Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Гексаграмма Варвара Мадоши
        Стальной алхимик
        Грустная и печальная повесть про то, как Альфонсу Элрику не дали посидеть в библиотеке. Вместо этого ему пришлось соблазнять красивых девушек, драться с гангстерами, убалтывать мудрых старцев и… разумеется, участвовать в очередном государственном заговоре! Но на сей раз - в Сине, и инициатором «заговора» выступает сам Император.
        Гексаграмма в «Книге перемен» - союз и противостояние неба и земли, мужского и женского начал. В логове мафии, в городских трущобах, среди интриг синской знати - что за сила зовет Альфонса за собой?
        Фэндом: Fullmetal Alchemist.
        Произведение является фанфиком и написано для мультифэндомного феста.
        Иллюстрации: Deelane.
        Варвара Мадоши
        Гексаграмма
        Часть I. Высокий блондин с личной охраной
        История 1. Ана
        В аместрийском языке слово для пустыни одно, но лиц у пустыни множество. Каменные уступы, каньоны и террасы в полосах многолетних минеральных отложений - жилища недобрых богов посреди бесконечных растрескавшихся равнин. Ряды барханов, уходящие за горизонт - золотые моря. Ледяные лабиринты, где между зелеными и синими глыбами прессованного снега демоны холода и ночи охотятся равно на осторожных и беспечных путников.
        Великая Пустыня между Аместрис и Ксерксом начиналась у северного моря, как скрепленные льдом скалы, и продолжалась на юг бесконечным песчаным полем. Она стала пустыней недавно - по космическим меркам. Всего несколько веков назад здесь жили люди: постигали мир, растили детей, зарабатывали деньги.
        Путешественникам из Аместрис было в руинах не по себе.
        Алхимики точно знают: со смертью тела душа не исчезает бесследно. Эдвард Элрик, знаменитый Стальной, который получил титул государственного алхимика в двенадцать лет - и отказался от него в шестнадцать - случалось, говорил: «Безбожные ученые ближе к богу». Ирония судьбы. Наука доказывает то, к чему религия боится приблизиться.
        И все равно вопросы остаются.
        - Жутковатое местечко, - заметил Джерсо, подходя к облюбованному странниками пятачку и вываливая на пол сухие стебли. - Наш проводник говорит, пустынная лоза долго горит. Можно костер развести.
        - Здорово, - согласился Альфонс Элрик, для друзей Ал, - тоже алхимик, но, в отличие от своего старшего брата, мало кому известный.
        Он помешивал кашу над примусом и слегка волновался: не подгорит ли?
        - Почему жутковатое?
        - Занпано поднял голову от книги (насколько знал Альфонс, какой-то детектив). Поправил очки.
        - Хрен знает, - Джерсо передернул под «пустынным плащом» могучими плечами. - Как будто призраки…
        - Я думал, ты не суеверен, - пробурчал Занпано, не отрываясь от книжки.
        - Да ну тебя, - отмахнулся Джерсо. - Не суеверен… станешь тут…
        Джерсо хотел что-то добавить, но покосился на проводника - невзрачного усатого коротышку, возившимся поодаль с мулами - и промолчал.
        Наступала ночь. Высокие колонны, обломки стен и ступени понемногу откусывала темнота. Журчала вода, падавшая из ржавой трубы в выщербленный мраморный бассейн.
        Свистел в пустыне ветер; над огоньком маленького примуса нависало высокое многозвездное небо.
        Четыреста лет назад здесь было великое государство. Потом его место заняла пустыня.
        Десять лет назад сюда пришли беженцы, спасаясь от войны. Потом и они покинули эти места.
        Возможно, еще через пару лет в старый Ксеркс доберутся киношники - если отношения с Сином потеплеют. А вскоре не будет уже никого - все занесет песком.
        - Станешь тут суеверным, - повторил Джерсо, садясь и поддергивая брюки, хотя стрелок на них сроду не водилось. Последний год он работал охранником в банке, привык к костюму. - Когда знаешь… - он оглянулся и понизил голос, - как они умерли.
        - Или как они не умерли, - заметил Альфонс Элрик, снимая кастрюльку с примуса. - Ну-ка, попробуйте.
        - Очень даже.
        - Вкусно, - подтвердил Зампано, облизывая свою ложку. - Что ты хочешь сказать - «не умерли»?
        - Я хочу сказать, - Ал говорил, понизив голос, - что души этих людей вошли в состав двух философских камней. Так что призраков тут быть не может.
        Джерсо и Зампано переглянулись.
        - Говори что хочешь, но мое звериное чутье… - начал упрямо Джерсо.
        - Господин Чжи, - крикнул Ал. - Что вы возитесь? Идите ужинать.
        - Одну минуту, - откликнулся Чжи суховатым голосом. - Здесь призраки бывают. Амулеты надо развесить.
        Трое путников переглянулись.
        - Вот! - Джерсо поднял толстый палец. - А я что говорил?

* * *
        Перегорел короткий закат; ночь накрыла небо над пустыней издырявленной звездами шкурой. Всхрапывали у поилки мулы: они спали лежа, как в конюшне - привыкли.
        Спал Джерсо, забыв о призраках и о «зверином чутье» - широко развалившись и выставив огромный жабий живот.
        Спал Зампано, положив голову на скрещенные руки.
        Бодрствовал только Ал Элрик.
        Отчасти потому, что была его очередь караулить. Проводник уверял, что кроме змей и скорпионов здесь опасаться некого - а от них помогает волосяная веревка, разложенная вокруг спящих. Но и Альфонс, и химеры, не сговариваясь, решили выставлять охрану.
        Пустыня молчала; призраки не появлялись. Зато в голову одна за другой приходили мысли - причудливые, словно океанские рыбы. Звезды над головой казались ярче и ближе, чем на острове, где они с братом месяц жили в детстве.
        Интересно, а обереги помогают от привидений?..
        Альфонс нащупал в кармане кусок металла, который Уинри сунула ему с собой «на удачу».
        Нет, обереги не могут помочь; обереги нужны только людям.
        Проснулся проводник. Долго возился, ворочался в своем спальном мешке, потом вылез, сел рядом с Альфонсом, набил трубку.
        - Не холодно, юноша? - спросил он.
        Проводнику не спалось и хотелось поговорить.
        - Я закаленный, - пожал плечами Альфонс. - Если не затруднит, расскажите что-нибудь о Сине?
        - О Сине? - Чжи скосил на него недоверчивый взгляд. - Едете в страну, а ничего о ней не знаете?
        - Почему, знаю, - не согласился Альфонс. - Но ничего кроме старых книг, слухов, газетных статей… вы знаете больше. Вот про императора…
        - Что про императора? - вздохнул проводник. - Император молодой, но за вожжи взялся крепко… Вон, тайную полицию создал.
        Говорят, он в нее не людей набрал, а злых духов. Мысли читают, проступки вынюхивают… Говорят, казни будут. Или мятеж.
        - А вы как думаете?
        - Ну, что я думаю… Есть один из старших принцев, Юдэн Ликай[1 - Здесь и далее мы, в меру возможности и наших знаний, используем стандартную систему Палладия (это сделано не выпендрежа ради, а для благозвучия и чтобы не запутаться). Все имена написаны слитно, а не через дефис (Юдэн Ликай, а не Ю Дэн Ли-кай), первым идет имя, вторым фамилия. По той же причине: Chang = Чань, а не Чанг; Lan Fang = Ланьфан, а не Ран Фан или Лан Фанг. Единственное исключение сделано для Лина (по идее, Lin = Линь).]. Сильный клан, земель много… Хитрец, каких мало. Старый император его любил. Сейчас он с нынешним императором союз заключил, но кто его знает, как все повернется. За другим принцем, Ченьюем Бо, большие деньги стоят, банки… А император, да воссияет над ним, когда еще принцем был, собрал вокруг себя малые кланы - Чань вот его поддержали… - проводник начал раскуривать. - Сказать, не сказать?
        - Я уже забыл, что вы сейчас скажете, - дипломатично заметил Ал.
        - А, ладно! Я человек рисковый. Яо - они всегда темными делами ворочали, что при старом императоре, что при новом… Не знаю, удержат они власть или не удержат, но шороху немало будет, помяните мое слово. А мне что? Мы люди маленькие. Водим тихонько свои маршруты…
        Проснулся, шумно всхрапнув напоследок, Джерсо. Долго возился, выпутываясь из спальника, фыркал, умываясь ледяной водой. Потом подошел сменить Ала.
        - Призраков видел? - спросил он деловито.
        - Ни одного, - покачал головой Альфонс. - Наверное, они нас испугались. Столько народу!
        Проводник хмыкнул и выпустил кольцо дыма.
        Ал улыбнулся. Он не мог заставить себя бояться привидений.
        А вот вести о Лине Яо его встревожили. Мало ли, с чем он официально выступает по аместрийскому радио; если в стране в самом деле свирепствует тайная полиция, не проще миновать Син стороной?
        Но как же письма? И обещания?

* * *
        Альфонс Элрик спал. Ему снились пустынные улицы, одинаковые квадратные дома с плоскими крышами; люди, одетые, словно ишвариты, с белой, как у аместрийцев, кожей и золотыми волосами. Широко раскрытыми ястребино-желтыми глазами хозяева его сна - мужчины, женщины и дети - смотрели в безоблачное синее небо. Все они были мертвы.
        Алу снилось, как он идет по этим улицам под палящим солнцем и ищет воду. Он знает, что если напоить горожан, они проснутся. Тут есть вода, он точно знает, точно помнит это. Но фонтан с одинокой струей журчит где-то за домами, под аркой, вон в том тупике, вон за тем домом, и никак не находится.
        Ал идет через один проходной двор, через другой. Попадает в богатую усадьбу, затем в лавку, заваленную отрезами тканей. Начинает метаться туда-сюда, хватать за плечи то одного, то другого мертвеца, звать по имени - во сне он знает их имена. Больше всего он боится увидеть среди них отца и брата - ведь у них тоже золотые волосы, золотые глаза!
        Понемногу Альфонс начинает узнавать своих знакомых: вот сержант Брэда - только почему-то блондин - и вот та симпатичная медсестра из госпиталя… «Это не Ксеркс! - понимает со страхом Ал. - Это Аместрис, и мы потерпели поражение два года назад! Один я уцелел, потому что у меня не было тела!»
        Но тут же Альфонс Элрик поправляет себя. «Нет, - говорит он. - Я сплю. Это все сон. Все кончилось хорошо, мы победили. Почти никто не погиб - потому что эти люди из Ксеркса помогли нам.
        Слышите, люди? Я пришел сюда, и вы все живы!»
        И правда - тел больше нет на улицах, а из дверных проемов, из-под арок выходят к Алу жители бывшей столицы мира, чьи лица странно знакомы. Все радуются ему, жмут руки, хлопают по плечу. Одна девушка, смутно напоминающая разом и Уинри, и лейтенанта Хоукай, и, может быть, еще кого-то, берет Альфонса за руку и ведет за собой. «Это сон», - говорит Ал. Ему уже не хочется просыпаться.
        «Все правильно, - отвечает девушка, - не просыпайся, идем со мной…»
        Они идут, к окраине города, где кончаются коробки домов и начинаются ветер и песок, но не доходят до самой границы. Поднимаются вверх по широким ступеням. Останавливаются под квадратной аркой дверного проема, на красивых мозаичных плитах.
        Это смотровая площадка. Внизу, сколько хватает глаз - золотое море.
        Уже не утро - но отчего так ярко, победно, словно на рассвете, сияет солнце? Радуги танцуют в золотых волосах спутницы алхимика, сверкает ее улыбка. «Вот оно, - говорит девушка, - солнце пустыни».
        И обнимает, и целует крепко-крепко - только в глазах ее стоят слезы.
        Глаза ее как пустыня, кровь ее как песок…
        - Эй, парень, просыпайся! - Зампано потеребил Ала за плечо. - Кто плачет? Зачем плачет?
        Ал просыпался с трудом. Воздух был сер и холоден: раннее-раннее утро.
        - Зачем ты меня разбудил?
        - Ты говорил во сне.
        У меня самого кошмары всю ночь, - коротко ответил Зампано.
        - Не то что этому увальню, - он махнул рукой на все так же звучно храпящего Джерсо. - Вот и решил, что пора поднимать.
        - Да нет, мне девушка снилась… - пробормотал Ал, растирая лоб. Мысли ворочались очень туго, как будто тоже замерзли.
        - А, ну извини, - ухмыльнулся Зампано. - Тогда спи дальше, дело святое.
        - Да нет, - Ал вспомнил все-таки кончик сна, ухватил его за хвост, - не в этом смысле. Тут такое дело…
        Какое дело, он не сказал, а сразу полез из спального мешка. Вздрогнул, торопливо укутался в плащ.
        - Ты отлить или еще куда?
        - Проверить надо, - ответил Ал. - Есть у меня теория.
        - Я с тобой, - Зампано тут же поднялся.
        Они с Джерсо, не особенно скрываясь, начали охранять Ала с момента отбытия из Централа. То ли они инстинктивно оберегали младшего спутника, то ли вполне сознательно берегли свой единственный шанс на освобождение от звериного проклятья - сказать трудно. Альфонс не вникал и обычно не протестовал.
        - А если здесь кто объявится? - спросил алхимик.
        - А если объявится, я проснусь, - вдруг совершенно не сонным голосом произнес Джерсо. - Идите, развлекайтесь.
        И тут же снова захрапел.
        «Отлично, - бормотал Ал себе под нос пару минут спустя, пробираясь между развалин, - тогда на кой черт этот цирк с ночными караулами?»
        - Доверяй, но проверяй, - весело отозвался сзади Зампано; его чуткое ухо слышало самую тихую речь. - Эти наши сверхспособности - дело такое… И потом, парень, тебя нужно тренировать или нет?
        - Так вы меня тренируете? - засмеялся Ал.
        - А что тут смешного?
        - Ребята, не обижайтесь, но по сравнению с учителем Изуми…
        - Это та страшная женщина-алхимик в белом халате?
        - По-моему, это у нее платье такое.
        - Я в столичной моде ничего не понимаю.
        - Так она и не из Централа…
        Так, переговариваясь, они шагали между колонн и обломков стен, скрипя песком, перемешанным с мраморной крошкой. Ишвариты, которые жили здесь несколько лет, пытались приспособить город под себя. То тут то там Ал замечал их следы. Вот колодец с фанерной крышкой - нужно будет сказать проводнику, вдруг кому пригодится. Вот навес непонятного происхождения, сооруженный из обломков камня… Вот что-то написано над дверным проемом по-древнеишварски - Ал помнил, как выглядят их письмена со времен расшифровки старого дневника. То ли молитва, то ли ругательство.
        А вот и то, что он искал.
        Арка за прошедшие годы разрушилась, но каким-то наитием Ал ее опознал. Лестница… лестница, конечно, обвалилась тоже. И смотровая площадка вместе с ней. А даже если бы и нет: нашли дурака туда лезть! И внизу поищем.
        Ал, правда, очень слабо представлял, что именно он собирается найти. Кровь уже давно бы высохла, алхимическую печать стер ветер. Но что-то тут должно было остаться…
        Ал носком разгонял мраморную пыль. Да, кто-то тут проходил не так давно, счистил песок, ветровая тень от колоннады не дала совсем занести снова… А, вот оно. Бурые пятна. Еле заметные, но все-таки…
        Он ни за что не нашел бы их, если бы ему не помогли.
        Ван Хоэнхайм приходил сюда незадолго до солнечного затмения два года назад. Почему сюда? Ведь был же периметр… ведь он же оставлял кровь в других местах…
        «Здравствуй, сын Хоэнхайма, - шепнул кто-то. - Освободишь меня?»
        Алу показалось, что он видит ее, эту светловолосую девушку, похожую на лейтенанта Хоукай, на Уинри и еще на кого-то, невспоминаемого.
        «И ты здравствуй, - сказал он. - От чего тебя освободить?»
        «Я здесь осталась случайно. Хоэнхайм пришел сюда, на него напали контрабандисты…
        Пролилась кровь. Вот я и задержалась».
        «Почему задержалась?
        Разве он оставил тебя?»
        «Нет. Он просто не возражал. Я жила в этом дворце, соскучилась… Меня зовут Ана, пятая принцесса Высочайшего Дома… Думала, тут будет память. А тут только ветер и песок, и ничего больше. Хочу уйти».
        «Хорошо, - сглотнул Ал, - я отпущу вас, Ваше Высочество».
        Смех зазвенел, словно вода в фонтане, умолкшем четыреста лет назад.
        «Какое же я теперь „высочество“, сын Хоэнхайма! Спасибо, что нашел меня».
        «Вам спасибо».
        «За что же?»
        «Вы украсили мой сон».
        Смех ксеркской принцессы звучал у Ала в ушах, пока он, опустившись на корточки, краем плаща затирал следы крови.
        - Эй, Альфонс! - крикнул Зампано, который до сих пор околачивался у подножия лестницы: узор ему там какой-то понравился, что ли. - Ты как привидение увидел.
        - Привидений тут нет, - твердо сказал Ал.
        Здесь был ее дом… этой Аны.
        Из дневника А. Элрика
        Я никогда не мечтал быть наследником умершего народа. Не то же самое, что получить в наследство миллиард сенсов. Никакой практической пользы, только руины и невыполненные обещания. Мы с братом читали про город Ксеркс, исчезнувший за одну ночь, но я и предположить не мог, что мой отец там родился, что он помнил, какие там носили наряды и пели песни.
        Мне все время кажется: я мог бы что-то сделать для этих людей. Хотя бы подробнее расспросить отца.
        По слова Хоэнхайма, половина погибших жителей Ксеркса жила в его душе. Неужели они никогда не просили его записать их истории на бумагу? Чтобы хоть кляксой, хоть черновиком зацепиться в истории… Или они не разделяли нашей с братом любви к печатному слову?
        Я хотел бы помнить.
        Мы двое сироты без родства - но с целым разрушенным государством за плечами.
        А что если отец все-таки что-то записал, но мы с братом сожгли его записи вместе с домом? Он бы нам не сказал тогда.
        Неприятная мысль.
        Костер гаснет, пора спать.
        Подумаю еще.

* * *
        Зампано поймал гадюку, мы ее быстро освежевали. Это просто: как чулок вывернуть. А потом пожарили на вертеле с ямсом[2 - Ямс - съедобный корнеплод. С ним можно обращаться примерно как с картофелем, но чаще из него делают муку.].
        Вкуснотища!
        История 2. Дайлинь
        Да будут благословенны маленькие приграничные города, и Кантон[3 - Все совпадения с реальными названиями городов являются случайными.] в их числе.
        Здесь и только здесь путешественники могут набраться сил после долгой дороги. Здесь и только здесь они легко привыкают к новой кухне и новым ароматам - ибо старое здесь щедро перемешано с новым. А уж что бы делали контрабандисты без этих островков свободы на краю пустыни?..
        «Жили бы впроголодь, - думал про себя старый Фа Лю, хозяин кафе, где подавали смесь аместрийских и синских блюд. - Еще бы, с таким-то аппетитом!»
        Но вновь прибывшие не походили на нарушителей закона - на обычных нарушителей.
        Молодой парень, добротно - хоть и несколько консервативно по аместрийской моде одетый - и с ним два мордоворота, чья манера двигаться не оставляла сомнений в их военном прошлом.
        Старый Фа строил разные предположения по поводу этой компании. Ни один десяток вариантов перебрал он, пока чистил щеточкой глиняный чайник; голова склонялась все ниже, усы скользили по коричневой керамике. «И не суйся в чужие дела, дольше проживешь», - говорил он чайнику.
        Но мало было толку в его предостережениях: в потайной комнате прекрасная и неотвратимая Дайлинь уже ждала своего выхода.
        А между тем компания на открытой веранде, не осведомленная о душевных терзаниях старика, продолжала уничтожать обед.
        - Так ты говоришь, - произнес Джерсо, с аппетитом вгрызаясь в богатырских размеров куриную ногу, - фто фнаком с ффешним импефатофом?
        Путники уже утолили первый голод и настроены были добродушно. Да и обстановка располагала.
        Открытая терраса, навес - совсем как в Аместрис.
        Это, а также то, что хозяин понимал по-аместрийски, все наводило на мысли, что кафе по вечерам облюбовали контрабандисты, но сейчас, днем, было тихо. Да и надо же где-то поесть?
        Меню вот только не вполне знакомое, но когда и не окунаться в экзотику? Привыкать надо.
        Чтобы привыкнуть с гарантией, Зампано и Джерсо заказали тройные порции.
        - Угу, - сказал Ал, неуклюже подцепляя палочками лапшу. - Да и ты с ним знаком. Помнишь парня, который сначала был с гомункулусами, а потом перешел на нашу сторону? С ним еще были два воина, старик, который потом погиб, и девушка с автопротезом?
        - Лина Яо? - Зампано отставил в сторону литровую кружку с кисловатым ягодным соком.
        - Помню, как же.
        - Угу, - сказал Джерсо, прожевав: учитывая размеры ухваченного им куска, это было героическим деянием. - Так он же вроде принцем был?
        Двенадцатым? Так и орал, «я, мол, двенадцатый».
        - А теперь императором стал, - кивнул Ал.
        - Молодец, - восхитился Джерсо, то ли искренне, то ли с сарказмом.
        - Шустрый товарищ, - с похожей интонацией поддержал его Зампано. - Нахрен он тебе сдался?
        - Я не думаю, что он убил всех предыдущих претендентов. Не его стиль. И нужен мне не совсем он… Я ищу Мэй Чань, она должна быть где-то при нем. Или он хоть знает, где она.
        - Принцессочка-то? - уточнил Джерсо. - Они же кровные враги.
        - Он ей покровительство пообещал, когда забрал философский камень. Тоже политика, я думаю…
        Зампано захохотал.
        - Когда парень берет под покровительство хорошенькую малышку, тут обычно не до политики.
        Смотри, Альфонс: два года не виделись, как бы тебе не опоздать… со своей алхимией.
        Джерсо поддержал его веселье.
        - Да ну вас, - в меру обиженным тоном возмутился Ал. - У меня чисто научный интерес! - чем, естественно, вызвал новую порцию похрюкиваний и всхлипов. - Да она ребенок совсем!
        Тут местный хозяин - маленький человечек с печальным лицом - приблизился к посидельцам и с поклоном протянул Алу сложенный вдвое листок бумаги.
        - Дама вот за тем столиком велели кланяться, - произнес он по-аместрийски довольно чисто.
        Все трое гостей как по команде поглядели в направлении «вон того» столика. Некая особа статуэткой примостилась в тени, за угловым столом… и как они раньше ее проглядели?.. Позор! Проглядеть такую - преступление!
        Изящество движений, белизна кожи, чернота волос, карминовая помада на губах…
        Волосы дамы были убраны в два широких кольца на висках и закреплены шпильками с головками в виде фиалок. Под синским ципао[4 - Ципао (чипао) - традиционное китайское женское платье, которое часто можно видеть в аниме. Обычно (то есть не в борделе) носится поверх брюк.], темно-фиолетовым с белой вышивкой, она носила не широкие, а узкие и прямые - аместрийские - брюки. Ей, должно быть, исполнилось не больше двадцати пяти лет. В захолустной чайной она выглядела залетной птицей.
        Джерсо сложил губы трубочкой, словно хотел присвистнуть, да раздумал. Зампано издал странный крякающий звук. Ал развернул бумагу и прочел (написано было по-аместрийски, без ошибок): «Не уделит господин Эдвард Эллек пару минут своей давней поклоннице?» И подпись - пара иероглифов, которые Ал сперва прочел как «маринованная вишня», потом как «цветочный челн», а уж потом сообразил, что девушку зовут Дайлинь.
        - Что? - фыркнул Зампано, пробежав глазами протянутый Алом листок. - Они твою фамилию переврали?
        - Наверное. А заодно меня с братом перепутали… - немного растерянно кивнул Ал.
        - Дамский любимец твой Эдвард, - продолжал веселиться Зампано. - Гляди, не упусти ситуацию!
        Джерсо, однако, насторожился.
        - А что, твой брат имел дела с Сином?
        - Чего он только не имел… Помните, я в 1915-м где-то на полгода его упустил из виду. Все могло быть.
        Да, все могло быть. И Эд мог не рассказать о знакомстве с роковой красоткой из каких угодно соображений… стеснялся, допустим. Или забыл. Он ведь имеет свойство быстро забывать о людях и событиях, которые «не относятся к делу».
        Ала смущало вот что: исходя из того, что он читал про Син, такая вот записка - это как для аместрийки вальяжной походкой подойти к столику, спихнуть с него посуду и усесться на край, закинув ногу на ногу.
        Слишком смело. Делает авансы, даже не будучи с ним знакомой?
        - Не нравится мне это, - пробормотал Джерсо.
        - Мне тоже. Будьте настороже, ладно? - шепнул Ал спутникам и поднялся из-за стола.
        Он приблизился к девушке - и почти оробел. От Дайлинь несильно, но совершенно явственно для его обостренного обоняния пахло легкими духами - что-то вроде сирени, жасмина и… он не знал, что «и», но только голова слегка закружилась.
        - Здравствуйте, - произнес Альфонс Элрик, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал свободно и естественно. - Вы знаете мою фамилию, но не припомню…
        - Ну конечно, - голос ее звучал совсем молодо. Альфонс решил, что ей все-таки меньше двадцати, просто макияж плотный. - Разумеется, вы меня не знаете. Но так случилось, что я знаю вас. Присаживайтесь, пожалуйста.
        Поколебавшись, Ал в самом деле присел на лавку.
        - Думаю, не будет секретом, что многие ждали вашего прибытия, - женщина выложила на столик круглую лакированную сумочку, достала оттуда пачку сигарет, зажигалку и закурила. - Визит человека такого масштаба не мог остаться незамеченным… Меня прислали для того, чтобы делать ваше знакомство со страной как можно более приятным.
        - Прошу прощения, кто именно прислал? - голос ее буквально обволакивал, и Альфонс чувствовал, что ему все труднее и труднее не терять нить беседы. А ведь разговор только начался.
        - Человек, который долго состоял в переписке с вашим отцом, - она улыбнулась; жемчужные зубы сверкнули между вишневых губ.
        Ал замер. Можно было догадаться, что у Хоэнхайма в Сине остались какие-то контакты. За четыреста лет он наверняка оброс связями, как телеграфный столб.
        - Я был не в курсе, - наконец произнес он. - Тем приятнее встретить вас.
        - Не в курсе? - женщина улыбнулась и игриво спросила: - Разве ваш отец отправил вас сюда, даже не намекнув о своих деловых партнерах?..
        Первой мыслью Ала было воскликнуть: «Что вы, мой отец два года как в могиле, и никуда меня не отправлял!» Он даже открыл рот, чтобы что-то сказать, но сразу же закрыл его. Эта леди приняла его за кого-то другого.
        Фамилия «Эллек» все-таки не принадлежала ему, и имя «Эдвард» тоже к его брату отношения не имело…
        А еще у Ала появилось нехорошее ощущение чего-то не совсем законного. Дама неуловимо напомнила ему завсегдатаев «Дьявольского гнезда» в Дублите.
        - Хотел посмотреть, как я сам справлюсь, - Ал нервно улыбнулся. - Он такой, мой старик… Рад вас встретить. Дайлинь, я правильно понял?
        Мне называть вас по имени?
        Внезапно глаза девушки расширились: она словно увидела что-то позади Альфонса.
        - Прошу прощения, - не отвечая на вопрос, она поднялась с лавки. - Я сейчас вернусь.
        И ушла в направлении стойки.
        «В туалет?»
        - подумал Альфонс, оборачиваясь через плечо, чтобы посмотреть, что такого углядела красавица. Но увидел только Зампано с Джерсо, которые отдавали должное десерту.
        Зато от неловкого движения со столика слетела соусница - к счастью, пустая - и покатилась по полу. Ал мысленно ругнулся на себя: стоило отвлечься или смутиться, вот как сейчас, и его движения становились неуклюжими.
        Альфонс нагнулся за сбежавшим предметом сервировки - и полетел на пол. Он не понял, почему: то ли его отбросило, то ли он сам инстинктивно успел упасть.
        Сзади бухнуло, затылок обдало жаром.
        «Мини-взрывчатка в сумочке, - это была интуитивная, а не сознательная догадка. - Ну ни хера ж!»
        Ощупывая затылок, алхимик вскочил быстрей, чем его «телохранители» оказались рядом, раскидав стулья.
        - Ты как? Живой? - озабоченно спросил Зампано. Толстяк Джерсо уже умудрился встать так, что под его обстрелом оказался весь зал, при этом прикрывая обоих спутников. Пистолетик у него был совсем маленький, что-то вроде парабеллума.
        - Мне не помешает мастер-класс по взрывчаткам, - убедившись, что затылок цел, Альфонс опустил руки.
        - Хороший настрой, - кивнул Зампано. - Эта сучка?
        - Не стоит так о девушке.
        - Странно, - даже спина Джерсо выражала хмурое удивление. - Что-то я не почуял, чтобы она хотела тебя убить. А ты, Зампано?
        - Ни хрена, - Зампано сдернул со стола и сунул в карман сдобную булочку. - Пора нам с тобой на пенсию. Ты, часом, не знаешь, может, тут так особо почетных гостей встречают?
        - В книгах про это не было. Но восточный отдел библиотеки Ист-Сити давно не пополнялся… Пойдемте отсюда, а? - Ал быстро оглянулся.
        - У меня предчувствие.
        - У меня предчувствие, что если не уберемся, платить заставят. Или отрабатывать, - буркнул Джерсо. - Кстати, что-то хозяина не видно… Замешан?
        Но думать о хозяине и его роли было некогда. Троица путешественников выскочила на залитую солнцем улицу, где по-прежнему не было видно ни души.
        - Отступаем к станции, - решил Ал.
        Они все равно не собирались задерживаться в Кантоне надолго.
        Альфонс извлек из кармана изрядно потрепанный план города. Полезная все-таки штука - библиотека… Глинобитные кварталы жарились под полуденным солнцем, похожие друг на друга, как две капли воды: безлюдные улицы пересекаются под прямыми углами, вывески редки и непонятны при беглом чтении, никаких витрин или хотя бы цветочных палисадников… Аместрийцы, привычные к концентрической планировке, с матами считали повороты.
        - Это что такое? - спросил Джерсо, когда Ал на ходу достал из кармана и надел белые перчатки с вышитыми алхимическими кругами.
        - Угу, тебе ж, вроде, эти каракули не нужны, - поддержал Зампано.
        - Если будет стычка, пусть они об этом не знают, - коротко пояснил Ал, сберегая дыхание.
        Зампано хлопнул его по плечу, да так, что Ал пролетел пару метров вперед и чуть было не потерял равновесие.
        - Вот за что мы тебя любим, - прогудел бывший спецназовец, - что ты, в отличие от брата, не выделываешься.
        Тяжело дыша, они завернули за угол. Там узкая улочка расширялась, превращаясь в относительно широкий проспект - выводящий, по идее, к извозной станции. Но увы, метров за пятьсот до станции проспект перегородили восемь выразительно-колоритных субъектов. Они замерли в живописных позах вокруг узкого пятачка тени от столба с оборванными объявлениями.
        В самой тени прислонился к столбу субтильный тип с выбритым лбом, должно быть, главарь.
        Троица аместрийцев замерла - Оченно-оченно господа, - довольно развязно и с сильным акцентом сказал по-аместрийски один из ближайших к главарю: маленький тип в сине-фиолетовой шелковой фуфайке с агрессивно-зубастым узором, - взрывают маленько? В город приехали мало-мало, а уже бум-бум!
        - Именно, - как можно холоднее заметил Ал, избегая пока принимать боевую стойку. - Вы что-то имеете против?
        Он смотрел при этом не на сине-фиолетового переводчика, но на человека из тени, который молчал и даже в лице не изменился.
        - Ах, какой наглый гость! - воскликнул сине-фиолетовый. - Гость традиций хозяев не уважать, гость нарываться. Зачем гость едальню бум-бум?.. Почтенный хозяин обижать - ой плохо, плохо.
        Бандит издевался. Бандит цедил слова, утрировал акцент и раздувал щеки. Ал подумал: «Он не верит, что это мы в самом деле что-то там взорвали. Он знает, что во всем виновата девушка. Наверное, она на него и работала… Нет, куда на него - он-то сошка мелкая. В той же организации. Что им от нас надо?»
        - В моей стране тоже есть традиции, - произнес Ал, надеясь, что не выглядит нервничающим мальчишкой. - У нас не принято, чтобы пригласившая к своему столику женщина пыталась тебя взорвать. Это тоже часть древней синской культуры?
        Собеседник белозубо улыбнулся.
        - Какой наивный господин Эллек! Как так? Ехать сюда долго-долго - и думали, все вам с порога кланяться, вино и пряности предлагать?
        «Ну точно, бандиты… - тоскливо подумал Ал. - Ладно хоть секрет бессмертия не требуют».
        - Если вы знаете мистера Эллека, - проговорил Ал тем же тоном, каким общался с гомункулусом Гордыней в их общей темнице, - то не можете не понимать, что лучше со мной не связываться. Я прибыл как частное лицо. По частному делу. Потом так же тихо уеду. Я не намерен ни во что встревать - если меня не вынудить. Всем понятно?
        На этом месте Ал припомнил кое-что из арсенала недоброй памяти Зольфа Кимбли и прищурился. Он надеялся, что получилось похоже, а не глупо.
        Предводитель из тени подал голос.
        - Если сможете, - сказал он.
        Предводитель - довольно молодой синец в черно-голубом - не потянулся ни за ножом, ни за пистолетом, но, видно, подал какой-то знак. Ал не успел уловить, что произошло - уловил Зампано, и успел рвануться вперед. Мощная длань бывшего спецназовца блокировала замах (или бросок?!) стоявшего слева морщинистого субчика с длинной косой. На утоптанный тротуар со звоном посыпались блестящие метательные звезды.
        На самого Ала налетел тощий «переводчик»; больше гонору, чем мастерства - до Лина, Ланфань или даже Мэй ему было далеко. Отскочив после первого же удара алхимика на пару метров в сторону, бандит выхватил пистолет.
        Выругавшись, Ал ушел с линии огня и хлопнул в ладоши, выдергивая стенку прямо из земли перед собой. В этот момент его поймали в захват сзади. Альфонс начал бороться, краем глаза заметив блеск стали где-то над головой. Потом захват пропал. Альфонс развернулся, собираясь помочь (он понял, что его противника отвлек Джерсо или Зампано) - и тут же расслышал выкрик главаря, из которого разобрал только слово «Алхимик!» и «Отступаем!»
        Тут же оставшиеся члены банды испарились, как по волшебству.
        Ал ругнулся на себя и машинально сжал в кармане «заветную железку».
        Расслабился, олух. На славу потренировался в тихом Ризенбурге, ага.
        Ну и где бы он был, если бы не Зампано и не Джерсо?
        Ладно хоть, его не накрыла в первой же драке «физическая трусость», о которой он столько читал: когда страх боли или увечья парализует волю относительно неглупого человека. В доспехах-то легко быть храбрым.
        Все шишки принимал на себя Эдвард.
        - Ушли? - удивленно спросил Джерсо, озираясь и выпуская из лапищ полупридушенного мордоворота.
        - Угу, - сказал Ал. - Не ожидали, что я алхимик. Давайте на станцию быстрее. Теперь нам точно не стоит тут задерживаться.
        - Чего они от тебя хотели? - спросил Зампано уже по дороге. - Есть какие-нибудь идеи?
        - Пока нет, - честно признался Ал. - Но я постараюсь что-нибудь придумать.

* * *
        …Несмотря на угрозу преследования, Зампано пришел в первобытный туристический восторг от местного колорита. Разбитая под открытым небом извозчицкая станция поразила его воображение пестрыми навесами, причудливым размещением функциональных элементов и нездешними запахами. Продавцы билетов сидели в будках с многоногими конями на крышах (краска на зверях облупилась) и снимали многоразовые бирки-билеты с крюков специальными изукрашенными палочками. Несколько незнакомых скрюченных деревьев с красно-фиолетовыми, похожими на цветы листьями, сражались за жизнь на небольшом пятачке невытоптанной земли в середине площади; между ними спали прямо на земле, прикрывшись циновками, двое или трое бродяг.
        Бородатые извозчики сидели, скрестив ноги, в окружении приземистых кованых жаровен и пили чай (или не чай) из расписных пиал. Опустевшие экипажи сгрудились у низкой подсобки, задрав к небу оглобли; их разноцветные тенты хлопали на жарком, долетающим из пустыни ветру.
        Алу и Джерсо пришлось чуть ли не силой затаскивать своего спутника в крытую повозку.
        Зампано и Джерсо даже слегка поругались: Джерсо обвинял друга в отсутствии профессионализма, а Зампано - в дефиците человеческого любопытства. Оба щедро использовали армейские идиомы; Ал так заслушался, что чуть было не прозевал кошелек ловкому уличному воришке.
        - Так что, додумался до чего-то? - спросил Зампано, когда они наконец-то сгрудились на тесной лавке в повозке, имея в виду ситуацию с бандитами.
        - Они меня точно за кого-то принимают. Я думаю, за преступного воротилу из наших… видно, ожидали зарубежного партнера, ну и меня с ним перепутали.
        - Партнера или соперника? - переспросил Джерсо.
        - Вот не знаю… Не думаю, что тут любого партнера встречают взрывами и засадами, но вдруг этот Эллек уже успел с ними расплеваться… Ох ты!
        Тут Ал потерял дар речи, потому что карета выехала на дорогу и лошади наддали. Еще как наддали! «Миль тридцать в час! - определил Ал с ужасом. - Да как бы не больше!» С опозданием он вспомнил строчку из путеводителя, насчет того, что «Син славится своими дорогами и скоростью междугороднего транспорта». Нужно было подумать и сообразить, что это плохо сочетается с типом повозки «деревянный кузов и четыре натуральные лошадиные силы».
        - Это что за хрень?! - завопил Зампано.
        - Тише! - шикнул на него Джерсо, потому что прочие пассажиры, и так заинтересовавшиеся иностранцами, теперь оглянулись на них как по команде. - Да, Ал, черт побери, что это за хрень?!
        - Ммм!
        - Да чтоб тебя!
        - Джерсо сделал героическое усилие и отодвинулся; теперь застонал уже Зампано. - Объясни толком!
        - По-моему, это модифицированные с помощью алкестрии лошади, - с трудом выговорил Ал. - Интересно, процесс обратим?
        - Товарищи по несчастью? - фыркнул Зампано. - Удачно поездка начинается!

* * *
        Через несколько часов возница остановил экипаж переменить лошадей и отдохнуть в местечке Цзюхуа.
        Когда Ал и его «телохранители» выбрались из экипажа размять ноги, беднягу Джерсо - у него оказался самый слабый желудок - вырвало прямо под колеса повозки.
        Младшего Элрика тоже порядком шатало: перед глазами плавали зеленые звезды, и он только мельком успел заметить, что станция тут еще меньше и еще непрезентабельнее, чем в Кантоне; что из единственной чайной пахнет жареной рыбой (запах, от которого Ал чуть было не составил Джерсо компанию) и что горы, которые смутно синели у горизонта в Кантоне, стали гораздо ближе.
        «Мэй говорила, что половина провинции клана Чань - горы, - подумал почему-то Ал. - Суннань, кажется».
        - Ну и вшивое местечко, - простонал Джерсо, когда Альфонс, вернувшись из короткого рейда по вокзалу, принес ему порошки от тошноты. - Что ты мне эти бабкины травки суешь? Лучше бы джина купил.
        - Джин тебе еще пригодится, - заметил Зампано, который только что разговаривал с возницей. - Этот сморчок говорит, впереди какие-то дорожные работы, все перекрыли. Нам придется тут заночевать.
        - Слишком близко к Кантону, - заметил Ал.
        - Так я и знал, - пробурчал Джерсо с таким видом, как будто их ожидал по меньшей мере конец света. - Ну разве все это могло кончиться добром?
        - Могло быть и хуже, - махнул рукой Зампано, - если бы здесь не нашлось гостиницы… - секунду спустя его озарило. - Здесь ведь есть гостиница? Ну, постоялый двор, или как это у них называется? Или нам на земле ночевать?
        - Земля здесь теплая, - пожал плечами Ал.
        Гостиница действительно нашлась, и даже оказалась не такой вшивой, как заранее предрекал Джерсо. Алу и Зампано не понравилось другое: обилие скромных молодых людей в неприметных темных халатах, которые периодически попадались им по дороге и тут же скрывались в тени.
        - Нас явно пасут, - тихо заметил Зампано, когда они свалили все еще страдающего Джерсо в одной из двух нанятых комнат и уединились во второй. - Слушай, тебе не кажется, что он чем-то отравился?
        - Очень может быть, - встревожено заметил Ал. - Только не думаю, что это яд.
        - И я не думаю. Обожрался он просто в кафе. Организмы у амфибий очень нежные… говорил я ему… - Зампано скривился, прислушиваясь к шорохам за дверью. - Черт, только этого не хватало! Нам бы сейчас не ночевать тут, а ноги в руки… Раз эти давешние ребята друзей привели.
        - Знаешь, я не хочу дергаться раньше времени, - задумчиво произнес Альфонс.
        - У меня такое ощущение, что с нами хотят пообщаться.
        Хотели бы убить - давно бы сделали еще попытку. Похоже, они пасут пока, ждут кого-то. Считаю, нам сейчас не стоит дергаться.
        Вдруг узнаем что-то интересное?
        - А если поздно будет драпать?
        - Ну… - Ал вздохнул. - И так риск, и эдак риск… У меня уже один раз было так, что я вышел из себя и не выслушал того, кто показался мне преступником и вытащил меня на разговор… ну, неприятным образом.
        Если бы послушал, может, несколько человек сейчас были бы живы… и сам тот парень - кто знает? Короче говоря, предпочту сначала разобраться, чего эти люди от нас хотят. Слышал же, кричали в тот раз, чтобы не убивали?
        - Не слышал, - возразил Зампано. - Я их плохо еще понимаю, а уж когда кричат…
        - А… Ну вот, они кричали, чтобы брали живьем. Ладно. Пойду добуду нам еды, что ли…
        - А я схожу посмотрю, как там наша жаба. Чего-то он затих.

* * *
        Еда добывалась легко: снизу имелась кухня и что-то вроде общей столовой. Ал рассудил, что сегодня с них синских заведений довольно, и договорился с поварами. Когда молодой алхимик поднимался вверх по лестнице с продуктами, то насторожился еще на лестнице.
        То ли скрип половиц предупредил, то ли запах незнакомый просочился под дверью, но, поворачивая ручку, Ал ничуть не сомневался: в комнате у него чужак.
        Женщина.
        За дверью ничего не было видно, только окно синело в сплошной угольной тьме. И электричества не предусмотрено… Что ж, он читал, что по количеству технических новинок в быту Син значительно отстает от Аместрис, а ведь даже у них электричество есть не во всех городских домах.
        Ал потянулся к коробку, лежащему на тумбочке, и тут же на его запястье легли тонкие пальцы.
        - Это вы, леди из кафе? - тихо спросил он.
        Тихий смешок.
        - Вы видите в темноте?
        - Я узнал ваши духи.
        - Да, - сказала она. - Меня зовут Дайлинь Лю. Можете звать просто Дайлинь.
        В конце концов, я обязана вам жизнью.
        - Вы не возражаете, если я все-таки зажгу свет?
        - Лучше не стоит.
        Кто-нибудь может заметить, что вы тут не одни. Ничего, если я закурю?
        - Не стоит.
        Кто-нибудь может учуять дым: я ведь не курю.
        Глаза его понемногу привыкали в темноте; он разобрал, как женщина прошла через всю комнату и села на кровать.
        - Ну против этого не возражаете? - спросила она. - Я знаю, у вас принято, чтобы хозяева предлагали садиться.
        - Нисколько, - кивнул Ал. - Прошу извинить мою невежливость.
        Вас прислали эти… в серых халатах?
        - Люди Чинхе? Нет. Я от них убегаю. Пришлось просочиться мимо постов. Слава богу, мои навыки еще при мне.
        - Как вы добрались сюда так быстро?
        - Приехала с вами в одной повозке. Только я ехала наверху, в гриме. Придурок Фуха - предводитель той банды, которую вы разметали - думал, что я побегу к границе. Не стал меня искать на внутренних рейсах. Но это временная безопасность. Когда за дело возьмется кто-то поумнее, меня обнаружат.
        - Зачем вы попытались меня взорвать? По приказу?
        - Честно?
        - Разумеется, честно.
        - Мне приказали просто вас встретить. Познакомиться. Очаровать. Пригласить в резиденцию Чинхе… посмотреть, что вы за птица. Взрывчатка была моя, кустарная. Правда, убить я вас не хотела. Заряд был маленький… если бы вам очень не повезло, могло обжечь.
        - На что же вы рассчитывали?
        - Что в суматохе удастся бежать… Знаете ли, жизнь отставной любовницы в триаде - не сахар.
        - Где-где?
        - В триаде.
        По-вашему это преступная группировка. Мафия. Вы уже догадались, наверное?
        - Да, что-то вроде того… - Ал вздохнул и уселся на стул. В темноте глаза начинали видеть все лучше и лучше, и он уже мог разобрать бледное лицо Дайлинь. - То есть вы были отставной любовницей главаря… этого Фуха?… А потом решили бежать.
        - Нет, - она засмеялась. - Фуха - мелкая сошка. Я была подругой Чинхе. А так все верно, да. Я ведь аместрийка наполовину, потому так знаю ваш язык. Меня всегда отправляют встречать гостей из Аместрис. Я хотела бежать к родичам отца. Ваше ранение устроило бы переполох, я бы скрылась… Но вы уцелели, да еще и оказались алхимиком.
        - И чем моя профессия меняет дело? - спросил Ал.
        - Давайте я расскажу по порядку. Я слышала ваш разговор в повозке. Вы угадали. Гастон Эллек - это знаменитый аместрийский бандит, торговец опиумом. Эдвард Эллек - его сын. С Чинхе они конфликтуют из-за стоимости поставок. Гастон послал сына на переговоры с двумя телохранителями… при этом, кажется, он недолюбливает наследника, иначе отправил бы охрану побольше. Все понимают, что от Чинхе-Людоеда можно живым не вернуться.
        - То есть вы перепутали меня с Эдвардом Эллеком?
        - Не совсем. Видите, я сейчас могла бы соврать, но я честна с вами… Мне очень нужно было бежать. Эллек запаздывал. Может быть, он совсем отменил поездку. Тут появляетесь вы. Вы немного похожи внешне: тоже блондин, при вас тоже телохранители. Для непривычного взгляда в Сине все аместрийцы на одно лицо. Если бы я и впрямь убила или покалечила Эллека, я бы могла сбежать. Чинхе было бы выгодно от меня отказаться и не ловить. Но вы алхимик - а значит, сейчас очень нужны Чинхе, даже если вы Эллек. Он постарается подружиться с вами, а меня постарается убить.
        - Зачем же ему нужен алхимик?
        - Я вам все расскажу. И зачем нужен алхимик, и про Чинхе, и про его поместье…
        Только помогите мне. Они меня ловят. Я с трудом прошла мимо охраны.
        Но завтра к обеду или даже утром Чинхе вернется из Шэнъяна и возьмет дело в свои руки - тогда мне не скрыться.
        - Вы хотите, чтобы я вас спрятал? Я чужой в этой стране…
        - Вы не чужой, - быстро проговорила Дайлинь. - Я слышала ваш разговор. Вы знакомы были с Небесным Императором, еще когда он был принцем, и вы знаете принцессу Мэй… Одна ваша рекомендательная записка - и я могу укрыться в Очарованном дворце! Оттуда Чинхе не станет пытаться меня достать.
        - Ого, - Ал задумался. - Так вы слышали этот разговор, сделали выводы о моих связях - и все равно попытались меня взорвать?
        - Тогда я надеялась, что мой план с отвлечением внимания удастся, - пожала она плечами.
        - Итак, - Ал вздохнул. - Давайте подведем итог. Вы покушались на меня, чтобы воспользоваться переполохом в собственных целях… Потом вы последовали за мной сюда, в Цзюхуа, и пытаетесь убедить меня помочь вам - расплатившись сведениями о ситуации, в которую сами же меня втянули?
        Дайлинь, кажется, поколебалась.
        - Вы ведь хороший человек, Альфонс. Меня убьют, если вы мне не поможете.
        - Я отвечаю не только за себя! Вы втянули в это дело моих спутников, и я…
        - Я очень извиняюсь.
        У меня в самом деле не было другого выбора. Мне не хотелось бы говорить… но это правда. Когда вы узнаете репутацию Чинхе, вы немного поймете… Знаете, я могу расплатиться с вами не только информацией.
        Ала бросило в жар. «Нет, она правда?.. - мелькнуло у него в голове. - Или мне показалось?!»
        - Так со мной расплачиваться не нужно, - услышал он свой голос. Голова была легкой и звонкой. - Вы меня правильно раскусили: я не могу оставить вас на верную смерть… Если она в самом деле вам грозит, в чем я не уверен.
        - Я правда… - начала Дайлинь, подаваясь вперед. Ал остановил ее жестом.
        - Может быть, я помогу вам. Но сначала мне нужно обсудить это с моими спутниками… и они тоже должны посмотреть на вас. Они обязаны знать, кому мы обязаны всей этой… неразберихой.
        Дайлинь промолчала; Алу показалось, что она растерялась на миг, однако голос ее прозвучал совершенно спокойно:
        - Разве не вы принимаете решения в группе?
        - В том, что касается цели нашего путешествия - да. Просто потому, что я один алхимик, а они помогают мне. Но вообще-то мы равноправные компаньоны. Извините, если у вас сложилось иное мнение.
        - Тогда я могу прощаться с жизнью, - просто сказала Дайлинь. - Вас я еще могла надеяться очаровать, но их…
        Алу показалось, что в ее голосе прозвучала горьковатая улыбка.
        - Ничего, - Альфонс улыбнулся. - Вы себя недооцениваете.

* * *
        Первая реакция как Джерсо, так и Зампано, была предсказуема.
        - То есть она втянула нас в переделку, а теперь хочет расплатиться информацией о том, куда втянула, чтобы мы помогли ей выбраться? - спросил Зампано, подтвердив рассказ скупой жестикуляцией. - Нечего сказать, замечательно!
        - В целом все так и есть, - мягко сказал Ал. - Но у меня есть замечание.
        - Ну? - мрачно вопросил Джерсо.
        - Сделанного уже все равно не исправишь. Меня считают представителем аместрийской мафии; что еще важнее, они знают, что я алхимик, и просто так не отстанут.
        Или отстанут?
        - Чинхе очень нужен алхимик, - подтвердила Дайлинь. Она сидела на краешке кровати в крайне скромной позе, и свет лампы, которую Ал все-таки зажег, пригласив спутников к себе, играл на ее черных, словно лакированных волосах. При свете стало еще заметней, как она красива; а еще стало видно, что она совсем юна. - Он собирается жениться.
        Зампано заржал.
        - А у вас это что, без алхимиков не обходится? Своими силами никак?
        - Он собирается жениться на алхимике, - пояснила Дайлинь.
        Джерсо, до того молчавший, фыркнул. Зампано присвистнул и заржал еще пуще:
        - Ну ты попал, парень! Он хоть красивый, твой босс, а, девочка?
        - Постойте, - Ал взмахнул рукой. - Я уверен, она имеет в виду что-то другое. Правда, госпожа Лю?
        - Дайлинь, - она взмахнула веером; веер у нее был очень красивый, с витиеватой росписью. - Я вовсе не имела в виду, что господин Чинхе собирается жениться на вас, Альфонс. Жену ему уже нашли. Просто господин Чинхе должен быть уверен в том, что супруга обладает всеми нужными качествами.
        - А что же, проверить с помощью одного из местных алхимиков он ее не может? - заинтересовался Джерсо. - Их же тут как грязи. Считай, потому мы сюда и заявились.
        - Все мастера алкестрии состоят в Союзе Цилиня[5 - Цилинь - в Древнем Китае мудрое мифическое животное с рогатой головой дракона и змеиной шеей. Возм., искаженные представления о жирафе (ср. японское «кирин»).] и подчиняются номинально только императору, а фактически - лишь своему начальству, - покачала головой Дайлинь. - За благосклонность иерархов Союза сражаются все - от представителей знатных родов, если тем не посчастливилось иметь семейных алхимиков, до триад. Господину Чинхе очень повезло, что он сумел договориться с одним из младших иерархов Союза и сосватать за себя его племянницу… Впрочем, это большой секрет, имейте в виду. Например, из тех господ, с которыми вы сражались сегодня днем, об этом не знал никто.
        - Понятно, - Ал вздохнул. - То есть все, чего хочет от меня этот Чинхе - это пообщаться с его невестой и выяснить, понимает ли она в алхимии?
        - Да, - кивнула Дайлинь.
        - И этой информацией вы собирались со мной расплачиваться?
        - Отнюдь. Я хотела нарисовать вам план ближайшей резиденции Чинхе и рассказать все, что знаю, о нем и его окружении. Поскольку я была… близка к нему, я кое-что знаю.
        Ал, Зампано и Джерсо переглянулись.
        - То есть вы считаете, что потом он меня так просто не отпустит? - спросил Ал.
        Дайлинь поколебалась.
        - Не знаю, - просто сказала она. - Возможно, все-таки не захочет ссориться с вашим предполагаемым отцом, раз думает, что вы Эдвард Эллек. Если у Эллеков есть свои алхимики, это делает их куда более ценными в глазах Чинхе… Он раньше думал, что все алхимики в Аместрис на государственной службе, как здесь.
        - Не все. И даже не самые лучшие, хотя так многие считают… Два лучших из известных мне алхимиков не состояли на государственной службе ни дня.
        - Да? - внезапно заинтересовался Джерсо. - А кого ты считаешь лучшими, Альфонс? Я думал, твой брат и тот, ну, который сейчас большой начальник на востоке…
        - Нет, - Ал покачал головой. - Эдвард, конечно, гений, и генерал Мустанг очень хорош, но все-таки лучшими, кого я знал, были Ван Хоэнхайм и Изуми Кертис. Но речь не об этом. Дайлинь, вы знаете, как Чинхе себя поведет?
        - Он может быть очень непредсказуем, - дипломатично ушла она от ответа.
        Ал задумался.
        - Что вы предлагаете? - обратился он к спутникам.
        - Драпать до рассвета, и все, - мрачно заметил Джерсо. - Кстати, почему нас еще не сцапали, а, дамочка? Они тут давно уже окружают.
        - Потому что Чинхе еще не вернулся из Шенъяна. Он будет не раньше утра, а может быть, даже к полудню, - пояснила Дайлинь. - Без его руководства они не смеют.
        - Ну вот и драпать, пока не, - припечатал Джерсо. - Спорим, что мы с Зампано любое оцепление прорвем? Да и ты тоже не особо хлюпик.
        - Так-то оно так…
        - Ал потер подбородок. - Только вот что… если все алхимики здесь - в Союзе Цилиня, то просто ли к ним подобраться? - он посмотрел на Дайлинь. - Я, конечно, читал про этот Союз, но был уверен, что членство в нем добровольное…
        - Так оно и есть. Но на практику алхимии наложен запрет, если только ты не в Союзе или если твоей семье не было даровано особое разрешение, - объяснила Дайлинь. - Конечно, одиночки все равно находятся, но они прячутся от представителей Союза. Сами же члены Союза… я бы не сказала, что они ведут замкнутый образ жизни, но делиться с иностранцем своими секретами не будут. Если вы именно за секретами прибыли сюда.
        - М-да, - Ал потер подбородок. - Похоже, эта самая невеста, если она действительно алхимик - наш единственный шанс поговорить с членами Союза!
        - Может, и не единственный, - не согласился Джерсо.
        - Но самый быстрый. Где мы их еще найдем? А тут - пожалуйста.
        - Возможно, что и так, - Джерсо с недоверием покосился на Дайлинь. - Но что-то мне все это не нравится.
        - А мне нравится, - вдруг весело сказал Зампано. - И потом, выдавать себя за аместрийских мафиози - весело! Ты же это предлагаешь, а, Альфонс Элрик?
        - Это, - кивнул Ал. - Но сначала мы должны подумать, как помочь Дайлинь.
        - Еще чего не хватало, - Зампано все еще веселился. - Скорми ее мне, да и дело с концом.
        - Ты же не хищник, - резонно возразил Джерсо.
        - Кабаны, между прочим, всеядны, - гордо пояснил Зампано и зловеще поправил очки. - А она аппетитная.
        Дайлинь не изменилась в лице.
        - Она втравила нас в неприятности, так что хоть живьем кожу сдирай, - буркнул Джерсо.
        Правда, особой злости в его словах не чувствовалось.
        - Я ничего не хочу сказать, - мягко произнес Ал, - но не кажется ли вам, что любой человек заслуживает второго шанса?
        Зампано и Джерсо переглянулись.
        - Лишь бы не тридцать второго, - буркнул Зампано. - От нас что нужно?
        - Зависит от того, какие у тебя были планы, Дайлинь, - Ал обратился к девушке. - Что ты хотела сделать?
        - Бежать, - Дайлинь пожала плечами. - И скрываться. Сначала я хотела отправиться в Аместрис, там у меня живут родственники по отцу… Год назад, когда начали строить железную дорогу, я наладила с ними контакт. Теперь я думаю, что меня там ждут. Нужно бежать в другую сторону, в Шэнъян. Но и там меня рано или поздно нашли бы, если бы не достаточно сильный покровитель. А вы знакомы с императорской семьей.
        - И вы поставили на такой сомнительный шанс? - удивленно спросил Зампано.
        - Это как все равно бы я решил прятаться от закона у человека, который болтал бы в пивной, что лично делал маникюр фюреру!
        - Утопающий хватается за соломинку, - Дайлинь опустила очи долу. - Я в отчаянном положении. Готова быть служанкой, кем угодно, лишь бы выжить. Вам, сильным мужчинам, сложно это понять…
        - Нет, ну вообще!
        - Джерсо взмахнул руками. - Они что, считают нас такими тупарями?.. Чтобы я на это…
        - Тихо, - Ал встретился с ним глазами. - Позволь мне разобраться.
        - Да пожалуйста, - Джерсо как будто слегка успокоился и пожал плечами.
        - Че-то я не понимаю, - Зампано переводил глаза с одного на другого.
        - Я тебе потом объясню, - Джерсо положил ему руку на плечо.
        - Значит, мне действительно нужно писать рекомендательное письмо, - сделал вывод Ал. - Дайлинь, ты уверена, что никто не видел, как ты сюда входила?
        - Не знаю. У них может быть приказ «всех впускать, никого не выпускать». Я рассчитывала рискнуть.
        - Я думаю, мы можем снизить твой риск до минимума. Как ты думаешь, будут они за тобой охотится, если найдут тебя утром в моем номере мертвой? А я скажу, что страшно отомстил тебе за происшествие в Кантоне.
        - Это угроза? - девушка приподняла брови. В этот момент она была дивно хороша.
        - Это вопрос, - улыбнулся Ал. - Я совершенно не представляю нравы и обычаи синских преступников.
        - Думаю, что нет.
        - Джерсо, сходишь со мной в кухню? Я собираюсь заказать ужин в номер.
        - Своевременно, - заметил Джерсо, поднимаясь. - А зачем я-то тебе понадобился?
        - Думаю, что сам не утащу… Предчувствую, что на нас нападет аппетит. Даже думаю, что мы тут сможем сожрать слона… ну, свинью-то точно. Сырую.
        На лице Зампано явственно отразилось отвращение.
        - Я бы предпочел не… - начал он.
        - Вот именно, давай не будем… - Джерсо заговорил одновременно с ним и даже в знак протеста уселся снова.
        Ал остановил их жестом.
        - Все понимаю, - сказал он. - Просто я сомневаюсь, что у них найдется целая коровья туша.
        - Зачем тебе… - начал Зампано, и вдруг хмыкнул, поправил очки. - Ага, кажется, догадываюсь. Я слышал об этом трюке.
        - Я тоже слышал как минимум дважды, - согласно кивнул Ал. - Полковник Мустанг и доктор Марко. Оба раза довольно успешно. Причем Марко, я точно знаю, воспользовался трупом животного.
        - Я была бы очень благодарна вам, если бы вы сочли возможным посвятить и меня, - смиренным тоном проговорила Дайлинь.
        - Человека трансмутировать он будет, - ответил Зампано.
        - Это невозможно!
        - Дайлинь прикрыла нижнюю половину лица веером.
        - Знайте что, давайте мы сначала сходим на кухню и посмотрим, найдется ли у них свиная туша, - мягко сказал Ал. - Или что-то подходящее. А уж потом будем разговаривать, возможно или нет…
        - Поддерживаю, - буркнул Джерсо. - А ты, кстати, - это он обращался к Зампано, - можешь и в другую комнату перейти.
        Зампано только глаза закатил.
        Свиные туши на кухне все-таки нашлись. Путем красноречия, улыбок, демонстрации поджаривания с помощью алхимических кругов и вранья о «специальной диете» Алу удалось убедить повара продать ему сырое мясо - свиньи подходящего размера не оказалось, и они взяли две поменьше. Весом обе туши с лихвой превышали прекрасную Дайлинь.
        - Придется таки Зампано смириться с тем, что остатки мы дожрем, - фыркнул Джерсо, без особо труда волоча обоих хряков наверх.
        - Слушай, а он правда… ну, неловко ему? - спросил Ал.
        - Понятия не имею.
        Свинину, вроде, старается не есть, но видел я, как он бекон наворачивал за обе щеки. Правда, может, он не знает, из чего бекон делают…
        - Как можно этого не знать? - удивился Ал.
        - А что ты хочешь? Я вот когда в приюте жил, долго был уверен, что хлеб на дереве растет… ну, видел только в виде булок. Зампано тоже приютский.
        Может, потому у нас с ним с семьями и не сложилось.
        Ал только удивленно помотал головой.
        - А ты?.. - спросил Ал.
        - Что я? Лягушек не едят.
        - Едят вообще-то. В Вест-Сити, очень модно…
        - Надо же! Век живи, век учись. Нет, не пробовал.
        …Когда они свалили туши в выволоченное из туалетной комнаты корыто, на лице Дайлинь, несмотря на ее маску хороших манер, все-таки отчетливо проступило опасливое выражение. Ал счел нужным пояснить.
        - Дайлинь, я не собираюсь пытаться создать человека. Это дело глупое и невозможное.
        Но вот сделать труп, подобие человеческого тела, не так и трудно…
        Мне даже не нужно заботиться о функциональной стороне: о клеточном составе, кислотно-щелочном балансе и прочем… Лишь бы оно внешне выглядело пристойно и не рассыпалось, да все органы более или менее на месте, - Альфонс перевел дух. - Сложность в другом. Я знаю один случай, когда такой обманкой удалось обмануть экспертизу, но труп был предварительно сожжен и медик не стал особенно приглядываться. А у меня знакомого медика нет, мне придется действовать с портретным сходством. Это непросто.
        - Почему бы и тебе не сжечь? - поинтересовался Зампано, поправив очки.
        - Потому что я не Рой Мустанг, секрета огненной алхимии не знаю. А костер развести здесь негде: дом деревянный, и мы на втором этаже. И вонять будет.
        - Тогда переломай все кости и садани по лицу топором, - вновь предложил Зампано. - Типа ты был очень зол и глумился над трупом.
        Ал содрогнулся.
        - Ну у тебя и идейки!
        - А что такого? Это даже не труп. Просто кусок мяса.
        - Я не смогу.
        - Я смогу, - вдруг обворожительно улыбнулась Дайлинь. - Ведь моя жизнь на кону.
        - У тела будет ваше лицо, - предупредил Ал. - Ну, или похожее.
        - Я поняла.
        Ал некоторое время смотрел на свою гостью, открыл было рот, чтобы что-то сказать, и махнул рукой.
        - Знаете что, - сказал он твердо, - сначала я попытаюсь все-таки добиться сходства с вами. А уж потом будем отрезать лишнее и разбивать непохожее.
        После короткой паузы Дайлинь сказала:
        - Если позволено, у меня есть идея.
        - Позволено, - Ал потер лоб.
        - Я бы хотела наедине вам ее высказать. Тем более что ваши уважаемые спутники, должно быть, хотят спать…
        - Да, точно, хотим, - Джерсо широко зевнул.
        - Нет, а мне интересно, что за… - начал Зампано, но Джерсо ткнул его кулаком в плечо.
        - Мы хотим спать, - с нажимом проговорил он. - Завтра денек тот еще. Пошли, оставим молодежь секретничать.
        Уже во второй комнате Зампано сердито спросил:
        - Ну и чего ты меня утащил? Можно подумать, эта фифа на шею Алу вешаться собиралась.
        - Естественно, собиралась, - Джерсо начал снимать куртку. - А то ты не заметил. Я прямо знаю, что она сейчас ему предложит: дескать, чтобы сотворить тело, максимально близкое к оригиналу, надо оригинал изучить… и начнет раздеваться. Или как-то так.
        Зампано присвистнул.
        - Парень влип, - с сочувствием сказал он. - Первый раз - и сразу такая штучка!
        - Ну или влип, или наоборот… Зато нам с тобой повезло: чем мы сегодня ни занимайся, он за перегородкой и внимания не обратит на подозрительные звуки.
        - Ого! Значит, я могу дать волю всем своим грязным, потаенным желаниям?..
        - На два часа, не больше. Выспаться надо.
        - Я все равно у тебя выиграю. Карты ты куда убрал?

* * *
        Тем временем за стенкой все происходило не совсем так, как вообразили себе химеры. Едва только за Зампано закрылась дверь, как Альфонс повернулся к своей спутнице.
        - Как хорошо, что вы их отправили, - сказал он. - Видите ли, Дайлинь… Мне нужно кое о чем вас предупредить, прежде чем вы выскажете свою идею. Возможно, это станет помехой нашим планам.
        - Я вся внимание.
        - Дело в том…
        - Альфонс слегка покраснел, - чтобы создать сносное подобие вашего тела, мне нужно его как следует изучить. Ну, вы понимаете. Вам придется снять одежду, а мне - вас рассмотреть. Возможно, для вас это неприемлемо, но я просто не знаю…
        Дайлинь внезапно прыснула.
        - Я так смешон? - покорно спросил Ал.
        - Нет, вы очень милы, - сквозь смех сказала она. - Я просто не думала, что вы сами предложите…
        - А почему нет? - словно защищаясь, спросил Ал. - Врачам же люди позволяют себя осматривать. Я не врач, но я сейчас пытаюсь спасти вам жизнь… стеснительность как-то неуместна.
        Дайлинь снова засмеялась, потянулась, встала и коснулась застежки своего легкого цветочного ципао у горла. Ал мог бы поклясться, что она не сделала ровным счетом никакого жеста, даже плечами не повела, но наряд, вроде бы состоящий из нескольких слоев и сидящий на ней более чем надежно, пестрой лужицей оказался у ног Дайлинь.
        А сама Дайлинь…
        Что ж, она была прекрасна, как только может быть прекрасна юная, обнаженная, изящная женщина. «Черт, мой опыт ограничивается подглядыванием в душе за подругой детства, - торопливо напомнил себе Ал, чувствуя, как у него неудержимо потеют ладони, а краска наползает на щеки. - Для меня сейчас любая неотразима… И вообще, будь ученым, не теряй голову, у Уинри грудь больше! Да, но зато какая форма…. черт, это же не воспроизвести, она как цветок…» Следующая мысль была проще: «Я влип».
        - Почему бы вам не изучить получше? - коварно спросила Дайлинь, осторожно взяла его безвольную ладонь и положила на объект альфонсовых сомнений, повыше темно-коричневого, встопорщенного от холода соска.
        Теплая плоть словно сама подалась навстречу.
        - Я верю в любовь, - слабо пробормотал алхимик.
        - Вы хотите сказать, что в меня влюбились? - удивленно подняла брови Дайлинь.
        - Нет, - ответил Ал еще тише. - В том-то и дело.
        - Если бы это было по любви, я бы тоже себе не позволила, - мягко проговорила девушка, кладя ладони ему на шею и подтягивая ближе к себе; ее дыхание пахло пряностями. - Но в том-то и дело, что у нас нет чувств друг к другу, Альфонс Элрик. Можем ли мы позволить себе небольшую передышку?.. Расслабьтесь, мой дорогой. Вы безумно мне нравитесь. Все будет хорошо.
        Алу действительно было хорошо.
        Стыд ушел почти сразу, уступив любопытству, энтузиазму и наслаждению. Ее запах, ее тепло, ее гладкие волосы под пальцами, когда она, опустившись на колени, ласкала его ртом - божественно, одно лучше другого, может ли в мире быть большая радость? Дайлинь не дала растрепать свою аккуратную прическу, вывернулась со смехом. Пальцы ее порхали бабочками, гладили его грудь, бедра, сжимались ласково, словно оставляя огненные следы.
        «Эй, это я должен изучать твое тело!»
        «Что же, мне не полагается ничего для себя, господин ученый? У меня давно никого не было…»
        Внезапная искренность, акцент, вдруг возникший в голосе; несколько слов, которые она пробормотала по-сински, словно короткую молитву - Ал не разобрал смысл - все это словно перекинуло между ними мост, уничтожив последние мысли о том, что у их встречи были какие-то смысл, и цели помимо самой этой ночи - лукавой и немного печальной.
        Когда его первый голод был утолен, он принялся тщательно изучать ее тело, лаская губами и языком - немного неуклюже, но Дайлинь направляла его. Она была нежна, приветлива и благодарна. Ее вздохи пьянили не хуже вина: Ал чувствовал, что теряет себя, не успевая запоминать и понимать. Она была слишком прекрасна: и эта небольшая родинка на тыльной стороне левого плеча, и маленький, еле заметный шрамик над пупком, и легкая выпуклость живота, и восхитительная грудь, чье совершенство он даже не мог описать… Она была прекрасна вся целиком, его первая женщина.
        «Я не смогу повторить это совершенство», - подумал Ал.
        Дайлинь спросила его, уверен ли он теперь в успехе. Альфонс ответил чистую правду:
        - Теперь я как никогда хочу попробовать. Только… Дайлинь, не могла бы ты помочь мне?
        - Все, что угодно, - она улыбнулась.
        - Две вещи.
        Во-первых, скажи, подтверди, что тебе действительно нужно сбегать.
        Они смотрели друг другу в глаза, лежа на кровати и обнимали друг друга, и ничто не дрогнуло в ее лице, но Аллу показалось, будто между ними рассыпали лед.
        - Нужно, - сказала Дайлинь. - По-другому мне не уйти от Чинхе. А уйти надо.
        - Тогда вторая вещь.
        Штук десять приседаний.
        - Что?.. - глаза Дайлинь слегка округлились.
        - Приседаний, - повторил Ал. - Еще, пожалуйста, помаши руками, пару наклонов и… ну ладно, я покажу.
        - Прости еще раз, что? - немного растерявшись, повторила синская гангстерша.
        - Вообще-то я честно с самого начала собирался просто изучить твое тело, - сказал Ал, слегка смущаясь. - То, что мы сделали, мне очень помогло, но надо же еще понять костную структуру, особенности опорно-двигательного аппарата, все такое…
        Дайлинь фыркнула - и вдруг тихо засмеялась, зажимая рот.
        - Что еще и можно ожидать от ученого мужа! - сказала она. - Покажите же мне нужные позы, господин алхимик.

* * *
        В их дверь постучали, когда Ал и Джерсо завтракали коагулированными (кроме Ала это слово все равно никто не мог выговорить, поэтому свинья была сочтена просто жареной) остатками свиньи - а Зампано мрачно раскладывал пасьянс, сидя на кровати. Окно было раскрыто.
        Искусственное тело лежало в ванной, нелепо скрючившись. Дайлинь укрылась в смежной комнате. Здесь было самое слабое место их плана: нужно было так отвлечь внимание визитеров, чтобы туда даже не зашли. Ал предложил было спрятать девушку в сундуке, что заменяли здесь нормальные человеческие шкафы, но в случае обыска это дало бы лишь отсрочку.
        Для отвлечения внимания они сперва хотели было выложить тело на полу посреди комнаты, но тут воспротивились все, кроме Ала.
        «Если оставили на полу - значит, там, где убили, - увещевал Джерсо.
        - А я тебе не возьмусь так все разложить и стены кровью забрызгать, чтобы картину воспроизвести, какую нужно… Пусть лучше мы ее пытали в ванной».
        «Да, - поддержала Дайлинь, - в это Чинхе поверит скорее. Кроме того, тело на полу зальет все кровью и может просочиться на первый этаж…»
        «Замечательно. Утренний душ отменяется. А как нам тогда привлечь внимание Чинхе, чтобы он не прошел в соседнюю комнату?»
        «Это зависит от твоего поведения и выбора слов», - ответила Дайлинь.
        «Тогда приготовься прыгать в окно и надеяться на лучшее, - пригрозил Альфонс. - Что ж, буду играть маньяка».
        Он сомневался, сможет ли изобразить то, что нужно. Честно говоря, он вообще сомневался, что сейчас сможет кого-либо сыграть. Черт, он поехал в Син заниматься наукой и сидеть в библиотеках! Какие высшие силы превратили это невинное предприятие в очередную эскападу с дикими приключениями?
        - Ты справишься, - тихо сказал Джерсо.
        Ну почему Эдварда здесь нет?..
        У него чудесно выходило изображать плохих парней…
        А может быть, сознаться, что они никакие не мафиози?.. Нет, рискованно, они уже это обсуждали.
        Ладно, будем играть.
        Альфонс не стал лезть в карман брюк, но он знал, что заветная железка там, и от этого становилось немного легче. В конце концов, справился тогда, справится и сейчас.
        - Войдите, - крикнул Альфонс, умудрившись не дать петуха, - не заперто!
        Дверь раздвинулась и на пороге, низко кланяясь, появился колоритного вида низкорослый человечек.
        Оружия при нем как будто не было, зато он щеголял темно-синей рубахой с вышитым золотым драконом, такими же шароварами, низкой шапочкой с черным длинным пером и престранного вида мягкими красными туфлями.
        - Уважаемый господин Эллек? - проговорил человечек по-аместрийски с небольшим акцентом, кланяясь на синский манер.
        - Тебе чего надо? - невежливо спросил Зампано, отвлекаясь от карт.
        - Мой господин шлет вам приветствия и просит позволения войти и побеседовать с вами.
        - Кто такой ваш господин? - спросил Ал спокойно. - Я здесь никого не знаю.
        - Моего господина зовут Чинхе, это просвещенный и благородный человек, облеченный немалой властью. Он также хотел бы принести извинения за вчерашнее столкновение с его нерадивыми слугами в Кантоне. Мой господин тем более сожалеет, что он не знал о выдающейся учености господина Эллека.
        - Я с удовольствием поговорю с ним, - сказал Альфонс, хотя внутри у него все сжалось и никакого особо удовольствия он не испытывал. Он снова постарался говорить тем же тоном, каким когда-то общался с гомункулусами. Увы, получилось хуже. Двухметровый железный доспех здорово придает уверенности в себе. А в чужой стране да в своем слабом живом теле сразу чувствуешь уязвимость.
        Пятясь, человечек отошел в сторону, и вместо него в комнату, отвесив короткий поклон, вошел молодой мужчина.
        «Моложе генерала Мустанга, - решил Ал, глядя на смуглое волевое лицо. - А чем-то похож».
        Вслед за ним двое помощников внесли невысокое кресло и установили прямо напротив Альфонса. В него и уселся вошедший.
        Господин Чинхе отличался невысоким ростом - лишь чуть выше миниатюрной Дайлинь. Не только Зампано с Джерсо, но и Ал возвышались над ним. «Голова дракона»[6 - Луньтао (голова дракона) или тайло (большой брат) - традиционные названия глав синских преступных группировок.] - так называли предводителей триады - был похож на Мустанга только властностью и слегка скучающим выражением лица, но его пластика прирожденного танцора ничуть не напоминала военную выправку.
        - Приветствую вас на землях, за которые мой клан несет ответственность, - проговорил Чинхе ровным, невыразительным голосом без всякого намека на любезность.
        Говорил он по-сински, а не по-аместрийски, но старался нарочито подбирать слова попроще и пользовался не литературным, а «деревенским» языком.
        - Не могу сказать, что я рад, - Ал никак не мог решить, держаться ли ему высокомерно или, наоборот, подчеркнуто демократично. Поэтому его интонация порядочно «гуляла»; оставалось надеяться, что Чинхе спишет это на плохое владение языком. - Мы собирались в Шэнъян, но задержались здесь. Из-за вас?
        - Отчасти, - кивнул Чинхе. - Постараюсь искупить неудобство своим гостеприимством. Я также буду рад загладить свою вину любыми подарками, которые вы согласитесь принять.
        - Что вы хотите от меня?
        - Будьте моим гостем несколько дней. Мое имение находится недалеко отсюда, и оно понравится вам больше, чем эта гостиница.
        - Зачем же вы охотились за мной? - это Альфонс спросил, пожалуй, излишне резко. - Потому что я алхимик?
        - Сперва мы лишь хотели засвидетельствовать свое почтение сыну вашего отца, господин Эллек, - Чинхе смотрел в упор. - Но потом ваши навыки вызвали у моих людей особое восхищение. Если бы не моя нерадивая слуга, которая встретила вас так плохо, наше знакомство выглядело бы иначе.
        - Надеюсь на это, - произнес Ал. - Кстати, не хотите полюбоваться на вашу слугу? - он махнул рукой в сторону ванной, надеясь, что жест вышел не слишком нарочитым.
        Чинхе приподнял руку, и маленький человечек в длинных туфлях послушно просеменил в сторону ванной. Он исчез там на полминуты; все это время в комнате царила тишина. Наконец слуга появился вновь.
        Ал не уловил, какой между ними и Чинхе произошел обмен взглядами, но Чинхе произнес:
        - Надеюсь, теперь обида между нами забыта?
        - Отчасти, - Ал кивнул. Он боялся радоваться, что подмена удалась. Может быть, потом Чинхе еще осмотрит тело сам? - Итак, вам нужен алхимик…
        Но зачем?
        - Это очень деликатное дело.
        - Что ж, - Ал пожал плечами, изо всех сил стараясь казаться равнодушным, - у меня не так уж много времени. Меня ждут в Шэнъяне.
        - Это не займет более пяти дней, после чего мои экипажи доставят вас в любое место, куда пожелаете. Кроме того, можете рассчитывать на благодарностью - мою и моего клана[7 - Здесь, скорее, «клан» в значении мафиозная «семья», хотя во главе триады Чинхе стоят родичи.].
        - Ага, значит, у вас тоже клан? - с любопытством спросил Ал.
        - Естественно, - кивнул Чинхе. - В Сине все объединяются в кланы.
        Мысль Ала напряженно работала.
        Итак, он был прав! Дайлинь вовсе не сбегала от Чинхе после фиаско со взрывом. Оба раза он послал ее: один раз взорвать ненужного гостя из Аместрис, второй раз - попытаться войти этому гостю в доверие… ну или как искупительная жертва, если это не удастся.
        Чем же эта девушка так провинилась перед своим любовником?..
        Ладно, не отвлекаться. Раз все идет по плану, значит, нужно делать так, как решил вчера вечером.
        Итак, Чинхе спустил зверское убийство подчиненной на тормозах; Ал как бы принял извинение. Значит, нужно дальше вести себя как бандит-бизнесмен и приступить к деловым переговорам.
        Чинхе еще раз поклонился.
        - У каждой страны свои пути. Что касается моего дела, от вас не потребуется совершить нечто неподобающее или раскрыть тайны вашего искусства. Даю вам свое слово. Вы знаете, что моему слову можно верить.
        Ал этого не знал. Он не поверил бы ни единому слову аместрийского гангстера - хотя, надо думать, для этих ребят деловая репутация еще важнее, чем для законопослушных - но синцы… В любом случае, что бы сделал самоуверенный господин Эллек, алхимик-самоучка?.. Да принял бы предложение! Либо поверил бы Чинхе, либо решил бы, что не отобьется от его миньонов… Кстати, последнее верно не только в отношении гипотетического Эллека.
        - Пожалуй, я приму ваше предложение погостить, - кивнул Ал. - А о деталях договоримся позже. Не в такой обстановке.
        Чинхе кивнул.
        - Тогда последнее. Я хочу похоронить женщину из своего клана, как подобает.
        Ал посмотрел ему в глаза. Глаза у Чинхе были необычные для синца - светлые, почти серые.
        Или это от освещения?..
        - У вас чудесные обычаи здесь, в Сине, - процедил Альфонс Элрик, внезапно чувствуя, что его охватывает гнев, не имеющий ничего общего с актерством. - Вы послали ее вчера вечером сюда, зная, что я скорее всего ее убью… - на эту фразу, показавшую, что Альфонс не купился на сказочку, будто Дайлинь сама выследила их от Кантона и прошла через охрану, Чинхе не прореагировал. - Вы ничего не сделали, чтобы защитить «женщину из своего клана». И теперь все, что вы хотите, это похоронить?!
        - Да, - сказал Чинхе.
        - Делаете с телом, что захотите. Хоть ешьте, - тут Ала понесло: это не было отрепетировано или даже обговорено. - Но учтите, что я не желал убивать ее. Я не привык прощать покушения на меня - или прямую ложь. Даже если здесь больше ваших людей, чем изюма в… в каше.
        Альфонс не знал, как по-сински будет «пудинг».
        - Я заберу тело, - только и произнес Чинхе.

* * *
        Пока они ехали в гости к этому ледяному типу, Чинхе, крестник с химерами не разговаривал. Оно и понятно: везли гостей из Аместрис в открытой повозке, и черт его знает, что возница мог слышать. Джерсо тоже помалкивал - ну и Зампано, разумеется. Уж от него-то глупостей вряд ли можно ждать.
        Крестником они называли Альфонса. Первым это словечко придумал Зампано - он происходил с юга, и в их религии так принято было называть молодежь, над которой брали опеку (ну или Джерсо так понял). А что, подходяще.
        Иногда, правда, Джерсо казалось, что это Альфонс Элрик их опекает - но редко.
        Особняк у местной мафии оказался роскошный. Одна аллея, уставленная золочеными львами, чего стоила.
        Если бы Джерсо не знал, что билеты в Цзюхуа они брали чуть ли не наугад и в самый последний момент, решил бы, что их сюда заманили. Или у главного бандита такие особнячки расставлены по всем городам и весям?..
        Ну и потом… гобелены всякие с местными закорючками, вазы в рост человека… Уж на что Джерсо в них не разбирался, и то ума хватило понять: пыль им в глаза пускают. И вполне успешно. На Зампано стыдно стало смотреть: если он на станции в Кантоне сам не свой от туристических эмоций стал, то уж тут - вообще башкой отъехал.
        Джерсо дважды пришлось его чуть ли не под локоть толкнуть. Это Зампано-то; Зампано-молнию, который всегда брал первенство по стрельбе в их части; это Зампано-то, который чемпионом был всегда по слепому бою…
        Да уж, страшно сказать, что с людьми делает культурный шок.
        Но слава богу, все эти переходы-перекрытия закончились, и аместрийцы оказались в комнате для переговоров.
        Хорошо хоть, крестник не стушевался. Нормально вел себя, и поздоровался, как по-ихнему принято, но что-то все равно не так. Джерсо сначала понять не мог, в чем дело, а потом догадался.
        Вот он заходит в комнату эту переговорную, почти пустую, - и пригибается, проходя под притолокой, хоть и не надо. А вот он садится за низкий стол, отодвигается от края, сгибает колени…
        Джерсо понял: точно, так Ал Элрик все еще ощущает! себя железным Не всегда, но когда он выбит из колеи и думает о чем-то другом: пожалуйста, в лучшем виде.
        Тут местный главарь с крестником начали болтать то по-местному, то на ломаном аместрийском, который этот босс знал с пятого на десятое. Вроде как-то друг друга понимали. Джерсо не вслушивался; понял, что сперва речь шла чего-то об алхимии, а потом они просто торговались. Ну ясно: какую-то услугу Ал должен оказать этому хмырю; ну правильно, девушку проверить. Все, как рассказывала красивая стерва Дайлинь.
        Да, Альфонса она подловила знатно. Ясно, что он красивой девушке отказать не может. Еще того яснее, что вообще себя контролировать с женщинами после пяти лет в железной банке - невероятно трудно, особенно подростку.
        Еще яснее ясного, что красотка свою игру вела. Правильно сказал Ал: не по свое инициативе она его взрывала и не по своей воле пришла тогда в гостиную. Ее послал этот Чинхе; явно хотел, чтобы она в доверие к алхимику втерлась.
        Но про то, что была любовницей Чинхе, но вышла из дела, и про то, что уйти хотела из банды - это не врала. Тоже вела свою игру; перехитрила Чинхе, задумала бежать из банды, а крестник - то есть Альфонс - ей помог.
        Да, так гладко выходит.
        Непонятно только, в чем причина. Только размолвка с бывшим любовником?.. Джерсо казалось: не в этом одном дело.
        Джерсо изучал интерьер, приглядывался к самому Чинхе, причем по возможности так, чтобы не выходить из образа «мы тут вместо шкафа». Они с Зампано сидели в дальнем углу комнаты, на циновках, без стульев и без лавок.
        Ноги затекали страшно, но ничего. Думать это не мешало.
        Этот мафиозный босс сам по себе - опасный мужик, решил Джерсо. Но одолеть его можно. Синские техники боя, конечно, рассчитаны на то, что более маленький и легкий может победить более мощного и сильного. Но аместрийская школа боя тоже не на пустом месте строился, да и ускоренные реакции химеры кое-что дают…
        Еще Джерсо понял, что Чинхе был чем-то обеспокоен. Лицом и руками он почти владел, а вот плечи… интонации в чужом языке читать плохо, но все-таки Джерсо решил, что мужик из-за чего-то сильно очкует. Может, даже из-за чего-то личного.
        Все-таки психует, что они его любовницу убили?.. Надо крестника предупредить. Потому что если он все-таки решит за нее отомстить…
        Хотя вот тоже еще вопрос.
        Поверил ли Чинхе в ее смерть?.. Часто ли синцы сами с трупами химичат? Алкестрия, вроде, это позволяет, насколько Джерсо знал.
        Вот вопрос вопросов.
        - Не прояснишь картину, Альфонс? - спросил Зампано, когда их проводили в отведенные гостям покои. Опередил.
        - У стен есть уши, - бросил крестник как-то подчеркнуто высокомерно. - И сколько раз я говорил, называй меня боссом.
        - Ладно, босс, - хмыкнул Зампано. - Ты уж прости, мозги-то у меня кабаньи. Так чего там они от вас хотели и во что это выльется?
        - Что хотели… - вздохнул Ал. - Завтра у них тут праздник: помолвка, понимаете ли. Официальное представление невесты жениху.
        После этого до свадьбы она десять дней со своей свитой живет в его доме - то есть в этом доме. А я, значит, должен проверить ее искусство.
        - А она хоть красивая? - поинтересовался Джерсо.
        - Тебе что, одной красавицы мало? - заржал Зампано. - Обязательно еще одну надо прикончить?
        - Точно, кабаньи мозги…
        - Все, хватит, - пресек крестник их терки. - Я спать. Устал страшно.
        Солнце еще даже не село, но Джерсо сразу Алу поверил: устал. На него было страшно смотреть: двое переговоров с мафией, да еще прошлая ночь бессонная была.
        - Спите… босс, - Зампано сплел пальцы и хрустнул суставами. - А мы посторожим.
        - Вы тоже поспите, хоть по очереди, - зевнул Ал. - А то опять всю ночь до меня будут всякие неприличные вопли долетать.
        - А я че сделаю, если Джерсо не умеет проигрывать? - возмутился Зампано.
        - Да я у тебя выиграл две трети сдач, ты!..
        Ал зевнул и удалился к себе - в роскошные покои почти без мебели. К ним примыкало куда более скромное помещение, видимо, и отведенное телохранителям.
        Джерсо искренне крестника пожалел.
        - Ну чего, - спросил Джерсо Зампано, когда дверь за Альфонсом закрылось, - ты местное наречье знаешь лучше меня. Что-нибудь услышал от охраны интересного?
        - Да не особо, - деланно равнодушно заметил Зампано. - Только узнал, что Чинхе этого тут зовут Людоедом.
        - Жестокий больно?
        - Да как сказать…
        Пальцы сам проштрафившимся отламывает, но это все тут так.
        Джерсо кивнул. Отломанные пальцы были ему знакомы не понаслышке.
        - Он тем прославился, что убивает всех своих любовниц, которые от него забеременели. Даже если аборт - все равно. Никому еще уйти не удалось. Тут двое сплетничали насчет того, как далеко эта Дайлинь убежать успела - они ставки, оказалось, делали. И еще, мол, неясно - она с грузом убегала или уже травануть успела.
        - Дела, - протянул Джерсо после паузы. - Если и беременная, Альфонс, конечно, про это не знал.
        - Да ну… - неуверенно проговорил Зампано. - Не мог не заметить.
        - Мог, он парень неопытный… Короче, ты ему не говори. Ему может неприятно быть.
        Зампано начал было что-то спрашивать, потом оглянулся по сторонам - и явно над собой сделал усилие. Правильно, от подслушки здесь никто не застрахован.
        Крестник-то их такой парень, который будет всех бездомных котов подбирать, а уж если кошка беременная - не успокоится, пока сам за родами не проследит и всех котят на руки не пристроит.
        Может, именно поэтому он единственный, благодаря кому они могут вернуть тела.
        Нет. Не нужно ему знать.
        Только если прямо спросит.

* * *
        Алу никак не удавалось заснуть.
        Он ворочался с боку на бок, и то, что низкая постель была непривычной, и пахло в комнате какими-то странными вещами, тоже не способствовало его успокоению.
        Наконец ему надоело бороться со сном, он поднялся и подошел к окну, распахнутому на полстены. За окном был внутренний дворик - сад, освещенный луной.
        Точнее, как бы сад; Алу все это напомнило сильно облагороженный участок дикой природы в миниатюре. Ничего похожего на газон или клумбы и в помине не было: просто развесистые ивы, между ними ручей, из воды торчат спины камней. Но и на заброшенный парк непохоже: деревья слишком здоровые, трава слишком густая, водоем слишком красивой формы, и даже камни словно отмытые с мылом.
        Но красиво. Очень красиво. На заднем дворе мастерской Рокбеллов такое не устроишь… зато оттуда видно настоящую реку и настоящие горы.
        Ал устал прикидывать, какое место триады занимают в местно социуме. Устал планировать, что делать, когда он завтра познакомится с этой невестой; не попытаются ли избавиться от аместрийских гостей, когда его миссия будет выполнена. Что делает сейчас Эдвард в Крете. Как лучше вести себя.
        Красивая ли она, эта невеста Чинхе…
        Что связывало - и связывает - Чинхе и Дайлинь…
        …Перед тем, как Дайлинь вставила шпильки в волосы подложного трупа, она замерла словно в нерешительности. Красивые резные штучки из слоновой кости уже были у нее в руках, рассыпавшиеся черные волосы скрыли лицо.
        «Это подарок?»
        - спросил Альфонс, внезапно догадавшись.
        Дайлинь не стала кивать.
        «Я знаю, что ты пришла сюда по приказу, - сказал Ал. - Но если ты и в самом деле говорила мне правду - то вот он, шанс. Другого не будет. Видишь, мы все очень старались, чтобы ты могла сбежать».
        «Почему? - вот тут Дайлинь подняла на Ала глаза. - Раз ты понял, что я тебе лгала?»
        «Потому что каждый живет только один раз, - просто сказал Ал. - И потому что нет людей, которые никогда не совершали ошибок».
        Тогда, когда он это сказал, слова показались ему правильными и проникновенными. Сейчас в ночной тишине они вспоминались откровенно глупыми. Однако Дайлинь поджала губы, будто решила что-то - и рассталась со шпильками.
        Ал предложил ей сделать сносную копию и отдать их «трупу» - Дайлинь отказалась.
        «Очень тонкая резьба, - сказала она. - Подлинная, историческая вещь… К тому же, их… как это будет по-вашему?.. Посвятили духам?
        Нет, не так… Но их делали монахи. Сразу будет видно, если подменишь».
        Ал ходил туда-сюда вдоль узорной решетки, отделяющей террасу от сада. Наконец он услышал легкое покашливание от двери.
        - Кто это? - спросил алхимик, сразу стараясь звучать в соответствии со своим выдуманным статусом.
        - Расслабься, я это, - ответил грубоватый голос Джерсо.
        - А, - Ал вздохнул. - Хорошо.
        - Зампано там дрыхнет, - продолжил химера, - ну я и тут слышу, ты тоже не спишь. Дай, думаю, уточним наши планы…
        - Угу, я очень рад, - с облегчением сказал Ал. - Слушай, может, будем в три смены сторожить? Как в пустыне?
        - Неплохо было бы, - Джерсо покачал головой, - только лучше нам все-таки разыграть эту роль, я считаю. Типа ты босс, а мы охрана.
        Лучше так будет, нюхом чую…
        - Ну раз нюхом…
        Ал уселся в одно из жестких кресел, стоящих на веранде, Джерсо устроился напротив. Луна заливала сад серебром; в пруду слаженно пели лягушки, из сада им вторили цикады. Тихо, мирно. Оба они молчали; Ал чувствовал, что вот-вот заснет, Джерсо тоже как-то подозрительно подпер щеку рукой.
        - Слушай, я спросить хотел… - начал Ал.
        - Спрашивай.
        - Только это личный вопрос…
        - Да.
        - Что «да»?
        - Ну вместе мы с Зампано. Ты это хотел услышать? Всех интересует.
        - Нет, - Ал хмыкнул. - Я хотел спросить, не скучаешь ли ты по дочери.
        - Очень скучаю, - просто сказал Джерсо. - А ты что, думал, нет?
        - Ну я просто…
        - Ал вздохнул. - Как-то это странно. Знаешь, вот мы с братом столько мотались по стране - ты в курсе. И часто забывали позвонить или написать домой… туда, где нас ждали.
        Все ругали Эдварда, но вообще-то я тоже забывал. Эдвард чаще звонил.
        Правда, каждый раз повод находился - то у него рука сломалась, то он о Дэн хотел спросить, то еще что-нибудь… Дэн - это наша собака.
        - Угу, я догадался, - кивнул Джерсо. Он слушал очень внимательно.
        - Я сейчас понял, что никогда не напоминал ему, потому что не было человека, по которому я по-настоящему скучал.
        - А теперь этот человек есть? - спросил Джерсо. - Эдвард?
        Ал неловко кивнул.
        - Да. Я сам предложил поехать по отдельности, потому что мне хотелось в Син, а брат не мог пересечь пустыню, и я подумал… Но если по совести, мне здорово его не хватает. И я все время боюсь, что без него не справлюсь.
        - Ты отлично справился в одиночку два года назад.
        - Да, но тогда мы все равно действовали вместе. Порознь, но вместе.
        - Сейчас вы тоже вместе, - Джерсо пожал плечами. - Просто чуть подальше разошлись.
        - Я втянул вас в эту историю с Дайлинь…
        - Ха! А думаешь, почему мы с тобой отправились? Мы сразу знали, что ты из тех парней, которые не могут пройти мимо бездомного котенка, - Джерсо проговорил эту метафору с явным удовольствием, как будто долго ее обдумывал. - Кстати, этот твой братец тоже, что бы он там о себе ни говорил. Вот мы и решили, что кто-то должен о тебе позаботиться.
        Ал вздохнул.
        - И все-таки я чувствую, что сглупил.
        - Ну сглупил, - согласился Джерсо. - Я бы вот лично оставил бы эту дамочку саму разбираться со всей этой историей… И это никак не связано с тем, что она напоминает мою бывшую жену, - он фыркнул. - Просто справедливость.
        - Ты был женат на красотке?
        - Самая красивая и самая стервозная девушка района. Но моя жена к этому делу отношения не имеет. Просто люди совершают ошибки иногда. Я тебе скажу - если никто не умер, это вообще не ошибка, это так, тьфу, растереть. Блин, Элрик! Раз влез - надо вылезти, только и всего.
        - Да, конечно, - Ал потер лицо руками. - Извини, что я тебя гружу всем этим…
        Я еще о Дайлинь все время думаю, - сказал он вдруг. - Ну, не в смысле этой истории, а вообще. О ней.
        - Ага. Женщины. Кто их поймет.
        - С мужчинами проще?
        - С людьми вообще тяжело. И с химерами. И вообще со всеми, крестничек.
        - Как ты меня назвал? - заинтересовался Ал.
        - Да это так…
        Зампано у нас мужик религиозный…
        Вдруг у Джерсо словно появилась какая-то новая мысль. Он поднялся с кресла - половицы хрустнули - и сказал:
        - Слушай, я как-то забываю все время, что тебе всего семнадцать. Иди-ка спать, - проходя мимо Алового кресла, Джерсо хлопнул алхимика по плечу. - Знаешь, я всего лишь отставной военный-неудачник, да еще и химера к тому же… Но по мне так ты все делаешь правильно.

* * *
        Следующее утро выдалось ничего себе так, бодрым. Свежее, даже слегка зябкое, но чувствуется в воздухе: к полудню привалит жара.
        - Ничего, к полудню мы будем в горах, - сказал крестник. Как мысли прочел.
        Сперва их везли в крытых повозках. Альфонс Элрик молчал, разминал руки и думал о чем-то своем.
        Был он бледен, как будто не выспался. Джерсо держался на страже. Даже сквозь маленькое окошечко до них долетали запахи, звуки, отблески…
        Стоило втянуть воздух носом поглубже, как приходило откуда-то чувство обширных горных пространств, бескрайних ущелий с дымящимися потоками на дне, горных птиц и небольших долин между неприступными пиками…
        Джерсо чувствовал, что сердце у него бьется сильнее. Ему вспомнился год в раннем детстве, который он прожил у деда-лесника на западных отрогах Бриггсовой цепи.
        - Эй, что ты мордой отъехал? - шепотом спросил у него Зампано.
        - Так, - Джерсо двинул плечом.
        Зампано тоже принюхивался, Джерсо в этом не сомневался. Но, может, у него не было дяди-лесника.
        Или плевал он на любые красоты, которые не украшены росписью. Надо будет потом спросить.
        Удивительная штука: столько лет бок о бок, а все равно еще находится, о чем спрашивать.
        - Ты поспи, алхимик, - сказал Джерсо крестнику. - Сколько ехать-то, они сказали?
        - Час где-то, - Ал вздохнул. - Думаю, не стоит.
        - Мы твои телохранители или кто? Не доверяешь?
        - Знаете что, - Ал внезапно перешел на ишварский, который и Зампано, и Джерсо худо-бедно понимали, - когда это все закончится, я назовусь вашим телохранителем, и буду тиранить вас, как хочу! Ешь это, спи там… Наседки!
        Джерсо и Зампано только заржали.
        Прошло, казалось, больше часа - или Джерсо так казалось, потому что его опять начало подташнивать? Кортеж остановился на краю широкого ущелья. По ту и другую сторону вздымались отвесные ноздревато-серые скалы; кое-где за них цеплялись кривые хвойные деревья. Внизу, по дну ущелья - как заметил Джерсо, не особенно глубокого - шумела и пенилась небольшая горная речка. Само ущелье пересекал мост: каменный и на диво изящный, он словно вырастал из этого берега и плавно врастал в тот. Не нужно было быть большим спецем, чтобы понять: делался он алхимией.
        - На той стороне ущелья - владения Союза Цилиня, - проговорил Альфонс.
        На свету стало особенно видно, насколько парень нервничает. Его юность прямо бросалась в глаза. Тут еще эти синцы в своих изукрашенных халатах: бегают, суетятся и ноль внимания на героев дня.
        - А, и они типа церемониальный переход через этот мост будут делать? - догадался Зампано.
        - Я так понял, - пожал плечами Ал. - Девушка с родичами с того конца, мы с этого… встретимся на середине.
        Зампано что-то неразборчиво промычал. Джерсо, оценив декорации, пробормотал:
        - А если им чего не понравится, они просто тебя вниз скинут? Вместе с девушкой?
        Перильца у мостика были несерьезные. По колено, не больше.
        - Это чего-то там символизирует, - Ал махнул рукой. - Меня сейчас другое заботит.
        - Что?
        - Что-то такое в воздухе… - Ал тревожно как-то покрутил головой.
        - Или в земле… Тебе звериное чутье ни о чем не говорит?
        Джерсо только головой помотал.
        А Зампано сказал неожиданно:
        - Да. Я понимаю, кажется… Что-то… эдакое, - он многозначительно втянул носом воздух. Зампано не трансформировался, но его лицо стало как никогда похожим на кабанье рыло.
        - Я ничего не чувствую, - Джерсо снова оглянулся.
        - Ммм… может, твое животное не горное? - нерешительно спросил Альфонс.
        - Вообще не… земное, так скажем? А тут, похоже, что-то в земле.
        «Это потому, что меня опять укачало, - подумал Джерсо. - Как-то не до предчувствий». Но вслух не сказал.
        К аместрийцам подбежал маленький распорядитель и вежливо согнулся в поклоне.
        - Готов ли уважаемый господин алхимик?..
        На той стороне выходила из прохода и медленно рассредоточивалась по краю ущелья делегация Союза Цилиня. Колыхались на ветру белые рукава и знамена с черно-белыми кругами, отбрасывали лучики света зеркала, которыми были украшены небольшие носилки - женские, наверное? Джерсо решил, что в них-то и сидела предполагаемая невеста: женщин с той стороны видно не было.
        - Готов, - крестник старался говорить высокомерно, но жалел служку, и это чувствовалось.
        - За кем мы должны идти?
        - Соблаговолите встать вот сюда…
        На мост делегации должны вступили строго одновременно. То ли договорились так хорошо, то ли где-то прятали портативные радиопередатчики, но ноги маленького распорядителя и его высокого тощего коллеги с той стороны и впрямь коснулись испещренного следами трансмутации камня секунда в секунду.
        Процессии начали неспешный ход друг к другу. Чинхе, шедший следом за своим миньоном, выглядел безрадостно. Не жених, а генерал Западных накануне совместных учений, когда западники не сомневались заранее, что их северяне просто размажут, а потом сверху поплюют - Джерсо участвовал разок.
        - Какая респектабельная тут мафия, - проговорил Зампано тихо, но так, чтобы его слышали аместрийские спутники.
        - Тысячелетние традиции, - ответил Джерсо. - Нашим еще учиться и учиться.
        Ал Элрик промолчал. Только губы у него шевелились: он словно что-то цитировал про себя.
        Делегации величаво шествовали на встречу друг другу. Джерсо подозревал, что скорость была обусловлена не столько торжественностью случая, сколько шириной моста и глубиной ущелья.
        Можно было сразу сказать, что Союз Цилиня и клан Чинхе враждуют между собой неслабо. Иначе на кой хрен им выбирать такое место для переговоров?.. Тут к гадалке не ходи: специально так все устроили, чтоб никто не мог предать. Все, мол, на одной нитке балансируем.
        Чем ближе делегации подходили друг к другу, тем четче становились видны представители противоположной стороны. Впереди там шел такой же маленький церемониймейстер, за ним - тощий длинноусый человек лет пятидесяти с поджатыми губами; должно быть, тот самый дядюшка-алхимик. Позади старика четверо плечистых качков с каменными лицами (Джерсо решил, что не будь он химерой, поостерегся бы с любым из них один на один выходить… а если они еще и алхимики…) несли украшенный зеркальцами паланкин с подвязанными шторками. Внутри восседала бледная девица, чьи черные тонкие косы змеились по подушкам. «Какой же они длины? - подумал Джерсо.
        - Если в брачную ночь распустит - Чинхе запутается».
        А крестник сказал:
        - У Мэй Чань была похожая прическа, помните?.. Так тут делают молодые девушки из знатной семьи… странно только, у невесты вроде бы больше украшений быть должно… И еще, смотрите, она в белый одета… Почему, интересно? Это тут цвет траура вообще-то. Форменный алхимический?..
        Спросить надо бы…
        - Тебя убивать будут, а ты будешь вопросы задавать, - фыркнул Зампано.
        Крестник улыбнулся чуть смущенно.
        - Любопытство - очень важное качество для ученого.
        - Да я и не спорю…
        - Тем более, что он наш босс, - Джерсо решил напомнить об игре; этот коротышка-переводчик вроде ничего-ничего, а сам прислушивается.
        - Конечно, босс… - протянул Зампано.
        Делегации достигли середины моста и остановились. Идущие впереди «переводчики» поклонились друг другу и обменялись свитками. Потом с их стороны вперед вышел Чинхе, с той - тощий лысый старик с поджатыми губами. Чинхе заговорил, обращаясь то к старику, то к палантину.
        - Чего он? - спросил Джерсо у Зампано.
        - Кажись, защиту обещает… - неуверенно сказал тот. - Заткнись… телохранитель, то же мне.
        Джерсо сам знал, что выходит из образа, поэтому послушно замолчал и начал оглядывать свиту, надеясь заметить непорядок. И тут, когда он пытался понять, свиток или ножны прячет в рукаве один малый - не то чтобы Джерсо не успел его в любом случае перехватить, - он ощутил дрожь в ногах.
        Зампано и Ал стояли спокойно, словно бы не они только что говорили обо всяких дурных предчувствиях. Но Джерсо не мышцами ослаб и не перепугался: земля дрожала вполне натурально!
        - Быстро, бежим! - он схватил Альфонса за рукав.
        - Что? - крестник удивленно обернулся.
        Тут тряхнуло уже по-настоящему.
        Все, стоящие на мостике, пошатнулись; один из спутников Чинхе с криком полетел в пропасть - только фиолетовые рукава мелькнули. Как бабочка.
        Эта смерть должна была стать первой в череде многих… Должна была. Джерсо увидел, как Ал хлопнул в ладоши, присел, прижимая пальцы к камню - и даже успел оттолкнуть кого-то, чтобы не наступили алхимику на руки. Этот кто-то не остался в долгу, отдавив Джерсо ногу - и только тонкие перила, пошедшие в рост стараниями Элрика, удержали их обоих от падения.
        Долго они удержаться не могли: еще один толчок, равновесие теряется, и…
        Джерсо привык ориентироваться в тяжелых ситуациях, но такого с ним не было давненько: на мосту над пропастью во время землетрясения, да еще когда на тебя напирает сразу несколько человек - и орут на ни в зуб не понятном языке… Он дал кому-то в челюсть, одновременно понимая, что это ошибка: затевать драку в таких обстоятельствах - значит, послужить детонатором.
        И тут же почувствовал знакомое прохладно-горячее ощущение под ребрами. Собравшихся здесь никак нельзя было назвать мирными обывателями.
        В следующий миг перила под ним куда-то пропали.
        Джерсо не успел об этом подумать, летя вниз, в воду, в крошеве камня. Серые скалы, серое небо и белая пена чехардой мелькнули перед глазами. Ему еще показалось, будто над ним стремительно вытягивается второй мост, выше и шире первого - или это первый мост собирается заново буквально из воздуха? Но в голове крутилось только одно: «Вот б…!»

* * *
        Над мостом развеялась пыль от трансмутации и, прокашлявшись, Ал обнаружил, что стоит в окружении сил Чинхе и Союза Цилиня. Пестрые одежды гангстеров мешались с белыми халатами; отделанный зеркальцем паланкин стоял на земле, бледная девушка-невеста сидела в нем, вцепившись в поручни. Все смотрели на алхимика.
        Новый мост, построенный Альфонсом, вздымался выше и раскинулся в несколько раз, чем прежний, а кроме того, по краям моста возвышались нормальные, украшенные барельефами перила в рост человека. Не в синском стиле; балясины Альфонс подсознательно скопировал с одного из мостов Централа.
        Обломки старого моста громоздились кучами; человек в серой одежде лежал на мосту и стонал: ему камнем придавило ногу.
        Внизу грохотал поток.
        - Быстрее! - крикнул Ал, и голос его сорвался. - Позаботьтесь о раненых!
        Почти сразу он сообразил, что сказал это по-аместрийски и никто его не поймет…
        Да, в самом деле, его не поняли. Смотрящие вокруг люди - что специалисты по алкестрии, что люди Чинхе и сам Чинхе - медленно поклонились.
        «Да, - подумал Ал, - я, конечно, был крут… наверное, круче, чем даже брат… но черт возьми, как же я устал!»
        Не поклонился только Зампано, и Ал встретился с ним глазами поверх согнутых спин.
        - Джерсо упал, - сказал Зампано, - я видел.
        Если бы не Дайлинь и не его дурость, все бы не кончилось так…
        Из дневника А. Элрика
        Ты «сошел со своего пути», как гласит идиома, и помог кому-то. Удастся ли вернуться?
        Даже крошечный выбор, вовремя сказанное слово переворачивает жизнь. Какое же значении, вес имеет действие? Мозг принял решение; химическая реакция принесла мысль. Тело, ставшее результатом миллиона лет естественного отбора, сделало шаг и воспользовалось речью, венцом изобретения человеческой цивилизации. Хуже того, применило алхимию, изменив саму структуру мира. Как надеяться после этого остаться прежним?
        Я сам изменился. Изменился мой путь. Я не вернусь на старый, даже если мне каким-то чудом удастся возобновить маршрут до Ш. Некоторые потери невосполнимы.
        Я узнал, что могу решать за других и делаю это без раздумий. Я узнал, что отношусь к человеческой судьбе как к бою или к игре.
        Я узнал, что мои спутники готовы мне почти безоговорочно подчиняться, и это не самое приятное открытие.
        Нужно экономить бумагу. Если выживу в ближайшие дни, мне понадобится много места для размышлений.
        NB: Поверить не могу, что мы с братом когда-то взаправду пытались трансмутировать мать с нуля и не положили рядом даже фотографии, чтобы сверять внешность!
        Эта трансмутация была обречена на провал, даже будь она возможной. Представляю, что за монстр бы получился из наших смешанных воспоминаний!
        История 3. Лунань
        - Лучшую часть моего дома я отвожу уважаемому Нивэю, охранителю прекрасной Лунань.
        Надеюсь, что смогу видеть Нивэя и его уважаемых помощников за своей трапезой, - с изысканной вежливостью проговорил Чинхе.
        Он, кажется, уже оправился от всех последствий приключений на мосту, только пыль с одежд ни до конца отряхнул.
        - Что же касается моего уважаемого гостя, господина Эллека, - Чинхе отвесил короткий поклон в сторону Ала, - то не смею больше его задерживать. Но если я что-то могу…
        - Я собираюсь задержаться, - громко сказал Ал, которому казалось, что он чувствует взгляд Зампано даже сейчас, хотя не смотрел на телохранителя. - Задержаться и выполнить все, что обещал вам, а потом отправлюсь в Шэнъян. Для меня будет большой честью побеседовать с уважаемым Нивэем и госпожой Лунань, если они, конечно, не возражают…
        Три высокие договаривающиеся стороны - то есть Чинхе, Нивэй и Альфонс Элрик - сидели под небольшим тентом, спешно разбитым слугами с гангстерской стороны горы. Под тентом постелили ковер, положили подушки и поставили маленький столик с чаем.
        Чай показался Алу очень вкусным, куда вкуснее, чем аместрийский. А все остальное было хуже - особенно необходимость сидеть на полу. Аместрийские тщательно заглаженные складки на брюках (Ал пользовался паром, алхимически возгоняя воду из стакана) просто не предназначены для таких поз.
        Пускай кто угодно обвиняет его в щегольстве, но человек должен следить за собой!
        - Признаться, я собирался возражать, чтобы кто угодно испытывал искусство Лунань до того, как она станет вашей женой. Но сейчас… в свете событий… Я почту за честь, если господин Эллек испытает ничтожные способности моей племянницы, - склонил лысую голову господин Нивэй.
        - Также я сам буду рад…
        - Я бы хотел, чтобы господин Эллек поговорил с моей невестой наедине, - произнес Чинхе без выражений. - Ваше соседство, мудрейший Нивэй, нежелательно.
        «Еще бы, - подумал Ал. - Чинхе может не разбираться в алхимии, но он не мог не слышать о дистанционной алкестрии… Это же их, можно сказать, фирменный знак».
        - В таком случае наши служанки…
        - Наедине, - проговорил Чинхе. - То есть вдвоем.
        - Как вам удобнее, голова дракона, - Нивэй улыбнулся одним углом рта. - Хотя я бы не позволил своей племяннице находиться наедине с молодым мужчиной. Но теперь вы ее жених, вам решать.
        - Помолвка свершится, когда господин Эллек подтвердит ее искусство, - проговорил Чинхе. - Я же, со своей стороны…
        - Нет! - практически прошипел старик. - Никаких свидетелей с вашей стороны!
        Когда она будет ваша - сколько угодно. Но не до того!
        Алкестрия - священное искусство, его нельзя открывать глазам непосвященных!
        - А как же то, что я сделал сегодня? - спросил Альфонс и тут же ругнул себя. Не стоило встревать.
        Чинхе и Нивэй посмотрели на него одинаково холодно, как на насекомое - куда делись недавние поклоны!
        Ал глубоко вздохнул. Он почувствовал раздражение, даже гнев. Эти люди со своими глупыми интригами готовы были встречаться посреди узкого моста накануне землетрясения; они торговали своими дочерьми и племянницами, как в каменном веке - и черт побери, они еще считали для себя возможным приказывать кому-то.
        - Я согласился быть здесь, - медленно и отчетливо произнес Ал, - господин Чинхе, не потому, что вы окружили мою гостиницу своими убийцами. Я уже показал вам, что умею с ними управляться. И второй раз подтвердил свое согласие остаться здесь и помочь с обговоренным делом не потому, что мне что-то от вас нужно и я стремлюсь это получить. Нет. Я желаю познакомиться с синскими обычаями. Господин Нивэй, вероятно, уже догадался, что заинтересован в знакомстве с исследованиями Союза Цилиня. Я не собираюсь выпытывать ваши секреты, но готов обменяться кое-чем. И поэтому - только поэтому! - я готов провести испытания госпожи Лунань. Но в отличие от вас меня волнует кое-что еще. Меня волнуют мои собственные принципы. Поэтому я согласен провести испытания, если я останусь с этой девушкой наедине, если никто не будет за нами наблюдать и если мы не будем ограничены во времени - так, и только так!
        Клянусь честью моей матери, что я не собираюсь нанести Лунань какой-либо вред. А если вы не готовы положиться на меня, то я покидаю это место немедленно.
        Взгляд Нивэя стал любопытствующим.
        - Если позволено, я хотел бы пригласить вас, господин Эллека, навестить мой скромный дом в Шэнъяне.
        - Возможно, - кивнул Альфонс.
        - Хорошо, - сказал Чинхе. - Вы будете встречаться с госпожой Лунань наедине.
        Взгляд, правда, у него был крайне холоден.
        А Ал подумал, что он только что выторговал несколько дней, за которые Зампано постарается найти Джерсо… и вся здешняя мафия не будет висеть у них на хвосте - что, несомненно, случилось бы, если бы они вместе покинули Цзюхуа.

* * *
        - Погодите, Лунань, - Ал нахмурился над доской се: в нее играли на расчерченной доске и в целом она была сложнее шахмат. Первые два дня Лунань делала его как хотела, но постепенно Альфонс научился не только двигать фишки, но и поддерживать разговор. - Ты хочешь сказать, что здешние гангстеры… триады, я хотел сказать… что они уважают императора?
        - Больше, чем адепты алкестрии, - произнесла Лунань спокойно. - Император для них, как и для всех прочих, это солнце и луна, связь между небом и землей. Как можно не уважать его?
        - Но император у вас выборный…
        - А как иначе понять, кого небо захотело видеть своим слугой?
        - Поразительно… - пробормотал Ал.
        - И это говорит житель страны с военной диктатурой? - в этом месте Лунань улыбнулась.
        Алу пришлось встряхнуть головой. Лунань так редко шутила - правда, шутки ее всегда касались исключительно политических тем - что ему каждый раз казалось, будто он ослышался.
        - Но нам не нравится диктатура! Два года назад был даже переворот, когда генералы Грамман, Армстронг и Мустанг расправились с наиболее… неприятными вещами.
        - Как можно говорить, что в родной стране тебе что-то не нравится? - удивилась Лунань. - Это все равно что ударить родного отца.
        - Мой брат так делал… - задумчиво протянул Ал. - И хотя я не был вполне с ним согласен, все-таки не скажу, что он уж совсем не прав…
        - Какой ужас!
        - Лунань прижала тонкие пальцы к белым щекам. - Ему отрубили руку?
        - Ну, она и так была железная… а что, это у вас такой милый обычай?
        - И очень хороший, - твердо сказала Лунань. - Родителей нужно уважать.
        - Даже если твой отец продает тебя в жены гангстеру?
        Лунань опустила глаза. Потом сказала мягко:
        - Альфонс, вы хороший человек, неплохо знаете наш язык, но еще не слишком хорошо разбираетесь в обычаях. Поэтому я не буду смертельно обижаться на вас. Но должна вам сказать, что мой отец - хороший человек. И брак с Чинхе он устроил по моей просьбе.
        Ал моргнул.
        Это был едва ли не первый раз за время их знакомства, когда Лунань призналась ему в том, что у нее есть какие-то свои желания.
        - Вы меня удивляете… Почему же вы заплакали при нашей встрече?
        - Это были слезы унижения, - Лунань передвинула фишку. - Боюсь, я соединила свои позиции, господин Альфонс.
        Это означало, что он проиграл.
        Но сейчас Альфонс не думал о проигрыше - он глазел на Лунань.
        Ее нельзя было назвать красавицей: утонченные манеры и искусный макияж по-сински, когда лицо практически рисуется заново, тоже имеют свои границы. Крайняя худоба на грани истощения, высокие скулы и крупноватый, честно говоря, нос не красили невесту Чинхе. Но все же изящество ее движений, спокойствие нежного голоса и весь ее облик создавали образ неземной красы. Лунань казалась Альфонсу эфемерным, практически лишенным плоти создания; ни грамма жизнерадостности, ни унции непокорства. Только белое лицо, белые одежды, черные волосы и неторопливые движения.
        Картинка, нарисованная на шелке.
        И когда она внезапно шутила или спокойным голосом говорила такие вещи, ему казалось, будто что-то живое, огненное колышется за тонкой занавесью - и не может прорваться, сжечь преграду, потому что не шелк это на самом деле, а сталь.
        - Как это понимать? - удивленно спросил Ал.
        - Я чувствовала унижение, что вы будете испытывать меня, - просто ответила Лунань.
        - Вы… простите, - сказал Ал, сбитый с толку. - Это потому, что я иностранец? Варвар по-вашему? Но теперь-то мне не нужно извиняться, или я все еще…
        - О, - Лунань посмотрела на него удивленно. - Я все время забываю, что вы не так хорошо понимаете наш язык, как кажется… Я имела в виду, что я почувствовала унижение, потому что вы были выше, не ниже меня.
        Альфонс сидел, пораженный.
        Почему-то при этом он почувствовал еще большее смущение, чем раньше.
        - Я никогда не забуду это… - Лунань наклонила голову так, что длинная челка почти скрыла ее лицо. - Сами горы стонали - или хохотали над крошечными людьми с их мелкими дрязгами и интригами.
        Крики, суматоха!.. Нельзя и сказать, как было шумно. Я даже не успела помолиться, просто сидела в паланкине и думала - неужели моя жизнь окончится вот так, совсем иначе, чем я думала?.. Река Че грохотала в ущелье, словно мое сердце, которое почти выскакивало из ушей… - в подтверждение своих слов она прижала худые пальцы с выступающими костяшками к шелкам на груди. - И вы стояли во всем этом, крепкий, как скала в бурю… А потом я увидела, как опоры моста сформировались из скал и подхватили мост, и всех, кто стоял на нем… Можно ли описать мои чувства в тот момент?.. Ведь я знаю, чего стоит создать такую конструкцию! У вас же не было ни печати, ничего, и вы просто стояли, сцепив ладони, а я только чувствовала, сколько силы исходит от вас, сколь много связей с этими скалами заканчивается на вашей фигуре… Вот поэтому, когда вы сказали, что хотели бы учиться у меня алкестрии, я заплакала. Я решила, что вы издеваетесь. Разве кто-то, кто сумел обуздать землетрясение, захочет учиться у меня, ничтожной?.. - Лунань чуть отвернулась, словно не желала, чтобы собеседник видел выражение ее глаз.
        - Вы же знаете…
        - Альфонсу Элрику очень хотелось оттянуть пальцами воротник рубашки или сделать еще что-нибудь в этом роде. - Я просто растерялся… Алхимия Аместрис использует энергию тектонических сдвигов… Землетрясения вызываются именно ею, только она ослаблена… И вот поэтому я понял, что этой силы хватит, чтобы сделать то, чего у меня самого бы не получилось… Мой брат однажды пытался создать мост через ущелье, куда уже этого. У него не вышло - и у меня бы не получилось. А в этот раз - энергия землетрясения несла сама, мне оставалось только направить ее.
        - Там был милый орнамент, - улыбнулась Лунань. - На опорах. Мне потом рассказали.
        - Ну… да, - Альфонс покраснел. И сказал запальчиво и гневно: - Но какой я дурак был сначала, Лунань! Ведь эти перила… более дурацкой идеи сложно было себе представить. Люди хватались за них, а они рушились, и многие попадали в воду…
        - Я сожалею о вашем телохранителе…
        - Ничего. Я уверен, что Зампано его найдет.
        - Так вы все-таки послали его на поиски? - руки Лунань, уже начавшие собирать фишки, замерли над доской. - И остались здесь одни?
        - Я не боюсь Чинхе, - пожал Ал плечами.
        - Вы, конечно, мудрее меня.
        Это была максимально возможная фраза несогласия для хорошо воспитанной женщины благородного происхождения, и Ал мысленно вздохнул. Во-первых, он в самом деле не боялся Чинхе, но слишком долго было рассказывать Лунань о своем секретном оружии, безкруговой алхимии; и еще о том, что он просто не мог всерьез бояться гангстера, после того как выстоял против существа, обладающего божественной силой.
        А еще Ал мог бы сказать, что он вовсе не посылал куда-то Зампано, а просто отпустил его, и что нельзя было не отпустить, когда тот подошел к нему с таким каменным лицом и с такими бешено блестящими очками - Зампано смел бы любого, кто посмел мешать.
        …Да и как Ал мог возразить, если все произошло из-за его желания помочь Лунань вопреки мнению его спутников?
        Нет, нельзя думать об этом.
        Потому что если Джерсо стал еще одним человеком, погибшим из-за него, Альфонса Элрика… Собственно, Ал не знал, что «если», потому что не мог и представить, как будет жить дальше с этой мыслью.
        Разумеется, всего этого Ал не сказал.
        - Ну что ж, вы опять выиграли, - произнес он вместо этого. - Давайте поговорим о свойствах живой материи, как понимают их в Сине.
        - Конечно, - Лунань вновь посмотрела на него с улыбкой. - Не правда ли это странно: что вы, человек, настолько сильнее меня, кого вызвали меня экзаменовать, вместо этого у меня учитесь?
        - Это нормально, - пожал плечами Ал. - Кто-то знает больше, кто-то меньше про разные вещи, и все могут учиться друг у друга.
        Разве в Союзе Цилиня не так?
        - Нет, - покачала головой Лунань. - Есть иерархия, ты знаешь только то, что положено. Потому что некоторые тайны нельзя доверять неопытным рукам.
        - В Аместрис книги по алхимии доступны всем. Конечно, многое нельзя выучить без учителя, но обычно можно найти кого-нибудь, кто тебя обучит… Мы с братом, например, напросились к нашему учителю, когда нам было семь и восемь лет…
        - В Союзе Цилиня этого случиться не могло, - мягко произнесла Лунань. - А юноше, способному ударить своего отца, даже если тот был страшным грешником, и вовсе не доверили бы никаких секретов.
        Ал секунду подумал, что сказал бы Эдвард на эту сентенцию; потом мысленно выкинул нецензурные отрывки. Потом подумал другое: если бы кто-то ограничивал знания в Аместрис, им с Эдом не попались бы тогда отцовские книги…
        …возможно, они попытались бы оживить мать еще раз в более зрелом возрасте и, возможно, с худшими последствиями… или, допустим, они смогли бы смириться. Часть взросления - принять то, что мертвых не вернешь и нужно жить своей собственной жизнью, по возможности не умирая.
        Но ведь они не знали бы наверняка. Они думали - а что если им просто не хватило смелости?.. Что, если они могли вернуть маму, если хотя бы попытались?..
        «Да, - подумал Альфонс, - иерархическое хранение знаний - это может быть мудро, но оно ведь препятствует обмену информацией, синкретизму, развитию… синтез - вот основа алхимии, а синтеза не может быть без обмена… Или не спорить с Лунань - она-то ведь делится со мной секретами своего цеха… Кстати, почему, интересно?»
        - Лунань, - проговорил Ал, - извините меня за этот вопрос, но почему же тогда вы рассказываете о ваших концепциях мне, чужаку?.. Это потому, что я спас вам жизнь, или потому, что как невеста и жена Чинхе вы уже не входите в Союз Цилиня?..
        «И если последнее верно, - мысленно додумал Ал, - как так получилось, что секреты Союза до сих пор не растеклись по всей стране? Ведь наверняка она не первая понимающая в алхимии женщина, выданная замуж на сторону…»
        - Просто я… - начала Лунань неожиданно тихо и вдруг замерла. Ее лицо застыло, только задрожали губы. - Простите, - начала она, - не могли бы вы… - и медленно завалилась на бок, на подушки.

* * *
        «Поднимитесь на холм, - сказали ему, - и там вы увидите небольшое голубое здание. Это наша сельская больница. Там живет уважаемый доктор Цзюнжи с дочерью, им недавно доставили того странного человека…»
        Так сказали Зампано, и он мог только надеяться, что правильно понял слова горцев. Он неплохо разбирал разговорный синский, но диалект здешних жителей можно было бы намазывать на хлеб вместо масла, такой он был тягучий.
        Каменная лестница привела его на вершину высокого холма. Незнакомые травы под ногами мешались с хорошо знакомым клевером, жужжали насекомые. С гор дул ветер, поэтому жара не ощущалась. Но Зампано все равно взмок.
        Он прекрасно знал, что может выдержать тело химеры, а чего не может.
        Падение с тридцатиметрового обрыва в бурную горную реку - на самой грани между тем и этим. Его напарник мог лежать с переломанными руками и ногами, с сотрясением мозга, без памяти…
        До Зампано долетел удар, а потом знакомый мат на аместрийском.
        Да, если и была амнезия, самые важные участки памяти не задеты.
        Маленький сарай - тоже с гнутой крышей, как все тут - стоял сразу у края мощеной обломками камня дорожки. На приставной лестнице, которая поскрипывала под его весом, стоял Джерсо, слегка похудевший, но отлично узнаваемый, и приколачивал какую-то доску.
        Вокруг лестницы сгрудилось несколько мальчишек разных возрастов. Пара держала лестницу, остальные просто мешались.
        Все они оглянулись на Зампано с испугом: ничего удивительного, когда он проходил за последние три дня местными деревушками, его пару раз пытались встретить с дрекольем: уж больно он выделялся на фоне низкорослых темноволосых и смуглых местных жителей.
        - Не матерись при детях, - сказал Зампано и добавил несколько слов по-сински.
        - Они меня все равно не понимают, - жизнерадостно заметил Джерсо. - А то, что ты только сказал - не мат?
        - Нет. Я просто поздоровался.
        - Черт! Проклятый местный говор.
        - Черт, черт, черт! - заскакали на одной ножке самые маленькие из джерсовской аудитории.
        - Знаешь, на твоем месте я бы не особо рассчитывал, что они ничего не понимают, - заметил Зампано.
        - А, пофиг, - Джерсо уже слезал с лестницы. - Никогда не умел ладить с детьми.
        Пошли, познакомлю тебя с местными врачами. Ты даже сможешь повторить, как их зовут… наверное.
        Зампано пожал напарнику руку, хлопнул его по плечу - большего они никогда не позволяли себе при посторонних - и с следом за Джерсо пошел через широкий зеленый луг, к небольшому белому домику, возле которого на вытоптанной площадке возвышались детские качели, совершенно аместрийского вида.
        Старого врача звали Уцзин Цзюнжи, а его дочь - Чюннюн Цзюнжи. Когда в деревне Зампано сказали, что здесь в больнице для бедных работает старый отшельник с дочерью, аместриец был уверен, что дочь эта окажется молодой и прелестной; он забыл, что Альфонс Элрик остался в Цзюхуа, а без него нечего было ожидать наткнуться на прекрасную девушку.
        Чюннюн Цзюнжи оказалась спокойной старой девой лет сорока, по-мужски коротко стриженой - насколько понял Зампано, знак религиозного призвания - и с синими татуировками на запястьях.
        Зампано вскоре понял, что пришел он не в больницу, как он решил сначала, а в сельскую школу, потому она и стояла в неудобном для больнице месте - на холме. Но старый Уцзин - действительно очень древний лысый человечек - понимал во врачевании и не требовал денег с больных. Поэтому сюда ходили лечиться родители учеников Чюннюн.
        - Императорское управление дает денег на школу, - сказала Чюннюн. - Мало, но мы не жалуемся. Спасибо, что ваш друг помог с починкой сарая.
        - Да не за что, - ответил Зампано. - Спасибо вам, что помогли ему. Мы бы с удовольствием задержались, но нужно спешить. Наш товарищ остался в Цзюхуа.
        Чюннюн покачала головой, в глазах ее отразилась тревога.
        - Иностранцу лучше не оставаться одному в Цзюхуа, - сказала она. - Даже до наших мест долетает, что там неспокойно…
        - Что же там?
        - Зампано нахмурился.
        - Отец Начжана недавно ездил в город… Говорит, все готовятся в свадьбе головы дракона Чинхе, поэтому иностранцем лучше там не появляться.
        - Головы дракона?
        - Так мы называем уважаемых людей, которые делали плохие вещи, чтобы стать уважаемыми, - пояснила Чюннюн. - Или кто родились в таком клане, который… Но это все долго и не интересно. Я давно уже живу здесь, и мало что знаю о том, как сейчас обстоят дела. Хотя я бы вам не советовала… Даже если ваш товарищ - так же силен, как вы, все равно… не в одиночку.
        - Ясно, - сказал Зампано, чувствуя, что по позвоночнику пробегает холодок. Мысленно он клял себя последними словами.
        Да, он перепугался за Джерсо.
        Да, честно говоря, он думал, что нечего бояться Чинхе тому, кто играючи справлялся с гомункулами. Ребенок с дедовой винтовкой имеет меньше шансов убить тебя, чем крутой снайпер - но никто не застрахован от пули. В Ишваре Зампано видел невероятно глупые смерти.
        И надо же, без всякой задней мысли оставил семнадцатилетнего мальчишку, которого пообещал защищать, в логове гангстеров!..
        - Да, - продолжала Чюннюн, - а скажите, все ли жители Аместрис исцеляются так же быстро, как ваш друг? Мой отец до сих пор прийти в себя не может.
        Его доставили к нам с переломами…
        - Нет, не все, - покачал головой Зампано. - Госпожа Цзюнжи, могу я надеяться на то, что вы никому не расскажете о нас?
        - Мы мало кого здесь видим, - пожала плечами Чюннюн. - А еще горы учат осторожности. Будьте осторожны, Зампано.
        Зампано впервые за последние десять лет советовали быть осторожнее. Более того, совет исходил от сельской учительницы, далекой от боев и разведки, - но бывший спецназовец чувствовал, что заслужил это.
        - Ладно, - сказал хмуро Джерсо, - пора прощаться. Скажи, что я благодарен и все такое. Кстати, ты что, просто оставил крестника в имение Чинхе?
        - Что ты понял из нашего разговора?
        - Совсем мало. Но слова «Цзюхуа» и «преступление» уловил.
        - Я очень за тебя испугался.
        - Принято, - Джерсо вздохнул. - Я, блин, тоже хорош… Нам нужно поторапливаться.
        Когда они спускались с холма, мальчишки радостно кричали им вслед аместрийские ругательства вперемешку с синскими благопожеланиями, и махали руками.
        «Я полный дурак, - думал Зампано, - мне стоило подумать, что будет с крестником, если эта девчонка все-таки не окажется алхимиком… Или - мало ли что может случиться? - вдруг подохнет у него на руках…»

* * *
        - Прошу вас…
        - Лунань ухватила Ала за край синского халата, который он носил поверх аместрийского костюма, - прошу вас… не надо никого звать.
        - Что значит - не надо? - сердито спросил Альфонс. - Вы больны, а я не знаю алкестрии!
        - Здесь никто не знает, - Лунань медленно села, тяжело опираясь на пол. В этот момент она как-то вдруг и сразу потеряла всю свою неземную грацию; просто очень худая и очень усталая молодая женщина. - Только я и мой дядюшка… Альфонс, все бесполезно. С детства меня осматривали лучшие специалисты. Мою болезнь не вылечить.
        - Но как… - Ал опустился на пол, напротив Лунань. Она тяжело дышала, но, как будто, уже приходила в себя. - Как так получилось, что вас выдают замуж за Чинхе?
        Лунань ничего не ответила.
        - Потому что они не выпустили бы вас за пределы Союза, если бы знали, что вы проживете долго и сможете поведать секрет… - сам ответил себе Альфонс, чувствуя, как в груди поднимается гнев.
        Лунань молчала.
        - Черт! - Альфонс врезал кулаком в пол. - Этого не может быть! Лунань, как они могут… использовать вас так…
        - Я сама об этом попросила, - спокойным тоном проговорила Лунань.
        - Пожалуйста, не говорите моему суженому, мудрейший Альфонс. Прошу вас… если вы хоть немного дорожите мной…
        - Отлично…
        - Альфонс сел на пол. - Отлично. Да, я должен был предвидеть…
        - Что? - Лунань уже вновь садилась, укладывала волосы.
        - Я ведь отправился в путешествие, чтобы собирать секреты алхимии. Я должен был предвидеть, что столкнусь с другими секретами. Я уже через это проходил… - Ал провел рукой по волосам и беспомощно оглядел комнату, словно пытался найти инструкцию, нарисованную на стенах.
        Его посетило мощнейшее чувство дежа-вю. Эта комната, очень синская, с ткаными панелями на стенах, с широким окном, за которым синели отдаленные горы, с низким столом, где Лунань аккуратно сложила комплект для игры в се, ничем не напоминала неухоженную, заваленную книгами комнату в особняке посреди Ист-Сити… и все-таки мертвенное чувство собственного бессилия ударило Альфонса так сильно, что он сжал кулаки.
        - Лунань, - проговорил Элрик, - вы слышали про человека, который превратил свою дочь в собаку?
        - Что? - пораженно спросила Лунань. - Зачем?
        - Чтобы представить ее на суд другим людям, как диковинку… говорящая химера! - Альфонс уперся кулаками в пол, наклонился вперед. - Лунань, люди не должны использовать друг друга таким образом. Это неправильно. Это отвратительно. У каждого из нас только одна жизнь…
        - Да, - сказала Лунань, - только одна. Зачем вы мне это говорите, мудрейший Альфонс?
        - Не знаю, - Ал вздохнул, встряхнул головой. - Лунань, вы уверены, что для вас единственный выход - остаться здесь в заложницах? Ведь можно же что-то придумать! Хотите, я устрою вам побег?..
        Лунань испытывающе посмотрела на Альфонса Элрика.
        - Пожалуйста, помогите мне встать, - сказала она.
        Он поднялся и помог ей, как она просила; Лунань опиралась на него, закутав руку в широкий рукав халата. Поднявшись, девушка оказалась очень высокой, ростом почти с Ала.
        - Подведите меня к окну…
        Окно было широко распахнуто, и холодный ветер взъерошил волосы Ала, охладил лица молодых людей.
        Против воли Ал опять подумал о Джерсо и Зампано: как там они, живы ли?
        - Что вы видите за окном, мудрейший Альфонс?
        - Ограду поместья… сосны… горы за ними.
        - А я вижу картину, нарисованную на шелке. Я всю жизнь изучала алкестрию; чем дальше моя связь с моим смертным телом, тем больше я ощущаю потоки энергии, которые пронизывают все кругом. Для меня скоро не будет разницы между тем, что изображено за окном, и тем, что изображено на свитке. И то и другое - только миражи, окружающие наши души.
        - Лунань… Но ведь вы ничего не видели и ничего не знаете! Зачем вы просто отдаете себя во власть Чинхе?
        Лунань не ответила. После короткой паузы она продолжила говорить все тем же тихим, тающим голосом:
        - Знаете, я очень плохо разбираюсь в людях, мудрейший Альфонс. Я все время сижу взаперти. Но я читала о таких, как вы. «В буре они тоскуют о покое, в покое - о буре…» Вы правда считаете, что вот так просто можно взять и выкрасть меня отсюда? Лишь потому, что вам жаль меня? Лишь потому, что вы можете показать мне жизнь прекраснее, чем здесь?
        - Разве вы не хотите увидеть эти горы ближе? - спросил Альфонс.
        - Но отец и дядя вывозили меня в горы со слугами… еще когда я была девочкой. Мне не очень там понравилось. Мир духов, в который я скоро уйду, окружает нас повсюду. Мне не нужно куда-то уходить, чтобы соприкоснуться с ним. Я очень благодарна за ваше предложение, но… - Лунань вздохнула. - Знаете, сначала я думала, что Чинхе ошибся и вы вовсе не аместрийский гангстер. В вас слишком много мягкости, вы слишком молоды. Но теперь, когда я смотрю на вас и слушаю ваши слова, я понимаю, что вы смотрите на мир так же, как люди триад. Вы просто делаете так, как вам нравится, не думая о чувствах других…
        Альфонс слегка нахмурился.
        - Я предложил помочь вам. Вовсе не обязательно после этого… втыкать мне нож в сердце и еще его проворачивать.
        - Это такая аместрийская идиома?
        - Вроде того.
        - Простите…
        - Лунань опустила лицо. - Я не хотела причинять вам боль даже случайно.
        - А если я расскажу Чинхе о вашей болезни? Вам разве что-то грозит? Нивэй просто отвезет вас домой. Насколько я понимаю, Чинхе не осмелится вам угрожать. Зато вы будете свободны от этого брака.
        - Альфонс, - Лунань подняла на него глаза, - простите, что я говорю так прямо… Но в Аместрис это принято, я знаю. Когда я сейчас опираюсь на вашу руку, я чувствую, что могла бы опираться на нее вечно, и эта рука осталась бы так же сильна.
        Теперь Альфонс не знал, что сказать.
        - И когда вы предложили устроить мой побег… - Лунань вздохнула, - на какой-то момент я почти… Но это все равно уже поздно. Сбеги мы вместе, вы неизбежно полюбите меня хотя бы из жалости - а еще потому, что мы любим объекты наших благодеяний…
        - Я мог бы полюбить вас, - начал Ал, - но…
        - Нет, - сказала Лунань с совсем другой интонацией. - Я хотела выйти замуж, чтобы иметь шанс испытать земную любовь между мужчиной и женщиной, прежде чем уйду в мир духов. И боги даровали мне нечто еще более прекрасное: я узнала, что кроме земной любви может быть иная, прекрасная, бескорыстная, ничего не требующая от объекта любви и только дарующая. Я бесконечно благодарна вам.
        Альфонс по-прежнему не мог найти слов. Щеки у него пылали, голова шла кругом. Горы впереди словно расплывались.
        «Я в книжке, - тоскливо подумал он, - я в книжке или в каком-нибудь сентиментальном фильме… Эта Лунань - она правда верит в то, что говорит?..»
        Альфонс вспомнил их самый первый разговор в этой комнате, три дня назад. Тогда Лунань спросила: «Знание в каком разделе алкестрии вы хотите проверить?.. Науку о земле и воде?.. Науку о людях и зверях? Науку о мыслях?»..
        «А можно просто поговорить сначала? - спросил Альфонс. - Госпожа Лунань, я совсем ничего не понимаю в Сине… может быть, вы расскажете мне что-нибудь? А я расскажу вам об Аместрис…»
        Сперва она поглядела на него удивленно и холодно, но постепенно оттаяла. Разговор наладился; Лунань, несмотря на свою жизнь затворницы, оказалась кладезем знаний о Сине. Ну ладно, она верит в богов и духов - странно слышать от алхимика (пусть даже восточного), но Ал встречал уже алхимиков, которые верили и в более странные идеи.
        А теперь оказывается, что все это время у нее в голове бродили мысли, о которых он и понятия не имел.
        Но все-таки ее хрупкость и нежность были настоящими. Болезнь тоже была настоящей - подумать только, как он раньше не замечал, что эти бледность и худоба не могут быть естественными! Он не мог не чувствовать глубокой печали.
        - Ваши… сородичи из Союза Цилиня никак не могут вас вылечить? - спросил Альфонс.
        - Они пытались, - безмятежно произнесла Лунань.
        - Может быть, иная медицина могла…
        - Моя мать тоже умерла молодой. Я была совсем маленькой, и не помню этого, но мне рассказывали, что симптомы схожие. И ее, и меня наблюдали лучшие врачи и мастера алкестрии. Иногда нужно просто смириться, чтобы не отравлять себе последние месяцы.
        - Что я могу сделать для вас?
        - Скажите Чинхе только свое мнение обо мне, как об алхимике, - проговорила Лунань. - Сделайте это быстро, потому что у меня не так много времени.
        Ал кивнул. Он тянул время до сих пор, потому что ждал Джерсо и Зампано; но он просто не мог возразить на эту просьбу. Подождет их в Цзюхуа. Ну или что-то еще придумает.
        - Я поговорю с ним сегодня же, - кивнул Альфонс.
        - И вспоминайте меня без печали.
        Холодными пальцами Лунань слегка пожала его руку по аместрийскому обычаю.

* * *
        Альфонс собирался поговорить с Чинхе в тот же день. Он решил, что для этого достаточно передать свое пожелание слугам, но ошибся: как оказалось, не нужно было совсем ничего делать. Чинхе передал ему приглашение самостоятельно.
        «Голова дракона» ожидал его в украшенной зелеными панелями просторной пустой комнате.
        На одной стене здесь висела карта Сина, на другой - коллекция оружия. Прямо кабинет военачальника. Ал уже порядком поднаторел в местных обычаях, чтобы сообразить: никакой это не кабинет, а что-то вроде спортивного зала. Чинхе слегка поклонился при его появлении и указал на низкий полированный стол. Поверхность стола была девственно пуста, если не считать искусной эмалевой инкрустации и небольшого обшитого шелком продолговатого футляра.
        «Указ какой-то? - подумал Альфонс. - Нет, черт, я все время забываю, что он бандит, а не государственный чиновник… Здесь и разницы-то не видно».
        Ал послушно устроился напротив Чинхе, чувствуя неловкость: ему по-прежнему неудобно было сидеть, поджав ноги. Потом Чинхе сказал:
        - Я хотел бы лишний раз поблагодарить вас, господин Эллек, что вы решили оказать мне помощь в столь деликатном деле. Могу ли я осведомиться, как много времени еще понадобится вам, чтобы установить, насколько госпожа Лунань сведуща в искусстве алкестрии?
        - Нисколько, - Ал пожал плечами, - я уже закончил. Госпожа Лунань действительно сведуща в алкестрии и алхимии. Я бы хотел вернуться в гостиницу и подождать там возвращения моих телохранителей.
        - Вы можете воспользоваться моим гостеприимством и дальше, - произнес Чинхе. - Через два дня состоится моя свадьба с Лунань; вы были бы на ней почетным гостем.
        - Я предпочитаю двинуться в путь, - твердо сказал Ал. - Мне было приятно погостить у вас, но исполнение моих дел в Сине это не приблизило. Мне пора в Шэнъян.
        - Не торопитесь, - Чинхе взял со стола футляр, раскрыл его и вытащил две длинные тонкие шпильки, покрытые резьбой. Ал чуть было не вздрогнул: он узнал их. Ему стоило больших усилий контролировать выражение лица; не до конца получилось.
        - Кажется, мне знакома эта вещь, - сказал он.
        - Да, - кивнул Чинхе. - Они были в волосах женщины, найденной мертвой в вашем гостиничном номере. Кто она?
        - Ваша помощница.
        - Нет, вы только сделали ее лицо похожей на лицо женщины из моего клана. Очень искусно сделали, ваше мастерство заслуживает уважение. Даже я сперва обманулся. Но эти шпильки… вы знаете, что они были сделаны монахом?
        - Я еще плохо разбираюсь в ваших обычаях, - Ал пожал плечами. - Впрочем, я слышал о таком.
        - Да, они были освящены в храме Тысячи Лепестков, что на горе Шуань. Мое доверенное лицо отправилось туда третьего дня, чтобы возложить шпильки обратно на алтарь. Это был мой подарок, видите ли, - Чинхе говорил все еще совершенно спокойным, обыденным тоном. - И это лицо привезло для меня послание, оставленное на алтаре. Дайлинь жива.
        Где она?
        Мысли Ала лихорадочно метались.
        Ему хотелось одновременно все проклясть и разразиться нервным хохотом; а может быть, просто ударить Чинхе под дых, не дожидаясь конца разговора. К сожалению, между ними был стол, а до окон - далеко, через всю комнату. Даже если перепрыгнуть, Чинхе может метнуть нож… В этих широких рукавах очень удобно прятать оружие, даже огнестрельное. Ал пока не видел здесь пистолетов, но было бы странно, если бы местная мафия их не использовала. Даже если пороховое оружие дорого стоит, уж глава-то триады точно…
        На этом месте Ал оборвал горячечную гонку мыслей.
        Нужно отвечать, и отвечать быстро. Но как?.. Так, как поступил бы брат?.. Схватить край стола и опрокинуть на Чинхе… Не может быть, чтобы он этого не ждал. Что там Ал думал недавно насчет того, что нужно было учиться у генералов Армстронг и Мустанга, вместо того, чтобы спорить с ними об этике?..
        - Сожалею о вашей потере, - холодно сказал он. - Вам приятнее думать, что ваша женщина жива, и это естественно. Но когда что-то пересекает мой путь, господин Чинхе, я это уничтожаю. Женщина мертва.
        Если бы я знал, что она так дорога вам, возможно, я постарался бы ее пощадить.
        - Женщина жива, - возразил Чинхе. - Прекращайте. Женщина жива, и вы помогли ей сбежать от меня.
        «…А она меня выдала, - подумал Ал. - Вот. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Я-то предлагал ей новую жизнь, а она предпочла цепляться за своего любовника, который подставил ее под взрывы и кто еще знает какие опасности!»
        Ал вздохнул.
        - Какой мне смысл? И я очень рад, что вы такого высокого мнения о моем искусстве, но нет алхимической печати, которая бы…
        - На мосту вы действовали без печати, - быстро перебил его Чинхе.
        И тут Альфонса озарило: Чинхе блефует. Никакого послания Чинхе в храме не нашел, хотя, может быть, хотел.
        Чинхе сказал про отсутствие печати на мосту слишком торопливо. Он словно заранее продумывал это возражение Ала. Даже удивительно. Он ведь прекрасно владел собой, этот молодой «голова дракона».
        Уже потом Ал додумает: если бы Чинхе не сомневался - он бы разговаривал с Алом в пыточном подвале. Он ведь все равно не мог позволить своей женщине сбежать от него; и уж подавно не стал бы миндальничать с похитителем, каким бы превосходным алхимиком он не был. Человек гибкий, но безжалостный, Чинхе был приучен не давать ни в чем слабины.
        Однако Альфонс прекрасно понимал всякого, кто не мог оставаться полностью спокойным, говоря о Дайлинь.
        - На мосту я лишь канализировал силу землетрясения, - весомо произнес Ал, - что касается печатей, их было достаточно в узоре моста - с той половины, что вела на земли Союза. Вы не обращали внимание?
        Это действительно было так, и Чинхе замер на секунду, обдумывая.
        - Неполные печати, - сказал он наконец.
        - Да, - кивнул Ал. - Но форма моста уже имела место быть. Мне не нужно было прописывать ее в формуле. Поэтому неполные печати сгодились.
        Скажите, а чем все-таки Дайлинь заслужила ваш приговор?
        Чинхе смотрел на Ала по-прежнему без выражения.
        - Сначала вы ее послали меня убить. Мне это не понравилось, вы это знали. Потом вы опять отправили ее ко мне. Зная, что почти наверняка она не уйдет от меня живой. Видимо, я оказал ей услугу, прикончив ее быстро: пожалей ее я, и вы отправили бы девушку на аналогичное задание. И в то же время вы продолжаете испытывать к ней чувства. В чем дело?
        Чинхе ничего не ответил.
        Ал не знал, что говорить дальше, поэтому замолчал. Потом, подумав еще немного, поднялся.
        - Мне не о чем с вами говорить, Чинхе. Я собираюсь уйти и дождаться моих людей в городе. Вы можете попытаться задержать меня. Наверное, у вас даже получится, - Альфонс передернул плечами. - Мне уже ясно, что вы не дорожите связями с моим отцом, - он вовремя вспомнил, что ведь он считается Эдвардом Эллеком, сыном аместрийского гангстера, - но в дальнейшем тогда уж точно можете не рассчитывать ни на какие услуги с моей стороны. Кроме того, мне очень интересно, что скажет Нивэй? Ведь он рассчитывал на кое-какой небезынтересный для него обмен сведениями…
        Несколько секунд Чинхе раздумывал, будто взвешивал что-то.
        Ал размышлял, в каком случае этому человеку труднее его отпустить: если он убил его любовницу или если дал ей сбежать, спрятав от него?..
        В любом случае, у него куда больше резонов пристрелить Альфонса, чем отпустить восвояси.
        - Итак, - сказал Чинхе совершенно спокойным тоном, - может быть, обсудим дела, ради которых вы приехали в Син?
        Ал чуть скривился.
        - У меня нет настроения. Не сейчас. Лучше заеду на обратном пути.
        - Вы рискуете меня обидеть.
        Ал постарался иронично приподнять брови.
        - А не кажется ли вам, Чинхе, что вы сейчас не в той позиции, чтобы торговаться?.. Вы наносите обиду мне и моей семье с момента моего прибытия. Так что сейчас я просто спокойно выйду за ворота и прогуляюсь до Цзюхуа. Судя по карте, тут недалеко. А к нашему разговору мы с вами вернемся через пару месяцев, в Шэнъяне. У меня там свои дела.
        Чинхе поджал губы.
        - Я предоставляю вам экипаж, как обещал.
        Ал улыбнулся уголком губ.
        - Ну вот это другой разговор, Чинхе. Может быть, еще с вами сработаемся.
        «Все, - решил Ал, - из экипажа выпрыгиваю на ходу, вяжу охрану и добираюсь до Шэнъяна пешком. Он меня точно теперь убьет».
        Из дневника А. Элрика
        Я не верю в бога, загробную жизнь и духов. Когда мы с братом путешествовали, и он признавался в своем атеизме с готовностью морального эксгибициониста, они (безымянная толпа на пристани, прихожане в храме, потерпевшие в суде) обращались ко мне: «А как насчет тебя, Альфонс?»
        Будто я, славный парень, должен был стать их последним прибежищем. Будто если я верил, все логические построения моего брата рассыпались в прах.
        Но я не верил.
        Я еще верил во что-то сверхъестественное, может, тогда, когда мы с братом накалывали пальцы над грудой мусора, который рассчитывали превратить в нашу мать. Я в глубине души верил, когда мы отправились на поиски философского камня - волшебной вещи, способной решить все наши проблемы. И Эд тоже верил, наверное, хоть и отрицал.
        Но потом, когда я вспомнил, что за Вратами поймал собственную руку, и смотрел на Эда глазами существа из круга, вера ушла, как забывается сон после пробуждения.
        Эд подтвердил лишний раз: существование души доказано, но мертвых оживить нельзя. Душа живет, пока живет тело.
        Не знаю, что случается с душами людей после смерти; но, исходя из того, что я видел и пережил за Вратами, там не сохраняется ничего похожего на личность.
        Понимая тех, кто находит веру и принимает смерть с достоинством, я все-таки буду бороться до конца, когда придет мой час.
        Я стану бороться еще раньше, с этой минуты. Я верю, что с помощью алхимии или алкестрии можно продлить жизнь и отменить смерть… Нет, не так: вера тут не при чем. Я собрал достаточно данных, чтобы допустить такую возможность. А значит, я попытаюсь.
        Мы научились принимать смерть, которая уже случилась. Но нет таких сил, которые заставят меня отчаяться, когда человек еще жив. Я уверен, что Эд разделяет мои чувства.
        Кстати, об Эде. Однажды он сказал мне: «Если красивая девушка намекает тебе, что не прочь заняться любовью, никогда, никогда не говори ей: „Знаешь, я слишком серьезно отношусь к нашим отношениям, чтобы допустить такое“. Она может воспринять серьезно».
        Я посочувствовал ему, но не спросил, кого он имел в виду. Если одну из его мистически всплывающих знакомых, то жаль, да. Если Уинри - поделом ему.
        А я дурак. Она же хотела, чтобы я ее поцеловал… Ну и ладно, что соглядатаи, Чинхе плевать хотел на свою невесту. Хоть руку мог бы.
        * * * В аместрийском языке слово для гор одно, но его не зря произносят во множественном числе. Горы многолики. Холодные пики, покрытые льдом и снегом, вонзаются в толщу небес. Жарятся под солнцем каменные столы, разбросанные по кактусовой равнине. Идиллические холмы в альпийских лугах, усеянные белыми клочками овечьих стад, будоражат воображение сентиментальные художников. Изломанные сиреневые тени, нарисованные на небе, где пирамидальные тополя и кипарисы истекают смолой под южными звездами, взывают к горячей жизни и буйной смерти. Бурунистые реки, зажатые в тисках гранитных ущелий; причудливые кривые сосны, пенные водопады, рождающие радуги у подножья, перья цветущей вишни, луна над острыми пиками в холодном небе, холодный ветер и дрожь в руках… Все это горы.
        Только в горах понимаешь значение пустоты под ногами и над головой - совсем разные чувства, а на деле одно и то же. Только минуя крошечные деревни из десятка домишек, притулившихся на разных уровнях на уступчатых террасах, ощущаешь ничтожность и хрупкость человеческих жизней.
        - Вот честное слово, пару лет жизни бы отдал за телефон, который можно носить в рюкзаке, - вещал Зампано, шагая по узкой горной тропе: по левую руку пропасть, по правую - скальная стена, а ширины хватает только, чтобы ослу - или могучей химере - поставить ноги.
        - Ну, носить, пожалуй, можно, - сердито ответил Джерсо; на третий день он почти уже не пыхтел, хотя его настроение нельзя было назвать лучезарным. - Но на кой он тебе? Провод, что ли, будешь тянуть?
        - Тогда рацию.
        - Это можно… Армейская портативная модель NX-415 Штеймановского завода, приемник и передатчик в одной коробке… Масса нетто семь с половиной килограммов…
        - Очень смешно…
        Что, думаешь, я не утащил бы?
        - И крестнику пришлось бы такую же таскать.
        - Да ладно, одного передатчика хватило бы.
        - Пять кило… И в комплекте табличечка.
        - Какая табличечка?
        - «Я шпион, отрежьте мне пальцы по одному и спустите в унитаз».
        - Черт возьми, жаба!
        Я уже тебе сказал, что жалею, что его там оставил! Чего ты от меня хочешь?!
        - Чего я от тебя хочу, это видно будет, когда мы крестника встретим. И пальцы у него пересчитаем.
        - Очень смешно, - повторил Зампано.
        Они остановились на тропе перевести дух. Было раннее утро, солнце только всходило. Нитка реки, свившаяся петлями на мохнатой зеленой шкуре долины внизу, блестела слюдой.
        Метров триста по прямой вниз, пара секунд полета. Несколько часов пути. Только в горах понимаешь относительность времени и пространства.
        - Когда мы последний раз были в горах? - спросил Джерсо, утирая пот.
        - Зимой пятнадцатого. То есть четырнадцатого. Бриггс.
        - Это не считается, это по работе.
        - Ну и сейчас по работе.
        - Ну да… А хорошо.
        - Да, красиво.
        Джерсо хлопнул Зампано по плечу.
        - Ладно, пошли.
        Скоро должны быть у моста, где я сверзился.
        - Ага, часа через два.
        Альфонса Элрика они встретили как раз у моста, сегодня совершенно пустынного. И со стороны земель триады Чинхе (Джерсо вспомнил, что так и не узнал, как она называется. Должно быть какое-нибудь звучное название, типа «Драконы запада»… или они по фамилии зовутся? А какая у него фамилия?
        Или Чинхе - это она и есть?), и с противоположной стороны, где начинались земли Союза Цилиня.
        Крестник сидел на каменной, изукрашенной узорами в тон мосту тумбе и писал что-то в маленькой записной книжке, лежащей у него на коленях. На глаза у него была надвинута широкополая соломенная шляпа по моде местных горцев, да и одежду Ал сменил, но все равно выделялся. Синцы сложением мало отличаются от аместрийцев, но жители этих гор все могли похвастаться низким ростом и смуглой кожей.
        Молодой алхимик заметил Зампано и Джерсо почти сразу, как и они его. Отложил книжечку, махнул рукой.
        - Вы живы! - воскликнул он. - Здорово.
        - Ха, за нас-то нечего было переживать, - фыркнул Джерсо. - Еще ни одну химеру падение с такой высоты не убило! И вообще, я плавать люблю.
        - Так можешь нырнешь, освежишься? - предложил Зампано.
        - Только после тебя.
        - А я что? Я зверь лесной, гордый… Не то что всякие амфибии.
        Ал улыбнулся.
        - Как ты от мафии сбежал? - спросил Джерсо.
        - Просто вышел, - Ал пожал плечами.
        - Что, просто взял и ушел?
        - Да, просто взял и ушел. Кстати, за мной была слежка… я их запер тут в каменной клетке пониже. Очень рассчитывал, что вы сегодня объявитесь, а то пришлось бы алхимичить для вас записку и уходить одному.
        - Ого! Так мы что, теперь нежелательные гости?
        - Черт его знает, - честно сказал Ал. - Но с Чинхе мы расстались не то чтобы совсем гладко. Предпочитаю не рисковать.
        Зампано потер лоб.
        - То есть мы теперь, вместо того, чтобы ехать в Шэнъян с комфортом, пойдем туда ножками на своих двоих?!
        - Ну, ты зверь лесной, гордый… - фыркнул Джерсо.
        - Очень смешно! Нет, серьезно?
        - Да нет, что вы.
        Смысла нет, мы народ все равно приметный… - Ал развел руками. - Но я хочу тут через горы добраться в одно место, по карте, вроде недалеко. Ну и «держит» его другая триада, насколько я успел выяснить. А там уже на перекладных.
        Зампано и Джерсо переглянулись.
        - Извините меня, - продолжил Ал. - Это все из-за того, что я решил помочь Дайлинь развязаться с боссом. Нужно было просто сказать ей, что это ее проблемы… ну или тогда сразу попробовать сбежать, либо с Чинхе договориться как-то…
        Джерсо скривился.
        - Ладно, не бери в голову. Девчонку-то все равно жалко, хоть она и стерва. Че-то у тебя вид неважнецкий, кстати.
        - Не спал пару ночей, пустяки. Пойдемте?
        Ал поднялся, встряхнул руки жестом пианиста; хлопок - и изукрашенная тумба скрылась в скальной поверхности, как будто ее и не было. Вокруг стало снова тихо и пустынно - только созданный Альфонсом массивный мост дугой изгибался над ущельем.
        Ветер принес откуда-то запах черемухи. Джерсо глубоко втянул носом воздух, и почему-то подумал о том, что, в сущности, жизнь еще только начинается.
        Часть II. Большой переполох в маленьком Шэнъяне
        История 4. Ланьфан. Переулки Шэнъяна
        Когда ты знал человека не слишком долго и то при экстремальных обстоятельствах, ваша дружба может не затянуться. Колокола отгремели, отсвистели пули; вы похлопали друг друга по плечу и расстались, клятвенно обещая не забывать и потрясая в воздухе сомкнутыми кулаками. А что осталось от этого прежнего через год, два, десять лет?..
        «К счастью, прошло не десять лет, - сердито напомнил себе Ал, разбирая дорожные записи в небольшом номере постоялого двора. - И потом, нужно было беспокоиться об этом раньше, когда ты отправлял к нему Дайлинь с рекомендательным письмом…»
        Он понятия не имел, как нужно связываться с императором. Очарованный Дворец на южной окраине Шэнъяна выглядел абсолютно неприступным и действительно совершенно очарованным благодаря целым облакам цветущих деревьев самых невероятных форм и размеров - Алу уже рассказали, что императорские садовники высадили их с таким расчетом, чтобы круглый год что-нибудь цвело - и таким причудливым архитектурным формам, что сразу делалось ясно: без алхимии тут не обошлось.
        Ну и охраняющие его гвардейцы в высоких шапках больше походили на головорезов, чем на церемониальную стражу.
        Так что Ал пошел по проторенной дорожке: написал письмо на адрес, который Лин когда-то оставил Эдварду. Прошлые письма новоиспеченный император как-то получил, значит, и на это ответит, если захочет. Может, пришлет какие-то инструкции.
        «И нечего ждать этих инструкций сию секунду, - напомнил Ал себе, - сегодня же первый вечер, бога ради!»
        Он вылез из-за стола - то есть выполз, потому что синская привычка сидеть, поджав ноги, все еще отзывалась болью в суставах. Машинально проверил, на месте ли заветная железка в кармане. Встал в позу для разминки. Неразобранные записи вопияли, но Ал только махнул рукой. Он и так знал, что нет там ничего значительного.
        Да, он провел в Сине уже больше месяца, и продвинулся в изучении местной алхимии только на пару небольших разговоров с Лунань… Нет, не нужно грустить при мысли о ней - слышишь, я сказал, не грусти!
        Ал успел сделать всего несколько движений, и тут же что-то заставило его насторожиться. Нет, он не услышал никаких шагов; никто не стоял по ту сторону двери. В соседней комнате, которую занимали Джерсо и Зампано, тоже все было тихо. И все-таки…
        Оглушительный звон ворвался в комнату вместе с душем осколков и порывом ночного ветра.
        Угольно-черное существо развернулось в перекате, распрямляясь, словно пружина; блеснули зажатые в руках ножи и глаза в прорезях красно-белой маски.
        Тут же послышался треск, еще более оглушительный, чем звон; стенка, разделяющая комнаты Ала и его «телохранителей» упала внутрь чуть ли не целиком, явив разъяренных химер; Джерсо был в одних трусах, Зампано держал в руках карты.
        - Черт, - только и сказал Ал, - вы что, на раздевание играли?
        - Нет, - Зампано смущенно кашлянул. - Я раскладывал пасьянс, а Джерсо в душ шел. Добрый вечер, Ланьфан. Не сразу узнал.
        - И вам того же, - кивнула девушка в мужской маске. - Мой господин вас ждет.
        - Ммм… а не хочешь снять маску, чаю выпить? - Альфонсу не хотелось отрываться от записей, раз уж он за них взялся, и ехать куда-то.
        - Не за пределами дворца.
        Дверь в альфонсову комнату распахнулась; на пороге стоял хозяин, из-за его спины выглядывали гостиничные слуги с разнообразными предметами обихода, могущими сойти за оружие. Хозяин бросил взгляд на Альфонса, на Зампано с Джерсо, распахнул рот, явно намереваясь начать гневную тираду… и тут заметил Ланьфан. Вся в черном, она казалась пятном темноты, тенью в форме человека.
        - Добрый вечер, - сказал Альфонс. - У нас все в порядке.
        - Все в порядке, - эхом повторила Ланьфан из-под маски. - Возвращайтесь к своим делам.
        Хозяин гостиницы кивнул, как болванчик; еще молодой человек, он внезапно показался стариком. Потом согнулся в три погибели, и, пятясь, вышел; кого-то из пятящихся слуг столкнули с лестницы, раздался стук и вопль. Дверь захлопнулась.
        - Ух ты, - сказал Ал. - Они так тебя боятся?
        - Не совсем меня, - пожала плечами Ланьфан. - Ночного эскадрона императора Яо. Не может быть, чтобы ты не слышал слухов.
        - Слышал. Говорят, у вас у всех железные руки, которые вы поите кровью похищенных младенцев, а заговорщиков вы едите на завтрак.
        - Нет, ты путаешь.
        Заговорщиками кормим руки, а младенцев на завтрак.
        - Ланьфан! Неужели ты шутишь?!
        Зампано и Джерсо переглянулись.
        - Не я, - голос под маской звучал ровно. - Вернье, наш аместрийский механик, настаивает на таком порядке. Говорит, заговорщики вредны для пищеварения.
        Ал нервно улыбнулся. Прежние сомнения - а стоило ли ехать сюда? - ожили в нем вновь.
        - Нет, ты правда глава тайной полиции, о которой мы столько слышали в городе? - настаивал Зампано.
        - Правда.
        - А что из слухов правда? - осведомился Джерсо.
        - Многое.
        Повозка ждала их у подъезда гостиницы. Типичная для этих мест низкая коляска, запряженная лошадьми.
        - Мы разве не в Очарованный дворец? - спросил Зампано.
        - Туда, - ответила Ланьфан.
        - Туда же, вроде, упряжные экипажи не пускают?
        - Мы с черного входа.
        - Кстати, о входах, - Ал запрыгнул в повозку первой. - Зачем ты входила через окно? Что это за цирк?
        - Никакого цирка.
        Вас пасут, между прочим. Вы не знали?
        Зампано и Джерсо переглянулись.
        Джерсо сунул руку за обшлаг пиджака.
        - Прогуляюсь, пожалуй…
        - Не стоит, - Ланьфан остановила его спокойным жестом. - Мы уже их спугнули. Судя по всему, триады. Где вы умудрились с ними пересечься?
        - Было дело, - вздохнул Ал. - Но я не думал, что они так быстро нас найдут. Мы недавно в городе.
        - Ничего, я попросила моих девочек за ними проследить. К утру будем знать о злоумышленниках. Захотите - устроим рейд. Хотя, зная вас, Альфонс Элрик, думаю, вы предпочтете оставить их в покое.
        Сказав это, Ланьфан запрыгнула в коляску и уселась напротив Ала, рядом с Джерсо, спиной к ходу движения. Ал почти ожидал, что она залезет на место извозчика. Но нет, туда вспрыгнул некий неприметный молодой человек в темной одежде.
        Она не отдавала никаких приказаний, но возница щелкнул поводьями в тот момент, когда Ланьфан опустилась на сиденье. Лошади тронулись.
        - Девочки? - Альфонс приподнял бровь. - Так это правду я слышал, что в тайной полиции служат только кровожадные демоницы?
        - Нет, мужчин у нас больше.
        - Тогда почему «девочки»?
        - Я их так всех зову. Ласково.
        - Ланьфан… даже в аместрийской культуре такое обращение не ласково по отношению к мужчинам.
        - Вот именно.
        Коляска по ночным улицам Шенъяна. Местные оранжевые фонари светили куда тусклее, чем в Аместрис, и стояли реже - Ал удивился, как возница вообще находил дорогу. Тем более, что они не выехали на людные улицы, а по-прежнему блуждали в узких переулках старой части города, где коляска иногда задевала бортами стены домов.
        - Кстати о демоницах… Я посылал сюда девушку около месяца назад. С письмом к тебе. Она добралась?
        - Да, конечно.
        Прекрасный подрывник. Ты написал, что у нее враги в триадах, я ее отослала пока на нашу горную базу, учит там… Ребенок твой?
        - Что? - Альфонса как мешком по голове ударило.
        - Ребенок. Она беременна, примерно на четвертом месяце.
        - Нет, - Альфонс не мог сказать, что ощутил сильнее: облегчение или удивление. - Не мой. Так вот почему она хотела сбежать!
        - Ребенок Чинхе Людоеда?
        - Не знаю… нет.
        Да. Думаю, да. Ты у нее спроси.
        - Будь уверен, спрошу. Вызову и спрошу. Нам приходится терпеть эти триады, но не думай, что Лин не ищет возможностей от них избавиться. Очень мешают.
        Ребенок Чинхе…
        - Даже не думай, - резко сказал Альфонс. - Ланьфан, которую я знал, не стала бы использовать младенца в политических играх!
        Ланьфан по-прежнему была в маске, и Альфонс не мог видеть выражения ее лица, но ему показалось, что она чуть улыбнулась.
        - Ребенка? Нет. Все не настолько плохо. Но вот сам факт его существования… а Чинхе знает?
        - Наверняка нет. Он пытался ее убить. Если бы он знал, что она беременна от него…
        - Знал, - вдруг перебил Зампано.
        - Да? - удивленно спросил Ал.
        - Я слышал, что его люди говорили между собой. Чинхе зовут людоедом, потому что он убивал всех женщин, которые от него понесли. У них со времен его деда прямое наследование власти; не хочет незаконных отпрысков. Сам еще подростком сводного брата зарезал.
        - М-да, - Альфонс присвистнул. - Интересные тут у вас нравы.
        - Чинхе даже по меркам триад ублюдок, - заметила Ланьфан. - Но эта твоя Дайлинь в него влюблена.
        - Знаю. Все-таки загадочные вы, женщины. Что еще хорошего расскажешь?
        - Во дворце вас ждут крепкие напитки и вкусное угощение, - Ланьфан явно поняла его слова буквально.
        История 5. Мэй. Дом Тысячи змей и Очарованный дворец
        Принцесса Мэй из семьи Чань ассистировала семейному доктору в сложнейшей операции по извлечению осколков из рваного ранения, когда Чжэ, дворцовый телохранитель, со стуком раздвинул бумажные створки.
        Он охранял Мэй, когда она «гостила у своего сиятельного брата», и лишь недавно ей удалось добиться, чтобы Чжэ так же беспрепятственно пускали в родовой особняк Чань.
        - Молодой человек! - рассержено воскликнул доктор Женьчуа. - Немедленно закройте дверь, здесь стерильно!
        Из-под маски слова его звучали гулко, но вполне различимо. На лице пациентки - одной из дам бабушки Юэ - чье тело было ниже шеи обезболено иглоукалыванием, отразилось живейшее отвращение.
        - Простите, - Чжэ опустился на одно колено. - Принцесса Мэй! Вас немедленно вызывают во дворец.
        - Сейчас, Чжэ, я приду, - Мэй постаралась сохранять спокойный тон: еще не хватало, чтобы этот малолетка, на год моложе нее, видел, как она перепугалась. - Погоди немного.
        Чжэ поклонился и послушно задвинул створки за собой.
        - Ну, - сказала Мэй, - давайте уж закончим, доктор.
        - Я справлюсь и без тебя, дорогая, - покачал головой Женьчуа. - Зашью, и все. А потом ты залечишь.
        - Нет уж, - сказала Мэй. - Ничего там срочного нет. Давайте уж…
        - Ну и упрямица, - покачал головой доктор Женьчуа, пряча улыбку. - Вся в вашу почтенную бабушку, благослови ее небо.
        Мэй поджала губы и склонила голову. Она не любила бабку, и еще меньше любила, когда их сравнивали. Но что делать?
        «Вот когда Лин изменит этот порядок и сделает так, чтобы наследниками клана могли становиться девушки, уж я и им покажу, - мстительно думала Мэй, подавая Женьчуа марлевые тампоны. - Правда, он говорил, что это еще не скоро… все равно покажу! И дядюшке Сыме покажу!»
        Мэй знала, что все это так, пустые мечты. Если бы не заступничество сводного брата Лина - бывшего кровного врага - ее бы и вовсе не выпускали из дома. Или продали замуж какому-нибудь богатому старику, прельстившемуся императорской кровью.
        Мэй еле сдержала слезы.
        Случайная реплика семейного врача, желавшего, как лучше, испортила ей настроение коренным образом.
        «Прекрати! - сказала себе Мэй. - У тебя на руках больная, о ней и думай!»
        Они закончили быстро: минут через пятнадцать. Однако у входа в особняк уже нетерпеливо топтались шестеро носильщиков - одна пара запасная - с небольшим парадным балдахином. «Его величество небесный император оказывает высокую милость…»
        Интересно, что случилось во дворце? Опять приехал кто-то из владык провинций, и Лину потребовалось продемонстрировать действие философского камня?..
        Мэй оставалось только сполоснуть руки, накинуть верхний халат попраздничней - одна из бабкиных дам недовольно поджала губы: сейчас лекцию прочтет, что когда меняешь верхний халат, нужно менять и нижний тоже.
        Не дожидаясь этого, Мэй приказала старухе принести новые заколки, а когда та повернулась, чтобы выйти, показала язык сложнейшей прическе с девятью шпильками. У самой Мэй - ее старые детские косички, на самой грани дозволенного: «Как можно, молодая госпожа, вам почти четырнадцать…»
        Дожидаться тетки с заколками обратно Мэй, естественно, не стала. Вприпрыжку выскочила из городского особняка Чань (кстати говоря, заново выкупленного два года назад у семейства Ликай благодаря пожалованным Императором средствам), взлетела в паланкин, пока тот еще был на плечах носильщиков. Те только крякнули одобрительно: носить Мэй они привыкли.
        Все, что угодно, какие угодно кризисы и даже этот ужасный Ченьюй Бо - лишь бы не здешние темные коридоры и не душная атмосфера!..
        До дворца было недалеко, но все-таки, пока ее несли, Мэй опять вспомнила слова Женьчуа, и жалость к себе снова полилась сплошным потоком.
        Ну как так: она, в одиночку пересекшая пустыню и одолевшая столько чудовищ, сколько им и не снилось, должна сидеть на унылых трапезах среди женщин клана и выслушивать бабкины наставления?.. Ужас. И ведь не спастись. Не послать все к дьяволам семи преисподен Яньвана[8 - Яньван - владыка подземного мира. Как и Аместрис, Син не слишком религиозная страна; вера в богов и духов является, скорее, суеверием… ну и надо же чем-то божиться!NB: представление о том, что Аместрис не является религиозной, базируется на замечании Аракавы о том, что там нет христианской религии (во всяком случае, как государственной), и на отсутствии упоминаний иных религиозных символов/обычаев/культов - кроме регионального летоизма.] и не сбежать: как раз потому, что она тоже обещала Лину помогать тут. Да и как люди ее клана без нее? Этот безмозглый Сыма всех вконец замучит, если она, Мэй, не будет хоть немного влиять на деда. Дед ведь ее любит. И бабушка Лоа…
        …Когда двадцать четвертую принцессу императорского дома Син вручили семье, ей было год и три месяца от роду. Самый подходящий возраст, считали медики, чтобы отнять дитя от материнской груди. Обычно императорские отпрыски возвращались в лоно своих родов раньше, но здесь был особый случай…
        «Ах и ах, - качали головой дамы жены главы клана, госпожи Юэ, - какая жалость! Сколького мы ожидали от госпожи Шун, и как жаль, как прискорбно жаль». «Не красавица», - подводили вердикт поджатые узкие брови госпожи Юэ.
        И в самом деле - не красавица, уже ясно. Слишком крупная для своих лет, ножки слишком большие, кожа не особенно бела, глаза меньше чем следует, волосы не такие густые, и еще тридцать три тайных несовершенства находили дамы госпожи Юэ в единственном ребенке Чань императорской крови.
        Никакого сравнения с матерью, первой красавицей клана, которая сумела своим изяществом и добродетелью так приклонить к себе сердце императора, что он не пожелал расставаться с ней даже после начала беременности.
        А черноволосая малышка гулила на одеяльце, играясь с игрушечной пандой. В пути она уже привыкла к кормилице и не просилась снова к материнской груди.
        Да что там, император и до сих пор не расстался с госпожой Шун, хотя по традиции их последующие дети уже не могли бы наследовать трон.
        - Будем работать с тем, что есть, - вынесла вердикт госпожа Юэ. - Волосы - обрить, в кожу головы втирать яйцо и пальмовое масло. Лицо - будем отбеливать. На свет не выпускать. Ножки - перебинтовать.
        С тем она отвернулась, чтобы уйти, а дамы с бинтами приступили уже к девочке, как вдруг их растолкала матушка Лоа.
        Старая она была, матушка Лоа. Сгорбленная, что твой стручок. Но голос у нее был зычный, звонкий, молодой, и глаза тоже смотрели по-молодому цепко.
        - Ишь чего выдумали! - воскликнула она. - Одну девочку мне тут изуродовали, и с дочерью ее так же хотите? Не родилась красивой, вырастет сильной. Кыш, кыш, дурищи! Ни к чему это ей. Я ее всему, чему надо, выучу, а не вашим глупостям…
        Губы госпожи Юэ сжались еще сильней.
        - Как угодно, тетушка, - склонила она голову и вышла прочь из крохотной спальни. А за ней утянулись и все дамы.
        Так бабушка Лоа стала учить малышку Мэй всему, что сама знала: алкестрии, врачеванию, борьбе и прочему понемножку. Ох как много мудрости накопилось за свою жизнь у бабушки Лоа, тетки нынешнего главы клана Байши, принцессы императорской крови.
        Такова судьба всех синских принцесс.
        Их может взять в жены только один из их братьев или дядьев императорской крови - что редко случается, учитывая вражду между кланами. Любой другой брак станет унижением. Если они не овладевают полезными искусствами или не заводят себе влиятельных любовников среди собственных же родичей - так и жить им высокородными и бесполезными приживалами.
        Но бабушка Лоа не такая. Она сумела смириться и извлечь выгоды из своего положения.
        Хотела бы Мэй так же…
        Нет, Мэй не хотела так же. Мэй хотела по-своему.
        Мэй оборвала поток бесполезных мыслей: от них только к горлу подкатывал ком, и дышать становилось тяжелее. Очень вовремя: носилки уже опускали перед западным входом в Очарованный дворец. Подняться на три яшмовых ступени; далее пятью коридорами - Западных бамбуковых листьев, Рассветной радуги, Побед генерала Чжоу, Полуденных теней и Янтарным - к павильону Алмазных Рос. На самом деле это не павильон, просто красиво убранная комната с выходом на террасу. Император Лин использует ее для конфиденциальных бесед, потому что прежде там были любимые покои его матушки в ее бытность императорской женой…
        Матушка нынешнего императора, светлейшая Айли Яо, давно ушла в небесную страну. Матушка Мэй жива до сих пор, по-прежнему живет в Очарованном дворце; Мэй бы нужно сочувствовать Лину, но вместо она давно уже свыклась с мыслью, что завидует ему.
        В этой части дворца не было слуг, что означало: у Лина строжайше секретное совещание. Может быть, на нем Ланьфан даже снимет маску.
        Поэтому Мэй не стала кланяться перед бамбуковой перегородкой и стучаться, а просто раздвинула ее и вошла, мимолетно удивившись: перед дверью не стояло ни одной пары туфель. Должно быть, она пришла первой…
        Однако раздвинутая дверь встретила ее винными парами и взрывом хохота.
        В мгновение ока Мэй окинула взглядом знакомый павильон: початые бутыли с вином, начатые богатые закуски, неожиданное многолюдье, все сидят в обуви, как крестьяне - и на секунду пришла в замешательство. Обычно в этом павильоне серьезно и негромко совещались о ближайших действиях люди, особенно близкие к Лиину; а попойки и пиры устраивались в более официальной части дворца.
        Но потом все стало на свои места: Лин принимал аместрийцев, вон и Вернье уже нализался…
        Правда, обычно Лин сам с гостями не пил, но, может быть, это его личные знакомые…
        - Мэй! - сидящий напротив Лина светловолосый человек с неожиданно знакомыми золотыми глазами улыбнулся ей. - Как ты выросла! Ужасно рад тебя видеть.
        Он говорил по-сински вполне правильно, но с сильным акцентом, и неверно обращался к ней, как к равной по возрасту. Может быть, поэтому Мэй не сразу узнала голос.
        - Альфонс… - начала она, потом сбилась, не зная, как к нему обращаться и на каком языке. Все бы это было ужасно: Мэй уже почувствовала, как проваливается сквозь землю, и свет уходит все дальше и дальше вверх, а подошвы уже начинает обжигать огнедышащее дыхание Центра Земли, гигантского огненного змея, что дремлет в центре планеты, согревая собою почву… Но тут на помощь пришли другие аместрийские гости.
        - А, малышка-принцесса! - один из сидящих возле Альфонса, огромный чернокожий толстяк с вывороченными губами, приветственно вскинул толстопалую руку. - И впрямь выросла. До чего милая юная леди!
        - Спасибо, господин Джерсо! - Мэй даже покраснела, отвечая: она прекрасно помнила обоих химер. Слава всем богам, Джерсо говорил по-аместрийски, так что у нее не возникло трудности, как к нему обращаться.
        Только через секунду она сообразила, что краснеть-то, пожалуй, не стоило: его слова звучали не так, будто он восхищается прелестной юной красавицей, а так, как хвалят маленькую девочку.
        - Да, еще пара лет - и от тебя будет глаз не оторвать, - немедленно подтвердил мысль напарника третий аместрийский гость, не такой толстый, как второй, зато еще более мускулистый, и в интеллигентных круглых очках. Мэй помнила, что его зовут Зампано, и что он тоже химера, помесь вепря и дикобраза.
        - Благодарю вас! - Мэй вспыхнула, теперь от легкой обиды. Все-таки ей уже тринадцать, почти четырнадцать. Она могла бы уже быть замужем!.. Ну ладно, сейчас это уже не принято, но лет пятьдесят назад точно могла бы!.. Мэй благовоспитанно поклонилась, чувствуя, как внутри у нее все кипит.
        - Садись, Мэй, - обратился к ней Лин и похлопал по подушке рядом с собой.
        - Эти старые драконицы тебя отпустили?
        - А я их не спросила, - независимо ответила Мэй, опускаясь на указанное место.
        - Делаешь успехи, - хмыкнул Лин, отправляя в рот пару ломтиков банана. - Слушая авторитетов, величия не добьешься.
        Мэй поджала губы и наклонила голову, созерцая стол.
        Лин никогда не предлагал ей помочь приструнить стариков из ее клана. Не то чтобы он, как император, так уж сильно мог влиять на домашнюю жизнь клана Чань - но его политическое сотрудничество имело огромный вес. Благодаря ему Мэй в любое время отпускали во дворец; благодаря ему она все еще была свободна от брачных договоров; наконец, если бы он хоть словом обмолвился, очень может быть, что Мэй попросту бы ему отдали. Или продали, так будет вернее.
        Но Лин сохранял статус кво и, посмеиваясь, объяснял, что он сам уже в двенадцать лет добился ото всех старейшин своего клана подчинения. Будто забывал о том, что он был мальчиком и наследником. Власть уже принадлежала ему, нужно было только доказать свое право. А Мэй Чань девочка, и никакой власти у нее нет, только некоторые привилегии - и то не слишком значительные.
        Даже если она единственный в Сине алхимик, знающий секрет философского камня. Дома, в ее клане, это ничего не стоит.
        - Ну что ж, - сказал Лин, - раз сюда пришел мой главный придворный мастер алкестрии, настала пора поговорить серьезно. Ты мне нужен, Альфонс Элрик.
        - Ммм, дай угадаю, - раздумчиво проговорил голос аместрийского гостя у Мэй над ухом (она не смотрела в его сторону). - Ты решил примириться с соседними кланами, и тебя потребовалось мое несравненное искусство дипломатии? Я согласен.
        Лин расхохотался.
        - Знаешь, иногда очень видно, что вы с Эдвардом братья! Нет, я имел в виду нечто противоположное. Видишь ли, я хочу раздавить Союз Цилиня, он мне очень мешает. А для этого мне нужны мои собственные алхимики. И я хотел попросить тебя научить кое-чему моих людей.
        - Ни в коем случае, - так же спокойно проговорил голос Альфонса Элрика. - Мэй, передай мне, пожалуйста, спаржу.
        Мэй подняла глаза, и сердце у нее забилось громко-громко; все должны были разом вскочить со своим мест и завопить: «А это что за барабаны?»
        У Альфонса Элрика был очень яростный, холодный взгляд. Прямо как у демона из северных степей. Это никак не следовало из его голоса или тона, потому контраст поразил Мэй до глубины души.
        - В чем дело? - мягко спросил Лин. - Ты сомневаешься в моей способности уладить дело?
        - Да уж сомневаюсь, - так же спокойно проговорил Альфонс, - если ты хочешь развязать гражданскую войну.
        - Я не собираюсь развязывать войну. Я хочу подчинить ту часть моего государства, которая перестала являться моей! Точнее, которая уже несколько десятков лет не принадлежит императорам. Кроме того, не надо преувеличивать. Союз Цилиня силен - как корпорации ВПК у вас в Аместрис. Но людей у Союза мало, а земель нет совсем, если не считать резиденций. Я не хочу напускать на них регулярные войска - вот это точно будет гражданская война. А подготовленных специальных служб, которые бы с ними справились, у меня еще нет. Люди Ланьфан хороши, но моя тайная служба не под то заточена.
        - Хорошо. Тогда поставим вопрос иначе. Ради того, чтобы подчинить себе внутреннюю корпорацию алхимиков, ты хочешь вырезать всю научную школу, какая она ни есть? Всю научную интеллигенцию?.. Ты понимаешь, на сколько лет это отбросит назад твой прогресс, насколько это поставит тебя под удар… не говоря уже о том, что это просто…
        - Я не собираюсь никого вырезать! - Лин ударил кулаком по столу. - Я собираюсь предложить им альтернативу! Сила нужна мне, чтобы избежать беспорядков!
        - Великолепно! - Альфонс стал еще спокойнее и собраннее; на взгляд Мэй. это означало, что он распалился ни на шутку. - Но когда применяют оружие, хоть какое оружие, без жертв все равно не обходится!
        - Политика вообще не обходится без жертв! Я не собираюсь жертвовать своими подданными, Альфонс Элрик! Я хочу защитить всех! Но я не могу, не имею пока такой возможности!
        - Ты даже не пытаешься!
        - Не пытаюсь?! Ты думаешь, что я не испробовал всех возможных способов наладить отношения с Союзом Цилиня?! Я посылал им гонцов, я предлагал им льготы, я только что ковры перед ними не расстилал!
        - Так нужно было расстелить!
        - Как перед богами? - Лин ехидно приподнял бровь.
        - Ох, - Ал слегка сконфузился. - Извини, увлекся. Я… в общем, я, понимаешь, знаю об этом вашем обычае, просто…
        - Просто ты чужестранец, - припечатал Лин.
        - А может быть, со стороны виднее? - Ал теперь старался говорить мягче: ему явно было стыдно за недавнюю вспышку. - Я понимаю, что это все очень сложно… И я не отказываюсь тебе помогать, правда! Я хотел бы быть тебе полезен. Но то, что ты предлагаешь - давить на Союз Цилиня военной силой… Это не выход, правда! Я прочел достаточно книг по истории, чтобы видеть, что все, к чему это приведет - долгое и неприятное противостояние. Нужно как-то исправить дело миром… Что-то иное предпринять.
        Лин улыбнулся иначе, незнакомо.
        «Нет, - понял Ал. - Знакомо! Почти что так улыбался Жадность в его теле! Только морщинка у губ новая…»
        - Извини ты меня, - сказал он. - Я хозяин в доме, ты гость. Вместо того, чтобы развлекать тебя, я наваливаю груз своих проблем. Это никуда не годится. Чем ты бы хотел заняться?
        Повисла короткая пауза. Ал обменялся взглядами с Джерсо и Зампано.
        - Я бы хотел обойти город, - решительно сказал алхимик. - Посмотреть, что да как… Только как-нибудь незаметно, если это возможно… В плаще с капюшоном, например. Если бы ты дал мне проводника… И на резиденцию Союза Цилиня хотел бы взглянуть.
        - Взгляд со стороны?
        - Лин хмыкнул. - Что ж, очень может быть, это сработает. Ланьфан, ты не могла бы…
        - Если не возражаешь, я бы хотела показать Альфонсу столицу, - Мэй выпалила это неожиданно для себя самой. Она была уверена, что не скажет ничего подобного еще много дней. - Лин, ты знаешь, я часто хожу в город инкогнито.
        - Я был бы рад, - Ал так тепло посмотрел на нее, что Мэй на секунду не знала, куда деть глаза. «Хоть бы он догадался, что это не из-за него… не только из-за него… Что это чтобы уйти из дома на весь день…»
        От девочки не укрылось, что Лин обменялся взглядами с Ланьфан.
        - Почему бы и нет? - Лин дернул плечом. - А вы, Зампано, Джерсо? Пойдете с ними?
        - А вот мы бы предпочли осмотреть дворец, - сказал Зампано.
        - Не проблема, - Вернье пожал плечами. - Я вам с утра покажу. Ну как с утра… когда опохмелюсь.
        - Ясно, - фыркнул Джерсо.
        Мэй смотрела на свой стакан и пыталась не краснеть. Конечно, нужно было понять, что, едва приехав в Син, Альфонс первым делом ввяжется в политический спор с Лином, вместо того чтобы разговаривать с ней. Но все равно… Как-то пройдет завтрашний день наедине?
        - Я думаю, нам с тобой пора, - обратилась к ней Ланьфан. До сих пор она молчала. Если бы не отсутствие маски, вообще можно было подумать, что она чисто в официальном качестве.
        - Я… - Мэй нахмурилась.
        Зачем ее оторвали от операции? Просто затем, чтобы она посидела полчаса тут за столом?
        Но если уж Ланьфан взбрело в голову ее вывести, сопротивляться бесполезно. Мэй уже это усвоила.
        Закусив губу, она поднялась со своего места.
        - Ой, кстати, Мэй, - спохватился Альфонс. - А где Сяомэй?
        - Сяомэй дома, - ответила девочка. - Если хочешь, я потом тебя к ней отведу.
        - А не проще ли привести… - он оборвал фразу. - Она хорошо себя чувствует?
        - Да, вполне, просто она…
        - Альфонс, погоди, - перебил его Лин. - Я вот что хотел тебя спросить: ты знаком с методикой военной подготовки аместрийского спецназа?
        - Что?! Откуда бы?
        - Ты же знаком с людьми генерала Мустанга, из них как минимум один служил в войсках спецназначения. Тот высокий, светловолосый… Он еще потом….
        - Да я знаком с этой подготовкой, чего еще… - пробасил Джерсо. - Мы с Зампано, между прочим…
        Но дальше Мэй уже не слышала, потому что вышла в коридор. Где она уже накинулась на главу секретной службы Лина с возмущением.
        - Эй! Что тебе вздумалось меня уводить?! В чем дело?! Я хотела еще поговорить…
        - Те самые сведения, о которых ты просила не сообщать Лину, - сдержанно произнесла Ланьфан. - Все подтвердилось. Твоя бабка сговорила тебя замуж.
        История 4. Ланьфан. Очарованный дворец
        Альфонс заметил, что Мэй и Ланьфан вышли, лишь краем сознания: в основном он был занят тем, что отвечал на вопросы Лина, которые становились все более отвлеченными и изощренными. В комнате, несмотря на дворцовый антураж, можно было «топор вешать», как сказала бы бабушка Пинако.
        Ланьфан вернулась, проскользнув в щель полуоткрытой двери и тихо устроилась в углу. Мэй не появилась, но Ал решил, что это в порядке вещей: поздно уже, детям пора спать.
        Дворцовый механик-автопротезист Вернье - цинично-жизнерадостный лысый толстяк со следами алкоголизма на лице - втянул Джерсо и Зампано в обстоятельное обсуждение последних аместрийских новостей и марок холодного оружия. Краем уха слушая их разговор, Альфонс уловил, что Вернье перебрался в страну два года назад по просьбе Лина, и с тех пор не бедствовал: будучи монополистом в своей области, он зашибал неплохие деньги, к тому же Лин выделял ему любое количество помощников и материалов. У Ала сложилось впечатление, что Вернье выполнял во дворце еще какие-то функции, иначе сложно было бы объяснить его присутствие на линовской попойке с аместрийскими гостями. Кроме того, по редким остроумным замечаниям механика было ясно, что он не только с дном бутылки знаком.
        - Так вот, - сказал Лин, рисуя пальцем что-то на крышке стола, - я вижу это как полноценные лагеря с программой подготовки… Загородные площадки, конечно, чтобы Союз Цилиня не засек. Людей отберем, у Ланьфан уже есть кадры…
        - Это все интересно, - Альфонс слегка отодвинулся от стола. Он слушал идеи Лина по поводу подготовки военных алхимиков уже минут двадцать. - Но ты не понимаешь. Хорошего алхимика нужно учить… ну, лет пять-десять, а по-хорошему, всю жизнь. Хорошего боевика… это лучше меня знаешь. С детства.
        - Ты не понял, - Лин покачал головой. - Мы найдем тех, кто уже умеет драться. И обучим их одному-двумя преобразованиями. Дадим готовые печати.
        Неужели в Аместрис это не приходило вам в голову?
        - Ты не понимаешь!
        Чтобы алхимическая реакция заработала, мало печати. Нужно, чтобы алхимик хорошо представлял себе процессы, с которыми работает. На глубинном, фундаментальном уровне. Если ты просто начертишь правильную печать из книги и приложишь к ней руки, ничего не получится! Нужно хорошо понимать, о чем речь… говорят даже, что нельзя пользоваться чужой печатью, обязательно самому рисовать, но это, я считаю, просто суеверие…
        - И все равно… слушай, а как вышло, что в вашей стране алхимии не учат систематически? Ведь такая мощь!
        - А у вас?
        - Ну, у Союза Цилиня какая-то школа есть… Мой прадед в девятом колене решил, что замкнутую организацию легче контролировать, поэтому нигде, кроме как в Союзе, алхимии не учат.
        - Полагаю, у нас тоже было что-то подобное. Я слышал о школах алхимии, которые существовали пару сотен лет назад. Потом они были уничтожены, а никакой попытки создать систему обучения алхимии, вот хоть как консерватории, не было…
        - Что такое консерватории?
        - Если тебе интересно, я потом как-нибудь расскажу. Короче, нашему тайному правительству были нужны алхимики-одиночки, а сильной армии алхимиков они опасались. Ну ты в курсе, ты помогал их свергать.
        - Ладно, а почему сейчас такая система не создается?
        - Почему не создается? Я когда был в Столице и в Ист-Сити, пересекся с генералом Мустангом. Он как раз начинает строить учебное заведение, спрашивал, не хотим ли мы с братом преподавать…
        - И ты?
        - А я сказал, что сначала мы должны завершить путешествие, которое наметили. А потом - лично я буду только рад, не знаю, как Эдвард.
        - А ему не помешает…
        - То, что он не может применять алхимию? Думаю, нет. Знания-то все остались при нем.
        И их у него побольше, чем у любого другого алхимика! - последнюю фразу Альфонс произнес с жаром. - Только надеюсь, генерал не сам будет его просить, а через майора Хоукай передаст. А то брат может отказаться, просто от гонору.
        - Да, майора помню… - Лин ухмыльнулся. - Красавица! Хотя и старовата для нас с тобой. Кстати, о красавицах. Не буду больше на тебя давить, поговорим завтра… Ланьфан, ты?..
        - Уже ухожу, - Ланьфан встала, поклонилась и выскользнула прочь.
        Альфонс услышал за перегородками два хлопка, и в комнату разноцветной, благоухающей стайкой впорхнуло человек пять совсем юных девушек в разноцветных шелковых ципао с разрезами на бедрах, волосы у всех красавиц убраны цветами. Одна несла музыкальный инструмент наподобие лютни.
        С веселым щебетом эти птички расселись по жердочкам: две присели возле Ала, троица устроилась, полулежа, в ногах Лина, Зампано, Джерсо и Вернье обступили сразу пятеро, а одна, с музыкальным инструментом, поклонилась и спросила на вполне приличном аместрийском.
        - Чем будет угодно усладить слух благородным господам?
        - Ну вот, дела на сегодня закончены, - благодушно объявил Лин. - Надеюсь, эти прекрасные девушки помогут вам по достоинству оценить гостеприимство Сина!
        «Да за что мне это! - страдальчески подумал Ал, оглядывая двух нарумяненных красавиц слева и справа - той, что немедленно завладела его рукой, было лет пятнадцать, не больше. - Ну Лин…»
        Он вспомнил, как неслышно и неприметно вышла Ланьфан, и ощутил смешанное чувство жалости и гнева.
        Ну и нравы!
        «Ладно, - подумал он, - ничего. Сейчас посижу немножко из вежливости и отделаюсь от них от всех… Не будут же они силой лезть ко мне под одеяло».
        И тут девушка с музыкальным инструментом заиграла. И так чудесна была ее мелодия и так сладок голос, что Ал почти против воли подумал: «А может быть, посидеть и подольше…»
        Тут перегородки раздвинулись вновь, и молчаливые служанки внесли вина.
        «Ну ладно, - вздохнул Альфонс, откидываясь на подушки. - Экзотика так экзотика!
        Но это только сегодня! И завтра встанешь с рассветом!»

* * *
        Рассвет еще прятался где-то далеко, за крышами Шэнъяна, но чувствовалось, что здесь, в одном из внутренних двориков Очарованного дворца, уже далеко не ночь.
        Прозрачно-синее утро подкралось неслышно, покрасило простые белые оштукатуренные стены в голубой цвет, выделило белоснежную фигуру, которая беззвучно танцевала на выщербленных известковых плитах.
        В белом, а не в черном, с непокрытым лицом, с волосами, просто связанными в хвост, а не уложенными в сложный пучок, сосредоточенная, спокойная, босая и без оружия, Ланьфан разминалась посреди двора.
        Это было похоже и не похоже на балет; похоже и не похоже на танец журавлей в небе перед отлетом на юг. Алу показалось, что он здесь лишний, не должен смотреть и уж тем более не должен подглядывать. Он даже подумал, не уйти ли ему, но тут Ланьфан замерла.
        - Я знаю, что ты там, Альфонс Элрик.
        Ал вышел из-за удобно выросшей в арке двора глицинии и слегка поклонился.
        - Поклон ты делаешь неверно, - сказала Ланьфан, не глядя на него. - Я ниже тебя по положению.
        - Но ты женщина.
        - Тем более.
        - Я понимаю, что пришел в чужой монастырь со своим уставом, или как там у вас говорят, - Ал вздохнул. - Но мне не хочется нарушать мои собственные правила. Ты очень красиво двигаешься, Ланьфан.
        - Хочешь спарринг? - спросила девушка. - Когда-то ты на равных дрался с моим дедом…
        - Теперь я человек, - улыбнулся Альфонс. - А ты - железная леди… прости за двусмысленность.
        - Не за что прощать.
        Железная леди? Как ты хорошо придумал!
        Лицо Ланьфан смягчилось, как будто ей сказали что-то приятное.
        - Неужели трусишь?
        - Есть немного, - согласился Альфонс. - Еще я только что встал, не размялся…
        «Не говоря уже о том, что вчерашний вечер закончился несколько позже, чем мне бы хотелось…»
        Она поманила его железной рукой.
        Ал вздохнул, стянул через голову рубашку, скинул туфли и послушно вышел на середину двора, напротив Ланьфан. Потоптался немного, привыкая к ощущению плитки под ногами. По местным обычаям они поклонились друг другу, сцепив руки перед собой.
        «Нападешь первым - проиграешь», - говорила Изуми Альфонсу.
        Эдварду она говорила прямо противоположное - и неудивительно, при его-то темпераменте.
        Однако сейчас Альфонс не пытался выиграть. Он вообще не хотел драться. У него была другая задача - понять, что творится в этом дворце, что творится с Ланьфан. Она так любила Лина, шла за ним; ради нее он рисковал жизнью, ради нее цеплялся за свою личность; она была его ангелом-хранителем, его совестью, даже просила его пощадить другие кланы… а сейчас она - глава мрачной секретной полиции, тень за его троном, лицо у нее бледное, глаза запали… Ал был не настолько наивен, чтобы ожидать, что они поженятся - но хотя бы жить вместе, как его родители, они могли бы?
        Поэтому Альфонс начал первым.
        Ланьфан ответила так молниеносно, что их движения слились в одно. Еще через секунду Ал понял: у нее не настолько высокая скорость реакции (хотя двигалась она быстрее него), просто Ланьфан тоже собиралась начать первой.
        Серия пробных ударов… да, это довольно интересно - драться с противником, у которого верхний автопротез. Хотя не сложнее, чем с Эдвардом… не сложнее, чем с химерами - если не считать неимоверной скорости Ланьфан. И того, что она тоже, как и Альфонс, не стремилась победить.
        Он это понял почти сразу. Не то чтобы она дралась в четверть или в треть силы; она вообще не дралась, лишь разминалась. Пробовала приемы в четверть касания, меняла стили… Альфонс довольно подхватил игру - с Эдвардом они так никогда не пробовали, и наверное, зря. Это оказалось весело: угадывать, чего хочет добиться партнер - чтобы не преодолеть его, а дать ему именно то, что он хочет.
        «Она отзывчива и по-прежнему добра, - понял Альфонс через минуту. - Она верит в то, что делает».
        «Она несчастна», - понял он через две.
        Они кружились по двору, сталкивались, нападали друг на друга, пробовали отдельные приемы, то ускорялись, то замедлялись; это уже длилось дольше, чем любой тренировочный бой, и выкатывающееся солнце уже позолотило верхушки деревьев и белые стены двора. А когда в ветвях глицинии попробовала голос какая-то птаха, Альфонс и Ланьфан, словно по команде, остановились.
        - Ты хорош, - первой произнесла Ланьфан, восстановив дыхание.
        - Ты лучше, - ответил Альфонс.
        Она не стала спорить.
        - Могу ли я что-то сделать для тебя? - спросил Альфонс. - Просто…
        Ланьфан, я считаю себя твоим другом. Считаешь ли ты так же?
        Она чуть улыбнулась - самую малость, но это было заметно.
        - Конечно, Альфонс Элрик. Для меня честь быть твоим другом, хоть я и недостойна.
        - Почему? Ланьфан, ты…
        - Я плохая слуга, - сказала Ланьфан со странным выражением лица. - Я не могу дать моему господину то, чего он хочет… Я могу только пытаться сделать его царствование безопасным.
        - Ты… - Альфонс прервал себя.
        Он вдруг многое понял: и странный взгляд Лина, и то, что он подчеркнуто не обращался к Ланьфан во время их посиделок, и сразу двух девушек, что он увел в апартаменты… Лин был попросту обижен! Обижен на что-то, произошедшее совсем недавно, и Ал догадывался, что это могло быть.
        - Поэтому я прошу тебя - помоги ему, - Ланьфан глядела Алу в глаза. - В том, что он просит. Я согласна с тобой, война с Союзом - не выход. Но ты, Альфонс Элрик, можешь найти иной путь! Ты - человек со стороны, тебе виднее, как говорят в Аместрис. Сходи в город с Мэй, как ты собирался. Посмотри на нашу жизнь. Подумай. Прошу тебя.
        - Все, что попросишь, - сказал Альфонс прежде, чем в его голове всплыло сразу тысяча возражений.
        «Нет, с этической точки зрения я, конечно, решил верно… - думал алхимик, возвращаясь в свои покои, - но на самом деле я просто не могу отказать красивой девушке. С этим надо что-то делать».
        История 5. Мэй. Центральный рынок
        В Шэнъяне была всего одна прямая улица - Церемониальных Процессий. Но даже она под конец загибалась этаким метафизическим кукишем. Тем, кто решал прогуляться здесь, приходилось готовиться к бесконечным лабиринтам.
        - Прямые улицы - это приглашение для демонов и злых духов, - пояснила Мэй. - Точно так же, как прямые крыши.
        - А у нас считается, что на кривых улицах образуются пробки, - заметил Альфонс Элрик.
        Он пытался в голове составить пешеходную карту Шэнъяна. Увы, его разум, привыкший к хитросплетениям алхимических кругов и печатей, не справлялся: согласно внутренним впечатлениям Альфонса, они не только ходили кругами, но и погружались под землю - это если верить количеству ступеней, по которым им пришлось спускаться.
        И все же каким-то образом Ал и Мэй оказались на вершине холма. Вниз разноцветной мозаикой убегали гнутые крыши, между ними пенились весенним цветом деревья - Ал приблизительно узнавал только вишню и персик, все остальное было ему незнакомо. Золотой предвечерний воздух дрожал над изогнутыми крышами, пахло жареным мясом, весной и незнакомыми пряностями.
        - Все-таки поразительная штука, - задумчиво проговорил Ал, откидывая капюшон просторного плаща в стиле горцев-нахарра. - Люди строят столько замечательных домов, чтобы жить в них, возводят целые города, а потом сплетают целые паутины интриг, из-за которых в тех же городах не развернуться…
        - Ты о Союзе Цилиня? - спросила Мэй. - Но их правда давно пора обуздать. Они сковывают развитие алкестрии. Я пыталась узнать, сколько новых приемов было открыто за последние сто лет… У них есть такая специальная книга, реестр разрешенных приемов… У меня не было к ней доступа, но императору раз в пять лет подносится издание, якобы в подарок.
        - И сколько же?
        - Двадцать. За последние сто лет - ровно двадцать методик, восемь относятся к врачеванию, двенадцать - к выращиванию растений… То есть я так думаю, потому что мне известны только названия… Нам эти техники не раскрываются, мы учились по свиткам времен Золотого Мудреца…
        - А как вышло, что ты вообще могла выучить алкестрию, при такой-то ситуации?
        Мэй Чань серьезно сказала:
        - Это привилегия клана Чань. Может быть, только из-за нее мы и держимся… держались раньше в великих кланах. Мы имеем право учиться алкестрии сами и учить людей из нашего рода. Вот ты никогда не думал, как это удивительно, что Лин не взял в Аместрис никого, владеющего алкестрией?
        - Думал, - кивнул Ал.
        - Потому что в клане Яо нет никого, кто владел бы алкестрией! Их секретное искусство - особая техника борьбы. Между прочим, они тоже из бедных кланов, и занимались тем, что поставляли наемных убийц и солдат… Их осталось очень мало, поэтому даже Лин вынужден был взять с собой в Аместрис всего двоих, и тех - старика и девочку-подростка. Если бы Лин не стал императором, клан Яо мог полностью пропасть при жизни следующего поколения.
        Ал смотрел на Мэй с некоторым удивлением. За два года, что они не виделись, девочка довольно сильно выросла. Голос ее стал взрослее, хотя фигура еще оставалась вполне детской. Сейчас она говорила собранно и серьезно, и, хотя жизнерадостные обертоны хорошо знакомой ему Мэй время от времени прорывались в голосе, в целом она не напоминала ни себя прежнюю, ни его милого корреспондента. Она писала такие лучезарные короткие письма, обязательно приписывая в конце какой-нибудь стишок иероглифами или пририсовывая цветущую ветку чего-нибудь там…
        - Ясно, - сказал Ал.
        Мэй запрыгнула на низкую каменную изгородь, окружавшую странную рощицу со все еще голыми деревьями, и зашагала по выщербленным камням. Ал пошел рядом, в душе веселясь - теперь Мэй была даже чуть выше его ростом, и когда она заговорила снова, в голосе девочки зазвучали покровительственные нотки.
        - Ну правда, почему ты не хочешь помочь Лину обучить алхимиков аместрийской боевой алхимии?.. Она более мощная, чем наша.
        - У вас, кажется, есть пословица: «Дракон не птица, в клетку не воротится»?
        - Да, есть, - Мэй чуть озадаченно склонила голову на бок, нахмурила темные брови и Ал подумал: Зампано совершенно прав, года через три она станет настоящей красавицей. - И что?
        - Аместрийская алхимия привела к созданию очень гадких вещей. Ты многие сама видела.
        Сейчас есть надежда, что многое из них похоронено. Но если я начну учить алхимии людей Лина, да еще и в боевых целях… как ты думаешь, много времени пройдет, прежде чем они додумаются до идеи… ммм, абсолютных солдат?
        - Но Чэньюй Бо уже пытался украсть этот секрет из Аместрис, - хмуро сказала Мэй. - Я понимаю, что это плохо. Но нечестно будет, если у Аместрис этот секрет будет, у клана Бо будет, а у Лина - нет.
        - Чэньюй Бо - это принц клана Бо?
        - Ага. Сводный брат, мой и Лина. Ни Яо, ни Чань не враждовали с кланом Бо, но это не значит, что мы можем ему доверять. Здесь никто никому не доверяет.
        Даже Ликай, которые теперь союзники Яо, доверять нельзя.
        Очень странно было слышать такие слова из уст девочки, которой еще и четырнадцати не исполнилось. «Откуда у меня такие двойные стандарты, - одернул себя Ал. - Разве я был намного старше ее, когда был вынужден повзрослеть раз и навсегда? А ишварских детей взять?»
        Но тут же он понял причину своего неприятия. Он - это был он, Альфонс Элрик, совершивший в детстве страшную ошибку и вынужденный за нее расплачиваться. А то была Мэй Чань, очаровательная принцесса с милой кусачей пандой, добросердечная, прямая и стремительная, как боевой нож; если такая девочка, как она, начинала с грустным видом рассуждать об интригах и предательствах, это означало, что кто-то неправильно выполнил свою работу. Не защитил ее. «Мне надо серьезно поговорить с Лином», - решил Ал.
        Пока же он сказал:
        - А можно мы хоть полчаса не будем говорить о всяких интригах, алхимии и тому подобном? Я бы хотел посмотреть Центральный рынок.
        - Тогда накинь капюшон, - посоветовала Мэй. - Мы выходим на людные улицы.
        И впрямь: сонный солнечный переулок вильнул лишний раз и выплюнул их на площадь, полную людей, звуков, запахов и пыли. Крытые тростниковыми крышами ряды стояли настоящим лабиринтом, и над всем этим высилось кирпичное здание рыночной управы - Ал успел уже привыкнуть к этим «надзирательным вышкам». Там размещалась стража, следящая за порядком на рынке, пост врачей и административные службы. Может быть, из-за этих островков государственной организации рынки Сина казались на удивление цивилизованными, несмотря на весь колорит и обилие заграничного народа самого варварского вида?..
        Ал еле успел накинуть широкий капюшон своего серого, расшитого синими зигзагами и спиралями одеяния, которое напоминало нечто среднее между ишварской тогой и пончо жителей Аэруго. Горцы нахарра, заверила Мэй, ростом превосходили жителей Шэнъяна, многие из них были светлоглазыми, а некоторые - даже светловолосыми, да и чертами лицам напоминали аместрийцев. Ал вполне сошел бы за одного из них, даже акцент похож - и не нужно привлекать внимание к своему аместрийскому происхождению.
        «Люди из Каледонии и Аэруго у нас еще встречаются, но аместрийцы бывают редко, - пояснил Лин, - так что лучше бы ты, друг, маскировался как-то… опять же, истории о возвращении золотоглазого мудреца с запада нам совсем ни к чему».
        - Кстати, я тут подумал… - Ал наклонился к Мэй, держа за край рукава ее простого розового халата, на который она сменила свой дворцовый, бело-красный, - а не могут эти нахеры быть давними беженцами из Аместрис? Ну, знаешь, пересекли пустыню пару веков назад…
        - Нахарра, - поправила его Мэй. - Все может быть. Они не слишком общительны: сектанты. Так что об их обычаях мы мало знаем… Ух ты, смотри, ножи продают! Я и не знала, что Фумей сюда переехал!
        Мэй ринулась в лавку торговца, где по стенам были развешаны всевозможные ножи самых разных форм и размеров - Альфонс даже не предполагал, что их бывает столько. Нет, конечно, он интересовался оружием в пору их с Эдом совместных странствий, но всем понемногу. Мэй же оказалась экспертом по ножам.
        С раскрасневшимся лицом она сравнивала вес и балансировку самых разных ножей из кинжалов - Альфонс не знал названий большинства из них. Время от времени Мэй и молодой, но степенный продавец переходили на какие-то местные диалекты, и Ал переставал их понимать. Потом, испросив разрешение, девочка метнула два или три ножа в испещренный зарубками деревянный щит на стене лавки, покачала головой и с поклоном вернула ножи продавцу.
        Вот сейчас Мэй выглядела в своей стихии куда больше, чем во дворце - раскрасневшаяся, хорошенькая, одновременно по-детски возбужденная, и похожая на женщину, которой рано или поздно станет. «Определенно, - еще раз подумал Ал, - настоящая красавица…»
        Вдруг Мэй без предупреждения сунула Алу в руку широкий нож. Она вертела для этого минуты две, и Ал еще подумал, что такой кусок металла тяжеловат и великоват для Мэй - однако, оказывается, принцесса думала о другом.
        - Ну-ка, попробуй, - сказала она требовательно. - Нормально лежит?
        Ал послушно взмахнул ножом несколько раз. Хорошее оружие, ничего не скажешь: чуть длиннее его ладони, с удобной рукоятью, обмотанной шнуром, с желобком для балансировки… Ал решил, что нож даже можно метать, но пробовать не стал, чтобы не опозориться на глазах у Мэй и хозяина лавки, который испытывающе смотрел на него. Рукоять приятно лежала в ладони.
        - Если он тебе подходит, мы его возьмем, - решительным шепотом сказала Мэй. - Это плохо, что ты ходишь без оружия.
        - У меня уже есть нож… - Ал наклонился к ней и произнес это так же шепотом. - Он короткий.
        - И у Джерсо с Зампано есть пистолеты.
        - Но не у тебя!
        - Я не очень люблю огнестрел.
        - А зря! Альфонс, пуля или быстро брошенный нож быстрее алхимии. Честное слово. Нужно иметь возможность защитить себя. Что в Аместрис, что здесь.
        И снова это были слова, которые не ожидаешь услышать от тринадцатилетней девочки. Ал прибег к последнему доводу:
        - А разве это не подозрительно, что синская девочка выбирает оружие для нахарра?
        - Фумей мой старый знакомый. Он не знает точно, кто я, но знает, что я не обычная девочка… я к нему разных людей приводила. Так что не бойся, здесь можно покупать спокойно… а снаружи нас не видно. Альфонс, ну пожалуйста! Сделай это ради меня!
        «А так ли она наивно и честна, как выглядит? - подумал Альфонс, расплачиваясь за нож. - Она же меня явно сюда затащила, как будто случайно… и заставила купить эту штуку, хлопая ресницами…»
        - Как ты его назовешь? - спросила Мэй, когда они выходили из лавки.
        - Прости?
        - Нож. Это хороший нож, у него должно быть имя. Как ты его назовешь?
        - А ты как-то называешь свои?
        - Конечно! Моих пять девочек зовут Разящая, Быстрая, Молния, Лотос и Искра.
        - Ммм… я, пожалуй, подожду до первого дела. Когда проявит характер, тогда и решу.
        Мэй посмотрела на Ала серьезно и одобрительно.
        - Очень умно с твоей стороны!
        Следующую остановку они сделали у прилавка со сладостями. Ала немного смущало, что синцы выкладывают разнообразные леденцы прямо под открытым небом - мало ли, что на них налипнет! Но, кажется, только его на рынке это и беспокоило. Мэй весело щебетала, накупила огромный сверток сладких рисовых шариков, втянула продавца в авторитетное обсуждение разных сортов меда, и вообще наконец-то вела себя на свой возраст. Альфонс этому радовался, но выяснение, чем гречиха лучше сливы, ему довольно скоро наскучило, и он начал оглядываться по сторонам.
        Именно поэтому Альфонс первым заметил оживленный спор соседнего лавочника - он продавал кальяны - с каким-то неплохо одетым человеком. Сперва они говорили приглушенно, но постепенно спор начал набирать обороты, и вот уже оба начали размахивать руками и кричать все громче. Альфонс обнаружил, что в зрителях не только он: почти все окружающие оторвались от своих дел и начали заинтересованно наблюдать за колоритным зрелищем. Среди наблюдателей Ал заметил одного человека в белом халате с характерными знаками - кажется, такие носят в Союзе Цилиня? При нем обнаружилась парочка в форме, со слегка изогнутыми мечами и профессионально-скучающим выражением лица.
        Телохранители? Толстоваты, правда… Тогда они вмешиваться не будут.
        Лавочник был не синцем, какой-то другой национальности - более темная кожа, ничего похожего на местный характерный разрез глаз. Говорил он с жутким акцентом, хоть ложкой ешь, но его Ал хотя бы понимал. Что же хотел его оппонент, оставалось тайной: тот изъяснялся то ли на жаргоне, то ли на каком-то очень местном диалекте. Поэтому Ал смог уловить только суть: кажется, продавец обвинял покупателя в недоплате.
        - Посмотрите! - надрывался продавец. - Люди добрые!.. Мой лучший… - тут Ал не разобрал. - Да как это…
        И тут продавец согнулся пополам и упал на выставленный перед лавкой стол, где сверкали на ярком солнце особенно завлекательные кальяны. Один из них, с синей эмалевой отделкой, немедленно покатился по земле. Покупатель же рванул прочь на крейсерской скорости.
        - Да он его ножом пырнул! - воскликнул кто-то у Альфонса над ухом.
        Сам же Ал его уже не слышал.
        Перехватить инициативу - главное в любой погоне. Если не догонишь кого-то с первых же шагов, разрыв будет только увеличиваться, и все мигом превратится в балаганное действо, когда неуклюжий жандарм гоняет героя вокруг столба. А уж если речь идет о рынке, когда можно опрокидывать погоне под ноги ящики с лимонами и орехами, бросать на преследователей сорванные с растяжек продажные ковры и женские шали… ой, даже думать об этом неприятно.
        Ал и не думал.
        Он просто схватил с лотка продавца сластей склеенный из орехов шарик - что-то вроде марципана - и запустил в беглеца на манер бейсбольного меча. Шарик угодил мужику точно в затылок, тот споткнулся и упал, вскинув руки.
        В два прыжка Альфонс оказался рядом, пощупал пульс - нормально, на месте. Жив. Теперь нож…
        Нож у покупателя оказался в кармане внутри рукава, и был это не дорогой кинжал ручной работы, а обыкновенная заточка. Бандитское оружие, Альфонсу приходилось такие видеть. Значит, обыкновенный рыночный карманник или мелкая шпана?..
        Что-то не поделил с хозяином?
        - Рыночная стража! - раздалось у Ала над ухом.
        Он поднял глаза.
        Над ним стояла пара тех самых господ в форменных шапках, которых Альфонс принял за телохранителей светоча алкестрии.
        - Да… Вот, вора схватил… - начал Ал.
        - Эта девочка - с вами? - один из стражников обернулся и показал рукой на Мэй. Она, очень бледная, стояла рядом с прилавком кальянщика, ее держал за локоть высокий лысый человек в знакомых белых одеждах. Сам кальянщик лежал на земле.
        - Да… - начал Альфонс.
        Вдруг Мэй со всей силы наступила лысому на ногу и врезала локтем в пах.
        - Бежим! - крикнула она и рванула к Алу, прямо на стражников.
        Девчонка с места развила такую скорость, что она проскочила мимо оторопевших блюстителей порядка.
        Сам Альфонс так быстро вскочить не смог бы, но он ушел перекатом и вспрыгнул на ноги в паре метров от стражником - а потом кинулся догонять Мэй.
        К счастью, базарные полицейские не отличались профессионализмом - вслед они кидать ничего не стали, и перехватить инициативу тоже не успели. Только засвистели позади, совсем как постовые регулировщики в Аместрис. А потом помчались следом по узкому проходу между рядами, наталкиваясь на прилавки и людей.
        - Мы разве в чем-то виноваты?! - крикнул Альфонс по-аместрийски. - Мне не нужно было его валить?
        - Я виновата! Потом объясню! Бежим, на нас сейчас облаву устроят!
        Словно в ответ на ее слова из бокового прохода на них выскочили еще пара стражников. К счастью, передний зачем-то начал вытаскивать меч, замешкался - и Ал с Мэй успели его проскочить.
        - Нужно выбраться за ворота рынка! - крикнула Мэй. - А то запрут!
        - Понял, - обернувшись на секунду, Альфонс пинком вывалил стражникам под ноги ящик с орехами. - Извините!
        Последнее он сказал по-сински, владельцу орехов.
        Альфонс испытывал странное чувство дежа вю, как будто нечто подобное с ним уже было.
        А впрочем, все погони одинаковы, безразлично, гонишься ли ты за кем-то по широким улицам аместрийского города, или убегаешь, петляя в пахнущих специях и шерстью проходах крытого шэнъянского базара…
        - Только не туда! - Мэй схватила Ала за руку. - Там крытые ряды, там нас сразу запрут…
        - Чем крытые?
        - Что?
        - Чем крыты ряды?
        - Ну, тростником…
        - Нас выдержит?
        - Меня - да.
        - Пошли.
        Крытые ряды на первый взгляд ничем не отличались от всех остальных: те же самые палатки, возведенные на скорую руку деревянные коробы с товаром или просто телеги, поставленные оглоблями вниз - только под навесом, держащимся на столбах метра два высотой. Беглецам повезло: у ближайшего к ним столба кто-то оставил телегу с арбузами. Взобраться с такой на навес, если ты ростом выше полутора метров - дело техники.
        Ал влез на тростниковый навес первым, протянул Мэй руку, которую она гордо проигнорировала, выполнив впечатляющее сальто в прыжке.
        - Держит? - спросила принцесса.
        Альфонс попробовал крышу ногой.
        - Вроде бы…
        Смотри, - он махнул рукой на кирпичную крышу районной управы, которая возвышалась над навесом. - Крытые ряды же к ней примыкают, верно?
        - Да…
        - А управа - к забору. На ее крышу и оттуда вниз. Идет?
        - Идет, - решительно кивнула Мэй. - Кстати, беги по перекрытиям! - она ткнула себе под ноги.
        Альфонс присмотрелся. И впрямь, плетеная крыша кое-где просвечивала, и под ней угадывались деревянные балки. «Все должно быть прекрасно, - решил Альфонс, устремляясь за Мэй. - Еще бы выяснить, чего она понеслась… она же принцесса крови… даже если бы добила того торговца, ей бы ничего не грозила… но не могла же она добить - совершенно не похоже на Мэй…»
        Как раз посередине этой мысли крыша под ним разошлась, и Альфонс полетел вниз в облаке пыли и мелкого сора.
        - Альфонс! - взвизгнула Мэй.
        - Вы кто?! - вторил ей рассерженный женский голос.
        - Я просто мимо пробегал… - начал отвечать этому голосу Альфонс, собирая себя с пола. Вроде бы ничего страшного, удачно упал… плечо ноет… голова, главное, цела… вот когда и понимаешь преимущества железного тела.
        - Почему на тебе неправильный плащ?
        - Чего неправильный?.. - начал Ал, и тут сообразил, в чем была загвоздка: незнакомая ему женщина говорила по-аместрийски!
        - Ты не наш! - воскликнула женщина с отвращением в голосе.
        Ал, проморгавшись от пыли, поднял на нее глаза.
        Перед ним стояла молодая - чуть старше его - встрепанная особа в косо повязанном на голову платке и длинной накидке с капюшоном, расшитой очень похоже на его собственную одежду… ну то есть, на ту одежду, в которой он был сейчас. Сюда, вниз, попадало не слишком много света - Ал мельком увидел ворохи халатов и ковриков. Но даже так можно было разобрать, что девушка - видимо, хозяйка лавки - не из местных. Русые волосы блестели в солнечных лучах, глаза светлые и круглые. Еще она ему кого-то напоминала. Он ее видел где-то. Совсем недавно. Может быть, во сне.
        - Я не нахарра, да, - с трудом проговорил Ал, ощупывая грудь, и закашлялся.
        - Извините, я просто это надел, чтобы не привлекать внимания… Я… из Аместрис!
        - Стойте! - девушка схватила его за руку и выдернула на свет. - Клянусь всем святым, вы не аместриец! Вы ксеркс!
        Она говорила не совсем по-аместрийски: сильный акцент, архаичные обороты… И все-таки понять было можно.
        - Что у вас там происходит? - крикнула Мэй сверху. - Я иду вниз!
        Она тоже говорила по-аместрийски.
        - Да, иди, - девушка вскинула голову и жестом позвала Мэй. - Я спрячу вас.
        Еще секунда, и Мэй спрыгнула.
        - Как тебя зовут? - спросил девушка.
        - Я Аль…
        - Нет, тебя! - она толкнула Мэй кулачком в плечо.
        - Мэй, я…
        - Хорошо, я Тэмила.
        Теперь знакомы. Это зады лавки. Вот сюда, прячьтесь… - девушка сдвинула ворох одинаковых вязаных жилеток, под которыми в дощатом настиле пола оказался люк. Тэмила откинула крышку. - Вот сюда, там проход. Спрячьтесь поблизости, но так, чтобы вы могли слышать, как я открою люк… Я спущусь, когда опасность минует.
        Найдутся ли под этим небом другие такие глупцы - с Цилинем бодаться!
        Вниз шла грубо сколоченная лестница. От старого дерева на руках оставалась пыль. Никакого света, даже факелов; когда Тэмила захлопнула за ними крышку, они оказались в темноте. Стены на ощупь казались каменными, не деревянными.
        - Она нас выдаст, - прошептала Мэй.
        - Почему?
        - Она нахарра!
        Нахарра не врут! Сейчас в ее лавку набегут стражники, начнут ее спрашивать, видела ли она нас… Ей нельзя врать, поэтому она скажет… Они иногда притворяются, что не знают нашего языка, но раз она работает на рынке, у нее это не пройдет…
        - Погоди, а почему нас вообще ловят? - Ал осторожно ощупывал стены; судя по всему, тоннель уходил в обе стороны. - Давай пройдем немного, как она велела.
        - Давай…
        Теплая ладошка Мэй нашла его ладонь, и Ал, осторожно ведя другой рукой по стене, пошел направо.
        - Так, десять шагов, и хватит… Я, конечно, не знаю, может, нахарра и не врут, но раз она почему-то думала, что здесь нас не найдут, то давай поверим ей.
        Может, она знает, что делает.
        - А если она нас убить собралась?
        - Мы впервые встретились… А туннели здесь давно, кстати. Ты чувствуешь, кладка?
        Стена сложена, а не вырублена. Мы в каких-то подземных коммуникациях… Ты знала, что у вас под рынком есть такое?
        - Нет… Под Очарованным дворцом целые катакомбы, но я понятия не имела, что в других местах… - Мэй ахнула. - А что если это секретные тоннели нахарра?! Как в Аместрис?! И они роют их, чтобы захватить власть над страной?
        - Ну, тогда они начали их рыть еще до того, как был организован рынок… кстати, что здесь раньше было?
        - Этому рынку уже лет сто… или двести. Это старейший рынок города.
        - Ну вот видишь…
        За двести лет давно бы уже захватили. Нет, я думаю, это какой-то кусок фундамента, или старая канализация… что-то типа того.
        Торговка про него случайно узнала, и решила нам помочь. Кстати, а от чего именно она нас спасла? Что ты натворила? Я отвлекся на воришку, не видел…
        - Я вылечила Шинцина…
        - Шинцина?
        - Лавочник, я его знаю. Я же говорила, что часто бываю на базаре.
        - Ну и вылечила, и молодец… при чем тут это?
        - Я же рисовала печать! Прямо кровью его рисовала, на одежде! Лысый это заметил… использовать алкестрию в общественных местах не разрешено, если ты не в Союзе Цилиня! Они очень ревностно за этим следят. Сами стражники, может быть, шума и не подняли - я же человеку помогла. Но раз уж там наблюдатель от Союза оказался…
        - Погоди, у них что, посты в общественных местах? Сколько же у них людей?
        - Нет, никаких постов… У них есть свои люди в больницах, там, куда поступает много раненых… Чтобы кто-то лечить не начал. Они еще кое за какими вещами присматривают… Но этот случайно оказался. Если бы я его заметила, я бы сначала спрятала лавочника…
        - Слушай, ну ладно, что с тобой было бы, если бы они тебя поймали? Ты же принцесса!
        - Они бы… - Мэй запнулась. - Ой, - даже по голосу Альфонс услышал, как она краснеет. - Я ведь не в одежде… ну, не в той одежде. Они бы послали гонцов в особняк Чань, чтобы выяснить… и дошло бы до бабки… и она заперла бы меня.
        - Ну и что?
        - Альфонс по-прежнему не понимал. - А Лин бы тебя вызвал к себе, и все.
        - Могло пройти несколько дней… И потом, ты не понимаешь. Император правит Сином, а семьями правят главы семей.
        - Твоя бабка - глава семьи?
        - Вообще-то, мой дед или дядя, Сыма… но на самом деле - бабка.
        - Погоди… то есть если Лин велит ей отправить тебя во дворец, она не послушается?
        - Послушается, но… - судя по голосу, Мэй чуть не плакала. - Как ты не понимаешь! Наши с Лином отношения - это наши отношения.
        А семейные дела - это совсем другое.
        - Но Лин твой брат.
        - Он мой сводный брат и император. Он из другого клана, хотя и оказывает нам покровительство… Это совсем другое. Ты не понимаешь. Традиции…
        - Ничего не понимаю, - сердито согласился Ал. - Я глупый и невежественный варвар с запада.
        - Нет! Ты же знаешь, я так о тебе не думаю! Но Ал, я просто не хочу просить ни о чем Лина, понимаешь? И уж тем более, чтобы он мне помог управиться с бабкой…
        Ты ее не знаешь.
        - Похоже, я и не особенно хочу ее знать. Прошу прощения, если это оскорбляет твои чувства.
        - Не за что, - Мэй вздохнула. - Правда, я бы и сама с удовольствием ее не знала… Ну где же эта Тэмила? Уже лет сто прошло!
        - Три минуты.
        - Откуда ты знаешь?
        - За пару тысяч бессонных ночей либо учишься считать время в темноте, либо сходишь с ума… Тсс!
        Откуда-то сверху и сбоку раздался скрежещущий звук, по глазам полоснула вспышка - только через секунду Ал сообразил, что это просто не очень яркий свет, долетевший до них через полуоткрытый люк. А потом раздался голос Тэмилы:
        - Эй, вы! Мэй и золотоглазый незнакомец! Вы там?
        - Угу, - сказал Ал, стараясь говорить негромко. - Мы пошли налево от люка… Можно вылезать?
        - Не надо. Сдала дела, иду с вами.
        И люк закрылся. Судя по звуку, Тэмила спускалась. Потом раздался звук запаливаемых спичек, и стало видно, что девушка-нахарра зажгла факел от спички. И факел, и спички, оказывается, лежали на вделанной в стену полке рядом с лестницей.
        - То есть мы могли и не сидеть в темноте? - ахнула Мэй.
        - Я думала, вы найдете, - пожала плечами Тэмила. - Ну что, наследник Ксеркса? Куда тебе провести? Это подземные ходы, под всей столицей идут.
        - Я же говорила! - тонким голосом воскликнула Мэй. - Они хотя захватить Син!
        - Возможно, когда-нибудь мы будем управлять Сином благодаря нашим знаниям, - поправила ее Тэмила. - Когда-нибудь. Время еще не пришло.
        Она оставила платок наверху, и в свете факелов, из-за которых волосы обрамляли ее лицо сияющим ореолом, Ал неожиданно узнал девушку.
        - Ана! - воскликнул он. - Я помню тебя, Ана!
        Интерлюдия. Химеры. Очарованный дворец
        Джерсо проснулся рывком, моментально, еще прежде чем успел сообразить, что что-то не так. Они вчера хорошо засиделись, знатно. Альфонс просил их не охранять его в Очарованном дворце, вот и расслабились. Джерсо даже рискнул немного выпить. Химерский метаболизм работал странно - с пары глотков начались галлюцинации, безобидные, но занятные. Зампано пить, естественно, отказался. Зато они с Вернье…
        Впрочем, последствие тех двух глотков уже выветрились - Джерсо почуял, что голова у него абсолютно ясная, кто бы мог подумать. Он даже сообразил, что еще совсем рано: солнце падало в окно по-утреннему.
        Торопливые шаги прозвучали за стенкой, стук открывшейся перегородки…
        Джерсо перевернулся на живот как раз вовремя, чтобы увидеть запыхавшегося паренька, вбежавшего в комнату. Мальчишке было лет двенадцать; его представили второпях - Чжэ, личный телохранитель маленькой принцессы, когда она во дворце. Какая принцесса, такой и телохранитель. Милый такой мальчик, но совсем несерьезный пока.
        - Бегите! - крикнул он. - Мятеж! Очарованный дворец штурмуют войска Бо!
        Джерсо вскочил еще до того, как парень договорил. Слава богу, уснул он вчера в одежде и на полу… Из соседней комнаты - им отвели роскошные покои, в несколько комнат - выскочил Зампано, тоже одетый.
        - Где Альфонс? - крикнул тот.
        - Господин Элрик с принцессой Мэй отправились на прогулку, - скороговоркой ответил Чжэ. - Они в городе. Ланьфан отправилась за ними, я должен вывести вас!
        - Вернье? - Джерсо оглянулся. Он был практически уверен, что механик автопротезов отрубился до него.
        - Не знаю! - мальчишка говорил совсем отчаянным тоном. - Мне поручили вас! Быстрее!
        - Скорее уж, это нас так попросили о тебе позаботиться, - фыркнул Зампано.
        - Погнали!
        В коридоре было пусто и тихо - ни тебе криков, ни тебе запаха дыма. Джерсо не обманывался: ему довелось участвовать в паре десятков внезапных нападений, и он хорошо представлял себе, что такое затишье перед бурей.
        - Эй, мы бежим не к выходу! - возмутился Зампано.
        - К плиточному двору! Там потайной выход!
        «Потайной выход во внутреннем дворе?» - удивленно подумал Джерсо.
        Но вслух он ничего не сказал. У хозяев дома могли быть свои сюрпризы. Например, подземный ход - почему бы и нет? К тому же, в Очарованном дворце внутренних дворов было столько, что Джерсо в них совершенно запутался. Он видел план дворца, но никак не мог вспомнить: Плиточный прилегал к наружной стене или нет?..
        И еще крестник по городу гуляет. Это и хорошо, и плохо.
        Коридор закончился широко распахнутыми створками, и они выскочили в небольшой дворик, выложенный узорчатыми плитками - сиреневыми с зеленым. Двор окружали высокие стены, увитые фиолетово-красной лозой.
        Наискось тек рукотворный ручей, берущий начало в западном углу.
        Красота и прелесть, только душой отдыхать в таком месте…
        Но едва трое покинули тень от козырька, нависавшего над входом, как Чжэ схватился за шею и, всхлипнув, медленно завалился назад. Джерсо успел подхватить его - и опустить на плиты, потому что больше он ничего не мог сделать для мальчишки.
        В шею юному телохранителю вошел кинжал, глубоко, кровь заливала грудь. Метнули с крыши двора.
        Джерсо сунул руку под куртку, но вместо пистолета выхватил из кобуры только деревянную болванку.
        Кто-то подменил оружие, пока они спали, а он, жабьи мозги, даже не удосужился проверить.
        Они с Зампано слаженно отступили обратно к коридору - но двери захлопнулись за их спинами.
        Фиолетовая лоза, увивающая стену напротив, раздвинулась, отворилась узкая дверь. Оттуда вышел человек в просторном черном костюме дворцовых спецслужб и желто-черной маске.
        Джерсо оскалился, зная, что похожая хищная усмешка расползается по физиономии Зампано. Скрюченное тело мальчишки Чжэ лежало на полу перед ними.
        Стоило ехать за полконтинента, чтобы на их глазах так же убивали детей. Человеческая натура нигде не меняется.
        Со стен, обрамляющих дворик, спрыгнуло еще человек десять, тоже в черных костюмах и масках. Если они того же уровня, что Ланьфан и ее дед - химерам несдобровать. С другой стороны, твою силу определяют противники.
        После битвы с гомункулом Завистью и поединков в подземельях под Генштабом двухгодичной давности химеры открыли для себя новые горизонты.
        - По-моему, они хотят, чтобы мы им кое-что продемонстрировали, - пробормотал Джерсо.
        - Угу. Я бы еще хотел понять, понимают ли они по-аместрийски…
        - Зачем?
        - Для общего образования. Покажем им?
        - А чего бы нет?
        Джерсо скинул куртку - хоть не порвется. У него были некоторые надежды, что этот бой не последний. Потом привычно потянулся вверх и в стороны, улавливая внутри звериную природу.
        Это было немного больно - как всякое усилие в мышцах, когда их приходится тянуть и выворачивать. Не больнее, чем конец третьей сотни отжиманий; не до кровавых плевков.
        Но оборотнем быть непросто.
        Другое зрение прорастает в глазницы изнутри. Движущиеся существа словно вспыхивают, расцветают яркими красками. Неподвижные предметы теряют значение, выцветают, отходят в фон. Запахи обостряются, но разница между приятными и неприятными утрачивает смысл: амфибии воспринимают мир иначе. Кожа моментально кажется пересохшей - ничего, это ненадолго.
        Чужое, не твое, насильно повязанное, тянется на свет, яростно вдыхает полной грудью… и в панике рвется прочь.
        Им объясняли в первые дни в лаборатории: алхимический ритуал требует времени, животное успевает понять, что происходит, и испугаться. Это касается даже самых крупных и мощных хищников. И если человек плохо контролирует эту свою новую суть… Некоторые, бывало, стены лаборатории выносили. Другие когтями себе грудь раздирали - как Хайнкель. Ничего, прошло потом.
        И все-таки первые секунды после метаморфоза всегда сопровождаются коротким приступом паники. Зверь внутри, внезапно разбуженный, ведет себя как любое психически нормальное животное - пытается убежать. Джерсо беспомощен около половины секунды. У Зампано этот интервал дольше. К счастью, синцы не торопились нападать.
        Может быть, были поражены метаморфозой - под масками не понять.
        - Ждем? - поинтересовался Зампано.
        - А хрен ли разницы?
        Переглянувшись, они с боевым кличем кинулись в самую сердцевину толпы.
        Не сговариваясь, химеры решили, что их основная цель - пересечь двор. Джерсо плохо помнил план замка, но у него было неслабое ощущение, что за этой стеной - хозяйственные постройки. Там уже можно скрыться в их лабиринте и сбежать…
        Однако добраться до дальней стены оказалось не так-то просто.
        Ребята в черном были хороши, но далеко не уровня Ланьфан: если тут собрались ее люди, то не самые лучшие. Правда, все они были очень ловкими и быстрыми, и умудрялись увернуться и от игл Зампано, и от клея Джерсо. А еще было что-то в их движениях… Например, если их опрокинуть захватом, они как-то очень легко кувыркались в воздухе и падали чаще всего на ноги. Взрослые люди обычно тяжеловеснее при тех же габаритах.
        Кроме того, противники грамотно взаимодействовали и не позволяли химерам пробиться к дальней стене, но больше чем по трое в близкий контакт войти не старались - знали, стервецы, что будут только мешать друг другу.
        «Так у меня опять скоро слюна закончится, как с зомби, - недовольно подумал Джерсо. - Хоть картинки из тещиной поваренной книги вспоминай…»
        Правда, примерно пятерых им совместными усилиями удалось пришпилить - но и остальных хватало.
        Когда химеры на секунду встретились спина к спине, Джерсо хрипло спросил:
        - Ты заметил?
        - Ага, - переводя дыхание, ответил Зампано. - Дети.
        Да, в черных костюмах и под масками скрывались дети - точнее, подростки. От двенадцати до четырнадцати лет, по грубым прикидкам. Джерсо захотелось выматериться сквозь зубы. Ни хера ж себе страна! У них на родине, конечно, порядочки те еще, но, по крайней мере, до шестнадцати никого в армию не вербовали!
        Джерсо, правда, пошел в пятнадцать, «поправив» дату в свидетельстве о рождении (это был год беспорядков на западе, и сержант закрыл глаза на явный мухлеж), но по сравнению с приютом армия - рай чистой воды.
        - Ловим центр, - процедил Зампано сквозь зубы.
        - Угу, - кивнул Джерсо - и перекатом ушел в сторону, опрокинув, словно гигантский гимнастический снаряд, сразу двоих «черных».
        Правда, один, самый ловкий, вспрыгнул на него, словно пытаясь пройти колесом. «Тоже мне, девочка на шаре!» - подумал Джерсо, хватая парня (или в самом деле девчонку?) за ноги.
        В следующую секунду ему пришлось уклоняться от нацеленного в лицо кинжала - он поймал самого Желтую Маску!
        К счастью, Зампано пришел на помощь: схватил Желтую Маску со спины и приставил ему к горлу выдранную из загривка колючку.
        - Отзывай своих! - рявкнул химера. - Все, навоевались.
        - Ага, - Джерсо последний раз плюнул, прицельно попав в дротик, что метнул в него один из валяющихся на плитах ребят. - Натанцевались.
        Желто-черный сдернул маску.
        Это оказался молодой парень, чуть постарше Чжэ.
        - Отпустите! - прохрипел он. И крикнул своим по-сински: - Все, хватит!
        Оставшиеся ребята в черном по этому сигналу вытянулись в струнку - и целеустремленно разбежались отклеивать и отцеплять своих валяющихся по двору товарищей.
        - Блять, вы совсем… охренели! - возмутился Зампано. - А если бы мы поубивали ваш детский сад?
        - Это выпускная группа, - спокойно сказал Желтая Маска. - Они не должны были погибнуть, тогда им бы не засчитали экзамен.
        - Писец менталитет, - подвел итог Джерсо.
        - Еще раз прошу простить, - поспешно произнес пленник. - Нас предупредили, что вы не любите убивать, но велели быть готовым ко всему. К тому же, ваше… оружие… оно больше для удержания, не для убийства.
        - Не скажи, мои пики острые, - покачал головой Зампано. Но парня выпустил.
        - Переведите им, что спирт растворяет, - устало сказал Джерсо.
        Мальчишка с кинжалом в горле тем временем поднялся с пола и принялся отклеивать от шеи бутафорский кинжал. Одна из девочек в черном подошла к нему и протерла ему шею салфеткой.
        - Прошу меня простить за обман, господин Зампано, господин Джерсо, - он поклонился обеим химерам по очереди.
        - Чья эта была идея? - спросил Зампано. - Император уже видел нас в деле.
        - Нет, не его…
        - Желтая Маска вытер пот со лба. - Разрешите представиться: меня зовут Чжэ, я младший брат госпожи Ланьфан, телохранитель принцессы Мэй. Исполняющий обязанности командира отряда восточного крыла.
        - А он?.. - Зампано и Джерсо с удивлением уставились на парнишку, который привел их сюда, но тот уже успел сбежать.
        - Вы же никогда не видели меня без маски, не так ли? Вчера вечером, когда я приходил с госпожой Мэй, я скрывал лицо. Сегодня же Сяо надел мои знаки различия, прицепил мою маску на пояс, и по схожести одежд вы…
        - Далеко пойдешь, - заключил Зампано и хлопнул парня по плечу, отчего его аж слегка перекосило. - Но ведь это не ты все придумал? Тебе не по чину.
        - Придумал это я, - в узкую дверцу с трудом протиснулся механик Вернье.
        - Прошу меня извинить… Кстати, тоже представлюсь как следует: Жорж Вернье, технический глава секретной службы… которая такая секретная, что у нее даже названия нет. Да, технический - потому что по технике. Ну и так еще по мелочи.
        - А Ланьфан, значит… - Зампано и Джерсо переглянулись.
        - Куда мне до нее, - Вернье развел руками. - Эта девочка - страшный человек. А я так, бывший криминальный аналитик. Зато я знаю все про радиопрослушку.
        - Значит ты, паскуда такая, поставил под угрозу жизни детей… - Джерсо угрожающе надвинулся на Вернье, чуть ли не заталкивая его пузом обратно в проход.
        - Э, э! - Вернье вскинул руки. - Я тоже не злой гений! Вы хоть знаете, какие тут обычно выпускные испытания? Десять-пятнадцать процентов гибнут, как минимум! Чаще больше! А сегодня - все живы.
        - Этот ваш восток!
        - Зампано потер нос под очками. - У вас хоть что-нибудь бывает просто?
        - Не, я правда пьяница, - Вернье почесал щеку. - Все не так страшно.
        - Ладно, а зачем? - хмуро поинтересовался Джерсо. - Ничего себе утренняя зарядка.
        - Просто нам с вами вместе работать, натаскивать бойцов против алхимиков. Хотел воочию увидеть, на что вы способны.
        - Но Альфонс еще не согласился в этом участвовать! И мы тоже не соглашались, если на то пошло.
        - Слышал я, вы хотите вернуть свои человеческие тела, - хитрым тоном произнес Вернье. - Есть где-то двадцатипроцентная вероятность что в анналах Союза Цилиня может храниться один полезный секрет. Могу показать сводки.
        История 6. Тэмила. Подземные переходы
        Чем дальше они углублялись в узкие темные проходы под Шэнъяном, тем больше Ал понимал: кто бы их ни прорубил, делать гигантскую алхимическую печать он не собирался.
        Да и проблема надежности подземных коммуникаций неизвестных не волновала: им встречались и выложенные камнем проходы, и коридоры из обожженного кирпича, и даже просто прорытые в грунте, укрепленные балками лазы. Узкие, широкие, на разных уровнях, соединенные между собой люками (иногда явно сделанными позднее, чем сами ходы), эти подземные тоннели больше походили на систему кое-как облагороженных пещер, чем на творение рук человеческих.
        - Мой народ нашел эти ходы пятьдесят лет тому назад, - рассказывала Тэмила.
        - До сих пор мы не все исходили. Здесь осторожнее, будет ступенька, можно упасть, - она остановилась возле двух совершенно одинаковых деревянных дверей - между прочим, с глазками. - У дворца много охраны. Разумно ли людям, бегущим от рыночной стражи, туда соваться?
        - Мы случайно от них убегали, - оправдываясь, произнес Ал. - Вообще-то, мы не преступники… Нас ждут друзья.
        - Если так вы хотите, - Тэмила пожала плечами и толкнула левую дверь.
        Под ней оказались выдолбленные в камне ступени, круто уходящие вверх - по ним приходилось скорее ползти на животе, чем идти. Ал с тревогой подумал о тонком розовом одеянии Мэй - но девочка не жаловалась.
        - Так ты из Аместрис, - сказала Тэмила. Несмотря на то, что она двигалась впереди, слова ее хорошо отражались от стен тоннеля и слышны были отчетливо. - Вам удалось сохранить чистую кровь? Я вижу в тебе все признаки настоящего ксерксца?
        - Вы этим занимаетесь? - поинтересовался Альфонс. - Сохраняете чистую кровь? Нахарра - потомки ксерксцев? Поэтому ты так похожа на ксеркскую принцессу?
        - Мы потомки выживших после падения Ксеркса: рабов, торговцев и людей из варварских аместрийских народов. Во мне много старой крови, но пока ты мне не сказал, я и не знала, что удостоилась чести быть похожей на одну из наших предков. Где же ты ее видел?
        - Портрет, - коротко пояснил Альфонс. - У моего отца был портрет.
        - Твой отец чистой крови?
        - Последний. Он стал жить с аместрийкой, и у нас с братом ксеркской крови половина.
        - Половина? Это очень хорошо, наши люди устроят пир, когда узнают! - голос Тэмилы лучился энтузиазмом. - А твой отец - он еще жив?
        - Нет, он умер от старости. Я… поздний ребенок.
        - Это очень жаль.
        Если бы он был жив, мы могли бы найти ему хорошую жену, могли бы быть еще дети…
        - А если бы он не захотел? - вдруг спросила Мэй, которая до этого не вмешивалась в разговор. - Он же любил мать Альфонса!
        - Так ведь его мать умерла, и давно, девочка, - немного снисходительно пояснила Тэмила. - У таких юношей, как он, это видно по глазам. У меня самой умерла мать, я умею видеть.
        - У юношей… - передразнила ее Мэй. - Тебе-то самой сколько лет? Ты ненамного нас старше!
        - Его - и точно, ненамного, - поддразнила Тэмила. - Мне двадцать три года, двадцать четыре по вашему счету[9 - По вашему счету… - традиционно синцы считают возраст ребенка от момента зачатия: к тому, что аместрийцы или драхмийцы назвали бы возрастом, прибавлялся еще год в животе матери. Кроме того, рожденным до Нового Года спокойно плюсовался еще год… Так что когда Мэй говорит, что ей четырнадцать или «почти четырнадцать», это на самом деле значит, что ей тринадцать или даже меньше.]. А тебе я бы и в матери сгодилась.
        - Мне четырнадцать!
        - Да? - в голосе Тэмилы появилось уважение. - Ну надо же! Девушка из благородного семейства в четырнадцать лет по рынку бегает в компании иностранца… как же ты из-под надзора ушла? Тебя уже замуж выдавать пора, беречь от мужской компании.
        - Не твое дело! - Мэй слегка обиделась. - А как ты узнала, что я из благородного семейства?
        - Ты натренирована, как боец, но не линьгуй[10 - Линьгуй (лин куэй) - китайский термин для ниндзя. Таким образом, Ланьфан и Ху (в яп. транскрипции Фу) в аниме правильнее было бы называть именно так.]. Алкестрию знаешь. Но от Цилиня бегаешь, значит, не их… Кроме того, надзор над цилинскими женщинами даже выше, чем в благородных семействах Сина.
        - Все-то она знает…
        Лестница уже давно кончилась, теперь они шли по коридору, достаточно широкому, чтобы можно было разойтись двоим. Пламя в фонаре Тэмилы колебалось, освещая грубые своды и низкий потолок.
        - Постой, предположим, нахарра - потомки ксеркцев и берегут их чистую кровь, - Альфонс вновь вклинился в разговор, стремясь разбить этот чисто женский междусобойчик: еще немного, и Мэй начнет шипеть, как рассерженная кошка. - Но зачем? То есть зачем - чистота крови? Золотые глаза, конечно, неплохо выглядят… Мне так говорили.
        Тэмила засмеялась. Смех у нее был чистый, приятный.
        - Что такое золотые глаза? Признак. Здесь, в Сине, говорят - золото снаружи, золото внутри. Кто родоначальник алхимии? Кого материя и энергия слушались больше всех?
        - Ничего не понимаю.
        Алхимия - это наука. Любой может научиться.
        - Да, любой невежда способен открыть книгу и прочесть ее. Формулы рисует рука, но силу дает им сердце. Один превращает в вино воду с толикой угля, другой не может получить воду из этилового спирта. Почему так?
        - Ты алхимик! - воскликнул Ал с внезапным прозрением.
        - Почти все нахарра алхимики, - довольным тоном ответила Тэмила. - Мой народ смог кое-что вынести из Ксеркса. Не более того, что могут случайно узнать рабы и недоучки, но с тех пор каждое поколение трудилось, приумножая знания. Мы бережем наши секреты. Не хотим ставить наш талант на службу войне, как это делают аместрийцы, но и по рукам и ногам связывать себя, как жители Сина, тоже не желаем!
        «Как будто это ты решила…» - пробормотала Мэй, но очень тихо; Ал не был уверен, слышала ли ее Тэмила.
        - Погоди, но если бы алхимия зависела от наследственности, про это бы давно знали…
        - А разве у вас, в Аместрис, изучают алхимию? - прежде чем Ал ответил, Тэмила продолжила. - Не то, как совершать преобразования, а саму алхимию? Как она действует, почему так или иначе? Двадцать лет назад, когда мой дед ездил туда, он не слышал ни о школах, ни об исследованиях, но с тех пор все могло измениться.
        - Изучают, - сдержанно произнес Альфонс. - Мы с братом изучаем.
        Тэмила снова засмеялась.
        - Меньшего от чистой крови стоит ли ждать?
        - Чушь! Наши лучшие мастера алкестрии доказали, что алхимия не зависит от наследственности! - воскликнула Мэй. - Да, были об этом разговоры, но…
        - Тогда отчего Союз Цилиня состоит из родов? - мягко спросила Тэмила. - Весь Син состоит из кланов, но почему так мало посторонних они берут к себе?
        - Это уже просто возмутительно! - Альфонс почувствовал, что ему начинает передаваться настроение Мэй. - Тэмила, вы превращаете алхимию в магию!
        - Альфонс, - сказала Тэмила. - Ты знаешь, что такое электричество?
        - Разумеется!
        - А я только недавно узнала… Ток проводят только те элементы, которые имеют к тому склонность. Не упорядоченную структуру, но склонность! Те, что живут в земле, те, что добывают из руды. А через другие элементы ток не проходит. Но ведь ток не перестает существовать, оттого что между катодом и анодом вставили резиновую прокладку. Так и алхимия. Внутри каждого из нас есть дверь. У кого-то она распахнута, у кого-то - заперта на ключ.
        - Ты знаешь?!.. - поразился Альфонс.
        - Какая дверь?! - воскликнула Мэй одновременно с ним.
        - Ну вот, мы пришли, - Тэмила не стала отвечать. Она прижалась к стене, подняла фонарь повыше и стало видно, что прямо перед ними - чугунная решетка, за которой тоже была темнота.
        - Решетка не заперта, - объяснила Тэмила. - За нею начинается погреб школы дворцовой стражи, что расположена прямо за стенами. Это ближайшее место к Очарованному дворцу. Но если вы считаете, что ваш внешний вид и история могут вызвать подозрение…
        - Нет, - Мэй сказала с достоинством, - я знаю начальника школы.
        - Альфонс, - Тэмила качнула фонарем. - Вы ведь хотите еще поговорить об алхимии, не так ли?
        - Конечно, - с жаром согласился Ал. - Мы могли бы встретиться…
        - Я провожу вас в общинный дом, познакомлю с моим дедом. Он знает куда больше меня. Вы просто приходите на рынок, или пошлите кого-нибудь. Спросите Тэмилу Фан.
        - Постойте! - это сказала Мэй, когда Тэмила уже развернулась. - Нахарра никогда не врут, так?
        - Нам разрешается врать ради спасения жизни, - улыбнулась Тэмила.
        - Но ведь вы не жизнь нам спасали сегодня! А соврали стражникам.
        - Я им не врала. Они меня спросили, не пробегал ли мимо меня чужеземец, притворяющийся нахарра, и синская девочка. Я ответила, что здесь были только мои покупатели и друзья. Ведь человек с чистой кровью не мог не стать гостем нахарра. А ты, раз я узнала твое имя и потом укрыла тебя, уж точно могла считаться другом. Приходи к нам в гости, мы будем рады тебя видеть тоже, благородная дева! - Тэмила подмигнула. - Только смотри, не бросай моему деду в лицо слова, будто все, что мы знаем об алхимии - чушь. У него старое сердце, он может огорчиться.
        История 4. Ланьфан. Очарованный дворец
        В тот день, который для Ала и Мэй прошел познавательно, а для Зампано и Джерсо - поучительно, император Лин из клана Яо, с утра заседал с представителям кланов.
        Дело это было таким муторным, а представители кланов - такими настойчивыми, что Лин вернулся в свои покои совершенно бледным с лица. И, застав там аж двух наложниц, немедленно выгнал их вон.
        - Кто распорядился? - возмущался император. - Всех посажу!
        Сначала эти меня имели, а теперь еще и вы!
        Наложницы в скуднейших одеяниях с визгами и писками высыпали в коридор. Ланьфан, которая наблюдала за всем этим из своего личного кабинета по соседству с императорскими покоями, только устало потерла лоб.
        Значит, малой кровью не отделаешься.
        Конечно, ей не нравилось, когда ее господин развлекался с чужими женщинами. Что тут может нравиться?
        Но Ланьфан знала: мужчинам нужно сбрасывать негативную энергию, которую только женщина может правильно принять и переработать. Так что, как глава личной охраны и тайной службы императора, она считала своим долгом вовремя представить правильных девушек. То, что сейчас этот проверенный временем способ не сработал, означало: Лин настолько не в духе, что потребует своих ближайших советников - ее, Вернье, двоюродного деда Яньцина и, может быть, еще кого-нибудь. И вот тут уж негативная энергия похлещет так, что только успевай поворачиваться.
        Но нет, сработал наихудший вариант: доверенный слуга прибежал, кланяясь, и сообщил, что император требует в свои покои только ее и ее одну.
        «Лишь бы не потребовал снова идти с ним в город в простой одежде, - тоскливо думала Ланьфан, отвешивая перед запертыми дверями земной поклон, как того требовал этикет. - Будет с последними бродягами пьянствовать и пипу мучить, а у него ни слуха, ни голоса…»
        Поклон закончен; Ланьфан легким движением раздвинула перегородку и скользнула в знакомые ей покои.
        Господин, наверное, ожидал, что она уже вошла - Ланьфан любила входить незаметно и прятаться где-нибудь в углу, так что он не всегда мог ее видеть - поэтому уже вещал задумчивым тоном, расхаживая туда-сюда:
        - Что может быть смешнее старика, у которого голова шатается туда-сюда, как у фарфорового болванчика! А ведь смеет еще рассуждать о делах государственных. Когда я думаю, сколько на таких, как эти главы клана, переводится каждый год хорошего риса, я… - тут Лин вдруг остановился и хлопнул кулаком по ладони. - Нет!
        Не в них дело! А во мне! Каким же занудой я стал с ними, Ланьфан!
        Ведь уже полчаса, кажется, болтаю. Разве раньше за мной такое водилось? Тебе не надоело слушать?
        - Нет, что вы, мой господин, - не кривя душой, заметила Ланьфан, поскольку за последние пять минут утомиться просто не успела; к тому же, ей нравился звук голоса господина. - Осмелюсь только спросить, чем они так вывели вас из себя?
        - А. Тот же вопрос о единой системе налогообложения. Все мнутся. Будь у меня войско побольше, я бы прижал их…
        А вот этот голос Ланьфан совсем уже не нравился. Холодно и резко сейчас говорил Лин, почти как его отец; Ланьфан видела прежнего императора лишь один раз - совсем старым, на смертном одре - и все же его ледяной взгляд и голос, в котором звучала сталь, производили сильное впечатление.
        - Вы готовы развязать гражданскую войну? - тихо спросила Ланьфан.
        - Нет, - Лин словно опомнился. И тут же жестко закончил. - Пока еще нет. Но Ланьфан! Мне нужна власть, настоящая власть - я не хочу быть наседкой над кучкой выживших из ума стариков! А они еще к тому же напоминают мне, что именно они помогли свергнуть императора, и подступают к горлу, чтобы я поделился секретом бессмертия.
        - Но у вас есть план, - напомнила Ланьфан.
        - Да, да. У меня есть план, у меня есть Мэй, и колесо судьбы послушно моей руке - все так! Но, во имя Яньвана, если бы этот Союз Цилиня попросту…
        За тонкой тростниковой дверью послышался дрожащий голос доверенного слуги:
        - Мой господин небесный владыка… Господин гость-с-запада просит вашей аудиенции! - редкие дворцовые слуги могли правильно выговорить имя «Альфонс Элрик».
        - Так проси его! - раздраженно крикнул Лин. - Сколько раз сказано: этого пускать всегда!
        - Осмелюсь с вашего разрешения, он, в некотором роде, уже…
        Дверь распахнулась. На пороге стоял Альфонс Элрик собственной персоной, но в диком виде: в потрепанной накидке горца нахарра, с царапиной на щеке и грязный, как будто пробирался по подземным катакомбам.
        - Что с тобой? - удивился Лин.
        - Чего? - Ал провел рукой по щеке и удивленно уставился на перепачканные в крови пальцы. - Это твоя стража ретивая очень… Слушай, Лин! Я придумал, как быть с Союзом Цилиня! Как победить их, не побеждая… или как их обмануть!
        - Как? - Лин нахмурился.
        - Мы возьмем их на живца!
        - На живца? - Лин глядел удивленно. - В каком смысле?
        - Смотри, - Альфонс уселся к столу. - Ты мне что говорил? Что тебе надоело терпеть произвол кланов, которые управляют своими территориями, не считаясь с тобой, так?
        - Ну да, - господин нахмурился.
        - И для этого ты собираешься возродить старую систему чиновничества с новыми модификациями?
        - Да, - кивнул Лин, - но чиновничество - неверное слово. Я хочу систему служащих, которая бы включали и армию. Мне понравились кое-какие особенности аместрийской организации.
        - Так почему бы тебе и не создать для Союза Цилиня еще одну, параллельную систему? Тоже что-то вроде союза, как государственные алхимики, только под твоим контролем?
        На лице Лина, до этого выжидательным, отразилось легкое разочарование.
        - Да, я думал об этом. Не получится: зачем им эта структура, когда у них уже есть своя? В Аместрис алхимики разобщены, их легко привлечь деньгами, знаниями, привилегиями… В Сине же они уже едины, деньги и привилегии у них есть и так.
        - У старших, - Альфонс мотнул головой. - У старших есть. А у низов? Ну, допустим, самые низы тебе тоже не нужны, а как насчет тех, кто в середине? Кто видит, как всем заправляют могущественные косные старики - пусть даже их собственные деды, прадеды, отцы…
        А у них самих никакого влияния нет?
        - Понимаю, о чем ты говоришь, - господин Ланьфан кивнул. - Ланьфан и Вернье уже с этим работают. Перетянуть Цилиня на нашу сторону не за рог, так сказать, а за его длинную шею… Но пока результаты мизерные.
        - Мизерные результаты - потому что нет приманки, - кивнул Альфонс. - В конце концов, эти люди - алхимики. Больше всего они уважают знания. Они могут опасаться, что, перейдя на твою сторону, не получат часть секретов своего Союза… Уверен, многое им старики передают на смертном одре! И если у нас не будет каких-то равновесных секретов…
        - Ты хочешь поставить на кон философский камень? - удивленно спросил Лин. - Снова?
        Разве не вы с братом меня убеждали, что чем меньше людей знает про него, тем лучше?
        - Не припомню такого разговора, - удивленно сказал Альфонс. - Может быть, это Эдвард один тебе такое говорил? Но я согласен, философский камень лучше лишний раз не светить.
        - Тогда что еще мы можем использовать как приманку?
        - Меня.
        Император приподнял брови. А Ланьфан подумала, что Альфонс и Эдвард и в самом деле похожи больше, чем кажется на первый взгляд: она-то считала, что самонадеянный из них как раз старший…
        - А что? Представь: золотоглазый алхимик-с-запада, последний потомок прямой ксеркской линии, вернувшийся из мертвых… Они могут подозревать, что я владею совершенно сногсшибательными сведениями, тайнами жизни и смерти, что я знаю ответ на все загадки природы!
        - Или будут подозревать, если мы им подскажем… - сказала Ланьфан: эта мысль так увлекла ее, что она нечаянно высказала вслух то, что думала. Тут же спохватившись, девушка поклонилась: - Прошу прощения, что вклинилась в разговор.
        Лин и Альфонс удивленно обернулись. Но Альфонс тут же просиял:
        - Точно! Вот, Лин, Ланьфан уже поняла!
        Лицо господина в первый момент вытянулось, а потом… он хлопнул себя по колену и расхохотался.
        - Вот умора! Во имя Яньвана… Альфонс Элрик, когда ты успел стать таким хитрецом?.. Вот это… однако… а ведь они купятся, еще как купятся, если мы затолкаем эту байку им в глотки! Но как ты додумался?
        Альфонс слабо улыбнулся. Судя по его виду, до него только теперь дошла вся смелость идеи. Однако он вкратце обрисовал встречу с нахарра, а еще рассказал о случае в землях триады, когда построил мост через ущелья.
        - То был чистой воды экспромт, - пояснил Альфонс, - но оно произвело очень большое впечатление… И там был этот человек из союза Цилиня, дядя Лунань, некто Нивэй, не знаю фамилии…
        - В союзе Цилиня нет фамилий, - уточнила Ланьфан.
        - А, ну вот тем более…
        Похоже, он впечатлился. Можно попытаться на него выйти.
        - Триады - позор моего царства, - нахмурился император. - Преступные группы, которые властвуют собственными землями! Одно утешает: не я их развел… Хотя кто знает: если мне удастся наладить контакт с кем-то из «голов дракона», может быть, они смогут послужить мне лучше этих кланов?..
        Он бросил короткий, острый взгляд на Альфонса. Алхимик даже поежился, а Ланьфан с одобрением подумала, что царственностью ее господин не уступит владыкам прошлого.
        - Вот это даже не проси!
        Нет у меня к ним подходов, и все! Больше я не собираюсь к ним возвращаться! - возмутился аместриец.
        - Осмелюсь заметить, мой господин, - произнесла Ланьфан, - есть еще та женщина, про которую я вам рассказывала… специалистка по взрывам…
        - Ладно, - Лин хлопнул себя по бедрам. - Альфонс, расскажи, что из себя представляет этот Нивэй? Как он тебе показался?.. Ланьфан, а ты потом попроси Вернье мне разыскать на него отчет.
        Ланьфан кивнула.
        Альфонс коротко описал Нивэя: рассказал, что человек этот показался ему очень проницательным, нестандартно мыслящим (один он пошел на контакт с триадами!), достаточно беспринципным, чтобы интриговать с помощью своей собственной смертельно больной племянницы и достаточно при этом осторожным, чтобы не совать голову в петлю…
        - При этом он не так молод, - закончил Альфонс, - и, вполне возможно, если он еще не во главе Союза, значит, ему не дают стать во главе… Что если удастся собрать компанию таких, как он? Почти самых влиятельных лиц?
        - Неплохо задумано, - кивнул господин. - Ну что ж, Ланьфан, тогда вы с Вернье займитесь именно этим: соберите воедино весь материал, который у вас есть на этих «почти» главных в Союзе… Да, попроси ко мне Мэй и доверенных писарей: нужно набросать, как я вижу этот новый императорский союз… Альфонс, я бы хотел, чтобы ты тоже в этом поучаствовал. Если это не противоречит твоим планам.
        - Каким планам, - вздохнул Альфонс, - я пока даже до твоей библиотеки не добрался, и алкестрию изучать не начал!
        - Ну, моя библиотека к твоим услугам в любое время, - пожал плечами Лин, - так же, как моя личная учительница алкестрии. Только вот закончится эта чехарда… Мне же еще надо ублажать этих дряхлых старцев из враждующих кланов, чтоб ты знал.
        - Да я ничего, - Альфонс вымученно улыбнулся. - Я думаю, пока мы будем изучать Союз Цилиня, я узнаю о синской алкестрии достаточно, чтобы наметить план исследований.
        - Да, кстати! - Лин поднял руку. - Я, конечно, в алхимии мало что понимаю, да и в алкестрии тоже… Чтобы доказать старейшинам Сина, что философский камень действует, Мэй увеличивала свою панду. Но, боюсь, с людьми Цилиня этот фокус не пройдет: им нужно что-нибудь… более интересное. У тебя есть наготове какой-нибудь подходящий фокус?..
        Например, если бы ты мог оживить какие-нибудь доспехи…
        - Эй, я не собираюсь прикреплять ничью душу к неодушевленным предметам! - в негодовании воскликнул Альфонс.
        Император только рассмеялся.
        - Да, усмирить землетрясение тоже пойдет, - сказал он, чрезвычайно довольный собственным сомнительным остроумием. - Только, боюсь, по заказу я его тебе не устрою. Тут, в Шэнъяне, они не так уж часто случаются.
        - Я раздобуду тебе фокус, - кивнул Альфонс. - У меня есть кое-какие идеи по этому поводу.
        - Нахарра? - поинтересовалась Ланьфан.
        Альфонс с улыбкой кивнул ей.
        - Да, постарайся наладить с ними контакт, - серьезно произнес Лин. - Меня крайне интересует, считают ли они себя моими подданными.
        «Мой господин любит повелевать всем, что видит, - подумала Ланьфан, - или заключать союз. Именно это и делает его господином, которому я принадлежу душой и телом». Мысль несла в себе оттенок горечи: если бы Ланьфан действительно принадлежала ему, по-настоящему, без остатка!..
        Она отогнала эту мысль. Она - это она. Телохранитель. Защитник. Не наложница, не та, кого защищают; не та, кто видит сладкие сны в объятиях своего господина.
        - Если ты отправишься к нахарра, мне понадобится обеспечить тебе там охрану, - Ланьфан обратилась к Альфонсу самым деловым тоном. - А они живут тесными анклавами… это может быть непросто.
        - Я просто возьму с собой Мэй, - улыбнулся ей алхимик. - Вместе мы с ней - хорошая команда.
        История 5. Мэй. Дом Тысячи змей
        Мэй нервничала: Альфонсу даже казалось, что от ее дрожи раскачивается палантин.
        - Знаешь, у меня не очень любят чужеземцев, - сказала она извиняющимся тоном.
        - Вести себя поскромнее? - понимающе поинтересовался Альфонс.
        - Нет, что ты!
        Наоборот, как можно высокомернее! Но это если кого-то встретишь. Я постараюсь, чтобы нам никто по дороге не попался.
        Особняк клана Чань помещался на одной из боковых улиц Шэнъяна. Как и все подобные особняки, он представлял собой огромное подворье, где уже ворота подавляли своей внушительностью. Врата алхимии выглядели не так страшно в сравнении с ними.
        Но Альфонс достаточно пробыл в Сине, чтобы понимать: особняк Чань был и скромнее, и ниже многих своих собратьев. Более того, фасад сверкал такой свежей краской и такой новенькой позолотой, что можно было биться об заклад: все это было добавлено совсем недавно.
        Совсем неуместно позолота смотрелась на двух огромных змеях, украшавших створки ворот. Альфонс решил, что им бы больше пошел цвет окислившейся бронзы.
        - Да, - подтвердила Мэй его догадку насчет отделки, - это мой дядя Сыма распорядился… Я надеюсь, мы его сегодня не встретим. Он уехал в наши основные владения, в провинцию Сыннянь, проверяет крестьян… - на лице Мэй на миг мелькнуло отражение ее эмоций по поводу того, как именно ее дядя проверяет крестьян. - Правда, бабушка Юэ дома.
        Они поднялись по расписному крыльцу, также украшенному змеями, прошли мимо стражника в традиционном наряде - тот выглядел совсем стариком, но стоял прямо - и оказались во внутреннем дворе.
        Альфонс озирался с любопытством: ему по-прежнему были интересны все выверты синской архитектуры, особенно древние. Однако первым бросилось в глаза обилие змей. Змеи были повсюду: обвивали квадратные колонны, разевали пасти с окончания перил… Самые разные: крайне реалистичные, словно сошедшие из детской книжки, стилизованные почти до неузнаваемости… Змеиные пасти, змеиные изгибающиеся тела, змеиные зубы…
        - Мэй, почему змеи?
        - Это древний символ алкестрии, - ответила Мэй с некоторым недоумением. - Да ведь твой брат носил змею на плаще… и у тебя тоже была нарисована!
        - Но зачем столько?
        - Это также древний символ клана Чань. Наш особняк называется «Дом Тысячи змей».
        Ты не знал?
        Мэй не дала ему оглядеться: прямым маршрутом она сразу же потащила Альфонса через весь двор, потом через выдержанный в блеклых зеленых тонах коридор, потом раздвинула перегородки с изображенным на них бамбуковым лесом, и Альфонс… попал в комнатный бамбуковый лес.
        Молодому алхимику потребовалось несколько секунд, чтобы понять: это просто комната с высаженными в ней бамбуковыми деревьями, и даже не слишком большая. Но через нее тек самый настоящий ручей, а падающий с потолка свет создавал ощущение дня в бамбуковой роще. Кроме того, створки двери напротив входной выходили на террасу, за которой во внутреннем дворе тоже рос бамбук… Если бы не несколько досок террасы, впечатление, что своевольная природа просто хлынула внутрь человеческого жилья, было бы полным.
        А еще эта комната казалась новой и какой-то молодой в отличие от остального дворца.
        - Сяомэй! - позвала Мэй взволнованно. - Смотри, кто пришел к тебе в гости? Узнаешь?
        Из-за бамбуковых стволов раздалось глухое ворчание, нечто среднее между бурчанием в животе и рыком. Потом, переваливаясь, на свет вышла огромная панда.
        В холке она была чуть выше ротвейлера, но общими габаритами превосходила любую круглую собаку.
        При полностью шарообразной форме и скучающих глазках природа снабдила зверя огромными, хоть и плоскими зубами - цапнет, мало не покажется. В общем, медведь и медведь.
        Альфонс не попятился только потому, что прирос к полу.
        - Это - Сяомэй? - тихо спросил он.
        Мэй, однако, не ответила. Она уже бросилась обниматься с пандой, которая нежно погрызла один из шариков волос девочки, потом поваляла ее лапой по земле, потом потерлась носом о ее плечо… короче говоря, все-таки было ясно, что это Сяомэй.
        - Но как? - удивленно воскликнул Альфонс.
        Панда насторожилась и повернула к нему голову.
        - А, - Мэй погрустнела. - Когда нужно было продемонстрировать действие философского камня старейшинам кланов, нужно же было выбрать, на ком… И я вспомнила, что Сяомэй всегда хотела быть большой. Вот и попробовала. Я думала осторожненько, только немного ее увеличить… Но стоило начать, и она вот как выросла!
        - И ты поэтому ее не берешь? - спросил Альфонс. - Потому что она слишком большая, чтобы сидеть у тебя на плече?
        - Нет, с ней гулять стало даже еще удобнее! Я только надеваю ошейник с цепочкой, чтобы люди не пугались. Но Сяомэй у меня умненькая, и теперь, когда она большая, никого не кусает. Просто… в общем, тут есть императорский парк рядом… Недалеко от Очарованного дворца. По-вашему, заповедник, только туда могут только те заходить, кому император лично разрешит… Так вот, там живут императорские панды.
        - Прямо императорские?
        - Прямо императорские.
        - И чем они отличаются от обычных?
        - Ничем не отличаются, конечно.
        - Ну и при чем тут они?
        - Сяомэй нашла там себе пару, сейчас ждет маленьких, вот при чем! - сердито сказала Мэй. - Поэтому я ей тут все устроила, чтобы было удобнее!
        И тут Сяомэй, которая довольно давно нюхала воздух в сторону Альфонса, не выдержала. Вперевалку подойдя к молодому алхимику, она плюхнулась рядом с ним на попу и потерлась носом о его бедро.
        - Надо же! - восхитился Альфонс, машинально почесывая панду за ухом, будто кошку. - Она меня узнала!
        - Конечно, - с гордостью подтвердила Мэй. - Сяомэй у меня очень умненькая!
        В этот момент дверь бамбуковой комнаты распахнулась, и в дверях появился слуга в голубом халате, столь же древний, как и стражник на входе. Альфонсу даже показалось, что это его близнец или тот же самый старик, просто в другой одежде.
        Старик низко поклонился и скороговоркой произнес:
        - Светлая госпожа Юэ с визитом к уважаемой внучке и заморскому гостю.
        У Мэй даже лицо вытянулось, а побледнела она так, будто ее окунули в чан с белой краской. Альфонс посмотрел на девочку с тревогой.
        Через порог быстрым шагом переступила высокая статная женщина лет шестидесяти. Седеющие волосы были убраны на затылке и слегка припудрены, лицо набелено, но не слишком. Она была одета в узорчатый, хотя, по некоторым признакам, не новый халат, руки убраны в рукава. Женщина коротко поклонилась.
        Альфонс ответил на поклон, не будучи уверен, следует ли ему кланяться ниже или меньше; он никак не мог разобраться в этих статусных синских поклонах, которые еще менялись в зависимости от пола собеседника. Воистину, химические преобразования были гораздо легче и логичнее!
        - Мои приветствия гостю с той стороны пустыни, - произнесла женщина. - Мы очень рады видеть у себя дома того, кого принимает сам император. Я разрываюсь от стыда, что в отсутствии моего сына вам не было оказано надлежащего приема под этой крышей. Осмелюсь ли предложить вам поучаствовать в нашей скромной трапезе?
        Альфонс скосил глаза на Мэй.
        Она стояла с совершенно каменным лицом, и он мог бы поклясться, что, под длинными рукавами желтого халата кулаки девочки были сжаты. Ей, несомненно, очень не хотелось, чтобы Альфонс принимал это приглашение и вообще разговаривал с ее бабкой. Но поделать она ничего не могла, и Альфонс тоже не представлял, как вежливо отклонить приглашение в такой ситуации.
        Поэтому он только сказал:
        - Это я почту за честь отобедать в столь древнем и славном доме, - и этим почти полностью исчерпал свое знание синских церемониальных фраз.
        Пир в клане Чань оказался, на взгляд Альфонса, примерно таким, каким и должны были быть церемониальные пиры в Сине - очень длинным, очень затянутым и совершенно несъедобным. Слава богу, в Очарованном дворце ему не приходилось участвовать в подобных: там Лин угощал всех у себя в покоях запросто. А тут!
        Во-первых, Чань, видимо, пытались пустить пыль в глаза заезжему гостю и наставили каких-то сумасшедших церемониальных блюд, вроде супа из ласточкиных гнезд, о котором Альфонс только читал, но который ему ни разу по приезде в Син не довелось попробовать. Он даже заподозрил, что, может быть, бабушка Мэй вычислила его приход - ну не может же быть, что это у них рядовой запас из погреба!
        Во-вторых, каждое такое блюдо полагалось хотя бы попробовать, чтобы не обидеть хозяев.
        В-третьих, под холодными взглядами госпожи Юэ у Альфонса кусок в горло не лез.
        На «пире», как ни громко он назывался, присутствовало всего несколько человек. Кроме Альфонса и Мэй, которая почему-то примостилась в самом дальнем углу и почти ничего не ела, за маленькими столиками на одного сидели уже упомянутая госпожа Юэ, а еще совсем дряхлая старушка, которую Мэй почтительно называла «бабушкой Лоа», а Юэ - просто «госпожа». Деда Мэй, нынешнего главы клана Чань, Альфонсу так и не показали. Зато были госпожа с неразборчивым именем, что-то вроде компаньонки госпожи Юэ, и важный толстый господин, помощник господина отсутствующего господина Сымы. Альфонс окрестил этого помощника «премьер-министром».
        У Альфонса сложилось впечатление, что этот толстый господин всего боялся: он то и дело кидал на Юэ опасливый, душный взгляд, а потом низко склонялся над едой.
        Юэ величественно молчала, время от времени произнося что-нибудь светское, компаньонка и «премьер-министр» тоже изображали рыб. Бабушка Лоа единственная трещала без умолку.
        Была она маленькая и сухонькая, вроде бабушки Пинако, но та умудрялась при своих габаритах казаться степенной, а эта даже попыток не делала. Ела она быстро, с видимым аппетитом, глазками стреляла во все углы, и за первые пять минут успела рассказать Альфонсу, какие она в молодости вышивала пояса, и что сейчас нравы-то совсем не такие, как при позапрошлом, давно почившем императоре, ее отце, и что ниток-то для основы нужно класть четыре, а не три, и что такой золотой краски для драконов ныне уже не достанешь, а вот сталь-то добрая подешевела, а вы не видели, как моя правнучатая племянница Мэй метает кунаи, уважаемый гость? Ведь не каждая девушка так метнет, и не каждый юноша, а я уж в этом толк понимаю!
        Альфонс решил, что Юэ не очень-то нравилась болтовня Лоа. Но отчего-то она терпела: может быть, из-за высокого статуса старухи (как-никак, старшая за этим столом, да еще и принцесса императорской крови!) А может быть, просто считалось, что к впавшим в маразм родственникам нужно обращаться уважительно…
        Однако в маразме бабушки Лоа Альфонс усомнился, когда обнаружил, что вынужден в шестой раз уклоняться от ответа на вопрос об аместрийском институте государственных алхимиков. Если первый раз интерес еще можно было счесть случайным, то второй и даже третий… Для чего старушка наводила его на этот разговор? Мэй рассказывала ему о бабушке Лоа, и Альфонс был уверен, что она точно так же рассказывала и ей о нем…
        Если только престарелая принцесса зачем-то решила как-то донести те же сведения до дражайших родственников.
        Альфонс решил пойти ва-банк:
        - Нет, что вы, почтенная, - ответил он максимально светским тоном, - сам я никогда в алхимиках государственных не состоял. Когда старший мой брат сдал туда экзамены, мы решили, что одного государственного алхимика в семье - вполне достаточно.
        - А сами вы! - живо заинтересовалась старушка. - Такой умный и прилежный юноша, так хорошо говорит по-сински! А-я-яй, не говорите мне, что не могли бы сдать такой важный государственный экзамен, хоть с третьего, хоть с седьмого раза! Многие замечательные мужи и по десять раз сдавали, и где они теперь? Разве мне, глупой женщине, рассуждать!
        Альфонс запоздало сообразил, что, говоря об экзамене на госалхимика, употребил тот же термин, что использовался в Сине для государственных чиновничьих экзаменов. Хоть власть в стране уже лет триста или четыреста принадлежала кланам, а не государственному аппарату, реставрацию которого затеял Лин, все-таки государственные экзамены оставались важным социальным лифтом. Часть сдавших их поступала на службу к Императору, других приглашали к себе знатные и могущественные кланы…
        - Просто Аместрис немного другая страна, чем Син, - пояснил Альфонс. - Быть государственным алхимиком - почетно, но это значило бы, что придется воевать и убивать. А я человек миролюбивый, меня более всего интересует наука и ее развитие… Мой уважаемый старший брат, - Альфонс нарочно постарался подчеркнуть голосом авторитет старшего родственника, мысленно ухмыльнувшись - узнал бы Эдвард, как он тут его величает, нос бы задрал, - счел, что достаточно одному из семьи нести тяготы военной службы, предоставив мне свободу исследователя…
        - И ваш брат сейчас как раз… что… несет тяготы? - живо заинтересовалась старушка.
        - Да, вроде того, - серьезно ответил Альфонс. - Понимаете, я не вправе рассказывать…
        - Ну конечно, конечно! А вот скажите, Альфонс, знаете ли вы у себя в стране, так сказать, людей, приближенных к небесному престолу? Здесь, я слышала, вас принимает сам Император…
        - Это слишком громко сказано. Но я надеюсь, что действительно смогу послужить императору Лину… Что же касается нашей страны, то могу сказать, что мне довелось принимать участие в совещаниях генералитета, - произнес Альфонс, стараясь не рассмеяться.
        Конечно, то, что он присутствовал при перебранке генералов Армстронг и Мустанга в военном госпитале после победы над Отцом гомункулусов, вряд ли можно считать участием в государственных делах, но формально все верно.
        - К тому же, - продолжил Альфонс, - у меня были письма для императора от его превосходительства генерала Мустанга, это командующий военным округом…
        - О, генерал Мустанг! - глазки старушки Лоа заблестели. - Как же, как же, такой представительный мужчина!
        На этом месте Альфонс чуть было не поперхнулся чаем - неужели Мустанг добрался уже и сюда и даже успел очаровать Лоа? Нет, не может быть! Она слишком стара! Хотя…
        - Я видела фотографии, - тут же развеяла госпожа Лоа его фантазии.
        - Восхитительное искусство - фотоискусство!
        Вы видели этого человека, техника-аместрийца, которого император взял на службу и приблизил к себе? Господина Вернье? Говорят, он разбирается в фотографии…
        Последующие полчаса Альфонс, отчаянно потея в душном зале (обилие слуг, снующих с блюдами, вовсе не делали его прохладнее), отвечал на вопросы об организации дворцовой жизни: о Вернье, императорской охране (без подробностей) и вообще о многом. Минуты тянулись тоскливо, продолжали приносить все новые перемены блюд, Мэй все скучнела… Альфонс уже начал размышлять, насколько вежливо будет напомнить о делах и выйти (или с воплем выскочить, разломав тонкие бамбуковые перегородки), как тут бабушка Лоа нанесла, по-видимому, тщательно рассчитанный удар:
        - Ну, такой положительный и умный молодой человек, как вы, да еще знакомый с двором, безусловно, сумеет уговорить императора согласиться на брак моей внучки! - беззаботно прощебетала старушка. - А то где это видано: мой племянник Сыма организовал такой хороший брак, такой выгодный, а с объявлением все медлят - видно, не хочет император отпускать мою Мэй, своего придворного алхимика! Но я вам вот что скажу, господин Альфонс: теперь у императора есть вы, так зачем ему моя правнучатая племянница? Уж вы там поспособствуете.
        Сами знаете, как говорится, всякая птица пару себе ищет: каково девушке дожить до моего возраста старой девой?
        - Уважаемая тетушка! - холодно произнесла госпожа Юэ; то была третья, кажется, фраза, произнесенная ею за весь обед. - Уверена, что господину алхимику из-за пустыни вовсе не интересно знать о наших домашних делах!
        - Я… - Альфонс даже не нашелся, что сказать. - Вы правда выдаете Мэй за муж?
        - Это все слухи! - крикнула Мэй из своего угла. - Альфонс, это все неправда! Никто меня замуж не выдает! Бабушка Лоа, - Мэй чуть не плакала. - Скажи ему, что ты перепутала!
        - Перепутала, перепутала, - закивала головой старушка. - Зачем меня, старую, слушать?
        - Пойдем, Альфонс, попрощаешься с Сяомэй, - Мэй настойчиво схватила Ала за руку и потащила его из-за стола. - И тебе же пора во дворец, на совещание с Лином, правда?
        Альфонс не успел ответить, а она уже буквально выдернула за дверь. Никто из оставшихся не возражал - в том числе и колоритные воины, которые зачем-то охраняли вход в обеденный зал.

* * *
        Мэй выглядела такой сердитой, пока тащила его по коридорам поместья Чань, что Альфонс не решался с ней заговорить. Своими перепадами настроения она чем-то напоминала Эдварда - только Эд казался Альфонсу более уравновешенным и отходчивым. Но даже его, когда он так злился и расстраивался, лучше не беспокоить.
        И уже когда они кормили Сяомэй (которая уже была вовсе не «сяо», а чуть ли не больше настоящей Мэй) кусочками мяса и фруктов, Альфонс наконец счел, что Мэй достаточно справилась с собой и осторожно спросил:
        - Тебя… не очень ценят в семье, не так ли?
        Мэй низко склонила голову.
        - Да, пожалуй, - тихо проговорила она.
        - Но почему? Лин - сын императора, и он старший у себя в клане…
        - Лин - мальчик…
        Он тоже не был старшим сначала, - покачала головой Мэй.
        - Он в возрасте двенадцати лет завоевал в клане власть с помощью Ху. Ты спроси Лина или Ланьфан, они тебе расскажут эту историю.
        - Обязательно, - сделал Альфонс себе пометку в уме. - Но ты же путешествовала в другую страну, принесла вашему клану союз с Лином…
        - Да, но кому это интересно! - с горечью воскликнула Мэй и всплеснула руками, роняя бамбуковые листья для Сяомэй. Панда недовольно заворчала, собирая лакомство с пола. - Бабушка Юэ считает, что союз был слишком скоропалительным, что мы могли добиться от Лина больших преимуществ! Мой дядя Сыма вообще уверен, что клан Чань лучше всех прочих кланов, и нам покровительство императора нам не нужно! А дедушка… дедушка слишком стар и слаб, и не хочет ни о чем беспокоиться.
        - Они в самом деле рассчитывают тебя выдать замуж без ведома Лина? - спросил Альфонс с некоторым подозрением. - Я так понял, твоя прабабка меня специально предупредила, чтобы я ему сказал. Это так?
        - Но ты ведь не скажешь? - Мэй посмотрела ему в глаза.
        - Если ты меня попросишь, конечно нет, - согласился Альфонс. - Но я все-таки не пойму. Ты что же, сама хочешь этого брака?
        - Нет! Но я не хочу, чтобы Лин… чтобы он вмешался, чтобы он начал ломать тут все… понимаешь, кланы всегда были независимыми! Бабушка и дядя, конечно, покорятся ему, но я даже не знаю, как отреагируют другие кланы! Уж бабушка постарается представить все это перед ними, как попрание традиций… У Лина сейчас есть союзники, например, Юдэн Ликай, за которого они меня собираются отдать, а после этого они все могут отказаться от сотрудничества или даже ударить ему в спину!
        - Ну нет, не думаю, что из-за одного брака так случится, - резонно возразил Альфонс. - У них наверняка много есть поводов быть в союзе с Лином. Вот философский камень…
        - Да - до тех пор, пока мы можем держать в тайне природу камня, - Мэй сказала это очень тихо. - Мы ведь не хотим, чтобы кто-то правда узнал, что это такое и как его получить, правда?
        - Нет, я понимаю, что синская политика - дело очень хрупкое, и положение дел сейчас нестабильно, - продолжал настаивать Альфонс. - Но все равно, я уверен, что твой брак не станет преткновением на пути императорской власти! Почему бы просто не обратиться к Лину…
        - Потому что я хочу сама, ясно! - Мэй в ярости обернулась к Альфонсу, из глаз у нее брызнули слезы. - Сама, понял?! - голос девочки дрожал, но не от слез, а от ярости. - И не смей вести себя так же, как они все! Не смей говорить, что я ничего не смогу! Я могу! Я перешла пустыню, я дралась с гомункулами, с зомби! Если я решу, что этот брак нужен моему клану и стране - я выйду замуж за Юдэна Ликая, ясно?!
        - Мэй… - Альфонс слегка отступил в сторону.
        Это была совсем другая Мэй.
        Прежняя, которую он помнил по Аместрис, решительно и смело кидалась навстречу опасности, не думая о себе. Эта была более нервной, более резкой. В ее гневе чудилось ему что-то темное, опасное.
        Два прошедших года дались ей непросто. «А у нее ведь как раз такой возраст, когда особенно болезненно все воспринимаешь, - подумал Альфонс с преимущественной позиции своих солидных семнадцати лет. - Ну и ситуация… Еще, небось, ее бабка Юэ обрабатывает, что это, мол, ее долг…»
        - Мэй, перестань!
        - Альфонс положил руки на плечи девочке. - Я на твоей стороне, правда! Что ты ни решишь, все будет хорошо. Клянусь тебе! Если я иногда пытаюсь тебя защитить, это не потому, что я думаю, что ты не можешь сама за себя постоять! Просто я старше, я твой друг, ты мне нравишься, и… это нормально!
        - Я тебе нравлюсь? - нерешительно спросила Мэй.
        - Ты очень красивая, - ответил Альфонс, слегка погрешив против истины: сейчас, заплаканная, Мэй выглядела сущим ребенком. - Я даже думал, ты… ну, что я тоже нравился тебе. Тогда, в Аместрис…
        Сяомэй попыталась обойти Альфонса и сунуться в миску с кормом, он отпустил руки Мэй и занялся кормежкой панды: Мэй говорила, что она склонна обжираться, если на ней не следить.
        Мэй шмыгнула носом.
        - Ты мне и сейчас нравишься. Просто… тогда было тогда, а сейчас - это сейчас. Понимаешь? Я… ну, это как сказка. Мне очень было приятно воображать, что я влюбилась в прекрасного рыцаря, и… Но ведь это не может длиться дольше, правда? Ты не обижаешься? Я понимаю, что ты, конечно, никогда в меня влюблен не был…
        Она посмотрела на него с тревогой, напомнив прежнюю Мэй. У Альфонса на миг сжалось сердце. Ему и в голову не могло прийти, что всего через два года этот ребенок будет так рассуждать о своей прежней влюбленности и даже бояться, как бы он, Альфонс, не был обижен!
        - Конечно, - Альфонс помедлил, затем положил руку ей на плечо. - Я все понимаю.
        Но ты же не всерьез хочешь выйти замуж сейчас, правда?
        Сам он с удивлением сообразил, что признание Мэй его расстроило. Оказывается, было приятно думать, что она влюблена в него - пусть даже совсем по-детски.
        - Конечно, не хочу! - Мэй отвернулась и произнесла упавшим голосом. - Только не говори больше со мной об этом замужестве. Я сама придумаю… что-нибудь.
        - Хорошо, - покладисто согласился Альфонс. - А ты пойдешь со мной завтра к нахарра? Я хочу у них кое-что выяснить полезное.
        - Конечно, пойду! - Мэй улыбнулась, как показалось Альфонсу, через силу. - Я не меньше твоего хочу узнать их секреты!
        История 6. Тэмила. Общинный дом нахарра
        И вновь Альфонс оказался на Центральном рынке - на сей раз без маскировки под нахарра, а в своем собственном костюме: аместрийских рубашке и штанах, синском коротком халате и синских же шлепанцах. Не так уж на него при этом и оглядывались: в Шэнъяне уже успели привыкнуть к иноземцам.
        Но Альфонс все равно чувствовал не по себе, когда спрашивал в крытых рядах Тэмилу Фан; все равно как если бы взялся всерьез разведывать место жительства героя книги. Его преследовало ощущение, что Тэмила - это персонаж полузабытого веселого сна про погони и странную, нездешнюю алхимию, а в реальности ее нет и быть не может.
        Но Тэмила оказалась на месте.
        Альфонс даже издалека узнал ее звонкий голос - она зазывала покупателей в свою лавку, нахваливала качество ковров.
        По-сински девушка-нахарра говорила с сильным акцентом; Альфонс - без особых на то оснований - решил, что акцент этот деланный.
        Тэмила встретила Альфонса и Мэй как старых друзей и немедленно перешла на свой слегка архаичный аместрийский.
        - Как вы вовремя! - воскликнула она. - Сегодня мы празднуем удачное возвращение наших мужчин из-за моря, они плавали с кораблями купца Шунжуна Лао. Они будут очень рады видеть тебя, алхимик с чистой кровью, и тебя, благородная дева!
        - Да мы, собственно, - Альфонс слегка смутился столь горячему приему, - просто хотели поговорить… Может быть, конечно, посмотреть какие-нибудь старые записи, если у вас есть… Мне очень интересно, как вы объясняете связь алхимии и крови.
        - Так пойдемте прямо сейчас, - обрадовалась Тэмила. - Я вам все покажу, до пира успеем. Познакомитесь с дедом.
        Она быстро о чем-то переговорила с помощницей - девушкой из Сина, - накинула платок и чуть ли не потащила путников куда-то.
        Альфонс с Мэй переглянулись.
        - Нас не хватятся? - шепотом спросила Мэй.
        - Тебя?
        - Нет, меня - нет.
        Тебя.
        - Я Зампано предупредил, вообще-то, что могу на весь день уйти… Кроме того, Ланьфан обещала охрану. Не удивлюсь, если за нами скрытно наблюдают.
        - Тогда ладно, - Мэй успокоилась. В отличие от Альфонса, ей явно не нравилась Тэмила.
        Нахарра жили в самых дальних от центра районах Шэнъяна - и не самых благополучных.
        Местные жители называли их «хутунами», и Альфонс сказал себе, что даже на задворках Централа - в Кономе, например - он не видел таких ободранных зданий, таких пестрых лавчонок, где одновременно торговали рыболовными снастями, украшениями, приворотными зельями (Альфонс очень надеялся, что нерабочими) и сладостями. С одной стороны, все эти кривые переулки, утонувшие в облаках причудливых запахов, гомон играющих прямо в грязи детей и выкрики взрослых, развешенная над заборами на просушку одежда, давали ни с чем не сравнимый экскурс в культуру и историю Сина; с другой стороны, вляпавшись в чью-то лепешку, Альфонс почувствовал, что все-таки предпочел бы библиотеку. Энтузиазм ученого тоже имеет свои пределы.
        Очевидно, Мэй чувствовала себя так же. Держалась она храбро, но цеплялась за руку Альфонсу. «Только бы Тэмила не привела нас в какой-нибудь притон, - подумал Альфонс. - Тогда плевать на все тайны алхимии, отведу Мэй домой сразу же».
        Однако Тэмила остановилась перед просторным и вполне опрятным на вид ярко-желтым двухэтажным зданием, окруженным узким, хорошо натоптанным двором.
        - Это общинный дом нахарра, - с гордостью сказала Тэмила.
        Войдя за ворота, посетители сразу поняли: хутуны остались снаружи, они уже в каком-то другом месте.
        Снаружи ни двор, ни дом не выглядели особенно богатыми - это, конечно, привлекло бы внимание, а Альфонс уже понял, что нахарра не хотели выделяться.
        Но чувствовалось здесь что-то неуловимо несинское… может быть, форма окон, может быть, крыльцо удивительно аместрийского вида…
        - Входите же, - Тэмила потянула за кольцо огромной двери.
        Дверь украшало изображение древа сефирот, что показалось Альфонсу плохим предзнаменованием. Он даже затормозил на пороге, раздумывая, не встретит ли его этими створками непроницаемая темнота и жадная хватка миллионов цепких рук…
        - Ты что? - удивленно спросила Мэй и осторожно взяла его за руку.
        - Передумал?
        - Нет, - Альфонс улыбнулся. Он сам удивился тому, как напугала его обыкновенная деревянная дверь, даже рассердился на себя немного. Перешагнуть порог, только и всего…
        За порогам начиналась не по-сински длинная прихожая, уходящая вглубь здания, в темноту.
        - Здесь никого нет, все в задних помещениях, готовятся к пиру, - объяснила Тэмила, снимая платок и очень домашним жестом вешая его на один из крючков - целый их ряд тянулся вдоль правой стены, многие были заняты такими же платками или плащами. - Я вас сейчас проведу к деду… Я ему уже все рассказала, он был счастлив о вас слышать и будет рад видеть… Ты, Альфонс, будешь доволен, дед многое знает…
        Легкой походкой она прошла по темному коридору, потом толкнула одну из дверей - они поворачивались на петлях, а не отодвигались. Здесь, внутри своего дома, Тэмила сразу стала двигаться легче и свободнее, не как торговка. Плечи расправились, даже дыхание стало другим. Голос зазвучал мягче и напевнее. Она стала еще больше похожа на принцессу Ану, чем в момент их первой встречи, и Альфонс мог лишь невольно задаться вопросом: а случайно ли было то его видение в полузанесенном песком городе? Может быть, как тут принято говорить, «красная нить судьбы» привела его к Тэмиле?..
        Впрочем, тут отчаянная гонка его мыслей поневоле прервалась, потому что Тэмила вновь выглянула из комнату и сказала:
        - Заходите! Дедушка вас ждет!
        Перед ними предстала комната в синском стиле: огромная раздвижная дверь на всю стену вела во внутренний двор, на стенах висели изречениями на синском же… В общем, единственное, что отличало этот кабинет от типичного синского - наличие в углу высокого стола и стула, довольно неуклюже сработанных. Имелся здесь и низкий синский столик; за ним сидел старик в накидке нахарра. На вид ему можно было дать лет восемьдесят, был он смугл, совершенно лыс и одет в какие-то причудливые драпировки, которые Альфонс сперва счел традиционной синской одеждой, но потом узнал в них ксеркские одеяния: такие же встречались на барельефах среди развалин.
        - Гость с чистой кровью! - старик поднялся и протянул Альфонсу руку для пожатия; это тоже было сделано совсем не по-сински - привет с родины. Альфонс, обрадованный, пожал узкую крепкую ладонь.
        - Безмерно счастлив видеть вас на закате жизни! - продолжал старик. - И вам, юная госпожа, очень рад. Меня зовут Иден.
        Он говорил с тем же акцентом, что и Тэмила.
        - Для меня тоже честь познакомиться с вами, - Альфонс почтительно поклонился. - Меня зовут Альфонс Элрик, а это Мэй из клана Чань. Вы правда потомок ксеркцев?
        - Я потомок многих людей, - улыбнулся старик тонкими губами, - скотоводов, воинов, воров, даже моряков… И все они говорят во мне, - он прижал кулак к задрапированной светлой тканью груди. - Надеюсь, что и мой голос когда-нибудь прозвучит в моих потомках. Но садитесь же.
        - Благодарю, - тихонько сказала Мэй, садясь.
        Она вообще вела себя как-то очень тихо, как переступила порог; Альфонс даже испугался, уж не чувствует ли девочка чего-нибудь. Но нет, наверное, она бы его предупредила…
        Альфонс так же сел на возле низкого столика, неловко скрестив ноги. Это традиционное синское искусство сидеть без стульев (стульями, и лавками тут пользовались, но не в богатых домах) все не давалось ему.
        - Тэми, - обратился Иден к внучке, которая по-прежнему стояла, - оставь нас, пожалуйста. Прости мне мой эгоизм, но я хотел бы поговорить с гостями наедине.
        - Конечно, дедушка, - Тэмила ответила с готовностью, будто ждала этой просьбы.
        - Прости, что тебе пришлось просить! Я пойду присмотрю, как готовят шарпи.
        - Я старый человек, - проговорил нахарра, когда дверь за нею закрылась. - Вы простите, если я буду задавать вам вопросы первым? Здесь, в Сине, ценят старость.
        - Конечно! - ответил Альфонс. - Поверьте, в Аместрис тоже уважают возраст и мудрость. Только скажите сначала, пожалуйста, что такое шарпи? Очень интересно.
        - О шарпи без толку говорить, ее нужно пробовать, - улыбнулся Иден. - Что, я уверен, нам совсем скоро предстоит, потому что Тэмила превосходно готовит. Ну что ж… внучка сказала мне, что ваш отец обладал чистой ксеркской кровью. Как же прямой линии удалось уцелеть так долго среди всех превратностей судьбы?
        Альфонс посмотрел в глаза старику-нахарра. У Идена был прямой, очень ясный взгляд, такого не бывает у молодых. Иногда так же смотрела бабушка Пинако, когда приходила в особенное расположение духа. Альфонсу показалось, что старик Иден очень многое пережил, еще больше повидал, и что воды жизни вымыли из него все лишнее, все беспокойное и суетное. Ал решил, что ему не хочется врать старику - да и ложь тот наверняка почувствует.
        - Это не совсем так.
        Видите ли, мой отец не потомок уцелевшей ветви. Он и в самом деле был из Ксеркса.
        - Вот как? - старик не выглядел удивленным. - Значит, я был прав, и страна погибла из-за того, что кому-то удалось получить эликсир, дарующий вечную жизнь?
        - И снова нет, - возразил Альфонс. - То есть, да, и в то же время… Страну погубило существо, созданное алхимиком, учителем моего отца. Это был гомункул… ну, он был создан из вещества за Вратами, если вы понимаете…
        - К несчастью, понимаю, - старик выпростал из складок одеяния левую руку, и Альфонс увидел, что она оканчивается гладкой культей. - Итак, некий алхимик вызвал из Врат существо?..
        - Да, гомункула.
        Поначалу он был слаб и мог жить только в колбе. Алхимик кормил его кровью своего раба, которым случайно оказался мой отец.
        - Случайно? - многозначительно переспросил Иден.
        - Если и нет, мне об этом ничего не известно. Так вот, поэтому гомункул проникся к отцу какой-то странной симпатией. Когда он задумал погубить всех, он устроил так, что мой отец один выжил. После того ритуала отец и гомункул обрели бессмертные тела. Они сами стали философскими камнями, в каждом из них оказались заключены многие сотни жизней.
        Старик Иден нахмурился.
        - Неужели это существо в бессмертном теле до сих пор обитает… в Аместрис? Или оно одумалось?
        - Нет, гомункул в бессмертном теле был побежден. Мой отец пытался одолеть его четыреста лет, и два года назад это удалось. Отец… погиб вскоре после этого, так как израсходовал весь ресурс философского камня, а его собственный жизненный срок давно истек. Теперь души жителей Ксеркса наконец-то свободны. Все.
        - Так вот что мы почувствовали два года назад! - теперь старик Иден выглядел пораженным. - Если это так, то я… моих слов и моего скромного понимания не хватает, чтобы благодарить вас, Альфонс Элрик! Сколько же вам лет на самом деле?
        - Столько, на сколько я выгляжу, - улыбнулся Альфонс. - Я родился семнадцать с половиной лет назад, в Аместрис.
        - Тэмила говорила, у вас есть брат? Он тоже…
        - Да, у меня есть брат, он старше на год. У нас с ним одинаковый цвет волос и глаз, если вы об этом. И раньше он тоже был алхимиком.
        - Почему «был»?
        - Он разрушил свои Врата, - Альфонс сказал это тоном, который подразумевал, что не собирается разговаривать на эту тему.
        - Разрушил свои Врата?.. - старик потер высокий лоб. - Захотев покончить с собой? Как же вы поддерживаете в нем жизнь? Или остался еще философский камень, как, по слухам, есть у нашего императора?
        - Да нет, мой брат совершенно здоров, - запротестовал Альфонс. - Даже собирается жениться, насколько я знаю! И он вовсе не собирался сводить счеты с жизнью, он же, наоборот, хотел… - Ал осекся.
        - Но как он вернулся? - удивился Иден.
        - А почему он не должен был?..
        Старик задумался. Потом медленно проговорил:
        - Конечно, я никогда не видел, чтобы кто-нибудь совершал подобное, но в наших трактатах, вынесенных из Ксеркса, есть записи об алхимике, который решил разрушить свои Врата ради эксперимента… Он пожертвовал жизнью раба, чтобы попасть к ним, и, должно быть, выполнил, что хотел. Но потом этот алхимик впал в состояние, похожее на смерть, дышал очень медленно и спал глубоко; никому не удалось разбудить его, накормить или напоить. Ученики вливали ему в горло воду и даже молоко по бронзовой трубке, но этого было мало, и через несколько месяцев он умер от истощения.
        - Нет, брат вернулся, мы… - Альфонс осекся. - Он вернулся через мои Врата. Видите ли, у нас есть связь. Особенная связь. Мне не хотелось бы вдаваться в подробности…
        Старик Иден пытливо посмотрел на Альфонса.
        - Чего только не случается под этими небесами! Это поистине удивительно, о гость.
        Говоришь, твой брат даже собирается жениться?.. Мне очень интересно, будут ли у него потомки, и на кого они окажутся похожи. И еще вопрос, Альфонс. Из ваших слов я понял, что вы сами побывали у Врат, и может быть, даже не однажды. Но вы выглядите здоровым и целым и даже, может быть, лучше телесно развитым, чем обычный юноша вашего возраста. Чем же вы расплатились, если этот вопрос не кажется вам слишком бесцеремонным?
        - Я не хочу об этом говорить, - твердо произнес Альфонс. - Но я расплатился сам. Не чьей-то еще жизнью, если вы об этом.
        Иден склонил голову, признавая за гостем право на молчание.
        - И я тоже хочу спросить… Вы дали мне понять, что были у Врат. Но зачем вы отправились туда, если уже знали из трактатов, что это бесполезно?
        Или в трактатах не был описан результат?
        Иден чуть улыбнулся.
        - Культей я обзавелся в молодые годы, когда умерла моя жена, бабка Тэми. Трактаты попали ко мне позже. Точнее говоря, я сам достал их, купил у одного старьевщика, который даже не подозревал, какие ценности хранит… И перевел. Сейчас очень немногие способны понимать ксеркский язык, и мои знания неполны. Очень большая потеря, что ваш отец покинул нас, Альфонс. Как его звали?
        - Ван Хоэнхайм.
        - Хоэнхайм? - с сожалением переспросил старик. - Нет, не встречал этого имени в хрониках.
        - Можно, теперь я задам вопрос?
        - Конечно. Отвечу на все, на что смогу.
        - Расскажите, - попросил Альфонс, - почему вы считаете, что способности к алхимии передаются по наследству?
        Интерлюдия. Химеры. Лагерь подготовки противоалхимического отряда
        Джерсо, когда ему рассказали о плане Альфонса и Лина, поржал и поддержал всеми четырьмя лапами.
        Обвести вокруг пальцев самодовольных стариков-алхимиков - почему бы и нет? Они с Зампано не терпели алхимиков.
        Кроме крестника, конечно, но это отдельная история.
        А вот их роль в этом во всем была проста, как кусок пирога: обучить элитных бойцов, которых Ланьфан отберет, драться с алхимиками. Ведь Зампано и Джерсо когда-то специально готовили к драке со Шрамом, который пользовался синской алхимией…
        Где-то тот Шрам сейчас, интересно знать.
        Первый урок состоялся через день или через два после принятия плана. Джерсо прямо удивился скорости, с которой император подготовил специальный тренировочный лагерь где-то в заповедных полях на задворках Шэнъяна. Вот они, преимущества верховной власти!
        Правда, когда химеры осмотрели временные бараки, сортиры и столовую, у них возникло четкое ощущение, что лагерь этот готовился давно - может, для чего другого.
        От лагеря до дворца было часа полтора езды. Сговорились на том, что Альфонс и по крайней мере один из химер всегда будут возвращаться во дворец, а в лагере пускай остаются другие инструкторы. Альфонс был нужен во дворце, да и в городе у него были свои дела, а химеры просто не хотели оставлять его одного, даже если парню ничего и не угрожало.
        Первое занятие прошло весело.
        Джерсо с Альфонсом уселись в стороне прямо на траву, до поры до времени просто как зрители.
        Зампано велел добровольцам выстроиться в шеренгу. Ребята тут были молодые, может быть, кое-кто и тогда участвовал в драке во дворе, Джерсо не понял. Там-то были все в масках, а здесь они с Зампано потребовали, чтобы без. Нельзя человека учить, если ему в глаза не заглянешь.
        К ним еще приставили пока мальчика Чжэ, чтобы переводил, но потом было решено, что с первым уроком Зампано сам справится.
        - Итак, - начал Зампано. - Вас сюда собрали, чтобы учить драться с алхимиками. Запомните, парни… - тут Зампано хмыкнул, - и девушки, конечно. Алхимики только на первый взгляд непобедимые. А так, чтобы нарисовать печать нужно время. Поэтому они либо пользуются татуировками, либо вышивают печать на одежде, либо носят с собой. И вот тут у них два - повторяю, два - слабых места. Первое. Печати можно лишить. Второе. Печать можно сделать бесполезной, если вы знаете, для какой она реакции. Например, знал я одного мужика, который использовал огненную алхимию, очень сильную.
        Перчатками вышибал искру, а потом поджигал печатью воздух, который хитро изменял. Но стоило облить его перчатки водой, как они переставали искрить - и все, бери голыми руками.
        Драться-то он плохо умел. Распознать, что именно и как делает алхимик непросто. Этому вас другие люди будут учить. А мы вам расскажем и покажем, что нужно делать, если вы с алхимиком столкнулись врасплох и ничего о нем не знаете.
        Зампано перевел дух. Джерсо, который наблюдал, как он расхаживает вдоль строя, что твой сержант, видел, что напарнику не по себе: как-то это больше походило на лекцию и меньше на привычную тренировку. Но что поделаешь, пообещали передать опыт - нужно передавать. Никто их, в конце концов, не заставлял.
        С другой стороны, курсанты, кажется, ничего не заметили.
        - Запомните главное: по воздуху алхимия не передается, только по земле. Ключевое правило: не касайтесь земли! Лучше на алхимика нападать сверху, в прыжке и со спины. Если он вас уже засек, то прыгайте как можно больше. Меняйте траекторию. Держитесь на средней дистанции, на ней труднее реагировать, - Зампано перевел дух.
        - Дальше. Огнестрел.
        Алхимик, как и всякий другой, от автоматной очереди разлетается в клочки. Я, правда, слышал от верного человека, что один паренек-алхимик очередь в одиночку блокировать успевал. Но таких уникумов мало. А так вообще автомат - хорошее средство.
        Все ясно?
        Шеренга безмолвствовала.
        - Ладно. А теперь мы вам покажем примерную схему битвы с одним алхимиком, у которого на ладонях - татуировка. Алхимическая печать одного вида. Я вам сейчас не скажу, какого вида, а то будет не интересно.
        Попробуйте сами догадаться.
        Тут Альфонс поднялся, потянулся, хрустнув суставами. Джерсо встал вслед за ним.
        - Ну вот и увидим сейчас, насколько я натренировался, - заметил алхимик, выходя на центр двора.
        - Да сделаем мы тебя, не боись, - фыркнул Зампано, скидывая синский короткий халат и оставаясь в одной аместрийской майке. - Где тебе.
        - Спорим? - поинтересовался Альфонс.
        - На что? - Джерсо тоже разоблачился и занял позицию напротив Альфонса, в другом углу треугольника.
        - На что спорят взрослые непьющие мужчины? На шоколадку.
        - У тебя что, остались аместрийские? - у Зампано аж очки заблестели.
        Альфонс хмыкнул.
        В Сине шоколад варили хреново, а путешественники обнаружили это слишком поздно, чтобы сделать запас.
        - Ну все, - предупредил Джерсо. - Держись, молодняк!
        Разминка прошла неплохо.
        Альфонс, как договаривались, изображал шрамову алхимию. Поймать они его не поймали, но двор разнесли основательно - Альфонс потом на месте этого плаца же и стелил плитку. Плитку шоколада «Вкус Централа» (которая, как выяснилось, чудом уцелела, завалившись за подкладку алова вещмешка), честно поделили на четверых: сами съели и еще угостили Чжэ.
        А Джерсо порадовался про себя, что у крестника почти исчезла скованность движений, которую они наблюдали раньше. До прежней, доспешной скорости ему еще было далеко - но тогда Альфонс вообще двигался исключительно быстро. Зато телом своим он уже владел вполне и глупых ляпов, вроде как не рассчитать длину ног или рук, не допускал.
        Ребятишечки-курсанты впечатлились, и отработка кое-каких аместрийских приемов, припасенных Джерсо и Зампано для первого раза, прошла на ура. Так еще немного: и можно будет с ними заниматься дистанционными кругами-минами, вроде того, с которыми Джерсо с Зампано, принцессочкой и доктором Марко на гомункула «Зависть» охотились. Потом - обманные приемы всякие (ну, тут мало чему местных можно научить), силовые немножко: с ними в Сине плохо… Новая техника, которую Лин обещал достать. В общем, программа намечалась обширная.
        Остаток дня с курсантами занимался уже Альфонс, рассказывая про то, как функционирует алхимия и каких действий от противника ожидать можно, а каких нет. На следующий день крестник укатил во дворец - были у него планы наведаться к нахарра, как раньше было договорено. Зампано и Джерсо собирались отправиться за ним тем же вечером, но тут планы изменились.
        Между дворцом и лагерем имелась телефонная связь. Химерам позвонила Ланьфан и предупредила, что Альфонс у нахарра задерживается, прислал записку - мол, все хорошо, но отказаться никак невозможно, долг гостеприимства.
        Поэтому будет только завтра.
        Раз крестник где-то шляется, Джерсо и Зампано, подумав, тоже решили никуда не дергаться, переночевать в лагере. Хорошо кругом, леса, поля… Звезды, опять же.
        Воздух чистый. Когда еще будет возможность отдохнуть душой.
        Как раз в этот вечер Джерсо овладело философское настроение. То ли звезды так сложились, то ли два дня занятий с молодняком подействовали.
        Они поселились в паре комнат в угловом здании, что возле кухни; ребятишки тут не ночевали. Уже почти ночью Джерсо вышел на крыльцо - в синских домах крыльцо чуть ли не весь дом опоясывало и больше было похоже на террасу. Уже стемнело; жаркий до печного зноя день сменился прохладой, от близкой реки запахло тиной. Джерсо глазел на звезды, которые тут, за городом, казались близкими, почти как в горах или в пустыне. Думал. Мысли были знакомые, частью веселые, частью нет. Что ему уже почти сорок; что только последние пару лет из этих сорока он живет, так, как ему нравится, и что впереди еще лет двадцать ничего себе так, если повезет, а потом все, хана… Правда, с этой химерской физиологией можно загнуться и раньше: никто точно не знает, сколько живут химеры, создателей это не волновало… Что с семьей у него так и не получилось, и вряд ли уже получится; что дочка у него прелесть и замечательная, и хотелось бы все-таки с ней поговорить по душам; и как она там, в Аместрис, волнуется ли за него?.. Ей уже четырнадцать, столько же, сколько здешней маленькой принцессе. С мальчиками, наверное, гулять начинает.
Хорошо бы быть рядом с ней, оградить, предостеречь - но разве бывшая, эта мегера, подпустит?
        Вот, тоже, интересно. Когда ухаживал и в самоволку к ней бегал - казалась лучше всех в мире. Куда все делось, когда пропало? Он бы, наверное, решил, что так со всеми отношениями - уходят, как вода в песок. Если бы не видел другое.
        Обычные, короче говоря, ночные мысли. Переливание из пустого в порожнее.
        Зампано вышел на крыльцо, встал за спиной.
        - Вот так подумаешь… - произнес Джерсо, не оборачиваясь. - Зачем все?.. Нахрена мы тут, на краю земли, местную ребятню натаскиваем против алхимиков, а?
        Ты мне можешь ответить?
        - Могу, - Зампано сел рядом, с подветренной стороны, и тотчас от него потянуло знакомым хмельным духом. - Так получилось.
        - Неужели - оно? - Джерсо немедленно забыл о «главном жизненном вопросе»; мысли его приняли совершенно определенное направление.
        - Ага, - Зампано ухмыльнулся и протянул ему полную до краев кружку. - По запаху ничего так, верно? Хотя я уж начал думать, что синцы и пиво - это как селедка с молоком.
        - Ну спасибо, дружище! - Джерсо ухватил кружку обеими руками. - Черт, слов нет!
        - Ладно, блин, пей быстрее, не трави душу!
        У Зампано после превращения в химеру дела с алкоголем обстояли еще хуже, чем у Джерсо. А ведь всего за пару месяцев до эксперимента его приходилось с матюгами из запоев вытаскивал и прикрывать, чтобы лейтенант не запалил.
        - Его только в Шэнъяне варят, - пояснил Зампано, пока Джерсо в два жадных глотка опустошал кружку. - Новая мода. Увидел сегодня, как наши повара угощались, ну и расспросил. Вкусно?
        - Я столько месяцев без пива, что мне оно кажется… ыых, - Джерсо смачно матернулся, не в силах по другому выразить мысль. - Ты мне жизнь спас! - и допил остаток.
        Зампано лающе рассмеялся.
        - Ну так не в первый раз.
        - Угу, не в первый.
        Зампано вытащил из-под куртки здоровую бутыль темного стекла. Минут пятнадцать они сидели на крыльце в дружелюбном молчании.
        А потом Зампано спросил:
        - Джерсо… я тут подумал… может, странный вопрос, но мне важно знать. Зачем ты хочешь вернуть себе тело?
        Джерсо чуть было не поперхнулся. Вот любого вопроса он ожидал, но только не этого. Разве не очевидно? Кому же понравится быть чудовищем. В лягушачьей физиологии приятного мало. Хайнкелю с Дариусом хорошо: они теплокровные, а в своей второй форме - даже симпатичные.
        Они и приспособились. С детишками, говорят, играют. Хайнкель к жене вернулся; Дариус девушку себе нашел - чуть ли не на пятнадцать лет его моложе, из цирковых. Маленькая такая, вместе они здорово смотрятся, особенно когда он в зверином виде ее на плече катает. А Джерсо что? Только таиться. Но зверь тоскливо смотрит изнутри, готов рвануться наружу. Зверя не показать миру, про зверя не рассказать. Никто, кроме Зампано, этого зверя даже не касается.
        - По той же причине, что и ты, - буркнул Джерсо. Настроение у него сразу испортилось, и даже пиво больше не радовало.
        - Ты мысли читать научился? - настаивал Зампано. - Откуда знаешь, чего я хочу?
        - Да потому что такому, какой я есть, в Аместрис места нет! - рявкнул Зампано. - Да и в мире тоже!.. наверное. Когда мы с тобой боремся, рвемся куда-то, делаем что-то - мы живем. А когда просто так, лапки свесив… в болоте тонем.
        Зампано усмехнулся и сказал неожиданно мягко:
        - А мне тут, в Сине, понравилось. Красивая страна. И горы хорошие. Неплохо мы по ним прогулялись, а?
        - Еще как.
        Хорошее было время. Если бы только они к крестнику не торопились, можно было там на пару недель задержаться.
        - А я вот думаю, - заметил Зампано нарочито скучноватым тоном, - что мне похрен на самом деле, что там у нас с телами. Чудовища - ну и чудовища, драться даже удобнее. Не говори только, что тебя эта сила не радует!
        - Радует, конечно.
        Ты что же, раздумываешь Альфонса бросить?
        - Не, - мотнул головой Зампано. - Крестник - парень хороший, и когда мы с ним, у меня такое чувство, что мы что-то значительное делаем. Не просто так, понимаешь?
        Джерсо кивнул.
        - Вот ты об этом спрашивал… зачем мы тут пацанье учим. Мне нравится учить. Выходит, мы с тобой что-то полезное в жизни узнали? Есть, что передать.
        - Ну ты… - Джерсо хмыкнул. - Я с этой позиции не думал.
        - И вот что, - продолжил Зампано. - Ты учти, я повторять не собираюсь… Я так думаю, что пока мы с тобой напарники, мне на остальное плевать. Что там у меня с телом, считают ли меня чудовищем…
        Джерсо от удивления чуть язык не прикусил.
        Зампано ничего подобного раньше не говорил, сам Джерсо тоже. Для них не было секретом, как они друг к другу относятся; вот уже лет десять не было. Они через многое вместе прошли; Джерсо казалось, их связь крепче родства или супружеских уз.
        Не выходит на свет, не нуждается в словах.
        Нельзя найти лучше партнера, чем весельчак Зампано, умница Зампано, лучший снайпер батальона - до того, как ему глаза обожгло и он начал носить очки… Раньше он даже красавцем был. Но как, черт возьми, выразить весь этот клубок чувств, всю эту муть нормальным человеческим языком? Разве могут быть в нем такие слова?..
        - В общем, мне тоже, - сказал Джерсо, и стукнул напарника в плечо кулаком. - Плевать. Там в бутылке еще что-нибудь осталось?
        История 6. Тэмила. Общинный дом нахарра
        Даже в середине дня в кабинете Идена было темно - мешала высокая стена, огораживающая двор. Через стену в полуоткрытую створку окна падал золотой поток света и ложился на пол позади низкого стола. В лучах плясали пылинки.
        Иден потер подбородок.
        - Почему я считаю, что способности к алхимии передаются по наследству?
        - Да, - кивнул Альфонс, - и не в том смысле, как по наследству передаются, например, острый ум и хорошие аналитические способности!
        - На ваш вопрос не так просто ответить, Альфонс… В молодости я верил в это, потому что в то же самое издавна верили в нашем племени. Точка зрения не лучше и не хуже прочих. Как я узнал позже, ее придерживались некоторые ксеркские мудрецы.
        - Да, но Тэмила говорила об этом так, будто это истина в последней инстанции…
        - Для нее это и впрямь истина, - Иден вздохнул. - Видите ли, Альфонс… Когда остатки некогда великого народа… ничтожные остатки… оказываются один на один с чужим враждебным миром, где народы либо радуются исчезновению Ксеркса, державшего их в подчинении, либо им и вовсе на это наплевать, нужно сохранить людей единым целым, не позволить им раствориться, рассеяться в бескрайних пространствах, враждебных к проявлению их прошлого, но сохранить хотя бы искры озарявшего их жизнь огня… Какая же сила может сдержать вместе горстку бывших рабов, путешественник и примкнувших к ним полукровок, а также аместрийских крестьян, бежавших от феодального гнета?
        - Общий враг? - предположил Альфонс.
        - Во врагах недостатка не было. Но чтобы стоять прямо, нужна общая идея. И вот явилась мысль: только ксеркские люди способны к алхимии, как никто другой… И эта мысль удержала нас вместе! Саму по себе ее сложно было доказать или опровергнуть. Но чем больше сменялось поколений, тем больше в нее начинали верить: ведь, постепенно, все нахарра, как мы стали себя называть, становились алхимиками.
        - Но это неудивительно! - воскликнула вдруг Мэй, до сих пор молчавшая. - Если ребенка с детства учить алхимии…
        Иден улыбнулся.
        - Верно, барышня Мэй. Когда я, будучи таким же молодым человеком, как вы, начал изучать этот вопрос, мне случалось слышать и такую точку зрения. Мне и самому не было покоя. Мне нужно было знать: Правда ли, что мы - Избранный народ? Правильно ли, что мы отгораживаемся от других? Порой мы принимаем в нахарра новых людей: например, многие, стремящиеся изучать алхимию в Сине с его Союзом Цилиня, приходят к нам сами. Но берем мы не всех и не всегда, этого мало… мы стали замкнутым народом с течением поколений. У нас есть очень жесткие правила, с кем и кто может сочетаться браком. Иначе цена - неполноценные дети. Допустим, в свое время я мог выбирать жену лишь из двух девушек, несмотря на то, что в нашем племени было около двух десятков моих ровесниц. Тогда я начал искать доказательств этой идеи, лежащей в основе жизни нахарра. Я нашел много подтверждений и много опровержений, но все-таки точно знать не мог… Я говорил с мудрецами нашего народа, которые сейчас уже упокоились с миром, искал старинные рукописи. Вскоре я понял, что ответ, если он есть, лежит за пределами народа нахарра и даже за пределами
бывшего Ксеркса и его колоний. Я путешествовал в разные земли. И за морем, когда я был у народа, который синцы называют «шао-минь», а сами они называют себя «льяса», я познакомился с теми, кто показал мне истинную силу крови.
        Иден на какое-то время замолчал. Лоб его пересекла морщина; он будто раздумывал, говорить дальше или нет.
        - Вы боитесь, что мы кому-нибудь расскажем? - спросил Альфонс.
        - Вроде того, - улыбнулся Иден. - Видите ли, льяса - очень простые люди. Они живут так, как синцы или аместрийцы жили много столетий или даже тысячелетия назад. У них большие племена из многих семей, но не потому, что они, как нахарра, хотят сохранить традиции, а потому что иначе они не могут добывать пищу. Льяса одеваются в меха, охотятся и ловят рыбу. Они считают, что животные и растения вокруг них обладают разумом. У этого народа есть люди, которые они называют шаманами. Льяса верят, что шаманы способны приманить рыбу или зверя, заклясть удачу, вдохнуть смелость, найти пропавшего в лесах человека, сказать, жив или мертв рыбак, затерявшийся на лодке в шторм… Я жил с льяса некоторое время, и понял, что многие шаманы действительно все это умеют. Но не понял, как. Всю жизнь я изучал алхимию и не верю в мистику или колдовство, - Иден с улыбкой сделал такой жест левой рукой, как будто хотел развести руками. - Я подружился с одним шаманом… Тот рассказал мне, среди прочего, что они могут погрузиться в особое состояние, в котором, как он сказал, «говорит их кровь». Тогда они могут общаться со всеми
своими предками. Я упросил его научить меня, но, как мы ни старались, у нас ничего не вышло. Правда, Шор - так звали моего друга - сумел погрузить в особое состояние меня самого, и я своими глазами видел картины разрушения Ксеркса… - Иден задумался. - Это были очень правдоподобные видения, потом я даже отправился в развалины, поглядеть, правда ли все было так, как я видел. Но, как я ни старался, общаться с предками по собственной воле у меня не вышло.
        Зато я научился у Шора другому фокусу…
        Иден достал из-под стопки бумаг на столе желтоватый от старости, закапанный жиром и высохший так листок. На листке был изображен неровный круг со вписанными в него символами.
        - Что это? - удивился Альфонс, когда они с Мэй в две головы склонились над листком.
        - Это круг, который шаманы льяса рисовали для поиска пропавших и иногда для исцеления.
        Они называли это «связью душ». Уже только увидев круг, я заподозрил кое-что. А потом я выяснил, что означают эти символы в космологии льяса, - сухой коричневый палец Идена двинулся по листку, показывая то на один символ, то на другой.
        - Солнце… Молния… Человек… Рождение… Хищный зверь…
        - Это алхимия! - воскликнул Альфонс.
        - Да, именно алхимия, - кивнул Иден. - Сперва возможности льяса показались мне небольшими: они не знали письменности, поэтому не могли писать сложных формул; не знали чисел, поэтому не могли задавать количественные ограничения. Наконец, они не пользовались сложными геометрическими формулами, только круг и кресты. Но вскоре я понял, что на самом деле льяса могли куда больше, чем современные алхимики в Сине или в Аместрис, и даже больше, чем наши предки в Ксерксе. Шаманы умели управлять энергией души.
        Альфонс и Мэй посмотрели на Идена с одинаковым недоверием.
        - Да, - кивнул тот, - они действительно умели. Хороший шаман, вроде Шора, способен вывести душу из тела и послать ее на много миль в сторону или даже вселить в птицу или зверя. Шаманы могут находить души своих родичей - а все люди льяса в одном племени считались родичами. Льяса верили, что способность шаманов повелевать душами - то, что мы назвали бы способностью к алхимии - врожденные и совершенно особенные. Они даже научились выявлять их в новорожденных детях по определенным признакам.
        - Но ритуал может включать ошибку или подтасовку, - заметил Альфонс. - Нужно проверить.
        - Да, - кивнул Иден. - Я много думал над ритуалом «высвобождения души» через кровь, как описал мне его Шор. Это не совсем алхимия, одного мысленного усилия тут мало. Нужно готовить свое тело, чтобы оно приняло временное расставание с душой и не погибло: дышать особым образом, особым образом питаться… Этому учатся много лет, а у меня не было времени, меня ждали дома. Но первая ступень этого ритуала меня поразила: на нем душа становится видимой.
        Мэй и Альфонс переглянулись.
        - Как же это возможно? - спросил Альфонс.
        - Сейчас покажу… - Иден вздохнул, потянулся и достал еще один лист бумаги. - Я догадывался, что об этом пойдет речь, поэтому приготовил их к вашему приходу, - пояснил он в ответ на слегка недоверчивый взгляд Альфонса. - Сейчас мне не нужны эти формулы, потому что я побывал во Вратах и видел все своими глазами, но раньше…
        На бумаге была изображена наипростейшая печать: крест, вписанный в круг. По периметру круга шла длинная формула, пестрящая условными значками льяса.
        - И что она делает? - поинтересовался Альфонс.
        - Ничего особенного… Это фокус, практическое применение ему я так и не смог придумать. Льяса применяли нечто подобное, чтобы обнаруживать детей-шаманов. Сейчас покажу… - выпростав из-под одежды культю, Иден аккуратно соединил ее с ладонью левой руки. Замер так, прикрыв глаза.
        И тут же изумленные Альфонс и Мэй заметили, что в полутьме комнаты Иден - его руки, лицо, лысина - начал светиться слабым золотистым светом, холоднее и бледнее, чем солнечный.
        Точнее, светился не весь он - светились вены под старческой кожей, светилась россыпь капилляров, похожая на точки и веточки, светились ободки ногтей на правой руке и нездоровым светом пульсировали точки на культе левой… Иден открыл глаза, и Альфонсу потребовалось все самообладание, чтобы не отшатнуться - а Мэй даже тихонько вскрикнула: светились сосуды глазных яблок, светились и уголки глаз, и только зрачки казались непроницаемыми колодцами.
        - Господи! - Альфонс не верил в бога, но междометие вырвалось само по себе.
        - Да, это впечатляет, - улыбнулся Иден, опуская руки, - но на самом деле всего лишь фокус. Дальше я двинуться не могу. Погодите, кровь перестанет светиться через несколько минут сама по себе.
        - Ваша кровь отвечает на алхимию? - Мэй среагировала быстрее Альфонса. - И вы думаете, что в ней есть какой-то агент, который является проводником энергии? А в крови обычных людей, не алхимиков, этого агента нет?
        - Можно вас попросить уколоть палец, барышня Мэй? - Иден ласково посмотрел на девочку.
        Один из кунаев Мэй прыгнул ей в руку из рукава - Иден не отшатнулся и даже не удивился, как будто он знал о грозном вооружении юной девочки.
        Она легко надколола палец и протянула руку Идену.
        Тот снова соединил руки, потом осторожно взял маленькую ладонь - и капля крови на пальце Мэй тотчас начала светиться таким же ровным желтым светом.
        - Как видите, такой фокус можно проделать с любым человеком, - произнес Иден. - Но кровь не-алхимика светиться не будет. Сами льяса обходятся даже без свечения, это мое маленькое дополнение к формуле. Я проверял так многих людей, и убедился: способности к алхимии - врожденные, они даются от природы. Даже кровь разных алхимиков светится по-разному: у кого-то сильнее, у кого-то слабее. Чем ярче свечение, тем сильнее алхимик. А раз так, способности к алхимии наследуются.
        Мэй и Альфонс сидели, пораженные. Потом Мэй, опомнившись, лизнула палец. Свечение пропало.
        - А вы проверяли младенцев? - вдруг спросила Альфонс. - Совсем маленьких?
        Иден улыбнулся.
        - Да, мне тоже пришло в голову, что это свечение могло быть признаком того, что человек использовал алхимию… Я проверял детей нахарра. Свечение… имелось. Что же касается прочих, я попросту ни с кем из синцев не знаком до такой степени, чтобы просить их разрешения провести эксперимент на их ребенке! Я близко знаком с несколькими алхимиками-синцами из Союза Цилиня. Их кровь светится, но какой смысл проверять их детей, когда они - потомки таких же наследственных линий?.. Пару раз, правда, мне выпадал случай проверить не-алхимиков - ни малейшего следа света. Но само по себе это, конечно, не доказательство. Статистика слишком скромна.
        - А нахарра, которые не практиковали алхимию? - этот вопрос задал Альфонс.
        - Все нахарра практикуют алхимию начиная с шестилетнего возраста, - покачал головой Иден. - Конечно, не всем нравится эта благородная наука и не все идут дальше самых простых преобразований.
        Да, я проверял тех, кто предпочитает другие сферы. Свечение все равно имелось.
        - А дети, младенцы, которых вы проверили… Наверное, кровь у всех светилась по-разному? - продолжал допытываться Альфонс.
        - Как я и говорил.
        - Как они сейчас?
        Стали ли дети с самым сильным свечением самыми сильными алхимиками?
        - Я открыл этот метод всего чуть более десяти лет назад, - покачал головой Иден. - Никто из обследованных мною младенцев пока не выучился настолько, чтобы можно было четко увидеть разницу.
        Кроме того, я не записал результаты.
        - Почему? - удивился Альфонс.
        - Алхимия очень много значит для нас, нахарра, - грустно сказал старик. - Иногда я думаю, что слишком много. Мне не хотелось, чтобы родители давили на своих детей или заранее испытывали разочарование в их способностях. Врагу не пожелаешь такой судьбы. По той же причине я не стал оповещать все племя о моем открытии.
        - Нет, - Альфонс тряхнул головой. - Вы меня все равно не убедили. Нужна статистика; нужны тщательные исследования. Если бы все было так просто, все бы уже давно заметили, что дети алхимика становятся алхимиками… К тому же, это противоречит всему, что я знаю об алхимии как о науке управления энергией!
        - Да, полагаю, что такие исследования необходимы, - Иден кивнул головой. - Однако меня мои опыты убедили: ведь я собрал и много других свидетельств. Но рассказ о каждом из них займет не один час, а, судя по запахам, пир уже готов. Мне, как старику, много не надо, но вы молоды, и значит голодны?
        Тут Альфонс как по команде почувствовал, что он и в самом деле невероятно хочет есть, и что кабинет Идена наполняют более чем аппетитные запахи. Мэй сконфузилась, и Альфонс понял, что у нее тоже в животе урчит.
        - Прошу прощения, - произнес Альфонс, - но могу я сначала скопировать эти печати? Мне нужно подумать над ними.
        - Печать светящейся крови можете просто забрать, - кивнул Иден, - это копия, - Альфонс благодарно кивнул и, сложив лист бумаги, сунул его в карман брюк. - Что же касается второй печати, то, думаю, разумнее будет вернуться к ней после пира или в следующий ваш визит. Тэмила будет рвать и метать, если узнает, что я удерживал гостей вдали от ее стряпни.

* * *
        Представьте себе пресную рисовую лепешку, пропитанную пряно-соленым мясным соусом; в нее завернуты обжаренные кусочки говядины с чабрецом и укропом и тремя видами перца, тушеными помидорами и яблоками, и все это насажено на палочки свежего и сочного сельдерея… вот что такое были шарпи, и воистину прав оказался старый Иден, говоря, что такое нужно пробовать, а говорить о нем бесполезно! А кроме шарпи на пиру были еще мясо, жареное на металлической решетке в лимонном соке, салаты в синском стиле из морских тварей вперемешку со свежими овощами и салатными листьями, обжаренные в карамели фрукты и маринованные сливы, рис в самых разнообразных видах и сочетаниях, а также сладкие пампушки и другая необыкновенно вкусная, непохожая на синскую, выпечка, и не было, слава богу, никаких выдержанных в извести яиц и жареных кузнечиков. Зато, по синскому простонародному обычаю, все выставлялось на длинный стол одновременно. Никакого подобия перемены блюд; все накладывали что и сколько хотели, весело шутили и смеялись - ничего похожего на чинное молчание обеда в клане Чань!
        Да что там говорить, еда была настолько хороша, что Ал даже обнаружил, что практически выкинул из головы проблему наследственности алхимии и агента светимости крови - а это уже кое-чего стоило. Правда, он вообще испытывал слабость к хорошей еде…
        Довольно скоро алхимик осознал, что ему действительно трудно остановиться, и что если дело так пойдет и дальше, от дома нахарра до дворца его попросту придется катить. С сожалением он отодвинул от себя третью порцию шарпи и постарался втянуться в разговор, чтобы поменьше жевать - а то не успеешь опомниться, как превратишься в этакий колобок!
        Нахарра показались ему очень славными. Здесь, в общинном доме в Шэнъяне, как ему объяснили, жили те члены племени, которые промышляли торговлей и ремеслами - они снабжали товарами других, которые жили в горах. Поэтому в город по большей части отправляли молодежь. Людей постарше здесь было всего двое-трое, Иден из них самый старый. Альфонс так понял, что он присматривал за этой оравой.
        Вся эта молодежь: парни, периодически отправляющиеся в дальние походы, их жены и подруги, ждущие дома - не испытывали ни малейшего почтения перед «чистой кровью», как того опасался Альфонс.
        Алхимика они приняли как своего, просто с некоторой толикой уважения.
        Большее внимание все, особенно молодые парни, уделяли Мэй - уж она-то, девочка из аристократических кланов Син, была им в диковинку!
        Щеки Мэй раскраснелись, когда она пыталась соответствующим образом скромно ответить на комплименты сразу четверых или пятерых удалых ребят в национальных одеждах нахарра. В конце концов, вместо того, чтобы расцвести и купаться в лучах внимания (как Альфонс от нее ожидал), девочка окончательно сконфузилась и просто ковырялась в своей тарелке непривычной для нее вилкой.
        «Может быть, ее бы лучше отправить домой?» - подумал Альфонс.
        И только он так подумал, как вернулся посланный Иденом с запиской гонец - Ланьфан отвечала, что, раз уж они задерживается, пошлет по указанному адресу записку позже вечером.
        Альфонс сказал об этом Мэй и спросил, может быть, она хочет вернуться сейчас?
        - Нет, - ответила девочка, почему-то кидая неодобрительные взгляды вдоль стола, только Альфонс не мог понять, на кого же она злится, - я тебя подожду.
        Альфонсу очень нравились нахарра. Нравились их традиции, нравилась их близость друг к другу: они были все как большая и хорошая семья. Об этом он и сказал Тэмиле, которая по ходу пира - здесь все то и дело вставали и пересаживались без какой-то явно видимой системы, приходилось все время держать свою тарелку в руках - оказалась рядом с ним.
        - Конечно, - ответила Тэмила, - мы и есть семья! Здесь мы как братья и сестры, а в горах живут наши родители, дядья и тетки. Там совсем по-другому, но тоже очень хорошо.
        - Хотел бы я побывать там! - воскликнул Альфонс.
        - Я с радостью тебе все покажу, - улыбнулась Тэмила. - Тебе нравится драмма?
        Драммой назывался местный слабоалкогольный напиток на основе молока. Сперва Альфонсу пришелся не по душе, но, выпив из вежливости пару небольших чашечек, алхимик вполне его распробовал. Не крепче пива, но гораздо приятнее, и в голову так не ударяет.
        - Очень.
        - Тогда я налью еще немного? - Тэмила улыбалась, с каждой секундой становясь все больше похожей на Ану - вот-вот волосы завьются вокруг лица золотым ореолом…
        - Конечно, - отвечал Альфонс, чувствуя, как вокруг разливается золотое сияние пустыни. - Конечно…
        История 5. Мэй. Общинный дом нахарра и Центральный рынок
        На пиру у нахарра Мэй не понравилось. Сначала она была ошеломлена тем, что им рассказал Иден, и прижимала к груди надколотую руку, словно боясь лишний раз посмотреть на собственную ладонь. Потом немного оттаяла, стала оглядываться по сторонам. Еда пришлась ей по вкусу - нахарра прекрасно готовили как синские, так и чужеземные блюда. Понравилось ей и то, что молодые парни-нахарра весело и по-простому говорили с ней. Поначалу даже драмма показалась вкусной, но старик Иден, который усадил ее рядом с собой - Альфонс оказался напротив, через стол - отставил кувшин прочь и сказал:
        - Не стоит, барышня Мэй. Девочке твоих лет может стать нехорошо.
        От этого «девочке твоих лет» вдруг стало тошно. Сразу припомнилось и то, что в кабинете Иден говорил, в основном, с Альфонсом, а не с ней; и то, что в гости Тэмила тоже звала ее только за компанию; и что все эти люди вокруг - незнакомые, и, хоть и молодые, но совсем взрослые, а у нее тут никого нет. Даже Чжэ уехал в лагерь Лина для подготовки противоалхимического отряда. Не то чтобы общество Чжэ можно назвать интересным - он никогда не заговаривал с ней - но, по крайней мере, он был примерно ее возраста…
        - Не расстраивайся, - сказал ей старик Иден, словно прочитав мысли. - То, что ты считаешь своей бедой, исправится через год, два… То, что ты считаешь другой своей бедой - твоя женская суть - не уйдет, но это и не беда.
        - Откуда вы знаете? - пораженная, спросила Мэй.
        - Ты смотришь, как юный Альфонс разговаривает с моей внучкой, и у тебя краснеют щеки и сжимаются кулаки, - чуть улыбнулся старик. - Ты жалеешь, что нельзя сразиться с Тэми врукопашную. Но у тебя еще все впереди. Года через два ты поймешь, что у всякой женщины - своя сила.
        Иден не вовремя вспомнил про Альфонса и Тэмилу: Мэй заметила, что они говорят о чем-то, склонившись головами друг к другу. Вдруг Тэмила встала, подала Альфонсу руку - он оперся на нее и пошел из комнаты, даже не взглянув на Мэй.
        - Аль… - начала было девочка, но тотчас осеклась. Кричать было слишком далеко, и неловко: кроме нее, казалось, никто не обратил внимания на уход алхимика.
        - Почтенный господин! - Мэй в панике чуть было не схватила старика Идена за рукав. - Куда она его повела? Мы же должны возвращаться…
        Иден посмотрел на нее с грустью и ответил:
        - Не знаю точно, куда именно, но думаю, что недалеко.
        Мэй резко села прямо, ей сразу стало холодно. Так вот на что намекал старик, говоря про женские чары! Но ведь Альфонс эту женщину второй раз видит… Мэй вспомнила: Ланьфан говорила ей, что за ним следят люди из триады, и тоже из-за какой-то женщины, может быть, даже не одной. Что поделать - Альфонс ведь молодой, но мужчина… И в Аместрис у него тоже была девушка, Уинри… Он говорил, что она любит его брата, но кто знает…
        А какая разница? Кто ей Альфонс Элрик? Никто. Она же сама ему сказала: романтические фантазии для принцесс хороши только в сказках. Хорошо было мечтать в другой стране, на том берегу пустыни, почти в другом мире. А здесь, дома, где все знакомо и привычно, сказки кончились.
        Разве она не справится одна?
        Бабушка Лоа вот всю жизнь одна и со всем справляется.
        Мэй опустила взгляд на свои кулаки, сжатые на коленях.
        - Почтенный господин Иден… Я одна возвращусь, не буду ждать.
        - Не думаю, что твой спутник долго задержится, - сказал старик.
        - И все-таки я пойду, - Мэй быстро встала, поклонилась. - Благодарю вас за интересную беседу и за угощение. До свидания!
        Веселье за длинным столом било ключом, никто не заметил ее ухода.

* * *
        Паланкин за ними еще не прислали, и это означало, что Мэй придется одной возвращаться домой по уже темным улицам Шэнъяна. Девочку это не пугало: кунаи были при ней, способность рисовать - тоже. Правда, раньше она не выбиралась на ночные прогулки, а Шэнъян многолюднее и, говорят, опаснее ночного Централа… но в нынешнем ее состоянии Мэй море было по колено. Обида, злость и чувство собственного бессилия так кипели у нее в груди, что попадись ей навстречу какая-нибудь банда - долго радовались бы потом, что ушли живыми!
        Видно, и банды, и даже бродячие собаки почувствовали ее злость (а может быть, причиной было слепое везение), но никто навстречу Мэй не попался. До тех пор, пока она не решила срезать путь и пройти напрямик через Центральный рынок.
        О, этот ночной базар!
        Ночью торгуют не все шесть рынков Шэнъяна: так, рыбный закрывается сразу после обеда, а одежный - с закатом. Но Центральный продолжал зазывать посетителей, только закрылась часть рядов (после заката нельзя торговать сырым мясом), а оставшиеся украсились пестрыми гирляндами фонарей. В остальном же торговля шла еще веселее: еще громче кричали зазывали, еще оживленнее торговались покупатели, еще зажигательнее танцевали на перекрестьях рядов танцовщики…
        Что касается посетителей, то их только прибыло: на меньшей площади было куда больше толкотни, суетни и криков, чем днем. Может быть, потому, что вино связывает ноги и развязывает языки…
        Мэй случалось уже выбираться на ночной базар (правда, не в одиночку), и она всегда вспоминала пересменку обитателей леса: одни засыпают, просыпаются другие - чистят перья, выходят на охоту.
        К счастью, маленькая одинокая девочка никому не показалась завидной дичью: Мэй вспомнила об осторожности и старалась держаться поближе то к одному взрослому, то к другому, делая вид, что она пришла сюда с ними.
        Она не сама не заметила, как ноги понесли ее привычным маршрутом, и вот уже Мэй оказалась возле лавки торговца ножей. Девочка была уверена, что ножами тоже после захода солнца не торгуют - и верно, бамбуковая штора надежно скрывала прилавок. Однако сквозь щели в простой двери без всякого фонарика над нею - зачем фонарик, если лавка работает только дней? - пробивался свет.
        На несколько секунд Мэй даже забыла о вероломстве Альфонса, о своей обиде и о неразрешимых проблемах с бабкой и дядей. Так разум, измученный неразрешимой проблемой, жаждет переключиться на другое - на что угодно. Мэй была немного знакома с Фумеем, хозяином лавки. Она знала, что живет он не над своим магазинчиком, а где-то в городе, что у него большая семья: есть и племянники, и племянницы, за которых он в ответе. Ей стало интересно, что он может делать в лавке в такой час.
        Привезли партию товара поздно? Засиделся со старым приятелем?
        Мэй подкралась к одной из щелей и уже приладилась заглянуть внутрь, как тут знакомый голос из глубины лавки произнес:
        - Кого это принесло на ночь глядя? И как это тебя, маленькая красавица, родители пускают гулять одну? Заходи, раз пришла.
        Фумей так ее всегда звал - маленькая красавица.
        Мэй почему-то захотелось разреветься - то ли оттого, что никто, кроме Фумея, (если не считать Зампано) не называл ее красивой, то ли оттого, что торговец ножами так легко учуял, как она подкрадывается, несмотря на толкотню снаружи. Но она сдержала слезы, вздернула подбородок, отодвинула дверь и вошла.
        - Дверь только закрой, - сказал Фумей, не поднимая головы от низкого столика посреди лавки.
        Мэй послушалась.
        Торговец сидел за низким столом в центре лавки и что-то писал при свете маленькой лампы. Вокруг громоздились корзины, частью открытые, частью нет; из некоторых торчало сено. Мэй поняла, что ее мысль была верна, и Фумей поздно получил новый товар. Наверное, его ждут дома не дождутся…
        - Если хочешь чаю, то чайник на жаровне, а листья в шкатулке на прилавке, - продолжал Фумей, по-прежнему не глядя на нее.
        - Нет, спасибо, - Мэй все-таки не удержалась от всхлипа. - Все… хорошо.
        Фумей поднял голову от свитка и улыбнулся. Впервые Мэй заметила, что, несмотря на небольшую бородку, владелец лавки совсем еще молодой - на середине третьего десятка.
        - Влюбилась? - спросил он, выдавая тем самым, что у него точно есть племянницы возраста Мэй.
        Мэй хотела сказать, что вот еще, ничего подобного, но кивнула.
        - А он женится? - продолжал Фумей.
        Мэй помотала головой.
        - Значит, тебя замуж выдают против твоей воли?
        Мэй пожала плечами.
        - Не выдадут, если я не захочу, - сипло сказала она.
        - Конечно, - кивнул Фумей. - Кто же справится с такой маленькой красавицей?
        - Не издевайтесь! - сердито воскликнула девочка.
        - Я и не издеваюсь, - теперь уже серьезно ответил владелец лавки и отложил, наконец, кисть. - Ты сильная молодая барышня. Наверное, из одного из великих кланов, так?
        Мэй кивнула. Понятно же было, что Фумей видел, как она применяла алхимию в прошлый раз, когда они убегали с Альфонсом от стражи (не думать про Альфонса сейчас!); а что она умеет обращаться с оружием, видел и раньше. И если второе еще могло быть признаком, допустим, принадлежности к какой-нибудь воинской семье, то первое трактовалось однозначно.
        - Ну вот, - вздохнул Фумей. - У тебя есть воспитание, образование, умения, молодость, красота. Разве можно тебя удержать, как птицу в клетке? Не слушай других, кто говорит, что девочке без совета старших не выжить.
        Такие, как ты, не пропадают.
        Мэй не сразу поняла, о чем он говорит.
        - Но я не хочу уходить из клана! - воскликнула она с некоторым ужасом. - Это же ужасно, кто так делает? Я… нужна им!
        - Так нужна, что они тебя без твоей воли замуж выдают?
        - Это нужный брак!
        То есть бабушка так считает! - Мэй сама удивилась, что она начала защищать бабку Юэ; но ведь Фумей был чужим, а перед чужими нужно отстаивать своих.
        - Ну… - Фумей пожал плечами. - Возможно, твоей уважаемой бабушке и впрямь виднее? Да ведь и я не о бегстве говорил. Ты бы слушала до конца, маленькая принцесса.
        Фумей снова взялся за кисть.
        - А… о чем ты говорил? - спросила Мэй.
        - О том, что жизнь - она всякой бывает, - проговорил лавочник задумчиво. - Вот допустим, кто бы мог подумать, что ты в отчаянии будешь ночью по городу бегать и на меня наткнешься? А все-таки мы встретились. Так и брак по сговору может быть счастливым, если сговор правильный. Или если правильно себя повести.
        - Вы по опыту говорите? - Мэй стало неудобно стоять у дверей, она подошла к столу и села напротив Фумея, в круге света от лампы.
        - Вроде того, - кивнул лавочник, вытащил откуда-то из-под других свитков небольшую полоску бумаги и начал рисовать на ней непросохшей кистью. - Меня вот по сговору женили, когда я еще был не старше тебя.
        - А разве простолюдины так рано женятся? - удивилась Мэй. - Ой, то есть извините…
        - А с чего ты взяла, что я всегда был простолюдином? - Фумей вновь посмотрел на Мэй и хитровато улыбнулся. - У меня всякое было.
        - Вы сбежали от брака? - догадалась Мэй.
        - Нет, - качнул головой Фумей. - Я тоже считал, что этот брак был нужен моей семье, и повел себя, как почтительный сын. А потом я влюбился.
        - В другую?
        - Отчего же? В свою супругу. Сюэни была женщиной редких достоинств и добродетелей, нельзя было в нее не влюбиться.
        - Была?
        - Она умерла несколько лет назад… С тех пор, хотя я был волен в своем выборе, я не брал ни жен, ни наложниц.
        - Вы поэтому ведете жизнь торговца? - тихо спросила Мэй. - Совсем… изменили свой образ, чтобы сбежать от душевной боли?
        - Нет, что ты, маленькая красавица… Я не настолько полон романтичных добродетелей, как ты вообразила, - рассмеялся Фумей и туманно пояснил: - Разные обстоятельства. Но ты знай, красавица: есть у человека долг - быть почтительным сыном или дочерью, защищать свой клан или кормить свою семью. А как выполнять этот долг - с горем пополам или с радостью, как другие тебе диктуют или как ты считаешь нужным, только сам человек решает…
        Он замолчал, и несколько минут был слышно только шелест кисти по бумаге.
        - Ну что, не надумала чаю? - спросил Фумей.
        - Нет, я пойду, пожалуй, - решительно сказала Мэй, вставая. - Меня ждут. Спасибо за гостеприимство и за разговор.
        - Не за что, красавица.
        Мэй добиралась до дома, уже не сожалея о том, что случилось у нахарра. Разговор с Фумеем помог: теперь у нее были дела поважнее и она знала, что надо делать.
        История 6. Тэмила. Общинный дом нахарра
        Альфонс смутно помнил, как отговаривался, что должен ехать - вон и паланкин скоро прибудет… и в императорском дворце ждут… и дел по горло…
        Отговариваться-то отговаривался, но как-то так вышло, что его уже вели куда-то, и укладывали в мягкое, теплое, и гасили лампу, и в комнате становилось темно…
        Сон наваливался неудержимо, мягким покрывалом.
        «Сон - твой друг, - шепнул над ухом чей-то голос. - Ты же любишь видеть сны?»
        «Да, я люблю, - сказал Ал, едва шевеля губами; ему почудилось, что его голос прозвучал по-детски беспомощно. - Люблю, а я шесть лет не видел снов…»
        «Ну вот и смотри, - сказал голос ласково. - Смотри за все шесть лет и еще немножко…»
        И сон начался - яркий, красочный. Такие, кажется, снились Альфонсу Элрику только в детстве, а после того, как он вернул свое тело, еще нет.
        Летающие корабли под разноцветными парусами, башни со шпилями, пронзающие небеса, крылатые кони и многоголовые драконы в долинах из семи радуг…
        «Правда, хорошо в моей стране? - спросила принцесса Ана из Ксеркса. - Нравится тебе мое королевство?»
        Альфонс хотел сказать, что нравится, но тут все изменилось. Драконы, радуги, корабли и башни остались, но пропало что-то, что делало пейзаж живым, объемным. Вдруг все показалось ненастоящим, невзаправдашним - яркие декорации, под которыми пыль и паутина. Холодное чувство поселилось в груди. Ему по-прежнему было хорошо, но что-то не то, неправильное чудилось во всем этом блаженстве…
        Еще секунда - и он мчится куда-то бесконечными зеркальными коридорами, за которыми бушует яростное полуденное солнце. В погоне за женщиной - кто она, что она? Он не знает. Но это не принцесса Ана: волосы у девушки темные, одета она в брюки, и лица ее не разглядеть. Секунду ему кажется, что это Тэмила, но тут же он понимает, что ошибся. Учитель Изуми? Вроде бы… Или Ланьфан? Или Мэй, но только взрослая?.. А может быть, Уинри - он соскучился по Уинри - но почему тогда черноволосая?.. Нет, все правильно, в этой жизни Уинри светлая, а родись она дочерью Триши Элрик, унаследовала бы волосы матери… Бабушка Пинако рассказывала: в детстве Юрий Рокбелл ухаживал за Тришей… Они росли втроем…
        Странно: ухаживают за одними, женятся на других, оставляют навсегда - третьих. Это какой-то жизненный закон, и если вывести формулу, то Альфонс обязательно найдет, поймает эту грустную красавицу в зеркальных лабиринтах. Да, формула есть - но Тэмила, смеясь, стирает ее краем своего платка. Все-таки Альфонсу удается схватить женщину, она отворачивается, плачет, но Альфонс целует ее глаза. Он знает: эта девушка спит, как и он, и если он поцелует ее, она проснется, и станет ясно, кто же она…
        - Кто же ты?
        - Не помнишь? Сам пошел за мной…
        Пряный запах ее кожи кружит голову. Пряди волос касаются его щеки, груди… он гладит ее спину - сильную, крепкую… Она чуть полнее, чем Дайлинь, намного выше, и это приятно - когда одного роста, легче…
        И грудь ее, великолепная грудь, и нежная гладкость ягодиц, и аромат губ…
        - Тэмила…
        - Альфонс наконец вспомнил имя, выговорил. - Ты пришла ко мне, да?
        - Я пришла…
        - Ты меня чем-то опоила? Почему я так долго не просыпался?
        - Драмма - коварный напиток… мне все равно было хорошо. Просыпайся совсем, попробуем еще раз.
        - Тэмила, ты же не любишь меня, - Алу с трудом дались эти слова. Как всякому молодому человеку, ему тяжело было признавать, что кто-то может его не любить. Но когда он произнес их, то почувствовал: правда. - Зачем?
        - Ты мне нравишься.
        - Да, нравлюсь, но ты не любишь… Я думал, у вас строгие нравы.
        - Не в этом случае.
        - Чем же этот случай особый? Расскажи, Тэмила.
        - Я хочу твое дитя.
        - Что?! - при этих слова остатки дремы слетели с Ала.
        Он тут же осознал, что находится в гостевых покоях нахарра - по крайней мере, стены были теми же, а ложе, составленное из подушек, не напоминало синское; что практически раздет и что на нем восседает совершенно обнаженная Тэмила и что… хм, с одной стороны, ему бы стоило почувствовать неловкость, но, учитывая ее намерение от него забеременеть - слава всем высшим силам, если они есть!
        Тэмила рассмеялась, нежно провела пальцами по его щеке.
        - Не бойся, Альфонс.
        Я не предъявляю права на твое имя или на кошелек. Мне нужен лишь ребенок, твоя кровь. У меня четверть крови, у тебя - половина.
        Наше дитя будет со всеми признаками. Мы воспитаем его или ее; мы, община! Лучше, конечно, двоих или троих детей, но и один подойдет, хотя я буду молиться богам о близнецах, если ты не захочешь задержаться.
        - Да о чем ты говоришь! - Альфонс почувствовал, как у него волосы встают дыбом. - Ты хоть знаешь, сколько мне лет?! - от волнения он начал заикаться. - Семнадцать! Семнадцать!
        Какие дети?!
        - Идеальный возраст для производства потомства, - передернула она четко очерченными плечиками. - Лучше ждать, пока мы оба состаримся?
        - Нет, нет! Я так не могу! Ты не понимаешь, я…
        - Ты не хочешь детей? - она смотрела на него прямо и грустно. - Даже если от тебя ничего не потребуется, кроме семени?
        - Не в этом дело! Я хочу детей… потом! Может быть, через три-четыре года…
        - Это подойдет, - она кивнула. - Но какая разница?
        - Потому что я хочу нормальную семью! Не обязательно с ксеркской кровью, просто семью!
        Хочу жениться на девушке, которую полюблю, хочу, чтобы у нас с ней был свой дом - лучше в Аместрис, в моем родном городе, но и в любом другом месте можно, лишь бы оно нам обоим нравилось. И чтобы продолжать исследования…
        - Хорошо, - кивнула Тэмила.
        - Что «хорошо»?
        - Я поеду с тобой в Аместрис, если ты этого хочешь. И стану твоей женой.
        - Черт, нет! Ты не поняла! Я… ты очень милая девушка, Тэмила, настоящая красавица, и сильная, и… но ты меня не любишь, а я тебя не люблю! Мы совсем недавно познакомились! А после того, что ты мне рассказала, я к тебе и на пушечный выстрел не подойду!
        - Сейчас мы ближе пушечного выстрела, - она положила руки ему на плечи и наклонилась.
        Губы у нее были горячие, припухшие от поцелуев - от его поцелуев! - волосы разметались по плечам.
        - Да, но…
        - Альфонс отчаянно пытался собраться с мыслями. - На любого нашего ребенка предъявит права твоя община, да?
        - Да. Это хорошая община, ты сам так сказал.
        - Хорошая, но… Но я не собираюсь приносить своих детей в жертву алхимии, понимаешь? Я не хочу для них этого, понимаешь? Я хочу, чтобы они родились свободными людьми, как мы с братом!
        - Ребенок синца становится синцем. Ребенок аместрийца - аместрийцем.
        Ребенок богача обретает богатства, ребенок бедняка - отцовские долги… Может быть, это несправедливо, но таков порядок вещей.
        Очень сложно спорить, когда, склонившись над тобой, тебе в глаза заглядывает прекрасная обнаженная женщина. Поэтому Ал не стал спорить. Он схватил Тэмилу в объятья, прижал ее к себе и, перекатившись, повалил на подушки. Она улыбнулась.
        - Давно бы…
        Но, едва оказавшись сверху, Ал хлопнул в ладоши, коснулся покрывала - и оно мгновенно скрутило руки Тэмилы.
        К счастью, штаны были на Альфонсе. Не потрудившись разыскать рубашку, он пулей вылетел за дверь, одной рукой застегивая ширинку и молясь про себя неведомым силам, в существовании которых не верил, чтобы остальные нахарра не вздумали его останавливать.
        «Иногда, - думал он, - мне прямо хочется быть железным!»
        С такой мыслью Альфонс пронесся по коридору, надеясь, что бежит к выходу - и вдруг увидел Идена. Старик стоял напротив двери и спокойно, не отводя взгляда, смотрел на юного алхимика.
        Сказать, что Альфонс почувствовал себя неловко - значит, здорово преуменьшить ситуацию. Он ощутил дичайшую панику; именно в таком состоянии люди без внутренних тормозов совершают зверские убийства, а более интеллигентные - умирают от разрыва сердца. С Алом, однако, не случилось ни того, ни другого: старик неожиданно коротко поклонился ему, от плеч, как принято в Сине, а не от пояса, как в Аместрис. И произнес:
        - Прошу прощения за мою внучку, дорогой гость. Она не хотела обидеть вас.
        - Я не… - забормотал Альфонс, чувствуя себя невыразимо жалким и мечтая провалиться сквозь пол из бамбуковых досок. - Это я прошу прощения, я не хотел, и…
        - Мы поставили вас в крайне неловкое положение, - старик покачал головой. - Только что я усугубил его, встретив вас.
        Но у меня не было иного выхода: иначе вы покинули бы этот дом с мыслью никогда сюда не возвращаться. Я прошу вас, не стоит принимать случившееся близко к сердцу.
        Альфонс не нашел в себе силы ничего ответить.
        - Этот дом будет рад видеть вас, - продолжил старик. - И вас, и вашу юную спутницу… Она, кстати говоря, уже ушла. Лично я буду счастлив возможности поговорить с таким знающим и умудренным не по годам собеседником. Весь мой опыт относительно алхимии, все, о чем мы говорили и не успели еще поговорить - к вашим услугам. Поэтому прошу вас, приходите еще. Не держите зла на наш народ. И на Тэми тоже. Она хотела, как лучше, но она нетерпелива и пока неопытна в отношениях мужчин и женщин.
        Альфонс чуть было не выпалил, что для неопытной она действовала необыкновенно умело, на его вкус, но все-таки прикусил язык.
        - Спасибо, - пробормотал он. - То есть я…
        - Идите, - проговорил Иден, делая символический шаг в сторону и как бы освобождая проход. - Паланкин вас уже ждет.
        Альфонс покинул дом нахарра под музыку и взрывы смеха, долетавшие из глубин здания - пир еще не успел окончиться.
        История 5. Мэй. Дом тысячи змей (битва за брак)
        Мэй была уверена, что не уснет.
        Что будет мерить комнату шагами, размышляя над планом действий; что пойдет в бамбуковую комнату к Сяомэй, зароется лицом в жесткий черно-белый мех и выплачет панде все свои горести; что забудется на рассвете и проснется с первым лучом солнца…
        Ничуть не бывало!
        Она вернулась в Дом Тысячи змей в странно отрешенном состоянии. Слуга, специально приставленный к Сяомэй, сообщил ей, что панда съела особенно много бамбуковых листьев и теперь почивает. Мэй не стала ее будить. Хотела пойти к бабушке Лоа, поговорить, но зачем-то зашла в свою спальню. Посмотрела на постель - такую мягкую, такую уютную - и прилегла, отдохнуть на минутку.
        Потом она все-таки поплакала немного - вспомнила, как эта Тэмила (ууу, жаба!) уводила Альфонса. И заснула где-то на середине размышления, стоило ли говорить Альфонсу, что она больше не желает бегать в него влюбленной, как два года назад - может быть, нужно было вести себя так же, как раньше, и он бы тогда… Но нет, с чего бы ему, взрослому уже человеку, отвечать на чувства глупой девочки?.. Нет, нужно было дать возможность начать все с чистого листа…
        Начала, нечего сказать. Хорош лист. Нравится?
        Потом Мэй проснулась, и обнаружила, что уже утро, и при том довольно раннее: по ощущениям, часов шесть. Через небо, видимое из окна ее комнаты, протянулись розовые перья рассветных облаков. Некоторое время Мэй бездумно созерцала их, а потом к ней вернулась вчерашняя решимость.
        Она вдруг поняла, что ночные слезы высохли - да и было их немного - и теперь она совершенно готова ко всему. Ко всему - это значит ко всему.
        Мэй торопливо умылась, переодела наряд, на сей раз выбрав красивое ципао, чтобы казаться взрослее. Можно было позвать служанок, но девочка привыкла одеваться сама во время обучения, и наряды ее все были достаточно просты. А кроме того, ей не хотелось растерять по капле собранное к сегодняшнему утру настроение, легкое и отчаянное.
        Потом она выглянула в коридор, хлопнула в ладоши и велела принести рис и что-нибудь из рыбы. На кухне это должно найтись в любой час, нет нужды дожидаться официального завтрака. Пока Мэй завтракала, другая служанка доложила, что ее двоюродная прабабка Лоа уже проснулась и готова встретиться с внучкой. Мэй, торопливо доела и бросилась в покои бабушки, которые располагались на другом конце особняка.
        Удивительно, когда Мэй пересекала главный коридор, она обнаружила дворцовых слуг, которые перекрывали коридор ширмами.
        - Что тут происходит? - спросила девочка, стремясь сохранять самый величественный вид.
        Старый Чунжи, который стоял стражником у входных ворот, сколько Мэй себя помнила, покачал головой:
        - Не вашего ума дела, молодая госпожа. Госпожа Юэ велела тут не ходить.
        - Как это не моего ума дела?! - вспылила Мэй. - Да я… да как ты смеешь так со мной говорить?
        Чунжи поклонился низко, чуть ли пол не подмел седыми усами:
        - Виноват, молодая госпожа.
        Другие слуги просто кланялись, молчали - а толку-то с того! Когда Мэй попыталась пройти, Чунжи снова загородил ей дорогу - и что делать? Не звать же, в самом деле, бабушку Лоа криками, не будить весь особняк?
        На миг девочкой снова овладело чувство злобного бессилия - хоть плачь.
        Потом Мэй стало смешно. Она бродила по ночному Шэнъяну, где хотела, она пересекла пустыню, она сидела по левую руку от Лина на советах со старейшинами великих кланов - и что же, какой-то старый солдат не даст ей пройти в доме ее семьи?
        Они стояли в коридоре второго этажа Западного флигеля, а Мэй нужно было попасть в Южный, главный, где так же на втором этаже находились покои бабушки Лоа. Ранее все флигеля стояли отдельно; однако последнюю связку построили уже на памяти Мэй, и теперь одно- и двухэтажные переходы соединяли все строения. От Южного к Восточному вел как раз одноэтажный…
        Мэй улыбнулась Чунжи и, шагнув влево, дернула в сторону раму тяжелого окна. Дзынкнули стекла, а вопли Чунжи и других слуг слились в один, когда Мэй, вскочив на подоконник, сиганула с него вниз.
        О, расстояние она рассчитала точно и ошибки быть не могло! Прыжок был так короток, что ветер даже не выбил слез из глаз. Мэй приземлилась на еще холодную с ночи черепицу по-кошачьи, ухватившись за конек крыши обеими руками; выпрямилась, балансируя. Вот, давно уже нужно было напомнить слугам, какой у нее характер! А то отвыкли, видишь ли…
        Девочка решительно побежала по коньку, щуря левый глаз от яркого солнца.
        Только когда она, подпрыгнув и подтянувшись, залезла в открытое окно на втором этаже южного здания, Мэй сообразила, что нужно было сразу спросить себя - а зачем (или для кого) слуги отгораживают Южный дом?
        Именно этот вопрос Мэй и задала, влетев в покои бабушки Лоа.
        - Как, ты не знала? - бабушка Лоа, как всегда, совершенно не удивилась. Она просто протянула запыхавшейся Мэй чашку холодного чая и будничным тоном ответила: - А это жених твой приехал, Юдэн Ликай, со старейшими из клана Ликай. Они, наверное, вчера еще прибыли, ночевали где-то в городе: прибыли не в повозке, а в паланкинах. Паланкины не их, наемные, просто ибиса нашили…
        Мэй сообразила: ну точно, на эмблеме Ликай - стилизованный ибис, как у них две змеи, как у Яо - инь и янь…
        Бабушка Лоа всегда подмечала такие вещи. Всегда знала, кто и на чем добрался; догадывалась, где был; подмечала незаметное. Мэй понемногу старалась у нее учиться, но только там, где касалось алхимии или же драки. Теперь она вдруг поняла, что многого еще не знала. Словно глаза открылись.
        Мэй по-новому взглянула на покои прабабушки: светлые, чистые, в одном из лучших мест особняка… И это при том, что ни для кого не секрет: и бабка Юэ, и жена Сымы давно уже спали и видели, как бы выжить старую каргу в северный флигель! Не случайно в цветочной композиции в нише, между двумя свечами - желтый нарцисс вместе с сосновыми ветками, словно вызов…[11 - Зеленая сосна - символ долгой жизни и стойкости, желтый нарцисс - счастья, бессмертия, иногда - превосходства (яркий цвет ассоциируется с молодостью). В общем, дерзкая композиция получилась…]
        - Бабушка Лоа! - усевшись на пол, Мэй низко поклонилась старушке. - Прошу вас, научите меня, как нужно обращаться с людьми, чтобы они делали так, как вы хотите! Я была дурной и невнимательной внучкой… научите!
        Бабушка Лоа засмеялась мелким, рассыпчатым смехом:
        - Заметила, значит, внученька… Ну и молодец, ну и хорошо, что заметила! Интригам, значит, просишь, чтобы я тебя учила? Не выйдет, дорогая моя. Сосна, что на скалистой почве выросла, во все стороны изгибается, а на песчаном берегу прямо стоит. То, что для одних уст будет лекарством, в других окажется ядом… У тебя не получится, дорогая моя Мэй, умница моя и красавица, добрая моя девочка с чистым сердцем!
        - У меня получится, - Мэй по-прежнему не разгибалась и разглядывала только половицы. - Я буду очень стараться, бабушка! Если нужно измениться, я изменюсь! Все что угодно сделаю! Я не хочу быть слабой, и чтобы меня, как монету, передавали из рук в руки!
        Бабушка Лоа положила руку на плечо Мэй и проговорила неожиданно чистым, почти молодым голосом:
        - Я хотела, чтобы ты выросла умной. Ты такой и стала. Я хотела, чтобы ты выросла сильной; ты стала даже сильнее, чем я смела надеяться. У каждого из нас свой способ менять мир. Вода точит камни, а сель их сносит. В тебе много силы, моя дорогая, мало хитрости. Хочешь обуздать судьбу - лишний раз не подставляйся, но иди прямо. Иначе саму себя перехитришь.
        - И что это значит? - Мэй подняла на прабабку взгляд. - Вот сейчас - что?
        - Ты хочешь замуж?
        - Не на их условиях!
        - Тогда сама решай.
        - Я пойду и скажу им об этом, - Мэй поднялась. Прошедшая ночь и беготня по крыше что-то переломили в ней, позволили снова почувствовать себя почти так же свободно, как в Аместрис. - Прямо, в лицо! И людям жениха тоже скажу!
        - Осторожнее.
        Смотри, чтобы они лицо не потеряли, - предостерегла ее бабка. - Потерявшие лицо мужчины страшны в гневе.
        - Ничего, - Мэй одернула рукава ципао. - Я буду вежлива.
        История 4. Ланьфан. Очарованный дворец
        Альфонс вернулся вечером во дворец в настроении, который и самый жизнерадостный оптимист не рискнул бы назвать оптимистичным, и смутном состоянии ума. Ему было неудобно перед Тэмилой и Иденом; его ошеломило то, что он увидел и услышал у нахарра. Наконец, он сожалел о случившемся. Тэмила у него в голове смешалась с Аной; он вспомнил, как она благодарила его, в голове вспыхивали солнца и пылала пустыня…
        Может быть, то было остаточное действие драммы, но, добравшись до своих покоев, Альфонс уже жалел, что так скоропалительно отверг предложение девушки. В конце концов, она тоже алхимик… Дети - это хорошо… Вон, Эдвард женится, так почему бы и ему?.. А она хорошая девушка…
        И вдруг в идеях о кровном родстве все-таки что-то есть?
        Ал со стоном рухнул на вышитое покрывало и закрыл глаза руками. Под веками взрывались фейерверки, голова болела.
        Потом его посетил внезапный приступ паники: а железку-то не потерял?.. Не потерял: железка была где всегда, в кармане брюк. Он о ней уже давно не вспоминал, а посеять было бы обидно: все-таки напоминание о доме.
        Лежа навзничь, Альфонс подумал о Мэй, которая отговаривала его помочь с расстройством брака. Подумал о Ланьфан, которая по-прежнему тенью следует за Лином и сама отправляет в императорские покои «певчих пташек» - или «молодые цветы», как их тут называют - хотя дураку ясно, что она любит своего господина без памяти. И сам Лин…
        Ведь казалось бы чего уж проще - подойди к ней, объяснись, скажи, что ты жизни без нее не мыслишь…
        Альфонс по ассоциации вспомнил генерала Мустанга с майором Хоукай, мелькнула у него мысль и о Лунань, которая наверняка страдает в браке с людоедом-Чинхе, но не мечтает о лучшей доле… «Нет, - подумал он с внезапной решимостью, - если даже я один свободен на всем свете, я не хочу жить, как они. Я буду изучать алхимию в свое удовольствие, и женюсь не на ком посчитаю удобным - я дождусь, пока влюблюсь в какую-нибудь девушку так, что захочу от всего света защищать, и хоть весь мир обойти ради нее… или в Сине остаться ради нее… или от любого брака ее спасти, из-под венца похитить… И не побоюсь ей сказать, и завоевать ее не поленюсь… Эдварду об этом не напишешь, черт… как-то мы такие темы между собой не обсуждали никогда, а мне бы рассказать…»
        Но это уже было начало сна, где Альфонсу снилось, что он ищет по всему дворцу нормальную бумагу, чтобы написать Эдварду - а попадаются все только свитки, и все сплошь розовые, надушенные и украшенные цветочным орнаментом.
        Утро же принесло новые заботы: не успел Альфонс проморгаться и обнаружить, что еще только рассвело, как почтительно постучавшийся в дверь слуга сообщил, что гостя-с-запада ждут на совещании у императора. Император, дескать, извиняется за ранний час, но позже никак невозможно: должен совершать смотр войск.
        Смотр войск был Альфонсу хорошо знаком и понятен еще из его многомесячных каникул в Бриггсовой крепости. Непонятно ему было другое: то, что Лину вдруг понадобилось дергать его без предупреждения.
        Доверенный слуга провел Альфонса в тайный императорский кабинет: ту самую комнату, где пировали в первый вечер. Дальние, непарадные переходы Очарованного дворца являли собой с утра самое занятное зрелище. Тут вам и полотеры, намывающие бамбуковые доски чуть ли не на коленях; и торопливые служанки, нагруженные одеяниями и трепьем непонятного назначения; и кухонные запахи, и перекличка грузчиков на внутреннем дворе, которую можно слышать сквозь широко раздвинутые окна…
        Грузчики, которые доставляли на кухню продукты и увозили прочь мусор, настолько заинтересовали Альфонса, что он даже притормозил и прислушался. Голоса веселых парней в серой униформе звучали довольно долго, пока Альфонс вслед за своим провожатым не свернул вглубь дворцового комплекса, но алхимик так и не смог понять, на каком наречье они изъяснялись. Ничего похожего на шэнъянский синский или на говор горцев во владениях триады Чинхе; ничего общего с кантонским диалектом. Такое ощущение, что это вообще чужой язык!
        Альфонс подумал, что Син - невероятно огромное, прекрасное и интересное место.
        Нечего и думать узнать о нем за несколько недель в библиотеке (чистого времени) или за несколько месяцев путешествия по туристическим маршрутам. Всю жизнь посвятить - и то будет мало. Так с любой сколько-нибудь большой страной: в Аместрис ведь тоже множество народов и обычаев. Однако в том и дело, что Алу не хотелось посвящать всего себя изучению Сина или какой-то одной земли.
        Здесь за несколько месяцев он видел и узнал уже много удивительного; на очереди иные страны и новые тайны. Сперва они собирались ехать в Каледонию, но, после того, что Альфонс услышал от Идена, он начал думать о том, не навестить ли лучше льяса… Весь мир лежал перед ним, и младший из оставшихся Элриков задумался: уж не слишком ли опрометчиво они с Эдвардом договорились встретиться всего через год?..
        Но все эти размышления занимали лишь дальний уголок его сознания. Перед раздвижными дверями в «тайный кабинет» Лина Альфонс уже полностью стряхнул с себя мечтательное настроение. И императора, в неформальной позе возлежавшего прямо на полу возле низенького стола, он встретил озабоченным вопросом:
        - Что-то случилось в лагере? Или с Джерсо и Зампано?
        - С химерами? - удивился Лин. - А что с ними могло случиться?
        Ланьфан?..
        Ланьфан Альфонс сперва не приметил. У нее было воистину удивительное свойство: когда ты входил в комнату, неважно, знакомую или незнакомую, взгляд для начала зацеплялся за все что угодно, но не за главу особой имперской службы…
        «И это, - отметил Альфонс про себя, - несмотря на то, что она на диво хороша собой!»
        - Насколько я знаю, все в порядке, - вежливо заметила девушка. - Это я попросила моего господина пригласить вас. И если мой господин позволит, я буду говорить.
        - Говори, разумеется, - кивнул ей Лин.
        В его тоне Альфонсу почудилось нечто горькое. Словно бы меньше всего он хотел давать Ланьфан разрешение на речь. Или Альфонсу показалось после размышлений об этой паре?
        - Выполнение плана, в целом, движется, как мы задумали, - ровным и сдержанным тоном - диктору официальных сводок с Радио Централа у нее бы поучиться - продолжала Ланьфан. - Мои девочки распространяли слухи о великом алхимике с запада, который, якобы, вернулся в Син. Нам удалось выйти на контакт с начальниками тех людей, что выслеживали вас, Альфонс, около гостиницы. Это, как вы и говорили, оказались представители триады Чинхе, соседней с ним триады Цяобо, а также представители Союза Цилиня…
        - Цилиня? - переспросил Альфонс. - Очень удачно.
        - Да, - кивнула Ланьфан. - Несомненно, то происшествие с мостом произвело на Нивэя большее впечатление, чем вы предполагали. Он начал попытки связаться с вами самостоятельно, но оставил их, когда вы были приглашены в Очарованный дворец…
        - Что больше напоминало похищение, - вставил Альфонс, но Ланьфан проигнорировала его реплику.
        - …Когда вы были приглашены во дворец. Кроме того, как мы выяснили, многие слухи начали появляться и без нашей помощи. В основном они исходили от членов триады Чинхе.
        - Ха! - Лин хлопнул в ладоши. - Я уже начинаю жалеть, что не видел этот мостострой! Вероятно, было весело.
        - Как сказать, - сдержанно ответил Альфонс. - В той суматохе Джерсо пырнули кинжалом, то ли в панике, то ли по приказу Чинхе… Он упал в реку, и мы долгое время не знали, жив ли он.
        - Об этом тоже ходят слухи, - кивнула Ланьфан. - Что у Алхимика-с-Запада невероятно могущественные телохранители. То ли призванные им из ада демоны, то ли оживленные им мертвецы…
        - А они даже ни разу не превращались в химер! - вздохнул Ал.[12 - Ни разу не превращались в химер… - Зампано и Джерсо посвятили Альфонса в события, подстроенные Вернье, но без подробностей.]
        Лин и Ланьфан переглянулись.
        - По всей видимости, они и так производят впечатление, - пожала плечами Ланьфан. - Итак, могу заметить вам, что первая часть плана продвигается даже быстрее, чем мы рассчитывали. Масла в огонь подлило то, что люди триад заметили ваши контакты с нахарра, Альфонс.
        Все знают, что нахарра - очень закрытый и подозрительный народ…
        - Вот как? - удивленно спросил Ал.
        - Именно, - серьезно кивнула Ланьфан. - Со вчерашнего вечера новость о том, что они приняли вас как дорогого гостя и даже пировали с вами, уже разлетелась по всему Шэнъяну. Видели даже, как паланкин увозил вас во дворец в изрядном подпитии и не вполне одетым.
        - Но как они это-то рассмотрели?! - Альфонс схватился за голову. - Я же сразу во дворе в паланкин зашел, и шторку не открывал! Неужели носильщики?
        - Носильщиков проверяет Вернье, - покачала головой Ланьфан. - Так или иначе, Нивэю уже доложили, что нахарра принимали вас за своего…
        - Ничего не было! - несчастным голосом вскричал Альфонс, сообразив, на что она намекает.
        Лин хмыкнул:
        - Ни одному мужчине, мой друг, еще не удалось это доказать без ущерба для себя. Так стоит ли пытаться?
        - Вот ты сейчас очень мне напомнил полковника Мустанга, - желчно заметил Альфонс. - Тебе конечно, чего!
        - Ха, умные люди думают одинаково, - Лин самодовольно улыбнулся, но тут же стер улыбку с лица. - Продолжай, Ланьфан. Извини, что перебил: положение-то серьезное.
        Ланьфан кивнула.
        - В данном случае, неважно, что вы имеете в виду, говоря что «ничего не было».
        Важно, что вы были на пиру. Важно, что старейшина нахарра принял вас чуть ли не как собственного сына и пригласил приходить еще…
        - Но откуда… там же никого не было, кроме Идена и нас с Мэй!
        - Должна признаться, я не знаю тоже, - Ланьфан бросила просительный взгляд на Лина. - Господин прикажет разведать?
        - Не нужно, - Лин махнул рукой. - Альфонс, в Шэнъяне быстрее сплетни распространяется только известие о смерти императора, а уж откуда и кто узнает информацию - это, как учил меня Ху[13 - Ху - в яп. транскрипции Фу.], одна из величайших тайн вселенной, наряду с истоками алхимии.
        - А Ху знал про алхимию? - осторожно спросил Альфонс. - Я думал, что у клана Яо не было привилегии ее изучать…
        - И сейчас нет, - согласно кивнул Лин. - Но Ху много где бывал, многое видал… многое знал. До сих пор не могу…
        - Лин осекся, бросил на невозмутимую Ланьфан короткий и хмурый взгляд. - Продолжай, Ланьфан.
        - Итак, сегодня с утра, совсем до света, по моим каналам до Вернье донесли записку от Нивэя. Он шлет приветы Альфонсу Эллеку и сообщает, что хотел бы с ним встретиться и потолковать об алкестрии.
        Ланьфан достала из рукава своего одеяния узкий футляр и с поклоном передала его Альфонсу.
        Ал уже знал, что в таких футлярах здесь носят записки, иногда с какими-нибудь милыми безделушками или цветами - если, разумеется, записка предназначена даме и содержание ее соответствует.
        В данном случае, конечно, цветов не было.
        Альфонс пробежал глазами два ряда иероглифов и с облегчением убедился, что его лингвистических познаний вполне хватает на дешифровку. Собственно же чтение заняло несколько дольше, но в конце, с облегчением вздохнув, он протянул письмо Лину.
        - Я уже видел, - тот качнул головой. - Как ты считаешь, Альфонс?
        - Ну, я думаю, мне надо с ним встретиться, - рассудительно произнес Ал.
        - Возможно, обсудить то, о чем говорил Лин… создание параллельного Союза. Намекнуть, что не худо бы организовать встречу с другими людьми Цилиня и намекнуть, кого именно мы хотим видеть на такой встрече. Короче, закинуть удочки.
        - Звучит неплохо, - одобрил Лин. - Ланьфан?
        - Я бы тоже согласилась бы, - поколебавшись, заметила девушка.
        - Но не согласна?
        - Дело в том, что Вернье, как посвященный в наши планы, помногу обсуждал их со мной. И я должна признать, что многие его доводы выглядят весьма разумными.
        - Мне пригласить его на совещание? - поинтересовался Лин.
        - Не думаю, что это разумно. Он, конечно, придет, но в столь ранний час господин Вернье… не слишком в ладах с собой.
        Лин усмехнулся.
        - Я ценю Вернье за его работоспособность в любом состоянии. Но ты права, Ланьфан, пока его беспокоить не стоит. Так передай нам пока на словах, от чего же он предостерегал?
        - Он говорил, что Альфонс, несмотря на его ум и актерские способности, едва ли будет способен долго притворяться перед Нивэем тем, за кого мы хотим его выдать… особенно с глазу на глаз. Прошу прощения, если мои слова обидели вас, - Ланьфан поклонилась.
        - Тут нет ничего обидного, - запротестовал Альфонс, - я и сам так думаю!
        - …С другой стороны, нужно нечто очень эффектное, чтобы привлечь Нивэя и других таких же, как он, скрытыми возможностями алхимии… Вернье предлагает: окружить Альфонса ореолом, подобным императорской власти.
        Пусть он будет слишком гордым, чтобы говорить с ними. Если первые несколько встреч с Нивэем и избранными проведет не Альфонс, а Вернье или, допустим, другой верный человек, кого вы назначите, например, Яньцин, то мы можем потом созвать большую встречу и устроить на ней спектакль, где Альфонс покажет еще возможности алхимии. И тогда люди Цилиня перейдут на нашу сторону, а Альфонсу не придется вести с ними переговоры. Вернье даже считает… тут он просил меня заранее извиниться при передаче его слов… что, может быть, Альфонсу будет даже лучше сразу после представления уехать из страны, чтобы у Нивэя и других мастеров Цилиня не было шансов его разоблачить.
        - А что, - решил Лин после короткой паузы. - Только такой театрал, как Вернье, мог это предложить. Но мне нравится.
        - Не хочется посвящать в этот план еще кого-то, - заметил Альфонс. - Кого отправить на переговоры с людьми Цилиня? Лин, ты можешь еще кому-то доверять, как мне, Ланьфан или Вернье?
        - Допустим, тебе я доверяю не так, как Ланьфан, а Вернье куда меньше, чем любому из вас, - Лин фыркнул. - Не в этом дело. Как это Вернье смеет рекомендовать моему гостю, когда ему уезжать?
        - Альфонс бросил на Лина удивленный взгляд: этот тон живо отличался от обычных его ленивых речей.
        - Еще раз прошу прощения за него и за себя, - Ланьфан снова поклонилась.
        - Это была всего лишь рекомендация, которая может хорошо сработать на образ. А может и не сработать.
        - Ничего, - медленно проговорил Альфонс, - ничего страшного. Во-первых, я и так собирался уезжать. Я узнал кое-что новое у нахарра, и для этого мне, вероятно, следует отправиться в земли льяса.
        - Льяса? - переспросил Лин. - Никогда о них не слышал.
        - Это островное племя где-то на севере… как я понял, они почти дикари. Но неважно, потом расскажу. Главное, Лин, что у меня, кажется, есть один фокус, который может произвести именно нужный эффект…
        - Альфонс потер подбородок. - Только его нужно доработать. Потребуется время.
        - Сколько? - деловито спросил Лин.
        - Как минимум, несколько дней, пока не могу сказать точнее. И еще придется навестить нахарра, а я с ними расстался далеко не в самых лучших отношениях, несмотря на слухи, - Альфонс поежился, вспомнив разъяренный взгляд Тэмилы. - И Лин! У тебя же есть документы, описывающие этот новый Союз, который ты хочешь создать?
        - Ну есть…
        - Лин широко зевнул. - Ланьфан, распорядись принести бумаги. Альфонс, принимать или не принимать этот план обсудим позже, когда ты разберешься со своим «фокусом»…
        А на первую встречу с Нивэем пойду я, а не ты, хуже от этого не будет.
        - Господин! - ахнула Ланьфан.
        - А что? Спорим, он меня без церемониального грима и не узнает… Притворюсь одним из своих кузенов Яо. Альфонс прав, у Вернье недостаточно авторитета.
        - Господин! - у Ланьфан, кажется, кончились все остальные слова. - Но ведь это опасно! Мне, как начальнику ваших телохранителей!
        - Ты сама захотела быть моим начальником телохранителей, - жестко оборвал ее Лин, и в его голосе Альфонсу послышалось невысказанное «только». - Вот и охраняй… - потом он сменил тон и добавил жалобно: - А я лично пойду жариться на объезде… Во имя преисподен Яньвана, если бы я знал, что быть императором такая морока - остался бы в Аместрис и открыл бы свою забегаловку!
        История 5. Мэй. Дом Тысячи змей (битва за брак, продолжение)
        Когда ради совещаний встречаются главы нескольких кланов - это большое событие, которое должно быть обставлено с подобающей торжественностью. С другой стороны, если речь идет об ответственных делах - в частности о таких, которые лучше до срока не афишировать - следует вести их неспешно и скромно.
        Ну и наконец, любому делу подобает золотая середина.
        Главы кланов Чань и Ликай встречались в Покоях лотоса на тихой воде в Доме Тысячи змей, которые соответствовали всем перечисленным условиям. Чаще всего это место называли попросту «Зеркальной комнатой», потому что именно зеркала главы клана Чань собирали здесь много поколений.
        Зеркала - старинные бронзовые, серебряные и современные стеклянные - стояли в простенках между стилизованными изображениями змей, в нишах вместе с цветочными композициями, украшали стены на высоте человеческого роста. Любая компания, собравшаяся тут, умножалась в числе. Люди сидели словно в окружении собственных зеркальных призраков: леворуких, непривычно косящих, темновато-мутных в глубинах зеркал… Говорят, это многих сбивало с толку. Про клан Чань раньше считали, что хитростью они подобны змеям со своей эмблемы.
        За двести лет, прошедших с тех пор, как клан впал в ничтожество и захирел, залом пользовались считанные разы. Не с кем было вести переговоры; некого было запутывать и сбивать с заранее выбранной позиции. Пятьдесят лет назад дом сдали в аренду клану Ликай и выкупили назад лишь недавно. Но Юэ, как хозяйке Дома Тысячи змей, не пришлось краснеть: все циновки, покрывавшие пол, казались новыми, роспись, украшающая бамбуковые стены, не выцвела, а предложенная гостям мебель хоть и не могла похвастаться новизной, радовала глаз изяществом.
        И зеркала. Они тоже играли свою роль и, кажется, даже произвели определенное впечатление. Юдэн Ликай остался безучастен к чарам комнаты, но его пожилой дядя и советник изумленно оглядывался, оглаживал седую бороду и чуть было не начал разговор с угрозы: верный признак, что он утратил самообладание…
        О третьем их спутнике что-то определенное сказать было трудно: он отличался таким широким размахом плеч и такими буграми мускулов под тканью дорого халата, что, вероятно, был выбран именно за силовые качества, ни за какие другие.
        Увы: господин Сыма, присутствующий на переговорах от имени своего отца, почтеннейшего Циньбея, не воспользовался преимуществом, а сразу начал с заготовленной речи. Госпожа Юэ, которая, по старинному обычаю, на переговорах присутствовала, скрытая расписной ширмой (из-за современного падения нравов полупрозрачной и чисто символической), могла только досадовать в душе, внешне являя собой образец невозмутимости и женской скромности.
        Однако подготовка не могла не привести к определенным результатам, и, хоть господин Юдэн периодически раскрывал свой веер, демонстрируя несогласие; хоть его пожилой советник, господин Шуньци, в вежливых оборотах давал понять Сыме неприемлемость его доводов, но все же переговоры двигались. Даже необычно ранний час, выбранный для встречи, не был помехой: гости не зевали, хозяев не клонило в сон.
        Впрочем, час назначили гости: все знали, что из-за вражды с кланом Бо Юдэн опасается убийц, и потому провел эту ночь где-то в городе. Говорили, что император предлагал взять Юдэна под свою защиту, но тот отказался. Госпожа Юэ не знала, насколько правдив этот слух.
        И тут, когда соглашение уже было близко, случилось неожиданное, непредвиденное и даже позорное.
        Сперва Юэ слышала только шорох и приглушенные голоса за дверью. Даже это казалось неслыханным: чтобы кто-то из слуг или домочадцев смел побеспокоить совещающихся старейшин! Разве для этого поставлены у двери охранники?
        Однако то, что последовало потом, переходило все границы: двери распахнулись! И на пороге стояла не кто иная, как сама Мэй, драгоценная фишка… Девочка, которую никто не принимал всерьез, потому что какую роль могла играть в циклической потасовке кланов за императорский престол та, кого нельзя даже выдать за текущего императора, потому что она приходится ему сводной сестрой? А другой ее вес как внучки или племянницы текущего главы клана по женской линии - ничтожен…
        Мэй стояла на пороге, одетая не в традиционный длиннополый женский халат, приличествующей девушке ее возраста и положения. Нет, на ней было легкое ципао, слишком короткое - больше похоже на тунику, какую носят молодые воины на тренировках - и широкие шаровары. Юэ видела уже, как она ездила в таком виде в Очарованный дворец, но не вмешивалась: если девочку будут там считать ребенком, это только к лучшему. Но сейчас появиться в таком виде перед своим будущим женихом - о чем она думала?
        «О драке, - догадалась Юэ. - А я старею».
        Да, госпожа Юэ первая поняла, что теперь пользу можно выжать не из кровных связей своей юной родственницы, а из ее личных талантов. Но таланты есть достижения свободной воли, тогда как рождение - дар клана.
        Неудивительно, что девочка захотела сама участвовать во всех этих делах, не советуясь с семьей. Но отчего она выступила так прямо…
        Неужели эта старая змея Лоа, что вырвала из рук Юэ воспитание внучки, не научила девчонку более эффективному образу действия?
        Мэй же тем временем опустилась на колени и низко поклонилась, выражая величайшее почтение. После этого она поднялась и проговорила ясным и чистым голосом:
        - Мудрейшие! Прошу простить мое невежливое вторжение. Я никогда не осмелилась бы сделать это, если бы не чувствовала, что поступить иначе - значит нарушить мой долг перед небом.
        То, что подумала Юэ, услышав эту фразу, она ни за что не произнесла бы вслух. Неясно, учила Лоа девчонку или нет; ясно, что та ничего не усвоила из уроков. И сейчас Мэй намеревается идти напролом. Осталось только надеяться, что клан Чань не будет опозорен навеки…
        - До меня дошли слухи, что здесь обсуждается моя свадьба с господином Юдэном Ликаем.
        Прошу прощения, но я вынуждена молить старейшин не взваливать на меня подобную честь! Я слишком юна, недостойна и плохо воспитана, я неспособна быть для него хорошей супругой. Вместе с тем, будучи под защитой императора и рассчитывая на собственные силы, я не смею уповать на его великодушие и идти под его крыло. Господин Юдэн Ликай, я прошу не связываться с такой ненадежной и некрасивой женщиной, как я!
        «Как же, надейся, - вдруг с пугающей ясностью поняла Юэ. - Это месть Лоа. Тонкая и изысканная… аспид! Эта женщина сущий аспид! Так яростно и скрыто отомстить клану за свое вынужденное безбрачие… за жизнь на положении приживалы… Не всякая сумеет. Я восхитилась бы ею, если бы не шла сейчас ко дну вместе со всеми».
        Юэ чувствовала себя, как кобра, замерзающая под снегопадом. Как ядовитая кобра, у которой вырвали клыки. Девчонка пошла против нее прямо, перед всеми… как раз в той ситуации, когда она, Юэ, не в силах заговорить, не может подать голос из-за своей символической преграды, разрушить стену молчания, отделяющую ее от присутствующих в комнате мужчин. Сложно было придумать нечто более ужасное, чем такие слова от дочери великого клана, обращенные к представителю другого великого клана!
        Как ни странно, Сыма, никчемный сынок Юэ, опомнился первый.
        - Мэй, ты должно быть больна, - резко сказал он. - Возвращайся к себе!
        - Уважаемый дядюшка, я здорова, - настаивала Мэй. - Если хотите, спросите императора! Он… - и тут девочка осеклась.
        Юэ поняла, почему: в этот момент Юдэн наконец опустил веер.
        В первый момент старую женщину посетила совершенно дикая мысль: увидев благородное и даже красивое лицо своего сводного брата, девочка могла и передумать. Она еще в том возрасте, когда глупости вроде приятной внешности имеют значение.
        Следующая мысль была даже страннее: они знакомы.
        Потому что Мэй удивилась и побледнела так, словно увидела привидение. А потом выкрикнула невероятное:
        - Фумей! Ты притворялся! Лжец! Как ты посмел… а я думала, ты мне друг!
        Будь Юэ чуть романтичнее, она бы подумала, что зеркала от такого должны покрыться трещинами.
        Назвать кого-то лжецом - само по себе страшное дело. Но если обвинение прозвучало на территории одного клана в адрес главы другого клана, то оно могло означать либо начало кровавой бойни, либо быстрое убийство хулителя главой его собственного клана - во имя извинения. Но обозвала женщина… даже девочка. Это и смягчало дело, и делало его еще хуже: потеря лица всеми присутствующими неизбежна, как закат солнца или морской прилив. Интересно, девчонка хоть понимает, что делает?!
        «Да где там понимает, - подумала Юэ со спокойствием обреченного, чувствуя, как горло стискивает ледяная рука. - Неизвестно, чем Юдэн так задел ее, но она сейчас не думает вообще, это написано на ее неизящной физиономии… Прилично ли девушке из благородной семьи так распускать себя, словно рыночной торговке?! Я давала ей слишком много воли… А теперь осталось только тайком отравить, чтобы не плодить позор».
        Юдэн, однако, оставался спокоен.
        - Я прощаю тебя, Мэй, - сказал он. - Ты очень юна и не владеешь собой. А кроме того, нет предела глупостям, которые мужчина прощает хорошенькой девушке.
        На миг Юэ испытала что-то вроде облегчения: если Юдэн готов закрыть глаза на инцидент… Во имя всех горных богов, насколько же ему нужна эта девчонка и ее алкестрия?!
        - Позвольте! - старик Шуньци приподнялся с места. - Как это понимать? Я…
        - Сядьте, - велел ему Юдэн.
        - С вашего позволения, мой господин! - Шуньци кипел. - Во времена наших предков женщина…
        - У тебя нет моего дозволения, - произнес Юдэн тем же ровным голосом.
        И тут девчонка в очередной раз все испортила. Она воскликнула горячим голосом:
        - Сейчас не старые времена! И я не позволю вот так меня обманывать! Но если вы хотите, я готова отстоять свою правоту по старому обычаю! Я готова драться хоть с самим… принцем Ликаем, хоть с вами, мудрейший, хоть с любым борцом по вашему выбору!
        «Нет, - подумала Юэ отрешенно, - какой позор! Если Шуньци достаточно раздосадован, чтобы поймать девчонку на слове… прецеденты ведь были… но такой позор в великом клане! После этого мне самой остается только удавиться! Не этого ли хотела Лоа? Я думала, она любит девочку. Нет, тут что-то неучтенное. Почему Мэй назвала Юдэна другим именем?»
        Тут была загадка, и если бы у госпожи Юэ было время подумать или если бы она была хоть немного менее раздосадована, она бы непременно ее разрешила. Но как раз времени судьба ей не оставила.
        - К сожалению, я никак не могу драться с вами, очаровательная Мэй, - проговорил Юдэн, откладывая веер. Потом пододвинул к себе тяжелую трость сандалового дерева, на которую опирался, и с трудом встал. - Видите ли, с раннего детства одна нога у меня сильно повреждена и короче другой. Да и кости хрупкие. Я не могу даже нормально ходить, не говоря о драках.
        - Я… - Мэй пораженно отшатнулась. Она явно не знала. Неужели Лоа ничего не рассказывала ей о ее ближайших соперниках за внимание предыдущего императора?! Для чего же она готовила правнучку?
        - Я понимаю, вы не знали о моем увечье, - Юдэн коротко поклонился. - Сватаясь к вам, я надеялся искупить свое несовершенство искренней заботой и отсутствием других жен. От первой жены у меня родились здоровые дочери, так что маловероятно, что мой недуг перейдет дальше. Сыновей у меня нет, поэтому власть над кланом унаследовал бы ваш отпрыск. Однако мне больно видеть, что я посягнул на вашу свободу. Посему - не смею более настаивать.
        И тут Мэй спросила странное:
        - Вашу первую жену звали… Сюэни?
        - Сюэни из рода Шэнъюан. Я не врал вам по большому счету, красавица Мэй. Только в деталях. И в место, где мы познакомились, меня привели дела, о которых осведомлен император, а не только желание встретиться с вами.
        На лице Мэй появилось такое выражение, что Юэ подумала: вот сейчас она поддастся очарованию этого хитреца, упадет на колени и скажет - великодушно простите меня и возьмите замуж! Что там, если бы сама Юэ была моложе… Но увы, так быстро юные девушки возвращаются к здравому смыслу только в сказках.
        - Простите… - только и сказала Мэй.
        Возможно, на этом бы все закончилось. Возможно, кланы бы разошлись, подсчитали бы убытки, клан Чань был бы ославлен на всю столицу, и, поджав хвост, убрался бы в провинцию, а Мэй не смела бы явиться во дворец, где стала бы посмешищем. Возможно, госпоже Юэ и Юдэну удалось бы договориться до приемлемого решения. Но тут старик Шуньци вновь подал голос.
        Юэ не поняла до конца, ни в тот момент, ни позже, что именно двигало стариком. Возможно, он по-настоящему вспылил из-за потери лица - Юэ слышала, что этот человек очень легко выходит из себя. Возможно, в клане Юдэна имелся заговор за спиной его главы. Так или иначе, Шуньци холодно произнес:
        - Нет, барышня. Вы поставили себя вровень с мужчинами, явившись сюда. За свои слова нужно отвечать. По старому обычаю - так по старому. Вы будете биться с человеком из моего клана по выбору. И я выбираю моего племянника Цина!
        - Это неприемлемо, - быстро сказал Сыма, опередив жест своего советника.
        - Моя племянница, безусловно, ведет себя непростительно, но не наказывать же ее за это смертью?
        - Шуньци! - нахмурился Юдэн. - Как это понимать?
        - Ваша благородная мать просила меня присмотреть за этим браком, и я присмотрю, - с достоинством ответил Шуньци. - Кроме того, я вовсе не требую, чтобы эта девица отплатила за свои опрометчивые слова, победив Цина. Достаточно будет, если она продержится против него в драке, допустим, две минуты…
        - Я - глава клана Ликай, и я сам решаю, как мне устроить мой брак, а не моя почтенная матушка, - резко проговорил Юдэн.
        «Смертоубийства не будет, - вдруг поняла Юэ. - Даже если Шуньци представляет оппозиционную партию в клане Ликай, и хочет не привлечь на их сторону императорского алхимика Мэй, а вывести ее из игры посредством убийства или покалечив… даже если и так, Юдэн этого не допустит. У Шуньци нет никаких рычагов давления на него.
        Если он думал, что они есть, он просчитался…»
        И тут Мэй с безрассудством самоубийцы проговорила:
        - Господин Юдэн!
        Уважаемый дядюшка Сыма! Если вы не против, я сражусь с господином Цином и покажу, что я способна сама выбирать свою судьбу. Две минуты, сказал господин Шуньци? Я продержусь против него в драке пять минут!
        «Не соглашайся! - мысленно взмолилась сыну госпожа Юэ. - Нам ни к чему труп этой девчонки на руках и гнев императора!»
        Однако сказать она ничего не могла, а Сыма уже оглаживал свою редкую бородку. Еще до того, как он начал говорить, Юэ поняла: тот слишком смущен появлением девчонки, слишком раздосадован и обеспокоен потерей лица. Он уступит.
        И Сыма уступил.
        - Раз все стороны хотят этого, то и быть посему, - сказал трусливый сын госпожи Юэ. - Необходимо назначить место сражения…
        Думаю, наш внутренний двор подойдет.

* * *
        Альфонс изучал планы Лина и - заодно уж - подготовленные Вернье и Ланьфан досье членов высшего совета Союза Цилиня, когда по еле слышному шороху за спиной понял, что в кабинет вошла Ланьфан и пытается привлечь его внимание.
        - Альфонс, - проговорила она, - вы можете отвлечься?
        - Конечно, - он торопливо свернул свиток. - Для тебя - всегда. Ты хотела поговорить?
        - Боюсь, на разговоры нет времени, - покачала головой Ланьфан. - В клане Чань что-то происходит, и я боюсь, что это может не понравиться императору, но сейчас он уехал и я не могу отвлечь его.
        - Что именно там происходит? - быстро спросил Альфонс. - Это связано с ее замужеством?
        - Ты знаешь?
        - Уже несколько дней. В чем дело?
        - По нашим сведениям, у принца Юдэна некоторые трения с кланом Бо. Сегодняшнюю ночь он провел вне своей резиденции, спасаясь от наемных убийц. К сожалению, мне, недостойной слуге моего господина, не удалось найти его убежище…
        - Короче! - потребовал Альфонс.
        - Сегодня утром Юдэн Ликай с сопровождающими прибыли в Дом Тысячи змей. Мой агент предположил, что ради переговоров о браке и направил мне уведомление…
        Следом пришло такое сообщение: принцессу Мэй видели прыгающей по крыше клана. Похоже, она направлялась в ту часть дома, где расположен Зал Лотоса - комната для совещаний.
        Альфонс расхохотался.
        - Похоже, малышка Мэй решила и в самом деле самой разобраться с браком! Не вижу повода для беспокойства. Худшее, что может случиться - это бабка ее запрет. Но тогда ведь ты сможешь ее освободить, не правда ли?
        - Худшее, что может случиться, - мотнула головой Ланьфан, - ее убьют.
        - Что?!
        - Не все в клане Ликай довольны сотрудничеством с Лином. Мой господин и самому Юдэну не может особенно доверять. Что, если они решат убить или похитить единственного алхимика, владеющего секретом философского камня? Ведь именно на камне основано могущество господина.
        - Так что же мы медлим?! - Альфонс вскочил, обрушив со стола ворох бумаг. - Почему вы еще не там?
        - Мои люди у дома Чань, - сдержанно произнесла Ланьфан. - Мы не можем действовать в лоб. Ситуация пока не критическая. Вы - лучшая альтернатива императорской гвардии или моим девочкам, какую я смогла придумать.
        - Точно, - решительно произнес Альфонс. - Это сыграет на образ непогрешимого алхимика, который мы придумали, ведь так?
        Ланьфан кивнула.
        - Ваш брат показал все преимущества этой техники при ловле Шрама в Централе два года назад. Мои люди будут вас сопровождать.

* * *
        «Я сама завела себя сюда, - думала Мэй. - Я должна победить… не продержаться пять минут, а победить… Иной исход ничего не даст…»
        Огромная фигура Цина возвышалась над нею - гора старательно взращенных мускулов, увенчанная головой, похожей на бычью; темный силуэт, словно вырезанный на фоне ярко-синего предполуденного неба.
        Жара во дворе была такая, что, казалось, сейчас расплавятся камни. Мэй била дрожь, и девочка надеялась, что окружающим это не заметно.
        - У девушки преимущество, - проговорил господин Шуньци. - Она может пользоваться алкестрией. Это неодолимое оружие в умелых руках.
        - Пусть, - пробасил Цин. - Барышне пригодится.
        - Я не буду пользоваться алхимией, - так же решительно сказала Мэй, чувствуя, как почва уходит у нее из-под ног. - Я справлюсь и так.
        - Не очень мудрый выбор, - заметил Юдэн, глядя поверх ее головы. - Пусть вас не смущает неповоротливость Цина, он очень быстр.
        И Мэй тут же пожалела, что нельзя взять свои слова назад. «Бабушка Лоа меня бы отругала, - подумала она. - Сказала бы, что нельзя пренебрегать преимуществом, которое враг дает тебе… Но я не могу… нет, не могу проиграть. Я все равно одолею его. У меня нет выхода».
        Она напала первой.
        Цин даже не стал уклоняться от ее атаки: Мэй, пытавшаяся ударить его в грудь, просто отскочила мячиком. «Так прямо не выйдет, - подумала девочка, приземляясь на плиты двора. - Голова! Вот, должно быть, его уязвимая зона…»
        Не давая времени себе отдышаться, а Цину - подготовиться к атаке, Мэй кинулась вновь. Если ты маленькая, приходится учиться высоко прыгать…
        Раз-два, по ушам…
        На сей раз Цин прореагировал - уклонился в сторону и попытался схватить Мэй за ногу. Но та вывернулась и, приземлившись на землю, на сей раз зашла снизу - известно, что гениталии у любого мужчины уязвимы. Один хороший удар - и битва кончена в ее пользу.
        Но проскользнуть между ног Цина не вышло: гиганта почему-то не оказалось там, где Мэй ожидала его найти. Еще секунда - и он таки поймал девчонку за ногу, вздернул на уровень своего лица.
        - А ты ничего, малышка, - хмыкнул Цин. - Но со мной тебе не тягаться.
        - Посмотрим, - процедила Мэй, извернувшись и подтягиваясь вверх.
        Был разговор о том, чтобы не использовать алкестрию. Но знание уязвимых точек на теле человека - это не алкестрия, а обычная медицина.
        С кратким воплем гигант выпустил ее, и девочка, тяжело дыша, упала на каменные плиты.
        На сей раз она не стала атаковать - отбежала в сторону и застыла в боевой позе, тяжело дыша. Журчал фонтан; над двором пролетела ласточка и уселась на верхушку ограды.
        - Тянешь время, - проговорил Цин. - Умно. Но будь ты умнее, ты бы вышла замуж за нашего господина, женщина.
        - Посмотрим, - вновь ответила Мэй.
        И, отчетливо понимая, что делает это зря и что ее провоцируют, в четвертый раз пошла на приступ башни по имени Цин.
        

* * *
        Когда невзрачный паровой автомобиль аэружской конструкции затормозил перед Домом Тысячи змей, снаружи особняк Чань выглядел совершенно мирно. Так же стоял на часах престарелый воин, так же жарились под ярким солнцем кирпичные стены.
        Альфонс (он сидел за рулем во имя поддержания легенды, а сидящая рядом «девочка» Ланьфан исполняла обязанности штурмана) затормозил в условленном месте под стеной особняка, и на заднее сиденье скользнул паренек в пестрых одеждах уличного торговца.
        - Что происходит за стенами, нам доподлинно неизвестно, - быстро сказал агент. - Но снаружи было видно, как принцесса Мэй вошла в комнату лотоса. Потом несколько минут ничего не происходило.
        После этого в коридорах особняка было замечено движение, и активность переместилась во двор.
        Парень говорил так сухо и лаконично, что Альфонс без труда переводил его слова на знакомый ему армейский бюрократический; однако смысл вычленить оказалось непросто.
        - Какая активность? - спросил он. - Какой двор?
        - Двор - внутренний, - быстро отозвался парень. - Активность… громкая.
        Словно в подтверждение его слов из-за стен поместья раздался женский крик.
        Не очень громкий - стена надежно его заглушала. Однако Альфонса словно подбросило. Он вылетел из машины и, хлопнув на бегу, приложил ладони к стене, а затем ударился плечом, словно хотел вынести кирпичную кладку, как дверь.
        На самом деле, Альфонсу Элрику в тот момент было не до дверей, которые обожал творить его брат, поэтому на первый взгляд стена не изменилась. Однако стоило алхимику коснуться ее плечом, как белая штукатурка и красный кирпич посыпались серой пылью, и Альфонс вошел в дверь, как в воду.
        Как ему потом рассказывали, выглядело это впечатляюще. Однако молодого алхимика мало занимало внешнее.
        Еще секунда - и он уже стоял во дворе, а в стене зияла дыра необычайно гладких очертаний, словно ее вырезали в куда более мягкой субстанции, чем кирпич.
        Первое, что увидел Альфонс Элрик - избитую Мэй в запыленной одежде, что силилась подняться на одно колено. Ее противника он даже не разглядел - просто отрезал от девочки привычным каменным валом. Хлопок ладонью, коснуться мощеных плит - это недолго. Подбежать, схватить девчонку на руки - это было дольше. Или показалось.
        У нее ссадина была на лбу - может быть, разок приземлилась неудачно или об стену приложилась. Впечатление, что все лицо в крови.
        - Дура, ты что творишь? - закричал на Мэй Альфонс, не отдавая себе отчета, что почти так же он кричал на Эдварда три года назад, во время первой драки со Шрамом. - Умереть хочешь?
        Однако Мэй потеряла сознание.
        То ли сразу, как он ворвался во двор, то ли когда схватил - бог весть.
        Альфонс бережно передал девочку своему спутнику, уже вошедшему следом.
        - Так, - он обернулся к мужчинам кланов Чань и Ликай, сгрудившимся у боковой стены. - Я ее забираю. А теперь покажите мне, где панда этой девочки?

* * *
        Мэй наполовину очнулась в автомобиле. Она не сразу поняла, что за ужасный шум ее окружает, и почему ее постель трясется. Кто-то лизнул ее руку; пальцы утонули в знакомом густом мехе. С трудом, сражаясь с тошнотой, девочка открыла глаза.
        - Тшш… - на ее лоб легла мягкая рука, и Мэй не сразу сообразила, что рука принадлежит Альфонсу, а мех - Сяомэй. - У тебя ничего не сломано… вроде бы. Мы доберемся до дворца, и тебя посмотрят императорские медики. Держись, Мэй.
        - Альфонс? - Мэй почувствовала, что у нее текут слезы. - Извини… я правда вела себя, как последняя…
        - Ничего, со всеми бывает. Я тоже идиот. Нужно было сразу предложить тебе помощь.
        - Нет…
        Альфонс… ты… зачем ты остался с той женщиной? Как ты мог…
        Мэй сама не знала, почему спросила это. Просто как-то так оказалось, что все самое важное для нее - чтобы ее признали, чтобы она была свободной, чтобы победить людей, которые держат ее взаперти - вдруг сузилось до одного единственного: чтобы Альфонс оказался здесь не просто так. Если он теперь с Тэмилой, все бессмысленно: и сражение с Цином, которое она проиграла, и свобода, которую она не обрела…
        - Да я с ней не оставался! Мэй, ты чего? Я ее видел второй раз в жизни, какого…
        Она меня отравила маленько, но я оттуда сбежал! Можешь спросить Ланьфан, ее люди за мной следили все время! Мэй, ну почему ты плачешь? Ну не плачь, маленькая. Все уже хорошо. Правда, хорошо.
        Вот-вот будет. Мэй!
        А Мэй чувствовала свое поражение: каждой клеточкой тела, каждым синяком, каждым мускулом.
        - Я научусь побеждать, правда, - пробормотала она, соскальзывая опять в полуобморок. - Альфонс… ты только дождись, ладно?
        Я обязательно научусь…
        Интерлюдия. Альфонс Элрик. Разные места
        Подготовка к грандиозному спектаклю для Союза Цилиня заняла еще пару недель, за время которых многое успело произойти.
        Мэй приходила в себя еще несколько дней. Она попросила вызвать из клана Чань лекаря Женьчуа и бабушку Лоа. Оба они прибыли даже раньше, чем начальник личного управления императора, которое взяло под крылышко Мэй и Сяомэй, успел об этом попросить. Лекарь Женьчуа с поклоном передал упомянутому начальнику несколько писем. Одно из них было адресовано императору, другое Альфонсу - к удивлению последнего.
        В альфонсовом письме господин Сыма приносил глубочайшие извинения за недоразумение и подчеркивал, что с его стороны и со стороны клана Чань в целом было сделано все возможное, чтобы предотвратить трагедию. Он также обещал со своей стороны позаботиться о будущем племянницы, как то сочтет нужным император и сама девочка.
        - Это голос бабушки Юэ, - сказала Мэй, когда Альфонс показал ей письмо.
        - Нехорошо так говорить о старших, но я бы с удовольствием показал ей, где раки зимуют, - мечтательно произнес Альфонс (они говорили по-аместрийски).
        - Какое забавное выражение! - обрадовалась Мэй и закашлялась (несмотря на жару, она подхватила простуду). - Надо будет запомнить.
        - Ну-ну, - пожурил ее Альфонс. - Лежи, выздоравливай… До чего ты себя довела!
        - Я себя мало довела, - решительно возразила девочка. - Нужно… понимаешь, Альфонс, нужно действовать самой… но опираться на друзей. Я совсем забыла, что вы с Лином не только мои союзники, но и мои друзья. А нужно было помнить. В одиночку я пока слишком слаба. Но я стану сильнее, обещаю! И буду вам помогать.
        - Не нужно, - Альфонс покачал головой.
        - Что не нужно?
        - Становиться сильнее. Ты вырастешь, станешь сильнее сама по себе… многому научишься. Будешь хитрее… Но нужно ли тебе уметь драться так, чтобы победить Цина или, допустим, Ланьфан? Ты умеешь столько всего…
        - Альфонс коснулся пальцем ее лба, и Мэй порывисто вздохнула. - В этой голове столько мыслей, столько идей, способных помочь людям и сделать их жизнь лучше… Ты умеешь пользоваться алкестрией. Ты изо всех сил стараешься помочь своей стране. Разве этого мало? Позволь мне и другим защищать тебя, Мэй, чтобы ты могла делать то, что только ты можешь сделать.
        - Например… помогать Лину? - робко спросила она.
        - Лину… или мне. Или еще кому-нибудь. Ты неоценимая помощница, Мэй. А может быть, ты захочешь делать что-нибудь сама по себе? Я бы на твоем месте об этом подумал. Ну ладно, отдыхай. А я зайду вечером.
        Мэй не могла лечить алкестрией саму себя, а лечиться у алхимиков из Союза Цилиня отказалась, поэтому выздоравливала долго.
        Юдэн явился сам, вместе с Цином. Они оба принесли Лину официальные извинения по всей форме.
        Юдэн кроме того имел приватный разговор с Мэй, при котором присутствовали только две девицы Ланьфан - все равно что немые.
        Потом Юдэн присутствовал на совещании (Альфонса тоже пригласили), где обсуждались перспективы создания нового Союза. В подробности плана по взаимодействию с Союзом Цилиня принца Ликай не посвятили, однако, как выяснилось, он участвовал в многих других императорских задумках. Юдэн сам получил прекрасное образование и считал своим долгом подготовить проект централизации чиновничьего управления. Кроме того, как рассказала Альфонсу Ланьфан, Юдэн также втайне поддерживал конституционную монархию. Сложно представить, как он собирался внедрять ее в Сине, где местные традиционно считали императора сыном неба.
        Юдэн Альфонсу скорее понравился, чем нет. Этот человек казался слишком уклончивым, чтобы быть искренним, и вместе с тем слишком дальновидным, чтобы предавать по пустякам. Альфонс не сомневался: Юдэн поддержал Лина из каких-то своих соображений и рассчитывает на заметную роль в государстве - за это говорила хотя бы его недавняя попытка перетянуть Мэй на свою сторону через брак (хотя у Альфонса сложилось впечатление, что Юдэн с самого начала не рассчитывал на успех). При этом помощь клана Ликай могла принести пользу, если пользоваться ею с осторожностью.
        После нескольких совещаний с Вернье, Яньцином и Лином они усовершенствовали первоначальный план. В его рамках Альфонсу пришлось несколько раз съездить в разные места по городу, показаться разным людям. Поговорил он и с шэнъянским представителем Чинхе - Ланьфан устроила им встречу. К счастью, с самим Чинхе Альфонсу встречаться не пришлось. Дайлинь оставалась где-то в горах, и Ал мог только вздохнуть с облегчением: одна мысль о встрече с ней навевала на него иррациональный страх.
        Однако другой встречи избежать все-таки не удалось.
        Альфонс заехал к нахарра, чтобы обсудить с Иденом путешествие к льяса.
        Тот встретил его во дворе, принял радушно, показал карты и путевые записи. Альфонс, однако, не мог отделаться от ощущения, что старик-нахарра озабочен чем-то, что не имеет никакого касательства к алхимии. Под конец разговора Альфонс спросил у Идена, как нахарра относятся к Союзу Цилиня.
        - Союз Цилиня идет совсем другим путем, - пожал плечами Иден. - Они консервируют знания, полученные от Золотого Мудреца, мы же стремимся к развитию.
        - Но и они, и вы не делитесь знаниями…
        - Но мы принимаем в свою семью одаренных алхимиков. Пару раз мы укрывали таких молодых синцев от Союза Цилиня, который преследовал их за незаконную алкестрию. Не в этом поколении, правда. Союз Цилиня - абсолютно закрытая организация. У нас есть молодежь, которая даже желает его уничтожения: ведь нахарра вынуждены таиться, в основном, из-за него… Вам следует поговорить с ними. Кстати, Тэмила придерживается тех же взглядов.
        - Я поговорю с Тэмилой, - произнес Альфонс с чувством сильной неловкости.
        - И с другими из ваших, если вы сочтете возможным нас познакомить. Скажите, они захотят присоединиться к альтернативной организации, которую создает сейчас император?
        - Мы не запрещаем нашим детям присоединяться к другим организациям, - после короткого раздумья проговорил Иден, - если от них не потребуется разглашать тайны алхимии, которые мы, нахарра, считаем запретными.
        - Я думаю, не потребуются. У Лина будут учителя, если у него будут бойцы.
        - Молодежь любит повоевать, Альфонс. В нашем семействе есть многие, кто предпочел бы, чтобы они сбросили пар сейчас, чем устроили бы… преобразования в нашей собственной маленькой общине, чьи правила складывались ни один год.
        На секунду Альфонс почувствовал смятение, но потом он сообразил, о чем говорит нахарра. Он склонил голову.
        - Я не представитель императора. Я его личный друг, который оказывает ему услугу. Но я думаю, что его представителям будет о чем поговорить с этими молодыми людьми.
        Беседа с воинственно настроенными молодыми нахарра состоялась. Сам же Альфонс встретился с Тэмилой. Столкнулись они случайно, хотя нельзя сказать, чтобы Альфонс избегал ее. Он даже решил, что если не встретит ее в доме нахарра, непременно наведается на рынок, где она торгует. Но это не понадобилось.
        В тот день Альфонс уже собирался покинуть дом после очередной беседы с Иденом, как вдруг заметил приоткрытую дверь и тонкую руку, мелькнувшую в щели. Заглянув внутрь, он увидел Тэмилу, что стояла в полутьме комнаты и мрачно смотрела на него, вновь напомнив ведение из разрушенного Ксеркса.
        Алхимик начал извиняться, но слова словно застряли в горле; Тэмила же подняла тонкую руку и коснулась пальцами его щеки.
        - Не извиняйся, - сказала она. - Ты просто меня не полюбил. За это не извиняются.
        - Я хотел бы, - произнес Альфонс, веря себе в этот момент. - Ты как видение, Тэмила.
        - Я очень неправильно себя повела, - Тэмила попыталась улыбнуться.
        - Ничего. Всякое встречается в жизни. Хотя бы попытайся жениться на женщине, владеющей алхимией. Будет обидно, если пропадет такая кровь, как у тебя.
        - Это мы еще выясним, зависит алхимия от крови, или нет, - пообещал ей Альфонс. - Но если зависит - то я приму меры.
        Спасибо тебе, Тэмила.
        - За что? - искренне удивилась девушка.
        - Просто за все…
        Если бы не ты… и вообще, - закончив сбивчиво, Альфонс ретировался.
        До назначенного Лином срока Большого Представления оставалось всего ничего, а у Альфонса еще не был готов его Большой Фокус. Точнее, он не был продуман. Альфонсу никак не удавалось довести его до конца. И он боялся проводить эксперимент.
        Он наконец-то нашел время наведаться в библиотеку Очарованного дворца и еще в личные библиотеки кланов Яо, Чань и Ликай… в двух последних его принимали с особенной приторной вежливостью. Он написал несколько писем - в том числе Эдварду - но ответов пока не получил.
        Наконец, Альфонс сделал очередную попытку научиться от выздоравливающей Мэй алкестрии. Но то ли Мэй оказалась неудачным учителем, то ли Альфонс отличался редкостной бездарностью в этом разделе: результат по сравнению с затраченными усилиями оказался мизерным. Молодой алхимик едва научился чувствовать потоки ци, но даже ощущение «ци» живых существ, которым пользовались не только алхимики, но и воины, осталось для него тайной за семью печатями.
        Другой тайной по-прежнему была Ланьфан. Альфонс сделал несколько попыток поговорить с ней или Лином и выяснить, что между ними происходит, но из этого ничего не получилось. Стоило ли заниматься этим? У него было полно и своих проблем. Но Альфонс просто не мог оставить Ланьфан так: каждый раз, когда он видел ее спокойное бледное лицо, каждый раз, когда вспоминал их предрассветный спарринг, у него сжималось сердце.
        Накануне дня Большого Представления Альфонс постарался встать пораньше, чтобы опять застать Ланьфан за тренировкой.
        Он вновь бродил по лабиринту бесчисленных внутренних двориков Очарованного дворца. Но то ли Альфонс не нашел тот самый, где повстречал Ланьфан в прошлый раз, то ли она изменила своему обыкновению: так он ее и не встретил.
        К его удивлению, Ланьфан нашла его сама.
        Альфонс только вернулся в свою комнату и раздумывал, не поспать ли еще немного - или все-таки отправиться к Мэй, пока есть время, и расспросить ее еще про алкестрию?.. Мэй не очень хорошо учила, но прекрасно рассказывала, что экономило время на поиск в книгах.
        Он совсем уже было решил в пользу Мэй (на том свете отоспимся), как вдруг понял, что в комнате не один.
        Оглянувшись, Альфонс заметил в самом темном углу, там, где полумрак казался гуще по сравнению с падающим из окна ярким солнечным светом, присевшую на одно колено Ланьфан.
        - Ох, прости, я тебя не заметил.
        Лицо Ланьфан неуловимо изменилось, как если бы ей сказали что-то приятное.
        - Это моя работа, - ответила она. - Альфонс, найдете полчаса? У меня есть одна просьба, с которой я хотела бы обратиться к вам.
        - Конечно, - изумленный, Альфонс немедленно забыл обо всем, что собирался сделать. - Я охотно… Конечно, Ланьфан!
        - Я прошу вас поговорить с моим господином, - медленно произнесла Ланьфан, тщательно подбирая слова. - Ему настало время взять жену.
        - Что?! - пораженный, Альфонс даже отступил на шаг назад. - А почему я должен с ним говорить об этом?
        - Потому что к вам он относится как к другу, и вашего совета послушает… в отличие от слов Яньцина или других представителей семьи Яо. Прошло два года с его воцарения; он уже мог начать созывать девушек из знатных кланов, чтобы они стали его женами. То, что он до сих пор этого не сделал, многими расценивается, как слабость.
        - А он говорил тебе, почему?
        - Господин не посчитал нужным обсудить это со мной.
        - А тебе стоило бы спросить, - Альфонс сам не ожидал от себя такого жесткого ответа. - У вас же здесь семейная жизнь императора напрямую связана с троном. И Лин это понимает. Если он до сих пор не созвал себе жен, наверное, у него есть какая-то государственная причина этого не делать.
        - Боюсь, что дело не в государственных соображениях, - возразила Ланьфан.
        - Боюсь, что мой господин питается теми же иллюзиями, что и госпожа Мэй Чань. Он хочет сам разобраться со своей брачной жизнью.
        Но у императора не может быть такой роскоши! - в ее голосе неожиданно прорвалась сильнейшая страсть; Ланьфан замолкла, будто испугавшись этого выплеска чувств.
        - Вот оно что… - медленно проговорил Альфонс. - Как сказал бы Джерсо, «те же яйца, только в профиль».
        - Яйца? - удивленно переспросила Ланьфан. - Очень странная идиома.
        - Ага. Странная.
        Ланьфан, а что ты сама чувствуешь к Лину?
        Ланьфан не удивилась вопросу.
        Сухим деловым тоном она ответила:
        - Если нужно, я вырву свое сердце и отдам ему.
        Альфонсу живо представилась разорванная грудная клетка и алая, горячая масса, тошнотворно пульсирующая в ране.
        - Ты думаешь, что ему это нужно? - спросил он резко, не давая себе возможности задуматься ни над смыслом, ни над формулировкой. - Твое сердце или твоя кровь - без твоей души? Ланьфан, ты не понимаешь, что такое женщина для мужчины?
        - Что? - Ланьфан, как будто, удивилась его горячности.
        - Все! Маяк и гавань, море и корабль! А ты низводишь себя до простой… функции. Может быть, ты страж, лучший из всех возможных, но разве ты не видишь, что ранишь того, кого охраняешь?!
        - Что? - повторила Ланьфан, отшатываясь в страшном дефиците слов. Альфонс хорошо знал это онемение языка на своем опыте. - Я… не ждала услышать это от мужчины.
        - А! - Альфонс махнул рукой в досаде. - А кто еще тебе вообще это мог сказать? Вы, женщины, не понимаете таких вещей. У вас либо сказка, либо расчет. А еще вы лезете в игры с вассалами и господами, не посмотрев, что нужно второй стороне!
        Говоря это, Ал думал о генерале Мустанге и майоре Хоукай - он вообще часто вспоминал их в связи с Лином и Ланьфан. Но там, кажется, выбор был общий?.. Еще он подумал о Джерсо с Зампано; о любви и верности в форме боевого братства. Он понимал все это, но хотел бы для себя такой судьбы. Он вспомнил и о Дайлинь: как она любила своего Чинхе, и как с боем ушла от него, спасая их общего ребенка.
        А Лунань? Что для нее был брак с «головой дракона» - только ли возможность вырваться из надоевшего окружения? Прожить остаток жизни, как она сама выбрала, невзирая на все трудности? Или она, по примеру многих женщин, просто морочила Альфонсу голову, желая на самом деле чего-то совершенно иного?
        И Мэй… Какая любовь вела ее сердце, когда она упорно отказывалась от помощи с нежеланным браком? Легче ли ей было разбиваться о каменные стены, чем обратиться за помощью к сводному брату?
        Дела человеческие во сто крат сложнее дел алхимических. Как же люди ориентируются в них, не получив никакой подготовки?..
        Вся эта сумятица мыслей заняла не более доли секунды. Сложное чувство овладело Альфонсом и прошло сквозь него, словно диковинное алхимическое излучение. Но реакция в его душе не укладывалась в традиционные формулы. Он смотрел на Ланьфан и пытался найти слова, чтобы рассказать ей, до чего это важно: все время пытаться быть счастливыми в этом безумном мире, который сражается с нами постоянно, и никогда нельзя знать, что на повестке дня - дружеский спарринг или смертельная битва.
        Альфонс смотрел на Ланьфан, и не мог найти слов.
        - Ты очень хороший человек, Альфонс Элрик, - наконец проговорила Ланьфан.
        - Но почему ты так близко к сердцу принимаешь мои дела? Не потому ли, что не можешь устроить свои?
        - Не могу, - согласился Альфонс. - Но не в этом дело. Я бы не стал так говорить с тобой, если бы ты не была… - он запнулся. «Моим другом»? Звучит фальшиво. «Девушкой, в которую я мог бы влюбиться»?.. Неловко. - Ланьфан, - закончил он неуклюже. - Такой, какая ты есть. Неотразимая, как бросок твоего ножа… Ты очень нужна людям, которые тебя любят.
        Кажется, это прозвучало чересчур выспренно, но ничего лучше он придумать не смог.
        - То есть ты не будешь говорить с Лином? - уточнила Ланьфан.
        - Поговори с ним сама. Если у него будешь ты, я думаю, он легко выдержит хоть дюжину, хоть две дюжины принцесс.
        Ланьфан отвернулась и молча вышла.
        «Вот интересно, - подумал Альфонс с горьким чувством, - я только что влез не в свое дело и потерял друга (двух друзей?), или всего лишь лишил ее душевного покоя на несколько дней, после чего все пойдет по-прежнему?
        Хотелось бы знать…»
        Истории 4 и 5. Ланьфан и Мэй. Очарованный дворец и Императорский заповедный лес
        Когда Лин объявил Нивэю и пришедшим с ним от имени Союза Цилиня двум младшим иерархам, что он является императором и следующая встреча должна быть проведена в Очарованном дворце, в первый момент представители Союза Цилиня опешили.
        Однако все они занимали достаточно высокие должности, а потому привыкли к ударам судьбы. Уже ко времени следующей встречи в Яшмовой Палате (величественной, но не самой большой комнате, используемой обычно для полуофициальных приемов) они достаточно преодолели свой пиетет перед верховной властью, чтобы перейти в наступление.
        Стоило Лину еще раз высказал свое предложение о вступлении в Союз, его завалили уточняющими вопросами.
        - Мудрость нашего императора несомненна, - проговорил, кланяясь старец Чуншу, заведующий обучением молодежи. - Однако мы не можем похвастаться тем же бессмертным взглядом, пронзающим время.
        Если император считает, что это мудро - нарушить древние традиции и перейти под руку иностранца, ничего не знающего о древних путях синской алкестрии, то от меня, признаться, ускользает ясность такого решения!
        - Что ж, - Лин мрачно улыбнулся, - разве не была создана современная синская алкестрия Золотым Мудрецом, пришельцем с Запада?
        - Это так, мой государь. Но, - Чуншу выпрямился, - Золотой Мудрец демонстрировал невиданные чудеса, недоступные никому из нас.
        Многие из них до сих пор никому не удается повторить. И он был бессмертен! Он пробыл с нами несколько десятков лет, ничуть не меняясь. А после этого не погиб, а ушел, хоть мы и не знаем, куда.
        - Ну что ж, - произнес Лин холодно, - в таком случае, скажите мне, какие чудеса алхимии вы сочли бы возможным принять, как доказательство превосходства? Что должен совершить этот человек?
        Чуншу, кажется, напрягся.
        - Он должен проводить алхимические преобразования без помощи кругов, - наконец сказал старик. - Он должен знать о преобразовании больше, чем любой из нас. Он должен быть бессмертен.
        - Что ж, - хмыкнул Лин, - бессмертие подтвердить нелегко. Ибо никто в здравом уме не согласится отрезать себе голову, чтобы доказать что-либо невежественным глупцам… Остальное же… Господин Альфонс Элрик, полагаю, вам сейчас самое время появиться.
        …В это самое время в соседней комнате Ланьфан, которая напряженно слушала разговор через стену, махнула Альфонсу рукой.
        - Он вас зовет.
        - Ага, - Альфонс направился к двери.
        - Не сюда! Забыли, что мы обсуждали?
        - Ох точно! - Альфонс подошел к стене, глубоко вдохнул и сложил вместе ладони.
        Теперь ему предстояло вызвать в памяти худшие образчики творчества его разлюбезного брата - и повторить их снова. Потому что, черт возьми, эти его звери с оскаленными мордами выглядели по-настоящему впечатляюще, хоть и ужасно безвкусно!
        - Ну, как-то так… - пробормотал он, прикладывая ладони к стене.
        В зале же члены Союза Цилиня с недрогнувшими лицами наблюдали, как лопаются дорогие обои из шелковой бумаги, как вспучивается камень кладки, течет, словно вода, стремясь принять новую форму; как из этой формы рвутся наружу оскаленные пасти, гривы, змеи в броске…
        И вот уже перед ними - роскошная дверь, нет, ворота, украшенные по краю геральдическими чудищами, каких нет ни в одной старинной книге; ворота распахиваются, и в них появляется высокий юноша в белом одеянии - хронист непременно прибавил бы «прекрасный, как день», но сидевшим тут господам не было сейчас дела до красоты вошедшего.
        Белый - цвет траура в Сине. Альфонс решил выбрать его вновь под влиянием воспоминаний о Кимбли, несмотря на скептические замечания Мэй и Ланьфан. Ему довольно легко было убедить себя, что эти конкретные девушки ничего не понимают в мужской моде.
        - Приветствую собравшихся, - сказал он и мысленно чертыхнулся: у него опять с языка соскочило старинное, очень формальное приветствие, которое уже никто не использует.
        Ладно, не обращаем внимания и действуем, как будто так и надо.
        Он обернулся к двери.
        - По-моему, здесь чего-то не хватает, - проговорил Альфонс. - Что-то я поторопился.
        - Как насчет символа инь-янь? - предложил Лин. - Вон под теми двумя змеями.
        - Да? - Альфонс с сомнением посмотрел на упомянутых змей. - По-моему, тогда получится похабщина… Но слово императора - закон.
        Альфонс хлопнул в ладоши и приложил их к своим импровизированным вратам. Круг, разделенный волнистой линией, возник ровно на том месте, где и должен был. У черной рыбы белый глаз, у белой рыбы черный глаз. Самый древний из известных алхимических символов.
        - Вот так лучше, - довольно заметил Лин. - А теперь, господин Эллек, поясните вот что… Эти господа, услышав о том, что вы любезно согласились возглавить подчиненных мне алхимиков, сомневаются, переходить ли им под ваше начало. Как вы считаете, им стоит?
        - Вы хотите знать, почему вы должны подчиниться мне? - Альфонс медленно обвел взглядом собравшихся. Он старался говорить холодным голосом; теперь ему даже не понадобилось сжимать в кармане заветную железку, достаточно было представить лицо Мэй, когда он подобрал ее во дворе Дома Тысячи змей. - Потому что Лин Яо, которого вы зовете своим императором в надежде, что он поделится с вами секретом бессмертия, принес сюда только половину этого секрета.
        Альфонс перевел дыхание. Ему нельзя было ошибиться. Нельзя было сказать лишнее или не сказать нужного.
        - Мой отец родился в Ксерксе, - произнес Альфонс, повысив голос, - когда эта страна была велика и славна. Вы знали его, как мудреца с запада.
        Это он основал Союз Цилиня.
        Ответом была тишина. Только кто-то из присутствующих испустил прерывистый вздох.
        - Он прожил четыреста лет, пока не погиб два года назад по нелепой случайности. Я не намерен повторить его ошибок и собираюсь прожить гораздо дольше.
        Задавайте вопросы.
        Два иерарха Союза переглянулись. Один из них - Альфонс помнил, что его звали Тенвей - погладил бритый подбородок и спросил:
        - Сколько вам лет, юноша?
        - Тридцать семь.
        - Непохоже.
        - Можете навести справки, - Альфонс пожал плечами. - Придется запрашивать архивы Аместрис, но я уверен, что вы справитесь.
        Здесь Альфонс почти не рисковал: он был уверен, что ошибку статистики, допущенную давным-давно, перед приездом к ним подполковника Мустанга, еще не исправили. Месяца за два до отъезда братьям пришлось отшивать страхового агента из Ист-Сити, который пытался втереть медицинскую страховку «гражданам Элрикам» тридцати восьми и тридцати семи лет соответственно…
        Да и в любом случае, чтобы запросить информацию из Аместрис, нужно время. Много времени. И любой, кто начнет копать насчет Альфонса Элрика, неизбежно наткнется на его роль в событиях мятежа.
        - И еще, - жестко сказал Альфонс. - Когда я говорю, что готов возглавить новую структуру, создаваемую императором Яо, я вовсе не имею в виду, что я уговариваю вас вступить в нее. Нет. Я уведомляю. Я не собираюсь тратить свое время на тех, кто не соответствует моему уровню.
        - Какому уровню? - проскрипел старичок с левого края; Альфонс помнил, что его звали Девшу. - Мы, молодой человек, до сих пор не видели ничего невероятного. Так, обычные фокусы.
        - Один из вас своими глазами видел, как я обуздал землетрясение, - Альфонс внимательно посмотрел на Нивэя. - Этого мало?
        Нивэй выдержал взгляд, а потом слегка отвел глаза. Он не улыбался, но Альфонс чувствовал, что что-то вроде улыбки готово появиться на этих бескровных губах. Нивэй выжидал. Он чувствовал в Альфонсе силу; он, может быть, даже предупредил об этой силе кое-кого из своих… но, вполне возможно, был не слишком убедителен. Требовалось ли ему, чтобы остальные были раздавлены? Сметены напрочь превосходящими силами?
        Альфонс оглядел представителей Союза Цилиня, и они вдруг до невероятия напомнили ему аместрийских генералов - тех, кого он мельком видел в Централе после бунта. Они смотрели на него с высокомерием, но в глубине их темных глаз, в складках жестких морщин Альфонс Элрик угадывал слабину. Как на тонком льду в феврале, когда вроде бы еще лежит на деревьях снег, но миражи зимы теряют убедительность.
        Он поднял руки и соединил ладони. Закрыл глаза.
        Главное - помнить.
        Мир представляет собой единый поток. Энергия течет по вселенной, как кровь по кровеносным сосудам.
        Душа привязана к телу цепью разума и скреплена кровавой печатью.
        Философский камень, созданный из энергии души, на первый взгляд ломает законы природы. Но если вскрыть истину, лежащую за обычной правдой…
        У черной рыбы белый глаз, у белой рыбы глаз черный. Всегда.
        Эдвард говорил - душа каждого из нас философский камень. Ему даже удавалось лечиться самостоятельно.
        Альфонс пока не пытался проделать ничего подобного, но зато на его стороне - то, чему научили его нахарра. То, чему научила его Мэй. Если почувствовать потоки энергии, идущие через эту комнату… Если влиться в них, соединить их с той алхимической печатью, что представляет сейчас его тело…
        Знакомое щекочущее ощущение обняло его, и Альфонс чуть было не рассмеялся в голос. Он знал, что фокус нахарра подействовал. Алхимик распахнул веки и посмотрел на свои руки, по-прежнему сомкнутые на уровне груди. Кровеносные сосуды светились - тем же бледно-желтым светом, как у Идена.
        Альфонс вытащил из ножен на поясе кинжал, все еще не имевший имени, и уколол себя в центр левой ладони. Появилась алая капля крови, тоже сияющая. Альфонс смотрел на нее, не отрываясь.
        Капля росла, темнела; еще несколько секунд - и вот на его ладони лежит большой шар, почти излучающий темноту.
        Ал был готов к этому. Он догадывался, на что это будет похоже. Но все-таки чуть было не закричал и не стряхнул с ладони черную гадость.
        Он ведь читал какую-то совершенно сумасшедшую статью в столичном журнале - дескать, звезды рождаются из черных дыр. Отец гомункулусов держал на ладони миниатюрную звезду, но может ли звезда родиться из обычного человеческого тела?..
        Полковник Мустанг говорил: алхимия огня - венец доступной людям алхимии. Он ведь не только раскладывал кислород, что-то еще делала его печать… Не зря же его учитель решил спрятать секрет ото всех!
        Еще вчера Ал сомневался, правильно ли он догадался.
        Сегодня молодой алхимик понял, что был прав.
        Альфонс протянул членам Союза Цилиня ладонь, на которой пульсировал огненный шар, запертый в силовом поле, созданном его кровью и его алхимией.
        - На самом деле, это тоже фокус, - сказал он мягко. - Вся западная алхимия - это фокусы. Но так случилось, что конкретно сейчас у меня на ладони - мощность, сравнимая с танковым снарядом.
        На самом деле, Альфонс врал. Он понятия не имел, какую силу держал на ладони.
        А вот члены Союза Цилиня, кажется, имели. Они отшатнулись; кто-то даже вскрикнул - жалкий старческий вопль. Альфонс запоздало сообразил, что, в отличие от него, они все видели потоки ци, и, следовательно, лучше понимали разрушительную мощь его творения.
        Даже Лин, сидевший в своем величественном кресле, побледнел.
        В комнате отчетливо стало жарче. На лбу одного из старейшин выступили капли пота.
        - Вы можете это погасить? - спросил Нивэй.
        - Могу, - ответил Альфонс. - Но не буду. Видите ли, император Яо просил мне помочь с наказанием мятежников.
        - Не нас? - поднял бровь Нивэй.
        Каким-то образом он возглавил беседу, хотя, Альфонс мог бы поклясться, еще секунду назад не был тут самым главным.
        - Пока не вас, - ответил Альфонс. - Вы можете идти. Детали вступления в новую императорскую организацию можете обсудить непосредственно с господином Вернье. Меня эти дела пока не интересуют.
        Нивэй взглянул на Лина. Тот кивнул.
        С огненным сгустком на ладони Альфонс стоял и ждал, пока члены Союза Цилиня проходили мимо, опасливо кланяясь, и исчезали в старой двери - не той, что проделал Альфонс. У каждого из них были свои благовония, Альфонса немного замутило от непривычных ароматов. «Что я здесь вообще делаю?» - подумал он, и нестерпимо захотелось оттянуть воротник дурацкого белого одеяния. Но нельзя давать слабину.
        Наконец остался только Нивэй.
        Он на секунду встретился с Альфонсом глазами.
        - Не следует ли мне бежать из Шэнъяна как можно скорее? - спросил он спокойным тоном.
        - Только если вы не станете сотрудничать с императором, - ответил Альфонс.
        - Что ж… Надеюсь, небесный владыка примет мою преданность.
        Поклонившись Лину, Нивэй миновал Альфонса и демонстративно вышел в свежесозданную дверь.
        Тут створки старой двери раздвинулись и заглянула Ланьфан.
        - Все хорошо? - спросила она из-под маски.
        - Нет, - ответили Альфонс и Лин одновременно.
        Потом Альфонс продолжил:
        - План Б. Я не могу загнать эту штуку обратно.

* * *
        Цепочка перекладных готовилась заранее: из дворца Альфонса вынесли четверо лучших носильщиков, сразу за воротами их сменил автомобиль. Вслед за Альфонсом в кабину вскочила Ланьфан, затем - Лин, а потом и Мэй. Лин чуть было ее не вытолкнул.
        - Тебе зачем тут находиться?! Иди цилиней убалтывай!
        - Это тебе тут незачем находиться! Забыл, что император? Что на тебе вся страна?
        Если сейчас ты взорвешься, кто все доведет до конца?!
        Мэй говорила резко, отрывисто; в неровном свете фонарей официальный грим, который она нанесла на случай, если придется выйти к людям Цилиня, терялся, и она выглядела как никогда хорошенькой. К тому же, девочка успела сменить дурацкий изукрашенный халат на обычную одежду.
        - Я убедил Альфонса на эксперимент, значит, мне ехать, - бросил Лин. - А ты…
        - Пусть остается, - отсутствующим тоном сказал Альфонс. Он боялся лишний раз отвести глаза от комка света у себя на ладони. - Если считает нужным…
        Мэй имеет право сама распоряжаться своей жизнью - даже если в глубине души Альфонс разделял стремление Лина защитить ее. Один раз она уже помогала его, Ала, убить. Может стать хорошей традицией: раз в три года стоять на пороге смерти в ее компании.
        - Едем, - сухо сказала Ланьфан. - Мы куда, на полигон?
        Полигоном они, с подачи Зампано, называли место тренировок линовой «алхимической гвардии» в паре миль от Шэнъяна. Там Альфонс заранее нарисовал печать нейтрализации - вчера весь вечер трудился.
        - Нет, - сказал Альфонс, также не глядя ни на кого. - Я не уверен, что мне даже печатью как-то удастся… Я просто выкину эту штуку. Поезжай за город, Ланьфан. Если я правильно помню, ниже по течению Тэнцзы - императорский заповедник?
        - Да, - Ланьфан уже выруливала из неприметного переулка, того же самого, куда она с месяц назад привезла Альфонса, Джерсо и Зампано.
        - Есть там какое-нибудь место, где разлив реки не вызовет больших разрушений?
        - Ты хочешь сбросить эту штуку в реку?
        - Не думаю, что у меня есть другой выход.
        - Императорские олени будут возражать, - фыркнул Лин. - Яньван с ними, договоримся!
        Машина вырулила на широкую улицу и наподдала. Если бы у Альфонса сейчас было время отвлекаться на пустяки, он бы, несомненно, преисполнился уважения к аэружскому производителю: машин с таким мягким ходом в Аместрис он не видел.
        Они помчались в свете желтых фонарей, распугивая редких прохожих; во всяком случае, Альфонс надеялся, что прохожие именно редкие. В какой-то момент мимо пронеслись оранжевые, похожие на подсвеченные изнутри тыквы фонари и парящий над мостовой дракон из папье-маше, но это могло и показаться.
        Альфонс не отрываясь смотрел на огненный шар на своей ладони.
        Сколько энергии скрыто в одном человеческом теле? Сколько мощи скрывает механизм, ведущий нас от рождения до смерти? Что именно использовали шаманы-льяса? Каким боком это все относится к тайне разделения химер, поможет ли распутать чудовищное переплетение, созданное грубым и конъюнктурным использованием философского камня?
        Подумать только, они сжигали в своих топках тысячи человеческих жизней, когда из одной капли крови…
        «Но это только моя кровь, - подумал Альфонс с внезапным испугом. - Я был во Вратах! Пожалуй, я единственный из ныне живущих, кто отдал все свое тело и познал синтез человека: просто потому, что обычно после такого не выживают! Значит ли это, что я перестал быть человеком?!
        Что, если бы Тэмила в самом деле понесла от меня ребенка, и этот ребенок…»
        - Альфонс! - вскрикнула Мэй.
        Ал охнул: огонь на его ладони увеличился в размерах и уже освещал всю машину. От пламени удушливыми волнами шел жар; хорошо еще, что дело не дошло до ожогов!
        - Извини, я…
        Огромным усилием воли ему удалось уменьшить пламя, но совсем утихать оно не желало. Когда Альфонс все-таки поднял глаза, то встретился взглядом с Лином, который перегнулся через переднее сиденье. В глазах императора отражался огонь.
        - Обалдеть, - проговорил Лин странно охрипшим голосом. - А это можно проделать с другим человеком?
        - Не думаю, - Альфонс сразу понял, о чем он. - Вряд ли. Моя кровь побывала во Вратах. Но даже если можно - я так экспериментировать не буду, - при этих словах пламя зашлось снова. - Ищи себе другого человека-оружие!
        - Альфонс! - Мэй схватила его за локоть. Ладошки у нее были ледяные, это чувствовалось даже сквозь плотную ткань рукава. Альфонс вновь глубоко вздохнул, усмиряя огонь. Если бы на его месте был Эдвард… ну, наверное, Лин как минимум бы уже не досчитался крыла дворца. Как хорошо, что хотя бы один из них умеет контролировать темперамент!
        - Лин, не отвлекай его! - Мэй говорила гневно, холодно, гораздо взрослее, чем обычно. - И ты сам! Ты же хотел стать добрым императором, и защитить всех! А тут только зашла речь об оружии…
        - Добрым императором нельзя быть без доброго оружия, - возразил Лин. - Но ладно, ладно, я уже понял, что вы тут все этики и моралисты… А будет весело, если эта штука сейчас сделает «пшик» и погаснет.
        Альфонс через силу улыбнулся.
        - Да, мне особенно.
        - Ты разве не чувствуешь? - серьезно спросила Мэй. - Это убийственная мощь! Я с другого конца дворца прибежала!
        - Чувствую! - Лин стукнул кулаком о ладонь. - И я не могу понять, откуда она взялась! Ведь в тебе, Альфонс, ты уж прости, я никакой особенной силы не ощущаю. Человек как человек.
        - А я вообще не могу понять, что вы там чувствуете, что нет, - сердито ответил Альфонс. - Не дается мне эта ваша алкестрия, хоть тресни!
        И вообще, дурака нашли, в следующий раз буду сидеть тихо, и сами разбирайтесь, как хотите, хоть с цилинями, хоть с фениксами… Не отвлекайте!
        Лин тут же послушно отвернулся и уставился в переднее окно. Мэй застыла рядом маленьким каменным изваянием.
        Они выехали из города - Альфонс почувствовал это, поскольку дорога под колесами стала тряской.
        Все-таки неудобная штука эти машины, поезда куда удобнее… Не отвлекаться! Пламя веселенькой искрой играла на ладони, но Альфонс ощущал всю его опасность.
        Одна капля крови таит гигантскую энергию… Нет, это должна быть не кровь, это должно быть любое вещество… Еще очень давно им с Эдвардом попадалась на глаза заметка о свойстве радиоактивности и попытках расщепления атома, но Альфонс чувствовал: это совсем другое. Может быть что-то похожее, может быть… Связь материи и энергии, самая основа вещества, вскрытая через связь души и крови, угрожала сейчас ему и его друзьям.
        Использовать эту чудовищную мощь на каких-то мелких политических интриганов - не слишком ли расточительно?.. Эдвард, наверное, посмеется и одобрит. Он известный любитель забивать гвозди микроскопом.
        «Наверное, я от него заразился, - подумал Альфонс с тоской, - черт, ну почему мы не могли отправиться вместе! Все было бы настолько проще…»
        - Так, теперь слушай меня, - вполголоса начал Лин, и Альфонс не сразу сообразил, что друг говорит не с ним, а с Ланьфан. - Помнишь, где в прошлом году проходило поклонение солнцу? В паре ли[14 - Ли - традиционная китайская мера длины, ок. 500 м.] к западу есть соленое озеро между холмами.
        - В седловине, где вокруг ложный чай растет?
        - Именно - Вы думаете, нужно сбросить эту штуку там?
        - Да, думаю. Озеро соленое, из него ничего не вытекает. Животных там обитает мало. И это не самое большое соленое озеро в моих владениях, так что я могу себе позволить его потерять, - Лин говорил нарочито легкомысленным тоном. - Хотя я очень надеюсь, что все не так страшно, и оно выживет. Я не слишком люблю терять что-нибудь, слышишь, Альфонс? Так что постарайся и ты остаться в живых.
        Альфонс ничего не ответил: огонек весело ерзал по его ладони, словно ему не терпелось вспыхнуть.
        Небольшая ранка под ним не только не зажила, но и по-прежнему кровоточила: Альфонсу стоило больших трудов не позволять загореться новой крови.
        - Туда нет дороги, - напомнила Ланьфан.
        - Дорогу построю я, - твердо сказала Мэй.
        - Ты не увидишь в темноте, куда строить, - возразил ей Лин.
        - По прямой. Сглажу несколько холмов в крайнем случае, - хладнокровно сказала девочка. - Не волнуйся, я потом приведу их в порядок.
        Лин рассмеялся, но смех получился невеселый.
        Машина, урча мотором, остановилась где-то среди кустов. Хлопнули двери - это наружу выскочили Мэй и Лин. Альфонс почувствовал дуновение свежего воздуха, пахнущего луговыми травами - захотелось втянуть его носом. Нельзя.
        Краем глаза алхимик уловил синеватые вспышки - должно быть, Мэй проложила эту самую дорогу. Еще раз хлопнули двери.
        - Там не до конца, по-моему, - озабоченно сказала Мэй. - Докуда хватило. Ланьфан, езжай осторожно, я еще потом выйду, продолжу…
        Дальше они ехали в темноте, едва быстрее, чем идущий быстрым шагом человек. Лин попытался подколоть Мэй по поводу гладкости дорожного покрытия, она что-то ответила насчет того, что дорога временная и использовать ее можно только несколько раз. «Я же не умею строить настоящие дороги!»
        - проговорила Мэй с обидой в голосе, и Альфонс подумал, что эта обида удивительно ей идет… Мэй такое существо, которой идет почти все, даже капризы. Но капризничает она довольно редко, удивительно для принцессы.
        - Все, - вдруг сказал Лин, - озера за этим холмом. Дальше мы с Альфонсом пойдем пешком.
        - Нет! - одновременно воскликнули Мэй и Ланьфан.
        - Объясните, - проговорил Лин опасным тоном.
        - Мой господин, вы не можете так рисковать! - с жаром произнесла Ланьфан. - И в этом нет никакой необходимости! Я пойду с господином Альфонсом.
        Если что-то случится, вы сами можете вести автомобиль.
        - Вот именно, я твой господин! Я несу ответственность за…
        - И не в этом даже дело! - Мэй говорила яростно и зло, Альфонс почувствовал у нее в голосе слезы. - Тебе, Лин, идти не просто бессмысленно, но и вредно! Мы не знаем разрушительной силы этой штуки! И ты ничего не сможешь сделать, если что, только сам погибнешь, и Альфонсу не поможешь! А я смогу!
        - Что сможешь? - кажется, Лин слегка удивился: может быть, необычными для Мэй интонациями, может быть, силе напора.
        - Построить убежище.
        Я алхимик или нет?! Тут в предгорьях под почвой гранит и кварцы, они прочные. Альфонс выкинет эту штуку, а я создам бункер. И мы с ним выживем, и ничего не случится! А вы немедленно езжайте прочь, как мы пойдем к озеру, и отъезжайте подальше! И потом возвращайтесь, заберете нас.
        - Принцесса говорит верно, - произнесла Ланьфан после короткой паузы.
        - Вы не посмеете… - начал Лин.
        - Лин, - Альфонс почувствовал, что его очередь сказать решающее слово. - Мэй права. В данном случае она сможет сделать больше, чем ты. Она уже не ребенок, она взрослый человек и имеет право решать. Не делай той же ошибки, что сделали старейшины твоего клана. Не недооценивай ее.
        Лин замолчал. Альфонс не видел его лица, но смешок услышал.
        - Что ж. Да будет так, значит. Но если вы не вернетесь живыми, я прикажу вас казнить, так и знайте.
        Мэй выскочила из машины первой, обежала ее и открыла дверь для Альфонса.
        - Спасибо, - шепнула она, когда он вышел навстречу теплой синской ночи.
        - Не за что. У меня на самом деле сердце разрывается от страха за тебя. Тебе не нужно было вызываться.
        Мэй коротко вздохнула, а потом сказала, еще тише, чем прежде:
        - Вот за это и спасибо.

* * *
        Ланьфан отъехала на несколько ли, и дальше Лин отказался двигаться наотрез, как она ни просила его.
        Потянулись долгие минуты молчаливого ожидания; лес вокруг, казалось, тоже притих, проникшись их настроением.
        - Поехали, - наконец решил Лин. - Если мы ничего не видели, взрыв был не так силен. Но может быть пожар. Нужно их вытащить из укрытия.
        - Мой господин, прошу вас, подождите еще! - взмолилась Ланьфан. - Они могли еще не подняться на холм. Вы подвергните себя угрозе. И что тогда станет с вашими планами?
        - Да мне плевать, что станет с моими планами, - рявкнул Лин, обернув к ней белое в лунном свете, искаженное бешенством лицо. - Я не потеряю еще одного друга из-за моей собственной глупости или эгоизма!
        Слышишь, Ланьфан?!
        - Но это Альфонс Элрик! - крикнула Ланьфан в ответ. - Мой господин, это Альфонс Элрик, это не мой дед и не гомункул Жадность! Он не станет жертвовать собой, он постарается выжить!
        - Яньван его подери… - Лин стукнул кулаком по приборной панели. - Стараться мало!
        Я его в это втянул!
        Он оперся о передний щиток руками, уткнул в них голову - на миг господин показался Ланьфан совсем беспомощным.
        То, что они начали, продолжится еще долго. Союз Цилиня так просто не смирится с потерей людей, это понятно каждому. Впереди долгая борьба; впереди интриги, по сравнению с которой сегодняшняя покажется детской игрой. И разве с одним Цилинем проблемы в государстве?
        Императору не пристало показывать слабость перед подданными, господину - перед слугами. Но он уже два года тянет этот груз, и сколько впереди - неизвестно.
        Вся жизнь. В любом случае, вся жизнь: свергнутых императоров в живых не оставляют.
        Лин, молодой господин Лин, с которым она играла в детстве…
        Резкие слова Альфонса Элрика пришли ей на ум - «лезете в вассальные игры, не посмотрев, что нужно другой стороне…»
        Она знала, что нужно «другой стороне» Другой стороне нужен союзник, равный, друг, жена, возлюбленная… он был лишен даже крупицы опоры в своем одиночестве на троне. Он говорил ей не так давно - «я введу титул императрицы, и он будет твоим», но Ланьфан в ужасе отказалась. Ибо все, что она есть и всегда будет - это слуга и защитник. Не подзащитный. И не равный. Его сила, не его уязвимое место.
        Разве она может перешагнуть через себя, взвалить эту ношу?
        Но что если иначе ее господину не справиться?
        - Мой господин… - шепнула Ланьфан.
        - Да? - отозвался Лин, не поднимая головы.
        «Это напряжение последних недель, когда я готовила сегодняшнюю операцию, - подумала Ланьфан. - Я вскоре пожалею об этом…»
        Но она положила руки на плечи того, кого любила всем сердцем, и тихо произнесла.
        - Вы всегда будете моим господином. Но если вам угодно, вы можете опереться на меня, когда устали, и я выдержу. Мне не будет в тягость, потому что если вам нужно, чтобы я встала рядом с вами, а не позади - я сделаю это.
        - Ланьфан… - он обернулся, пораженный.
        Ланьфан всегда гордилась своей скоростью и рефлексами, отточенными годами тренировок. Но сейчас она не заметила, как оказалась в объятиях своего императора и друга детства, и как так вышло, что Лин зарылся лицом в изгиб ее шеи.
        - Никому тебя не отдам, - глухо пробормотал он. - Ты нужна мне, слышишь? Не ты, как моя охрана, не ты, как мой вассал, - вся ты!
        - Я ваша, мой господин… - шепнула Ланьфан, с ужасом чувствуя, как тает от жара его губ и как один за другим дают трещину все барьеры, которыми она себя окружила.
        И кто знает, чем бы это все могло закончиться, но тут Лин замер.
        - Запах дыма, - сказал он. - Лес горит.
        Ланьфан оказалась на водительском сиденье еще прежде, чем он закончил фразу.
        - Взглянем, что там, мой господин, - быстро сказала она. - Но если опасно, я вас туда не пущу. Вызовем подмогу из дворца.
        - Нет уж, - Лин широко оскалился. - Я как-нибудь сам решу, рисковать мне или нет. Придется тебе доверять мне, Ланьфан.
        Ланьфан нажала на педаль газа с отвратительным чувством, будто между ними только что-то непоправимо сломалось, рассыпалось - и вырастет ли новое, неизвестно.

* * *
        Альфонс скорее угадал, чем услышал звук уезжавшей машины. На все прочее - ночную перекличку птиц и животных, звезды и луну у них над головой - не оставалось ни сил, ни внимания. Пот заливал лоб, струйками сбегал по вискам. Альфонсу казалось, что от него разит страхом на километр. В животе скручивался противный ком.
        Все-таки железным быть легче.
        «Я первый раз в жизни гуляю с девушкой под луной, - подумал он, - и при таких обстоятельствах!»
        Наконец они поднялись на холм.
        Озеро лежало внизу, в небольшой седловине, белым диском, отражавшим лунный свет. Вокруг разбегались такие же невысокие холмы, как и тот, на котором они стояли - Альфонсу оставалось только гадать, сколько таких «срезала» Мэй, когда прокладывала дорогу. Ему показалось, что он видит дальше, на черном бархате равнины, еще диски подобных озер. Днем тут было бы очень красиво - только представить этот пейзаж пахучем, пестром разнотравье! Да и сейчас неплохо. Странно, а ему казалось, что в императорском парке должны быть только леса и леса…
        - Добросишь до озера? - спросила Мэй.
        - Шутишь? Тут метров двести.
        - А если я катапульту сооружу?
        - Мэй, я думаю, эта штука взорвется сразу же, как только я стряхну ее с ладони. Так что давай так. Я попытаюсь ее докинуть как можно дальше по направлению к озеру, а ты сразу же ставь бункер. По моей команде. И лучше начни с передней стенки.
        - Тогда погоди, я печать нарисую… Так, готово.
        Мэй действительно очень быстро рисовала печати - Альфонс и в лучшие времена так не мог. Потом, правда, ему стало без надобности…
        - Ну, готова? На счет три. Раз…
        - Стой!
        Мэй внезапно крепко обняла его, прижалась лбом к его груди. Это оказалось неожиданно приятно.
        - Все будет хорошо, - сказала она твердо. - Правда же?
        - Правда, - ответил Альфонс, почувствовав, что ему сдавило горло. - Ты молодец, Мэй. Ну что, давай теперь, на раз-два-три?
        - Давай, - она кивнула, отстраняясь.
        - Раз, два…
        - Альфонс замахнулся, с тоской вспоминая их деревенские игры в мяч, где он никогда не преуспевал так, как Эдвард. - Три!
        Альфонсу показалось, что алая капля на миг расчертила небо у него над головой - и все, тут же небо накрыла темнота. Тряхнуло, Альфонс почувствовал, что земля под ним расходится, потом он упал, перекатился, въехал локтем во что-то мягкое, Мэй вскрикнула… То есть произошло то, что обычно очень долго описывается, но на самом деле занимает доли секунды: мир ушел из-под ног, вселенная исчезла, а когда вернулась на место, то она, эта вселенная, была очень узкой, буквально несколько шагов в поперечнике, очень тесной и довольно-таки душной. И в ней, во вселенной, кроме Альфонса было только еще одно существо - тяжело дышащая, маленькая, теплая Мэй Чань.
        - Получилось? - сдавленным голосом спросила девочка. - Мы живы?
        - Ага, - ответил Альфонс. И хихикнул.
        Мэй тоже засмеялась, и они смеялись так довольно долго, пока Ал не начал хватать ртом воздух.
        Тут он принудил себя остановиться.
        - Ты предусмотрела вентиляцию? - спросил он. - Мы как, вообще под землю провалились?
        - Ага, - сказала Мэй. - Вентиляция должна быть… если ее не засыпало, - она принюхалась. - Да нет, не засыпало. Все в порядке. А на чем я сижу?
        - На мне.
        Альфонс поймал ее руку.
        - Мэй… спасибо.
        - Не за что, - потом она добавила, словно нехотя. - Ты помогаешь Лину, ты помогаешь моей стране. Это самое меньшее, что я могла для тебя сделать.
        - А сам я по себе? Я тебе ни капли не нравлюсь? - Альфонс сам удивился, сколько нешуточного разочарования прозвучало в его голосе.
        - О чем ты? - жалобно спросила Мэй. - Очень нравишься! Но ты разве забыл наш разговор? Я же… я не имею права ни в кого всерьез влюбиться. Или даже подумать о том, чтобы всерьез влюбиться.
        Потому что…
        - Ну тогда поцелуй меня, - попросил Альфонс. - В рамках помощи стране. И раз уж ты все равно на мне сидишь…
        - Я же тебя не вижу!
        - Ну, куда попадешь…
        Она попала в левую щеку, в районе подбородка. Альфонс, высвободив руку, приобнял девочку. Он сам удивлялся себе. Черт знает, когда это чувство возникло, черт знает, когда окрепло; но он вдруг понял, что если бы Мэй вдруг оказалась на месте Дайлинь - он не отпустил бы ее в неизвестность; если бы она была на месте Лунань - он бы выкрал ее, не раздумывая и не слушая возражений; а если бы она была на месте Тэмилы - не стал бы отказываться, и увез бы ее в Аместрис. И даже несмотря на то, что она еще ребенок, он уже ясно видел - не угадывал - черты той женщины, которой она совсем скоро станет.
        - А если я тебя украду? - спросил Альфонс. - Ты бы поехала со мной?
        - Ты издеваешься, - сердито сказала Мэй. - Если бы хотел украсть, не спрашивал бы.
        - Нет, я серьезно!
        Просто красть девушку без ее согласия - это варварство. А с согласием - вполне джентльменский поступок.
        - И бросить Лина в такой момент? Тем более, ты собрался уезжать за море…
        - Ну вот как раз года через два, когда вернусь. Приеду и увезу тебя в Аместрис. Там никто не знает, что ты принцесса. Поженимся, и будем исследовать тайны алхимии в свое удовольствие.
        Мэй обиженно засопела.
        - Я тебе даже расскажу, что я сегодня сделал, - тоном соблазнителя пообещал Альфонс. - Во всех подробностях.
        - Дурак! - голос Мэй дрожал. - Там снаружи, может быть, все горит!
        Альфонс засмеялся.
        - Ага, наверное.
        Дурак, в смысле.
        Ему было хорошо. Ему было хорошо, когда вселенная составляла всего метра полтора кубического объема и заключала в себя только его и маленькую синскую принцессу.
        Просто удивительно. Если бы кто-нибудь рассказал ему об этих обстоятельства еще пару дней назад, он бы не поверил. Просто поразительно, как жизнь может меняться всего за несколько минут.
        - Кстати, Мэй…о моем визите за море, - проговорил Ал.
        - Да?
        - Если мы выберемся отсюда живыми, я поеду прямо завтра. Мы с Лином уже все обсудили.
        - Завтра? - переспросила Мэй.
        - Ну да. Я же тебе рассказывал о протоалхимии льяса. С Иденом мы все обсудили, он рассказал мне, как туда добраться и к кому обратиться… Так что мы выдвигаемся.
        - Зампано и Джерсо поедут с тобой?
        - Да, они сказали, что решили твердо. Так что…
        - Ну что ж…
        - Мэй вздохнула. - Значит, так и будет. Как ты думаешь, там пожар?
        - Если пожар, потушим.
        Построим стенки и овраги, отгородим огонь, - Альфонсу сейчас все казалось нипочем.
        - Ты сможешь проделать дыру в этом холме? На поверхность под углом.
        - Если моя алхимия никуда не пропала после таких… - еще не договорив, Альфонс хлопнул в ладоши и приложил их к земляной стенке. Почва под его руками послушно уплотнилась, образовав глиняную корку; лаз, прямой и круглый, протянулся к поверхности. На темно-синем небе в отверстии сверкнула звезда; в бледном свете стало видно голубоватое лицо Мэй с темными провалами глаз. Юная синская принцесса на миг показалась Альфонсу повелительницей ночи.
        Мэй бросила на Альфонса короткий вопросительный взгляд - и одним движением перебралась в лаз, а потом обернулась и протянула ему руку.
        - Пойдем, гость-с-запада, - сказала Мэй. - Пойдем, нас ждут.
        Звезда светила у нее из-за плеча, указывая дальше на восток.
        Эпилог
        Корабль купца Шунжуна Лао отбывал через два дня, нужно было еще успеть добраться до морского порта речными путями. С купцом Альфонс и химеры намеревались добраться до северной оконечности Митты; а уж от Митты, как сказали им, до льяса довезут только рыбаки, никакого транспорта там не ходит.
        К отправлению речного пароходика путешественники прибыли заблаговременно. Однако запас времени почти целиком ушел на перепалку Зампано, Джерсо и старшего помощника суденышка: химеры вознамерились затащить на корабль целый бочонок пива, а это, по какой-то причине, было запрещено.
        Ехали они инкогнито, посему к ним проявляли терпимости не больше, чем к другим иностранцам - которых, к слову, на этом пароходике собралось немало. Альфонс долго напрягал все свои дипломатические способности, пытаясь разрешить ситуацию ко всеобщему удовлетворению, но старший помощник взяток не брал (или Ал предлагал слишком мало). В конце концов алхимик самоустранился и отошел в тень, дожидаться, пока химеры смирятся и оставят бочонок на пирсе.
        Что-то не давало ему покоя, что-то мешало думать. Лесной пожар? Но нет, пожар они с Мэй остановили, тушили позавчера полночи… Ланьфан? Да, между ними с Лином явно что-то произошло, пока Альфонс и Мэй отсутствовали; это чувствовалось и на следующий день во дворце. Ал не мог понять, к добру или к худу эти перемены, мог только надеяться, что эти двое как-то разберутся, найдут верную дистанцию. Тут он ничего не мог сделать.
        Мэй? Да, они с Мэй не попрощались - не успели. Неужели его это так задевает?
        Раздумывая, не подойди ли к сидящему на корточках под раскидистым платаном торговцу и не прикупить ли у него холодной воды (утро выдалось жарким), Альфонс вдруг с удивлением увидел знакомую маленькую фигурку, которая сломя голову скатывалась по ступеням с пристани вниз, на пирс. За фигуркой удивительно ловкими прыжками следовала раскормленная, толстая панда.
        - Стойте! - крикнула Мэй. - Стойте, подождите!
        Сегодня, в с светло-зеленом ципао и светлых брюках, с цветами сливы в волосах, Мэй походила на свежее молодое деревце; даже несмотря на то, что она запыхалась, Альфонс залюбовался ею.
        - Еще полчаса до отплытия, Мэй, не торопись, - крикнул ей Ал.
        Однако Мэй не замедлила бега и всего через пару секунд затормозила перед ним, переводя дыхание.
        - Прости, я… проспала, не попрощалась с тобой… и Сяомэй тоже… мне не хотелось, чтобы ты подумал, будто я тебя избегаю, вот мы и прибежали! - скороговоркой выпалила девочка. - Никто не видел, как мы из дворца выходили, ты не думай!
        - Я и не думаю, - серьезно сказал Альфонс и потрепал за ушами Сяомэй, которая ткнулась ему в ногу. - Мэй, у тебя же нет твоей фотографии?
        - Фотографии? - Мэй удивилась. - Есть, вообще-то. Вернье нас снимал.
        Только я с собой не взяла. Ой! - тут она сообразила. - Ты хочешь что-нибудь на память? У вас же в Аместрис так принято?
        Мэй отколола с воротника ципао брошку в виде зеленого листка и протянула ему.
        - Вот. Это… мамина вещь. Ничего?
        - Спасибо, - сказал Альфонс, сжимая кулак. - Вообще-то, у нас в Аместрис это не очень принято, я просто…
        - Извини… - рука Мэй дернулась, чтобы забрать листок назад, но Альфонс поднял руку вверх.
        - Э, нет уж! Отдала - так отдала, теперь мое. У меня для тебя тоже кое-что есть.
        - Правда? - очень удивилась Мэй.
        - Да, но я не хотел передавать через Ланьфан, потому что… - тут Альфонс перевел взгляд на панду, которая упорно пыталась исследовать содержимое его кармана. - Слушай, а ты уверена, что она беременна? По-моему, просто переедает.
        - Да?
        Пока Мэй озабоченно исследовала живот игриво настроенной панды, Альфонс вытащил из кармана небольшую железную бляшку. Обычная сталь, хорошо отполированная. Ни намека на серебро, золото или платину. Зажав пластинку между пальцами, он хлопнул в ладоши.
        Когда Мэй удивленно подняла голову на звук трансмутации, Альфонс уже протягивал ей тонкую металлическую цепь, на которой покачивалось узкое колечко.
        - Вот, - сказал он. - Можешь носить, как кулон, можешь… как хочешь, в общем.
        - Красиво сделано, - Мэй зачарованно изучала тонкую вязь цепочки. - А что это?
        - Это кусок металла от моего доспеха… то есть доспеха, который… ну, ты поняла. Я носил с собой на счастье. Но теперь мне хочется, чтобы он был у тебя.
        - Спасибо! - без раздумий Мэй надела цепочку на шею. - Спасибо, Альфонс! Это очень, очень дорогой для меня подарок! - и она горячо пожала ему руку.
        Это была странная реакция для четырнадцатилетней (или даже тринадцатилетней) девушки, которой только что, фактически, подарили обручальное кольцо. После секундного замешательства Альфонс сообразил: в Сине же обычая с кольцами нет!
        Тут другие ритуальные подарки, другие символы. А какие, он, честно признаться, не помнил. Вот и Мэй, наверное, изучая аместрийский язык, этими обычаями не поинтересовалась.
        Альфонс мысленно дал себе подзатыльник. Ну надо же, идиот!
        С другой стороны, оно и к лучшему. Ей всего тринадцать, и она сама до сих пор не поняла, чего хочет в жизни. Так стоит ли сковывать ее бесполезными обещаниями, которые она, за романтичностью натуры, поспешила бы принести?..
        Ал Элрик улыбнулся.
        - Рад, что тебе понравилось.
        В этот момент озверевший Джерсо схватил бочонок, бывший предметом спора, и что было силы впечатал его в железный борт пароходика. С громким треском бочонок смялся, словно картонный, пивная пена струей полилась в зеленую речную воду.
        Химеры миновали онемевшего помощника и ступили на трапу.
        - Эй, Альфонс! - крикнул Зампано. - Поторопись, что ли!
        - Сейчас, - махнул он рукой.
        - Счастливая примета, - хихикнула Мэй, прикрыв рот рукавом.
        - Вот в этом наши культуры сходятся, - улыбнулся Ал и, пока она не успела опомниться, схватил ее под колени и высоко поднял - Мэй ахнула, оперлась на его плечи; концы черных кос скользнули по щекам Альфонса.
        - Дождись меня, - сказал он, глядя на нее снизу вверх.
        Мэй кивнула.
        notes
        Примечания
        1
        Здесь и далее мы, в меру возможности и наших знаний, используем стандартную систему Палладия (это сделано не выпендрежа ради, а для благозвучия и чтобы не запутаться). Все имена написаны слитно, а не через дефис (Юдэн Ликай, а не Ю Дэн Ли-кай), первым идет имя, вторым фамилия. По той же причине: Chang = Чань, а не Чанг; Lan Fang = Ланьфан, а не Ран Фан или Лан Фанг. Единственное исключение сделано для Лина (по идее, Lin = Линь).
        2
        Ямс - съедобный корнеплод. С ним можно обращаться примерно как с картофелем, но чаще из него делают муку.
        3
        Все совпадения с реальными названиями городов являются случайными.
        4
        Ципао (чипао) - традиционное китайское женское платье, которое часто можно видеть в аниме. Обычно (то есть не в борделе) носится поверх брюк.
        5
        Цилинь - в Древнем Китае мудрое мифическое животное с рогатой головой дракона и змеиной шеей. Возм., искаженные представления о жирафе (ср. японское «кирин»).
        6
        Луньтао (голова дракона) или тайло (большой брат) - традиционные названия глав синских преступных группировок.
        7
        Здесь, скорее, «клан» в значении мафиозная «семья», хотя во главе триады Чинхе стоят родичи.
        8
        Яньван - владыка подземного мира. Как и Аместрис, Син не слишком религиозная страна; вера в богов и духов является, скорее, суеверием… ну и надо же чем-то божиться!
        NB: представление о том, что Аместрис не является религиозной, базируется на замечании Аракавы о том, что там нет христианской религии (во всяком случае, как государственной), и на отсутствии упоминаний иных религиозных символов/обычаев/культов - кроме регионального летоизма.
        9
        По вашему счету… - традиционно синцы считают возраст ребенка от момента зачатия: к тому, что аместрийцы или драхмийцы назвали бы возрастом, прибавлялся еще год в животе матери. Кроме того, рожденным до Нового Года спокойно плюсовался еще год… Так что когда Мэй говорит, что ей четырнадцать или «почти четырнадцать», это на самом деле значит, что ей тринадцать или даже меньше.
        10
        Линьгуй (лин куэй) - китайский термин для ниндзя. Таким образом, Ланьфан и Ху (в яп. транскрипции Фу) в аниме правильнее было бы называть именно так.
        11
        Зеленая сосна - символ долгой жизни и стойкости, желтый нарцисс - счастья, бессмертия, иногда - превосходства (яркий цвет ассоциируется с молодостью). В общем, дерзкая композиция получилась…
        12
        Ни разу не превращались в химер… - Зампано и Джерсо посвятили Альфонса в события, подстроенные Вернье, но без подробностей.
        13
        Ху - в яп. транскрипции Фу.
        14
        Ли - традиционная китайская мера длины, ок. 500 м.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к