Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Маров Артур: " Служитель Тьмы " - читать онлайн

Сохранить .
Служитель тьмы Артур Маров
        Главный герой, потеряв всех близких родственников, волей случая оказывается на улице. Ограбив дом богатого купца, он попадает в переплет. Параллельно рассказывается история наемника Колина Уортимера, который пытается обезвредить друида-отступника и становится невольным свидетелем испытания нового препарата, снимающего ограничения с возможностей человеческого организма.
        Служитель тьмы
        Глава 1
        Джеймс Кормик, сидя в саду, читал книгу. В ней рассказывалось о приключениях пирата, который захватывал суда с драгоценностями, храбро сражаясь со всеми, кто встанет у него на пути. Главного героя тоже звали Джеймс, от этого читать становилось занимательнее и интереснее.
        Мальчик сидел прямо на траве, его не пугала перспектива испачкать коричневые штаны или белую рубашку. В свои шестнадцать лет он уже пережил довольно много - у него умерли родители от неизвестной болезни, которая выкосила половину деревни, не тронув лишь его. Из родных у него никого больше не осталось, кроме дяди Норда, к которому он с трудом добрался, прихватив все ценное, что можно было, из своего, ставшего чужим, дома.
        Дядя был мелким купцом - тут купил, там продал. Он всегда был хмур и расстроен, потому что хотел подняться в торговле, но ему в этом не особо везло. Хотя за три года в Галасе дядя смог купить себе неплохой двухэтажный дом с прислугой, помимо этого, ему удалось открыть небольшой магазинчик. Сегодня с утра он был в очень хорошем настроении. На вопрос Джеймса, чем вызвана такая перемена, Норд лишь еще шире улыбнулся и сказал:
        - Наконец я вытянул свой счастливый жребий.
        Мальчик, вздохнув, закрыл книгу. Ему хотелось узнать, чем же закончится роман, но необходимо было идти к учителю грамоты, которого для него нанял Норд. Правда, как всегда, его дядя поскупился, отказавшись от занятий на дому, конечно, ведь они стоили два дополнительных медяка. Поэтому Джеймсу приходилось четыре раза в неделю идти через две улицы в полуразвалившийся неказистый домик.
        Кормик, уже поднявшись, направился в дом, когда с противоположной стороны послышались крики и ругань прислуги. Мальчик, забыв о том, куда он направлялся, побежал к воротам посмотреть, что там происходит. Действительно - было на что взглянуть. В воротах стояли шесть гвардейцев с алебардами, а их командир разговаривал со старой служанкой, ее имени Джеймс не знал. Увидев его, она побежала к нему, размахивая руками и крича:
        - Горе, господин, горе!
        - Что произошло? - осадил ее Джеймс, он сказал это совершенно спокойно, но все же ее волнение передалось ему.
        - Пришел приказ о конфискации имущества. Эти люди хотят, чтобы мы ушли отсюда как можно скорее.
        - Ничего не понимаю. А как же дядя? Разве они могут так просто забрать его дом?
        - Я ничего не знаю, - она едва не рыдала. - Я пыталась узнать от стражника, но он мне так ничего и не объяснил.
        - Я сейчас со всем разберусь.
        Джеймс решительно направился к командиру стоявшей у ворот компании. В отличие от подчиненных, на нем был одет поверх легких доспехов плащ, а вместо алебарды на поясе висел меч. Мальчик старался казаться бравым, но коленки предательски дрожали.
        - Здравствуйте. Меня зовут Джеймс, я племянник хозяина этого дома, - сказал он, поравнявшись с главным. - Могу я поинтересоваться, чем мы обязаны вашему визиту?
        - Смотри, как ладно говорит, небось ученый, - сказал кто-то из солдат, презрительно сплюнув себе под ноги.
        - Вот приказ, в нем сказано, что дом переходит в распоряжение купца Абдулы. Чтобы через пять минут здесь никого не осталось.
        - Но как же так, ведь это собственность дяди Норда, вы не имеете права ее забрать.
        - Еще как имеем - приказ есть приказ.
        - Я вам не позволю! Я все расскажу дяде.
        - Твой дядя ничего уже не сможет сделать. Он сегодня умер, - командир положил руку Джеймсу на плечо и оскалился. Наверное, это была улыбка, но так как во рту не хватало трети зубов, сказать было трудно.
        - Все равно, вы не имеете права. После его смерти я должен был унаследовать все его дела и имущество, - мальчик не особо расстроился от смерти дяди, не то чтобы он его не любил, просто сейчас решалась его судьба, а это было куда важнее, чем чья бы то ни было смерть.
        - Я тебе непонятно объяснил? Собирай манатки и проваливай отсюда. Мне все равно, что тебе должно достаться, а что нет.
        - Я… я… - мальчишка не знал, что еще сказать.
        В бессильной злобе он сбросил со своего плеча руку солдата, после чего пнул того под колено. От неожиданности гвардеец, вскрикнув, потерял равновесие и упал. Когда служака поднял взгляд на обидчика, его лицо уже не выражало ни капли доброжелательности. Джеймс успел только увидеть, как командир замахнулся, после глаза инстинктивно закрылись и пришла боль.
        Сначала она появилась в голове, потом переместилась во все остальные части тела. Мальчика пинали недолго, увидев, что он потерял сознание, командир приказал выкинуть его на ближайшей улице. Служанка, видевшая все это, некоторое время не могла отойти от произошедшего. Потом встряхнула головой, сказав самой себе:
        - Видимо, придется искать другую работу. Какая я все-таки несчастная! - причитая, она направилась к дому собирать свои вещи.
        * * *
        - Нам пора, - голос вернул Джеймса к реальности.
        - Уже иду.
        Он встал, размялся. Воспоминания о событиях двухгодичной давности испортили настроение. Джеймс уже давно забыл о прошлой жизни, но дело, на которое они сегодня пойдут, пробудило их. Недавно ему предложили ограбить одного купца. Когда парень узнал место, а главное - имя жертвы, он едва сдержался. Теперь настал долгожданный день, сегодня он наконец сможет отплатить Абдуле за два года нищенской жизни.
        - Ну, долго ты еще? - снова раздался голос из темноты.
        - Сказал же, иду! - Джеймс встал с кровати.
        Ее можно было так назвать с большой натяжкой. Она представляла собой кучу старого тряпья, сваленного на полу и кое-как примятого. Спал он одетым. Была безлунная ночь, поэтому глаза вообще ничего не видели. Джеймс посидел некоторое время, давая им привыкнуть.
        Чтобы не терять напрасно время, он накинул на себя дырявую кофту, на несколько размеров больше, в которой было, наверное, с тысячу вшей. Но на улице было прохладно, а выбирать не приходилось. Левой рукой мальчишка, пошарив под «постелью», выудил оттуда старый ножик, который был с ним уже довольно долгое время, не раз помогая в трудную минуту. Хотя он был сворован у мясника на рынке, а сам Кормик не был мастером обращения с оружием, все же клинок придавал ему уверенности.
        - Я готов, пошли, - произнес Джеймс в темноту.
        - Пошли. Говард ждет нас на площади.
        Джеймс уже привык к темноте, поэтому последовал за спиной удаляющегося Дэвида.
        С ним и Говардом он познакомился года полтора назад, когда неудачно попытался украсть кошелек у нетрезвого человека. Тот оказался не настолько пьян, как казалось вначале. Он смог заметить вора. Мужчина поднял шум, схватив мальчишку. Казалось, все кончено, сейчас прибегут гвардейцы, после чего его посадят или, еще хуже, убьют прямо на месте, без лишних разбирательств. Но внезапно мужчина затих, а на Джеймса полилось что-то теплое.
        Это был Говард. Он тогда перерезал горло неудавшейся жертве ограбления, а Кормика спас от неприятностей. Конечно, не без выгоды. Кошелек убийца взял себе. Джеймс решил примкнуть к их компании, которая занималась мелким разбоем.
        - Не зевай, - голос Дэвида опять вернул его из воспоминаний к реальности.
        - Я не зеваю, - обиделся мальчишка.
        - Ну-ну, - усмехнулся сопровождающий.
        Джеймс вправду задумался слишком сильно. Он чуть было не вышел под свет одного из факелов. Так недолго попасться на глаза страже. Сколько Кормик себя помнил, в Галасе после одиннадцати вступал в силу комендантский час. Если вдруг стража поймает кого в это время на улице, то без лишних вопросов отправит в заключение до дальнейшего разбирательства, не помогут никакие оправдания. Таким образом губернатор надеялся побороть преступность. Джеймс считал это решение глупым, но его никто не спрашивал.
        Тем временем они с Дэвидом обошли участок света, двинулись дальше. Вот, пройден еще один переулок, дальше шла мостовая. Осталось совсем немного, прежде чем они окажутся на площади. Справа послышалась чья-то ругань. Оба вора замерли. Голоса приближались, становилось заметно светлее.
        - Это стража, - тихо прошептал Дэвид. - Давай назад, в переулок.
        Стараясь не делать лишнего шума, они завернули за угол, прижавшись к стене. Через минуту то место, где они недавно стояли, стало видно во всех подробностях: можно было разглядеть даже украшения на окне одного из домов.
        - А я тебе говорю, никого мы сегодня не найдем, - два стражника с факелами о чем-то спорили. Шли они медленно, нехотя обходя вверенный им маршрут.
        - Это еще почему? Ведь вчера мы на одного наткнулись, правда, он убежал. Но все равно - мы его нашли. Так почему ты думаешь, что сегодня не сможем?
        - Потому.
        - Ну-ну, очень веский аргумент, ничего не скажешь, - второй стражник уже радовался своей победе.
        «Интересно, - подумал Джеймс, - почему стражники ночью ходят с зажженными факелами, при этом горланя на всю улицу? Неужели они действительно настолько тупы, надеясь поймать хоть кого-то?»
        - Слушай, если сейчас же не заткнешься, я тебя на месте прищучу. Так ты всех в округе распугаешь, тогда точно никого не поймаем.
        «Гляди, - мысленно усмехнулся Джеймс, - этот сообразительным оказался».
        Выждав немного после ухода стражи, они двинулись дальше. Вернувшись на мостовую, напарники пошли вдоль нее. Факелы здесь горели через раз, поэтому находиться всегда в тени не составляло труда. Они прошли мимо двух домов, которые не блистали архитектурным изяществом. Было видно, в них живут простые рабочие люди.
        Пройдя половину улицы, они повернули налево, выйдя на рыночную площадь. Хотя была уже ночь, но запахи еще не выветрились. Отчетливее всех проступали два: один был рыбы, другой принадлежал мясу. Причем и тот и другой выдавал товар не первой свежести.
        Площадь представляла собой большое пространство без лишних построек. Она вообще не освещалась, потому что воровать здесь было нечего. Ходить ночью здесь тоже вряд ли кто станет, была высока вероятность случайно наступить в отбросы.
        Справа послышался шорох, к ним вышел Говард. Увидев их, молча протянул каждому по вещевому мешку для найденных в доме ценных вещей. Одет он был в холщовые штаны, подвязанные веревкой, и куртку серых тонов. В темноте цвет разглядеть было невозможно. Парень среди них был самым старшим. В этом году ему должно было исполниться двадцать. Светлые волосы, цепкий взгляд, длинный нос и тонкие губы. Дэвид был одет так же, как Говард. Он был младше того на год. Имел такой же неприятный взгляд, а вот губы на его округлом лице были более полноватыми.
        Дэвиду удалось раздобыть ключ от ворот дома. Где и как, он не говорил, лишь сказав, что стоило ему это огромных трудов. Поэтому он запросил долю в пятьдесят процентов от всей добычи. Остальные с ним спорить не стали. Тем более в доме купца было, чем поживиться. Также Дэвид выяснил, что сегодня в доме никого не будет: купец остался ночевать в своем имении, рядом с домом губернатора. Здесь он появится не раньше завтрашнего дня. Прислуги в доме тоже не было, на ночь она в нем не оставалась.
        - Ну что, готовы?
        - Да, - Дэвид подошел к Говарду.
        Им предстояло опять выйти на мостовую, но уже чуть дальше. Затем пересечь ее. Как раз на противоположной улице располагался дом Абдулы. Они добрались до него без происшествий. Главные ворота освещались двумя факелами, они им были ни к чему. Сзади дома находился черный ход, вот от него у грабителей был ключ. А свет до них не доходил.
        Обходя дом, Джеймс пытался определить, многое ли в нем изменилось. Как видно, сад все еще поддерживался, вон ветки от яблони переваливаются через ограждение. Кстати говоря, о нем. Стена, окружавшая дом, осталась нетронутой, а вот наверху появилось кое-что новое. Теперь железные крючки украшали ее верхушку. Они были небольшими, но если вдруг неумелый вор сможет подпрыгнуть на три метра, попытавшись зацепиться, то он будет неприятно удивлен. А хорошего воришку такая преграда вряд ли остановит.
        Они подошли к цели. Хотя было темно, Джеймс сразу понял: дверь новый хозяин заменил. Вместо старой, обитой железными прутьями, появилась новая, расписанная декоративными узорами. Рассмотреть точнее не представлялось возможным.
        Дэвид достал ключ, на ощупь попытавшись его вставить. Открыть ее не получилось. Шепотом выругавшись, он вынул его, попробовав вставить снова. Замок дважды щелкнул, дверь бесшумно открылась.
        «Все-таки удобно грабить хороших хозяев, - подумал Джеймс, - никакая пакость, вроде скрипа, не выдаст».
        Они вошли в сад. От ворот к нему тянулась неширокая мощеная дорожка. По ней могли идти бок о бок два человека, не боясь наступить на траву. Ее здесь тоже раньше не было. Джеймс подумал, сильно ли изменился дом внутри. Они прошли сад, подойдя к главной двери дома. Хотя у Дэвида от нее не было ключа, он сказал, что о ней можно не беспокоиться.
        Джеймс встал рядом с Говардом. Они вместе стали наблюдать за манипуляциями их друга. Дэвид достал небольшой стеклянный пузырек, размерами не больше указательного пальца. Вынув пробку, аккуратно вылил половину его содержимого на дверной замок.
        - Нужно отойти, меня предупредили, будет неприятный запах.
        Все трое отошли от двери на несколько шагов. Вылитая жидкость пошла пузырями, потом появился неприятный, едкий запах. Завершающим этапом послышался хлопок, пускай не громкий, но слышный в тишине ночи. Грабители от неожиданности присели. Сердце у Джеймса учащенно забилось. Казалось, оно готово было выскочить из груди.
        Дэвид подошел к двери. Тихонько потянул ее на себя. Как ни странно, все сработало. Дверь поддалась.
        - Ух ты, что это была за жидкость и где ее можно достать? - Джеймс очень заинтересовался. Он уже рисовал себе перспективы, как становится самым лучшим вором в Галасе.
        - Где достать? Не скажу, - Дэвид ответил резко, со злобой в голосе. - О том же, что это за жидкость, сам не знаю. Лишь сказали, с помощью нее можно вскрыть любой из простых, не заколдованных замков. Мне больше ничего и не надо было. Правда, отвалил за нее почти все свои сбережения. Надеюсь, они окупятся.
        Достав из-за пояса мешок, он без промедления двинулся в дом. Остальные от него не отставали. Войдя следом за друзьями, Джеймс немного огорчился, он надеялся, что здесь все изменилось, но на самом деле ничего такого не произошло. Все было так же, как и два года назад, в стиле дяди Норда. Слева от входа находилась лестница, которая вела на второй этаж, где располагались две комнаты: одну раньше занимал Джеймс, вторую его дядя. На первом этаже сразу за лестницей с этой же стороны находилась кухня. От входа прямо - общий зал, а справа кабинет, где работал Норд.
        - Я займусь первым этажом, ваш второй. Встретимся здесь.
        - Эта моя, - сказал Говард, поднявшись по лестнице и завернув в ближайшую комнату.
        Джеймсу досталась самая дальняя. Он был не против. Раньше это была его спальня. Подойдя к двери, Кормик остановился. Было не по себе возвращаться в прошлое. Сделав глубокий вдох, он толкнул дверь.
        Комната изменилась. Она стала совсем другой. В ней не осталось ничего, что могло бы напомнить грабителю о его прошлом. Хотя это было опасно, Джеймс решил зажечь свечу на одном из подсвечников. У окна стояла большая деревянная кровать, застеленная хлопковым бельем. Рядом с дверью находилась большая тумба с тремя выдвижными ящиками и большим, в половину человеческого роста, зеркалом. Скорее всего, здесь жила жена купца.
        Не теряя больше времени, Джеймс решил заняться тумбой. Потянув один из ящиков на себя, он понял, что тот заперт. Попробовал остальные. Тот же эффект.
        «Здесь должен быть спрятан ключ, - Кормик обвел комнату взглядом. - Интересно, зачем вообще запирать ящики в своей же комнате?»
        Он посмотрел под кроватью и матрацем, ключа там не оказалось. Тогда Джеймс решил осмотреть окна с подоконниками, тот же эффект. В комнате ничего больше не осталось, кроме тумбы с зеркалом. Решив проверить за ним, он просунул руку между стеной и зеркалом. Парень начал искать возможные секреты. Неожиданно руки коснулось нечто. Это оказалась веревка, на ее конце висел ключ. Подняв руку повыше, Джеймс нащупал крючок, на котором она висела. Снял с него ключ. Кормик предполагал, их будет три, к каждому ящику свой. Но за зеркалом находился лишь один. Возможно, ключ был универсальным, подходя ко всем ящикам. Кормику предстояло это выяснить.
        Что ж, выбор был невелик. Вор решил начать с верхнего ящика. Ключ идеально подошел, послышался щелчок. Джеймс, взявшись за ручку, потянул на себя. Ящик с легкостью выдвинулся. Там, на первый взгляд, ничего интересного не было, только белье. На всякий случай грабитель перерыл все содержимое, но так ничего стоящего найти не смог. Во втором его опять постигло разочарование. Там лежали лишь куча разных тюбиков с духами и прочей ерундой.
        А вот с третьим ящиком Джеймсу повезло. Как только он открыл его, в глаза бросились три вещи: небольшой кошелек, шкатулка прямоугольной формы размером с ладонь, а рядом с ней - маленькая коробочка. Она была черного цвета. На ее крышке красовался вырезанный единорог. Так как шкатулка была с замком, Кормик решил непременно добраться до ее содержимого. Юноша не спеша взял ее в руки, осмотрел со всех сторон на наличие хитростей. Ничего обнаружить не удалось. Крышка у шкатулки просто откидывалась назад. Открыв ее, Кормик не поверил в свою удачу: внутри лежали две серьги, каждая из которых стоила по меньшей мере пару золотых. Они были сделаны в виде гребешков, на концах которых висели камни. На каждой по три рубина.
        «Нет, гораздо больше двух, эта пара стоит минимум десять, - Джеймса начали одолевать сомнения, стоит ли делиться своей находкой. - Нет, это моя добыча, и никакой Дэвид или Говард их не получат».
        Он вынул серьги, спрятав их себе в ботинок. Там его вряд ли станут обыскивать. Пустую коробку выбросил под кровать. Теперь пришло время осмотреть содержимое кошелька. Там были монеты: два золотых и еще куча других, разного достоинства. Джеймс не стал считать, но выходила приличная сумма. Вор достал из кошелька один золотой и один серебряный, спрятав их к серьгам. Оставшиеся монеты он бросил в мешок, который ему дал Говард. Осталась шкатулка, парень, повертев ее в руках, посмотрел на замочек. Ключ, с помощью которого были открыты ящики, явно не подходил, здесь нужен был другой, размером поменьше. Кормик собирался заняться поисками второго ключа, когда на лестнице послышались шаги.
        - Все, пора уходить, - это подошел Дэвид. - Я смотрю, ты нашел что-то стоящее.
        - Да нет, - Джеймс поспешно бросил шкатулку в мешок. - Еще сам не знаю, что внутри, может, ничего ценного.
        - Вот вместе и разберемся.
        Джеймс смотрел на улыбающееся лицо друга, прикидывая, сколько тот оставил себе вещей, а вернее на сколько.
        - Идем.
        Они пошли к выходу. Там их уже ждал Говард. Кормик сделал неприятное открытие, его мешок был почти пуст, в отличие от мешков остальных. У Дэвида был забит под завязку, Говард от него отстал совсем чуть-чуть. Вместе они вернулись на площадь.
        - Предлагаю начать делить добро! - Дэвид всю дорогу говорил лишь о том, как удачно они провернули ограбление.
        - Не боишься, что нас могут услышать?
        - Может, стоит дождаться рассвета? Утром, прибившись к купцам, выйдем из города, - внес предложение расчетливый Говард. - А уже отойдя подальше, поделить. К тому же в лесу или на кладбище спрятать вещи будет намного удобнее.
        - Ладно, возможно, ты прав. Но тогда никто никуда не уходит. Мы все дружно будем ждать рассвета.
        - Опять же, мы не можем сидеть на площади с мешками, полными добра. Это вызовет подозрение.
        Говард с Дэвидом посмотрели на Джеймса. Им данная идея в голову не приходила.
        - Ладно, - первым решился Говард, - предлагаю идти ко мне. Там сможем предварительно разделить наживу.
        * * *
        Возражений не последовало. Они направились к дому Говарда, который располагался недалеко от южных ворот. Из-за постоянного шума въезжающих и уезжающих из города людей, который стихал лишь к вечеру, никто не хотел там жить. Эти места были облюбованы такими, как Говард, никому не нужными отбросами этого общества.
        Шли молча, каждый думая о своем. Джеймс просто смотрел по сторонам, думая о том, как же ему надоел этот город. Кормик решил: сегодня, после раздела награбленного, он с купцами уйдет в другой город. Любой, который первым попадется. Там юноша заживет новой жизнью. Ведь теперь у него будут деньги.
        Они прошли мимо дома Розы. Это была милая женщина, уже в годах, она была добра к Кормику. Этот свитер, сейчас одетый на нем, был подарен ему, когда мальчишка попрошайничал на улице. Роза пожалела его, отдав старую кофту своего внука, которая тому была уже не нужна. От ее дома до жилища Говарда осталось пройти совсем немного. Следующее здание было лишено каких-либо орнаментов, лишь четыре стены с крышей.
        За ним находилось убежище Говарда. Оно практически не отличалось от предыдущего строения, но если у того были крепкие стены, то тут даже они превратились в рухлядь. Они подошли к дому сбоку. В стене была огромная дыра. Любой человек мог в нее спокойно пролезть, просто нагнувшись.
        - Постойте минуту, - Говард, оставив мешок, убежал за дом. Вернулся он, держа в руках деревянную палку. - Нужно отключить охрану.
        Просунув руку в дыру, он, размахнувшись, ударил палкой о пол. Послышался металлический удар, сопровождаемый хрустящим звуком.
        - Путь свободен, - с этими словами хозяин пролез в дом. - Подавайте мешки.
        Дэвид просунул в дыру два мешка. Затем влез следом за Говардом. Джеймс последовал за ними, решив не отдавать свой мешок никому. Очутившись внутри, юноша осмотрелся. Ничего не изменилось с тех пор, как он был здесь в прошлый раз. Вон, в углу, стоит капкан, так называемая охрана. Две табуретки, небольшой столик справа. Слева кровать, у нее остались целы две ножки, две другие заменяли бревна. Шерстяное одеяло с комом старой одежды вместо подушки.
        - Ну, давайте смотреть, кто что принес, - Дэвид уже изнывал от нетерпения.
        - Можешь начать с моего мешка, - предложил Говард. - Все равно он у тебя в руках.
        Дэвид, улыбнувшись, стал доставать вещи. Там была пара золотых подсвечников, полотно и декоративный кинжал, скорее для красоты, чем для самозащиты. Как оказалось, Говард принес не так уж много. Основной объем мешка занимали подсвечники с полотном. Следующим разобрали мешок Дэвида, в нем оказалось множество столовых приборов, сделанных из серебра, две книги, по виду очень старинные, а сверху лежал большой копченый окорок и бутылка вина.
        - Это чтобы отпраздновать победу, - ответил Дэвид на вопросительные взгляды своих друзей. - Я просто решил, что тащить пустой мешок неприлично, поэтому набил его под завязку. Я правильно поступил, Джеймс?
        - Это ты на что намекаешь? Я там тоже не бездельничал.
        - Ну так покажи, что ты нам принес? - Дэвид выхватил его мешок.
        - Так, что тут у нас? - начал он осматривать содержимое мешка - О, кошелек с деньгами. Это хорошо, они нам понадобятся. Так, а здесь, наверное, та шкатулка, с которой я тебя застукал?
        - Почему застукал? Я ее как раз в мешок уложить собирался, когда ты зашел.
        - Да так, просто к слову пришлось, - Дэвид переглянулся с Говардом.
        Джеймс не заметил этого взгляда, он негодовал, к чему их подколки.
        - Блин, по-видимому, здесь неплохой замочек. Никто из нас их вскрывать не умеет? - Дэвид задал риторический вопрос. - Тогда предлагаю расколоть ее.
        - Подожди, возможно, нам за нее удастся выручить пару серебряных монет.
        - Я это прекрасно понимаю. Что ты предлагаешь с ней сделать?
        - У тебя ведь еще осталась та жидкость? - Говард, как всегда, мыслил вперед всех. - Может, она нам поможет. К тому же здесь замок вообще маленький, много ее не потребуется.
        - Ну не знаю, - было видно, Дэвиду стало жаль ее тратить. - Хорошо, давай попробуем.
        Достав пузырек, он вылил еще половину от оставшейся в нем жидкости. Опять пошел едкий запах, раздался хлопок. Все столпились у шкатулки. Увиденное внутри потрясло всех без исключения, даже всегда спокойный Говард, не выдержав, присвистнул. В ней оказались драгоценности, причем начиная от камней, заканчивая кольцами и серьгами.
        - Это называется вытянуть счастливый жребий, - прокомментировал увиденное Дэвид.
        Джеймсу показалось, он уже слышал это выражение, причем ничего хорошего оно ему не принесло. Но юноша не придал этому значения, ведь сегодня был такой удачный день.
        - Сколько же здесь? - спросил он.
        - Нам хватит, - сказал, улыбаясь, Говард. - Но вот что нам с ними делать? Здесь мы их точно продать не сможем, сразу загребут. У кого какие предложения?
        Наступила пауза, каждый думал, как лучше поступить.
        - Я, как и раньше, предлагаю уйти из города. На примете есть Хаймер, который в семи днях пути от Галаса. У меня там есть пару знакомых, поэтому не пропадем.
        - Я не против, - решился Дэвид и, закрыв шкатулку, убрал ее в мешок.
        - Я тоже согласен, - Джеймс зевнул. Хотя он поспал часик перед делом, ему все равно этого было мало.
        - Итак, предлагаю выпить за удачное начало, - произнес тост Дэвид, открывая бутылку.
        Кружек не было, обошлись без них. Окорок порезали трофейным столовым ножом. После того, как все наелись, Джеймс лег спать. Уходить все равно они будут днем, поэтому он решил провести время с пользой. Сон пришел сразу. Лишь только послышалось его размеренное дыхание, Говард обратился к Дэвиду:
        - Пошли, выйдем ненадолго.
        - Я тоже тебе это хотел предложить.
        Выйдя из дома, Дэвид прислонился к стенке. Говард сорвал травинку, начал ее с задумчивым видом вертеть в руках. Никто не спешил начинать разговор.
        - У нас хороший улов сегодня, ты как считаешь? - начал Говард издалека.
        - Да, давно такого не случалось. В одной шкатулке столько, сколько мы не заработаем и за год.
        - И как назло, эту шкатулку нашел этот щенок.
        - Да ладно тебе, нормальный вроде парень.
        - Нормальный, но не дурак, поэтому попросит свою долю. Ты и так получишь половину от всего, мне же придется с ним делиться. Хотя улов, конечно, большой, но рано или поздно все деньги с него закончатся, а мне хотелось бы растянуть удовольствие подольше.
        - Что ты предлагаешь? Убить Джеймса? - спросил Дэвид с усмешкой, но тут же убрал ее с лица, поняв, что его друг не шутит. - Ты это серьезно?
        - Да. Предлагаю тебе три пятых от того, что мы получим на двоих.
        - Это сколько получается? То есть ты хочешь сказать, что накинешь мне еще десять процентов?
        - Да, - Говард посмотрел на зарождающийся рассвет. - Пока подумай, я буду ждать твоего решения до вечера. - Перед входом в дом он, обернувшись, бросил, - само собой, Джеймсу об этом разговоре ни слова. А пока нам необходимо купить еды с собой в дорогу. У тебя кошель из мешка Джеймса?
        - Да.
        * * *
        Кормик проснулся в поту. Погода была теплая, а он по привычке лег спать одетым. Его друзья сидели за столом. Говард вертел в руках свой любимый ножик, Дэвид жевал мясо.
        - Вы спать не будете? - спросил их Джеймс.
        - Нет, мы выспались, - за обоих ответил Говард.
        - Как хотите.
        После этого разговора они просидели еще два часа. Говорить было не о чем, поэтому каждый занимался чем мог и как мог.
        - Уже полдень. Я думаю, нам пора уходить, - Говард поднялся, раздал мешки.
        - Это мой мешок? - спросил с подозрением Джеймс. Мешок, который ему дали, был наполнен наполовину. Сверху в нем лежало полотно, которое принес Говард.
        - Да, твой. Если волнуешься за шкатулку, она в самом низу. Ты сможешь нащупать ее рукой.
        Под проницательными взглядами друзей Кормик потрогал выступающую шкатулку. Хотя он до конца не был уверен в том, что там все на месте, все же сказал:
        - Это я так, для подстраховки.
        «Надо будет проверить, все ли внутри», - меж тем подумал он.
        - Мы просто разложили вещи поровну, так нести будет легче, - пояснил Дэвид.
        - Хватит болтать, пора выдвигаться.
        На улицах было многолюдно. Кто-то приезжал, кто-то уезжал, у всех в городе были свои дела. Мимо стражников удалось пройти без проблем, они лишь поинтересовались, куда троица держит путь.
        Ребята шли уже часа четыре. За это время им удалось не слишком далеко продвинуться. Дэвид все чаще повторял:
        - Я ведь говорил, нам не помешает купить коней. Но нет, тебе было жалко денег.
        - Уймись, пока я тебе не врезал, - не выдержал Говард. - Если бы мы купили скакунов, то далеко не уехали.
        - Это еще почему?
        - А как ты думаешь? Просто три оборванца едут на конях с мешками, полными добра. Это после того, как дом Абдулы был ограблен. Мы, несомненно, выглядели бы подозрительными.
        - Но ведь стража, наверное, не знает еще о краже.
        - Знает. Когда мы проезжали мимо них, двое как раз об этом говорили.
        - Ну, тогда все понятно. Можно же было сразу это объяснить? - возразил ему Дэвид.
        Говард промолчал. Так юноши прошли еще часа три. Солнце уже стало заходить. Они решили пройтись еще немного, прежде чем остановиться на ночлег. Место путники выбрали в леске, подальше от тракта, поближе к реке, текущей от самого Галаса. Там они наткнулись на старый костер.
        - Дня три уже, - сказал Говард, посмотрев на его остатки. - Итак, Джеймс, тебе поручается собрать веток и развести костер. Сможешь?
        - Постараюсь.
        - Ну, вот и отлично. А ты возьми из своего мешка маленький котелок, я тебе его перед дорогой положил, и принеси воды, - сказал Говард, обращаясь к Дэвиду. - Я же займусь готовкой.
        С момента ухода из города они ничего не ели, поэтому простую кашу, сделанную быстро и без всяких изысков, съели с аппетитом. После этого Дэвид принес еще воды. В этом же котелке они сделали компот из сухофруктов, которые с собой взял запасливый Говард. Хотя он получился недостаточно сладкий, по мнению Джеймса, тот все равно напился его вдоволь.
        - Теперь предлагаю поспать, - Говард, как всегда, взял на себя обязанности руководителя. - Джеймс, ты вроде у меня выспался?! Как смотришь на то, чтобы подежурить первую половину ночи? Потом я тебя сменю.
        - Ладно, - хотя после пешей прогулки в половину дня да сытного ужина его начало морить, он согласился на дежурство.
        Кормик дождался, когда его друзья уснут. После чего аккуратно, чтобы никого не разбудить, достал из своего мешка шкатулку. Внутри все было на месте. У Джеймса возникла мысль взять драгоценности с собой и сбежать, но он тут выбросил ее из головы. Отдежурив положенный ему срок, он разбудил Говарда.
        - Что, уже пора?
        - Да, я отстоял половину ночи.
        - Ясно. Ладно, теперь можешь идти спать.
        Говард проследил, как Джеймс лег на траву, пристроив под головой мешок. Через пару минут он уже размеренно дышал. Говард, достав из сапога нож, подошел к Джеймсу.
        - Ты все же решил это сделать? - тихо спросил Дэвид. Он лежал с открытыми глазами, смотря на своего товарища.
        - Да. Ты на чьей стороне?
        - Мне все равно, - сказал Дэвид. - Если окажется, что завтра Джеймс не проснется, значит, не судьба, - он перевернулся на другой бок.
        Говард удовлетворенно кивнул. Подойдя к Джеймсу, он зажал ему рот рукой, затем нанес два удара в бок. Кормик начал извиваться, было слышно, как он что-то пытался кричать. Через минуту он обмяк. Говард не спешил убирать руку. Удостоверившись, что его бывший подельник мертв, он встал, вытерев нож о кофту Джеймса, убрал его обратно в сапог.
        - Нам лучше уйти отсюда. Всякое может случиться, а я не хочу, чтобы меня застукали рядом с трупом, - проговорил Говард.
        Он, подхватив два мешка, Джеймса и свой, направился к дороге. Дэвид тоже поднялся, он не спал с того момента, как Кормик передал вахту Говарду. Посмотрел на своего мертвого друга, под которым уже скопилась лужа крови. Закинув мешок себе на плечо, он побежал догонять Говарда.
        * * *
        Вот уже вторую неделю он шел вместе со своей временной напарницей по лесам, гонясь за Малькольмом, который, испытывая новую магию, уничтожал деревню за деревней. Сначала его никто не заподозрил, поэтому он продолжал практиковаться в магии, изобретая новые заклинания и формулы. Лишь по чистой случайности Элеоноре удалось вывести его на чистую воду. Тогда Малькольм пустился в бега.
        - Колин, я тебе поручаю ответственное задание, ты должен найти изменника и убить его. От ордена Друидов с тобой пойдет Шейла, - Элеонора незамедлительно собрала карательный отряд.
        - Вот уж не думал, что среди друидов найдутся убийцы.
        - Все мы люди, каждый сам выбирает, каким путем ему следовать.
        Сегодня должно было все решиться, Колин это чувствовал. С каждым днем они сокращали расстояние до цели. Малькольм старался замести следы всеми возможными способами, но у него это плохо получалось. Ему удалось провести их всего один раз, тогда наемник с напарницей сделали большой крюк, но вовремя остановились.
        Это произошло по вине Шейлы - стройной, но в то же время физически сильной друидке. Она имела темную кожу, выразительные карие глаза и темные длинные волосы, заплетенные в косу. На ней была зеленая мантия, а с собой она постоянно носила посох с зеленым шаром наверху. Как она тогда сказала, у нее было посвящение до третьей ступени, а их жертва имела пятую. Шейлу обещали посвятить на ступень выше, если она выполнит это задание. Колин выругался. Ему снова подсунули не пойми кого. Хотя в защиту его напарницы можно сказать веское слово, это была ее единственная промашка.
        Сам же Колин был неплохим следопытом, хорошо владел мечом. Он был наемником. Чаще к его услугам прибегали богатые люди, нанимая его в качестве охраны или как средство, чтобы кого-то устранить. Но последний год он работал исключительно на орден друидов, который располагался в Вечнозеленом лесу.
        Наемник хотел уже идти дальше, но Шейла остановила его, преградив дорогу посохом.
        - Малькольм нас ждет.
        - С чего ты взяла? Следы указывают на то, что он прошел здесь как минимум несколько часов назад.
        - Я чувствую, как там, - она посмотрела вперед, - собираются силы. Маг готовится к встрече с нами.
        - Предположим, я тебе верю. Твои предложения?
        - Никаких. Я лишь предупредила тебя. Приготовься, там на это времени не будет. Лоб в лоб к нему не лезь, он с легкостью убьет тебя. Я постараюсь занять его внимание, а ты подберись сзади.
        - Понял, - сухо бросил Колин, доставая меч и круглый щит.
        Они двинулись дальше. Скоро отряд вышел на поляну, неизвестно каким образом появившуюся в лесу. В центре, на пеньке, сидел человек в такой же мантии, как у Шейлы. Он держал посох, который, в отличие от посоха спутницы, не имел зеленого шара сверху. Вместо него были корни, которые образовывали собой некое подобие кисти руки.
        - Я пришла за тобой, Малькольм!
        - Уже понял, - с горькой усмешкой ответил друид. Выглядел он молодо, но голос имел хриплый, старческий. - Как видишь, я вас ждал.
        Он провел вокруг себя по земле посохом. Там, где друид касался им, трава поднималась в человеческий рост.
        - Это было лишним, - сказала Шейла. - С нами нет лучников, поэтому защита от стрел напрасная трата магии.
        - Кто же знал, я думал, за мной послали целый отряд, - произнес Малькольм с улыбкой.
        - Так и есть, - серьезно ответила Шейла, - только он состоит из двух человек: меня и наемника. - Она кивнула головой в сторону Колина.
        Отступник перевел на него взгляд, будто до этого он не замечал стоящего рядом с друидкой человека. Колин лишь улыбнулся, он привык, что его часто недооценивают. Наемник не обладал той мускулатурой, которая свойственна мечникам. Но стоило ему ввязаться в бой, это впечатление быстро рассеивалось.
        - Неплохой экземпляр, но в нашем споре ему не место.
        - Это мы еще посмотрим, - Колин, сорвавшись с места, побежал к друиду.
        Малькольм взмахнул правой рукой. Перед бежавшим ощетинилась трава, которую себе в защиту поставил друид. Он хотел еще что-то сделать, но тут в бой вступила Шейла. Она быстро произнесла заклинание, махнула посохом в сторону противника. С шара сорвался зеленый сгусток энергии, полетев к Малькольму.
        Друид взмахом руки начертил перед собой в воздухе круг, который приобрел прозрачный голубоватый оттенок.
        Магия Шейлы будто попала в воду. Столкнувшись со щитом, сгусток зашипел, растворившись в нем. Колин всего этого не видел, он продолжал рубить неимоверно прочную траву. Вот ему удалось пробить небольшую брешь, и он прыгнул к друиду. Тот лишь взмахнул рукой, произнеся очередное заклинание.
        Колина отшвырнуло на добрый десяток метров. Щит, которым он в последний момент успел загородиться, треснул. У самого наемника все ужасно болело. Невозможно было разобрать, есть переломы или обошлось без них.
        Пока он приходил в себя, сражение магов ни на секунду не прекращалось. Шейла выкрикнула следующее заклинание. С окраины леса в сторону друида поползли корни деревьев, они извивались и ускорялись, приближаясь к жертве. Малькольм ударил посохом об землю.
        В метре от него, прямо перед приближающейся опасностью, выросла стена земли. Ударившись в нее, корни завязли в ней. Сначала они еще извивались, стремясь достичь своей цели, но потом безжизненно упали. Шейла отозвала ставшую бесполезной магию. Друид махнул рукой, стена обвалилась.
        Колин уже полностью пришел в себя. Хотя каждая часть его тела отдавалась тупой болью, он, встав, направился за спину друида. Пока тот был занят с Шейлой, у наемника появился вполне реальный шанс. Малькольм на земле очертил перед собой посохом круг, после чего направил его в сторону противницы.
        Под ногами Шейлы появилась грязь, которая начала ее затягивать, словно трясина. Девушка пыталась вырваться, но ничего не получалось, все ее заклинания оказались бессильны. Она посмотрела на друида, тот лишь улыбался. Он начал произносить новое заклинание, но тут у него за спиной вырос Колин. Он уже замахнулся для удара. В этот момент друид обернулся. Он инстинктивно прикрылся от удара рукой, но было уже поздно. Колин обрушил на него свой меч. Клинок без проблем разрубил конечность, пройдя дальше, до самой головы. Колин улыбнулся. Магия магией, а старая добрая сталь побеждает всегда.
        Вдруг то, что было раньше друидом, осыпавшись, превратилось в землю. А сам Малькольм вырос из земли недалеко от места своей «смерти». На руке, куда пришелся удар, была порезана мантия и осталась неглубокая рана, которая продолжала кровоточить, но вряд ли могла доставить магу неприятности. На голове отступника не осталось даже шрама.
        - А ты думал, меня так просто убить? - с издевкой спросил Малькольм у удивленного мечника.
        - Возможно, не так просто, как мы думали вначале. Кстати, никогда не слышала о подобном заклинании. Впечатляет, - Шейла теперь стояла на твердой земле. - Правда, ты забываешь две вещи: первая - я уверена, что это заклинание отняло у тебя немало сил, вторая - твои старые заклинания рассеиваются, как видишь, лужи грязи уже давно нет.
        - Рано радуешься. Это была всего лишь разминка. Мне хотелось посмотреть, на что вы способны. Теперь же я буду серьезен.
        Маг произнес несколько слов. Он сломал один из корней на верхушке посоха. Тотчас перед друидом из земли выросли два голема. Они были выше Колина на голову, а в плечах превосходили его минимум в два раза. Один из них направился к Шейле, другой двинулся к ее спутнику. Друидка не стала мудрствовать, опять призвав корни, которые скрутили ее противника по рукам и ногам.
        Колину приходилось сложнее. Голем был не шибко сообразительным, поэтому ринулся прямо на противника, размахивая руками. Мечник поднырнул под них, нанеся режущий удар по животу нападавшего. У оппонента остался глубокий след. Противник развернулся, перейдя в рукопашную схватку. Понятное дело, навыков у него никаких не было, поэтому он просто решил схватить и раздавить Колина. Наемник не сомневался, сил тому хватит. Голем начал наступать, не теряя времени даром, мечник стал изо всех сил орудовать мечом. Он старался отрубить оппоненту руки. Если предыдущая рана не зажила, значит, части тела обратно не прирастут. Наемник нанес два рубящих удара по правой руке противника. Порезы остались, но не более того.
        Голем уже подошел слишком близко. Колин хотел отбежать подальше, но противник споткнулся, не дойдя до него всего пару шагов, упав лицом на землю. Как оказалось, причиной были два больших корня, обвивших ноги существа. Шейла не забыла о своем напарнике. Не теряя времени, мечник принялся рубить руки и ноги противника. Это заняло около минуты. Предположения Колина подтвердились: каждая часть тела после отсечения рассыпалась в горстку земли.
        Обернувшись, он посмотрел, как идут дела у Шейлы. Та еле сдерживала натиск друида. Земля вокруг нее была перерыта. То тут, то там валялись кучи земли и корней. По-видимому, напарница успела отразить не одну атаку.
        Колин решил теперь воспользоваться своим любимым метательным ножом, который уже не раз выручал его благодаря одному незатейливому секрету. Пока он пристраивал его в руке для удобного броска, Малькольм, вытянув руку ладонью вниз, заканчивал читать заклинание. Из земли, точно в раскрытую руку, вылезла палка, в диаметре она не превышала размера монеты. Маг метнул ее в Шейлу, словно копье. Та, выставив перед собой руку, прочла заклинание. Перед ней образовалась зеленая полусфера. Врезавшись в нее, палка распалась на сотни мелких щепок, которые продолжили свой путь, но уже внутри сферы. Шейла ничего уже не успевала сделать. Они прошили ее насквозь, не оставив живого места.
        Колин видел это, но заглушил в себе чувства. Воспользовавшись моментом, он метнул нож. Тот попал врагу между лопаток. Как и в прошлый раз, тело Малькольма осыпалось землей, а он появился неподалеку.
        - Ты настырный, - было заметно, что маг истратил почти всю энергию. Друида шатало, лицо стало бледным, а между фразами он делал значительные паузы. - Что смотришь, заметил? Но не переживай, сил тебя убить у меня хватит.
        Проведя над землей круг, Малькольм начал произносить заклинание. Неожиданно он оборвался на полуслове. У него изо рта пошла пена, руки инстинктивно схватились за сердце. Ноги перестали держать, подкосившись, Малькольм рухнул на землю. Еще недолго он сопротивлялся, но вскоре его мучения прекратились. В лесу стало успокаивающе тихо, будто не было мгновение назад этого сражения.
        Колин, прихрамывая на правую ногу, подошел к куче земли и достал из нее свой метательный нож. Смахнув с него остатки грязи, мечник провел пальцами по рунам, выбитым на металле. Давно один настырный продавец уговорили его купить этот нож, сказав, что благодаря неизвестным рунам любой, кого порежет его сталь, умрет от яда. Пусть стоил он дорого, Колин ни разу не пожалел о его приобретении.
        Убрав нож обратно в сапог, наемник пошел к Шейле. Как ни странно, во время драки он лишь растянул связки на ноге, в основном отделавшись легкими синяками. Когда маг отшвырнул его в первый раз, мечник подумал, у него не останется ни одной целой косточки.
        Шейла была мертва. Открытые глаза все еще выражали удивление от увиденного. Закрыв ей веки, Колин взял ее походную сумку, в которой находилась книга с заклинаниями. Оторвав от посоха шар, наемник бросил его в нее. Подойдя к Малькольму, он нашел у того книгу за поясом. А вот с посохом было сложнее. Если у Шейлы он состоял из двух частей, то тут представлял собой единую конструкцию. Подобрав его, мечник двинулся в обратную сторону, туда, откуда они пришли с Шейлой.
        Элеонора предупредила: если Шейла не выживет, нужно забрать у нее посох с книгой. Аналогично поступить с вещами Малькольма. Колин сначала отказался все это брать, лишняя ноша будет только мешать, но глава ордена обещала заплатить по золотому за каждую вещь, а за такие деньги можно было помучиться.
        * * *
        Последнее, что запомнил Джеймс, это жгучая боль в груди. После чего все померкло, появилось ощущение легкости и даже воздушности. Будто птица, он парил в пустоте, только вот летел не вверх, а вниз. Это было похоже на падение в колодец. Кормик хотя ничего не видел, но ощущал вокруг себя круглые стены. Страха не было, присутствовало лишь чувство полной отстраненности от всего и спокойствие, такое, которое человек, не спавший несколько суток, испытывает, как только его голова касается подушки.
        Внезапно что-то изменилось. Джеймс даже не сразу понял, что именно. Только через какое-то время пришло понимание. Падение прекратилось, тьма теперь не была такой непроглядной. Юноша лежал на мокрой траве. Да, именно на мокрой. Он ощущал это всем телом. Вокруг него все пространство было окутано плотным туманом, но благодаря ему стало возможным рассмотреть хоть что-то.
        Вокруг сплошной стеной возвышался лес. Силуэты мощных дубов выглядели великанами. Их крон за туманом было не разглядеть, но и без него, Джеймс был в этом уверен, ему не удалось бы увидеть деревья целиком.
        Подул легкий ветерок, от которого Кормик поежился. Его одежда пропиталась влагой, поэтому от ветра по телу пробегала инстинктивная дрожь. Где-то рядом хрустнула ветка, почти одновременно с этим справа раздалось зловещее рычание.
        Джеймс подпрыгнул от страха. Он осмотрелся по сторонам, но ничего подозрительного не заметил. Потихоньку, шаг за шагом, юноша начал отходить в противоположную сторону от места, из которого доносились непонятные звуки.
        Отойдя шагов на двадцать, Кормик решил ускориться и трусцой побежал вглубь леса. Его мысли занимали сплошные вопросы. Где он находится? Что это были за странные звуки? И почему на кофте нет никаких следов? Джеймс уже успел ее бегло осмотреть, на ней не было ни крови, ни ножевых порезов.
        Беглец резко остановился. Ему только сейчас пришла в голову мысль осмотреть тело. Ведь юноша помнил, как его зарезали. Он до сих пор ощущал боль в ранах. Закатав одежду, Джеймс осмотрел места ран. На нем не было ни царапины.
        Сзади раздался вой, теперь он стал угрожающим. От него у Кормика началась нервная дрожь. Ему вдруг стало очень страшно. Хотелось куда-нибудь убежать, скрыться, затаиться, лишь бы это нечто не смогло его найти.
        Собравшись с духом, Джеймс возобновил свой бег. Передвигаться было тяжело, этому способствовала плохая видимость и выступающие отовсюду корни деревьев. Уже два раза позади него слышался этот непонятный вой, причем с каждым разом он был все ближе. Кормик уже не сомневался, охотятся именно за ним. Он почувствовал, что уже начинает выдыхаться. Дышать становилось все тяжелее, ноги, казалось, вот-вот отвалятся.
        Из-за шума в ушах юноша не сразу смог услышать шум воды. Теперь он знал, куда ему необходимо было держать путь. Это был шанс для его выживания. Если Джеймсу удастся переплыть реку, он будет в безопасности.
        На каждый шаг приходилось затрачивать неимоверные усилия, в голове стучало, словно в кузнице. Река становилась все ближе. Поэтому Кормик не сдавался, продолжая идти все время вперед.
        Еще чуть-чуть, и деревья расступились. Глазам предстала небольшая речка, шириной метров триста. Собрав всю волю в кулак, Джеймс сделал последний рывок.
        До воды оставались считанные шаги, но внезапно на него обрушилась сзади жуткая тварь. Она прыгнула ему на спину, вцепившись когтями прямо в тело, не спасла даже одежда. Юноша, взвыв от боли, упал лицом на землю. Он пытался стряхнуть с себя врага, но все попытки были бесполезны, хватка оказалась мертвой. С каждой попыткой сопротивления она не только не ослабевала, но становилась сильней. Все глубже и глубже когти вонзались в плоть человека.
        Джеймс поднялся на четвереньки, тварь оказалась достаточно тяжелой, чтобы встать во весь рост. Она беспрерывно выла, из ее рта исходил ужасный смрад. Тело готово было вывернуться наизнанку от этого запаха, но пока еще приступы тошноты были сдерживаемы.
        Видно, твари надоело играть с добычей, поэтому она укусила Кормика в плечо. Боль была адской. Он взвыл, упав на спину. Хватка на плече ненадолго ослабла. Не теряя времени, юноша стал молотить локтями и затылком по твари под собой. Многие удары проходили мимо, но некоторые смогли достичь своей цели.
        Неожиданно Джеймс почувствовал, тварь его больше не держит. Он вскочил, спотыкаясь на четвереньках, стал быстро отползать от места схватки. Когда расстояние стало достаточно большим, ему пришла в голову мысль взглянуть на того, кто на него напал. По возможности следовало добить врага, ведь нож у него был с собой, как всегда, в ботинке. К тому же это был лучший способ избавиться от преследователя, пока он не оклемался.
        Осторожно подойдя к месту, где он только что чуть было не распрощался с жизнью, Кормик остолбенел: твари нигде не было видно. Вся трава вокруг была примята, на ней яркими красками выделялись кровавые пятна. Одни была красного цвета, а вторые коричневого, будто гной. От этой крови исходил точь-в-точь такой же запах, как от твари.
        Теперь сдержать рвотные позывы не удалось. Тело вывернуло наизнанку. Джеймс давно ничего не ел, поэтому изо рта шла лишь желчь, смешанная со слюной. Когда спазмы утихли, пришлось снова уходить от этого места, как можно дальше. Идею с речкой юноша отбросил. Кто знает, какие монстры там могли обитать?
        С каждым шагом силы покидали беглеца, причем теперь окончательно, он это чувствовал. Ему необходимо было отдохнуть. Решив восстановить силы, он привалился спиной к стволу близ стоящего дерева.
        Глаза Кормик не закрывал, оставаясь на стороже, зорко наблюдая за каждой тенью. В правую руку он взял нож, так легче будет обороняться в случае повторного нападения. Джеймсу необходимо было подумать о многих вещах, но в голову не лезло ни одной мысли. Только легкость, граничащая с отупением.
        Где-то раздался вой, все тот же страшный, пронизывающий страхом тело до самых костей. Но в руке был нож и полное безразличие к своей дальнейшей судьбе. Необходимо было поесть. К сожалению, юноша не знал, какие растения в этом лесу съедобные, ни одно ему знакомо не было. Поэтому оставалась только живность. За все свое путешествие по этому месту он ни разу не увидел даже насекомых.
        Джеймс только сейчас подумал, ведь вправду не было слышно ни птиц, ни грызунов. Здесь даже банальных комаров или муравьев не водилось. Интересно, что это за странное место такое.
        «Еще десять минут, и надо подниматься, - подумал он. - Иначе совсем расслаблюсь, уже в сон потянуло».
        За отведенное для передышки время вой слышался еще три раза, причем с двух разных, противоположных друг другу сторон.
        «Скорее всего, тварь не одна, а это только ухудшает мое положение».
        Он нехотя поднялся, затем шагом, экономя силы, двинулся куда глаза глядят. Кормик шел уже долго, он не переставая винил себя. За то, что убежал в сторону от реки, а не переплыл ее. За то, что не набрал воды, даже просто не попил. Теперь в желудке все сводило, во рту была неприятная сухость.
        В конце концов, юноша решил нарвать зеленых листьев. Теперь он постоянно их жевал, чтобы хоть как-то поддерживать свои силы. Плечо, на которое пришелся укус, ужасно жгло и саднило.
        Джеймс дотронулся до него, моментально отдернув руку. Плечо было все в гное, который обильно вытекал из раны. Поднеся руку поближе к лицу, Кормик убедился в этом окончательно. Скорее всего, клыки твари поспособствовали быстрому заражению. А если вспомнить, какого цвета у нее кровь, то становилось понятно: даже маленькая царапина, полученная от нее, могла обернуться нешуточными проблемами.
        Слева послышался шорох травы, а еще через секунду треснула ветка. Юноша, не раздумывая, со всех ног бросился бежать. Хотя хрип из легких заглушал многие звуки, но отчетливо можно было расслышать, как слева шуршит трава и ломаются ветки деревьев. Становилось совершенно ясно: кто-то или что-то движется параллельным курсом.
        Джеймс резко затормозил, быстро уйдя вправо. Пробежав несколько шагов, он упал рядом со стволом массивного дерева, попытавшись затаиться. Сердце все еще часто билось, продолжая гнать кровь. Дыхание никак не хотело налаживаться.
        На то место, где Джеймс свернул, выскочило нечто. Он не знал, на что это существо было похоже или с чем его можно было сравнить.
        Тело твари похоже на человеческое, вот только на руках и ногах было по три пальца. Вернее, когтя, каждый длиной сантиметров по десять. Туловище покрыто серой слизью, которая заменяла кожу. Она плотно обтягивала тело существа, рассмотреть контуры костей и органов не составляло труда. Оставалось только удивляться, как они все там держатся, так как мышц у твари практически не наблюдалось.
        Но все это было ничто по сравнению с головой или тем, что находилось на ее месте. Один взгляд на нее заставил бы испугаться даже сильных духом людей. Череп был вытянут от затылка. На месте лица было сумбурное месиво. Один глаз располагался в центре, на том месте, где должен был находиться нос, еще два находились в районе висков. Носа у твари не было, вместо ушей два отверстия в черепе. Ее челюсть была просто огромной, с двумя рядами клыков. Из пасти непрерывно капала тягучая слюна.
        Джеймс еще сильнее вжался в землю, его била крупная дрожь. Он старался дышать как можно тише, стараясь никаким звуком не выдать себя. Существо повело головой из стороны в сторону, сделало несколько шагов и замерло.
        Джеймсу стало невыносимо страшно, он не знал, что ему предпринять. Появилась идея, схватив нож, попробовать отбиться. Но юноша чувствовал, стоит ему только дернуться, участь его будет решена.
        Тварь, до этого стоявшая спокойно, резко ринулась в сторону убежища жертвы. Кормик растерялся от неожиданности, это его спасло. Не добежав до него всего несколько шагов, существо остановилось, завыв во всю глотку. Ей ответило издалека еще два голоса.
        После этого тварь ушла в сторону своих сородичей. Она передвигалась на двух ногах, при этом очень сутулясь, едва не сгибаясь пополам. Когти на ее ногах сильно загребали землю.
        Беглец не стал сразу же вставать. Он решил выждать еще немного, прежде чем предпринимать какие-либо действия. В голову не приходили никакие мысли по поводу дальнейших действий. Единственное, что занимало все сознание, это жуткий страх. Все же желание спастись любой ценой его заглушило.
        Джеймс решил идти дальше вперед. Лес рано или поздно должен был закончиться, поэтому оставалось только продержаться. Проблема заключалась в этих тварях, поэтому Кормик решил достать нож и не убирать его во время бега. Это была единственная мера защиты, которая у него сейчас имелась.
        Он попытался встать с земли, тут же застонав от боли. Плечо жгло дикой болью, спина тоже начинала саднить. Сделав глубокий вдох, юноша предпринял еще одну попытку подняться. На этот раз удачно. Достав нож, он поудобнее перехватил его. Предстояло выйти на оставленный ранее путь.
        Не успел Кормик пройти с десяток шагов, как сзади на него набросилась одна из тварей. Джеймс в последний момент успел обернуться, выставив перед собой нож. Существо брюхом напоролось на него. Взвыв, оно тут же отпрянуло от человека. По ране вместо крови потек гной.
        Кормик выставил перед собой нож. Он начал отступать спиной к ближайшему дереву. Перед ним выпрыгнули еще две твари. Они зашипели, подойдя к своему сородичу. Каждая по очереди поднесла голову к его ране, после чего они обе пронзительно завыли.
        Джеймс все еще продолжал пятиться, под его ногой хрустнула ветка. Это сразу приковало к нему взгляды существ. Повисла напряженная тишина, длившаяся несколько секунд, которые Кормику показались вечностью. Он в ускоренном темпе соображал, как выпутаться из сложившейся ситуации. Додумать ему не дали. Один из хищников рванул в его сторону. Когда расстояние сократилось до нескольких шагов, тварь прыгнула на жертву.
        Джеймс ударил ножом, целясь нападавшему в голову, но удар пришелся на когти, которыми тварь умело отбила оружие. Ее удар зацепил руку защищавшегося. Нож отлетел в сторону. Существо повалило Джеймса, намереваясь обглодать его лицо. Юноша схватил тварь за шею, не давая ей приблизить к нему морду. Руки скользили по склизкому телу, а хищник постоянно извивался, причиняя еще большие неудобства.
        Раздался вой, Джеймс, повернув голову, увидел, как на него несется второе существо.
        «Ну, теперь уж точно все», - успел подумать он.
        Неожиданно надвигающегося хищника отбросило в сторону. Он, дико завыв, начал размахивать в разные стороны конечностями. Тут же тварь, что наседала на юношу, выгнулась и обмякла, грозя собой придавить Джеймса. Он быстро откатился в сторону.
        Картина была впечатляющая. Тварь, напавшая на Джеймса, лежала с дырой в голове, размером с кулак. Вторая, которая не добежала до него, была чуть в стороне. В ее животе красовалось точно такое же отверстие. Третьей твари видно не было, наверное, успела убежать, как только все это началось.
        Зато на ее месте стоял человек. Осанка и манера движения выдавали в нем аристократа. Больше что-либо о нем сказать было трудно. У него не было тела как такового, только контуры, обозначающие его. Они были прозрачными, но по сравнению с туманом более густыми, словно дым от костра.
        - Ну наконец-то.
        Джеймс вздрогнул от неожиданности.
        - Я уже думал, так и помру тут, - старик улыбнулся, протянув раскрытую руку к лицу Джеймса.
        Когда между ней и юношей осталось сантиметров десять, вокруг Джеймса полыхнул огонь, окутывая его сферой.
        - Ай, больно!
        Призрак отдернул руку, точнее то, что от нее осталось. Теперь ее до локтя не существовало. Стоило призраку отдернуть руку, как огонь исчез.
        - Значит, ты так! - прокричал незнакомец, было видно, он разозлился не на шутку. - Кайсар!
        Выкрикнув непонятное слово, он взмахнул левой рукой. Из нее начали выползать не меньше десятка прозрачных змей. Кормик увидел раскрытые пасти, хвосты рептилий оставались внутри руки мага. Джеймс отшатнулся, закрывшись от них руками. Опять вспыхнул, защищая его, огонь. Змеи сгорели в нескольких сантиметрах от жертвы.
        От старика осталась еле различимая голова, тела уже не было видно.
        - Слушай, парень, а ты не маг, случаем? - голова на секунду задумалась. - Хотя нет, был бы ты маг, я почувствовал. Может, заклинатель?
        Джеймс стоял молча, глядя себе под ноги. Он еще никак не мог отойти от произошедшего. Через минуту юноша понял, что его о чем-то спросили.
        - Что вам от меня надо?
        - Жизнь, - не стал темнить старик. Голос его был спокоен. - То, чем ты сейчас являешься.
        - Но почему? - юноша не понимал, для чего его все пытаются убить. Даже после смерти за ним все еще охотятся незнакомые люди и звери. - Я ведь вам ничего не сделал.
        Голова разразилась неудержимым смехом. Складывалось ощущение, будто до этого старик никогда не смеялся, а сегодня хотел выпустить всю накопившуюся радость.
        - Разве должна быть причина? - отдышавшись, спросил он. - Хотя она есть. Меня убили недалеко от места, где сейчас лежит твое тело. Убили меня не особо опытные маги - самоучки, но факт остается фактом. Конечно, окончательно уничтожить меня у них не получилось. Мое тело они зарыли в землю. Я, привязанный к нему, ждал, пока кто-нибудь умрет недалеко от меня, - говоря все это, голова летала вокруг Джеймса, то приближаясь, то отдаляясь. - Я мог попытаться отнять энергию у спящего, недалеко от моего погребения, но риск был слишком велик. У меня осталось мало сил. Наконец, через тринадцать дней томительного ожидания, появился ты. И что в итоге? Я потратил все имеющиеся силы безрезультатно!
        Последние слова голова почти прокричала. Немного успокоившись, старик спросил:
        - Ты точно не заклинатель?
        - Нет, - ответил Джеймс, ошеломленный рассказом и всем происходящим вокруг.
        - Энергия защиты идет у тебя из ног. Ты на ногах никаких браслетов или украшений не носишь?
        - Нет.
        И тут Джеймс вспомнил. Серьги, которые он нашел в доме Абдулы. Перед уходом из города он их перепрятал в носки, так, чтобы удобно было идти. Некоторое время он размышлял, сказать об этом старику или нет. Решив, что ничем плохим это ему не грозит, Кормик решил открыться:
        - Возможно, это серьги?
        - Ты носишь серьги на ногах? - изумилась голова.
        - Да нет, просто я положил их в ботинки, потом совсем забыл о них.
        - Так, уже лучше. Как они выглядели?
        - Золотые, сделанные в виде гребня.
        - Ага. Можно было догадаться, такие продают едва ли не в каждой магической лавке. Только вот это бесполезная безделушка. Видимо, вне реальности они действуют куда лучше. Могу поклясться, они были с камнями, вероятно, с рубинами.
        - Да, а откуда вы знаете?
        - Просто догадался, - голова радовалась своему открытию. - Надо будет на досуге заняться ими. Проверить, действительно ли они так хорошо работают.
        До Джеймса потихоньку стал доходить смысл предыдущей фразы.
        - Что значит вне реальности?
        - То и значит. Ты где-нибудь видел таких существ? - старик кивнул на труп одной из тварей. - Или как, ты думаешь, я смог прождать столько времени? Ладно, не забивай себе голову. Теперь перейдем к главному. У тебя есть два выхода из сложившейся ситуации, - голова улыбнулась лишь на миг. - Первый - ты разрешаешь мне взять твою энергию, я забираю у твоего тела через твою сущность или душу, называй это как хочешь, пять лет жизни. После чего я смогу вернуть тебя назад в мир людей, при этом тело восстановится. Ты сможешь снова управлять им. Проще говоря, будешь жить дальше. Второе - ты отказываешься от моего предложения, в этом случае мы оба окончательно здесь умрем.
        - Что значит возьмете пять лет жизни?
        - Твое тело состарится на пять лет.
        Джеймса ошеломило, с какой легкостью старик все это произнес. Будто они сейчас говорили не о жизни и смерти, а рассуждали на бытовые темы за чашечкой чая.
        - Если я соглашусь, где гарантия того, что я снова смогу жить?
        - Разве у тебя есть иной выход?
        Незнакомец был прав. Джеймс уже давно сделал выбор, да и был ли он у него? Умереть или довериться неизвестно кому, но при этом получить пусть и призрачный, но все же шанс? Юноша притворился, будто еще раздумывает. Голова никак на это не отреагировала. Решив, что незнакомец выложил перед ним все карты, Кормик произнес:
        - Я согласен. Что нужно делать?
        Голова подлетела к Джеймсу.
        - Сначала выбрось украшение.
        Юноша с явной неохотой достал серьги, но выбросить их никак не решался. Они стоили немалых денег, которые еще смогут ему понадобиться. К тому же украшения служили защитой от мага. Призрак рядом молчал, понимая, что словами он может все испортить. Решившись, Джеймс размахнулся, выбросив их в туман:
        - Дальше?
        - Теперь положи руки на меня и произнеси: я, свое имя и фамилию, отдаю свою энергию в обмен на жизнь.
        - Я, Джеймс Кормик, отдаю свою энергию в обмен на жизнь.
        На него нахлынула куча чувств, причем не самых приятных. Было ощущение, что сжимаются и выворачиваются наизнанку все органы. Появилось ощущение нехватки воздуха, через секунду оно усилилось. Юноша начал открывать рот в поисках спасительного кислорода.
        «Провел меня колдун», - успел подумать он.
        В глазах начало рябить, затем потемнело. Наступила мгла.
        Джеймс перекатился на бок, схватившись за живот, он сделал резкий вдох, такой делает человек, долго пробывший в воде без кислорода.
        Немного придя в себя, Кормик осмотрелся. Он был на том месте, где его убил Говард. У его ног на пепелище от костра прыгала синичка. Наступил день. Солнечный свет пробивался сквозь кроны деревьев.
        «Первым делом отомщу Говарду, - подумал Джеймс. - У меня в ботинке остались монеты. Найму пару головорезов. Маг действительно не обманул, я все еще жив».
        Юноша вспомнил о ранах, нанесенных в бок. Кормик посмотрел туда, где они должны были находиться, но на коже не осталось даже шрама. Хотя кофта в тех местах была прорезана и испачкана кровью. Также не осталось никаких следов от схваток с тварями.
        Джеймс улыбнулся. Кажется, все начало налаживаться. Парень вздохнул полной грудью, у него неожиданно скрутило живот. Он уже давно не ел. Теперь, когда эйфория от спасения прошла, юноша почувствовал, как сильно он ослаб. Необходимо было раздобыть еды, этим Кормик решил заняться в первую очередь.
        * * *
        Идти становилось все тяжелее. Приходилось делать остановки каждые полчаса. Причиной тому было растяжение на ноге, которое Колин получил во время схватки с Малькольмом.
        Шел уже второй день с момента, как он покинул место схватки. Вначале все было нормально, боль не особо беспокоила привычного к таким делам мечника, но на вторые сутки нога опухла, идти в прежнем темпе становилось все сложнее.
        К тому же, когда боль становилась нестерпимой, приходилось делать остановки, чтобы перевести дух. После каждого такого перерыва вставать, продолжать путь, становилось все труднее. Темп из раза в раз становился медленнее.
        Колин понимал, необходимо что-то предпринимать, иначе его возвращение становилось проблематичным. Пошарив в сумке, он с сожалением отметил, еды у него осталось совсем немного: на день, может на два. А идти ему еще предстояло как минимум неделю.
        Наемнику необходимо было отдохнуть хотя бы день. Пополнить провизию, а если уж совсем повезет - купить коня. Денег у него с собой было не много, но по прикидкам должно было хватить, если не тратиться понапрасну.
        Поэтому Колин направился к дороге. Он заприметил ее час назад, все это время двигаясь параллельно ей. Выходить к людям в его первоначальные планы не входило. Посох друида был как клеймо, увидев его, за мечником могут начать охотиться.
        Колин не знал почему, но все маги очень ценили различные атрибуты, такие как посохи, книги, шары и прочее. Они готовы были убивать за них друг друга или любого, кому вещи такого рода попали в руки. Как раз к последним Колин сейчас относился. Но он решил рискнуть, не спеша направившись в сторону тракта.
        По мере приближения последнего, деревья становились все реже. Природа отступала перед напором человека. Сама же дорога представляла собой подобие колеи, которая была изрыта колесами телег и повозок. На ней одновременно могла проехать лишь одна из них, для второй уже не хватало места.
        Колина это сейчас мало волновало, ему места хватало, причем с избытком. Вот только идти было неудобно, всюду были кочки, образовавшиеся из земли, которую со временем набили кони. Минут через пять дорога стала утоптанной. Передвигаться по ней стало куда удобнее, вот только нога не переставала беспокоить.
        Чтобы отвлечься, мечник, достав еще один кусок мяса, начал его разжевывать. Когда с ним было покончено, Колин попил воды. С сожалением отметил, она тоже подходит к концу.
        Часа через три на горизонте появился город. Путник не знал, как он называется, да это было и неважно. Колин замотал посох в свой плащ, чтобы на него сразу же все не обратили внимания. Дальше необходимо было войти в город. Желательно не привлекая к себе внимания.
        Перехватив поудобнее посох, при этом посмотрев на себя со стороны, Колин решил, что он не слишком бросается в глаза. Сейчас главным было не привлекать внимание стражников в воротах, которые могли его обыскать.
        Если же у него найдут посох или книгу, ему не поздоровится. В Хаймере был закон: никто не может убивать магов, кроме тех, за чью голову назначена официальная награда. Вроде все умно и правильно, вот только потом попробуй доказать, что ты убил именно разыскиваемого, а ни кого другого. Впрочем, Малькольма никто не объявлял вне закона, это были разборки друидов. Колин шел как запасной вариант для транспортировки, если Шейле не повезет выбраться.
        Собравшись с силами, нацепив маску равнодушия, мечник двинулся к воротам в город. Снаружи никого не было видно, лишь только перед самым входом ему встретился мужчина, несший с собой топор и веревки. Скорее всего, это был дровосек, не ко времени решивший идти поработать.
        Войдя в город, Колин заметил двух стражников, стоявших чуть дальше от входа. Это позволяло им видеть всех приходящих. Путь последних пролегал как раз через охрану, свернуть здесь было некуда, постройки начинались дальше.
        Два стражника о чем-то между собой беседовали, но делали это вяло. Было ясно, разговор им нужен, чтобы убить время.
        «Оно и понятно, скучная, монотонная работа измотает кого угодно», - подумал Колин.
        Он не спеша двинулся к домам, стараясь не смотреть на этих двоих, но не переставая контролировать каждое их движение. Наемник, уже поравнявшись с ними, хотел пройти дальше, как один из стражников остановил его.
        - Стоять, - мечник обернулся к говорившему. Он прикинул, к чему они могут докопаться. - Это у тебя меч на поясе?
        - Да. А что вас в нем не устраивает?
        - Платить за него кто будет?
        - Не понял, - Колин действительно был застигнут врасплох. Он было подумал, стражники просто решили над ним поиздеваться, скоротать время.
        - Да ты не гони так, - пришел на помощь второй. - Объясни сначала все, а уж потом требуй деньги.
        - Тебе надо, ты и объясняй.
        - Наш герцог издал указ, в котором говорится, что каждый, входящий в город с оружием, должен покупать разрешение на его ношение, в противном случае мы его конфискуем. Забрать его можно будет только при выходе из города, - здесь стражник показал на ворота, с внутренней стороны которых был прикреплен указ.
        Колин лишь мельком на него взглянул. Ему было все равно на то, что там написано. Ситуация прояснилась, теперь оставалось договориться о цене.
        - Я понял. Сколько мне это будет стоить?
        - За меч: на день два медяка, на неделю пять. Или вы к нам надолго?
        После последней фразы стражник умолк, ожидая ответа. Он оставался спокоен, но по взгляду его напарника мечник понял, значительная доля с налога оседает в их карманах.
        - Да нет, всего на день, - Колин полез за деньгами.
        - У нас кончились разрешения на день, остались на неделю или на месяц, - охранники улыбнулись, ожидая получить больше выгоды.
        - Я не против подождать, пока вы сбегаете к своему начальнику и принесете разрешения на день, - Колин вернул им ухмылку.
        Возникла затянувшаяся пауза, во время которой оба разозленных охранника сверлили путника глазами.
        - Сейчас принесу! - это был первый стражник, он весь исходил злостью на путника, не зная, как отомстить нахалу. Тут его взгляд упал на спрятанный посох. - А что это завернуто в плащ? Никак еще одно оружие, которое хотят нелегально пронести в наш добропорядочный город, - в его голосе слышалось нескрываемое превосходство, приправленное издевательством.
        Стражник попытался отобрать сверток у Колина, потянув к нему руку. Наемник быстро отступил назад, инстинктивно схватив рукоять меча. Стражники моментально похвастались за алебарды. Ситуация принимала дурной оборот. К тому же мечник заметил, вокруг них уже начинает собираться толпа зевак. Он, отпустив рукоять, примирительно поднял руку.
        - Это простая палка. Мне показалось, в хозяйстве пригодится, вот и решил подобрать, - Колин развернул посох у середины, которая представляла собой кривое, изогнутое древко. Стражники успокоились, опустили свое оружие. Но от них все еще исходило недоверие. - Ладно, у меня мало времени, поэтому давайте разрешение на неделю да я пойду по своим делам дальше.
        Колин достал пять монет. Охранники, до этого остававшиеся настороженными, при виде денег смягчились. Они сразу забыли о произошедшем инциденте.
        Отдав деньги и получив разрешение, Колин решил направиться на постоялый двор. Скоро наступит вечер, а в путь отправляться всегда лучше с утра. Поэтому путник намеревался воспользоваться подвернувшейся возможностью отоспаться в тепле и уюте.
        Постоялый двор отыскался довольно быстро. Он представлял собой двухэтажное здание, первый этаж которого был заставлен столами. А на втором располагались комнаты для постояльцев. Сбоку от здания была пристройка. По звукам, которые оттуда доносились, Колин понял, что это конюшня.
        Войдя в помещение, первое, что почувствовал путник, был резкий запах еды и всевозможных специй, которые своими ароматами заполняли все помещение. Внутри находилось восемь столов, только два из которых были заняты. За одним сидели двое мужчин, уже изрядно напившихся, громко споривших о своих делах. За вторым - молодая пара, неизвестно каким образом оказавшаяся в этом заведении. Им доставлял неудобство шум, доносившийся с соседнего стола. Но так как сделать с этим они ничего не могли, им приходилось его терпеть, время от времени коситься в сторону смутьянов и перешептываться.
        Заметив Колина, к нему поспешил хозяин заведения. Его нельзя было назвать худым, скорее наоборот, но то, с какой легкостью он маневрировал между столами, удивило посетителя. Не дойдя пары шагов, хозяин остановился, представившись.
        - Меня зовут Халим, я хозяин этого заведения. Чем могу быть полезен?
        - Нужна комната, на несколько дней. Также еда и теплая ванная.
        - Великолепно. За сутки я беру три медяка. Только деньги за день вперед, - получив монеты, хозяин, быстро спрятав их, продолжил. - Всегда приятно иметь дело с человеком, который знает чего хочет. Садитесь вот за этот столик, я сейчас сбегаю, распоряжусь нагреть вам воду. Пока будете ждать, может, чего перекусите?
        - Сначала я хотел бы осмотреть комнату, - Колина не столько интересовала сама комната, сколько возможность спрятать на некоторое время вещи, оставшиеся от магов. Он ни на секунду не забывал, какая опасность ему грозит в случае их обнаружения.
        - Конечно-конечно. Оставайтесь пока здесь, я мигом, - Халим с той же легкостью, что и раньше, побежал на кухню.
        Один из пьяных гостей начал требовать принести еще выпить. К нему никто не вышел. Тогда гость повторил попытку докричаться до обслуги, впрочем, так же безрезультатно. Лишь после третьего раза к нему вышла молоденькая девушка с графином в руках. На ее лице была улыбка, но глаза смотрели на мужчин с боязнью.
        Она наклонилась над столом, чтобы разлить в кубки алкоголь, при этом ее великолепная грудь оказалась прямо перед глазами кричавшего о выпивке мужчины. Он что-то ей негромко сказал, после чего шлепнул служанку ниже пояса. Пьяница и его товарищ разразились громким хохотом. Девушка резко выпрямилась. Отвесив звонкую пощечину грубияну, она побежала в сторону кухни.
        - Эй ты, мелкая мразь, а ну стоять. Ты как обращаешься с гостями? - смутьян, вскочив, побежал за девушкой.
        - Чем я могу вам помочь? - вовремя появившийся Халим успел встать между своей подчиненной и гостем.
        - Ваша прислуга плохо обучена манерам. Только что эта девчонка посмела меня ударить.
        - Как это нехорошо с ее стороны, я сейчас же с этим разберусь. Вы пока садитесь за свой стол, сейчас вам принесут выпивку за счет заведения.
        После последних слов хозяин удалился вслед за служанкой. За столом продолжилась пьянка. Через минуту появился хозяин. Рядом с ним шла та самая служанка, которая несла бутылку вина. Поставив ее на стол, она, извинившись перед посетителями, постаралась побыстрее уйти обратно. Хозяин перекинулся еще парой слов с гостями, после чего подошел к Колину.
        - Ваша комната наверху. Прямо по коридору, вторая дверь слева, - Халим протянул ключ Колину. - Вас проводить или сами найдете?
        - Лучше я сам. А вы пока приготовьте мне перекусить что-нибудь мясное.
        - Сразу видно настоящего мужчину - ни минуты без мяса, - хозяин трактира расплылся в улыбке. - Есть гусь, барашек, перепелка. Чего изволите?
        - Давай птицу. К ней вина, только хорошего, а не того пойла, которое ты подсунул этим двоим, - путник кивнул на недавних нарушителей спокойствия. - Иначе я за него платить не стану.
        - Как вы могли подумать, будто я могу вам предложить ту гадость. Это было за счет заведения, а человеку платящему всегда все самое лучшее.
        Колин не стал продолжать этот бессмысленный разговор, направившись в свою комнату. Она ничем не отличалась от виденных им раньше. С одной стороны кровать, к слову сказать, застеленная свежим бельем, такое бывает крайне редко. С другой - тумба, которая была собрана еще до сотворения мира, настолько старой и ветхой она выглядела. Рядом с ней стоит стул. Вот в принципе и все.
        Первым делом наемник поставил рядом с кроватью меч с посохом, после чего сам с облегчением сел на нее. Боль в ноге опять давала о себе знать. Он хотел отправиться дальше в путь уже на следующее утро, но, возможно, планы придется немного поменять. Остаться в городе на день подольше, чтобы дать телу хорошенько отдохнуть. Именно поэтому он заказал у хозяина комнату на несколько дней.
        Все это можно решить потом. Сейчас главной задачей было спрятать посох в этой полупустой спальне. Колин обвел помещение взглядом. Под кровать не спрячешь - слишком высоко она стоит, под ней все видно. Тумба слишком мала, к тому же не запирается. Еще раз осмотревшись, мечник заметил одну деталь: дверной косяк сильно выступает из стены.
        Путник положил на него сверху посох. Отойдя подальше, он посмотрел на него. Колин остался доволен, тайник получился хорошим. После этого посетитель спустился на ужин. Не успел мечник сесть за стол, как к нему подскочил хозяин с бутылкой вина и стал его разливать, не переставая нахваливать.
        - Вот, только из погреба достал. Мое самое лучшее. Для праздника хранил, но раз такой гость…
        Колин, сделав глоток, остался доволен, напиток впрямь был чудесный. Он кивнул хозяину в знак согласия, мол, вино действительно хорошее.
        - Как там дела с перепелкой?
        - Еще готовится, может, пока желаете еще чего? Могу порекомендовать рыбу копченую, такой, как у нас, вы нигде не попробуете.
        - А чем же она отличается от рыбы у всех остальных? Или может вы какую не из наших рек готовите?
        - Сразу видно, вы в этом деле не знаток. Дело не в том, какая рыба, а как ее готовить, скажу даже больше, дело все в дровах, - хозяин заговорщицки подмигнул посетителю. - От дыма вкус может измениться совершенно до неузнаваемости.
        - Ладно, давай свою рыбу. Уж очень аппетитно рассказываешь.
        Дважды Халима просить не было нужды. Он моментально скрылся, чтобы через несколько минут явиться с подносом, на котором словно художественное произведение были выложены рыба с зеленью.
        Только сейчас Колин понял, как же он давно нормально не ел. Рыба была действительно восхитительной. Она словно таяла во рту, наполняя его чудесным соком. Путник даже не заметил, как поднос полностью опустел. Он хотел повторить заказ, но тут подоспела птица. Она тоже не была лишена изюминки во вкусе.
        Отужинав, наемник поднялся к себе. Там уже была приготовлена горячая вода с ванночкой, стоящей рядом. Помывшись, Колин почувствовал невероятное расслабление. Дойдя до кровати, он тут же провалился в сладкие объятия сна.
        Проснулся он от того, что солнце через окно светило ему прямо в лицо, уже начав припекать. Подойдя к окну, мечник понял, поспал он сегодня на славу. Люди уже сновали по улицам, а солнце поднялось над крышами домов.
        «Ну и ладно. Все равно мне сегодня торопиться некуда», - подумал Колин, ему сразу стало легче.
        Умывшись и перекусив, он расплатился с хозяином за сегодняшний день, попутно узнав, как далеко отсюда до Хаймера - оказалось порядка двух дней на коне. Теперь следовало прогуляться на базарную площадь, присмотреть себе коня и припасов в дорогу.
        Пересчитав деньги, настроение у Колина испортилось. В его распоряжении имелось шесть серебряных монет, одну из которых нужно оставить про запас на дальнейшую дорогу. Еще одна или две уйдут на расходы для себя и коня.
        Значит, остается всего три серебряных на покупку скакуна. Это было очень мало. Кони в среднем стоили от трех до пяти монет. А уж если брать настоящего, боевого, то его цена могла подниматься за десять монет. Но сейчас наемнику нужен был обычный, главное чтобы был выносливый.
        На площади шаталось много народа. Стоял невыносимый шум, такой, что даже стоя рядом с человеком не всегда можно было понять, о чем тот тебе говорит.
        - Покупайте, самые лучшие меха только у меня! - кричит один торговец.
        - Только сегодня и только для вас редкие меха по низкой цене! - вторит ему второй, стоящий рядом.
        Вот под такой шум Колину пришлось добираться до другого края базара. Там, в отдалении, стоял один-единственный загон, в котором прогуливались кони. Видно, в город не часто заезжают купцы, поэтому спрос на скакунов небольшой.
        У калитки, закрывающей стойло, на бревне дремал давно не чесаный мужик. Во рту у него была соломинка. Его можно было принять за попрошайку, но Колин понял, это торговец. Наемник направился прямиком к нему.
        - Почем живность продаешь?
        Торговец неохотно приоткрыл правый глаз. С ног до головы осмотрел говорившего, затем нехотя отозвался.
        - А ты зачем спрашиваешь? Покупать или из праздного любопытства?
        - Думаю купить, если в цене сойдемся.
        Путник подбросил в руке кошелек так, чтобы был слышен звон монет. Правда, это не произвело на сидящего перед ним должного эффекта. Он все таким же безразличным тоном ответил:
        - Того, что с белым пятном на лбу, за три отдам. Остальные по четыре.
        Колин посмотрел на дешевого коня, который ничем существенно не отличался от остальных. Разве был староват на фоне своих молодых и резвых сородичей. До Хаймера было всего два дня пути, поэтому для мечника было важным лишь одно - чтобы конь смог их пережить, а дальше неважно. Этот выглядел вполне здоровым и выносливым, поэтому наемник решил, он ему вполне сгодится.
        - Дорого берешь за жеребцов. Какие-то они вялые, да и силы в них не чувствуется, - начал мечник в надежде немного сбить цену.
        - Ты же на нем не сражаться едешь. Если не нравится, я тебя покупать не принуждаю, - продавец оставался невозмутимым. Он до сих пор не открыл второй глаз, создавалось впечатление, будто ему все равно, купят у него товар или нет.
        - Где в этом городе еще коней продают? - Колин решил походить прицениться, прежде чем совершать покупку.
        - Нигде. У нас только я торгую подобным товаром, - на этот раз лицо сидящего тронула улыбка. - Так что или бери, или проваливай.
        Теперь было понятно отношение продавца к мечнику, с его пренебрежительной манерой разговора.
        - Хорошо. Мне нужен тот, с пятном, - Колин кивнул в сторону коня. - Но не сейчас, а завтра, с утра. К нему в комплект сумка с овсом на два дня.
        - Нет проблем. Оставишь сейчас задаток в десять медяков, и мы договорились.
        Разобравшись с покупкой скакуна, мечник еще побродил по площади. Там он приобрел все необходимое для поездки. Сегодня наемник намеревался лечь спать пораньше, чтобы засветло отправиться в путь.
        * * *
        Джеймс вышел на дорогу. Пока он на нее выбирался, ему удалось заглушить голод попавшимися ягодами. Но все равно в желудке было пусто, Кормик чувствовал себя истощенным.
        Теперь необходимо было решить, куда ему направиться дальше. После недолгих раздумий он решил действовать, как планировал вначале. Значит, идти в Хаймер, а потом отплатить Говарду за все.
        На пути никого не было видно. Никакие посторонние звуки, кроме шума леса, не тревожили слух, значит, никого рядом не было, кому можно было бы навязаться в спутники. Кормик не спеша направился в сторону Хаймера. Идя по дороге, он мечтал, чтобы ему попался населенный пункт, где он смог бы, наконец, нормально поесть, передохнув от этих приключений, благо деньги у него были. Как назло, сегодня ему не везло. Уже наступал вечер, а он так и не повстречал людей.
        Неожиданно сзади послышался шум лошадей. Джеймс сошел с тракта, став ждать. Это могли быть купцы. Парень собирался купить у них еды, а если повезет, то место в их группе, чтобы с ними в безопасности добраться до города.
        Вдалеке из-за поворота выскочил всадник, его лошадь была взмылена. Он гнал ее изо всех сил. Почти сразу за ним выскочили еще три лошади, в седлах которых были разбойники, Кормик в этом не сомневался.
        Один из них вскинул руку с небольшим арбалетом, навскидку выстрелив в убегающего. Стрела попала в правый бок коня, животное дернулось, не удержавшись на ногах, начав падать. Всадник, прыгнув, перелетел через него, упав в нескольких шагах впереди.
        Разбойники как раз подскакали. Спешившись, они подбежали к нему. Всадник не подавал признаков жизни. Один из преследователей, подойдя к нему, ударил беглеца в живот. Никакой реакции не последовало. После чего разбойник склонился над ним, чтобы через секунду констатировать:
        - Умер. Сломал шею.
        Только теперь Джеймс смог разглядеть всех участников разыгравшегося действия получше. Мертвец оказался гонцом, о чем свидетельствовал герб на его плаще, который разбойники отбросили к его ногам, сейчас они уже снимали с гонца сумку.
        Тот, что выстрелил во всадника, выглядел огромной скалой, у него была длинная борода, которая доходила до груди. Глаза были темные и мрачные, в них сквозила сила. Черты лица были словно высечены из камня, настолько резкими они были. От этого человека исходила мощь и уверенность. Кормик решил, это их главарь.
        Двое других были моложе, они обладали менее выразительными чертами. Тот, который определил, что гонец мертв, не обладал крупным телосложением, он был даже чуть меньше Джеймса. Его глаза выражали неуверенность, они все время бегали, не фокусируясь подолгу на одном предмете. Второй был почти того же роста, что и главарь, но обладал менее внушительной фигурой, хотя слабаком его нельзя было назвать. На лице вообще не было никакой растительности, голова была побрита наголо.
        Хотя Джеймс стоял от них в десятке шагов, разбойники его не замечали. Все их внимание было приковано к гонцу.
        - Ну что там, Каспий? - не выдержав, обратился главарь к своему подопечному, обыскивающему гонца.
        - Пока ничего. Либо он ее выбросил, пока мы гнались за ним, либо хорошо спрятал.
        Кормик только сейчас вышел из ступора. Он решил незаметно ретироваться, пока на него не обратили внимание. Но не успел юноша сделать шага, как понял, что упустил свое время.
        - А это кто еще такой? - человек, стоявший рядом с главарем, двинулся в сторону Кормика.
        По его виду можно было ясно понять, Джеймсу ничего хорошего не светит. Недолго думая, парень рванул со всех ног в сторону спасительного леса. До него было не больше ста шагов.
        - Стой, собака! - выкрикнул разбойник, побежав за Джеймсом.
        Кормик был измотан навалившимися на него приключениями, но страх придавал сил, поэтому он с каждым шагом неумолимо приближался к своему спасению. Погнавшийся за ним разбойник остался позади, у него не было никаких шансов догнать резвого беглеца. Джеймсу оставалось добежать совсем чуть-чуть, как неожиданно он почувствовал жесткий удар в спину. Не удержавшись, он упал на землю, больно ударившись головой.
        Юноша попытался подняться, но дрожащие ноги его не слушались. Лишь с третьей попытки ему это удалось. Голова начала кружиться. Кормик постарался отбросить боль. Необходимо разобраться в том, что с ним случилось. Парень увидел, что разбойник, который за ним погнался, уже стоит рядом с ним. Рядом главарь на своем коне. Видимо, именно он ударил беглеца в спину.
        - Быстрый гаденыш, - второй разбойник достал нож. На его лице была ухмылка психа, не предвещающая ничего хорошего. - Ну ничего, сейчас посмотрим, из чего ты сделан.
        Джеймс начал пятиться, но ноги его совсем не слушались. Вот разбойник подошел на расстояние удара.
        - Оставь его, Конрад. Живым он нам будет полезнее.
        - Захар, зачем он нам сдался? С ним проблем только наживем, еще и кормить его надо.
        - Если найдем карту, то кто пойдет первым? Или ты хочешь подставить под ловушки свою шкуру? - голос главаря был спокоен, он не выражал никаких эмоций. Джеймс почувствовал в нем необъяснимую силу и давление, которому не смог сопротивляться даже Конрад. Разбойник убрал нож.
        - А если мы ее не найдем?
        - Если не найдем, то сможешь его убить, никто против слова не скажет.
        - Только не думай, будто тебе повезло, раз ты остался жив, - Конрад подошел к Джеймсу вплотную. Последний почувствовал зловоние, исходившее изо рта говорившего. - Я тебе устрою такой ад, что будешь молиться о скорой смерти.
        После этих слов Конрад неожиданно резко ударил Кормика кулаком в лицо. Парень от боли согнулся в поясе, обхватив лицо руками.
        - Живо встал и пошел за мной. Попробуешь сбежать, я из тебя калеку сделаю. Все понял?
        Джеймс, кивнув, направился следом за разбойником. Руки были влажные. Кормик посмотрел на них - они были в крови. Он начал осторожно ощупывать лицо. Оно все болело, уже начав опухать. Кровь шла из носа, но он не был сломан, поэтому Джеймс немного успокоился.
        Юноша решил пока забыть про боль, сначала необходимо разобраться в ситуации. Его не связали, это было огромным плюсом. Конрад шел впереди него, поэтому существовала возможность сбежать. Хотя ему было страшно, особенно после слов разбойника, но Джеймс понимал, это его шанс. Намереваясь опять бежать в сторону леса, он уже собирался развернуться к нему, но увидел неспешно скачущего за ними главаря. Тот, поняв, для чего пленник к нему развернулся, лишь улыбнулся ему, от чего у последнего побежали мурашки. Через пару минут они были возле раздетого гонца.
        - Каспий, ты ее нашел? - первым делом поинтересовался Захар.
        - Да, вот она, родимая! - Каспий продемонстрировал сверток.
        - Дай сюда.
        Развернув сверток, главарь погрузился в его изучение, во время которого он несколько раз поднимал глаза, смотря на Кормика, после чего возвращался обратно к изучению. Лица сообщников Захара застыли словно маски, они даже старались не дышать. Наконец, он закончил изучение находки, убрав сверток в свою седельную сумку.
        - Это та карта, о которой нам говорили. Сегодня же отправляемся в путь. Вяжите парня, он нам еще пригодится.
        Выбирать, кто будет связывать Джеймса, не пришлось. Конрад, оказавшийся рядом с ним, стянул ему руки веревкой.
        - Каспий, приведи нашему новому другу коня.
        Главарь кивнул в сторону стоявшего недалеко от коня гонца. Рана оказалась неглубокой, а скотина тупой. Поэтому жеребец стоял метрах в ста от убитого хозяина, спокойно жуя траву.
        Когда все были готовы, Конрад спросил:
        - Что ты узнал из карты?
        - Это то, что мы искали. На карте указана дорога к сокровищнице. Мы должны отправиться на запад от Галаса. В дне пути от него находится город Рафт. Остальное вам пока знать не обязательно.
        Джеймса связанным усадили на коня, а узду привязали к седлу скакуна Каспия. Группа, теперь состоящая из четырех человек, двинулась в путь.
        До вечера по пути им встретились пара крестьян да торговый караван. Парень старался вести себя тихо. Его предупредили: одно неверное движение с его стороны и он мог считать себя живым трупом. Конрад пообещал при возникновении опасности первым делом разобраться с пленником.
        Солнце начало садиться, поэтому Захар объявил:
        - Остановимся на ночлег в следующем населенном пункте.
        Никто не возражал. Джеймс к этому времени еле держался в седле. У него с непривычки все болело. Положение осложнялось еще тем фактом, что он толком ничего не ел уже довольно давно. Оставаться в седле становилось все сложнее, пленник из последних сил старался удержаться в сознании.
        Мили через четыре на горизонте показалось селение домов на двадцать. Подъехав к нему, разбойники не знали, как поступить. Их никто не встретил, как это было принято. Потоптавшись на месте минут пять, Захар решил сам разведать обстановку, приказав остальным членам группы оставаться на своих местах, никуда не соваться, ни с кем из местных в конфликт не вступать.
        Главарь проскакал домов пять, нигде не было намека на присутствие в них людей. Света не было видно ни в одном из домов, хотя разбойник мог поклясться, когда они подъезжали к поселению, источники света были как минимум в нескольких домах.
        Решив проверить все наверняка, Захар, спешившись, зашел в ближайшее жилище. В помещении было тепло, пахло еще не выветрившимся запахом выпечки. Осматривая комнаты, разбойник находил все больше признаков, указывающих на недавнее присутствие здесь людей.
        У Захара возникло нехорошее предчувствие. Он решил вернуться к своим людям, рассказать им об увиденном. Выйдя из дома, он увидел не самую приятную картину: Конрад, Каспий и пленник были окружены несколькими десятками селян, которые были вооружены чем попало, начиная от ножей с топорами, заканчивая вилами с косами. Толпа была явно настроена агрессивно. Всюду слышались крики.
        Люди Захара старались не показывать страха. Они обнажили мечи, готовые обороняться до последнего. Пленник же кричал во все горло о том, что он здесь ни при чем, его похитили эти убийцы.
        Захар, не теряя времени даром, решил взять дело в свои руки. Он надеялся сыграть на чувствах людей. Разбойник, сев на скакуна, рысью направил его к своим людям. Деревенские его заметили, несколько из них повернулось в его сторону.
        - Эй ты, там, а ну стоять!!! Иначе мы за себя не ручаемся! - крикнул один из них.
        - Советую вам быть поаккуратнее, а не то уже я и мои люди не будем ручаться за последствия.
        Спокойствие и уверенность, с которыми Захар все это произнес, сбили пыл у селян. Главарь разбойников продолжил развивать успех:
        - Кто у вас главный? Я хочу поговорить с вашим старейшиной!
        Услышав его просьбу, теперь уже все окончательно смолкли. Мужик, пытавшийся остановить Захара, опустив топор, произнес:
        - Жди здесь, я сейчас его позову. А вы, - тут он обратился к местным, - не спускайте с них глаз.
        Ждать пришлось долго. Старейшина появился только минут через десять. Это был дряхлый, еле передвигающийся старик. Ему помогал идти селянин, убежавший за ним. Всю дорогу до разбойников мужик не переставал о чем-то говорить старейшине на ухо, то и дело поглядывая на Захара. Наконец старейшина смог доковылять до спешившегося разбойника.
        - О чем ты хотел поговорить? - вместо приветствия с вызовом спросил пришедший.
        Главу разбойников все это начинало изрядно раздражать. Он не привык ждать и только огромным усилием воли сдерживался, чтобы не врезать этому нахальному мешку с костями.
        «Интересно, каким образом его выбрали старейшиной? Да он и сам себя уже давно защитить не может, а тут целое поселение», - все же Захар усмирил свою гордость, спокойно спросив:
        - Почему вы напали на моих людей? Может, мы проявили по отношению к вам какую враждебность? Я лично ничего подобного не помню.
        - А зачем же вы сюда пожаловали? Знаю я вашу воровскую натуру, чай не первый век живу, - прокряхтел старик в лицо разбойнику. Глава деревни снова начинал выводить Захара из себя, тот решил, если начнется заварушка, первым делом порешить наглого дедка. - Вам бы лишь только грабить да воровать. Силой завладеть чужим имуществом. Вот мы и решили сами напасть на вас. Все очень просто.
        - Помогите!!! Они меня похитили!!! - неожиданно оживился притихший до этого пленник.
        Захар осуждающе посмотрел на Конрада. Тот, поняв, что от него требуется, с размаху заехал в опухшее еще со встречи на дороге лицо Джеймса. Парень упал со скакуна, от обиды он начал плакать. Не громко, слышны были лишь тихие всхлипы, за которыми скрывалось отчаяние и обреченность.
        Старейшина не обратил на произошедшее ровным счетом никакого внимания.
        «А вот за это я тебя, старик, уважаю. Знаешь, когда нужно становиться глухим и слепым», - удовлетворенный реакцией старика, подумал Захар.
        - Так чего же вы хотите? - как ни в чем не бывало продолжил глава поселения.
        - Мы сегодня проделали длинный путь, поэтому все ужасно вымотались. Нам всего лишь нужно место для ночлега на четверых. Я заплачу, только назовите цену.
        - Хорошо. Мы можем предложить вам сарай, в нем хранится сено для скотины. За ночь в нем мы возьмем с вас десять медяков. Идет?
        - Да. Но я хочу, чтобы в эту сумму вошла еда. Хотя бы хлеб с водой, на большее мы не претендуем.
        Захар понимал, десять медяков - полный грабеж. Но деваться было не куда, платили они не только за простой, в эту цену входила их жизнь. К тому же глава разбойников уже решил непременно расквитаться с нахальным стариком. Заломленная последним цена лишь подстегнула его к этому.
        - Вам принесут хлеб с молоком, благо у нас его хватает, - усмехнулся старик, принимая у разбойника плату. - Покажи гостям, где им предстоит провести ночь, - велел он селянину, приведшему его.
        Гостей отвели к ближайшему дому, за которым располагался сарай. У его входа горела лучина. Света от нее было мало, но вскоре глаза привыкли к полумраку. Свободного места в помещении было предостаточно, а сено можно было использовать в качестве постели. Осмотрев сарай, Захар удовлетворенно кивнул головой, это их вполне устраивало.
        - Вот, это ваша ночлежка на сегодня. Будьте здесь поаккуратнее с огнем, а то спалите все к чертям. Да, не вздумайте чего учудить, в противном случае пеняйте на себя. Я не старейшина, долгих разговоров вести не намерен, топором по голове, вот весь сказ.
        - Ну-ну, не пугайся ты так, - решил подшутить над мужиком Конрад. - Мы тебя не тронем.
        Разбойник захохотал во весь голос, но подельники его радости не разделяли.
        - Все будет нормально. Как я уже сказал, мы остановились только переночевать, - успокоил селянина Захар.
        - Еду когда принесут? - со своего места подал голос Каспий.
        - Сейчас схожу узнаю.
        В голосе селянина до сих пор чувствовалось недоверие. Это играло против планов Захара. Ему не хотелось, чтобы за ними слишком активно следили. А этого можно было опасаться. Из всего увиденного Захар сделал вывод: этот мужичок не простой селянин, по власти он стоит после старейшины. Именно благодаря нему была устроена засада. Если не ослабить бдительность селянина, то за ними могли поставить слежку. Тогда Захару придется всю ночь тихо спать, а на утро уходить с пустыми руками.
        - Эй, парень, кажется, вырубился. Сейчас я его, чтобы не расслаблялся.
        - Не надо, - остановил своего ретивого напарника Каспий. - Пусть отдыхает, думаю, нам нужно поговорить без лишних ушей. Захар, ты так толком не объяснил, что это за карта и куда она нас приведет.
        - Я же вам говорил.
        - Нет. Все, о чем ты говорил, ничего для нас не прояснило. Карта ведет к Рафту. Предположительно, к сокровищам. Больше ничего. Туманно все это, не хочется погибать ни за что.
        - Ладно, - сдался Захар. Сев поудобнее, он продолжил. - Расскажу все, о чем сам знаю. На карте указано лишь место, где находится клад. Думаю, это вещь, магический артефакт.
        - С чего ты это взял? - тут же встрепенулся Конрад.
        - Почему магический артефакт? Все просто. Гонец вез послание в орден друидов. А они никогда охотой за сокровищами не интересовались. Другое дело магические безделушки. У них руки так и чешутся, дай только намек на то, где они могут быть спрятаны. Вот только необычная вещь спрятана, скорее всего, артефакт. Карта составлена более шестисот лет назад, тут и дата есть и даже роспись составителя.
        - Думаешь, все это правда? Дату поставить любую можно.
        - Думаю, да. Бумага уж очень старая. Хотя полной уверенности нет, пока не проверим - не узнаем. Ну, так как, вы со мной?
        - Мы с самого начала были с тобой. Только никак не возьму в толк, мальчишка зачем тебе понадобился? От него никакой пользы, одни лишь проблемы, - не унимался Конрад.
        - Сам подумай. Если предположение насчет артефакта верно, значит, вокруг него будет полно ловушек. Защита от слишком любопытных, коими мы являемся. Маги, думаю, смогут их обойти, не напрягаясь. Нам же будет намного труднее. Для их нейтрализации нам нужен парень. Мы пустим его вперед, он будет проверять, нет ли западни. А если умрет, думаю, никого это не расстроит.
        - Классно ты все придумал. Я его порешить хотел, уж очень мне его взгляд не нравится, - прокомментировал Конрад.
        - Чем тебе его взгляд не угодил? - с серьезным видом поинтересовался Каспий.
        - Не знаю, но что-то в нем не так. Будто он готов на тебя прыгнуть с голыми руками, не боясь перегрызть врагу шею.
        Захар рассмеялся.
        - Это ты вон про того мальца, который недавно плакал на глазах у всего селения?
        - Не знаю, может, мне показалось? - смутился Конрад.
        - Конечно, показалось, - успокоил его главарь.
        - У вас все в порядке? - заглянув в сарай, спросил уже знакомый разбойникам селянин.
        - Да, все хорошо. Разве должно быть что-то не так? - удивился Захар.
        - Нет, я просто… я просто поинтересоваться зашел, - наконец нашелся с ответом мужик.
        Больше не задерживаясь, он, выйдя из сарая, обратился к кому-то на улице:
        - Все в порядке, заносите.
        В сарай зашли две молодые девушки лет двадцати. В руках у одной была крынка молока, другая держала в руках большой пирог. Гостьи сделали всего несколько шагов внутрь помещения, не приближаясь к разбойникам, положив снедь на стог сена, быстро удалились.
        - Вот ваша еда. Мы с вами в расчете.
        - Теперь в расчете, - повторил Захар, ломая пирог.
        Селянин не стал им мешать, незаметно покинув сарай. Захар разделил пирог на три части, после чего все с аппетитом налегли на еду.
        - Ух, хорошо. Я уже больше не могу, - первым не выдержал Каспий, отложив недоеденную часть пирога. - Молоко парное. Давно я так хорошо не питался.
        - Ага, - поддержал товарища Конрад. - Правильно сделали, решив здесь остановиться. Захар, ты как считаешь?
        - Считаю, мне тоже хватит, - с задумчивым видом ответил главарь. Свой оставшийся кусок пирога он бросил в пленника. - Жуй, пока дают.
        Проснувшийся, еще сонный пленник не заставил себя упрашивать, тут же откусив большой кусок выпечки.
        - Каспий, кинь ему свои остатки. Молоко тоже на него оставьте. Не хватало, чтобы он в дороге нас тормозил.
        - Вижу, ты не в духе. О чем задумался? - спросил Каспий, отдавая пирог Джеймсу. - Устроились нормально, еда, крыша над головой. Чем ты не доволен?
        - Думаю, надо сегодня ночью сходить старейшину проведать, заодно и пополнить наши денежные запасы.
        - Решил грабануть старика? - заинтересовался Конрад.
        - Не нравится он мне. Будет впредь знать, чем может обернуться неуважение ко мне.
        - Ты тогда не против, если я к хозяину дома наведаюсь?
        - Это еще зачем?
        - Одна из девок, принесших нам ужин, мне очень приглянулась, - глаза разбойника горели. - Думаю сходить проведать ее.
        - Хочешь всю округу здесь переполошить? Тогда мы точно можем о карте забыть. Мертвым сокровища без надобности.
        - Я схожу с ним, - поддержал разбойника Каспий. - С мужиком мы по-тихому справимся. К тому же деньги у него водиться должны, притом не малые. Думаю, ты заметил, он не последний человек в селении.
        - Ладно оправдываться, чай тоже девку захотелось, - поддел напарника Конрад.
        - Тихо! - главарю начинал надоедать этот разговор. - С мальчишкой что делать будем? Сбежит ведь.
        Все дружно посмотрели на пленника. Воцарилось молчание. Джеймс тоже замер, но лишь на мгновение. После чего, ни на кого не обращая внимания, он стал доедать пирог.
        - Привяжем его вон к тому столбу, - Каспий кивком указал на стоящую справа от него опору. - Мальцу его не сломать. Поэтому мы смело сможем оставить парня здесь одного.
        - Значит с пленником решено. Теперь осталось только проверить, поставили кого за нами наблюдать или же мы можем гулять сами по себе. Конрад, сходи на улицу, осмотрись.
        - Кажется, нам намекнули, без надобности не высовываться.
        - Мне тебя всему учить надо? Если спросят, почему вышел, скажешь, надобность появилась. Не в сарае же нам нужду справлять.
        - Понял. Сейчас вернусь.
        Разбойник отсутствовал минуты три. Вернулся он с хорошими новостями.
        - Никого. Даже не знаю, они либо дураки, либо в себе так уверены.
        - Ты точно все проверил? - не веря удаче, поинтересовался Захар.
        - Да, точнее некуда. Обошел несколько раз сарай. Прогулялся до дома. На улице ни души.
        - Великолепно. Все складывается как нельзя лучше. Часа через два начнем. Пока же есть время вздремнуть. Первым дежурит Конрад, за ним Каспий. Лучину не забудьте потушить, не за чем вызывать подозрений.
        * * *
        Проснувшись в назначенное время, разбойники привязали пленника к столбу, после чего Захар еще раз проинструктировал подельников:
        - Запомнили? Никакого шума. Все делаем тихо и аккуратно. После всех дел собираемся здесь, затем как можно быстрее покидаем это место.
        - Кстати говоря, а где наши скакуны? Не пешком же нам уходить? - поинтересовался Конрад.
        - Не знаю. Это я упустил из виду, - растерялся Захар, но тут ему на выручку пришел Каспий.
        - Их в общий хлев, к коровам поставили. Он с другой стороны дома.
        - Откуда знаешь? - удивился главарь.
        - Когда дежурство нес, решил обстановку разведать. Оттуда услышал ржание своего коня, я его ни с кем не спутаю.
        - Значит после работы в доме вам задание привести их сюда. Все! Теперь за работу!
        Троица разделилась. Двое разбойников побежали в дом хозяина, предоставившего им ночлег, а Захар направился к старейшине. Он запомнил, откуда выходил к ним на встречу старик, теперь в темноте он безошибочно пробирался к нему.
        В округе было тихо. Но Захар по собственному опыту знал, ночная тишина бывает обманчивой. Стоит только зазеваться, она тут же проглотит тебя, усыпив бдительность. Это было чревато возможностью нарваться на стражника или такого же, как он сам, человека вне закона. Но то в городе. Здесь же опасность представляли местные жители.
        Захару удалось пройти несколько домов. Неожиданно у следующего залаяла собака. Она находилась по ту сторону улицы, за забором. Разбойник не видел ее. Видимо, животное каким-то образом почувствовало его. Она не переставала лаять ни на секунду. Через дом ей ответила лаем другая псина. Начал подниматься нешуточный шум.
        До дома старика оставалось рукой подать, он был следующим за домом с разлаявшимся псом. Выход оставался только один. Захар что есть сил помчался к дому старейшины. Подбежав к нему, разбойник успел перемахнуть через метровый забор и затаиться за ним, прежде чем на улицу стали выглядывать обеспокоенные хозяева собак.
        Из дома рядом вышел селянин, держа собаку за шкирку. Животное продолжало истошно лаять, настойчиво тянув хозяина в сторону Захара.
        - Чего это вы все всполошились? - спросил у своей собаки хозяин.
        Не заметив ничего, он вместе с псиной вернулся в дом.
        Вскоре все успокоилось, на улице снова стало тихо. Собаки перестали лаять, получив нагоняй от хозяев. Захар встал, отряхнулся. Только сейчас он разглядел место, куда попал. Это был сад старика. Всюду росли всевозможные травы и деревья. Захару удалось упасть прямо между двумя из таких деревьев. Кажется, это были сливы, хотя сейчас ему было не до выяснения их принадлежности. Следовало поскорее закончить работу.
        Первым делом необходимо найти возможность проникнуть в дом без лишнего шума. Обойдя строение, разбойник не смог найти такого способа. Все двери были заперты на внутренние засовы. Осмотревшись еще раз, Захар заметил на крыше небольшое круглое чердачное окно. Оно не было закрыто совершенно ничем. Лишь пустой оконный проем.
        Зайдя с другой стороны дома, грабитель, порывшись в заготовленных хозяином дровах, нашел подходящий пенек. Подставив его к стене дома, Захар встал на него. Теперь появилась возможность забраться на крышу. Дойти до чердачного окна не составило проблем, а вот попасть внутрь оказалось не так просто. Проем оказался куда уже, чем рассчитывал ночной посетитель. Наконец ему удалось в него пролезть, но за вход пришлось заплатить ссадинами на руках и теле. Это было не страшно, главную задачу Захару выполнить удалось: он оказался внутри дома. Полдела было сделано.
        С чердака разбойник спустился во внутреннюю пристройку. Здесь всюду был разбросан изживший свой век хлам: валенки, шубы, корзинки. Приходилось пристально вглядываться себе под ноги, чтобы ни обо что не запнуться. Когда до двери в жилые комнаты было рукой подать, Захар умудрился наступить на кота. В темноте было не разобрать. Изначально разбойник подумал, это мех, валяющийся на полу. Животное заголосило, начав царапаться, оно постаралось убраться подальше от ног незваного посетителя.
        Разбойник замер на месте. Он прислушивался, не услышал ли кто этого шума. Постояв немного, Захар решил, все обошлось, кота никто не услышал. Ничего подозрительного не наблюдалось, поэтому грабитель продолжил свой намеченный путь.
        Подойдя к двери, Захар осторожно приоткрыл ее. В темноте он увидел комнату, которая служила хозяевам в качестве кухни и приемной одновременно. Сразу у входа стояла обувь, чуть дальше располагался стол, на котором сейчас сушились травы. Захар отметил их приятный, бодрящий аромат. Помимо этого, в комнате находилась печка, которая занимала с половину помещения. На ней был организован лежак, на котором ночной грабитель заприметил силуэт спящего человека.
        Разбойник, достав нож, двинулся в сторону старика. Он подошел к нему вплотную, занеся руку с оружием, быстрым движением нанес несколько колющих ударов. Нож вошел в тело спящего слишком легко. Откинув одеяло, Захар увидел вместо старейшины свернутый пуховик.
        Неудавшийся убийца еще ничего не успел сообразить, как сзади на него обрушился табурет, разбойник кулем повалился на пол. Удар был болезненным, но недостаточно сильным, чтобы вывести бывалого мужчину из игры. Упал он скорее от неожиданности.
        Грабитель после падения тут же откатился в сторону. Тотчас на место, где он недавно находился, обрушился табурет. Старейшина, поняв, что не успевает сделать еще один замах, бросил своим оружием в разбойника. Хозяин дома попытался выбежать, позвать на помощь, но разбойник оказался проворнее. Увернувшись от брошенного табурета, Захар перехватил старейшину у двери. Ударом кулака в челюсть он пресек неудавшуюся попытку к бегству.
        Хозяин дома, упав от удара, все еще находился в сознании, но вставать на ноги не спешил. Он понимал, чем закончится его проигрыш, поэтому готовился принять свою участь.
        - Давай, делай то, зачем пришел.
        - А ты знаешь, зачем я пришел? К тому же ты теперь не в окружении своих людей, поэтому не смей приказывать, что мне делать!
        Возникло напряженное молчание. Старейшина сверлил злым взглядом незваного гостя, а тот в свою очередь его. Захар прикидывал, как лучше использовать сложившуюся ситуацию.
        - Сделаем так, - наконец произнес он. - Скажешь мне, где хранишь деньги - пощажу, не скажешь - прощайся с жизнью.
        Разбойник подобрал оброненный нож. И теперь, стоя перед старейшиной, поигрывал им, перекидывая из одной руки в другую.
        - Убивай сразу. Не первую весну живу, знаю, доверять таким, как ты, нельзя.
        - Твое право, - разбойник лишь пожал плечами.
        Зайдя за спину сидящего на полу старика, одним быстрым движением он перерезал ему горло. Теперь, когда со старейшиной было покончено, оставалось найти деньги.
        * * *
        После встречи с Захаром и его людьми Джеймса связали и посадили на коня. Затем был долгий путь до самого вечера. За это время Кормик окончательно сдал. Есть уже не хотелось, во рту все пересохло, теперь все мысли были лишь о воде.
        Когда он попросил у разбойников попить, ему не двусмысленно дали понять, пить Джеймс будет, только когда Захар разрешит. Если же хоть раз такая выходка с его стороны повторится, Конрад лично обещал взяться за разъяснение пленнику всех правил. Парень понимал, это объяснение ничем хорошим для него не закончится.
        Вечером путники подошли к селению. К этому времени парень не знал, сколько раз он терял сознание. Увидев на горизонте дома, он сначала не поверил в реальность происходящего, виня во всем галлюцинации от истощения.
        Но дома оказались настоящими. Перед ними было селение. Только вот встречать их никто не спешил. Казалось, деревня вымерла. Захар, приказав оставаться всем на своих местах, двинулся на разведку. Проехав мимо нескольких домов, он, спешившись, зашел в один из них.
        Не успел главарь скрыться из виду, как со всех сторон неизвестно откуда набежали селяне, вооруженные кто чем мог. Ни Кормик, ни разбойники не успели вовремя среагировать. На их счастье, местные жители не набросились на них с оружием, ограничившись лишь их окружением.
        - Кто вы такие? Зачем к нам приехали? - спросил один из селян.
        - Просто проезжали мимо. Увидели дома, решили попроситься на ночлег.
        - Разбойники они. Убить их, вот и все дела, - раздался из толпы голос.
        - Эти разбойники меня похитили, - начал было Джеймс, но договорить ему не дали.
        - Что, малой, струсил? - донесся все тот же голос из окружения селян. - Решил от дружков откреститься, лишь бы жизнь спасти?
        - Не с ними я, посмотрите, меня связали, - пленник показал связанные руки.
        Конрад тут же дернул поводья скакуна пленника к себе.
        - Лучше тебе помалкивать, иначе я из тебя весь дух выбью.
        Среди местных пошел шепот. Они решали, врет им парень или нет. Тут появился Захар, переговорив с селянином, отправил того за старейшиной.
        Кормик понимал, это его шанс спастись от разбойников. Пока все дожидались главу деревни, в голове у пленника носились тысячи мыслей, главная была о возможности скорейшего спасения. К сожалению, он полностью зависел от настроения местных жителей. Парень не знал, помогут они ему или нет. Собравшись с духом, Джеймс решился снова попытать счастья, хотя он не забыл, чем могло ему это грозить.
        К этому времени как раз подошел старейшина. Он начал выяснять у главаря разбойников, зачем они пожаловали к ним. Кормик, собравшись с духом, что есть мочи закричал, обращаясь в первую очередь к старику, главе селения:
        - Помогите!!! Они меня похитили!!!
        Большего пленник сказать не успел, Конрад ударил его по лицу. Джеймс повалился с коня. Бросив взгляд на старейшину, парень понял, тому нет до него никакого дела. Старик старательно делал вид, будто ничего не заметил.
        Ком обиды подкатил к горлу. Пленник, сам того не желая, начал плакать. Слезы текли сами собой, парень не мог их остановить, да и не хотел. Его душу сдавило в тиски. Кормик страдал от бессилия, злости, невозможности что-либо сделать, что-либо противопоставить этим бесчувственным людям. Теперь он злился не столько на разбойников, сколько на селян. Джеймс, не переставая, проклинал себя за слабость.
        Сколько это продлилось, пленник не знал. Их привели в сарай, где он, не успев прилечь, провалился в забвение сна. Но оно длилось не долго. Сон отпустил его так же быстро, как пришел. Парень не спешил открывать глаза. Пролежав без движения минут десять, он понял, заснуть снова ему будет тяжело.
        В голову лезли мысли о его дальнейшей судьбе, которая представлялась не слишком радужной. Все тело ужасно болело, было больно даже дышать. В желудке, о котором парень на время успел забыть, снова началась резь.
        Джеймс настолько погрузился в свои мысли, что не сразу заметил принесенную еду. Помня тяжелый урок, пленник не стал просить еды или молока. Ему было страшно опять быть побитым. Между тем есть хотелось просто зверски, голова начинала кружиться от одного запаха выпечки.
        Неожиданно Кормика в живот ударило что-то мягкое:
        - Жуй, пока дают, - услышал он голос Захара.
        Парень с жадностью оголодавшего пса набросился на упавший рядом с ним кусок пирога. Сделав всего пару укусов, пленник понял, больше съесть не удастся, иначе его вывернет. Сказывалось долгое голодание, сопровождаемое нехваткой воды. В животе было ощущение, будто он съел не пирог, а кучу камней.
        Когда ему отдали остатки молока, дело пошло лучше. Джеймсу удалось доесть пирог Захара. Кусок же Каспия был уже лишним. Пленник решил припрятать его в надежде доесть потом. Закончив ужинать, Кормик почувствовал, его снова клонит в сон. Он не стал сопротивляться наваждению. Лишь перед тем, как полностью провалиться в него, Джеймс услышал обрывок разговора разбойников. Они намеревались ограбить местных: старейшину и приютившего их мужчину. Только вот разговор этот был сном или явью, Кормик уже различить не мог. Ему было тепло, легкая слабость растекалась по всему телу. Сон полностью овладел им, пленник погрузился в мир сладких грез, подальше от страданий реальности.
        * * *
        Едва успел Джеймс заснуть, как его разбудил Конрад.
        - Хватит спать, надеюсь, еще не забыл, где находишься? - с издевкой в голосе поинтересовался он.
        - Нет, - ответил пленник, полностью проснувшись.
        Он начал припоминать услышанный им перед сном разговор. Значит, прошло уже два часа, именно столько разбойники собирались поспать, прежде чем идти на дело.
        - Давай сюда руки, - Каспий развязал на их веревки. - Теперь обхвати вот этот столб.
        Парень не сопротивлялся, как ему приказали, он обхватил одну из опор руками. Разбойник их сноровисто перевязал.
        - Мы ненадолго, смотри, никуда не уходи, - сказав это, Конрад засмеялся. Он не упускал случая поиздеваться над пленником.
        Дождавшись ухода своих похитителей, Кормик начал лихорадочно искать возможность освободиться от веревок. Оглядевшись вокруг, пленник не заметил ничего подходящего для своего плана. Повсюду в сарае было сено, справа от входа пустовал верстак. Вероятнее всего, хозяева сняли с него все, что могли украсть постояльцы.
        Его похитители тоже ничего важного для него сейчас не оставили. Тут Джеймс вспомнил про свой нож. Он им отбивался против неизвестных хищников, которые нападали на него из тумана. Хотя в том лесу Кормик его обронил, это еще не означало, что он не вернулся с ним обратно в этот мир.
        Нога в сапоге не ощущала посторонних предметов. Но юноша решил проверить, есть там оружие или нет. Опустившись на корточки, он выпрямил правую ногу, после чего попытался связанными руками снять ботинок. Это оказалось не так-то легко. Наконец, попытки с пятой, ему это удалось.
        Ботинок перевернулся, из него выпали нож и монеты. Пленник облегченно вздохнул. Пододвинув ногой оружие, Кормик, взяв его руками, перерезал веревку. Это заняло совсем немного времени.
        Поднявшись на ноги, Джеймс убрал монеты обратно, затем надел ботинок. Достав спрятанный пирог, пленник решил его доесть. Хотя молока уже не осталось, в этот раз ему удалось съесть всю выпечку всухомятку.
        Кормик понимал, если ему удастся сбежать, неизвестно, сколько еще придется бродить по лесам. Только уйдя с тракта, он мог надеяться сбежать от Захара с его бандой. А в лесу неизвестно когда в следующий раз случится поесть. По такому случаю остатки пирога пришлись как нельзя кстати.
        Оружие Джеймс убирать не стал. Выйдя из сарая, беглец заметил тусклый свет в доме селянина, приютившего их. Оттуда доносились женские крики.
        «Видимо, Каспий с Конрадом уже занялись своим делом», - отстраненно подметил пленник.
        Ему не было никакого дела до того, чем они занимаются в доме. Главное сейчас было спастись самому. Слева от сарая, судя по различным насаждениям, находился огород. Справа - ограда. Кормик услышал лошадиное ржание. Как раз то, что ему было нужно. Судя по звукам, кони находились в стойле с остальной скотиной. Пристройка для животных представляла собой огороженные хлева справа от хозяйского дома.
        Это означало лишь одно: за скакуном придется идти через общий двор. Была вероятность наткнуться на разбойников, но рискнуть стоило. Если беглец не успеет удрать и его застанет рядом со скакунами Каспий или не дай бог Конрад, Джеймсу не поздоровится. Он это знал, поэтому был готов биться до конца.
        Кормик постарался как можно тише подобраться к ближайшему хлеву, в котором стоял конь. Надо сказать, это у него получилось превосходно. Животные вели себя тихо, ничем не выдавая присутствие рядом с собой человека. Все шло хорошо, но стоило только открыть ограду у ближайшего скакуна, как животное начало волноваться. При приближении человека оно встало на дыбы, начав ржать, пугая своим поведением всех остальных.
        Прежде чем остальная скотина подключилась к переполоху, Джеймс успел усмирить буяна, подойдя к нему и погладив того по гриве. Взяв из кормушки травы, он протянул ее смутьяну, пытаясь тем самым усмирить его. Конь начал успокаиваться, принюхавшись к угощению, он, наконец, решил его попробовать.
        - Ну, вот и хорошо, - то ли себе, то ли коню сказал беглец.
        Парень тем временем подметил, коня не удосужились распрячь, на нем остались седло с упряжью и походными сумками. Нерадивость хозяев была сейчас как нельзя на руку беглецу. Кормик вывел коня из стойбища, направившись к воротам, за которыми была улица, а там - такая долгожданная свобода.
        Джеймс был настроен решительно. Он знал, если сейчас кто-то встанет у него на пути, то крупно об этом пожалеет. Парень не собирался останавливаться ни перед чем. Кормик преодолел большую часть пути, разделявшего хлев с воротами, оставалось пройти буквально несколько шагов. Пока все было тихо, конь вел себя смирно. Преодолев последние метры, отделявшие его от цели, Кормик оказался рядом с дверью. Она была заперта на засов, но это не должно было стать проблемой.
        Подойдя к ней вплотную, беглец, отпустив узду коня, начал снимать засов. Тот оказался плотно подогнан, приходилось делать огромные усилия, чтобы его сдвинуть. Дело шло тяжело, у Джеймса от напряжения зазвенело в ушах. Ему показалось, будто конь опасливо заржал, как это было всего минуту назад, при первой его встрече с Кормиком.
        «Возможно, не показалось?» - промелькнуло в голове у парня.
        В тот же момент он боковым зрением уловил сбоку от себя силуэт. Отбросив засов, юноша прыгнул в сторону. Оказалось, он сделал это вовремя. Неизвестный ударил в то самое место, где совсем недавно находился беглец. Кулак попал в дверь.
        - Шустрый малый, - со злостью произнес Конрад.
        Джеймс узнал его по голосу. Различить какие-либо детали в темноте было практически невозможно. Этим беглец намеревался воспользоваться. Нож был у него в руке, а в такой обстановке разбойник его вряд ли успел заметить. У Кормика появился шанс на неожиданное нападение.
        Он, не теряя ни секунды, быстро приблизившись к противнику, нанес ему колющий удар, целясь в живот. К несчастью беглеца, разбойник в последний момент почувствовал неладное. Он отпрыгнул назад, избежав удара. Но тем самым Конрад загнал себя в угол. За его спиной находились ворота. Отступать теперь было некуда. Рывок, Джеймс плечом толкнул разбойника, навалившись на него всем телом. Беглец прижал своего похитителя к воротам, чтобы у того не оставалось свободы для маневра. Затем юноша стал наносить один за другим удары ножом. Уже после второго он почувствовал кровь на руке. Нож стал скользким, но разбойник все еще сопротивлялся. Наконец, после нанесения еще нескольких таких ударов, сопротивление ослабло. Вогнав нож по рукоятку в область сердца, Джеймс завершил начатое. Теперь Конрад уже никого никогда не потревожит.
        Тяжело дыша, парень упал на колени. Его начало трясти. Пропавший на время схватки страх стал возвращаться. Почувствовав запах крови, не ко времени заржал конь.
        «Нужно быстрее выбираться отсюда. Только бы успеть, только бы успеть», - подгоняемый этими мыслями, Джеймс, поднявшись, начал оттаскивать труп разбойника от ворот.
        Нож Кормик не стал вынимать, сейчас было не до него. Открыв засов, парень распахнул ворота. Он почувствовал легкий, прохладный ветерок. Сзади раздался шум. Кормик быстро обернулся. Тревога оказалась напрасной, это конь наступил на деревяшку.
        Времени оставалось все меньше и меньше, в любой момент из дома мог появиться Каспий, тогда беглецу уже не спастись. Он вряд ли смог бы повторить нечто подобное еще раз.
        Запрыгнув на скакуна и дав ему шпоры, Джеймс со скоростью ветра рванул к свободе, от которой его отделял лишь проем ворот. Видимо, животному передалось волнение наездника, конь рванул что есть мочи.
        Не успел пленник выехать из ворот, как нечто выбило его из седла. Отлетев назад, Кормик упал на спину. Плечи и ребра жгло огнем. Сквозь пелену боли беглец смог рассмотреть в свете луны Захара, который стоял с деревянной доской наперевес. Злобно оскалившись, он с чувством превосходства глядел на свою жертву.
        - Куда это ты собрался? Неужели решил нас покинуть? - угрожающе спросил главарь.
        Пленник ему ничего не ответил, сейчас он жалел об оставленном ноже. Его взгляд сам собой переместился на Конрада. Захар заметил это, тоже посмотрев в сторону убитого. Сначала он не узнал подельника, но подойдя к телу тут же понял, кто перед ним. Главарь потерял над собой контроль.
        - Убью, собаку!!!
        Отбросив мешающуюся деревяшку, разбойник начал пинать лежащего на земле пленника. Кормик свернулся калачиком, пытаясь защитить себя от яростного избиения. Вскоре это делать стало невозможным, силы постепенно оставляли его. Глаза заливала кровь из рассеченной брови, во рту появился привкус железа. Про тело можно было не говорить, оно представляло собой сплошной синяк.
        - Стой, Захар!!! - раздался с крыльца крик Каспия. Но это не остановило разошедшегося разбойника, он продолжал методично избивать пленника. - Да постой же ты! - Каспий, схватив вырывающегося главаря, оттащил его в сторону. - Что на тебя нашло?
        - Сам посмотри! - придя в себя, Захар указал на тело Конрада.
        Каспий подошел к телу напарника. Осмотрев его, он сделал для себя какие-то выводы. Это было заметно по его задумчивому выражению лица. Главарь стоял там же, где его оставил напарник. Он тяжело дышал, пытаясь вытереть об одежду испачканные в крови руки. Когда Захар умудрился их запачкать, он не помнил. Джеймс тем временем пытался прийти в себя после столь тяжелого разговора по душам.
        - Ты должен его оставить, сам же говорил, он нам еще пригодится, - наконец произнес Каспий, глядя на полумертвого пленника.
        - Как ты не поймешь?! Он прирезал Конрада! Его за это убить мало! - главарь опять начал закипать.
        - И что с того? - совершенно спокойно оборвал его напарник.
        - Как это, что с того? - Захар уже кричал. - Мы должны заставить его пожалеть о содеянном!
        - Это ничего не даст. Конрада ты все равно не вернешь, а парень, как я уже сказал, нам еще пригодится.
        - Ладно, пусть пока живет, - нехотя согласился Захар.
        Джеймс уже начал приходить в себя. Он смог сесть, прислонившись спиной к стене, теперь с интересом слушая разворачивающийся диалог.
        «Возможно, я ошибся по поводу главаря, Каспий на него похож больше. Хотя именно Захар отдавал приказы».
        Еще ему было очень интересно, для чего такого он нужен разбойникам. Сохранить жизнь человеку, убившему их товарища, - дело не шуточное. Парень решил выяснить это позже, сейчас важнее было другое. Успокоился Захар окончательно или Кормику нужно ждать новых избиений?
        - Нужно немедленно убираться отсюда, вы подняли слишком много шума, - Каспий пошел выводить скакунов, своего и Захара.
        Джеймс прислушался. В самом деле, в селении, в соседних с этим домом дворах во всю надрывались истошным лаем собаки.
        - Держи, - подал Каспий узду одного из жеребцов напарнику. - А ты, давай сюда руки, - Джеймс уже привычно вытянул руки, которые опытный в этих делах разбойник быстро связал. - Теперь как можно быстрее убираемся отсюда, пока народ не опомнился.
        Троица, пришпорив скакунов, выехала на улицу, направившись в сторону главного тракта. Первым скакал Каспий, за ним Кормик. Замыкающим был все еще злящийся Захар.
        Преграждая путь беглецам, из соседнего дома выбежал селянин.
        - А ну стоять! Куда собрались? - он попытался перехватить за узды ведущую лошадь, но у него это не получилось.
        Ехавший первым Каспий не стал церемониться. Ударом правой ноги заехал нахалу по челюсти. Беглецы пришпорили коней. На улице стало появляться все больше местных жителей.
        - Они уходят! Остановите их! - начала кричать какая-то бабка.
        Хотя народу было уже немало, но никто не решился встать на пути у разбойников. К этому времени Каспий с Захаром обнажили клинки, поэтому желающих задержать беглецов не наблюдалось. Уже выезжая из села на главный тракт, Джеймс услышал женский крик, полный отчаяния:
        - Они убили старейшину!!!
        В селе поднялась суматоха, кто-то побежал за оружием или тем, что могло сгодиться в качестве такового, кто-то начал выводить лошадей. Все это было бесполезно, даже Джеймс понимал это, разбойники уже были далеко.
        - Не догонят, - озвучил его мысли Захар, обернувшийся посмотреть на удаляющееся село.
        - Знаю. Все равно расслабляться пока рано.
        После этого короткого диалога они проскакали в молчании еще полчаса. Наконец Каспий осадил коня, теперь можно было не опасаться преследования, поэтому разбойники решили поберечь скакунов, позволив им скакать в среднем темпе.
        - Ты чего в деревне на взводе был? - наконец обратился Каспий к Захару. - Давно тебя таким не видел.
        - Он Конрада завалил, я с ним не первую весну знаюсь, вот и вскипел.
        - Только этого не надо. Сколько с тобой работаю, ты никогда о жизни мелкой шушеры не пекся, с чего это вдруг о Конраде так забеспокоился? - спокойно парировал Каспий. - У старика не заладилось?
        - Да, - после длительного молчания ответил главарь. - Рано я его замочил, сначала нужно было выяснить, где он прячет сбережения. В итоге весь дом перерыл, даже медяка не нашел. А у вас как? - тут вспомнив, что остался лишь Каспий, Захар поправился. - Точнее у тебя как?
        - Тоже не густо. Ни серебра, ни золота, ни украшений. Медяков десять набралось, это все, что удалось найти.
        - Получается, плату за постой мы вернули, погуляли, так сказать, на халяву.
        Оба разбойника рассмеялись понятной только им двоим шутке. Джеймс же пытался справиться с болью. Оказалось, челюсть у него тоже изрядно пострадала, он не знал, была ли она сломана. Любое прикосновение к ней отдавалось мучительной болью. Два зуба в верхнем ряду начали шататься.
        «Еще бы пару ударов, тогда бы точно выбил», - Кормик осторожно поводил языком, вроде все остальные зубы были целы.
        Живот болел, но никаких признаков повреждения внутренних органов не было. Сейчас состояние пленника можно было назвать удовлетворительным.
        «Меня на этот раз даже не вывернуло, наверное, начинаю привыкать к избиениям», - с горечью отметил он.
        - Теперь прямым ходом в Рафт? - поинтересовался Каспий.
        - Почти. В сам город нам не надо.
        - Подожди, так оно не в городе?
        Джеймс плохо понимал, о чем сейчас идет речь, но чувствовал, это напрямую касается его дальнейшей судьбы, поэтому парень ловил каждое слово. Его лошадь чуть было не споткнулась, наезженный тракт закончился, теперь путники двигались по еле заметной тропинке в густом лесу. Было видно, ею уже давно никто не пользовался.
        Деревья вокруг стояли плотным строем, лучи солнца сюда практически не проникали. Кормику стало не по себе. Разбойники как ни в чем не бывало продолжали свой разговор:
        - Наш путь будет проходить у реки, текущей вдоль западной стены города.
        - К реке, так к реке. Ты, самое главное, карту не потерял? - усмехнулся Каспий.
        Захар тут же сунул правую руку под куртку, нащупав свиток, он заметно расслабился.
        - Нет, все еще со мной. Ты меня так больше не пугай, я чуть от страха не умер.
        - Да ладно тебе, я всего лишь пошутил, - улыбнулся разбойник и тут же продолжил. - Что-то с этой беготней жутко есть захотелось. Ты с собой ничего не прихватил?
        - Какой там, все впопыхах. Не до нее было. Хотя ты прав, я бы тоже не отказался перекусить. Зря я свой кусок пирога этому сопляку отдал, глядишь, сейчас бы сытым ходил, - Захар посмотрел на парня, который, поняв, что разговор идет о нем, постарался стать как можно незаметнее, опасаясь новых побоев.
        - Если бы ему не отдали те объедки, тогда вряд ли так шустро смогли сбежать оттуда. Переедание, знаешь ли, вредит, - рассмеялся Каспий.
        - У тебя, как я погляжу, хорошее настроение.
        - А почему я должен горевать? Мы неплохо отдохнули в том селении, правда, потеряли Конрада, но при нашей жизни нужно быть готовым ко всему. Сейчас направляемся к месту, указанному на карте. По моим прикидкам, завтра к утру уже там будем. Сам знаешь, такие карты всегда ведут к деньгам или иным сокровищам, поэтому никакого повода расстраиваться я не вижу.
        - Ладно-ладно, - сдался главарь. - Тебя не переспоришь.
        Лес закончился. Путники выехали в поле. Свет солнца, после сумрака чащи леса, непривычно резанул по глазам. Всюду возвышалась трава, в некоторых местах размерами доходя до человеческого роста. Везде цвели неизвестные Джеймсу цветы, пели свои трели кузнечики, соревнуясь в звуках с другими обитателями этих мест.
        Воздух был наполнен сладкой смесью различных ароматов. В этом коктейле смешались не только приторные, пьянящие запахи, но и горькие, резкие, зачастую даже отталкивающие.
        Скакуны неспешно брели вперед. Им передалось настроение хозяев, поэтому они не спешили возобновлять свой бег. Поле было огромным, оно тянулось до самого горизонта. Джеймс надеялся увидеть впереди лес или дым из жилищ, но как он ни напрягал зрение, ничего такого заметить ему не удалось.
        Ближе к вечеру, далеко впереди, появились башни города Рафт. Оказалось, это поле тянулось до самого города, который был разделен с ним широким рвом, куда вода поступала из рукава реки, вырытого еще в ранние годы развития города. Об этом Джеймс узнал много позже.
        За весь путь, до самого вечера, разбойники больше не заводили разговора о цели их путешествия. Все, на что их хватало, это хвастовство о славных гулянках в былые времена да драках, в которых им довелось поучаствовать. Видимо, так они старались отвлечься от насущных мыслей: поиска сокровища и мучившего всех голода. Только вот Кормику их разговоры не помогали. Съеденного в селении надолго не хватило. Сейчас пленник опять мучился от голода и жажды. У разбойников, в отличие от него, были при себе фляги, из которых они при нужде пили. Была там вода или что иное, Джеймс не знал, но он отдал бы все за единственный глоток.
        - Пока окончательно не стемнело, поворачиваем на запад, - распорядился главарь. - Часа через два выедем к лесу, а там и речка рядом.
        - Ночь проведем там?
        - Да.
        - Отлично, а то с меня уже грязь сыплется. Не помню, когда последний раз мылся.
        - А не боишься?
        - Чего? - удивился Каспий.
        - Ну, - Захар смутился. - Нечисть там всякая, водяные, кикиморы.
        - Ничего себе, - разбойник покачал головой. - Вот уж не подумал бы, что ты в эти байки веришь.
        - Может и байки, но если магия есть, демоны там всякие, то почему бы и нечисти не водиться взаправду. Ты, конечно, как хочешь, а я в речку ночью ни ногой.
        - Смотри, потом пожалеешь. Парень, а ты как? Составишь мне компанию?
        Уж чего-чего, а такого предложения Джеймс не ожидал. На самом деле пленник сейчас думал о том, как было бы прекрасно окунуться в воду, искупаться, а заодно и попить. О последствиях употребления такой воды он не переживал, так как понимал, жить ему осталось всего ничего.
        - Я тоже не прочь окунуться.
        - Нет, ему нельзя заходить в воду. Там у него слишком много возможностей для бегства, - не согласился Захар.
        - Не стоит к нему придираться. Парень ведь понимает, если попробует сбежать, ему не поздоровится. Я об этом позабочусь, - оскалился разбойник.
        - Ладно. Сделаем по-твоему, но следить за ним будешь сам.
        - Договорились, - бросил Каспий главе шайки и, уже обращаясь к Джеймсу, произнес. - Глубже чем по грудь заходить не советую, буду расценивать как попытку к бегству. То же касается и ныряния под воду. Если все понял, то можешь, разрешу искупаться.
        - Все предельно ясно, - на всякий случай ответил Кормик.
        К этому моменту троица как раз подъехала к леску, который разделял речку и поле. На дубе застучал дятел, где-то зачирикали воробьи. Цветущие травы остались позади, здесь начиналась совсем другая жизнь.
        Кормик почувствовал в воздухе запах воды, река была уже близко. Будь он сейчас свободным, парень пришпорил бы коня, помчавшись как можно быстрее вперед. Ждать становилось невыносимо. От этих разговоров желание попить становилось все сильнее, да и окунуться в прохладу воды Джеймс тоже был не прочь.
        Лесной массив они преодолели сравнительно быстро. Перед путниками предстала река во всей своей красе. Она была довольно длинной. Джеймс не смог рассмотреть, где река начинается, а где заканчивается. А вот по ширине она оказалась сравнительно маленькой, расстояние от берега до берега не превышало трехсот метров. Хотя для некоторых это могло показаться неплохим расстоянием, но Кормик видел речки покрупнее, в его родной деревне, например.
        Они остановились на обрыве над водой. Как отсюда спускаться к реке, а самое главное подниматься обратно, Джеймс не представлял.
        - О, классно! Наконец-то можно отдохнуть, - Каспий тут же подорвался раздеться и прыгнуть в воду.
        - Стоять! - окрик Захара заставил товарища остановиться. - Сначала займемся конями и костром.
        - Блин, а потом это сделать никак?
        - Нет, - коротко отрезал главарь. - На вас хворост, я же займусь скакунами.
        Джеймс молча повиновался, отправившись собирать ветки для костра. В этом деле он тоже должен был следовать правилам, чтобы его действия не расценили как побег. Каспий искал и собирал небольшие ветки, годящиеся для розжига. Джеймсу же досталось таскать к их пристанищу большие сухие ветви, которые послужат основой будущего костра.
        В очередной раз выйдя к Захару, Кормик отметил, что тот со своей работой уже справился. Кони были привязаны, они уже принялись перекусывать всем, до чего могли дотянуться: травой, листьями, даже ветками, свисающими перед ними.
        - Вот теперь можете развлекаться. А я пока пойду кого-нибудь на ужин подстрелю.
        Захар залез в седельную сумку своего коня, затем достал оттуда небольшой арбалет. Хотя Джеймс их ни разу не видел, но этот показался ему слишком маленьким. Его длина была чуть больше фута, оружие казалось скорее игрушечным, чем настоящим, способным убить.
        - Подстрели мне тушку покрупнее. Меня сегодня вполне устроит медведь, ну на крайний случай волк сгодится, - пошутил Каспий.
        - Я не уверен, что хоть что-то сегодня перепадет, можем вообще голодными остаться, - не разделил его радости Захар.
        - Да ладно тебе, до завтрашнего утра времени еще много. Глядишь, чего-нибудь за ночь поймаешь, - продолжал веселиться разбойник.
        Не дождавшись ответа, Каспий, разбежавшись, прыгнул с обрыва в реку.
        Раздалось громкое «бултых». Разбойник обратно не вынырнул. Прошло уже секунд двадцать, а он так и не показался.
        «Скорее всего, здесь мелко, вот и ударился головой о дно. Хотя мне какое дело. Это даже на руку, уж с одним Захаром я как-нибудь справлюсь», - меж тем размышлял о возможном будущем Кормик.
        Прошло около минуты, когда Каспий вынырнул практически на противоположном берегу. Джеймс подивился возможностям разбойника. Самого его хватило бы от силы секунд на тридцать.
        - Малой, давай сюда! - помахал ему из воды Каспий. - Прыгай, там глубоко - не убьешься!
        Джеймс, раздевшись, встал у края обрыва, силясь сделать решающий шаг.
        - Либо ты сам спрыгнешь, либо я тебя столкну, - предупредил Захар, не успевший уйти на охоту. - Одного я тебя здесь не оставлю.
        В его словах сквозила неприкрытая угроза. Кормик понял, главарь до сих пор злился из-за смерти Конрада, поэтому не упустит случая поквитаться с пленником. Тянуть дольше становилось опасным. Джеймс закрыл глаза. Оттолкнувшись как можно сильнее, он прыгнул в речку.
        Вода была прохладной, сердце сначала чуть было не встало, а потом заколотилось в бешеном ритме, разгоняя кровь по венам, а в голове моментально прояснилось. Только вот раны, о которых пленник успел подзабыть, вновь напомнили о себе. Кормик вынырнул на поверхность. Он жадно начал глотать воздух.
        - Эх, до чего же хороша водица, - услышал он голос Каспия.
        Тот плавал на спине, лениво загребая воду широкими взмахами рук. Речка была глубокая, Джеймс уже не раз успел нырнуть, но разбойник на это никак не отреагировал. Следовательно, про правила тот говорил только для вида, о них можно было забыть.
        «Но увлекаться тоже не стоит», - тут же одернул себя пленник.
        Юноша почувствовал, как заурчал желудок. Кормик сделал несколько глотков воды. Она имела неприятный привкус, но это было лучше, чем ничего. К тому же желудок немного успокоился.
        Накупавшись вволю, пловцы решили выбираться к стоянке. Вот только здесь обрыв был слишком крутым. Им пришлось проплыть вниз по течению метров сто, прежде чем они смогли выйти на берег.
        - М-да, совсем не подумал, как обратно выбираться будем, - неизвестно почему вдруг решил оправдаться разбойник. - Но это нас все равно бы не остановило. Верно я говорю?
        - Конечно, - Джеймс негодовал, зачем вдруг Каспий затеял этот разговор.
        Они вернулись к лагерю. Захара еще не было. Посидев немного, Каспий поднялся:
        - Предлагаю не сидеть без дела, а разжечь огонь.
        Он, достав нож с кремнем, начал выбивать ими искры. Через несколько минут трут начал дымить. Каспий, прикрыв его руками, принялся раздувать огонь.
        Пламя задалось сразу. Подбросив сухой коры, сверху накрыв ее ветками наподобие шалаша, разбойник присел у начавшего разгораться костра. Так он просидел долгое время, смотря на огонь, погрузившись в свои мысли.
        Вернулся Захар. С собой он принес подстреленную кукушку. Конечно, троим людям наесться с птицы было проблематично, а вот утолить голод вполне хватит.
        - Побольше ничего не было? - Каспий придирчиво осмотрел будущий ужин.
        - Я, по-твоему, на базар ходил? Довольствуйся тем, что есть, - главарь сломал арбалетный болт, торчавший из тушки птицы, бросил его в костер. Повернувшись к Джеймсу, он поинтересовался. - Птицу разделывал когда-нибудь?
        - Нет, - не кривя душой, ответил пленник, ему действительно никогда прежде заниматься подобным не приходилось.
        - Тогда разделывать и готовить тебе, - разбойник кинул кукушку напарнику. - Я спать, приготовишь - разбуди.
        Достав нож, Каспий сноровисто начал разделывать будущий ужин. Кормик очень внимательно за ним наблюдал. Его притягивал этот процесс, было в нем нечто завораживающее.
        Через два часа ужин был готов. В животе у пленника предательски заурчало. Он уже давно ничего не ел, а от запаха жареного мяса готов был сойти с ума. Каспий поднял Захара, а пока тот приходил в себя после сна, разбойник начал делить еду на три части. Увидев это, главарь приказал напарнику:
        - Дели только на нас с тобой.
        - А парня голодным оставим? - без эмоций спросил Каспий, просто констатируя факт.
        - Зачем она ему? - вопросом на вопрос ответил Захар и тут же сам дал ответ. - Все равно он завтрашний день не переживет.
        Джеймс подозревал о возможности такого исхода, но то были лишь его догадки. Теперь же он точно знал, завтра ему предстоит умереть. Эта новость ошарашила пленника, он просто никак не хотел верить в услышанное.
        Главарь смотрел прямо на Кормика. Он сверлил его взглядом, пытаясь поникнуть внутрь его сознания, удостовериться, что тот все услышал, чтобы насладиться его ужасом. Поняв по выражению лица пленника, какие чувства тот испытывает, разбойник удовлетворенно кивнул:
        - А ты что думал? Мы с тобой просто так нянчимся или ты, быть может, решил, мы из тебя своего сделаем? - поизмывавшись над пленником, Захар обратился к напарнику. - Дели на две части. Свою половину, если хочешь, можешь отдать ему, я же будущего мертвеца кормить не намерен.
        Каспий разделил еду, как ему было приказано. Главарь принялся расправляться со своей половиной. Его напарник, напротив, никак не решался начать трапезу. Он смотрел то на птицу, то на мальчишку, не решаясь сделать окончательный выбор. В итоге Джеймсу ничего не досталось. Каспий решил, пища для него важнее, незачем тратить ее на покойника.
        Кормику было обидно, хотелось заплакать, но даже слезы, видимо, его сегодня оставили. От пьянящих ароматов жареного мяса спазмами сводило желудок, снова захотелось пить. Парень держался, как мог, стойко терпя все эти лишения, не выказывая слабости на глазах у разбойников.
        - Мальчишку свяжи на ночь, только смотри, чтобы он завтра ходить смог. Костер оставь, не туши. Ночь обещает быть холодной.
        Каспий, подойдя к пленнику, начал связывать тому руки и ноги.
        - Дежурство как распределим? - спросил он у Захара.
        - Дежурить не будем.
        - Не боишься?
        - Нет. Мы вдали от главной дороги в город. Сам Рафт в четырех часах езды. Сомневаюсь, чтобы здесь встал ночевать кто-то кроме нас, - подойдя к костру, главарь присел на корточки. Протянул к огню ладони. - Я только встал, поэтому спать лягу не скоро. Надеюсь, тебя это немного успокоит.
        - Вполне.
        Каспий лег поближе к костру, опасаясь замерзнуть ночью, он укутался в плащ. Уснул разбойник сразу. Не прошло минуты, как его дыхание стало размеренным.
        Захар встал, подбросил веток в костер, тот уже стал затухать. Получив новые запасы, огонь, радостно треща, начал их пожирать. Главарь посмотрел на пленника.
        - Смотрю я на тебя и гадаю. Решишься совершить еще один побег или струсишь? Если честно, я даже хочу, чтобы ты попытался сбежать. Вот тогда-то я на тебе отыграюсь за все. Решишь остаться - все равно сдохнешь, наблюдать за этим мне доставит не меньшее удовольствие. Так что ты решишь?
        Глаза пленника и мучителя встретились. Джеймс не отводил взгляда, с разбойником творилось неладное. Может, он всегда был психом, а может, крышу у него снесло недавно. Но факт оставался фактом, Захар съехал с катушек.
        «Лучше его сейчас не провоцировать», - приняв это решение, Кормик отвернулся в другую сторону. - «Как только Каспий этого не замечает? С таким напарником за компанию путешествовать - себе дороже выйдет. Не понравится что-то - сразу нож меж ребер воткнет», - подумал Джеймс, вспомнив Говарда.
        «Ничего, я выживу, я должен выжить, чтобы отомстить этому уроду».
        Пленник закашлял. Земля была холодной, а Каспий связал его далеко от костра. Делать было нечего, ходить завтра больным, в то время когда решается твоя судьба, Кормику не улыбалось. Парень, словно червяк, пополз поближе к огню, насколько это было возможно со связанными сзади руками и обездвиженными той же веревкой ногами.
        Захар следил за этим действом с брезгливым выражением лица, сейчас пленник ему все больше напоминал мелкое противное насекомое, которое руки чешутся раздавить.
        Устроившись рядом с огнем, Джеймс закрыл глаза, решив подумать над своими дальнейшими действиями.
        «Они идут к сокровищам, указанным на карте. Завтра мы, судя по всему, будем на месте. Для чего им нужен я? Скорее всего, в качестве приманки или наживки. Только для кого? Из всего, что мне известно, вывод напрашивается только один: необходимо бежать. Побегу сейчас, этот псих меня точно завалит, он только этого и ждет. Значит нужно бежать завтра, как только тронемся в путь, нельзя будет терять ни минуты. Но куда лучше бежать? В лес? Может лучше сигануть в реку? Судя по тому, как сегодня быстро добыл еды Захар, если я решу затеряться среди деревьев, он меня в момент найдет. Как Каспий ориентируется в лесу, не знаю, но в воде он чувствует себя не хуже рыб. Тогда какой у меня остается выход?» - за этими тревожными мыслями Джеймс сам не заметил, как уснул.
        * * *
        Утро выдалось холодным. Костер совсем потух. Пленник проснулся. Его одежда была насквозь мокрой, за это нужно было сказать спасибо утренней росе. Парень весь дрожал, нужно было встать, размяться, разогреться, иначе простудиться раз плюнуть. Только вот как это сделать со связанными руками и ногами?
        «Может попытаться их разбудить?» - размышлял Кормик, глядя на разбойников, тут же отбрасывая эти мысли, не хватало еще получить с утра пораньше. Необходимо было беречь силы для побега.
        Джеймс перекатился с одного бока на другой. Подтянул колени к подбородку. Лежать в позе эмбриона стало чуточку теплее.
        - Брр. Не лучшее начало дня, - Каспий взъерошил волосы, с них полетели брызги в разные стороны, утренняя роса не обошла его стороной.
        - Да, утро не из приятных, - встав, Захар отряхнул одежду, после чего подошел к костру. Подняв лежащую рядом ветку, он поворошил угли. - Мокрые, костер давно потух. Вроде толстые ветки перед сном накидал, должно до утра было хватить.
        - Снова разжигать будем?
        - Нет нужды. Сейчас окончательно проснемся, придем в себя, затем двинемся дальше. Нам недалеко осталось.
        Каспий встал, отряхнулся. Его одежда больше всего сейчас напоминала комок мокрого, невысушенного белья. Посмотрев по сторонам, разбойник, приметив недалеко кустик, тут же направился к нему. Вернувшись через несколько минут, он подошел к Джеймсу.
        - В туалет пойдешь?
        Получив утвердительный кивок, Каспий разрезал веревки.
        - Далеко не уходи.
        Пленник последовал примеру своего похитителя. Зайдя за дерево, юноша уже собирался дать деру, когда его остановил голос Захара.
        - Ты там тихо-то не сиди. Напевай мелодию, чтобы мы слышали и не волновались за тебя, - прокричал тот от костра.
        - Я не умею петь.
        - Тогда считай вслух от одного и до… пока не закончишь.
        - Хорошо, - этот счет вслух портил все планы беглецу.
        - Один, - нужно было что-то быстро придумать.
        - Два, - ему хватило бы и нескольких десятков секунд форы, но их надо было еще выиграть.
        - Три, - только вот где их взять.
        Идея родилась сама собой. Он будет делать все больше и больше пауз между числами, разбойники постепенно к ним привыкнут. Когда время между названием предыдущего и последующего числа станет больше десяти секунд, можно будет бежать.
        - Четыре, - пауза на три-четыре секунды.
        - Пять… шесть… семь, - теперь паузы составляют порядка пяти секунд.
        - Ты еще там? - всполошился главарь, обеспокоенный столь длинными паузами.
        - Да, - тут же отозвался Кормик. - Восемь… девять…
        - Почему так медленно считаешь? Арифметике не учили или цифры не можешь вспомнить?
        - Нет. Мне по-большому надо. Быстро считать и делать дело одновременно не получается, - сказал юноша первое пришедшее в голову оправдание.
        - Меня это мало волнует, - в голосе Захара не было гнева, значит, наживка успешно проглочена.
        - Десять… одиннадцать…
        «Пора», - решил Кормик, рванув что есть силы вниз по течению реки, подальше от лагеря.
        Приходилось бежать быстро, но в то же время очень аккуратно, стараясь не наступать на ветки. Этим он мог выдать свое бегство.
        Кусты, деревья, ветки - все мелькало перед глазами в бешеном темпе. Ветер свистел в ушах, сердце бешено колотилось. Теперь парень был благодарен опыту, полученному при встрече с неизвестными хищниками в туманном лесу. Сейчас он несся как никогда быстро, казалось, даже лошади не смогли бы его догнать.
        Правда, счастье продолжалось недолго. Над ухом просвистел арбалетный болт, войдя в дерево справа от беглеца.
        «Вот ведь! Когда только успел зарядить?» - парень оглянулся.
        Его преследовали оба разбойника, притом находились они не так далеко, как хотелось бы. Засмотревшись, беглец чуть было не столкнулся с очередным деревом. Джеймс старался бежать изо всех сил, но разбойникам каким-то образом удавалось сокращать разделявшее их расстояние.
        «В лесу я им точно проиграю», - теперь Кормик взял левее, если раньше он старался бежать параллельно реке, то теперь его путь проходил по диагонали к ней.
        Не прошло десяти секунд, как беглец оказался перед своей целью. Здесь, как и на стоянке, речку с лесом разделял обрыв. Только здесь он был не соразмерно большим, нежели тот, с которого они прыгали вчера. Искать удобное место для спуска было некогда, поэтому Джеймс, не раздумывая, прыгнул в воду.
        В этот момент на это место выбежали его преследователи.
        - Давай за ним, - приказал напарнику Захар, тем временем в спешке заряжая арбалет.
        Подойдя к краю обрыва, Каспий, посмотрев вниз, присвистнул.
        - Оставь его в покое, - произнес он, указав кивком на арбалет. - Внизу берег сильно подмыт, здесь должно быть мелко, не пришлось бы нам парня спасать. Если прыгнем за ним, то переломы это меньшее, чем отделаемся. Ты иди вверх по течению, а я пойду вниз. Если найдешь нормальный спуск, лезь в воду, потом плыви мне навстречу.
        Так они и поступили. Повезло Каспию, он нашел относительно нормальный склон, чтобы по нему, не убившись, можно было спуститься в речку. Вода была холодной, еще не успев прогреться за ночь.
        Не теряя времени даром, разбойник поплыл туда, где последний раз был парень. Немного не доплыв до места прыжка отчаянного беглеца, Каспий заметил виновника переполоха. Тот лежал в воде у берега, лицом вниз.
        Подплыв к нему, разбойник приподнял его голову. Крови нигде видно не было, значит, просто получил сотрясение. То, что обошлось без открытой черепной травмы, вселяло надежду, возможно, мальчишка еще сможет им пригодиться.
        - Нашел? - донесся до него голос Захара. Каспий увидел плывущего к ним разбойника.
        - Да. Греби сюда, его надо вытащить на берег, он потерял сознание.
        Дождавшись напарника, Каспий вместе с ним вытащил неудавшегося беглеца на берег.
        Мальчишка за все время так и не пришел в себя.
        - Что с ним будем делать? - после некоторой паузы спросил Захар.
        - Сердце у него бьется. Парень молодой, здоровый, думаю, должен очнуться. Давай я за ним послежу, а ты сходи за конями. Приведешь их, а там уже будем решать, как дальше быть.
        - Может лучше наоборот? Мне не особо хочется возвращаться к лагерю после такого бега.
        - Ладно, я не против. Ты сможешь сдержаться, не убив за это время поганца?
        Захар промедлил, прежде чем ответить.
        - Вряд ли. Очень руки чешутся.
        После этих слов он развернулся, тяжело вздохнув, двинулся в сторону стоянки.
        - Так, а теперь необходимо разобраться с тобой.
        Каспий, склонившись над парнем, начал ощупывать его голову. Как он предполагал, шишка обнаружилась на затылке. Затем разбойник поднял мальчишке веки, глаза не реагировали ни на свет, ни на движение. Не зная, что можно предпринять, он похлопал беглеца по щекам. Каково же было его удивление, когда парень очнулся.
        Он открыл глаза, тут же зажмурившись от дневного света. Попытался повернуть голову в сторону Каспия, тут же сморщившись от боли.
        - Где я? - наконец спросил он.
        - Не далеко от места твоего прыжка, - разбойник разговаривал спокойно, не выказывая никаких эмоций. - Смотреть надо было, куда прыгаешь.
        - Вы гнались за мной, времени на раздумья не было.
        Джеймс сделал еще одну попытку повернуться к разбойнику, на этот раз ему это удалось. Правда боль в голове стояла дикая.
        - Голова разбита? - с опаской поинтересовался он.
        - Нет, лишь шишка на затылке. Ты везунчик, судя по всему, отделался легким сотрясением.
        Кормик попытался встать. Каспий не дал ему этого сделать, положив руку на плечо парня.
        - Тебе лучше отлежаться, быстрее сможешь прийти в себя. Захар отправился обратно в лагерь, как вернется, тебе не поздоровится, - теперь тон Каспия изменился, он был если не угрожающим, то предостерегающим точно. - Поэтому отдохни, приготовься к встрече с ним.
        Больше до приезда главаря он не проронил ни слова. Джеймс лежал на спине, глядя в небо на облака, проплывающие мимо. Он потерял свой последний шанс на спасение. Кормик улыбнулся, теперь спокойно можно было принять уготованную ему судьбу, ведь юноша сделал все возможное для своего спасения.
        Каспий, напротив, был полностью серьезен и собран. Он сидел на корточках, жуя сорванную травинку. Смотря на размеренное течение реки, думал о чем-то своем.
        Захар вернулся минут через пять.
        - Возьми на себя его коня, - отдавая узду скакуна Джеймса напарнику, произнес главарь.
        Подойдя к Кормику, Захар подождал, пока тот встанет. После чего связал ему руки, а конец веревки привязал к своему седлу.
        Ничего больше не говоря, разбойник, вскочив на коня, пришпорил того, с места перейдя в галоп. Веревка резко дернулась чуть, не оторвав пленнику руки, он, кое-как удержав равновесие, был вынужден бежать со всех ног следом за Захаром.
        Вначале скорость было терпимой, главарь был зол, но пленника пожалел, задав скакуну легкий темп. Только все равно Кормик не смог продержаться слишком долго. Уже через четверть часа он почувствовал, как ноги становятся неподъемными, лишь неимоверная сила воли заставляла их двигаться. Еще минут через десять силы окончательно оставили парня, ноги все чаще стали заплетаться. В конце концов пленник сам того не заметил, как споткнулся, его поволокло по земле.
        Сколько так продолжалось, Джеймс не помнил. Но в итоге одежда, вернее то, что от нее осталось, пришло в полную негодность. Поднявшись на ноги, пленник смог осмотреть себя. Рукава у кофты оторвались, они теперь свободно болтались, а штаны так вообще были похожи на дырявый пыльный мешок. Ко всему прочему в одежду забилась куча колючек, которые пленник встретил на своем пути, волочимый конем.
        Во рту снова появился привкус крови. Уже не обращая на него никакого внимания, Кормик сплюнул ее себе под ноги. Тело ужасно болело. Джеймс выпрямился, с ненавистью посмотрев на главаря. Тот лишь хмыкнул, увидев старания парня не терять достоинства.
        Захар пришпорил коня, бег возобновился. Тело ныло, каждое движение давалось через силу. Но все это не могло отвлечь Джеймса, теперь он старался быть более внимательным, лишь благодаря этому падений больше не случалось. Когда главарь решил остановить этот марафон, пленник стоял весь взмокший, на дрожащих ногах. Он хрипло дышал, ничем не уступая загнанной лошади.
        - Слышишь? - обратился Захар к Каспию. - Мы уже у цели.
        - Водопад? Кажется, он был отмечен крестом.
        - Именно, наконец-то мы достигли места, указанного на карте.
        Только после этих слов Кормик обратил внимание на постоянный шум в ушах. Парень думал, это у него в голове, от продолжительного бега. Так оно и было, но помимо этого недалеко от них гремел водопад, добавляя свою лепту шума. Джеймс был рад этой новости. Он смог добежать до него и не сдаться. К тому же ужасно хотелось пить.
        Троица двинулась дальше. Не прошло получаса, как они вышли к основанию водопада. Тот величественно возвышался над путниками. В высоту это чудо природы было никак не меньше двадцати метров.
        - Куда дальше? - спросил Каспий, рассматривая это величественное зрелище.
        Течение реки здесь было очень сильным. Оно запросто могло сбить человека с ног, если тот попытается пересечь реку поперек. А вид воды, свободно падающей с высоты, разбивающейся о камни внизу, завораживал, никого не оставляя равнодушным. Даже Захар на время поддался этому очарованию.
        - Нам нужно спуститься вниз, к основанию водопада. Если карта не врет, там должен быть тайный ход.
        - Думаешь, до нас его никто не отыскал? - задал Каспий резонный вопрос.
        - Даже более того, я уверен, никто до нас там не был, - Захар загадочно улыбнулся. - Идем.
        Найдя пологий спуск, они, воспользовавшись им, вышли к основанию водопада.
        - Вяжи коней, - распорядился главарь.
        После чего он отвязал веревку, которой был связан Джеймс, от седла коня. Захар взял арбалет, натянув тетиву, достал из седельной сумки четыре болта. Разбойник рассовал их в голенища сапог, по два в каждый.
        - Советую тебе тоже приготовиться, никто не знает, что там нас ждет, - сказал он Каспию.
        Затем разбойник подошел к водопаду. Брызги дождем падали на его лицо и тело, но он не обращал на них ни малейшего внимания, сосредоточенно рассматривая камни, на которые падала вода. Бывало, разбойник едва ли не бегом бросался к приглянувшемуся камню, но осмотрев его, разочарованно шел искать дальше.
        Это повторялось уже несколько раз. Наконец Захар задержался чуть дольше у одного из них. Изучив его более тщательно, он махнул рукой Джеймсу с Каспием, которые все это время находились на берегу.
        - Идите сюда, я нашел то, что нам нужно.
        - Пошли, - скомандовал разбойник, пропуская вперед себя пленника.
        Подойдя к находке главаря, Кормик не смог найти чего-то выдающегося в этом булыжнике. Такой же, как и все остальные вокруг, здоровенный, наполовину высунувшийся из воды. На его верхушке были выбиты еле заметные руны.
        - Это он, вход в пещеру с сокровищем, - прокомментировал Захар, любовно поглаживая свою находку.
        - Что нам делать с этой махиной, чтобы попасть в пещеру? Вряд ли мы втроем сможем передвинуть этот камешек.
        - Этого не требуется. Выставь над камнем руку, - приказал главарь Джеймсу. Тот уже собрался воспротивиться, но наткнувшись на взгляд главаря, понял, будет только хуже.
        Смирившись, Кормик вытянул правую руку.
        - Ладонью вверх, - поступил новый приказ.
        Джеймс перевернул руку. Не давая ему опомниться, разбойник схватил его за запястье, затем заведомо приготовленным ножом разрезал пленнику ладонь. Рана была глубокой, началось обильное кровотечение.
        Кормик начал сопротивляться, пытаясь вырваться. Захар оказался сильнее, он железной хваткой держал руку Джеймса над камнем, смотря, как кровь, стекая с ладони, падает на камень и, будто ведомая невидимой силой, начинает заполнять углубления рун. Каспий стоял в стороне, спокойно наблюдая за происходящим.
        Юноша схватился свободной рукой за руку разбойника, надеясь ее разжать. Захар небрежным движением отмахнулся от нее. Приблизившись к пленнику, разбойник приставил к его горлу нож.
        - Стой тихо, не дергайся, иначе вместо руки порежу горло. Все ясно?
        - Да, - произнес пленник, боясь пошевелиться.
        Кормик посмотрел на свою руку, он уже начал ощущать в ней слабость. Тут его взгляд упал на руны, кровь заполнила их полностью. Теперь они начали светиться ярким красным светом.
        Захар достал карту, бросил на нее мимолетный взгляд, после чего отпустил пленника. Джеймс тотчас сунул поврежденную руку под кофту, пытаясь ею обмотать рану.
        Тем временем Захар, обмакнув пальцы в натекшую кровь, стал дорисовывать светящиеся символы, постоянно сверяясь с картой. Чем больше разбойник дорисовывал рун, тем ярче становился исходящий от них свет. Закончив свою работу, главарь отошел от камня. Символы полыхнули ярко-красной вспышкой и погасли.
        В этот момент все затряслось, загремело. За водопадом раздался жуткий треск, казалось, земля начала разрываться пополам. Неожиданно снова стало тихо, словно ничего этого только что не было. Крови на камне не осталось. Водопад бил не по камню, до него доходили лишь редкие брызги, поэтому смыться так быстро она не могла. Создавалось ощущение, словно это камень впитал в себя всю кровь.
        - Идем, - голос Захара привел всех в чувство.
        Он, войдя под водопад, скрылся за ним. Чуть помедлив, по его следам двинулся пленник, замыкающим, постоянно оглядываясь по сторонам, шел Каспий.
        Оказалось, за водопадом открылся проход в пещеру. Высотой он был несколько метров, шириной около метра.
        «Интересно, для кого его строили?» - подумал Кормик.
        Если у входа было более-менее светло, то шагов через десять начиналась кромешная тьма. Джеймсу стало жутко, когда он попытался в нее вглядеться, мурашки моментально побежали по его коже. Как оказалось, пугала тьма не только парня, даже Захар стоял в растерянности, не решаясь идти первым.
        - Давай, - обратился он к пленнику. - Ступай, а мы за тобой. Если на кого нарвешься - кричи.
        «И вы спасете меня? Как же», - горько усмехнулся Кормик.
        Но выбора у него не было. Джеймс, переборов свой страх, двинулся вперед. В воздухе висел затхлый запах. Кормик дотронулся до стены, стараясь найти точку опоры, чтобы в дальнейшем можно было ориентироваться в направлении, как тут же отдернул руку. Стены пещеры были мерзкими, склизкими. За много лет на них образовалась плесень. Юноша вздохнул поглубже. Пересилив себя, он снова приложил руку к этой пакости. Движение возобновилось.
        Пленник уже не видел своих похитителей, он мог их различать лишь по звукам, доносящимся из-за его спины. Если слух не подводил парня, разбойники шли от него на удалении в несколько шагов.
        - Как там дела? - поинтересовался Захар.
        - Темно, - просто ответил Джеймс.
        Сейчас была отличная возможность снова попробовать сбежать. Но Кормик прекрасно понимал, в темноте сломать себе ногу дело не хитрое, да и впереди вряд ли есть выход.
        Но он все же решился попробовать. Сначала пленник ускорил шаг, стараясь ни обо что не споткнуться. Еще через некоторое время он, не выдержав, пустился бегом вглубь пещеры.
        - Эй, парень?! - окликнул его сзади главарь разбойников, поняв, что пленник пытается сбежать. - Стой, хуже будет!
        Парню было все равно на то, что ему кричал Захар. Это была для пленника последняя надежда на спасение, он не собирался ее упускать.
        «За мной бежать побоялись, - машинально отметил беглец. - Очень хорошо, я на это рассчитывал. Теперь пробежать чуть подальше, так, чтобы они перестали меня слышать, после затаиться в темноте. Как только они пройдут мимо меня, можно будет выбегать наружу. Я практически свободен. А это что?»
        Впереди показался свет от огня. Джеймс остановился, вгляделся. Нет, ему не показалось, впереди действительно был свет.
        - Беги, беги! Теперь я тебя точно убью! Я тебя, козла, буду на части резать, получая удовольствие за проблемы, которые ты мне доставил! Ты у меня будешь о смерти молить! - сзади послышался голос взбешенного Захара.
        Здесь его могли заметить, свет не давал Джеймсу возможности хорошо спрятаться. Назад возвращаться тоже было нельзя, разбойники могли его услышать, тогда точно проблем не избежать.
        На раздумья времени не оставалось, поэтому Кормик побежал на свет. С каждым шагом беглец все больше и больше понимал: это место, куда так стремились попасть разбойники.
        Помещение было похоже на усыпальницу. Комната длиной метров сто. На стенах, с равным удалением друг от друга, висели горящие факелы. Стены с полом отличались от пещерных сводов, здесь они были сухими и гладкими, похоже, они были сделаны из мрамора. На противоположной стороне усыпальницы находился саркофаг, который охраняли четыре статуи воинов.
        У входа спрятаться было негде, поэтому Джеймс, не теряя времени, побежал к саркофагу. Оказавшись рядом с ним, парень успел подивиться виду статуй. Воины были ростом на голову выше юноши. Каждый сжимал в руках алебарду. На них были глухие доспехи, которые Кормик видел впервые.
        «Либо железо из другой страны, либо декоративные, которые скульптор сделал исключительно для красоты», - проскочила на грани сознания мысль.
        Голова сейчас была забита совершенно другим. Помещение было практически пустым. Спрятаться где-либо не представлялось возможным. Беглец уже кожей ощущал приближение разбойников, необходимо было действовать.
        Не придумав ничего лучшего, Кормик спрятался за спиной самого дальнего от входа воина. Только он успел забежать за статую, как в усыпальницу вошли его преследователи.
        - Неужели сбежал?
        - Возможно, мы его упустили в темноте, - ответил на вопрос товарища Каспий. - Только вот разве теперь это играет значение? Нам удалось сюда попасть. Оказывается, мы зря переживали о ловушках. Осталось забрать нам причитающееся.
        Разбойник, не дожидаясь напарника, направился к саркофагу. Захар, бурча себе под нос, двинулся следом. Они были далеко, поэтому разобрать, о чем говорил главарь, парень не мог. Подойдя к саркофагу поближе, первое, на что обратили внимание разбойники, были статуи воинов.
        - Ты посмотри какие, - присвистнул Каспий, - я бы не хотел встретиться с ними лицом к лицу.
        - Да… внушают уважение, - согласился с ним Захар. - Вот доспехи у них то, что надо, такие так просто не пробить.
        - А чем тебе кожаные не нравятся? В них хоть удобно двигаться, да и не так потеешь, если уж откровенно говорить. Я в былые годы на службе носил нечто подобное, сплошное мучение.
        - Это как посмотреть, - аргументировал главарь, тем временем осматривая саркофаг со всех сторон. - Недостатки, конечно, есть, но на поле боя доспехи не раз спасут тебе жизнь. Это как ни крути, перевешивает все недостатки.
        - Ага, только вот мы не воины, чтобы сражаться на поле брани. А всего лишь обычные грабители, поэтому нам такое добро без надобности.
        - Как же эта штука открывается? - Захар сменил тему разговора. - Помоги мне разобраться.
        Вместе разбойники, взявшись за крышку, попытались ее столкнуть. Все их усилия были напрасны. Плита осталась лежать на том же месте.
        - А это что такое? - Каспий поднес руку к выдавленному в центре плиты черному кругу. - Может, здесь чего пошевелить надо?
        Разбойник опустил руку в центр круга. Он почувствовал, как она начинает в нем медленно утопать. Каспия охватило неприятное предчувствие, он тут же выдернул руку обратно, не дав ей погрузиться в круг.
        - Ты чего? - Захар посмотрел на своего испуганного напарника.
        - С ней что-то не то, - кивнул Каспий на крышку саркофага. - У меня плохое предчувствие.
        - Неужели испугался? - с ехидством спросил главарь.
        - Может, сам попробуешь? - уже начал закипать разбойник.
        - Запросто. Я не трус, в отличие от некоторых.
        Подойдя к кругу, главарь поднял над ним руку, но сразу опустить побоялся. Он дотронулся до центра черного пятна кончиком пальца, оно завибрировало. Будто живая, чернота потянулась к нему, стараясь обхватить весь палец целиком. Захар отдернул руку. Пятно стало, как прежде, напоминать черный круг. Колебания прекратились.
        - И это я трус? - поддел главаря разбойник.
        - Я просто проверял, с чем имею дело.
        Собравшись с духом, Захар положил руку в центр круга. На этот раз ничего не происходило. Главарь собирался было посмеяться над своей трусостью, но в этот момент пятно снова ожило. Оно начало затягивать руку внутрь себя. Главарь продержался немногим больше своего товарища. Выдернув руку, он, отбежав от саркофага, начал с опаской ее рассматривать. С конечностью все было в порядке. Только вот непонятный страх не давал Захару теперь даже близко подходить к этому темному кругу.
        - Здесь что-то не то. Ты был прав, от пятна веет смертью.
        - Что прикажешь теперь делать?
        - Не знаю. Был бы сейчас с нами пацан, просто заставили бы его опустить туда руку. Глядишь, удалось бы открыть саркофаг, возможно, ему нужна жертва. А не получилось бы - не беда.
        - Ага, если бы. Только вот мы его упустили.
        Разбойники надолго замолчали. Джеймс сидел за статуей на корточках. Он молился, чтобы его не обнаружили. Так как его не нашли сразу, то еще оставались шансы выйти живым и невредимым из этой передряги. Если только разбойники не решат осмотреть статуи воинов. Но беглец надеялся, что этого не случится. Судя по разговорам, у них никак не выходит открыть саркофаг. Им вряд ли будет дело до статуй. Разбойники продолжали молчать, видимо, пытаясь найти хоть какое-то решение возникшей проблемы. Джеймс тоже притаился, стараясь ничем не выдать свое местоположение. Прошло около пяти минут, а разбойники так и не нарушили установившейся тишины.
        «Вы там, случаем, не уснули?!» - раздраженно подумал Кормик.
        В этот момент случилось неожиданное. У Джеймса заурчало в животе. Звук был не громким, еле слышным, но в установившейся тишине его трудно было не услышать. Прятаться больше не было смысла, поэтому беглец, приняв единственно верное решение, со всех ног рванул к выходу из усыпальницы. Ему повезло, он побежал вправо от статуи, за которой прятался, в то время как оба разбойника находились слева. Это давало преимущество в отрыве. Только вот Кормик упустил драгоценные секунды, когда его выдал звук, в которые нужно было, не раздумывая, бежать со всех ног. И именно этих нескольких секунд ему не хватило, чтобы добежать до выхода. Сзади на него прыгнул Захар, повалив парня. Схватив беглеца за голову, разбойник несколько раз ударил его лицом об пол. Продолжить избиение ему не дал Каспий.
        - Захар! Попридержи коней.
        - Что еще? - разбойник был в бешенстве.
        - Если ты сейчас его убьешь, кто будет открывать этот чертов гроб? Я больше руку в эту дыру не суну.
        Захар немного успокоился, глубоко вздохнув, он слез с пленника.
        - Поднимайся!
        Джеймс попытался встать. Тело плохо слушалось, правый глаз заливала кровь из разбитой брови. Окружающая действительность казалась размытой, голова раскалывалась, не давая возможности сосредоточиться. Наконец, затрачивая неимоверные усилия, Кормик смог встать. Попытавшись сделать шаг в сторону саркофага, где его уже дожидался Захар, парень не удержался на ногах, снова упав.
        - Давай я помогу, - предложил Каспий пленнику, протягивая тому руку. - Это еще сказывается прошлое сотрясение.
        С помощью разбойника, юноше в конце концов удалось подняться. После чего Джеймс, поддерживаемый Каспием, направился прямиком к саркофагу. Подойдя к нему, Кормик затравленно огляделся, не зная, что Захар предпримет дальше.
        - Все еще думаешь сбежать? - оскалился главарь. - Даже не думай об этом. Попытаешься что-либо выкинуть, я сломаю тебе ногу. Если будет непонятно, лишу второй. Даже это чучело не сможет меня остановить. Я понятно объяснил?
        - Эй, поаккуратнее со словами, - встрял Каспий. - Я ведь могу обидеться.
        - Да мне плевать. Ты хоть здесь разревись. А эту мелочь я начну калечить даже при косом на меня взгляде.
        - Ладно, оставим спор, - отступился разбойник. - Теперь ты, - обратился он к Кормику, - сейчас подойдешь к крышке. Потом сунешь руку вон в то черное отверстие. Да ты и сам, наверное, все слышал.
        Каспий был прав, пленник действительно все слышал. Но этот факт не придавал ему сил или решимости, наоборот, от этого знания становилось страшно. До дыры в крышке было всего два шага. Они дались Джеймсу с огромным трудом. Казалось, все пространство стало вязким, словно кисель. Тело никак не хотело повиноваться, не желая идти на верную гибель.
        Подойдя к отверстию, Джеймс, вытянув левую руку, уже собрался опустить ее в отверстие, но в последний момент не смог этого сделать. Страх сковал его движения. Пленник так и остался стоять с вытянутой рукой, не в силах преодолеть этот барьер. Неожиданно парня схватили сзади за шею, заломив при этом правую руку. Слева к пленнику подошел улыбающийся Захар. Взяв его руку, он, не обращая на попытки того вырваться, опустил ее в дыру.
        Кормик не оставлял попыток вырваться, но преимущество было не на его стороне. Тут пленник ощутил, как его рука начинает погружаться во что-то мягкое, теплое. Ощущения при этом были отнюдь не приятные, страх стал еще сильнее. Кисть уже ушла внутрь крышки саркофага, но ничего не происходило. Рука тем временем продолжала погружаться все глубже и глубже.
        «Может, все обойдется? Сейчас засуну руку, нащупаю там сокровища и выну их. Все. Моя работа закончена, всем пока», - начал успокаивать себя пленник, стараясь перебороть свой страх. Тут он почувствовал, как его пальцы словно проткнули сотни маленьких игл. Это болезненное ощущение стало распространяться все выше. Жжение от уколов становилось все сильнее и сильнее, пока не стало совсем невыносимым.
        - Пустите меня!!! - в вопле Кормика перемешались страх и боль.
        Пленник начал выворачиваться. Извиваясь, он умудрился ударить затылком Каспия, держащего его сзади. Хватка ослабла. Этого хватило парню, чтобы вывернуться из нее и отцепить от себя руку Захара.
        Кормик уже перестал чувствовать свою конечность, вместо нее была только жуткая боль, будто его жгли раскаленным железом. Подняв руку на уровень глаз, Джеймс застыл, не в силах осознать увиденное. Сотни крошечных черных паучков сплошным ковром из тел облепили его кисть. При этом они постоянно передвигались, заметив свободный от своих собратьев участок кожи, тут же стремились туда вонзить свои конечности, после чего застывали в такой позе, словно парализованные.
        Парню хватило нескольких секунд, чтобы осознать всю картину происходящего. Не выдержав, он снова начал кричать, размахивая рукой, пытаясь их стряхнуть.
        Захар, не менее ошеломленно наблюдавший это зрелище, услышал сбоку от себя глухой удар. Одним движением он, перехватив арбалет, повернулся к источнику шума. Сказать, что увиденное поразило его, значит ничего не сказать. Прямо на глазах разбойника статуи начали оживать. Они будто после долгой спячки потягивались, распрямляя плечи, при этом с них слоями опадали накопившиеся за это время пыль и песок. Самый дальний от главаря воин поднял алебарду, помахивая ею из стороны в сторону, привыкая к позабытой тяжести оружия. Трое других разминались. Один воин потянулся, другой в это время делал непонятные движения корпусом. Третий же, заметив разбойника, отбросил в сторону оружие, ринувшись к Захару с явными намерениями разделаться с тем вручную.
        Именно его громыхающие шаги вернули главаря в реальный мир. Придя в себя от этого завораживающего зрелища, разбойник навскидку выстрелил в приближающегося война. Арбалетный болт попал исполину в лицо, тут же отскочив в сторону. Все, чего он достиг своим выстрелом, это царапина на лике статуи.
        - Чтоб тебя, - выругался главарь, отбрасывая в сторону арбалет.
        Достав клинок, он сделал два стремительных шага вперед, нанеся рубящий удар по правой руке воина, одновременно уходя от запоздалого удара исполина. Воин не был быстрым, но и медленными его движения разбойник назвать не мог. А сила удара ощущалась даже на расстоянии. Хватит одного такого, причем все равно куда, чтобы человека уже можно было начать отпевать.
        Не придумав ничего лучше, Захар начал кружить вокруг статуи. Краем глаза он заметил, как Каспий проделывает то же с другим воином. Одновременно с этим разбойник старался придумать, как быть со своим противником. Увернувшись от еще одного удара, Захар заметил, что у воина на правой руке, куда пришелся первый удар, появился небольшой скол.
        Приблизившись к оппоненту, главарь нанес удар по поврежденной конечности противника. Затем, уйдя с зоны контратаки, он умудрился нанести еще два удара в то же место. На последнем выпаде Захар замешкался, чуть было не распрощавшись с жизнью, уйдя всего на долю сантиметра от ответной атаки воина. Разбойник не без удовольствия отметил, его действия приносят результаты. Рука статуи дала трещину. Еще удар или два, и она должна была не выдержать, оставалось только не попасть под ответные выпады.
        Джеймс в это время пытался стряхнуть паучков. Маленькие паразиты были очень цепкими, их даже силой не получалось оторвать. Они мертвой хваткой держались на руке Кормика. В какой-то момент все их движения прекратились, они застыли на своих местах. Парень не сразу это понял, все еще пытаясь их с себя содрать.
        Вместе с этим боль в руке начала отступать. Это удивило Джеймса. Он начал присматриваться к паучкам. В этот момент один из них зашевелился, он начал кидать черную паутинку к ближайшим соседям. За ним как по команде ожили другие, став повторять те же действия.
        Вскоре вся рука юноши, практически до локтя, была окутана паутинкой. В следующий момент по этой конструкции пробежал разряд молний, превратив все эти мелкие скопления паутинок в единое целое. Больше всего то, что получилось в результате, походило на перчатку, черную, с рифленой поверхностью в виде паучков, располагающихся на ней без какой-либо закономерности.
        Увиденное поразило Кормика. Он на некоторое время выпал из реальности, рассматривая свою руку. Поэтому голос, прозвучавший у него над ухом, заставил юношу вздрогнуть.
        - Поздравляю! Теперь ты получил печать тьмы.
        Джеймс обернулся, но за его спиной никого не было. Снова зазвучавший голос позади него заставил парня нервничать.
        - С этого момента тебе дается право называться служителем тьмы.
        В этот раз Кормик обернулся еще быстрее, но опять никого не увидел.
        - Кто ты?! Покажись!
        Парень начал испытывать ужас. Страхом это уже назвать было нельзя. Голос будто проникал вглубь души, заставляя ее уходить в пятки.
        - Я это ты. Я всего лишь стал частью тебя. Посмотри себе под ноги.
        Пленник опустил голову. Но не увидел ничего, кроме мраморного пола да своей тени, пляшущей в свете факелов. На секунду Кормику показалось, как тень приветливо помахала ему. Он уже готов был списать все на пережитый стресс, но вдруг она совсем исчезла.
        - Я буду твоим проводником в мир теней. Приятно познакомиться, - снова послышался из-за спины голос.
        Уже не надеясь там хоть кого-то застать, Кормик обернулся. Как он ошибался. Перед ним стояла его собственная тень. Вернее будет сказать, теневой двойник, так как у говорившего были воспроизведены все черты парня, включая его растрепанный вид.
        - Ты кто такой? - опешил Джеймс.
        - Я же только что тебе представился, - тень разочарованно покачала головой. - Я буду твоим проводником…
        - Вопрос не в этом. Почему я тебя вижу? Ты галлюцинация? Наверное, это действует яд тех пауков.
        - Нет, это не яд и я не галлюцинация, - тень начала шагать по комнате, стараясь измерить ее шагами. - Хотя об этом позже. Сначала разберись с оставшимся разбойником, - мистический собеседник указал на Каспия.
        Парень только сейчас обратил внимание на изменения, произошедшие в усыпальнице за все это время. До этого он был занят спасением своей жизни, поэтому многого вокруг не замечал. Теперь же, успокоившись и посмотрев на все ясным взглядом, пленник был шокирован представшими перед ним изменениями.
        С одной стороны стояли две окропленные кровью статуи. Одна в полный рост, держа у плеча окровавленную алебарду. Другая была без правой руки. Она припадала на правую ногу. Подле них лежало разрубленное тело, в котором Кормик не без труда смог узнать Захара. Под разбойником уже натекла огромная лужа крови. Он был порублен буквально на куски, видимо, стражи гробницы не остановились, даже когда главаря покинула жизнь. Джеймс всем сердцем желал смерти Захару, но увиденного зрелища он вынести не смог.
        Переведя взгляд в другую часть помещения, Кормик увидел еще двух охранников гробницы, только эти, в отличие от предыдущих, умудрились не запачкаться кровью. Один из истуканов держал лезвие алебарды у шеи Каспия. На этом все и остановилось. Не шевелились ни статуи, ни разбойник. Первые, казалось, ждали чьей-то команды, второй из-за страха за свою жизнь. Взгляды разбойника и бывшего пленника встретились. Каспий прекрасно слышал разговор с тенью, поэтому теперь смотрел на Джеймса с мольбой, видя лишь в нем одном надежду на спасение. Но разве Кормик мог сделать что-либо в сложившейся ситуации? Пока статуи обездвижены, нужно было уносить ноги.
        Парень начал потихоньку пятиться назад, отступая, шаг за шагом, все дальше от статуй воинов. Кормик был готов сорваться на бег при малейшем движении хоть одного из исполинов. Это было странным. Статуи совсем не замечали парня.
        «Может, у них истекло время работы или они умерли?» - подумал Джеймс, не совсем представляя себе, как статуи могут умереть.
        Видимо, похожие мысли пришли в голову Каспию. Он, повернув голову, попытался заметить в схватившем его исполине признаки жизни. Не заметив таковых, разбойник попытался аккуратно вывернуться из-под лезвия алебарды. Но его попытка к бегству тут же была пресечена вновь ожившей статуей. Каспий упал на колени под тяжестью руки воина, который, положив ее на плечо разбойнику, дал таким образом понять, что тому двигаться запрещено.
        - Ты куда это собрался? - раздался справа от Джеймса уже знакомый голос.
        - У меня здесь больше нет никакого желания оставаться, - обронил своему теневому двойнику все еще пятящийся парень.
        - Не переживай ты из-за них. Они сейчас совершенно безобидны.
        После этих слов тень на секунду исчезла из вида, чтобы материализоваться рядом с воином, держащим окровавленную алебарду. Не спеша обойдя его, двойник неожиданно отвесил звонкую затрещину исполину. Тень была права, не последовало ни малейшей реакции на столь грубую вольность неизвестного создания.
        - Эти воины созданы для охраны печати тьмы. Пока она была в саркофаге, они охраняли ее от любого вмешательства со стороны. Но как только ты ее заполучил, охранники перешли в другой режим, теперь им необходимо получить приказ на дальнейшее действие непосредственно от тебя.
        - Какой же приказ я им должен отдать? - Джеймс еще не до конца понял, о чем толкует Проводник.
        - Посмотри, подумай. Ты можешь отдать им любой приказ, они его незамедлительно выполнят. К примеру, видишь вон того разбойника, - дождавшись кивка парня, двойник продолжил. - Сейчас ты можешь приказать войнам убить его или отпустить. А то они, бедные, не знают, что с ним делать.
        Проводник засмеялся во весь голос. Утерев невидимые слезы, он продолжил.
        - Отпустить его они не могут, это противоречит их первоначальной задаче - защите саркофага, а твоего друга они уже определили как врага. С другой стороны, теперь ты хозяин перчи, поэтому они ждут твоих распоряжений. С этими низшими всегда одни проблемы. Все им нужно разжевывать, чуть где упустил, так не ровен час они на тебя самого нападут, посчитав врагом.
        Двойник подошел к саркофагу, забрался на его крышку, растянувшись на ней словно сытый кот.
        - Как мне его им отдать?
        - Просто скажи, чего желаешь. Думаю, они должны понять.
        Во время всего разговора Джеймс смотрел на Каспия. Взгляд плененного продолжал молить о пощаде. Кормику стало жаль убивать разбойника, ведь тот в принципе относился к нему не плохо, не раз спасая от Захара. Если бы не Каспий, вероятно, парня давно не было бы в живых.
        Джеймс подошел к разбойнику, ободряюще похлопал того. Увидев обнадеживающую улыбку, Каспий понял, убивать его не собираются, поэтому тоже облегченно улыбнулся в ответ. Он хотел встать, отблагодарить парня, спасшего ему жизнь, но исполин вернул пленника на место.
        - Сейчас мы это исправим, - ободряюще сказал Кормик.
        Отойдя на несколько шагов, он коротко бросил воину:
        - Убить.
        За секунду до смерти к Каспию пришло понимание того, что с ним сейчас случится. Лицо разбойника исказила маска злости, он хотел что-то выкрикнуть парню, но быстрый взмах алебарды снес ему голову, не дав ничего произнести.
        - Вот это мне нравится! Вот это по-нашему! Печать тьмы не ошиблась с выбором носителя.
        Тень сидела на саркофаге, искренне веселясь происходящему вокруг, хлопала в ладоши.
        Джеймс понимал, возможно, он поступил не совсем правильно по отношению к пленному, который был к нему снисходительнее. Только вот помимо плюсов Кормик помнил минусы разбойника. Один из них заключался в том, что Каспий не отпустил парня из плена, хотя возможности были. К тому же разбойники готовы были его убить после нахождения предполагаемых сокровищ.
        Джеймс был истощен, он кое-как держался на ногах. Сказывалась голодовка, которую ему устроили его пленители. Отчасти еще поэтому парень не стал оставлять в живых возможного врага. Не стоило забывать, кем был Каспий при жизни: грабитель, убийца, насильник. Кормик знал, угрызения совести его мучить не будут.
        - Правильно мыслишь, паренек, - все еще веселясь, начал двойник. - Хочешь есть? Это легко поправимо. Подойди к только что убитому, затем сожми его голову левой рукой.
        - Как мне это поможет избавиться от голода? - вспылил Кормик, его начинал раздражать этот неизвестно чему радующийся субъект.
        - Ты не думай, это вредно, - хихикнул Проводник. - Я плохого не посоветую.
        «Хуже все рано не будет», - подумал Джеймс, решив последовать совету тени.
        Подойдя к Каспию, Кормик протянул левую руку к голове разбойника. Только сейчас парень заметил, ее он опускал в отверстие на крышке саркофага, именно на ней теперь красовалась черная перчатка в виде застывших паучков.
        - Не думай, просто действуй, - напомнил о себе двойник.
        Парень, вспомнив о первоначальной задаче, опустил руку на голову разбойника, сжав ее для верности. Неожиданно Джеймс почувствовал прилив сил, голова перестала кружиться, вернулась ясность мыслей. А самое главное, исчезло невыносимое чувство голода. Тем временем тело под рукой Кормика становилось все старее и старее, пока совсем не превратилось в иссохшую мумию.
        - Что это было?
        Парень с восхищением посмотрел на двойника. Он ощущал необыкновенную легкость во всем теле. Юноша сразу заметил, исчезла постоянная ноющая боль. Не веря во все происходящее, Джеймс аккуратно потрогал свои избитые бока. Боли не было. Хотя еще этой ночью он не мог уснуть от ноющих ссадин и ушибов.
        - Ты выпил из него остатки жизненных сил, которые пошли на восстановление твоего организма, тела в частности.
        - Так, а теперь по порядку, - к парню вернулись силы, а вместе с ними пришла ясность мышления. - Почему ты мне помогаешь?
        - Тут все просто. Теперь ты стал служителем тьмы. Я, Проводник, осуществляю связь между этим миром и миром тьмы. Помогаю тебе, так как на руке у тебя надет предмет, содержащий силу, напрямую взаимодействующую с нашим миром.
        - Ты про эту перчатку?
        - Да. Перча тьмы, или как ее еще называют, Темный Паук.
        - А если я от нее откажусь? - Джеймс попытался стянуть перчатку, но не тут-то было. Она сидела на руке как влитая, словно стала частью его тела. Все попытки сорвать ее приносили лишь жгучую боль.
        - Не пытайся, паук уже слился с тобой, теперь его можно будет снять лишь после твоей смерти.
        Кормик его уже не слушал, он не оставлял попыток снять перчатку. В итоге, промучившись с этим занятием некоторое время, он был вынужден признать тщетность своих усилий. Вздохнув, парень, подойдя к теневому двойнику, присел на саркофаг рядом с ним. Джеймс осмотрел усыпальницу. Помолчав еще с минуту, он возобновил разговор с тихо ожидавшим его Проводником.
        - Если я ее не сниму, что произойдет?
        - Ровным счетом ничего. Паук питается твоей энергией, но его ежедневные потребности настолько малы, что ты этого даже не сможешь ощутить.
        - Почему ты говоришь Паук? - Джеймс поднял руку на уровень глаз. - Здесь множество маленьких паучков.
        - Заблуждаешься. Они все часть единого целого. Просто в такой форме ему было легче с тобой слиться.
        - Я правильно все понимаю? Эта перчатка или, как ты ее называешь, Паук, мне в принципе все равно, питается моей энергией. При этом мне это никак не вредит? Плюс она дает возможность управлять теми громилами, - Кормик еще раз оглядел воинов, только теперь он смотрел на них как на своих слуг, просчитывая в уме применение их возможностям. - Ко всему прочему, она позволяет излечивать себя, забирая жизнь других?
        - Верно, но не совсем.
        - Получается, я могу приказать воинам охранять меня, тогда они станут убивать любого, кого сочтут врагом? Можно будет не опасаться разбойников. В любую охрану меня теперь с руками оторвут, - Джеймс уже начал строить планы на будущее.
        - Не совсем так, - двойник встал, сложив руки за спину. Он с ученым видом начал расхаживать перед Кормиком. - Статуям ты, действительно, можешь приказывать, они будут беспрекословно выполнять все твои команды, но только в пределах этого помещения.
        - Это еще почему? Если за него выйти, они перестанут меня слушаться? - сказать, что парень был раздосадован этой новостью, значит не сказать ничего.
        - Дела обстоят несколько иначе. За пределами усыпальницы они умрут, - здесь Проводник сделал трагическую паузу. Остановился, с сожалением посмотрев на замерших в ожидании воинов, покачав головой, продолжил. - Их жизненную силу питает магический огонь с факелов на стенах.
        «Можно, в принципе, взять с собой эти факелы. Только вот долго их не потаскаешь, все равно рано или поздно потухнут. Лишние мучения», - Кормик до последнего не оставлял надежду хоть как-то использовать оживших статуй.
        - С жизнью тогда как? Паук забирает жизнь, а взамен лечит меня?
        - Здесь тоже не все так просто.
        - Да что за черт. Не перча тьмы, а барахло какое-то.
        Джеймс вскочил на ноги. В сердцах сплюнул. Сделав пару глубоких вдохов, парень, немного успокоившись, сел обратно.
        - Весь внимание, - злобно произнес он скалящемуся в усмешке Проводнику.
        - Тут дела обстоят чуть лучше, нежели с воинами. Убивать с помощью перчи ты не можешь. Зато у умершего можешь забрать остатки жизненной силы. Паук перельет ее тебе. Таким образом, у тебя залечатся раны, снимется усталость, пройдет чувство голода и многое другое.
        - Неужели это все? Больше никаких ограничений? Можно идти раскапывать могилы, вливая в себя жизненную силу.
        - Не выйдет по двум причинам. Первая - время смерти, оно не должно превышать часа. Вторая - твое тело не сможет вместить энергии больше, чем оно поглотило, тебе ее с избытком хватило еще с разбойника.
        - Хочешь сказать, если я сейчас подойду к Захару, опущу ему руку на голову, то ничего не произойдет, так как мое тело забито энергией?
        - Неверно. Произойдет все точь-в-точь, как с предыдущим трупом, только энергия уйдет в никуда, вернее, для тебя в никуда.
        - Так-так-так, а вот с этого места поподробнее. Куда это еще уходит добываемая мною энергия?
        - Паук отдает тебе лишь десятую часть того, что ты выкачиваешь из убитого. Этого тебе, как видишь, вполне хватает.
        - А остальное?
        - Другая часть поступает моему хозяину, ну и мне чуток перепадает, - на этих словах двойник позволил себе блаженную улыбку.
        - Могу я знать, кто твой хозяин?
        - Нет. Тебе это знать пока запрещено.
        - И все же. Я хотел бы иметь представление, для кого добываю жизненную энергию.
        - Мне пора, свою работу здесь я уже выполнил.
        Проводник в буквальном смысле провалился под землю. Через мгновение на полу появилась родная тень Джеймса. Парень для верности поднял руку, тень повторила его движение. Приятно было снова ее вернуть. Когда двойник забрал ее, не сказать, чтобы Кормик сильно ощутил чувство потери, но все же чувствовал себя не вполне комфортно. Теперь все было в полном порядке.
        Осмотрев усыпальницу в последний раз, Джеймс встал, направившись к выходу. Отойдя от саркофага, парень, обернувшись, крикнул воинам:
        - Убейте друг друга.
        После чего, уже не оборачиваясь, пошел к выходу. Его уход сопровождал лишь звон металла.
        Выйдя из пещеры, Джеймс с удовольствием вдохнул лесной воздух. После затхлости пещеры он казался особенно свежим. У воды стояли три скакуна, на которых разбойники прибыли сюда. Подойдя к коням, Кормик сел прямо на траву, ему необходимо было обдумать план дальнейших действий.
        «Как лучше поступить? Сразу отправиться в Хаймер или сначала заглянуть в Рафт? Если поеду прямиком за Говардом, рискую опять нарваться на грабителей, еще с едой напряг будет. Эх, если бы меня не предали, сейчас бы уже вовсю гулял и тратил деньги. Решено, прежде всего, загляну в Рафт, переведу дух, соберусь, найду попутчиков, только после этого отправлюсь дальше».
        Решив, что делать дальше, парень успокоился. Теперь он точно знал, как поступить. Мимо пролетела птичка. Джеймс поднял голову в надежде посмотреть на нее, но она уже скрылась среди молодых деревьев на другой стороне реки. Солнце стояло в зените, нежно лаская своими теплыми лучами. Легкий ветерок подгонял тихо плывущие облака.
        «Как же хорошо быть свободным. Самому решать, куда и когда идти. Либо просто сидеть, смотреть на облака», - за такими мыслями, незаметно для самого себя, парень провалился в объятия сладкого сна.
        * * *
        Жеребец оказался никудышным, но все же он смог довезти наемника до Хаймера. Перед городом была развилка, продолжая ехать прямо, можно было попасть в город, поворот налево вел к Вечному лесу. Там располагался орден друидов, в который необходимо было попасть Колину.
        Хотя будь его воля, мечник выбрал бы дорогу прямиком в город. Только вот с посохами там делать нечего, лишь привлекать к себе ненужное внимание.
        Взяв путь в Вечный лес, наемник мысленно стал готовиться к длинной беседе с Элеонорой. Уже не молодая, лет за пятьдесят, со светлыми длинными волосами, она каким-то неведомым образом умудрялась не терять своей привлекательности. Если не знать ее истинного возраста, можно было подумать, что ей нет еще тридцати. Единственное, что ее выдавало, это потускневший блеск зеленых глаз.
        Колина раздражала ее привычка быть точной во всем до мелочей, постоянно докапываться до сути вещей. После каждого поручения наемнику приходилось рассказывать в деталях все произошедшее с ним. Для наемника, привыкшего действовать, а не разглагольствовать, эти отчеты были сущей пыткой. Элеоноре, напротив, они доставляли удовольствие.
        Оно понятно. В тридцать три года стать главой ордена друидов мог либо гений, коим она, к сожалению, не являлась, либо не лишенный талантов, щепетильный, точный к деталям, целеустремленный человек. Последняя роль Элеоноре подходила как нельзя лучше.
        Колин слышал, магия друидов, помимо всего прочего, строится на сдержанности, спокойствии, внутренней уравновешенности мага. Чем эти качества сильнее, тем сильнее маг и творимые им заклинания. Если все это было правдой, тогда понятно, почему именно Элеонору назначили главой. Колин не мог припомнить случая, чтобы она проявляла в разговорах с ним хоть какие-то эмоции.
        Конечно, не все были довольны таким поворотом дел, ведь до Элеоноры самому молодому главе было за шестьдесят лет. Из-за связей с магией природы друиды жили многим больше простых смертных. Их возраст мог достигать ста пятидесяти лет, в которые они оставались физически и умственно активными.
        Показалась опушка леса. Колин, остановив коня, спешился. Подойдя к раскинувшей во все стороны ветки березе, он осмотрелся вокруг. Никого не заметив, наемник постучал три раза по стволу, затем дернул вторую снизу ветку. После чего, вернувшись к своему скакуну, он стал терпеливо ждать.
        Ожидание продлилось недолго. Шурша листьями, со стороны леса на березку выпрыгнула белка. Встав на задние лапки, она выжидательно посмотрела на наемника. Тому не раз доводилось видеть такое, он знал, это был посланник Элеоноры.
        «Раньше был волк», - вспомнил Колин.
        Взяв за узду жеребца, гость подошел к дереву. Когда белка поняла, чего от нее хотят, она устремилась в лес, наемник последовал за ней. Он не спешил, хорошо зная, что звери, которых посылают его встречать, всегда дожидались человека. Стоило Колину задержаться, они тут же возвращались за ним, чтобы вновь показать человеку дорогу.
        Для этого леса такие вещи были обыденным делом. У каждого друида имелось несколько точек вызова. Как та береза. Правда, вызов происходил у всех по-разному, здесь уже на усмотрение мага. Без сопровождения по Вечному лесу ходить не рекомендовалось никому, кроме его хозяев. Иначе можно было несколько дней плутать вокруг трухлявого пня, так никуда не выйдя.
        Белка резво скакала по веткам, а вот Колину приходилось трудновато. Растительность под ногами была очень густой, да и сам лес казался непролазным, до такой степени деревья стояли плотно друг к другу. Зачастую жеребца приходилось силой тащить за собой, животное упиралось, не желая идти по такой местности.
        Минут через десять лес стал редеть. Еще через пару минут наемник вышел на прекрасную поляну. Привязав жеребца к ближайшему дереву, наемник огляделся.
        Маги природы смогли организовать себе уютное местечко. Перед ним предстал луг, всюду усеянный цветами всех видов и расцветок. Через центр поляны текла неширокая спокойная речушка. Через нее был перекинут мостик. Было видно, это произведение искусства женских рук дело. Он казался хрупким, был излишне вычурен, поражая своей красотой. Мост белого цвета, по ширине такой, чтобы могли бок о бок пройти два человека. Перила сделаны в виде лебедей, переплетающих свои шеи в застывшем поцелуе. Над ними проходило ограждение, представляющее собой две идущие параллельно друг другу лианы, расстояние от одной до другой не превышало ширины ладони. Соединялись они между собой бутонами распускающихся цветов.
        По реке плавали птицы. На лугу спокойно сосуществовали зайцы, белки, волки, кабаны и даже маленький медвежонок, взявшийся неизвестно откуда у ног наемника. Обнюхав человека, он побежал приставать к матерому волку. Но тот, казалось, его даже не замечал, лишь отвернулся в другую сторону от озорного малыша.
        На другом берегу реки находилась резиденция друидов. Она также была выполнена в светлых тонах. Наемник был уверен, если захотят хозяева леса, они спокойно могли бы обойтись вовсе без нее, живя, к примеру, на деревьях. Но они предпочли оставаться в отношении жилища близкими к людям. Здания академии располагались таким образом, что если взглянуть на них сверху, они были похожи на громадную букву «д».
        Два здания, идущих от пересекающей их библиотеки, были предназначены для приема посетителей. Далее располагались учебные классы. Чем они были дальше, тем друид считался сильнее.
        Каждая башня обозначала новый курс или, как говорили здешние жители, ступень обучения. Чем выше она была, тем дальше и больше была башня. Самой дальней от входа являлась башня главы друидов. Резиденция Элеоноры гордым колоссом возвышалась над остальными строениями, словно большой брат, присматривая за младшими, оберегая их от неприятностей.
        Белка покинула Колина. Дальше он мог добраться сам. Оставив коня пастись на лугу, наемник двинулся к академии. За жеребца он не переживал, здесь на людей нисходило блаженство, отрешенность, вытесняя любую возможную агрессию. С животными происходило нечто подобное, поэтому за скакуна можно было не волноваться.
        Пройдя по мосту, Колин в который раз подивился его прочности, а ведь издали конструкция кажется довольно хрупкой. Из воды вынырнула форель, чтобы, пробыв доли секунд на поверхности, вновь окунуться в свою среду обитания. Не удержавшись, наемник, перейдя реку, спустился к воде. Сложив ладони ковшом, он, зачерпнув воду, с наслаждением припал к ней губами. Вкус был изумительным. Во рту сразу же образовалась прохлада. Человек почувствовал, как уставшее тело вновь наливается силой. Излечить эта вода вряд ли могла, не утихавшая боль в ноге была тому подтверждением, а вот прибавить сил и снять усталость, это запросто.
        - Снова ты портишь нашу воду, - раздался сзади насмешливый женский голосок. Он мог бы застать врасплох кого угодно, только не наемника, каждый день встречающегося с опасностями.
        Не обращая внимания на собеседницу, Колин продолжил пить воду.
        - Эй, я что, невидимка?
        На этот раз наемник удостоил друидку вниманием. Распрямившись во весь рост, он повернулся к девушке. Никак иначе ее назвать было нельзя. Светловолосое, с небесно-голубыми глазами создание не сводило своего взгляда с Колина. Собеседнице было не больше девятнадцати. Одета она была в зеленую мантию, которая все равно не могла скрыть восхитительные формы девушки.
        - Лейла, опять ты здесь? Я хоть раз могу прийти сюда, не встретив тебя?
        - Да ладно тебе, - друидка подошла к наемнику вплотную и взяла его под руку. - Только не говори, будто не рад меня видеть.
        Улыбка юной особы могла растопить даже каменное сердце. Поэтому Колин, поначалу хотевший отвязаться от надоедливого подростка, смягчился.
        - Не то чтобы очень.
        - Противный, - Лейла ткнула его кулачком в грудь. - Почему тогда улыбаешься?
        - Рад видеть, что с тобой все в порядке.
        Лейла засмущалась. Отпустив наемника, она присела рядом на корточки, опустив кончики пальцев в воду.
        Девушка была посвящена в третью ступень. Не так много, но и не так мало. Уже со второй магов начинали посылать на различные задания. Конечно, не такие опасные, как убийство других магов, вроде выполненного Колином. Его предыдущая напарница была исключением, нежели правилом.
        - Как у тебя дела? - поинтересовалась девушка.
        В метре от нее на воде в речке плясали три маленьких столбика воды, высотой по локоть. Они не были идеально ровными, все время извиваясь и изгибаясь, словно старались сбежать от магии Лейлы.
        - Потихоньку. Выполняю различные заказы, на жизнь пока хватает.
        - Вижу, - почему-то печально произнесли юная друидка. - К Элеоноре пришел?
        - Да. По делу, - не понимая, почему начал было оправдываться наемник, но вовремя себя остановил.
        - Не устал еще заниматься убийствами?
        - Так, а ну стой, что за настроение? У самой плохое, решила мне испортить?
        - Нет. Ты не подумай, просто последнее время устала я от всего этого, - наемнику показалось, девушка вот-вот расплачется, но она сдержалась. - Не понимаю, для чего все.
        - Все это что?
        - Учеба, магия, эти знания, - Лейла, встав, повернулась к Колину, по ее щекам текли слезы. - Разве для убийства других я пришла ее изучать? Моей мечтой было создавать гармонию, творить восхитительные вещи, не подвластные разуму. А что в итоге? Что я получила в итоге? - теперь девушка уже рыдала, не пытаясь сдерживаться. - Я запуталась. Я не знаю, что мне дальше делать.
        Колин прижал ее к себе, давая выплакаться и прийти в себя. Он не был мастером разговоров, тем более не знал, как утешить девушку. Поэтому просто предпочел молча гладить ее по голове.
        Немного успокоившись, девушка отстранилась, вытирая глаза. Снова доброжелательно улыбнувшись, произнесла веселым тоном, словно ничего этого не было.
        - Спасибо, что выслушал. Мне пора идти заниматься. Элеонора в приемной. Надеюсь, еще встретимся, - поцеловав наемника в щеку, она побежала в академию.
        Колин стоял, смотря вслед удаляющейся Лейле. Он не привык к таким вещам. Задумчиво потрогав подбородок, мечник к своему неудовольствию отметил уже появившуюся щетину. Брился он два дня назад, в городе, где покупал скакуна.
        «Как отосплюсь, первым делом побреюсь, - решил он для себя. - Что же с этой девчонкой происходит? Меняет настроение на лету, или, может, я настолько устал, что забыл, какими могут быть женщины непредсказуемыми. Ладно, не моего ума дело, необходимо побыстрее отчитаться Элеоноре и домой».
        Зайдя в башню, наемник был встречен мужчиной дворецким. Тот был уже не молод. На вид ему перевалило за четвертый десяток, волосы темные, как смоль, черты лица сухие, угловатые, словно высеченные из камня.
        - Здравствуй, Роберт! - первым поприветствовал служащего Колин. - Все еще служишь Элеоноре? Неужели никто тебя так и не сумел сместить с этой захудалой должности?
        - Приветствую вас, мистер Уортимер.
        - Ну-ну, зачем так сухо, - продолжал поддевать друида наемник. - Мы же с тобой так давно не виделись, - Колин дружески похлопал дворецкого по плечу. - К тому же ты должен знать, как я не люблю свою фамилию. Или я уже сумел пробиться сквозь твою маску безразличия, поэтому ты решил поддеть меня в ответ?
        - Присаживайтесь. Я сообщу о вашем прибытии госпоже Элеоноре.
        Не сказав больше ни слова, Роберт развернулся, пройдя в соседнюю комнату.
        Колину нравилось поддевать дворецкого. Наемника забавляло хладнокровие и выдержка этого человека. По слухам, Роберт не был одарен в магии друидов. Стихии подчинялись ему, но его результаты всегда были ниже среднего. Таких неумех, так про себя называл их Колин, всегда было больше половины из учащихся. Их отсеивали уже через год после начала обучения.
        Обычно неудавшиеся маги уходили к людям, там они становились чем-то вроде местных знахарей. Собирали травы, пытались стать ближе к природе, помогали больным. Но были и те, кто оставался в академии при ордене. У таких не было никаких шансов стать выдающимися магами. Поэтому они выполняли не самую приятную работу уборщиков, дворецких, поваров. С виду ничего оскорбительного в этих профессиях для простых людей не было, только не для друидов. По их понятиям, данные работы могли выполнять лишь недостойные.
        С другой стороны, этих неумех потихоньку продолжали обучать дальше. За несколько десятков лет им удавалось подняться на одну ступень выше, в то время как у всех остальных на это уходило от года до трех лет, в зависимости от талантов и трудолюбия.
        Роберт был исключением. Хотя он не был одарен в магии, ему достался пытливый ум. Если с практикой у него ничего не выходило, то в теории он всегда преуспевал, мог в споре заткнуть учеников на несколько ступеней его старше. Когда его хотели списать, на него неожиданно обратила свое внимание Элеонора.
        Она вызвала его к себе, после чего трое суток провела с ним, не выходя из комнаты, как говорят слухи, за разговорами. Друидка, со своими силами и знаниями, устроила своеобразный тест для неудачника. Видимо, Роберт справился отлично, так как с того самого дня глава ордена сделала его своей правой рукой. Она дала ему доступ к главной библиотеке, где хранились самые охраняемые знания во всей академии.
        После этого ни одно решение не обходилось без участия Роберта. Надо сказать, не безосновательно. Поговаривали, дворецкий в первый же день заперся в библиотеке, а вышел оттуда лишь спустя полтора года. Что он там все это время делал и как жил, никто не знает. Но факт остается фактом, Роберт сразу подал заявление о повышении своей квалификации мага-практика. За сутки он смог поднять ее с первой ступени до четвертой. Колин не сомневался, это не был предел возможностей новоиспеченного друида.
        Разумно было предположить, дворецкий просто решил слишком не выделяться. Оставшись на среднем уровне обучения, он мог продолжать служить Элеоноре, а значит принимать непосредственное участие в жизни академии, при этом оставив за собой доступ к запретным знаниям и книгам. Колин был в этом уверен.
        От нечего делать наемник стал осматривать приемную. С последней встречи здесь ничего не изменилось. На полу, стенах, даже на потолке росли различные растения. В дальнем правом углу, прямо перед входом в другое помещение, стоял письменный стол, заваленный всевозможными свитками и рукописями. Нетронутым был лишь один его край, там аккуратно размещались чернила с перьями. Рядом стояло декоративное кресло. Видимо, это было рабочим местом Роберта.
        Посреди комнаты, на полу, была разложена шкура медведя. Друиды всегда находились в гармонии с природой, поэтому если они убивали животное, то только старое, немощное и только если в этом была крайняя необходимость. Жители леса никогда не стали бы убивать ради развлечения. Поэтому шкура медведя Колина нисколько не смутила. Слева от входа с улицы стояли три ничем не примечательных стула.
        Уставший с дороги наемник с радостью присел на один из них. Посох и все остальные магические принадлежности он положил рядом с собой. Дворецкого долго не было, а обилие растений и приятная обстановка помогали расслабиться, забыв обо всем. Поэтому Колин сам не заметил, как уснул. Сколько продолжался его отдых, сказать было сложно, но проснулся он от того, что почувствовал, как кто-то пытается взять лежащие рядом с ним вещи.
        Еще не до конца придя в себя, он подскочил, моментально вынув из-за пояса нож, приставив его к горлу вора.
        - Успокойтесь, не нужно паниковать, - Роберт даже в такой ситуации оставался хладнокровным, его голос ни на секунду не дрогнул.
        - Как же ты меня раздражаешь. Может просто перерезать тебе горло, скажу потом, так и было, - Колин убрал нож.
        - Глава ордена удостоит вас аудиенции. Прошу следовать за мной. А это, - друид указал на сумку с посохом, - мне приказано забрать.
        - Ну конечно, я рискую своей жизнью, а ты пожинаешь плоды победы. Ладно, книги это я могу понять, а вот посох вам зачем сдался? - поинтересовался наемник, пока они шли к Элеоноре.
        - К сожалению, я не могу ответить на ваш вопрос.
        Но по голосу Роберта нельзя было сказать, что тот жалеет об этом, скорее наоборот. Пройдя еще несколько помещений, они, наконец, оказались перед приемной главы ордена. Дворецкий жестом попросил посетителя остановиться и подождать. Сам же, войдя в комнату, громко произнес:
        - Мисс Элеонора, к вам мистер Уортимер.
        - Пусть войдет.
        - Входите, - мельком бросил дворецкий, поспешив удалиться к своему рабочему столу. Ему не терпелось изучить вещи, принесенные Колином.
        - Здравствуй, - первым решил поздороваться наемник, войдя в приемную к Элеоноре.
        Глава ордена, в роскошном, многослойном голубом платье, сидела за небольшим чайным столиком. На нем уже стояли все принадлежности и две кружки ароматного напитка. Уж что-что, а чаем Элеонора угощала восхитительным. После него словно открывалось второе дыхание, энергия начинала бить ключом. Это нужно было попробовать, так как даже самое лучшее воображение не сможет передать его божественного вкуса и аромата. Не дожидаясь ответа, наемник прошел, расположившись за столиком напротив друидки.
        - И тебе не хворать. Как всегда, отличаешься изысканными манерами, - она одарила гостя легкой улыбкой, подметив его выходку. - С трудом верится, что ты носишь дворянскую фамилию.
        - Я же просил не напоминать мне об этом больше.
        - Конечно-конечно, прошу простить меня за грубость.
        - А тебе все так же нравится, когда тебя называют мисс? Надеешься таким образом хоть как-то скрыть свой возраст?
        - Как грубо, - притворно оскорбилась хозяйка.
        - Всего лишь парировал удар. Воинская привычка, знаешь ли.
        - Догадалась. Чаю? - получив утвердительный кивок, Элеонора подвинула чашку ближе к гостю.
        - Не мог бы ты, если не затруднит, рассказать мне, как прошло твое путешествие.
        Колин тяжело, с сожалением вздохнул. Он знал, так все и будет. Сделав пару глотков напитка, он начал рассказывать.
        * * *
        - Теперь понятно, почему ты вернулся один. Конечно, жалко Шейлу, но она полностью оправдала мои ожидания. Если бы ей удалось вернуться, в будущем у нее были бы все шансы занять мое место.
        - Первый раз слышу от тебя такие откровения, - удивился наемник.
        - У нее были все задатки мага и лидера. Это то, чем просто необходимо обладать главе ордена.
        - Видимо, не настолько она была хороша.
        - Учитывая то, что ей постоянно приходилось тебя прикрывать, она справилась замечательно.
        - Я сам вполне мог о себе позаботиться, - упрямо стоял на своем Колин, - остальное не мои проблемы.
        - Знаю. По-другому ты бы просто не выжил в своей среде.
        Они помолчали. Чай уже давно кончился. Все было друг другу сказано. Первой заговорила Элеонора.
        - Книги с посохами при тебе?
        - Нет. Роберт забрал, сказал, ты приказала, - по лицу друидки скользнуло удивление, тут же сменившееся неудовольствием. Но глава ордена быстро взяла себя в руки. Все же от Колина не укрылись эти изменения.
        - Помощник начинает много на себя брать?
        - Все в порядке, я с этим разберусь.
        - Думаю, мне пора. Хотелось бы отоспаться с дороги.
        - Возможно, мне в скором времени понадобится твоя помощь.
        - Ты всегда знаешь, где меня найти. А от хорошо оплачиваемой работы я редко отказываюсь.
        - Тогда не смею больше тебя задерживать. Деньги получишь у Роберта.
        Кивнув на прощание друидке, Колин вышел из приемной. К тому моменту, как он подошел к столу дворецкого, тот уже приготовил аккуратную стопочку денег. Шесть золотых, как и было, оговорено. Два за выполнение задания и по одному за принесенную вещь.
        «Ради этого стоило так рисковать», - подумал Колин, убирая монеты за пазуху, вспоминая свои мучения из-за посоха.
        Наемник вышел из башни. На улице ярко светило солнце, не было даже намека на дождь. Вокруг никого из магов не наблюдалось. Обычно Колина обратно провожал кто-нибудь из учащихся академии. Гость решил идти вперед, там будет видно, как отсюда выбираться.
        Перейдя через мост, наемник увидел на лугу старого знакомого, белку-проводника. Откуда она появилась, как знала, куда и кого вести, наемник мог лишь гадать. Так же получилось с Робертом. Вернувшись от Элеоноры, Колин ничего не успел сказать, а перед ним уже лежали деньги.
        Как они это делали, гость не знал. Передачу мыслей он отметал сразу. Конечно, Колин слышал об этом не раз, но не мог в это поверить, считая небылицами.
        Наемник отвязал жеребца, который за это время успел выесть вокруг себя все мало-мальски съедобное. Снова потянулся так не любимый им путь через лес.
        «Уже давно бы тропинку сделали», - раздраженно подумал он.
        На этот раз выход из дебрей показался быстрее, наемник еще не успел помянуть добрым словом всех магов этой земли за их нелюбовь к людскому обществу. Разве станет правитель, да не только он - любой другой человек, строить академию, по совместительству орден, лицо друидов, в глухом, непроходимом лесу. Вот то-то и оно. Только Колин начал про себя развивать эту мысль, как увидел перед собой уже знакомую дорогу. Сам того не заметив, он вышел из леса.
        Жеребец подал голос. Ему не нравилось, что хозяин сидит как вкопанный, не отпуская узду, мешая тем самым животному насладиться сочной травой. Не обращая внимания на недовольство коня, Колин пришпорил его, показывая, кто здесь хозяин.
        До Хаймера Колин добрался без происшествий. При въезде охранники его особо не побеспокоили, лишь поинтересовавшись его именем и родом занятий. Само собой, путник им соврал, как делал это не раз, после чего беспрепятственно въехал в город.
        Дом наемника находился на юго-востоке города. Чтобы добраться до него, сначала необходимо было проехать прямо от городских ворот, затем на второй развилке свернуть налево, а уже оттуда напрямик дворами.
        По пути Колин настороженно вглядывался в лица прохожих. У него почти не было друзей, зато с избытком хватало врагов. За свою карьеру ему часто приходилось переходить дорогу не последним по власти и силе людям, начиная от таких же, как он сам, наемников, заканчивая дворянами, приближенными к королю. Но последние старались вести себя тихо, спасибо Элеоноре. Колин был единственным в городе, к чьим услугам друидка постоянно прибегала. Остальные просто не переживали свое первое задание.
        Только вот не надо думать, будто Колин был кем-то особенным. Ему просто зачастую, как в случае с Малькольмом, сопутствовала удача. Но как говорил один великий человек: «Удача приходит с опытом».
        Надо сказать, наемник считал это высказывание на сто процентов верным. Сейчас у него были проблемы с ногой, ко всему прочему он очень вымотался, поэтому не был уверен, что сможет отбить возможное нападение. Из-за этого приходилось постоянно быть начеку.
        Вот среди прохожих мелькнуло, тут же исчезнув, знакомое лицо. Колин никак не мог вспомнить, кто это и где он мог его видеть. Интуиция молчала, не ощущая никаких признаков опасности.
        Был разгар дня. Солнце пекло на совесть. Только вот народу от этого на улице не становилось меньше. Наоборот, казалось, сегодня все жители города решили дружно выйти на свежий воздух. Наемника эта толкучка начинала порядком утомлять. Постоянный шум, гам, резкие звуки стука металла о металл, ржание лошадей. Каждый прохожий будто специально старается задеть наемника локтем или плечом.
        Наконец, Колин добрался до второй развилки. Он уже собирался свернуть, как ему на плечо опустилась массивная ладонь. В лицо ударил запах перегара.
        - Здорово, Уортимер. Не забыл меня? - глухим голосом спросил дородный здоровяк. Он был раза в два шире наемника в плечах.
        - Привет, Гаспар. Как поживаешь?
        - Не очень. Сижу без гроша в кармане. Вот увидел тебя, подумал, может мне работку какую подкинешь или деньгами выручишь.
        - С деньгами у самого не густо, - развел Колин руками. - По поводу работы ничем помочь не смогу. Сам только вернулся в город, так что о заказах ни слухом ни духом.
        - Слушай, ну может хоть пару медяков, умираю как деньги нужны. Я весь в долгах.
        - Поэтому пытаешься влезть в еще большие?
        - Тут другое. У меня на примете есть дельце, которое может принести хорошую прибыль. Только вот с чего-то начать надо, поэтому прошу у тебя совсем немного, - после этих слов здоровяк попытался сделать прискорбно-просительное выражение лица, лучше бы он этого не делал, Колин едва смог сдержать порыв смеха.
        - Ладно, зайди ко мне сегодня вечером, может, чем подсоблю.
        - Хорошо, я знал, ты не откажешь старому другу, - здоровяк, пожав наемнику руку, моментально скрылся в толпе.
        С Гаспаром Колин познакомился во время одного из заданий. Тогда потребовалось убрать дворянина, который настраивал людей против своего соседа. Делал он это по вполне понятным причинам, избавившись от конкурента, злопыхатель мог получить больше власти, следовательно, денег.
        Но сосед тоже не был глупцом. Поэтому, через подставных лиц, он нанял пятерых наемников, которые на тот момент считались одними из лучших, пообещав им хорошие деньги. После выполнения задания из пяти человек в живых остались лишь двое: Колин и Гаспар. Наниматель наотрез отказался платить оговоренную сумму, за что жестоко поплатился. Наутро его голову обнаружили насаженной на пику крыши собственного дома.
        Больше Колину с Гаспаром работать вместе не доводилось. Но они продолжали поддерживать приятельские отношения, время от времени пропуская в компании стакан-другой.
        Сейчас, если верить слухам, Гаспар нигде не работал, заданий ему тоже никто не доверял. Сгубил его, как и многих других, пресловутый алкоголь. Скорее всего, он просил денег, чтобы потратить их на выпивку, но Колин не мог отказать старому приятелю, тем более ему хорошо заплатили, а несколько медяков погоды не сделают.
        Мечник почти подошел к своему дому, но не стал идти коротким путем, пробираясь дворами, а пошел по дороге, которая делала полукруг. Пройдя три дома, наемник свернул налево. Здесь располагалась гостиница для приезжих среднего достатка. Богачи предпочитали таким ночлежкам кристально чистые и уютные комнаты на другом конце города.
        Не успел Колин подойти к зданию, как к нему навстречу выбежал мальчишка лет четырнадцати, выполняющий обязанности прислуги.
        - Мистер Уортимер. Чем могу помочь? - тут же поинтересовался мальчуган.
        Колин с хозяином гостиницы были в хороших отношениях, поэтому наемника здесь знали в лицо. Он никогда не любил водить к себе женщин, предпочитая комнату в гостинице на одну ночь. Как бы это грубо не звучало, наемнику здесь нравилось тем, что он в любой момент мог уйти, ничего не говоря растерянной любовнице. Тогда как из дома ее пришлось бы аккуратно, с помощью намеков, выпроводить, а это лишние время, силы, нервы.
        - Ты ведь меня знаешь, не так ли? - спросил мечник у парня.
        - Да, вы мистер Уортимер, наш постоянный посетитель.
        - Верно-верно. Так вот, сегодня мне не нужна комната. Мне необходимо вам в конюшню, до завтрашнего утра, пристроить вот этого жеребца. Все затраты за него я оплачу и, скажем, медяк добавлю сверху, специально для тебя.
        Предложение было более чем хорошим. Чтобы заработать такие деньги, мальчишке пришлось бы вкалывать здесь неделю, а может и больше. Колин был уверен, прислуга согласится на сделку.
        - Хорошо, только монеты вперед, - заявил парень.
        - Лишь часть. Остальное получишь завтра. Надеюсь, все будет сделано в лучшем виде, иначе пожалеешь.
        Наемник кинул деньги парню. Пройдя еще два дома, Колин наконец очутился рядом со своим островком спокойствия. Его здание выделялось на фоне остальных. В нем сквозила нарочитая грубость, угловатость, смешанная с утонченной эстетикой. Раньше этот дом принадлежал высокому чиновнику.
        Постройка была двухэтажной, с верандой на втором этаже, которую поддерживали две колонны-статуи. Первый этаж был отведен под кухню и комнату для гостей. Второй Колин обустроил персонально для себя. Никакой мебели. Голые стены и пол. Везде мечи, щиты, доспехи. В этой комнате наемник чувствовал себя лучше, чем где бы то ни было. Мечник не только здесь проводил свои тренировки, он также любил вздремнуть часик-другой прямо на голом полу.
        Первое, что бросилось Колину в глаза, когда он вошел в дом, это чистота и порядок. Нигде не было ни намека на пауков или иную живность, которая любила заводиться в таких домах, когда хозяева долго отсутствуют. Все сияло чистотой.
        Ощутить себя дома было приятно, вдвойне приятно было видеть, что здесь все чисто, аккуратно прибрано. Не зря Колин платил деньги Стелле, работнице, которую он нанял для уборки помещения. Помимо этого, в ее обязанности входила готовка, правда лишь, когда хозяин был дома. Сейчас, стоя на пороге, наемник понял: решение нанять Стеллу было абсолютно правильным.
        Сняв ботинки, Колин, не задерживаясь на первом этаже, сразу поднялся в свою оружейную. По сравнению с предыдущими помещениями, она выглядела давно забытой. На раньше начищенных до зеркального блеска мечах уже появилась пыль, которая поубавила стали красоты и лоска.
        В этой комнате работнице наемник запрещал не только убираться, но даже входить в нее. Не только по причине большого количества оружия, находящегося здесь, мало ли что могло произойти. Причина была несколько в ином.
        Колин Уортимер, сколько себя помнил, всегда был одиночкой. Его это вполне устраивало. Он не раз видел, как другие, более сильные, именитые наемники, привязывались к женам и детям. После этого они кардинально менялись, бросали работу, уже не проявляли той былой энергии, силы, которой могли похвастаться раньше. Одним словом, становились, по его мнению, мягкотелыми слабаками. Это при хорошем стечении обстоятельств.
        Зачастую было совсем по-другому. Жизнь наемника связана с постоянным риском, причем не только для него самого, но и для близких ему людей. Поэтому часто в расход попадали их любимые. Тогда бедняга либо спивался, либо уходил мстить, пропадая навечно. Да что там родные, с некоторыми похожее происходит даже из-за привязанности к напарникам, если тех вдруг настигает смерть.
        С детства Колин никому не позволял входить в его жизнь слишком близко. Именно поэтому в оружейной комнате он убирался лично, это было его единственное дорогое сердцу пространство.
        На стене располагались пять пустых скоб, по одной для кожаной шапки, куртки и щита, а оставшиеся две под меч, который наемник тут же водрузил на его законное место, после чего, отойдя на несколько шагов назад, хмыкнул, придирчиво осмотрев его.
        «Придется нести кузнецу на ремонт», - сделал он неутешительный вывод.
        Затем свои законные места заняли шапка с курткой. Если не считать грязи и разводов травы, выглядели они вполне сносно.
        Внизу раздался шум.
        «Для Гаспара слишком рано. А Стелла обычно все успевает сделать еще до обеда», - эти мысли моментально пронеслись в голове у хозяина дома.
        Наемник взял в правую руку только что повешенный меч, а в левую кинжал. На первом этаже снова раздался шум.
        Колин аккуратно выглянул из-за двери, пролет был пуст, у лестницы никого не наблюдалось. Оставалась кухня и комната. Из последней донесся звук передвигаемой мебели.
        - Да! Да! Вот так! Еще чуть-чуть! Давай, совсем немного осталось! - подойдя к двери, наемник услышал знакомый голос.
        Поставив у порога оружие, уже немного расслабившись, он без опаски вошел в гостиную. Его глазам предстало забавное зрелище. Стелла стояла с одной стороны большого деревянного шкафа, в котором Колин хранил всевозможный хлам, от письменных принадлежностей до точильных камней, которые просто некуда было девать. В правой руке работница за шкирку держала уличного кота, который, видимо, сам был озадачен происходящим, поэтому не только не пытался вырваться, но даже голоса не подавал. Он просто висел в руке женщины, широко раскрытыми глазами смотря на щель между отодвигаемым шкафом и стеной.
        С этой же стороны мужчина, в котором Колин узнал мужа Стеллы, натужно пыхтя, пытался отодвинуть эту махину с хламом. По красному от напряжения лицу было видно, как это ему нелегко дается. Но бодрые крики жены дали результат, шкаф отошел от стены сантиметров на двадцать.
        - Вот она! - выкрикнула работница, тут же бросив кота к щели.
        Животное с хищным рыком бросилось под шкаф. Пару секунд была слышна возня и писк. Когда все успокоилось, пятясь задом, вылез кот. В зубах он держал придушенную мышь. Больше не задерживаясь, он важной, размеренной походкой победителя прошел мимо мужа с женой, двинувшись к выходу.
        - Ой, - испугалась от неожиданности работница. - Мистер Уортимер, рада вас видеть. Давно приехали?
        - И я тоже рад вас увидеть. Спасибо за прекрасно выполненную работу, - он кивнул на кота, проходящего мимо него, не замечая хозяина дома.
        Колина позабавило поведение мохнатого. Поэтому наемник не смог сдержать добродушной улыбки.
        - Я сейчас вернусь, только выпущу победителя.
        Покинув комнату, Колин подошел к входной двери, где уже с гордым видом и мышью в зубах сидел кот, дожидаясь, когда его выпустят. Не переставая улыбаться, наемник открыл дверь, выпуская гостя-охотника, тот, не заставляя себя долго упрашивать, шмыгнул в проем, быстро скрывшись из виду.
        «Наверное, есть побежал. С добычей в пасти долго не походишь, быстрее слюной захлебнешься», - у наемника было на редкость хорошее настроение.
        Вернувшись в комнату, он заметил небольшие изменения. Шкаф занял свое прежнее место, а муж с женой сидели на лавке справа от него. Обстановка в комнате была скудной, кроме перечисленной мебели здесь находилась еще кровать, а рядом с окном стоял небольшой письменный стол, шириной меньше полуметра. Вот в принципе все, не считая свеч на подоконниках.
        - Может мне сделать чаю? - Стелла первой нарушила неловкое молчание.
        - Будь так любезна, - согласился Колин.
        Он прошел к письменному столу, повернув стул так, чтобы было удобно разговаривать с гостями, сел на него. На скамейке было места всего для двоих, наемник не любил гостей, а друзей у него практически не было, поэтому-то эта комната была столь скудно обставлена.
        Работница ушла. Мужчины остались сидеть в полной тишине, сверля друг друга глазами. Нет, между ними не было ненависти или вражды. Просто они были совершенно чужими друг для друга людьми, из разных миров. Если Колин был наемником, можно сказать, убийцей за вознаграждение, то муж Стеллы был честным трудягой, работающим с лесом, ценящим каждую монету.
        - А вот и я, - женщина, как всегда шумно, появилась.
        Трудно было признать, но это ее качество нравилось наемнику. Так ему казалось, будто он не одинок. При этом Уортимер мог оставаться верен самому себе, никого не впуская слишком близко в свою жизнь.
        Комната наполнилась ароматом черного чая с медом. Взяв свою кружку, Колин, попытавшись отхлебнуть немного горячего напитка, тут же обжег язык.
        - Стелла, ты хорошо потрудилась, я должен выразить тебе свою благодарность, дом остался таким же, как в день моего отъезда.
        - Спасибо, мистер Уортимер, - немного смутилась женщина.
        - Никаких происшествий за время моего отсутствия не произошло?
        - Нет, ничего из ряда вон выходящего не было.
        Колин, наконец, смог сделать глоток чая. Тут же внутри все обожгло приятным теплом. Хотя напиток уступал по вкусу тому, который несколько часов назад наемник пробовал у Элеоноры, все же этот тоже имел свою изюминку.
        Уортимер не представлял, как раньше люди жили без чая. Появился он не так давно, лет двадцать назад. Привезли его с другого континента, о котором Колин мало знал. Изначально чай стал напитком для знати, поскольку в продаже его найти было чрезвычайно сложно, да и то за огромные деньги.
        Но двенадцать лет назад произошла смена правителя. Новый король Родрик III оказался очень дальновидным малым для своих двадцати пяти лет. Один из его первых указов гласил: «Сделать чай доступным всем». Данное заявление сначала вызвало большой ажиотаж, как в верхних эшелонах власти, так и среди простого населения. Никто не понимал, как это возможно было осуществить. Знать опасалась того, что молодой, еще не опытный король начнет тратить огромные суммы денег на закупку чая, после продавая его по мизерной цене. Так экономика страны быстро бы пришла в упадок. Простой же люд счел это шуткой нового монарха.
        В результате все оказалось намного проще. Правитель пригласил к себе друидов. Поговорив с ними, узнав суть магии, Родрик III отдал им приказ сделать чай пригодным для выращивания в его землях. Как оказалось впоследствии, данное решение было весьма мудрым и выгодным. Уже через четыре месяца ему принесли первый опытный образец. Правитель остался доволен, распорядившись начать выращивание нового чая в своих землях.
        Теперь пить чай могли позволить себе практически все. Цены на него были вполне приемлемы. Начав производство чая, Родрик III умудрился поднять экономику страны на новый уровень, наладив торговлю им со своими соседями, которые еще не научились его выращивать.
        Разговор не шел. В кружках уже давно было пусто.
        - Я думаю, нам пора. Вам с дороги не помешает отдохнуть, - Стелла, как всегда, первой решила нарушить молчание.
        - Да, ты права. Мне не помешает выспаться и привести себя в порядок.
        Стелла, собрав пустую посуду, ушла на кухню.
        - Я сейчас, - бросив ее мужу, Колин вышел из комнаты.
        Он поднялся на второй этаж, там открыв свой тайник в стене, наемник убрал в него деньги, полученные от Элеоноры, взамен взяв три медяка. Этой суммы должно было хватить за работу женщины, пока он был в отъезде.
        Вернувшись в гостиную, Колин застал Стеллу с мужем спорящими о своих насущных вопросах. При появлении хозяина разговор прекратился.
        - Это плата за уборку в доме во время моего отсутствия, - сказал наемник, протягивая деньги работнице.
        - Спасибо, - приняв их, искренне поблагодарила та.
        - Не за что. Ты прекрасно справляешься со своей работой. Теперь мне пора отдохнуть.
        - Тогда до свидания, я приду послезавтра, - правильно поняв намек, не задерживаясь больше, Стелла с мужем покинули дом.
        Заперев на засовы двери, Колин убрал на свое место меч с кинжалом, оставленные у порога комнаты. Еще раз осмотрев все оружие, наемник печально покачал головой, думая о сумме, которую придется отдать за починку меча, к тому же необходимо было купить новый щит.
        Нога до сих пор давала о себе знать глухой болью. Решив завтра сходить к лекарю, хозяин дома лег спать.
        Но безмятежность сна продлилась недолго. Не успел он закрыть глаза, как в дверь начали настырно барабанить.
        Колин, прихватив с собой кинжал, спустился вниз. Стук ни на секунду не умолкал.
        - Кто там? - подойдя к двери, поинтересовался хозяин.
        - Это Гаспар, ты сказал вечером к тебе заглянуть, - последовал ответ из-за двери, стук наконец смолк.
        Колин, убрав оружие, открыл дверь посетителю. Тот, не дожидаясь приглашения, вошел в дом и начал разуваться. Оказавшись без сапог, Гаспар поинтересовался:
        - Куда?
        Поняв, о чем он, хозяин указал гостю на комнату. Войдя за ним, Колин сел на свой любимый стул у письменного стола. Посетитель расположился на скамейке.
        - Зачем было так барабанить? - первым делом высказал свое неудовольствие Уортимер.
        - Ты слишком долго не отвечал.
        - Так нужно было подождать, пока я спущусь, - все еще негодовал наемник. Он успел заметить, его посетитель был уже изрядно выпившим.
        - Думаешь, я не ждал? Мне пришлось минут десять стучать, прежде чем ты спустился.
        А вот это было не хорошо. Хотя Колину показалось, будто он только прикрыл глаза, по всему выходило, наемник умудрился крепко заснуть. Сказалось переутомление, поэтому сразу, при первых стуках, проснуться не удалось. Засни он не дома, такой отдых мог бы стоить ему жизни.
        - Ладно, верю. Сколько тебе нужно? - хозяин дома перевел разговор в другое русло.
        - Два медяка будет вполне достаточно.
        - На что они тебе, если не секрет? Опять выпить хочешь купить?
        - Зря ты так. Завтра Кривой Эл будет устраивать собачьи бои. Один мой знакомый выставляет на них своего питомца. Я его знаю, зверюга у него лютая, порвет любого на раз-два.
        - Значит, ставку сделаешь? - удавился Уортимер.
        - Да. Думаешь, плохая затея? - Гаспар по-своему истолковал удивление друга.
        - Не знаю. Я вообще-то всерьез думал, ты на выпивку решил денег попросить. Поэтому немного удивился, услышав о боях.
        - Я хоть пью уже давно, но денег на выпивку никогда не занимаю, - с гордостью в голосе ответил посетитель.
        - И какой выигрыш намерен получить?
        - Не знаю. Количество участников еще не определено. Но думаю с двух медных получить семь, а может, даже восемь вполне реально будет.
        - Довольно интересно посмотреть, получится у тебя или нет. Ладно, сиди здесь, я сейчас.
        Поднявшись наверх, наемник достал из тайника два медяка, потом, поразмыслив немного, добавил к ним еще два. Закрыв тайник, он спустился к скучающему гостю.
        - Держи, два тебе. А два поставь за меня.
        - Но я не уверен в успехе на все сто, - попытался отказаться от дополнительных денег Гаспар.
        Но Уортимер, который по натуре был азартен, иначе не выбрал бы профессию, связанную с риском, для себя уже все решил.
        - Возьми. Если проиграешь, отдашь только два медяка, а выиграешь, весь выигрыш с моей доли плюс твои два.
        - Договорились, - успокоился Гаспар.
        Он боялся в случае проигрыша отдать обещанные с возможного выигрыша монеты. А так он совершенно ничем не рисковал.
        - Тогда я пойду? - получив то, зачем пришел, гость решил больше не задерживаться.
        - Конечно. Главное не забудь занести мне деньги, когда твоя затея сработает, - уже у двери пошутил Колин.
        Попрощавшись с Гаспаром, наемник поднялся на второй этаж, попытавшись повторно лечь спать. Но сон как рукой сняло. Поворочавшись с бока на бок минут двадцать, Уортимер не выдержал.
        Встав, он сходил умыться, попутно составляя в голове план действий на завтрашний день. Сходить продать коня, после чего пройтись по торговой площади, необходимо было пополнить запасы еды, а то кроме сухофруктов у него в доме ничего из съестного не осталось. В завершение всех дел, необходимо было сходить к лекарю, осмотреть ногу. Хотя к последнему можно было пройтись прямо сейчас.
        Именно этим Колин решил заняться. Вечер только начинался, лекарь должен был быть дома, он вряд ли еще лег спать. Обычно, насколько наемник его знал, Артур вечерами смешивал различные ингредиенты, экспериментируя с составом мазей и настоек. Поэтому идя к нему, Колин не опасался того потревожить.
        Взяв свой излюбленный кинжал и меч, накинув сверху на себя плащ, скрывая тем самым оружие, наемник двинулся к Артуру.
        Дом лекаря находился на другом конце города, прямо по улице от жилища Колина. Улица была хорошо освещена, поэтому прохожие не опасались нападения. Вот темные подворотни, это другое дело. Там не столько грабят, сколько убивают. Часто даже без причин. Колину не нужны были неприятности, поэтому он предпочел прогуляться к лекарю по освещенной улице, нигде не срезая дорогу. Попадающиеся навстречу горожане стремились разойтись по своим домам. Еще час, максимум два, как ночь вступит в свои права. А вместе с ней из своих нор начнут выползать отбросы этого общества.
        Наемник, напротив, шел не спеша, получая удовольствие от вечерней прогулки по родному городу. Легкий ветерок трепал волосы. Колин вкушал каждый момент этого прекрасного вечера, а горожане, снующие туда-сюда, забавляли его. Они были похожи на муравьев, торопились сделать все, не оставляя себе ни минуты для отдыха.
        Колин считал себя другим. Он не любил торопиться, делая что-либо необдуманно. Возможно, благодаря этому Уортимер до сих пор был жив. Он умудрялся находить радость существования в самых незначительных вещах, как, например, это прогулка в вечерней прохладе. Жизнь научила его ценить даже такие мелочи.
        Так, за различными мыслями, Колин дошел до дома Артура. Это было двухэтажное здание, не идущее ни в какое сравнение с домом наемника. Если, глядя на дом наемника, чувствовалась сила, исходящая от него, чему поспособствовали мастерски сделанные колонны, то здесь все было через меру утонченно, изысканно. Великолепные обрамления на окнах и дверях, миниатюрные ручки, мастерски сделанные оконные рамы. Не знающий человек мог подумать, что здесь проживает как минимум богатый купец.
        Лекаря можно было таковым назвать. Нет, он не был купцом в прямом смысле этого слова, но у него были ничуть не меньшие доходы, может, даже большие. Кроме Артура в Хаймере работало еще пять специалистов схожего профиля. Но они ему в подметки не годились.
        Мало того, что Артур прочел не одну сотню книг по своей специальности, некоторые из которых существовали в единственном экземпляре. Ко всему прочему, ему каким-то чудом удалось уговорить друидов преподать ему несколько уроков о травах и их свойствах, как целебных, так и ядовитых. Это была еще одна сторона его заработка. Лекарь изготавливал лучшие яды, за которыми к нему обращался весь криминальный мир города.
        Конечно, о втором его заработке знали многие, но ничего не спешили предпринимать. Все же у Артура лечились не последние люди столицы, как криминальной, так и законной.
        Подойдя к двери, Колин дернул за свисающую справа веревочку. В доме послышался звук колокольчика. Пока хозяин шел открывать, наемник не без удовольствия рассматривал рисунок на двери.
        В нижней ее половине были изображены различные цветы, переплетающиеся между собой, тем самым создавая замысловатый букет, в котором невозможно было разобрать, где кончается один цветок и начинается другой. А в верхней половине, на уровне груди, была нарисована раскрытая книга с исписанными страницами. К сожалению, разобрать написанное наемнику не удалось, не хватало света. С двух сторон от нее стояли ступки, в таких, Колин это не раз видел, Артур смешивал травы для получения однородной массы.
        Дверь отворилась. На пороге появился мужчина в годах. Наемник дал бы ему не меньше пятидесяти, с черными волосами, лицом, уже изрядно покрытым морщинами. Ростом он был высок, а вот комплекцией не вышел. Артур был слишком худым для своего роста. Одной рукой лекарь открыл дверь, другой держа зажженную свечу.
        - Чем могу помочь? - с порога поинтересовался он.
        - Артур, это я, Колин.
        Хозяин дома высунулся из-за двери, поближе рассматривая гостя. Лекарь, прищурившись, пытался разглядеть лицо наемника. Вспомнив о горящей свече, он подсветил лицо Уортимера. Наконец Артур смог опознать посетителя.
        - Колин, - взмахнув руками, воскликнул он. - Меньше всего ожидал тебя здесь увидеть. Какими судьбами?
        - Может, впустишь сначала в дом? - улыбнулся рассеянности друга наемник.
        Артур был тем, кого наемник мог так назвать. Лекарь частенько делал ему скидки, бывало, даже делился с ним еще никому не известными новинками собственного производства.
        - Конечно-конечно, проходи. Всегда рад тебе, - на одном дыхании выпалил хозяин дома.
        Лекарь посторонился, пропуская Колина внутрь. Посетитель почувствовал приподнятое настроение друга.
        - Что случилось? Ты весь прямо сияешь, - не преминул поинтересоваться он.
        - Пошли за мной, сейчас все сам увидишь.
        Лекарь встрепенулся, быстрым шагом заспешив показать гостю причину своего торжества. Колин еле успевал за ним, опасаясь споткнуться в полумраке. Дойдя до лестницы, они спустились по ней вниз.
        Надо отметить, помимо двух этажей над землей, специально по заказу Артура, был вырыт еще один, подземный. По размерам он занимал практически всю площадь дома, высотою два метра, давая лекарю с его не малым ростом чувствовать себя здесь комфортно. Здесь хозяин дома оборудовал для себя лабораторию. В нее могли заходить считанные единицы, в числе которых Колину посчастливилось оказаться.
        Спустившись в подземную лабораторию, лекарь замедлил шаг. Наемник догадывался почему. Везде были экспериментальные или находящиеся в разработке образцы. Вдоль стен в четыре ряда тянулись полки, сплошь уставленные наполненными сосудами с непонятными жидкостями. Некоторые из них были нормального цвета, вроде зеленых или коричневых. Но попадались совсем необычные экземпляры с такими оттенками, вроде розового и голубого. Как добиться таких цветов при смешивании трав, Колин не знал.
        Пол был завален травами, причем они не были беспорядочно разбросаны, а лежали аккуратными кучками, отдельно друг от друга.
        - Только ни на что не наступи, - предупредил лекарь.
        Сам он начал медленно продвигаться к центру помещения. Там стоял массивный дубовый стол, на котором были три ступки для смешивания, нож и две клетки с крысами.
        Последняя вещь Колина очень удивила. Во-первых, он не помнил, чтобы Артур хоть раз при нем экспериментировал на животных. А во-вторых, крысы были в птичьих клетках. Такие обычно покупали дворяне, покрасоваться певчими птичками в роскошных клетках, которые, надо сказать, стоили немалых денег. Вместо них лекарь вполне мог позволить купить себе хорошего скакуна. По мнению Колина, крыс легче было посадить в стеклянку, коих здесь было предостаточно, или на крайний случай в деревянный ящик.
        Решив, что заскоки Артура не его дело, наемник подошел к столу. Он начал внимательно следить за дергаными метаниями лекаря. Тот бегал от одной кучи травы к другой, выбирая только ему понятные растения.
        Наемник перевел взгляд на крыс. Оказалось, они были разной породы. Справа от гостя сидели три здоровенные коричневые крысы, занимающие в клетке все свободное пространство. Слева были две белые крыски, уступающие в размерах своим собратьям раза в два.
        - Честно говоря, я сам до конца не разобрался, изобрел я яд либо нечто иное, - заговорил появившийся рядом лекарь. - У этого препарата довольно необычный эффект.
        Объясняя ситуацию, Артур начал смешивать принесенные травы.
        - Видишь ли, по отдельности не одна из этих трав не является смертельной, но, если их смешать, должен получиться смертоносный яд, убивающий свою жертву наповал с одной капли. Причем все равно, каким образом он будет взаимодействовать с живым организмом, через мелкую царапину либо принятый непосредственно внутрь. Разница лишь немногим сказывалась на времени его действия. Я понятно излагаю? - обернувшись к наемнику, Артур посмотрел на него горящими от фанатизма глазами.
        - Пока да.
        Колину мало доводилось общаться с психами, коим ему сейчас представлялся лекарь, поэтому он, отойдя подальше от стола, решил, со всем соглашаясь, оставаться на стороже.
        - Так вот. Должен был получиться яд, а вместо этого вышло нечто иное. Смотри внимательно, - лекарь, открыв левую клетку, достал из нее белую крысу. - Сейчас мы ее опустим к коричневым. Как думаешь, что произойдет?
        - Они ее убьют.
        - Точнее съедят.
        Артур опустил гостью в клетку к трем крысам. В тесной клетке животным стало не развернуться. Сначала они начали обнюхивать друг друга, присматриваясь к новичку, а невольный гость к ним. После чего хозяева клетки неожиданно набросились на нового постояльца. Борьба продолжалась совсем недолго, через несколько секунд три победившие крысы стали поедать своего проигравшего собрата.
        - Видел? - с восхищением спросил лекарь.
        - Да.
        Колину, напротив, данное зрелище никакого удовольствия не принесло.
        - Это была крыса, не принимавшая сок трав, про которые я тебе недавно говорил, - не заметив пренебрежения на лице наемника, как ни в чем не бывало, с еще большим восторгом продолжил Артур. - А теперь оставшейся крысе мы дадим попить, предварительно добавив в воду капельку экспериментальной жидкости.
        Капнув в воду предполагаемого яда, лекарь дал крысе попить. Подождав, пока она все выпьет, он достал ее из клетки, затем взял в руки и начал считать вслух.
        - Десять, девять, восемь, семь, шесть, - тут он опустил крысу к своим собратьям. Пока они проводили свой ритуал знакомства, Артур продолжал считать, - пять, четыре, три, два, один.
        Как только лекарь закончил счет, крыса, получившая яд, протяжно пискнула, набросившись на одного из хозяев клетки. Прежде чем оставшиеся опомнились, белая, покончив с первой жертвой, накинулась на другую. Единственная оставшаяся в живых коричневая крыса, жалобно пища, начала жаться к противоположному от нападавшей краю клетки. Гостья тем временем успела разодрать горло второй хозяйке клетки.
        - А теперь смотри, интересная особенность, - Артур начал комментировать происходящее опешившему наемнику. - По всем законам природы, белая должна была успокоиться, место для жизни есть, еды вдоволь. Только не под препаратом.
        Расправившаяся со второй жертвой белая крыса, не раздумывая, накинулась на оставшуюся в живых коричневую. В мгновение ока покончив с той, животное на этом не остановилось. Почуяв запах человека, крыса рванула в сторону лекаря. Напоровшись на прутья, она начала их грызть. Секунд за десять ей удалось перегрызть один из них. Но пролезть пока не удавалось.
        Животное было в бешенстве, от него исходила аура жажды крови. Колин достал кинжал, намереваясь прикончить крысу прежде, чем та сумеет вырваться на свободу. Но его остановил Артур.
        - Не надо. Она свое отжила, ей осталось не больше пяти секунд.
        Колин послушался, впрочем, не спешив убирать оружия. Действительно, все произошло, как сказал лекарь. Крыса, начав грызть другой прут, неожиданно остановилась, отошла от прутьев назад, чтобы через несколько секунд, словно подкошенная, рухнуть на бок.
        - Что с ней? - не видя у крысы больше признаков жизни, решил поинтересоваться Колин.
        - Умерла.
        - Это из-за действия яда?
        - Да. Хотя я не до конца уверен в том, что это именно яд.
        - Тогда из-за чего? Разве не твоя смесь ее убила?
        - Смесь? Это же надо так сказать, - рассмеялся лекарь. - Хотя ты отчасти прав, убила ее именно моя выжимка. Но я сомневаюсь в том, что у меня получился именно яд. Ты ведь сам видел его последствия. Я считаю, что смог получить не столько яд, сколько раствор, снимающий все поставленные в организме барьеры. Получивший дозу препарата, так сказать, взрывается изнутри, обостряются все рецепторы, в десятки раз увеличиваются сила и выносливость. Но это лишь мои наблюдения, основанные на поставленных опытах. Ты только представь, на что будет способен человек, если маленькая крыса смогла убить троих более сильных и здоровых сородичей, а потом практически перегрызть прутья клетки. Могу тебя уверить, сколько серые не пытались, ни одного из прутьев одолеть не смогли.
        - От чего тогда она умерла?
        - Мой препарат ее убил. Организм не рассчитан выдерживать такие запредельные нагрузки, поэтому через непродолжительное время, при нахождении в таком состоянии, он начинает саморазрушаться.
        - Можно ли прекратить это состояние? - Колина не на шутку заинтересовал эффект экспериментального средства.
        - Пока не знаю. С этим я пытаюсь разобраться. Нужно узнать, как остановить действие препарата либо же сделать концентрацию трав в других пропорциях, чтобы организм после эффекта оставался невредимым. Именно над этим я сейчас работаю. Ты только представь, какой мощью сможет обладать человек, принявший его. Ему нипочем будет выступить одному против целой армии.
        «Ну, предположим, не против армии, а вот против небольшого отряда вполне реально», - тут же мысленно поправил лекаря Колин, при этом спросив:
        - О чем ты говорил, когда крыса собиралась наброситься на последнюю из серых?
        - Ах да, вот еще один побочный эффект. Я предполагаю, крыса потеряла над собой контроль в ходе действия смеси из трав. В обычных условиях, убив вторую, она утихомирилась бы. Но здесь она без раздумий набросилась на последнюю из коричневых, еще до нас добраться пыталась.
        - Если я правильно тебя понимаю, ей двигала исключительно жажда убийства.
        - Думаю да, больше вариантов мне в голову не приходит.
        Оба замолчали. Каждый думал о своем. Лекарь - о том, как избежать негативного эффекта. Колин - о возможности применения препарата в бою.
        - Кстати, ты по какому поводу ко мне? - первым пришел в себя Артур.
        - Точно, с этими твоими экспериментами совсем забыл, - наемник, наконец, убрал кинжал за пояс. - У меня, предположительно, растяжение. При ходьбе нога отдает дикой болью.
        - Ладно, сейчас осмотрим, пошли наверх, - Артур уже взял свечку, собираясь двинуться к лестнице, но Колин его остановил.
        - У меня к тебе еще просьба.
        - Слушаю.
        - Я хотел бы купить у тебя немного этого яда.
        - Это не яд! - в который раз поправил Колина лекарь.
        - Ладно, скажем по-другому, купить этого препарата.
        - Честно, я даже не решил, продавать ли мне его. И если продавать, то в какую цену.
        - Артур, ты же меня знаешь, деньги большой роли не играют. Тебе ничего не стоит продать всего один опытный образец своему лучшему клиенту, - улыбнулся наемник.
        - Если бы лучшему, - подхватил его игру Артур.
        - Ну, давай же, решайся, - продолжал тем временем наседать Колин.
        В конце концов Артур сдался. Он достал из-под стола маленькую полую трубочку, длиной с мизинец, а в диаметре не больше сантиметра. Вылив в нее остатки сока от смешения трав для эксперимента над крысами, он закупорил пробку, после чего не без гордости протянул ее посетителю.
        - Держи, это мой тебе подарок.
        - Спасибо, ценю, - искренне поблагодарил наемник, принимая сосуд с ядом.
        - Рано благодаришь. Ты же знаешь, я никогда ничего просто так стараюсь не делать. Вот и здесь я намерен получить кое-какую выгоду. Позже, когда ты опробуешь препарат в полевых условиях, мне необходимо будет знать, как ты его использовал, в какой конкретно ситуации, самое главное, как он смог помочь. Было бы вообще замечательно изучить его действие на человеке.
        - Зачем тебе все это знать. Думаю, эффект будет тот же, как мы недавно видели.
        - Все очень просто, - тоном учителя начал объяснять Артур. - Как думаешь, что я буду делать, если не удастся снизить побочные действия смеси? Продавать ее как яд? Ну уж нет, если правильно преподнести препарат, то здесь пахнет огромными деньгами. А из твоего опыта его применения я, возможно, смогу найти ему новое назначение, нежели банальное убийство будто бы через отравление.
        - Договорились. С ходу скажу, можно применить твою смесь для убийства знати, возможно, даже правителя.
        - Ты о чем? - не понял лекарь.
        - Знать, приближенная к королю, впрочем, как и он сам, зачастую боятся первыми пробовать свою еду, притом относятся они к этому с маниакальной подозрительностью. У большинства из них обычно есть дегустатор, человек, который пробует еду на наличие ядов перед своим хозяином. Если слуга остался жив, значит, с пищей все в порядке, в противном случае поднимается паника, головы начинают лететь с плеч направо и налево.
        - Ведь есть долгодействующие яды? Здесь такая проверка не поможет, - Артур сразу же ухватился за пробел в защите знати, с точки зрения специалиста, ему эта тема была очень интересна.
        - С ними слишком много хлопот. Во-первых, их трудно достать. Во-вторых, стоят они бешеных денег. Наконец, в-третьих, их известно штук пять-семь, от которых уже давно найдено противоядие. С ядами же моментального действия ситуация обстоит иначе. Найти их легко, стоят не слишком дорого, по сравнению с предыдущими. Плюс их видов огромное количество, постоянно появляются новые, так что противоядие сходу вряд ли удастся подобрать.
        - Довольно интересно. Я о таком даже не догадывался, - изумился лекарь. - Как тогда мой препарат можно использовать в данной ситуации? Ведь его все равно сначала попробует слуга.
        - Именно в этом заключается превосходство твоего препарата над другими ядами. Представь ситуацию. Дегустатор пробует еду. Все некоторое время ждут, выживет тот или нет. Сначала все идет нормально. Слуга не ощущает никаких признаков отравления, как вдруг ситуация в корне меняется. Дегустатор, обезумев, начинает крушить все подряд, убивая людей, находящихся поблизости. А кто сидит к нему ближе всех?
        - Его хозяин.
        - Верно, тот самый человек, которого необходимо без подозрений убить. После учиненного беспредела слуга умирает без видимых на то причин. Произошедшее спишут на сумасшествие дегустатора. Об отравлении никто не подумает. По-моему, для таких целей твоя штуковина подходит как нельзя лучше.
        - Очень интересно. На этом можно будет очень неплохо заработать. Вот видишь, ты уже начал мне помогать пристроить мое изобретение в дело, - одобрительно улыбнулся Артур. - Теперь пошли посмотрим, как обстоят дела у тебя с ногой.
        Поднявшись наверх, лекарь предложил гостю расположиться на стуле, обитом мехом неизвестного наемнику животного. В доме Артура все говорило о его состоятельности. Полы сплошь были устелены коврами, во всех углах стояли декоративные вазы с прекрасными цветами, а в центре залы стояла роскошная кровать, которой было самое место в покоях короля.
        - Что тут у нас? - подойдя к наемнику, поинтересовался лекарь.
        Наемник без слов закатил штанину. Его нога в месте растяжения заметно опухла. Лекарь надавил на кровоподтек в области сустава, Колин поморщился, сдерживаясь от боли. Осмотрев ногу, Артур велел гостю сидеть, сам спустившись на нижний ярус дома. Вернулся он с мазью в руках, пахнущей горчицей с полынью.
        - Держи, будешь растирать ею ногу с утра. Дня через два отек должен спасть. Уже через неделю снова сможешь бегать.
        - Спасибо, выручил. Сколько я тебе должен?
        - Бери так, главное пообещай на досуге подумать, куда можно применить мою новую разработку. Идея с убийством слугой хозяина мне очень понравилась. Поищи что-нибудь в том же духе.
        - Договорились, если чего надумаю, непременно сообщу.
        Распрощавшись с лекарем, Колин направился домой. За время, проведенное у Артура, на улице стало совсем темно. Заметно похолодало. Наемник, ежась, постарался закутаться в плащ. Как все же быстро меняется мир. Еще вчера тебе платили за убийства. Но сегодня лекарь лечит даром, да еще в нагрузку дает новый препарат, лишь бы Колин помог ему с ним разобраться. Получается своеобразный обмен, роль денег в котором играет информация. То же было с его последним заданием. Элеонора охотилась не за Малькольмом, ей нужны были его записи. Та же информация, ради получения которой погибли два друида.
        - Куда это мы так спешим? - неожиданно дорогу наемнику преградил здоровяк.
        Он был на полголовы выше Колина, массой превосходя его в разы. В правой руке громила держал мясницкий нож.
        «Дилетант, - устало подумал наемник. - Если бы нож за спиной спрятал, глядишь, смог бы меня удивить, а так - сплошное разочарование».
        Колин распахнул плащ, демонстрируя грабителю меч, висящий на поясе.
        - Понял? - спросил он у вмиг потерявшего весь задор бандита.
        - Угу, - кивнул тот головой, завороженно глядя на клинок противника.
        - Как поступим? - иногда наемнику даже нравилось играть с такими недоучками.
        - Может, я пойду? - плечи бандита разом опали, сам он ссутулился. Нож незнакомец теперь держал не так уверенно, а глазами старался не встречаться со взглядом Колина.
        - Ладно, иди, - не стал препятствовать наемник.
        Здоровяк не заставил себя упрашивать, тут же скрывшись в ближайшей подворотне. Колин старался не драться без необходимости, не лезть в чужие дела. Именно благодаря этому качеству он до сих пор оставался цел и невредим. Даже если при нем группа людей сомнительной наружности стала бы убивать ни в чем не повинного прохожего, наемник даже пальцем бы не пошевелил. Не известно, получишь ты благодарность от спасенного или плевок в лицо. Зато одно известно точно, врагов себе наживешь. А зло помнят дольше, чем добро.
        Оставшийся путь наемник проделал без происшествий. Войдя в дом, он выпил горячего чая, который оказался как нельзя лучше после уличной прохлады. Отогревшись, Колин почувствовал, как его снова начало клонить в сон. Не сопротивляясь наваждению, наемник отнес наверх взятое с собой оружие. Прежде чем лечь спать, намазал поврежденную ногу. Мазь сразу начала действовать, оказывая теплое жжение на поврежденную конечность. Больше не в силах оставаться в сознании, Колин провалился в сон.
        * * *
        Джеймс проснулся на берегу реки. Ему понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить все с ним произошедшее, уж больно события предыдущих дней были похожи на кошмарный сон.
        Солнце стояло в зените, был ясный день. Кормик не смог определить, сколько времени он спал: сутки либо всего несколько часов. Не став терзать себя этими мыслями, он, поднявшись, направился к речке умыться. Склонившись над зеркальной гладью воды, Джеймс отшатнулся от смотревшего на него отражения. Это был не он.
        Парню было восемнадцать лет, только вот отражение показывало Кормику совсем другого человека. Из воды на него смотрел юноша лет двадцати пяти, с залегшими мешками под глазами и осунувшимся лицом. Неприглядную картину дополняла седина, откуда не возьмись появившаяся на висках.
        «Ну, допустим, седина понятное дело откуда взялась. Пережив такое, хорошо хоть лысым не остался», - постарался пошутить Джеймс, скрывая свои переживания от увиденного зрелища.
        Парень сел на траву. Сорвав лист подорожника, он начал его аккуратно рвать по жилкам на маленькие полоски. За этим делом ему было легче отвлечься. Немного придя в себя, юноша начал размышлять дальше, ища причину своего старения.
        Закончив издеваться над подорожником, Джеймс откинулся на спину. Теперь его вниманием завладели проплывающие над ним облака. Все они были причудливой формы, если проявить изрядную долю фантазии, то за ними можно было наблюдать хоть целый день. В детстве Кормик любил этим заниматься.
        Вытянув перед собой левую руку, юноша внимательно посмотрел на перчатку.
        «На самом деле, она очень даже ничего. Вполне красивая, даже изысканная».
        Не удержавшись, он попытался ее снять. Как и в прошлый раз, в усыпальнице, у него ничего не вышло. Она словно стала его частью.
        «Может, из-за нее я так быстро постарел? Думаю, не стоит ее больше использовать. Вдруг в следующий раз превращусь в старика или того хуже?» - в памяти всплыло иссохшее, словно мумия, тело разбойника.
        Джеймса передернуло. Поразмыслив немного над этим вопросом, Кормик отверг данное предположение как несостоятельное.
        «Пусть она состарила Каспия, думаю, ко мне ее старение не относится. Тем более тень мне ничего об этом не говорила. А она вроде бы все довольно состоятельно изложила, ничего не укрывая. Так в чем же дело? Может, это гиблое место?»
        Осмотревшись вокруг, Джеймс отказался от этой версии. Здесь всюду росли цветы, играли свои трели кузнечики, а над всем этим великолепием порхали бабочки. Гиблое место называлось таковым, потому что там никто долго не живет, ни растения, ни насекомые.
        Продолжая искать причину, Кормик мыслями возвращался все дальше и дальше, к началу своих приключений. Поход в склеп за артефактом, переход с разбойниками по лесу, ночевка в деревне, плен, блуждание в тумане, предательство напарников.
        «Стоп - Джеймс почувствовал, разгадка рядом. - Ну, точно, как я мог такое забыть. Маг в тумане. Он говорил об обмене пяти моих лет жизни на восстановление моего тела. Тогда мне должно быть двадцать три. Ну а оставшиеся приключения сделали свое дело. Поэтому выгляжу я чуть старше».
        Кормик тут же подбежал к реке, еще раз взглянуть на свое отражение. Теперь оно не казалось ему чужим. Джеймс постарался к нему привыкнуть. Ощутить свой возраст.
        Простояв над водой по меньшей мере около часа, Кормик, наконец, смирился со своим возрастом.
        «Ничего, это дело наживное, главное жив остался», - философски заключил он.
        Умывшись, он разулся, достав из сапога серебряный. Золотой было решено оставить в заначке. Теперь Джеймс готов был отправиться в Рафт. Пройдя метров сто, парень остановился.
        «Надо вернуться в склеп. У Захара с Каспием должны были заваляться пара медяков. Иначе мне с одним серебряным далеко не уйти, если придется платить за еду с жильем».
        Возвращаться в пещеру было страшно. К сожалению, другого выбора не оставалось. Так, шаг за шагом, преодолевая волнение от воспоминаний о случившемся здесь, Кормик дошел до места вчерашней бойни.
        В помещении, видимо от умерших разбойников, уже начал распространяться неприятный трупный запах. Статуи вповалку лежали на полу, они идеально выполнили последний приказ обладателя перчи тьмы.
        Пересилив себя, при этом стараясь как можно реже дышать, Джеймс подошел к Захару. Обшарив его карманы, парень обзавелся семью медными монетами, картой и ножом. Последние две вещи Кормик сразу отбросил.
        Карта ему была ни к чему. Оружие в городе могло доставить больше хлопот, нежели пользы. До Рафта было совсем близко, поэтому Джеймс надеялся добраться до него без происшествий.
        Теперь настала очередь того, что осталось от Каспия. Осмотрев его одежду, Кормику удалось найти еще десять медяков. Полученных денег было более чем достаточно для осуществления дальнейшего плана.
        Одежда юноши за время его скитаний в обществе разбойников пришла в полную негодность. В таком виде его в город не пропустят. У Захара поживиться было нечем, поэтому парень позаимствовал штаны у Каспия. Свою кофту он выбросил. У разбойников верхняя одежда была не лучше его прежней, поэтому он решил идти полураздетым. На улице стояло лето, а в городе можно будет купить обновки.
        Закончив свою грязную работу в склепе, Джеймс направился в город. Дорога заняла совсем немного времени, уже через три часа он стоял у стен города.
        Конечно, по размерам Рафт уступал Галасу, хотя был не маленьким. По полученным в детстве Кормиком знаниям, здесь проживало порядка полусотни тысяч людей. Ко всему прочему, город ежедневно пропускал более трех тысяч постоянно приезжающих и уезжающих торговцев с охраной.
        У путника не было никакого желания рассматривать достопримечательности города, поэтому Джеймс решил идти прямиком на торговую площадь. Там он намеревался узнать, есть ли здесь кто из купцов, отправляющихся в Хаймер.
        День близился к завершению, только вот народа на улицах меньше не становилось. Все толкались, ругались, в приступах злости сплевывая себе под ноги. Одним словом, стояла обычная суматоха, творящаяся на рыночной площади ежедневно. Многих горожан это выводило из себя. На драки, вспыхивающие в толпе из-за мелочей, давно никто не обращал внимания.
        Джеймс, напротив, чувствовал себя в своей стезе. Разве может быть лучшее место для воришки, чем торговая площадь в разгар дня. Но сегодня Кормик не собирался использовать свои воровские таланты. Сейчас, как никогда раньше, ему меньше всего хотелось проблем с законом. Парень желал одного, поскорее отправиться в Хаймер.
        Легко обогнув полного мужчину, несущего свежие караваи, Кормик обошел начавшую назревать ссору между двумя истошно вопящими друг на друга женщинами. Перестроившись в другой поток идущих, остаток пути Джеймс проделал за всадником, которому услужливо расчищала путь личная охрана. Так, идя сзади коня, Кормику довольно быстро удалось попасть в самый центр торговли.
        Здесь было абсолютно все. На площади торговали фруктами, мясом, рыбой, молоком, выпечкой, тканями и много еще чем. Джеймсу тут понравилось. Не раздумывая, он направился к ближайшему прилавку. За ним мужчина в годах с длинной, спадающей до пояса бородой торговал мясом. Обслужив покупательницу, он обратился к Кормику.
        - Чего желаете?
        - Мясо вяленое есть?
        - Да. Три полоски за медяк.
        Продавец показал на товар. Джеймс удовлетворенно кивнул. Полоски были хорошие, толщиной с половину ладони, длиной они были не меньше двух.
        - Беру шесть штук, - с этими словами Джеймс намеренно протянул продавцу пять медных монет.
        - Вы дали больше, - взяв деньги, произнес продавец, впрочем, не особо проявляя рвение вернуть лишку обратно.
        - Нет, все правильно. Мне нужно узнать, кто в ближайшее время собирается отправляться в Хаймер.
        - Вам нужен Хаким. Он собирался выдвигаться туда сегодня-завтра, минуя Галас.
        - Как мне его найти?
        - Он торгует через шесть лотков от меня. Узнаете его по тюрбану на голове, ни с кем не спутаете.
        - Благодарю за совет, - забрав мясо, Кормик отправился на поиски купца.
        Идя в указанном направлении, Джеймс на ходу откусил от одной из полосок, остальные распихав по карманам.
        По пути к торговцу ему попался лоток с рубахами. Купив всего за монету подходящую, он сразу надел ее.
        Мясо показалось юноше изумительным, такой вкуснотищи он не ел за всю свою жизнь. Сказывалась голодовка, устроенная похитителями, но парень предпочитал об этом не думать.
        Дойдя до указанного продавцом мяса человека, Кормик, подойдя к нему, поинтересовался:
        - Хаким?
        Продавец сухофруктов отвечать не спешил. Поправив свой выцветший от времени оранжевый тюрбан, он пристально посмотрел на Джеймса из-под своих массивных, сросшихся на переносице, черных бровей.
        - Да. Чем могу быть полезен? - наконец произнес он.
        Голос у продавца был глухой, еле слышный. Возраст Хакима Джеймс определить не смог. Лицо его скрывали усы с черной, лопатообразной бородой.
        - Мне сообщили о вашем скором отъезде в Хаймер. Могу я попросить взять меня с вами в дорогу?
        - Нам попутчики без надобности. В охранники ты не годишься, а нахлебников без тебя хватает.
        - Я заплачу, - Джеймс аккуратно достал серебряный, стараясь, чтобы никто, кроме продавца, не видел монеты. - Мне лишь нужно место в обозе, еда и вода. На большее я не претендую.
        Хаким еще не дал своего согласия, когда Джеймс уже понял, торговец согласится. В принципе, другого ожидать было сложно. При желании Кормик мог договориться ехать даже за двадцать медных, только вот их у него не было, поэтому он решил не мелочиться.
        - По рукам, - легко согласился Хаким, пряча монету.
        - Где располагается ваша стоянка?
        - За городом, сам вряд ли найдешь. Приходи сюда часа через три. Я как раз закончу торговать, пойдем вместе.
        Араб, так про себя окрестил торговца Кормик, явно темнил. Джеймс это понял сразу, правда, вида решил не подавать. Вместо этого он зачерпнул с лотка полную горсть кураги. Бросив один из фруктов в рот, он с наслаждением съел сладкий плод.
        - Через три часа, говоришь?
        - Да-да, через три, подходи. Здесь тебя ждать буду, - от волнения Хаким начал коверкать речь, боясь разоблачения.
        Кивнув, не говоря больше не слова, Джеймс направился в обратную сторону. Пройдя несколько лотков, Кормик замедлил ход. Закинув в рот оставшиеся сухофрукты, парень махом их проглотил.
        От сладости во рту нестерпимо захотелось пить. Увидев впереди торговца водой, Джеймс направился прямиком к нему.
        - Почем вода? - ткнув в самый маленький бурдюк, спросил юноша.
        На глаз, воды в него должно было вмещаться около литра. Ему одному этого было более чем достаточно.
        - Две монеты, - тут же выпалил местный торговец.
        - Много. Давай монету? Это же просто вода, - начал привычно торговаться Джеймс.
        - Слишком мало. Чистая холодная вода. Никак не меньше двух, - торговец не собирался сдаваться.
        - Ладно, а как насчет монеты, в придачу к которой две полоски вяленого мяса. Смотри, какие большие, нигде больше таких не найдешь, - достав две полоски, Кормик поднес их практически к лицу продавца.
        - Один медяк и две полоски? - раздумывая, уточнил купец.
        Парень утвердительно кивнул.
        - Идет.
        Получив бурдюк, Кормик, не отходя от лотка, опустошил емкость наполовину. Напившись вдоволь, Джеймс перевязал его. Перекинув бурдюк через плечо, он направился к выходу из города.
        Конечно, можно было подумать, юноша ничего не выиграл с торгов за воду, но сам Джеймс так не считал. Он смог сэкономить медяк, избавившись от лишнего мяса. Купец все равно в пути должен был обеспечить его пищей, а вот деньги ему пригодятся в Хаймере. Не разменивать же Кормику золотой. На оставшиеся десять монет он мог прожить целую неделю, а то и две, если не тратиться понапрасну. За это время парень намеревался найти кинувших его товарищей.
        От воспоминаний злость начала брать над ним верх. Чтобы отвлечься, Джеймс достал начатую полоску мяса, пару раз откусив от нее, убрал обратно.
        Так, жуя мясо, он выбрался за пределы города. Кормик знал, крупные торговцы, везущие с собой несколько обозов товара, предпочитают располагаться за городом. На это было несколько причин. Главная, на такой стоянке охранникам легче было выполнять свои обязанности. Постороннего было видно издалека. Не в пример городским улицам, где умельцы могли разворовать целую телегу на глазах у ничего не подозревающей охраны. К тому же такое расположение экономило купцу кругленькую сумму. Ему не нужно было платить за ночлежку своих людей, питались они из походных запасов, иногда, если повезет, подстреленной дичью.
        Как раз сейчас Джеймс направлялся к таким стоянкам. Напротив городской стены, у самой кромки леса, в отдалении друг от друга находилось несколько десятков караванов. Кормик намеревался вычислить нужный ему, после чего рядом с ним дождаться Хакима. В том, что торговец покинет рыночную площадь без него, юноша был уверен.
        Закинув в рот оставшуюся часть полоски мяса, Кормик направился к ближайшей из стоянок. Завидев его, охранники насторожились, начав внимательно следить за каждым движением парня. Джеймс, всеми силами стараясь ничем не спровоцировать охранников, приблизился к ним.
        - Чего надо? - грубо спросил главный из них.
        Кормик ничего против них не имел. Он был бывшим мелким воришкой, одет был соответственно. Но юноша, сам того не желая, вызвал внутреннее опасение стражников, он это чувствовал.
        - Просто мимо проходил, смотрю, службу несете. Не сладко, наверное, приходится? - Джеймс постарался начать издалека.
        Он знал, если сейчас спросить, где стоянка Хакима, ему не ответят. Мало того, могут еще хорошенько побить, чтобы не отвлекал честных людей от работы. Поэтому Кормик, по уже не раз проработанной в Галасе схеме, намеревался, завязав разговор, подмаслить охранников, лишь после этого попытаться узнать у них о расположении обозов купца.
        - Привычные, - в той же грубой манере бросил охранник.
        - Так вот, я мимо проходил, дай, думаю, загляну, посмотрю, как у вас служба идет, - за разговором юноша достал из кармана оставшиеся полоски мяса, протянув их собеседнику. - Решил, вам будет не лишним набраться сил к концу дня.
        Охранник, недолго колебавшись, принял подарок.
        - Правильно мыслишь, парень, работа у нас тяжелая, поэтому подкрепиться никогда не помешает.
        Подтвердил слова Кормика один из охранников, деля мясо между собравшимися. Остальные согласно закивали, пробуя на вкус подарок юноши. Джеймс понял, напряжение спало, можно переходить к главному.
        - Куда намереваетесь отправиться дальше? - начал потихоньку прощупывать почву парень.
        - Завтра еще здесь будем. А потом в Галас поедем, там, говорят, сейчас на ткани спрос.
        Промах, Джеймсу были нужны торговцы сухофруктами. Это были не обозы Хакима.
        - Ясно, а мы завтра в Хаймер рванем. В Галасе решили не останавливаться.
        - Ты с Хакимом что ли? - охранник кивнул в сторону одной из стоянок.
        - Да, с ним самым.
        - Не нравится он мне. Гнилой человек, всегда норовит подлянку устроить, - задумчиво высказался глава охраны.
        - Мне тоже не нравится. Но если платит, приходится мириться.
        Все согласно закивали, признавая правоту сказанного Кормиком.
        - Не буду вас больше утомлять. Счастливого пути, - получив то, за чем пришел, Кормик поспешил распрощаться с новыми знакомыми.
        - И вам легкой дороги, - уже уходя, услышал он в ответ.
        Теперь Джеймс знал, где расположена стоянка Хакима, оставалось дождаться самого купца. Дабы не провоцировать охрану нужных ему обозов, Джеймс старался держаться от них на удалении. Оказавшись на пути будущего движения торговца из города к своим людям, юноша присел на траву.
        По его подсчетам, прошло около часа с момента его разговора с Хакимом, а это означало, купец должен был скоро показаться. Оставалось немного подождать. Кормик сидел лицом к городу, непринужденно жуя травинку. Солнце нежно грело спину. Со стоянки до него доносились различные звуки и запахи. Парень не пытался их различать, наслаждаясь теплом уходящего дня. Сейчас трудно было поверить, еще не так давно Джеймс был в руках разбойников. Его жизнь целиком и полностью зависела от их решения, жить ему или умереть. Теперь же он собирается ехать с торговцами в Хаймер, притом не как работяга, отрабатывающий в дороге всеми правдами и не правдами свой хлеб, а как полноценный наниматель.
        Из города вышел мул, запряженный телегой. За ним показалась группа людей. Все они направлялись в сторону Кормика. В одном из них парень узнал купца. Дождавшись, когда до идущих останется не больше пяти шагов, юноша поднялся с земли.
        - Я вас уже заждался, - первым начал он беседу.
        - Так ведь тебе сказали через три часа подойти? - не стал скрывать своей издевки Хаким.
        - Мало ли чего сказали. Я здесь, поэтому придется тебе меня взять, - тоже решив перейти на ты, злобно выпалил Джеймс.
        Два сопровождающих торговца охранника недоумевающе смотрели то на Хакима, то на его собеседника. Они не знали, как им поступить в сложившейся ситуации.
        - Это вряд ли. Не подпускать его ко мне, - последние слова были адресованы охранникам.
        Те, понимающе кивнув, двинулись на Джеймса. Было ясно, парня собирались изувечить, после чего выкинуть в ближайших кустах, подальше от глаз.
        - Постой, Хаким! Я правильно тебя понимаю, ты решил нарушить свое слово?
        - Почему бы и нет? - ответил вопросом на вопрос купец, все еще не понимая, к чему клонит Кормик.
        - Да так, просто поинтересовался. Смотрю, ты не веришь в главную примету торговцев. Невыполнение обещаний перед отправкой - к большой беде, - с мстительной улыбкой произнес юноша.
        - Оставьте его, - после недолгого раздумья, велел он уже схватившим Кормика охранникам. - Этот парень едет с нами.
        Не говоря больше ни слова, торговец с хмурым видом направился к стоянке. Джеймс, напротив, был весел, прямо-таки лучась от счастья.
        Именно на такой исход рассчитывал юноша. У торговцев была одна незыблемая примета, в которую все они свято верили. За день до отъезда на новое место, купец должен честно вести дела. Не обманывать при продаже, свято выполняя заключенные им договоры и соглашения. Иначе удача навсегда отвернется от него. Поэтому Джеймс не сомневался, пользуясь этим суеверием при убеждении Хакима, тот возьмет попутчика с собой.
        Беспрепятственно пройдя за купцом мимо трех охранников обоза, юноша очутился на стоянке. Повозок было мало для такого длинного перехода. Всего пять штук. Значит, темп удастся держать хороший. При сопутствующей удаче, дойти до города удастся меньше чем за две недели.
        Людей на стоянке тоже было значительно больше, чем предполагал изначально юноша. По одному возничему на обоз, восемь охранников, Хаким, да араб, похожий на купца как две капли воды. Еще, в отдалении ото всех, Джеймс заметил женщину с ребенком лет семи, рядом с которыми сидел старик в просторном одеянии. Видимо, кроме юноши у Хакима уже были попутчики.
        Торговец подошел к похожему на него арабу. Разница между ними была лишь в бороде. У Хакима она была длиннее. Начав разговор между собой, они постоянно косились на юношу. Араб был явно не доволен появившимся попутчиком, он ругался, постоянно жестикулируя перед лицом купца.
        Кормик, безучастный к этому разговору, не знал, куда себя деть. Все занимались своими делами. Никто никуда его не определил, поэтому юноша счел за лучшее оставаться стоять на месте, дожидаясь, чем разрешится перепалка между арабами.
        Наконец договорившись о своем, они оба подошли к Джеймсу.
        - Это мой брат, Салим. Он главный в нашей охране. Если потребуется что-либо, обращайся напрямую к нему.
        - Ясно. Меня зовут Джеймс Кормик, надеюсь, наш совместный путь пройдет без происшествий, - счел проявить такт юноша.
        Арабы на его слова никак не отреагировали. Вблизи Джеймс заметил еще одну разницу в братьях. Если на Хакиме был тюрбан, то Салим носил тюрбанный шлем. Кормик не без удовольствия отметил, брат купца знает свое дело, для него такой шлем был наилучшим решением. Из-за мантии, намотанной поверх шлема, пробить такую конструкцию было практически невозможно. Ко всему прочему, благодаря той же мантии, шлем отлично поглощал любые удары по голове.
        - Твое место будет рядом с ними, - Салим кивком указал на женщину со стариком. - Поедете в последнем обозе. Еду с водой получать станете после всех. Все понятно?
        Араб был явно против еще одного попутчика в лице Джеймса. Поэтому он даже не старался скрыть свое негативное отношение к нему. Кормик, решив не искушать судьбу напрасно, во всем соглашался с арабом.
        - Ясно. Когда отправляемся в путь?
        - С рассветом, - сочтя разговор оконченным, Салим направился проверять своих подчиненных.
        - Не держи на него зла, - видя, каким взглядом провожает араба юноша, решил вступиться за брата Хаким. - Нам предстоит тяжелый путь, поэтому он нервничает, стараясь учесть все.
        На фоне своего брата купец не казался таким самоуверенным, как в поле, перед стоянкой.
        - Ничего страшного. Я все понимаю. У меня к тебе еще пара вопросов. Кто эта женщина и старик?
        - Бабу с ребенком мы повстречали по дороге. Она к нам попросилась. Я был против бесплатно везти еще два рта, но Салим решил взять их с собой, говорит, хороший знак. Старик пришел сегодня утром. Как и ты, заплатив мне за дорогу, - по голосу купца стало ясно, старик дал меньше Джеймса в разы, впрочем, парню не было до этого дела. - Думаю, с ним проблем возникнуть в дороге тоже не должно.
        - А как собираетесь ехать? Я слышал, в Галас заезжать не намерены.
        - Да. Минуем его старой дорогой, к Галасу по ней даже близко не подойдем.
        - Старой, значит. Не лучше ли ехать главным трактом? Меньше вероятности повстречать разбойников, - Джеймс не понимал, для чего нужно рисковать людьми и товаром, если можно проехать как все.
        - Меньше вероятности, не спорю. Но идя по старой дороге, мы сможем сэкономить два дня пути. Значит, выиграть во времени, а главное, в деньгах. Грабителей по дороге можно не опасаться, с нами почти дюжина охранников.
        Теперь Кормику стал понятен мотив торговца. За деньги тот готов был рискнуть всем, не только своей шкурой, но даже работниками со случайными попутчиками. Джеймсу всего лишь нужно добраться до города, желательно без приключений, их ему хватило на всю оставшуюся жизнь.
        - Последнее, о чем хотел спросить. Я путешествую налегке, поэтому у меня нет ни чашки, ни ложки.
        - Не волнуйся, на первой раздаче пищи получишь и то и другое.
        - Теперь меня все полностью устраивает, - Кормик направился к обозу, в котором ему предстояло ехать весь дальнейший путь.
        - Парень, а что у тебя за перчатка на руке? Никогда таких в продаже не видел, - задал купец давно мучавший его вопрос.
        - Память от отца, сделана на заказ, - не моргнув глазом ответил юноша.
        Подходя к своим новым попутчикам, Джеймс для себя решил, необходимо срочно придумать историю про перчу тьмы. Говорить правду о ней было рискованно. В то же время перчатка на левой руке привлекает к себе внимание, поэтому Кормик не сомневался, вопрос, заданный Хакимом, ему теперь придется часто слышать.
        Подойдя к женщине со стариком, юноша, не говоря ни слова, сел на землю, прислонившись к колесу повозки.
        Справа от него довольно молодая женщина, лет тридцати, возилась с ребенком, бойким пацаненком, который норовил вырваться из рук причесывающей его матери. Слева от парня, на краю повозки, сидел старик. Совершенно лысый, с длинной белой бородой, он то и дело слюнявил уголек, делая себе пометки. Бывало, он на время прекращал это занятие. В такие моменты незнакомец просто смотрел вдаль ничего не выражающим взглядом, будто был далеко отсюда. Когда он приходил в себя, то с удвоенной силой начинал прерванное занятие.
        Понаблюдав немного за своими новыми попутчиками, Джеймс прикрыл глаза, нежась теплу практически севшего светила. На душе было спокойно, теперь две недели он мог ни о чем не думать. Юноша то проваливался в полудрему, то просыпался, чтобы через секунду снова погрузиться в легкий сон. Сколько он так просидел, Кормик сказать не мог, из этого состояния его вывел голос старика.
        - Сегодня выдался на удивление теплый денек, не правда ли?
        Джеймс приоткрыл один глаз. Старик стоял прямо перед ним. По всему выходило, сказанное было адресовано Кормику. Юноша не посчитал нужным отвечать попутчику. Сонное состояние исчезло.
        Нехотя Джеймс открыл второй глаз. Осмотрел лагерь. По его прикидкам, прошло совсем немного времени. В центре стоянки двое охранников как раз начинали разжигать костер.
        «Значит, через час-два будет ужин. Пора бы уже, а то я проголодался», - тут же отметил юноша.
        Старик тем временем не торопился оставлять его одного. Он добродушно смотрел на нехотя вставшего, начавшего потягиваться юношу. Дождавшись, когда тот обратит на него свой недовольный взгляд, он представился.
        - Меня зовут Лайнал. Я бывший друид, ныне же простой путешественник. А это Абигель со своим сыном, - женщина кивнула в знак приветствия.
        Решив, что ссориться с новыми знакомыми не разумно, ведь им предстоит вместе ехать довольно долго, Кормик, натянув на лицо улыбку, представился.
        - Джеймс. Еду к родственникам в Хаймер, - юноша печально вздохнул.
        - Что-то стряслось? - услужливо поинтересовался старик.
        - Да. Произошло несчастье. Моего отца убили разбойники. Все, что от него осталось мне на память, лишь эта перчатка, - Джеймс продемонстрировал левую руку.
        Недавно сидя у повозки, он придумал эту историю и, дабы избежать лишних расспросов про перчатку, решил сразу о ней упомянуть. Про нее больше не должны были спрашивать, чтобы не тревожить старые воспоминания о погибшем родственнике.
        - Сочувствую вашей утрате, - искренне произнес старик.
        - Спасибо. Для меня это действительно важно, - продолжал играть на чувствах Кормик.
        Мимо них прошел охранник, кинув на разговаривавших пренебрежительный взгляд.
        - Считают нас обузой, - недовольно прокомментировал его поведение друид.
        - А разве это не так? - поинтересовался Джеймс, хотя с Лайналом был полностью согласен.
        - Так. Но мы заплатили им за это неудобство.
        - Ошибаетесь, - решил поправить его юноша. - Оплатили мы неудобство купцу, ну может еще его брату. Для остальных мы ненужная ноша.
        - Нас это не должно волновать. Хаким должен был добавить за неудобство к их жалованию. Если он этого не сделал, то в чем тут наша вина?
        - Он им не даст ни монеты из вырученного с нас. При этом считать нежелательными элементами будут именно нас. Такова жизнь.
        - Здесь я с вами полностью вынужден согласиться. Позвольте поинтересоваться. Чем вы занимаетесь по жизни?
        - Пока еще не определился. Нахожусь в непрерывном поиске.
        Юноша выдал первый пришедший на ум ответ на неожиданный вопрос собеседника. Не говорить же ему, что он бывший вор, а ныне убийца.
        - Это правильно. С выбором жизненного пути никогда не стоит торопиться. Лучше потратить чуть больше времени, чем хотелось бы, на поиски своего истинного «я». Иначе, уже прожив не один десяток лет, ты неожиданно поймешь, что всю свою жизнь занимался не тем, к чему стремилось твое сердце. Я дам один совет, надеюсь, он в дальнейшем тебе пригодится: в этой жизни не стоит ни за чем гнаться. Все пути ведут к одному концу - смерти. Живи, как тебе нравится, так, как ты хочешь. Не будет золота? Не беда, оно приходящее. Любовь? Она много раз повстречается на твоем пути. То же касается всех остальных вещей этого мира. Жаль, никто не дал мне этот совет в твоем возрасте.
        - Вы не довольны своим выбором? - изумился Джеймс.
        - Отчасти. Я всегда стремился к знаниям, мне нравилось находить новое для себя в этом мире. Поэтому я необдуманно решил связать свою жизнь с друидами. Благо во мне был магический потенциал, унаследованный от прабабки по материнской линии, - старик, наконец, решил присесть, предаваться тяжелым воспоминаниям стоя для него было трудно. - Я сутками просиживал за книгами, моментально впитывая новые знания. Но вскоре мне все это наскучило. Не было уже того детского интереса первооткрывателя, пропал дух приключений. В итоге, отдав большую часть жизни не приносящему мне истинного удовольствия делу, я вернулся к тому, с чего начал. Без денег и дома, бреду, куда глаза глядят. Но по секрету признаюсь тебе, мне такая жизнь по душе. Теперь для меня каждый день снова стал наполнен ярким солнечным светом.
        - Вы хотите сказать, вашим призванием было стать путешественником?
        - Да. Мне нравится общаться с новыми людьми, делать интересные, порой совсем неожиданные даже для себя самого открытия.
        - Думаю, мы с вами похожи, - задумчиво произнес Джеймс. - У меня тоже ничего не осталось. Мне предстоит ехать через богами забытую дорогу. С торговцем, который поскупился на серьезную охрану. Но знаете? Я счастлив. Думаю, эта неизвестность мне даже нравится.
        На самом деле Кормик так не думал. Говорил он это лишь для того, чтобы войти к Лайналу в доверие. Старик вызывал у него симпатию, юноше приятно было с ним общаться.
        - Вот видишь! Именно об этом я говорю. Хорошенько подумай, может твое призвание в путешествиях, открытии новых, еще мало изведанных территорий.
        - Ужин готов! Сначала первая смена, за ней вторая, потом все остальные! - прокричал от костра Салим.
        Под всеми остальными он понимал Джеймса с его новыми знакомыми. Сам араб с Хакимом сели есть с первой сменой и возничими.
        - Пора бы уже, а то я проголодался, - проводив взглядом подтягивающихся к костру охранников, произнес Лайнал.
        - Мама, мама, пошли кушать, - начал тянуть Абигель за руку ее сын.
        - Слишком рано. Подожди, сначала все остынет, чтобы ты не обжегся, только тогда мы пойдем поедим, - обняв сына, произнесла женщина.
        На этом разговоры сами собой сошли на нет. Все вчетвером, они стали терпеливо дожидаться своей очереди.
        Джеймс почувствовал, как сильно успел проголодаться. Жить долгое время без крошки во рту ему было не привыкать, поэтому он, сев обратно к повозке, прикрыл глаза. Сын же Абигель оказался неугомонным малым, он то и дело носился из стороны в сторону. Когда ему это надоедало, он садился рядом с матерью, начиная канючить.
        Наконец, настала их очередь. Когда Кормик подходил к котлу, рядом с лагерным поваром очутился не пойми откуда взявшийся Хаким. Он распорядился выдать юноше чашку с ложкой. Джеймс поблагодарил купца за проявленную заботу. Тот же, выполнив свое обещание, вернулся к своему брату.
        На ужин оказался суп. На вкус он был вполне сносным, вот только Кормик, как ни старался, не смог найти даже малюсенького кусочка мяса.
        - Можешь даже не пытаться, до нас все съели, - проследив действия юноши, пришел на помощь старик. - Если интересно, из кого сварен суп, то я сегодня видел, как один из охотников подстрелил утку.
        - Ну, это лучше чем ничего, - философски изрек Кормик, продолжая поглощать ужин.
        После еды, взяв по кружке чая, все вместе они отправились к уже знакомому обозу. Лучше было оставаться на назначенном им месте. Не стоило злить и без того недовольных охранников.
        - Куда вы намерены отправиться дальше? После Хаймера? - сделав глоток чая, решил задать юноша назревший вопрос.
        - Пока не знаю. В городе мне нужно кое с кем встретиться. От итога переговоров будет зависеть, куда я дальше возьму путь.
        - Как же вы умудряетесь путешествовать без денег? - Кормику данная тема была довольно интересной. - Я так понимаю, вы ни на кого не работаете.
        - У меня много друзей по всей стране. Это отголоски прошлой моей профессии. Так, например, в Хаймере я собираюсь остановиться в постоялом дворе «Одинокий путник». Его хозяин - мой старый знакомый. Поэтому, думаю, он разрешит мне ненадолго поселиться там.
        - А еда? Или вот такие оплачиваемые переходы? - Кормик показательно обвел взглядом стоянку Хакима.
        - Ну все же иногда мне приходится поработать. Здесь выручает мое знакомство с магией. Кому по огороду подсоблю, чтобы деревья лучше плодоносили или урожайность повысилась, а некоторым помогаю избавиться от обосновавшихся поблизости бандитов.
        - Круто, - по-мальчишески обрадовался Джеймс.
        Его действительно начинал восхищать этот необычный старик.
        - Скольких вы уже поймали?
        - Не много. Да и не считал я. Уже поздно, что-то я утомился. Пора бы уже на боковую, - ушел от ответа Лайнал.
        Он достал из повозки длинное толстое одеяло, после чего, полностью укутавшись в него, лег спать.
        Кормик тоже долго сидеть не стал. Общаться с Абигель его не тянуло, поэтому он решил последовать примеру друида. Правда, у юноши с собой не было такого одеяла или чего похожего, благодаря чему можно было бы согреться ночью. Поэтому он, не обращая внимания на недовольство охранников, лег спать рядом с костром, даже не успев заметить, как провалился в сон.
        * * *
        На утро юношу разбудил голос Салима:
        - Хватит спать! Всем подъем! - ходил по лагерю, крича, командир охраны.
        Кормика колотила мелкая дрожь. Сказывалась утренняя прохлада. Юноша хорошо выспался. Собравшись с силами, Джеймс поднялся. Осмотревшись, он увидел, как все рабочие уже давно занимаются своими делами. Кто стоит на охране, кто следит за костром, а кто-то выполняет обязанности повара.
        Стараясь никому не мешать, Кормик направился к своим попутчикам. Женщина с ребенком до сих пор лежали, не торопясь вставать. Хотя сна, юноша знал по себе, после криков Салима у них давно не было.
        - Как спалось? - поприветствовал его старик, выходя из-за повозки.
        Джеймс, поняв, что там делал старик, решил, ему бы тоже не помешало облегчиться.
        - Хорошо. Спал как младенец. Как там? - поинтересовался он, указывая на место, откуда вышел старик.
        - Мокро. Роса еще не спала.
        - Ничего, днем обсохну.
        Джеймс решительно направился за телегу. Вернувшись, он увидел друида, опять делающего углем заметки.
        - Можно поинтересоваться? Что вы там все время пишете? Ведете заметки о своем путешествии?
        - Нет. Фиксирую на бумаге кое-какие мысли, приходящие в голову, чтобы потом к ним вернуться.
        - Ясно.
        Хотя было ничего не ясно. Джеймсу стало до жути интересно, о чем все-таки пишет Лайнал. Пока выспрашивать подробнее об этом было еще рано. Поэтому Кормик решил повременить со своим любопытством.
        Перекусив постной кашей, лагерь снялся с места, отправившись в путь. Впереди обозов Салим с братом. За ними еще три охранника. Остальные в конце колонны.
        По пути им никто не встречался. Двигаться старались быстро, насколько это было возможно, привал делая всего раз в день, на обед. С заходом солнца разбивали стоянку.
        В таком ключе прошли четыре дня. За это время Джеймс успел сблизиться с Лайналом. Первое впечатление о нем оказалось полностью правдивым. Старик любил поговорить. Джеймсу все больше нравилось общаться с ним, порой на совсем невероятные темы. Например, как должен выглядеть человек, способный летать. Парадоксально, но такие, казалось бы, неуместные вопросы часто приходили друиду в голову.
        На привале четвертого дня, пока охранники готовили еду, у Джеймса с Лайналом произошел интересный разговор.
        - А скажи-ка мне, в чем сущность магии? - ни с того ни с сего спросил его бывший друид.
        - Не знаю, - после долгих раздумий вынужден был признать Джеймс.
        - Вот и в книгах нигде об этом не упоминается. Я считаю, каждый должен сам определить, что магия значит для него, как он ее будет использовать.
        Кормик не понимал, зачем старик завел этот бессмысленный разговор. Хотя, признаться, он вызвал у юноши неподдельный интерес.
        - А какая вообще бывает магия? - Джеймс не раз слышал страшные истории о злых магах, убивающих людей сотнями. - Вы сражались с колдунами?
        На миг Кормик снова стал семнадцатилетним мальчишкой, зачитывающимся приключенческими книгами, свято верящим в злых волшебников. Поняв это, Джеймсу стало стыдно за свою наивность. Он хотел оправдаться в глазах Лайнала, но тот, улыбаясь, уже начал отвечать на его вопрос.
        - Колдун это тот же маг, им может стать даже друид, поэтому мой ответ да, я не раз встречался с ними. А вот по поводу магии ты задал очень интересный вопрос. Если действительно хочешь послушать, я могу тебе на него ответить, - старик вмиг стал серьезным.
        - С удовольствием, - восторженно поддержал начавшийся разговор Джеймс.
        - Тогда слушай. Из знаний, почерпнутых мною в академии, я узнал одну забавную вещь. Оказывается, магия изначально существовала в этом мире, еще до появления в нем человека. Только раньше она имела другой, нежели сейчас, вид. Магия была однородна. Это люди, овладевшие ей, стали разделять ее на темную и светлую. Это было сделано, опять же, из-за людской ненависти друг к другу. Для избавления от своего врага, маг объявлял того служителем тьмы. Люди наивно верили, будто такая магия дается человеку дьяволом, дабы истребить людской род. Само собой, такого пособника тьмы ждала неминуемая сметная казнь.
        - Хотите сказать, эти маги не были плохими? - поинтересовался удивленный рассказом старика юноша.
        В голове Джеймса сами собой всплыли слова, сказанные в склепе Проводником: «Теперь ты стал служителем тьмы».
        - Как тебе сказать. Конечно, среди них встречались действительно настоящие убийцы и садисты. Но, в большинстве своем, они были точно такими же людьми, как мы с тобой, ни плохими, ни хорошими.
        - А как по поводу магов света?
        - С ними та же история. Обычные люди со своими пороками и недостатками.
        - Почему тогда я никогда раньше не слышала о магах света и тьмы? - неожиданно встряла в беседу сидевшая рядом женщина.
        Ребенок Абигель, измученный дорогой, мирно спал на коленях у матери.
        - Действительно. Я тоже слышал о них разве только в сказках, - поддержал попутчицу Джеймс. - Сейчас остались лишь друиды, да еще демонологии.
        - Ты еще забыл упомянуть магов огня. Их еще называют огнепоклонниками.
        - Никогда о таких не слышал, - удивился Кормик.
        - Я тоже, - Абигель была заинтригована рассказом друида не меньше юноши.
        - Вероятно потому, что их почти не осталось. Так вот, как я уже говорил, изначально магия была единой, лишь люди придумали разделять ее на черную и белую. Вследствие этого какими-то заклинаниями пользовались больше, какими-то меньше. Одни из них вообще забылись, другие видоизменились, третьи получили свое рождение.
        - Откуда люди берут эти заклинания?
        - Очень хороший вопрос, - не преминул похвалить наблюдательного юношу старик. - Помимо нашего мира существует еще множество иных, находящихся здесь и сейчас, в этой точке времени. Только мы их не видим, впрочем, как и он нас. Но при определенных обстоятельствах, ритуалах, заклинаниях, можно называть это по-разному, удается распахнуть небольшой проход между ними. Так, например, этот процесс иллюстрируется в учебниках ритуалом вызова демона. Чертится определенный рисунок, далее произносится имя демона. Если у вызывающего достаточно сил, ему удается подчинить себе вызываемую сущность.
        - А если нет?
        - Тогда возможны два варианта дальнейшего развития событий. Первый - вызывающий стоит над кругом, крича имя демона, пока не поймет, что его сил не хватает для призыва последнего в наш мир. Второй многим хуже. У демонолога хватает сил создать разрыв между мирами и вытянуть демона в наш. Вот только сил контролировать сущность у мага уже недостаточно, тогда его конец будет не завидным. Демон растерзает его в мгновение ока.
        - М-да, не хотел бы я быть в тот момент на месте мага, - Джеймс в красках представил эту ужасную картину.
        - Все обстоит многим хуже. Сынок, ты, наверное, слышал в детстве сказки о различных чудовищах. Так вот, знай, они все реальны. Это как раз различные демоны, которые убили своих магов. После смерти демонолога проход между мирами закрывается, и демон остается жить в нашем. Лишь высшие из них могут сами вернуться обратно.
        - Ужин готов! - крикнул свою стандартную фразу лагерный повар.
        - Как всегда, сначала они, потом все, что останется, будем подъедать мы, - недовольно прошипела Абигель, глядя ненавистным взглядом на севшую есть первую партию охранников.
        Иногда такое отношение попутчицы Джеймса выводило из себя. Он внутренне проклинал ее, впрочем, внешне оставаясь совершенно спокойным.
        «Вот же дурная баба. Чем, спрашивается, недовольна? Подобрали на дороге. Везут, не взяв с нее ни монеты, так еще кормят. Чего ей еще надо? Это мы с Лайналом заплатили, поэтому могли бы еще жаловаться на несправедливость, а она куда лезет?» - негодовал Кормик.
        Но сейчас было не до нее. Его интересовал рассказ, начатый друидом.
        - Ну, с демонологами все понятно. А как тогда быть с вами?
        - Что-то я притомился, предлагаю перенести беседу на завтра.
        Юноше ужасно не хотелось ждать до завтра. Но он понимал, ему придется это сделать. Когда друид захочет сам поговорить, тогда от него можно будет услышать много интересных историй, нежели если заставить его продолжать разговор сейчас.
        Поужинав, старик лег спать. Так происходило на каждом привале. Джеймс не переставал удивляться, с какой легкостью Лайналу удается уснуть на полный желудок. Сам же Кормик после ужина еще часа два не мог помыслить ни о каком сне.
        Сегодня же, после столь откровенного разговора, сон вообще не шел. У юноши было множество невысказанных вопросов. Задавая их самому себе, он тщательно старался отобрать самые важные, отметая все остальные.
        Друид сказал о магии света и тьмы, но потом выяснилось, сейчас есть лишь друиды, демонологи, огнепоклонники. К кому из них тогда относится Джеймс? На этот вопрос, как ни старался, он не мог дать себе ответа.
        Больше всего парня интересовало, как можно стать магом. Любой мальчишка об этом мечтает, один взмах руки - и все твои враги повержены. Конечно, это были лишь детские фантазии, но может ему удастся упросить старика обучить его паре трюков.
        Так, вспоминая недавний разговор с Лайналом, Джеймс незаметно уснул.
        * * *
        Подъем оказался тяжелым. Всю ночь парню снились кошмары. Хотя он не мог их вспомнить, сути дела это не меняло. Юноша не выспался, чувствуя себя разбитым. На завтрак была надоевшая за четыре дня путешествия каша. Но жаловаться было не на что. Они продолжали ехать, сокращая расстояние до Хаймера. А там Джеймса уже кое-кто заждался.
        При мыслях о мести у юноши даже настроение улучшилось. Лагерь был собран, готовый с минуты на минуту трогаться в путь. Старик опять сел делать свои заметки, женщина возилась с ребенком.
        «Кстати, - вдруг подумал Кормик, - я ведь не знаю имени этого пацана».
        Юноша попытался вспомнить, чтобы Абигель хоть раз называла ребенка по имени, но такого случая он не припоминал.
        Ему стало интересно узнать, как все-таки его зовут. Обращаться к женщине Джеймс счел неразумным. Возможно, при первой встрече она представляла сына, а Кормик, сочтя эту информацию бесполезной, просто не обратил на это никакого внимания.
        - Лайнал, ты в курсе, как зовут мальчишку Абигель? - решил он поинтересоваться у старика.
        - Не знаю. Она его не представляла, - беззаботно ответил друид, не прекращая делать записи.
        - А тебе не интересно?
        - Нет. Если скрывает его имя, значит, на то есть причины. Будешь выспрашивать, соврет, назвав другое. Разве тебе станет от этого легче? - подняв глаза на юношу, резонно возразил старик.
        - Думаю, мы все здесь не те, за кого себя выдаем, - с прищуром посмотрев на Джеймса, добавил друид. - Поэтому ни к чему лишнее любопытство.
        Кормик посмотрел на мальчишку, смеясь бегающего за бабочкой.
        «Думаю, Лайнал прав», - наконец заключил он.
        - Все, собрались! Трогаемся! - прокричал Салим.
        Джеймс заметил, охранники беспрекословно слушались араба. Такого простыми деньгами не добиться. По всему выходило, брат Хакима имел кое-какую военную выучку. Возможно, ему даже довелось послужить. Салим всегда выглядел опрятно, при разговоре не стесняясь проявлять командирские нотки.
        Хаким, напротив, на фоне своего брата казался мирным ягненком. Его не было ни видно, ни слышно. Видимо, умением торговать, обманывая людей, его достоинства ограничивались.
        Повозки тронулись. Сегодня предстояло свернуть с главного тракта на старую, давно забытую всеми дорогу. В связи с этим, многие заметно нервничали.
        Джеймсу было на это плевать. Устроившись поудобнее в последней повозке, Кормик намеревался продолжить с друидом прерванный разговор, благо настроение у того было располагающим.
        - Лайнал! Ты мне вчера не ответил, откуда вы получаете знания? Друиды тоже могут открывать проходы в другие миры?
        - Нет, не можем. У нас это выглядит несколько иначе. Ты когда-нибудь слышал о медитации?
        - Да. Это один из видов размышления об окружающем мире, - вспомнил Кормик некогда выученное определение.
        - Что-то вроде этого. У друидов установление связи с нашим миром происходит через медитативный транс. Это состояние, когда у тебя отсутствует всякое мышление, исчезает ощущение себя, времени, пространства, но при этом ты полностью осознаешь происходящее, сливаясь с окружающим тебя миром. Когда друиды достигают подобного состояния единения с природой, в их головах начинают возникать говорящие с ними посторонние голоса.
        - Это духи из другого мира? - попытался догадаться Джеймс.
        - Духи или нет, не знаю, а они сами по этому поводу молчат. При разговоре с ними я выяснил, они действительно живут параллельно с нами. Только они нас видят, а мы их нет. Именно благодаря связи с ними мы можем повелевать силами природы.
        - Это дриады? - вспомнил познания мифологии Кормик.
        - Да, иногда их так называют. Хотя я с этим не согласен, но это мое личное мнение.
        - От них вы узнаете новые заклинания?
        - Раньше да. Теперь все реже. Многие заклинания, полученные еще в древности, были утрачены. Некоторые сохранились либо видоизменились. Духи леса не любят повторяться. Поэтому заклинание, открытое лишь единожды для одного из нас, больше никогда никому не откроется.
        Телегу тряхнуло. Дорога пошла ухабистая. Только теперь Джеймс обратил внимание, они уже съехали на старый тракт. Темп передвижения заметно снизился. Но если Хаким говорил, будто сможет выиграть несколько дней пути, значит, он должен был предусмотреть вероятность снижения скорости. В получении выгоды от всего, к чему приложил руку, торговец был мастером. Джеймс решил, здесь волноваться не о чем.
        - А демонологи с огнепоклонниками откуда берут знания? - обратился юноша к старику.
        - Разве я про первых уже не говорил? - удивился Лайнал.
        Его спутники отрицательно закачали головами. Оказалось, не только Кормик, даже Абигель с сыном были увлечены беседой.
        - С ними ничего сложного нет. Если маг справляется с вызовом демона, то последний обязан ему полностью подчиняться. Тогда маг вправе потребовать от призванного назвать стоящего над ним демона и ритуал его призыва, если, конечно, тот умеет говорить. К слову сказать, мир демонов полностью строится на подчинении одних другим, вроде нашей армии. Только у них иерархическая лестница может насчитывать несколько сотен ступеней, может даже больше.
        - А кто у демонов самый сильный? - неожиданно воскликнул сын Абигель. Все удивленно уставились на него.
        - Никто не знает, - счел необходимым ответить Лайнал. - Вообще, даже самых низших демонов существует неисчислимое множество видов. Они различаются не только по виду, но и по силе. Что уж говорить о стоящих над ними.
        - Значит, демонологи получают знания от призванных в наш мир? - подытожил Джеймс. - Тогда как они вызывают своего первого демона, ведь никто им не расскажет, как это сделать?
        - Ты правильно поднял этот вопрос. Расскажут. Либо демонолог, увидавший в начинающем маге склонность к профессии, либо низшие демоны, подосланные своим повелителем. Если мы можем открывать проход в их мир, то они тоже могут это сделать. Только вот они призвать к себе никого не могут, а может им этого просто не надо. Демоны способны перебросить сюда лишь своих фантомов, которые появятся в кошмарах у будущего демонолога, там объяснят ему ритуал призыва.
        - Зачем им все это? Маги же их порабощают. Зачем демоны сами стремятся к этому?
        - Для них самих пройти в это мир не представляется возможным, а маг может их дать им такую возможность. Для обитателей иного мира боль, кровь, страдания людей являются чем-то вроде запретного лакомства. Поэтому они сами стараются сюда попасть. Им без разницы, в услужение или нет. Ведь демонолог все равно будет их использовать для работы, которая им по душе.
        - А разве демоны во сне не могут обмануть начинающего мага, показав ему призыв сильного демона, например главы их мира? - не удержался от вопроса юноша.
        - Ты плохо меня вчера слушал. Если они покажут ему призыв демона, который многим сильнее, чем маг, тому просто не хватит сил, чтобы открыть для того дверь в наш мир. Поэтому здесь идет нечто вроде взаимовыгодного сотрудничества.
        - Ладно, тут разобрались, а откуда получают знания огнепоклонники? Мне кажется, вы избегаете говорить о них.
        - Ты прав, - не стал спорить Лайнал. - Нам очень мало известно о них. Здесь сыграли роль несколько факторов.
        Обоз неожиданно остановился. Идущие за их телегой охранники спешились, заняв оборонительную позицию.
        Что-то явно пошло не так. Осознание этого заставило прервать друида свои рассуждения. Джеймс вылез из повозки, решив осмотреться. Впереди стояла остальная часть охраны, обнажившая клинки, во главе с Салимом.
        Араб, выбрав трех своих людей, велел проверить им участок леса впереди по дорогое.
        - Не нравится мне все это, - сказал оказавшийся рядом друид. - Не успели свернуть на этот тракт, как уже начали возникать проблемы.
        - Может ничего страшного, просто перестраховка, - Джеймс пытался успокоить в первую очередь себя, еще раз попасть в руки разбойников он желания не испытывал.
        - Возможно, и ничего. Все равно, это плохой знак. Зря мы свернули с наезженного тракта.
        Кормик был полностью согласен со стариком. Жадность еще никого до добра не доводила. Рано или поздно Хаким за нее поплатится. Юноша лишь надеялся, когда это произойдет, его рядом с торговцем не будет.
        Сейчас ему всего лишь нужно было добраться до города без неприятностей.
        В итоге все волнения оказались напрасными. Отправленные в разведку охранники призывно замахали Салиму руками, показывая, что все спокойно, можно продолжать ехать.
        Джеймс с Лайналом, забравшись обратно в телегу, сели на свои прежние, нагретые места. Обоз тронулся. Попутчики смотрели на старика, ожидая, когда он сам продолжит рассказ.
        - На чем я остановился? - собравшись продолжить историю, уточнил он.
        - На магах огня, - Абигель опередила Джеймса с ответом.
        - Ах да, точно. Так вот, про них нам практически ничего не известно. Во-первых, все маги огня очень вспыльчивы по натуре. Это объясняется их пристрастием к стихии огня. Они будто служат ее олицетворением. А во-вторых, сейчас их остались считанные единицы.
        - Почему так мало? Они слабые? - встрял сын Абигель.
        - Нет, что ты. Они довольно сильные маги, - Лайнал улыбнулся наивности вопроса. - Это произошло из-за их характера. Огневики принимали активное участие во всех войнах, ни одну не обойдя стороной. Причем зачастую сами становясь их причиной. Проще говоря, они практически все погибли на них. Я не знаю, каким образом у них происходит связь с огнем и откуда они черпают силы, но если это сродни нашей медитации, тогда становится понятным, почему они все вымерли.
        - Почему? - изумилась вся троица.
        - Мы сохранялись, передавая друг другу знания. Так устроена наша природа, да и духи дают заклинание всего один раз. Поэтому приходится жить плотной группой. Постоянно обмениваясь знаниями, помогая друг другу. Они же были единоличниками, ни с кем не делясь наукой, вот и растеряли весь свой и без того скудный запас умений.
        - Как вообще люди пришли к магии? - поинтересовалась Абигель. - Или каждый может стать магом?
        - Своевременный вопрос. В древности, когда люди только начали заселять этот мир, проходы между ним и другими мирами были многим больше, нежели сейчас. Тогда не требовалось произносить заклинания или проводить немыслимые ритуалы. Было полно мест, откуда мы могли попасть в параллельные миры, как и живущие в них к нам. С одними у людей шла война, с другими складывались дружеские отношения. Так, через общение с ними, мы узнали о магии, со временем получив возможность ею пользоваться. Но это только то, о чем я вычитал в записях, а они, как известно, чаще врут, чем говорят правду.
        - Получается, вы берете магию из другого мира? Ничего не понимаю, - вконец запутался Джеймс.
        - Неверно. Про демонологов еще можно так сказать. Они в открытую призывают демонов из другого мира в наш. Мы же, друиды, используем другие силы. При медитации голоса чаще всего лишь направляют нас, подсказывая, как лучше сделать. Силу мы берем из своих внутренних источников. А духи нам помогают осуществить задуманное. К примеру, прорастить дерево. Из зерна оно будет прорастать, предположим, год. Я же с помощью магии могу ускорить его во много тысяч раз. Но при этом мне необходимо как-то связаться с дриадами. Сказать, чего я конкретно от них хочу. Пусть мы живем в одном мире, это так же как общаться с людьми другого континента. Разные языки, культуры, менталитеты. Как раз для этого существуют заклинания. Слово или группа слов, которая говорит духам, чего конкретно от них хочет маг. После произнесения ключевых слов, духи заимствуют энергию друида на выполнение его просьбы. В общих словах, дела обстоят таким вот образом.
        - Ничего себе, - восхитился Джеймс.
        - Вы не ответили еще на один вопрос. Стать магом может каждый? - не унималась Абигель.
        - Нет, - предвосхищая следующий поток вопросов, старик поднял руки. - Вы меня утомили с расспросами. Чувствую, разговор может затянуться еще на долгое время, поэтому предлагаю продолжить после привала.
        Только сейчас, после слов друида, Джеймс обратил внимание на солнце. Оно стояло в зените. Значит, уже через час-два Салим даст команду на привал. За разговором с Лайналом время поистине меняло свой привычный ход.
        Обычно к этому времени сын Абигель уже весь изнывал от безделья, успевая достать не только мать с Джеймсом, но даже вечно спокойного друида. Кормик в такие моменты еле сдерживался, чтобы не прибить мальчишку.
        Сегодня малой был на удивление спокоен. Внимательно слушая историю старика, казалось, он не проронил ни звука, не считая вопросов, заданных по теме. Это было на него совершенно не похоже.
        - Я хочу в туалет! - поняв, что рассказа дальше не будет, завел свою шарманку мальчишка.
        - Скоро остановимся, тогда и сходим.
        - А я сейчас хочууууу!!! - продолжал ребенок.
        «Ну вот, все вернулось на круги своя, - Кормик заметил, как друид, веселясь, смотрит на эту картину. - У старика раздражающая привычка прерывать свои рассказы на самом интересном месте».
        Мальчишка тем временем продолжал доставать свою мать, не угомонившись до самого привала. Остановиться решено было в невысокой роще. Дорога шла через густой лес, поэтому найти поляну или еще какое свободное от деревьев пространство не представлялось возможным.
        Вода в бурдюке в который раз закончилась, поэтому Джеймс первым делом отправился к возничему, в повозке которого купец вез воду. За договоренность в две медные монеты, Сэмюель, которого все звали просто Сэм, разрешил Кормику пополнять свои запасы.
        - Привет, Сэм, - завидев возничего, первым поздоровался юноша.
        - О, Джеймс. Опять вода закончилась?
        - Да. Хотя передвигаемся по лесу, а пить хочется недуром.
        - Здесь ты прав. Еще все на нервах с этой дорогой. Ко мне сегодня каждый, за исключением него, - возничий кивнул на Салима, - заходил.
        - Как погляжу, все не в духе от выбранного маршрута.
        - Конечно. Если по главному тракту можно было ехать, ни о чем не беспокоясь, то здесь приходится быть постоянно начеку, мало ли что. Каждый раз боюсь ненароком повредить колеса, иначе встанем на целый день. Эта дорога для меня сплошная опасность.
        - М-да, нелегко тебе. Кстати, по поводу опасностей на дороге. Может, подскажешь, почему сегодня была непредвиденная остановка?
        - Главному показалось, впереди кто-то есть. Вот он и решил, будто там засада. Отправил туда людей, проверить кусты. А там, ты представляешь, - возничий, ухахатываясь, сквозь смех проговорил, - маленький лисенок. Салим принял его за банду грозных разбойников. Если так пойдет дальше, скоро он собственной тени начнет пугаться.
        - Видимо, недолго до этого осталось, - согласился Кормик.
        Правда, думал он иначе. По его мнению, Салим сделал все правильно, лучше лишний раз перестраховаться, нежели лишиться жизни.
        - Давай свой бурдюк, сейчас наполню, - взяв тару, возничий подошел к уже начатой бочке.
        - Ты слышал, чем нас сегодня на обед потчевать будут?
        - Нет, - Джеймсу неоткуда было знать об этом, он вообще ни с кем не общался, кроме трех своих попутчиков.
        - Парни по дороге грибов набрали. Повар пообещал из них фирменный суп приготовить.
        - Лишь бы не травануться, - усмехнулся Кормик.
        - Ты думаешь, они дураки, поганки собирать? - неизвестно почему обиделся Сэмюель. - Держи свою воду и проваливай отсюда.
        С этими словами он кинул Джеймсу наполненный бурдюк. Решив, что перемена в настроении возничего не его дело, юноша, получив то, за чем пришел, вернулся к своей повозке.
        - Как там дела? - не преминул поинтересоваться друид.
        Он задавал этот вопрос каждый раз при возвращении Кормика от Сэма. Таким образом старик старался выяснить, что нового удалось узнать Кормику от болтливого возничего.
        - Нормально. Остановка сегодня была ложной. На обед обещают грибной суп. Вот вроде и все новости.
        - Как ему дорога?
        - Жалуется, говорит, все против выбранного маршрута.
        - Вот и мне эта дорога не внушает доверия. Значит, грибной суп, говоришь. Давно я его не пробовал. Интересно, почему Хаким разрешил так надолго остановиться. Быстрее было бы сделать кашу.
        Джеймс лишь развел руками, он не знал, что на это ответить. Старик, воспользовавшись моментом, снова вернулся к своим записям. Кормик решил потратить свое свободное время на дневной сон.
        Заснул он сразу. На этот раз никаких кошмаров ему не снилось. Открыв глаза, юноша увидел, как к обеду приступили охранники. Он вопросительно посмотрел на друида, тот, поняв незаданный вопрос, показал Джеймсу два пальца.
        «Значит, следующими есть будем мы», - поднявшись, Кормик начал приводить себя в порядок после короткого сна.
        На обед действительно оказался грибной суп. Зря Джеймс опасался отравиться, он получился вполне съедобным. Юноше даже попалось несколько грибов. Кормик только заканчивал есть, когда Салим скомандовал:
        - Собираемся! По коням!
        Юноше и его спутникам торопиться было некуда. Они, взяв остатки обеда с собой, переместились в повозку.
        - Странно они себя ведут, - задумчиво произнес Лайнал, попивая горячий чай. - То устраивают длительный привал, то срываются, не дождавшись, пока все доедят.
        - Просто все уже успели пообедать. А мы не в счет, - резонно заметил Кормик.
        - Я, конечно, с тобой согласен, но, заметь, раньше такого не происходило.
        - Возможно, не рассчитали время на привал. Выбились из графика, вот и торопятся. А на привале может повозку какую подлатали. Дорога плохая. Играющее колесо может обернуться серьезными проблемами, - юноша выдвинул свою версию происходящего.
        - Ничего они не ремонтировали. Пока ты спал, я за ними немного понаблюдал. Единственное, что настораживает, это поведение Салима. Он излишне взволнован, гоняет подчиненных почем зря.
        - Он опасается нападения, - как всегда неожиданно для всех, в разговор вклинилась Абигель.
        Мальчишка уже спал у нее на коленях, поэтому не доставлял ей никаких хлопот, давая возможность послушать, о чем говорят ее попутчики.
        - Когда я водила сына в туалет, - продолжила она, - то стала невольной свидетельницей разговора купца с братом. Во время незапланированной остановки они нашли в кустах несколько тел.
        - Отсюда поподробнее, - поняв, что Абигель собирается закончить свой рассказ, подтолкнул ее к продолжению Лайнал. - Постарайся вспомнить, о чем они говорили.
        - Салим сказал, в стороне от тракта они нашли пять трупов. Людей убили во время привала. Это все. Потом мальчик вернулся, мы пошли обратно в обоз.
        От внимания Кормика не укрылось, как Абигель назвала ребенка. Ни по имени, ни сыном, а просто мальчиком. Так своих детей не называют. Вспомнив слова друида, Кормик решил не начинать разговора на эту тему.
        - Ясно, значит, об убитых знают лишь несколько человек. Либо же нам и возничим решили ничего не рассказывать, - Лайнал подвел итог всему вышесказанному.
        Все замолчали. Дело принимало скверный оборот. Конечно, находка могла быть случайностью, только верилось в это с трудом. Вероятно, на этой дороге хозяйничает группа бандитов, не гнушающихся убийствами, тогда действительно нужно было быть начеку.
        Ни у кого не было желания разговаривать на эту тему. В повозке слышны были лишь стук копыт да дребезжание колес. Их возничий, ругнувшись на очередную яму, стегнул лошадей, вымещая на животных свою злобу за плохую дорогу.
        «Нужно было взять у Захара оружие. Оставил бы перед городом, во избежание проблем, а потом забрал, - винил себя за непредусмотрительность Кормик.
        Теперь он начинал опасаться возможности повторной встречи с разбойниками.
        «На этот раз я им не дамся, буду драться до конца».
        Посмотрев на задумавшегося о своем старика, Кормик постарался прикинуть шансы Лайнала на спасение в случае нападения. Друид производил впечатление сильного человека. Он был магом, а их сила заключалась не в физической мощи.
        «Хотя, опять же, - продолжил размышления Кормик, - я ни разу не видел его в действии. Быть может, он не настоящий друид, просто прикидывается таковым. С другой стороны, он слишком много знает о магии. Думаю, старик все же кое-что умеет. В любом случае, при возникновении опасности нужно будет держаться рядом с ним. Так у меня будет больше шансов на спасение».
        За такими безрадостными мыслями она проехали несколько часов.
        На коленях Абигель завозился мальчишка. Было видно, что он уже проснулся, но вставать желания не испытывал. Пролежав так минут десять, он, наконец, поднялся.
        - Долго нам еще ехать? - капризным тоном начал он доставать мать.
        - Большую часть пути мы уже проехали. Осталось потерпеть еще чуть-чуть, - успокоила его Абигель.
        - Надоело уже ехать. Поскорей бы добраться до дяди… - произнести имени своего дяди мальчишке не дала мать, вовремя закрыв его рот ладонью.
        Джеймс с Лайналом решили сделать вид, будто ничего не заметили. Чтобы скрыть неловкий момент, Абигель обратилась к друиду.
        - Лайнал, может быть, вы продолжите ваш замечательный рассказ. В прошлый раз мы остановились на вопросе о том, как становятся магами, - помня о забывчивости старика, Абигель решила сразу напомнить ему тему разговора.
        - Ах да, прекрасно помню ваш вопрос. Правда, думаю, ответ на него вам не понравится. Магами становятся по воле случая. Друиды придумали обучать и направлять своих воспитанников. Но набираем мы учеников лишь с зачатками магических способностей, с нуля их развить никому еще не удавалось.
        - Это как? - не поверил услышанному Джеймс.
        - Очень просто. Всего лишь у одного из тысячи с рождения имеется так называемый магический потенциал. Его можно сравнить с мускулами человека. Магические задатки точно так же можно развивать за счет постоянных практик, иногда десятки раз повторяя одно и то же заклинание, пока твои силы совсем не иссякнут. Приобрести их нельзя, они либо с рождения есть, либо их нет. Так вот, предположим, есть определенная группа людей, обладающая им. Магами какого направления они станут и станут ли вообще, решать, к сожалению, не нам. У каждого есть предрасположенность к той или иной магии, и никакой кроме нее. То есть с задатками друида ты, как ни старайся, огневиком или демонологом не станешь. Почему так происходит, ни я, ни Элеонора не смогли установить. Определять предрасположенности одаренных мы, к сожалению, тоже не научились.
        Джеймс слышал о главе ордена друидов. Но чтобы вот так, вскользь ее упомянуть, это на его памяти было впервые. Кормик проникся к Лайналу еще большим уважением. Обычно про Элеонору говорили, затаив дыхание, приписывая ей невероятные вещи. Она считалась чем-то вроде мифического героя, дочери богов. Мало кто ее видел, но каждый о ней хотя бы раз слышал. Друид же упомянул ее так обыденно, будто они еще вчера вместе сидели за одним столом, ведя дружескую беседу.
        - Можно узнать, есть ли у человека магические задатки или их нет?
        - Существует два способа определить это. Первый, придуманный в нашей академии, - не без чувства гордости произнес Лайнал, - специальная вода, созданная друидами. Она реагирует на присутствие в человеке любой магической энергии. Второй считается традиционным. Но он, в отличие от нашего, не дает стопроцентного результата. С его помощью можно выявить направление дальнейшего потенциала друида или мага огня, к демонологам он, к сожалению, не применим. Способ заключается в следующем: необходимо взять в руки сухую ветку, затем усилием воли постараться ее оживить, заставить снова налиться соком, распуститься. Если не получается, схожим способом попытаться ее поджечь. Так как она сухая, сил для этого потребуется совсем чуть-чуть. Если ни то ни другое не вышло, следовательно, либо у тебя нет магических задатков, либо ты склонен к общению с демонами, которое таким способом не выявить.
        - У вас, конечно, с собой этой чудесной воды нет? - сам не зная почему, съязвил Кормик.
        - Почему же, она у меня всегда с собой, - Лайнал ничуть не обиделся.
        Порывшись у себя в вещах, он извлек на свет маленький, буквально с мизинец, прозрачный пузырек с жидкостью.
        - А как она покажет, есть у человека потенциал или нет?
        Джеймс загорелся идеей опробовать воду на себе. Ему очень хотелось узнать, может он стать магом или нет. В душе он надеялся на первый вариант и опасался второго.
        - Все очень просто, тебе нужно лишь взять эту стекляшку в руки. Если в тебе есть магия, жидкость изменит цвет на розовый. Если нет, то останется прозрачной.
        Лайнал положил пузырек между собой и юношей. Вода в нем тут же стала прозрачной.
        Старик вопросительно посмотрел на Джеймса, он чувствовал, какое нетерпение испытывает тот. Это действительно было так. Кормик едва сдерживался от того, чтобы не схватить пузырек. Его от этого останавливал появившийся страх. Вдруг он не обладает даром? Юноша так и сидел бы в нерешительности сделать первый шаг, если бы друид не попытался забрать воду обратно, решив, что Джеймс передумал.
        - Постой, - перехватил его руку с пузырьком Кормик. - Я хочу попробовать.
        - Тогда не стоит тянуть напрасно время, это все равно не изменит результата, - ложа пузырек обратно произнес друид.
        Мысленно с ним согласившись, Джеймс, затаив дыхание, потянулся к воде. Взяв ее, он застыл как статуя, не веря своим глазам. Случилось то, чего юноша так боялся, жидкость не думала менять свой цвет. Юноша был раздавлен. Ему захотелось выкинуть чертову стекляшку, обвинив во всем случившемся несносного друида.
        Только он этого не сделал. За годы скитаний по городу, где каждый на него смотрел как на чумного, юноша прекрасно научился себя контролировать. Поэтому лишь печально вздохнув, Кормик вернул пузырек Лайналу.
        - Видно, не судьба.
        - Не переживай. Я уже говорил, всего один из тысячи обладает склонностью к магии. Поэтому шанс был очень небольшой. Попробуете? - предложил он пузырек двум другим попутчикам.
        Те отказались. Видимо, они уловили разочарование Джеймса по поводу неудачного эксперимента, поэтому решили воздержаться.
        Друид, пожав плечами, мол, это дело каждого, убрал воду обратно.
        - Дяденька, а вы можете вызвать демона? - неожиданно для всех спросил мальчишка.
        - Нет, сынок, не могу. Это дело демонологов.
        - А если чисто теоретически. Предположим, вы узнали заклинание вызова демона, тогда смогли бы? - поддержал мальчонку Джеймс.
        - Нет. На самом деле я знаю некоторые из их заклинаний. Начав путешествовать, мне в голову пришла идея начать их собирать. Причем не только демонологов, но и огнепоклонников, если повезет встретиться с ними. Конечно, по мере своих сил. Только проблема в том, что маг, скажем так, одной направленности не может применять магию другой.
        - Почему? - по-детски наивно возмутился сын Абигель.
        - Никто не знает, почему так. Это неписаный закон.
        - Все так странно. Я всегда считал, это придуманные вами законы. Просто друиды брезгуют вызвать демонов или нечто в этом роде, - перебил его Джеймс.
        - Все совсем не так, - улыбнулся Лайнал. - Думаешь, будь это наши законы, их никто бы не нарушал? Не побоялись бы даже стать изгоями среди своих. Управление одним только видом магии дает невероятную силу. Только представь, сколь бы сильным стал маг, научись он управлять двумя видами. А тремя! Ему вообще не нашлось бы равных. Если бы это стало возможным, все устремились бы изучать стихию огня и вызов демонов. Не скрою, я был бы в первых рядах, уж очень все заманчиво получается.
        - Согласен, в ваших словах есть доля здравого смысла, - вынужден был согласиться Кормик.
        - Почему доля? Я рассказал тебе, как обстоят дела на самом деле, нигде не приврав, - Лайнал остался недоволен замечанием юноши.
        - Ладно-ладно. Это я к слову употребил про долю, - попытался успокоить его Кормик. - Что произойдет, если вы все же попытаетесь применить заклинание, не свойственное вашей силе?
        - Ничего. Не будет ровным счетом никакого эффекта, - вынужден был разочаровать юношу друид.
        - Кто-то пытался сделать хоть раз нечто подобное? - не унимался Джеймс.
        В нем все еще таилась обида на Лайнала за не сработавшую на нем воду. Поэтому, сам того не замечая, он старался задеть старика.
        - Опять ты хочешь меня обидеть? Думаешь, кроме тебя умников не нашлось? Да таких экспериментаторов было бесчисленное множество. Но мы даже не можем совершать простейших заклинаний других сфер.
        - Если не секрет, какие заклинания вы называете простейшими? - вмешалась в гневную триаду Лайнала Абигель.
        - У демонологов это вызов бестелесного духа. Самое бесполезное, что можно придумать, - рассмеялся Лайнал. - Представьте, в круге вызова появляется дымчатая субстанция, которая не может ни говорить, ни двигаться. Это, так сказать, проба сил для новичков, если тот уж очень обижен даром. У нас это стандартное проращивание растений, либо наоборот, сделать так, чтобы оно усохло, хотя это чуточку посложнее будет. У огненных тоже простенькая вещица - снять огонь с горящей лучины. После чего им можно поиграть, перекидывая с руки на руку. Кстати, отличная вещь в быту и в походах, не нужно использовать факел. Продержать такой сгусток огня опытный маг может довольно долго. Новичкам хватает сил максимум на минуту, потом заканчивается энергия.
        Все рассказанное друидом было настолько интересным и невероятным, будто все это лишь сказка, не способная существовать в их мире. При этом, как сказал сам Лайнал, это были лишь простейшие заклинания.
        От осознания этого факта Джеймсу стало еще обиднее. Теперь он точно знал, у него не было предрасположенности к магии. Почему кто-то другой обладает столь удивительной силой, а он нет. Это было несправедливо. Хотя к тому, что жизнь вообще штука поганая, Кормик давно привык.
        - У магов огня круче всех, - восхитился сын Абигель.
        - Не без этого, - рассмеялся Лайнал. - я бы сказал, самые эффектные. Но для применения ничем не лучше любых других. Главное не красота заклинания и даже не его сила, хотя она, несомненно, играет немаловажную роль. Самое главное правильно уметь использовать свои способности, при этом комбинировать одни заклинания с другими. Здесь, как в шахматах, решающую роль играет стратегия, при должном умении даже пешка может съесть фигуру многим крупнее себя.
        - Покажите что-нибудь! - не дав закончить свою мысль друиду, перебил его мальчишка. Поняв, что старик не спешит демонстрировать ему свои способности, сын Абигель продолжил. - Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!
        - Хорошо, - наконец сломился друид.
        Он слез с повозки. Сорвав ветку ближайшего дерева, вернулся к ним.
        - Теперь смотрите внимательно. Это самое простое, с чего у нас начинают обучение.
        После этих слов Лайнал пристально уставился на ветку, она тотчас начала видоизменяться, становиться длиннее, словно продолжая свой рост в руках друида. Это быстро закончилось, неожиданно она начала сохнуть. Листья с нее стали опадать на пол повозки, пока она, в конце концов, не превратилась в сухой прут.
        - Теперь обратно, - прокомментировал свои дальнейшие действия старик.
        Ветка снова, всего лишь по желанию мага, стала оживать, наливаясь соком. На ней стали появляться почки, которые тут же становились новыми листьями.
        Это было настоящее волшебство. Мальчик протянул руку к друиду, тот, поняв его намерения, отдал ребенку новую, сначала умершую, затем снова ожившую ветку. Парень начал ее придирчиво рассматривать, вертя и так, и этак, пытаясь найти в ней фальшь.
        - Круто, - так и не найдя никакого обмана, изумился он.
        Джеймс был с ним солидарен. Выглядело захватывающе. Хотя юноша слышал о более грандиозных вещах, которые вытворяли маги. Но вживую даже это, по словам Лайнала, простейшее заклинание производило неизгладимое впечатление.
        Кормик был восхищен представлением. Он хотел попросить старика показать еще парочку заклинаний, но его опередил сын Абигель.
        - Покажите еще что-нибудь, посильнее!
        - Извини, больше не могу. В принципе, даже этого мне делать не стоило, - маг посмотрел на ветку. - В этом заключается моя главная проблема, - улыбнулся он. - Частенько заносит, не всегда могу вовремя остановиться.
        - Вы можете разрушить этот обоз? - не унимался пацан.
        - Думаю да, - с насмешливым видом ответил друид.
        - А два?
        - Тоже смогу, - уже не скрывая улыбки, ответил Лайнал.
        - А вы смогли бы убить охранников, охраняющих нас?
        Абигель никак не ожидала от сына такого.
        - Не задавай глупых вопросов! - обругала она мальчишку. - Что это за мысли такие?! Разрушить, убить. Ты о чем-нибудь другом вообще думаешь?!
        Как ни парадоксально, но последние слова ребенка заинтересовали Джеймса.
        «И правда, интересно было бы узнать, насколько в действительности силен Лайнал», - размышлял Кормик.
        Абигель меж тем продолжала читать нотации сыну. Джеймс постарался отключиться от постороннего шума. Он смотрел на спокойного, уверенного в себе старика. Услышав вопрос мальчика, маг никак на него не отреагировал. Ни одним мускулом не показав своих чувств.
        «Думаю, смог бы. Притом не раз делал подобное», - подытожил свои наблюдения юноша.
        Он видел похожее состояние. Знал людей, которые промышляли убийствами в подворотнях. При таких разговорах многие из них остаются хладнокровными. Им прекрасно известно, чего стоит лишить человека жизни.
        Именно таким сейчас выглядел Лайнал. Но в таком состоянии он пробыл лишь мгновение, секунду спустя снова превратившись в добродушного старика, рассказывающего своим попутчикам занимательные истории.
        - Лайнал, если не секрет, сколько заклинаний вы имеете в своем арсенале? - решил Джеймс задать назревший вопрос.
        - Не так много, как вы могли бы подумать. На самом деле я использую около трех-четырех. Они для меня наиболее подходящие, я знаю их назубок. У меня превосходно получается ими манипулировать. Если ты подразумевал в вопросе не то, сколько я их использую, а сколько знаю вообще, это был бы совсем другой разговор. Могу честно ответить: очень много. Никогда не считал. Думаю, с полсотни легко наберется.
        - Ух ты! - поразился мальчишка, он уже забыл о своей обиде на всех за то, что его недавно отругали. - Так много?!
        - Почему же тогда вы используете такую малость? Или это самые сильные из всех известных вам?
        - Отчасти это так. Хотя дело не только в их силе. Я знаю заклинания мощнее, нежели те, которые использую. Тут, опять же, как в шахматах. Главное умение их правильно применять, так сказать, стратегия их использования. Хотя, не отрицаю, у нас принято разделять заклинания по силе. Начиная с первой ступени обучения, преподавая на ней самые простые из известных, вроде того, которое я вам недавно показывал. С каждой ступенью, давая обучающимся все более мощные.
        - А на какой ступени вы? - поинтересовалась Абигель.
        - На второй, - не моргнув и глазом, ответил Лайнал.
        «Врет, - тут же определил Джеймс. - Слишком много знает для столь низкого положения. Да еще с главой друидов знаком. Не сходится его уровень с тем, о чем он нам рассказывал».
        Кормик повторил свой вопрос, дабы направить старика в нужное русло разговора.
        - Так почему вы пользуетесь столь ограниченным набором заклинаний?
        - Кроме их силы есть еще вторая причина. Это их удобство и эффективность, конкретно для меня. Каждый маг подбирает заклинания под себя, свой образ жизни, свои наклонности и так далее. Всегда легче обучиться в совершенстве владеть тремя заклинаниями, чем десятью. К тому же простейшие, такие как оживление ветки, требуют лишь манипуляций с энергией. Но чем они сложнее, тем больше тонкостей необходимо учитывать. Приходится проговаривать слова или целые фразы, производить определенные манипуляции руками. Знай я, вернее используй все известные мне заклинания, то рано или поздно запутался бы. И поверь мне, произошло бы это в самый неподходящий момент.
        Слушая старика, Джеймс был вынужден с ним соглашаться. Живя на улице, ему посчастливилось научиться всего паре подлых ударов ножом, но они часто помогали ему остаться в живых. Все очень просто, Кормик набил на них руку, после чего тело само, при необходимости, реагировало соответствующим образом. Благо выбор был не большим. Если бы он знал больше таких приемов, можно было предположить, что его шансы повысятся. Только вот юноша не был военным, чтобы оттачивать день и ночь свое мастерство. Поэтому владел бы он этим арсеналом приемов из рук вон плохо.
        В заклинаниях помимо манипуляции энергией были еще фразы. Здесь, действительно, не мудрено было запутаться.
        - А какие у вас самые сильные? - принялся за старое мальчишка.
        - Извините, молодой человек, но сказать вам этого не могу, - отшутился Лайнал.
        - Ну какие? - не унимался сын Абигель, предварительно отодвинувшись подальше от матери, избегая быть заткнутым ею, как в прошлый раз.
        - Извини, но мне нельзя об этом распространяться, - спокойно ответил старик.
        Джеймс еще раз посмотрел на мага. Можно было только позавидовать его выдержке.
        - А дракона убить сможете? - едва не подпрыгивая от любопытства, спросил ребенок.
        - Да что это такое?! Прекрати дурачиться! - мать, наконец, смогла ухватить сына за руку. Посадив мальца на место, она отвесила ему затрещину.
        Уверения Абигель возымели действие. Мальчишка сел рядом с ней, с выражением полного раскаяния на лице. Хотя оно никого не могло обмануть, уж тем более мать. Она знала, что очень скоро мальчишка забудет обо всех нравоучениях.
        - Никогда с ними не сталкивался. Да не особо хочется. К тому же не верю в их существование.
        - Сказки все это, - решил поддержать его Джеймс.
        - Не спешите с выводами, юноша. В каждой сказке есть доля правды. Поэтому советую серьезнее к ним относиться.
        Кормик возражать не стал, считая эту тему не интересной для разговора. Ему хотелось получить как можно больше информации от старика, а не разводить с ним дискуссии относительно вымышленности драконов.
        - Расскажите, пожалуйста, побольше обо всем, что касается вашего прошлого призвания. Должна признать, эти истории впечатлили даже меня, - успокоив сына, Абигель решила возобновить беседу.
        - Польщен вашими словами, - старик склонил голову в знак признательности. - Но должен вас разочаровать, все, что мог, я вам уже рассказал.
        - Да полно вам, Лайнал, - поддержал Джеймс женщину. - Уверен, у вас еще осталась куча интересных историй.
        - Конечно, осталась. Она даже больше, чем ты себе можешь представить, - лицо друида тронула улыбка. - Только они для определенных ушей. А вам я, к сожалению, не могу о них поведать.
        Кормик за время путешествия успел изучить повадки старика. Поэтому знал, что после подобных слов тот замолчит надолго. Из него теперь невозможно было ничего вытянуть. Видимо, это понимали все остальные, поэтому даже мальчишка не стал лезть к старику с просьбами продолжить рассказы.
        - Джеймс, не поделитесь водой? - попросила юношу Абигель.
        Кроме Кормика, никто не имел хоть какой-нибудь емкости для хранения воды. Поэтому все периодически прикладывались к его бурдюку. Джеймс не возражал, поэтому протянул воду женщине.
        Как оказалось, в горле пересохло ни у одной Абигель. После нее тара перешла в руки мальчишки, затем к друиду. Когда бурдюк вернулся к законному хозяину, Джеймс понял, воды в нем практически не осталось. Прислушавшись к себе, Кормик тоже решил промочить горло.
        Опустошив емкость, Джеймс прикинул, стоит ли сейчас идти к Сэму или дождаться остановки. До привала оставалась всего пара часов. Решив не суетиться, подождать с этим делом до обеда, юноша, завязав бурдюк, убрал его к себе за пазуху. Все утолили жажду, поэтому никому не должно было составить труда дождаться привала.
        Сегодня стояла на удивление замечательная погода. С утра над лагерем сгущались огромные тучи. Все были уверены, без дождя день не обойдется. Но к тому времени, как люди Хакима снялись со стоянки, готовясь продолжать путь дальше, от туч не осталось следа. Такая ясная погода держалась до сих пор.
        Без разговоров ехать было скучно, время тянулось, словно кисель. Никто не предпринимал попыток вновь завести беседу. Разговоры всей компании держались на Лайнале. Всем нравилось слушать его истории. Как только старик прекращал разговор, в повозке наступало молчание. Все они ехали вместе лишь по причине распределения их сюда Хакимом. Их ничего не связывало, поэтому найти общие темы для разговора не представлялось возможным.
        «Думаю, я им не интересен, так же как они мне», - Джеймс посмотрел на Абигель с сыном.
        Единственный человек в этой компании, вызвавший интерес Кормика, был Лайнал. Юноша надеялся из его рассказов понять, что с ним произошло в склепе, кем была разговаривавшая с ним тень. Оставались еще вопросы по поводу перчатки на его руке, в которую превратилась куча пауков. Только вот о ней старик точно ничего не знал, иначе обратил бы на нее внимание.
        Из рассказов друида стало понятно, существует три магические силы. Джеймс сначала предположил, что его тенью был демон. Но старик сказал, их вызывают лишь маги, а тот явился сам. Если же демоны сами проходят в наш мир, то нигде, кроме кошмаров, появиться не могут. Проводник к нему явился наяву. Эксперимент с магической водой подтвердил эту догадку. Человек без потенциала не мог стать магом.
        Опять вопросов становится больше, чем ответов. Тогда как Джеймс смог отнять жизненную силу у Каспия? Ничем, кроме магии, это объяснить было нельзя.
        «Может, это лишь способность перчи? Я тут совершенно ни при чем, - не прекращал юноша размышлять над сложившейся ситуацией. - Кстати, я еще ни разу, за исключением случая в склепе, не применял ее. Может она, подобно статуям, работала лишь там».
        Кормик совсем загрустил. Нужно было еще раз попробовать ее использовать. Только вот поблизости не было свежих трупов, а сам юноша был в прекрасном состоянии. У него не было даже синяка, который можно было попытаться залечить.
        Лишь один вопрос не давал Джеймсу покоя. Слова, сказанные Проводником: «Теперь ты служитель тьмы».
        Ему не отдавали никаких приказов. Вообще не было понятно, кому он служит и зачем. Неизвестный хозяин ничего от него не требует. Это нонсенс. Как ни крути, ситуация обстояла именно так.
        «Может меня просто обманули? Тогда опять напрашивается вопрос. Зачем? Распоряжений от тени не последовало, я предоставлен сам себе. Как-то все это не вяжется».
        - Кажется, мы замедлили ход! - обеспокоенно произнес Лайнал.
        - Действительно. Разве уже время становиться на привал? - тревога передалась Абигель.
        «Нет. До обеда слишком рано», - посмотрев на солнце, определил Джеймс.
        - Уважаемые, не подскажете, чем вызвана непредвиденная остановка? - обратился Лайнал к подошедшим охранникам.
        - Салиму не нравится роща впереди, - охотно ответил один из них.
        - Опять зверушку испугался, - попытался пошутить Кормик.
        Правда, никто его шутку не оценил. Все, включая охранников, были напряжены.
        - Выслал людей в разведку? - уточнил старик.
        - Только собирается.
        Не разделяя всеобщей тревоги, Джеймс решил использовать остановку себе на пользу. Подхватив бурдюк, он спрыгнул с обоза. Сэм находился впереди через две повозки.
        Направляясь к извозчику, юноша заметил, как обеспокоенный Салим, махая руками в сторону рощи, пытается объяснить задание двум охранникам, собираясь послать тех в разведку.
        Слева от своего брата стоял Хаким. Араб был бледным, словно смерть, его била нервная дрожь.
        - Ты только посмотри, как наш купец лесных зверушек боится! - засмеялся Сэмюель, обращаясь к походящему юноше. - Интересно, кого они на этот раз найдут?
        - Надеюсь, это будет кто-то покрупнее лисенка, - в тон ему ответил Джеймс.
        Его ответ понравился собеседнику, тот, не удержавшись, заржал во всю глотку.
        «А может и нет. Вы ведь до сих пор не знаете, какую находку они обнаружили в прошлый раз. Не зря Хаким с братом нервничают. Лучше лишний раз перестраховаться, проверив, чем лишиться головы. Надеюсь, на этот раз тоже все обойдется», - тем временем размышлял Джеймс.
        - За чем на этот раз пожаловал? - нацепив маску знатного торговца, вальяжно поинтересовался Сэм.
        - Уже должен был привыкнуть, ни за чем, кроме воды, к тебе не заходят, - улыбнулся Кормик.
        Он достал пустой бурдюк, протянув его собеседнику.
        - Вот так всегда. Используешь меня, нет чтобы просто зайти, пообщаться, - притворно насупился возница, взяв бурдюк.
        - О чем болтать? Здесь ничего интересного на мили вокруг. За последние дни единственное, о чем можно рассказать, это ежедневная тряска в обозе.
        - Здесь я с тобой солидарен, дорога та еще, - согласился с юношей возница. - Видал? Опять окрестное зверье шугать пошли.
        Возница кивнул на охранников, получивших указания от Салима, теперь направившихся в рощу.
        - Глядишь, кого на обед подстрелят, - Кормик не спешил раскрывать истинные планы разведки.
        - Было бы не плохо. А то эта каша уже в горле комом стоит.
        - Ничего не поделаешь.
        - Сам знаю. Но иногда просто необходимо разнообразие.
        Возница вернул Джеймсу наполненный бурдюк.
        - У вас-то там как? Все нормально?
        - О чем ты? - не понял вопроса Кормик.
        - Ну, это… - засмущался Сэм. - Вроде, баба с вами в одной повозке едет.
        - У нее сын.
        - Ну, при желании он не помеха.
        - Да ну тебя.
        Кормик двинулся обратно к своей повозке.
        - Смотри, если помощь нужна, ты не стесняйся, только крикни! - донесся сзади смех возницы.
        Джеймс обернулся, намереваясь высказать тому все, что он о нем думает. Только слова застряли у него в горле. Кормик увидел Сэма, хватающегося за шею, из которой торчала стрела. Возница зажимал рану рукой, по которой ручьем стекала кровь.
        Глаза Сэмюеля начали закатываться, он повалился на землю. Все произошло за доли секунды.
        - Засада! - прокричал Салим.
        Джеймс повернулся на голос. Происходящее вокруг него словно замедлило свой ход. Рядом с главой охраны лежали двое мертвых подчиненных с торчащими из тел стрелами.
        - Спасите!!! - Хаким, истошно закричав, бросился в сторону рощи.
        Страх взял свое, поэтому купец не отдавал отчет своим действиям. Ему удалось пробежать шагов десять, прежде чем стрела, попавшая в спину, заставила его остановиться. Хаким по инерции сделал еще несколько шагов, пытаясь рукой достать древко стрелы. Ему это не удалось, силы покинули купца. Ноги перестали его держать, они подогнулись, араб упал на землю.
        Салим оказался умнее брата. Увидев убегающего Хакима, он резво прыгнул в сторону от дороги, поближе к деревьям. Этот маневр спас ему жизнь. Там, где он недавно стоял, просвистело несколько стрел. Сделав кувырок, глава охранников скрылся между деревьев на обочине.
        - Джеймс!!! - донесся до юноши крик выбравшегося из повозки друида. - Не стой столбом. Пригнись.
        Только теперь для юноши все происходящее снова обрело истинный ход времени. Послушавшись совета, он рухнул на землю. В борт повозки, над его головой, вонзилась стрела.
        Лайнал тащил за собой Абигель с сыном. Они, пригибаясь, стали пробираться в сторону все еще находящегося в шоке юноши.
        - Давай, давай, шевелись. Некогда спать, - шикнул на Джеймса поравнявшийся с ним друид. Не задерживаясь рядом с ним, старик пошел дальше.
        - Вы куда? - изумленно спросил Кормик у проползающей мимо него Абигель.
        - К первому обозу, только там у нас есть шанс выбраться отсюда, - подумав немного, она добавила. - Так сказал Лайнал, а кроме него нам положиться сейчас не на кого. Поэтому пошли.
        Этого юноше было вполне достаточно для решения следовать за ними. Бросив последний взгляд на свой, ставший уже родным, обоз, Джеймс увидел рядом с ним тело еще одного охранника.
        «Минус один. Итого рядом с нами осталось четыре охранника, которые где-то среди деревьев. Притом неизвестно, живы ли они, - идя пригнувшись, за Абигель, меж тем вел подсчеты Кормик. - Возниц уложили первыми. Еще остаются двое ушедших в разведку. Итого шесть охранников, да мы. Людей осталось меньше половины».
        Выводы были неутешительные. Если учитывать, что с момента нападения прошло всего ничего.
        Слева послышался звон железа, который прервался предсмертным хрипом. Звуки были совсем близко от ползущей четверки.
        - Они приближаются, - констатировал очевидную для всех вещь Лайнал.
        - Мы это уже поняли, - возмутился Джеймс. - Ты лучше скажи, что будем делать?
        До их цели, первого обоза, оставалось совсем немного, их разделяла всего одна повозка. К сожалению, времени у них на преодоление этого расстояния уже не оставалось.
        - Думаю, нам надо… - начал говорить старик, как перед ним появился один из налетчиков.
        В руке он держал изогнутый клинок, который тут же поднял над головой, намереваясь раскроить друиду голову.
        Лайнал успел произнести несколько слов, направив указательный палец на ногу противника. В тот же миг колено грабителя пробило тонкое, острое, словно кол, древко, выросшее прямо из-под земли.
        Старик повторил свое заклятье, на этот раз в качестве мишени выбрав другую ногу кричащего от боли человека. Появившееся рядом с предыдущим древко пробило второе колено разбойника. Тот взорвался еще более громким криком.
        Все это старик проделал, не поднимаясь с корточек.
        «Лайнал действительно многое умеет», - успел подумать Джеймс, когда сбоку от него появился другой бандит.
        Нападавший уже начал опускать свой меч на голову попавшегося под руку юноши. Но клинок совершенно неожиданно встретил в качестве препятствия другую полоску стали. Над головой Кормика раздался звук удара металла о металл, сопровождающийся искрами.
        Джеймса спас вовремя появившийся Салим. Отбив меч врага, охранник ударил того кулаком левой руки в лицо. Нападающий отступил на шаг. Следующим росчерком меча охранник завершил скоротечный бой, вспоров ничем не защищенный живот врага.
        - Заткните его, наконец! - прокричал он, имея в виду первого налетчика, с раздробленными коленями.
        Друид, не став спорить, произнес следующее заклинание, указав пальцем на голову грабителя. Крик тотчас прервался.
        - Почему сразу не убил? Теперь все знают наше местоположение, - на ходу прокричал араб. Не дожидаясь ответа, он побежал дальше. - Быстро за мной.
        Охранник повел их к первому обозу.
        - Девка с ребенком, внутрь. Вы двое, со мной вперед, - дойдя до намеченной цели, начал распоряжаться он.
        Спасенные беспрекословно выполнили его приказ. Как только все расселись по указанным местам, Салим тронул повозку.
        Едва они отъехали, на дорогу за ними стали выходить прятавшиеся в лесу разбойники. Впрочем, преследовать беглецов они не торопились, начав обыскивать и оттаскивать трупы, освобождая тракт для новых жертв, решивших сократить путь.
        - Почему они за нами не гонятся? - заметив это, обратился старик к охраннику.
        - Не знаю, но нам это на руку. Против них у нас нет шансов. Впереди двое моих людей, если объединимся с ними, будет возможность добраться до Хаймера живыми, - не отрывая взгляда от дороги, ответил ему араб.
        - Надеюсь, у нас все получится.
        Едва успел друид договорить, как на их пути появились трое разбойников. В одном из них без труда угадывался главарь шайки. Он, словно командующий, гордо восседал на коне. Двое других были его пешими подручными.
        Джеймс обратил внимание, что глаза у соратников главаря неестественно черного цвета, за которым невозможно различить ни белков, ни зрачков.
        До разбойников оставалось всего двадцать шагов.
        Совершенно молча черноглазые рванули в сторону оставшихся в живых. Их скорости мог позавидовать любой спринтер. Они двигались молниеносно. Никто из беглецов не успел среагировать на их движения.
        Нападавшие подбежали к коням, на ходу обнажив мечи, после чего, буквально одним взмахом, обезглавили скакунов. Следующими жертвами они выбрали людей.
        Ни на секунду не сбавляя темпа, грабители приблизились к Салиму с Джеймсом. Охранник, успев выхватить меч, отбил нацеленный в него удар. Кормику защищаться было нечем. Он не ожидал от нападавших такой прыти.
        Юноша увидел занесенный над ним меч. Неожиданно его, готового распрощаться с жизнью, отбросила с линии удара неизвестная сила. Клинок, не найдя жертву, врезался в скамейку возничего, разрубив ее пополам.
        Откатившись, Джеймс обернулся. Он увидел, как друид спрыгнул с обоза в другую сторону, избегая удара разошедшегося головореза.
        «Похоже, Лайнал оттолкнул меня», - быстро поднимаясь на ноги, прикинул Кормик.
        У Салима дела обстояли плохо. Нападавший молотил мечом, словно мельница. Казалось, он совсем не чувствовал усталости и при необходимости мог бы продолжать сражаться хоть целый день. Все, на что сейчас хватало сил араба, это отражать удары.
        - Джеймс! У них черные глаза? - неожиданно раздался выкрик друида.
        - Да.
        Зачем ему знать цвет глаз врага во время боя, юноша не понимал. Какая разница, человек с каким цветом тебя убьет.
        - Совсем стал стар, сразу не заметил, - говоря это, старик сложил вместе указательный и средний палец руки, начав ими вращать по кругу в воздухе.
        Тем временем разбойник вынул меч, который, прорубив скамью, застрял в днище обоза. Грабитель, спрыгнув с повозки, уже мчался на старика.
        Когда их разделяло всего несколько шагов, друид направил пальцы в сторону нападавшего. Тут же из земли вылезло нечто, похожее на лианы, моментально скрутив нападавшего по рукам и ногам.
        - Этими телами управляют демоны, - прокричал Лайнал, в первую очередь обращаясь к Салиму. - Чтобы их убить, необходимо отрубить им голову либо лишить глаз.
        - Понял, - тяжело дыша, все еще отбиваясь от кучи ударов, ответил Салим.
        Было заметно, он держится из последних сил, вот-вот готовый расстаться с жизнью.
        - Джеймс, из-за заклинания я не могу пошевелиться. Ты должен лишить их глаз или головы.
        - Как я это сделаю? У меня даже оружия нет! - недоумевал юноша.
        - Да как угодно! - не выдержав, прокричал друид.
        Демон пытался вырваться. Было видно, каких трудов стоило его удержать старику. На ставшем бледном лице Лайнала выступил пот.
        - Выдави же ты их, наконец! Я долго не продержусь.
        Кормик подбежал к упавшему на колени, в попытках выпутаться, бандиту, большими пальцами надавив тому на глаза. Через мгновенье все закончилось. Тело обмякло, из глазниц потекла черная слизь, которая моментально впиталась в землю, не оставляя после себя следов.
        Исчезла она с пальцев Джеймса, будто это не он секунду назад лишил человека глаз. На руках не было ни крови, ни слизи.
        - Стой здесь. Я к Салиму, - старческим голосом прохрипел Лайнал.
        Араб тем временем начинал сдавать свои позиции. Он все чаще отступал назад, стараясь увернуться от меча, а не парировать его. Начала сказываться слабость в руках. Его левое плечо сильно кровоточило. Видимо, демон сумел-таки задеть охранника.
        - Салим! Продержись еще немного, - подойдя к месту схватки, проинструктировал его друид.
        Он снова начал делать пальцами вращательные движения.
        - У меня осталось мало сил, поэтому я смогу обездвижить лишь его руку с мечом.
        - Мне этого вполне достаточно, - отвечая, Салим получил еще одну рану, уже на боку.
        Он не обратил на нее внимания. Сейчас ему необходимо было сосредоточиться на главном, решающем ударе.
        - Тогда на счет три, - друид закончил произносить заклинание. - Раз, два, три!
        Руку бандита во время замаха окутали лианы. Араб, размахнувшись из последних сил, нанес удар противнику по шее. Голова отделилась от туловища, отлетев на несколько шагов. Бездыханное тело упало к ногам охранника.
        Из горла убитого засочилась черная слизь, точь-в-точь как из первого демона. Она точно так же растворилась, не оставив после себя следов.
        - Вот и все, - друид, разжав пальцы, упал на колени.
        Лианы с руки противника исчезли. Вернее будет сказать, ушли обратно в землю, откуда появились.
        - С демонами покончено.
        За время схватки Лайнал постарел лет на десять. Друид повернулся в сторону Джеймса, намереваясь что-то ему сказать. Его лицо исказила гримаса ужаса:
        - Берегись!
        Кормик, поняв, что за его спиной кто-то есть, резко обернулся. Он успел увидеть росчерк меча, который, словно молния, прошел вдоль его тела. Не задерживаясь возле парня, главарь шайки пронесся дальше, к двоим оставшимся в живых врагам.
        Джеймс почувствовал слабость и головокружение. Ноги перестали его держать, подогнувшись в коленях. Проведя рукой по животу, юноша поднял ее на уровень глаз. Кисть была вся в крови. Она с нее буквально капала. Слабость взяла свое, юноша обессилено рухнул на землю.
        Всадник тем временем на полном скаку мчался на обессиленных предыдущей схваткой мужчин. Замахнувшись, он попытался проделать с Салимом, тот же трюк, что с юношей. Араб, ожидавший подобного, пусть с трудом, но все-таки смог уклониться от меча противника. Нападавшему пришлось проскакать чуть дальше.
        Удалившись на безопасное расстояние, он осадил коня. Развернувшись к противникам, разбойник не спешил снова нападать.
        - Это ведь ты вселил демонов в тела? - Лайнал решил воспользоваться кратким моментом передышки.
        - Да, я! - не без гордости ответил всадник, все еще прикидывая, как лучше нанести удар.
        - Довольно интересное заклинание. Слышал о таком, но никогда не сталкивался. Я путешественник, собираю знания, касаемые магии. Предлагаю равноценный обмен. Ты расскажешь мне свое заклинание, взамен я поделюсь с тобой другим, не менее интересным, - друид потряс над головой своими записями.
        - Зачем мне это делать? - усмехнулся разбойник. - Я их у тебя после твоей смерти заберу.
        Решив разговор оконченным, всадник, пришпорив коня, понесся к ним навстречу.
        - Сможешь разобраться с конем? - шепотом спросил Салим.
        - Постараюсь.
        Переднюю ногу скакуна пробило выросшее на его пути древко. Конь завалился, а всадник, не удержавшись, вылетел с седла. Покатившись по земле, он выронил меч.
        Придя в себя, разбойник поспешил подняться. Сделать ему этого не дал подоспевший араб, ударом ноги по лицу сбивший его обратно на землю.
        - Постой! Постой! - загораживаясь руками от меча Салима, начал сбивчиво лепетать разбойник. - Мы еще можем договориться.
        - О чем? - зло поинтересовался охранник.
        - Ты должен понимать. Скоро за вами организуют погоню мои люди. Я могу убедить их этого не делать. Я даже могу подарить вам вот этот обоз, - он указал на их повозку. - Вместе с лошадьми.
        - Не интересует.
        - Деньги! У меня есть золото, много золота. Тут, не далеко. Три часа пути. Сможешь безбедно жить всю свою оставшуюся жизнь, - выпалив имеющиеся доводы, бандит с надеждой посмотрел в глаза Салиму, надеясь понять, пощадит тот его или нет.
        - Ты убил моего брата и всех моих людей, - со злостью прошипел араб. - Этому нет прощения.
        Охранник вонзил меч в грудь разбойника. Обтерев клинок от крови о штаны убитого, он убрал оружие в ножны. Развернувшись, араб направился к сидящему на земле, кашляющему старику.
        - Ты как? - поинтересовался он, подойдя к нему.
        - Плохо.
        У друида начался очередной приступ. Откашлявшись, Лайнал продолжил.
        - Стар я стал для этого. Давно не использовал столько магии сразу.
        - Идти сможешь? - не обращая внимания на стенания старика, поинтересовался Салим.
        Друид попытался подняться на ноги. Не удержавшись, он рухнул обратно на землю.
        - Думаю, потребуется твоя помощь, - виновато улыбнулся старик.
        - Сейчас, подожди, - охранник, взяв его под локоть, помог ему встать.
        - Что с ним? - спросил Лайнал, когда они подошли к Джеймсу.
        - Не знаю. Сам стоять сможешь, пока я его осмотрю?
        - Да, конечно.
        Оставив старика, араб, подойдя к Кормику, перевернул его на спину. От боли юноша пришел в сознание. Это ему мало чем помогло. Джеймс начал захлебываться кровавой пеной, шедшей у него изо рта. Чтобы не дать парню умереть раньше времени, Салим перевернул его на бок. Кормик простонал, ему данное действие доставило нестерпимую боль, но сил кричать не было.
        - Ну, как он?
        - Плохо. Живот распорот, внутренности вываливаются. Был бы он в городе, хороший врач мог попытаться его спасти, но здесь мы бессильны. К тому же нам еще спасаться от преследования.
        - Значит, бросаем его здесь?
        - Да. Иного выхода я не вижу.
        - Тогда уходим. Теперь каждая минута на счету.
        Оставив юношу истекать кровью, охранник, помогая друиду, двинулся к обозу.
        - Зови бабу с ребенком, нужно быстро уходить отсюда.
        - Абигель! Выходите, все кончено.
        Женщина появилась из повозки, крепко держа перепуганного сына. Оглядев изумленным взглядом место схватки, она остановила свой взор на лежащем в крови юноше.
        - Как же он?
        - Ему уже ничем не помочь. Нужно быстрее уходить отсюда.
        Женщина ничего не ответила, лишь осуждающе посмотрев на мужчин.
        - Пойдем дальше по тракту, так меньше вероятность заплутать, - игнорируя ее взгляд, начал араб. - Если услышите посторонние звуки, сразу говорите мне. Еще одну засаду мы не переживем. Все ясно?
        - Да, - за всех ответил друид.
        - Тогда двинули. Старик, ты неважно выглядишь. Хочу предупредить сразу, начнешь замедлять нас, я тебя брошу.
        - Я это прекрасно понимаю, - без малейшего упрека ответил ему Лайнал.
        - Значит уходим.
        - Кстати говоря, - начал было друид, но новый приступ кашля настиг Джеймса, поэтому он не смог разобрать, о чем хотел сказать старик.
        С каждым разом приступы становились острее. Юноше стоило огромных усилий их пережить, не потеряв сознание от боли. Отхаркнув в очередной раз кровь, Джеймс понял, его бывшие попутчики покинули место схватки.
        Боль была безумная. Больно было дышать, больно было двигаться, больно было даже думать. Но Кормик не собирался просто так сдаваться, он уже один раз умирал, больше этого с ним не случится.
        У него оставался еще один шанс выжить. Юноша помнил о надетой на левую руку перче тьмы. Если Проводник сказал правду, еще оставался шанс на спасение.
        Юноша направился к трупу разбойника, которому выдавил глаза. Ноги его не слушались, поэтому Джеймс полз к поверженному противнику за счет рук, ломая ногти, сдирая кожу с пальцев, оставляя за собой на земле кровавый след.
        Чтобы доползти до трупа, ему потребовалось довольно значительное время. Часто приходилось останавливаться из-за приступав кашля.
        Наконец, добравшись до цели, Кормик опустил руку на голову разбойника и…
        Ничего не произошло. Юноша, не веря в происходящее, убрал руку, затем снова приложил ее к трупу. Опять никакого эффекта не последовало. Джеймс изо всех сил сжимал череп разбойника, надеясь таким образом включить заклинивший механизм перчи, но все осталось по-прежнему.
        - Нет, только не это! - хрипя, в бессилии он упал рядом с трупом. - Почему сейчас! Почему со мной!
        Он не переставал кричать, пока новый приступ кровавого кашля не остановил его.
        Придя в себя, Джеймс решил, теперь ему ничего не остается, кроме как смириться с уготованной участью. Он закрыл глаза, приготовившись ждать прихода смерти. Тело начала колотить дрожь. Нет, юноша не боялся, сказывалась потеря крови.
        «Вот и все!» - обреченно подумал он.
        «Время смерти не должно превышать часа», - вспомнил Джеймс слова, сказанные ему тенью.
        «Друид говорил, в телах демоны. Что если они вселились в уже мертвые тела? Значит, они мертвы уже давно, - сейчас у Кормика появилась надежда, которую он не намеревался отпускать. - Кажется, у главного были обычные глаза».
        Когда убили главаря, Джеймс был без сознания, поэтому не знал наверняка, человек тот или нет. Гадать не имело смысла. Первые двое нападавших, это Кормик точно знал, были демонами. Поэтому вся надежда была на третьего.
        Собравшись с силами, юноша решил ползти к трупу последнего разбойника. Казалось, путь до цели занял целую вечность боли и страданий. Джеймс чувствовал, ему осталось недолго, сознание готово было его покинуть, он удерживал его из последних сил. Юноша полз, прилагая немыслимые усилия, стараясь отключиться от боли в животе и изодранных руках.
        Когда до бандита оставалось всего пару шагов, Кормик заметил, что у того были целы глаза и голова. Это придало юноше сил. Он, не помня себя, на последнем издыхании преодолел разделявшее их расстояние. Руки отказывались слушаться. Лишь с третьей попытки Джеймсу удалось накрыть перчей лицо убитого.
        Ничего не произошло. Кормик почувствовал, как окончательно теряет сознание, проваливаясь в неизвестность.
        * * *
        Джеймс пришел в себя поздней ночью. Луна висела на небосводе, окруженная свитой звезд. Юноша попытался встать. Ничего не вышло, Кормик перестал ощущать свое тело. Посмотрев себе под ноги, он не обнаружил их. Казалось, будто Джеймс висит в воздухе.
        - Что за черт! - крикнул Кормик, но из его рта не вылетело ни звука.
        «Что за черт!» - тут же подумал он, удивившись своей немоте.
        Юноша услышал перед собой шаги. Не задумываясь, Кормик в темноте рванул налево от их источника, надеясь быть никем не замеченным. Отдалившись от шума на несколько шагов, тело Джеймса, вернее то, что от него осталось, будто цепью отдернуло назад, к месту его пробуждения.
        Мимо него прошли два человека, не заметив юношу. Радуясь тому, что все обошлось, Джеймс собрался перевести дух. Неожиданно его опять дернуло, словно поводком, в сторону уходивших людей.
        Хотя Кормик не чувствовал ни рук, ни ног, он сопротивлялся этой силе, как мог. Все старания были напрасны, у него ничего не вышло. Невидимая цепь настойчиво тянула его вслед за неизвестными.
        «Неужели я опять попал в плен, пока был без сознания!» - испугался юноша, осознав свое незавидное положение.
        Кормик попытался снова сопротивляться воздействию невидимого поводка, но безрезультатно. Юноша решил смириться со своей участью, а пока все не прояснится, следовать за людьми.
        - Учитель, долго нам еще идти? - неожиданно спросил один из них.
        - Уже скоро, Тай. Помнишь, чему я тебя учил?
        - Да-да, помню. Спешка нигде не бывает полезной, а в магии она подобна смерти.
        - Правильно, поэтому наберись терпения. Не стоит впредь задавать столь глупых вопросов.
        - Куда вы меня ведете? - спросил Джеймс.
        Не услышав своего голоса, он вспомнил, что не может говорить.
        «Неужели мне отрезали язык?! - с ужасом подумал он. - Но я не чувствую боли».
        Впереди показался свет.
        «Теперь все решится», - юноша попытался себя успокоить, неизвестность еще больше страшила его.
        - Пришли, - подойдя к первому источнику света - одному из расставленных по кругу факелов, оповестил тот, кого назвали учителем.
        Джеймс, решив разобраться, что же с ним произошло, подошел к неизвестным. В одном из них он узнал главаря напавших на обоз разбойников. Лица второго не было видно, его закрывал капюшон черной мантии.
        «Что все-таки здесь происходит?» - недоумевал над сложившимся положением Кормик.
        Он подошел вплотную к главарю разбойников, тому, которого собеседник назвал Таем. Тот никак не отреагировал на присутствие Джеймса.
        - Значит, здесь мы будем проводить ритуал? - спросил Тай своего напарника.
        - Да, мой юный ученик. Здесь вскрыта свежая могила, поэтому с телом у нас проблем не возникнет. Тебе остается лишь правильно провести ритуал.
        Лишь сейчас Кормик заметил, что они находились на кладбище. Всюду, куда доставал свет от горящих факелов, виднелись холмы с надгробными крестами. Юноша в темноте не наткнулся на них лишь чудом.
        В центре круга, образованного факелами, виднелась разрытая могила. На ее краю лежал труп человека. Он показался Джеймсу знакомым. Подойдя поближе, он с ужасом отпрянул назад. Это был нападавший, которого юноша лишил глаз.
        «Как такое возможно?» - подумал Кормик.
        Он решил, раз его не замечают, то необходимо спровоцировать этих двоих на разговор с ним. Недолго думая, юноша побежал в сторону Тая, намереваясь сбить того с ног. Каково же было его удивление, когда он пролетел сквозь разбойника. При этом Джеймс совершенно ничего не почувствовал, будто перед ним не было никакой преграды.
        - Думаю, здесь хорошее место для начертания рун, - топнув ногой, обозначил место на земле учитель.
        - Тогда я приступаю? - уточнил его ученик.
        - Давай сначала принесем сюда тело, иначе, если это сделать после, можем случайно задеть символы. Тогда никому из нас не поздоровится.
        - Хорошо, учитель, - покорно согласился Тай.
        Они вместе направились к свежей могиле. Джеймс тем временем предпринимал безуспешные попытки сбить с ног учителя с учеником.
        Когда ему это надоело, он решил попробовать еще раз сбежать. Ринувшись в противоположную сторону той, откуда они пришли. Не обращая внимания на осквернителей могил, неизвестно зачем тащивших труп к факелам, Джеймс пролетел сквозь них. Удалившись от людей метра на три, его опять отбросило обратно к ним. Решив не сдаваться, Кормик начал проверять остальные направления.
        - Помнишь ритуал? - принеся труп, спросил у ученика человек в капюшоне.
        - Да. Я повторял его уже сотню раз, - обиженно пробубнил Тай.
        - Теория одно, а практика совсем другое. Ну да ладно, я буду рядом, поэтому подправлю, если где ошибешься.
        Кивнув, соглашаясь со словами наставника, Тай принялся чертить вокруг трупа два круга: большой, а в нем другой, поменьше. После этого, на земле между ними, он стал писать не известные Джеймсу символы.
        Юноша бросил свои попытки вырваться отсюда. Теперь он стоял рядом с человеком в накидке, решив посмотреть, чем закончится дело. Из своих бесполезных попыток сбежать Кормик выяснил одно: его перемещения были ограничены радиусом приблизительно в три-четыре метра от Тая.
        Вглядевшись в писанину на земле, Джеймс понял, в ней нет ничего сложного. Разбойник писал по кругу одни и те же шесть не известных юноше знаков. То, что эти символы были буквами какого-то древнего алфавита, у Кормика сомнений не вызывало.
        Был только один вопрос: зачем Тай это делает? Правда, Джеймс уже начал догадываться, для чего все это.
        Закончив писать, ученик с видом победителя повернулся к наставнику. Дождавшись его утвердительного кивка, он поднял вверх руки, прокричав:
        - Во имя договоренности между мной и миром демонов. Я призываю духа низших слоев вселиться в это тело.
        Разбойник, проводящий ритуал, достал из складок мантии кинжал, быстрым росчерком разрезав им себе ладонь.
        - Возьмите мою кровь в качестве подтверждения договора с вами.
        Тай смахнул кровь в сторону трупа. Несколько капель попало на тело. Тотчас из земли стала выползать черная слизь, которая начала проникать сквозь рот, нос и уши в безжизненное тело.
        Данное действие разворачивалось у Джеймса на глазах. Трудно было поверить в реальность происходящего. Теперь юноше стало понятно, где он находится. Вернее когда.
        Либо Кормик умер, теперь видя картины прошлого, либо он спятил. Но в том, что все это действительно имело место быть до его встречи с двумя демонами, Джеймс не сомневался.
        Тем временем слизь закончила проникать в безжизненное тело. По трупу прошли судороги, после чего мертвец открыл глаза. Сейчас, при свете факелов, они казались чернее самой ночи. Труп повертел головой, согнул руку, потом другую, затем дело дошло до ног.
        - Привыкает к новой оболочке, - прокомментировал его действия наставник Тая.
        Тем временем демон, привыкнув к новому телу, повернулся в сторону ученика. Он застыл словно вкопанный, глядя своими безжизненными глазами прямо на него.
        - Чего он хочет? У меня не получилось его подчинить? - запаниковал ученик.
        - Нет. Ты справился великолепно. Если тебе не хватит магической энергии, чтобы подчинить демона при вызове, поверь, ты это сразу поймешь.
        - Тогда чего ему от меня надо?
        - Это демон низших уровней, поэтому он не обладает способностью говорить. Сейчас он просто ждет твоих распоряжений. Можешь для проверки приказать ему поднять руку или ногу.
        - Подними правую руку, - тут же распорядился Тай.
        Демон беспрекословно выполнил приказ.
        - А теперь помаши мне ею, - обрадовался ученик новой игрушке.
        Мертвец снова подчинился.
        - Совсем необязательно произносить приказы вслух, - остановил учитель разошедшегося ученика. - Теперь между вами существует связь: ты хозяин, он слуга. Поэтому ему будут понятны даже мысленные команды. К примеру, прикажи ему перестать махать.
        Тай напрягся, пытаясь силой мысли заставить мертвеца опустить руку. Демон моментально выполнил приказ хозяина.
        - Вот только так напрягаться совсем не обязательно, - укорил его человек в капюшоне. - Ну да ладно, это со временем пройдет.
        - Хорошо, учитель, я все понял, - Тай тут же расслабился.
        - Так, а теперь несколько важных моментов по управлению демонами. Ими движет основной инстинкт - жажда крови. Помимо прочего, они питаются энергией боли и страданий. Твои приказы имеют наивысший приоритет для них, поэтому я тебе сразу советую отдать низшему распоряжение никого не трогать без твоего приказа. Иначе он начнет бросаться на всех встречных.
        - Сейчас отдам, - Тай опять напрягся, посылая свои мысли демону. Учитель неодобрительно хмыкнул, но промолчал. - Готово.
        - Теперь следующее. Помимо этого, низшие довольно глупы, поэтому не стоит им давать изощренных заданий вроде краж или разведки, все равно ничего рассказать не смогут. Можно использовать их в качестве слуг, принеси-подай. Я советую тебе сделать из них охранников или убийц, одно другому не мешает. Их скорость и сила в разы превышают человеческую. Противостоять им сможет лишь искусный мечник, остальные смогут разве что некоторое время защищаться. Такие демоны смертны, убить их можно, лишив глаз или отрубив голову, во всех остальных случаях они регенерируют, позаимствовав у тебя энергию.
        Джеймс вздрогнул. Это как раз то, о чем ему говорил Лайнал. Видимо, друиду уже приходилось встречаться с этими тварями.
        Чем больше Кормик находился здесь, тем больше убеждался, перед ним разворачиваются события давно минувших дней. Каким образом он здесь оказался, юноша мог лишь гадать. Пока же он решил оставить выяснение этого вопроса на потом, сосредоточившись на действии, происходящем перед ним.
        - У них нет никакой техники владения оружием, - меж тем учитель продолжал читать наставления ученику. - Это с избытком компенсируется их силой и скоростью. Так, что я еще упустил? - человек в капюшоне на время задумался.
        - Сколько таких тварей можно вызвать? - воспользовавшись моментом, Тай задал мучавший его вопрос.
        - Ах да. Низшие не нуждаются в пище. Жизнь в телах эти демоны поддерживают за счет энергии, которую берут у тебя. К слову сказать, затраты существенные. С твоим нынешним магическим развитием тебе под силу будет удержать двоих таких подчиненных. При этом магические силы у тебя будут на пределе, поэтому с вызовом третьего советую не экспериментировать. Ты его не удержишь.
        - Если я попробую, что произойдет?
        - Тогда все твои слуги выйдут из-под контроля и, само собой, постараются тебя тут же уничтожить.
        В глазах Тая появился ужас. Видимо, он втайне от наставника собирался призвать еще парочку низших.
        - Учитель, а сколько таких тварей вы можете вызвать? - осмелился он поинтересоваться.
        - Мне не нравится это заклинание, слишком затратное, толку от него мало. Именно поэтому я тебе его показал, - голос собеседника стал жестким. - При желании, штук десять, думаю, смог бы.
        - Ух ты, - поразился ученик.
        - Ты занимаешься магией всего год, а я всю жизнь. У тебя большой потенциал, поэтому лет через двадцать ты вполне сможешь такое повторить. Запомни еще одно: от тела, в которое ты поместишь демона, будут зависеть затраты на его призыв и удержание. Так, к примеру, ты можешь контролировать демонов в двух телах взрослых мужчин, но если их поместить в подростков, тебе под силу станет сдержать троих. Все понятно?
        - Да, учитель.
        - Хорошо, - наставник сбавил тон. - А теперь выводи своего слугу. Нам пора убираться отсюда.
        Ученик принялся исполнять волю учителя. Подойдя к телу, он стер границу внутреннего и внешнего круга, а также часть надписей, попавших между ними.
        - Выходи, - отдал вслух приказ демону Тай.
        Слуга, исполняя приказ хозяина, незамедлительно покинул место своего призыва, пройдя по расчищенной разбойником от узоров тропке. Джеймс заметил, демон опасается касаться надписей, будто они были для него смертельны.
        - Я готов, - подойдя к учителю, объявил Тай. При этом демон следовал за ним словно верный пес.
        - Тогда идем. С этого момента я оставляю тебя одного ровно на год. Всегда держи в подчинении демонов. Это поможет тебе расширить свой магический запас. Когда я вернусь, мы продолжим твое обучение.
        - Почему не сейчас?
        Последние фразы Кормик слышал сквозь пелену забытья. Невидимая цепь перестала его тянуть, он остался стоять на месте проведения ритуала. Сознание начало его покидать, поэтому он не услышал ответа наставника своему ученику.
        * * *
        Очнулся Джеймс рядом с трупом Тая. Теперь он знал, как звали предводителя разбойников. Посмотрев на мертвеца, Кормик понял, что все еще держит левую руку у него на лице. Видимо, перед потерей сознания перчатка начала действовать.
        Юноша поднялся. В теле ощущалась слабость, но боли никакой не наблюдалось. Его предположения подтвердились, кофта на разрезе у живота была вся испачкана грязной кровью, смешанной с землей, но сняв ее, он не нашел на теле следов от полученного ранения, не осталось даже шрама.
        «Мне все больше и больше нравится эта штука», - подумал Кормик, с любовью посмотрев на черную перчатку, которая слилась с его рукой, видимо, теперь навсегда.
        - Быстрее, бестолочи. Поможем господину Таю разобраться с оставшимися, - от места недавней засады донеслись крики.
        Джеймс рванул в придорожные кусты. Скрывшись с тракта, юноша залег в них, затаившись. Оказалось, сделал он это вовремя. На место недавней схватки выбежали бандиты.
        Увидев результаты произошедшего здесь сражения, они опешили. Юноша тем временем оценивал посланную за ними погоню. Он насчитал семь человек, трое из них были вооружены луками, остальные мечами.
        Разбойники до сих пор не вышли из ступора. Кормик их понимал, было от чего потерять дар речи. Один демон лежал без глаз, другой лишился головы. Предводитель их шайки, после заимствования у него Джеймсом жизненных сил, сейчас больше всего походил на мумию, неизвестно как оказавшуюся здесь.
        - Что тут, черт возьми, произошло? - наконец ошарашенно спросил один из них.
        - Одолеть господина Тая с его непобедимыми войнами. Разве такое возможно? Каждый из них стоил минимум пятерых.
        - Кто спасся в этом обозе? - спросил первый заговоривший. Видимо, он был старше всех по положению среди присутствующих.
        - Парень, старик, баба с ребенком да охранник. Больше я никого не видел, - тут же доложил один из лучников.
        - Это все, кто там были. Я тоже больше никого не заметил, - подтвердил другой.
        «Ясно. Значит, лучники засели на деревьях, поэтому все прекрасно видели. Остальные были среди кустов внизу».
        - Вряд ли один охранник с ними мог справиться, - главный кивнул на трупы демонов. - По всей видимости, либо кто-то из них владеет магией, либо пацан превосходный мечник. Точно кроме них никого не было?
        - Да. Это все, кто смог уйти, - Джеймс не заметил, как один из лучников, подойдя к обозу начал рассматривать следы на траве.
        - Они ушли по дороге. Баба с ребенком в порядке, а вот один из мужчин, видимо, ранен, его тащит второй.
        - Ясно, тогда в погоню.
        - Но ведь среди них маг!
        - Это ничего не меняет. Сомневаюсь, что он сможет отклонить наши стрелы, - усмехнулся главный. - Да и в свой клинок я верю. К тому же мы не настолько беспечны, как Тай, чтобы лезть к ним в открытую. Всем все ясно!
        - Да!!! - нестройным хором ответила шайка.
        - Тогда вперед. Всегда мечтал к своим заслугам добавить убийство мага.
        Сообщники поддержали своего лидера громкими криками.
        «Покончено с вожаком Таем. Да здравствует новый вожак!» - усмехнулся Джеймс.
        Ему понравилось, как этот человек завел своих людей. Решил найти сбежавших, взяв на себя обязанности лидера.
        «Интересно, он осознает, что своим решением идти за арабом с друидом подписал как минимум половине своих людей смертный приговор?»
        В силе охранника со стариком Джеймс не сомневался. Пусть они изрядно вымотаны, поэтому справиться со всеми им не удастся. Снова увидеть их живыми Кормик не рассчитывал.
        Дождавшись, когда все уйдут, юноша вылез из кустов, возблагодарив богов. Следопыт не обратил внимания на кровавую дорожку, предположив, что оставивший ее уже давно мертв.
        Кормик по-хозяйски расхаживал среди трупов. Ему необходимо было переодеться, штаны и кофта пришли в негодность по понятным причинам.
        Одежду Тая Кормик отмел сразу, с ней была та же проблема. Она вся пропиталась кровью. А вот у демонов было чем поживиться. После их убийства из них вытекла черная слизь, которая, на счастье юноши, не оставляла после себя следов.
        Оценив трупы, Джеймс направился к убитому охранником. Это тело было меньше своего собрата. Стянув с мертвеца штаны, юноша примерил их на себя. По длине они ему были как раз, а вот в поясе болтались. Оно понятно, если в Кормике было килограммов семьдесят, то в разбойнике эта цифра достигала сотни. Подпоясавшись, юноша принялся за рубаху с кожаной безрукавкой.
        Подумав немного, он решил сменить свои башмаки на сапоги мертвеца. Во-первых, его уже были изрядно потерты, во-вторых, в сапогах передвигаться было значительно удобнее. Они не доехали до места назначения довольно приличное расстояние, поэтому пешком по лесу ему придется идти дней пять, пока не выйдет на наезженную дорогу.
        Сапоги раздетого ему оказались велики, о его безглазом собрате не могло быть речи, поэтому Кормик решил поживиться у Тая. Его обувь оказалась Кормику впору. Джеймс, довольный обновками, решил обзавестись хоть каким-то оружием.
        Взвесив мечи демонов, он с явным неудовольствием отбросил их в сторону. Для юноши они были слишком тяжелы. Он не сможет ими эффективно работать. К тому же пока тащит их, выбьется из сил.
        Решив снова попытать счастья у демонолога, Джеймс направился к нему. У них с Таем было похожее телосложение, поэтому он разумно полагал найти у того подходящее оружие.
        К своему удивлению, парень не обнаружил у мертвеца не то чтобы меч, но даже нож или кинжал.
        «Чем же он меня тогда ранил?» - недоумевал юноша.
        Осмотревшись, он все понял. Всадник, упав с лошади, пролетел несколько шагов. Видимо, при падении он выронил оружие. Джеймс отправился на поиски меча, тот обнаружился совсем недалеко от тела, лежащим в траве. Подняв клинок, Кормик взвесил его в руке.
        «Немного тяжеловат, но на время вполне сойдет. Руку не тянет, короткий, при путешествии не должен вызвать затруднений», - в итоге он решился его взять.
        Кормик мало был знаком с мечами, поэтому ничего хорошего или плохого о данном экземпляре сказать не мог. Короткий, максимум полметра, с односторонней заточкой, простенькая гарда, защищающая руку, с ничем не примечательным эфесом. Сняв с Тая ножны, Джеймс прикрепил их на бок, убрав в них клинок. Теперь он был полностью экипирован.
        «Интересно, сколько времени я провел без сознания рядом с телом Тая? - подумал Кормик, осматриваясь. - По моим ощущениям, минут двадцать-тридцать. Не думаю, что здесь прошло столько же. Слишком долго. Погоня должна была быть организована сразу после нашего побега с места засады. Судя по всему, я отключился всего на несколько секунд», - Джеймс решил пока закрыть эту тему, сейчас имелись белее важные дела.
        Перед уходом юноша решил проверить содержимое обоза. Посмотрев внутрь, он увидел мешки с сухофруктами. Находка была приятной, но омрачалась отсутствием воды. Кормик потерял свой бурдюк еще в самом начале заварушки. Подумав немного, он решил взять себе пару горстей фруктов.
        Теперь предстояло решить, в какую сторону ему двигаться дальше. Возвращаться обратно было опасно, там могли остаться разбойники, делящие остатки добра, нажитого купцом. Идти вперед было не из лучших решений, существовала вероятность наткнуться на возвращавшуюся карательную команду. Спрятаться в лесу, подальше от тракта, было подобно самоубийству. Кормик вырос в городе, а здесь на сотни миль вокруг сплошной лес и ни одной души. Двигаться параллельно тракту равно самоубийству. Его передвижения отправившиеся в погоню услышат за километр от него.
        Оценив все возможные варианты, юноша решил следовать за карательной командой. У места засады его ожидала неизвестность. Если же идти за своими попутчиками, то и в Хаймер добраться можно было быстрее, следуя по тракту. Засаду для него вряд ли кто станет готовить. Главное быть осторожным, чтобы не встретиться с возвращающимися бандитами. По всему выходило, этот путь был наилучшим из возможных.
        * * *
        Женщина с ребенком убежали далеко вперед, а вот Салиму приходилось несладко. Старик еле перебирал ногами, всем весом наваливаясь на охранника. Араб понимал, такими темпами им далеко не уйти. Понимал это и Лайнал. Если за ними была организована погоня, да тем более конная, им долго не побегать.
        - Так мы далеко не уйдем, - первым высказал Салим очевидную для обоих вещь.
        - Твои предложения?
        - Еще не знаю. Сначала думал бросить тебя здесь.
        - Это вам мало поможет, если они на конях.
        - Я тоже так думаю. Возможно, ты еще сможешь пригодиться. Сейчас я склоняюсь к мысли устроить им засаду. По всему выходит, мы в численном меньшинстве, а так у нас будет пусть маленький, но все же шанс на спасение.
        Мальчишка впереди, не удержавшись на ногах, запнулся о ветку, растянувшись на земле. Вернувшись за ним, женщина рывком поставила его обратно и, схватив за руку, побежала дальше. Она не обращала никакого внимания на отстающих мужчин. Опасность была сзади. Впереди она видела для себя лишь спасение. Поэтому Абигель, словно загнанный зверь, ведя за собой мальчишку, все дальше удалялась от отстающих мужчин.
        - Думаю, идея с засадой может выгореть. Я даже знаю, как ее можно улучшить, - глядя на убегающую женщину, произнес старик.
        - Ты о чем?
        - Если все станет слишком тихо, преследователи могут догадаться о засаде. Но они не подумают о ней, если вперед убежит кто-то из нас, при этом желательно наделав больше шума и оставив следов. Как, например, перепуганная женщина с ребенком.
        - Вот ты о чем! - изумился находчивости старика араб. - Почему бы и нет? Думаю, должно сработать.
        - Тогда предлагаю затаиться прямо здесь, мне необходимо набраться сил.
        Окончательно все для себя решив, оба беглеца спрятались среди деревьев. Друид, закрыв глаза, прислонился затылком к стволу. Он старался сконцентрироваться на предстоящем действии. Салим сейчас тоже готовился к схватке, стараясь успокоить сбившееся дыхание.
        - Как будем действовать? - шепотом спросил Лайнал.
        - Сначала необходимо узнать, сколько преследователей за нами выслали. Потом будем действовать по обстоятельствам. Лес они знают лучше нас, поэтому от драки нам не отвертеться. Самым разумным будет ударить им в спину.
        Со стороны тракта послышался топот преследователей. Они, ничего не подозревая, пробежали мимо Лайнала с Салимом.
        - Семеро, - одними губами сказал араб.
        Старик кивнул, соглашаясь с ним, он насчитал столько же. Необходимо было решить, как поступить дальше.
        Неожиданно для обоих, идущий впереди лучник остановился.
        - Они разделились. Я вижу теперь только следы ребенка с бабой.
        - А где еще двое? - к присевшему на корточки разбойнику подошел мечник. - Куда они направились?
        - Не знаю. Видимо, они разминулись раньше, я второпях не заметил. Нужно вернуться назад, хотя, думаю, мы уже затоптали их следы.
        - Ладно, давай ищи, мы подождем.
        Ситуация становилась скверной. Салим обнажил меч, готовясь в любой момент вступить в бой с преследователями. Друид не мог оставаться спокойным, он вопросительно посмотрел на охранника. Тот в ответ лишь пожал плечами, он сам не знал, как лучше поступить при сложившемся положении вещей.
        - Тяжело разобрать, но, кажется, я нашел их следы, - вернувшись метров на двадцать, прокомментировал свою находку лучник.
        - Засада? - разбойники похватались за оружие.
        - Похоже на то, - лучник подтвердил опасения старшего.
        - Лайнал!!! Салим!!!
        Прозвучавший далеко впереди голос Абигель заставил всех вздрогнуть. Так неожиданно и громко он прозвучал в наступившей тишине предстоящего боя.
        - Должно быть, они просто побежали вдоль дороги, ища, где лучше уйти вглубь леса. Так, ты и ты за мной, - ткнув пальцем в двух мечников, приказал им главарь. - Мы идем за девкой, остальные идут по следам других двоих. Все ясно?
        Молчание послужило ему согласием. Не говоря больше ни слова, он в сопровождении выбранных разбойников побежал за Абигель.
        Пусть не совсем так, как хотелось, но задумка Лайнала сработала. Теперь вместо семи преследователей им угрожали четверо. Но даже этого для измученных предыдущей схваткой мужчин было достаточно.
        Друид посмотрел на араба. У того, видимо, был план, который он пытался жестами объяснить своему напарнику. Только вот тот не мог ничего понять. Наконец до него дошел смысл жестов, показываемых ему Салимом, старик согласно кивнул. Теперь, когда план стал понятен обоим, охранник начал действовать.
        Пока разбойники были заняты созерцанием дороги, пытаясь разобраться, в какую сторону дальше двинулись беглецы, охранник поднял с земли палку, после чего зашвырнул ею в противоположную от них сторону.
        Преследователи среагировали на шум. От четверки отделились двое, один с мечом, другой с луком. Они ушли обследовать источник шума. Двое других остались на местах, настороженно следя за напарниками, готовые в любой момент прийти им на помощь.
        - Пора, - прошептал Салим.
        Они со стариком рванули в атаку. Сидя в засаде, Лайнал подметил увесистую палку, ее в качестве оружия он намеревался использовать. Охраннику в этом отношении было легче, у него при себе был меч.
        Первым выбежал араб. Он подбежал к стоящему к нему спиной мечнику, который начал оборачиваться на шум. Салим полоснул его мечом. Хрипя, его противник кулем повалился на землю.
        Друиду достался сидящий на корточках в поисках следов лучник. Старик что есть мочи ударил бандита по затылку палкой, да так, что та переломилась.
        - Этим я дальше займусь, - подбежав к оглушенному дубинкой разбойнику, прокричал охранник. - На тебе лучник.
        Теперь друиду предстояло разобраться с представлявшим угрозу на дальней дистанции противником. Отправившаяся на их поиски двойка уже спешила на помощь своим собратьям по ремеслу. Старик, произнеся заклинание, указал пальцем на лучника, его затылок пронзило древко.
        Последний из разбойников, увидев, как быстро расправились с его соратниками, решив не рисковать зря жизнью, помчался наутек, в сторону ушедших за женщиной приятелей.
        - У меня больше не осталось сил, - прокомментировал побег мечника Лайнал.
        - Я им займусь, - добивший следопыта Салим, подняв лук убитого, вложил в него стрелу.
        Прицелившись, охранник отпустил тетиву. Стрела со свистом унеслась вперед, чтобы через пару секунд вонзиться в спину убегавшего.
        Разбойник не додумался свернуть с тракта, а тот, к его невезению, на этом участке шел прямо, до поворота было не менее ста шагов. К несчастью разбойника, их он преодолеть не успел.
        - Неплохо, - похвалил стрельбу охранника Лайнал.
        - Просто повезло.
        - Я теперь дня три точно не смогу использовать ни одного заклинания, поэтому на магическую поддержку ставку не делай. Будем убегать или попробуем разобраться с остальными?
        - Не хотелось мне с ними сталкиваться, но убежать мы вряд ли сможем.
        - Мы убили их следопыта. Можно затеряться в лесу.
        - Вероятно, у них есть другой. Этот не был профессионалом, лишь похватал немного знаний. Если бы нас преследовал настоящий следопыт, нас бы раскрыли в два счета. Я не вижу других вариантов, кроме как дать бой. Даже если сейчас у них никого нет, они с легкостью могут организовать новую погоню, только уже большим числом и на конях.
        Друид лишь пожал плечами, мол, дело твое, я сделал все возможное.
        - Мне потребуется твоя помощь.
        - Это в чем же? - искренне удивился старик. В этот момент вдали послышался истошный крик Абигель.
        - Судя по всему, у нас есть немного времени. Готов устроить еще одну засаду?
        - Разве у меня есть выбор?
        - Отлично. Тогда, во-первых, необходимо убрать с дороги все трупы, спрятать их хотя бы вон в тех кустах, - не теряя времени, Салим потащил одного из разбойников к указанному месту. Проблемы возникли с последним трупом, уж больно далеко тот успел убежать.
        - На земле осталась кровь, так они могут заподозрить неладное. Нужно ее скрыть, - предложил Лайнал.
        - Не надо. Лучше оставь все как есть. Теперь внимательно слушай, как мы поступим. Я спрячусь в кустах вон у того поворота, видишь? До которого не успел добежать один из наших знакомых.
        - Вижу. Что от меня потребуется?
        - Ты спрячешься в кустах по эту же сторону, но шагов на двадцать от меня ближе к этому месту, - Салим показал на натекшую от разбойника кровь.
        - Пока все ясно, продолжай.
        - Дальше, если все пройдет как надо, они здесь остановятся разузнать, что случилось с их людьми. Я всажу стрелу в одного из них. Они не дураки, поэтому приблизительно поймут, откуда стреляли. В этот момент выбегаешь ты из своего укрытия. Навскидку тяжело определить позицию стрелка, а нас будет разделять всего ничего. Ты выскочишь с луком наперевес, затем побежишь в мою сторону, к повороту, - тут Салим протянул друиду один из луков, взятых у трупов. - Скорее всего, стрельбу они спишут на тебя. Не заметив у тебя больше стрел, они должны погнаться за тобой. Тогда пользуясь тобой как отвлекающим маневром, я могу беспрепятственно выстрелить в еще одного. А с последним как-нибудь разберемся.
        - Хорошо. Только я возьму еще меч.
        - Зачем он тебе? - удивился араб. - С луком и мечом далеко не убежишь.
        - Лук я выброшу, как только выбегу из укрытия. А сталь может пригодиться. Где гарантия, что все твои выстрелы попадут удачно?
        - Резонно, - вынужден был согласиться араб.
        - Итак, скоро они должны появиться. Действуем, как договорились.
        Подобрав клинок, Лайнал занял позицию. Чуть дальше Салим занял свою. Потянулись долгие минуты ожидания. Разбойники не торопились возвращаться. Засевшие в засаде уже давно успели прокрутить в голове план действий.
        Когда ждать стало невыносимо, появилась ушедшая за Абигель троица. Каково же было удивление друида, когда в качестве пленников он увидел попутчицу с сыном. У обоих были разбиты лица и связаны руки. За веревку их, словно скот на бойню, вел предводитель поисковой команды.
        Увидев женщину с ребенком, старик испытал некое чувство потрясения. Они, с арабом продумывая план, списали их со счетов, не подумав о том, что нет ничего проще, чем взять в плен беззащитную женщину с ребенком. Это могло испортить их задумку, но что-либо менять было уже поздно.
        Вот пять человек прошли мимо притаившегося охранника. Далее мимо Лайнала, не заметив его. Пройдя еще несколько метров, они остановились, обнажив мечи.
        - Что это? - недоумевающе спросил их лидер, глядя на пятна крови на земле.
        - Может быть…
        Продолжить начавший говорить разбойник не сумел, прилетевшая сзади стрела пробила ему затылок, наконечником выйдя с другой стороны. Кровавые брызги попали на лицо главаря.
        - Это он стрелял, - погнавшись за выбежавшим из кустов Лайналом, крикнул другой разбойник. - Убью гада!
        - Стоять!!! - успел крикнуть своему подчиненному главарь, прежде чем грудь погнавшегося пробила стрела.
        - Покажись! - прикрываясь Абигель, крикнул в сторону кустов оставшийся в живых разбойник. - Иначе я ее прирежу.
        Он, взяв меч за лезвие, приставив его к горлу женщины. Из кустов вышел Салим, на ходу выбросив ставший уже бесполезным лук. Старик, тем временем согнувшись, пытался перевести дух от короткой пробежки.
        - Хорошо, если желаешь, можем договориться, - идя навстречу разбойнику, предложил араб. - Отпустишь их, мы тихо уйдем, будто ничего здесь не произошло.
        - Нет! Где гарантии, что вы сдержите обещание? Лучше вы уходите, а я их после отпущу, - предложил он обнажающему меч охраннику.
        - А где твои гарантии? - в свою очередь спросил араб.
        - Стой, не подходи больше! Иначе я ее прирежу! - прокричал разбойник Салиму, до которого оставалось не больше четырех шагов.
        Тот ничего не ответил. Он сорвался на бег. Разбойник дернул лезвие своего меча вправо, из перерезанной шеи заложницы хлынула кровь. К этому времени охранник успел приблизиться к бандиту практически вплотную. Тот еще перехватывал оружие, когда араб молниеносным движением отделил руку разбойника от туловища.
        Поверженный главарь, упав на колени, истошно завопил, стараясь остановить поток крови из обрубка.
        - Не успел, - печально прокомментировал смерть женщины араб. - Хочешь с ним покончить собственными руками? - предложил он плачущему ребенку.
        - Нет, - утирая вновь и вновь выступающие слезы, ответил тот.
        Еще один взмах прервал крики бандита.
        - Извини, так получилось, - Салим кивнул в сторону мертвой женщины. - Она была твоей матерью?
        - Нет. Это служанка моего отца. Но она была мне как мать.
        - Мне жаль, попрощайся с ней. Нам пора уходить.
        Араб с друидом снова стали очищать тракт от тел убитых. Как только дело было завершено, Салим крикнул ребенку, плачущему над телом Абигель.
        - Нам пора. Ты с нами?
        Мальчик ничего не ответил, лишь, утерев слезы, молча последовал за двумя оставшимися в живых попутчиками.
        * * *
        Прошло уже больше недели, как Колин вернулся с последнего задания. Его нога зажила, все важные дела были решены, поэтому теперь наемник изнывал со скуки.
        Не считая ежедневных тренировок да редких прогулок по городу, все оставшееся время он использовал на еду и сон. Когда спать уже не хотелось, он просто лежал в своей постели, глядя в потолок.
        Уортимеру хотелось действовать. Взяться за новое дело. Как назло, никаких известий от Элеоноры не поступало, а самому к ней идти смысла не было. Если появлялась необходимость в его услугах, она тут же давала знать.
        Можно было вспомнить былые времена, пройдясь по паре заведений в поисках работы. Но после стольких лет сотрудничества с друидами задания, которые ему могли здесь предложить, покажутся просто прогулкой, не способной вызывать у него никакого азарта. Все они сводились к трем типам: укради, выбей долг или убей. Изредка требовалось кого-то защитить, хотя такую работу местные предлагали неохотно, им было слишком мало прибыли с подобного рода заказов.
        Вот и сейчас, закончив утреннюю тренировку, Колин лежал на полу, размышляя, как ему провести оставшуюся половину дня.
        «М-да, так со скуки спятить не долго. Понятно, почему многие спиваются», - подумал Уортимер, поймав себя на мысли о походе в кабак за выпивкой.
        В дверь постучали.
        «Стелла ушла час назад. Может чего забыла? Тогда зачем стучать? У нее должны быть ключи. Значит кто-то по мою душу», - продолжал он размышлять, не спеша поднимаясь с нагретого места.
        Ему не удавалось согнать навалившуюся лень. Для себя Колин решил, если больше стучать не будут, то идти открывать смысла нет.
        Но, к его сожалению, стук повторился. Нехотя встав, Уортимер, спустившись по лестнице, открыл дверь.
        На пороге стоял его старый знакомый. Гаспар был чисто выбрит, трезв и одет, по-видимому, в лучшую свою одежду. От этого зрелища Колин остолбенел.
        - Я войду? - как ни в чем не бывало спросил здоровяк.
        Уортимер пропустил гостя в дом. Собравшись с мыслями, он спросил:
        - Чем обязан?
        - Пришел долг отдать, - спокойно ответил Гаспар, не обращая внимания на язвительный тон хозяина, который решил, будто гость пришел занять еще монет.
        - Держи, - достав мешочек, здоровяк вынул из него две монеты, - это мой долг. А это твой выигрыш, - продолжил гость, следом доставая восемь медяков.
        - Ну, Гаспар Вирт, не ожидал, не ожидал, - удивился происходящему Колин. - Значит, твой пес выиграл?
        - Да. Порвал всех соперников.
        - Видать, лютая псина. Зачем пришел? - не стал ходить вокруг да около Уортимер.
        - Есть одно дельце. Думаю, тебя оно заинтересует.
        - Ошибаешься, как раз дела, которые может предложить местная шушера, мне вряд ли будут интересны.
        - Речь идет о десяти золотых за месяц работы.
        - На всех? - уточнил наемник, хотя знал ответ гостя наперед.
        - Каждому, - с чувством превосходства ответил тот.
        - Теперь понятно, почему ты трезв. Ладно, нечего на пороге стоять. Разувайся, проходи в комнату, я пока сделаю нам чаю.
        Заперев дверь, хозяин ушел на кухню. Через несколько минут вернувшись в гостиную, он застал Вирта, со скучающим видом сдирающего с рук застаревшие мозоли.
        - Держи, - Колин протянул ему чашку.
        Тот принял ее, впрочем, пить не стал, отставив подальше. Уортимер устроился на своем любимом месте, тоже не притронувшись к чаю, решив оставить его на потом.
        - Выкладывай.
        - Есть одно заманчивое предложение. Меня недавно нашел один довольно влиятельный человек, предложив выполнить поручение, исходящее якобы от самой верхушки власти.
        - От Родрика? - удивился Колин.
        - Предполагаю так. Обещает по десять золотых на человека. Не знаю, откуда у тебя такая известность, но он велел передать тебе это предложение. Если согласишься, в команде будем я, ты и один из королевских разведчиков.
        - Почему именно я? - от негодования Уортимер подался вперед. - Вернее, почему мы с тобой?
        - Все благодаря тому делу, пять лет назад, когда мы единственные уцелели. Видимо, слухи до сих пор ходят. Ты сам должен понимать, столько монет абы кому не заплатят.
        - Это верно, - согласился Колин.
        Гаспар говорил о деле, на котором они познакомились. Это навеяло Уортимеру неприятные воспоминания.
        «Не вышло бы, как в прошлый раз», - промелькнула у него невеселая мысль.
        - Предположим, я соглашусь. Что от нас требуется?
        - Думаю, ты слышал о придворном маге соседнего королевства Марак? - вопросом на вопрос ответил Гаспар.
        Колин прекрасно знал, о чем он говорит. О граничащем с Хаймом Мараке всегда ходили нелицеприятные слухи. Ко всему прочему, лет семь назад в ней умер король Пропиторий II, оставив после себя трех сыновей.
        В любой стране престол перешел бы к старшему, но в Мараке были другие законы. Король должен был прилюдно короновать одного из своих сыновей, объявляя его, таким образом, самым достойным из всех.
        Пропиторий II не успел этого сделать. Поэтому после его смерти разгорелась нешуточная борьба за престол. В ход шло все, от сплетен за спиной брата до найма убийц и попыток отравления. Этот хаос длился несколько месяцев. Страна начинала разваливаться. Никто из братьев не собирался сдавать позиций.
        Однажды в тронный зал, в котором в тот момент находились все братья, неизвестно каким образом проник ничем не выделяющийся мужчина в черном балахоне, скрывающем его лицо. В руке у него была трость, сделанная из человеческих позвонков. Пройдя в центр зала, он объявил:
        - Мое имя Идеокритий. Я готов помочь взойти на трон любому из вас, в обмен на предоставления мне титула Верховного мага[1] страны и любого города, отданного в мое личное пользование.
        Братья подняли незнакомца на смех, распорядившись, чтобы того отправили в темницу.
        Дальше история умалчивает, но по преданиям, вечером младший из братьев спустился к незнакомцу в темницу, так как терять ему было нечего, от тринадцатилетнего Пропитория V на тот момент отвернулись практически все. Лишь чудом тот до сих пор оставался жив, поэтому он решил заключить с незнакомцем договор на его условиях.
        На следующее утро никто не смог найти оставшихся претендентов на престол, они будто сквозь землю провалились. Это в своих, со всех сторон охраняемых комнатах. В конце концов, поиски не принесли никаких результатов. Через несколько дней Пропитория V короновали, признав его новым королем Марака.
        Мальчишка незамедлительно выполнил обещание, данное незнакомцу, наградив того титулом и отдав в его распоряжение захудалый городок, отдаленный от всех торговых путей, посему не представлявший никакого интереса для страны.
        После этих сообщений о колдуне, как его назвал Гаспар, не было ничего слышно. Многие давно забыли о его существовании.
        - Помню, - наконец ответил Колин на вопрос. - Братьев, кажется, так и не нашли?
        - Нет. Словно в землю канули, - подтвердил Вирт.
        Здоровяк взял кружку успевшего поостыть чая. Уортимер решил последовать примеру друга, отпив за пару глотков половину чашки, он вернул ее на место. Напившись, Гаспар продолжил:
        - Так вот, разведчики доложили, будто Идеокритий активизировался. Нанимает уличный сброд, чтобы через месяц, взяв лишь десяток своих солдат, опробовать на прочность границу с Сиолой[2]. А если быть точнее, крепость Гринберг.
        - Ничего себе, - присвистнул Уортимер. - У него крыша поехала? Там ведь пять тысяч человек.
        - Не знаю. По всей видимости, он настроен всерьез. Так как действия проводятся не на территории нашей страны, поэтому в открытую мы вмешаться не можем. А просто посмотреть на это безумие нас вряд ли пригласят.
        - И нас решили отправить в разведку?
        - Именно. От нас любыми способами требуется разузнать, что задумал маг и для чего ему все это.
        - Когда нужен мой ответ?
        - Завтра, после полудня. Мы встречаемся в кабаке у Кривого Эла. Если решишь присоединиться, приходи туда.
        Разговор подошел к концу. Гаспар встав, поблагодарил за чай и удалился, пожав на прощание Колину руку. Закрыв за гостем дверь, Уортимер поднялся на второй этаж.
        Войдя в комнату, Колин посмотрел на нее так, будто впервые увидел. В мыслях он уже давно согласился на эту работу, теперь решая, какое выбрать при данных обстоятельствах оружие.
        Взгляд сам собою зацепился за гладиус. Прямой обоюдоострый меч небольшой длины. В компанию к нему можно взять кинжал.
        С такой экипировкой проблем для передвижения возникнуть не должно. Если он правильно понял смысл возложенного на них задания, им необходимо будет, укрывшись, пронаблюдать за колдуном и его разношерстным войском. Поэтому щит с тяжелой броней отпадали, на замену им предпочтительней будет взять кожаный жакет со вставками из стальных пластин. От удара мчащегося всадника он не спасет, а вот для сражения с пешим противником подходит как нельзя лучше.
        Все эти приготовления происходили в голове у Колина чисто автоматически. Он никак не мог взять в толк, как может здравомыслящий человек идти с таким войском, хотя это войском трудно было назвать, на штурм крепости. Даже если ему несказанно повезет, он сможет набрать пять сотен уличных, не обученных военному искусству подонков. Что они могут противопоставить лучшей крепости Сиолы с гарнизоном, в десять раз их превосходящим?
        Видимо, у Идеокрития был какой-то план. Иначе объяснить этот поход можно было лишь свалившимся на него сумасшествием.
        Еще раз осмотрев комнату, Уортимер только сейчас понял, он продолжал все это время стоять в дверях. Пройдя в центр, он улегся прямо на пол.
        «Ладно, завтра ближе к делу все окончательно решу», - собираясь вздремнуть, решил он.
        * * *
        Как и договаривались, Колин подошел в назначенное время к кабаку Кривого Эла. Надо сказать, здание выглядело не ахти как. Покосившееся строение, покрытое то тут, то там плесенью. В качестве входа в сие заведение служил огромный проем, о дверях в котором напоминали лишь сорванные петли. Порог давно прогнил, идя по нему, Колин невольно затаил дыхание, боясь провалиться.
        Внутри оказалось не менее безобразно: грязный пол, по которому наперегонки бегали крысы. Задымленное, душное помещение, свет в которое попадал лишь из дверного проема. Мрачную картину дополняла куча пьяного сброда, который уже с утра успел набраться дешевого пойла, охотно продаваемого им хозяином.
        - Колин, сюда! - замахал ему от столика, расположенного в углу, Гаспар.
        Рядом с ним сидел неизвестный Уортимеру человек. Был он одет неброско, но его манера держаться и пренебрежение, с которым он смотрел на все вокруг него происходящее, выдавали в нем человека из аристократии.
        Подойдя к их столику, Колин присел напротив незнакомца, лишь кивнув ему головой. К его удивлению, незнакомец поздоровался с ним в ответ. Уортимер было подумал, что эта шишка от них тоже будет нос воротить. Видимо, он ошибался.
        - Скоро к нам должен подойти мой человек. Когда все соберутся, я начну инструкцию.
        Четвертый член сегодняшнего собрания не заставил себя долго ждать. Минут через пять после Колина в заведение, в сопровождении двух девушек легкого поведения, ввалился подвыпивший парень. Осмотревшись, он ткнул пальцем, указывая на столик Уортимера.
        - Вон. Нам туда.
        Опустив руки спутницам на пятые точки, парень звонко хлопнул по ним:
        - Вперед! За короля!
        Девушки рассмеялись. Подойдя к столику, незнакомец ошарашенно посмотрел на сидящих, после чего нетрезвым голосом задал вопрос:
        - А где все стулья?
        - Здесь только для тебя, - жестко ответил сидящий рядом с Гаспаром мужчина. - Быстро выпроводил их отсюда.
        Посмотрев на пустующий стул, парень, тяжело вздохнув, поочередно поцеловал спутниц в щечки, произнеся:
        - Извините, девочки, видимо, сегодня не судьба. Как-нибудь в другой раз.
        - Итак, начнем, - заговорил руководитель предприятия, когда все посторонние ушли. - Вам втроем предстоит направиться в Марак. Там вы под видом уличных отбросов внедритесь в наемную армию Идеокрития, после чего поможете ему в захвате Гринберга.
        - Что за чушь? - опешил Колин. - Для чего нам все это?
        - Вы должны узнать как можно больше о том, каким образом он собирается захватить крепость и его дальнейшие планы. Если все пройдет удачно, я уверен, он на этом не остановится.
        - Разве нельзя этого сделать на расстоянии? Либо можем взять одного из его людей, после чего устроить допрос, - поддержал друга Гаспар.
        - Нет, не получится, - теперь уже в диалог вступил пришедший член команды. - Нам необходимо все видеть своими глазами. Самим делать выводы, отталкиваясь от достоверной информации, а не от того, что нам может наплести пленник.
        - Это Жан Бернандель, он будет главным в вашем отряде, - организатор, наконец, счел необходимым представить молодого человека.
        - Почему он? - возмутился Гаспар. - У меня намного больше опыта, чем у этого юнца.
        Жан на этот выпад никак не отреагировал, пропустив его мимо ушей.
        - Он назначен главным, это не обсуждается, - больше возражений не последовало. - Вот и договорились. Теперь представьтесь Бернанделю, дабы покончить с церемониальностями.
        - Колин Уортимер.
        - Гаспар Вирт.
        Без капли дружелюбия представились наемники.
        - Отправляетесь завтра. Будете скакать без остановок, лишь на ночлежках меняя скаковых. Жан уже получил инструкции по этому поводу, поэтому проблем возникнуть не должно, - молодой человек кивнул, подтверждая слова говорившего. - Если все пойдет как надо, до Ланца, города, отданного Идеокритию, вы доберетесь дней за десять. К этому времени он должен заканчивать рекрутировать людей. Еще дней через пять-семь выдвинетесь к Гринбергу. Что будет дальше, я сказать не берусь, поэтому рассчитывать вам придется только на себя.
        - Постойте, мне говорили, выполнение работы займет не больше месяца. Но у нас, по вашим подсчетам, уйдет только полмесяца, чтобы отправиться на Гринберг.
        - Думаю, захват крепости не займет больше двух дней. С таким количеством неподготовленных людей Идеокритий не сможет ее осаждать, да и защитники при желании могут просто выйти и перебить их всех, как тараканов. Мы склонны полагать, колдун использует магию в захвате крепости. Одной из ваших главных задач будет разузнать какую. Ведь за все семь лет никто не смог узнать его истинных способностей. Разведчиков для этих целей посылали не раз, но никто не вернулся. Предположительно, задание должно у вас занять чуть больше месяца, поэтому мы заплатим вам по золотому за каждые три дня сверх оговоренного срока.
        Колину ужасно не понравилось то, во что их пытаются втянуть. Вирта ответ об оплате устроил, так как вопросов он больше задавать не спешил.
        - Хорошо, раз нет вопросов, то вот вам по два золотых в качестве предоплаты. Возможно, они потребуются на подготовительные расходы к походу, - выложив шесть монет на стол, организатор продолжил. - Провизию с конями мы вам обеспечим, а вот оружие и доспехи оставляем на вас. На этом все.
        Ни с кем не прощаясь, так и не представившийся организатор этого импровизированного собрания покинул заведение.
        - Думаю, мне тоже пора, - следом за ним выскочил Жан.
        - Слишком много не договаривают. Мне эта работа не по душе.
        - Зато платят хорошо, - возразил Гаспар.
        - Мертвому деньги ни к чему.
        - Тогда зачем согласился?
        - Надоело без дела сидеть. Захотелось развеяться, - улыбнулся Уортимер.
        - Эй, Эл. Неси сюда бутылку своего лучшего, - крикнул Вирт хозяину заведения.
        - Какое тебе лучшее?! Ты и так в долг здесь пьешь! Я тебя предупредил: пока не рассчитаешься, больше выпивки не получишь! - прокричал из-за стойки мужчина.
        - Не бузи. Тащи лучшее, я сегодня при деньгах.
        Гаспар сверкнул золотым. Поняв, что тот не шутит, хозяин тут же бросил все свои дела, мигом помчавшись в подвал разбирать свои припасы.
        - Зря деньгами сверкаешь, - выказал свое недовольство Колин. - Подрезать могут, вон сколько желающих уже косо смотрят.
        - Могут, - не стал спорить Вирт, - но вряд ли захотят.
        - Это почему?
        - Пытались уже вчера несколько ребят грабануть меня. Я был пьян, поэтому не рассчитал сил. Отделал их от души. После этого, думаю, никто ко мне сунуться в ближайшее время не захочет.
        - Смотри сам, - Уортимер сгреб свою долю, собравшись уходить.
        - Ты куда? А для кого я выпивку заказал?
        - Я думал, ты хочешь отметить.
        - Да, хочу, но не один. Давай, садись. Выпьем немного, расслабимся. А то потом еще сколько времени придется трезвым как стеклышко ходить.
        - Нет, извини. У меня еще куча дел на сегодня.
        - Брось ты это. По чуть-чуть пропустим. Тем более это не то дешевое пойло, которое здесь подают, а отличная выпивка, которой место в лучших заведениях. Еще благодарить меня потом будешь.
        Поняв, что ему не отвертеться, Уортимер занял свое прежнее место.
        - Так-то лучше, - улыбнулся Гаспар.
        - А вот и я, - подбежал к их столику взмыленный хозяин с покрытой пылью бутылкой. - Лучшее из лучших. Для себя берег. Но раз такие люди просят, то держите, угощайтесь.
        С этими словами он протянул ее Вирту, взамен взяв монету. Повертев ее в руках, он попробовал золотой на зуб. Убедившись в том, что монета не подделка, Эл печальным тоном произнес:
        - Извините, господин Вирт, но я не в силах разменять вам ее, у меня просто нет таких денег.
        Он с жалобным видом посмотрел на Гаспара, но монету возвращать не спешил.
        - Хорошо, - после недолгого колебания решил наемник. - Оставляй себе, пойдет в счет моих будущих гулянок здесь. Только смотри, даже не пытайся меня обмануть, иначе…
        - Конечно-конечно, даже в мыслях такого не было. Спасибо вам, господин Вирт, наслаждайтесь выпивкой и хорошего вам вечера.
        Одной бутылкой вечер не ограничился, наемники опустошили помимо нее еще четыре. Так за алкоголем, разговаривая о своих былых похождениях, они провели остаток дня.
        * * *
        Проснувшись утром, Колин ощутил лишь легкое похмелье. Видно, хозяин не обманул, выпивка действительно была стоящей. Еще никогда у наемника не было такой ясной головы после дня запоя.
        Поднявшись, он привел себя в порядок, после чего направился в оружейную комнату. Сняв со стены гладиус с кинжалом, он надел кожаный жакет, накинув на него легкий походный плащ. Больше брать ему было нечего. Подумав немного, наемник решил взять препарат, который ему дал лекарь. Если прижмет, то придется прибегнуть к нему надеясь, лишь на удачу.
        Полностью экипировавшись, Уортимер отправился к трактиру Эла, там они с Гаспаром собирались встретиться. Подойдя к месту запланированной встречи, наемник увидел уже стоявшего там напарника. Бросив на него взгляд, Колин неодобрительно хмыкнул. На Вирте не было никакой защиты, кроме кожаной безрукавки, которые в большинстве своем используют разбойники на дорогах. В качестве оружия наемник выбрал бастард[3]. Уортимеру не нравился подобный тип оружия, но здоровяку Гаспару он подходил как нельзя лучше.
        - Привет. Остальные еще не подошли? - спросил Колин, не увидев ни Жана, ни организатора всего этого, как, впрочем, и скакунов с провизией.
        - Приходил Бернандель, сказал встретиться с ним у северного входа.
        - Ясно. Тогда идем.
        Они направились к северным воротам города. Для этого им необходимо было пройти три улицы. Дорога не заняла много времени, поэтому уже через пять минут они были на новом месте встречи.
        Выйдя из города, наемники сразу заметили Жана, прощающегося с новой девушкой. Недалеко от него стоял организатор, с отвращением наблюдая эту картину. Рядом паслись привязанные кони с уже набитыми седельными сумками.
        - Значит все в сборе, - прокомментировал организатор их появление. - Тогда можете отправляться в путь. Жан, долго нам тебя еще ждать?
        - Еще минутку, - выкрикнул тот, целуя девушку.
        - Вот же ловелас. Итак, Бернандель получил все инструкции касательно всего вашего пути следования. За ночевку и смену лошадей ответственен он, так что можете не заморачиваться по этому поводу. Это все, если вопросов нет, то я вынужден вас покинуть.
        - Постойте, один есть, - остановил Колин собравшегося уходить организатора. - Жан у нас главный, я, конечно, все понимаю. Но задание не из простых, если вдруг с ним что случится, как нам вас найти?
        - Хороший вопрос. Давайте сделаем так. Если вы вдруг вернетесь без него, тогда я сам вас найду, поверьте, для меня это проще простого.
        - Дело хозяйское, - не стал с ним спорить Уортимер.
        - Тогда прощайте, надеюсь на удачный исход вашей миссии.
        Больше ничего не сказав, организатор покинул их. Не теряя времени даром, наемники пошли проверять вверенных им скакунов с припасами. Все оказалось на высоте. Кони были натасканы, покорно слушаясь малейшего желания людей. Выглядели жеребцы породистыми, способными при надобности проскакать целый день. С запасами тоже не поскупились, положив провизию на три дня вперед. Они еще собирались каждый день останавливаться на ночлежки, поэтому им ее должно было хватить до самого пункта их назначения, города Лейнца.
        Когда с осмотром вверенного им имущества было покончено, наемники невольно прислушались к разворачивающейся рядом сцене прощания.
        - Обещай вернуться, - томно вздыхая, говорила грудастая девица.
        - Конечно обещаю. Как я могу покинуть тебя, любовь моя, - опять объятия и поцелуи.
        - Но ты сказал, задание может быть опасным, - всплакнула она. - Ты можешь погибнуть.
        - Даже если такое случится, я погибну с мыслью о тебе, - опять вздохи, объятия, поцелуи, слезы.
        Колину стало противно от этих соплей. К тому же с Бернанделем вчера были совсем другие девушки. А уже сегодня он признается в вечной любви другой, не торопясь отправляться в путь. Было отчего усомниться в правильности выбора лидера мероприятия. Только спорить с начальством было бесполезно, сказали он, значит он.
        Наконец минут через пять, покончив с сентиментальностями и отправив безутешную девушку домой, Жан обратил внимание на ожидавших его наемников.
        - Ну как? Готовы отправляться?
        - Мы-то уже давно, а вот ты когда собираешься? - недоброжелательно спросил его Гаспар.
        - Ты о чем? Я готов отправиться хоть сейчас, - вскочив на коня, Бернандель натянул поводья.
        - Ни о чем не забыл? - уточнил у него Вирт.
        - Вроде нет. Чего-то не хватает?
        - Оружия. Ты чем собрался воевать?
        - А, так ты об этом, - рассмеялся Жан, поняв, к чему клонил наемник. - По роду деятельности мне приходится приспосабливаться к скрытому ношению оружия.
        Он незаметно, словно фокусник, достал из одежды трехгранный стилет[4]. Длина его была порядка тридцати сантиметров, поэтому его удобно было прятать в одежде.
        - Я не воин, а разведчик, поэтому приходится приспосабливаться. Но не волнуйтесь, постоять за себя я смогу. Мой стилет изготовлен по специальному заказу, поэтому имеет заточенное лезвие, плюс у меня к нему есть пара. При желании я смогу побороться даже с облаченным в доспехи воином, не говоря уже обо всех остальных.
        Конечно, это было не лучшим оружием в их походе, но лучше это чем ничего. Стилет считался оружием убийц и женщин. В военном деле он был хорош только как дополнительное оружие.
        - А доспехи у тебя тоже скрытые? - рассмеялся Вирт.
        - Ага, а как ты узнал? - вполне серьезно ответил ему Бернандель.
        - Ладно, думаю, нам пора, - решил не продолжать дальше эту тему Уортимер.
        - Уже давно пора. Поэтому не стоит медлить. За мной, - пришпорив коня, Жан помчался вперед.
        Наемникам не оставалось ничего иного, кроме как последовать за ним. Они старались скакать быстро, выжимая из коней все возможное, в то же время не давая им свалиться без сил. На привал не останавливались, перекусывая прямо в седле.
        Так день за днем проходил их путь.
        Жан оказался довольно интересным собеседником. Он не был избалованным сынком военного, как о нем сначала подумал Колин. Всего добился сам. Поэтому за общими разговорами время пролетало незаметно.
        Как-то на третий день пути Вирт поинтересовался:
        - Жан, как тебя угораздило попасть служить в разведку? У тебя навыки служивого, так почему выбрал именно эту профессию?
        - Так получилось. Я вообще-то раньше гвардейцем был, это ты правильно подметил. Только вот есть у меня один недостаток. Не могу я устоять перед красивыми девушками.
        - Это мы заметили, - Гаспар засмеялся.
        Колин его поддержал. Жан не стал обижаться, лишь улыбнувшись, признавая их правоту.
        - Ну, так вот. У нашего командира была дочь, красавица. Притом чуть моложе меня. Она частенько заглядывала к нему то за одним, то за другим. Так мы с ней познакомились. Завязались отношения. Однажды мой командир застал нас у нее в спальне в нелицеприятном положении. Он был в жуткой ярости, готовый меня порвать на месте. Мне оставалось спасаться бегством в чем мать родила. Долго я так пробегать не смог, доблестные стражи порядка меня задержали, посадив в темницу за хождение по городу в ненадлежащем виде.
        - Здорово ты попал, - посочувствовал ему Гаспар.
        - Ага. Просидел я там два дня, пока ко мне не явился один человек. Предложил два выхода из положения. Либо меня отпускают, тогда мне не сносить головы от папаши совращенной девушки, который уже пробовал прорваться ко мне в темницу, размахивая мечом. Хорошо его вовремя остановили. Либо же я перевожусь, став разведчиком в землях Марака. Тогда они меня тут же отправляют на задание, с которого я вернусь не ранее чем через полгода. Глядишь, командир уже поостынет, а если нет, то люди в высших эшелонах власти его образумят. Поэтому я выбрал единственно верное решение.
        - Не жалеешь теперь? - спросил его Колин.
        - Ни капли. После возвращения через шесть месяцев мне предложили перевестись обратно к гвардейцам, но я отказался. Было уже не то. Ходить по струнке, постоянно подчиняясь часто бессмысленным приказам, меня уже не тянуло. Здесь я сам по себе, денег мне выделяют достаточно, по девкам могу ходить, сколько влезет.
        - К хорошему привыкаешь быстро, - прокомментировал Колин.
        - Ага, - улыбнулся Бернандель.
        - А я вот со службы за пьянку вылетел, - неожиданно поделился Гаспар.
        - Я думал, ты не служил в войсках, - удивился откровению друга Уортимер. - Ты вроде не пил до нашего знакомства?
        - Да нет, было дело. Десятником в полку выдалось послужить. Прикладывался тогда я знатно. А пить бросил, как только вышибли оттуда. Решил, хватит, больше никогда не притронусь. Как видишь, не вышло, - печально закончил он.
        - Что ж, со всеми бывает, - утешил его Жан.
        - Может, расскажешь поподробнее план наших действий в Лейнце?
        - Рассказать по сути нечего. До него мы уже скоро должны добраться. Там у меня есть связной. Живущий с детства в Мараке, подданный Хайма. Он обещал разузнать, кто и где ведет вербовку. Поэтому по прибытии в Лейнц нам останется лишь правильно себя преподнести, чтобы нас тоже приняли в армию Идеокрития. План предельно прост.
        - Под словами правильно преподнести ты подразумеваешь выдать себя за местных головорезов?
        - Нечто вроде этого, хотя не обязательно рубить головы направо и налево. Думаю, мы, приодевшись, - Жан позволил себе улыбку, - просто устроим небольшую потасовку в месте вербовки. Покажем всем собравшимся, что мы свои. После чего можно будет попытаться записаться к магу.
        - Ну, тут вроде все более-менее понятно. Я рассчитывал на похожий план действий, - поддержал его задумку Уортимер. - А вот дальше мне ничего не ясно.
        - Если честно, мне тоже. Мне вряд ли известно больше вашего, потому действовать будем по обстоятельствам. Надеюсь, все пройдет, как нам расписал командир. Вступаем в армию, выдвигаемся, захватываем гарнизонную крепость. Далее поживимся, попируем со всеми для виду, после чего незаметно сваливаем обратно в Хаймер.
        - Если бы все было так просто.
        - Ну, на словах все выглядит довольно безобидным, - оптимистично заявил Бернандель.
        - Ага, на словах всегда все здорово, только вот на деле совсем наоборот.
        - Тут не попишешь, пока мы ничего, кроме слуха о предстоящем захвате, не знаем. Поэтому гадать смысла не вижу.
        - Здесь он прав. Давай оставим эту тему. В Лайнце все решится, - поддержал разведчика Гаспар.
        - Как скажешь, - Колин сам понимал, сейчас гадать было бесполезно.
        Больше они к этому разговору не возвращались, проделав весь оставшийся путь, рассказывая друг другу забавные истории и байки.
        * * *
        Лайнц встретил их подозрительным затишьем. Словно все люди чувствовали еще невидимую, но уже надвигающуюся угрозу. Нет, город не стал безлюдным, просто на его улицах перестало царить оживление, бывшее здесь всегда. Люди старались пореже выходить из своих домов. На рыночных площадях уже не было тех столпотворений, что присутствовали здесь всегда.
        - Подозрительно тихо, - подметил данный факт Колин.
        - Согласен. В прошлый мой приезд сюда все было совсем по-другому, - согласился с ним Жан.
        - Вы заметили, что охранники у городских ворот пропускают всех баз разбора, ничем не интересуясь? Словно им плевать на свою службу.
        - Или им кто-то приказал это делать. Только вот что-то не сходится. Если Идеокритий замыслил такое грандиозное предприятие, то должен держать ухо в остро. А тут вырисовывается совсем иная ситуация, - начал развивать витавшую в воздухе мысль Жан.
        - Видимо, маг не опасается шпионов. Либо он слишком самоуверен, либо все заранее продумал.
        - Зачем ему это надо? Чтобы все узнали о его захвате? - удивился Гаспар.
        - Мне тоже кажется это безумством, - поддержал его Бернандель.
        Тут он замолк. В комнату вошел Донатос. Это был связной Жана. Ничем не выделяющийся мужчина сорока лет, среднестатистический житель города. У него они остановились вчера.
        Оказалось, пункты записи новобранцев в ряды Верховного мага менялись ежедневно. Всего их было три. Каждый раз они появлялись на новых местах. Роднило их одно. Места эти были облюбованы уличным сбродом, вроде нищих кварталов или дешевых кабаков, где каждый второй был грабителем или убийцей, а чаще все вместе.
        Утром Донатос отправился искать новое место базирования таких пунктов. Его не было несколько часов, теперь он вернулся с ворохом старой одежды, довольный собой.
        - Я нашел, где расположен один из них. Питейное заведение, если его можно так назвать, - улыбнулся он, - называется «Пьяная рожа». Излюбленное место посиделок мелких грабителей, жуликов, бродяг. Так сказать, мелочь криминального мира. Дешевое разбавленное пойло, вонь, постоянные драки. Еле ноги оттуда унес, думал, меня вырвет.
        - А это что? - поморщившись от исходящего аромата одежды, спросил Жан. - Ты ее у нищих отобрал? - попытался он пошутить.
        - Почему сразу отобрал. Одолжил, - совершенно серьезно ответил Донатос.
        Бернандель от его слов впал в ступор.
        - Я эту вонючую рвань надевать не буду. Мало мне в ней клопов с блохами, так еще какую фигню подцеплю, - придя в себя, начал негодовать он. - Вы меня хоть убейте, но я к ней даже близко не подойду.
        - Успокойся. В чем, кроме как не в ней, ты собрался идти в то заведение? Твоя одежда не подойдет, сразу станешь в ней выделяться, - связной согласно закивал головой, найдя поддержку в словах Колина. - Поэтому фиг тебя кто завербует. Им, как я понял, нужны низшие слои этого города.
        - Да. Берут только тех, кому нечего терять, и тех, кто уже прожил свою жизнь. Одним словом, оборванцев без дома, семьи и будущего.
        - Вот видишь. В своей одежде ты пойдешь, только если мы изорвем ее в клочья и перемажем грязью.
        - Я это могу организовать, - увидев побледневшее лицо Бернанделя, подлил масла в огонь Гаспар.
        - Не надо. Я согласен, - сдался, наконец, их разведчик.
        - К тому же, я так предполагаю, заказчик вознаграждает добровольцев, поступивших к нему на службу?
        - Да, всем записавшимся положено по две медных монеты. Не так много, но все же лучше, чем ничего.
        - Вот видишь. Одежда нам понадобится только для записи в войско Идеокрития. А в поход уже сможем надеть свои вещи. Думаю, пока мы дойдем до крепости, они приобретут нужный вид, ничем не выделяясь среди остальных.
        - Разве маг не боится, что его людей обманут? Ведь можно, прикрываясь различными именами, хоть сотню раз вступить к нему в армию, каждый раз при этом получая деньги. Или, вступив, взять деньги, после исчезнуть. Он хоть и Верховный маг, вряд ли сможет всех найти, - задал Вирт вопрос, когда дело касалось денег, он начинал соображать совершенно на другом уровне.
        - Кстати да, как он отслеживает всех к нему вступивших? - поддержал друга Колин, пеняя на себя, что не подумал об этом раньше.
        - Довольно просто. Во время заключения он дает им выпить яд. Противоядие они получают через три дня, когда добираются до места базирования импровизированного войска. Если же новобранец решит сбежать, то через пять дней яд его убивает. Уже были неоднократные случаи. Вот, к примеру, только вчера воришка, потянувшись за кошельком, в припадке упал среди честного народа. Забился в конвульсиях, после чего, закатив глаза, испустил дух.
        - И много таких случаев было?
        - Точно сказать не смогу, но о паре десятков слышал.
        - Поэтому людей на улицах так мало? - поинтересовался Жан.
        - Да. Даже не знаю, как описать настроение жителей. Все вроде счастливы, ведь отбросов на улицах остались считанные единицы. С другой стороны, видеть, как у тебя на глазах умирает от яда один из них, никакого удовольствия не доставляет.
        - За все в этой жизни надо платить, - философски заключал Гаспар.
        - Так, вроде со всеми вопросами разобрались? - молчание было Колину подтверждением. - Тогда предлагаю переодеться, затем отправиться в «Пьяную рожу».
        Возражений не последовало. Все приступили к разбору тряпья. По-другому эту одежду назвать было нельзя. Казалось, она с самого начала была сшита из лоскутов. А вонь, исходящая от нее, могла убивать на месте. Только вот альтернативы никакой не было, поэтому приходилось терпеть.
        Колину с Жаном тряпье оказалось впору. Последний, надев его, весь изъерзался, исчесался. Едва не плача, он уговорил напарников после записи сходить в баню. Иначе от этой одежды недолго заразиться малоприятной болезнью, ведь неизвестно, кто до них ее носил. С обновками для Гаспара возникли проблемы. Штаны ему еще кое-как налезли, а вот рубаха была неприлично мала, поэтому он не смог ее не только застегнуть, даже просто надеть. После недолгих раздумий наемник решил идти по пояс обнаженным. Погода сегодня была теплая, поэтому раздетый по пояс бандит не должен был бросаться в глаза.
        После сборов было решено оставить мечи у Донатоса. Довольствуясь кинжалами, они отправились к кабаку.
        Город ничем не отличался от всех остальных, виденных Колином. Наемник вообще не был поклонником различных архитектурных замашек, поэтому разница в городах для него заключалась лишь в расположении улиц. На все остальное он закрывал глаза. Поэтому Лейнц, расположенный в другом королевстве, для него ничем не выделялся. Те же люди, те же здания, то же внутреннее построение города.
        До кабака они шли минут пять. Как и с утра, днем на улицах было малолюдно. Теперь причина данного явления стала ясна. Подойдя к заведению «Пьяная рожа», они услышали доносившиеся оттуда пьяные крики.
        - Как ты меня назвал? Ах ты козел. Что на меня глазами сверкаешь? Да я вас сейчас всех здесь положу.
        Послышался треск ломаемой мебели, после чего из дверей питейного заведения вылетел человек.
        - Козел. Был бы я при оружии… - бубня себе по нос, поднялся неизвестный. Вытерев рукавом с лица кровь, он нетвердой походкой направился в сторону соседней улицы.
        - Вот тут сегодня происходит набор в войска Идеокрития, - шепотом начал Донатос. - Свое дело я сделал. Дальше все зависит от вас.
        - Ты молодец, - похвалил связного Жан, - большего от тебя не требуется, дальше мы сами. Ты теперь куда? Домой?
        - Нет, по делам еще сходить надо. Если вернетесь и меня не будет, ты знаешь, где лежит запасной ключ.
        - Хорошо. Ну что? Пойдем добровольцами в армию? - Бернандель направился прямиком в заведение.
        - А то! - жизнерадостно поддержал его Гаспар.
        Хлопнув Колина по плечу, он направился за Жаном в кабак. Уортимер не стал долго ждать, устремившись следом за напарниками.
        Как всегда в подобного рода заведениях, стоял шум и гам. В помещении было накурено. Ко всему прочему, запах дешевого табака, смешиваясь с запахом давно не мытых тел, образовывал дикую смесь, от которой тут же начинали слезиться глаза.
        Нужный им столик они определили сразу. Справа от входа, возле стены сидел плюгавенький человек с крючковатым носом, при своем маленьком росте умудрявшийся сутулиться. В общем, стандартный канцелярский работник или писарь. По сути, это сейчас было не важно. Радом с ним, облаченные в кирасы, стояли двое охранников, готовые в любой момент пустить мечи в дело.
        - Предлагаю сесть за тот столик, - предложил Жан, указывая на противоположный стол от людей мага.
        - Неплохой выбор, только там уже занято, - прокомментировал Колин, увидев сидящих за ним двух типов бандитской наружности.
        Осмотревшись, он, к своему сожалению, понял одну неприятную вещь: все места в кабаке были заняты. У стойки тоже толпились люди. Видимо, сегодня из-за принимающих в заведении был ажиотаж.
        - Так в чем вопрос? Деликатно попросим их уйти, - рассмеялся Вирт, направившись к столику.
        Похоже, иного выхода не было. Но Уортимер с Жаном не спешили идти помогать напарнику освободить место, оставшись стоять в дверях, они решили предоставить тому самому уладить конфликт.
        - Слышь, мужики. Это мое место, поэтому быстро свалили отсюда, пока целые, - подойдя к столу, тут же начал Вирт.
        - На нем написано, что оно твое?! Лучше бы ты сам валил отсюда, пока я добрый, - оскалился в хищной улыбке один из них, демонстрируя нож в руке. - Или хочешь, чтобы я твои кишки намотал на эту штуку?
        Оба заржали во весь голос, оценивая шутку.
        - Не хотите по-хорошему, придется по-плохому.
        Гаспар сделал шаг к доставшему нож, схватив его за голову, с размаху ударил того лицом о стол. Второй еще только пытался встать, начав доставать оружие, как получив сильный удар в солнечное сплетение. Скрючившись, он повалился на пол.
        - Может, поможете мне оттащить этот мусор от нашего столика? - обратился Вирт к своим напарникам.
        В наступившей тишине его голос прозвучал подобно раскатам грома. Все присутствующие, увидев драку, теперь оценивающе смотрели на новых посетителей. Не стали исключением люди Идеокрития. Как раз этого Гаспар добивался, начав драку.
        - Блин, ну что ты за человек. Нет чтобы вывести их на улицу, а уже там избить, все делаешь сразу на месте. Хорошо хоть не убил, как в прошлый раз, а то весь аппетит бы подпортил, - продолжая играть отъявленных отморозков, прокомментировал ситуацию Колин.
        Взяв за ноги и за руки, они вынесли одного неудавшегося нападавшего, затем занялись вторым. Жан тем временем с брезгливым видом протирал неизвестно где взятой тряпкой видавшую лучшие времена столешницу.
        - Что будем пить? - когда все расселись, спросил Жан. - Я так понимаю, здесь вряд ли найдется молоденькая девушка, жаждущая нас обслужить. Поэтому придется делать все самим.
        - Меня совсем не тянет пить местную бурду, но, видимо, кроме нее здесь больше ничего не подают. Поэтому возьми пива на всех.
        - Понял. Ждите.
        Бернандель, пробравшись к стойке, начал разговаривать с хозяином, показав тому три пальца, видимо, заказывая пиво. Расплатившись с ним, Жан вернулся к их столику, неся кружки с пивом.
        - Пахнет вроде ничего, - отметил он, ставя их на стол.
        - Я первым пробовать это не буду, - посмотрев на свое пиво, заявил Колин. - Гаспар, давай ты сначала, у тебя в этом деле опыта больше, - поддел он друга.
        - Не вопрос, - ничуть не обиделся тот.
        Подняв кружку, он за два глотка осушил ее наполовину. Вернув тару на место, Вирт высказал свое авторитетное мнение:
        - Не достоявшее, к тому же разбавленное. Но пить можно, не отравитесь, - после чего еще в два глотка добил оставшееся.
        - Ну, раз сказали можно, то почему бы не попробовать, - решившись, Уортимер сделал несколько глотков.
        Ему сразу захотелось выплюнуть эту гадость, едва она попала к нему в рот. Только этого нельзя было делать, они сидели напротив будущих заказчиков, поэтому следовало до конца поддерживать образ.
        - Неплохое пиво, - громко прокомментировал он, - хотя бывали времена после удачных дел, когда и пиво было лучше да и девки липли ко мне десятками, - начал игру Колин.
        - Что ты мне рассказываешь? - поддержал его Гаспар. - Тебе один раз попалась жертва при деньгах, теперь всю жизнь вспоминать будешь.
        - Я, чтоб ты знал, если захочу, любого в этом городе могу порешить. Даже стража мне не указ.
        - Так уж не указ?
        - Конечно. С кем угодно могу справиться. Просто лень. Поэтому сижу сейчас здесь с тобой, а не разбираюсь с очередным клиентом.
        Пока наемники дурачились, Жан оценивал вербовщиков, вернее их реакцию на все сказанное его людьми. Она, по его мнению, была очень странной. Вместо того, чтобы выразить к ним хоть какой-то интерес, все они лишь брезгливо морщили лица, будто готовые прирезать их на месте.
        - Хватит пока, - шепнул он своим напарникам. - Что-то мне их реакция не нравится, не так они должны смотреть на будущих людей в своей армии.
        - Ты о чем? - не понял Уортимер.
        - Они того и гляди готовы наброситься на нас и начистить нам морды.
        - Но ведь Донатос говорил, набирают самых отмороженных элементов города.
        - Вот и я о том же. Не похоже, чтобы они горели желанием принять нас в свои ряды. Скорее на месте казнить.
        - Что тогда будем делать?
        - Предлагаю устроить проверку. Пошли к ним.
        Жан и двое наемников поднялись со своего стола, направившись к вербовщикам. Увидев, кто к ним направляется, те позволили себе ехидные улыбки, это не укрылось от разведчика.
        - Это вы записываете добровольцев в армию Идеокрития? - подойдя к ним, с ходу начал Бернандель.
        - Да. Кто из вас желает вступить в наши ряды? - улыбаясь во все зубы, спросил плюгавый писарь.
        - Все трое.
        - Условия знаете?
        - Нет, - хотя Бернандель знал об условиях набора к магу, он решил услышать их из уст самих вербовщиков.
        - Условия просты. Если вы вступаете к нам, мы обеспечиваем вас на время военных действий едой, одеждой, оружием. Платим вам изначально два медяка, затем золотой после окончания кампании. Все захваченное вами во время и после захвата крепости становится вашими трофеями. От вас требуется назвать свое имя и прибыть в течение трех дней на место сбора, это лагерь в пятидесяти километрах к западу от города. Во избежание возможного обмана, новобранцы должны выпить яд. Ничего конкретно против вас мы не имеем, просто люди всякие попадаются. Если в течение трех дней вы не объявитесь в лагере, вас ждет смерть. В лагере по прибытии вам сразу дадут противоядие. Все понятно?
        - Да. Только вот еще один вопрос. Долго продлится этот поход? А то у меня тут еще незавершенные дела имеются, - бросил пробный камень Жан.
        - Не долго. Пару недель, - улыбнулся крючконосый.
        Бернандель внимательно за всеми следил, поэтому заметил, как охранники при ответе писаря тоже улыбнулись, но в отличие от того, их улыбки вышли мстительными. Все это разведчику очень не понравилось, но делать было нечего, необходимо выполнить возложенную на него королем миссию до конца. Поэтому, не обратив на эти странности никакого внимания, Бернандель с энтузиазмом начал:
        - Раз так, тогда мы согласны. Золотой, да еще трофеи. Мы станем богатыми, подобно королям.
        - Значит, будем записываться? - потирая ручки, поинтересовался писарь.
        - Да. Пишите нас. Я Шустрик, а это мои приятели Топор и Рубака, - представился Бернандель задолго до этого придуманными кличками.
        - А имен с фамилиями у вас нормальных нет? - удивленно спросил вербовщик.
        - Мы уже давно только на клички отзываемся, привыкли.
        - Ясно, ну тогда вот вам всем по пузырьку, как только выпьете, сразу получите деньги и можно будет считать договор заключенным.
        Новобранцы взяли протянутую им жидкость. Откупорив пузырьки, они практически одновременно выпили яд.
        Колин, как, впрочем, и его напарники, собирался показать лишь видимость выпивания яда. После, выйдя на улицу, выплюнуть его. Но не тут-то было. Как только жидкость коснулась языка, его тотчас неимоверно защипало, будто яд старался разъесть все во рту.
        Не оставалось ничего иного, кроме как проглотить его. Боль тут же прошла. Желудок никак на проглоченное не отреагировал. В принципе, никаких изменений в себе троица не почувствовала.
        - Замечательно. Теперь, как я вам уже сказал, необходимо прибыть в лагерь.
        - А деньги? - тут же выказал недовольство Гаспар.
        - Ах да, чуть не забыл. Вот ваши шесть медяков, - с этими словами вербовщик выложил на стол монеты.
        Вирт их все сгреб. Необходимо было сохранять легенду, по которой они охочие до денег головорезы.
        - На этом все, можете идти погулять последние день-два в городе.
        Бернандель обратил внимание на произнесение слова: последние. Будто им предлагали отметить последние дни жизни.
        Получив деньги, троица вышла из кабака, направившись прямиком к дому Донатоса. Негласно было решено не говорить о случившемся, пока они не окажутся в стенах помещения. Мало ли кто может подслушать их разговор на улице. У всех на душе было тревожно. Планы постепенно начинали рушиться. Теперь им придется надеяться, что в лагере им дадут противоядие, а не новую порцию яда.
        Вернувшись домой к осведомителю, они застали того на пороге. Видимо, он пришел только сейчас.
        - Ну, как сходили? - с ходу спросил он.
        - Могло быть лучше, - туманно ответил Жан.
        Настроение было у всех скверное. Пройдя в дом, они сели за кухонный стол, решив здесь начать свое совещание.
        - У кого есть, чем поделиться? - взял главенство в свои руки Бернандель.
        - Времени на захват Гринберга дается слишком мало. Складывается ощущение, будто по плану Идеокрития, мы сможем взять крепость уже через пару дней после прибытия к ней, если не раньше. Этот факт очень настораживает. С уличными головорезами и ворами всех мастей много не навоюешь. Остается не ясным, на что он надеется.
        - Еще денег обещают слишком много. Таких людей, которых они набирают, можно было меньше чем за половину от предложенного купить, причем без права на трофеи, - вставил свое слово Гаспар.
        - Я заметил странную деталь, будто нас заранее списывают со счетов. Напрашиваются два варианта. Возможно, никакого похода в помине нет, просто таким способом маг решил избавиться от неугодных его городу криминальных личностей. Или все, кого он завербовал, станут разменной монетой. Они отвлекут на себя внимание, пока он будет творить заклинание. Ничего иного мне на ум не приходит.
        - У меня точно такие же предположения, - согласился с ним Колин.
        - Яд мы уже выпили, поэтому отступать уже поздно. В любом случае необходимо выдвигаться в лагерь, на месте выясняя обстановку. Предлагаю не тянуть зря время. Перекусываем, после чего выдвигаемся. Уже к вечеру будем там. Возражения есть?
        Возражений не последовало, поэтому, перекусив у Донатоса, они двинулись в путь. Экипировку с оружием решили больше не прятать. В лагерь они скакали в полном облачении.
        Солнце светило, птицы пели, цветы цвели, только вот ни один из троицы на эти факты внимания не обращал. Их умы занимало предстоящее мероприятие. Каждый в седле прогонял дурные мысли по поводу предстоящего захвата крепости.
        Уже к вечеру они прибыли в лагерь. В чистом поле стояло около двух дюжин шатров. Всюду галдели люди. По их крикам и манерам путники догадались, они приехали куда надо.
        Увидев одного из людей Идеокрития, солдата в полном облачении, троица первым делом подошла к нему.
        - Мы новое пополнение. Сказали по прибытии получить у вас противоядие.
        - Прямо у меня?! - с сарказмом, недовольно произнес солдат.
        - Не у вас конечно, а у людей Идеокрития, или вы к ним не относитесь? Может быть, вы предатель, выдающий себя за человека, служащего нашему славному нанимателю? - с серьезным видом выдал свою триаду зарвавшемуся стражнику Бернандель.
        - Что ты сказал? А ну-ка повтори, скотина, - разъяренный его словами стражник полез за мечом.
        Только Жан оказался быстрее. Всего мгновенье, и стилет оказался у горла незадачливого служаки.
        - Убери обратно меч в ножны. После чего мы отойдем в сторонку для приватной беседы, - злобно прошептал Жан своей жертве.
        Солдат трясущимися руками убрал обратно в ножны наполовину извлеченный клинок. Мужчину прошиб холодный пот. Он знал, какой контингент здесь собирается, поэтому не без оснований опасался за свою жизнь.
        - Что тут происходит? - раздался сзади командный голос.
        Обернувшись, троица увидела, как к ним стремительным шагом приближаются пятеро солдат с обнаженными мечами, под предводительством командира. По плащу наемники определили его как десятника.
        - Мы поймали предателя в ваших честных рядах, теперь вот думаем, что с ним дальше делать, - продолжал играть Жан.
        - Командир, они… - начал было искать помощи среди своих солдат, но стилет еще сильнее уперся в горло, заставив его замолчать.
        - Еще слово, продажная тварь, и я тебя как свинью забью! Я понятно объясняю?! - перешел на крик Жан.
        Заложник закивал головой, позабыв про клинок у горла, Бернандель лишь чудом умудрился отстранить его так, чтобы дурак сам не напоролся на него.
        - С чего вы решили, будто он предатель? - десятник со своими людьми остановился в нескольких шагах от наемников. Нападать он не спешил, но и оружия своим людям убрать не приказывал.
        - Мы сегодня вступили в армию к нашему всеми уважаемому магу, - начал гневную триаду Жан. - Решили долго не ждать, поэтому сразу отправились сюда. Прибыв на место, спросили, где здесь можно расположиться и получить противоядие. Только вот этот, с позволения сказать, служивый говорит, будто никакого противоядия у него нету, вообще нечего нам здесь делать. Мол, лучше домой ступайте, пока целы.
        - Я так не… - незадачливый страж попытался оправдаться, но клинок вновь напомнил о себе.
        - Ясно. Вообще-то он служит под моим командованием, поэтому уверяю вас, он не изменник короны. А вот за невыполнение инструкций, данных ему по отношении ко всем вновь прибывшим, его ждет суровое наказание. Можете отпустить его. Пройдемте за мной, я выдам вам противоядие, заодно поселю вас в свободный шатер.
        Жан убрал стилет от горла понурившегося стражника, понявшего, какими неприятностями ему грозит все произошедшее. Бернандель, убрав кинжал, подошел с напарниками к десятнику. Тот оценивающе на них посмотрел, затем, хмыкнув, развернулся, ничего не сказав, он направился в сторону, откуда пришел. Новобранцам ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Солдаты, пришедшие со своим командиром на выручку собрату, их сопровождать не стали, после инцидента разойдясь по своим постам.
        Вскоре их сопровождающий замедлил шаг. Подойдя к одному из шатров, десятник показал им на него рукой.
        - Вот здесь вы будете жить.
        - Одни? - несказанно удивился Колин. Шатер такого типа был рассчитан на двадцать человек.
        - Да. Мы их заранее установили, не зная, сколько будет новобранцев, поэтому осталось несколько свободных.
        К десятнику подбежал солдат, молча отдал ему три маленьких сосуда, после чего, так же не произнеся ни слова, убежал обратно.
        - Вот, как раз ваше противоядие подоспело. Держите. Повезло вам.
        - Почему? - удивился Вирт, выпив горькую жидкость.
        - Приди вы сюда завтра, про противоядие могли бы забыть.
        - Оно у вас закончилось? - ужаснулся Уортимер. - Я думал, количество противоядия должно быть равным количеству яда, - ему не хотелось думать, что произошло бы, приди они сюда завтра, а ведь решение выдвинуться сегодня было совершенно спонтанным.
        - Нет, противоядие еще есть, но мы уже завтра утром выдвигаемся. Поэтому от всего ненужного нам в походе, включая и его, мы просто избавимся.
        - Выдвигаемся уже завтра? - изумился Жан. - Я слышал, набор будет проводиться еще около недели.
        - Да, изначально так собирались сделать. Но необходимое количество людей мы уже набрали, поэтому нет смысла ждать. Чем дольше медлим, тем больше шансов у Гринберга выстоять, - сказал десятник важным тоном.
        - Это да, - не стал спорить Вирт.
        - Располагайтесь пока. Скоро ужин, так что вы еще и поесть сегодня успеете.
        Командир их покинул. Покидав свои вещи на пол, Колин и Гаспар тут же разлеглись на полу. Жан же ходил из стороны в сторону, прижав руку, согнутую в локте, к подбородку. Было видно, он лихорадочно о чем-то размышляет.
        - О чем думаешь? - наконец не выдержал Уортимер.
        - Да так. Слишком много нестыковок. Необходимо лучше во всем разобраться.
        - Ну, думать это твоя обязанность, нас же наняли для грубой силы. Поэтому я собираюсь вздремнуть, - повернувшись на бок, произнес Гаспар.
        Так они провели весь остаток дня. Вечером перекусив, они легли спать.
        Наутро были сборы. Лагерь спешно снимался с длительной стоянки. Троица в этом деле никакого участия не принимала, поэтому у нее было свободное время посмотреть на своих будущих сослуживцев. Надо сказать, не зря писарь, принимавший их, так воротил нос. Было от чего. По всем новобранцам мага плакала темница. Везде вспыхивали ссоры, драки. Отовсюду слышалась брань. Бедные стражи только успевали, что бегать разнимать вновь начавшиеся ссоры, стараясь самим остаться в них живыми.
        - Что вылупился? - послышалось невдалеке от сидевшей троицы.
        - Какие-то проблемы? - вторил ему другой голос.
        Колин лениво повернулся понаблюдать начинающуюся потасовку. В этот раз она обещала стать интересней. Отношения собирались выяснять два здоровых бугая с лицами, явно обиженными интеллектом. Но не это было главное. Видимо, они прибыли сюда уже довольно давно, поэтому успели набрать себе помощников. У одного за спиной Уортимер насчитал одиннадцать сподвижников, у другого девять. Бугаи стояли, упершись лоб в лоб, словно быки.
        - Думаешь, ты круче меня, раз набрал себе кучу шестерок?
        - Кто бы говорил. Вон те девочки, пляшущие за тобой, и есть твои люди? Ты у них, видно, главная девка, - заржал другой.
        - Ну, падла, держись, - бугай ударил своего оппонента головой в нос.
        - Мочи их, мужики! - прокричал один из сподвижников покалеченного лидера.
        Началась драка, вернее это стоило назвать сварой, так как били здесь все и вся, без разбору. Зачастую по неосторожности даже своих.
        - Фауд, разберись, - неожиданно раздался повелительный голос. - Убей всех, дабы остальным неповадно было.
        Это говорил высокий поджарый темноволосый человек, подъехавший на черном скакуне, в нем Уортимер узнал Идеокрития. Сопровождаем он был лысым, тощим, с изуродованным перекошенным лицом человеком. Хотя человека он напоминал очень отдаленно. Субъект был раздет по пояс, поэтому у него были видны выпирающие кости, которые скрывала тонкая пленка кожи.
        Видимо, это к нему обращался всадник, так как этот дистрофичного вида человек с необычайной скоростью ломанулся к месту схватки. К тому времени там на ногах осталось стоять чуть больше половины бойцов.
        Подбежав к первому, Фауд, ни секунды не мешкая, полоснул того рукой по горлу, вырвав гортань. Это было проделано с такой легкостью, что в рядах дерущихся новобранцев повисло молчание, вызванное шоком от увиденного. Только прислужник Идеокрития не думал останавливаться, он нанес прямой в грудь следующему, стоящему рядом с ним человеку. Послышался звук удара, сопровождаемый хрустом костей. Новобранец отлетел на добрых пару метров. Было понятно, он умер еще в полете. На третьего тварь, по-другому это лысое нечто Уортимер назвать не мог, просто запрыгнула, повалив того наземь, после чего перегрызла ему горло, упиваясь кровью.
        Тут опомнились все остальные. Один, подбежав к Фауду, воткнул тому нож в бок, надеясь пробить селезенку. Слуга мага громко зарычал, оторвавшись от поедания предыдущего убитого, чтобы обратить внимание на вновь прибывшего. Головорез отпрыгнул от твари, стараясь избежать возможного удара, но его не последовало. Изуродованный лишь вынул из бока нож. Вместо крови на землю капнуло пару капель черной слизи. Рана моментально затянулась. Повертев оружие, будто он его впервые видит, лысый метнул его в ретивого бандита, попав тому прямо в незащищенное доспехами сердце.
        Поняв, что дело тут не чисто, оставшиеся попытались сбежать. Тварь погналась за ними.
        - Не выпускать их, - прокричал Идеокритий всем собравшимся.
        За это время образовался огромный круг, как из новобранцев, так и из солдат. Все решили посмотреть на начавшуюся схватку двух авторитетов, а стали свидетелями побоища. Никто ослушаться приказа не решился, поэтому пытавшихся выбраться зачинщиков беспредела тут же отбрасывали обратно, опасаясь, как бы сумасшедший убийца мага их не задел.
        Это была кровавая бойня. Тварь практически не реагировала на удары оружием, поэтому она просто методично убивала всех, кого ей приказали, попутно утоляя ими голод. Наблюдая за всем происходящим, Колин отметил острый ряд зубов, будто у пираньи, которыми тварь очень сноровисто разрывала свои жертвы. Помимо этого, выделялись неестественные для человека глаза, они были абсолютно черными, без белков и зрачков.
        Когда со всеми было покончено, Фауд вернулся к своему месту, возле лошади хозяина. После всего здесь произошедшего он даже не запыхался. Единственное, что напоминало о его участии в схватке, это чужая кровь, покрывавшая его с ног до головы.
        Висело напряженное молчание. Никто не решался шевельнуться, а некоторые даже боялись теперь дышать.
        - Надеюсь, все запомнят этот урок! - гарцуя на коне, громогласно начал Идеокритий. - Вы согласились вступить в мои ряды добровольно. Теперь же, до окончания нашей кампании, вы мои люди, поэтому я не потерплю среди вас драк или иных выяснений отношений. Если кому-то будет не понятно, Фауд всегда готов будет объяснить наглецам, в чем они неправы.
        Добрая половина новобранцев от упоминания имени монстра вздрогнула. Лица у всех стали бледными. Сейчас каждый из бандитов жалел о своем вступлении в эту армию.
        - Ну, раз все понятно, - продолжил маг, - тогда заканчиваем сборы и выдвигаемся. Обозы с провизией ушли два часа назад, поэтому нам придется поторопиться, чтобы их догнать. На этом все.
        Развернув своего коня в сторону палатки десятника, он направился к нему. Слуга последовал за ним, словно собачка на привязи. Он бежал, сильно сгорбившись, практически припадая руками к земле.
        - Ну, что обо всем этом скажете? - нарушил молчание Жан.
        - Да тут и говорить особо не о чем. Этот Фауд явно не человек, даже если изначально им родился. Не может в таком теле быть такая сила, - уже который раз за день натачивая свой меч, ответил Гаспар.
        - Я не о нем, а о маге спрашиваю. Могу предположить, его специализация демонология, но это лишь предположения, необходимо узнать все точно.
        - Слишком не высовывайся, а то разделишь участь вон тех бедолаг, - кивнув на оставшиеся бесхозно лежать трупы, предупредил напарника Колин.
        - Не дурак, прекрасно понимаю. Именно потому к магу постараюсь не соваться, буду работать с солдатами, глядишь, чего дельного скажут.
        - Дерзай, может, чего интересного узнаешь, - приободрил его Уортимер.
        Вскоре новоиспеченная армия Идеокрития выдвинулась в путь. Новобранцев было порядка двух сотен, точно Уортимер не знал, а считать их ему было лень. Все равно пара десятков человек против пяти тысяч защитников крепости вряд ли могла хоть чем-то помочь. Солдат же было двадцать семь, так сказал им Бернандель, неизвестно каким образом об этом разнюхавший. Еще он поведал один интересный факт. Оказывается, главным у них был десятник, встречавший их. Ему подчинялись все служивые, сопровождающие их, он же - только магу.
        В отличие от отморозков, вступивших недавно в армию, солдаты были полностью экипированы как броней, так и оружием. У каждого из них был одноручный меч с щитом, а тело защищала бригантина[5]. На их фоне новобранцы выглядели мелким жульем. Они даже не походили на роль ополченцев. Защиты ни у кого, кроме Колина с командой, не было. С клинками обстояла похожая ситуация. Практически у всех были ножи, излюбленное оружие грабителей и убийц, только вот на войне оно мало чем могло помочь. Мечи Уортимер заметил лишь у нескольких человек.
        По условиям контракта, как говорил писарь, их обязаны были кроме еды обеспечить оружием и доспехами, только ничего подобного не наблюдалось. Оставалась вероятность того, что все это находится в обозах, уехавших раньше, но наемник в этом сильно сомневался.
        Жан ни на секунду не оставался с ними в компании во время движения колонны, исчезая в одном месте, появляясь в другом. Он нигде подолгу не задерживался, стараясь узнать как можно больше сведений о маге, попутно слушая все, о чем говорят новобранцы.
        Так они прошли больше половины дня, прежде чем впереди показался наспех разбитый привал, где на пяти кострах кашевары уже заканчивали готовить для армии еду.
        - Разбиться на четыре группы. Вы, отсюда досюда, - придя на место привала, тут же начал распоряжаться десятник. - С сегодняшнего дня и до конца службы будете первой группой. Вы, с тебя и вон по того со шрамом на лице, вторая группа.
        Таким вот нехитрым способом десятник разбил на глаз всех новобранцев на четыре части. Разведчики от Хайма попали в четвертую группу.
        - Теперь подходите к котелкам за едой. Слева направо, первый для первой группы, второй для второй и так далее. Если кто чего не понял, подойдите ко мне, я вам эти нехитрые вещи кулаками в голову вобью. Нет желающих? Значит все понятно. Тогда приступить к еде, на привал у нас полчаса.
        Он развернулся, направившись к магу. Лишь только инструктаж закончился, многие ломанулись к котелкам, намереваясь получить еду первыми. Они опасались, что последним может ее не достаться, поэтому вскоре возле кашеваров обещала образоваться куча мала, грозящая смести их вместе с немаленькими котелками.
        - Ах да, совсем забыл сказать, - словно опомнившись, хлопнул себя по лбу десятник. - Просьба соблюдать правила приличия. Особо не толкаться. Подходить за едой по одному человеку, нам давка тут не нужна. Господин Идеокритий будет за вами наблюдать. Незавидная участь ждет тех солдат, которые, как ему покажется, будут позорить честь его армии.
        Хищно улыбнувшись всем на прощание, десятник ушел. Пылкости у всех разом поубавилось. Теперь никто не торопился подходить за едой, словно это стало приравнено к смертной казни.
        Недолго думая, троица наемников, воспользовавшись замешательством своей группы, поспешила первыми получить обед. Гаспар подал чашку, в которую повар наложил отмеренную порцию каши. Печально посмотрев на скудные объемы пищи, Вирт протянул чашку обратно:
        - Мне кажется, ты немного напутал с порцией, - опасаясь быть услышанным всеми остальными, тихо начал он. - Посмотри на меня и на этот плевок, который ты называешь порцией. Мне необходимо раза в два больше. Мяса не забудь доложить, а то я его у себя в чашке не заметил.
        - Не могу, так положено. Одна мера, ни больше, ни меньше, - зачастил поваренок.
        Только теперь наемник понял, это был неопытный мальчишка лет семнадцати. Не имевший военной выправки, бывший, скорее всего, прислугой. Кашевар стрелял глазами то на Вирта, то на Идеокрития.
        - Мне все равно, сколько положено остальным. Мне и двум моим приятелям необходимо две меры, которые ты нам сейчас положишь. Не стоит так открыто коситься на мага, - поваренок вздрогнул, с ужасом посмотрев на Гаспара, юнец думал, его взгляда не заметят. - Он все равно тебе не поможет. Даже если он натравит на меня свою шавку, я успею использовать на тебе свое оружие. Поэтому реши, хочешь ли ты сегодня расстаться с жизнью из-за лишней меры каши?
        Поваренок тяжело сглотнул, после чего, взяв чашку Гаспара, доложил в нее кашу. Теперь в ней были видны куски мяса. Наемник удовлетворенно кивнул.
        - Вот спасибо. Теперь намного лучше. Ничего ведь страшного не произошло? - жизнерадостно прокомментировал наемник. - Парни, ваша очередь, я договорился.
        Следом за ним кашу получили Колин с Жаном. После чего троица отошла подальше от всех остальных. Мало ли чего бывшим бандитам взбредет в голову учудить, а разведчикам проблемы были не нужны.
        Ели в полном молчании, тем временем наблюдая за всем происходящим в лагере. Новобранцы, хоть и были не шибко большого ума, но уяснили, как следует получать еду так, чтобы маг не обратил на тебя внимание. Поэтому нигде не было видно столпотворения, пару раз слышны были ругательства, но до открытых ссор дело не доходило.
        Четыре котелка были заняты новобранцами, пятый служил для солдат с магом. Они, получив свои порции, не чураясь, расселись прямо на земле. Через несколько минут уже все вокруг приступили к еде. Чашки не было только у Фауда. Он, не шелохнувшись, стоял за спиной хозяина, походя на статую.
        Когда с едой было покончено, оставалось еще время до обещанного продолжения пути. Воспользовавшись этим, разведчики убедились, что никого рядом нет, и начали совещание.
        - Итак, - начал Жан, - удалось выяснить не так много, как хотелось бы, но все же есть пара вещей. Во-первых, видите солдат рядом с магом? Они приставлены не для его охраны и даже не для помощи нам в наступлении. У них иная задача, какая, не знаю. Пока могу точно сказать, до Гринберга они будут играть роль наших надзирателей, пресекая возможные попытки тайного бегства. Как вы понимаете, на открытое столкновение, после демонстрации силы Фауда, мало кто решится. Поэтому будут пытаться сбежать ночью. Впрочем, могут попробовать и днем, во время марша.
        - Не сомневаюсь, попытки будут только тайные. Даже я побоюсь выступить в открытую против этого выродка, - высказал Гаспар свое мнение о слуге Идеокрития.
        - Ну и наконец, само интересное. Ни в одном из обозов нет оружия или доспехов. Следовательно, никто о нашей безопасности не заботится. Теперь мне совершенно не понятно, зачем Идеокритию понадобилось нас нанимать. Что может сделать при захвате крепости кучка необученных, да еще безоружных людей?
        - Умереть, отвлекая на себя внимание, - сделал предположение Колин.
        - Вполне можно было предположить данный вариант, если бы не одно существенное но. Кроме всех здесь присутствующих, маг никого больше не брал. Даже если он знает какие-то черные ходы в крепость, а мы пусть все поляжем, но сможем отвлечь противника на себя. Что дальше? Проберись он внутрь с тремя десятками людей, их тут же положат всех до единого.
        - Тогда какие твои предположения? - спросил Гаспар.
        - Не имею ни малейшего понятия, зачем ему все это.
        - Ладно, пока гадать рано. Еще есть три дня, прежде чем мы доберемся до Гринберга, поэтому предлагаю пока отложить эту тему, - внес свое предложение Колин.
        - Сам все прекрасно понимаю, просто не люблю оставаться в неведении, - угрюмо произнес Бернандель.
        Через несколько минут колонна опять возобновила свой монотонный ход. Леса сменялись рощами, рощи лугами, после которых опять начинались деревья.
        Время текло медленно, ноги с непривычки начинали ныть. Это у наемников, привыкших к длинным переходам, чего уже говорить о городских отбросах. К вечеру все они валились с ног. Многие из них, снимая ботинки, причитали над кровавыми мозолями, словно куры-наседки.
        На вечер опять было приготовлено пять котелков, к каждому из которых, по заведенной традиции, прикрепили группу. Жану больше ничего дельного узнать не удалось, кроме новостей о паре начавшихся потасовок, которые вовремя успели разнять охранники, поэтому обошлось без жертв.
        На следующее утро всех разбудил бодрый крик десятника:
        - Всем встать! Обоз уже ушел вперед несколько часов назад, поэтому если хотите есть, придется нам его догнать! - рассмеялся он под ругательства, посыпавшиеся на него со всех сторон от невыспавшихся людей.
        Поносили десятника не только новобранцы, но и его собственные солдаты. Видимо, они не были готовы к такому повороту вещей, будучи уверенными, что их обязательно покормят. А тут солдат так подставили. Поэтому их ругань заглушала крики всех остальных, превосходивших их числом во много раз.
        Когда брань иссякла, десятник продолжил:
        - Пять минут на сборы, после отправляемся, - люди опять начали было выказывать недовольство, - Это приказ нашего предводителя. Всех, кто не успеет за отведенное время, он обещал отдать на съедение своего любимца. Думаю, никому не надо объяснять, о ком я?
        Недовольные тут же заткнулись. Ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться приказу. Все направили свою энергию на сборы. Проснуться, одеться, умыть лицо росою и прочие мелочи жизни. К назначенному сроку все были готовы выдвигаться.
        - Вот, теперь я вами доволен, - появившись на своем коне, заявил выстроившимся как попало новобранцам Идеокритий. - Теперь я не без гордости могу назвать вас своей армией!
        Люди от такой похвалы постарались приосаниться, сами собой стали появляться гордые выражения лиц. По рядам прокатились тихие шепотки, многие высказывали друг другу свои впечатления.
        - До нашего места назначения осталось всего несколько дней, поэтому крепитесь, копите свою злость для врага, а не для собрата по оружию. Надеюсь, всем все понятно. Не хотелось бы, чтобы между нами возникло недопонимание, - закончив речь, маг направил рысью коня в сторону пути до крепости.
        - Чего встали, рты разинув? - прокричал занявший его место десятник. - А ну-ка двинулись вслед за господином.
        Колонна начала свое неспешное движение. Жан, воспользовавшись случаем, тут же поспешил сбежать от наемников в поисках иных интересных для себя сведений.
        - Блин, ты только посмотри, какие тучи собираются! - воскликнул Гаспар, задрав голову. - Только дождя нам на весь остаток пути не хватало.
        - Может, обойдется? - не слишком уверенно произнес Уортимер.
        - Сомневаюсь.
        Действительно, все небо заволокла огромная черная туча, которая вот-вот готова была взорваться водопадом воды. В походе нет ничего хуже, чем попасть под ливень. Приходится пережидать непогоду, стараясь найти укрытие от воды. Если это удастся раньше, то просто терялось время. Когда дождь заканчивался, можно было выдвигаться дальше, но идти по мокрой земле не доставляло удовольствия. Если же укрыться было негде, приходилось продолжать путь в сырой одежде, с промокшими хлюпающими ногами. Это было просто адом.
        Это в случае, если в походе небольшая группа, с которой привык работать Уортимер. Здесь же, пусть маленькая, но все же армия. Поэтому ни о каком укрытии во время дождя речи не было. Маг прикажет продолжать путь при любой погоде. Приходилось только надеяться, что тучи обойдут их стороной.
        Так в пути прошло полдня, к обеду они как раз подходили к уже дожидавшимся их повозкам с едой, когда начался дождь. Сначала он был мелким, начиная только накрапывать, но уже к концу отведенного для стоянки времени он превратился в ливень. Дождь не прекращал хлестать из туч, словно из ведра.
        - Ну вот, видимо, не обошлось, - печально заключил Гаспар.
        Идти промокшими до нитки под дождем никто не горел желанием, но приказ есть приказ. Маг велел выдвигаться в путь дальше, а его ослушаться никто не решался.
        - Думаю, следующая часть похода будет интереснее, - снова присоединившийся к наемникам Жан с улыбкой на лице взъерошил намокшие волосы.
        - Ты о чем? - Уортимер последовал примеру напарника, стряхнув воду с короткого ежика волос.
        - Тут образовалась группа недовольных таким положением дел. Они давно замыслили потихоньку слинять, но все никак не решались. Думаю, скоро они осуществят свой замысел, погода уж очень им благоприятствует.
        - Тогда уверен, это будет интересное зрелище. Может, подойдем к ним поближе? А то я со скуки уже умираю, - пожаловался Вирт.
        - Можно. Только нужно быть осторожными, чтобы нас не зацепили случайно.
        Бернандель замедлил шаг. Оказалось, группа заговорщиков специально постаралась отстать от общей колонны. Но стражники, которым, по всей видимости, приказано было следить за новобранцами, словно за скотом, не давали им выпасть из общей кучи. Колин отметил пятерых заговорщиков, которые держались плотной группой. Им стражники уже неоднократно делали замечания пошевеливаться. Троица наемников Хайма шла чуть впереди этой пятерки.
        Как ни старался Уортимер не упускать замысливших побег из виду, все-таки он пропустил момент начала всего действия. Услышав сдавленный крик, наемник обернулся. Он застал двух повалившихся стражников в различных позах, с торчащими рукоятками в лицах. Видимо, среди отморозков нашелся неплохой метатель ножей.
        Пятерка тем временем удирала со всех ног в лес, который они миновали несколько минут назад. На лошади был один лишь маг, который ехал впереди. Он при всем желании не успеет их догнать.
        - Неплохо придумано, - похвалил бывших случайных сослуживцев Гаспар. - Ставлю серебряный, они смогут уйти.
        - Поддерживаю двумя, - подхватил его игру Жан. - Идеокритию нечего им противопоставить, а по лесу их искать можно будет хоть всю жизнь, если у мага нету следопытов. Колин, ты как? Не хочешь лишиться нескольких серебрушек, поставив против нас?
        - Ну уж нет, я не дурак кидаться в заведомо проигрышное дело, - наемнику тоже понравилось недавно развернувшееся перед ними действие.
        К этому времени пятерка добежала до кромки леса. Через секунду они скрылись в гуще деревьев. Совсем рядом послышался стук копыт лошади.
        - Как солдаты? - первым делом поинтересовался Идеокритий у десятника, глядя на два безвольно лежащих тела.
        - Мертвые, господин.
        - Подай мне один из ножей, которыми их убили, - протянув руку, распорядился маг.
        Десятник, немедля вытащив из ближайшего трупа нож, передал его магу. Тот, приняв его, повернулся к своему изуродованному слуге.
        - Держи, - передал он ему очищенное дождем от крови оружие. - Кто видел, сколько их было?
        - Пятеро, господин, - ответил один из стражников.
        - Великолепно. Сейчас ты догонишь и убьешь их всех, после чего в доказательство принесешь мне по уху, отрезанному с каждого из них их же собственным ножом. На этом все, ступай.
        Фауд, сорвавшись с места, понесся по следам беглецов.
        - Мне кажется или у него скорость бешеной лошади? - ошеломленно прошептал друзьям Жан.
        Расстояние до кромки леса, которое беглецы преодолели минуты за две, эта тварь пробежала всего секунд за тридцать.
        - Честно, не знаю. Но явно нечеловеческая, - шепотом ответил ему Уортимер.
        - Никто больше убежать не думает? А то давайте, пока есть возможность! Останавливать никого не буду! - перешел на крик Идеокритий. - Да и Фауда рядом нету, поэтому так будет даже веселее, дам вам фору. Ну? Совсем никто? Подумайте хорошенько! Как хотите, только потом не говорите, будто я вам не предлагал. Все, остановка окончена, двигаемся дальше.
        Самоубийц среди новобранцев не нашлось, это радовало. Колонна двинулась дальше, оставив после себя на дороге два бездыханных тела. Видимо, произошедшее сильно разозлило мага, так как он задал такой темп, что уже через час взмолился даже бывалый десятник.
        - Господин маг, нельзя ли немного помедленнее, - еле догнав мага, запыхавшись, начал он. - Фиг с этими отбросами, моих солдат жалко, мы ведь в полной экипировке.
        Идеокритий ничего не ответил, тем не менее замедлив ход. Теперь идти стало легче. Еще этот не прекращающийся дождь начинал просто убивать. Все уже давным-давно промокли насквозь, при движении теперь постоянно слышалось хлюпанье сапог.
        Так они прошли еще минут десять, когда их догнал Фауд. Он двигался с той же неимоверной скоростью, с которой погнался за беглецами. Казалось, он совсем не устал. Колин не смог расслышать, дышит ли тот вообще, хотя по всем канонам слуга должен был запыхаться, проделав на бегу такой путь.
        В одной руке изуродованный держал кинжал, другая была сжата в кулак, но по подтекам крови и выступающим частям было ясно, он выполнил порученную ему работу. Подбежав к хозяину, слуга протянул к тому обе руки.
        - Нож можешь выбросить, - Фауд исполнил приказ. - А вот это дай мне, я себе ожерелье сделаю, чтобы все видели, чем кончается неповиновение мне.
        Забрав уши, маг начал продевать их в уже заготовленную веревочку, прокалывая их предварительно миниатюрным, размером с палец, кинжалом. Закончив свое импровизированное украшение, он тут же водрузил его на шею.
        - Хочу предупредить, так будет с каждым, кто решится меня ослушаться. Но уже завтра к вечеру мы прибудем к Гринбергу. Я сдержу данное вам обещание, поэтому все, кто выживут в его захвате, получат по золотому и трофей в придачу, - Идеокрития тут же поддержал рев голосов.
        Чего еще можно было ожидать от уличного сброда? Они за монету готовы были продать родственников, чего уж говорить о пятерых недавно убитых соратниках, на которых им стало плевать, лишь только речь зашла о деньгах.
        - Ты посмотри, как возликовали. А ведь еще час назад каждый думал только о том, как смыться от того безумца. Теперь же все его поддерживают, - сплюнув, злобно бросил Жан.
        - Деньги меняют людей, пусть даже пока лишь обещанные, - ответил Гаспар, с не меньшей неприязнью смотря на развеселившихся от обещаний людей.
        - Но это будет завтра. Сегодня нам предстоит пройти еще немало, поэтому не будем медлить, - остудил пыл своих воинов Идеокритий.
        - Чего, не поняли? Вперед! Продолжаем идти! - прокричал десятник, подгоняя людей.
        Поход возобновился. Дождь лить перестал, лишь продолжая мелко накрапывать. Тем не менее колонна промокших замерзших людей продолжала свое движение к намеченной цели. Во время перехода нередко можно было наблюдать падение воинов, не удержавшихся на мокрой и вязкой земле.
        Так, черепашьими темпами они прошли до вечера. Их надеждам не суждено было сбыться. Лишь они разбили лагерь на ночь, как дождь, уже сошедший на нет, возобновился с новой силой. В пяти наспех поставленных шатрах теперь ютились новобранцы. Хотя они были рассчитаны на двадцать человек, за неимением лучшего, в каждый из них забилось по тридцать-сорок новобранцев. Люди заняли весь шатер, не оставив места даже для прохода, поэтому, если необходимо было выйти, приходилось идти по спящим, стараясь найти между ними свободный кусочек пространства, куда можно будет поставить ногу.
        - Завтра к вечеру мы подойдем к крепости, а я так ничего конкретного выяснить не смог. Сегодня пойду к магу, может чего удастся разузнать. Если меня схватят, то не пытайтесь меня освободить, с его тварью нам не справиться. В этом случае постарайтесь выжить и передать полученные сведения королю, - тихим шепотом объяснил сложившуюся ситуацию напарникам Жан.
        - Ясно, - полусонно отозвались его подчиненные.
        Им было плевать на то, о чем он им сейчас сказал. Они были наемниками. Могли искусно применять мечи в схватках, а вот сбор информации был не их конек, поэтому Гаспар с Колином не лезли в эти дела.
        - Тогда на этом все, я пошел, - одевшись, Бернандель двинулся в сторону выхода из шатра.
        - Осторожнее!
        - Кому там приспичило!
        Донеслись до наемников крики проснувшихся людей. В темноте среди кучи поваленных тел пройти, никого не задев, было невозможно. Ругань, доносившаяся вслед Бернанделю, была тому доказательством.
        * * *
        В отдельно расположенном от остальных шатре находились трое. Двое мужчин сидели за столом, за открытой бутылкой вина обсуждая планы завтрашнего дня. Третий замер и стоял в углу помещения, сейчас он напоминал статую, не выказывая никаких признаков жизни.
        - Господин, вы обещали посвятить меня в ваши планы, касающиеся этого сброда, собранного по всем подворотням города. Мои люди ведь вам понадобились не только для присмотра за ними во время похода?
        - Конечно, нет, - потягивая из кубка вино, произнес Идеокритий. - Для начала скажи мне, сколько у нас этих новобранцев?
        - Сто пятьдесят семь человек. Но это слишком мало даже для захвата захудалой крепости. А Гринберг сильнейшая в Сиоле. Что вы намерены предпринять?
        - Полторы сотни, говоришь. Очень хорошо, - будто не слыша десятника, думал о своем маг.
        - Господин?! Так как именно вы намерены осуществить захват?
        - Ах да. Не волнуйся, уверяю тебя, крепость будет наша. Для тебя ведь не секрет, кто мой слуга?
        - Предполагаю, он демон, господин, - сглотнув, нерешительно произнес десятник.
        - Правильно думаешь. Я демонолог, но не стоит этого так бояться, - увидев, как от страха расширились глаза подчиненного, поспешил успокоить того Идеокритий. - Так вот, Фауд относится к низшим. При захвате я планирую вызвать еще одного демона, только на этот раз высшего. Он нам поможет в захвате Гринберга.
        - Но господин, ваш слуга, конечно, силен, но сомневаюсь, что захват крепости будет ему по силам. Пусть даже он будет не один, - аккуратно произнес десятник, пытаясь вразумить, по его мнению, спятившего мага.
        - Никто не говорит про Фауда. Он моя ручная собачка, служащая для моей охраны, а в отсутствие опасностей играющая роль мебели. Посмотри, ведь он довольно неплохо там смотрится, его можно использовать в качестве вешалки, - рассмеялся Идеокритий.
        Десятник начал заметно нервничать. Сумасшедшие сами по себе были непредсказуемыми, а от съехавшего с катушек мага вообще можно было ожидать чего угодно. Необходимо было как можно скорее закончить разговор, пока он не сотворил с ним чего.
        - Хорошо, я все понял, господин. Позвольте удалиться, - постарался военный побыстрее закончить разговор.
        - Да не бойся ты так, - улыбнулся Идеокритий. - Просто настроение хорошее, мне необходима хотя бы сотня человек для задуманного, а тут целых полторы.
        - Зачем они вам? - в который раз задал вопрос десятник, впрочем, не надеясь получить на него ответ.
        - Я же сказал, для вызова демона. Только в отличие от низшего Фауда, этот относится к высшим. Для их вызова, а уж тем более удержания, необходима колоссальная энергия. Поэтому, если такое вдруг случается, то в ритуале участвуют минимум три демонолога. Лучше, если их в несколько раз больше. Иначе вызов может обернуться не самым приятным образом.
        - Значит, вы пригласили знакомых демонологов вам помочь? - уточнил десятник.
        - Конечно, нет, - рассмеялся Идеокритий. - Я сильнейший из всех, поэтому не нуждаюсь в помощи этих юнцов-недоучек.
        - Но вы же сказали, минимум должны участвовать трое.
        - Да. Как раз для этого мне понадобился этот уличный сброд. Они послужат дармовой энергией для демона. Я нашел обходной путь его вызова, вопреки всем правилам, - похвалился маг своим открытием. - Мне нет нужды вызывать всего демона, затрачивая при этом горы энергии, для открытия дыры в наш мир. Я всего лишь открою ему маленькую щелочку, через которую он сможет перекинуть лишь малую часть себя. А уже здесь он сможет восстановить все свое тело за счет жертв, которыми послужат новые члены нашей армии.
        - Вы принесете их в жертву?! - с ужасом воскликнул военный.
        - Незачем так бурно реагировать. Можно назвать это жертвоприношением, но оно будет выглядеть не так, как ты себе это представляешь. Мы просто поместим всех новобранцев в центр круга вызова, когда же часть демона появится, он поможет мне призвать его тело за счет убийства этих людей. Заодно сможет заглушить свою жажду кровью этих отморозков, после этого мне практически ничего не будет стоить его удерживать. По моему плану, высший в одиночку сможет разрушить эту хваленую крепость, уничтожив весь гарнизон охраны.
        - Тогда какая во всем этом роль моих людей? - теперь еще больше опасаясь мага, нерешительно спросил десятник.
        Маг страшил его все больше. Военный боялся, как бы безумцу не пришла в голову идея принести и его вместе с солдатами в жертву.
        - О, поверьте, вы играете немаловажную роль в этом действии, - с довольной ухмылкой маг отхлебнул вина. - Когда мы завтра к вечеру доберемся до Гринберга, то встанем лагерем недалеко от него. Даже если нас заметят, это не страшно, думаю, они не будут опасаться двух сотен проходимцев. Так вот, как только объявят привал, я распоряжусь подать на всех выпивку. Для этих целей нас уже ждет впереди обоз с второсортным пойлом, в которое я подмешал крепкое снотворное. Ты со своими людьми даже не думай прикасаться к нему.
        - Что вы, господин, в мыслях такого не было, - тут же возразил оскорбленный десятник.
        - У тебя, может, не было. Только все рано найдется бестолочь, решившая напиться на халяву. Поэтому предупреди всех. Передай, если кто ослушается, то пойдет мне на ожерелье, пополнит мою коллекцию. Все ясно?
        - Так точно, - выпалил десятник, - будет исполнено.
        - Замечательно. Так вот, пока они напиваются, я в сторонке начну подготавливать место для вызова. Когда ритуальный круг будет завершен, от вас потребуется перенести в него всех спящих.
        - Но ведь для стольких человек надо будет начертить его огромным? - изумился военный.
        - Не переживай, это уже моя забота. К тому же незачем их аккуратно раскладывать, все равно в жертву пойдут, поэтому можете их просто покидать в кучу. Так места потребуется намного меньше.
        - Все ясно. Я должен знать что-то еще?
        - Нет, на этом все, можешь быть свободен, - устало ответил маг.
        Завтра ему понадобятся все силы для ритуала. Идеокритий не был полностью уверен в успехе своей затеи. Вот только если все получится, как он задумал, то магу станут подвластны вызовы еще более сильных демонов.
        * * *
        Десятник, выйдя из шатра, решил немедля рассказать о завтрашнем задании своим подчиненным. За ним, словно тень, последовал Жан. Он подслушал весь разговор между магом и военным. Теперь необходимо было передать все услышанное Колину с Гаспаром. После этого решать, как им поступить дальше.
        Подойдя к палатке, где им предстояло провести ночь, он в темноте на ощупь пробрался к своим напарникам.
        - Чего тебе? - недовольно отозвался Уортимер, когда его растолкал Бернандель.
        - Разговор есть, не требующий отлагательств. Надо выйти поговорить.
        - А этот? - кивнул Колин на Гаспара.
        - Спит как убитый.
        - Сейчас исправим, - встав, Колин ощутимо пнул спящего напарника.
        - Кому это там жить надоело! - прорычал проснувшийся Вирт.
        - Хватит спать. Жан зовет поговорить.
        - Чтоб вас всех! - одеваясь в еще не высохшую одежду, пробурчал наемник.
        Когда все были собраны, они вышли из шатра, отойдя подальше от него.
        - Чего хотел? - все еще недовольно произнес Гаспар.
        - Слушайте внимательно. Идеокритий демонолог. Его слуга Фауд - низший демон, служащий у него на побегушках, - лица наемников вытянулись от услышанного.
        - В принципе, я подозревал, со слугой нечисто, но никак не думал, что он демон, - цокнув языком, озвучил Гаспар их общее на этот счет мнение.
        - Не он сейчас больше всего интересен, а план по захвату Гринберга. Так вот, Идеокритий завтра предложит отметить будущее наступление, угостив всех бесплатной выпивкой…
        - Вот это я уважаю, - вставил свое слово Вирт.
        - Рано радуешься. В выпивке будет сильнодействующее снотворное. Когда все, напившись, отрубятся, солдаты перенесут их в круг для вызова, где они станут жертвами для призываемого демона. Я вас позвал не только рассказать обо всем услышанном. Мне интересно, какие у вас мысли по поводу нашего ближайшего будущего? План дальнейших действий необходимо срочно корректировать.
        - Предлагаешь бежать? - правильно поняв его нерешимость, спросил Колин.
        - Если честно, я сам в растерянности, - подтвердил его догадки Бернандель. - По-любому нам необходимо делать отсюда ноги, вопрос только в том, когда и как. Сбежим сейчас, в погоню за нами отправят Фауда и к утру мы будем мертвы. Или кто-то из вас имеет опыт борьбы с демонами?
        - Нет, - за обоих ответил Гаспар.
        - Я тоже, - печально вздохнул Жан. - Могу предложить попытаться уйти завтра, во время пьянки. Вы как на это смотрите?
        - Поддерживаю, - согласился Вирт.
        - Может лучше после? - предложил Уортимер. - Притворимся спящими, словно выпивали со всеми. Пока солдаты будут заняты перетаскиванием тел, попробуем сделать ноги. Магу до нас не будет дела, он будет занят вызовом, поэтому вероятность преследования нас его демоном будет значительно меньше. Если бежать во время пьянки, то помимо солдат, точно придется иметь дело с Фаудом.
        - Хорошо, тогда так и поступим. Только учтите, после всего, о чем мы узнали, Идеокритий постарается от нас избавиться. На всякий случай, будьте готовы к тому, что он пошлет за нами своего демона. А теперь спать. Завтра нам понадобятся силы.
        Следующий день принес долгожданное солнце. Тучи за ночь рассеялись. Пусть с утра было еще довольно сыро, день уже обещал быть теплым и солнечным. К обеду земля должна была подсохнуть. Этот факт радовал колонну пеших воинов, идущих под предводительством Идеокрития.
        Если все предвкушали радость от будущего, как им казалось, сражения, то троица шпионов Хайма была угрюмой. Вечером им предстояло выбраться из рук мага-демонолога, а это было практически невыполнимо. Наемникам оставалось уповать на свое мастерство, надеясь, что воинская удача сегодня не обойдет их стороной.
        Жан, вопреки обыкновению, весь день держался рядом с товарищами, стараясь никуда от них далеко не отходить. Колин с Гаспаром испытывали не меньшую, чем Бернандель, тревогу.
        На обед остановились возле речки. Многие не преминули воспользоваться подвернувшейся возможностью искупаться. Колин от нависшего напряжения не переставая точил свой меч. Гаспар, тоже проверив всю свою экипировку, взялся за клинок. Жан весь день молчал, не проронив ни слова.
        После обеда появился маг.
        - Сегодня, по окончании пути, всех вас ждет сюрприз! - торжественным тоном провозгласил он. - Я решил, стоит вас всех вознаградить за службу. Поэтому вечером вас всех ждет море выпивки, дабы скрепить ею наш начавшийся союз, заодно отметив будущее взятие Гринберга.
        - Ура-а-а нашему господину! - прокричал десятник.
        Тут же его крик подхватили сотни глоток, истосковавшихся по алкоголю. Лишь немногие, в том числе наемники Хайма, не поддержали общей радости. Колин с командой знали, какой сюрприз всех ожидает, поэтому лишь сочувственно посмотрели на это стадо, которыми руководили лишь инстинкты.
        - Обратите внимание, - еле слышно произнес Жан, - несколько человек, в отличие от остальных, не предаются веселью. Видимо, не мы одни недовольны сложившимся положением.
        - Предлагаешь их предупредить? - спросил Гаспар.
        - Думаю, вечером они нам смогут пригодиться, - подумав, кивнул своим мыслям Бернандель.
        - Не нужно, - оборвал Колин. - Вспомните, откуда их всех набрали. Это воры, убийцы, грабители. Вы уверены в том, что они вас тут же не сдадут?
        Ответом ему было молчание.
        - Теперь то, когда вы начнете эту гулянку, зависит лишь от вас! Хотите сегодня напиться? - кричал меж тем Идеокритий, еще больше заводя толпу.
        - Да-а-а! - новобранцы ликовали.
        - Тогда вперед! Чем раньше прибудете, тем больше выпьете! - маг пустил коня в галоп.
        Его армия тотчас бегом ломанулась вслед за ним. Стараясь не выделяться среди общей массы, Уортимер с напарниками тоже пустились в бег.
        - Вот и я не уверен в том, что они нас не продадут, - на бегу продолжил прерванный разговор Колин. - Поэтому просто будем следовать намеченному плану. Если ситуация изменится, будем корректировать его по ходу дела.
        - Я согласен, - поддержал друга Гаспар.
        - Ладно. Советую не спускать глаз с недовольных, они могут испортить нам все карты.
        На этом разговор закончился. Толпа продолжала бежать еще минут двадцать, пока не начала выдыхаться. Азарт постепенно спал, уступив место здравому смыслу. Спустя полчаса новобранцы шли со своей обычной скоростью.
        Так, в заданном темпе они прошли еще несколько часов, пока не увидели, в свете заходящего солнца, километрах в пяти от них крепость, стоящую на высоком холме.
        Она представляла собой вытянутое в форме прямоугольника каменное трехэтажное здание. Справа от Гринберга текла река, с остальных сторон на десятки километров была сплошная равнина, поэтому любую подступающую армию замечали загодя. В крепости были построены две угловые пятиэтажные башни, обращенные в сторону Марака. Сейчас они, казалось, с презрением взирали на намеревающийся захватить их отряд. На уровне четвертого и пятого этажей в башнях располагались бойницы для стрелков.
        - Впечатляет, - прокомментировал увиденное Жан.
        Колин тоже ни разу не видел Гринберг. Хотя крепость не была столь прекрасной, как он слышал, но в ее надежности сомнений не возникало. Чтобы ее захватить, потребуется армия, числом превосходящая обороняющихся раза в три. А не тот сброд, которым командовал Идеокритий.
        - Осталось совсем немного! Вы уже можете видеть впереди обоз с подарком, который я вам пообещал! - радостно провозгласил маг, словно не замечая стоящего перед ними замка.
        Хотя крепость произвела на всех неизгладимое впечатление, но желание выпить было сильнее, поэтому, забыв о ней, люди ринулись к стоящему впереди обозу.
        Вскоре они добрались до намеченной стоянки. На крепости стало заметно некое оживление, но защитники Гринберга свое волнение никак не проявляли.
        - Как я вам пообещал, сегодня вас ждет вознаграждение за службу мне. В этом обозе, - подойдя к закрытой повозке, провел по ней рукой маг, - для вас припасено столько пива, что вы сможете упиться до беспамятства. Вот как я благодарю за службу мне, а ведь это лишь начало!!!
        Разделись радостные крики поддержки Идеокрития. Тем временем возничие открыли телегу, начав вытаскивать оттуда бочки на землю. Им в этом помогали солдаты десятника. Новобранцы стояли, с нетерпением ожидая начала гуляний.
        - Итак, сегодня вечером все без исключения пьют. Это своего рода посвящение вас в мои солдаты. На этом все. Гуляйте!
        - Ура-а-а!!!
        Новобранцы накинулись на бочки с выпивкой. Кое-где даже, позабыв о запретах, стали вспыхивать драки, но маг смотрел на все это равнодушно. У него были другие заботы, ему предстояло подготовить место для призыва демона.
        - Все помнишь, о чем мы с тобой говорили? - спросил он десятника, с брезгливым видом смотрящего на начинающуюся пьянку.
        - Да, все будет исполнено, как договаривались.
        - Замечательно. Тогда я проеду вперед, пока совсем не стемнело. Подготовлю место для призыва. С тобой оставляю Фауда. Ему приказано слушаться каждого твоего слова. Проследи, чтобы все прошло как надо. Если кто попытается сбежать, натрави на них демона. Нам не нужен ни один свидетель произошедшего. Я уже отправил несколько отрядов занять все окрестные леса, поэтому если с крепости уже послали или попробуют послать гонца, то тому не добраться до пункта назначения. Обо всем здесь произошедшем никто, кроме нас, знать не должен. Все ясно?
        - Так точно, - отчеканил десятник.
        - На этом все.
        Оставив коня пастись недалеко от стоянки, Идеокритий пешком направился в сторону Гринберга, взяв с собой лишь кинжал.
        Этот разговор не укрылся от ошивавшихся поблизости, старательно делавших вид, будто они уже изрядно напились, разведчиков Хайма.
        - Слышали? - отойдя подальше от десятника, спросил Жан. - Видимо, от Фауда нам не отделаться. Как поступим?
        - Подождем еще чуть-чуть. Нам жизненно необходима фора, - печально произнес Уортимер.
        - Может, притвориться спящими? Потом, когда всех начнут стаскивать, попытаемся улизнуть по темноте, - предложил Гаспар.
        - Иного выхода я не вижу, - согласился с ним Бернандель.
        - Тогда так и поступим. Сейчас еще погуляем немного. Продолжаем изображать пьяных, а когда все начнут отрубаться, тоже притворимся спящими.
        Долго им блуждать не пришлось. Вскоре люди начали падать, словно подкошенные, прямо там, где стояли. Только остальным пьяницам не было до этого никакого дела, поэтому никто ничего не заподозрил, продолжая поглощать дармовую выпивку.
        Неожиданно Колин заметил, как недовольные службой магу, которых они заприметили еще на дневном привале, со всех ног ринулись в сторону крепости.
        - Что они делают? - спросил Вирт, от удивления даже забыв изображать пьяного.
        - Надеются спастись от Идеокрития, укрывшись в стенах Гринберга, - прокомментировал их поступок Колин.
        - Им до него даже добежать не удастся, - Жан указал на Фауда, уже начавшего преследование.
        - Сейчас им не позавидуешь, - печально покачал головой Гаспар. - Не хотел бы я оказаться на их месте.
        - Это наш шанс! - воскликнул Уортимер. - Предлагаю рвать отсюда когти, только не к замку, а к реке.
        - Ты прав, пока демон отвлекся, нужно использовать подвернувшийся шанс. Вперед, побежали! - прокричал Бернандель.
        На его крики обернулись охранники. Пара из них решила загородить беглецам дорогу, но они были сбиты с ног. Колин ударил вставшего у него на пути щитом в лицо. Солдат упал, потеряв сознание. Гаспар же просто оттолкнул плечом служаку, пытавшегося загородить ему дорогу.
        Дальше они помчались со всех ног в сторону реки. Обернувшись, Колин увидел, как Фауд настиг первых беглецов, уже начав расправляться с ними.
        - Быстрее. Он уже догнал тех, кто ушел в сторону крепости, - продолжая бежать на пределе своих сил, прокричал Уортимер.
        Неожиданно бежавший справа от него Жан завалился на землю.
        - Не время спотыкаться! - Колин подбежал к Бернанделю, пытаясь поднять того. Заметив, что тот даже не делает попытки встать, наемник вскипел. - Долго ты так лежать собрался?
        - Колин, уходим! - крикнул впереди Гаспар. - Ему уже не нужна твоя помощь!
        Только сейчас наемник заметил оперение стрелы, торчащей из спины разведчика. Видимо, у солдат были припрятаны луки. По крайней мере, во время похода, Колин их ни у кого не видел.
        - Давай же скорее! Иначе нас перестреляют! - Гаспар, подбежав к другу, хорошенько его встряхнул.
        «Зря ты не надел доспехов», - печально подумал Уортимер, глядя на тело Жана.
        - Уходим, - словно вывалившись из забытья, тихо произнес Колин.
        Они помчались дальше. Не успели наемники пробежать десяти шагов, как Вирт припал на правую ногу.
        - Все-таки попали, - увидев торчащую в икроножной мышце стрелу, печально промолвил Гаспар.
        Колин, не теряя времени на разговоры, подставил напарнику плечо. Они возобновили движение. Только теперь их мог обогнать даже неспешно идущий прохожий. Так долго продолжаться не могло, наемники оба это прекрасно понимали.
        - Все, демон разобрался с беглецами. Теперь бежит в нашу сторону. Не везет так не везет, - отстранив помогающего ему Уортимера, обреченно произнес Гаспар.
        Вирт, обнажив меч, встал в боевую стойку, ожидая, когда слуга мага до них доберется. Воин был готов умереть, при этом подороже продав свою жизнь.
        - Уходи, - обратился Гаспар к Колину. - Беги так быстро, как только можешь. Я постараюсь выиграть для тебя как можно больше времени, но на многое не рассчитывай.
        - Удачи, друг. Пусть смерть одарит почестями героя, умершего в доблестном сражении, - произнес Колин фразу, которой выражают уважение воину, потерявшему жизнь в пылу битвы.
        Он уже хотел бежать дальше, когда, вспомнив о чем-то, достал из кармана сосуд, полученный от лекаря.
        - Выпей, снимет боль и придаст сил. Удачи, - на разговоры времени не было, поэтому Уортимер решил выдать средство Артура за обезболивающее.
        Теперь Колин, больше не останавливаясь, помчался со всех ног. Обернулся он лишь однажды, увидев, как его бывший напарник, выпив врученный ему подарок, отбрасывает пустой сосуд в сторону.
        * * *
        Фауд уже достиг тела Жана. Остановившись, он переворачивает того на спину. Бернанделя начинает рвать кровью. Демон довершает дело, разрывая подстреленному человеку гортань. Теперь он переводит взгляд на человека, гордо стоящего перед ним.
        В его глазах нет ни страха, ни обреченности. Гаспар просто делает то, чему его научила жизнь. Старается выжить при любых обстоятельствах. Он прекрасно понимает, ему в этой схватке не выжить, но всегда есть, пусть даже призрачный, шанс на победу. Поэтому человек, стоящий перед демоном, кажется тому довольно интересной добычей, которая будет до последнего бороться за свою жизнь.
        Гаспар встал в пол-оборота к Фауду. Демон, разбежавшись, прыгнул на человека. Вирт оказался быстрее. Сместившись влево, на здоровую ногу, он пропустил над собой слугу мага, полоснув того по животу.
        Тварь, пролетев мимо, вскрикнула, не удержав равновесие. Встав на ноги, Фауд провел рукой по недавно вспоротому животу. На нем не осталось даже намека на рану. Демон снова прыгает на мечника. В этот раз он нацелился тому в тело, а не в шею, как в прошлый. Вирт попытался уйти с линии атаки, но ему это не удалось, Фауд повалил наемника на землю.
        Тело Гаспара едва не развалилось. Ощущение было, словно на него упал латник в полных доспехах. Тяжело поверить, что Фауд, щуплый на вид, обладал таким весом. Демон попытался повредить наемнику глотку, но тот был готов к этому. Он успел загородиться рукой, из которой демон умудрился при укусе вырвать клок мяса. Меч наемника отлетел в сторону.
        Неожиданно сознание Вирта померкло, в его теле больше не осталось жизни, такой, какой ее понимают. Демон, почувствовав эти перемены, решил одним сильным ударом сломать человеку грудные кости. Сидя на нем, он, замахнувшись для удара, уже начал опускать кулак на свою жертву, когда та перехватила его руку, сжав с неимоверной силой. Демон, издав дикий крик боли, зубами вцепился в мертвую хватку Гаспара.
        Вирт, вернее то, чем он был раньше, откинул от себя Фауда. Слуга, оказавшись освобожденным от мертвой хватки человека, зашипел, растирая поврежденную руку. Гаспар, издав в ответ звериный рык, кинулся на демона. Тот повторил действие противника. Они сшиблись, нанося друг другу град ударов.
        Впервые демон в этом мире испытал страх. До этого он его ощущал лишь при приближении высших. Тело слуги получало огромные повреждения, не успевая залечивать их. Фауд был уверен, он не оставил на человеке ни одной целой кости, но тот продолжал стоять на ногах, еще больше напирая на него.
        Разорвав дистанцию, низший решил воспользоваться своим излюбленным средством, с разбега прыгнуть на человека, повалив того. Только на этот раз ему этого не удалось. В прыжке его перехватил противник, в точности повторив его звериные движения. Демон, не ожидавший такого поворота событий, на секунду растерялся. Она стала для него роковой.
        Человек в прыжке сбил Фауда, тот, перевернувшись несколько раз в воздухе, упал на живот. Воин без промедлений, встав демону на спину, схватил того за голову и, разрывая от напряжения в теле все мышцы, потянул ее вверх, намереваясь отделить от тела. Прислужник мага издал нечеловеческий крик боли. Человек, не чувствуя боли, продолжал напирать. Вскоре сопротивление ослабло, ему удалось оторвать демону голову.
        Воин начал обнюхивать свой трофей, намереваясь его съесть. Его лицо перекосило, омерзительный запах, исходящий от его жертвы, был невыносим. Поэтому человек отбросил голову в сторону.
        Неожиданно его лицо прояснилось. Гаспар ненадолго пришел в себя после действия препарата. Осмотрев, теперь уже осмысленным взглядом, место недавнего сражения, он, заметив тело демона, лежащего у его ног, улыбнулся, прошептав:
        - Спасибо, друг!
        Возможно, он хотел сказать о чем-то еще, но сознание покинуло тело, теперь уже навсегда. Оно рухнуло на истоптанную недавней битвой двух чудовищ траву.
        * * *
        Завершая чертить кинжалом на земле круг вызова, Идеокритий ощутил, как оборвалась его связь с демоном. Он от неожиданности, даже забыв, чем занимается, выронил кинжал. Встав в полный рост, демонолог еще раз прислушался к ощущениям, стараясь уловить малейшие колебания, связывающие его с Фаудом, но ему этого не удалось. Его прислужник мертв, маг в этом был уверен.
        - Очень интересно, - произнес Идеокритий, массируя виски.
        Это была его привычка, которую он никак не мог в себе искоренить. Демонолог неосознанно начинал это делать, когда сильно волновался. Этот случай не был исключением.
        Кто-то уничтожил его демона. На это способны лишь другие маги, да и то не все. Фауд был довольно силен, поэтому посредственный маг его одолеть не мог.
        А если в округе помимо Идеокрития находился еще кто-то, обладающий силой? Это могло помешать ему претворить свою задумку в жизнь.
        Необходимо было как можно скорее выяснить, что произошло с демоном. Поэтому маг, бросив начатое дело, побежал в сторону лагеря.
        Рядом с обозами царила суета. Солдаты носились взад-вперед, стаскивая спящих мертвым сном новобранцев в повозки.
        - Господин маг, у нас беда! - завидев его, тут же подбежал десятник. - Фауда убили!
        - Знаю. Не кричи, - поморщился Идеокритий. - Идем, отведешь меня на место его гибели.
        - Хорошо.
        Солдат повел мага в сторону реки. Первым на их пути попался труп человека, со стрелой в спине. От демонолога не укрылось, что над этим телом поработал его слуга. Пройдя дальше, они обнаружили еще двоих, не подававших никаких признаков жизни. Одним из них был обезглавленный демон Идеокрития. Второго маг не знал.
        - Кто это? - не преминул спросить он у своего десятника.
        - Один из поступивших к нам новичков. Они втроем пытались сбежать. Но этому не повезло встретиться с Фаудом.
        - Говоришь, трое? Я видел лишь двоих! - начал нервничать Идеокритий.
        - Последнему удалось уйти на другой берег реки. Я не стал посылать за ним людей.
        - Почему? Я же ясно приказал, никого не выпускать отсюда! - перешел маг на крик.
        - Господин, вы сказали натравить на них демона, он с ними разберется, - начал оправдываться десятник. - Но они его убили. Я сам видел, как этот человек, - солдат указал на Гаспара, - голыми руками оторвал вашему слуге голову. Поэтому я не решился посылать за последним своих людей. Если уж Фауд с ними не справился, то они тем более.
        - Говоришь, все видел своими глазами? - казалось, маг потерял всякий интерес к оставшемуся в живых беглецу. - Тогда расскажи, как все было.
        - Нечего особо рассказывать. Сначала ваш демон напал на этого новобранца, между ними завязалась драка. После они разошлись, словно дикие звери, начав рычать друг на друга. Затем сцепились в прыжке. Человек оказался сильнее. Фауд упал, после чего противник голыми руками оторвал ему голову.
        - Прямо голыми? - скептически переспросил Идеокритий.
        - Клянусь вам, господин, все было именно так.
        - Тогда что с ним стало после? Почему он мертв, если смог победить Фауда?
        - Наверное, получил серьезные травмы, которые не смог пережить.
        - Очень интересно, - снова начав массировать виски, произнес Идеокритий.
        Теперь становилось понятно, что стало с его слугой. Вот только такое с ним способен был сделать лишь другой демон, не уступающий ему в силе. Но этот точно человек, карие глаза были тому подтверждением.
        Вопросов лишь прибавилось. Во все рассказанное десятником трудно поверить, только вот врать ему смысла нет. Значит, теперь можно было расслабиться. Никакого мага поблизости не было. Поверженного демона можно списать на удачу мертвого воина.
        - Господин! Что прикажете делать с третьим беглецом? - решил прервать его размышления десятник.
        - Если ты сейчас пошлешь за ним своих воинов, каковы шансы на его поимку? - немного подумав, решил уточнить маг.
        - Минимальные. Они тяжелее вооружены, это не способствует скорости. К тому же у парня ощутимая фора.
        - Тогда забудь про него. Все равно произошедшее здесь станет рано или поздно известно. Я надеялся скрывать все как можно дольше, но, видимо, судьба распорядилась иначе.
        Они неспешным шагом двинулись обратно к лагерю.
        - Как обстоят дела со спящими жертвами? - вспомнил маг о намеченном ритуале.
        - Все в полном порядке. Уже больше половины погрузили, скоро их перевезут к вам.
        - Замечательно. Мне тоже осталось совсем чуть-чуть, прежде чем мы сможем испытать защиту Гринберга.
        Пройдя мимо лагеря, маг вернулся к завершению ритуального круга. Это заняло у него многим больше времени, чем он рассчитывал. Мысли перескакивали с одной на другую, не давая сосредоточиться на главном. Потеря Фауда, тем более при таких странных обстоятельствах, никак не выходила у мага из головы.
        Все же он нашел в себе силы загнать подальше эту надоедливую мысль, полностью сосредоточившись на предстоящем действии. Начали прибывать повозки с гружеными на них телами. Идеокритий как раз заканчивал выводить последний символ имени демона, когда к нему с отчетом подошел десятник.
        - Господин маг, ваше распоряжение выполнено, все новобранцы доставлены к вам.
        - Хорошо. Вон там я оставил круг разорванным, где нет никаких символов, видишь? - указал демонолог на двухметровый отрезок, там круг был не закончен.
        - Так точно.
        - Тогда аккуратно, не задевая ни одного символа или линии, провозите повозки со спящими людьми внутрь и оставляете там.
        - Как быть с лошадьми?
        - На твое усмотрение. Можешь вывести их оттуда, можешь оставить, демон возражать не будет.
        - Все понятно. Разрешите идти выполнять? - привычки солдата давали о себе знать.
        - Давай-давай. Уже давно пора, - подогнал его Идеокритий.
        Десятник помчался к своим людям, на ходу отдавая распоряжения. Солдаты закопошились. Через пару минут все повозки стояли в центре огромного круга.
        Военный то ли из чувства бережливости, то ли из жалости приказал вывести обратно всех коней. Маг ему не мешал. Когда последний солдат покинул место будущего вызова, маг дочертил круг, вписав в пустые места еще несколько символов.
        - Уведи своих людей подальше отсюда. Лучше на место стоянки. Если что-то пойдет не так, бросайте меня. Бегите отсюда со всех ног, - предупредил десятника Идеокритий.
        - Хорошо, господин, - кивнул солдат, после чего немного помявшись добавил. - Мне нравится у вас служить, поэтому надеюсь, у вас все получится.
        - Я тоже хочу на это надеяться.
        - За мной, уходим на место стоянки! - прокричал десятник своим людям.
        Дождавшись, когда останется один, маг начал ритуал призыва. Внутренне он весь дрожал, боясь его проводить. Но это был его выбор. Если у демонолога все получится, его запасы энергии должны будут значительно возрасти. Ведь здесь он будет манипулировать энергией людей, которых пожрет демон, прогоняя ее через себя. Это позволит магу стать на ступень выше в его искусстве.
        - Во имя договоренности между мной и миром демонов. Я призываю демона, имя которому Абаддон, явиться в этот мир на мой зов.
        Кинжалом маг разрезал себе ладонь. Сжав кулак, он поднял его над одним из символов, так, чтобы капли крови падали на него.
        - Возьми эту кровь в качестве подтверждения моих слов.
        Теперь Идеокритию предстояло самое сложное. Если зов прошел удачно, то демона будет тянуть в этот мир. Маг намеревался открыть для вызываемого не полноценный вход в этот мир, а лишь маленькую щель, куда сможет проскользнуть лишь его небольшая часть, которую сам Идеокритий называл их душой. Это черная слизь, которая является их сущностью.
        Так вот, если все получится как надо, душа, проскользнув в этот мир, окажется запертой в круге вызова. Появившись здесь, у них с магом установится незримая связь. Кроме демона в круге еще куча народу, которых тот непременно решит уничтожить. Они были для него сродни пищи, с этим ничего не поделать. Расчет Идеокрития строился на том, что получаемую от убийств демоном энергию он будет преобразовывать, пропуская ее через себя, для открытия полноценного входа или портала, каждый демонолог называет их по-своему, в этот мир. Когда все будет готово, душа вернется в свое тело, затем демон появится здесь в своем истинном обличие.
        Маг долго разрабатывал такой способ призыва. Он нигде о таком не слышал, тем более не читал. Как казалось Идеокритию, это был очень экономный по энергозатратам с его стороны способ, в то же время не теряющий своей эффективности. В конце концов, демон появится в своем истинном облике, а именно это требуется вызывающему.
        Теперь пришло время испытать все его идеи на практике.
        Сразу после слов мага в центре круга появилась душа демона. Сперва она начала перемещаться по кругу, пытаясь из него выбраться, но начерченные магом руны не давали ей этого сделать. Минут через пять, обследовав его весь, не найдя никакой лазейки, слизь обратила внимание на множество спящих людей, которых маг решил принести в жертву для своего эксперимента. Душа, недолго думая, принялась их пожирать. Стоило ей коснуться тела человека, как оно начинало словно разлагаться, поглощаемое ею. Чернота с одного места стремительными темпами начинала распространяться по всему телу. Все это занимало считанные секунды, после чего от человека оставалась лишь груда костей.
        Идеокритий был собой доволен, поэтому не скрывал торжествующей улыбки. Пока все шло даже лучше, чем он предполагал. Энергии от жертв поступало неимоверное количество. Магу оставалось лишь, поработав с нею, перекинуть ее на создание портала.
        В центре круга стал постепенно прорисовываться вход в мир демонов. Сквозь него демонолог пару раз успел заметить его обитателей, но они не предпринимали никаких попыток прорваться к Идеокритию. В ритуале вызова он назвал конкретного демона, поэтому никто иной пройти сквозь этот портал не мог.
        Тем временем душа уже успела лишить жизни порядка половины принесенных ей в жертву людей. Спустя еще пару десятков тел черная слизь вдруг остановилась. Заметавшись, она ринулась в образовавшийся огромных размеров портал.
        Вход в иной мир сам собой подстраивался под размеры вызываемого, конечно, его можно было осознано ограничить, как перед этим сделал Идеокритий, но демонологи старались так не поступать. Конечно, можно было его уменьшить раза в два, тогда демон мог пройти в него, так сказать, согнувшись. Вот только этот факт его настроения не улучшит, а если он разозлится, магу может сильно не поздоровиться. Ритуальный круг для вызова являлся всего лишь сдерживающим фактором, при необходимости давая демонологам пару лишних минут, чтобы отозвать не подчинившегося обитателя иного мира. Но у всякой защиты есть предел сдерживания, поэтому при желании демон сможет вырваться из его рисунка.
        Портал для Абаддона получился поистине грандиозных размеров. В ширину он был не меньше трех метров, а в высоту достигал целых семи. Высшие демоны не зря носили титул сильнейших.
        Появления Абаддона долго ждать не пришлось. Вскоре он вышел из портала, который за ним тут же растворился, выполнив свое предназначение. Теперь высший демон предстал перед Идеокритием во всей своей красе.
        Он возвышался над человеком, словно великан, глядя на того с презрением сверху вниз. Его кожу покрывала короткая шерсть дымчатого цвета. Голову демона венчали два громадных рога. За спиной торчали еще два, на которых держались перепонки крыльев. Лицо имело сильно выдающийся вперед прямоугольный подбородок. Помимо него выделялся большой горбатый нос, на фоне которого терялись уголки рта. Ушей маг у демона, как ни старался, найти не смог. В когтистой лапе Абаддон сжимал меч в два человеческих роста. Другая была свободной, но даже без всяких приспособлений демон ею без проблем мог вырывать деревья с корнем, в этом маг не сомневался.
        Гигант окинул взглядом местность, ненадолго остановив его на оставшихся в живых людях. После чего вперил взор в Идеокрития.
        - Это ты меня вызвал? - словно раскатами грома, раздался голос над головой мага.
        - Да, это был я.
        - Чего тебе надо? Не боишься в одиночку призывать высшего демона? - от слов Абаддона земля начинала дрожать под ногами человека.
        - Видишь этих людей? Они здесь в жертву для тебя, утоли свой голод. После этого поговорим.
        - Ты решил купить меня, наивный человечишка. Ха-ха-ха!!! - маг закрыл руками уши, боясь лишиться слуха. - Ну, хорошо. Пока я разбираюсь с твоим подношением, излагай свою просьбу.
        Демон принялся поедать оставшихся в круге живых людей. Это было зрелище не для слабонервных. Гигант поднимал их за ноги, после чего за два укуса расправлялся с ними полностью, не оставляя после себя никаких остатков. Его даже не смущала одежда на подношении. Его зубы перемалывали все попадающее в рот, словно жернова.
        Маг именно этого добивался. С высшими необходимо было договариваться, так сказать, заключать взаимовыгодную сделку. Им нельзя было просто отдать приказ на выполнение, как низшим. Если Идеокритий так поступит, Абаддон, скорее всего, никак не отреагирует на его попытки. Если вдруг что-то пойдет не так, и они не смогут договориться, и высший попытается вырваться, у мага на этот случай было заготовлено еще одно заклинание, мгновенно отзывающее демона обратно, в его мир.
        Пока демон утолял свой голод, можно было надеяться, что с ним удастся договориться.
        - Вон там, впереди, - человек указал на крепость, - стоит Гринберг. Неприступная крепость, за которой находится несколько тысяч жителей и воинов. Я хочу, чтобы ты ее разрушил.
        - Так я и думал. Что с этого получу? - закусывая очередной жертвой, поинтересовался высший.
        - Мне не нужны свидетели. Ты должен убить их всех. Хочешь, просто лиши жизни, хочешь, можешь пытать, а если еще не утолил голод, то просто съесть. Одним словом, я желаю вместо неприступной крепости увидеть безжизненные руины. Ты на такое способен?
        - Не стоит недооценивать мои способности. Только этого мне мало.
        - Тебе не хватит нескольких тысяч человек, практически принесенных тебе в жертву?! - пришел в ужас маг. - Тогда я даже не представляю, что тебе предложить.
        - А ты подумай, - хищно улыбнулся Абаддон. - Возможно, ты забываешь еще кое о ком. Например, о стоящих за тобой людях.
        Недоумевая, Идеокритий обернулся. Теперь стало понятно, о чем говорил высший. В километре от мага была их стоянка, на которой сейчас его ожидали верные солдаты во главе с десятником. Все они были в седлах, готовые в любой момент пуститься в бегство, если что-то пойдет не так.
        - Ты хочешь их? - удивился маг. - Но там всего пара десятков человек!
        - Нет, я хочу их всех, как твоих людей, так и твоих врагов, - доев последнюю жертву, демон вопросительно уставился на мага. - Итак? Мы договоримся или же померяемся силами?
        От его кровожадной улыбки, с которой он посмотрел на мага, тому стало плохо. Он едва не упал от внезапно нахлынувшего страха в обморок, но смог удержаться. Только облегчения это ему не принесло. Идеокрития прошиб холодный, липкий пот. Тело дрожало, а голос норовил сорваться на писк.
        - Хорошо, я принимаю твои условия! - собравшись с силами, твердо произнес маг.
        - А я принимаю твои!
        Теперь сделка была заключена. Этот договор незримыми цепями связал обоих, никто из них не вправе был теперь его нарушить. Поэтому Идеокритий, не опасаясь призванного монстра, перечеркнул кинжалом несколько символов в круге. Теперь высший мог безбоязненно его пересечь, чем он тут же воспользовался.
        - С кого сначала начнешь? - печально спросил демонолог, осознавая предательство, совершенное им по отношению к своим людям.
        - Сперва разрушу крепость, перебив там всех. Твои люди останутся на десерт, - поведя плечами, словно разминаясь, демон пару раз взмахнул мечом, привыкая к нему в этом мире.
        - Позволь задать лишь один вопрос.
        - Давай, - легко согласился Абаддон.
        - Какая тебе польза от моих людей? - с вызовом спросил демонолог. - Разве тебе не хватит тех, в Гринберге, для утоления своей жажды крови и страданий?
        - А ты забавный, - пристально посмотрев на него, ответил демон. - Не забывай, кем я являюсь. Для тебя они много значат, в отличие от тех, спрятавшихся сейчас за стенами. Поэтому от убийства твоих солдат я получу не меньшее удовольствие. Поняв, о чем он говорит, демонолог опустил плечи.
        Действительно, на что он надеялся? Демоны представляют собой все пороки, собранные в одном теле. Жадность, тщеславие, зависть, желание причинять боль другим. Конечно же, почувствовав привязанность мага к его людям, демон решил этим воспользоваться.
        Абаддон, громыхая, тяжелой поступью направился в сторону крепости Гринберг. Там его уже давно заметили, но оставляли надежду на то, что демон явился не по их душу. Теперь, убедившись в его намерениях, солдаты принялись за оборону крепости. Не зря Гринберг называли неприступным. Три раза он подвергался нападениям, каждый раз с изяществом одерживая верх.
        Только в этот раз все было по-другому. Это обороняющиеся поняли, когда на подступах к замку лучники начали обстрел гиганта. Стрелы оказались ему нипочем. Они не могли пробить его жесткой шерсти, которая служила ему не хуже любой кольчуги.
        Абаддон совершенно не обращал на летящие в него снаряды. Подойдя к стенам крепости, высший, отставив в сторонку меч, начать долбить по ним кулаками. Надо сказать, зрелище было впечатляющим.
        Здоровенное чудовище, встав перед стеной крепости, не переставая лупит по ней. Во все стороны полетели камни. Пространство вокруг заволокло облаком пыли. Удары демона оказались даже мощней снарядов, выпущенных из катапульты. Уже через пару минут высший, с ног до головы облитый защитниками горячей смолой, пробил огромную дыру в стене.
        В ней тут же появились солдаты Гринберга, впрочем, они никак не смогли задержать разозленного на них демона. Он одним взмахом руки размазал два ряда солдат о стену крепости. Хруст костей и крики покалеченных были слышны даже Идеокритию, находящемуся в приличном отдалении от места сражения.
        Защитники Гринберга не оставляли попыток хоть как-то обороняться от начавшего входить в раж демона, но все было тщетно. Абаддон тем временем развлекался на всю катушку. Кого-то лишая конечностей, кого-то швыряя, словно игрушки, в стены крепости. Немногим посчастливилось умереть сразу. Демон знал свое дело, поэтому старался оставлять в живых как можно больше народу. Пусть не совсем целыми. Он наслаждался царившей вокруг него болью, паникой, ужасом.
        Идеокритий, ни разу не имевший дело с высшими, сам был в не меньшем ужасе, нежели люди, гибнущие там. Он предполагал, на что способен демон, но никогда бы не подумал о такой кровожадности. Иногда, видимо, находя во всем происходящем для себя нечто забавное, Абаддон начинал смеяться, радуясь такому количеству жертв и хаосу, творящемуся вокруг. От этого смеха становилось совсем невыносимо. Несколько раз у мага возникали мысли пуститься от этого кошмара наутек, но он продолжал стоять на месте, взирая на ужас, представший перед его глазами.
        Бойня продлилась несколько часов. Демону потребовалось порядка десяти минут, чтобы взять крепость. Оставшееся время он развлекался с оставшимися в живых. Маг точно знал, теперь его всю оставшуюся жизнь будут преследовать кошмары.
        На его счастье, все имеет обыкновение заканчиваться, этот кошмар не стал исключением. Вдоволь повеселившись, высший съел всех убитых им людей, очистив тем самым Гринберг от груды тел и ошметков, некогда бывших людьми.
        Теперь Абаддон стоял перед магом. Его шерсть из пепельной стала темно-красной. Демон был доволен, поэтому не скрывал блаженной улыбки.
        - Что-то я умаялся. Позови своих людей поближе ко мне, а то идти самому за ними мне лень.
        Идеокритий хотел послать высшего подальше, но сдержался. Он знал, демон делает это нарочно, стараясь вывести его из себя, надеясь подпитаться еще и злостью мага.
        - Хорошо, сейчас они придут.
        Идеокритий не стал подзывать своих людей. Он сам направился к ним. Ему хотелось последний раз взглянуть им в глаза, мысленно попросить у доверившихся ему прощения, пока они не начали его проклинать.
        - Господин маг, я впечатлен вашей силой! - с восхищением прокричал десятник, выйдя ему на встречу. - Впервые вижу такого сильного гиганта. Никогда бы не подумал, что возможно захватить Гринберг всего за пару часов.
        - Да!
        - Классно!
        - Никогда такого не видел!
        Со всех сторон раздались поддерживающие слова одобрения. Каждый из солдат теперь едва ли не боготворил мага. От этого ему становилось еще противнее. Он не хотел их предавать, отдавая на растерзание этому исчадию ада. Но договор был заключен, теперь никто не посмеет его нарушить.
        - Спасибо. Я, если честно, сам под впечатлением. Этого демона зовут Абаддон. Он оказался довольно добрым и послушным. Исполняет все мои приказы. Пойдемте, я вас с ним познакомлю.
        - Нет, спасибо. Мне даже на расстоянии от него страшно находиться, - высказался один из солдат.
        - Мне, если честно, тоже. Мы уж лучше отсюда посмотрим, - поддержал его второй.
        - Не стоит бояться его, ребята, он под моим полным контролем. К тому же он сам высказал желание с вами пообщаться, - немного исказив правду, постарался не покривить душой маг.
        Солдаты все еще продолжали мяться, видимо, животные инстинкты, оставшиеся в глубинах человека, давали о себе знать. Люди, пусть не понимая, почему, опасались идти за демонологом.
        - Да ладно вам, мужики, - пришел на выручку Идеокритию десятник. - Не будьте трусами. Если господин маг сказал, что нечего опасаться, значит, все нормально. Зато потом какие истории сможете в кабаках рассказывать. Вы только представьте. Многих вы знаете, кто смог лично пообщаться с демоном? Тем более таким.
        - Никого, - ответил один.
        - А старшой прав, я за, - поддержал его второй.
        - Ладно, пойдем посмотрим. Потом сыну буду вместо сказок на ночь рассказывать, - отозвался третий.
        Напряжение незаметно улетучилось. Теперь все люди Идеокрития горели желанием лично пообщаться с демоном. Пусть на душе у мага было противно, он позволил себе улыбнуться, поддерживая настроение солдат. Идеокритий был благодарен десятнику. Из всех находящихся здесь людей этот человек был ему больше всех симпатичен. Но выбора у демонолога не оставалось.
        Маг повел верных ему солдат на растерзание демону. Тот по-турецки сидел возле ритуального круга. Справа от него, словно колонна, возвышался воткнутый в землю меч.
        - Вот, как ты просил, - обратился он к Абаддону. - Я привел тебе своих людей. Теперь можете поближе пообщаться.
        - Здравствуйте, - от вида такого чудовища один из солдат незаметно для себя перешел на вы. - Скажите, правда, что демоны не чувствуют боли?
        - Нет, мы все чувствуем, - маг даже опешил от такого. Он думал, демон начнет тут же рвать их на куски, - просто мы более живучи, нежели вы.
        - Вы бессмертны? - убедившись, что демон доброжелательно к ним относится, задал вопрос другой.
        - Почему же? Мы, как и все на свете, в конце концов умираем, - с видом мудреца изрек высший. - Да вы не стесняйтесь, подходите ко мне поближе, садитесь рядом.
        Люди Идеокрития последовали его совету, рассевшись перед великаном. Лишь только последний занял свое место, демон начал действовать.
        Абаддон, не вставая, начал своими когтями рвать услужливо приведенные ему жертвы. Кровавые ошметки летели во все стороны. Если раньше маг, наблюдая работу высшего издали, мог сдержаться, то теперь, когда все это происходило на расстоянии вытянутой руки от него, он потерял остатки самообладания.
        Идеокрития стошнило. Крики его людей, перешедшие в стоны, обстановку не улучшали.
        - Ах-ха-ха, давно я так не веселился, - во весь голос ржал демон. - Говоришь, высказал желание с ними пообщаться. Ха-ха-ха! Ну маг, ну рассмешил.
        Более-менее придя в себя, демонолог посмотрел на Абаддона. Тот, схватившись за живот, загибался от смеха. Перед ним растекалось кровавое месиво, некогда бывшее людьми Идеокрития.
        - Ты с чувством юмора. Мне здесь понравилось, - утирая выступившие от смеха черные слезы, похвалил мага демон.
        - Рад, что тебе все понравилось! - со злостью прокричал ему Идеокритий.
        - Хорошо размялся. Маг, ты мне нравишься. Я даю тебе разрешение призывать меня в любой момент, конечно, если ты мне организуешь нечто вроде этого, - высший кивнул на руины Гринберга. - А еще лучше, чего поинтереснее. Наш договор выполнен, мне пора.
        Полоснув когтями воздух перед собой, демон открыл портал в свой родной мир. Шагнув в него, он тут же исчез, следом за ним растаял портал.
        Идеокритий стоял словно в воду опущенный. У него были смешанные чувства. С одной стороны, он практически собственными руками убил верных ему людей. С другой, все получилось даже лучше, чем он задумывал.
        Как и планировал, демонолог смог на практике осуществить свою задумку, призвав в этот мир Абаддона, сила которого поистине впечатляла, о чем свидетельствуют остатки крепости. Во время вызова маг смог манипулировать огромным количеством энергии, поступающей от души демона. Пропуская ее через себя, он смог увеличить свои резервы. Идеокритий ощущал, его запасы возросли многократно. Если раньше для вызова Абаддона ему потребовалось порядка сотни жертв, теперь он с легкостью может открыть для него портал, используя человек двадцать. Такого увеличения своих способностей он не ожидал.
        Ко всему прочему, демон дал Идеокритию разрешение на свой вызов. Этот подарок невозможно оценить. Это разрешение приравнивалось к признанию дружбы, вернее будет сказать, дружелюбию демона к человеку. Теперь маг мог без опаски вызывать Абаддона. Тот ни в коем случае не пойдет против него. Если они не смогут договориться, демон не будет пытаться вырваться, чтобы убить мага, как это могло произойти сегодня. Он просто добровольно вернется обратно в свой мир. Такое разрешение на призыв для демонологов было сродни нахождению клинка, выкованного из легендарной стали, для мечника или пещеры с золотом для искателя приключений. Одним словом, сегодня магу сказочно повезло.
        * * *
        Джеймс шел уже пятый день. Он нашел бандитов, отправившихся в погоню за его товарищами. Все они были мертвы. Лайнал с Салимом постарались на славу. Такого от них Кормик не ожидал. У него отлегло от сердца при мысли, что почти все они смогли спастись. Помимо разбойников Джеймс нашел тело Абигель. Никаких чувств у него ее смерть не вызвала. Она для него так и осталась посторонним, малознакомым человеком.
        Юноша, помня о недавнем опыте с использованием перчи, лишал остатков энергии все попадавшиеся на его пути тела. Но ни с одним из них ничего подобного, как с Таем, не произошло. Джеймс по этому поводу не стал расстраиваться, хотя, если честно, ему понравилось бывать в прошлом.
        Проводник говорил правду. Следующее тело, к которому после демонолога прикоснулся Джеймс, напитало его энергией, лишив усталости и возникшего к тому времени чувства жажды. Остальные семь, в том числе Абигель, не принесли никаких изменений в состоянии юноши. Они иссыхали, а энергия уходила никуда. Вернее, она уходила куда-то конкретно, но Проводник ему об этом не рассказал.
        После этого пошли однообразные дни его путешествия. Бывших попутчиков Кормику догнать не удалось, хотя он часто замечал их следы пребывания на тракте. Пару раз ему попадались остатки костров, видимо, разведенных на ночных стоянках. Сам Джеймс обходился без них, ночью делая себе постилку из веток. Питался он ягодами, орехами и листьями, когда уже оставаться без воды было невмоготу. Сухофрукты он съел еще в первый день.
        В общем, юноша обходился тем, что попадалось у него на пути. Единственное, с чем у него возникали постоянные проблемы, это вода. Речек или прудов ему нигде не встретилось. Дожди обходили его стороной. Поэтому единственная жидкость, которую он мог себе позволить, была утренняя роса. Днем он утолял жажду соком трав или листьев, практически постоянно жуя их.
        Вот таким образом для него прошли следующие пять дней, пока он не вышел с заброшенной дороги на наезженный тракт. Если идти прямо по нему, никуда не сворачивая, то, насколько помнил Кормик, через несколько дней можно будет добраться до Хаймера. Ко всему прочему, здесь была вероятность встретить проезжающих мимо купцов, которые согласятся его подбросить. В общем, жизнь начала налаживаться.
        Между тем он уже шел по ней полдня, так никого не встретив. Видимо, ему сегодня снова придется обходиться без воды и нормальной еды. Вскоре лес закончился, впереди показались поля. Джеймс приободрился. Рядом должны были быть люди. Скорее всего, на его пути стояла какая-то деревня. Прибавив шагу, юноша едва ли не бегом кинулся вперед. Одна мысль о еде и крове на вечер придавала ему сил.
        Его догадки подтвердились. Перед ним предстала довольно большая деревенька. На первый взгляд, здесь стояло порядка полусотни домов. В километре справа от себя он увидел стадо коров, пасущихся на лугу.
        Кормик сбавил шаг, боясь напугать местных. Мало ли чего они подумают, увидев бегущего к ним человека с мечом, пусть даже тот находится в ножнах.
        Жизнь в деревне шла своим чередом. Кто косил траву, кто работал в огороде, кто вязал, сидя на лавочке. В общем, все были заняты своими делами, не обращая на незнакомца никакого внимания. Джеймс тем временем добрался до крайних домов. На крыльце одного из них сидела старушка. Кормик направился прямо к ней.
        - Не подскажете, где здесь можно снять ночлег и купить поесть?
        - Присесть? - приложив руку к уху, переспросила старушка. - Да хоть рядом со мной присаживайся, я не возражаю.
        - Нет. Не присесть, а поесть! - подойдя к ней поближе, прокричал Джеймс.
        - Я тебе говорю, садись прямо сюда, - начала опять о своем женщина.
        - Не слышит она ничего, можете так с ней весь день проговорить, а ответа не дождетесь, - проговорила молодая черноволосая девушка.
        Она была примерно того же возраста, что и Джеймс. С приятными чертами лица и уже сформировавшимися округлостями тела. Кормик, засмотревшись на нее, не сразу смог вспомнить, зачем он здесь.
        - Тогда, быть может, вы мне ответите? - наконец придя в себя, обратился он к ней. - Где здесь можно переночевать и перекусить?
        - Можете к кому-нибудь попроситься, - потупив глазки, недвусмысленно намекнула она. - Либо недалеко трактир есть.
        - Где он находится? - девушка ему очень понравилась, но Джеймс был настолько измучен, что кроме еды и кровати ни о чем другом думать просто не мог.
        - Это вам дальше надо, - надув губки, обиженным тоном произнесла красавица. - Как только покинете деревню, идите дальше по дороге, минут через тридцать увидите трактир. Он стоит как раз на развилке путей.
        - Спасибо большое.
        Поблагодарив собеседницу, Кормик направился в указанном направлении.
        - Если не найдешь, приходи обратно, я тебе всегда буду рада, - услышал он заливистый смех проказницы.
        Идя по деревне, Джеймс лучился хорошим настроением, которое ему подняла беседа с девушкой. Местные жители провождали его долгими взглядами, но никто из них с ним заговорить не решался. Впрочем, злости в них юноша не чувствовал. Была только настороженность к чужаку на их землях. Деревенских можно понять. Путник продолжал идти дальше, совершенно не обращая на них внимания.
        Выйдя из деревни, он заприметил вдалеке на холме, где поля граничили с лесом, местное кладбище. Джеймс увидел там человека, роющего свежую могилу. По наитию, юноша двинулся в его сторону.
        Вблизи кладбище оказалось довольно большим. Везде были расположенные близко друг к другу могилы с крестами над ними. Гробовщик, так про себя Кормик окрестил сухопарого дедка, роющего новое место захоронения, никак не отреагировал на появление перед ним юноши.
        Джеймс не знал, зачем он здесь, поэтому не спешил начинать разговор. Так они в молчании провели какое-то время. Старик, делая свою работу, а Кормик, стоя недалеко, наблюдая за ним. Юноша первым решил нарушить молчание:
        - Кто умер?
        - Преподобный Михаил, - сухим голосом ответил гробовщик.
        - От старости?
        - Да.
        - Хорошая смерть, - не зная, что еще добавить, ответил Джеймс. - Когда его хоронят?
        - Завтра, ранним утром, - так ни разу за весь их разговор не подняв головы, ответил работник.
        - Ясно.
        Больше говорить было совершенно не о чем. Джеймс понятия не имел о том, кто такой этот Михаил. Гробовщику, похоже, тоже было наплевать на умершего, он просто выполнял свою работу. Посчитав разговор законченным, путник направился дальше.
        Через полчаса, как обещала ему девушка, Джеймс увидел трактир. Он представлял собой деревянное двухэтажное здание с пристройкой для конюшни. На первом по обыкновению находился трактир, второй был отведен для спален.
        Именно такое место сейчас было жизненно необходимо Кормику. Зайдя внутрь, он окунулся в ароматы домашней выпечки. По залу летал восхитительный запах свежеиспеченных пирогов. Урчание в животе не преминуло напомнить о себе.
        Сглотнув набежавшую слюну, путник направился к стойке, за которой вольготно расположился весьма упитанный хозяин заведения.
        - Нужна комната и хорошая еда, сколько это будет стоить? - от запахов есть хотелось невыносимо, поэтому юноша перешел сразу к делу.
        - Ну, это зависит от того, что ты собираешься заказать, - блеснув жадными глазками, наклонился к нему толстячок.
        - Во сколько мне обойдется комната на ночь?
        - За два медяка дам тебе лучшую.
        - Два всего за одну ночь? В городе расценки меньше будут! - воскликнул Джеймс, мигом позабыв про голод. По части скупости ему могли позавидовать многие торговцы. - Дам три за два дня. И то это слишком много.
        - Обижаешь! - воскликнул хозяин. - Цены вполне оправданы. Где ты еще найдешь здесь поблизости такой трактир, как у меня?
        - А я не купец с сопровождением, чтобы столько за ночь отдавать. Если надо, в деревню вернусь, меня там за один медный не только спать уложат, но еще и покормят от души! - едва не срываясь на крик, высказался в ответ Джеймс.
        - Хорошо, уговорил. За три медяка спальня твоя на день и две ночи, - уступил хозяин, впрочем, не преминув добавить - Еда в стоимость не входит.
        - Это я уже понял, - проскрежетал зубами Кормик, высыпая в руки жадного трактирщика три медяка.
        Посмотрев на оставшиеся пять, Джеймс попытался определить будущие расходы. По идее, ему должно было хватить монет, чтобы поесть здесь, купить припасов в дорогу и еще останется.
        - Курица или гусь есть? - закончив свои подсчеты, спросил он у хозяина.
        - И то и другое.
        - Тогда запеченную курицу, пару пирогов, от которых тут стоит такой аромат. Ко всему этому литр холодного пива. Его принести как можно скорее, умираю от жажды.
        - Все сию минуту будет сделано. Расплачиваться сейчас будешь?
        - Нет, позже. Может, еще чего решу взять.
        Сев за первый попавшийся столик, юноша стал ждать исполнения заказа. Народа практически не было, если не считать двух наемников, судя по их облачению, сидевших в дальнем углу.
        По всей видимости, заведение пусть стояло на дороге, но не пользовалось спросом. Возможно, просто сегодня был не их день. В любом случае народу было мало. Восемь столиков в кабаке пустовали. В помещении было довольно чисто, не наблюдалось даже мух. Джеймс надеялся, в комнатах, которые хозяин сдает постояльцам, они поддерживают такую же чистоту.
        Перед Кормиком появилась женщина, поставив перед ним кувшин с пивом и кружку, она удалилась. Джеймс моментально опустошил практически весь кувшин, не побрезговав пить прямо из горла. Это было похоже на глоток свежего воздуха. Юноша так давно толком не напивался, перебиваясь зеленью и росой. В животе появилась тяжесть от выпитого, впрочем, путник был рад ей. В голове тем временем зарождалось опьяняющее чувство расслабления.
        Еще минут через десять эта же женщина принесла остатки его заказа: средних размеров курицу, запеченную до румяной корочки, и два пирога, каждый размером с его ладонь.
        Путник накинулся на еду. Забыв обо всем вокруг, он словно выпал из реальности. Очнулся юноша, когда доедал второй пирог с яблоками. Наемников в зале уже не было. Хозяин тоже куда-то пропал. Впрочем, Джеймс не спешил. Он, смакуя каждый глоток, допил остатки пива.
        Вот теперь живот забит под завязку. От такого обилия съеденной пищи Джеймса начало клонить в сон. Он уже задремал, когда к нему обратился откуда ни возьмись появившийся перед ним хозяин.
        - Эй, парень! Ты жив? - тормоша его за плечо, разбудил его толстячок. - Неужели всего с литра пива так развезло?
        - Все нормально, - проснувшись, Джеймс убрал руку трактирщика. - Просто давно не высыпался.
        Кормик поднялся.
        - Я с вами расплачусь завтра, за завтраком. А пока проводите меня в комнату.
        Хозяин ничего на это не ответил, лишь призывно махнув рукой, прошел на второй этаж. Юноша последовал за ним следом. Наверху располагался длинный коридор с дверьми по обе его стороны.
        Трактирщик подвел постояльца ко второй справа от входа. Отперев ее, он вложил Джеймсу в руку ключ:
        - Располагайся. Если куда решишь уйти, ключ отдашь мне или кому из прислуги, мало ли что.
        - Хорошо, - кивнул Кормик.
        Закрыв за хозяином дверь, он прошел к кровати. Единственное, на что у постояльца хватило сил, это снять сапоги. Как только его голова коснулась подушки, юноша забылся сладким сном.
        * * *
        Проснулся Джеймс днем. Солнце уже стояло в зените. Снизу доносился шум. Подойдя к окну, постоялец увидел десяток лошадей, которых конюх как раз заводил в стойло.
        Видимо, трактир все-таки пользовался популярностью. Выходить не хотелось, поэтому юноша лег обратно в постель. Сон не шел. Понапрасну проворочавшись целый час, Кормик понял: больше ему не уснуть. Значит можно спуститься, перекусить.
        Внизу два стола, составленные вместе, были заполнены вновь прибывшими. По их одеждам и гербам Джеймс узнал в них солдатов Хаймера. Пировавшие лишь окинули юношу мимолетными взглядами, тут же потеряв к нему всякий интерес.
        Сев за уже знакомый столик, Джеймс решил подождать, пока хозяин сам подойдет к нему. Тот не спешил уделять одинокому гостю внимание, крутясь вокруг шумной компании.
        - Будете завтракать или обедать? - спросила появившаяся перед ним женщина, которая обслуживала его вчера.
        - Думаю, стоит пообедать. Принесите мне суп, картошку с мясом и пива.
        - Могу вместо картошки посоветовать плов, мы его как раз заканчиваем готовить по заказу солдат, - она кивнула на шумную компанию. - Иначе вам придется подождать некоторое время.
        - Хорошо, давайте плов, - не стал упрямиться Кормик.
        Ему в принципе было все равно, чем набить желудок. Главное наесться. Все остальное значения не имело.
        Меж тем солдаты опустошили уже пятый кувшин, в который входило никак не меньше трех литров выпивки.
        «Надеюсь, это пьяное веселье не перерастет в потасовку, - глядя на раскрасневшиеся от выпитого лица служак, подумал Джеймс. - Как только поем, надо будет сходить прогуляться подальше отсюда. Кто знает, что им в голову взбредет».
        Появившаяся работница трактира поставила перед постояльцем щи и пиво:
        - Второе будет готово через пять минут.
        После чего, не дожидаясь ответа, юркнула обратно на кухню. Суп был приготовлен на совесть. Давно Кормик такого не ел. Хорошие шматки мяса, плавающие в нем, добавляли ему привлекательности в глазах постояльца.
        Юноша как раз успел доесть первое, когда работница поставила перед ним плов.
        «На мясе здесь не экономят», - заглянув в тарелку, с удовольствием отметил Джеймс.
        Второе блюдо его разочаровало. Оно оказалось слегка пересушенным. Помимо этого, на вкус Кормика, плов был слишком соленым, но юноша приспособился его запивать пивом, поэтому практически не обратил на этот недостаток внимание. Когда с обедом было покончено, довольный жизнью Джеймс перехватил носящегося туда-сюда трактирщика.
        - Сколько я вам должен за еду? - спросил он, не желая оставаться в должниках.
        Хозяин на секунду задумался.
        - Ты сегодня что заказывал?
        - Щи, плов, пиво, - словно заученную фразу, моментально ответил Джеймс.
        - Четыре медяка, - произведя в уме понятные лишь ему одному подсчеты, выдал управляющий.
        - Ничего себе у вас цены, - изумился Джеймс жадности хозяина, хотя понимал, цена вполне оправдана.
        Подсчитав оставшиеся у него деньги, он с прискорбием покачал головой.
        - Хорошо. Сделаем так, я даю пять, но ужин и легкий перекус завтра с утра будут для меня бесплатно.
        - Хозяин! Еще пива! - донеслись крики от компании солдат.
        - Хорошо, договорились, - быстро произнес трактирщик.
        Он поспешил исполнить просьбу более перспективных постояльцев. На торги у него времени не было. Отдав трактирщику вместе с монетами ключ от комнаты, Джеймс пошел прогуляться в деревню. У него не было никакой конкретной цели, просто спать уже не хотелось, а находиться в шумной компании пьяных мужиков тем более.
        В принципе, он мог сегодня покинуть это место, продолжив свой путь, но что-то его сдерживало. Возникшее чувство пустоты после нападения на них разбойников подсказывало ему остаться здесь.
        Джеймс никогда не страдал депрессией или меланхолией. Для таких вещей у него просто не было времени. Но теперь он остро ощутил эти чувства. Пустота на душе не давала насладиться всеми красками этого мира. Казалось, будто в его жизни чего-то не хватает. Словно он обрел и тут же потерял часть себя.
        Идя по дороге, Кормик старался разобраться в своих ощущениях, но ему это никак не удавалось. Щемящее чувство потери вот уже почти неделю преследовало его.
        Не зная, как с этим бороться, он шел в деревню, намереваясь заглушить эту боль встречей со вчерашней девушкой. Если все сложится удачно, на сегодняшнюю ночь он забудет обо всех неприятностях.
        Только его планам не суждено было сбыться. Подходя к деревне, Джеймс невольно обратил свое внимание на кладбище. Как раз сейчас на нем вчерашний старик закапывал могилу. Видно, преподобного Михаила, как его назвал гробовщик, уже похоронили.
        «А почему бы мне не попробовать вызвать низшего демона, как это делал Тай? Я ведь все прекрасно видел и запомнил», - неожиданно мелькнувшая мысль заставила юношу остановиться как вкопанного.
        Идея захватила его полностью, моментально вытеснив все остальные мысли из головы. Апатия исчезла, Джеймс почувствовал, что это то, чего ему так не хватало.
        «Помнится, Лайнал сказал, у меня нет никаких магических способностей. Значит, я не смогу никого призвать», - попытался вразумить сам себя юноша.
        «Пусть так, но ведь он сам говорил, если человек не обладает никакой силой, то у него совершенно ничего не выйдет. Если не получу никакого результата, что ж, не страшно. Зато буду точно знать, мне это не дано», - возникла другая мысль, убеждая его вызвать демона.
        Так он стоял довольно долгое время, взвешивая все за и против. Наконец юноша твердо для себя решил попытаться воплотить в жизнь эту безумную идею. Он чувствовал, ему это жизненно необходимо. Только так Джеймс сможет избавиться от этой невыносимой пустоты, иначе не ровен час, он от нее просто загнется.
        Вернувшись к трактиру, Джеймс, словно невзначай, заглянул в конюшню. Приметив лежащую лопату для уборки навоза за лошадьми, юноша запомнил, где она находится. Ночью он намеревался позаимствовать ее. Найдя орудие для раскопки могилы, Джеймс начал думать, что ему может еще понадобиться.
        Факелы брать на кладбище было верхом глупости, оно хоть находилось в отдалении от деревни, их свет могли заметить. Предположим, отрыть тело Кормик мог даже при свете звезд. А вот для начертания кругов с символами в них ему необходим был источник света. Свеча вполне могла сгодиться.
        Еще у Тая был кинжал, которым он чертил рисунок на земле. Подумав, юноша решил для этого дела использовать меч. Пусть это не так изящно, да и символы вряд ли получатся ровными, но выбирать не приходилось.
        Определившись со всеми приготовлениями, Кормик вошел в трактир. Внутри царил разгром. Столы были перевернуты, всюду валялись обломки стульев. Солдат нигде видно не было. На полу, там, где они раньше сидели, Джеймс заприметил свежие пятна крови.
        Хозяин стоял возле стойки с разбитым видом, обхватив голову руками. Юноша направился прямиком к нему. По пути он наступил на что-то твердое. Подняв ногу, посетитель увидел лежащий под ней выбитый зуб.
        - Славно погуляли служивые, - прокомментировал свою находку Кормик.
        - Лучше бы они проехали стороной, - донеслось со стороны хозяина.
        - Что, не заплатили? - подойдя к нему, участливо поинтересовался юноша.
        - Да нет, оплатили все как положено. Даже за разгром добавили.
        - Тогда в чем проблема? - удивился юноша состоянию хозяина.
        - Того, что они дали, едва хватит покрыть учиненный ими погром.
        - Почему же вы не попросили больше?
        - Ты бы сам попробовал сказать дюжине пьяных солдат, что они мало заплатили? Тогда бы дело одними столами не закончилось. Они и меня побили бы за компанию.
        - Сочувствую, - понимающе утешил хозяина постоялец.
        Ему на улицах не раз приходилось видеть беспредел, учиняемый солдатами. Стражи порядка действовали по законам, только когда за ними наблюдало высшее руководство. Во всех остальных случаях все они злоупотребляли своим положением, кто во что горазд. Некоторые в большей, некоторые в меньшей степени. Праведников среди них не было.
        - У вас свечи не найдется? - решившись, попросил Джеймс.
        - Зачем она тебе? - удивился толстяк.
        Видимо, юноша был первым, кто к нему подошел с такой просьбой.
        - Почитать вечером хочу, - ответил первое пришедшее в голову Кормик.
        Хозяин пристально посмотрел на него. Он понимал, постоялец врет, но отказывать не стал. Мало ли зачем она ему сдалась.
        - Подожди минутку.
        Выйдя из-за стойки, он ушел на кухню. Задержался он там значительно дольше, чем обещал. Выйдя оттуда, он протянул постояльцу свечку.
        - На, держи. Денег не надо, бери, пока я добрый, - дыхнул на Джеймса алкогольными парами трактирщик.
        - Спасибо, - взяв свечу, постоялец направился к себе в спальню.
        Пока туда поднимался, он успел подумать о том, как несладко иногда приходится хозяину этого заведения. Произошедший случай с ним явно случается не впервые. Вон, бедняга даже с горя напился. Нет, Джеймс бы не выдержал такой работы.
        Зайдя в комнату, Кормик положил свечу на комод. Меч последовал за ней. Теперь осталось лишь дождаться темноты. Посмотрев на солнце, Джеймс приблизительно прикинул, когда оно окончательно сядет. По его подсчетам, у него в запасе оставалось больше пяти часов. Это время он решил провести с пользой для себя.
        Ему предстояла трудная ночь. Постоялец разумно решил еще раз попытаться заснуть. К сожалению, сон никак не шел, перебиваемый мыслями о предстоящей ночи. Джеймс уже множество раз успел прокрутить у себя в голове последовательность действий при вызове низшего демона. Символы, которые чертил Тай, словно врезались ему в память. Юноша мог их все с легкостью воспроизвести.
        Наконец волнение отступило. Кормик уснул.
        Проснулся он, когда на улице уже стало темно. Сколько сейчас приблизительно было времени, Джеймс не знал. Боясь, что слишком долго проспал, он быстро собрался. Захватив приготовления с комода, постоялец бегом спустился вниз.
        На первом этаже никого не было. Кухня тоже пустовала. Значит, все уже спали. Необходимо было поторопиться, кто знает, сколько у юноши оставалось времени до рассвета. Зайдя в конюшню, Джеймс взял лопату, благо он хорошо запомнил, где тут что находится. Иначе в темноте мог переломать себе все ноги.
        Пару коней при его появлении заржали, но ему не было до них никакого дела. Дальше нужно добраться до кладбища. В этот раз путнику понадобилось больше времени, чтобы дойти до него. Лопата оказалась довольно тяжелой, поэтому замедляла его передвижение.
        Вокруг стояла тишина, прерываемая уханьем сов. Выйдя к полю, Джеймс отметил хороший для его задумки знак, в деревне все давно спали. Значит, свидетелей его вандализма быть не должно.
        Подойдя к могиле преподобного Михаила, Джеймс без промедления принялся за свое дело. Время не ждало, требовалось поторопиться. Взяв лопату, юноша начал раскапывать свежее захоронение. Земля была мягкой и податливой, дело шло споро. Где-то через час, сделав всего один перерыв, Кормик смог добраться до гроба. Вынимать он его не стал. Разбив крышку мечом, юноша извлек из него тело. Поднять труп Михаила из могилы наверх оказалось делом совсем не простым.
        Кормику не хватало сил вытащить на себе отъевшегося при жизни монаха. После тщетных попыток извлечь преподобного, Джеймс решил поступить иным образом. Поставив гроб под диагонали, к краю могилы, который он предварительно сделал пологим, юноша уложил в него тело. После чего, выбравшись наверх, ухватив края ящика, потянул его на себя.
        Джеймсу на секунду показалось, что он надорвется, не выдержав такой тяжести, но все обошлось. Гроб нехотя заскользил по пологому краю. Через пару мучительных минут тело удалось извлечь наружу.
        Юноша думал, это будет самым простым в его задумке. Как же он ошибался. После таких мучений, все желание продолжать сегодня ритуал у него отпало. Проблема была в том, что другого шанса ему не представится. Поэтому взяв себя в руки, Джеймс оттащил тело на несколько метров, так, чтобы вокруг него можно было начертить запомнившийся ему рисунок.
        Теперь ему необходим был хоть какой-то источник света, поэтому Кормик зажег свечу. Начертив вокруг тела два круга, Джеймс стал заполнять их символами. Врезавшиеся в память буквы древнего алфавита немного коряво ложились на землю, завершая рисунок для призыва.
        Теперь дело осталось за малым. Кормик стоял перед кругом, не решаясь сделать последний шаг.
        Вдруг все пойдет не так, как надо? Демон не отзовется на его призыв? Это было еще терпимо.
        А если отзовется, но не будет подчиняться? Об этом юноша боялся даже думать.
        Если все пройдет удачно, что ему с ним делать? Преподобного здесь все знают, оставлять его в деревне или трактире было нельзя. К тому же, если кто узнает о демоне, ему это пользы вряд ли принесет. Конечно, иметь в подручных низшего было бы неплохо. Кормик бы нашел ему достойное применение. Например, познакомил его с Говардом.
        Только одна мысль об этом заставила юношу, отбросив все страхи, довести ритуал до конца.
        - Во имя договоренности между мной и миром демонов. Я призываю духа низших слоев вселиться в это тело, - дословно повторил Джеймс слова Тая. Ни о какой договоренности он, конечно, слыхом не слыхивал.
        Проведя лезвием по ладони, юноша смахнул кровь в сторону Михаила. Несколько капель попало на тело. Вроде пока все шло как надо.
        - Возьмите мою кровь в качестве подтверждения договора с вами.
        Все повторилось. Из земли тотчас стала выползать черная слизь, которая начала проникать в безжизненное тело. Мертвеца скрутили судороги, после чего он открыл глаза.
        Вот тут все пошло совсем не по плану. Вместо того, чтобы привыкать к новому телу, как в случае с Таем, демон, зашипев, прыгнул на Джеймса. Юноша в испуге отшатнулся, упав на землю. Низший с воем отпрянул от границ круга. Они словно обжигали его.
        Только вот демон, несмотря на видимую боль, причиняемую ему рисунком, не оставлял попыток выбраться. Он с шипением кидался на Джеймса, каждый раз натыкаясь на невидимую человеку преграду.
        Когда тварь повторила свою попытку в третий раз, поднявшийся на ноги Джеймс, при свете свечки, упавшей как раз рядом с кругом, заметил одну странную деталь. Тварь снова бросилась на вызвавшего ее. Догадки Кормика подтвердились. Его прошиб холодный пот. От попыток твари выбраться символы на земле начинали исчезать в месте прорыва. Видимо, это был своеобразный барьер, который низший сейчас пытался сломать. Бывший преподобный опять кинулся к Джеймсу.
        Все. Это был последний раз, когда барьер продолжал сопротивляться твари. Исчезли два символа и линии, замыкающие круги. Они словно растворились в земле. Теперь в рисунке образовалось нечто вроде небольшой тропинки. Похожую сделал Тай, когда выпускал подчинившегося ему демона.
        Джеймс не знал, что предпринять в данной ситуации. Теперь тварь от человека ничего не отделяло. Инстинктивно схватив клинок, Кормик выставил его перед собой. Низший, прыгнув, напоролся на него, придавив собой юношу.
        Демона так просто было не убить. Поэтому, даже повалившись с мечом в брюхе на человека, низший продолжал на него нападать, схватив его зубами за плечо. Джеймс закричал от боли. Прилагая неимоверные усилия, он смог перевернуться на бок, скинув противника с себя. Плечо обожгло огнем. Демон до конца не разжимал челюсти, благодаря этому ему удалось вырвать изрядный кусок мяса из человека.
        Страх, заглушаемый болью, взял свое. Не соображая, что он делает, юноша прыгнул на еще не поднявшегося низшего, вцепившись ему в глаза. Правый он выдавил сразу, а вот с левым вышла проблема. Раненой рукой ему это сделать не удавалось. Лишившись глаза, демон издал жуткий крик. Он попытался скинуть с себя настырного человечишку. Кормик сдаваться не собирался. Стиснув зубы, помогая себе левой рукой, он все-таки смог лишить низшего остатков жизни.
        Демон под юношей обмяк. Тело преподобного Михаила второй раз лишилось жизни. Джеймс лежал на трупе, заливаясь хохотом. Он смеялся, не в силах остановиться. У него началась истерика.
        В деревне зашевелились люди, привлеченные шумом, доносящимся с кладбища. Зажегся огонь, послышался лай собак.
        Перестав смеяться, Кормик попытался взять себя в руки. Необходимо срочно уходить отсюда. Если его застанут за осквернением могилы, прибьют на месте.
        Вынув из тела меч, Джеймс убрал его в ножны. Больше ничего отсюда он брать не стал. Тихо сработать не получилось, нужно было уносить ноги. Сжимая рану на плече, юноша побежал к трактиру. Было очень тяжело. Кровь практически остановилась, но большая ее потеря давала о себе знать. Несколько раз Кормик чуть было не терял сознание, чудом оставаясь на ногах.
        Вскоре показался трактир. Задерживаться в нем не имело смысла. Если не сейчас, то уже с утра сюда наведаются гости из деревни. Требовалось как можно быстрее покинуть это место. Забежав в здание, юноша направился на кухню.
        Похватав себе в дорогу первое, что подвернулось под руку, Джеймс покидал все это в сарафан, висящий при входе, завернув его наподобие тюка. Взяв его, юноша побежал в конюшню. Пока его никто не заметил, он намеревался украсть одного из скакунов. Пару раз споткнувшись и наступив в навоз, Джеймс смог найти подседланного коня. Видимо, этот был одного из постояльцев, решившего рано утром отправиться дальше. Все остальные были расседланы. Кормик далеко бы на них не уехал.
        Отвязав животное, Джеймс прикрепил свои съестные запасы к седлу. Выведя коня из загона, юноша, запрыгнув на него, пришпорил скакуна, сразу задав тому хороший темп. Промедление может стоить ему жизни.
        Кроме деревенских найдется еще несколько человек, которые будут рады его голове. В их числе трактирщик, у которого Кормик украл продукты, и постоялец, лишившийся коня.
        Скакун оказался хорош. Поняв, чего от него хотят, животное пустилось по дороге во весь опор. У юноши лишь свистело в ушах. Он проскакал довольно долго, пока перед рассветом не потерял сознание.
        * * *
        Пришел Кормик в себя на лугу, все еще сидящем в седле. Его конь, оставшись без надзора со стороны наездника, мирно щипал траву. Плечо отдало жуткой болью. Посмотрев на него, юноша увидел грязную корку крови, покрывавшую страшную рану.
        Спешившись, Джеймс привязал коня к деревцу, росшему неподалеку. Во всем теле была слабость. Сказывалось неудобное положение, в котором путник заночевал накануне. Развернув сверток с припасами, юноша решил немного перекусить, прежде чем отправляться дальше в дорогу.
        Оказалось, похватал он еды дольно прилично. В сарафане обнаружилась половина краюхи хлеба, кусок сыра, копченая баранина и большой кусок сала.
        «Интересно, трактирщик до сих пор меня проклинает?» - подумал Джеймс, глядя на это добро.
        Есть не хотелось, поэтому он ограничился лишь сыром. Тем более без воды набивать желудок тяжело перевариваемой пищей было верхом безумства.
        «Почему демон мне не подчинился? - жуя сыр, меж тем думал Кормик. - Я все сделал правильно, это точно. Иначе бы низший проигнорировал мой зов».
        Скакун мирно продолжал щипать вокруг себя траву. Конь был приучен к любому наезднику, а не только к хозяину. Благодаря этому он не делал попыток скинуть юношу с седла, даже когда тот лишился сознания. Джеймс с отстраненным видом наблюдал за ним, тем временем думая о своем. С сыром он уже покончил, из-за чего просто сидел, глядя на животное.
        «Единственное, в чем могла быть причина неудачи, это нехватка магической энергии для подчинения демона. О чем-то таком Тая предупреждал его наставник. Лайнал сказал, у меня нет абсолютно никаких задатков. Вообще чудо, что у меня получилось его вызвать, какое тут к черту подчинение».
        Кормик улыбнулся своим мыслям. Друид говорил, ему не суждено стать магом. А тут он без подготовки смог оживить тело, вселив в него низшего демона. Лайнал говорил, на это способны демонологи. Значит, Джеймс теперь мог себя к ним относить.
        «Может мне навестить старика? Почему бы и нет? Где, он говорил, остановится? Кажется, «Одинокий путник». Тогда решено, как приеду в Хаймер, непременно постараюсь его найти».
        Теперь, когда были приняты все решения, юноша упаковал оставшуюся еду обратно в сверток. Привесив его к седлу, Кормик тронулся в путь.
        Дорога до города у него заняла всего пару дней. Путник нигде не останавливался, стараясь избегать поселений, попадающихся на каждом шагу. Еды у него хватало, а лишние неприятности были ни к чему.
        Столица королевства встретила путника роскошью и изяществом архитектуры. Это был не просто город, скорее произведение искусства. Мощеные улицы, сплошь каменные дома с карнизами, верандами, резными украшениями на стенах и окнах. В центре города возвышался памятник королю, с прижатой библией к груди в левой руке и мечом, направленным вдаль в правой. Это было олицетворение богопричастности Родрика. Мол, даже если с войной на кого идем, то за правое дело.
        Джеймс впервые его видел, оттого был поражен филигранностью работы мастера-скульптора. Второй вещью, захватившей воображение прибывшего в город, был громадный собор с золотыми куполами крыш. Он выглядел верхом богатства и изящества. Волей-неволей, заглядевшись на такое, начнешь подумывать о служении Богу.
        Впрочем, все это было лишь маской Хаймера. По улицам сновали вполне обычные люди, которых обчищали такие же, как и везде, мальчишки-карманники. Кормик был уверен, если поискать, найдется даже рыночная площадь, со зловонными запахами рыбы и мяса.
        Вдоволь насмотревшись достопримечательностей, Джеймс решил начать действовать. Перво-наперво ему необходимо было обзавестись деньгами. Поспрашивав прохожих, где здесь можно продать коня, он отправился в указанном ему направлении.
        Пройдя по узким улицам богатых районов, Кормик вышел практически в другой конец города. Как раз здесь располагались конюшни. Юноша не искал какой-то конкретной, отчего зашел в первую, попавшуюся у него на пути.
        - Есть здесь кто? - крикнул он с порога.
        Среди сотен стойл появился крепкий мужчина.
        - Чего тебе? - оставшись стоять на месте, крикнул он.
        - У меня есть хороший конь! С мягким характером! Приучен к езде! Быстрый, а главное выносливый! Хочу продать! - едва не охрипнув, ответил юноша.
        До конюха было далеко, поэтому Джеймс боялся, что тот не услышит его слов, заглушенных шумом животных.
        - Подожди, сейчас хозяина позову!
        Хозяин не заставил себя долго ждать. Здоровенный, метра под два, широкоплечий, с выдающимися скулами. Этот человек производил впечатление. Подойдя к юноше, он сразу обратил внимание на животное.
        - Не боишься перехвалить своего скакуна? - осматривая коня, спросил он.
        Видимо, работник передал нанимателю слова юноши.
        - Нет, чего бояться, если оно так и есть, - пожал тот плечами.
        Закончив осмотр коня, мужик довольно легко на него запрыгнул. Погарцевав на нем, пустил того легкой рысью. Вернувшись к Кормику через минуту, хозяин дал оценку товару:
        - Плачу восемь серебряных. Конь действительно стоит этих денег.
        Джеймс знал расценки на скакунов лишь приблизительно. У него никогда не было таких денег, чтобы их себе позволить. Ориентировался юноша только на свои будущие потребности. Цена, назначенная за коня, его вполне устраивала. Ему хватит этих денег, чтобы найти Говарда. О том, что будет потом, Кормик пока не думал.
        - По рукам, - скрепив сделку рукопожатием, продавец тут же получил свои деньги.
        Попрощавшись с хозяином, юноша покинул конюшню. Оставалось сделать еще несколько незаконченных дел.
        Узнав, где находится торговая площадь, Джеймс направился туда. Ему не нужно было ничего покупать, он шел туда совсем с другой целью. Путнику необходимо было найти Говарда. В этом ему должны были поспособствовать мелкие воришки, являющиеся глазами и ушами любого города.
        Побродив по рынку, юноша смог найти того, кого искал. Мелкий пацаненок, лет десяти, вполне подходил на выполнение такого задания. Сейчас он обшаривал карманы зазевавшегося прохожего. Подождав, пока воришка сделает свое дело, Кормик поймал его за руку.
        - Предлагаю отойти поговорить, - тихо произнес он.
        Начинающий демонолог не собирался лишать пацаненка законной добычи, оттого старался говорить шепотом.
        - Думаю, вон тот переулок нам сгодится.
        Выбрав узкий проулок между домами, Джеймс потащил туда сопротивляющегося воришку.
        - Отпусти, козел! Ты хоть представляешь, что я с тобой сделаю! - придя в себя, начал кричать мальчишка.
        Люди обращали на них внимание, но помочь упирающемуся ребенку никто не спешил, считая его пойманным воришкой. Если такие попадались на деле, то сдача их стражникам была для них наилучшим исходом. Чаще воришек просто избивали до потери сознания.
        - Хватит брыкаться, - поморщился Кормик, когда малец дернулся, вырываясь из раненой руки. - Еще раз рыпнешься, я тебе ноги переломаю! Ты меня понял?
        Юный воришка сразу успокоился, уяснив по взгляду демонолога, что тот не шутит. Понурив плечи, мальчишка покорно пошел за ним следом, отдавшись на суд Джеймса.
        Кормик отпустил мальчишку, едва они вошли в проулок.
        - Мне плевать, кого ты обворовываешь. Я здесь не за этим, - собравшийся сопротивляться до последнего мальчишка удивленно посмотрел на поймавшего его парня. - Ты мне нужен для поиска кое-кого. Заплачу хорошо, в накладе не останешься.
        - Сколько? - не мешкая, включил деловую хватку воришка.
        - Много ты за день зарабатываешь своим ремеслом? - вопросом на вопрос ответил начинающий демонолог.
        - Ну, когда как. Иногда по десять-пятнадцать медных. Бывает больше.
        По своему опыту Кормик знал, эта цифра была значительно ниже. Ко всему прочему, всегда оставалась вероятность быть пойманным, поэтому если одна-две кражи в день удавались, ими дело и ограничивалось. Не принято было в их среде испытывать терпение госпожи фортуны. Причем с этих краж половину требовалось отдать старшим. Чаше всего ими были члены банды, ночью заведующие этим районом. Они разрешали мальцам промышлять на их территории за определенные проценты.
        - Врать не надо. Максимум десятку в день. Из которой половину ты отдаешь за право здесь работать, - голосом, не терпящим возражений, подвел итог Джеймс. - Короче, не будем тянуть кота за хвост. Мне нужно найти одного человека, прибывшего в город меньше месяца назад. Длинный, тощий, светлые волосы, острый нос. Зовут Говард. Возможно, с ним будет напарник Дэвид. Это я так, к сведению, мне нужен лишь первый. Он при деньгах, больших деньгах. Поэтому обязательно должен был засветиться. Особых примет не имеет. Бывший грабитель, любит работать ножом. Как думаешь, сможешь такого найти?
        - Глядя, сколько ты мне заплатишь, - прищурившись, искоса посмотрел на него малец.
        - Даю в качестве задатка серебряный. Если сможешь его найти, получишь еще два.
        Сумма была большой. Таких денег малец никогда не зарабатывал. Реакция воришки была вполне предсказуемой. Он протянул руку:
        - Монеты вперед.
        Джеймс без колебаний положил в его ладошку серебряный.
        - Дня через два я смогу для тебя его найти.
        - Я никуда не тороплюсь.
        - Хорошо. Как мне с тобой связаться?
        - Знаешь, где находится «Одинокий путник»?
        - Да, через две улицы вниз, потом направо. Он почти в центре города, - на счастье Кормика, мальчишка сам рассказал, куда тому следует идти.
        - Я остановлюсь там, спросишь Джеймса Кормика.
        - Ладно. Через два дня я буду там, - сказал воришка на прощание, растворившись в толпе людей на рыночной площади.
        Джеймс хлопнул себя по лбу. Он еще хотел у него спросить, где здесь можно было подлечиться. Его рана загноилась, доставляя юноше ощутимые неудобства.
        «Ну да ничего, это можно выяснить позже», - подумал Кормик, двинувшись по указанному ему пути к заведению.
        Мальчишка ошибся. Повернуть нужно было не направо, а налево. Поблуждав какое-то время, Джеймс смог найти нужный ему постоялый двор. Вопреки обыкновению, снаружи он был довольно чист и опрятен. Изнутри тоже никаких пьяных криков не доносилось.
        Войдя в заведение, Кормик несказанно удивился. На первом этаже отсутствовали какие-либо следы столов. Была только стойка, со скучающим за ней работником. Вопреки обыкновению, «Одинокий путник» не совмещал в себе трактир с постоялым двором.
        - Здравствуйте! - сразу приободрился мужчина, увидев постояльца. - Желаете снять комнату?
        - Да, - машинально ответил Джеймс. После, сообразив, зачем он сюда пришел, добавил. - Правда, чуть позже. У меня назначена встреча с человеком по имени Лайнал. Как мне его найти?
        - Минуточку, сейчас посмотрим, - не расстроился отказом постояльца служащий.
        Видимо, это место часто использовалось вот для таких встреч.
        «Вообще-то нужно снять комнату, воришке я сказал искать меня именно здесь», - запоздало подумал Джеймс.
        Он был вялым, плохо соображал. Постоянная слабость и рассеянность стали для него нормой. Это заражение от укуса демона на него так действовало.
        «Нужно подлечиться, чем быстрее, тем лучше», - уже который раз за день посетила его данная мысль.
        - Так. Вам нужна комната номер семь. Но сейчас его здесь нет. Он буквально перед вами вышел.
        - Хорошо. Тогда я хочу снять у вас комнату. Пока на три дня.
        - Так. Свободные девятая и семнадцатая. Вам какую?
        - Давайте девятую, - юноша решил взять комнату поближе к друиду.
        - Как вас записать?
        - Джеймс Кормик.
        - Хорошо. Джеймс Кормик, комната номер девять на три дня. Все правильно? - получив утвердительный кивок, служащий продолжил. - Итого с вас двенадцать монет.
        Цена была грабительской. Возможно, расценки в столице были больше, нежели в других местах. Джеймсу было лень спорить или выяснять цены по городу. Он просто отдал серебряный работнику. Тот отсчитал ему остатки сдачи, выстроив монеты стопочками перед постояльцем, положив рядом с ними ключ от комнаты.
        - Подскажите, где здесь можно найти лекаря? - у Джеймса перед глазами начинало все расплываться.
        - Вам плохо? - сочувствующе уточнил служащий.
        - Да. У меня заражение, поэтому помощь была бы кстати.
        - Могу предложить вызвать вам его прямо на дом. Это будет стоить чуть дороже, зато вам никуда не придется идти.
        - Буду вам признателен.
        Забрав сдачу и ключ, Джеймс оставил несколько монет в качестве благодарности. Поднявшись по крутой лестнице на второй этаж, он нашел свою комнату. Внутри спальня ничем не отличалась от прочих. Разве тем, что в этой стоял умывальник с тазиком воды. А так все те же кровать с тумбой. Большего для сна не требовалось.
        Бросив деньги, полученные от работника, на тумбу, Кормик, раздевшись по пояс, лег на кровать в ожидании врача. Его голова кружилась, в глазах двоилось. Сознание вот-вот готово было покинуть его. Юноша боролся с навалившейся на него напастью как мог, не давая себе отключиться.
        Наконец появился мужчина с ровной бородкой, от которого пахло травами и настойками.
        - Да у вас жар! - приложив руку к его лбу, тут же определил гость. - Давно получена рана? - заметив гноящееся место укуса, без лишних разговоров спросил он.
        - Три дня назад, - еле слышно прошептал Кормик, не в силах открыть рот.
        - Понятно.
        Достав ножик, гость начал вскрывать его рану, срезая образовавшуюся на ней корку. Юноша хотел закричать, но смог издать лишь стон. Открыв рану, лекарь промыл ее пахучей жидкостью, в которой юноша смог различить лишь запах спирта. Плечо защипало. Сознание, благодаря боли, немного прояснилось. Теперь Джеймс наблюдал за манипуляциями человека. Гость, помяв какие-то травы до выделения сока, приложил их к ране, обмотав тряпкой.
        - Вы меня слышите? - обратился он к пациенту.
        - Да, - уже увереннее ответил юноша.
        - Это хорошо. Не запускайте себя так больше. Эту ночь вы бы не пережили. Я обработал вашу болячку. Сок трав должен противостоять продолжению нагноения. Снимите их завтра. На столе оставляю вам пузырек с настойкой. Промывать ею рану два раза в день, утром и вечером. Не давать попадать в нее грязи. Большего от вас не требуется. Все ясно?
        - Угу, - кивнул Джеймс.
        Постоялец продолжал стоять, выжидательно глядя на пациента.
        - Ах да, извините. Там на тумбе лежат монеты. Возьмите сами сколько нужно.
        Кивнув, лекарь подошел к тумбе. Отсчитав причитающиеся ему деньги, он, не прощаясь, покинул комнату. Кормик, проводив его взглядом, устроился поудобнее на кровати. Мгновение спустя он уже сладко спал.
        Разбудил его Лайнал, неизвестно каким образом оказавшийся в комнате юноши.
        - Джеймс, мой мальчик! Как я рад тебя видеть! - обнял его старик. - Я думал, тебя смертельно ранили!
        - Так и было. Кстати, Лайнал, как вы оказались в моей комнате?
        - Давай уже переходить на ты. Мы ведь столько вместе пережили, - настроение у друида явно было на высоте. - Дверь была не заперта, поэтому я без проблем вошел к тебе. Когда мне сообщили, кто меня спрашивал, я подумал, это шутка. Не верю своим глазам, ты цел и невредим.
        Маг осмотрел хозяина комнаты со всех сторон, пару раз посмотрев на его живот, там, где раньше была рана.
        - Я теперь от тебя не отстану, пока не расскажешь, как ты провернул этот фокус.
        - Только после одной вещи, - улыбнулся Кормик. - У тебя еще осталась та жидкость, с помощью которой вы определяете магов?
        - Да, лежит у меня в комнате. Зачем она тебе? - удивился друид. - Ты нашел будущего мага, наделенного даром? - загорелся старик.
        - Лучше. Гораздо лучше, - таинственно улыбнулся юноша, привстав с кровати. - Неси ее сюда, сам все увидишь.
        - Жди здесь, я сейчас, - практически бегом вылетел от него Лайнал.
        Самочувствие юноши стало значительно лучше. Рану еле заметно подергивало, травы делали свое дело. Получалось, Джеймс проспал всего ничего, но даже этого ему хватило для восстановления сил. Теперь он мог если не бегать, то ходить точно, не опасаясь упасть на ровном месте от внезапно нахлынувшей слабости.
        Появился маг, принесший пузырек.
        - Держи, - протянул он его юноше.
        Взяв его, Кормик не смог сдержать победоносной улыбки. Вода оставалась розовой. Положив пузырек перед собой, юноша дождался, когда жидкость станет прозрачной. Снова взяв ее в руки, Джеймс с чувством превосходства наблюдал, как вода вновь меняет цвет на розовый.
        - Но как? Разве такое возможно? - ошарашенный друид сел на край кровати. - Это средство еще никогда не давало сбоя.
        - Оно и в этот раз показало все правильно. Я раньше не обладал никаким потенциалом. До встречи с теми разбойниками. Теперь у меня дар демонолога.
        Джеймсу было смешно наблюдать за вытягивающейся физиономией друида. Побоявшись за рассудок Лайнала, юноша решил все ему подробно рассказать.
        - Начну с самого начала. Около месяца назад я с приятелями решил ограбить…
        * * *
        Джеймс рассказал Лайналу все: о разбойниках, перче, Проводнике, Тае, неудавшемся вызове демона. Юноша ошибался, раньше думая, будто удивил друида. Вот теперь маг был по-настоящему удивлен, у него едва челюсть не отваливалась.
        - Никогда ничего подобного не слышал, - наконец пришел он в себя. - Почему ты мне все это решил рассказать?
        - Больше некому. К тому же, я надеюсь, вы возьметесь меня учить, - заметив, как друид пытается возразить, Кормик поспешил продолжить. - Больше пойти мне не к кому. Сам я без знаний точно не справлюсь. Наглядным примером мне послужила эта рана, - он указал на перевязанное плечо.
        - Я по части демонов имею лишь отдаленные сведения, - постарался переубедить мальчишку старик.
        - У меня их нет вообще. К тому же общие принципы магии, о которых вы говорили во время путешествия, они ведь действуют на всех. Медитация, концентрация и прочее.
        - Ладно-ладно. Уговорил. Попробуем. Ты мне вот лучше о чем расскажи, этот Проводник к тебе больше не являлся?
        - Нет. С тех пор я его не видел.
        - Понятно. Судя по твоему рассказу, перчатка, надетая на твою руку, является чем-то вроде артефакта, наделенного своей собственной магической силой. Утверждать не берусь, но, возможно, с помощью нее тебе удастся связаться с тенью. Только над этим еще надо подумать.
        - Замечательно. Видишь, ты уже мне начал помогать.
        - Что ты думаешь по поводу своих обретенных способностей?
        - Вы про вызов демона?
        - Да, - друид расхаживал по комнате, сцепив руки за спиной.
        - Скорее всего, это побочный эффект от заимствования жизненных сил Тая.
        - Я думаю, ты ошибаешься. Возможно, перча была создана специально для поглощения магической энергии. А восполнение жизненных сил как раз является побочным эффектом.
        Теперь настал черед удивляться Джеймсу. Слова друида казались вполне логичными. Сам Кормик об этом не задумывался. Если это действительно так и Паук был создан для похищения магической энергии, а не жизненной, тогда можно было объяснить его перемещение в прошлое. Перчатка начала действовать на всю мощь, передавая магические знания мертвеца своему владельцу, в понятной для него форме.
        «Бред. Не может она быть настолько сильной. Это я себе навыдумывал», - попытался вернуть себя к реальности юноша.
        - Мне доводилось читать в древних рукописях о подобных вещах. Вот только даже те, кто описывал их, не встречали подобные артефакты. Все это передавалось в виде слухов, от одного другому, - продолжал лекцию старик. - Сам я в это не верил. Впрочем, даже сейчас не до конца доверяю своим выводам. Нужно будет проверить догадку экспериментальным путем.
        - Каким образом?
        - Узнаешь, когда придет время. Пока не забивай себе голову.
        - Хорошо. Чем мне теперь заняться?
        - Ты точно решил мстить своему бывшему дружку? - пронзительным взглядом посмотрел на него маг.
        - Да. Я не хочу оставлять его безнаказанным.
        - Замечательно. Тогда сегодня отсыпайся, набирайся сил. Завтра нам с тобой предстоит еще раз провести ритуал вызова низшего демона.
        - Я не хочу! - ужаснулся Джеймс, вспомнив свой опыт с Михаилом. - Он опять на меня нападет!
        - Запомни, в магии главное голова. Ты же сам мне дал ответ, как решить эту проблему. Подумай.
        Кормик вспоминал все, о чем говорил сейчас с друидом. Прогоняя в голове весь разговор от начала до конца, он, как ни напрягался, вспомнить ничего подобного не мог.
        - Я не понимаю, о чем ты.
        - Вспомни слова учителя Тая. Энергия, затрачиваемая для вызова и удержания демона, пропорциональна телу его вселения. Чем меньше сосуд для духа, тем меньше тебе нужно затрачивать усилий на его сдерживание.
        - Неужели вы заставите меня призвать низшего в тело ребенка? - испугался собственных предположений юноша.
        - Опять ты ко мне на вы. Ну да ладно, обращайся, как тебе будет удобнее. По поводу ребенка, это крайний вариант. У меня давно есть пара задумок, которые мне интересно опробовать, да все никак сговорчивый демонолог не попадался. Сам напросился ко мне в ученики, теперь держись, по семь шкур с тебя спускать буду, от экспериментов тошнить начнет, - по тону друида Джеймс понял, тот так шутит.
        - Может пока с вызовом повременить? До тех пор, пока я не улажу с Говардом все свои дела, - сделал последнюю попытку выкрутиться юноша. Он ужасно боялся повторения недавнего случая.
        - Нет, все сделаем завтра. Согласись, с помощником, тем более таким, тебе будет легче прищучить этого парня.
        - Как бы этот помощник со мною быстрее не расправился, - пробубнил Кормик.
        - Смотри сам, мое дело предложить, если не хочешь учиться - до свидания! Тогда я завтра поеду дальше, - друиду надоело упрашивать парня, поэтому он развернулся, собираясь покинуть комнату.
        - Завтра так завтра. Я к вам с утра зайду, - юноша поспешил его остановить.
        На том они и расстались. Джеймс, одевшись, спустился вниз. Увидев старого знакомого за стойкой, он подошел к нему.
        - Будьте добры, подскажите хорошее заведение, где можно сытно пообедать.
        - Прямо напротив нас стоит «Сытый кабан». Из алкоголя ничего, кроме вина, не продают. Еда отменная. Публика собирается достойная, - начал тот расхваливать заведение.
        «Явно прибыль имеет, направил посетителя, получил монету», - слушая хвальбы «Кабану», подумал Кормик.
        - Спасибо. Я туда обязательно загляну, - поблагодарив его, юноша вышел на улицу.
        Собирающиеся тучи не предвещали ничего хорошего. Под ливнем завтра никуда идти не хотелось. Джеймс надеялся, дождь, который должен скоро начаться, закончится до утра.
        Взглянув на здание напротив, Кормик увидел вывеску. На ней была изображена лежащая на боку свинья. Видимо, так художник представлял себе сытого кабана. Впрочем, это юношу сейчас мало интересовало. Будь там изображена макака, его бы это не остановило от посещения расхваленного заведения.
        После лечения с последующим длительным разговором аппетит разыгрался не на шутку. Заведение действительно оказалось приличным. Нигде не было видно ни одного пьяного или подвыпившего человека. В зале запрещали курить. Расхаживающий между столами скрипач лишь добавлял своей музыкой уют этой атмосфере.
        - Желаете отобедать? - бархатным голоском спросило прекрасное создание, встретившее его в дверях.
        - Думал. Да, хотел… хочу, - сбивчиво проговорил Джеймс, путаясь в словах и мыслях.
        От красавицы исходил божественный аромат духов, дурманящих голову. Кормик невольно покраснел, ему стало невыносимо жарко здесь находиться.
        - Тогда прошу за мной, - призывно махнув ему рукой, словно парящее облако, она грациозно двинулась между столиков.
        Приведя его к свободному месту, девушка поинтересовалась:
        - Чего желаете?
        Присевший юноша был ей настолько очарован, что абсолютно ничего вокруг не воспринимал. Поняв это, красотка улыбнулась. Она хорошо знала, как действует на мужчин.
        - Могу предложить наше фирменное блюдо. Рыба, запеченная с овощами. Будете заказывать?
        Юный демонолог кивнул, не в силах разлепить пересохшие губы.
        - С едой определились. Пить что будете? Есть вода, чай, компот, вино.
        - Чай, пожалуйста, - смог севшим от волнения голосом произнести посетитель.
        - Хорошо. Подождите несколько минут, скоро ваш заказ будет готов, - девушка упорхнула на кухню.
        Наваждение спало, едва работница покинула его. Джеймс вздохнул полной грудью, кажется, в присутствии этого ангельского создания он совсем забывал дышать. Посмотрев вокруг, Кормик отметил, остальные девушки, обслуживающие столики, были как на подбор. От них невозможно было оторвать взгляд.
        «Хозяин заманивает посетителей к себе, используя их красоту», - отметил Кормик, наблюдая за мужской половиной, провожающей работниц плотоядными взглядами.
        Среди женской половины посетительниц было мало, да и тех привели сюда мужья. Вон как жены на них презрительно смотрят.
        Скоро должны были принести его заказ. Юноша пытался вспомнить, что он заказывал. Кроме чая ничего вспомнить не удалось. Блюдо, предложенное ему девушкой, Джеймс благополучно пропустил мимо ушей.
        - Вот ваш заказ, - минуты через три вернулась девушка, обслуживающая его.
        Поставив поднос с горшочком, в котором была запеченная с овощами рыба, работница, пожелав ему приятного аппетита, удалилась.
        После Джеймс ни на что не обращал внимания. Рыба была превосходной. Он, обжигаясь, хватал куски один за другим, пока тара не опустела. Придя в себя, Кормик заметил чай, стоящий на его столе. Запив ароматным напитком плотную пищу, юноша готов был покинуть заведение.
        Не зная, к кому обращаться с оплатой, он подозвал к себе одну из проходящих мимо девушек.
        - Извините, кому мне оплатить мой обед? - поинтересовался он у нее.
        - Секунду, - пролепетала она мелодичным голоском, скрывшись на кухне.
        Вскоре к нему подошла обслуживающая его до этого работница.
        - С вас девятнадцать монет, - с ангельским видом назвала она заоблачную для обеда сумму.
        Вступать в споры с ней у Джеймса язык не повернулся. Он безропотно отсчитал названную сумму. Ему понравилось это заведение, царящая в нем атмосфера. Еда была под стать. Жалеть о потраченных монетах было глупо.
        - Спасибо! Заходите еще!
        - Непременно, - улыбнулся вновь покрасневший юноша.
        К себе в комнату Кормик вернулся сытым и довольным. На душе было легко, а в голове легкий дурман. Ничего не хотелось делать. Мысли вертелись вокруг повстречавшейся ему красотки. Улегшись на кровать, юноша закрыл глаза, провалившись в сладостную дрему.
        * * *
        - Джеймс, черт тебя подери, вставай! - разбудили его настойчивые стуки в дверь, перемежающиеся руганью Лайнала.
        - Иду-иду! - вставая с кровати, прокричал юноша.
        Как только он открыл дверь, в его комнату, словно торнадо, влетел друид.
        - Кто обещал зайти ко мне с утра пораньше? - накинулся он на ученика. - Я тебя уже устал ждать. Пришлось самому подниматься. Ты, оказывается, даже не проснулся еще.
        - Извини, я даже не заметил вчера, как уснул.
        - Ладно, на первый раз прощаю, - смилостивился друид, - спишем на лечение раны. Наверное, оно на тебя так подействовало.
        - Блин, - хлопнул ученик себя по голове. - Лекарь велел ее обрабатывать перед сном. Вчера из головы совсем выпало.
        - Займись ею сейчас, - растягиваясь на его постели, предложил старик. - Я пока поваляюсь, раз ты еще не собрался.
        - Куда мы направляемся? - освобождая рану от повязок, спросил Кормик.
        - За город. Походим по деревням, поищем больных животных, предпочтительно собак.
        - Зачем они нам? - изумился Джеймс. - Деньги есть, можно нормально сходить позавтракать, нежели собачатиной питаться.
        - Все шутишь, - предположил маг, но, посмотрев на юношу, понял, тот говорил вполне серьезно. - Вот ты вроде умный малый, а иногда простых вещей понять не можешь. Мы с тобой вчера об этом говорили. Для вселения низшего тебе необходимо тело поменьше.
        - То есть ты хочешь, чтобы я вселил его в пса? - от такого открытия Джеймс даже забыл о ране, которую начал протирать настойкой, оставленной лекарем. - Разве так можно?
        - Без понятия, - во все тридцать два зуба улыбнулся маг. - Это одна из вещей, которые мне давно хотелось проверить.
        - Есть еще и другие? - не на шутку испугался Джеймс своего будущего.
        - Да, много. Но сегодня проверим еще одну. Я вот вчера о чем подумал, - старик принял сидячее положение. - Проводник говорил тебе, будто лишь часть жизненных сил передается тебе, остальные они забирают.
        - Угу, - закончив с укусом, юноша снова обмотал его чистой тряпкой.
        - Так вот, если моя теория верна, по поводу истинного назначения перчи, тогда с магической энергией происходит то же самое. Поэтому Тай мог контролировать нескольких демонов, а тебе не удается справиться даже с одним. Тогда под эти рассуждения вполне подходит появившийся в тебе потенциал.
        - Вполне возможно, - без особого энтузиазма ответил Джеймс. - Все, я готов, - закончив с раной, объявил он.
        - Тогда в путь. Нам предстоит интересный, полный приключений и открытий день, - похлопав его одобрительно по плечу, высокопарным голосом объявил друид.
        Они спустились вниз. Возле «Одинокого путника» их поджидали два коня.
        - Ты довольно предусмотрителен, - отметил Джеймс.
        - По-другому в нашем ремесле быть не может.
        Они поскакали загород. По пути было множество разговоров. Кормик хотел как можно больше всего узнать, друид отмалчивался, переводя темы в другое русло. Когда это случилось в очередной раз, юноша, не выдержав, прямо спросил:
        - Почему ты мне не хочешь ничего рассказывать, постоянно увиливая от ответов на мои вопросы о магии?
        Лайнал ненадолго замолчал. Затем, тщательно подбирая каждое слово, попытался ответить своему ученику.
        - Понимаешь, в чем дело. Я еще не до конца разобрался в твоем потенциале и возможностях этой странной перчатки. Пока я просто боюсь дать тебе лишние знания, которые могут тебе навредить. Предлагаю сначала разобраться с тем заклинанием, которое ты уже знаешь. Если сегодня у нас все получится, тогда следующим пунктом будет установление связи с Проводником.
        - Это как? - от удивления привстал в седле начинающий демонолог. - Тоже будем чертить рисунки?
        - Нет, я думаю, его будет уместнее попробовать вызвать, войдя в транс. Нет никаких гарантий, что он откликнется, но ничего лучшего мне сейчас в голову не приходит.
        - Ладно, демон, Проводник. Что дальше? - с нетерпением спросил юноша.
        - Еще не знаю. Если твоя тень снова появится, то ты сам с ней сможешь обстоятельно побеседовать. Тогда для нас сами собой разрешатся многие вопросы о происхождении твоей силы. Уже от этих знаний мы в дальнейшем будем отталкиваться.
        - Ясно, - печально вздохнул Джеймс.
        - Не переживай, магия не любит нетерпеливых.
        Дальше разговор не шел. Через несколько часов они достигли ближайшей от столицы деревни. Найдя старосту, Лайнал задал ему вопрос, ради которого они сюда ехали:
        - Я друид, путешествую по свету. Хочу приобрести себе в спутники собаку. Не подскажете, нет ли здесь у кого старого, дряхлого пса, который уже не может толком выполнять свои обязанности. Я хорошо за него заплачу.
        - Я вам своего могу продать. Он еще не совсем стар, но рассудок у него уже начал мутиться. То на своих лает, то на чужих совсем внимания не обращает, - проговорил дряхлый дедок.
        - Он нам вполне подойдет. Ведите его сюда, - решил за Джеймса Лайнал.
        Ученик возражать не стал, доверившись своему наставнику.
        - Вот он! Кличка Рыжик, - приведя пса, поспешил назвать его новым хозяевам староста.
        Дворняга была крупной, в холке доставая Джеймсу до пояса, с вытянутой коричневой мордой. Спинной окрас был черным, шерсть на ногах имела тот же цвет, что и морда. Кормик попытался найти хоть одно рыжее пятнышко, но его старания не увенчались успехом. Видимо, похожий вопрос занимал друида.
        - Почему именно Рыжик? Я у него нигде не вижу рыжей шерсти.
        - Ее там нет. Я его так в честь предыдущей собаки назвал. У меня этих Рыжиков уже штук пять было.
        - Теперь ясно, - Лайнал усмехнулся столь интересной манере назвать собаку. - Сколько я вам должен?
        - Пары монет будет вполне достаточно, - не стал жадничать старейшина.
        - Джеймс, не стой столбом, заплати.
        От такой наглости парень опешил. Стараясь не показывать своего негодования, он отдал монеты дедку. Лайнал, взяв пса за поводок, в качестве которого служила толстая веревка, двинулся в обратный путь.
        - В следующий раз предупреждай, когда решишь воспользоваться моими сбережениями, - догнав учителя, высказал тому юноша.
        - Непременно. Только в этот раз ты оплачивал свою покупку, а не мою. Поэтому твои претензии ко мне не обоснованы, - совершенно спокойно осадил начинающего демонолога Лайнал.
        - Куда мы идем теперь? - сменил тему разговора ученик.
        - Недалеко. Главное выйти из деревни. Дальше, как найдем подходящее место, сразу остановимся. Ты сегодня еще должен провести ритуал, не забыл?
        - Нет.
        - Хорошо. Тогда больше не задавай глупых вопросов. Кстати, ты хотел начать поскорее обучение. Я как раз вспомнил одну деталь, тебе будет интересно послушать. Помнишь, ты говорил мне, у тебя неожиданно появилось чувство пустоты, обреченности, навалилась депрессия?
        - Было такое, - не стал отрицать юноша.
        - Как ты теперь себя чувствуешь?
        - Вроде нормально, - прислушавшись к своим ощущениям, ответил Джеймс.
        - Это пока. Если не призовешь себе в подчинение демона, через несколько дней все повторится. Это одна из особенностей демонологов. Данное явление можно описать как симбиоз. Демоны сами по себе не могут проникать в наш мир, для этого им нужны маги. Демонологи, их призывающие, не могут обходиться долгое время хотя бы без одного слуги. Маги начинают чувствовать невыносимую тяжесть, словно потеряли важную часть себя, без которой они не могут ощущать себя полноценными. Лишь призвав себе в подчинение демона, они успокаиваются, восстанавливая таким образом душевное равновесие.
        - Тогда почему у меня это прошло? Низший мне не подчинился.
        - Тебе его удалось призвать. Даже этого факта тебе хватило, чтобы это состояние у тебя пропало на некоторое время.
        Джеймс постарался еще раз прислушаться к своим чувствам. Нет, никакой депрессии в помине не было. Юноше было трудно поверить в то, что теперь его душевный покой будет зависеть от того, находится ли хоть один демон в его подчинении.
        - Думаю, это место нам вполне подойдет, - остановился на поляне Лайнал. - Я пока посижу с Рыжиком, а ты тем временем подготовь место для вызова.
        - Тут всюду заросли травы. Мне не будет видно рисунка.
        - Никто тебе не мешает расчистить место под ритуал. Или ты всегда собираешься ходить по кладбищам? Просто повыдирай траву. Тебе не нужно много места, думаю, полуметрового круга будет достаточно. Пес все же меньше человека. Поблагодари его за облегчение тебе работы.
        - Ну спасибо. Если бы не он, вообще не пришлось бы этого делать, - недовольно пробурчал Джеймс, очищая от травы место для будущего вызова.
        - Если не он, то другой. Практика превыше всего.
        Кормику понадобилось минут десять, чтобы расчистить место под ритуал. Юноша к тому времени уже весь взмок, но останавливаться он не собирался:
        - Лайнал, я не хочу прирезать пса. Сделаешь это за меня? - достав свой клинок, обратился он к старику.
        - Ладно, но это первый и последний раз. Ты теперь демонолог, тебе необходимо научиться привыкать к таким вещам.
        Произнеся заклинание, друид ткнул пальцем в собаку. Уже знакомая магия в виде острого тонкого древка пробила псу голову. Рыжик не успел издать ни звука, когда все было кончено. Джеймс оттащил тело в центр расчищенной поляны. Дальше последовало нанесение на землю кругов с надписями. Когда все было завершено, Кормик обратился к друиду:
        - Я начинаю?
        - Подожди, - подошел к нему старик. - Помнишь, я тебе говорил о второй вещи, которую хотел проверить?
        - Да, припоминаю подобное.
        - Так вот. Сейчас мы проведем еще один эксперимент. Ты понимаешь значение символов, которые вписал в круг?
        - Нет. Думаю, это буквы, но их значения я не знаю.
        - Правильно, но не совсем. Это символы языка демонов. Каждый из них обозначает не букву, а целое слово. Я какое-то время пытался изучать его. Больших успехов мне достигнуть не удалось, но кое-какие из написанных здесь слов я могу прочесть. Как, например, это, - ткнув в один из знаков, произнес маг. - Ближайший по смыслу перевод - первый попавшийся. Так же здесь могу прочесть еще два слова: демон и врата. Оставшиеся три я расшифровать не могу.
        - Вы хотите написать свои? - удивился Джеймс. - Разве тогда это не будет совсем другое заклинание?
        - Будет. Только хочу тебя утешить, я не собираюсь этого делать. У меня нет таких знаний и подготовки. К тому же неизвестно, к чему это может привести. Я просто-напросто хочу заменить один из символов, который я трактовал тебе как первый попавшийся, на другой.
        Стерев один из знаков, маг нарисовал на его месте свой. От предыдущего, по мнению Джеймса, этот отличался всего лишь парой иных витков. Они все казались Кормику похожими друг на друга.
        - Каково значение вашего? - проявил любопытство демонолог.
        - В предыдущем случае, открывая врата, ты призывал первого попавшегося низшего духа. А их на месте открытия портала может быть хоть десять, хоть сотня. Значение моего знака - сильнейший. По идее, он должен ставить ограничение на проход в этот мир. Если рядом с ним оказались несколько душ низших, то они не смогут через него пройти, пока в живых не останется одна-единственная. Лишь тогда победитель, сильнейший среди тех, кто оказался рядом, может пройти сквозь нее.
        - Классно придумано! - восхитился Джеймс. - А как это отразится здесь? Тело человека или пса, как в моем случае, станет сильнее?
        - Не знаю, - с таинственной улыбкой посмотрел на него друид. - Именно это тебе предстоит выяснить.
        Юноше самому стало интересно посмотреть на результат внесенного изменения. Он, забыв о терзающем его до этого страхе, начал произносить заклинание. Разрезав себе еще не успевшую зажить ладонь, юноша капнул своей крови, закончив произносить заученные фразы.
        Эффект призыва проявился сразу, только теперь он выглядел немного иначе. Труп пса подняло с земли. Он, зависнув в воздухе, начал изменяться. По телу прошли судороги, его словно скрутило. Оно стало бугриться, приобретая прямо на глазах изумленных людей ужасающую мышечную массу. Теперь под шерстью у пса бугрились валуны мышц.
        Дворняга стала походить на помесь волка с медведем. Здоровенная махина, килограммов под семьдесят. Теперь мордой она доставала Джеймсу до груди. Черная шерсть заполонила собой все тело, не оставив намека на коричневый окрас. Морда изменившегося пса наводила истинный ужас. Два, размером с указательный палец, клыка, торчавшие из оскаленной пасти, набитой резцами поменьше, могли перекусить человека, словно сухую ветку.
        Метаморфозы, происходившие с Рыжиком, закончились. Сила, поднявшая его в воздух, медленно опустила тело на землю. Пес поднялся на лапы, каждая из которых в обхвате теперь ничем не уступала ноге человека.
        Это был уже не Рыжик. Внутри него сидел низший, Джеймс это чувствовал. Он ощутил, как установилась связь между ним и демоном, который сейчас заимствовал силу у Кормика для заживления раны, нанесенной друидом.
        Это было нечто. Восхищение, которое сейчас испытывал юноша, невозможно было передать никакими словами. Правильно говорил друид, его ученик словно обрел недостающую часть себя. Блаженство и эйфория накрыли Джеймса с головой.
        - По твоему виду вижу, демон подчинился. Связь между вами установилась, - спустил юношу с небес на землю друид.
        - Да, учитель, - теперь Джеймс с полным правом мог к нему так обращаться, сегодня состоялся их первый совместный урок.
        - Хорошо. Попрактикуйся в командах.
        - Сидеть, - произнес первое пришедшее в голову Джеймс.
        Демон незамедлительно подчинился.
        «Встать», - помня опыт Тая, мысленно скомандовал своему слуге Кормик.
        Пес беспрекословно выполнил слышимую лишь ему команду.
        - Замечательно. Теперь ты, с полным правом на это, можешь называться демонологом, - обрадовал своего ученика старик. - Как назовешь его?
        - Кого? - не сразу понял Кормик.
        - Своего демона. Разве не понятно? На людях ты к нему должен будешь обращаться, вслух отдавая приказы. Тебе, я полагаю, лучше скрывать свою принадлежность к данному виду магии. Могут не так понять.
        - Да-да, конечно. Лучше, если никто об этом не узнает, - согласился юноша.
        - Тогда ты должен придумать кличку ему, с помощью которой при свидетелях станешь к нему обращаться.
        - Мне Рыжик нравилась, - озадачено проговорил Джеймс.
        - Тогда пусть будет Рыжиком. Никто тебе его так назвать не запрещает. Давай, выводи его, нам пора возвращаться.
        - Зачем так быстро? Можно я пока поупражняюсь с ним? - попробовал отговорить юноша учителя от скорого возвращения.
        - Поучишься в дороге. Если выедем сейчас, вернемся в столицу к вечеру. У тебя сегодня назначена одна встреча, не забыл?
        - Точно, - за вызовом Кормик совсем запамятовал о воришке, который должен прийти сегодня к нему со сведениями о Говарде. - Я готов. Нужно выехать как можно скорее.
        Они отправились в путь. Джеймс никак не мог налюбоваться на своего слугу. Сильный, выносливый. Будь он у него раньше, многих неприятностей, произошедших с ним, можно было избежать. По пути демонолог тренировался отдавать команд низшему, наблюдая за его реакцией, подмечая малейшие детали его поведения.
        - Есть какая-нибудь слабость? - когда они достигли столицы, спросил его друид.
        - Нет. Превосходно себя чувствую, - ответил удивленный таким вопросом Кормик.
        - Значит все хорошо. Связь у вас крепкая, в этом я убедился, когда ты тренировал демона. Состояние у тебя хорошее, значит кроме поглощаемой им энергии, у тебя остается еще небольшой запас, иначе ты бы сейчас был словно в воду опущенный.
        - Получается, я его могу теперь держать здесь, сколько захочу?
        - Да. Либо пока его не убьют. Кстати, ты ведь не знаешь ритуала отзыва. На днях я тебя ему научу, их всего пару штук, и они все подходят для твоего случая.
        - Обязательно научи! - демонолог подпрыгнул в седле от переполнявших его эмоций.
        Они подъехали к «Одинокому путнику». Лайнал предложил:
        - Оставь пса в комнате. Сам же умойся и заходи ко мне. Сходим, перекусим. С утра ничего не ели.
        - Может его не стоит оставлять? - испугался Джеймс.
        - Не волнуйся. Приказ о ненападении ты ему отдал. Теперь без твоего слова он никому вреда не причинит, - поняв страхи ученика, утешил его учитель. - А ваша связь не разорвется. Демонологи могут чувствовать своих слуг за многие километры, как, впрочем, и они их. Нам же нужно всего лишь перейти дорогу. «Сытый кабан» вполне приличное заведение, кормят там пусть дорого, зато вкусно.
        - Ну-ну, - прошептал себе под нос юноша, поднимаясь в комнату, он знал, чем Лайнала привлек «Кабан».
        Приказав демону никого, кроме него, в комнату не впускать, Джеймс, умывшись, зашел к друиду. Тот уже был готов, сменив гардероб. Принарядившийся старик с нетерпением произнес:
        - Я думал, ты там уснул, пойдем скорее.
        Домыслы юноши были верны. Магу понравилось заведение исключительно благодаря работницам. Очередная красавица взялась их сегодня обслуживать. Усадив посетителей за свободный столик, она озвучила им давно выученное назубок меню.
        - Мне мясо с картошкой. К ним пиво, - сделал заказ Кормик, устав слушать поток льстивых комплиментов, которыми расточался Лайнал, надеясь очаровать девушку.
        В заведение зашел воришка. Его попытались выставить, но он, найдя взглядом их столик, помахал Джеймсу. Юноша, заметив мальчишку, кивнул посмотревшему на него мужчине у входа, мол, это к нему, можно пропустить.
        Подбежав, воришка плюхнулся на стул рядом со своим заказчиком. Поняв, о чем будет идти разговор, Лайнал прекратил приставания, быстро сделав заказ. Дождавшись, когда девушка их покинет, мальчишка начал:
        - Я его нашел. Договоренность в силе?
        Демонолог молча положил перед пацаненком две серебряные монеты. Тот жестом фокусника спрятав их в рукавах, начал рассказ:
        - Есть в городе такой человек. Появился сравнительно недавно. Зовут Говардом, полностью подходит под ваше описание. Он при хороших деньгах. Сейчас работает у Бешеного Быка, это кличка одного из главарей, промышляющих в этом городе. Всего их трое, столица поделена между ними.
        - Не интересно, - оборвал описание криминальной структуры города Джеймс.
        - Хорошо. Прейду к главному. Человек, которого вы ищете, работает на Быка. Тот отдал ему на разработку портовый район. Теперь там хозяйничает Говард со своими головорезами. У него в подчинении тринадцать человек. С ним постоянно ходят двое из них, бывшие наемники, которых он использует в качестве телохранителей. Поговаривают, этот парень очень хваткий, всего за пару недель добиться таких успехов. Если все так пойдет и дальше, скоро он сможет стать правой рукой Бешеного. Это все, что я смог узнать.
        - Где он живет?
        - На Портной улице. Синий двухэтажный деревянный дом.
        - Пусть я не просил, но по поводу Дэвида ты что-нибудь слышал?
        - Нет. Говард прибыл в город один.
        - Можешь идти, - не стал Кормик больше задерживать мальчишку, рассказавшего все, что требовалось.
        Воришка покинул заведение. За столом воцарилось молчание.
        Принесли еду. За время ужина никто за столом не произнес ни слова. Друд расплатился по счету за обоих. Выйдя на улицу, старик придержал собравшегося вернуться в «Одинокий путник» ученика за локоть.
        - Собираешься мстить?
        - Да. Не сейчас, позже. Хочу дождаться, когда эта мразь достигнет самого верха. Тогда я явлюсь к нему, чтобы сбросить его с пьедестала, окунув лицом в грязь, - прошипел юноша.
        - Молодец, - хлопнул его по плечу старик. - Теперь я могу с чувством достоинства сказать: мой ученик становится магом. Оставив на заднем плане чувства и эмоции, думая лишь трезвой головой. Это качества, необходимые любому магу.
        - У меня для тебя сюрприз, - весело подпрыгивая на месте, проговорил друид. - Я надеялся, ты именно так поступишь. Поэтому идем в мою комнату, пока ты, заглушая ярость, холоден, словно лед, у тебя должно получиться выполнить медитацию.
        Затащив юношу к себе в комнату, маг кинул ученику легкие мешковатые штаны и точно такую же кофту с капюшоном.
        - Снимай с себя все, переоденься в это. Во время занятия тебя ничто не должно отвлекать, даже стесняющая одежда может стать причиной неудачи.
        Старик тем временем начертил на полу круг, поставив вокруг него четыре зажженных свечи.
        - Садись в круг, - увидев переодевшегося ученика, приказал ему Лайнал. - Слушай внимательно. Оставь все проблемы и заботы. Ты должен стать внутри совершенно пустым. Никакие мысли не должны тебя тревожить. Наблюдай за огнем свечи. Сосредоточься на отбрасываемых им тенях, больше ни на что не отвлекаясь. Запомнил?
        - Да, учитель. Только я не понимаю, чем мне это поможет? Чего мне ждать?
        - Надеюсь, к тебе явится Проводник, - беззаботно ответил старик. - Если сразу не получится, упражняйся всю ночь. За меня можешь не волноваться, я переночую в твоей комнате, - не дав Джеймсу возразить, Лайнал быстро выбежал из помещения.
        Кормик мысленно отдал приказ демону не трогать учителя. Теперь оставалось успокоиться, отстранившись от всех чувств.
        На практике это оказалось довольно сложно сделать, нежели на словах. Отрешиться от мыслей не получалось, они постоянно мешали сосредоточиться. Сидеть через некоторое время стало неудобно, затекли ноги. Хотелось сменить позу, но Джеймс заставил себя оставаться неподвижным.
        Он продолжал смотреть на пламя свечи. Огонек горел ровно, изредка колыхаясь от дыхания человека. По всей комнате плясали тени. Они были на полу, потолке, тумбе, практически везде. В помещении создалась уютная, способствующая сну атмосфера. Почувствовав, как его глаза закрываются, Джеймсу пришлось усилием воли отбросить навалившееся сонное состояние.
        Он продолжал смотреть на свет свечи, тени, пляшущие по комнате. Джеймс мысленно потянулся к одной из них, захотев присоединиться к их забавам. Юноша почувствовал, она ему подчиняется. Он попросил ее растянуться, тень вытянулась в длинную струну. Попросил стать шире, она исполнила его желание.
        Подувший ветер, неизвестно как здесь оказавшийся, в одночасье затушил все свечи. Прошло мгновение, тот же ветерок снова их зажег.
        В свете от огня стало возможным рассмотреть появившегося в комнате гостя. Прямо перед Джеймсом стоял Проводник.
        - Вот мы и встретились вновь! - произнесла сущность из другого мира.
        Продолжение следует…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к