тысячи пехотинцев у Хрулева, чтобы зачищали за Старко всё захваченное (на всякий случай). Семь тысяч вроде мало, но когда они бронированы и часто стреляют, то могут навалять и удвоенному противнику. Или утроенному - это уж как бог пожелает. Тем более, много ли выживет после гранат и классных снарядов?
        Верхушки холмов были обстреляны без проблем и вражеские батареи задавили практически сразу, а вот с низинами пришлось повозиться. Хорошо, что зажигательные ракеты навели шороха, ибо трудно сопротивляться, когда даже земля под ногами горит, пусть и недолго. Смеркалось быстро, но позиции лягушатников выделялись освещением. Потом в сторону траншей и тех, кто там шевелился, пошли "спешенные рыцари". Прекрасно питающиеся не первый год, в великолепной атлетической форме, сильные и наглые. Они шли не на парад, колонной, а вразброс, пригинаясь, вскарабкивались на склоны, сначала стреляли и лишь потом вступали в рукопашную. Явно, что православный бог помогал своим детям в столь ответственный момент, так как у хрулевцев зачистки работы было мало.
        Первые сбежавшие уже доложились по всей форме, трясясь от внутреннего гормонального процесса, именуемого "ужас". Генералу Боске доложили об этом и он приказал сформировать хоть что-то, чтобы ударить по южной части "линии Старко", а к утру получить подкрепления из Камишьена. Каждому своё и к полуночи Хрулев и Врангель крушили и косили бедолаг быстрого реагирования, а панютинцы Старко уже освободили от посетителей первую восточную параллель и все ретранши возле неё. Жути добавили из Волынского люнета, предупреждённые заранее, обстреляв вторую параллель. К двум часам ночи от французов к востоку от Килен-балки остались лишь несгоревшие палатки и брошенное оружие. Увы, вредный комадующий не дал ни отдохнуть, ни, тем более, поспать. Вражеские траншеи шли с запада на восток, а теперь пришлось окапываться в юго-восточном направлении на склонах холмов вдоль балки.
        Отбившие ночную атаку врангелевцы таскали пушки Старко, будучи наиболее бесполезными элементами группировки, но даже не рисковали возражать. Хрулевцы отсыпались, ибо им с утра всех придётся защищать, когда подойдут французы из подкреплений. Хотя, после десятикилометрового марш-броска в горной местности, не очень-то и повоюешь. Остальные работали из последних сил. Всё-таки предстояло обустроить почти полсотни стальных полевых пушек, главную и реально грозную силу корпуса.
        Утром, как и предполагалось, резервы начали прибывать к франкам, но видя их состояние генерал Боске махнул рукой от горя. С другой стороны, если к ним добавить сардинских пиявок, то можно очень даже заставить Старко потратиться. Тем более, что южный фланг возмутителя спокойствия явно занимали не самые лучшие русские воины. Вдруг, если там сконцентрироваться, удастся пробиться нахрапом? Боске, вообще-то, уже осточертела эта дурацкая война и он очень сожалел, что Пелисье погиб ещё при битве под Евпаторией. Какой-то русский стрелок с дальнобойным ружьём случайно попал. Иначе сейчас голова болела бы у Пелисье. Да, генерал понимал, что война будет проиграна, если русские медленно, но верно переходят на казнозарядное оружие. Безумно дорого, но очень перспективно. Добавить сюда соблюдение гигиены и резкое уменьшение небоевых потерь. Плюс, персональное бронирование части стрелков. Где-то за Чёрной речкой у них находится полевой лазарет и изрядный запас медикаментов. Не может такой человек, как Старко, воевать без нужных и важных вспомогательных подразделений.
        Штурм начался на следующий день, очень рано утром, едва начало светать. Увы, картина повторилась и практически все сардинцы, шедшие впереди, перед французами, были выбиты. Боске вовремя отдал приказ к отступлению, а после запросил перемирие, сразу выделив десять тонн пороха. Никто не знал, почему генерал так не любит Сардинское королевство, да и выглядело всё достаточно обыденно. Если король Виктор Эммануил Второй пришлёт ещё тридцать тысяч, то тогда Франция может просто отобрать Ниццу и Савой у пьемонтцев без боя и не входить в непонятный сговор с Австрией.
        - Опять столько добра потрачено, - почему-то старчески бухтел барон Врангель, которому было всего лишь пятьдесят девять лет, - Олег Александрович, во сколько же вам война обходится?
        - Безумно дорого, Карл Егорович, не хочу сумму даже озвучивать, всё равно не поверите.
        - Понимаю и сочувствую. Эдак государь с вами никогда и не расплатится.
        Действительно, расходы исчислялись миллионами хотя договор с Пруссией резко облегчил транспортировку грузов из Фризии и Ганновера в Россию. Тем более, что на территории Пруссии вовсю строились железные дороги. Несколько месяцев войны обошлись в такую мощную копеечку, что никакие махинации не покроют. Проект "МММ" подходил к концу, продали со скрипом сорок тысяч акций по сто фунтов за штуку, самому Старко подогнали лишь два миллиона фунтов. Остальное ушло в оплату исполнителям или было украдено. Главное, что активисты уже растворялись в неизвестности, а европеоиды пока продолжали искать возможность ещё красивых бумажек прикупить. Самый удачный момент для самоликвидации.
        Попаданец вспоминал, как в перестройку его знакомый попал на красивой, но подлой финансовой операции. В Алма-Ате организовали эффектную замануху в 1992 году, якобы только для знакомых и не треплющихся. Так знакомец вложил туда сорок миллионов рублей, полученных в кредит, а через два месяца получил восемьдесят (по договору). Обрадовавшись халяве (доллар-то рос не так быстро, да и кредит можно было возвращать рублями, без индексации) он всеми правдами и неправдами набрал кредитов на сто двадцать лямов. И умолчал, зараза, о предоставившейся возможности, когда первую прибыль получил. Зато сразу примчался поныть, узнав что его новый взнос накрылся медным тазом, как и у других "посвящённых". Их оказалось много и все "хранили тайну быстрого обогащения". Организаторов так и не нашли, а скорее всего даже не напрягались. Силовые ведомства тоже хотели кушать регулярно и вкусно. А вот сам "МММ", по мере роста курса доллара, поддержал многих знакомых пенсионеров, как ни странно. Люди продавали их акции по более высокой цене, а потом снова покупали и снова продавали в течении долгого срока. Кстати, именно в
Алма-Ате курс доллара вырос с тысячи двести рублей до пяти тысяч всего лишь за несколько дней, когда Казахстан выперли из рублёвой зоны. Тогда изо всех республик приезжали в Алма-Ату на перемыв рублей в доллары, а баксов в рубли. Прикольно, но алма-атинские посредники нажили больше всех в тот период.
        Ознакомившись с только что полученными от Вересова цифрами, Старко грустно почесал затылок. Великий герцог хотел миллион талеров за провинцию Ольденбург, сто тысяч за крошечный Дельменхорст и триста тысяч за столицу. После чего готов был распродать в частные руки свои дворцы и прочие охотничьи домики и переехать в Любек. Титул оставался за ним, да и ладно, зато все земли окончательно станут нашими. И придёт время пытаться затащить под свою руку Бремен со всеми музыкантами. В Старкоград ушёл одобрямс, так как хотелось определённости и стабильности.
        Правда итоговый баланс война-индустриализация-разработки-оружие-боеприпасы-формирование армии удручал. Два миллиона фунтов весом в двенадцать миллионов рублей будут вскорости потрачены. Другую махинацию затевать не хотелось (и так по краю лезвия прошёл), а постоянный приход - лишь пряности и кофе Цейлона и доля в золоте Балларата. А, ну да, и двадцать процентов в доходе Круппа. Конечно, в загашнике останется миллиончика три в рублёвом эквиваленте, но вдруг Бремен захочет войти в состав Фризии-Старко? Хоть мировую бумажную валюту вводи и продавай её за иноземные тугрики. Эх, ну почему попаданец учил военное дело, а не какую-нибудь экономику с финансами? В крайнем случае, научился бы быть ловким пронырливым манагером или дистрибьютором. Наверняка сейчас был бы всемирным триллиардером, тайным повелителем земного шара. Другие-то так умудряются в книгах!
        А может судьбина такая, невезучая? Сколько роялей не давай - всё без толку. Нафига, спрашивается, отказался от доли в интенсификации патриаршьих земель? Уже столько её перешло на новые рельсы, что не только церковных крепостных накормили, но и экспорт продовольствия намного вырос. Правда, чуток боком выходит. Всё меньше самих крестьян требуется для обработки земли. Хорошо, что высвобождающиеся руки используются в развивающейся сельской промышленности. Но завтра начнут образовываться уже излишки рабочих рук, а для них в городах пока нет массы рабочих мест. И что теперь, умолять церковь строить заводы и фабрики в городах? Тогда получится своеобразное теократическое государство, а либералы и интеллигенция будут ругаться и возмущаться. Это ведь они - ум, честь и совесть народа, а не церковники. Да и какая это цивилизованность, когда чиновники будут вытеснены монасями и перестанут уворовывать всё, проходящее через их руки или находящееся в зоне их ответственности.
        Народ не поймёт и не поддержит, коли власть первого сословия потихоньку перейдёт в руки второго. Нет-нет, такое допускать нельзя! Пусть уж лучше дворяне измываются и беспределят, а чиновники воруют, чем...
        Глава 39
        Глава тридцать девятая
        Пользуясь начавшимся перемирием, генерал Боске отдал приказ срочно эвакуировать французские позиции подальше от Килен-балки. Новые траншеи потянулись вдоль Докового оврага, чтобы иметь полторы версты до новой линии Старко. Перемещали всё: и солдат, и орудия, чем разгрузили всю юго-восточную часть осадных позиций, примыкавшую очень близко к Камчатскому люнету. Англичане сначала возмущались, так как все позиции правой Ланкастерской батареи оказались оголены. Но наткнувшись на упёртость лягушатников в принятом решении начали освобождать свой холм, где им так уютно жилось во время осады. Опять загубили много лошадей, перетаскивая тяжеленные орудия за овраг. На гору Воронцова затащить за два дня не удалось, поэтому окапывались на склонах, причём временно.
        Нашёлся ушлый американский журналист, задавший вполне любопытный вопрос:
        - Мсье генерал! Английская группировка примерно одинакова по количеству с корпусом Старко. Как вы думаете, каков будет исход сражения, если бы они столкнулись в прямой схватке?
        Ответ Боске прозвучал честно и откровенно.
        - Тогда от англичан останется лишь память и корабли в море.
        Лёгкая шутка дошла до лорда Реглана, который хворал последнее время. Неизвестно, то ли он обиделся, то ли осознал истинность, но через несколько дней фельдмаршал умер. Пришлось ждать нового командующего для англичан.
        Через пару дней после окончания перемирия прибыл ожидаемый Старко сюрприз. Оказывается, ещё два года назад, началось формирование сводной дивизии на деньги и под контролем патриархии. Бронированный стрелковый полк из пяти батальонов по тысяче солдат в каждом, вооружённых сестрорецкими винтовками и револьверными ружьями. Артиллерийский полк из четырёх батарей полевых стальных орудий Круппа и восьми гаубиц. Ракетный дивизион с шестнадцатью установками. Полк бронированной кавалерии (тысяча всадников) с револьверными ружьями русского производства. Дорогущее подразделение сразу перешло в подчинение Старко согласно имеющимся документам. Причём, очень мобильное, даже пехотинцы приехали на лошадях ганноверской породы. Не тех, которые скаковые для соревнований, а тех сильных и быстрых из которых скаковую породу и выводили. Дивизию временно возглавлял отставной генерал Иоганн Штюрмер, когда-то перешедший на сторону русских во времена вторжения Наполеона.
        - Принимайте, Олег Александрович, наших орлов. Всё, как вы тогда рекомендовали. Ну и Алексей Платоныч здесь, - доложился Штюрмер.
        - Благодарю вас, Иван Иванович, - искренне приобнял генерала Олег, - ну, здравствуй Алексей!
        Самый младший Каретин радостно обнялся со своим другом с детских времён.
        - Здравствуй, Олег Саныч, очень рад!
        - Сначала Андрея вызовем, а то он тебя давно не видел.
        Слишком мало ближников было у Олега, вот и приходилось тасовать их туда-сюда. Вначале Андрей занимался становлением ганноверской армии, затем оправился немного поуправлять создающейся патриаршьей дивизией, а потом ушёл в Крым с батальоном диверсантов. Алёшка после него руководил ганноверцами, затем фризами, после чего был вызван к монасям-воинам. Теперь Егор Костромин формировал ганноверцев, завершая хоть одно дело. Понятно, что потом на него повесят армию Фризии, а до Крыма он навряд ли доберётся.
        Бои временно затихли, так как союзники ожидали новых подкреплений. Остро встал вопрос с сардинцами. Их король, создавая свою армию, увеличил государственный долг в четыре раза. От вроде бы образцовых ста тысяч солдат осталось лишь восемьдесят пять тысяч. Если он снова пришлёт набранный где попало мусор, недолго и до межгосударственного скандала. Видимо придётся отправлять корпус из нормальных солдат, но тогда собственная армия сократится и заметно. Поразительно, но сардинцам в реальной истории пришлось легче и веселее. Их посылали в бои, а они, то разбегались, то, подойдя к полю боя, разворачивались и строем уходили прочь. Глядя на них английские солдаты отказывались воевать и французы всю кампанию тащили на себе.
        Карта с расположением русских и нерусских позиций постепенно перерисовывалась. Пустота между Килен-балкой и Доковым оврагом так и тянула её занять, но тогда более пятисот вражеских пушек разных калибров смогут её обстреливать. А это нежелательные потери. Видимо, сейчас выгоднее вести контрбатарейную перестрелку и ждать, когда же полевая армия выделит тысяч двадцать пять, а то и тридцать, чтобы окончательно взять Балаклаву. Тогда Камышовой бухте придётся стать пристанищем для всех союзников, а это чревато при дальнобойном гаубичном обстреле.
        Прекрасную инициативу захотел проявить Горчаков, чтобы сходу взять полупустую Евпаторию, не влезая в разборки под Севастополем. Увы, Старко предупредил его, что могут подойти военные корабли и просто бомбардируют город. Переписка велась, но нормальный общий язык не находился. Тем более, что все участники боевых действий ждали, чем закончатся тайные переговоры Франца-Иосифа с Александром. Предполагалось, что результат будет оглашен в середине июля.
        Отход французов значительно облегчил положение севастопольцев в восточной части города, а в Камчатский люнет перетащили батарею стальных полевых пушек. Фактически всё пространство между Доковым оврагом и Лабораторной балкой оказалось в радиусе картечной стрельбы, что немаловажно для борьбы с пехотой. В первую неделю июля англичанам прислали генерала Симпсона и тот чуть не удавился от реалий. Ну, или удивился странностям местной войны. В некоторых местах от англичан до севастопольцев было всего лишь от восьмидесяти до ста ярдов дистанции. Естественно, что он захотел сразу отличиться и погнал своих в атаку, предполагая быстренько захватить бастион номер три и возгордиться. Потеряв в первые же минуты более двух тысяч, вернул остальных на место (всё-таки укреплённые позиции), сказался заболевшим и передал командование бригадному генералу Кодрингтону (на три месяца раньше, чем в реальной истории). Понтовилу, в итоге, через месяц отозвали и он, прибыв в Лондон, дал несколько интервью. По лондонским ушам знатно ударил факт того, что русские имеют больше тысячи двухсот пушек. До этого обыватели были
информированы о всего лишь четырёх сотнях, причём "старушек".
        А уже в середине июля, наконец-то наконец, австрийский и русский императоры оповестили в Варшаве две новости: одну хорошую, другую плохую (для коалиции). Согласно первой Австрия заключила "Пакт о ненападении", идентичный прусскому, сроком на двадцать лет. Вторая расстроила союзников выходом Вены из войны.
        - Это сепаратный договор...
        - За спиной великих держав...
        - Вена за это ответит...
        Ну да, ну да, попробуй введи какие-нибудь жёсткие санкции или попробуй угрожать - можно и тройственный военный союз заполучить, коли три страны испугаются и примут угрозы близко к сердцу. Никаких Сардиний не хватит, чтобы от русских и немцев отбиться. Султан тут же, желая разморозить корпус Омер-паши, прислал фирман требующий начать победоносные активные действия против русских и вернуть захваченные земли обратно. Даже прислал три тысячи своих личных гвардейцев, чтобы подавали пример. Мушир (маршал) Омер-паша, чистокровный серб, сын австрийского офицера был известен кровавыми расправами над славянами и неславянами на Балканах. Он, награждённый орденами Станислава и Анны первой степени, считался кровным врагом дворян даже в Турции и теперь его близкий друг, султан Абдул-Меджид Первый, послал своего фельдмаршала на смерть. То ли искренне верил в возможность османского героизма, то ли просто хотел смыть тёмное кровавое пятно со своей армии.
        Первая же попытка выбить русских из Гюмеш-Хане закончилась полной ханой. Истребительные ударные бронированные подразделения снулили более двадцати тысяч турецких солдат, включая всех гвардейцев. Между делом и Трабзон потеряли, так как защищать его стало некому. Корабли сбежали в Синоп, не дождавшись уцелевших героев. Странное дело, но и самого Омер-пашу тоже не нашли ни среди мёртвых, ни среди живых, ни среди пленных. А то, что в далёкой Америке через несколько месяцев поселился некий очень состоятельный эмигрант Иван Букович, к нашей истории никакого отношения не имеет. Зато султан потихоньку начал побухивать и предаваться сладострастию. Война вела его казну уже к банкротству и навряд ли какое-нибудь чудо могло спасти ситуацию.
        С 16 июля начались бомардировки батарей Гордона. Как и все укрепления союзников, они не являлись капитальными сооружениями. Зачем строить всё, как положено, если предполагалось захватить Севастополь за неделю-другую. Кроме того, это наземные и морские орудия должны убивать русских, а не русские европейцев. Ряд стен был всего лишь наваленными друг на друга мешками с песком, камнями или землёй. Так что показательный урок порки прошёл с успехом, причём экономно. Английские артиллеристы не только уменьшились в количестве, но и не соглашались возвращаться к своим пушкам. Конечно, если имелось к чему возвращаться. Дивизион самых мощных осадных орудий коалиции прекратил своё существование, а вместе с ним и вера в мирный благоприятный исход войны. Например то, что Россия сдастся и признает своё поражение. И заплатит за нанесённый ущерб. И больше никогда-никогда не будет перечить ни "сэрам", ни "мусьям". Да, в бомбардировке участвовала лишь артиллерия Старко, но страшно стало почему-то всем союзникам. А моральный дух всех русских взлетел до небес! Особенно славно радовались на балах в Петербурге и славили
государя-императора и бога войны Горчакова.
        Наполеон Третий, случайно узнав, что англикосы начали какие-то тайные сверхсекретные переговоры с русскими, приказал отправить в Крым ещё пятьдесят тысяч. И вправил мозги сардинскому королю, чтобы тот прислал двадцать пять тысяч, пригрозив, что иначе оставит Сардинию воевать с русскими один на один. Прикольно, но сардинцы никак не смогут свалить под шумок. Если русская армия и Балтийский флот прибудут то, просто отберут все погремушки у Виктора Эммануиловича.
        А к Чёрному морю потихоньку ползли четыре броненосца под видом плавучих батарей. Лишь бы не шторм или иная напасть, а там всё встанет на свои места. Правда, что противопоставить тридцатисемитысячной группировке Старко, так и не было известно. Кирдык Иванович явил себя во всей красе, имея вполне реальный образ и огромное количество богатырей и витязей в тигриной...виноват, в леопардовой...сорян, в камуфляжной форме.
        Глава 40
        Глава сороковая
        Новость о поражении турок под Трапезундом привела в уныние многих, кто всё ещё верил и лелеял надежду на победное завершение Восточной войны. Новость о рагроме батареи Гордона, раздутая газетчиками до того, что англичане, якобы, лишились практически всей своей артиллерии, добила колеблющихся парламентариев. Новость пришедшая из-под Свеаборга ошарашила даже явных "ястребов". Англо-французская экадра потеряла десять линкоров из двадцати и ещё семнадцать разных других вымпелов. Проклятые русские использовали более восьми тысяч ракет. Для сравнения - чтобы сжечь целый Копенгаген, в своё время, сами англичане применили лишь пять тысяч ракет. В результате, англичане отозвали свои корабли из Балтики, столкнувшись с бесперспективностью любых попыток добраться до Петербурга. Мало того, они отложили предполагавшийся рейд союзной эскадры на Николаев. Какой смысл тратить деньги не имея достаточных наземных сил для высадки?
        Под Севастополем Старко провёл ещё один ночной манёвр, правда без стрельбы. "Святая дивизия" заняла брошенные французские позиции и окапывалась между бастионом Жерве и Камчатским люнетом. И это шло параллельно с бомбардировкой 5-ой и 4-ой параллелей правой английской атаки. Кодрингтон, сменивший Симпсона, немедленно отдал приказ о выводе своих солдат на юг к горе Воронцова. Его раздражало, что русские не идут в атаки, а лишь стреляют из пушек, как будто у них тоже много. Лейтмотив осаждающих, переходящих в статус осаждаемых, звучал повсюду: "Русские нас подло обманули и с самого начала заманили в ловушку!" А ведь случилась лишь мелкая мелочь, когда оказалось, что деревянные корабли выводятся из строя всего лишь дюжиной гаубиц. Получается, что превалирование на море перестало быть таковым при осаде городов. Или нужно понастроить столько судов, чтобы на всех снарядов не хватило. Или, как вариант, увеличить дальность боя морских орудий. Или послать всё на фиг и больше не связываться с варварами.
        Боске передал англичанам траншеи вдоль Докового оврага и перевёл своих ещё западнее, в район Лабораторной балки. Общее пошаговое скукоживание под давлением корпуса Старко можно конечно закончить, если всем кагалом навалиться на русских ответным штурмом. Но даже у собак Павлова вырабатывался условный рефлекс. Так что и европейские собаки тоже выли днём и ночью, получая сообщения о любых телодвижениях класса "старко".
        - Олег Александрович, дорогой, мои моряки уже боготворят вас и ваших богатырей, - благодарил прибывший Нахимов, - я лично готов всё для вас сделать, только попросите.
        - Ловлю на слове, господин адмирал, не носите свои эполеты, когда находитесь вне закрытого помещения.
        Удар ниже пояса, но Павел Степанович уже сказал слово, да ещё и при других. Начать отнекиваться неудобно и неприлично, иначе разговоры пойдут. Он и так пока оставался цел, в отличие от реальной истории, но не знал об этом, а попаданец, естественно, умолчал. Потеря вождя обороны, равносильна потере знамени, а значит сохранение его в интересах всех.
        - Хорошо, господин генерал-лейтенант, - обиженно перешёл на официальный тон Нахимов, - раз дал слово, то сдержу.
        Золотые эполеты, видные издалека, были сняты и командиры перешли к обсуждению других вопросов. Самым важным была проблема Сапун-горы, очень мощно укреплённая союзниками и выглядевшая неприступной. Да и стратегия в последнее время, когда войска коалиции перестали устраивать самоубийственные штурмы, сводилась больше к морально-позиционному давлению. В приципе, все понимали, что даже если Англия выйдет из войны с позором, Наполеон Третий всё равно не отступится. Зато пришлёт и своё чудо-оружие и десятки тысяч солдат.
        - Господа, я получил сведения, что вполне возможно полное снятие осады, - доложил Старко, - тогда французы единым ударом попробуют прорваться за Чёрную речку, чтобы выйти на оперативный простор и ударить по полевой армии.
        - Может быть героически устоим и не пропустим врага, даже если все погибнем? - предложил Врангель.
        - Думаю, что это неразумно, - воспротивился Хрулев, - с потерей нашего корпуса может умереть надежда на победу.
        - А если договориться с Горчаковым, - предположил Алексей Каретин, - пропустить их, а потом в определённом месте атаковать сразу и в хвост и в гриву?
        Дебаты, в принципе, свелись к выбору. Или мирно пропустить, а потом висеть на хвосте, или погибнуть, но уничтожить значительные силы противника. Что облегчит исполнение задачи полевой русской армии. Впрочем, что могла решить горстка командиров второго уровня, когда тот же Горчаков может превратить любую победу или преимущество в поражение? Небось, удерёт к Перекопу, оставив Крым и тот же Севастополь на растерзание.
        Сам главнокомандующий собирался прибыть в ближайшее время, чтобы мудрым руководством упорядочить какое-то бессистемное снятие осады. Право слов, тут отжали, там постреляли, здесь тихонько заняли и обустраиваются. Нужно одно, но решительное и, безусловно, победное сражение, чтобы враз покончить с нервными переживаниями. И побыстрее, так как сразу можно перевести крымскую группировку поближе к Дунаю в состав Южной армии. И тогда Горчаков поведёт победоносную армию на Константинополь (через Болгарию).
        Александр Второй находился в определённом внутреннем раздрае. Никакой войны ему совершенно не хотелось, а уж тем более её последствий. Заветы отца нужно выполнять, но хочется и самому поцарствовать по-человечески. Мирно роскошествуя, а не тратя сотни миллионов на боевые действия. Уж лучше тратить деньги на реструктуризацию той же армии и Земельную реформу. Он не видел перспектив и слил бы войну побыстрее, но не мог этого сделать на любых условиях. Контрибуция и репарации оставят его без денег на десятилетия, а этого не хотелось. Доходы от разных современных предприятий, возникших в последнее десятилетие, приходилось выкидывать на ветер.
        Хорошо, что герцог Старко согласился за свой счёт содержать очень дорогую дивизию Панютина. Тем более, что это в итоге вылилось в своеобразный перелом в войне. Правда теперь нужно как-то использовать создавшееся тактическое преимущество. Император с удовольствием передал бы Старко полное командование над всей армией в Крыму, но было два фактора против этого. Во-первых, против будет девяносто процентов вельмож и сановников, во-вторых, против был... сам герой последних месяцев.
        В тайном личном письме, Старко сообщал, что из-под Петербурга и близлежащих территорий уже можно снять до семидесяти тысяч войск, ибо всё хорошо укреплено в тех краях. И эти высвободившиеся резервы имеет смысл отправить в сторону Дуная, что дополнительно озаботит союзников. Угроза вторжения на Балканах вызовет резкое повышение расходов Англии и Франции по защите Османской империи, так как казна султана совершенно пуста, а сам он в огромных долгах. Чистая экономика - финансовые расходы бьют сильнее любой артиллерии. Александр Второй был не против таких угроз, не требующих каких-либо боевых операций. Вдруг сам султан запросит мира и отдаст ту же Болгарию, а то и Румелию. Если Старко прав в своих предположениях, то в конце концов останется лишь один враг - Франция. Главное, не выпрашивать мир, а предоставить это дело самим членам коалиции.
        Седьмого августа началось невероятное. Англичане правой атаки начали отход к своей штаб-квартире за Сапун-горой, правда оставляли артиллерийские позиции на Воронцовой горе. Неужели потайные переговоры к чему-то привели? Можно слегка приоткрыть секрет, но только для своих. Переговоры уткнулись в определённый дипломатический тупик. И английским и русским дипломатам было просто любопытно, что получится из перестрелки гаубиц с плавучими батареями. Дело в том, что в Англии такие тоже начали строить, но не были уверены в целесообразности расходов. Отсюда и затык. То ли, англичане обойдутся с русскими сепаратным миром на нулевых условиях, без обид и взаимных финансовых претензий, то ли им придётся платить компесацию за ущерб, нанесённый боевыми действиями. И даже размер репараций варьировался (от десяти до тридцати миллионов фунтов). Иначе солидные суммы будут потеряны наглами в следующем году, если война продлится. Вопрос с Константинополем и проливами пусть Россия решает воюя с Францией и Турцией. Всё равно ей нечем торговать в Средиземноморье, разве что хлебом. Так Англия хлеб не выращивает, а
потребляет и ей оно без разницы.
        - Господа генералы, в связи с отходом англичан мы можем позволить себе занять бывшие позиции правой французской атаки между Килен-балкой и Доковым оврагом.
        - Олег Александрович, - обратился Хрулев, - я хотел бы туда ввести своих.
        - Ну, что же, Степан Александрович, сегодня вечером и приступайте.
        Эх, если бы овладеть бывшей позицией Ланкастерской батареи. Там никого сейчас нет, но как бы артиллерия Воронцовой горы не помешала в этом. Иначе получит такого зубастого визави на расстоянии версты, что мало не покажется! Пока же ничего умнее, кроме плана окапывать и создавать артиллерийские позиции по ночам, не имелось. Можно, конечно, артиллерийские позиции Воронцовой горы перепахать патриаршьими гаубицами, но потом им придётся дожидаться снарядов. А вдруг дальнобойные тяжёлые орудия понадобятся для чего-нибудь важного? Кстати, обидно, но ничего пока не доводилось минировать и динамитные запасы без толку лежали на складе. И нафига эта взрывчатка нужна? Где поезда, которые можно взрывать? Потому что уничтожать единственную железную дорогу в Крыму совершенно не хотелось.
        Англичане как-то не особо отреагировали на очередную передислокацию, а французы ничего не могли поделать пока, находясь за спиной союзников. Кодрингтон объяснял Боске, что перегруппируется по приказам сверху, не более. Нечто вроде кривообразного выравнивания фронта в тыл. В принципе, и французскому генералу тоже уже стало по барабану и он желал, чтобы его отозвали побыстрее. В конце концов, здесь имеется младший Бонапарт, вот пусть он и командует. Да и подкрепления вроде в пути, может нового комадующего пришлют.
        - Так точно, мон женераль, - поддакнул адьютант, а по совместительству и верный друг, с которым можно и пооткровенничать, - такого, что не зная, что здесь происходит, всех прибывших отправит на сьедение Старко.
        Товарищи похихикали, потому что понимали, что ничего уже не поможет, разве что бог. Весь вопрос, а на чьей он стороне?
        Глава 41
        Глава сорок первая
        С очередным обозом прислали всякую оптику с новыми линзами для проверки в полевых условиях. Старко передал адмиралу Нахимову прототипы обычного перископа и стереотрубы с просьбой лично проверить и предоставить рекламации, если таковые будут. С установкой батарей на холме пока не определились, но восточный склон холма уже подготовили для подъёма орудий. Даже рассчитали на плане, как будут установлены гаубичная батарея и две батареи лёгких пушек. Англичане никуда не наступали, не стреляли и вообще выглядели подозрительно. Зато французы забегали на всякий случай, получив сведения о приближающихся кораблях со свежим пушечным мясом. Сардинцы, как всегда, начудили, умудрившись заблудиться в Средиземном море. Потом, конечно, нашлись, но прибыли в Варну позже лягушатников, хотя должны были прибыть явно раньше.
        Шесть тысяч свежих французиков заболели в Болгарии, остальным пришлось пересечь море и вступить в гостеприимные крымские края. Сорок четыре тысячи ртов хотят кушать по три раза в день и пить воду очень часто, так как лето на дворе. Вода обходится дорого, завозят из Болгарии, получается что расходы сразу увеличились. Парламент Франции не знал, как снизить затраты, но их император давил любые сомнения в правильности его действий. Доставка солдат в Крым увеличила численность экспедиционного корпуса на пятьдесят процентов и Боске встал перед выбором. Или уйти в отставку, да ещё и с позором, или быстро провести подготовку к прорыву. Он выбрал второе и предложил соглашение о перемирии на неделю, чтобы перевести солдат поближе к условной линии разделения сфер влияния. Старко отказал, а Горчаков пока не подъехал, чтобы согласиться. Двадцать первого августа, поздно вечером, русские начали обустраивать верхушку холма, где находились остатки редутов правой Ланкастерской батареи. С Воронцовой горы, слава богу, ничего не прилетало на наши головы, поэтому к утру почти половину земляных работ выполнили. Внизу
холма даже мешки наполнили землёй и песком. Свежие части интервентов поползли на восток, в смысле топали не особо утруждаясь. Конечно и сардинцев тоже погнали на передовую, пусть почувствуют на себе свою же долю.
        Мирное сосуществование продлилось три дня. Двадцать четвёртого августа семидесятитысячная армия французов и сардинцев двинулась под бой барабанов и с развёрнутыми знамёнами на восток, огибая Воронцову гору с севера и юга. Северянам (сардинцам) досталось первыми - по ним лупили пушки третьего бастиона, Жерве, Камчатского люнета и полевая артиллерия Хрулева. Южан колбасили прямо во фронт старковцы и церковники. Врангель стоял в резерве, будучи готов заткнуть любую дыру, если она возникнет. Англичане, ещё остающиеся на склонах Зелёного холма за Лабораторной балкой, заныкались в свои траншеи чтобы случайно не отхватить люлей. Свежие невоевавшие французы упорно пёрли даже под массовым картечным огнём, а их правый фланг попытался обойти русских с юга. Впрочем, туда уже явились врангелевцы, вступив в бой от всей души.
        Первыми скисли итальяшки не ожидавшие, что на войне воюют. Потери оказались настолько велики, что они бежали к англичанам, пытаясь укрыться в их ретраншементах. От корпуса макаронников лишь несколько тысяч осталось целыми и невредимыми, уж слишком ненавидели интервентов те же севастопольцы. А вот лягушатники ещё держались, несмотря на картечь и постоянную винтовочную стрельбу. Их, количественно, хватило до полудня, после чего затрубили общее отступление. Две тысячи тяжёлых кавалеристов воспользовались моментом и знатно постреляли и порубили врагов. Никакие перестроения не помогали сдержать русскую ярость и жажду мести. Всё, что накопилось за это время в душе выплеснулось наружу.
        В этот раз запрошенное перемирие сделали на пять дней, а французы выдали из своих сусеков двадцать тонн пороха. Впервые местные командиры союзников поняли, что война явно закончена. Против русского превосходства в оружии нет ничего, что можно было бы противоспоставить. Даже военные корабли стали лишь транспортными судами, не имея реальной возможности бонбардировать осаждённых. И как воевать прикажете, если после смерти Николая Первого всё переменилось, шаг за шагом, в обратную сторону. Полное превосходство русской артиллерии Как в контрбатарейных перестрелках, так и в выкашивании масс наступающих. И дальнобойность со скорострельностью, превосходящая любые штуцеры. Дульнозарядное оружие исчерпало себя, окончательно став историческим военным хламом.
        Новости о побоище моментально разнеслись по всему свету. Английские дипломаты больше не стали дожидаться четырёх плавучих батарей, поняв что русские их почему-то не опасаются. Они изыскали некоторые другие нюансы. Тайные посредники с верительными грамотами от самого султана также приступили к своим переговорам в полной секретности.
        Через два дня примчался Горчаков, чтобы поздравить "всех нас" со столь замечательной победой. Его курьеры везли в Петербург гордые красочные реляции, подчеркивающие его организаторские таланты и грамотные диспозиции, предоставленные Старко. Теперь он готов был почти лично возглавить всех героев, подтянуть полевую армию и сбросить союзников в море одним махом. Он ещё не знал, что через две недели его перенаправят в Бендеры, чтобы лично возглавил Южную армию, куда началась передислокация семидесятитысячного корпуса из-под Петербурга. А из армии, расквартированной в Польше, выделяют сто тысяч, чтобы отправить туда же, к Дунайским княжествам.
        К началу сентября великий герцог Пётр Ольденбургский официально заявил о полной передаче герцогства Олегу Старко и начал переезд в Любек, оставшись при титуле и поимев очень солидные деньги в итоге. Плюс, избавился от обоих многомиллионных займов, сделанных его расточительным отцом и переданных по наследству. Наместник Вересов тоже сделал официальное заявление "о создании герцогства Старко". Коротко и без выпендрёжа, хотя можно было бы сутяжничать по поводу статуса "великое". Зачем нужны головные боли там, где можно жить без излишней шумихи и суеты. Ожидаемое европейцами вхождение в состав России не случилось, чем угомонило излишне говорливых конспирологов. Понятно, что береговую оборону никакие великие державы не стали пробовать на прочность, зная какая безумно дорогая артиллерия имеется у Старко в Крыму, а значит и на побережье Северного моря. Приятно, что созданный в Швеции лесоперерабатывающий комбинат уже вовсю снабжает высококачественными материалами богатых европейцев (ещё и не хватает, несмотря на высокие цены за сверхкачество). Чугунолитейный мощный завод, в тех же краях, вот-вот запустят
в действие, но, увы, всё пойдёт на личные нужды собственных предприятий Старко. Маленькая страна вроде состоялась, но лишь будущее покажет куда она придёт.
        Седьмого сентября ещё одна новость облетела мир быстрее интернета (вру, конечно, насчёт скорости). Англия подписала мирный сепаратный договор с Россией, причём достаточно странный. Стороны не объявляли себя победителями или проигравшими, а всего лишь ссылались на "целесообразность и резонность мира в нынешних условиях". Англичане выплачивают репарации за нанесённый ущерб в размере двадцати миллионов фунтов двумя траншами: один сразу после подписания, другой до конца календарного года. Флот и наземные войска выводятся из зоны боевых действий. Британцам позволено завоевать или забрать иным способом у Османской империи острова Крит и Кипр. Все остальные отношения будут ориентированы на довоенную ситуацию, за исключением тех договоров, которые де-факто изменились в связи с боевыми действиями. Для их пересмотра создаётся согласительная комиссия сроком на пять лет. И кто их знает, что обе страны будут "пересматривать и согласовывать" тайком от других?
        Фактически, первым последствием этого соглашения стало высвобождение остатков Черноморского флота и целого Балтийского. Франция, небось, сразу запротестует из-за того что на море останется "сам-на-сам" с русскими. Английский контингент начал немедленную эвакуацию из-под Севастополя, чтобы даже случайно не влезть в какой-нибудь конфликт или попасть под "дружеский огонь". Часть запасов передали Старко, как и Балаклаву. Французы смолчали, тем более, что через день ещё одна новость облетела весь свет. Итальянские революционеры устроили второе покушение на Наполеона Третьего. Император в реальной истории отделался лишь испугом, а в нашей реальности был ранен. Не всё коту масленница! Тут уж не до пресс-конференций и возмущений по поводу предательства англичан, сами понимаете. В те времена несколько другие задачи стоят в таких случаях. Выжить бы и то ладно.
        Тем более, что супруга императора беременна, но неизвестно кто родится в марте следующего года - мальчик или девочка. Ибо если Наполеон Третий помрёт от раны, тогда престол может перейти и к Жозефу Наполеону Бонапарту, который пока ошивается в Крыму. Интересно, кого тогда поддержит восьмидесятитысячная армия интервентов? Того, кто делил с ними хлеб и кров на войне или неизвестно что, которое может родиться. Вдруг народ Франции захочет приветить генерала, выведшего страну из огромнейших затрат и финансовых потерь. Естественно, если младший Наполеон подпишет какое-нибудь мирное соглашение. Дело в том, что долг Франции уже вырос, в общем и целом, до миллиарда золотых франков (эквивалентно двумстам миллионов фунтов). Сорок процентов мужчин, начиная с призывного возраста, полностью неграмотно. Да ещё и засилье английских товаров грозит, что добьёт внутреннего производителя. Это же лишь безграмотные еврочеловеки считают, что все рынки должны быть открытыми всем ветрам, а жизненные реалии почему-то показывают не совсем радостную картину.
        Позиции французов опять сместились на запад, за балку Сарандинаки и Корабельная сторона полностью избавилась от угроз. Старко перевёл своих поближе к Зелёному холму, оставив его в качестве нейтральной зоны. Всего несколько сотен погибших и раненых не слишком повлияло на силу корпуса. Тем паче, что большинство пришлось на бойцов Врангеля. В Балаклаву Горчаков отправил по просьбе Старко десять тысяч из своей полевой армии.
        - Олег Александрович, меня отправляют в Бендеры, а на смену пришлют кого-нибудь из Петербурга, хотя я порекомендовал вас назначить командующим.
        - Ничего страшного, ваше высокопревосходительство, я сам не рвусь к серьёзной ответственности.
        - Мне кажется, что вы заслужили повышение, о чём я отписался императору.
        Глава 42
        Глава сорок вторая
        Восточная Анатолия подверглась налётам и новому администрированию. Армии Муравьёва нужно было кушать, опять же жалованье следует платить, всякие полезные надобности на местах имелись, так почему самим себе не помочь в походе. Правда командующий особо не разгонялся, чтобы не совсем распылять силы. Западная граница завоевания шла от Уние до Сиваса, но не доходила до Сирии. Временно оккупированная южная часть охватывала земли от того же Сиваса до Персии. Область с озером Ван передали в подчинение Эривани, поручив скомплектовать добровольческие отряды из этнических армян для контроля над территорией. Боевые действия временно тоже прекратились, ожидая решений сверху и получая боеприпасы из Новороссийска. Анкару пока не решались штурмовать - далековато будет и рискованно.
        Затишье под Севастополем использовали с пользой. Город отдыхал от бомбардировок, разрушенные укрепления потихоньку восстанавливали, командиры ездили в гости друг к другу и делились новостями и слухами.
        - Олег Саныч, как сына назовёшь?
        - Андрей, имей совесть. Ещё неизвестно кто родится: девочка или мальчик? Нужно дождаться второй половины ноября по крайней мере.
        Да, насыщеность событий создавала ощущение двух-трёх проведённых в Крыму лет, а ведь прошло всего шесть месяцев с момента прибытия, даже чуток меньше. Перелом в войне радовал, но кто знает что будет дальше. Всё зависело от императора и его советников. С них станется вернуть всё к каким-нибудь нулевым условиям, чтобы евродержавы признали их равными. Был бы жив Николай Первый - сомнений не имелось бы, но... Даже власть султана сейчас держится на волоске и зависит от дружелюбия и всепрощении со стороны русских. Как это пелось в прошлом попаданца:
        "Нам солнца не надо - нам партия светит,
        Нам хлеба не надо - работу давай!..."
        Ладно, Старко сделал, что мог. Перевёл сельское хозяйство на новые рельсы, помог создать новые вооружения, приблизил русских к золоту Аляски и Австралии, даже трактор изобрели под его чутким руководством. И себе знатно помог, обзаведшись личной территорией риска. Даже, как положено попаданцу, Крымскую войну переиграл безо всяких ништяков из будущего. Просто использовал то, что было в прошлом, помогая усовершенствовать. И без атомной подводной лодки обошёлся, как и без СУшек и МИГов. Знания, конечно, рояль в кустах, но чего же не использовать то, что знаешь? Интересно, как писатели будущего всё это теперь переиграют в лучшую сторону? Или по-прежнему будут писать о внедрение демократии, свободного рынка и евроценностях, как образце для русского человека?
        - Говорят, что после сплита 1:5 акции "Калифорния-Аляска" снова выросли? - Андрей, как мелкий акционер, имел личный интерес в разных предприятиях.
        - Увы, я свой пай продал до этого, уж очень деньги понадобились.
        - Ничего, Саныч, у тебя ещё доля в ганноверском австралийском золоте имеется. А там предприятия в герцогстве заработают в полную силу и снова прибыли пойдут.
        Вот же бывшая деревенщина, давно разобрался, как и куда вкладывать свои премиальные и бонусы. Братья Каретины быстро догнали зачем общая грамотность нужна и постоянно поднимали свой уровень знаний, нанимая разных учителей. Это радовало, всё-таки не всегда же друзьям воевать и исполнять чужую волю, надо и себе тылы подготовить. Андрюхе уже двадцать восемь, полковник ганноверской армии, безземельный (пока) граф, свой капитал имеет. Можно после войны жениться, хоть по любви, хоть по расчёту. Его брат, Алексей, всего на год младше, подполковник, пусть и в Европе, и имеет практически то же самое. Верные друзья с малолетства, а это важно в жизни, когда есть на кого опереться, с кем поделиться добычей и думами.
        Дипломат Горчаков усиленно искал пути, как бы не обидеть великие державы, но Александр Второй держал умника в железных рукавицах, удивляясь сам себе. Более года назад от американцев поступило предложение выкупить у русских Аляску на время, чтобы она не досталась Британии. А после Восточной войны продать обратно. Инициатором продажи являлся младший брат императора Константин Николаевич и оставалось лишь дождаться когда срок привилегий Русско-Американской компании истечёт (1862 год).
        Правда, бароны Штиглиц и Юнгвальт, от лица компании "Калифорния-Аляска", предложили другой вариант, более выгодный. Американцы ориентировались на цену в семь с половиной млн.долларов (то есть, полтора млн.фунтов). Согласно поданому полгода назад проекту рекомендовалось императорским указом утвердить Аляску герцогством с предоставлением титула, но без вассальной присяги, дабы подчеркнуть будущую независимость. И выставить регион на всемирный аукцион для сверхбогатых людей планеты. На Земле уже более миллиарда населения и достаточное количество семей имеют личные капиталы, исчисляемые миллионами британских фунтов. Может тем же Ротшильдам захочется стать из баронов герцогами или другие такие же имеются. Территория перспективна, если ей ума дать. Главное, чтобы стартовая цена была порядка 2.5-3 мегабритофунтов, глядишь на торгах ещё поднимется.
        Увы, Горчаков противился, не желая выглядеть торгашом и спекулянтом, на что царь ему честно сказал:
        - Тогда таким буду выглядеть я. Деньги огромные, а кормить сию Аляску нам далеко и дорого.
        Теперь, когда с Британией нашли согласие, угрозы потери больше не было. Юкон объявят "рекой для всех", а золото всё равно на землях, контролируемых гудзонцами. Пусть богатый покупатель герцогствует в своё удовольствие, даже если он какой-нибудь американец или китаёза.
        Девятнадцатого сентября к Камышовой бухте подошли французские корабли буксировавшие и сопровождающие чудо-оружие в количестве трёх бронированных плавучих батарей. Странно, но особых торжественных криков обитателей Камишьена не звучало, хотя явное любопытство проявлялось. Сухопутные французы даже подпольный тотализатор организовали на тему "как долго эти умники смогут продержаться". Боске велел не ёрничать, а отнестись с уважением к будущему морфлота, хотя поставил через адъютанта на "шесть часов". Через два дня флот потянулся к Севастополю, чтобы выйти на дистанцию хотя бы в семь-восемь кабельтовых, а лучше поближе. Всем судам позволили развернуться к бою боком, то бишь, бортом, и в ход вступили гаубицы, начав поединок с тремя плавучими батареями. Ещё две батареи стальных пушек занялись кораблями сопровождения. Следовало всё-таки проверить в реальном бою имеет ли преимущество пироксилин и насколько большое. Через полчаса деревянные корабли уже разбегались кто куда, выйдя из боя, а одна чудо-юдина тонула, захлёбываясь. Десятисантиметровые пластины бронеобшивки просто вгоняло внутрь, разбивая заодно
и деревянную внутреннюю. Ещё через двенадцать минут забулькал второй броненосец, а за ним взорвался изнутри и третий. Вода через пробоины добралась до котлов. Морское могущество не продержалось и часа против полевых орудий.
        Боске, наблюдавший издалека за избиением, грустно вздохнул и вынес вердикт.
        - Если на них надеть добротную броню, то плавучие батареи станут подводными лодками.
        - Да, мон женераль, - тут же отреагировал адъютант, - без возможности выплыть обратно.
        Грешно смеяться над больными людьми и больными изобретениями. Каждый броненосец обошёлся казне в двести пятьдесят тысяч фунтов. Или в миллион двести тысяч золотых франков, если желаете. Наполеон Третий получил полное моральное право грызть ковры или галстуки на выбор.
        Толковища о результате боя повлияли на всех и повсюду, причём по-разному. Наполеон Третий, пока ещё болезный, но явно двигающийся к выздоровлению, временно отложил программу броненосных судов. Он решил-таки добить русских, понимая, что у них не так много "стальных" дивизий. Цены на подготовку и вооружение подобных подразделений сильно кусались, а бюджеты даже ведущих стран не безразмерны. России повезло, что её передовые части созданы за счёт частников-патриотов. И где таких найти во Франции, как и в Англии, Пруссии или Австрии? Да и наступления именно на такой род войск чревато большими потерями. Пора перейти к оборонительным действиям.
        Ясно, что русские готовятся к вторжению в Болгарию, так почему бы не поддержать султана, сконцентрировав там своих солдат? Усилить оборону крепостей и городов и тогда Россия обломает зубы, и потратит остатки своей казны. А раз Севастополь не удалось взять, то нечего там держать боеспособную армию, обходящуюся столь дорого. Всё-таки явные ветераны, а не призывники. Да и нет у русских флота, чтобы использовать свой Севастополь. Лишь остатки, которых можно не опасаться. Генералу Боске поступил приказ о передислокации в Варну. Старко и Нахимов пошли навстречу, не желая больше терять своих и посчитав, что Крым отвоёван полностью, раз французы уходят. Мирное сваливание куда подальше, обошлось Боске всего лишь в две тысячи пудов пороха. Генерал предпочёл не рисковать.
        Любопытный ход подсказал султану его верный великий везир Мехмед Эмин Али-паша. Переговоры явно продлятся несколько месяцев, так почему бы не усилить свои вооружённые силы, сделав ряд уступок. Ну и кое-что получив взамен в будущем. Общий итог войны ясен, казна в огромных долгах и нужно побольше оставить на будущее, так как объективно ясно, что многое придётся отдать в итоге.
        Двадцать третьего сентября был озвучен фирман о предоставлении полной независимости Боснии и Герцеговине. Всё равно эялет практически никакой прибыли не приносит последние два года. А теперь не нужно тратиться на содержание там администрации, войск и полиции. Мало того, оттуда вернутся порядка десяти тысяч солдат со своим оружием и пушками (по согласованию с Россией). Тут же пошли подвижки у других. Австрийцы начали вывод своих войск из Молдавии в Боснию. Герцеговина получила выбор (от России): или перейти под австрийское владычество, или остаться независимой, или примкнуть к Черногории.
        Александр Второй хотел освободить балканоидов от османского ига, но совершенно не собирался с ними нянькаться в будущем. Ну, а бывший эялет разделили по религиозному принципу. Герцеговинцев-сербов, проживающих на севере Боснии, предупредили, что они сами должны решить свою судьбу. Желающие могли стать гражданами Австрии, нежелающим помогут переселиться на юг в Герцеговину. Турецкие гарнизоны уходили в Сербию, а администрация и обычные богатые турки, не ожидавшие мирного отношения от мирного же местного населения, уплывали на кораблях. В Сербии аж заволновались и те, кто правит и те, кем правят.
        Глава 43
        Глава сорок третья
        Русский царь имел разные источники информации, но практически все были не совсем точны, а порой ещё и зависели от характера и натуры информатора. Того же Горчакова-дипломата следовало понимать с учётом его преклонения перед великими державами и боязнью их обидеть. Впрочем и другие старались переработать добытые сведения, дабы угодить Александру Второму. И следовало учитывать то, что им тоже не всегда приходят добротные данные. В этом плане, именно Старко, имеющий личные контакты в Ганновере (близком Англии), сообщал наиболее достоверную инфу. Увы, она была редка, хотя и очень полезна. Кстати, брат Михаил писал, что Старко "...надёжен, но своеобразен, так как никогда не даёт обещаний и клятв, предпочитая рапортовать делами..." Витиевато, конечно, однако честно.
        Так что, перебирая возможности претендентов на командования потенциальной Крымской армией, государь не рискнул предоставить протекцию никому из салонно-придворных генералов. Представители могущественных кланов, все пятеро, готовы были сменить сладкие места, даже личный друг и тёзка Александр Паткуль. Сейчас, когда Франция и Турция задыхаются от финансового бремени, а в них резко усилилось недовольство правителями, каждый готов стать истинным героем. И привести свою армию прямо в Константинополь! Претенденты ненавидели друг друга и каждый из них слегка опасался своевольного Старко. А император заранее переживал, что ветеранов тяжелейшей войны загубят ещё в Болгарии, пытаясь брать штурмом крепости одну за другой в погоне за лёгкой победой.
        Так что, после многих и долгих колебаний, Александр Второй отправил в Севастополь уполномоченного представителя свиты. Старко вручили орден Владимира первой степени, звание генерала от инфантерии, второй класс табели о рангах и просьбу "порадеть за Отечество", возглавив Крымскую армию. В личном письме, император обещал любую помощь в европейских делах и полную защиту личных владений Старко. Плюс, было дано право вести трофейную политику на завоёванных территориях на усмотрение "дорогого друга Олега Александровича". Ну и как тут устоять, когда уравняли с самим Неполеоном Третьим в звании "дорогой друг"? Да и "трофейная политика" поможет восполнить огромные финансовые расходы патриотического толка. Так было нажито ещё пять могущественных врагов, хоть никогда не возвращайся в Петербург. У них табакерок вполне хватит на бедолагу-попаданца!
        Новоназначенец собрал своих генералов, пригласив и тех, кто был в полевой армии и дал неделю на приведение своих подразделений в порядок. Раненых оставляли в этих краях, как и моряков Севастополя.
        - Павел Степанович, прошу вас пока не выходить в море. Постарайтесь привести свои корабли в порядок и попробуйте поднять затопленные. Может какие-нибудь возможно восстановить и вооружить снятым с них оружием? Вполне возможно, что в Николаеве что-нибудь уже строят, да и вам помогут.
        - Олег Александрович, но вам нужна будет поддержка с моря в ряде случаев, - попытался рвануться в морские бои адмирал.
        - Не думаю, кроме того сейчас идут переговоры, а сухопутные армии ещё только сползаются к Дунаю. Активность наступит позднее, месяца через два.
        - А если осень будет дождливая и зима холодная, то вообще всё начнётся лишь следующей весной, - поддержал мудрый Хрулев.
        - Ну, что же, Олег Саныч, - по-простому сказал Нахимов, - дай вам бог удачи и терпения. Имею в виду, в боях с придворными шаркунами, которые к Дунаю собираются ныне.
        - И вам всего доброго!
        Змея, уползающего к перешейку стодесятитысячного войска, растянулась на многие вёрсты. Возле Армян-базара уже готовили сменное обмундирование для своих, трофейные штуцеры для тех, кто пока имел гладкостволы и многое другое, накопленное за месяцы. Дай бог к концу декабря добраться до Молдавии. Сейчас её заполняла Южная армия во главе с прибывшим главнокомандующим Михаилом Дмитриевичем Горчаковым. Кстати, именно его внук станет самым интересным и трагичным премьер-министром России - Петром Столыпиным. Только он пока ещё не родился.
        Двадцать восьмого сентября ещё один султанский фирман озадачил многих - полную независимость предоставили Сербии и Нови-Пазарскому санджаку. Теперь, небось, между Сербией и Черногорией возникнет спор на тему, как разделить по справедливости маленький санджак. Турецкий корпус, принимая в себя гарнизоны сербских крепостей, увеличился до двадцати двух тысяч. А обоз пополнили турки (обыватели и администраторы) - уж очень сладкая добыча для местных разбойников. Ну, что же, лес рубят - щепки летят. Расходы на администрирование ещё одним владением прекратились, как и воровство на местах, беи и беки освобождали свои хлебные места. Великий визирь был уверен, что лишние территории слишком дорого обходятся Константинополю. Единственная польза - это хлеб, в котором нуждается империя, но балканцы наверняка его будут и в будущем продавать соседу. Им же тоже нужны деньги для своих потребностей.
        Какие такие политические нюансы преследуют фирманы пока никто, кроме русских, не знал. Да и незачем сии тайны озвучивать, всё равно или не поймут, или переврут. Пойди, скажи, что Карибский кризис выиграли советские военные лидеры, тут же охаят, не выслушав объяснений. И будут повсюду с гордыми закидонами бродить, даже не врубившись в детали тех лет.
        Неожиданно турецкий флот начал вывоз турецких военных с Крита, а через неделю совершенно случайная английская эскадра высадила такой же совершенно случайный десятитысячный десант на мирный остров. Наполеон чуть опять не слёг от раздражения и непонятных действих, зато русские не возмущались, а спокойно воспринимали происходящее, как само собой разумеющееся. Ну не объявлять же войну британцам и начать выковыривать их оттуда. Мир, кстати, тоже не понимал почему Турция терпит непотребство и не высказывает протесты, хотя бы устно. Мало того, Греция также не вякала (предупреждённая русскими) о том, что Крит исторически принадлежит ей. Тем более, что критяне древних родов вообще-то придерживались мнения многих тысячелетий, что это Греция должна принадлежать Криту, а не наоборот. Ибо именно критская культура цивилизовала диких эллинов, создав им государственность. Захват богатого острова принёс британцам солидную трофейную сумму, достигшую шести миллионов фунтов. И если кто-нибудь из либерастов будущего считает, что так не бывает, пусть посчитает сколько ценностей вывозилось с оккупированных территорий
СССР теми же фашистами. Часть репарационных потерь была восполнена. Вполне возможно, что в соответствии с русско-английскими договорённостями.
        Забавная история творилась по поводу создаваемого акционерного общества по строительству Суэцкого канала. Потенциальные акционеры опасались подвохов после нашумевшей истории с Панамским каналом, когда "МММ" просто испарилась с полученными капиталами. Дипломат Фердинанд де Лессепс, получивший концессию от вице-короля Египта Саида-паши и определённую поддержку от новёхонького Банка Египта (недавно созданного), никак не мог приступить к созданию проекта. Проектируемая общая сумма затрат предполагалась в размере двухсот миллионов франков. Более сорока процентов от четырёхсот тысяч акций собиралось выкупить правительство Египта и лично Саид-паша. Чуть больше пятидесяти процентов подлежало распрострению во Франции, но вышел облом. Память о всеевропейской махинации стояла колом в глотках предполагаемых инвесторов. В принципе, помочь могли Россия, Англия и парочка небольших северо-западных германских стран, но против этого был Наполеон Третий. Проект застрял в самом начале. Конечно и в самой Англии были противники этого канала, опасавшиеся, что его создание нарушит их монополию в Индии. А Ганновер и
Старко слишком малы, чтобы играть во взрослые игры. Пришлось попаданцу просить барона Штиглица оказать посредническую помощь и обсудить ещё один вариант с египетским пашой.
        Никто не удивился, когда ближе к концу октября султан предоставил независимость трём придунайским территориям: Валлахии (всё равно чужаки там уже осели), Молдавии (по той же причине) и всей Добрудже с Констанцей. Россия, дабы потом никому неповадно не было, сразу прихватизировала последнюю, введя туда семидесятитысячную армию, прибывшую из-под Петербурга. Горчаков с Южной армией перебрался в освободившуюся от австрийцев Валахию, а подошедшие из Польши сто тысяч осели в Молдавии. Флажки задвигались по карте, отметив что Крымская армия пока обустроилась в Бессарабии. Без малого четыреста тысяч собралось поблизости от Дуная, а это серьёзно. Французы сразу почувствовали себя неуютно, хотя Наполеон Третий уже заканчивал мобилизацию очередного стотысячного корпуса. Увы, большего не удастся собрать при всём желании, мобресурс исчерпал себя на этот год. Да и массу оружия, хотя бы дешёвых гладкостволов, необходимо произвести, что тоже займёт немало времени. Ситуация сродни той, в которой оказался Урфин Джюс, когда выяснил, что закончилась последняя фляга с волшебным порошком.
        - Андрей Андреевич, какие прогнозы вы имеете по поводу ситуации на Балканах, - интересовался доктор Рихтер, лишь недавно вернувшийся из своего поместья.
        - Всё больше удивляюсь, Иван Карлович, - поделился Легостаев, - по-моему наш славный друг и воспитанник действует исподтишка.
        - Я тоже так подумал, - подключился к гаданиям барон Юнгвальт, - уж очень походит на его ходы в коммерции.
        Друзья-компаньоны развлекались будучи уверенными, что всё кончится хорошо.
        - А может попробуем написать на бумаге предположения до конца года? А потом сравним.
        - Ну что, Альберт Августович, можно попытаться погадать на кофейной гуще.
        Четыре бумажки (Борис Алексеевич тоже подключился) поместили в конверты и запечатали сургучом, решив вскрыть перед рождеством. Ну кто же делает столь долгосрочные прогнозы, когда чуть ли не каждый день сюрпризы вываливаются на головы обывателей, даже если они предприниматели и коммерсанты? Размен территорий, предоставление независимости и прочие непонятки имели под собой вполне реальную основу. Плюс, пока не нужно воевать, а значит и тратить деньги на боеприпасы. Какая-никакая экономия. Вот когда будут исчерпаны политические интриги, тогда подключатся пушки. Или, о чудо, все вопросы и разногласия решатся за столом!
        Глава 44
        Глава сорок четвёртая
        Великий визирь дал добро на отказ от Крита в обмен на то, что русские не сделают налёт на Дамаск и не ограбят город, выжав досуха. А русские не просто так получили репарации в солидных размерах, а потому что отдали право на завоевание выгодного острова англичанам. Иначе, те же греки выклянчили бы его за бесплатно, ссылаясь на единую религию. Впрочем, не следует делиться тайнами, иначе хитрости боком вылезут. Уж лучше на таких вариантах заработать солидные деньги, не вставая со стула. Будет чем закрыть дыры в бюджете.
        - Олег Саныч, у меня два личных вопроса, - обратился Андрей Каретин, оставшись со Старко наедине, - один простой. Когда, где и кого будем грабить.
        Командиры имели свою долю в "трофейном бизнесе" и не чурались отобрать у состоятельных турков побольше, да погуще.
        - Андрей, придётся ждать, пока за кулисами торги идут. Боюсь, что и без нас хватает желающих подобрать всё, что плохо лежит, и отобрать то, что припрятано.
        - Может диверсантов запустишь по тылам побродить?
        - Нельзя, дружище, пока с турками нечто вроде негласного перемирия, а французы в Варне находятся.
        Нелепая ситуация, когда дипломаты не дают толком повоевать, раздражала неопределённостью. Александр Второй был бы рад вообще закончить уже войну, но глупо не воспользоваться создавшимся гигантским преимуществом. Тем более, что Франция не собиралась отступаться, да и Сардинию подзуживала. Всё-таки, если объединить Италию в одно целое, выкинув австрийцев, то Виктор Эммануил будет ей управлять, а Наполеон будет руководить им. Слишком жирный кусок, от таких проектов добром не отказываются. Жаль, что Восточная война отвлекает от выгодного дела.
        - Тогда второй вопрос. Что нас ожидает до конца года?
        - Пока даже не знаю, честно говоря, столько вождей на бедного индейца и каждый отравленное одеяло на себя тянет, - расхохотался попаданец.
        Вот уж, как говорят, ни ума, ни совести. Тут война на дворе, а ему лишь бы хиханьки. С другой стороны, именно Крымская армия теперь наиболее мобильна и вооружена до зубов. Старко даже лошадей экспроприировал у крымских татар столько, что всё войско стало кавалерийским. Удобно передвигаться, да и обоз стал помобильнее. Теперь нужно высшему командованию кое-какие передислокации предложить.
        Военный совет именно с этого и начался.
        - Господа, генерал Старко предлагает заменить своей армией петербуржские войска в Добрудже. Как вы к этому относитесь?
        Всеобщая ненависть к выскочке сразу проявилась одинаковым мнением. Мол, нечего допускать крымчаков вперёд, там каждый может героем стать. Пусть лучше отдохнут позади, заодно и восстановятся. Совет ничего не дал и в результате вмешалась История. С французами перемирия не заключали, так они, не долго думая, атаковали с моря Констанцу. Даже лейб-гвардейские полки ничего не смогли противопоставить лягушатникам, желавшим взять хоть какой-то реванш. Профессионалы светских раутов и балов, давно забившие на любые виды боевой подготовки, кроме шагистики, недолго сопротивлялись. А другие части, распределённые как попало по всей Добрудже, просто не успевали помочь своим. В результате, русских из Констанцы выбили, покрошив ошалевших салонных героев и многих солдат.
        Горчаков вынужден был произвести "смену караула", чтобы всю Добруджу не отдавать врагу. Потеряли не только порт, но и весь набранный с населения и складов хабар, настолько быстро пришлось бежать, спасая жизнь.
        - Не беспокойтесь, Михаил Дмитриевич, - успокаивал потрясённого командующего Старко, - отдайте мне Добруджу, а порт я верну.
        Немедленно был издан приказ о выводе петербургской армии и вводе крымской. Попытки умников из столицы просто использовать две "стальные дивизии" ни к чему не привели. Старко стоял на своём: или всей армией, или воюйте сами, коли с усами! Ещё ряд генералов начали выращивать зуб на "прощелыгу и смутьяна, не соблюдающего приличий светского общества". Ох, отплачутся Старко крысиные слёзки, пусть только вернётся в столицу! Заодно, ещё и пакостили при передислокации, где могли, но больше трепались о несправедливости и обмане.
        Французы, узнав о приближении крымчаков, сразу приободрились. Вот он, шанс отомстить, находясь в обороне. Увы, против лома нет приёма, как ни пыжься. Констанца была взята за два дня, но сначала три батареи гаубиц (двадцать четыре ствола, между прочим) потопили все корабли, которые не готовы были сбежать сразу, а то и за неделю до этого. Ну что за дурная и бесчестная привычка пулять тяжёлыми снарядами на дистанцию, которая неподвластна пока даже морским орудиям? После того, как рейд очистился, подключились и лёгкие, но кусучие, стальные полевые пушки. В итоге, через день, французский десант позорно бежал, иногда огрызаясь, в сторону Варны. А чтобы двигаться было легко, свою артиллерию враги тоже побросали.
        - Вот свезло так свезло, - с радостью оглядывал добычу Старко.
        - Да, Олег Александрович, повезло нам, что потери оказались небольшими, - согласились Хрулев с Штюрмером, - а уж добра сколько захвачено, даже не верится.
        Почти всё, что бросили "гости из Петербурга", плюс то, что дополнительно награбили французы, ну и трофейные пушки-погремушки, как и французские запасы, выгруженные после захвата Констанцы с кораблей, досталось победителю. А ещё и сами корабли, которые можно будет поднять со дна, если подтянуть спецов из Николаева. А то Нахимов от рачительности и хозяйственности занят в Севастополе, пытаясь добыть со дна броненосцы всеми правдами и неправдами. Уж очень полезны сии тяжеленные монстры в хозяйстве.
        В штабной палатке у Старко среди прочих имелась и карта древней Добруджи, модернизированная под современность. Странным образом технические границы региона "по-старковски" включали в себя территорию от устья Дуная на севере и ограничивались почему-то Варной на юге. Западная окраина этого непонятно чего проходила через Силистрию к Шумле. Зачем нужна карта никто не интересовался, но недобрые предчувствия одолевали соратников командующего. С него станется отправить армию на Шумлу и встать долгой осадой вокруг её знаменитой крепости. Уж лучше тогда к Варне идти, пока сто тысяч лягушатников за болгарскими лягушками не прибыли. Наверняка в ней столько добра должно быть, что хрен потом вывезешь! Впрочем от чокнутого командира увернуться не удалось и штаб приступил к планированию марш-броска на сотню вёрст в Добрич.
        - Олег Александрович, - любопытствовал Врангель, - неужели Добруджа так важна вам? Или император поручил захватить её?
        - Чувствую, что взяв Варну, нас поведут на Бургас, - пророчествовал Хрулев.
        - Нет, господа, снарядов хватит лишь на Варну, а потом будем ждать обоз с боеприпасами. Погода, сами видите, ухудшается, а значит нужно ждать снегов.
        - Не уверен, что в этих краях снег, как у нас дома, - бухтел возрастной Штюрмер, - когда он с грязью, то никакие обозы до нас не доберутся.
        - Вы правы, Иван Иванович, зиму проведём в Варне, а там и мир подпишут, надеюсь.
        Все уже морально устали и хотели лишь определённости, причём любой. Неизвестно, что дальше решат дипломаты.
        Переговоры застопорились из-за судьбы Албании, русские почему-то никаких будущих поблажек за неё не предлагали. В конце концов, Порта решила просто вывести оттуда двенадцать тысяч гарнизонников, а также прекратила финансирование администрации. Готовые солдаты нужнее поближе. Местом сборища отрядов, выводимых с брошенных земель назначили сначала Плевну. Куда тридцать четыре тысячи в итоге и добрались к концу октября. Поздняя осень не особо позволяла бродить войскам по стране, так как выдалась дюже ненастной и грязнючей. Так что лишь передовые дивизии Старко овладели Добричем, обустроившись на плато. Условно-польский стотысячный корпус передали под командование Лидерса, поручив быть готовым в любой момент овладеть Силистрией и двинуться на Шумлу. Тогда гвардейско-петербуржцы (более псковитяне и им подобные) получат право на завоевание Рущука.
        Урон, нанесённый французскому флоту под Варной, оказывается резко сократил количество вымпелов в Чёрном море, поэтому Балтийский флот разминался и готовился выйти весной 1856 года на вольную охоту. Оружные турки, без приказа, покидали Косово и Матохию, границы балканских владений Турции сжимались, но всё равно ничего не было ясно. Единственное турко-русское согласование гарантировало, что Багдад тоже не будет разорён армией Муравьёва. Автоматически та же английская эскадра привезла ещё десять тысяч десантников , занявших опустевшие крепости и укреплённые пункты Кипра. Турки и в этот раз покинули остров заблаговременно. В результате, Англия согласилась с тем, что Босфор станет русским в той или иной форме.
        Переговоры представителя барона Штиглица с вали Египта Мухаммедом Саид-пашой воспринимались последним, как вполне официальные. Ясно, что за посланцем придворного банкира стоит Александр Второй, хотя это и не было озвучено вслух. В вопросе строительства Суэцкого канала египтянин выказал недовольство, что из-за нелепых подозрений во Франции проект завис. Зато Англия больше не препятствовала, наверняка по соглашению с русскими. Теперь от паши зависела судьба канала, так как через банк Штиглица неизвестные инвесторы были готовы вложить в строительство практически пятьдесят миллионов франков. Странные времена, когда султан безнадёжно нищий и в долгах, а паша Египта достаточно богат. И всё потому, что Саид-паша непосредственно руководит Египтом, Сирией и Месопотамией, а не нищими Балканами. В конце концов, нашли приемлемое решение. Саид-паша купит акций больше, раз французы отказываются, а часть их перепродаст банку Штиглица.
        Отдельным интересным предложением прозвучал намёк на то, что лучше было бы, если б Османской империей управлял умелый мудрый человек. И такому готовы помочь "некоторые авторитетные страны". Египетская Османия не особо потеряет, если останется без балканских владений, зато навечно будут прекращены русско-турецкие войны.
        - Когда нет яблока раздора, то они потеряют смысл, ваше величество.
        Ну да, вице-король Египта тоже "величество", как ни крути.
        - Я обдумаю это, уважаемый эфенди, но понадобится время, как вы сами понимаете.
        Слава богу, что оба собеседника прекрасно владели французским и обходились без переводчика. Иначе переводчикам пришлось бы рубить головы после рабочего дня. Отец Саида-паши два раза пытался взгромоздиться на престол, но оба раза этого не допустили Россия, Англия и Франция. Теперь две из них вроде не против, имеет смысл проанализировать ситуацию.
        Глава 45
        Глава сорок пятая
        Вересов, в преддверии изменения своего статуса из отца в деды, умудрился решить небольшой, но важный вопрос. Он взял ещё одну крепость не пушками, а использовав ишачка с золотом. Дело в том, что гордый самовлюблённый зажравшийся Бремен, хоть и вошёл в Германский союз, но считал себя особенным городом. Группа финансовых олигархов ждала предоставления особых таможенных правил в 1856 году. Они надменно и показательно отказали представителю герцогства Старко, даже не соизволив прочитать проект соглашения о возможном объединении. И всё бы ничего, но бременские олигархи не считались с ситуацией и географией. Городок, который они когда-то построили, некий Бремергафен, за долгие годы стал городом эмигрантов. И жители были очень недовольны тем, что "старший брат" забирает львиную долю их прибылей.
        Так что персональный "ишачок", вкупе с готовностью очистить устье Везера в том месте за счёт Старко, прекрасно сработал. Жители провели по-быстрому плебисцит, подсчитав, что будут гораздо меньше платить Старкограду, чем забирает Бремен. И практически единодушно согласились войти в состав западного соседа. Бременские музыканты, конечно же, попробовали применить силу оружия, но вдруг выяснили, что посуху им не добраться. Потому что ганноверцы не позволяют бродить с оружием по своей земле всяким левым чайникам. А по реке на своих баржах тоже не пройти - стальные канонерки "старко" преградили путь. Ясно, что ганзейцы сразу обратились в Союзное собрание во Франкфурте-на-Майне за помощью. Увы, но их даже слушать не захотели. И прусский король, к которому обратились за помощью, не принял. Почти полная величавая независимость и отрицание монархических устоев бременцев сыграли роль.
        Мало того, вдруг боком встало то, что вообще-то Бремен хоть и речной порт, но дно-то реки заилено. Это Бремергафен стал морскими воротами, за что его нещадно грабили финансисты. В результате, Германский союз предпочёл составить таможенное соглашение с герцогством Старко, чей повелитель имел не только "стальные дивизии", но и огромный авторитет полководца. С отдельным монархом проще договориться при случае, чем с группой богатых купцов-республиканцев. И что будет с крупным ганзейским городом дальше? Тем более, что почти сразу после этого от него отделился район Зюд (вся часть находящаяся на левом берегу Везера). Чтобы защитить его жителей от преследований и притеснений подразделения Пограничной Стражи герцогства вошли внутрь и на всякий случай расставили вдоль берега стальные пушки. Чисто символически, дабы предотвратить возможное кровопролитие при попытках совершить акты геноцида, если кому в дурную наглую голову вдруг идея придёт. Гуманитарная акция, не более.
        Второго ноября, в хорошую погоду, практически вся масса русских войск двинулась на юг. Один лишь Старко повёл своих ночью перед общим наступлением, чтобы сделать приятный сюрприз варненцам. Военные корабли, турецкие и французские, быстро засобирались по делам, понимая, что уцелеют лишь те, кто быстро принимает решение. Внутренние войска тут же направили, чтобы подавить пушки и ракетные установки, но их, ясен перец, ждали. Так что, пока водолавающие ускребались, чтобы добраться до Бургаса, а лучше сразу в Константинополь, бедная пехота при поддержке кавалерии старалась дать морякам такую возможность. Потеряв с раннего утра более десяти тысяч убитыми и ранеными, герои вдруг узнали, что многие их старшие командиры уже уходят вдоль берега на юг. Лишь Жозеф Наполеон остался в городе до конца, он же и приказал поднять белый флаг, чтобы провести переговоры и добиться перемирия. Местные богачи, которых на военные корабли не смогли взять даже при желании и за огромные деньги, просили защиты у генерала.
        Старко пошёл навстречу просьбе Бонапарта, но в урезанном виде.
        - Ваше высочество, я не против того, чтобы вы двинулись в Бургас, сохранив знамёна, но всё оружие и артиллерию придётся оставить здесь. Только личное церемониальное ваши офицеры могут забрать.
        - Спасибо вам, экселенц, я не забуду это, - то ли отблагодарил, то ли пригрозил Бонапарт.
        - Да, ваших мёртвых мы сами похороним, а о раненых позаботимся. Выходите прямо сейчас, так как у моих скопилось слишком много ненависти. Как бы не вышли из-под контроля.
        Французы спешили покинуть город, понимая что ночью и местное население может подключиться к резне. Так что всё добро досталось нашим в собственность, согласно особому трофейному разрешению русского царя. Часть судов, поднявших белый флаг в самом начале, стали трофейным флотом Старко.
        В этот же торжественный день армия Лидерса перебралась на другой берег Дуная и без особых усилий взяла Силистрию. Дело в том, что османы стали её покидать практически сразу, как русские показались на реке. Столь необычное поведение явно указывало на неизвестные широкой публике договорённости. Тем не менее, через два дня передовые отряды отправились к Шумле.
        Командовать петербургским корпусом, потерявшим в Констанце при бомбардировке около двух тысяч убитыми и ранеными (из тех, кто с комфортом расположился в самом городе, пользуясь привилегиями лейб-гвардии) назначили толкового генерал-лейтенанта Непокойчицкого. Задача пересечь Дунай и взять Рущук заняла три дня. Командир гарнизона почему-то принял бой и достаточно долго продержался. С одной стороны, вроде сложности, но с другой стороны, корпус наконец-то очнулся от многолетней спячки мирных времён.
        Стотысячная Южная армия под комадованием Горчакова расположилась вдоль Дуная, дабы отбить любые попытки союзников войти в Валахию. При нём находился самый младший из Николаевичей - Михаил Романов. Достойно разделив судьбу севастопольцев в течении всей войны он испросил высочайшего разрешения перебраться на Дунай вместе с Крымской армией. И был приглашён Горчаковым в состав оперативного резерва, чтобы возглавить одну из дивизий. Его старший брат, Николай, остался, чтобы помочь в восстановлении Севастополя и воссоздании Черноморского флота. Столь влиятельный административный ресурс, как и деньги, оставленные Старко, чрезвычайно облегчили разрешение проблемы. К марту, худо-бедно, адмирал Нахимов сможет возглавить вполне боеспособную эскадру.
        - Олег Александрович, каковы дальнейшие стратегические планы?
        - Господа генералы, я для этого вас и собрал. Полученные из штаба секретные диспозиции предполагают определённые направления...
        В общем, после взятия Шумила, армия Лидерса двинется в долгий марш на Филипополь. А корпус Непокойчицкого поможет овладеть Бургасом, после чего вместе со Старко выдвинется к Адрианополю (или Эдирне, как говорят турки). Но все эти телодвижения планируются на март 1856 года.
        Турки отреагировали тем, что отправили на зиму глядя свой корпус из Плевны к Софии. Туда же начали двигаться все мелкие отряды, разбросанные по Македонии. Назревало нечто объединённое, коли османы бросали завоёванные территории, собирая сильную армию из множества мелких гарнизонов. Прибывающая свежая французская армия начала высадку в Восточной Фракии возле устья реки Мерич. Видимо тоже собирались, или к Адрианополю или к Филипополю.
        - Иоганн Иоганнович, помогите нам, всё-таки вы человек умный и самый опытный среди нас, - обратился Старко к Штюрмеру, уже передавшего патриаршью дивизию Андрею Каретину.
        - Да я, честно говоря, уже и сам запутался. С одной стороны, османы собирают огромную армию, которую наверно сконцентрируют на Марице. С другой стороны, они о чём-то договариваются на тайных переговорах и вроде идут на уступки. В результате ничего непонятно.
        Все генералы Крымской армии уже головы сломали, пытаясь хоть что-то предугадать наперёд.
        - Пока наша задача ясна, - вступил Врангель, - весной взять Бургас, как раз и обозы прибудут за зиму, а потом пойдём на Адрианополь. Но вдруг Горчаков опять всех поменяет местами?
        - Да, и вообще где предполагается основная битва? - поддержал Хрулев, - ходят слухи, что за зиму Адрианополь будет под стотысячной французской армией, а все турки соберутся в Филипополе.
        Даже Старко не был осведомлён, несмотря на свои контакты, чего добивается Александр и чего планирует султан. Явно лишь одно, что Болгария, а может и Румелия освободятся от владычества.
        - Эх, господа, дойдём ли до проливов, чтобы ими завладеть? - размечтался Штюрмер.
        Старко бесила эта тема, бессмысленная именно для России. Нет ни грузового флота, ни разнообразных товаров, чтобы торговать в Средиземноморье. Зная будущее он не видел смысла в самом выражении "владеть проливами". Даже в двадцать первом веке самым товарным товаром являлись нефть и газ нисколько не зависящие от того, кто владеет Босфором. И всякая военно-морская шваль заходит в Чёрное море лишь когда Россия и её сателлиты слабы. В пору могучего СССР шестидесятых-восьмидесятых никто не рисковал там появляться без разрешения. А сейчас, в середине девятнадцатого века, хлеб, как и другое продовольствие и сырьё не "Россия поставляла", а "у России покупали и сами вывозили".
        Единственное, что им двигало, так это желание сдвинуть сами границы России далеко на юг. Не для овладения струйкой воды Босфора, а для использования прекрасных плодородных земель (по сравнению со средней полосой России) древней Византии. Всех турок отселить к едреней фене на их исторические родины или к арабам Ливана, Сирии, Ирака и поселить на новых землях русских крестьян. Это стократ выгоднее, чем заполнять ими Сибирь. Ну и устроить геноцид зажравшихся петербуржцев, хотя толку всё равно не будет. Вон, в двадцать первом веке те же балы, светские рауты и прочие ярмарки тщеславия, сопровождаемые промыванием мозгов через книги и фильмы. Так же олигархи, мажоры и московский и питерский высокооплачиваемый офисный планктон закупают дорогостоящие товары в Европе. Так же звучит лозунг "Европа - человек, а мы - быдло!" Так же чиновники всех уровней разворовывают казну, а народ терпит, стесняясь сказать хоть что-нибудь против.
        Так зачем усираться и подставляться, если ничего не изменится, а единственный более-менее справедливый строй продержался лишь несколько десятилетий? И мы сами всё просрали в погоне за джинсами и жвачками. Так что, Старко думал лишь о том, чтобы накормить свою армию доходами от трофеев и чихать хотел на "великое будущее". А другую часть вооружённых сил пусть кормят их предводители, желающие воинской славы и калифства на час, ну и казна. Впрочем, Олег Саныч ни с кем не делился своим мнением, а просто воевал, как должно.
        Глава 46
        Глава сорок шестая
        Загнанный в угол султан Абдул-Меджид Первый уже не знал, как задобрить русских и каким образом закончить столь разорительную войну. Единственное, что его удерживало от признания полного и безоговорочного поражения - это давление со стороны Наполеона Третьего. Прибывшую дополнительную французскую армию просто нечем было кормить. Можно, конечно, ослушаться и подписать сепаратный договор, но не снимут ли его тогда силой с престола, назначив султаном кого-нибудь другого. Личное предложение императора Александра Второго по-прежнему в силе. И если оно выглядело слишком наглым два месяца назад, то сейчас являлось даже излишне милостивым. Всё-таки со всех сторон находятся русские войска, причём огромные - практически полмиллиона солдат. Сам повелитель Османской империи способен собрать лишь тысяч сто, может чуть больше. И французов порядка ста шестидесяти тысяч имеется, но они постоянно проигрывают бой за боем. Рассчитывать на помощь Сардинии бессмысленно - у тех своих проблем в Италии хватает. Флот союзников намного сократился, а от турецкого практически ничего не осталось.
        - Мой повелитель, если мы согласимся с русским предложением, то отведём беду от себя.
        - Да, мой верный Али-паша, тогда мы потеряем Истанбул, зато воевать будут Франция и Россия, между собой. Но что скажут подданные?
        - Всё зависит от того, как скоро наши же войска окажутся рядом. Тем более, что ваши подданные хотят мира и хлеба.
        Абдул-Меджид понимал, что недовольных будет очень много, но так хотелось спрятаться в норку и не высовываться. Кстати, по карте земельные потери выглядели маленькими по сравнению с остающейся в его распоряжении территорией. Огромная запрашиваемая контрибуция смущала своим размером - пятьдесят миллионов британских фунтов, но рассрочка-то на десять лет. А когда французы и русские забьют друг друга, то настолько ослабнут, что может быть удастся начать незаметный процесс восстановления. Тем более, что народ Франции, тоже обременённый военными расходами, способен провести ещё одну революцию и свергнуть Наполеона Третьего.
        Саид-паша, обдумав предложения барона Штиглица, принял за основу первое по поводу Суэцкого канала, но отказался от второго. Ввести страну в гражданскую войну несложно, но где гарантия, что вся Османская империя не ослабнет настолько, что её разберут на колонии те же европейцы? Уж проще дождаться ошибки султана и тогда попробовать себя кандидатом на престол.
        Вселенское ожидание весны для начала активных действий предопределило достаточно времени на закулисные дипломатические выкрутасы, но могло пагубно сказаться на армиях.
        Пока где-то далеко шла война в мире всё шло своим чередом. Король Дании Фредерик Седьмой ознакомился с личным письмом человека, имеющего самую древнюю кровь в Европе. Герцог Старко обратился с интересным предложением и проработанным проектом. Будучи одним из богатейших людей, он имел лишь небольшие земли и хотел воспользоваться соседскими для своих препринимательских планов. В связи с тем, что герцогство Гольштейн небогато и не имеет своих месторождений, он хотел получить разрешение на индустриализацию территории, правда без Шлезвига и Саксен-Лауэнберга. Использовать то, что герцогство имеет выход и в Балтийское, и в Северное моря. И значит идеально подходит под новый тип экономики, когда закупаются необходимые сырьё и материалы, перерабатываются на фабриках и заводах, производятся качественные товары и экспортируются в другие страны. И если с балтийской стороны есть порт Киль, то на западе тоже можно построить приемлемый порт. Как раз о деталях король и беседовал с представителем Старко.
        - Ваша светлость, мне нравится проект и даже очень. Но как отреагирует на это Пруссия? Они же имеют свои претензии на Шлезвиг-Гольштейн.
        Легостаев помолчал несколько секунд и отреагировал.
        - Прусский король не так давно получил долю Старко в добыче алмазов в Южной Африке. Не думаю, что он воспротивится. Тем более, что вопрос лишь в частных инвестициях, а не в желании получить титул.
        - Понимаю, значит важно моё согласие на специальное налогообложение?
        - Да, ваше величество. В первые годы будут сплошные расходы и практически никаких доходов, поэтому хотелось бы иметь льготы.
        Королю нравился другой аспект, который он не озвучивал. Голштейнцы, мятежные по натуре, получат множество рабочих мест и им просто будет что терять, если продолжат мутить воду. Кроме того, Россия получит дополнительный рынок сбыта для своего сырья, а значит будет поддерживать Данию в европейских вопросах. Плюс, сам Старко готов помочь обеспечить Копенгаген новыми ракетами и, возможно, своими стальными орудиями береговой обороны. В принципе, Фредерик Седьмой, не имевший детей, был бы рад усыновить герцога, как это было сделано в начале века в Швеции. Столь хояйственный правитель, к тому же знающий толк в вооружениях будущего, стал бы прекрасным датским королём.
        - Меня устраивает программа индустриализации Голштейна. Я обсужу это со своим правительством и постараюсь добиться положительного ответа. Тем более, что в Швеции очень довольны сотрудничеством с герцогом Старко, принесшее многие рабочие места и приход в казну, благодаря выплачиваемым им налогам.
        - Благодарю вас за понимание, ваше величество. Буду ждать вашего ответа в Старкограде.
        Высокие договаривающиеся стороны подосвиданькались и разошлись по своим делам. Самые выгодные сделки те, где никто никого не пытается обмануть!
        Ещё один король, Георг Пятый, переживал что не может лично увидеть свои батальоны новой армии. Слепота по-прежнему недодавала впечатлений, но в остальном он был более чем доволен. Всё-таки уже четыре бригады бронированных воинов, вооружённых сестрорецкими винтовками и шестизарядками "норман", прошедших серьёзную длительную стрелковую и атлетическую подготовку. Двадцать восемь тысяч элитников! Каждая бригада пока имела лишь по три батареи стальных полевых пушек и по одной батарее гаубиц (заводы Старко и Круппа просто не успевали выпускать необходимое количество сверхдорогостоящего оружия), но это временно. Естественно, что в комплекте имелись и ракетные установки, как и разные виды ракет. Кроме того, завод в герцогстве Аурих уже освоил французскую новинку - дирижабли. Да, пока небольшие, но уже способные доставить в нужное место, как важные грузы, так и воздушные бомбы, чтобы сбрасывать на головы врагов. Пока лишь по два на бригаду, но качественные. Заканчивала подготовку и довооружалась пятая бригада.
        В общем, близок тот момент, когда герцог Старко завершит обещанное, что безусловно радовало. Конечно, хотелось бы проверить мощь и силу своих в реальных боях, но пока желающих напасть на королевство не наблюдалось почему-то. А ведь ударная мощь такой бригады солидно превосходила любое подобное подразделение на планете. Слишком дорогое в создании и в содержании, поэтому нет смысла пока расширять новую армию. Военный флот постепенно пополнялся стальными канонерками с гаубицами, имелось два корабля водоизмещением 1,200 тонн с тремя базовыми стальными восьмидюймовыми орудиями и набором вспомогательных шестидюймовок (плюс, ракетные установки). Ну и красавец-первенец в тысячу восемьсот тонн водоизмещением. Да, металлических судов пока мало, но для обороны вроде хватает. Зато на деревянные корабли уже устанавливали шестидюймовки, чтобы иметь преимущество в дальности по сравнению с имеющимися на вооружении в других странах.
        Учитывая то, что армия самого Старко тоже вооружается, бронируется и проходит подготовку - совместное войско может наподдать любому из соседей. А если вдруг французы придут, то потеряют настолько много своих солдат, что даже не рады будут столь пирровой победе. Если смогут победить, конечно. Теперь нужно будет оплатить за труды дружественного герцога, пусть и дорого, но есть за что. Регулярные доходы от австралийского золота вышли на высокий стабильный уровень, как и доходы от алмазных приисков в Южной Африке. Тем более, что по совету Старко король пригласил в своё время хороших ювелиров и теперь имел свою ювелирную промышленность. Это лучше, чем торговать необработанными алмазами.
        Герцогство Старко, развивая металлургию, тоже строило свою армию и флот. Правда, пока всего лишь три бригады, зато вооружённые "старковками". И ещё готовая бригада Пограничной Стражи, неотличимая по вооружению от армейской, просто камуфляж других расцветок. Зато порох, не улучшенный чёрный, а пироксилиновый малодымный. Прокольная новинка в экономике - хлопкоперерабатывающая промышленность. Тут тебе и качественная ткань, и медицинские прибамбасы и качественно очищенный хлопок для производства пороха и взрывчатки. А к верфям Старко в разных странах добавилась ещё и та, что в Бремергафене, тем более, что там затеяли ещё три новые строить. Плюс, гордость пятилетки - два завода паровых машин, и новинка мирового уровня - тракторный завод. Конечно, за последний год довелось ввести ещё кучу предприятий, но никаких килознаков не хватит, чтобы их всех перечислить.
        Так что из основных достижений следует похвалиться ещё и тем, что Ганновер и Старко выращивают свекловицу и торгуют белым сахаром на экспорт. И всё благодаря английскому золоту. Логика проста - Австралия принадлежит Англии, значит и золото "английское". Увы, Россия настолько богата собой и своими дворянскими родами, что ей ничего не нужно за морями. Хотя именно сейчас огромное количество столичных офицеров просто завалило командование рапортами о переводе в действующие части.
        - Василий Андреевич, - порекомендовал император Долгорукову, - удовлетворяйте их в следующей пропорции. Одного в Болгарию, а девятнадцать на Кавказ. Пусть горцев замиряют, коли так хотят повоевать.
        - Будет исполнено, ваше величество, - отчеканил военный министр.
        Небывалый патриотизм имел и положительную сторону. Появилось множество организаций, собирающих средства для поддержки армии и не все были мошеннического плана. Так что револьверное производство снова расширилось, а сестрорецкие винтовки стали производить не только в Сестрорецке и Туле. Жаль, что стали в стране маловато, ибо по-прежнему две трети чугуна уходило за границу. Хотя проект создания частного акционерного общества по строительству железной дороги из Самары к Магнитной горе развивался. В него рвались австрийцы, но Юнгвальт, Легостаев, Полянский, Мальцов, Штиглиц и Пётр Ольденбургский дружно отбояривали иноземцев, пользуясь своим влиянием при дворе и связями.
        Глава 47
        Глава сорок седьмая
        Тридцатого ноября у четы Старко, Олега и Анастасии, родился сын Александр! Радостная новость примчалась по телеграфу и курьерами (там где телеграфных линий ещё не было). Поздравлениями завалили и счастливую маман, и столь же счастливого папа, пусть и в разных местах географии. Ясно, что Крымская армия, как и население герцогств Старко, Ауриха и Северной Вестфалии ушло на три дня в загул, причём от чистого сердца. В землях Ганновера подчинённых Олегу, население любило его больше, чем собственного короля. Может быть потому что ввёл разумную систему налогообложения и обеспечил многих рабочими местами?
        - Олег Саныч, ещё раз поздравляю, - радовался Андрей Каретин, кстати уже в чине генерала, - если сейчас турки нападут, то нас можно будет взять голыми руками.
        - Спасибо, Андрей, благодарю, друзья, - Старко отвечал сразу нескольким, прибывшим со зравицами.
        Александр Второй тоже прислал поздравление, почему-то посчитав, что его лучший генерал этой войны назвал своего сына в его честь. Откуда царю-батюшке знать, что первый сын попаданца получил при рождении именно это имя (в будущем, оставшемся в прошлом).
        - Олег Александрович, вам бы сейчас в Старкограде праздновать, - легонько, но дружелюбно, намекнул подъехавший Горчаков, - небось родные заждались героя?
        - Сам бы рад, Михаил Дмитриевич, да государь просит пока остаться. Хотя, честно говоря, думаю, что моё присутствие здесь уже не важно.
        - Да, дорогой, друг, - продолжил командующий, - вроде султан согласился капитулировать, но точной информации нет.
        Стрельба по двум зайцам - это любимое развлечение. Намёк на то, что, мол, и так наград и чинов набрал и пора выгодным местом поделиться с другими верноподданными. И сразу показать, что уважает европейского монарха, вдруг в будущем хороший контакт пригодится?
        - Кстати, пришла информация что французы в Восточной Фракии уже имеют проблемы, - поделился свежаком Старко, - оказывается тёплой одежды у них нет, да и продовольствия там не хватает для стотысячной группировки.
        - Так им и надо, - сразу обрадовался Хрулев, - начнутся небоевые потери, а они ещё и не воевали.
        Действительно, начались болезни из-за холодной погоды, что тут же привело к грабежам. Французы начали отбирать у местного населения зимние вещи и еду, что моментально вызвало негодование. Плюс, организовывалось тамошнее сопротивление, вооружённое и беспощадное. Видимо лягушатники позабыли то, как страдали во время партизанской войны 1812 года?
        Наполеон Третий опять бесился и требовал у своего правительства денег, людей, оружия и полного подчинения. А одиннадцатого декабря его чуть кондрашка не хватила - Османская империя объявила о полной и безоговорочной капитуляции! Султан подписал соответствующий фирман, а заодно и договор с русскими о перераспределении земель. Восточная Анатолия, завоёванная Муравьёвым на данный момент, переходила в мягкие добрые ласковые русские руки. Граница с багдадскими и сирийскими землями становилась южной, разделяющей две империи, граница между анкарским и сиваским эялетами стала западной (для России). Обе страны решили на веки вечные не нарушать эти линии демаркации. Предусмотрели даже, что в течении пяти лет мусульманское население нового русского приобретения будет выведено и заменено русским православным.
        Болгария, Румелия и Македония перешли под контроль России, но при условии, что им будет в будущем предоставлена независимость. Эдирне - на усмотрение русских, как и Константинополь. Босфор и Дарданеллы станут вечной мирной границей между двумя великими державами. На радостях, Александр Второй согласился уменьшить требуемую контрибуцию до тридцати миллионов фунтов и отказался от репараций. Проще будет получить недостачу с балканоидов по мере предоставления им независимости. Султан выделил из золотого запаса шестьдесят тонн и добавил драгоценностей оттуда же на два миллиона фунтов в качестве аванса. Остальные двадцать лямов будут погашаться десяток лет.
        Реакция евродержав была различной. Швеция, Пруссия, Австрия, Ганновер и Старко признали результаты соглашения действительными сразу же. Дания пока воздержалась, хотя Англия выразила мнение класса "не против". Видимо, они предусмотрели сей вариант в своих тайных переговорах с русскими. Тем более, что у наглов появилась возможность в будущем пощипать южные границы Османской империи без возражений с русской стороны. Европейский конгресс пока даже не собирали из-за того что...
        Да, выход Турции не прекратил Восточную войну. Де-юре Россия продолжала воевать с Францией и Сардинией. Конечно, Кавур сразу же постарался встретиться с представителями Петербурга, чтобы сепаратно свалить из мясорубки, но получил предъяву огромного размера. Мол, дай нам пятнадцать мильёнов фунтов и остров Сардиния впридачу и тогда снимем с крючка. То ли царь всея Руси так развлекался, то ли просто хотел отобрать со временем.
        Французам пришлось хорошенько посчитать свои возможности. Конечно, если русские двинут свои армии в саму Францию, то каждый житель возьмёт в руки оружие. А если самим нападать на русских, то уроки Крымской войны ещё свежи в памяти. Флот пока побольше, чем у тартар-варваров, но где гарантия, что его не вооружат задорого новыми орудиями? Без англичан тяжеловато будет. Жозеф Наполеон Бонапарт вместе с Боске вообще предупредили об ошибочности продолжения войны. Что будет, если Пруссия и Австрия вступят в военный союз с Россией? Куда тогда императору прятаться от врагов извне и изнутри? И вообще что происходит, неужели европейские державы не понимают опасности ситуации? Увы, императору даже ответить некому было - газеты находились под жесточайшей цензурой, а благих новостей пока не было.
        То ли дело в Англии, всё заполнено полезными обществу скандалами и комментариями к ним. Первый и важнейший вопрос о будущем флота.
        - Зачем содержать множество старых деревянных кораблей с устаревшим оружием?...
        - Но как-то жили до сих пор и превалировали на море...
        - Где взять деньги на новые железные суда, если они очень дорого стоят?...
        - Может подождать пока не разработаем современные?...
        - А как угрожать таким странам, как Россия, Ганновер и Старко, если их береговая оборона сильнее нашей атаки?...
        - А зачем им угрожать, когда можно с ними сотрудничать?...
        Парламентские прения выливались на газетные полосы и дискутировались в обществе. Страна встала перед фактом, что всё что имелось вдруг одномоментно оказалось хламом, что показала Восточная война. На новое нет денег, даже на плавучие батареи. Тем более что у них следует увеличивать броню и мощность орудий. И использовать ради береговой обороны. Виконт Пальмерстон, прекрасно начавший своё премьерство в феврале 1855 года, растерял весь авторитет к ноябрю. С одной стороны до сих пор упоминались модные стишки, переведённые с русского:
        "Вот в воинственном азарте
        Воевода Пальмерстон
        Поражает Русь на карте
        Указательным перстом."
        С другой ему припомнили все те деньги, которые он тратил в первое премьерство на усиление Османской империи, считая, что этим сдерживает и Францию, и Россию. В одной солидной газете появилась статья, аналитически разбирающая его доводы по ряду вопросов. Например, "...пустить Россию в Константинополь значит спустя несколько лет увидеть её в Индии..." Теперь, когда очарование закидонов Пальмерстона рассеялось, даже смешно было опасаться страну, не имеющую торгового флота, конкуренткой в Индийском океане. Пока "боялись" русских, там "окапывались" французы. А в Южной Африке, совсем рядом с сельскохозяйственной Капской колонией, вовсю добывали алмазы ганноверцы и пруссы. Так что со дня на день ожидалась смена правительства в надежде, что пара Дерби - Дизраэли найдёт правильный путь в дальнейшем развитии страны.
        Дания позитивно отнеслась к проекту индустриализации Гольштейна, тем более что Пруссия не выразила протеста. В конце концов, может действительно немцы отступятся от тлеющих претензий по поводу Шлезвига-Голштейна-Лауэнберга. Проблема в данный период в том, что возглавляла Германский Союз всё-таки Австрия и кто знает её реакцию лет через десять? Хотя, имелась надежда, что две сильные германские страны сцепятся за лидирующую роль и им вообще не будет дела до окраин. А столь сильный союзник в военном отношении, как Старко, способен помочь в случае немецкой агрессии.
        Так что упорядочивание политической ситуации на Балканах, как и понимание мирового сообщества о необходимости перевооружений вело к потенциальному длительному миру.
        - Олег Александрович, какие у вас ближайшие планы? - допытывался Горчаков, желающий передать своему ставленнику Крымскую армию.
        - Мне и моим уже пора возвращаться в герцогство, - прозвучал честный ответ, - жду лишь согласия его императорского величества. Надеюсь, что придёт со дня на день.
        - А что будет с дивизией Панютина?
        - Михаил Дмитриевич, это уже вам придётся её содержать, - грустно улыбнулся папаша, ещё не видевший своего собственного сына, - а я хочу встретить рождество в кругу своей семьи.
        Оба диверсионных батальона тоже рвались к своим: кто в Россию, а кто уже перевёз семьи в герцогство. Император, скрипя сердцем, согласился отпустить "мон шер ами" к его пенатам и баранам. Даже прислал орден Святого Георгия второй степени и документ о присвоении чина фельдмаршала. Такого уже не было ни в русской армии, ни в табели о рангах, но чего не сделаешь по своей прихоти, когда рука владыка? Понятно, что появление Старко в Петербурге нежелательно из-за множества придворных ревнивцев, так что приветствовался план возвращения в Старкоград, напрямую. Александр Вторый был благодарен из редкую, но важную объективную информационную помощь, и за то, что сельское хозяйство в стране всё более налаживалось, и за некоторые выгодные инновации в экономике. Увы, будучи мягким и уступчивым по характеру человеком он не мог защитить Старко от нападок, клеветы и зависти со стороны вельмож и сановников.
        В конце концов, у Олега Александровича есть своя страна, определённый международный авторитет и поддержка русского царя на европейском уровне. Бывший монашек явно вырос и, кто знает, может станет ещё сильнее и влиятельнее. Всё-таки потомок гордого римлянина первого века до нашей эры, чем никто в мире не может похвастаться. А теперь нужно думать о продолжении войны с Францией и наказании Сардинии.
        Глава 48
        Увы, но мирный договор оказался удобен не всем. Армейская группировка осман под Софией неодобрительно восприняла сообщение и последовавшие приказы из Истанбула. Пришлось в плохую погоду сниматься с обжитого места и двигаться через Филипополь и Адрианополь к Босфору. Двенадцатитысячный корпус из Бургаса хотя бы перевозили торговые корабли, несмотря на непогоду. Оставаться на местах опасно, да и бессмысленно, никто не хотел связываться с гигантской русской армией. А те, кто желал выказать султану своё недовольство, всё равно вынуждены сделать это на Босфоре. Абдул Меджид сделал ход конём, поставив во главе армии прощённого и потому верного Абдулкерима Надир-пашу. Переезд на восточный берег вместе с личной гвардией получился хлопотным, но необходимым. Недовольный народ пока оставался на другом берегу, так как люди ещё не осознали произошедшего и лишь отдельные десятки семей начали перебираться через пролив. Часть горожан упорно твердила странную фразу "Европа нам поможет".
        Французские экспедиционные корпуса разделились во мнениях. Западный стотысячный честно и достойно нёс небоевые потери, оставаясь на месте возле устья Марицы. А вот восточный, уже уменьшившийся из-за таких же потерь до пятидесяти тысяч, вынужден был покинуть Бургас. Глупо ждать весны, когда придут сразу две армии, имеющие суммарно более чем трёхкратное преимущество. Боске повёл своих в Адрианополь, чтобы оказаться поближе к другим французам. Жозеф Наполеон продолжал делить солдатскую ношу, зарабатывая авторитет среди простых солдат. Вдруг в будущем пригодится для политической борьбы за власть?
        Старко попрощался со своими и "чужими", передал командование Горчакову и умчался со своими батальонами.
        - Главное, господа, не используйте стальные дивизии в неразумной атаке. Они сильны именно от обороны и артиллерией.
        - Не волнуйтесь, Олег Александрович, мы уже переняли вашу манеру ведения боёв, - пообещал Хрулев, даже не задумавшись, что новый командующий, которого им назначат, может мыслить по-другому.
        Врангель и Штюрмер лишь мудро промолчали, понимая, что льготы от столицы закончились, а гарантий на поставку снарядов и даже высококачественного чёрного пороха, совершенно нет. При Старко, именно он закупал боеприпасы у личных фабрик. Теперь же интенданты военного ведомства начнут снабжать тем, что останется от разворовывания в центре. Зачем передовым частям хороший порох, когда можно присылать обычный? Причём столько сколько останется после распиливания бюджетных средств. Разве что патриаршья дивизия останется при нормальном снабжении, так как имеет свои поставки через церковь.
        Возвращение в Старкоград накануне рождества, ясен перец, вызвало много радости.
        - Родная моя, спасибо за сына, вон он какой крепыш у нас! - приговаривал счастливый отец.
        - Важно, что ты вернулся и теперь не нужно переживать, - щебетала Настя.
        Вересов просто обнял зятя и даже слезинка появилась, настолько трогательно выглядела встреча. Легостаев тоже полез обниматься, видимо соскучился по воспитаннику. Этот вечер посвятили встрече, ночь Олег и Настя потратили на продолжение рода и сопутствующие тарахтелки, но уже утром состоялся закрытый совет мудрейшин.
        - Олег, датский король и правительство согласны на твою индустриализацию Голштинии и не возражают против создания баз подготовки пограничной стражи, - доложился Легостаев.
        - Не поверишь, но они искренне верят, что тебя интересует прибыль, а не влияние в их герцогстве, - добавил Вересов.
        - Это хорошо, Николай Иванович, не будем их разубеждать.
        По плану Старко следовало добиться раздела спорной территории. Пусть Шлезвиг останется Дании, а Саксен-Лауэнбург отойдёт Петру Ольденбургскому. Тогда (через несколько лет, естественно) можно поднапрячься и захапать Голштейн. Причём по просьбе самих голштинцев, но для этого следует вложиться так, чтобы все простяки остались довольны. Ну, а для недовольных держав можно обустроить и береговую оборону и пограничную. Прикольно, но если проложить Кильский канал, то даже Англия и Пруссия не будут возражать наверное. Или будут?
        - Коллеги, - удивил новым словом в обиходе самодовольный правитель, - как бы нам выцыганить у братских ганноверцев их Штаде?
        - Олег, мы тут мудрим, но никак не находится повод, - ответил Легостаев.
        - Мне кажется, что проще было бы само королевство сделать твоим, уважаемый зять. Тем более, что Аурих и Вестфалия и так на твоей стороне.
        - Господа, а может попробовать посадить на английский престол Георга Пятого?
        Невероятное предположение насмешило собеседников и они решили прерваться, пока ум за разум не зашёл. Воссоздание Великой Фризии пока зашло в тупик из-за того что нечего толком предложить тем же голландцам в обмен на их Фрисланд. Так что пока некуда особо развивать территорию. С другой стороны, можно сконцентрироваться на выведении того, что есть, на хороший добротный уровень.
        - Ладно, господа, давайте спокойно проведём рождество, потом отпразднуем Новый Год и на пару недель просто выкинем всё из головы.
        В далёкой Турции тоже готовились к праздникам: кто с радостью, а кто с грустью и на ходу. Различные подразделения турецкой армии лишь в январе начали прибывать в Константинополь, некоторые, особо верные, сразу перебирались на восточный берег, к султану поближе. Другие, оставаясь на западном, чего-то мутили вместе с гражданскими лицами, третьи вообще отправлялись при возможности в Египет. Дисциплина, как таковая, упала, а боевой кураж сменился какой-то анемией.
        Представители Франции пытались приободрить осман, но особого успеха не добились. Тем более, что даже командующие обоих экспедиционных корпусов вели свои переговоры. Ещё и возмущались недопоставками из метрополии. Главное, подобное было ещё в Крыму, когда на зиму не прислали ни зимней одежды, ни медикаментов, якобы в шторм всё утеряно. А через год выяснилось, что украдено и продано налево. Теперь картина повторялась, явно недобросовестные интенданты воруют пока имеется возможность. И как воевать при таком отношении с многократно превосходящим в силе противником? А самое главное за что? Ну, ладно, изначально бедным туркам помогали, а теперь под каким лозунгом кровь проливать? Для солдат это важно не менее, чем жалованье и регулярное питание. Мало того, возникла угроза вступления в войну той же Греции, которая рада будет расширить свои владения на восток вдоль Эгейского моря.
        Впрочем и в самой Франции начались определённые дебаты наверху. Опытные военные напоминали Наполеону Третьему, что снабжение большой группировки будет обходиться дорого, а военной пользы от неё немного.
        - Ваше величество, русские просто задавят нас числом уже к апрелю-маю, - пояснял военный министр Жан Вальян, - а солидные подкрепления, дай бог, сможем мобилизовать лишь к следующей осени.
        - Так пусть продержатся, - сопротивлялся здравому смыслу император.
        - Тогда потеряем полторы сотни тысяч и подкрепления сами попадут в ту же ловушку.
        И что делать, спрашивается? Мир на нулевых условиях не подпишешь, русские не согласятся, а платить репарации и контрибуцию не согласен Наполеон.
        - Ваше величество, а может отведём корпуса в Италию? - предложил Александр Валевский, - иначе здесь они могут и мятеж поднять.
        Опасность армейского бунта волновала руководителей страны, так как различные недовольства всё-таки проявлялись, но не имели поддержки военных. Армию следует чем-то занять, но...
        - А как и где с русскими воевать? - резонно поинтересовался император, - нужна победа, причём побыстрее.
        Министры пожимали плечами, смущались, но ничего предложить не могли. Если бы русские проиграли Восточную войну, то можно смело начинать боевые действия в Ломбардии-Венеции и вообще по всей Италии. А теперь возникает угроза, что Россия поможет Австрии отбиться и вообше эти варвары все планы спутали, которые были столь просты и велики. Даже на море сложно будет бороться, никакие броненосцы не помогут. Наполеон и так сказал, что лучше строить дорогие сильные корабли, чем иметь много слабых. Если бы не мощный бюджетный дефицит, то уже начали бы программу строительства нового флота. Какое-то раздвоение получается: или сконцентрироваться на войне с Россией, или всё-таки заключить с ними мир и начать завоевание Италии, пусть и без Венеции.
        Новый 1856 год начался, как положено, с двухнедельного перекура перед серьёзной работой. Олег, сидя в кабинете, знакомился с новым письмом, а Настя просто сидела напротив, как будто до сих пор не могла наглядеться.
        - Какой важный конверт, кто пишет? - с любопытством спросила она.
        - Это от императора, - ответил Старко, - наверно наконец-то время нашёл.
        - И что в нём? Если важные секреты, то я могу выйти на время. Потом позовёшь, - улыбнулась молодая мама.
        - Нет здесь особых секретов, сиди уж, родная, - говорил Старко, одновременно читая.
        Александр Второй пояснял почему не писал дотоле.
        - Оказывается государь ждал, когда наши войска войдут в Константинополь, нервничал и, наконец-то, дождался.
        Остатки турецкой армии всё-таки не стали дожидаться прихода Крымской армии, которую теперь возглавлял (по личному указу императора) Александр Николаевич Лидерс, а тоже перебрались загодя на другой берег. Намечалась новая конференция "О Проливах", чтобы внести изменения в старую в связи с изменившейся де-факто ситуацией. Французам приходилось шаг за шагом сдавать свои позиции.
        - Надо же, Сардиния готова к переговорам, надеясь всё-таки выпутаться из дурной ситуации в которую попала. Тем более, что французы начали передислокацию своей армии из Фракии на Корсику. Где же они там еды найдут на такое количество голодных ртов?
        - Неужели всё закончилось и наступит мир?
        - Трудно сказать, Настенька, все ждут весны, а пока только зима. А вот это интересно, милая. Александр нашёл запись своего деда по поводу моих предков. Пишет, что решил восстановить историческую несправедливость, хотя знает, что другую фамилию я не возьму.
        - А как же разрешить противоречие?
        - Государь сделал очень просто, вот документ, - Олег протянул красиво оформленную бумагу жене.
        Супруга прочитала и радостно воскликнула:
        - СВЕТЛЕЙШИЙ КНЯЗЬ СТАРКО !
        Конец второй книги

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к