Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мар Наталья: " Либеллофобия " - читать онлайн

Сохранить .
Либеллофобия Наталья Мар
        Первая книга дилогии.
        Люди, способные превращаться в пауков, прячут артефакт, дающий власть над их миром. Насекомые, способные превращаться в людей, его ищут. И мирная планета с радужными озёрами становится участником страшного противостояния.
        Эмбер из расы пауков - послушная девочка и хочет стать мехатроником. Кайнорт из расы насекомых - неуправляемый злодей и хочет крови, рабов и чашечку ботулатте. Теперь там, где он ступает, дождь идёт вверх. Там моются песком, а за водой карабкаются на небо. Злодей отнимет у Эмбер всё: дом, семью, внешность и даже имя. Девочке придётся стать сильнее, чтобы отомстить. Сначала далеко бежать. Потом долго прятаться. И наконец - храбро сражаться.
        
        ПРОЛОГ. ЗЛОДЕЙ, ЗЕМЛЯРКА И ЧПУХ
        - Кровь смывают холодной водой.
        Так бормочет старуха и вытряхивает в таз глыбы льда. В жаркой, как печь, кабине трейлера с неровных кубиков сочится вода. Эти капли!.. Их хочется собирать языком и пить, пить.
        - Не вздумай эту пить, - следя за моим взглядом, грозит карминка, но размягчает морщинку на лбу. - Чистую дам посля. В землярке.
        «Землярка»… это что? Это где? Я скребу заскорузлые шёлк и кружево куском льда. Да: от горячей воды кровь свернётся и оставит ржавые пятна. Смешная проблема теперь. Из другого мира, в котором остались чистые манжеты и белые воротнички. Этого мира больше нет, а в новом нет горячей воды. На лбу испарина, а пальцы щиплет от холода, и я стараюсь сосредоточиться на ощущениях, потому что обмороженные руки - самое безобидное, что мучает сейчас. Цепляюсь за боль и жжение, как марионетка за последнюю ниточку. Оборвется - и упаду. Так что пусть болит.
        В кабине еле-еле мерцает свет, но даже в нём видно, что кровь оттирается плохо. Алый лёд качается в розоватой воде, а я всё ещё выгляжу так, будто восстала из могилы.
        - Брось тогда, - цедит старуха. - Сжечь надо, а то выследят по запаху.
        - А как же… Замёрзну ведь.
        - До землярки недалеко, утром дам одёжу. Умойся да пошли скорей. А то блесклявка потухнет.
        Подгоняя нас, липкий ночник шевелится и моргает. Вот-вот отвалится и шлёпнется за шиворот. Зеркала в трейлере нет, но чувствую, что голова и шея у меня в крови. За почти четыре дня она высохла и стянула виски чёрной коркой. Глядя в таз, где пенится бурая жижа, понимаю, что умываются здесь прежде, чем стирают. Новой воды теперь, конечно, не дадут. Впервые в жизни это безразлично до такой степени, что я зачёрпываю жижу и, свесив патлы над тазом, умываюсь пенистой кровью. Обмываю шрамы, такие глубокие, что кажется, от лица совсем ничего не осталось, и думаю, что старухины слова неточные.
        Надо бы так:
        "Кровь смывают холодной кровью".
        Свет даёт блесклявка: люминесцентная медуза. Карминцы носят их с собой и лепят к стене где-нибудь в углу. Блесклявка, если в настроении, пускает щупальца вдоль потолка и неровно светит. Ступив на порог, старуха подцепляет медузу ногтями, отрывает от стены и прячет в платок, а платок затыкает за широкий браслет. Каморка погружается во мрак. Снаружи, за двойной дверью трейлера, холодно. За дни погони я привыкла к непогоде, но в одной шёлковой сорочке меня трясет. Мы скачем по кочкам и балансируем на скользких зыбунах, застилающих болото. Сколько это - «недалеко до землярки»? Из-за копчёного воздуха не видно ни зги. Старуха сбивает у меня с лица респиратор:
        - Ведь мигает же, что фильтры забились! - ругается она. - Почистишь, вот тогда можно. А теперь только добавляет яда. Терпи. Задержи дыхание-то, осталось чуть.
        Вместо ответа я киваю и кашляю. Мигать фильтр начал к вечеру первого дня скитаний, но я боюсь признаться. Хотя теперь за меня некому переживать, и старуху вряд ли заботят мои лёгкие, скорей уж глубина могилы, которую придётся копать. Пробую задержать дыхание и не могу. Для этого надо как следует набрать воздуха, а его нет - один дым и смрад. Мы всё идем, и я думаю, что значит чистить фильтры. Как? Чем? Я ещё не привыкла к новому суррогату жизни: от утра до утра. С горизонтом планирования в полдня максимум. От мысли, что завтра попросту нечем будет дышать, накатывает паника. Я забываю, что замёрзла, что голодна. Последние четыре дня одна беда исчезает не потому, что проблема решается, а потому лишь, что появляется другая. А ту вымещает третья. Четвёртая заглушает пятую… Так и живу.
        Где-то совсем близко надламывается дощатый настил. Под хриплую брань из сумрака нам наперерез валится… кто-то. Ног не счесть! Красные патлы из кручёных шнурков. Карминец. Подросток. Под мышкой у него бидоны из руженита. У одного от удара съезжает крышка, и вода со страшной силой выстреливает из бидона вверх. Старуха забывает обо мне и ругается:
        - Закрывай! Закрывай, олух!
        Паренёк бросает целый бидон и возится с побитым, но делает только хуже: под напором утекающей воды крышку срывает целиком, и содержимое взмывает в небо. Старуха отвешивает ему затрещину. А я провожаю взглядом их потерю. Вода сверкает в туче сажи и несётся, несётся вверх. В небе, всего в трёх километрах над планетой вертится ледяная сфера. Орудие пыток. Почти вся вода, что была на планете, теперь там. И эта, из бидона, сбегает, чтобы тоже примёрзнуть к куполу. Мы живём здесь, как внутри ёлочной игрушки.
        - Да партизаны весь вечер до тудова карабкались, чтоб наковырять льда, дармоглот! - Не унимается старуха. - Бери шнур, щипцы и чтоб к утру наполнил бидон!
        Паренёк спешит убраться восвояси, по пути толкая меня в плечо.
        - Из-за вас это всё, - плюет он мне на подол. И расходится уже с безопасного расстояния. - Слышь, Баушка Мац? Ведь из-за пауков же насекомые к нам прилетели, так? Из-за пауков теперь воды нет, еды нет, даже воздуха нет! Не прятали бы тут свои финтифлюхи, отдали бы по-хорошему! Но не-ет: сами сдохнут и нас прихватят. Вот я разве виноват, что вода улетела? Я?
        Я не отвечаю. Баушка Мац тоже молчит и тянет меня своим путём.
        - Жду не дождусь, когда насекомые и на вашей планете попляшут! - догоняют нас проклятия. - Дрянь восьмилапая!
        Ещё десяток кочек - и мы ныряем в землистый рот какой-то пещеры. Затхло, душно. Жарко. Старуха шлёпает на стену блесклявку: поменьше и пожиже той, первой. Но в её скудном свете видно, как стены ходуном ходят. Так вот какая она: землярка. Живая! Дышит! Рёбра, будто рыбьи кости, тянутся вдоль каморки внутри брюха. В моих руках появляется руженитовый термос, и я опустошаю его тёплые запасы влаги до того, как карминка заканчивает фразу:
        - Ты какого имаго?
        - Вдова.
        - Линька?
        - Первая.
        - Тогда хорошо, что не превратилась там, - хвалит старуха. - Силы беречь надо. А Чпух дурак.
        - Он прав. Насекомым нужны шчеры, а мы прячемся. Всё из-за нас, бабушка…
        - И ты дура.
        На этом старуха суёт мне шерстяную накидку и уходит. Пройдет ещё много дней, прежде чем я пойму: в зверствах виноваты только звери. А кто думает иначе, и впрямь дурак.
        Навьючиваю драные одеяла и сижу так, словно в коконе. Землярка просторная, но кроме меня здесь храпит ещё кто-то. Партизан. Настоящий карминский партизан. Отчего-то страшно. Четыре дня была одна.
        Я закрываю красные от горя глаза и вижу только одно: рваные горла и кривой обоюдоострый нож в руке насекомого. Чтобы заснуть, надо сосредоточиться на чём-то другом. На чём? Тихонько, чтобы не разбудить соседей, наклоняюсь и подбираю уголёк. Нахожу на светлой стене местечко без партизанских скабрез. И рисую.
        Плохо представляю, что должно выйти, но рисую на белом холсте чёрные штрихи: брови, ресницы и кант вокруг радужки. Лицо абсолютного зла. Так, говорят, оно и выглядит на самом деле, без скафандра.
        Пока я знаю только имя. Кайнорт Бритц.
        Молюсь за тебя перед сном - чтоб ты сдох, тварь.
        
        ЧАСТЬ 1. ЭМБЕР
        ГЛАВА 1. ДОЖДЬ ИДЁТ ВВЕРХ
        Я пришла в восторг от переезда. Перелёта! Новым назначением папы стал Кармин: он работал в посольстве, и мама сокрушалась, отчего после стольких лет безупречной службы его закинули в «эту дыру» на всё лето. Мы с братом долго не могли отыскать Кармин на карте звёздного неба: оказалось, там была воткнута булавка, при помощи которой уголок карты крепился к стене. Это не слишком воодушевляло. Тех, у кого на Урьюи оставались друзья, приятели и проверенные годами доставщики кузнечиковых ляжек во фритюре.
        Мне же терять было нечего: из-за папиного высокого положения, из-за модных шмоток, из-за того, что у нас с Чиджи было всё, о чем только приходилось мечтать шчерам девяти и девятнадцати лет, друзей у нас почти не водилось. Ну, ещё из-за неуверенности и робости. Но я предпочитала думать, что нам только завидовали. Это не решало проблему, но, по мнению маминого парикмахера, а у парикмахеров, как известно, дарования цирюльника и психолога идут рука об руку, было куда полезнее для самооценки.
        Незадолго до переезда лучшая подруга с добрым именем Злайя вышла замуж и улетела на другой континент. А у меня от расстройства случилась первая линька. В девятнадцать тяжело терять друга. Дети через пять минут находят нового, взрослым наплевать, а в девятнадцать тебя это раздирает. После линьки выяснилось, что моё имаго - чёрная вдова. Семья, доценты, балетмейстер - все взрослые гордились так, будто я этого добилась сама, хотя шчеры ведь не выбирают, кем стать. Это всё калейдоскоп генов. Спустя неделю староста факультета призналась, что студенты хотели устроить мне тёмную, если ко всему прочему я окажусь активным диастимагом. Тем, кто живёт по особым законам природы. Но мне «повезло». Всякие сроки давно вышли, а диастимагия не проснулась. Вот тебе и гены. Хоть бы зеркальная, как у папы, и я осталась бы вечно молодой. Ну, нет, так и нет. В девятнадцать жизнь и без всякого волшебства видится бесконечной.
        Солнечный, пёстрый Кармин показался лучшим местом для каникул. Когда мы добрались и расставили по полкам разные мелочи, папа приколол к стене местную карту неба. На ней Кармин занял самую середину, а Урьюи вовсе не была отмечена. Даже под булавками. Так я впервые поняла на деле, каково это - посмотреть на мир с другой стороны.
        - Здорово же, что вот так можно взять - и улететь в другой мир, - повторял Чиджи. - Да, Эмбер? Глянь, какая бриветка попалась усатая! Эмбер!
        Был ослепительный карминский полдень, беззаботное лето, и мы выбрались за территорию усадьбы, где запрещалось нарушать идиллию свежеостриженных кустов, чтобы посидеть на диком берегу. Озеро состояло из множества крупных неровных резервуаров вроде корыт. Целиком из мрамора, гранита и других самоцветов. Края выступали над поверхностью. Сверху озеро напоминало палитру акварельных красок: в резервуарах, где мрамор выступал высоко и не давал водам смешиваться, были даже свой оттенок воды, свои флора и фауна. Широкое корыто из ларимара, где Чиджи ловил бриветок, усыпала разноцветная галька, и по ней бродили рачки-хамелеоны. Хотелось их сцапать, но мне уже давно было не девять. Сидя на краю, я будто случайно трогала их пальцами ног, подталкивая ближе к брату. У меня на коленях лежали белые каллы.
        - А почему ты выкинула розы? - спросил Чиджи.
        - Не выкинула, отложила. Эти цветы нельзя в один букет, розы всё испортят.
        - Почему? Они такие красивые.
        - Красивые… Но каллы будут стоять целую вечность, а розы послезавтра завянут.
        - Тогда зачем ты их срезала?
        Это был хороший вопрос.
        - Больше не грустишь по Злайе? - девятилетка Чиджи быстро переключался.
        - Скучаю. Связи с Урьюи так и нет, только папин служебный канал. А иногда хочется с другом поболтать.
        - Поболтай со мной.
        - Это не то же самое.
        - Да ведь она всё равно замуж вышла, - Чиджи надулся. - Ей нельзя теперь с посторонними болтать.
        После замужества шчеры редко покидали мужнин отшельф - поселение, где заправлял свой диастимаг и жила новая семья. Все прежние знакомства объявлялись «посторонними», отвлекали жену от домашнего очага. Нет, внешние связи не пресекались, но и не одобрялись в отшельфе. Мужья уезжали работать в город. По серьёзным и современным специальностям, даже обучаться которым женщинам запрещалось. Нашим отшельфом заправлял папа. Уитмас Лау.
        - Знаешь, как тут делают? - брат отвлёк меня от мыслей об Урьюи. - Карминцы же вообще не дружат, как мы. У них нельзя это, неприлично. Когда невтерпёж пожаловаться, ну, или там, поболтать, наугад тыкают номер в линкомме и шлют сообщения. Как в дневник. Только этот дневник как будто тебе отвечает.
        - Что отвечает, Чиджи? - я рассмеялась, представляя эти дурачества. - «Ты кто такой, иди-ка к дьяволу»?
        - Нельзя говорить «иди к дьяволу»… Не, тут привыкли же. Просто молчат, если не хотят разговаривать.
        - А если вычислят и наваляют тебе?
        - Да ну, Арлос сто раз так делал!
        Хулиган Арлос был новым знакомым Чиджи, сыном поварихи. Он и его мать стояли по пояс в воде в резервуаре из белого мрамора, упираясь в стенки тентаклями. Карминцы, чем-то похожие на сухопутных русалок, мне нравились, хоть и сильно от нас отличались внешне. У них были стройные, рельефные туловища с кожей красноватых оттенков. Длинная изящная шея и гордая посадка головы. Лицо вытянутое, с крупными чертами. Большие раскосые глаза, такие блестящие, будто их шлифовали ювелиры. Рук и ног, в привычном смысле, у карминцев не было. Зато из-под рёбер вниз уходили десятки тентаклей - гибких сухих щупалец. Они-то поочерёдно и заменяли ловким аборигенам другие части тела. Да, ещё волосы! Шикарные алые шнурки из живой кручёной кожи ниспадали ниже пояса. Волосы были чувствительны от макушки до самых кончиков и служили вибриссами. Шчеры и карминцы нашли общий язык много лет назад. Но об их культуре я знала пока очень мало.
        
        Мать-карминка доставала со дна угловатые октаэдры, додекаэдры и всякие другие «…аэдры» - яйца бриветок. Обтирала их фартуком и сортировала по бог знает, каким признакам, в разные корзины. Самки бриветок плавали рядом и пытались укусить Арлоса. Над озером было жарко, тихо и сонно. Я заплетала косу и любовалась яркими бликами на коленях. Свет лился из чистого неба, и рябь на воде жонглировала отблесками, посылая в нас мириады солнечных зайчиков.
        Мы с Чиджи упустили момент, когда блики стали радужными. Вдали застрекотали бриветки, и карминцы подняли головы. Над озером повисла водяная дымка, радуга стала ярче. Приглядевшись, я насчитала в густеющем тумане не одну такую, а пять, шесть… так много радуг? Лучи пробивали пар и рассеивались в нём, как в гигантской призме. Стало красиво и тревожно - оттого, что рачки всё громче трещали и топорщили усики. На Кармине дождь был не редкость, но когда я увидела, что Арлос и его мать замерли резервуаре, забеспокоилась. Дунул рваный ветер, и по барашкам волн заплясали капли. Рачки вдруг принялись перебираться по стенкам ванн из одного резервуара в другой и, бросив яйца и хозяев, бежали прочь. Они что же, никогда не видели дождя? Все на озере инстинктивно посмотрели в небо, но там не было туч. Совсем. И только дождь продолжал барабанить по корзинам карминцев, а капли - тяжелеть. Я поднялась на ларимаровый край и подставила ладонь под…
        - Это не дождь. Чиджи, он идёт вверх!
        В тот же миг из сада закричали:
        - Эзеры! Спасайся!
        Понятия не имея, что это значит, я схватила брата за рукав и потянула из ванны.
        - На берег! В укрытие! - подгоняли нас сзади.
        Карминцы неслись мимо, теряя яйца бриветок из корзин и сами корзины, а я поскользнулась на мраморном краю и рухнула в воду. Когда всплыла - то, что творилось на озере, уже нельзя было принять за дождь. В небо лил водопад. Он сбивал с ног и топил, не давая опомниться. Тогда я превратилась. Туловище стало метра три в длину, чёрное и тяжелое. Глазами вдовы я видела дальше, на восьми ногах стояла крепче. Чиджи ещё не линял и не умел обращаться, он бултыхался в корыте. И уже совсем потерялся и захлебнулся, когда я подхватила его и закинула себе на спину. Не так-то мало весит девятилетний парень, между прочим. Чёрные лапы скользили и царапались о камни, брата норовило смыть с моей спины, и он хватался за что попало: за хелицеры, за ноги, за мои глаза! С непривычки я дважды оборачивалась человеком по дороге к берегу, и тогда нас поднимала волна и швыряла назад. Мощёные прибрежные дорожки уже были так близко, когда озеро потащило нас вверх. Поток воды, которую засасывало в небо, достиг такой силы, что вместе с нею полетели рачки, камушки со дна, цветные рыбки, водоросли… и мы с Чиджи.
        От страха я опять превратилась в человека, в лицо хлестнул целый галлон воды, рыбий хвост влепил пощёчину. Брата я потеряла. Боль чуть не выбила сознание, но кто-то прыгнул на помощь. Длинные мохнатые лапищи сцапали меня и выловили Чиджи, вытянули из водяной ловушки на берег. Это папа не дал нам улететь - зеркальный паук.
        - Скорее, скорее, в дом! - его голос исказили хелицеры.
        Песок на берегу был ещё горячий и зыбкий, в нём разъезжались пятки. К дому на холме - круто вверх - вела дряхлая лестница, под которой тёк ручей. Когда вода сорвалась и умчалась в небо, ручей раскрошил ветхие ступени. Отец поспешил в обход и карабкался на восьми ногах прямо по холму, а я штурмовала ошмётки лестницы. Сил превратиться не осталось. Позади нас озеро встало на дыбы. В небе темнело, как при затмении. Папа нёс Чиджи на спине. Брат не подавал признаков жизни.
        Из дома выбежала экономка с бумагами и каким-то тряпьём в тентаклях.
        - Госпожа Эмбер, мама вас обыскалась! Уитмас! Насекомые! Запасайтесь водой и бидонами из руженита, бегите в пустыню! - обычно с нами она говорила на шчерском октавиаре, с таким смешным акцентом, но бегло. Теперь я понимала через слово её возбужденный, захлёбывающийся карминский.
        Отец превратился и помогал Чиджи откашлять воду. Брата вырвало, он заплакал. Я застыла на веранде, с трудом соображая, что вот же он, все-таки жив… пока мама не подбежала и не затолкала меня в дом.
        - Эмбер, цела?!
        - Да. Там какой-то… ужас… Кто такие «зеры»?
        - Найди наши рюкзаки, потом лезь в подвал, собери аптечку.
        - А чего собирать-то?
        - Да всего подряд понемногу, только не стой, Эмбер, скорее!
        Она через три ступеньки понеслась с веранды к папе и брату.
        - Зефир! - прокричал папа. - Не забудь зефир!
        Какой ещё зефир, они что, с ума сошли? В передней взлетел графин, в гостиной вокруг люстры налипли бутылки, вино перепачкало потолок. А я метнулась в подвал. Там у нас был целый лабиринт обитых рыжей сталью коридоров, где вдоль стен тянулись бесконечные стеллажи. Папа запрещал совать туда нос, и все, что я знала об этой части дома, это где найти выключатель. Щелчок - но свет не зажёгся.
        Ладно. Тогда рюкзаки.
        Они сушились на мансарде. Вверх… вверх… На обратном пути с третьего этажа я запуталась в сырых юбках, шнурках и лямках рюкзаков и шлепнулась с чердачной лестницы.
        - Мам! Мам! В подвале нет света!
        На крик приковылял старый садовник-карминец и вывалил мне в руки горсть блесклявок. Они были скользкие и противные. Раньше я ими брезговала.
        - Света больше не будет, - сказал он. - Плотину электростанции порушило.
        - Ага.
        - Руженит ищи, красный металл такой, он не даст воде улететь.
        - Ага.
        Я подобрала юбки, рюкзаки - и вернулась в подвал. Блесклявка шлёпнулась на стену. Стеллажи осветило тусклым голубым. Мы просто жили здесь - ели, пили, гуляли. О войне не говорили и не готовились: я так думала… Полки в подвале оказались забиты банками с маринованными сверчками, блистерами сушёной саранчи и каракатиц, коробками мучных червей и катушками питательных хитиновых волокон. Внизу стояли обмотанные рыжей проволокой баллоны и бутылки с водой. Проволока была из руженита, догадалась я, иначе бутылки уже взлетели бы вверх. Под низким потолком лежали хрустящие пакеты, замотанные в паутину. Подумав, я стащила их вниз. Там были «фильтры одноразовые «Зефир-42»». Так вот оно что… Я переоделась в спортивный костюм и побросала в рюкзаки каждой упаковки с каждой секции ровно по четыре штуки - на каждого из Лау. Ещё утрамбовала руженитовые термосы с клапаном. Обвешав себя туго набитыми ранцами, за два подхода вылезла из подвала.
        Снаружи мама носилась с аптечкой в одной руке и нашими документами в другой. Она бросала всё в дорожную сумку, пока Чиджи шмыгал, сопел и одевался в сухое. Лучшее, чем брат мог помочь в тот момент - это последить хотя бы за собой, и он неплохо справлялся.
        Папа спорил с главой правительства Урьюи, шчерой Жанабель. За глаза её звали Жирная Жаба. Зелёная голограмма расплылась на полкомнаты и была чуть квадратной по бокам, потому что холо-объектив абонента не вмещал тушу Жанабель целиком. Для этого ей пришлось бы встать за километр от линкомма, не ближе.
        - Нет, Лау! Нет, мы не можем прислать за вами тартариду. У меня на ходу только два звездолёта, и один уже эвакуирует женщин и детей. Вы слишком далеко от базы, а эзеры пустили шпионские воланеры по городам! Справляйтесь как-нибудь.
        - Но у меня исключительный статус, - спорил отец. - Если нас схватят, всем крышка!
        - Бросьте паниковать, Уитмас. Нападением командует ть-маршал Хокс, эзеры под её началом скорее сравняют здесь всё с землей, чем отыщут живьём одного шчера. За рекой есть наш исследовательский бункер. Там военные заправляют, они спрячут. И поспешите, через пару часов все шоссе и траки будут забиты!
        - Сама ть-маршал явилась? Зачем шпионы? Чего они ищут?
        - Что обычно! Как только ублюдки набьют трюмы, сразу уберутся восвояси. Ледяная сфера растает. И преспокойно себе вернётесь на Урьюи.
        Она ещё что-то говорила, а за окном заходил в петлю карминский штурмовик - сквилла. Эдакая сигара с усами. В небе над поместьем клубились грозовые тучи, которые ещё утром были озером. Штурмовик пикировал из одного сизого облака в другое, будто спасаясь от кого-то невидимого, когда в небе сверкнуло. Взрыв! - окно задребезжало и треснуло, а вместо сквиллы вниз полетел огненный комочек. Он был похож на метеор, какие ждут, чтобы загадать желание. Комочек погас и пропал из виду, но через секунду в дно озера мощно ударило. Куски мрамора и гранита вперемешку с донным крошевом и водорослями взмыли вверх, и мы как по команде ухнули на пол.
        Когда я поднялась и расхрабрилась выглянуть в окно, то вместо шикарного самоцветного озера зияла большая воронка, и чёрная пыль оседала вокруг.
        - Это был снаряд? - прошептала я. - Там… Который упал в озеро.
        - Нет, это… сквилла, - ответил папа. - Эзеры коллапсируют всё, что взлетает.
        - Коллапсируют? Сжимают?
        - Да, гравитационной коронадой. Поэтому Жанабель и отказала нам в эвакуации.
        Как только всё затихло, папа убежал в гаражи, грузить вещи в пескар. Наши сборы принимали истерический оборот. Чиджи рвался в детскую за приставкой, мама оттащила его за ухо и нахлестала по щекам. Под шумок я не стала накидывать палантин на бёдра поверх спортивных леггинсов. Девушкам-шчерам запрещалось показываться на людях в такой вольности. Но ведь война же? Мы же бежим?
        - А золото нам куда? - воскликнула мама, увидев шкатулку в рюкзаке. - Хотя бери, только запихай куда-нибудь подальше, а то не ограбили бы.
        Брату удалось отвоевать приставку, и спустя несколько минут он умолк и озирался по соседству со мной в пескаре. Папа проверил, чего я набрала, похвалил, но добавил ещё «Зефиров». Багажный отсек пришлось обмотать упаковочной паутиной в три слоя, потому что он трещал от обилия вещей. Хорошо, что теперь мой гардероб умещался в футляре размером не больше очечника. Это были сменные чипы-вестулы для позвонков. Взрослые шчеры, которые уже могли превращаться в пауков, цепляли вестулы к остистым отросткам, и в нужный момент они сворачивали и разворачивали одежду из специальной ткани - нанольбуминного шёлка. Чтобы не остаться голым после обращения в человека.
        ГЛАВА 2. ВУРДАЛАКИ, ЛЮДОЕДЫ И БАТОНЧИК ОПАРЫШЕЙ
        Мы выезжали с пустого двора, где кухарка в этот час обычно чистила тараканьих нимф к ужину. Все слуги сбежали, конечно. Ветер снаружи достиг небывалой силы: рвал фиолетовые, черные, синие тучи. Это вода из всех открытых источников собиралась и клубилась над долиной. Сверкали молнии, катился гром, но дождя не было. Только редкие столбы рек и прудов стремились вверх. Изо рвов, из канав. На зов неприятеля. В серой парной дымке, сочившейся в пескар, стало трудно дышать. Мы взмокли от духоты и напряжения.
        На ветреном Кармине почти не водилось ровных дорог. Там кочевали барханы из скользкой разноцветной гальки, и мостить трассы было просто невыгодно: сегодня это путь, а завтра вал гравия или пруд. Вместо этого карминцы прокладывали траки при помощи дюндозеров. Временно, зато быстро. На нашем траке, как назло, собралось много борозд, пескар брыкался. Быстро покинуть пригород не удалось. Мы встряли в пробку из таких же, как у нас, мобилей на гусеницах, усиленных тонкой воздушной подушкой. Темнело: жадное небо собрало целое море.
        - Кто такие эзеры? - я донимала папу, наблюдая, как пешие горожане семенят вверх по дюнам. - Они что, правда насекомые?
        Брат покосился на клетку с саранчой в багажнике.
        - Они энтоморфы, - осторожно начал папа. - Ошибочно думают, что эзеры похожи на нас, только…
        - Только мы превращаемся в пауков, а они в насекомых?
        - Не совсем. Мы - люди, способные превращаться в пауков. А они - насекомые, способные превращаться в людей.
        - Одно и то же! - крикнул Чиджи.
        Но я поняла.
        - Зачем они напали? Карминцы - мирный народ. И совсем не богатый. Им просто нужна вода?
        - Ты отвлекаешь меня от дороги, Эмбер, - раздражался папа, тем временем мы стояли, как вкопанные, - Они здесь не впервые, как я понял со слов Жанабель. Лет сто назад их планету уничтожили, и остатки эзеров бежали на пояс гигантских астероидов где-то на краю вселенной. Может, там у них недостаток воды или еще каких-то… ресурсов.
        - Значит, они просто заберут воду, улетят, и мы сможем вернуться на Урьюи?
        Отец неопределённо дёрнул плечом. Мама обернулась и нахмурилась, качнув головой в беззвучной просьбе: не надо при Чиджи.
        - Детка, все расспросы в убежище, идёт?
        Я откинулась на влажном кресле и замолчала. Ну, спасибо, пап! Фантазия у меня и в мирное время была не самая радужная, а от родительских экивоков скрутило желудок. Папа не хотел напугать Чиджи, но мне сделал только хуже. Что же такого нужно захватчикам? Они ставят эксперименты? Набирают армию мертвецов? Высасывают мозги? Затор впереди двинулся наконец, и саранча в клетках забесновалась от тряски.
        - Насекомых вытурят! - сердился брат. - Мы сильнее, да, мам? Пауки же едят насекомых! А не наоборот. Да, пап?
        - Да, Чиджи.
        Но это были, пожалуй, другие насекомые. Не те сверчки и саранча размером с курицу на шчерских фермах-акридариях. Если эзеров путали с нами, то те, превращаясь, должны были достигать метра два в длину! А такая саранча легко откусила бы мне голову. Пробка снова закупорила трак. Папа оставил руль и прошёл вперёд - разузнать, отчего мы не движемся.
        - Впереди карминцы бросают пескары и уходят в пустыню пешком, - сообщил он упавшим голосом.
        - Прямо так, без вещей?
        - Они говорят, на выезде земля дрожит. Вибрация какая-то… Они испуга…
        Задрожало и под нами. Впереди загремел чей-то автомобиль. Он перевернулся, повалился на бок, покатились кульки и пассажиры. Взлетел рыжий водопад.
        - Эмбер, наружу! - закричал папа и распахнул дверцы.
        В нескольких метрах от нас новый пескар подскочил и упал в кювет. На том месте, где он только что стоял, в небо лил поток грязной воды. Это канализация отвечала зову туч. Гальку швыряло в пескары, из которых повыскакивали последние храбрецы. Они бросили скарб и побежали за дюны - в пустыню. Вода была опасна теперь.
        Мы вчетвером шмыгнули в кювет, когда кусок канализационной трубы выстрелил снизу в пескар. Обмотанные паутиной, сумки выкинуло из багажника на дорогу, а нас окатило сточными водами. Запахло тухлым. В помоях с головы до ног, мы выглянули из кювета: тут и там вдоль тракта, где канализация пролегала близко к поверхности, страшная сила вытягивала грязную воду прямо из-под земли. Дюны наполнил шелест тентаклей. Кажется, впереди на многие километры не осталось ни одного карминца. Все сбежали, не захватив даже самого необходимого. Папа поднялся первым:
        - Нам лучше следовать за ними.
        - Нет, Уитмас, - испугалась мама. - Что мы будем делать в пустыне с детьми?
        - Местные помогут. Они умеют выживать в дюнах.
        - Нет, нет. Нужно добраться к бункеру! Наша вода почти вся улетела, посмотри!
        - Ладно! Подберите рюкзаки, - скомандовал папа, когда сточный водомёт поутих. Канализация пустела.
        Родители превратились одновременно: зеркальный паук и золотопряд. Мама приволокла искорёженную клеть.
        - Эмбер, давай и ты. Понесёшь саранчу.
        И я тоже превратилась. Чиджи вскарабкался на маму, а папа взял рюкзаки. Так, канавами, мы поспешили вдоль пробки. Из-за тумана видимость была метров сто. Через час тракт, забитый брошенными пескарами, упёрся в стену воды. Река лилась вверх без конца. У моста стоял галдёж - да такой, что перекрывал шум потока. Мы обернулись людьми и протолкнулись ближе, чтобы разобраться, в чём дело.
        С мостом творилось невероятное. Река болтала опоры из стороны в сторону, железное полотно волновалось и пучилось, арки ходили ходуном. Оттуда сыпались повозки и тут же взлетали в небо, смытые водой. Карминцы бежали обратно на берег, но их подбрасывала река и уносило ввысь. В тучи. Среди этой неразберихи папа каким-то чудом разыскал смотрителя.
        - Чего ждёте? - карминец с кирпичного цвета кожей потряс фонарём. - Эзеры набирают рабов, а мы тут как тут: стоим толпой, готовенькие! Как на блюдечке для насекомых. Нечего здесь делать, идите в пустыню! Идите!
        - Мы погибнем в вашей пустыне, - возразил папа. - Нам нужно в бункер, он где-то за рекой.
        - Реки не будет скоро. Только здесь не перебраться: видишь, как смяло мост, а берега крутые. Вам через Румяный Брод надо, там пологая переправа.
        - Где это?
        Смотритель порылся в ворохе тентаклей и достал битый передатчик-линкомм. На нечёткой голограмме река и наше озеро ещё были отмечены синим: линкомм не знал, что началась война.
        - Вот тут, выше по течению. Идите по дюнам… там неполный день пути, как раз вода вся и свистнет к тому времени. Переправитесь и вернётесь назад вдоль того берега. Синдиком-то есть?
        - Синдиком?
        - Ну, здешняя связь. Не через космос, а наземное радио. Спутников уж нет, считай. Как своих-то искать будете? Этот вот штуки, как у нас с тобой, теперь не годятся.
        Родители переглянулись, и карминец скривил рот. Ему не хотелось возиться с пришельцами на виду у насекомых.
        - Где бы нам достать синдикомы? - допытывался папа.
        - Ну, я не знаю… - смотритель почесал спину щупальцем.
        - Мы заплатим. Хорошо заплатим, я работаю в посольстве.
        Карминец кликнул из толчеи кого-то знакомого не самой добропорядочной наружности. Из их торопливой перебранки я поняла только, что плут неохотно соглашался на сделку. Он наконец сказал «подожди» и нырнул в толпу.
        - Синдикомы нынче редкость - много скарба погибло на пути сюда, да и войны давно не было… мало кто хранит у себя старьё вроде радиоприёмников, - карминец опять почесался, набивая цену. - Но плут обещал, значит, достанет. Приготовьте, чем расплачиваться будете.
        Рабы, он сказал? Насекомые брали пленных, а не одну только воду. Мама достала папин бумажник.
        - Деньги? - закричал на неё смотритель. - Куда нам девать ваши арахмы и шчерлинги?
        - Но…
        - Сухой паёк есть? Аптечка? Вода?
        - Мы же не можем отдать еду и воду! - спорил папа. - С нами маленький ребёнок! Есть золото, фамильные драгоценности. Эмбер, достань, покажи.
        Я протянула шкатулку папе. Карминец сцапал резную коробочку и заглянул внутрь, прикрываясь от любопытных глаз гривой кирпичных волос.
        - Ладно.
        Вернулся плут и вручил отцу два прибора, похожих на древние пеленгаторы:
        - Там батарейка немного в одном, - сказал он с сильнейшим акцентом, - а в другой почти половина. Сутки на два хватить.
        Карминцы затерялись в толпе с нашим золотом. Вода всё летела и летела в небо. Кое-кто попытался изловить себе немного бидоном, перегнувшись через перила набережной. Но струя подняла его вместе с тарой, сцапала и швырнула в общий поток. Страшная смерть ждала бедолагу в небе. Больше никто не решился добыть воды таким способом. За стеной, которой обернулась полноводная река, чудились раскаты грома. Или взрывов. Или выстрелов.
        - Он сказал, на два дня всего хватит? - тревожно переспросила мама.
        - Ерунда. Нам больше и не надо.
        У папиного ободрения был такой тон, что я поняла: за двое суток мы либо выйдем к своим, либо умрём в пустыне. А рации на том свете без надобности. Брат робко попросил есть, и мама выдала ему батончик спрессованных опарышей. Мы на двадцати четырёх лапах двинулись по дюнам вдоль берега. Без привычной городской иллюминации вечерняя тьма спустилась мгновенно. Из-за туч не видно было ни ночного солнца - тёмно-красного гиганта Пламии, - ни других звёзд. Ни зги. Русло опустело, и теперь без ориентира - шума воды - мы боялись потерять берег. Чиджи верхом на маме держал банку с блесклявками, чтобы освещать нам пару шагов наперёд. Но их света было недостаточно, чтобы разобрать направление. Папа споткнулся и вздохнул:
        - Заночуем здесь.
        Мама оплела паутиной себя и Чиджи. Получился воздушный, но тёплый кокон. Золотопряды славились гладким и стройным переплетением волокон, недаром мамин шёлк хвалили на сотню отшельфов в округе. Моя же вдовья паутина была ужас, что такое: рвалась, путалась, местами сбивалась в комья, а кое-где провисала, оставляя дыры для сквозняка и дюнной пыли.
        - Замри, я сплету тебе, - устало улыбнулась мама.
        - Нет. Сама, - я больше не могла себе позволить быть ребёнком. - Слушайте, Чиджи спит. Расскажите про эзеров. Пап.
        - Я уже достаточно рассказал в песка…
        - Пап!
        - Тише!
        - Я не слабонервная! И не слабоумная. Смотритель сказал, насекомые берут пленных. Значит, им не только вода нужна?
        - Вода-то им как раз и не нужна, - папа подбирал слова. - Это, что ли… пытка такая. Вода останется в небе, пока карминцы не сдадутся и не позволят высосать у себя столько крови, сколько захотят эзеры.
        - Что? Крови? В смысле… им нравится убивать?
        - Нет. То есть, разумеется, да. Но я имел в виду настоящую кровь. Карминцев или нашу - мою, твою…
        Мама перебила, чтобы начать издалека, потому что от папиных слов я хмурилась с тупым выражением лица:
        - Эмбер, знаешь, отчего вот эта саранча в клетке - не больше курицы? А наши имаго огромные. Это в школе проходят, ну, вспомни.
        - У саранчи несовершенная кровеносная система. А у шчеров эритроциты при превращении переносятся в кровь имаго. И ещё у нас хитин пропитан силиконами, а у насекомых слишком хрупкий. И ещё у нас эндоскелет, а у саранчи…
        - Всё так, только у эзеров тоже развился эндоскелет. К сожалению. Но ни одна муха не может вырасти слишком большой. Она просто задохнётся. Им неоткуда взять эритроциты, ведь папа правильно сказал: по сути, они насекомые, а не люди.
        - Значит, эзеры - вот такая мелочь? - я покосилась на клетку.
        - Нет, Эмбер. - сказал папа. - Точно такие, как мы с тобой. Даже повыше, пожалуй, - из тех немногих, что я повидал. Они заставляют пленных тяжело работать. И забирают их кровь, богатую живыми эритроцитами. Время от времени. Питаются одним рабом на протяжении месяцев, лет… Уж как повезёт с хозяином.
        - Откуда ты так много знаешь?
        - Дипломатам положено изучать чужие миры. Эзеры давно известны как похитители и кровожадные вивисекторы. Раньше они преследовали одинокие звездолёты наших колонистов, мой дед пропал по их вине. А потом эзеры сунулись на Урьюи. Я ещё маленький был. Атаку отразили дня за два: конфессии наших диастимагов вытурили эзеров, а ядерные коронады прижгли им хвосты на прощание. Это вторжение признали незначительным и даже в школьную программу не включили. Но я всегда любил историю… историю чудовищ. В имперских хрониках об эзерах целые трактаты есть.
        Поэтому и работу папа выбрал с инопланетянами. Я поёжилась в дырявом коконе.
        - Как-то… жутко. Чиджи прав - ведь это мы их едим. Насекомые - наш рацион.
        - А мы - их. Эзеры не брезгуют мясом пленных - больных, слабых. Непокорных. Малень…
        Мама запустила в него камушком:
        - Все! Прекрати, Уитмас. Эмбер, спать сейчас же.
        Я так устала, что не доплела лежанку. Рухнула рядом с папой прямо на камушки. Никогда не спала вот так, голодная и на улице. Никогда не боялась, что с неба рухнет штурмовик, сдавленный до размера мячика и весом в целую башню. И никогда не думала, что за нами придут самые настоящие вурдалаки и людоеды. Не помню, как отключилась. Помню только, кто-то подтыкал мне под спину кипу тёплой паутины. Удалось ли маме сомкнуть глаз в ту ночь?
        ГЛАВА 3. ГЛОБОВОРОТ
        Утренние сумерки пахли гарью и тухлой рыбой. Отец сидел на верхушке дюны, закутавшись в палантин, и искал рабочие частоты, но пеленгаторы только трещали. Ни родного октавиара, ни даже карминской речи. В этом море больше не было волн.
        Мы с Чиджи доедали бобовые галеты и впитывали первые карминские холода. Дневное белое солнце - Алебастро - едва пробивалось сквозь ледяной купол. Я проследила мамин взгляд в небо: за ночь вся вода с поверхности планеты поднялась вверх и застыла одним толстым мутным слоем. Где-то там примёрзла наша река. И тот неосторожный карминец, которого унесло вслед за бидоном. Первая смерть, что я видела.
        Папа оживился и вскочил.
        - Не пойму… чёрный дым. Местные!
        Пёстрый шар катился вверх по бархану, а за ним чадило, как от пожара на свалке покрышек. Я пригляделась… Шар толкал гигантский навозник. Весь белый, он катил пёструю сферу по дюне, двигаясь задом, вниз головой. Из пасти у него валил угольно-чёрный дым.
        - Бизувий, - выдохнул папа, - пустынная баржа. На них ездят местные бедуины. Дюнкеры. В этом шаре их прессованный скарб.
        И верно: от комка то и дело отваливалось барахло, и пеший карминец палкой цеплял потерю и лепил на место. Ещё пятеро качались на приподнятом заду бизувия. Мы уже чуяли горючий смрад их табора. Возле шара бежала вразвалку стайка зверей с непомерно длинными клювами.
        - Так себе гости, - пробормотала мама, отмахиваясь от дыма. - Эмбер, собери рюкзаки, пока еду не закоптило.
        - И синдикомы спрячь от греха подальше! - папа сунул мне приборы.
        Одна рация выскользнула у меня из рук. Ударилась о гальку, пискнула… и в трескучем эфире полилась чья-то речь. Я не сразу поняла, что это не карминский, и озадаченно пялилась на прибор, пока отец его не схватил.
        - Эзерглёсс - язык насекомых! Их волна, что ли? Как так?
        - Я ничего не делала! Он упал…
        - Ты что-нибудь понимаешь, Уитмас? - спросила мама.
        - Ни слова.
        Но тут синдиком умолк на секунду и тем же голосом заговорил по-кармински:
        «…шчеры… и мы уйдем…» - я не слишком хорошо владела языком, а речь была сильно искажена акцентом. - «…за каждого шчера сто… и цистерну воды».
        Папа задыхался от гнева:
        - Они ищут пауков! Дают вознаграждение и обещают покинуть Кармин, как только им выдадут нас всех.
        - Как давно, интересно, они это транслируют? - прошептала мама, и мы посмотрели на бедуинов. - Нам как раз туда, откуда они катятся…
        Встреча была неминуема.
        - Чиджи, лезь ко мне на спину, - скомандовал папа и превратился. Мама закинула на себя рюкзак и последовала примеру папы, а я замешкалась.
        - Может, не надо их пугать? То есть, мы как будто уже против них. Как будто угрожаем сразу.
        - Эмбер! - прикрикнула мама. - Деликатничать будешь, когда они закатают тебя в шар вместе с барахлом и приволокут к эзерам!
        Дюнкеров встречали золотопряд, чёрная вдова и зеркальный паук с мальчиком на спине. Мы припали к камням, надеясь до последнего, что табор пройдёт мимо. Но дым приближался, и вот уже навозник закатил свой грязный шар из кручёного и мятого белья на ближнюю дюну. Зверьки с клювами не отставали. Бизувий чихнул облаком гари, как древний паровоз, и с его белого зада посыпались карминцы. Их было трое, да две тётки остались наверху и следили за нами оттуда.
        - Три цистерны воды! А, нет, четыре! - пересчитал нас дюнкер. - Слыхали новости?
        Он широко улыбался, но только не глазами. Мы отползли за папину спину.
        - Слыхали, слыхали. Идите своей дорогой.
        - Да ты не бойся. Тарканы вас живьём требуют, - он заржал, тряхнув гривой красных шнурков.
        - Эзеры лгут. Ничего вы не получите - только вслед за нами у них в трюме пропишетесь. Дайте пройти по-хорошему!
        - Иначе что? - развязно огрызнулся карминец, доставая выкидной рыбацкий нож.
        - Послушайте, я бу…
        Мелкие зверьки загалдели, перебивая папу. Обступили морду навозника и поочёредно пихали клювы ему в рот. Зверь кормился из их зоба, вонял машинным маслом и дизелем. Дышать рядом с бизувием стало просто невозможно.
        - Ладно, выкладывайте, - рявкнул другой карминец.
        - Простите?
        - Проезд, говорю, платный! Выкладывайте, что у вас там есть, - носатые зверьки уже совали любопытные клювы в рюкзаки.
        - Только немного консервов - совсем чуть-чуть - папа отгонял попрошаек, клацая хелицерами. - И полудохлые синдикомы, без них нам не выйти из пустыни. Нечем с вами поделиться, дайте пройти.
        Папа боялся упомянуть бункер, полный шчеров. Ради четырёх пауков карминцы, может, и не пошли бы на риск, а вот ради нескольких десятков…
        - Половина всего, что есть, и проваливай, - процедил третий дюнкер.
        Они подошли ближе. Я вскинула клыки, которыми ещё ни разу не пользовалась по назначению. Твердили, что мой токсин слишком опасен. Карминец дёрнул с маминой спины рюкзак, а второй ударил мне рукоятью ножа по хелицере. В ответ я вцепилась клыками в тентакль, но яд брызнул впустую: щупальца были слишком твёрдые. Мама рядом воевала за свой рюкзак, но ловкий грабитель отрезал лямку. Папа увернулся от третьего дюнкера и бросился на помощь. Карминец полоснул его лезвием по ноге - но тотчас сам взвизгнул.
        - Стойте! Это бумеранг! - заорал он, катаясь по песку в крови. - Зеркальный диастимаг! Стойте!
        Его товарищ держался за подбитый глаз, а другой продырявил себе ногу, прежде чем разбойники сообразили, в чём дело. Любое ранение, причинённое отцу, мгновенно возвращалось нападавшему.
        - А мы по-хорошему просили… - закрывая нас серой головогрудью, прошипел папа. - Амайя, Эмбер! За мной!
        Мы втроём кинулись наутёк вниз по дюне. Бежали без оглядки, хоть папа и хромал на три ноги. Одну прострелили, две порезали… Свой рюкзак он потерял в потасовке.
        - Ты ранен, пересади Чиджи ко мне! - крикнула мама.
        - Некогда! Они, похоже, решили проследить за нами.
        От страха я еле удерживала облик имаго. Неприспособленные к пустыне, лапы вязли в мелких камушках. Три-четыре дюны спустя мы добрались до берега и глядели вниз с глинистого обрыва - скользкого, блестящего. Судя по налипшим ракушкам, граница воды была совсем близко. Вчера. Сегодня дно ухнуло вниз метров на десять.
        - Сколько ещё до пологого спуска? - спросила мама, тревожно оглядываясь.
        - Он должен быть где-то рядом, - бормотал отец.
        Карминцы бодро катились на своём навознике. Бизувий разгонялся нехотя, под ударами погонщиков он больше распускал дыма, чем действительно бежал.
        - Надо спускаться прямо здесь, - мама свесила передние лапы с обрыва.
        - Амайя! Ты что! Бежим искать нормальный берег!
        - Если мы полезем, где удобней, они спустятся тоже и проследят до самого бункера!
        Она нащупала выступ и перенесла вес тела вниз. Теперь легче было туда, чем обратно.
        - Мам! Мама! - Чиджи соскочил с папиной спины, припадая к самому краю.
        Мама была права. Уйти от преследования можно было только так, а не иначе. Я решила, что полезу второй и ждала, когда она доберётся до дна. Папа подсказывал, где выступы. Мама была на середине пути, когда небо загудело.
        - Прочь от обрыва, эзеры атакуют! - папа вскочил и обернулся человеком.
        Он потащил Чиджи за шкирку, но тот вцепился в камни и кричал, что без мамы не пойдёт. Вдвоём мы утащили его за холм. Дюнкеры тоже испугались воздушной атаки. Они бежали, а бизувий отбросил куль с барахлом. Носатые зверьки раскудахтались и тыкались клювами в песок.
        Над нами сверкали карминские сквиллы. Они гоняли громадную стальную сороконожку. А та лавировала под ледяным куполом, теребя воздух сотней пар закрылков. Как сколопендра.
        - Гломерида, - пошептал отец. - Эмбер, ты что, ещё паук?!
        - Ой.
        Трёхметровая чёрная вдова очень уж привлекала внимание, и я превратилась. Чиджи весь трясся - боялся плакать навзрыд. Конечно, мама там, на скале, не могла обернуться прямо сейчас, иначе упала бы. Мы надеялись, что её полосатое тело не заметно с неба на фоне глины. Получив разряд из рельсотрона, гломерида захлебнулась гулом и рухнула на середину реки. В момент удара она свернулась баранкой, отскочила от земли и, как ни в чём не бывало, взлетела. Что?.. Неужели внутри остался кто-то живой?
        Карминские сквиллы развернулись и пошли в лобовую. И вот один - пропал.
        Засвистело нестерпимо, и в середину русла ударило. Сила была неистовая, тряхнуло ближние дюны, не обошло и нашу.
        - Ляг! - заорал папа.
        Но мне нужно было увидеть: куда упала сквилла? задела ли берег?
        - Там мама!
        - Ляг на землю!
        Мы поняли сразу: это не выстрел. Это рухнул карминский штурмовик. Эзерам незачем было тратить бомбы. Они лепили их из кораблей противника, как шарики из фольги. Папа ткнул нас двоих лбами в песок:
        - Не двигаться, поняли оба? Я туда и обратно!
        И пополз к берегу, чтобы глянуть, как там мама. Гломерида эзеров заходила на новый круг. Карминский штурмовик отстреливался. Но одна его сторона вдруг начала мяться и корежиться сама по себе. Его задело. Сквилла накренилась, начала падать - прямо туда, где висела мама. Куда только-только успел добраться папа… Свист падения резал слух.
        Я зажмурилась.
        Внезапно свист поменял тональность. Дюны тряхнуло. Нас с Чиджи присыпало галькой от макушки до пояса. Когда мы откопались, вокруг стояла тишина, и шпионской гломериды нигде не было видно. Она улетела восвояси. По всему берегу валялись тряпки, ветошь. Это шар с барахлом бедуинов развалился от ударной волны. Утес, к которому нёсся подбитый штурмовик, обвалился и съехал в русло, но самого корабля там не валялось.
        Как так? Он должен был расколоть весь берег.
        - Эй! Вы где?
        Мамин голос! Она соскользнула на дно русла вместе с глиной. Папа, Чиджи и я легко сползли по обвалу вниз. Гравий в дюнах здорово нас поцарапал. Но все-таки мы остались живы, даже сохранили все лапы и могли наконец перейти реку. Метрах в двухстах от спуска зияла воронка. В центре неё, как жемчужина в устрице, лежал шарик: всё, что осталось от сквиллы. Получается, эзеры выстрелили ещё раз, секунды за две-три до того, как она прихлопнула бы маму с папой. Тогда сквилла коллапсировала и сменила траекторию падения. Такая вот вышла… ирония.
        * * *
        У нас остался один рюкзак на всех. Мой.
        Мы пересекали русло по вязкой тине. Ноги чавкали, путались в водорослях. Тут и там валялась мёртвая рыба - та, что не взлетела с водой. Я боялась наткнуться на утопленника, но на пути встретились только останки парома, ходившего здесь до всего этого.
        До другого берега было рукой подать. Карабкаясь вверх по глине, я вдруг превратилась в человека и ухватилась за грязь бледными пальцами. Всё. Сели мои батарейки. Мама подтолкнула сзади, и я рухнула на холодную гальку.
        - Есть хочу.
        Нам с братом достались последние два питательных батончика. Родители мучили синдикомы, из которых упорно лились щедрые посулы эзеров в обмен на наши шкуры и ни что иное. Воняло чем-то едким. Было пасмурно и зябко, но кое-где сквозь небесную твердь пробивались лучи.
        - Смотри, радуга, - прошептал Чиджи.
        Где-то далеко грохотало. Всякий раз я представляла, что это падают сжатые сквиллы, потому что из всей войны знала пока только два характерных звука: рёв воды и удары кораблей о землю. Представлять-то было попросту нечего. Чиджи приставал с одними и теми же вопросами:
        - Ну, что? Слышно? Слышно, пап? Тут плохо пахнет. Мама, мне холодно. Я не напился!
        Никто не напился вдоволь, а ведь мы уже долго были в бегах. Ну, тогда для меня эти часов пятнадцать значило «долго». Новый удар прогремел в унисон со щелчком синдикома:
        - Кто говорит? - прохрипели по-шчерски.
        - Атташе Уитмас Лау! Нам нужны координаты бункера! Мы где-то рядом!
        - Сколько вас?
        - Трое взрослых и ребёнок.
        - Карминцы есть поблизости?
        - Нет. Уже нет.
        - Пеленгую.
        Синдиком ругнулся на батарейку, но пискнул и мигнул.
        - Вы почти на месте, - ободрили на том конце. - Осталось только лощину пересечь, и я вас встречу. Передаю координаты. Запоминайте, через минуту сработает автоудаление.
        - Спасибо!
        - И ещё, Лау… Поспешите. Ночью в этом секторе рванул нефтехимзавод, ветер несёт токсины к реке. Есть респираторы?
        В синдикоме кончился заряд. Дюжины «Зефиров» из моего рюкзака хватило на час. Потом мама порвала палантин на широкие полосы, окропила из термоса и приказала нам закусить их хелицерами, а Чиджи она обмотала нос и рот. Воняло тем гаже, чем дальше мы двигались. Брат заходился кашлем. Скоро лощину заволокло тяжёлым оранжевым дымом. Он катился по камням и оставлял на них кислотные разводы, танцевал и вертелся по дюнам. От его яда и смрада ломило ноги, слепли глаза, всё тело горело.
        Я тащилась всё дальше и дальше от родителей, и в конце концов скинула паучью личину. От жирной пыли слипались ресницы. Не в силах даже стоять, я привалилась к запачканному кислотой холму.
        - Мам… - прохрипела в туман. - Мам!
        Это было невозможно, но Амайя услышала и вернулась. Чудо, которым папа восхищался уже девятнадцать лет: в нашем огромном доме мама всегда первой слышала, когда была нужна детям.
        - Бункер уже рядом. Эмбер, ну, давай!
        - Никак…
        - Еще минуту!
        - Ни… секунды…
        Папа заметил нас и тоже вернулся. Видимость сокращалась. Рыжая тьма и газы сжимали горло.
        - Оставайтесь тут, - отец сразу понял, что подгонять мой полудохлый трупик бессмысленно. - Я поднимусь на холм, там этой дряни поменьше. Может… Может, оттуда видно лучше.
        Они с Чиджи уже были наверху, когда куча, под которой я сидела, зашевелилась. Затряслась под нами земля. Посыпались гладкие камешки, и папа скатился с холма. В испуге мы отбежали подальше и увидели, как целая гора гальки заворочалась в маслянистом тумане.
        - Глобоворот! - догадался папа и сверкнул глазами. - Это и есть бункер! Эмбер, ты его нашла, моя умница!
        ГЛАВА 4. ВАННА С ЗЫБУЧИМ ПЕСКОМ
        Галечный бархан скрывал шар размером с целую площадь. На три четверти он был погружён в землю, а макушка возвышалась над лощиной, как выпуклая крышка от кастрюли. На Урьюи в глобоворотах держали склады. Они непрерывно вращались, попеременно подставляя внешние бока под солнышко. Обычно глобоворот зарывали только наполовину. Вся поверхность покрывалась солнечными батареями. Они копили энергию по очереди, а после расходовали на обогрев той части здания, что опускалась под землю. Но этот бункер выглядывал едва ли метров на пять, чтобы не выделяться среди других дюн.
        Здание ворочалось и ворочалось. Сыпались мириады камней. Воздух, казалось, не примет больше взвеси из пыли и пепла. Я задержала дыхание. Это уже был не воздух, а грязная жижа! И вот наконец вынырнул узкий зев: скрипучий клинкет приоткрылся на треть, и рука в военном рукаве махнула ружьём, поторапливая.
        В коридоре с непривычки мотало. Нас вели - куда-то, кто-то.
        - Заблудились? - голос впереди был резок и хрипловат. Проводник шагал энергично и шаркал о стены ружьём, выбивая искры.
        - Чуть не промахнулись, - признался папа.
        - Вы из посольства? Как вас?..
        - Уитмас Лау.
        - Маг, да?
        - Бумеранг.
        Проводник хмыкнул. Он был не слишком рад бумерангу.
        - Лучше бы суид или хоть аквадроу, а то у нас совсем нет магов, - донеслось спереди, - Вы целы, я смотрю. Повезло: за шчеров объявили награду, в городах облавы. Тараканы требуют нас живьём, а за мёртвых не дают воды.
        - Нас едва не отловили какие-то бродяги.
        - Оказалось, эзерам наша кровь слаще карминской. Мы для них деликатес.
        Щель коридора вывела в комнату пошире. Там было светлее: вдоль грубо окрашенных стен протянулись щупальца блесклявок. Проводник повернулся лицом и оказался женщиной. Грубовато сложенной и сильной, как мастер спорта, со смуглой пористой кожей и вороной косой ниже пояса.
        - Н-да, - был вердикт нашему виду. - Поселю вас на внутреннем слое, где потеплей. Окон там нет, ну, так и солнца вторые сутки не видать.
        - Был взрыв на атомной станции.
        - На трёх, - она говорила резко, будто каркала. - Близится ядерная зима. Батареи в темноте не зарядишь, а топлива для генераторов мало. Оно уйдёт на очистку воздуха в бункере и аварийное освещение. Еще месяц, и энергии на обогрев совсем не хватит.
        - Месяц? - испугалась мама. - Но Жанабель сказала, насекомые не задерживаются дольше, чем на несколько дней!
        - Эзеры улетят, - кивнула женщина. - А катастрофы-то останутся. А ты чего? - это уже мне. - Маг?
        - Нет, я просто.
        Женщина выдохнула и выругалась.
        - Ладно, пошли. Я майор Хлой, начальник бун-штаба.
        Майор протиснула нас сквозь новый коридор, ещё уже прежнего. Под кашель Чиджи мы вышли в прохладную залу, совсем непохожую на жилое помещение. Скорее на вокзал или ангар: с крупными заклёпками на стенах, трубами вдоль и поперек и высоким сводчатым потолком. Для освещения летали два настоящих имперских сателлюкса.
        - Здесь вообще-то бойлерная, - как будто извинялась Хлой. - Но какая уж теперь вода… Так что это всё ваше. Располагайтесь.
        Её помощник, молоденький штабрейтор, притащил кипу одеял и ещё какого-то добра. Тряпки были затхлые, мятые. Но чистые. Глядя, как он пыхтит с матрасом в узком коридоре, Чиджи подёргал папу за куртку.
        - Так надо, - шепнул он в ответ. - Коридоры такие, чтобы крылатые насекомые не могли там развернуться.
        - Дак ведь и вам с мамой никак не превратиться.
        - Лучше убегать на двух ногах от человека, чем даже на восьми от летящей осы. Или мухи.
        Мама увела брата в медпункт, а папу вызвали в комендатуру бун-штаба. Меньше всего мне хотелось забираться в постель немытой. Облепленной ядовитыми хлопьями, водорослями, комьями глины. Казалось, платье фонит так, что аж светится. Конечно, взрослые пауки не боялись радиации. Достаточно было превратиться туда-сюда, чтобы её сбросить. Но обычная грязь никуда не девалась, и я хотела в душ сильнее, чем есть и пить. Штабрейтор притащил последний матрас и пялился на меня, как на пыльное чудище из-под кровати:
        - Чего застыла? Контузило что ли снаружи?
        - Мне надо помыться.
        Он понимающе скривился:
        - Да, но… Разве что в карминской бане.
        - Если там можно избавиться от грязи, мне всё равно.
        - Только холодная она с утра. Не нагрели зыбы.
        Я постояла секунду. Мыться холодной водой?
        - Ладно. Что уж.
        Штабрейтор изловил один сателлюкс, и нас проглотили кишки тесных коридоров. Карминские бани я видела лишь издалека, когда из-за цветастых барханов за озером вился ароматный парок от горячих зыбов - ящиков для мытья. Быт карминцев я представляла смутно, ведь папин особняк принадлежал консульству и законсервировал для нас уголок Урьюи. Баня в бункере была маленькая, тёмная. На узких стеллажах хранились одинаковые чёрные банки и грубые полотенца. Я сняла одно с полки. Как наждак на ощупь.
        - Разберёшься сама? - парню охота было спать, давно объявили отбой.
        - Вы мне только покажите, как воду включить.
        - Воду? Воду?!
        У штабрейтора от смеха треснул голос. Он шагнул к прямоугольному зыбу и дёрнул цепочку, свисавшую с потолка. Откуда-то сверху в пустой ящик рухнула куча песка. Мелкий и чёрный, как пепел, он заполнил зыб до краёв. Паренёк закатал рукав и сунул в песок руку, поводил ею в глубине и пропустил пыль сквозь пальцы.
        - Вообще-то повезло тебе. Ещё чуть тёплая.
        И ушёл.
        - Лицо только этим не вздумай тереть! - донеслось из-за двери. - Для лица и такого всякого - в чёрных банках, ну там, на полке.
        Понятно. Понятно, отчего эту ванну называли зыбом: карминцы наполняли её песком, перенасыщенным паром. Наверное, влага, обволакивая песчинки, не притягивалась к небу. Я открыла одну банку и зачерпнула горсточку серой пыли. Такой мелкой, что с закрытыми глазами её можно было принять за воду. Стоя над зыбом, я обмазала этим лицо и волосы. На языке и зубах скрипнули песчинки. А как потом смывать-то? Своевременные вопросы - не моя сильная сторона.
        Пока я погружалась в чёрный песок, избытки его сыпались с края зыба прямо на пол. С кончиков пальцев ног и до самой шеи обволокло теплом и усталостью, шевелиться в тягучей массе стало трудно, да и не хотелось. При малейшем движении песчинки щекотались. Под ворчание пустого желудка я опустила затылок на край зыба и задрема…
        * * *
        - …за руку тебя повсюду водить что ли, красавица?
        - Ну, ладно, ладно. Она почти не ела два дня, а мы всё бежали, бежали.
        Майор Хлой и мама держали полотенца, пока я очищала легкие, глотку и уши от песка. Из глаз и носа песок тёк вместе со слезами.
        Я заснула в зыбе.
        Или потеряла сознание от упадка сил. В один момент руки и затылок соскользнули с края, и меня утащило в песок целиком.
        - Вот повезло-то, что пацан забыл свой бейдж и вернулся, - ворчала майор. - И что дверь ты не заперла.
        Хлой подала мне полотенца - те, из наждачки. Её рука дрожала.
        Только грубыми тряпками можно было содрать слой чёрной пыли. Прочь вместе с грязью, вонью и разводами пота, которые впитал песок. В итоге я оказалась чистой. По крайней мере, формально.
        - Получай одежду и паёк и марш спать. - Майор протянула два свёртка - маленький и микроскопический.
        Мои чипы-вестулы с ажурными блузами никуда не годились. Хлой выдала другие, с удобным комбинезоном и камуфляжным пыльником. Я прицепила их к позвоночнику, нырнула в новый комбез и поплелась за мамой в бойлерную. Папа уже вернулся, на матрасе рядом кашлял Чиджи.
        Папа налил мне полчашки воды из термоса. Воду приходилось высасывать из тугого клапана с ниппелем или плескать в черепок объёмом не больше ладошки. Иначе всё взлетало к потолку.
        - Теперь руженит здесь дороже алмазов, - бормотал папа, бережно закрывая термос.
        Он посмотрел, как я жадно опрокинула в себя воду, и добавил:
        - Этот литр нам на сутки. Пока не наладят добычу льда из сферы.
        - А грунтовые воды?
        - В этой части континента они слишком глубоко. До неба ближе.
        - Что за адская ледяная машина у насекомых?
        - Я ничего подобного не видел, - покачал он головой. - Но майор Хлой говорит, это гидриллиевый эмиттер. Сто лет назад, когда насекомые бежали на астероиды, то открыли там гидриллий. Эта руда подарила им власть над водой. Гидриллию подчиняются все её состояния, кроме обычного льда.
        - Как же сфера держится в небе?
        - В её внешних слоях эмиттеры поддерживают тонкий слой аморфного льда, он и удерживает всю остальную массу.
        - Значит… теперь они могут поработить любую планету? И нашу?
        - Нет, Эмбер, - папа улыбнулся. - У нас тоже есть власть над водой - диастимаги аквадроу. И большая-пребольшая куча ядерных боеголовок на пограничных спутниках. Эзеры обижают только слабых.
        Правильно было сейчас же заснуть. Медленнее обмен веществ - позже замучает жажда. Глядя на вялый комочек из пайка в своей руке, я что-то расхотела есть.
        - Сыр не так плох, как на первый взгляд, - мама распутывала мои волосы заколкой в виде гребня. Другой расчёски у нас с собой не было.
        - А, так это не мыло. Я уже песка наелась. Пусть лучше Чиджи.
        - Ешь давай молча.
        Блесклявка на стене рядом заснула и погасла. Я лежала на тонком матрасе и слушала грохот у себя в голове. Он никак не выметался вон.
        - Ты такая у меня красавица, Эмбер, - шепнула мама, продолжая нежно разбирать тонкими пальцами мои пряди. - Вернёмся домой - никому не говори, что надевала штаны без палантина.
        - И ела мыло.
        - Нам нельзя потерять ни балла из аттестата. Ты станешь клевреей примулы.
        - Надеюсь, нет, - я знала, это расстроит маму. - Клеврее с мужчинами говорить нельзя, в город нельзя, штаны нельзя. За любой чих вычитают баллы и снижают курс шчерлинга её отшельфа к арахме. А статус примулы всё равно не светит, я же не маг.
        - Клеврея - лучшее место, где может устроиться молодая шчера.
        - Я буду делать роботов.
        - Нет, Эмбер. Тебе нужна нормальная… реальная работа. Будешь помогать примуле по хозяйству и станешь престижной партией.
        - Как ты?
        - Как я, - мама расправила плечи.
        Женщины-диастимаги, невзирая на конфессию, не могли заправлять отшельфом. Они занимали почётное место примулы - правой руки мужчины-мага. Часто эти двое становились супругами. Да что там, почти всегда. Но наш папа - в то время двухсотлетний бумеранг - предпочёл юную клеврею Амайю. Не диастимага, смертную. За красоту и не только. За то, что не опускала карих глаз при встрече, за то, что не доносила на других клеврей и за то, какою твёрдой была рука, когда мама забивала саранчу. Было отчаянно грустно всякий раз, как я замечала новую морщинку в сеточке у маминых глаз. И майор Хлой с порога записала её в смертные: между женщинами это уже бросалось в глаза. Только диастимаги жили вечно, вернее, до первого несчастного случая. Обычные шчеры неминуемо увядали, и, хотя папа никогда не посмел бы коснуться этой темы вслух… но они с мамой были тем букетом из калл и роз. Все знали, чья смерть разлучит их рано или поздно.
        - Тогда ладно. Хочу быть, как ты, - уже в полусне я решила отложить конфликт поколений до Урьюи. - Отменю тогда парикмахера на завтра, а так хотелось каре…
        - Даже и думать не смей остригать волосы, поняла? Никогда. Что хочешь делай - а кудри не тронь. Одни твои локоны сводят с ума мужчин и женщин. Не знаю, в кого такие… Береги их.
        Мама поцеловала мою пыльную макушку. Вот и всё, что я помню о начале войны.
        ГЛАВА 5. ВНИМАНИЕ НА НЕБО, ПРИБЫВАЕТ ПОЕЗД!
        Континент Рубигея больше не оправдывал своего имени. Пейзажи были черны, как недра замыслов убийцы. Минул почти месяц с начала войны, и густые травы Рубигеи иссохли без влаги. Стало так холодно. Вода так и не вернулась, крутилась ледяным куполом на хмуром небе. Пепел и сажа окутали пустырь ядовитым саваном.
        Сквозь вихри золы и угольной пыли летел вампир, людоед, потрошитель. Осока шуршала, будто пучки её были раскрытыми древними книгами, и теперь мимо них, брошенных погибать, продирался разбойник. И пожелтевшие страницы рвались, шелестели под натиском бесстыжего вора. Травам осталось лишь перешёптываться. Сплетничать о метровых крыльях, которые их касались. Едва заметные, тонкие и узкие, крылья с трудом несли тугое полосатое тело. Ярко-рыжие линии на изогнутом брюхе сменяли чёрные. Воздух гудел так низко, что жужжания не было слышно. Только тревога и вибрирующий трепет наполняли пустошь. Мелюзга вроде брысок, брошмяков и брушканчиков разбегалась подыхать по норам.
        Тонкая талия и шесть ног. Тёмные блестящие глаза. Острые жвала.
        На валун в чахлом поле присел шершень. Как только крылья перестали разгонять пыль, их облепил жирный пепел. Передними лапами шершень захватил усы-антенны и остервенело потёр морду. Всё равно - ни зги. Клякса битума шлёпнулась на фасеты глаза. Ядерная зима превратила долину в пейзаж убитого горем пуантилиста.
        - Сплош… …йня и …дец полный, …ла я эту плане… вместе с шшш… - сказал шершень.
        Связь с кораблём прерывалась из-за бури.
        - Повторите, ть-маршал Хокс? Вас плохо слышшш… шшш…
        Шершень сполз с камня глубже в мёртвые заросли и обратился Альдой Хокс. Ть-маршала мгновенно окутала броня из хромосфена - умного хрома. Без неё на Рубигее нельзя было находиться долго без риска заполучить астму, струпья или химические ожоги.
        - Нет тут ничего, говорю, - буркнула женщина.
        В эпицентре своих злодеяний стоял призрак смерти. Альда Хокс, лидмейстер эзер-сейма в сытое время и ть-маршал охотничьего флота насекомых - в голодное. Известная сталью и статью Полосатая Стерва. Из-под дымчатого капюшона на пустошь глядел голый череп, пальцы-кости теребили портупею. Броня эзеров, активируясь при угрозе, облачала хозяина в унылую палитру оттенков смога: сизые, грязно-белые, бурые. Это и был хромосфен, дым, принявший вид туманного балахона, перетянутого ремнями и шлеями. Альда затягивала их потуже, чтобы подчеркнуть холёные формы, где нужно, а где не нужно - убрать. Правда, сейчас было не до красоты.
        - Карты подлинные. Город должен быть где-то здесь, но мы уже весь континент прочесали - а он как сквозь землю провалился. - Желая вдохнуть поглубже, она ослабила пряжки. Защитная маска фильтровала воздух, и черные клубы фильтрата вырывались из провалов носа и глазниц на черепе с каждым выдохом.
        - Значит, мы ошиблись. Сказки это всё. Мы заберем вас на флагман через минуту, госпожа.
        Третью неделю свора из трёх дюжин охотничьих гломерид искала столицу Кармина - город Гранай. Пытками, разведкой, шантажом и подкупом. Городов нашли десяток, но все не тех. Планету усеяли деревеньки, в лесах ютились древесные хижины, в ущельях и лощинах прятались полудикие становища на три двора. Да бродяги-партизаны заняли болота. К этим только сунься. Но не в гиблых же трясинах жил столичный город! Судя по картам, которые в избытке удалось раздобыть на первой неделе оккупации, Гранай находился здесь.
        - Вот прямо тут, Игор! Вот… где я стою!
        - Я понимаю. Э-э, ть-маршал… Гидросфера в небе сегодня крутится слишком уж резво. Циклон. Сюда приближается свалка. Радар сообщил об огромном куске металла, вмёрзшем в ледяной купол.
        - Что там ещё?
        - Может, кусок моста, который взлетел вместе с рекой. Или заводская труба. Эта штука скоро пройдёт прямо над нами, и кто его знает… Опасно долго торчать здесь. Надо улетать.
        Укрытый пеплом пустырь исполосовали крупные трещины. Как можно было жить на этом одичалом погосте? Очевидно ведь: никак. Они промахнулись. Опять промахнулись!
        - Много рабов у нас в трюмах, Игор?
        - Сто тысяч.
        - Это карминцы? К дьяволу их.
        - И две тысячи шчеров.
        - Отлично, - из них трофейная доля Альды Хокс составляла триста штук. - Хватит с меня. Нет никакого Тритеофрена, чушь всё. Чушь и бред! Я сворачиваю программу поисков, возвращаемся домой.
        Гломерида ть-маршала снижалась, и жирная сажа расползалась по трещинам. Альда полагала так: раз уж после десятка безуспешных разведмиссий она спустилась, чтобы убедиться в неудаче лично, то имеет право свернуть эту чахлую миссию на Кармине безо всяких санкций со стороны эзер-сейма. За годы на флоте она привыкла к одному проверенному и безотказному сценарию: нападение и блокировка воды, захват рабов без разбору, возвращение на астероиды. И получение своей доли. Быстро. Эффективно. Безопасно. В этот раз теневые верхи аристократии - ассамблея минори - вынудили ть-маршала проверить легенду, ради которой сотни эзеров застряли в этой дыре. На месяц! Без солнца, воздуха и возможности расправить крылья. А главное, помыться по-человечески.
        Гломерила над нею вильнула.
        - В сторону, госпожа!
        Альда вскинула голову и едва успела отскочить, как прямо в то место, где она стояла, рухнул обитый железом рундук. Случилось то, чего боялся Игор: из-за бури от неба начал отклеиваться мусор.
        - Забирайте меня отсюда, - рявкнула Хокс.
        Гломериде пришлось опуститься дальше, чем хотелось. Лететь туда шершнем означало скинуть броню, и ть-маршал выпростала из-под накидки одни только крылья. Они понесли окутанную дымом смерть к трапу. Над головой мелькнула тень, потом вторая… и Хокс метнулась из стороны в сторону, не дожидаясь, пока манна небесная размозжит ей голову. Где-то сзади упал целый ворох добра: сумок, кульков, чемоданов. Пожитки рассыпались по чёрным кустам, покатились битком набитые баулы. Адьютант замахал ей из приоткрытого клинкета. Но по дороге к трапу тонкие крылья Хокс нацепляли сажи и слиплись. Совсем. В один бестолковый комок за спиной. Зверея и бранясь, она бросилась к трапу вприпрыжку. Чемоданы взвинтили непроглядные тучи пепла. Нога провалилась в широкую трещину. Альда вскрикнула и упала. Боль прострелила лодыжку, колено и скрутила поясницу. Жгучая - аж сердце зашлось.
        - Игор, сюда! Я подвернула ногу.
        Лететь она не могла, бежать теперь тоже. Офицер обернулся кузнечиком и спрыгнул с трапа навстречу Альде. Продлив свой полет при помощи крыльев, он добрался к трещине за один прыжок.
        - Я застряла, - обрадовала его Хокс.
        Вдвоём они ухватились за края голенища и принялись расшатывать сапог в трещине.
        - Умоляю, не прикасайтесь! - завизжал Игор, сбрасывая со своего плеча её пальцы, будто пиявок. - Вы же знаете, я этого не выношу…
        - Да пошёл ты к дьяволу со своими психозами! Нас раздавит этим барахлом!
        - Не волнуйтесь, я уже дал распоряжения ближайшей веренице. Они отобьют весь мусор, который вздумает отколоться от сферы.
        - Чёрт, как больно… - шумно выдохнула Альда. - Вывих, а как жжет… И-и-игор! Тащи меня, тащи, тащи, собака!
        Адьютант не понял, отчего Хокс вдруг заверещала, как на сковородке, но собрался с духом и дёрнул лидмейстершу под мышки так, что нога выскочила из трещины. Эзеры повалились наземь. Сапог Альды дымился, обугленный до голенища. Ть-маршал на четвереньках отползла подальше от дыры.
        - Там огонь! Жаром пышет, прямо изнутри!
        Двое обнаружили себя в большом кольце, образованном сполохами огня. Повсюду вокруг разгорались точно такие же кольца неправильной формы. Земля дрогнула, трещины разошлись и вспыхнули. Пустошь засветилась ячейками наподобие пчелиных сот. По периметру каждой соты вырывались языки плазмы. Высокие, как небоскрёбы.
        Путь к кораблю был отрезан.
        - Мне не перепрыгнуть, лидмейстер, - растерянно оглянулся адьютант и попытался пересечь стену огня в броне из хромосфена. Альда дёрнула его назад:
        - Ты идиот?! Видел, как это сожгло мне сапог? Хромосфен не поможет.
        - Что это Вы собираетесь… не трог..
        Хокс обратилась шершнем, растрясла липкие крылья, подхватила тушку Игора поперёк живота и взлетела над огнём.
        - Не тро-о-огайте меня! - верещал адъютант.
        Они перемахнули стену и рухнули в центре соседней соты. С грузом и липкими крыльями сразу добраться к трапу Хокс не могла. Альда вернула себе бронированный балахон и позволила адьютанту прийти в себя от ужаса чужих прикосновений. Если выживут, пропишет его у психиатра, решила ть-маршал.
        - Смотри, Игор. Огонь вылез только там, куда упал мусор.
        - Соты реагируют на удары, - предположил адьютант. - Что они здесь защищают?
        - Это город, - догадалась Альда. - Столица прямо под нами.
        Не так много радости было от этой находки. Под ледяным куполом зашумело. Это прибыли гломериды дежурной вереницы. Взбудораженная их турбинами, ледяная корка извергла ещё центнер чемоданов. Рядом с Альдой обросли огнём две соты.
        - На связи ть-маршал Хокс! - рявкнула она. - Эй, наверху! Не давайте мусору падать на землю! Тут пышет плазмой в ответ на удары.
        - Говорит капитан второй вереницы. Что тут у вас?
        - Я нашла Гранай. И какую-то систему… городской обороны. Не знаю, вам сверху виднее! Прикройте нас.
        - Так точ… ложись!
        Земля грохнула и во второй раз поползла из-под ног. Одна трещина разверзлась шире, но оттуда выпорхнула не плазма, а сквилла. Карминский штурмовик. Второй, третий… Альда пригнулась, а сквиллы обстреляли вереницу из рельсотронов. Началась пыльная, пепельная жара.
        - Не давайте им обстреливать сферу! - приказала Хокс, но сверху, изо льда, уже сыпались обломки труб, шпалы, цинковые двери.
        Они с Игором перемахнули вторую стену огня. Рядом грохнуло. В переполненный едкой сажей воздух взмыли комья грязи. Гломерида попала в карминский штурмовик, и гигантская рука тяготения скатала сквиллу, как бумажный шарик. Шарик массой в тонну, повинуясь гравитации, ухнул вниз. Альду и адъютанта зашвыряло сухой землёй и камнями. Они уже были почти спасены, когда трап их гломериды начал заваливаться назад и в сторону.
        - Флагман стоит прямо на трещине! - крикнул Игор.
        Плазма резала корабль пополам. Куски обшивки, заворачивая оплывшие края, гнулись и падали. Команда, кувыркаясь, вылетала из битых иллюминаторов. Альда пришла в бешенство:
        - Мой флагман!
        Вопль этот вместил в себя и стеллаж с наградами, и целый мостик дорогой техники, которая валилась в раскрытые ладони огня. И шикарный гарнитур из спальной каюты. Из трещин взмывали новые сквиллы. Они гибли под гнётом гравитационных коронад, но падая, зажигали новые и новые стены жаркой плазмы. Гломериды эзеров буквально резало на салат. Ни одна так и не могла приземлиться, чтобы забрать Альду. Минуту - целую минуту! - в комме только шипело. И шипело, и шипело… Пока Игор не подскочил:
        - Есть контакт!
        - Только не смотрите вверх, - несколько неадекватно происходящему, спокойно и бодро донеслось из приёмника. - Прибывает поезд.
        - Ч-что?!.
        Альда вскинула голову, теряя капюшон. Невероятно, но в ледяную сферы вмёрз целый состав паровоза. Длинный, десятка на два вагонов! Теперь он откололся и летел… падал… рушился прямо на Хокс. Она закрылась локтями, понимая, что даже скорость реакции шершня не позволит ей увернуться от такой мухобойки. Три секунды ужаса и нарастающего шума…
        
        Шума?..
        В метре от оцепеневшей Альды поезд снесло в сторону. Протащило километр и бросило далеко за пределами пустоши.
        - Подкрепление! - воскликнул Игор.
        Альда схватилась за комм:
        - Эй, кто бы там ни был! С меня орден!
        - Благодарю. У меня свой.
        - Город под землёй! Надо заставить трещины разойтись.
        - Оставайтесь на месте.
        - Х-хорошо…
        Корабли подкрепления не использовали гравинады: при стрельбе по трещинам в коллапсе не было толку. Они просто палили бозонами из глюонного накопителя, который при обычных обстоятельствах использовали как резервные батареи, а не оружие! С остатками сквилл было покончено меньше, чем за минуту. Альда завидовала и восхищалась. Отличные инженеры и пилоты были в веренице её ангела-хранителя! Шло время, и Хокс ощутила, как отключается её хромосфен. Броня была слишком восприимчива к долгим встряскам. Они с адъютантом остались в одних кителях и затряслись от холода. Фильтры респираторов сдохли.
        А земля ползла по швам. Плазма иссякла, трещины погасли и ширились под расстрелом налётчиков. Город открывался, сражённый атакой. Каждая сота была жилым небоскрёбом, только уходящим глубоко вниз. Альда приподнялась с четверенек на колени, ещё оглушённая стрельбой. Стало тихо. Но ть-маршала трясло от холода. Кашляя, она ступила на больную ногу и упала. Глаза застили слёзы и пыль. Сидя на коленях, Хокс ругнулась, и перед нею возникли кеды.
        Чистые светлые кеды, на которые сыпалась вязкая сажа, чиносы в обтяжку и галантно протянутая к лицу Альды костлявая рука скелета.
        - Ах, Кармин! - мурлыкнула смерть в серой накидке из хромосфена. - Ясное небо, свежий бриз, животворящие бассейны кристальных озёр.
        Хокс молча сцапала предложенную руку, и смерть подхватила госпожу на руки:
        - Вижу, рекламные проспекты заврались. Здесь просто адище.
        Настроение Альды упало ниже нуля. Она узнала эти кеды и голос.
        - Рой-маршал Бритц…
        - Не побрезгуйте моей скромной гломеридой на первое время. Весьма рекомендую медблок и лично доктора Изи. Между прочим, специалист по эвтаназии высшей категории.
        - Какого лешего ты здесь забыл, Кайнорт? - Альда соскочила с его рук, как только оказалась в безопасности, и захромала по шлюзу. - Минори не посылают своих перквизиторов за рабами!
        - Ассамблея минори посчитала, что поиски Тритеофрена затянулись, и настояли на моём вмешательстве.
        Серая смерть развернула перед закопчённым лицом Альды голограмму ордера с печатями и автографами. Ть-маршал смахнула документы, не читая.
        - Я отдала приказ возвращаться на астероиды. И мне насрать на ордеры минори: моё слово здесь закон. Мы валим отсюда с полными трюмами рабов!
        - Не горячитесь, Альда. Положитесь на меня, - холодная тень в голосе Бритца гипнотизировала. - Давайте так: я обыщу город. Я добуду Тритеофрен. Альда… я принесу Вам к ужину нежнейшего карминского младенца, и за бокалом креплёного «Лимфинити» мы обсудим, как быть с притязаниями наших патронов.
        Закутанный в хромосфен с головы до этих невозможных кед, Кайнорт Бритц действовал на жертв своих увещеваний, как чай с ромашкой. Альдя вздохнула и присела на моментально предложенный пуф, позволяя адьютанту снять с распухшей ноги сапог.
        - Ладно, дьявол с тобой. Сейчас полдень? Даю время до полуночи. Не сыщешь прибор - проваливаешь восвояси… дальше кувыркаться с моей сестрицей. Иди.
        Их гломерида была уже в воздухе, но рой-маршал не отдал приказ к снижению. Он открыл шлюз и шагнул в затянутое смогом небо прямо с мостика. Альда привстала. Заглянув в иллюминатор, она увидела, как гломериды рой-маршала начали разделяться на воланеры: из одного звездолёта выходило четыре прытких и шустрых челнока для полёта в нижних слоях атмосферы. Далеко внизу Бритц расправил четыре стрекозиных крыла и на лету юркнул в воланер. Шельма. Знал толк в эпатаже.
        ГЛАВА 6. ТРИТЕОФРЕН
        Смерти серые, белые, чёрные, на крыльях и в воланерах, наводнили Гранай. Липкий туман из пепла и едкого газа с поверхности лощины заскользил вглубь, потёк вдоль небоскребов. Между домами сновали карминцы. Немногие бежали в пустыню. Большинство изловили сетями и отправили в трюмы.
        Броня обшивки воланеров отражала все калибры, которые мирные жители приберегли для обороны близких. А бронгауссы эзеров пробивали дециметровую сталь. Гранай был силён в прятках. Реальный натиск привёл карминцев в смятение.
        - Кайнорт, ратуша пуста, - доложили рой-маршалу. - Каргомистр и вся верхушка затаились. Не выцарапать. А если кто и знает о приборе, то чиновники.
        - Да, Берграй. Я спущусь к цоколям, разворошу их.
        - Но там одни тюрьмы да лазареты для душевнобольных.
        - Вот именно.
        - Кай, каргомистр не рискнёт там прятаться!
        - Не рискнёт.
        Пилот Бритца увёл воланер в вертикальное пике. За ним последовали ещё трое. Чем глубже они падали, тем уже и плотнее сходились стены жилых колонн. Тем дальше отступал шум боя: оборонные пункты обстрела находились на первых уровнях, ближе к поверхности. Угрозы снизу никто не ждал.
        На глубине провода коммуникаций висели клубками прямо между домов - вперемешку с бечёвками для сушки белья. Один из четвёрки запутался в проводах, потерял управление и прорезал жилой комплекс. Застряв у кого-то прямо в гостиной, воланер загорелся.
        - Кай, 337-й минус! Ниже нельзя рулить.
        - 337-й просто решил поваляться на мягком, - подстегнул напарников Бритц. - А кого не убьёт праздность, убьёт мой армалюкс.
        Дно Граная возникло так внезапно, что эзеры затормозили в свалку из юродивых бродяг, тряпья и помойных куч. Воланеры от удара свернулись, как ежи, и на секунду включили антигравималь на мостике. В комме рой-маршала бранились пилоты: их приподняло и плюхнуло обратно в кресла. Зато они выжили, а могли бы разбиться.
        На дне пришлось покинуть воланеры. Эзеры обернулись в свои имаго. В сумерках цокольных переулков затрепетали крылья: чёрная стрекоза, жирный жук-плавунец и медная оса-палач. На такой глубине они нечего не боялись: ни клейкого пепла, ни душного газа. Ни вооружённых солдат. Цоколь Граная был отброшен на целые века назад. Сверху гремели передовые технологии. Здесь, в глуши колодцев, прятались неприкасаемые. Отчуждённые. Все те, кто не мог уйти в пустыню и не хотел защищать город, который их презрел. «Пенитенциарный этаж», гласила надпись на глухой стене. Из узких, словно бойницы, окон за насекомыми следили тысячи блестящих - слезящихся, болезненных, диких - глаз.
        - Разделяемся. Установить пушары для обстрела.
        - Есть, - плавунец ушёл первым.
        - Кай, здесь нет солдат, - капитан-оса колебался. - Один сброд, городские каталажки. Зачем их…
        - Берграй. Ты меня утомил.
        Интонация угрожающе смягчилась. Эзеры знали: когда голос рой-маршала Бритца таял, черновик твоего приговора уже был готов. Насекомые свернули в разные закоулки. Дойдя до тупиков, они расчехлили пушары - покрытые амальгамой сферы - и бросили наземь. Сразу после трое взвились наверх и юркнули по щелям.
        Гладкое зеркало двух пушаров покрылось мелкой рябью, а затем стало вращаться и метать иглы. Они выстреливали веером одна за другой. Пушары катились по улицам, гонимые энергией хаотично вылетающих снарядов, словно бешеные дикобразы. Тюремные стены, хлипкие перегородки каталажек и решётки сумасшедших домов посыпались в колодцы улиц. Раздались вопли ужаса. Это были обитатели цоколя. Доведенные до крайней степени отчаяния, они выпустили чудовище: сдерживаемую годами силу ненависти и безумия.
        А потом вырвались и побежали.
        Вверх, вверх… На свет. Небоскрёбы обвивали пожарные лестницы, аварийные трапы, балконы. Тысячи тентаклей зашуршали по стенам. Они рвали провода и бечёвки с бельём на своём пути, били стёкла. Заключённые бежали от игл пушара, бродяги уносили лохмотья от заключённых, душевнобольные шарахались от бродяг. А вместе они, как гигантский снежный ком, подминали и тащили за собой всё больше простых карминцев, чьи жилища вставали на пути их лавины. Потоки тентаклей неслись к поверхности, как живые бикфордовы шнуры.
        - Альда, мы возвращаемся, - сообщил Бритц. - Прикажите сворам прекратить огонь.
        - Что? Всем сворам?
        - Да. Мне нужна тишина наверху.
        Беглецы принимали иррациональные решения: бежать отовсюду, где шум, - туда, где тише. Три эзера дождались, когда поток карминцев минует их, и вернулись в воланеры. Они летели наверх, но не стреляли в людей. Поток сброда мог так же легко повернуть вспять. У самой поверхности в гущу солдат выплеснулись толпы разъярённых обитателей тюрем и психушек, баррикады и орудия сшибали хромые нищие. Женщины с кульками и детьми, захлебываясь ужасом, кидались наперерез своей артиллерии. Строевой порядок обернулся месивом, беспомощным хаосом. Всё это время враги безучастно наблюдали сверху, как город захватывает и губит сам себя.
        Гранай пал. Дымные смерти покинули чрева своих гломерид. Кайнорт забрал символический ключ от города из рук каргомистра и протянул Хокс.
        - Гранай Ваш, госпожа.
        Шершень стояла на трапе, стараясь не выдать, что под серой накидкой морщится от боли. Спускаться, хромая и волоча за собой треснувший сапог, было ниже её достоинства.
        - Мои трюмы забиты, - процедила она. - Эзеры не тащат рабов и трофеев свыше разумного. Можешь теперь набирать добычу для ассамблеи минори, Бритц. Они твои.
        Карминцев разделили надвое: солдаты и остальные. Бритц прошёл между пленными. Несколько отчаянных выстрелили в рой-маршала в последний раз. Хромосфен сверкнул, но Кайнорт не замедлил шаг. Он бы искренне удивился, если бы никто не попытался. Уж кому, а ему давно было не привыкать к радушию пленных. Две стальные сколопендры размером с крупного пса семенили за ним. Их ноги лязгали изогнутыми лезвиями керамбитов. Смерть встала перед каргомистром, обстукивая комья грязи с подошв. Из пасти голого черепа в сером капюшоне зазвучал карминский:
        - Я пришёл не за рабами, - акцент был явный, но фразы не искажены. - Месяца четыре тому назад пауки спрятали в Гранае прибор под названием Тритеофрен. Он мне нужен.
        - Но его не… не существует!
        - Посмотрите вокруг, каргомистр. Шчеры на одной чаше весов - ваши люди на другой… Отдайте мне прибор. Или того, кто знает больше. И мы уйдём.
        - Чтобы вернуться опять!
        - Если у нас будет Тритеофрен, мы уйдём навсегда.
        Шёпот…
        Каргомистр сверкнул подбитым глазом. Миг, и его взгляд перехватила сколопендра. Свистнула хозяину, подавая знак. Эзер повернулся к толпе. Пустые глазницы зондировали женщин, прятавших детей, чтобы те не кричали и не провоцировали живорезов. Подростков, задыхавшихся в пыли на морозе. Старух, с покорной скорбью на лицах перебирающих бусы и чётки.
        - Отдайте мне Тритеофрен, - обратился эзер к толпе. - Мы и сами хотим уйти. Ваши тентакли застревают в зубах, мясо жёсткое, а кровь жидкая. Как еда вы отвратительны. Как рабы - упрямы и бестолковы. Нам нужны только шчеры. Если у эзеров будет целая планета пауков, мы забудем о Кармине.
        Раздалась брань, посыпались проклятия, кого-то защемили. Карминские солдаты забесновались в сетях, когда от женщин отделилась горбатая старушка. Её трясло, как болонку, пока она ползла мимо стальных сколопендр. Став ближе, старушка бросила к ногам маршала кисет и плюнула сверху.
        - Вот. Убирайся, таракан.
        И снова у кого-то не усмотрели иольвер. Старуха упала, справедливо ли, нет ли убитая кем-то из своих. Адъютант подобрал кисет и подал маршалу. Внутри кожаного мешочка был осколок двухслойного зеркала. С одного округлого конца отлитый гладко, с двух других - шершавый и неровный. Бритц провёл костяшками хромосфеновых перчаток вдоль края зеркала. Острый обломок царапался.
        - Это замечательно. Но я вижу, здесь не всё. Где другие две части? - рой-маршал тихо кашлянул под маской. Фильтры приказывали долго жить. - Давайте-ка закругляться.
        Сети, ограждавшие толпу карминских солдат, начали сжиматься. Бежать из силков было некуда. Мужчины отступали ближе и ближе друг к другу. Они гибли: кто-то от ожогов сетей, а те, кто в середине, от удушья. В криках боли и ужаса, в женском визге из толпы напротив эзеры разобрали мольбу прекратить пытку и наконец -
        - Ключ у атташе Лау!..
        Сети перестали сжиматься. Бритц повернул череп к каргомистру.
        - Уитмас Лау, - отрывисто произнёс тот. - Пришёл к нам в начале лета и дал это. Одну треть Тритеофрена: куматофрен. Он управляет магнитным полем.
        - Где искать атташе Лау?
        - Не знаю. Не знаю! Да и с чего бы оставлять нам адрес, если он хотел спрятать прибор по частям? Но пришел он откуда-то с юга, со стороны Кумачовой Вечи. Всё, больше ничего мы не знаем! Хоть режь…
        - Спасибо, каргомистр. Цены вам нет.
        Бритц сжал костлявые пальцы - и повинуясь жесту, сети скатали карминских солдат в смертельный клубок, протащили к краю небоскрёба и… да. Сбросили.
        - Поиски затягиваются. Пока мы здесь, не в моих правилах пополнять ряды партизан боеспособными мужчинами, - рой-маршал развёл руками, будто его можно было понять и простить. - Остальные могут вернуться в город.
        Сажа оседала на пустыре. На обломки сквилл и гломерид, на вагоны упавшего паровоза, на тюки и чемоданы.
        - Что же ты не позаботился об обитателях цоколя? - рой-маршал вернулся к каргомистру. - Эвакуационные ходы были только с этажей среднего класса и выше. Ай-ай. Думал, пойдёшь на второй срок?
        - Я прошу Воларнифекс. Почётную казнь по традиции эзеров.
        Каргомистр бросал затравленный взгляд на соседние соты. Стоя поодаль, вдовы солдат ждали, пока Бритц отдаст им пленного. Кто знал, как долго и мучительно они будут его терзать прежде, чем убьют. У большинства гранайцев ныне были личные счёты с чиновником, подвергшим их риску ради шчеров.
        - Воларнифекс заслужить надо, - возразил рой-маршал. - Чуйка, фас.
        У него из-за спины выскочила сколопендра. Ножки-керамбиты засверкали, оплетая жертву. Сражённый их блеском, каргомистр повалился назад, не сознавая, что уже мёртв. Вторая сколопендра, по щелчку хозяина, присоединилась к трапезе. Лезвия твари скользили под идеальным углом: Бритца не окатило кровью. Его череп пересекла тонкая, как нить, струйка. В комме шаркнуло:
        - Я нашёл. Мать и младенец. Погибли от взрывной волны - там сквилла упала.
        - Понял, Ёрль. Спасибо.
        Снова шептались мёртвые травы лощины. Кайнорт расправил крылья, чтобы пересечь пропасть между столпами небоскрёбов. У трапа отдали честь капитан вереницы и ружейник.
        - Берграй, почему твой пушар не выстрелил? - спросил Бритц у смерти в чёрной накидке.
        - Заело… спусковой блок, - доложил капитан.
        - Без третьего пушара мы рисковали провалить вылазку. Нас всех могли разорвать там внизу. Где отчёт о подготовке арсенала?
        - Кай, я сам с этим разбер…
        Бритц вытащил армалюкс, длинный ствол которого был испещрён граффити, а с рукояти свисали стеклянные бусины на шнурках из карминских волос.
        - Кай!..
        Выстрел. Тихий, как ядерный снег. Ружейник капитана замертво покатился в осоку.
        - В следующий раз делай, как я, Берграй. Проверяй арсенал сам.
        Прозвучало просто, как отеческий совет. Капитан замер и молчал, с каждой секундой забивая гвоздь в гроб своего алиби. Он получил недвусмысленный намёк: что с ним будет за колебания в бою, если только ещё раз… И каждый понимал, что другой понимает.
        Кайнорт убрал оружие и скрылся в шлюзе флагмана.
        * * *
        Гостевая каюта рой-маршала, отданная в распоряжение Альды Хокс, была оформлена в традициях древних аристократов. Только белое, белое, белое. И чёрное. Дичайшей расцветки носки и кеды хозяина были концептуальными пятнами на монохромном полотне. Они делали центром внимания хозяина флагмана. Рой-маршал сидел на подлокотнике жемчужно-белой софы, уже в чистой и свежей форме. Впрочем, единственное, в чём он умел запачкаться, это в чужой крови. Всякий раз искоса поглядывая на Кайнорта без брони, Альда видела лишь светлое пятно и чёрное обрамление бесцветных глаз. Ничего особенного. Аккуратный отличник. Среднестатистический сыскной агент, которых отбирали по редкой способности не оставлять следов. Иными словами - типичный минори. Альда изловила себя на слишком долгом созерцании рой-маршала и отвернулась. Она ненавидела этих аристократов всеми фибрами… чего бы там у неё ни было внутри. А конкретно Бритца она недолюбливала и по личным причинам.
        - У меня смешанные чувства по поводу всего этого, - призналась Альда и устроилась поудобнее в дьявольски комфортном кресле. В её старом флагмане таких не водилось.
        Вправленной ногой занимался Игор: растирал и массировал, чтобы вернуть госпоже ту нежность холёной ступни, с какой она прибыла на Кармин месяц назад. Скинув хромосфен, Хокс превратилась в высокую поджарую блондинку с эффектными формами и короткой стрижкой. Крупные черты её лица были резки, но привлекательны. Если не знать, какие скабрезы соскакивали с этих вызывающе красных губ. Впрочем ть-маршалу даже шла некоторая вульгарность. На лбу её адъютанта выступила испарина. Он боролся с фобией прикосновений. Но лучше уж с фобией, чем с реальными врагами. А на столе перед Альдой стояло блюдо с ужином. Розетка из тонких маленьких щупалец, приготовленных личным поваром рой-маршала специально для гостьи. На открытом огне, с карминской лимонией и бензиликом. Отломив миниатюрный тентакль, Хокс посмаковала угощение и продолжила:
        - С одной стороны, за какой-то час мы доказали, что легенда о Тритеофрене - не вымысел. С другой - прибор разбит, и мы понятия не имеем, где искать вторую половину.
        - Треть.
        - Вот именно! Кайнорт, нам, обычным эзерам, нет дела до фантазий минори о лучшем мире. Я хочу вернуться на астероиды и… принять ванну с водой, дери тебя жорвел! - она бросила кость на тарелку, макнула пальцы в ванночку с нежным песком и стряхнула остатки на исключительно стерильный пол.
        Салфетки для песка были слишком грубы. К тому же она надеялась вскипятить Бритца. Но тот и ухом не повёл, и тогда шершень взбесилась:
        - Мне осточертело дышать через вечно забитые фильтры, наносить тонны эмульсии, чтобы кожа не лупилась на мне, как на старой туфле. Здесь становится невозможно летать, Кайнорт, здесь света белого не видно!
        Бритц невозмутимо подлил ей вина, ибо знал: как бы ни кипела Альда, её отказ прямо сейчас вызовет только протесты в ассамблее минори, и, как возможный итог, её отставку с поста лидмейстера, главы правительства. Невзирая ни на какие трюмы рабов.
        - Вы же знаете, госпожа, если что-то взбрело в голову минори…
        - Ты говоришь так, будто сам не один из этих!
        - Альда, - он понизил голос до такого бархата, что лидмейстерше стало чуть ли не совестно. - Я на Вашей стороне.
        Альда осушила бокал и впилась зубами в сочный тентакль. Ей вдруг стало жарко от света белых радужек напротив. От тёплого и дразнящего запаха лосьона минори, такого шикарного, сочетающего особые ингредиенты-люкс: проблемы, авантюры и головную боль.
        - Чего ты привязался? Мы и так планировали напасть на Урьюи и набрать себе шчеров, сколько влезет. В этот раз у нас тьма кораблей и ещё гидриллий.
        - А потом? Что потом, когда эти рабы умрут на астероидах?
        - Потом… - она сделала вид, что ещё не проглотила мясо.
        - Дайте нам три месяца. Мы перероем весь Кармин, и если потерпим неудачу, Вы доложите, что сделали всё возможное. А если добудем Тритеофрен целиком… о-о, Альда, Вы видели, какой была наша жизнь на Эзерминори?
        - Только в учебниках, - буркнула Хокс, истолковав это как намёк, что уступает нахалу в линьках. - Я не такая древняя, как ты.
        - Безбрежные долины, душистое разнотравье, горные хребты с зефирными тучками на маковках, кристальные воды и плодородные леса. Пьяняще свежие бризы… Альда, нам нужна своя планета. Такая, как Урьюи. Не скитание от астероидов до очередного ада вроде этого и обратно, не бродяжничество по военным лагерям. Посмотрите, во что мы превращаем любой мир, которого касаемся. Мёртвые земли, прах и пепел. Наша обычная стратегия с захватом воды делает планеты непригодными для жизни. Рабы, оторванные от дома, дохнут через полгода на астероидах. А вернуться в прикормленные места мы можем в лучшем случае через сотни лет. Часто уже некуда бывает возвращаться. И приходится опять всё бросать, опять собираться в путь, искать источники крови. А что, если когда-нибудь мы не найдем новых рабов? Что тогда?
        Его мягкие подошвы неслышно сминали ворс молочного ковра, к скулам подступила кровь энтузиазма. Альда молчала, жевала и дивилась, как что-то может волновать Бритца, эту эмоциональную мумию. Он встал, терзая Хокс ревностью к осанке минори: не вялой и не будто кол проглотил, а уравновешенной, как у овчарки.
        - Я пожил на Эзерминори. Я знаю, чего стоит иметь свой собственный дом. С постоянной гравитацией, естественным светом, дикой природой. С долгим запасом крови. Идеально подходящей крови… Без аварийных всполохов посреди ночи от отказа системы жизнеобеспечения. Месяц назад, когда Вы только прилетели на Кармин, разве не завидно было, что эти люди живут в раю? А Вы - где-то в потёмках и вечной мерзлоте. Разве не хотелось хоть на минуту задержать запуск гидриллиевых эмиттеров, чтобы полюбоваться бликами на хрустальном озере? Нам нужна Урьюи. Не горстка рабов. Планета. Целиком.
        Бессовестный туман его голоса обволакивал Альду, то ласкал, то покалывал, забирался под шёлк её блузы и лизал за ушком. Пожалуй, за три месяца с этим прощелыгой она и впрямь поймёт, отчего сестра потеряла голову. Нет, девяносто дней она ему не уступит.
        - С другой стороны… - вытащив себя из плена деликатеса, массажа и живописной риторики, очнулась Хокс. - С другой стороны, до нападения на Урьюи - куча времени. Ищи. Девять недель, Бритц. И ни днём больше.
        - Спасибо, госпожа.
        - И я вынуждена отпустить большую часть солдат с грузом домой на астероиды. Здесь оставлю одну вереницу: хватит тебе дюжины гломерид и полутора сотен эзеров?
        - Хватит, госпожа.
        - Но ты мне подчиняешься, понял?
        - Понял. Я здесь выше только ростом. - Кайнорт улыбнулся сдержанно, но даже эта слабая мимика выдала ямочки на щеках.
        Если приглядеться, внешне он не был создан для войны, для службы в перквизиции. Но облик нередко диссонирует с талантом, и Бритц сам притёр себя к любимому делу. Смеялся редко, будто это облагалось налогом. Приструнил жёсткие волны военной стрижкой. Альда удивлялась, как это он не догадался укоротить длинные не по уставу ресницы, из-под пушистых кистей которых светили колючие прожекторы глаз. Но, спускаясь вниз по отглаженным стрелкам, взгляд упирался в кеды: на правой ноге красный, на левой синий. Клоун буквально заявлял: я выучил правила, чтобы плевать на них.
        - Исчезни, Кайнорт, и передавай мои комплименты повару.
        - Знаете, - добавил он уже у клинкета, - когда жертву готовят к забою, от страха в кровь попадает слишком много адреналина, и мясо становится жёстким. Другое дело молочные младенцы. На материнской груди им до последнего неведома тревога. Такое нежное мясо совсем нетрудно готовить.
        Желваки Альды дрогнули:
        - Портишь аппетит, Бритц?
        - Я лишь повернул Вас лицом к тому, что Вы едите, - снова деликатный наклон головы.
        - Только идиотам не по себе, если в тарелке кто-то издали похож на них. Можно подумать, ты мяса не ешь!
        - Ем, разумеется.
        - Тогда какая разница, взрослый это или… Угощайся, - Альда дёрнула тентакль из розетки.
        - Спасибо, нет. Мне как-то не по себе.
        Учтивая полуулыбка. Шипение клинкета. Шлейф его издёвок еще не испарился, но Альда Хокс уже пожалела, что пообещала девять недель при свидетеле. И ведь каков угорь! Не успел получить, чего хотел, как выскользнул из силков устава и щёлкает начальство по носу.
        
        ГЛАВА 7. Я НИКОГДА НЕ ПРИВЫКНУ К МЕРТВЕЦАМ
        Примером странной эволюции был наш бункер. Путём не развития, но приспособления. Не тела, но ума. Мы по-прежнему не могли дышать без респираторов, но перестали чувствовать их на своём лице. Выйдя по нужде без рюкзака, ежеминутно в панике хватались за плечи. Без защитных очков, перчаток и капюшона чудилось, что мы голые. Стали просыпаться на рассвете и покидали постель, как только открывали глаза. Даже если слишком рано. Лежать без дела стало тревожно. Валяться, чтобы вспоминать, как было до? Нет, спасибо.
        Никто не знал, когда улетят насекомые. Никто не понимал, почему они ещё здесь. Никто не говорил, когда это закончится - и майор Хлой урезала сухпаёк еженедельно на одну десятую. Мы наладили добычу льда, но таким остросюжетным способом, что в священные секунды приёма воды не разжимали побелевших пальцев и не ставили черепок на стол. А ну как толкнёшь и… Сильнее боялись только плеснуть из термоса лишнюю каплю: тогда вся порция взлетела бы под потолок. Страх смерти стал катализатором этих изменений.
        В нашей бойлерной прибавилось соседей. Ещё трём семействам шчеров посчастливилось добраться до бункера, но ни учащённое тревогой дыхание, ни тепло наших тел не согревали зал. Мы с папой натянули палатку из паутинных тенёт. За шёлковым покровом, подсвеченным блесклявками, мы дышали в ладони и пытались забыть вкус нормальной еды. Как только подселили новеньких, мама перешила одно из покрывал мне на палантин. Соседям - двум старикам и угрюмой парочке - уж точно не было до нас дела, но мама просидела целую ночь с иголкой. «Ни при каких обстоятельствах не допускай инволюции, Эмбер. На дне тихо и ровно, но выбраться оттуда невозможно». Эти слова были для меня пустым звуком. Мамины рассуждения об аттестате, сводах древних правил и талмудах предписаний казались не приспособленными к настоящим бедам, оторванными от реальности, в которой соблюдение традиций только уменьшало шансы на выживание. Как бежать в палантине? Как в нём забираться на шнур-коромысло? Не знаю, почему я обо всём тревожилась сильнее взрослых. Вечно готовилась к самому скверному исходу. И при взгляде на серый лёд в небе уже не верилось,
что когда-нибудь мы вернёмся на Урьюи. В прежний мир цивилизованных условностей, в которые ещё верила мама. Так что я запоминала карты местности. И тайком учила эзерглёсс по штабной методичке. Мало ли что.
        Настало утро обычного дня в бункере, и всех, кто не падал в обморок из вертикального положения, распределяли на работу. Папа вышел в дозор ещё на заре. Маме разрешили остаться: Чиджи снова болел. Уже во второй раз, с жаром и судорогами. Ночью я давала ему попить из руженитовой фляги, пока не видели родители. Они отдавали брату большую часть своей воды, чтобы сбить температуру, а мне запрещали делиться. Но у меня глоток в горло не лез.
        В то утро жар у Чиджи спал, и я неслась по кишкам бункера, ощущая непонятный прилив духа. Какое-то оживление, неуместное и почти преступное. В нашем загробном мире, где мрак и отчаяние стали главным атрибутом будней - наподобие нижнего белья - радость показалась кощунством. Я испугалась, что тронулась от голода, и силком вернулась к мыслям о бренном.
        - Лау! На тебе сегодня три наряда.
        Майор Хлой встречала озябших шчеров снаружи. За последние дни газовые облака наконец рассеялись, ледяную сферу кое-где растопило солнце, а где-то разбили насекомые своими же гломеридами, и стало чуть светлее, теплее. Хлопья ядерного пепла ещё сыпались, но только по ночам. Всё ядовитое, что могло взорваться, уже давно взорвалось, и теперь природа брала своё. Медленно… Но верно.
        - Ты первым делом саранчу покорми, - попросила Хлой. - И клетки почисти.
        Мамин наряд. Саранчи в акридарии было много: шчеры обыкновенно держали её на лоджиях или в саду. Убегая в бункер, почти все прихватили с собой клетки. Но кормить прожорливых насекомых становилось труднее. Исхудавшие пауки заглядывались на остатки корма, таскали его из мешков. Помаленьку воровали и воду из поилок. И даже саму саранчу, за что майор выгоняла из бункера без разговоров. Отогнув сетчатый полог клетки, я не услышала обычного переполоха. Паутина плохо фильтровала токсины. Десять насекомых валялись брюхами вверх, остальные едва возились.
        Учуяв горстку мочёной осоки, оставшиеся в живых заметно приободрились и даже подрались. Я вытащила дохлых, упаковала в пластик. Эти пойдут на кухню. А завтра настанет очередь тех, кто не урвал кусок и глоток сегодня. Я до смерти боялась, что когда-нибудь придётся самой забивать насекомых на еду. Майор Хлой сказала, представь, что свежуешь эзера. Не помогало. Эзеров-то живьём мы ещё не видели и боялись пока только карминцев на бизувиях. Но мне везло: еженощно нужное количество саранчи подыхало само.
        После акридария я направилась дальше, чтобы забрать у ночных сторожей отару барьяшков. Так называли длинноносых зверьков, которых мы видели рядом с бизувием, когда бежали от дюнкеров. Глупые, но забавные барьяшки были моей вотчиной. За хлевом ругались:
        - Три, негодяй? - кричал эвакуратор, верзила Гу. - Три вернулись с полным брюхом нефти! На кой нам ещё три нефтяных, вредитель?!
        - Мне их к себе, что ли, привязывать… - бурчал сторож.
        - Только упусти мне ещё, - пригрозил Гу, - ещё один водяной одичает и притащит хоть золотого песку… да хоть алмазную крошку - я тебя вытурю. Понял, дурак?
        - Да понял…
        Гу схватил загулявших барьяшков разом за три долгих шеи и потащил их, забракованных, в мастерскую. Доить. Чем уж бог послал.
        Отару нужно было гнать далеко-далеко, к лесу. Не лес был, одно название. Я вела вожака, запрокинув его клюв высоко над землёй и крепко прижимая к бедру. Он не сопротивлялся. Мы пересекали овраг, под которым лежал нефтяной пласт. Передний барьяшек ни в коем случае не должен был этого учуять. Затормозит вожак - и вся колонна станет, как вкопанная. Начнёт без конца тыкать замотанными клювами дорогу. У леса я развязала им носы, и барьяшки разбрелись по канавкам. Поклевали землю и по очереди принялись погружать клювы в землю. Добывать воду. Убежать они не пытались, но были не против, если выдастся случай.
        - Которые дикие, они воду совсем не берут, - приковылял Гу и присел рядом, жуя усик саранчи.
        Эвакуратор был хоть и верзила, но хромой, и в дозор не ходил. За льдом тоже не лазал. У его имаго - сенокосца - остались только три ноги, а человеком полторы. Гу бродил по хозяйству вокруг да около. Рассказывал много интересного. Вот как теперь о барьяшках:
        - Они к чему приучены, то и тянут.
        - Почему тогда воду не любят брать? Какая им разница?
        - В природе-то барьяшки не живут одни, только рядом с бизувием, - объяснил Гу. - добывают для них нефть, поят… А бизувий защищает и согревает отару ночью. Симбиоз. А дюнкерам до зарезу нужно топливо для бизувиев, чтобы толкали их барахло. Вот они и отпускают на ночь своих барьяшков, чтоб те сманили за собой домашних. А раз учуяв, как пахнет чужак, домашний бежит на зов природы: опять за нефтью. Одна капля - и всё пропало. Нам чистая нефть ни к чему, генераторы на ней только портятся.
        Я сдвинула фильтр, якобы потереть глаза, а на самом деле попробовать, каков стал воздух. Уж больно прозрачный он был на вид. Вдох дался на удивление легко. И второй. Целую минуту, прикрывая рот ладонью, я дышала, прежде чем запершило в горле.
        - Ты зачем вдыхаешь-то! - Гу заметил и нахлобучил мне фильтр по самые уши.
        - А ты откуда столько про барьяшков знаешь?
        - Мы пацанами их на золото нажучивали.
        В кармане затрещало. Я опять закашлялась, чтобы заглушить звук. Но -
        - «…с севера… вижу воланер…» - пробурчало из подкладки, и я попалась. Все приёмники давно полагалось сдать в бун-штаб.
        - Это ты чего, синдиком припрятала? - привстал Гу. - А ну-ка…
        - Да он почти дохлый!
        - Да ну-ка, вынь, говорю, погромче сделай! Случилось там что-то.
        Секунду помявшись, я поверила, что Гу не отнимет моё сокровище, и вытащила синдиком.
        «…летит в нашу сторону», - трещало оттуда. - «пока один… сворачивайтесь и в бункер!»
        - Воланер эзеров, - забеспокоился Гу. - Давай, что ли, собирать отару, Эмбер. Объявят тревогу, надо успеть вернуться.
        - А у меня третий наряд! Лёд.
        - Да и жук с ним! Один день не попьёшь.
        - У нас Чиджи опять болеет. Мне нельзя назад без воды! Слушай, Гу… последи за барьяшками, а? Я за льдом слазаю.
        - При тревоге нельзя наверх!
        - Так ведь ещё не объявили! Может, воланер этот уже свернул.
        Синдиком молчал, и Гу мотал головой, сомневаясь. Пока он не сказал нет, я достала руженитовый термос и размотала коромысловый шнур. Тонкий и компактный, но длиной целых три километра - до самой сферы. И весь покрытый узелками. Это был видавший виды шнур, его запускали и дёргали обратно раз в два-три дня. Мы не могли оставить коромысло в небе: ледяная сфера крутилась над планетой, и лестницы уползали километров на пять в сутки. Первый раз я забиралась под присмотром Гу, он же запускал шнур. Провозилась в полубреду-полупанике часа два и чуть не околела там наверху. Папа обычно лазал за водой. Но его выходы в дозор участились, и в тот день, уже по накатанной, я собиралась уложиться вдвое, нет, втрое быстрее. В одной руке у меня был приготовлен кончик шнура, а другой я отжала клапан термоса.
        - Глаза береги! - прикрикнул Гу, напоминая, что если отжать сильнее, чем нужно, то вода хлестнёт в лицо. И одними глазами тут не отделаешься.
        Я отстранила термос на расстояние вытянутой руки и начала пропихивать шнур в термос через ниппель. Шнур надо было подкручивать, чтобы он ложился внутри плотными кольцами. Когда вошло метра полтора, я поставила термос на землю, как учил Гу, и сорвала крышку целиком.
        Шух!
        Вода вырвалась из руженитового плена и взмыла в небо. Она утащила за собой собранный в спираль жгут, чтобы высоко-высоко приморозить к ледяной сфере. Через минуту Гу подковылял ближе, подёргал и навалился на шнур.
        - Крепко. Быстрей давай.
        Я не умела забираться по коромыслу в обличье человека, сил не хватало. Даже по шнуру с узелками. Даже в тефлоновых перчатках и на шпорах. Поэтому обернулась пауком, хотя чёрная вдова с кричащим пятном на спине - тот ещё маяк в пасмурном небе. Восемь лап затеребили узелки. Это было не так-то просто! Чтобы удержаться на коромысле, я выпускала паутину из подключичной железы, цепляла её лапой к шнуру и осторожно подтягивала брюшко. Цап, цап, - минут через двадцать остановилась отдохнуть. На середине пути было ясно и свежо. Я сняла респиратор и, чтобы не смотреть вниз, сощурилась на солнце. Оно пробивало гигантский витраж, а свет играл, будто в калейдоскопе. Великолеп… Нет, я, должно быть, сходила с ума.
        Морозом повеяло издали, метров за двести до неба.
        С земли сфера казалась гладкой, как изнанка мыльного пузыря. На самом деле там вздулся лёд, выросли айсберги вперемешку с мусором, торчали глыбы всех цветов радуги. По большей части цветов грязных. Арктическая пустыня. Только вниз головой. Сточные воды и заводские отходы тоже прилипли к небу, а чего там только не торчало! Я откалывала куски прямо с игрушками, музыкальными инструментами, чужими сумками и парусной оснасткой. Случалось внизу размораживать бабочек и мелких грызунов. Врали, будто где-то видели, как плыл по небу целый паровоз.
        Мусор и теперь глядел сквозь мутно-жёлтый лёд. Только жидкая вода подчинялась гидриллию, и мне нужно было отколоть кусок побольше, чтобы сбросить вниз. Майор Хлой пробовала расстрелять сферу из штабного нуклазера, но тот только плавил лёд, и вода тут же примерзала обратно. Сложность с коромыслом была одна: первая линька позволяла мне превратиться только целиком. Перчатки зашуршали, очищая лёд, взвизгнул лобзик - как вдруг загудело. Воланер! Далеко или близко?
        «Ну, раз уж залезла, надо резать!..»
        Задубевших ног на узелке коромысла уже не чуяла. Лёд срезала тонкими пластами. Один за другим они сыпались на землю из-под лобзика. Воланер завыл ближе, блеснул прожектор, отражённый от сферы. Пора вниз. Последний на сегодня пласт отскочил, и…
        Труп!
        Тёмное пятно надо мною было мертвецом! Настоящим-натуральным-взаправдашним трупом. Он скорчился и глядел на меня, прижимаясь ко льду лиловой щекой. Мёртвый карминец. Его почерневшие волосы разметались и застыли дохлыми червями. Я дёрнулась, как ужаленная, растопырила руки и ухнула с коромысла вниз.
        Это хорошо, что лететь было высоко. Спустя секунды три… пять… я обернулась пауком и смогла поймать шнур. Обожгла все ноги, пока затормозила! Внизу уже можно было различить барьяшков: Гу отгонял их к бункеру. А вокруг наворачивал дуги воланер, гломерида в миниатюре. Эзер заметил меня - чёрную паучиху с лаковой спинкой точно посредине между небом и землёй.
        Выбросил ловчую сеть - мимо.
        Но шнур замотало, закрутило так, что я опять обернулась человеком. Мамин палантин взметнулся и опутал шёлком с ног до головы. Послышались выстрелы нуклазера из бун-штаба. Пока я сдирала с лица ткань, с воланером покончили: он заурчал, накренился и раскурочил дюну. Повалил дым.
        Спустя минут пять я свалилась со шнура на камушки. Повалялась лапами кверху, как мёртвая. И превратилась в бледно-серую девчонку. Надо было собирать сброшенный лёд. Он уже подтаивал, и лужицы сочились вверх.
        Я тащила мешок мимо сбитого корабля. Вокруг суетились сапёры бун-штаба, а Гу отгонял зевак из гражданских и раздавал лещей солдатам.
        - Эмбер! Не стой здесь! - прикрикнул папа.
        По его тону я поняла, что моя воздушная акробатика осталась без зрителей. Солдаты корчевали клинкет воланера.
        - Дочь, тащи свой мешок, давай, скорей. Нечего смотреть.
        - Пилот живой?
        - Марш!
        Пропустить самое интересное? Я сделала вид, что мешок страшно тяжёл, и плелась нога за ногу, косясь на развороченную дюну. Вот солдаты зашли внутрь корабля. Послышались крики, и наконец они втроём вытащили пилота. Он не сопротивлялся и даже не шевелился. Мёртв? Тогда зачем наручники? Я пялилась, но никто уже не обращал внимания. Эзера потащили к бункеру.
        Инопланетный захватчик. В болотном хитоне, с пустыми глазницами и костяшками вместо кистей. Смерть, опутанная портупеями. Мерзость. Грязная дымка ниспадала с накидки и волочилась за солдатами. Те наступали на жёлтые крылья, спотыкались и обрывали с них чешуйки.
        - Я же велел вернуться в бункер! - взревел папа, помогая другим тащить.
        - Иду. Тяжело ведь!
        Папа покосился на мешок со льдом, ругнулся и переключился на скелет в балахоне. Его протащили прямо мимо нас. Капюшон свалился. Вблизи череп эзера был ещё гаже. Изо рта вился то ли серый пар… то ли газ… Так вот они какие! Страх перед насекомыми обрёл реальные черты.
        Я заторопилась к шлюзу. Мешок порядком промок. Еще минута, и добыча взлетела бы в небо. Ну уж нет. Я заслужила горячий чай - умирала без горячего чая! - и намерена была получить его во что бы то ни стало.
        ГЛАВА 8. КРУШИТЕЛЬ ТАРАКАНОВ ИЗ ПЛАСТИКОВЫХ СТАКАНЧИКОВ
        Чиджи положил руку на банку, под которой возились жуки. Обыкновенные тараканы, мелочь, какой полно водилось в бункере. Нас донимали паразиты. Впрочем, им тоже нашлось применение.
        - Негоже с едой играть, - заворчал сосед. Паутинный клещ.
        - Это не игра. А учебная практика, - нахмурилась я. - Да и какая они еда, мусорники. Это как собак бродячих есть или крыс.
        - А ты ещё месяцок поживи на бункерных харчах, поговоришь. Аристократка… вшивая.
        Одутловатая тётка с поджатыми губами, жена клеща, молча сверлила взглядом наш улов. Чиджи нахохлился и кивнул мне: готов.
        Я капнула соляного раствора на клеммы Крушителя Тараканов. Это был совсем маленький робот, игрушка величиной с ладонь. От скуки я собрала его из деталей разбитого линкомма. У робота было три ноги из зубочисток. Корпус мы с Чиджи склеили из пластиковых стаканчиков, а плату паяли вечерами за ширмой. Вооружившись горелкой и шилом, я разносила по бойлерной вонь плавленой канифоли. Программировать бегала в мастерскую Гу. Там же таскала из мусора другие детали.
        В один день я помогла починить хват манипулятора в нуклазере. Пустяковая была поломка. При аварийной перезагрузке в файле программы, управляющей хватом, дублировались кой-какие строчки. Не понимая толком, что они значили, я просто удалила лишнее, но Гу, штабрейтор и Хлой смотрели так благоговейно, будто творилось какое-то редкое волшебство. Стыдно было получить за это три лишних пайка. Но скромность моя несколько поутихла, когда Хлой великодушно бросила, мол, заходи и пользуйся компьютером, когда захочешь.
        Возможность попрактиковаться стала настоящей отдушиной. Чиджи думал, я развлекаю его, мастеря игрушку. А я твёрдо верила, что упражняюсь в мехатронике, чтобы когда-нибудь вернуться на учёбу. Соседи называли это пустой тратой воды и соли. Но спустя месяц по полу бойлерной шагал, по-цыплячьи раскидывая лапки, Крушитель Тараканов. У него были камера и два фотоэлемента для распознавания размера и движений. Жуков-то он видел. Но из-за долгой обработки картинки не мог их догнать. Он дрожал, как карманная собачонка, и только распугивал добычу.
        - Если эта штука хоть одного таракана тюкнет, я вам полбатончика отдам, - усмехнулся паутинный клещ, кусая шоколадку.
        Крушитель застревал, искрился, припадал на шаткие колени. Одним словом, позорил меня, как инженера. Дядька потерял интерес и сделал радио погромче. В унисон бряцали клавиши и литавры, визжали струнные - майор Хлой сегодня передавала классику. Раздосадованная, я капнула в батарею ещё раствора и взяла ручной контроллер.
        - Э, мы с пультом не договаривались, - запротестовал сосед.
        - А мы с вами и не играем.
        - Подерзи ещё старшим! - обиделся дядька. - Да куда ты!.. Вон, вон, вон побежал! Дави!
        Под ободрительное гиканье Чиджи робот затрясся шустрее и снова завладел интересом соседей. Погоня набирала обороты. Наконец один таракан сам застыл прямо под корпусом Крушителя. Тень он там нашёл, что ли. Только бы хватило батарейки! - взмолилась я, и робот сообразил шмякнуть по таракану.
        Шмяк!
        Шмяк.
        Шмяк…
        Мухобойка колотила жука по спине, но не могла раздавить. Не хватало силёнок. Таракан замер, подобрал лапки - и сиганул из-под брюха Крушителя. У стены его размозжил башмак соседа.
        - Вот вам и робототехника! - подытожил он, шлёпая по полу и приканчивая одного беглеца за другим.
        - Правильно, - поддержала тётка. - Ни уму, ни сердцу эти опережающие технологии. Баловство! Вот я не пошла в институты. И мать моя на ферме потела, и бабка. Не в научной фантастике жили, а здесь и сейчас. Здесь и сейчас, ясно? И все были при деле! Умели, то есть, руками работать.
        Изловив робота, пока и его не прихлопнули, я задрапировала нашу палатку. Спорить с соседями было никак нельзя. Нажалуются. Это у себя в голове я всегда лихо побеждала в дебатах. Я зажгла блесклявку и уложила Чиджи спать под утомительные трели оркестра. Одна симфония сменялась другой, а скрипки всё стонали. Почувствовав, что атмосфера бойлерной душит, я вышла в коридор.
        Шагов через десять-двадцать поняла, что в бункере что-то не так. Замедлилась. А потом поняла, что именно. Те жалобные скрипки по радио. Это были не скрипки. Я прижала руки и уши к стене и услышала… голос. Стоны. Крики.
        Что?
        Вспомнился мерзкий череп эзера. Серый дым, волочившийся следом. Голые кости рук. Это он кричал за стеной? Его что… пытали? Выходит, вот для чего обитателей бункера глушили концертами. Чтобы мы не слышали воплей. Я пыталась думать о чём угодно, кроме этих стонов, но они преследовали меня по коридорам. Кричали всё громче, и вскоре стало ясно, что пытка - прямо здесь, за дверью в медблок. Надо было идти дальше. Или убежать назад. Но. Но… Я ещё плохо знала эзерглёсс, и всё-таки разобрала:
        «…ищут Лау!..»
        Эзер назвал нашу фамилию. Почему? И при чём тут папа? Я водила руками по стенам, прикладывалась ухом к бронированной двери, дважды обежала лабиринты коридоров вокруг комнаты, в которой кричали. Но проклятые арии и фуги перебивали разговор. Из-за угла вывернули двое патрульных.
        - Гражданским сказано сидеть по жилблокам! - старший оттеснил меня подальше от двери. - Шляться запрещено до рассвета.
        - Меня вызвал эвакуратор Гу. Иду в мастерскую.
        Враньё далось легко. К тому же напарник меня узнал:
        - Это любимица майорши, ну, та, которая чинила хват.
        - Ладно, проводи. Как закончит, запри в бойлерной, и чтоб не отсвечивала тут.
        К счастью, Гу не оказалось в мастерской. Рядом с компьютером лежал мой плеер. За несколько вечеров здесь я почти довела его до ума, а раз так, пусть послужит разведке. Я вставила штекер наушника в гнездо микрофона. С накладки наушников пришлось соскрести пластик, чтобы повысить чувствительность мембраны диафрагмы. Патрульный всё это время скучал у порога.
        - А что, тот эзер из корабля, он мертвый был? - спросила как бы между прочим.
        - Тебе-то чего? - напрягся солдат.
        - Да просто. Забавно: мёртвая смерть. Как их кости двигаются без мышц?
        - Дура, что ли? Это их скафандры, броня.
        - Понятно. А как они выглядят на самом деле?
        - Как-как!.. - он занервничал. - Все покрыты хитином и слизью, вместо пасти жвала, глаза навыкате. Ты всё, что ли? Пошли уже.
        Я нажала кнопку записи. Плеер отправился в карман, а наушник - в рукав.
        - А ты сам его видел? Папа говорит, они - как мы.
        - Дура, что ли? Как они могут быть, как мы, если они - насекомые, а мы… ой, всё. Иди, не отставай.
        В коридоре солдат обогнал меня и пошел нарочито бодро, не оборачиваясь. Нужный эффект был достигнут, и я свободно вытряхнула наушник из рукава в ладонь. Возле медблока приложила его к стене и катила, не отрывая. Плеер вёл запись сигнала с высокочувствительного микрофона. Симфония близилась к торжественному финалу.
        В бойлерной все уже спали. В укромном уголке я поменяла разъём наушника и поставила на воспроизведение. Запись прерывалась музыкой и шуршанием мембраны по металлу, но кое-что удалось разобрать:
        « - …здесь так долго?
        Эзер отвечал тихо. Переводчиком был папа, и повезло, что он находился у стены:
        - Они собираются лететь к Урьюи. Через три месяца.
        - Спроси, они что, сумасшедшие (здесь Хлой ввернула несколько развязный эпитет)? Им не хватило, как их в прошлый раз отделали?»
        Папа заговорил, но тут запись стала неразборчивой: стена пошла шершавая. Почти минуту в ухе только скрежетало, трещало и свистело. А в медблоке прозвучало что-то критически важное. Потому что ответ эзера всполошил наших.
        « - Значит, прибор существует, Лау? - воскликнула майор. - Если так, …ш-ш-ш… уничтожить, пока он до него не добрался!
        - Уже нельзя! Успокойтесь… Ему не найти остальные части.
        - Эй! - позвала кого-то Хлой. - Кончай таракана. Тихо только.»
        Послышались удары, стоны, и меня замутило. Там убивали пленника. Они не стреляли, чтобы не привлечь внимания гражданских. Забивали, душили. Прямо там, пока я шла мимо!
        Вспомнилось, как раньше - я была ещё маленькой - папа относил живность за сарай. На забой. В одной руке саранча, в другой тесак. А я закрывалась в доме, затыкала уши и думала: вот он положил её на верстак. Вот перехватил поудобнее. Вот пригладил, чтобы успокоить. Вот замахнулся… Самое главное было - открыть уши, только когда прекратятся удары тесака. Я была глупая. Я думала, всё живое чувствует, думает одинаково.
        «Так-ему-и-надо-так-ему-и-надо-так-ему-и-надо», - шептала укушенными до крови губами.
        Это война. Он враг и злодей, рабовладелец и кровосос. Он летел убивать, или пытать, или похитить нашу семью. Или он, или мы! Да и всё уже, верно, кончено.
        Перед глазами застыл утренний мертвец в небе. Мёртвая саранча. Господи, я ведь шла мимо, когда его… А что, если бы узнала тогда? Ну, что? Кинулась бы тарабанить в запертую дверь?
        Это был плохой вопрос.
        Позже, миллион раз взвесив за и против, я рассказала всё родителям. Под напором маминых карих глаз папа шёпотом выдавливал признания:
        - Эзеры узнали о приборе год назад. И с тех пор выведывали, шпионили и охотились за ним.
        - Что это такое - Тритеофрен? - спросила я.
        - Он управляет тремя силами: электромагнетизмом, ядерным синтезом и распадом. Магнитные поля на Урьюи используют для связи, в быту и в промышленности. Наши электростанции в основном работают на синтезе, а оборона - на распаде.
        - Знаю. Ядерное оружие.
        - Да. Тритеофрен тормозит или останавливает эти процессы, где и когда нужно, чтобы предотвратить катастрофы, провести ремонтные или другие работы. Это критически важный прибор для целой планеты. Если он попадёт в руки захватчиков… Они используют его против нас, чтобы оставить Урьюи без связи, без энергии. И без защиты.
        - Поэтому тебя сослали на Кармин? - догадалась мама.
        - Да. В правительстве нашли самую глухую дыру и поручили мне спрятать Тритеофрен.
        Мама сверлила его взглядом.
        - Не понимаю, Уитмас… Почему же, если они знали, что за прибором охотятся, его просто не уничтожили?
        - Никто ведь и помыслить не мог, что эзеры так близко! Тритеофрен - ценная, уникальная, баснословно дорогая технология. Нет, я… задавал им тот же вопрос, Амайя. Правительство наотрез отказалось избавиться от прибора.
        - Но зачем эзерам Тритеофрен? - удивилась я. - Почему они не могут напасть с гидриллиевыми эмиттерами, как на Кармин?
        Отец дернул плечами:
        - Мы бы отбили нападение ещё на подступах. Но на это раз им не нужны рабы. То есть, не просто рабы. Они хотят отобрать у нас планету! Поселиться на Урьюи, как у себя дома, а пауков держать, будто скот какой-нибудь. Для крови, еды и тяжёлой работы. А жить в аду, какой они тут устроили, им не хочется.
        Никому не хотелось жить в аду. Даже этим тварям, подумать только. Я покосилась на плеер:
        - И этот эзер, которого вы сбили, сказал, что насекомые напали на твой след?
        - Да. Он назвал моё имя.
        - Но как? - взорвалась мама. - Ведь ты говорил, как её… Альда Хокс - бездарь!
        - Ей на помощь прислали перквизитора. Сыщика. И он очень шустёр.
        - Значит, прибор наконец можно уничтожить?
        - Диспетчерам бун-штаба удалось пробиться сквозь лёд и связаться с Урьюи. Жанабель взяла тайм-аут на семьдесят часов. Она будто бы согласна, чтобы я уничтожил свою часть, но ей нужны резолюции…
        - Свою часть?
        - Я разделил его. У меня только треть - диалифрен, управляющий распадом. И вы не должны его видеть, ничего не должны знать, понимаете? Я зеркальный маг, они не смогут меня запытать. А по частям Тритеофрен не так опасен. Амайя, никакой перквизитор никогда его не найдёт.
        - Почему ты так уверен, чёрт возьми!
        - Потому что! Я знаю, что говорю, - побагровел папа и оглянулся, не разбудили ли мы соседей. - Им не достанется прибор целиком. Это обусловлено особенностью планеты, в конце концов. Кармин выбрали не просто так. В правительстве тоже не дураки, мы всё продумали заранее.
        Он лёг в дальний угол и закрылся с головой, но мы все точно знали, что этой ночью уже не заснём.
        ГЛАВА 9. ИНКАРНАЦИЯ
        За час до полуночи гражданским разрешили выйти из жилблоков, и я улизнула на улицу вместе с вечерней рабочей бригадой. Слишком много вертелось в голове. Наверное, за целых девятнадцать лет со мною столько дурнины не приключилось. Я не могла заснуть и выпросилась помогать с барьяшками. Снаружи было глаз выколи, как темно. Я зажгла блесклявку. Двое солдат волокли мешок, наглухо замотанный липкой лентой. Комок подкатил к горлу: я подозревала, что это был за мешок. Раздался приказ майора:
        - К двенадцати чтоб уже развели костер. Ясно? Не проморгайте.
        Солдаты бросили куль за акридарием, у клеток с саранчой, и ушли засыпать гравием сбитый воланер. Я обошла их груз по длинной дуге и юркнула в хлев. Сторож, конечно, скоро заснул. Барьяшки намылились улизнуть за ограду, и я вышла их шугнуть… Но позабыла, куда шла. За акридарием горел неровный красный. Такой еле заметный, видимый только на краю поля зрения свет. Я огляделась в тишине. Бункер не зажигал огней ночью, разве что костры для мусора. Потому теперь меня встревожило это свечение. Разумеется, там могло быть опасно. Но душераздирающие стоны пленного ещё не забылись, и какая-то… обида… нет, разочарование не пускало бежать к солдатам бун-штаба. Мне просто не хотелось видеть никого из них… после всего.
        Светился мешок, замотанный скотчем. Плотный брезент пульсировал красноватым ореолом. На моих глазах он побледнел и рассеялся, а после - куль зашевелился.
        Невозможно.
        Пока я силилась сморгнуть наваждение, брезент зашевелился опять, потом сильнее, и не осталось сомнений: внутри был кто-то живой. Он то дёргался, то ровно дышал, расправляя складки мешка. Я-то решила, что солдаты кинули к сараю труп эзера. Но того приказали казнить, а люди майора - мастера доводить приказы до конца. Значит, под брезентом - кто-то другой. Саранча на убой или барьяшки-гулёны.
        Открыть?
        Или нет.
        Или да?
        Мешок притих. Почувствовав жар любопытства, какой давненько бы не мешало перерасти, я присела и разрезала скотч. Под брезентом дрожали крылья. Полупрозрачные золотистые опахала, в мятых и рваных чешуйках. Они были такие живые, огромные и… прекрасные, что я сперва не заметила прикрытого ими человека. Глаза цвета какао распахнулись на самом обычном лице из плоти и крови. Охнув, я откатилась назад. Это был тот эзер. Пленный пилот. Пора было удирать и звать патруль. Но из мешка донеслось:
        - …помоги… пожалуйста!..
        Может быть, то были единственные слова на октавиаре, которые он знал. Слова для нечестной игры: как могла я, после всего, что слышала в коридоре, всего, что с ним вытворяли, послушать голос разума - вместо голоса из мешка?
        - Пить, умоляю…
        Он был бледен в тусклом свете моей блесклявки. Эзер выглядел, как обычный парень моего возраста. Широкие скулы, вздернутый нос, спутанные русые вихры. Тонкие пальцы теребили ошейник. Я узнала это приспособление: оно не давало превращаться. Позволяло только выпускать клыки, а у насекомых, видать, крылья. Сухие растрескавшиеся губы шептали в отчаянии. Кто это? Чей-то сын, брат или племянник. Не хотел, не собирался воевать. Такой же подневольный, случайный здесь, как и мы. И если выпросить у майора Хлой помилование, он будет благодарен. Не тронет, не выдаст…
        - Ошейник снимать не буду, - я надеялась, он понимал если не слова, то жесты. - Только дёрнись - позову патруль.
        Я отцепила с пояса руженитовую флягу и подалась вперёд, протягивая эзеру остатки воды.
        Не успела даже сообразить, как всё вышло. Эзер схватил меня и дёрнул к себе. А дальше был удар - флягой? наручниками? В глазах сверкнуло, в висках взорвалось. Спустя миг я лежала навзничь на земле, а грубая ладонь зажимала мне рот и нос. Превратиться пыталась - и не могла: паника и боль оглушили рефлексы.
        Эзер припал к моему виску и жадно пил кровь, упираясь коленом мне живот. Он был по-хищному агрессивен и слишком тяжёл, чтобы сбросить. Блесклявка потухла. Собрав остатки воли, я решилась на то, о чем приличные шчеры знают разве что из криминальных сводок: укусила хелицерами.
        Клыки скользнули из-под челюсти, чтобы нанести удар. Липкий яд растёкся по лицу: промахнулась. Еще удар! Кажется, в плечо. Эзер дёрнулся, вскрикнул и завалился вбок. Его сотрясали конвульсии, крылья хлестали по земле, а я валялась под ними в луже крови.
        Послышались крики, кто-то сильный отбросил хищника.
        - Жги, чего ждёшь! - приказал Гу. Это он сцапал меня и тряс за плечи, видимо, думая, что так быстрее разберёт, жива ли. - Эмбер-твою-мать-Лау! Зачем полезла в мешок?!
        - Он светился…
        - Ясное дело, светился, уж часа три прошло! - Гу перестал меня трясти и принялся охлопывать варежками, чтоб наверняка привести в чувства.
        Над телом эзера разгорелся костёр. Чёрный вязкий дым стелился возле акридария.
        - Но я думала, он мёртвый!
        - Думала она. И это вон, болваны, думали! - пристыженные солдаты принялись энергичнее опалять труп. - Проворонили инкарнацию, а эзерам после неё всегда кровь нужна. Вот он тебя и… тюкнул.
        Я тронула саднящий драный висок и сморщилась.
        - Инкарнацию?
        - Да ты, видно, ничего-то о насекомых не знаешь.
        - Уж да, мы на мехатронике тараканов ещё не проходили, - я разозлилась по-настоящему. - Здесь же гражданским никто ничего не рассказывает! Мне бы хоть какой-нибудь справочник. Методичку или статейку, или хоть памятку.
        - Пошли в мастерскую, авантюристка. Дам тебе… справочником по башке.
        В бункере, с пакетом замороженных опарышей у виска, я впитывала наставления Гу:
        - Первое, что следует уяснить об эзерах, - это их бессмертие.
        - Как у наших диастимагов?
        - Хуже. Хуже для нас. Любой взрослый эзер живёт вечно, а если вдруг погибнет, то инкарнирует. Возродится, восстанет. Воскреснет, мать его. Если труп не разорвать, не сжечь… или не растворить в кислоте, таракан полежит-полежит, да и обернётся в кокон.
        - Это кокон светился красным?
        - Он, да. Красный шёлк - значит, молодая была тварь, первой линьки.
        - И этот шёлк их лечит?
        - Да. А после даёт новую жизнь. Только они будто сами не свои, когда пробуждаются. Бездушные, хладнокровные. И до одури помешаны на крови.
        По пути к бойлерной я удержала Гу за рукав и страдальчески заглянула в глаза:
        - Только не говорите моим: я ведь не нарочно. Мне ведь и так досталось… Он умолял помочь, я просто напоить хотела. Что было делать? Я же не зверь…
        - Полно!.. - отмахнулся эвакуратор. - Он бы и мать родную продал за глоток крови, так их ломает от инкарнации.
        Разумеется, Гу был очень внимателен к моей просьбе не выдавать причину нападения.
        - А дуре своей жалобной скажите, чтоб впредь не совалась в мешки для трупов, - объявил он родителям, пока те спросонья ошарашенно щупали мою битую башку. - Она там плеснула эзеру водички попить. Видали таких сестёр милосердия?
        И бросил меня на растерзание. Под взглядом папы я вся съёжилась. Подумала вдруг, что не так уж и плохо было бы умереть от глупости там, снаружи. Чем теперь от стыда здесь. Взбучка запомнилась надолго.
        - Мало того, что ты бы сама погибла, - плакала мама, распутывая мне волосы, слипшиеся от крови и грязи. - Ведь ты подставила бы весь бункер, дай ему уйти. Эмбер, представь: он бы тебя убил и полетел к своим - докладывать, где прячется атташе Лау!
        - Но я не хотела, мама! Пап, я думала, он там изранен и плох, еле жив! Я думала… я решила, что дам ему хоть подышать, а после побегу к майору и буду умолять помиловать. Пусть бы он остался в плену. Живой. Это благородно, это правильно, это гуманно… я думала. Ведь мы же - разумные люди!
        - Они не люди, - отрезал папа. - Почему ослушалась приказа? Почему не позвала патрульных? Зачем сама полезла?
        У меня сердце зашлось от серых молний в его глазах. Что сказать-то? Что ненавидела своих же, когда пытали эзера? А потом чувствовала себя предателем, предателем, мерзким предателем…
        - Я случайно.
        - Случайно?!
        - Ну, нарочно! И что!
        - А то, что ты - не разумный человек, Эмбер. Ты ещё глупый подросток. Девчонка, для которой всё это - игра в войнушку, из которой можно выйти по щелчку. Ты думала, здесь можно сесть напротив врага и сказать: слушай, приятель, стоп-игра. Давай я отнесусь к тебе по-божески, и мы всё уладим. И он растает, расплачется и раскается. Так? Так?!
        - А я не хочу взрослеть, если это значит, стать бессердечной, - губы затряслись, я заплакала. - Пап, ведь я ни слова не сказала, когда вы там его… Я всё понимаю. Но он же никому не успел причинить вреда. Гу сказал: молодой, первой линьки.
        - Первой линьки - это не старше девяноста девяти! - отец хлопнул по трубе, и я опять прокусила губу и слушала, как гремит сердце. - Я тоже всё понимаю! Да, мы его пытали. Да, жёстко и безжалостно. Но иначе тварь привела бы других тварей. За нами! За мной! За тобой, Эмбер! И ты не вымолила бы ни зёрнышка милосердия в ответ. Жестокость насекомых твёрже законов природы! Точка! - он сжал моё плечо, взглядом забивая правду глубоко в душу. - Мы для них - вот как для нас племенная саранча. Хуже! Способ утолить жажду, голод и похоть. Хочешь остаться человеком, говоришь, - тогда не верь эзерам, а убивай всякого на шести лапах. Ясно?
        По правде, ему незачем было тратить столько сил, чтобы доказать, какая дочь идиотка. Я уже усвоила урок. Ещё там, у мешка для трупов.
        - Ясно.
        Несмотря на рассвет, папа выбежал из бойлерной, чтобы успокоиться, а мама повела меня спать. Она ничего не добавила, спросила только, укрывая мои ноги нежной паутиной:
        - А если бы эзер убил кого-то из нас, ты по-прежнему видела бы в нём человека? Бросилась бы защищать?
        - Конечно, нет.
        - Ты храбро сражалась и убила своё первое чудовище. Но убийство - это зерно, Эмбер. Не дай ему прорасти. Гуманность одна для всех без исключения, но не потому, что кто-то другой - человек, а потому что человек - ты. Иначе твоя теория несостоятельна.
        Я запуталась. То есть поступила вполне «человечно»: первым делом убила, а после… запуталась.
        ГЛАВА 10. ЗЛОДЕЙ ДОБИВАЕТСЯ СВОЕГО
        Небо над Рубигеей раскололось, лёд зазвенел по крышам разорённых хижин и по обшивке гломерид. Из космоса хлынул целый водопад света. Тяжёлые туманы разметала радужная взвесь из бриллиантовых капель. Не посадка звездолёта, а сошествие богини.
        Сверкающий частный борт не успел приземлиться, а лёд уже растащили проворные рабы. Корабль затих, заняв место в ряду других гломерид. За прибытием гостей наблюдал эзер в чёрном капюшоне. Провалы глазниц в маске-черепе горели красным. Никто в своём уме не рискнул бы подойти к нему, разве лишь за смертью. Клинкет частной гломериды пшикнул, выпуская клубы фильтрата перед выходом пассажира, и эзер в чёрном хромосфене отвернулся. Напротив так красиво догорал захваченный Альдой посёлок. Глаз не оторвать.
        - Ку-ку! - зазвенело мелодично, и ладони смерти нежнейшей, сладчайшей - обняли его сзади и прикрыли огни глазниц. - Угадай, кто соскучился?
        Эзер напрягся, застыл, как ледник. Потом взял пальцы гостьи в свои и обернулся. Белый, будто пуховый, хромосфен. Крылья шелкопряда в бархатистой пыльце. Даже в броне эта дьяволица была ангелом.
        - Здесь не место для медиазвезды, Маррада, - заметил он.
        - Я ведь говорила, у меня репортаж по заказу эзер-сейма.
        - Ах, да. Кажется, ты упоминала, но невнятно: мешал член моего покровителя у тебя во рту.
        - Берграй Инфер, не забывайся, - гостья металлизировала голос и отстранилась, высвобождая пальцы из его рук. - Ты знал, какая я. Видели фасеты, что лапки брали.
        «Беспринципная, падкая на славу и деньги, самая прекрасная на свете шлю…бимая». О, эти мысли, став ежеутренней молитвой, давали облегчение.
        - Знал, бесстыжая, - сдаваясь, смягчился Берграй. - И всё-таки зря ты явилась: для съёмок здесь слишком холодно и грязно. Да и нам не до тебя сейчас. Ему… не до тебя.
        Белая смерть отмахнулась, несколько театрально вывернув хромосфеновые костяшки:
        - А ему вечно ни до кого. Лучше прикажи меня проводить. Или лучше сам.
        - Боишься столкнуться с Альдой? Не волнуйся, тебе не составит труда отыскать нужный штаб. Там вокруг всё, как у него дома.
        Берграя осыпало пыльцой с роскошных крыльев. Снова он один, как в дурмане, наблюдал за тлеющим пожарищем. Нет, что за плутовка! Захотела, чтобы он своими же руками препроводил её к… А впрочем, Маррада наверняка ничего такого не замышляла. Нарочно мучают только те, кому не наплевать.
        Над военным лагерем порхала бабочка-шелкопряд. Эзеры расположились неподалёку от Граная, на краю циклопического метеоритного кратера. Его глубокую чашу избороздили трещины и щели. В самом центре кратера качалась, балансируя на острой вершине, стеклянная пирамида. Что это было за здание такое удивительное, гостья и гадать не бралась.
        Нужды таиться от караульных не было. Все знали Марраду Хокс, минори, светскую львицу, лауреатку медиапремий. Она предвидела: ещё до заката каждый солдат правдами и неправдами, под любым предлогом, через третьи руки или рабов выудит у неё автограф. Кремовые крылья будоражили смог в воздухе над лагерем. Вот позабытый ящик с провизией и нестройный ряд воланеров. Это всё было не то. Брошенный респиратор. Караульный завалился на шасси гломериды и спит. Не то. Не то.
        За очередным воланером крыло ей обжёг тонкий луч. Маррада обернулась белой смертью и спешилась. Лазеры блестели повсюду в этой части лагеря. Значит, бабочка была на правильном пути. Неопрятные владения сестрицы закончились, и начались меры безопасности, близкие к параноидальным.
        Она предъявила визитку бодрому капралу на пропускном пункте. Удостоверение, пожалуйста. Карта - фирменная улыбка. Затем ещё двоим. Карта - улыбка. Подпись тут? И тут… Марраду начало потряхивать от выверенных по линейке указателей запретных границ, от дотошных часовых, исключительно прямых углов между контейнерами с провизией и штабелей с отходами, больше похожими на стопки учебников. Прав Берграй: зачем она здесь - эфирная муза в цитадели чёрствого, доведённого до крайности порядка? Дома, на астероидах, эта пугающая дисциплина не так бросалась в глаза. Но здесь - даже война была причёсана, приглажена. Только сумасшедший мог сортировать мусор там, где сам же устроил ядерный апокалипсис.
        Пш-ш… - сделал клинкет.
        Его каюта. Фильтры так освежали блок, что голова закружилась. Прохладный воздух подрагивал. Подошвы Кайнорта Бритца упирались в библиотечные полки на уровне глаз Маррады: рой-маршал полуобернулся стрекозой, чтобы цепляться за стеллажи хитиновыми лапами и освободить руки. Крылья трепетали, сохраняя равновесие эзера. Равновесие - в этом был он весь, изнутри и снаружи.
        - Здравствуй, милая, - эзер оттолкнулся от полки и спустился к гостье с «Грамматикой октавиара» под мышкой.
        - Я думала, все эти книги здесь для красоты, - Маррада кивнула на галерею файлов. - Такие они… аккуратные. По цветам, по алфавиту…
        - И по году выпуска.
        - Говорят, если книги любят по-настоящему, в библиотеке хаос. Ну, знаешь, кофейные круги, заметки на полях, вавилоны начатых и брошенных томов. Крошки от печенья. А у тебя всё мертво.
        Она сняла хромосфен, подставляя вырез на загорелом плечике для поцелуя. Лицо Бритца обдало травянистой свежестью от лавины волос Маррады.
        - У меня всё в порядке. А бардак в том, что любишь, это не повод для гордости.
        Рой-маршал был в футболке с дохлой божьей коровкой - лапками вверх - и надписью «Всё тлен». Его безмятежный вид возражал натянутой струне внутри зачёхленной в обольстительный наряд Маррады. Ей стало тесно, душно. На своей или чужой территории, Кайнорт наступал первым:
        - Ладно, ты чего здесь? - он запустил пальцы ей в волосы, намотал и потянул к себе. - Где-то не приняли мою кредитку?
        - Нет.
        - Коридор снаружи выложен красной дорожкой?
        - Нет, Кай.
        - О. Сдаюсь.
        Лицо Маррады ласкало тёплым дыханием, но рука маршала удержала её от поцелуя за локоны, как за поводок. Это он-то сдаётся? Запрокинутой мордашке, поддавшейся кончику его пальца?
        - Я… соскучилась.
        Бритц увернулся от грешных губ.
        - Кажется, со мной уже не проходят номера для двухсотлетних, - он отступил к стеллажу с пособиями по октавиарским диалектам. - Прости, у меня нет времени на интервью.
        - Нет времени на меня?
        - Не передёргивай. Маррада, я здесь на работе.
        - Я тоже! Кай, я… летела почти неделю, прорывалась в зону боевых действий. А ты говоришь…
        - В зону боевых действий? - переспросил Бритц. - Прорывалась? Маррада, милая, опомнись, мы ни с кем тут не воюем. Рядовой конец света для примитивной добычи. Эзерам ничто не угрожает. Рейтинги провалятся. Тебя уволят.
        - А в эзер-сейме считают, что здесь творится история. Это они заказали материал.
        Кайнорт сощурил алебастровые глаза. После третьей линьки радужки минори седели, теряя окраску. Какого цвета они были до?
        - Хорошо. С отбоя до без двадцати одиннадцать я в твоём распоряжении.
        - Сорок минут? Ты шутишь?
        - Мне важно хорошо высыпаться.
        И вернулся к пособию по шчерским идиомам. Чтоб уж если угрожать - так остроумно. Маррада заглянула ему через плечо на разворот вариаций со словом «убить».
        - Нет света, нет воды, - бормотала она. - Дикость. Неудивительно, что и ты озверел… Как хоть здесь моются?
        - Языком.
        В его ответе подтаяла улыбка. Быстрым шагом - только так, иначе осечка - Маррада порхнула к Кайнорту. Её руки были слишком холодны, чтобы ласкать, но… как он сказал? Кончиком коготка она отвела воротник Бритца и коснулась кожи язычком. Смелее, вверх по плечу, шее, по заколотившейся вене - к тёплой жилке на виске, впитывая парфюм-эксклюзив: кофе и бергамот…
        - Так?
        Спросила на вдохе, а выдохнула уже ему в губы. Кай развернулся и захватил её, как анаконда. После горечи уличного смога его язык казался сладким на вкус. Гибкая и упрямая, Маррада извивалась в шести стрекозиных лапах и двух сильных руках. Цепкие когти разорвали блузу рядом с застёжкой. Он не скучал, нет. Он жаждал. Властвуя над всею влагой на планете, он упивался одним этим раскалённым зноем. С преимуществом третьей линьки, как полубог драйва и пламени, Кайнорт растрепал волосы бабочки когтями. Его руки высвобождали грудь Маррады из тисков корсета. Под шумное дыхание Бритц приподнял Марраду хвостом к себе на пряжку, поцеловал и швырнул на край стола.
        Галактики голографических карт разметались и маялись, сверкали вокруг, не имея возможности вернуться назад. Их место заняли двое. Маррада сжала бёдра Кайнорта коленями и потерлась о мягкие брюки, - требуя, требуя… Она завелась от силы его желания. Ее пальчики порхали под хлопком с божьей коровкой. По напряжённому рельефу на животе. По позвоночнику Бритца вниз. Вдоль спины с пластичными перекатами мышц к чеканным плечам. Вокруг ремня… Кайнорт позволил расстегнуть пряжку, наконец приласкать себя. В ответ он прикусил ей острый сосок и слизнул боль прочь.
        Маррада, уже не владея собой, распахнула крылья и впивалась ногтями в затылок эзера. Стол шатнулся под телами, когда стрекоза рывком распяла бабочку на списках пленных. Вдыхая голографические звёзды, Маррада судорожно дёргала ремешки на своих чулках. Сейчас же: долой влажные кружева, прижаться обнажённым пеклом к горячему, опасному, люб…
        - Мне… - шёпот болезненно хриплый, - некогда.
        - Что?
        Кайнорт спрыгнул со стола и отстранился, придержав Марраду за талию. Его не мигом отпустило. Ещё маниакально блестящие, глаза искали кратчайший путь от безумия к равновесию.
        - Надо идти, - голос вернулся в безразличное русло. Дыхание эзер укротил, пока застёгивал брюки.
        - Кай!
        - Дело жизни и смерти.
        Он выскользнул за клинкет. Ещё не вполне в сознании и надеясь подавить эрекцию по пути.
        Маррада качалась в расхристанном наряде и пыталась прийти в себя. Между ног ломило - сладко, тяжело. Вдо-ох - выдох. Засаднили царапины от стрекозиных лап. На спине, шее. В пылу похоти она их не чувствовала. Символическая плата за близость с хищным эзером: автограф зверя. Маррада поёжилась и натянула рваный лиф.
        Хотелось свежей крови.
        * * *
        Поперёк коридора тянулся стеклянный заслон. Он отделял основной рукав от закутка без окон и дверей. Изнутри закуток медленно наполнялся влажным чёрным песком - тем, в котором нельзя засыпать. В песке, глубиной уже до подмышек, барахталась шчера. Она не знала первого правила букашки в трясине: расслабиться, а если бы и знала, ничто в мире не заставило бы ему подчиниться. Давление песка не давало вдохнуть полной грудью, и пленница, уже не чуя ног, в паническом смятении делала себе только хуже. Для шчеры четыре стены вокруг были глухим бетоном. Стекло просматривалось только снаружи, и Альда едва не касалась заслона носом, изнемогая в нетерпении.
        - Я ничего не знаю! Я не знаю! Не зна-аю! - пластинка за стеклом не менялась часа полтора.
        - Ну… ну же… - Альда притопывала каблуком по полу, когда почуяла рой-маршала. - Бритц! Где тебя носит?
        Он материализовался - иначе не скажешь - из темноты коридора и коснулся сенсора на стекле, убавляя звук криков.
        - Уточнял спряжение глагола «увязнуть» на октавиаре.
        - Зачем ты её заткнул?
        - Соблюдаю акустическую гигиену. Я читаю по губам: она всё ещё не знает… не знает… ничего не знает.
        Альда косилась на него сбоку. В профиль глаза Бритца были совершенно прозрачными, отполированными лупами.
        - Значит, твоя зазноба явилась, - усмехнулась Хокс, жадно охотясь на его реакцию.
        - М-м, - рассеянно моргнул Кайнорт. - Шчера говорила что-нибудь кроме этих четырёх слов?
        - Нет. В помойку эти твои штучки! - она покрутила пальцем у виска. - Мой экзекутор час назад вытащил бы из неё координаты бункера.
        - Вы, госпожа, вольны пытать своих пленных, как считаете нужным. Но это моя добыча.
        В такие моменты Альде хотелось его стукнуть. Треснуть упрямого отморозка, разбить его ледяную корку, чтобы хоть одним глазком взглянуть: да есть ли там внутри кто-нибудь живой? Или сгинул столетия назад.
        - Ну, согласись, - рассуждала она, - если хочешь послушную рабыню, физической боли не избежать. Я знаю, тебе ближе ломать внутренне, но с пауками нет ничего лучше старых добрых ударов током.
        - Зачем? Она всё равно заговорит так или иначе, но будет счастлива, когда её выпустят. А не помешана на идее меня убить.
        - Чёрта с два: дура хлебнула песка, - фыркнула Хокс. - Всё кончено.
        Шчера попыталась лечь на спину, чтобы перестать тонуть, но опоздала, и провалилась с головой. Бритц вернул звук на прежний уровень. С той стороны стекла заскоблила худая рука. Грязное лицо, вынырнув на секунду, закричало:
        - …скажу! Пустите, всё скажу!..
        Кайнорт отдал команду на пульте и тронул Альду за плечи, поторапливая отступить на пару шагов от стекла. Барьер стал опускаться. Из закутка посыпался чёрный песок - струйкой, фонтаном, и наконец валом повалил. Вместе с ним под ноги эзерам упала пленная шчера.
        Она плевалась песком и дрожала. Откуда ни возьмись, в руках Бритца возник термос воды. Не обращая внимания на грязь и не пытаясь отцепить чумазые пальцы от своих брюк, он помог шчере отпить из бутылки и умыться.
        - Ну? - потребовала Альда, отряхиваясь.
        - В Вермильоне они, - шептала паучиха, ощупывая новенький ошейник. - Бункер, в котором прячется атташе Лау, находится в регионе Вермильон.
        - Откуда тебе известно? - спросил Бритц.
        - Между бункерами налажена связь, и недавно наш эвакуратор обмолвился, что где-то там обживается семья посла с Урьюи. Уитмас, Амайя и двое детей.
        - Имаго? Диастимагия?
        - Да помилуйте, минори, откуда же мне знать!
        Несуразная, запуганная девчонка с тревожным взглядом. Её взяли в слабо защищённом убежище по наводке местных.
        - Не переживай, Лимани, - эзер посмотрел на неё сверху вниз, не опуская головы. -Ты действуешь на благо шчерам, просто они этого не понимают.
        - Вы убьёте меня быстро? Пожалуйста…
        - Вставай. Идём за мной.
        Лимани потащилась за насекомыми, непрерывно ощупывая обновку. Ей ещё предстояло узнать, что гладкий ошейник перестанет мешать уже дня через три. И что теперь она сможет выпускать клыки, но не превращаться.
        - Умно с бутылкой, комбинатор, - похвалила Альда.
        - О чем Вы?
        - Ты открыл для неё новую. Как для… равной.
        Бритц посмотрел на бутылку, будто видел её впервые, но ничего не сказал. Альда остановилась, припоминая:
        - Кстати, тот дозорный воланер…Он пропал где-то в Вермильоне, но следов мы так и не нашли. Значит, там действительно есть бункер, серьёзный, с оружием.
        - Дозорные вылетают, как я просил?
        - Исключительно с полуночи до рассвета. Только не пойму, зачем. Шчеры смекнули, что мы вылетаем по расписанию, и в эти часы тихарятся. Внезапностью их не взять. Плохая была затея.
        - А воланер этот пропал по расписанию?
        - Нет. Он чинился и запоздал.
        Кайнорт улыбнулся:
        - Прекрасно. Не шчеры смекнули о расписании, Альда. Мы их выдрессировали, - он прикрыл веки, как сытый кот. - А внезапность ни к чему. Достаточно сократить место поиска так, чтобы уложиться в один час. Сегодня в полночь пусть вылетают, как обычно. Пошумят, постреляют барьяшков. Как только вернутся, мы тихонько обследуем весь сектор. Гектар за гектаром.
        - Но бункер успеет спрятаться.
        - Бункер - да. Следы останутся. Теперь мы знаем, где искать: ветер и солнце не успеют их замести.
        Альде даже позавидовала, что блестящая идея пришла не ей. В который уже раз надо было отдать должное опыту проходимца. Опыту и исключительному таланту быть злодеем.
        - Лимани, - щелкнул Кайнорт, и шчера втянула голову в плечи - так, будто её учили этому с детства. - Умеешь варить ботулатте?
        - Нет, минори.
        И снова сжалась в ожидании не то удара, не то крика.
        - Приведи себя в порядок. Потом найдёшь Ёрля.
        - Кого?..
        - Ёрль Ёж - главный по персоналу. Он научит обжигать зёрна и карамелизировать миндаль. Подашь мне в каюту две чашки минут через сорок. Яд отдельно.
        Лимани дёргано кивнула и отправилась, куда указали.
        - «По персоналу», - усмехнулась Хокс. - Не перестаю удивляться, сколько у тебя терпения. Любишь ты носиться с рабами: пояснять им, разжёвывать.
        - Что касается ботулатте, лучше потратить лишнюю минуту, - возразил Бритц, - чем умереть в страшных муках из-за невнимательности баристы.
        - Я не только об этом. Ты вечно…
        Альда еще что-то говорила о неприемлемом для хозяина поведении, но Кайнорт не дослушал: показалась его каюта, и… пш-ш… Он скользнул за клинкет, как призрак сквозь стену.
        Коридоры, чёрный песок - всё испарилось. Маррада выкинула козырь: она ждала на краешке стола во всеоружии. Тихая, обнаженная, с распущенными по плечам волосами и распростёртыми крыльями. Укрытая свежей вуалью весенних лугов. Молекулы её аромата Кайнорт уловил из коридора. Он приблизился, и у Маррады побелели костяшки, так она вцепилась в столешницу. Чтобы не как всегда. Чтобы не первой. К чёрту, пусть он теперь! Не вынимая рук из карманов, Бритц задышал ей в ушко с бриллиантовой капелькой.
        - Я люблю тебя, Маррада.
        Он выпустил стрекозиные лапы и хвост, сцапал бабочку и взмыл с нею к иллюминатору. Распластал на бронированной панораме, как на витрине, лицом к метеоритному кратеру. Соски обожгло холодное стекло, а спину горячие пальцы. Двое видели всех, а их - никто.
        - Полчаса до ботулатте, - Бритц коснулся своего позвонка, обнажаясь.
        - Мало…
        - Значит, остынет.
        Панорама запотела целиком, прежде чем прибыл кофе.
        * * *
        Под утро Вермильон закутался в туманы. Альда ослабила мощность эмиттеров, и ночью на холмы опустилась взвесь из мороси. Сыро стало. Дышалось тяжело.
        На поиски бункера отправились тишайшие из следопытов: Ёрль Ёж и Бритц. Они сели в глухом дремучем овраге, прикрыв воланер валежником, и ждали сигнала. Место, на которое указала Лимани, оказалось недалеко. Тот же континент. Та же широта. Если шчера не солгала, атташе Лау всё это время был у эзеров под носом.
        - Дозорные вернулись на базу, Кай, - доложил Ёрль. - Бункер, где бы он ни был, вот-вот повернётся.
        - Отлично. Подождём ещё несколько минут.
        Старик Ёрль из расы гиеновидных ежей растопырил иглы на затылке, как капюшон, и сверлил Бритца чёрными стеклярусами глаз:
        - Мне показалось, или ты мандражируешь, лис пронырливый?
        - Ёрль, - рой-маршал сглотнул пересохшим горлом. - Дозорный пропал - ставлю миллион зерпий, они уже знают, что Уитмаса ищут. И знают, кто именно. Бун-штаб готов биться до последнего.
        В такие моменты старик ёрничал: мол, это ж надо умудриться так жить, чтоб тебя смертельно ненавидели все, с кем ты даже не знаком. Но сегодня разумнее было промолчать. Сегодня алгебраически строгие черты и сверхточные движения рой-маршала были холоднее обычного, а это значило, что он на взводе.
        - Что с семьёй Лау? - уточнил Ёж.
        - По протоколу. Брать живьём и ждать меня. Не упустите: жена и двое детей.
        - Все хочу спросить: а как ты собираешься говорить с Уитмасом? На дипломатическом?
        Кайнорт фыркнул:
        - На нём трудно вести шантаж, Ёрль. Дипломатический ведь так и задумывался, ты в курсе?
        - Но ты убил ружейника у Берграя, помнишь? Парень был единственным, кто свободно владел октавиаром.
        - Что ж, - криво улыбнулся рой-маршал. - Значит, Уитмасу Лау будут угрожать с акцентом. На худой конец, язык керамбитовых лезвий понятен всем.
        Он проверил время и поманил сколопендр. Чуйку и Нюсса - биомеханических тварей из титана и обратных белков - никто не любил. «Поэтому Кайнорт завёл себе сразу двух», - шутил Ёрль. Твари выползли из воланера и заюлили у ног Бритца. Их вывели в качестве служебных псов, ищеек и компаньонов, но из-за чрезмерной агрессивности лишь единицы справлялись со зверюгами. Вставая на дыбы, те достигали метра в высоту. Триста пар кривых лезвий бряцали коготками, металлические жвала клацали, принюхиваясь к туману. Два проволочных волоса виляли в предвкушении приказа.
        - Скажи им, пусть не направляют на меня хвосты, - проворчал Ёрль.
        - Это не больно для такого громилы, как ты, - отмахнулся Кайнорт, почёсывая нетерпеливую тварь. - Щелчок и всё.
        - Зато смертельно! Не хочу, чтобы мне все белки переиначило.
        - Я же здесь. Если посмеют, я прикажу им щёлкнуть тебя обратно.
        - Ой ли…
        Ёж тут же спохватился, но сказанного не воротишь.
        - Ёрль, - эзер и сам знал, какую боль причиняют слова, когда не те, не в том порядке или не вовремя. - Давай-ка начистоту, мы всё как-то скомкано об этом… Скажи, по-твоему, ты мне кто?
        - Сейчас-то ни дать ни взять - время выяснять, кто есть кто! Ну, вырвалось, прости меня! Прости.
        По глазам Бритца старик понимал, что с каждым словом только глубже закапывается. Рой-маршал отпустил сколопендр на разведку по влажным дюнам и вернулся к ежу:
        - Ты считаешь меня хозяином?
        - Не сейчас, бога ради!
        - Нет, именно сейчас, Ёрль, - возразил он, цепляя взгляд старика. - Потому что… знаешь, что?.. Мне жутко.
        - Жутко? - переспросил ёж, будто впервые слышал это слово из уст Бритца.
        - Я иду убивать. Убивать, а после жить, как ни в чём не бывало. Разок можно, ну, два. А я делаю это каждый день. - Бесстрастный тон пробирал до мозга костей. - Мне нужен рядом кто-то - мудрее? Нет, не то. Кто-то морально выше, но обязательно на моей стороне. Понимаешь? Иначе мне конец. Ёрль, я не хочу, чтобы ты отстранялся. Отшатывался в страхе, когда мне нужно на кого-то опереться.
        - Я не буду рядом вечно. Ты возвышаешься, а я - старею, Кай. Ведь я не эзер.
        - Ты начал меня бояться.
        - Потому что давно уже не влияю! Сколько ты в третьей линьке… лет двести? Ты пережил всё, что только возможно. Уже не человек внутри: стихия. - Ёрль, пожалуй, никогда ещё не говорил так много и откровенно. - Беспощадная, непослушная, беспринципная сила. Видишь цель - и прёшь, как ледник. И даже если на твоем пути встану я…
        - Ты способен?
        - Пока мы оба в своём уме - нет.
        - Так следи за этим. За моим умом. Злодеи побеждают, а тронутые злодеи эффектно взрываются.
        За дюнами шуршало. Чуйка и Нюсс возвращались в овраг с образцами гравия. Ёрль приготовился: растопырил сивые иглы, протыкая изнутри хромосфеновую броню. В этом скафандре смерти старик пугал даже своих.
        - Я с тобой, - прохрипел он, скалясь на сколопендр. - Но ты отчуждён и независим, как инертный газ: ни с кем не вступаешь в связь ни умом, ни сердцем. Всё, что движется, игнорируешь или убиваешь, или тащишь в постель… а потом игнорируешь или убиваешь. Кто с тобой останется, когда я умру?
        - Психиатр? - предположил эзер. - Он настаивал на лоботомии, чтобы я мог убивать, как машина. Так что береги себя, Ёрль.
        Кайнорт подобрал влажных камушков под ногами и сравнил с теми, что принесли ищейки. В их контейнерах лежало по горстке из каждого сектора: почти все образцы были сырые. Почти.
        - Есть сухие, - рой-маршал бросил тварям по кусочку мяса. - Бункер повернулся. Вызывай Берграя.
        ГЛАВА 11. ЧУЙКА, ФАС
        Урьюи мне почему-то совсем не снилась. Ни живописный отшельф, ни дом наш, ни университетский городок. Зато карминские бриветки в ладошках Чиджи, сад и блики на мраморном озере - приходили из ночи в ночь. Тяжело давалось пробуждение от такого сна. В то утро я плелась нога за ногу по кишкам коридоров вместе с другими шчерами, поддёргивая рюкзак. Перед глазами ещё маячила рябь душистого разнотравья. Майор пересчитала нас, выдала новые респираторы и ушла отпирать клинкет.
        - Чисто? - буркнула она дежурному.
        - Затихли, - отчитался патруль.
        Дверь поехала. Под ноги посыпался гравий, дунуло за шиворот морозцем. Мы вздрогнули, когда ненавистная заслонка ухнула обратно. Секунда импульсивного, какого-то щемяще-тюремного облегчения - не надо работать! - и оглушила сирена.
        - Эзеры! - вот что значила отмена работы. Бункер обнаружили.
        Майор расталкивала нас, приводя в чувство:
        - Штурм! Вернуться в жилблоки! Запереть бойлерную, Эмбер, слышишь? Забаррикадируйтесь и сидите, как мыши!
        Коридоры, коридоры… Я помчалась вприпрыжку, снуя между солдатами, чужими локтями, коленями и бранью соседей. Бункер заштормило. Это наши лупили по воланерам из нуклазера. Как три дня назад. Но в этот раз не отстрелялись и минуты, как тряску обрубил убойный ответный взрыв. Следом - ещё. Я его ощутила, но не услышала: оглохла с первого раза. Стены корчились, пол вставал на дыбы. Центральный гироскоп не поспевал за движением наружных блоков. Обстрел вращал глобоворот, не давая нам скрыть клинкет: этого и боялась майор. Оставалось бежать. Притвориться мертвыми. И надеяться, что эзеры мертвечину не едят.
        Проходы к бойлерной ухнули вниз. Ноги заскользили, и я инстинктивно превратилась в паука, чтобы удержаться. Еле-еле умещалась в коридоре, продвигалась боком, но хоть не падала больше. Уши болели, звенела голова. Повезло, что майор успела раздать маски: дымились кабели, вонь разила даже сквозь фильтры, резала глаза. Вспышки перестрелок засверкали в смежных коридорах. Значит, эзеры прорвались! Скудно светило аварийным красным. До нашего жилблока ещё пролёт…
        Новый взрыв выбросил из бокового рукава бочку. Шагов за десять до бойлерной руженитовый жбан смёл меня с ног и затолкал в шахту вентиляции. Я удержалась в трубе, растопырив когти. Вылезти не успела. В коридор ворвалась банда серых, бурых, чёрных призраков.
        Эзеры жужжали и трясли воздух. Тонкие крылья - прозрачные и цветные, блестящие и тусклые, широкие и узкие хитиновые пластины - скребли по стенам. Им было неудобно превращаться целиком. Наших теснили. Их расстреливали без вспышек, мяли, резали и давили. Один эзер - в иссиня-чёрном, с острыми длинными крыльями - расчистил путь, откинув паука в сторону. Я увидела, что тело солдата пихают ко мне в шахту, испугалась и полезла вверх по вентиляции. Понятия не имея: куда она приведёт? Слух возвращался, но медленно, сквозь гул и шипящий пульс.
        Лаз привел меня под самый потолок бойлерной. Там было жарко, сухо и пахло жжёным пластиком. Трубы, обёрнутые проводами, выходили на железную балку - широкую и крепкую. Я обернулась девчонкой, легла лицом в пыль и глянула вниз.
        - Ма!.. - прикусила язык до крови, и уже шёпотом, - …ма…
        Пока я лезла, эзеры добрались до нашего укрытия. Дверь бойлерной валялась гнутая в стороне. Толпу перепуганных соседей уводили под прицелами ружей. Никто не смел обернуться, до того страшны были дымные смерти. Форма насекомых уже сделала полдела. Среди пленных, цепенеющих в шеренге на выход, моих не было. Сердце стукнуло в балку - я увидела, как папу ударили, но нападавший дёрнулся и рыкнул. Получил бумерангом. Папу взяли под прицел, а маму нашли и вытащили из-за ширмы. Эзер в чёрном приставил ей к горлу нож. Меня затошнило от ужаса. Насекомые что-то рявкнули на своём, следом выскочила голография с субтитрами переводчика. Но сверху текста было не разобрать.
        - Не понимаю… - папа мотал головой и разводил руками. - Мы ничего об этом… …да кто вам такое… …сказки!..
        Чёрная смерть кивнула бурой смерти в колючках, и та ударила под дых. Папин рикошет только раззадорил подлеца, и он замахнулся сильнее. Я выглядывала Чиджи. Боялась, что он лежит тут где-то… уже… но нет. Брата не было в бойлерной. Увели вместе с соседями или не успел вернуться из столовой до штурма. Чёрный, который держал маму, стоял неподвижно, как обелиск. Папа утирал кровь. Струйка текла из уха, а бурый дикобраз дёрнул башкой в капюшоне и опять выкрикнул что-то.
        - Впервые слышу! Клянусь, мы ничего здесь не пря…
        Папа оборвался на полуслове, потому что насекомые вдруг расступились. Вошёл третий эзер. Этот был в неброском сером, не ниже и не выше других, без знаков отличий, без эмблем и регалий. Но то, как напряглись другие, - выдало важную птицу. Чёрный и бурый застыли в напряжении. А серый шёл себе и шёл по бойлерной. Мягко, неслышно. Не поднимая пыли. Расслабленно как-то, словно в гостях, где ему пожелали чувствовать себя, как дома. Настоящая смерть среди ряженых. Следом по полу звенела отвратительная сколопендра. Минуту эзер тихо говорил со своими. Не глядел на родителей. Не выпускал крыльев. Потом свернул переводчик и шагнул к папе.
        
        - Так значит, тебя нельзя обижать, Уитмас Лау, - он заговорил с акцентом, медленно, но почти без ошибок. Я вдыхала каждое слово. - Я Кайнорт Бритц, перквизитор дейтерагона и рой-маршал Эзерминори.
        - Эзерминори сгинула давно, людоед.
        Я машинально сморщилась, но удара не последовало.
        - А маршал остался, - закончил эзер.
        - Где наши дети?
        - Среди живых, полагаю, - он не добавил «пока», но все понимали подтекст. - Опустим часть, где ты отнекиваешься и лжёшь. Я не силён в октавиаре и не оценю легенду по достоинству. Прими, как есть: я знаю, что ты прячешь Тритеофрен. Отдай его, и мы уйдём. Просто уйдём.
        - У меня его нет. Я просто атташе, а не секретный агент.
        Бритц посмотрел, как мама сжалась в лапах чёрного. Я зарылась в пыль.
        Отец опять солгал, и теперь эзер мог… Но он только сказал:
        - Не сейчас, Амайя. Не бойся. Ты мой единственный козырь, и я буду терпелив.
        Бритц подвинул ящик и сел, поддернув аккуратно брюки. Слишком цивилизованный жест для людоеда. Сидя он смотрел на папу снизу вверх: с привилегией, доступной только уверенным в себе негодяям. В его руках блеснул зеркальный осколок.
        - Куматофрен уже у нас, - пояснила тварь, глядя, как сникают папины плечи. - Уж так сложилось, Уитмас: эзеры сильны, но зависимы. Думаешь, я этому рад? Но нам друг от друга никуда не деться, и захват Урьюи всегда был лишь вопросом времени. У вас нет выбора - выиграть или проиграть эту войну. Есть два поражения: с жертвами сносными либо неисчислимыми.
        - Разбежался. Куматофрен выключит связь, но пушки и диастимаги поджарят вас ещё на орбите.
        - Я не знаю, как вы, а мы развивались последние сто лет. Если я не добуду Тритеофрен целиком, Альда Хокс поведёт войну, как здесь. Она заберёт воду и миллион рабов и оставит вас в аду. Хочешь для Урьюи такого неба? - Бритц дёрнул черепом в потолок. - Хочешь пепельных туч? Ваши дети не переживут ядерную зиму. Старики и женщины будут проклинать меня, подыхая на развалинах своего дома. Отдай мне прибор, Уитмас. Он спасёт миллиард. В десять раз больше, чем твоё упрямство.
        Папа рассмеялся нервно, утирая невидимую слезу:
        - Так это что же получается, я злодей, а ты спаситель Урьюи? - и зашипел на эзера: - Я знаю о тебе кое-что, Бритц. На кого ты учился и отчего твои слова следует делить на тысячу. Теперь слушай правду, людоед. Если в вашей армии такие асы, как тот, которого мы сожгли позавчера, вам никогда не выиграть. Если офицеры выдают тебя с потрохами, чуть только им прищемишь хвост, - это не армия, а бордель. Погонят вас с Урьюи, как вшей банным веником.
        Бритц не ответил. Он молча обернулся к маме и… Я снова спрятала лицо в пыль, зажала руками уши.
        - …и-и! - послышалось снизу. А? Я приподняла голову. Мама кричала, наваливаясь на ствол и нож насекомого в чёрном капюшоне: - Эмбер! Беги-и!
        В глаза набилась пыль, в фильтры - сажа. В суматохе я дала дёру по балке: назад в вентиляцию. Под потолком было не развернуться, и я пятилась, пока спину мне не уколол… боже, кто это?! Из трубы ползло косматое чудище. Тот третий, которого я упустила из виду - то ли ящер, то ли дикобраз. В бурой форме эзеров, из которой во все стороны торчали, прободав изнутри дымную ткань, крепкие иглы. Ящер-дикобраз махнул лапищей.
        Сбитая с балки, я свалилась в ноги серой смерти. Оглушило ударом о бетон! Но я поборола себя и подтянула ноги, чтобы встать на четвереньки.
        - Фас, - приказал Бритц.
        Следом - бросок сколопендры, щелчок и вспышка. Как-будто чёрная. Так не бывает, но этот свет был светом угольной тьмы. И больно, и пусто. На миг пропали все чувства и ощущения, или это я пропала… а потом…
        * * *
        Я возвращаюсь.
        Лежу на спине. Подо мною шершавый бетон бойлерной. На груди - острые когти сколопендры, но тварь замерла: я не могу двинуться. Всё плывёт и дёргается. Для меня весь мир - вверх ногами из-за того, что я валяюсь, вывернув голову.
        Бритц так близко… Какой страшный, какой дымный… Он не смотрит на меня. Встаёт с ящика и оборачивается к чёрному, который держит маму.
        - У меня закончился словарный запас, - говорит он и зачем-то забирает у чёрного эзера нож. Мама плачет.
        - Только не Эмбер! - Слёзы текут вверх. Она падает на колени, но из-за того, как я лежу, - будто взлетает. Не могу унять прыгающие зрачки, чтобы сфокусироваться на маме. - Пожалуйста, только не Эмбер!
        Серая смерть смотрит на папу. Молчит и смотрит. Молчит и смотрит с ножом в руке. И отворачивается, в последний раз перед…
        - Не Эмбер, - кивает маме Бритц и взмахивает лезвием.
        Я не могу не смотреть: веки не слушаются, сухие глаза словно не мои. Я не могу кричать: голоса нет. Я даже не могу умереть от горя. Кровь снизу вверх… Мама взлетает в последний раз и остаётся на полу. Красное море. И папин протяжный стон. Папа смотрит на меня - я это чувствую, не глядя. Его болезненный, пронзительный взгляд душит и жжёт.
        - Община клириков богини Скарлы в Кумачовой Вечи, - шепчет он спустя вечность. - Они особенные… Они умеют прятать. Даже если ты найдешь тайник, прибора не получишь. Можешь хоть весь свет перерезать…
        - Я могу.
        - Не получишь, Бритц!
        - Как выглядит вторая треть?
        - Как… - вздох, кивок на осколок, - и эта.
        - А третья где?
        Я наконец прикрываю горячечные веки. Прочь от всего этого, прочь. Но в тот же миг что-то сбрасывает с моей груди стальную тварь.
        - Беги, Эмбер!
        Это отец превратился. Он толкает меня к выходу. Огромный паук со сверкающим брюхом бьёт клыками, и эзеры не могут с ним сладить: зеркальная диастимагия возвращает удары. Папа раскидывает насекомых, а на его спину прыгает колючий дикобраз. Я ползу, чувствуя, как прихожу в себя от встряски. От слабости не могу превратиться и мчусь по коридору, не разбирая дороги. Кишки бункера кривляются, залитые аварийным светом. Ошмётки стен, искрящиеся кабели, куски разорванных дверей. Тела, тела, тела солдат.
        - Сюда! Сюда, живо!
        В конце коридора - Хлой привалилась к клинкету внешнего шлюза. Это чёрный выход, обычно засыпанный гравием снаружи.
        - Бункер повернулся, теперь здесь можно выскочить, - поторапливает майор. У неё изодрано бедро и обгорели руки. Я бросаюсь помогать:
        - Вы не видели Чиджи?!
        - Нет.
        - Надо его найти!
        - Не вздумай! Здесь только вас и ищут, возьмут обоих - убьют! Поднажми!
        Снаружи сыплются камни: чёрный выход - просто щель. Сзади лязгает тварь. Сколопендра Бритца! Я ползу вверх по гравию, на холод пустыни. Но оборачиваюсь на крик: наперерез сколопендре из-за угла бежит Чиджи.
        - Мама! - зовёт он, ничего не видя вокруг.
        Сколопендра разворачивается, забрасывая ноги на стену. Я рву обратно: схватить брата первой, не дать ей… Но стальная фурия высекает искры и ускоряется. Она бросается на Чиджи, а меня кто-то цепляет за рюкзак и дёргает назад, к шлюзу.
        - Всё! Его не спасёшь, уходи сама!
        Майор тащит меня, упирающуюся, царапающую стены. На моих глазах тварь догоняет Чиджи и волочёт в тупик. Я теряю силы в обожженных руках Хлой. В мертвецком ступоре меня толкают спиной на гравий.
        - Лезь, дура! Чтоб он не зря погиб! Лезь!
        А я не могу. Коридор выбрасывает стрекозу нам навстречу. Она ломает крыло и оборачивается серой смертью. Эзер видит меня, окликает сколопендру на бегу. Тормозит и стаскивает её с Чиджи. Но та кидается опять.
        Тогда - выстрел… Сколопендра тлеет кверху лапами.
        Чиджи… Целый коридор крови. Его губы просят: «мама».
        Пощёчина от Хлой. Ещё. Вторую я уже чувствую.
        - Уходи! - майор силком пихает меня в щель, а вторая сколопендра по приказу эзера припускает к шлюзу.
        В шальном тумане я лезу в щель, толкаюсь и отбрасываю камни. Последнее, что вижу, обернувшись, - Кайнорт Бритц опять режет горло.
        Больше не смотрю. Но уверена: следом он режет ещё одно. Шлюз клинит из-за гравия. Эзеру ни за что не пролезть. Слышу только цокот сколопендры и шорох её лап по дюне. Ближе, ближе. Снаружи холодно, но озноб придаёт сил.
        Я превращаюсь в чёрную вдову и рву, рву вперёд. Я бегу в пустыню одна.
        ГЛАВА 12. ЧАШЕЧКА БОТУЛАТТЕ
        В коридоре мигал красный. С потолка упал колючий ящер и обернулся Ёрлем. Он глядел из-под бурого капюшона, как Бритц возвращается от шлюза.
        - Упустил, - сказал эзер.
        - Да уж видел!
        Кайнорт уловил укоризну в интонации Ёрля:
        - Что?
        Старик плюнул на пол, прямо в кровь:
        - Она сбежала, пока ты резал мальчишку.
        - Я слишком поздно её заметил.
        - Из-за него! Кай, вот зачем?..
        - Что - зачем? - отуплённо и глухо переспросил Бритц.
        - Я видел, как ты полоснул ему по горлу! Что он тебе сделал? Подвернулся под руку?
        Глазницы черепа Бритца вспыхнули белым и погасли.
        - Подвернулся под руку, Ёрль, - бесстрастно кивнул он. - Я же ни дня не могу прожить, чтобы не убить ребёнка. Я же и шагу не могу ступить, если под ногами нет крови.
        Лампа погасла и не включалась дольше обычного, но потом опять замигала.
        - Всё, что ты плёл про себя там, в овраге… - Ёрль плюнул опять. - Вот чего оно стоит. Это Чиджи Лау! Поздравляю: ты уничтожил свои козыри.
        - Чуйка поймает Эмбер.
        - Как?! Мы даже не знаем её лица, на ней же респиратор по самые уши!
        - Чуйке не нужен портрет, она ищет по запаху. Не забывай, Нюсс щёлкнул девчонку, а значит, с каждым днём она будет слабеть. Все белки вывернулись наизнанку. Её тело не примет пищу. Уитмас Лау не захочет такой смерти для дочери. Когда я притащу её, полудохлую, и брошу ему в ноги - он отдаст всё за обратный щелчок.
        - А если Эмбер умрёт раньше, чем её поймают?
        Бритц снял маску и потёр переносицу, сосредоточиваясь.
        - Значит, ей повезёт. А миллиарду пауков - нет. Побег Эмбер Лау - моя вина, и его последствия - только моя забота. Не дёргайся. И меня не дёргай.
        Он поднял на руки тело мальчика, чтобы отнести в бойлерную.
        - Уитмас поверит, что дочь ещё жива? - крикнул Ёрль вдогонку.
        - Поверит. Потому что хочет верить.
        Ёрль стоял в чёрной луже. На самом деле красной, но в аварийном свете тёмной, как нефть. Он подумал, что у Кайнорта Бритца, должно быть, особое зрение. Кровь убитых давно залила ему глаза, и он смотрит на мир сквозь красные фильтры. И кровь для него теперь - лишь чёрный битум. И всё, что он говорил ему там, в пустыне… О страхе и рефлексии - одномоментное прозрение. Не больше.
        Через час оставшихся в живых обитателей бункера погрузили в воланеры. На Уитмаса Лау нацепили ошейник и отправили в стеклянную пирамиду, в кратер рядом с лагерем эзеров. Там они устроили тюрьму - эквилибринт. Как только Эмбер удалось выскочить из бойлерной, силы зеркального паука иссякли. А после того, как Бритц принёс тело Чиджи, атташе провалился в глубокую прострацию и позволил вести себя, грузить, как безвольную куклу.
        Он обмер и повторял имена детей, пока рой-маршал не понял, что сейчас говорить с Уитмасом бесполезно. И оставил его в покое на время. Пока и без третьей части Тритеофрена эзерам было, чем заняться. Кумачовая Вечь. Судя по найдённым при обыске картам - путь предстоял нелёгкий. А на поддержку Альды после такой операции рассчитывать не приходилось.
        - Грязно, Бритц, очень грязно, - бросала в него Хокс. - Такого в твоём послужном списке не было на моей памяти. Чтоб ни прибора, ни девчонки. Ни точных координат тайника.
        - Тритеофрен я найду в срок. Эмбер Лау на крючке, - весь разговор рой-маршал стоял, как ледяной истукан, и смотрел в одну точку куда-то мимо Альды.
        - Всё как-то у тебя… Через задницу. Пусти к диастимагу механических палачей, и через пару часов он скажет всё.
        - Нет, Альда. Уитмас чрезвычайно сломлен, и новые мучения просто лишат его рассудка. А если не рассудка, то воли к жизни, и я не знаю, что хуже. Кинется ли он сам на армалюкс или свихнётся и позабудет, где спрятал третью часть? Пусть придёт в себя в эквилибринте. Я поговорю с ним позже, а пока сосредоточусь на второй трети.
        Альда оглянулась, но стена позади неё была пуста. Куда он пялился, выдавливая из себя заторможенный лепет? Будто пыльным мешком ударенный, Кайнорт был на вид ничем не лучше пленного атташе.
        - Для начала сосредоточься на мне, Бритц, и на том, что тебе говорят, - Альда свела брови и зашипела: - мои солдаты устали, ведь ты накормил их байками о скорой победоносной войне. А теперь? А теперь возвращаешься с пустыми руками и предлагаешь им горящий тур в болота? Где-то там засел атаман Волкаш, маг-суид, и его головорезы.
        - Если нас не перебьют болотные партизаны, то расстреляет оборона Урьюи, какая разница?
        Хокс стукнула по столу, но Бритц даже не моргнул.
        - Мне не нужны бунты, Кайнорт! Если ты не способен отработать чётко и чисто, катись домой и не трать моё время и терпение моих людей!
        Он кивнул и отдал честь. Двойной небрежный удар ладонью под ключицей - имитация сердечного ритма - и рой-маршал покинул каюту. Тьма коридора, свет общей залы и снова тьма перехода к внешнему шлюзу флагмана.
        Любитель фантастики, Ёрль где-то вычитал легенду, что эзеры между третьей и четвертой линьками выбирают сторону добра или зла. Даже если это было правдой, до четвёртой мало кто доживал. «Это оттого, что выбирали зло, - гнул своё Ёрль Ёж, - и погибали волею добра, вырывающего им сердца рукой другого злодея». С тех пор Кайнорт задумывался, какое такое добро и рукой какого злодея вырвет ему то, чего нет? Ведь свой путь он уже, кажется, выбрал.
        - Ну? - Ёрль нагнал его по пути через лагерь. - Лютует Полосатая Стерва?
        Кайнорт не ответил. Он шёл в непроницаемом пузыре какого-то своего мира. Тогда старик развернул голограмму карты:
        - Прикинул маршрут до Кумачовой Вечи, как ты просил. Одна проблема. Вокруг на сотню километров негде приземлиться. Жижа! Там разреженный воздух и взрывоопасные болотные газы.
        - То есть просто взлететь здесь и сесть там мы не сможем.
        - Да уж. Воланеры вспыхнут при торможении.
        Они пошли молча. Ёрль уж было решил, что Бритц потерял нить разговора, когда получил ответ:
        - На чём-то же они там сами передвигаются. Изучи местный транспорт: чтобы подобраться незаметно. Иначе клирики успеют уничтожить прибор.
        - Какой план?
        - Заурядный.
        - «Смерть или Тритеофрен»?
        - Да. Всё, как я люблю.
        - Кайнорт! - старик ждал, что тот обернётся, но вышло в спину: - Ты взял у Берграя нож, чтобы убить Амайю. Неужели ты думал, он ослушается или дрогнет?
        - Нет, конечно. Берг лучший из моих людей.
        - Тогда почему? Только не ври, что хотел зарезать её сам.
        - А чем плох такой ответ, Ёрль? - Бритц стоял, положив ладонь на сенсор клинкета. - Берграю скоро быть хозяином на земле шчеров. Бразды его власти не должны омыться лишней кровью.
        - А как же твоя собственная репутация?
        Кайнорт оставил Ёрля одного на улице.
        После ряби индикаторов в шлюзе свет коридора показался красным. Только на миг. В тупике анфилады звенели переливы смеха, треснувшего на высокой ноте. Маррада заметила Бритца. Соскочила с чужого колена, оттолкнула ноготками второго. Бледнеющие офицеры разлетелись, как мухи. Маррада оправила полупрозрачную тунику. Она приподнялась на цыпочки, запрокинула голову и провела язычком по губам. Теперь прежде, чем наказывать, не оставалось ничего, кроме как поцеловать эти влажные лепестки.
        - Что же ты у меня какая шлюха, а? - прошептав так, Кайнорт положил руку на шею бабочки и гулял взглядом по уголкам её губ и глаз. Аромат лугов на ней смешался с чужими запахами, приземлёнными и блудливыми.
        Поцелуй он дарил не такой, как всегда. Не страстный, не властный и не терпкий. Ласковый. Проникающий душой к душе, но не находящий ни той, ни другой. Губы настойчиво искали в Марраде не то прощения, не то утешения. Не то спасения. Глубже и глубже, и глубже в это море. Море чёрной крови в красном коридоре. И шёпота: «Ма…»
        Те, кто нырял, знают, как безжалостно выталкивает солёная вода. Вот и у него не вышло. Кайнорт вдохнул и отстранился:
        - Я буду занят ночью.
        - Но ты обещал. Мы же договорились, что с отбоя до…
        - Не скучай.
        В другом крыле Лимани ждала его у каюты.
        - Устали, минори? Голодны? - она сверкнула карими бусинками и с готовностью потянула за шарфик, обнажая вздутые артерии.
        - Пиала для ботулатте и яд отдельно.
        - Но минори, я могу приготовить кофе сама. Мне не трудно.
        - Пиала для ботулатте и яд отдельно, - с той же интонацией повторил хозяин.
        - Сию минуту.
        Скоро шустрая рабыня испарилась, и по каюте рой-маршала поплыл аромат кофейной гущи. Её первой наливали в специальную чашу из фарфора-париана. Снаружи совершенно белую, а изнутри украшенную узором. Это был не просто рисунок. Он помогал сосредоточиться и подсказывал, как приготовить напиток исключительно правильно. На две трети пиала утонула в чёрном кофе. Его наливали аккуратно, пряча в вязкой жидкости морское чудище - первый рисунок. Как только зверь скрывался в глубине, а изящная лодка касалась килем кофе - этого было достаточно.
        Горсть миндаля и цельные кофейные зёрна отправились на огонь. Привычным движением Бритц подбросил их в крошечном сотейнике и подождал, когда запах испустит горчинку. А после высыпал в пиалу. Море затопило киль, и лодка с задумчивым человечком села на воду. После Кайнорт влил по крошечной ложке сливок. Холодных и густых. Совсем чуточку: чтобы не плеснуть рыбаку через край. На густом кофе распускалась белая лилия, искусно выведенная рукой, сотни лет привычной готовить ботулатте.
        Осталось испортить бедняге лодочнику погоду. Щипцами для шёлка Бритц размотал из элегантной шкатулки щепотку паутины и уложил сверху на кофе. В пиале сгустился туман. Брызги жжёной карамели задрожали на облаке из паутины, завершая пейзаж.
        Яд, как он и просил, подали отдельно. Новый нераспечатанный флакон с надписью «Лейкопаутинный паук». Его любимый. Стараясь угодить хозяину, Лимани выбрала то, к чему за долгие годы у рой-маршала выработалась приличная резистентность. Досадно. Что ж, в таком случае…
        «…для аромата - 1 капля, для эффекта - 2 капли, с осторожностью - 3 капли», - гласила инструкция и грозила красным: - «внимание! 4 капли - только для эзеров весом от 90 кг и после двухсотлетнего курса привыкания к яду! Симптомы отравления: судороги, гипертермия, аритмия, угнетение дыхания, рвота, кома…» - дальше он читать не стал.
        Кайнорт сорвал печать и вылил пузырёк в ботулатте целиком. Кап-кап-кап-кап-кап-кап-кап-кап-кап-кап. Кап-кап. Лодка затонула в море.
        Впереди тяжёлые дни и ночи. Нужно быть максимально собранным. Сосредоточенным. Расшатанный, заторможенный полководец - худшее, что может произойти с его армией. Сон тут не поможет.
        Он ответил на последние сообщения, убрал документы со стола, свернул дорогой ковёр и бросил взгляд на портрет Маррады. Такие же тонкие руки и высокие скулы были у Амайи Лау. Такие же серые глаза - у Чиджи.
        Бритц выпил ботулатте залпом, чувствуя, как горечь разливается по телу. Дюжина капель - мало в его случае, чтобы поскорей.
        Но самое то, чтобы наверняка.
        * * *
        К полуночи в каюту Ёрля поскреблись. Старик уже собирался спать, но никак не мог уложить себя в постель. Всё бродил и бродил по каюте, будто ожидая чего-то. Но на флагмане было тихо. Мирно. Он ощерил иглы для важности, отпирая. Пришёл видеотехник.
        - Вы просили в любое время… - замялся он. - Вот, записи с камер погибшей сколопендры, - отрапортовал он скороговоркой. - Смотреть будете или… уж завтра?
        - Раз просил, буду смотреть. Давай сюда.
        Ёрль Ёж был раб по происхождению и наёмник по паспорту. Но здесь его знали как того, кто может накричать на рой-маршала, и боялись пуще чумы. Видеотехник сунул файл в колкую лапу и поспешил восвояси. Ёж заперся и запустил видео. Сон стряхнуло мгновенно.
        Снова красные коридоры. Ноги-ноги-ноги. Кровь. Дым. Тела. Камера Нюсса запечатлела самое сердце штурма, но Ёрль уже видел всё своими глазами. Он промотал вперёд. Вот Кайнорт отдаёт приказ догнать девчонку. Эмбер. Тьма узких проходов, нырок в какой-то лаз… обгоняет Чуйку… снова красный коридор, и вот она: цель зафиксирована. Бежать… запись дрожит…
        Наперерез - мальчишка! Ёрль остановил и начал щёлкать покадрово. Чиджи Лау на пути к Эмбер. Сколопендра бросается ему на шею. И…
        Ёж вспотел и остановил запись. Экран залило кровью. Так вот кто на самом деле… Старик, пересиливая ступор, опять защёлкал кадрами. В углу экрана светились приказы: «Нельзя!» - отклонено. «Нюсс, назад!» - отклонено. «Отмена!» - ошибка идентификации. Толчок, карусель и общий план: агония Чиджи. Дуло армалюкса направлено на сколопендру. А после - сигнал гибели системы и чернота.
        Кайнорт пытался остановить Нюсса. Это машина убила Чиджи Лау. А Бритц… о, дьявол, он задержался, чтобы прекратить мучения мальчика, и упустил Эмбер.
        Ёрль прибыл под конец трагедии.
        Комм Бритца был выключен. Полночь, но Ёрль не находил себе места. Он выскочил из каюты и помчался в крыло рой-маршала. На стук никто не отозвался.
        - Лимани! - старик разбудил рабыню. - Где минори Бритц?
        - У с-себя, - спросонья шчера зябко ёжилась. - Он приказал пиалу для ботулатте… яд отдельно… и сказал, с-свободна… иди спи, сказал. А что?
        - Когда! Ну!
        - Что когда-то? А, пару часов уж как. Да что такое-то?
        Но Ёрль уже бежал обратно к каюте рой-маршала. Два часа назад… Два часа! Он набрал апартаменты Альды, но там Кайнорта не видели с вечернего брифинга. Красавица Маррада чокалась бокалом игристого в компании поклонников.
        Ёж постучал в каюту рой-маршала в последний раз. Безрезультатно.
        ГЛАВА 13. БЕЖАТЬ ИЛИ ПРЯТАТЬСЯ?
        «Вот если идти вдоль оврагов, а у последнего свернуть налево, к старому крематорию, то за ним будет сопка», - однажды беззаботно трепался Гу, пока барьяшки сосали воду. - «Оттуда видна шапка снега на Вишнёвой горе. Там карминский хуторок есть. День пути всего!..»
        День пути. Сколько это? Световой ли день или сутки? Я тогда, конечно, не спросила. И даже не уверена была, что он сказал «налево».
        До хуторка не хватило сил. И в своей лучшей форме - сытой, сильной - мне было б не одолеть такого броска. Хорошо ещё, рюкзак не потеряла. После щелчка сколопендры я почему-то с трудом превращалась. И чем дальше, тем хуже. Вот и теперь: тело ворочалось неохотно, хитин то накрывал меня, то соскальзывал. Я пробежала целый час пауком, задохнулась, свалилась в овраг, потом сколько-то протрусила человеком. Но скоро споткнулась и скатилась под сопку. Там посидела, собирая себя в кучку из синяков и нервов. Сердце билось и билось и билось, как пулемёт. Я сорвала маску, отпила из термоса. Посидела без движения.
        А оно всё билось и билось… и билось.
        И я плакала, и плакала, и плакала. Сотрясалась от рыданий так, что согрелась, или просто тело отупело к холоду. Я выплакала столько, что испугалась за потерянную влагу, и вместо того, чтобы отпить ещё, подставила лицо грязному ветру и заставила себя перестать. Не для того папа там погиб, чтобы я тут сдохла! Не для того мама и Чиджи…
        Я знала о себе кое-что: верный способ не сойти с ума - не вспоминать, не перебирать в памяти. Совсем. Но сердце всё билось, и билось, и билось… Не на жизнь, а на смерть. Сколопендра отстала и потерялась в оврагах. Взобравшись на сопку, я поискала шапку на вершине Вишнёвой горы. И долго не могла понять, отчего не вижу снега, пока не сообразила, что вот же он: чёрный, а не белый. Он был теперь наполовину сажа, а не снег. Под горою в тумане мерцал огонёк фонаря. Карминцы давно перестали таиться и не тушили свет. Хокс насытилась. А Бритц искал только шчеров.
        К вечеру голые барханы совсем продуло. Шорох - и я выглядывала сколопендру. Лязг моих же зубов - и дёргалась, как от выстрела. Неподалёку нашёлся сарай. Туда свозили помёт барьяшков, чтобы подсушить и потом лепить из него кирпичики для топки. Деваться было некуда, и я забралась прямо туда. В глаза бил аммиак. Был, правда, и плюс: запах навоза надёжно прятал меня от твари. Я видела её той ночью, пока пялилась сквозь вонь на деревенский фонарь. Сколопендра покрутилась у сарая, пострекала воздух кнутом с фонариком на конце… и как бросится в щель! Так быстро в дерьмо я ещё не забиралась.
        Нырнула в помёт, еще влажный снизу, присыпала макушку, зажмурилась и сидела так. По ощущениям - полжизни сидела. Когда аммиак просочился в потёртый респиратор, пришлось выбраться. Тварь ушла. Она не услыхала, как грохотало сердце в куче навоза. Странно, как по мне, оно трясло весь сарай. Сердце и разбухшее горе на пару могли разнести шаткие стены… Но мне только так казалось. Только мой мир обрушился. Остальной - стоял. Тих и вонюч.
        Той ночью я нарочно таращилась на далёкий фонарь. Иначе - мысли. Почему-то я постепенно перестала чувствовать запах навоза. Не принюхалась, а совсем… Неровный свет фонаря раздражал, не давал сосредоточиться на бойлерной и луже в красном коридоре. Когда резь в глазах стало уже невмоготу терпеть, проверила синдиком. Цел. В отчаянном полубреду написала:
        «Я в дерьме!»
        Наугад набрала номер и отправила сообщение. Как учила Хлой - с переадресацией, чтобы не отследили. Легли туманы, фонарь над хуторком поблёк. И вот надо же - синдиком пиликнул:
        «Прикончи этот день. Ложись спать»
        На том конце был кто-то реальный. Кто-то живой! Он как будто только что, не брезгуя навозом, подержал меня за руку. Это так потрясло, что я перечитала ответ сто… двести раз. И послушалась: прикончила день.
        * * *
        А к вечеру нового прыгала с ноги на ногу, пытаясь не околеть под забором хуторка. Это была сплошная бетонная стена с одной дверцей посередине. На стук отворилось смотровое окошко, даже и не окошко, а щель. Оттуда выстрелил взгляд, обрамлённый багетом морщин. Я только открыла рот, а карминец -
        - Убирайся, - уже меня прогнал.
        - Пустите! Пожалуйста, у меня никого нет, идти больше некуда, я здесь никого не знаю…
        - Иди, откуда пришла.
        - Я потерялась!
        - Иди тогда в город! Там ещё остались твои.
        - В город?
        Он высунул тентакль и махнул куда-то, где мне предстояло заблудиться и пропасть.
        - Иди… иди своей дорогой, вонючка.
        И щель закрылась. Странно, мне казалось, навоз уже выветрился по дороге… Но уйти без еды и воды, даже без карты! Можно было просто лечь здесь - прямо под стеной - и ждать смерти. Зачем за ней куда-то ходить? Последний батончик засахаренного мотыля отправился в рот. Желудок заныл, но насыщения не пришло. Тогда я вскочила и прижалась губами к щели:
        - Эй! Я инженер! Пустите, я починю вам всё, что угодно! Фильтры для воды, запоры всякие, синдикомы… обогреватели!
        - Нет у нас обогревателей, - глухо буркнули с той стороны, и я обрадовалась, потому что на самом-то деле понятия не имела, как они устроены.
        - Тогда дайте мне… что ли, карты и что-нибудь поесть с собой! Меняю на аптечку. Эй! Ну, эй!
        Дверь отворилась, и меня буквально затащили внутрь.
        - Не ори, - цыкнул карминец. - Давай аптечку. Асептики есть? Обожди тут. Не трогай ничего!
        Трогать, собственно, было и нечего. За бетонным забором лежал бетонный пустырь. Мусор и ветошь. Стайка барьяшков застенчиво таскала из кучи обрывки тряпок, чтобы пожевать. Где все? Где их дома? Только мой живот урчал на ветру.
        Бетон треснул. Я ойкнула, а барьяшки побросали тряпки и сбились в кучку. Это карминец ударил посохом. Плита разъехалась, и хозяин полез куда-то вниз. Я заглянула: батюшки, так вот он, хутор! Прямо под ногами. Там сверкали блесклявки и шебуршились другие карминцы. Наружу повыскакивали дети - розовые, на мягких щупальцах. Разглядывали меня, шептались.
        - На вот, карта района и сыра маленько, - карминец оценил аптечку в две головки жёлтой замазки.
        - Спасибо… А воды?
        - Воды ей…
        Он позвал жену и зашушукался: «всё равно ведь не дойдёт, до города полтора дня, а она уж вся зелёная, глянь… только воду изводить… у самих мало…», - «настырная девка… будет колотить в дверь, пока тараканов не накличет!»
        - Шёлк! - крикнула я. - У меня есть шёлк. Нанольбуминные свёртки… но это настоящий золотопряд.
        - Показывай.
        Глаза карминки заблестели на словах «золото» и «шёлк». Ясно дело, женщина - она и в постапокалипсис женщина. Я отцепила чипы-вестулы с позвонков и показала хуторянам одежду. Все мои четыре платья. Маминой работы. С первого дня войны не пришлось их даже развернуть.
        - Одна бутылка? - опешила я, глядя на руженитовый термос, весь в трещинах и коррозии. - Вы сказали, до города полтора дня!
        На взгляд со стороны, карминцы были великодушны. Могли ведь обобрать меня, раздеть и вытолкать взашей, а не цацкаться. Наверное, зря я торговалась. Но торговалась ведь за свою жизнь.
        - Руда! - карминка позвала дочь. - Барьяшка ей дай.
        - Мам, зачем…
        - Тихо мне! Дай барьяшка, сказала.
        Я взяла конец верёвки из рук девочки и повела своего барьяшка наружу. Уже на дюне сообразила, что не попросила респиратор или сменный фильтр. Обернулась, но глухой бетон забора отрезвил: ничего бы они мне больше не дали.
        Карты были грязные и блёклые. Город, значит. Гранай. К нему вело стационарное шоссе, большая редкость для Кармина. Я знала Гранай и обрадовалась: оттуда, из генерального офиса посольства, папе часто приходили письма. Путь к шоссе лежал через пустошь, между громадными, как горы, барханами. Мы делали привал чаще, чем хотелось бы. Барьяшек шарахался на верёвке, и я пыталась купить его расположение гадким сыром, чтобы дался подоить, когда придёт время.
        - Ну, ищи воду… - прикрикивала, когда он бесцельно слонялся по камушкам.
        Термос был почти пуст. Разболелся желудок, и есть не хотелось, но замучила жажда. Дыхание тоже пришлось экономить. «Зефир-42» куда эффективнее душил, чем фильтровал, и я много раз думала его выбросить и рискнуть дойти как-нибудь так. Но редкий снег из маслянистых чёрных хлопьев всякий раз меня переубеждал. Шли мы целые сутки.
        Следующим утром со стороны шоссе донеслись лязг и скрежет. Это была заправка, мастерская или, может, фабрика. Звяк! - железо. Бух! - камень. Абсолютно точно не звуки дикой природы.
        - Пошли, чудо.
        Барьяшек засеменил следом. К обеду мы окунулись в туман, где лязги и удары стали громче, а то я уж подумала, что галлюцинирую. Но нет. Работал какой-то двигатель. Из смога проступали неровные стены завода, развевались флаги, а над ними орудовал кран с манипулятором.
        И всё скрипело, хлопало и гремело.
        «Опасайтесь буглей! Не оставляйте технику без присмотра!», - предупреждала табличка, наполовину затоптанная в гравий. Буглей?
        Я взяла барьяшка на короткий поводок, готовая к чему угодно. Но из дымки никто не показался. Внезапно порыв сильного, почти ураганного ветра разметал смог и сорвал покров со стен.
        Но это был не завод и не заправка. А высоченный барьер из автомобилей. Карминские баррикады против чужих и против своих: городские возвели их, чтобы прогнать лишние рты. Машины кирпичной кладкой громоздились одна на другой. Пескары, дюндозеры, адробусы. Паровоз! При порывах ветра они хлопали дверьми, которые я издалека приняла за флаги. Сооружение было величайшей из построек, что мне довелось видеть. Тёмная лапа манипулятора двигалась в тумане над стеной. Брала из кучи пескар, поднимала и несла куда-то наверх, потом возвращалась за другим…
        - Эй, чудо, ты куда! Стой! Нельзя! Фу!
        Барьяшек вырвался, пока я пялилась на баррикады, и поскакал вдоль стены. Я за ним. Перепрыгивала штыки арматуры, пока наперерез мне не упала стрела крана с хватом. Нет, не хватом!
        С огромной ржавой рукой. Настоящей рукой из железных костей.
        Она пошевелилась, поскребла пальцами гравий, зацепила кузов и унесла наверх. Боже мой, что за… Это бугль!
        Не кран хватал пескары. В маслянистом тумане сидел немыслимой величины скелет. Кособокий, слаженный из гнутых деталей, обломанных шестерней и старых бензобаков с облупленной краской. И он… ел машины.
        Я нырнула в первый попавшийся дюндозер, чтобы не попадаться чудищу на глаза. Дюндозер торчал в самом низу, а скелет таскал закуску из верхних рядов. Пока что! У меня был хороший обзор и чуток времени, чтобы подумать. А еще - кожаный салон, усилитель руля и климат-контроль. Дохлые и ненужные.
        Громадный и несуразный, бугль сам не производил звуков. Как фантомная черепаха, он двигался в персональной вселенной из мёртвых пескаров и отправлял их в пасть по частям. А машины скрипели, рыдали и просили пощады. Пока не проваливались сквозь решётчатый пищевод в яму желудка. Скелет не обратил на меня внимания. Будто видел только то, зачем пришёл. Коррозию и металлолом.
        В бардачке дюндозера нашлись перчатки и зажигалка. На заднем сиденье валялся открытый термос. Пустой, конечно. Неплохо было осмотреть и другие машины. Мало ли чего забыли прежние хозяева?
        Я перебиралась из одной кабины в другую, понимая, что даже если кто-то и оставил здесь еду, то, судя по ржавчине, пескары пролежали здесь месяц. И всё давно испортилось. Пищу поразила радиация, отравил пепел и растащили грызуны. На третьем десятке машин я, в общем, сдалась. Зато нашёлся барьяшек. Он беспечно сновал под носом у бугля, совал хоботок в бензобаки и - да-да, карминцы меня надули! - хлебал топливо.
        Со стоном отчаянным и злым я сползла по дверце пескара и плюхнулась на гусеницы. Первое, чего захотелось, - вроде как иных тянет закурить - написать тому неизвестному адресату. Что-нибудь вроде: «Да что же, черт подери, за дерьмо?!» Но потом вспомнила, что про дерьмо уже писала вчера… и теперь, кто бы там ни был на проводе, заскучает. На этой планете у всех свои кучи. Проблем.
        
        Чудище цапнуло адробус. Поднесло к челюсти размером с бульдозерный ковш и лизнуло. Ржавчина мгновенно покрыла блестящую дверцу. Бугль надкусил машину, и из багажника вывалилась моя сколопендра! Я рванула в ближайший пескар и заблокировала двери. Лязг стальных ножек не заставил себя ждать. Казалось, они повсюду: сверху, снизу, по бокам. Когда лезвия зашуршали по днищу, я вскочила на сиденье с ногами. Сколопендра лазала, искала, вынюхивала, рвалась в кабину.
        Биомеханическая тварь свернулась на лобовом стекле и приготовилась стеречь цель бесконечно. Ни один из вариантов развития событий меня не устроил:
        1. Умереть от жажды в пескаре люкс-класса.
        2. Позволить сколопендре утащить меня к Бритцу.
        «Бежать или прятаться?» - отправила я на тот же номер.
        Спустя три пережёванных пескара пришёл ответ:
        «Сражаться. Хотя если девчонка - беги. У вас грудь забавно подпрыгивает»
        Спасибо, незнакомец. Учту. Но как он узнал, что я девчонка? По первому вопросу, ну, конечно.
        План А был такой: захлопнуть тварь в машине и дать дёру. Сидеть и бояться стало просто невыносимо. Что-то предпринять, хоть что-то, или лопнуть от этого страха. Я сняла блокировку и приоткрыла дверцу. Сколопендра ворвалась быстрее, чем я думала! В беспамятстве я выскочила с другой стороны и поскакала по кузовам. Какое уж там захлопнуть тварь в пескаре!
        Мы прыгали по кузовам, пока мне сказочно не повезло: я врезалась в распахнутый багажник и успела там закрыться. Скорость у твари была просто бешеная, как и вчера. Из нас двоих только у меня, похоже, садились батарейки. Для плана Б потребовалась зажигалка. И последний рывок. Улучив миг, пока тварь грызла багажник снизу, я выскочила из укрытия. Всё равно задохнулась бы там в темноте, а теперь заимела две-три секунды форы.
        Это был до того странный побег. Во всяком случае, забавно подпрыгивал только мой желудок - от ужаса. Из машины в машину. Из дверцы в дверцу. Но вот наконец - открытый бензобак. Только бы не пустой… Чиркнула зажигалкой и -
        Раз.
        Два.
        Три!
        Сколопендра выскочила, когда огонь уже летел в бензобак. Я покатилась по песку и спряталась под баррикаду. Взрыва, как в кино, не случилось. Пламя облизало машину и вместе с нею - тварь. Бугль даже не обратил внимания. В его восприятии не было места огню, суете и людям, как в нашем нет места для ультрафиолета или радиоволн. Зря я надеялась, что всё обойдётся так просто. Зря лежала и смотрела на пламя. Спустя минуту сколопендра, объятая тлением и язычками огней, выбралась.
        Да ладно!
        Воспламеняя пескар за пескаром, она полезла за мной по стене. Зажигала покрышки, запаливала новые бензобаки и плавила волокна герметиков. Тварь загнала меня на самый верх баррикады. Я отступала к самому краю, считая секунды, когда сколопендра выберется из последней кабины, чтобы перегрызть горло. Сдаться или прыгнуть?
        Сзади шлёпнул подзатыльник: блуждающий канат. Чьё-то коромысло потёрлось о плечо. Чего уж тут было думать! Я вцепилась в канат и боялась, что следом на него прыгнет тварь. Подтянуть конец уже не хватило сил.
        Помощь пришла из параллельного мира. Полыхающий пескар со сколопендрой внутри схватил бугль. Не нарочно, так сложилось: до машины дошла очередь. Но это было так прекрасно - наблюдать, как громадное чудище сминает в пасти объятый огнём пескар с бесноватой тварью, будто горящий коктейль с завитушкой цедры…
        А я улетала на блуждающем канате. Коромысло с узелками ползло к шоссе медленно-медленно. Гранай был моей последней надеждой. Город уже виднелся: подземные столпы многоэтажек, дым из провалов, зияющие трещины в пустоши. Я сомневалась, что там ещё остался кто-то живой.
        В тот день на баррикадах приключилось невероятное. Но что именно: сражение или побег?
        ГЛАВА 14. ЭКВИЛИБРИНТ
        В конференц-каюте не было ни души: только голография Жанабель и Альда Хокс живьём. Ёрль так и сказал: «ни души», за что схлопотал дисциплинарное взыскание. Женщины приложили титанические усилия, чтобы их разговор не растерял масок цивилизованного противостояния. Альда рассчитывала, что встречу проведёт Бритц. Эзер-приятный-во-всех-отношениях. Но рой-маршал пожаловался, что разговоры с врагами заканчиваются тем, что ему припоминают специальность. И верить, решительно отказываются, а смысл ворочают с ног на голову.
        - Я создал иллюзию равенства, - говорил он.
        - Вы сами себя не узнаете, - говорил он.
        Перед Альдой высилась голография поперёк себя шире. Жанабель без преувеличения была крупной женщиной, а с преувеличением… (ну, Бритц, зачем же в четыре раза!) заняла собой всю каюту. Она полуобернулась пауком. Птицеедом с пухлым волосатым брюхом, которое выглядывало из-под строгого пиджака размером с шатёр. Ноги растопырились во все углы. Альда со своей второй линькой пока так не умела.
        - Вы перешли границы, когда напали на семью Лау, - гремела Жанабель с потолка, и ть-маршалу приходилось запрокидывать голову. - Шчеры готовят петицию в Звёздную Конвенцию.
        - О, да. Сама Империя Авир выделит на защиту карминской помойки целый мусоровоз. - Альда достала две части Тритеофрена, подышала на зеркала, протёрла манжетой и наблюдала, как зеленеет Жанабель. - Что ж, тогда мы признаем сокрушительное поражение и полетим искать другую планету с рабами. Далеко… Далеко отсюда.
        - Нам уже известны ваши планы. Считаю это прямой угрозой шчерам, Хокс!
        - Считай лучше калории.
        Хокс щёлкнула в воздухе, отключая связь. Ещё секунда, и капля скатилась бы с линии волос прямо на лоб. Прохиндей Бритц приказал изготовить копию ещё одной трети прибора, чтобы оставить Жанабель в худшем из положений: в ужасе, но с надеждой.
        Только зачем? Альда Хокс искренне считала поиски прибора секретной миссией, но рой-маршал… нет, у него действительно всё было через задницу.
        * * *
        - Уитмас.
        Атташе разлепил веки и уставился в пол. В стеклянной камере эквилибринта сидели двое.
        - Уитмас? - повторил Бритц.
        Пирамидальное сооружение в центре метеоритного кратера было когда-то древней гробницей, потом монастырём, потом музеем, потом обсерваторией, а насекомые на скорую руку приспособили его под тюрьму. Эквилибринт, будто стеклянную головоломку, пронзал запутанный и дремучий клубок коридоров, камер и залов. Когда кто-нибудь внутри двигался, всё здание раскачивалось на остром кончике первого этажа. Поэтому эзерам не пришлось возиться с системой безопасности. Узники по своей воле не ходили дальше уборной и даже спали вполглаза. Чихнёшь посильней - и привет.
        
        Рой-маршал почему-то явился с допросом только через сутки. Без охраны, без хромосфена и без пафоса. Прохладный, как нежить. Только по голосу Уитмас узнал в этом сумеречном библиотекаре напротив - перквизитора дейтерагона минори.
        - Значит, вот ты каков, - выдавил пленник. - Где эти твои… автоботы для пыток таких, как я, бумерангов?
        - Я ничего не буду спрашивать, просто выслушай.
        - Выслушать! Крик Амайи глушит твою галиматью, чудовище! Выслушать!
        Эзер уложил подбородок на кулак и смотрел в серые, налитые болью глаза Уитмаса.
        - Если дёрнешься в мою сторону, эквилибринт потеряет равновесие и рухнет. И между прочим, я здесь единственный, кто взлетит, а не разобьётся.
        - Мне всё равно.
        Кайнорт еле сдержался, чтобы не обернуться к надзирателям. Но если атташе и вправду чокнулся, он бы обрушил тюрьму молча. Самое позднее - минут пять назад, как только вошёл Бритц.
        - Слушай. Мы по разные стороны одной проблемы.
        - Проблемы… - выплюнул его же слово Лау и дёрнул кадыком, в который от напряжения впился ошейник. - Были у тебя проблемы сложнее выбора кроссовок для допроса?..
        - Были. Уитмас, вопрос о нападении решён. На нашей стороне гравитация и гидриллий. На вашей - только вы. И клин между смертными и бессмертными шчерами.
        - Мы все живём в согласии, людоед.
        - М-м. Я оставил Хлой в живых. Только не подумай обо мне хорошего… Полагаю, она уже связалась с Урьюи, чтобы наябедничать. Но эзерам на руку утечка информации о захвате и Тритеофрене. Среди ваших бессмертных уже месяц ходят слухи, что в случае угрозы вторжения диастимагам ограничат вылет с Урьюи. Якобы законопроект на стадии разработки. У каждого пятого в сети есть знакомый знакомого, чьего троюродного дядюшку-аквадроу когда-то вот так же принудительно демобилизовали, чтобы бросить на амбразуру.
        - Ты что несёшь? - побелел Уитмас. - Что ты несёшь! Я сам диастимаг, не было этого никогда! Урьюи - одна большая семья!
        - Разумеется, - горячо зашептал эзер, - не было, не было! Нет причин для паники. Но все эти слухи… инсайдерские признания… прогнозы экспертов… комментарии специалистов… Мы организовали закрытые чаты и нелегальные форумы, где бессмертные под большим секретом заражаются групповой паранойей. К прибытию Альды Хокс диастимаги дружно покинут Урьюи. Как одна большая семья.
        - С-с-сука.
        - Это моя с-с-специальность.
        Сейчас. Его натычут носом в его же диплом. Уитмас Лау не дурак, совсем-совсем не дурак, он очень неудобный объект для влияния.
        - Труды по умбрапсихологии некоего профессора К.Б. запрещены Звёздной Конвенцией. - процедил Уитмас, щурясь от презрения. - И, как следствие, широко популярны. Ты же меня обрабатываешь по своим же методичкам! Внушаешь, что это я понесу ответственность за смерть миллиардов, если не отдам прибор. Заводишь меня в тупик, где я тереблю комочек власти надо всеми шчерами. Создаёшь иллюзию, будто есть в мире только зло: большее или меньшее. Иллюзию, будто война уже случилась, и теперь дело за выбором - смерть или рабство. Да, горе нацепило мне шоры, и кажется, что третьего не дано… думаешь ты, тварь. А я так не думаю.
        Уитмас восхитительно видел со стороны. Из-за редчайшего умения всегда быть вовне, высоко над происходящим, Бритц даже ощущал его равным. Рой-маршал не любил это ощущение. Оно мешало делать из человека инструмент.
        - А я, как только вошёл, понял, что сегодня ничего не добьюсь, - сказал он, откидываясь на стуле.
        - Зачем тогда остался? Поглумиться? Убийце вечно неймётся, да? Всегда возвращается полюбоваться результатом, поковырять чужую рану.
        - Да нет. Хотел напомнить, что Эмбер ещё жива.
        Волнение, надежда и ненависть - всё в один миг прокатилось по лицу Уитмаса:
        - Не ври. Не ври! Эмбер была самой обыкновенной девчонкой…
        - Да как сказать, - Кайнорт пожал плечами и развернул экран. - Вот последний отчёт ищейки: Эмбер задала ей жару и скрылась.
        - Замолчи! Даже без щелчка она не продержалась бы в пустыне и суток!
        - Ищейка выловит её и притащит сюда. И тогда беда, если ты не отдашь Тритеофрен, пока я считаю до трёх.
        Атташе долго не сводил взгляда с экрана, где значилось время, когда дочь ещё была жива. Прошлым вечером. Он хотел верить. Он правда хотел. Но по затухающей стали в глазах напротив Кайнорт понял, что самообман уже недоступен на той ступени развития, какой достиг Уитмас Лау. Он уже говорил о дочери в прошедшем времени.
        - Скажи, во сне они ещё живы? - Бритц подался вперёд, понижая голос. - Я не причиню тебе физической боли, Уитмас. Ты её жаждешь, ведь пытки заглушают горе, и в перерывах между ними забываешься в обмороке. А я хочу, чтобы ты продолжал видеть сны.
        Он дал знак надзирателям, что собирается уходить.
        - Ошейник снимут, он здесь ни к чему, - добавил эзер. - Мне кажется, ты в своём уме. Да?
        - Желаю тебе того же, Бритц. Всего. Того же. Мразь.
        - Империя Авир взорвала мою планету. Думаешь, у меня никого не было дома?
        - Это не делает нас ближе.
        - Не делает, - согласился рой-маршал. - Я усваиваю уроки с первого раза.
        Стекло на полу едва откликалось шагам. Стены, пол, все перекрытия эквилибринта были тщательнейшим образом отполированы. Ни пылинки, ни царапины. Кайнорт шёл по лабиринтам тюрьмы, где сквозь стены камер за ним следили самоцветы глаз. Паучьи, карминские. Карие, красные, синие. Эквилибринт качался и дорожал, когда надзиратели недостаточно скоро меняли положение. Глаза, глаза, глаза - не было пары, которая не мечтала, чтобы кто-нибудь замешкался, перепутал маршрут или позабыл схему. Тогда тюрьма потеряла бы равновесие и рухнула, погребая под собой Кайнорта Зверобоя, Кайнорта Живореза. Кайнорта Серую Смерть. Любой отдал бы себя на растерзание осколкам эквилибринта ради этого. Но ни один не рискнул бы друзьями по несчастью из соседних камер, потому что каждый в отдельности не ведал об одном желании на всех.
        Бритц уловил сигнал и развернул экран комма на ходу. Охранники напряглись и, должно быть, вспотели. На ходу в стеклянной тюрьме не разрешалось даже вдохнуть глубже обычного.
        - Ну, точно, так и есть! - полыхала Маррада и сыпала пыльцу на комм. - Избегал меня целые сутки! Шрам с брови исчез! Ёрль тебя обыскался той ночью! Думаешь, я идиотка? Думаешь, можешь вот так просто взять и всё перечеркнуть, а после как ни в чём не быва…
        Отполированный косяк выскочил из-за поворота. Кайнорт врезался в острый край со всего маху, и охранники заметались, компенсируя качели эквилибринта. Кровь из разбитой брови испачкала угол и залила бесцветный глаз.
        - Видишь? Шрам на месте, - улыбнулся Кайнорт бабочке и смахнул её с дороги. Прежнее равновесие слишком дорого обошлось той ночью, чтобы теперь его шатала женщина.
        Снаружи солнце резало утренний смог. Десять пернатых слизней величиной с пескар переливались оттенками золота. Ёрль пригнал их к кратеру и ходил теперь с длинной тросточкой вокруг, собирая стаю покучней.
        - Это кто? - спросил Бритц, протягивая руку, чтобы потрогать золотую шкуру.
        - Не трожь! - остерёг Ёрль. - Накинь-ка лучше броню. Они электрические.
        Кайнорт покрылся хромосфеном и обошёл зверя вокруг:
        - Неживые, что ли?
        - Живые, - ласково похлопал одного Ёж. - Копят статический заряд для обогрева и движения. Ты просил достать аутентичный транспорт - вот. Это бахаон. На таких ездят в заболоченных землях Кумачовой Вечи.
        - Электрический внедорожник.
        Ёрль достал щётку из шёлкового ворса и пригладил пёрышки на золотом боку. Они сверкали в ответ, наливались тёплым светом, грелись от статики.
        - Конечно, это не совсем то, что ты ожидал… - бормотал Ёж, энергично питая бахаона при помощи щётки. - Придётся ехать верхом, как бродягам. А гломериды перегоним, когда отвоюем Кумачовую Вечь.
        - Верхом, так верхом, - кивнул Бритц. - Они отличные. Но будет здорово, если подскажешь, где у него зад, а где перёд.
        Бахаон был похож на продолговатую мягкую кучу.
        - Слушай, я это… нагородил тебе позавчера в бункере, - начал Ёрль.
        - Отстань.
        - Нет, я понимаю: теперь-то уж тебе всё равно, - мялся старик. - Теперь-то уж чего… Только если б я тогда понял…
        - Ёрль, да где у них перёд-то? - перебил рой-маршал, повышая голос.
        Тема была закрыта, заперта и залита асфальтом.
        - Да я сам не разберу. В общем, мне жаль. Слышишь ли?
        - Нечего меня жалеть, Ёрль. У меня всё нормально, - отрезал Бритц и добавил мягче: - Пожалей лучше Эмбер Лау. Есть там новости от Чуйки?
        - Нет. Она принимает команды, но не отвечает.
        - Значит, не сможет подать нам сигнал?
        - Не-а.
        - Передай: если догонит Эмбер, да, если найдёт её живой, первым делом пусть щёлкнет.
        - Но мы не знаем, сколько у Чуйки заряда, - удивился Ёрль. - Если щёлкнет, ей может не хватить сил притащить девчонку сюда.
        - Это лучше, чем если она потащит её так и сдохнет в пустыне, где без сигнала мы никогда их не найдём. Уж если Эмбер Лау выиграет, пусть забирает всё.
        ГЛАВА 15. ВООБРАЖАЕМЫЙ ДРУГ
        «Натюрморт с тарелью закусок и бриветками в кляре». Так звалось полотно кисти какого-то карминца какой-то эпохи. Я сидела скрестив ноги в будуаре герцогини и смотрела на картину, возле которой до войны, должно быть, толпились туристы, цыкали смотрители и бубнил экскурсовод. Теперь «бриветки в кляре» были в моём полном распоряжении. Как, впрочем, и весь остальной музей целиком. Хочешь - кричи на ископаемых букашек, хочешь - рыдай на плече у античного бога, хочешь - на стенку лезь по фрескам, и никто не пристыдит, если наплачешь прямо на пол.
        Спустившись в Гранай, первым делом я отправилась на поиски еды. Не знаю, почему, но желудок бунтовал от моих запасов. Целые кварталы стояли заброшены, переходы от жилого столпа к столпу переломаны, сорваны, сожжены. Ларьки и уличные лавочки давно обчистили. Только любопытные блёстки глаз выдавали, что в городе на самом деле осталась жизнь. Вместо тротуаров многоэтажки, как серпантин, обвивали широкие винтовые балконы. Ничего не подозревая, я обрадовалась вывеске «Свежая барабулька». Но и в рыбном всё давно подъели мародёры. Я вылизала взглядом и кончиками пальцев каждую витрину. Пусто. А в подсобке… кто-то умер. Так я решила, споткнувшись о груду лохмотьев. Но груда зашевелилась, всхрапнула и уставилась на меня.
        - Паук… - карминец приободрился и свистнул. - Эй, пацаны! Хватай паучиху!
        Я отшатнулась ещё на первом слове: с такой ненавистью лохмотья произнесли «паук», и бросилась наутёк. Откуда ни возьмись, повыскакивали другие бродяжки. Целая банда карминской голытьбы хоронилась в «барабульке». Они были совсем дети, подростки. Швырялись осколками витринных стёкол, пустыми банками, рыбными костями. Я выбралась на улицу и бежала, пока не перестала слышать их вопли.
        Превращаться не получалось. Тело не слушалось, будто не моё. Через пару кварталов я уже была не в силах переставлять и две-то ноги, не то, что восемь. Взгляд блуждал по вывескам. Мастерские, салоны, клубы. «Музей истории искусств. По понедельникам вход свободный». Пожалуй, не случалось еще такого апокалипсиса, который толкнул бы мародёров на экскурсию в музей. А раз сегодня так кстати случился понедельник, я тихой пиявкой проскользнула внутрь. На стойке администратора, рядом с картами города, лежала шоколадка.
        - Видите, дети, как полезно интересоваться искусством… - бормотала я, набивая рот плитками и не чувствуя вкуса.
        Что-то неладное творилось после щелчка сколопендры. Не мигом, но постепенно нарастая. Исчезли запахи, еда стала, как жёваный силикон, а силы таяли. Это была какая-то болезнь, но, кроме ссадин и ушибов, ничего не болело. В попытке найти ещё припасов я прогнала свой полутруп по всем залам и никого не встретила. Это дало надежду на безопасную ночь. В тот раз я спала в навозе, а теперь присмотрела «кровать герцогини с палантином на люверсах», даже дышать на которую в обычный день строжайше запрещалось.
        Надписи гласили, что это был зал богини Скарлы Двуликой. Я слышала это имя! Здесь у каждого экспоната была пара. Девочки-двойняшки в зеркальной позе, но у одной в тентакле фигурка птички, а другая держит гипсовую рыбку. Статуэтка двух карминских воинов друг напротив друга, у одного меч, другой защищается рапирой. Повсюду - на стенах, на ковре и постельном белье - оттенки лилового и узор в виде колосков с сиреневым пухом.
        В полудрёме, опять теряя влагу в неукротимых слезах, я разглядывала натюрморт с мясной нарезкой и бриветками. Рядом с постелью высох древний какой-то пучок. От лёгкого касания веточки рассыпались в пыль на прикроватный столик. Я чихнула. Что-то сбоку пошевелилось.
        - !
        Показалось. Тишина давила на уши. Я уползла под влажное одеяло, поедая глазами кусочек фруктовой тарелки на картине.
        Фруктовой?..
        Там же только что было мясо! Мясо!
        Чувствуя нарастающий жар, я откинула одеяло и встала, чтобы убедиться: картина была самая настоящая, крупными мазками старой масляной краски. Без экрана, без проводов, диодов и голо-проектора. Кусок холста с трещинами на лаковой глазури.
        «У меня кулинарные галлюцинации», - пожаловалась я на тот же номер. На свою личную горячую линию.
        «Это от голода. Чудятся вши на шпажках? Осиное рагу?»
        Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Но так от неё отвыкли, что даже растрескались.
        «Нет, фрукты. Лучше бы рыба, я рыбу люблю».
        Я давно потерялась в тяжёлом сне, когда пришел ответ:
        
        Утром это баловство придало сил откинуть затхлое покрывало и выбраться из постели. Едва пришла в сознание, ужас вчерашнего дня схватил за горло, и я кричала в отсыревшие одеяла, кричала без слёз. Пока синдиком не пиликнул, напоминая о себе. Без преувеличения: шутник вытащил меня с того света на этот. Отряхнув респиратор (не помогло), я покинула музей. Без угрызений совести прихватила с собой палантин герцогини: тёплый, из стёганой парчи и отороченный кружевами. Уж какой нашла, не мёрзнуть же. Нужно было добраться до посольства в самом центре Граная. Адрес я видела на папиных конвертах и других документах. Но по пути не могла прогнать мысль, что вместо офиса хочу добраться туда, откуда мне приходили сообщения на синдиком. Такие нужные. Мне никогда так сильно не хватало мамы: буквально каждую секунду. И теперь цепляться за кого-то из местных было проще, чем сбежать на Урьюи. Да и там у меня почти никого не было, а здесь завёлся друг. Воображаемый друг. Но что, если на том конце - мародёр вроде тех, из рыбного? Я боялась задавать вопросы, не хотела даже имени знать. А он уже закинул удочку, когда
спросил о пристрастиях в еде. Назвал несуществующие блюда, а значит, скорее всего, там не паук, а карминец. Что более вероятно даже статистически.
        После встречи с местными я зарубила на носу: из-за семьи Лау паукам здесь рады едва ли больше, чем эзерам.
        На картах из музея посольства не нашлось. Только исторический центр. Зато всего в четырёх столпах от меня стояла ратуша каргомистра, и разумнее было пойти туда. Пока я лезла вверх по серпантину лестниц, к недобитым стёклам жилищ прижимались детские носики и тентакли. Прямо над головой откинулась ставня, и на лоджию вышла взрослая карминка с ведром помоев. Мать шугнула ребят от окон. Ведро задрожало. Желание вывалить мусор мне за шиворот витало в воздухе.
        - Мсти, полегчает! - крикнула ей. - Это я пью кровь Кармина! Я убила ваших мужчин! Я забрала воду! Я устроила здесь конец света! Я! И у меня теперь - всё хорошо, посмотри!
        Непослушные личики снова прижались носами к стёклам. Карминка фыркнула и выплеснула помои в сторону.
        - Тот мост между столпами ненадёжный, обойди вон там.
        А потом хлопнула ставней, и квартал затих.
        Скоро я очутилась перед парадным входом ратуши. Она пустовала - из окон валил дым, внутри догорали кабинеты. Я растерянно читала таблички на карминском, когда вертушка вестибюля чуть не сбросила меня с балкона.
        - Добро пожаловать в Гранай, туристскую жемчужину Кармина!
        Робот. Робот в виде паука-птицееда топал навстречу, дружелюбно раскинув хелицеры и переднюю пару пушистых лап. Мне казалось, роботы обижаются, если не ответить на радушие, и я неловко прижалась к искусственному меху.
        - Меня зовут Сьют! - представился он. - Экскурсии для шчеров к вашим услугам.
        - Сьют, мне нужно в посольство Урьюи.
        - Схема кварталов со всеми достопримечательностями - вот тут, - он постучал по голове и преисполнился энтузиазма. - Я проведу вас любым маршрутом: прогулочным, деловым, экстремальным, романтическим.
        - Кратчайшим! - я подняла палец, прямо как папа. Обычно этот жест понимали даже роботы.
        - Как пожелаете! Пунцовый квартал, Томатный просвет, столп 143. Прошу!
        У Сьюта было два режима: просто со звуком и с громким звуком. Он останавливался у изувеченных, оплавленных развалин и с восторгом объявлял: «Налево открывается чудный вид: резные своды базилики святого Алебастро!» Или: «Казино-ресторан межгалактического класса с поющими фонтанами!» - и я представляла, как это лежащее у моих ног истерзанное пепелище пропускало по столько-то тысяч гостей в неделю. Иногда нам попадались карминцы и долго с неприкрытой злобой смотрели вслед.
        - Сьют, а программа защиты туриста у тебя есть? Что, если они нападут?
        - Это исключено, - возразил робот. - В Гранае ничтожный уровень преступности. Дружелюбие и радушие к любой расе - системообразующий принцип гостеприимства карминской столицы.
        - Сьют. Ты… не видишь, что происходит?
        Не сбавляя шаг, робот послушно покрутил четырьмя парами глаз:
        - Вижу, как похорошел Гранай при новом каргомистре!
        Вот же… Впрочем, его отношение к реальности не меняло адреса посольства. Сьют был пушистый, безопасный и не нервничал: идеальный гид по адскому серпантину.
        Страшно хотелось пить. Я не добыла ни глотка со вчерашнего дня.
        - …старейший паб Граная, - распинался Сьют, - В жаркие солнечные деньки, как этот, паб радушно привечает туристов и завсегдатаев кружечкой токсидра из прохладного погреба. Кстати, вино в руженитовых бочках не портится годами. А вверх по улице…
        - Стой! - всполошилась я. - Мне нужно в этот паб.
        - Но есть ли вам шестнадцать? По карминским законам…
        - Мне девятнадцать. Просто выгляжу не очень.
        Робот просканировал меня и перекрыл путь, расставив плюшевые ноги.
        - Необходим подтверждающий документ.
        - О-о, серьёзно?.. То есть ты не замечаешь конца света, а во мне сомневаешься!
        - Необходим подтверждающий документ.
        Захотелось выщипать ему весь мех на брюхе.
        - Сьют, я хочу в туалет. Ты же не заставишь девчонку наделать лужу прямо на пороге старейшего паба в городе?
        - Разумеется, нет. Но я вынужден вас сопровождать.
        - А тебе самому-то есть шестнадцать?
        На полу паба ковром стелились осколки, потолок был изрезан стёклами и пропитан вином. Вспомнился наш дом в первый день войны, вся эта пляска бутылок.
        - Постарайтесь управиться побыстрей, - попросил Сьют, ковыряя ногой высохший труп бармена. - Мне что-то не нравится сегодняшняя публика.
        Я сорвала табличку со значком женского туалета и прилепила на дверь кухни. Спуск к погребу, вероятно, был где-то там. Из-за двери выскочил бокал бордовой наливки и, больно хлопнув по лбу, улетел в потолок, звякнул и разбился. Повезло, что это был только бокал. В баре тоже побывали мародёры. Холодильники повалили и раскурочили, но стальную дверь в погреб не осилили. Я присела поковырять электронный замок.
        - Всё в порядке? - робот шебуршился у кухонной двери, но табличка сработала: зайти в уборную не позволяла программа тактичности.
        - Да, Сьют! Тут целая очередь. Девочки, знаешь ведь…
        - Ах, понимаю, понимаю.
        Карминские промышленные замки проходили только на третьем курсе, но я уже была наслышана об их исключительной надёжности. Они открыты, пока есть ток. Как только смена заканчивается, и питание в блоке отключается, замок отжимает язычки и умирает до утра. Мародёры колотили по двери чем попало - в надежде отключить то, чего нет. Я достала блесклявку из-за пазухи. Лизнула. И приложила к замку. Хватило секундной вспышки, чтобы язычки отскочили, и я дёрнула дверь к себе.
        По ступенькам прогремели две деревянные бочки, свистнули над макушкой и ударили в потолок. Но после того бокала я уже была готова. В погребе разбились почти все запасы, но руженитовый бак стоял на полу, как ни в чём не бывало. Я жадно отпила из одного: на вкус и запах пустая вода. Этикетка расхваливала креплёный грушевый токсидр. Испортился? Я прикончила пол-литра за один присест, а остальное перекачала в термос и припрятала в рюкзак.
        Всё. Теперь хоть на край света. Выйдя из погреба, я постояла ещё, прислушиваясь к телу. Пол-литра токсидра. Я ожидала опьянения, но его не наступало. Это уже в самом деле пугало, и я даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что не в коме или не мертва. Но синяк расцветал. Я все еще жила. Но всё еще не понимала, что творится.
        - Спасибо, что подождал, Сьют, - пробормотала я.
        - Поспешим, если хотите запечатлеть посольство в закатных лучах. Купол сияет сусальным золотом, а блики витражей придают…
        Я заткнула уши.
        - Вот - мы и на месте! - Сьют приподнялся на задних лапах над… - чёрт! чёрт! чёрт! - …пропастью.
        Моё сердце упало в разлом. Столп посольства целиком завалился на соседнее здание, купола разбились, осколки витражей усыпали дно ущелья и поблёскивали в тумане. Мосты оборвались и повисли. Провалы окон были мертвы. Поперёк столпа лежала сбитая гломерида и рядом горсть серебряных комочков: эскадрилья карминских сквилл.
        - Мы… нам точно - туда? - прошептала я. - Это посольство?
        - Единственное и неповторимое. Вперёд!
        - Сьют! Стой! Сьют!
        Робот уверенно ступил на то место, где когда-то начинался мост, и крутанул турникет. Продолжая рассказывать о пилястрах и баллюстрадах, он шагнул прямиком в разлом.
        - Сью-у-ут!
        Я бросилась животом на край и свесилась вниз. Там уже надуло пыли, и сизые клубы скрыли дно Граная. Лежа так, я спрятала лицо в ладони. Меня затрясло. Вспомнилось, как радовалась открытому погребу. Почему после маленькой победы обязательно должно обрушиться поражение?
        Шуршание сзади заставило подскочить на месте. Я узнала этот лязг, он снился мне две ночи! Снился вкрадчивый голос серой смерти и этот стальной скрежет. Сколопендра. Выжила и выследила. Помятая, почерневшая, хромая, она шлёпнулась рядом и бросилась ко мне. Я увернулась от хвоста - раз, другой.
        Щёлк!
        Тело обожгло, как тогда в бункере. Тварь беспомощно крутилась по балкону. Она ослепла и искала по запаху.
        Запаху…
        Он ворвался мне в ноздри десятками ароматов. Их не было два дня, а теперь такие разные, такие острые - сбивали с ног. Гранай пах тухлым, землистым, пыльным. На языке появились соль, горечь, вяжущая кислота. Я возвращалась в этот мир так некстати. Внезапно меня повело в сторону. В глазах потемнело, завертелось, задвоились. Я упала на четвереньки. Тошнило.
        Во мне плескались пол-литра токсидра, когда вернулось восприятие. И спирт начал пьянить. Какая смешная, идиотская смерть…
        Не могла сделать ни шагу. Упала на спину, и тучи закружились, как пропеллер. Взяла синдиком, набрала текст и пустила без переадресаций: зачем уж теперь.
        «а этт день пркончил меня»
        Сколопендра учуяла цель, вскарабкалась по моим ногам на грудь и…
        Я закричала и взмахнула рукой, чтобы защитить лицо. Больно. Кровь - на глазах и во рту. Смерть пришла со вспышкой.
        Ещё одна смерть в списке Бритца.
        * * *
        На балконе металась пыль, танцевала с вихрями масляной сажи. Заносила пустой проулок. Брякнул потерянный синдиком.
        «Нужна помощь?»
        Наутро он брякнул в последний раз и сдох.
        «Не вычислил тебя. Прости»
        
        ЧАСТЬ 2. УЛА
        ГЛАВА 16. БЫВШИЙ ЕГО НЫНЕШНЕЙ И НЫНЕШНИЙ ЕГО БЫВШЕЙ
        Кармин менялся. С тех пор, как дожди пошли вверх, минуло почти полтора месяца. Смог и смрад уже не витали в беспорядочном урагане, а склеили хлопья, потяжелели и стелились ниже коленей. Лизали ботинки, взмывали при каждом шаге и ложились на землю. Дышать стало свободнее, виделось далеко.
        Спустя пару дней пути дюны остались позади. Бахаоны ползли по влажным кочкам, как пернатые улитки. Прикидывались мигрирующим стадом. На то, чтобы собрать так много зверей, Ёрлю потребовалась почти неделя. Золотые спины дымились: наездники оделись в туман брони. Но хромосфен был невидим для карминских радаров, если те ещё остались где-то. Электролитная слизь окутывала брюхоногие мантии бахаонов: проводила ток и создавала среду, комфортную для движения. Кучи золота рыхлили заболоченный луг. Там, где они ползли, древние идолы - почерневшие, прогнившие боги о двух лицах - качались и уходили в трясину. Но болото выталкивало богов обратно, и те возвращались на место. Даже кривлялись под тем же углом. Словно только природе было позволено ваять и свергать истуканов в этой долине.
        Альда дёрнулась на бахаоновой спине и схватилась за лодыжку:
        - Ах ты… Жжётся, дрянь! Ведь на каждой кочке стрекает, аж волосы дыбом.
        - Не у тебя одной, - пожаловалась Маррада. Она покрылась испариной и позеленела от размеренной качки. - Рабы это назло. Ёрль сказал, если не пригладить пёрышко к пёрышку, они разворачиваются изнанкой и током бьют.
        - Чего это ты не с Бритцем, а? Поругались? Сняла его с нерабочей стороны?
        Маррада ведь знала, ой, знала привычку сводной сестры толкнуть разговор в наимутнейшее русло.
        - Не мечтай: Кай ни с кем. Никогда. Не ругается, - она потрясла шариком видеосателлюкса перед носом Хокс. - Здесь лучший план для пейзажной съёмки. Следи за своим ракурсом. А то сниму тебя жирной или голову обрежу.
        Кочка, следом ещё одна - и капитан Берграй подоспел, чтобы поддержать Марраду за локоть. Молча дал ей воды, огладил спину её бахаона и уехал вперёд. Альда хмыкнула:
        - А Инфер-то каков красавец, просто дьявол. А? Статный, солидный, породистый.
        - Тебе только кобелей на вязку продавать, - процедила бабочка.
        - Да как можно променять безупречного Берграя на этого игнортерьера?
        - Отвяжись! - вскинулась Маррада и пришпорила бахаона так, что из-под его брюха полетели шлепки жижи.
        Близились земли клириков. Рой-маршал и Ёрль объезжали с досмотром всех бахаонов одного за другим - всего семьдесят пять. Каждый нёс двух солдат. Только у командования было по личному бахаону. Солдаты шептались. У крылатых вился дымок из-за спин: нервничали.
        - Минори, вы бы, в самом деле, проехали бы к сестрице, - осадил Ёж бахаона Маррады, когда та срезала в сторону от стада. - Там и безопасней, и ему не придется лишний раз отвле… тревожиться.
        - Это ты в точку оговорился, Ёрль. Да. Это я тревожусь, а он только отвлекается.
        - Вы же знаете, что было.
        - Размазня! Поступился мной из-за урьюйской шлюхи и сопляка.
        Ёрль понимал, она это в сердцах, конечно. Не со зла. Но невольно оглянулся, не слышал ли Бритц. Маррада была девчонка неплохая, да уж больно капризная.
        - Никто ведь толком не знает, каково это - когда эзер инкарнирует, - с отеческой ноткой объяснял Ёж. - Он ли это или точная копия? Тело исцеляется, но нужно больше времени, чтобы собрать душу. Связать заново эти всякие ниточки. Иногда… не получается, - он развёл колючими руками. - Особенно если любовь. Эта ниточка то-о-оненькая, как паутинка. Ну, не лезьте на рожон. Так легко всё испортить. Надо переждать. Здесь у вас нет конкурентов.
        - Ладно, Ёрль Ёж. Не утомляй меня проповедями.
        К концу дня золотые кучи выстраивались у оборонительного вала перед Кумачовой Вечью. Формировали три своры по двадцать пять бахаонов в каждой. В насыпь были врыты колья, копья, а на самом верху клирики щедро облили чёрную землю битумом. Бахаоны не могли пройти. Внизу же, под валом, нельзя было спешиться, чтобы не засосало по колено. Берграй Инфер выехал перед вереницей:
        - Как только мы пересечём эту насыпь, - напутствовал он, - в Кумачовой Вечи поймут, что это уже не миграция стада. Крылатым выше городской стены не взлетать: у них «Фотласс», фотонный лазер. Он не виден снаружи, значит, не бьёт ниже забора. Подобраться можно, но придётся штурмовать ворота. Какое там ещё есть оружие, пока неизвестно. Когда начнём, визоры первой своры просканируют местность, отправят остальным точную карту и…
        - …свою последнюю волю, - хмыкнул офицер с краю колонны. Солдаты его своры гоготнули в приподнятые воротники.
        Альда и Бритц стояли поодаль. Кайнорт завернул ноги на бахаона, скрестил их поудобней и сосредоточенно протирал стерильный корпус армалюкса.
        - Я знаю, вы привыкли к воланерам и гравитационным коронадам, - тем временем продолжал Берграй, разъезжая вдоль свор. - Этот бой отбросит нас далеко в прошлое. Надеюсь, вы ещё не позабыли, как воевать руками и ногами.
        - Отхлещу их контрактом, в котором я на это не подписывался, - тот же офицер с краю осмелел и хохотнул громче.
        Секунду спустя он вдруг повалился с бахаона и утонул в жиже.
        - Ой, - Бритц повёл бровью, не прекращая начищать армалюкс. - Само стреляет.
        В упавшей на болото тишине эзеры погнали золотых улиток поближе к насыпи, чтобы спрыгнуть прямо на битум. Он лип к подошвам, не давая бежать, но оставалось не так много времени, прежде чем карминцы зажгли бы вал, обнаружив вторжение.
        - Кайнорт! - гаркнула Альда, пока Игор пыхтел над телом шутника в жиже. - Ты что себе позволяешь?
        - А Вы знали, что по законам известной вселенной армалюкс просто не может работать? Непонятно, куда отводится энергия аннигиляции при выстреле. Его конструкцию признали парадоксом года по версии журнала «Мюон». Вот так.
        - Это был мой солдат, - шипела Хокс.
        - Что ж. Бедняга просто не выписывает журналов.
        Берграй Инфер во главе своей вереницы вырвался далеко вперёд. Следом, уже получая информацию на визоры, вал перемахнули солдаты Бритца. Шлемы эзеров виртуально дополняли картину боя: приказами командования, местоположением своих и чужих, оценкой тяжести ранений, расстояний и силы броска или удара, траекторию выстрела. И ещё много-много чем. Даже анекдотами. Альда отогнала другие вереницы, чтобы зайти сбоку. На той стороне от вала лежало то же болото, покрытое слоем пепла. Но там была искусственная сеть невысоких насыпей, длинных хребтов шириной в две ладони. По ним ходили жители и званые гости Кумачовой Вечи. Трясина качалась от ярости свор. Им не терпелось расправить крылья, а не топтать жижу. Бритц знал, что нарушил их контракт самым наглым образом, и что этот день будет поворотной точкой: или Вечь падёт без лишней крови, или конец поискам Тритеофрена.
        От вереницы Берграя на визоры поступило разрешение взлетать:
        - Воздух, - это значило, что у ворот никого.
        Осы, мухи, наездники, москиты - все крылатые мгновенно обернулись. От хлопков диастимагии, сопровождавшей каждое превращение, болото затряслось.
        - Летим на бреющем, - напомнил Кайнорт, и визоры дублировали приказ текстом.
        Навстречу эзерам вылетел сюрприз от клириков: хи-тау. Дроны с умными пулями, которые били только в хитин, оттого так и назывались. Хромосфен не защищал крылья эзеров, и те стали падать в болото. Многие потонули. Увернулись лишь те, кому посчастливилось иметь скорость реакции, как у домовой мухи. Командование приказало спешиться.
        Карминцы, увидев, что эзеры лишились главного преимущества, высыпали из ворот. Насекомых было втрое меньше них. И хотя бронгауссы эзеров пробивали нательную броню, а их ручные нейтрокли были куда эффективнее деревенских крименганов, клирики обладали сверхъестественной прытью. Они знали расположение узких дорожек наизусть и, в отличие от захватчиков, не смотрели под ноги. Эзеров то оттесняли за вал, то с переменным успехом гоняли по трясине. Шёл второй час вялой атаки.
        Картинка боя складывалась из общей массы всего, что видели солдаты. Выбирались лучшие по качеству изображения, а если кто-то выбывал, его место занимали данные других визоров. Новобранец рисковал вывихнуть мозг. Солдаты то и дело оступались, как пьяные, и жижа лизала им ноги до колен. Болото дрожало и пучилось, словно живое.
        На визоре Берграя запрыгали строчки:
        «НЫНЕШНИЙ ЕГО БЫВШЕЙ [Кайнорт Бритц] создал новую группу».
        *добавлен «БЫВШИЙ ЕГО НЫНЕШНЕЙ» [Берграй Инфер].
        *добавлен «ГЛАВЗЛО» [Альда Хокс].
        НЫНЕШНИЙ ЕГО БЫВШЕЙ: «Здесь что-то не то. Наши тонут один за другим!»
        ГЛАВЗЛО: «Думаешь, у них там диастимаг?»
        БЫВШИЙ ЕГО НЫНЕШНЕЙ: «Если так, то недюжинной силы! Раз ворочает воду вместе с трясиной»
        НЫНЕШНИЙ ЕГО БЫВШЕЙ: «Рассредоточьте солдат по периметру, чтобы вычислить, где он засел»
        ГЛАВЗЛО: «Я запуталась, который из вас Бритц! Переназовись!»
        *НЫНЕШНИЙ ЕГО БЫВШЕЙ сменил имя на ЗАМГЛАВЗЛА
        Они заподозрили аквадроу: паука, управлявшего водой. Солдаты перестали толкаться у ворот и разбежались. Невдалеке от входа в посёлок диастимаг поднимал целые языки трясины, и болото слизывало насекомых, как жидкий хамелеон. Как только у карминцев закончились дроны хи-тау, эзеры могли взлетать, но аквадроу принялся хлестать их жижей прямо в воздухе.
        ЗАМГЛАВЗЛА: «Берграй, у тебя есть что-нибудь из классики?»
        БЫВШИЙ ЕГО НЫНЕШНЕЙ: «Реквием» - *файл загружен - «А куда это ты собрался? Кай!»
        ЗАМГЛАВЗЛА: «Если он меня утопит, удалите это видео»
        *ЗАМГЛАВЗЛА покинул группу
        Визоры заслонила вибрирующая тень. Карминцы сразу поняли, куда метнулась стрекоза, и начали палить из крименганов, как сумасшедшие. Бритц увернулся от снаряда, второго, третьего… и врезался в забор. Снова взлетел.
        - Осторожно, пушка!.. - крикнул Берграй, прикрывая рой-маршала пальбой из глоустеров.
        Кайнорт поймал ещё снаряд на хромосфен и шлёпнулся в болото. Он распластал потрёпанные крылья, чтобы не утонуть, и перевернулся на живот. Хлебнул мерзкого ила. Разгребая трясину, Бритц по-пластунски выбрался к суше. Да, с крыльями в тот день было решительно невозможно. Привычные к полётам, эзеры пренебрегали тренировкой человеческого тела. Берграй справился бы куда ловчей. Кайнорт проскользнул вдоль стены. К нему уже подоспели карминцы. Правой убивал из армалюкса, левой вращал керамбиты. Диастимаг тоже его заметил.
        Волна ударила под ноги, сшибла со склизкой кочки, толкнула грудью в трясину. Кайнорт выбрался, цепляясь за комья глины, и сплюнул жижу. С узкой тропочки на него испуганно смотрел молоденький шчер. Парнишка лет восемнадцати, худой и грязный. Так вот каков был диастимаг.
        - Постой! - Рой-маршал развёл руки с оружием так, чтобы парнишка их видел. - Они же тебя используют. Посмотри вокруг: это - твой последний бой, и я твой последний труп.
        Диастимаг затрясся и заволновал болото.
        - Боишься их? - Бритц кивнул на карминцев. - Не пустили тебя домой, когда улетали последние корабли шчеров. Заставили защищать не своих, а чужих. Так?
        - Заткнись!
        - Уходи. Там будет нормальная жиз…
        - Нормальная?! Ничего здесь уже не будет нормальным!
        Цунами грязи смело эзера с кочки и, закрутив, швырнуло в жижу. Весь в болотной слизи, армалюкс выстрелил и промахнулся: съел только идола рядом с парнишкой, выскользнул из пальцев, выбил запястье.
        - Не хочешь… как хочешь, - прохрипел Бритц и расправил мятые крылья для последнего броска.
        Тина, слякоть в лицо. Он успел схватить диастимага за ноги, и новая волна закрутила обоих. Пацан дрался на смерть: кипятил и морозил клубок из жижи и остервенелых скользких тел, превращался в гигантского фрина, кусал, и наконец потащил Бритца вниз. На глубину. Солдаты на кочках не сразу заметили, как поверхность болота затихла, выровнялась. Как прошла минута. И две. И все три.
        Над жижей показалось лицо мага. Он ловил ртом воздух и вращал глазами. Карминцы у ворот завопили от радости…
        И умолкли.
        Голова мага поднялась над болотом без тела. Её держала за волосы рука в хромосфеновой перчатке. Ликуя, эзеры поднажали, и спустя минуту карминцев оттёрли от ворот.
        - Безумец, - Берграй подал руку рой-маршалу, но тот сам выбрался на кочку. Он отбросил голову мага к стене: глаза убитого еще вращались, а зубы клацали.
        Потом Кайнорт поискал в жиже армалюкс. При каждом выдохе у него текла зелёная вода изо рта и носа, а броню пропитала хлябь. В таком виде он, шатаясь, подобрал опять голову диастимага, прошёл сквозь нестройные ряды бойцов и швырнул добычу солдатам в ноги.
        - Ну, что, принцессы! - приветствовал он их. - Вот вам голова дракона. Мне нужны ваши руки и сердца.
        Грянули удары отдающих честь: солдаты трёх свор присягали рой-маршалу, а потом со зверским, первобытным воем кинулись на Кумачовую Вечь.
        - Скандируют твоё имя, - сказал Ёрль, равняясь с Кайнортом.
        - А?
        В ушах Бритца играл реквием.
        - Не притворяйся, ты читаешь по губам. Я говорю, человеком один на один ты плоховато дерёшься.
        - А? А, да.
        - Тренировку тебе устрою. Спарринг с Берграем.
        - Он же меня убьёт. Тем более, повод есть.
        - А и убьёт если разок, тебе чего, жалко, что ли?
        Эзеры неистовствовали у стен посёлка, пока не повалили их внутрь, на головы карминцам. Спустя минуты Кумачовая Вечь сдалась.
        ГЛАВА 17. ЧИТАЛЬНЫЙ ЗЛА
        Кайнорт волочил чумазые крылья по улицам. Шагая по телам и обломкам, давя осколки выбитых окон, он прошёл в чертоги храма богини Скарлы. Там собрались клирики. Обернутые в красные палантины, карминцы стояли на укрытых пеплом плитах вестибюля и шептались.
        - Болото вытолкнуло его…
        - …прямо как те идолы…
        - …в предсказании…
        - …новое божество явится…
        Ни за какие сокровища мира Бритц не стал бы их разубеждать.
        - Мы знаем, зачем ты пришёл, Кайнорт Зверобой, - старший клирик развернул отрез грубой материи, и блеск в глазах рой-маршала потускнел. Упавшие плечи выдали разочарование.
        Это был совсем не Тритеофрен. В тентакле клирика лежал блестящий футляр .
        - Что это? - Бритц забрал футляр и повертел в руке.
        - Господин Лау оставил карту тайника. Она внутри.
        - Код, - потребовал рой-маршал.
        Продолговатые глаза клирика стали шире рыбных тарелок, а тентакли затряслись в лихорадке. Взгляды карминцев устремились куда-то за спину Бритца. Он обернулся: в арке святилища на широком алтаре лежало тело, накрытое саваном.
        - Брат Петар был настоятелем храма и добрым другом Уитмаса Лау, - благоговейно понизил голос клирик. - Только он ведал секретом футляра, Зверобой.
        - Палачи выяснят, так это или нет, - сказала Альда.
        Но глазные впадины Кайнорта приблизились к карминцу, сканируя его дрожащие зрачки:
        - Он не врёт.
        - Ты оборудовал визор полиграфом, Бритц?
        - Это взгляд труса, который прятался за спиной мальчишки. Он не стал бы защищать пауков ценой жизни. Он рад… что всё закончилось.
        - Петар принял яд не далее, как час назад, - добавил Ёрль, приподнимая саван и обнюхивая тело. - Всё к тому, что он один знал код.
        Эзеры вышли на улицу, чтобы обратиться к солдатам. Те ждали, переминаясь у храма.
        - Вы хорошо сражались!.. К концу, - добавил рой-маршал и поискал наглецов, не потупивших взгляды. - Мы добыли карту тайника с Тритеофреном. Скоро вернёмся домой. Не на астероиды, не в эти трущобы. А на свою планету - чистую, тёплую, плодородную, просторную. Богатую на кровь и здоровых рабов, в наш дом на долгие… долгие годы. - Глядя на воодушевлённые лица, он и сам был готов в это верить. - Определенность и планы на будущее: это всё, о чем вы на самом деле мечтали. И это всё - здесь. Рядом.
        - Когда в путь? Мы готовы!
        - Отдыхайте сейчас. Зализывайте раны, хвастайтесь в сети. Можете выложить видео, как меня топили… только, чур, под весёлую музыку.
        В рядах развеселились, и с лица маршала осыпалась корка подсохшей грязи: он позволил и себе улыбнуться.
        - Отправляемся дней через пять… шесть.
        * * *
        В таком непростом месте нужны были рабочие руки, чтобы разместить оккупантов с комфортом, и на этот раз для проигравших сделали небывалое исключение. Всех мужчин-карминцев, кто ещё мог держать инструменты, оставили в живых. Для работы. Для остальных объявили комендантские часы и расстрел за мелькание перед носом у новых хозяев в неурочное время.
        Кумачовая Вечь принимала фантастический облик. Традиционные постройки наряжались в лазерные палисады безопасности, экраны, контрольно-пропускные пункты и дозорные шпили. Избалованные эзеры также не могли обойтись без свежего белья, азартных развлечений, тёплых спален и многого другого. Кроме всего, они ведь собирались перевезти рабов в новое пристанище. Ёрль Ёж скрупулёзно осмотрел посёлок, подбирая оптимальные места для каждой службы. Кухню он расположил в морге, спортивный зал в суде, запасы крови в театре, а Альду Хокс поселил в музыкальной школе.
        Душевую обустроили в шикарной библиотеке.
        Кайнорт Бритц страдал от невозможности уединиться, но боролся с нею методом отрицания. Вот и сейчас: Альда бесцеремонно преследовала его на пути в душ. Её сопровождал Игор, семеня рядышком, как призрак.
        - Норти, - она звала так Кайнорта, когда хотела напомнить, что её статус официально выше. - Ты расшифровал координаты?
        Альда хватала бы его на бегу за локти, если бы с них не сыпалась грязь. Кайнорт вошел в раздевалку, где скамейками теперь служили стопки книг. Хокс невозмутимо шагнула следом, Игор за её плечом занервничал. Все давно знали: кузнечик, которого Альда вынуждала массировать её ступни при включенном свете (а иногда забираться и выше), панически боялся вида обнажённого тела. Любого. Он даже зеркала остерегался. Это называлось гимнофобия, и обитатели казармы считали своим долгом подтрунить над беднягой. Кайнорт отстегнул ремни портупеи, сбросил с себя куртку и взялся за ворот толстовки.
        - Нет ещё, - его голос приглушила пыльная ткань, из горловины выпорхнуло мутное облако, как из лопнувшего гриба-дождевика. - Я же не стану ковырять футляр грязными руками. Им занимаются инженеры.
        - Ты поклялся, что мы отправимся в тайник через пять дней.
        - Отправимся через пять дней, - донеслось из-под водолазки, которая оказалась едва ли чище всего остального. - Через пять на шестой.
        - Но ты ещё не знаешь, куда!
        Водолазка полетела в кучу к толстовке, и адъютант смылся из душевой. Голый по пояс, с бунтующими волосами цвета хаки, Бритц оказался пропитан болотной слизью до самой кожи. Его ключицы, рёбра, живот были очерчены темной смесью охры и сепии. Альда затруднялась выдерживать нужный тон и при всей самоуверенности уже не знала, куда девать глаза. Кайнорт без стыда взялся за брючный ремень:
        - Нужно идти, пока в солдатах не иссяк запал. Двинемся на запад.
        - Почему?
        - Монахи говорят, Уитмас Лау пришел оттуда. Так что… - закопчённые чиносы рухнули под ноги Альде, подняв облако пепла и рыжей пыли, - мы отправимся через недельку независимо от точных координат. А там поглядим.
        Она никак не уходила. Чёрт её возьми. Для Альды выдать смущение, отвести глаза или пуще того - закатить их - значило проиграть. И перевести разговор с орбиты начальника-подчиненного в русло мужчины и женщины, а на этом поле сражаться с Кайнортом Бритцем она побаивалась. Впрочем, Хокс видела корень своего замешательства в том, что серьёзный разговор Кайнорт вёл, стоя перед нею в красных носках с надписью «левый» на обоих. Нет, это были классные носки, но всякий, кто зачинал серьёзное дело с Бритцем, рано или поздно задавался вопросом: «как ЭТО может быть маршалом?»
        - Авантюрист… Мне нужна определённость, Норти! Я не собираюсь гонять солдат по всему континенту. Держи меня в курсе расшифровки, слышишь? Чтоб через пять дней - координаты мне на стол. И прекрати вести себя, будто я у тебя на побегушках. Это тебя прислали в моё распоряжение.
        - У нас отличная команда, - улыбнулся Бритц и стянул трусы, прыгая на одной ноге.
        - Но если… ты, это… то я вырву тебе мандибулы.
        - Я открыт для сотрудничества.
        В подтверждение честных намерений он безмятежно развёл руки и стоял так, пока не одержал волевую победу. Альда, проглотив всякие разумные мысли, моргнула и направилась к выходу. Ей захотелось найти адъютанта: лодыжки что-то заныли и всё такое.
        - Есть у тебя хоть какие-то принципы, исчадие ада? - Процедила она.
        - Мыть руки перед едой.
        Оставшись один, Бритц защёлкал настройками душа. Из-за экономии воды и гидриллия эзеры применяли технологию, от которой только выигрывали. Струи песка, многократно перемолотые, увлажненные паром, получались нежнее минеральных вод. Освежали, очищали кожу и полировали шрамы. Нельзя было только открывать глаза, пока вокруг металась пыль. Во влажной дымке на ягодицу маршала легли тонкие пальчики.
        - Даже не вздрогнул, - разочаровалась Маррада и сжала руку, впиваясь ногтями. - А если это не я, а Игор?
        - Игор даже себя не трогает.
        Маррада ступила на трап его душевой прямо в ажурном боди. Кайнорт скользнул костяшками пальцев по маковкам её сосков через ткань и отключил песок, чтобы открыть глаза. Они стояли в горячем тумане, пересечённом софитами читального зала. Кружево на боди пропиталось паром, и стало видно всё, что было преступлением скрывать. Маррада подрагивала, как перед выходом в прямой эфир.
        - Тебе холодно? - рой-маршал прижал её к себе, но только обострил мандраж.
        Возбуждение эзера невозможно было игнорировать.
        - Нет, я… не могу больше терпеть.
        Маррада приподнялась на цыпочках и зажала его плоть между своих ног. Целовала изрезанные фрином губы, двигала бёдрами, тёрлась ажуром ластовицы. Кружево стало скользким, горячим. Он все твёрже, она всё мягче… Кайнорт откинулся к стене, чтобы не упасть, и оттянул Марраду за локоны, открывая шею для поцелуев. Завёл её руки за спину, прижимая к себе: сильнее, ритмичнее. Пульс их тел внезапно сбился. Маррада вдохнула туман, в котором поднимались запахи возбуждения, и хрипловато застонала. Под ластовицей пульсировал эдем. Она не ожидала от себя… вот так… не снимая боди. Ещё не придя в себя, почувствовала, как Кайнорт мягко тянет её за волосы вниз. Теперь была его очередь. Маррада послушно опустилась на колени, туда, где туман окутал её теплом и густым запахом феромонов.
        Не спеша - дразня эзера кончиками губ и языка - Маррада расстегнула крючочки на боди и освободила грудь от кружев. Мышцы на животе Кайнорта дрогнули: он шумно выдохнул, предвкушая. Поиграв для затравки пальчиками на своей груди, Маррада приподняла её так, чтобы устроить любимую плоть в ложбинку. Побаловала ещё. И обхватила губами. На этот раз нетерпеливо и по-настоящему. Пальцы на её затылке сжались, направляя и требуя больше. По разгорячённой щеке скатилась капля. Пот или слеза - не имело значения, пока оба не на вершине. Иногда она всплывала на поверхность, чтобы вдохнуть. И поцеловать влажно и медленно. И окунуть его в себя снова.
        Эти моменты, она чувствовала, нравились Кайнорту больше всего. Одно это - пик его удовольствия, ощущение, что она может стать для искушённого минори острым кайфом, хоть на минуты, - возбуждало хлеще всех сокровищ мира.
        - Ты красивый, когда счастлив, - прошептала Маррада, скользя вверх по его телу своим, пока Бритц ещё подрагивал, откинув голову.
        Они стёрли остатки водно-песчаной пыли с тел. Кайнорт переодевался в чистое, с сожалением ощущая, как пропадает болеутоляющий эффект оргазма. Энергичные поначалу, движения замедлились, и новые кеды он шнуровал уже с трудом. Ссадины, наспех заклеенные швы и пухлые кровоподтёки опять жгли.
        - Ты не должен вот так бросаться в гущу боя, - Маррада царапнула его синяк. - Для этого у тебя есть Ёрль, да и Берграй, в конце концов. Он дрался дольше, но его спина не похожа теперь на драную…
        Она осеклась, почувствовав пальцы на своём подбородке.
        - Сделаем вид, что твой рот не произносил, что я чего-то не должен…
        - Кай, да я просто…
        - …но остановимся на том, что ты уже успела где-то раздеть Берграя.
        Маррада впилась ногтями ему в руку, чтобы отпустил.
        - Кай. Кай, перестань! Ты раньше не был так ревнив.
        - Раньше я не был с тобой честен.
        Он вернулся к своим шнуркам.
        - Мы всё ещё вместе? - спросила бабочка.
        - Вместе.
        - Ты меня любишь?
        - Маррада, мне нужно больше времени. Чуть больше, пожалуйста. Не вижу к этому препятствий: это ведь уже случилось когда-то.
        - Что же тогда было там? - она махнула на душевую, где остывал туман. - Ты был не против, что я ветрена, когда мы обманывали Берграя, кувыркаясь по отелям. Ты любил меня такой!
        - Ты спросила о той любви, что была, Маррада. После инкарнации она не может быть той же самой. Той нет. Я не знаю, сколько дней потребуется, но точно знаю, что способен всё вернуть. Пока достаточно, если твоих эрогенных зон буду касаться только я. Или доктор, - он задумался и добавил мягко: - Ну, и ты сама, когда думаешь обо мне.
        Они вышли в холл, пропахший старыми переплётами.
        - Продолжим в постели? - Маррада ущипнула эзера за порез на челюсти.
        - Нет, мне нужно заниматься шифром.
        - Ну-ну.
        Она не потрудилась объяснить, что значило это «ну-ну», покинула читальный зал и хлопнула дверью.
        ГЛАВА 18. Я НЕ ПОЙДУ К НАСЕКОМЫМ
        У лица сновали брыски. Болотная мошкара, которую мы поджигали, когда вечерело. А поджигали так: хлопнешь по брыске - и её животик вспыхнет тусклым трепетным огоньком. Никогда не знаешь, какого оттенка: то алым, то золотистым, то бирюзовым. Костров партизаны не жгли. А блесклявок берегли, как зеницу ока.
        Прямо сейчас я не могла хлопнуть брыску: одна моя рука цеплялась за мох на древнем истукане, а другая скребла по склизкой трухе . Я пыхтела и прижималась щекой к деревяшке. И думала только о том, как достать яйцо на башке истукана и закончить испытание. Снизу покрикивал атаман.
        - Ула, левой выше! - гаркнул Волкаш. - Правая болтается. Подберись, ветошь!
        Ула - это я. Это меня он чехвостил. И не было сил шевелить губами. Оставалось только проворачивать в мыслях сценарий, где я отвечала: метко, хлёстко. А до яйца - ещё метра три вверх по истукану.
        Это был экзамен для тех, кто изъявил желание остаться в отряде. Болен ты или ранен, устал или вообще девчонка - на исходе десятого дня будь любезен доказать, что выдержишь. Иначе больше не пустят в тёплое чрево землярки - и опять ползи, ковыляй по измазанным сажей пустошам, от хутора к хутору, с протянутой рукой. Пока не издохнешь.
        Истукана Волкаш будто нарочно выбрал самого кривого и трухлявого. Хотя почему «будто»? Шчеров презирали на болотах, и Баушка Мац потребовала, чтобы атаман не давал мне поблажек, иначе его обвинят в кумовстве. Нас было только два шчера в отряде: Волкаш и я. Иногда казалось, на презрении к паукам и держится весь этот братский дух карминцев. Через раз там, где я хваталась, гнилая древесина крошилась прямо в пальцах и лезла под ногти. Добыть яйцо было не то, чтоб совсем невозможно. Просто, положа руку на сердце, не подходила я для жизни такой.
        - Ула!
        А это уже был не голос Волкаша.
        - Эй, У-ула! - рядом с моей рукой шлёпнулась дохлая блесклявка. Лопнула, электролит плеснул мне на руку и обжёг. Я соскользнула на полметра назад. Вот мелкий засранец, а?
        - Уйди, Чпух, дай ей закончить, - приказал Волкаш.
        - Да какое! Это… Ты бы видел, чего она там натворила! Ула, слезай сюда! Улища-а!
        Яйцо было уже у меня в руке, когда новая медуза обожгла затылок. Сверкнуло в глазах, и только успела подумать, как хорошо, что Волкаш обвязал меня страховкой… как полетела вниз. И что-то слишком быстро я ухнула - для тела на верёвочке. У самой земли тряхнуло - дух вон, яйцо вдребезги! - и обвязка впилась в пах. Меня швырнуло о склизкий бок истукана и шмякнуло в ноги Волкашу.
        - Ты не ловишь!
        - Может, эзеры тебе ручку подадут, если упадёшь? - парировал он, и я смолчала. - Ты в партизаны метишь или в кордебалет? Скажи спасибо, что у земли подхватил.
        Он вытряхнул меня из обвязки, и я не смела глаз поднять, пока сворачивала манатки. Ни к чему раздражать атамана сопливым носом. Что-то скажет Баушка Мац, когда увидит разбитое яйцо? Волкаш прямо заявил с утра: из паучьей солидарности покрывать не будет. Здесь приходилось рассчитывать только на себя, на удачу и на чужую жалость. Главного оружия, которым могли похвастать молоденькие девчонки, у меня не было. Ни кожи, ни рожи.
        - Улища-стращилище… - ворчал Чпух, шелестя тентаклями по тропе к землярке. - Проклят будь тот вечер, когда мы с Баушкой Мац забрели в город. Надо было бросить тебя мародёрам!
        - Так бы тебя и послушали, - огрызнулась я, дрожа.
        - Влетит тебе, восьмилапая. Чего там творится! Твой этот… кибер-как-его! Винслоух и Санчоус его испытывали. Ну, и пушка со смолой протекла, крючки заклинило, всех током шваркает!
        Я припустила быстрее Чпуха, у которого ног было в десять раз больше. Чёрт, ну, хоть бы раз, хоть бы раз - ради разнообразия - сработала моя мехатроника. Ведь перепроверила каждую заклёпочку, каждый шпунтик. Вот и рыхлая кочка над жижей. Землярка раззявила пасть, но не успели мы прошмыгнуть внутрь, как навстречу вылетел шматок паутины и обжёг плечо.
        - Видишь?! - крикнул Чпух и просочился в земляркину пасть по стеночке.
        Я последовала за ним. Обычно землярка нас не замечала. Был ли кто внутри или нет - она рыла себе и рыла ходы под землёю да под болотами. Но в тот вечер землярка нервничала и тряслась, пол ходил ходуном. По чреву летали куски паутины с каплями феноло-формальдегидной смолы. Это карболайзер Санчоуса разбрасывал их бесконтрольно: спусковой механизм заклинило. В углу трясся караульный, облепленный жидкими пулями.
        - Винслоух, сбрасывай крючки с тентаклей! - я попыталась изловить клубок из партизан, визга и паники, но только сама зацепилась и порезалась.
        Их было двое в моей первой модели кибердоспехов. Я занимала руки по вечерам, чтобы не раскисать. Доспехи крепились к тентаклям и атаковали отчасти по воле хозяина, отчасти по разумению программы, когда скорость реакции решала. Магазин карболайзера я начинила пучками шёлка из своей паутины, а Волкаш подсказал, как вывалять их в смоле. Вот только теперь думалось, атаман скажет, что он тут ни при чём. Санчоус, сам от себя в ужасе, разбрасывал чёрную гадость и держал в страхе весь отряд. Эзеры уж точно не смогли бы взять такого голыми руками. Он визжал и катался по полу, потому что в волосах у него застряли тентакли напарника.
        А землярку штормило. А с полок сыпались горшки. А Чпух вертелся под ногами и подначивал.
        Я схватила Санчоуса, чтобы оттащить. Он завопил громче:
        - А-а-а! Волосы, дура, волосы!
        - Когти не втягиваются! - верещал Винслоух, и его тоже пришлось отпустить.
        - Сейчас. Я сейчас. Только спокойно.
        Тентакли Винслоуха усеяли обоюдоострые крючочки. Прелесть, что такое! Но было бы хорошо, если бы крючки вовремя втягивались, а не приковывали тебя к добыче навеки. Я собрала отдельный механизм для каждого, и вот. Усложнение ещё никогда не сулило ничего хорошего.
        Тогда я кинулась к кожаным пузырям в углу. Землярки запасали в них подземные воды, а мы пользовались их содержимым в случае крайней необходимости. Вот как эта. Когда я вернулась с полным ушатом воды, бедняг на полу удалось повалить и зафиксировать. На Санчоусе расселся Волкаш, а Винслоуха расплющила Баушка Мац.
        - Ну! - прикрикнула она на меня и на ушат.
        Я вылила воду им всем на головы. Карболайзер изрыгнул последний плевок смолы. Сверкнули крючочки, и повалил дым. Возня притихла.
        - А хорошо придумала, Ула, - съязвил Волкаш, поднимаясь в мокрых штанах. - Полосатая Стерва Альда Хокс померла бы со смеху, а нам какая разница, отчего бы она померла, да, Мац?
        Старуха молча слезла с Винслоуха. Её браслеты глухо гремели, когда она ковыляла к выходу.
        - Придёшь вечор к трейлеру, - приказала мне Мац.
        Меня поразило молнией: выгонят!
        - Баушка, да это просто… Смола протекла, и всё заклинило… Я знаю, как надо в следующий раз, я просто…
        - В следующий раз?! - взревел Волкаш.
        - В следующий?!
        - В какой следующий?!
        - Чего-о?!
        Это Чпух, Санчоус и Винслоух поддакнули атаману. Стало ясно-понятно: другого шанса мне не дадут.
        - Придёшь вечор, - строго повторила Баушка Мац. - Не труськай. Поговорим.
        Чтобы не встречаться взглядом с карминцами, я принялась вытирать лужу ветошью.
        - Простите меня, пожалуйста. Мне бы материалы получше, крепёж попрочней… понимаете?
        - Понимаем, - уже на выходе бросил Винслоух. - Только не в том мире ты витаешь, Ула. Попрочней и покрепче теперь разве что у насекомых. Учись работать с тем, что есть.
        Это была разница, как между кулинарным шоу и обычной кухней. В ресторане повар творит чудеса из свежих деликатесов, из лучших кусков мяса, которое с утра ещё травку щипало. Да на первосортном масле, добавляя овощи только-только с грядки. Нарезал - и уже шедевр. А ты попробуй начудить с позавчерашним карасём и размороженной морковкой. Но если всё-таки получится, то ты - волшебник. Так и в мехатронике.
        Пока бережно собирала лужу, пока отжимала тряпки в горшки, пока фильтровала влагу - вечер кончился. Выбралась из землярки, когда уже дочерна стемнело. Баушка Мац жила в бархатрейлере на другом конце лагеря. Это была зверь-машина на шаровых колёсах для болот и пустыни. Изнутри целиком обитая руженитом. Мац говорила: «рано мне ещё под землю» и всегда только сама садилась за руль. Так партизаны и кочевали: отряд под болотами, а Мац и Чпух - по верху. Если эзеры вдруг регистрировали возню землярок, то думали, что это всего-навсего старуха на таратайке. Кому могло прийти в голову, что Баушка Мац ведёт повстанцев, будто старая волчица?
        В бархатрейлере сидели Баушка Мац, Волкаш и Чпух, который скукожился на антресоли и думал, что его не видно. Наш ядовитый на язык атаман был диастимагом. Суидом! Я их ещё не встречала, знала только, что в ближнем бою суиды воздействовали на мозг противника, заставляя его причинять вред самому себе. Всё это, а ещё имаго скорпиона, тягучий хвост из каштановых дредлоков и хмурый излом бровей над космическим мраком во взгляде будили трепет перед Волкашем. Трепет едва ли не сильнее, чем перед Баушкой Мац! Рядом с атаманом мне всегда хотелось провалиться сквозь землю.
        - Ула, - гулко сказала Мац, подавая термос с горячим супом. - Тебе здесь не место.
        - Но я не закончила экзамен! Так не честно, пусть Волкаш заново меня испытает!
        - Не трынди, послушай. Ты здесь десятые сутки: раны затянулись, в голове прояснилось, глаза заблестели. Но партизанский отряд это грубая сила, а не хитрость и фокусы. Не ты для болот, а болота для тебя - худшее место.
        Растерянность и отчаяние, от которых я избавлялась девять дней, прицепились опять, как те крючочки на кибердоспехах.
        - Но мне некуда деваться, Баушка Мац. Волкаш… у меня больше никого нет. Ни одного знакомого на Кармине! Ну, куда я пойду?
        - К эзерам, - сказал Волкаш.
        - Что?.. Что?! Нет.
        Термос, так и не открытый, покатился с моих коленей на пол. Поверить не могла, что они это всерьёз. Хуже, чем побираться в пустоши, было только сдаться насекомым. Мац теребила грузные, угловатые оловянные бусы тентаклем с нанизанными широкими браслетами. Её циклопическая бижутерия создавала образ древней ведьмы. Колдуньи, которая когда-то была богиней.
        - Объясни ей на вашем, на октавиаре.
        Я глядела на Волкаша из-под спутанных волос, по привычке искоса, стараясь не светить правой стороной лица, где шрамы сильней припухли. И не могла представить, каким таким волшебным аргументом атаман повернёт мой мир. Заставит по своей воле пойти к врагам. Нет и нет.
        - Ты способна на большее, чем лазать по истуканам и давить брысок, Ула, - устало начал Волкаш, и мне показалось, он правда так думал. - Драить землярок, добывать лёд и шпынять Чпуха много ума не требует. Ты можешь принести настоящую пользу сопротивлению: стать нашим агентом у Хокс и Бритца.
        - Я не умею шпионить! Да им же там не по одной сотне лет, меня раскусят, как только рот открою.
        - Мы научим, что говорить, как держаться. Легенда уже готова. Да и язык ты вроде знаешь.
        - Плохо знаю. Я испугаюсь и подведу! А если пытать будут? Волкаш, я не умею терпеть боль, я же вас всех с потрохами…
        - «Я, я, я!», - передразнила Мац. - Раз уж ты такая одиночка, Ула, подумай хоть вот о чём: эзеры разрушили тебя. Да это же теперь дело чести - отомстить. Или нет у тебя гордости? Или чести не имут дочери шчеров? Отправляйся к эзерам. Они не убьют здоровую, ладную девчонку: Хокс нужны рабы, а Бритцу - стакан крови в день. Грейся у их огня. Ешь их харчи. Пей за их счёт. А когда подадим знак - захлопнешь ловушку! Что может быть слаще?
        А я уж было успокоилась, что нашла здесь новый дом. Новых друзей. Мне ведь совсем немногого хотелось: лишь бы спать, не трясясь от холода, да знать, что назавтра с голоду не издохну.
        - Да не планировала я мстить, Баушка Мац. Кому, этим чудищам? Легче с бурей поквитаться, чем с ними. Нет, я боюсь! Нет у меня ни чести, ни гордости. Есть только коротенькая жизнь, и та одна.
        - Подумай пару дней, - терпеливо и необычайно мягко сказал Волкаш. - С твоей помощью мы не только выбьем эзеров с Кармина, но и прихлопнем двух маршалов одним махом.
        - Нет! - я рыдала, размазывая пыль по шрамам, и протягивала руки к древней богине в оловянных бусах. - Я останусь с вами, горшки буду мыть, землярок вылизывать! Болото выпью, если прикажете, но не пойду к насекомым!
        - Ладно. Ладно, ладно… - забормотала Баушка Мац, узловатыми тентаклями отдирая мои пальцы от своих браслетов и юбок. - Иди, иди.
        Разбитая, растрёпанная, еле ноги унесла из трейлера. Кинулась в свою землярку, нырнула в тряпьё, которое девятый день было мне постелью, и забилось в угол. Со стены напротив, как нарочно, глядело зеркало. И как только оно не треснуло, отражая меня изо дня в день? Ощипанные по плечи волосы и синие вены под шелушащейся зеленоватой кожей. Растресканные от долгой жажды губы. Воспалённые пылью глаза с лиловыми мешками и забитые пеплом ресницы. Острые кости на запястьях и ключицах, как у недельного покойника. Всё это ещё можно было вынести.
        Но не шрамы. Четыре глубоких уродливых следа полосовали мне лицо: от левого виска наискось к правой челюсти. И через всю грудь к животу. На теле не такие страшные, но тоже болели будь здоров… Порезы были багровые, с рваными краями. Ни один хирург не взялся бы за пластику, да и поздно уже. Ткани под грубыми швами рубцевались. Повезло, что глаза остались целы. И нос прямой. Корка запёкшейся крови ещё не осыпалась с губ, и я не знала, сильно ли они изуродованы. Бровь порезало надвое. Но это было даже… красиво.
        По крайней мере, я не боялась сексуального насилия. Слабое утешение для молодой девушки, но сильное подспорье во время войны. Я встала, чтобы накинуть тряпицу на зеркало, и вернулась в постель. Нельзя же начинать утро с такого отражения.
        
        ГЛАВА 19. САНДАЛ И СКАНДАЛ
        Инженер Пенелопа, богомол второй линьки, крутилась на барном стуле и рассматривала символы на футляре. Внутри прятался ключ от тайника с Тритеофреном. Футляр был небольшим тубусом с зеркальной поверхностью. Пиктограммы и цифры оборачивали тубус по спирали. Они поблёскивали от прикосновений, но больше ничего не происходило. Напарник Пенелопы, богомол Крус, вывел символы на большой экран в деревенской харчевне. Там теперь был кабинет рой-маршала.
        Инженеры не облегчали задачу. Вопросы к шифру множились, как дрожжи:
        
        - Смотри, Кай, если цифры - это координаты, то их слишком мало для двух и слишком много для одной, - сказала Пенелопа.
        - Может, какие-то лишние? Или вот, например, напротив пчелы шестёрка, это может означать число ног?
        - Ну, да, а у паука - четыре?
        - Четыре… пары, - засмеялся Бритц, вынужденный признать, что и это всё ерунда.
        Предположив, что числа - не координаты, а пароль, они касались их, набирая все известные даты из биографии Уитмаса Лау, из истории Урьюи и прочая, прочая. Потратили целый вечер, но футляр так и не открылся. Да ещё пиктограммы: ведь что-то же они значили!
        - Мы прогнали фигуры по карминским справочникам, по шчерским летописям, группировали в нейросети, - отчитался Крус. - Нет в этом наборе знаков никакой логики.
        - Серьёзно, через нейросети гоняли? - удивился Бритц. - Мы перемудриваем. Не может карминский шифр превосходить возможности наших машин. Мы что-то упускаем… Вот зачем это зеркало?
        - В смысле? - нахохлился Крус. Рыжего инженера с вечной трёхдневной щетиной ещё не упрекали в перемудривании. Напротив, обычно ему хорошо за это платили.
        - Ну, у нас зеркальный футляр из храма двуличной богини.
        - Двуликой.
        - Отставить женскую солидарность, Пенелопа, - отмахнулся Кайнорт. - Отразите ряды зеркально. По горизонтали и вертикали.
        Перевёрнутые числа теряли всякий смысл, а фигурки как не имели его раньше, так и не обнаружили. Некоторые вообще не менялись в отражении. Шифр упирался и не давал себя раскусить.
        - Может, его того? - сдался Крус. - Об угол или стеклорезом?
        - Мы рискуем повредить ключ к тайнику. Какой смысл прятать нечто в хрупкий футляр, если не подстроить самоуничтожение содержимого при попытке взлома?
        Всё было не то. За полночь Бритц распустил богомолов спать с нехорошим, скребущим предчувствием, которому не придал значения. Лёжа в постели, он опять возвращался мыслями к Марраде. Чем… кем она заняла себя этим вечером? Рука потянулась к пульту видеонаблюдения: у рой-маршала был доступ к каждому закутку. Но Кайнорт одёрнул себя. В самом деле, он не станет следить за частной жизнью своей женщины. Это уж совсем уж так-то уж…
        * * *
        Наутро он понял, какой же был идиот. Позволить Крусу проводить Пенелопу! Проглядеть интрижку двух богомолов! Это стоило ему целого дня: Крус валялся в медблоке, инкарнируя с грехом пополам, а Пенелопа ревела в карцере. Чтобы провести время с пользой, Кайнорт вызвался перекинуть в Кумачовую Вечь оставшиеся гломериды и заодно заглянуть в эквилибринт.
        Признаниям, добытым в пыточной, он не доверял. Мозг выдумывает фантастически правдоподобную ложь, только чтобы прекратилась боль. Рой-маршал сам бывал в плену. Помнил, как кричал то, что угодило бы палачу, а не то, как было на самом деле. Особенно, когда он действительно ничего не знал. Нет, инструмент давления на Уитмаса Лау лежал в тонком конверте в заднем кармане брюк. Миллионы зерпий: самое место им было на заднице.
        - Здравствуй Уитмас.
        Ему не ответили. Кайнорт уже и забыл, как плох шчер. Так плох, что от слёз и холодного пота затуманились стёкла эквилибринта. Так плох, что в его камере казалось темнее, чем в соседних. И пахло кровью. Нет. Воспоминанием о крови. Таким живым, которое умело вызывать галлюцинации. Иногда Бритц разыгрывал сочувствие, чтобы расположить пленника к разговору по душам. Но в атташе он видел отражение своего прошлого и, вероятно, будущего. Вот об этом ему хотелось поговорить на самом деле. О том, как он всё понимает. Если бы этот разговор был возможен. Если бы это не он своими руками убил Амайю и Чиджи.
        В этот раз Бритц разыгрывал не плохое, а хорошее настроение.
        - Мы расшифровали координаты тайника, - рискнул он соврать, покручивая в пальцах футляр. - Угадай, что мне от тебя нужно.
        - Ключ.
        - Ключ, да. Уитмас, диастимаги бегут с Урьюи.
        - Шестилапое ты брехло… маги не предатели.
        Кайнорт разбросал перед стеклянным взором атташе нарезки новостей Урьюи - с кадрами уличных беспорядков и забастовок. С транспарантами, на которых вчерашние соседи, друзья, братья перекидывались обвинениями.
        - Маги не предатели, - эхом повторил Бритц. - Да взять хоть тебя. Восхищён и подавлен твоей преданностью. Но на Урьюи диастимаги и смертные считают предателями друг друга. Знаешь, по какому поводу мятеж? Жанабель уже неделю никто не видел.
        - Если даже и так! Пусть одна гадина бежала, но обычным магам никто не даст столько звездолётов. Хотят или нет, они вынуждены будут остаться и размазать вас по…
        - Смотри, что у меня есть.
        Конверт из заднего кармана хрустнул в руке.
        - Хитиновый банк мечтает инвестировать в освоение планеты, пригодной для жизни. Я предложил сделку на миллиард новых клиентов. Через меня они заплатят союзу контрабандистов, чтобы те быстро и без лишнего шума вывезли магов с Урьюи. Вот - их кредит.
        С каждым словом Уитмас мрачнел всё сильнее, хотя едва ли это было возможно.
        - Челночную дипломатию освоил.
        - Я тоже изучил твои методички, Лау. Да, это было нелегко: маги улетят, если найдутся корабли, контрабандисты дадут корабли, если заплатить, а банк заплатит, только если маги гарантированно улетят. Этот конверт - горизонт событий.
        Атташе покачивался на краю койки, будто на некой грани. Осталось только подтолкнуть.
        - Уитмас. Ну, вот чего ради ты страдаешь? Семьи уже нет. Эмбер мертва.
        - И что же это… отдам тебе целый мир, и скорбь как рукой снимет?
        - Я в твою скорбь руками своими злодейскими не лезу. Но Урьюи обречена. Уитмас, да не в моей это власти! Не Урьюи - так будет разбит другой мир, а не тот - так третий! За тобой же дело стало - решить, на что обречены все те другие, ещё живые дети!
        - Да срать тебе на наших детей!
        - А тебе!
        Уитмас протянул руку за футляром. Кисть атташе была бледно-жёлтая, с проступившими венами и следами его же зубов. На ладонях не заживали царапины от ногтей.
        - Дай.
        - Нет. Диктуй, - приказал Бритц. - Но если мне оторвёт пальцы, я оторву твои для симметрии.
        - Тогда запоминай порядок пиктограмм, я повторять не буду:
        А муха не ждёт от судьбы поворота,
        Полётом и кровью людскою жива.
        Но хвоя скрывает от солнца тенёта:
        В рыбацкую сеть завязав кружева,
        Ловушку плетёт под луною вдова.
        Кайнорт медленно моргнул, немало удивлённый. Похоже, атташе говорил правду: раз уж для шифра имелся мнемонический стишок. Бритц притронулся к фигуркам на футляре: насекомое, стрелка, ракета, человек, ель, солнце, рыба, луна, паук. Как только сверкнула последняя, раздался хлопок, и зеркало треснуло.
        - Чёрт! - Кайнорт уронил футляр и затряс обожжённой кистью.
        Ключ внутри был уничтожен множественным замыканием. Ни мускула не дрогнуло на лице Уитмаса, пока рой-маршал забивал гвозди в гроб своей миссии.
        Кайнорт открыл глаза, шагнул к пленнику. И врезал ему по лицу.
        Диастимагия бумеранга не заставила ждать: кровь и зубы сплюнули оба. Бритц рыкнул, хватаясь за синеющую скулу. Эквилибринт дрогнул.
        - Да, Уитмас, - сказал эзер, как смог пошевелить челюстью. - Мне на вас - срать.
        - Пошёл ты. В твоём плане - дыра. Диастимаги никуда не полетят, потому что лететь-то им некуда. Кому нужны тысячи беженцев, да ещё на хвосте у которых - насекомые? Ни одна планета их не примет, и все это понимают. Последним пристанищем был Кармин.
        Бритц смотрел на него молча. Долго. Потом собрал с пола остатки футляра и вышел.
        * * *
        На обратном пути в гломериде Кайнорт осторожно разобрал осколки футляра и высыпал содержимое. Это были какие-то веточки. Колоски или метёлки. При замыкании они сильно обгорели и рассыпались прямо в руках. Бритц собрал ломкие стебли, почерневшие зёрнышки и обожжённые лепестки обратно в остатки футляра.
        - Нашёл ключ? - напала Альда, едва ноги рой-маршала утопли в жиже Кумачовой Вечи.
        - Нашёл.
        - Тебя эта искала.
        - Пенелопа?
        - Нет, не эта эта.
        - Маррада?
        Довольная тем, как Бритц навострил уши, Альда уколола его холёным когтем в распухшую челюсть и развернула к себе:
        - Она ждёт в маслобойне.
        Маррада обустроила себе апартаменты в сказочной башенке. Винтовая железная лестница поднималась от трёх исполинских чанов с ароматными маслами, крутила вензеля перил над их испарениями и выводила на смотровую площадку под стеклянным куполом. Рядом с чанами были разбросаны пуфы, коврики и шкурки. Кайнорт, войдя по обыкновению неслышно, сразу понял, что Маррада его… откровенно… не ждала.
        К перилам чанов были привязаны двое. Шёлковые ленты закрывали глаза, бечёвки лоснились на запястьях и лодыжках. В объятиях аромата иланг-иланга извивалась красавица Лесли, сержант. Бельё просвечивало. Тонкие бретели и резинки тянули освободить от них молочную кожу. От отрывистого дыхания грудь выскальзывала из тесных треугольников купальника. Только подставь ладонь: ещё вдох, и мякоть сама ляжет в руку. У сандалового чана подрагивал и урчал капрал Флош: двух с лишкой метров роста и с необъятным разворотом плеч.
        Стоя спиной к Бритцу с бокалом в руке, Маррада расправила бантик на запястье Флоша, увернулась от его языка и отступила, хохотнув. Только она умела так развязно-утончённо описать коктейлем в воздухе мертвую петлю и не пролить ни капли.
        - Чего-то не хватает, - мурлыкнула она и разорвала борцовку на Флоше отточенными, как у сестры, ноготками.
        - Какой странный у вас клуб филателистов.
        - Кай! - Маррада подпрыгнула, как кошка от кабачка. - Мы… ну, раз ты здесь… Присоединяйся. Чан с аиром ещё свободен, ха-ха!
        Коктейль плеснул на кеды маршала. Он стряхнул вишнёвые капли и поймал запястье бабочки:
        - Пойду поздороваюсь, - Бритц залпом прикончил бокал Маррады.
        Двое у чанов притихли. Их нервировал ровный голос рой-маршала и дребезжащие интонации Маррады. Лесли заволновалась: сжала и разжала пальцы над кожаным шнурком, покрутила головой в попытке сбросить повязку. Но почувствовала дыхание Бритца на своей щеке и перестала извиваться.
        - Привет, иланг-иланг, - прошептал он, и возбуждённый слух гостей обострился до предела. - Какой твой настоящий аромат?
        Бокал хрустнул о чан и зазвенел. По коже Лесли зацарапал острый край. Не больно. Ну… на грани.
        - Ох, ты… - выдохнула красавица.
        Кайнорт подцепил осколком ниточку между треугольниками шёлка на её груди. Стекло оставляло белый след, царапая дорожку вниз по плоскому животу с едва заметным пушком. Бритц ещё не коснулся Лесли и пальцем, а она уже зашлась в конвульсиях. Усмиряя это пламя, Кайнорт поцеловал ей уголок глаза, выглянувшего из-под повязки. И мигом потерял интерес. Игнорируя Лесли и Марраду, он шагнул к другому чану.
        - Привет, Phthirus pubis, - он шлёпнул Флоша по ягодице в модных боксёрах и подтянул его узлы потуже.
        Рой-маршал был высок, но капрал оказался каланчой. Кайнорт деликатно приподнялся на цыпочки. Стоя так, носок к носку на мысках своих белоснежных кроссовок с каплями коктейля, Бритц поцеловал Флоша с чудовищно натуральной страстью. Запуская пальцы ему в волосы, царапая эмалью об эмаль, разрывая губные уздечки.
        - Кай! - восхищению Маррады не стало передела. - Ты больной на всю голову! Ты правда это сделал? Ха-ха! Нет, ты совершенно больной!..
        Кайнорт оторвался от ошалевшего капрала. Взял Марраду за руку:
        - Пойдём.
        - Куда?
        Он потащил её наверх, оставив гостей ждать на привязи. Маррада прихватила с собой новый бокал и взлетела на первый виток лестницы.
        - Постой, да куда мы?
        - Хотел сказать тебе кое-что личное. Не при всех.
        Он закурил на ходу. Аромат масел поднимался от чанов, туманил бабочке голову, сигаретный дымок кружил перед глазами, мелькали кованые узоры. Маррада ухватилась за перила, но рука Бритца легла ей на талию и настойчиво увлекла выше:
        - Мне нужен идеальный вид, понимаешь?
        - Вид на что?
        Третий виток. Над головой купол смотрелся в небо, как в оранжерее. Ради звезды его очистили от пепла, и свет падал на лица двоих мягким кружевом. Кайнорт положил руку с тлеющей сигаретой на край перил, а другую на шею Маррады.
        - Ну, говори! - её не терпелось.
        - Во-первых, чувства вернулись, - его пальцы приласкали затылок любимой. - Но это пустяки. А во-вторых -
        Щёлкнула пружинка керамбита. Кончик лезвия уколол кожу и подцепил на себя бугорок позвонка. Голова Маррады оказалась будто на рыболовном крючке: дёрнешься - и парализует.
        - Во-вторых - всё. Это всё, Маррада.
        - Кай! Что ты де… Пожал… пусти!
        Лезвие направило голову бабочки вниз, и ей пришлось припасть к самому краю перил. Снизу дохнуло смесью афродизиаков. Последняя затяжка. Сигарета с края балясины полетела вниз: в чан, к которому был привязан Флош.
        - Классика, - Кайнорт провожал взглядом огонёк.
        - Господи, нет! Фло-ош! Лесли-и-и!!!
        Масло вспыхнуло так рьяно, что шум стихии заглушил и крик Маррады, и вопли её гостей. Те лихорадочно превращались, разрывая путы. Вошь и золотистая бронзовка. Пламя летало над ними от чана к чану. Жар опалил Марраде щёки, оплавил брови и ресницы. Внизу её любовники, уже с обугленными спинами, били стёкла, чтобы вырваться их маслобойни. Дым повалил наружу. Двое вывалились в окна, раздирая обожжённые тела. Их агония перепугала весь лагерь.
        Кайнорт оттащил Марраду на кончике лезвия, только когда перила уже перегрелись. Он полуобернулся, сцапал бабочку под рёбра и разбил купол, чтобы перенестись на крышу.
        - Кай! Кайнорт! Пожалуйста… Я беременна!..
        - Ну, конечно.
        - Проверь! Я оплачивала визиты к врачу твоей кредиткой… там выписка о процедурах. Анализы, консультации, отказ в аборте… из-за срока! Ну, проверь!
        Холодный воздух Кумачовой Вечи раздирали крики снизу.
        - От кого? - уже спокойнее поинтересовался Бритц.
        - О, не дури: минори зачинают только от минори!
        - Отлично, вероятность, что ребёнок от меня, повысилась с одной тысячной до одной десятой процента.
        - Нет, Кай, - Маррада закатила глаза, уже понимая, что самое страшное позади. - Очень, очень-очень долгое время я спала только с одним минори - с тобой. В самом деле, не валяются же минори на каждом шагу! Кай, я беременна от тебя. От тебя!
        - И теперь хочешь изуродовать ребёнка?
        - Что?
        - Перелёты, оргии, алкоголь. Думаешь, мало ему генов идиотки и психопата?
        Кайнорт снова цапнул её поперёк живота и так резко пикировал к земле, что уши заложило. Под окном маслобойни парамедики склонились над телами Лесли и Флоша с ампулами для мягкой эвтаназии.
        - Когда откладывать личинку?
        - Через… месяц.
        - Значит, этот месяц сидишь под присмотром Ёрля и Лимани. Увижу с кем-то из солдат -
        Он показал на Ёрля с мешками для трупов, и Маррада быстро закивала.
        - После родов катись, куда хочешь.
        - С личинкой.
        - Даже не заикайся.
        - Это и мой ребёнок!
        - Я безмерно уважаю твоё право научить его основам животных оргий и хмари лёгких наркотиков, - улыбнулся Бритц в эпицентре преисподней. - Но только после второй линьки.
        Оказавшись на безопасном расстоянии, Маррада пригрозила:
        - Первое, что он узнает, когда вырастет, это как отец пытался убить его родную мать!
        - Я? Тебе показалось. Но больше не изменяй своим мужчинам. Мало ли, какой псих попадётся.
        Пожар разносил по лагерю дивный запах аира, иланг-иланга и сандала. Лесли и Флош затихли в мешках для трупов. Инкарнация после ожогов бывала куда дольше и труднее обычной. А Кайнорт так и стоял в опасной близи к пламени.
        - Кайнорт Бритц! - раздался электрический окрик.
        - Да, моя госпожа.
        - Иди-ка. Сюда. Твою мать.
        Дым, который вился из разбитого купола маслобойни, казалось, валил прямиком из головы Альды Хокс.
        * * *
        - И она потащила тебя к психиатру?
        Пол в камере был ледяной. Для изолятора не нашлось места лучше, чем туалет городского морга. Между кабинками установили плазмотроны с сетками, через одну из которых Бритц протягивал Пенелопе свитер.
        - Да, Альда отчего-то решила, что я, может быть, не в себе.
        - Ты спалил маслобойню! - скорее восхищённо, чем с укором, воскликнула Пенелопа, садясь на сложенный свитер. - Спасибо… Так гораздо теплее. Ну, а ты что?
        Кайнорт пожал плечами и поёжился.
        - Я знаю, как отвечать, чтобы казаться нормальным.
        - Ну и ну. За что же тебя наказали? За этих двоих?
        - За нарушение техники безопасности. Курил в неположенном месте.
        Альда Хокс втайне осталась довольна подстроенной заварушкой, но рассудила, что рой-маршалу нужно отдохнуть до утра в изоляции. Она не рассчитывала, что Бритц так перегнёт. Срок наказания Пенелопы тоже истекал на рассвете. Она дрожала и всхлипывала. Причина, по которой заливалась слезами самка богомола, была известна всем. Через час Кайнорт наконец оторвался от созерцания одной точки, моргнул и обратил на неё внимание.
        - Крус меня… - Пенелопа заикалась от холода, - предал! Инкарнировал и тут же всё рассказал! А ведь казалось, мы созданы друг для друга…
        - Ты же ему голову откусила.
        - И что!
        - Это нельзя списать на несчастный случай.
        - И что!
        - Да все и так подозревали тебя одну.
        - И что!
        На этот аргумент у Кайнорта, при всём его богатом опыте головореза, ответа не нашлось. Пенелопа утёрла нос его свитером и начертала шифр по памяти на земляном полу веточкой.
        - Координаты - в этих картинках, мандибулу даю, - сказал Бритц. - Я сказал Уитмасу, что расшифровал их, и он, кажется, поверил. Ткнул меня носом в другие ошибки, но не в эту.
        Пенелопа начала рисовать те же ряды в зеркальном отражении. Вручную этот процесс был совершенно другим, чем на экранах, и обоих эзеров осенило одновременно:
        - Смотри! - вскочил Бритц. - В горизонтальном отражении пять пиктограмм остаются прежними. Ты их рисуешь быстрее, потому что знаешь, что они не поменяются. И вертикально - то же самое! Горизонтально стабильные - это широта, а вертикально - долгота.
        - А солнце?
        - Солнце… солнце и туда, и сюда.
        Это было похоже на правду. На полу, в туалете морга, они вычислили широту: 26.374
        
        И долготу: -70.530
        
        - Но по пять цифр в координате - мало, - засомневалась Пенелопа. - Выйдет площадь целой страны.
        - На днях мне нужно вывести армию хоть куда-то, иначе Альда прикажет возвращаться на астероиды. Крепись, придётся звать на помощь.
        - Почему «крепись»? - смутилась Пенелопа.
        Охранник морга выслушал вкрадчивые увещевания Бритца и передал по внутренней связи:
        - Инженера Круса требуют в штрафной изолятор.
        - Не надо! Эй! - Пенелопа заметалась по туалетной кабинке, приглаживая рыжие кудри. - Зачем ты его вызвал? Не надо!
        Такого неописуемого ужаса не было даже на лице Маррады, когда сигарета летела к чану с маслом. Через полчаса живёхонький, как с иголочки, Крус был озадачен координатами.
        - Почитай что-нибудь о тех местах, полистай карты, поспрашивай рабов, - попросил Бритц. - Яркие события, легенды. Что-то эдакое, за что Уитмас мог зацепиться.
        - Это всё за одну ночь?.. - испугался Крус.
        - Теперь ты один за всех, - трагически вздохнул Кайнорт. - А ведь могло быть иначе, но этой ночью Пенелопа будет утешать меня байками про бывших.
        - По уставу я обязан был доложить об инциденте, как есть, - буркнул богомол.
        - Предатель! - взвилась Пенелопа из своего угла. - Вонючий клоп! Навозник!
        Когда всё стихло, и по кабинкам разнеслись сдавленные рыдания Пенелопы, Кайнорт сполз по стене и нашёл себе новую точку, в которую можно уставиться. Точку, чтобы смотреть, не моргая, в бездонную трещину внутри себя.
        ГЛАВА 20. Я ИДУ К НАСЕКОМЫМ
        Кошмары истощали поначалу, но скоро вошли в привычку. В очередной раз, заплутав в пульсирующих артериях коридоров, я проснулась и насторожилась: в землярке кто-то разговаривал. Тихо, почти шёпотом. Была полночь. Мы жили по двое или трое, и Баушка Мац сразу определила меня в пару к Волкашу. Обычно он спал, как убитый, а я стеснялась и шмыгнуть при атамане. Первые секунды не могла разобрать, что именно меня встревожило. И почему сердце вдруг заколотилось так бешено. Я навострила уши:
        - …и теперь его держат в эквилибринте, - говорил Санчоус атаману. - Но покуда тараканы ещё здесь, лучше в тюрьму не соваться.
        - Так Лау жив?
        - Да! Бритц хочет выпытать всё об этом вашем приборе, но после резни в бункере Уитмас наверняка уже ничего не скажет… Чем его теперь возьмёшь-то?
        - Палачи эзеров знают своё дело.
        - Тогда почему насекомые ещё здесь? - возразил карминец. - Не в обиду, Волкаш, но по мне, так чем раньше расколется твой Лау, тем раньше эзеры слиняют с Кармина.
        - Так ты в партизаны ушёл, чтоб на баушкиных харчах переждать, пока всё само утрясётся? - рассердился атаман. - Выкрадем атташе Лау, и дело с концом.
        - Ага! Только Бритц утихомирился! Выкрадем, и он сожжёт весь континент!
        - Значит, начнём с Бритца. Я не собираюсь сидеть здесь и давить брысок, как болотная кикимора.
        - Иди-ка сам! Убей живореза!
        - Он сверхчувствителен к диастимагии суидов. Я бы заставил его вырвать себе глаза и съесть.
        - Кто бы тебя ещё подпустил. Да там на расстоянии выстрела - патруль с восприимчивостью к твоей магии не выше пяти из ста. Нет у нас управы на Кайнорта Бритца, хоть ты лопни. И к эквилибринту пути нет, пока живорез тут.
        В этот миг я тронула Волкаша за плечо, и он расплескал чай от неожиданности.
        - Я согласна.
        И поймав ошарашенный взгляд, повторила:
        - Я пойду к насекомым, я согласна.
        - А ты случайно не лунатик? - усмехнулся Волкаш и протянул руку, приглашая к столу.
        Двое изучали меня в свете танцующих брысок. Кажется, впервые за десять дней они разглядели во мне зверька сложнее амёбы. По новой некрасивой привычке я тряхнула волосами, чтобы занавесить лицо.
        - Да ты позавчера еле ноги унесла от Баушки Мац, - напомнил Санчоус. - Что случилось?
        - Подумала и передумала.
        Волкаш медленно поднялся, стянул блестящие дредлоки в высокий хвост и с видом категорического несогласия выдавил:
        - Хорошо.
        Наутро мы втроём опять сидели в трейлере Баушки Мац. Она начищала золой оловянные бусины, подавала Чпуху, который нанизывал их обратно на лески, и наставляла:
        - Пойдёшь к ним рабыней. Через три дня мы нападём, и твоё дело - запереть старших офицеров в штабе. Портал поломать, чтобы они выбраться не смогли. Там-то Волкаш их и прижмёт. Всех разом.
        Я даже кивать боялась, чтобы не расплескать информацию.
        - В лагере эзеров три контура, - пояснил Волкаш, - штабной в центре, за ним солдатский и складской. Они разделены барьерами из водяной плазмы. Плазмотроны охраняются, но ведь нам и не нужно, чтобы барьер отключился. Наоборот, ты сделаешь то, чего никто не ждёт. Как только мы прорвёмся - сломаешь замок на портале со стороны штаба. Маршалы окажутся в ловушке.
        - Тогда они просто сами отключат барьерный плазмотрон, разве нет?
        - Они не решатся, пока диастимаг-суид в штабе: если снять барьер целиком, весь лагерь обречён. Маршалы будут вынуждены остаться со мной внутри.
        Мы какое-то время смотрели на бусины Баушки Мац, переваривая план. Вывести из строя замок не так уж и сложно: ломать - не строить. Но Волкаш выбрал меня не из-за близости к электронике. Штабной портал отпирался только изнутри, а это означало, что шпиону необходимо было внедриться в самый центр. Хилую девчонку, по словам атамана, скорее поселили бы в безопасном офицерском контуре.
        - Маршалам на глаза не попадайся, - предостерёг Волкаш. - Особенно Бритцу. Умный он, скользкий. Ни слабостей, ни комплексов, зато недрёманное око и молекулярный нюх. Лучше эту мразь обходи стороной. Твоё дело маленькое: замок.
        - А если меня выкинут к солдатне?
        - Постарайся, чтобы не выкинули, - настояла Баушка Мац. - Любой ценой. У тебя в этом шансов поболе, чем у Волкаша. Или даже Чпуха.
        Мы просидели до вечера. Всё время, пока Баушка Мац говорила об эзерах, пока увещевала и науськивала, а потом по дороге к землярке - Волкаш глядел на меня испытующе, заговаривал с опаской. Вдруг передумаю? Раньше, чтобы завладеть вниманием атамана, приходилось вставать на цыпочки и лепетать по два-три раза одно и то же, а теперь он сам искал мои глаза. Мы присели у земляркиной пасти. Куртка на атамане скрипнула: его одежда состояла из хрустящих кожаных лоскутов, сшитых по фигуре. Только вместо обычных швов лоскуты соединялись металлическими застёжками-молниями. Вдоль, поперёк, зигзагом или наискосок через всю спину. Смотрелось впечатляюще и дерзко. Волкаш мог прятать там потайные карманы и даже менять фасон.
        Был тот самый сумеречный час, когда Алебастро не успел завалиться в болото, а Пламия уже вынырнула ему навстречу. На красном раздувшемся лике её сверкали жёлтые пятна.
        - Слышала легенду об этой парочке? - спросил Волкаш, и я отрицательно мотнула головой. - Здесь рассказывают, что давным-давно Алебастро и Пламия были двойной звездой. Пламия - худенькой и золотистой. Они замечательно смотрелись вместе. Но однажды Алебастро увидел, как на холодной блуждающей планете появилась жизнь. Это были какие-то букашки. Они бы вскоре замёрзли, как это часто случается в космосе. Но Алебастро сжалился. Он оторвался от Пламии, чтобы изменить траекторию и стать солнцем для букашек. Пламия разгневалась: как он посмел! От злости она покраснела, от зависти распухла. Но, как ни старалась, так и не догнала Алебастро, чтобы отомстить за предательство. Всё потому, что Пламия была слепа и не видела, куда ей лететь. Тогда она придумала, как раздобыть глаза: она стала пухнуть всё сильней, и в конце концов взорвала одну планету на своём пути, а вскоре и вторую. Видишь? - он указал на пятна. - «Очи Пламии», это горят обломки планет, им уже несколько веков. С тех пор Пламия догоняет Алебастро по шажочку в год. Придёт время - миллиарды лет - и звезда распухнет так сильно, что поглотит Кармин.
Отомстит за всё.
        
        - А Кармин-то ей чем насолил?
        - А те две планеты, которые глаза? Месть - она не для справедливости, Ула. А только чтобы сделать больно. Говорят ещё, если Пламия раздобудет себе рот - погубит ещё планету - то, возможно, им с Алебастро удастся поговорить.
        И вдруг он меня поцеловал. Отрывисто и жёстко, будто ужалил.
        - Горжусь, что в одном отряде с тобой, Ула.
        Ошарашенная, не успела я и фокус поймать, как Волкаш уже удалялся прочь от землярки.
        - Сегодня спи долго, - бросил на ходу. - Утром будь готова.
        Спи долго… Волкаш не шёл у меня из головы. Теперь вместо того, чтобы спать, я лежала и думала: почувствовал ли он рубцы на моих губах? Должно быть, да. Шрамы ещё кровоточили от неосторожного прикосновения. От его поцелуя - от моего первого поцелуя - запомнились только жжение и привкус сукровицы. Ночевать он так и не вернулся.
        * * *
        Утром меня растолкал Чпух:
        - Эй. Вставай, шпионка. Проспала восемь часов кряду! Там Баушка Мац тебя зовёт.
        Он мял какие-то тряпки в тентаклях.
        - Вот, - кинул их на постель. - Баушка выторговала у дюнкеров паучий гардеробчик. Может, убили в нём кого. Не тушуйся, постирано!
        Я вскочила и расправила вещи. Боже, какое чудо. Белоснежная блуза, всего-то ничего велика. Бурое пятнышко на воротнике едва заметно: Мац бережно выводила его. Холодной водой. И шёлковая иссиня-чёрная юбка в пол. Я выгнала Чпуха из землярки, заперлась и потратила целый час на песочные ванны и зубные порошки, чтобы привести себя в порядок. Такие шелка следовало надевать только на чистое тело. Только свежие локоны имели право ниспадать на плечи блузы. В этом наряде предстояло идти в наступление. Это был мой особенный мундир.
        Позже в трейлере Баушка Мац качала головой и одобрительно цокала:
        - Фигурка-то у тебя тощая, зато ножки ладные, длинные. А глазищи! Волосы только отрезать пришлось. Не сберегла, вываляла в саже. Ну, ничего. И по плечи сойдёт.
        - Нахваливаешь, как товар с рынка невольников, - смутилась я. - Может, мне обратно в комбез?
        - Глупая, ты должна быть чересчур хороша для солдатни. Тебе же в штабе нужно остаться, так? Надо понравиться старшим.
        - Я не буду с ними спать.
        - А тебе ещё никто и не предложит! - буркнула Мац. - Ишь, замяукала. Вот солдаты уж точно затаскают по койкам, а офицер для красоты оставит. Бритц так вообще - минори. Эти со всякими не ложатся, много о себе мнят.
        - Для красоты оставят? Баушка Мац, так ведь я уродина. На месте офицера я отправила бы такое рыло в свинарник, а не в штаб.
        На этих словах даже в носу защипало.
        - Ну-ка, подойди к свету.
        Карминка взяла из бардачка какой-то бутылёк, смочила кусок марли и приложила к моей щеке. Корочка зашипела, но больно не было.
        - Отёки спали, - бормотала Мац и отпихивала мою руку, настойчиво обрабатывая шрамы. - Большие синяки мы тебе вывели. И корки сейчас размягчим. Потом умоешься - я тебе настоящей воды плесну - и больше не будет кровить. Где уродина? Я тебя без шрамов не видала. Не знаю, может, ты красотою Пламию затмевала… тогда теперь-то уж, конечно, куда уж тебе до Пламии…
        - Нет, не затмевала, - рассмеялась я.
        Не стала больше ныть. Это уже звучало бы неблагодарно. За десять дней я одна извела здесь столько воды, сколько весь отряд тратил за месяц.
        Мы ехали к эзерам на тропоцикле Волкаша. На двухколёсном самодельном звере, быстром, но оглушительном. Вечером он вывез нас к нужному месту. Туманной пустоши, где болото граничило с каменистыми гребнями и другим таким же болотом. Волкаш назвал это Кумачовой Вечью. Ветер швырял мои юбки, сыпалась кудрявая стружка: где-то над нами проплывала примёрзшая к сфере пилорама. Волкаш достал узкий чокер из серого металла. Подцепил невидимый крючок, чтобы раскрыть.
        - Ошейник рабыни, не спрашивай, как достался, - сказал он и застегнул на мне чокер, сам морщась, будто от боли. - С этой минуты ты не сможешь превращаться. Только выпускать хелицеры.
        - А это правда - про рефлекс на чужаков? Чпух рассказал.
        - Правда. Если эзер вздумает поцеловать тебя в губы, ты вонзишь клыки прежде, чем сообразишь, что происходит. Но никто из них нарываться не станет, не бойся.
        Прощание вышло скомканным. Волкашу нельзя было отсвечивать у тараканьих границ. Может, атаман не был бы так суров, если бы не этот ветер.
        - Иди, - сказал он охрипшим голосом. - Заберись повыше на гребень, они сами тебя увидят. Скажешь, потерялась на днях.
        - Волкаш… если получится… если маршалов не станет, ты ведь освободишь эквилибринт?
        - Я сделаю, что смогу, Ула.
        Он рванул молнию на куртке под самое горло и завёл тропоцикл. Опять одна. У меня с собой ничего не было, ведь по легенде рабыня отстала, а не сбежала. Только линкомм на запястье. Спутниковый, а значит, бесполезный. Я выпросила его у Баушки Мац и носила в качестве часов. Воняло болотом. От дальнего истукана отделилась тёмная точка: эзеры выслали патрульный дрон. Спустя минуту он перегородил дорогу и пискнул, требуя остановиться. А потом завис над макушкой и сканировал с головы до ног, решая: вызвать хозяина или убить на месте.
        ГЛАВА 21. КАКАЯ ОТ ТЕБЯ ПОЛЬЗА?
        Патрульные эзеры старательно обыскали меня, окунув лицом в жижу. Особенно почему-то боялись найти руженит. К большому облегчению выяснилось, что без санкции какого-то ежа они не могут и пальцем тронуть пленника. Поэтому меня крепко связали и кинули поперёк хребта громадного золотого зверя, прикрыв сверху брезентом. На каждой кочке перья зверя дёргали током, и я чувствовала, как встают дыбом наэлектризованные волосы. Так мы плыли несколько часов. В лицо смачно летела грязь. Кудахтали дикие болотные барьяшки: им помешали сосать газ. Я замёрзла под брезентом, свело кишки и тошнило. У ворот Кумачовой Вечи патрульный стащил меня со звериного хребта за волосы, и я скатилась вниз головой. Эзер наступил на юбку. Подол из чёрного шёлка разошёлся снизу вверх от резкого толчка.
        - Всё равно распределят к солдатне, раз сбежала, - процедил он напарнику.
        - Я потерялась.
        - Рот закрой.
        Мне развязали ноги, чтобы приволочь в штабной контур. Там долго толкали по коридорам, пока эзеры искали какой-то «ёрль», спрашивая его у каждого встречного. Наконец им, видимо, отсыпали этого самого ёрля, и обрадованные, эзеры потащил меня в филармонию. Да, я не ослышалась. В филармонию.
        Ёрль нашёлся в актовом зале. Из концертного он превратился в спортивный: инструменты, пюпитры и бархатные стулья разнесли по углам. Свет был приглушён, пахло старым деревом, магнезией и рабочим потом. В углу на огороженном плазмой ринге боролись двое, покрикивал тренер, а в центре зала рыжая девушка лупила кожаный мешок. Конвоирам приказали ждать, пока офицеры закончат тренировку. Меня толкнули спиной на резные перила, украшавшие подмостки.
        По периметру зала тренировались другие эзеры. Часто они останавливались, чтобы глянуть в угол, на ринг, и отпустить шутку или похлопать, когда борцы выкидывали слишком рискованный трюк. А те рвали и метали не на жизнь, а на смерть, как две кошки в одном мешке. Что ж, бессмертные эзеры могли себе позволить и такую вольность. Мелькали обрывки потных борцовок, песок из-под ног и красные капли. Вокруг ринга ходил дикобраз на двух лапищах и подметал землю игольчатым хвостом. В лапе сверкал электрический хлыстик, которым дикобраз огревал то одного, до другого борца. Если это чудище распределяло рабов, ничего хорошего меня не ждало. Кто-то начал выкрикивать ставки, и через минуту весь зал уже собирал мелкие деньги. На стене начертали мелом:
        Инфер - Бритц
        И закорючки счёта.
        У меня сердце зашлось: те двое в безумном клубке - рой-маршал и капитан вереницы. Я предполагала, что мне, вероятно, не повезёт, но не с самого же начала! Только кто есть кто? Оба в спортивных брюках и кроссовках, вот только… Кроссовок чёрный, зелёный, опять чёрный - и рыжий. Сколько же у них ног? Клубок бесноватых тел развалился на миг, чтобы сцепиться с новой силой. Оба высокие, длинноногие. Только черноволосый был явно сильнее. Массивнее и мощнее. Я окрестила их «белобрысый» и «чёрный». Белобрысый суше, жилистей. С таким рельефом он мог бы позировать в анатомическом зале, но не драться с медведями вроде этого. Чёрный сцапал противника и шмякнул о ринг. Из-под лопаток белобрысого завился густой дымок: показались кончики крыльев.
        - Нет! - рявкнул ёж и так приложил хлыстом, что я невольно моргнула.
        На спине блондина остался жжённый след. Значит, по правилам нельзя было выпускать крылья. Удар! - и лапы нельзя тоже. Белобрысый уступал, сбивал дыхание. За последнюю минуту ёж огрел его ещё дважды, и я подумала: не иначе это Инфер, а тот чёрный медведь, на которого ставят офицеры, - и есть Кайнорт Бритц. Ему почти не доставалось от ежа, хотя он тайком выпускал жвала и лапы. Я видела. Но если на чёрного ёж только покрикивал, то его противника неминуемо настигал хлыст. В конце концов чёрный заломал белобрысого, зажал его горло в замок и принялся душить.
        Ещё попытка выпустить жвала - и опять хлыст. Тут только я заметила, что на блондине кроссовки разного цвета: один зелёный, другой рыжий. Тем временем он покраснел, посинел, побледнел, захрипел и закатил глаза. Тогда ёж махнул рукой и отступился от бойцов, спрятав кнут за спину. Чёрный не двигался еще минуту для верности. Но белобрысый валялся, как рваная тряпка. По залу прокатился гомон, началась раздача выигрышей.
        И тут… почти никто не уловил момент - миг! - когда это произошло. Блондин не выпускал ни дыма, ни лап, но вдруг извернулся и оказался на ногах позади противника. Оглушающий удар по шее, за ушами - и чёрный покачнулся от боли. Пальцы белобрысого вцепились ему в горло и смачно дёрнули. Я зажмурилась. Фу: на моих глазах только что сломали чью-то трахею. Новый звук был ещё гаже, и я не могла, черт возьми, не взглянуть.
        Белобрысый просто вырвал кусок трахеи из горла чёрного. Рыжую девчонку у груши чуть не стошнило… а мне повезло не обедать. В зале возбуждённо галдели, а ёж аплодировал.
        - Думаешь, в следующий раз тебе повезёт?
        - С ним - нет, - просипел блондин и небрежно кинул кусок трахеи на труп. - Но в реальном бою у меня каждый раз новый противник.
        - Логично. А ты не переборщил? - ёж покосился на красную лужу под убитым.
        - Нет.
        Ёж бережно поливал песком, пока победитель, наклоняясь над зыбом, кашлял и смывал кровь. У него опухли запястья и шея там, где сжимал чёрный. Но даже издалека он просто светился довольством. Будто не убил товарища пару минут назад.
        - Что ж, - тренер подал ему пушистое полотенце, окончательно превратившись из цепного пса в доброго дядюшку. - В итоге уже сносно. Сносно.
        - Спасибо.
        - Но всё равно так-то ещё безобразно. Бе-зо-браз-но.
        - Спасибо.
        Ёж возился над телом побеждённого, когда его окликнули конвоиры. Колючий только мазнул по мне взглядом и огрызнулся: не видите, не до вас. Я приготовилась ждать. Тем временем белобрысый бросил ежу: «я займусь» и направился к нам. Пока его невозможные кроссовки шуршали по залу, я молилась, чтобы это был не…
        - Кайнорт, чудик, я пять зерпий из-за тебя продула! - выкрикнула ему в спину рыжая, и белобрысый кивнул.
        О, нет. О, нет. Ведь была вероятность в пятьдесят процентов, что это не он. О, нет.
        Он приблизился, и у меня зашевелились волосы. Конвой поджал хвосты. Заюлил, делаясь ниже и юродивей. На первый взгляд внешность Кайнорта Бритца не внушала трепета: не мрачный и не отвратительный, обычный мужчина. Высокий, складный, уверенный. Ни особых примет, ни изъянов. Но я не могла вымести из памяти, что он вытворял на моих глазах, а солдаты, верно, знали за ним куда больше. Из-за этого всякий штрих, каждая грань, любая черта - отбрасывали тень мерзости и отторжения. Длинную, ползучую, как шлейф, тень страшного злодея.
        - Поймали рабыню в пустыне, - конвоир покрылся испариной. - Сбежала вчера, как ошейник надели, а ночью заблудилась.
        Не стала его поправлять: язык прилип к нёбу от волнения. Кайнорт не смотрел на меня. Совсем. Он разматывал эластичный тренировочный бандаж на запястье.
        - Правила те же. Сбежала - в казармы.
        - Нет! - Я испугалась своего крика и начала заикаться. - Пожалуйста, нет!
        Он всё ещё не смотрел.
        - Хорошо знаешь эзерглёсс?
        - Я не сбежала, я потерялась! Не надо в казармы!
        Жить захочешь - выучишь любой язык, а эзерглёсс был ещё легче карминского. Но Кайнорт слушал рассеянно, хрустя пальцами. Он не верил, конечно. Кивал кому-то вдалеке, разминал затёкшую шею - делал что угодно, только не смотрел на меня.
        - Вы же понимаете, минори, - дальше я не смогла подобрать нужных слов и затараторила на своём, - мне к солдатам нельзя. Там же меня… А я никогда… у меня ещё не было!..
        Это я-то - которая раздирала пальцы в кровь о ледяную сферу, ночевала на камнях, глотала болотную жижу - тушевалась и не могла двух слов связать. Слов, от которых, ни много ни мало, зависела жизнь. Кайнорт Бритц выслушал моё кваканье:
        - Верю. Раз ты даже сказать об этом толком не умеешь. И что?
        - Оставьте меня в своём контуре.
        - Потому что ты девственница? Это что, уважительная причина?
        Глаза заболели от его ослепительных радужек. Он стал ближе, и я глотнула аромат горького кофе и горячей кожи, после поединка ещё блестящей от пота, остро-пряного, которым пахнут только победители. И чужими слезами. Эта соль почти ощущалась на языке. Бритц некрепко взял меня за горло, напрашиваясь на рефлекторный укус. Справа и слева кликнули курки на глоустерах. Конвой готов был взять меня на мушку даже без приказа.
        - И ещё… я хороший инженер, правда, - ох, и выучилась же я врать. - Оставьте меня в штабе, вот увидите! Робототехника, меха-х-хатроника…
        Кайнорт откинул рваную полу моей юбки и приложил ладонь к внутренней поверхности бедра. Кожа загорелась под чужой рукой.
        - Чем конкретно ты полезна? - Допрашивал он, пока я разводила скованные судорогой челюсти. Нет, я не думала о пальцах, ползущих вверх по бедру. Только о бледном лице рядом с моим рваным. Ядовитый укус в ответ на поцелуй насекомого был для паука безусловным рефлексом, и голову занимала мучительная борьба с собственной природой. Выброшу кончик клыка, каплю яда - и меня пристрелят. А его губы шевельнулись у моего виска. Что на уме у того, кто минуту назад вырвал противнику трахею?
        - Очень полезна! Могу программировать нанопроцессоры. Отлаживать микроботов.
        - Это могут все. Дальше.
        - Пожалуйста, минори. Меня же обесчестят в казармах!
        Я ощущала себя в чужом, экстремально напряжённом теле. Вжалась в перила, стискивая их, чтобы удержаться в сознании. Принципиально не сломаться, уже понимая, что будет дальше. Складки струистого шёлка юбки скрывали от конвоиров, что творилось внутри. Бритц водил кончиком носа и краешком губ по шрамам на моём лице:
        - Понимаешь, в чём дело, мой «хороший инженер», - его колено с нажимом развело мои. Я зажмурилась, как на шпиле башни свободного падения. Рука, что недавно отняла жизнь, проникла выше, невозможно выше.
        - …девственность делает честь…
        Он отвёл последний шёлковый рубеж.
        - …только в отсталых мирах.
        Его пальцы…
        Одним сильным толчком сбросили девчонку с края фантазийного мира. Девчонка была слишком мала для этой войны. Она сгодилась только на то, чтобы согреть пальцы суперзлодею.
        - Какая от тебя польза? - в горле Бритца зарокотало.
        Вдох и:
        - Могу собирать киберфизические системы, настраивать пневматику и гидравлику для роботов, карфлайтов, экзоскелетов! - Прорычала я, распахивая глаза. - Создавать квантотронные модули для шиборгов, проектировать нейросети! А всё, чему ещё не научили, ловлю на лету, как паутина ловит москитов.
        - Разница между императивной и декларативной программой?
        - Декларативная - «сдохни, тварь», императивная - «отпусти меня, возьми канистру топлива, вылей на себя и чиркни зажигалкой».
        Выдох, и стало больно. Я снова чувствовала своё тело. Хотя до этого и обжигалась, и падала, и дралась - но всё-таки. Ты можешь быть готов к той боли, которую уже испытывал когда-то. А к этой я не готовилась. Кайнорт отстранился, будто снимая с меня бетонную плиту. На его пальцах блеснула кровь, которую он слизнул с жутковатой улыбкой.
        - Другое дело.
        Его запах и жар исчезли, а я ещё вжималась поясницей в перила. Конвоиры тянули носом, пялились на мою бледную коленку в разрезе юбки:
        - Так куда прикажете, минори?
        Бритц ополаскивал руки спиной к нам. Он глянул на меня сквозь зеркало и опять улыбнулся. Ямочки на щеках хищника: вот от чего передёргивало с макушки до пяток.
        - Вы двое свободны. Ёрль Ёж! Проводи её в штабной барак.
        Я добилась. Я проникла. А честь… честь мне сделает смерть Кайнорта Бритца, когда придёт время…
        Разочарованные, солдаты убрались из филармонии. Бритц испарился, и никому не было дела до моей микрокатастрофы: все вокруг с увлечением обсуждали бой. Голоса эзеров слились в сплошное жужжание. В зале нестерпимо пахло свежей кровью. Я всё ещё не могла пошевелиться, но ледник потихоньку сползал. Увещевания Баушки Мац и Волкаша звучали так просто: «постарайся, чтобы не выкинули». На деле это вымотало на подступах к настоящей цели. От мысли о Волкаше стало противно: что бы он подумал обо мне, покорно замершей в руках эзера, вместо того, чтобы вонзить хелицеры и разорвать ему горло от уха до уха?.. Поцеловал бы меня атаман ещё раз - после тараканьей порчи?
        Но все эти эзеры вокруг: почему они не пялились? Не смеялись надо мной? Рыжая лохматая девица молча дала мне полотенце и воды. Только через час, когда тело Берграя Инфера бережно завернули в простыни и унесли, колючий зверь подхватил меня под локоть и потащил вон из зала. Улочки Кумачовой Вечи кружились, забирались далеко вверх по отлогому холму. На самой вершине спали фабричные трубы и паслись барьяшки.
        - Мы в техслужбу? - квакнула я.
        - Ещё чего, - фыркнул колючий. - Будешь бахаонов чесать. А жить в штабном контуре.
        - Зачем тогда он спрашивал про мехатронику?
        - Вы на октавиаре шушукались, какое моё дело.
        Значит, Бритц просто зубы заговаривал. Прощупывал на… на что? Силу воли? Смекалку? Не позарился же на изрезанные бровь и переносицу, в самом деле.
        - Монстр.
        Ёрль встал как вкопанный и уколол меня локтем:
        - Вон, видишь, граница маршалов?
        Мы вышли на развилку двух улочек, где по правую руку на холм забирались крепкие жилые избы, а по левую - складские халупы и мастерские без окон. На той и на другой стороне ходили пленные шчеры в таких же, как у меня, ошейниках.
        - Альда Хокс тебя не лапала, пойдёшь к ней? - ехидно спросил колючий и махнул налево.
        - Веди, куда приказано, - процедила я, испугавшись, что он и впрямь заведёт меня в трущобы с теплушками и бараками. - А так они оба монст…
        - Пауки не лучше.
        - Я никого не убиваю!
        - Какие твои годы, - туманно отозвался ёж. - Звать тебя как?
        - Ула.
        - Ула… - он сделал пометки в комме. - А меня Ёрль Ёж.
        - Вы здесь кто? - И спохватилась: - простите, если грубо, я плоховато владею эзерглёссом.
        Ёрль остановился у двухэтажного домика.
        - Я раб Кайнорта Бритца. Можно на ты.
        - Раб? - опешила я, припоминая, как яростно он лупил хозяина хлыстом.
        Суровый зверь не стал объясняться. Он провёл меня в пустую комнату, где по углам лежали аккуратные стопочки чьих-то пожитков, и достал пятую раскладную кровать. Расставил её у стены и кинул мне пакет с униформой. На блистерах с гигиеническими капсулами для зубов и волос значились эмблемы Звёздного Альянса. Мне это не понравилось: неужели они союзничали с эзерами? Однако Волкаш говорил, что Альянс не имел привычки помогать в реальном бою, иначе тут-то нам бы и крышка. А эзеры никогда и ни с кем не делились едой.
        - Через час у портала контура, - попрощался Ёрль. - Язава, старшая, тебя проводит. Да, пока не обмишурилась: по правилам эзерглёсса к минори следует обращаться на вы.
        - А кто…
        - Минори - те, у кого белые или серые глаза.
        - У меня тоже серые, - буркнула я, но про себя решила на всякий случай выкать всем тараканам.
        ГЛАВА 22. РЕНЕЖНИ ЙИШОРОХ Я
        Как ни торопилась, а разглядеть, что представлял собой портал между контурами, не успела. Старшая смены была ультрапунктуальна. Язава оказалась высокой и крепкой молодой шчерой. Русые волосы, завязанные в пучок, смуглая кожа с отметинами жвал и чайного цвета умные глаза. Эзеры патрулировали болота вокруг Кумачовой Вечи верхом на бахаонах, и зверей нужно было заряжать. В чистой форменной рубашке и удобных брюках я сидела на корточках у золотого бахаонова пуза и внимала разъяснениям:
        - Гребень держи только за резиновую рукоятку, а то шваркнет, - устало и сухо говорила Язава и водила моей рукой по эбонитовым перьям. - Вот та-ак, тихонько, вдоль линий роста. Если топорщатся, будет замыкание. А если эзеру задницу током ужалит, тебя расстреляют на месте.
        - Невелика цена за такое зрелище, - я усмехнулась, но шчера взглянула строже:
        - Ты, похоже, ещё крови не навидалась, маленькая Ула.
        - Или наоборот.
        - А-а. Так ты немножко того. Сказала бы сразу. А то о смерти здесь шутят только эзеры или чокнутые.
        Она побрела к выходу, оставив меня одну. Перья под гребнем послушно ложились рядами и сверкали, пылали жёлтым золотом. Чем ярче свет, говорила Язава, тем больше энергии. После дня под седлом бахаоны тускнели и даже могли умереть. Я работала старательно, несмотря на то, что эти гиганты служили эзерам. Глупые, но ведь тоже живые. Бахаон был удивительный зверь: он ел исключительно электричество. Впитывал их перьями. А значит, не нуждался в понятиях «перёд» и «зад». Спали эти золотые кучи, свернувшись в шар. Если шар во сне перекатывался с боку на бок, то утром низ просто перемещался туда, где оказывалась земля. Расчёсывая третьего зверя, я всё ещё удивлялась. По мне, у всего бывало начало и конец. Кроме бахаонов.
        Шли минуты. Часы. Пару раз мимо прошёл Ёрль с испытующим прищуром, но ничего не сказал. Из контура в контур порхнула невероятной красоты бабочка и осыпала всё вокруг бархатной пыльцой. Что она тут забыла? Не в штабе, в этой части вселенной… Промаршировала строгая дама с короткой стрижкой и в деловом футляре костюма. Не иначе, как сама Полосатая Стерва. Рабов и рабынь сновало десятка два: в красных шарфиках и без. На Язаве тоже такой был. Волкаш утверждал, что эзеры не станут пить мою кровь, потому что я болезненно выгляжу, но среди тех, кто ходил мимо, были и совсем хрупкие, мелкие девчонки со следами укусов. Доноров называли «ши».
        - Язава! - позвала я, бинтуя обожжённую током ладонь у аптечки. - А нам здесь полагается ужин? Я не наелась электрич-ч… Язава?..
        Показалось, старшая смены вернулась, но эти шаги были тяжелей и твёрже. Хлестнули крылья: эзер! Я схватила гребень острым кончиком наружу. Из-за ближайшего бахаона вышел тот, кто пять часов назад валялся ничком и заливал артериальным фонтаном ринг. Берграй Инфер скользнул взглядом по моему лицу и уставился на гребень. Мне не понравился этот взгляд. Что-то в нём было ненормальное, одержимое. Я уже видела такой.
        - Где Язава? - рыкнул эзер.
        - Вышла. Момент, я найду её.
        - Стой! Ко мне.
        Улизнуть не удалось: осиная лапа вырвалась из-под рёбер Инфера и вцепилась мне в воротник. Эзер, способный придушить самого Бритца, был куда сильнее меня. Сколько крови ему требовалось после инкарнации, и представить страшно. Да владел ли он собой, чтобы вовремя остановиться, а не выпить досуха?
        - Но я не ши!
        - Экстренная помощь хозяину. Не дёргайся, шчера!
        - Нет! Посмотрите на себя, вы же меня убьёте! - я выворачивалась, крутилась и от страха выпускала клочки паутины из подключичных желёз.
        Голова Берграя целиком обернулась мордой осы - с чёрными глазищами, антеннами. Жвала шаркнули по шее. Удар гребнем вслепую - и Берграй вскрикнул.
        А я вырвалась - и бежать.
        Не знаю, на что можно было надеяться, убегая от осы величиной с коня. Шныряя между бахаонами, я царапнула одного гребнем против перьев. Ж-жик! Засверкал разряд. Гигантская оса-палач задела его крылом и свалилась на землю. Я выиграла пару секунд, прежде чем Берграй отряхнулся и взлетел опять. На бегу я врезалась в бахаоньи бока, цеплялась за перья, получала искры в лицо и удары током. Бахаоны забеспокоились, ползали туда-сюда.
        Направо, налево шерстил гребень. Инфер сообразил, что мимо оголенной изнанки перьев эффективнее бежать человеком. Но он и пешком был быстрее меня. У штабного контура я свалилась на четвереньки: Что делать? Кричать? Да кому я тут нужна, любой другой раб только порадуется, что это не он попался… Может, позволь я ему напиться крови без сопротивления, и выжила бы после…
        Впереди, метрах в пятидесяти, стояли контейнеры для мусора. Сдаваться на милость голодной осы было поздно. Я набрала побольше воздуха, оттолкнулась от портала и побежала вверх по улицам штабного контура. Достанет из мусора - может, побрезгует. Но воздух завибрировал от мощных взмахов: Инфер снова превратился. Около штаба ему было, где развернуть двухметровые крылья! Медные лапы рванули волосы на моём затылке. Это всё…
        - Эй, эй, Берг! - раздалось позади. - Парень, стой!
        Вибрация захлебнулась, волосы отпустили. Я очнулась уже в контейнере, среди пластика и хрустящего целлофана. Не в силах ждать, выглянула наружу. У портала спорили двое. Ёрль - это он остановил осу - ощетинился, вскинул иглы. Инфер тяжело дышал и рычал на ежа, дико жестикулировал, но коснуться не смел. Он схватился за какой-то брелок на поясе, но передумал и махнул рукой. Из-за моей дрожи пластик шуршал и не давал прислушаться. Удивительно: эзер отступил, дёрнув плечами. Он скрылся, а Ёрль опустил иглы, поискал меня глазами и, не найдя, побрёл своим путём.
        Мне повезло вдвойне: с ежом и с тем, как тщательно в штабе разделяли отходы. Поторчав среди стаканчиков и сигаретных бычков ещё минуту для приличия, я выбралась из контейнера в более или менее потребном виде. Возвращаться к бахаонам, где поджидал голодный Берграй, не хотелось. Я пригнулась, чтобы тихой сапой проползти под распахнутыми ставнями какой-то таверны. Правильней всего было вернуться в домик, на раскладную кровать. Но в окне прямо над головой заговорили.
        - Я знаю, это большой риск, - боги, этот голос… отныне я узнала бы его из миллиарда. - Но и сумма беспрецедентная.
        - В этом ты прав, Бритц. А куда, говоришь, везти? - уточнили с развязной хрипотцой.
        - На Алливею.
        - На Алливею! В царство древесной ведьмы и стеклянных дождей. Это же к чёрту на куличики! Да в трюме одни маги-суиды чего стоят! Того и гляди, заставят всю команду перерезаться ихними же кортиками!
        - Вся твоя команда - это малютка Дейл. Между тем, хитиновый банк инвестирует в перевозку сто миллионов.
        - Сто миллионов на целую ватагу контрабандистов! Ведь не на одного меня.
        - Мне нужны всего сто кораблей, Альфред: по одному на дюжину магов. - На этих словах сердце подпрыгнуло: мой ошейник зацепил чей-то палец! Крепко-накрепко, как стальным крючком.
        Я извернулась и увидела: Кайнорт Бритц, не меняя позы спиной к окну, опустил руку и сцапал меня. При этом у него даже не дрогнул голос: Бритц не желал, чтобы кто-то его скомпрометировал, но и упускать шпиона не хотел. Как ни в чём не бывало, он продолжал:
        - Миллион на команду - тоже неплохо. Купишь себе док-астероид. Починишь своего компаньона наконец. Увеличишь член на полтора метра. Любой каприз, Альф.
        Смех Альфреда покатился из окна по улице. А я обмерла от страха под подоконником: сейчас, сейчас… сделка завершится, гость уйдет - и мне крышка. У того, кто носит такие кеды, фантазия на пытки, должно быть, аховая, а новость я подслушала грандиозную. Да я бы сама себя в живых не оставила!
        - Ладно, мне надо знать подробности. Ты выкладывай, а после… чего тебе, Дейл? - отвлекся Альфред и выслушал чей-то тихий ответ. - Ну, так выйди да проверь, дуралей. Я занят.
        В таверне заскрипели какие-то шарниры. Палец на моей шее дрогнул и сильней сжал ошейник.
        - Это чистят контейнеры, Альф. Не обращай внимания.
        - Да нет уж, пусть глянет, - возразил пират. - Не хочу, чтоб о сделке пронюхали до выплаты аванса.
        - Как скажешь.
        Меня резко отпустили. Снаружи даже ощущалось сожаление, с которым Кайнорт позволил добыче сорваться, но доверие подельника оказалось важней. Я рванула вдоль стены на полусогнутых. Скрип шарниров стал громче, где-то совсем близко, и наперерез мне из-за угла выскочил робот.
        - Постойте! - робот выставил вперёд ручонки на пружинах.
        Он был мне по плечо или ниже. Сильные прыгучие ноги, хвост для балансировки, контейнер на пузе. Сумчатый завр из гнутого титана и давленой жести. Прежде, чем я успела выдумать легенду, он выпалил:
        - Это вы робототехник? Прибыли по приказу рой-маршала?
        - Да, - выдохнула я и соврала, между прочим, только наполовину.
        - А я - Дейл. Компаньон Альфреда. Мне нужно перепрошить речевой модуль.
        - Да, конечно… - Я попятилась. - Подожди тут. Только сбегаю в инженерный блок за… И вернусь сей момент.
        - Не утруждайтесь! У меня всё с собой.
        В контейнере Дейла оказалось всё, что я только могла выдумать, чтобы сбежать. Инструменты, элементы питания, паяльник и даже штопор с ручкой из красного дерева.
        - Э… ладно.
        Я оттащила робота за мусорный контейнер и принялась отвинчивать болты.
        - Что, прямо тут? - удивился он. - Может, пройдём в апартаменты рой-маршала?
        - Нет! Тут дел на раз плюнуть.
        - Мне показалось, минори Бритц очень любезен, - настаивал Дейл, но я вырвала его речевые чипы.
        Запахло жжёным пластиком. Изнутри Дейл напоминал мои школьные проекты, когда в коробку из-под монпансье я пыталась уместить и видеокарту, и датчики, и гироскоп. Так и здесь: микросхемы теснились одна на другой, неизолированные проводки задевали соседние, щёлкали и сверкали.
        - Вот… и… всё, - я захлопнула щиток и старательно пригладила шов на затылке робота.
        - Блгдр.
        - Что-что?
        - Бльш спс! - громче повторил Дейл, шаркая лапкой. - Й! Кжтс, взнкл прбл.
        Определенно, он был прав: возникла проблема. Чипы были такие мелкие, как тут не задеть один, пока паяешь другой? В таверне задвигались кресла: Кайнорт и Альфред сворачивали разговор и собирались на улицу. Я вспотела. Залезла в голову Дейлу и стала протирать контакты на ощупь.
        - Сейчас, сейчас, Дейл, тут у тебя не мозги, а валежник какой-то.
        - Н трптсь, мн мнг врмн.
        - А у меня не так много, - бормотала я.
        Конечно, первой мыслью было дать дёру. Но Дейл меня уже запомнил, и пришлось доигрывать роль инженера. Если сдать его хозяину испорченным, Альфред потребует у Бритца, чтобы тот нашёл виновницу, отвинтил голову и припаял вместо Дейловой.
        - Всё. Нормально теперь?
        - .угУ
        Из-за угла появились Альфред и Бритц, который делал вид, что не удивлён ни мне, ни паяльному стержню в моих руках.
        - Банк отзовёт предложение, - говорил он, - если я не вышлю подписанный договор через три дня.
        - М-м. Дай мне денёк-два обдумать, ладушки? Риски, все дела… - заюлил Альфред и окликнул Дейла. - Эй, убогий, тебя перепрошили?
        - !екдяроп в ёсВ
        Дьявол. Вот тебе и «угу»! Дейл теперь говорил задом наперёд, а я не могла отвести взгляд от руки Бритца, ласково сжимавшей кобуру армалюкса. Ясно:
        Сейчас Альфред взбесится и откажется от сделки.
        Меня аннигилируют, а избыток энергии выстрела всосётся в браны пузырей параллельных вселенных, чтобы сотворить там сверхновые - по одной из многочисленных теорий принципа работы армалюкса.
        - Альф, - заупокойно начал Бритц. - Это недоразумение - младший стажёр. Она придурковатая малость. Позволь, я направлю Дейла к главному инженеру. Через минуту твой робот заговорит, как новенький.
        - Ещё чего! - отмахнулся контрабандист и просиял: - А ну, убогий, скажи-ка, что ты теперь думаешь о варфароме и курарчелло, а?
        - .ьтип огонм кат ьтисорб теуделс маВ
        - Бха-ха-хах-ха! Ни черта не понял! А как насчёт шлюшек из астробара?
        - .зоидималх ан ызилана ьтадсереп юуднемокеР
        - Великолепно! - Альфред восторженно пихнул Бритца в плечо. - Ты не представляешь, дружище, как он задрал нравоучениями. Теперь всё мимо ушей. Слышь, убогий? Как бы только не привыкнуть и не начать тебя понимать.
        - .кодюлбу йопут - дерфьлА
        - Бха-ха-хах-ха!
        Кайнорт убрал руку с кобуры и выстрелил в меня взглядом.
        - Я бы всё-таки показал его Пенелопе.
        - Лучше просто покажи мне Пенелопу, бха-ха-хах! Вот это угодили вы мне, так угодили… Ладно, ты мне нравишься, давай контракт!
        Бритц, не веря удаче, разворачивал экраны для электронных верификаций, а я сидела на корточках у бака с пластиком и обнимала колени. Будто эта поза могла спасти от расправы, которую пообещал взгляд эзера. Виртуальная страничка приняла отпечаток Альфреда, и задаток за тайный вывоз магов с Урьюи ухнул в карман контрабандиста.
        - У нас две недели, Альф. Если не уложимся, деньги сгорят. И мне придётся возвращать банку все авансы. Шкурами пиратов, я полагаю.
        - Уложимся. Не писай.
        Пряча голову в коленках, я слушала, как удаляется скрип шарниров Дейла.
        
        Выстрела всё не было. Из цепенящей полудрёмы выхватил короткий глухой смешок. Я приподняла голову. Кайнорт смотрел на экран комма. На нём крутилось видео, где медная оса билась о бахаонов, звери сверкали, а между ними металась фигурка рабыни и ерошила перья. Бритц фыркнул ещё раз: на моменте, где я нырнула в мусор. Тем временем мой желудок воздавал заунывную оду голоду. Кайнорт глянул на меня и вернулся к экрану:
        - Ой, забыл мрмрмр.
        - Что?
        - Говорю, забыл тебя убить, - он опять говорил на октавиаре.
        - Вы же сами видели: я не нарочно подслушала. Просто хотела вернуться в барак. Ждала, пока этот уйдёт, - я кивнула на экран, где Берграй хватал меня за волосы на повторе. Со стороны это и правда смотрелось, как плохая комедия.
        - В том, что ты подслушала, секрета нет. Но сопротивление хозяину карается электроплетью. На первый раз. На второй - смертью. Отказ ожившему не ранее суток назад - смерть. Умышленное ранение эзера при любых обстоятельствах - смерть. Да, тебе не помешает узнать, какая. - Хотелось подловить его на речевой ошибке, но единственным недочётом было глушение согласных. - Раба подвешивают вниз головой и делают надрезы так, чтобы кровь текла непрерывно, но достаточно долго, часа три. Внизу расставлены хрустальные бокалы, которые тонко звенят, когда наполняются свежей кровью, раскаянием и молитвами приговорённого. Высокородные эзеры вправе подойти к бокалам, пока кровь ещё тёплая, а раб - жив.
        - Нельзя питаться теми, кто легче пятидесяти пяти килограммов.
        - Это не правило, а рекомендация. Эзер волен следовать ей или пренебречь.
        - Да ведь Инфер бы меня убил!
        - Плюс-минус ты, какое мне дело?
        Бритц наблюдал закат, но в голосе сквозила улыбка. Я никак не могла прочитать, что она значила: бояться мне или нет.
        - Я буду защищать свою жизнь, чего бы это ни стоило. И не дам себя убить только потому, что кому-то лень дойти до холодильника с припасами крови. Так что можете выстрелить или подвесить и резать… потому что вот это, - я ткнула в экран, - случится ещё, и не раз!
        - Нет. В другой раз он или кто-нибудь другой тебя изловит. Поэтому знаешь, что? Сегодня выйдешь в ночную смену, уберёшь за собой. Пока живая. Утром все бахаоны должны быть пёрышко к пёрышку, - он растянул «ш-ш», смакуя свой акцент. - Ясно?
        - Да. Ясно.
        Выйти из барака этой ночью! Легально! И пробраться к порталу. Без лишних слов я подскочила и побежала прочь, пока Бритц не передумал.
        - Четырнадцать-восемь! - прилетело вдогонку.
        - Чего?..
        - Четырнадцать-восемь, - повторил Кайнорт, уходя обратно в трактир. - Разовый код для медблока. Перестань кровоточить у нас на виду.
        Кровь из шеи, где резанула оса, протекла под рубахой, испачкала штаны. Повезло, что по дороге к домику не встретился голодный эзер. Но у крыльца валялась Язава. Она была вся в крови, бледно-зелёная. Я подхватила её за плечи, чтобы не дать захлебнуться:
        - Язава, ты что? Кто тебя?
        - Ин…фер, - прошептала она, и синюшные губы совсем побелели. Я испугалась и взвалила её руку себе на плечо.
        - Пошли, давай, где у вас медблок?
        - Нет…
        - Ну, давай! Один рывочек!
        - Нет… кода.
        - У меня есть! Четырнадцать-восемь, разовый.
        Она отпихнула меня, как прокажённую:
        - Дура, себе оставь.
        - Соберись, пошли, пошли. Показывай, куда!
        Сдавшись, Язава тяжело навалилась мне на шею, но старалась из последних сил. Мы тащились мимо других рабов, они выворачивали головы и пялились, но помог только паренёк у самой лестницы в медблок. Здесь все жили в каком-то ступоре. Вдвоем мы затащили Язаву в приёмную, и мой случайный помощник растворился.
        - Это ещё что? - буркнул круглотелый эзер в окровавленной униформе доктора и с веером скальпелей в руке. - Разовый код?
        - Четырнадцать-восемь. Только это не мне, а вот ей.
        Он что-то проворчал и занёс код в комм.
        - Кто её так?
        - Не знаю.
        - Сядь здесь.
        Язаву увезли на каталке, а мне швырнули свёрток. Оставшись в коридоре одна, я нашла внутри кровостатический бинт. Мир не без добрых зверей. Через час меня пустили к Язаве, которая издалека уже напоминала живую.
        - Я возвращалась от бахаонов, а он набросился, как бешеный, - Язава не сдерживала слёзы, но и не всхлипывала, молча плакала, как взрослая. - Вообще он неплохой, Берграй. Не злой. Но я не знала, что он после смерти: тут уж они как с цепи срываются.
        - Почему не убежала?
        - Ты что! Экстренная помощь хозяину, - она процитировала Инфера. - Противление карается смертью.
        - Но ведь ты знала, что он убьёт.
        - Ты смешная, Ула. Так хоть есть шанс, что напьётся и придёт в себя, отпустит с богом. А над хрусталём у палача болтаться приятного мало.
        Но ведь я не болталась.
        - А ты видела, чтобы кого-то подвешивали?
        - Нет, но все только об этом и говорят. Такие, как мы с тобой, с одним ошейником, здесь самые бесправные. Мы принадлежим домену. Конкретно - домену Кайнорта Бритца. Нами могут питаться все, кто пожелает. Приказывать - тоже. Гляди в оба! Доктор Изи напоминает им всем, чтобы не трогали мелких, а на деле… сама видишь.
        От Язавы я узнала всё об ошейниках и браслетах. Здесь была целая рабская стратификация. Те, кто носил ошейник и браслет особого цвета, были чьими-то личными рабами. Частной собственностью. Донорами-ши. Или изредка - очень ценными специалистами. Только желание хозяина защитить, вылечить или накормить могло спасти личного раба. Хозяин обеспечивал ему «прожиточный минимум»: кров, одежду, столько-то граммов еды на килограмм веса, столько-то дней отдыха между сдачей крови и такой-то лимит на лечение. Сломал бедро - молись, чтоб само срослось, хромай после. Свернул шею - лежи, жди, пока не издохнешь сам. Даже за эвтаназию хозяин иной раз жался платить. По словам Язавы, ши жили плохо и недолго. Кроме того, решение взять раба на личное попечение чаще диктовалось не желанием помочь, а сексуальным желанием. Так, положение чьего-то ши было практически синонимом постельной игрушки.
        - Поэтому ши Лимани такая злобная, - закончила Язава.
        - Потому что Бритц заставляет её спать с ним?
        Она рассмеялась недобро:
        - Потому что нет.
        - А кто такие - с браслетом, но без ошейника? - я вспомнила Ёрля.
        - Наёмные. Это бывшие рабы. То есть, получив свободу, ты можешь уйти, но обычно некуда, потому что насекомые сожгли твой дом… И ты остаёшься на прежнем месте: тебя больше не имеют права кусать без спроса, платят настоящими деньгами. Мало, даже символически. Но работодатель отчисляет налоги на твою страховку или обучение. Лично я здесь, кроме Ежа, наёмных не видела. Это должен быть кто-то исключительный.
        Мы возвращались в темноте. На крыльце, руки в боки, стояла коренастая шчера, похожая на архивариуса, и загораживала проход.
        - Угу, - вызывающе прищурилась она. - Так это ты, сучка, подвинула мою кровать?
        - Прости, Лимани. Я представляла тебя иначе и думала, тебе позволено спать в ногах у хозяина.
        Если быть честной до конца, я отрепетировала эту фразу по дороге. Язава предупредила, что кое-кто будет мне не рад.
        Нападения не последовало, потому что за моим плечом стояла старшая смены. Лимани круто развернулась и залезла с ногами на свою койку. Шчера в дальнем углу испуганно тянула на себя одеяло и таращилась на нас огромными, как озёра, глазами. Молчаливая четвёртая соседка - с широкими плечами и добрыми чёрными глазами - хлебала вечерний биокисель. У неё была чистая шея без следов укусов и довольно здоровый, даже пухлый вид на нашем фоне. Она представилась: Тьель. Все взялись за миски, а моей нигде не было. Я не ела с раннего утра. Последний чай случился у Баушки Мац и казался далёким, как другая галактика. Ладно, я уже знала, что для меня и четверо суток - не предел. И просто забралась в постель.
        - Ёж не занёс её в списки, - догадалась Тьель. Я не пошевелилась, но стало приятно, что кто-то побеспокоился.
        - Лимани, пойдёшь мимо кухни, напомни о новенькой, - распорядилась Язава.
        В ответ ни звука.
        - Лимани, слышишь? Я сегодня болею.
        - Если хозяин забыл покормить суку, она кладёт морду на лапы и ждёт следующего утра.
        Это было туше. Близко над ухом звякнула миска, и меня осторожно толкнули в плечо:
        - На-ка, - сказала старшая.
        - Спасибо, не хочется есть, - соврала я.
        - Не кобенься. Время сдавать кровь для Хокс, давай, давай, ешь. Нам тут обмороки не нужны.
        - Сдавать для Хокс? Мы же не в её домене.
        - Вчера кто-то из нашего домена покусал чужую, - полушёпотом объяснила шчера с глазищами. - С нас теперь оброк - по сто миллилитров с носа.
        Мне помогли с кровью. Сдавались я, глазастая Йеанетта и пухлая Тьель. Всего-то один пакетик, а ноги ослабели. Все эти иглы, замеры пульса, пробирки и тампоны с антисептиком не вязались с тем рабством, о котором я читала в учебниках по древней истории. Цивилизованное нео-рабство выглядело странным: именно потому, что хозяева понимали, что в конечном счёте мы все здесь равны. И пытались устроить эксплуатацию людей по-человечески. Но ведь это невозможно сочетать, оттого выходило ещё уродливее, чем в дикие времена.
        Лимани развалилась на койке и всем видом показывала, что она не с нами. Девочки перехватили мой взгляд:
        - Ей не надо сдавать в общак, - объяснила Тьель. - Она ведь ши. Ну, ничего. Завтра и ты передохнёшь.
        - Почему?
        - Завтра сдают в холодильники Бритца и двух его инженеров, а они с мелких не берут. А потом - неделя оброка с мужских бараков.
        Той ночью я в одиночку расчесала двух бахаонов и свалилась. Ёрль Ёж нашёл меня спящей под тёплым боком золотого зверя и прогнал в дом, заручившись клятвой назавтра же закончить работу. Но я узнала кое-что интересное о контуре и портале. Контур состоял из мощных лучей гидроплазмы, а портал представлял собой раму светлого, почти белого металла. Могла поклясться, это и был гидриллий. По словам Язавы, когда к порталу приближался раб или солдат, их ошейник или комм излучали особые сигналы. Гидриллий в ответ активировался и останавливал лучи гидроплазмы в проёме портала. Я наблюдала, пока глаза не слиплись. Сигналы обитателей штабного контура открывали все порталы туда и обратно, а обитатели внешних контуров не могли попасть в штаб. Изящно и просто. Осталось только понять, что мне с этим делать и как сломать портал.
        ГЛАВА 23. ПРАЙД СОКРУШИТЕЛЕЙ
        День начался с бунта. Маррада брала по одному кеду из каждой пары Кайнорта, раскручивала на шнурке и запускала в ряды бокалов на барной стойке трактира. Хозяин кед и трактира невозмутимо сидел за столом с Альдой и Берграем, будто разрушительная месть его не касалась. Он полагал, что силы Маррады иссякнут раньше, чем коллекция дизайнерской обуви.
        - Эта дребедень пришла на все личные коммы, - Альда продемонстрировала свой, но надобности в этом не было: точно такой же баннер горел на коммах рой-маршала, капитана Инфера и даже у Маррады.
        «Прайд Сокрушителей против рабства. Мир без эксплуататоров! Нас уже 20086…»
        Последняя цифра росла на единицу или две в секунду. При попытке свернуть баннер, тот распухал на весь экран. Кайнорт попытался его удалить, но вместо этого отпочковалась копия, потом ещё одна.
        - Занимательно. Что за Прайд Сокрушителей?
        - Секта эзеров-пацифистов, - пояснил Берграй. - Решили перевернуть мир.
        - Опять? Мир и так вращается, насколько мне известно. Вокруг своей оси, вокруг солнца, в рукавах галактик.
        - Их не устраивает, как мы живём, - вздохнула Альда. - Приверженцы Прайда Сокрушителей сокрушаются, что они-де пьют чужую кровь, а их девиз - «не навреди».
        - Попахивает плагиатом, - буркнул Кайнорт, наблюдая ножницы в руках у притихшей Маррады. С высунутым от сосредоточения кончиком языка она приканчивала новую пару.
        - А может, «не навреди другому».
        - Чего они хотят?
        - Вербуют сторонников в отряды дезертиров. Хотят отказаться от нападения на Урьюи. Увести корабли в последний момент.
        Куски кожи, обрезки шнурков и тряпок посыпались на пол, и Бритц провёл ладонями по лицу:
        - Я не понимаю. Эзеры не могут без крови. Эзеры погибают без крови. Заменителей и суррогатов на сегодня нет! А единственный шанс наконец заняться научными изысканиями - это осесть на Урьюи. Я не понимаю.
        - Веер рассылки начался с твоего домена, - Альда предъявила отчёт своих экспертов. - Кто-то здесь, очевидно, идейный вдохновитель этой шантрапы. Или как они его называют…
        - Контриций Прайда Сокрушителей, - напомнил Берграй.
        - О, боги мои… Кайнорт, это уже не шуточки: если всё правда… если среди эзеров уже тысячи сектантов - наступление будет подорвано. Найди эту крысу!
        - Я понял. Распоряжусь, чтобы Крус бросил всё и разобрался с рассылкой. Он в этом лучший.
        В трактир вошла шчера с подносом и присела в дежурном книксене. У девчонки были шрамы через всё лицо, густое каре цвета махагон и заспанные серые глаза. Она расставляла бокалы со свежей кровью, пока Альда разглядывала новенькую. Руки с изящными пальцами и короткими продолговатыми ногтями. Расставляя бокалы, шчера наклонилась так напряжённо, будто бросала корм тиграм, а реверанс при входе был скорей снисходительным, чем скромным. Маррада тоже заинтересовалась: на миг она даже прекратила терзать обувь. Один Кайнорт смотрел в пустую стену.
        - Спасибо, - буркнул он, задумчиво кусая костяшку, когда шчера поставила перед ним кровь.
        - «Спаси-ибо!» - передразнила Маррада, - На вашем месте я бы заподозрила в рассылке именно его. Да-да, его.
        Она проводила девчонку взглядом до двери и подошла к столу, накручивая шнурок на палец:
        - Весь из себя вежливый, пайками и кодами медблока разбрасывается, худыми не питается… спасибо хоть другим не запрещает!
        - В самом деле, - согласился Бритц, отпивая из бокала. - Не моё дело указывать каждой мухе, у кого ей сосать.
        Альда ухмыльнулась: как он их, одним камнем в два огорода. Берграю за вчерашнюю погоню за шчерой и Марраде за всё остальное. Сестру выкинуло вон из трактира, как из пращи. Но её слова остались в воздухе.
        - А ведь и правда, Кайнорт, - ть-маршал прищурилась и закинула ногу на ногу, постукивая ногтями по столу. - Ты фанатично ищешь Тритеофрен, чтобы не разрушить Урьюи. Ты отчисляешь в фонды гематологических изысканий. Якобы из эгоизма, но чем дальше…
        - Это не я, - просто ответил Бритц.
        - Допустим. Кстати, послезавтра мы отправляемся к тайнику. Мы точно знаем, куда идти?
        - Точно.
        - Точно?
        - Точно.
        Хокс перегнулась через стол и нависла над рой-маршалом, хватая его за горло дурманом альдегидов и амбры. Если бы запах был оружием, Альда могла бы выдавливать собеседнику глаза одним своим приближением.
        - Ты клялся, что на моей стороне. Помнишь?
        - Я на Вашей стороне.
        Ступая по осколкам бокалов, ть-маршал покинула трактир. Берграй выдохнул и присвистнул:
        - Ещё не поздно бросить эту затею с Тритеофреном. Полосатая Стерва уже на грани.
        - История чтит погибших идиотов, Берг. А не умников, которые опомнились и передумали.
        - Так куда мы идём? Что Крус говорит?
        - В Римнепейские горы. Точнее не вычислить.
        - М-да. А красивая шчера, - вдруг вспомнил Инфер.
        - Кто?
        - Ула.
        - Кто? - переспросил Кайнорт.
        - Да ну тебя.
        Бритц неистово тёр глаза и переносицу.
        - Берг, у меня проблемы сыплются чехардой, какая ещё Лула?
        - Новенькая девчонка, которая принесла кровь. Это она была со мной на видео с бахаонами. Красивая, говорю, даже несмотря на шрамы.
        - Ну, так оставь её в покое, раз понравилась.
        Инфер встал и оправил форму.
        - Я принесу ей извинения за вчерашнее.
        - Ну, да. Ей сразу полегчает. А ещё отпусти на свободу, верни убитых родных и отстрой деревню краше прежней.
        - В моей власти только сделать её своей ши.
        - Очень цинично - извиняться перед тем, кто в положении твоей вещи. Единственное, чем хозяин может расположить к себе рабыню, это исчезнуть.
        - Слушай, а ты правда мог бы стать контрицием Прайда Сокрушителей.
        - Да, а извиняться ты собрался в надежде на что? - Бритц подпер косяк, перекрывая выход.
        - В смысле?
        - Ну, на что ты надеешься после? На добрые отношения, на сердечную дружбу? И кстати, есть у неё право послать в жопу твои извинения? Или достаточно формального примирения, которое она изобразит, потому что… ну, а какой у неё выбор?
        - Кай, да чего ты завёлся? Ты даже имени её не помнишь!
        - Для неё же лучше. А чем ты заслужил доброе отношение и сердечную дружбу, Инфер? Тем, что среди прочих тварей ты временами не такая мразь, как остальные? И всё?
        - Она должна знать, что не все эзеры мрази. Что среди нас есть…
        - …среди нас есть эрзац человеков, - спаясничал Бритц. - И чаще на словах, а не на деле.
        - Довольно меня воспитывать, - отрезал Берграй, прорываясь на улицу. - Ты уже давно не мой опекун.
        Бритц закурил в одиночестве у помойки. С порога трактира на него смотрел истерзанный кроссовок. Кайнорт поднял бедолагу. «Рю Мизл», лимитированный выпуск из кремовой замши и полиуретана. Кроссовок зевал подошвой, грустно свесив шнурки. Эзер проводил его в последний путь - в контейнер с надписью «Биологические отходы».
        Он постоял ещё, поразмыслил над полиуретаном и выудил кроссовок за шнурок из мусора. И перебросил в бак для пластика.
        «Мне нужен психиатр»
        Опять достал кроссовок, отодрал замшевый верх от резиновой подошвы со звуком разрыва сердца и разбросал части по разным контейнерам.
        «Мне нужен очень хороший психиатр»
        Уже в трактире он понял, что перепутал и бросил всё не туда.
        * * *
        В благодарность за вчерашний кисель я вызвалась отнести в трактир кровь вместо Язавы. Что там творилось! Гнев богини, каким его изображают в опере. Под звон стекла Берграй Инфер сверлил меня взглядом. Нет, женщины тоже пялились, как всякие красавицы, пленённые чужим уродством, но этот… Любопытство Берграя вылизывало с ног до головы, забиралось под комбинезон. Он меня узнал. Видно, рассчитывал прижать где-нибудь, чтобы добить из мести. Ведь я пустила ему крови гребнем, и он, должно быть, думал, что имеет право.
        Меня снова ждали бахаоны. Оглядываясь, как вор, я присела возле портала. Рама под моими ладонями была совершенно гладкая, на постукивание отвечала глухо, как цельнометаллическая литая болванка. Всё, что я разузнала, это состав: гидриллий, будь он проклят. Мираж идеи забрезжил вдруг, но его спугнули:
        - Ула!
        Меня так и отшвырнуло от забора. Навстречу шёл Берграй. Не знала, видел ли он, как я стучала по порталу.
        - Ула, подойди, - низкий повелительный тон действовал, как яд паука на муху.
        «Пауки же едят насекомых! А не наоборот. Да, пап?»
        Я подчинилась. У Берграя были синие глаза, такие чистые, каким не бывает даже море на картинах. И чёрные волосы, которые давно следовало подстричь.
        - Что ты делаешь за контуром?
        - Исправляюсь, господин Инфер.
        - Я освобождаю тебя от дополнительной работы.
        - А кто причешет бахаонов? - я ещё не представляла, во что ввязалась, переча капитану на его родном языке. - На закате им в дозор. Если я всё брошу, кому-то другому придётся это сделать. Позвольте пройти.
        - Ула, стой. Я напугал тебя вчера. Думаю, нам обоим повезло, что ты сбежала. Чтобы загладить вину, я сделаю тебя своей ши.
        - Нет, пожалуйста, я не хочу!
        Довыпендривалась. Нужно было уйти сразу, пока ему не пришло в голову устроить меня домашним питомцем.
        - Обещаю не пить твоей крови, Ула. Клянусь.
        - Зачем тогда вам ши?
        - Для личных поручений. Обычно я не трогаю хрупких девчонок, но вчера был случай исключительный. Рой-маршал Бритц сблефовал на тренировке, я взбесился. Этого больше не повторится, - Берграй улыбнулся, и солнце нарочно заиграло на его зубах. - Меня убивают не чаще раза в сотню лет, и следующую инкарнацию ты, вероятно, уже не застанешь.
        А, ну, это был веский аргумент. Кроме того, у карминцев с недавних пор тоже прижилась традиция винить во всём Бритца. От снижения яйценоскости бриветок до похмелья.
        - Я… не знаю. Я не хочу. Мне и так нормально! Не знаю, как объяснить по-вашему! Только не ши.
        - Ула, я впервые извиняюсь перед рабом. Искренне прошу прощения за прошлый вечер… хотя бы в обмен на то, что прощу и тебе этот укол расчёской. - Он взял мою руку и достал чёрный тонкий браслет. - Расположение офицера здесь стоит многого. У тебя будет меньше тяжёлой работы, освобождение от общей сдачи крови и главное - защита.
        К сожалению, это значило, что отныне у меня не будет защиты от него самого. Дело было даже не в Берграе. Наверное, он говорил правду, когда обещал заботиться, защищать и давать поблажки. Но я вообще не хотела кому-то принадлежать. Так, один ошейник создавал иллюзию, что я военнопленная, а в паре с браслетом - что уже чей-то раб. Вещь! Этот рубеж перерубил бы мне хребет. Я деликатно высвободила руку.
        - А разве минори Бритц не может приказывать всем рабам домена?
        - Пока мы здесь - он может, да, - Инфер опять потянулся, но я отступила. Сзади гудела гидроплазма, впереди наступал дьявол с лицом прекрасного короля.
        - Тогда в чём смысл браслета? Кого ни спроси, здесь опасен только Бритц, но это он приказал мне выйти в ночную смену. Значит, прикажет опять, и так до тех пор, пока я не выполню работу.
        Я спрятала руки за спину и сжала кулаки до посинения. Инфер мог надеть браслет, мог, конечно. Но только силком. Не знаю даже, почему он тянул. Насилие, должно быть, приелось эзеру третьей линьки: сколько же ему лет, если вторая наступала после девяноста девяти? Может, спишет мою придурь на шок и отступится. Пусть ненадолго, пусть в качестве передышки в игре, в которой непременно выиграет, и точка. Только бы выдержать до нападения партизан! Берграй провёл большим пальцем по моей щеке:
        - Ладно. Тебе и без меня досталось, я смотрю. Иди, завтра поговорим.
        Шрамы, будь они неладны, сыграли мне на руку. Я-то надеялась, вдали от Чпуха перестану быть Улищей-страшилищей. Берграй убрал браслет под куртку и дал мне пройти. Он меня пожалел. Захотелось влепить ему затрещину.
        Я добралась до бахаонов, но силы покинули на первом же. Гребень показался тяжелее кузнечного молота, а мысли занимал замок, замок, замок… И капитан Инфер. Чем ему возразить, если он силён и непреклонен, как гидриллий? Чем возразить…
        …гидриллию?
        Руженитом!
        Вот же оно: если поместить в портал кусок руженита, гидриллий перестанет управлять водой, и плазма никого не выпустит! Контур будет заблокирован. Не зря патруль искал у меня карминский металл. Наверняка эзеры избавились от него, едва заняли Кумачовую Вечь. Их главное оружие не выдерживало соседства с руженитом. Но что-то где-то могли и пропустить. Я решила расспросить Язаву вечером, а после, если удастся, добыть хоть колечко, хоть гвоздик из руженита. И тогда дело будет сделано.
        ГЛАВА 24. ПОКУПАЙТЕ НАШУ КАРМИНЕЛЬ
        Но оказалось, эзеры не дураки.
        - Руженит? - воскликнула Язава. - Да ты что! Они тут всё обыскали какими-то сканерами, до последней скрепки выгребли. Местным приказали самим всё сдать. За утайку металла казнили. Нет, Ула, руженит и так большая редкость, а теперь и молекулы тут не найти.
        - Если они его весь собрали, значит, где-то теперь хранят?
        - Понятия не имею.
        - Может, инженеры унесли к себе, - тихонько предположила Йеанетта. - Это они сканировали.
        После аппаратного обыска нечего было и мечтать что-нибудь найти. Придумывая поводы проникнуть утром в мастерскую инженеров, я заснула. Снилось, как дождь идёт вверх. Снились крики. Кричали на всех языках.
        Меня подбросило на койке: это не сон! Соседки бегали, за окном шумело, лязгало, сверкали выстрелы. Неужели Волкаш напал? А я ничего не успела! Выскочила за порог босиком. Снаружи, в темноте и смоге, было не видно, что случилось. На холме у фабрики всё взлетало и падало, тряслось и скрежетало. Не похоже, чтобы трейлер Баушки Мац был способен на такие звуки. Что-то свистнуло, и рядом рухнул кирпич. В ту же секунду об меня споткнулась Тьель:
        - Не сиди здесь, Ула! Давай вниз, подальше от фабрики!
        - Что случилось?
        - Бугль! Огромный, как гора!
        И она побежала, не оглядываясь. На самой верхушке холма рушилась старая кондитерская фабрика. По её душу и явился охотник до ржавчины и развалин. Теперь их много развелось на Кармине.
        Железные клещи мелькали в тумане. Скелет отправлял куски кровли в пасть. Он жевал, и черепица летела с холма вниз. А за ней кирпичи, куски железобетона и труб. Они сыпались на домики рабов, казармы, склады и гломериды. Барьяшки разбегались по болоту, кудахча. Караульные вели плотный обстрел, но гость не реагировал.
        - Все прочь от холма! - рявкнул Ёрль. - Он подъедает основания труб. Того гляди, рухнут!
        Ещё страшнее было смотреть на котельную. Бугль отщипывал кирпич за кирпичом от её фундамента. Я надела сапоги и поискала взглядом кого-нибудь из офицеров.
        - Господин Инфер! - оса врезалась в меня и обернулась капитаном. - Господин Инфер, прикажите прекратить огонь.
        - Что? Беги к остальным, живо!
        - Карминцы топят болотным газом! Видите - кругом барьяшки!
        - Какие ещё барьяшки!
        - Бугль ест котельную, он доест до хранилища с горючим, и выстрелы взорвут всю фабрику! Весь холм!
        Он оттолкнул меня и обернулся осой, чтобы улететь. Шчеры, карминцы и эзеры бежали мимо, прихватив кульки с пожитками. Через несколько минут ничего не изменилось. Бугль ел. Огонь продолжался. Эзеры поднимали гломериду для атаки! Я была уверена, это не поможет против скелета. И вдруг вспомнила, как Баушка Мац приговаривала по вечерам: «Пойду-ка заведу трейлер, хоть на минуточку. А то бугль придёт».
        Чьи-то крылья окутали меня пылью. Чёрное туловище загремело в кухонный склад, хвост на развороте снёс и покатил баки с провиантом, кастрюли и вёдра, как кошка консервные банки. В стрекозу угодил кирпич.
        - Минори Бритц! - вертолётный трепет крыльев смёл меня к земле, - Запустите фабричный конвейер! Он есть только брошенное!
        Он не ответил. Я схватилась за крыло, рискуя потерять пальцы:
        - Конвейер!.. - но стрекоза стряхнула меня и пропала в смоге.
        Я обежала весь штабной контур в поисках Ёрля, но не нашла - ни его, ни толковых офицеров. Тогда решила пробираться на фабрику одна. Бугли завораживали и удивляли: отчего при таких аппетитах они не трогали того, что шумело прямо под носом? Бродили днями, месяцами в поисках сломанных механизмов, хотя могли отнять и сожрать любой завод или пескар, раз уж никто не мог им противостоять.
        
        Бугли существовали за границей живого. Охотились только на заброшенное. Что, если они видели только отключенную технику? Что, если работающие механизмы для них попросту не существовали? Я собиралась это проверить. Из-за суматохи, которую создавали рабы и карминцы, на пути к фабрике меня никто не остановил. Проходная с вертушкой, коридор, заставленный пустыми тележками, мёртвые софиты аварийного освещения… И табличка:
        «Вымостим дорогу в рай карминелью в глазури!»
        В рай не хотелось даже по золотым слиткам. Я светила себе полудохлой блесклявкой и больше всего на свете боялась наткнуться на труп. Звуки обстрела разносились по комнатам и залам. И нигде не было спасения от хруста, с которым невозмутимый бугль колупал крышу. Конвейер нашёлся быстро: широкая резиновая лента тянулась по громадному залу. Путь преградил турникет :
        «Надеть стерильный комбез!»
        Турникет не поддавался. Из диспенсера рядом торчал краешек одноразового защитного комбинезона, и я потянула. Сверху посыпалась черепица: гломерида обстреляла бугля, но только пробила крышу. Я потянула резче. Диспенсер щёлкнул, комбез пополз по рукаву, глотая меня дюйм за дюймом, и облачил в кондитера. Я опять толкнула стеклянный барьер: турникет поддался.
        Прожектора гломериды, шарящей сквозь пробитую крышу, хватало, чтобы ориентироваться. Я побежала вдоль конвейерной ленты. Дёргала рычаги и нажимала все кнопки, до которых только могла дотянуться. Но фабрика не откликалась. И всё-таки: ни одного мертвеца, разбросанных конфет или оборванных кабелей. Погрузчики не перегораживали дорогу, аккуратно жались к стенам. Значит, цех покинули ещё до нападения на город. Не бросили, а законсервировали. Где-то глубоко сердце фабрики всего лишь дремало.
        «штамповка конфет»
        «начиночный аппарат»
        «уварка сиропа»
        Сквозь объеденную крышу виднелась труба котельной. Бугль опять таскал из неё кирпичи. Но я наконец нашла пульт. Недаром училась на инженера: кто ещё так быстро догадался бы дернуть красный рычаг? А? Самый большой, самый красивый.
        Лента сказала «пуффф!..» - и умолкла.
        Красный. Дура. На Кармине столько красного! Ну, кто стал бы помечать им Самый Главный Рычаг? Рядом просвистел кирпич. Нарушая все стандарты изготовления карамели, я встала прямо на ограждение конвейера, чтобы дотянуться до единственной белой кнопочки. Лента дёрнулась, я слетела с ограждения прямо на конвейер. Через секунду выбираться было уже поздно. Подползла к барьеру, но стекло обстреляли какие-то мазилы на крыше. Барьер треснул, но устоял. На ленте конвейера стало безопаснее, чем снаружи.
        Ещё секунда - и скрежет, доносившийся снаружи, пропал. Бугль перестал ковырять кирпичи - он потерял, потерял фабрику!
        Лента уползала в туннель. Пора было убираться, ведь я не хотела попасть в десерт. Первая попытка не удалась: вокруг зашуршало, и на ленту посыпались ошмётки кровли. Бугль шарил по крыше, пытаясь найти еду там, где только что её видел. Но вот он оставил поиски и опять замер, озадаченный. До туннеля осталась пара метров. Я подпрыгнула и задрала ногу на барьер.
        Брль-блр-лрбль! Ленту окатило чем-то тёплым из чана. Масляная жижа смыла меня обратно на конвейер. Я собралась в комочек, продрала глаза и сплюнула приторный жир. Новые волны масла сбивали с ног и гнали меня в громыхающий туннель. Приближалась надпись: «Варочный котёл»
        А обещали в рай!
        * * *
        Бугль уходил беззвучно. Долгие ноги, покрытые ржавчиной, не скрипели и не утопали в болоте. Он был призраком, невесомым и потусторонним. Когда не ел. В ухе рой-маршала звякнуло:
        - Да, Крус.
        - Минори, любите сладкое? Здесь прорвало трубу с карминелью! Тут её гигалитры!
        - Там внизу наши гломериды. Останови поток, пока он не склеил им шасси.
        - Не могу пробраться на фабрику!
        - Я думал, ты рядом с рубильником. Ты же запустил конвейер!
        - Нет, не я!
        Карминелью называли особую карминскую карамель. Застывшую, её даже прострелить было невозможно. Поднять в воздух все гломериды разом эзеры не могли, Альде Хокс удалось запустить только три из двенадцати. Нужно было срочно остановить фабрику. Бритц вылетел за пределы контура, где карамельное амбре схватило его за ноздри. Лава уже докатилась до гидроплазменного контура, и над Кумачовой Вечью распространялся запах жжёного сахара. С холма лениво, как смола, текли ручейки карминели. Фабричная труба плевалась карамелью, и её потёки сливались в бурную реку густого сиропа. На ней дулись и лопались горячие пузыри. Там и сям уже завязли эзеры-солдаты. Кто-то прилип мягкими крыльями и звал на помощь, кто-то жужжал по пояс в этой лаве, увлекаемый потоком. Под слоем карамели, как в смоляной капле, катился мёртвый жук. Позже им всем придётся выдумать смерть подраматичнее, чтобы избежать пометки в личном деле: такой-то «стал леденцом».
        Инженер Крус увяз по колено у самого разрыва трубы:
        - Вход залило! Лучше проникнуть через крышу.
        - Прежде, чем станешь конфеткой, - Бритц отшатнулся от прибывающей карамели, - хочу напомнить, что ты был несправедлив к Пенелопе. А она моя подруга.
        - Я не хочу умирать!..
        - Это же карминель. Мне в одиночку тебя не вытащить. Подумай над исповедью, а я постараюсь передать Пенелопе слово в слово.
        - Да пусть к чертям катится! По-мо-ги-те!
        - Из мужской солидарности я передам, что ты принял смерть мужественно и стойко. И… молча.
        Бритц взлетел на крышу и приземлился у широкой дыры в самой середине. Здесь бугль хорошенько полакомился кровлей. Изнутри дохнуло шоколадом. К запаху карамели, от которой Кайнорта уже тошнило, примешались нотки какао. Где-то внизу натужно жужжал конвейер. Карминель из лопнувшей трубы текла не только наружу, на холм, но и заливала полы фабрики. Высматривая рычаг остановки ленты, Бритц перевалился через край дыры. Внутри ничего не было видно из-за пара. Оплавленный край кровли прогнулся под весом рой-маршала и…
        * * *
        Совершенно точно: на всю оставшуюся жизнь я невзлюбила сладкое. Вместе с лавиной тёртых орехов меня вытолкнуло из чана обратно на ленту. Сверху сыпались искры агонизирующих силовых кабелей, колени и ладони саднило от ореховой шелухи, а по полу разливалась липкая карамель. Труба у стены треснула и пыхтела, выплёвывая сладкую субстанцию внутрь и наружу. Нос и рот забило глазурью. Я уже не сопротивлялась и была одной большой конфетой. Меня докатило к последнему туннелю, где обдуло сахарной пудрой. Конвейер сбросил меня в ворох картона и пластика.
        А потом повалил к одной картонной стене, к другой, стал крутить, собирать листы в коробки, паковать к отгрузке. Посыпалось конфетти для транспортировки. Выбираясь из коробки, я увидела Бритца. Он упал сверху, неуклюже махнул липкими крыльями и шлёпнулся рядом с конвейером. Я пригнулась и проехала мимо. Меньше всего хотелось попасться ему на глаза. Белая глазурь, в которой с трудом угадывался рой-маршал, боролась с разрывом карамельной трубы.
        «Я люблю Пенелопблбрл!..» - донеслось из-за стены. Карамель снаружи утопила какого-то бедолагу. И вдруг, сдав по трубе назад, со всей дури плюнула в Бритца. Он успел только расправить крылья… чтобы карамельный янтарь запечатал его в гигантской капле самым ювелирным образом.
        - Да! - Злорадство выбросило меня из коробки на конвейер.
        Луч прожектора сновал вокруг, освещая карамель: громадный смоляной кулон с застывшей букашкой. Внутри Кайнорт боролся за свою тараканью жизнь. Я надеялась, он не успел вдохнуть.
        Злорадство… Злорадство сыграло жестокую шутку.
        Стальные роболапы схватили меня - вместо коробки! - и в миг обмотали шею липкой лентой. Я зацепилась рукой и повисла на кронштейне, чтобы не задохнуться, и лапы обмотали меня ещё раз… и ещё. С разницей в секунду (с такой скоростью подъезжали новые коробки) роболапы обматывали меня слой за слоем плотным скотчем. Я висела на одном локте, другую руку насмерть примотало к боку. Предплечье вывернуло за спину, сведённая кисть омертвела. Скотч на кронштейне скрутило, и он уже не мог оторваться. Подача коробок застопорилась.
        Сколько можно было ещё вот так провисеть? Над головой заискрило, и локоть, зажавший кронштейн, начало подёргивать током. Я скосила глаза на рыжую каплю, в которой барахтался Бритц. Ему удалось выпустить одну стрекозиную лапу в густую карминель. Со смешанным чувством я уцепилась за его надрывные усилия, как за свои:
        «Ну же… Давай-давай-давай-выпускай жвала!..»
        Выбравшись, он мог просто улететь, но в ту минуту не было другой надежды. И мне ни за что не хватило бы смелости погибнуть с честью. Нет. Я хотела, чтобы ненавистный враг меня спас. Не будь рот заклеен, умоляла бы.
        Бритц резал карамель жвалами. Он раскромсал её и выпустил шесть лап. Тем временем я разжала локоть и повисла в петле скотча. Потемнело: машина заклеила глаза. За желтоватыми слоями плёнки взметнулся чёрный хвост.
        Удар, и я повалилась на конвейер. Шею царапнуло, лезвие бесцеремонно отдирало скотч, по ощущениям вместе с кожей. Волосам на висках тоже досталось. Воздух… Ресницы остались на липкой ленте, а надо мной склонился леденец с кривым ножом-керамбитом:
        - Где рычаг?
        - Маленькая беленькая кнопочка! - пискнула я, и Бритц вскочил, чтобы оставить вместо себя запах карамели и шоколада.
        - пффф! -
        он исчез в облаке сахарной пудры.
        - пффф! -
        а там, кажется, была ореховая стружка.
        В коконе из скотча я скользила дальше и дальше по ленте. В провал погрузочного склада. На самом краю зажмурилась… но конвейер взвизгнул и остановился. В тишине уснувшей фабрики послышались шаги, скользнул фонарик сателлюкса, а за ним - ангел, осыпанный сахарной пудрой, весь в пёрышках тёртого ореха. Даже на ресницах сиял рафинад. Крылья тащились по полу тяжёлым шлейфом из карминели и какао.
        - Молодец, - бросил ангел и ушёл.
        ГЛАВА 25. МАРШАЛ СКАЗАЛ, В ПЫТОЧНУЮ
        Он оставил меня умирать одну. Спустя миллион лет удалось высвободить руку, и я судорожно искала, к чему бы её приспособить. Откуда ни возьмись, на конвейер взлетело изумрудного цвета чудище с длинным, как шест, телом, треугольной головой и глазами навыкате. Насекомое сложило ноги-плети на груди и провернуло голову вокруг оси. Прикидывало, как лучше выпустить добыче кишки, чтобы набить грузное зелёное брюхо. Чудище моментально уселось поперёк меня и маленькими острыми жвалами кромсало скотч.
        - А-ааа-а-ааа-а!
        - Нет, вы только посмотрите: её спасают, а она царапается!
        Насекомое исчезло. Рядом сидела сердитая девушка. В свете сателлюкса её волосы горели миллиардом спиралей, как в лампе накаливания. Я видела её в филармонии. Это она лупила грушу. Это она тогда дала мне полотенце и воды.
        - Простите, я думала, меня едят!
        - Ночью-то? Ночью вредно есть.
        - Тогда пожалуйста, не могли бы вы продолжить… меня освобождать? Спасибо.
        Я смиренно вытянулась внутри кокона, являя кротость овечки перед стрижкой. Рыжая выпалила «ха!» и обернулась пучеглазым чудищем. Богомолом. О богомолах я знала только один факт, тот же, что и все, и инстинктивно вжала голову в плечи. Насекомое живо расправилось со скотчем.
        - Я Пенелопа. Ты что ли работала на этой фабрике раньше? - спросила она, сдирая с меня остатки липучки по пути наружу.
        - Нет.
        - Кайнорт меня прислал, сказал, ты одна запустила конвейер.
        - Я просто умная.
        - Кайнорт сказал, ты отбитая.
        На улице мы едва не запнулись за чью-то рыжую голову. Голова жмурилась и приподнимала крылья носа над слоем стынущей карамели.
        - Тут кто-то живой!
        Пенелопа бросилась на корточки. Она снова воскликнула «ха!». Парень в карамели испуганно вращал глазами. Он был в тисках от пяток до кончика носа, и только маленькие дырочки позволяли бедняге дышать. Пенелопа пальцем примяла карамель, чтобы парню не нужно было морщиться, приподнимая крылья носа, и встала.
        - Ну, да, Кай упоминал и об этом тоже. Жаль, не думаю, что он жив.
        - Но он - жив, - удивилась я, таращась на голову.
        - У него определённо нет сердца, а без сердца, как ты знаешь, детка, не живут. Мы сделали всё, что могли, - очевидно, она имела в виду те вмятины для носа в карамели. - Пойдём.
        Мы спустились в лагерь, и Пенелопа свернула на незнакомую улицу. Там стояли гломериды. Их шасси состояло из сотен мелких блестящих лапок, как у многоножек, большая часть которых была покрыта карминелью.
        - А мы куда?
        - Кайнорт сказал, в пыточную.
        - За что?
        Пенелопа насвистывала и не отвечала. Я упрямо застыла и повторила грубее:
        - Зачем в пыточную?
        Рыжая удивлённо развела руками, ничуть, кажется, не задетая моим тоном:
        - Кайнорт сказал.
        - Я слышала, - господи, за десять минут я слышала эту фразу уже пять раз. - Зачем? То есть, если ему что-то нужно, почему нельзя просто спросить? Или это он за разлитую карамель? Так ведь иначе бугль бы…
        Пенелопа засмеялась:
        - А, ну да! Ты же новенькая!
        - И?..
        - Пойдем-пойдём, не трусь, - она потащила меня за краешек засахаренной курточки. - Мне тебя в подмастерья отдали. Ёрль Ёж занимается распределением служб по зданиям оккупированных городов. И у него своеобразное чувство юмора… весьма своеобразное, скажу я тебе. Кухни он располагает в банях, столовые в музеях, а больницы в театрах. Когда рой-маршал взял Кумачовую Вечь, Ёрль выделил инженерам тюремные казематы.
        - Вот почему Бритц обитает в трактире. А где поселили Альду Хокс?
        - В кабинетах мэрии.
        - Но это же не смешно.
        - У ть-маршала Хокс нет чувства юмора.
        В тюремном подвале чудеса электроники уживались с древними приспособлениями экзекутора. Мониторы крепились на пыточном кресте вместо штатива. Железные грабли для раздирания плоти увешали мотки проводов и неисправные коммы. Тиски приспособили под фиксатор для плат и микросхем. На дыбе растянулась огромная карта Урьюи. Я чихала сахарной пудрой и кашляла какао. Спина чесалась, голова зудела, ноги саднило. Пенелопа, заметив мои кривляния, вручила какие-то склянки и щётки:
        - Иди в душ. Вон туда, где стойка для пытки водой.
        - Логично. Спасибо.
        - Останешься здесь. Спать будешь в кладовке. Вечером подашь мне крови и там посмотрим, к чему тебя приспособить.
        Мылась я в полубреду от усталости, не разбирая флакончиков, какие для чего. Приятным сюрпризом стал подогрев песка: пыль сыпалась тёплая, почти горячая, и не царапалась, как у Баушки Мац. Впервые за очень-очень долгое время удалось промыть волосы так, что на ощупь они казались почти чистыми. Шрамы не царапало, только шлифовало. Скоро от карамели не осталось и следа. Мягкие щётки смахнули песок, и я нырнула в новую униформу.
        Почти счастье. Хрупкое, микроскопическое, как те песчинки, но я позволила ему побыть со мной.
        * * *
        - Кр-р-рови, Ула! Мне надо крови, иначе я забегаю по потолку!
        Пенелопа с наслаждением чесала спину и затылок о пыточное кресло с шипами, пока я металась в поисках подходящего инструмента.
        - Ну! Чего ты копаешься?
        - Ищу иглу и пробирку. Знаете, не хочется колоться вилкой еретика.
        - Ты тронутая?
        Она встала рывком, промаршировала к стене и открыла… холодильник. Жестяная банка с клапаном чпокнула под её ногтем.
        - Давно взвешивалась, чахотка? И ко мне обращайся на «ты», - она булькнула в банку розовую соломинку и потянула кровь. - Чего умеешь-то?
        - То, сё, всего помаленьку.
        - Хм. Личную технику эзеров я тебе доверить не имею права. Оружие - под замком, я работаю с ним строго в одиночестве. Пожалуй… - она открыла шкаф, весь усеянный шипами изнутри, и сняла с гвоздей какие-то сетки. - Это термоконтроллеры для униформы рабов. Их нужно починить: завтра мы отправляемся на запад и неизвестно ещё, где станем лагерем. Может, на голой земле.
        Из своего угла я тайком следила за Пенелопой. Она напяливала на себя какие-то доспехи и портупеи, кликала датчиками, иногда прихлёбывала крови из розовой соломинки.
        - Чего? - нахмурилась она, заметив любопытный взгляд. - Не отвлекайся там, термоконтроллеры нужны к вечеру.
        - Я всё.
        - Не ври.
        - Тут просто контакты потрескались, я запаяла и нанесла изогель на остальные, чтобы укрепить.
        Пенелопа в доспехах пролязгала ко мне. Она включила сетки, и полотно равномерно нагрелось.
        - Вообще это неосмотрительно с твоей стороны, - усмехнулась рыжая, - сообщать, что справилась раньше срока. В другой раз я бы завалила тебя новой работой.
        - Заваливай, ладно. Даже обидно, что это было слишком просто.
        - Ну, на сегодня больше нечего тебе предложить.
        - А эти доспехи - они для шиборгов?
        Пенелопа подозрительно сощурилась:
        - Ну, хорошо, взгляни.
        Это был вызов всему, чему меня недолго учили на Урьюи. Шиборгами называли боевых пауков в тяжёлой амуниции, а их состязания были лучшими шоу в целой вселенной. Пенелопа работала над особой бронёй из лёгких пластинок, сцепленных в кольчугу. Но при ударе пластинки сыпались на пол. Очень скоро и я научилась ругаться на эзерглёссе, а к вечеру обнаружила, что не боюсь и даже не презираю Пенелопу, как других эзеров. В итоге мы кое-что придумали, обернув недостаток брони в достоинство.
        - Честно говоря, я скептически отнеслась к словам Кайнорта о тебе, - похвалила рыжая. - Всё-таки сам он не в состоянии отличить репозиторий от суппозитория. У него много талантов, но, мягко скажем, не созидательных.
        - А он кто по образованию?
        - Психолог.
        - Психолог?!
        - Специалист по умбрапсихологии - от «умбра», что значит «тень». Антигуманитарная наука на службе зла.
        Пенелопа не любила возиться с шиборгами. Но маршалы устраивали для солдат развлечения, чтобы те не пили и не бухтели по вечерам.
        - Обожаю шиборгов, - в свою очередь призналась я. - Но вживую бой ни разу не видела. За такое вычитают баллы из аттестата. Ну, баллы за качество шчеры.
        - Качество? Ну и ну. А как ты развлекалась на Урьюи?
        - Дома папа брал меня с собой на море - вон туда, в залив Рицинулеи, - я кивнула на дыбу, где страдала карта. - Мы катались на лодке и ныряли.
        - Нет, я про Урьюи.
        - И я про Урьюи. Про Впадину Сольпуг, вот же она.
        Пенелопа резко обернулась на дыбу и снова на меня:
        - Это карта Кармина. Здесь написано «Римнепеи».
        - Да нет же, вот: Рицину… вот чёрт, точно, - я пригляделась, не веря глазам. - Постой, тут вообще всё не то… Но так похоже!
        Там были отмечены не глубины, а высоты. А на месте впадины - гора под названием Пик Сольпуг.
        Пенелопа просверлила взглядом карту, побросала на пол броню и выбежала из пыточной. Меня глодало нехорошее предчувствие. Тем временем нужно было действовать. Гидриллиевый портал не мог сам себя заблокировать.
        Пенелопа второпях не свернула каталоги оборудования. Сколько осталось времени наедине с базой, я не знала, и принялась лихорадочно листать папки. Вот! Нашёлся каталог учёта найденных вещей из руженита. И внутри - папка под названием «кислотный шредер». Дьявол! Они уничтожили весь руженит!
        Послышались шаги. Я отпрыгнула от стола и замерла. Сердце ухнуло: в коридоре шагали слишком тяжело. Это была не Пенелопа.
        * * *
        - …вздумала подкупить меня карминскими птичками, - бушевала Альда, швыряя на стол Кайнорту маленькую гипсовую статуэтку. - Сил моих больше нет. Выкидывай свою потаскуху с моей планеты вместе с её мехами, брильянтами и кукушками.
        - Это фигурка селёдки. У неё чешуя.
        - Это перья!
        - Хорошо, пусть перья.
        - Не «пусть перья», а перья!
        - Перья, - вздохнул Бритц, открывая дверь в ответ на слабый стук, и пробормотал: - обычная селёдка в перьях.
        Пришла рабыня, новая ши. Прелестная, впрочем, Ёрль Ёж всегда умел угодить хозяину с сервировкой: синее пламя глаз, длинная атласная шея, красивые формы. Как там Ёрль её называл? Кайнорт не запоминал имён. Просто ему, как всякому эзеру, минимум раз в неделю требовалась живая кровь, не консервы. Альда косилась на рабыню, пока та закалывала шёлковые волны в тугой пучок: неряха, это было положено делать до того, как идти к хозяину. Чтобы не тратить его время зря.
        Кайнорт у окна встряхивал баллончик криоспрея, не обращая внимания на испуганную ши. Та знала, что сплоховала с волосами. Но не могла разобрать по профилю рой-маршала, будет ли наказана. Ещё мгновение, и рабыня приняла нужную позу: спиной к хозяину, руки на стол, голова чуть опущена.
        - Маррада останется здесь под присмотром Лимани, - возразил Бритц, поддергивая воротник блузы на ши, чтобы не залить кровью ткань. - Это небезопасно - позволить ей улететь сейчас.
        Он распылил криоспрей и выждал положенные секунды, пока не подействовал анестетик. Рабыня покрылась мурашками и задышала чаще. Она боялась крови, боли, всего вокруг. Лимани застращала остальных, повторяя, как не любит минори кровь с адреналином, и как расправляются с нахалками, посмевшими упасть в обморок до процедуры. Разумеется, от этих врак только темнело в глазах, а сердце так и прыгало.
        - С чего ты вообще уверен, что ребёнок твой?
        - М-м, я не уверен. Но он точно минори, а мы генами не разбрасываемся.
        Из-под ключиц Бритца с хрустом вылезли мандибулы. Ши перестала дышать и закрыла глаза, чувствуя, как жвала полоснули ей под горлом. Запахло сталью и ржавчиной. Мандибулы обхватили белую шею и забирали каждую каплю. Голоса уплывали в бесконечный туннель. Сейчас… она упадёт, и… Хрустнули рёбра хозяина, и когтистая хитиновая лапа поддержала рабыню под мышки.
        Ни Хокс, ни Бритц не придавали значения тому, что происходило. Кормёжка. Ланч. Кайнорт стоял, испустив жвала, чтобы пить, и лапу, чтобы упаковка его обеда не рухнула лицом на стол. На висок рабыни брызнуло тёплым. Кайнорт машинально наклонился и слизнул капельку крови, словно искорку шампанского.
        - Вот увидишь, Норти: она нагуляла ребёнка на стороне, - со смаком напророчила Альда. - Вот увидишь.
        - Я скорее удивлюсь, если нет.
        Ланч окончился. Кайнорт втянул жвала и лапу, а рабыне вручил гемостатическую салфетку. Она возникла в его руках, как белый голубь у фокусника. Если правду говорили о возрасте Бритца, то он проделывал это десятки тысяч раз.
        - Как тебя зовут?
        - Йеанетта.
        - Иди. Нет, Йеанетта, стой! - передумал Кайнорт и показал ей гипсовую статуэтку. - Это кто?
        Рабыня плавающим взором окинула фигурку:
        - Ку-кукушка…
        - Иди.
        Пожалуй, теперь и он видел кукушку. Кукушку… в чешуе.
        - Завязывай с ботулатте, Норти, - огрызнулась Хокс. - Ты уже тю-тю от яда. Так куда мы завтра отправляемся? Кайнорт! Ты меня слушаешь?
        - Да, - он оторвался от комма, который бурно пиликал, присылая сообщение за сообщением от Пенелопы, и сосредоточил взгляд на Альде.
        - Наш пункт назначения, Бритц, - угрожающе повторила она, оставляя вмятины от ногтей на лакированной столешнице.
        - Пик Сольпуг.
        - Ты его только что выдумал!
        - Разумеется, нет.
        Откровеннее и чище этих снежных глаз не было ничего на свете.
        - Ладно, пройдоха. Если обманул… не знаю, что, но будет больно!
        Выйдя из трактира, Альда первым делом налетела на Пенелопу. Не успела инженер переступить порог, как Бритц заволок её в трактир, сжал за плечи и встряхнул:
        - Что за Пик Сольпуг? Почему Пик Сольпуг? Это точно?
        - Точно!
        - «Точно» или «точно»?
        - Да!
        Кайнорт отпустил её и уселся на край стола:
        - Объясни.
        Пенелопа развернула карты двух планет - Урьюи и Кармина. Выходило и правда изящно: те же координаты и то же название, там пик, здесь впадина.
        - Но тут, - Бритц увеличил карту Урьюи, - нет названий впадин: наши разведчики не заполнили этот район. Как ты узнала?
        - Скажи «спасибо» Уле. Она купалась там.
        - А с чего это Ула поделилась с тобой географией?
        - Ошиблась. Издалека приняла карту Кармина за Урьюи. Думала, мы и так знаем.
        Кайнорт повертел в руке фигурку селёдки. Глаза рой-маршала погасли и стали матовыми:
        - Она вообще как?
        - Ула-то? Старается. Отмыла её, симпатичный зверёк. Не пойму только, как она вообще сюда попала, ты же таких котят не берёшь. Дело не моё, конечно, но оставить бы её где-нибудь в деревне, как мимо пойдём. На астероидах пропадёт же.
        - Там видно будет. Надеюсь, не нужно объяснять, почему лучше не передавать ей моё «спасибо» за Пик Сольпуг.
        - Да, конечно.
        Спустя несколько минут гарнизоны получили сигнал сворачиваться. И назначили ранний отбой, чтобы выспаться перед отправкой в Римнепеи.
        
        ГЛАВА 26. БЕСПЕРСПЕКТИВНАЯ МЕХАТРОНИКА
        Пригнув голову под низкой притолокой, в пыточную ступил Берграй Инфер. Показалось, он занял всю комнату, так велик был разворот его плеч. Я таких мужчин раньше только из журналов выстригала. Там они разъезжали на глянцевых оптер-мобилях, получали главные роли в боевиках, спасали тигров, обнимали супермоделей и рекламировали курорты. В бледном свете мониторов Берграй был аватаром своей же фамилии.
        - Ула…
        В пыточной стало душно.
        - Пенелопы здесь нет, господин Инфер.
        - Я вижу.
        Он так и стоял в дверях. Грозный капитан, медведь, задушивший самого Зверобоя, был… неуверен? Смущён? В пыточной еле брезжил свет.
        - Я тут принёс… - или растерян? - Руженитовую булавку для Пенелопы. Нашёл в казарме.
        Обезоружен.
        Берграй бросил булавку на стол, а я пыталась не пожирать её взглядом. Только бы Инфер не потребовал немедленно её уничтожить! Но он, казалось, уже и забыл о булавке. Это пьянило: ощущение осколка власти над тем, кому ты принадлежишь безраздельно. Я присела, чтобы подобрать пластинки брони шиборга.
        - У тебя глаза, как у минори, - Инфер опустился на колено рядом и стал подавать мне пластинки. - Ула, ты всегда такая мрачная?
        Ну, и какой ответ следовало выбрать? А - «Пустяки, мне всего лишь захотелось вырвать себе глаза-как-у-минори»? Или Б - «Нет, мне просто неуютно наедине с врагом»?
        - Простите, у меня карамель в ушах.
        - Ты… не дерзкая, нет. Скользкая. Ты, наверное, была молчаливым и послушным ребёнком, да? Больше наблюдала и думала, чем говорила. Глубже смотрела в себя, чем на мир. Ты выросла слишком чувствительной и теперь боишься на всякий случай всех. Послушай, эзеры все разные.
        - Все люди разные.
        - Среди нас есть и нормальные. Не все мерзавцы, как Бритц.
        Поднявшись, я отступила подальше от стола. И от руженитовой булавки. Принялась расправлять броню. Инфер приблизился и встал позади, так, что его дыхание шевелило мне завитки на шее.
        - Я мало с кем знакома из насекомых, но Пенелопа мне нравится. Да и вы, кажется, не злодей. Но откуда хорошему настроению-то взяться? Мне не о чем весело щебетать с… с хозяином. Я же не глупая канарейка. Я же… в сознании.
        - Ула, ты плачешь? - Берграй тронул меня за плечи, как за краешки фарфоровой пиалы. Я смахивала капли с глаз и носа, но прибывали новые.
        - Пожалуйста, уйдите, пока я не наговорила лишнего, господин Инфер.
        - Нет уж, будь честной. Выскажись. Тебя никто не накажет.
        - Ладно. Мне не по себе, когда вы так близко. Тревожно. С детства не… не люблю, когда меня касаются посторонние. Это напряжение мешает работать, думать. Дышать. Каждый раз боюсь, что вы дотронетесь.
        Слёзы скатились по щекам и капали с подбородка на шею. Зря Пенелопа дала мне напиться вдоволь, я совершенно не умела распоряжаться бесценной водой. Инфер тронул мой подбородок и приподнял лицо к свету, чтобы разглядеть.
        - Честность, за которую я вправе подвесить тебя над хрусталём или выпить досуха, - Инфер наклонился так близко, что кровь бросилась к моим скулам. - Не напрягай хелицеры, эзеры не играют с этим огнём: я знаю про убийственный рефлекс. Его можно купировать, но без ампутации клыков это долгая возня.
        - Моё лицо само по себе на страже поцелуев.
        - Скажу один раз, больше не жди. Эти шрамы: они бросаются в глаза, да, но только сильнее притягивают взгляд и не дают оторваться от лица.
        Он отступил и качнул затылком тюремную лампу. В пляшущем свете я опять схватила броню, будто отгораживаясь ею от эзера.
        - Шиборги здесь - подневольные гладиаторы, - сказал Берграй. - Каким бы оружием ты ни снабдила одного паука, оно ударит по другому. Будь ты моей ши, я бы не заставил тебя вредить собратьям.
        - Это броня. Не оружие, а защита. Смотрите, - я развернула сеть из сотен звенящих пластинок. Берграй провел кончиками пальцев по броне и хмыкнул.
        - Слишком хрупкая. На третий выстрел рассыплется.
        - На второй.
        - Тогда грош цена тебе, инженер.
        - Стреляйте.
        - Ну, конечно, - он закатил глаза.
        - Стреляйте и заберёте свои слова назад!
        Наверное, я была похожа на сердитую белку. Инфер покачал на ладони глоустер, прокрутил настройки мощности до оглушающих и прицелился. Выстрел - пластинки на груди сверкнули и обжигающе нагрелись.
        - Слабо. Ещё, - потребовала я.
        - Поиграли и хватит, - он направился к выходу.
        - Ещё! Вы не забрали назад свои слова.
        - Не дерзи мне, шчера.
        - Я не дерзу… зю… держ… Я не дерзила.
        - Ты - нормальный инженер, Ула, - сделал одолжение Берграй, убирая глоустер за ремень. - Всё?
        - Все эзеры разные, теперь я вижу. Бритц разрядил бы в меня обойму без лишних сантиментов.
        - Это точно.
        - Но потом сказал бы, что я молодец!
        - Глупая! Не потому, что доверяет твоим самоделкам, а потому что ему плевать, сколько рёбер он тебе раскурочит.
        Имя рой-маршала подействовало, как красная тряпка. Взбешённый, Берграй выхватил глоустер и выстрелил. Пластины сверкнули и соскочили с креплений, разом сворачиваясь в сторону разряда. Удар плазмы разорвал кристаллические решётки. Пластинки схлопнулись в комочки, и сотни шариков разлетелись по полу. Они устремились под ноги Берграю. Не успел капитан взмахнуть руками, как шарики уронили его, покатили и выбросили за порог пыточной.
        - По правилам тот, кто оказался за пределами ринга, проиграл! - крикнула я в проём коридора. - Видите, совсем необязательно калечить соперника.
        Секундой позже Берграй вылетел из коридора на острых медных крыльях и прижал меня за шею к виселице.
        - Ты, хороший инженер, Ула. К такой фантазии - да ещё бы чувство меры!
        - Простите меня! Простите, господин Инфер! Я не думала, что вы так далеко укатитесь!
        Под его хваткой бились кончики моих клыков. Если он сейчас… повезёт, если клыки ударят в ошейник. А если ему в ладонь? За спиной эзера уже дымились крылья. На дне его синих глаз отражались мои серые.
        - Инфер? - прозвенело с порога. - У тебя сегодня нет времени на смерть. Объявили сборы к перебросу лагеря.
        Меня спасла Пенелопа. Плавленые сапфиры радужек Инфера сверкнули прежним льдом:
        - Я бы на твоём месте держал таких подмастерьев в саркофаге для пыток, Пенни. На всякий случай. Или в морозилке.
        Пенелопа прошла через зал, оскальзываясь на шариках. Пока она сосредоточенно смотрела себе под ноги, руженитовая булавка перекочевала ко мне в карман.
        - С Берграем шутки плохи, Ула. Больше не на ком было испытать броню? На инженере Крусе, например.
        - Да я б на всех вас испытала. Ну, пожалуй, кроме тебя.
        * * *
        В тот вечер объявили комендантский час. Но солнцу было плевать на распоряжения Бритца, будь он хоть трижды маршал. Не спалось. Я сидела на заднем дворе казематов, на балясине крыльца, и переживала, удастся ли Волкашу догнать лагерь. И сомневалась, способны ли землярки добраться к предгорью. И тревожилась, хватит ли булавки, чтобы воздействовать на портал. В целом, приятно проводила время. Пока не раздался щелчок. Я испугалась и спрятала булавку подальше.
        Ну, конечно. Кто ещё мог нарушить приказ рой-маршала? Рой-маршал собственной персоной. Кайнорт Бритц шагнул на двор с электронной сигаретой. Встроенная зажигалка имитировала звуки чирканья колёсика о кремень и тления табака. Я притворилась каменной горгульей. Бритц выпустил пар, прикрывая веки, и снова поднёс сигарету к губам, но почуял меня и убрал руки за спину. Между нами было метров двадцать. Горгулья внутри меня сверлила его во все глаза, прожигала решето, а эзер щурился на закатные лучи. Внезапно:
        - А что потом? - спросил он будто бы свои кеды.
        - Потом? - не поняла я.
        - Ну, после того, как ты растерзаешь на фрикадельки меня и всех эзеров в радиусе парсека? Чем в своих самых смелых фантазиях ты займёшься потом?
        - Высплюсь.
        - А потом? - судя по тону, его это рассмешило.
        - Какая вам будет разница, мёртвому? Вернусь к учёбе.
        - Что ты изучала?
        Я поёрзала на балясине.
        - Перспективную мехатронику, - и нехотя разъяснила: - Перспективные науки на Урьюи не рассчитаны на текущее положение технологий. Это науки на вырост.
        - Это же, наверно, процентов на девяносто теория.
        - Вроде того. Ну, и что. Девушкам на Урьюи позволено получать высшее образование только в перспективных сферах. Либо в искусстве. Юноши - те идут, куда захотят.
        - Что ты собиралась делать после учёбы, если твои знания никому не нужны, а умения претворить негде?
        - Они будут бесценны, когда придёт время, - чёртов эзер, как он посмел озвучивать мои собственные страхи. - И я надеюсь ещё застать день, когда кто-нибудь ими воспользуется.
        - Если мы займём Урьюи, то позволим тебе учиться по контракту: на наших технологиях в обмен на отработку по распределению.
        - Нет.
        - Да брось. Ты пожнёшь результаты своих трудов, к тому же за хорошие деньги. Технологии эзеров доросли и переросли ваши самые смелые перспективы.
        - Вы хоть понимаете, что звучите, как финансовый шарлатан? - Я сама спрыгнула на землю, чтобы подойти ближе, настолько важным было то, что он должен был сейчас услышать. - Если вы победите, и я начну работать на оккупантов… хотя это исключено… но допустим: как скоро шчеры изгонят меня из отшельфа? Меня проклянут. Ни семьи, ни поддержки. Жить я буду по городским ночлежкам, подвалам и цоколям. Под конец придётся сдаться в полуголодный наём к первому же эзеру в обмен на покровительство от насекомых сутенёров. С таким лицом мне особо выбирать-то и не придётся. Я стану образованной игрушкой любому из вас, кто посчитает, что можно забраться девчонке под юбку, только потому что он тут новый хозяин и абсолютная власть. И ведь он будет прав!
        Зачем я всё это нагородила? Почему именно ему? Неужели он был способен понять? Да ещё на октавиаре. Наверное, он ещё не расстрелял меня, потому что разобрал через слово. Но на каком языке мы бы ни говорили, один из нас всегда будет недопонят. Я плохо владела эзерглёссом, а он октавиаром.
        - Под юбку-то я к тебе залез на правах элементарного придурка, а не хозяина, - пожал одним плечом Бритц. - Объясню разницу, когда загляну в словарь.
        - Не важно. Вообще я хотела сказать «спасибо». Вы показали лицо моей новой жизни, минори Бритц. Насилие и унижение. Зачем мне учиться, если вы нас поработите? Не хочу. И не буду иметь с вами ничего общего.
        Он отвернулся, чтобы сделать затяжку, и выдохнул в сторону. Потрясающе. Кайнорт Бритц был настолько любезен, что подержал бы мои волосы, пока меня тошнило бы от него.
        - В целом ты права. Много об этом думала в последнее время?
        - Всякий раз, когда отсиживалась по уши в дерьме. Да, очень много.
        - И что скажут в отшельфе, узнав, что ты собираешь броню для шиборгов? - он щёлкнул по пластинке у меня на плече.
        Я распахнула палантин на груди, как матрос тельняшку перед абордажной пушкой.
        - Стреляйте.
        Не успела я передумать, как Бритц взял и выстрелил из табельного глоустера. Одного разряда хватило, чтобы пластинки вырвало из брони и швырнуло эзеру под ноги. Он кувырнулся назад, изловил равновесие крыльями, но шарики укатили его в другой конец двора. И глухо шмякнули о кирпичи. Чёрт. Кайнорт был легче Берграя и улетел дальше. Секунду спустя сумерки завибрировали и покатились ударной волной. Я вскочила обратно на балясину, скрестя локти у лица и защищая голову.
        - Эффектно, - Бритц приземлился рядом и принялся обрывать кусочки кожи со ссадин на пальцах и вытряхивать штукатурку из волос.
        - Вы опять забыли меня убить.
        - А? Нет, я убиваю исключительно просто так.
        - Понимаю, все только об этом и говорят.
        От испуга меня пробрала дрожь. Бритц пригладил платину на висках и оправил портупеи. В армалюксе звякнуло. Эзер отцепил его, постучал о колено и вытряхнул из ствола крошку карминели. Она горела у него на ладони, как капля крови. Моей крови.
        - Карамельку? - предложил он, и я взяла капельку.
        - Солёная.
        - В лучшем десерте капелька соли, - задумчиво произнёс Кайнорт, - в лучшей истории капелька боли.
        - Здесь целое море боли.
        - Да, эта история вышла скверная.
        Он обернулся стрекозой и улетел, ничего не добавив. Карминель таяла на языке, передавая тепло заклятого врага. Силой ненависти я запомнила каждую клеточку его руки: пальцы музыканта, но ладонь в рубцах и мозолях. Впрочем, Кайнорт Бритц был таким целиком. Снаружи белая кость. Внутри тлен и пепел.
        ГЛАВА 27. БАЛАНТИФЕЯ
        Наутро гидроплазменные барьеры исчезли. Гломериды тяжело поднимались одна за другой, рассыпали над болотом остатки карминели с шасси. Нам с Пенелопой пришлось торопиться, чтобы успеть на последнюю. Эзеры и соринки не оставили в Кумачовой Вечи, правда, из осторожности, а не из вежливости. Первые лучи Алебастро засияли сквозь проталины ледяной сферы, а город уже опустел, будто и не было тараканов.
        Я летела вместе с другими рабами в грузовых каютах. С удовольствием поглядела бы на Кармин с высоты, но иллюминаторов нам не полагалось.
        - Йеанетта! - воскликнула Язава. - Это что на тебе, браслет ши?
        На запястье Йеанетты и правда появился прозрачный браслет. Цвет говорил о принадлежности тому или иному эзеру. Обычно он совпадал с цветом наручного комма хозяина, и не далее как поздним вечером я видела такой у рой-маршала.
        - Лимани теперь прислуживает госпоже Марраде, - поёжилась робкая Йеанетта. Она не любила внимания к себе. - И минори Бритц предложил её место мне. Я решила, глупо отказываться, когда солдатня только и думает, как бы подловить тебя в сумерках. Из двух зол…
        - Будто он принял бы отказ, - хмыкнула Тьель.
        Йеанетта неловко пожала плечами. Конечно, умбрапсихолог умел спросить так, чтобы показалось, что есть выбор.
        - И как тебе?
        - Рано судить. Я только раз была на кормёжке. Не знаю, чего ждать, когда он вызовет снова. Ведь ши запрещено надевать бельё под униформу: на случай, если хозяину приспичит… понимаете? Чтобы не отнимать его драгоценное время. И это полбеды. Страшнее всего, как они это делают…
        - Как? - выпалила я.
        - Хищные эзеры, бывает, рвут кожу и царапаются, жвалами грызут, - Йеанетту передёрнуло, и нас следом тоже. - Стрекоза третьей линьки просто меня покалечит. Вид и запах новой крови распаляют их, заставляют ранить ещё и ещё. Сколько таких растерзано за штабным периметром - сбилась со счёта. Сволочи… Особенно хороши Хоксовы пьяницы. Что говорить, эзеры даже своих не щадят. Кажется, кто-то здесь кому-то башку откусил от большой любви.
        Я подозревала, кто и кому. Хорошо, что позволить себе содержать ши могли лишь немногие эзеры. Всё-таки выкупить раба в личное пользование и платить налоги было дорогим удовольствием. Но страшные байки рабынь меня не касались. Максимум через пару дней я ждала Волкаша, чтобы сделать своё дело и дать дёру.
        Мы приземлились в горах, в широкой каменистой долине между голых скал. Ветры смахнули с них ядерный пепел, и сквозь слой грязи наружу глядели коржи разноцветных пород. Здесь, на высоте трёх километров от уровня моря, было холодно, и облака клубились в оврагах, как лужи сахарной ваты. Под ногами хрустнула корочка льда. Мы шли будто по зеркалу или глянцевой глазури. Лёд силой природы скатался в почти идеальные шары, свернулся в причудливые фигуры, заплёлся кружевами и отражал раскалённое полуденное небо. Мощности гидриллиевых эмиттеров Альды Хокс были на исходе. Сфера истончалась, всё шире становились проталины.
        Разумеется, первым делом эзеры установили гидроплазменные барьеры. Они не пропускали ветер, и внутри несколько потеплело. Лагерь стал компактнее: долина была пустая и дикая. Я стояла и смотрела, раскрыв рот, как огромные гломериды превращаются в системы жилых отсеков, складов, палаток и бараков.
        - Ула, вот ты где, - Пенелопа бросила мне куль с термоконтроллерами. - На, раздай своим. Ночью будет трындец холодно.
        - Мы здесь надолго?
        - Не знаю. Кайнорт, Берг и Крус отправились в разлом на разведку.
        - А что они ищут?
        - Путь к какому-то пику, - уклончиво ответила рыжая.
        Она не сводила глаз с исполинского утёса. Монолитный гранит вторгся в долину и навис тяжёлой тучей над лагерем. А за ним, на изрезанных щелями скалах, мелькали проблески. Крылья. Острые, как лезвия, у Инфера. Ослепительный вертолёт Бритца. И богомольи с мягким зелёным бархатцем. Трое перелетали с камня на камень, пока не юркнули в какую-то невидимую трещину.
        Только я успела натянуть термобельё под комбез, как из офицерского воланера выпорхнула бабочка. Не знала, что бывают настолько шикарные крылья. Бабочка почистила шёлковый мех на грудке и сверкнула ртутными глазами. На землю мягко спустилась богиня. Не поворачивался язык назвать её человеком даже после обращения. Волшебница, фея, она несла себя по заиндевелым булыжникам, как по красной ковровой дорожке. Молочные крылья качались за спиной, будто шлейф королевы. Пенелопа сказала, Кайнорт Бритц потерял её? Её?! Галактический неудачник.
        - Ты, - бросила в упор барышня и растеряла весь мой кредит восхищения. - За мной. Салфетку возьми.
        Я схватила подсунутый Язавой блок гемостатических тампонов, чтобы успеть за бабочкой. Мерзкий страх набил ноги булавками. Но между нами встряла Пенелопа:
        - Эй, Маррада, она слишком мелкая.
        - Это ты мне? - мурлыкнула бабочка.
        - Тебе. Бритц…
        - А ты мне кто? А?
        - Это моя ши!
        Пенелопа принялась отстегивать браслет с пояса, но Маррада фыркнула:
        - Очнись, Пенни, ши тебе не по карману.
        - Всё в порядке, правда, - брякнула я, оттесняя рыжую, пока ей опять не назначили штрафной изолятор. - Вряд ли госпожа выпьет много, с её-то комплекцией.
        - Паучиха умнее тебя, истеричка, - сцедила Маррада и щелкнула пальцами, уводя меня за собой.
        В каюте бабочка приказала мне сесть и достала из дорожной сумки маленький футляр. Резную коробочку, щедро усыпанную бриллиантами. В ней лежал миниатюрный скальпель: ротовой аппарат бабочек не позволял надрезать кожу, и они пользовались вот такими аксессуарами.
        - Принимаешь антикоагулянт?
        - Нет.
        Сухой лязг шарика в баллончике намекнул, что криоспрей закончился.
        - Потерпи тогда, я ещё не распаковалась, - пробормотала Маррада и чиркнула мне по шее скальпелем. Крест-накрест, чтобы дольше не сворачивалась кровь.
        Я успела подхватить брызги салфеткой. Бабочка обернулась целиком, размотала хоботок и пила кровь, как нектар. Пыльца пудрила мне лицо. Это было больно и жгуче, но терпимо. Сносно и чуть-чуть иронично - чувствовать себя цветком. Через пару минут всё закончилось.
        - Свободна. Кыш.
        Маррада исчезла за ширмой. Я возвращалась к себе и думала, отчего, если Бритц уступил ей целую Лимани, она пришла за мной? Пенелопа топталась злая-презлая:
        - Она это нарочно! В пику ему.
        - Бритцу плевать, кто питается общими рабами, - отмахнулась я.
        - Поверь мне, нет. Кай, конечно, ничего не скажет, но подумает.
        - Это не вернёт мне стакан крови. А потом он подумает ещё раз и ещё… пока она меня всю не выпьет.
        - Маррада не тронет тебя больше. Она вредная, но трусит играть с огнём.
        - Да, спасибо тебе преогромное. За попытку с браслетом.
        Рыжая кивнула. Её вниманием опять владели тревожные голые скалы.
        * * *
        Горы высились чуть ли не до самой ледяной сферы, и к Пику Сольпуг было невозможно добраться ни на воланерах, ни тем паче на гломеридах. Звездолёт попросту не развернулся бы среди скал. Искать тайник предстояло пешком. Трое пробирались по щелям, каждый на восьми ногах: двух человечьих и шести насекомых, чтобы цепляться за уступы.
        - Мы сейчас немного пауки, - заметил Кайнорт, ведя пальцами по склизким стенам.
        Откуда-то из-под ног дохнуло тёплым паром. Под сводами слюдяных лабиринтов бурлили горячие источники. Воду в них защищали вкрапления руженитовой руды - и так спасали от гидриллия.
        - Вот куда я сходил бы помыться, - восхитился Крус, заглядывая сквозь трещину в купальни, - если бы не боялся свернуть шею!
        Берграй присвистнул. Скатиться к источникам было полдела, но выбраться наружу мог только настоящий акробат. Через пару часов они вышли на плато. Воздух пах странно. Прелыми травами и затхлой сладостью. Жизнью и смертью. Трое шли мимо бугров или стогов, которые сначала приняли за кучи прошлогодней соломы. Кайнорт присел у одной такой, поворошил. Под жухлой травой обнажились кости.
        - Трупы.
        Звуки в ущелье разносились гулко, эхо множилось, рокотало. На голоса пришельцев явилась одинокая фигура, обмотанная драными палантинами. Старик, карминский отшельник. В этом диком месте он казался древним духом, и Берграй невольно склонил голову в знак приветствия:
        - Ты один здесь живёшь?
        - Я последний пастух балантифей, - произнёс карминец.
        Позади он оставил избу-развалюху. В узловатом тентакле пастух сжимал посох, а рядом извивался и скалился редкой красоты зверь. Белый змей с лиловой щетиной вдоль хребта. Он был невелик, но мог запросто проглотить барьяшка. Берграй шагнул вперёд с рукой на кобуре глоустера.
        - Придержи свою балантифею. Мы вас не тронем. Покажешь путь к Пику Сольпуг?
        - Я не вожусь с насекомыми, - покачал головой пастух. - Вы забрали солнце из долины, и все мои балантифеи погибли от голода. Эта последняя. Последняя на всём белом свете… Но и ей недолго осталось.
        - Обещаю, чем раньше мы доберёмся к Пику Сольпуг, тем раньше сюда вернутся вода и солнце.
        - Поздно. Взгляни, - карминец приблизился и подозвал змея. - Взгляни: на её спине вянут лиловые скарландыши. Это её желудок. Балантифеи едят голую землю. Цветы на её хребте копили энергию солнца, чтобы переваривать почву и питать зверя. Как только ледяная сфера закрыла небо, скарландыши перестали фотосинтезировать, и мои балантифеи погибли. Все до единой. Они ели, но не насыщались. Это долгая и мучительная смерть! Завтра завянет последний бутон, и балантифея умрёт.
        Подошёл Кайнорт, без хромосфена и без оружия.
        - Давай, ты же психолог, - шепнул Инфер.
        - Серый дьявол! - рыкнул пастух, едва Бритц открыл рот.
        Карминец ударил посохом, и гул прокатился по скалам. Зверь зашуршал по камням, встал на дыбы и затряс лиловой гривой. Его пасть усеивали пилы из кремния. Берграй сделал предупредительный выстрел. Над плато блеснуло. Балантифея издала вопль, распласталась по земле и задрожала.
        - Серый дьявол, - повторил пастух в бесстрастное лицо Кайнорта. - Это ты виноват! Это всё - ты! Получай пророчество римнепейских отшельников: эта балантифея сразит тебя. Заставит корчиться от боли и судорог. Она повалит тебя в грязь, ты будешь задыхаться в собственной крови и желчи, пока они не польются из глаз, а гнойная пена не запечёт ноздри и губы. Ты падёшь к ногам заклятого врага. Балантифея отомстит.
        Тогда Бритц молча отстегнул армалюкс. В тишине, накрывшей ущелье, последнюю балантифею поглотили нити аннигиляции, растворяя лиловую гриву колосок за колоском. Пастух осел на камни, ещё теплые от останков зверя. Он накрыл лицо капюшоном и замер, будто камнем обратился.
        До самой ночи эзеры рыскали по ущелью. Пик Сольпуг дразнил их острой вершиной, но не давался. Скалились непролазные зубцы вокруг долины балантифей.
        - Я вижу проход! - крикнул Крус наконец.
        - Вернёмся на рассвете, - решил Бритц. - Кто знает, какие ещё сюрпризы здесь водятся.
        - Знаешь, я имел в виду несколько иное, когда просил разобраться с пастухом в твоём стиле, - заметил Берграй, спускаясь за рой-маршалом обратно в лагерь.
        - Это и есть мой стиль.
        
        ГЛАВА 28. УМРЁШЬ ЗА МЕНЯ?
        После вспышек в ущелье Пенелопа бродила сама не своя, повторяя, что всех там, должно быть, перебили партизаны. Связаться с разведчиками не удалось. Время от времени рыжая бросала на меня растерянный взгляд, и я искренне хотела побыть рядом. Но Язава и Тьель так радовались выстрелам, что я и не знала, куда себя деть. Да и побаивалась шастать среди эзеров из-за Маррады. Неприятно было сознавать, что присутствие Бритца в лагере стало гарантом моей безопасности, но что правда, то правда. В сумерках я прихватила банку с брысками, бесполезный линкомм, над которым давно ковырялась, и выскользнула за внешний контур. Никто не остановил: бежать здесь было попросту некуда.
        Ветер сбивал дыхание. Но я терпела ради того, чтобы побыть одной. Прислонившись к пузатому ледяному шару на краю долины, я разложила детали и принялась колдовать над приёмником. День ото дня потребность отправить сообщение становилась маниакальной. Старенький линкомм когда-то давно работал от карминских спутников, и теперь я мастерила из него двойного агента: подключала к аппаратам эзеров.
        В банке звенели брыски. Линкомм ловил неустойчивый и слабый, но подающий надежду сигнал от вражеских спутников. Я снова была почти счастлива… и здесь, в одиночестве, не стыдилась этого.
        Пока сзади не шаркнуло. Я подскочила, чтобы обежать ледяной шар.
        Он. К противоположной стороне моего убежища прильнул Кайнорт Бритц. Сидел в наушниках, скрестив ноги, а над его кедами плясали голограммы. Тексты на разных наречиях, какие-то символы. Горы справа, горы слева, горы сверху. И в центре грозный белый змей с лиловой гривой. Бритц делал вид, что не замечает ничего вокруг. Я долго боролась с желанием раствориться, а потом спросила:
        - Крус вернулся?
        - Да.
        И сделал музыку громче.
        - Пенелопа волновалась, - зачем-то буркнула я и вернулась на свою половину.
        Настроение испортилось, кровь застучала в уши. Это моё убежище, здесь мой ночник! Но раз Бритц дал понять, что не собирался вторгаться в мои дела, так уж и быть. Тоже сделаю вид, что здесь никого нет. Я достала флакончик с кровью и брызнула в банку с брысками: сытые мухи светили ярче.
        - Не пойму, тебе здесь что, неприятностей мало? - донеслось сверху.
        Бритц сидел верхом на шаре и пялился на брысок. О, конечно. Его принесло на запах крови.
        - На этой стороне мои правила, - я провела невидимую черту по льду носком ботинка.
        - Война, плен, рабство - это всё игра для тебя?
        - Что-то вроде. Вы же не считаете всерьёз, что человек может владеть человеком? Между взрослыми разумными людьми не может быть права собственности.
        Он убрал наушники в карман и уселся поудобнее.
        - А что между нами?
        - Общественный договор. Вы эксплуатируете в меру наглости, а я - думаю, что хочу. В меру наглости. Я - то, что у меня вот здесь, - постучала пальцем по голове. - И здесь, - по сердцу, - и оно не доступно к заказу.
        - На твоем месте я бы попрактиковался отвешивать люлей, если собираешься кровоточить среди кровососов. Довольно неловко проповедовать ценности трансгуманизма со жвалами на шее.
        - На ком попрактиковаться?
        - Лучше всего на мне, - предложил Бритц. - Сумеешь царапнуть, весь лагерь будет держаться от тебя подальше.
        - Вы же будете всё отрицать.
        - Зачем?
        - Репутация, - промямлила я, всё ещё надеясь, что это шутка.
        Кайнорт отстегнул оружие, снял портупею и достал нож из рукава.
        - Мне опять нужен словарь, чтобы узнать, что такое эта «репутация».
        Он соскользнул с шара и протянул мне второй нож. Я взяла его за кончик, как крапиву. Без эфеса и без рукояти, голый кусок металла чуть толще с одной стороны и тоньше с другой. Обоюдоострый клинок в виде полумесяца. Наверное, он эффектно балансировал на кончике пальца. Если бы я умела с ним обращаться.
        - Керамбит, - познакомил нас Бритц.
        Так вот чем он меня убьёт сейчас.
        - С чего нач…
        В мгновение ока эзер оказался позади, его локоть обхватил мою шею, а керамбит кольнул под язык.
        - Из этой позиции, - он надавил на кончик лезвия.
        Нет, я махалась и повизгивала. Но ни один удар не попал в цель - не то, чтобы я вообще понимала, куда бью. Моей целью был эзер целиком. Счастье, что удалось вывернуться из захвата и отскочить. Шаг, и меня пихнули под колено, заваливая ничком. Удержавшись на четвереньках, я описала полукруг лезвием и развернулась лицом к Бритцу. Керамбит свистнул у него над головой. Мимо! Ещё попытка - и земля выбила из меня дух. Лёд таял под затылком, холодил за шиворотом.
        - И всё?
        Кайнорт смотрел спокойно, как я приходила в себя. Лёгкие свистели от страха. Я что-то пробулькала в ответ.
        - Тринадцать секунд, и ты сдалась.
        - Я думала, вы на самом деле убиваете!
        - И ты сдалась, - повторил он, поднимая меня с ледяной глазури. В этих прикосновениях уже не было ничего общего с теми инородно-резкими, в драке. Какие были настоящие, неизвестно.
        - Даже не пытайтесь меня стыдить. Целых тринадцать секунд против рой-маршала!
        - Я не обращался, не выпускал крылья и не использовал ведущую руку. Осталось только глаза завязать.
        - Так завяжите! - я оторвала полоску от палантина и швырнула ему.
        Мне показалось, это было уже ой, как чересчур, так насиловать границы его терпения, но Кайнорт подобрал ткань. Просто подошёл и подобрал с земли.
        - Ты какая-то напряжённая, - он задумчиво похрустел плечами. - Попробуем под музыку.
        - Драться. Под музыку.
        - Психолог ерунды не посоветует. На. Это композиция, под которую меня в болоте утопили.
        Наушник был ещё тёплый. Я щёлкнула им за ухом, как клипсой. Звук передавался в виде вибрации в обход слухового прохода прямо на улитку: при помощи костной проводимости. Бритц что-то настроил - и в моей голове зазвучал минор.
        - Это реквием, - он завязал глаза моей тряпицей, сложив её вдвое и дважды обернув голову, а я сделала вид, что поверила. - Там сначала медленно. Слушай.
        - А резать когда можно будет?
        - Вот вместо вопроса надо было резать, теперь жди другого случая. О! Напряжение растет вместе с басами: это эффект инфразвука. Он заставляет сердце принять высокий старт. Но ты пока этого не осознаёшь и не дёргаешься зря. Не дёргаешься, говорю.
        Да как он видел? Следующие секунды я не сводила глаз с противника, чтобы не дать ему дважды за вечер застать меня врасплох. Ударные подгоняли сердце. Каждой клеточкой я ощущала: сейчас бросится.
        - Не сопи, Ула.
        Он не двигался, и даже веки под тряпкой не дрогнули. Сейчас. Плечи расслаблены, дыхание, будто во сне. Вот сейчас! Ожидание удара стало невыносимым. Зачем я слушала эту музыку, когда давно могла…
        Мой керамбит заскрежетал о его керамбит. У самой шеи Бритц перехватил лезвие. Как?! А вот так. У него в голове звучала та же музыка. Он угадал момент, когда я передумаю. Он читал меня… потому что мы думали одинаково. Чувствовали одинаково.
        - Не выключай! - крикнул Бритц, досадной подножкой посылая меня боком в ледяной булыжник. - Используй ритм против меня, Ула, влезь в мою голову. Там весело.
        - Ты подглядываешь! То есть вы.
        - Да нет же. Прими это: противник - точно такой же человек. Как и ты.
        Но он не был человеком. Клавиши ушли на нижний регистр, я неуклюже кувырнулась назад и порезалась о свой же нож. Хорошо, что Кайнорт не видел. Признаться, двигался он куда медленнее, чем в прошлый раз. На запах, на звук. Я не шуршала палантином и не делала лишних шагов, не семенила, чтобы не ломать лёд. Два выпада с керамбитом - мимо. Но Бритц тоже промахнулся! Больше не хотелось убежать в лагерь. Посчастливилось порезать ему куртку и сильно ударить локтем, но крови пустить никак не удавалось. Я становилась только бешеней от своих промахов. Бросила тихариться. Ритм финальной арки реквиема торжественно пульсировал в унисон с оглашением вердикта: «убить!» Перерезать, перерезать таракану глотку, хотя бы ценой жизни!
        Я рассекла ему висок и повязку на глазах. И мир качнуло, дёрнуло. Камни опять ударили в спину. Рядом рассыпались брыски из разбитой банки. Сквозь вату тошноты и шока пробивалось:
        - Тихо… тихо.
        Кайнорт распластал и удерживал меня шестью лапами. Крылья за его спиной закрыли небо.
        - Ты убита, потому что вышла из себя.
        - Это не честно: ты меня увидел.
        - А кто стащил повязку?
        Я села с его помощью, отползла к шару и бросила наушник на лёд. По спине словно прокатилась тележка с каменоломни. Какой провал. Бритц был слеп, а я не только не воспользовалась, но и сама же ему помогла. Мне на колени легла фляга из гидриллия. Вернув портупею на пояс, а керамбит в рукав, Кайнорт опустился на камень неподалёку. В свете тлеющих брысок его глаза казались хрустальными лупами. Как у стеклянной кошки.
        - Допивай всё. И зажми льдинку в ладони, ты порезалась. Расскажу кое-что об «общественном договоре» с эзерами. Я ещё помню, как это было. Без этих вот всех, - он поводил рукой в воздухе, - криоспреев, медполисов и режима отдыха для доноров. Тогда наши рабы считались кем-то вроде скотины. Они умирали от холода, их сбивали карфлайты, разили болезни, голод и непосильная работа. Умирали совсем молодыми. Трупы не убирали, их просто накрывали брезентом или стряхивали на обочину и засыпали известью. Если раб ломал шею, спускаясь в шахту, или подхватывал пневмонию, или обваривался кипятком - хозяин похуже отвозил его на эвтаназию на ближайшую бойню. Хозяин получше заказывал эвтаназию на дом. У нас с братом была гувенантка-шчера. Редкое в те времена сокровище. Перелом бедра: на неё упал новый рояль. Звучит, да?.. Мы так плакали… Шчера продолжала учить нас сольфеджио, лёжа в постели, пока спустя неделю не начался некроз тканей. Отец ходил сам не свой. Даже спросил однажды за завтраком: «Детки, а не повременить ли нам с каникулами в горах? Тогда, может, и не придётся звонить на бойню». - Кайнорт сделал паузу
и смотрел на меня в упор, пока не убедился, что я действительно поняла, чем всё закончилось. - Гораздо, гораздо позже я вдруг обнаружил, что ненавижу горы и сольфеджио.
        Тошнота сворачивала внутренности.
        - С тех пор хоть что-то изменилось?
        - Да, разумеется, - быстро ответил Кайнорт. - Трупы теперь убирают.
        - Зачем мне это знать? Все эти ужасы.
        - Чтобы не рассчитывать на здравомыслие эзеров, кровоточа и не имея под рукой керамбита. Большинство из нас на пороге перелома, но ещё не за ним. Для эзеров ты, Ула, - уже, может быть, не вещь, но всё ещё собственность. Уже не скотина, но каста второго сорта.
        - Но ты понимаешь… Ты ведь понимаешь, что так нельзя?
        - Понимаю.
        - Что это отвратительно, когда высокая цивилизация мучает братьев по разуму!
        - Я всё понимаю, Ула. Только за эту истину эзерам нужно умереть от удушья. Без эритроцитов. И ещё убить близких, погубить многих и многих родных. Чтобы кто-то чужой где-то там - выжил.
        - Очевидные истины стоят того, чтобы отдать за них жизнь!
        - Очевидно, я тоже хочу жить. Умрёшь за меня, Ула? - и поймав мой взгляд, полный искреннего бешенства, закончил: - Видишь. Вот и я за тебя - нет.
        Мне пришлось идти в лагерь рядом с Бритцем, потому что брыски давно погасли, а эзер зажёг сателлюкс. У контура я спросила:
        - Почему мы говорим на октавиаре?
        - Мне не трудно.
        - Нет, я же слышу, что трудно.
        - Зато я слышу твои собственные слова, а не аналоги из полевого справочника.
        На самом деле я хотела спросить, почему он не полетел до лагеря, а отправился пешком.
        ГЛАВА 29. РУЖЕНИТОВАЯ БУЛАВКА
        Свет бра растворялся в лучах Пламии, и в их пьянящем коктейле лоснились тела. Тьма накрыла лицо и плечи женщины. Ниже, в сиянии жара и горячки, блестели ключицы и качалась грудь, несколько тяжёлая на вид для такого хрупкого тела. Берграй сжал её и откинулся в кресле, открывая вид на умопомрачительный пресс с капельками пота. Тьма издала волнительный стон. Атласные бёдра танцевали из стороны в сторону, колышась в новой амплитуде. Комбез рабыни соскользнул на пол.
        Двое развлекались в кресле пилота, в воланере капитана Инфера. Дело было под утро, лагерь спал. Маррада явилась в униформе ши, под которой ничего не было, кроме ароматов луговых цветов и похоти. Сказала, что ей разбили сердце. Берграй не стушевался и прописал ей жёсткую, дикую, необузданную животную пилюлю.
        - У-укуси меня за ключицу, - взмолилась Маррада.
        Между ними потеплело от влаги и возбуждения. Скачки становились лихорадочнее, сбивчивей.
        - М-м… Кай… - горячо выдохнула тьма.
        И свалилась на пол. Инфер стряхнул её с коленей, как шкодливую кошку:
        - Сука.
        Очарование игры света и тени разбилось, осколки задели обоих. Берграй схватил плед, прикрываясь, и принялся дёргано натягивать рубашку. Маррада, ещё в дурмане недавней страсти, застегнула комбез до самого горла и уселась на край штурвала.
        - Извини, - она закурила. - Вырвалось.
        - Уходи.
        - Сам хорош! Кого ты представлял вместо меня, эту поцарапанную шчерву?
        - Пошла вон!
        Она вылетела за порог. Но в тот же миг вернулась и навалилась на клинкет:
        - Там!.. Берграй, на нас напали!
        Инфер приказал ей оставаться в воланере, а сам выскочил наружу. Там комья земли полетели в лицо. Грязь ходила ходуном! Вокруг уже летали солдаты.
        - Нападение снизу! - голос Альды Хокс прорезал коммы офицеров. - Партизаны!
        Все, кто был на улице, накинули хромосфен. «Нападение снизу» звучало фантастически, у офицеров даже не было чётких протоколов на этот случай. Началась неразбериха. Лёд и камни летели прямо из-под ног, почва забурлила, как в огромной кастрюле. Берграя отбросило в сторону кувырком. Глина в центре воронки закрутилась спиралью, всосала в грязную пасть двух солдат, а после - изрыгнула мириады снарядов. Эзеры взлетали над воронкой. Но сразу же падали, плавясь в корчах на краю воронки.
        Карминцы высыпали прямо из-под земли. Альда отдала команды перекрыть контуры и усилить охрану плазмотронов любой ценой.
        - На внешний контур тоже напали, есть потери! - сообщали в штаб.
        На визоры летели приказы Бритца:
        - Никому не взлетать! У них кислотные хи-тау с наводкой на хитин!
        Карминских партизан было семеро против двадцати эзеров в штабном контуре. Но хи-тау били точно в цель, даже когда насекомые уже втянули крылья. Все, кто хотя бы на секунду их выпустил, получили кислотный плевок. Визоры отказали. Оружие горело в руках. Из трёх контуров на маршалов полился поток замешательства и паники:
        - Там какой-то зверь в земле! Огромная рыба!
        - И у нас!
        - Это землярки!
        * * *
        Я подскочила и спросонья покатилась с койки на пол. В бараке кричали, бегали рабыни. Колючий ком вкатился к нам без стука, разбрасывая девушек по углам. Ёрль Ёж!
        - Партизаны! Дуйте за кровяные склады и чтоб тише барьяшков там, если жить хотите, - он побросал нам рюкзаки с аптечками и фляги.
        Язава, Тьель и Йеанетта убежали прятаться, а я помчалась к порталу: Волкаш напал! Кроме разгрома штаба у партизан была вторая цель: склады за периметром. Но Инфер и Бритц первым делом защищали центральный контур: рефрижераторы с кровью, базы данных, ценное оборудование. Альда Хокс, как наседка, обороняла свои плазмотроны. Портал был свободен. Я уже искала, куда приткнуть руженитовую булавку, когда под ноги повалился расстрелянный карминец в мёртвой хватке убитого эзера. Ещё попытка - и чей-то рикошет в раму портала едва не оторвал мне руки. Рядом кто-то споткнулся и взвизгнул.
        - Пенелопа! - крикнула я. - Сюда!
        Это была она. В жёлтом хромосфене, с оплывшим из-за кислоты визором:
        - Ула?!
        - Беги за третий контур! Маги-суиды убивают без разбора.
        - Суиды? Где! У меня другой приказ! И почему ты не в укрытии?
        - Здесь ловушка, беги!
        Я затолкала её в портал. И воткнула булавку в раскрошенный лёд на его пороге. Энергией реакции руженита и гидриллия меня отбросило далеко назад. Сознание вернулось спустя секунду. Способность двигаться - ещё нет. Я лежала на краю воронки, а где-то рядом ворочалась землярка. Пенелопа с той стороны портала шарила в поисках входа, но её перчатки только шипели, натыкаясь на сплошную преграду из водяной плазмы. Контур был заблокирован.
        - Ты что творишь! Ула! Что с порталом? Какая ловушка? Пусти назад!
        Я приподнялась на локтях, пытаясь прийти в себя. Мимо промчался Бритц и тоже кинулся в ворота. Вспышка, и его хромосфен рассыпался в потоке частиц. Эзера отбросило к воронке рядом со мной, уже без брони. Щелчок, второй, броня не восстановилась.
        - Берг, - он коснулся комма. - Мне нужен новый хром!
        - Никак! Здесь диастимаг-суид! Теряю людей одного за другим.
        - Всех восприимчивых ко мне, переброшу подкрепление на внешние контуры.
        Он что, забыл, что застрял здесь? Воронка тряслась и ширилась. Бритц меня заметил, схватил за шкирку, поволок от воронки к порталу:
        - Ты почему здесь? Давай наружу!
        У меня застыла кровь. Кайнорт достал миниатюрный карманный эмиттер - гидриллиевый эмиттер! - и принялся разрывать гидроплазму в стороне от портала. Дьявол. Я удивилась бы не так сильно, вынь он из кармана рояль. Но это… это был провал. Мы стояли на краю широкого рыхлого вала. Землярка на дне ямы раззявила круглую пасть, чтоб выплюнуть новую порцию земли. Отчаянным снарядом я врезалась в Кайнорта, толкая его с края воронки. Мы сорвались вместе, покатились по камням, по грязи. В самом низу громадный рот поглотил нас обоих, следом влетел дрон хи-тау, и землярка с испугу захлопнула пасть. Внутри было выколи глаз. Из-за судорог земляркиного чрева меня бросало от рёбер к рёбрам. Швыряло и Бритца, который чуть не раздавил меня, падая в темноте.
        Мы ударились головами недруг о недруга… И его башка оказалась крепче.
        * * *
        Игла просвистела над головами эзеров. Скорпионий хвост летал по гломериде Альды Хокс, как праща, сбивая насекомых на лету. Атаман Волкаш восседал на личном оружейном сейфе ть-маршала. Восемь ног цеплялись к металлу, две зазубренные клешни хватали врагов поперёк живота.
        Эзерам был дан приказ: не взлетать и не отключать хром. Приказ повторили трижды. Как только Волкаш применил диастимагию - все насекомые разом поднялись в воздух и свернули броню.
        Они стали уязвимы для выстрелов кислотных хи-тау и безоружны перед жалом скорпиона. Но больше половины их потерь приходилось на самострел. Под влиянием суида эзеры сами бросались на клешни, а взлетая, насаживались на иглу. Волкаш ни на секунду не ослаблял воздействие. Его хитин пропитали особые силиконы. Их не чуял партизанский хи-тау, а плазма корабельных бронгауссов и заряды глоустеров летели вскользь, рикошетя в своих же. Адронные лучи «а - кварели» из кварковых ружей плавили сейф, но не касались скорпиона на нём.
        Берграй с большим трудом заставлял восприимчивых к магии солдат убраться подальше от Волкаша. Но тот преследовал их по всему штабу.
        - Почему портал закрыт? - требовал Инфер. - Кай! Кайнорт!
        Ему ответила Альда:
        - Он всё.
        - Что?!
        - Он всё! Всё! А портал заблокирован! А мой эмиттер был у Бритца!
        - Так отключите плазмотроны! Складским нужно подкрепление!
        - Нет, контур целиком снимать нельзя: если скорпион прорвётся наружу, моим людям конец! К дьяволу склады. Разбирайся с Волкашем и не выпускай из штаба!
        - Принято.
        Игла просвистела ещё раз.
        * * *
        Из общего канала о смерти Кайнорта узнала и Маррада. И не успела осознать, как её клинкет принялись курочить снаружи. Маррада забегала по мостику, оставляя шлейф мистического дыма за спиной. У крылатых эзеров дымились лопатки: от страха, бешенства или стресса. Страх ведь не спрячешь. Она не умела, как Бритц, держать себя в руках и не париться - в прямом смысле. Под звуки взлома она опрокинула контейнер с водой на штурвал.
        Через какие-то секунды клинкет грохнулся на пол. На мостик ворвались два карминца, но остались разочарованы. Воняло гарью, дым всех цветов валил из панели управления, резал глаза и нос. В кресле скукожилась рабыня в форменном комбезе.
        - Вот же тараканы уроды, заперли беззащитную девку!
        И оба, прикрывая лица платками, поспешили вон. Та, кого приняли за шчеру, на полусогнутых подкралась к пульту вентиляции, чтобы запустить вытяжку.
        «Он всё». Так и сказала Альда Хокс. Он всё. Маррада была в смятении. Зла. Бешена. Когда прошёл первый шок, в смерти Бритца проступили многообещающие перспективы.
        Горячие интервью несчастной возлюбленной рой-маршала.
        Новые ток-шоу. Сбор пожертвований на реабилитацию от потери.
        Но первым делом хотелось избавиться от личинки. Уж теперь она выдумает, как всё устроить.
        * * *
        Трое партизан в штабном контуре лежали убитыми на дне воронки. Один забрался на гломериду и обстреливал эзеров сверху. Двое прочёсывали контур в поисках ценностей, которые следовало уничтожить.
        - Здесь рефрижератор! - позвал карминец.
        Вдвоём с напарником они сорвали пломбы с хранилища крови и отступили, запуская газовый резак. Спустя минуту под металлом обнаружился ещё один слой брони.
        - Начинай по новой, - махнул карминец.
        - Не смейте!
        К ним бежали рабыни.
        - Вы чего! - рассердилась Тьель, а другие шчеры попятились ей за спину. - Мы эту кровь два месяца цедили. Уничтожите запасы, а новые они откуда возьмут? Вы-то уйдёте… а они же нас досуха выжмут!
        - Сначала притащили на Кармин тварей, а теперь командуете! - крикнул карминец. - Уйди, тараканья подстилка, или шмальну!
        Он завизжал резаком. Две рабыни рядом схватились за руки. Партизан выжал спуск, обдавая Тьель огнём. Внезапно его отбросило от рефрижератора. Он корчился, ослепший от ожогов и боли.
        - Бумеранг!.. Она бумеранг! - карминец покрывался пузырями.
        Партизаны принялись палить из болотных крименганов без разбору, но рабыни уже тащили Тьель за холодильник. Откуда ни возьмись - безумный шар, утыканный иглами, смял партизан. Ёрль катался по спирали, брыкая шипастым хвостом и подпрыгивая на телах, пока не размазал их по земле. Рабыни приводили в чувство Тьель. Ей сильно досталось огнём.
        - Она что же, выходит, маг? - удивилась Йеанетта.
        - А я так и знала, так и знала, - бормотала Язава. - Видишь - на шее ни следа жвал. Она всегда только сама забирала у себя кровь.
        - Почему же она без специального ошейника для магов?
        Ёрль опустился рядом и похлопал Тьель по щекам. Иглы у него на спине были в крови и пучках карминских волос.
        - Такова дисциплинарная политика рой-маршала, - объяснил Ёж. - Чтобы его солдатня не знала, кто из рабов может оказаться бумерангом, и не распускала жвал. Эту, как стрельба стихнет, несите в медблок. Дышит вроде.
        - Язава, слышишь?.. - шепнула Йеанетта, оглядываясь.
        Воздух колыхнуло. Сначала едва-едва, потом сильнее. Эзеры поднимались в воздух, не опасаясь хи-тау: все карминцы в штабном контуре были мертвы.
        * * *
        По лагерю летел толстопузый шершень: Альда Хокс торопилась к плазмотронам, чтобы отключить их, как только Берграй одолеет Волкаша. У границы контура ждали солдаты, которые получили больше пятидесяти баллов из ста в тесте на чувствительность к диастимагии суидов. Такие составляли большинство. Они изнывали от зависти к Берграю, который получил «тринадцать». Кайнорт Бритц, если не врали, имел «девяносто девять» и без колебаний пустил бы себе плазму в лоб, окажись в зоне влияния Волкаша. Иронично, что в итоге его съела землярка.
        - Берграй! - взвыла Хокс. - Кончай мага, ну?
        Инфер не отозвался, и Альда подключилась к его визору. Насекомые облепили скорпиона. Троих добивал яд. Один хрипел, раздавленный клешнёй, и трусил застрелиться, чтобы инкарнировать позже. Альда таких не осуждала: сама ненавидела умирать. Наконец Инфер преодолел влияние диастимага настолько, чтобы обратиться осой.
        - Всем наизготовку, - скомандовала Хокс и принялась отключать плазмотроны. - Даю шчеру минуту против Инфера. Пошли, пошли!
        Барьеры пали, и стало очевидно, что подмога на внешние контуры пришла поздно. Троих партизан убили, но четверо сбежали в землярке, успев подорвать склады.
        - Осталось чуть меньше половины запасов крови и оружия, госпожа, - доложил Игор, собрав отчёты.
        Итак, штаб сохранил всё. Второй контур - половину запасов. Альда вылетела за пределы лагеря.
        - Финиш, - обрадовал её Берграй.
        На третьем контуре было тихо. Гломериды, рефрижераторы и топливные контейнеры стояли нетронуты. Альда Хокс, с полными сапогами грязи, встала на край воронки. Третья землярка ещё была здесь, наворачивала круги, и по долине катались ледяные шары. Ть-маршал чувствовала, что это ещё не конец.
        - Вы окружены, - объявила она в пустоту. - На каждого из вас здесь десятки эзеров. Ваши товарищи убиты. Ваш маг пленён. Сдавайтесь, и казнь будет милосердной.
        Послышалась возня. Из-за складов в воронку полетели крименганы, напульсные иольверы и «фенечки»: летучие шипованные удавки. Альда выдохнула.
        Землярка зашла на последний круг под контейнерами. И те взмыли в воздух! Подземные воды, пригнанные под самые склады, начали притягиваться к небу. Поток, подчинённый орбитальным эмиттерам, опрокинул рефрижераторы, раскачал гломериды, подбросил воланеры, но тяжелые корабли, не долетев до сферы, упали кучей вниз. Оружейные сейфы от удара взорвались, запылало топливо.
        Семерых карминцев вознесло с водой к самому куполу и вморозило в небеса. Торжественная смерть для героев. Кристаллы крови из разбитых рефрижераторов таяли и притягивались к небу. Красный дождь шёл вверх.
        ГЛАВА 30. И ВОТ ОПЯТЬ
        Жарко, больно и сыро. Меня подхватили из лужи и, усадив на скомканную лежанку, плеснули в лицо тёплой водой.
        - Да что же ты такое, Ула?
        Голос был злой. Очень злой, хуже пощёчины, которую я ждала, а её всё не было. Что ему ответить? От сотрясения язык и глаза набрякли свинцом, затягивало обратно в обморок. Мы всё ещё были в землярке. Кайнорт Бритц и я. Застряли в ней, продирающей почву слой за слоем. По стенам мигали блесклявки.
        - Значит, портал - твоя работа, - зачем-то болтал он вместо ударов. - А долго тебя уговаривали сложить голову ради моего убийства? Или Волкаш умеет очаровывать глупых, но храбрых девочек?
        С трудом повернув звенящую голову к стене, я увидела: глаза с белой радужкой под чёрными бровями. Мой рисунок. Значит, мы попали в ту самую землярку. И это моя лежанка.
        - Это был импромт… то есть… экспровизация… то есть, - господи, как же болела голова! - А ещё следом за тобой влетел хи-тау, и он разбил здесь водяные пузыри. Потому что землярка - тоже хитиновая. Теперь она уйдёт на глубину искать подземные источники.
        - И когда вынырнет?
        - Не знаю. Когда отрастут новые пузыри. Через… месяц, может, через несколько.
        За спиной у Кайнорта поднимались белые клубы. Он не моргая оглядывал землярку и - могла поклясться - боялся, чертовски боялся и нервничал. Я добавила с наслаждением мазохиста:
        - Воздух сюда попадает только с поверхности, когда землярка разевает рот. Скоро нечем будет дышать.
        - Я не дам тебе умереть, - пообещал Бритц, - здесь. Не бойся. То есть бойся! Вытащу на поверхность и казню со всеми почестями. Серьёзно, от души, ты это заслужила.
        - Ничего не выйдет. Ты свалишься в обморок и умрёшь, не приходя в сознание.
        - Мне напророчили другую смерть. Там, знаешь, в грязи, крови и судорогах. Тут ничего этого нет.
        Он принялся осматривать землярку, ползал, щупал и растрачивал впустую силы и кислород. У меня были все шансы пережить его. Аж на пару часов. Висок горел, весь череп ломило. Становилось жарко, мутило от равномерной тряски, пока наконец не стошнило при попытке встать на ноги. Я умылась горячей водой из лужи, но всё равно затряслась в ознобе. Умирать расхотелось. Ничего героического не было и в помине в этом тельце на четвереньках.
        Кайнорт цеплялся руками и лапами к стенам и в один момент завис вверх тормашками над широким бугром. Кожа на бугре задрожала, треснула, разошлась тремя морщинистыми веками. И оттуда выпучился скользкий мутный глаз. Бритц сорвался с потолка на пол.
        - У неё где-то ещё штуки три, - добавила я.
        - Вот что бывает, если часто закатывать глаза.
        Он дышал тяжелее. И начал мешать языки. Почему-то вдруг, как только Бритц проявил знаки близкого отчаяния, мне стало ещё страшнее.
        - Ладно, воду землярка добывает внизу, - рассуждал он, садясь напротив меня. - Ну, а за кислородом она поднимется?
        - У неё запас воздуха в альвеолах на коже.
        - Глаза внутри, а лёгкие снаружи… А если кислород вдруг закончится? Может, тогда она всё бросит и помчится наверх?
        - Кайнорт, я же не ветеринар. Я не знаю! И вообще, землярка это… не животное даже, это гриб. Полуразумная полугрибница-полукорнеплод.
        - Грибница? - в замешательстве повторил эзер, будто всерьёз рассчитывал договориться со зверюгой, но прихватил не тот словарь. - Ладно, давай так: я оставляю тебя в живых, а ты показываешь, где у землярки альвеолы.
        - В живых меня и Волкаша.
        - Идёт.
        Надо признать, жизнеспособная идея пришла ему в разбитую голову. Только веры Бритцу не было ни на арахм. Меньше, чем кислорода вокруг.
        - К альвеолам нет доступа, - отрезала я.
        - Слушай, так я не смогу исполнить свою часть уговора, потому что ты здесь задохнёшься.
        - А ты её и так не исполнишь!
        - Мр-р! Ула!..
        Кайнорт по-лисьи подался ко мне и цапнул лодыжку. Но мы больше не мило беседовали в долине. Здесь даже некрепкое пожатие шнурованного голенища могло закончиться оторванной ногой. Я рывком подтянула колени к груди и выпустила клыки:
        - Не прикасайся!
        - Хорошо.
        - Никогда больше!
        - Не буду, - он сел на прежде место, хотя мои хелицеры в бою не стоили его керамбитов. - Слушай… Берграй слабо чувствителен к магии Волкаша. Если твой скорпион ещё жив, остаются считанные часы, прежде чем Альда Хокс замучает его и казнит. И только минори имеют право миловать в период войны.
        - Я видела, как ты голыми руками одолел Берграя. Уж Волкаш-то…
        - Вряд ли Волкаш низок настолько, чтобы притворяться мёртвым.
        Он пользовался тем, что я ни черта уже не соображала. Но партизанский атаман слыл самым благородным на всём Кармине. Погибнуть славно и с достоинством было очень в его духе. Бритц позволил мне думать: долго, несколько минут.
        - Ищи в том конце, за последним ребром, - сдалась я. - Только не мучай землярку…
        - Я же не собираюсь ей петь.
        Эзер поднялся и провёл пальцами вдоль рёбер на стенах. Он нашел мягкое, как нёбо, углубление там, где я сказала. Прицелился. Не успел нож царапнуть нёбо, как из кожаной стены выскочили зубы. Плоские, но покрытые грубыми мозолями. Пасть глотнула Бритца по самый локоть. Я хмыкнула. Пытаясь вырваться, Кайнорт опять полоснул землярку, но она только перехватила добычу повыше, и раздался новый хруст. Бритц выронил керамбит. Он задержал дыхание и стоял так минуту, не двигаясь, с переломанной рукой в пасти землярки. Она больше не чавкала.
        - Ты же не ешь мяса? - пробормотал Бритц, обращаясь к ней.
        - Не ест, но и не даёт себя в обиду, - ответила я.
        - Я не с тобой говорю.
        Спустя ещё минуту без движения землярка отпустила руку обидчика и спрятала зубы. Бритц отшатнулся и попытался присесть. Но горб под ним заморгал, и эзер соскользнул с очередного глаза на пол.
        - Хотя… - он прикрыл глаза, бледнея сильнее обычного. - Ты имеешь моральное право злиться, Ула.
        - А ты нет.
        - А я и не злюсь.
        Я хмыкнула и встала, с трудом поддерживая голову. Вдали от зубастого углубления, за первым ребром, стена напоминала стёганое ромбами одеяло. Это и была задняя поверхность дыхательного аппарата землярки. Прямо к ней примыкали альвеолы, полные азотно-кислородной смеси. Партизаны запрещали мне приближаться к этому месту, поэтому я разузнала о нём как можно больше.
        - Вот тут, - я указала на узел, где сходились ромбы.
        Бритц повернулся и сел, опираясь на левую руку:
        - Честно?
        - Честно.
        - Честно-честно?
        - Честно-честно.
        - Честно-честно-честно?
        - Честно-честно-честно.
        Мы дёргано рассмеялись, растратив последний воздух. Кайнорт подполз, куда я сказала.
        - У неё тут нет рецепторов?
        - Есть. Здесь зубов нет. Ты делаешь землярке больно, но ей нечем ответить.
        - Пф-ф…
        Вспоротые лезвием швы засвистели. Воздух из альвеол наполнял комнату. Мы дышали! Землярка вздрогнула и затормозила, но момент истины растянулся на минуты, и Кайнорт дымился от напряжения, как труба крематория. И вот - пол покосился в другую сторону. Я заскользила по стене мимо Бритца, но он поймал меня здоровой рукой:
        - Держи-ка свою голову подальше от моей.
        Мы сели бок о бок - я с обнаженными клыками, Бритц с обнажёнными нервами, - и ждали, когда наш лифт придёт наверх. Я поморщилась:
        - Твой запах…
        - Кофе и тутовый бергамот.
        - У меня прямо сердце колет.
        - Знаешь, как перестать его чуять?
        В ответ на мой недоверчивый взгляд он сел ближе, почти касаясь плечом. Почти.
        - Принюхаться.
        У меня волосы по всему телу встали дыбом. Злодей распускал злодейские молекулы. Через минуту пришлось тайком вдыхать поглубже, чтобы уловить горький цитрус и ни в коем случае не перестать страдать. Никаких иллюзий, девочка, вы мило поболтали, но он выберется, и тебе конец.
        - Может, вместе с запахом и ты целиком растворишься, если посидеть вот так подольше?
        Но мы уже поднялись на поверхность. Землярка широко зевнула, эзер выбросил меня из пасти и выскочил следом. Я упала лицом в холодную рыхлую грязь.
        - Эту казнить, - бросил кому-то Бритц. - Волкаша взяли?
        - Под арестом. Кай, ты в списках погибших!
        - Да ну? Обоих приведите к утёсу. Готовьте Воларнифекс.
        Меня подняли из грязи и поставили на колени. Ёрль - это ему отдали приказ - скрутил мне руки сзади. Вот так. Цена слову рой-маршала - дохлая брыска.
        * * *
        Шок притупил головную боль. Ёрль отвёл меня в пустой барак, дал чистое бельё и новый комбез. Как-то ласково разгладил стопку с униформой и сказал:
        - Полчаса.
        Это столько осталось жить. Откуда-то взялись силы переодеться. Каждое движение сопровождала мысль: это в последний раз. Последние пуговицы, последняя заклёпка, последняя молния… бззз!.. не чудесно ли она звучит? Больше не услышу. Самые обычные ощущения, которым никто не придаёт значения, перед концом всего, моим концом, - вдруг стали настоящим чудом. Я готова была бесконечно только и делать, что снимать и надевать комбез, лишь бы продолжать жить. А на двадцать девятой минуте села на пол и горько заплакала.
        Я и так прожила удивительно долго. Получила второй шанс и тут же похоронила. Теперь кататься в ногах у Бритца? Пусть только прикажет. Умолять о помиловании? С пеной у рта. Но постойте. А за что меня миловать? Я пыталась его убить. Конец.
        Глупая Ула, пропахшая болотами и канифолью, вздумала, что можно вот так запросто связаться с Кайнортом Бритцем. И болтать о тутовом бергамоте. Или смеяться над игрой слов. Или слушать одну и ту же музыку. Или есть карамельки. Или верить обещаниям. Когда-то очень давно (месяц назад) я думала, что злодеев, как в сказке, просто не существует. Что нет никакого врага, но есть другая сторона. И там - такие же люди. Бла-бла. На самом деле не бывает на войне по-людски. На самом-то деле вот как: если слабый ударит сильного… сильный убьёт в ответ.
        Ёрль постучал, и я встала. На почётной казни не полагались истерики. Да я и не умела.
        - Рой-маршал сбросит тебя с утёса.
        Мы шли как нарочно самой длинной и кривой дорогой, по раскуроченной и выжженной земле. Алебастро высветил заиндевелый утёс. Наверх вели природные уступы. Под утёсом зябли офицеры в ожидании редкого представления.
        - Сама пойдёшь? - Ёж замедлил шаг.
        От страха я задохнулась и сжала челюсти. Но и остановиться не смогла, двигаясь к ступеням на автомате, и Ёрль воспринял это как согласие. Дальше сама. Солнечный зайчик клюнул в глаз. Почему казнят на рассвете? Утром хочется жить сильнее, чем томным полуднем или тягостным вечером. Было самое утро моей жизни. Наверное, это должно было случиться в первый день войны. Ведь я избалованный садовый цветок. Вереница случайностей только отсрочила гибель.
        На вершине утёса ждал Бритц в лонгетной повязке на руке. Он стоял у самого края, ветер трепал крылья, лучи сверкали в них, как в бриллиантовом витраже из миллиона осколков. Я запнулась на предпоследней ступени. Нет, можно было убежать… Только там, внизу, ждала смерть от расстрела, а здесь от падения.
        Это же мгновенно?
        Осталась последняя ступень, и я физически не могла переступить этот рубеж. Ступень казалась трёхметровым забором между жизнью и смертью. Монолитный край утёса был гладкий, лысый и скользкий на вид. Бритц не торопил. Целую вечность я не могла поднять ногу. Наконец Кайнорт отступил и убрал здоровую руку в карман, давая понять, что толкнёт не сию секунду, не прямо сейчас. Я сделала шаг. Уже совсем ничего не болело.
        - Посмотри. Только не вниз, не надо.
        Из-за шума в голове его голос прозвучал, как из колодца. На вершине утёса открылась страшная картина. На грузовом дроне, висящем на уровне глаз, крепился трос, а на нём - Волкаш. Вниз головой, в ошейнике для магов, связан и порядочно побит.
        - Ты виновата в его смерти. Это ты смалодушничала в землярке и позволила мне выбраться. Что! Что у тебя в голове вообще!
        Зачем он ругался? Не всё ли равно теперь… А что у меня в голове, он и так увидит, когда я разобьюсь.
        - Не надо, пожалуйста… - я закрыла лицо руками.
        - Что не надо?
        - Говорить! Просто прикончи этот… день.
        - Я только начал. Вот Альда не казнила бы мага, она их коллекционирует. Мне же… ох, мне он просто не нравится.
        Он прицелился с левой, по привычке глядя правым глазом. Волкаш дрогнул, его закрутило на тросе. Капли крови притягивала земля, а сгустки покрупнее - сфера. Бритц нарочно попал ему в плечо. Дразнил голодных офицеров. Солдаты внизу обратились в имаго, готовые по щелчку кинуться на новое блюдо. Но слёзы размыли и Волкаша, и кокон из летающей крови вокруг него, и страшный лысый край утёса.
        - Иди ближе, - скомандовал палач. - Хочу, чтобы он успел запечатлеть твою смерть. Достойнее, чем его. Потому что это дорогого стоит: почти убить рой-маршала эзеров.
        Я послушно ступила на край. Кайнорт встал за моей спиной.
        - Это называют мортидо: влечение к смерти. Минуту назад ты не представляла, как найти в себе силы сделать шаг, а теперь мечтаешь, чтобы всё скорее закончилось. Смерть будет избавлением. От меня.
        Его запах и дым хватали меня за плечи. Голос с оттенками пыли и тени толкал в спину:
        - Легкомысленная птичка в турбине карфлайта губит пассажиров. Легкомысленная девочка с руженитовой булавкой губит планету. Вы же, шчеры, и карминцев не пощадили из-за своего Тритеофрена. Конечно, где высокоразвитые пауки - и где эти отсталые крабы? Под нож их. Плевать на всех, кроме себя, - он набрал ещё воздуха. - Это нормально. Но признай, мы похожи гораздо больше, чем тебе лгали.
        Волкаш терял сознание. А я… уже не чувствовала ничего. Ничего.
        - Тебе ещё повезло, Ула. Ты столкнёшься с землёй, а не с последствиями.
        Кайнорт склонился к моему уху, и я отшатнулась, не в силах больше слушать. Это случайно вышло, я не хотела! Лучи моего рассвета завертелись, обжигая глаза сквозь слёзы. Небо и земля перемешались. В голове просвистело: «Это всё». А потом, у самого лица - холодные камни.
        Тьма пришла прежде, чем боль. На счету Кайнорта Бритца осталась ещё одна моя смерть.
        
        ЧАСТЬ 3. НЕНОРМАЛЬНАЯ.
        ГЛАВА 31. ТРИ ПАЛАТЫ.
        Кайнорт стоял на краю, пока снизу не послышались аплодисменты. Он расправил затекшие от напряжения плечи и ощутил холодный пот и покалывающий приток крови к пальцам.
        - Ладно, ты выиграл, - Альда поднималась к нему на утёс, выискивая местечки, куда приткнуть каблуки. - Надо же, девчонка сбросилась без единого касания. Поздравляю: ты в очередной раз доказал, что способен довести любого до ручки одной только болтовнёй.
        - Профессиональной болтовнёй.
        Бритц светил зубами, как Алебастро в зените, показывая, что ждёт заслуженной награды за победу в их маленьком мерзком пари.
        - Ваше слово, Хокс.
        - Я помню. Ладно. Три дня мы будем собираться, чтобы отчалить с Кармина. Сказать по правде, партизаны оказали нам услугу, я давно хочу домой. Даю тебе один бой шиборгов против меня.
        - Если я выиграю, Вы оставите моей команде припасов на месяц. И мы продолжим поиски Тритеофрена.
        - На три недели, - возразила Хокс. - Ресурсов ведь должно и нам хватить на обратный путь. Но вы проиграете, Норти! Ты выклянчил у меня скорпиона, но он потерял много крови.
        - Не так уж и много. Это его приструнит, иначе мы не договоримся. Мне Волкаш не нравится, но я ему не нравлюсь гораздо больше.
        - Мне ты тоже не нравишься. Но я уступлю, потому что ты казнил инженера, которая была хоть на что-то способна.
        Под утёсом, раскинув руки, ничком лежала Ула. Камни рядом были красные и влажные, а из-под головы к небу струилась кровь. Ёрль Ёж подошёл к телу, набросил на него ветошь и, сграбастав грубо, взвалил на тележку. Там уже лежал куль побольше.
        - Что ты напряжённый такой? - Альда похлопала Кайнорта по спине. - Скоро будешь дома.
        - Дома на Урьюи.
        - О, заткнись! Да, верни мне карманный эмиттер и почини уже свой. Если бы ты сделал это вчера, я бы успела спасти склады. Так что опять, дружочек, ты сам во всём виноват.
        Офицерам приказали разойтись. Шоу закончилось. Фуршет отменился. Оставшись один, рой-маршал связался с Ежом:
        - Ёрль, почему кровь?
        - Все вопросы к доктору Изи. Я только извозчик.
        Сломанная рука ныла в лонгете. Дел по сращению было на час, но прежде Бритцу предстояло посетить три палаты.
        * * *
        - Где Ула?
        Берграй подскочил на месте, не успел Кайнорт переступить порог палаты номер один. Инфера потрепало в бою с суидом. Сложно было сказать, какие раны он нанес себе сам, а какие - жало и клешни скорпиона. Но пухлые кровоподтёки покрывали его с головы до ног.
        - Рад видеть тебя живым, друг, - Кайнорт меланхолично перелистал медкарту у изголовья койки. - Я вот тоже чудом выжил. Так, между прочим.
        - Ты не расслышал? Где Ула?
        - Казнь состоялась.
        Берграй сорвал с груди медицинские датчики, вставая. Его шатало от препаратов и потери крови, и он схватился за стеклянную этажерку. Пузырьки на ней зазвенели.
        - Что, доволен теперь?! - закричал Инфер.
        - Поясни.
        - Ты, древний ублюдок, отомстил девчонке! И за что! За её решимость пойти против целой армии!
        - Ты это, надеюсь, о своей армии, Берграй? О той, которой ты здесь рулишь? А то мне послышалось, что ты не с нами.
        - Мне стыдно служить с тобой в одном рое, Кайнорт. В одной веренице с воплощением зла в его жесточайшем проявлении: равнодушии. И в жадности. Тебе мало было получить по заслугам, когда взорвали Эзерминори, прозреть и поумерить кровожадность. Ты идёшь на Урьюи по головам и трупам, и я за тобой! Мне мерзко от того, в чём я вынужден участвовать, каким приказам должен подчиняться. Мне мерзко от самого себя!
        Инфер кружил по палате, как раненый зверь. Под звуки битых пузырьков рой-маршал шагнул к двери, чтобы прикрыть её. В коридоре персонал медблока шарахнулся от палаты.
        - Я спишу это на побочный эффект стимуляторов, - сказал Бритц. - Иначе тебя придётся долечивать в карцере.
        Инфер споткнулся на полуслове и тяжело схватился за койку. Датчик на его шее запищал о критически низком давлении и высокой температуре.
        - Как хоть ты живёшь с таким расщеплением совести, Берграй? Тут помню, тут не помню. Не ты ли чуть не убил девчонку после инкарнации? Не ты ли отправляешь ши из своей постели прямиком к травматологу? Не ты ли регулярно меняешь батарейки в брелоке электрошокера? - Кайнорт склонился над вспотевшим от судорог капитаном. - Мне хватает ума признавать свои действия злом. А ты уже запутался в белом плаще, рыцарь.
        Выйдя за дверь, Бритц подозвал дежурную сестру:
        - Палату капитана под круглосуточный контроль. И всё острое там уберите.
        Он прошёл дальше, за ширму, которая скрывала импровизированный спецбокс для интенсивной терапии. Там стоял крепкий лекарственный запах, неспособный перебить гарь, и зуммеры всевозможных датчиков громко тревожились за здоровье пациента. Живых врачей бумерангам не полагалось по понятным причинам. Жужжали только роботизированные системы для инъекций и перевязок.
        - Тьель, - позвал Бритц, и та приоткрыла один глаз.
        Она была очень плоха на вид, но доктор Изи обещал, что его опыт в ожоговом отделении и сотня-другая страховых кодов творят чудеса. У Тьель опалились ресницы и брови, а кожа напоминала мясо варёного лобстера. Маршал присел на край её койки.
        - Ёрль сказал, ты храбро защищала рефрижератор и подруг. Рад, что тебе лучше, чем тем карминцам.
        - Я это не ради вас, - прошептала шчера и опять закрыла глаз.
        - Но всё равно спасибо.
        Он достал прозрачный браслет и, осторожно приподняв обожжённую руку Тьель, надел его и щёлкнул. Потом зашуршал чем-то возле шеи. Шчера уставилась на маршала в недоумении. Зачем ему такая ши? Зеркальный маг, да ещё совсем не красавица.
        - Когда подлечишься, можешь быть свободна.
        - Свободна?..
        - Браслет останется гарантией неприкосновенности, пока наша армия здесь. Через месяц расстегнётся автоматически.
        Бритц показал только что снятый ошейник и бросил его в прикроватный ящик. Тьель заплакала. Кайнорт погладил ей плечо, стараясь не тревожить повязки:
        - Это всё, чем я могу тебя отблагодарить.
        На пути к последней палате комм рой-маршала пиликнул:
        - Здравствуй, Крус. Срочное?
        - Даже не знаю, минори, я зафиксировал всплеск активности гейзеров под руженитовыми арками. Там, где мы проходили вчера в горах, помните?
        - Ну.
        - Фон и частота похожи на диастимагию аквадроу.
        - Сомневаюсь. Настолько сильное влияние возможно, только если там была пенная вечеринка магов, Крус.
        - Да, но…
        - Во сколько?
        - С 7:17 до 7:25.
        - Почему мне не сообщил? Если это сейсмоактивность, нас тут расколбасит и без магии.
        - Э… Вы были несколько заняты… на казни. Но теперь всё тихо, как рукой сняло.
        - Продолжай мониторить. Держи меня в курсе.
        Только землетрясений им не хватало.
        Третья палата была заперта. Бритцу открыли после идентификации по сетчатке, но прежде, чем войти, он постоял на пороге, унимая всё сразу: головокружение, пульс, озноб. Доктор Изи глянул и тактично кивнул, продолжая вымарывать из системы данные о пациенте.
        На кровати лежала Ула. Здесь не пищали датчики и не пахло коктейлем из медикаментов. Просто тельце на казённой постели.
        - Спит, - подошёл Изи. - Реакция на потрясение.
        - На камнях была кровь. Повреждения?
        - Ничего страшного. Буфер гравитации рассчитал её вес на лету: исходя из роста и антропометрии, но не учёл истощения и затормозил круче, чем следовало. Плюс сотрясение мозга, плюс шок… - а чего ты хотел, открылось носовое кровотечение. Но уже всё в порядке.
        Доктор Изи занимался Улой лично. С присущей ему заботой о пациентах, невзирая на расу и положение, он не только ювелирно обработал рану от удара в землярке, но и умыл, причесал и напичкал витаминами.
        - Мы можем сделать что-нибудь с этим? - рой-маршал коснулся шрама на брови Улы, но Изи развёл руками:
        - Увы, здесь у меня нет оборудования для пластики. Я могу нанести коллагель: он высветлит рубцы и сгладит края. Любой, как говорится, каприз за твои деньги.
        И проворный Изи принялся сканировать медполис рой-маршала. Кайнорт положил руку на лоб Улы, разгладил тревожную складку, провёл по кручёным волосам. Стараниями доктора они запахли лесной земляникой. Ула вздохнула во сне. Тяжело, надрывно, как наказанный ребёнок, долго проплакавший после взбучки.
        - Седые, - заметил Бритц, перебирая серебро в махагоновом шторме волос.
        - Да, знаешь, - встрепенулся доктор и по привычке закрутил в пальцах скальпель, - мне знакомы эти черты. Такие… такие архитектурные! Серые глаза, точёный носик. Лет двести назад, ещё на Эзерминори, одна корпорация занималась селекцией шчеров. Они проводили племенной отбор для выведения выставочных экземпляров. Для разных целей, ну, вроде как породы. Для выносливости, устойчивости к среде и так, для красоты. Лучшие заводчики не останавливались ни перед чем, пока в одной из линий не применили модификацию с генами насекомых.
        - То есть они скрестили эзера и шчера? Но это невозможно.
        - Жизнеспособные личинки выходили только между минори и пауками-диастимагами, причём в одном из ста случаев. Лаборатории прикрыли, как только узнали, как они это делали. Ну, ты понимаешь. Не в пробирках, а так. Но пока им удавалось скрывать, на рингах и рынке рабов мелькали настоящие бриллианты. Красивые, сильные, умные. Уникальные экземпляры коллекций, компаньоны и эскорт, а не просто уборщики, грузчики и кухарки.
        Значит, в далёких предках Улы были минори.
        Земляника умопомрачительно ей шла. Кайнорт против воли представил её в изысканном платье, под руку с собой на фуршете в ассамблее минори. Эфир миража рассеялся, как только он понял, что Ула сломала бы ему руку ещё в трёх местах, лишь бы не идти рядом.
        - Возможно ли найти что-нибудь о её предках?
        - Сложно откопать после стольких лет и после… - он умолк, имея в виду гибель планеты. - Но зачем тебе?
        - Было бы неплохо подкинуть её родне. Не хочу брать с собой. - Бритц приподнял худенькую руку Улы двумя пальцами и встряхнул легонько. - Как можно жить с такими запястьями? Для неё Кармин уже предел. Я не могу обеспечить своим рабам нормальную жизнь на астероидах, а пока всё идёт к возвращению туда.
        Он убрал ещё одну хрустальную волосинку, запутавшуюся в ресницах Улы. Шчера повернулась на бок, прижалась щекой к ладони Кайнорта и свернулась клубком, продолжая спать. Её пальцы обхватили браслет из карминских волос на запястье рой-маршала. Знала бы она, что творит… Бритцу захотелось отрезать себе руку, только бы не потревожить этот сон, уходя. Доктор деликатно отвернулся к своим отчётам:
        - Хм.
        - Плохие анализы?
        - Её кровь содержит специфические белки для связывания диастиминов, частиц активной магии. Но самих диастиминов нет, - удивился Изи и пояснил: - Ула родилась с задатками диастимага, но когда пришло время, нужный ген почему-то не включился. Так бывает, что косвенно подтверждает мою гипотезу: в ней намешано крови насекомых и пауков.
        - То есть она маг, но не маг.
        - Не маг. С ДНК где-то что-то не в порядке, хотя сканер не обнаружил битых участков. Это странно, обычно повреждения прямо вопиют.
        Сквозь тонкий, как марля, хлопок больничной пижамы на шее и груди Улы просвечивала сетка рваных царапин. Это была какая-то серьёзная переделка. Затупленный керамбит оставлял похожие следы. Коллагель мог лишь обратить их неразборчивой росписью, лютой гравировкой на долгую память.
        - А что-то может вдруг включить этот ген? - спросил Кайнорт.
        - Хороший вопрос. Мы не знаем. По правде, эзерам нет дела до тонкостей генетики шчеров.
        - Будет дело, когда в твоём санитаре проснётся магия суида от вспышки на солнце.
        - Не всё так просто. Битый ген сам собой не исправится, если только паука не разобрать на молекулы и не собрать заново правильно.
        Осторожно, будто скальпель из миокарда, Кайнорт вынул ладонь из-под щеки Улы. Пальцы эзера в последний раз обдало живым теплом.
        - Пусть отдыхает, позже её заберёт Ёрль.
        - Стой-стой-стой! Дай-ка на зрачки твои взгляну.
        - Сейчас. Я только схожу подышать.
        Бритц вышел на холод и затянулся любимой курительной смесью, пытаясь удержаться сознанием за этот дым.
        Шрамы Улы в его ладони. Казнь. Пари. Землярка. Удар.
        «Дай-ка на зрачки твои взгляну»
        Он успел затушить сигарету о клинкет медблока и съехал по стене на лёд. Через полчаса, когда о серый обморок споткнулся лаборант, доктор Изи распорядился подготовить четвёртую палату. И беззаботно насвистывая, ввёл номер отощавшей страховки рой-маршала уже по памяти.
        ГЛАВА 32. ПЛАН БЖ-Ж
        Ещё не вполне понимая, как такое возможно, я сидела в каюте гломериды. А Бритц сидел напротив. А между нами на столе лежал прозрачный браслет ши, который я игнорировала.
        - Ты не могла бы выкинуть из головы всё, что я говорил на утёсе?
        Это он пошутил так. Это у него шутки такие.
        Последнее, что я помнила, - серые камни у лица. И кровь. Брызги крови на льду. Ужас и чернота. Потом почудилось затхлое тряпьё, забухтели голоса, полилась вода и поспела земляника - иными словами, явились все порядочные атрибуты загробного мира. Пока я вдруг не проснулась в белой и светлой палате. В голове сквозняк, в мыслях ветер. Доктор Изи подозрительно учтиво рассказал, что под утёсом был буфер гравитации, который поймал и затормозил меня в миллиметрах от камней. И что сейчас уже полдень. И что Волкаша тоже помиловали. И что нужно спать, а не бегать по палате с безумными глазами. Я ответила, что безумная теперь вся, целиком, и рассмеялась так, что доктор задорно влупил мне снотворное.
        Поздно вечером Ёрль отвел меня в каюту Бритца. Весь в колючках, вечно мрачный Ёж производил впечатление куда уютнее, чем свежий, накрахмаленный палач с мягкой улыбкой. Я вдохнула поглубже:
        - До конца своих дней не забуду. Хочу, чтобы тебя бешеные собаки драли, а твой труп отымел бугль.
        Бритц пожал плечами:
        - С моим-то образом жизни не удивлюсь, если всё так и будет.
        - Зачем ты оставил нас в живых?
        - Бой шиборгов, - он выложил на стол буклет с анонсом и подвинул ко мне. - Послезавтра состоится поединок между Волкашем и Лео Замардино - это шчер Альды Хокс.
        - Лео Замардино - звучит, как чемпион галактики.
        - Так и есть. Мне нужны твои мозги.
        - Мог бы просто собрать их с камней, зачем усложнять?
        На первом же развороте Лео Замардино крупным планом выдавливал глаза пауку-голиафу. Кайнорт захлопнул страницу и забрал буклет.
        - Если Волкаш победит, получит свободу.
        - Ты не слышишь? Нам не победить чемпиона галактики!
        - Значит, Волкаш умрёт на ринге, - он помолчал, но видя, как я снова погружаюсь в ступор, добавил раздражённо: - Ула, он пятиметровый, чёрт возьми, скорпион. Альда собиралась оставить его себе взамен пожухлого Лео. В зените славы Замардино был лет двадцать назад.
        Шансы на победу составляли статистическую погрешность, но шансов, что Кайнорт оставит эту затею, не было совсем.
        - Сделаю, что смогу.
        - Пенелопа будет ждать тебя в мастерской утром. Иди поешь.
        - Я не возьму это, - отодвинула проклятый браслет и встала.
        - Зря. Браслет ши - вопрос безопасности: Альда будет недовольна, когда обнаружит, что ты жива. Но личного раба не тронет.
        - Нет.
        - Можешь просто носить его в кармане.
        От одного только взгляда на прозрачный наручник тяжелели запястья:
        - Нет.
        Я замерла у клинкета в ожидании, когда эзер наконец выпустит меня из каюты. Кайнорт распахнул дверь, которая оказалась не заперта. Ничего-то он не смыслил в шантаже.
        Рискуя, что на голодный желудок мне приснится Бритц, я всё-таки не пошла ужинать. Вместо этого пробралась в наспех обустроенный тюремный блок. Охранники были на пересмене. Никто не заметил, как я подкралась к самой клетке - гигантскому пустому сейфу с единственным пленником.
        - Ула! - Волкаш вскочил с лежанки и отставил термос с ужином.
        Мы взялись за руки сквозь жгучие прутья плазмосети. Они опалили нам рукава, но разве это имело значение? Мы были живы каким-то чудом! На шее у Волкаша мигал широкий ошейник для блокировки диастимагии. Дредлоки спутались, на лбу и щеках пылали фингалы.
        - Ты как? - горячо зашептала я, восхищаясь, каким же неукротимым зверем он был даже в синяках, даже в заточении.
        - Нет, ты-то как? Я видел, как он тебя сбросил!
        - Нормально я. Волкаш, мне опасно здесь долго отсвечивать. Просто хотела сказать… я нас вытащу.
        - Устроишь побег?
        - Нет. Мы с Кайнортом договорились, что если послезавтра ты…
        - Ула, моих ребят почти всех убили! А ты заключаешь договоры с тараканами от моего имени!
        Если честно, я не подумала о сделке с этой стороны.
        - Но это шанс на свободу. Он нас отпустит, понимаешь? Волкаш, мы вернёмся к Баушке Мац!
        - Да с чего ты… - он засмеялся и зарычал, приходя в бешенство. - Крошка, с чего ты решила, что он сдержит слово? Это же Бритц!
        - Только за сегодня он сдержал два слова одним махом. Казнил и помиловал. Много ты его знаешь, чтобы голословно…
        - Зато ты, как я погляжу, узнала его что-то слишком хорошо, - Волкаш вдруг отстранился, оглядывая меня, как впервые. - Я видел, как ты упала, Ула. Я видел! А после ты… приходишь сюда, как ни в чём не бывало, с подправленным личиком и называешь Бритца по имени… Ула, скажи, что тебя не перевербовали!
        - Да ты что! Я стояла на краю и умирала от страха, я думала, что нас казнят! - меня затрясло на нервах. - Дурак…
        - Ладно, что там за договор?
        Он просто устал. Он не в себе. Это нормально - после всего, в его-то состоянии, Ула! Дыши ровно и не усугубляй, иначе вам двоим крышка.
        Я сглотнула ком и рассказала, сбиваясь и заикаясь в попытке поделикатнее донести до Волкаша, что чемпион галактики будет гонять его по арене.
        - Ты, мать твою, нормальная? - он швырнул термос в прутья, где остатки мясной похлёбки зашипели, источая смрад палёного сала. - Беру свои слова назад. Теперь я вижу, что таких и вербовать не надо: он просто тебя обдурил.
        Глаза защипало сильнее, и я с услышала в своём голосе саркастичные нотки Кайнорта:
        - Тогда выслушаю твои предложения, Волкаш. Давай, ведь у тебя же наверняка был план побега из бронированного сейфа. Нет? - в ответ он молча упал на лежанку и отвернулся к стене, укрывая голову капюшоном. - Вот и у меня нет. Но я костьми лягу… Слышишь?
        - Это я лягу костьми послезавтра, - буркнул капюшон.
        * * *
        После разговора с Волкашем я уже не могла есть - ни тем вечером, ни наутро. И не потому даже, что отругал. На болотах он нас ещё не так отчитывал, мог и леща маленько… на то ведь и атаман. Но я бесконечно гоняла две фразы:
        его «называешь Бритца по имени…»
        и мою «Много ты его знаешь, чтобы голословно…»
        Может, Ула всё-таки умерла, и в этой параллельной вселенной, одной из множества миллиардов, я стала уже не я? Потому что, случись нам переиграть разговор, имя Кайнорта и эта вспышка в его защиту повторились бы.
        Ранним утром я брела к Пенелопе в облаке смятения, как вдруг кто-то схватил меня за плечо. Берграй навис, как грозовая туча:
        - Не бойся, Ула. Пройдёмся?
        Он предложил руку, и я с опаской взялась за обтянутый в чёрное локоть. Капитан напустил такой таинственный вид, что показалось невежливо шарахаться.
        - Ты в курсе, что камеры пленников на прослушке? Спокойно, не трепыхайся. Я могу вам помочь.
        - Нам с Волкашем? Вы знаете, как победить Лео Замардино?
        - Это невозможно, - отрезал Инфер. - Но вся охрана рой-маршала подчиняется мне. Завтра на рассвете я открою клетку.
        - Если?
        В его сапфировых озёрах расширились зрачки:
        - Если ты проведёшь со мной вечер. Только один вечер наедине.
        - Это очень… заманчивое предложение, господин Инфер. Но я потеряю целый вечер подготовки к бою, и если вы обманете…
        - Гарантия - моё слово.
        Я представила, как убегаю с Волкашем в закат и до конца дней своих сочиняю небылицы, какой ценой спасла ему жизнь.
        - А я думаю, чем лучше пройдёт этот вечер, тем скорее вы его нарушите. Ведь достаточно взвести глоустер, чтобы я сделала всё, что прикажете. И даже сыграла в любовь. Вообще я сильная трусиха и смертельно боюсь умирать. Зачем же вам рисковать и идти против Бритца?
        Берграй жестом предложил мне присесть на какой-то ящик и опустился рядом.
        - Тебе следует узнать кое-что о Кайнорте.
        - Боже мой, неужели что-то плохое? - я хохотнула тем самым смехом, которым напугала доктора Изи. - Простите.
        - Когда я был ещё ребёнком, мои родители служили в веренице капитана Кайнорта Бритца. Он тогда подавал большие надежды на поприще военной службы и, впрочем, очень скоро их оправдал. Это был расцвет захватнической мощи Эзерминори. Самым лёгким способом обогатиться и прославиться казалась война. Родители оставили меня в бедном пансионе и рванули на заработки. Они были простыми крестьянами без особых талантов и даже без образования. Бритц тогда набирал вереницу для вылазки к имперским границам. Успех операции был его личным пропуском к новому званию. Предполагалось, что вернутся не все. Он знал, что у моих родителей остался ребёнок, но всё-таки потащил их за собой. Не буду пересказывать, в какую передрягу они попали… Но вернулись только асы. Ценой пушечного мяса из новобранцев, которые оказались не так проворны. Конечно, зачем лететь быстрее имперцев, если можно просто лететь быстрее вчерашних пахарей и сапожников? Нет, Бритц, конечно, старался. Я видел хроники. Он прикрывал, отстреливался, эвакуировал. Но не ради людей, Ула. Он начал эвакуацию с кораблей, которые везли больше добычи. Больше рабов. И
мои родители оказались в конце списка. Паф! - и до них просто не дошла очередь. - Берграй тяжело перевёл дух. Он сидел рядом со мной, но сознанием в другом пространстве и времени. - Бритц взял меня на попечение и щедро оплатил образование, даже не одно. Лучшие интернаты, высококлассные гувернёры, протекция на тёплые местечки. Я рос, как чистокровный минори. В изысканном холоде. Один на один с одиночеством… Да, а звание своё Бритц получил тогда.
        - Значит, это месть?
        - Месть? Нет. Как можно? Ведь я столько лет принимал его помощь! Но и позволить ему пройтись по твоей умненькой головке тоже не могу. Я многим ему обязан, но это уже… личное. Ты добрая и ранимая, а Бритц беспощаден. Знаешь его девиз? «Начни по-хорошему. Продолжи малой кровью. Закончи любой ценой». Любой ценой! Это будет нечестно, несправедливо. Ради победы он выжмет из Волкаша всё до капли, из живого или мёртвого. А в то, что Кай найдёт Тритеофрен, никто, кроме него самого, уже и не верит. Даже если - вдруг! - он сдержит слово, ты унесешь с собой на болота косточки Волкаша в нагрудном кармане.
        Да. Кайнорт ведь говорил на казни, что Волкаш ему не нравится. Я боялась представить, что он с нами сделает, если проиграем. Нужно было подстелить соломки со всех сторон:
        - Извините. Я все-таки попытаюсь с шиборгом, пока есть время. Ведь у меня есть время?
        - Моё предложение останется в силе до вечера, - очаровательно улыбнулся Инфер.
        Наверно, Берграй думал обо мне лучше, чем оно было на самом деле. «Добрая и ранимая…» - человека с такими задатками Кайнорт бы не помиловал.
        * * *
        Пенелопа собирала макет скорпиона один к одному. Для примерки брони и оружия, пока настоящий Волкаш хранился в сейфе. Ещё у нас были записи с камер, которым удалось запечатлеть бой эзеров с партизанами.
        - Если он на арене будет вполовину так хорош, нам и план Бж-ж не понадобится, - восхищалась Пенелопа, соскакивая с пластиковой клешни.
        - План Бж?
        - Бж-ж, - она тряхнула зелёными крыльями. - За оригинальный подход начисляют дополнительные баллы. За банальные примочки вроде колёс или плазменной пушки - вычитают. Так вот, инженеры Альды Хокс не способны выдумать два способа использовать диван-кровать, а у нас одни ненормальные в команде. План Бж-ж - обойти их по очкам.
        О партизанах мы не говорили. Я устроила диверсию - это минус, но вытолкала Пенелопу из ловушки - плюс. В итоге ноль к обсуждению. Рыжая сдавила меня в объятиях, стоило переступить порог мастерской. «Если тебя потащат на астероиды… займу у Кая и выкуплю тебя, мерзавка», - поклялась она.
        Лео Замардино умел высоко прыгать, это было его критическим преимуществом. Зато Волкаш имел две здоровенные клешни и хвост. Поэтому я предложила оставить ему для маневров не одну заднюю пару ног, а две.
        - Это хорошо, - кивала Пенелопа, обходя модель вокруг. - Но рискованно так сильно облегчать шиборга. Замардино будет обвешан оружием по самые клыки.
        - Ну… подождём, что решит Бритц.
        - Ты разве не знаешь? Альде кто-то проболтался о тебе, она ворвалась сюда рано утром, разгромила модель. Вопила, что Кайнорт жулик… В общем, они с Ёрлем в карцере до завтрашнего утра. Начало боя - в полдень.
        Маршал. В карцере. Нет, это был параллельный мир. Итак, вся ответственность легла на нас с рыжей. Туловище модели мы с Пенелопой обернули узелковой нейросетью, чтобы связать мышцы шиборга с орудиями. А клешни укутали бронёй со злополучными пластинками, которые сворачивались в шарики.
        Альда Хокс не гнушалась потерей очков за банальность. Её излюбленными пушками были вариации на тему плазмы. Поэтому на спине Волкаша над обычной лёгкой бронёй мы разместили накладные ячейки с воздухом. Плазменный болл прорывал ячейки, и воздух обезвреживал заряд. Основной слой брони получал чуть больше, чем ничего.
        Алебастро катился за горы, а мы воевали только с первой парой орудий. На клыки нацепили буры. При укусе срабатывал ротор, который запускал саморезы с алмазной головкой. Это была моя идея. И всё бы хорошо, но обратный ход сбоил. Волкаш мог ввинтиться и… не вывинтиться. На очереди ждали газовые резаки для второй пары ног: один достался от партизан, напавших на Тьель, а второй только предстояло собрать.
        - Займись визорами, - спохватилась Пенелопа. - Изображения линз Волкаша и Кайнорта не синхронны.
        Я не знала, за что хвататься, то ли за буры, то ли за горелки, то ли за визоры - и запаниковала.
        - Пенелопа… ты сказала, начало в полдень?
        - Утром надо ещё успеть протестировать всё на Волкаше.
        Мне стало совсем нехорошо. На виртуальной схеме шиборга над хвостом и второй парой ног горели знаки вопроса. Мы так ничего и не придумали. Мы ничего не успевали!
        - Ула, тебе плохо? Бледная… Сядь.
        Пенелопа сунула мне термос с чем-то горячим и сладким. От страха я даже не поняла, кофе это или чай. Перед глазами проносили куль с останками Волкаша, а Кайнорт вёл меня на новую казнь.
        - Можно мне… выйти на полчасика?
        Пенелопа закивала:
        - Конечно! Проветрись, поужинай. А я пока займусь визорами.
        На самом деле возвращаться в мастерскую не имело смысла. Ни блестящих идей, ни времени для их воплощения у нас не было. Мы просто собирали саркофаг для Волкаша, гроб с прибамбасами.
        Это Берграй выдал Альде, что я жива. Ведь только избавившись от Кайнорта и Ёрля, он мог устроить побег. Я отправилась в воланер капитана, чтобы выполнить свою часть сделки. «Провести вечер», - сказал Инфер.
        В лагере было темно: центральное освещение повредили партизаны, и я пробиралась на первое в жизни свидание, как воришка. Свидание хозяина и рабыни. Фраза-инвалид, от которой хотелось повернуть назад. Очи Пламии таращились на меня из-за скал.
        ГЛАВА 33. ПЕРЕЛОМ
        - Проходи, Ула.
        В мягком свете бра Берграй был страшно красив.
        - Здесь тепло, - вежливо сказала я, зная, что положено что-нибудь сказать, но совершенно растерявшись. Эзерглёсс моментально забылся. По правде, я и на родном языке понятия не имела, о чём вести беседу. Капитан вгонял меня в ступор.
        - Присядь. Ты бледна… может, вина?
        - Я бы съела что-нибудь.
        - С вином.
        Властные объятия пилотных кресел не допускали возражений. Этим вечером Берграй не совершал обычной вольности и не нарушал границ моей болезненной отстранённости от эзеров. Я наконец расслабилась настолько, чтобы проглотить канапе с бриветкой. Инфер улыбнулся и подался вперёд, касаясь своим бокалом моего.
        - Играть со шпажками канапе идёт тебе гораздо больше, чем собирать шиборга.
        - Я не знаю светских манер.
        - Ты от природы изысканна. Гувернёры потратили не один десяток лет, приучая меня есть согласно этикету, пить согласно этикету… спать и драться согласно этикету. Говорят, если вздумал бунтовать против правил, то нужно сперва их усвоить как следует. Чтобы даже этикет нарушать согласно этикету.
        Берграй высыпал что-то в мой бокал. Напиток вспыхнул и погас.
        - У меня третья линька. Эти кристаллы расслабляют и снижают чувствительность.
        Флёр романтики растворился в том же в бокале. Напрасно я разыгрывала леди со шпажками, ясно ведь было, чем закончится вечер. Меня искромсают осиные жвала, как обещала Йеанетта. Бриветки исчезли с тарелки неприлично быстро. Затыкая ими рот, я думала только об одном: ни в коем случае не брякнуть -
        - Берграй, как вы… как ты откроешь клетку?
        - Всё будет хорошо, - Инфер встал, протягивая салфетку, и не сводил глаз с моих губ, пока я их не промокнула легонько. Из-за рефлекса они были недоступны для эзера. Но он забрал и приложил мою салфетку к своим губам, вдыхая мой запах.
        - Нас не отследят по ошейникам? Как мы от них избав… - но меня прервали с ноткой раздражения:
        - Все будет хорошо.
        - Прости, да-да.
        - Пойдем. Я покажу тебе, где живу.
        Он подал руку, и я опять машинально её приняла. Вино неприятно стукнуло в висок. Берграй проводил меня к широкому экрану. Его поверхность была чёрной и вязкой, словно из ферромагнитного киселя, и в этой голографической жиже плавали изображения небесных тел. Чем дальше, тем тусклее, как в омуте. На тёмных водах качались жёлтые и голубые шары звёзд, вокруг которых болтались планеты-мячики.
        - Там глубоко?
        - Длина руки, но кажется, что бесконечно, правда? Это медиа-ликвор, или просто ликвор, прототип имперских конвисфер. Высокоэнергетических голограмм.
        Берграй запустил руку в омут и схватил звезду. Та потянула за собой планеты и вытащила новый кусок космоса. Приближаясь к поверхности экрана, шары выглядывали наполовину, как барельеф, а потом лопались и исчезали. На их место всплывали новые. Наконец показалась та часть вселенной, о которой я и не слышала. В центре ликвора вращалась тусклая бордовая звезда. Её поверхность покрывала бурая короста с редкими протуберанцами.
        - Это Эзерминори, - сказал Инфер, приближая звезду. - Она была нам домом миллиарды лет.
        - Вы жили на звезде? Как такое возможно?
        - Эзерминори - планемо: звезда, которой не хватило энергии, чтобы вспыхнуть. Сто лет назад, после имперской бомбардировки, планемо воплотила мечту: стала наконец звездой.
        Берграй повернул Эзерминори вокруг оси, и из космических глубин на орбиту звезды поднялось чудовище. Это был конгломерат астероидов, сцепленных в один большой улей. Судя по масштабу экрана, между соседними астероидами могла поместиться целая планета. Улей лениво ворочался, подставляя бока под тусклые лучи Эзерминори. Редкие вспышки на звезде достигали половины пути к улью, и тогда от последнего отрывались белёсые куски атмосферы.
        - А это наш новый дом. Невесть что, но… тот, другой, уже и забылся. На каждом астероиде свои атмосфера и система жизнеобеспечения. Ближе к центру теплее и нет радиации, но там только искусственный свет и не видно неба. Его просто нет, живёшь, как под крышкой кастрюли. Это тяжело. Снаружи светло и прохладно, но солнечный ветер разрушает флору, а магнитные бури вредят здоровью. Многие предпочитают армию: дислокации флота раскиданы по другим системам, но их я тебе, конечно, не покажу.
        - В этом улье совершенно невозможно жить по-человечески.
        - Мы и не люди, Ула, - улыбнулся Берграй, касаясь моей руки, чтобы напомнить о напитке.
        - Но вы завозите туда рабов с разных концов вселенной.
        - Я бы не дал тебе умереть так скоро.
        Вино потеряло утончённость: так много я отпила одним махом, чтобы убить в себе всё разумное и светлое.
        - Такие экземпляры пауков, как ты, нужно заливать янтарём, - Инфер забрал бокал и задержал мою руку в своей.
        Кончики пальцев защипало. Ощущение его кожи на моей настолько обострилось, что стало страшно: вдруг таблетки не подействовали? Я взглянула Берграю в глаза и сосредоточилась на совершенных линиях его лица. «Он потрясающий. Он хорош, как редкий алмаз», - повторяла я. Это было даже смешно: вытерпела столько боли, вынесла столько унижения, а теперь… Но он обещал, что всё будет хорошо. «Всё будет хорошо», - принялась я за новую мантру.
        - Если бы ты стала моей ши… - Берграй взял меня пальцами за подбородок, целуя в кончик носа.
        - Я не…
        - Тише. После.
        Меня подтолкнули к чему-то мягкому. Свет бра померк по щелчку, остались только фонарики сателлюксов. Я обернулась: софа и шикарный меховой плед. Выпустив из виду Берграя, я вдруг ощутила его губы у себя за ухом.
        - Ты дивно пахнешь, Ула, - прошептал он и завел мои похолодевшие руки за спину.
        Из его рёбер с треском выпростались медные лапы и обхватили меня крепко, плотоядно. Такой страх я испытывала только на тренировке с Бритцем в долине. Инфер заметил дрожь:
        - Неужели впервые?
        - Да. Нет.
        Строго говоря, он уже не был первым. Неужели Кайнорт не растрепал, только чтобы похвастаться?.. Крылья застили свет, и Берграй в полёте уронил меня на плед. Вино, мех, и анестетик размягчили меня, как игрушку. А Берграй - после всего - расскажет Кайнорту? Откуда взялась эта мысль и почему так больно скребла? Горячие ладони ласкали мне живот, осиные лапы царапали ткань. Саднило кожу под комбезом. Чуть-чуть. Коленом Инфер развёл мне ноги и прижался бёдрами, покачиваясь вверх-вниз. Не давая прикрыться, целовал мои ключицы и рвал сорочку на груди.
        Некуда деваться. «Это всё равно случится», - твердил здравый смысл, - «Это уже происходит, а завтра - свобода». Может быть, тело и стало ватным, вялым, но сознание кричало от ужаса. Я не могла с ним справиться, как с истеричным ребёнком, впавшим в исступление на прививке: ни логикой, но разумом ни уговорами, ни кнутом, ни пряником.
        Я не хочу.
        Исчезнуть бы. Или потерять сознание. Исчезнуть… Хвост скорпиона можно скрыть под маскировочной вуалью! Поразительно, насколько легко вырвалось:
        - Берг… нет.
        - Тебе больно? - его глаза излучали искреннюю тревогу.
        - Нет. Я просто не могу. Я не могу!
        - Ула, так бывает. Вино с анестетиком… Просто расслабься, ладно?
        - Берг, ты очень… Ты нежный и красивый, - я лепетала какую-то ересь, тормоша своё полусонное тело, чтобы сползти по софе на пол. - Ты почти совершенство. Но я не хочу.
        Как же по-идиотски это выглядело со стороны. Полуголая девчонка лепетала обалденному мужчине, что она его не хочет. Не хочет даже в обмен на жизнь и свободу.
        - Позволь мне остыть снаружи. Я проветрюсь и вернусь.
        - Ты серьёзно? Будешь бродить ночью в таком виде?
        - Мне это нужно сейчас! Я вернусь. Разреши только…
        - Ула, постой, - он потянулся, чтобы вернуть меня на софу. - Иди ко мне, и наутро будешь свободна. Я же обещал!
        На груди ещё тлели его поцелуи. Но чем ближе к выходу, тем становилось легче.
        - Прости меня! - слёзы смешались с потёками крови на исцарапанной жвалами шее. - Я не хочу. Понимаешь?..
        - Ула, стой!
        Клинкет поддался. Снаружи потянуло замогильным сквозняком долины.
        - Ула! - прогремел Инфер, взлетая с софы, и меня обожгло молнией.
        Я упала в проходе. Электрическая нить протянулась от ошейника к брелоку на поясе Берграя, меня дёрнуло назад. И тотчас отпустило. Сквозь туман боли набросился опустошающий страх. Инфер метнулся ко мне, приподнимая на руки:
        - Ты в порядке? - я дрожала, но видела, что его трясёт не меньше, - Прости, прости, прости меня! Это просто рефлекс…
        - Рефлекс? - пробормотала я, соображая, и гнев отбросил меня назад к клинкету. - Так ты дрессируешь непокорных ши? Электроошейником, как служебных сук?
        Берграя яростно сдирал брелок с ремня:
        - Это чёртова первая реакция! Ула… пожалуйста, прости меня!
        Но я вывалилась в темноту и побежала прочь. Бросила шанс на свободу сокрушаться на полу воланера. Так значит, рефлекс. Естественная реакция хозяина, привычный аргумент в диалоге с рабыней. Даже не представляла, на что способны ошейники. Обрывков комбеза и сорочки под ним едва хватило, чтобы закутаться, но спину продувал хлёсткий ветер. Чудилось, что Берграй нагоняет сзади. Что где-то вибрируют крылья медной осы. В боку закололо, но я уже знала, где спастись.
        Карцер обустроили в пустом рефрижераторе.
        Я ворвалась туда, держась за клочки комбеза. Внутри стояла глухая тишина, и мороз пробирал ещё круче, чем снаружи. Под ногами было узкое вентиляционное окно шириной с ладонь.
        - Кайнорт! - я заколотила в бронированный заслон рефрижератора. - Ты здесь? Бритц! Проснись!
        И припала к земле, пытаясь заглянуть в щель. Сверху скрипнуло:
        - Ну?
        Там на уровне глаз открылось ещё оконце, пошире. Из него на меня смотрели белые бриллианты. Я даже растерялась от их света и спокойствия. Наверное, он уже спал. Если на таком морозе можно уснуть.
        - Что случилось? - глаза безразлично просканировали меня с головы до ног.
        - Браслет у тебя с собой?
        - Да.
        - Давай его сюда.
        Без лишних слов Кайнорт передал в окошко прозрачный браслет. Я схватила его, пока Бритц не передумал.
        - Как его активировать?
        Отворились полоски окошек во всю длину заслона. В рефрижераторе с голыми стенами и стальным полом ночевали двое. Ёрль Ёж щурился на меня из угла. На Кайнорте не было ни куртки, ни хромосфена. Их бросили сюда, в чём арестовали. От вида замороженных арестантов мне стало ещё холоднее. Эзер пропустил руки сквозь окошки и щёлкнул браслетом. Его пальцы были ледяные и едва сгибались.
        - Я смотрю, ты подготовилась по всей форме, ши, - он намекал на то, что я, можно сказать, без белья.
        - Да, и отметила заодно.
        - Не пей много, впереди трудный день.
        Створки задвинулись, только глаза сверкали в темноте.
        - Оставьте шиборгу две пары ног свободными, - сказал Кайнорт. - Он будет лучше маневрировать.
        - Мы так и сделали. Да, я ещё думаю накинуть камуфляжную вуаль на хвост. Он станет невидимым!
        - Блестяще, - в окошке показалась карточка. - Держи полис.
        - Зачем? Я в порядке.
        - На всякий случай. Там уже немного осталось. Увеличение груди тебе не оплатят.
        Щель захлопнулась, и вернулась гробовая тишина. Минуту я ещё постояла у рефрижератора, переваривая мысль, что у судьбы странное чувство юмора. И побежала в мастерскую.
        Перед Пенелопой объясняться не пришлось: она спала сидя, уронив голову на хвост модели. Я прокралась в душ и с наслаждением осыпала себя целым барханом шелковистых песчинок. Форма, пропахшая вином и Берграем, полетела в печку. Мы потеряли полтора часа.
        - Пенелопа! - я растолкала её. - Есть идея!
        Рыжая с трудом собрала глаза в фокус.
        - Налей крови, умираю, как спать хочется. Ты чего это бодрая?
        - Проветрилась.
        - У тебя что, браслет Кая? - она выкручивала мне руку, не веря глазам. - И чем это от тебя пахнет? Ты же в столовую ходила.
        - Там… давали… вино на ужин.
        Пока меня не было, умница Пенелопа, не поддаваясь панике, доделала газовый резчик и даже начертила орудия для второй пары ног. Ей пришла идея задействовать сварочные пушки, чтобы склеить лапы чемпиону галактики. Мне стало стыдно, что оставила рыжую одну.
        - Пенелопа, а ты тоже хотела бы жить на Урьюи?
        - Да, - просто ответила она, - На третьем слое астероидов я небо вижу только на экранах. Темно, душно, тесно. Для большинства эзеров даже здешние пустыни - курорт. Если Бритцу удастся сохранить биосферу на Урьюи… Прости, Ула.
        Вуаль была готова через час. Модель размахнулась иглой - и хвост пропал!
        - Запус…
        Но я уже запустила: для чистоты эксперимента требовался эффект неожиданности. Хвост смёл Пенелопу через всю мастерскую и бросил в угол.
        - Башку тебе откусить! - Она расправила крылья, чтобы встать. - Я передумала тебя выкупать, Ула. Знаешь, с Бритцем тебе в самый раз.
        Спустя ещё три часа мы обошли модель, любуясь работой. Уходя, Пенелопа строго-настрого приказала мне ложиться спать. Но оставалась ещё одна чрезвычайно важная диверсия. С двумя флягами горячего кофе я отправилась в карцер.
        - Ёрль! Ёрль Ёж! - я поскреблась в заслон.
        Долго не отвечали. Уж не околели ли там эти двое? Но вот из окошка выглянули колючки. Морозный парок клубился из рефрижератора.
        - Чего тебе?
        - Держи, я тебе кофе принесла погреться.
        - Я в шубе, не мёрзну.
        - Бери, зря что ли бежала? - я затолкала фляги в окошко.
        - А две-то мне на что?
        - На всякий случай. Поделишься с… кем-нибудь там.
        Я убежала прочь, пока он не нашёлся, чем возразить, или упаси бог, не задал бы вопрос.
        ГЛАВА 34. ПОБИТЬ ЗАМАРДИНО
        Пользуясь отсутствием Кайнорта, адъютанты Альды Хокс открыли боевой ангар позже, чем положено, и нам пришлось ждать на морозе. Зато на помощь прилетел Крус. Я видела второго инженера торчащим из карминели и только теперь разглядела, как следует. Он был небритый и очень рыжий, точно такого же оттенка, как Пенелопа. Никто, правда, его не просил помогать, о чём довольная Пенелопа успела поведать громко и сотню раз. По жребию мы тренировались первыми.
        Внутри ангара была затянутая сетью арена. С вогнутыми стенками и полом, она напоминала глубокую супницу. В этой чаше противникам становилось не так-то просто выкинуть друг друга за бортик. Волкаш в лапах эзеров казался орланом в силках браконьеров.
        - Я сниму ошейник, и ты обратишься, - объясняла ему Пенелопа, - Затем я включу диаблокатор магии. Внутри арены ты не сможешь применить способности суида, а также не рекомендую обращаться в человека, пока не объявят, что бой окончен.
        Крус направил на Волкаша глоустер, и Пенелопа осторожно расцепила ошейник. Волкаш превратился не сразу. Он не желал подчиняться сию секунду, даже зная, что от этого зависит его жизнь.
        - Смотри, без дури, - предупредил Крус, и Пенелопа посмотрела на него с восхищением. - У меня чувствительность к твоей магии семнадцать, почую влияние - хелицеры снесу.
        Когда Волкаш превратился, нас раскидало в стороны, настолько громадным был скорпион. Пенелопа ударила в пульт, и по периметру арены засверкали огоньки диаблокаторов.
        - Разворачивай мозги, - приказал Крус.
        Он так назвал сеть чипов-нейронов на подложке из шёлковых ячеек. При помощи них орудия должны были беспрекословно подчиняться воле шиборга. Пропуски, перехлёсты узлов или складки грозили как минимум отказом системы. Как максимум - пушки могли взбеситься и покрошить Волкаша живьём.
        Следом мы обернули его динамической бронёй с ячейками воздуха, а на клешни накинули злополучные пластинки с сюрпризом. Через час скорпион стал похож на противоракетный комплекс. Он щёлкнул первой парой ног, посылая в борта арены ослепительные вспышки бесконтактной сварки. Пенелопа подбросила два титановых мячика, и со второго раза Волкаш намертво сплавил их в полёте
        - Великолепно! - похвалила Пенелопа, когда Волкаш изловил толстый прут и раскрошил винтовыми клыками.
        Осталось испробовать хвост.
        - Проваливайте, наше время, - прокаркали сверху.
        У кромки арены стояла Альда Хокс. Софиты освещали её снизу и придавали строгому лицу вид каменного идола. Рядом с ть-маршалом поджал восемь ног её шиборг. В обличии имаго Лео Замардино был слишком милым, чтобы вырвать чемпионский титул вместе с сердцем противника. Паук-скакун, весь кругленький и пушистый, очаровательно чистил хелицеры лапками. Восемь крупных глаз блестели на макушке, умоляя: «погладь, и я замурлычу».
        - Вы же сами нас задержали, - попыталась Пенелопа.
        - Напиши жалобу, Игор зарегистрирует её в конце месяца.
        Спорить мы не стали. У Полосатой Стервы в заложниках ещё оставался Кайнорт, единственный наш боевой стратег, который и должен был управлять шиборгом. Мы аккуратно сняли броню, свернули нейросети и собрали орудия. Волкаш обратился человеком, и его снова увели в ошейнике. Мы даже не успели обняться.
        - Ничего, - бормотал Крус, - Может, и хорошо, что они не увидели хвост. Добавили бы эхолокатор в настройки визора, и лишили бы нас козыря.
        В полдень к ангару подтянулся весь лагерь. Альда уже покрикивала на ассистентов, снаряжавших Замардино, а Волкаша привели опять с большим опозданием. До начала боя осталось полчаса, когда в ангар влетели Ёрль и Бритц.
        - Наконец-то, - вырвалось у меня.
        Волкаш не преминул проверить на Бритце эффект камуфляжной вуали. Мимо.
        - Это ничего, - сказал Кайнорт, ничуть не обидевшись. - Глаза у пауков устроены проще, чем у насекомых.
        Зрители начали делать ставки. Нас попросили удалиться с арены, и Бритцу пришлось наставлять Волкаша по радио:
        - Держи клешни одну над другой. Если Лео начнёт стрелять, крутись. Иначе заряды попадут в одну воздушную ячейку дважды и прорвут броню. И не используй сварку, пока он не скрестит ноги. Половина успеха любой примочки - на первом ударе, когда противник ещё не знает, чего ожидать. Потом придётся рассчитывать только на его ошибки, а Замардино опытный боец.
        - Разберусь без теоретиков.
        - Так-то он прав, - признался Кайнорт, прикрывая микрофон. - Говорил же папа: первый заработанный миллион поставь на шиборга.
        - А ты на что потратил? - мне стало правда интересно.
        - Открыл бордель, конечно, это было проще всего. Потом спекулировал оружием. Я не азартен.
        Лео Замардино уже не напоминал мягкую игрушку. Чёрные жемчужины его глаз укрыли зеркальные визоры. По спине бежали волны звездчатых шестерней. Попади в их жернова игла скорпиона - и конец хвосту. На первой паре ног так визжали циркулярные пилы, что Пенелопа хваталась за челюсть. На второй паре Крус угадал плазмотроны. Минус очки за каждый выстрел, но зато это были настоящие пушки. И неизвестно, что скрывала третья пара. Кое-где из-под брони Замардино торчали густые пучки щетины, придавая шиборгу вид опасного сумасшедшего.
        По сигналу Лео и Волкаш принялись кружить по округлым бортам арены, присматриваясь друг к другу. Альда Хокс непрерывно шевелила губами, инструктируя шиборга. Я прильнула к решётке рядом с Кайнортом. Он задымился и так навалился на ограждение, что его нос вылез на арену.
        
        Волкаш сделал выпад на противника. Лео подпрыгнул! Зрители грохнули, а паук приземлился скорпиону на хвост и выбросил ловчую сеть. Волкаш закрутился на месте, отдирая якоря сети от пола. Пока он возился, паук сцапал сеть и дёрнул. Волкаша потащило, как в мешке, вверх по арене. К барьеру. Клешни и газовые резаки оказались бессильны против высокопрочного карбина сети. Скорпион с трудом выпутал четыре свободные ноги и упёрся в арену. Помогло: у паука не хватило сил сдвинуть добычу в полтора раза тяжелее себя. Он бросил сеть и закружил возле Волкаша, примеряясь, как бы его перехватить поудобнее.
        - Клыками её свинти, - приказал Кайнорт, и Волкаш закусил путы.
        Сеть намоталась на буры и наконец порвалась. Волкаш сбросил со спины ошмётки карбина хвостом, размахнулся и метнул иглу в Лео. Игла ударила в пол в метре от противника. Остановившись, хвост стал видимым, и паук отпрыгнул подальше. Бритц выругался:
        - Мазила. Теперь Замардино знает, что на хвосте вуаль, и попытается атаковать его первым делом.
        Будто читая мысли, паук выкинул ещё сеть и намертво прижал хвост Волкаша к спине. Вот зачем Альда упрятала Кайнорта до самого полудня: без него мы научили шиборга владеть оружием, но не продумали бой наперёд. Теперь Волкаш дрался дворовым стилем: размахивал пошире, надеясь на природную удаль. Замардино подпрыгнул ещё раз, но Волкаш успел перехватить его за ногу. Новая сеть выстрелила мимо, а паук шмякнулся боком. Скорпион ударил ему саморезами прямо в брюхо. Но нечего было и думать пробить карбиновую броню. Паук пустил два разряда плазмы и вскочил на ноги, как ни в чём не бывало.
        - У него клапаны на брюхе! - разглядел Крус. - Из них и выстреливает сеть.
        - Волкаш, у него на брюхе третий, седьмой и одиннадцатый сегменты, запомнил? - сосчитал Бритц. - Завари их.
        Но в этот раз паук крепко подобрал ноги в прыжке и не дал себя ухватить. Он дёрнул третьей парой орудий, той самой, непонятной. Над ареной раздались щелчки. Зрители первых рядов попадали, хватаясь за уши. В комме Кайнорта так зафонило, что от боли он сдёрнул наушник.
        - Связи нет, поправь, - он бросил Крусу испорченный комм.
        Мы остались без связи. От резонанса треснул экран на визоре Волкаша. Оглушённого, ослеплённого скорпиона опять потащили к бортику. Ему осталось только ввинтить клыки прямо в пол арены. Это помогло! Волкаш намертво зафиксировал себя на месте и закрутился, как циркуль. Он схватил Замардино клешнёй и, подтянув к себе, сварил вместе плазмотрон и циркулярную пилу справа. Паук неуклюже попятился на шести ногах и выстрелил: наша броня с ячейками хлопнула. Выстрелил ещё и попал в клешню. Посыпались шарики, и паук завалился на спину. Со сваренными ногами быстро встать не удалось. Волкаш, не теряя времени, успел вытащить клыки из арены. Он заварил Лео два брюшных клапана из трёх, прежде чем паук вернулся на брюхо. Последовало три серии щелчков. Новый комм Бритца сгорел прямо у него в руке, не прожив и минуты. Тем временем паук раздробил Волкашу колено и срезал пилой газовые баллоны. Мы потеряли резаки, орудия второй пары.
        Лео завёл циркуляры. Скрежет стоял такой, что я мыслей своих не слышала! Паук не видел иглы Волкаша в движении, но размахивал пилами, как мельница. Скорпион ударил. Хвост зацепил сразу оба лезвия: полетели искры. Удерживая пилы, Волкаш приблизил газовые резаки к визорам Замардино и скрёб ими зеркала.
        - Они же не работают! - закричала я. - Что же он делает!
        Паук начал стрелять по резакам скорпиона. Два, четыре выстрела. После шестого бесполезные резаки Волкаша покраснели, побелели и потекли на визоры Лео. Паук завертелся на месте, но глаза ему залил титан. А ещё у Хокс отняли очки за выстрелы!
        Полуслепой лупил слепого: снять визоры было смерти подобно. Волкаш выставил клешню. Новые шарики прыснули под ноги Лео, обстреляли зрителей. Началась давка. Никто уже не хотел оставаться в первом ряду. Паук взбрыкнул, кувыркнулся на спину… поехал-поехал на край…
        …и в миллиметре от борта скатился обратно!
        - У-у-у!.. - застонал Кайнорт и расцарапал лицо об решётку арены. - Волкаш, лапа, лапа, лапа!
        Замардино, скатившись с борта, подбил скорпиона, и тот застрял лапой в его шестернях. Волкаш бил хвостом, вырываясь из плена. Но сделал только хуже: игла тоже застряла в броне Замардино. И паук потащил Волкаша вверх. Вон из супницы. Скорпион царапал пол ногами, и не мог развернуться, чтобы использовать саморезы, как в первый раз.
        - Падай с ним на спину! - кричал Бритц. - Он тебя отпустит, чтобы перевернуться! Ну!
        Но без балансировки хвостом скорпион не смог опрокинуться.
        - Вол-каш! - скандировали эзеры. Даже те, кто был за спиной Альды Хокс.
        В жарком от проклятий ангаре Замардино, уцепившись за край арены, перевалил скорпиона за черту. Спина паука была на самой границе, а Волкаш уже за ней…
        А потом Лео пустил шестерни брони в обратную сторону, выкидывая противника за борт. Когда Волкаш скатился в ноги Альды, Замардино приковылял в центр арены и упал без сознания.
        Мы не обошли его даже по очкам: табло показывало вровень. Пенелопа утешала меня, загораживая от Бритца, но тому не было до нас никакого дела.
        - Замардино сам был за бортом! - возмутился Крус. - Он же свесился почти что весь!
        - Всё честно, - выдавил Кайнорт, - Его ноги не коснулись аута. Займитесь Волкашем, я сейчас.
        Втроём мы приподняли Волкаша и оттащили с арены, чтобы он мог вернуть себе человеческий вид. Толпа не унималась, посылала проклятия в Замардино, в Волкаша, в обоих маршалов - во всех подряд. Такое было впечатление, что проиграли все ставки. Под их вопли к нам через арену процокала Альда.
        - Ну, что, Норти, по домам? - она перешагнула ноги лежащего Замардино.
        - Очки вровень. Положен реванш.
        - Тебя переклинило, Бритц? Умей проиграть достойно!
        - Вы знаете, что на кону! - рассвирепел он и махнул на голосящий зал: - Они знают! Это не потасовка за сотню-другую зерпий и даже не ради титула!
        - Не. Ори.
        Весь зал заткнулся, так она припечатала. И это было только начало:
        - У тебя было два месяца, Бритц. Ты истратил две трети отведённого срока и двести процентов моего терпения. Два долбанных месяца ты бился в стены и проигрывал, метался и получал по башке, наделал все, все - все! - возможные и невозможные ошибки. Шаг вперёд да четыре назад, вот, на что ты способен, Кайнорт Бритц. Два месяца рядом с тобой - из-за твоих ошибок - проигрывали и получали по башке мои люди! И ради чего! Ради, мать твою, утопии стайки привилегированных сумасшедших!
        Альда распинала Бритца на таких тонах, что волей-неволей её слышали все в ангаре. Кайнорт не перебивал. Потихоньку сконфуженные скандалом эзеры оттирали друг друга от арены и шмыгали на улицу. Пенелопа вжала голову в плечи и стояла вся пунцовая. Как по мне, это публичное унижение высшего офицера вывернулось наизнанку. Стыдно было почему-то за Альду Хокс. Обладай я такой властью, сказала бы «нет», развернулась да ушла. А она плясала на костях:
        - Знаешь, что я думаю? Ты и до этого был с приветом, но здесь неудача за неудачей допилили из тебя сказочного дурака. Впрочем, проигрыш - твоя естественная среда, не так ли? Ты уже не отдаёшь себе отчёта в тотальном провале. Ты не способен одержать верх, даже обведя вокруг пальца тех, кому поклялся в верности, как с казнью этой дряни, - она ткнула в меня глянцевым когтем. - Какое же ассамблея минори, должно быть, жалкое зрелище, если посчитала тебя, помешанного, лучшим перквизитором. Ты просто безумный, одержимый, безрассудный и бесталанный муфлон, Бритц. У меня всё.
        - Альда, - он сглотнул дважды, прежде чем продолжить. - Я вижу, что измучил Вас, это правда. Но верю, что если уж маршалы не умеют наладить диалог, то величие нашей армии под угрозой. Позвольте, мы вернёмся к этому вечером.
        Тишина висела, по моим подсчётам, лет триста. Шевелиться смели только сердца, да и то не у всех. Альда Хокс вдруг мягко улыбнулась. Она шагнула к маршалу, впиваясь глянцевыми клешнями ему в плечо:
        - Забудь, Норти. Я проверяла, не двинулся ли ты на почве азарта и своих идей-фикс. Это было важно. Выдыхай. Так вот: я на твоей стороне, слышишь? Разумеется, будет вам реванш. Завтра. Никто не посмеет заявить, что Хокс пренебрегает правилами. Пойдём, обсудим детали.
        Она увела его в центр арены. Замардино уже унесли, диаблокаторы магии отключили. Бритц повернулся спиной, и я увидела, как с ладони, в которой он сжимал кончик керамбита, пока Хокс устраивала взбучку, капает кровь. Его выдержка была достойна восхищения. Честно говоря, до этого я думала, что ледяной саркофаг его спокойствия питается одним злодейским равнодушием.
        Вне арены Волкаш пришёл в себя и выпил целый термос воды. Мы уложили его на носилки и приготовились отправить в медблок.
        - Прости, малышка, я не выиграл нам свободу, - он закопался лицом в мои волосы. - Но ты молодчина. И рыжая эта - передавай ей спасибо за сварку и… пусть первая выпьет бокал моей крови на казни.
        - Да какой бокал! Сам передашь. Завтра будет реванш. Не волнуйся, я видела: Замардино унесли ещё без сознания. Ты его уделал, уделал чемпиона галактики, и плевать на очки.
        - Завтра я выжгу ему глаза, - Волкаш приподнялся на локтях, напрягаясь. Его внезапная собранность, похожая на готовность вцепиться в глотку, относилась к кому-то позади меня.
        - Ула, - это был Инфер. Он взял меня за руку с прозрачным браслетом. - На минуточку.
        - Берграй, - с той же интонацией позвал его Кайнорт. - На минуточку.
        Инфер задержал руку, но был вынужден подчиниться. Чего он хотел? Как бы то ни было, я испытала облегчение, когда его намерения оборвали. Пришлось бы объясняться перед Волкашем за ещё один сомнительный договор с тараканом. Атаман тяжело дышал на носилках. Я гладила его по волосам и прислушивалась к тому, что творилось рядом.
        - Неужели вчера ты откупорил Жуколье-Блан без меня? - поинтересовался Бритц, стоя в одиночку посреди арены.
        Через секунду он обернулся стрекозой и смял Инфера в клубок. Тот обратился спустя миг, но Бритц сцапал его за медное брюхо и швырнул спиной на бортик. Кто-то из зевак присвистнул. Оса пыталась ужалить. Стрекоза протащила её по вогнутым стенкам, и, прижав рогатиной хвоста за шею, трижды припечатала головой о другой борт. Над ареной взметнулись ошмётки крыльев Берграя Инфера. Кайнорт обернулся человеком и просто пошёл прочь.
        - Зассал подраться, как мужик, а, Кайнорт? - бросил Берграй ему в спину. - Не превращаясь.
        - Я не мужик, я самец стрекозы.
        ГЛАВА 35. …А В САМЫЙ РАЗ
        После их потасовки последних зевак буквально катапультировало наружу. Пенелопа и Крус поспешили за носилками: проследить, чтобы Волкашу выделили строго охраняемый бокс. Предстояло много работы, и мы хотели сосредоточиться на сборке орудий, не опасаясь диверсий Альды Хокс. Я догнала Бритца на выходе из ангара:
        - Кайнорт, я это… Я потеряла вчера полтора часа, это правда. Но после мы же… сделали же всё возможное. И невозможное. Кайнорт, в этот раз я не отлучусь ни на минуту, обещаю. Я отправляюсь в мастерскую прямо сейчас.
        - Иди лучше спать.
        - Нет, сейчас Пенелопина очередь.
        - После тридцати часов на ногах какой от тебя толк? Отдохни, - он посмотрел куда-то в горы, а потом опять на меня. - Если обещаешь не кричать, я помогу.
        Этот эзер уже ничем не мог меня напугать. Давно.
        - Я не истеричка.
        - Я знаю.
        Он обернулся, сцапал меня шестью лапами и взмыл над ангаром. Щитки на груди стрекозы были жёсткие, как панцирь, и колючие. Вывернув голову, я разглядывала фасеты глаз и сжимала ногами хитиновое тело. Должно быть, метод Бритца заключался в том, чтобы поднять меня повыше, бросить и поймать у самой земли уже в обмороке. А если я не потеряю сознание с первого раза, то он повторит ещё. И ещё. И ещё.
        Скоро мы влетели под какие-то арки. Бритц мягко сел на камень и стал пробираться вниз. Три когтя шуршали и оскальзывались на руженитовой слюде, а другими тремя лапами он сжимал меня, пригибая голову. Я перестала видеть, куда он лезет, но понимала, что не в самое безопасное место. Так мы крутились и ворочались, порой даже вверх тормашками, пока снова не взлетели. Это была анфилада мраморных залов.
        Вместо неба над головой изгибались арки из чёрного камня с розовой жилкой. Естественный свет, проникая снаружи, множился на сверкающих стенах и зеркалах купелей. Мы приземлились в пещере гидротермальных источников. Пар клубился над густыми конгломератами соляных сталагмитов, разделявших бассейны.
        - Арки сдерживают влияние гидриллия, - Кайнорт коснулся воды, - Не горячо и не холодно, а в самый раз…девайся.
        - Серьёзно?
        Бритц отступил и принялся разглядывая стены, будто на них развесили музейную живопись:
        - Я хотел бы, - сказал он пространно. - Но мы здесь приходим в себя, помнишь?
        Солевой бортик купели был такой тёплый. Я сбросила комбез и скользнула в воду - настоящую воду! - задыхаясь от восторга. Купель наполняли пузырьки углекислоты, да так густо, что я лежала, будто в газировке.
        - Полегче? - Бритц вернулся и присел на край моей купели. Вода была непрозрачна из-за пузырьков, но я напряглась, когда его рука легла рядом с моей.
        - Нет. Теперь я не засну от фонтанирующей радости, какая разница?
        Я не убрала руку. Почему-то знала, что если уберу, он обязательно уйдёт. И только поэтому разрешила остаться. Никогда не поздно передумать, если есть выбор.
        - Ты переживаешь самый дурацкий возраст, Ула. Да ещё в такое дурацкое время. Это, должно быть, похоже на лихорадку: когда любое касание взвинчивает, подбрасывает тебя или роняет. Чтобы отдохнуть, нужно поймать равновесие.
        - А ты помнишь себя в девятнадцать?
        - Нет, - ответил Бритц спустя какое-то время. - Когда с пелёнок ты уже знаешь, что почти бессмертен, а позже выясняется, что принадлежишь к привилегированной касте, это тебя подрывает. Одному богу известно, чем я был в девятнадцать. Опредёленно не слезал с тяжёлых наркотиков, раз ничего не помню. Предполагаю беспробудное пьянство, безудержный промискуитет и безнаказанное мародёрство. Нормальная юность минори. Вряд ли я обделял или сознательно ограничивал себя хоть в чём-нибудь.
        - Убийства?
        - Обязательно.
        - Разбой?
        - Спрашиваешь.
        - Оргии?
        - Скорее всего. Так что я помню себя ребёнком и потом… - он задумался, хмурясь, - лет с пятидесяти.
        Мысли текли несвязно. Я держалась за голос эзера, как за якорь, чтобы не заснуть. Кайнорт задумчиво водил рукой в барашках пузырьков, и вода ласкала меня от движения его пальцев. Вечно аккуратные, волосы Бритца завились от тёплого пара. Пришедшие вдруг на память лица Волкаша и Берграя, бесспорно красивые, теряли совершенство на фоне минори, как живые цветы на фоне математики. Черты Кайнорта рядом с Берграем выглядели более мужскими, строгими, а рядом с Волкашем - более правильными.
        - И в пятьдесят ты стал… вот таким?
        - Конечно, нет. После сорока эзер переживает вековую жажду авантюр, потом ломку по власти. И чем ты богаче, тем раньше приходят апатия от пресыщения или депрессия. Как повезёт.
        - А дальше?
        - Не знаю.
        Он встал, вытряхнул портупею с керамбитами и отстегнул кобуру армалюкса. На моих ресницах оседал пар и прикрывал их своей тяжестью.
        - Отдыхай, - стоя позади, Кайнорт расправил мои волосы на кромке купели. - Только осторожно…
        Я не спала почти двое суток. Я не спала нормально три месяца. Как только ресницы смежились, тело растеряло волю и контроль. Свет пещеры сквозь веки задрожал розовым. Красным. Привиделись коридоры, сужающиеся, сжимающие плечи. Хватающие за горло.
        И я произнесла. Имя.
        Сию же секунду меня схватили за волосы и потащили под воду. Бритц топил меня, душил, а я барахталась и царапала солёные скользкие камни. Он кричал: «Говори, где!», и я кричала тоже, но от ужаса не слышала собственного голоса. Он бил меня головой о самое дно. Я больше не могла сопротивляться. Вдохнула углекислых пузырей, и тьма взорвалась, а вместе с нею -
        - …не засни в воде.
        Меня подбросило в купели. Я вертелась и соображала, что произошло, цепляясь за сталагмиты. Кайнорт стоял там, где я видела его… секунду назад, в начале фразы.
        Это был сон. Сон длиною в секунду! Не может быть. Провела рукой по волосам: сухие. Сухими были и манжеты эзера.
        - Оставлю тебя ненадолго, - сказал он ровно. - Я ведь тоже давно не мылся водой.
        Уровнем ниже купелей были бассейны поглубже. Бритц спускался, а я следила за ним из своего угла, устроив руки на краю бортика и положив на них подбородок. Что-то скребло меня. Что-то изменилось в его облике за ту ужасную секунду. Что?
        На краю бассейна он обернулся стрекозой и кинулся в воду. Крылья рассекли поверхность голубого зеркала. Стрекозы слыли искусными охотниками, и предки Бритца, должно быть, ныряли так за головастиками. Четыре крыла, как драгоценные витражи, расправились и заскользили под слоем воды, словно под огромным увеличительным стеклом. Проплывая над янтарно-красным дном пещеры, Кайнорт застыл на секунду. Я вспомнила его в карамели. Стрекоза поплыла глубже и скрылась в водовороте пузырьков. У дальней стены, где фонтан взлетал до потолочных арок и ронял ливень назад в бассейн, Бритц вынырнул человеком. Одежда свернулась в позвонковый чип. Эзер не смотрел вверх. Но и не красовался, переодеваясь, хотя знал, что я не выпущу врага из поля зрения. Вывод меня опечалил. Внутри и снаружи - всё в Кайнорте балансировало между слишком и недостаточно.
        «…а в самый раз».
        Через несколько минут он ждал у расщелины. Спрятал руки в карманах, но шесть жутких лап раскрыли объятия мне навстречу:
        - Полетели спать, Ула.
        Я подошла вплотную и стояла так, разглядывая мрамор на полу. Перечисляя про себя, сколько зла причинил Бритц. Пока ненависть не достигла прежней отметки, и тогда я с начисто отмытой совестью обхватила эзера за пояс и уложила голову ему на плечо. Шесть лап, как переплетения терновника, сомкнулись на моей спине. Кайнорт обратился, едва моя щека коснулась ткани его рубашки.
        Уже в постели я вспомнила. В одной грустной сказке розовый куст убил птичку, которая рискнула петь в его шипах. Мне следовало помнить об этом и держаться тем дальше от зла, чем оно совершеннее.
        * * *
        По правилам реванша участникам разрешалось нанести броню и надеть только два орудия: по одному на лапу или в нашем случае - хвост. Причём одно орудие должно было остаться с прежнего боя. Единогласно выбрали сварку. После ужина мы устроили мозговой штурм, не знавший равных по контрпродуктивности. Пенелопа и Кайнорт заливали в себя кровь банку за банкой. Крус браковал идеи. Волкаш закатывал глаза, а я генерировала одну чушь за другой:
        - Игла всё равно сломалась, так? Установим на хвост поршневую систему с капсюль-детонаторами. При каждом ударе будет бдыщ! Но формально это не выстрелы, очки не вычтут.
        - Тебе легко разбрасываться чужими хвостами, Ула, - возразил Волкаш. - При каждом бдыщ я буду терять кусочек, а потом вечность куцым ходить.
        - Что-то ты разбежался с вечностью, - скривился Кайнорт. - Рабы у меня долго не живут.
        В полночь мы пришли к обоюдному несогласию, когда у каждого было своё категоричное «нет» на любую идею. Кайнорт взлетел на стол:
        - Так, неверноподданные, минуточку внимания. На правах главного я выбираю бдыщ, который предлагает Ула. Потому что, во-первых, это круто, а во-вторых, просто в исполнении. Но я поручаю Уле доработать механизм, чтобы до конца боя не оставить скорпиона без хвоста. Хвост я ему, если что, после оторву.
        - Ещё нужна новая броня, - напомнил ему Крус.
        - Зачем?
        - Затем, что старая ваша, которая против пушек, слишком тяжела, а ведь Хокс не оставит плазмотроны. Они запрещены правилами реванша, как и любые другие банальные пушки. Из старого она выберет циркуляры, руку дам на отсечение. А против них можно использовать лёгкий сплав с прожилками из чего-нибудь суперпрочного.
        - Гексагональных алмазов! - подсказала Пенелопа.
        Кайнорт спрыгнул со стола и глубоко задумался.
        - Оптика из гексагональных алмазов стоит только на флагманах, а моя гломерида осталась у эквилибринта.
        - Укради у Хокс. Она спасла оборудование с корабля, погибшего в Гранае.
        - Ну, да, - фыркнул Бритц. - Я что, ненормальный - таскать алмазы из-под носа ть-маршала?
        - Ложка, вилка, нож, армалюкс, - перечислила Пенелопа. - Что лишнее?
        - Что, прости?
        - Что лишнее? - повторила она.
        - Вилка.
        Мы с Волкашем переглянулись, а богомолы почему-то нет.
        - Почему вилка-то? - удивилась я.
        - Потому что всё остальное я держу в правой руке, а вилку в левой.
        - Что и требовалось доказать, - довольная Пенелопа развела руками. - Ты ненормальный. И даже не в состоянии прикинуться нормальным, хоть и психолог.
        - Я пошутил. На самом деле армалюкс лишний, - исправился Бритц.
        - Потому что…
        - …потому что он огнестрельное оружие, а вилка, ложка и нож - холодное.
        - Не-а.
        - Ладно. Утром будут вам алмазы.
        Признаться, вне карцера Кайнорт действительно приносил пользу. Утром кристаллы были у нас. Да ещё он выбил лучшее время для тренировки на арене. Зрители начали подтягиваться задолго до начала. Солдаты пришли в приподнятом настроении: назавтра их ждала дорога домой, а ночью - отвальная вечеринка за счёт Альды Хокс.
        В реванше очков не начисляли. Бой заканчивался, когда шиборг оказывался за бортом или погибал. В исключительном случае владелец шиборга мог прекратить бой, нажав кнопку, но тогда признавал за собой проигрыш. Перед самым началом Кайнорт отвёл Ёрля в сторону и о чём-то с ним шептался.
        - …видел, как с гломериды Хокс снимали гравинады, когда уходил с алмазами.
        - Я думаю, совпадение, - сомневался Ёж. - Но если нет, это очень, очень плохо.
        Крус угадал с циркулярами. Но не с их количеством. Полосатая Стерва элегантно обошла правило одного оружия на лапу: просто навесила в ряд четыре пилы. Замардино первым бросился в атаку и перехватил удар хвоста Волкаша. Циркуляры взвизгнули. Скорпион напрягся, наклоняя иглу в противовес циркулярам. Он поджёг пауку спину взрывным ударом поршня. Переделкой капсюля мне удалось отсрочить детонацию, и хвост не пострадал. Замардино ответил второй лапой: касание было слабым, но на панцире Волкаша появилась вмятина.
        - Он использует усиление, - догадалась Пенелопа. - Только не пойму, что за орудие такое?
        Волкаш поджёг панцирь Замардино ещё в двух местах. Взрывы раскололи броню, огонь начал забираться на хитин, и Лео подпрыгнул. Высоко над ареной он сложил ноги и превратился в шар! Броня-трансформер окутала паука, крепко запечатывая. Замардино упал на скорпиона, скатился по его спине и ударил снова. Новая вмятина, глубже прежней, поразила Волкаша.
        - Завари его прямо в шаре! - приказал Кайнорт.
        Но скорпион уже не успел. Паук развернулся, встал на лапы и взвёл циркуляры. Пилы визжали, проваливаясь в броню Волкаша, как в масло. Но вздрогнули, меняя октаву. Сразу две наткнулись на алмазную жилку, крутанулись в обратную сторону - и отскочили назад.
        Одна пила раскололась. Другая сорвалась и в мгновение ока отрезала Замардино лапу! Тот покатился, подбирая уцелевшие ноги, и опять закрылся в шар.
        - Сейчас! - напомнил Бритц.
        Пока Замардино катался от боли, Волкаш, не теряя времени, заварил его броню по швам слева. Паук не смог раскрыться полностью и заковылял, как рак-отшельник. Боком, на треть в тяжёлой раковине. Теперь он использовал её, как щит. Но прыгать уже не мог и ничего не видел слева. Пропускал удары хвоста и горел уже целиком. Волкаш начал оттеснять его к краю арены.
        - Молодец! - закричали мы в оглушающем восторге зрителей.
        Скорпион замедлился и… застыл. Паук, застряв на самом краю арены. Но что-то было не так. Скользящие удары Лео слабели, но мяли броню Волкаша с нарастающей силой. Над ареной развернулись экраны с индикаторами жизненно-важных показателей игроков. Температура внутри панциря Замардино повышалась из-за огня, он терял сознание от жара, как в скороварке. А на мониторе Волкаша росли давление и пульс.
        - Что с ним? - я трясла Пенелопу, - Что у него с бронёй?
        Бритц сорвал наушник и отбросил:
        - Это не просто усиление. Альда поставила ему гравинаду! Броня Волкаша сжимается целиком при ударе. Он ещё не схлопнулся только из-за алмазов!
        - Но он задыхается там… - ужаснулась я. - Что делать?!
        Взгляд Кайнорта мазнул по кнопке отмены боя. Только мазнул и вернулся к арене, где у борта гибли шиборги.
        - Замардино не лучше. Победит тот, кто переживёт соперника.
        - Тот, кто умрёт секундой позже!
        - Да.
        Будто из-под земли выросла Альда Хокс. Она обошла арену, чтобы встать перед Бритцем в позе сокрушительного возмездия:
        - Это тебе за гексагональные алмазы, мерзавец.
        - Замардино умрёт! - Кайнорт показал на арену. - Вы губите чемпиона галактики!
        - Я не остановлю бой. Видишь ли, я специально отошла подальше от своей кнопки, чтобы не соблазняться. Замардино был хорош. Пусть старик уйдёт на пике.
        Не выдержав, Пенелопа ринулась к пульту. Бритц заслонил собой кнопку и щёлкнул предохранителем на армалюксе. Рыжая подняла руки, отступая молча. Мы поняли: Кайнорт убьёт любого, кто вмешается. Экраны над ареной раскраснелись. Жизненные показатели противников снижались одновременно. Был шанс, хороший шанс, что паук умрёт первым. А Волкаш… совершенно не имел значения. Ёрль прочистил горло:
        - Кай. Его не успеют реанимировать. Даже если победит. Кай!
        Сердце Волкаша давало сбой за сбоем. Я размазывала слёзы и знала, всё бесполезно: умолять, кричать. Бесполезно даже надеяться. Мы были бессильны. Кайнорт Бритц не отступит. Он уцепится за ту микроскопическую разницу во времени смерти, что отделит победу от поражения.
        Но ведь так уже было. Да, я уже наблюдала, как он терял секунды, вдруг сознавая, что чья-то жизнь у тебя в руках - или даже чья-то смерть под ногами - важнее ускользающей цели. Не понимая, что делаю, я прикоснулась ладонью к его спине, прямо там, где между лопаток задымились крылья. Я не мешала ему сомневаться.
        И Бритц - мне показалось, бессознательно сдаваясь самому себе, - нажал кнопку. Раздался гудок.
        - Реанимация! - заорала Пенелопа, и мы вдвоём метнулись на арену.
        Проиграли. Проиграли так быстро! Альда аплодировала, бригады медиков прорывались сквозь вопящую толпу. Им посчастливилось спасти обоих шиборгов. Сердце Лео остановилось через секунду после гудка, но доктор Изи запустил его с первой попытки. Да, чёрт возьми, мы могли выиграть. Волкаш был без сознания. Спустя полчаса он очнулся, нашёл силы обернуться человеком и опять забылся у меня на руках. Мы с Пенелопой проводили его в медблок и вернулись на арену, чтобы собрать орудия.
        Замардино не скоро пришёл в себя. Вне имаго он оказался крепким пожилым атлетом: суровым, сухим и закалённым. Не имея шанса на физическое бессмертие, Лео хотел стать бессмертной легендой арены. Но пока не стал - раз уж его откачали.
        Бритц так и стоял полчаса, опираясь на сетку арены. Но когда унесли Волкаша, обернулся к Пенелопе:
        - Прости.
        - Ой, ладно.
        - Будь здесь Крус, он бы мне врезал, и правильно.
        - Забыли, - вздохнула рыжая. - Я тоже хороша. Мы все хороши: разодрали тебя из-за десяти секунд.
        - Кто же знал? Что десяти.
        Он сел на пол у сетки. Никто вокруг и не думал расходиться из ангара. Хокс снова пришла, как показалось, поглумиться. Но мы ошиблись:
        - Ты ведь всё равно останешься, Норти? - она склонила голову, изучая рой-маршала. - А твой шиборг был хорош. Настолько хорош, что я дам тебе запасов аж на десять дней.
        - Спасибо, Альда.
        - И подарю вам проводника. Это карминец-горняк, он пригодится на пути к тайнику. Удачи.
        Кайнорт улыбнулся почти натурально. Что ж, десять дней - чуточку лучше, чем семь. И раз уж все топтались в ангаре, он запрыгнул на бортик арены и объявил:
        - У меня есть только десять дней на поиски Тритеофрена. Это будут тяжёлые, рискованные десять дней. Вероятно, мы ничего не найдем. А может быть, найдём только одну треть. Иными словами, я ничего не гарантирую, кроме тщетной возни в пыли и на морозе. - Рядом понимающе прыснули, и Бритц продолжил. - Крус подготовил автогексы, грузовые горные экзоскелеты на дюжину отчаянных, чтобы добраться к тайнику. Буду откровенным, так себе удовольствие. Ваше право вернуться домой с Альдой Хокс… Чего тебе, Игор?
        - Можно я пойду?
        - Я тебя не задерживаю.
        - Да нет же, минори, можно я пойду с вами в горы?
        Бритц нетактично хрюкнул и, поборов позыв к нервной истерике, напомнил:
        - В автогексе очень тесно, тебя же будут, - он пошевелил пальцами, - трогать.
        - Пусть, - горячо пообещал Игор.
        - Ладно, иди, пёс с тобой.
        - Я, - пискнул ещё кто-то. - Меня запиши.
        - Не думаю, что тебе стоит, Пенелопа.
        - А Крус?
        - Он идёт.
        - Тогда я с Крусом.
        Разумеется, Ёрль Ёж тоже засобирался. Кайнорт зачем-то взял ещё Марраду, а с нею, конечно, Лимани.
        - Ула, вы с Волкашем тоже идёте, - приказал Бритц.
        Я кивнула. Плутать по горам в каких-то гексах очень не хотелось, но это было лучше, чем отправиться на астероиды.
        ГЛАВА 36. ШМЕЛЬЕ-РУЖ И СЕЛЁДКА В ПЕРЬЯХ
        Третий час в палате. Назойливый писк батареи в ошейнике Волкаша отдавал мне в висок. Доктор Изи воздействовал на меня строгим прищуром, жонглировал скальпелями, но так и не сдвинул с места. Я хотела убедиться, что с Волкашем действительно всё в порядке. Внешне на нём не осталось и следа побоища, но сердце и другие жизненно-важные органы шчеров были едины на оба тела. Они только претерпевали изменения во время превращений. И когда умирал паук - умирал и человек.
        Пока Волкаш дремал в реанимации, я выпутывала металлическую стружку у него из волос и трижды игнорировала приказы Бритца явиться в каюту. Ну, как приказы… То ему понадобилось вычислить косинус. Да, лично. То открыть форточку. На закате минори изволил заказать бутылку Жуколье-Руж. Он что там, сходил потихонечку с ума? Форточка на звездолёте, ну, конечно.
        - Ула… - Волкаш проснулся, и я встрепенулась у постели. - Что произошло?
        - Проиграли. Теперь Бритц хочет, чтобы мы отправились с ним в горы, искать Тритеофрен.
        - А после?
        - Не знаю, - я оглянулась и зашептала: - Нужно пересечь Римнепеи в его экзоскелетах, а потом сбежать. Я видела карты: от Пика Сольпуг до эквилибринта по прямой через пустыню - рукой подать!
        - Забудь. Эквилибринт оставь мне, крошка. Если выберемся, передам тебя с рук на руки Баушке Мац и прикажу запереть в трейлере, пока последний эзер не уберётся с Кармина.
        - Мне нужно повидаться кое с кем. Мы пойдём в эквилибринт вместе. А потом все вместе улетим на Алливею.
        - Как у тебя всё просто, чик - и готово, - усмехнулся Волкаш. - Во-первых, мы не знаем, что завтра-то будет, а уж после…
        - Секунду, - я улыбнулась и достала линкомм. Многострадальный передатчик временами подавал надежды. Он поймал сигнал, когда я забралась на этажерку с медикаментами, звеня склянками, и подняла руку к потолку. В таком положении набрала текст:
        «а что после?»
        И отправила.
        - Что ты там делаешь?
        - Подожди-подожди.
        Но прошла минута, три, пять. Ответа не было. Волкаш наблюдал, как я с опаской нащупываю полочки, чтобы вернуться на пол.
        - Ладно, - абонент, может быть, вообще умер. - А что там во-вторых?
        - Во-вторых, тебе нельзя на Алливею. Ула, ведь там одни маги. Ты не понаслышке знаешь, как они относятся к смертным.
        - Пусть. Я же буду не одна.
        - Уж не хочешь ли ты нанять меня телохранителем?
        - А я и не… не о тебе, - это была чистая правда. Но его слова меня задели. И что самое неловкое - я покраснела, и Волкаш решил, что я вру. Этим поцелуем на болотах он заклеймил меня влюблённой дурочкой. И дело было даже не в самомнении Волкаша, а в моём телячьем взгляде, который отражался во всех этажерках палаты.
        - Прости, Ула. Ты только не злись. И не раскисай, слышишь?
        - У меня ещё дел сегодня… выше крыши. - Я засобиралась, пока всё не усугубила, - Косинус… форточка. Прости, тебе нужно спать.
        - Нет, это ты прости. Какой ещё косинус? Ты обиделась, Ула!
        - Да нет же, - я улыбнулась до ушей, безумно и холодно. - Спи, утром поговорим.
        Волкаш поймал меня за руку и рванул на себя. Я нарочно опустила подбородок, чтобы избежать нового поцелуя и новой боли, и спрятала лицо в жёстких дредлоках.
        - Ула, ты волшебная, - прошептал Волкаш, приглаживая мне волосы.
        Хотелось отдать ему всё своё тепло и все силы. Но казалось, что сил и тепла у меня больше не осталось. И меня не осталось тоже. Так, оболочка без имени. За дверью вспомнила: «ты волшебная». Иронично: волшебная, но не волшебница.
        На улице стояли кутёж и гам. Рабы паковались к вылету, солдаты праздно шатались и пьянствовали. Я забилась в щель между ящиками с провизией, чтобы проверить линкомм.
        «а после ты будешь жить долго и счастливо»
        Воображаемый друг. Он всё-таки не умер, надо же. Я села на лёд в темноте и заплакала: и горько, и с облегчением, будто рядом были не ящики, а чья-то жилетка. Долго и счастливо…
        «и умру в один день?»
        «я думал, ты уже :)»
        Здорово, что сигнал ещё ловился. Вот бы там оказался шчер! Тогда при самом печальном исходе, если я останусь одна-одинёшенька, у меня здесь будет хоть кто-нибудь. Хоть кто-нибудь свой.
        «когда всё это закончится?»
        «потерпи. совсем скоро»
        Да что он мог знать? Браслет вспыхнул: вино, черт возьми, я и забыла. Шмелье-Руж и два бокала. Пожалуй, было уже слишком поздно, и Бритц приказал кому-то другому. Но я решила идти. После разговора с Волкашем хотелось, чтобы кто-нибудь сделал мне больнее. Пусть ударит током или отправит в карцер. Пусть, потому что лучший способ выбить стыд и дурь из головы - нарваться на злодея.
        Бутылку Шмелье-Руж мне выдал Ёрль. Он не присоединился к отвальной вечеринке Альды Хокс из солидарности с хозяином. Значит, Кайнорт тоже отсиживался в каюте и пребывал в настроении куда худшем, чем я предполагала.
        «ты как? нужна помощь?»
        Показалось даже… почему-то… что я слышу голос, каким он это произносит.
        «спасибо, милый незнакомец, но поздно. через пять минут мне конец»
        «буквально или фигурально?»
        Пока я подбирала остроумный ответ, сигнал опять пропал.
        Кувшинчик звякнул о бокал, когда я перешагнула порог каюты. Вопреки классическим представлениям о подонках, Бритц не восседал в кресле, забросив ноги на стол, и не застыл у окна в позе мрачного философа. Он наполовину торчал из-под штурвала. В момент, когда я звякнула, Кайнорт с проворством куницы выполз наружу с карминской статуэткой в руке. Судя по чистым локтям, глубоко под его панелью управления было чище, чем в медблоке.
        - Ты как нельзя кстати.
        - Я опоздала на три часа.
        - На три с половиной, но я сказал не «вовремя», а «кстати». Поставь там и подойди к свету, пожалуйста.
        Оставив вино ждать на столе, я встала под лампу к эзеру. Кайнорт задумчиво повертел в руке фигурку и поднял на меня глаза:
        - Что это, по-твоему?
        - Рыба.
        - Точно?! - он так редко повышал голос, что я вздрогнула. - Извини. Точно?
        - Вот: чешуя, плавники… не знаю, вот хвост.
        - Чешуя? Не перья? Может, быть, если повертеть, окажется, что это птичка?
        - Да у меня всё в порядке с глазами. Я что же, рыбу от птицы не отличу?
        Тогда Бритц достал ощипанную метёлку из сушёных веточек. Где-то я их уже видела. Он встряхнул метёлкой, подул на меня сквозь её колоски и снова показал фигурку. Не сразу, но я догадалась:
        - Это другая.
        - Нет, Ула. Это та же самая.
        Не могло такого быть. На ладони эзера сидела птичка. Не с плавниками, а с крылышками, не в чешуе, а в перьях. Чем-то похожая на ту первую, но совсем другая.
        - В метёлке какой-то наркотик? Галлюциноген?
        - Пока не ясно. О двойственной природе карминских предметов культа я узнал буквально только что. Это фигурка из храма богини Скарлы Двуликой. Она кажется то птицей, то рыбой. Влияет близость вот этих веточек. Фигурка меняется только для того, кто вдыхает их аромат.
        - На ощупь она всё еще рыба, - удивилась я, взяв фигурку. - Я тоже встречала двуликие предметы, но думала, что сбрендила. Чем же это важно?
        - Ты должна сперва налить мне вина и убедиться, что я выпил достаточно, чтобы проболтаться.
        Он отвернулся и занялся своим коммом, пока я откупоривала Шмелье-Руж. Запахло сухофруктами и древесиной.
        - Вино прежде должно подышать, - пояснила я в ответ на вопросительный взгляд эзера.
        - А оно не может подышать в бокале? Там больше воздуха.
        - Странный вопрос для аристократа.
        - Но мне так никто и не ответил на него за столько лет. Лей давай.
        Бритц уселся в кресло, закинул на колено лодыжку в зелёном носке и задумчиво постучал по ней пальцами. Креплёное вино оставляло на стенках бокала дорожки слёз.
        - Как прошёл вечер, моя птичка?
        - Ужасно, рыбка моя, - я подыграла, продолжая наливать. - Провела его у постели дядюшки Волкаша в лазарете.
        - У тебя глаза на мокром месте: этот невежа довел тебя до слёз?
        Бокал был полон до краёв, но я по капле довела поверхностное натяжение до максимума. Бритц наблюдал с интересом отличника на лабораторной по физике, я даже несколько разочаровалась.
        - Он хочет выдать меня за маркиза, а я согласна только на герцога, ну, в крайнем случае подойдёт и граф. А как твоё здоровье?
        - Самомнение ломит: погода, должно быть, меняется. Да, замечала, какая здесь несносная прислуга? Три часа я ждал свой заказ, а она принесла только один бокал.
        Он взял его с подноса, и, разумеется, вино потекло по стенке. Кайнорт без стеснения изловил его языком. Металлический шарик пирсинга звякнул о хрусталь и исчез за ровными зубами. Эзер отпил так ловко, будто исполнил поцелуй с бокалом вина.
        - Дорогой, ты разве забыл? У тебя есть волшебная кнопка, - заигравшись, я обошла кресло и провела рукой ему по спине от плеча к плечу и вниз по пуговкам рубашки. И очнулась, лишь когда Кайнорт в ответ накрыл мои пальцы своей рукой и потёрся щекой о запястье:
        - Может, сама и нажмёшь?
        Силой испуга меня выдернуло из игры и отшвырнуло назад к столу.
        - Давай! Сама нажму, - потребовала я.
        - Выдохни, Ула.
        - Дай мне брелок, Бритц! Я опоздала на три часа.
        Эзер отцепил его от пояса и бросил мне. Дальше он наблюдал сквозь хрусталь, как я жму все кнопки подряд в поисках той самой, которая отправила меня в ад у Берграя.
        - Что с ним, ну?
        - Ты же здесь инженер. Я что-то нажал, и оно сломалось.
        Не добившись разряда, я бросила брелок на стол, села на край и прижала пальцы к векам, чтобы не пустить слёзы наружу. Не перед Кайнортом Бритцем. Господи, а ведь хвастала, что не истеричка.
        - Знаешь, нужно было тебе выпить тоже. Этот сорт превосходно ложится на нервы. Правда, наутро болит голова.
        - Зачем тогда пьёшь? - промямлила я, не открывая глаз.
        - Она подвела меня сегодня. Пусть болит.
        - Я не должна распивать вино с врагом. А ты с рабыней.
        - Ты слишком много думаешь о том, что должна, Ула. Делать. Думать. Чувствовать.
        Кайнорт поднялся, и послышался свист клинкета.
        - Уходи, пожалуйста, - он улыбнулся, объясняясь за грубость: - Тебе лучше разминуться с моим гостем.
        Значит, он ждал Инфера или Хокс, или Марраду, но в любом случае разумно было убраться поскорее. Удивительно, что мне удалось нажить себе здесь только три занозы. На обратном пути я заметила мерцание подсветки на линкомме: пришло сообщение.
        «пять минут прошли»
        «я жива», - пока ждала отложенной отправки, поразил страх. Ужас пробрал от пяток до макушки: Бритц. Он брал свой комм минут через пять после… Я принялась мучить кнопку отмены, но сообщение уже улетело. Довольно долго ответа не было. Нет, будь это Бритц, по времени и смыслу последних двух сообщений он уже догадался бы, что это я. Или нет? В сторону его корабля пролетела медная оса. Пришлось юркнуть за те же ящики, в которых ловил сигнал. Невозможно было заснуть, не сделав контрольный выстрел:
        «что бы ты чувствовал, если бы заклятый враг спас тебе жизнь?»
        «мой бы не спас»
        «ну, если бы! не зная, что это ты»
        Я отморозила все косточки, пока ждала ответ. Но вот медная оса пролетела в обратную сторону, и вуаля -
        «уж точно не спрашивал бы чужое мнение на этот счёт»
        «он совершил такое зло, что если я перестану его ненавидеть, то буду ненавидеть себя»
        «зачем?»
        «ты дурак?», - но тут же стёрла и переписала: - «это закон природы!»
        «это конец света, все законы отменяются»
        «в этом что-то есть», - попыталась отправить, но связь оборвалась.
        Добравшись наконец до постели, я сунула линкомм под подушку и лежала в замешательстве. А если это Берграй? Нет, он не владел октавиаром. А если со словарём? Проверить догадку о том, кто на другом конце, уже нельзя было, не выдав себя.
        ГЛАВА 37. ТАЙНИК ДВУЛИКОЙ БОГИНИ
        Мы сперва даже не поняли, что произошло. Шёл дождь. С неба капала вода! И столько было света! Над розовыми от солнца холмами клубился пар, и в нём сверкала акварельная радуга. Альда Хокс отключила орбитальные гидриллиевые эмиттеры, чтобы отправиться домой. К радости мешалась тошная тревога: мы уже знали, что новой целью эзеров станет Урьюи. Они полетели готовиться. А нас осталось двенадцать в горах. Берграя тоже зачислили в отряд, потому что он управлял флагманом рой-маршала, а по словам Ёрля, командира на переправе не меняют.
        Нам показали автогексы, или попросту гексы. Каждый был рассчитан на пилота и двух пассажиров. Крус собрал таких четыре штуки из последнего грузового воланера Кайнорта. Остальные корабли принадлежали Альде или были уничтожены партизанами. Гексы были приспособлены к путешествию по ущельям. Внутрь Крус поместил кабины на гироскопах, а ног сделал не восемь, а шесть. Из патриотических соображений.
        
        Бритц и Ёрль заняли головной гекс. Вместе с ними отправился карминец Ооинс, наш проводник. Меня определили пилотом в кабину к Марраде и Лимани.
        - Тут вообще всё просто, - инструктировала Пенелопа, - Куда наклонилась - туда он и побежал. Если оступишься, гекс подвернёт автопод - умную лапу - перекатится и сам встанет, как надо. Не бойся, датчики у гироскопа отличные.
        А я и не боялась. Боялись Маррада и Лимани, затянувшие себя в ремни так, что едва дышали. Они мне не доверяли. Я себе тоже.
        В третьем гексе расположились Игор, Пенелопа и жук-плавунец по имени Нахель.
        - Я чувствую себя статистом, - пожаловался он, забираясь в кабину.
        - Перед смертью всегда так, - приободрил Ёрль.
        В хвосте ехали Берграй, Крус и Волкаш. Атамана нарочно держали подальше от рой-маршала и приставили к нему двух самых нечувствительных к магии.
        Гломериды отбывающей вереницы сверкнули в небе, выходя в гиперсветовые скачки, и Бритц дал команду к отправлению. Гексы отделили лапы. Машины управлялись интуитивно, совмещая подчинение пилоту и собственные мозги: я указывала направление, меняя положение тела, а гекс решал, как, где и сколько лап поставить, чтобы пройти дистанцию. Это был удивительный опыт симбиоза с машиной.
        Мы гуськом вскарабкались по крутой скале и пролезли в ущелье. Очи Пламии взирали на нас сквозь ливень. Её время подходило к концу: поднимался Алебастро. Гироскопы кабины работали отменно: Кайнорт был тем ещё водителем, и его гекс чаще катился, чем шагал. Скоро подъём закончился. Мы выбрались на туманное плато, покрытое серыми мхами и сухостоем, сквозь который всюду проступали одинаковые холмики.
        - Могильники? - догадалась Маррада. - Смотрите, да ведь это звери лежат.
        - Мертвые балантифеи, - в динамике послышался голос Ооинса, проводника. - Не пережили темноту, бедняги. Это последние, больше нигде на Кармине они не водились. А вон и пастух. Лучше его не трогайте…
        - Почему?
        - Мы обходим стороной горных отшельников. Говорят, они умеют предсказывать, да только ничего хорошего не напророчат, страх один.
        Вдали торчали останки хижины. Рядом, покачиваясь, сидел на земле старый карминец. Мне стало интересно:
        - Зачем разводили этих зверей?
        - У балантифей на гриве росли скарландыши. С их помощью повелевали двуликими вещами и возносили культ богине Скарле.
        - Расскажи поподробнее, - попросил Бритц, подключаясь к разговору.
        - Я, конечно, не экскурсовод… - заворчал Ооинс. - Двуликие артефакты приписывали богине Скарле. Она была великая фокусница. Помогала древним карминцам прятать ценности на видном месте. Обращать слиток золота в рубанок. Или иметь две полезные вещи в одной. Вилы от аромата скарландышей превращались в грабли, кувшины в печные горшки, а щиты в острые мечи. Но не всякая вещь менялась, только двуликая! Но когда один человек вдыхал аромат, вещь менялась для всех сразу. Даже для тех, чьему носу не досталось ни молекулы!
        - Превращались предметы на самом деле, или только так казалось?
        - Пока скарландыши не вяли, превращения были самые настоящие.
        - Я видела эти цветы на старой картине, - вспомнила я.
        - А! Такие художества стали популярны, когда балантифей сильно поубавилось. Скарландыши на картине обычно намекали, что она двуликая. В комнате ставили вазу с сухим букетом скарландышей и любовались превращениями, например, одного портрета в другой. Но от мёртвых цветов это были только иллюзии. И только для того, кто был рядом с вазой.
        - И что же, теперь все двуликие артефакты исчезнут? - спросила Маррада.
        - Артефакты, конечно, никуда не денутся, - возразил Ооинс. - Но уже не будут превращаться. Есть, правда, одно рискованное средство. Его нашли бродячие факиры.
        - Какое?
        - Живые скарландыши они заменяли паучьим ядом. Принимали критическую дозу. Только так, находясь на пороге гибели, можно было добиться эффекта, как от свежих цветов. Я сам не раз бывал на этих представлениях. Один факир отравился насмерть, превращая трость в дудочку. И больше я не ходил.
        Дальше пришлось туго. Обрывы сменяли ущелья, острые гряды возникали из ниоткуда. Дождь усилился и заливал лобовые экраны. Гироскопы чаще подтормаживали, кабины трясло. Мы будто скакали на горных козлах. В сумерках Кайнорт объявил, что осталось меньше половины пути до Пика Сольпуг, и нужно заночевать. Я вывалилась из гекса без сил. Ёрль бросил в меня термосом с горячим ужином:
        - Вставай с камней! Ооинс не велит ложиться близко к стенам ущелья. Это слоистый мрамонт, в сырую погоду он сыплется от любого щелчка.
        Мы расположились в центре узкого, продуваемого насквозь перешейка. Темнело в горах мгновенно. Вместе с дождём с неба падал мелкий мусор. Гексы встали рядышком, растопырили лапы и образовали над нами один большой навес. Хотелось присоединиться к Ооинсу и Волкашу, которые прилегли невдалеке по присмотром Нахеля, но место ши ночью было рядом с хозяином.
        Ужинали прямо в спальниках. Горячий бульон грел, пока не закончился. После мы все свернулись калачиками и дышали себе на руки. Ни зги не было видно, но я давно выучилась различать эзеров по шагам и шелесту одежды, как летучая мышь. Послышались щелчки термоконтроллеров: Кайнорт раскидывал пледы. Я лежала последней в ряду. Надо мной щелкнуло, но контроллер не свистнул: обогрев не включился. Зашуршало… В темноте на мою спину упало что-то тяжёлое и очень тёплое. Шаги удалились. Аромат кофе и бергамота окутал и согрел. Куртка Бритца.
        Ёрль зажег сателлюкс. Я лежала, навостряя уши, и видела, как рой-маршал сел у лапы гекса, кутаясь в мой неисправный плед. Несколько минут они с Ежом молча курили.
        - Думаешь, в тайнике двуликий замок? - спросил Ёрль.
        - Вероятно. Кажется, пастух был прав: я пожалею, что убил последнюю балантифею.
        - Доктор Изи брал веточки из футляра на анализ?
        - Он обнаружил вещества, идентичные тем, что содержатся в яде пауков. Наверное, поэтому впервые я заметил двуликую фигурку после ботулатте.
        Они опять умолкли. Тепло затягивало в сон, когда слова Бритца, тихие-тихие, плеснули мне в лицо кипятком:
        - Я постоянно думаю о Чиджи Лау.
        - Том мальчике из бункера? - вспомнил Ёж.
        - Да. И об Амайе.
        - Я тоже много думал о ней, Кай, и знаешь, что? Может, это чересчур цинично, но Амайе повезло умереть первой и не увидеть тело сына на твоих руках. Не скорбеть о том, как умерла Эмбер, скитаясь в пустыне. Нет ничего страшнее, чем пережить своих детей.
        Стекленея под курткой, я не могла совладать с дыханием. Слёзы и боль стиснули грудь. Даже моргать было тяжело.
        - Знаю, - ответил Бритц. - Но если я потерплю поражение, значит, Чиджи и Амайя погибли просто так… Они… Они меня раздирают. Кажется, я борюсь уже не ради эзеров, не ради шчеров на Урьюи, а конкретно ради них двоих. Я боюсь, Ёрль, очень боюсь оставить смерть Чиджи Лау бессмысленной.
        И снова тишина. Ёрль отвернулся и заснул, а Бритц достал комм. Он долго смотрел на него, не мигая. Потом набрал что-то и…
        …у меня под щекой блеснуло.
        Теперь я точно знала, с кем переписывалась всё это время. А Кайнорт понятия не имел, да может, и не пытался узнать. Я боялась шевельнуть рукой, чтобы не выдать: сообщение доставлено по адресу в паре метров от отправителя. Это было чудовищно. Всё чудовищно: узнать, что враг и друг - один и тот же человек. Услышать признание, от которого внутри переворачивался целый мир. Принять, что нас раздирала одна и та же боль. Бритц всё не спал, поглядывая на комм. Но потом сдался морозу, укутался в холодный плед по самые глаза и лёг рядом с Ёрлем. Спустя, наверное, ещё целый час я выудила руку из-под щеки.
        «мне страшно»
        И самое чудовищное, что случилось со мной в ту ночь, - чувство сожаления из-за того, что Кайнорт так и не дождался ответа. Невероятно, сколько раз пришлось слезливым шёпотом провозгласить все его грехи, чтобы избавиться от этого.
        * * *
        Проснулись мы на рассвете от грохота и криков. Неподалёку от места ночёвки мрамонт осыпался, отсырев за ночь, и лежал грудой высотой с пятиэтажный дом. Вокруг бегал Нахель, скакал по размокшим глыбам и рвался их растаскивать:
        - Помогите! Ёрль! Капитан! Минори, кто-нибудь!
        - Угомонись и докладывай! - рявкнул Берграй.
        Я искала Волкаша. И его нигде не было! Взбудораженный Нахель, захлёбываясь, рассказал:
        - Мы втроём замерзли к полуночи, хоть вой. Волкаш и говорит: Ооинс, так и так, найди место поудачнее, ты же горняк. Ооинс порыскал в темноте, пошуршал по скалам - нашёл, говорит, вот тут ляжем. Ну, перебрались. А не видно ни зги! Я-то последним лёг вот тут. Промахнулся и не там лёг, понимаете? Мне только одна глыба под жопу и прикатилась. А этих…
        Волкаша засыпало вместе с карминцем! Берграй и Ёрль нажимали кнопки на брелке и ходили вокруг завала, прислушиваясь. Сигнал! Слабеющий сигнал ошейника из-под глыб заставил мой желудок подскочить к сердцу. Волкаш там - под грудами мрамонта - был мёртв. Конечно, вдесятером разворошить такую гору в поисках двух человек было нереально. Но я упала на четвереньки и водила руками по мрамонту, разбрасывая влажные камни. Раскидывая капли в море.
        Надо мной склонился Бритц:
        - Скажи, Волкаш был идиотом? - он сжал мне плечо, когда я не отреагировала. - Эй, слышишь? Был Волкаш идиотом?
        - Нет!
        - Тогда проверни всё это, - он покрутил пальцем у виска, - ещё раз, только по дороге. В кабину, быстро! Живо, Ула, живо, живо!
        Чего он хотел от меня? Что провернуть? Слёзы жгли веки, в груди болело. В голове не укладывалась смерть Волкаша, а Бритц зачем-то приказал её ворошить и проворачивать. Волкаш не был идиотом. Я оттолкнулась от этой мысли и завела гекс. А проводник… ведь это Ооинс предупредил нас об опасности засыпать у мрамонтовой скалы. Он был опытный горняк. Как он мог вдруг взять и лечь не просто там, где нам запретил, а у самого что ни на есть опасного места в ущелье? Но ошейник откликнулся из-под завала. Значит, Волкаш погиб.
        Подумав так, я всхлипнула, оступилась, и гекс свернулся в шар. Мы покатились и чуть не подбили Круса впереди.
        - Ты нарочно, косолапая? - взвизгнула Лимани. - Твой атаман утащил за собой одного идиота, а ты решила сразу троих?
        Интересно, поняла ли она сама, как прозвучала её фраза. А Волкаш… был не идиот. Ооинс не стал бы нарочно подвергать себя опасности. Но ошейник откликнулся. Эта мысль так и осталась закольцована, потому что Крус разослал сигнал опасности:
        - Впереди! Это песчаная буря?
        - Смерч, - ответил Бритц неуверенно.
        - Он не движется. То появляется и вертится на месте, то пропадает.
        Мы остановились в ряд и наблюдали за порывистым танцем песка вдалеке.
        - Пик Сольпуг прямо там, - Кайнорт указал вперёд. - Без Ооинса опасно искать обход. Ничего не поделаешь, едем дальше.
        Камни, скалы, утёсы. И дождь. После нового ущелья, плато и почти отвесного подъёма был долгий спуск. Мы лезли, то и дело поглядывая на подножье пика, где видели бурю. Но песок притих. Когда в полдень мы добрались до места, Бритц приказал разойтись и осмотреть всё, как следует.
        - Что конкретно мы ищем? - уточнил Берграй.
        - Я не знаю. Какие у тебя ассоциации при слове «тайник»?
        - Пространные символы и смертельные ловушки.
        - Вот и ищи.
        Мы облазали все окрестности Пика Сольпуг. Это оказалась невысокая и довольно невзрачная гора для того, чтобы зачем-то получить имя. Лощина вокруг была нетронута и покрыта свежими лужами. Гекс Кайнорта затормозил у бугра, присыпанного мокрым гравием. Остальные врезались в него с размаху, подпрыгнули, свернулись и раскатились.
        - В чём дело? - спросил Берграй.
        - Показалось. Движение какое-то. Глядите в оба.
        Сквозь исцарапанные экраны было трудно исследовать скалы, и пришлось покинуть гексы. Мы спрыгнули с подножек, и грязь облизнула нам ботинки. Глазастый Игор вскоре что-то нашёл:
        - Там на бугре! Часть изображения какого-то.
        Они с Кайнортом раскидали гравий, чтобы разглядеть пиктограмму. Бритц присел и задумчиво протянул к ней руку:
        - Песок сырой… Но движется.
        - Да, вьётся, как на бархане, - подтвердил Нахель.
        Над пиктограммой поднимались и плясали тяжёлые от влаги песчинки. Вот уже и мелкие камушки покатились по кругу, а за ними…
        - В укрытие!
        Мы побежали к валунам. Ёрль сцапал меня и зазевавшуюся Пенелопу, Инфер сгрёб Марраду с Лимани и оттащил от пиктограммы. Бритц обернулся стрекозой и последним бросился к ближайшему укрытию. А на бугре взвился смерч. Он закрутил песок, камушки и мелкий гравий: тем сильнее, чем ближе к середине. Как в огромной кофемолке, их осколки разлетались по кругу. Гексам подбило лапы, опрокинуло, исцарапало экраны. Тело смерча напоминало гигантскую гидру. Оно извивалось и гнулось, стоя на широкой ноге из яростного вихря. Наверху крутилась воронка, извергая песок и швыряясь камнями. Они метеоритами врезались в землю. Отбивали куски от валунов, за которыми мы сидели.
        - Что на пиктограмме, Кай, ты видел? - спросил Берграй.
        - Лиловая метёлка. Это скарландыш. Где-то там тайник, и смерч его охраняет.
        - Это аракибба, - Крус просканировал вихрь, выпустив сателлюкс.
        - Она живая?
        - Ни то, ни сё. Справочник говорит: щас… «внутри аракиббы температура выше, чем в жерле вулкана, и осколки камней, которыми она плюётся, это закалённый кварц».
        - Крепче хромосфена?
        - На порядок крепче.
        - Её можно как-нибудь отвлечь? - подала голос Пенелопа. - Убить? Договориться?
        - Нельзя договориться с тем, кто на «а».
        - Например, с Альдой, - фыркнул Бритц, и они с Игором переглянулись.
        - «На “а” звались примитивные создания до последнего глобального вымирания», - зачитал дальше Крус. - «Они были чем-то между вирусами и стихиями с элементарной программой вместо мозга. Новые виды уже именовали на “б”».
        Тем временем аракибба утихла, только песок ползал по бугру, лизал камни. Мы высунули нос из укрытия, и смерч взвился опять. Сателлюкс, болтавшийся снаружи, прибило не лету.
        - Берг, Нахель, жахните чем-нибудь! - не выдержал Кайнорт, когда очередной камушек прострелил ему крыло.
        Берграй послал в тварь термобарический снаряд. Газ вспыхнул. Громыхнуло так, что в ушах зазвенело. Вихрь разметался, но собрался вновь: Берграй не попал точно в аракиббу. Тварь послала в нас ещё осколков, разогретых до вулканических температур. Нахель выстрелил снарядом ядерной а-кварели. Аракибба сорвалась с бугра и рассыпалась. Как только вторая фаза выстрела нейтрализовала радиацию, Бритц, Нахель и Берграй кинулись к пиктограмме.
        - Здесь ничего нет! - Нахель обшарил весь бугор с изображением колоса. - Люка нет, минори, голый камень!
        - И у меня ничего.
        Смерч возвращался. Маррада из своего укрытия вела репортажную съёмку. Лимани повизгивала. Эзеры предприняли ещё попытку отогнать аракиббу: ясно, что под ней просто не могло быть пусто! Но твари всё было нипочём.
        - Аугментроном её! - придумал Крус, но его не расслышали.
        - Что?
        - Пушкой гравита-ци-и!
        - Что?!
        - Аугмен… я сейчас!
        Он выскочил из укрытия, уклонился от ливня раскалённого кварца и швырнул Бритцу оружие. Но тот не поймал. Аугментрон покатился мимо, Крус прыгнул за ним пумой -
        Охнув, я отвернулась, и следующее, что увидела - Пенелопа тащит половину Круса назад, за валун:
        - Ула, ноги!
        Я обежала камни. Нижняя половина Круса еще дёргалась. Аракибба вертелась на другой стороне плато, и, улучив момент, я потащила ноги инженера за штанины. Марраду стошнило на камеру. В укрытии бледная Пенелопа приладила ноги к торсу и накрыла Круса пледом. Она не реагировала на расспросы, только шмыгала и дрожала.
        Аракибба изогнула вихревую ногу и наклонила пасть, готовясь раскрошить эзеров. Хромосфен не выдерживал и сыпался. Уворачиваясь от смерча, Кайнорт упал прямо на аугментрон. Он выскреб его из-под живота и выстрелил по аракиббе гравитонами. Заряд попал точно смерчу в пасть. Гравитоны затормозили вихрь, аракиббу в последнем мощнейшем витке раскидало по плато, песок рассыпался ковром.
        - Тритеофрен! - заорал Кайнорт. - Хватай его, Нахель!
        В эпицентре, на месте аракиббы, лежал прибор. Сверкающий зеркальный ромб. Он всё это время был внутри твари! Нахель кинулся подбирать Тритеофрен. Он уже схватил его, когда по земле вокруг заплясали камни. Аракибба хотела прибор назад. Нахель побежал, но камни поскакали вслед, поднимаясь и раскручивая новый вихрь. Навстречу солдату из-за валуна прыгнул кузнечик.
        - Мне бросай! - закричал Игор.
        Тритеофрен полетел в кузнечика, а Нахель присел и закрыл голову руками. Камни и песок дали ему тысячу затрещин, но бедняга ещё был жив. Аракибба обогнула его, чтобы угнаться за Игором. Его прикрывали из аугментрона, который слишком долго заряжался для выстрела.
        - Давай сюда! - Бритц протянул руку, чтобы поскорее затащить кузнечика в укрытие.
        - Не прикасайтесь ко мне-е-е!..
        Он шарахнулся в обратную сторону - и смерч догнал его на валуне. Игора раскидало зелёным облаком пыли над нашими головами. Я вскрикнула и заплакала. Не могла больше вытерпеть смертей. Игор был потешный, хлипкий, застенчивый, настоящий герой, и плевать, что эзер.
        Тритеофрен засосало в новый смерч. За секунду до того, как он оказался в руках эзеров. Аракибба сорвала Берграю полкрыла, перемола остатки хрома на Кайнорте. Они едва успели укрыться, и вихрь, не найдя никого, занял прежнее место на пиктограмме скарландыша.
        
        - Аракибба и есть тайник, ну и ну, - прохрипел Берграй. - И сколько бы мы её ни распыляли, она вернётся за своим прибором.
        Опять начинался дождь. Грязные лужи собирались вокруг злополучного бугра. Мы с Пенелопой растянули над Крусом наши пледы, чтобы он не промок. Какое трупу было дело, неважно. Пенелопе так было спокойнее. Маррада и Лимани сидели тише мышей, а Нахель себя накручивал:
        - На месте Игора должен быть я!
        - Уйдём и вернёмся на гломериде, - предложил Ёрль. - Расстреляем сверху из гравинады, чего проще-то?
        - Нет, - сказал Кайнорт. - Так мы уничтожим и Тритеофрен вместе с аракиббой.
        Он вздрогнул, будто от внезапной идеи, и порылся во внутреннем кармане куртки. Выудил сухой помятый колосок, из тех, что показывал мне в каюте два дня назад. Веточку скарландыша. Бритц растёр её в ладонях, вдохнул пыльцу и стряхнул в воздух. Запахло прелыми листьями. Аракибба раскрутила потоки грязи, и сквозь дымную пыль лиловой метёлки начала превращение.
        Грязь в основании вихря позеленела. На бугре поднимался не смерч, а гибкий стебель. Он не разбрасывал камни, а распускал широкие мясистые листья. И на его вершине не зияла огненная пасть. Там качался полураскрытый белый бутон. Живой, тяжёлый.
        - Уитмас оставил Тритеофрен тем, кто решает не одной только силой, - сказал Ёрль, от удивления топорща иглы.
        - Но это только иллюзия, - напомнил Берграй. - На самом деле там всё тот же смерч. Помнишь, что рассказывал Ооинс?
        Кайнорт поднялся.
        - Для полного превращения нужны живые скарландыши. Те, которые я уничтожил вместе с последнеё балантифеей.
        - Ты куда!
        - Исполнять предсказание.
        Он вышел и встал лицом к аракиббе, из нежного бутона которой сыпались горячие осколки. Дымок от колоска рассеивался вместе с иллюзией. Цветок превращался в смерч. Бритц посмотрел на жидкую грязь под ногами и сжал кулаки на секунду.
        - Ула.
        Он звал, чтобы бросить меня аракиббе. Но под гипнозом его голоса я подошла и встала рядом, хлюпнув грязью. Дождь забирался за шиворот. Сердце колотилось где-то в горле. Осколки кварца дырявили Бритцу крылья. Он стянул перчатку, положил руку мне на шею и притянул к себе. И поцеловал. Сон в купели, где Кайнорт топил меня за волосы, больше походил на правду, чем этот поцелуй. Рефлекс откликнулся, когда его язык у меня во рту звякнул шариком о зубы. Клыки выбросило в шею эзера. Его губы дрогнули.
        Кайнорт отшатнулся и упал на колени в лужу. Нас двоих окатило грязью, и колючие лапы оттащили меня назад.
        - Не трогать её! - взревел Ёрль.
        Ёж поволок меня за камни, где закрыл собой от взведённых глоустеров.
        - Это рефлекс… это просто рефлекс, - Пенелопа успокаивала себя и Берграя, убирая оружие в кобуру.
        Они были взвинчены до предела. Мы все были. Четыре трупа меньше, чем за сутки, один под вопросом и один корчился в луже рядом с аракиббой.
        - Что он наделал! - кричала Маррада. - Что, дьявол его…
        - Смотрите!
        Кайнорт зеленел и хватался за горло. Из раздувшихся ран, где ударили мои клыки, текла кровь. Он с огромным усилием вдохнул и откашлял ещё крови. Аракибба над ним качала бутоном, но осколки больше не крошили эзеру крылья. По ущелью разносился крепкий аромат, как на разнотравье после грозы. Бритц поднялся, качаясь и жмурясь от боли. Ещё хриплый вдох, ещё шаг.
        Он поднял руку к бутону и коснулся белого лепестка. Аракибба замерла. Она превратилась по-настоящему! Бритца крутила боль. Его пальцы на лепестке крупно дрожали, но Кайнорт тянулся дальше, к сердцевине бутона. Сумасшедший. Минуту назад там бушевала пасть, и жар был способен обратить эзера в пепел. Ещё свистящий вдох. Кровь по подбородку. Бутон приоткрылся, и в руку Бритца скатился зеркальный ромб. Эзер упал назад в лужу, сжимая добычу. Ёрль и Берграй бросились к нему:
        - Антидот!
        Они оттащили Кайнорта в укрытие уже без сознания. Ёж забрал Тритеофрен. Пенелопа лихорадочно перерыла аптечку, раскидала медикаменты и через минуту вколола противоядие. Бритц на глазах из зелёного стал серым и задышал слабо, мелко-мелко.
        - Это только первая доза, приготовь ещё три, - приказал Ёрль. - Вводить каждые полчаса.
        - Может… пусть лучше умрёт? - прошептала Маррада.
        - Сама умри! - огрызнулась Пенелопа. - С его резистентностью к ядам он будет мучиться сутки!
        Аракибба так и качалась цветком. Наверное, она могла превратиться в смерч, только когда кто-нибудь ещё принял бы яд. Мы решили дождаться, когда Кайнорт и Крус очнутся, а после двигаться дальше. Берграй и Пенелопа развернули гексы в два небольших шатра, подальше от твари. В один поместили тело Круса и полумёртвого рой-маршала, а в другой забрались остальные.
        Я не знала, что думать, а что чувствовать - тем более. В момент, когда прибор скатился в руку Бритцу, я, признаться, была в восхищении. Миг, но была. Что ж, порабощение Урьюи стало чуть ближе, чем погибель. Меньшее зло качнуло весы на себя.
        ГЛАВА 38. КРОВЬ НА МОИХ РУКАХ
        - Ула!
        Маррада поманила ноготком в шатёр. Лимани спала, прижимая к шее салфетку. Бабочка только что плотно покормилась новой ши. Нахальная задира в лагере, здесь в холодных горах Лимани вызывала жалость. Разумнее было ограничиться запасами консервов, а не мучить ослабленную кровопотерей шчеру, но Маррада не привыкла ни в чём себе отказывать. Она протянула мне гребни и села на спальник:
        - Прибери мои волосы.
        Я опустилась рядом и распустила её локоны по спине. Шикарные. Пришлось уложить концы себе на колени, чтобы они не подметали землю. Конечно, Маррада не имела права приказывать чужой ши, но мне нужно было чем-то занять руки, чтобы не шляться по окрестностям. Бабочка достала микроскопическую фляжку в футляре, инкрустированном рубинами, и отпила. Судя по блеску в глазах, уже не в первый раз за день.
        - Он посмотрел на Берга.
        - Простите, минори?
        - Кай, говорю. Перед поцелуем на Берга взглянул. Не на меня, а на Берга, понимаешь?
        - Не понимаю.
        - О-ох, бестолочь. Если бы на меня - это значило бы, что мстит. Хочет, чтобы приревновала. Но он посмотрел на Берграя!.. Вроде как: «имей в виду!», - ещё глоток из фляжки. - Оставил на тебе свой знак намерения.
        - Вам показалось. Простите, вам показалось, - лепетала я, правда не зная, что сказать. Маррада, по-моему, просто перебрала.
        - Ты идиотка? Он Берграю за тебя навалял. Хотя, конечно, между ними долго копилось.
        - Не за меня… За карцер.
        - А ещё инженер. Два и два не складываешь
        Маррада посмотрела на комм. Кайнорту, должно быть, уже сделали третий укол. Подходило время последнего. Зачем-то я точно это знала.
        - Он, конечно, псих, - продолжала Маррада, капнув вина себе на язык и отбрасывая пустую флягу. - Но псих потрясающий. В моём мире таких не было. В моём мире, Ула, мужчины ранимые, как манный пудинг, и замороченные, как юбилейный торт. Случись трагедия, они искренне заплачут на камеру. Лучшие даже напишут об этом сценарий, снимут мелодраму или посвятят песню. Кай оторвал крылья налётчикам, когда мы оказались в одной очереди в банке. Они только успели выкрикнуть «это ограбле!..» Редактор моего журнала просматривал новости и объявил, что хочет его на обложку. Перквизитора ассамблеи минори! Мне поручили уломать Кая, потому что я тогда встречалась с его другом. С Берграем. Берг получил отказ, пришлось взять переговоры в свои руки. Кайнорт не грубит дамам… Боже, я была так в себе уверена. До первого разговора наедине. Ты ведь сама видишь, на первый взгляд Кай обычный парень, ну, фотогеничен, ну, одевается, как оболтус. Обаятельный с этими ямочками, когда улыбается. Но не типичная суперзвезда. Я понятия не имела, чего с ним все так носятся! Он не выгнал, конечно, принял. Но эта его сухая обходительность,
прохладная любезность, скользкие увёртки. Всё как обычно. Чувствовала себя идиоткой. Между нами была пропасть во всём. Тогда я решила побороть его на своём поле и предложила составить пару на фотосессии. Ведь я звезда. Он просто сказал: «да, если ты будешь голой».
        Маррада криво улыбнулась и помолчала, вспоминая, наверное, как всё прошло.
        - Вот так. Мне хватило раза, чтобы пропасть.
        - А что Берграй?
        - А что Берграй? Бесился. Скандалил. Унижал и унижался. Дрался. Плакал. Но он знал меня. Ещё лучше он знал Кая. Двух беспринципных тварей. Я бы ни за что не вернулась. Мне кажется, я выросла на голову за те месяцы, что провела с Бритцем. И совершенно эту голову по-те-ря-ла. Ведь то, что он лучше других, сразу не видно, но эти его блестящие мелочи, мелочи, мелочи. Кай весь из них. Знаешь, только когда рассмотришь камень под разными гранями, понимаешь, чем алмаз отличается от стекла.
        - Но в конце концов вы ведь и его бросили.
        - М-м, - она понимающе кивнула. - Даже здесь он не изменил такту. Девочка, я никого не бросаю, ибо я никому не принадлежу. Бритц принимал это… чуть дольше, чем остальные.
        Она достала капсулу для шприц-пистолета. Синяя жидкость внутри переливалась в свете сателлюкса
        - Это антидот?
        - Я заколебалась, - процедила Маррада. - И хочу, чтобы он умер. Не насовсем, я ведь люблю его. Но дважды подряд за сутки, и он потеряет память.
        - По-моему, это уже…
        - Молчи! Мне это нужно. Тебе это выгодно.
        - Постойте, чего это вы от меня хотите?
        Маррада повернулась ко мне в слезах и горячо зашептала:
        - Скоро Ёрль кинется искать капсулу, а Кай будет при смерти. Без охраны. Он захлебнётся своей кровью, и если в момент смерти воткнуть иглу между вторым и пятым ребром… - она показала на себе, - вот тут, где сердце… то никто её не заметит, но когда образуется кокон, Кай не сможет инкарнировать. Он умрёт дважды подряд. И потеряет память. А после - я во всём признаюсь. Иглу вытащат. Я же всё-таки люблю его…
        Лимани в своём углу тяжко вздохнула и заворочалась во сне. Мы замерли, как заговорщики. План Маррады был зрел, выдержан и великолепен на первый взгляд. Как все планы классических сумасшедших.
        - Вам легче провернуть всё самой, минори.
        - Я не смогу! Передумаю, рука дрогнет. Я не убийца.
        - Я убийца?!
        - Ты этого хочешь, - о, это была соблазнительная правда. - Ула… ты ведь уже пыталась его убить. В землярке не вышло, так вот он - новый шанс. Ты бедовая шчера, ты сможешь. Лимани тупица и слишком лояльна к Каю, как почти все его рабы. Просто воткни иглу - и я позабочусь, чтобы тебе дали свободу. Что угодно ещё проси…
        - Думаете, потеряв память, он к вам вёрнется?
        - Тебе не всё ли равно, что я думаю. Делай. Или убирайся!.. Ну?
        Я взяла иглу. Маррада бросила капсулу на камни и растоптала. На этом силы её покинули, и разбитая бабочка рухнула на спальник.
        - Между вторым и пятым, - напомнила она и снова показала на себе.
        - Я помню. Но не уверена, что у него есть сердце.
        - Есть.
        Вечер накрывал ущелье туманом и морозцем. Ясно же, Маррада была ещё безумнее, чем Бритц. Конечно, она ни в чём не признается, а если даже и осмелится, что с того? Убийца ведь я. Первой мыслью было найти Ёрля и всё ему рассказать. Но мне стало стыдно за эту мысль. Зерно правды проклюнулось в словах Маррады. Я желала смерти Кайнорту Бритцу. Вынашивала месть долгие месяцы, убить его собственными руками стало пределом мечтаний.
        Игла блестела на ладони. Кощунством показалось отступить, даже не примерив этот сценарий. Если повернуть назад, как скоро придётся пожалеть? Уверена, уже через мгновение. Пожалеть если не об убийстве, то хотя бы о том, что не полюбовалась, как заклятый враг утонет в собственной крови.
        В потёмках шатра пахло железом и лекарствами. Над Крусом уже взвился плотный синий кокон. В другом конце на спальнике лежал Кайнорт. Сжав иглу в мокрой ладони, я приблизилась. Эзер был весь бледно-серый, как собственный призрак. И дышал всё так же часто, с сухими хрипами. Чем дольше я слушала, тем сильней мне самой не хватало воздуха. И кольнуло в виске при виде синих вздувшихся вен на шее Бритца. Но как же так? Ведь я пришла насладиться его страданием. Получить удовольствие от перекатов крови в его горле. Мокрые ресницы дрожали на полуприкрытых веках, и у меня почему-то тоже заслезились глаза.
        «Вот-вот умрёт…», - повторяла я, подавляя тошноту. - «Скоро. Потерпи. Смотри, этого ты ждала так долго».
        Хрипы умолкли, и в горле Кайнорта что-то хлюпнуло. Затем ещё. Он вздрогнул и на моих глазах стал синеть. Вены напряглись. Кровь душила его, топила, убивала.
        «Если даже не воткну иглу, пусть хоть раз подохнет за всё, что сделал!»
        Нет. Нет, катись всё нахрен! Я бросилась на пол рядом со спальником Бритца и с трудом повернула его на бок, к себе на колени. Он откашлял целый стакан крови, сжал мне руку и вдохнул. Какой он был горячий, просто печка.
        - Дыши ещё, злодей… ну, пожалуйста… всё хорошо,… - я гладила его по спине, отводила светлые волосы с мокрого лба. - Ненавижу тебя.
        Кайнорт вдохнул ещё. Потом я вернула его на место, уже не синего, но ещё в бессознательном напряжении. Я была вся в его крови…
        …когда в шатер влетели эзеры. Схватили, толкнули, оттащили. Обыскали.
        - Это что! - Инфер отобрал иглу и взмахнул ею. Руки мне стянули за спиной, не успела пикнуть. Где же была их хвалёная реакция, когда Маррада крала капсулу? Ёрль и Пенелопа пытались смешать для Кайнорта другие препараты взамен антидота.
        - А я сразу неладное заподозрил, когда капсулу не нашел! - сокрушался Ёж. - Надо было оставить Нахеля караулить! Ещё секунда, и эта бы ему спицу под ребро!..
        Ёж схватил меня за горло колючей лапищей и встряхнул.
        - Если без антидота не выкарабкается, висеть тебе с распоротым брюхом!
        - Я не хотела убивать! Я его…
        Пощёчина.
        «…спасала»
        - Мотивов убить было выше крыши! Скажи-ка, а какой мотив у тебя был не убивать, мерзавка?
        Берграй потемнел лицом. Мне никто не верил. Я себе не верила. Взяли с поличным, с иглой над телом Бритца, в его крови! Про Марраду даже не стоило заикаться, чтобы не получить ещё оплеуху. У растерянной Пенелопы при взгляде на меня всё валилось из рук. Помощи ждать было неоткуда.
        - Не знаю, что и делать. Мы не можем казнить ши без санкции хозяина, - сказал Ёрль, дрожа от негодования. - Знаешь, что, Берг, отведи её подальше и привяжи, как следует. Кайнорт рано или поздно очнется и сам решит, чего ей оторвать и в каком порядке.
        Берграй потащил меня вон из шатра: из холода на мороз. «Рано или поздно», - крутилось в голове. - «Да снаружи без термопледа и спальника я околею раньше, чем Бритц очнется, чтобы собственноручно вздёрнуть». Медная оса унесла меня в чёрные скалы, в укрытую от ветра щель. В щеке торчали ежовые иглы. Инфер стягивал мне ноги в лодыжках и в коленях и молчал. Крепил узлы и петли к скале. И молчал.
        - Берг, пожалуйста, дай мне дождаться его в шатре. Я ему всё объясню! Берг!
        Вместо ответа мой рот перевязали ветошью. Берграй вытащил иглы из моего лица, долго сверлил своими сапфирами и ответил:
        - Я уже простил тебе одно покушение. Думал, ты та особенная, кто встанет наконец между мной и Бритцем. Мерзавцем, которого я презираю, но которому обязан жизнью. Добрая и ранимая. Неспособная за себя постоять. Ангелок с обострённым чувством справедливости… Защищал тебя, Ула, обманывал и рисковал, чтобы дать шанс уйти по-хорошему. Но всему есть предел. Ты оказалась настолько бессовестна, что пыталась убить того, кто лежал при смерти! Это не просто низость, это самое дно. Выходит, из моей постели тебя выгнала не гордость, а сиюминутная спесь. Будь у тебя гордость, может, и Волкаш был бы жив. А ты не лучше того, чьей смерти пожелала. Поверь, мне больно и стыдно тебя связывать, и я, дурак, снова буду просить Бритца о помиловании. Но считаю, тебе нужно остыть здесь и подумать.
        Он покрылся медью и улетел.
        Из-за адреналина и обиды холод долго не чувствовался. Но время шло, руки и ноги, стянутые путами, затекли. Дышать было трудно и больно. Заснуть - невозможно, разве что потерять сознание. Шея опухла от верёвки, ошейник врезался в кадык. Звёзды провернулись в щели над головой, как в калейдоскопе: я съехала вбок и повисла в ещё худшей позе.
        Жалела ли, что не послушалась Марраду? Подвешенная у склизкого чёрного камня, я думала так: ведь всё равно схватили бы. Смерть здесь или под дулом армалюкса - всё одно. И даже лучше, что последним поступком в жизни стало спасение, а не убийство. Кого угодно, теперь уже не имело значения. Чистыми руками легче тянуться к небу, говорила наша бабушка. Нет, я не жалела. Просто смертельно устала, а сон никак не шёл. Обморок тоже. В полубреду дрожала я и дрожали звёзды, пока чёрная тень не заслонила их.
        Кто-то шаркнул по камню сзади. Верёвки ослабли, я не удержалась и упала лицом на чьё-то плечо. Волкаш? Пенелопа? Пришелец освободил руки, и меня подхватили, оберегая от удара о камни. Уложили, сняли кляп. Сателлюкс резанул по глазам.
        - У тебя губы синие, - произнёс Кайнорт синими губами.
        Зачем-то он провернул мой браслет и щёлкнул. Набрал код на ошейнике и снял его!
        - Только прямо сейчас не превра… - прохрипел он, но -
        Но это было сильнее рефлекса, сильнее природы: свободная от блокировки, я тотчас обратилась. Опрокинула эзера на спину, выволокла под звёзды и взревела над ним паучихой. Затрясла клыками, осыпала паутиной. Ударить его, разор-р-рвать, растерзать! Здесь никто не помешает, а после - пуститься наутёк!
        - Убивай, ну.
        - Превращайся, Бритц!
        Но Кайнорт - ещё белый, с опухшим горлом - лежал под моим брюхом, раскинув руки, и в его глазах отражались звёзды.
        - Я не могу. Сил нет. Убей так, никто не узнает.
        Мои ноги затряслись. Усталость навалилась вдруг так тяжело, что началось обратное превращение. Сопротивление отняло последние силы. Я обернулась человеком и рухнула на Бритца. Голая: комбез разорвало хитином. Кайнорт вытащил что-то тёплое из чипа-вестулы и набросил мне на спину. Мы так и остались валяться. Встать, даже двинуться не получалось. У эзера был сильный жар, его сердце колотилось, как пульсар.
        - Что это значит? - прошипела я. - Браслет, ошейник. Маррада всё рассказала?
        - Нет, Лимани.
        - А ты так и поверил… рабыне.
        - Ну, я пришёл сюда убедиться лично, что Ула не бьёт лежачего. Теперь ты можешь уйти.
        - Уйти?
        - Не хочу владеть тем, кого не достоин.
        Он был в той же, пропитанной кровью одежде. Очнулся и сразу сюда? Я не стыдилась лежать вот так, чувствуя парализованным телом каждую складку на его форме, ремешки и молнии. Никакой грязной подоплёки. Никакой пошлости. Кайнорт не шевелился и не трогал меня. Так боятся спугнуть синичку, случайно севшую на плечо.
        - А ты испугался.
        - Ты себя со стороны-то видела? Трёхметровая паучиха.
        - Сознание… теряю. Мне плохо… Расскажи что-нибудь. Расскажи, почему стал умбрапсихологом.
        - Чтобы не стать психом, Ула.
        - Нет, давай издалека.
        Ему потребовалось время, чтобы справиться с хрипотой:
        - У моей матери был карфлайт. Это летающая… вроде как машина. Модель превосходная, если вовремя перебирать движок. Мама ухаживала за ним, как за членом семьи. Пока он вдруг не сгорел. Сам по себе, на парковке. Отец сказал: «Дорогая, это не беда. На днях выпустили классную модель». И подарил ей новый карфлайт. - Кайнорт сглотнул и полежал ещё молча. - Ещё у мамы была собака. Ну, как собака. Такая карманная мелочь, пуховка с мокрым носом, звали Омлетка. Надо же, я всё ещё помню… Омлетка. Мама брала её на рауты в ассамблею, кормила с губ. Как-то раз она сходила на выставку собак. Разговоры все выходные были только о щенках. Отец сказал: «Дорогая, вторая собака - это утомительно, я не уверен…». На другой день Омлетка съела что-то не то… и мама, скрепя сердце, приняла от нас новую собачку. А ещё у мамы было двое детей.
        Только сухие факты. Он рубил их и бросал мне, и силой воображения голые розги обрастали жутью. Спина под тёплым плащом покрылась мурашками. Но ведь я сама просила, поэтому сжала зубы и ждала, когда Кайнорт отдохнёт, чтобы продолжить:
        - Осенью ассамблея устраивала благотворительный концерт. Там выступали очаровательные сиротки в парадных платьицах. После этого мама сделалась странной. Листала каталоги игрушек, забывала забирать нас из школы. Отец сказал: «Дорогая… нет. Мы не потянем троих детей, это уже слишком». Через неделю у брата в руках взорвался фейерверк. Повезло, что он был просрочен: малыш инкарнировал в ту же ночь. На следующее утро папа собрал чемоданы и увёз нас с братом на другой конец света.
        - О… - всё, что у меня вырвалось в ответ.
        - У меня это в генах, Ула: её безумие. Я хотел держать его под контролем. Поэтому психология.
        Его голос ослабел и охрип совсем. Мягкий сон забирался под плащ. Я пошевелилась из последних сил, чтобы уткнуться в горячую шею эзера.
        - Ула? - позвал он спустя несколько минут.
        Решив, что я сплю, Кайнорт осторожно обнял. Положил ладонь мне на голову и прижался щекой к виску. Когда я не пошевелилась, обнял сильнее. А под моей щекой билась его отравленная жилка. Случилось кое-что пострашнее смерти: я помнила, что сделал Кайнорт Бритц, как будто это было сегодня. Но это больше не работало, как раньше. Ужасные, непростительные поступки никуда не девались, не меркли и не сглаживались, но уже не лезли на передний план.
        Бежать. На восходе.
        * * *
        В шатрах ещё спали, когда я накинула лишний плед на Лимани, прихватила сменный комбез, стащила паёк у Ёрля и, обернувшись пауком, дала дёру по скалам. Путь лежал на запад от Пика Сольпуг, вдоль горбатых кряжей. А дальше через пустошь - к шоссе на Гранай.
        Алебастро щедро разливал молочный свет по склонам. А ведь ещё дня три назад казалось, что ядерная осень похоронила Кармин. Кряжи скоро закончились. Я распрощалась с горами и под вечер уже вязла в разноцветном песке. В отличие от гравийных барханов, эти сильно изматывали. Устав бороться с песком и пылью, я превратилась и надела комбез, чтобы передохнуть.
        Стоило развернуть кулёк с едой, как на горизонте завился дымок. На всякий случай я спустилась с бархана и легла на живот. Мало ли, кто там… Случился уже один неизвестный друг, и чем это закончилось? Рядом зашумело. На голову посыпался песок, повалил дым, загорелись два жёлтых глаза в пыли. Монстр ревел, скрипел и визжал, наезжая сверху. Взбрыкнув, он заглох в сантиметре от моих клыков. Пыль легла ему на голову.
        То есть, на кабину?..
        - Вот так ничего себе! - воскликнули голосом Чпуха.
        Бархатрейлер Баушки Мац! И она за рулём. Чьи-то ручищи втащили меня в расхлябанную дверь. Прижали к грубой коже партизанской куртки.
        - Волкаш… Волкаш! - столько счастья за одну минуту сложно представить. - Значит, вы правда сбежали!
        - Нет, я один. Ооинсом пришлось пожертвовать, он ни в какую не хотел рисковать.
        - Значит, его засыпало? Но почему, ведь он знал об опасности?
        - Мой ошейник начал садиться ещё в лагере. После первого боя батарейка сдавать начала. А перед отправлением так и забыли зарядить, но неужели я бы напомнил? К ночи мне удалось его снять.
        Значит, Волкаш воздействовал на Ооинса диастимагией, чтобы тот - на свою беду - перебрался в самое опасное место.
        - Под утро, когда уже можно было бежать, я бросил ошейник на землю и ударил там, где мрамонт сильнее размок. Ооинс не прогадал с местом! Жалею только, что не успел его вытащить, когда началось. Сам еле ноги унёс. И ещё жалею, что на спящих не действует диастимагия, уж я бы разделался с эзерами.
        - Почему же ты меня не разбудил!
        - Я искал тебя в темноте на ощупь, но не нашёл, крошка.
        Правильно: ночью на мне была куртка Кайнорта, вот атаман меня и не нащупал.
        - Бритц сразу засомневался, что ты погиб, - я усмехнулась. - Он не поверил, что ты мог поступить, как идиот.
        - Дьявол, а ты, значит, поверила, - Волкаш рассмеялся и растрепал мне волосы. - А ты как сбежала?
        - Меня отпустили. Но самое главное, Кайнорт добыл Тритеофрен. Вторую треть. Кажется, синтофрен, он управляет ядерным синтезом.
        - Это не страшно. Теперь эзеры способны отключить на Урьюи связь и электричество, что с того? Оружие-то останется.
        - Но без электричества тартариды не взлетят. Бойня пойдёт на планете.
        Повисла тишина, и только трейлер громыхал по барханам. В нём не было, кажется, ни одного винтика, не дребезжавшего что есть мочи. В кабине у Баушки Мац звенели талисманы, бусы, обереги.
        - Тогда это задница. И всё автонаведение обесточат…
        - Волкаш, скоро твоя остановка! - крикнула Мац, не отвлекаясь от дороги. - Шоссе впереди.
        По правде, снаружи машина поднимала столько пыли, что ни дороги, ни остановки никто не разбирал, кроме Баушки, но на то она и звалась ведьмой, раз видела побольше прочих.
        - Ты уходишь? - удивилась я.
        - С нами связалась майор Хлой из разорённого бункера. Она набирает отряд для освобождения Граная от мародёров, там нужна моя помощь.
        - А эквилибринт? Ты же хотел с него начать?
        - Придётся отложить. Увы, в тюрьме десятки пленных, а в столице десятки тысяч.
        Трейлер заглох носом вниз у подножья бархана. Такая у Баушки Мац была система торможения: встрять и раскочегаривать по новой. Я скатилась с сиденья в руки Волкашу, и, пользуясь неловким моментом, обняла его:
        - Только давай там… поосторожней.
        - Хорошо, крошка.
        - Привет передавай майору Хлой.
        - От кого? - хмыкнул атаман. - Да и ты её тоже не знаешь.
        - Всё равно передавай.
        Он спрыгнул с подножки, качнув кузов, обратился скорпионом и зашуршал прочь. Я пересела вперёд, ближе к кабине.
        - Иди вон супа похлебай, - скрипнула Баушка Мац и поддала газу. Адская машина хрюкнула, расстреляла бархан из выхлопной трубы и покатилась.
        - Отвези меня к эквилибринту.
        - Чево?
        - Кайнорт будет добираться к нему ещё сутки. А мы успеем к утру. Баушка Мац, пожалуйста, отвези. Мне очень надо.
        - Вопрос жизни и смерти? - поддел Чпух.
        - Да… там… мой самый дорогой человек. Хочу его вытащить.
        - Из эквилибринта нельзя сбежать, Ула, - сказала Мац. - Так уж он устроен: и сама погибнешь, и других за собой утащишь.
        - Но я же не могу не попробовать! Я же не могу!
        Долго-долго звенели серьги и бусы. Долго скрипел бархатрейлер в пыли. Наконец болотная ведьма крутанула руль и послала волну песка в сторону.
        - Тут быстрее, чем по шоссе. Обогнём Гранай и утром будем на месте.
        - Спасибо, Баушка Мац! - я кинулась целовать её в щёки.
        Чпух свесился с багажных антресолей и пялился на меня. А я на пыль за окном. Наверно, лампы в трейлере не светили с тех пор, как животные звались на «а».
        - А ты назвала его по имени, - ядовито произнёс мальчишка.
        - Исчезни.
        Я не стала уточнять, кого Чпух имел в виду. Ещё не хватало придавать значение словам. Колёса зашуршали по-другому: Баушка Мац вырулила на окружную дорогу.
        - А раньше только по фамилии.
        Он опять. Не дожидаясь, когда отвесят оплеуху - он уже знал, я могла - Чпух смылся к себе на антресоль.
        ГЛАВА 39. ТРЕТЬЯ ТРЕТЬ
        Позади стихал рёв бархатрейлера. Впереди солнце пускало лучи сквозь призму эквилибринта. Какой же он, мать его, был громадный. С городской квартал. А кратер, в котором он стоял, вместил бы целый Гранай.
        Баушка Мац снабдила меня отмычками и дефицитным нейтроклем. Это был стеклянный шар величиной с глазное яблоко. Да, такие сравнения стали для меня нормой. Нейтрокль содержал алюминиевую пыль и был опасен исключительно для насекомых. При ударе об открытый участок тела стеклянная капсула разбивалась и глубоко ранила кожу. Алюминиевая пыль проникала в гемолимфу насекомого и реагировала с оксидом меди в составе гемоцианина, подрывая тело изнутри. Причём неважно было, в каком эзер обличии. Гемоцианин - аналог гемоглобина - присутствовал в их крови всегда. А Чпух (от всего сердца) обеспечил меня скепсисом и тревогой на всю дорогу.
        Дойдя до кратера, я легла на живот и подползла к самому краю. Эквилибринт сверкал, как гранёный алмаз. Глубоко внутри темнели фигурки заключённых. Странно: Баушка Мац говорила, тюрьма непрерывно покачивается. Чуть ли не от каждого вдоха пленников. Но эквилибринт застыл. Я сползла ниже, свесилась и увидела, в чём дело. Гломерида подпирала основание тюрьмы. Вот дела! Без Кайнорта охранники расслабились и подогнали флагман, чтобы преспокойно дуться в квантовый покер.
        Я обернулась пауком и спустилась в кратер. Его стены изрезали глубокие щели, в которых можно было спрятаться от эзеров. Солдаты не замечали ничего вокруг, и я проникла. В основании эквилибринта был только один вход. Просто незащищённый портал без дверного полотна. В обычное время тюрьме и не требовалась охрана, баланс справлялся лучше надзирателей.
        Внутри лабиринта стены были совершенно прозрачные, но от волнения накатила клаустрофобия. Первый этаж состоял из одной пустой комнаты и двух лестниц. Выбрала левую, потому что… других идей не было. Второй этаж оказался паутиной коридоров разных форм и размеров. Какие-то вели в две стороны, какие-то в три, большинство закончились тупиком. Наконец я набрела ещё на одну лестницу. Не будь охрана такой бессовестно ленивой, эти бессистемные скитания давно обрушили бы эквилибринт. Этажей снаружи я насчитала семь. На третьем тоже не встретилось ни одного заключённого. В очередном тупике к беспокойству прибавилось головокружение от полированных стёкол. Я начала ходить кругами.
        Почудилось движение. Испугавшись, что это надзиратель, я выскочила из коридора и налетела на стекло. Прислушалась: тихо, только в ушах звенит. До возвращения Бритца и компании оставалось ещё часа три. Нужна была система. Не уверенная, что здесь не задумали лабиринта в лабиринте, я приложила руку к стене и стала двигаться только налево. Даже иллюзия контроля успокаивала. Налево, налево. Лестницы нигде не было. Пленников тоже. Выйдя из коридора в коридор, я подобрала с пола свою пуговицу.
        Значит, снова круг.
        Постояла на месте, считая с десяти до одного. Осмотрелась. На этот раз после двух левых поворотов я шмыгнула направо, надеясь попасть в новое место. Налево, налево, направо, налево, налево, направо… Дзинь!
        Коридор оказался стеной, а за нею шевельнулась тень. Да это же пленник в комнате! Кто-то стоял спиной. Девушка с меня ростом, грязные лохмотья, спутанные кудри.
        - Эй… - я осторожно позвала, - не бойся. Как пройти на четвёртый этаж?
        Она повернулась медленно… И у меня отнялся голос. Лохмотья меняли резкость, я разглядела в них песчаный комбез. Рюкзачок. Шрамы. От ужаса мой крик вырывался придушенным писком, как в ночном кошмаре. Ко мне шагнула - я. Распахнула мои серые глаза с чёрными синяками и сморщила мой нос.
        У реальной меня подкосились ноги. Призрак пошевелил губами беззвучно - и метнулся в левый коридор.
        А я назад - ползком! - и направо. Бежала, не разбирая пути, налетая на углы и стены, шлёпаясь на пол. Новый тупик. Я упала у стены, оглядываясь. Тени замелькали в коридорах. Они приближались, куда бы я ни ползла. Идти не давал страх. А впереди обнаружилась лестница. Я видела её там… за стеклом! И зарыдала: нужно было вернуться и обойти всё ещё раз, чтобы попасть на ступени. Вернуться назад к той… той…
        Обернувшись, я закричала по-настоящему, хрипло, надрывно, и закрыла рот ладонями. Передо мною на коленях покачивалась новая я.
        Эта была ещё страшнее. Окровавленные пальцы, ссадины на костяшках и на лбу. Она ползла ко мне из коридора, шатаясь и бешено крутя головой. Глаза… это были уже совершенно не мои глаза: дикие, безумные. По лицу размазана кровь.
        
        Прижавшись спиной к стеклу, я сбросила рюкзак и размахнулась нейтроклем:
        - Не подходи! Убью!
        Только если призраки боялись алюминиевой пыли. Но откуда ей было знать, что внутри шарика? Новая жуткая я привалилась к стене и… заплакала.
        Так. Так-так-так. Копия выползла из другого коридора. Там точно не было никакого выхода. Я помнила, как протиснулась между двух длинных стекол, прежде чем увидеть лестницу. Стук сверху заставил меня подпрыгнуть на месте, но не выпустить из виду призрак. Нет, ни за что!
        Она вдруг отвернулась.
        И резким взмахом прижала руки ко рту. Да это же…
        Снова стук.
        Пересилив себя, вскинула голову. Прямо надо мной к стеклу прижался карминец. Живой заключённый. Он водил щупальцем по полу и дышал на него. На стекле проявилась стрелка, которая вела туда, где сидела та… копия. Идти мимо? Смазанный кровавый след, который только что пересекал её лицо, сместился на затылок. Господи, какая же идиотка! Я и она. Мы обе. Призрак в коридоре повторял мои движения. Только с долгой задержкой. Это был экран. Экран с мазком крови, а не коридор.
        Подавляя отвращение, прокралась по стеночке мимо себя. Неужели я так плохо выглядела со стороны?.. Холерный труп в истерике. Снова те же коридоры, тени, новые копии в диком ужасе метались по экранам рядом. Теперь было понятно, что бормотал первый призрак. «Пять… четыре… три…» Я же считала, стоя на месте, чтобы успокоиться. Плохой, плохой метод!
        Направо, направо, налево… Лестница! Взлетев по ней, я вывалилась в комнату с карминцем.
        - В другой раз ты бы всех нас угробила, - проворчал он.
        - Где Уитмас Лау? Вы его знаете?
        - Кто его не знает… Здесь, рядом. На шестом.
        - На шестом?!
        Ничего себе - рядом. Я подозревала, что ещё этаж с ловушками мне не пережить. А до шестого их целых два.
        - Дуй на углы. Мы оставляем знаки, когда нас водят по эквилибринту. Иди по стрелкам. Сначала направо.
        - Спасибо! - прокричала уже из коридора. - Спасибо!
        То на одном, то на другом углу в ответ на моё дыхание проявлялись метки. На четвёртом этаже по комнатам скучали карминцы и шчеры. Затёкшие, как статуи. Привыкли сидеть без движения целыми днями. Лестница. Пятый этаж. Здесь, подальше от надзирателей, пленники водили по стёклам, подмигивали. Они выработали целую систему общения - незримую, как воздух.
        Метки. Лестница. Шестой.
        * * *
        Здесь не было меток. Потому что на всём этаже - в самом центре - сидел один единственный пленник.
        - Эмбер?..
        - Пап…
        Он порывался встать, но не справился с волнением и упал на колени. Я бросилась его обнимать.
        - Эмбер! А я уже похоронил тебя. Моя девочка… Эмбер!
        Уже казалось незнакомым это имя. Не моим. Таким прекрасно-далёким.
        - Пап, ты можешь идти? По меткам!
        - Там Бритц!
        - Он вернётся через час или два. Охранники подперли эквилибринт гломеридой. У нас куча времени.
        - Тогда идём, скорее.
        Он встал, тяжело опираясь мне на плечи. Не была уверена, а ел ли папа вообще эти два месяца. Или питался одной только болью. Потому что даже без синяков и ссадин выглядел так, будто ему здесь всю душу выкрутили.
        - Пап, ты без ошейника?
        - Здесь ни к чему. Одно превращение, и баланс обрушил бы тюрьму.
        - Тебя пытали?
        - Он измучил меня, - шепнул папа.
        Его суставы задеревенели, и на пятый этаж мы спускались, наверное, полчаса. Я дышала на стёкла, как вдруг раздался рокот. Пол качнулся. Папа среагировал первым: оттолкнул меня и отполз подальше:
        - Они отгоняют гломериду! Сядь там, Эмбер! И не двигайся! Не шевелись!
        Я послушно сжалась у противоположной стены. Эквилибринт нехотя поймал равновесие, но перенял нашу дрожь. Папа крутил головой и сосредоточенно кусал губы. Он словно был мёртв эти долгие дни, а теперь оживал на глазах:
        - Нет времени искать метки. Мы пойдём при помощи воздушных сигналов.
        - Воздушных?
        - У нас тут целый язык, - он приложил к полу пальцы, сложенные необычным образом. - О, как я жалею, что не попытался раньше! Если б только знал, что ты… каким-то чудом…
        Кто-то снизу ответил другим странным жестом, и папа скомандовал:
        - На счёт три я перемещаюсь к выходу, а ты на моё место. Одновременно! Поняла?
        Мы переместились. По новому сигналу где-то внизу пленники задвигались тоже, и нам удалось выйти в коридор. Так, чередуя углы и позы, добрались к лестнице. Спустились вдвоём. На пятом этаже папа снова прикладывал пальцы к стёклам, и другие пленники передавали друг другу маршрут. Мы считали шаги и крутились по коридорам, пока не преодолели ещё этаж. Так в ритме вальса целая тюрьма пробиралась к выходу. Нам сигналили, мы отвечали. С каждым циклом кто-то оказывался на свободе. Чем меньше пленников оставалось, тем чаще приходилось возвращаться туда, где мы уже проходили, чтобы сохранять баланс эквилибринта
        На выходе с четвёртого этажа нам явилась я. Такая живая! Бежала навстречу, к лестнице. Последний кадр, запечатлённый экранами.
        - Эмбер, ты куда! - испугался папа.
        - Это не я!
        - Эмбер, стой, где стоишь!
        Пол накренился так сильно, что мы соскользнули, растопырив руки по стенам. Чуть не упали. Тюрьма качнулась обратно и выровнялась, но голова ещё кружилась.
        - Всё хорошо, детка. Давай передохнём, хочешь?
        - Нет! Здесь нельзя долго сидеть. Пожалуйста, пойдём, пап…
        Я боялась новых призраков. Мы были на третьем, когда кто-то с краю передал, что видел гексы. Бритц возвращался. В эквилибринте оставались четверо. Через минуту вышел третий и готовился второй. Папа посигналил. Но не дал команды перестроиться, а послал ещё сигнал.
        - Пап?
        - Стой! Сработал датчик загрязнений. Мы наследили на стёклах, и система запустила бота.
        Я глянула сквозь пол наискосок, на шчера, который уже должен был выйти. В его камере ползал чистильщик. Шчеру приходилось перемещаться по комнате, соблюдая баланс. Он не мог даже приблизиться к боту, не опрокинув тюрьму. Мы теряли время.
        - Выйти может только один, Эмбер.
        - Да нет же! Мы почти на свободе!
        - Послушай меня! - рявкнул папа. - Шчер со второго этажа в ловушке. Из-за него нам вдвоём не покинуть здание. По моему сигналу ты спустишься одна и выйдешь.
        - С тобой!
        - Нет! Эмбер, эзеры с минуты на минуту обнаружат побег. Сюда ворвутся надзиратели.
        - У меня есть нейтрокль.
        - Один нейтрокль? Нас запытают насмерть! Ты хоть понимаешь, на что способен Бритц? Ты же видела!
        Свобода была слишком близко, чтобы смириться. О чём он говорил, что за чушь!
        - Не пойду без тебя.
        - Я счастлив уже тем, что ты жива, - взмолился папа. - И тем, что уберёг Тритеофрен. Я выполнил свою миссию, пожалуйста, иди. Пожалуйста. Иди.
        - Пап, - у меня сел голос. - Пап, прости за то, что я сейчас попрошу. Мне… нужно знать, где твоя часть прибора.
        - Что? Уходи скорей, говорю тебе!
        - Маги покидают Урьюи.
        - Это ложь, Эмбер!
        - Это правда!
        - Зачем тебе Тритеофрен?
        Каждое слово резало мне язык:
        - Я хочу отдать его Бритцу.
        - Хочешь… что? Я… - Папа стал белее Алебастро и прозрачнее его света. - Нет, я потерял рассудок… этого не может быть. Что он с тобой сделал? Сломал? Внушил? Гипнотизировал?
        - Маги покидают Урьюи, - повторила я. - Уже все знают, даже партизаны. Я видела контракт, вот этими глазами видела: лига флибустьеров перевозит магов контрабандой на Алливею. У нас больше нет защиты, пап, у нас нет шансов!
        Он съехал по стеклу, убитый. Мной. Лично мной.
        - Ты за этим пришла?
        - Нет! - эквилибринт шатался, до того меня затрясло. - Папа, я люблю тебя, одного на свете люблю, ты же один у меня остался, самый родной, самый… Как же ты не понимаешь… Альда Хокс улетела собирать армию. Она разнесёт Урьюи! Сажей покроет, как Кармин!
        - Замолчи, я слышал это миллион раз от Бритца!
        - Но это правда! Тритеофрен сохранит наш дом!
        - Бритц заберёт его себе!
        - Он сохранит жизни!
        У меня застучали зубы. Четыре гекса тормозили рядом с гломеридой Бритца. Папин взгляд стал безжизненным и тусклым.
        - Ты изменилась, Эмбер, - произнёс он потусторонне. - Раньше ты на меня не кричала. Повзрослела…
        - Нет. Повидала много дерьма, пап.
        Он не ответил и начал превращаться. Через силу, туго и тяжело. Эквилибринт качался. Папа занял почти весь коридор зеркальным брюхом. Осторожно приподнял хитиновую элитру - грудную лопасть, прикрывающую лёгкие - и выскреб осколок. Треть ключа к Урьюи упала к моим ногам.
        - Я думал так: не получив желаемого, Бритц меня убьёт и своими же руками уничтожит прибор.
        - Но он не убил, - я взяла проклятый осколок.
        - В твоих словах симптомы страшного отравления, - предостерёг папа. - Опасные молекулы, атомы токсинов, которые ты пока не чуешь. Поклянись мне, Эмбер, что выполнишь мою последнюю просьбу.
        - Клянусь, - разумеется, ответила я.
        - Ты убьёшь Кайнорта Бритца. Тогда я не прокляну нас за то, что мы отдали эзерам Урьюи.
        Я перехватила его взгляд на нейтрокле.
        - Да, пап. Клянусь.
        - Он победил, но не пожнёт своей победы. Всё, за что боролся, раздерут другие. Он не возьмёт Урьюи задёшево. Жизнь моей семьи стоила целой планеты, Эмбер, вот как я вас любил! Чужие дети будут глядеть на солнце, чужие матери возьмут их на руки. А как же Чиджи? Как же моя Амайя?..
        - Но если хоть одна лишняя семья шчеров выживет, - так не хотелось цитировать его, но это была сто тысяч раз правда, - значит, Чиджи с мамой погибли не зря.
        - Замолчи. Замолчи! Я миллион дней здесь об этом думал, Эмбер! Я знаю, чувствую, что ты права, но прав и я! И даже… он, измучивший меня этой правдой! Но знаешь, что? Такие мысли приходят только проигравшим! Нет, раз проиграли мы, то и он проиграет. Пообещай, что избавишь Урьюи от этого ублюдка. Пообещай.
        - Обещаю.
        - Иди. Ты уже на другой стороне вселенной от меня, Эмбер, - смирился он. - Иди! Меня не тронут, я ведь не сбежал.
        Эквилибринт сотрясли вибрации: эзеры заподозрили неладное. Я так хотела обнять папу… но не могла пересечь комнату, не обрушив всё. Второй этаж. Шчер за стеклом взмок, ползая вдоль стен от бота-чистильщика. Он мог ошибиться в любую секунду. Лестница. Выход. Охрана и стрекоза летели к тюрьме, но мне удалось добраться до склона кратера и юркнуть в щель.
        Там я и сидела, пока эзеры прочёсывали окрестности эквилибринта. Сжимала нейтрокль так сильно, что рисковала раздавить раньше времени. Плакать решила, когда всё закончится.
        ГЛАВА 40. ХОЛОДНЫЕ СЛИВКИ НА КОНЧИКЕ НОЖА
        По привычке ходить тихо, как тень своей тени, я выбралась из кратера и нырнула под пузо флагманской гломериды. Там на фюзеляже сняли одну створку шасси. Воспользовавшись ею как приглашением, я залезла в тормозной отсек и достала отмычки Баушки Мац. Судя по виду, ими вскрыли не один звездолёт. И ещё сотню не смогли вскрыть. Возня продолжалась, пока не вспотели пальцы, но… гломериды были совершенно не приспособлены к отмычкам из гнутых гвоздей. Я приподняла люк - тихо… - и выбралась в коридор на техническом цоколе. Здесь можно было сесть и переварить план ещё раз.
        Итак, он умрёт.
        Я решила: смерть Кайнорта Бритца - именно сейчас! - это чудовищной красоты момент. Заслуженная им ирония: получить всё ценой всего. Оборвать себя на самом интересном. Он хотел придать смысл гибели тех, кого убил - так пусть идёт с ними до конца. Пусть умрёт, как Чиджи: в начале нового пути. Полный надежд и планов на утро.
        Повертела нейтрокль, обкатывая эту мысль.
        Если бы не клятва, смогла бы? Но я поклялась, держа в руке папину часть Тритеофрена. Значит, решено. Но Кайнорт не заслужил уйти из моей жизни вот так просто. Я не хотела до конца дней своих вспоминать, как дрались на льду. Как смеялись в землярке. Как лежали в холодной пещере. Эти секунды, минуты могли высосать из меня жизнь. Всякий раз то запах цитруса, то глоток кофе, то чьи-то ямочки при улыбке, даже музыка в наушнике или кеды на витрине - целый мир этих мелочей колол бы мне душу. А уж красные карамельки… Для того, чтобы распрощаться, нужно было забрать, выпить, вычерпать из Кайнорта всё до капли. Последней капли чернил, которая поставит точку. И я не буду ни о чём жалеть.
        Я достала третью часть Тритеофрена и погляделась, как в зеркало. Это был диалифрен, так, кажется. Добравшись до гиперсветовой турбины, я сунула прибор в систему запуска так, чтобы блокировать сигнал с капитанского мостика. Тогда Ёрлю пришлось бы спуститься сюда и найти диалифрен. Вот и всё.
        Люк наверх, к каютам, оказался не заперт. Я выбралась в коридор и зажмурилась. Белый свет, белые стены, на панелях мириады серебристых, светло-серых кнопок и сенсоров. По теории вероятностей тут где-то затерялись кнопки «взорвать вселенную» или «узнать, чем всё закончится», но, увы, времени было в обрез.
        Никто не встретился. Из каюты, помеченной именем Бритца, выпорхнул бот-уборщик. Клинкет попытался щёлкнуть, но я успела проскочить. Внутри было свежо и пусто. Не так я представляла логово злодея: панорамный иллюминатор, фарфоровая пиала на рабочем столе, софа заправлена для одного. Отполированные мониторы, сдержанное кресло без следа прикосновений и стеллажи с керамоцистами книг до потолка. Успел ли он прочесть их все? Ведь больше ни одной не удастся. Какая была последней? Понравилась или нет? Я мотнула головой, выбрасывая этот яд из мыслей, и вздрогнула.
        Кто-то отпер каюту.
        В самом деле, кто бы это мог быть, кроме хозяина? Мигом, в два прыжка, я оказалась у постели Бритца и спрятала нейтрокль под подушку. Спонтанный план - самый верный. Отскочила от софы, и он вошёл. Ещё не оправился от яда. Ещё тёмные круги на белом, как свет, лице. Ещё чёрные вены над краешком воротника.
        - Я ведь дал тебе шанс никогда больше со мной не пересекаться, - и хрипотца в дымчатом голосе.
        - Мы перпендикулярные прямые, Кай. Чтобы никогда больше не пересекаться, нужно встретиться в одной точке.
        Он бросил куртку на кресло, не глядя, и подошёл ко мне. Тыльной стороной кисти провёл по моему комбезу снизу вверх от бедра к плечу. Тихонько, внимательно наклоняя голову. Но я пришла без белья, как положено ши, и пальцы скользнули будто по голой коже. Эзер дышал ровно. А я и не заметила, как отразила движение его взгляда и даже взмах ресниц.
        - Чего ты боишься? - спросил он, прижимая пальцы к моему сердцу.
        - Что ты сейчас уйдёшь.
        Это была правда. И если бы пришлось держать пари, поставила бы на то, что меня вышвырнут. Кайнорт отступил к выходу. Пока он брался за клинкет, белая рубашка натянулась на плечах, обхватывая спину безупречными швами. Я почувствовала себя вандалом, уничтожающим древний артефакт. Но знала наперёд: если уйдет… я брошу нейтрокль ему вслед.
        Добрый герой выпроводил бы девчонку вон. Злодей просто заблокировал нас изнутри. Он повернулся ко мне, убирая руки за спину и прислоняясь к замку:
        - Пересечёмся? - и улыбнулся. Без вызова или иронии. Без подозрений. Не с приглашением поиграть, а с пожеланием всего хорошего.
        Лучи переборок позади Кайнорта напоминали паутину. Не уверена только, был ли он её жертвой или охотником в засаде. Я подошла и встала ближе, чем думала, что смогу. Кайнорт потянул за ткань, и комбинезон соскользнул с груди, но задержался между нашими бёдрами. Шесть чёрных лап распластались по клинкету, но их шипы расцарапали только металл. Тёплые пальцы согрели мне спину и забрались в волосы… Губы целовали шею, проделывали путь от ключиц к подбородку, бросая меня задыхаться между влажным языком и горячим дыханием. Чёрные ресницы щекотали за ухом.
        Всё получалось совершенно неправильно. Бритц должен был опротиветь мне в ту минуту. Пугать и отталкивать. Кусать или царапать, хватать и мять, рычать, как животное, теряя облик аристократа. Не могло в его губах, руках быть столько нежности. Он поцеловал каждый шрам. Каждой царапине досталось ласки. Нельзя со мной так! Будто знал, что всё на свете в последний раз. Комбинезон упал на пол. Я уронила руку на клинкет и толкнулась назад, позволяя его губам спуститься по шее к моей груди. Импульс от горошинки соска к животу бил током изнутри. Пусть. Пусть мне побудет хорошо. Он всё равно уже мертвец. Пусть нежит: так не будет продолжаться долго, в один момент Кайнорт сделает мне больно, как всякий хищный эзер. Оставит синяки и новые шрамы на память. А я не буду их сводить.
        В белой дымке чёрные лапы сцапали крепко, но бережно. Крылья оттолкнули нас от двери. Не отрывая губ от краешка моего рта, где пролегала опасная граница рефлекса, Кайнорт взмыл вверх. Лапы припечатали меня навзничь к потолку. Хвост помогал эзеру двигаться и балансировать, пока его человеческая половина сбрасывала вниз одежду. Хитин и жаркая кожа. Гравитация тянула меня к эзеру. Только гравитация, Эмбер, слышишь? Страх высоты заставил обнять. Только страх, запомни, Эмбер! В долгом ожидании боли я сжала зубами его плечо. Дыхание Кайнорта сбилось. Только на долю секунды, но этого должно было хватить. Мне хотелось вывести его из себя. Страсть положит конец притворству, и эзер начнёт терзать меня шипами, клыками. Иначе зачем ещё мне качаться в такт его рукам, забираться ему в волосы, водить зубами вдоль нижней челюсти, едва прикусывая. Всё, чтобы он потерял контроль, да? Ведь я хотела убить зверя, но не любовника. Движения стали резче, хватка крепчала. Хвост бил по потолку, сыпались книги. Кожа на животах увлажнилась, предчувствуя. Кайнорт натянул мне волосы на затылке, уверенно вошёл и замер,
контролируя жаркий выдох. От его вторжения я инстинктивно сжала бёдра, но последовал новый фокус:
        - Выпусти хелицеры, - приказал эзер, касаясь губами моих.
        Я с облегчением подчинилась рефлексу… Клыки выбросило по сторонам от его руки у меня на горле, не причинив вреда. Кайнорт удержал их своими жвалами:
        - Не убирай.
        Его поцелуй ещё в первый раз смутно напомнил что-то, но теперь я распробовала. Когда-то давно мама дала мне лизнуть холодных свежих сливок с кончика ножа. Но мой восторг мгновенно растаял на языке. Теперь этот нежный атлас дал мне напиться и опьянеть вдоволь. С каждым движением губ и языка Кайнорт давил глубже, резче. Рука на косточке бедра придерживала и направляла. Проник на всю длину и снова задержался, чтобы рвано вдохнуть. Страшно. И боли уже не хотелось, только ещё сливок и нового электричества. С хелицер закапал яд, падая эзеру на лицо, и он отстранился, чтобы поцеловать мне уголок прикрытого глаза. Что-то посыпалось и разбилось. Наверное, сердце. Кайнорт скользил смелее -
        - и мы полетели вниз.
        На софе он повернул меня на живот. До нейтрокля было рукой подать. Тронула подушку, но Кайнорт подтянул меня к себе, пропустив руку между бёдер. Он вошёл осторожнее, чем прежде. Я шумно вдохнула сквозь зубы: по-новому было острее. На миг больно, и вот уже нет. Эзер нажимом прогнул меня в пояснице и наклонился, ведя кончиком языка вдоль позвонков. Его рука ласкала и дразнила мне грудь, зубы закусили косточки на шее. Дрожь покатилась от тела к телу.
        Я не хочу!..
        …убивать.
        Глотая слёзы, я запустила руку под подушку, но Кайнорт следом протянул свою и накрыл сверху, скрещивая наши пальцы в миллиметре от нейтрокля. Через секунду он с низким стоном жарко выдохнул мне в затылок. Время убивать. Я попыталась высвободить руку, но Кайнорт силком отвёл её назад и приговорил:
        - Нет, Эмбер Лау.
        За ухом звякнуло, и тёмная пропасть покончила со мной.
        * * *
        Я ничего не чувствовала. Вата снотворного набила рот, уши и голову. Но луч резал мне веки, насильно забираясь в глаза. Мир проявлялся неохотно, проступал пикселями чего-то восхитительного и жуткого. Моё лицо подняли за подбородок и повернули к безжалостному свету.
        - Что ты знаешь о последней части Тритеофрена?
        - Ничего, - промямлила я. - Запытай до смерти, чтобы проверить. Ты же будешь не Кайнорт Бритц… иначе.
        Он уже был застёгнут на все пуговицы и одел меня в комбез. Сколько времени прошло? Я сидела в кресле. Не связанная, без ошейника. Книги стояли на своих местах. Мой рюкзак лежал на заправленной софе, вещи из рюкзака были уложены аккуратными стопочками. Он обыскал всё.
        - Как ты узнал меня?
        - В купели на термальных водах ты назвала имя брата.
        Значит, он всё-таки услышал. Это сколько же сил потребовалось, чтобы не подать виду! Я вспомнила, что показалось странным в его облике тогда: мурашки на руках. Из-за имени Чиджи.
        - Зачем ты меня отпустил в горах?
        - Уже видеть тебя не мог. Но знал наверняка: если вдруг пойдёшь к отцу, то ступишь в эквилибринт моим союзником. Я давно понял, что если кто-то и переубедит его, то только ты. Одна, живая и здоровая.
        - Папа ничего не сказал. Он и через тысячу лет не отдал бы тебе прибор.
        - Жаль. Значит, я ошибся.
        Кайнорт сел на софу напротив. Я гадала, откуда он теперь достанет пыточные принадлежности и какие именно. Снотворное, или что это было, ещё действовало, не давая пошевелиться или превратиться. Значит, буду всё чувствовать, но не сопротивляться.
        - Теперь насчёт пыток, - угадал Бритц. - Я просто собирался прослушать записи из камеры и проследить за вами, если понадобится. Не успел. Но о том, что ты ничего не знаешь, говорят две вещи: во-первых - эта попытка меня убить. Взвесив всё под конец, ты захотела отдать эзерам Тритеофрен, правда захотела, но после встречи с отцом поняла, что этому не бывать. И что я больше тебе не нужен.
        - А во-вторых?
        - А во-вторых, если бы Уитмас выдал тебе, где диалифрен, то уже не боялся бы, что я начну пытать вас на глазах друг у друга, если поймаю. И не совершил бы этого.
        Кайнорт отступил, и я оказалась один на один с панорамой за стеклом. Там чего-то не хвата…
        Эквилибринта.
        - Нет!
        Я вскочила, прижалась к стеклу, била и царапала его, но было поздно. По краям кратера рассыпались осколки тюрьмы. Большие, маленькие и крохотные, они легли блистающей скатертью до самого звездолёта. Тот звук, когда мы… это было крушение эквилибринта.
        - Папа! - я сползла в ноги эзера и ткнулась в пол.
        - Он позволил последнему пленнику выйти и только потом качнул здание. - Бритц поднял меня и вернул в кресло. - Мне жаль, Эмбер… ты не веришь, но мне действительно жаль.
        Пока я беззвучно рыдала лицом в коленях, Кайнорт впустил кого-то в каюту.
        - Осталось четыре дня, их нужно потратить с толком, - сказал он, - Я обыщу четыре самых вероятных места из тех, что не успел. А ты бери гломериду Маррады и лети к Альде вот с этим.
        - Есть, - я узнала голос Берграя. - Почему она здесь?
        - Пришла попрощаться. Не теряй времени, отвези ть-маршалу синтофрен.
        Он отдал Инферу треть прибора, которую добыл в горах. Капитан тяжело посмотрел на меня и вышел. Почему я умолчала о своей трети? Клятва осталась не исполнена. А раз так, пусть Бритц ищет дальше. Пусть помучается. Авось за четыре дня ему встретится ещё одна аракибба…
        - Сержант Нахель, минори, вызывали? - Оттарабанили в дверях.
        - Отведи Улу к шоссе на Гранай, выдай суточный паёк и проследи, чтобы она шла и не оборачивалась, пока не исчезнет из виду. Только поторопись, нейролептик ограничит её превращения ещё на час.
        - Понял.
        Нахель тронул меня за плечо и вывел в коридор. Не помню, говорил ли он чего-нибудь по дороге, а может, спрашивал. Моего сознания хватало, чтобы только ноги передвигать. Мы огибали кратер, и я сосредоточилась на осколках, чтобы не заглядывать вниз. Как вдруг перед нами вырос Инфер.
        - Пошёл отсюда, Нахель.
        - Но у меня приказ рой-маршала. Он отпустил Улу в Гранай.
        - Прекрасно. Я сам её провожу. Свободен.
        Сержант помялся в нерешительности. Он что-то предчувствовал, ведь я сжала ему куртку сзади, но возражать капитану, конечно, не стал. Что мог предпринять жук-плавунец против осы? Нахель отдал честь, расправил тёмные крылья и улетел. Господи, пусть бы он улетел докладывать! Берграй стоял рядом и смотрел, пока я не решила, что, может быть, он меня и правда отпустит.
        - Сперва я даже хотел извиниться, - сказал он. - Эмбер Лау собственной персоной, столько дней терпела рядом с собой такое чудовище. Записи из камеры Уитмаса сохранились частично. Да, признаю: после всего ты - именно ты - имела полное право убить Бритца без пиетета: хоть спящим, хоть в уборной… толкнуть в спину, сжечь при смерти. Но! От тебя пахнет сексом. Вся каюта им пропахла. Раздевайся, покажи, как ты сопротивлялась! Как давала отпор насильнику, который зарезал твою мать!
        - Дай мне уйти, Берг. Пожалуйста!
        Он рванул мой воротник и сдёрнул рукав, спуская комбез с плеча до пояса.
        - Ни следа. Как же так, Эмбер? - шипел он, водя носом у моего лица. - Вся пропахла им - но нет и запаха насилия.
        - Я пришла его убить!
        Он потащил меня прочь от шоссе. К самому краю кратера. Наши ботинки давили стёкла.
        - Пусти! Клянусь, я хотела убить Бритца!
        - И отдалась так нежно, что он растаял. Ты лживая шлюха без принципов, Эмбер.
        Охранники разбирали осколки эквилибринта. Берграй толкнул меня к ним в руки:
        - Забирайте, рой-маршал передал вам подарок. До смерти любит эзеров.
        Берграй обернулся осой и метнулся прочь. Четыре пары глаз обшарили меня с макушки до пяток.
        - Значит, насекомых любишь.
        - Нет. Нет…
        Я не могла превратиться, не могла убежать. Понимала, что в моём положении лучше их не бесить, иначе бросят в кратер со множественными переломами. Вряд ли Нахель догадался предупредить… кого? Кайнорта? Ему уже не было дела до Эмбер Лау. Охранник с масляным взглядом рванул меня к себе. Вскрикнув, я ударила его в пах и бросилась бежать. Толчок - и растянулась на осколках. Руки, лицо, голое плечо исцарапали стёкла. Я ползла, и прозрачные занозы кололи сквозь ткань. Эзеры превратились. Зажужжали, и чьи-то лапы, сцапав меня за лодыжки, потащили по осколкам. Ударили. И опять ударили. В глазах потемнело от боли, вата снова заполнила голову.
        В этом аду, пока четыре чудовища терзали на мне комбез, а спину резали стёкла, гломерида Берграя Инфера взлетела над кратером, чтобы отнести синтофрен армии насекомых. Но… Целых полчаса часа требовалось, чтобы поднять звездолёт в воздух. Полчаса потерялось в бессознательной тьме. Тогда я взмолилась всем дьяволам, чтобы умереть. И послышался вопль:
        - Вода в русле! Река возвращается!
        Раззадоренные бешенством и похотью, эзеры оказались не готовы к стихии. Лежа в крови на осколках, я увидела, как забурлила река. Вода, свободная от гидриллия, вернулась домой. Она хотела пройти по касательной. В отчаянии я взмолилась и ей тоже… И как только воды добрались до нас, река свернула и ударила. Туда, где не было ни русла, ни рукава!
        Эзеров смыло, закрутило потоком. Я ухватилась за огромный кусок стекла на краю кратера, чтобы удержаться. Стоило испугаться, как вода подо мной успокоилась. Но вокруг бушевала! Невозможно.
        Только если…
        Впереди был крутой обрыв - в кратер, полный стёкол. Позади ревела река. Деваться с осколка оказалось некуда, спуститься страшно.
        Только если!..
        Я управляла водой. Вокруг моего убежища она стояла тихо, как в лесном пруду. Я управляла рекой! Она пришла на помощь, подчинилась и воевала против эзеров. Весь лагерь затопило. Выше по течению вода несла узорчатые покрывала. Маррада. Она упала и намочила крылья. Тяжелые от влаги, они приклеились к поверхности и не давали даже повернуться. Воздух задрожал.
        Сюда летел Бритц. И кто-то из богомолов. Я инстинктивно вскинула руки, посылая воду вверх. Стрекоза увернулась, но ледяной вихрь ударил в богомола и заморозил. Снова промахнулась… и напугалась своей же силы. Маррада была на самом краю, хваталась за стёкла, пыталась встать на четвереньки. Крылья тянули её с обрыва вниз. Нужно было оторваться от охоты на Бритца, чтобы остановить поток. Глупая бабочка здесь ни при чём. Но я поклялась папе, и Марраде пришлось трястись на коленях, на самом краю.
        Гнев и бешенство взвили реку, и Кайнорт полетел кубарем в воду. Я уже знала, что он прекрасно плавает при помощи крыльев. Он вынырнул рядом с моей заводью. Глубина здесь была ему по колено.
        - Стой на месте! - закричала я, против воли усиляя поток.
        - Эмбер, я тебя не трону! - он поднял руки без оружия. - Позволь мне только помочь Марраде.
        - Нет! На колени, тварь. Комм в воду.
        К моей досаде он легко выполнил приказ и, стоя на коленях в промерзающей до дна воде, отстегнул комм и швырнул в реку. Маррада взвизгнула.
        - Подумать только, рой-маршал… - шипела я. - Тебе же ничего не стоит это унижение. Ничего не значит - смотреть на шчеру снизу вверх.
        - Эмбер, время!.. Хочешь - убей меня вместо неё, ты ведь пришла отомстить за Амайю и Чиджи.
        - Папа тоже умолял тебя убить его вместо нас! - я тряслась на камне от негодования и холода, замораживала воду вокруг Бритца всё сильней. Но река вокруг продолжала с рёвом падать в каньон. - И что ты наделал!
        - Так чего ты хочешь? Показать, что можешь быть ещё хуже меня?
        - Могу! И не говори, что у тебя были причины убить маму, а у меня сейчас их нет!
        - Не скажу. Эмбер, у тебя целый ворох причин убить Марраду. Нас всех убить, никто и слова не скажет! Но умоляю: начни с меня. Пожалуйста!
        - Чтобы ты первым отделался? Хрен теб…
        - Чтобы ты успокоилась!
        Я рассмеялась:
        - Психолог ерунды не посоветует?
        - Маррада беременна!
        - Ну, да, - хохотнула я со всей злостью, на какую была способна, и обернулась к бабочке, которая обнимала стекло на краю пропасти. - Не смей так дёшево врать.
        - Стал бы я просто так менять себя на бывшую, а, Эмбер? Ну, давай, сравняйся со мной по очкам, - он весь побелел, говоря так. - Ребёнок за ребёнка.
        Лёд сковал ноги эзера уже до самого дна. А если правда? Да нет, это была уловка. Бездарный крючок, фальшь. Но нести на сердце груз детоубийцы я не собиралась. Моя жизнь - теперь, должно быть, бесконечно длинная - казалась слишком ценной, чтобы прожить её копией Кайнорта Бритца. Вода колыхнулась назад. И тотчас залила край с новой силой.
        - Эмбер, умоляю! - нотки отчаяния в голосе злодея теперь совсем не радовали.
        Вода отталкивалась и возвращалась, ударяя по камню и рукам Маррады на нём. Тормозя поток, я в итоге делала только хуже.
        - Я не… она не слушается. Не получается!
        - Просто выдохни и успокойся, - попытался Бритц, но сам понимал, что несёт чушь, задыхаясь от волнения.
        - Я не могу!
        - Тогда пусти меня! Скорее!
        Неповоротливо, с большой натугой, но диастимагия подчинилась. Я разморозила воду вокруг эзера. Кроша остатки льда, Кайнорт бросился к Марраде.
        В тот же миг партизанская сеть изловила его на лету и потащила к берегу. А бабочка сорвалась. Река покатила её в кратер по осколкам. Визг заледенил душу и оборвался.
        - Маррада! Нет! - Бритц бесновался в сети, летели брызги и кусочки крыльев.
        - Ула!
        Волкаш звал меня с берега. Партизаны тащили пленного маршала, ещё двое пытались накинуть петлю на богомола.
        - Не трогай! - воскликнула я, посылая в карминцев тяжёлую волну.
        - Ула… Прекрати! Послушай, крошка, давай к нам!
        Я не отвечала, пока не разморозила богомола и не выбросила с водой на другой берег. Так и не разобрала, кто это был. Партизаны никак не могли усмирить Бритца. Карминцев швыряло по сторонам, сеть прорвалась. Волкаш обратился скорпионом:
        - Ошейник, ошейник защёлкивай, твою ж мать!
        Когда я полуголая добрела к берегу сквозь стоячую воду - она опять меня слушалась, проклятая, - Кайнорта уже скрутили. Он уже не мог превратиться, но не унимался, перейдя от агрессии к мольбам:
        - Волкаш, прошу тебя! Она беременна! Её нельзя оставлять в кратере! - голос сорвался до хрипа. - Пожалуйста, помоги ей!
        Его пнули в живот, оттаскивая от атамана. Ударом по голове наконец заставили замолчать и поволокли к земляркам, нарочно возя по всем осколкам. Никто, никто не имел права осуждать карминцев.
        - А что, если правда? - я тряслась, пока атаман оборачивал меня в свою куртку. - А если она ждёт ребёнка? Волкаш!
        - Что? Конечно, нет! Послушать величайшего враля и разбиться о стёкла, доставая труп? Всё кончено, Ула. Выдыхай.
        - Я не Ула. Я Эмбер.
        Волкаш сгрёб меня в объятия:
        - Мои поздравления, диастимаг. Такой силы на своём веку я ещё не встречал.
        - Вода не слушается. Не понимаю я её. Не понимаю!
        - Нужно время. Ула… Эмбер, нужно уходить: флагман вне досягаемости, кто-то увёл его на орбиту.
        - Это Ёрль. Но он ещё вернётся за богомолом. А Инфер улетел к Альде Хокс.
        - В любом случае, здесь война окончена. Нужно замести следы, чтобы те, кто выжил, не явились за Бритцем.
        - Что вы с ним сделаете?
        - Отдадим карминцам в Гранае. Они заслужили вырвать ему крылья.
        Мы спустились в землярку, и через несколько минут у реки не осталось и следа партизан. Только разгром, смерть и стёкла. Вода наполняла кратер спокойно и ровно. Как неживая.
        Я тоже была неживой.
        ГЛАВА 41. Я ВЕРНУСЬ, КОГДА ТЫ СТАНЕШЬ ЧУДОВИЩЕМ
        Три дня всходили солнца, шли дожди, три дня я пролежала носом к стене в землярке. Мы прибыли под Гранай, где Чпух и Баушка Мац безуспешно носили мне пить и есть. Одна с увещеваниями, другой будто ненароком оставляя на моей подушке кулёк с карминелью и роняя в ноги термос. Но карминель не лезла в горло. Воду я даже видеть не могла. Мне было никак. Жизнь балансировала на нуле, как эквилибринт:
        плюс один - я стала диастимагом;
        минус один - потеряла папу, который бы этому обрадовался;
        плюс один - я отомстила Кайнорту Бритцу;
        минус один - но убила Марраду;
        плюс один - Урьюи не погибнет;
        минус один - шчеры станут рабами эзеров.
        Вот так.
        О судьбе Кайнорта Бритца я три дня не имела понятия и даже не заикалась. «Надеюсь, его уже казнили», - повторяла и повторяла себе, впадая в тошное забытье. И просыпаясь, первым делом пугалась этой мысли. Пыталась встать, сесть или хотя бы отвернуться от стены… тратила на это все силы и… не могла. И засыпала вновь, повторяя, что злодею, наверно, уже не больно.
        Баушка Мац допытывалась, какого лешего меня гложет, но разве я могла сказать? Я и внутреннему голосу запретила облекать ответ в осмысленные фразы, ибо их значение пугало сильнее смерти. Нет, я не хотела говорить о Бритце. На третий день Баушка Мац привезла какого-то лекаря. Всё, что им удалось, это вытащить последние стеклянные занозы и влить мне по вене физраствор. Лекарь шушукался в углу, а я вдруг начала безудержно плакать и к вечеру растратила большую часть чужих стараний.
        А потом вернулся Волкаш. Он сел на кровать и гладил меня по голове, распутывал волосы.
        - Доктор сказал, ты не дала осмотреть себя полностью.
        - Всё в порядке.
        - Но ты ведь не помнишь целых полч…
        - Поэтому всё в порядке! Уходи.
        - Я знаю, что тебя приободрит, - придумал он. - Только выпей это.
        Лекарь всё-таки не зря получил от Баушки Мац сто карминских пурпурупий, потому что я нашла в себе силы подняться и даже глотнуть жидкого супа. Волкаш стал говорить со мной по-другому. Он улыбался, глядя, как бульон послушно греется в моих ладонях.
        - А ведь всё из-за той сколопендры. Она буквально разобрала тебя на молекулы и потом собрала правильно. И магия наконец заработала. Только подумай, Ула… Эмбер, впереди целая вечность. Это джек-пот. А ты бросаешь его в мусор, как помойного котёнка.
        - Я ведь не нарочно. Не знаю, что со мной, - бормотала я. - Ладно, с супом всё. Что ты хотел мне показать?
        - Не что, а кого. Кайнорт Бритц хочет тебя видеть.
        - А я его нет!
        - Постой… сядь! Мы пытаем его третьи сутки, чтобы добыть координаты флота Альды Хокс и передать их имперцам. Шчеры не хотят биться у самого Урьюи, понимаешь? У нас есть только эта последняя ночь, Эмбер. Кажется, он готов говорить, но требует тебя. Понимаю, как тяжело будет снова встретить того, кто причинил тебе столько зла. Но надо взять себя в руки и попытаться. В последний раз, обещаю.
        - Волкаш, его бесполезно мучить, - я покачала больной головой. - Просто убейте и… всё.
        - У нас особые методы.
        - Не хочу о них знать!
        - Это последний шанс не отдать Урьюи насекомым! Мы с таким трудом добились поддержки императора!
        Значит, это ещё не конец. Я должна была пойти. На следующий вечер, когда я уже могла стоять и ходить, Волкаш отвёз меня в город на тропоцикле. Тюремные казиматы располагались в самом низу Граная, где жёлтый искусственный свет прорезал душный сумрак. В камеру пыток вёл миллион дверей.
        Полупрозрачное стекло во всю стену делило комнату пополам. С одной стороны кофейный столик, пепельницы, кружки с токсидром. С другой - разбитые кирпичи, цепи, кровь и боль. И разной интенсивности красные брызги на стенах, полу, потолке. Я не желала знать, что здесь творилось три дня. Но сейчас Кайнорт сидел у противоположной стены в состоянии хорошо отбитой котлеты. Он смотрел в одну точку. Вглубь себя смотрел, пока кровь стекала из носа по губам на когда-то белый воротник.
        - Мы его и пальцем не трогали. Это он сам… - объяснил Волкаш, - конечно, с моей помощью. Бился о стены, переколошматил тут всё крыльями Карминцы думали, если диастимаг подчинит волю пленника, он быстрее сломается.
        - И как?
        - Его резистентность начала расти. Я не собирался калечить слишком или убивать. Но вчера он вышел из-под контроля и попытался выколоть себе глаза авторучкой. А сегодня выполнял мои команды с такой задержкой, будто делал одолжение. Уже осознавал, научился отслеживать влияние.
        - Чего вы хотите от меня?
        - Просто войди и поговори. Я тебя подстрахую.
        - Сначала ты, - целый бизувий не смог бы двинуть меня с места. - Постою здесь ещё, можно?
        Я осталась наблюдать из-за стекла, как атаман пересекает камеру, и Кайнорт поднимает налитые чернилами глаза. Под правым свежий шрам, левый заплыл сине-фиолетовым. Он был в той же самой одежде, что и три дня назад. Только швы на рубашке изрезаны, колени изодраны.
        - Здравствуй, Волкаш, как дела?
        Волкаш сел за шаткий стол без одной ножки и выложил кожаный свёрток.
        - Давно родила. Подойди.
        Кайнорт поморщился, собирая себя с пола и вытягивая вверх по стене. Из носа потекло сильнее. Мне захотелось на воздух, но дверь была заперта. Эзер рухнул на стул напротив Волкаша и взялся за свёрток.
        - Так, что у нас тут? - он на полном серьёзе свихнулся, это было очевидно. - ногтевая игла, ржавый скальпель, щипцы для зубов, какая прелесть. Глаза разбегаются.
        - Хватит паясничать.
        - Ты не можешь требовать этого от сумасшедшего, Волкаш. Это как требовать от дождя идти вверх.
        Он засмеялся так дико, что я бы на месте карминцев уже вызвала бригаду из дома скорби. Волкаш наклонился ближе:
        - Назови координаты флота. И всё закончится.
        - Да мне плевать уже, - Кайнорт задумчиво выбирал скальпели, пробуя на язык кончики лезвий. - О, вот этот.
        Он всадил скальпель себе в руку, и Волкаш вскочил. Но разве это не он приказывал?
        - Или, может быть, так? - Бритц полоснул себе по шее. - Хотя если бы я был тобой, Волкаш-ш-ш, я бы приказал это!
        Стол опрокинулся под ударом эзера, но прежде чем Волкаш обратился скорпионом, Кайнорт успел разрезать ему щёку. Скорпион отбросил эзера хвостом к стене. Ворвалась охрана, толкнула меня на стекло и бросилась в камеру пыток. Я села под кофейный столик, поджала ноги и отвернулась, слушая удары. Их немного потребовалось, чтобы усмирить эзера в ошейнике. Когда всё утихло и карминцы ушли, я выглянула. Волкаш стоял, Кайнорт валялся. Мало что изменилось, потому что места для новых ссадин на нем уже, кажется, не было.
        - Спрашивал, чего мне угодно? - отряхивался Волкаш. - Пришёл порадовать Эмбер. Мне угодно, чтобы ты ответил перед ней за насилие.
        Волкаш бросил ему что-то мелкое в лицо. С металлическим звуком оно покатилось по полу.
        - У тебя третья линька, Бритц, а прокол всего один. Это штанги для пирсинга. С перламутровыми шариками под цвет глаз. Расстёгивай ширинку, тварь, будешь делать себе красиво.
        Бритц поднялся на колени и подобрал шарики и штанги. Послушно расстегнул ремень. Чувствуя, как безудержно мутит, я снова забралась под стол, зажмурилась и что было сил прижала к ушам ладони. Что же это, пытка для эзера или для меня? Сквозь пальцы прорывались хриплые стоны, ругань Волкаша и новые удары. Я выбралась из-под стола, только когда атаман вернулся.
        - Ты это видела?
        - Конечно, нет, - я обошла комнату по кругу - Волкаш, что за… хрень ты творишь?
        - В смысле? Я же не член ему отрезал! Всего лишь декоративные проколы.
        - Это мерзко.
        - Это модно. Вертикальный и горизонтальный, жаль только, воспользоваться по назначению вряд ли придётся.
        - Нет, мерзко поступаешь ты. Не пытаешь, а просто издеваешься. Выпусти меня!
        Волкаш не шелохнулся и скрестил руки на груди. Бритц лежал серо-голубой, на ладонях была кровь, по брюкам в паху растекалось алое пятно.
        - Почему столько крови? - ужаснулась я.
        - Руки у него тряслись.
        - Знаешь, а я не удивлена, что он свихнулся!
        - Эмбер, но он тебе жизнь переломал. Ты что несёшь вообще? Тебе его жалко? А он кого-нибудь пожалел?
        - Тебя! На ринге!
        - Я там чуть не подох!
        - Чиджи! - вырвалось у меня. - Кайнорт сжалился над Чиджи, когда его рвала сколопендра. Он монстр и враг, да. Но я видела, как он убивал: никогда с наслаждением. Не как вы его теперь… Бритц ничего уже не скажет, потому что знает: что бы вы ни обещали взамен, вы не выполните условия договора. А вот потому что не захотите! Я бы на его месте…
        - Очнись, он убил твою семью! - Волкаш встряхнул меня за плечи, и кружка за его спиной разлетелась вдребезги под давлением пара.
        - Не трогай меня.
        Осколки со шкворчащим токсидром вертелись на полу. В гневе я вскипятила кружку на расстоянии. Хмурый и взбешенный, Волкаш отпер дверь:
        - Буду ждать снаружи.
        Спустя какое-то время я заставила себя войти за стекло. Бритц лежал на полу и смотрел в потолок. Свет недобитых ламп дрожал вместе со мной. Наступала ночь.
        - Ты жив ещё? - спросила я резче, чем хотела, прижимаясь спиной к стеклу.
        - Может, ещё как-нибудь пересечёмся? - он беззвучно рассмеялся в потолок и закончил кашлем.
        - Кайнорт, сколько потребовалось Инферу, чтобы взлететь?
        - Потыкай в меня иголками, и я отвечу.
        Я не знала, как с ним говорить теперь. Но получила ответ, когда думала, что он уже уснул:
        - Минут… десять.
        - Десять? Не ври! Полчаса! - я еле катала язык по пересохшему рту. - Или нет? Бритц!
        - Это был частный борт. Там… всё проще.
        Десять минут. Вероятно, они только штаны успели расстегнуть. Я провела липкими от страха руками по мокрой шее, по вспотевшему лбу.
        - Ты хотел меня видеть.
        - Не совсем. Я хотел, чтобы ты составила мне компанию на последний сеанс.
        - Сеанс?
        Кайнорт повернул ко мне голову, еле раздирая синие веки.
        - Не злись на Волкаша. Я сам хотел, чтобы меня избили до потери памяти. Хотел пропустить… не вышло, - он вздохнул, и прорвался низкий стон. - Ладно.
        - Я им говорила, что пытать тебя бесполезно.
        - Завтра уже не будут.
        - Не будут?
        - Эзер первой линьки может инкарнировать трижды, - непонятно объяснил Бритц. - И… всё.
        В стекле позади меня включился громадный монитор. Видео расползлось по всем стенам, потолку и полу. Гремел водопад и блестели влажные камни грота. Я поняла. Пока Волкаш ночами точил скальпели, Кайнорт наблюдал, как умирала Маррада. Там, куда по моему велению её забросила река.
        - Четыре, - произнёс эзер, не открывая глаз.
        Сегодня был четвёртый сеанс.
        - И ты ещё упираешься? - отшатнулась я, но экраны были повсюду. - Как ты… как ты можешь смотреть?
        - Я и не смотрю, у меня веки распухли, - парировал Бритц и жутко хохотнул.
        - Ты ведь её любил!
        - Так и ответят моим солдатам, Эмбер. Умрите: там кто-то кого-то… любил… А ей всё равно не помогут.
        - Но перестанут транслировать!
        - Да? - спросил он едко. - Те, кто её нашёл, но не вытащил, а устроил мне шоу, или, может быть, другие заботливые карминцы?
        В кадре бабочка с остатками крыльев карабкалась по скользким стенам каменного мешка, но сорвалась и упала. Внизу были разбросаны стёкла. Осколки эквилибринта разорвали ей крылья и не давали взлететь. А даже взлетев, смогла бы она выбраться и не утонуть? Маррада обернулась женщиной, полезла вновь.
        В её глазах плескалось безумие. Маррада старалась, но катилась вновь, и в последний раз ударившись головой, свернулась калачиком у чёрной стены. Её плечи подрагивали, но водопад заглушал рыдания. Два светлых пятна, какие-то кульки размером с ладонь, валялись рядом.
        - Сегодня она догадалась убить детей первыми, - с облегчением шепнул Бритц и закрыл лицо ладонями.
        - Де… детей?..
        Он не ответил, а мой взгляд опять приковала Маррада. В истовой злости она поднялась и вновь бросилась на стену. Вся голова была в крови. В этот раз она примерялась к каждому уступу, прижималась к камням и, подтянувшись, давала себе передохнуть. А ведь так у неё получится, подумала я. Надежда дала силы смотреть дальше. Маррада схватилась за камушек. Но он выскользнул из кучи, и поток раскидал громадные булыжники. Водопад прорвался в грот, опрокинул завал на Марраду, сбросил её со стены. Камни завалили всё, обрывая видео. Я обернулась к Бритцу.
        И бросилась вон из камеры. Он не дышал.
        - Эй, сюда! Врача, срочно!
        Спустя ещё два моих вопля и сотню грязных ругательств появилась охрана. Они долго возились на полу рядом с эзером, кололи его, вентилировали. Давили на сердце. После раза, наверное, третьего им удалось. Кайнорт сделал вдох, и карминцы ушли, оставив его на полу.
        - Всё закончилось, - прошептала я, когда он разлепил глаза.
        - Мне не дают умереть, здорово, правда? Эмбер… зачем ты их позвала… думаешь, с меня ещё не хватит?
        Я прокусила губу, пока искала ответ.
        - Эмбер, пожалуйста, - серьёзно попросил эзер, - помоги. Добейся моей казни.
        - Почему ты думаешь, я смогу? Почему я?
        - Мне кажется, ты последний человек на Кармине. И ещё потому что… - он повернул ко мне лицо, и слёзы скатились с переносицы на пол. - Потому что если меня не убить, я обязательно вернусь, чтобы отомстить тебе.
        Я встала рывком. Бритц всё-таки сломался. Он сломал в себе человека, чтобы пережить эти четыре сеанса, и остался в нём один безумный зверь.
        - Мстят равным, Кайнорт.
        - А ты уже на полпути ко мне… вниз. Ты слепа в ярости, как Пламия, и это ещё не конец. Я потерял всё… из-за того, что ты потеряла время на ярость. Запомни, Эмбер: если выживу, то убью тебя. Я вернусь, когда ты станешь чудовищем.
        На этих словах блеск его глаз, запах крови и скрежет зубов сделались невыносимыми. Выбежав наружу, я замерла: высоко в ночном небе Пламия взорвала третью планету. Она кричала огнём. Кричала все три дня, что я спала.
        * * *
        - Чпух! - я растолкала мальчишку. - Эй, Чпух, проснись.
        Он попытался пихнуть меня подушкой и завернуться в дрань, на которой спал. Я не унималась, пока бес не продрал глаза.
        - Чего тебе, страшилище? Полночь!
        - Отвези меня к эквилибринту, пока Ёрль Ёж не покинул орбиту.
        - Беспокойной тебе ночи, страшилище, - буркнул Чпух и упал на лежанку.
        - А если не отвезёшь, я угоню тропоцикл и всё равно поеду.
        - Ты не умеешь его водить.
        - Ага, и разобьюсь на первом повороте. Влетит же тебе от Волкаша!
        Чпух откинул дрань и снова сел. Его раскосые розовые глаза смотрели на меня, как на пиявку.
        - Чего тебе надо у кратера? Там одна вода и стёкла.
        - Камушки в водопад покидать. Шевелись!
        Через пару часов мы добрались до места. Вокруг кратера вертелись следы гексов: эзеры долго искали Марраду. И только я точно знала, где её тело. Его не отнесло течением и не утопило. Когда я пробиралась к папе в тюрьму, а потом обратно, то сидела в глубокой щели на стене кратера. Я узнала её на видео с Маррадой. Можно было вызвать Ёрля и доверить вылазку эзерам. Но время поджимало. Ёрль висел на орбите, а спустившись, не стал бы меня слушать, пока не содрал бы кожу по ниточкам.
        - Если нас обнаружат, я сброшу тебя в воду, страшилище, - пообещал Чпух. - Один-то я скорее удеру.
        - Отличный план.
        Я закрепила один край шнура-коромысла на корме тропоцикла, а другим выстрелила сквозь водопад в стену кратера. Покачала шнур - крепко. Повиснув в начале коромысла, я превратилась в чёрную вдову и сползла за водопад.
        Нет,
        я никогда
        не привыкну
        к трупам.
        Очень скоро я вернулась тем же путём на берег со свёртком за пазухой.
        - Эт чё ты подобрала, страшилище?
        - Дуй отсюда подальше, Чпух.
        - Чё эт?
        - Дуй! Вернёшься, если… когда получишь сигнал.
        Трижды его не надо было просить. Чпух укатил по шоссе, а я послала на орбиту свои координаты. Несколько минут спустя Ёрль Ёж стоял рядом, целясь из глоустера мне в лоб.
        - Я тебе кишки размотаю, тварь!
        - Постой, Ёрль! У меня здесь… - я протянула ему свёрток, - ребёнок Кайнорта. Он ещё жив, посмотри. Ну, посмотри!
        Ёрль уставился на личинку. Это была букашка размером чуть больше ладони. Цвета топлёного молока, покрытая пухом слепая куколка. Она шевельнулась. На видео в казематах мне почудилось это движение, вот и рискнула.
        - Откуда мне знать, что это его ребёнок? - зарычал Ёж. - Мы искали Марраду три дня и не нашли! Как ты, пигалица, могла узнать, где она?
        - Проведи экспертизу или какой хочешь анализ. Это их с Бритцем личинка. Второй близнец умер, мы не успели.
        - Близнецы? А где тело?
        Я показала на водопад и объяснила, как могла. Ёрль забрал у меня личинку и постоял с ней на руках, разглядывая диковину. Он ещё не верил, конечно. Но уж точно хотел поверить. Как-то он сдал за последние дни: прибавилось седых иголок, блуждал растерянный взгляд.
        - Кай. Его казнили?
        - Нет.
        - Тогда я не убью тебя. Но только для того, чтобы взять слово: из кожи вон вылези, но пусть его казнят, а не оставят здесь гнить на потеху.
        - Даю слово.
        Он вернулся на флагман с личинкой. Обвешенная страшными клятвами, я тяжело выдохнула и вызвала Чпуха.
        - Ну, ты и трепло, - поддел он, дослушав по дороге, как всё закончилось. - Как ты сдержишь слово, если карминцы ни за что не убьют маршала? Они будут раз в полгода отрезать ему крылья. Ты хоть знаешь цены на крылья эзеров? За одно стрекозиное миллион пурпурупий сторговать можно и сквиллу в придачу.
        - Я не трепло, Чпух. Кайнорт Бритц скоро умрёт.
        * * *
        Наутро Ёрль, Крус и Нахель бросились проверять водопад. Для скорби не осталось времени и сил. Тело Маррады и раздавленную камнем личинку второго близнеца предали огню. Они больше не могли инкарнировать. После ещё суток бесплодных поисков Бритца эзеры приняли решение покинуть Кармин. Энергия иссякла, оружие и пропитание тоже. Ёрль приказал готовить прыжок и спустился к инженерам.
        Пенелопа второй день безвылазно торчала в лаборатории. Она соорудила нечто вроде инкубатора для ослабленной и голодной личинки.
        - Кто бы это мог быть? - озадаченно бормотал Ёрль, вливая ей порцию сиропа из шприца. - Я про имаго.
        - Трудно сказать.
        Пенелопа делала анализ ДНК. Перед ней на столике лежали пробирки с генетическим материалом Кайнорта и Маррады.
        - Хоть мальчик или девочка? - настаивал Ёрль.
        - Трудно сказать, - повторила Пенелопа. - Личинка не доношена. Ей бы месяц ещё развиваться.
        - А с анализами что?
        - Что-что… Гляди сам: - она вывела результат на экраны, - с образцами Кая и Маррады совпадение девяносто девять процентов. Это их общий ребёнок. Для контроля я взяла материал у мёртвого близнеца. Всё сходится. Я, конечно, не генетик, но похоже, что там под колпаком - новый маленький засранец династии Бритц.
        - Нам нужно выходить эту личинку во что бы то ни стало, Пенелопа. - сказал Ёрль, гладя стекло инкубатора колючей лапой.
        Когда спустя час в иллюминаторах ещё витали очертания Кармина, эзеры забеспокоились. Крус доложил, что система прыжка не отвечает. Они с Нахелем полезли в технический отсек. И очень быстро вернулись на мостик. Крус тряс зеркальным ромбом:
        - Ёрль! Пенелопа! Это же диалифрен!
        - Где ты его взял? - вскочил Ёж, хватая вещицу.
        - В отсеке гиперскачка, прямо в приёмнике. Это он отражал сигнал с мостика.
        Всем хотелось потрогать и рассмотреть прибор, но Ёрль сжимал его так, будто отведи взгляд - и мираж рассосётся.
        - Эмбер спрятала его там для меня и отправилась мстить, - он почесал между иглами на загривке. - Надо же… может, и хорошо, что я вчера её не убил.
        - Это действительно диалифрен? - засомневался Нахель.
        - Полагаю, проверить можно только в деле. На вид точь-в-точь как другие две трети.
        Даже не верилось, что они собрали их все. Гломерида ушла в прыжок без перебоев, а Ёрль так и не выпускал диалифрен из рук. Это была последняя связь с миром, где остался Кайнорт, хотя тот даже не касался этой части прибора. И всё-таки. Хоть что-то. Ёж не верил в чудеса и уже не слишком-то верил в себя, чтобы всерьёз надеяться встретиться ещё когда-нибудь. Это было жестоко: желать Бритцу выдержать всё и вернуться, только чтобы порадовать старика. Нет. Пусть всё закончится.
        Ёрль вздохнул и ушёл кормить личинку. Крус сел в кресло пилота: одна рука на штурвале, другая в ладони Пенелопы. До дислокации флота эзеров им оставалось трое суток пути.
        ГЛАВА 42. ТЬМА
        Альда не сменила гардероб к очередной поверке вооружений и не уложила волосы. Стрижка давно некрасиво отросла. На затылке покачивались залихватские вихры. Ть-маршал величайших сил в галактике стояла на мостике, вертела в руке фигурку из карминского гипса и разглядывала пол. Или мыски туфель. Или свои шансы на переизбрание лидмейстером эзеров, трудно сказать.
        - Вы уже… - угадал новый адъютант. На этот раз моль-кокетка.
        - Получила вести.
        - Мои соболезнования, ть-маршал. Всё так неожиданно.
        - Чего тут неожиданного? - в сердцах воскликнула Альда. - Вся их жизнь - что одного, что второй - вела в тартарары. Кайнорт вечно творил безумие, а Маррада… Маррада связывалась с такими вот безумцами и катилась в их личный ад. Одно хорошо: отец не дожил.
        Она всегда жалела об этом. Досадовала, что вот теперь-то уж отчим-минори и мать, которая души в нём не чаяла, гордились бы Альдой, простой насекомой. Но сегодня всё это не имело значения. Любимая дочь погибла. Потухла звезда. Всё, что Альда услышала бы от родных, будь они живы, это: «Почему ты оставила её там?». А она бы ответила: «Потому что думала, она уже взрослая!», а они бы сказали: «Нет, потому что ты всегда её ненавидела…»
        - Все тучи готовы? - уточнила Хокс.
        - Все три, лидмейстер.
        - Включай отсчёт до прыжка. Последний рывок - и Урьюи наша.
        Три тучи по триста двадцать четыре гломериды. Двое суток они прыгали так кучно, что Альда с флагмана собственными глазами наблюдала мощь армии эзеров. За сто лет они практически восполнили потери. Десятки тысяч солдат и офицеров. Боевые гломериды размером с небоскрёб и колоссальные флагманы. Не охотничьи, а настоящие, на то, чтобы пересечь которые из конца в конец пешком, потребовалась бы неделя. Армия целиком занимала площадь планетоида. Корабли сверкали, отражая свет звёзд и планет, но различались только оттенками белого. Тысяча карающих ангелов-пожирателей: этого было достаточно, чтобы захватить владения самого дьявола.
        - Два… один… прыжок ....., - доложил первый пилот.
        Через три часа, когда тьма вышла из гиперпространства, на экранах возник голубой шар. Шарик. До Урьюи было ещё далеко, и планета напоминала крупную жемчужину. Она могла бы уместиться на ладошке. Корабли рассредоточились по системе, и теперь от одного до другого было слишком далеко, чтобы увидеть соседний невооружённым глазом. Альда повертела систему на медиа-ликворе.
        - У меня что-то с визорами, я половины гломерид не вижу.
        - И мы, - докладывали пилоты.
        - И мы.
        - И мы.
        - Свяжитесь с флагманом ближайшей тучи, - приказала Хокс. - Пусть транслирует нам свои данные.
        Но их туч-адмирал не отвечал. От других туч начали поступать тревожные сигналы: они тоже видели только половину звездолётов. И не могли связаться с каждым вторым рой-маршалом. Альда вывела себе на экраны остатки главнокомандующих.
        - У меня что… - взбесилась Хокс, - в самом деле половина, мать её, армии?!
        - Похоже, так и есть, ть-маршал, - разводили руками ей в ответ.
        - Из прыжка вышли не все. Или попросту не прыгнули. Погодите, здесь вирусное сообщение.
        - И у меня.
        - И у меня.
        - У всех.
        «Мир без эксплуататоров!»
        Слоган Прайда Сокрушителей. Альде захотелось бросить в монитор туфлей.
        - Возвращаемся.
        Но гломериды не могли рассчитать траекторию прыжка, потому что…
        - Звёзды пропали, - доложили пилоты.
        Эзеров окружили имперцы. Их абсолютно чёрные звездолёты поглощали свет до последнего фотона. Эти кляксы были везде: неуязвимые, мощные. Они начали пропускать в контур боевые тартариды шчеров. Урьюи потеряли диастимагов, но их новый союзник был ещё страшнее.
        - Чего они хотят? Капитуляции? - волновался адъютант. - Сообщений от имперцев нет.
        - Они не выпустят нас, - возразила Альда. - Император не церемонится, когда дело касается эзеров. Придётся сражаться.
        - Но их здесь сотни! И ещё шчеры!
        - Не впадай в панику, идиот! Нас здесь полтыщи отважных и преданных: нужно пробить контур для отступления.
        Тартариды ударили первыми, и три гломериды остались без защитного поля. Гравинады эзеров ответили. Но имперские кляксы рассылали нити антивещества. Оно резало и крошило гломериды, и спустя час Хокс потеряла всю первую линию кораблей. В отличие от шчеров, прикрытых имперцами. Тартариды разбивали защитные щиты эзеров, и кляксы тотчас лупили в них нитями. Альда приказала снять бесполезные поля и не прекращать огонь. Они добились большей мощности и дальности выстрелов, и кляксы начали схлопываться.
        - Мы уже можем рассчитать прыжок? - спросила Хокс у рой-маршалов. - Хоть куда-нибудь!
        - Нет, - отвечали ей. - Кляксы перестраиваются, навигаторы запутались. Велика вероятность не выйти из подпространства живыми.
        - Сколько там имперцев, выяснили?
        - Пересчитать их точно из-за цвета невозможно. Около сотни.
        - Ах, так нас четыреста против трёхсот.
        - Но имперцы сильнее!
        - Ну, так сдавайся! Железный Аспид назначит тебе пенсию и место в здравнице для ветеранов! Когда же до вас дойдёт, наконец: их каналы связи заблокированы. Значит, имперцы пришли не выгнать нас, а перебить. Если не прорвём осаду, так хоть умрём, прихватив побольше клякс. По местам, или я сама вас расстреляю!
        Совещаний больше не было. То и дело одна из трёх сторон теряла корабли. Имперцы сжимались стократно, шчеры рассыпались, эзеры растворялись со вспышками аннигиляции, а энергию их смерти всасывали кляксы. Белые против чёрных. Со стороны казалось, что это финальная битва света и тьмы, но здесь не было ни добра, ни зла. Только политика имперцев, голод насекомых и отчаяние пауков.
        - Прорезали путь! - крикнул пилот, - Минуту выиграли.
        - Уходим! - приказала Альда.
        - Погодите…
        - Ну, что!
        - Канал уже занят. Сюда кто-то прыгает.
        Расстреливая себе путь среди клякс, в свободный коридор ворвалась гломерида. Имперцы сомкнули контур за ней, не теряя времени даром.
        - Кто посмел! - Альда трясла растерянного связного.
        - Это флагман Бритца. Не понимаю, он же… О! Они на связи.
        - Берграй, это ты? - догадалась Хокс.
        - Говорит Ёрль Ёж, госпожа. Разве капитан Инфер не с вами?
        - Что за чушь? Он был с тобой!
        - Берграй вылетел неделю назад, чтобы доставить вам синтофрен.
        Связь прервалась на целых полчаса, пока эзеры отбивали атаку шчерских тартарид.
        - Сектанты Прайда Сокрушителей увели у меня половину гломерид, Ёрль. - обрадовала его Хокс. - Ты прыгнул в ловушку. О Берграе мы ничего не слышали и никакой синтофрен не получали. Мы готовим разрыв в имперском контуре для отступления.
        - Тогда я боюсь, это Берграй увел ваши корабли, госпожа, - сказал Ёж.
        - Что?!
        - Кай начал подозревать ещё на Кармине. Инфер и есть контриций Прайда Сокрушителей. Он, должно быть, уничтожил синтофрен, как только сел в гломериду. А после отдал приказ своим не прыгать к Урьюи.
        - И ты отдал ему прибор, Ёрль Ёж!
        Альда рухнула в кресло, чувствуя, как голова наливается мигренью.
        - Вы невысокого мнения о ежах. Берграй улетел с копией, ну, той, что изготовили для переговоров с Жанабель. Подлинник у меня. И третья часть, кстати, тоже.
        - Тогда стыкуйся, пока вас не подбили! Мои щиты сильнее ваших, - она вскочила с новым приливом сил. - У нас осталось триста гломерид. Чтобы использовать Тритеофрен, нужно подойти ближе к Урьюи, но имперцы не пускают! Если даже я прорвусь к планете… то пока мы возимся с Тритеофреном, нас перебьют.
        Ёрль завершил стыковку и торопился на мостик ть-маршала.
        - Госпожа Хокс? - позвал адъютант. - На связи Звёздный Альянс.
        - Кто там ещё?
        - Сам Харген Зури. У него зуб на императора. Кажется, у нас появился союзник.
        Заслышав, что кто-то здесь враг Империи, Альда хлопнула по комму, принимая сигнал. Не в их положении было выбирать руку помощи. На мониторах проявился старик в синей форме.
        - Без предисловий, леди. Я могу разогнать имперских змей одним ударом.
        - В обмен на какие такие уступки, Харген?
        - Вы займёте Урьюи и войдёте в состав Звёздного Альянса. Мне нужны ресурсы шчеров и ваши технологии на службе безопасности моих границ. Не по отдельности, а разом.
        - Жить под властью террора, Зури? - вспыхнула Альда. - Я знаю, каким оружием вы караете недовольных.
        Харген дёрнул щекой, ухмыляясь:
        - Ну, так отступайте. Потеряете ещё половину армии, а после соберёте ту же мощь лет эдак за триста.
        - У меня нет связи с эзер-сеймом, Харген. С нашим правительством. Я что, должна решить единолично? Почему вы не предложили раньше, квазар вас возьми?
        - Раньше вы не были в отчаянии. Главный козырь политики - момент.
        Вот так просто. Как бензин у барьяшка отобрать.
        - Пять минут.
        Альда отрубила связь.
        - Почему бы и не согласиться? - предложил адъютант. - Терять уже нечего.
        - Кроме того, что меня разжалуют, когда узнают…
        - Да чтоб разжаловали, нужно, как минимум, вернуться! - воскликнул Ёрль, врываясь на мостик в сопровождении инженеров. - Ещё час, и кто знает, чью гломериду рассыплет имперская клякса? Может, нашу!
        По экранам скакали отчёты: минус три корабля, а потери противника - одна тартарида. Альда села, скинула ненавистные туфли и вышла на связь с Альянсом:
        - Мы согласны.
        - Вот и молодцы, - кивнул Харген.
        - Но если мы потеряем ещё хоть одну гломериду, блазар вам в зад, а не технологии!
        - Не потеряете.
        Эзеры выжимали последние соки из гравинад и бронгауссов. И наконец ряды клякс стали вспыхивать один за другим. Шчерские тартариды метались, как головастики в кипятке, и тоже взрывались. Вспышки застили все экраны. Крус и Пенелопа припали к иллюминаторам.
        - Что за оружие у Альянса?
        - Магнетарная пушка, - позавидовала Альда. - Харген Зури управляет нейтронными звёздами, катит их энергию на врагов. А после и нам будет грозить по всякому поводу. Если не задушит налогами.
        - Нужно с ним дружить, - хмыкнул Ёрль, глядя, как разрывает линии противников.
        - Эзеры ни с кем не дружат. И никому не подчиняются.
        - Вот поэтому нас и…
        - Заткнись.
        Она сидела, запустив когти в подлокотники кресла. Имперцы, пожираемые жгучей волной магнетара, собрали клочки своих клякс и, подцепив на хвосты корабли шчеров, ушли в прыжок. Бежали прочь от проклятой силы, слугами которой предстояло стать эзерам. Не то победителям. Не то обмишуренным глупцам. Волна достигла линии гломерид и остановилась так близко, что у Альды волосы встали дыбом.
        - Путь свободен, леди, - Харген рассмеялся над нею с экранов. - Приятного аппетита.
        И пропал.
        Голубой шарик снова лежал, как на ладони. Триста голодных гломерид рванули к Урьюи. Альда стыдилась того, как всё обернулось. Хотела уделать Бритца, но теперь думала, как хорошо, что именно он никогда не узнает её провала. Эзеры на службе Альянса! Нет, просто: эзеры на службе. Какой срам.
        - Мы на расстоянии влияния Тритеофрена, - доложил Крус, предъявляя Альде три зеркальных ромба. Куматофрен, синтофрен и диалифрен: три лепестка власти над силами природы.
        - Как его запустить? Что должно произойти?
        - Я вставлю эти пластины в эмиттеры вместо гидриллия и облучу планету. Шчеры лишатся связи, энергии, оружия. Нам ничего не грозит. Мы используем кардинально другие технологии.
        - Запускай.
        - Разве сперва мы не поставим условие? - удивилась Пенелопа. - После запуска шчеры уже не смогут принять наш сигнал.
        - Не-ет, - оскалилась Хокс. - Я буду действовать по методу Харгена Зури. Не хочу слушать, как пауки упираются и трясут хелицерами. Пусть сначала дойдут до отчаяния. Запускай, Крус.
        Альда приказала вывести флагман на орбиту Урьюи и приблизить картинку, чтобы понять, что происходит внизу. И происходит ли вообще хоть что-нибудь. Вся эта возня с Тритеофреном казалась околонаучным бредом.
        На тёмной стороне планеты веером гасли огни. Ракеты летели мимо цели и падали, не взрываясь, словно камни. Спутники сыпались с орбиты. Вопили сирены. Неизвестность рождала суматоху и панику, люди осаждали закрытые бункеры.
        - Действует! - воскликнул Ёрль, а ть-маршал вытерла вспотевшие ладони о юбку:
        - Вот теперь спустимся, чтобы поговорить.
        Растерянные шчеры думали, что на них падают грозовые тучи. Но в тучах зашевелились мириады лап, и шчеры пожалели, что это не рушатся небеса.
        ЭПИЛОГ. НЕ БЕЖАТЬ И НЕ ПРЯТАТЬСЯ
        У скафандра были выпуклые стёкла шлема, толстые перчатки и неудобная обмотка из кислородных трубок. Я пробиралась в лабиринте мягких кишок эндоплазмы, раздвигая желе и отгоняя приставучие комки рибосом. Мы улетали с Кармина в астроците. Волкашу повезло, что Альфред - тот пират, которому я сломала робота - вернулся. Он взялся доставить нас на Алливею, в лагерь беженцев для диастимагов. Сказал, раз ему уже заплатили, а пассажиров больше не нашлось, то, будучи честным флибустьером, он, так уж и быть… за символическую плату…
        Астроцит оказался живой клеткой, приспособленной алливейцами для полётов. Огромной, как самомнение Альфреда. Управлялся астроцит технорганеллами, которые были смесью клеточных и машинных структур. Топливом служили питательные бульоны и свет, а батареями митохондрии. Вот только вместо воздуха пространство заполняла вязкая гиалоплазма, и лететь пришлось в скафандрах.
        Я схватилась за полимерную трубку цитоскелета и протянула себя сквозь желе. В центросоме, где располагался капитанский мостик, сидели двое.
        - Ты одна не броди на той стороне, Эмбер, - Альфред кивнул на ядро, в котором плавали тёмные канаты хромосом. - Видишь, как закручиваются. Пережди часок.
        - Мне интересно, как тут всё устроено.
        - На Алливее у тебя будет столько времени на изучение астроцитов, сколько пожелаешь, - улыбнулся Волкаш сквозь дрожь гиалоплазмы. - Теперь диастимаги примут тебя, как свою, Ула. Эмбер. Захочешь - откроешь там свою мастерскую, а нет, так подберём тебе пару.
        Нет, я даже бессмертной не стала нравиться ему больше. Он повторял только, как ценны мои новые способности, как много пользы принесут они повстанцам. И ещё избегал смотреть в глаза. Нет, не буду врать: в лицо, изуродованное шрамами. Я тоже любовалась Волкашем меньше. Теперь. Странно и страшно, как меняется прекрасное, когда его уродуют поступки. И попытки выдавать жестокость за справедливость. Чёрное за белое, ни на секунду не сомневаясь, что прав на все сто. Ведь можно быть если не святым, то честным, как… А тут - вроде те же сияющие миндалевидные глаза, те же высокие скулы, тот же умный чистый лоб. Но после сцен в пыточной волшебный ореол Волкаша потускнел. И он всё ещё путал моё имя.
        - .ьшитсург ыт, ястежаК - заметил робот.
        - Оттого, что у меня больше нет родных, Дейл. Для людей это важно - быть кому-нибудь очень нужным.
        - .ядяд тёдж ябет еевиллА аН
        - Дядя Лешью Лау никогда не был мне близок. Он мне родня только по крови, на самом деле я его почти не знаю.
        Зато я часто вспоминала Злайю, подругу. Альфред сказал, что эзерам удалось захватить Урьюи. Как, наверное, я пригодилась бы теперь Злайе. И нашим соседям по отшельфу. И учителям, которые в меня верили. И балетмейстеру, которая меня хвалила. Но я бежала. Просто потому, что могла. А они нет.
        - …так и не казнили, - слова Альфреда дрожали в гиалоплазме. - Кормят силком через трубки, то и дело реанимируют. Чего только ни отчебучивал, чтобы сдохнуть. Надоел карминцам, сил нет, говорят. Они надеются при случае обменять Бритца на кого-нибудь подороже с доплатой. Эй, ты куда, Эмбер?
        «бежать или прятаться?»
        «сражаться»
        - Эмбер! - прикрикнул Волкаш. - Мы пролетаем блокпост эзеров, не ходи далеко от центриолей.
        Отталкивая рибосомы, я продралась сквозь сети эндоплазмы и оказалась в другой половине астроцита. Здесь шныряли пластиды разных форм, цветов и размеров. Одни разносили бульон, другие тащили мусор наружу, выталкивая его сквозь мембрану в открытый космос.
        - Эмбер, ядрышко пропало, возвращайся, - предупредил Альфред.
        Я почувствовала толчок гиалоплазмы и пригнулась. Мимо на полупрозрачной нити проплыл скрученный в спираль канат. Из коридора эндоплазмы показался Волкаш:
        - Астроцит в метафазе!
        - Я знаю.
        И поспешила вслед за канатом ДНК. Звездолёт делился. Мне хотелось успеть в тот конец прежде, чем клетка завершит цитокинез.
        - Стой!
        Я обернулась и заставила гиалоплазму, состоявшую почти из одной воды, подчиниться и оттолкнуть Волкаша назад.
        - Эзеры с блокпоста меня подберут. Я вернусь на Урьюи.
        - Ты с ума сошла!
        - Прости, Волкаш. Диастимаги на Алливее обойдутся без меня. Я хочу домой! Там я нужнее.
        Он водил перчатками по толстой клеточной стенке. Астроцит выстраивал мембрану между нами. Волкаш вытащил нож.
        - !иктелк ебо тибугоп отЭ !унарбмем ьтазер язьлеН - закричал Дейл.
        - Дьявол, Эмбер, вернись! На Урьюи ты станешь рабыней!
        Но я уже не могла вернуться, даже если бы вдруг передумала. Клетки разделились, и искажённое хлоропластами лицо Волкаша и маленький робот рядом с ним уплыли в чёрный космос. Новый астроцит сформировал мягкую вакуоль. Я легла на неё, как на водяной матрас, и стала ждать эзеров.
        В мембране напротив отражалось бледное лицо. Белое, с чёрными штрихами бровей, дрожащих зрачков и пушистых ресниц. Я скучала по… Эту мысль было нестерпимо страшно продолжить. Но если он вернётся, то будет искать меня на Урьюи. И когда найдёт - сразимся на моей земле.
        Я скучала по…
        
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к