Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Мадоши Варвара / Генетический Кот: " №01 Все Что Может Быть Использовано Как Оружие " - читать онлайн

Сохранить .
Все, что может быть использовано как оружие Варвара Мадоши
        Сергей Александрович Плотников
        Генетический кот #1
        Эпоха Великих географических открытий стремительно уходит в прошлое и новый мир уже обжигающе дышит в затылок цивилизации дымом паровых котлов и сталелитейных домн. Рождение будет мучительным: грядет большая, мировая война, и её никак не остановить! Но все еще можно войти в состав если не победителей, то хотя бы отстоять своё. Антуан де Вилшер, личность незаурядная, искренне желает защитить интересы своей родины, Галлии. У него для этого есть свои методы…
        Примечания автора:
        В этом мире много общего с нашей Землей, но география значительно отличается от нашей, и потому история пошла по своему пути. Однако каждая человеческая цивилизация неминуемо проходит схожие вехи: рождение и гибель империй, возникновение мировых религий, великие войны и великие открытия. И самое страшное и величественное начинается тогда, когда последние две вехи приходятся на одно и то же время.
        Действие повести разворачивается примерно за семьдесят лет до событий, описанных в романе Варварой Мадоши "Ген подчинения" (и следующих за ним еще двух. Повесть можно читать и отдельно от указанных романов, это законченное самостоятельное произведение.
        Подробности про повесть тут: Оформление:
        Обложка: Оксана Перминова ( ПЛОТНИКОВ СЕРГЕЙ, МАДОШИ ВАРВАРА
        ВСЕ, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ИСПОЛЬЗОВАНО КАК ОРУЖИЕ
        Глава 1
        Все, что может быть использовано как оружие, обязательно будет использовано как оружие. Станислав Лем
        - А теперь под каким напёрстком?!- азартно переспросил вошедший в раж матрос.
        Если на потребление спиртного без разрешения старпома боцман и шкипер смотрели сквозь пальцы - лишь бы не перед вахтой и не во время,- то за устроенную на борту азартную игру полагались плети всем участникам. Но, видать, жучила или отстёгивал часть выигранного кому надо, либо банально сумел втравить старшего по званию себе в долги. И вот теперь безнаказанно и нагло заставлял раскошелиться купившего себе место-гамак среди груза пассажира. Вернее, пытался заставить.
        - Ни в каком,- с бесхитростным выражением лица, на которое неизменно ловились любители лёгкой поживы, ответил Антуан.- Он у тебя в рукаве. Левом. Там кармашек специальный нашит, изнутри.
        О, разумеется напёрсточник малым был тёртым - иные в этот рисковый бизнес не лезли. И ему вполне по силам сталось бы перекинуть шар в другой рукав. А то и выкинуть вообще или даже попытаться незаметно подсунуть назад в один из напёрстков, чем-нибудь отвлекая внимание. Но только не тогда, когда на предплечье сомкнулась впечатляющая ничуть не хуже волчьей собачья пасть! Сомкнулась ровно настолько, чтобы рукой не пошевелить, но попавший в захват сразу понял: “очень умной послушной овчарке” ничего не стоит раздробить кости.
        - Убери эту тварь от меня, слышишь, ты?!- несмотря на угрожающий смысл, тон голоса застывшего каменным изваянием и только бешено вращающего глазами проходимца скорее следовало назвать “паническим шипением”. - П-парни, на помощь!!!
        - Ах ты ж гнида лобковая,- почти ласково отозвался старший по возрасту матрос из числа свободных от вахты и не спящих, постепенно подтянувшихся, когда игра в “разведи лоха” только началась. При этом он как-то даже завороженно рассматривал извлечённый из кармашка мошенника шарик.- “Мне просто везёт по жизни”, да? “Мамка меня под счастливой звездой понесла”? Скажите вашему пёсику отпустить баклана, мы ща с ним сами… поговорим!
        “И почему хитрые ловкачи обычно настолько тупы, что не могут банально не гадить там, где живут и столуются?” - меланхолично подумал путешественник, кивая своему псу. Тот, как обычно, прекрасно понял всё и без слов. Собственно, он и схватил разводилу-неудачника за рабочую руку, сумев отследить то, что пропустил хозяин.- “И почему до меня так долго доходило, что собака в напарниках куда надёжнее человека? Только и надо, что найти действительно умного щенка, да обучить.”
        Люди. Самое настоящее больное место в его работе.
        Антуан вернулся к своему гамаку, растянутому над ящиками и бочками, но внутрь не полез - уселся прямо на палубу, уперевшись голыми пятками в затянутые сетями грубые мешки на противоположной стороне узкого прохода. Правило “никакой обуви на судне” строго соблюдалось для всех, включая шкипера. Метис улёгся рядом, привычно подсунув под привычно же отведённую хозяином ладонь свою лобастую голову.
        Можно было и не влезать в “эй, мистер, не желаете проверить свою удачливость?”, но лишней тренировкой для себя и для напарника пренебрегать отнюдь не стоило. В конце концов потерю нескольких экю он позволить себе мог - а вот опыт всегда бесценен. Сколько себя помнил, Анти всегда учился. Сначала у учителей-гувернёров по выбору родителей, позже в университете, как подобает наследнику благородных родителей. Потом…
        Потом он открыл, что учиться можно у кого угодно. Не важно, богат человек или беден, входит в палату пэров или родился от союза распоследней портовой шлюхи и нищего попрошайки. Знаниям всё равно, в чьей голове храниться, а ценность их сильно зависит от ситуации. Например, способность найти воду в пустыне ценится сильнее всех богатств мира. В море сама жизнь зависит от умения строить путь по звёздам и Солнцу и управляться с парусами, а в горах - от возможности хоть немного наперёд предсказывать погоду.
        Очередным уроком жизненной мудрости стало понимание, что научиться можно и у того, кто не учит. Даже скрывает то, что знает. Именно так он научился обучать собак: поселился на соседней горе в такой глухой дыре в Каганате, что и сами каганатцы о ней далеко не все знали. И год наблюдал в припрятанную среди овечьих шкур морскую подзорную трубу за соседом-чабаном, пожилым аксакалом, продавцом четвероногих пастухов, тщательно берегущим секреты своего клана.
        Удивительное дело, тогда годовую отлучку, самовольный отпуск, сглаженную тройкой коротких писем “Жив. Пока не ждите.” ему просто списали, словно ничего и не было. Теперь-то родная контора за куда меньшие фокусы нещадно карала. И не в последнюю очередь из-за его собственных усилий. Просто потому, что её Величества Королевская Служба Тайных Сведений катастрофически нуждалась в кадрах, и уже имеющихся было некем заменить.
        В своё время внимание Антуана де Вилшера сия на тот момент практически никому не известная синекура привлекла возможностью путешествовать за королевский счёт. Сейчас же, встав во главе счётно-статистического отдела, незримая надежда и опора трона, сэр де Вилшер мог только ужасаться тому, какими беспечными тогда были все те, чьим долгом являлась защита интересов Галлии как государства.
        Закладка нового перспективного линейного корабля? Официально приглашались послы других государств и военные чины. И точно так же на спуск - причём с экскурсией по самым интересным местам и морской прогулкой, чтобы заграничным господам не требовалось лишний раз шевелить извилинами, пытаясь вычислить тактико-технические характеристики новинки! То же самое с новыми пушками. А уж на испытания новейшей капсюльной винтовки вытащили-пригласили вообще всех, включая каких-то бородатых очень сомнительного благородства полу-виланов, не видавших оружия совершеннее лука, из Долии!!!
        С тех пор усилиями как самого Антуана, так и других патриотов своей страны, частенько занимающих не самые последние посты в армии и правительстве, ситуацию удалось кардинальным образом переломить. В обиход прочно вошло понятие “секретность”, за нарушение которой стали жестоко карать, а штат Службы Тайных Сведений существенным образом расширился. Вот только всего этого в стремительно меняющемся мире было мало! Вот оттого-то скромному клерку на руководящей должности со своей собакой в очередной раз лично приходилось плыть за море затыкать очередную дыру!
        - Мистер пассажир, мы это, очень извиняемся, значит,- отвлёк от невесёлых мыслей разведчика давешний пожилой матрос.- Сами не знали, кого на груди пригрели, понимаешь…
        Антуан заинтересовано поднял глаза, сделав вид, что поверил и в “самые искренние”, и в чудовищную наивность экипажа бригантины. И не прогадал.
        - Тут такое дело, мистер пассажир… Может, ваша умная собачка сможет помочь?
        - Метис настоящий гений среди собак,- в этот раз гальский подданный ничуть не покривил душой, сказав чистую правду. Разве что не добавил, что лично разработал целую методику отбора щенков с выдающимися интеллектуальными способностями.- А что требуется?
        - Так это… У гниды, сталбыть, ухоронка должна быть где-то в трюме,- покосившись на перегораживающего ему путь к хозяину пса, поведал свою просьбу матрос.- Нечестно нажитое, значить. Чего добру-то пропадать? Вот только найти никак не можем. Может, по запаху отыщет ваш… х-хороший мальчик!
        Последнее обращение относилось, разумеется, к Метису, никак не поменявшему позу, но позволившему чужому рядом со своим человеком почувствовать себя… не в безопасности, скажем так.
        - А сам подлец ничего не говорит?- для проформы уточнил де Вилшер, пружинисто поднимаясь на ноги. Как уже говорилось выше, не в его правилах было отказываться от подкидываемых судьбой тренировок.
        - Дык ить выпал, понимаешь, из гальюна, болезный,- с невероятно фальшивым сожалением развёл руками собеседник.- Никак, удар приключился, в самый тот момент, вот и… не удержался.
        Антуан с пониманием покивал: конечно, удар случился. Доской от ящика по голове, например, а то и вовсе рукоятью багра, чтобы совсем уж наверняка.
        Самое смешное, что мошенник сам себе подписал смертный приговор: расскажи он команде про себя честно и отстёгивай с каждой вылазки в порт часть “заработанного” в общий котёл - и уже “мистер пассажир” имел неплохие шансы выпасть за борт, справляя нужду. Тем более, что для неподготовленного человека даже в сознании легче лёгкого сверзиться с коротенькой ступеньки над волнами, где единственным упором служила намотанная на руку верёвка… Однако хитрость и разум не так уж часто ходят рука об руку - вот и в этот раз жадность победила здравый смысл. Как типично.
        - Метис, ты запомнил запах?- словно к человеку обратился к напарнику королевский шпион. Ответом послужил скупой взмах хвоста: “запомнил”. Нет, даже такой умница как он не мог понимать человеческую речь, но отдельные слова-ключи узнавал по звучанию, и этого хватало.- Тогда ищи.
        У собак очень тонкий нюх - это знают все. Многие видели, как учёные псы уличных фокусников находят запрошенное хозяином у зрителей, куда бы оно ни было припрятано. Больше них о нелёгком ремесле натаскивания на запахи могут рассказать только охотники. Но и их, и их питомцев в теснинах городских улиц будет ждать фиаско. С недавних пор в крупных городах Галии в числе обычных полицейских служащих появились сыщики-кинологи - вот они-то и могли поведать много чего интересного. Не в последнюю очередь потому, что Антуан несколько лет назад в инициативном порядке лично свёл свои знания о служебных собаках и их воспитании в единое руководство. И подал, через голову собственного начальства, на рассмотрение непосредственно её величеству, сопроводив пояснительной запиской.
        Пусть внутриведомственного согласия такие действия не добавили, плоды внедрения новшества проявились незамедлительно: бесполезные ранее в делах определенного рода полицейские поймали буквально за руку несколько совсем уж в наглую действующих воров экстра-класса. И даже парочку самых настоящих иностранных шпионов! К слову, пропущенных не так уже и недавно созданной, но всё ещё толком не работающей контрразведкой…
        Итак, у собак тонкий нюх, способный выделить самый слабый запах. Из нескольких. Но в трюме каботажной посудины, таскающий сборные грузы между портами у побережья, как и на городской улице - добрая сотня запахов! Причём часть из них сильны настолько, что различаются без проблем и носом человека. По сути, егерский или полицейский пёс сам по себе детектив, каждый раз выискивающий запах-улику среди огромной кучи бесполезных. Тяжёлая, кропотливая работа, к которой нужен кроме смекалки ещё и талант. У Метиса было и то, и другое. Плюс неоднократно поминаемый опыт.
        В других условиях де Вилшер сам бы повёл напарника к той точке, где расположение тайника показалось бы ему более вероятным. Однако трюм бригантины не мог похвастаться размерами, и прочесать его от носа до кормы Метису было вполне по силам. Чем пёс и занялся, услышав “ищи”.
        Свободные от вахты матросы не отрываясь следили за перемещениями деловито обнюхивающего груз, борта и палубу мохнатого умницы, пока тот наконец не остановился у неприметного участка открытого пола, поскрёб лапой, неожиданно легко подцепил когтем и откинул доску - а затем коротко негромко тявкнул.
        - Нам бы такого!- с восхищением и некоторой завистью покачал головой старый матрос.- Мистер пассажир, а если…
        - Друзьями не торгую!- даже не попытавшись дослушивать, грубо оборвал его Антуан, на миг потеряв контроль над выражением лица. Представителю рядового состава корабельной команды, впрочем, хватило - он судорожно сглотнул и больше до самого порта с вопросами и просьбами не лез. И другим не дал.
        Глава 2
        Прибытие бригантины в порт княжества Шеп Антуан де Вилшер встречал на верхней, открытой палубе судна. Не только любуясь местными красотами, но и внимательно изучая швартующеся, стоящие на якоре или отходящие суда. И не зря. Например, внимание разведчика сразу привлек двухдечный восьмидесятипушечный фрегат, тщательно растянутый на якорных цепях так, чтобы не закрывать другим фарватер. Недавно тщательно заново выкрашенный, вылизанный так, что аж без подзорной трубы был виден блеск начищенной латуни и с еще не успевшими посереть белоснежными парусами, сейчас подвязанными к реям. Неплохой, в общем-то военный корабль… был лет восемьдесят назад, когда его заложили на верфи. Сейчас обводы и парусное вооружение безнадежно устарели - но на что-то более новое и совершенное у княжества просто не хватало средств.
        Война. Доселе не виданная, грозившая захватить добрую половину мира призраком висела над великими державами ойкумены. Призраком, с каждым месяцем, с каждым годом все больше и больше обретающим плоть и кровь. Слишком много накопилось противоречий между крупными игроками мировой арены, слишком мало осталось мест, не поделенных на зоны их влияния. А государства-аутсайдеры никто и спрашивать не собирался - им на грядущей бойне была уготована участь жертв. Овец, своим мясом насыщающим нескончаемые шеренги солдат.
        Оттого и холодели дипломатические отношения, все чаще случались инциденты, когда случайные, когда тщательно спланированные, все больше и больше грозящие стать однажды казусом белли. Малые страны, видя, к чему все идет и не согласные со своей судьбой, пытались по мере сил нарастить немощные мускулы своих армий и флотов, не собираясь покорно идти на убой. Или хотя бы войти в один из военных союзов не в качестве плацдарма и готового продовольственного склада для фуражиров.
        Не остался в стороне и Шеп. Но если результаты усилий на море отлично демонстрировал свежепокрашенный дровяной сарай, проигрывающий современным боевым кораблям буквально во всем, то вот вот на суше… все оказалось не так однозначно. Настолько, что Антуану пришлось променять пыльный кабинет начальника отдела аналитики и статистики на трюм каботажного транспорта, чтобы лично во всем разобраться.
        Увы, но послать вместо себя не нашлось кого: Королевская Служба Тайных Сведений попросту не обладала собственным штатом полевых агентов. Сколько Антуан не бил пороги высоких кабинетов, сколько не писал докладных записок - решение именно этого вопроса все затягивалось и затягивалось.
        Нет, никто не заставлял людей, задачей которых было искать и сопоставлять данные на благо родине самим пытаться проникнуть в охраняемые места других стран вроде чужих военных лагерей или штабов, нелегально и никому не сообщая о себе. Собственно, еще совсем недавно, как уже говорилось, в такие места попадать получалось вполне реально, под собственным именем. Еще и приглашали. А теперь престарелые начальственные задницы никак не могли перестроится на реалии нового времени! Опять же, наверху считали, что уже все прекрасно устроили.
        Предполагалось, что сотрудник Службы, который не может решить свои рабочие вопросы сам или при помощи своих осведомителей в интересующих регионах (а вот на их найм, слава Всевышнему, все-таки удалось не так давно выпросить отдельный бюджет!), воспользуется услугами военной разведки. Армейской или флотской, соответственно. Иногда де Вилшеру даже снились ужасы на эту тему.
        Да, он вполне разделял мнение генералитета и адмиралтейства, что благородным искусством разведки должен заниматься блестяще подготовленный офицер, то есть по умолчанию дворянин. Разведчик должен уметь видеть по непосредственно наблюдаемым событиям, вроде перемещения войск, целую стратегическую картину происходящего. По нескольким предложениям определить ценность захваченного с посыльным или вражеским офицером документа. Разбираться в политике и экономике своего и чужих государств, то есть видеть причины и цели военных конфликтов. И всему этому учили в Королевских Университетах, куда безродным путь был закрыт.
        Однако даже малейший намек на то, чтобы скрыть свое присутствие там, где проходит разведка, или, боже упаси, пожертвовать частью комфорта в путешествии ради тайны пребывания за рубежом? Нет, нет и нет! И пожалуйте на дуэль за оскорбление офицерской чести! И так далее, не забывая с гонором прокукарекать, что, дескать, ни один его предок за три сотни лет не опустился до притворства, чтобы, как позорному вору, что-то там выведать у врага тайно!
        Вот и получалось, что те редкие талантливые простолюдины, способные за деньги проникнуть, например, в охраняемую крепость и стянуть важный секрет противника - и не предать!- просто не могли понять, что именно уносить или переписывать. А верхом тактической хитрости благородного разведчика было явится при полном параде к центральному входу цитадели, назваться полным именем вместе с должностью и небрежно потребовать провести себя внутрь. Иногда такие фокусы, надо отдать должное, у некоторых наглецов даже проходили. К сожалению будущий оппонент в таком случае все равно узнавал о чужом интересе к своим секретам. И кто именно интересовался - что хуже не придумаешь. Так и пришлось в очередной раз брать процесс добычи важной для Родины информации непосредственно в свои собственные руки…

* * *
        Спускаясь по узковатому трапу, одной рукой удерживая немаленький такой чемодан, а другой - собачий поводок, Антуан в очередной раз не без удовольствия отметил, что он сам в себе заподозрил бы иностранного разведчика в самую последнюю очередь. Ведь при нём такая особая предмета, как здоровенная овчарка! Ни один даже самый неопытный шпион не допустит такой ляп. Тут не только городовые, кому по работе положено, тут и обычные случайные прохожие запомнят такую яркую парочку! Ответ на эту несуразность до поры до времени крылся в чемодане: там своего часа ждали парики, краски и специфические румяна для кожи лица и рук - и не только.
        Самое забавное, что именно в этой миссии просьба открыть чемодан от представителя власти в лице полиции или там военного патруля тоже не привели бы к немедленному разоблачению: сюда, в порт княжества Шеп, регулярно заглядывали всевозможные фокусники, циркачи, благородные мошенники и даже иные представители церквей и сект. Причем морем чаще всего. А все из-за кусочков самородного иннония, которые местные находили в здешних горах да и тащили на базар. Чудесный минерал под действием магнитов или электричества мог демонстрировать поразительные свойства вроде кратковременной левитации - зрелища, неизменно имеющего успех у зрителей! Кстати, дрессированной собакой у циркача тоже удивить кого-то было сложно.
        Конечно, в саквояже имелись предметы, которые видеть кому-то строго не рекомендовалось. Например, очень тщательно обложенные ватой и зашитые за крепкую подкладку динамитные шашки с химическим запалом, не требующем для инициации открытого огня. Или вот плоская бутылочка с сильнейшей кислотой: самое то против “хитрых” замков. Впрочем, и в лицо противнику плеснуть, в случае чего, пойдет. Но запрещенную контрабанду надо было еще найти, а для этого вообще заподозрить её наличие. А как уже говорилось выше, подозревать де Вилшера принялись бы в самую последнюю очередь, прежде перетряся всех остальных приезжих и дав время разведчику принять меры. Да вот хотя бы незаметно убраться куда подальше.
        К счастью, пока путать следы или еще как-то проявлять шпионские навыки не требовалось. На человека с большой собакой косились, уступали дорогу (еще одна неоценимая полезность Метиса), некоторые провожали глазами… да и выкидывали из головы. Ну пёс. Ну большой. Но мирный же и спокойный. А когда доверенное лицо Её Величества добрался до пункта своего назначения на краю не такого уж и большого города - на него и вовсе перестали обращать внимание. Эка невидаль: пастушья собака около места, куда овец да другой скот тысячами, а когда и десятками тысяч голов гонят.
        Запах над расположившемся в стороне от остального города кварталом мясников стоял, прямо скажем, специфический, а блеяние и мычание из загонов сливалось в неумолчный фон. Чтобы не беспокоить жителей основной части города тут были выстроены даже особые скотские причалы, сейчас, правда, по некоторыми причинам пустующие. И вот рядом с пристанью нашлось место для добротного двухэтажного кирпичного дома с надписью “коновал Маркус” и чуть ниже “к вашим услугами!” Хмыкнув и покачав головой, Антуан без стука толкнул дверь.
        Чтобы поселится в таком месте, как квартал мясников, нужно или очень хорошо зарабатывать на своем деле и надо постоянно все контролировать, или, наоборот, быть бедным как церковная мышь. Однако лично завербованный около десяти лет назад агент де Вилшера принадлежал к той третьей, редкой категории людей, что работу свою ставят превыше удобств не по финансовым соображениям, а лишь в силу любви к своему делу.
        Иначе говоря, Маркуса смело можно было назвать ученым, хотя ни один серьезный колледж и на порог бы такого не пустил. И не только по причине что ни на есть самого сиволапого происхождения, отсутствия привычки носить белый халат и хоть какого завалящего диплома с кафедры натурфилософии. Нет, коновал смел ставить прикладные эксперименты для получения прикладных же результатов! Причем не утруждая себя поиском подтверждения полученного знания в той же натурфилософии, а относясь к опытам как к прямому инструменту познания.
        Круг интересов агента еще до судьбоносной встречи с Антуаном был весьма широк, а с получением финансирования и вовсе разросся словно грибы после дождя. Маркус успевал уделить время сравнительной анатомии животных и человека, также проводил операции с целью лечения, в том числе и на людях. При этом не гнушался разной химии, которую тоже, иногда даже с излишнем энтузиазмом, пытался использовать и в лечении, и в экспериментах. А в Шеп своего ставленника разведчик и вовсе заманил, соблазнив доступностью знаменитых местных овец для практических работ по селекции.
        - Добрый друг, какая неожиданная, но от того еще более радостная встреча! Неужели нашли время лично уделить внимание мои скромным экзерсисам?
        Де Вилшер выдержал суровые мужские объятия, не дрогнув лицом: Маркус нашелся в лаборатории, в кожаном фартуке, заляпанном подозрительными белесыми пятнами, давно высохшими и еще влажными. К сожалению, в том же письме, что подвигло главу аналитического отдела двинуться в путь, очень натуралистично расписывались успехи коновала в деле искусственного оплодотворения овец… Лучше не думать!
        - Увы и ах, но некоторым образом дела службы,- поспешил разочаровать агента разведчик.- Хотя, не скрою, причина все же крылась в вашем письме. Вы упомянули, что внешняя торговля мелким рогатым скотом практически прекратилась, однако стада, сгоняемые под продажу, никуда не делись и целиком выкупаются для отгона вглубь страны…
        - Да-да, говорят, целую прямую дорогу через предгорные леса пробили до более удобного перевала, чтобы в Юландию посуху стада гнать. Все никак не могли расчистить заваленную обломками седловину много лет, а теперь какую-то новую взрывчатку применили. Вы же просили меня о слухах, потенциально связанных с армией или чем-то военным обязательно писать…- не то, чтобы отмахнулся, но с явной скукой проговорил овечий эскулап. Правда, тут же оживился.- Но, надо отдать должное здешнему князю, животные как и раньше проходят проверку на болезни и паразитов перед отправкой, так что мне нечего жаловаться на доход.
        Антуан только покачал головой и вздохнул. И ведь это один из светлейших умов среди всех его агентов! Притом что глава целого отдела Королевской Службы в принципе выбирал для сотрудничества людей незаурядных. Но даже Маркусу не хватает, причем не знаний, а той самой пресловутой системности мышления. Если бы вместо слуха про новую взрывчатку как причину открытия перевала княжеская охранка придумала бы что-то другое, о странных, а потому тревожных военных приготовлениях Шепа он мог не узнать вообще. В смысле, до той поры, пока княжествово время начавшейся войны не решилось бы выложить на стол этот козырь, уже полностью его подготовив.
        - …Удивительное взаимодействие матери и дитя, пока последнее находится в утробе и еще некоторое время после рождения!- тем временем агент, воспользовавшись паузой в вопросах куратора тут же перескочил на куда более интересную ему тему.- Представляете? Получается, пусть и малая, невидимая, но столь важная для защиты от болезней часть организма матери может перейти к ребенку сначала через кровь, а потом через молоко! Конечно, потребуется поставить еще несколько опытов, чтобы хотя бы уточнить механизм переноса иммунитета, но сам факт…
        - Боюсь, дорогой друг, вам придется заняться этой проблемой в другом месте,- подумав, тщательно взвешивая слова, оборвал подчиненного де Вилшер.- В Галлии, близ моего поместья есть прекрасные заливные луга. Как вы смотрите, чтобы перенести свою лабораторию туда? Не могу поручится за королевскую казну, но лично я постараюсь покрыть все расходы. Заделаться на старости лет лучшим поставщиком шерсти или даже сукна - думаю, будет отличный конец карьеры…
        - Что?! Но почему?!- шпиону удалось шокировать коновала.- Вы же сами выбрали для меня это место! И какой конец карьеры? Вы же в самом расцвете сил!
        - Война,- одним словом на оба вопроса ответил Антуан.- То, о чем даже в подворотнях начали шептаться, неминуемо. Может, в горы генералы солдат и не пошлют, а вот равнинной части территорий княжество, сколько бы раз оно себя великим и священным не называло, не удержит. И уж точно не удержит порт и инфраструктуру. А какой в наше время захват без артиллерийского обстрела и пожаров? Даже если это будут галлийский флот и галлийская же морская пехота - ядра, пули и картечь не различают врагов и друзей.
        Аристократ-шпион выдержан небольшую паузу - и закончил свою мысль:
        - А что касается карьеры… не даром же говорят, что генералы готовятся к прошлой войне. Подписывать мирные договора будут уже тридцатилетние мальчики в маршальских погонах. А потом их нужно будет куда-то девать. Моё кресло - не худшее место. Хороший бы я был аналитиком, если бы не смог этого заранее предсказать. Так что - выбирайте ягнят, которых отвезете на наш Остров, а остальное племенное стадо я выкупаю.
        Глава 3
        Де Вилшер поправил свою потёртую соломенную шляпу и позволил себе мимолётную улыбку из-под склонённых полей. Перевоплощение - один из тех моментов, за которые он когда-то так полюбил свою работу! Да, в собственном кабинете всегда в достатке горячий чай, оперативно доставляемый вышколенным секретарём, и возраст уже не тот, чтобы по горам скакать горным козликом, что бы там Маркус ни говорил. С другой стороны, если никуда не спешить, пока он и молодым фору в выносливости даст! Ну а куда спешить-то почтенному пожилому горцу-пастуху, гонящему овец до покупателя? Совершенно некуда.
        Напрягаться Антуану, изрядно облегчившему собственный чемодан, создавая насквозь привычный местным жителям образ, не приходилось ещё и потому, что всю работу с овцами взял на себя Метис. Которому, как видел его хозяин, оная была не то, что не в тягость - невероятно приятна! Пёс так же перенёс сеанс смены образа, только его грим ограничился подкрашиванием шерсти специальной водостойкой краской в нужных местах да аккуратной стрижкой шерсти на морде и боках. Зато теперь от здешних овчарок его немного отличал разве что рост.
        Образ пастуха благодаря собаке получился достовернейший, тем более, что и стадо удалось совершенно легально запродать “животноводческой ферме номер пять” - той самой, куда по новой дороге уходило ранее поступающее на экспорт мясо. Задаток взят, расписка, которую требуется “погасить” на месте, получена - и, разумеется, никто даже не попытался проверить у полуграмотного чабана документы. Кроме клейм коновала на живом товаре - но это Маркус обеспечил в первую очередь. Теперь оставалось следовать в общем темпе, присаживаясь на ночь к кострам таких же пастухов - и, разумеется, смотреть в оба глаза и слушать в оба уха. В таком случае, может статься, проникать внутрь охраняемого объекта придётся лишь для того, чтобы подтвердить полученные из сплетен и хвастовства выводы.

* * *
        К ночи третьего дня бравый разведчик Галлии уже знал следующее: до военной базы ещё два дня пути, то есть всего пять. Именно военная база: никакого прохода в горах дальше не было, за естественной горловиной, перекрытой стеной с воротами, располагались приёмные загоны для скота и другие транзитные склады и ещё одни, внутренние ворота, ведущие в ущелье, соединяющее с “прихожей” закрытую со всех остальных сторон горную долину. Довольно большую. То есть, всё мясо съедалось именно там.
        В теории можно было предположить, что закрытая долина вовсе не такая уж и закрытая. Либо, например, что там открывается вход в сеть протяжённых пещер, уходящих глубоко под горный хребет, где создаются стратегические запасы мяса - хотя лично Антуан в первую очередь повёз бы туда тогда излишки зерна, а не туши. Ведь собранный урожай пшеницы и ржи рискует испортиться в зернохранилищах куда больше, чем живые овцы на горных лугах. А прошлогоднее зерно, если от него что-то осталось - ещё больше!
        Но нет. Кто другой даже из коренных жителей княжества не смог бы втереться в доверие к горным скотоводам, оставаясь чужаком, но перед “своим” пастухи чесать языками не стеснялись. Как оказалось, часть таких вот “полудиких” профессионалов своего дела военные наняли, чтобы проводить стада внутрь по ущелью, там обихаживать и, по мере необходимости, забивать.
        Договор был заключён на неопределенный срок, “пока не отпустят”, но любителями папах и мохнатых шапок слова равнинников, скажем так, не принимались близко к сердцу. А родные горы вовсе не являлись каким-то непроходимым забором, как для всех остальных. Кому-то табачком захотелось разжиться, у другого любимая дочь замуж сговорена оказалась. Как и говорилось выше, перед чужаками они секреты хранили отлично, но своим, разумеется, всё, что видели - рассказали. Другое дело, что глубоко нос в дела “этих с предгорий и приморья” они не совали. И не из-за каких-то выдающихся моральных качеств, а из-за непонятно откуда вылезших в довольно немалом количестве и активно помогающим армейцам волхвов. Совершенно непонятно в чем помогающих.
        Небольшое, в общем-то, княжество недаром полностью называлось “Великим Священным княжеством Шеп” и когда-то являлось частью древней Священной Империи, развалившейся во время буйства страшных чумных эпидемий около шести сотен лет назад. Единственный уцелевший осколок официально сохранил у себя “веру предков”, то есть язычество - хотя никаких гонений на христиан с мусульманами не вёл.
        Собственно, случайному гостю страны, не владеющему познаниями в высокой политике, о сохранении “древней веры” и догадаться было бы сложно: церкви и мечети в городе при порте - вот они, стоят. Капища же волхвов по традиции создавались во всяких труднодоступных для обычных людей местах. Скудные сведения описывали в качестве мест отправления языческих ритуалов “круги из обтёсанных стоячих камней в два-три человеческих роста”, расположенные в “местах средоточия”, и утверждали, что жрецов-волхвов можно встретить только там.
        Разумеется, с таким подходом к пастве горожане давно плюнули на заветы предков, перейдя в одну из разновидностей прогрессивного монотеизма, под крест или полумесяц. У селян с равнин и предгорий многие старинные обычаи превратились в приметы и суеверия, всё ещё старательно исполняемые, но уже без понимания сути. И только горцы, издревле жившие разведением особо пушистых белоснежных овец на высоко расположенных лугах, ещё, оказывается, кое-что помнили. К вящему неудовольствию де Вилшера, считавшего, что хорошо подготовился к своей миссии!
        - …Поднимает он на меня глаза, а они - человеческие, хоть и светятся! Голубые!- возбуждённо размахивая руками, пересказывал другим свои впечатления молодой чабан: - Тут-то я и на колени повалился, и давай кланяться! Сколько прошло - не ведаю, только поднимаю голову, и нет волка… С тех пор я и зарёкся настойку на горном лотосе в рот брать!
        - Настойка - опасная штука, поделом тебе,- степенно огладив чуть клочковатую, совершенно седую бороду, ответил другой пастух.- Видно, искренне ты желал, раз пощадил тебя священный зверь…
        - Скорее, от пуза кормлен который день уже,- хмыкнул третий из темноты. Его лицо получалось разглядеть только тогда, когда он затягивался своей трубкой.- А то б волховские волки кого из солдат-низушников давно погрызли бы. Зря, ой зря жрецы на капище маловеров привечают…
        - А ну не мели языком почём зря!- пригрозил кулаком оппоненту седой.- Как был балаболом мелким, так и остался, только на лицо морщин нагнал! Видать, беда грозит нашей земле, да неистовая, раз затворники лесные и князь друг о друге вспомнили…
        - Ты меня не затыкай, дядька,- опять затянулся скептик.- Али думаешь, кто из волхвов смог умолить Мать-Жизнь дар, утраченный во тьме мора страшного, вместе с былым величием вернуть?
        - А что если так? Смотри, сколько крови мы на жертвенники Сокровенной Долины гоним, стадо за стадом! Неспроста ж!
        - Я ж-же гов-ворю, ч-человеческие г-глаза у него б-были!- получив неожиданную поддержку, молодой пастух, видимо в тайне тоже списавший всё на настойку, заново испугался, аж заикаться начал.
        - А я говорю - настойка!
        Антуан, ещё послушав сначала было вспыхнувшую, а потом сошедшую на нет перепалку, аккуратно отсел от костра. Сокровенная долина? Что-то такое было в местных языческих мифах… место, где появились первые оборотни, что ли? Ну, горцы, может, и оставались полуграмотными полудикарями, но ведь не идиотами же. И не глухими - про войну тоже слышали. Вот и придумали себе объяснение подстать.
        Господь Бог, неужели князь и его окружение настолько испугались грядущих военных действий, что натурально сошли с ума? И решили провести беспрецедентный по масштабам языческий ритуал над избранными воинами, чтобы превратить тех в мифических людей-волков, перевёртышей? И это сейчас - в век, когда наука повсеместно и успешно теснит религиозные догмы! Вот это будет реально обидно - вместо отлично замаскированной изящной и опасной военной тайны найти такую, мягко скажем, пустышку. Остаётся надеяться, они там хотя бы до человеческих жертвоприношений не додумались - а то дело приобретет ещё тот запашок. Во всех смыслах.
        Глава 4
        Перед воротами “животноводческой фермы номер пять”, она же секретная военная база княжества, она же “Сокровенная долина”, она же древнее капище волхвов, сама собой образовалась огромная поляна: ожидающие приёма отары сожрали подчистую не только траву, но и начисто выкосили и вытоптали кустарник и даже основательно повредили окрестные деревья. Пользуясь задержкой, Антуан пытался вспомнить всё, что когда-то хоть краем уха слышал о давно забытой всеми кроме горстки историков и горцев Шепа языческой религии. Получалось откровенно плохо.
        Чужая культура, как это ни парадоксально, де Вилшера никогда не интересовала сама по себе. Вот вытащить из нагромождения традиций, привычек и прочего рациональное зерно, узнать чего полезное или изучить то, что пригодится в будущем - другое дело. Например, запомнить некоторые специфические моменты в одежде, манере держаться и прочем, чтобы сойти за своего. Вот сейчас, благодаря шляпе и рубахе с вышитыми знаками рода, живущего на противоположной стороне горной гряды, разведчик чувствовал себя среди горцев абсолютно комфортно.
        К замаскированному шпиону никто не лез с расспросами - свой же, а если интересовался, зачем он так далеко забрался, достаточно было начать глухо ругать маловеров и низинников, устроивших дух Грома знает что в городе, куда он так долго вёл свою дорогую племенную отару. Которую несколько лет собирал, а теперь на мясо ведёт! И всё, дальше интерес “соплеменников” угасал совсем - кому чужие беды нужны? Вот только теперь этот специфический подход едва ли не впервые вышел ему боком.
        В первые годы путешествий, тогда ещё самостоятельных, а не за казённый счёт, Антуан каждый раз шёл в неизвестность с широко открытыми глазами. Опыт копился, и в какой-то момент позволил научиться будущему главе аналитического отдела Королевской Службы Тайн неплохо так заранее выяснять информацию, что и где его будет ждать. Хотя бы примерно. Без сюрпризов, конечно, не обходилось, но давно, очень давно не случалось, чтобы он вообще не мог составить представления о творящемся в месте назначения. Корали у той стороны горного ущелья, там же жилища пастухов и несколько боен, где большая часть скота разделывается на мясо и шкуры. Лес вокруг, возможно, с ручными волками. И всё!
        Причём не сказать, чтобы косвенной информации совсем не хватало. Вот только… анализ её на выходе давал какую-то мистику. Де Вилшер повидал много чего странного за свои годы, и понял одно: за любыми слухами, мифами, мистикой и церковными чудесами лежит на самом деле что-то строго материальное и вполне объяснимое. Либо потом перевранное слухами до неузнаваемости, либо за магию и волю божью пытались выдать что-то в корыстных целях. Ни то, ни другое путём элементарной логической проверки не билось с происходящем в долине, лежащей за двумя ближайшими горными пиками.
        Первым пришлось отбросить предположение попутчиков о “супер-ритуале” - хотя бы просто потому, что иначе волхвы сами резали бы овец на жертвенниках, всех. С другой стороны, версия о том, что в лесах долины расквартирована армия или хотя бы несколько полков, тоже не выдерживала критики. Потому что, во-первых, столько людей просто негде было взять, не породив резонанс по всей стране, а во-вторых, люди не могут есть одно мясо. Скорее уж наоборот, мясо бойцам будет доставаться далеко не каждый день. А тут…
        День и ночь внимательно наблюдая за единственной дорогой к культово-военному объекту, Антуан смог поверхностно оценить профиль грузоперевозок. Так вот, тележного трафика даже на крупы и зерно не хватало - а ведь современной армии нужны ещё и боеприпасы, и снаряжение, включая форменную одежду, бельё… да много чего ещё. Если, конечно, волхвы не собирались собрать князю армию волков. Им-то одежда действительно не нужна, как и каша с хлебом. Вот только…
        Зверь, особенно крупный хищник - на первый взгляд, живая машина для убийства! Но только на первый взгляд. Недаром ещё во времена рассвета Священной Империи её легионы начисто избавились от боевых слонов и боевых собак. Потому что, как на поверку выяснилось, пугают и живые крепости, и безумные собаки-людоеды только иррегуляров, а вот мало-мальски обученный и снаряжённый противник с лёгкостью отбивается что от тех, что от других. Разум, приложенный к копью и щиту, оказался куда более сильным оружием, чем когти, зубы и инстинкты. И это тогда. А сейчас что может зверь, даже специально обученный, против современного пехотинца?
        По роду своей деятельности де Вилшер кое-что знал о попытках использовать животных как живое оружие. Точнее, живые средства доставки боезарядов. В Галлии на приём к самому военному министру смогли пролезть двое чудиков-дворян, утверждающих, что смогут натренировать голубей при помощи специального небольшого контейнера на лапах поджигать пороховые склады, а собак - соответственно, взрывать оказавшиеся в руках врага мосты.
        Самое плохое, министр им поверил, а сам Антуан про инициативу узнал с некоторым опозданием. На безмозглых пернатых разведчику было, в общем-то, плевать, а вот к собакам у него отношение сложилось особое. Потому голубятня и псарня живодёров (как ещё этих психов назвать?) в скором времени подверглась беспристрастной проверке… и, в общем-то, делать больше ничего и не пришлось.
        Выяснилось, что голуби не отличают склад от другого строения, не говоря уже о том, чтобы жечь только вражеские объекты. Причём из-за мизерной грузоподъёмности “зажигалки” таких птиц могли взять в лучшем случае соломенную крышу - а вот с черепицей возгорание уже не происходило, но “одноразовая” птица всё равно умирала. Или умирала, сев на ветку дерева, устав лететь - горючая смесь в контейнере инициировалась от касания.
        С собаками пара придурков, выбивших себе армейский бюджет, зашла подальше. Чуть-чуть. Псы даже чуть больше, чем в половине случаев находили мосты - вот только подобраться под место, уязвимое для носимого ими объёма взрывчатки, уже обычно не могли. Да и само это место найти тоже не могли. Ну и самое главное: несколько месяцев дрессуры также шли коту под хвост в любом случае - взрывчатка детонировала по таймеру прямо на животном.
        В общем, с аккредитации завиралей быстро сняли, но этим дело и закончилось: дворяне же. А министр заимел на де Вилшера очередной зуб - провалилась возможность похвастаться перед Её Величеством дополнительным экзотическим родом войск. И плевать, что не способным нанести врагу ущерб.
        Правда, сам Антуан идею горе-изобретателей по-тихому взял на вооружение, доработав, разумеется. Потому в наспинном мешке Метиса лежала не только вонючая горская брынза, но и аккуратно вынутые из саквояжа динамитные шашки. Не потому, что там стали бы искать что-то в последнюю очередь.
        Все горские овчарки со щенячьего возраста привыкают таскать на себе собственную еду: это овцам на высокогорных лугах самое раздолье пастись, а крупному зверю травой желудок не набить. В какой-то мере из-за этого мешка и заинтересовался шепскими горцами в своё время Антуан. Фокус самостоятельно достать из вместилища еду осваивают уже не все собаки, он сложный - но Метис освоил с лёгкостью. Как и другой, куда более опасный: вытащить взрывчатку и надкусить химический замедлитель. После чего бросить шашку (именно там, где нужно!) и успеть отбежать на безопасную дистанцию. Что ж, гений - он и есть гений: его хозяин был твёрдо убежден, что пёс и большую часть сказанных вслух слов понимает! А не как обычные кобели и суки, штук пятнадцать…
        В итоге ворота “фермы” де Вилшер прошёл, так ни до чего и не додумавшись. Внутренний осмотр тоже ничего толком не дал: накопительные загоны, сколоченные на скорую руку на фоне естественных каменных стен, кое-где выровненных явно человеческой рукой. У вторых, внутренних ворот в камне и вовсе были выбиты так называемые “руны” - символы священноимперского алфавита, используемого жрецами. Вот, собственно, и всё - даже расписку “гасили” печатью на столе под навесом, за которым сидел запарившийся и насмерть пропахший овцами армейский интендант. Тупик. Точнее - хорошо забытое чувство шага в неизвестность, от которого со времён молодости Антуан успел отвыкнуть. Что ж…
        Подгадав, чтобы случайные попутчики скрылись из поля зрения за поворотом, а навстречу никто не шёл и не ехал, галлийский разведчик вместе со своим псом скрылись среди деревьев на обочине. Раз не получилось разузнать что нужно агентурными методами, придётся рискнуть проникнуть на объект лично. Пройти незнакомыми горными тропами, известными только местным и официально считающимися непроходимыми. Казалось бы, без помощи завербованного или иным образом склонённого к сотрудничеству горца задача нерешаемая. Но только не тогда, когда у тебя есть такой замечательный напарник. Вытащить какую-то не слишком чистую тряпку из вещей любителя лотосовой настойки для галлийца труда не составило. И вот теперь пришел её час:
        - Метис, ищи след!
        Глава 5
        Никак и ни у кого не получится знать и уметь всё. Да что там, даже однозначно ценными и полезными актуальными навыками порой не удаётся овладеть. Или сил не хватает, или времени, или память подводит. Или какой-то ерундой вместо дела занимался. Самое обидное, когда и время выкроил, и отдохнул, и мышцы подкачал - а голова упорно отказывается усваивать новую информацию и передавать её рукам и ногам. Но обычно всё же главным камнем преткновения становится время.
        Антуан так и не научился ходить по горам. Он весьма сносно мог двигаться по склонам за кем-то умеющим, создавая при этом много меньше проблем, чем обычный обыватель. У него хватало сил, чтобы карабкаться вверх по закреплённой верёвке. Но вот находить одну-единственную верную дорогу по каменной осыпи, понимать горную погоду, правильно собрать необходимый минимум вещей, достаточный для выживания и не утягивающий вниз…
        В общем, пытаться попасть в Сокровенную долину минуя “официальное” ущелье через эти горы для галлийского разведчика грозило, в лучшем случае, впустую потраченным временем. А в худшем - тянуло на изощрённую попытку самоубийства! Если бы не одно “но”: Метис смог-таки взять след возвращающегося из самоволки горца, и это давало хорошие шансы.
        Многие считают, что “поднять” след и потом вести по нему для собаки ничего не стоит. Мол, естественный процесс же, пустил пса - и иди себе за ним. И только поклонники псовой охоты более-менее разбираются в этом вопросе. Например, на камнях оставленный запах держится куда меньше, чем на почве, а после дождя и вовсе остаётся только в местах, куда не попала влага. А ещё запахи имеют свойство смешиваться, более слабые запросто теряются в более сильных, а некоторые продукты и вещества и вовсе на время отбивают нюх.
        Потому, когда собака ведёт охотника по запаху, на самом деле работают оба, и животное, и человек. Причём на человека в паре ложится как бы не большая работа: именно он должен понимать, откуда обоняние напарника получает сигнал, и что произошло, если след вдруг прерывается. Например, дичь зашла в ручей и некоторое время брела по руслу - и всё, все запахи давно унесла вода. Именно человеку надо как-то догадаться, в какую сторону двигался преследуемый, на какой берег в итоге вышел зверь и где именно. Серьёзная работа головой, требующая знаний и аналитического мышления, в чём-то весьма схожая с работой разведчика!
        Метис, воспитанный и обученный де Вилшером, от других собак отличался ещё и тем, что мог самостоятельно следовать за запахом! Отобранному когда-то среди других щенков гению хватало собственных мозгов, чтобы проводить анализ обстановки и понимать, где может продолжаться прерванный след. Что давало просто потрясающий эффект: Метис продолжал вести своего хозяина за указанной целью даже тогда, когда все остальные собаки след давно теряли! А это значит, что горные опасности можно будет практически без риска миновать, повторив шаг-в-шаг путь самовольщика.
        …Во всяком случае, именно таков был план. И сначала казалось: всё получается именно так, как Антуан и задумал. Горец поднимался всё выше в горы, оставляя ущелье-основной проход на закрытую территорию по левую руку, галлиец и его собака следовали за ним. Иногда под ногами появлялось даже что-то вроде еле заметной тропинки - но каждый раз пути самовольщика с ней расходились, выворачивая всё дальше в дикую глушь.
        Догнать и уткнуться в спину возвращающемуся на свой пост пастуху де Вилшер не боялся - скорее уж слишком сильно отстать: тогда след начнёт выветриваться. А так он, рождённый на равнинах Архипелага, при всём желании не смог бы шагом догнать выросшего в здешних горах человека. Опасность могла заключаться лишь в том, что пастух в какой-то момент заметит у себя за спиной преследователя - например, поднимаясь по противоположному склону седловины на высоте, где уже кроме травы ничего не растёт.
        С другой стороны, кого горец увидит издали? Такого же местного. Скорее всего, в таком случае, остановится и подождёт, и… ничего личного, увы. В своём умении убить одинокого противника, ни разу не военного, не подозревающего о грозящей ему опасности, разведчик ничуть не сомневался. Как-никак, профессиональный навык. Не самый приятный, но крайне полезный для того, чтобы встретить старость у себя дома, у горящего камина.
        В первый раз тень сомнения посетила де Вилшера при пересечении быстрого и звонкого горного ручья. Всё бы ничего, но он тёк в расщелине глубиной метров этак пять - и ничего похожего на мост поверху не было. Метис нашёл место, где их невольный проводник разбежался и просто перепрыгнул провал, причём особо не останавливаясь, не примеряясь, как будто маленькую лужу перешагнул. А вот в своей способности сходу преодолеть такое препятствие Антуан справедливо усомнился.
        В итоге пришлось скинуть не только котомку, но и обувь, чтобы почувствовать: смогу! Тем не менее, предательская мысль, что можно было всё же попытаться наняться на “ферму” раз за разом упрямо возвращалась. Да, риск обнаружения грима и использования чужой личины просто неприлично возрастал, но… Зато не пришлось бы прыгать! Высоту путешественник терпеть ещё в первых поездках научился, но полюбить так и не смог. А вот заставлять противников видеть то, что ему нужно, а не то, что есть на самом деле, разведчику как раз очень нравилось.
        Сложнее всего было себя заставить сначала перебросить через провал вещи, отрезая себе путь назад. Наконец дошла очередь и до самого галлийца. Усилием воли загнав эмоции куда подальше, он разбежался, на последнем шаге оттолкнувшись что есть силы… и всё же смог достичь противоположного края! Как на гимнастической дорожке. Увы, на месте приземления его ждал не тщательно просеянный песок.
        Острая боль в ногах на время затмила собой всё, завставив скрючиться в позе эмбриона! Немного пришёл в себя де Вилшер лишь спустя несколько минут - Метис уже перепрыгнул сам (без всяких проблем и потерь, разумеется) и теперь старательно зализывал ссадины на ступнях и голенях хозяина. Не таких уж страшных на поверку, хотя одна рана внушала серьёзное опасение: попавшийся под ноги небольшой камешек буквально вырвал кусок плоти из левой подошвы, образовав кровоточащий кратер с фалангу мизинца глубиной.
        Пришлось потратить время на перевязку и тампонирование. Шпион не поленился даже достать флягой на верёвке нужное количество ледяной, кристально чистой воды на промывку, прежде, чем втереть унявшую боль мазь. Шипя себе под нос и глотая ругательства на пяти языках: время утекало как песок сквозь пальцы. Но если начнётся воспаление и ногу раздует отёком - он в этих горах так и останется! Надолго, если не навсегда. Оставалось надеяться, что компаньон сможет “поднимать” и простылый след.
        Вторая проблема отчасти выросла из первой: пытаясь если не нагнать, то не увеличить ещё больше отставание от “проводника”, а также борясь с пробивающейся через лечебный эффект болью, Антуан пропустил мимо сознания, как путь увёл его выше мест, где всё ещё растут хоть какие-то деревья. Опомнился он только тогда, когда из-за подступившей темноты почти перестал различать камни и траву под ногами. Волей-неволей пришлось готовить место для ночёвки. Вот тут-то всё усиливающийся холод и заставил разведчика понять свою ошибку.
        В принципе, возможность разжечь огонь у де Вилшера всё же осталась: маленькая горелка с фитилём и вторая фляга, наполненная чистым спиртом. Крохотный язычок пламени производил на удивление много тепла. Вот только горы такое место, что тепло может до зарезу понадобится в самый неожиданный момент - и потому возможность приготовить кипяток следовало экономить. Следовало бы, но начавшаяся лихорадка от в течении нескольких часов беспокоемых ран окончательно поставила крест на планах беречь лёгкое и компактное топливо до последнего.

* * *
        Утро тоже началось отнюдь не с добра: Антуан… проспал. Три катастрофически-лишних часа, а то и все четыре, за которые горец удвоил свою фору. Верный пёс всегда будил хозяина с рассветом, получив с вечера нужную команду - в отличии от будильника, неизменно безотказно. Накладка такая произошла впервые: Метис, всю ночь своим теплом согревавший своего человека не хуже небольшой печки, счёл, что сон после выпитых отваров целебных трав напарнику важнее. Ругать друга разведчик, разумеется, не стал: собачье чутьё выручало достаточно часто, чтобы довериться выбору партнёра, пошедшего наперекор приказу.
        Ссадины под бинтами затянулись более-менее прочными корочками, хоть и продолжали противно ныть - проволочка действительно пошла на пользу. Вот только самая серьезная рана на стопе вопреки всем усилиям за ночь стала выглядеть только хуже: отёк приобрел неприятный фиолетовый оттенок.
        Промыв и осмотрев каверну в собственной плоти, де Вилшер поморщился: по уму на попытке проникновения в Сокровенную Долину нужно было бы ставить крест, и, выбросив всё из головы, спуститься к уровню горного леса. Там разбить временный лагерь и просидеть на одном месте хотя бы неделю. Всякое иное развитие событий грозило как минимум долгой хромотой, а как максимум…
        Не так уж давно пришлось Антуану срочно расследовать причину массовых случаев гангрены нижних конечностей у вынужденных сражаться в пустыне галлийских солдат экспедиционного корпуса. Всего лишь невозможность перемотать портянки так, чтобы в ткань не попал проклятый вездесущий песок. Это - и недостаток воды. Итог: загрязнённые натёртости, которые не получалось даже элементарно обработать. И боец снизу начинает гнить заживо. Получить подобный опыт лично не хотелось до крайности.
        Расчётливо экономя мазь, разведчик соорудил новый тампон и резким движением загнал в рану. Сжав зубы, принялся бинтовать стопу. Если даже случится чудо, и в долине он действительно найдёт спрятанные полки, снаряжённые чудо-оружием, способным переломить ход войны, самое большее, на что герой невидимого фронта сможет рассчитывать - добавить ещё одно “де” к полному имени. Выше должности ему уже не занять - аристократ аристократу рознь, не хватит знатности рода, никак не хватит. А любопытство… узнать ответ в обмен на ногу почему-то сейчас не кажется выгодной сделкой, как в юности. Постарел.
        - Метис, след!- проводив долгим взглядом путь до виднеющегося на скале внизу леса, твердо проговорил разведчик.- Мы идём дальше.
        Средства в жестяной банке, если пользоваться предельно аккуратно, хватит на пять дней: и дойти, и всё разузнать. Не важно, что там, в Сокровенной долине. Важно, что добытые сведения позволят Галлии быстрее закончить грядущую войну. Может, всего на день раньше. Может, на неделю. Это сотни и тысячи выживших для страны. И десятки, может, даже целая полусотня тысяч живых во всём мире! Придётся рискнуть.
        Глава 6
        Саквояж скромного работника Королевской Службы Тайн Антуана де Вилшера сделал бы честь цирковому артисту, уличному “катале”, профессиональному актёру… Пожалуй что и химику с художником тоже. И бомбисту-террористу, разумеется. Да и просто бандиту. Причём - одновременно! Вещи делили туго забитый объём в выверенном, отчасти даже выстраданном порядке: грим, оружие, инструменты, элементы одежды, документы, взрывчатка, лекарства, еда…
        Разумеется, всё это не предполагалось носить с собой постоянно. Разузнать либо уточнить местные условия, выбрать личину, вжиться в неё - и всё лишнее прямо с чемоданом закопать в надёжном месте. Может, потом удастся что-то вернуть. А иногда - просто выкинуть в колодец, ближайшую компостную кучу, сжечь… С некоторыми уникальными штуковинами порой было очень трудно расстаться, но нарушение изображаемого образа даже малейшей деталью для шпиона-нелегала грозило далеко не самым простым лишением жизни!
        К сожалению, горцы не таскали с собой набитые разным барахлом баулы, предпочитая двигаться налегке, лишь с самым необходимым. По их мнению, конечно - на подобном наборе посторонний человек в тех же условиях долго не протянул бы. В результате запас динамитных шашек пришлось прятать в торбе Метиса, а из оружия у самого разведчика остался лишь глубоко запрятанный новей ший компактный капсюльный револьвер на пять выстрелов да традиционный горский топорик рядом с длинным кинжалом за поясом. Ну хоть что-то не пришлось укрывать от посторонних взглядов.
        Ещё одной тщательно скрываемой вещью была очень маленькая подзорная труба - её для надёжности де Вилшер разобрал на трубки и стекла. Если кто и обнаружит одну из частей, пусть попробует догадаться, что нашёл. И вот теперь пришла пора собрать назад оптический прибор - во всяком случае, Антуан очень на это надеялся.
        Метис все-таки сумел довести по “простывшему” следу самовольщика своего хозяина до самой границы вечных снегов. Там след остался виден невооружённым глазом - любитель настойки даже не попытался замести за собой снег. К сожалению, к тому моменту галлиец уже был настолько вымотан, что даже не спросил сам у себя, почему. Настолько пренебрежительно относится к служащим на базе армейцам-равнинникам?
        Ответ принесла погода: ветер поднял жуткую, секущую открытые участки кожи метель. Именно тогда, когда догорели последние капли спирта и маленькая пещерка, где ночевал их невольный проводник, начала стремительно остывать.
        Спуститься, подгадав на время опустившийся штиль, удалось. А вот опять, в который уже раз “поднять” потерянный след - нет. Благо, путь вниз не оставлял особого выбора направления. Во всяком случае, Антуан в этом был уверен раньше. Теперь же разведчик мог бы заложить зуб: где-то упустил возможность повернуть. Вот только где?
        Склон, надо отдать ему должное, довольно пологий, ниже границы нетронутых заповедных высокогорных лугов превратился сначала в широченный желоб с растущими тут и там невысокими деревцами, а потом и вовсе сузился, зажатый высокими неприступными скалами справа и слева. Тут уже ничего не росло, зато лежало множество обкатанных водой камней, образуя извилистую осыпь длинной в несколько километров. К счастью, сухую, без воды, которая превращала осыпь в русло только по весне.
        Впрочем, более проходимой осыпь от этого не становилась: по наитию бросив небольшой камень вперед, де Вилшер вызвал небольшой оползень! Что случится с неосторожно поставившим ногу человеком, не хотелось даже и думать. Если у кого и был шанс спуститься там относительно безопасно, так это у Метиса, только - толку-то? А ведь, как в насмешку, именно оттуда, куда уходило ущелье, поднимались в ясную горную высь дымки печей. Сокровенная долина волхвов - ничего другого тут, посреди горного массива, и быть не могло.
        Пришлось убить ещё полдня, поднимаясь назад, опять всё выше и выше, прежде чем удалось найти узкую расщелину, ведущую, на первый взгляд, как и все остальные до того осмотренные, в никуда. Тем не менее, именно эта, с позволения сказать, “дорога”, привела разведчика и его четвероного напарника к руслу непересыхающего, радостно звенящего по камням ручейка. Следуя за водой и, по большей части, прямо по скользкому дну, сильно застудив многострадальные ноги, Антуан наконец достиг цели. Чашеобразная Сокровенная долина лежала прямо перед ним.

* * *
        Учитывая, что пастухи спокойно себе позволяли отлучиться чуть ли не на две недели из расположения, их никто особо не проверял и не контролировал. Правда, горцы в свою очередь старались откровенно не нарываться, ценя крайне простую по их меркам и очень денежную работу, потому согласовывали отлучки между собой. И хотел бы де Вилшер с чувством пройтись про “край непуганных идиотов” и “вопиющую безалаберность”, если бы сам, лично, не обнаружил такую же ситуацию в элитном подразделении армии Галлии.
        Разведчик, строго говоря выполняя далеко не свои функции, по сигналу одного из информаторов, под личиной офицера-артиллериста посетил корпус бравой морской пехоты, расквартированный в стратегически значимом городе-порте одной из южных колоний. И лично услышал от одного из старших командиров: “если пеоны что-то куда-то тащат - значит, им приказали. Нет, я знать не знаю, кто это, вы мне предлагаете в лицо запоминать всех этих черно- и желтомазых?”
        На следующий день по распоряжению тогда ещё не главы аналитического отдела двое пеонов вынесли из кабинета рекомого командира сейф, полный секретных бумаг, который Антуан спустя две недели лично поставил перед королевой. Порочная практика привлечения местных рабочих рук почём зря и без разбора на том прекратилась, полетели с плеч погоны, а де Вилшер получил своё повышение. Ну и конечно, любви армии её Величества к Королевской Службе Тайн этот эпизод отнюдь не добавил…
        В общем, личина гордого жителя высоких гор, владетеля белорунных отар, даже тут оставалась неплохой маскировкой… не без некоторого изъяна, к сожалению. Потому что если идти мимо солдат и офицеров шеповской армии с деловым видом, как будто так и надо - останешься в памяти абсолютно пустым местом, проверено на своих вояках. Зато сами пастухи, успевшие между собой перезнакомиться, сразу же заметят чужака, стоит только подойти поближе. Сдать, может, сразу и не сдадут - зато сами могут решить подкараулить и поспособствовать с ответами на вопросы типа “и как ты дошёл до жизни такой?”
        Так что делать то, за чем он сюда пришёл, предстояло начать в сумерках - когда одного человека за другого принять проще просто, если издали, и хрен поймёшь, что видишь кого-то лишнего. Судя по разговорам у костра, часть долины оставалась для не-армейцев закрытой зоной, и вот туда хорошо было бы попасть как можно скорее, в идеале, этой же ночью: безалаберность - безалаберностью, но режимные меры в закрытом мирке, окружённом горами, все же вполне действовали. Риск подставиться и раскрыть себя, соответственно, постоянно рос. А ещё…
        Повреждённая стопа всё-таки опухла и поменяла цвет вся. Из раны, несмотря на мазь, шёл еле заметный неприятный запах. Скорее всего “спасибо” за это стоило сказать ледяной воде на дне ущелья, по щиколотку в которой шпион спускался последние минут сорок. А ему ещё так ходить, не выдавая себя хромотой, даже лёгкой. А если не повезёт совсем, бегать и отстреливаться, отходя! Нужно закончить всё за двое суток и в темпе перебираться через перевал назад. Иначе останется только пойти и сдаться местным.
        Втекая в долину, ручей, по которому спустился Антуан, раздваивался, образуя небольшой остров. На нём росли не слишком густые кусты, несколько высоких елей. Идеальная база для нелегала! Приходилось де Вилшеру хорониться несколько дней подряд в подвалах и на чердаках, выходя только в темноте - и свежий воздух он на них без нужды ни за что не променял бы. Причём, вот везение, именно тут, на краю огромной природной чаши между горными пиками, деревья выступали выше других. Если откуда можно было оглядеть почти всё пространство Сокровенной долины сверху - так это только вот из таких мест. Оставалось только влезть на ёлку.
        - Охраняй,- попросил Метиса галлиец, оставляя на земле всё лишнее: и без больной ноги при покорении высокого дерева каждый килограмм на счету. Нет ничего глупее, чем сорваться и поранится в тылу у врага, сделав бессмысленными весь предыдущий риск и усилия. Или тем паче отломить макушку и упасть вместе с ней, переоценив прочность древесины.
        Просидеть на верхотуре пришлось несколько часов, до самых сумерек: мастера-стекольщики для портативной оптики Королевской Службы Тайн сумели добиться прекрасного увеличения, но вот поле зрения у разборной подзорной трубы получилось крошечным. И так сложно рассмотреть удалённые объекты, так ещё и к микродвижениям рук добавлялось раскачивание самого дерева!
        Спуск дался труднее подъёма, все мысли крутились вокруг костра (наконец-то есть из чего разжечь!) и часике-двух рядом с источником живительного тепла… И всё это мигом вылетело из головы разведчика, едва он заметил, как ведёт себя Метис.
        Пса определённо что-то встревожило, вот только он не мог понять что и откуда. Умница крутился на месте, крутил головой, с шумом втягивал воздух, “играл” ушами - но тщетно. А вот преодолевший последние три метра сверху вниз лихим прыжком (чёрт! Нога! Больно-то как!) человек увидел почти сразу.
        До волка, вышедшего из кустов на прогалину, тянущуюся к воде с другой стороны ручья, и застывшему, словно статуя, было добрых сто метров. Лёгкий ветерок нёс ему запахи временного лагеря, а вот Метису, наоборот, не давал почувствовать запах своего природного противника. Разглядеть же силуэт волка пёс попросту не мог - во всяком случае, пока тот не начнёт двигаться. Зрение ведь самое слабое из собачьих чувств.
        Что-то в диком животном очень и очень напрягло галлийца. Настолько, что он, не поворачивая головы, потянул аккуратно уложенный у корней ели пистолет. На ощупь загнал в камору барабана бумажный патрон, снаряжённый сразу с тяжёлой пулей. Подбил заряд коротким подствольным шомполом, потом с другой стороны вставил в узкое отверстие капсюль. Тут зрительный контакт пришлось прервать: гадость размером с половину булавки могла оторвать палец при неудачном движении, так как внутри содержалась гремучая ртуть.
        Отжимая курок, чтобы взвести ударно-спусковой механизм оружия и одновременно подвигая под боёк полную камору, Антуан вновь кинул взгляд на волка… но хищника на месте уже не было. Сгинул. Да так, что Метис “санитара леса” так и не заметил. Впрочем, так даже лучше: выстрел могли услышать. Да и вообще, похоже, общее напряжение последних дней пути начало сказываться не лучшим образом: говорили же ему, что волки в долине все ручные, на человека никогда не нападут. И что за муха его укуси…
        Тут де Вилшер вздрогнул - и с раздражением сплюнул. Далеко, да и света не так уж много под конец дня, но… Показалось или нет, что глаза наблюдавшего за ним с псом зверя сверкнули голубым?! Да и смотрел тот как-то… слишком осмысленно, что ли? Во всяком случае для существа, чьё зрение ничуть не лучше собачьего. Черт-те что! Осталось только в оборотней вслед за местными поверить!
        Время!
        Ещё раз сменить мазь на тампоне, прикопать и тщательно замаскировать лишние вещи и мусор вроде использованных бинтов - сжечь, к сожалению, не выйдет. И двигаться в сторону боен и загонов для скота. Как раз к сумеркам он будет на месте. А оттуда - нужно будет продвинуться к центру долины, на закрытую для горцев территорию. Во всяком случае - попытаться. Будет идеально, если повезёт, и тогда получится всё разузнать за одну ночь.
        Глава 7
        Повезло: Антуан почти не напрягаясь добрался до загонов для овец и соседствующих с ними боен ровно к назначенному самому себе сроку. Это несмотря на то, что густые заросли на пути ещё дважды загнали его в тот же самый ручей. И первый раз в ледяную воду разведчик влез совершенно добровольно: встреча с прирученным волком волхвов никак не шла у него из головы.
        Даже не лучшим образом обученная собака в целом способна привести хозяина в то место, где произошло что-то, по её мнению, требующее внимания - а значит, и в способности серого хищника проделать то же самое де Вилшер ничуть не сомневался. Потому засыпал смесью табака и перца не только место вокруг ухоронки, но и практически всю территорию небольшого островка, истратив отбивающую запах (и чуткий нюх тоже!) смесь целиком. А потом ещё долго тащился прямо по дну вброд, прежде, чем позволить себе и псу выйти на берег.
        Расчёт шпиона полностью оправдался: в сумерках внимания на него ровным счетом никто из горцев не обращал. “Соплеменникам” и дела не было до одного из них, решившего вместо посиделок у костра прогуляться. Горские овчарки, вежливо обнюхав Метиса, сразу же отставали, потеряв интерес. Овцы блеяли и воняли, блики от огня костров тут и там создавали причудливую игру теней, пуская искры и дым.
        Осыпь, та самая, по которой разведчик не рискнул спуститься утром сверху, прямо за домами привольно рассыпалась тяжёлым, сейчас совершенно сухим плёсом. Промелькнувшую было мысль, зачем строить дома словно отдельным поселком так близко к обвалоопасному месту, Антуан почти сразу же задвинул куда подальше. Не время для пустого любопытства. Тут бы что нужно успеть узнать.
        С вершины росшей на склоне у края долины ели разглядеть получилось далеко не всё. Но де Вилшеру с его опытом и того оказалось достаточно. Логика построения любой военной базы всегда одна и та же: самое ценное ищи в центре! Там, в середине Сокровенной долины, местные вояки умудрились выстроить едва ли не целый квартал из складов и ещё чего-то на них похожего. Казармы? Вряд ли, но отметать сходу не стоит. Заводы? Разве что такие, каким дымящие трубы не нужны. Лаборатории, наконец? Исключать нельзя. А может, ещё что? Несколько торчащих над зданиями наблюдательных вышек неприятно напоминали тюремный пейзаж…
        Компактную застройку, окружённую крепким забором, тут и там подпирали группы других зданий. И к каждой вела отдельная дорога и соответствовали свои ворота в периметре. С фигурами людей труба справлялась хуже всего, но синюю форму пехотинцев княжества Шеп опознавать в принципе получилось. Бойцы абсолютно точно в массе своей не выполняли свои прямые обязанности вроде несения караула или участия в муштре, а занимались чем-то посторонним. При этом часть из них днём контактировала с горцами-пастухами, принимая у себя пригоняемые стада.
        Потому план проникновения внутрь у разведчика не оброс излишней сложностью во время разработки: появиться там, где пастуху не удивятся, разжиться формой подходящего размера (ничего личного, бойцы, работа такая) и оттуда сдвинуться к соседней группе строений, где солдат много и они большими группами пересекают периметр в обе стороны. Вот к такой группе и пристать: синемундирников много и вряд ли они прямо всех-всех в лицо знают - это не горцы.
        Для обзаведения военной формой противника галлиец выбрал себе что-то вроде рыбоводческой фермы - или чего там разводили в нескольких круглых прудах? Но что-то да разводили, вывешенные сети однозначно на это указывали. Туда на его глазах пригнали небольшое стадо овец, причём загнали животных в какой-то сарай. На несколько служебных строений приходился всего один небольшой дом жилого вида: то есть обслуживающий персонал объекта составляет всего несколько человек. И их не пойдут проверять среди ночи, никто не хватится - не батарея крупнокалиберных орудий, чай.
        До фермы разведчик добрался быстрым шагом, почти бегом, игнорируя лёгкую боль в ноге. Благо, тьма уже достаточно сгустилась, чтобы прикрыть его и Метиса. Однако наступающая ночь одновременно работала и против Антуана с напарником: большинство работ внутри периметра заканчивалось, и до утра движение людей через ворота почти полностью прекратится. Нужно было торопиться, но аккуратно, очень аккуратно: излишняя поспешность и недооценка противника могли запросто убить любого.
        - …Сарж, а сарж? Слыш?- пехотинцы, по воле создателя тайной базы переведённые в рыбоводы, оставили открытым окно. Свет наружу лился слабый, находящиеся в комнате явно экономили масло. Де Вилшеру пришлось до ломоты напрягать глаза, чтобы подкрасться к подоконнику беззвучно.- А давай, эт самое… Того-этого!
        - Я сержант, деревенщина,- второй голос принадлежал человеку в возрасте. И, судя по интонации, собеседник успел его утомить.- А ты - выражайся нормально, “эт самое”.
        - Так я и талдычу: сарж! Давай баранину на углях запечём, стал быть? А то ить страсть как надоело одну требуху жрать! Я ж такой, этот, как его… ри-цепть, вот!- знаю!
        - Только не говори, что решил одну из кормовых овец под нож пустить, оглоед,- подпустив угрозу в голос, посулил старший по званию.- Я ж тебя сам удавлю, растудыть, не дожидаясь, значит, господина офицера! Слышал же, идиотина: любые проступки тут, в долине, считаются как особо тяжкие!
        - А чё сразу проступок?- рядовой как-то прямо по-детски обиделся.- Я, ить, всю кровь до капельки в пруд спущу! А гадины, стал-быть, всё равно мясо не едят. Сколько добра переводим на гниль, аж прям слёзы на глаза наворачиваются! Опосля них…
        - Вот я у тебя-то завтра похлёбку отберу да по землице возьму да размажу,- как-то даже ласково посулил оптимизатору его непосредственный командир.- Як тебе разница, с тарелки есть или с травы слизывать?
        - Да как будто кто заметит, что пиявицы разок чутка недожрали?- в сердцах бросил оппоненту, легко разбившему все “хитрые” аргументы молодой.- Никому и дела нет! Невмочь уже, на вкуснятине сидеть, и ни-ни! Вон, горцев, вестимо, никто похлёбкой что ни день не потчует!
        - А ты, солома, никак в линейную роту захотел, да?- тут тон пожилого сержанта опять изменился, стал вкрадчивым, опасным.- Так я запросто тебя спроважу, плац ногами что ни день месить, только намекни! Э-эх, шелупень, пороха не нюхавшая. Попал на синекуру, а всё туда же, да ещё и меня за собой утянуть хочешь? Накося, выкуси! Ща я устрою тебе жизнь-то по уставу! А ну вставай. Вставай, говорю! За-чёт сдавать будешь, по всей вверенной тебе, балда, работе. И не дай волчица-мать тебе мямлить начать!
        Иногда разведчику тоже везёт: несмотря на спешку, из-за банальной бытовой ссоры двое шеповцев прямо на блюдечке решили принести ему ценные сведения - знай только не отставай, не отсвечивай и слушай.
        - Ну вот бритва, ить, чтобы аспидам проклятущим в шкуре овечей не путаться,- стены сарая оказались такими щелястыми, что Антуану даже напрягаться не приходилось, чтобы слышать всё через блеяние потревоженной отары. Впрочем, сослуживцы почти сразу покинули овин и направились к ближайшему пруду - Вот эта воротина на манер колодезного журавля, чтобы, значит, бритую овцу кунать. И нимать доставать, пока пиявицы сами не отвалятся и больше подплывать не будут. А вот молоток деревянный, чтоб ить оглушать животину несчастную, и она нечисть прудовую копытами не побила. А в том сарае пресс собран, чтоб гадов, сетью ловленных, на сок давить. На кой чёрт, правда, так в толк и не возьму…
        - Вот и не твоего ума дело!
        Де Вилшер только покачал головой, осторожно подбираясь к пруду за спинами военнослужащих и подхватывая “деревянный молоток”, по размерам - так самую настоящую палицу. Разведение пиявок! Ну вот зачем?! К сожалению, заняться допросом рядового и сержанта он не мог: темнота поджимала всё сильнее. Невольным “языкам” даже могло повезти, но - вот беда: телосложением немолодой сержант здорово походил на галлийца. Как уже и говорилось: ничего личного…
        По знаку, поданному рукой хозяина, словно призрак соткался из темноты Метис. Набранной за пару беззвучных прыжков скорости плюс собственной массы хватило, чтобы не только буквально смести с ног рядового, но и протащить по земле, изрядно оглушив. Человек даже понять ничего не успел, когда челюсти пса сомкнулись на его горле, не давая сделать вдох.
        “Сарж” оказался крепким орешком: сначала молниеносно отшатнулся от пронесшийся совсем рядом опасности - и тут же с кинжалом в руке бесстрашно бросился отбивать рядового. Вот только удар он получил откуда не ждал: Антуан хладнокровно дождался, пока противник окажется к нему спиной, и только тогда метнулся, занося молот над головой.
        Дальше - торопливый обыск в свете выкрученного на полную фитиля, профессиональное скоростное разоблачение находящихся без сознания противников - и оба шеповца отправились в ближайший пруд, отягощенные каждый несколькими грузилами от висящей рядом сети. То, что случилось дальше, заставило вздрогнуть и сдавленно выругаться даже немало повидавшего галлийца! В луче лампы тысячи метнувшихся к неожиданной, но очень желанной трапезе червей буквально облепили тела людей шевелящимся, непроницаемо-чёрным покровом, взамен обнажив присыпанное, оказывается, очень светлым песком дно. Г-гадость какая!!!
        Итак, с первой фазой проникновения сходу повезло, но это означало, что у разведчика на всё про всё теперь лишь эта ночь: утром наряд на ферму обязательно хватятся. Что ж, учитывая все обстоятельства - всё пока продвигается едва ли не идеаль…
        Сильно приглушенные расстоянием громкие, на грани крика, многочисленные голоса заставили де Вилшера броситься к дороге, по которой он добрался к ферме. Так и есть: меж домов горцев и овечьих загонов мелькало множество ламп и явно что-то происходило. Что-то непредвиденное, неожиданное. И скорее всего являющееся банальным совпадением: Антуан ведь нигде не засветился пока. Но…
        Сбрасывать со счетов, что шпион где-то прокололся незаметно для себя, и теперь по его следу в буквальном смысле идёт погоня, тоже было нельзя. Тем более оставлять явно ширяшуюся тревогу за спиной, не попытавшись разобраться - верный способ попасться на проверке на резко усилившем бдительность посту или ещё в какую неприятность сходу вляпаться. Придётся вернуться и разобраться, хотя бы банально подслушать из темноты - что несложно, когда все на повышенных тонах общаются. Чёрт, не вовремя как!

* * *
        - …А я говорю, это был кто-то из ваших!- сначала галлиец даже не понял, кого видит: игра света от ламп и тьма горной ночи скрывали детали балохонистого одеяния оратора. Ни армейская форма, ни гражданское платье, популярное на равнинах княжества, ни наряды горцев так не выглядели.
        - Не возводи напраслину, слышащий-богов!- возвысил голос пожилой чабан, вышедший вперед.- Маловер мог предать, но не мы, чтущие матерь-волчицу!
        - Верно речёшь!
        - Не наш то был!
        - Мамой клянусь!
        - Просто прикажите им собраться вместе и осмотрите каждого, меня они вряд ли так быстро послушают. Ваш молодой… коллега ведь сможет узнать, кого видел?- судя по погонам пару волхвов сопровождал аж армейский полковник, прихвативший с собой два десятка солдат с фонарями.
        - Смогу!- в нос проговорил второй балахонщик, утирая слезящиеся глаза.
        Де Вилшер почувствовал, что его медленно начинает пробивать холодный пот. Причём температура воздуха была совершенно ни при чём. Место для подслушивания он себе выбрал максимально нагло, благо, всем было ни до чего, и теперь комфортабельно расположился на свежем сене чердака в каком-то десятке метров от собравшихся в условном центре места жительства пастухов.
        Учуять его и греющего бок человека Метиса тут при всём желании никто не смог бы, разглядеть - тоже. Как и, казалось бы, до того в лесу. А тут ещё удачный блик отразился от глаз одного из бывших единовластных хозяев Сокровенной долины, позволив разведчику определить их цвет. Голубой, конечно же.
        - Все здесь,- меж тем, предводитель горцев расставил своих людей под фонарями солдат - их оказалось даже меньше, чем Антуан ожидал, человек тридцать.- Смотри!
        - Его тут нет,- младшему волхву понадобилось едва ли больше десяти минут, чтобы удостовериться. Что очень не понравилось галлийцу, некоторым чабанам, действительно чем-то на него похожим, очевидец наступал на ногу. На левую. Сомнений у Антуана, что виновник переполоха именно он, уже не осталось. Вот только что со всем этим делать?
        - Вот и хорошо,- даже не попытался скрыть облегчение набольший горцев.- Слушай, скажи как есть, кого ищешь? Может, поможем!
        - Не смогли взять след, там всё усыпано какой-то гадостью,- скривился, словно сам вдохнул перце-табачную смесь младший жрец. Де Вилшер беззвучно выдохнул: не зря он переосторожничал, не зря!
        - У нас с собой, что мы раскопали. Бинты со следами крови очень перспективно выглядят… Пусть горские собаки попробуют взять след. Их специально выводили для поиска потерявшегося скота, в отличии от… волков,- Антуану очень захотелось достать револьвер и пристрелить слишком умного полковника - аж руки зачесались!- Деться чужак никуда не мог. А раз под одного из пастухов оделся, то, скорее всего, чтобы им и прикинуться. Значит - где-то поблизости должен быть. Отсюда и искать начнём.
        Де Вилшер выругался ещё и ещё: не помогало. Всего один непонятно как допущенный прокол - и слишком головастый офицер его банально просчитал! Даже если никто из собак ничего не унюхает - всё равно к пиявочной ферме первой же и пойдут! И трупы не надо искать, отсутствие сержанта с рядовым все и так яснее ясного скажет! А там и тотальную облаву устроят уже солдаты, всю долину перевернут! Проклятье!!! Что делать? Что делать? Что де…
        - Помочь слышащему-богов - святый долг!- главный чабан первым приложил два пальца ко рту, и резко свистнул. Следом за ним на разные тона подали сигналы своим собакам другие пастухи.
        Галлиец резко выдохнул: и в очередной раз решение всех проблем разом всё же посетило его. Может быть, на самом деле именно ради этого чувства озарения он и рисковал раз за разом, влезая в переделки.
        - Метис, очень важно!- тихо проговорил он, тщательно произнося слова и глядя своей собаке в глаза.- Уведи погоню от меня. На осыпь, вверх по горе. Люди там не пройдут, а другие собаки тебе не чета. Потом иди на побережье, к порту. Понял? Давай!
        Друг и соратник ещё мгновение помедлил, заглядывая в самую душу человеку бездонными преданными глазами - и почти беззвучно метнулся к противоположному чердачному окну, от которого ленивый домовладелец не убрал приставную лестницу. Несколько секунд - и вот в толпе толкающихся боками овчарок и их хозяев мелькнула его спина. Вот пёс пробирается к солдату, держащему бинты, нюхает… и с радостным лаем срывается на бег в сторону пересохшего русла. Остальные собаки, подчиняясь известному инстинкту, так же с лаем устремляются за ним, увлекая и людей за собой.
        Ну вот, теперь время до утра опять есть: гений среди себе подобных точно справится, а остальное доделает зыбкая осыпь. Пока обойдут, пока то да сё… Единственная ошибка - стоило забрать все оставшиеся динамитные шашки, не ограничиваясь заранее отложенными пятью. Так-то неприкосновенный запас взрывчатки, пребывающий в мешке у пса в полной безопасности до нужного момента, мог ой как помочь при отступлении, но теперь-то уже точно не выйдет.
        Глава 8
        - Чё там у долгоподольников снова стряслось? Опять забегали, как в задницу ужаленные…- говорящий дополнил свой вопрос смачным плевком.
        - Ты эта. Вежливость проявляй хоть немного, что ли…- почти так же лениво ответил ему второй дежурный из-за закрытых ворот.- Это мы к жрецам припёрлись домой, не они к нам.
        - Это не повод хороводы вокруг них водить, едва ль не в зад целовать!- с пол-оборота завёлся его визави.- “Древняя вера предков”, тудыть её растудыть! Моя вера - во всеблагого Господа нашего, а не в какие-то доисторические сказки про двух голозадых горцев, которых собственная растяпа-мамаша в пропасть уронила, а волчица, которая, оказывается, богиня, подобрала и своей кровью выкормила! Это ж до чего надо мозгов не иметь, чтобы этих серых паразитов, что летом скот режут, а зимой и одинокими путниками не брезгуют, разводить! Как увижу следы в пыли или как пакость неспешно такая трусит мимо - руки сами к штуцеру тянутся!
        - Ох, ну понеслось…- Антуан словно наяву увидел в своём воображении, как пехотинец прикладывает ладонь к лицу.- Всё не так было. Преследователи загнали раненую мать близнецов в ущелье, где волчье логово было, и волк-отец бросился защищать их, как своих жену и детей…
        - Слушать не хочу этот бред! Ты-то горожанин, вот и верь во всякую дикую чушь! А у моего тяти знаешь сколько подсвинков порезали да потаскали эти “благородные звери”?!
        - А ты веришь, что твой бог зовёт тебя рабом и даже овцой, и типа ничего такого!- обозлился наконец напарник волконенавистника.
        - Это алё… аля… аллегория, вот!- не с первого раза выговорил нужное слово дежурный.- Такой умник, как ты, мог бы и сам это поня…
        - Заткнись, там капитан идёт!- перебил его второй.
        Забор, огораживающий центр долины, строился без особого усердия и явно впопыхах - а потом руки, как обычно, ни у кого не дошли хотя бы щели заделать. Так что армейский ритуал смены караула засевший в кустах у ворот разведчик (раздолбаи даже на расчистку периметра перед заграждением подзабили) прослушал от и до, включая действующий пароль.
        Вот только пробраться на территорию ему это помочь никак не могло: выдать себя за офицера он при всём желании не мог, а сержанту после отбоя без письменного предписания проникнуть внутрь периметра было нельзя. Проклятье, всё же слишком много времени он потерял! А теперь прикинувшегося своим шпиона в лучшем случае пошлют куда подальше, а то ведь вспомнят устав и задержат “до прояснения обстоятельств”. Ещё два трупа, которых очень быстро притом хватятся, галлиец за спиной оставлять совершенно не хотел. И так уже лишь чудом (по кличке Метис) умудрился не попасть под облаву!
        Как обоснованно подозревал де Вилшер - знакомого наряду человека, даже простого рядового, если его каждую ночь по делу куда-то из расположения отправляют, дежурные на воротах пустили бы не глядя и никуда не записывая. Опять же, где-то в стенах между вратами солдатики точно проделали несколько лазов для собственных нужд. Вот только без напарника найти такие “задние двери” в темноте не стоило и мечтать. А просто перелезть…
        От одной этой мысли у Антуана ещё сильнее заныла раненая нога, и как наяву представилось: вот он с оглушительным треском в облаке щепок падает с четырёхметровой высоты, и в руках - отломившаяся в самый ответственный момент верхняя секция ограды. М-да. Иногда отсутствие надлежащей старательности в постройке укреплений парадоксальным образом способствует их шпиононедоступности, кто бы мог подумать.
        Отступая от ворот, де Вилшер перебирал в голове остающиеся варианты незаметного проникновения. Добраться до казарм, там по-тихому вскрыть кабинет дежурного офицера и выписать самому себе пропуск? Подкараулить там же у туалета солдатика и устроить экспресс-допрос на тему ближайшего “чёрного хода”? Просто попытать счастья у других ворот? Время-то, оставшееся ему до утра, утекает…
        - Мать вашу за ногу и на дерево! Как можно было не проверить колёса у телеги?! Вы на своём горбу груз теперь потащите, я вас спрашиваю, мать-перемать?! Или просто нарядов вне очереди захотелось?! Так я обеспечу!!!
        Галлиец почувствовал, как на его лице против воли расцветает улыбка, больше похожая на оскал то и дело поминаемых местными волка. А вот и ключ для прохода внутрь! Разведчик уже давно заметил, что когда наступает самая горячая фаза миссии, моменты везения и невезения словно обостряются, начинают сыпаться как из рога изобилия. Только и знай, что уворачивайся от неприятностей и пользуйся удачами! Что у него всегда до сих пор неплохо получалось!

* * *
        Прибиться к группе из трёх солдат под предводительством взбешённого неожиданной аварией лейтенанта не составило вообще никакого труда. Изобразив пьяную походку, де Вилшер просто попытался “незаметно” пройти мимо - и его немедленно рекрутировали держать телегу за угол, пока колесо с матерками подручными средствами возвращают на ступицу. Затем, конечно, потребовалось и дальше сопровождать транспорт внутрь периметра на случай повторения проблемы (запорную шпильку в дорожной пыли так и не нашли).
        Осталось только, уже пройдя ворота и на приличном расстоянии от них, скорчить испуганное лицо (“скажи спасибо, если я не пойду искать твоего ротного, пьянь такая!”) и технично отступить в темноту за угол. Как и предполагал Антуан, дежурные на воротах даже не стали пересчитывать солдат, сопровождающих офицера, а телегу пропустили без малейшей проверки. Лейт тоже не стал пытаться искать залётного младшего командира, когда хватился. По уставу пришлось сдавать бы пьянчугу патрулю, который сначала надо было на улицах ещё найти, или тащиться в комендатуру самому и потом объяснительную писать… А так помог и помог, а потом вовремя слинял, совсем хорошо.
        Разумеется, начальник отдела аналитики в Королевской Службе Тайн не мог не продумать свой дальнейший маршрут после проникновения внутрь ограды заранее, ещё сидя на дереве. Тем более, чудить особо и не требовалось: ведь шёл он сюда узнать, куда девается такое огромное число овец. Вот следом за овцами он и пойдёт. Вернее, за их тушами, частью привезёнными с боен горцев у осыпи, частью получающихся из пригнанных живьём копытных прямо тут.
        Найти загоны, бойню и прилегающий к ним здоровенный пакгауз, где разделывается мясо, труда не составило вот ни капли: можно было по одному запаху ориентироваться. В пакгаузе горел свет и шла работа - у шпиона немедленно сложилось впечатление, что она тут просто никогда не затихала. Мясники все как один могли похвастаться военной выправкой, монотонный автоматизм взмахов и тупых ударов топорами и тесаками вызывал какой-то подспудный дискомфорт. Особенно же неприятно выглядели огромные ручные мясорубки, все в наслоениях потёков жира и фрагментов требухи. Ни разговоров, ни даже взглядов по сторонам - не мясницкая работа, а прямо какая-то… мануфактура. Брр!
        Аккуратно обойдя разделочный цех, на соседнем, абсолютно таком же здании, стоящим ворота в ворота, Антуан ожидаемо обнаружил табличку “холодный склад”. А вот дальше, несомненно, его ожидало кое-что куда более интересное: забор. Периметр внутри периметра. И надпись:
        Внимание!
        ВИВАРИЙ!
        Не открывать внешние и внутренние ворота одновременно!
        Безлунная ночь не радовала светом, от трофейной лампы пришлось избавится, отыгрывая пьянчужку (вот уж кто не будет светить себе, привлекая совершенно лишнее внимание), так что прочесть начертанное стоило некоторого труда. Зато внутри масла не жалели, освещая территорию и строения на ней и снаружи тоже. И почему-то в этот раз не поскупились на качестве и подгонке досок: ни одной щели! Определённо, то самое место, где и содержатся ответы на все его вопросы. Надо туда попасть. Вот только - как?
        “Виварий - это животные, а наличие шлюза означает опасность, от них исходящую,- де Вилшер наугад выбрал сторону и двинулся вдоль забора. Темно и безлюдно, потому двигаться ему ничего не мешало.- Причём опасность исходит не от когтей и клыков, я ведь уже думал об этом и отбросил подобный вариант. А это значит… зараза! Болезнь как оружие! Ч-чёрт!!!”
        Под ложечкой у отважного разведчика отчетливо засосало, а рука сама собой нырнула за отворот форменной куртки, к припрятанным динамитным шашкам. Решение лежало на поверхности с самого начала, можно было даже не выезжать из Галлии! Или, раз уж припёрся, поворачивать назад после посещения внешних ворот “фермы номер пять”: изолированная от внешнего мира неприступными горами территория прямо напрашивается и как место для экспериментов над заразой, и, одновременно, как природный очаг этой самой очень редкой опасной заразы! Одиночке с собакой не стоило и думать лезть сюда, здесь нужен отряд морского десанта и много-много зажигательной смеси, благо, “флотские гвардейцы” Его Величества умеют с ней обращаться!
        Но неудивительно, что он не догадался: сама мысль о том, что кто-то решится использовать настолько неуправляемое средство убийства людей, бьющее с одинаковой легкостью и по чужим, и по своим, была слишком чуждой для упорядоченного, логического сознания главного аналитика короны. Даже не отравляющий газ юландцев, с которым злую шутку может сыграть ветер: тот, как ему доложили, постепенно слабеет и распадается в воздухе сам. Болезнь же распространяется без ограничений - только выпусти! А шеповцы все же решились. Причём, что самое гадкое, справляются довольно успешно, раз в Сокровенной долине ещё не разразилась страшная эпидемия!
        Как бы ни был занят своими мыслями Антуан, пропустить пару волхвов с лампами, тянущих куда-то пару же отчаянно упирающихся и жалобно блеющих овец, он не мог. Наверное, до догадки про заразу галлиец проигнорировал бы волколюбов, решивших самостоятельно соорудить себе поздний ужин (или уже ранний завтрак?), но только не теперь. Если очаг инфекции всегда был тут, и раз военные откровенно сотрудничают со священнослужителями, сами жрецы в работы над оружием тоже крепко впряжены. Возможно, быстрее будет проследить за ними, чем искать незапертую калитку в заборе.
        Мысль оказалась верной, во всяком случае, отчасти: территории за забором оказались разграничены между собой. В третью по счёту отделённую зону жрецы и зашли, затащив за собой через калитку живой груз. Обычную калитку с обычной задвижкой изнутри - никаких шлюзов: оставаясь в глубокой тени, разведчик хорошо это разглядел. Подождал, пока отблески пламени фитилей ламп пропадут, достал хитро согнутую проволоку и с её помощью довольно быстро сдвинул засов из пазов, получив доступ внутрь. И не забыл за собой закрыть. Затем аккуратно двинулся на колеблющиеся пятна оранжевого пламени вдали.
        Кольцо факелов, установленных на каменных пальцах, образующих правильный круг, неплохо освещало ритуальную площадку изнутри. Те же руны, что видел Антуан на воротах в долину, были выбиты на столбах во множестве, так что даже без собравшихся впятером жрецов разведчик догадался бы, что видит перед собой архаичный языческий храм. Архаичный, потому что столбы не венчала крыша, а алтарем служила огромная плоская каменюка, вокруг которой густо разрослась трава.
        Обнаружить себя де Вилшер не боялся: во-первых, хорошо знал, как прятаться в густой тени, а во-вторых, по-простому привязанные к одному из столбов овцы продолжали мемекать и рваться со своих верёвок. Наверное, неспроста. О чём свидетельствовали в том числе подозрительные потёки на алтаре. И галлиец очень надеялся, что это только овечья кровь.
        Волхвов на ритуал набралось четверо, двое уже знакомых и ещё сильно пожилой тип, пришедший в сопровождении молодого мужчины с замашками командира и совсем ещё юного парнишки. К сожалению, овцы не только не давали жрецам услышать подозрительные звуки из темноты, но и мешали самому разведчику что-то разобрать из разговора в круге храма. Потому ему оставалось только крепко сжать кулаки, когда мальчик, единственный пришедший на службу без балахона, начал раздеваться догола, а один из волколюбов достал даже на вид неприятный отточенный ритуальный серп.
        К счастью, жизни лишилась овца - ей переняли горло. А парня в четыре руки банально начали раскрашивать ритуальными узорами из всё тех же рун, причём старший друид ему ещё и чего-то вдумчиво втолковывал, одновременно пытаясь успокоить. А потом…
        Всё случилось так быстро, что Антуан едва не пропустил. Вот абсолютно голый подросток встаёт на каменный алтарь… его внезапно выгибает дугой, как от страшной боли, но крика нет… и вот на четвереньки опускается уже не человек. Волк с неестественно-голубыми глазами! Оборотень! Раздаётся переливистый вой, от которого даже у привычного ко всему де Вилшера кровь стынет в жилах… и тут же прерывается, потому как “средние” волхвы слаженно подсовывают зверю последнюю живую овцу. Свет множества факелов на мгновение вспыхивает отблесками на сахарно-белых клыках - и хищник разрывает жертве сначала горло, а потом и живот. И начинает кровавое пиршество.
        - …Ешь, ешь, не торопись,- во внезапно наступившей тишине слышен треск факелов и влажное чавканье… и голос “властного” друида.- Как мы тебе и обещали, самородный энноний сам всё сделал за тебя. Но дальше твоя работа: после инициации тебе нужно закрепить ощущение ипостаси, принять её. По себе знаю, это не так уж легко, и еда сильно облегчает процесс. Иначе так и не сможешь свободно обращаться и будешь зависеть от всякой ерунды, вроде фаз Луны. Недаром в стародавние времена наши предки носили с собой ножи из сплава эннония. Может, кто-то из них действительно, как в сказках, втыкал клинок в пень и через него прыгал, создав персональный психосоматический ключ… Так, и ещё: постарайся съесть побольше, парное сырое мясо отлично помогает восстанавливать кровопотерю после переливания.
        Глава 9
        Выбить из колеи можно любого. Не важно, через что ты уже прошел - жизнь всегда может подсунуть такое, отчего даже самые важные мысли из головы повылетают. Молодой, но, судя по всему, главный здесь волхв продолжал и продолжал говорить, больше успокаивая, чем вводя в курс дела в первый раз обернувшегося неофита - а слушающий его из темноты Антуан натурально забыл как дышать полной грудью, отчаянно боялся пропустить хоть слово. Потому что перед ним разворачивалась самая настоящая сказка. Реальная, а от того ещё более привлекательная сказка! То самое неизведанное чудо, в попытках найти которое молодой де Вилшер когда-то сорвался в своё первое авантюрное самостоятельное путешествие! Надо же, а ведь он успел про это почти начисто забыть…
        - Ты ведь наверняка наизусть знаешь предание, как появились первые из нас?- голос мужчины лился легко и непринуждённо, чувствовался опыт оратора. Как и то, что он далеко не в первый раз повторяет сказанное сейчас.- Так вот, это произошло именно здесь, в Сокровенной долине, прямо тут, вот на этом самом камне, что теперь наш алтарь! В деревнях наших сарелийских братьев, откуда ты родом, знаю, другое рассказывают. Но в их лесах нет месторождений эннония - а это означает, что их предки тоже когда-то жили здесь, и здесь их корни. Не даром у нас всех одинаково голубые глаза, как у близнецов из легенды… Ешь, не пытайся ответить, в этой форме, так уж получилось, мы не можем говорить.
        Тренированный разум разведчика, хоть и здорово заворожённый, продолжал анализировать и фиксировать отдельные детали увиденного. Речь оборотня-жреца совсем не походила на речь горного затворника - наоборот, очень правильная, с современными оборотами, она могла принадлежать не просто горожанину, но как минимум образованному дворянину. А сложные словосочетания типа “психосоматический ключ”, употребляемые походя, и вовсе говорили о том, что перед ним настоящий учёный. Причём не из тех, кто делает умозрительные выводы ради торжества натурфилософии, а практик, вроде Маркуса.
        - Энноний - удивительный металл, уверен, в будущем откроют ещё множество его чудесных свойств,- продолжал вещать мужчина.- Ты ведь был уверен, что обращение - это какая-то магия, требующая сложного обряда. О да, обращение даже изнутри кажется чудом, что уж говорить про тех, кто видит его со стороны впервые - вот почему я не стал тебя сразу разубеждать. Не даром детям или внукам близнецов, выращенных Матерью-волчицей, удалось создать собственный культ и объединить целую Империю вокруг него!
        Про себя галлиец согласился: он, давно разочаровавшийся в матери-Христианской церкви агностик, вполне мог бы кинуться принимать языческую веру, побывав на обращении. Чудо, которое можно повторить по желанию вместо пустых россказней без единой демонстрации.
        - Однако я уверяю тебя, коллега, наши особые способности совершенно естественны. Никакой “магии”, никакого “вмешательства высших сил”. Больше скажу: произошедшее тогда, появление оборотней, нас с тобой, есть случайность, результат редкого стечения обстоятельств. Много эннония, новорождённые младенцы, смешение человеческой и волчьей крови… О, вижу, теперь не веришь? Наелся? Тогда за мной, мне есть что тебе показать.
        Де Вилшер чуть не выдал себя, вскочив, готовый бежать за харизматичным волхвом! Затекшие ноги помогли прийти в себя - иначе его банально бы услышали, сейчас, без блеяния обречённых овец. А там и мозги, наконец, встали на место.
        “Голубые глаза! Человеческие глаза у волка! Тот волхв, что привел облаву к горцам - он тоже оборотень! Вот почему он меня разглядел на острове в ручье! К счастью, нюх, видать, только в волчьей форме обостряется! Но всё равно нужно беречься тут, прямо у оборотней в самом логове, сильнее вчетверо!!!”
        Пришлось аккуратно, буквально ползком отдаляться от места отправления древнего культа, благо, трое оставшихся жрецов, негромко переговариваясь, принялись за уборку круга из камней и алтарной плиты. Они, честно говоря, не выглядели довольными услышанным от своего лидера - кому будет приятно, когда твою веру принижают до “совершенно естественного процесса”. Но, очевидно, харизматичный любитель поговорить каким-то образом сумел заручиться лояльностью других оборотней, и ничуть в ней не сомневался.
        Больше всего Антуана нервировало, что он с каждым мгновением, потраченным на скрытное перемещение внутри огороженной для себя оборотнями зоны, теряет драгоценные крупицы информации, так щедро раздаваемой вожаком неофиту. Да и вообще рискует не отыскать вновь пару человек-волк. А ещё больше рискует, если хоть кто-нибудь из жрецов перекинется и немедленно натолкнется на чужой запах - своих-то любой оборотень наверняка знает наперечёт.
        Но пока галлийцу везло: никто не бросался на него из-за декоративных кустов, никто не поднимал тревогу, зато сам он вдоль забора добрался до очередного здания, похожего на склад, только с большими окнами. Прокравшись вдоль тёмного ряда стёкол (дорогое удовольствие в такой глуши, кстати говоря), разведчик к своему неудовольствию обнаружил, что ограда упирается в здание и с другой стороны. Тупик. Если где и был выход, то располагался он со стороны каменного круга, куда, как вопила интуиция шпиона, соваться было просто форменным самоубийством!
        “Но ведь главный волхв повёл неофита именно сторону этого здания,” - лихорадочно пронеслось в голове у де Вилшера. Пришлось вернуться под окнами назад, до двери, и отмычкой поддеть язычок, закрывающий замочную скважину. Есть! Свет, хоть и очень слабый! Теперь скорее, но тихо, тихо… Щелчок запорного механизма показался громким словно выстрел, а едва слышный скрип петель ввинтился в уши сигналом тревоги! Но, судя по всему, опять обошлось.
        Предосторожности оказались излишними: свет давала лампа, закреплённая на стене коридора, и ни души рядом. Прямо под источником света на отдельной дощечке была приколота бумажка с надписью “Лист обхода биолаборатории №2”, под которым не забыли прибить чернильницу с небрежно сунутым в неё пером. Лабораторию, исходя из написанного, полагалось обходить четыре раза за ночь, и третий обход, судя по тому, что Антуану удалось чуть смазать чернила размашистой подписи, только что состоялся.
        “Дисциплина и её контроль как на пороховом складе. Да и предосторожности те же,- машинально отметил не понаслышке знакомый с армейскими порядками шпион, оглядываясь. Не упустил он из виду и то, что под лампу не забыли поставить жестяной поддон с песком, куда, в случае чего, прольётся горящее масло - и безопасно потухнет.- И куда теперь?”
        Коридор и не думал заканчиваться - видно, здание примыкало к другому, а проход прорезал оба строения насквозь. Вот только источников света впереди больше не было. Слепо шарить в темноте показалось галлийцу не лучшей идеей, потому он решился открыть ближайшую дверь. Прижавшись ухом к гладким доскам, он ничего не услышал, а потому аккуратно потянул за ручку, намереваясь осторожно приоткрыть узкую щель: прорезь для ключа отсутствовала, что означало… проклятье, всё-таки закрыто изнутри!
        Не желая мириться с невезением, Антуан продолжал тянуть всё сильнее, и створка вдруг поддалась! В лицо из помещения ударил тёплый, влажный воздух, во рту немедленно поселился железный привкус пролитой крови. В небольшой комнате теплилась даже не лампа, а здоровенная фитильная горелка, над которой не поленились соорудить вытяжку, она давала возможность вполне сносно оглядеться.
        Первой бросалась в глаза установка, занимающая целый шкаф: что-то невообразимое, собранное из прозрачных стеклянных трубок, по которым медленно текла во всех, казалось бы, направлениях красная жидкость… кровь?! Что-то отдалённо похожее де Вилшер видел в лаборатории королевских химиков, там получали какую-то особо очищенную кислоту. А здесь…
        Проследив за, казалось бы, хаотичным движением крови, разведчик наткнулся на дырчатый поддон с… птичьими яйцами?! Кровь из маленьких пипеток равномерно капала на скорлупу сверху, давно окрасив ту всеми оттенками алого, и утекала вниз, откуда вновь растекалась по трубкам. Только тут растерявшийся от увиденного галлиец (хотя после превращения оборотня куда уж больше-то?) заметил довольно чётко сделанные подписи: “инкубатор”, “гирудин”, “тепловая помпа”, “эннониевый модулятор”…
        “Высиживатель”, что ли?- благородная латынь не так уж часто требовалась выпускнику именитого колледжа, но окончательно забыть её Антуан всё же не успел.- А “гируда”, если не изменяет память… пиявка. То есть жидкость из пиявок?”
        Тут в голове аналитика словно вспышка блеснула и часть мозаики сложилась: вспомнилась пиявочная ферма, способность этой водной мерзости препятствовать свёртыванию крови, а также упоминание о сдаче этой самой крови неофитом-оборотнем. Правда, понимания цели, то есть чего пытаются добиться волхвы, вымачивая живые птичьи яйца в собственной крови, у него так и не сложилось. Но для заражения выведенных птиц смертельной для людей болезнью это, по мнению шпиона, всё равно было как-то чересчур.
        Соседнюю дверь в коридоре разведчик открывал уже решительно, примерно представляя, что увидит… и вновь не угадал. В этот раз вместо влажности в нос ударила густая, выворачивающая вонь, а вместо второго инкубатора стояла… стояло… Что-то среднее между пыточным узилищем, построенным специально для собаки, и ещё одним сложным прибором из стекла и стали!
        Первым, неосознанным побуждением Антуана стало разнести всю машинерию вокруг умирающего звериного тела ногами - а сука, в которой с трудом угадывалась шеповская овчарка, почти лишившаяся шерсти и обзавёдшаяся ужасающими язвами, явно умирала. Однако, смог сдержаться: тут тоже были трубки с кровью, и, похоже, они каким-то противоестественным образом соединялись с жилами самой собаки, образуя единое целое. Давно потерявшее способность двигаться тело животного всё равно держали тщательно зафиксированным ремнями, дабы сука, дёрнувшись, не разорвала связи, которые, судя по всему, и удерживали её на этом свете. Хотя ещё большой вопрос, нужна ли кому-нибудь такая жизнь!
        Де Вилшер грязно выругался: наконец он заметил, что сука беременна, практически на сносях. Изверги! Нелюди! Зачем? Вот зачем?!
        “Представляете? Получается, пусть и малая, невидимая, но столь важная для защиты от болезней часть организма матери может перейти к ребёнку сначала через кровь, а потом через молоко!” - вдруг всплыли в его голове слова Маркуса. Это что получается, свихнувшиеся язычники ищут способ передать животным свою способность оборачиваться?! Или уже нашли, раз такой военный и научно-исследовательский комплекс нагородили?!
        Антуану стало плохо. Сколько растёт щенок той же овчарки? Год, примерно - и уже взрослый, хоть ещё молодой и глупый. И тут он превращается во взрослого человека, готового взять винтовку. Бесконечно пополняемая армия! Контингент, правда, необученный, но настропалить стрелять и понимать небольшой набор команд - дело буквально нескольких месяцев!
        “Взорвать! Разнести тут всё к чертовой бабушке!!!” - вот какие мысли бились в виски аналитика, когда он вывалился из собачьей комнаты. Вернуть себе холодный разум никак не получалось - де Вилшер даже не заметил, как у него в руке оказалась динамитная шашка и пальцы уперлись в химический запал. Сейчас он был готов наплевать на замедлители, инициировав мгновенный подрыв - если бы только смог разом разворотить весь центр Сокровенной долины. Но нет, на это пяти шашек явно не хватит. Понастроили… нужно уничтожить ключевые здания. И документохранилище напоследок поджечь! Чтоб ни одна бумажка с описанием изуверских экспериментов не ушла на сторону!
        Понимание, что придётся действовать расчётливо, несколько остудили пыл шпиона, вернув хоть какую-то способность соображать.
        “Виварий! Вот куда такая прорва баранины уходит - там же целая армия щенков по клеткам, небось, сидит!” - прикидывая, с чего нужно начать закладку “подарочков”, понял галлиец. Правда, вместо того, чтобы повернуть назад, скорым шагом двинулся в темноту коридора дальше: сообразил, что проход скорее всего туда и ведёт, соединяя все здания в пределах внутреннего периметра. Ещё спустя десяток шагов запихнул динамит туда, откуда он его достал, и вытащил кинжал и пистолет, взяв по оружию в каждую руку.
        “Прости, Метис, но мы, кажется, больше не встретимся… Я знаю, что в ответе за тебя, но… есть долг и есть Долг. Я - должен! И ради тебя - тоже.”
        Глава 10
        - Но это же неправильно… как-то…
        Акустика в коридоре немного глушила шаги и прочие звуки, потому де Вилшер едва не прошёл мимо неплотно прикрытой двери. Голос, принадлежащий оборотню-неофиту, заставил галлийца остановиться. Ведь где он, там и…
        - Мой юный друг, так устроен наш мир: животные служат нам пищей, тащат тяжёлые плуги и телеги, несут на себе солдат и подчиняются, подчиняются, подчиняются…
        …Вдохновитель всей этой затеи! Антуан мог лишь смутно догадываться, как относительно молодой оборотень смог выбраться из глубинки, получить образование, суметь из потёртой легенды вытащить рабочую схему передачи наследственных признаков и продавить свою идею среди высших армейских чинов. Весьма незаурядных качеств человек… пока ещё не “был”, но это - ненадолго. Попался! Говорят, оборотня может остановить только серебряное оружие? А что насчёт револьверной пули?
        - Но те животные не разумны, а этот одиннадцать-два даже говорит как мы! Только превратиться в человека не может…
        - Говорит, потому что мы его специально целенаправленно этому учили,- всё так же терпеливо принялся объяснять лидер шеповского языческого духовенства.- Кажется, что наша кровь способна передать другим теплокровным животным все наши особенности, но это не так. Мы провели массу переносов генетического материала, ты видел, как это делается. И убедились, что в успешно окончившихся опытах всё равно кроме сознания и способности говорить мы не смогли привить тем животным, кого возвысили, ничего. Разве что человеческое долголетие ещё - некоторые факты на это косвенно указывают, но для проверки требуются десятки лет, сам понимаешь…
        Галлиец, уже изготовившийся дёрнуть створку и ворваться в комнату, даже отступил на шаг назад.
        “Не смогли добиться возможности оборачиваться!- словно гора упала с плеч разведчика, он едва сдержался, чтобы не испустить громкий вздох облегчения.- Просто разумные животные. Ни силы дополнительной, ничего, только возможность болтать… хм.”
        Здравый смысл стремительно возвращался к Антуану. Проблема оказалась существенно менее значительной, но проблемой осталась. Разведчики, способные голосом доложить, что видели, незаметные и потому опасные своей внезапностью диверсанты, сапёры, которых не жалко отправить под огнём врага подрывать укрепление - они же ведь не люди. С другой стороны - разум. А разумного ещё надо убедить помогать… или заставить. И если с человеком всё просто, его уже воспитали родители и государство, то с животными будут больши-ие проблемы!
        “Тот же Метис подчиняется мне как старшему товарищу, лидеру, доброму другу, но и сам вполне что-то может решить и сделать. Именно потому я его куда меньше ограничивал, чем хозяева псов поглупее. Самостоятельность - обратная сторона высоких когнитивных способностей.- подумал галлиец.- Надеюсь, ты уже оторвался от погони и движешься к порту, друг. А вот выберусь ли я - всё ещё большой вопрос…”
        - Но если они - разумом как мы, то ведь и относиться мы к возвышенным должны как к людям!- пока разведчик стремительно переосмысливал то, что узнал, разговор за дверью всё не утихал. Никак не мог юноша принять точку зрения старшего товарища.
        - Относиться ко всякому следует согласно его природе,- в голосе вожака волхвов появился лёгкий нажим.- Возьмём тебя. Сколько ты мучился всякий раз в полнолуние, пока отец не догадался отвезти тебя к волхву? Лекарства не помогали, так называемые “лекари” причиняли лишь бесполезную боль и губили твоё тело. И деньги твоей семьи не в силах были ничего изменить. Но здесь, в Сокровенной долине, мы смогли выпустить из тебя вторую ипостась, и теперь Луна куда менее властна над тобой. Немного тренировок - и ты обуздаешь своё тело полностью. Но даже если и нет, само знание, в чём дело, очень сильно поможет тебе. Ты теперь знаешь, как к себе относиться. Верно?
        - Д-да,- очевидно, юноша до сих пор смущался от произошедшего.- С-спасибо…
        - Вот видишь,- потеплевшим голосом попенял ему старший оборотень. До де Вилшера с некоторым запозданием дошло, почему местная шишка среди волхвов прямо-таки вербует себе юного сторонника: отец, деньги - не иначе как парень из дворян и уже получил неплохое образование. Учитывая, что жизнь большинства волхвов состоит из сидения в глухом лесу до самой смерти - редкий кадр, потенциальный надёжный помощник и ученик.- А теперь позволь маленькую демонстрацию. Вот эта игла - эннониевый “медиатор” одиннадцать-два. Сейчас он настроен на меня, но если сбросить привязку…
        Шпион дёрнулся, едва заставив себя не отпрыгнуть в сторону от двери: настолько злое и яростное собачье рычание оттуда раздалось. Судя по громкости - издавал его кобель размером с Метиса. Неприятный лязг - это он на решетку клетки бросился?
        - Как видишь, пёсик нас ненавидит, всех людей, и ни капли разума в глазах,- старший волхв что-то сделал и рычание оборвалось как отрезанное.- А знаешь, почему? Ему всего год. Младенец по меркам человека, но уже совершенно взрослая телом собака. Самые первые успешные образцы у нас достигли пятилетнего возраста и более-менее адекватны. Но до полноценного разумного им ещё расти и расти. Потому, если бы не контрольная игла - язык мы бы одиннадцать-два никаким клином в голову не вдолбили! Но благословенный для нас, полноценных оборотней, энноний, если его правильно обработать и отковать в нужную форму, на возвышенных действует вот так. Заставляет безусловно подчиняться тому, на кого настроен. Тоже совершенно случайно узнали, между прочим, никто не ожидал такого эффекта…
        Тут жрец-учёный на мгновение замолчал, и поинтересовался:
        - Ты, как я понимаю, всё ещё веришь в древних богов? Несмотря на всё увиденное?
        - Да…- де Вилшер как наяву увидел подростка со склонённой головой, не посмевшего, тем не менее, соврать старшему товарищу.
        - Ну тогда считай, что подчинённое, животное положение по отношению к людям у возвышенных - это прямое и прямо-таки однозначное изъявление божьей воли. Потому что мы-то изначально совсем другого эффекта от экспериментов своих ждали.
        - Каких?- юношеское любопытство моментально победило смущение.
        - Возможно, как-нибудь расскажу. Если станешь работать вместе с нами,- тут же ловко сработал на непосредственном интересе волхв.
        “Я слишком много важного услышал, что требуется донести до Королевы и баранов из военного ведомства, уходить надо прямо сейчас, чтобы успеть до рассвета к началу горской тропы для самоволок,- понял Антуан.- С другой стороны, без доказательств меня, пожалуй, объявят дома сумасшедшим, и я даже не смогу их обвинить в предвзятости. Сам бы не поверил… Но днём я на незнакомой территории и часа не продержусь. А умирать героем, нанеся в тылу врага максимальный урон и убив самого ценного специалиста почему-то больше совсем не хочется, вот прямо ни капельки!”
        …Иногда судьба сама решает всё и за всех. Грохот мощного, но не близкого взрыва через перекрытия и стены долетел изрядно приглушённым - вот только потом здание вдруг содрогнулось, затряслось мелкой, но всё более усиливающейся дрожью под нарастающий гул и рёв стихии!
        - Это у прииска, быстрей туда!- едва разобрал разведчик из-за двери.
        Де Вилшер не размышлял, он рванул тяжёлую створку на себя, одновременно вскидывая револьвер: землетрясения не могло помешать попасть в упор, а вот замаскировать звуки стрельбы - вполне. Вот только цель уже покинула помещение, оставив лишь разорванную одежду на полу. Моментально обернувшийся волхв сиганул в окно, выбив своим телом раму, и его юный помощник, не иначе как на волне аффекта, повторил этот подвиг за ним. Может, галлиец даже успел бы увидеть их покрытые шерстью спины, но опрокинувшаяся на столе масляная лампа успела поджечь разложенные там бумаги.
        Чертыхнувшись, разведчик скинул с себя пехотный мундир и сбил пламя: догнать волка в темноте глупо даже пытаться, а вот спасти разведданные ещё было можно. Меж тем подземные колебания так же быстро пошли на убыль, как и начались - Антуан только и успел, что запалить светильник заново. Схватив листы со стола, он убедился, что бумаги действительно по большей части лишь обгорели… вот только изображены там оказались просто каракули! В сердцах бросив “документы” обратно, разведчик сбил со стола какой-то небольшой предмет - очень неудачно сбил, тот больно впился ему в ладонь, прежде чем с металлическим звоном свалиться на пол. Машинально лизнув основание ладони, де Вилшер нагнулся, чтобы рассмотреть объект. Это оказалась длиннющая, больше раскрытой ладони длиной массивная игла с круглой резной головкой, к которой цеплялась бирка с надписью “11-2”. Ага.
        В этой комнате стояло целых три клетки с толстыми прутьями, но пёс сидел лишь в одной, остальные пустовали. Худая и какая-то слишком спокойная овчарка безучастно смотрела прямо перед собой, проигнорировав и пожар, и действия ворвавшегося незнакомца.
        - Это ты, что ли, Одиннадцать-два?- как и многие владельцы собак, де Вилшер банально привык обращаться к псам вслух. Особенно когда рядом не было других людей. А вот к чему он не привык совсем, так это чтобы четвероногий “собеседник” ответил что-нибудь кроме “гав”!
        - Подтверждаю.
        Матёрый разведчик подпрыгнул и зашарил стволом револьвера в направлении прозвучавшего голоса. Мужского, глубокого и лишённого эмоционального окраса голоса.
        - Это ты мне отвечаешь?!- да, дурацкий вопрос, но ничего умнее галлиец не придумал. Он помнил, что совсем недавно услышал из-за двери, вот только до конца так и поверить не смог. Говорящая собака? Реально?!
        - Подтверждаю,- ответы особым разнообразием не отличались.
        - А ещё какие-нибудь слова ты знаешь?
        - Да.
        - И даже отвечать не односложно можешь?- никак не мог до конца поверить Антуан.
        - Подтверждаю.
        - Так сделай это!
        - Принято к исполнению,- пёс на мгновение задумался и добавил.- Хозяин.
        - Какой я тебе к чёрту хоз…- де Вилшер только сейчас вспомнил про иглу, которую продолжал крутить в руках.- Я стал тебе “хозяином”, потому что у меня в руках эта штука?
        - Вы будете оставаться моим хозяином до тех пор, пока кто-нибудь не отменит привязку. Тогда моей иглой сможет воспользоваться кто-нибудь другой. До того момента держать её при себе вам не обязательно,- чисто, без всякого акцента объяснил Одиннадцатый.
        - Потрясающе. Как будто с человеком говорю… И тебе ведь всего год от роду, я правильно понял?- ночь выдалась столь богатой на события и эмоции, что матёрый разведчик банально “поплыл”. Безупречно отточенная привычка старательно смотреть по сторонам и анализировать все происходящие события уже не впервые за последние сутки дала сбой. Антуану очень требовалось хотя бы с кем-то обменяться несколькими словами, а лучше расслабится и отдохнуть…
        - Мне год и один месяц,- подтвердил пёс.- Меня уже четыре месяца каждый день учат запоминать и повторять слова и правильно строить фразы, когда я отвечаю, специально для демонстрации этой возможности.
        - Впечатляет,- вынужденно признал де Вилшер.- Эх, получается, если твои голосовые связки Метису дать, тот бы вообще за месяц заговори…
        Человеческая психика причудлива. Она способна натурам впечатлительным и нежным доставить массу неприятных минут, с другой стороны, люди сильные проявляют потрясающую ментальную стойкость, снося запредельные невзгоды и испытания. Не в последнюю очередь потому, что во многих ситуациях наш мозг самостоятельно решает, что в первую очередь сунуть сознанию на обработку, а что придержать как можно дольше. Вот и выложившийся в край галлийский разведчик, весь день и всю ночь перед этим напрягавший логическое мышление, знал, с какой стороны пришёл звук взрыва, вполне предполагал, из-за чего могло начаться локальное трясение земли, но почему-то эти два факта в голове никак не желали связываться, пряча от Антуана де Вилшера очередное потрясение. Но всё тайное рано или поздно становится явным.
        - Метис. Прииск. Энноний. Добыча из осадочных пород, откуда его вымывает вода. Динамит!
        Словно какую-то завесу прорвало: перед внутренним взором шпиона картинки-ответы рождались даже раньше, чем он успевал сформулировать для себя опрос.
        Прииск. Стремительный горный поток, пересыхающий летом, и оборотни, чувствующие “особый” для них металл голыми руками. Недаром центром языческого древнего культа стала Сокровенная долина.
        Осыпь. Человеку по ней не взобраться. Обычная собака тоже рискует, особенно если впереди кто-нибудь уже перепрыгивает с камня на камень. Но среди преследователей, пущенных по ложному следу, было минимум два волхва! Два волка с человеческим разумом, хорошо знающие горы.
        Метис мог вести за собой собак: в конце концов, такое нередко встречается, что у одного нюх острее, чем у десятка остальных. А люди за ним просто не поспевали, остановленные раз за разом начинающимся камнепадом из-под собственных сапогов. Идеальный расчёт… в котором никак не учитывались оборотни.
        Что произошло? Волхвы в своей второй форме решили рвануть сразу вверх по руслу пересохшей реки? Заподозрили аномально умного пса в том, что их дурит возвышенный? Как именно заставили напарника пойти на самоубийственный шаг, скусив с динамитной шашки химический замедлитель и активировав прямой запал? Почему он решил броситься на преследователей с готовой взорваться взрывчаткой в зубах? Нет ответа, да и не нужен.
        Ведь сдетонировавший динамит увлёк вниз сотню тысяч тонн горной породы вместе с виновниками и жертвой, прямо в долину, совсем недалеко от горловины. Огромная масса камней пробила потолок карстовой полости под долиной - только это могло стать причиной такой отчаянной тряски, вызвав на тайном военном объекте княжества Шеп множественные разрушения, пожары и панику. В разбитое окно уже слышались отдалённые крики, звон тревожных колоколов и тянуло дымом - пока ещё не сильно.
        - Покойся с миром, старый друг,- прошептал разведчик. Он сам не заметил, как оказался стоящим на коленях, упираясь руками в пол. Всё, что он осознал за несколько секунд, казалось ему чем-то далёким, совсем не важным. Непрошенная слеза разбилась мириадом брызг о снаряжёный барабан револьвера, который шпион так и не убрал под натянутый назад мундир.- Знаю я, что у таких как мы частенько не бывает могил, но всё же… всё же. Зато ты ушёл с достойной свитой из десятков, может, сотен врагов, и никто не смог тебя победить!
        На пол рядом с другой рукой упала ещё одна слеза. Ей не было дела до доблести, до целого кладбища погибших при исполнении агентов аналитика Королевской Службы Тайн и до другого кладбища, где лежали убитые при прямом и косвенном участии галлийца иностранцы и сограждане.
        Но плакал и не мог сдержать слёз фактический создатель будущих разведки и контрразведки Галлии над своим псом, которого воспитывал с щенячьих двух месяцев, который прошёл с ним столько испытаний. Которого несколько минут как не стало. И единственное, то самое малое, что мог сделать де Вилшер - чтобы смерть друга, смерть, на которую он сам же его и отправил, не подозревая об этом, не оказалась напрасной. Теперь Антуан просто не мог умереть здесь, не доставив добытую такой ценой информацию.
        - Ты пойдёшь со мной,- приказал невольному подчинённому наконец поднявшийся с пола разведчик, раскрывая клетку.- Будешь прикидываться обычной собакой и молчать, это приказ.
        Де Вилшер мимоходом ещё раз бросил взгляд на стол - и осторожно собрал спасённые от огня “каракули”: объясняя молодому неофиту перенос генетических свойств от оборотней животным, лидер волхвов иллюстрировал этот процесс небрежными схемами. Пожалуй, в таком компактном виде описание всего происходящего в Сокровенной долине было не найти и в самом секретном сейфе шеповского князя. Управляющую булавку разведчик приколол к изнанке мундира.
        Лампу в коридоре сорвало и масло уже потухло, впитавшись в песок - к счастью, у разведчика была теперь своя. Подчиняясь наитию, Антуан заглянул в ту комнату, где лежала беременная сука. Увы, собака землетрясение, разбившее хрупкие трубки, не пережила - умерла в процессе начавшихся родов. У её хладного тела в луже крови возился слепой щенок - сил вытолкнуть из себя у четвероногой матери хватило только на одного. Рождение, обречённое на бессмысленную скорую смерть. Виварий, даже если и не загорится, создатели вынуждены будут своими же руками проредить: вход в долину наверняка завален, причём досталось и живущим в домах старателей горцам, и их овцам. Пока расчистят, пока то да другое - явно запасов мяса на всех не хватит…
        Рука мужчины, держащая светильник, дрогнула.
        - Метис?!
        Действительно, в удачно упавшем блике света стало видно, что рисунок шерсти щенка не совсем точно, но повторяет окрас погибшего друга.
        Понимая, что делает глупость, разведчик подхватил тихонько заскулившего сироту, оттёр безжалостно оторванным подолом нижней форменной рубашки шеповского пехотинца. Завернул в другой лоскут, запихнул за пазуху. И, выйдя в коридор, решительно повернул к виварию.
        Он заставит персонал раскрыть все клетки и выпустить молодых возвышенных.
        Он найдёт молоко - наверняка в виварии должны как-то выкармливать щенков, при таком-то изуверском методе рождения.
        Он вернётся на родину и сдаст Одиннадцать-два кому надо вместе с бумагами. И подаст в отставку - судя по каракулям главного волхва, возвышенные способны к самостоятельному размножению естественным путем. И у его Родины будут собственные хвостатые разведчики и диверсанты. А с него - хватит!
        Он не допустит, чтобы его такого маленького сейчас друга коснулась хоть одна эннониевая игла! Вырастит и воспитает сам, научит говорить.
        Они проживут долгие счастливые годы в его поместье. Обязательно так и будет - сильная и вовремя предупреждённая Галлия не допустит чужих войск на своей территории.
        Единственное, чего не сможет увидеть де Вилшер, так это тот дивный новый мир, который обязательно сложится через несколько десятков лет после войны. Когда разумные животные и люди смогут жить бок о бок в достатке и благополучии, оставив в прошлом взаимные обиды. Так неминуемо произойдёт - но Антуану просто не дожить. Возраст. А так хотелось бы проникнуть сквозь зыбкий туман не случившегося и хотя бы одним глазком…

* * *
        Семьдесят лет спустя.
        Город-полис республика Необходимск, свободный порт. Первое государство, где люди и потомки животных-генмодов живут наравне: 43869/342697

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к