Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мазуров Алексей: " Потеряшка Дикие Земли Лаори " - читать онлайн

Сохранить .
Потеряшка. Дикие земли лаори Алексей Михайлович Мазуров
        "Потеряшка. Дикие земли лаори" - это книга о попаданце в другой мир, в котором нет эльфов, гномов и так далее. И попаданец не является крутым спецназовцем, не получает магических способностей, кстати и магии в новом мире нет, он обычный мужчина в возрасте сорока пяти лет. Эта Серия (а будет 4-5 книг) написана для тех, кто ежедневно "работает головой", тех кому нужно её, эту самую голову, разгрузить. Поэтому я и хотел написать так, чтобы повествование осуществлялось легко, ситуации моделировались мгновенно, сюжет протекал без излишних заумствований и резких поворотов, загадочных и трагических перипетий. Мне хотелось, чтобы человек, у которого в жизни и так есть над чем поломать голову, смог, взяв эту книгу в руки, "отключить мозги". В общем, должна была получиться "легкая книга". Это мой первый опыт, поэтому не судите строго, но в то же время я буду очень благодарен за конструктивную критику.
        Мазуров Алексей Михайлович
        Потеряшка. Дикие земли лаори
        Здравствуйте.
        Это мой первый опыт, поэтому не судите строго,
        но в то же время я буду очень благодарен за конструктивную критику.
        Помните, я не писатель, я просто не могу не писать сейчас.
        Эта книга написана для тех, кто ежедневно "работает головой", тех
        кому нужно её, эту самую голову, разгрузить.
        Поэтому я и хотел написать так, чтобы повествование
        осуществлялось легко, ситуации моделировались мгновенно,
        сюжет протекал без излишних заумствований и резких поворотов,
        загадочных и трагических перипетий. Мне хотелось, чтобы человек,
        у которого в жизни и так есть над чем поломать голову, смог, взяв
        эту книгу в руки, "отключить мозги". В общем, должна была получиться
        "легкая книга".
        И да, мир полностью мой, уникальный.
        P.S. Планируется серия из 4-5 книг, следующая книга -
        "Потеряшка. Разборки вендов"
        Потеряшка.
        Дикие земли лаори.
        Глава 1.
        Я сидел и смотрел на город внизу. Уступ на скале позволял мне удобно расположиться, а бинокль - наблюдать за городом с безопасного расстояния. Город хоть и не впечатлял размерами, но его архитектура, вычурная и величественная одновременно, с крепостной стеной и высокими дворцами, устремлявшимися вверх остроконечными башнями и с развевающимися на них полотнищами знамен наводила на определенные выводы об уровне развития его обитателей. И город был обитаем. По улицам передвигалась целая масса существ, отсюда с верхотуры, выглядевшая как потревоженный муравейник. В мой бинокль, с восьмикратным увеличением, видно было достаточно, хотя и далековато все-таки. Бинокль у меня отличный, БПЦ5 8х30 made in USSR 1981 года выпуска, случайно купил его еще в прошлой жизни за тридцать евро на блошином рынке в Будапеште. Настоящая, правильная вещь, еще советского производства, легкий, компактный, да и картинку хорошую дает, что для полевых условий, на мой взгляд, оптимальный вариант. Ближе к городу подходить я опасался, итак был удивлен, что на таком расстоянии от него, пусть даже и на скале, тем более на скале,
нет никакого секрета или хотя бы простого стационарного поста от защитников города. Вроде бы это элементарное требование безопасности. Но что я знаю о жителях этого города? Ничего. Может оно им и не надо? Значит и мне не судить. "Погоды стоят шикарные", солнечно, редкие облачка разбросаны по небосклону. Старшая луна передвинулась ближе к западу, а вот Светило располагалось прямо в зените. День близится к своему апогею, а я всё еще сижу и любуюсь городом. Всё лес да звери, а тут всё-таки первые следы цивилизации, встреченные мной на этой планете.
        Город был великолепен, невероятно красив. В лучах Светила переливались разноцветьем крыши жилых и административных зданий, купола храмов величаво отсвечивали серебром, множество флагов, как на крепостной стене, так и на башнях и просто зданиях, развевались на ветру. Флаги были, как и крыши разнообразной расцветки, а вот на самой большой башне, самого крупного замка, и на его нескольких меньших башнях-сателлитах развевалось желтое знамя, с каким-то рисунком в центре, который с этого расстояния мне не удавалось рассмотреть. В центре города, как раз напротив этого замка располагалась огромная площадь, обрамленная по окружности явно торговыми рядами, посереди которой стоял памятник, поставленный скорее всего какому-то правителю этих земель. Он восседал на животном, напоминающем лошадь, держа в одной руке копье, а в другой религиозный символ. Такие же символы, в виде простого прямого креста в круге, возвышались и над зданиями, которые я идентифицировал как храмы. От площади отходили, словно лучи, пять крупных улиц, направляясь видимо к основным воротам города, или просто к крепостной стене, и между
ними было неисчислимое число маленьких и не очень улиц, улочек и переулков. В целом город напоминал рисунок лабиринта, только раскрашенный в разноцветные цвета крыш. Крыши здесь были всех цветов и расцветок, видимо местные мастера умели придать черепице любой желаемый им цвет, а жители города не стеснялись в выборе цвета крыш для своих домов. А возможно их цвет говорил о принадлежности владельца дома к тому или иному роду, если подбирался по аналогии с расцветкой шотландских килтов на Земле.
        Глядя на город, я постоянно щурился от переизбытка цветов и красок. Мне нравилось такое цветовое безобразие, так как на мой взгляд это говорило о том, что жители города не зациклены на только лишь пропитании, но и много времени и средств уделяют эстетической составляющей своей жизни. Всё это вселяло оптимизм, так как я здесь уже больше двух месяцев гуляю, и только теперь увидел, что на этой планете присутствует разумная жизнь, и не мрачное средневековье, как любили у нас изобразить в голливудских фильмах, грязное, серое и немытое, а довольно-таки веселенькое средневековье. Почему средневековье? Не знаю, как-то сразу так решил, сработал шаблон, может отсутствие автомобилей и зданий из стекла к этому подтолкнуло. Зато я теперь знаю, что не один на планете. Хорошо это или плохо? При любых раскладах, хорошо, чтобы не случилось. Существовать в одиночестве на целой планете - "не есть айс", даже жизнью это не назвать, так прозябание. Все-таки люди существа стадные, за последние пару месяцев я в этом убедился на себе.
        Как я уже и говорил, я здесь около двух месяцев, а точнее 64 дня. Но обо всем по порядку. Как вы уже наверняка догадались, я "попаданец", и на мой безусловно субъективный взгляд, попаданец без всяких кавычек, я бы даже сказал полный попаданец, не подумайте, что это я о весе. Как я сюда попал? Не знаю. Вернее, механизм переноса и его причины мне не известны. Да и всевозможными межпространственными туннелями или "складками пространства" объяснить это нельзя, так как попал я сюда прямо из лифта. Причину мне тоже никто не объяснил, так как с тех пор я никого не встретил, кто мог бы мне всё рассказать. Ну из разумных существ я имею ввиду. Хотя, начитавшись в своё время фентэзи и множество книг про попаданцев в другие, или как у нас любили писать, иные миры, я готов был встретить кого угодно, начиная с орков и заканчивая разумными улитками, демонами и всякой другой, подобной нечисти. Или уж на худой конец злобного колдуна, который похитил меня для каких-то своих целей или экспериментов. Меня до сих пор мучил вопрос, а встречу ли я здесь эльфов, наверняка ведь должен, вон они, практически во всех
произведениях встречаются, после того, как Толкиен всем о них рассказал. Но не встретил никого, я имею ввиду разумную составляющую жизни. Хотя нет, сейчас вот встретил, сижу и смотрю на чей-то город. Жаль расстояние не позволяет мне, даже с биноклем, оценить внешний вид существ, в нем обитающих. Эх, как же мне хочется, чтобы это были люди. Ну или хотя-бы эльфы.
        Теперь обо мне. Меня зовут Дмитрий, мне 45 лет, последние 12 лет проживающий в городе Москве, и "понаехавший" в нее в поисках заработка и профессионального развития. Все-таки жизнь в маленьком российском моногороде, не предполагает высокий уровень доходов, если ты не бизнесмен или чиновник конечно, а я таковым не был, да и в развитии как в профессии, так и в личностном, особых перспектив в своем городе я не видел. А развиваться мне хотелось всегда, не люблю рутину. С детства поглощал огромное количество книг, учился всему, до чего только мог дотянуться. Нет, никакого Дерсу Узала мне в жизни не повстречалось, да и где ему взяться в центральном черноземье, но мог и умел всё, необходимое в местности своего проживания. Отбить косу, запрячь лошадь и вспахать, провести отделочные и малярные работы, поработать сваркой и рубанком, провести в дом электричество и многое другое, вроде простое и обыденное, но для многих недоступное в наше время (особенно в крупных городах), всё это для меня не являлось тайной за семью печатями. Так что я, наверное, сам себе до конца не смог бы ответить, что было определяющим
при принятии решения о переезде, деньги или возможность узнать что-либо новое. Да и деньги то мне были нужны для того, чтобы можно было путешествовать по миру и учиться чему-нибудь ещё. Вырос я в деревне, в семье врача и учительницы, и перебрался в соседний районный городок только после института, поступить в который мне помогла светлая (да, я не очень скромный) голова, и то, что в советское время образование было бесплатным. Телосложение крепкое, сказывается деревенское детство, с постоянными огородами и уходом за домашней скотиной, а также детское увлечением спортом. Нам повезло, что в нашей деревне физруком работал фанат футбола, сколотивший из деревенских пацанов довольно крепкую команду, побеждавшую на всех областных и межобластных соревнованиях. Ну и нагружал он нас соответственно не по-детски, а по довольно профессиональной программе подготовки молодых футболистов. После школы футбол я забросил, из деревни переехал, но база, заложенная в детстве, позволяла сохранять довольно приличную форму, вот правда от небольшого пивного животика меня не уберегла. В общем, как вы понимаете, я
среднестатистический офисный планктон, не имеющий в прошлом каких-либо нужных увлечений в виде восточных единоборств и секций фехтования, да к тому же я ещё и в армии то не служил. Сначала была отсрочка по институту, потом на третьем курсе я женился, и на четвертом курсе жена подарила мне первую дочь, а через полтора года еще одну. А с двумя детьми в армию уже не брали.
        С женой мы живем до сих пор, и совсем недавно отпраздновали 25-летие совместной жизни. Как это ни странно сейчас, для моего вечно разводящегося поколения любили друг друга, став за это время не только друзьями, но и просто родственными душами. Так, всё, иначе опять в тоску понесет. Ведь именно расставание с женой, детьми и первым внуком как раз и являлось для меня самой страшной утратой. Дня не проходило, чтобы я о них не вспоминал, жутко скучая буквально каждую минуту. Как я не сошел с ума в первые дни, когда осознал, что возможно, и это скорее всего, я их больше не увижу, я не знаю. А что переживают они, даже боюсь представить. Но это та боль, которую мне придется нести всегда, в том случае, если мне не повезет вернуться. Сами мысли о возвращении я постоянно гнал от себя, так как не представлял, как, а если постоянно думать об этом, то так и до поездки крыши вниз додуматься можно.
        В тот день, 16 июня 2016 года, 64 дня назад, я с утра, проводив жену на работу, а младшую в институт, собирался поехать на рыбалку. Взяв несколько дней в счёт отпуска, я освободил себе четверг с пятницей, и понедельник со вторником. Таким образом, у меня на рыбалку было шесть дней, ну за вычетом двух полудней на дорогу, полноценных пять. Ехать я собирался на озеро Селигер в Тверской области, а там уже доплыв на резиновой лодке до какого-нибудь островка, обосноваться на всё время на нём. Такой тип отдыха, удавался мне крайне редко, так как все свои отпуска мы тратили на поездки за границу, и поэтому я аж дрожал в нетерпении, предвкушая его.
        Для меня отпуск, как и любая долгожданная поездка, всегда начинался уже со сбора чемодана. Именно в этот момент, в душе начинался небольшой вихрь ожидания праздника, тебя что-то словно заводило изнутри. Эти моменты, сбор чемодана, поездка в аэропорт, или отъезд от двора на машине, именно первые моменты перед поездкой для меня были самыми любимыми. Как будто ты собираешься сделать шаг в неизведанное, и постоянно подгоняешь себя, торопишься насладиться им. Непередаваемое чувство.
        Жена со мной на рыбалку не ездила, не находила прелести в том, чтобы жить почти неделю в палатке на природе, но и относилась с пониманием, никогда не запрещая, а даже поощряя такое мое увлечение. Как любила говорить - мужчина без увлечений и игрушек, неполноценный. Да и рыбу я всегда привозил, что позволяло считать меня добытчиком, эдаким пещерным человеком. В наш век инфантильных мужчин, хипстеров и так называемых "бруталов" ей нравилось видеть и находить во мне черты, подтверждающие, что ей достался "настоящий мужчина".
        Я довольно безалаберный человек, так что хотя и планировал поездку на рыбалку заранее, все-таки всё основное пришлось собирать и проверять в последний вечер. Поэтому и притащил в дом все свои снасти и удочки, чтобы осмотреть их перед рыбалкой и подготовить к тому, чтобы по приезду можно было сразу начать ловить. Как же я благодарил Бога за эту свою безалаберность, когда оказался здесь. Я "поплавочник", люблю рыбалку на удочку, иногда лишь разбавляя ее спиннингом. Так как основное (лодка), было уже у меня в машине, то оставалось погрузить удочки, спиннинг, рюкзак с палаткой, притороченной сверху и сумку со снастями и прочими мелочами. Я постарался ухватить все за один раз, чтобы не ездить с 10-го этажа дважды, и весь эдак раскоряченный погрузился в лифт, держа всё необходимое в руках и на спине. В общем выглядел я как очень жадный краб.
        Самого момента переноса, как такового то и не было. Вот я стою в большом, так называемом грузовом лифте, моргает свет, и я уже стою на поляне возле леса, на берегу реки. Солнце светит, птички поют, в реке что-то плещется и никого вокруг. Да и не Селигер - это явно, там все-таки озеро. Я тихо сел. Так как потери сознания не было ни на мгновение, я четко понимал, что со мной приключилось что-то из ряда вон.
        Аккуратно положив на траву всё, что у меня было в руках, я также сидя снял рюкзак, и достав из сумки нож, прицепил его на пояс, сделав это практически машинально, только отметив для себя, что нож я достал правильный. Из всех моих ножей, а беру я их на выезды на природу всегда несколько штук, в этот раз под руку попался купленный пару лет назад в поездке по Испании, в том самом Толедо, толедовский же кинжал. Небольшой, с хорошей сталью и правильной рукоятью. Но про ножи я могу говорить и писать долго, это настоящая моя страсть, их у меня дома около пятидесяти штук всех возможных типов и размеров. В основном легендарных моделей и производителей, хотя и простых, сделанных знакомыми слесарями, или попросту купленных на московском Клинке, и изготовленных мало кому известными мастерами, тоже хватало. Сидел я долго. Осматривался и пытался понять, что меня окружает, прислушивался к своим ощущениям, телу, запахам. Было страшно, очень, и в первую очередь из-за того, что я не понимал, что происходит, и вместе с тем ощущал, где-то внутри себя, что я влип. Поборов первый приступ страха я встал на ноги и
огляделся. Я находился на берегу реки, шириной метров 150-200, на её левом, если брать течение берегу. В этом месте берег был сравнительно невысок, возвышаясь на метра полтора-два от воды, спускаясь в том месте где я стоял, к реке небольшим пляжиком, метров 10 длиной, с пологим спуском и желтым песком на берегу. По сторонам пляжа высились заросли камыша, вдаваясь в воду не более чем на два-три метра, что говорило о том, что дно уходит на глубину достаточно резко. На берегу пляж переходил в овальную поляну, со всех сторон окруженную смешанным лесом и кустарниками. Я не специалист, но деревья напоминали земные, практически полностью их копируя, и это меня немного успокоило, дав мне надежду, что я все-таки на Земле, просто меня перенесло куда-то, так сказать, по горизонтали. Оказалось, зря давало, так как тут я повернулся и посмотрел назад и вверх, и понял, что таким надеждам хана, так как рядом со светилом, полностью похожим на Солнце, только левее и ниже, по виду так у самого горизонта, в небе находился еще и какой-то громадный спутник, раз в несколько больше нашей Луны. Вид был я бы сказал
впечатляющим, такой своеобразный полукруг, протянувшийся от поверхности до поверхности занимая собой чуть ли не треть неба. Первая же мысль, которая пришла мне в голову была - "Это какие же тут приливы".
        Я опять сел. Осознал. Глубоко осознал. Даже всплакнул немного, при мысли "ну за что мне все это". Потом уминал всё в голове какое-то время, пытаясь спасти свой мозг тем, что это мол глюки, что мерещится мол. Не получилось, но немного успокоился. Снова встал, собрал свои вещи и подтащил их к огромному дереву, по мне так раките, растущей на берегу реки. Подобные деревья росли у нас в деревне, правда таких размеров не достигали, но тоже были большими. В одном из них в дупле жил удод, с голубым хохолком, мы его еще Василием звали, а в других, тоже в дуплах и стволовых трещинах, мы ловили летучих мышей. Хорошие деревья, раскидистые, с большими крепкими ветвями, на них спать можно, если соорудить гамак, или привязаться. Что мы пацанятами и делали, когда мамы нас отпускали на ночь. Поляна, где я оказался, была светлая, кое-где усыпанная зарослями земляники, ну так я ее окрестил, так как ягоды выглядели, пахли и на вкус были как земляника, а я всё-таки не удержался и попробовал несколько штук, предварительно обнюхав их и лизнув. Подумав, я понял, что скорее всего, если мир микроорганизмов и бактерий здесь
разительно отличается, а он скорее всего отличается, то просто попив воду я все равно могу умереть, так как мой организм не имеет иммунитета к местной биосфере. Поэтому заморачиваться я не стал, и слопал несколько ягод. Вкусные кстати, и опять же можно сделать вывод, что попал я примерно в тот же период начала лета, что и был на Земле, в момент моего переноса, либо помутнения рассудка. Хотя я понимал отчетливо, что это не так, голова работала хорошо, тело себя ощущало живым, и тактильные ощущения были достаточно правдоподобны. Это был явно не глюк.
        Дальше поляны я пока не заходил. Боялся. Сел возле своих вещей и достал мобильные телефоны. Догадался блин, не прошло и часа, хотя по-хорошему нужно было сразу их достать. У меня их два, оба с двумя симками. Началось всё с того момента, когда мне на работе выдали рабочую сим-карту, и чтобы не таскать два телефона, купил двухсимочный смартфон, потом, для выхода в интернет, завел еще одну, ну а потом потребовался номер, который почти никто не знал, только для своих, чтобы его знали только члены семьи и самые близкие друзья. Итак, ни один из известных мне операторов не обнаружился, из неизвестных тоже, полное отсутствие каких-либо сетей. Помучив немного оба телефона и слазив на дерево "за сигналом", так ничего и не обнаружив, перевел оба смартфона в режим "самолет", так они больше продержат заряд. Не знаю зачем, по инерции наверно. Сделал это прямо на дереве. Ракита, которая мне приглянулась сразу же, имела внизу в диаметре около трёх моих обхватов и в высоте достигала просто исполинских размеров. Вокруг, насколько хватало глаз, стоял лес, только вдалеке были видны отроги каких-то скал. Река через
несколько десятков метров сворачивала, скрываясь из глаз. На что я обратил внимание сразу. Самолеты здесь не летают, реверсивных следов видно не было. Но правда это еще не доказательство их отсутствия и уровня/наличия цивилизации. Может маршруты проходят мимо, а может только начали летать, а может еще и не начали и тут какое-нибудь средневековье, или вообще каменный век. Вариантов много. А может быть и так, что вообще никого нет. Хотя верилось с трудом. Если на нашей планете образовалась жизнь, то почему, на практически её копии, также не образоваться какой-либо разумной жизни. Вопрос какой? Вот тут-то мне и поплохело. Мысль оказаться на планете населенной разумными ящерами меня не прельщало, в лучшем случае в зоопарке запрут, чтобы показывать посетителям неведомую зверушку. Так себе перспективка.
        В этот момент я пожалел, что в своё время зачитывался книгами про иные миры. Своей бы фантазии на всё то многообразие у меня бы точно не хватило. Хотя, дело не только в книжках, достаточно было просто вспомнить "Звездные войны". Каких только омерзительных типов там не напридумывали сценаристы. Да уж. Пока не будем об этом, а будем решать проблемы по мере их поступления, и по мере возможности их решить. Сейчас я также обратил внимание на то, что нигде, насколько позволяла видимость, либо на сколько хватало глаз, не было видно ни одной струйки дыма, поднимающийся вверх, а лучше бы сразу нескольких, что явственно указывало бы на то, что там есть жизнь. Нет, лес и небо были девственно чисты. Ну, что ж, надо решать, что делать дальше. В принципе, вариантов немного. Первый, остаться здесь на какое-то время, в надежде, что меня перекинет обратно, да и просто для того, чтобы осмотреться. И второй, сразу начинать передвигаться в поисках людей, или кто там населяет это место. Двигаться можно как вдоль реки, так и в сторону гор, что в принципе судя по всему было в одном направлении. Для того, чтобы принять
верное решение, я спустился вниз, и подошел к своим вещам. Что радовало, за все время моего нахождения здесь, на поляну не вышел ни один из хищников, или зомби, или ещё какой-нибудь нечисти. Что я подспудно ожидал, начитавшись фэнтези. С одной стороны, это хорошо, может быть нечисти тут и нет, а вот хищники должны быть, значит на ночевку нужно будет устраиваться основательно, и желательно повыше. А вот с другой стороны непонятно, что-то же могло их извести. Что-то, что пострашнее хищников и нежити. Или они выйдут позже. Хотя, пока я сидел на верхушке дерева, я увидел мельком что-то вроде глухарей, на другой полянке, чуть ниже по течению реки. Это меня упокоило и обрадовало, значит с голоду не умру, да и речка рядом. Поэтому, я решил считать, что это самый обычный лес, со своими хищниками, без всяких проклятых земель и орд нежити, и их, этих хищников просто не оказалось поблизости, либо они спят, так как уже поели. Хотя все равно страшно было, где-то на задворках мыслей. Поразмыслив, я решил провести ревизию всех своих вещей, потому что они становились едва ли не самым главным сейчас в моей жизни.
Вернее, все моё существование, да и жизнь зависели от того, что было у меня с собой. Был и другой повод. Перебирая вещи, перекладывая их и копаясь с ними, я отвлекался от мыслей о своих потерях. Мелкая моторика, штоб её. Перебирая вещи, и оценивая их полезность, я переключал сознание на насущные проблемы, не позволяя себя свалиться в отчаяние.
        Итак, что у меня с собой. Две удочки, вернее два телескопических удилища на три и на четыре метра длиной, легкие и гибкие, обе снаряженные для рыбалки либо с лодки, либо с берега. Леска выдерживает до пяти килограммов, по крайней мере до этого она меня не подводила, правда и лещей, весом более полутора килограмм, я на нее не ловил. По меркам Селигера с лодки возле берега это и так был трофейный улов. Вообще я рыбачить умел и любил, так что можно сказать с уверенностью, что от голода, рядом с речкой не умру. Обе удочки снаряжены безынерционными катушками. Спиннинг один, но очень качественный, мне его на день рождения подарили, как раз для таких рек, рядом с которой я обосновался, и к нему две снаряженные монохромной леской катушки, выдерживающей какую-то умопомрачительную нагрузку. Не суть., главное, что крепкая. Рюкзак, на 70+10 литров, с жесткой спинкой, со вставными стальными планками, почему-то подумалось, что из них можно мечи будет сваять. Представляете моё состояние? Как сваять? И что бы я с этими мечами делал, даже если бы сумел? Скакать с грозным видом по поляне размахивая ими над головой?
Порезаться только сумел бы. Сверху к нему приторочена палатка, сбоку прикреплен туристический коврик-пенка.
        Палатка у меня одноместная, но комфортная, с большим тамбуром для обуви и рюкзака, по-хорошему для собаки конечно, но ввиду отсутствия у меня таковой, я туда складывал вещи, чтобы уберечь их от дождя, да и обувь туда же ставил, чтобы в палатку не тащить, а то от запаха помрешь. А так и укрыто и снаружи, красота. Самое главное, что днище у нее сделано из очень крепкого, не промокаемого материала, с защищенными стальными кольцами отверстиями по углам, что позволяло ее использовать как гамак, так как ставить палатку на землю я пока не решусь. По крайней мере пока не оценю кровожадность и размеры местной хищной фауны, мне на дереве как-то спокойнее будет спать.
        Итак: палатка, рюкзак, пенка, бинокль, два удилища поплавочных с катушками готовых к рыбалке, спиннинг, из обуви тапочки и сапоги в рюкзаке, на ногах кроссовки, из одежды свитер, пять пар носков, маленькое полотенце, куртка непромокаемая, брюки (тактические), специально купленные для рыбалки из легкого и прочного материала, которые я собирался одеть по прибытию на рыбалку, джинсы на мне, клёвые, классический 501 левайс (хотя правильно говорить левис, но уж как привык), других не признавал, топорик, небольшой с прочной пластиковой рукояткой, саперная лопатка, солдатская фляга с холодным кофе, четыре футболки, пара трусов, одна запасная рубашка, рулон туалетной бумаги, кусок мыла и зубная щетка с маленьким тюбиком пасты (такие в некоторых авиакомпаниях выдают при длительном перелете), котелок с крышкой, небольшой, но крышку можно использовать как сковороду и тарелку, две синих, из толстого твердого пластика тарелки, стальная термокружка, купленная в магазине "Экспедиция", две новых непочатых пачки соли, так как собирался на неделю, место было прикормленное, и планировал наловить много рыбы и
соответственно её засолить. Конечно две пачки перебор, но не смог не порисоваться перед женой, мол смотри, какой я крутой и успешный рыбак, а она восхищенно и вместе с тем чуточку по-матерински снисходительно посматривала на меня, соглашаясь со мной, что соли надо взять побольше, и побольше мешков под рыбу, тихонько посмеивалась.
        Вот тут-то меня по-настоящему и накрыло. Плотно так. Представил только, что я ее больше не увижу, именно её. Приходил я в себя долго, даже опять поревел, вернее повыл, благо луна была, и огромная, вой не хочу. Потом, успокоившись, продолжил ревизию. Моток веревки, метров на тридцать общей длины, а если распустить на нити, то вообще много, тем более что веревка синтетическая и нити у нее крепкие. По сути один из самых важных элементов багажа, способный максимально мне здесь пригодиться. Картошка, килограмма три, стандартная сетка из расположившегося рядом магазина, уже помытая. Для ухи, да и запечь хотел. Шесть бич-пакетов с завариваемой лапшой, на всякий случай, и когда готовить лень, четыре банки тушенки из свинины "Батькин резерв", они почему то до сих пор ее из мяса делают, палка финского сервелата, две банки сайры в масле, два батона белого хлеба и один черного, упаковка с лавровыми листьями, восемь средних луковиц, три головки чеснока, пакетик перца горошком, его в случае чего и истолочь можно, три крупных моркови, пачка макарон твердых рожками, пять пакетиков гречки, которую можно варить
прямо в пакете, баночка с приправами, в которой намешанная мною же смесь из хмели-сунели в основном, сухого имбиря, семян укропа и с небольшим добавлением сухого же базилика. Баночка завариваемого кофе, грамм на 50, взял обычную маленькую Нескафе, полкило сахара, пара килограмм печенья разного, и несколько пакетиков чая. Две ложки, столовая и чайная. Две книги. Перед поездкой зашел, купил третью и четвертую часть "Рыцаря" Калбазова Константина. Первые две понравились, думал почитаю на рыбалке про попаданца. А теперь походу сам такой же. Только без кучи стволов и боеприпасов к ним. Н-да. Но бумага пригодится.
        Я почему так подробно расписываю? А для того, чтобы тот, кто возможно это прочитает, не удивлялся тому, как я выжил тут, да ещё с относительным комфортом. Ибо у меня с собой было! Дальше. Ножи. Вот о ножах отдельно. В этот раз я взял с собой в общей сложности восемь ножей. Говорил же, их у меня много. Это три метательных ножа, серии Спорт, два вторых и один - Спорт1, собирался немного потренироваться в перерывах от ловли рыбы. Их в сторону, из них можно будет сделать наконечники для копий. Во как, уже вооружаться собрался! А что, копье для меня сейчас самый оптимальный вариант. В юности, в восьмидесятые, а потом и в девяностые, когда не стало СССР, после того, как рухнул железный занавес, в страну хлынуло много чего, и я, как и все мальчишки, насмотревшись боевиков с Брюсом Ли, и с китайскими монастырскими монахами-воинами, во дворах, вооружившись всяким дрекольем пытался повторить приемы из фильмов. Сколько шишек на голове, и синяков по всему телу набили мы себе, вращая во в дворе воображаемые копья, шесты, всякие "нунчаки" и "тройные цепы". Но палки в руках держать научились. В общем, в данной
ситуации копье рулит. Лук тоже придется сделать, благо на тетиву пойдет нить, распущенная из веревки.
        В детстве мы их много делали, играя в индейцев, обычные однодеревки, но соседскую курицу стрела из такого лука пробивала с 20 шагов насквозь, может и с большего расстояния бы пробивала, если бы хоть раз попали. А играли мы серьезно, у каждого из нас было своё, индейское имя, метали томагавки/топорики, да и луки наши били метров на 80-100. Наконечники делали из консервных банок, стрелы из дубков или орешника, а то и просто из лозы, кустарника которой в нашей Курской области было просто немеряно. Ещё из ножей, помимо уже висевшего на ремне толедовского клинка и трех метательных, у меня с собой были: два кабара, купленных в интернете на шопоззе и доставленных аж из Америки, один из них классический USMC являющийся штатным боевым и походным ножом американских военно-морских сил, второй D1275, здоровенный такой тесак, с длиной клинка в 17 см, и общей длиной в тридцать сантимеров., спайдерко VG10, как замена кухонному, и мультитул лизермановский в котором присутствуют плоскогубцы, ножницы, несколько видов отверток, открывашек, и даже небольшой напильник, но это так, ногти заточить. Ну или поправить
наконечник стрелы, это как посмотреть, хотя вряд ли конечно, не осилит. Всё это лежало частично в рюкзаке, частично в сумке со снастями. В сумке еще лежал плащ, синий зараза, ну никаких маскировочных свойств, из плотного полиэтилена, купленный по случаю на каком-то стихийном рынке по дороге на рыбалку же, поджопник туристический обыкновенный, налобный фонарь, комплект сменных батареек к нему, полтора рулона скотча, самого простого, половинка рулона изоленты, тоже синего цвета, ну люблю я синий цвет, три запасные катушки и два пластиковых рыбацких контейнера, каждый с кучей отделений для снастей, один для поплавочной ловли, другой с блеснами и поводками для спиннинга. Ну этого добра мне чуть ли не на всю жизнь хватит, если аккуратно использовать. Три катушки даже не распечатанной запасной лески, да я хомяк, туба с поплавками, пакет с прикормом, пара строительных чёрных вязаных перчаток, в них еще любят картошку копать, бандана, как ни странно не синего цвета, а хаки, кепка-бейсболка в цветах и символике любимого футбольного клуба "Динамо" Москва, (все-таки болела со стажем) еще один рулон туалетной
бумаги, моток тонкой стальной проволоки, метра на два, на случай, если кончатся поводки, упаковка бумажных полотенец, взял "на салфетки", и небольшая аптечка, в которой только йод, бинты, вата, валидол зачем-то, аспирин, несколько таблеток тера-флю если простыну, пластырь, купленный в европах, потому что не кусками, а в виде рулона, у нас такие уже редко встретишь, и нурофен. Вот и всё. Да, еще в аптечке лежал набор для починки одежды, радостно уведённый мной из какой-то иностранной гостиницы. В нем пара иголок и несколько кусков ниток, булавки и даже пара пуговиц. Вещь. Это я усиленно одобряю, очень нужный в данной ситуации набор.
        Еще лежал блок сигарет, упакованные в полиэтилен два коробка спичек и запасная зажигалка, еще одна была в кармане, и упакованный в целлофановый пакет блокнот, я его купил, чтобы записывать места ловли и улов, но как-то так и не начал, и вот уже пару лет вожу его на все рыбалки. Ну и соответственно парочка ручек, самых обычных, также уведённых из заграничных гостиниц. И мне не стыдно, они прикольные. Одна белая с какими-то розовыми бабочками и надписью паппилон иностранными буквами, другая синяя, тоже с названием какого-то отеля. Ну и водка, в бутылке 0,6 из-под пепси-колы, куда же без нее. Воду, как и наживку, червей с опарышами, я хотел перед самым подъездом к месту рыбалки купить, так что этого нет. Воду придется набирать из речки, а уж наживку под корой деревьев, или под корягами наковыряю, не впервой. Наживку я покупал всегда в дороге, и старался ее домой не привозить после рыбалки, тщательно всё проверяя, так как один раз забыл выкинуть опарышей и припёр их в ведре со снастями домой. Они отогрелись, и вылупились в огромных зеленоватых мух, которых мы всей семьей гоняли по квартире, не понимая
откуда они берутся, взамен убиенных. Потом сообразили, и уже жена с дочкой долго и весело, разъяренные гоняли меня по квартире чем только под руку попадется. Ухххх, и огрёб же я тогда. Сам я одет как уже говорил в джинсы, клетчатую рубашку с длинными рукавами и легкую ветровку, как вы уже поняли синего цвета. В карманах сумки обнаружились еще ключи на машину, а в кошельке лежали документы и несколько купюр, а также карточки банковские и маленькие фотокарточки всех членов моей семьи. На них я старался не смотреть, чтобы опять в истерику не впасть.
        Так что-же мне все это дает. А дает это мне то, что я могу с достаточным комфортом расположиться на несколько дней прямо хоть на этой же поляне, не страдая от голода и холода, даже не рыбача и не охотясь, что маловероятно, а если даже просто рыбача, то достаточно долго. Нужно ли мне это? Нужно. Вдруг эта дверь, или портал, или ещё #чёртзнаетчто, в ближайшее время откроется и меня перенесет обратно, а если нет, то я по крайней мере осмотрюсь в ситуации, подготовлюсь к путешествию, да и успокоюсь, чего греха то таить. Состояние у меня сейчас не ахти. Я только что сообразил, что, находясь здесь уже несколько часов, еще не разу не покурил. И тут же захотелось курить, да так, что как говориться, "уши в трубочку свернулись".
        Скала, на уступе которой я расположился, была частью небольшого, как мне показалось, горного массива, отделявшего дикий лес, из которого я вышел, от бескрайней саванны, простиравшейся на многие километры вокруг, по крайней мере настолько, насколько хватало моих глаз, вооруженных биноклем. Лес занимавший еще некоторое, совсем небольшое, пространство возле скального массива, постепенно, километра через два-три переходил в то, что я для себя окрестил как саванна. Выглядело это как степь, перемежавшаяся отдельно стоящими крупными деревьями, либо небольшими группами кустарников и мелких деревьев, ровная как стол, и уходящая за горизонт. Своеобразной границей, между лесом и саванной была большая и полноводная река, которая текла слева направо, и в которую скорее всего впадала и та речка, на которой я обосновался, когда только попал в этот мир. Кстати, название ей я для себя так и не дал, речка и речка, хотя по своим размерам она ненамного уступала этой реке, странно, названия давать всему что попадется я люблю. Слева обзор перекрывал тот самый город, на который я любовался уже пару часов, после того как
забираясь вверх, чтобы "улучшить обзор окрестностей", сначала увидел его, а потом обнаружил природную площадку, на высоте где-то трех сотен метров от земли. Обнаружил ее случайно, и очень рад был этому. Площадка была метров трех в окружности, условно конечно, так как естественно не обладала фигурой ровного круга, но примерно такая по площади. Перед обрывом образовался природный бруствер, неровный и не до конца уступа, такая знаете природная ограда, "на половину балкона". Зато наблюдать из-за нее можно было не опасаясь быть замеченным, хоть из леса, хоть из города, буде у них приборы, аналогичные моему биноклю, и даже в том случае, если вдруг оптика у них получше. Получилось идеальное место для наблюдения. Сам город, который обосновался в излучине реки, с трех сторон окруженный водой, а с другой лесом, и скальным массивом за ним, я увидел где-то на середине подъема, и потом уже поднимался с единственной целью, понаблюдать за ним. Хотя лес за городом, скорее всего использовался как парк, объединенный в общее пространство города, но отсюда разглядеть это не представлялось возможным. Сам город как-бы
прижимался к скальному массиву, отгородившись рекой, полностью завладев естественным карманом, образовавшимся руслом реки. А вот смотрел город на саванну, да и вся его деятельность распространялась похоже на нее. Перед городом река немного сужалась, оставаясь в ширине не более пятидесяти метров, что позволило жителям перекинуть через нее пару крепких и широких мостов, и судя по башням посередине каждого из мостов, мосты эти были разводными, на случай нападения, видимо. В саванне же видны были пятна разнообразных полей вернее их самый край, скорее всего они уходили левее, и сейчас были не видны за силуэтом города. Правее и прямо передо мной по саванне проходила дорога, у самого горизонта, как я смог разглядеть, разветвляясь на три направления. По саванне бродил явно домашний скот, по дороге двигалось несколько караванов, как в сторону города, так и от него. Удивляло то, что вокруг города не было видно ни одной маломальской деревеньки, только изредка, среди пространства полей и особенно возле дорог, виднелись невысокие постройки, сделанные из цельных каменных глыб, что-то вроде крымских дольменов,
только размером несколько побольше, да и просто длиннее, как школьный пенал, с небольшим отверстием в торцевой стене. Причем отверстие было не круглым, а продолговатым, узким и также не высоким, так, чтобы человек хоть и мог протиснуться в него, но только с трудом. Как я смог оценить, длина этих каменных пеналов-дольменов была с десяток метров, ширина где-то метра два, а высота не больше полутора метров. Функциональность же их я оценить не смог, все просто проезжали мимо. Может гробницы, или молельни какие-нибудь. Наблюдать было интересно, да и практически безопасно, так что я решил побыть на данном уступе побольше, желательно пару дней, так как еда и вода у меня с собой были, а вот реакцию местных жителей на чужака предсказать я пока не мог. Понаблюдаю пока. Устроившись поудобнее, так чтобы можно было смотреть на город и суету вокруг него, я опять вернулся мыслями в тот день, когда оказался здесь.
        Покурив, и съев бутерброд, я занялся обустройством лагеря. Первым делом, срубив небольшое деревце, соорудил из него и ножа Спорт 1 копьё, и таскал его постоянно с собой, закрепив на петле на поясе и прилепив скотчем к рубашке на рукаве. Получилась двухточечная достаточно свободная фиксация, и при должном усилии копье легко выхватывалось. Хотя скорее сулица, а не копье, вернее даже ближе к сибирской пальме. Тут я решил немного подстраховаться, и при выборе древка остановился на том, которое раздваивалось на одном из концов, практически одинаковыми по толщине ветвями. Мне повезло найти такой, у которого одна толстая вервь уходила под углом градусов в 40 к основному стволу. Обрубив его, я получил копье с небольшой естественной перекладиной, на случай нападения чего-либо крупного, да и рукоять ножа получила достаточно крепкий упор. Насколько мне это помешает или поможет не знаю, я все-таки не охотник, и на медведя не ходил, но может это остановит тело прыгнувшего и скользящего по древку ко мне крупного зверя. Не знаю, не специалист, просто так мне спокойнее. Сделал еще одно копьё, легкое и подлиннее,
чтобы метать его издали. Его оставил у дерева. Все свое барахло распределил следующим образом, самые не нужные на первое время вещи, такие как ключи от машины, документы я сложил в пакет, обмотал скотчем и спрятал в дупле дерева, стоящего на другом конце поляны, такой же раките, только поменьше, само дупло обложив ветками и замаскировав.
        Размотав палатку, я снял с нее внешний тент, и расстелив ее на земле, начал обдумывать как ее закрепить на дереве, чтобы организовать себе спальное место. Тут я аж присел, так как неподалеку в лесу раздался чудовищной силы рёв, напоминающий рычание льва, и тут же в ответ, с другой стороны поляны раздался точно такой-же, словно в ответ. Да-а-а, правильная мотивация существенно повышает производительность труда. Я перетаскал все вещи на дерево, при чем в три захода в исключительно короткие сроки, мне показалось, что на подъем с вещами, на высоту около пяти метров у меня уходило не больше трех секунд, на спуск и того меньше. Хотя мне было и страшно, и даже когда забравшись первый раз, и вроде уйдя от опасности, можно было больше и не спускаться, я все равно слезал еще два раза за остатками вещей, правда тратил каждый раз несколько секунд сидя на дереве, на внутреннюю борьбу жабы и кролика. Но жадность и природное хомячество каждый раз побеждали страх, и я опять спускался за своими вещами. Но потом поднимался очень быстро. Очень. Повезло мне еще и в том, что, проверив все вещи, и отделив ненужное, я
опять сложил их в рюкзак, чехол от палатки и сумку, собираясь поднимать всё это наверх. Только палатка лежала отдельно. Была, так сказать определенная личная заинтересованность в том, чтобы я передвигался оперативно, так как рёв прогремел еще один раз, и уже существенно ближе ко мне. Мне, повезло, что первые горизонтальные ветви ракиты, приютившей меня, находились на высоте около четырех метров, и то, что я, когда первый раз залезал на дерево, чтобы осмотреть окрестности, устроил себе что-то вроде перил, просто висящая длинная палка, одним концом закрепленная выше нижней ветви, другим спускавшаяся к подножью дерева, не доходя до земли метра полтора. Вначале мне пришлось закидывать на дерево веревку, оборудованную на конце грузилом и большим тройником, а потом уж, я привязал длинную оглоблю, валявшуюся под деревом, и когда в первый раз поднялся по веревке, просто подтащил её наверх, примотав за один конец к одной из ветвей, где-то метра на полтора выше нижней ветви. Таким образом, я получил зафиксированную вверху жердину, свободно свисающую вниз, хватаясь руками за которую, можно было перебирая ногами
свободно подниматься по вертикальному стволу. Мы так делали еще пацанами, когда оборудовали на каком-нибудь дереве своё убежище-гнездо, удобно и в глаз не бросается в лесу, так как ветка естественно смотрелась, и обнаружить такой лаз можно только зная место и целенаправленно его искав. В моем возрасте, напоминаю - мне сорок пять, это та еще физкультура, но я не планировал подниматься на дерево чаще чем пару раз за день, зато безопасность, особенно ночью, существенно повышалась. Сейчас же мне пришлось проделать это несколько раз, да еще и с грузом, так что закончив подъёмы я дышал как паровоз, воздух вырывался из груди судорожными всхлипами, а сам я весь взмок и сидел в разветвлении ветвей дерева с трясущимися руками и дрожавшими коленями. Перед глазами плавали разноцветные круги, а рядом валялись кое-как сброшенные вещи. Хорошо, что ничего не свалилось вниз, рюкзак правда попытался, но зацепился лямкой за сук, а я как увидел на автомате тут-же подтянул его к себе. Бок нещадно болел, так как в первый раз я ломанулся на дерево с прикрепленным к предплечью копьем, оно, естественно, тут же освободилось
из-под скотча, которым фиксировалось символически, соскользнуло по петле вниз, и при подъеме на дерево пропороло мне бок. Обматерив себя за такое дурацкое изобретение, которое чуть меня же самого и не убило, я оставил его в ветвях после первого же подъема, чтобы избежать таких проблем в дальнейшем. Но сейчас они уже были, бок сильно кровоточил, и я просто зажимал его рукой, собираясь обработать и перевязать позже. Второе копье осталось внизу.
        Тут на поляну с разных сторон выскочило два громадных зверя, и сразу возникло ощущение, будто своим ревом они переговаривались, координируя свое перемещение, чтобы окружить меня и одновременно напасть, не дав места манёвру. Звери впечатляли. Представьте себе снежного барса, не уступающего по своим габаритам льву, с огромными, выступающими вниз клыками, правда окрашенного в черно-зеленый цвет. Эдакий стиль милитари от природы. Вблизи мощь их просто поражала, это вам не по телевизору на льва смотреть, впечатление совсем другое. Я помню, как в Новосибирском зоопарке увидел льва вблизи, он тогда был в зарешеченной вольере, и подойти к нему можно было на расстояние не больше трех метров. Он даже не рыкнул, так побурчал немного, а я уже чуть не обделался, хоть и понимал, что он за решеткой и для меня безопасен. Есть что-то ввергающее в страх в их рыке, и ни один телевизор это не передаст. Так вот, эти экземпляры производили еще более мощное впечатление. Впоследствии я для себя окрестил их гринбарсами, за их зеленые пятна и схожесть общую с нашим снежным барсом. Только они были крупнее, намного крупнее.
Скорее всего это была семейная пара, хотя у нас на Земле кошачьи жуткие индивидуалисты, и живут по одиночке, но даже и у нас есть исключение, это львы, которые живут прайдами, и рыси, которые как раз парами и живут. Не знаю, я как-то сразу решил, что это самец и самка. Запах крови привлек их к дереву, на котором я сидел, и самец привстал на задние лапы, оперевшись на ствол передними, словно пытаясь залезть на дерево, или может просто хотел получше разглядеть свой обед. Вот тут я уже испугался по-настоящему, так как знал, что даже крупные кошки могут лазать по деревьям. Да-а-а, как-то на больших кошачьих, лазающих по деревьям, я не рассчитывал, когда принимал решение обосноваться на дереве. Похоже меня сейчас сожрут.
        Глава 2.
        В саванне и в городе было без изменений еще около часа, а потом вдруг что-то резко произошло. Со стороны казалось, что всё вокруг такое-же, но над городом вдруг раздался громкий сигнал горна, было видно, как его жители спешно исчезают с улиц и стен, части моста, как я и догадывался, оказались разводными, и уже начали подниматься, оставляя не успевших въехать в город караванщиков отрезанными от него. В саванне же происходило и вовсе странное, пастухи и караванщики, побросав весь свой скарб и вверенный им скот, ломанулись в сторону пеналов-дольменов, и добежав буквально влетали в них, наверняка обдирая бока и одежду. Пасшийся скот, и тот, чтобы был в караванах, как верховой, так и гужевой остался понуро стоять там, где его бросили хозяева. Странно.
        Но и хозяева успели не все. Сначала я увидел в небе несколько точек со стороны повернувшегося уже на закат светила, которые резко увеличивались в размерах, и двигались по направлению к городу и его окрестностям. Приближались они стремительно, и уже через несколько секунд стало понятно, что это летающие рептилии, похожие на птеродактилей. Почему-то они не нападали на животных и скот, а сразу же ринулись к фигуркам разумных, спешивших в укрытие. Причем они не пытались схватить их зубами или когтями, а сначала явно чем-то в них стреляли или кидались, было далеко, и этот вывод я сделал из того, что фигурки бегущих в укрытия либо сразу падали, просто сносимые какой-то силой, либо резко замерев, валились на бок. Несколько смельчаков, укравшись под деревом, попытались оказать сопротивление, и даже сбили одного из нападавших, расстреляв их по-видимому из луков, но тут в их сторону спикировало несколько летающих динозавров, и, запуская в нижней точке пике огромные камни по дуге прямо под дерево, буквально завалили их. Размером рептилии, по моей оценке, превышали тех, на кого нападали раз в пять, но точно
сказать не могу, так как находился далеко от эпицентра событий. Что характерно, к дольменам они не подлетали совсем, видимо уже были знакомы с данными сооружениями и понимали, что бесполезно. А вот тем, кто не успел в них укрыться, приходилось несладко. Мне показалось, что в небе кружило и нападало на бегущих разумных (буду называть их пока так, так как на данный момент не смог оценить их внешность, напоминая себе, что возможно это и не люди) несколько десятков летающих птеродактилей, я их так называю, потому что не могу пока подобрать соответствующую ассоциацию. На самом деле, насколько я смог рассмотреть, это были скорее летающие ящерицы, это как будто взяли обычную ящерку, из среднечерноземья РФ, ту, у которой отваливается хвост, увеличили её в несколько раз, и приделали на её спину крылья. При этом всё говорило о том, что они разумны, ну хотя бы то, что они несомненно использовали как метательное оружие, так и просто различные подручные средства, так и то, как они нападали, а также то, что не трогали скот и тягловую скотину. Явно, они напали, не для того, чтобы просто пожрать. Хотя изначально я
подумал именно так, стереотипы в моей голове приписали нападавших к простым хищникам. Но это был скорее эпизод какого-то конфликта, причем конфликта разумных существ, так как нападавшим было нужно извести как можно больше живой силы противника. Мне показалось, что битва идет именно на взаимное уничтожение. И летающие ящерицы пока успешно с этим справлялись. Другая часть нападавших кружила над городом, наблюдая за ним, и не зря.
        Город в стороне не остался. Сразу с нескольких башен были произведены выстрелы из каких-то орудий. Я это понял по результату залпа, так как его самого я не увидел. Просто несколько летающих ящериц были буквально снесены с небес залпами то ли псевдокартечи, то ли стрел и огромных камней. Было похоже на то, что горожане закладывали в свои метательные орудия как цельные крупные камни, так и россыпь мелких, что позволяло им увеличивать поражающую способность выстрела. Хватало видимо и простых стреломётов. Ситуация в битве сразу изменилась, теперь уже нападавшие пытались ускользнуть и подняться повыше в ответ на обстрел из города. Но и у них был камень за пазухой, прямо с неба на город будто упало несколько эскадрилий, которые буквально засыпали его вязанками с горящими ветвями, а также просто громадными камнями, переносимыми сразу четверыми рептилиями. Камни и ветки располагались видимо на сетках, натянутых между ними. Причем ориентированы они были на те площадки, откуда производилась стрельба. В момент подлета передняя пара видимо просто отпускала сеть, по крайней мере так мне удалось рассмотреть.
Сражение развивалось и становилось всё более ожесточённым, существа гибли как с одной, так и с другой стороны, город уже дымился в нескольких местах, а те из двуногих и нелетающих, которых нападение застало в саванне, все уже либо попрятались в дольмены, либо были уничтожены. Вести стрельбу из дольменов они явно не могли, обороняя только вход в них. Как ни кощунственно бы это не звучало, но это было даже по-своему красиво. Звуки битвы до меня почти не долетали, а разворачивающее передо мной зрелище хоть и было кровавым, но все-таки, с такого расстояния, смотрелось очень красиво. Траектории полета, пике, развевающиеся в свете уходящего светила и дымовой завесы флаги, всё это походило на ожившие картины из сказаний и легенд, а расстояние скрывало и сглаживало всю нелицеприятность такого сражения, с его вспоротыми кишками, кусками тел, запахом крови и внутренностей. Все это меня не касалось, я сидел на карнизе на скале, наблюдая за битвой со стороны, как в кино. Очень будоражащее и впечатляющее зрелище для меня, а не для его участников, естественно.
        Битва продолжалась еще с полчаса, потом над сражением прозвучал длинный переливистый рев, явно какой-то сигнал, и все летающие резко взмыли вверх, выстроились в клин, и удалились в сторону садящегося светила. На земле остались лежать мертвые тела как нападавших, так и караванщиков, и защитников города. Над городом и некоторыми дольменами поднимались клубы дыма, повсюду царили разруха и уныние. Только где-то через полчаса подвергшиеся нападению с неба решились на то, чтобы выйти из укрытий и опустить ворота города. Они разбрелись по саванне собирая убитых и сжигая на кострах тела погибших ящериц. Тела своих соплеменников свозили в город, пожары в котором уже были потушены. Скот также отогнали куда-то, караваны продолжили движение, каждый в своем направлении, и буквально через час-полтора о сражении напоминало только несколько громадных, чадящих кострищ. Опустив бинокль, я уселся поудобнее и попытался провести некоторый экспресс-анализ происходящего. Так как я не знал ни одну из сторон, то мог оценивать всё как-бы со стороны, беспристрастно, как сторонний наблюдатель, кем я безусловно на данный
момент и являлся. Что же происходило на моих глазах? Похоже в этом мире существует как минимум две разумные расы, ну по крайней мере я уже видел, что их две. Вот же оборот, а! Еще вчера я думал, что один на всей планете, что она населена только дикими животными и тут сразу две! И такие разные.
        Внешний вид одной из виденных мной рас был настолько отличен от моего, да к тому же настроен враждебно по отношению к похожим на меня представителям другой расы, что я вроде бы должен был автоматически попасть к ним в антагонисты, и примкнуть, по крайней мере постараться, к представителям двуногой прямоходящей расы, на которую они нападали. Вроде бы. Но мне уже не пятнадцать лет, слава Богу, и я понимал, что внешность еще ничего не значит, и хотя я и стал свидетелем нападения именно летающих ящериц на жителей города, то предпосылок, подвигнувших их на это, я не знал. Здесь могло быть что угодно, от элементарного бандитского нападения, до мести за какое-нибудь беззаконие со стороны как раз жителей этого города. Так что поспешных выводов делать пока не буду. Хотя, если посмотреть в будущее, то скорее всего совместного именно будущего у меня с ними нет, слишком разные виды, и соответственно совершенно разный менталитет. Как раз ящериц мне удалось рассмотреть более или менее подробно, так как совершая свои манёвры они несколько раз пролетели в достаточной близости для возможностей моего бинокля.
Красивые, и вместе с тем, пугающие создания. Громадные перепончатые крылья, гибкое тело ящерицы и голова, напоминающая голову китайских драконов, вся в шипах и роговых наростах. Повторюсь, красиво и страшно одновременно. А вот двуногих жителей города рассмотреть мне не удалось, кроме того, что они строением тела похожи на меня, те же две руки, две ноги и голова. А вот подробностей на таком расстоянии мне не было видно. Да и рост я определил, как соответствующий моему только на основании того, что они находились рядом с животными, очень похожими на лошадей и коров, которых я почему-то сразу приравнял к тем размерам, которые были у их собратьев на Земле. Этому были причины, так как весь животный мир, встреченный мной за время своего здесь пребывания в принципе соответствовал размерам моего мира, выделялись величиной только деревья, что можно было отнести к тому, что их просто не вырубали так интенсивно, как на Земле, и это позволяло им расти долго. Поэтому я и определил рост двуногих как соответствующий моему. Это для меня плюс, так как есть высокая вероятность того, что это люди.
        И это меняет всё! Я много думал на эту тему, особенно когда оказался здесь. Какова вероятность того, что на этой планете я один, какова вероятность встретить здесь людей или каких-то иных разумных существ? От этого зависит многое, если не всё. Предположим, что я здесь один, и разумная жизнь еще не сформировалась на этой планете. По теории Дарвина, она конечно должна была возникнуть, но что мы знаем об этом? Человечество на Земле уже вовсю летает в космос, к соседним планетам периодически направляет свои летательные аппараты, прогресс достиг невиданных высот, а вот тайну возникновения разумной жизни мы так и не разгадали. Есть конечно версии, но лично меня, пусть и не оголтелого атеиста, но всё-таки человека с прагматичным складом ума, ни одна из них не убедила. Ни религиозная, ни научная. Слишком много вопросов. Встретить здесь людей с научной точки зрения невозможно, даже если будем иметь внешнее сходство, все равно это будут разные виды. Можно конечно предположить, что человечество развивалось и появилось хотя и в результате эволюции, но распространялось по параллельным мирам именно через
порталы, или проходы какие-либо. Так сколько же людей должно было попасть в другой мир, чтобы человечество закрепилось в нем, а не вымерло от деградации через несколько поколений? Тысяч десять? Так по крайней мере говорят ученые. И сколько этих миров? Если есть хоть еще один, то почему не может быть их десяток, или сотня? А пропажу такого количества людей человечество бы заметило. Хотя в истории вроде бы было несколько фактов исчезновения целых народов, я не говорю уж про исчезновения отдельных людей. Это то как раз и вселяет надежду, так как в возникновение заново точно такой-же расы людей, но на другой планете, я просто не верю. Невозможно такое с точки зрения науки, все равно будут различия, и серьезные на генетическом уровне. Так что нужно, мне нужно в первую очередь, чтобы это был именно параллельный мир. Хотя похожая, а иногда практически идентичная растительность, и во многом схожий животный мир, и указывает в пользу этой версии, но это всё же не факт. Как и вообще сама возможность наличия параллельных миров. Как говорится, нет доказательств. Вернее, не было в моем мире. Да и перенос на другую
планету в моей реальности выглядит не менее фантастично, хотя о телепортации в наше время всё больше говорят, как о ближайшей перспективе. В такой вариант я верю больше, хотя он для меня и катастрофичен, в силу вышеизложенного.
        Тут у меня разыгрался аппетит, и я решил перекусить. Достав из рюкзака припасы, я разложил их на своеобразной скатерти, бывшей когда-то моим плащом, который я раскроил, получив из него несколько очень полезных вещей. Итак, что у меня сегодня на ужин? Последняя рыбина, запеченная на костре, ее надо съесть, иначе скоро пропадет, несколько полосок сильно прожаренного мяса дикого поросенка, подстреленного мной из лука, его много, и оно продержится еще несколько дней, так что его лучше отложить на следующий прием пищи, несколько пучков дикого лука и щавеля, а также травки, очень похожей по виду и вкусу на наш укроп, только мельче, тоже дикого. Несколько гостей орехов, напоминавших мне наш, обычный лесной орех, лепешки из полбы, дикой пшеницы, которой я насобирал много в первые же дни, чтобы напечь хоть какое-то подобие хлеба, с десяток сваренных яиц, по размерам немного превосходящих куриные, на которые я наткнулся прямо на земле, на одной из больших полян, заросших высокой травой, пока добирался сюда, ягоды и компот как во фляге, так и в пластиковой бутылке, помнившей еще тот, родной мне и ей мир.
Также еще оставались: пара банок тушенки, немного крупы, как из местных растений, так и остатки гречки, штуки три бич-пакета, соль и специи. Перекусив рыбой и яйцами, я начал устраиваться на ночлег, так как сытая еда и мощные впечатления сделали своё дело, и меня просто вырубало. Но я, собрав волю в кулак, постарался обезопасить свое временное пристанище. На тропе, ведущей к карнизу, чуть ниже его, я сплел что-то наподобие паутины, перекрывавшей тропу, прикрепив к ней систему сигнализации, состоявшую из колокольчиков, бывших когда-то в моем рыбацком наборе. Такая система по крайней мере сможет меня предупредить, если полезет какой-нибудь зверь, и заденет её. А защититься от разумных у меня на 100% возможности все равно не было, только темнота, скрывающая мою "паутину" и чуткий (теперь уже очень чуткий) сон, смогут помочь мне проснуться и подготовиться к встрече. Обезопасив себя по возможности, я расстелил на камнях пенку, сунул рюкзак под голову, и накрывшись одеялом, бывшим когда-то бортом палатки уснул.
        Гринбарс смотрел на меня и легонько, как ему казалось порыкивал, рассматривая в ветвях "добычу" и вероятно оценивая, как меня оттуда сковырнуть. Самка сидела рядом, метрах в двух от него, в классической кошачьей позе, обмотав передние лапы хвостом, прядая кисточками ушей на каждый звук, издаваемый ее самцом, ну просто ми-ми-ми кошечка из интернета, если не учитывать размер и окрас. А я судорожно копался в сумке, пытаясь достать кольцо (кольцо из свинца для ловли леща на глубине, этакий невысокий цилиндр, скорее большая таблетка, грамм 100 веса, с двумя отверстиями, маленьким, для лески и большим, для скольжения по основе, прикрепленной к грузу), чтобы сделать кистень. Не знаю почему, но мне показалось это хорошей идеей. Примотав к куску веревки, длиной сантиметров семьдесят, это кольцо, и закрепив другой конец петлей на своей правой руке, свесившись с ветки я со всей силы взмахнув кистенем попал хищнику по лапе, ближе к суставу у предплечья. Случайно попал, да и замах в ветвях не получилось сделать полноценным, поэтому и удар получился не сильным. Но это заставило зверя отпрянуть, недовольно
мявкнув, что дало мне время обмотать веревку вокруг ствола и привязавшись за пояс немного свесится по направлению к земле. Кистень я тут же перекинул на левую руку, а в правую взял оглоблю, служившую мне перилами, сразу почувствовав себя намного увереннее. Теперь попробуйте меня возьмите гады, я даже зарычал на них, словно бросая вызов. Теперь поднялась и самка, и звери закружили около дерева, посматривая на меня и немного порыкивая. Здесь мне немного повезло, так как ветви расположились так, что просвета, позволяющего влезть на то место, где я расположился, было всего два, в одном висел я, другое располагалось со стороны речки и обрыва, пусть и небольшого, но, однако не позволяющего залезть на дерево с той стороны. Со всех других сторон ветви, как крупные, так и не очень образовали такую мешанину, что если учитывать еще и что-то в виде плюща на них, то пролезть через них не предоставлялось возможным зверю такой величины. Это и хорошо, иначе мой рассказ закончился бы прямо сейчас, а я тихо и спокойно переваривался бы в желудках этих несомненно красивых, но все-таки хищных зверей. Тут самка прыгнула,
причем мгновенно перестроившись, вроде только что просто шла по кругу, и вдруг прыжок. Спасло меня то, что я чуть ранее приподнял оглоблю, и мне оставалось только довернуть ее в направлении прыжка, и то, что я машинально взмахнул кистенем. Оглобля уткнулась в плечо кошки, соскользнула по моей руки, обдирая кожу с ладони, и уперлась в ствол дерева позади меня, остановив несущиеся на меня пару центнеров ярости, а удар кистеня, пришедшийся ей в другое плечо, еще и опрокинул хищницу, не дав ей закрепиться когтями за ствол. С громким рявком она грохнулась практически с трехметровой высоты, и скатилась к воде. Другой гринбарс тут же попытался залезть на дерево "в обнимку", но я не давал ему это сделать, толкая его оглоблей, спасающей уже в который раз мою жизнь, периодически пытаясь нанести ему удары кистенем. Тут у меня соскользнули ноги, и падая, я буквально врезал ему кроссовками по нижней челюсти, отбросив его от дерева этим ударом, усиленным крутящим моментом, образовавшимся от моего падения. Центром вращения оказался мой пояс, за который я закрепил веревку. Меня существенно приложило о ствол, к тому
же я ударился, кто бы сомневался, как раз порезом на боку и меня чуть не разорвало от резкой боли. По-моему, я даже заорал, но оглоблю каким-то чудом не выпустил, и сразу же полез наверх от страха, что в мои ноги сейчас вцепится когти или зубы охотящихся на меня хищников, попутно ударяясь головой обо все ветки, до которых только смог дотянуться. Весь в крови, скрюченный от боли, я забрался на спасительную площадку среди ветвей и оглянулся в поисках своих врагов. Мне повезло, невольный мой удар ногами в пасть гринбарса отбросил того вниз, к своей самке, и они оба находились сейчас на пляже, у самой реки. Оба уже были на ногах, и обнюхивались, словно осматривая друг друга на предмет травм и повреждений, причем один из них в процессе постоянно поглядывал на меня, контролируя. Потом опять резкий всплеск, и в два прыжка они снова оказались под деревом. Встав у подножья дерева, задрали морды и одновременно угрожающе проревели в мою сторону, как бы говоря "мы тебя еще достанем", или "не прощаемся, мол", и резко развернувшись словно растворились в лесу. Фуу-у-у-у-х.
        Я сел поудобнее, свесив ноги и постарался отдышаться, кровь капала с рук и стекала по штанине по ноге. Меня всего трясло, даже колотило от испытанного напряжения и всплеска адреналина. Бок и руки саднили. Посидев пару минут, я дрожащими окровавленными руками стал снимать с себя рубашку, чтобы осмотреть и перевязать рану. Спускаться вниз я побоялся, поэтому мне пришлось пройти по горизонтальной ветке, которая нависала прямо над водой, и соорудив из пакета, веревки и грузила своеобразное ведро набрать и поднять вверх воду из реки. Умывшись и промыв рану на боку, я увидел, что порез от копья не глубокий, да и длиной сантиметров десять всего, просто мои резкие движения при разборках с желающими мной перекусить, заставили его так обильно кровоточить. Руки же пострадали также не сильно, так что можно сказать, что мне несказанно повезло, и я вышел из схватки с превосходящими силами противника практически без потерь. Промыв и обработав рану йодом, я свел её края прямо пальцами, и приложив к порезу сложенный в несколько раз кусок бинта, тот же которым обмазывал кожу вокруг пореза йодом, залепил пластырем в
несколько рядов и слоев прямо поверх раны и тампона из бинта. Сказать, что искры летели из глаз, не сказать ничего, было адски больно, но терпеть боль я умел всегда, поэтому справился. Сверху я обмотал всё бинтом вокруг пояса. Одев другую рубашку и штаны, я принялся за уборку в своем новом доме. Несколько раз используя получившееся ведро я постарался отмыть пятна крови, чтобы не привлекать мух, кое-где просто срезая участки коры ножом. Потом посидев немного, всё ещё остывая, я сделал несколько глотков водки, прямо из горлышка пластиковой бутылки и закурил, чувствуя только сейчас, что меня отпускает, страх уходит и вместе с этим приходит понимание того, что мне чертовски повезло, и я остался жив. Отбился, отбоярился от двух мощных зверей, я - человек двадцать первого века, уже не молодой, насквозь испорченный городом, сигаретами, пивом и мягкими постелями, комфортом, отсутствием необходимости физически отстаивать свое право на жизнь - справился! В нужный момент откуда-то всё необходимое во мне нашлось. Обалденное ощущение. Я даже подскочил на ноги и громко заорал во все горло, заявляя всем - я здесь, и
я никого не боюсь. Перло из меня что-то звериное, я даже благодарен стал этим двум зверям, которые указали мне на него. С тех самых пор я всегда хорошо относился к гринбарсам, с большим уважением, даже тогда, когда мне приходилось убивать их, защищая свою жизнь, или жизнь близких мне разумных. Откуда-то издалека, по направлению, в котором скрылись гринбарсы, послышался ответный рев, видимо мои оппоненты решили таким образом ответить, напоминая мне, что ничего не забыли. Но мне было по фигу. Успокоившись, покурив еще раз и еще немного отхлебнув водки я стал обустраиваться на дереве. Вниз я пока не спускался, только это уже был не страх, а простая осторожность.
        Первым делом я забрался повыше и нарубил там несколько веток, соорудив из них что-то вроде ежа, привязав его на направлении, по которому был единственный подъем на дерево, перекрыв им его практически намертво, при этом на постоянку он был закреплен только с одной стороны. Получилась своеобразная защитная дверь, которую можно было откинуть, и свободно спускаться или подниматься на верх. Немного помудрив с веревкой, я сделал так, что, уходя надолго, я мог опустить его с земли, закрывая таким способом свой дом от крупных зверей, так как множество острых кольев, направленных вниз просто не дадут им подняться. Также я приделал перилу (пусть простят меня хранители и ревнители великого и могучего, но я не знаю, как еще ее назвать, а интернета или просто словаря у меня под рукой нет) и со стороны прохода среди ветвей, ведущего к реке, также разместив здесь конструкцию, которую для себя назвал ежистая дверь, только уже из веток потоньше. Из обрубленных веток и веточек я усилил естественные дебри по всем другим направлениям по кругу от того места, где начиналась крона дерева, и замаскировав в них острые
колья, обезопасил себя от вторжения снизу. Ещё я по всем направлениям развесил на ветвях колокольчики, которых у меня был с десяток, обычные колокольчики, используемые рыбаками как сигнал о поклевке на донных удочках. Решив проблему безопасности, я принялся создавать, если можно так сказать, обстановку своей квартиры. Вниз все равно пришлось спуститься, чтобы подобрать копьё, которое забыл, спасаясь от нападавших зверей. Также я, постоянно оглядываясь сходил к ручью, который заметил с дерева, и который стекал в речку небольшим водопадиком, шагах в десяти вверх по течению реки, вот по шуму то я его и обнаружил.
        Этот ручей стал для меня "магазином драгоценностей", так как тут была чистая вода и плоские камни. В месте падения воды ручей вымыл несколько таких камней разных размеров, часть из которых я перетаскал на дерево, выложив из них очаг в самом центре площадки, образованной разветвляющимися крупными ветвями, причем снизу я прилепил ком из глины, которую наковырял из обрыва, рядом с тем же ручьем. Так себе глина конечно, но для основы, на которую я уложил камни очага, вполне подходила. Уже вечерело, но я почему-то совсем не боялся, уже спокойно умывшись в реке и простирав наскоро всю испачканную одежду, я забрался на дерево и запалив небольшой костерок, стал готовить себя кашу, из малого количества крупы и большого количества тушенки, по сути вальнув в котелок целую банку. Как я понимал, с основными блюдами проблем не будет, а вот гарнир, то есть крупу и макароны надо беречь. К тому же банка, из-под тушенки, как емкость, мне ой как пригодится. Приготовив кашу, я повесил ее на сук остывать, а сам занялся обустройством постели и крыши над ней. Пришлось побыть обезьяной, да и рану я опять растеребил, но
зато теперь у меня у меня была удобная кровать, в виде гамака из днища палатки, а также шикарный балдахин над ней, сооруженный из верхнего тента палатки, натянутого в полутора метрах выше моего ложа. Внутрь я постелил пенку, рядом повесил и закрепил рюкзак на суку, образовав таким образом сразу и тумбочку, и комод, и в итоге получил спальную комнату, достаточно комфортную и безопасную. Одно из ответвлений ветвей мне послужило складом удочек и рыбацкой снасти, а большое дупло, обнаруженное чуть выше -шкафом и сейфом одновременно. Оборудовав таким образом своё жилище, я уселся на толстой ветке, прислонившись спиной к дереву, и лицом к реке, принялся ужинать, наблюдая за тем, как ночь постепенно спускается на лес, в небе появляются звезды, а две луны (ух ты, а их оказывается две) начинают поливать ночной лес своим светом. Это было чертовски красиво, как будто не наступила ночь, а просто исчезли все цвета, так как видно все было очень хорошо, просто потухли краски. Старшая, так я назвал здоровенную луну, которую увидел еще днем, сдвинулась по горизонту правее и чуть выше, и висела прямо напротив меня.
Младшая же, размерами в несколько раз меньше Старшей, и даже меньше нашей Луны, взошла намного правее старшей, и светила чуть красноватым светом, в отличии от серебристого света своей старшей сестры. Природа будто успокоилась, ветер стих, река словно замерла и перестала течь, и только всплески играющей рыбы напоминали о том, что это именно река, а не стекло. Лес на другой стороне реки и за моей спиной замер, словно в предвкушении ночной жизни, готовясь к ней, в воздухе висел аромат трав, спокойный и вязкий, где-то вдали закричали и тут же смолкли птицы.
        Я словно плыл над этим лесом и рекой, наблюдая за ними и восхищаясь их красотой. Это было невероятно, после всех перипетий дня, вдруг резко провалиться в спокойствие вечернего леса и окружающую тебя тишину. Я сидел на ветке дерева, лопал первую полноценную еду за весь день, и меня отпускало. Вечерние и утренние часы, когда природа еще дремлет или готовится ко сну, всегда как-то по-особому на меня влияли. Именно сейчас мне стало легче, во мне как будто бы выключили все эмоции, я был спокоен и умиротворен. Передо мной лежал новый, неизведанный мир, впереди меня ждало только новое, а я для себя был Беллинсгаузен и Беринг, Лаптев и Пржевальский, Кук и Веспуччи в одном лице. Непередаваемо. Я понимал, что будет непросто, где-то глубоко внутри меня затих и только легонько поскуливал маленький зверек скорби по родным и близким, по всему моему миру, в котором я жил до сегодняшнего дня, но внутренне я уже смирился. Вернее, заставил себя смириться, хотя небольшой ручеек надежды еще плескался внутри меня, оставляя мне шанс на то, что завтра, или через пару дней портал сработает в обратную сторону. И именно
сейчас, сидя на дереве, ужиная кашей и запивая её остатками холодного кофе из фляги, я принял решение, что буду обязательно искать людей, если они здесь есть, ну или по крайней мере других разумных. Так как жить в одиночестве это не вариант. Да, поляна чудесная, лес вокруг и речка не дадут мне умереть с голоду, так как я смогу обустроиться даже сейчас, с тем минимумом, что у меня есть достаточно комфортно, а со временем так сыто и лениво в любое время года. Но зачем? Смысл такого существования? Я там часто думал, уставая от людей, работы, Москвы с ее толчеей и хамством, столпотворением и вечным движением, что хочу уехать куда-нибудь в глушь, где нет людей, и пожить там год или даже два. Даже реально планировал как-то такой дауншифтинг. Но всегда что-то останавливало. И вот теперь - нате Вам! Правильно говорится, по-моему, в Библии, точно не помню, что ни одно из наших желаний не дается нам без возможности его исполнения. И вот далось! И что с этим делать теперь? Как жить одному? Я даже не говорю про любую болезнь или травму, и всё, загнешься. Я про зачем? Смысл такой жизни? Пожрать, поспать и
сдохнуть? Как хомячку? Нет, не для меня. Поживу здесь какое-то время, месяц-полтора, а потом пойду вниз по реке искать в идеале людей, а не повезет, так просто разумных существ. Авось не убьют при первой же встрече, и в рабский загон не засунут. А вообще, надо быть оптимистом, как там говорят - даже если тебя съели, у тебя все равно есть два выхода. Приободривший себя таким образом я завалился спать.
        Утро на скале началось с гомона птиц и прочего лесного шума. Те, кто говорят - поеду на природу, послушаю тишину, никогда на природе не были. Тут чтобы тишину найти, здорово постараться нужно, и то, не на долго она приходит. Природа же всегда в движении, всегда что-то, да и происходит. Или еще хлеще, за тишиной в деревню ехать. Тишина у нас в городской квартире, а в деревне коров в четыре утра выгоняют в стадо, живность вся с рассветом просыпается, какая тут тишина на хрен. Да если еще сосед тракторист с утра на работу выезжает, да шайтан-машину свою заводит с матом и с третьей попытки, то тут уж и говорить не о чем. Я встал, умылся из ручейка, который падал со скалы в метре от площадки, хотя его и ручейком то не назвать, так несколько сгруппировавшихся брызг, и стал опять наблюдать за просыпавшимся городом, параллельно завтракая. Сегодня город был оживлен, сразу с утра из него, как из пробки вылетело несколько верховых отрядов и понеслось в разные стороны, над городом почти с рассветом зазвучал колокольный звон и раздался рев труб. Явно что-то затевалось, и я решил подобраться поближе и
посмотреть. Да и рассмотреть его жителей хотелось повнимательней. Вдруг все-таки люди. Взял с собой только лук и копье, все остальное запрятал в небольшом углублении, завалив отверстие камнями и замаскировав как мог. На всякий случай, если меня поймают, то явно отберут и ножи, и бинокль, и всё остальное, а мне бы этого не хотелось. Так-что к городу я пошел налегке.
        Нет, не люди.
        Я лежал в кустарнике, недалеко от крепостных стен, и рассматривал стражников на ней, а также суетящийся народ, которого было много возле ворот. Ворота были шикарные, в три человеческих роста, мощные и окультуренные всевозможными узорами из металла, которым были обшиты. Между городом и лесом была полоса безопасности, метров в четыреста, на которой не росло ни кустика, только ровный ковер из перепаханной земли. Возле ворот, прямо на этой полосе, была устроена ярмарка, вы такие видели, ряд прилавков с крышей. Видимо во время осады их разбирали, или просто сжигали. Я расположился напротив ворот, рядом с дорогой, которая шла прямиком через лес и уходила к реке, по берегу которой я и вышел к этому городу. Возможно там есть мост, не знаю, саму дорогу я уже пересекал, когда подбирался к городу.
        Итак, жители. Они напоминали людей только телосложением. Рост и количество видимых конечностей совпадали. В остальном они отличались, и отличались сильно. Во-первых, они были четырёхпалыми, три пальца на кисти, и один напротив, почти как у нас большой, только более явно расположенный напротив остальных. Кожа всех оттенков серого, как мне показалось в начале. На самом деле, как я узнал потом, всего их три расы, и отличаются они именно цветом кожи, от светлого серого у жителей севера, до тёмно-серого, почти черного, у жителей юга континента. Лицо очень на мой взгляд необычно. Я уж не знаю, от кого они произошли, так как своего Дарвина у них явно пока не было, а если и был, то его труд я естественно не читал. Их религия постулирует божественное происхождение, утверждая, что все они, и только они, дети богов. Анализируя их внешность, аналогий в животном мире я не нашел, ни сейчас, так как не обладал информацией о всем многообразии животного мира, ни впоследствии, когда изучил его достаточно полно. Может и в самом деле, дети богов. Кто их разберет. Голова у них была чуть более крупной по отношению к
размерам тела по сравнению с нами, но ненамного. Форма головы была похожа на нашу, а вот лицо и растительность отличалась разительно. Вместо волос у них было что-то вроде игл дикобраза, только более мягких что ли, как иголки на средиземноморской сосне. А вот расцветка как у дикобраза, вернее сама фактура, так как тон и цвет этих иголок варьировались по всей палитре, от белого до черного. Причем по всей палитре, это именно что по всей палитре, так я видел цвет иголок от ярко желтого, до темно синего, причем все это на одной голове. Смотрелось красиво. Лицо. Вот тут отличия просто перли. Во-первых, на что я сразу обратил внимание, это нос и глаза. Нос был костяной, чуть заостренный и загнутый к верху, правда самую малость, я бы сказал, что они все курносые, но вначале я даже подумал, что это рог, но приглядевшись увидел, что костяной была только верхняя часть носа, ноздри тоже присутствовали, там, где им и положено, но крепились они к роговой пластине носа. Выглядело это довольно эстетично, и глаз не коробило. Глаза были большие и круглые, с круглым же зрачком, также, как и волосы всех возможных
расцветок. Растительности на лице не было. Рот тонкий, небольшой, губы мелкие и узкие. Зубы как у людей, только клыков больше, по три в ряд. Вообще местные жители были по-своему красивы, а цвет кожи как-бы оттенял, подчеркивал их красоту. Как и люди на Земле они были многообразны и индивидуальны, даже рост колебался в тех же пределах, от 150 см и до двух метров, как мне удалось рассмотреть. А удалось мне рассмотреть их довольно подробно, как и мужчин, так и женщин, так как движуха у ворот была нешуточная, народ сновал туда и обратно по своим делам, знай лежи да рассматривай.
        Отличие было в другом.
        Их женщины выглядели в одежде и в целом внешне более спокойно что ли, а вот мужчины старались выделиться, как туалетом, так и макияжем. И было заметно, что мужчины больше озабочены своим имиджем, чем женщины. Я даже сначала перепутал, но физиологию не обманешь, более покатые бедра и акцентированно выделявшаяся грудь все-таки помогли мне распределить их гендерно. Их женщины, предпочитали неброскую, но функциональную одежду, а мужчины, за исключением воинов, изгалялись кто как мог. Да и воины не отставали, но на их внешний вид всё-таки накладывал ограничение образ занятий. В принципе, вы меня поймете, если представите различия в одежде между мужчинами и женщинами у нас на Земле, ну только не в Москве конечно. В Москве, даже я, прожив там более десяти лет, зачастую не мог сразу определить половую принадлежность некоторых индивидуумов, и мне кажется, что для них и самих это было загадкой. Но не будем о грустном. Одежда примерно соответствовала нашим представлением об одежде в нашем же средневековье, вот только пуговицы, карманы, разнообразные сумочки и рюкзаки здесь присутствовали. Возможно они
присутствовали и у нас в средневековье, не знаю, не компетентен.
        Вооружение также можно было отнести к нашему раннему средневековью, так как воины щеголяли в разного рода доспехах, в руках держали копья и секиры, а на поясе у многих висели мечи. Вообще вооружены были почти все, на ремнях висели ножи и кинжалы всех вариантов размеров и назначений, за плечами у некоторых были луки, шлемы были как на головах, так и притороченные к поясу, но это в основном у военных, которые также таскали на себе разнообразные щиты. Вот кольчуг я не увидел. Еще что я увидел. Странное приспособление, явно военное, в виде палки с кривым набалдашником, загибающимся у основания, иногда металлической, иногда украшенной драгметаллами и красивыми камнями. Мне это приспособление что-то смутно напоминало, но вот что, вспомнить я никак не мог, даже завис немного, погрузившись в себя. Выгрузиться мне не дали. Я увлекся и крепко задумался, и видимо не услышал подкрадывавшихся ко мне сзади. Но тем не менее, как пишут в книгах - башка взорвалась болью, свет выключили.
        Глава 3.
        Очнулся я от дикой боли в затылке в каком-то закрытом, и судя по всему подвальном помещении. Окон не было, стены из камня. Помещение было небольшим и освещалось лампой-чадилкой, скорее всего жировой, висевшей у двери, прямо под небольшой вытяжкой, забранной металлической решеткой. На мне осталась только одежда, и то без ремней и шнурков, всё остальное изъяли. Я валялся на деревянной лежанке у стены, напротив меня стоял грубый стол, на нем плошка с водой, справа в углу стояло ведро с опилками, сортир скорее всего. Вот и всё, больше ничего в камере не было. Крови у меня не было, только здоровенная шишка на затылке, голова немного кружилась и меня подташнивало. Я попил воды и немного умылся. Настроение паршивое, чего уж тут говорить, влип. В отчаяние я конечно впадать не стал, но и ничего хорошего для себя в сложившейся ситуации не видел.
        Через два часа, это по моим ощущениям, ко мне в камеру зашло трое. Впоследствии я узнал, что они себя называют Лаори, это название вида, по значению близкое к Люди. Лаоро - мужчина, лаора - женщина. Из вошедших двое были мужчинами, и одна, явно главная, женщина, если сравнивать с нами, то ей было около двадцати пяти-тридцати лет, мужские особи на вид были двадцати-двадцати пяти лет один, и сорока-сорока пяти лет другой. Одеты как воины, это мужчины, женщина же облачена в эдакий, я его охарактеризовал бы как средневековый деловой стиль. Ну с поправкой на обстоятельства, конечно. Строгая юбка, жакет с рукавами, под ним белая блузка, иглы на голове коротко подстрижены, оттого выглядят всё так, словно на голову радуга одета, взгляд уверенный, спокойный. Мужчины расположились у двери, по бокам, как караул, она же сделала по направлению ко мне пару шагов и произнесла:
        -Квасиа, чага камба? Гуси монго тетелла? Рос?
        Н-да, чудесного знания местного языка, при переносе в этот мир, как оказалось, мне также никто не дал. Что я мог сказать?
        - Привет. Меня зовут Дмитрий, Дима. Я не местный, но не несу зла, я просто смотрел, хотел узнать, безопасно ли мне приближаться к городу.
        Она повернулась к мужчинам и, может мне и показалось, но с тревогой проговорила:
        - Бена! Рос. Кига лучази мбола. И уже мне. - Дзинг мьене келе?
        - Не понимаю.
        И тут видимо она перешла на другие языки:
        -Тун сом кон? Ичи?
        -??
        - Пара ту сае?
        - Да не понимаю я, говорю же не местный.
        Она разочарованно нахмурилась, и они все втроем вышли, закрыв за собой дверь. Через какое-то время они все трое опять зашли ко мне в камеру, и что-то бормоча, и иногда выкрикивая, совали мне в нос мой нож, бывший наконечником копья, а также наконечники стрел, видимо пытаясь узнать, где же я их взял. Я только плечами пожимал. Потом они достали свернутый в тубу огромный лист бумаги, и развернули его на столе, показывая на нож и на стол. Так я увидел карту этого мира. Видимо они хотели, чтобы я показал им, где я взял эти предметы. Что я им мог показать? Полазив взглядом по ней, чтобы изучить, все-таки, такая возможность увидеть, куда же я попал, я показал за картой, просто ткнув пальцем в стол за краем листа. Глаза у них стали еще больше, и "повтыкав" с минуту они положили на стол еще одну карту, меньше и явно другой планеты. Там всю поверхность занимала суша, с массой рек и речек, но без океанов. Почему-то я сразу подумал на спутник, большую луну. Интересно, значит они и там бывают. Но как? Здесь же средневековье! Или нет? Обалдеть. Есть над чем подумать. Я также ткнул рядом и с этой картой.
По-моему, они приняли меня за психа. Сочувствующий взгляд, и они ушли.
        Так вот. Карта этого мира. То, что я успел увидеть и запомнить. Всего здесь было три континента, и несколько гряд островов. Один материк большой в правом полушарии, по привычке я его для себя обозвал восточным, и два поменьше, в западном полушарии. Я находился на восточном, примерно там же, где на нашей Земле находится Москва, если взять Евразию, обрезать её существенно со стороны Дальнего Востока и Азии, и расположить чуть ниже. Что-то я наворотил. Город, в котором я находился был расположен на треть левее и чуть севернее середины континента, наверно мне просто хотелось спроецировать свой мир на этот, и прилепить к нему привычные ориентиры, но мне просто сразу в голову пришло, что место это находится там же, по сетке, где и Москва на Евразии.
        Как я вообще это узнал? Да просто они несколько раз указывали на точку на карте, наверно, чтобы я определился со своим текущим месторасположением. Город, в котором меня захватили, находился рядом с большим белым пятном, на котором была надпись большими черными буквами и это пятно занимало достаточно большую площадь. Как раз оттуда я и пришел. Странно. Походу там какие-то "страшные земли". Не заметил особо. Хотя может и радиация, или еще что-то, или мне просто повезло и ужасов этих земель я не увидел. Теперь понятно, почему там никто не живет. Какое-то табу, скорее всего. Так вот, все эти континенты были заселены, очень плотно, вот только на западном южном континенте был нарисована морда ящера, которых я видел при нападении на город, а на северном морда какого-то непонятного мне существа, похожего на павиана. Так значит ящеры обитают на другом континенте, но как же они долетают то сюда. Скорее всего у них есть здесь плацдарм, с которого они и производят свои нападения, или с какого-то архипелага, вон их сколько было на карте. Похоже на то, что здесь идет межвидовая война, и напали именно летающие
ящеры. Блин, ну как же мне мешает незнание языка! Городов и поселений на карте было обозначено много, также эти земли были разделены на несколько государств. А вот другие континенты не были так уж подробно представлены, что в принципе понятно, итак, для "средневековья", карта была очень уж подробна. Я поставил слово средневековье в кавычки, так как уже стал сомневаться в этом. Карта, ее детальность, а также карта спутника, поколебали мою уверенность в том, что здесь развитие цивилизации остановилось на уровне средних веков Земли. Много они знают для средневековья. Средневековье, летающее на соседние планеты. Ну не абсурд ли!
        Город, где мы сейчас находились, был расположен по сути на окраине цивилизации, рядом с белым пятном, ставшим местом моего рождения в этом мире. Всё интереснее и интереснее, вам не кажется. Тут я впервые задумался о том, что попал сюда неспроста.
        Был один плюс во всем этом. Мой внешний вид их не удивил, что позволяет мне надеяться на то, что люди в этом мире есть. А это я вам скажу - огромный плюс. Плюсище такой, большой, толстый и квадратный плюс с пятиэтажный дом! Появился шанс прожить не впустую, а среди соплеменников, и как-то найти себя и свой смысл в этом мире.
        Глава 4.
        Радовался этому я ещё несколько дней. Ко мне никто больше не заходил, еду давали один раз в день, причем совсем немного и примитивную. Вода и кусок хлеба с сыром. Вот и всё, наслаждайся, так сказать, причем и куски то были маленькие. Видать им нужно было принять решение по поводу меня, и пробить меня "на траблы", есть ли кто за мной, впишется ли кто за меня. Потом видимо решение в отношении меня было всё-таки принято.
        И меня перевели в рабский загон. Классика, я бы сказал. У ворот, ведущих в саванну, прямо у стены, был перегороженный железной решеткой, практически куполом, участок, в котором размещалось с десяток таких же как я бедолаг. Почти все они были лаори, кроме меня и еще одного организма. Таких я еще не встречал. Он был здоровый, очень. Под два с половиной метра, и весом наверно центнера в два, если не больше. Сильное, я бы даже сказал мощное тело с непропорционально длинными руками, достающими практически ему до колен. Свирепая рожа с выпирающими вперед челюстями, как у собаки, хотя нет, скорее всего, как у павиана. Весь в желтой густой шерсти, кроме лица, ладоней и небольшого участка на груди, этакого треугольника, как галстук другого цвета на груди у кошек. Кожа на лице и груди была красная, как у наших индейцев. Впечатление он производил, и не только на меня, так как он единственный был привязан к решетке на цепь, обвязанной вокруг пояса. Он не вырывался, а просто сидел, устало поглядывая на окружающих. Но я его внимание явно привлек, так как он не сводил с меня глаз с тех пор, как меня завели в
клетку. Лаори-пленники меня как будто не замечали, разбредясь по клетке и погрузившись в себя. Я присел у самого входа и стал наблюдать за жизнью города вокруг. Сюда меня привезли в закрытой карете, запряженной насколько я мог увидеть парой лошадей, везли быстро, а мои конвоиры просидели всю дорогу напротив меня, уперев наконечники своих копий мне в живот и грудь. Так что дергаться я и не подумал, да и не знал ещё, куда еду. Только увидев загон, я осознал свою участь. Как-то вот сразу понял, что это рабский загон, видимо потому, что подспудно ожидал этого.
        Читая разные книги про попаданцев или космических или в другие миры, я все время удивлялся, как им удавалось устроиться сразу в аристократы, а то и в принцы. Ну да, чего уж там, мелочиться не нужно. Пришёл хрен знает откуда, один и за тобой никто не стоит, к незнакомым людям, и они, сразу же проникнувшись и восхитившись твоим обаянием, гениальностью и невероятными талантами в магии, боевом искусстве и умении делать булат из говна, сразу же ставят тебя своим предводителям, а все принцессы тут же влюбляются в тебя, и тащат в жены, при этом сразу восьмеро разнообразных. Причем эти принцессы обязательно становятся подругами между собой, восхищены твоим членом, и мало того, что неимоверно красивы, так еще и обладают необходимым перечнем навыков, начиная от боевых искусств и заканчивая дипломатическими и экономическими талантами. И вытаскивают тебя из всех задниц, в которые бы без тебя и не попали. Вот скажите, кто читал, вам не кажется, что все эти книги писали озабоченные тридцатилетние задроты, трусливые и не умеющие ничего в своей жизни, и только в книгах воплощающие свои представление о себе
великом, стирая ладони в мечтах о женщинах?
        В наше-то время ты никому не нужен, а уж в средневековье и подавно, многие люди относились к чужакам настороженно, с недоверием, а уж прихватить бесхозного, да выгодно его продать... Мне кажется никто такой шанс не упустил бы.
        Так вот, наблюдать за жизнью города было интересно, да и удобнее, чем из кустов. Поймите меня правильно, да я сидел в рабском загоне, но вокруг меня был новый мир, совсем другая жизнь, планета. Да и существа вокруг были совсем иные, совсем. Сколько из нас мечтали о таком, я сейчас не про рабский загон, представляли ночами, как оно, попасть в новое и неизведанное. В детстве, начитавшись Стругацких, Гарри Гаррисона и Булычева, мы часто представляли себя в таких ситуациях. И мечтали о Приключении. Правда не думали, что мы там никому не нужны. Но это же мелочь, правда. По сравнению с тем, что новый и удивительный мир вот он, рядом, пусть и за решеткой. Мимо проходили, пробегали и проезжали лаори. Удивительные и красивые существа, живые и деятельные. Ходили, ездили на обычных лошадях, как верхом, так и запряженных в различные повозки, кареты и телеги. В общем жизнь кипела. Вот мимо пробегает ребенок лаори, пострелёнок такой, глаза яркие, аж блестят, явно напроказничал где-то, и уматывает от наказания. Следом идет степенная дама, в сопровождении служек и охраны, явно с рынка, где закупалась провизией.
Сколько грации и уверенности в себе. Мимо пробежала стайка молодых, смешливых девчушек, навстречу им прошло подразделение воинов, эти суровы и сосредоточены, видно по делу идут. И запахи. Запахи. Целая смесь запахов, от резких и пряных, до сладких и не очень. Ну и пованивало иногда, особенно от нашего загона, да и от рядом расположившихся пары других, в которых содержали животных, видимо тоже для продажи. В соседнем продавали лошадей, далее свиней, а вот ещё дальше я уже не смог разглядеть, что там содержали. Напротив загона гудели торговые ряды. Как же это было интересно, я во все глаза рассматривал и старался всё запоминать. Одежда, фрукты и овощи, мясо, тысяча разнообразных мелочей, здесь продавалось всё. И гомон, гомон, гомон, который стих только уже под самый вечер. За весь день к нам никто так и не пришел, я потом заметил, что за рабами приходили только утром, а меня привезли уже после торгов, вот и не застал их в первый свой день. Свернувшись калачиком возле оградки, я уснул. День был познавательный и утомил меня, если честно.
        Через четыре дня привязанных в загоне уже было двое. Меня тоже пристегнули, после того, что я устроил здесь на второй день пребывания. В тот день я только проснулся, и сидел, протирая глаза, с утренней мутью в голове. Мысли еле ворочались, в основном о том, где здесь можно умыться и привести себя в порядок, ну и облегчиться в конце концов. В загон зашло несколько военных, и пару богато разодетых, крупных женщин, явно купчих. Все никак не перестроюсь, здесь же явно верховодят женщины, а я все по привычке, ожидал мужчин-покупателей. Меня подняли пинком под ребра, от неожиданности я его пропустил, засмотрелся на вошедших, и не заметил, как ко мне приблизился один из воинов. Меня, человека выросшего и воспитанного в советской стране, с ее презрением к рабству и неприятием его, с вколоченными до уровня подсознания идеями равенства и братства, такое обращение моментально взбесило. Да и матрица восприятия еще не оформилась, я не воспринимал их как служивых, просто исполняющих свою работу, а именно как бандитов и работорговцев. Поэтому я встал и прыгнул на них рыча от злости и гнева. Они не ожидали. Явно
совсем не ожидали.
        Потом я узнал, что здесь к рабству отношение было другое, но именно у лаори. Они воспринимали это просто как этап, пусть и не удачный, но временный, так как пожизненного рабства здесь не существовало, в него попадали как у нас в тюрьму, на определенный срок, и потом могли начать все с начала, не заклейменные, так как здесь и не клеймили рабов вовсе. Попадали в рабство за долги или проступки, такие как трусость на поле боя, воровство. У лаори был достаточно жестокий кодекс чести, с жесткими ограничениями и правилами, как для повседневной жизни, так и для войны. Те, кто были со мной в загоне как раз и попали в него по результатам того боя, за которым я наблюдал со скалы. Иноплеменные попадали в рабство на более долгий срок, но тоже имели шанс выйти свободными, правда если выживут, конечно. Женщины-лаори в рабство не попадали, это было запрещено кодексом и законом. За проступки достойные попадания в рабство, их просто казнили, если они не находили в себе сил, покончить с собой с помощью ритуального самоубийства. Но такие случаи были достаточно редки, так как силы они в себе в основном находили.
Жестко у них с этим.
        Хотя они и не были готовы, но среагировали достаточно быстро, я успел нанести только один удар, потом сам словил боковой. Крепко так прилетело. Потом мне добавили, и еще добавили. Умеют бить паразиты, прям родных ментов вспомнил. Как говорится бьют сильно, но аккуратно, без следов. Я еще немного побрыкался, оказывая сопротивление, так сказать. Опыт болельщика, с его разборками между фанатскими фирмами мне в этом помог, все-таки я поварился в этом не слабо, еще в студенчестве прописавшись в одной из них, приезжая в Москву на матчи любимой команды. В общем, попресовали меня не хило, все тело болело, да и внутри все тряслось. Но на следующий день я всё повторил, с тем же результатом. Правда в этот раз я дождался пока меня не начали осматривать более подробно, и так сказать предметно. Наверно они решили, что успокоили меня, убедили побоями, так как весь вечер я пролежал в одном из углов загона, не шевелясь практически, ибо всё тело болело. Да и обдумать нужно было. Как себя ставить в этом мире, какой образ создавать у окружающих.
        Это напомнило мне мою юность, когда я переехал в институт, в общежитие. Я же вырос в деревне, учился в школе где моя мама была учителем, так что надеюсь понимаете. Драться научился раньше, чем писать, так как многие хотели выместить на мне свои обиды, за двойки и выговоры, которые получали от моей матери, как учительницы. А учитель она была строгий, так что недостатка в желающих разобраться со мной не было. И вот, когда я приехал в институт, в общежитие, то сразу решил, что теперь меня будут воспринимать только именно как меня, и я до судорог хотел самоутвердиться, показать всем, кто я, и чего стою. И ловил тогда неприятности полной чашей, сам их искал, набивая синяки и даже получая шрамы. Но утвердился, и заработал неплохой авторитет, даже вождем прозвали в общаге. Времена тогда были жуткие, 90-е, что тут скажешь, хотя сейчас молодежь, устраивает в инете скулеж, мол как тогда было круто. Не круто, а страшно и голодно. Да и жизнь практически ничего не стоила, вот и приходилось сбиваться в стайки, чтобы выжить. В буквальном смысле этого слова. Так что, получить в те времена погоняло вождь многого
стоило. Хотя и накладывало конечно. Потом, чтобы не втянуться, пришлось резко обрубать, а то лежал бы уже на кладбище, рядом с такими же братками. Но вовремя свалил. Вот и сейчас я стоял перед тем же выбором, что делать, смириться и перетерпеть, либо заявиться, и огрести. Но тут нужно опять поймать баланс, если не хочешь зарваться, или уж не ловить, этот самый баланс, а переть до конца. Но тогда о спокойной жизни думать не придется. Заявишься, придется соответствовать. Хотя, чего я теряю здесь, всё уже потерял там.
        В общем на третий день я включился, когда мне попытались раздвинуть губы, наверно, чтобы оценить здоровье моих зубов. С зубами мне повезло, всегда здоровые были, от рождения, даже у зубного ни разу не был. Так как лаори военный, который изучал меня, смотрел мне на лицо, то я пнул его под колено, и когда он закричав согнулся, боднул его лбом прямо в переносицу, это его сразу же вырубило, а я в прыжке развернулся и ногой врезал другому под дых, и доработал его ударом левой рукой по скуле, когда его скрутило. В этот момент меня попытались ударить сбоку дубиной, но я сблокировал удар, ударом же правой руки по кисти нападавшего, но неудачно, вернее сблокировал удачно, дубину выбило из руки, и она прилетела мне по загривку, но вломить левой я ему все-таки сумел. А по голове дубиной прилетело ощутимо так, я аж пошатнулся. Картинка получилось эпическая, я, напротив три женщины-купчихи лаори, разодетые в пух и прах, с какими-то немыслимыми прическами из игл на голове, и массой украшений из золота, серебра и разнообразных камней на теле и одежде (не надо в меня плеваться, да, женщины Лаори, но купцы везде
купцы, любят внешний блеск). Повторюсь, эпично смотрелось, рядом валялись трое воинов-лаори, и все это посередине рабского загона. Остальные сокамерники отпрянули от нас подальше, вжимаясь в стены-решетки камеры, с единственной мыслью, написанной на их лицах, оказаться где-нибудь подальше. И только желто-красный переросток-павиан, делая вид, что дремлет, внимательно наблюдал за мной. Я для себя его называл просто громилой. В этот момент в загон забежало с десяток воинов-лаори с дубинами наперевес. Ха, вот теперь весело будет, хотя и больно. Как будто я попал на очередную разборку между фирмами, так что я подобрал одну из дубин, которую выронил один из тех, кого я вырубил, и прыгнул навстречу бойцам.
        Меня привязали напротив громилы, который оказался неплохим парнем, и тоже поучаствовал в потасовке. Парочка из воинов-лаори, во время атаки на меня, оказалась в зоне досягаемости его рук, и тут же поплатились за это. Краем глаза я успел заметить, что с ними стало, они словно поломались, и отлетели в другой конец загона. Тут и я влетел в толпу стражников. Хорошо так влетел, опыт был, да и они походу совсем от меня такого не ожидали. Повеселились мы с громилой хорошо, но и получили оба неслабо. Почему нас не убили не понимаю, мне кажется, что парочку их бойцов мы уложили наверняка. Хотя помяли нас изрядно. У громилы все лицо представляло из себя большой синяк, да и не только лицо. Он был весь в потеках крови, и слабо шевелил левой рукой. Представляю, как выглядел я. Всё тело не просто болело, оно выло от боли, на лице была корка от грязи и крови, но прикасаться к нему я не мог, было чудовищно больно. Губы опухли, и я не мог даже говорить, правый глаз заплыл, и не открывался. Ног я почти не чувствовал, и сидеть было больно, так как задницу мне тоже отшибли, а встать я не мог, не было сил, да и мешала
цепь. Та еще картина и то еще состояние. В загоне кроме нас осталось всего двое лаори. Один совсем по виду пожилой, с седыми, черно-белыми иглами на голове, вернее бело-серыми, сам весь морщинистый и суховатый. Второй молодой с виду, с длинными, доходящими до лопаток иглами, собранными в пучок. Вообще парень был модный, с татуировками на лице и руках, на руках так до самых плеч, одет он был в безрукавку, так что все на виду. Он первый и подошел ко мне, присев на корточки напротив меня и разглядывая, словно неведомую зверушку, произнес:
        -Ндола бунзо лесенга. Квасио рос? Нгала кикуйо камба.
        Громила прорычал ему что-то, что я похоже уже слышал ранее. В камере еще. Меня что, спрашивали на языке громил? Интересно девки пляшут.
        -Ичи. Ту сон. Рос бирра кон.
        Лаори повернулся к нему и что-то пробормотал. Тут я опять отключился. Когда включился снова чувствовал себя уже лучше, да и кто-то умыл меня, и немного почистил от крови. Так, например, глаз уже открывался, и я с облегчением выдохнул, всё-таки с двумя глазами лучше. Фиговенький юмор, я понимаю, но уж что есть, тогда я думал так. Молодой лаори подошел ко мне, и что-то проговорив, ткнул меня своим пальцем в мои лицо и руки. Я так понял, что он говорит, что обработал мои раны.
        -Спасибо, пробормотал я опухшими губами, - я Вам очень признателен.
        Он нахмурился и опять что-то пробормотал. Со стороны напротив раздался смех громилы, ему было весело, заразе. Но я помнил, что он выступил на моей стороне, единственный из всех в загоне, поэтому постарался улыбнуться ему. Вряд-ли получилось конечно, рожа у меня та еще сейчас была, но его походу устроило, так как он тоже показал мне свой набор великолепных зубов, острых, как у акулы. Страшновато выглядит, я вам скажу, но, если честно, мне было приятно.
        Тут лаори ткнул себя в грудь и сказал - Импло.
        Тут уж я догадался, что он назвал своё имя, но своё я решил сократить, для удобства, и чтобы совсем уж не перевирали - Дим, представился я. Он показал на громилу и сказал - Дван. Альт Дван. И показывая на себя опять - Импло, Лаори Импло, а указав рукой на старика - лаори Свапо. Из чего я сообразил, что громилы называли себя Альтами, а разумные с иглами на голове Лаори. А Свапо, Импло и Дван, это их имена. Я же назвался еще раз
        -Дим, человек Дим.
        -Челвек? Рос? Бена, Рос Дим! - словно утвердил он меня. Рос, вот странно, уже несколько раз слышу это слово в отношении меня. Ничего не напоминает? Но это же какой-то сюр, если здесь называют людей росами. Очень уж напоминает рус, или росич. Странно все это, но как хочется поверить в то, что я встречу здесь земляков. Вдруг первые люди, занесенные в этот мир, были моими предками. Бред, конечно, но, повторюсь, очень хочется в это верить. Пока же я решил считать название здесь людей росами просто совпадением.
        Шороху мы своим боем видать навели немалого, так как к нам в загон несколько дней почти никто не заходил, еду кидали просто сквозь решетку, воду просовывали снизу в плоских плашках. А я учил язык, вернее сразу два, так как Импло дублировал все слова еще и на языке Альтов. Башка трещала, но выхода у меня не было, а уж замотивирован я был максимально. Поэтому запоминал. Через неделю, я уже многое понимал, по крайней мере простые слова и фразы.
        Здесь также время исчисляли неделями, и месяцами, только месяцев было 24, и состояли они из трех недель каждый. Таким образом в году было 504 дня. Времен года было два. Длинное лето, и короткая осень, выражавшаяся периодом дождей. Урожай здесь снимали за лето трижды. Климат был более теплый и умеренный, резких перепадов температур не было. По крайней мере так я понял, при условии достаточного скудного словарного запаса. Прошла неделя, а нас так никто и не беспокоил, я имею ввиду меня и Двана. Странно всё это, и нравится мне все меньше и меньше. Явно что-то затевалось. Но что?
        Импло учил меня хорошо, практически весь день я заучивал слова на двух языках, делая редкие перерывы на еду и сон. Дван в основном слушал его и иногда поправлял. Не болтливый он разумный, как оказалось, и я его понимал, сам такой. Когда я стал уже хоть немного разбирать то, что мне говорят, и смог сам немного формулировать слова, я спросил у Импло - почему? Лаори нахмурился, и сказал, что возвращает долг. На этой неделе купили и увели старика Свапо, жаль, хороший и добрый был старикан, пытался все время, пока был с нами, накормить своей едой Двана. Там еды то было на каждого, нам и то мало, а уж Двану. Вот он и пытался его накормить, уверяя того, что ему много не надо, стар мол уже, и этим сыт. Но Дван не купился, чем заставил меня уважать его еще больше. Мы втроем пытались разговаривать между собой, хотя и плохо понимая друг друга, но все-таки. Я вспомнил, как в прошлой жизни мы ездили в Италию, и там, по предварительной договоренности, пересеклись с однокашницей из института, которая уже давно жила в этой стране. Ее мужем был чистокровный итальянец, не говоривший совсем ни по-английски, ни
по-русски, но мы как-то общались, на чудовищном пиджине, смеси из различных слов разных языков, и вот что интересно, понимали друг друга, ну как могли, конечно. Здесь тоже самое. Так я узнал, что людей здесь и вправду называли росами, (странно, да?) но встречались они редко, и никто не знал, где они обитают. Просто периодически, раз в несколько лет, они вдруг появлялись в землях лаори и альтов, как поодиночке, так и группами. Были неплохими воинами и торговцами, торговали отличным металлом, оружием, изделиями из драгоценных металлов и камней. Иногда нанимались на войну против разумных ящеров, которых здесь называли Иканфами, иногда телохранителями. Вот и все, что я узнал про свой вид. Но это уже не мало, это же совсем не мало. Живем! Тут есть мои сородичи, люди, и если брать их самоназвание, то скорее всего еще и соплеменники. А это уже совсем другой коленкор. Надежда, теперь она у меня есть в этом мире. И цель. Найти их.
        Глава 5.
        На трех материках этого мира, распространились и главенствовали три основных вида. На этом - Лаори, на северном западном - Альты, на южном западном - Иканфы. Вообще, про материк Иканф мало, что знали, я так понял, что там жило еще несколько видов, но уточнить мне помешало плохое знание языка. На спутнике тоже кто-то жил, но говорить об этом было скорее всего не принято, причем у всех народов, потому что, стоило мне только спросить об этом, как оба начинали бурчать и плеваться через правое плечо. Вот интересна мне живучесть некоторых примет, у нас в России тоже плюются, только через левое. Но ведь это уже частности, а вот сам процесс такой же. Интересно, не правда-ли? Еще на четвертый день хотели купить и Импло, но он что-то твердо сказал покупателям, большой тучной женщине лаори с серебристыми иголками на голове и в невероятном наряде, который просто ослеплял своей пестротой, и она ушла, отказавшись от покупки. Невероятно, да? Но так было. Потом я спросил про ее наряд, оказалось так одевались деятели искусства, и чем ярче был наряд, тем больших успехов добился их обладатель на своем поприще.
Талантливая была покупательница, судя по всему. Но Импло не захотел. И она его послушала!
        Еще через неделю к нам в загон зашел целый отряд воинов лаори. Отряд разделился и несколько воинов встали напротив Двана, направив на него целый лес копий, а несколько лаори, отойдя чуть вбок, натянули луки, с наложенными уже стрелами. То же самое произошло и вокруг меня. Да, видимо мы заставили себя уважать и бояться, но я все также не понимал, почему бы им нас просто не пристрелить.
        Тут из-за спин воинов вышла женщина лаори и присев на корточки, прямо напротив меня, стала меня молча разглядывать. А я смотрел на нее. Господи, хорошо, что рожа у меня уже зажила, и я не выглядел так, как будто на моем лице трактор развернулся. Она была невероятно красива для своего вида. Тонкие, аристократические черты лица, глаза, как будто струящиеся голубым цветом, гибкая, сильная фигура, пропорционально сложенная. И иглы, меня удивил их цвет, я уже привык к их радужности, а тут всего один. Желтый, как на флаге, который висел на главном замке города. Кстати я рассмотрел рисунок на нем. Посередине флага был нарисован след ботинка. Просто след от обычного ботинка. Вот так вот, без всяких орлов и хищных кошек, автоматов Калашникова и мечей. Правящий род лаори этим говорил всем о том, что оставил свой неизгладимый след на всем протяжении истории государственности лаори. По преданиям, а это я уже знал, их древняя правительница, которая впервые объединила всех лаори в первое же государство, так и сказала, мы, наш род, будем править всегда, и мы оставим свой след в сердцах лаори. И оставили. Раньше
это была великая империя, распространявшаяся на весь материк, и как говорят, правящий клан был утвержден на правление за свои заслуги в собирательстве земель лаори самим Фетом, сиречь Богом, но теперь, уже несколько столетий назад, она раскололась на несколько государств. И все-таки империя сохранилась на карте, хоть и в усеченном виде, но даже сейчас это было самое крупное государство лаори на всем континенте. Так вот, аристократы, представительницы и представители самых древних родов, по-видимому обладали невероятно сильными генами, и все их дети рождались с одноцветными иглами на голове. Этим они и отличались от простолюдинов, вернее простолаори. Я, когда узнал, еще подумал, что, наверняка они уничтожали своих детей, родившихся с разноцветной растительностью на голове. Ну или подбрасывали их кому-нибудь. А не рождаться такие дети не могли, все-таки конюхи с садовниками иногда такими шустрыми бывают.
        Так вот, напротив меня сидела на корточках и рассматривала меня представительница правящего дома. Честно говоря, мне стало немного не по себе, очень она уж была спокойна и изучала меня так, как изучают, ну не знаю, заинтересовавшую поделку или украшение. С эдаким холодным интересом. Холодные голубые глаза внимательно изучали меня, мне даже показалось, что она принюхивалась ко мне, так как её тонкие ноздри несколько раз встрепенулись. А вот это зря, я же привязан к решетке уже пару недель, и хоть я и пытался, уж извините, справлять нужду хотя бы не в штаны, но цепь была не длинной, и я максимум мог сделать всего полшага в сторону, чтобы облегчиться, но это всё равно не сильно помогало. Также не сильно помогало и то, что нас периодически, раз в два дня обливали водой из трубы, в которой напор обеспечивался вручную, наподобие наших древних египетских и китайских насосов. Также мыли и брусчатку, которая исполняла роль пола в нашем загоне. Запашок вокруг нас стоял еще тот, а тут такой аристократический нос. Красивый нос кстати, я уже привык к виду костного носа, ибо изучал его целыми днями напролет на
физиономии Импло. Его отжали в дальний угол загона, и он там также находился под жестким контролем парочки воинов.
        - Рос, сказала она мне, - я знаю, ты уже понимаешь наш язык. Как тебя зовут?
        - Дим, а Вас?
        - А ты нахал. Она наклонила голову, волосы-иглы, а она носила длинное карэ, шурша съехали, коснувшись плеча, и посмотрела на меня чуть прищурившись. - Ну Фет с ними, с церемониями, я Ланда, дочь правительницы и наследная принцесса империи Фет-Фанг.
        - Очень приятно. И что же привело блистательную в наш рабский загон?
        Тут ей принесли кресло, парочка взъерошенных мужчин лаори, явно прислуга, только что огребшая от кого-то из окружения принцессы. Ну как же, королевская особа, и сидит на корточках. Ланда поморщилась, но уселась в него, немного поерзав, уминая свою высокородную задницу на подушках, в поисках наиболее удобного расположения.
        - Ну вот, не совсем безнадежен, - сказала она. - Признаться, я случайно увидела тебя в загоне, когда несколько дней назад проезжала мимо. Такое редко увидишь, рос и вдруг в рабском загоне, твой народ обладает определенной репутацией и сумел заставить уважать себя. Да и рабами их содержать себе дороже. Были прецеденты, не дай Фет им повториться. В принципе, ты это продемонстрировал, совместно с альтом угробив с десяток моих стражников. Рос и альт, совместно буянят в рабском загоне, мне стало ещё интересней, и я затребовала доклад по ситуации. Всем известно, что твой народ очень мстителен, а мне осложнения в международной политике не нужны. Но ты очень необычный представитель народа Рос. Первое - все они уже знают языки, причем все имеющиеся, да и одеваются не так. Второе, мы так и не смогли выявить твою связь с ними. Ты как будто выполз из диких земель, а там никто не живет вот уже 700 лет, как и было завещано народу лаори в новой книге Знаний. Ты выпадаешь из картинки мира. Но ты рос. Так кто ты и откуда?
        Я немного завис раздумывая. Надо сказать, что понимал я еще не все, что она мне говорила, многое пришлось додумывать исходя из контекста. В общем нужно было подумать. Что ей сказать? Она располагала к себе, была в данной ситуации даже мила со мной, и врать напропалую мне ей не хотелось. Вот, например, сидит и ждёт моего ответа, просто ждет, что необычно для принцессы, согласитесь. С другой стороны, репутация моих соплеменников похоже была достаточно жесткой, и могла сыграть мне на пользу. Но тут замес вот в чём, если лаори обладают хоть малыми знаниями о них, то соврать я не смогу, так как не знаю про них вообще ничего. Да и повторюсь, не знаю почему, врать ей мне не хотелось. И я решил выдать ей частичную правду.
        - Я не рос. Вернее, я не знаю, кто я. Я очнулся по ту сторону гор, - тут по рядам лаори пробежал гул негодования - одетый так и рядом со мной лежали лук со стрелами и копье. Я пошел сразу же по направлению к горам, пересек их и на перевале увидел город. Обрадовался, и направился к нему, чтобы рассмотреть, кто в нем живет. Так как я не помню ничего, кроме своего имени, то я решил подкрасться и незаметно понаблюдать за ним, чтобы избежать неприятностей. Но не избежал. Дальше Вы всё уже знаете.
        - Врешь же, - засмеялась она (а смех был приятным, переливистым и искренним), - но по мелочам, как ни странно, в целом ты не соврал. Не удивляйся, я умею распознавать лжецов, нас этому специально учат, особенности должности, если можно так выразится - усмехнулась она. - Допустим, а почему ты открестился от родства с росами, ведь ясно же было из моего вступления, что это могло тебе дать определенную защиту.
        - Ну, мне не хотелось настолько врать Вам, Ваше Высочество.
        - Настолько врать? Все-таки ты нахал, - опять улыбнулась она. - Ты прав, по тебе сразу видно, что к росам ты не имеешь никакого отношения, хотя и одного вида разумных с ними. Я тебя хотела проверить, вернее твой дух. Молодец, не смалодушничал. Ладно, ты меня заинтриговал, пожалуй, я забираю тебя себе. Не обольщайся, там ты тоже будешь под караулом и в камере, но будешь учить наш язык, я же вижу, что ты меня почти не понимаешь, и додумываешь смысл моих фраз. А вот потом поговорим, и надеюсь, врать ты мне будешь еще меньше. А лучше совсем не врать, ты меня понял, Дим?
        -Да, Ваше Высочество. Можно Вас попросить забрать со мной и Импло с Дваном? Мне все равно нужно учить все языки, а как это лучше сделать, как не с носителем языка, я это про альта, а насчет Импло, так тот уже знает уровень моего владения языком и благодаря этому я смогу быстрее продвинуться в его изучении.
        Не знаю, наивно и нагло с моей стороны, но мне чертовски не захотелось расставаться с теми двумя, кто по-хорошему отнесся ко мне в этом мире, и я хотел помочь им так, как видел в тот момент.
        Она опять расхохоталась и теперь уже во весь голос. Вот что я смешного сказал?
        - Ладно, будь по-твоему, только дай слово, что твои друзья, - тут она опять хихикнула, - не будут буянить.
        Я посмотрел сначала на Двана, он чуть прикрыл глаза выражая согласие, и потом на Импло, который просто кивнул.
        - Слово.
        Ланда встала, и развернувшись подошла к породистой лошади, белой с коричневыми подпалинами по всему телу, которую уже завели в загон, и легко вскочив в седло, ускакала. За ней отправилась целая кавалькада сопровождения, а нас принялись расковывать, с опаской поглядывая в первую очередь на альта. Но тот был спокоен, и так же, как и я, вел себя тихо. Потом нас, всех троих, усадили в закрытую карету и долго везли по городу.
        Глава 6.
        Разместили нас в трех комнатной камере, также без окон, но уже с некоторыми удобствами. Так на нарах лежали матрасы и постельное белье, в каждой из комнат помимо стола с парой стульев, был еще и шкаф, а также небольшой закуток с туалетом и душем. Причем не с дыркой в полу и постыдным ведром, а именно с водопроводом, который здесь явно присутствовал, раз даже в камеры провели. Видимо это была камера для вип-персоны, а нас сюда запихали втроем, но после рабского загона на улице, да еще и без возможности помыться, это показалось просто райским местом. По крайней мере из душа я не вылезал около часа, а Дван так вообще зависал в нем часа три. Как я его понимаю. Импло было полегче, но он тоже отдал должное как душу, так и чистой постели, растянувшись и уснув на ней сразу же, как только вылез из душа. Потом нам принесли еду. Нет, не так - ЕДУ! Друг-лаори даже не проснулся, а мы с Дваном обожрались как поросята, набив животы под завязку, отставив в сторону долю Импло, чтобы, увлекшись не сожрать и её. Но так с другом мы поступить все равно не смогли бы, но, когда ты голоден, уж лучше подстраховаться. Я
даже не помню, что там было. Еда, и этим всё сказано. Потом мы также разбрелись по своим комнатам и уснули. Импло выбрал себе центральную комнату, в ней же был и вход в камеру, я расположился в левой комнате, альт в правой. Через пару минут стоял такой храп, что мне кажется стены тряслись. Я его услышал, так как уснул на пару минут позже Двана, а лаори уже дрых минут как тридцать, и тоже выдавал такие рулады, что мама не горюй.
        Потянулись дни, одинаковые как школьная форма в СССР. Каждое утро к нам приходили учителя, две старушки лаори, и учили меня и Двана, он, по его собственному признанию, не достаточно хорошо, как ему хотелось бы, знал язык лаори, языкам. Учительниц звали Айна что-то там и Они что-то там, не запомнил, а потом стыдно было переспрашивать. Они были очень добры к нам, но в тоже время требовательны, и когда я или Дван плохо усваивали материал очень злились, и смешно так ругались на нас, а через неделю, осмелев даже лупили по головам чем-то в виде указок. Ни я, ни Дван не могли обижаться на них, а уж тем более как-то им навредить, мы оба сразу же прониклись к ним как уважением, так и просто к как, ну не знаю, как к бабушкам, что ли, и поэтому легко сносили их наказания. Да и наказаниями то их не назовешь, скорее заботой. Учительница Они мне напоминала мою первую школьную учительницу, Зинаиду Михайловну, которая была у меня в первых классах еще той, советской школы. Такая же одновременно строгая и добрая. Ну не прелесть ли!
        Примерно через месяц, чуть больше, к нам зашла Айна, с каким-то лаори, вероятно слугой, тащившем целый ворох одежд, и потребовала привести себя в божеский вид и заодно приодеться. Уже чистых до хруста, и приодевшихся, она усадила нас за стол, строго настрого велев сидеть смирно, и удалилась. Я почувствовал себя ребенком, не шалите мол. Вот как у нее так получается? Трое здоровых мужиков, разных видов и с довольно сомнительными рожами, Дван и до плена выглядел как громила, я же после побоища в рабском загоне обзавелся парочкой не самых эстетичных шрамов на пол рожи, да и со своим ростом и телосложением не выглядел агнцем. Импло же по здешним меркам тоже особой красотой и кротостью не блистал. А слушаемся ее как нашкодившие мальчишки. Меня даже умилило. И не только меня. В камеру к нам сначала зашел с десяток до зубов вооруженных воинов, распределившись по камере и беря нас на прицел, а потом хохотавшая Ланда. Мы благовоспитанно встали.
        - Видели бы вы свои рожи. Ну просто ученики первого семестра начальной школы, заливалась смехом принцесса.
        Веселая она девушка, как я посмотрю, постоянно ржет. Вот интересно, а глаза её не веселились. Жесткие такие глаза, серьезные, или это голубой цвет так холодит взгляд? Не знаю, во всяком случае, я ее простушкой не считал, ну не вязалось это с ней. Не та школа и не та роль в государстве, чтобы быть добродушной и простоватой. Положение, оно знаете ли обязывает, и заставляет.
        Тут надо пояснить, что школы здесь были, причем, что удивительно, начальные все и для всех были бесплатными. Это позволяло иметь абсолютно грамотное население, а вот дальше, после девятого семестра, если кто-то хотел получать образование дополнительно, то ему нужно было уже раскошелиться. В год в школе было три семестра, на время дождей - каникулы. Учились дети в интернатах, приезжая к родителям только в перерывах между учебами. Обучение в начальной школе соответственно длилось три года. Более состоятельные родители могли видеть своих чад почаще, приезжая к ним в единственный выходной день, в воскресенье. Я тут не буду вас грузить названиями дней недели, принятыми у лаори, так как общее количество дней в неделе как у нас, так и у них совпадает, поэтому для вашего удобства буду называть их по аналогии с нашими. А вот с месяцами так не получится, их тут как я и говорил двадцать четыре. Но об этом позже.
        - Как вы догадались, я иногда подсматривала за вами во время учебы, это было увлекательно, хоть билеты продавай - веселилась принцесса. - Два громилы покорно дают избивать себя двум бабушкам, и напропалую стараются им угодить. Принцесса даже слезу смахнула, так ей было весело.
        - Но теперь к делу. Дван, сначала ты. Что привело в наши края альта и как он попал в рабский загон. Дальше последовала явно какая-то ритуальная фраза, - я отпускаю тебя, альт.
        Тут даже я превратился в слух, так как немногословный Дван своей историей с нами не делился. Честно говоря, я думал он и её пошлет, или как обычно промолчит, но он меня удивил, по-видимому не только меня, так как Импло тоже дернул ушами, они у него чуть двигались, когда он был заинтересован, уж его то я изучил хорошо за всё это время.
        - Госпожа, простите меня за мое невежество, и что не представился в первую же встречу с Вами, - тут я ох... удивился очень, громила, а как изъясняется, - но я был в неподобающем виде, и не мог, да и не хотел называть свое полное имя и титул в том загоне.
        Все-таки стереотипы сильная вещь, я его все громилой, а у него и титул есть, если так и дальше пойдет, а я помню, как Импло отказал той тетке от искусства, то скорее всего тут только я один без титула.
        - Меня зовут, продолжал альт - Дван ичи Умад, и я являюсь представителем славного рода Умад, прямым потомком и третьим наследником правителей-вендов провинции Ишим. В ваших краях я находился с исследовательской целью, по согласованию с императорским домом, мы изучали древние раскопки около города Эйранду (черт, а как этот то город называется? Как-то во время учебы забыл спросить, а сейчас уже и неудобно), и закончив работы уже направлялись в порт, когда на нас напали Иканфы. В укрытие (долинары- здесь они так назывались) мы не успели, и нам пришлось сражаться на открытой местности. Всю мою экспедицию перебили, сам же я был ранен и провалялся без сознания несколько дней, пока меня не подобрали разбойники. Они вылечили меня и продали в Ваш город как преступника, торговавшего с ящерами, и продававшего им лаори. Как Вы понимаете, традиции моего народа запрещают мне оправдываться каким-либо способом, будучи в плену, поэтому я и хранил молчание всё время, пока Вы не соизволили отпустить мою гордость.
        Так вот что значит эта фраза. А у альтов оказывается тоже есть своеобразный кодекс чести, ну надо же, и он похоже не менее жесткий, чем у лаори.
        - Мы знаем и уважаем твой народ и особенно твой род, - явно церемониально проговорила Ланда, - и я сожалею, что на моих землях Вам пришлось всё это пережить. Ваш народ всегда славился своим несокрушимым мужеством, и мы дорожим добрыми отношениями с вами. Если уважаемый венд изъявит такое желание, то сможет отправиться первым же кораблем, направляющимся на землю альтов. Либо Вы можете подождать у меня во дворце, будучи почетным гостем до тех пор, пока в наш город не придет следующий караван альтов.
        - Благодарю, Ваше Высочество, но я, если позволите, хотел бы немного подумать, и определиться уже после того, как станет ясной судьба моих товарищей по несчастью. Я говорю про Импло и Дима. В нелегкое для меня время они были рядом, и мне не безразлична их судьба, хотя, как венд, я приму любое Ваше решение, и оно ни в коем случае не навредит отношениям между нашими родами.
        Ну вот как его понимать? Вроде сначала обозначил что мы под крышей, а потом сам же крышу и убрал. Благородный, чтоб его. Хотя я и не скажу, что мне это не нравится, но не в этой ситуации, крыша нам бы сейчас ой как понадобилась, как мне, так и Импло.
        - Хорошо, Дван ичи Умад, я приняла твои слова. Теперь ты Импло с Нья, - принцесса переключилась на лаори, оставив меня по-видимому на десерт.
        - Я знаю твою историю, и хочу сказать, что снимаю с тебя все обвинения. Отныне ты свободен.
        - Но Госпожа, заблеял Импло, но тут же осекся под взглядом принцессы. - Да Госпожа, благодарю Вас.
        Так, а тут что-то затевается, неспроста этот аттракцион невиданной щедрости. Ну с Дваном еще понятно, а вот с Импло, что-то тут явно не так. Что-то ей нужно, и скорее всего от меня, неспроста она повязала благодарностью моих товарищей, а я уже без всяких экивоков считал их таковыми. Ну что-же, посмотрим, куда выведет разговор со мной. Тут в комнату вошла и села рядом с принцессой еще одна особа, явно непростая. Холеное, красивое лицо, явно дорогая одежда, движения плавные, как у хорошо тренированного танцора или бойца. Но вот впечатление танцовщицы она не производила, ну никак. Из нее просто пёр бывалый воин, а её глаза заставляли думать о КГБ, времен холодной войны на моей родине. Одета сдержанно, но повторюсь дорого. Брючный костюм, светло коричневого цвета, белые перчатки, шейный платок, украшения. Аристократка и стильная штучка. Ещё, на что я обратил внимание, так это на цвет её иголок. Ну тут трудно было не заметить, так как она была двухцветной. Я уже знал о таком феномене, который встречался очень редко у лаори. Иногда рождались такие детки, и только у аристократов. Как правило, более
древний и соответственно знатный род наделял именно своим цветом детей от совместных браков между аристократами. Но бывали и другие случаи, когда рождался ребёнок с двумя цветами, принадлежавшими обоим родам. Таких как правило сразу умертвляли, и только в единичных случаях, если мать ребенка, и только девочки, обладала невероятными заслугами перед империей ей разрешали оставить такого ребенка в живых. За всю историю лаори таких было три, это четвертая, так как мне рассказывали про них наши учителя, на уроках истории, и они говорили только о живших в далеком прошлом двуколоров. Отношение у лаори к таким полукровкам было настороженное, у многих неодобрительное, видимо поэтому Айна и Они нам о ней и не рассказали. Даже простые жители континента относились к ним недоброжелательно, что странно, один цвет хорошо, многоцветие тоже, а вот два плохо. Где логика? Но в чужой монастырь со своим уставом не лезут, а понять логику некоторых людей иногда бывает трудно, а тут совсем уж другой вид. Иголки у нее были синего и коричневого цветов, забранные в два хвоста, один над другим, причем верхний входил в нижний. На
мой взгляд, смотрелось здорово.
        Все ходы пьесы были явно заранее расписаны, так как Ланда не обратила на нее никакого внимания, а только посмотрела на меня. Я внутренне подобрался.
        - Дим, хочешь добавить что-либо к своему рассказу?
        - Нет, Ваше Высочество, всё что мог, я рассказал, единственное, что я утаил, так это то, что в диких землях я прожил чуть больше недели. Я жил на берегу реки, в дне пути от горного хребта. Питался орехами и грибами, и пытался осознать себя, и понять, где я нахожусь. Сейчас у меня всплывает иногда что-то, но невнятное и отрывками, вернее образами, которые никак не могу идентифицировать.
        Тут я сделал максимально скорбное лицо, не думаю, что мне поверили, но официальную версию условно приняли.
        - У меня есть к тебе предложение, Дим, - подумав начала принцесса. - Сразу скажу, предложение с душком. Но в твоей ситуации, я думаю, особого выбора нет. Либо мы тебя казним за убийство стражников, либо, если тебе повезет, и ты останешься жив после выполнения этого задания, то легализуем тебя в империи, и ты даже сможешь получить гражданство Фет-Фанг.
        Тут она улыбнулась.
        - Это будет очень оригинально, рос, пусть хоть и только внешне, а по сути гражданин империи лаори. Вот удивим соседей-то, а!
        - И в чем суть предложения, блистательная?
        - Знакомься, это Химба Ривер с Танга с Чокве. Она будет руководить экспедицией, наверно ты уже знаешь, в отличии от жизненного уклада росов, у нас матриархат, и правят всем женщины. Тебя это не напрягает?
        - Нет, Ваше Высочество.
        - Хм, интересный ты рос. Хотя и говоришь, что не рос. Ну да ладно. Вы пойдете вдвоем в дикие земли, и принесете мне оттуда одну вещь. Какую и где она находится ты узнаешь после того, как вы пересечете перевал, и углубитесь на один дневной переход в глубь диких земель.
        - А в чем подвох? - спросил я, - в чем сложность экспедиции и зачем городить такой уровень секретности. Я жил там неделю, и ничего опасного не заметил.
        - Тебе повезло. Дикие земли не зря обозначены на картах как большое белое пятно. Оттуда уже 700 лет никто не выходил, хотя желающих там обосноваться всегда было с избытком, как же, столько бесхозной земли, да и об артефактах никто не забыл, и даже Иканфы пытались поставить там свой плацдарм. И построить что-то успели, но потом их корпус просто исчез, как сквозь землю провалился. Мы отправляли туда, за прошедшие пятьсот лет, четыре экспедиции. Не вернулся никто. А ты там прожил больше недели и выжил, да еще и говоришь о том, что там безопасно. Странно, да? Может для твоего вида дикие земли безопасны и это распространится и на твоих спутников? А может, и наши ученые склоняются к этой версии, дикие земли населены росами, и тогда у тебя есть шанс договориться с ними. Я конечно рискую, что ты плюнешь на все и примкнешь к ним, но выхода у меня нет. Мне необходим тот артефакт, за которым вы пойдете, и нужен он мне как можно быстрее.
        Я сразу подумал о бермудском треугольнике на Земле, где пропало куча народа, хотя в версию с росами поверил больше. Просто так все хорошо, что аж не может быть.
        - Ваше Высочество, какова основная причина Вашей уверенности в том, что я вернусь. Химба дернулась, её рука потянулась к кинжалу, висевшему на поясе, но тут же остановилась, наблюдая за принцессой.
        А та пристально смотрела на меня, что-то решая и прикидывая. Взгляд мне не понравился, как будто на тебя смотрит калькулятор, складывая и вычитая, подводя баланс, стоит оно того или нет. Взгляд я выдержал, но добавил.
        - Ланда, - тут Химба опять дернулась, как от пощечины, обращаться так к принцессе мне явно не стоило, вот к императрице можно, мне об этом говорили на уроках, но пошло оно все к черту, она же сама представившись, назвала мне только имя, значит тем самым позволив себя так называть, - я наиболее эффективен и полезен, когда со мной играют в открытую, и тогда я всегда держу своё слово, и максимально предан. А вот когда мной крутят в тёмную, тут возможны варианты, так как я являюсь довольно изворотливым разумным, особенно когда считаю, что моей доверчивостью воспользовались, и могу найти множество причин и поводов, освобождающих меня от клятв, и разнообразных моральных оков. Я возможно не очень умен, но очень пронырлив, уж поверьте мне. И ещё, я благодарен Вам за то, что вытащили меня из загона, но еще более благодарен за то, что со мной Вы вытащили и моих друзей, поэтому, при любых обстоятельствах постараюсь сначала выполнить Ваше задание, а уж потом думать о том, к кому бы мне примкнуть. К тому же я и правда не знаю уклада жизни росов, и возможно он мне не понравится, и тогда гражданство Фет-Фанг для
меня будет очень актуальным.
        Она задумалась, надолго. Дван, Импло и Химба, все сидели с деревянными лицами, только Импло был чуть испуган, а вот Химба явно зла, и ее зеленые глаза ощутимо давили, жгли выплескиваемой энергией. Дван же выглядел так, будто уснул с открытыми глазами.
        - Ладно. Давай в открытую. Я закачаю в тебя яд, который может спокойно находится в тебе семь месяцев, потом, если не ввести противоядие, ты умрешь в течение двух дней. И хреново умрешь. Так устраивает?
        Принцесса явно разозлилась.
        - Если я пойду с ним, сможем обойтись без этого? - Дван тоже выглядел злым.
        - Я не могу рисковать Вами, венд.
        - Это будет только мое решение, я сообщу совету провинций Кэрии (так я узнал название материка-государства, на котором жили Альты) о нём. Ваше Высочество, если поможете мне со снаряжением и вооружением, вернее, позволите мне обратиться в посольство, расположенное здесь в Эйенге (о, похоже я теперь знаю название города, в котором нахожусь), то я бы присоединился к миссии Химбы Ривер с Танга с Чокве и Дима. Думаю, что хороший следопыт и воин лишним не будет.
        О как! У них тут и посольство есть. Странно, что же они Двана то из рабства не вызволили? Хотя может право отпускать гордость есть только у лиц королевской крови, и соплеменники просто не могли узнать, за что он в него попал, и поэтому верили в то обвинение, которое было озвучено? (Странно всё это, я бы влез и спросил, если бы среди чужеземцев встретил своего земляка в такой ситуации. Как оказалось, так и было, они не могли спросить, он сам завести разговор, правила кодекса не позволяли. Как же они выжили то, с такими понятиями?).
        Ланда обрадовалась, но на её лице это никак не отразилось, просто я почувствовал это. Не знаю, мне кажется я её очень хорошо ощущал.
        - Хорошо, венд. Это Ваше решение, и я не скрываю, что рада этому, альты великолепные бойцы, и это в разы повысит шансы на успех мероприятия, но, и я настаиваю, оснащение экспедиции полностью за счет империи.
        - Дим, - продолжила она, - если в деле участвует Дван, то обойдемся и без страховочных мер. Извини, в отличии от тебя, альты обладают безупречной репутацией по части своего слова. И никакой патриотизм, или примитивное желание разбогатеть, не смогут повлиять на обязательства, которые они на себя возложили. Тем более, что артефакт, за которым вы пойдете, вернее его наличие у императорского дома лаори, никак не скажется на межвидовой расклад сил на политической арене. Скорее он поможет именно моему виду выжить.
        Альт с интересом посмотрел на принцессу. Похоже, что не только я один здесь ничего не понимаю, Дван тоже удивлен.
        - Ваше Высочество, я пойду за этим артефактом, и постараюсь его добыть, а уж добыв, сначала принесу его Вам, а потом буду думать о своей дальнейшей судьбе. Знаю, что веры особой мне сейчас нет, доверие вещь такая, которую нужно заслужить, но мое слово никак не слабее слова Двана. Уверяю Вас, в этом. Мне понадобится время на подготовку, так как квест будет скорее всего продолжительным, и нужно многое учесть.
        - Не вопрос, латы, походный инвентарь, продукты, копья и мечи, всё возьмете со складов и арсенала города, - она даже подалась чуть вперед, видно ей было очень важно, чтобы именно я согласился на эту авантюру. Хотя в чем авантюра, я так и не понял. Я прожил в этих землях два месяца с небольшим, и никакой опасности, кроме гринбарсов там не увидел. Ах, да. Один раз, рано утром, по дороге к горной гряде проснувшись в ветвях дерева, я увидел стаю волков, шедшую куда-то по своим делам, и не заметившую меня, либо не посчитавшую нужным обращать на меня внимание. Вот и вся опасность! Волки, конечно, впечатляли, да и гринбарсы тоже, но это же не повод, чтобы на эти земли народ не совался уже около семисот лет. В чем подвох??? Не понимаю.
        - Я не мечник, мне понадобятся лук. Доспехи будут очень кстати, также, как и лошади, не тащить же снаряжение на себе.
        - Всем обеспечу, всё что пожелаете предоставим, но на подготовку максимум неделя. Идет?
        - Я мечник, - подал голос Импло, - и неплохой кстати, и я иду с вами. Ваше Высочество, прикроете меня перед кланом? Ну или сообщим им, что меня продали в государство Мпон.
        Тут уже дернулась принцесса.
        - Импло, хоть ты и выведен из клана с Нья, но насколько я знаю, твой клан всё ещё ценит тебя, и мне бы не хотелось, чтобы возникло даже самое малейшее напряжение между правящим кланом, и кланом, который считает тебя одним из своих самых достойных представителей.
        - Уже не считает, Ваше Высочество. И напряжения не будет, позвольте мне встретиться с Нгори Тсо с Нья, и я улажу этот вопрос. От Вас нужно только подтверждение, что Вы не против.
        Она долго смотрела на него, что-то решая, но потом кивнула.
        - Итак, господа. Состав экспедиции: Руководитель Химба Ривер с Танга с Чокве, она принимает все решения, и вы полностью подчиняетесь ей, Дим, советник по диким землям и лучник, Дван, боец, секира и следопыт, Импло с Нья - мечник, боец. Принято.
        Мне кажется она выдохнула. Ей почему-то очень нужно было, чтобы именно мы все трое отправились в дикие земли. Оставалось еще понять, что из себя представляет Химба и зачем мы идем, что там за артефакт-то такой.
        Вопросов больше чем ответов, но выбора все равно нет. Так что ввяжемся, а там посмотрим.
        Глава 7.
        Переселяться мы не стали, как-то обжились уже в камере. Также продолжали заниматься с нашими учителями, но уже не так интенсивно. Пару раз выбирались в Замок, но ненадолго, в основном составляли список того, что было нужно, ну и комплектовались в рейд. Суровости Химбы хватило ненадолго, видимо с нами она не посчитала поддерживать имидж злобного пса принцессы. Она сама приходила к нам, и надо отдать ей должное, после того, как команда сформировалась, она смогла переключиться и установить с нами нормальные рабочие отношения. По крайней мере пока. Она была кем-то вроде телохранительницы при принцессе и порученцем по разным, зачастую щекотливым делам. На мой взгляд, при всем этом, и явно с непростой судьбой, она сумела остаться веселой и жизнерадостной девушкой. Наверняка же тяжело чувствовать себя изгоем в обществе, и при этом сохранить в себе тягу к нормальным отношениям и доверие к разумным. Она смогла, хотя доставалось ей в детстве не слабо. Импло пару раз обмолвился об её судьбе. Не позавидуешь. Но она осталась, как у нас говорят, человеком, и даже со мной довольно быстро нашла контакт, хотя всё
еще настороженно на меня посматривала. Даже устроила мне небольшую экскурсию по Замку и городу, и вот там у нас состоялся с ней довольно интересный разговор.
        Мы как раз проходили мимо одного из храмов, которые мне очень напоминают храмы в Армении, на Земле, своей аскетичностью и отсутствием всякий украшений, просто стены и крыши. И кресты в круге высеченные, или выложенные камнями в стенах. Все украшения были выполнены из камня и дерева, никаких драгоценных металлов и дорогих тканей. Алтарь в виде простого каменного параллелепипеда, стоявшего посередине храма, служители в простых хламидах. Это мне очень импонировало, как и там в Армении, так и здесь, в городе лаори Эйенге.
        Вообще, город мне понравился, даже очень. Улочки, хоть и многие из них были достаточно узкими, были чисты и опрятны, дома свежевыкрашены, и что особенно умиляло, практически возле каждого из них был разбит небольшой палисад, с цветами и небольшими кустами, тщательно подобранными, составлявшими собой некую композицию. Складывалось впечатление, что каждый дом старался перещеголять соседей в красоте и убранстве как внешнего вида дома, так и палисада. Весь город, таким образом, был ярким и пёстрым, праздничным и нарядным. Это, после серости, в основном конечно, земных городов, очень приятно удивило, и, что скрывать, радовало глаз. У меня не сходила из головы мысль про пряничный город, настолько все было очаровательно. Лаори, в массе своей оказались довольно жизнерадостным народом, улыбки, и вполне себе искренние, не фальшивые, как часто встречается на Земле, в западных странах особенно, встречались на их лицах намного чаще, чем озабоченность или хмурость. Дети, так вообще щебетали и горланили без умолку, так, что над городом практически стоял гул детских голосов. А детей было много, в каждой семье по
два-три ребенка. И как они, с их продолжительностью жизни не стоят еще у друг друга на ушах? Мне говорили, что раньше таких крупных семей не было, в семьях было по одному, максимум по два ребенка, но после трагедии, приведшей к появлению диких земель, ситуация изменилось. Также у них есть ограничения по числу домов в черте города, и площадей, занимаемых этими домами, поэтому и оставалось место под красоту, и город не был перенаселен. Там какая-то сложная система учета жителей в каждом доме, семье, учитывающая разные условия, не особо разобрался. Но работает. Я во время этой прогулки, с грустью вспоминал своего соседа в Москве по площадке на этаже, пожилого уже армянина, по имени Иосиф, который иногда жаловался мне на то, что, открыв окно, не слышит детских голосов. Здесь они присутствовали в полный рост. Еще, мне понравилось то, что было много маленьких мини-рынков, иногда состоявших из двух-трех прилавков, расположившихся на небольшой, буквально с пятачок, площадях, образовавшихся на месте пересечения улиц. На которых продавалось практически всё, по мелочи правда. Удивительно, но районы вокруг
административного центра, да и многие дома на улочках, примыкавших к центру были жилыми, все производства и мастерские были размещены около городских стен. Дома были малоэтажные, максимум в четыре этажа, и то, это как правило были доходные дома и гостиницы, а вот семьи жили в двухэтажных домах, где верхний этаж занимали более молодые, а на первых размещались старики с совсем уж мелюзгой. Иногда часть первого этажа представляла собой небольшую лавку или кафе, на два-три столика, где хозяин кормил тем же, что и так готовил для своей семьи, всех желающих, правда уже за деньги. И желающих находилось много, военные, одинокие девушки - лаори, приезжие, да мало ли найдется желающих, не имеющих возможности или времени готовить самому.
        - Дим, - начала разговор Химба, - каким богам поклоняешься ты? Извини за вопрос, но я должна иметь представление о каждом из членов команды, и пока ты самое белое пятно в ней.
        - Хим, можно мне тебя так называть?
        Она остановилась и как-то странно, и вместе с тем удивленно посмотрела на меня. Тут я сообразил, что ляпнул что-то не то, поэтому поспешил исправить ситуацию.
        - Извини Химба, просто насколько я помню, а помню я очень мало, там, где я жил, сокращение имени не значит ничего, это просто делается для удобства общения, чтобы не громоздить длинных конструкций. Если обидел или задел тебя, прости, и в мыслях не было. А в бога или богов я не верю.
        Она выдохнула, и помотав головой даже смогла рассмеяться. Ну вот нравится мне, как лаори женщины смеются, и всё тут. Очень красивый у них смех, нежный и переливчатый, сопровождаемый легким шелестом иголок-волос. А может все дело в том, что у меня уже очень давно не было женщины и это гормоны? Все-таки лаори-девушки были достаточно симпатичны и вполне себе женственны, а уж их фигурки совсем не отличались от фигурок женщин-людей.
        - Да, Дим, умеешь ты заставить девушку покраснеть. Но спишем всё на твоё незнание, тем более, что Айни мне говорила о том, что ты не притворяешься, и действительно ничего не знаешь ни о нас, ни о росах. На самом деле, так как мы члены одной команды, то мы можем и обязаны называть себя сокращенно, что и продемонстрировала Её Высочество, называя иногда меня в вашем присутствии сокращенным именем. На самом деле, как ты помнишь, меня зовут Химба Ривер с Танга с Чокве. Согласись, Химба - это уже достаточно сокращенное имя. А ты назвал меня так, как называют детей, или любовниц, и то, если эта любовница выбрала тебя официально и сама разрешила так себя называть.
        - О как! Обалдеть, но я же старше тебя раза в два, и можно тогда посчитать, что я так назвал тебя исходя из того, что отношусь к тебе по-отечески, ну чтобы не обидеть тебя, - промямлил я, пытаясь загладить вину.
        - Да я уже не обижаюсь, сообразила, что ты по незнанию, просто в начале опешила. А почему ты решил, что старше меня? И к тому же аж в два раза?
        - Ну мне сорок пять, тебе на вид максимум двадцать два, поэтому.
        Тут она принялась ржать в голос, даже лаори-прохожие, стали оборачиваться. На нас итак пялились, рос и двухцветная лаори прогуливаются спокойненько себе по улицам города, а так как для этих мест, каждый из нас по отдельности был редкостью, а уж вместе мы явно привлекли внимание. В общем, производили мы с ней впечатление. А тут она еще начала ржать, извините, но по-другому это назвать нельзя. Её аж корежило, как она заливалась.
        - Может пояснишь, что я такого смешного сказал? А то ржешь как ненормальная. Если я ошибся, и ты старше, то я вроде тебе комплимент сделал, сказав, что выглядишь моложе.
        Она заржала еще больше и уже даже похрюкивала от веселья, начав сползать по стене на мостовую. Мостовые тут чистые, конечно, но не настолько, чтобы на них валяться, к тому же на ней сегодня были белые в обтяжку брючки, заправленные в белые же сапоги. Куртка то ладно, была коричневая, и хоть она и обтиралась ею во время припадка смеха об стену дома, то ее можно еще было спасти. А вот белые штаны. Я подхватил ее за руки и удержал, практически на весу. Легкая кстати, но крепкая, под руками чувствовалось не изнеженное тело аристократки, а мышцы спортсмена. Всё время забываю, что она боец. Она приникла ко мне и продолжала хохотать, постепенно успокаиваясь. На нас уже пялились откровенно. Ну представьте, стоят двое разумных разных видов, у одного ошарашенное лицо, другая ржет, как лошадь, и при этом они чуть ли не обнимаются.
        - Дим, сказала она смахнув слезу, - у нас, сказать девушке, что она выглядит моложе, это значит обозвать ее дурой, так себе комплемент не находишь? А по поводу возраста, лаори живут в среднем от трёхсот до четырёхсот лет, аристократы бывает доживают до пятиста, причем первые признаки старения появляются после третьей сотни, а у аристократов так вообще, после четвертого десятка четвертой же сотни. Мне сейчас девяносто пять лет.
        Так, челюсть надо подобрать с мостовой. Химба с хитрецой посмотрела на меня, даже не попытавшись отстраниться, наоборот, прижалась ко мне поплотнее, наверняка для того, чтобы теперь я уже не свалился от информации, обрушившейся на мою бедную голову, либо для того, чтобы окончательно смутить, и даже прихватила меня за талию:
        - Насколько я знаю, Двану около ста пятидесяти лет, а живут альты еще дольше нас, средняя продолжительность жизни у них около шестиста лет. Импло кстати совсем недавно разменял третью сотню. По нашим сведениям, росы живут от трёхсот до четырёхсот лет, точно мы не знаем. А тебе сорок пять, и получается, что ты ребенок еще совсем.
        - Ндаа, весело, насколько я могу помнить, там, откуда я родом, средняя продолжительность жизни шестьдесят-семьдесят лет, и мои соплеменники максимум доживают до ста. И то, это считанные единицы. Так что я далеко не ребенок, и уже прожил большую часть своей жизни. Где-то две трети.
        Она мигом стала серьезной, зрачки глаз расширились.
        - Что за жуткое место, в котором ты родился? Кошмар какой-то, и с этими словами она потащила меня по направлению к Замку. - Тебя срочно нужно показать нашим лечащим.
        С каждым шагом она неслась все быстрее и быстрее, и в Замок мы влетели уже чуть-ли не бегом.
        - Химба, подожди, ну что это меняет, на время миссии моего срока жизни явно хватит, мы же не собираемся добывать этот артефакт пару десятков лет.
        Она резко остановилась, и развернувшись ко мне приблизила свое лицо вплотную к моему, я даже почувствовал тепло, исходящее от ее тела.
        - Идиот, любая жизнь бесценна, так нас учат наши боги. Да, разумного можно убить, он может погибнуть от разных причин, но не от того, что его организм раньше времени постарел. Как можно что-то успеть, и вообще осознать, что такое жизнь за такой короткий срок. Это немыслимо, как ты вообще живешь с пониманием того, что тебе осталась тридцать лет максимум. Понятно теперь, почему ты не веришь ни в одного из богов. Так, ты сейчас же идешь к лечащим, и выполняешь все их требования, много времени лечение не займет, максимум день-два. Погоды нам это не сделает, подготовимся к походу и без тебя. А там уже посмотрим. И знай, я сообщу об этом Её Высочеству.
        И началась движуха, меня обследовали, брали кровь на анализы, причем не шприцем, а просто сделав надрез на предплечье, поили какими-то настойками, качали головами, опять поили настойками, я почти безвылазно просидел в туалете, так сказать выводил шлаки, а потом меня уложили на кровать, так как сил сидеть у меня уже не было, а потом ещё устроили что-то типа бани-мешка с какими-то травами.
        Прошло уже три с небольшим недели, как я здесь. Сразу скажу, назад меня не перенесло, хотя я и старался изо всех своих сил. Подолгу стоял на том месте, на котором осознал себя в этом мире, проходил его, пробегал, перепрыгивал и подпрыгивал на нём, и так далее и тому подобное. Проделывал это все молча и с воплями "Перенос", "Портал", "Сезам откройся". В общем перепробовал все "научные" методы. Не помогло. Не помогло и то, что я молился, кричал, уговаривал и ревел. Не перенесло. В общем первая неделя прошла у меня не очень продуктивно, я слишком рано заверил себя в том, что пережил свое "попаданство". Нет, не пережил и до сих пор иногда с тоской и болью вспоминаю своих родных, и то, что потерял их, но по крайней мере я научился с этим жить. Да и не совсем бездарно я провел это время. Даже в первую неделю я нагородил ого-го как много в плане обустройства и добычи пропитания, так как человек я не ленивый и достаточно деятельный.
        Первый же заброс спиннинга в первое же утро, едва только начало расцветать, и первая же проводка, принесли пропитание на весь день. Язь, килограмма на четыре, яростно сопротивлялся и баламутил своим прыжками всю округу, но все-таки был вытащен мною на берег. Нда-а-а, здесь явно давно никто не рыбачил, так как второй заброс привел к точно такому же результату, только теперь на берегу рядом с язем, подрыгивала и гнула спину щука, никак не меньшего размера и веса. Больше бросать блесну я не стал, так как для пропитания мне пока трофеев хватит, а ради спортивного интереса я рыбачить никогда не любил. Не сохранишь ее тут надолго, так что понемногу буду брать. Впоследствии я редко рыбачил спиннингом, так как на поплавочную удочку клевало тоже хорошо, зато попадалась рыбка поменьше размером, и существенно, да и повкуснее была. Но в тот день я был рад как раз тому, что рыба крупная, так как нужно было многое сделать. Так как же я все устроил? В общем, через три недели результат такой. На пляже, чуть правее, если смотреть со стороны реки, дерева я обустроил навес, под которым у меня образовалось несколько
лавок, примитивный стол, что-то вроде очага, выложенного из камней и кое где укрепленного глиной, смешанной с мелкими камнями. Из сборных кольев для палатки, достав предварительно резинку, соединяющую их, и распилив один из кусков на две части, я соорудил что-то вроде решетки, на которую ставил котелок, или его крышку, когда надо было пожарить. Также рядом лежал один плоский камень, который мне посчастливилось найти, и который я тоже использовал как сковороду, нагревая его периодически на костре, в основном для выпечки лепешек. Навес я опер на пару стволов, подобранных из наваленного в лесу сухостоя, и вкопанных на метр в землю, крышу которого из более мелких и тонких стволов я сверху оплел в несколько слоев ветками лозы, в обилии произраставшей чуть ниже по течению. Потом намазал его сверху глиной, смешанной с песком и травою (за отсутствием навоза, как это делали у нас в деревне, обмазывая стены летних кухонь). После того, как глина высохла, я выложил крышу в несколько слоев камышом, не бог весть что, но по крайней мере не сразу всё размывало, а я не планировал надолго здесь задерживаться. А так и
руки заняты, и удобства какие-никакие. Очень приятно под этим навесом было посидеть и в жару, и особенно в дождь, такой навес спасал даже от самых сильных ливней. А они здесь были, не часто, но случались. Также прошел по периметру поляны и постарался определить возможные пути выхода хищников на нее, их оказалось не так уж и много, и мне потребовалось перекрыть всего три тропы, так как в других местах выходы на поляну были перекрыты либо непроходимыми зарослями какого-то кустарника, на редкость колючего, либо завалены буреломами, через которые никакой уважающий себя хищник не полезет.
        Ну и я в них беспорядка добавил конечно.
        Проходы я закрыл несколькими рядами так понравившихся мне "ежей", скрепленных между собой, оставив только один, сузив его теми же "ежами" и перегородив его простой плетенной дверкой, с укрепленными на ней колокольчиками. Это проход я оставил для себя, так как сидеть взаперти на поляне я не собирался. Да, отхожее место я сделал ниже по течению, на окраине поляны, неподалеку от той ракиты, в дупле которой я запрятал ненужные мне даже теоретически вещи. Там кстати и почти все документы лежали, в кармане я держал только пластиковые права на вождение, так как они были невелики и вряд ли их можно было легко испортить. Как говорится, вдруг аусвайс спросят, а вот он, есть! Большую часть времени я тратил даже не на обустройство, а на собирательство, так как диких злаков на полянах было не так уж много, но они всё-таки были, и покрупнее чем у нас, и я старательно их собирал, потому что без крупы будет совсем скучно. Собранное зерно, а называл я его полбой, я старательно сушил и перемалывал в крупу и даже муку. Адский труд, руки болели нещадно, зато у меня уже были первые лепешки. Вкус у них конечно тот еще,
но все-таки клетчатка организму нужна, да и разнообразие вкуса какое-никакое - тоже плюс. Также я собирал землянику и грибы, которые уже появились, лисички и лисички, совсем как у нас.
        Тут надо сказать, что готовить я умел и любил, дома мы с женой готовили попеременно, кому больше хотелось, тот к плите и вставал. Я чаще готовил простые и сытные блюда, жена что-нибудь изысканное, так что дети наши росли счастливыми обжорами. Здесь я постоянно старался разнообразить меню, в основном экспериментируя с супами и рыбой. В общем и целом, питался я очень вкусно и разнообразно. Мясо, рыба и птица были в достатке, травы и ягоды, а также грибы также присутствовали в моей диете.
        Меня просто поражала похожесть этого мира на мой, много рыб и животных были один в один, я уж не говорю про растения, хотя и встречались отличия, те же гринбарсы, например. Также здесь в реке жили речные поросята, похожие на капибар, небольшие, весом в килограмм десять живого веса, ярко рыжие, с веселым нравом и очень вкусные. Их я добывал из лука. Ну как добывал, один раз добыл, и то по моему этим своим добыванием здорово их повеселил. Помню они так смешно обнюхивали и осматривали стрелы, которые втыкались рядом с ними в песок, пока я все никак не мог в них попасть, удивляясь моей косорукости. Потом разбежались конечно, вернее попрыгали в реку, когда я удачно, для меня конечно, угодил одной из них в бок, убив наповал. Также несколько раз мне попадались совсем неизвестные мне рыбины, внешне похожие на наших сазанов, но вот только с чешуей как у зеркального карпа. Было еще несколько видов птиц, которые я не смог опознать, но тут, так как я совсем уж не орнитолог, можно сказать, что я и наши виды мог отнести к внеземным. Так у меня на поляне жили две крикуши, как я их назвал, по поведению
напоминавшие наших соек, только с яркими, словно у попугая украденными перьями на хвосте и с зеленой, ярко зеленой, грудкой, а также с хохолком такого-же немыслимо зеленого цвета на голове. Я их подкармливал, и они уже стали меня предупреждать об опасности, грозящей мне. Так было в тот день, когда вернулись гринбарсы, это было примерно через неделю, после того как я сюда попал, и у меня была перекрыта только одна тропа на поляну. Крикуши устроили просто невероятный гвалт, и я успел забраться на дерево, да еще и вооружиться до зубов, так как лук со стрелами у меня уже был. Я истратил безвозвратно на них три стрелы, которые застряли в их телах, не особенно им и повредив, но вынудил все-таки их уйти, и как я думаю насовсем, так как больше они не появлялись. Жалко было наконечники до слез, я делал их из алюминиевых колышков от палатки, их всего-то у меня было шестнадцать штук. Ну и соответственно столько стрел, теперь уже тринадцать. Изначально колышки были в форме вытянутого узкого согнутого треугольника, с загнутой крюком толстой стороной/основанием, который я распрямил на камне с помощью обуха топора.
Стрелы получались тяжелыми, но это меня вполне устраивало. Оперение для стрел состояло из разнообразных перьев, которые я сначала насобирал на соседней поляне, а потом надергал из добытых птиц. После нападения гринбарсов я задумался о более сильном луке, чем простой однодеревка, и потихоньку уже мастерил его, заканчивая вытачивать середину от составного лука. Он обещал получиться сильнее и меньше, что немаловажно в лесу. Ниже по течению реки у меня был "птичник", природная поляна, на которой обитала большая стая куропаток, которых я периодически ловил в силки, но аккуратно, стараясь делать это пореже и потише. На другой поляне, просто огромной лесной проплешине, расположенной в паре километров от реки, если идти перпендикулярно руслу, я охотился чаще, тут можно было также разжиться яйцами и на которой обитало несколько видов птиц. Некоторых я смог опознать, тех же куропаток и тетеревов, а о названии других я не имел ни малейшего представления, что, впрочем, не мешало мне добывать их для пропитания, а также собирать яйца из их гнезд.
        У меня уже образовалось даже что-то вроде мебели и самодельной глиняной посуды. Мебель была плетеной или грубо вырубленной из древесины, а вот посуда пока была в единственном экземпляре. Большой глиняный горшок, с широким горлышком, литров на пять объемом, в котором я теперь хранил зерно, и который стоял в сейфе-дупле на дереве. Сделал я его сам, угробив на это три с половиной дня, когда решил заделаться гончаром. Сначала я, смешав глину с водой и несколько раз отстояв раствор, вылепил с десяток разной величины и формы горшков, которые самонадеянно уже распланировал под разные нужды, оставил их сушиться в тени навеса. Лепил таким образом. Сначала делал плоскую лепешку основание, потом из тонких жгутиков наращивал бока, замазывая между ними неровности, каждый раз после того, как стенки подрастут сантиметров на 5-10. Потом готовые изделия сушил несколько дней на солнце, подмазывая там, где трескалось. Сам же, выкопал достаточно глубокую яму в обрыве, даже исхитрился сделать в ее конце дымоход, не развалив всю конструкцию, копая его сверху, с поляны. Получилась такая примитивная печь, с
дыркой-трубой, которую я по возможности максимально сузил, просто выкладывая камнями стенки трубы. Множество камней я нашел чуть выше по течению, когда в самом начале делал обходы "по радиусу", от реки к реке, с центром - поляной, с каждым разом увеличивая радиус обхода. Делал это я с целью изучения окрестностей, чтобы не заблудиться потом, выбираясь со своей поляны. Так я и нашел ту большую поляну, которая мне поставляла теперь птичье мясо и яйца. Потом набросав туда кучу дров, полдня их жег в этой печи, параллельно делая щит/дверь из лозы, обмазанной в несколько слоев глиной. Нагрев печь, поставил туда свое творчество в виде горшков, еще раз обложил все дровами и закрыл все дверью/щитом. Подкладывал дрова еще несколько раз, надеясь получить керамическую посуду. В итоге всё потрескались и развалились, кроме одного. Он получился хоть и неказистым, но надежным, по крайней мере функцию ведра он выполнял, к тому же выжила еще и одна крышка, правда больше размером чем нужно. В итоге, в результате эпических стараний, я получил себе почти керамическую емкость, в которой теперь и хранил собранное зерно.
Здесь было очень тепло, и я подозревал, что местные жители, если они есть, конечно, собирали по два урожая в год. К тому же дожди шли в основном ночами, изредка днем, и с периодичностью раз в два - три дня. Идеальная погода для сельского хозяйства. Я пару раз встречал в лесу даже белые грибы с подосиновиками, явно скоро они совсем попрут.
        Из неприятного. Первую неделю меня жутко несло, я даже думал сдохну, выйдя весь через задницу, но потом организм успокоился и всё пришло в норму, видно, что это все-таки какой-то параллельный мир, так как я не умер от какой-нибудь инфекции, либо грибка, как марсиане в фильме "Война миров", а только "почистился". Но как это было жёстко! Выпиваешь стакан воды, и сразу же бежишь в туалет, так как он уже просится снизу. Так что первую неделю есть старался пореже, и то, когда уж совсем прижимало. Но прошло и прошло.
        На следующий день я валялся на кровати весь синенький и опустошенный, даже рукой не было сил пошевелить. С самого ранья ко мне забежали Импло с Дваном, принесли компот из слив, и фрукты, очень похожие на апельсины. Правда со вкусом манго. Живые такие, радостные, сообщили, что всё готово, даже доспехи все привезли, только меня ждут для примерки и подгонки, сообщили, что завтра меня выпустят, и послезавтра отправляемся. И убежали, обсуждая на ходу какое количество мяса нужно с собой взять. Дван настаивал на том, что его нужно взять побольше, Импло же выступал за большее количество круп. В принципе я был согласен с лаори, но они уже испарились. Мне, честно говоря не верилось в то, что завтра я уже буду на ногах, так я был измотан, и даже сон не помогал. Потом была пятиминутка позора, так как в больницу зашли Ланда с Химбой.
        - Ну и напугал же ты меня, Дим, - проговорила принцесса, - но слава Фету, все теперь будет в порядке. Пускаться в такую авантюру с мыслями о смерти, значит сразу подвергнуть всё мероприятие ненужному риску. - Причем выглядела она действительно обеспокоенной. Ну как ей объяснить, что для меня это не проблема? Ну из-за чего всполошились-то? Я попытался немного приподняться, и занять хотя-бы полусидящее положение, но Химба, легким шлепком ладони по груди отправила меня опять в лежку.
        - Лежи уж, отче, - проговорила она, улыбаясь, задел я её все-таки своей сентенцией о том, что она мне в дочери годится. Принцесса некультурно заржала.
        - Дим, продолжила принцесса, - лечащие говорят, что с твоим здоровьем теперь все в порядке, и такая продолжительность жизни в твоем мире, а теперь мы знаем, что ты из другого мира, лечащие уверены в этом, просто результат низкого уровня медицины. Здесь ты будешь жить, как и все росы, минимум триста лет, это доказанный возраст. А так, есть гипотезы, что росы живут даже дольше альтов. Вот и проверим на тебе, если выживешь, и решишь остаться жить с нами.
        Тут она наклонилась ко мне и прошептала, - расскажешь мне про свой мир? Честно говоря, я немного струхнул. Запишут в демоны, например, и гореть мне на костре. Но, что они узнают про моё иномирное происхождение, я ожидал, не считать же их за идиотов, по мне же видно было, что я совсем не местный. Секрет, блин, Полишинеля.
        - Ваше Высочество, давайте я вернусь с задания, а потом всё расскажу, обещаю.
        - Договорились, только трепаться на каждом углу, что ты иномирянин не нужно, команда знает, я знаю, и достаточно. А целители будут молчать, профессия им запрещает рассказывать о пациентах что-либо, да и я им напомню об этом. - Я только кивнул. Ланда выглядела как натрескавшаяся мышей кошка, да и Химба лыбилась во все зубы. Им было приятно, что я теперь по любому их должник, шутка ли, столько лет жизни мне считай подарили, а может просто были довольны тем, что сделали мне приятное, мне лично хочется верить в хорошее. Да и мое происхождение их явно интриговало, редкая зверушка им попалась, как не порадоваться. А может просто радовались за меня, тому что я здоров, нашел себе занятие и как-то устроился в новом для себя мире, вон уже от принцессы поручения получаю. Я вообще по жизни восторженный идиот, сколько раз обжигался на этом, но свой характер так изменить и не смог. Изначально, всегда относился к человеку хорошо, потом уж, нахватавшись от некоторых разного, отношение к таким людям менял. Но вот изначально, всегда считал человека, не знаю, как выразиться, "хорошим" - как-то тупо и банально
звучит. Наверное - адекватным, разумным и правильным, в человеческом смысле конечно. Но что-то меня в философию занесло. На фик, на фик. Вернемся к разговору.
        - Выглядишь ты сейчас как труп.
        - Спасибо, Ваше Высочество.
        Химба наслаждалась.
        - Ладно Дим, а как твое полное имя, а то, как ты выяснил, к тебе как к любовнику обращаются сразу две лаори, я и принцесса.
        Тут уж и я поржал.
        - Дмитрий Тимофеевич Корчагин, моё полное имя.
        - Нет уж, лучше просто Дим, такое просто так не выговоришь. Пусть уж лучше нас считают твоими любовницами, хотя таких случаев, насколько я помню, в истории лаори ещё не было. Вот любовников у одной лаори по нескольку штук, да, было.
        Мне кажется принцессе это даже удовольствие доставляло. Они хихикали с Химбой, переглядываясь и подмигивая друг другу.
        - Ладно, таинственный ты наш, может расскажешь немного про дикие земли?
        - Ваше Высочество, из самого страшного там я видел только стаю волков, и пару гринбарсов, а в остальном там прекрасное и тихое место. Уж можете мне поверить.
        - Кого ты называешь гринбарсами?
        - Большие кошки, черно-зеленого окраса, с кисточками на ушах, рост в холке около полутора метров, длина около двух (здесь я привожу метрическую систему только для удобства читателей, так как их система была несколько другой, но к чему эти сложности, всё равно в привычную для себя систему пересчитывать будете. Лучше уж я сам сделаю. И да, слово волк на их языке я уже знал, а вот как называют зеленых кошаков ещё нет).
        - А, гатинхо. Ясно. Странно, почему же тогда никто не возвращается из этих земель? Можешь верить, можешь не верить, но с тех пор, как в священной книге Знаний было сказано, что в дикие земли лучше не ходить, оттуда никто не возвращался. Ты первый. Теперь понимаешь, почему я так надеюсь на успех экспедиции?
        - Да сообразил уже. Я сделаю всё возможное, Ваше Высочество.
        - Верю, такая странная компашка туда уж точно никогда не отправлялась. Лаори, альт и рос, вам только, для полноты картины иканфа с собой не хватает, - засмеялась она.
        - Я видел их там, вспомнил я, - но они просто пролетали в высоте, даже не глядя вниз, наверное, поэтому меня и не обнаружили.
        - Будем надеяться, что тебе и дальше будет везти, - пробормотала принцесса, - и ещё, у меня к тебе есть дополнительная личная просьба. Береги Химбу, я очень ею дорожу.
        Мне кажется, что Химба покраснела, по крайней мере, её светло-серая кожа немного изменила оттенок.
        Я лишь кивнул. К чему тут слова, во время подготовки мы с Химбой явно нашли общий язык, и мне она уже успела понравится, впрочем, как и всем в отряде, и естественно я постараюсь ее сберечь, впрочем, как и остальных. По-другому не умею. И мне кажется, как и каждый из остальных членов команды.
        Они ушли, а я еще долго приходил в себя, шутка ли, тебе разом накинули пару сотен лет жизни. Ну если раньше не убьют конечно. Это просто удивительное ощущение. В силу своего возраста я уже задумывался о том, сколько мне осталось, надеялся действительно лет двадцать ещё пожить (а где-то в глубине души и все сорок), а тут - день поноса и рвоты, ещё один день в лёжку, и тебе говорят, что у тебя впереди пару-тройку сотен лет, и это в местном исчислении. Охренеть. Я даже сразу и не смог это осознать. Как говорил один киногерой - "Да это же просто праздник какой-то!". А если серьезно, то нужно подумать теперь более прагматично о том, как строить свою жизнь здесь. Дорожка то подлиннее получается, значит и по ответственней нужно к ней относиться. Опять я в шоке, как одна "звезда" на нашем телевидении, что-то часто за последнее время жизнь меня шокировать стала, но тут хоть с положительной стороны. Пока для себя я не осознал, что это и как это будет происходить. Три-четыре сотни лет, это много, очень много, но вместе с тем, в глубине души, мне всегда казалось, что уж я-то буду жить вечно, правда статистика
продолжительности жизни на Земле говорила об обратном, была супротив. А тут "хоп", и статистика на твоей стороне. Я, несомненно обрадовался такой новости, но всё-таки немного и грустил. Моя семья, близкие, друзья, как бы я хотел, чтобы у них тоже был такой шанс, продлить свою жизнь. Это же невероятный дар. Сколько можно всего сделать, в каких областях можно попробовать себя реализовать, сколько всего можно изучить и понять, попробовать. Шикарная возможность, и великолепная мотивация к познанию всего и вся. Теперь-то время есть.
        Глава 8.
        Вот и дикие земли, привет малая милая местная родина. Здесь мы уже второй день. Отправиться решили все-таки пешком, на лошадях мы с сопровождающими преодолели только перевал, и сразу-же, как мы его перешли, наши провожатые припустили обратно, забрав с собой и наших лошадей. Надо сказать, вид у них был достаточно перепуганным, и они явно старались свалить как можно скорее. Наша группа, наслушавшись моих рассказов, решила также ночевать на деревьях, и лошади тут явно были бы лишними, да и пешим есть возможность передвигаться по лесу с меньшим шумом. К тому-же, в первые дни мы договорились питаться сухим пайком, чтобы не терять время, и не выдавать своё присутствие дымом от костра, да и присмотреться к обстановке. Первый день прошел спокойно, просто прогулка по лесу. Сегодня вечером, к исходу второго дня, мы облюбовали большой дуб, настоящий исполин, стоявший посередине поляны, и забравшись на него устроили место ночевки. Меня весь этот день что-то беспокоило, было какое-то ощущение тревоги, легкое, такое бывает, когда думаешь, что, уходя из дома что-то забыл. Явно несущественное, вроде все что надо
с собой, мобила, документы, кошелек и ключи лежат себе по карманам, и ты уже несколько раз это проверил. Но беспокойство тебя не отпускает. Точит червячок. А тут весь день такое ощущение. Ребята тоже, глядя на меня начали дергаться, и поэтому на ночь мы расположились как можно выше на ветках дерева, обмотав нижние металлической сеткой, перекрыв по возможности доступ к вершине дерева. Как оказалось, это то нас и спасло, по крайней мере в эту ночь. Хотя сама сеть и не весила много, но была очень прочна, металл я так и не смог опознать, скорее всего сплав какой-то. Металлургия у лаори была развита очень сильно, и когда у меня еще в камере спрашивали, про металл наконечников стрел и копья, то скорее всего они удивлялись его примитивности, а не высокой технологичности, как я подумал тогда. Или они хотели просто узнать, зачем такой неподходящий металл, как алюминий, использовать для наконечников стрел, и где живут те идиоты, что до такого додумались. Даааа, а я-то думал, что удивил их металлом, удивил конечно, правда в другую сторону. Осталось только грустные смайлики тут поставить. Сетку эту, вернее все
три ее куска, по три метра каждый, как и много еще чего особо тяжелого, пёр на себе Дван. Сила у этого бугая пёрла прямо из всех щелей. И если он просто научный сотрудник, представляю тогда, какие у них воины. Таскать в руках огромную двустороннюю секиру, я её даже поднять то не смог, да и ещё тащить в рюкзаке самое тяжелое снаряжение, это я вам скажу то еще удовольствие. Но он сам вызвался, и кажется вообще не испытывал от такого веса каких-либо проблем. И вот эти то силачи и великаны боялись и уважали моих соплеменников, росов, хотя те были их чуть ли не вдвое меньше. Стоит задуматься на мой взгляд, что это за росы такие, и как они смогли заработать себе такую репутацию. В нашей же компании, уставал больше всех, к стыду своему, именно я. Импло и Химба кажется вообще не испытывали даже малейшей усталости, хотя груз тащили такой-же, как и я. Сказывалось, наверное, урбанистическое моё прошлое. Слабаки мы по сравнению с жителями сурового средневековья, не избалованными автомобилями и самолётами.
        Двигались мы следующим порядком, впереди Импло, за ним Химба, последними, параллельно шли мы с Дваном. Такой порядок предложила Химба, мотивируя тем, что Импло из нас самый опытный воин, и может быстро и адекватно среагировать на любую ситуацию, она командир и к тому же без нее идти дальше смысла нет, так как только она сможет забрать то, за чем мы идем, и поэтому, как самый ценный член команды идет посередине, а мы с Дваном, так как нас не жалко (тут она гнусно улыбнулась, и подмигнула нам) и мы самые здоровые, можем идти сзади, и уже в зависимости от ситуации подключаться к решению проблемы, если она возникнет. На что Дван сказал мне: -Нормально, Дим, пусть мелочь впереди суетится, а солидные ребята оценят всё, и уж потом включаться в проблему будут. Грамотно нас командир расставила, не переживай. А я и не переживал, тоже такую тактику одобрил про себя, да и если бы меня спросили, сам бы такой порядок передвижения и предложил. Видимо Дван беспокоился за меня, так, как и сам не привык еще к тому, что им руководит женщина. Так и передвигались, вот только когда делали привал, чтобы оправиться, то
располагались в виде треугольника, спиной к центру, в котором оправляющийся и делал свои дела. Как правило накапливали, чтобы как минимум двое нуждались в таком действе, еще и яму поглубже копали. Так, рассказал, чтобы понятнее было, читающему. На привалах, если перекусывали, то по двое, двое других бдили. Шли легко, лес вокруг жил себе своей жизнью, а мы просто шли.
        Перекусив и обустроившись, мы все собрались, там же на ветках, ну чисто обезьяны, вокруг Химбы, ибо ей пришла пора рассказать нам, за чем же мы отправились в эти земли.
        Наша единственная представительница прекрасного пола, отставила кружку в разветвление веток, которое служило ей импровизированной столом, и прокашлявшись, приготовилась к повествованию. Вот тут опять стереотип, у лаори прекрасным и сильным считается мужской пол, женский же отвечал за мудрость и статус, то есть чин. Помните же из классики, мужчина состоит из мужа и чина. Вот как-то так и здесь, только женщина здесь состояла из ума и чина.
        - Расскажу поподробнее, чтобы даже Дим понял, - улыбнулась она, Дван хохотнул, я проигнорировал, у нас уже сложился определенный ритуал, при каждом удобном случае, мои друзья подкалывали меня, глумясь над моим незнанием тривиальных вещей. Я сносил всё спокойно, ну что тут поделаешь, и правда много не знаю, да и без злобы всё это было, ну вот как сейчас. Химба к тому же, периодически обращалась ко мне "отче", я в ответ называл её дочкой, а, например, Двана называл не иначе как Малышом, из-за его роста, конечно же. Дван при любом удобном случае, стоило Химбе что-либо сказать, вытягивался в струнку, поедая "начальство" глазами. Ну вы поняли, атмосфера у нас в команде сложилась непринужденная, мы выработали такое взаимоотношение ещё в рабском загоне, а Химба вписалась легко, и практически сразу, говорил же, неплохой она, по сути, разумный.
        - Чуть более семи столетий лет назад, лаори преуспевали, единая империя распространялась на весь континент, урожаи были высокие, междоусобиц не было, все были сыты и оставалось много времени на развлечения, отдых и познание окружающего мира. То время было расцветом науки, медицины и технического прогресса, и в целом народа Лаори. На полях появились приспособления, позволяющие существенно меньше тратить физических усилий на обработку земли и урожая, промышленность процветала, природа баловала. Вот лаори и разбаловались. Сначала стала все больше и больше набирать вес и силу индустрия развлечений, появились идолы (на Земле - звёзды шоу-бизнеса) со своими армиями поклонников, которые только и делали, что таскались за ними повсюду, а профессии ученого, инженера, лечащего становились все менее престижными, про рабочие профессии и говорить даже нечего, они стали просто презираемыми. Лаори погрязли в различных шоу и наслаждениях, поисках себя и сочинительстве сомнительных памфлетов. Любой, кто мог срифмовать пару строк, написать пару статей, безвкусных и банальных, тут же называл себя великим поэтом и/или
литературным гением.
        Вышло из тени мужеложство и стало процветать, массово стали появляться однополые браки. Среди аристократов появились те, кто требовал отстранить императорскую семью от управления, и передать его выборным органам. Почти все решения императрицы, так называемый свет, стал обсуждать, давать оценку о правильности или пагубности такого решения, и зачастую, начинания, даже важные и срочные, под ворохом слов, согласований и альтернативных предложений, постоянных уточнений и правок, губились на корню. Народ, и особенно аристократия, погрязли в разврате и неге, предпочитая словесные баталии реальным поступкам и делам. Начались разговоры об особенности определенных регионов, мол мы северяне лучшие, потому что стойкие, только мы и являемся истинными лаори, на которых и держится империя, так как мол мы, преодолевая суровые условия, а на севере континента зимой иногда даже снег выпадает, и были случаи, когда температура воздуха опускалась ниже нуля на один два градуса, закалились в них.
        Тут уж я заржал, а Дван ехидно усмехнулся. Судя по карте, которую я уже достаточно хорошо изучил, самые северные районы континента лаори находились не выше широты нашего Сочи, и о суровых условиях мне слушать было смешно. У Альтов, как я теперь уже знал, зимы были, и даже морозы достигали минус десяти, а то и пятнадцати градусов, если сравнивать с нашей шкалой Цельсия (температуру я буду обозначать также по привычной нам шкале, хотя у лаори, отправной точкой для температурной шкалы также являлась точка кипения воды, видимо очевидные вещи находят одинаковое решение. Хотя это очевидно, потому что уже есть, а вот попробуй сам догадаться и правильно сформулировать. Трудно и придумать, а уж убедить остальных еще труднее. Но факт есть факт, температурная шкала у них была тождественна нашей).
        Химба посмотрела на веселящихся псевдо-роса и альта, и недовольно покачав головой продолжила.
        - Я итак рассказываю сжато, хорош прикалываться, не сбивайте. Южане стали требовать независимости, объясняя тем, что якобы устали кормить всех остальных. Развились и приобрели невероятную популярность ревнители и хранители чистоты языка, произношения слов и правописания. Казалось, что в любом тексте, они в первую очередь искали опечатку, ошибку, или просто возможность истолковать смысл по-другому, и громко вереща указывали на это, губя любое начинание в вечных исправлениях и пояснениях, чуть ли не к каждому слову. Газеты превратились в базар. Дошло до того, что даже расписание занятий в начальных школах не успевали составить в срок, так как к нему требовалось приложить целый талмуд, в котором каждое слово или значок, примененный в нем, необходимо было расшифровать и объяснить, что именно имелось в виду в данном случае. Таким образом, слово полностью заменило дело, а имитация деятельности - деятельность как таковую.
        Многие аристократы стали творить полный беспредел в своих землях, прикрываясь происхождением и требуя к себе особого отношения. Вспыхнули многочисленные бунты и местечковые войны между кланами.
        В конечном итоге, западные области, на территории которых мы сейчас находимся, объединились под знаменем одной из самых близких правящему дому семей, и потребовали отделения от Империи с целью создания нового, независимого государства. Это был большой удар по императрице, так как мятеж возглавила её детская подруга, названная сестра, которой правительница доверяла и считала максимально близкой и равной себе. Но той захотелось быть "равнее". Захотелось править самой. Началась война, которая шла с переменным успехом около трех десятков лет. В этот период и начался процесс распада империи. Раз это можно одной, то почему нельзя и мне, решило несколько наместниц как восточных, так и южных провинций, и война полыхала уже практически во всех удаленных территориях. И, вот, бывшая подруга императрицы Овима Монбо с Танга, которая уже объявила себя императрицей шести западных провинций, решила применить в войне новый, как ей тогда казалось, наивернейший и беспроигрышный аргумент.
        - Стоп, - дернулся я, - Танга, одно из твоих имен, так?
        - Да, -улыбнулась Химба, - часть рода осталась верна своим клятвам, и именно они являются одним из фрагментов моей сути, наряду с родом Чокве. Как видишь, по моей голове, я имею право принадлежать к обоим кланам, в виде исключения, как ты понимаешь. Но сейчас не обо мне.
        - Один вопрос, поэтому именно ты отправлена в этот поход, из-за того, что в тебе течет кровь последней правительницы этих земель?
        Химба сдвинула брови, вопрос ей явно не понравился, но потом встряхнула головой:
        - При чем тут кровь? А, кажется понимаю, о чем ты, у нас говорят, носитель цвета. Да, поэтому. Но не сейчас, сказала же, - чуть не рыкнула она на меня. Я улыбнулся и сделал жест, что застегиваю рот на пуговицу. Гнев сменился на милость, и таинственная наша заулыбалась. - Ладно, я продолжу, с Вашего позволения - Химба сделала шутливый полупоклон в мою сторону. Мои приятели, что удивительно, слушали, не перебивая, и были явно заинтригованы и заинтересованы в продолжении рассказа. Видимо общепринятый вариант этих событий несколько отличался от того, что сейчас рассказывала Химба. - Итак, об аргументе. Она призвала демонов нижнего мира, это официальная версия, а на самом деле, она смогла открыть портал в другой мир, и пригласила оттуда целое войско, которое превосходило в техническом развитии лаори на несколько столетий. Внешне они напоминали росов, но были немного ниже, да и цвет кожи у них был желтым, а глаза более раскосыми (Химба двумя руками оттянула мои глаза к вискам демонстрируя, а я подумал о том, что мы для всех лаори кажемся узкоглазыми, как для нас монголоидная раса, и те же китайцы,
например. Стоп, похоже китайцев же они и привлекли, для решения своих проблем. Видимо наши миры соприкасались, или как там это объясняется в теории множественности параллельных миров? А вот это дает мне шанс всё-таки вернуться домой). В руках, они держали короткие жезлы, которые уничтожали противника на расстоянии (я сразу подумал об автоматическом оружии), и их было много (ну точно, китайцы, тех всегда много). Они смогли легко отвоевать еще две провинции, и дойти до хребта Матери, так называется тот горный массив, который как раз и отделяет сейчас весь цивилизованный мир лаори от диких земель. Императрица, я говорю о законной правительнице тех времен, великая Лангу (императриц всегда называли только одним, сокращенным именем, как и весь правящий род, своей, если можно так выразиться фамилии, они не имели, так как считалось, что они априори одна команда/группа/друг для любого лаори), сняла с себя все свои регалии, а именно скипетр, перстень и корону, положила их на алтарь в главном храме и молилась несколько дней, прося богов, в основном Фета, являющегося покровителем правящего дома, сохранить народ
лаори единым, прекратить войну, готовая пожертвовать всем, даже своим троном и жизнью. И Фет услышал. На четвертый день, когда пришельцы, совместно с армией предательницы уже поднимались по перевалам, храм озарился свечением, причем изнутри, а около алтаря возник силуэт высокого старца, каким его и изображали на свитках и скрижалях с символами и постулатами веры, хранившихся у жрецов.
        Фет, а это был он, провозгласил:
        - Я принимаю плату, и тут же исчез, оставив на алтаре новую книгу Знаний, по заветам которой и живет теперь народ лаори. В ней же и говорилось о том, что земли, от хребта Матери и на запад теперь прокляты, и ходу туда нет. И что отныне, символы власти империи лаори, будут храниться там, в самом центре этих земель (вот мне интересно, Фет реально бог этого мира, или использовал какие-то спецэффекты? Эх полазить бы около алтаря, посмотреть и пощупать там всё, вдруг какую дверцу найду). Потом уже возникло несколько пророчеств, которые предсказывали, что, только вернув символы власти, народ лаори сможет вновь возродить империю и вернуть на свои земли процветание. И случится это через несколько десятков, а то и сотен лет после того, как с небес придет напасть, невиданная ранее, и свершить сие деяние смогут только разные. Долгое время считалось, что в книге, да и пророчествах опечатка, и следует читать равные. С напастью то стало всё понятно сотню лет назад, когда объявились инканфы, и началась бесконечная война с ними. Поэтому и отправлялись экспедиции во главе с действующими, или бывшими, но
отрекшимися от правления императрицами. И все они пропали в этих землях. Принцесса Ланда, как раз просматривала этот раздел книги Знаний, когда мы проезжали с ней мимо вашего загона, и я указала ей на то, какие мол разные, но так одинаково побитые. Тут её и осенило, что у нас есть шанс вернуть реликвии, так, как и напасть с небес есть, и пойдут именно разные, так что может и есть шанс исполнить пророчество.
        Поначалу никто всерьез не воспринял дикие земли и запрет на их посещение, многие даже пытались проникнуть сюда, добыть сокровища, оставшиеся наверняка в хранилищах пустых городов, или артефакты оставшиеся от армии Предательницы, ну или хотя бы посмотреть на пришельцев и их страшное оружие, или может даже раздобыть его для своих целей. Или просто хотели узнать, что же тут стало с лаори и пришельцами, о которых ничего не было слышно, они как в воду канули в тот же день, когда Фет принял просьбу правительницы. Видели только как огромное облако зеленого цвета сначала сформировалось, а потом опустилось на земли за хребтом (я подумал про газ, тяжёлый и ядовитый, и скорее всего содержащий еще и пары кислоты, растворяющей тела и предметы, так как от армии западных провинций реально ничего не осталось. Но очевидцы, и армейские видели с перевала, что растительность вся осталась, а кислота пожгла бы и её. В общем странное оружие было применено, объяснить принцип его действия я пока не могу). И войска не пришли, даже с перевала не было видно никаких следов их наличествования, ни трупов, ни амуниции, ничего. А
спуститься и посмотреть не решился никто, да особо и не стремились, радуясь неожиданному избавлению. Уже после, когда первые страхи утихли, народ потянулся за перевал, но все, кто направлялся туда, исчезали, даже пришлось принять решение о том, чтобы держать на границе с дикими землями, на всех известных перевалах, армейские заслоны. Они не пропускали туда никого, и заворачивали сумасшедших, да и просто любопытных, а также всяких авантюристов, пытающихся поживиться на этих землях.
        Потом уже репутация этих земель говорила сама за себя, в гиблые места перестали лезть не то что системно, а вообще, и гарнизоны через несколько десятков лет сняли. И так уже обстоят дела более шестисот лет. Империя распалась на несколько государств, хоть и сохранив самою себя, но в довольно усеченном виде. Что и немудрено, правители крупных провинций, резонно заметив, что атрибутов верховной власти теперь у рода Фанг нет, и поэтому им, мол и подчиняться незачем. Кланы дают клятву верности именно этим символам власти, так как считалось, что служат они империи, а не представителю пусть хоть и самого знатного рода, но все равно лаори (тут был применен несколько другой термин, суть которого несколько иная, она более широкая, вмещающая в себе несколько значений - лаори, сущность, душа и тело, сплав этих слов, выразить и перевести это я не могу, поэтому применил просто термин лаори, то есть как мы бы сказали человек, в его максимально широком смысле). То, что могло только упрочить государственность, явилось же и поводом к его распаду, вернее их отсутствие. Зато теперь в каждой комнате по императрице, -
горько ухмыльнулась она, явно ностальгируя о старых временах, хотя и не жила при них. (Но в старину всегда кажется, что было лучше. Достаточно вспомнить причитания по советским временам всякой школоты из интернета, которая даже представления то о них не имела.)
        -Также в книге Знаний говорится о том, что в ларце, в котором отныне будут хранится регалии, будут ждать своего времени и новые скрижали веры. Так что мы идем с вами в самый центр этих земель, и будем там искать ларец, ну или если хотите ковчег, с атрибутами императорской власти и новыми скрижалями.
        - Химба, а центр земель для вас понятие географическое или административное? Дван в этот момент с удивлением и одобрением посмотрел на меня. Задумались все.
        - Географическое, подумав, ответила лаори, - по крайней мере мы про административный и не подумали.
        - Ну тогда подумай. В те времена эти земли не были пустынными, в цивилизационном смысле, живности тут и сейчас хватает, а Фет, если это был он, как и любой бог, или высшая сила, да и просто как правитель, он в любом случае управленец, а любой управленец центром назовет столицу, где бы географически она не находилась. Мои друзья синхронно закивали, как китайские болванчики. - У тебя есть карта этих земель, до катастрофы?
        - Есть, - пробормотала она, - и здесь был такой центр, правда больше торговый и финансовый центр для всех западных провинций, не столица, но близко к этому, поэтому правительница тех лет и направила свою подругу туда как наместницу, чтобы было удобнее собирать налоги. Все деньги запада всё равно шли и кооперировались в Эйджанге. Только он севернее, в устье реки Джанг, практически на берегу океана.
        - Ну значит нам туда и надо идти, - без тени сомнения проговорил Дван.
        - Поддерживаю, - вставил и свои пять копеек Импло, проведя рукой по короткому ёжику иголок. Перед самым походом, он почти налысо обстригся, и теперь постоянно, с некоторым даже удивлением проводил рукой по голове.
        - Есть в этом что-то, - задумалась наша командирша, постучав кончиком ногтя по носовой пластине, звук при этом получался как деревянный, но она всегда так делала в задумчивости, - ладно, утром окончательно решим, заодно и карту посмотрим, а то сейчас уже стемнело, пора спать. И ещё, сегодня установим дежурство, продолжила она - что-то мне не спокойно на душе, слишком уж гладко идем (вот, приятно осознавать, что ты не один такой параноик).
        - Поэтому, график дежурств: начинает Дван, потом Импло, Дим, и последняя я.
        Наверно потому, что еще на Земле у меня попадались женщины руководители, и даже одну из них я искренне уважал, то я спокойно относился к тому, что командует нами женщина. Для Импло это было в принципе естественно, а вот Дван дергался немного. Привыкал. Да и не воспринимал я этот поход как военный, так прогулка по лесу, практически турпоход, так что пусть женщина и поруководит, если ей так спокойнее. Битв и опасностей я если честно не ожидал, мало ли что здесь было раньше, но вот по мне, так явно уже прошло, а я прожил здесь достаточно долго, чтобы не верить в страшилки про дикие земли, и стра-а-а-ашных чудовищах, пожирающих всех, кто только осмелится сюда забрести. Животные вон бегают, да и я тоже, ну не животное конечно, и не особо чтобы бегаю, но жил и передвигался по этим землям, и ничего жуткого так и не встретил. Может дуракам везет? Хотелось верить, что это не про меня. Оказалось, напрасно хотелось. И про меня.
        Глава 9.
        Опишу вам типичный мой день в первые недели после появления в этом мире. С самым рассветом, даже немного раньше, я просыпался, и спускался к речке через дверь, которую уже называл "во двор". Как правило, доставал удочку, и с полчаса рыбачил, этого хватало, чтобы наловить с десяток хвостов, весом от трёхсот грамм до килограмма. У меня был пакет с прикормом, когда я сюда попал, и первое время, я каждое утро прикармливал место, рядом с ракитой, вдоль камышей, да и сейчас периодически бросаю там в воду остатки каши, смешанной с землей, когда лень доедать, а осталось так мало, что на следующий прием пищи точно не хватит. Такого прикорма хватило для того, чтобы клёв был практически постоянным, хотя мне кажется, что и без этого всё с рыбалкой было бы нормально, здесь явно до меня никто не рыбачил. Иногда ловлю на спиннинг, таким образом недостатка рыбы у меня нет, река просто изобилует ей. Если рыбалка не планируется, то я сразу завожу костерок, на котором готовлю что-нибудь из того, что припасено со вчерашнего дня, если планируется, то после оной готовлю только что пойманную рыбу. Потом завариваю чай из
листьев дикой смородины и малины. Свой чай, прибывший со мной с Земли берегу, заваривая его изредка, когда совсем уж надоедает такой вот лесной чай. Ем я два раза в день, утром, как проснусь, и вечером, перед самым сном. Раньше никогда так не питался, на Земле я утром проглатывал пару чашек кофе и бежал на работу, в обед перекусывал, а плотно питался уже по возвращении домой, обычно в восемь или девять вечера. Здесь же перестроился, из-за элементарной целесообразности, чтобы не терять время. В обед же как правило, просто съедал какой-нибудь кусок, оставленный с утра. Вечером опять готовка и плотный ужин. После завтрака я занимался, как я назвал это по примеру своей деревенской жизни, "по хозяйству". Что-то мастерил, охотился, занимался собирательством, заготавливал дрова. Вечером, приготовив ужин, я усаживался на уже ставшую традиционной ветку и смотрел на лес. Утро, также, как и вечер, стали опять моими самыми любимыми временами суток. Как любили писать в интернете, много думал. Все прикидывал, сколько еще времени мне нужно побыть здесь, и когда отправляться на поиски разумной жизни.
        Сигареты кончились на прошлой неделе, но из-за их отсутствия я не страдал. Негде купить и ладно, значит не буду курить. Возможно в будущем меня и накроет, но сейчас не тянуло. Подсознание великая вещь, организм знал, что здесь я сигаретами не разживусь, вот и не страдал. У меня так уже было, когда я бросал курить первый и единственный раз еще там, на Земле. Бросил и два года не курил, даже не тянуло. Потом опять захотелось, и закурил. Просто всё у меня с этим делом было, примитивный я человек.
        Пока решил еще пару недель побыть на поляне. Нужно доделать новый лук, придумать, что взять с собой в дорогу, а что оставить, и как здесь заховать остатки. Понятно, что любой разумный, обнаружив эту поляну, сразу поймет, что здесь жил кто-то, и при должном желании обнаружит почти всё, что я спрятал, но всё равно нужно как-то хитро спрятать то, что не понесу с собой, для успокоения собственного, да и от случайного дурака.
        Помню я как-то сидел под навесом и размышлял обо всем этом. День стоял солнечный, тихий, ни ветерка, река спокойная как стеклянный стол. Над поляной разносились умопомрачительные запахи коптящейся рыбы. Сегодня с утра, мне на спиннинг удалось натягать около полутора десятков хвостов, похожих на голавлей, только с расцветкой речной форели, где-то по локоть длиной и весом грамм по пятьсот-шестьсот каждый, так что я решил их закоптить. Организацию коптильни я планировал с самого начала, но как-то руки не доходили. Вернее, доходили, часть работы я уже сделал, но вот чтобы запустить - да, не доходили. А тут такой чудесный повод. Эх, пивка жалко нет, а как было бы чудесно посидеть с копченой рыбкой и холодненьким пивом вечерком. Мечты-мечты. Сделал я коптильню просто, собрав из своей дырявой головы всё, что когда-либо читал про коптильни в книгах и интернете, а также основываясь на своем детском ещё опыте, когда мы с отцом в деревне коптили сало и рыбу, соорудив коптильню из простой бочки. Бочки правда у меня здесь не было, да и вспомнил я не сказать, чтобы много и детально, так как абсолютной памятью
меня перенос не наделил, хотя и обидно, конечно.
        Всех чем-то наделяет, то способностью к магии, то бешенной регенерацией, то абсолютной памятью и секретами булата, и, производства из болотной грязи, высоколегированной стали, а меня вот перенос ничем не оделил. Даже болячки не прошли, которыми я страдал на земле. Вот похудеть да - я похудел, но это не при переносе, а уже здесь, и это не магии заслуга, а простого физического труда, и примитивной пищи, а также благодаря диете первой недели, с привыканием организма к местным реалиям. В общем какой-то я неправильный попаданец, никудышный какой-то, ну да ладно, что об этом теперь. Там же, где обжигал кирпич я переделал верх и получилось следующее, внизу яма, в которой тлеет мелкая стружка, которую я настрогал ножом, также закрытая дверцей/щитком из плетеной лозы и замазанная глиной, но с небольшими отверстиями, потом вдоль обрыва идет что-то вроде трубы, прямо в теле обрыва, потом труба поворачивает, достигнув почти вершины обрыва и идет вглубь поляны, где заканчивается цилиндрической ямой, также закрытой крышкой, по уже известной технологии. К крышке же крепится рыба на крючках, сделанных из остатка
проволоки, оставшейся от мотка после изготовления силков. Таким образом, запалив стружку в яме на пляже, и затушив пламя, так, чтобы стружка просто тлела и дымилась, я получил поток дыма по желобу наверх, в яму с рыбой. Просто и работает, правда покопать пришлось изрядно. Можно было бы сделать и попроще, но я не знал - как, да и мне кажется, что чем длиннее будет путь дыма до рыбы, тем она будет вкуснее. В общем, сделал, заложил рыбу, теперь жду. Я решил сделать себе полувыходной, и после обеда сегодня ничем больше не заниматься. У меня вообще проблема с отдыхом и нормальным восприятием жизни, всегда тороплюсь, хочу сделать все сразу и хорошо, и поэтому всегда делаю, делаю, делаю, мол вот-вот и все будет хорошо, и потом буду наслаждаться. Огонь в глазах, жопа в мыле. Даже когда просто за сигаретами в магазин иду, то несусь как угорелый, так как для меня важны только точка А и точка Б, а вот то, что между ними - потеря времени. Дурацкий характер. А потом опять что-то делаю, и так бесконечно. Сегодня я заставил себя расслабиться и просто посидеть, побездельничать, постараться получить удовольствие от
этого дня. Пару раз дергался что-то еще поделать, но буквально за шкирку снова усаживал себя на лавку. Было жарко, и я разместился под навесом, развалившись на лавочке, потягивая чай из кружки, лениво посматривал на реку. Чёрт, пива всё-таки не хватает. После купания волосы еще были мокрые, а мышцы немного ныли от заплыва к середине реки и обратно, настроение было где-то между "очень хорошо" и "просто великолепно".
        Конечно я не так для себя формулировал, а всего двумя словами, одно на букву "з", другое на "о", но на бумагу совесть пока не позволяет переносить то, что думаешь, литерально. А я, как многие русские люди, думал в основном матом, и не только когда по пальцу чем-нибудь ударишь, или на ногу тяжелое упадет. Но тут, мне кажется, любой человек начинает думать по-русски, не только таджик или узбек, но и майя какой-нибудь. Ну и чего греха таить, матершинник я, пытался бороться, но проиграл, потому плюнул, и старался в приличном обществе фильтровать немного, а вот в неприличном... Есть такой грех, чего уж там.
        Так что у меня сейчас сиеста, если всё правильно называть.
        Кстати, тут я опять начал бриться, без фанатизма конечно, а где-то через день-два. Дело в том, что я помню, как жутко обрадовался, когда началась мода на бороды, и можно стало не бриться, а отращивать бороду, чем я тут же и воспользовался. Мне до чертиков надоело скоблить рожу каждый день перед выходом на работу, думаю, что многие мужики меня поймут. К сожалению, раньше дресс-код по умолчанию не одобрял растительность на лице, а тут - модно и можно! Какое облегчение. Да и жена одобрила, сказав - новый муж за те же деньги. В итоге в Москве я щеголял с бородой, не для того, чтобы "брутальности" добавить, мне её итак хватало, а просто потому, что лень. А вот здесь стал бриться, из соображений гигиенических, да и чтобы внешне в бомжа не превращаться. В сумке каким-то образом завалялась старая биковская одноразовая бритва, которой мне и хватало, да и надолго хватит, не до жиру, побреемся и старой. Я и раньше то одноразовой недели две-три брился, а сейчас уж.
        Легкий ветерок теребил мои волосы, навес давал тень, рыба коптилась - красота. Журавлиный клин проплывал по небу, довершая идиллию. Стоп. Странные какие-то журавли, я схватил бинокль и изображение скачком приблизилось. Это были явно не птицы. В небе плыл косяк летающих динозавров. Обалдеть. Видно их было не очень, особых подробностей было не разглядеть, но я был очень рад, что у меня есть навес, который наверняка меня, и следы моей деятельности, скрыл от их глаз. По крайней мере основное, а дым от коптильни, ну мало ли что в лесу дымится, запах то до них наверняка не достает, по моим прикидкам летели они довольно высоко. Я старался не отсвечивать и очень осторожно за ними наблюдал, но им видимо не было дела до того, что происходит на земле, или они привыкли, что здесь ничего не происходит, да и охотятся они вряд ли в лесу. Таким нужна степь, или что-то вроде саванны, чтобы было где развернуться и маневрировать, слишком крупные они были для охоты в лесу. Так они и улетели, а я еще несколько минут сидел в обалдении. Зеленые кошки, динозавры летающие, что я еще здесь увижу? И решил, что через пару
недель точно выдвинусь, надо посмотреть на этот мир, не только со своей поляны. Интересно же.
        Конечно я боялся. Но и сидеть на месте не смог бы. Эти две недели ушли на подготовку, в основном на устройство "нычек", и приготовление небольших продуктовых запасов. В дорогу я нажарил тонких полосок мяса, напёк лепешек, собрал походный рюкзак. Взял с собой только одну удочку с одной же катушкой, пару блесен, только один нож, маленький кабар, топорик и пенку с куском от палатки в виде одеяла. Котелок естественно и соль с приправами, фляжку и пластиковую бутылку для воды. Все остальное я тщательно спрятал, частично закопав в овраге, частично по дуплам и другим "нычкам", оборудованным в лесу. Надеюсь, что когда определюсь и утвержусь в этом мире, то вернусь за всем этим своим барахлом.
        Двигался по лесу я легко, это все-таки не тайга, сложные участки старался обходить, определяя направление по солнцу и старшей луне. Охотился, в основном на птиц, иногда выходил к реке и рыбачил. На одной из полян нашел несколько гнезд на земле, с крупными, больше куриных яйцами. Высиживали их птицы, похожие на наших дроф, но вот подстрелить мне ни одну из них не удалось. Но хоть яиц набрал. Яйца правда отливали синевой, скорлупа я имею ввиду, этот мир, при всей своей похожести, все-таки постоянно меня удивлял. Ну или я настолько плохо знал свой мир, что, теперь попав сюда все воспринимал как новинку. Возможно и на Земле есть птицы несущие синие яйца, не знаю. А так путешествие прошло спокойно. Через пару недель я подошел к скальной гряде, и несколько дней потратил на поиски прохода. Нашел, и заночевал около него, утром, преодолев который, решил подняться повыше, чтобы оглядеться и увидел город. Подумав, забрался еще повыше и обнаружил площадку, на которой устроился понаблюдать за ним.
        Я заступил на свою вахту, и честно прислушивался к лесным звукам, посматривая вокруг. Помните, я говорил о том, что ночи здесь довольно светлые, особенно когда небо чистое, без облаков, ну вот как сейчас. Поляна, посередине которой стоял дуб, приютивший нас, надеюсь не таких-же деревянных, просматривалась очень хорошо и видна была практически каждая травинка на ней. Сиди и смотри. Я сидел и смотрел, и все-таки их появление пропустил. Заметил только тогда, когда в ограждающую сеть гулко ударилось что-то. Я вздрогнул и машинально схватился за лук, как с другой стороны ствола тотчас что-то также стукнулось в сеть. Я посмотрел вниз, и чуть не заорал с перепугу, на меня смотрели светящиеся в темноте глаза какого-то зверя, мордой упершегося в сеть.
        - Рота подъем, - зачем-то прокричал я, причем по-русски, а сам судорожно начал стрелять в направлении этих жутких глаз. Еще я успел заметить, что морда у нападавшего была как у медведя. И тут он открыл пасть и попытался прокусить сеть. Да-а-а-а, эти звери явно мутировали под воздействием радиации, или химии какой, так как зубы у них тоже светились, вернее вся пасть изнутри. Страшноватенько смотрелось, я вам доложу. Мои соратники уже подхватились и ошарашенно оглядывались по сторонам. Первым включился Импло, ткнув копьем в морду сквозь сеть. Тварь отшатнулся и зарычала, но вот видимого урона удар остро отточенным лезвием копья ему не нанес, так неудобство. Мои стрелы тоже отскакивали от твари, либо соскальзывали по шерсти, а ведь бил то я практически в упор. Первой сообразила Химба, со всей дури воткнувшая своё копьё прямо в пасть твари, да так, что наконечник вылез из черепа прямо посередине между ушей. Тварь, захрипев, свалилась вниз, но её место тут же заняла другая, а ещё через мгновение на нашей сетке висело сразу три твари, видимо пытаясь своим весом порвать преграду, мешавшую им добраться до
нас. Сеть пока держала, да и альт, немыслимым образом изогнувшись смог просунуть наконечник копья между зубов еще одной твари, убил её, тем самым уменьшив нагрузку. Тварь, убитая им, повисела правда ещё несколько секунд, но всё-таки упала вниз. Две оставшиеся моментально раскрыли пасти и свалившись, вернее просто по сути спрыгнув вниз, оказались у подножия дерева. И всё это в невероятной тишине, казалось, что весь лес замер, наблюдая за нашим противостоянием. Как же быстро они перемещались, взгляд не успевал отслеживать их, когда они закрутили хоровод вокруг дерева, пытаясь найти более удобный подход к нам. Мы видели только сверкающий круг, вернее два, твари перемещались в противоход на небольшом расстоянии друг от друга. Тут одна из них остановилась, встала на задние лапы и повернув голову в нашу сторону, глухо зарычала, явно пытаясь надавить на нашу психику. Этот момент уже не упустил я, всадив стрелу ей прямо в глотку, прервав её рык. Она постояла еще немного и упала явно замертво, по крайней мере, живые так не падают. Осталась последняя тварь, которая тут же остановила свой бег вокруг дерева,
глянула на нас, и подумав с секунду, рванула в лес. Опять же, само движение мы даже увидеть не успели, только ветки зашуршали, видимо теперь ей тишина и незаметность была не нужна. Мы еще несколько мгновений слышали, как она, рыча, и видимо буквально продираясь сквозь заросли, удалялась от нас в северо-западном направлении. У меня странно устроена голова, так как именно в этот момент, я подумал о том, что она побежала туда, куда мы и собирались идти. И скорее всего побежала кого-то предупредить. Мы еще посидели какие-то время в прострации, отходя от этого, такого скоротечного боя.
        - Это что было? Что за твари? - Двана аж передернуло, - первый раз таких вижу. На медведей похожи, только крупнее, и эти светящиеся зубы. Бр-р-р-р. Мерзость какая-то.
        Меня же как всегда просто трясло. У меня всегда так, колотить начинало сразу после драки, но зато всегда, сколько себя помню, ещё с детства. Стабильность признак мастерства, как говорят футбольные эксперты, то-то наша сборная по футболу стабильно и проигрывала всё и всем. Эххх, не буду о старой боли. Химба просто сидела с выпученными глазами, а Импло был спокоен, впрочем, как и всегда. До рассвета было еще много времени, но спать почему-то расхотелось всем. Тут Импло, немного поморщившись, как бывает, когда пытаешься вспомнить то, что уже давно и благополучно забыл, да ещё и наверняка плохо знал, начал излагать, как всегда очень серьезно:
        - В старых-старых легендах, настолько старых, что передаются они только устно, да и то, только в казармах, среди новиков, говорится о таких существах. Их еще называют мадалами, или просто Мадал. Якобы, они служат охранниками/телохранителями у бога Сараб, ответственного за распределение ушедших, оценивавшего их по деяниям, и направляя в зависимости от этого либо на Очищение, либо на Возрождение. Эти звери обеспечивают выполнение его воли. Мадал пожирает не только тело, но и душу, и те, кого они сожрут, будут отправлены прямиком в Очищение на двойной срок. Убить их нельзя, да и обмануть не получится.
        - Ну, как мы увидели, убить их все-таки можно, если это они конечно. Но похоже, похоже. Дим, у тебя никаких легенд про таких тварей не имеется? - спросила наша командирша.
        - Нет, но соображения некоторые есть. Если позволите, расскажу, всё равно, я так понял, что спать никто не собирается.
        - Говори.
        - Говорю. Первое, я не верю в мифических существ, богов и всевозможную магию. Второе - их специально вывели или сделали такими, для запугивания жертв. Третье они очень быстры, нереально быстры, значит возвращаемся к пункту два, что подтверждает их искусственное выведение, так как в природе светящихся пастей не бывает, по крайней мере у сухопутных тварей, просто нет для этого естественной необходимости, глаза то еще иканф с ними, а вот пасть! Зачем? Только для возможности проведения психической атаки на разумных существ. И, повторюсь, скорость, нереальная для живого существа. Третье - теперь понятно, кто убивал путешественников в этих краях - сильные, практически неуязвимые, быстрые и бесшумные твари способные вырезать любой лагерь в считанные мгновения. Я смотрел очень внимательно, но ни увидеть, ни услышать их не смог, пока они не уткнулись в сеть. Четвертое - вы уже знаете, я вам вчера рассказывал, что я прожил в этих землях немногим больше двух месяцев, и ничего подобного не встретил, а сейчас, через два дня, необходимых на то, чтобы мы достаточно отдалились от перевала, и услышать, а тем более
понять, что с нами происходит, стало невозможно, так они сразу и появились. Как вам, по порядку или вразнобой представить мои версии ответов на эти вопросы?
        - Давай по порядку, - Химба постаралась поудобнее расположить свой зад на ветке, - все равно спать теперь невозможно, а вниз я до рассвета ни ногой. Кстати, Дим, спасибо за идею с сеткой, и за то, что настоял на ночевках на деревьях, сейчас бы нас уже доедали, а лаори пришлось бы распрощаться с идеей объединения еще надолго. Потому что в случае провала нашей миссии, императрица надолго запретит Её Высочеству снаряжать сюда экспедиции.
        - Спасибо нужно сказать Малышу, я никак не дотащил бы эту тяжесть не только сюда, но и до места нашей первой ночевки. - Альт состроил мне рожу, но тоже высказался.
        -Да, сеточка оказалась очень полезной, и можно сказать, что окупила свой вес в нашем багаже стократно. - он сидел напротив Химбы и чуть повыше, привычно расчесывая свой мех большой расческой, что-то вроде наших массажных. Этой процедурой он занимался в любое свободное время, а уж сейчас, после схватки, видимо эта процедура была обязательной. Уход за мехом, причем по всему телу, у альтов, сродни чистки зубов у людей, обязательная процедура, и постоянная, как у наших кошек, которые постоянно вылизывают себя, правда и результат отменный, шерсть смотрелась очень аккуратно и красиво, в любое время суток.
        - Итак, по порядку, - продолжил я. - На мой взгляд это не мистическое существо из легенды, о которой нам рассказал наш уважаемый и стремительный мастер-мечник, который пока правда только копьем и машет, да и то впустую - Импло даже не отреагировал, удивительного спокойствия создание, - так как те, как правило, привязаны к определенному месту, они же по сути своей охранники. А эти вон как носятся по всем диким землям. Да и убить их можно, если удачно попасть и есть куда спрятаться. Поэтому мне кажется, что мадала взяли за основу, как ожидаемый результат, а потом поработали над обычными медведями, накачивая их различной химией или облучая радиацией несколько поколений. Что такое радиация? Потом расскажу, ок? Пасть и покрасить можно, ну или внедрить фосфоресцирующие бактерии, и я настаиваю, что сделано это специально, так как в естественной природе нормальному хищнику это не нужно. Это сделано именно для устрашения. Потом непробиваемость их шкуры. Вот вопрос, зачем самому крупному хищнику, не имеющему естественных врагов в природе такая защита? Мне кажется шерсть обработали какими-то химикалиями, и
мы опять возвращаемся к искусственности данных зверей. Да и побежал последний из них в том направлении, где раньше был город Эйджанг. И самое интересное, вы видели с какой ненавистью смотрели на нас эти твари. Почему же меня тут никто не тронул? И почему напали сейчас на нас? Тут до сих пор есть живность, и достаточно крупная, так что утолить голод проблемы не возникнет. Значит нападали на нас потому что мы разумные, но как они определяют разумность существа? Хороший вопрос, да? И мне кажется, что я знаю ответ. Дело в том, пока это просто версия, эти животные эмпаты, они реагируют на ваши эмоции. Я, когда появился здесь, не боялся этого места, не ожидал опасностей, а просто жил здесь, ну потрухивал малость конечно, но это был скорее страх дичи, чем ожидание "ужаса диких земель", понимаете, о чем я? Вы же трое идете с напрягом, постоянно ожидая всяческих напастей, и тем самым включаете у себя в голове манок, приманивающий их.
        - Нет, насчет манка это перебор, вряд ли это возможно, а вот в остальном соглашусь, - задумчиво проговорила Химба, опять тихонько постукивая коготком по костяной пластине на носу- тебя не трогали возможно потому, что посчитали за местного. Правда эта версия говорит о том, что все-таки местные разумные здесь остались. Вот же ж, засада то, - в сердцах она даже выматерилась, - если об этом узнают дома, будет сильный переполох. Живые в диких землях, обалдеть, не встать (прошу читающего относиться спокойнее к набору слов и манере изложения. Во-первых, я излагаю так, как мне удобно, и как привык, во-вторых, словарный запас группы, а особенно троих, сидевших вместе в рабском загоне, достаточно обогатился заимствованными словами из языков друг друга. Иногда у меня проскальзывали словечки на русском, или на жаргонном русском, мои новые друзья просили объяснить их значение, и потом уже сами применяли некоторые из них. Некоторые слова на языках лаори и альтов не имеют подходящих аналогов в русском, поэтому я применяю здесь максимально близкие к ним слова, ну на мой взгляд. Ну и в порядке бомбы. Язык росов,
как мне сказали, очень напоминал язык, на котором я говорю, то есть русский, и соответственно некоторые слова они знали и без меня. Хотя язык росов, ни среди лаори, ни среди альтов не знал никто, не делились этим знанием росы, так куски кое-какие знали и всё в виде некоторых словосочетаний и отдельных слов). Считается, что здесь могут жить только звери. Ладно, что это меняет для нас, по-твоему?
        - Ну пока только два предложения. Первое - когда будем подходить непосредственно к месту, где раньше располагался Эйджанг, нужно будет вести себя очень осторожно, и сначала очень аккуратно все разведать, а не переть напролом.
        - Сделаем, альты умеют передвигаться незаметно, и можешь не прикалываться по поводу скалы, мол её то мы и не заметили, поверь, захочу, не заметишь.
        - Да верю, верю. Второе - друзья, все-таки попрошу вас постараться переключить мозги, представьте, что вы передвигаетесь по лесочку, расположенному за задним двором родного дома, хоженому - перехоженному, где и соседской бабушке то ничего не угрожает. Мол идёте и цветочки нюхаете, обзирая окрестности, помахивая веточкой, чтобы отогнать бабочек, и эти бабочки, самое опасное, что вы можете встретить в этом лесу. Мне кажется, это должно сработать, - постарался я убедить друзей.
        - Бабочки тоже опасные встречаются, например, в пустыне Влада, - очень серьезно заметил Импло, - размах крыльев у них около трех метров, и они хищники, убивают жертву, разрезая ее на куски взмахами острых как бритва краёв крыльев, пролетая рядом и кружась около жертвы.
        Ни хрена себе у них тут бабочки, подумал я, вместе с тем понимая, что не убедил друзей насчет медведей-эмпатов. Да честно говоря, я и сам пока не особо в это верил.
        - Разрешите я всё-таки подытожу. Итак, на мой взгляд, в бывшем административном центре этих земель кто-то обитает. Причем этот кто-то достаточно хорошо разбирается в науках, и ему необходимо уединённое место, свободное от разумных. К тому же он вывел новую породу зверей, несущую функцию как его охранников, так и стражей-карателей на этих землях. Короче говоря, они обеспечивают пустынность этих земель от любых представителей разумных, обитающих на этой планете. Как кстати называется ваша планета, а то я до сих пор не знаю?
        - Мы называем её Гиансар, альты Каф, а как называют её иканфы и росы, мы без понятия, - известила меня Химба.
        - Ясно. Спасибо. Продолжим. Этот разумный, а скорее всего группа лиц, мы даже не исключаем пока, что это росы, берегут статус-кво уже много веков (а я напомню читателю, что год здесь равен 504 дням, и соответственно 700 лет в местном исчислении будет соответствовать примерно 960 годам, чуть больше, в земном, срок достаточно большой, как вы понимаете, и все следы бывшей здесь цивилизации природа уже успела стереть, а на месте бывших городов теперь только леса и поля, ну может быть остатки фундаментов и стен городов скорее всего попадаются, но уже очень редко), и сразу были готовы к тому, что эти земли обезлюдеют. Есть шанс, что они действуют по указке Фета, ну или того, кто выдал себя за него. Ну сами подумайте, нужно же было время на подготовку, чтобы сразу и наглухо перекрыть эти земли.
        Вот тут всех проняло, особенно лаори, и они надолго зависли.
        Глава 10.
        Весь следующий день мы двигались очень осторожно, постоянно озираясь и дергаясь в сторону каждого шума. Это выматывало, и поэтому на ночевку мы решили остановиться, как только нашли подходящее место. И прошли мало, и остановились рано. Давили обстоятельства прошлой ночи. Да и то, что утром мы почти не смогли рассмотреть трупы тварей, нападавших на нас. Еще сидя на дереве мы через полчаса обнаружили резкий запах, воняло до искр из глаз, а утром, когда спустились с дерева, вместо трупов под деревом, там, где упали твари, мы застали только лужи гниющей, и почти до конца разложившейся субстанции, которую даже плотью не назвать было уже. Просто зловонная грязь. Даже кости разложились, что просто невероятно. В этот раз, для ночевки мы облюбовали одинокую скалу, вернее просто большой высокий камень, метров в двадцать высотой. Их было несколько штук, различных конфигураций, стоявших прямо посередине леса. Этакие красноярские столбы из сиенита, видел как-то передачу о них по телевизору. Мы выбрали его по той простой причине, что подняться на него можно было только одним единственным путем. Который,
поднявшись, мы и забаррикадировали камнями, бревнами и все той же сеткой, привязав к ней теперь уже и колокольчики. Сетку задрали вверх и закрепили так, чтобы ее невозможно было перепрыгнуть, а залезть по ней, постараемся уже не дать мы. Колокольчики были не мои, а изделия лаори, которые при всей своей прочности и миниатюрности, могли издавать достаточно громкий и как-ни странно хрустальный перезвон. Наверху была небольшая площадка, и мы впервые за три дня приготовили горячую пищу, состоявшую даже из двух перемен блюд. Готовил я, естественно. Сварил похлебку жиденькую на бульоне из куропатки, которую подстрелил ещё с утра, и нажарил полоски мяса оленя, прямо на камне, раскаленном в костре. Примерно посередине пути, нам встретилось небольшое стадо оленей, похожих на аксис, да и на пятнистого оленя тоже, не особо разбираюсь, у этого рога потоньше были, может поэтому я их к аксисам и отнес, помню, что в зоопарках их часто разглядывал, и мне удалось подстрелить олененка, почти уже скрывшегося в кустах. Весу в нем немного было, килограмм на десять всего, но нам хватило за глаза. Таким образом, я получился
в этот день и добытчиком, и поваром.
        Разделывала его, кстати, Химба, чем меня несказанно удивила, пока я возился с супом, а Дван с Импло ставили редуты. Мясо я пережарил всё, со специями, а кости оставил на следующий день, пересыпав их немного солью и перцем, а также парочкой приправ, которые тащил сам, в своей поклаже, решив с утра сварить из них похлебку. Приправ я закупил в достаточно большом количестве на рынке ещё в Эйенге, так как с помощью них можно облагородить, ну или просто сделать удобоваримыми практически любые продукты. Также запек в золе местные корнеплоды, которые здесь называли тавас, по вкусу что-то среднее между нашим картофелем и репой, а на вид так репа и репа. В общем устроил пусть и примитивный, но пир. Друзьям понравилось, и меня теперь уже официально назначили поваром экспедиции, ну да я и не возражал.
        Чувствовали мы себя в безопасности, на этот камень даже тропы то не было, так расщелина, по которой сначала довольно ловко влез Импло, а потом уж мы по веревкам забрались. На веревках же и запас дров подняли, большой запас, так как я планировал использовать горящие поленья в обороне. Так ниже сетки, метров на пять, мы с помощь распорок, образовали площадку из нескольких бревен, и накидав на них веток, сухой травы и мха, образовали таким образом готовое к поджиганию кострище. Альт еще посыпал всю эту конструкцию каким-то порошком, чтобы пламя схватилось сразу и мощно. Если твари все-таки полезут по этой расщелине, то можно будет подпалить этот костер, и надеяться, что он хоть как-то, ну хоть на время, но задержит их. Я боялся. Боялся этих тварей до судорог, а также тех, которых мы еще не видели, но которые наверняка сегодня появятся, но все равно готовился. Мне кажется спокойным был только Импло, но он вообще всегда выдержан в эмоциях, остальные тоже нервничали. Дежурить в этот раз Химба поставила по двое, мне достался Дван, а Химба соответственно дежурила с Импло. Мне вообще кажется, что у них
что-то завязывалось, они старались при возможности держаться рядом, и дело тут не в том, что они одного вида, по крайней мере мне так хочется думать. Вернее, не думать о том, что они против нас дружат. Вот и сейчас, сидят, о чем-то беседуют.
        До заката еще было пару часов, и мы занимались всякими мелочами, которые накапливаются в любом походе, где-то что-то подтянуть, что-то переложить, заштопать и поправить. Потихоньку завязался разговор.
        - Химба, скажи, а морем пристать к диким землям пытались? Что вообще видно с воды?
        - Ничего не видно, просто местность. Пытались, конечно, и неоднократно, один раз даже целая армия высадилась на берегу. Как раз у Эйджанга. Поставили лагерь, укрепленный по всем правилам, переночевали на берегу, утром ушли в сторону города, и пропали. Все, без остатка. Несколько кораблей, которые ночевали в открытом море, также пропали. Не вернулся никто. Поэтому мы и не пошли морем, корабли, пристававшие к берегам диких земель, всегда пропадали, ни один не доплыл обратно в порт назначения.
        - А сколько, по твоим прикидкам, нам туда добираться пешком?
        - Пару недель, венд Дван.
        Какая-то мысль не давала мне покоя еще с утра, а вот теперь я смог её сформулировать.
        - Скажите, друзья, ладно мы, но вот с армией, и уж тем более с кораблями, разве эти медведи переростки справились бы? У меня одного ощущение, что это только начало неприятностей, и это был просто передовой дозор?
        - Нет, Дим, я сама об этом весь день думаю, и как раз сейчас мы с Импло это обсуждали. Эти медведи-мутанты не являются проблемой, по крайней мере для группы воинов точно. Внезапность, нападение ночью, возможно и дает им шанс перерезать небольшую группу, но вот отряд воинов им бы уже был не по зубам. Да потери бы были, но кто-то все равно выжил бы, и смог вернуться. А про корабли я и не говорю. Есть что-то, или кто-то ещё. И что-то наверняка посерьезнее этих мадалов, хотя нам-то и их хватит с запасом.
        - Странно это всё. Как вы с принцессой планировали этот поход, на что-то же опирались, слишком извращенный способ убийства тебя и горстки буйных из рабского загона. - Со стороны казалось, Дван рычит на нее, но с такой рожей любое обращение к собеседнику выглядело угрожающим, никак привыкнуть не могу, хотя очень люблю за ним наблюдать. Мы очень близки с ним характерами, просто Дван больше и умнее. Всё-таки учёный. И как раз того типа, который, как мне кажется, преобладал среди ученых Земли 19-го и начала 20-го века. Тот типаж, который хотел попробовать всё сам, потрогать своими руками, который отправлялся на край света, чтобы увидеть и открыть новые земли, который ставил опыты на себе, и обладал самыми широкими знаниями, начиная с физики, химии, математики и заканчивая литературой. Он, как и наши ученые прошлых времен, был воином и инженером, возводил города и командовал войсками, ну, например, как математики Земли, были известными артиллеристами. Такой Сайрес Смит, из замечательной книги Жюля Верна "Таинственный остров". При этом характер имел простой и добродушный, что удивительно совсем. По
крайней мере так мне казалось на данный момент.
        Химба улыбнулась, и указала на меня. - Вот на него надежда была и весь расчет. Слишком велик приз. А мной, и тем более вами ради него можно и пожертвовать. Да, я фаворитка принцессы, но я сама рвалась в этот поход, так как совершенный подвиг, тем более такой, как возвращение надежды на воссоединение народу лаори, существенно облегчит мое существование в империи. Скажем так, коситься не перестанут, но относиться уже попроще будут, оправдывая себя тем, что я участвовала в ТАКОМ походе. Будут преференции. А также надеялись, что раз сюда давно никто не пробирался, то бдительность местных стражей могла снизиться, и шанс проскочить у нас, на наш взгляд, был довольно высок. Но нас засекли уже на второй день, и я даже не знаю, есть ли этот шанс у нас сейчас.
        - Я знаю, - не удержался я, - вспомните, что я вам говорил ночью, нужно переключать мозги. За такой территорией невозможно следить постоянно, нужно либо население, которого нет, либо система оповещения, которой как раз и являются ваши мысли и страхи. Я всё понимаю, воспринимается это как бред, но попробуйте начать мыслить об этих местах, как о своём доме, лучше прямо сейчас, а то у нас как раз есть большой шанс не дожить до завтрашнего дня.
        - Вернее, давайте подождем ночи, и утром уже решим, а то пока мы испугались всего нескольких зверушек, со светящимися зубками. - Внес свою лепту Дван. На том и порешили.
        - Друзья, - опять встрял я, - а из-за чего началась война с икнафами?
        - Да кто бы знал, - принялась просвещать меня Химба, - просто в один момент они появились, и просто начали всех уничтожать, не разбирая, альт, ты, лаори или рос.
        - Мы с ними давно уже воюем, - присоединился к беседе Дван, - наш материк к ним поближе. В древности расстояние между материками мешало им нападать на нас, но потом, за счёт своих симбионтов, они научились его преодолевать.
        - Симбионтов? - немного обалдел я.
        - Ну да, цивилизация иканфов состоит из нескольких, зависимых друг от друга видов, и скорее всего, называя их просто иканфами, мы неправы. Мы же по сути называем их по имени летающих ящериц, кстати это название пришло к лаори от нас, так как мы первые с ними столкнулись. Но правильнее их будет называть по-другому. В нашей среде, я имею ввиду учёных, до сих пор идут жуткие споры по этому вопросу. Но мы уже точно знаем, как минимум два вида-симбионта, но только не знаем степень их разумности/неразумности. Вот эти то симбионты, а именно существа небольшого роста, чем-то напоминающие альтов, только в намного уменьшенной копии, и построили для них плавающие платформы, на которых они могут в случае хорошей погоды добираться до гряды островов на западе, носящей название Гряда Полумесяца, где уже организовали свою колонию, и с которой могут долететь до материка. Правда только до диких земель, и видимо не могут закрепиться там постоянно, просто в этом случае нападения были бы чаще. Тут им вваливают видимо явно не по-детски, впрочем, как и всем. Такая же ситуация и у нас, посередине, ну почти, ближе
все-таки к нам, есть небольшой остров, на котором они тихим сапом укрепились, а мы, что уж там говорить, проморгали, устраивая внутренние разборки, и теперь нападают на нас оттуда. Непонятно, что это им приносит, но нападают на нас они уже пару сотен лет. Это даже войной то не назвать, так, постоянные разбойные нападения. К тому же на этих своих гигантских платформах они могут заплывать очень далеко, и нападать даже на самые северные наши области, ну и на восточные у лаори, но происходит это редко. Если честно, Дим, мне кажется, что так они тренируют молодняк, что-то вроде обряда инициации, но мне мало кто верит. Хотя вернейший аргумент в его пользу, это бессмысленность всех этих нападений.
        После плотного ужина чертовски хотелось спать, но дежурство есть дежурство, и мы с Дваном, завистливо поглядывая на сопящих в четыре дырки лаори, отнеслись к нему со всем тщанием. Дван с секирой на плече расположился прямо напротив расщелины, по которой мы поднимались на скалу/палец, а я обходил по периметру, оглядывая лес и подступы к нашему убежищу по всей окружности. Старшая луна нависала прямо над нами, освещая своими лучами спокойный и величественный лес, расположившийся сейчас под нашими ногами. Ветра не было совсем, тишина стояла оглушающая, повальная я бы сказал. Не слышно было ни единого звука, лес словно замер, заколдованный, и лишь сопение спящих наших друзей, не давало оторваться от реальности. Мне казалось, что я парю над этим лесом, пролетая над деревьями, задевая их верхушки, и наблюдая над тем, как спят его обитатели. Где-то внизу легонько зашуршал иголками какой-то мелкий зверек, будто маленькая мышка побежала по своим хозяйственным делам, либо возвращалась домой, переделав их все, и именно поэтому припозднившись. Где-то упала ветка, зашуршал кустарник, принимая ее, словно бурча
недовольно, что разбудила. Тишина и покой, и все это под светом серебра, льющегося с ночного неба. Резко закричала сова, и я выдернулся из этого состояния. Жаль, мне понравилось, но я здесь, чтобы охранять сон своих спутников, а не над лесом в мечтах порхать. Сжав свой лук, и поправив колчан со стрелами за спиной, я продолжил обход по краю скалы. Интересная тут скала, верхушку как будто ножом срезало, и срез ровный, практически без выщерблин и трещин, только с одной стороны надрезали, словно сосиску хотели положить в громадный хот-дог, где роль булочки играла эта скала, на которой мы расположились на ночь.
        Дван сидел неподвижно, словно изваяние, с секирой, которую он уже переложил на колени и с копьем, лежавшим рядом с ним на скале. Я также таскал с собой копье, хотя основная моя ударная сила, это конечно стрелы. За время своей двухмесячной робинзонады, я довольно успешно научился с ним обращаться, и после первых дней, когда смешил своими выстрелами даже речных поросят, напоминавших мне капибар, сумел достаточно хорошо продвинуться в искусстве попадать стрелами в цель. По крайней мере Импло, посмотрев, как я обращаюсь с луком и стрелами, доверил мне функцию стрелка в нашем отряде, а это дорогого стоит, всё-таки он профессиональный воин, единственный среди нас, кстати. Он же и посоветовал мне взять именно этот лук, за что я ему теперь был бесконечно благодарен. Сам лук был произведением искусства и шедевром местного военного творчества. Середина лука была выполнена из какого-то невероятно красивого, по своей структуре, красно-коричневого дерева, рукоять (место хвата), очень удобная, в ладонь ложится как родная. Возможно цвет и структуру ему придали уже при обработке, но смотрелось очень эффектно.
Плечи были выполнены из неизвестного мне металла, а мне как понимаете, на данный момент многое неизвестно, ну судя по всему это какой-то сплав. Местную таблицу элементов Менделеева мне еще не приходилось видеть, да и есть ли аналог её здесь я не знаю, а по виду металл определить не могу, не специалист. Лаори мне говорили, как называется этот металл, но толку то, местное название для меня просто набор звуков. Понял только, что в этом сплаве есть сталь, серебро, как ни странно, и еще каких-то три металла, или это лигатура была, в общем мне ни о чем эти названия не сказали. Если короче, то сплав из пяти металлов. Плечи были серебристого цвета, общая длина лука составляла около ста тридцати сантиметров, длина стрел около восьмидесяти сантиметров. Прицельно я мог стрелять на 120-130 метров, дальше уже шаманство. Самая убойная дистанция для меня была от семидесяти до девяноста метров. Также на мне была пластинчатая броня, ну как броня, куртка, с нашитыми пластинами брони на груди, спине. На плечах, свисали эполеты как у гусара, из таких же пластин, а на ногах куртка доходила до середины бедер. Разрезы на
боках помогали не чувствовать неудобство при ходьбе, предплечья были защищены наручами, а шлем, на ремнях кстати, а не на подшлемнике, но в обхват головы, я бы даже сказал в "облипку", довершал экипировку, да еще поножи, забыл о них совсем. В общем и целом, все были примерно так экипированы, за исключением некоторых нюансов у каждого, сталь на доспехах была неброская, практичного грязно-серого цвета. Когда я спросил, почему не натирают до блеска, на меня посмотрели, как на идиота, пришлось сделать вид, что пошутил. Альт, например, упаковался в броню практически весь, Импло же наоборот, предпочел куртку покороче, она доходила ему только до пояса, Химба была экипирована как я. Только у них у обоих оказались те самые короткие палки, которые привлекли моё внимание, когда я наблюдал за жителями этого мира из кустов, ещё возле Эйенге. Это оказалось небольшое приспособление для метания дротиков, с помощью которого можно было метать их с большей силой и на существенно дальние расстояния. Всего лишь изогнутая определенным способом палка. Правда каждый, кто ею пользовался, по-своему украшал её, нанося различную
резьбу, а то и вовсе обшивая её драгоценным металлом и каменьями.
        Меня немного смущал шлем, так как он действительно был слишком близко к черепу. Странно, но шлемы здесь гребнями и остриями не украшали, предпочитали только на лоб вешать герб рода. У меня кстати он был пустой, что позволялось крайне редко, в исключительных случаях. Химба вот могла выбирать из двух, но она не носила ни один. Ну такие вот мы с ней оригиналы, получается. У Импло герб был в виде меча, расположенного на синем фоне. Признак древнейшего и знатнейшего из родов лаори в целом и воинов в частности. Более молодые и менее родовитые кланы увешивали свой герб многими элементами, некоторые даже делили фон на несколько полей/ячеек, и каждая имела свой смысл. И только древнейшие династии могли позволить себе такой простой герб. У Альта на лбу горела звезда (после этого предложения так и хочется поставить кучу улыбающихся смайликов), вернее комета, так как звезда была с хвостом, на сине-зеленом фоне, причем полос было всего две, зеленая снизу, синяя вверху. На зеленой полосе, по нижним углам, распределились еще два геральдических знака, справа стилизованный топор, слева раскрытая книга. Клан
владеющий и полями, и небесами, состоящий в основном из ученых и воинов, несущий свет знаний в массы. Если кратко, то его родственники были сплошь учеными и воинами, но считающие своим основным долгом преподавание. Такой клан академиков-преподавателей вузов, умеющих навалять по башке нерадивым студентам, и не только студентам, это я про навалять. Герб Химбы я не знаю, не носит она его, а почему спросить пока не решался, ну его, вдруг интимный вопрос. Я в принципе имел право на свой герб, когда меня спросили, у меня хватило ума сказать, что у себя я был аристократом, и они готовы были его воспроизвести и нанести на доспехи и одежду, но договорился с ними, что займусь этим после возвращения. Теперь вот надо его придумать, если доживу, то обязательно закажу. Даже мысли уже предварительные есть. Я решил остановиться на двухцветном гербе, чтобы уж совсем в аристократические аристократы не лезть, а так вроде не из великих и древнейших, ну его, себе дороже, но и рядом, голубейшая кровь таких почти как равных себе воспринимает. Это как заместитель, вроде и полномочий столько же, а ответственности никакой. Вот
это по мне. Так что осталось придумать какой-нибудь символ, вернее два, по каждому из цветов. Один из цветов будет синим, естественно, а вот по второму пока не решил, ну да время есть.
        Ночь уже полноценно опустилась на этот мир, старшая луна, которую тут кстати называли Верия, а младшую - Надия, но я их все равно называл по старинке, старшей и младшей сестрами, что кстати оказалось очень заразно, и Дван уже через раз называл их на мой манер, освещала всё вокруг, и только редкие тучки иногда погружали лес во мрак. Младшей видно не было, у нее как раз начался период затмения, когда ее несколько ночей не было видно совсем. Ветер был слабенький, так тревожил иногда ершик волос на голове, и почти не ощущался кожей. Тишина. Лепота, как сказал бы один известный персонаж известного всем, ну или многим, ещё советского фильма.
        В этот раз я увидел их почти сразу. Я как раз завершал обход, и подошел к Двану, когда они возникли, словно по мановению волшебной палочки, сразу метрах в пяти от опушки леса. Пятерка мадалов появилась и замерла, а их глаза начали наливаться своим серебристым свечением. Я подумал в тот момент, либо они могут регулировать свечение, либо оно у них "включается" при переходе в боевой режим. Я тронул Двана за плечо, тот бесшумно вскочил, держа секиру на изготовку, и мы приготовились к бою. Дван, чтобы разбудить лаори, швырнул в них веткой, которую оказывается вертел в руках. Но почему твари не двигаются? Стоят себе и смотрят на нас в полной тишине замершего с их появлением ночного леса. Как и в прошлую ночь, как только они появились, весь мир словно замер, звуки исчезли, и мне даже показалось, что и ветер прекратился совсем. Так что-же они ждут-то? Я не знаю почему и что на меня нашло, но я выхватил из костра головешку и швырнул ее в приготовленную нами преграду-кострище. Пламя вспыхнуло мгновенно, порошок альта сработал на славу, и из него раздался бешенный, злобный писк и шипение, к тому же резко
завоняло горелым мясом. При свете пламени нам удалось рассмотреть, что кострище буквально кишит от наполнявших его змеек, которые сгорая в костре издавали этот звук. Вовремя я поджег, представляю, что было бы проползи они к нам, змейки то наверняка ядовитые, чего бы они еще к нам полезли-то. Преодолеть костер удалось только двум из них, и мы с Дваном практически синхронно пригвоздили их копьями к скале. Да, с перепугу и от отвращения становишься очень эффективным, а я вдобавок прошелся по ним сапогами, буквально втаптывая их в камень. Тут альт взмахнул своим топором переростком и к нашим ногам упали две части еще одной твари. Эта была летающей, словно кожаная наволочка, которая отрастила по своим четырем углам по три костяных, и чертовски острых когтя/лезвия. После уже, когда плоть твари начала разлагаться, а эти когти ещё не сгнили, я на пробу, легким взмахом перерезал прочнейшую и толстенную кожаную веревку. Глаза у этой твари расположились по углам, и соответственно их тоже было четыре, навскидку, сантиметрах в двадцати от каждого края к центру тела. Посередине этой хищной летающей наволочки,
размещалась пасть, с впечатляющим набором светящихся клыков. В этот момент я подумал, надо же как удобно, есть сразу в пузо. Тут свое слово сказал Импло, уже проснувшийся и бешеной фрезой прошедшийся вокруг нас, работая сразу двумя мечами. Твари вокруг него просто падали на землю, разрезаемые на части, но продолжали мерзко шевелится уже лежа на земле. Несколько тварей все-таки прорвались, и мы, отделавшись несколькими порезами рук и ног, смогли их утихомирить. Нам повезло, что эти нападавшие скорее не летали, а планировали, и не смогли набрать достаточной высоты, чтобы атаковать нас сверху, только парочка их и поднялась на уровень головы Двана, остальные барражировали не выше моего пояса. Хорошо, что мы остановились на ночевку не на дереве, а на этой скале. Дван пошел их добивать, помогая Импло, а мы с Химбой приблизились к краю площадки чтобы посмотреть есть ли ещё сюрпризы. Картинка со стороны наверняка была эпическая, ночь, отсветы костра, скала посередине леса, окруженная отрядом медведей переростков со светящимися глазами и пастью, писк и шипение горящих змей, летающие элементы постельного белья,
частично целые, частично разрубленные на куски, и мы в потеках крови на руках и боках, и с оружием, и всё это в серебристом свете огромной луны, нависающей над нами как декорация фантастического фильма ужасов. Я уже отбросил копье и длинный кинжал, которыми отмахивался от атаки с воздуха и схватив лук, сделал несколько прицельных выстрелов по ожидающим внизу мадалам, правда без всякого успеха, так потревожил только. Они за все время так и не сдвинулись с места, явно наблюдая и контролируя действия остальных тварей. В это же время из леса выползло и начало приближаться к скале еще одно порождение диких земель, по крайней мере судя по выражениям лиц моих друзей, они тоже видели это впервые. Черт, вот только мне кажется, что с фантазией у их создателя беда какая-то? Ну это ж надо такое придумать, наволочки эти мерзкие, теперь вот это. А выглядело то, что приближалось к нашей скале как увеличенный в несколько раз цветочный паук ярко-лилового с белым окраса. В отблесках пламени, лиловый цвет конечностей казался темнее и части тела паука, окрашенные в него, резко контрастировали с белым цветом брюшка. Он
был довольно мерзким, при том, что размером был со средний дом, но честно говоря, я не представлял себе, чем он может нам навредить. Пострелял в него немного, но стрелы отскакивали даже от брюшка. И действительно, покружившись вокруг скалы, он вместе с мадалами отступил в чащу леса, и атака тварей прекратилась. Пока я пялился на нападавших, альт с Импло уже практически очистили вершину скалы от останков тварей, просто сбросив их вниз. Костер все еще горел, источая смрадный запах сгоревшей плоти змей, но я подбросил прямо с площадки еще несколько сучьев, чтобы пламя не потухло. Ещё через пару минут мы собрались все вместе, около расщелины, служившей проходом на вершину скалы, и принялись осматривать друг друга на предмет ранений, так как это место, за счет костра-преграды освещалось лучше всего. Все были в многочисленных порезах, летуны-наволочки успели нанести нам достаточно ощутимый вред. Меньше всех пострадал Импло, хотя и был в самой их гуще, у него была только одна небольшая царапина, остальные же трое участников стычки щеголяли порезами по всему телу, и буквально все были покрыты потёками крови.
Раны были хотя и не очень глубокими, да и не особо опасными, но крови напустили изрядно, и весь остаток ночи мы занимались тем, что обрабатывали их. Утром, сварив бульон из оставшегося от олененка мяса и костей, я опять напек тавас, и за едой предложил своим спутникам никуда сегодня не идти, а устроить днёвку. Очень уж удобное место для обороны мы нашли, к тому же у меня была одна идея, которую я хотел проверить следующей ночью. Все немного побурчав согласились, так как действительно много сил потратили этой ночью.
        Глава 11.
        - Колись, что ты задумал Дим? - Импло аккуратно отложил ложку с тарелкой, закончив есть, и явно настроившись меня расспросить.
        - Мне нужно спуститься вниз, и кое-что проверить. Предлагаю всем спать по очереди, меня же скиньте пока вниз на веревках, мне надо осмотреть соседние скалы.
        - Я с тобой, не обсуждается. - резко заявил воин-лаори. - Одному ходить по диким землям, это самоубийство.
        - Как раз наоборот, я считаю, что ходить с вами, вернее с любым из вашей троицы по этим лесам, вот это самоубийство.
        - Опять ты начинаешь мистики нагонять, ещё про маячок в наших головах расскажи. - Дван немного пренебрежительно скривил губы, зрелище то ещё, я вам скажу, презрительный павиан с мехом жёлтого цвета и ростом в полтора меня, расчесывающий массажной расческой мех по всему телу.
        - Дван, я же как раз и хочу проверить свою догадку, и тебе мозг не выношу, отдыхайте пока здесь, но мне нужно кое-что сделать. Ты только подежурь первым, чтобы если что, по-быстрому меня наверх вздернуть.
        - Лады, я веревку оставлю свисать, и давай я тебя спущу с северной стороны, там отрицательный уклон, мне легче будет тебя тянуть.
        Химба посматривала на меня с ехидным выражением на лице во всё время этого разговора, но ничего не сказала, только вот сейчас кивнула, утверждая мою вылазку. Командир, куда уж без напутственного слова, или хотя-бы без начальственного одобрения.
        - Постарайся уложиться в пару часов, а то обед приготовить не успеешь.
        - Слушаюсь, госпожа - и в меня тут же полетела ложка, которую я, впрочем, поймал на лету.
        Спускаться вниз на веревке было легко и быстро, так как Дван миндальничать не собирался и практически скинул меня вниз, я только что ноги себе не переломал. Посмотрев на его ухмыляющуюся рожу и погрозив ему пальчиком, что-то вроде "А-та-та, не хорошо так делать", я отправился к скале, расположенной напротив нашей, метрах в ста, на другой стороне огромной поляны, примыкавшей одной из своих сторон к камню, ставшему нашим бастионом этой ночью. А задумал я вот что. Мы проведем весь день на той же скале, что и этой ночью, а на ночь переберемся на другую, и посмотрим, сумеют ли твари навестись на нас, или нет. Ну и предварительно, я своих спутников напою, знаю, что у Двана в поклаже припрятано литра три настойки альтов, крепостью около семидесяти градусов, не меньше. Он мне сам её показывал перед походом, мол забористая штука, и вдруг нам всем по ходу мероприятия понадобится, как говорят у меня на родине, "протереть струны души". Настойка эта была просто как жидкий огонь, я попробовал за день до выхода, самую малость, Дван угостил, и, попробовав, я чуть не задохнулся, на всякий случай даже не стал
спрашивать, из чего они её гонят, решил, что лучше не знать. Потому что, судя по вкусу и запаху, знание это меня только расстроит. Но вещь крепкая, и в голову ударяла она хорошо, а мне сегодня именно это и нужно.
        Хочу все-таки проверить свою теорию, насчёт владения эмпатией тварями, действительно ли они наводятся на мысли и эмоции. Я за себя не переживал, несмотря на нападения последний двух ночей, я все равно относился к этой местности как к родному дому, всё-таки приютил меня этот лес в первые мои дни. И очень гостеприимно ко мне отнесся, предоставив и кров, и пищу. Даже гринбарсы предупредили заранее рыком, а не напали из засады по-тихому. Возможно мне и повезло, возможно это были не правильные представители семейства кошачьих, но так было, и я выжил. Да и сейчас, лес предоставлял мне убежища, словно оберегая меня от всего, то дуб посередине поляны, то эти скалы/пальцы, на равнинной в общем-то местности, и в лесу. Перебравшись через поляну, спугнув по дороге стаю куропаток, ну по крайней мере я так их идентифицировал (хотя и сам бы на их месте испугался эдакой полумумии, разгуливающей по лесу средь бела дня. Проклятые летающие наволочки с их острыми когтями-лезвиями, из-за них я теперь весь в бинтах), я подобрался к скале, которую наметил себе ещё вчерашним вечером, заступая на дежурство. Скала была
очень специфична, словно ворота на футбольном поле, два мощных столба с перекладиной между ними, расположенной примерно на две трети от общей длины столбов. Ну как понимаете, это конечно условно, левый по отношению ко мне и поляне столб был поменьше, навскидку метров на пять, а вот правый несколько потоньше его в обхвате. Сама поперечина при ближайшем рассмотрении оказалась гигантской плитой, площадью около десяти квадратных метров, расположенной на высоте также около десяти метров. Опоры этих исполинских ворот в окружности были около семи метров левый, и около пяти правый. Гладкие, с небольшими трещинами по всей длине, практически неприступные. Я заранее прихватил с собой веревку, и примотав ее к камню просто перебросил ворота для игры в футбол для исполинов, ну или здоровенную букву Н если хотите, и закрепив её за дерево, взобрался на перекладину. Увиденное меня порадовало, просто идеальное место для обороны, к тому же видно всё, что происходит на и около нашей сегодняшней стоянки. Здесь даже о змеях можно не думать, так как сюда они просто не доберутся, слишком отвесные стены, а летающие наволочки
не смогут нападать со всех сторон, им будут мешать столбы, если мы прижмемся к ним спиной.
        Два часа непомерных трудов, за которые мне удалось натаскать дров, и немного оборудовать стоянку, даже небольшой шалаш сделать успел, и я направляюсь обратно, к своим спутникам. Пройдя через поляну, я прокричал Двану, что немного поохочусь и углубился в лес. Все-таки места здесь непуганые, и уже через полчаса я возвращался назад, неся нескольких птиц, очень напоминающих мне наших фазанов, которых скрестили с птицей, вымершей совсем недавно на Земле, ну той, которая не могла летать, а только бегала. Киви по моему ее называли на моей родной планете. Эта тоже не умела летать, форму тела и клюв у нее был как у этой самой киви с Земли, за исключением того, что величиной была с крупного такого аиста, а из задницы торчали перья хвоста, по форме и окрасу напомнившие мне о фазанах, да и на голове были такие своеобразные ушки. Набрал я их стрелами, и теперь тащил около четырех штук, что с учетом их размера было даже немного больше, чем необходимо. Ничего, парочку тушек запечем впрок.
        Дван меня вместе с добычей вздернул на скалу так легко, словно я и не весил ничего. Химба забрала у меня птиц и отправила вместе с Дваном спать, я же попросил только разбудить нас не позднее, чем за три часа до заката.
        - Дим, проснись, время. - Я встряхнулся и тут же почувствовал чумовой запах еды, как же я проголодался-то. Мы с альтом набросились на еду, а лаори уселись напротив, и уставились на меня.
        - Говори, что задумал.
        - Репяфа, фвы шейшаш буфете фить, и не профто фить, а нафретешь в хвам, - проговорил я с набитым ртом, очень уж вкусная получилась зажаренная на костре фазано-киви, а голод я еще не успел утолить.
        - Что ты несешь, - нахмурилась наша предводительница, - проглоти сначала, потом говори, а то мне показалось, что ты предлагаешь нам всем напиться.
        - А что, я не против, - поддержал меня Дван, - напьемся, и нам будет пофиг на то, что нас съедят.
        - Я именно это вам всем и предлагаю, только пить будете вы трое, а я буду посмотреть, что случится этой ночью, если алкоголь отключит в ваших головах страх и ненависть к диким землям.
        - Ты серьезно? На нас в этот раз возможно нападут ещё большие силы, и новые мутанты, а ты предлагаешь нам валяться здесь в пьяном угаре, пока ты героически будешь отмахиваться от них своим ножичком? - Мне показалось, что я всё-таки вывел Импло из равновесия.
        - Ну не здесь, а вон на той скале, - показал я бедренной костью поедаемой птицы на скалу, расположенную на другой стороны поляны, - я там уже всё приготовил для ночлега, и к тому же, вы сами говорили, что надеетесь на меня в этой авантюре, вот и верьте мне. Мне кажется, да я почти уверен, что прав, иначе мне было бы не выжить в этих местах и двух дней, когда я появился здесь. Так что, вы сейчас втроем, нажираетесь прямо здесь и сейчас в хламину, потом мы все перебираемся на ту скалу, там уже висит приготовленная веревка, есть запас дров, и даже небольшой шалаш на случай дождя, а потом вы там еще понемногу добавляете, и валитесь спать, а утром, когда проснетесь, мы все будем знать точно, прав я или нет.
        - Ну или нас всех порвут на лоскуты этой ночью, - весело проговорил альт, - по крайней мере, если мы будем сильно пьяны, то мы умрем еще до наступления похмелья, в идеале даже не сообразив, что нам уже конец.
        Его это, по-моему, даже развеселило, по крайней мере было видно, что ему понравилось предложенное мной.
        - Эй, пёстроголовые, да ладно вам, другого, не то что лучшего, а просто другого, предложения у нас все равно нет, и я честно не думаю, что нам во время похода к цели, ежевечерне будут попадаться такие идеальные скалы, или другие укрытия, такие, чтобы мы могли спокойно отбиться и выполнить свою задачу. Сами то в это верите? На мой взгляд, если чего-то экстраординарного не предпринять, то нас с вами съедят не сегодня, так завтра.
        Альт был чертовски убедителен, вскочил с места, отложил недоеденный кусок, и сопровождал свою речь тем, что уже доставал из своего рюкзака огроменную бутыль с настойкой. Вот я всегда подозревал в нем родственную душу, чувствовалось, что он тоже на предложение выпить, лишний раз не откажется. Я сам не алкоголик, но выпить иногда любил, особенно с друзьями, нечасто и без особых последствий, так как у моего организма была одна особенность, при достижении определенной дозы я просто засыпал, предварительно разыскав себе лежбище. Помню, это особенно веселило мою жену, если мы были дома, я просто вставал и уходил спать, если в гостях, заказывал такси, и утаскивал жену и себя домой. Ей это черта во мне нравилась, так как она не позволяла мне гудеть совсем уж беспредельно, и к тому же я выдерживал как раз такой объём выпитого, что по-хорошему итак пора было расходиться. Да и редко я так выпивал до такого состояния, если по-честному, обычно останавливался на трех-четырех рюмках крепкого, или на четырех-пяти кружках пива.
        - Ты уверен? - спросила меня Химба, Импло похоже уже все решил, и теперь протягивал Двану кружку.
        - А какой у нас ещё выход? Я его не вижу, но альт правильно сказал, мы с такими делами по ночам, когда на нас нападает целая толпа мутантов, далеко не пройдем. И мы не застрахованы от того, что впоследствии, даже при невероятном везении, при котором мы приблизимся к цели, на нас не начнут нападать и днем. И вот тогда мы просто встанем, в лучшем случае, и то при условии, что найдем подходящее укрытие. И сколько мы там сможем просидеть? И разве в этом наша задача, продержаться как можно дольше, перед тем как умереть, на диких землях? А если я прав, то мы сможем передвигаться вольготно, не ожидая атаки каждую минуту, и у нас появится шанс выполнить свою работу. Я хочу, чтобы вы все напились потому, что у пьяного разумного отключается инстинкт самосохранения, он перестаёт бояться и как правило ненавидеть, обычно пьяный добрый и бесстрашный, и даже во сне. Особенно во сне.
        - А кем ты работал там, откуда к нам пришел? - Химба уже тоже потянулась кружкой к альту.
        - По специальности я экономист, в последние несколько лет работал на должности руководителя проектов, по сути отвечал за реализацию мероприятий по внедрению новшеств, изменений, решению проблем при их воплощении, нахождению решений и компромиссов в тупиковых ситуациях и затруднениях.
        - Ясно, похожая ситуация правда? - подмигнула мне она, лихо запрокидывая кружку с альтовым напитком.
        Пьянка началась.
        В итоге мы СМОГЛИ перебраться на новое место стоянки. Двану правда пришлось нести Химбу на плече, мне направлять Импло, следя за тем, чтобы он не снес какое-нибудь дерево своим телом, так как он двигался по принципу "вижу цель, верю в себя, не вижу препятствий". Химба распевала какие-то боевые песни, периодически наезжая на Двана за то, что он ее якобы не аккуратно несет, и что мол с такой драгоценной ношей нужно обходиться бережнее. Сам же Дван шел крупным таким зигзагом, не обращая на нее никакого внимания, бубня себе что-то под нос. С грехом пополам добрались, и уже на самой площадке ребята накатили еще по рюмочке, последней, так как считали, что допили всё, и рухнули спасть в шалаше. Вовремя. Уже наступал вечер, и я был несказанно рад тому, что они угомонились. А то предложения у них были те ещё. Импло утверждал, что порвет всех мутантов голыми руками, и даже в какой-то момент принялся раздеваться, утверждая, что и бронь с одеждой ему не нужна, ибо, цитата "я быстрый и мощный, а также хитрый и сильный, я их всех и так порву", отвлек я его новой порцией выпивки, выпив которую он забыл, о чем
говорил. Альт собирался наломать деревьев и завалить ими всех мутантов, Химба просто глупо хихикала. Угомонились. И слава Богу.
        Укрыв своих спутников одеялами, я налил себе в кружку холодного компота, который приготовила ещё днем Химба, нарезал себе парочку бутербродов из лепешек и жареных фазано-киви, и свесив ноги уселся на краю площадки, лицом к нашему вчерашнему убежищу. Светило уже садилось, природа успокаивалась и затихала, готовясь к вечеру, свет одной из сестер-спутниц планеты становился всё насыщенней. Вечер обещал быть опять безоблачным и тихим, что мне было естественно на руку, так как хотелось понаблюдать за тем, что будет происходить возле нашей предыдущей стоянки. Эх жаль, бинокля моего нет, так и лежит себе в тайнике около города Эйенге, на площадке скалы, с которой я тогда наблюдал за лаори и их городом. Кажется, что с тех пор прошла целая куча лет, а на самом деле не многим больше двух месяцев. Когда-нибудь я вернусь за ним, и за своими вещами на той поляне, где прожил первые свои дни в этом мире. Интересно, навес не развалился ещё?
        Тут светило окончательно опустилось за горизонт, и вечер полноценно вступил в свои права. Я встал, подошел к своему луку, вложил в него заранее подготовленную стрелу, поджег и выстрелил в направлении нашего предыдущего места ночевки. Расстояние было на пределе, но я все-таки, во-первых, добил, во-вторых попал горящей стрелой в кучу валежника, которую я набросал перед самым нашим уходом, практически воссоздав костровую преграду предыдущей ночи. Там ещё оставались дрова, не тащить же их, да и бросать жалко. А так получалась полная иллюзия того, что мы всё еще там, и специально подожгли костер, как и прошлой ночью. В разумность тварей я не верил, но все-таки. Сначала я подумал, что не попал, вернее, что попал в камень и стрела потухла, не попав на заготовленные дрова и ветки с сухой травой, но через несколько минут я увидел отблески пламени и дымок, поднимавшийся над мини-завалом из дров. А ещё через несколько минут костер разгорелся в полную силу, добавляя освещенности месту нашей вчерашней битвы. Свой же костер я тут же затушил. В этот раз твари не стали долго ждать, и напали почти сразу же после
наступления ночи, но как я и ожидал, напали на место нашей вчерашней стоянки. Сначала из леса выступило несколько старых знакомых, медведей-переростков со святящимися глазами, а потом на скалу с ночного неба рухнуло двое гигантских, размером чуть ли не со слона, нетопырей. Тут же раздался их разочарованный вой, видимо они сильно удивились, не обнаружив там добычу. У меня даже сложилось впечатление, что они переговаривались со стоявшими внизу мадалами. Те, покрутившись вокруг скалы, периодически увеличивая диаметр окружности исследования, взвыв еще несколько раз исчезли в лесу. Нетопыри, взлетев, и сделав несколько кругов над скалой, также улетели. На всё про всё ушло около получаса. В нашу сторону они даже не посмотрели.
        Глава 12.
        - Эй, туристы-алкоголики, просыпайтесь. Бульон готов, буду вас от похмелья лечить.
        Утро было в самом разгаре, и я решил, что пора уже моим спутникам просыпаться. Сам я ночью, спать так и не ложился, сторожа далеко не чуткий сон своих товарищей. - Хорош дрыхнуть, счастье своё проспите.
        - Вот злой ты, Дим. Башка трещит, внутри всё трясётся, а тут ты орёшь на весь лес. - Химба вылезла из шалаша, недовольно бурча на меня. Её кожа, итак сероватая, как у всех лаори, сегодня мне кажется потемнела еще на пару оттенков. - ну и гадость же эта настойка Двана. Такое ощущение, что у меня во рту иканф нагадил. Причем давно.
        - Попей бульончику, должно помочь, - я протянул ей кружку с исходящем над ней облачком пара. - Давай, не дергайся, самое то сейчас для тебя.
        - Ухххх, хорошо то как, жирненький, тёпленький, ааааа, - Химбу теперь было от кружки не оторвать. Тут из шалаша появились ещё две помятые головы, явно на запах.
        - Дим, гад такой, на фига ты нас вчера так напоил, - в один голос проговорили головы. Та, что принадлежала покрытому желтым мехом амбалу, схватила протянутую кружку и залпом её осушила.
        - Ааааа, хорошо то как. - дежавю просто какое-то. Импло же молча присосался сразу к котелку. Дван попытался его оттолкнуть, но тут увидел, что я наливаю Химбе из другого, протянул кружку мне.
        - Давайте, приходите в себя, туалет там, за плетнем. Я его ночью сплёл и установил. Девочки налево, мальчики направо. Потом ко мне, будем пить ассам (ассам - здешний чай, в основном красный, и у него легкий мятный привкус. Может это и не чай, как растение, но тоже кустарник, тоже тонизирующий, его также надо было заваривать какое-то время, и для удобства я его так и называл для себя), и я вам расскажу кое-что.
        - У тебя получилось? - вытаращил на меня свои, в похмельных красных прожилках глаза Дван, ну просто вампир, вот ей Богу.
        - Всем приводить себя в порядок, потом, всё потом.
        - Вообще-то командир здесь я! - Химба даже попыталась приосанится, потом скривилась и прохрипела. - Бл... Всем приводить себя в порядок и через пять минут сбор у костра, выслушаем доклад Дима. Дим, завари ассам покрепче, нужно и правда внести какую-то ясность в мозги.
        - Слушаюсь, командир.
        - Ну орать то зачем, гадский рос.
        Все расползлись по углам площадки, кто в туалет, кто умываться, а я уселся у костра в ожидании своих похмельных спутников. Ну и да, заварим местный аналог чая, насыпав двойную порцию заварки.
        - Итак друзья, это всё только подтверждает мою версию, о способности тварей диких земель к эмпатии, они были на расстоянии чуть более ста метров от нас, но не смогли обнаружить наше новое убежище, они даже по следам не смогли пройти, вернее это им даже в голову, или что там у них, не пришло - закончил я пересказ событий ночи.
        - Невероятно, - казалось альт находится в каком-то непонятном возбуждении, - это же научное открытие, ну пусть пока предположение, величайшей важности, - а ну да, всё время забываю, что передо мной не громила-недоумок, а достаточно известный ученый, причем на двух континентах известный, как у альтов, так и у лаори.
        - Ученые и народа лаори, и общности альтов только подходят к азам изучения эмпатии, многие до сих пор отказываются в неё верить, как и ваш покорный слуга, - Дван аж трясся, то ли от возбуждения, связанного с прикосновением к открытию, то ли от похмелья, поди пойми по нему. - Это же невероятно, и если мы докажем, что на практике существуют виды живых существ, обладающие способностями к эмпатии, или сможем доказать, что есть примеры её применения, то мы дадим огромный толчок в развитии данного направления науки, - не, всё-таки не от похмелья, по крайней мере в основе его состояния лежит именно научный интерес, а не интоксикация организма.
        - Дван, давай сейчас не об этом, нам нужно выработать стратегию дальнейшего передвижения к нашей цели, - попыталась вернуть его на грешную землю Химба.
        - Да нет, вы не понимаете, мы должны по возможности максимально изучить данных представителей фауны диких земель, и захватить с собой образцы, для дальнейшего исследования в лабораториях. Это будет переворот в науке, в частности в изучении способностей мозга разумных и неразумных существ.
        Мы отключили звук, пусть выговорится. Двана хватило на полчаса, за которые мы свернули лагерь и приготовились к путешествию.
        - Угомонился?
        - Да, друзья, извините, что-то меня понесло. Просто это такое открытие...
        - Стоп, хватит, не начинай по новому кругу, - я даже рявкнул на него. Дван смущенно замолк, а я заржал, тут же ко мне присоединился и Импло, а через пару минут хохотали все. Ну представьте себе картинку, я почти в половину от роста альта, ору на него, а он смущается. Представьте себе смущающегося великана, покрытого желтым мехом и с лицом злобного павиана. Вообще распознать то, что он смущается сложно, с его то внешностью, а уж показать его, чтобы остальным понятно было, что вот эта вот образина смущается, практически нереально. Но у него получилось, и выглядело это очень комично. Оторжав, мы приступили к обсуждению.
        - Давай, Дим, жги, - дала отмашку наша начальница.
        - Итак, ваша задача просто следовать за мной, не отвлекаясь на дорогу и внешние факторы, это всё будет теперь висеть на мне и Дване, так как он походу теперь уже не сможет относиться к этим землям даже с простым недоверием, не говоря уж об опаске. Для него это теперь любимая лаборатория, так что проблем с ним не будет. Я и раньше относился к диким землям как к своим. Теперь Вы, - я посмотрел на Импло и Химбу.
        - Основная наша проблема, это ваши мозги, вам во время передвижения нужно сосредоточиться на чем-то приятном, переводите тело в режим бездумного передвижения, а сами медитируйте о чем-нибудь красивом и хорошем для вас. Думайте о доме, семье, любовнице или любовнике, вспоминайте приятные моменты жизни. В общем старайтесь не думать о том, где вы находитесь и о причинах своего появления здесь. Мы же с Дваном позаботимся как о вашей безопасности, так и о направлении движения. Договорились?
        - Да, давайте попробуем, - Химба была явно не прочь поэкспериментировать, а наш воин просто кивнул.
        - Тогда построение при передвижении следующее, впереди я, потом оба лаори, замыкающий Дван.
        Глава 13.
        Прошла неделя. Наш поход опять превратился в обычную лесную прогулку, и если в первые две ночи после той пьянки мы ещё немного дергались, и тем самым привлекали к себе охранников диких земель, то теперь уже все успокоились. В первую ночь видимо кто-то из моих спутников не смог перестроиться окончательно, и твари это почувствовали, но так как скорее всего страхи и неприятие к этим землям возникали спорадически, то навестись точно на нас они не смогли. Мы, сидя на очередном дереве, видели их, рыскавших на некотором отдалении, от места нашей ночевки. Видели мы с Дваном, представителей лаори мы заранее уложили спать, благо день, проведенный в передвижении по лесу с похмелья их умотал полностью, Дван и тот еле держался, только на упрямстве и интересе ученого. Ему нужно было убедиться лично. Убедился и также завалился спать, а меня ожидала вторая ночь без сна. Правда посередине ночи Импло проснулся, и сменил меня, убедив, что отдохнул и справился с головой. Ему я верил, всё-таки мозг военного более дисциплинирован, так что виновником того, что твари все-таки что-то чуяли, была скорее всего Химба.
        Утром Дван поделился своими впечатлениями, да и Импло добавил, так что Химба, уличенная в халтуре, сделала выводы, что показали дальнейшие события. Твари нас больше не беспокоили, и мы спокойно себе передвигались к своей цели. Еще через пару дней лес закончился, началась лесостепь, по которой мы без всяческих проблем передвигались еще пару дней.
        Этот мир, ну та часть, которую я видел, был очень красив. Обилие животных и птиц, чистота, отсутствие мусора, превращали его в прекрасную картинку. Возможно, и скорее всего, в обжитых местах было не так, и следы деятельности разумных разрушали идиллию, но вот здесь, в диких землях, природа представала во всей своей красе. Жизнь здесь просто бурлила, я имею ввиду животный и растительный мир. Сейчас, например, справа от нашего движения, практически у самого горизонта, передвигалось гигантское стадо каких-то травоядных. Сплошной поток, от края и до края, словно река из спин и рогов, бурлящая и ревущая в тысячи голосов. Господи, как хорошо, что их миграция происходит далеко от нас, а то втоптали бы уж в унавоженную ими же степь. Величественное зрелище. Над этим стадом парили птицы, видимо достаточно крупные, раз их видно из такой дали, надеясь напасть, либо полакомиться погибшими представителями местного варианта тура. Дван описал мне их внешний вид, как только мы их увидели. Ещё удивился, что их так много, так как в обжитых землях они остались только в заповедниках, и то в небольшом количестве. А
здесь такое изобилие. Странно.
        - Дим, ты видишь это? - обернулся ко мне Импло, так получилось, что теперь негласным руководителем группы стал я, видимо спутников впечатлила моя догадка про владение тварями эмпатией. Инициатива наказуема, это правило работало и здесь. Химба, кстати, довольно спокойно приняла то, что теперь Дван и Импло в первую очередь, по всем вопросам обращались ко мне, но и я не злоупотреблял, прежде чем принять любое решение обращался к ней за одобрением. Так что формально, руководство отрядом оставалось за ней, я же выступал на данном этапе как неформальный лидер, либо как наиболее квалифицированный специалист, как хотите, так и воспринимайте. Мне кстати нравится такое взаимоотношение в команде, когда на первые роли, в зависимости от ситуации, выходят те, кто в данном конкретном вопросе наиболее компетентен, сохраняя при этом иерархическую структуру, сложившуюся, или сформированную указанием сверху. На мой взгляд такие системы взаимодействия максимально эффективны, вот только создать их получается крайне редко, по крайней мере на Земле, так как людям всегда мешают их алчность, карьеризм, гордыня и банальная
лень. А также нежелание выпускать из своих рук бразды правления, даже в тех случаях, когда эти бразды в некомпетентных руках могут привести к краху, экономическому или физическому, не суть важно. У нас получилось, и во многом благодаря Химбе, которая не стала настаивать на своем праве распоряжаться всегда и везде, и грамотно делегировала полномочия, исходя из текущих проблем, вариантов их возможного решения, и определенных навыков, которыми обладали участники группы. Молодца!
        - Да, вижу, но что это? - прямо напротив нас, из-за горизонта показались развалины древнего города, и не просто развалины, а РАЗВАЛИНЫ. Громадная площадь прямо посередине степи, в которую постепенно превращалась лесостепь, среди которой высились мрачные, заросшие уже частично деревьями и кустарниками остатки стен и строений, храмов и жилых домов.
        - Вернее, я хотел спросить, что за город здесь был?
        - Скорее всего это Айракотанг, небольшой по тем временам город, я имею ввиду, его статус, в нескольких днях пешего пути от нашей цели. Здесь раньше было много кожевенных и меховых мастерских, полный цикл изготовления, если можно так выразится, от выделки шкур, до пошива готовых изделий из кожи и меха. А сумки какие здесь делали! - Химба мечтательно закатила глаза. Ну всё правильно, кто, о чем, а женщина о сумках, хоть в этом местные женщины похожи на наших.
        - Здесь жил мастер, - продолжила она, - так за его сумками в очередь выстраивались, он на несколько лет был расписан, и стоимость их доходила иногда до полного абсурда. Некоторые модники и модницы, чаще конечно модники, готовы были выкладывать за его изделия просто баснословные гонорары. Ходили даже байки, что один из великосветских идолов, то ли певец, то ли поэт, не помню уже, выложил за его чемодан равное по его объему количество золота. Не по весу, а по объему, представляете?
        - А этого мастера не Луи Вуитон часом звали? - поинтересовался я.
        - Нет, его звали Фенд с Сил, а кто такой Луи Вуитон? Правильно я произнесла имя?
        - Правильно. Никто, здесь по крайней мере. Не обращай внимания, это я так, - смущенно пробормотал я.- ладно друзья, думаю, что сегодня мы заночуем в этом городе, вернее на его останках, надеюсь ни у кого никаких предубеждений нет по этому поводу? Химба, как считаешь?
        - Почему нет. Согласна, лучшего места на данный момент не найти. Давайте доберемся до него и на месте уже определимся с ночевкой.
        Развалины поражали, было ощущение, что на город словно что-то опустили, прямо с неба, и придавили его, как таракана. Обрушилось всё видимо сразу и основательно, а потом уже годы довели работу по разрушению города до конца. На остатках стен росли деревья и кустарники, казалось, что кто-то обшил руины ковром из мха, ощущения заброшенности уже прошло, вблизи всё смотрелось лаконично и естественно, словно так и было задумано. Некоторые части строений остались нетронутыми природой, и гротескно возвышались среди растений. Абсолютно сюрреалистичная картина, я вам скажу, но очень красиво. Да, именно красиво, годы привели этот заброшенный и уничтоженный город в состояние единения с природой, следы пожаров и разрушений уже переработались и остался только голый камень, и то не везде. Где-то мох, трава и кустарники смогли зацепиться, а где-то камень так и остался обнажённым.
        Мы устроились во внутреннем дворике полуразрушенного крупного строения, скорее всего бывшей гостиницы, или административного здания, хотя может и даже замка влиятельной особы. Теперь уже тоже бывшей. Не знаю, трудно определить, вокруг только покрытые растительностью остатки какого-то крупного здания. Во времена того чудесного избавления, как думают лаори, те кто не попал под замес, а на мой взгляд огромной трагедии всего народа, на диких землях не выжил никто. Практически треть расы лаори погибла одномоментно, ну разве это не великое горе? Да у них были разногласия, но только небольшой процент живущих здесь готов был идти до конца в этом переделе власти, обычному, либо как принято говорить простому, народу было же наверняка всё равно, кто у них императрица, они её за всю свою жизнь и не видели ни разу, а уж бытовых предпосылок в то время для свержения действующей не было, все жили сытно и свободно. Ну беспредельничали иногда знатные вельможи, но не так чтобы часто, и не все. У меня вообще это не укладывалось в голове. Почему это произошло? Почему большая часть лаори западных провинций,
аристократов и военных, изменила своим клятвам и пошла за самозванкой. Что она им пообещала? Да и простой народ её поддерживал, судя по тому, что мне рассказывала об этом периоде Химба. Ладно жили бы в нищете и творился бы повсюду форменный беспредел, но этого же не было. Люди жили в достатке, повторюсь, аристократы чудили конечно, но в основном в рамках. Это не могло привести к поголовному восстанию. Непонятно. Я всё больше склоняюсь к тому, что это была спланированная акция, и отделение западных провинций было в ней всего лишь отвлекающим маневром, а основной целью как раз и было отчуждение этих земель от цивилизационного пространства и их превращение в "дикие земли". Кому-то это было нужно. Но вот кому? И зачем? И кто или что ждет нас там, куда мы так слепо ломимся?
        Сегодня приготовить еду вызвался Дван, обещая забацать какой-то немыслимо вкусный шашлык, из небольшой антилопы, более всего похожей на африканского орикса, которую я подстрелил ещё утром, потратив на неё аж три стрелы. Да, меткость меня иногда подводит. Стыжусь. Он обнаружил что-то в виде кувшина-печи, вкопанной в землю еще столетия назад, и случайно сохранившейся на краю дворика. Печь была удачно привалена плитой, только самый край оказался открытым, благодаря чему мы и смогли её обнаружить. На самом деле Дван изначально хотел выкопать яму, чтобы оборудовать отхожее место, когда наткнулся на него. В итоге мы расположились неподалеку от своей находки, а то самое, столь необходимое место, перенесли в соседний дворик.
        Так что Дван хозяйничал на кухне, Импло делал вид, что нес караульную службу, забравшись на главенствующую по высоте развалину и "обзирая" там окрестности, ну а мы с Химбой решили прогуляться по почившему городу. Тут даже улицы сохранились, ну как сохранились, они довольно явственно угадывались среди деревьев, строили лаори хорошо, явно на века, что эти века и подтвердили. Даже через столькие годы город окончательно не сдался, продолжая борьбу за свою жизнь. Мы шли по улице, хоть и поросшей травой, но нога нет-нет, да и вставала на плиту, являющуюся покрытием древней то ли мостовой, то ли проезжей части. С боков, пусть и не на большую высоту, и не везде, но всё еще возвышались остатки стен бывших домов. Гулять здесь было интересно, мозг постоянно пытался моделировать сценки из прошлой жизни, картинки существования жителей города до того, как всё прекратилось.
        - Дим, ты так и не рассказал мне про свой родовой герб, - завела разговор лаори, - мне вот почему-то кажется, что у тебя на нем изображен кто-то из кошачьего семейства. Извини, но я наблюдаю за тобой всё время, когда есть такая возможность, и во время пути и ранее, когда только увидела тебя в загоне для продажи в рабство, и тогда, когда мы готовились к выполнению задания. Не подумай ничего дурного, мне просто интересно. Ты отличаешься от привычных мне разумных, даже от росов, особенно от росов. По крайней мере от моего представления о них, так как я очень редко с ними общалась, и на мой взгляд они более, ну суровые что ли. Ты же достаточно открыт и жизнерадостен, твои эмоции, в отличии от каменного выражения лиц твоих соплеменников, всегда написаны на твоей физиономии. Ты добр к своим, но вместе с тем ты отважен, силен и определенно умеешь быть жестким. Ну прямо как прирученный гатинхо.
        - Спасибо за лестное для меня сравнение и вообще оценку, - улыбнулся я. - По крайней мере мне всегда приятно услышать о себе то, как меня воспринимают со стороны. Нет, не кошачье семейство, на моем гербе висит морда волка. У нас говорят, что волк слабее льва и тигра, но в цирке он не выступает. Это символ отваги, силы и ума. И расположена она по центру окружности на синем фоне. У меня круглый герб Химба, круг символ, как бы это сказать, приверженности и непримиримости всего того, что касается обязательств, принципов, верности и веры. Синий же цвет означает благородство и справедливость (как вы понимаете, у меня было время обдумать, и я в своей голове уже сложил для себя, какой герб я бы хотел видеть на своем шлеме). В нашем мире, по крайней мере в той стране, где я родился и вырос, аристократии уже, как таковой нет. Был период, когда к власти пришли люди, пропагандирующие равенство всех. Поэтому формально никакой высшей касты у нас нет, но люди помнят. Помнит и моя семья. И по отцовской, и по линии матери, у нас в роду были сплошь дворяне, правда род матери породовитей будет. Вот его герб я себе и
взял (тут я наврал конечно, герб рода мамы я не знаю, утерялось всё в советские времена). На самом деле я не говорил про герб, потому что хочу его немного изменить. Ну а девиз у нас такой "Разум. Отвага, Сила". Я уже тут сложил первые буквы, и по-русски, ну на моем родном языке, получается аббревиатура РОС. Забавно, не находишь? Но мне нужно добавить элемент этого мира, а вот какой, я ещё не определился.
        - Тяжело тебе пришлось, - она даже нахмурилась, - разом всё потерять, как держишься только?
        - А выбор у меня есть?
        - Ну да, и знаешь, мне кажется, что это не совпадение, - задумчиво проговорила она, - ну я про первые буквы девиза твоего рода, и что ты здесь оказался.
        - Не знаю, - я не стал ей говорить о том, что придумал этот девиз уже здесь, как раз чтобы загадочности себе добавить. Не знаю зачем, тогда казалось это хорошей идеей, теперь, после того, как она слишком серьёзно к этому отнеслась, мне стало немного стыдно, но тут я кое-что увидел.
        - Стой, смотри, что там? - я придержал за локоть идущую чуть впереди Химбу.
        Улица, по которой мы шли выходила на небольшую площадь, по крайней мере именно так мне сейчас представлялось, и прямо напротив нас, на противоположной стороне этой самой площади стояли руины видимо бывшим крупного особняка, имевшего в прошлые временя подвал. Почему я так решил? Потому что туда вела тропа, выходящая из соседней с той улицы, по которой мы шли, и буквально нырявшая под руины, оставшиеся от древнего здания. По тропе явно часто и много ходили. Но вот кто?
        Ну естественно я полез туда. Химба побурчала немного, но отправилась вслед за мной. Вход был сначала просто пологим, потом нам повстречалась высокая арка, а за ней уже широкие и глубокие ступени, уходящие вниз. Было темно, но через несколько шагов на стенах стал появляться фосфоресцирующих мох, и видимость пришла в норму. Через некоторое время ступени закончились в ещё одной арке, и перед нами возник здоровенный зал, с колоннами в два ряда, уходящими внутрь подвала. Наверняка в прошлой жизни, еще до тех событий, результатом которых стало образование диких земель, здесь был подвальный этаж какой-нибудь купеческой гильдии, в котором хранились либо товары, либо бочки с вином на продажу, или на длительное хранение. Просто представить себе, что кто-то сделал такой подвалище под обычным жилым домом я не мог. Хотя могу и ошибаться конечно, может тут так и строят, но спросить об этом у Химбы мне в тот момент даже в голову не пришло. Потому что то, что хранилось в этом подвале сейчас, напрочь вынесло из моей головы все вопросы. Вдоль стен и между колоннами стояли анабиозные капсулы. Вот так вот, не больше
и не меньше. Нижняя часть их была изготовлена из камня, а вот верхняя, крышка-колпак, была сделана явно из стекла, или из прочного пластика. Извините, не знаю точно, так как постучать по ней я не решился. Капсулы, наполненные голубоватым газом, были разных размеров и типов, ближайшие к нам были высотой метра в два, а длиной так и все три метра. И лежали в них совсем не космонавты, и не инопланетяне, а знакомые нам до жути медведи-мутанты-переростки, четыре особи слева и четыре справа. Тут на ближайших к нам капсулах, на торцах, расположенных к проходу, на уровне соединения пластика с камнем, чуть выше, на самой крышке капсулы начали мигать голубоватые огоньки, потихоньку набирая яркости свечения. Повернувшись к Химбе, я увидел, что её всю трясёт, и буквально в любой момент она может сорваться в крик. Мне ничего другого в голову не пришло, как со всей силы шлепнуть её ладонью по упругой заднице. Вовремя. Она среагировала правильно, как аристократка и хорошая девочка, сразу же забыв про мутантов, лежащих в гробах, повернулась ко мне и залепила пощечину. Хорошо так приложила, но я даже не попытался
увернуться, а улыбаясь во все зубы приложил один палец к её губам, тихо мол, а другой рукой указал ей на ближайший саркофаг. Мигание лампочек на нем тут же прекратилось. Есть ещё одно подтверждение моей теории об эмпатии, которой обладают эти твари! Они явно начали выходить из своего искусственно наведенного сна, как только почуяли её страх, и отключились сразу же, как только она переключилась на меня. На то, в принципе и был расчёт. Химба не зря была уже несколько лет фавориткой принцессы, все же понимают, какая это клоака - императорский двор, дура бы там не продержалась столько, поэтому она сообразила сразу же, как только увидела затухающие огни. Но она не была бы собой, если бы не обернула всё в свою пользу. Улыбнувшись так, что у меня мурашки пробежали по коже, она прильнула ко мне, прижавшись всем телом, да так, что мне стало неловко, всё-таки она симпатичная, хоть и лаори, и промурлыкала, прямо мне в ухо так, как это умеют делать только женщины:
        - Ты хочешь прямо здесь, Дим. Хочешь, чтобы они смотрели на нас. Знаешь меня это тоже заводит, - и тут же укусила меня за ухо, да так, что у меня слезы из глаз брызнули, и я еле сдержал вопль боли, вспыхнувшей в прокушенном ухе и рвущейся из моей груди - никогда так больше не делай Дим, договорились, - прошипела она мне. От глаз, мне кажется прикуривать можно было, так они у него сверкали, прямо разряды электричества выпускала.
        - Химба, прости. Ты мне друг, и я не хотел тебя обидеть, ни в коем случае, просто это единственное, что пришло мне в голову. Да и что может моментально перевести женщину из состояния ужаса, в состояние гнева наиболее эффективно, как покушение на её девичью честь. Извини, ситуация была критическая, если бы они проснулись, нам бы кранты. Без вариантов.
        - Да, знаю, прости не смогла удержаться. - хихикнула она, - ты так потешно смотрелся, когда я на тебя наехала, и совсем уж скис потом, когда я включила шлюху.
        - Знаешь, Химба, ты тоже больше так не делай, все-таки я хоть и рос, но всё же мужчина, а ты привлекательная женщина, так что давай всё-таки беречь нервы друг друга?
        - Да знаю я всё, Дим, говорю же, прости, я сначала реально испугалась, а потом мне стало стыдно, за этот свой страх, вот и сорвалась на тебе. Извини.
        По ней видно было, что она уже отошла от шока, и ей действительно неудобно передо мной.
        - Да ладно, Химба, на то ведь и нужны друзья. Верно? А я надеюсь, что мы с тобой в первую очередь друзья, а потом уж коллеги по проекту под названием "Иди и достань из жопы кролика!" патетическим голосом произнес я. Химба заржала, и ситуация разрядилась.
        - Хорошо, Дим, давай посмотрим, что тут у нас есть.
        - Вот такая ситуация друзья, - закончила свой рассказ нашим спутникам Химба, - мы с Димом осмотрели там всё. Вначале стоят капсулы с медведями, потом капсулы поменьше с наволочками, а в самом конце зала стоят четыре огромные капсулы с громадными нетопырями. Какие-же они ужасные, я чуть не описалась от их внешнего вида. На мой взгляд, это своеобразный гарнизон, призванный приглядывать за округой, и скорее всего по всем диким землям разбросано несколько таких форпостов. К нам в прошлый раз видимо приходили из другого района, так как капсул со змеями мы не обнаружили, хотя может они как-то приманивают обычных змей, природных, так сказать. Но вряд ли, - подумав, продолжила она, - слишком их было много. Ещё один аргумент в пользу того, что это не наши знакомцы в том, что у них совсем нет следов ранений на их шкурах, да и капсулы с наволочками-летунами полны, а мы с вами их в прошлый раз нашинковали изрядно. Ладно, я могу ещё поверить в повышенную регенерацию у тварей, но так быстро восстановить численность они не смогли бы. Да и мы в первую ночь знакомства с мадалами уложили троих из них. А здесь все
на месте. Так что всё говорит о том, что это другой отряд. Хмм, отряд, скорее стая. Дим говорит, что они находятся в состоянии сна, глубокого сна, практически равного смерти, в его мире это называется анабиоз. Я правильно произнесла, - последовал мой кивок, и она продолжила, - я впервые об этом слышу, да и в мире Дима только начинались исследования в данной области, работающих образцов на момент его переноса к нам, еще не существовало. Дван, у вас есть такие разработки?
        - Нет, я бы знал. А что это за анабиоз такой?
        Тут пришлось включиться мне
        - Это искусственное состояние организма, в которое его погружают, ну планируют у нас пока погружать, во время длительных путешествий, во избежание старения организма. У нас планировали космические перелеты на другие планеты, и писали о том, что это станет возможным только при применении анабиоза. Специальный газ, или какие-либо другие химические элементы, переводят организм в замедленный режим, то есть все реакции организма практически останавливаются, деятельность поддерживается на минимальном уровне, что-то в виде спячки, при этом человек остается живым. Как некоторые виды лягушек, которые замерзают на зиму, а потом, когда оттают, продолжают без вреда для здоровья функционировать. При нашей продолжительности жизни, это было очень актуально. Но насколько я знаю у нас данный механизм еще не доработали до конца, только начали исследования в данном направлении.
        - Ясно, у нас тоже нет никаких похожих разработок, и даже не планировались пока, думаю, что у лаори также.
        - Ну а здесь, в диких землях, кто-то добился успеха. Удобно, выполнив свою работу, твари засыпают, и не нужно поддерживать их функционирование, ни тратиться на питание и искать им занятие. Все интереснее и интереснее.
        - Что делаем, командир?
        - Ничего Импло, ночуем здесь, как и планировали, они нас не чуют, Дим был прав на все сто. Завтра продолжаем путь. Нужно будет только проверить теорию, и поискать их в других местах. Поэтому завтра пойдем в соседний городок, только севернее этого, по воображаемому радиусу на карте. Нам надо быть уверенными в своих выводах.
        Через два дня мы стояли в практически точно таком-же подвале с капсулами, в которых спали такие же твари. Такой знаете-ли типовой объект, со стандартным ассортиментом, если можно так выразиться. Ну что же, догадка подтвердилась, увеличивать выборку нам было некогда, еще и основная цель экспедиции есть, принцип устройства охраны диких земель от нежелательных разумных теперь почти понятен, так что рассмотрев всё, Дван даже сделал несколько зарисовок, и переночевав неподалеку, мы отправились к основной цели похода, а именно к Эйджангу.
        Глава 14.
        Прошло ещё несколько дней и перед нами то, что когда-то было пригородом когда-то великого города. Лежку мы устроили на небольшом холме, под огромным многовековым дубом, которых, холмов я имею ввиду, было много разбросано в окружностях бывшего Эйджанга. Корни дерева чуть вывернуло в результате таинственного катаклизма, произошедшего в незапамятные времена, либо сильного порыва ветра, но он не упал, а смог зацепиться частью корней, и в результате получилась полупещера, обрамленная с трёх сторон корнями дуба, а со стороны города прикрытая невысоким кустарником. Река, давшая название городу протекала метрах в пятистах правее нашего наблюдательного пункта. Само место обнаружил Дван, еще вчера, во время своей предварительной разведки, и уже ночью мы все перебрались сюда. Места было достаточно даже для отряда, втрое превосходящего нас по численности, так что расположились мы со своеобразным комфортом, немного оборудовав и почистив пространство.
        Сейчас нас здесь было трое, Дван опять учесал на разведку, мы же обустраивались и просто наблюдали за окрестностями. А понаблюдать было за чем, движуха тут хоть и не была совсем уж насыщенной, но что-то постоянно происходило. Так, например, сейчас в сторону города двигался небольшой отряд изменённых медведей, сопровождаемый неизвестным нам на данный момент видом существ. Их было двое, по разные стороны от передвигавшихся мадалов, словно конвоиры или охрана, и сначала мы приняли их за альтов, со спины различий видно не было, да и далеко было, но потом они приблизились, а один из них повернулся в нашу сторону, и.... В общем это были не альты. Вместо лица, а в принципе, на мой взгляд, его и у альтов то это лицом не назвать, морда и морда, здесь присутствовала харя. Надеюсь вы поймете разницу, а я вам попробую в этом помочь. Представьте себе чуть вытянутую, покрытую коричневыми волосами челюсть, с выпирающими вперед зубами, большая часть из которых когтеобразные клыки, как снизу, так и сверху, вокруг пасти хаотично разбросаны кожаные наросты, чёрного с розовыми пятнами цвета, над ней два черных глаза,
даже без намеков на белок, мелкие и расположенные очень близко друг к другу, а на лбу, прямо посередине два огромных, также черных с розовыми вкраплениями, уха, причем уши еще и ребристые, я про горизонтальные кожистые складки доходящие почти до самого верха. И в довершении всего, нос в виде почти такого-же уха, только чуть меньше размером и только что не ребристый. То есть, ноздри, расположенные прямо над пастью, переходили в кожаный нарост, напоминающий ухо, но должный быть по идее рогом. В общем та еще образина, да и тело, в отличие от альтов, хоть и было покрыто мехом, все-таки отличалось от оригинала. Я уверен, что эти существа появились в результате экспериментов над соотечественниками Двана, и представляю его реакцию, когда он их увидит. Так вот, руки у этих видоизмененных альтов, нет, всё-таки я их так называть не могу, давайте дадим им другое имя, например, назовем их Инсерцами, были еще длиннее, да и по всему телу также были разбросаны кожаные наросты, самых тошнотворных вариаций и видов, единственное, что их объединяло, так это всё та же, черно-розовая расцветка.
        Все любопытнее и любопытнее, получается, что есть много разновидностей тварей, и не все они спят, некоторые еще и осуществляют какую-то деятельность. Ну это понятно, ПХД (производственно-хозяйственную деятельность) ещё никто не отменял, даже будь ты затворником и отшельником, тебе все равно придется поддерживать жизнедеятельность, чем-то питаться и где-то жить. Ну и тренировки с дрессурой наверняка тоже нужно проводить.
        По большому счету мы ждали Двана, который отправился на разведку с самого утра, когда еще не расцвело, и даже Импло с собой не взял. Хотя тот и настаивал, так что пришлось вмешаться нашей командирше (знаю, что так писать нельзя, но мне пофиг, ибо мне так удобнее, а на Нобелевскую премию по литературе я всё равно не претендую. Я и на гордое звание писателя даже не рассчитываю, я просто описываю то, что со мной произошло, ибо не могу держать это в себе, так хочется поделиться. А если вас коробит неправильное построение предложений или написание слов, то вы просто можете не читать. Неправда ли?), и Химба встала на сторону Двана. Тот и правда умел передвигаться незаметно, причем незаметно в самом полном смысле этого слова. Вот вроде только что стоял рядом с тобой, потом делает шаг в сторону, другой, и ты вроде смотришь на него, а он словно растворяется и его уже нет. И это при его то росте!
        Во время пути сюда мы передвигались с удвоенной осторожностью, и давно уже забыли, что такое горячая пища, так как полностью перешли на сухой паек, да и маршрут мы прокладывали в основном лепёшковым методом (этот метод разработан и впервые применён еще на моей родине, коровьим стадом, возвращающимся с выпаса по деревенской улице, и разбрасывающим после себя лепёшки в порядке, ведомым только этому конкретному коровьему стаду. Отсюда и название метода, который можно применять не только к маршруту передвижения, но и к методике принятия ключевых решений, чем увлеченно страдала в своё время Госдума РФ), постоянно меняя направление, и передвигаясь только там, где чувствовали себя по максимуму безопасно. Иногда даже приходилось возвращаться на несколько сотен метров, а то и на пару километров, чтобы проложить новый безопасный маршрут. Наше построение опять поменялось, и теперь впереди шел Дван, за ним Импло, потом Химба и замыкающим я. Тут-то все свои таланты незаметного передвижения по местности Дван и проявил, при этом ещё умудрился и нас провести до цели незаметно для окружающих. А окружающие были.
Уже через сутки, как мы отошли от последней спальни-склада-казармы тварей, как на местности стало слишком оживленно. Твари по одиночке, и небольшими отрядами постоянно сновали по округе, передвигаясь по только им понятным, но несомненно важным и срочным делам. Иначе, если бы они не торопились, мне кажется всё равно обнаружили бы нас. Но пронесло.
        И вот теперь мы сидим под деревом в ожидании окончания рекогносцировки, проводимой Дваном на местности, чтобы по её итогам решить, что нам делать дальше.
        Сам город мы пока видеть не могли, но вот в пригородах жизнь, или не жизнь, не знаю, как назвать процесс существования этих тварей, кипела. Да и строения, хоть и находились в полуразрушенном состоянии, явно использовались по назначению. Вернее, не сами строения, а их подвалы. Ко многим из них были протоптаны тропы, всякая изменённая живность сновала вокруг, периодически опускаясь в подземелья и выбегая обратно. Странно, такая бурная деятельность вокруг всего города, или мы по незнанию попали на самое оживленное место окрестностей бывшей столицы западных областей. Впечатление сложилось и усиливалось постоянно, что здесь просто кто-то живет, и уже достаточно давно, причем живет по каким-то своим законам и потребностям. Так, например, бывшие здесь дороги, практически все пришли в упадок, и многочисленное изменённое, и явно полуразумное зверьё, да и разумное тоже, передвигалось по вновь протоптанным, но никак более не обустроенным тропам и тропинкам, и это их явно устраивало. Пригород жил, и по большому счёту, для меня особенно, ничем не отличался, ну кроме архитектуры конечно, здесь её не было
совсем, всё в подземельях, от того города, который я впервые увидел в этом мире. Да, жители с эстетической точки зрения выглядели для меня попротивней, но это же вопрос восприятия, не так ли? Как писали в инете, долго думал. И ещё как в песне "А тому ли я дала?". Но это так, мысль просто промелькнула, для меня Импло, Дван и Химба, давно уже не "злобные плонетяне", а самые настоящие товарищи, боевые можно сказать друзья. К различиям во внешности я уже привык и практически их не замечал, так иногда вздрагивал, когда Дван улыбался, но это мелочи, сам не красавец. Да и слово я принцессе Ланде дал.
        - Химба, можешь пояснить, почему именно ты нужна для того, чтобы унести отсюда те штуки, за которыми мы и припёрлись?
        - Штуки? Ну ты Дим и сказанул. - фыркнула наш командир, - назовёт же. Это символы власти всех лаори, которые помогут нам заново объединиться.
        - Ну то есть императрице захотелось расширить свое влияние на всех лаори, а не довольствоваться только одним, пусть и самым большим государством? Извини, я не верю в высокие помыслы и заботу о народе у сильных мира сего. Работа у них такая своеобразная, да и пресловутые потомки запоминают либо тех, кто приумножал, либо тех, кто про...ал, хмм.. лишился. А об этих самых потомках властители почему-то всегда усиленно думают. Да и власти им все время мало, и почему-то всегда хочется больше. Не воспринимай это как бунт, я всё что обещал сделаю, и мне не важно зачем это императрице. Я дал слово принцессе и выполню его, а вот пафоса стараюсь в своей жизни избегать. Так что просто ответь на вопрос, если это не секрет, или государственная тайна.
        - Все немного не так, как ты думаешь, но ты прав, не моё дело тебя переубеждать, да и то, о чём думает императрица в связи с этими священными для любого лаори предметами, никак не повлияет на нашу задачу здесь и сейчас. А насчет твоего вопроса, всё просто, ларец может открыть только потомок предательницы, это ещё одна шутка Фета. Так написано в Книге Знаний. Я являюсь как раз таким потомком, и наиболее доверенное лицо императорского двора среди всех моих родственников, хоть и двуцветная. А вот каков сам процесс я не знаю, в Книге об этом ничего не написано, просто есть указание, что потомок Овима Монбо с Танга должен быть.
        - Ох, не нравится мне всё это!
        - Да мне тоже, Дим. Но и выхода у меня нет.
        - Ладно, будем посмотреть. Когда там уже Дван то вернется?
        - А вот прямо сейчас, - и к нам в укрытие спрыгнул довольный альт. Ну ещё бы, Импло вроде на страже стоял, да и мы с Химбой, хоть и беседовали, но уши всё равно по ветру держали, а вот его приближения не только не услышали, не почуяли даже. Умеет, засранец. Я честно говоря чуть в штаны не наложил от его внезапного появления.
        - Докладываю голосом (тут я подумал, что армейские приколы в любом мире одинаковы, а Дван, хоть и ученый, но насколько я знаю, в армии послужил), мы с вами вышли на самое оживлённое место данного, если можно так сказать, города. По другим направлениям деятельность намного скуднее, а здесь просто феерия какая-то. Что-то у них случилось, знать бы вот только что. Но по всем возможным секторам отправляются не только явно, назовем их поисковые группы, но также и заготовительные отряды. Эти в основном тащат стройматериалы: глину, песок, бревна и т.п., и провиант, в основном сено, злаки и всякие вариации на тему мяса, как-то птицу, оленей, кабанов и тому подобное. Но всё это не сказать, чтобы в огромных объемах, скорее рутинная работа по обеспечению пропитания. А вот поисковых отрядов с утра вышло несколько штук, они отличаются от обычных работников своим составом и отсутствием конвоиров/сопровождающих, бывших моих сородичей, которых подвергли какому-то чудовищному трансформированию. Других изменённых разумных я не встречал, но это не значит, что их нет. Это чудовищно. - Дван грустно помотал головой, но
решил не углубляться в тему. - Так вот, эти отряды направляются в секторы нашего возможного передвижения, короче ищут они скорее всего нас. И то, что мы свернули с первоначального направления, нам существенно помогло остаться незамеченными. Ну и то, что скорее всего они поздно спохватились. Всё-таки мы ещё долго не сворачивали с маршрута, могли бы нас и обнаружить.
        - Я думаю, что они оказались не готовы, - вступила Химба, - благодаря идее Дима, мы стали для них незаметны, быстро перестроится они не смогли, столько веков прошло, что в любом случае всё успокоилось, наработались определенные алгоритмы поведения, и когда всё пошло не по сценарию, система дала сбой.
        - Согласен, они просто не верили, что мы пройдем так далеко. И видимо не сразу сообразили, что мы не вернулись за перевал, а продолжили движение по диким землям. А когда сообразили, мы уже свернули. - хмыкнул я, - у нас говорят, любопытство сгубило кошку, а нам вот наоборот помогло.
        Все заулыбались, своими рассказами про кошаков, и мимими-истерию у нас на Земле, я их развлекал почти всю дорогу.
        - Командир, что делаем, пытаемся пройти здесь, или передвинемся на более спокойный участок? - внес свою лепту в разговор Импло.
        - Лучше обойдем, не думаю, что сможем незамеченными проскользнуть здесь, вон движуха какая. Не, ну мы можем подойти к какому-нибудь инсерцу, и попросить его быстро и вкратце рассказать нам как добраться до места хранения символов власти лаори, но что-то я сомневаюсь, что он выполнит нашу просьбу. Предлагаю до вечера здесь пересидеть, а лучше провести под этим деревом сутки, понаблюдать, понюхать, глядишь, чего нового увидим и узнаем. На это место они вроде внимание не обращают.
        - Хорошо, я тогда спать, - и через мгновение Дван уже дрых.
        - Ладно, я тогда, с позволения Вашего Командирского Величия полезу на дерево, понаблюдаю. Спать совсем не охота, это альт у нас умотался, оберегая нас, для меня же вчера просто прогулка была.
        - Иди уже, - Химба отвесила мне шутливый подзатыльник, - мы с Импло приготовим поесть. Опять в сухомятку, как же она достала уже, - и Химба отправилась вглубь нашей захоронки.
        Глава 15.
        Наблюдать было интересно, жизнь, а в соответствии с постулатом "движение-это жизнь", а двигались твари постоянно и интенсивно, бурлила вовсю. Вот из леса, чуть в стороне от нас, метрах в двухстах, вынырнул и направился к заросшему мхом целому комплексу развалин отряд странных существ в количестве около тридцати, не смог посчитать точно, единиц, сопровождаемых двумя инсерцами, видимо это у них стандартный набор охранников-командиров, напоминающих видоизменённых, сильно видоизменённых росомах, груженных привязанным к спине валежником, и судя по лапам, больше похожим на руки, они же сами его и собирали. Тут же из подземелья комплекса, бывшем ранее скорее всего храмом с прилегающей территорией и сопутствующими строениями, выскочил еще один, точно такой же отряд. Чуть правее, из-под развалин длинного строения, ставшего за эти годы просто поросшим низким кустарников валом, вышла на свет, выстроилась в колонну по двое и отправилась по направлению к реке, которая протекала где-то в полукилометре от данного места, но восточнее, с той стороны, с которой мы пришли (поэтому и подумал, что к реке, этой ночью
мы её вплавь форсировали) целая группа, в размере двадцати особей, состоящая из мадалов и инсерцев, причем примерно в равном соотношении. Может на помывку пошли? Не знаю. Вроде бы инсерцы в поисковые отряды не входили и вообще редко отдалялись от города более чем на один-два километра. Странно, почему? Всё вопросы и вопросы. Тут из глубины разрушенного, но не заброшенного города выскочило три отряда из мадалов в сопровождении двух пауков каждый и разделившись у самого входа в пригород (откуда я и узнал, что отряда три) направились в разные стороны, если смотреть от входа, стоя к нему спиной, и на часы, то 13.00, 15.00 и 17.00 покажут вам направления их движения. А я находился по направлению к полдевятого вечера, если можно так образно выразиться, так что обзор имел хороший. Вот эти явно по нашу душу, к тому же примерно через час вернулись те, кого они видимо сменяли. То есть пока одни возвращаются, другие уже выходят на поиски/патрулирование, тем самым процесс не прекращается ни на минуту. Интересно, ещё пару недель назад мы думали, что твари могут перемещаться только ночью. А оказывается они и днём
живчики, слава Богу, что мы не нарвались, а то в светлое время суток мы были более беспечны, вернее менее бдительны. Спросите, как я понял, что они другие? Ну спрашивайте, я ответа и сам не знаю, но вот понял и всё, просто общее впечатление, что эти более затрюханные что ли, запыленные и уставшие, что было видно даже по их отвратным мордам. Днем кстати они излишней иллюминацией не страдали, ни пасти, ни глаза не светились.
        Тут меня немного накрыло. Знаете, как-то врезался в мозг сюрреализм всего происходящего, картинка, еще четыре месяца назад показавшаяся бы мне полным бредом. Нет, серьёзно, ещё совсем недавно, я не поверил бы своим глазам, хотя никогда склонностью к галлюцинациям не страдал. Сижу на дереве, непонятно где, частично закованный в броню и с луком в руках, наблюдаю за организмами, которые на Земле и представить то сложно, а уж то, что они будут заниматься какой-то осмысленной деятельностью и подавно. И притом у меня в друзьях, сидящих сейчас прямо подо мной в пещере, образовавшейся от частично выдранных корней гигантского дерева, числятся такие организмы, о существовании которых я бы ни за что не поверил, даже если бы увидел их по телевизору. А тут вот они, я с ними разговаривал, и даже подружился. Как перед глазами возник мой обычный день в Москве, утро, чашка кофе, поцелуй с полусонной женой перед выходом, потом метро и офис. Работа, работа, работа. Ужин дома, общение с дочерьми, планы на выходные. Как же это было здорово. А что теперь? И где я? Может в дурдоме каком лежу, а это всё мощный глюк? А
жена с младшенькой сидят рядом, и ждут, когда очнусь? Нет, не может такого быть, слишком всё это явно, да и чересчур длительный глюк получается, почему-то мне кажется, что такого продолжительного глюка быть не может. Но нереальность момента это всё не отменяет. Достаточно вспомнить как выглядят Импло с Химбой, то, что у них вместо волос, особенно цветовая гамма и насыщенность оной, да и переносица косточкой мне вряд ли могла привидеться, я бы просто такое не смог придумать, даже в горячечном бреду. С альтом проще, все-таки частично он похож на павиана, правда больше намного габаритами, и, не знаю, но как-то он мне роднее что ли. Может в силу его характера, но я его даже как иномирянина не воспринимал, да в принципе и Химбу тоже. С Импло посложнее, он более закрыт, молчалив и даже замкнут в себе, хотя надёжен и всегда готов поддержать. По принципу - за любой кипишь, кроме голодовки. Так вот, я будто посмотрел на себя со стороны, и эта картинка мне в целом нравилась, правда и верилось в неё с трудом, словно я попал в фантазийный фильм, и смотрю результат монтажа и спецэффектов. Ну как такое со мной
могло произойти? Может я и правда сплю? Но тут мне на руку, которой я держался за ветку шлёпнулась какашка и весь сюрреализм ситуации куда-то пропал. Я поднял голову и увидел наглую птицу, сидящую на верхних ветках, которая видимо меня и обгадила, даже не заметив при этом. Я практически не шевелился, а птиц, расслабившись в безопасности, решил избавиться от лишнего веса. Да, такое в глюках точно не увидишь, спасибо тебе птиц, вернул меня в действительность. Тот же, сделав свое чёрное дело, снялся с ветки и улетел по своим делам, видимо, освободив место, полетел его набивать. Да уж, у существа простого и удовольствия не хитрые. Ну да ладно, порефлексировал и будет.
        А движение поутихло, либо перерыв на обед, либо они всегда так работают. Как-то опустело всё, все куда-то подевались, и только припозднившийся поисковый отряд всё ещё пылил по направлению к своей базе. Я решил подняться чуть повыше, чтобы увеличить обзор, и так как расстояние до отряда мадалов было приличное, стал подниматься, перебираясь с ветки на ветку. Как я её не заметил, ума не приложу, но при подъёме, мне понадобилось обогнуть ствол дерева, чтобы перебраться на более высоко расположенную ветку, и я, держась правой рукой за ствол, попытался переставить ногу не глядя, огибая ею ствол, и со всей дури отвесил пинка практически, по здоровенной такой, видимо мирно дремавшей на ветке, пока ей не прилетело сапогом в морду, змее, метра в полтора длиной не менее, да и толщиной с мою руку. Раздалось злобно-паническое шипение, я дернулся от неожиданности, рука соскользнула, и как Вини Пух из советского мультфильма я посыпался с дерева, попутно ударяясь обо все ветки и матерясь. Сверзился красиво, аж в голове засверкало, и только поднявшись, помотав головой я увидел, как отряд тварей, словно по команде
резко развернулся ко мне всем строем, и ещё через секунду они уже неслись ко мне. Выстрелить я успел всего четыре раза, свалив при этом одного из нападавших, а остальные навалились на меня всем скопом. Копья у меня с собой не было, я попытался было остановить их клинком, но куда там, меня снесли в момент. На всё про всё, от обнаружения до атаки прошло секунд десять неверно, и вот я валяюсь придавленный к земле мощными лапами изменённого медведя, только и успел, что вякнуть интеллектуальное "бляяааа". Инсерц, командующий отрядом приблизился ко мне, и уже даже начал наклоняться, чтобы подробнее рассмотреть, что же его зверушки поймали, как в дело вступили мои друзья. Миг, и я уже опять на ногах, вздернутый за шкирку Дваном, опрокинувшим как инсерца, так и парочку мадалов. Стая изменённых даже отпрянула немного от неожиданности. Дальше я воспринимал информацию, если можно так выразиться, скриншотами. Вот Химба, пробегая по спине мадала прыгает и вонзает копье в инсерца, Импло возникает откуда-то снизу, видимо проскользив между ног изменённых тварей, на подъёме, срубает сразу двоих, вращая мечи обоими
руками, причем умудрившись попасть одному мадалу в глаз, а другому в пасть, и вот они уже между мной и противником нарисовались, практически синхронно завертели копьями, рисуя восьмерки, когда Импло сменил мечи на копьё и как, я даже не заметил. Ещё мгновение и почти вся стая прыгает на нас, и я даже изготовиться для стрельбы не успел, как они нас смяли. Хлоп.
        Блиииин, ну как же больно то. И обидно. Очнулся я опять в камере, в этом мире, для меня уже такое становится нормой. Жаль, я бы обошелся. Нас, всех четверых, поместили в одну, достаточно большую камеру, рассчитанную человек на пятьдесят, наверное. Все были помяты, существенно помяты, но без фатальных последствий. Я имею ввиду, что никому руки-ноги не оторвали, да и открытых ран с переломами не было видно ни у кого.
        - Дим. Ну и как это понимать? - с грустью посмотрела на меня Химба, а Дван отвесил легкий подзатыльник.
        - Простите друзья, моя вина полностью, там за стволом змея спала, не увидел её сначала, а как она зашипела, дернулся от неожиданности и свалился вниз. - от стыда я готов был под землю провалиться, надо же так было всех подвести.
        - Да уж. Учудил, но на данный момент главное, что все мы живы. Пока правда, живы.
        Тут заскрипело у противоположной стены, и мы увидели, как часть её съезжает вбок, открывая нам вид в чей-то тронный зал. Ну скорее всего тронный зал, я не специалист по их интерьеру. Просто посередине огромного помещения, стояло кресло, все-таки скорее всего трон, большой и красивый, с высокой спинкой. На нем сидел, я бы даже сказал валялся, благообразный старик-лаори, с ехидцей посматривающий на нас. Мы поднялись и попытались подойти поближе, но путь нам преградила прозрачная стена, которую из-за скудности освещения мы не сразу и разглядели. Очень уж чистое было стекло, кто-то целыми днями видимо его натирает. Ну вот о чём я думаю, а? Тут Импло с Химбой вытаращили глаза, после того как присмотрелись к старцу, и практически синхронно бухнулись на колени, что-то бормоча. Я только краем уха услышал слово Фет, остальные не разобрал. Мы же с Дваном недоуменно переглядывались, попеременно поглядывая то на своих друзей, то на объект их преклонения. Неужели сам Фет?
        Старичок, вальяжно развалившийся на подушках, буквально усыпавших каменный трон, снисходительно похихикивал, с явным интересом наблюдая за всеми нами. Странно, звук через преграду проходил, хотя может тут колонки с микрофонами установлены, откуда мне знать. А я смотрел на него, и понимал, что перед нами реально псих. По крайней мере сильно неуравновешенный индивид, а я с детства боюсь психически нестабильных людей, у меня просто паника начинается, когда они рядом. Ещё бомжи на меня также действуют, но там больше брезгливость одолевает. Не знаю почему, но мне кажется такие люди, морально опустившиеся, не имеют границ и тормозов. Прибьют тебя за просто так и не почешутся, вернее почешутся конечно, они же бомжи, всегда грязные и вшивые, но не из-за того, что убили. Б-р-р-р, не могу спокойно смотреть на них. И осуждаю. Да, плюйте в меня, но я не считаю, что это обстоятельства с ними так, это они сами с собой подобное сотворили. Ходят обгаженные и деньги клянчат, чтобы тут же их пробухать. Ну остался ты без средств к существованию, негде жить и нечего есть, так вон сколько заброшенных деревень то по
всей стране, доберись уж как-нить, на той же электричке, найди ничейный и пустой дом, обживи его как-то, огород высади, будет что жрать, и попрошайничать не нужно. Народ у нас добрый, соседи и семена подкинут, и устроиться помогут, тем более, если не будешь лениться и браться за любую грязную и тяжелую работу, еще и денег за нее заплатят. Да тяжело, но выкарабкаешься, и с документами помогут. Но легче же попрошайничать, а потом пьяному на лавках валяться, да обоссанному в метро или автобус лезть, вызывая позывы рвоты у остальных пассажиров. Не знаю, мне кажется так, отсюда и брезгливость. А вот с психами по-другому, они действительно больны, и предсказать их поведение бывает очень трудно. Вот и сейчас я понимал, что наша судьба зависит от такого психа, и мне стало по-настоящему страшно. Впервые в этом мире.
        - Что иномирянин, испугался? - задребезжал старик, обращаясь ко мне. - Впервые Бога лицезришь?
        - Не поэтому, Вы же не Бог. Взгляд мне Ваш не нравится, вот и беспокоюсь за себя и своих друзей.
        - Ну ты нахал, - мерзкий дед громко расхохотался. - но повеселил старика, молодец.
        Тут в тронный зал, буду пока называть его так, вошло еще несколько разумных, и я немного о... удивился в общем. Тут были все, альты и лаори само собой, но удивило меня присутствие китайцев и обычных людей, с окладистыми бородами. Может росы? Ну с китайцами понятно, угадал я видимо, их и призвала та, которую теперь лаори иначе как Предательницей и не зовут. Но было еще два африканца, явно с Земли, судя по одежде. И вот интересно, я одет как местный, почему же старик сразу признал во мне иномирянина?
        - Итак, иномирянин, - продолжил дед, когда все вошедшие расположились около и вокруг трона, и уставились на нашу шайку, - как называется твой родной мир, и давно ли ты здесь бродишь?
        - Земля, - я даже не посчитал нужным скрывать, что в этом такого секретного, - третья планета от солнца, не знаю, как её ещё описать. Луна есть, одна.
        - Не трудись, этот мир соприкасается всего с тремя планетами, на которых есть разумная жизнь, на двух из них живут люди, и только одна имеет спутник. Значит землянин. - дед пожевал в задумчивости губами. - Ладно, потом, сюда как попал?
        - Не знаю, ехал в лифте и попал. На поляну выкинуло в Империи лаори, недалеко от Эйенге, около четырех месяцев назад. - Я всё-таки не хотел ему говорить, что оказался в диких землях, пойдут проверять, найдут мою полянку, заберут мои вещи, а как же тогда моя жаба? Она же с ума сойдет.
        - Вот врет и не краснеет, нехорошо, молодой человек - похихикал дед, ну да ладно, не принципиально, где ты оказался, - фуууух, пронесло, не заинтересовало это его, - ты мне лучше скажи, иномирянин, как ты умудрился отряд аж до моего города довести? Я прав, твоя же идея, эти вон, а вы встаньте, встаньте, не Фет я, хотя и прикидывался им часто, за семьсот лет ни разу дальше двух дней пути от перевала пройти не смогли.
        Химба и Импло с перекошенными лицами стали подниматься с колен, а Химба даже набралась смелости/наглости, чтобы предъявить старцу претензии.
        - Как Вы могли обмануть наш народ, Фет покарает Вас за то, что прикрываетесь именем его.
        - Ну да, ну да, - продолжил дребезжать старик, мерзко хихикая, - есть ему до нас всех дело, как-же. А насчет обмана, так в чем он? Разве Вы не получили, что просили? Наоборот, честная сделка на мой взгляд. А сейчас заткнитесь, мешаете.
        - Итак, слушаю Вас молодой человек.
        - Да Вы сами знаете, догадались уже. Понял я, что все Ваши зверюшки эмпаты, и пеленгуют посетителей этих земель по излучаемым ими эмоциям страха и ненависти. У меня к этим землям генетической ненависти нет, а остальных спиртным поил, и в алкогольном опьянении их привел сюда. Все же знают, что алкоголь притупляет страх. - я уже догадался, что дед тоже эмпат, да и по крайней мере некоторые из присутствующих его сторонников тоже умеют считывать эмоции, поэтому старался максимально путать правду с вымыслом, чтобы и на вранье не поймали, но и вместе с тем всё-то ему не выболтать.
        - Складно, но не верю. Хотя в чём-то ты прав- он задумчиво пожевал губами, -но к сожалению не все мои зверьки эмпаты, не все. А как догадался то?
        - Так мы на третий день решили отметить то, что ночью отбились от целой оравы тварей, вот и выпили все, подумав, что раз наваляли им, то они больше не придут, и по пьяни, уже под самый вечер, решили поменять место ночлега, совсем рядом скала стояла, на ворота похожая, нам показалось, что прикольно будет на перекладине переночевать, вот и перебрались. Только соратники мои сразу уснули, а мне не спалось что-то, видно оттого, что пить я особо не умею, и днем уже поспал, пока остальные продолжали отмечать, вот и увидел, как твари атакуют прежнее место стоянки. Тогда я и подумал, что это они на мысли наводятся. По трезвости, мне бы такая мысль точно в голову не пришла. С утра предложил всем проверить, а так как похмелье ещё никто не отменял, то согласились с радостью, и весь день шли бухая. А вечером нас не нашли. Так мы и добрались сюда. Правда поплутать пришлось, пьяная голова в незнакомой местности слабо ориентируется.
        - Складно, складно, хотя и многое объясняет, почему, например, то, что вас даже поисковые отряды найти не смогли, вы с другого направления пришли. А Касандр вон голову всю сломал, куда вы подевались. Один из темнокожих, с длинными волосами, правильнее их будет назвать дредами, кивнул, покачивая головой. - вот так-то, ученички мои, всё то мы с вами предусмотрели, а пьяные простачки нас облапошили. А зачем шли-то сюда, убогие?
        - Так за золотом, за чем ещё-то. Тут говорят его много осталось, ещё Предательница насобирала его по всей стране.
        - Не Предательница она, по моей просьбе старалась, вернее по приказу, - развеселился старик, даже хихиканье его в карканье переросло. - Предательница, надо же.
        - Но зачем Вам это всё, - не выдержала опять Химба, - зачем Вам столько смертей было, зачем?
        - Я тебе говорил молчать, - рявкнул старикашка, и тут же Химба схватилась за голову и застонала, оседая на пол. Мы с Дваном, по привычке уже защищать друг друга, кинулись между ней и дедом, а Импло подхватил её на руки, и не дал упасть. Идиотская ситуация, от чего её защищать? Ясно же, что он как-то непосредственно на мозг ей воздействует. Что мы можем то в этой ситуации?
        Но видимо смогли, так как наши телодвижения явно развеселили вредного деда, и он прекратил свои пытки, так как Химба перестала скрипеть зубами, и даже начала потихоньку подниматься.
        - А почему я встречным-поперечным, которые ко мне в гости непрошенными пришли, чего-то объяснять должен? Скажите спасибо, что не убил сразу.
        -Спасибо. За это и правда спасибо, -я продолжил строить из себя идиота, радостно улыбаясь деду. - так что с нами будет-то, теперь? И как нам к Вам обращаться?
        - Не знаю я, что с вами сделать, удивили вы меня. Да и повеселили немного. Вроде убить вас надо, чтобы информация о здешних местах за перевалы не просочилась, а с другой стороны, вон, прорехи в нашей обороне выявили, теперь поправим, делов то там, обоняние включить в матрицу производства некоторых особей. Меня повеселили, посидите пока в темнице-то, не разоримся на вашей кормежке. Вот и подумаю. Звать то тебя как, иномирянин?
        - Дим.
        - Странное имя, ну да ладно. Ты Дим не надейся, вижу надеешься, не попадешь ты в свой мир никогда. Этот мир ловушка, сюда попасть можно, а вот отсюда ни в какой из миров нет. Уж поверь, сам на это попался, и вот застрял тут. Я хоть и лаори, но с другой планеты. Ладно сеанс общения закончен, отбой, итак что-то разговорился я сегодня. Не переживайте, пару дней вас не буду казнить, а там видно будет.
        С меня как воздух спустили, я почему-то сразу поверил ему, уж очень грустные были у него глаза, когда он о мире-ловушке говорил. Значит шанса нет. Я в прострации сел на пол, и уже не обращал никакого внимание на то, как закрывалась стена-окно и что там обсуждали мои друзья-соратники, меня словно по голове ударили. Я только сейчас понял, что у меня в душе всё ещё сидела маленькая такая надежда на то, что всё это временно, и скоро я вернусь домой, ну или хотя бы когда-нибудь. А теперь всё. Без вариантов. И я теперь до самой смерти житель мира Каф/Гиансар. Чёрт, ну за что мне это всё. Да, не спорю, здесь я нашел друзей, и если выпутаюсь из этой передряги, то найду чем заняться, но .... Семья, жена и дети, внучок, который малой ещё совсем, и которому очень нужен дед. Как же я без вас то? Сердце словно сжалось и превратилось в маленькую саднящую точку, а перед глазами все поплыло. Я же до последнего верил в то, что смогу вернуться, и если уж практически всемогущий ученый, хотя и сдвинутый правда, много знающий о соседних мирах не видит выхода, то как я его найду?
        - Дим, Дим, не уходи, слышишь, не бросай нас, нам не справиться без тебя, - я с трудом сфокусировал взгляд и вернулся в реальность. Химба трясла меня за плечо и в ее глазах, наполненных горечью тоже были слезы. - Я не смогу в полной мере понять, как тебе тяжело, - всхлипнула она, - но знаю, что тебе сейчас очень плохо, и на всё плевать. Но у тебя ещё есть мы, и я уверена, что если мы и выберемся отсюда, то только благодаря тебе. Ты придумал как сюда дойти, придумаешь и как выйти отсюда. Только не умирай сейчас, прошу.
        Я прижал её к себе, и мы сидели ещё какое-то время обнявшись. И знаете, мне стало немного легче, по крайней мере я смог полноценно дышать. Импло с Дваном стояли рядом и смотрели на нас, лаори даже не ревновал, хотя возможно их отношения я и напридумывал себе, понимая, что это дружеский жест поддержки со стороны Химбы, простое сочувствие, так необходимое сейчас всем нам, но видимо мне чуточку больше. Он просто стоял и смотрел на меня, внутренне поддерживая, и я даже не сомневался в этом. При всей своей невозмутимости и серьезности, иногда даже жесткости, этот лаори был надежным другом и добрым разумным, достаточно вспомнить, сколько он возился с нами в рабском загоне. Я перевел взгляд на альта.
        - Даже не думай, я тебя обнимать не буду, у меня банальная сексуальная ориентация, и к тому же мы разных видов, это вообще извращение какое-то, - прогудел Дван. И вот тут все заржали в голос, нервное напряжение спало, и мы продолжали хохотать. Всё-таки крепкая у нас команда.
        Отсмеявшись, мы встали и стали приводить себя в порядок, все-таки нас изрядно помяли при поимке.
        - Ладно, Дим, жги, - высказался Импло.
        - Ты о чём? - я даже немного обалдел.
        - Ну как же, у тебя наверняка уже есть несколько версий и вариантов действий, а также объяснения всему, что мы тут услышали, - посмеиваясь включилась в диалог Химба. И хоть режьте меня, но она действительно за меня переживала, это чувствуется. Я порадовался, что у меня теперь есть такой друг. Вместе с Дваном и Импло, нас теперь четверо, а это уже много. Очень много.
        - Ладно, жгу, записывайте и запоминайте, и не говорите, что не слышали, - патетически проговорил я, - подытожу, так сказать. Итак, друзья, на мой взгляд и исходя из того, что я услышал от него, ситуация такая. Этот старикашка попал в этот мир случайно, свалить не смог, и решил его немного переделать под себя, вернее обустроится с соответствующим его пониманию комфортом. Зачем-то ему понадобились большие территории и видимо приглянулись именно западные земли Империи. Зачем, пока непонятно, может и сможем выяснить, но возможно и нет. Но суть в том, что он каким-то образом поработил волю Предательницы, и приказал ей выступить против своей сводной сестры, по совместительству являющейся императрицей народа лаори.
        Тут Химба прыснула, Дван тоже заухмылялся, видимо моим друзьям понравилась идея работы императрицей по совместительству. Я пригрозил им кулаком и продолжил:
        - Скорее всего он, как сильный эмпат смог управлять её чувствами, так как в то, что он сломил её пытками я не верю, всё-таки люди такого уровня, как подруга детства отпрыска правящей семьи априори не могут быть слабаками, не верю я в это, хотя и по-разному бывает.
        - Нет, Дим, ты прав, Овима Монбо с Танга уж точно слабаком не была, сохранились сведения, что она была волевой и отважной лаори, верной своей стране и императрице, тем больнее было её предательство - сочла необходимым высказать наш командир.
        - Ну значит остается либо химия, те же наркотики, либо препараты, подавляющие волю, либо эмоциональный контроль. А возможен и прямой обман, он мог запросто, прикинувшись Фетом, а он признал, что часто использовал этот образ, приказать ей начать эту войну под эгидой бога, и тогда мы получаем крестовый поход.
        - Стоп, Дим, - встрепенулся Импло, - а что за крестовый поход, - ну да, кому-чего, а вот Импло про войну.
        - Были такие войны в моем мире, назывались битвами за веру, и проводились под сенью церкви. По сути, борьба за паству и колонии, но преподносились и оправдывались они как войны во славу креста, символа той религии. Так их и стали называть крестовыми походами. Этой формулировкой я по привычке называю все войны, берущие в основу расхождения в вере, либо в интерпретации её постулатов, или даже просто из-за разности в ритуалах служения. У нас было и такое, войны велись даже из-за минимальных отличий в проведении службы. В общем, он мог явиться к ней в образе бога Фета, объявить Империи интердикт, и направить её в святой поход. Я всё никак не мог понять, почему люди пошли за ней, не только аристократия, которым хоть и нелегко переступить через клятву, но у которой всегда есть мотив, подняться повыше, получить больше надел и тому подобное, но и простой люд, которому в принципе по барабану, кто на верхушке горы. Бывает конечно, но народ ещё довести до этого надо, а тут всё было спокойно, жили сыто, и вдруг на тебе, взбунтовались. Такое просто так не случается, причина какая-никакая, но все же нужна. А
вот религиозная причина многое, если не всё объясняет. Представьте себе этого старичка, гастролирующего по западным провинциям в образе Фета, и изобличающего прогнивший восток, продавшийся тьме и ступивший на тропу похоти и разврата. То, что такое же творится и здесь никого не остановит, у себя не заметно и не такое. А вот сосед да, тот ещё хулиган, ну вы понимаете о чём я.
        - Да, ты прав, это могло сработать, и скорее всего так и было. Я читала хроники тех лет, там никто до последнего, да и после всего не мог понять причин, толкнувших как саму Предательницу, её окружение, местную аристократию и простой люд на это восстание. Потом уж понятно, наместницы зацепились за прецедент и воспользовались смутным временем, чтобы нацепить корону себе на иголки и править самим, но первой была она. Да уж, интердикт, почему-то никто об этом и не подумал ни тогда, ни сейчас, а это многое объясняет. Все-таки Дим, башка у тебя варит, молодец.
        - А то, - я напыжился и поклонился, - да нет, Химба, это просто взгляд со стороны, вы бы и сами вскорости сопоставили всё что он сказал, и пришли бы к тем же выводам. Вам просто инерция мешает. Так вот, как я и говорил, мы не знаем зачем ему понадобились эти земли, скорее всего для того, чтобы обустроить тут всё по-своему, а возможно, чтобы не мешали его опытам и изысканиям, наверняка же ищет путь в своей мир, ну или еще чего-либо подобное. А потом он предал и ту, которую толкнул на предательство, и под видом выполнения просьбы императрицы, уничтожил всех разумных по эту сторону хребта Матери, да еще и озаботился легендарикой этих мест, чтобы исключить появление здесь как просто любопытных, так и армии императрицы, включив требования в якобы скрижали веры. Молодец какой, а? И готовился видимо не один год, хотя поначалу достаточно было просто перекрыть несколько перевалов. И выиграть время на обустройство и производство всяких тварей. Действовал он явно не один, как мы уже видели, наверняка у него тут есть какой-то персонал. Да и твари по хозяйству некоторую работу выполняют. Но время нужно ему
было все равно. Хотя, как говорила Химба, война длилась не один десяток лет, и у него оно было, подготовиться прямо здесь, во время войны, а потом уже запустить китайцев с автоматами, чтобы ускорить процесс очистки земель.
        - Подожди, Дим. Китайцы с автоматами? Это та армия желтых людей с короткими жезлами? Стоп, а не их ли представителей мы сегодня видели?
        - Молодец, Импло, красавец, соображаешь. Видно, что мозг твой второй любимый орган, тоже иногда тренируешь. Хотя нет, скорее всего третий или четвертый. Шучу. - Я вскинул руки ладонями вверх, - Но ты прав, именно это я и хотел сказать. А автоматы, это стрелковое оружие нашего мира, метающее кусочки, стали или свинца, просто с умопомрачительной скоростью и на большие расстояния.
        - Брр, жуть какая, я помню читал в хрониках, что толком не получалось противостоять им, так как они уничтожали наших воинов издали. Только партизанить и могли, но много ли так навоюешь. - с грустью сказал воин лаори, - значит у нас и шанса то против них не было?
        - Если честно, то не было. И я думаю, что такое оружие есть у них и сейчас. Просто пока не нужно, обходятся мишками со светящимися зубками, да летающим постельным бельем. Да и думаю в гавани тоже кое-кто видоизмененный есть, иначе бы они корабли не потопили бы. Я не понимаю зачем им было устраивать на этих землях геноцид, чем им народ то мешал, но видимо, какая-то причина была, им нужна была эта земля без разумных.
        - Знаешь, о чем я подумал, Дим, - Дван хмурился, и казалось был сам не свой, - помимо того, что они проводят тут опыты над разумными, и этому бы естественно воспротивились все, может он ещё и чокнутый эколог? Не спеши материть, просто ты не в курсе, а я как ученый обратил внимание на некоторые факты. Например, на то, что здесь водится просто невероятное количество представителей флоры и фауны, которых уже не встретишь практически нигде, у нас некоторые виды считаются вымершими, или на грани. Ты рассказывал про речных капибар, так ты их называл, по-моему, так вот, у нас на материке их уже не встретить в живой природе, да и у лаори, насколько я знаю тоже, - он посмотрел на Химбу, та молча кивнула, - а те же фазано-киви, как ты говоришь не сохранились даже в зоосадах. Кстати, речных поросят у нас называют Истмхи, а, как ты выразился, фазано-киви зовутся Вибрисами. Нужно все-таки тебе восполнять пробелы образования, а то так и помрешь дурак дураком.
        - Зато у меня офигенно богатый внутренний мир, - отделался я фразой из анекдота, который я уже им рассказывал, так что все заулыбались, видимо пришлось к месту.
        - Так вот, с вашего позволения, я продолжу, - Дван ненадолго задумался, видимо систематизируя мысли и облекая их в ту форму, которая поможет нам максимально просто и быстро понять и освоить его, довольно таки оригинальное предположение. - у нас в Керии, последнее время активизировались борцы-экологи, причем оголтелые. Ну, то есть они и раньше были, но мирные в основном, а эти как с цепи сорвались, либо по их, либо никак. Устраивают оцепления вокруг металлургических и химических предприятий, заводов по производству бумаги, причем на предложения владельцев поставить дополнительные очистные сооружения никак не реагируют, требуют полного закрытия. На все доводы, что тогда в положение вымирающего вида попадем мы, альты, несут какую-то запредельную чушь, выдвигая заведомо невыполнимые требования. Кто-то их спонсирует (напоминаю гневным читателям, я пишу так, чтобы вам было максимально понятно о чём я, в действительности термины и определения звучали несколько по-другому), а вот кто - непонятно. Я лично участвовал в расследовании и поиске тех, кому это выгодно, но мы ничего не нашли, золото просто
приносят определенные личности, обнаружить которых нам, к сожалению, не удалось. Как и источник средств. Я поэтому и предположил, что они свихнувшиеся экологи, так как тогда это объясняет и наличие здесь, в диких землях представителей очень редких видов животных и птиц, да и рыб наверняка, так как некоторые трофеи Дима, о которых он рассказывал, и каковые служили ему пищей в первые его дни здесь, даже я не смог опознать, так и активность групп экстремалов-экологов на моей родине. Если предположить, что помимо поиска выхода из этого мира, старик и иже с ним занимаются ещё и экологией, то всё более-менее сходится. Притянуто конечно за уши, но другой версии у нас нет, ясно, что официальная уже опровергнута.
        - А зачем ему нужны были символы власти лаори?
        - Знаешь, Импло, по мне так и не нужны, - я почесал бровь в задумчивости, - он их мне кажется по приколу взял, ну или "чтоб знали!". Это для вас они важны, а для него это просто игрушки, дорогостоящие, но их и не продашь никому, хотя пошантажировать правящий род можно. Хотя и продать, наверное, можно, кому-нибудь из правителей других государств лаори, если понадобиться заново разжечь войну, но не об этом сейчас, отвлёкся. Тогда, когда он их прихватил, война уже шла, а вот целостность единого государства вы без них сохранить не смогли. Видимо, если сейчас его всё и устраивает, то единого государства лаори он явно не хочет. Да и не возвращать же ему их просто так! Повод нужен.
        - Согласен, да вернуть их хорошо конечно, но тогда встает вопрос, - Дван с ехидцей глянул на обоих лаори, - не начнется ли после этого новая война?
        Импло резко погрустнел, видимо согласен был с выводом альта, а вот наша предводительница молчать не стала.
        - Ни в коем случае, я знаю, что говорю. Императрица не планирует объединение государств лаори, нам это пока экономически невыгодно. Я понимаю, что ключевое слово здесь "пока", но просто поверьте, возвращением этих реликвий мы не ввергнем народ лаори в войну. У правящего дом разработана программа на триста лет, по мягкому и добровольному вхождению отколовшихся провинций в состав империи. Причем, это не является основной и обязательной перспективой. Скорее всего, если это объединение с хотя бы мизерным процентом вероятности может привести к войне, императрица откажется. Я хорошо знаю её, и её дочь, они на это не пойдут. Власть для них не цель, а бремя.
        Мы с Дваном пристально смотрели на неё, она действительно верила в то, что говорила, и это было видно. Да, мы с альтом оба относимся к скептикам по отношению к правителям и их чистых помыслов, но вот Химба была твердо убеждена в их поведении, в случае если мы выполним своё задание.
        - Дочка, мы верим, не заводись, - перевел всё в шутку я. - Давайте подумаем, как отсюда выбираться. Химба скорчила мне рожицу, и мы разбрелись по камере, изучая её. Итак, помещение где нас содержали было площадью около ста квадратных метров, традиционный подвал, с купольным верхом, вернее потолок состоял из шести куполов, опирающихся на несколько столбов/колонн. Всё из среднего серого камня, даже пол. Окон нет совсем, есть две двери в разных сторонах помещения, закрытые снаружи естественно, и, как мы уже поняли, одна из стен частично сдвигается, открывая окно от пола до потолка длиной, ну или шириной, не знаю, как правильно, в семь метров где-то. Через него мы и разговаривали со своими тюремщиками. Слово тюремщик в данном случае не несет негативного смысла, так наименование функции, по сути мы сами приперлись, нарушили, если можно так выразиться, их личное пространство, без спроса вторглись на их территорию. Могли же подойдя, заявить о своем присутствии и запросить аудиенцию. Глядишь нас и пригасили бы на беседу. Шучу, конечно. Подвал освещался с помощью светящегося мха, вот интересно, он
постоянно горит, или на ночь гаснет. Думаю, скоро мы это узнаем. А пока мы собрались в центре подвала, чтобы поделиться результатами исследования.
        - Отсюда никак, - выразила общее мнение Химба. - Придется ждать случая, когда и, если, нас выведут из этого помещения. Вариант - пробьём лбом якобы стеклянную стену, я также отметаю, думаю это слишком явное решение, наиболее прогнозируемое, и к нему наверняка подготовились. Так что не будем выступать в роли шутов.
        - Это и хорошо!
        Мои друзья с интересом и даже сочувствием посмотрели на меня, а Химба даже потрогала мой лоб, видимо опасаясь того, что у меня повысилась температура и я в бреду.
        - Да ну вас, - отмахнулся я, - не заболел я с горя, не переживайте, и умом не тронулся. Просто нам рано сейчас сваливать, мы не знаем где находится то, зачем мы сюда пришли. Ну выберемся мы, ну и что? Будем весь город обыскивать? И нам никто в этом не помешает? Давайте пока тут посидим, пообщаемся с местными через стекло, глядишь и информации будет побольше, может повезет и что-либо проясним. Вон, одна беседа, а уже сколько пищи для ума. И потом, изоляция ещё никому на пользу не была. Многое теряется, начинаешь считать себя самым умным, так как сравнить не с кем, теряешь квалификацию, умения и навыки общения с незнакомцами, жившими до встречи с тобой в другой реальности и с другим менталитетом. Так что есть большие шансы получить массу нужной нам информации, не выходя из данного подвала и просто беседуя с ними. Нужно просто раскидать роли, и периодически вкидывать темы беседы по интересующим нас вопросам.
        - Ну это если нас просто не сожрут, - Импло, как всегда, горел оптимизмом.
        - Не сожрут, мы им тоже интересны, и вы и они говорили о том, что эти земли не посещались извне уже достаточно долгий период, значит инфоголод у них уже есть, да и про мой мир, та часть этих экологов, которая попала сюда из него, захочет узнать. Это без вариантов, я бы захотел, сто процентов. Да и там, помимо китайцев, есть еще и африканцы, так что представителей моего мира у них несколько, значит хоть одного, но любопытство разбирает, так что нас пока убивать не будут, поговорить захотят. Кстати, насколько я понимаю, у вас среди росов людей с черным цветом кожи не было, так?
        - Да, я впервые такое вижу, включился Дван. - А какие еще отклонения во внешнем виде встречаются на твоей родине?
        - Да только в цвете кожи. У нас по сути четыре расы: белая, черная, желтая и красная. По-научному всё по-другому конечно, но это так - суть. Белую, черную и желтую вы уже видели, еще есть люди с красноватой кожей, и множество производных. Ну, например, есть еще деление на европейцев, азиатов, негров и индейцев, можно и так. Но есть ещё и подразделы, к азиатам, например, относятся, как и чистые азиаты, с желтым цветом кожи, невысокие, как правило темноволосые с раскосыми глазами, так и арабы, у которых цвет кожи светлый, глаза не раскосые, волосы, как правило, черные и кучерявые, да и те же негры разных разновидностей встречаются, от пигмеев, сиречь карликов, до двухметровых великанов, с оттенками кожи от светло-коричневого до тёмного черного. В общем различия только в цвете кожи в основном, ну форма носа бывает разной, в зависимости от местности, где они проживают. Просто у нас материки расположены на всех широтах планеты, и люди постепенно распространились по всем местам, и испокон проживают, как и в землях ближе к полюсам, где почти круглый год зима, и температура воздуха может опускаться до -60
градусов, так и в экваториальной зоне, где летом бывает зачастую +50. Таким образом у них и меняется внешний вид в зависимости от условий существования, там где солнца мало, кожа светлая, где много, почти черная, в горах нос становится больше, из-за разреженного воздуха, да еще и с горбинкой, в степи и пустыне более приплюснутый, и так далее. На самом деле, по докладам наших ученых, вся разница между людьми не более одного процента. А так - разнообразный мы вид, конечно, приспособляемый к различным условиям.
        - Да уж, а мы считали, что это лаори разные. - Дван, мне показалось, был ошарашен наличием таких вариантов росов, у них то был только один вид, европеоидная раса людей, а армию предательницы они не считали родственникам им. Вернее считали, что те совсем другой вид разумных существ. А тут на тебе, такое разнообразие.
        - Скорее всего до этого к вам попадали только мои соотечественники, что и объясняет их однообразие, и только этот старикан, видимо нашел другой проход с моей планеты, расположенный в Азии, хотя по наличию африканцев в его свите, их как минимум два, в плюс к существующему ранее, расположенному на русской земле.
        - Да, ты и раньше говорил про странное совпадение названия твоего народа и народа росов, проживающего в нашем мире, и, что ранее они себя и у вас называли Росы. А язык, ты прав, за несколько столетий мог существенно измениться. Отсюда мы и не понимали, что ты говоришь, когда ты попал к нам. Всё-таки это невероятная загадка, их появление здесь, вот бы почитать их исторические хроники, - у Двана даже глаза закатились от предвкушения, - как они осознали, что попали в другой мир, как обустраивали своё общество, да и где они живут сейчас, так как где их страна, мы до сих пор не представляем. Умеют скрываться, правда почему, непонятно. На все наши вопросы по этой теме отмалчиваются, либо переводят разговор.
        - Может на Большой Сестре? - сделал подгон я
        - Тьфу на тебя Дим, не надо об этом. Говорили тебе уже, никто с тобой на тему проживающих на спутнике беседовать не будет. Ты понимаешь слово табу?
        - Всё, всё молчу. Извините, больше не буду, - сделал вид, что виноват.
        - Ладно, ну что тогда делать будем? Тут даже нар нет, просто голые стены и пол. Спать на полу нам прикажут, или как?
        Тут прямо из стены, расположенной напротив "окна для бесед" выехал стол с едой и две лавки. В стене оказалось несколько дверок, из довольно толстых таких створок, видимо, чтобы их нельзя было сломать или выбить, которые открылись и выпустили стол и лавки. Причем лавки просто выехали из стены и представляли собой обычные швеллеры, с деревянной доской внутри. Надо же, заботятся, чтобы пленники на железе не сидели. Тоже самое представлял из себя и стол, только швеллер здесь был широкий, и окошко было повыше, чтобы стоящая на нем посуда с едой и водой также смогла уместиться. А неплохо придумано, таким образом полностью исключался контакт с надзирателями. Еда была простой и сытной: сыр, хлеб, овощи и вода, но тем не менее она была. Голодом нас морить никто не собирался, да и вообще отношение к нам было человеческим. Никто не бил, не пытал, вон даже кормили, а когда я в шутку спросил воздух, можно ли здесь помыться, открылась ниша с душем. Так что через пару часов мы были и сытые, и чистые, с осознанием того, что всё, о чём мы говорим известно нашим тюремщикам.
        Глава 16.
        Ещё через час окно открылось вновь.
        - Ну что, гости дорогие, отдохнули-поели? - ехидненько так спросил старец. Вокруг него и трона появилось несколько кресел, количество участников увеличилось вдвое. Помимо тех, кого мы уже видели, присутствовало еще несколько человек, все белой расы, парочка альтов и трое лаори, причем одна из них была женщина, очень старая, настолько, что даже иголки на голове все выцвели и стали полупрозрачными. Вот как оказывается лаори седеют, хотя я же видел уже такое, еще в рабском загоне. Но выглядела она бодрячком. Все заинтересованно смотрели на нас.
        - Да, спасибо большое. - ответил я, решив и в этот раз вести беседу, - Можно спросить?
        - Вежливый юноша, молодец, - проскрипел дед, - валяй спрашивай.
        - Как нам к Вам обращаться, как зовут Вас и если не секрет, как Вы называете своё сообщество, а то мы всё тюремщиками и надзирателями всех вас зовём, а это как-то невежливо.
        - Ну что ж, я отвечу, а вот потом ты и твои друзья будете отвечать на наши вопросы, договорились?
        Мы хором кивнули, только Химба с Импло хмурились при этом, видимо им эта идея не нравилась. Но старик проигнорировал.
        - Итак. Я Герикон, глава местного, как Вы метко выразились, сообщества. Сообщество Чистых. Хотя это так, для пафоса, на самом деле это просто институт, конклав ученых. И вы были правы в своих рассуждениях, я, как вам и сказал, из другого мира, и я действительно ученый, пытающийся найти выход из него. Вернее, пытавшийся, сейчас мы, к своему глубокому сожалению, уже убедились, что выхода из него нет. Спросите, почему, не знаю, но эта дверь открывается только в одну сторону. Хочу похвалить вашу команду, на редкость свежие у вас головы, вы почти всё угадали. Мы, конечно не все экологи, но разделяем их взгляды, и к тому же перед нами есть наглядный пример их правоты, это твой мир Дим. Последние разумные, попавшие из него в нашу команду, пришли из конца 20 века твоего мира, и то, что они рассказывают, и то, что я видел там сам, да, да, я там бывал, в твой мир можно попасть, правда не отсюда, также, как и выйти из него, говорит о том, что мы взяли правильный курс здесь. Да, пришлось очистить эти земли от нескольких разумных, - мерзко хихикнул дедок, - но оно того стоило, мы почти восстановили популяции
многих, практически исчезнувших видов животных и растений.
        - Несколько? Вы убили миллионы ни в чем не повинных лаори!! - Химба, казалось, была готов убить его только одним взглядом.
        - Не шипи, - отмахнулся Герикон, - наплодитесь ещё, вон уже наплодились. И я не давал тебе разрешения на участие в разговоре. Повторить просьбу, голова не болит?
        - Гери, не надо, - вмешалась пожилая лаори, из его окружения, - девочка не понимает, с кем говорит, но она больше не будет, так ведь праправнучка?
        - Вы? Овима Монбо с Танга? Но как? - изумлению нашей руководительницы, кажется не было предела, да и мы все охренели если честно (извините за выражение, но по-другому и не скажешь). Старик забавлялся, по нему было видно, что лицезреть наши изумленные рожи доставляет ему большое удовольствие.
        - Я, кто же ещё. А ты, молодой человек, весьма проницателен, только Гери не задуривал мне голову, я знала всё с самого начала, и поддерживала его в одурманивании лаори западных провинций. Это было увлекательно, видели бы вы их бешенные взгляды и несокрушимую решимость, когда они отправились, как ты метко заметил, в крестовые походы. Забавно, до сих пор умиляюсь, хотя столько времени прошло.
        - Но почему? - знал, что Химба захочет это спросить и влез в разговор сам, так как боялся, что противный старикан захочет вновь проучить её.
        - Любовь, молодой человек, тебе ли не понимать, вы на своей планете столько с ней носитесь. И необходимость, но тебе об этом как раз знать пока незачем.
        - Ладно, хватит, проявили вежливость и достаточно, -заворчал Герикон (быстро же у него настроение меняется), - не вы нас, а мы вас расспрашивать будем. Идет?
        - Как скажете, Глава, - я решил не злить старца, мы итак уже получили массу информации, переварить бы. - задавайте свои вопросы, отвечу на любые, на которые буду знать ответ. Только последняя просьба-вопрос, если позволите. Время в моем мире и здесь течет одинаково?
        - Хороший какой мальчик, он мне нравится, умница, - старикан даже руки потер от удовольствия, - правильный вопрос, поэтому отвечу, но впредь никаких вопросов, и так время уже потеряли. Время в разных мирах протекает с одной и той же скоростью, но вот спонтанный, не запланированный переход, может тебя забрать из любого временного отрезка. Причем это действует только с этим миром, то есть сюда может затащить разумного из практически любого временного отрезка других планет, а путешествия между другими мирами происходит только в настоящем времени. Что, удивил я тебя?
        - Не то слово, я практически в шоке. Я сюда попал из 2016 года, по тому летоисчислению, которое принято в моем мире, и в моей стране, в тот временной отрезок, в котором я там жил.
        - Как излагает то, - продолжал веселиться Герикон, - быстро соображаешь, молодец, хотя что-то слишком часто я тебя хвалю, ну да ладно. Ты прав, ранее, например, во времена, из которых сюда попали росы, у них был четыре тысячи с чем-то там год. У китайцев пять тысяч с хвостиком, с большим таким хвостиком. А вы, европейцы, почему-то считаете от рождества Христова, хотя это же глупость полная, люди на вашей планете живут намного дольше. Ну ладно историю свою не знаете, но считали бы тогда от первых известных вам событий разумного существования человечества. - мне очень хотелось у него спросить, какой год на Земле в его понимании шел на тот момент, когда я сюда попал, но решил не злить его, пока он в хорошем настроении, глядишь еще чего выболтает.
        - Итак, Дим, мои люди будут задавать тебе вопросы, а ты постарайся отвечать правдиво, ложь я почувствую, и накажу, - в моей голове на мгновение вспыхнула и резко пропала сильная боль, в области висков, - всё понятно?
        - Да, Герикон, я всё понял, да мне и смысла то врать никакого нет, госсекретов я не знаю.
        - Вот и славненько, приступим.
        В этот момент я посмотрел на своих друзей, лаори во все глаза пялились на Предательницу, и состояли похоже в состоянии величайшего изумления, а вот Дван скорее всего пребывал в экстазе, ну конечно, столько открытий за несколько минут разговора, фанат науки, что с него возьмешь.
        - Можете вкратце рассказать о геополитической обстановке на момент Вашего переноса? А то у нас последняя информация с 1976 года - спросил меня один из африканцев, здоровенный такой негр, одетый в одежду, очень напоминающую земную военную форму.
        - Да, конечно, - и я где-то часа два рассказывал им про обстановку в мире, падение СССР, первого чёрного президента США, войны в арабском мире, терроризм и санкции, новые изобретения и интернет, полёты в космос, в общем всё, что удалось вспомнить. Я старался просто освещать факты так, как я их понимал, нейтрально не вставая на чью-либо сторону. Просто пересказывал события. Мне задавали вопросы, о некоторых ситуациях просили подробнее рассказать, что-то пропускали, не заинтересовавшись совсем, например, событиями в Украине и Югославии, Ираке и Ливии, но с большим интересом расспрашивали про адронный коллайдер интернет, смартфоны и летающие дроны. В общем их интересовало в первую очередь общая обстановка, частности по странам им мало были интересны, видно, что откололись они от нашего мира уже давно. Судя по некоторым вопросам, присутствующие здесь земляне попали в этот мир давно, годов так из тридцатых-сороковых двадцатого века, и современный мир их не очень интересовал, так общее направление, знаете, как интересуются соседским ребенком, вроде и есть интерес, но не так как про родного
расспрашивают. Из чего я заключил, что того соплеменника, что попал сюда из семидесятых здесь и сейчас нет. Да и мало он успел им рассказать, видимо погиб, или сбежал, не знаю. Фуххх, аж вспотел, всё-таки сложно столько говорить, да и ещё перед слушающей тебя публикой. Никто, как вы понимаете, в телефонах не сидел, все слушали внимательно, задавали вопросы, участвовали в беседе, а это ох как тяжело.
        - Ладно, Дим, а что с экологией творится? Глобальное потепление и таяние льдов, изменение климата. Как там дела обстоят с этим? - вмешался один из китайцев, который много меня расспрашивал про свою родину.
        - Я не особо в курсе, вопят много, делают мало, как-то так. Потепление чувствуется правда, но мне лично кажется, что всё в рамках погрешности, совсем уж сильно ничего не изменилось. В России холодно, в Сахаре жара, на Канарах зашибись, как-то так.
        Все заухмылялись, ну как же, еще один не верящий в важность вопроса. Тут снова вступил в разговор старик, предводитель этой общины.
        - Теперь ты, девочка. Я не интересовался тем, что происходит во внешнем мире, да и Овиме будет интересно, что там у вас произошло за эти годы. Раньше нам это не нужно было, а вот сейчас время информации пришло. Надоело, знаете-ли, в отшельниках сидеть, и за забор не заглядывать, да и время свободное появилось, чтобы оглядеться.
        Химба прокашлялась, и начала рассказывать, послушаю, мне тоже интересно. Правда я ни на грош не верил в их затворничество, они наверняка все знали, просто разыгрывали перед нами спектакль. Ну, или хотели узнать как видит обстановку лаори, максимально приближенный к правящей семье.
        - После той войны лаори разделились на семь основных государств и несколько независимых княжеств за Скалистым Кряжем на северо-востоке, которые расположены практически на побережье моря Верии. Есть Империя, в которой сохранились традиции прошлого, и которая по своей площади занимает около двух третей оставшихся территорий, и которой управляет всё тот-же императорский род. Тут всё без изменений, разве что в технологическом развитии мы несколько притормозили, так как в Империи до сих пор ощущается недостаток угля и металла, который добывали в основном в западных землях. Как вы знаете, земли востока скудны на подземные ископаемые, а торговля с Керией не дает необходимых объемов, хотя и выручает, конечно. Независимые ломят цены, да и сами не так уж чтобы богаты ресурсами. Итак, независимые государства. Помимо Империи Фет-Фанг, есть ещё шесть более-менее крупных государств. Начну с наиболее крупных, и далее по нисходящей. Первое по величине и стабильности, это государство правящего клана Диз с Того, с соответствующим названием Империя Того, у нас же теперь в каждом углу по императору. Это государство
расположено на юге континента и занимает собой весь полуостров Балон.
        Далее по величине идут государства Мпон, Лухья, Лусен, Ньико, и ни много ни мало Свобода.
        - Ну остальные понятно, старые кланы, а Свобода то откуда взялась? - аж подалась вперед бывшая подруга Императрицы. А вот это их удивило, это было заметно, видимо у них только поверхностное представление об окружающем мире, либо вообще только империей Фет-Фанг интересуются.
        - Часть земель возле самого Кряжа, на юге, вокруг города-порта Эйдасс, пошла в разнос после утраты символов власти, и отказалась подчиняться кому-либо, заявив, что у них анархия, и править ими никто не будет. Времена тогда смутные были, все резались со всеми, вот они под шумок и отделились. Сначала не до них было, а потом уже поздно стало. Как-то они там организовались, под руководством целого коллектива сорвиголов, в основном одиозных предводителей разбойников и воров, а также купцов, наиболее удачливых капитанов судов, сиречь пиратов, имеющих под своей рукой несколько команд кораблей, и как ни странно руководителей синдиков ремесленников. Туда же вошел и синдик местных воинов. И когда новая власть сначала из Мпона, а потом и из Лухьи сунулась туда с войсками, то получила такой отлуп, что посчитала приемлемым просто плюнуть на них, тем более что и земли там не большие, а тут ещё те, что есть, освоить бы да удержать. Да и по существу, кроме порта у бандитов и нет ничего. В общем, отстали от них. А через некоторое время, через год или два, точно не помню, во все государства, и даже в Империю (вот
нахалы), прибыли послы от государства Свобода, с уведомлением, что таковое теперь существует, и управляет им Совет Авторитетов от Гильдий. Там интересно-о-о-о-о-о! Законов, в нашем понимании, нет, каждый делает что хочет, подчиняясь, до и то условно, только своей гильдии. Анархия и есть, Совет Авторитетов Гильдий нужен только для разборок между кланами и осуществлению обороны от внешнего врага, если понадобится. Живут, как обозвал это Дим "по понятиям". Вот Совет и разбирает, чьи понятия наиболее по понятиям. Но живут. За счет этого, к ним потянулась всякая шваль, как среди преступников, так и среди военных, купцов и прочая, прочая, у которых в остальных государствах были бы большие проблемы. Трогать Свободу никто не желает, по мне так просто пачкаться не хотят.
        С независимыми княжествами еще проще. Благодаря всеобщей неразберихе и Скалистому Кряжу несколько баронств, договорившись поддерживать друг друга, объявили себя независимы княжествами и правят самостоятельно. Добывают уголь и сталь, драгоценные металлы и прочее, что дает земля. Благодаря этому быстро установили торговые отношения со всеми, а также тому, что грамотно отстроили дороги по ту сторону кряжа, и в следствии договора взаимовыручки могут в момент выставить довольно приличную сборную армию, к ним лезть перестали, а приняли и признали. Легче торговать с ними, чем воевать, а то потом самим же все восстанавливать да разрабатывать. Народ там боевой, воинственный, чуть ли не рождается с оружием в руках, да и еще твари кряжа. В общем, сами понимаете, никто их не трогает.
        - Так, так, так. А что за твари кряжа? Не помню таких.
        - Около шестисот лет назад это началось. Со стороны кряжа, раз в год, в сезон дождей, появляются разнообразные твари, словно из бездны. Причем лезут только с их стороны, на западе Скалистого их никто не видел. Все твари очень разные, но объединяет их одно, любят пожрать. Как правило сильные, вонючие и очень быстрые твари, словно какие-то мелкие демоны, причем во всём их разнообразии. По просьбе княжеств, ну и за немалые деньги, конечно, Империя несколько раз отправляла туда экспедиции летом, и дважды в период дождей. Летом всё прошло спокойно, обнаружили несколько запечатанных проходов, следы возникают прямо из скалы, а вот из зимних экспедиций не вернулся никто. Пробовали прорубить входы, обойти, найти подход через пещеры и подземелья к этим выходам, но бесполезно, скорее всего это просто порталы, открывающиеся в определенное время из других миров. Потом вырвались твари и сожрали экспедиции, даже охрана не помогла. Уйти обратно они также не могут, сколько успеют проскочить, все остаются здесь. В основном гибнут сразу, в княжествах уже научились их бить, но некоторые, видимо те, что поумнее,
успевают спрятаться, и потом несколько месяцев терроризируют округу. Но в конечном итоге достают всех. А вот в первое столетие княжествам приходилось нелегко, вот они и понастроили замков-крепостей, которых даже большой армией трудно взять. Да и воинов натренировали, практика то постоянная, почти ни в чём росам не уступают. Суровые ребята, вот и не трогает их никто, да и в отличие от свободовцев, они вполне цивилизованы, так что всем выгодно такое положение дел.
        Остальные государства достаточно традиционны, если можно, так сказать. Мпон самый воинственный, там практически военное государство, и вследствие этого Лухья также постоянно наращивает мускулы, хотя местная знать не совсем военная кость. У них распространены школы боевых искусств, где обучаются лучшие воины государства, содержат которые основные семейные кланы Лухьи. По сути это готовые воинские отряды разной специализации и крутости. Лусен специализируется на ремёслах и ювелирке, и уже заработал себе соответствующую репутацию, а в Ньико все помешаны на торговле, финансах и посредничестве, все межгосударственные переговоры проходят у них, это даже географически обосновано.
        - Ну хорошо, на сегодня думаю достаточно. Что же мне с вами делать то? - даже задумался он. - отпустить я вас не могу, не нужно мне это сейчас. Да, уже не опасно, если обо мне узнают, но и не нужно. Послов начнут ещё засылать, возись с ними. Ну пару дней мы с вами ещё поболтаем, а потом? Убивать - смысла нет, и что бы вы обо мне не думали, просто так убивать я не люблю. Только по необходимости. Зачем там вы сюда шли? Ах да, за символами власти империи лаори. Как же, поверил я в вашу байку про золото. - старикан ухмыльнулся, - Возьмите, любуйтесь, деться вы отсюда никуда не сможете, так хоть порадуетесь. Мне они уже не нужны, сделали своё дело, да и Овима с ними наигралась, так ведь, дорогая?
        - Ты прав, любимый, пусть моей внучке перейдут, для неё они важны, вот теперь пусть она с ними и таскается.
        Из стены, прямо напротив меня выползла доска, на ней стоял ларец, который Химба судорожно схватила и прижала к груди. Экологи-отшельники-боевики дружно заржали, а мы все разом, словно по команде придвинулись к Химбе.
        - Смотрите, коллеги, как они за своего то заступаются, ишь насупились-то! Молодец внучка, правильных разумных себе в команду набрала. Ну да ладно, как сказал наш Великий Герикон, поиграйся с ними несколько дней, пока он не решит, что с вами делать. - и стена закрылась, оставив нас в камере одних.
        Глава 17.
        О ХРЕ НЕТЬ, - выдохнул Дван. - Это просто невероятно, как то, что говорил о своем мире ты, Дим, так и то, что происходит здесь. Они же все эмпаты, вы поняли, что они как-то обмениваются между собой эмоциями, а, возможно, и мыслями? Телепатия! Но это же сказки! Кто бы мне рассказал, ни за что бы не поверил! Я наблюдал за ними, пока ты рассказывал, они выглядели так, словно обсуждают твой рассказ, при этом они не разговаривали.
        - Ну всё, понеслась, Дван, ты опять за своё? - улыбнулся, обычно невозмутимый Импло.
        - Да, за своё! Вы просто не представляете, свидетелями чего вы сейчас были!
        - Дван, хорош, - врезался в разговор я, - именно поэтому нас и не хотят отпускать, - чтобы мы не поведали миру об эмпатии. Не усугубляй. Хотя, всё равно уже, не отпустят они нас. И подготовить побег мы не сможем, они нас слышат, и не удивлюсь если видят. Но ты, если не трудно восхищайся про себя, ладно?
        Дван заткнулся, а мы стояли и смотрели друг на друга, и вот интересно, во взглядах своих друзей я безнадёги не увидел. Азарт, да, этого было хоть отбавляй, а вот уныния не было. Всё-таки хорошие у меня друзья, правильно двинутые. Я и сам не собирался опускать рук, не в моём характере, найдём же выход, куда денемся-то. И в прямом и в переносном смысле.
        Мы так и слонялись по камере до самого вечера, благо на это ушло каких-то пару часов, а о том, что пора укладываться спать, нам подсказали выехавшие из стен нары. Постельное белье было, что удивительно. Химба с Импло весь вечер перебирали и рассматривали ларец с символами власти. Он и правда открывался только с помощью Химбы, после того, как она прикладывала свой палец к замку, из которого выпрыгивала иголка, ранящая её до крови. Такой анализатор состава крови, уж не знаю по какому принципу он определял родство, сразу генетическую экспертизу проводил что ли? В общем, техника на грани фантастики. Единственное, что я заметил, так это то, что крышка закрывалась с видимым усилием, и внутри ларца что-то жужжало, и постукивало, но не думаю, чтобы этой энергии хватало на то, чтобы провести экспертизу, скорее всего это только обеспечивало подвижность иглы для забора крови. Возможно внутри просто батарея какая-то. Не знаю, не специалист. Импло же с Химбой во время своих исследований постоянно вскрикивали от счастья и начинали обниматься, странно, раньше я за ними этого не замечал. Дван, глядя на это,
ухмылялся и строил мне рожи. Уморительно у него это получалось. В общем и целом, настроение у всех было неплохое, и это с учетом того, что мы сидим, пусть и в условно комфортабельной, но тюрьме. Разгадку загадочного поведения лаори я получил тогда, когда свет в камере начал потихоньку гаснуть, и мы собрались все ложиться спать. Химба, как ни в чем не бывало подошла ко мне, и преспокойно раздевшись залезла ко мне под одеяло, а там, прижавшись ко мне всем телом, обняла меня за шею. Дван не сдержался и тихонько захихикал на своей койке. Что происходит, а? Наши головы соприкоснулись, и она зашептала мне на ухо.
        - Дим, не дергайся, как нам еще разговаривать в тайне от них? Мы с Импло кажется придумали, как отсюда выбраться. Как ни интересно и познавательно с ними беседовать, но своей цели мы добились, символы у нас, значит можно и нужно валить. Мы же за ними шли. Не лежи бревном, пошуруди рукой под одеялом, с тобой все-таки в кровати симпатичная лаори лежит, твоя боевая подруга, решившая завести себе любовника из росов.
        - Химба, ну вы даете, нашли официальную версию, мы что днем не могли просто по обниматься, порыдать на плече друг у друга? - зашептал я ей, проведя рукой под одеялом по изгибам её тела.
        - Когда? Мы с Импло только перед самым сном определились с планом побега, и решили, что тебя надо ввести в курс дела, Дван то подхватит в любом случае, а вот ты несколько тормознутый.
        - Спасибо, дорогая. Ладно, что вы там придумали?
        Химба ещё немного пошебуршилась, поуютнее укладываясь, и практически влипнув в меня зашептала.
        - Когда будет выезжать еда, нужно будет заклинить створки ларцом, все реликвии мы из него вынем и понесем каждый по одной на себе. После того, как створки заклиним, это сделаю я, то сначала Импло, а потом ты проберетесь в кухню, ну или что там за помещение, из которого они подают пищу. Сегодня, они собрались с нами общаться только через час после еды, и то, нам кажется, что больше от нетерпения. Сейчас основной инфоголод у них утолен, так что мы считаем, что часа полтора-два у нас есть. Так что успеем выбраться, и отойти от города, ну или хотя бы от места где мы сейчас находимся, на более-менее безопасное расстояние. А там попробуем запутать следы. Сейчас самый разгар лета, есть грибы и ягоды, думаю с голода не умрем, добираясь к хребту Матери. Естественно, если встретим по пути припасы или оружие, то прихватим. План так себе, но другого у нас нет.
        - Ок, только по выходу из города отправимся не на восток, а на запад, лучше сделать крюк, так выиграем время, пока они нас искать на восточном направлении будут. И ещё, ты не могла бы не так сильно прижиматься ко мне, а то я уже давно без женщины, и, хотя я пытаюсь контролировать тело, думая о всяких гадостях, но что-то не особо получается, и мне кажется, ты уже это почувствовала. - Хорошо, что свет в камере погас полностью, а то покраснел я. Сильно покраснел. А Химбе ситуация нравилась, хихикнув, она продолжила, добавив к тому же ещё и придыхания, шептать мне на ухо:
        - Как ты можешь, лежа с такой красоткой думать о всяких гадостях? Ладно, не обижайся, шучу, - и она чуть отстранилась от меня. - Какой ты впечатлительный. А что же ты в соответствующие дома не сходил, когда мы ещё в Эйенге были? Сбросил бы напряжение-то.
        - Да понимаешь, в жизни никогда не пользовался услугами продажных женщин, не знаю, не по мне это всё. Я даже жене своей ни разу не изменял за двадцать пять лет брака. И до сих пор как-то не могу даже думать об этом, считаю, что изменю ей. Понимаю, что глупо, я в другом мире, и вряд ли её увижу когда-нибудь, но пока не готов. Как-то так. Но в любом случае, к проституткам не пойду.
        - Ух ты, какой гордый то! Но знаешь, мне даже приятно, что мой друг в этом вопросе такой щепетильный. Только ты опять всё путаешь. У нас есть конечно проституция, мне кажется она везде есть, вот только в публичных домах у нас работают мужчины. Особенность матриархата. Не забыл, как у нас всё устроено? Я тебе сейчас говорила про другие дома. Дома любовников. У нас, если нет подруги или друга, ты идешь в такой дом, и находишь партнера там. Туда приходят те, кому одиноко, но с условием, что ты останешься в этом доме на ночь. Обязательно. Ты освобождаешься от этого только в том случае, если тебе просто не хватило партнера. А так, ты, если уж пришел, обязан выбрать хоть кого-то. Риск конечно, что тебе какая-нибудь порося достанется, но хоть так, к тому же спать, в эротическом смысле этого слова, ты с ней не обязан, обязан просто провести ночь в одной комнате. И потом, просто выбирай заведение классом повыше, да стоимость номера выйдет подороже, и в некоторых случаях существенно, но зато туда и претенденты ходят посимпатичнее. А ты по нашим меркам достаточно привлекательный мужчина, не типичный, на
любителя, поэтому выбери соответствующий дом, там на вывесках пишут, например, "лаори и альт", или "рос и лаори", раз женщин росов нет, у нас несколько таких домов есть на разный кошелек. Главное, денег друг другу никто не дает, вы платите вскладчину только за номер, и то, пополам. И ещё, тех кто состоит в браке туда не пускают. Ну правда под честное слово, что они свободны, и есть такие, кто обманывает, но это уже на их совести. Всё-таки туда приходят найти любовь, да, знакомство начинается через постель, но почему-бы и нет, если другие методы не срабатывают.
        - Хорошая идея, кстати, жаль в моём мире такого нет. Да и невозможно, по-моему. Ну да ладно, спасибо Химба, отпустило немного. А вот скажи мне, и ты и я как-то сразу стали относиться друг к другу по-дружески, хотя на мой взгляд, ты очень привлекательная женщина, да и я, как ты сейчас проболталась, не вызываю в тебе отвращения. Почему так?
        - Я думала об этом, и ты прав, на мой взгляд ты довольно симпатичен, но не как мужчина лаори, вспомни, у нас мужчины отвечают за красоту, а ты другой, тебе идут шрамы и некоторая грубоватость во внешнем облике. По нашим меркам, общепринятым конечно, ты, недостаточно красив, - хихикнула она, - все -таки многие женщины лаори предпочитают ухоженных красавчиков, следящих за своей внешностью, и которых не стыдно показать в обществе. Я же, видимо в силу того, что и сама выхожу за рамки, и просто своим существованием раздражаю многих, привыкла оценивать разумных не по внешнему виду. И вот в этом смысле для меня ты действительно привлекателен, и каюсь, думала затащить тебя в постель. Но сначала уважала твою тоску по жене, ты же при каждом удобном и неудобном случае её вспоминаешь, а потом узнала тебя получше, и сейчас отношусь как к родному брату. А секс с братом - это же просто мерзость какая-то.
        - Согласен, у меня та же фигня. Поначалу я и правда много думал о своей жене, я и сейчас о ней почти постоянно думаю, а потом не хотел всё испортить. У нас и правда с тобой почти родственная связь. Странно, не пойму почему.
        - Знаешь, я тоже, но решила не париться из-за этого.
        - Принимается, я тогда тоже не буду.
        - Давай спать, ты уж потерпи, но сегодня я буду спать с тобой, - легенду надо поддерживать.
        - Да ничего. И спасибо.
        - Да не за что. И повернувшись ко мне спиной она почти сразу засопела. А я еще полночи пролежал, вспоминая свою семью, жену, дочек и внука.
        Глава 18.
        С утра, Импло предложил Двану немного размяться и устроить борьбу, прямо посередине камеры, мол застоялся он без спарринга. Выходит, они с Химбой и его в тормознутые определили, и сейчас он его вкратце тоже в курс дела введет, ну и передаст ему скипетр, скорее всего. Химба вроде незаметно, но постоянно отиралась у той стены, из которой вчера выползал стол, тиская в руках ларец, всем своим видом изображая невозможность от него оторваться, я же тусил у противоположной стены, якобы о чем-то задумался и бесцельно шатаюсь. Ребята повозились немного и расположились неподалёку от Химбы, обсуждая спарринг. Тут стена стала открываться, и мы подошли по ближе, Дван даже облизнулся. Когда створки открылись, и стол полностью вылез, Химба вставила ларец в распор, чуть наперекосяк, так, чтобы угол ларца застрял в небольшой зазор между столом и стеной, тем самым, заклинив механизм. Таким образом, образовался лаз, высотой сантиметров пятьдесят, и шириной метра в полтора, в который мгновенно влетел Импло, причем умудрившись сделать это ногами вперед, опираясь на стол и левую боковую стенку, следом за ним нырнул в
проем и я, правда уже головой вперед, не настолько я ловок и не стал рисковать. По ту сторону также находился стол, правда покрытый уже целиком металлом, так что я, проскользив по нему сверзился на пол, прямо на кучу валявшихся на нём ножей, которые, видимо, сбил Импло. Схватив первый попавшийся, я метнул его в стоявшего в паре метрах от меня инсерца. Ножи, как я уже говорил, я люблю, и умею ими пользоваться. Нож попал удачно, прямо под подбородок здоровенному, судя по всему повару, кровь брызнула как из шланга, часть прилетела мне прямо в лицо, а тот схватившись лапами за горло стал опускаться на колени, смотря на меня выпученными глазами. Тут я, подобрав с пол другой нож, сделал шаг, и воткнул его прямо ему в глаз. Всё на автомате. Обернувшись, увидел, что Импло уже разделался с тремя остальными работниками кухни, которые валялись поломанными манекенами вокруг стола. Он меньше каждого из них чуть ли не в половину, но это не помешало ему убить их практически мгновенно. Смотрелось это, я вам скажу... он весь в крови был, да и взгляд... Нехороший взгляд. И тут я осознал, что сам натворил. До этого, я
находился в этаком состоянии аффекта, азарта и даже предвкушения что ли. Получится - не получится, сумеем сбежать, или всё завалится на каком-то этапе. Я, когда в это окошко вперед головой влетал, ни о чем не думал, ну драка и драка. А сейчас стою в луже крови, которую сам же и пролил, взрезав инсерца словно поросенка какого-то. А ведь он когда-то был простым альтом, да и сейчас наверняка остался разумным, не зря же они тут выполняли роль подсобных рабочих и надзирателей. Жёстко я с ним. Меня начало трясти, запах крови и испражнений, которыми пропахла вся кухня стоял чудовищный, я чуть не сблевал, но каким-то неимоверным усилием удержал в себе всё. А хотя, что там удерживать, сегодня же мы ещё и не ели, может поэтому и сдержался, хотя предпочитаю думать, что неимоверным усилием всё-таки, мужчина я или где? В голове всё плыло, адреналин зашкаливал, меня изрядно трясло. На убитого мною инсерца я старался не смотреть, но кругом валялись ещё трупы, пришлось вертеть башкой, как китайский болванчик, не зная, на чём зафиксировать свой взгляд. В проем протискивался Дван, со скрипом, но пролезал, Химба по
договоренности шла последней, и я сосредоточился взглядом на ней. Так полегче. На всё про всё у нас с Импло ушло не более трех секунд. Вокруг стоял полный разгром, на полу валялась кухонная утварь, весь пол был практически залит кровью и не только. Воняло. Даже не так! ВОНЯЛО! Тут Химба выбралась из проема, и убрав ларец, нажала на рычаг, торчавший из стены, прямо около стола. С тихим шипением, стол въехал обратно в кухню и створки закрылись.
        Похватав с пола ножи, мы начали набивать сумки, которые лежали рядом со столом, обнаружившимися у стены, продуктами, практически не разбирая, что хватаем. Намародерив, мы выдвинулись в поисках выхода. Дверь из кухни привела нас в коридор, уставленный вдоль стен разнообразными коробками, бочонками и просто ящиками, в которых Дван, шедший замыкающим, на мой взгляд всяко порылся, пока проходил мимо. Выйдя из коридора, мы попали на площадку, путь с которой расходился на два направления, слева ступени вели вниз, а прямо перед нами, сразу за небольшой аркой находился ещё один коридор, в дальнем конце которого были видны ступени, ведущие уже вверх. То, что нам и нужно, ведь судя по пригороду, который мы видели, все помещения города распложены в подвалах. Через несколько минут подъема по круговой лестнице, словно расположенной в колодце, ну как мы думали, что в колодце, мы поняли, что ошиблись в своих предположениях, так как оказались на вершине башни, располагающейся в самом центре замка, со всех сторон окруженного стенами высотой около семи метров, и выстроенной прямо на крыше этого замка.
        Сам замок имел форму звезды с пятью трехэтажными лучами-заданиями, объединенными единым центром круглой формы уже семиэтажным, в центре которого и располагалась эта башня, видимо предназначенная для наблюдательно-обзорных функций. И правда, практически весь город был как на ладони. Вернее, то, что от него осталось. Кроме этого замка, все остальные здания лежали в руинах, и видимо там-то как раз и использовались для существования или ещё каких-либо дел именно подвалы, но нам повезло очутиться на единственном "небоскребе" этого населенного пункта. Во дворе, или как там называется помещение от замка и до стен, находилось много чего интересного. Стояли телеги с сеном и просто пустые, почти вдоль всех стен лежали стеллажи дров, на высоту около 3 метров, видимо на столько, насколько хватает длины рук инсерцев, или просто пока столько собрали, по двору постоянно передвигались разнообразные представители измененных животных, таких как росомахи и медведи, а также сновали из помещений в помещения, и на выход и вход в здание, представители разумных всех видов, ну кроме иканфов, конечно. Обычный вид
хозяйствующего субъекта, с его многочисленными заботами по обеспечению жизнедеятельности. Причем явно видно, что никого не боятся, так как охраны нигде нет, ни у ворот, ни на стенах, ни на самой башне, на которой мы расположились. Ещё я заметил некоторую странность, никто из них не смотрел вверх, даже просто прямо, все передвигались, уперев взгляд в землю. Как же нам отсюда выбраться, да ещё быстро, пока нас не хватились? А хватятся, я думаю, очень скоро. По самому же городу мало кто передвигался, он выглядел практически пустынным, видимо вся жизнь кипела в подземельях.
        Но вот что зацепило мой взгляд. Я конечно не специалист, но фильмов про войну насмотрелся, и по периметру города, насколько я мог видеть, установлены невысокие сооружения, с одноэтажный дом, но на естественных или искусственных высотах, на которых были установлены странные приспособления. Издалека мне даже показалось, что это какие-то оборонительные сооружения, даже огневые точки. Парочка их была недалеко от нас, и направлены они были вверх, вот я и смог немного рассмотреть. Да, как говорила Алиса, всё страньше и страньше. Хотя, чему я удивляюсь, раз были автоматчики, то почему бы им с собой пулемет-то не захватить? И ещё, почему это не распространилось на весь мир? Я имею ввиду порох, конечно. Всё-таки, куда Герикон дел народ, проживающий на западных землях, да и тех китайцев, что призвал сюда воевать со всем их барахлом? Пусть их было и немного, именно пришлых, с такой разницей в технологиях ведения войны много и не надо, но всё-таки? А местного населения было несколько миллионов. И видимо, кого-то он оставил обслуживать и применять хотя бы эти пулемёты, ну или что там у них, может и просто
продвинутые стреломёты, я не знаю. Я разговаривал с Химбой на эту тему, пытался выяснить насчёт пороха, но ничего такого у них здесь нет. Запрет, действующий на оба континента. Пролоббировали военные, как ни странно. Ну да ладно, сейчас совсем не до этого.
        По всему выходило, что от здания нам необходимо отдалиться как можно быстрее, так как хотя мы и научились обманывать сенсоры восприятия негативных эмоций у поисковых партий, то старикан отыщет нас без проблем, уж больно он силен.
        - Так, друзья, давайте привязывайте веревку, будем спускаться, - скомандовал Импло, появляясь из люка, ведущего на башню. Оказывается, пока мы пялились на окружающее, он уже смотался куда-то вниз, и притащил моток веревки.
        В два захода, мы спустились с башни и её центрального здания и расположились на одном из лучей, прямо напротив крепостной стены. Перебирались мы очень тихо и молчком, так что нас никто не заметил. Место, где мы сейчас лежали, находилось метрах в десяти от стены и примерно вровень с ней. Прямо под нами, был один из самых спокойных участков двора, но правда расположенный совсем в другой стороне, чем нам бы хотелось, со стороны залива и моря, которое было даже видно с башни, да и отсюда тоже. Правее посверкивала своим полотном река. Значит нам вниз и налево. Теперь бы только до стены добраться. Слава Фету, сейчас прямо под нами никого нет, а стены луча-здания загораживают вид тем, кто находится на других участках двора. Привязав к веревке деревянный дрын, который обнаружился на крыше, видимо кто-то забыл его здесь то ли при ремонте, то ли ещё по какой причине, мы смогли забросить его на стену, и он даже каким-то образом там зафиксировался. Первым, как самый легкий, отправился Импло, и мы молились о том, чтобы чертов дрын выдержал. Но пронесло. И через несколько минут мы все уже находились на
крепостной стене, опоясывающей замок. Дальше уже пошло веселее, и вскоре, мы подбирались к западным окраинам когда-то величественного, а теперь жившего только подземельями, города.
        Мы валялись на длинном взгорке, когда-то бывшим скорее всего крепостной стеной города, и высматривали пути максимально незаметного выхода из него. Прямо напротив нас, сразу за остатками рва, который за годы превратился в простой пологий овраг, начинался лес, причем довольно дремучий, с буреломами и чащами, практически джунгли, вот только в более северном их варианте. Лес состоял в основном из ельников, промежутки между которыми были заполнены лиственными деревьями с густым подлеском, состоящих практически из непролазного кустарника. Всё бы ничего, и это именно то, что нам нужно, вот только между нами и спасительной чащей расположился, явно на отдыхе целый отряд из мадалов, численностью около двадцати голов, сопровождаемый, ну или возглавляемый почему-то целой четверкой инсерцев. Мадалы, видимо, как шли, так и улеглись, так как лежали ровно четырьмя шеренгами по пять особей в каждой, практически квадрат на траве состоящий из свирепых мутированных медведей. Инсерцы же, расположились по углам этого живого прямоугольника, каждый на небольшом отдалении, метра на три от ближайшего мадала. Они просто
сидели, лицом к ним. Странное зрелище. Мы затихли, и честно говоря, боялись даже пошевелиться. Прошло с полчаса, никто не двигался, и уже Химба жестом скомандовала нам отползать назад, чтобы их обойти, как вдруг, они подорвались, вскочили на лапы, и стройной шеренгой ломанулись в город, пробежав буквально в четырех шагах от нас. Как они нас не заметили не понимаю, мы хоть и не на открытой местности лежали, а укрывшись в кустарнике и просто в траве, доходящей мне практически до пояса, но все-таки это чистое везение.
        Вообще, весь этот побег везение. Я постоянно думал об этом, такое складывается ощущение, что нас просто отпускают. И тут два варианта. Первый, нас хотят убить при попытке к побегу, видимо старикан на старости лет стал более сентиментальным, и как он сам нам и сказал, убивать без особого повода не хотел, а тут повод. Да ещё какой. И второй вариант, ему зачем-то нужно, чтобы мы сбежали. Но зачем это ему, мы сейчас не узнаем, поймем только после, анализируя последствия возвращения символов власти лаори императорскому дому, и что вероятнее, последствия информации о состоянии дел в диких землях. Мне почему-то казалось, что знания о том, что здесь происходит, произведут настоящий фурор, и как бы не начались попытки захвата этих земель, что может привести просто к гигантским жертвам. Про зеленый туман то мы так ничего и не узнали, но боюсь, что некоторые горячие головы среди аристократов лаори, да и альтов тоже, могут об этом позабыть, а кусок-то земли громадный. Да и мало ли какие ещё фокусы припрятаны в рукаве у Герикона. Ладно, задание надо выполнять, а там пусть большие головы думают. По крайней мере
я им свои опаски выскажу, если захотят услышать, конечно. Мы поднялись и побежали к лесу, и через пару минут кроны деревьев уже шумели над нашими головами. А потом начался сумасшедший марафон, мы продирались сквозь лес, практически не разбирая дороги, чтобы максимально удалиться от злосчастного города. Передвигались почти постоянно бегом, вернее в таком ритме, полчаса бега, несколько минут пешком, потом ещё полчаса бега, и опять несколько минут пешком. Бедные наши голени. Да, мы старались передвигаться по хотя бы какому-то подобию звериных троп, но возле города их было мало, и зачастую мы бежали напролом, обходя только заросли ельника, и соответственно здорово побились. Вечером, когда устроились на привал, около небольшого ручейка, мы не столько отдыхали, сколько обрабатывали ноги, так как никакие сапоги нас не спасли, у каждого обнаружились ссадины, кровоподтёки и просто царапины. Обработав наскоро раны, мы еще какое-то время двигались по руслу ручья, и только через пару километров, забравшись с ручья на дерево, росшее под наклоном прямо над ним, (пропустив, наверное, с пяток таких же) и перебравшись
по веткам и с помощью веревки на соседнее, устроились переночевать. Сил на разговоры ни у кого не осталось, и наскоро перекусив, практически не разбирая того, что едим, свалились в сон. Сторожить сон решили по одному, так как отбиться от измененных животных и двое не смогут, а от лесных хищников хватит и одного. Первым на дежурство вызвался встать я, и три часа кряду боролся со сном и усталостью, охраняя товарищей. Ну как охраняя, скорее работал сигнализацией, так как сопротивление более-менее серьезному противнику я оказать вряд ли бы смог. Но обошлось. Опять. Пока нам везло, и погоня наверняка отправилась за нами на восток, а мы же двигались в противоположном направлении. Дикие земли большие, а преследователи, хоть и сильны, и умны, но не всемогущи. Собак вон так и не догадались у себя завести. У лаори они были. Немного другие, чем у нас, но были.
        Отступление первое
        - Они сбежали, первые перехватчики их не нашли. Вернее, потеряли их напрочь. С ними и безделушки лаори. Ну что скажешь дорогая, сработает?
        - Даже не знаю Гер, надеюсь. Главное, чтобы этот Дим дошел. Да и символы пора вернуть. Но он важнее.
        - Подходит он под твои расчёты? Ну, психотип там, или что там у тебя в критерии входит? Никак я в твоей психо-математике не разберусь.
        - Обычная теория больших чисел, немного модернизированная мной и доработанная. Так, что учитывает влияние некоторых единичных особей. И дело не только в психотипе, но и в навыках, умениях, менталитете, да что я, вон ты уже зевать начал, - улыбнулась постаревшая, но всё ещё не утратившая женственности и обаяния женщина-лаори. - Подходит, судя по всему, но тут больше предчувствие. Нужен он этому миру будет в тот самый момент, которого мы с тобой так боимся, и последствия которого, пытаемся минимизировать. Помогать на первом этапе ему мы не можем, ну в явную. Ему нужно знать, что делает всё сам. Как здесь, например, мы оставили им единственно возможный вариант побега, и они им воспользовались. Ну а дальше, если выживет, значит не зря мы с тобой затеяли всё...
        - Милая, не кори себя, знаешь же ради чего.
        - Ох знаю, но от этого знания мне не легче. Столько жизней загубили... Ладно, прости Гер, твоя Ови пока в разуме, и в силе. Спасти мы можем больше, тут ты прав.
        - Знаю, - грустно прошелестел стариковский голос, - знаю, любимая. Мы перекроем все перевалы, там их и попытаемся взять. Наш китайский химик немного притормозит измененных, введя им препарат, и пару часов они будут словно сонные мухи. Должно помочь, по крайней мере у них будет шанс. А если они его не используют, значит ждем другого гостя, а в этом мы ошиблись.
        - Не ошиблись, чую, он это.
        - Вот и ладно, а я пока пойду огрехи в нашей обороне устранять, которые эта гоп-компания выявила.
        <
        Глава 19.
        Ещё два дня мы двигались на запад примерно в таком же ритме, вымотались изрядно, честно говоря, я уже с трудом передвигался, дыша через раз. Руки и ноги тряслись, меня пошатывало и подташнивало, да и остальные выглядели не лучше, за исключением Импло, конечно, тот был свеж и бодр. Аж врезать ему за это хотелось, останавливало только то, что такое ему не просто так далось, а сформировалось путем ежедневных многолетних и выматывающих тренировок. Мне же никто не запрещал также тренироваться, но нет лень, так что сам изнежился. Дван с Химбой тоже вымотались, им в этом плане далеко до Импло, ну а мне ещё дальше даже до них. Утешало меня только то, что я хотя и был физически наименее вынослив из всей группы, но всё-таки держался, и скрипя зубами следовал в составе группы, практически не стесняя её и не снижая темпа передвижения. Маленькая, но победа.
        По исходу этих дней, мы устроили днёвку, отдышались немного, пока Импло, вернувшись назад по нашим следам изучал вероятность погони, и свернули на юг, передвигаясь пусть и не так быстро, но всё ещё поддерживая достаточно высокий темп. Погони так и не было, что говорило о том, что или нас потеряли, и ищут в другом месте, либо нас ждут у перевалов, которые легче перекрыть, так как они конечны и неподвижны. В нашу гениальность и ловкость я не верил, а склонялся к варианту с перевалами, так как, даже в случае, если Герикон и поставил себе цель нас пропустить, то явно не пожелает, чтобы мы об этом догадались, и наверняка устроит нам преодоление трудностей и возможности для героизма, чтобы мы, вырвавшись, не смогли его в этом заподозрить, а преисполненные собственной крутостью, приняли побег, как своё личное героическое достижение, и даже не допустили мысли о том, что, по большому счёту, это его игра, и мы решаем какие-то его задачи. И, соответственно, никто в императорском дворце лаори также не задумается зачем было нужно Герикону, чтобы, во-первых - символы власти лаори вернулись на своё законное
место; во -вторых - мир узнал, что на самом деле представляют из себя дикие земли; в-третьих - семьсот лет назад Герикон и компания крупно развели тогдашнюю верхушку Империи, да и весь народ лаори. В середине пятого с момента побега дня, когда мы весь световой день и еще половину следующего, двигались на юг, мы решили остановиться и устроить полноценную дневку. Из оружия у нас были только ножи, и сделанные с помощью их же копья, метким броском которого Импло прямо на бегу сбил огромного тетерева, который мы планировали сегодня же зажарить и съесть. Да и место располагало. Мы приняли это решение, когда, выбравшись из чащи, оказались на берегу большого лесного озера.
        Прямо напротив нас, метрах в тридцати от берега, находился небольшой скалистый островок, покрытый деревьями как шапкой, причем забраться на него можно, как было видно с берега, только в одном месте, где скальное основание словно треснуло, образовав небольшую ложбинку-проход, заблокировав которую можно было бы успешно обороняться. Подобные островки я часто видел у нас в Карелии на озерах, которые в массе своей образовались после схода ледников. Может и здесь также, а может просто особенности местности. Лес, по которому мы передвигались, большей своей частью был равнинным, но сопки, да и невысокие горки периодически встречались по всему пути нашего следования. Местность я бы охарактеризовал как равнинно гористую, как часто бывает в Африке, вроде и равнина, но из неё нет, да и торчит либо кусок скалы, либо каменный столб, либо просто большой холм. Искупаться хотелось всем, так что мы просто переплыли и забравшись на остров, расположились на отдых. С другой стороны острова также имелся некоторый изъян в скале, являющейся основой острова, который позволял потенциальному недоброжелателю взобраться на
остров, но он был всего один. Таким образом, мы чувствовали себя достаточно безопасно, чтобы устроить здесь небольшой перерыв.
        Всем требовалось немного отдохнуть, подозреваю, что и Импло тоже, хотя по нему и не скажешь. Он сразу принялся за некоторое обустройство лагеря, устроив импровизированный навес, под которым, предварительно разделав добычу, разжег практически бездымный костер, и принялся варить похлебку из некоторых, самых мелких частей тетерева, таких как ливер, крылья и тому подобных, отложив наиболее крупные куски для жарки на шампурах. Ну, шампуры, это ещё громко сказано, обычные веточки, но для повышения эстетики в окружающем нас мире, пусть будут шампурами. Тоже самое и с котелком, как такового его у нас не было, просто ещё тогда, на кухне у нашей камеры, когда мы скидывали в мешки провизию, Дван смахнул в свой мешок несколько тарелок и вилок, туда же полетели и склянки с приправами, которые слава Фету были с плотными крышками и приправы не рассыпались по всему мешку, и среди этих тарелок оказалась одна большая и глубокая, по-видимому из серебра, или сплава серебристого цвета, в которых обычно любят подавать фрукты. На первой же ночевке, Дван её немного пообмял, придавая более цилиндрическую форму, а я во
время своих дежурств, чтобы не заснуть и чем-то, но с пользой себя занять, проковырял в них две дырки, просунув в которые веревку, мы получили своеобразный, но очень удобный котелок для варки похлебки в походных условиях. Ну как проковырял, пробил конечно, с помощью ножа и булыжника. Хотя металл был достаточно мягким, при должном усердии и упорности, я уверен, можно было бы и просто проковырять.
        Посмотрев на Импло, мне стало стыдно, и я отправился исследовать островок более подробно, так как в первый раз мы его практически оббежали, изучая на предмет опасностей, толком ничего не рассмотрев - нет вражин, да и ладно. Обход принес пользу, я насобирал грибов, один в один наши белые, и несколько горстей ягод малины и её листьев. Так как овощи, которые мы насобирали на момент побега, это единственное, что еще осталось у нас, и то они были уже не совсем съедобного вида, эта прибавка к обеду будет не лишней, да и горячий напиток на основе заваренных в кипятке листьев малины будет самое то. Ещё мне пришла в голову одна идея, и отнеся свою добычу в лагерь, я принялся за её исполнение. В таком вот лесном озере, в округе которого нет поселений разумных, рыбы должно быть не просто много, а очень много, а нам бы не помешало разнообразить немного меню. Дван и Химба дрыхли, Импло возился с приготовлением супа, ну надо же, самовольно снял меня с пьедестала повара экспедиции. Но я не в обиде, он явно меня пожалел, и не ожидал, что я подскачу и разовью бурную деятельность уже через несколько минут после
объявления привала. Но то ли купание так на меня подействовало, то ли открылось второе дыхание, ну или сорок второе, но я чувствовал себя бодрячком, и жажда деятельности не давала мне спокойно валяться. Соорудив из самого длинного, но широкого ножа, которым обычно шинкуют овощи, и тонкой жердины легкое копьецо, я отправился к тому краю островка, у берега которого заметил небольшое пятно кувшинок.
        Дно вокруг всего острова уходило резко вниз, на достаточную глубину, и только в этом месте было относительно мелко. Медленно, медленно я зашел вводу и приблизившись к водной растительности, замер в позе статуи Георгия Победоносца, только без коня естествено. Копье завел в воду так, чтобы наконечник полностью был под водой, эх жаль остроги нет, а портить лезвие ножа, превращая его в псевдоострогу мне не хотелось. Примерно минут через пятнадцать я увидел, как с глубины, прямо под листья кувшинок заплыла огроменная рыбина, что-то из семейства карповых. На это я и рассчитывал, помню, что, когда был в Словении, на озере Блед, так там это было в порядке вещей. Рыбачить на том озере можно было в строго ограниченных рамках, не более одного карпа в день на руки, да и то не менее определенной величины и веса, так что рыба там расплодилась в невероятном количестве и обладала просто гигантскими размерами. До сих пор у меня в телефоне есть фото, просто с берега, карпа и сома, весом каждый как минимум килограмм по семнадцать-восемнадцать. Люди просто ходили по берегу озера и наблюдали за рыбой, как в гигантском
естественном аквариуме. Для меня, рыбака, это просто мука какая-то была. Оформлять лицензию для меня тогда было дороговато, да и мы приехали всего на пару дней, как раз в период, когда там был наш премьер-министр тогдашний. Просто совпало, но на работе меня потом заприкалывали тем, что я свои поездки согласовываю с премьер-министром. Дело в том, что моя предыдущая поездка таким же невероятным способом совпала с каким-то его деловым мероприятием, так что повод для подначек у моих коллег был.
        Тут надо сказать, что для того, чтобы охотиться на рыбу с острогой, а это именно охота, а не рыбалка, нужен определенный навык, с кондачка не прокатит. Очень важно движение кисти при ударе, главное, не отводить даже хоть на чуть-чуть острогу назад, иначе рыба почувствует и уйдет, не успеешь ударить. Бить надо сразу вперед и тогда есть шанс. Не верите, что это сложно, попробуйте, потренируйтесь хоть в аквариуме. Шучу. А у меня опыт большой в таком деле, мы часто ездили на Волгу осенью, в сентябре, когда вода становится совсем прозрачной, бить острогой щуку. Да, в нашей стране такой способ ловли запрещен, но у нас много чего запрещено, а этот способ добычи рыбы очень азартен, да и честнее всех этих эхолотов и тому подобных приспособлений. Да и пока охотишься острогой, так веслами намашешься, что это еще и неплохой такой физический труд. Очень азартная и красивая охота, и есть в ней что-то доисторическое, правда сейчас факел (а острожат рыбу ночью) заменяет фара от трактора "Беларусь", но острога осталась практически неизменной, полегче только может слегка. В общем, достал я этого карпа, удар
копьецом получился на загляденье, прямо под основание головы, и нож прошел хорошо, практически насквозь. Продолжая удар, я прижал копье к дну, не давая карпу в агонии уйти на глубину. Минут через пятнадцать, я, мокрый и счастливый, кряхтя притартал свою здоровенную рыбину к нам в лагерь, даже чистить не стал, так как мне кажется, что, когда почистишь, рыба выглядит меньше, а похвастаться мне хотелось. Очень хотелось. Дван уже тоже поднялся и сейчас выпученными глазами смотрел на меня.
        - Дим, обалдеть, как ты его поймал то? Это же охренеть какая здоровенная рыбина.
        - Уметь надо, и места знать. - погордился я, - ну ты что, Дван, я же рыбак, как-никак. Вот, теперь не только на жарёху, еще и на уху хватит. Может подкоптим её, пару дней она сохранится, нам в дороге самое то. А что, и правда здоровенная, не съедим за раз, в ней кило тринадцать где-то.
        - Ну как, дай. - Дван забрал у меня карпа и прикинув на весу выдал, - побольше, около пятнадцати килограмм. Круто. Я таких карпов и не видел даже, максимум на семь-восемь килограмм приходилось лицезреть.
        Наши лаори тоже подтянулись и стали разглядывать рыбину.
        - Ну, Дим, отдыхай теперь, заслужил, а мы сами приготовим.
        В этот раз мы существенно обожрались, видимо в виде компенсации за предыдущие полуголодные дни. И птица, и рыба, да и грибы оказались впору, особенно грибы в супе тетеревином. Импло как карпа увидел, сразу покидал в суп все остатки мяса, которые планировал жарить, и суп получился наваристым и вкусным, и жирным, а грибы дали чудный аромат. Карпа мы зажарили, очень вкусно получилось, карп вообще вкусная рыба, сладкая, даже когда в гиганта вырастает. Ел я как-то ещё на Земле, на берегу реки Цна, несколько кусков от карпа весом в восемнадцать килограмм, и тогда это тоже было вкусно, хотя я так голоден как сейчас не был. Мне кажется, что вкусовые качества этой рыбы от возраста и размера не страдают. Да, не деликатесная считается, но это кому как, я, например, и карпа и карасей очень люблю, да и из сома котлетки замечательные получаются. Остаток дня мы провели в мелких делах, таких как попытки штопанья одежды, собирания ещё грибов и ягод, Импло даже попытался повторить мой опыт острожения рыбы, пришёл весь мокрый и с пустыми руками, долго пытал меня методике, и в конце концов мы отправились вместе,
правда переплыв назад на берег, так как у острова он всю рыбу распугал. Дван пошёл с нами, чтобы удостоверится, что погони нет, и углубился в лес по пути, по которому мы вышли к озеру. Он решил пройти несколько километров назад, проверить всё. Двужильный он всё-таки, повезло нам с ним. Мы же прошлись вдоль берега, и обнаружив подходящее место, сравнительно мелкое, где-то по пояс взрослому человеку, попробовали добыть рыбы ещё. Сейчас стояла середина лета (вот же ж, так по привычке и называю), но вода в озере была на удивление чистая, практически прозрачная, нежного, изумрудного цвета. Вооружившись каждый копьем, мы зашли в воду, я поближе к веткам дерева, практически окунавшего их в воду, по опыту знаю, что под ними рыба часто ходит, ловя всё что падает сверху, а Импло чуть в стороне, где у камышей находился целый лужок водяных лилий, чьи лопухи спокойно плавали по воде, образуя собой эдакую полянку, посереди водной глади. В середине этого импровизированного лужка виднелось блюдце чистой воды, диаметром около полутора метров, и вот туда я ему и посоветовал пробраться и, замерев, постоять некоторое
время. Что он и сделал, внимательнейшим образом наблюдая за мной. Мне же даже и ждать не пришлось, так как под ветками дерева, расположился с десяток рыбин, где-то с локоть, очень похожих на нашего жереха. Они совсем меня не боялись, и я сразу же срезал одного из них, причем не стал подбирать его, и через пару мгновений, разбежавшаяся было стайка вернулась обратно, и я смог наколоть ещё одного. Всё-таки Импло воин, и двигательную моторику привык считывать на раз, да и теории он от меня наслушался, так что оставалось ему хоть раз увидеть процесс в действии. И ему хватило, как только я ударил в первый раз, буквально через мгновение послушался легкий всплеск и со стороны лаори. Подобрав свои трофеи, я увидел счастливейшего приятеля, державшего на вытянутых руках здоровенного, килограмм на девять весом сома. Гордые и довольные мы вернулись на остров, и занялись заготовкой рыбы, просто нажарив тех, что добыл я, а из сома налепили и крепко зажарили котлет, благо ещё на берегу мы с Импло нашли птичьи яйца, и немного дикого чеснока, ну похожую на него по вкусу траву. Это заслуга полностью Импло, так как он,
вручив мне своего драгоценного сома, отлучился на десяток минут вдоль берега и вернулся с добрым десятком яиц и пучком травы. За счет длинного лета некоторые птицы выводили здесь по два потомства за сезон, и видимо сейчас пришло время второго. Дван вернулся уже под самый вечер, не найдя никаких признаков погони, и поев ещё раз, завалился спать. Общим решением всех представителей группы в эту ночь мы освободили его от дежурства.
        Уже ночью, когда я сменял Импло на дежурстве, он задал мне вопрос:
        - Дим, скажи, всё-таки ты воевал там, в своем мире? Или здесь уже приходилось разумных убивать?
        - О чём ты?
        - Ты слишком хладнокровен был тогда на кухне, когда добил инсерца, воткнув ему нож в глаз. На это нужно решиться, да и потом, даже если сделал в запале, реакция всё равно одинаковая у всех. А тебя даже не замутило, обычно так себя ведут ветераны, или хотя бы те, кто уже бывал в подобных переделках.
        - Я понял, знаешь я читал об этом раньше, у нас во всех книжках пишут, что после первого убийства, или, когда близко впервые видят труп разумного, всех мутит и практически каждый обязательно, но проблюется, да ещё в прострации некоторое время разумные после убийства себе подобных находятся, вот я и во время пути думал, что со мной не так, потому что меня раздражал только запах, и всё, ничего больше. Но потом решил, что тут, на мой взгляд, несколько составляющих. Во-первых, я вырос в деревне, и при мне скотину постоянно резали, и свиней, и телят, поди огради от этого мальца, которому всё интересно, не говоря уж про то, что кур для супа меня мама с семи лет просила забивать, пока она другими делами занята. Во-вторых, могло повлиять то, что, когда мне было лет двенадцать, я ещё тогда в деревне жил, прямо посередине которой проходила дорога, по которой дачники ездили практически сплошным потоком, по выходным дням. Потом про дачников расскажу, сейчас не об этом. Так вот, мне тогда двенадцать лет было, и я в магазин шел, как впереди меня, метрах в пятидесяти у ехавшей на дачу машины, с верхнего
багажника сорвало лист шифера, это у нас материал такой для покрытия крыш, метра два длиной и полтора в ширину, и этот лист угодил в шедшего также вдоль дороги мальчишку, напрочь срезав ему полголовы. Этот паренек учился на класс старше меня, я его хорошо знал, деревня всё-таки, все всех знают, а тут такое. Вот тогда меня полоскало будь здоров, и кошмары ещё несколько лет мучили. А может просто дело в возрасте, по меркам моего мира я уже взрослый, ближе к старости и мудрости мужчина, и, наверное, это тоже повлияло. Как-то так?
        - Да уж, Дим, лучше бы я тебя не спрашивал, теперь хрен уснешь, с такими историями. Особенно про ребенка. И ещё. Как может малолетка, сорока лет от роду, считаться умудрённым и опытным? Что он узнает-то за такой срок? И эти машины ваши, не понимаю, как они сделаны, да и зачем они? Лошадей не хватает? Зачем делать лучше, когда и так хорошо? Странный у вас мир.
        - Не без этого, также как для меня ваш. Друг, скажи мне, а из-за чего ты попал в рабский загон, если это не секрет и не обидит тебя? На мой взгляд, ты великолепный воин, честный и храбрый, да и не производишь ты впечатления лентяя или разумного, могущего допустить халатность.
        - Да уж. - он слегка поморщился, - Да какой тут секрет. В последний налёт иканфов я как раз находился на стене у центральных ворот, и как старший по званию, да и опыту, принял на себя командование. Идиот. Возгордился, начал о себе думать, как о великом воине и непогрешимом стратеге. Тьфу. Вот и поплатился. Не надо было мне лезть в управление, а просто нужно было предложить командующему охраной врат использовать меня и мой опыт на своё усмотрение. Вот как поступает Химба, любо дорого посмотреть, все-таки умение управлять у нее в крови, впрочем, как у многих женщин-лаори. В итоге, я не знал, а соответственно не учел, что на подъемном механизме ворот стоят два совсем зеленых новобранца, которые с перепугу подняли разводную часть моста. Да есть такая инструкция, но она разрабатывалась ещё тогда, когда об иканфах никто не слышал, и войны велись на земле. Вот они с перепугу и перестарались, сработали, как ты говоришь, по уставу, и погибло несколько десятков караванщиков, смерти которых можно было избежать. На что мне хватило мозгов и чести, так это на разборе указать на то, что это я отдал им такой
приказ, что-то вроде того, что неправильно оценил обстановку, и просолдафонил. Их то это не спасло, они в первый день, что тебя привезли, ещё сидели с нами в загоне, и ушли с молотка, опять же пользуясь твоей фразой, но существенно скостило срок пребывания в рабстве, всё-таки выполняли приказ. А вот начальника охраны врат я полностью прикрыл. Правда сам прошел через позор и рабский закон. Но это я заслужил.
        - Да уж, сурово ты с собой.
        - Но только так и надо, Дим. Только так. Всю жизнь нужно повторять себе один вопрос - кто я? И ответив уже на него, продолжать пытать себя другими вопросами. Что я сделал? Для семьи, рода, страны? Можно ли было лучше? Как исправить или искупить? Учиться новому нужно всегда. Да и постоянно оценивать свои поступки и решения, стараясь делать это со стороны. Дружить не с теми, кто тебя хвалит, а с теми, у кого есть своё мнение. Слушать и понимать тех, кто ниже тебя по статусу и богатству. Иначе наши руководители и военачальники совсем перестанут чувствовать почву под ногами, и не знать, что происходит среди своих солдат, слуг, народа. Уже проходили. А так, как сделал я. Ну так всяко лучше.
        - Лучше, но не тебе.
        - В первую очередь мне Дим, именно мне.
        - Можно ещё один вопрос?
        - Сыпь, чего уж там. - улыбнулся воин, - не отстанешь же.
        - Эт да, эт я могу. Импло, когда ты стал меня учить ещё в загоне, и на мой вопрос почему, сказал, что возвращаешь долг. Можешь рассказать ещё и эту историю, раз пошла такая пьянка?
        - Да конечно. - улыбнулся уже веселее воин, - Я как-то участвовал в одной заварушке в пограничье Мпона и Ньико, они опять что-то делили между собой, какой-то Фетом забытый лужок, ну или долину, не суть. А как ты уже знаешь, Империя не воюет ни с кем несколько сотен лет, и у нас есть проблема в воспитании и, главное, в боевом опыте, у солдат, ну сам посуди, что это за воин без опыта сражений-то. Вот наши воины, ну те, кто действительно хочет таковыми стать, нанимаются поодиночке, или небольшими отрядами в другие государства, где происходят те или иные конфликты. Большой отряд наёмников из Империи никто не наймёт, это понятно, опасаются до сих пор, но вот мелкие, в два-три десятка берут охотно. Ну и одиночек, конечно. Уровень воинских академий у нас повыше, так что приходит не мясо, да и просто для количества, если есть деньги. В общем выгодно всем. Солдаты Империи получают практику и такой ценный боевой опыт, наниматели тех, чью голову можно подставлять под стрелы и мечи. А уж воюют они часто, правда по мелочи, дальше приграничных земель это не простирается, но зато постоянно. Есть ещё возможность
устраиваться в Дозоры, ловить разбойников всех мастей, но это не то, совсем не то, только уж когда другого выхода нет. Сам понимаешь, другие совсем функции.
        Так вот, со мной в отряде был один рос, они по одиночке-то редко куда нанимаются, но этот был один. И я так понял, давно уже перебирается с войнушки на войнушку, не торопясь вернуться домой, где бы он у них, этот дом ни был. Где-то через месяц от начала моей службы не повезло нам, и мы попали в окружение, весь наш отряд разгромили, а я был тяжело ранен, но он вытащил меня. Спас мне жизнь. Буквально нёс меня на загривке несколько километров по лесу, скрываясь от погони. Мог же бросить, но решил иначе. Когда приволок меня к целителям в соседнем Лусене, я уже был практически на последнем издыхании, но всё ещё жив, и те успели вылечить меня. А потом он просто ушёл, пока я валялся в госпитале, сообщив правда при этом моей семье, где меня искать. Я его пытался потом найти, спрашивая у его соплеменников, но всегда получал один ответ, нет мол такого роса, и никогда не было.
        Вот он мне и вспомнился, когда тебя притащили в загон. Ты был необычный рос, явно был не в своей тарелке, но вместе с тем любознателен и не унывал. А еще мне понравилось, что ты навалял, правда вместе с Дваном, этим уродам из рыночной стражи. Вот же крысы. Даже Дван на тебя внимание обратил, и присоединился к драке, которую ты устроил, а ведь он до этого сидел сиднем, ни с кем, не разговаривая и ни на кого не реагируя. Ответил я тебе на твой вопрос? Достаточно подробно?
        - Более чем, спасибо Импло.
        - Да ладно, было бы за что - Импло разлегся у костра и через мгновение уже дрых.
        На этом гостеприимном острове мы провели еще и следующий день, понимали, что это опасно, но и восстановить силы нужно было, и ногам передышку дать, чуть подлечить их все-таки требовалось. Рыбачили, в основном я, Импло охотился, но без энтузиазма, так, подбил парочку птиц непонятного мне вида, а в основном валялись и болтали ни о чём и обо всём.
        - Химба, если не в напряг, просвети меня о вашем политическом устройстве. Понятно, что монархия, Императрица всем рулит, но насколько полна её власть, и кто может повлиять на её решение? - я валялся прямо на траве, задрав ноги и уперев их о ствол дерева. Мы отдыхали, Дван, только, упылил опять по нашим следам, на предмет обнаружения погони. Химба лежала в гамаке, который из веток, корней и еловых лап организовали ей Дван с Импло, который сейчас дрых у костра.
        Наша начальница хмыкнула, почесала ногтем костяное навершие носа, пошелестела иголками на голове, и нехотя начала рассказывать.
        - У Луимби, нашей императрицы, власть действительно безграничная, и она может всё. Теоретически. И никто не оспорит. Вот только, во-первых, она принимает решения опираясь на свою семью, и мнение, например, Ланды, постоянно учитывает. Также есть "Совет семи семей". В который входят представители наиболее влиятельных аристократических семей, самая кость, как ты говоришь, герцоги (я опять применяю наиболее понятную нам терминологию, на языке лаори они называются - лингалы). Наш Импло как раз к такой семье и принадлежит, как ты говоришь, небожитель. Совет неизменен, вернее состав семей, конечно, которые в него входят, уже на протяжении тысячелетий, и может вносить свои предложения на рассмотрение императрицы по основным стратегическим вопросам. И только по ним. Собирается раз в десять лет, либо при форс-мажоре. Сразу скажу, моя одна из семей принадлежит к вершине, другая рангом ниже, соответственно и я рангом пониже того же Импло буду. Это если брать происхождение. У нас если вступают в брак представители разных сословий, то они автоматически переходят в ранг более низшего из двух. Также есть еще
"Палата представителей", общей численностью в пятьдесят лаори, которая набирается среди лучших из лучших представителей гильдий, воинов и творческой интеллигенции, а также более низшие дворяне. Каждая из гильдий выдвигает самостоятельно своего лидера, и он входит в палату. Воины выдвигают представителя от каждого из родов войск. Также туда входят представители от каждого из регионов, и вот там уже происходят выборы, в которых не имеют право принимать участие члены семей, владеющих этими землями. Как ты понимаешь, землями у нас владеют только высшие аристократы, а их всего семь семей, плюс императорская семья. Остальные землю арендуют, правда на длительный срок, от пятисот лет, как минимум. Вот эта палата рассматривает и разбирает все спорные вопросы в законодательстве, по сути являясь законотворческим органом и верховным судом, разрабатывает законы и рассчитывает пошлины и налоги. Но утверждает всё опять-таки императрица. Она, в принципе, может издать любой указ, который только придет ей в голову и просто его огласить, все обязаны будут его принять.
        - Странно.
        - Почему? Ты как-то говорил, что одна голова хорошо, а две лучше. Здесь примерно такой же принцип, наша правительница спокойно работает на перспективу, не закапываясь в мелочах, при этом может обратить внимание на вообще любой вопрос, и принять по нему решение или закон, либо отклонить любое предложение, что заставляет оглядываться и дважды подумать, как "Совету семи", так и "Палате". И не позволяет им совсем уж принимать только выгодные верхушке решения. При всей выборности, в палату проходит в основном представители дворянства или просто богатых семей. Кстати, простолюдины (простолаори, конечно же) у нас могут быть и богатыми, и знаменитыми, вот только купить титул не могут. Его вручает только императрица за очень уж особые заслуги.
        Это если вкратце говорить о политическом устройстве. Административное ещё проще. Крупные регионы, а их восемь, как ты уже понял, делятся, вернее дробятся уже на меньшие области, и их уже намного больше, которые управляются менее знатными родами (если максимально близко к Земле - графы, маркизы, бароны и т.п.), но все ещё крупными и богатыми, и так далее, вплоть до замка. Все они находятся в родстве с основной семьёй. В каждом населенном пункте, такие кланы обязаны выделить средства на содержание всей инфраструктуры, управленческой, административной, всей. А назначает ответственных лиц на них палата представителей, которая же их и перемешивает, отправляя членов одних семей в земли других. При этом у них постоянная ротация, на одном месте, в одном регионе такой вот представитель другой семьи не может просидеть более ста лет. И вот они-то и формируют команду управленцев, но уже из местной знати, либо представителей гильдий.
        - Ни фига не понял, - у меня аж голова задымилась, - зачем так сложно то.
        - Да так как-то само сложилось, еще в самом начале. Знати сначала было меньше, потом наплодилось больше, гораздо больше, чем сейчас, но в конечно итоге, в результате жутчайшей и жесточайшей междоусобицы, еще в начале времен, все пришли вот к такому устройству.
        - Ну ладно, думаю потом в голове уложится. Земли понятно, а простолаори кому принадлежат?
        - Ты про рабов? Ну так тому, кто их купит, и то только на срок наказания. Но попадание в рабство сейчас большая редкость, только уж если преступления были совсем тяжкие, и то в основном вешают.
        - Да нет, я имел ввиду крестьян, рабочих на фабриках и заводах, именно обычных лаори, не аристократов и всяческих дворян.
        -Чего? Ты что, где-то сильно головой ударился, или все-таки твоя голова не смогла пережить попадание в другой мир? Ты чего несешь? Как разумный может принадлежать кому-то? Да, исправляя свои ошибки он может несколько лет, даже несколько десятков лет, отдавать результаты своего труда другому разумному, но принадлежать ему не может. Что у тебя за мысли?
        - Тихо, тихо. Не кипятись. Это правильно и здорово, и я полностью согласен с этим, просто у нас в мире рабство было несколько другим. Там раб был просто имуществом, вещью, с которой его хозяин мог поступать так, как ему заблагорассудится. И все крестьяне принадлежали телом и душой своим лордам и князьям. Помещикам и баронам. Полностью. Их покупали и продавали, били и могли не кормить, да хоть собаками трави, твоя воля.
        - Жуть какая. Что за мир там у тебя? - её аж передернуло от отвращения.
        - Сейчас уж этого нет. Ну почти совсем нет, встречаются ещё редки места, но это уж точно незаконно, а вот еще менее чем сто пятьдесят лет назад процветало по всей планете.
        - Фу, даже не хочу слушать об этом. У нас рабов даже не бьют, и обязаны предоставлять хорошие условия для содержания и качественную еду. Иначе отберут и ты потеряешь деньги, которые за него заплатил. И продадут кому-то более ответственному, если раб еще не отслужил срок. За этим тщательно следит имперская служба контроля законности действий знати.
        - А есть и такая?
        - Да, я не успела тебе еще рассказать. В каждом населенном пункте, с количеством домов более десяти, присутствует наблюдатель от императорского двора. Их уже содержит императрица, на налоги, которые поступают в казну. Это как правило не знатные, но проявившие себя на других поприщах лаори. Зачастую ветераны, бывшие военные, вышедшие на службу по выслуге лет или ранению. Либо те, кто отслужил представителем в другом городе-регионе, устал от власти и принятия решений, но хочет ещё и достоин, послужить Империи. Таких правда мало, очень, в основном все-таки это простые лаори, пользующиеся авторитетом и уважением, но не желающие больше заниматься своим основным делом. Лечащие, например, также часто попадают сюда. Есть большой процент просто наемных работников, пошедших просто сумасшедший конкурс на это место. Работа престижная, к тому же ты сразу становишься ближником императрицы.
        - Если вернуться к рабству, то я-то как туда попал? Я поэтому и подумал, что у вас если никому не принадлежит, значит можно избить, например, и потом продать.
        Химба поморщилась на этом месте, но всё же ответила:
        - Везде есть придурки и хапуги. Те, кто тебя поймал, решили срубить по-тихому деньжат, и пользуясь твоим незнанием языка и законов нажиться на твоей продаже.
        Насколько я знаю, Ланда после первого разговора с тобой, когда поняла всё сразу же открутила голову организаторше этого всего. А её стражники сами отправились в загон, придется им с полсотни лет в рабстве походить. Уроды!
        Тут проснулся Импло, и потребовал от меня опять идти с ним за рыбой и другим пропитанием. Поблагодарив Химбу за поучительный рассказ, я поплыл с острова на берег, острожить рыбу было лучше там, да и ягод с некоторыми травами там можно было насобирать. Химбу же оставили отдыхать в лагере.
        Еще через час вернулся Дван, сообщив нам, что никаких следов погони не обнаружено, и мы можем спокойно отдыхать. Так мы и провели этот день, набираясь сил и пополняя запасы, и всё благодаря этому чудному острову.
        Глава 20.
        Утром следующего дня нам тоже не хотелось покидать столь гостеприимный остров, который Дван предложил, поглядывая на меня, назвать островом "Добытчика", но мы всё-таки отправились, взяв направление снова на юг. Через несколько дней пути, все уже практически оборванные и полуголодные мы вывалились из леса прямо на берег полноводной реки. Я сразу же заподозрил в ней свою старую знакомую и поэтому предложил команде связать плот и сплавиться по ней, с тайной надеждой вновь увидеть свою поляну. Плот мы связали в два наката, используя корни кустарника как веревки, как добывать которые показал нам Импло, и несколько поваленных деревьев, которых правда не хватило, нормальных, не гнилых оказалось мало, и нам пришлось срубить ещё парочку. Адский труд, если делать это кухонным ножом-топориком, пригодным разве что только для измельчения мяса. Но без него, да и, пожалуй, Двана, эта задача стала бы для нас и вовсе непосильной. А так, с грехом пополам, слепили некое подобие плота и стали сплавляться по течению. Вместо весел у нас было два шеста, и я еще из раздваивающегося ствола и лиан сплел что-то подобное
гигантской ракетки, которой можно было немного загребать, изменяя направление движения плота. Правда она постоянно рассыпалась, но я был к этому готов и нарубил кучу веток лозы для её починки, делать то всё равно на плоту нечего было, а так - хоть занятие. Худо ли, бедно ли, но мы продвигались, и ещё через пару дней я увидел знакомую крону, возвышавшейся над берегом реки ракиты. Не поверите, но даже приятно было увидеть родные для меня в этом мире места, как будто домой вернулся, хотя это и на самом деле так, другого дома в этом мире у меня пока и не было.
        - Народ, давайте причалим сюда.
        - Зачем, Дим, только середина дня, ещё плыть и плыть, - мне кажется только Дван и не врубился, а вот оба лаори уже догадались.
        - Дван, Дим здесь появился в нашем мире, - ткнула его кулаком по плечу Химба, - это его малая родина, правильно я выразилась, а Дим?
        - Правильно, у нас именно так и говорят. Здесь у меня заныкано некоторое снаряжение, думаю оно будет нам полезно в дороге, а то мы совсем обнищали, - глаза мои жадно ощупывали берег, я и правда соскучился. А вот и навес, надо же, сохранился, как же давно это было. На самом-то деле не так уж и давно, но столько событий произошло за это время, что мне казалось, что я не был здесь много лет.
        - Причаливаем, и устраиваем днёвку. Не против, командир?
        - Руками и ногами за! Надоело болтаться на этой деревяшке, хочу нормальную почву под ногами почувствовать.
        Как же хорошо-то. Пусть и временный, но дом. После того, как мы причалили, и почистили мои захоронки, их кстати, так никто и не потревожил, мы расположились под навесом.
        - Импло, там ниже по течению, совсем недалеко, есть полянка, на которой живет целый выводок куропаток. Возьми мой старый лук, может добудешь парочку, я же пока рыбалкой займусь, у меня тут местечко прикормлено, путь и не время клёва сейчас, но парочку хвостов добуду, с такой-то снарягой. Правда стрел к нему нет, но есть блесна и всякая мелочь, даже инструмент кое-какой, можно наделать примитивных, на один выстрел.
        - Справлюсь, - и немного повозившись в сумке, нарезав несколько молодых побегов каких-то деревьев, либо кустарника, я толком не рассмотрел, Импло исчез в зарослях.
        Господи, подумал я, сколько же тут добра, удочки, спиннинг, снасти, остатки одежды, даже немного приправ сохранилось, да и само оборудованное место. Замечательно, я бы здесь на пару дней завис. Двана же охватил исследовательский интерес, они вместе с Химбой, любопытной по природе, вертели в руках и рассматривали подолгу, охая, любой предмет из моего мира. Дван уже слазил на дерево, и довольно высоко оценил моё обустройство на нём, ну кому же как не ему и оценить, в стольких экспедициях побывал этот альт, что наверняка знал толк в проживании в диких местах с минимумом возможностей и используя подручный материал для строительства временного жилища. Особенно его впечатлили мои двери-ежи.
        - И помогает от мадалов?
        - Не знаю, я же их тут и не видел, да и не знал про них, а вот от гринбарсов, которые гатинхо, в самый раз. Да и просто спокойно спать дает, я же тут один жил, в караул некого поставить было, вот они эту функцию и выполняли.
        - А неплохо тут ты устроился, - подала голос Химба, - минимализм, конечно, но аккуратно и продуманно. А здесь ты рыбу коптил? - ткнула рукой в сторону моей импровизированной коптильни. В руках же она вертела безынерционную катушку, пытаясь понять принцип действия.
        - Да, сначала пытался посуду делать, но потом под коптильню переделал. Здесь вообще хорошее место, поляна безопасна, всего один вход на неё, остальные я завалил, рядом река, лес, еды вдосталь. Что ещё нужно то для временной базы. Сейчас поедим, покажу кое-что ещё. А с катушкой так, откидываешь вот эту дужку, леска соскальзывает, ставишь назад, и наматываешь её, она в обратку уже не пойдет. Пойдем на берегу покажу.
        Дван тоже подтянулся, и я устроил им мастер-класс по ловле на спиннинг, ну на наш спиннинг, у них наверняка что-то подобное есть.
        К тому времени, когда вернулся Импло, мы уже сидели под навесом и чистили рыбу, обед не обед, а четыре хвоста я поднял. Всё тех же, похожих на голавлей, но с расцветкой речной форели, и размером мне по локоть. Импло тащил целую вязанку из куропаток, да-а-а-а, если с рыбалкой я ещё могу выпендриваться перед ним, то в охоте он мне может здоровенную фору дать.
        - Друзья, - заговорил он, - предлагаю здесь остановиться на пару-тройку дней, запасемся провизией, и спокойно двинемся к перевалам. Тут всё для этого есть, и по большому счёту мы таким образом сэкономим время, так как будем передвигаться, не отвлекаясь на добычу пропитания.
        - Я если честно думал, что мы просто возьмем удочки, и кое-что из инструмента, да и просто сплавимся вниз по реке, она же впадает в ту реку, на берегу которой и стоит город, являющийся целью нашего путешествия. Как его, Эйенг, правильно? - у меня бывает так, что названия мест, имена, или просто слова вылетают из башки без видимых причин, и я потом их могу с трудом вспомнить.
        - Да, Эйенг, только не всё так просто, возле Хребта Матери на этой реке сначала целый ряд непроходимых порогов, а потом небольшой, но водопад, так что водного пути нет, все равно придется через перевалы идти. А по правому берегу тоже не обойти, там начинаются топи, длящиеся на несколько дней конного пути на юг, так что - только перевалы, если хотим вернуться в этом году. Подплывем по возможности поближе, а потом всё равно пешком.
        - Ладно, - подала голос наша руководительница, - что ты нам показать то хотел? Давай, пока мы тут едой занимаемся.
        - Хорошо, я пока достану из другой захоронки, - и я побежал к дереву, стоявшему на противоположной стороне поляны.
        Сказать, что они были в шоке, это не сказать ничего. Честно говоря, и для меня это было, как взгляд в окошко на другой мир. Я показывал им фото из телефона, который провалялся всё это время выключенным в дупле, упакованный в целлофан. Даже сделал несколько фотографий теперь уже с ними. Он всё равно существенно сел, но осталось ещё немного заряда, и я листал пальцем фотографии, объясняя то, что мог. Фото родных и близких мне людей, панорамы различных городов, несколько фото и видео с парада, и всего одно видео, на котором моя жена проводит экскурсию по Будапешту. Мы дурачились тогда, и я всё время хотел его стереть, но так и не собрался, и теперь благодарил судьбу за это. С каждой минутой я всё уходил в себя и уходил, и когда телефон окончательно сел, я, молча поднявшись, вышел из-под навеса, где мы все сидели, и полез на своё дерево. Там, на своей любимой ветке, с которой так удобно было вечерами смотреть на небо и реку, я и просидел несколько часов. Меня никто не дергал, команда возилась по хозяйству, они готовили еду, разбирали снаряжение и тихонько переговаривалась между собой. Спустился я к
ним уже когда день двигался к концу. Все сидели под навесом, и Химба протянула мне дощечку, на которой лежал ужин, несколько кусков рыбы, пучок дикого лука и ещё какой-то травы, и целая тушка куропатки. Кусок в горло не лез, но я с усилием поел, практически запихивая в себя еду. Химба присела рядом и погладила меня по плечу.
        - Как ты?
        - Нормально. Извините, расклеился, но сейчас нормально.
        - Дим, ну раз нормально ответь мне на несколько вопросов, - аж потянулся ко мне Дван. Бедный, представляю, как он извелся после всего, что его пытливый ум увидел на фото. Пожалуй, ему было ненамного легче, чем мне. Хорошо, когда есть вещи, которые не меняются, например, любознательность нашего ученого друга. Импло посмотрел на него с некоторым неодобрением, но по мне так даже и лучше. Поговорить наверно нужно было мне самому. Да и вспоминая родных, я как будто встречался с ними.
        - Валяй, давай свои вопросы, - улыбнулся я ему.
        - Почему у вас такие высокие дома, что за гробоподобные громадины зеленого цвета с палкой впереди ездили на параде, ты их еще танками обозвал, в честь чего парад, что за треугольники и крестики были в небе, у вас тоже есть иканфы, но какие-то другие, почему вы ездите по другим городам, что такое отпуск, почему ты фотогр, фоторг, тьфу ты, запечатлевал своих родных на фоне каких-то зданий и большой треугольной вышки, созданной из металла, и зачем она вообще, как вы делаете такие предметы, которые ты назвал телефон, на которых остаются картинки, почему..
        - Стоп! Дван, давай хотя бы на эти вопросы отвечу, а то забуду, какие задавал.
        - Я напомню, не переживай, - усмехнулся он. А глазки то горят, ишь заинтересовался как. Но я его понимаю, от возможности заглянуть в совсем новый, неизвестный мир, любой будет приплясывать от нетерпения, желая побольше узнать об увиденном. Мне ли не знать.
        Ещё два часа я рассказывал про свой мир и отвечал на вопросы друзей, в основном Двана. Здесь спрашивали совсем о другом, о бытовых вещах, о взаимоотношениях между людьми, семейных ценностях, об организации общества, и мне совсем не тяжело было отвечать на эти вопросы. Наоборот, я как бы вернулся домой. И это было здорово.
        Светило почти опустилось за горизонт, остался даже не его край, а просто отблеск на небе.
        - Ребята, давай за мной, кое-что покажу.
        Мы забрались на дерево, и разместившись на "моей ветке", и на ближайших к ней, все лицом к реке, затихли наблюдая.
        Ночь опускалась на речку, и на земли за ней, туман побежал по реке и перекинулся на тот берег, видно было, прямо осязалось, как всё засыпало вокруг. Туман, словно хищник, накинулся на противоположный берег, постепенно захватывая всё пространство, доступное ему. Причем проникал незаметно, вот вроде бы только что поляна была чистой и прозрачной, как вдруг, словно из ниоткуда, начала заполнятся дымкой, и только редкие деревья, самые высокие, возвышаются над ней, да ещё загривки диких лошадей, вставших в круг, мордами в центр, и уже заснувших. Где-то справа, закричала какая-то птица, но не задорно, а как-бы зевая, сообщая всем, что засыпает. Лес, речка, все успокаивалось, засыпало. Хотя, вот немного левее, на гладкой как стекло поверхности реки плеснула рыба, и круги вначале радостно, но постепенно засыпая, разбежались вокруг. Где-то ухнул филин, совсем вдали прорычал гринбарс, но как-то вяло, без интереса, вроде как повинность отбывал. Тише и тише. Все звуки замерли, свет, отраженный от Старшей сестры лился с неба, и вот он, казалось, издавал легкий шорох, он был осязаем. Мои спутники замерли, словно
очарованные действом, и кажется, старались не дышать. Дерево под нами, словно растворилось, и мы висели над миром, одновременно погружаясь в нём. Мне захотелось заорать во всё горло. Почти каждый вечер, пока я жил здесь, было так. Исключительное, по своей энергетике место. Мои друзья, судя по выражению их лиц, тоже явно прочувствовали.
        Глава 21.
        На следующее утро мы занимались подготовкой к дальнейшему передвижению, а именно - запасались едой. Дван с Импло, по моей подсказке отправились на охоту на дальнюю поляну, я рыбачил, Химба перебирала и отбирала снаряжение, то, что было в наличии, конечно.
        Я вспомнил свои некоторые мысли в отношении Химбы, которые возникли у меня ещё в начале наших приключений, вернее некоторые противоречия, проскальзывавшие в её поведении.
        - Химба, можно у тебя спросить о некоторых нестыковках, которые иногда всплывают у меня в голове, но я всё забываю у тебя уточнить?
        - Валяй.
        - Когда ты только появилась у нас в камере, да и вся информация о тебе, что мне доступна, говорит о том, что ты являешься не только фавориткой принцессы, но и её телохранительницей, с репутацией достаточно безжалостной стервы, и с нами по началу ты вела себя достаточно жестко, эдакий образец несгибаемого служаки. Но потом, практически со следующей встречи, ведешь себя с нами всеми абсолютно по-дружески и с невероятной терпимостью. Как может такая репутация быть тобой заработана? У меня, как говорят на моей родине, когнитивный диссонанс, не соответствие репутации о разумном, тому, что я вижу. Извини, если обидел, или это личное, то тогда вопрос снимается, ссориться с тобой-моим другом я не хочу.
        - Да все просто, Дим, - улыбнулась она, - нет тут никакого секрета, или, как ты говоришь, диссонанса, извини, первое слово я ни за что не выговорю. Просто я всегда жила в окружении недоброжелателей, да и с самого раннего детства росла с прививаемой мне ролью защитницы принцессы. И соответственно была рядом с ней. Всегда. Это, да еще моё "уродство" в виде двуцветья, поместили меня в некий вакуум, который окружал меня среди сверстников, да и среди всех остальных. Тут и завистники, борцы за верность традициям, ну и недоброжелатели принцессы, конечно. Так что, образ законченной стервы мне только помогал, скажу больше, лаори, ответственные за безопасность императорской семьи, сознательно его культивировали, и натаскивали меня на него. Та информация обо мне, что есть у тебя как раз и является правдой. А то, кем я являюсь на самом деле, никому не интересно и не нужно. Так как не соответствует долгу и духу выполняемой службы. Вот так. А когда мы собрались в этот поход, то принцесса сама подошла ко мне и сказала, что надежды на успех мероприятия минимальны, и что я хотя бы с вами, теми с кем разделю
возможно свои последние дни, могу и должна быть самой собой. Мы же с ней, и я не побоюсь тебе этого сказать, на самом деле подруги. Она как никто другой всегда понимала и оберегала меня, мы по сути были и являемся телохранительницами друг друга. Я за неё кому угодно горло перегрызу, и не потому что это моя обязанность, а потому что люблю и уважаю её как родную сестру. Да, она наследница престола, но и, в тоже время, просто женщина и лаори.
        - Я тебя понимаю, для меня никогда не было важно какую ступень в иерархии занимает человек, важно было, что он представляет из себя сам.
        - Ты понял меня. Да и вы все, если честно, мне просто по-человечески (было сказано по-другому, здесь я просто передаю суть высказывания) приглянулись, мне нравится с вами общаться, и я наконец-то могу быть просто Химбой, а не страшилой - палачом императорской семьи. Настоящая я с вами.
        - А вот за это спасибо, это очень большой комплимент для меня.
        После этих слов, Химба как-то странно на меня посмотрела, потом покачала головой.
        На следующий день зарядили дожди. Обычно здесь, ну за всю мою небольшую историю наблюдений, осадки выпадали недолгим, но мощным ливнем, и длились не более получаса, а тут лило и лило. Три дня мы просидели на поляне безвылазно, Импло однажды сунулся в лес на охоту, но безрезультатно, только промок до нитки, рыба если и ловилась, то тоже лениво, только на еду и хватало. Итогом стало то, что запастись полноценно едой и отправиться по маршруту дальше мы смогли только через неделю с лишним, когда дождь хоть немного ослаб. Жили все под навесом, укреплять его и заделывать протечки, нам пришлось уже под проливным дождем, дополнительно связали ещё две боковые стены из ивняка, оставив незакрытым только фасад. Внутри постоянно горел костер, что-то на вроде сибирской нодьи, так что было тепло и сухо. Часто беседовали обо всем понемногу. Я много рассказывал про свой мир, про взаимоотношения между людьми и народами, ну как я их понимал, конечно. Зацепили их фотографии моего мира в моем телефоне, а лаори посвящали меня в подробности этого мира, и в частности о жизни в империи Фет-Фанг. Дван отмалчивался, думая о
чем-то своём, иногда только словно вздергиваясь из своих мыслей, и задавал мне вопрос, обычно даже не попадающий в общую тему разговора. Меня даже беспокоить начало такое его состояние, но тут он, во время небольшого затишья, когда стена воды несколько ослабла, и превратилась в просто льющийся с неба дождик, отозвал меня в сторону, и спросил:
        - Дим, а ты думал о том, зачем ты здесь?
        Я немного завис, а потом решил ему честно сказать, что по всему этому поводу думаю, и думал с самого начала своего присутствия в этом мире. Да и что скрывать всего лишь фантазии, даже догадками то их не назовешь, так как нету никакой, пусть даже малейшей, вводной информации.
        - Думал Дван, еще как думал, как ты понимаешь, для меня это вопрос является одним из центральных. Основополагающих, я бы даже сказал. Ты ученый, хотя и больше похож на воина, так что давай вместе прикинем, почему меня перенесло сюда.
        - Во-первых, - продолжил я, - о чем я подумал в первую очередь, если меня никто не "встречал", и даже не подумал как-то, назовем это попытаться зафиксировать, поймать, ну или дать какие-либо подсказки, либо может даже руководство к действию, то меня сюда перетащило никак не какое-то конкретное лицо/организация/орден/община, а явно это случайный заброс.
        - Во-вторых, как люди попадают из одного мира в другой. Либо по воле, назовем его чародеем/учёным, который перетаскивает нужного ему, либо просто любого разумного/группу разумных из одного мира в другой, с помощью определенных приемов или механизмов. Либо этого данного разумного, опять же или группу, выталкивают из его собственного мира, но это точно не мой случай, не той величины и не того веса был я там организмом, чтобы из-за меня приводили в действие такие силы. Ну или вообще какие-либо. Либо через, назовем их порталы, тонкие грани/двери соприкосновения между мирами, и тоже случайно, вернее эти разумные сами в него, этот портал, впираются. Но как ты видишь, на поляне никакого портала нет, и ничего не говорит о том, что он периодически возникает на этом месте, иначе здесь остались бы следы других таких же "везунчиков", которые при наличии стихийного портала обязательно сюда бы попадали. Не следы на земле, а следы пребывания, я вон, целый лагерь после себя оставил. А любое существо, если оно разумное конечно, сломя голову ломиться от портала не будет. Останется возле, с надеждой вернуться. То
есть, это какой-то либо разовый случайный вброс, либо тоже разовый, но не случайный. Если дело случая, то окей, случай и случай, и никакого смысла в этом нет, просто так сложилось. И я, кстати, склоняюсь именно к этому варианту. Либо кто-то меня сюда затащил, просто посмотреть, как я себя здесь поведу, либо рассчитывая на что-то. Но тогда он бы мне поставил какие-то рамки. А их нет. Ну я закруглил, по-моему, свои аргументы. Нет, может он конечно меня настолько просчитал, что заранее уверен в моем поведении, но человек такая непредсказуемая скотина, да и нет во мне ничего такого экстраординарного, чтобы именно меня тащить. Хотя может нужен именно просто обычный человек с Земли, или, например, с России...
        - Стоп, Дим, ты действительно сейчас или в дебри залезешь, или по кругу ходить будешь. По сути, у нас два варианта, если укрупнить. Случайно или не случайно ты сюда попал. И надо сначала решить, как ответить на этот вопрос. Я так понял, что ты склоняешься к первому варианту, и тогда и говорить то не о чём. Просто принять это и жить дальше здесь. Честно говоря, я поверил старику, насчет того, что выхода из нашего мира нет. Уж очень убедительна была грусть в его голосе.
        - Я тоже так думаю.
        - Вот, вот. Теперь другой вариант, - не случайно. И я-то как раз склоняюсь к этому варианту.
        - Почему, что во мне такого-то? - я честно удивился, ну самый я обычный человек, нет во мне ничего особенного, можно с уверенностью сказать, что среднестатистический.
        - Ну да, ничего нет, вот только до тебя никто эти пресловутые символы вернуть не смог, а времени прошло уже уйма. И никто не смог догадаться, как пройти через все эти дикие земли.
        - Но это же случайность, просто догадка.
        - Но сработала же. И потом, ты прав, на портал это место не похоже. Видел я парочку, они, как и на Скалистом Кряже все находятся в камне, да еще на высоте где-то с метр от поверхности. Уж такая особенность. То есть пришедшие как-бы выпадают из камня на высоте одного метра. А ты вроде говорил, что сразу стоял на ногах.
        - Да.
        - Вот и я о чём. Для тебя открыли, либо сделали индивидуальный портал, разовый. И выбрали именно тебя, человека с нестандартным мышлением. Я думаю, что и у себя на планете, ты совсем уж обыденностью то не был. Сам же говорил, что из захудалого поселения перебрался в столицу крупнейшего государства, выбился там в люди, и в общем-то неплохо жил, по вашим меркам. Так?
        - Ну да, но таких миллионы же.
        - Ну не скажи. Я вот за тобой наблюдаю, также, как и ты за нами. Не оправдывайся, у тебя на роже много что написано поначалу было, сейчас то уже мимику держишь. Мы же для тебя чужие, и это естественно. Так вот, я обратил внимание на следующие твои качества: приспособляемость, умение мгновенно принимать даже самые нестандартные решения, абсолютную незашоренность, трезвую оценку обстоятельств, и самое главное умение принимать эти обстоятельства, не колотиться головой об стену, а решать проблемы, когда есть возможность их решить. У тебя пытливый и гибкий ум, про смелость и отвагу я не говорю, не об этом сейчас речь, хотя это тоже не маловажно. Многие на твоем месте просто свихнулись бы. А ты нет, жив и здоров. Ну по крайней мере пока. Пусть ты и не уникальный уникум, как ты говоришь, но личность то незаурядная. Так что выбор именно тебя объясним. Только в сказках и книжках какой-нибудь задрот, попав в другой мир становится круче всех крутых. Или наоборот, в другие миры попадают только сверхорганизмы, всё умеющие, или всё знающие, а чаще и то и другое вместе.
        - У вас тоже такие книги есть? - честно говоря немного о.. удивился я.
        - Да полно, к тому же у нас наличие других миров доказанный факт, часто же сюда попадают разумные. Пусть об этом и не кричат на всех углах, но все в курсе. Вот и пишут всякую ерунду все, кому не лень, - в сердцах Дван даже сплюнул. - так о чём я? Ах, да. Так вот, по моему зрелому рассуждению, задрот сразу бы либо свихнулся, либо убился, либо сожрали бы его. А мега крутого организма попробуй ещё найди. А вот чуточку покруче, либо поумнее разыскать попроще.
        - Спасибо.
        - Да пожалуйста. Мне кажется нужен был кто-то со стороны, с незамыленным взглядом, но и к тому же ещё умеющий подстраиваться под окружающий мир. Новый мир. А ты, согласись, для этих целей просто клад. Я ещё в загоне обратил внимание на то, как быстро ты подстраиваешься, принимаешь обстоятельства и этот мир. Ведь поначалу совсем ошарашен был, когда тебя привели.
        - Пожалуй ты прав. Но вот кто и зачем меня сюда затащил?
        - Ишь прыткий ты какой. Откуда я знаю-то? Мы с тобой пока рассматривали случайность или не случайность твоего попадания в наш мир. И, на мой взгляд, пришли к выводу, что все это не случайно. Так?
        - Убедил.
        - Вот! Теперь можно и подумать, кому это и зачем нужно. Есть мысли?
        - Есть, куда же без них. У меня опять два варианта. Первый - императорский дом лаори. Второй - Герикон.
        - О как! Обоснуй. Нет, по поводу императрицы Луимби, (матери Ланды) можешь не объяснять, всё понятно, и так. Но вот Герикону то это зачем? Что пришло на ум в твою бесноватую голову?
        - Да понимаешь, какое дело. У меня никак не идет из головы, что слишком легко мы заполучили эти побрякушки. Нам же их просто отдали, а потом практически отпустили.
        - Подожди, мы еще не добрались до Эйенга.
        - Да, не добрались, но согласись, для великой-великой тайны, для важно-важных артефактов мы слишком легко идём.
        Альт почесал грудь, находясь действительно в глубокой задумчивости.
        - Знаешь, ты прав. Я как-то не подумал, идём и идём, вроде как, даже пробиваемся, но ты прав, усилия такие, будто мы не значимые и особо важные для всех лаори предметы, пропавшие сотни лет назад, упёрли, а старые простыни с вешалки.
        - Ну так и я про это. Значит, нашему уважаемому Главе зачем-то это нужно. Но вот зачем, ума не приложу. Как думаешь, что будет если символы власти попадут к императрице? И это первый вопрос. И второй, что будет, когда узнают, что в реальности происходит на диких землях?
        - Ну ты, мля, и вопросики задаешь. - Выругался Дван, становясь всё мрачнее. Мы с ним в это время уже шли на дальнюю поляну, дождь почти перестал, да и сидеть на одном месте, практически безвылазно несколько дней надоело совсем. Лучше уж промокнуть. Поэтому мы прокричали нашим лаори, что ушли, подхватили лук и пару копий, и шли себе потихоньку, беседуя.
        - Всё, Дим, перерыв. Давай возьмем время на раздумья?
        - Давай, мне тоже кое-что в голове уложить надо.
        Идти по мокрому лесу, который поливало, словно из крана несколько дней, то ещё удовольствие, я вам скажу. Пару раз, я едва не навернулся, поскользнувшись на скользком корне, но Дван каждый раз меня подхватывал, не давая свалиться в грязь. С грехом пополам мы добрались до дальней поляны, и тут же спугнули стаю рябчиков, по крайней мере, ну очень похожих на них птиц, разлетевшуюся с протяжным свистом. Некоторые убегали пешком, что меня изрядно повеселило. Пока веселился, все и разбежались. Мы поставили несколько силков и пошли обратно, правда немного углубившись в лес и вправо, там насколько я помню раньше обитало кабанья семейка. Я на них не охотился раньше, просто боялся, если честно, а вот со здоровенным альтом решил рискнуть. Но и тут нас постигла неудача, кабанов мы не встретили, хотя это с какой стороны посмотреть, кому больше повезло, насколько я помню, зверюги там здоровенные были.
        Вернулись мы с ним к тому разговору через пару дней, дождь все ещё лил, но в этот раз Химба с Импло, наплевав на яростные потоки воды, льющиеся с неба, вызвались поохотится, и мы остались с альтом вдвоём.
        - Итак, зачем нужно Герикону, чтобы символы власти вернулись к лаори, и зачем ему снимать завесу неизвестности с диких земель? - начал Дван, когда мы вновь остались одни.
        - Знаешь, если вернуться к самому началу разговора, то я всё-таки разделил бы моё попадание сюда, и желание Главы заявить о себе. Сами же реквизиты власти скорее всего просто повод, ну не привозить же их самому императрице? Хотя можно было устроить шоу, с появлением в храме, и с раздачей указаний. А так мы вроде как за ними пришли, сами же их практически украли, и побочно рассказали всем, что мы здесь, в диких землях, увидели.
        - Но разве он не понимает, что это опять война, но только теперь уже с ним?
        - Не факт. Я бы не полез на месте императрицы, ну сам посуди, что мы увидели? Ну да, пару зверушек, но не больше, и не они являются главными защитниками диких земель. От мелких групп, да, а вот от армий требуется что-либо посерьезнее. И думаю, что все это поймут. И потом вспомни как будто раздавленные города и этот зелёный туман. Да и армия западных земель же куда-то делась. Есть конечно шанс, что они их просто спрятали. Стоп! А они ведь действительно их просто увели, под прикрытием какого-то газа. Химба же говорила, что ничего не осталось, ни оружия, ни тел, ни амуниции. Да они просто напустили искусственного тумана, а сами свалили.
        - Круто. Нет, не вяжется, Дим, куда такую прорву народа деть? И потом, даже если их положить в этот твой анабиоз, то мы, шляясь по диким землям уже целую кучу времени, обязательно их бы обнаружили.
        - Да, согласен, такую толпу никуда не денешь. А из этого мира выхода нет. Хотя... Если ты опять не начнешь плеваться, просто как гипотеза, на Старшую сестру их не могли перевести, через портал, например? Это табу, насчет того, чтобы даже говорить о ней стало неприличным, давно сформировалось?
        - Тьфу на тебя, Дим. Вечно ты всё с ног на голову перевернёшь. А ещё говорит, что случайно его сюда занесло. - альт надолго и всерьёз задумался, потом продолжил, - это не совсем табу, просто неприятная тема. Первыми порталы на Верию, кстати у нас её называют Тар, обнаружили лаори, и пройдя по ним нашли там таких-же как они жителей, только живших в одной, но гигантской долине, выхода из которой не было, и которые сами не знали, что за горами, ограждающими ее. Скорее всего, их предки случайно перешли туда через порталы, и смогли зацепиться и выжить, видимо постоянно подпитываемые новыми попаданцами из империи. Они могли пройти и назад, но не захотели, не пожелали возвращаться под руку императорского двора. Они там создали совершенно другое общество, по принципу всеобщего равенства. Чушь, конечно, но как-то живут, выбирают себе правителей, и живут. Но это не та демократия, что ты рассказывал, прижилась у вас на Земле. У них выбирают на пожизненное правление, вот только потомки правящего рода могут опять претендовать на трон только через пять поколений и/или через тысячу лет. Вроде неплохо придумано,
и это работало у них несколько тысяч лет, но потом как-то вышло так, что всё равно правят государством, они, не мудрствуя лукаво, назвали его Верия, всего шесть семей. Эдакая аристократия, куда же без неё. И я считаю, что это правильно, по крайней мере, приходя на короткий срок, ты постараешься нагрести себе всего и побольше, а тут торопиться не надо, целая жизнь на это есть, и ответственность какая никакая. У них даже есть возможность, снять полномочия с правителя, если его действия слишком уж неудачны, либо вызывают недовольство у большей части населения. А оценка его действий проходит раз в двадцатипятилетие, причем это не выборы, а просто жители кидают в урну клочок бумаги с единственным знаком, плюсом или минусом. За честность отвечают находящиеся рядом с урнами представители всех остальных пяти семейств, кроме правящего. И только если многие проголосуют против, то начинаются выборы нового правителя.
        - Постой, но у вас же вроде очень похожая система?
        - Вот только и то, что похожая. У нас установлена очередность правления среди 12 основных аристократических семей, установлена раз и навсегда, и ничто её изменить не может, и так уже на протяжении тридцати пяти тысяч лет, если вести подсчет ещё с родной планеты (об этом я вам потом расскажу). И сместить правителя может только общий сбор влиятельных аристократов, на который приглашаются лучшие и самые известные представители 12 кланов. Всех двенадцати, и правящего в этот момент тоже. Ну и ещё есть некоторые различия, но сейчас не об этом. Так вот. Императорский дом, незадолго до начала известных тебе уже событий семисотлетней давности попытался установить там свои порядки, взять их под свою руку, так сказать. Сразу же скажу, мы были против, не настойчиво, а просто выразили свое мнение, что тарийцы (или верийцы, как они себя называют), имеют право жить самостоятельно, раз уж столько времени обходились без императрицы. Но нас вежливо послали, мол это внутреннее дело лаори. И пошли через порталы войска. Что там случилось история умалчивает, но видимо сильно они опозорились, народу полегло с обоих
сторон прилично, но потом порталы умудрились заблокировать с той стороны, и до нас дошло только то, что императрице пришло какое-то презрительно-гневное послание от верийцев. Императорский дом лаори объявил, что жить на спутнике невозможно, мол низкая гравитация, что приводит со временем к вырождению и психическим расстройствам, что там все давно превратились в дикарей, поедающих чуть-ли не своих мертвецов и так далее и тому подобное. В общем, по моему мнению, обделались они там со своей идеей аннексии этих земель под своё управление. Не справились с ними, и, как итог, посеяли только ненависть к обитателям империи Фет-Фанг, ну и соответственно ко всем жителям Каф. А потом постарались всё это неуклюже замять здесь, и в итоге, говорить об этом вначале было просто опасно, а потом стало неприлично - Дван грустно усмехнулся, - хотя теперь, если спросить почему, большая часть лаори тебе просто не ответит, ибо не знает/не помнит. Не принято и всё. И неприлично. Вот так.
        - А если отвечать на твой вопрос, то могли конечно, если нашли другие порталы и в другие места, чем та долина. А их, этих мест должно быть там полно, исследовать то не успели. Да и эти умники, из шайки Герикона, наверняка могли разыскать пару порталов, он же практически специалист по ним, правда если ему же и верить.
        - То есть теоретически они могли заховать население западных провинций, плюс привлеченные китайцы, на большом спутнике?
        - Могли, только зачем им это?
        - Ну да, незачем, если только чтобы сохранить их жизни. Но это можно было и здесь сделать. Н-да. По-моему, мы ушли не туда. Мне всё-таки кажется, что эти земли нужны были им свободными от разумных. Ладно, давай вернемся к началу разговора. Зачем Герикону нужно, чтобы об этих землях узнали? Что он может выиграть от этого? Вот здесь нужно варианты прикинуть.
        - Согласен, Дим, но я так ничего путевого придумать и не смог. Ну не вижу я, зачем им это. Есть один вариант, но совсем безумный.
        - И какой?
        - Если это нужно иканфам. Если Герикон решил, что возврат символов приведет к резне среди лаори, и существенно ослабит их, то иканфам будет легче захватить их материк, сначала подождав, пока они сами подсократят свою численность, а потом добив оставшихся.
        - Не, Дван, извини, но это бред. А вы что, не впишитесь? Да и потом, еще в начале Ланда говорила о том, что наоборот то, зачем мы идем, сбережет и укрепит лаори, как вид.
        - Да, было. Ладно, что мы гадаем, то. Информации, достаточной для того, чтобы сделать правильные выводы, у нас нет.
        - Знаешь, Дван, у нас, когда непонятны были причины происходящего, всегда говорили, ищи кому это выгодно! И я думаю, нам надо тоже тут поискать. Но боюсь без Химбы с Импло нам тут не обойтись.
        - Точно, чего не будет, так это войны между лаори. - заявила Химба, когда вечером мы озвучили ей свои мысли. - Это я могу вам гарантировать, так как знаю позицию по этому поводу императорской семьи. Я думаю, что ему просто надоело сидеть в затворниках, и он считает, что у него сейчас достаточно сил, чтобы отстоять свою независимость, а иканфы как раз такая проблема, которая не даст остальным сосредоточиться только на нем. Нужно будет помнить и о них. Вот и всё. О самом простом варианте вы почему-то и не подумали.
        Мы с Дваном даже переглядываться не стали. Да уж, светочи мысли просто, аналитики, мля. Как же стыдно то, ведь это действительно скорее всего самый реалистичный вариант. Ладно - мы тупые! Проехали.
        Глава 22.
        В один из дней, когда мы сидели под навесом, а дождь продолжал поливать, я решил ребятам рассказать про свою захоронку на площадке в горах, с которой наблюдал за городом, в тот свой день на этой планете, когда обнаружил здесь разумную жизнь. Там лежало несколько предметов, которые лучше кому-то забрать, чем они просто пропадут.
        Те вещи, которые попали со мной в этот мир, и всё ещё оставались на этой поляне, вызвали у моих приятелей неподдельный интерес. Импло естественно заинтересовали ножи, особенно кабар, я оставил здесь большой, а маленький, который USMC и лизермановый мультитул, дожидались сейчас меня на той самой площадке. А вот Двана больше увлекли катушки для рыбалки, также, как и сами удилища. Ещё их всех невероятно заинтересовали пластмассовые изделия, ни альты, ни лаори пластик не знали, а я не смог объяснить им принцип его производства. Так что я решил, что пусть знают про место, где лежат остальные мои вещи, хоть не пропадут, или чужому не достанутся. Дван, конечно, удивился безалаберности лаори, такую площадку оставили без внимания, и даже оправдания от Химбы и Импло, что это направление не считается опасным, его не переубедили. Высказался он в том духе, что всё в мире меняется, и лучше быть готовым и обезопасить себя. Лаори в ответ даже не нашли, что ему сказать.
        Дождь не дождь, но плот мы постепенно укрепили, даже накатали третий слой, по совету Двана, соорудили на нем небольшой шалаш, так, чтобы двое могли спать, с учётом размеров альта, конечно, а оставшаяся двойка на карауле, естественно. Выложили очаг прямо на плоту, и вырезали огромное рулевое весло, это опять Дван постарался. К отплытию мы были практически готовы, осталось только провизией запастись, чуть поплотнее, но это всё были отговорки. Нам попросту никуда не хотелось плыть под таким водопадом с небес. Плыть нужно было дней пять-шесть по моим расчётам, потом придется припарковаться к берегу и идти пешком. Так что пополнение запасов еды это всего лишь предлог, мы немного мандражировали перед последним рывком. Близость окончания нашей эскапады заставляла излишне нервничать, вот же, рядом же успех, и угробиться из-за какой-то мелочи просто не хотелось. Отсюда и проявления некоторой трусости, что ли, но скорее малодушия. В конце концов мы решили - хватит, пора.
        Дван оттолкнулся шестом от берега, и наш плот поплыл по течению в направлении скалистой гряды, которую под проливным дождем и видно то не было.
        Обложили перевалы знатно. Перед каждым из них, практически в самом начале дороги стояло по целому отряду изменённых. К тому же эти отряды были существенно усилены. Помимо мадалов, здесь присутствовали и огромные нетопыри, по три единицы на отряд, пара десятков инсерцев, по два паука и по примерно полусотне летающих наволочек. Да и самих изменённых медведей было по десятку в каждом отряде. Мы сидели недалеко от того самого перевала, через который я когда-то проник в земли лаори, и наблюдали за нашими противниками. Дождь прекратился еще два дня назад, как раз в тот момент, когда мы потихоньку, можно даже сказать на мягких лапах, приблизились к хребту Матери. Эти два дня у нас ушли на разведку, и надо сказать удачно всё вышло, нас пока не заметили. Но это была не наша с Химбой заслуга, мы то с ней просидели в отдалении на дереве, всю разведку взяли на себя Импло с Дваном. Итак, что у нас есть? А ситуация следующая, у каждого входа на перевал, так, чтобы даже мышь не проскочила, практически живым полукольцом расположен отряд мадалов, которые просто валяются на расстоянии в пару шагов друг от друга, в
прямой видимости, а некоторые даже в простой досягаемости. Половина из них спит, другая бдит. Летающие изменённые, кроме нетопырей, которые явно в резерве, и просто сидят на выступах скал, периодически улетая куда-то, видимо на поиск пропитания, барражируют над дорогой, ведущей к перевалу. Ну как дорогой, дороги то уже как таковой и не осталось, но как это назвать по-другому, я не знаю. Инсерцы же (так мы теперь стали называть всех измененных разумных, как лаори, так и альтов) несут самую настоящую караульную службу, только в небольшом отдалении от расположившихся мадалов, параллельно занимаясь еще и хозяйственными делами. То есть отвечают за пропитание более мелкой, чем нетопыри живности, распределяют смены отдыха и бодрствования и тому подобное. Надо сказать, грамотно они расположились, пробиваться будет сложно, вернее практически невозможно. У остальных перевалов картина, по информации наших разведчиков, такая же. Мы уже с самого утра ломаем головы, как же нам миновать это заграждение, так как атака в лоб приведет только к тому, что нас либо перебьют, либо опять заполонят. Что, как вы понимаете,
нас совсем не устраивает. Мыслей пока никаких, ведь даже обойти по скалам, по примеру горных коз, у нас не получится, не дадут летающие наволочки, засекут сразу же.
        - Ребята, у меня кажется есть идея. Не самая лучшая, но ничего больше в голову не приходит. - подал я голос, приблизительно ещё через час, после того как все замолчали, устав перебирать пустые варианты. - Предлагаю сделать следующим образом. Я отойду чуть правее и ближе к реке, потом высунусь или пошумлю как-нибудь, сделаю вид, что их заметил и ломанусь к реке. Здесь по прямой несколько сотен шагов, да по лесу и пересечённой местности, так что могу успеть добежать до реки, они же двигаться со своей привычной скоростью не смогут. А убегать, это не сражаться с ними, могут и не догнать, да и деревья не дадут их воздушным силам напасть на меня. По крайней мере есть шанс. А вы, воспользовавшись тем, что они преследуют меня, попробуете проскочить к перевалу. По крайней мере будете бежать очень быстро. Даже если они и оставят небольшой отряд прикрывать перевал, во что я не верю, то прорваться будет несоизмеримо легче.
        - Но там же через пару сотен метров вниз по реке водопад, затянет же, и швырнёт в низ, а это верная смерть, - у Химбы даже голос немного дрогнул.
        - Дим, а почему ты, - фыркнул Импло, - уж поверь, по такому лесу я бегаю быстрее тебя.
        - Потому что ты воин, а я нет, и Дван воин, и вы оба будете полезнее здесь, при прорыве, а от меня же толку будет мало. Химба должна дойти по любому, это без вариантов, я принцессе обещал. Ну, а если кроме шуток, и лишних рефлексий, то это единственно правильный вариант. Ну сами посудите, у вас здесь родные, близкие, друзья, а я никто и звать никак. И не ждет меня там никто. А если еще добавить то, что скорее всего вам всё равно придется пробиваться с боем, то твои мечи и топор Двана, а самое главное, умение с ними обращаться, будут здесь намного ценнее. Так?
        - Да всё так. - в сердцах сплюнул Дван, - но как-то это... не знаю, неправильно как-то.
        - Да как раз всё правильно и есть, и ты сам это прекрасно понимаешь. Всё будет хорошо, а если прорветесь, то давайте договоримся, что через пару недель будете ждать меня на той стороне перевала, вдруг подсобить понадобится. Я думаю, что за это время здесь всё успокоится, и будет шанс проскочить.
        - Не факт, по мне, так эти заслоны теперь на постоянку здесь, если мы прорвемся. Герикон просто обязан будет здесь гарнизон держать. Да и границы всех диких земель патрулировать. Но ты прав, бдительность дней через десять ослабнет, хоть какой бы ты ни был мутант, постоянно на взводе находиться не сможешь.
        Импло ситуация явно не нравилась, но это был и правда единственный вариант. Ну, который мы видели, конечно. На подготовку у нас ушло ещё несколько часов, и день уже начал клониться к своему окончанию. Как бы написал поэт или писатель - смеркалось. В основном мы потратили время на то, чтобы ребята поближе прокрались к точке старта их прорыва. С местностью всё-таки нам немного повезло, и небольшая балка, полностью заросшая кустарником, и протянувшаяся практически на половину дистанции до тропы на перевал, здорово выручила. Благодаря этой балочке, два лаори и альт смогли вплотную приблизиться ко входу на перевал, и располагались сейчас ровно посередине, между инсерцами и мадалами, да так, что те их даже не почуяли. Передвигались они явно в час по чайной ложке, ступая очень медленно, осторожно, замирая через каждый шаг. Я их не видел, но примерно представлял себе, что происходит. Я же, ещё с Импло, до того, как они ушли, прошёл по всей протяженности своего предполагаемого маршрутом побега, подмечая все нюансы и особенности местности, чтобы хоть немного облегчить себе задачу и повысить шансы на
выживание. По наводке своего напарника, пару раз я даже изменил направление движения, немного удлинив дистанцию, зато используя природные ловушки в виде поваленных не до конца деревьев, зарослей колючих кустарников и даже одной ямы, глубокого провала в скальном основании, который был практически незаметен на первый взгляд, а если ещё и ломиться по лесу в азарте погони, так и вообще можно было в него загреметь с риском для жизни. Дырка то в земле была глубокая. Мы ещё соорудили мне на спину мешок, который прихватили еще в момент своего побега из камеры, чтобы у преследователей сложилось впечатление, что скраденные отрядом реликвии находятся у меня. И при побеге я ещё планировал кричать и махать руками, якобы предупреждая своих подельников. Понимаю, что всё это шито белыми нитками, но другого плана у нас не было.
        А потом я просто ждал. Мы договорились, что сигналом к началу моих трепыханий, которые начнутся, когда остальные будут уже готовы, будет наклон верхушки небольшой березки, росшей на месте, откуда и намечался забег к перевалу. Импло планировал как-то накинуть на нее петлю, не обозначив своего присутствия, и пару раз качнуть ею, словно кивнув. Вот я и ждал, а потом уже, когда сигнал подадут, мне на своё усмотрение и начинать свой забег. Потрясывало меня, конечно, было страшно и жалко себя. Когда спорил с друзьями и предлагал свою кандидатуру, как-то не осознавал до конца последствия. Я же реально сейчас могу умереть. Проняло, как говорится, доставило, и я сидел и трясся. Весь. Мне даже показалось, что зубы лязгали.
        Но когда дерево качнулось дважды, я вдохнул пару раз, каждый раз глубоко выдыхая, потом поднялся, и попёр эдаким придурком в сторону лагеря изменённых. Даже посвистывать начал, ну а что? Надежда ещё оставалась. Даже по их рожам было видно, что они ох.. удивились сильно. А я сделал лицо удивлённого идиота и ломанулся обратно в заросли леса, что-то вопя. Теперь мы, время - фигурально, а я - буквально, понеслись стремительно. Я бежал по проложенному нами маршруту, не думая, куда встанет моя нога, прилетит ли мне веткой по лицу, и не свергнусь ли я в те ямы, в которые надеялся завести преследователей. По моим ощущениям за мной побежали все изменённые, видимо инстинкт охотников, либо сторожей в них сработал. Но на то и был расчёт, и я надеюсь, что так оно и есть. Мысли скакали с одного на другое, добегу ли до реки, переплыву ли, или попаду в водопад, как там мои друзья, кто меня догонит первым, мои уши, казалось повернулись назад, прислушиваясь к шуму погони, а глаза всё-таки умудрялись выискивать и оценивать особенности местности, по которой я бежал. И я боялся. Опять. Как же мне стало страшно.
Видимо, как азарт раззадоривает догоняющего, так и паника, подстегивает преследуемого. Я был прямо как лань, тут я даже усмехнулся про себя, ничего себе лань, до лани мне еще очень далеко, хоть я и схуднул в этом мире, но, как говорят, тощая корова, ещё не газель. Господи, ну что за мысли лезут в голову, тут бы выжить, а я свою грациозность осмысливаю. Так, вот и первая яма-ловушка, мы её сверху закидали тонкими ветвями, валежника в округе валяется немало. Пробегаешь по краешку, перепрыгиваем через поваленное дерево, и припускаем дальше. Сзади практически через несколько секунд раздается треск, и слышен разочарованный рев мадала, видимо одному из них не повезло.
        Справа и слева от меня, среди стволов деревьев замелькали силуэты летающего постельного белья, эти уже меня догнали, но как я и рассчитывал, маневрировать среди деревьев им было все-таки трудно, вернее скорость им приходилось снижать, да и ветки с кустами мешали нападать на меня. Правда одной твари всё-таки удалось меня достать, когда я огибал небольшой ельник, выдававшийся своеобразным язычком, в заросли деревьев, очень похожих на березы. Резкая боль в предплечье, взмах клинком, прямо на бегу, и практически разрубленная пополам тварь падает где-то сзади. Я всё ещё бегу, хотя дыхание сбилось, пытаюсь судорожно его выровнять, а по руке текут, на мой взгляд, просто потоки крови. А вот боль почти сразу прошла. Странно. Взгляд на лево, здесь в пяти примерно метрах вверх уходит, практически отвесно, каменная стена небольшой скалы, расположенной в предгорье, значит еще пара сотен метров, и река, в которую придется прыгать прямо с разбега. Река, прямо перед началом дороги на перевал, делала небольшой изгиб, сначала приближаясь к нему практически в притирку, а потом снова убегая от него, и от этого места
до водопада было несколько сотен метров по воде, что давало мне шанс попробовать переплыть её, и скрыться в болотах. Я очень надеялся, что изменённые медведи и инсерцы более благоразумны чем я, и не сунуться за мной, а нетопырям меня, в зарослях кустарника на другом берегу, с которых и начиналась топь, не достать. В общем, во всей этой авантюре шанс выжить был, мизерный совсем, но был. Дорога же на перевал, словно обидевшись на реку, также сворачивала резко влево, и только через несколько сотен метров начинала подъём в гору. И надеюсь, мои друзья уже поднимаются. Тут что-то дернулось у меня в душе, и я резко рванул вправо, уходя в перекат, а прямо над тем местом, где я только что был, пролетела туша мадала, с оскаленной мордой и вытянутыми вперёд лапами. Чуть не прихлопнул меня, скотина такая. Уже заканчивая перекат, я со всей дури влепился коленом в корень дерева, торчащий из земли, боль вспыхнула резко и сильно, я аж закричал, но вскочил, и очутился лицом к лицу с инсерцем-из-альта, который видимо, только-что резко затормозил, и разворачивался ко мне, замахиваясь огромной дубиной. Мне немного
повезло, я застал его в неудобной позе, в полуразвороте, а я летел с мечом в руках, да и ещё инерция переворота помогла, так что я просто влип в него, держа в руке меч перед собой, и даже услышал звук вспарываемого мяса. Глаза у него практически сразу потухли, и мы вместе с ним рухнули на землю, хорошо, что я на него, а не наоборот, а то мне сразу же пришел бы "алес". Зверь слева, уже разворачивался в мою сторону, когда я смог всё-таки подскочить и прямо сходу врубиться в кустарник, продолжая свой побег. Сверху опять упала наволочка, яростно повизгивая, и полоснула меня острыми когтями-лезвиями по спине. Снова резкая боль, но как ни странно, именно это нападение дало мне импульс к ускорению, сработало как волшебный пендель, если можно так выразиться. Я уже ничего не соображал и несся по лесу не разбирая дороги, каким-то чудом удерживая равновесие. Хотя шатало меня изрядно. Сейчас, вспоминая об этом, я так и не могу объяснить, как же я всё-таки добежал. Просто повезло, наверное. Ну как повезло, везением я бы это не назвал. Странно называть везением дорогу на тот свет. Я только помню, как один раз мне
дорогу преградил ещё один мадал, а я мгновенно сориентировавшись, пробежал по поваленному дереву, и спрыгнул с него уже позади исчадия диких земель, и не останавливаясь ни на мгновение, продолжил свой бег, как один раз чуть пригнувшись избежал удара по голове дубинкой еще одного инсерца, выпрыгнувшего на меня слева из зарослей, как обрадовался, на мгновение, когда услышал шум воды, но тут же пропустил удар лапы, правда почему-то опять без когтей, выскочившего под острым углом по направлению моего движения мадала, и улетел кувыркаясь и ударяясь об стволы деревьев и сминая кустарники, как мне показалось тогда, метров на десять в сторону. Каким образом я встал на ноги, и продолжил бег, не знаю, скорее всего меня просто по инерции поставило вертикально и на ноги, и я машинально продолжил их переставлять. Не помню. И нападение на меня я также пропустил, меня что-то ударило в спину, подхватило сжимая в зубодробительных объятиях, я даже почувствовал, услышал звук похожий на то, как хрустит лёд, когда его выковыриваешь из формы для замерзания, а боли уже не было, и понял, что это ломаются мои кости, как рук,
так и груди как-то отстраненно, и уже последним краем сознания я увидел, что падаю в реку. А потом всё.
        
        Глава 23.
        Как же мне больно. И блевать тянет. Но нечем, в желудке явно давно ничего не было, и он отвечает на мои позывы к рвоте только резкой болью, словно по нему кто-то полосует бритвой. Болит всё. Голова кружится и сильно тошнит. Глаза я никак не могу открыть, просто не знаю, как. Есть только одно ощущение, я дышу, и от этого незамысловатого действа мне почему-то больно. И вроде бы я лежу горизонтально. А что такое горизонтально? И кто я? Как бы сблевать-то, и чем? И когда перестанет всё болеть? И перестанет ли? АААААА. Я перестал.
        Как пел один певец из моей юности, я был я, но он ушел. Теперь он вернулся, вернее я. Блевать хочется по-прежнему, но это желание уже не является смыслом существования. И я начинаю вспоминать, кто я. Бежал куда-то. Боялся. Как же всё болит! Может я нажрался вчера и покуролесил. Ни фига себе оттянулся, я же обычно спокойный, когда выпью. Дикобразы какие-то на задних лапках смотрят на меня укоризненно. Странно. Попытаться открыть глаза. Вот чёрт, куда всё закрутилось. Всё.
        Я очнулся. Теперь уже я. Господи, я всё-таки каким-то образом выжил. Ну относительно, конечно, желание всё вокруг заблевать и боль всего меня, никуда не делись. Но глаза похоже открываются. Так, где я? Я лежу, а практически валяюсь, в какой-то пещере. Справа горит костер, прямо напротив меня вход в это помещение, завешенный шкурами. Стены убраны в дерево и шкуры, но камень проступает почти везде, потолок закопчённый, а дым уходит в какое-то отверстие в куполе. Шаги справа. Появляется лицо, женское лицо. Человек. Уже лучше, не лаори и не альт. Вряд ли я вернулся на Землю, пещера всё портит. Тогда я у росов? Не знаю.
        Девушка посмотрела на меня, спросила что-то, я почему-то не разобрал, шумело в голове, отошла, и через пару мгновений вернулась с чашкой в руке, и подсунув одну руку мне под затылок, чуть приподняла мою голову и приставила чашку к моим губам. У меня даже получилось сделать несколько глотков тёплого, сильно пахнущего какой-то корой напитка, как весь мой организм взбунтовался, и меня вырвало. Прям себе на грудь и руку девушки. Она нисколько не расстроилась, и опять заставил меня пить, но я и не сопротивлялся, так как понимал, что меня пытаются лечить. Сделав еще несколько глотков и допив остатки жидкости, я обессиленно повис на её руке, держать голову у меня пока не получалось. Она бережно опустила мою голову на подушку и принялась счищать с меня то, что отверг мой организм. Тут я уснул. Теперь уже просто уснул.
        Открыв глаза, я опять увидел её, она сидела у очага, перемешивая в котелке варево. У меня появилось немного времени, чтобы рассмотреть свою лекарку. Она была молодой, на вид лет двадцати-двадцати пяти, крепкой девушкой, с длинными волосами, заплетенными в косу, достигавшую ей почти до пояса, с приятным, милым лицом, знаете, как бывает, вот не писаная красавица, а внимание обращаешь. Не нравится мне такое определение, но по-другому не знаю, как сказать, но про таких говорят - миловидная. В общем, нормальная девушка, крепкая и приятная на вид, одетая в явно самодельную одежду, сшитую из простых материалов, что-то вроде льна, или хлопка. Обувь обычная, полусапожки, примерно, как и у меня были, когда я приоделся в Эйенге перед походом, по местным меркам, в женский вариант. Мужчины, по крайней мере у лаори, предпочитали более яркую обувь, за исключением военных, но у тех обувь все равно была в цветах клана, рода. Я помню замучился, выбирая себе просто черные, ну или темно-коричневые, без всяких вставок голубого, розового или подобных им расцветок, с причудливым орнаментом и вкраплениями разных, пусть
мелких, рисунков, присутствующих даже на военных образцах. Либо женские, и соответственно маленьких размеров, либо красивые. Для меня это был своеобразный квест, найти, по мнению лаори, женские сапоги, но сорок пятого размера. В общем на ней были однотонные сапоги темного цвета, из-за плохого освещения я не смог толком рассмотреть какого они были цвета, но и не важно для меня это было, также на ней была кожаная безрукавка с множеством карманов и бахромой, прям как у наших байкеров. Тут она обернулась, и увидела меня.
        - Очнулся, болезный?
        - Да, здравствуйте. Спасибо, что вытащили меня.
        - Привет. А я тебя и не вытаскивала, это тебя вон Кучум притащил, - и она кивнула в угол пещеры, еще правее двери.
        Я перевел взгляд и обомлел. У самого входа, вдоль стены развалился Зверь. Здоровенный пес, размером с теленка, мохнатый, по окрасу и стати, напоминающий кавказских овчарок, только ещё больший по размеру. Этот мохнатый крокодил, наблюдал за мной, периодически отвлекаясь на запахи, исходящие из котелка, вывалив язык и обнажив здоровенные клычищи, каждый с мой указательный палец размером. Таких собак я здесь ещё не видел, у лаори роль охранника и пастуха выполняли тоже собаки, но совершенно другого вида, приземистые и совершенно лысые, усиленные в самых жизненно необходимых местах чем-то вроде костяной брони, как у наших броненосцев. Но не по всему телу, а как бы вставками, на шее, груди, животе и на ногах. Этот же был самой настоящей собакой, только большой, очень большой.
        - Спасибо и тебе Кучум. Но, то есть как это притащил? - я только сейчас сообразил, что мы разговариваем с ней на языке лаори.
        - Ну так и притащил. Мы с ним плавали к реке, за рыбой, и пока я ставила и проверяла потом сети, он, как обычно смотавшись по своим делам, вернулся вплавь, держа тебя зубами за шкирку и волоча следом за собой. Вообще-то это на него не похоже, он бы скорее всего, встретив тонущего, наоборот помог бы ему утонуть, а тут надо же, спас. Потом уже, когда я разглядела, что ты весь в ранах и переломах, то поняла, что ты не просто утопающий, и явно приплыл из диких земель. Следы порезов от летающих демонов, да и переломы от падения с водопада, а также то, что ты рос, разбудили во мне жалость к тебе. Да и профессиональный интерес тоже, я все-таки целитель уже в седьмом поколении. Ты был просто мешок с костями, к тому же еще и основательно продырявленный. Да и демона, укравшего тело медведя, и поселившегося в нем ты убил, видела его тушу, проплывающую мимо. А я их ненавижу. Поэтому и решила тебя вылечить. Ну и Кучум опять же, недаром же он тебя вытащил. - тут она ухмыльнулась. - Потом, когда ты стал в беспамятстве бормотать на языке лаори, хотела все-таки прибить, но стало жалко своих же трудов.
        - Спасибо огромное, и тебе Кучум, и Вам незнакомка. Меня зовут Дим, и я действительно шёл из диких земель.
        - Я Жданка, но тебе хватит болтать, на-ка попей отварчику, и поспи, потом поговорим.
        Она протянула мне опять чашку с уже знакомым напитком, только мне теперь пришлось дважды опустошить его, и я почти сразу же провалился в сон.
        Я уже неделю живу, ну как живу, валяюсь на топчане, в пещере у Жданки. Кости срастаются медленно, поломало меня изрядно. Всё тело болит, но уже так, простой тянущей болью. Жданка говорит, хорошо, что я в отключке был, и в принципе почти за кромкой (это её формулировка), а то бы крыша поехала от боли, и тут же съязвила, что вправляла, чтобы поломанного не хоронить, мол не труп, а комок какой-то был, не красиво, вот и спрямляла из эстетических соображений. Ну это она так, не со зла. Да и крови из меня ведро вылилось, если бы не процедуры целителей лаори, подстегнувшие иммунитет и общее состояние организма, как я думаю, то я бы помер наверняка. Но и с ними, по-хорошему, я должен был все равно помереть. Но я почему-то выжил.
        Дом Жданки, находится на болотах, и она целитель, ведьма практически по понятиям её соплеменников, меня даже не отпускает мысль, что я у Бабы Яги. Ну как дом, совсем не избушка на курьих ножках, а пещера в скале. Я такие скалы видел на побережье Португалии, у нас на Земле, по сути скалы из песчаника, с выточенными водой пещерами и пустотами. Ну и здесь похоже такая ситуация, только всё это посередине болота. Просто ещё её отец доработал за природой, придав одинокой скале обжитой вид, смастерив крышу, вместо огромной дыры наверху, таких скал тут много, в них, да и просто на островах среди топи и живет их племя. Вернее, жило, сейчас тут осталось совсем малое их количество. Нет, никто их не уничтожал, просто забрали обратно, ибо "срок вышел". Так им сказали росы, когда пришли пару десятков лет назад, и позвали к себе. Дело всё в том, что на этих болотах жили изверги, как их назвали росы, много веков назад извергнув их из своего рода, племени, места проживания. Со слов Жданки, здесь проживало несколько сотен человек, целыми семьями, которых росы выгнали за какие-то прегрешения. Может просто
недовольных нравами и порядками, которые царили в государстве росов. А государство у них есть, вернее царство, и большое, а вот где оно, она говорит, что не знает. Она родилась уже здесь, как и её отец с матерью, а извергнуты были их прадеды, которые молчали как о месте нахождения царства, так и о причинах изгнания. Теперь они все уже умерли, как, впрочем, и дети изгнанных, и среди живых остались только те, кто родился уже здесь. Потом пришли росы, и позвали всех с собой, мол искупили, но изверги пожелали вернуться не все. Жданка вон осталась, осталось еще несколько семей, не пожелавших что-либо менять. В целом, я их понимаю, идти непонятно куда, подчиняться теперь непонятно кому, хоть росы и говорили, что порядки у них сейчас изменились, и уже не так строги, и, например, уже не выгоняют никого, да и попроще стало в отношении соблюдения обрядов веры. Но всё равно. В общем остались они в своих болотах, правда сконцентрировались теперь все в одном поселке, и только моя спасительница живет одна, на отшибе, ведьма же. Да и сама говорит, что характер у нее тяжелый, легче ей одной. Хотя она и не одна, Кучум
собака настолько разумная, что казалось вот-вот заговорит, составляет ей компанию. Их кстати, этих собак, на самом деле росы привели в этот мир из своего, правда здесь они почему-то немного мутировали, что выразилось в росте и повышенном интеллекте. Откуда росы, тем кто остался они не сказали, да и где живут сейчас тоже, ссылаясь на то, что это в интересах их безопасности. Честно говоря, не нравится мне эта таинственность, как бы не вызревало здесь что-нибудь жуткое или просто мерзкое, никого до добра политика изоляционизма не доведет, и в моем понимании, ничего хорошего из этого не выйдет.
        Из хороших новостей, у росов, читай людей, человеков, продолжительность жизни здесь около четырех сотен лет, если раньше не убьют, конечно. Стареть начинают после трехсот тридцати, трехсот сорока лет, сейчас, говорит Жданка, даже попозже, даже здесь в болотах, все-таки медицина у них отличная, нахватались у лаори, да и сами добавили, она вон из болота ещё и поэтому уходить не захотела, что эксперименты какие-то проводит, говорит травки здесь уж больно хорошие. Ну и ещё мне кажется, что в такой продолжительности жизни не только медицина "виновата", что-то тут ещё, может минералы какие особенные, не знаю, но факт теперь подтверждён, я здесь сотни на три уж точно могу ещё рассчитывать. Если не убьют раньше, конечно. А пока здесь у меня такой образ жизни складывается, что надежды на то, что не убьют, мало. И ещё, ей также плевать на то, что я из другого мира, говорит, периодически такие здесь появляются, просто давно не было, но происходит, люди рассказывали. Вернее, росы. Никак не привыкну. Ещё из плюсов, с Кучумом мы подружились, я собак вообще люблю, а тут такая псина, да и по сути он же мне жизнь
спас, наравне с целительницей, не притащи он меня, догнивал бы уже наверняка.
        В тот день, когда я впервые осознанно очнулся, и мог уже разговаривать, Жданка устроила мне форменный допрос, кто я, откуда, и что делал в диких землях. Потом приходил староста из деревни, серьёзный такой пожилой уже человек. Человек! Как же меня радовало видеть здесь себе подобных, которому я также все рассказал, но только немного изменив цель путешествия. Мол на разведку ходили, вот и доразведывались. Жданке же я рассказал всё как есть, не стал скрывать правды от человека, спасшего мне жизнь. Но вот старосте это всё, что касается тайн имперской семьи лаори, рассказывать было бы не хорошо, я и сам хотел её об этом попросить, но она предложила первой.
        Странно, но я очень похоже на то, что чем-то нравился ей, непонятно почему, но отношения у нас с ней сложились довольно хорошие, мы часто и помногу разговаривали, она старалась проводить больше времени со мной, а я с удовольствием с ней общался. Пока вроде ничего серьезного, просто интерес. Да и вряд ли будет что-либо серьезное, ей и правда двадцать два года, она мне в дочки годится. Не.
        Ну, не буду об этом.
        Мне показалось интересным, что о них, об этих извергах, практически никто не знает. Как-то в это плохо верилось, болота болотами, но жили они там почти тысячелетие. Жданка же уверяла меня в том, что просто они никому не нужны, перенаселения среди лаори со слов росов нет, болота большие и никому не интересные, а несколько сотен людей по ним размазалась мелким слоем. К тому же они вели себя осторожно, не желая быть обнаруженными. Странно всё это, ещё одна загадка этого мира. Потом, когда доберусь до своих друзей, поспрашиваю у Химбы, она особа приближённая, наверняка пояснит.
        Жизненный уклад у этой группы людей был достаточно прост. Охотились, рыбачили, что-то выращивали на небольших островах, занимались собирательством. О будущем не думали - живём, налоги не платим, безопасно, ну и ладно. Мне кажется это их то первое поколение так настропалило, видимо сознательно внедряя такой пофигизм, зная, что ненадолго. Ну в понимании поколений конечно, а не индивидуумов.
        Есть у них свои кузнецы, плотники, кожевники и ткачи, есть скот, да и выгнали их не с пустыми руками, видимо многое притащили с собой, что и позволило им с определённым комфортом здесь выживать. Сейчас, конечно, остались не все, но росы предложили торговать с ними, раз в полгода наведываются сюда для обмена товарами. Как раз за неделю до моего появления они и уехали. Не знаю, повезло мне в этом или нет. Пока у меня не сложилось определенного мнения о них, всё, что я слышу можно трактовать по-разному, а людей, в виде своего биологического вида, я здесь уже нашёл. Ура.
        Если серьёзно, то я очень этому обрадовался, даже представить себе не можете. Одно дело слышать, а совсем другое видеть и общаться с себе подобными, уже после того, как почти уже смирился сначала с тем, что будешь единственным разумным на планете, потом с тем, что являешься экзотической зверушкой, а потом уж с тем, что опасаешься встретить своих соплеменников, уж больно суровая у них репутация. Да и если представить, что сюда попали кряжистые староверы из Дальнего Востока, живущие по строгим церковным заповедям, так тут же взвоешь. Нет, я конечно все равно искал бы их, но уже не торопился бы, я же атеист, сожгли бы ещё на костре. Шучу, конечно, но жить в таком случае мне было бы совсем неуютно, так как я религиозность совсем не воспринимаю, вернее всевозможные обряды. В любой религии.
        Глава 24.
        Сегодня с утра, Жданка, против обыкновения никуда не ушла, а принялась за меня, снимала лубки, перевязывала и промывала раны. Как ни странно, порезы, хоть и были ровными, но заживали очень плохо, хотя чего тут странного, представляю сколько на них гадости, не верится мне, что перед нападением они свои когти-лезвия протирали ваточкой со спиртом. Вот и гноилось всё. Еще и кости все ныли, в общем болел весь Дим, как у сатирика одного было "ушиб всей бабушки". Вот это про мое сегодняшнее состояние. Жданка же вертела и переворачивала меня во время своих процедур не жалея, боль вспыхивала с новой силой сначала вспышками, а потом зажглась постоянно. Я терпел, ну потому что вообще на боль терпеливый, и перед ней выпендривался, не без этого. Кучум участвовал в процессе полноценно, всюду совал свой нос, пытался зализывать мне раны, заглядывал в глаза и тихонько поскуливал, когда мне было максимально больно. Жданка отмахивалась от него, но как-то вяло, да и как от него отмахнешься то, если его башка только, в половину моего корпуса. Закончив меня мучить/лечить, она уложила меня на спину, да, на порезы, но
тут уж ничего не сделаешь, тело все переломлено, и она выбрала на её взгляд самый безболезненный вариант, накрыла меня одеялом, взбила немного подушку и с упреком посмотрела на меня.
        - Ну и стоило так выделываться? Вижу же, что больно, мог и не сдерживаться, зачем этот бессмысленный подвиг то?
        - Да знаю я, но ты помогаешь мне, а я в меру сил помогаю тебе, упрощая твою работу хотя бы тем, что не ною и не дергаюсь, - немного грустно улыбнулся - боль можно и потерпеть, вот беспомощность, намного труднее выдержать. Ты красивая девушка, а вынуждена убирать за мной горшок, никакой романтики.
        - А ты на романтику рассчитывал, что ли? Ну ты даешь, - фыркнула она, тряхнув головой.
        - Ну теперь то уж точно нет. После горшка-то.
        Она перестала копошится с лекарствами, встряхнулась вся, будто дрожь пробежала, знаете это ощущение, когда с тепла на уличный холодок выходишь, и тебя всего так перетряхивает, подняла глаза и посмотрела на меня.
        - Дурак ты, Дим. Я целительница, и видела много, и в основном боль и страдания, на моих глазах и не от таких болей люди корчились. И здоровые крепкие мужики плакали как дети от поглощающей их боли. А вот ты как раз ведешь себя очень достойно. В таком положении принимать правильно помощь, правильно реагировать на заботу, и достойно её принимать, вот в этом как раз и есть сила человека. Любого разумного. А ты.. Я же вижу, что тебе очень больно, но ты терпишь, стараешься не нагружать меня лишний раз. Вот за это тебе врезать бы, конечно. Ты весь изранен, пальцем то пошевелить толком не можешь, и ничего зазорного в том, чтобы попросить о помощи нет, но ты до последнего молчишь. Я ценю это, поверь. И для меня ты в первую очередь мужчина, пусть и старый, и на данный момент развалина развалиной. Но вот когда оклемаешься, вопрос с романтикой можно будет поднять снова, разрешаю, - хихикнула она, - вон как к тебе этот лохматый оглоед привязался, аж ревную. А для меня это показатель. Я конечно повторяюсь, но за ним раньше таких нежностей замечено не было.
        - Спасибо тебе за эти слова. А этого оглоеда я и сам обожаю, - я попытался притянуть его башку к себе, почесывая одновременно за ухом, но куда там, сил моих сейчас не хватало просто башку ему сдвинуть. Пёс балдел от внимания.
        - Знаешь, Жданка, у нас всё спорили, что лучше, собака или кошка, и даже разделение было на любителей одних и других. И каждая группа твердила, что их питомцы лучше, некоторые даже своих оппонентов ненавидели. Бред, конечно. А мне всегда нравились и те, и другие, просто они разные совсем, и любишь их каждого по-своему.
        - А что такое кошка?
        - Ну, представь себе гатинхо, только маленького, и без длинных клыков, всех возможных расцветок. Они у нас домашние питомцы, сначала заводили от грызунов, потом просто для красоты.
        - Поняла, у росов такие есть, мне дед рассказывал. Вот только я название забыла. Они с ними и с собаками в этот мир пришли, говорят даже с коровами своими и лошадьми, только кошки говорят не изменились совсем, в отличии от псов.
        - Милые животные, они в доме обычно отвечают за наглость и красоту. Делают всё, что заблагорассудится, и, по-моему, это они являются венцом пищевой цепочки в моем мире. Ну представь, ничего не делают, только дрыхнут и жрут, красиво валяются там, где им охота, а человек делает всё возможно, чтобы им угодить, и пузо чешет, и горшок меняет, и кормит. Не жизнь, а сказка.
        - Да уж. Вершина, ничего не скажешь.
        - Вот, вот. Скажи, мне долго валяться ещё? По твоим прикидкам.
        - Нуууу, заживает на тебе всё хорошо, и быстро. Так что думаю, что недели через три вставать уже можно будет потихоньку, еще недели три-четыре на восстановление, чтобы опять кости не треснули. Думаю, через пару месяцев будешь уже почти здоров.
        - Спасибо. Да уж, поломало меня. Друзья наверно переживают, ну или похоронили уже.
        - Не грусти, зато радости вдвойне будет, когда объявишься.
        - Не знаю, стоит ли. Тут я среди соплеменников, хотя, конечно, нехорошо держать их в неведении. Схожу к ним, а потом вернусь к вам. Примете в поселение?
        - Ну почему нет то. Примем, старосте ты вроде глянулся. Да и лишний мужик не помешает. Вот только не скучно тебе здесь будет, в болотах.
        - Да я бы поскучал с удовольствием, и потом, что-то мне кажется, что не дадут мне спокойной жизни.
        - Ты про росов?
        - Про них, и не только. Принцесса лаори явно меня в своих раскладах как-то ещё использовать хотела. Сейчас у них там грандиозный праздник, наверно. Через многие года вернулись их вожделенные атрибуты власти. Гудят наверно всей империей.
        - Это уж точно. Так что как раз к окончанию празднеств ты и объявишься.
        - А ты со мной пойдешь?
        - А ты приглашаешь?
        - Конечно, всегда полезно лекарку под рукой держать, да и Кучум лишним уж точно не будет.
        - Вот засранец, - она легонько треснула меня по голове, - выздоравливай давай, практичный ты наш, а там уж посмотрим.
        - Слушаюсь, госпожа, - изобразил поклон я, правда только головой, за что схлопотал ещё один подзатыльник.
        Дни шли и шли, но не тянулись, общаться с Жданкой было интересно, а когда её не было, компанию мне составлял Кучум. Даже иногда притаскивал мне всякую мелкую, ну в сравнении с ним конечно, живность. Зайцев и куропаток в основном. Укладывал прямо мне в кровать и требовал похвалы. Странно, всё-таки собаки выбирают себе хозяев один раз и на всю жизнь, но этот во мне что-то разглядел, и постоянно вертелся рядом. А может быть он просто так заботился о своей находке, кто его разберёт.
        Через две недели я начал потихоньку вставать, правда под ругань своей целительницы, и опираясь на пару самодельных костылей, которые нашлись в хозяйстве Жданки, самостоятельно добираться до туалета. Правда в первый раз чуть не случился конфуз, добраться то я добрался, и даже расположился там со всеми удобствами, но вот встать с него уже не смог, не хватило сил разогнуться, хорошо прибежал пёс, и я, ухватившись за него, за счёт его тягловой силы, смог встать. В следующий поход стало легче, так как мышцы постепенно набирались сил, после долгого ничегонеделания. Ещё в те дни, когда я только лежал, я уже начал потихоньку тренировать руки и ноги, давая им небольшую нагрузку. Началось всё с работы на сопротивление, а сопротивление было что надо, целый здоровенный пёс, который решил, что я так с ним играю, когда я пытался оттолкнуть его морду от своей. Он правда всегда побеждал, так что моя морда в конечном итоге оказывалась полностью вылизанной, и постоянно воняла псиной. Хозяйка ворчала, вытирала мне лицо мокрым полотенцем, после чего наша игра с Кучумом начиналась заново, ну не терпел он не вылизанную
им мою морду лица.
        Кстати, у Жданки тут был полноценный унитаз, правда несколько непривычного вида, но со смывом и душевая. Воду наверх, в крупный довольно-таки бачок, она накачивала ежедневно с утра вручную, и нагревалась она от солнца. Но там, под баком, я заметил и приспособленный такой очаг, так что можно было развести огонь и воду подогреть, если хочется горяченькой. Просто всё и незатейливо, но работает. И я помылся! Нет, не так. Я ПОМЫЛСЯ! Во, так лучше. Всё-таки это такой кайф, помыться после долгого перерыва, и в туалет сходить нормальный, а не раскорячиваться под кустиком.
        Форму я потихонечку набирал, занимаясь ежедневно более-менее полноценно, делая зарядку, которую нам ещё в советских школах давали. Кстати, очень полезная гимнастика, я как-то с её помощью свою спину вылечил. Мне тогда тридцать лет было, когда я её потянул на стройке у родителей в деревне, и один из врачей мне посоветовал делать зарядку, каждый день, хотя бы по тридцать минут. Может кто помнит, как там, три-четыре ноги шире. Вот она. Надо ли говорить, что Кучум тоже участвовал? Думаю, не надо.
        В один из дней пришел староста деревни.
        - Вижу поправляетесь, молодой человек, - проговорил он, устраиваясь за столом. Жданка тут же поставила ему чашку с дымящимся напитком, скорее всего с местным чаем, - спасибо, дочка.
        Дедок был впечатляющий. Крепкий, высокого роста, хоть и пожилой, но вполне ещё в силе и разуме мужчина. Лицо все в морщинах, но гладко выбритое, глаза серые, цепкие такие. При этом довольно располагающий к себе организм.
        - Да, спасибо, вроде выздоравливаю. Меня Димом зовут. Если полностью, то Дмитрий Тимофеевич Корчагин. Здесь уже лаори под Дима переделали. - Зачем-то заново представился я.
        - Очень приятно, Егор Ерофеич я, как ты помнишь, но ты меня называй Ерофеичем, привык уже, все так величают.
        - Очень приятно.
        - Скажи-ка мне, Дмитрий ты Тимофеевич, что планируешь далее делать, коли не секрет, конечно?
        - Да какой тут секрет, уважаемый. Сначала собираюсь в себя прийти, здоровье поправить, потом наведаюсь в Империю Фет-Фанг, нужно друзей предупредить, что жив-здоров. Потом, обратно к Вам, проситься, чтобы жить с вами позволили. Я и сам перед отъездом собирался к Вам зайти, поговорить об этом, ну ещё спросить хотел, если позволите здесь жить, что привезти из Империи, как для себя, так и для общины.
        - О как. Думаешь много чего привезти сможешь, так что денег и не только на себя и обустройство свое останется?
        - Не думаю. Уверен. Вопрос будет стоять не сколько, а как. Принцесса уверен не обидит, если друзья мои, конечно, дошли. Ценные сведения мы несли.
        - А что за сведения такие?
        - Извини, Ерофеич, не могу, при всём уважении Вам сказать, не моя тайна.
        - И даже если я тебе запрещу тут жить, ежели не расскажешь? - сурово сдвинул брови старик.
        - Да, прости. Говорю же, не моя тайна. Даст принцесса разрешение, тогда вернусь и расскажу. Пока же - нет.
        - Ну что же. Право твоё, и правильно делаешь, что не трепишься. Хвалю. Вопрос твой, про проживание здесь мне вот эта пигалица уже озвучила. Я не против, и у сельчан наших я уже спросил, они тоже не возражали, так что, приезжай и живи. Если так щедр, что готов общине помочь, то я к твоей отправке список тебе подготовлю.
        - Ну а как по другому-то, меня спасли, вылечили, с того света вернули. Да Жданка, но так ведь она в Вашей общине живет, значит и ей и всей общине в целом я благодарен должен быть.
        - Должен-то ты по большому счёту только ей, примазываться к её деяниям я не буду. Ну раз уж так ты решил, то и ладно. А вообще разумные разные бывают, одному поможешь, так он в спину тебе и плюнет.
        - Знаю, уважаемый, и таких, как правило, большинство. Но я добро помню, также, как и зло.
        - Оно конечно, оно правильно. А ты дочка, - Ерофеич немного повернулся в её сторону, - с ним небось намылилась-то?
        - Да, дядька Егор. - Жданка прямо залилась краской, - если позволите. Пропадет без нас с Кучумом. Жалко, еле собрала его.
        - Ну рассказывай мне. Давно мечтаешь мир посмотреть, хоть немного из болот вылезти, а тут повод такой. Не сверкай глазками-то. Знаю, что поучиться ещё хочешь у целителей лаори, узнать, что нового у них. Так?
        - Так, да вот только кто ж мне рассказывать то будет, а тут такой удобный случай, можно будет у самой принцессы попросить.
        - Жданка, можно даже лучше сделать, - встрял я, очень мне хотелось её хоть как-то отблагодарить, - мы можем обратиться к роду Ривер с Танга (один из родов Химбы), насколько я знаю, у них неплохие целители, чуть ли не самые продвинутые, а Химба мне не откажет.
        - Эта та лаори, что была с тобой в диких землях?
        - Да, она.
        - Отлично, тогда шансы повышаются. Думаешь, не кинет она тебя?
        - Уверен.
        - Хорошо, когда есть возможность быть уверенным в своих друзьях.
        - Да, это действительно круто.
        - Ладно, на том и порешим, - Ерофеич немного покряхтел, поёрзал на стуле, - иди дочка. Внучку мою ты неплохо натаскала уже, без целителя не останемся, да и ей пора самостоятельной становиться, а не всё к тебе за советом бегать. Вот и станет, когда деваться некуда будет. Когда планируете отправиться?
        - Через недели две, дядька Егор.
        - Ну и ладно, ну и хорошо. Договорились. Письмо от меня отнесешь императрице. Сотрудничество ей хочу предложить. Думаю, не откажет, да и нам союзник нужен, чую, возвернутся скоро многие, кто к росам умотал. Не смогут там жить, у нас то вольница считай, а там... Вернутся, куда денутся, и нам бы не помешала другая, заинтересованная в нас сторона. Да и есть у нас, что предложить империи лаори. Ладно, заболтался я что-то. Дочка, ты забеги перед отъездом-то, уважь старика.
        - Конечно, дядька Егор, обязательно забегу.
        Глава 25.
        Поселок на болотах производил впечатление, по крайней мере меня он поразил до глубины души. Как люди умудрились здесь зацепиться не представляю, особенно в самом начале. Но смогли, и сейчас существовали в достаточной мере комфортно. Они использовали каждую пядь земли, каждый островок или скалу. Нужно сказать, что непроходимыми болота были на окраинах, а вот в центре громадной площади, которую они занимали, почва была менее болотистой, с частыми островами и даже небольшими скалами, в основном из песчаника. Кое где даже протекли небольшие реки, или лучше сказать каналы. Много растительности, кустарника, изредка встречаются деревья, или даже целые рощи. На островках, со всех сторон, огороженных водой, пасся домашний скот, не нуждающийся в пастухах, так как деться с них он никуда не мог, повсюду сновали лодки разных размеров, иногда попадались плоты, некоторые были просто невероятных размеров, видимо служившие для перевозки животных с одного островка на другой, после того как они объедали на первом всю растительность. На самых крупных островах были разбиты поля, на которых выращивалось практически всё
необходимое, а вот дома строились на небольших клочках земли, либо организовывались в пещерах, наподобие той, в которой очнулся я. Самая большая скала служила как местной администрацией, так и молельным домом. Вера у местных людей, как я успел понять, соответствовала верованиям на Руси с ещё дохристианских времен, люди, хотя вернее их называть росами, поклонялись целому пантеону богов, начиная от Велеса, здесь Волос, и заканчивая Сварогом и Мокошью. Углубляться я не стал, не интересно. Быт же был устроен степенно и очень организованно, по своей сути общинный, он подразумевал достаточно обширные свободы внутри, как для индивидуумов, так и для семей, родов. Все и каждый вольны были, как жить внутри сообщества, объединяя усилия и результаты труда в определенных рамках и ситуациях, так и существовать обособленно, обменивая, сиречь торгуя, излишками своего труда с сообществом, или другими доступными такими же родами, семьями, специализирующимися ну другом продукте. Система оказалась устойчива, так как внешних врагов не было, болота и земля давали практически все необходимое для достаточно сытого и
комфортного существования. Также, видимо, сказалась и изначальная конечность всего происходящего, так как сюда их отправили пусть и в длительное, но не вечное изгнание, и ожидание его конца, пусть и подсознательное, и возврат к местам постоянного проживания всего народа, накладывал определенное требование как к обустройству, так и к процессу развития поселения.
        Жили очень уютно. Домики все были ухожены, каждый из островков, на котором они находились, был заботливо обихожен и приукрашен, видимо жители домов соревновались в ландшафтном дизайне пространства, а именно находящегося в их собственности островка суши. Причем в этом участвовало именно что всё пространство, вплоть до причалов и берегов. Очень красивая картинка получилась. Да и жители встретили меня достаточно благожелательно, с огромным и неподдельным интересом расспрашивая меня о внешних землях. Вот парадокс, я их и сам то не много видел, и таким образом я как житель диких земель, рассказывал жителям болотных земель, новости о внешних землях. Обалдеть!
        Но даже эта небольшая по своей сути информация, воспринималась ими очень внимательно. Я же просто влюбился в эти места, ну и что, что болота, здесь, где жили эти люди, было просто замечательное местечко, очень приятное и живое.
        У самих болотников, и видимо у росов тоже, была достаточно интересная интерпретация назначения этого мира. Их народ, тогда еще неделимый на росов и извергов-болотников перенесли сюда боги, в награду за веру и усердие, подарив им новый мир, безопасное существование в укромном месте, обезопасив таким образом от всех возможных напастей. Росы верили, что этот мир, является, если так можно выразиться облегченной версией прошлого мира, мира Земли, и именно для людей. Остальные виды разумных существ не были так обласканы и существовали в "обычном режиме". И это по мнению болотников подтверждалось тем, что рассказывали о месте своего проживания представители росов, периодически торгующие с ними. Нет, это не рай, у них не было даже понятия такого, просто очень удобное для проживания место, с идеальным, по сравнению с земным климатом, с отсутствием войн и конфликтов, к тому же обладающее массой порталов, по которым росы могли перемещаться практически по всей планете, и видимые только им. С их слов лаори и альты воспользоваться этими порталами не могли. Про иканфов болотники практически ничего не знали,
видимо в отличии от самих росов, просто знали о их существовании. Также по верованиям росов, альты и лаори появились на этой планете также по воле их богов, но только несколько ранее. Что интересно, так как благодаря своему обучению ещё в самом начале своего появления в землях лаори, и разговорам в пути, в основном с Дваном и Химбой, я уже представлял версию возникновения на этой планете их цивилизаций, и она не многим отличалась от этой версии.
        Так лаори, например, знают, что появились как вид не здесь, а сюда пришли с другой планеты, когда там у себя обнаружили возможность перемещения между соприкасающимися мирами. Вначале еще можно было ходить туда и обратно, и началась активная колонизация нового, абсолютно свободного от других разумных мира, словно ждавшего, чтобы его освоили. Но потом, и многие склоняются к этому мнение, порталы закрылись по причине достижения определенного количественного порога, и лаори, на тот момент находившиеся на этой планете, оказались ее заложниками. Да порталы периодически открывались, но пропускали не более одного двух путешественников, и то, только в одну сторону, и закрывались опять. Лаори погоревали, попытались вернуться, долгое время искали другие возможности к возвращению, но потом плюнули, и решили обживаться в новом мире. У альтов похожая история. Только всё у них было более основательно, все-таки этот народ максимально дисциплинирован и организован, всё по команде. Как говорил мне Дван, при обнаружении порталов, их совет вендов сразу просчитав возможные риски отключения порталов, направлял сюда
своих представителей полноценными кланами, в полную "автономку", заранее установив очередность перемещения каждого из кланов, а также количественный и качественный состав переселенцев. Правда и перейти удалось не всем, порталы захлопнулись на половине запланированного объема переселения. Так что в начале им здесь было намного легче, чем лаори, правда пришлось увеличивать количество правящих родов до требуемого искусственно, что до сих пор приводит к некоторым осложнениям. Так представители кланов, сохранивших название и герб еще со времен до перехода, относились к новообразованным кланам с высокой долей презрения, словно забыв о том, что организовывали то их, несколько тысячелетий назад, младшие отпрыски изначальных кланов. Сложностей и у альтов хватало, но за счет большей организованности и готовности к автономности они, хоть и пришли в этот мир позже лаори на пару тысяч лет, сейчас находились в равной степени развития и расселения с лаори,
        Кстати, каждый из населявших планету видов, а именно лаори и альты, про иканфов неизвестно ничего, долгое время даже не имел представление, что происходит на соседних материках, а о том, что они существуют догадывались, но не знали наверняка, что там живут другие виды разумных, земли было много, населения мало, тут имеющуюся бы освоить, не до заокеанских экспедиций. Нет, флот конечно был, как у тех, так и у других, но в основном речной и каботажный. Так и расселялись каждый из видов по всей территории своего материка, пока не установили контакт с первыми представителями друг друга и не договорились о добрососедском существовании. Уникальная на мой взгляд ситуация. Обычно один вид разумных приложил бы все возможные усилия к устранению конкурента, что видимо и произошло в древние века на матушке Земле, но здесь особые условия, удаленность континентов друг от друга, и самое основное, на мой не просвещённой взгляд, это то, что они встретились, находясь уже на определенном цивилизационном этапе развития, что позволило разуму взять верх над инстинктами, да и силы были равны, что немаловажно.
        Но вернемся на болота. Сейчас мы со Жданкой и Ерофеичем сидели неподалеку от центрального для всех местных жителей здания, назовем её ратушей, в небольшом уютном кафе. Одна предприимчивая семья организовала что-то подобное бистро, где можно было прохожим заказать себе напиток и легкую закуску. Хозяева заведения, пожилая пара, служила в ратуше смотрителями и мастерами н все руки, поддерживая порядок в административном здании. Сил и времени на это требовалось немного, а количеству энергии, сохранившейся в этих немолодых, даже по меркам этого мира невообразимо старых жителей было хоть отбавляй. Вот и открыли небольшой бизнес, себе и сельчанам на радость. Многие в поселении относились к ним с уважением, сами они были людьми на редкость приятными, цены ставили грошовые, вот народ к ним и тянулся. Стоит сказать ещё, что само кафе было оформлено очень красиво, в легком, воздушном стиле, да и вид на ратушу и окрестности с каждого из столиков был просто потрясающем. Столиков то было всего четыре штуки, причем каждый их них был сделан по-разному, даже из разных материалов. Так, например, тот, за которым мы
сидели, также, как и стулья вокруг него был изготовлен из чего-то, очень напоминающего ротанг, соседний, на мой взгляд, из зеленого бамбука, и так далее. Чуть левее нашего столика, сразу же за парапетом протекала небольшая речушка, с кристально чистой водой, можно было даже наблюдать за стайками небольших рыбешек, снующих совсем неподалеку. Чуть правее, у самой стены ратуши располагался небольшой рынок, на котором торговали продуктами и приправами, ну а с правой стороны, виднелась небольшая постройка, увитая плющом (точно не знаю, так я его для себя охарактеризовал), которая являлась местной школой, из окон которой даже был слышен голос учителя, рассказывающий детишкам про дроби. Стоял очень теплый и красивый день, время уже подходило к обеду, а мы уже пару часов обсуждали с Ерофеичем товары, которые нам нужно будет закупить для поселения, и самое главное, как их сюда доставить. Вернее, куда. Я предлагал приплыть сюда просто на лодках, но местный глава настаивал на том, чтобы мы привезли всё к определённому месту на берегу реки, на стороне лаори, и они уж сами заберут. Осторожничал мудрый дядька, и я
его понимал. Дружба, дружбой, но лучше подстраховаться, чем меньше глаз увидит их месторасположение, тем лучше.
        В основном им нужны были учебники, бумага и всякая канцелярия, оружие, конечно, луки в основном, ну и специи некоторые. Много материи, всякой и разной, изделия из металла, любые, все будет в кассу, также просил привезти некоторые приборы, опять же для школы. Вообще, я заметил, тут образованию детей уделяли очень большое внимание, и обучение в школах, вплоть до среднего уровня в поселке было бесплатным и обязательным. Причем помимо истории с химией, и всякими математиками с физиками, большое внимание уделялось поэзии и литературе, танцам и рисованию, даже этикет преподавали, причем, с недавних пор, для трех разновидностей разумных. Это, знаете ли меня заставило уважать их общество ещё больше, вот тебе и общинный строй. Находили же силы и средства.
        - Дим, ну ладно, хватит об этом, расскажи лучше ещё раз о диких землях, - перевел Ерофеич разговор в другое русло. - а то мы только изредка всяких чудовищ оттуда видим.
        - Даже не знаю, что рассказывать. Земли как земли, много птиц, животных, но там очень опасно. По сути это и правда гиблое место, у нас проблемы начались уже на второй день. Малая диверсионная группа ещё может там пройти, но вот жить там без разрешения местного Главы невозможно. Сожрут. А раздавать такие разрешения он точно не будет, его действующее положение дел очень устраивает.
        - Все-таки там кто-то живет.
        - Ну конечно, Вы же не думали, что такие земли очистили, да ещё и никого не пускают туда уже несколько сотен лет, просто так?
        - Да у нас тут много чего балакали на эту тему, что же, всему верить. А вот ты там был. Как же вы прошли то, чтож вас то не съели?
        - Ерофеич, не могу говорить, но был у нас один талисман (тут я мысленно усмехнулся, талисманом то был я). Да и не выйдет второй раз, воспользовались мы одной ситуацией, но думаю эту брешь они уже заткнули. Лучше и правда не повторять. Не хочу, чтобы по моей, пусть и косвенной вине, погибли люди. Тем более Ваши люди.
        - Да нет, не уйдем мы отсюда, это я так, для себя варианты на разные всякие случаи в голове откладываю. Жизнь то, она по-разному складывается и много что может предложить. Вот и нужно готовиться то.
        -Нет, это уж никак не вариант, поверь, прошу.
        -Ладно, вижу упрямый ты, да и недоговариваешь, но на то твое право и есть. Что в мире то еще делается, что говорят, что нового, а то у нас информация поступает только от росов, а нужно её из разных источников получать.
        - Да, не зря Вы старший тут, дядька Егор - я даже чуть поклонился ему, выказывая свое уважение. - Расскажу, что смогу. Сам то я небольшой информацией владею, с лаори я не больше месяца прожил, а потом мы в дикие земли ушли. - И я рассказал ему про себя всё, откуда я и как оказался у лаори.
        Ерофеич воспринял информацию о том, что я из другого мира спокойно, а вот Жданка ржала как ненормальная, когда речь зашла про мои приключении в рабском загоне, раньше я ей не рассказывал про это, только про дикие земли, потом еще несколько часов я рассказывал о своем мире.
        -Да, - уже в конце разговора, когда уже вечерело, сказал этот интересный дядька, - боги были милостивы к нам, когда забрали нас сюда. Не дай боги мы бы там остались. Здесь жить лучше, да и дольше, чего уж там.
        Мне даже возразить то ему нечем было, и мы, помолчав, засобирались по домам.
        Глава 26.
        Нос лодки рассекает спокойные воды реки, которую у болотников, называют Северной. Мы плывем. Прошло ещё немного времени с последнего разговора со старостой деревни, и Жданка наконец-то дала добро на путешествие, потом мы потратили ещё пару дней на сборы, забрали у Ерофеича письмо к императрице и список с необходимыми покупками, и отправились в империю. Кучум сидел на самом носу лодки, важно смотря вперед, и только изредка оглядываясь на нас, и получал просто массу удовольствия от путешествия. Мне кажется, он даже больше своей хозяйки горел идеей познания мира, да так, что аж уши подрагивали в предвкушении. Сидел на вёслах я, а Жданка пристроилась на корме, полуразвалившись на наших вещах, сваленных там же в кучу. К моему удивлению она вооружилась копьем и небольшим мечем, с локоть длиной, похожий на римский гладий.
        Я как всегда с луком и примерно с таким же мечом, просто чуть подлиннее. Мечник из меня тот ещё, вернее совсем никакой, но лучше, когда острая железяка есть, чем вообще ничего. Лат на нас не было, только кожаный нагрудник на каждом, да щитки, кожаные же на голенях. На руках, от запястья и до локтя, что-то вроде напульсников из того же материала. Да, на плечах свисают пластинки металла, наподобие эполет, видимо для защиты мышц плеча. Не самое пафосное обмундирование, зато удобное, а воевать ни с кем мы не собирались. Есть опасность наткнуться на разбойников, конечно, но мы постараемся её избежать. Как вы уже догадались наша стратегия была основана на незаметности, а не на крутости, и поэтому будем красться, а не переть напролом. Сейчас самое утро, то время которое называют "самая рань", Светило ещё не встало, но уже просветлело немного, утренний туман пока не убежал с реки, скрывая некоторые детали пейзажа, ну и нас заодно. Жданка рукой корректировала наш курс, я грёб, Кучум бдил.
        Выбрались на берег мы в небольшой бухточке, буквально метр на полтора, которая спряталась под ветками просто гигантской плакучей ивы, которая развесила свою понурую крону метров на пятнадцать если по кругу. Выбравшись, и спрятав лодку в камышах, мы отправились к ближайшему городу империи Фет-Фанг, надеясь там подать весточку своим друзьям. Как вы понимаете, телеграфа в этом мире не было, телефонов тоже, но вот огромная и очень эффективная сеть оповещения была. Вернее две. Первая, это обычная лошадиная почта, с её неторопливыми почтовыми повозками и отделением быстрой доставки срочных известий, с помощью специальных гонцов, как правило невысоких и нетяжелых по комплекции лаори, и целой сетью пересадочных станций. И вторая, при наличии достаточных средств, можно было послать специально обученного гуся, с привязанной к лапке депешей. Привычных нам голубей в этом мире не было, и не было сколько ни будь похожих на них по характеристикам птах, только вот такие вот гуси, ну я их так называю, очень они по внешнему виду похожи на наших шпорцевых гусей, которые правда могут лететь только в один город, в
столицу. Потом их привозят обратно на обычных телегах. Но такой способ связи очень дорог, дешевле просто почтой отправить, а скоростной не получится в связи с тем, что ею могут пользоваться только государственные чиновники, и то только по существенной необходимости, либо срочности, но опять же по государственным делам. С деньгами у нас не очень, так что возможно просто придется нам самим ехать в Эйенг.
        Погода пела и плясала, а мы пробирались по перелеску, вернее по чередовавшимися друг за другом лесными полянами, окруженными смешанным лесом. Дорог и даже тропинок мы за весь первый день так и не встретили, необжитые места какие-то. Хотя странно, вроде бы что нужно то ещё? Берег большой реки, лесостепь, живи, охоться, возделывай землю. Но никаких поселений нам так и не встретилось, видимо численность лаори в достаточной степени ещё не восстановилось после той войны. Переночевали мы в небольшом овражке, сокрытые от любопытных глаз зарослями густого кустарника, и охраняемые чутким Кучумом. На утро, наскоро позавтракав сухим пайком, отправились по направлению северо-северо-запад. По моим смутным воспоминаниям карты империи где-то недалеко должен был располагаться пограничный город Эйваго. Пограничный только потому, что находился на окраине империи, как вы понимаете славы фронтира он не имел, тихие, практически заповедные места, за рекой только безлюдные, как считали в Фет-Фанг, болота, никому толком и не нужные. Так что этот городок можно было назвать "Захолустье обыкновенное". Но в любом
мало-мальски населенном пункте, с превышающем по численности населения цифру в несколько сотен, в обязательном порядке находилась административная единица управления, назначенная императрицей. Как правило это были представители знати, являющиеся заодно и собственниками данных земель, которые были обязаны выполнять как представительские, так и исполнительские функции. Занимались они поддержанием законности на этих землях, и проведением воли правящего дома, и, как минимум, донесением этой самой воли до умов жителей. На них то я и рассчитывал, надеялся, что все-таки поверят, и оповестят род Химбы о моём появлении. Её родственники были довольно беспокойным родом, преуспевая в первую очередь на целительской и воинской стезе, поэтому их можно было встретить на всех просторах империи, а Химба планировала сообщить всем мои приметы, на случай если меня все-таки вынесет из реки после прохождения порогов и водопадов, как говорится, хоть чушкой, хоть чучелом. По крайней мере она обещали мне торжественные похороны. Хотя времени прошло уже много, и про меня вполне благополучно могли забыть, а может даже радостно
забыть. Помог и помог, задача решена, цель достигнута, что возиться с благодарностью-то. На моей Земле многие мои знакомые и даже приятели так поступали, зачем благодарить, если можно забыть, а если не получится, то просто обгадить человека, а вот обгаженного, вроде уже и благодарить незачем. Очень часто так получалось, так как я со своей неуемной душой все время лез кому-то помогать. Ну да ладно, будем верить в лучшее, все-таки это другой мир, и другой вид разумных. Посмотрим.
        Кучум, в отличие от многих собак, не носился по округе, а степенно трусил шагах в пяти впереди нас, высоко задирая нос, принюхиваясь и прислушиваясь к окружающему. Он то первый и почуял что-то, резко остановившись и вздыбив шесть на загривке. А вот рычать не стал, правильный какой. Мы замерли, через несколько мгновений прыснули в сторону ближайших кустарников, все трое причем. Полежав там некоторое время, и не дождавшись никого, стали осторожно пробираться в том направлении, которое так насторожила нашего пса. Пройдя через небольшой ельник, тёмным языком вклинившийся в весёлый лиственный лес, мы, забравшись в густой орешник, выглянули на поляну, с которой раздавались лязгающие звуки и крики разумных, слышимые теперь не только Кучуму, но и нам. По проплешине, расположившейся среди леса и открывшейся нашему взгляду, проходила самая настоящая дорога, пусть и заросшая, от редкого пользования травой, но все-таки явственно читающаяся. И вот на этой дороге стояло пять телег, гружённых товаром, причём гружённых с горкой, каковая, горка имеется ввиду, была укрыта тентом из материала, напоминающего брезент.
Вокруг этого каравана, ощетинившись копьями из-за ростовых щитов, стояли воины-пехотинцы лаори, а среди телег укрывались их стрелки, которые метали стрелы в нападающих на них, а под телегами прятались женщины и дети. Среди защищающихся на земле валялось несколько трупов со стрелами в телах. Нападавшие расположились по окружности и садили в караванщиков из многочисленных луков и арбалетов, явно не планируя нападать, а надеясь истребить их издали, не вступая в рукопашный бой. Ну и не мудрено, разбойники, а это явно были они, уступали как в вооружении, так и в защитном обмундировании защищавшимся. Зато многократно превосходили их в численности, и имели преимущество в позиции. Что меня удивило, и сразу бросилось в глаза? Первое, почему такое большое количество охранников у в общем-то небольшого каравана? Там всего то пять телег, что в них такого ценного, чтобы охранять их почти полусотней воинов? Второе, почему так много разбойников, напавших на этот маленький караван? Где они их набрали, и как можно прокормить такую многочисленную, а их было явно больше сотни, если считать с погибшими, банду, занимаясь
разбоем в таком медвежьем углу? Ну не вяжется всё это как-то с этими тихими местами. Между тем, ситуация на поле боя складывалась в настоящий момент патовая, хотя исход её был предсказуем до безобразия. Перестреляют со временем разбойники, в числе которых я увидел и нескольких альтов, защищающихся. Караванщики могли только ждать, когда их убьют, возможности хоть какого-либо маневра они были лишены, их держали повозки, а вот нападавшие могли творить что угодно, перемещаясь по поляне, или даже забираясь на деревья, что они только что продемонстрировали, сняв с верхушки деревьев двух, из десяти оставшихся лучников каравана. Пора было что-то предпринять. Мы с Жданкой не сговариваясь, достали луки и приготовились расстреливать нападавших из нашей импровизированной засады.
        - Бей по дальним, и не торопись, чем дольше мы останемся незамеченными, тем лучше. - прошептала мне она, - если засекут нас, мы тут же умрем.
        Я ей только кивнул, и начал выслеживать свою первую жертву. Так как на нас никто не смотрел, то я выбрал лучника, усевшегося на верхушке старой, кривоватой сосны, который на мой взгляд слишком азартно расстреливал защитников каравана, стреляя в спины тем, кто стоял у противоположного от него края дороги. Тщательно прицелившись, я первым же выстрелом снял его с дерева, и тут же кинул взгляд на нападавших. Как я понял, Жданка сделала тоже самое, только со стрелком с правой стороны, мы с ней по умолчанию поделили свои цели в зависимости от своего расположения друг к другу. То есть мои слева, её справа. Наше вмешательство никто не заметил, видимо приняли это на счет отбивавшихся лучников, ну да нам это только на руку. Тут я заметил, у противоположной опушки, некий, на мой взгляд, штаб нападавших. Там под сенью громадного дуба, на лошадях сидело три воина, с ног до головы закованных в доспехи, причем все остальные разбойники были экипированы кто в лес, кто по дрова. Около этой троицы вертелось ещё человек пять, видимо вестовых. Тронув за плечо свою напарницу, я пальцем указал ей на них. Жданка
нахмурилась, а потом показал мне на себя и на левого из них, потом на меня, и на того, что стоял, вернее сидел на лошади в центре, и следующим жестом указала на глаза. Ясно, бьём по глазам, она крайнего левого, я центрового. Ну а что, правильное решение, свалим основных, остальные могут и разбежаться, как ни крути, но все-таки сброд, для таких собственная шкура дороже. Мы прицелились, я ждал легкого шипения от Жданки, чтобы выстрелить по своей цели. Сигнал прозвучал, мы практически одновременно выстрелили и тут же присели, чтобы не быть обнаруженными, а потом распластавшись ниц, поползли в сторону, меняя позицию. Даже не успев толком рассмотреть, попали или нет. По крикам, раздавшимся с поляны, можно было предположить что угодно, поэтому мы были заняты тем, что, усиленно перебирая локтями и коленями, ползли в укрытие. Кучум старательно полз рядом с нами. Еще через пару мгновений туда, где мы только что были прилетела целая туча стрел, срезая побеги орешника и втыкаясь в стволы деревьев. Уже почти не скрываясь мы рванули в сторону ближайшего к нам дерева, им оказался старый, в три обхвата дуб. И через
десяток секунд мы забрались на ветви, на высоте примерно метрах в пяти от земли. Подниматься старались со стороны леса, чтобы невзначай не попасть под обстрел, Кучума же Жданка отправила в лес, просто указав ему направление и приказав, "прячься". Я осторожно выглянул из-за ствола и вот, что за картина передо мной открылась. Вокруг того места, где по нашему предположению стояли руководители разбойников, высилась стена щитов, видимо взяли их в круговую оборону. Часть нападавших отскочила от караванщиков и развернула луки в ту сторону, где мы только что находились, то есть левее метров на десять от дерева. Но в саму чащу не сунулись, видимо их насторожило наше вступление, явно бандитами не ожидаемое. Неизвестное всегда страшит, да вылетело всего две стрелы, как они думали, но вот кто стрелял, и сколько там противников, им было неизвестно. Это замешательство нападавших позволило защитникам каравана сдвинуть ряды, отступив еще немного к телегам, а их стрелкам собрать дополнительную жатву. Мы тут же снова вступили в перестрелку с разбойниками, тем более, что обнаружить хотя бы направление, откуда мы метали
стрелы они смогли только после того, как мы со Жданкой выпустили больше трёх стрел каждый. Тут и нам пришлось несладко, лучники разбойников развернулись, и просто рой стрел полетел в нашу сторону, Жданка успела скрыться за стволом, а вот мне ударило в ногу, слава Богу не в кость, а в мясо, и стрела просто выдрала из меня кусок, зацепив край икры, попав как назло в место, где на щитке шнуровка, и части защиты не соединены плотно. Я заорал от боли, матерясь на всю округу, так как эта самая боль была неимоверной. Дальше всё прошло как в замедленной съёмке, я сидел, привалившись к стволу у ответвления, перед глазами всё плыло, видел только, как Жданка, сжав губы так, что их практически стало не видно, всаживала стрелу за стрелой в направлении поляны, слышал крики и лязг оружия, а сам судорожно пытался перетянуть рану куском тряпки. Кровь, мне тогда казалось, просто потоками вытекала из раны, горячая и очень красная, но у меня хотя-бы хватило сил перетянуть ногу выше колена, чтобы совсем уж не истечь. Через какое-то время я увидел, как руки моей подруги прислоняются к ране, снимая мои тряпки и прикладывая
к месту ранения другую, с какими-то травами, а потом она стянула рваные ошметки, бывшие ранее моей икрой, и начала туго перематывать рану. Тут я отрубился. Что-то часто со мной в этом мире такое происходит.
        Это был караван новых поселенцев этих мест. Ланда с Чар и Кван с Чар, новообразовавшаяся дворянская семья, получившая титул за заслуги перед Империей, направлялась в места своего нового поселения. Они сами выбрали где будут жить, их как раз и привлекла пустынность и удаленность от цивилизации, двор, в котором глава семейства Ланда с Чар отслужила более ста пятидесяти лет на позиции, напоминающей в земной терминологии кравчего, то есть присматривала за всеми слугами, как раз был не против, и даже выделил щедрую финансовую дотацию на обустройство. Ее муж, Кван, отслужил в армии Фет-Фанг еще более длительный срок в должности начальника гарнизона одного из приграничных городов, перед этим участвуя практически во всех локальных заварушках будучи еще простым наемником, и он то как раз и приметил эти земли, довольно обширные и никем не обжитые. Семейство Чар могло обустраивать свой надел так, как ему заблагорассудится, империя получала новую административную единицу на пустынных землях, так что всех и всё устраивало. Караван состоял в основном из ветеранов, бывших соратников Квана, ушедших на пенсию, как
и он, их пассий или уже жен с детьми, и являлся лакомым кусочком для грабителей, так как был набит не только всем необходимым, для обустройства на новом месте, которое, это самое барахло, можно было потом выгодно продать, но еще и довольно существенной частью денежных средств, которые Кван с Ландой отложили на будущее, не решившись потратить все сразу. Как ни обидно было Квану, но нападавшими руководил его бывший заместитель, с которым он довольно близко приятельствовал перед самой отставкой, и которого посвящал во все свои планы. Вот и допосвящался, и тот решил обогатиться за счет своего бывшего начальника. Его как раз я и подстрелил, это был тот самый, закованный в железо воин, стоявший в центре руководящей троицы. Как ни странно, но именно наше вмешательство перевернуло ход сражения, все-таки в караване ехали в основном опытные ветераны, а вот бывший его приятель таких набрать не смог, только двое в его банде имели реальный боевой опыт, остальные обычный сброд, набранный среди бандитов всех мастей ближайшего города. Только внезапность нападения позволила им вести бой практически на равных на первых
парах, а вот то, что мы выбили сразу двоих из главарей, а также проредили, как оказалось потом, наиболее опытных лучников, дало так необходимое обороняющимся время на перестроение и возможность нанести уже слаженный ответный удар. Да и разбойники, увидев гибель своих предводителей резко потеряли весь боевой запал, и попросту сбежали. Третьего из предводителей бандитов достал уже сам Кван с Чар зарубив его в личной схватке.
        Сейчас караванщики обустраивались на стоянку, разбивая временный лагерь, нужно было обработать раненных, захоронить убитых, да и отдых после боя требовался всем. В результате набега караванщики потеряли убитыми около семи лаори, еще несколько были ранены, и это слава богу, что еще дети не пострадали. Мертвых разбойников насчитали около сорока, еще с десяток взяли в плен, и вот им то точно не позавидуешь, скорее всего вздернут на ближайших деревьях. Ну сами посудите, до города несколько дней пути, кто их будет конвоировать в суд, к тому же постоянно опасаясь нападения от оставшихся в живых и сбежавших членов шайки. Да и в городе тех ждала только виселица, так что скорее всего данный приговор приведут в исполнение прямо на этой стоянке, существенно сократив время на судебное делопроизводство, если можно так выразится. Нас со Жданкой обустроили прямо посередине быстро сформировавшегося лагеря, рядом с большим костром, на котором уже что-то варилось в огромном котле. Суеты не было, каждый был занят своим делом, кто-то рубил и таскал дрова, кто-то все еще обхаживал своих раненых, кто- то отлавливал и
стреножил коней, как своих, так и нападавших, кто уже ставил палатки, чуть левее от центра поляны, а пятерка воинов, взяв в кольцо связанных пленников повела их в лес, скорее всего на казнь, видимо не хотят делать это возле стоянки, а я так понимаю, что руководители переселенцев решили обосноваться прямо на этой поляне на ночь. Я сидел, прислонившись к колесу одной из телег, рядом со мной валялся, появившийся еще тогда, когда я был в отключке, Кучум, жалобно заглядывая мне в глаза. Жданка, метрах в пяти от меня, стояла спиной ко мне и разговаривала с Ландой и Кваном с Чир, она только что ввела меня в курс всех этих дел, и сейчас договаривалась с ними насчет совместной ночевки. Понятно, что никто не был против того, чтобы мы переночевали с ними, даже ко мне и то уже несколько раз подходили воины из каравана со словами благодарности за оказанную поддержку, а уж Жданке наверно все уши этим проели. Семейство Чир предлагало нам присоединиться к ним, и поехать с караваном до самого того места, на котором они хотят основать свое поселение. А место там было интересное. Насколько я понял из сжатого рассказа
Жданки, через несколько дней пути, существенно ниже по течению реки, которую мы с ней форсировали, на большом острове находятся развалины какого-то древнейшего замка, которые данное семейство и хочет восстановить. Ну как развалины, Кван рассказал ей, что стены там почти все в целости, только перекрытия восстановить нужно, и облагородить максимально, а уж на следующий год к ним присоединится еще несколько ветеранов-пенсионеров со своими семьями, доведя численность нового поселения до нескольких сотен лаори. Такой план, и судя по всему у него много шансов осуществиться, ребята тут подобрались очень серьезные.
        Через некоторое время все трое подошли ко мне. Ногу дергало, сильно дергало, и настроение у меня, как вы понимаете было не особо. Все трое уселись прямо на землю, расположившись полукругом напротив меня.
        - Дим, позволь ещё раз, теперь уже тебе лично, выразить свою благодарность, - начала лаора, после процедуры взаимного представления- практически вы спасли нам жизнь, в любом случае, многим из нас. Не вмешайся вы, то нас скорее всего перебили. А теперь, благодаря вам обоим, мы отделались, пусть и болезненными, но только частичными потерями.
        - Не стоит, господа, по-другому поступить мы не могли, - засмущался я.
        - Тем не менее, - включился в разговор и Кван, - мы ваши должники, теперь можете без оглядки рассчитывать на нас в любой ситуации. - тут он тряхнул головой, разноцветная растительность на голове, спускающаяся почти до самого пояса, и собранная пучком на затылке, зашуршала, перестукиваясь, вот никак к этому не привыкну. Одновременно он скинул с лица эдакую нахмуренность, словно собака воду. Понять его можно, один приятель предал, несколько его людей убиты, приятного мало.
        - Мы спрашивали уже у твоей спутницы, куда вы держите путь, и можем ли мы вам чем-либо помочь, но она настояла на том, чтобы вы участвовали в разговоре.
        - Мы едем в ближайший город, Эйваго, по-моему, - тут я посмотрел на него, и дождавшись подтверждающего кивка, продолжил. - а потом, если не сможем связаться со столицей, направимся туда. Нужно оповестить своих друзей, что я жив.
        - Подождите, - вдруг Ланда встрепенулась, аж чуть не подпрыгнула, - не тот ли ты рос, за информацию о котором императорским домом объявлена награда. Ну точно, зовут Дим, и под описание подходишь, вот только шрамов на лице побольше, его и лицом то уже не назвать, - подколола она меня.
        - Может быть, а что там за объявление то? - проигнорировал я её подколки, да и что тут говорить то, рожа у меня после всех моих приключений сейчас та ещё, не то что трактор просто развернулся, а ещё и поелозил по ней гусеницами. Жданка говорила, что только лицо в трех местах зашивала, да и потом я свое отражение видел. Одно слово - жуть. Страшный, как говорится, как сама жизнь. Один шрам, самый здоровый проходил через все лицо, от правого виска и практически до самого низа левой щеки, как глаз то не вытек не понимаю. Еще два шрама были небольшими и параллельными, горизонтально расположившись на правой щеке, чуть ниже самого крупного шрама, это видимо наволочки постарались, но они хотя бы были с ровными краями. Крупный же шрам производил такое впечатление, будто меня ели, либо провели по лицу пучком стальных иголок. Еще один шрам был сразу над левым глазом, и он был круглый совсем, словно вырезали кусок. Нос, и до этого у меня был сломан, теперь же он чуть ли ни винтом изгибался. В общем, тот еще красавец получился.
        - Нас в пути новости застали, как раз из столицы только выехали, после празднеств по поводу возвращения имперских символов. Было объявлено, и неоднократно, глашатаи в каждом городе, несколько недель кричали о том, что за большие заслуги перед Империей, те кто встретит вот такого-то роса (далее перечислялись приметы: рост, цвет волос, шрамы, правда видимо не все, и т.п), и в обязательном порядке передаст эту информацию в ближайший пункт связи, то получит щедрое вознаграждение. А также те, кто поможет ему в хоть в малости, тоже получат материальное и репутационное поощрение. И рисунок с твоим лицом чуть ли не на каждом заборе висит. Я всё мучилась, где же я могла тебя видеть, теперь дошло.
        - На самом деле, ты меня еще и во дворце могла лицезреть, я там часто перед отправкой болтался. - усмехнулся я. А приятно, что не забыли меня друзья, вон даже какой шорох подняли по всей империи.
        - Ну да. Обалдеть, мы с такой знаменитостью общаемся. - заржал Кван, - слухи ходят, что, пробравшись в дикие земли, ты собственноручно перебив целую свору чудовищ, добыл эти самые символы. И успел их передать Химбе Ривер с Танга с Чокве, которая с каким-то ученым альтом и своим возлюбленным Импло с Нья были как раз неподалеку от перевала, показывая его как раз этому ученому-альту, а потом, после того, как ты вручил им регалии, прокричав что-то вроде, что делаешь это ради принцессы и воссоединения всех лаори, тебя утащил, внезапно напав на отряд и перебив почти всех, гигантский нетопырь. Выжили только альт и влюбленная парочка лаори, сумевшие сохранить символы власти. Теперь ты национальный герой, а возвращение реликвий праздновали всей империей четыре недели. Кое-кто празднует и по сей день.
        - Охренеть, - только и смог я выдохнуть, и про себя уже удивился версии, озвученной двором. Вот на фига нужно было так всё подавать? Ладно, при встрече узнаю, теперь я уже точно знал, что друзья прорвались, и дошли все, а это уже хорошая новость. Очень хорошая.
        - Так что тебе достаточно появиться в любом поселении и назвать себя, и всяческая помощь будет тебе сразу оказана, - проговорила Ланда. - Скажи, а как всё было на самом деле?
        - Извините, при всем уважении, но не могу вам рассказать, не посоветовавшись с друзьями, - пробормотал я, поглядывая на веселящуюся подругу. Ну как же, она то реальную версию знала, и знала, как я не хочу в эти герои записываться, обсуждали мы с ней это ещё на болоте, и сейчас сквозь смех, у нее проглядывало на лице выражение "я же тебе говорила". Да уж, попал.
        - Правда, не могу. - Еще раз повинился я перед этими, на мой взгляд неплохими людьми.
        - Да всё понимаем, не переживай, понятно было и так, по крайней мере нам с мужем, что версия сляпана, так сказать, для общих масс. - тут хихикнула уже и Ланда, - а вот именно такой огласки ты не ожидал. Так?
        - Да уж, вот в герои и спасители я точно попасть не хотел.
        - Ладно, это уже не наше дело - хлопнул ладонями по ляжкам Кван, - давайте располагаться на ночлег, нужно поесть и отдохнуть, привести себя в порядок и подготовиться к дальней дороге. Лошадьми мы вас и так хотели обеспечить, благо наловили много после боя, принадлежавших разбойникам, так сказать, хоть какая-то польза, а теперь уж подавно. Если хотите, можем еще и сопровождающих пару воинов выделить, чтобы поспокойнее вам было добираться.
        - Нет, спасибо, думаю, они вам нужнее будут, разбойники могут и вернуться, все-таки у вас целый караван, а мы никому не нужны, да и пробираться будем скрытно. А вот за лошадей спасибо, куда я с такой ногой пешедралом то. - очень искренне поблагодарил их я.
        - Повторюсь, это мы вас благодарить должны, так что обеспечим всем, и заводную лошадь тоже дадим, припасы везти, их ведь лошадей, еще и кормить нужно, а до города вам почти три дня ехать.
        На том и порешали.
        Я сидел и сидел смотрел как споро они организовывали лагерь, составив телеги в этакий неровный круг, с небольшими промежутками между ними, они натянули поверху полог, и получился огромный такой шатёр, внутри которого поместились почти все. Ну по крайней мере женщины и дети, а также раненые. Воины же в основном находились за периметром, в палатках, кто-то, те, кто стоял на охране, вообще отправились в лес, заняв посты на деревьях вокруг временного лагеря. Разумно, их так видно не будет, а они увидят всё и всех. Жданка тоже порывалась, но ей резонно указали на то, что, ухаживая за ранеными она принесёт больше пользы. Еще через какое-то время всем принесли поесть горячего гуляша, очень вкусного и сытного, с хлебом и ассамом, и обожравшись я уснул. Ночью часто просыпался, так как нога постоянно дергала болью, резкой, если неудачно поворачивался, либо ноющей, когда лежал неподвижно. Но выспался.
        Глава 27.
        Утром, тепло попрощавшись с новыми знакомыми, мы отправились дальше. Лошади нам достались спокойные, Кучум трусил себе рядышком, погода стояла отменная, чего бы не путешествовать. По совету семьи с Чар, через пару часов, заприметив особую полянку, обозначенную гигантским, метров десяти высотой, обугленным деревом, мы свернули на неприметную тропку. Ну как тропку, скорее естественную просеку, состоящую, со слов наших новых товарищей, из целой череды мелких и не очень продолговатых полян, которые через некоторое время выведут нас почти к самому городу, останется с десяток километров по сравнительно легко проходимому лесу, и там уже выйдем на обрабатываемые поля, практически в цивилизованном месте, где не придется опасаться разбойников. Также мы везли с собой краткий отчет от Квана о случившемся нападении, к тому же он и его воины опознали некоторых разбойников, вернее жителей города, решивших поправить своё благосостояние за счет разбоя, и примкнувших к бандитам, и о их личностях стоило уведомить наместника города. По дороге, по здравому размышлению решили не ехать, мало ли, лучше не рисковать, и
хоть разбойники наших со Жданкой лиц и не видели, мы все же решили, что так будет безопаснее. Долго ехать мы не смогли, я хоть и терпеливый к боли, но нога не давала нам передвигаться, пусть даже и на лошадях, продолжительное время. Так что уже через несколько часов мы, обнаружив просто идеальное место для ночевки, спешились, и стали оборудовать небольшой лагерь. Место и правда было чудное, ручеек, который обегал небольшой естественный холм, весь заросший невысоким кустарником, рядом высокое дерево, дающее своей кроной тень, и вокруг небольшая полянка, вся в цветах. Уютно так. В основном всё делала Жданка, я только что самостоятельно смог слезть с лошади, и улечься, опираясь на ствол дерева. Так себе помощь, как понимаете. Ногу за время поездки так растрясло, что кровь пропитала повязку, и теперь капала уже и через нее. Жданка первым делом обработала мне ногу, а потом уж принялась за лагерь. Кучум бдил, периодически подбегая и заглядывая мне в глаза, явно желая подбодрить меня, переживая совместно со мной мою боль. Что же мне так не везет-то, в этом мире, а? Постоянно то болезный, то весь израненный
валяюсь. То просто по голове стукнутый. Вот же ж. Да и перед подругой своей неудобно, вечно она со мной возится. Во как, уж и подругой назвал, надо же. Но с другой стороны, кто же она мне, подруга и есть, практически боевая. Хотя я в душе её племяшкой называл, и относился к ней соответственно.
        Собрав нехитрый шалаш, и запалив небольшой, бездымный, ну практически, костерок, то малое количество дыма, что он давал, слабенький ветерок услужливо загонял в кустарник по течению ручья, Жданка принялась готовить еду. Утром мы позавтракали еще со своими новыми друзьями, а вот потом весь день перекусывали в сухомятку. По дороге, еще в самом начале дня, Кучум на некоторое время метнулся в лес, и притащил оттуда небольшого зверька, очень напоминающего сурка. В течение дня он еще пару раз отвлекался, каждый раз успешно, так что мы теперь были обеспечены ещё и свежим мясом, в добавление к тому, что везли с собой в виде солонины. Да и караванщики просто завалили нас всякими сладостями и даже деликатесами, такими как вяленые в особых специях языки какой-то степной птицы, я так понял нелетающей, горшочком с красной икрой, небольшим, но очень дорогим, так как икра изготавливалась и поставлялась только альтами, и ещё по мелочи. Жданка же поедала просто в промышленных масштабах всевозможные сладости и конфеты, жуткая любительница оказалась, и очень обрадовалась, узнав, что я к ним равнодушен,
экспроприировав всю мою долю. Ну а сейчас нужно было просто полноценно поесть.
        - Дим, а когда закончится эта история с походом в дикие земли, вот вернешься ты к нам в деревню, и чем там будешь заниматься? На охотника и крестьянина ты совсем не похож.
        - Не знаю, честно мне как-то и самому не верится, что у меня тут будет спокойная жизнь. Так все закрутилось с самого начала. Умом я понимаю, что такая свистопляска не будет длиться вечно, так не бывает, вернее только в книгах, но вот в душе сомневаюсь. Мне кажется ещё что-то случится, не сразу, но возможно через месяц-два.
        - Откуда такая уверенность, люди вон, вернее многие люди, всю жизнь проживают, и с ними ничего особо значимого не происходит. Считаешь, ты особенный?
        - Нет, в своем мире я был самым обычным человеком, но вот в вашем. Не знаю, но зачем-то я здесь оказался, причем не через стандартный портал, а как будто меня сюда специально перенесли. Дван, например, именно так и считает. А если это так, то думаешь дадут мне спокойно пожить инициаторы такого переноса?
        - Уверена, что нет.
        - Ну вот, и я о том же. Но свои обязательства перед Ерофеичем я в любом случае выполню, понравился он мне, да вообще у вас я бы с удовольствием жил. Пусть не крестьянином, или охотником, но думаю, что нашел бы себе занятие. Людей у вас явно не хватает.
        - Да, есть такое. Ладно, придет время, будем думать.
        Еще через несколько дней мы стояли на холме уже на дороге, и смотрели на город. Эйваго оказался небольшим, но очень симпатичным городком, да и были ли у лаори некрасивые города? Правда я и вижу то всего второй, и обзора такого, который у меня был со скалы нет, но и от того, что видно, захватывает дух. Стены из красного камня, башенки с острыми крышами, развевающиеся флаги на них, и даже видны центральные башни замка местного владетеля. Высокие ворота, украшенные резьбой по металлу (это я потом уж разглядел, когда подошел поближе), вокруг разноцветные поля, от зеленого, желтого, до лавандового и вообще фиолетового цветов, жители, работающие на них, либо куда-то спешащие по своим делам, легкий перезвон колоколов, и небольшая речушка, протекающая неподалеку, создавали просто неповторимо пасторальный образ. За те дни, что мы добирались сюда лесными тропами, с нами ничего не произошло, так что рассчитали мы видимо всё правильно, либо остатки банды просто разбежались, не решившись нам мстить, ну или, что самое плохое, они отправились вслед за переселенцами, в надежде все-таки поживиться за их счет. Но
сейчас я этого не узнаю, к сожалению, мобильников здесь нет. Нога ещё болела, и я ощутимо так прихрамывал. Постояв немного, и полюбовавшись видом, мы въехали в город. Вернее, как въехали, недалеко от ворот, находилось что-то вроде мест для парковки, для тех, кто не желал въезжать в город на лошадях, так как плата за въезд на них была намного дороже, чем за пешего, да и вообще считалось плохим тоном ездить по городу на лошадях без железной необходимости, ну если ты не герцог, конечно. Там же мы оставили и Кучума, охранником, хотя нас и заверили, что все наши вещи в полной безопасности, и никто их не тронет. Но с Кучумом оно как-то надежнее, точно никто не сунется. Стоило это совсем не дорого, и мы, даже обладая скудными средствами смогли заплатить. Изначально мы думали больше экономить, чтобы нам хватило до столицы, но после рассказа наших новых знакомых из каравана, надеялись, что теперь тратиться и не придется, главное доехать до Эйваго. Потом мы вошли в город, и были сразу же оглушены его шумом и ошарашены количеством разумных вокруг. У Жданки в поселении все-таки не так много народу, а я так вообще
последнее время только по лесам и лазил. Это сколько же их, какие они все разные, в глазах рябило от многоцветья игл на головах у лаори, цвета стен и крыш города, звуки казалось окружали тебя со всех сторон и давили, давили. Мы даже остановились, пройдя всего пару десятков шагов от ворот города, и потрясенно застыли в прострации.
        - Посторонись, - я еле успел отдернуться и утащить за собой Жданку, как мимо нас пролетела конская упряжка, состоящая из двух, запряженных в что-то, напоминающее бричку лошадей. Возница зыркнул на нас недобрым взглядом, а важная вельможа, либо купчиха, расположившаяся на пассажирском месте, по-моему, даже нас и не заметила. Ну, да хамы есть видимо везде и во всех мирах. Мы стояли и вертели головами стараясь рассмотреть всё, как деревенские простачки, впервые попавшие в город, кем мы по сути и являлись. Жданка, та и правда впервые была в городе, а я за время своих странствий отвык от городской суеты.
        - Первый раз в городе? - с улыбкой спросил нас воин лаори со значком городской стражи на доспехах. Уж в этом то я уже разбирался, ещё в Эйенге им бывало морды бил в рабском загоне.
        - В вашем, да, - взял я разговор в свои руки, - да и давно уже путешествуем по безлюдным местам, вот и поотвыкли. Скажите уважаемый, как нам пройти к управляющему городом?
        - Извините за вопрос, но вам зачем? Как вы понимаете, первых встречных мы к нему направить не можем. Может вам лучше к императорскому представителю?
        - Да нам без разницы, можно и к нему, только мне почему-то кажется, что он нас все равно к главе города отведет, так что зря время-то терять?
        - Ух ты, и вы так уверены в этом? Вы простите, но ваш вид никак не указывает на то, что вы запросто вхожи в самые высокие кабинеты. - Нет, он не ерничал, и не смотрел свысока, просто был объективен. На мой взгляд, так нам даже повезло, что попался такой адекватный представитель стражи.
        - Извините, уважаемый. Наши друзья, Ланда с Чар и Кван с Чар, заверили нас, что нам будут очень рады в администрации города, и мы склонны им верить.
        - Вы знакомы с Кваном с Чар? - Удивлению стражника не было предела
        - Да, виделись несколько дней назад, и у меня даже есть письмо от его супруги управляющему города, там и для Вашего начальника, я имею ввиду главу стражи, есть интересная информация. А откуда Вы то его знаете, насколько я помню, он в этом городе был проездом, а место для своего будущего поселения заприметил намного ранее?
        - Я служил с ним, еще будучи новиком, далеко отсюда, потом пришлось уйти с военной службы по ранению, хорошо хоть в стражу взяли, вот и попал сюда. Здесь-то мы с ним снова и встретились, перед самым его отъездом. Разрешите представиться, Сукум, бывший воин, а теперь командир десятка стражи города Эйваго.
        - Дим и Жданка, путешественники, - представился в ответ я за нас обоих.
        - Тоже значит не дворяне. Я Квану С Чар доверяю полностью, и поэтому поверю Вам и отведу к своему начальству. Думаю, сможем решить вопрос с аудиенцией у барона Гишу с Торо. Прошу следовать за мной.
        Да, городок небольшой, поэтому им и управляет всего лишь барон, но это ничего не меняет, здесь он САМЫЙ БОЛЬШОЙ НАЧАЛЬНИК. Так что, это большая удача была встретить не только вменяемого стражника, да и ещё давнего знакомца Квана. Но должно же было мне когда-то и повезти, не все же по башке получать, подумалось мне, пока мы продирались сквозь толпу к сравнительно большому замку, башни которого мы видели, еще когда наблюдали за городом с холма.
        - Сегодня базарный день, причем большой праздник, обычно здесь не так много народу, - увидев наши ошарашенные лица, пояснил Сукум.
        Я кивнул, что тут ещё скажешь, да и его-то я еле услышал, гвалт стоял ещё тот, так что отвечать на мой взгляд было бесполезно. У самого входа в замок стояли часовые, но наш провожатый просто кивнул им подходя, и они даже не шелохнулись. Ворота были распахнуты, и пройдя арку, шириной в добрых два десятка шагов, мы сразу же свернули к маленькой, неприметной дверце прямо в стене. После нее, пройдя по узкому коридору буквально несколько шагов, мы остановились уже перед красивой деревянной дверью нормального размера. Постучав в него, Сукум сразу же, не дожидаясь ответа открыл её и зашёл внутрь, и нам ничего не оставалось, как последовать за ним. Видимо нашего провожатого уважают, раз без стука, а постучался он скорее формально, так как не стал дожидаться ответа, вваливается в кабинет своего начальства. Где десятник и где руководитель всей стражи, пусть и небольшого, но все-таки города? Кабинет начальника стражи был скромным и небольшим, а вот сам он был просто гигантам по меркам лаори, даже выше меня на голову. И наголо бритым, я аж дар речи потерял, так как впервые видел лысого лаори. Увидев нас, он
выпучил глаза, пошарив, не глядя по столу, взял какой-то листок и посмотрел на него. Потом подскочил и со всей дури хлопнув по плечу нашего спутника, заорал:
        - Прокляни меня Сараб, Сукум, везучий ты говнюк, ты только что стал богачом! Поделишься со старым другом?
        - О чем ты, Кига с Милав? - опешил Сукум, приседая и потирая плечо, ударил видимо тот его не слабо.
        - Да этого парня, что ты сейчас привел, уже больше месяца разыскивают все стражи юга Империи. Каждую неделю приходит гневная депеша из Эйенга с требованием усилить поиски, и обнаружить хотя бы останки. А за живого, вернее за его обнаружение установлена награда в сто тысяч золотом наличными. Без налогов, просто кучей! Вот так. А тут ты заходишь с мордой, будто обычных посетителей привел.
        Сукум с каждым словом выпадал в осадок, глаза того и гляди сейчас из орбит выпадут.
        - Как я мог так опозориться, ты же только сегодня утром в меня его мордой, нарисованной на розыскном листе, тыкал! - сокрушенно проговорил он, и тут же боязливо покосился на меня, ну как же, роса разыскивает сам императорский дом, да обязывает встретить по высшему разряду, да еще и награду за него назначает, а тут его лицо мордой называют, как бы последствий потом не было.
        - Всё нормально, Сукум, моё лицо действительно лучше, чем как мордой, и не назовешь. Не парься.
        И тут понеслась. Меня как знамя тут же понесли к главе города, потом ещё куда-то, потом в банк, где на мою сумму оказывается уже лежала солидная сумма денег, видимо Ланда позаботилась, чтобы в случае, если я выползу откуда-нибудь, то у меня не было затруднений с финансами. Я сразу перевел Жданке половину, она правда по сопротивлялась, но я убедил её, что не найди меня они с Кучумом, и не выходи она меня, то и я бы этих денег не получил, ибо мертвецам в банке денег не выдают. В столицу сразу же вылетели два, один для страховки, почтовых гуся, вы представляете, какое расточительство, а нас поселили в самом замке барона Гишу с Торо. Он, кстати, оказался вполне нормальным мужиком, и порадовавшись несколько минут, сделав всё необходимо, просто отвалил, предоставив нам заниматься своими делами, только уточнив:
        - Дим, вы со своей спутницей будете дожидаться посланников императрицы здесь, или поедете им на встречу?
        - Уважаемый Гишу с Торо, если Вы позволите, то мы побудем здесь пару-тройку дней, нам нужно доделать кое-какие дела, а потом отправимся в столицу.
        - Да без вопросов, только предупредите заранее, когда отправляетесь, без охраны я вас всё равно не отпущу, пожить ещё охота, вдруг, как на грех, что-то с Вами случиться, мне тогда уж легче самому с себя шкуру снять. Шорох из-за тебя, тьфу ты, Вас, стоит нешуточный. Я так понимаю это всё из-за возвращения символов власти?
        - Вы можете обращаться ко мне на ты. Мне даже так легче. Но при всём моём к Вам уважении, я не знаю официальной версии, поэтому разрешите не отвечать на Ваш вопрос, - я даже некоторый полупоклон изобразил.
        - Эк, завернул-то, - хохотнул Гишу, - надо будет запомнить, удобная формулировка. - и всё еще похохатывая, продолжил:
        - Если возникнут какие-либо вопросы обращайтесь, а так в Ваше распоряжение поступает Сукум, пусть будет и Вашим гидом, и посыльным, если понадобится. Да и вообще, любые вопросы лучше решать с ним, люди его знают, постерегутся наглеть, а уж тем более кидать новичков. Да и мне его полезно и приятно напоследок погонять, теперь с такими деньжищами ему никакого смысла в страже сапоги топтать нет. Купит себе домик, и будет вино пить до конца времен, там денег на всё хватит. Так ведь, сынок?
        Сукум что-то невнятное проблеял, явно ещё не совсем осознавая, какое богатство на него свалилось. По местным ценам, где на сотню золотых, а здесь монету из золота называли донат, можно было прожить в столице в средней руки гостиницы ни в чем себе не отказывая почти месяц, он получил просто огромную сумму. Например, вот в таком городе, как Эйваго, на ту же сумму в сто золотых монет можно было жить полгода в самой лучшей гостинице. Да, про денежную систему я вам ещё не рассказывал. Золото и серебро здесь были в монетах единственного достоинства, только в одном золотом донате содержалось сорок серебряных тарана, а вот медные были нескольких достоинств. Они назывались по номиналу, и просто - "медь", звучало по-другому, я чтобы понятнее было, просто по названию металла, из которого они были и сделаны. Медные монеты были трех номиналов: одна медная, двойная медная, и десятка медная. Например, за постой на одни сутки наших лошадей и скарба, и за его охрану соответственно, мы заплатили десяткой меди. Кстати, в одном серебряном таране содержалось восемьдесят медных монет.
        Я решил, сразу же, как только узнал, что у меня есть деньги и много, закупиться всем необходимым для поселения болотников прямо здесь, и сразу же отправить им караван тем более, что староста обещал уже через день, после нашего отплытия выставить наблюдателя на своем берегу реки, который бы ждал сигнала от нас. Чем мы и занялись в последующие три дня, а именно закупкой всего необходимого, и организацией каравана. С Ерофеичем мы договорились, что свезем все в определенное место и складируем на берегу, и потом подадим сигнал, и если у нас самих это не выйдет, то будет доверенное лицо, который и будет знать, как подавать этот сигнал. Староста беспокоился за безопасность деревни, и поэтому просил, что если мы не сможем присутствовать сами, то товар пусть просто оставят на берегу, места там безлюдные, ничего с ним не случиться, а они в ту же ночь, если увидят, что всё безопасно, заберут самостоятельно. Кстати, караван со все необходимым для деревни вызвался сопроводить Сукум, и даже клятву принес, что сделает всё так, как мы ему говорим, хотя я его о клятве и не просил. Понятно же, что ему хотелось
отблагодарить нас хоть как-то, да и с его деньгами, которые он кстати получил уже на следующий день, воровать, и портить себе имя, смысла не было. Немаловажным фактом, к росту моего доверия к нему послужило и то, что достаточно большую сумму он тут же передал Кина с Милаву, согласитесь, это характеризует разумного. Тем более, что он нам сообщил, что уезжает из этого города, к Ланде и Квану с Чир, хочет остановиться там, возрождать поселение вместе с ними и остепениться уже там. Мог же кинуть начальника-то, но не стал, поделился. С такими деньгами, а также благодаря знакомству с лидерами нового поселения, я думаю он сможет, как и занять там высокий пост, так и просто прожить с ними в их поселении в своё удовольствие.
        Сукум же и подал нам идею везти все не на телегах, а на лодках, вернее мелких таких баржах, связанных в один хвост между собой. Получился этакий караванчик из четырех лодок, каждая в десять метров длиной. И он же предложил не разгружать все купленное на берег, а просто оставить в лодках, которые я тут же и купил, чтобы моим болотникам было удобнее все перевозить. Мне самому было бы трудно купить такое количество лодок, их то всего в городке было не более десятка, но Сукума и правда здесь ценили, да и рожа моя сыграла роль, наверное, так как её изображение еще совсем недавно висело чуть ли не на каждом углу. Сам же он отправится на другой лодке, поменьше и явно побыстроходней, сбираясь после того, как решит дело с болотниками, на ней же отправиться к Чирам. В общем, с этим вопросом все сложилось очень удобно, и мы могли оправляться. Жданка ещё набросала длинное письмо для Ерофеича, в котором мы с ней порекомендовали ему обратить внимание на новое поселение семейства с Чир, с которым по нашей рекомендации они могли бы и торговать, мол лаори надежные, можно им доверять. Вот теперь на меня росы точно
ополчатся, цены я им явно сбил в этом году, многое нам удалось закупить из списка старосты в огромном количестве. Одних наконечников для стрел разных видов мы закупили чуть ли не тонну. Пошопились как могли, от всей души, и даже денег еще много осталось. Не поскупился императорский двор на оплату моего труда. И это было приятно, я в них и так не сомневался, но вот прямо сейчас, испытывал к ним очень теплые чувства. Теперь, с таким капиталом я в этом мире не пропаду, денег хватит даже если буду просто кутить в столице, ничего не делая пару сотен лет. Но кутить-то я и не собирался, так что за свое финансовое будущее теперь я был спокоен. Передав Сукуму, какой сигал подавать, когда и как, мы даже помахали ему в дорогу платочком. Шучу, просто проводили его на пристани. Речка, протекавшая рядом с городом, была хоть и не большая, но вполне судоходная, в обе стороны, для таких вот суденышек, напоминавших мне наши ушкуи. Правда в основном торговля шла на север, против течения реки, но и на юг тоже некоторые, самые отчаянные купцы плавали, так как уже та река, на которой я появился в этом мире, текла вплоть до
самого океана, и плавали на ней до него, чтобы потом торговать с полуостровом-государством Империей Того.
        Да, своим рассказом про разбойников и письмом, переданным Кваном с Чир, мы устроили форменный переполох, в городе прошли аресты, так как некоторые из шайки вернулись, и преспокойно жили у себя в домах, некоторые всё еще скрывались в лесах, и Кин с Милав, с полусотней воинов и стражников уже второй день вылавливали их в лесах. Кстати, за эту историю с караваном, а также помощь в очистке города от всякого сброда, Гиш с Торо объявил нам отдельную благодарность в виде пары сотен золотых донатов, и заверением в том, что пока он здесь управляющий, а это еще продлится лет пятьдесят, мы всегда желанные гости в этом городе, да и сменщику наше описание он обязательно передаст.
        Вот так, в замечательном настроении и в сопровождении двух десятков воинов, мы на третий день выдвинулись в сторону столицы. Ехать в этот раз было легко и спокойно, на ночь мы останавливались в постоялых дворах, либо просто разбивали лагерь на полянах, если было место, конечно. Земли буквально с каждым днём становились всё населённее, все свободное пространство занимали возделываемые поля, на дороге даже появилось движение, как встречное, так и в ту же сторону, что двигались мы. Мы отъедались отсыпались, Кучум каждый вечер получал вкуснейшую косточку, в общем благодать, а не путешествие.
        Отступление второе
        - Уважаемый Глава, он жив!! - вбежавший в покои, где ужинали Герикон и Овима Монбо, человек, в котором любой землянин опознал бы африканца, имел вид насквозь ошарашенный.
        - Кто?
        - Ну этот иномирянин, Дим. Только что нам сообщили наши друзья, что императрица получила сообщение об этом, и за ним уже отправлена команда встречающих.
        - Спасибо, Джейк, это очень важная для нас новость.
        - Сколько нам осталось, - спросил у своей подруги враз постаревший Глава, когда за вестником закрылась дверь.
        - Нам? Этому миру осталось не больше пятидесяти-шестидесяти лет. Если только вот этот вот мальчик не выручит нас всех. Более точных прогнозов по приходу в этот мир Пожирателя я не смогу произвести.
        - Значит, пятьдесят-шестьдесят лет. Но мы же готовы. Всё что мы смогли сделать - сделано, плацдарм подготовлен, армия протестирована и максимально оснащена, и если этот Дим действительно сможет справиться с этим явлением, то мы сможем ему максимально в этом помочь.
        - Будем надеяться, любимый, ради этого и старались. Нужно только увеличить количество измененных, думаю, что как раз к приходу Пожирателя, мы сможем увеличить их количество втрое.
        - Надо ему рассказать?
        - Да, отправь гонца, пусть встретится с ним в Эйенге, и пригласит его к нам.
        Глава 28.
        В один из дней, когда было проделано уже треть пути, мы увидели мчащийся во весь опор нам на встречу довольно крупный отряд. Да, Двана не узнать даже с большого расстояния было невозможно, и поэтому я, остановившись, соскочил с седла и кинулся им на встречу, только успев крикнуть спутникам, и в первую очередь Кучуму, что это свои. Как же я был рад видеть их снова. Химба, по-моему, даже коня не стала останавливать, а спрыгнула ко мне лишь чуть замедлив движение. Я-то её поймал, но сила инерции швырнула нас на обочину, чуть не вышибив из меня весь дух, и тут же мир опять перевернулся вверх дном, потому что, альт подхватил нас обеих и подняв, прижал к себе, радостно вопя. Ноги у меня трепыхались над землей, Химба визжала от радости и тискала меня, а тут еще и вечно невозмутимый Импло повис на нас всех сразу. Теперь уж не выдержал Дван, и мы всей кучей сверзились опять на обочину дороги. Краем глаза я увидел ржущие лица Жданки и моих сопровождающих из Эйваго, и ошарашенные лица прохожих лаори. Да, устроили шоу.
        - Диииим, жив, засранец, - никак не могла упокоиться Химба, даже через полчаса, когда с обнимашками было уже покончено, и мы расположились у небольшого костерка, который развели посередине небольшого, импровизированного лагеря, который мои спутники разбили неподалеку от дороги, возле так удачно подвернувшегося ручейка, пробегавшего посередине полянки, рядом с лесом, начинавшимся метрах в двухстах от дороги. Так как ехать дальше мы были явно не в состоянии.
        - Как вы так быстро смогли сюда добраться? - спросил я у друзей, старательно пытаясь убрать улыбку с лица. Но не очень получалось, меня просто распирало от радости, глядя на такие знакомые, и практически самые близкие мне в этом мире физиономии.
        Мы сидели полукругом, прямо на траве, неподалёку от костра, на котором Жданка уже готовила обед. Воинов Эйваго мы уже отпустили домой, и они, тепло попрощавшись с нами повернули коней, и отправились обратно в свой город, охрана же моих друзей, числом около сотни, тактично расположилось метрах в ста от нас, водя на поводу коней, чтобы остудить их после бешенной скачки. Ребята гнали почтовых лошадей, еле успевая сменять их на подстанциях, желая, как можно быстрее увидеться со мной, и убедиться, что всё в порядке и это действительно я. Не ожидал от них, ну что такого в том, чтобы увидеться днем-другим позже. Но они считали иначе.
        - Мы уже и не надеялись увидеть тебя живым, дружище, - начал свой рассказ Импло, Химба никак не могла оторваться от меня, и все тискала и обнимала меня, периодически отвешивая подзатыльники. Видишь ли, заставил переживать.
        - Только Дван постоянно твердил, что ты обязательно выжил, и просто нужно ещё подождать.
        - Спасибо, дружище, - меня просто переполняла нежность (нормальная, здоровая нежность, благодарное тепло, если хотите, без всяких там) к этому здоровому ученому-бойцу, который несмотря ни на что, верил в меня.
        - Давай я по порядку все расскажу, но сначала представь нам свою спутницу.
        - Ой, и правда, забыл совсем. Господа, перед вами моя спасительница, вернее оба моих спасителей. Вот этот вот лохматый чудо-зверь, которого зовут Кучум, и который сейчас исполняет бешеные танцы вокруг нас, переполненный нашими с вами эмоциями, нашел меня всего переломанного где-то в реке, и решил не сожрать, а притащить к своей хозяйке, видимо, как сомнительный подарок, а она, не отвернулась от полудохлого мешка костей, в который я на тот момент превратился, а подобрала и выходила меня. Разрешите представить - лечащая Жданка, как видите, принадлежащая к тому же виду, что и я, к росам.
        Жданка чуть повернулась к нам, отворачиваясь от котелка, в котором перемешивала кашу, и изобразила что-то в виде полупоклона. И тут мои друзья опять удивили меня, они все встали, и на полном серьезе отвесили ей полный уважения, чуть ли не земной поклон.
        - Разрешите выразить Вам своё уважение и благодарность, уважаемая Жданка, - пробубнил Дван, - я от себя, и от имени своих друзей, хочу заверить Вас, что наша признательность к Вам безгарнична, и Вы можете располагать как мной, так и вот этими вот двумя лаори, а они не последние жители Империи. И у Вас теперь на континенте Кэрия, есть дружественный клан, соответствующие бумаги в который я отправлю сразу же, как только мы прибудем в Эйенг, на который Вы всегда сможете рассчитывать.
        Я ох.. удивился в общем, серьёзное по местным меркам заявление, да и у Жданки вид был обалдевший донельзя. Импло и Химба на полном серьёзе подтвердили его слова, снова изобразив что-то вроде церемониального поклона.
        - Ребят, вы чего?
        - Дим, давай по порядку, садись с нами Жданка, рассказывай сначала ты, потом и мы введем тебя в курс всего, что произошло после того, как мы вернулись с реликвиями. Ты все-таки добежал до реки? Жданка он тебе рассказал, что пожертвовал своей жизнью ради нас и будущего Империи?
        - Ну, он как-то не так все рассказывал, просто мол отвлекал внимание, вот и упал в реку.
        Я опять схлопотал лёгкий подзатыльник от Химбы.
        - Отвлекал, он. Во-первых, он сделал то, что не смог никто сделать на протяжении семисот лет, провел отряд за символами власти, забрал их, и провел этот отряд, то есть нас всех обратно, а потом, когда выхода не было, пожертвовал жизнью, отвлекая на себя практически неуязвимых тварей, чтобы мы смогли безопасно вернуться домой. По нашим прикидкам у него даже до реки добраться возможностей не было.
        - Добрался я до реки, правда уже с мадалом не спине. Да по пути меня несколько раз задели, а потом уж когда в меня вцепилась эта тварь, я уже падал в реку, и практически сразу отрубился, очнувшись уже вот у неё.
        - Честно говоря, - продолжила рассказ моя спасительница, - я взялась его лечить, просто из спортивного интереса. Никогда не видела настолько перемолотое тело, всё изрезанное и побитое, но при этом всё ещё живое. Да и собака моя к нему сразу прониклась, - улыбнулась она.
        - Да, рожа у тебя ещё уродливей стала, теперь тебе лицом можно всех тварей диких земель отпугивать, по сравнению с тобой, они просто красавчики, - веселилась Химба.
        - Ну, да, покорёжило меня здесь. Химба, у меня к тебе просьба будет. Вот эта вот девушка, просто мечтает поучиться у ваших лечащих, а у тебя в роду вроде самые сильные представители этой профессии. Поможешь?
        - Да, не вопрос, Дим. Приедем в столицу, сразу же отведу к нашим в Университет, пусть лучше у нее по мимо самих знаний, ещё и диплом будет. Будет первым представителем росов, который обучался в этом заведении.
        - Спасибо, - хором проговорили мы со Жданкой.
        - Давайте, рассказывайте, что у вас то произошло, когда мы разделились.
        - Давай я расскажу, - вызвался Дван.
        - После того, как все твари, словно с цепи сорвавшись ринулись ловить тебя, представляешь, даже нетопыри со скал снялись и летали над лесом, мы, выждав несколько секунд, рванули на перевал. Часть из них спохватилась, и бросилась нам вдогонку, но было уже поздно. Так что мы без проблем добрались до нашего отряда, который, как оказалось, уже пару недель ждал нас на перевале, чтобы помочь, если будем пробиваться с боями. А, благодаря тебе, боев то и не получилось, нашим пешим латникам, которые спустились немного нам на встречу, только услышав шум, в надежде, что это как раз мы и рвемся к перевалу, пришлось отбросить всего пару атак инсерцев с мадалами. Да и атаки, какие-то вялые были, словно они просто отрабатывали роль, зная, что ты уже сбежал. Вот так. Да, кстати, я поднялся на ту площадку и забрал все твои вещи.
        Потом было триумфальное возвращение, всякие чествования, и раздача наград. Тебя объявили спасителем чуть ли не всего образа жизни лаори, "росом, который рискнул своей жизнью, чтобы вернуть Империи Фет-Фанг былое величие". Это императрица так сказала. Нам тоже досталось, не переживай. Импло сейчас чуть-ли не главнокомандующий всех лаори, на Химбу все смотрят с благоговением, и походу теперь наличие двух цветов у ребенка будет восприниматься не как уродство, а как подарок богов.
        На этой волне, праздновали недели три, а то и больше, не помню, тоже попил не слабо, особенно после того, как государства Мпон и Лухья объявили о желании воссоединиться.
        - Да ты что? Ну и ни фига себе! - моему изумлению не было предела, - и они вот так, за здорово живешь, готовы снять с себя корону и пойти под протекторат Императрицы?
        - Ну, не совсем так, пока в формате независимой провинции, как там ты говорил, конфедерации?
        - Да, есть такой формат государств на Земле.
        - Формально они будут подчиняться Императрице, будут входить в состав империи, но на своих землях сохранять определенную свободу в принятии решений. - вступила в разговор двухцветная наша. - Это невероятный скачок, думаю, остальные тоже задумались, и мне Ланда по секрету сказала, что даже в своих самых смелых мечтах, не могла на такое рассчитывать. Так что ты теперь тоже этакий символ, - рассмеялась она.
        - Да я-то тут причём? Вы же тоже участвовали, Дван, вон тоже иностранец, чего на меня-то все свалили?
        - Так надо было, Дим. Да и мы признаться поначалу, на эмоциях, думая, что ты погиб, и в благодарность, всем рассказали, что всё получилось только благодаря тебе, а потом уже, когда все лаори стали благодарить всех возможных богов, и просить у них милости в отношении тебя, стало уже поздно.
        - И потом, Дим, - Импло был как всегда серьезен, - обсудив всё втроем, мы решили, что это справедливо, без тебя мы бы и двух дней там не продержались, да и потом, в самом конце не смогли бы оттуда выбраться живыми. Так что всё по-честному. И, кстати, поздравь нас. Мы с Химбой обручились!
        - Обалдеть, ребята! Как же я за вас рад. А когда свадьба?
        - Ну мы планировали выдержать двухгодичный траурный срок по тебе, и потом пожениться, но теперь, когда ты воскрес из мертвых, свадьбу можно и не откладывать.
        - Видишь, Дим, - хихикнула Химба, хорошее настроение её никак не отпускало, - из-за тебя мне теперь придется судорожно устраивать свадьбу. А это столько хлопот и такие расходы. Подставил ты меня своим появлением, так что не отмажешься, поведешь Импло к алтарю.
        - Не напугаешь, я с удовольствием.
        - Да, теперь на перевалах опять стоят заград-отряды, твари также выставили гарнизоны и никого не пускают. Вдоль всего побережья замечены их патрули, так что Дикие земли теперь никак не назовешь пустынными. И готовься, по приезду тебя ждет великосветский прием у Её Императорского Величества!
        - Вот же вы меня подставили, а! Не могли все лавры присвоить себе, тем более они итак по праву ваши. Сейчас бы жил по-тихому, поближе к кухне, подальше от дворца. - сокрушался я всю дорогу до столицы империи Фет-Фанг Эйенге. Друзья же глумились и издевались надо мной, даже Жданка присоединилась к подтруниванию, и только один Кучум помалкивал.
        Глава 29.
        Прием у Её Императорского Величества. Честно говоря, я с самого приезда был в состоянии шока. Я думал, что нам дадут время где-то остановиться, привести в порядок себя и одежду, помыться наконец, но уже километров за пять от столицы я заподозрил неладное. На обочинах стояли лаори, много, целыми семьями, меня встречали словно первого космонавта Юрия Гагарина, чуть ли ни детишек протягивали. Все нарядные, весёлые, с цветами, которые они кидали под копыта коней, и тут я со своей рожей. Мне стало совсем неуютно, когда у ворот города военные взяли на караул, а эти засранцы, друзья называются, специально чуть приотстали, и на мой недоуменный взгляд, мол что происходит-то, только кивнули, и с важным видом ехали позади меня, словно эскорт. Охренеть, я начинал уже закипать, и наверняка чего-нибудь начудил бы, но тут ситуацию разбавил Кучум, вырвавшись чуть впереди моего коня, и с важным видом, задрав хвост, шествовал перед процессией, в которую превратился наш отряд. Народ заржал, я заулыбался, и напряжение сгинуло. Жданка же веселилась вовсю, явно угорая надо мной, вспоминая мои разглагольствования ещё
там на болоте, про то, что главное найти Химбу с Импло, и мол что-то придумаем, как пробиться на прием к принцессе Ланде, чтобы официально утвердиться в этом мире получить гражданство империи. Мол, пусть я и буду с вами на болотах жить, но лучше все-таки иметь хоть какой-то документ, подтверждающий личность, и какое ни-то гражданство, чем совсем без этого. И ещё я часто задумывался, не забудут ли обо мне. Нет, в тех, с кем мы были на диких землях я не сомневался, но Дван мог уехать на родину, Импло ускакать на какую-нибудь войнушку, а до Химбы я мог просто и не добраться, все-таки она жила постоянно при принцессе, не думаю, что на аудиенцию к которой пускают всех подряд. И тут такое!
        Сразу, как только мы подъехали ко дворцу, мажордом, а я думаю, что это был он, потащил нас в главную залу для приемов. Ну мне так показалось, потому что она была невероятно огромной, с футбольное поле, и в одном из торцов этой залы стояли на возвышении два трона. Один побольше и повыше, на котором восседала важная лаори с величественным лицом и в парадной одежде, а вот на том, что чуть поменьше и расположенное немного ниже сидела Ланда. Как только мы вошли, и остановились шагах в пяти от царственных особ, Ланда смогла меня удивить, да что там удивить, она просто огорошила меня до всей глубины души, когда вскочила с трона и пройдя быстрым шагом небольшое расстояние, разделявшее нас, обняла меня.
        Я стоял с упавшей на пол челюстью, совсем не ожидая такого, блуждая потерянным взглядом по сторонам, и замечая, что все придворные также пребывают в максимальной степени оху... удивления. Выпученные глаза, распахнутые рты, кто-то даже свалился в обморок. Тут мой взгляд остановился на императрице, которая наблюдала за всем этим представлением с каменным лицом, и только в её глазах плясали черти. Она явно наслаждалась увиденным, и заметно гордилась своей дочерью.
        - Спасибо, - прошептала мне на ухо принцесса, и отстранившись, вернулась на своё место.
        Мажордом проорал представления, причем начал он со Жданки, обозвав её свободной поселенкой из племени рос, потом с Двана, и минут десять только перечислял его титулы и звания, следом представил Химбу, потом Импло, из представлений которых я ничего не понял, кроме того, что они теперь занимают какие-то наикрутейшие посты в Империи, и только потом представил меня. Звучало это так:
        - Дмитрий Тимофеевич Корчагин, рос, вернувший Империи Фет-Фанг надежду и символы власти Императорской семьи, спаситель будущего лаори (ни много- ни мало, тут чуть я в обморок не упал) гражданин Фет-Фанг.
        И началась раздача пряников. Мне в вечное пользование выделялись покои в императорском дворце, с полным пансионом, если можно здесь так выразиться, возможность внеочередной аудиенции как у принцессы, так и у самой императрицы, два каких-то ордена, которые мне тут же и нацепили, и что-то там ещё, я честно говоря не понял. А ордена мне попались большие и красивые, каждый из них давал какие-то преференции, так, например, круглый, как блюдце орден, позволял мне бесплатно пользоваться всеми доступными видами связи, и останавливаться в любом гостиничном номере, и даже на постоялых дворах, за счет казны, а другой давал мне право затребовать в свое распоряжение до полусотни воинов из любой воинской части, состоящей на содержании императорского двора (их было не так и много, но зато они присутствовали в каждом населенном пункте, численностью свыше пяти тысяч жителей. В Фет-Фанг существовали войска, принадлежавшие каждой из семи высших семейств). Неплохо так прибарахлился, очень нужные медальки у меня теперь образовались. Причем таскать их с собой мне было необязательно, уведомления будут сегодня же
разосланы по гарнизонам, нужно было только подтвердить свою личность, с помощью специальной татуировки, которую на следующий день мне и нанесли лечащие семейства Химбы. Говорят, что подделать их невозможно.
        Потом меня удивила Императрица, которая произнесла буквально следующее:
        - Дим (обратившись так ко мне, она опять ввергла приближенных в культурный шок, по-моему она это специально), я подтверждаю в империи Фет-Фанг (во формулировочка-то, не выдаю, не награждаю, а подтверждаю, после таких слов мое "древнейшее аристократическое происхождение" ни у кого не будет вызывать сомнений) твой титул графа (отлично, я даже и не надеялся, рассчитывал хотя бы на барона, не из спеси, или мнимого тщеславия, только из-за того, что в их обществе аристократу, пусть и не с самой голубой, из всех голубых кровей, легче жить), завтра же хранители знаний внесут твой герб во все справочники, и хочу всем сообщить следующее.
        Тут все замолчали, а у меня неприятно засосало под ложечкой.
        - Своим указом я утверждаю все земли, которые расположены между дикими землями, моей империей, и империей Того, так называемые непроходимые болота, в твою собственность, и в собственность твоих потомков, и сразу же освобождаю этот манор от всех налогов сейчас и на все времена. При этом, данное графство является самостоятельной земельной и административной единицей под военной и политической защитой империи Фет-Фанг. Ты и твои потомки вольны самостоятельно устанавливать там любые законы и правила, не подчиняясь напрямую моему двору, но всегда рассчитывая на его поддержку. а также наличие этих земель не накладывает на тебя обычные обязательства суверена, как то: поддержание порядка, создание собственного войска и тому подобное. - Тут она мне лихо так подмигнула, - в общем, если подытожить, Дим, то прав в моей империи теперь у тебя как у герцога, а вот обязанностей как у простого обывателя.
        Я выпал в осадок. Опять. И не только я, тишина стояла такая, что слышно стало как во дворе, в императорском саду, какой-то из работников, скорее всего главный садовник, отчитывает нерадивого возничего, задевшего колесом от телеги бордюр у главной клумбы и сбившего краску, его покрывавшую.
        Тишина стояла минут пять. Потом мне прилетело в спину от Импло, и я, поклонившись, пробубнил слова благодарности и заверения в вечной дружбе, которые мне на ухо он же и нашептал. Сказать, что во дворце взорвалась бомба, значит не сказать ничего.
        В полной тишине, императрица и её дочь встали, мажордом проорал, что аудиенция закончена, все склонились в поклоне, и высочайшая семья покинула тронный зал. Потом я почти ничего не помню, меня поздравляли какие-то непонятные лаори, даже альты, хлопали по плечу и заверяли в дружбе, и тому подобное. Помню, как Дван шел впереди и буквально как ледокол раздвигал дорогу, за ним шел сначала Кучум, которого, как геройского спасителя, спасшего спасителя (тавтология здесь, сознательная), тоже чем-то наградили, и пустили на вот это вот представление, потом уже Химба с Импло тащили под руки меня, а с тыла нас прикрывала Жданка. Пришел в себя я уже в какой-то ванной комнате, как потом оказалось в своей, расположенной в моих палатах в центральном корпусе дворца (что само по себе говорило о моем статусе, я имею ввиду расположение комнат, выделенных мне Императрицей), когда Жданка выливала на меня, по-моему, уже третье ведро воды.
        - Ну как ты? Очухался? -заботливо заглядывая мне в глаза спросила Жданка, набирая, тем не менее, еще одно ведро из небольшого бассейна, расположенного в ванной комнате.
        - Всё, хватит, спасибо, дорогая, итак уже весь мокрый, - замахал я на неё руками.
        - Ну, ты же хотел искупаться с дороги, считай, твоё желание осуществилось, вот одежда новая, одевайся, тебя ребята ждут, да и не только они, - загадочно высказалась она, тем не менее, отставляя ведро и удаляясь из ванной комнаты.
        - А кто ещё?
        - Увидишь, - закрыла она за собой дверь. Вот, засранка!
        Я сидел на небольшом кожаном топчанчике, у самого бассейна, рядом на таком же по стилю кресле лежал новый комплект одежды и на стене висело громадное полотенце. Ну что ж, одеваться, так одеваться.
        Картина, когда я вошел в теперь уж свою гостиную, передо мной предстала следующая. Во-первых, обстановка гостиной была хоть и богатой, но не вычурной, все в меру, посередине огромный стол, вокруг него несколько диванов и камин, у дальней стены, как раз между двух огромных окон. Во-вторых, за столом, накрытым так, что аж не видно было скатерти, сидели все мои друзья, плюс принцесса. Вот это - неожиданно!
        - Всем привет, ещё раз. Ваше Высочество, - поклонился я Ланде.
        - Да, ладно, брось ты эти церемонии, садись давай, и она похлопала по стулу рядом с собой.
        - Ланда, - подумав, я всё-таки добавил, -Ваше Высочество, а что это вы вместе с императрицей учудили сейчас, уж извините за невоспитанность?
        Все натурально заржали, и громче всех сама принцесса.
        - Да уж, учудила маменька. Мы с ней просчитывали разные варианты, но тут такая возможность щелкнуть по носу всех этих напыщенных "опор трона", которые только и твердят о своей преданности, но которым лишь бы ничего не делать, а только громко об этом заявлять. Присоединение сразу двух государств, пусть даже и на конфедеративных (да, меня уже Химба научила некоторым твоим словечкам) принципах, сразу же развязало нам во многом руки. Да и возвращение символов. Теперь поддержка народа, которая итак была высока, достигла просто абсолютных величин, и мы многое можем сделать как для всего народа лаори, так и для Империи. Провести несколько важнейших реформ, позволяющих нам вылезти из того болота, в котором мы находимся уже несколько сотен лет. Ты просто не представляешь, как я и моя мать благодарны тебе. И то, что она озвучила, все лишь малая толика этой благодарности. Причем, посмотри, как изящно. По сути, она увеличила территорию Империи просто щелкнув пальцами, сделав при этом благородный жест, наградив, теперь уже своего подданного очень щедро, при этом освободив тебя фактически от такого подданство,
юридически же, все красиво. Империя Фет-Фанг расширилась, пусть и на те земли, которые раньше были никому не нужны. И она имеет на это право, так как, когда Мпон и Лухья предложили войти в состав империи на новых основаниях, сохраняя практически суверенитет, именно семь семей, все как один уговаривали её на это согласиться. Как же возрождение Империи, их прямо гордость распирало от того, что это достижение можно приписать им, вернее в их время все это произошло. Совет семи семей же отвечает за стратегические решения, и в будущем, их потомкам можно будет ссылаться на такой вот успех. Ну а то, что они не причём, то кого это будет волновать через пять-шесть сотен лет. А Императрица делала вид, что против, мол, нет прецедента, но потом позволила себя уговорить. А теперь прецедент есть, и ловите оплеуху, получайте в ответ графа с полномочиями герцога, и с такими же практически условиями вхождения его земель в состав Империи, только разве что еще и с освобождением от всех обязательств, в отличие от Мпона и Лухьи. И ведь не возразишь ей. Народа там нет, да граф, но спаситель нации, как несколько раз
оповестил всех мажордом, народная любовь к этому графу есть, попробуй его тронь. И опять же, именно эти замшелые пни, убеждали её раздуть всю эту истерию по поводу спасителя, мол нужен нам герой, да и с росами будет легче впоследствии. Сами себя обхитрили, явно не надеясь, что ты выживешь. А что бы было если бы они узнали про экспедицию в самом начале, точно не дали бы её снарядить и отправить, а так, когда всё уже позади, то конечно, они бы поддержали. Тьфу, - она даже зубами поскрипела.
        -Да, весело у вас. Ну, впрочем, как у любой властной верхушки.
        - Спасибо, что понимаешь. Кстати, мама бы хотела познакомиться с тобой поближе, лицом к лицу. Сейчас пока обживайся, отдыхай после таких приключений, а где-то через неделю жди вызова на аудиенцию. Хоть твои друзья все обстоятельно рассказали, ей интересно будет послушать и тебя.
        - Да я с огромным удовольствием, императрица показалась мне очень достойной женщиной, - нисколько не лукавил я.
        - Жданка, ты тоже готовься, доклады - докладами, но Их Величество любит получать информацию из первых рук, а вашим поселением она очень заинтересовалась. И надо подготовить официальные бумаги, в ответ на просьбу о покровительстве от вашего старосты. Как его - Ерофеич? Правильно я сказала?
        - Правильно. - чуть смутилась Жданка, - напишу, конечно.
        - Заодно и поблагодари его за столь хорошую идею, присоединения болотников к Империи, так всё в тему пришлось! - Ланда просто источала хорошее настроение.
        - Непременно! Нужно же ему сообщить, что тот мешок костей, который я чуть не придушила, чтоб не мучился, теперь его сюзерен. - нет, ну не ехидна, а! Честно говоря, у меня от обилия новостей голова всё ещё кружилась, а тут ещё эта лекарка недоделанная, надо мной подтрунивает.
        - Кстати, после выходных приступаешь к обучению в университете, нужно будет только тестирование на твои склонности пройти. Императорский двор и я лично назначает тебе стипендию, жить можешь здесь, в покоях Дима, благо тут семь комнат, из которых три спальни, причем каждая с отдельным санузлом. Но если захочешь, мы оплатим тебе любой дом в черте города. И это только самая малость моей благодарности за спасение вот этого вот охламона. Скажу тебе по секрету, что даже бы если у них ничего не получилось с заданием, он бы все равно стал желанным гостем при дворе. Как-то сразу понравился мне этот обалдуй.
        - Спасибо, Ланда. Но у меня есть деньги, мне Дим отдал половину из тех, что Вы положили на его счет.
        - И почему я не удивляюсь? Но тем не менее, сто пятьдесят донатов в месяц для молодой девушки не будут лишними. Так ведь? Шопинг здесь очень дорогой, столица все-таки, - улыбнулась принцесса, сворачивая этим все споры.
        Мне между тем подумалось, как же повезло империи, что у них такая правящая семья, да и преемственность поколений вот она, сидит с нами за столом безо всяких чинов, вместе с тем являясь одной из опор трона своей матери.
        - Дим, - опять обратилась ко мне Ланда, - ты определился с гербом и девизом к нему, а также с цветами своего рода?
        - Да, только ответь мне на один вопрос. Я как представитель человеческого племени, который у вас носит название рос, могу в своих цветах использовать цвет вашего дома, не как принадлежность семье, а как знак верности?
        - Ха, - несколько удивилась принцесса, - а по подробнее?
        - Я планировал круглый герб, и как теперь уже местный граф, имею право на два цвета. То есть круглый герб, разделенный вертикально, слева будет мой старый герб, черная морда волка на синем фоне, а вот слева я планировал стилизованное изображение ракиты, приютившей меня в первые дни в этом мире, как символ надежды и тяги ко всему новому, расположенной на желтом фоне, что говорило бы о моей верности и служению вашей семье. Ну и девиз - Разум, Отвага, Сила. РОС.
        - А ты не против служить моей семье? - как-то сощурившись, и даже немного потянувшись ко мне всем телом, спросила она.
        - А куда я денусь, один я тут не выживу, сожрут, так что крыша мне нужна, да еще такая высокая, а вы, вместе со своей матерью не кажетесь мне очень противными, - все замерли, воздух словно стал осязаем, тишина стояла полнейшая целых несколько секунд, а потом принцесса стала ржать.
        - Нет, ну нахал, - отсмеявшись выдала она, всё ещё похихикивая, - вот мама повеселится, когда я ей твою фразу про не очень против противных передам. Ладно, буду с тобой честной, я уже поняла, что так лучше. Мы и сами хотели тебе предложить принести вассальную клятву, так будет и правда безопасней как для тебя, так и для твоих теперь уже подданных. Но личная клятва семье - это даже лучше, об этом я и не могла даже просить. Да, такой герб снимет многие вопросы. Вот, опять молодец, нашел изящное решение, ну что с тобой поделать, придется брать тебя и твой род под эту самую крышу. Я даже не сразу поняла, но какое замечательное выражение. Взять под крышу.
        Все выдохнули, и поболтав ещё и немного перекусив, мы разбрелись каждый к себе, нужно было отдохнуть с дороги.
        Прошла неделя. Я сидел в одном из ресторанов, недалеко от дворца в ожидании Жданки, подкармливая периодически Кучума, просовывая ему под стол куски косточек и другие вкусняшки, когда услышал:
        - Дмитрий Тимофеевич?
        - Да.
        - Не оборачивайтесь, я хотел бы остаться не увиденным, я не сделаю Вам ничего плохого, просто передам некоторые слова.
        - Говорите.
        - Уважаемый Глава Герикон приглашает Вас в гости, к себе в резиденцию с официальным дружественным визитом. Он не держит на Вас зла и хотел бы побеседовать приватно. Вы можете прибыть как один, так и со свитой, которую он просит ограничить количеством не более чем в пятерых разумных. Дело в том, что это не попытка принизить значимость Вашего визита, а технологическое (он передал, что Вы поймете) ограничение возможностей безопасного передвижения по диким землям. Вам просто нужно будет ступить на территорию диких земель, и Ваша безопасность тут же будет обеспечена. Ни один из стражей Вас не тронет, а наоборот, постарается обеспечить Вам комфортное и безопасное путешествие. Вы можете прибыть как водным, так и земным путем. Тема встречи очень важна как для уважаемого Главы, так и для Вас. Так же он передает, что время Вы вправе выбирать сами, но настоятельно рекомендовал не откладывать Ваш визит более чем на пять лет. Мне нужно повторить послание?
        - Нет, спасибо, я все понял. И я не буду оборачиваться, либо использовать ещё какие-либо уловки, чтобы узнать Вашу личность. Передайте, если сможете Главе моё уважение, и что я непременно воспользуюсь его приглашением. Благодарю Вас.
        - Я передам. Спасибо и прощайте.
        Когда Жданка пришла, я сидел в глубокой задумчивости, пытаясь понять, что это было. Зачем я Герикону? Или там я и получу ответ на свой самый главный вопрос - зачем я здесь? Или он таким образом хочет заманить меня к себе, чтобы отомстить? А это всё просто красивое прикрытие? Нужно подумать, благо время ещё есть, целых пять лет.
        Еще через неделю ко мне в покои, под самый вечер, когда я сидел у камина с бутылочкой вина, а Кучум по своему обыкновению дрых у меня в ногах, ворвался явно чем-то взволнованный Дван, и сразу с порога заявил:
        - Дим, можешь оказать мне услугу? - Кучум, зараза, даже не проснулся, только тявкнул, для успокоения.
        - Любую, дружище, ты же знаешь, все что в моих силах- и я протянул ему еще один бокал, предварительно наполнив его до краев, уж аппетит Двана я знаю.
        - Нужно съездить ко мне на материк, в Кэрию, -опустошив одним залпом бокал, он уставился на меня так, что кажется прямо сейчас он просверлит меня своим взглядом.
        - Дван, не вопрос, нужно, значит поедем, но зачем я-то там тебе нужен, сможешь объяснить, ну или хотя бы намекнуть?
        - Намекнуть могу, но только намекнуть, остальное уже после отплытия. Не обижайся, - и он глазами завращал так, словно хотел окинуть взором сразу все комнату. Ясно, секретный секрет.
        - Понимаешь, - продолжил он, - это связано с местными разборками вендов, и нужен твой свежий взгляд.
        - Ок, когда отправляемся?
        - Через два дня.
        КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к