Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Юлька 2.0 Евгения Ляшко
        Шпионский роман с элементами фэнтези.
        Предсказуемая и размеренная жизнь молодой особы неожиданно кардинально меняется и преподносит остроту будней шпионской деятельности. Попавшая в руки военная разработка делает Юльку добычей для турецкой и британской разведок и становится причиной любовного треугольника, в который попадает девушка.
        Евгения Ляшко
        Юлька 2.0
        Глава 1
        Дождливый октябрьский понедельник свернул все планы прогуляться в парке после работы.
        - Вот и как мне соблюдать здоровый образ жизни, если даже погода против, - бухтела себе под нос Юлька, снова садясь в рыженькую, как тыква Ауди ТТ.
        Руки привычно легли на руль. Беглый осмотр по зеркалам дал повод давить на газ. И тут на дорогу выбежал щенок.
        - Эх, ну что ж так не везёт, - психанула Юлька, трижды посигналив.
        Симпатичная мордашка бордер-колли и не собиралась уходить. Несколько раз, чертыхнувшись, Юлька выскользнула из машины. Убрав соломенные волосы под джинсовую куртку, и подняв ворот, она присела на корточки к возбудителю спокойствия. Хоть свободный крой джинс и позволял так сидеть комфортно, но задерживаться девушка не намеревалась.
        - Господин смельчак, ты чей такой? - заметив ошейник она взяла не сопротивлявшегося щенка на руки.
        В специальном пластиковом окошке значился адрес.
        - Ну что ж, прогулка у меня всё-таки состоится, - кисло улыбнулась Юлька, пламя негодования уже готовилось разжечь костёр вселенской обиды.
        Со щенком подмышкой девушка зашагала в сторону подъездов довоенной архитектуры многоквартирного дома.
        - У меня тут ваша собака, - скороговоркой выдохнула она в домофон.
        Электронный замок щёлкнул.
        - Двенадцатый этаж, - послышался мелодичный женский голос.
        И вот Юлька добралась до цели. На пороге квартиры стояла миловидная женщина в длинном шерстяном платье благородного серого цвета.
        - Проходи, - шире отворила она дверь.
        - Что вы, спасибо. Мне пора, - хотела отказаться от ненужного знакомства девушка.
        - Юлия Владимировна, вы не случайно здесь, проходите, - послышались стальные нотки в голосе хозяйки квартиры, которые заставляли повиноваться.
        Ойкнув заинтригованная Юлька зашла в прихожую и выпустила щенка, который словно выполнив свою миссию, уселся на подушку на полу.
        - Вы меня знаете? - всматривалась девушка в лицо женщины.
        - Да. Наблюдаю с рождения. Пришло время раскрыть твою силу.
        - Какую силу? - удивилась Юлька, эта фея перед ней не тянула на звание доброй.
        - Силу влияния на людей. Ты, как дочь дипломата, можешь помочь своей стране. Готова к сотрудничеству?
        В голове Юльки забурлили мысли: «Вот он, шанс вырваться из рутины. Как же долго я его ждала!».
        - Готова. Да. Давно готова, - выдохнула девушка, чувствуя как, где-то глубоко в ней подпрыгивает маленькая девочка: «Это самый лучший понедельник в моей жизни!».
        - Тогда пройдём в гостиную, там нам будет удобнее, - пригласила неожиданная знакомая.
        Юлька скинула белоснежные кроссовки на высокой платформе, и снова став мелковатой девчонкой, прошла вслед за хозяйкой квартиры.
        Самая обычная гостиная была оформлена в спокойных бежевых тонах. Мебельный гарнитур с громадными деревянными подлокотниками занимал большую часть комнаты. Телевизора не было. Со стен смотрели картины с природными ландшафтами. Люстра с огромным количеством висюлек наполняла пространство переливающейся радужной волшебной магией. Женщина накинула чёрный пиджак и заколола угольные волосы в высокую причёску, став похожей на строгую училку. Тяжёлый взгляд внимательно изучал застывшую в дверях девушку.
        Дождь усилился и забарабанил по стёклам.
        Юлька почувствовала, что замерзает на холодном полу в одних носках и сама перебазировалась на толстый цветастый ковёр. Затем ещё пару шагов под буравящим взглядом и она села, напротив в такое же глубокое кресло соскользнув назад так, что ноги оторвались от пола.
        - Чай не предлагаю. Мы здесь не за этим, - сухо сказала женщина и снова замолчала.
        В гнетущей тишине Юлька просидела ещё какое-то время, потом любопытство стало брать верх.
        - Мы кого-то ждём?
        - Нет.
        - Собачка у вас дрессированная, да?
        - Да.
        - Мммм. С погодой это тоже вы устроили?
        - Нет. Пока это не наша юрисдикция. Помолчи немного. Я проверяю, как работает твоя нервная система.
        - Здорово! А как вы это делаете?
        - Я же попросила, помолчи! - вернулась сталь в голос женщины.
        Юлька нахмурилась, но не расстроилась, а про себя даже хихикнула: «Раз я здесь, значит, я ей больше нужна, чем она мне».
        На факультете международных отношений Юлька много разных психологических тестов изучала, поэтому напрягаться от действий незнакомки ей даже в голову не приходило.
        «Пусть себе воображает, мрака наводит больше» - думала девушка.
        Наконец-то хозяйка квартиры прогнала свои алгоритмы и заговорила.
        - Представлюсь. Мария Владленовна Крутижанская. Я начальник особого отдела контрразведки по внутренней проверке сотрудников. Я лично подбираю кадры в свою команду. Ищу по стране. Это всегда умные самообучаемые молодые люди с отличными знаниями иностранных языков и опытом жизни заграницей. Ты мне подходишь. Учёба будет в полях. Ни какой теории. О тебе знаю только я. Все материалы по тебе в моём сейфе на службе. Если что-то со мной случится, то мой шеф вскроет этот спецсейф и разберётся со всеми моими активными агентами.
        - В смысле «разберётся»? - уловила нотки негатива Юлька.
        Крутижанская ухмыльнулась: - По своему усмотрению разберётся. Какие-то операции свернёт. Какие-то продолжит. Обычная рутина. Для тебя сейчас важно не это. Ты должна понять, что кроме меня ты не можешь, не имеешь право доверять кому-либо ещё. Это основное правило. Поверь, оно сохранит тебе жизнь.
        На последней фразе Юльке вдруг дошло, на какую авантюру она соглашается. Холодок пробежал по спине. Девушка глубоко вдохнула и сконцентрировалась.
        - Я буду давать тебе ключи. Словесные шифровки. Твоя задача передавать их туда, куда я скажу.
        - А как это будет происходить? - ладони Юльки вспотели. Она выхватила из внутреннего кармана блокнот и карандаш.
        - Это тебе не понадобится. Привыкай всё запоминать. Ни одной строчки, нигде, ни при каких обстоятельствах не должно появиться.
        Глаза девушки округлились.
        - Не бойся. Это лишь одно предложение, а не книга объёмом с произведение Толстого. Каждый раз перед поездкой и после тебе нужно будет приходить сюда. Соседи знают меня как москвичку Светлану Марковну, которая иногда приезжает на юг, то на море, то в горы по санаториям. А здесь, так, вложение в недвижимость и так сказать перевалочная база для культурного отдыха в Кубанской столице. Я тебя представлю консьержу как домработницу, предупрежу, что ты будешь иногда приходить убираться. Ты только на своей дорогущей тыкве к дому не подъезжай.
        Юлька кивнула: «Понятное дело надо будет выглядеть соответствующе».
        Начальница продолжала: - Для виду пропылесосишь. Пошумишь водой в ванной. Сама понимаешь. Целью же будет вот этот телефон.
        Она достала с нижней полки журнального столика простенький аппарат с пластмассовым диском, в котором были отверстия для набора цифр.
        - Это проверенная линия связи. Её специально отдельно протянули. Современные технологии по прослушке не подойдут, а тех, кто бы мог обустроить всё по старинке, в мире по пальцам можно пересчитать. Так что не опасайся. Говорить можно будет прямо. Но каждый раз неизменный ритуал. Проверка записи на камерах видеонаблюдения, компьютер в спальне. Изучаешь, были посетители или нет. Там всё запаролено, с кондачка не вскрыть. Тебе запоминать ничего не надо. Система на твой голос сработает.
        Она снова нырнула под стол и достала некий девайс похожий на пульт с круглой антенной.
        - А вот этим устройством надо будет пройтись по своей одежде и вещам, а потом и по всей квартире, чтобы убедиться, что действительно прослушка отсутствует. Вопросы?
        - Как я узнаю о поездках? - недоумевая, спросила Юлька.
        - Скоро тебя обрадуют тем, что ты выбрана в один крупный проект. Среди ВУЗов набирают перспективных ребят, для изучения опыта работы европейских институтов. Требования простые. Свободное владение английским языком и возраст до тридцати. С моей помощью на тебя обратили внимание, и ректор твоего университета на этой неделе получит письмо.
        Она постучала пальцами по столу, словно что-то вспоминая.
        - И будь добра изобрази удивление, когда он тебя вызовет, - попросила Крутижанская и продолжила после того как девушка кивнула. - Финансирование будет через официальный проект. Там не расшикуешь. Для выполнения заданий у тебя будут незапланированные бюджетом траты. Поэтому вот, держи. Это банковская карточка Райффайзенбанка. С ней по всей Европе проблем не будет. Но помни. Это на крайний случай. Понятно, что ты дочка обеспеченных родителей, но привлекать к себе внимание не стоит. Ты же всё-таки работаешь помощником проректора по развитию. Может это и громкое название, но зарплата довольно-таки скромная.
        - Так и что конкретно я должна буду делать? - Юльке уже хотелось ясности и действий.
        - По полученному адресу в назначенное время передавать информацию и получать некие данные, которые затем сообщать мне.
        - А как с вами связаться, если появятся вопросы?
        - Приходи сюда. Звони по этому номеру, - она протянула визитку, на которой значилось «Нумеролог Светлана» и ниже цифры номера телефона с московским кодом.
        Юлька хмыкнула: «Ловко придумано».
        - Настоятельно рекомендую этот номер выучить наизусть. Мало ли из какой страны придётся звонить. Я большую часть времени на работе. Если сразу не взяла трубку, то жди ещё три минуты, звонок будет перенаправляться по другим аппаратам.
        Юлька пришла домой. Сбросила кроссовки и куртку. Забыв одеть тапки, она босыми ногами автоматически зашла на кухню. Сварила кофе и прошла в гостиную. Уселась в уютное скрипучее кресло. Обнимая озябшими руками горячую чашку из тонкого фарфора, она закрыла глаза, расслабляясь под действием благоухающего напитка.
        «Неужели это всё правда» - светилась ярким табло единственная мысль.
        Она открыла глаза. В квартире обставленной по-советски со стены на неё смотрел семейный портрет. Однажды на отдыхе в Анталии был сделан этот снимок, и она в тайне ото всех отправила его бабушке. Взгляд скользил от одного улыбающегося лица к другому: «Папины карие глаза. Слегка вздёрнутый нос и рот мамины. А вот ростом и фигурой в бабку».
        Мать отца Юлька знала только по фотографиям и по голосу. Бабушка частенько звонила в Стамбул справиться как дела у внучки. Мать со свекровью не ладила. Отец отмалчивался. Внучку старушка любила всем сердцем, но общаться им не давали. Мать постоянно на что-то ссылалась, чтобы отказать во встречах. Сюрпризом стало, что бабка завещала квартиру в Краснодаре внучке. Когда отца перевели в Москву, то они с мамой перебрались жить в столицу, а Юлька хотела после студенческой свободы продолжить жить самостоятельно. Она прекрасно помнила своё детство в Турции. Родители были роднее на расстоянии. Поэтому, как только они прибыли в Москву, к тому времени Юлька как раз получила диплом, они разъехались снова. Она покинула купленную ими двухъярусную квартиру, поменяв на скромную, но свою двушку.
        Звонок матери оторвал Юльку от размышлений.
        - Привет! Как дела? У меня новый сборник стихов сегодня на ура разошёлся на презентации! - наполненная собственным восхищением сообщила женщина.
        - Поздравляю мам.
        - Ну, всё пока, бегу праздновать. Если, что звони.
        В трубке раздались гудки. Казалось поэтесса жила исключительно в своём воображении. Отношения с дочерью скорее существовали, чем нет, но тёплыми их назвать было сложно, хоть и отторжения Юлька не испытывала. По своему она была любимой дочерью вечно занятых своими делами родителей.
        - Что со мной стало? Я всегда была послушной девочкой. У меня впервые появились настоящие секреты, - прошептала Юлька.
        Она вытащила из-за пазухи продолговатый предмет на шнурке. С тех пор как девушка его нашла, она с ним не расставалась. Это тоже, можно было сказать, был подарок от бабушки. Юлька сжала штуковину в кулаке, вновь вспомнив как её обнаружила.
        Бабуля работала в музыкальном театре. Иногда писала музыку, но в основном сценарии. Юлька когда-то для себя решила, что она с мамой на фоне творческой деятельности не поладили. Когда заселилась, первое с чего пришлось начать это генеральная уборка. За несколько лет слой пыли изрядно подрос. Некоторые вещи пришли в негодность. Нужно было избавиться от всего лишнего. В квартире стояло пианино. Играть Юлька не умела. Во время уборки, понажимала клавиши и поняла, что это определенно не её. Она открыла крышку сверху. Молоточки и струны стояли стройными рядами как кремлёвские курсанты.
        «Ну, хоть тут пыли мало» - подумала она тогда, перед тем как орудовать пылесосом.
        Затем в ход пошла тряпка с полиролью. И тут под нажимом усердной молодой хозяюшки нижняя деревянная панель под клавишами задвигалась. Юлька приметила деревянный упор, фиксирующий панель и отодвинула его в сторону. Ей открылось ещё одно пространство, где крепились струны, а в углу стояла вытянутая по форме лакированная шкатулка. Юлька взяла её.
        «Увесистая. Что же там?» - заиграло тогда любопытство.
        Она автоматически протёрла шкатулку и открыла крышку. На неё смотрели украшения. Бабушкины украшения, которые она видела на всех фотографиях в квартире. Ценными их было назвать нельзя. Но почему-то бабушка их спрятала. Юлька поставила их обратно, решив потом разобраться. Единственно прихватив лежащий сверху полый предмет в виде скрученной сосульки из тёмного стекла. Он ей сразу приглянулся и, соорудив шнурок, она уже год носила его, не снимая. Со стороны эта сосулька выглядела как кусок янтаря причудливой формы.
        Глава 2
        Ночью Юлька подпрыгнула от звонка.
        - Привет! Ты не угадаешь, какие у меня новости! - послышался мурчащий голос подруги детства.
        - Кристинка, привет. Что так поздно? - зевнула девушка.
        - Ничего не поздно, только час ночи. С каких это пор ты в жаворонки перевелась? - тараторила та.
        - День насыщенный был, устала. Что там у тебя, я вся во внимании?
        - Помнишь Салиха? - издалека начала Кристина.
        Юлька села, опёршись на подушку: «Это надолго».
        - Помню, симпатичный такой, на певца Таркана похож. Он с мужем твоим в военной лаборатории работает, правильно? - стала припоминать Юлька.
        - Верно, помнишь. Эмин всегда о нём положительно отзывался. Незаменимый он у него ассистент. Теперь я могу сказать, что и для меня он тоже не заменим стал.
        - В смысле? - напряглась Юлька, чувствуя, что подруга опять вляпалась.
        - Мы с ним познакомились поближе, - захихикала девушка.
        - Что? Да ты с ума сошла! А если кто узнает? - резко села в кровати Юлька.
        - Не узнают! Ты не понимаешь, это моя первая любовь! - пищала от восторга подружка, а Юлька сидела с широко раскрытыми глазами, представляя, как муж Кристины, гоняется за ней с тесаком.
        «Может, не догонит, он же на двадцать с лишним лет её старше» - подумала Юлька и снова переключилась на то, о чём щебетала подруга.
        Ещё около часа откровений и щенячьего восторга окончательно её разбудили. Сославшись на то, что завтра рано на работу, а неделя обещает быть бурной, Юлька, пожелав приятных сновидений Кристине, прервала, наконец, ниагарский водопад излияний.
        Заснуть не удавалось, нахлынули противоречивые воспоминания детства. Дождь всё ещё шёл, нагоняя атмосферу переоценки жизненных ценностей, с учётом неожиданно подкинутого судьбой повода. Оставленные Кристиной брызги капля за каплей выстраивали ряд озарений, которые она некогда испытывала. О том, как проучившись, пару лет в Стамбуле в школе при русском консульстве поняла, что любит свою страну, так как за границей всё и вся чужое. О том, что девочки должны беречь свою честь и дружба с мальчиками в мусульманской стране, где всё достаточно целомудренно, тоже преподносит свои сюрпризы. О том, как в отличие от Кристины хотела поступать в московский институт. Подружка же искала выходы, чтобы остаться за границей. Что и сделала, выскочив замуж сразу после школы. Собственно подругами они стали только потому, что дружить больше было не с кем. В школе вообще было мало детей, а одного возраста и того меньше. К тому же отпрыскам дипломатов и работников консульств давали углублённые знания по разным предметам, в итоге времени для игр совсем не было. Девчонками они делились своими секретами. Они понимали, что
совсем разные по духу, но так как их папы и мамы были вечно заняты, с гувернантками не до откровений, ещё родителям донесут, то одноклассницы просто нашли способ через общение поддерживать друг друга без оценочных суждений услышанного.
        Мысли Юльки вернулись к звонку: «Она сильно рискует. Хорошо хоть детей нет. Это же ударит по репутации, которую если кто узнает не восстановить. И потом опять будут трезвонить турчанки, что русские развратные девки понаехали, хотя можно подумать, у них своих таких Кристинок нет».
        Юлька поправила одеяло, переложила подушку и прикрыла глаза, думая посчитать что-нибудь, но образы воспоминаний вытесняли математические попытки.
        «Молоко. В холодильнике молоко. Разогрею и усну» - сняла она одеяло и, отыскав тапочки, пошла на кухню.
        Пока белая жидкость грелась в микроволновке, девушка раскачивалась на стуле, разглядывая рисунок видавших виды обоев. Квартиру переделывать не хотелось. Всё свою функцию выполняло, тратиться на замену не было смысла. К тому же покупать всё то, что произведено для широкого потребления и долго не прослужит, желания не было. Не раз отговаривала она себя от ремонта, хотя понимала, что он неизбежен. Мебель рассохлась и скрипела. Обои в нескольких местах отошли от стен. Плитка в ванной местами обрушилась. А ванна частично пожелтела.
        Горячее молоко, к которому она добавила корицы, напомнили Юльке её собственную первую любовь: «Может Кристинка и сумасшедшая, но настоящие влюблённые здраво думать не умеют».
        Мысли снова ускакали в прошлое. Они встретились взглядами на первой паре лекционной недели первого курса. Юлька просто увидела его и зависла. Внутренне зависла. Внешне, как всегда, была спокойна. Эта странная реакция на внешние раздражители ей досталась от мамы. Та заметила, что дочь, если ударилась, сразу не плачет, а только потом, когда уже залечены все ссадины и коленки сверкают зеленкой, может пустить слезу.
        Как она тогда сказала - «Поздравляю малышка. Это не только слабость, но и преимущество».
        Только повзрослев, девушка поняла, что значили эти слова. Когда судьба хлестает по щекам, ты гордо стоишь и позволяешь себе потом обныть ситуацию вдали от чужих глаз. Для многих это выглядело, что она чёрствая. Но Юлька-то знала, что через час, когда никого не будет рядом, она будет страдать над раздавленным котёнком, которого у неё на глазах сбила машина или плакать над другой жизненной неприятностью, но свидетелей её грусти и печали не будет.
        Сашка, так звали однокурсника, смотрел на Юльку, не отрываясь слегка приникнув к парте, когда она проследовала мимо и обустроилась писать каждое слово лектора. И действительно на время лекции девушка забыла о нём. Но едва прозвенел звонок, он подошёл познакомиться. Они вместе прошли в другую аудиторию на следующую лекцию и на оставшихся в этот день парах сидели вместе. Болтать на лекциях Юлька не позволяла. Сашка и не настаивал. Он ковырялся в телефоне и после пары фотографировал её конспекты. Парень хотел проводить её, но Юлька испугалась, что узнав, о том, что она живет одна, не сможет ни пригласить его в гости. А там кто его знает, на что хватит фантазии у восемнадцатилетнего москвича. Сашка не обиделся. Он только улыбался и больше не подходил. Тут Юлькина гордость забушевала огнём. Она не претендовала на звание королевы красоты, но и в дурнушках не числилась. В какой-то момент девушка поняла, что в его присутствии она не может свободно думать. Вещи просто валились из рук. Слух пропадал, от того что в ушах начинало звенеть и был лишь зычный звук ударов в гонг от бешеного биения сердца.
        Девчонки сначала шушукались, а потом в лоб заявили - «Да ты в него по самое не хочу, втрескалась».
        Тут же нашлась общая знакомая, которая стала нашептывать, как Сашка по ней сохнет. Юлька чувствовала, как раздваивается. Что-то останавливало её и в то же время тянуло к этому кареглазому подтянутому высокому парню с мягким чувством юмора.
        Это произошло во время первой летней сессии. Они оба получили отметки по последнему экзамену в семестре и счастливые убегали с кафедры политологии.
        - Давай ко мне, отпразднуем? - предложил Сашка.
        - Давай, - не подумавши согласилась Юлька.
        Утром, проснувшись в чужом доме, она чувствовала себя паршиво. На столе лежала записка с не самым романтичным посланием - «Еда в холодильнике. Будешь уходить, захлопни дверь». Потом не было ни единого звонка. Юлька тоже не звонила. Ей не хотелось унижаться. С сентября они оба изображали, что ничего не произошло. А потом Юлька узнала, что он нашёл девчонку тоже отличницу только на год старше и засел ей на шею до конца обучения. Лишь изредка они пересекались тоскующими взглядами на лекциях.
        «Слава Богу, что учились в разных подгруппах» - радовалась тогда девушка.
        На пятом курсе они случайно встретились на каком-то празднике. Он подошёл сзади и обнял за талию. Она не сопротивлялась. Ночь прошла снова у него, но только на утро он не обнаружил её в своей кровати. Запах корицы с молоком из Макдональдса, куда она сбежала от Сашки, до сих пор ассоциировался только с горестями неудачной любви. После всей этой истории она сторонилась парней, боясь снова оказаться в ловушке.
        «Сначала я должна стать личностью. Целостной личностью с ремеслом в руках. А потом с обновлённым мироощущением и отыщу свою вторую половинку среди нового круга знакомых» - с этими мыслями под самое утро уснула Юлька.
        Она проснулась от звонка будильника. Разбитая и с тяжёлой головой девушка, быстро собравшись без завтрака, побежала к машине. Ехать было не далеко, но её маршрут сегодня должен был стать другим. Она снова появится на своём рыжем Ауди ТТ на универской парковке.
        Год назад она приехала на новую работу на папином подарке по случаю получения высшего образования. Её тут же окрестили Золушкой. Она ни с кем не сошлась. Инициативы завистники рубили, поэтому просто подчинилась течению. Чтобы лишний раз никого не нервировать она парковалась в паре кварталов от универа, и с удовольствием прогуливалась пешком по наполненным бурлящей жизнью улицам южного города. Теперь же всё будет по-другому. Она снова будет пользоваться стоянкой, а на явочную квартиру при надобности будет ходить от туда пешком.
        Собственно эту работу папа устроил дочке через знакомых, отказать Юлька вовремя не смогла и теперь ждала, удобный случай уволиться. Тем более, как позже выяснилось, на роль помощника проректора планировалась ни кто-нибудь, а дочка Милютина Ивана Петровича, ректора университета. Все бы только вздохнули от облегчения после Юлькиного ухода.
        Неделя тянулась бесконечно. Пятница вечер, а ректор к себе так и не пригласил. Юлька посмотрела на часы.
        «Пора домой» - грустно подумала она и открыла сумочку в виде милого рюкзака, чтобы удостовериться, что атрибуты новой жизни при ней.
        О том, что жить будет иной, напоминала карточка Райффайзенбанка, которую она видела каждый раз, заглядывая в кошелёк, и связка ключей от явочной квартиры.
        Выходные прошли на диване. Юлька ждала. И дождалась. Секретарша ректора позвонила вечером воскресенья. По той информации, которую она выспрашивала, Юлька быстро сложила картинку происходящего. Видимо Милютин, получив известие о Юлькином участии в супер проекте, не обрадовался и налегал на свои связи, чтобы всунуть в этот счастливый вагон дочурку, инфантильную, тощую, завистливую блондинку, которая была старше её на год. А теперь секретарша вчерашним днём в срочном порядке строчит приказы.
        Так и вышло. Утром её вызвали подписать командировочное удостоверение и приказ. Через две недели университет отправлял её в Белград для перенятия опыта работы одного из высших учебных заведений Сербии. По секрету секретарша, которая имела свой зуб на Ивана Петровича, поведала неугодной сотруднице, что это первая из шестнадцати командировок, запланированных на ближайшие два года.
        «Ещё один удачный понедельник» - сияла девушка.
        Глава 3
        Зависти у коллег поприбавилось. Теперь за спиной она слышала чаще «Синдерелла». Видимо так зовя Золушкой на английский манер, они хотели её задеть. Но Юльке было откровенно плевать.
        «Две недели. Немыслимо. Через две недели начнутся приключения. Мои приключения. Такие приключения, в которых может приключиться всё что угодно» - пружинили кроссовки на высокой платформе, от приплясываний хозяйки.
        Было ещё кое-что. Ей предстояло посетить ту самую квартиру, покинув которую она уже не была прежней Драгунской Юлией Владимировной. Настроение начинающей шпионки было подобно гордо развевающемуся знамени. Каждую свободную минуту она внутренне прокручивала диалог с Крутижанской. Та предупредила, что ждёт звонка за день до вылета.
        «Расписание она знает. Значит, час икс наступит в воскресенье третьего ноября. В понедельник четвёртого на День Согласия и Примирения вылет через Москву в Белград» - смотрела влюблённо в календарь девушка.
        Конечно, расстраивало то, что Яночка будет постоянно рядом и стучать отцу по поводу и без.
        «Может она подсиживать меня будет специально?» - поехал правый угол Юлькиного рта вверх.
        Затем через пару минут она уже улыбалась: «Они же меня в деле не знают. Моя пассионарность раздробит все козни. Я им покажу, как умею работать. Зря они на перфекционистку с красным дипломом наехали!».
        У проректоров университета была общая приёмная, где трудились их помощницы. Прыгающая мимика Юльки не проходила бесследно, но отряд полноватых тёток, у которых на уме были одни внуки, снисходительно к ней относился. По принципу: знаем мы этих «летунов», до летается. Сейчас её приметят и в столицу или куда ещё переведут.
        Они вряд ли жаждали сидеть в одном помещении с локатором шефа, но Янка всё-таки была своей. Той, которая выросла в стенах университета, той, которая могла быть милой, если хотела, той, которая мечтала наверняка выйти замуж и уйти в декретный отпуск. И тогда на их улице снова будет праздник размеренности и предсказуемости.
        Московский куратор проекта Валентин Валентинович Михайлов вышел на неё довольно быстро. Уже во вторник Юлька вместе с Янкой были приглашены для получения по конференцсвязи указаний, касательно подготовки. Когда Янка попыталась умничать, он её довольно-таки жёстко осадил.
        - Мы с Юлией Владимировной едем работать. А вы Яна Петровна, пассажир. Собственно вы можете даже не участвовать в наших переговорах. У вас оплачено только присутствие. Не отвлекайте меня, пожалуйста, вашими пустяками.
        Всё встало на свои места. Янка ехала туристом.
        «Интересно, а оплачивал папаша или в бюджете университета деньги нашлись?» - всплыл неуместный вопрос и Юлька, тряхнув головой, отбросила все мысли о Янке, снова вернувшись к диалогу.
        - Одно уточнение, Валентин Валентинович, вы сказали, что будет готовиться коллективная презентация об участниках проекта, какие материалы нужно выслать и кому? - спросила Юлька.
        - Ох, даже не знаю. Пока не поручил никому, - вздохнул куратор.
        - Хотите, я организую, у меня есть опыт. Вышлите список участников и их электронные адреса.
        - Пришли мне пример работы, и я подумаю, - сухо сказал Валентин Валентинович, но голос его зазвучал веселее.
        И вот наконец-то суматоха вперемешку с упованиями и мечтами съели период ожиданий. После обеда третьего ноября Юлька, отважно шагая, зашла в нужную ей многоэтажку.
        - Я к Светлане Марковне, убраться, - махнула она рукой консьержу.
        - Проходите, - проследил до лифта за молодой уборщицей суровый взгляд мужчины на входе.
        Наполненная сладким волнением предвкушения неизвестности Юлька открыла дверь. Спёртый воздух заставил запарковать все шпионские мысли и открыть окна.
        «А здесь и правда не мешало бы убраться» - огляделась девушка.
        Какое-то время ушло на поиски пылесоса. Она включила его и пропылесосила прихожую, чтобы создать нужный эффект своего появления.
        «Наверняка соседки припали к дверным глазкам, пусть успокоятся» - рассуждала она.
        Затем она пробежала с тряпкой по всем немногочисленным поверхностям. Дышать пылью не хотелось. Не то что бы Юлька была чистюлей, но она предпочитала здоровую атмосферу. И вот отставив тряпки, девушка взяла прибор для поиска жучков. Тщательно проверив себя и облазив квартиру, она прошла в спальню. Рядом с полуторной кроватью стоял письменный стол с включённым компьютером.
        - Привет, мозг! - поздоровалась Юлька.
        Голосовой пароль был принят.
        Механический голос ответил: - Доступ открыт.
        Какое-то время ушло на изучение интерфейса.
        «Очень френдли для юзеров» - подмигнула монитору Юлька.
        На видео была только пустая квартира. Она обратила внимание, что записи начинались со следующего дня после её визита.
        «Крутижанская позаботилась, чтобы не осталось следов о нашей встрече. Удалила или забрала в спецсейф» - сосредоточилась Юлька и пошла звонить.
        Древний телефонный аппарат на удивление был удобен в эксплуатации. Увесистая гладкая трубка от уха до рта устроилась на плече Юльки, когда под длинные гудки она примостилась в глубоком кресле, в ожидании начальницы. Поскольку писать ничего было нельзя, девушка постаралась расслабиться. В таком состоянии новая информация усваивается легче, как вычитала она.
        Диалог с Крутижанской был не многословный. Она продиктовала адрес и пароль. Удостоверившись, что юная шпионка всё запомнила, без всяких прощаний повесила трубку.
        «Что ж её должность не предусматривает сантименты» - хмыкнула слегка раздосадованная отсутствием внимания Юлька и тут же засветилась от другой мысли: «Так она настолько мне доверяет, что даже не даёт ненужных указаний, типа «береги себя»! Она воспринимает меня как полноценного агента! Я её не подведу!».
        Ближе к вечеру Юлька вернулась домой с неистовым чувством собственной значимости. Жизнь начинала свою метаморфозу. Она так долго, словно фиалка пряталась в тени, и теперь наступило время выйти и показать то на что она способна. Конечно, никто кроме начальницы не узнает о её подвигах. Но ей и не нужны зрители. Юльке было достаточно того, что она сама знает об этом. Вся эта секретность и таинственность окутали девушку в покрывало романтики будущей одиссеи, позволили раскрасить жизнь красками, не тонкой кисточкой, а малярным валиком, хоть пока и в мечтах. Она больше не будет отстраняться от жизни. В свои двадцать пять она запустит новую версию себя.
        С любимым кофе Юлька устроилась на кресле и выдохнула: - Всё. Всё что надо было сделать, я сделала.
        Она широко улыбнулась и отпила глоток. Терпкий напиток защекотал ноздри.
        «Самое время отдохнуть перед поездкой» - прикрыла глаза Юлька.
        И вдруг ей дошло, что она кое-что всё-таки забыла.
        - Да, что б тебя! - едва не расплескав кофе, подпрыгнула девушка и ломанулась собирать сумку.
        Благо она не понаслышке знала, что такое короткие путешествия. Поездки к родителям были редкими, три четыре раза в год дочь навещала их в Турции. Будучи студенткой, Юлька составила контрольный чек-лист, по которому сверялась, чтобы не упустить какую-нибудь мелочь. Он и сейчас выручил, но только в части того, что касалось личной гигиены и документов. Планировка одежды и обуви для выхода ещё предстояла.
        - Так, чем мы там займёмся? - схватила программу командировки Юлька.
        Пятидневная поездка включала день вылета и день прилёта.
        - Здесь всё просто, джинсы с курткой, - бормотала девушка, бегая между шкафами в спальне и прихожей.
        Тут она остановилась, всматриваясь в ряд вешалок с верхней одеждой: - Ой, надо посмотреть прогноз погоды!
        Телефон показал сводки по Белграду, в которых особой разницы с Краснодаром на следующую неделю не предвиделось. Она снова взялась за куртку и увидела серый плащик. Это милое приобретение она так ни разу и не надела. Широкие полы с тонким пояском удачно сочетались с глубокими карманами, отложным воротником и чёрными большими овальными пуговицами, создавая стильный образ. На пятом курсе она потратилась в дьюти-фри в зале вылета Стамбульского аэропорта, чтобы иметь сливающийся с московской грязью практичный наряд.
        - Вот и твоё время пришло, - подмигнула плащу Юлька, снимая его с вешалки.
        Удовлетворившись примеркой, она с радостью обнаружила тёплую подкладку и потайной карман, в который тут же запихала футляр с очками от солнца.
        Заглянув снова в программу, она перечитала наполнение трёх рабочих дней. Первые два дня обычные офисные, для которых надо взять пару костюмов юбочный, брючный, две блузки, чтобы миксовать между собой и туфли на устойчивом каблуке. А вот третий день был другим. После обеда выезд.
        «Наверное, экскурсия будет и, как всегда, фотографирование на последний день оставят. Значит, нужен тоже деловой, но комфортный для перемещений прикид» - Юлька добавила туфли без каблуков и шерстяной брючный костюм с белой водолазкой.
        Оглядев всё, что она разложила по кровати, девушка закусила нижнюю губу.
        В воздухе повисли вопросы: «В чём же ей на встречу идти? Какая должна быть по удобности одежда? Что конкретно ей придётся делать?».
        Кофе остыл, и она пошла за новой порцией. На этот раз, добавив молока, девушка уселась в кресло, согнув под себя подзамёрзшие ноги, и закрыла глаза. Это была её любимая привычка, чтобы сосредоточенно что-то обдумать. Внешний мир переставал отвлекать своими раздражителями.
        Юлька тщательно пыталась выстроить будущую картину: «Есть некий адрес. По нему я поеду на общественном транспорте. Такси слишком приметно. А если там далеко до остановок? Как долго я буду искать то, что мне нужно? Ладно. Тогда я доеду до центра. Там затеряюсь в туристической прогулочной зоне. Потом возьму такси. Покажу адрес и вуаля я на месте. По обстоятельствам надо будет решить задержать ли машину или вызвать другую. Как поведёт себя связной одному Богу известно».
        Юлька открыла глаза, проверила полученный адрес в телефоне по гуглкартам, которые высветили жилой микрорайон.
        Она пригубила кофе, пытаясь решить этот ребус, но вскоре сдалась: «Определенно с местом встречи ничего не спрогнозировать».
        Пока чашка не опустела, Юлька сидела с бегающей хмурой мимикой по лицу. И, в конце концов, решила одеваться по погоде и без каблуков. Но на всякий случай достала свой облегающий чёрный спортивный костюм с кедами для бега и положила в сумку.
        Она снова заулыбалась: «Вот теперь всё».
        Глава 4
        Ранний вылет и соседка сбоку в виде Яночки Милютиной не располагал к хорошему расположению духа.
        «Надо будет выяснить, как организовать так, чтобы мы сидели отдельно, а ещё лучше летали разными рейсами» - устроилась поспать Юлька, сложив куртку около иллюминатора.
        Янка тоже не была настроена к общению. Она строчила отчёты во все социальные сети и фотографировала себя в самолёте.
        Перелёт прошёл незаметно. Юльке удалось подремать. В зоне международного вылета Шереметьевского аэропорта ей не хотелось сидеть, и она прогуливалась по многочисленным магазинчикам, в одном из которых приобрела чёрную фетровую шляпу.
        «Теперь я полностью укомплектована» - улыбалась Юлька, аккуратно укладывала покупку в рюкзак.
        Она посмотрела на часы. Времени было предостаточно, чтобы позавтракать. Янка сидела в кафе, где посетителей было битком. Юлька изобразила, что хотела бы сесть с ней рядом, но, увы, должна искать себе другое местечко.
        Девушка прошла в соседнее бистро и устроилась так, чтобы видеть табло с вылетами. До посадки оставалось ещё три часа. Бистро понемногу наполнялось народом.
        Юлька разглядывала счастливых людей: - «Как же всё-таки отличаются эмоции у тех, кто летит внутренними рейсами и международными. Почему-то первые всегда угрюмы, а вторые едва не лопаются от радости?».
        Ей принесли заказ. Овсяная каша с кусочками фруктов и пакет вишнёвого сока. Кофе и чай Юлька избегала пить в незнакомых местах или общепите. По собственному убеждению она готова была биться об заклад, что самые популярные напитки чаще всего подделывают, и несколько раз испытав расстройство желудка, она больше не рисковала.
        - У вас свободно? - подошёл парень к столу Юльки.
        - Присаживайтесь, - убрала девушка сумку с рюкзаком.
        - Хорошо, что у вас свободно, а я уж отчаялся местечко себе найти. А вылет ещё не скоро, - пыхтел парень.
        Девушка посмотрела на молодого человека, которые возможно был немного её старше. Он выглядел как типичный офисный работник. Заурядная аккуратная причёска на русых волосах. Болотного цвета глаза. Джинсы на нём смотрелись аляповато.
        «Или не умеет подбирать по фигуре или предпочитает носить брюки» - бросила последний взгляд на незнакомца Юлька и открыла телефон.
        Девушка официантка подала поднос с заказом незнакомцу и забрала грязную посуду у Юльки.
        - Может, составите мне компанию? Что вам заказать? - прозвучало неожиданное предложение.
        - Спасибо, я уже всё. Не ем много по утрам, - буркнула Юлька.
        Парень видимо только и ждал, чтобы девушка вовлеклась в беседу.
        - А я наоборот. Всегда плотно завтракаю. У меня это второй за сегодня, - указал он на порцию блинчиков с творогом и чайник с зеленым чаем. - Меня кстати Евгений зовут. А как ваше имя?
        Юлька, не отрываясь от телефона, буркнула: - Юля, Юлия, Юлька, Юла, Юлиана. Кому как больше нравиться.
        - Ух ты, какой богатый выбор! А вам как больше нравиться? - парень явно старался произвести впечатление.
        Юлька подняла глаза и внимательно на него уставилась. Почему-то этот улыбающийся молодой человек показался ей знакомым.
        - Не узнали, да? - появилась хитринка в его улыбке. - Мы с вами переписывались на счёт презентации. Я ваше фото видел в финальном файле.
        Юлька напряглась. Она быстро выполнила задание Валентина Валентиновича и уже забыла о нём.
        - Видимо, вы в отличие от меня, не сильно похожи на своё фото, - хмыкнула Юлька.
        - Возможно. Но вы не ответили. Как вас звать, величать? - насмешливо улыбался он.
        - Раз мы из одного проекта, то Юлия Владимировна, - официальным тоном заявила Юлька.
        - Приятно познакомиться. Евгений Валерьевич Воронцов к вашим услугам. Может, перейдём на ты?
        Его новая улыбка обвораживала.
        Юлька хихикнула: - Хорошо Женя, можешь звать меня Юля.
        - Ты уже Шенгенскую визу оформила? - поинтересовался Женя.
        - Да, подала документы в испанское консульство. Время было, секретарь поделилась, что поездки все по Евросоюзу будут, так я сразу сориентировалась. Сейчас к новому году ажиотаж начнётся, лучше заранее подготовиться.
        - Я тоже такой. Предпочитаю проактивные действия. А почему через Испанию?
        - У них запросов меньше. Это хоть и Евросоюз, но каждая страна свои требования выставляет.
        - Молодец, разбираешься. А я в Польское консульство отправил. Это же следующая страна в списке посещения.
        Юлька с интересом посмотрела на Женю, она испытывала странное чувство страха смешанное с острым запахом охоты: «А у него есть нечто, чего нет у меня. Теперь, по крайней мере, я знаю, куда собираться в следующий раз. Надо будет заполучить этот списочек».
        Но не успела она открыть рот, как увидела приближающуюся дочку ректора.
        - Юлинька, познакомь нас, - попросила Янка лилейным голоском.
        - Евгений Воронцов. Яна Милютина. Мы будем работать вместе, - сухо произнесла Юлька.
        Янкино лицо испуганно округлилось. Ей было неприятно, что она не полноценный участник. Но видя, что коллега по работе не даёт разъяснений, схватила освободившийся за соседним столиком стул и присела к Евгению.
        - А ты откуда? - сразу перешла она на ты.
        - Из Ростова-на-Дону.
        - Здорово. Тоже южанин. А мы из Краснодара, - поигрывая волосами крутила головой Янка.
        - Насколько я знаю из каждого субъекта по одному участнику? - наморщил лоб Евгений.
        - Ну да, но нам как видишь, повезло, - вспыхнула Янка, бросив осторожный взгляд на коллегу по работе.
        - Группа из двадцати человек. Пятнадцать девушек и пять парней, - напомнила Юлька.
        - Вот видишь, не в каждом регионе есть светлые головы. Регионов то почти сотня, а тут всего лишь двадцатка собралась, - расплылась, Янка самодовольной улыбкой, уставившись на Женю.
        Тот кивнул и углубился в трапезу.
        Юлька тоже отрешённо задумалась. Она прокручивала в голове данные на остальных участников проекта и больше не принимала участие в разговоре.
        В самолёте у них были разные места. Юлька устроилась посередине каких-то кумушек, которые тут же пристали с просьбой, после взлёта поменяться местами. Она не сопротивлялась. У окошка всегда была возможность понаблюдать за облаками, порассматривать их причудливые формы.
        В этот раз она в акварели неба увидела подобие головы медведя, который словно издавал рык, широко открытой пастью.
        «Видимо теперь я буду видеть более грозные фигуры, чем раньше. Внутренний звериный порыв это нечто иное. Это защитный механизм организма. Выживание. Самосохранение. Я играю сейчас с этим, именно поэтому меня так лихорадит» - рассуждала Юлька, чувствуя смесь неуверенности с беспечностью.
        Второй перелёт дался хуже. Юльке не удалось заснуть под стрекот соседок. В аэропорту встречал автобус, который отвёз их в гостиницу недалеко от студенческого кампуса Белградского государственного университета. К счастью, приезжающих размещали в одноместных номерах.
        Молодые люди толпились в зоне лобби. Как оказалось женатых и замужних нет. Естественно, когда за ужином все перезнакомились, за парнями началась охота.
        На следующее же утро Юлька подметила, что женская солидарность здесь проявляется не с самой лучшей стороны. Если положительная сторона взаимодействия вообще возможна между самками. Но эти мелочные разногласия были на руку юной шпионке. Пока все гонялись за мужской частью группы, завлекая их в свои сети в свободное время между выступлениями профессоров, Юлька молча ускользала в одиночестве. Её почти сразу сочли нелюдимой особой, которая как кошка бродит сама по себе, изучая новые окрестности. И смели со счетов. Девушка старательно поддерживала этот образ, но с другой стороны ей надо было отрабатывать и программу проекта, иначе за низкие показатели был риск, если не вылететь из него, то быть слабым звеном, а этого гордость отличницы позволить не могла. Поэтому в течение первого дня она как шустрая бабочка порхала по учебному заведению, и заглядывала во все углы и закоулки, где делись опытом местные педагоги. Она засыпала их шквалом вопросов как заправский журналист. Записывала на диктофон в телефоне, чтобы ничего не упустить. Её рвение оценивалось не однозначно. Коллеги радовались, что есть кто-то,
который активничает за всех, но в то же время ненавидели, что на её фоне они проигрывают. Лишь куратор был в восторге. Вся его утончённая демонстративная личность пищала от восторга. Метросексуальный пожилой мужчина с блестящими волосами от различных средств для ухода и аккуратно подстриженными ногтями с радостью кланялся всем налево и направо. Валентина Валентиновича постоянно просили познакомить с любознательной блондинкой, чтобы дать больше материалов по их деятельности, чему он был безмерно рад.
        В итоге Юлька быстро превратилась в его помощницу. Ей пришлось штудировать всю ночь полученные данные, чтобы утром подать отчёт в кратких заметках, на что стоит обратить внимание и где глубже нырнуть для изучения деталей перспективных для нашей страны проектов.
        Эта дополнительная нагрузка тоже была как нельзя кстати. Всегда был повод покинуть увеселительную программу после насыщенного дня. К счастью, время, обозначенное для встречи со связным, было вечерним часом пик. Но Юльки чувствовала, что дни в поездке пролетают со скоростью сверхзвукового снаряда.
        На второй день она подслушала в туалете, как дочка ректора отзывается о ней - «Умничает и выпендривается, а на самом деле серая мышь, её из жалости держат у нас в ВУЗе, потому что отец достояние страны и через него можно прокачивать какие-то высокобюджетные проекты».
        «Никогда бы не думала, что буду, рада такой обратной связи» - покачала головой Юлька.
        Она подождала пока девушки, покинут дамскую комнату, чтобы проскользнуть незамеченной. Теперь она по-другому смотрела на этот мир. По-другому его слушала и слышала. Теперь у неё была значимая цель.
        Среди всей своры рвущихся поставить галочку в таком престижном проекте, было мало тех, которых можно было назвать толковыми. Юлька подметила, что большинство это дети с фамилиями, которые на слуху.
        «Слава Богу, что из золотой молодёжи ни кого нет» - радовалась девушка и огорчалась от обилия переученных либеральных отпрысков, стремящихся жить за бугром.
        Во время знакомства все с завистью смотрели не неё, когда она упомянула, что детство прошло в Турции. А когда кто-то вякнул «Стамбул, это ж не Лондон», то градус восхищения тут же снизился до уровня обывателей отдыхающих на турецких курортах. Этот опыт выезда за рубеж был практически у всех.
        «Знали бы они, какого это жить иммигрантом, пусть и временным» - размышляла Юлька, вглядываясь в их снисходительные лица.
        Единственным человеком, который выбивался из общей массы дружелюбностью, был Евгений Воронцов. Обычный неприметный парень тоже держался особняком. Постоянно что-то читал.
        Юлька даже подумала как-то о нём: «Ну, хоть один умник есть, будет, если что с кем пообщаться».
        Но, конечно же, прежде всего её мысли занимало другое. В первый день она устала после перелёта и не поехала к связному, думая, что нельзя пропустить совместный ужин с коллегами. Во второй вечер её снова затащили в ресторан отеля, да так, что вырваться было невозможно, приглашённая группа студентов делилась критическим опытом.
        Юлька, закончив писанину, для куратора ходила по комнате кругами: «Осталось два вечера. В пятницу вылет домой значит, попробую завтра, так как по третьему дню выезд сюрприз может сбить все планы окончательно».
        С утра она натянула под брюки спортивные штаны и положила в плащ кеды. На футболку надела блузку, затем пиджак, очки на нос, шляпу на голову. Расчёт был на то, чтобы ускользнуть сразу после последнего выступления. Весь день она задыхалась от духоты. Дополнительная одежда нещадно согревала. Но вечером снова удрать не удалось. Куратор привёл профессора, который непременно хотел пообщаться с ней лично.
        Злая Юлька еле вытерпела его общество во время ужина и потом ночью всё-таки решила рискнуть. Не поднимаясь в номер, она вышла на улицу. Очки полетели в карман. И без них уже было мало что видно. Она выехала на одном такси в центр. Побродила. Взяла другую машину. Приехала по заданному адресу. Её встретило многоэтажное здание по типу хрущевской архитектуры. Поднявшись на обозначенный этаж, она нажала на кнопку звонка. Дверь распахнулась. Охранник в белой рубашке и чёрном строгом костюме смерил её взглядом, но освободил проём, из которого пахнуло дурманом табака. Оказалось это ночной клуб.
        Юлька прошлась по залу. Пьяные мужчины и полуголые девицы сидели вдоль длинного помещения, в центре которого веселилась толпа. Она спросила у бармена нужного ей человека. Тот лишь пожал плечами.
        Вылазка не удалась. Юлька взяла у входа такси и поехала в отель, кумекая, как ей быть.
        Прибыв в отель, она заказала у администратора разговор с Москвой.
        - С отдельной оплатой, пожалуйста. Это личное, - попросила Юлька.
        Через пять минут она на стойке рецепшена говорила с начальницей.
        Как и договаривались с Крутижанской, девушка звонила Светлане нумерологу.
        - Светуличка Марковна, пожалуйста, разложи мне эту неделю. Нет, только завтра. Потом я уезжаю. Встречу ли я здесь настоящего мужчину. Ты не представляешь, какие они здесь высокие. Нет, высоченные парни.
        В таком же тоне зазвучал голос Светланы Марковны.
        - Дорогуша, не сиди в номере и у тебя есть все шансы. Цифры говорят, что твоё идеальное время это вечер. Дерзай.
        Юлька поблагодарила и положила трубку: «Всё понятно, я опоздала. Теперь есть только один шанс всё исправить».
        И тут её взгляд упёрся в Киру. Смазливую брюнетку из проекта.
        - А с кем это ты сейчас общалась? - от алкоголя у девушки неестественно блестели глазки.
        - О, это долгая история. Как-нибудь расскажу, - попыталась отшутиться Юлька.
        Но Кира вцепившись ей в локоть уходить, не собиралась.
        - Что тебе посоветовала твоя Марковна? - произнесла девушка, намеренно сместив ударение на букву «о».
        - Не сидеть в номере, гулять, - пожала плечами Юлька.
        - Замётано. Завтра я пойду с тобой. Найдём тебе настоящего мужчину, - хохотнула Кира и что-то, напевая, пошла дальше по коридору.
        Юлька шмыгнула себе в номер. Неожиданный сопровождающий ей был некстати. Но она была уверена, что протрезвев Кира, забудет их разговор.
        Глава 5
        Она была не права. Кира обладала прекрасной памятью. От вчерашнего выпитого не осталось и следа похмелья или было великолепно загримировано люксовой косметикой.
        Кира утром на завтраке в отеле поприветствовала Юльку и сразу перешла в наступление: - Нам тебе ещё приодеться купить надо. Тут за углом магазин Massimo Dutti.
        Юлька поняла, что сопротивляться бесполезно. Настойчивая девица своего добьётся, а если отказываться только раззадорится.
        - Я надеюсь, там цены приемлемые? - сделала девушка аккуратную попытку отказаться.
        - Ты же за границей. Тут все брендовые вещи по приемлемым ценам, - рассмеялась Кира, напомнив Юльке известную истину, что в России большинство продаваемых импортных вещей переоценены в несколько раз.
        - Когда пойдём? - вздохнула Юлька.
        - Прямо сейчас, они уже открыты. Если поторопимся, то не опоздаем к началу выступлений на кафедре точных наук. Тебе особый наряд нужен, мы в такое потрясающее место сегодня наведаемся, - стала, словно в такт музыке покачивать головой Кира.
        - И чем оно потрясает? - скучным голосом спросила Юлька.
        - Сходим, узнаем. Я только вчера услышала о самом помпезном клубе в Белграде. Про него только избранные знают.
        Всё естество шпионки восстало: «Как бы б мне тебя сплавить!»
        Но вслух Юлька мягко спросила: - Здорово, это где-то в центре?
        - Вот адрес, мне паренёк один вчера в ресторане черканул, - протянула Кира салфетку.
        Юлька застыла. Это был тот самый адрес.
        Наспех согласившись на первое попавшееся платье, Юлька потащила за собой Киру на кафедру, где сегодня демонстрировали свои достижения работники научно-исследовательских институтов на богатейшей базе старейшего университета страны.
        В течение дня Кира то и дело намекала, что сегодня устроит ей свидание. К вечеру не было ни одного, кто бы ни знал об их намерении. Вся группа, во главе с куратором, встречала на выходе из отеля принарядившуюся парочку.
        Юлька истерически похихикивала. Она прекрасно понимала, что будь у неё возможность, то отговорила бы всех идти в этот полупритон. Но её задача была не провалить своё задание и изобразить удивление, как и все. К тому же наличие коллег позволяло незаметно испариться от вездесущей Киры.
        Юлька полагала, что охранник будет другой. Снова её предположение оказалось не верным. Парень её узнал и, сделав пару комплиментов, что она сегодня прекрасно выглядит, пропустил ошарашенную группу интеллигентов в разгулявшееся логово.
        - Я же говорила, что дело в прикиде, посмотри, как на тебя все смотрят, - в самое ухо тараторила Кира, стараясь, чтобы Юлька её расслышала в бушующем море музыки.
        - Спасибо. Ты здорово помогла. Пойдём, потанцуем, - подталкивала её Юлька к танцующим.
        Уловка удалась. Кира пошла на танцпол, а Юлька стрелой метнулась к бармену, который обозначил, что искомое лицо находится двумя этажами ниже, в квартире напротив лифта.
        Юлька хотела уходить, но заметила, что Кира ей машет. Она помахала в ответ и кивком головы в сторону бара показала, что делает заказ. Оплатив не глядя рекомендованные барменом напитки, она жестами изобразила, что заняла им место. И тут же, не оглядываясь, направилась в дамскую комнату, из которой шмыгнула в коридор, ведущий к выходу.
        Она сбежала по ступенькам на два этажа ниже. Звонка в квартиру не было. Юлька постучала в дверь. Ей открыл мужчина. Смуглый араб.
        - Проституток не заказывали, - рявкнул он на плохом английском и стал закрывать дверь.
        Юлька заметалась и прокричала: - Хризантемы в магазин доставили!
        Дверь захлопнулась. Немного постояв перед закрытой дверью, девушка пошла обратно. Кира могла хватиться в любой момент и поднять панику.
        Теребя кожаную вставку на платье, Юлька, спотыкаясь, рассуждала на ходу: «Странный мужик. Может он специально так? Я вроде всё сделала правильно. «Герберы в магазин доставили», что ещё надо?».
        Юлька уже заходила в клуб, как вдруг её словно пронзило молнией, а потом затрясло: «Герберы или хризантемы? Что делать? Бежать обратно? Вряд ли он мне откроет. А, впрочем, какая разница? Хризантемы и герберы между собой похожи. Сам поймёт, что делать с этим сообщением», - успокоила себя Юлька.
        К тому времени как она вернулась Кира, успела осушить оба бокала: - Всё, ты теперь моя лучшая подруга, такого отменного питья я сроду не пробовала!
        «Господи, я надеюсь, там не наркотики» - ужаснулась Юлька, изобразив на лице улыбку.
        Потом были экзотические танцы в исполнении новоиспечённой подруги. К счастью, она забыла о своём намерении устроить Юльке свидание века.
        В это время в Москве тоже не все могли заснуть. Освещённый только одной настольной лампой из зелёного стекала, кабинет стоял в зеленоватом полумраке. Дубовые двухметровые панели слева от сгорбленной женщины над документами на широком столе, подчёркивались белой краской поверху, а у основания парой десятков стульев с зелёной обивкой. Два высоких окна справа освещали прямоугольный кабинет руководителя внутренних проверок сотрудников внешней разведки. Ковровые красные дорожки, как раздвоенный язык змеи обвивали продолговатый стол с тремя парами плотно задвинутых стульев. Торец стола для посетителей упирался в письменный стол Марии Владленовны. Отличительной чертой разбавляющей строгость кабинета было наличие собаки на коврике около окна под батареей с дубовым резным экраном.
        «Послание не имеет смысла», было сказано в сообщении, которое прочла Крутижанская.
        - Неужели три слова выучить трудно? Сколько всего на эту дурочку поставлено! - вырвалось у начальницы.
        Вскочив с кресла, она стала прохаживаться по кабинету, к которому с годами приросла, и уже казалось в нём жила.
        В заключительный день все были в приподнятом настроении. Официальная часть, наполненная организационными моментами, пролетела незаметно. И вот сербы раскрыли секрет, который берегли все эти дни.
        Один из членов университетского сената, объявил: - Уважаемые гости, вас ждёт прогулка по городу. Мы проедем на автобусе по самым старинным улицам и затем посетим величественную крепость, стоящую в месте слияния двух рек: Дунай и Сава. Это историческое место, имеющее в своё время первостепенное стратегическое значение, для всех империй, которые когда-либо находились на территории Сербии. Вас ждёт пешая прогулка по парку Калемегдан и посещение музея нашего выдающегося земляка Николы Тесла.
        Группа молодых людей радостно зашумела от восторга.
        Картинные виды города перед глазами скакали как лошади на ипподроме, только и успевай выхватывать и запоминать. Общение проходило на английском. Хоть много корней славянских слов в сербском языке, но понимать русским с сербами друг друга без третьего языка было сложно.
        Как ни странно, но самым ярким впечатлением для Юльки оказалось не перечисленные ректором достопримечательности.
        - Что это? - уставилась она, увидев в центре города странные здания, зияющие провалы которых создавали ужасающее давящее чувство неизбежности, словно сама смерть стоит в воздухе, готовая замахнуться косой.
        Сидящий рядом серб с гордо поднятой головой пояснил: - Это 1999 года так. Разрушенные американскими бомбами высотные здания оставили как памятники в назидание потомкам о вероломстве цивилизованного мира.
        Вечером был организован ужин на плавучем ресторане, внутри пришвартованного теплохода. Уставшие гости от насыщенной разными активностями развлекательной программы вели себя уже не так активно, как в первые дни. Большинство беседовало на отвлечённые темы. Юльке тоже хотелось немного переключиться. Она поискала глазами Евгения и увидела его рядом с одним из профессоров. Она подошла к ним и устроилась слушать.
        - Так вы говорите власти, постоянно поднимают вопрос о переходе на латиницу? - спросил Воронцов.
        - Да, хотят устранить кириллицу окончательно. Некоторые видят в этом практический смысл. Меньше символов на клавиатуре, - удручённо ответил пожилой джентльмен.
        - А вы? Что вы думаете, поэтому поводу? - поинтересовался Женя.
        - Кириллица это же образные символы одного из древнейших языков. Мы запрёмся в чужеродной латинице и начнём деградировать как нация, - качал головой профессор.
        - Разве не монахи придумали эту азбуку, вытеснив глаголицу? - с сомнением в голосе нахмурился Женя.
        - У вас недостоверные данные молодой человек. Глаголица тоже была создана монахами только на век раньше кириллицы, а именно в начале девятого века, когда переписывались богослужебные тексты с греческого языка на старославянский. Кириллицу же они сотворили в десятом веке. Представь только, в греческом языке всего двадцать четыре буквы, а у славян сорок девять было. Конечно, им понадобилось изобрести некий упрощённый язык. Собственно любой язык это живой организм, даже если обрезанный он всё рано живёт, видоизменяется с течением времени. Главное не в том, что буквы удаляют. Главное в том, что с этими символами невозвратно уходят накопленные предыдущими поколениями знания. Славяне теряют ключи к своему генокоду. Беднеют духовно, - сотрясал руками профессор.
        Юлька встала и пошла в сторону десертов: «Лучше я мозг подкреплю глюкозой. Подистощился он в эти дни и добавлять новые переживания за русскую нацию я уже физически не могу».
        - Куда убежала? - послышался за спиной голос Жени.
        - Слушай, я так устала. Надо срочно как-то переключиться, - посетовала Юлька.
        - Пойдём? - взял он её за руку.
        - Куда? - опешила Юлька от такой смелости этого скромняги.
        - Ты же хочешь переключиться? - в его глазах бегали огоньки.
        - Да, - неуверенно ответила девушка.
        - Тогда пошли.
        Они выбежали незамеченными. На парковке таксист ни как не мог понять, куда им надо.
        - А говорят, за границей все знают английский, - хмыкнул Евгений.
        - А что ты хочешь? - спросила Юлька.
        - Ок, давай, подключайся. Хотел тебе театр местный показать, а потом прогуляться, - нахмурился Женя.
        Девушка улыбнулась, это забавное слово сегодня звучало во время экскурсии.
        - Позориште, - громко произнесла Юлька.
        И тут же таксисты закивали головами. Тот, кто стоял в очереди на выезд первым открыл двери в автомобиль.
        Через полчаса молодые люди уже сидели в театре на каком-то спектакле. Ожидание, что им будет понятно представление, оказалось не верным. Похожесть языков была условной. Они не разобрали и десятой части сказанного. Постоянно переговариваясь, молодые люди вызывали шквал шикащих звуков в свою сторону. Но ушли они, не досидев до конца спектакля по другой причине. Громогласные сербские актёры так кричали со сцены, что у Юльки разболелась голова, и она потребовала выйти на свежий воздух. Поскольку боль не отступила, Женя взял такси до отеля.
        В пятницу, когда Белградский рейс доставил часть группы в Москву, Юлька попросила Женю сбросить ей список командировок, чтобы подкорректировать личные планы.
        Он как-то по-особому на неё посмотрел и пообещал выполнить просьбу, когда она провожала его на ростовский рейс.
        «Наверное, думает, что я на него запала и ищу способ не прерывать знакомство» - растолковала странный взгляд Юлька, всматриваясь в табло вылетов, где уже появилась информация о начале посадки на рейс в Краснодар.
        На следующий день Юлька пришла отчитаться. Суббота выдалась холодной. Ощущалась предстоящая смена сезона. До зимы оставалось всего пара недель. Пронизывающий ветер сдул последние листочки, и голые деревья трясли своими ветвями, словно кричали «мы сдаёмся».
        Она выполнила подготовительный очистительный ритуал и позвонила Крутижанской.
        Та молча выслушала и лишь в конце добавила: - Хорошо. Продолжай учиться. Больше обдумывай. В том числе и последствия от своих действий.
        Мария Владленовна замолчала. Было слышно её ровное дыхание.
        Затем, словно жирно подчеркнув обозначившейся паузой, она произнесла:
        - Важно в точности передавать сообщения.
        После слов Крутижанской, Юлька вжала голову в плечи и нахмурила лоб: «Прямо, как в сказке. Высоко сижу, далеко гляжу».
        О возможной ошибке смысла говорить не было. Она действительно не помнила, какой именно цветок назвала. Ей было стыдно, но она решила не сознаваться.
        «Хорошо, что Мария Владленовна не видела, как я покраснела» - думала Юлька, покидая квартиру.
        В это время начальница через систему видеонаблюдения смотрела на неё в мониторе на рабочем столе.
        - Что ж Воланд, никто и не ожидал, что у нашей девочки получится всё с первого раза. Ничего. Научится, - поглаживала Крутижанская щенка, который тёрся о её ногу.
        Глава 6
        В воскресенье, чтобы поднять себе настроение, Юлька решила покататься по городу. Она шмыгнула в свою «тыковку» и покатила по улицам. Бесцельно разъезжая девушка прокручивала в голове разговор с Крутижанской.
        Ей не давали покоя слова начальницы: «Она велела подумать о последствиях моих действий. Хорошо, но тогда я должна знать больше. Кто собственно мой враг? Что он делал раньше? К чему готовится сейчас? Вот против кого я сражаюсь? Это некие люди желающие завладеть чем? Что у нас в мире делается? Идёт цифровая информационная война. Айтишники охраняют одним им ведомые рубежи. А в чём моя роль? Кто я вообще? Отвлекающая на себя внимание марионетка? Нужны подставные лица, которые снижают эффективность работы других разведок, когда ходят за пустышками? Было же в новостях «поймали шпионов, выслали из страны». Хотя, как однажды пошутил наш президент, зачем рассекречивать и высылать иностранных агентов и разведчиков, пусть эти остаются, а то опять выяснять, кто шпионит. Может скандал, какой нужен, чтобы сорвать подписание каких-то государственных соглашений или просто страны поссорить или может убрать конкурента на рынке? Что у нас основное? Продаёт Россия газ, надо её так дискредитировать, так загрузить русофобией по всем фронтам, будь то спорт или поставки углеводородов, что основные потребители себе в
минус, но будут продолжать бороться против этих ужасных русских. А в чём ужас? Чего они трепещут-то? О, да. Они, эти русские с нормальными семейными ценностями дружат, за традиционную семью выступают, материнство поддерживают, а толерантность не поощряют. И что получается, что я сражаюсь за имидж родины? Есть некая информация, которую нельзя доверить ни бумаге, ни электронным носителям. Ведь при обработке данных тем или иным способом везде остаётся след. Итого. Во-первых, я должна не попасться сама. Во-вторых, мне нужно буква в букву транслировать сообщения. Шифровка даёт какую-то отмашку на какую-то деятельность. Игра букв и тем более слов должна быть исключена. Чтоб их с этими герберами-хризантемами! Придумал же кто-то. Надо будет мнемотехнику какую-нибудь освоить».
        Она притормозила у светофора. Уже должен был загореться для пешеходов красный, но на зебру выбежало многочисленное семейство. Юлька любуясь, как мамочка переводит четверых малышей через дорогу, застопорила движение и терпеливо сносила сигналы позади себя.
        - Вот торопыги! Чего сигналите, неужели не видно, что тут такая милота путешествует? - посмотрела девушка в зеркало заднего вида.
        Через пару минут, она снова вернулась к своим мыслям: «Интересно сколько людей в этой цепочке? Не похожа ли работа шпионов на детскую игру «испорченный телефон»? Почему я сразу Марию Владленовну не расспросила? Определенно я должна спросить. Завтра же позвоню. Хотя. Если встать на её место, что она мне может рассекретить? Да ничего. Это будет не ответ, а набор пластмассовых фраз. Кстати любопытненько получается, я ведь знаю кто она такая только с её слов. А она ведь может быть иностранным агентом?».
        Последняя мысль была тут же отброшена.
        Юлька замотала головой: - Так и до паранойи недалеко. Пора завязывать.
        Она сделала дыхательное упражнение для успокоения. Десять глубоких вдохов и десять медленных выдохов немного сбалансировали разгулявшиеся нервы. Девушка проверила зеркала, чтобы осуществить перестроение на кольцевую дорогу, но передумала. Чёрный джип вольво снова попался ей на глаза.
        «Странно. Это плод моего воображения или за мной и вправду следят?» - она сделала резкий манёвр вправо и припарковалась у супермаркета.
        Джип проехал мимо. Юлька, накупила продукты и, оглядываясь, вернулась в машину.
        - Надо отдохнуть. Действительно нервы расшатались, - сказала она своему отражению, заглянув в зеркало за солнцезащитным козырьком.
        Едва девушка села за руль, как мысли снова понеслись: «И так, что я имею. Никакие документы я не подписывала. Клятву верности стране не давала. Или тут расчёт с их стороны на то, что я как дочь дипломата патриотизмом горю с детства? Допустим. Любые документы о неразглашении государственной тайны мне тоже не давали на подпись. Но и кто мне эту тайну доверит, чтобы давать что-либо подобное? Я маленький винтик огромной системы. Причём системы построенной по принципу паутины. Где бы ни порвалось, вся система не рухнет, перейдёт на параллельные каналы связи. Сколько таких, как я? Потенциально каждый работник консульства или сотрудник международной компании, катающийся по многочисленным командировкам, уже попадают под подозрение. Кого-то используют напрямую. Кого-то втёмную. Есть наверняка спящие агенты, ждущие звонка. То есть получается, что мне не нужно думать даже кто мой враг. Постановка вопроса не верна. Я должна знать только одно. Есть мы и они. Мы это свои, русские. Они это все остальные, то есть враги. Безапелляционно подозревать всех. Даже по примерам того, что я замечала, пока была студенткой
и всего того, что я вижу с того момента, когда сама стала работать в системе образования понятно одно - враги проникают везде. Кто сказал, что международные финансовые фонды поддержки университетов помогают? Всё что я увидела за три дня в Белграде говорит об обратном. Некая рука встраивается в работу каждой лаборатории института. Им дают задания, типа докажите, что пальмовое масло это не вредно. Нашли хоть одну зацепку, состряпали доклад и умницы, вот вам ещё денежки. Теперь докажите, ещё что-то. Справились? Прекрасно! Вот ещё финансирование. А что происходит на самом деле? Вместо истинного развития науки учёные занимаются тем, что ищут разрозненные свидетельства для корпораций, которые зарабатывают на здоровье человека, используя полученные данные как рекламу своего продукта и бравируя якобы его безвредностью. А что потребитель? Он готов самоуспокоиться. Зачем думать, что курение вызывает рак лёгких, оно же снимает стресс якобы маловредными электронными сигаретами. Потребитель и так понимает, что однажды умрет. Он просто не думает о будущем. Его интересует ежесекундное удовольствие. Людей давно
подсадили на то, что бабло побеждает зло. Чем больше денег, тем лучше. Берут кредиты и погружаются в бездну. Мнимая самоуспокоенность позволяет не думать наперёд. Нужно жить сегодня вопят маркетологи из всех динамиков. Отупение начинается с образования. Именно воспитание создаёт мины замедленного действия. «Учите детей врагов своих, чтобы победить» - кажется, так изрёк какой-то мудрец. Безрассудное лукавство тех, кто налегает на различные международные гранты, состоит в том, что однажды общество получит стадо управляемых животных. Ох. Если суммировать все мои мыслишки получается, что человек сам себе враг. Людям, постоянно надо напоминать в каком мире мы живём. Бесплатный сыр только глупая мышка возьмёт. Ух ты, вот это я грузанулась. Сколько же разных данных в моей голове суммировалось благодаря всего нескольким вопросам. Нужно было их только самой себе задать. Только вот какой вывод я могу сделать для себя?».
        Юлька поставила все мысли на паузу. Включила классическую музыку в надежде, что Моцарт с Вивальди почистят мозги. Но это не сработало. Она застряла. Вывод ужасал. Кто воспитывает детей, тот управляет миром. Когда-то она смотрела один американский фильм «Рука качающая колыбель». В нём красноречиво можно было увидеть, кто диктует жизненные приоритеты. Перенеся заложенный смысл на политическую реальность, она содрогнулась. Нашёптывающие власть имущим, имеют больше могущества, хоть и остаются в тени.
        Около очередного светофора Юлька снова взглядом выхватила чёрный джип в боковом зеркале.
        - Хм-м, а вот это уже закономерность. Два раза совпадение, а три система, - прошептала она.
        Как только загорелся зелёный, девушка резко вперёд устремилась на своей ТТэшке.
        - Вы просто не знаете, с кем связались, ребята. Сейчас поиграем, - ухмыльнулась она, предвкушая раж.
        Стаж вождения у Юльки был солидный. Ещё по Стамбулу она гоняла без водительских прав. Это было секретное развлечение с одним из водителей консульства. Пожилой мужчина тяготился от скучной работы и однажды, когда он вёз её от стоматолога, предложил покататься за городом, если она не боится скорости. Юлька была в бешеном восторге. Эдуард Максимович научил её многим трюкам экстремального вождения. Водительское удостоверение у неё появилось после совершеннолетия, получила, когда приехала в Москву, отучившись, как и положено в автошколе. С покупкой автомобиля родителей попросила повременить, во время учёбы ей было не до того. Но когда папа после вручения диплома прислал ей ключи от ауди, Юлька почувствовала, как скучает по скорости, настоящей скорости. И она тут же тогда умчалась гонять по ночной Москве.
        И вот теперь она ловко всеми известными ей тропами по улочкам и проулкам с односторонним движением Кубанской столицы проскочила через несколько стоянок около многоэтажек, сделала крюк и заехала во двор домой с противоположного квартала.
        - Пусть себе догоняют, - прошептала она, паркуясь между гаражей так, чтобы её «тыковка» не отсвечивала.
        Девушка зашла в квартиру всё ещё на повышенном уровне адреналина. Начала распаковывать продукты. Всё сыпалось из рук. Готовить не хотелось. Юлька включила чайник и стала резать сыр, планируя отделаться от голодного желудка бутербродами.
        Мысли из сегодняшних рассуждений снова догнали её: «Женщина занимается воспитанием и именно на разрушение её личности работают целые институты, создавая ей якобы равные права с мужчинами, а на самом деле взламывая её код, заложенный самой природой. Моя миссия снять вуаль лжи, которая покрыла всё вокруг. Люди должны знать истину. В разумных конечно пределах. Паника не нужна. Спецслужбы аккуратно подают новости о разоблачениях деятельности шпионов и коварствах внутренних иностранных агентов из пятой колонны. К сожалению, проплаченных диверсантов среди своих хватает. Но процесс поражения мозгов надо остановить. Славяне всегда вели честную борьбу. По крайней мере, по примерам из истории так кажется. Мы ни на кого не нападали. Именно у других всегда была и есть охота поживиться за наш счёт. Думаю я в руках воинов света. Я на стороне защиты родины. Пусть всего лишь пешка, но я служу своей стране, а не борюсь против неё. Моя задача неукоснительно выполнять задания!».
        Закончив с лёгким ужином, всё ещё на патриотической ноте, она пошла в спальню, чтобы раздеться, а затем принять душ. Но тут в гостиной на пианино девушка увидела блокнот, который специально оставила на самом видном месте.
        - Да, чтоб тебя! - ругнулась Юлька.
        Её ждала бессонная ночь, завтра сдавать отчёт по командировке.
        Уже под утро Юлька бухнулась на подушку: - Всё, теперь сон!
        Она ещё немного поворочалась и стала засыпать, как вдруг в полудрёме она осознала, что убегать от преследователей не было смысла. Если они её вели, то уже наверняка знают и кто она, и где живёт. Разумнее в следующий раз не показывать, что обнаружила слежку, а постараться оставаться в людных местах и попытаться выяснить, кто именно её преследует.
        Глава 7
        В девять утра понедельника Иван Петрович лично просматривал отчёт о командировке Юльки. Кабинет ректора только что убрали и в воздухе всё ещё витал запах моющих средств. Девушка топталась на месте, почёсывая нос и поглядывая в окно на верхушки голых деревьев, на которых теснились вороны. Милютин не предложил присесть, а сразу заявил, то она с докладом о результатах рабочей командировки выступит на совещании перед учёным советом и проректорами. Выхватив распечатки, он уселся в высокое кожаное кресло и покручиваясь в нём начал читать вслух, а потом сник и стал быстро молча пробегать текст глазами.
        Юлька отразила в отчёте весь спектр своей активности, она понимала, что если он задумал после первой же поездки от неё избавиться, чтобы освободить место Янке, то этот доклад явно его расстроил. Более того, куратор раздал участникам проекта по одной, так называемой «лучшей практике», которую потенциально нужно рассмотреть для применения, чтобы каждый проработал этапы внедрения и предложил свой вариант. Юльке досталась весьма щекотливая тема. Управление головного университета Сербии осуществлялось через выборный орган, который каждые три года переизбирался. Было видно, что Милютину неприятно было читать, что университетский управляющий сенат состоит помимо ректора ещё из проректоров, деканов четырёх советов факультетов, которые являются непосредственно указывающим, что всем делать органом. Более того ежегодно восемь представителей студентов, избранных Студенческим Парламентом участвуют в работе этого сената. Он же прекрасно понимал, что уже больше десяти лет как оккупировал ректорское место. Собственно он мало отличался от других ректоров по всей стране. И конечно чувствительно отнёсся к тому, что
подобный способ управления попал в «лучшие практики».
        - Можешь идти, - выдавил он, не став читать доклад до конца.
        - Мне пройти в конферензал, у вас же в десять совещание? - спросила девушка.
        - Нет. У тебя тут всё очень поверхностно. Незачем отвлекать учёный совет, - он демонстративно откинул отчёт.
        Юлька не стала спорить, ей и так всё было понятно, к тому же девушке надо было отчитаться перед бухгалтерией и идти разгребать накопившуюся за время её отсутствия рутинную работу.
        - Как вы не путаетесь во всех этих заковырках? - с восхищением смотрела Юлька, как молодая бухгалтерша оформляла документы по её командировке.
        - О да, тут нужно было потрудиться, чтобы запомнить. Я когда училась, даже систему подобрала для запоминания. Там где самые ершистые требования к документам были, я правило на рифму клала. Получалось великолепно. Жаль только, что законы постоянного обновляются, а то бы я сборник-справочник издала. Любой бухгалтер оценил бы такую шпаргалку.
        - Здорово, - Юлька подняла большой палец вверх.
        «Надо будет и себе такую привычку завести» - подсказал ей внутренний голос.
        Следующие полтора месяца Юлька жила своей обычной жизнью. Чёрный джип больше ей не встречался. Пару раз она наведалась на секретную квартиру, чтобы там убраться. За день до вылета в Варшаву в той же своеобразной краткой манере девушка получила новое задание от Крутижанской.
        От Воронцова не было ни строчки. Юлька регулярно проверяла почту, но первая писать не решалась. Не хотела привлекать внимание к её обострённому интересу в вопросе приобретения списка пунктов назначения, которые они должны были посетить в течение межвузовской программы.
        Они снова увиделись в Шереметьево. На первой неделе декабря. На нём был мешковатый фиолетовый свитер поверх рубашки и строгие брюки.
        «Видимо у твоей подружки такой вкус или нет у тебя никакой женщины под рукой» - немного с грустью подумала Юлька, что такой хороший парень одинок.
        Янка заполонила эфир собой, сообщая новости последних недель касательно всего на свете, а эти двое лишь молча поглядывали друг на друга и кивали. С глупостью можно бороться только одним способом, игнорировать, и ни в коем случае не впадать в спор, иначе сам в дураках окажешься.
        Юлька попыталась поменять билеты на дневные рейсы, чтобы хоть как-то соответствовать своим биочасам, но как оказалось, удобных стыковочных рейсов нет. Она печально осознала, что общество дочки ректора придётся терпеть. Радовало только одно, с Евгением совпадали по времени перелётов, и Юлька попросила организаторов бронировать места при случае рядом, чтобы не терять возможность для проектных обсуждений.
        Когда они вдвоём с Женей оказались, сидящими на соседних креслах Янка не скрывая зависти выпалила: - Смотрите-ка, какое совпадение.
        - Может, в другой раз повезёт, и втроём на одном ряду разместимся, - сдобрил её Евгений открытой улыбкой.
        Но та, хмыкнув, отправилась искать своё место, где-то в хвосте самолёта.
        - Мне кажется, что даже секретари возмущаются, если подобным барышням оплачивают бесплатные каникулы. Ни кто же потом не спросит о её роли, зато она будет кичиться своим якобы участием в международном проекте всю жизнь, - поделился Женя своим мнением.
        Юлька неожиданно покраснела. Она ведь тоже в проект попала по настоянию Крутижанской. Это не скрылось от Евгения. Он замолчал. Повисло неловкое молчание.
        Затем он прокашлялся и обратился к всё ещё пунцовой Юльке: - Если честно я долго добивался, чтобы попасть в какой-то крупный проект. Я же в техническом ВУЗе на кафедре биоинженерии тружусь. Есть задумки, которые чтобы одобрили надо иметь связи в соответствующих кругах. Иначе разработки воруются ещё на стадии первых презентаций. А когда к нужным людям приходишь, то с их именем любые двери открываются.
        - А мне кажется, что я в проекте из-за заслуг моего папы, - быстро придумала Юлька.
        - Если даже и так, то они не ошиблись с выбором. Я слышал, что Валентин Валентинович тебя официально закрепил своим помощником. А ещё по большому секрету мне сказали, что будут отбирать пятёрку из всех нас, которая станет отрабатывать по углублённой программе. Им более продолжительный график пребывания за границей сделают в отличие от остальных.
        - Ничего себе! Откуда такие сведения? - оживилась Юлька.
        - Не могу сказать. Обещал, - покачал головой Евгений.
        - Видимо поэтому и список стран мне не прислал? - догадалась девушка.
        Воронцов кивнул.
        - Хорошо, когда есть такие источники. Надо подумать, как проявить себя, - задумчиво протянула Юлька.
        - Тебе не нужно думать. Ты уже в списке счастливчиков. Токо тссс! - приложил палец к губам Евгений.
        Его осведомлённость настораживала. Им принесли напитки. Улыбаясь бортпроводнику, юная шпионка пыталась предположить, что скрывается за этим простоватым парнем, сидящим рядом. Гений-технарь или тоже шпион? И если второе, то на кого он работает.
        Одно из самых престижных учебных заведений Польши встречало гостей. Университет, основанный ещё во времена, когда Царство Польское было в составе Российской империи, благосклонно относился к русским коллегам. Так же как и в Сербии здесь господствовало радушие и гостеприимство. Юлька подметила забавное отличие. Сербы поголовно высокие и плечистые гармонично выглядели. А вот поляки такие же плечистые, но коренастые были похожи на иллюстрации персонажей мясников и мельников из книжки сказок, которая у неё была в детстве. Эта сказочность как флюиды всё время витала вокруг, и ей ни как не удавалось от этого отделаться в первый день. Но потом она взяла себя в руки и сконцентрировалась на выполнении задания.
        Составить нужную рифму для «Фиалки закончились, могу предложить петуньи» у неё не получилось. Но вызубрив аббревиатуру ФЗМПП, она не переживала за ошибку в передаче. Главное было осуществить эту самую передачу.
        «Какой-то цветовод-любитель видимо всё это сочиняет» - сердито думала Юлька, когда заучивало новую шифровку.
        Сложность встречи со связным в этот раз состояла в том, что она должна была пересечься с ним в толпе между королевским дворцом и Старым городом на Замковой площади и озвучить послание, проходя мимо. Отличительной приметой был туристический бинокль на груди. Лишь дважды, во вторник и в четверг с семи до восьми вечера она имела эту возможность.
        Юлька изрядно нервничала. В этот раз она не дала себя уговорить остаться на вечернее мероприятие и удрала на такси. В морозном воздухе попадались редкие снежинки, которые мешали всматриваться в лица прохожих. Освещение площади было скудным. Какие-то фонари по периметру и на башнях, да переливы от рождественских гирлянд, которые украшали ярморочные деревянные домики вот и все осветительные приборы для не малого пространства с каждой минутой погружающегося в объятия ночи. Людей было много. Искать, что у кого болтается на груди, бегая в толчее туристов, являлось не самым приятным действом. Она почему-то то и дело натыкалась на одних и тех же людей. Потом сообразила, что надо двигаться против основного бурлящего потока, а не с ним в одном направлении. И вот мужчина в берете ей показалось, имеет толстый шнур на шее, который не был похож на ремень от фотоаппарата или наплечной сумки. Она стала пробираться к нему. Ещё пара шагов и она его настигнет.
        «Да, это он» - Юлька набрала в лёгкие побольше воздуха, готовясь процитировать заученную фразу.
        Она выставила правую руку вперёд, пробираясь между парочками медленно шагающих пенсионеров. Но тут кто-то схватил её за плечо.
        - Вот ты где? Ну, ты даёшь, могла бы и меня с собой прихватить! - воскликнул Женя.
        Слова прохрипели с бульканьем в глотке Юльки. Связного и след простыл. Всё напряжение поисков и потеря цели накрыли девушку волной гнева.
        - Да что ты ко мне привязался? Что я сама не могу погулять выйти! - прошипела она и зашагала прочь.
        Всю среду они не разговаривали. Юлька чувствовала, что была резка и обидела не повинного в её неудаче парня, но мириться не спешила. Завтра она должна снова выйти на поиски. И примирение может снова сыграть против неё. Но в четверг Женя подошёл сам.
        - Слушай, ну бывает, хватит дуться, я не в обиде, - поставил он перед ней чашку кофе во время перерыва.
        Юлька закрутила носом.
        - Что опять не так? Или не желаешь мириться? - не сдавался Евгений.
        - Кофе. Я такой не пью. Не сердись, пожалуйста. Это личное. Мне просто надо побыть одной, - извиняющимся тоном ответила девушка.
        - Понял. Но ты имей в виду, я за тобой присматриваю, - подмигнул Евгений. - Что будешь пить?
        - Воды. Без газа, - вздохнула Юлька.
        Вечером девушка была снова на королевской площади. Она уже знала, кого ищет, поэтому прицельно высматривала мужчину в берете, но его нигде не было. Часы на башне показывали без пяти минут восемь, а она до сих пор не нашла связного. Юльку начало лихорадить. Она ни кого, не стесняясь, начала бегать по площади. Часы отбили восемь. С давящим чувством никчёмности девушка поплелась к стоянке такси. Но тут какие-то два парня толкнули её за угол. Один из них прикрыл ей рот рукой, и потащил в какое-то здание в глубине проулка.
        На крыше было ветрено. Похитители подтолкнули её на самый край. По фигурам они отличались от поляков, но бегло говорили по-польски между собой.
        И вот на правильном английском с лёгким средиземноморским акцентом тот, кто был постарше, спросил: - Что тебе надо? Говори, зачем тебе Франтишек понадобился?
        Юлька оторопела и не знала, что отвечать, но машинально переспросила: - Кто?
        - Не прикидывайся. Ты второй раз пришла. Что тебе от него надо? - прикрикнул молодой.
        Девушка ошарашено смотрела на этих двоих: «Надо что-то делать, но что? Кричать бесполезно ни кто не услышит».
        - Последний раз спрашиваю. Сознавайся что тебе надо? - прохрипел кто постарше.
        И тут Юлька выпалила: - В чём хоть сознаться надо? Вы намекните, я быстро вспомню.
        - Разговор не удался. Что ж почувствуешь, как летают птицы, - грубо сказал молодой и столкнул Юльку вниз.
        Девушка летела не долго. Она ухватилась барахтающимися руками за выступающие бельевые верёвки одного из балконов здания. Положение было не ахти. До земли ещё пара этажей. Прутья, к которым была закреплена верёвка, начали медленно сгибаться. Юлька смотрела на гнущееся железо. Эта картина парализовала способность думать. И тут она увидела, как открывается балконная дверь. Евгений Воронцов пришёл её спасти. Он схватил перепуганную девушку и затащил на балкон.
        Подросток позади, хмыкнул по-английски: - Чё за дура с крыши сигать. Не повезло тебе с подругой.
        Евгений вывел всхлипывающую Юльку, дав обещанную купюру в протянутую руку на выходе из квартиры. Через несколько минут они вышли на площадь. Сели в такси. Она молчала. Он не спрашивал.
        В отеле перед лифтом Евгений шепнул: - Просто неудачный день. Забудь. Нам тут ужин прощальный местные устроили. Не забудь.
        Молодой человек быстро зашагал в ресторан, а Юлька села в лифт. Кабина шустро заскользила вверх.
        «Зачем я вообще в это ввязалась? Кто это были? Что они хотели? Теперь ещё и Евгений думает, что у меня какие-то тёмные делишки. Возьмёт, да расскажет куратору проекта и тогда .. Что тогда?» - летели мысли Юльки, пока она разглядывала на зеркальной стене взлохмаченные волосы и оторванный рукав пуховика.
        Двери лифта распахнулись, перед ней стоял разодетый Валентин Валентинович.
        Его лицо накрыло негодование: - Юлия Владимировна, срочно приведите себя в порядок! В таком виде вы позорите всю делегацию!
        - Неудачно приземлилась, - постаралась пошутить Юлька, но куратор лишь покачал головой.
        Ужин пролетел как в тумане. Девушка даже не пыталась улыбаться, и вскоре сославшись на головную боль, ушла из-за стола. Она запретила себе думать о происшедшем до возращения домой.
        В дороге с Воронцовым они практически не разговаривали. Лишь перекидывались фразами. Юлька в этот раз была рада Янкиной болтовне. Дома всю ночь она не сомкнула глаз, представляя скандал с Крутижанской и то, какими словами она откажется от участия в дальнейших операциях. На следующий день в субботу девушка сообщила Марии Владленовне, что провалила задание. Начальница же еле слышно проронила лишь одно слово «бывает» и отключилась.
        Юлька вернулась домой. Стали подкатывать накопившиеся слёзы обиды, мысли хлестали: «Даже отказаться по-человечески не получилось, не перезванивать же. Какая же я всё-таки неудачница!».
        Зазвонил телефон. На экране мобильника высветилось фото Кристины. Сначала раскисшая шпионка не хотела брать трубку. Но когда мобильник завибрировал в пятый раз, сдалась.
        - Привет! Я была в ванной. Что у тебя? - соврала Юлька.
        На другом конце раздались рыдания.
        Юлька словно очнулась: - Не реви, говори словами!
        - Я была так счастлива, я ради него даже хотела бросить мужа! А он, он…Он отказался от меня! Я предложила сбежать вместе. Уехать в Швейцарию, мой отец сейчас там. А этот, этот… Он отказался! Ты представляешь? Он отказался от меня! Я думала, ну ладно, может ему надо дать время обдумать. Мы расстались. Он обещал позвонить. Но я-то не могла просто сидеть. Я подняла все свои связи и выяснила.
        Кристина замолчала, сорвавшись на затяжное рыдание, потом она затихла, словно подбирая слова.
        - Что выяснила? - Юлька пыталась понять, что происходит.
        - Приезжай. Я не могу, ну ты же понимаешь, - испуганным голосом прошептала Кристина.
        Юлька посмотрела на часы, которые показывали полдень. Она быстро прикинула, что до понедельника сможет успеть туда и обратно слетать в Стамбул.
        - Кристина, всё будет хорошо. Я приеду. Сегодня на вечернем рейсе. Встреть меня, - сухо проговорила девушка.
        - Поняла. В шесть буду в аэропорту, - сквозь слёзы ответила подруга.
        «Себе не могу помочь, хоть ей попытаюсь» - подскочила Юлька собираться.
        Крутижанская оторвала взгляд от бумаг. Дверь в кабинет открывалась без стука. Такую привычку имел только один человек.
        - Привет, Маш! Уделишь минутку?
        - Привет! Заходи, конечно. С чем пожаловал Володь?
        Солидного возраста мужчина в мундире прошёл к окну, и уставился на бушующий снежный ураган. Снег укутал Москву и теперь укреплял свои позиции метелью.
        - Смотрю, твой пёсик подрос, - кивнул он в сторону Воланда на коврике.
        - Есть такое дело, - согласилась Мария Владленовна.
        - И как он в работе? - спросил мужчина, словно его интересовало только это.
        - Могло бы быть и получше. Но на что-то прямо-таки идеально нам подходит. Иногда я, конечно, думаю, что это не наши, сделанные в лаборатории переделки сработали, а его природная сила породы с заданиями помогает справиться.
        - Понятно. Слушай, я к тебе вот с чем. У меня ребятки пожаловались, что чуть операцию не провалили из-за того, что одна молодая особа настойчиво бегала за нашим агентом. Я навёл справки и понял, что это из твоего отряда девчушка.
        - Любопытно, это, ты в каких справках выяснил, признавайся? - сузились глаза Крутижанской.
        - Я, как и ты в этот бесовский проект со студентами своего человечка пристроил. Проверил, кто там ещё ходатайствовал и на тебя вышел. Сразу сложил, что твоя работа. Я же, как по старинке агентов из Высшей школы КГБ беру, то есть сейчас уже из Академии ФСБ. А ты любитель выращивать своих подопечных в полях. Дип дайв* будь он не ладен. Еле успел мой паренёк перехватить её. Так она там такую львицу исполнила. Пацаны подъобиделись. Но смолчали. А она во второй раз припёрлась. Они как очумелые от неё агента целый час прятали. В общем, урок они ей там преподали. Ты же своих собственно за критическим опытом отправляешь, вот они поделились одним. Напугали, но потом спасли. Может теперь умнее будет или захочет научиться чему-либо, прежде чем в разведку соваться.
        - Романтики. Все в руководителя, - хмыкнула Мария Владленовна.
        - Ну, а как без этого? А она у тебя, кстати, по какой части? - улыбаясь, подмигнул посетитель.
        Бровь Крутижанской взлетела высоко на лоб.
        - Извини, не мог ни спросить. Вдруг проболталась бы, - развеселился мужчина.
        - Владимир Дмитриевич, схемы внутренних проверок сотрудников не разглашаются. И лиц я выбираю посторонних намеренно, чтобы по-свойски не отстукивали то, что не надо.
        - Эх, суровая ты женщина, уважаю. Скажи, а если бы мы всё-таки поженились ты бы и любимому супругу ничего не говорила? - не без лести в голосе спросил Владимир Дмитриевич.
        - Мы с тобой другую любовь выбрали, - вздохнула женщина.
        - Это да. Только у нас любовь разная. Я люблю страну, а ты работу, - помахал на прощание Владимир Дмитриевич и скрылся за дверью.
        «Вот лысый плут! И девчонка тоже хороша, даже парой слов не обмолвилась, что у неё там проблемы были. Интересно. Ныть не стала или пищать «я ухожу», значит, я в ней не ошиблась».
        *deep dive - глубокое погружение.
        Глава 8
        Прошедший недавно снег уже был подметён с улиц и раскидан по углам закоулков типичным ростовским северо-восточным ветром. Сухой колючий воздух дарил ощущение зимы. Евгений добрался из аэропорта до съёмной квартиры. Высотка стояла около кольцевой дороги рядом с областной больницей, поэтому звук сирен машин скорой помощи стал уже частью жизни. Повод не переезжать был только один. До работы десять минут пешком. Донской Технический Университет располагался через площадь.
        Мужчина осмотрел своё жилище. Однокомнатная квартира в гостиной имела три зоны обитания хозяина. Письменный стол, заваленный книгами и чертежами. Малогабаритный диван, который как он сюда заехал два года назад, стоял с тех самых пор в разложенном виде. Спортивный уголок из шведской стенки с навесным турником, штангой с наборными гантелями и рядом призывно стоящей истёртой напольной боксёрской грушей.
        Евгений улыбнулся, но это было не чувство радости вернувшегося домой человека, а удовольствие от предвкушения тренировки.
        Он быстро раскидал сумку в узенький платяной шкаф в прихожей, который вмещал весь его не хитрый гардероб. Переоделся и запрыгнул на турник. После тридцатого подтягивания он спрыгнул на пол и пошёл в кухню. Заглядывать в холодильник не было смысла, он и так знал, что там пусто, но рефлекторно потянул за ручку. Засохший лимон, неприветливо высветил гниющий бок.
        «Придётся идти в магазин» - подумал Женя, сожалея, что не зашёл по пути.
        Он снова оделся и хотел уже выходить, как раздался звонок мобильного телефона.
        - Привет! Ты всё ещё в Ростове? - без всякого вступления послышался дружеский голос.
        - Привет Соломон! А где ж мне быть? - вернулся Женя в гостиную и присел на край дивана.
        - У меня к тебе деловое предложение. Возвращайся в Москву. Я теперь глава научной лаборатории. Набираю команду. Основной проект это нано технологии в борьбе со старением. Будем создавать систему антистарения. Мне нужны толковые биоинженеры. Без тебя ни как. Соглашайся, - локомотивом выдавал информацию бывший однокурсник по МГУ.
        - Слушай, я только в такую щедрую струю везения попал. Сейчас ну ни как нельзя всё бросить, - как бы оправдываясь, сообщил Женя.
        - Подумай хорошенько. Если зайдёшь на старте, выгоды больше будет, а если потом присоединишься, то надо будет под других членов команды подстраиваться, а ты это ой, как не любишь, - настаивал Соломон.
        - Не разрывай мне мозг. Сказал же, не могу. Если всё обломается, тогда я твой. Пошлю тут всё куда подальше и приеду, если примешь, конечно, - резковато ответил молодой учёный.
        - Такие, как ты специалисты штучный товар, обязательно приму. Не соблазняю тебя деньгами, знаю это не твоё слабое место, но подсказываю, что есть возможность оставить свой след в истории. Не просто след, а значительный следище! Ты подумай, какая тема, это же вечный кнут, под который человек сам спину и мягкое место подставляет. Все хотят быть молодыми и прекрасными и как можно дольше, поэтому на страхе старения всегда есть шанс заработать, ну или выбить финансирование, чтобы совершить прорыв в науке и прославиться. В общем, жду звонка. До скорого.
        - Пока, - выдохнул Женя.
        Он схватил перчатки и застучал по груше. Воспоминания и проекции планов на будущее отдавались в голове в такт ударам: «Учёба в Академии ФСБ была засекречена. На втором курсе отправили параллельно учиться в МГУ на факультет биоинженерии и биоинформатики. Потом год армии в спецподразделении и направление в Ростов-на-Дону. Считалось, что тот, кто займёт место научного сотрудника в одной из международных лабораторий в Европе, должен иметь корни профессионального происхождения не из столицы России. И вот теперь терпеливое прорабатывание образа и процесс вживания в легенду. Однажды я буду поставлять для своей страны сверхсекретные данные, в разработке которых тоже приму участие. Но ещё корпеть здесь, как минимум года три. Выращивание подобных мне агентов дело хлопотное и длительное».
        Женя сбросил перчатки и снова схватился за турник. Неожиданно в его мыслях появился образ Юлии Драгунской. В Варшаве он выяснил, что она тоже имеет отношение к секретным службам. Шеф сильно не просвещал, но стало понятно, что девушка работает в отделе внутренних проверок, который возглавляет бывшая возлюбленная Владимира Дмитриевича. Он не гордился тем, что они с товарищами исполнили, но понимал, что так надо. Женя схватил штангу, обновил диски и стал приседать. Приятное лицо Драгунской вновь всплыло перед глазами.
        «Но вот как она на это согласилась? Кто её надоумил? На авантюристку Юлька не похожа. Дмитрич, конечно говорил, что его бывшая умеет убеждать, но всё же на чём Крутижанская её завербовала?» - мучили его вопросы.
        Женя оставил в покое штангу, только сделав ещё пару подходов, затем он составил список продуктов и как в замедленной съёмке пошёл одеваться. Он не стал менять спортивные штаны. Натянул лыжную куртку и спустился на первый этаж. Лифтом он пользовался редко, предпочитал бегать по ступенькам. Проживание на десятом этаже давало дополнительную возможность для кардиотренировки. Каждый шаг на этом жизненном этапе Евгений подстроил под грядущее будущее.
        В продуктовом магазине, девушка продавец, как всегда, строила ему глазки. Женя натянуто улыбнулся, быстро собрал товары по списку, оплатил и отправился к выходу. Тут его осенило, что он забыл купить салфетки и, не успев закрыть дверь, снова вернулся в торговый зал. Продавщица с пожилой напарницей выставляли коробки конфет, стоя к нему спиной.
        - Что ты в нём нашла? - пыхтела пожилая.
        - У него глаза добрые, - мечтательно проговорила молодая.
        - Тоже мне достояние. Ты лучше посмотри, во что он одет, очередной нищий научный работник. Семья такого впроголодь живёт. Вон их целый институт и что? Где ты там миллионеров видела? - поучала женщина.
        - А мне не надо замуж за богатого. Я по любви хочу. Рай и в шалаше можно построить.
        - Милая моя, рай в шалаше только до первой зимы. Попомни мои слова. Я тебе добра желаю.
        Пожилая напарница обернулась и тут же расплылась в улыбке, обращённой к Евгению: - Что-то забыли?
        - Да. Пачку салфеток, пожалуйста, - покашливая, попросил Евгений.
        Пунцовая молодая женщина искоса посматривала, но подойти не решалась.
        - Вот возьмите, - протянула салфетки пожилая продавщица, она немного замялась, но всё же спросила: - Молодой человек, простите за не скромный вопрос, а вы женаты?
        - Нет. Разведён.
        - Что так?
        - Скучно супруге со мной стало. Я работу вероятно больше, чем её любил.
        - Во как. А как же дети?
        - Детей не было. Не успели. Дети в искренней любви только появляются.
        - О, да вы философ. Желаю удачи!
        Не успел Женя прикрыть за собой дверь, как повидавшая жизнь продавщица бойко выдала: - Слышала? Нечего с ним ловить! Уже бывший в употреблении, значит ни на что не годен. Повторяю, ни на что не годен!
        Женю зацепили её слова. Конечно, как разведчику ему было выгодно иметь вокруг себя подобную ауру образа, который он исполнял, но мужское самолюбие напомнило о себе. Он отмаршировал в подъезд и чуть ли не впервые стал вызывать лифт.
        «Ничего я не бывший в употреблении. Жанка, сама не знала, чего хочет, когда выходила за меня замуж. А когда поняла, что я свои мозги продавать тем, кто больше заплатит, не намерен, сбежала. Живёт себе сейчас с одним богатеньким, фотки присылает с курортов. На, мол, подивись, какая я красавица писаная от рук косметологов с хирургами стала» - не останавливаясь, он тыкал кнопку вызова лифта.
        Глава 9
        Понимая, что ей предстоит бессонная ночь разговоров с Кристиной и очередная внезапная поездка с двумя перелётами Юлька предпочла облачиться комфортно, без стягивающей одежды. Девушка надела серый тёплый хлопковый комбинезон с капюшоном и вместо зимнего пуховика, в котором ездила по уже замерзающей Европе, накинула коричневую кожаную куртку. Как ни как её ждала южная страна, где в декабре температура держится около плюс десяти градусов.
        Юлька оставила машину на суточной парковке в аэропорту поближе к входу. Она понимала, что устанет, но не хотела брать такси, где всегда был шанс натолкнуться на говорливого водителя. А она всё больше предпочитала одиночество. Мысли последних месяцев кардинально отличались от своих собратьев из прошлого сезона. Осень в этом году уже несколько раз подкинула и перевернула её привычную жизнь, переведя окончательно в новое, не изведанное русло. Возможно, только теперь девушка начала осознавать всю серьёзность происходящего. Романтизм шпионской работы отошёл на второй план. Падение, которое теперь она вспоминала с благодарностью помогло открыть глаза на своего рода закон кармы. Что запустишь во Вселенную, то и получишь в ответ. Те парни намеренно не убили её, а скинули так, чтобы она удержалась на множестве бельевых верёвок. Даже люди в теневом мире ценят чужую жизнь и не убивают бездумно.
        «Эта работа наполнена риском. Риском для жизни. Моей жизни» - запечатлелось у неё в голове, когда она сидела в зале ожидания, продолжая, уже без самоедства, анализировать всё происшедшее с ней.
        Казалась, что она даже повзрослела. Юлька заметила, что стала меньше шутить и реже чертыхаться в случае какой-нибудь ерунды. Жизнь открывалась новым смыслом. Смыслом умения прогнозировать появление опасности. Но, как и во многом, она была новичком в этой сфере. Ей только сейчас дошёл смысл сказанного Крутижанской после первой командировки. Она должна как в шахматах вычислять потенциальные вариации соперников в ответ на сделанный ею шаг.
        Самолёт развернулся над берегом Чёрного моря и пошёл на посадку. В ночи виднелись огни яхт и яркая полоска побережья, плавно переходящая в игру света на улицах древнего города.
        И вот Юлька снова в Стамбуле. Знакомые колоритные улицы подмигивали памятными местами, возвращая в детство. Пока они ехали в машине девушки молчали. Наличие водителя мужа не располагало к беседе, поэтому Юлька с удовольствием смотрела в окно.
        Кристина отослала экономку с каким-то поручением и дала выходной горничной. Водитель, проводив женщин в дом, удалился в гаражную зону особняка. Едва девушки остались в доме одни, как Кристина сорвалась и стала выкрикивать всё, что у неё наболело. Она бегала взад-вперёд по просторной гостиной, умещающей три комплекта мягкой мебели с золочёными подлокотниками, вокруг выстеленного коврами центра комнаты.
        - У него есть невеста! Этот Салих подкрался как вор и заставил в себя влюбиться! Как же я его ненавижу! - кручинилась молодая женщина.
        Когда основные стенания закончились, она разрыдалась на плече подруги, усевшись прямо на ковре. Юлька тоже пустила слезу, сказывались накопленные в душе колючки от недавних событий. Вволю наплакавшись, Кристина гордо выпрямила спину.
        - Это ещё не всё. Я стала думать и пришла к выводу, зачем Салиху надо было это сделать. Он работает с Эмином только в лаборатории в засекреченном институте военных. Муж в подвале обустроил себе рабочее место и никого, совсем никого туда не пускал. Когда Салих приезжал с его поручениями он бывал только в кабинете. А когда сблизился со мной, стал посещать и подвал. Я не придавала этому значения. Но теперь всё сложилось. Я думаю, что он там был не по поручению Эмина, а с целью выкрасть его разработки. Перед тем как мы поссорились, я видела, как он что-то нёс в руках, когда выходил из подвала, но мой приход помешал ему. Он засуетился и стал перебирать папку с бумагами на комоде в коридоре, где стоит куча кашпо с цветами. Я ему ещё тогда предложила расположиться на столике напротив, что он немного погодя сделал. Я видела, что Салих нервничает, но не понимала причины. Потом позвонил супруг, и ему пришлось бежать на работу, - говорила Кристина испуганным голосом, она наклонилась ближе к Юльке: - Пойдём на кухню, я тебе кое-что покажу.
        Подруги прошли в кухню. Кристина с помощью табурета забралась в декоративный шкаф над вытяжкой и достала из незаметной снизу ниши коробку, которая судя по нарисованной розе и соответствующему лёгкому аромату, была из-под парфюма. Она открыла её и вытащила прозрачный фигурный пузырёк, в котором переливалась ярко-синяя густая жидкость.
        - Что это? - взяла Юлька стекляшку.
        - Нашла на комоде среди цветов в одном из кашпо. Я просто уверена, что Салих украл это у Эмина в лаборатории. Он упоминал, что работает с мужем над созданием жидких кристаллов, для передачи информации на огромные расстояния. Возможно, это они и есть, - прошептала Кристина.
        Юлька подняла пузырёк выше и посмотрела в свете люстры: - Необычно. Очень не обычно.
        - Как ты понимаешь, я не могу рассказать об этом Эмину. Но именно с того дня как я тогда встретила Салиха в подвале с супругом творится не ладное. Он мало спит и когда дома практически не выходит из лаборатории. За ним и раньше такое бывало, но настроение было другим. Приподнятым, позитивно возбуждённым. А сейчас он словно постарел. Ничего не радует. Он даже…
        Неожиданно раздался мелодичный звон колокольчика на входе.
        - Экономка вернулась? - спросила Юлька.
        - Что-то быстро. Я сейчас, - пошла Кристина, открывать дверь.
        Юлька продолжала рассматривать переливы жидкости, как услышала крики Кристины - «Салих, Нет! Нет!»
        Реакция Юльки была молниеносной. Она вылила содержимое пузырька в кулон на шее и подошла к раковине. Когда Салих ворвался на кухню, он увидел, как она моет пустой пузырёк под струёй воды. За ним вбежала хозяйка дома, держась за щёку.
        Красивое лицо мужчины исказила злоба.
        - Что ты наделала? - закричал он по-турецки.
        Юлька лукаво улыбнулась и прощебетала на разговорном стамбульском диалекте: - А что, дорогой аби? Смотрите, какой симпатичный пузырёк. Я уже придумала, как из него песочные часы сделать.
        Салих разразился бранью. Он отшвырнул с дороги Кристину и направился к выходу.
        Кристина судорожно вздохнула: - Хорошо, что ты вылила. Я бы не осмелилась. А так теперь всё, вопрос исчерпан. Мужу он всё равно ничего не скажет, зато теперь понятно, что я была права, он меня просто использовал, а я как легковерная простушка повелась.
        - Ты не любишь больше мужа? - спросила Юлька.
        - Люблю, но это какая-то любовь больше похожая на чувства к отцу. Я прекрасно понимаю, что мне придётся одной доживать. Вот и ищу ему замену на будущее, - разоткровенничалась подруга.
        Юлька была шокирована, она не знала, что у Кристины есть такая неизвестная для неё ранее, меркантильная сторона. Это значительно отличалось от её восприятия мира. Раньше так хладнокровно об использовании близких людей подруга никогда не говорила. Юльке казалось, что Кристина, как и она, просто тяготится отсутствием свободы и, удрав замуж, девушка ушла от гиперопёки родителей, держащих её на коротком поводке, оберегая от внешнего мира. Юлька думала, что подруга сменила строгий присмотр на золотую клетку с широкими опциями по отдыху.
        «Но не вчера же она это всё придумала? Наверняка планировала заранее. Как мне с ней дружить после этого?» - смотрела Юлька на молодую женщину, чувствуя, как она внутренне отдаляется от неё всё дальше.
        Отжаловавшись полночи на свою жизнь утром Кристина крепко спала. Юлька не стала её будить, чтобы попрощаться. Водитель, как и было, оговорено по прилёту, отвёз её в аэропорт.
        Юлька сразу не смогла уснуть и использовала время перелёта для написания отчёта по польской командировке. Потом печатанье мелких букв в телефоне всё-таки её сморило, и последние полчаса она забылась глубоким сном. Ей даже успело присниться нечто странное. Как будто пришла её бабушка, села на соседнее кресло в самолёте и сказала, что она теперь имеет с ней некую связь. И если внучка захочет, то готова обучить её, всему что знает сама. Видимо Юлька со своим анализом о рисках настолько наразмышлялась, что решила не рисковать даже во сне, и отказалась от бабкиного предложения.
        Она проснулась от того, что шасси коснулись взлётной полосы.
        Юлька потянулась, удивляясь сновидению: «Какая же я трусиха. Бабушка хотела, наверное, мне помочь в чём-то, а я сглупила. Надо будет свечку ей поставить».
        В четыре часа дня девушка уже выезжала с парковки Краснодарского аэропорта. Юлька заехала в первую попавшуюся церковь. Она накинула капюшон и пошла внутрь, надеясь, что её не отчитают за штаны вместо юбки. Шла вечерняя воскресная служба. Батюшка читал молитвы, наполняя купол храма, стройными словами и очищая мысли прихожан. Девушка купила в церковной лавке три свечки. Она всегда так делала, если заходила в дом Божий. Одну поставила за здравие всех близких, вторую за упокоение душ предков, а третью для просветления собственного разума. Когда-то она увидела телевизионную передачу, где какой-то проповедник упоминал такой расклад, и она, еще, будучи девочкой, взяла его себе на вооружение. Девушка помолилась. Она ответственно относилась к выполнению домашних заданий, поэтому всё ещё помнила какие-то молитвы из предмета по основам религиозных культур и светской этики. Получение образования на византийской земле не прошло даром. Тут она вспомнила, что вместо крестика у неё на шее бабушкин кулон. Она машинально схватилась за него рукой, и ретировалось к выходу. На ступенях её застал колокольный звон.
Мерные удары сопровождались перезвоном и переливами, вливая в Юльку новые силы. Она глубоко вдохнула декабрьский воздух, который всё ещё содержал запахи южной осени, и отправилась к машине.
        Ночью ей приснился тот же сон, что и в самолёте. Только она проснулась до того как дать ответ. Юлька в пижаме встала с кровати и прошла на кухню. Какое-то необъяснимое предчувствие чего-то необычного витало в воздухе. Она наполнила стакан водой. Но пить расхотелось. Девушка поставила его на стол и прошла в гостиную. Она сняла рамку с фотографией молодой бабушки, где та стояла в концертном платье с высокой причёской и какой-то статуэткой в руках.
        - Бабуля, я с радостью научилась бы у тебя всему, если была бы такая возможность, - ласково провела Юлька пальцем по фото.
        «Такая возможность есть. Спасибо, что согласилась» - раздался в голове Юльки бодрый, наполненный торжественностью момента голос бабушки.
        Юлька подпрыгнула: - Ба? Ты здесь?
        «Да».
        - А ты где? - озарялась по сторонам девушка.
        «Везде и нигде. Ты слышишь мои мысли. Если ты готова, то я буду тебе помогать своей мудростью. Как я посмотрела, у тебя намечается нечто совершенно невероятное, верно?».
        - Ты ковыряешься в моих мозгах?! Бабушка это же гостайна!
        «Вот и не кричи. Я тебя отлично слышу, если ты просто думаешь, рот открывать необязательно» - весело мурлыкала бабушка в голове у внучки.
        Глава 10
        В крохотном особнячке по соседству с роскошной усадьбой учёного Эмина Демира трое мужчин собрались в кухне. Причиной внепланового совещания стал телефонный разговор супруги учёного, прослушанный час назад.
        Приземистый пожилой мужчина плотного телосложения в белой рубашке и шерстяном в синюю клетку свободном костюме поправил короткие рыжеватые волосы, протягивая второй рукой записку офисного вида симпатичному турку: - Ознакомься, Салих.
        Пожилой мужчина уставился в окно, сложив руки за спиной.
        - Альберт, что это? - сглотнул Салих, присаживаясь на узкий диванчик рядом с овальным столом, позади мужчины, боясь прочесть содержимое листка.
        - Твоя подружка вызвала некую молодую особу. Мы её проверяли после того как Кристина раскрыла ей по телефону вашу с ней связь. Вроде обычная русская интеллигентка, дочь дипломата. Она с Кристиной училась вместе при консульстве. Подруги детства. Мы не оценили её как агента влияния. Однако она всё бросила и летит сейчас сюда, - Альберт кивнул на записку. - Прочти, Батур уже перевёл с русского.
        - Кофе сварить? - предложил приунывший оператор по прослушке, лениво потягиваясь, растопырив руки, около варочной панели.
        Его действия привели к тому, что капюшон с толстовки, скрыл, как могло показаться, в бездонной глубине его маленькую курчавую голову. Моложавый мужчина скинул капюшон, подтянул рукава и уставился на Альберта.
        - Батур, мне, пожалуйста, чай, с молоком, - ответил тот, не желая переходить на кофе, несмотря на то, что уже год жил не в Лондоне.
        Тот скривился, но безропотно засуетился с заварочным чайником и ручной мельницей. Ароматы чая вперемешку с молотым кофе постепенно стали наполнять тесное помещение.
        Салих несколько раз перечитал и вернул записку Альберту.
        - И что с того, я её бросил, как мы и договаривались. Она стала опасна, со своим стремлением сбежать в Европу. Ну, поревут женщины. Нам что с того? - пожал плечами Салих.
        - А то, что единственный прототип изобретения пока находится не у нас. Место, где ты его припрятал не надёжное. Кристаллы в любой момент могут обнаружить, та же горничная цветы поливать пойдёт, - наклонившись к Салиху, процедил Альберт.
        - Мне нужен повод, чтобы войти в дом, и я достану этот пузырёк. Со дня на день Эмин попросит, что-нибудь принести, и он будет наш, обещаю, - промямлил Салих.
        - Только пока что пузырёк не в наших руках и расслабляться рано. Тебе надо спасать свою репутацию, если ты всё ещё планируешь перевезти семью в Великобританию, да и отцу твоему, я полагаю, лекарства от рака ещё долго понадобятся. Ты же хочешь облегчить его страдания? - поступательно увеличивая громкость заявил Альберт.
        - Я готов, - поник молодой турок.
        - Мне не нравится, в каком тоне говорила Кристина. Обиженная женщина на многое способна. Когда девчонка приедет, будешь здесь с нами. Охрана особняка тебя пропустит, если понадобиться войти и вмешаться в происходящее, - сухо проговорил рыжеволосый джентльмен.
        Батур поставил чашки разлив кофе и чай и тут же ретировался к компьютеру в кабинете. Салих пить кофе не стал. У него было ещё несколько часов, в которые его могли хватиться в институте при лаборатории, поэтому он уехал, отпросившись до вечера.
        Когда все ушли Альберт сел пить чай в одиночестве, не отводя глаз с особняка учёного, прекрасно просматриваемого из окна кухни. Не одним десятком лет наработанная интуиция подсказывала ему, что грядут проблемы. Несколько несостыковок подряд не пройдут без осложнений для общего дела. Сорвалась с крючка Кристина. Потеря кристаллов в любой момент всплывет, и турецкая разведка перетрясёт каждую песчинку в стране, а если не обнаружит искомое, то начнутся ненужные жертвы. Могут даже самого Эмина не пощадить. А теперь ещё и это. Прибытие девчонки, которая непонятно зачем мчится к подружке. Нужно было готовить отход. Домик в глубине страны в городке Суади для семьи Салиха он уже снял. Самого же помощника учёного, если что он отправит в частную лабораторию в Анкаре, где в одном специальном отделе уже трудятся умы, собирая на практике формулы из добытых Салихом данных.
        «Жаль, что он не согласился с нами работать» - вздохнул Альберт, припоминая, как Эмин замахал руками и выгнал его из дома год назад.
        Грустные думы снова наполнили его печалью. Прошёл год как он в Стамбуле. Альберт соскучился по дому, по детям. Они, конечно, уже выросли и жили самостоятельно, но он вдруг начал за ними скучать, наверное, как не скучал никогда.
        Несколько лет назад он написал рапорт об уходе из «МИ-6». Но оказалось, что опытному специалисту нелегко уволиться из секретной разведки Великобритании. Ему подсовывали одно за другим неподъёмные дела, чтобы задержать на службе, каждый раз говоря, что это последний кейс перед выходом на пенсию. Как человек военный, он терпеливо выполнял приказы, тем более что ему выделили для больной супруги финансирование сиделки и даже сократили общий объём административной работы. Элизабет болела давно, и он вместе с детьми свыкся с наличием огромного количества лекарств по всему дому, так же как и с постоянными визитами докторов. Её головная система кровообращения давала сбои с учёбы в колледже. Она жила в мире, где не было запахов свежеиспечённого хлеба или ароматного чая. В её мире вообще не было запахов. Когда появилась тяжесть в плечах неврологи стали её лечить от остеохондроза. Потом начался тремор рук. В конце концов, когда был поставлен корректный диагноз, болезнь Паркинсона была уже на невозвратной стадии. Расходы в семье возросли в геометрической прогрессии. Альберт тогда перевёлся в отдел, где больше
платили. Благо, его ценили как добросовестного профессионала и многие начальники в МИ-6 пытались заманить к себе. Полтора года назад Элизабет умерла. Дети нашли утешение в своих семьях, а он стал рваться подальше от дома, в котором прожил столько счастливых лет. Ему была невыносима мысль, что теперь её нет. Как только просочилась информация, что турецкий лидер намерен с помощью некого нового изобретения осуществить взлом компьютеров секретных служб мира, он первым вызвался стать на защиту интересов страны и отбыл в Анкару, где уже через пару месяцев он выяснил всё, что было нужно, и переехал в Стамбул. Под прикрытием осуществления коммерческой деятельности в области редких химических реагентов, он быстро создал сеть контактов и вышел на изобретателя, отказ которого сотрудничать, привёл к тому, что понадобился Салих.
        Альберт встал и направился к выходу.
        «Доведу это дело и уволюсь. Оно стоит того, чтобы быть достойным завершением карьеры» - размышлял он, садясь в автомобиль.
        Вскоре он заехал в старую часть города. Как всегда, пришлось покружить в поисках парковочного места. Его джип автоконцерна опель требовал себе больше пространства, чем позволяли эти узкие восточные улочки.
        Миловидная женщина прогуливалась по торговым рядам Гранд Базара. Всю неделю Оливия ждала субботы. Во вторую половину дня она вот уже год, не пропуская посещала древнейшее место Стамбула. Каждый раз она прихорашивалась на новый манер. То меняла платья, то причёски. Но для кого она старалась, игнорировал изменения и даже из вежливости ни разу не сделал, ни одного комплемента землячке. Оливия понимала, что она как женщина Альберту безразлична, но не сдавалась. Сегодня на ней было надето тёмно-зелёное пальто, которое подчёркивало её ирландские корни, рассыпавшиеся веснушками по лицу.
        Оливия прогуливалась каждый раз в разной части одного из крупнейших рынков планеты. Более тридцати тысяч квадратных метров торговой площади, бы разделены на условные квадраты по внешнему периметру, по которым связная двигалась, еженедельно смещаясь по часовой стрелке из квадрата в квадрат. Сейчас она шла по крытой галерее между коврами и домашним текстилем.
        «Эх, обустроить бы своё семейное гнёздышко однажды» - взгрустнулось женщине, разглядывая товары, которые бойкие продавцы выставляли напоказ.
        «Хотя о чём я мечтаю? Дважды уже обжигалась с этими агентами. Приедут, задание выполнят и уходят не прощаясь. Всё их существование это сплошной беспорядок. Ни какой личной жизни себе позволить не могут» - урезонила она себя, и тут же снова мечтательно вздохнула.
        Когда Оливия впервые увидела сводку на Альберта Ковентри, её глаза прилипли к фотографии вдовца. И она тут же запрятала поглубже в сердце, ненароком прорвавшуюся мысль о том, что этот мужчина был бы для неё идеальной парой. Она безоговорочно осознавала, что не может позволить себе обычные отношения с мужчинами ни с местными турками, ни с далёкими для неё британцами. Только кто-то свой сможет понять, действительно понять и принять непредсказуемый ритм жизни связанного с разведывательной работой человека.
        И вот опять она спорила сама с собой. Мечтала и ругала себя за эти мечты: «Ну, кто я такая, чтобы быть счастливой? Служу родине. Родина вроде ещё обо мне помнит. Однако, когда женщине около сорока она уже по-другому относиться к тому, чем живёт. Просыпаются неуправляемые природные инстинкты. И что я могу с этим поделать? Родить-то я уже вряд ли смогу, но усыновить или выйти замуж за вдовца с детьми вполне. Мне просто страшно встречать старость в одиночестве. Но как с моим опытом в разведке доверять людям? Все рано или поздно предают. Хотя от этого не застрахованы и обычные люди. Значит, надо рисковать, без риска нет победы. Или всё дело в везении?».
        Едва она увидела знакомую фигуру, продвигавшуюся навстречу, как здравые мысли улетучились вместе с не здравыми. Сердце приятно щемило от предвкушения новой встречи.
        Они пересеклись рядом с лавкой постельного белья. Разглядывали упаковки и наконец, оказались рядом. Пара неловких улыбок и одна брошенная Альбертом фраза: «Аккуратно, девушка», означавшая, что предвидятся сложности и нужным людям необходимо пребывать в полной готовности.
        «Вот и всё. Моё свидание закончилось» - с готовой навернуться слезой, торопливо пошла Оливия к выходу, ей нужно было быстро раздать распоряжения с учётом полученной шифровки.
        Вечером Салих, Батур и Альберт, вслушивались к тому, что происходит в доме напротив. Батур синхронно переводил. Лишь отдельные слова не были знакомы Альберту. Русский язык он в своё время изучал, но довести до совершенства, так и не смог, чего нельзя было сказать о турецком, которым он владел, как коренной житель. И вот женщины направились на кухню.
        Как только Кристина упомянула, что нашла среди цветов жидкие кристаллы, Артур скомандовал Салиху: - Беги!
        Прослушка была установлена в браслет Кристины поэтому, когда вовремя потасовки с Салихом он порвался, связь прервалась.
        Нервно шагая в гостиной, Альберт ожидал возвращения Салиха, который достаточно скоро появился.
        - Ну что? - как выстрел прозвучал его вопрос.
        - Ничего. Эта девчонка вылила кристаллы в канализацию, - онемевшими губами процедил Салих.
        - Ты сам видел, как она выливала? - сощурился британец.
        - Нет, - покачал головой Салих.
        - Значит, это надо проверить, - хлопнул ладонью по столу Альберт.
        - Как, связи нет? - развёл руками Батур.
        - Я вылетаю в Краснодар. Когда Кристина позвонила этой девушке и поделилась, о том, что завела любовника, я съездил и установил в её квартире жучки. Настало время ими воспользоваться. Салих, ты прямо сейчас поедешь со мной в Анкару. Останешься работать там. Твои родные переедут в Суади. Завтра же. Я полечу через Москву, чтобы турецкая разведка не связала мой и её вылет. Батур, продолжай наблюдение и постарайся найти возможность выяснить, что будет происходить в особняке, - хлёстко раздавал указания агент МИ-6.
        Глава 11
        Альберт оторопело пытался понять, что ночью происходило в квартире Юльки. Он снял в доме напротив жильё и наблюдал за её окнами в бинокль. Когда девушка выключила свет и отправилась спать, он тоже снял наушники и прилёг. С утра мужчина обнаружил короткую запись, на которой Юлька странно разговаривала сама с собой.
        Утром Юлька сначала подумала, что разговор с бабушкой ей приснился. Она весело поздоровалась с фотографией, которую сняла со стены и забыла вернуть обратно, оставив на пианино.
        «И тебе доброе утро, солнышко!» - раздалось в голове.
        Юльке стало страшно.
        «Неужели у меня психическое расстройство?» - мысленно вопрошала она.
        «Детка, наверное, тебе просто надо привыкнуть к тому, что я теперь живу в твоих мыслях. Я не буду тебе докучать, не переживай. Собирайся на работу» - отозвалась бабушка и притихла.
        Понедельник выдался не просто тяжёлым, а шокирующе пугающим. Юлькины нервы скручивались пружиной, от происходящего как внутри неё, так и во внешнем мире.
        Во время ланча в кафе она услышала в новостях о кошмарной автокатастрофе в Стамбуле, в которой погиб учёный Эмин Демир со своим ассистентом и супругой.
        «Это не случайность!» - сверлила её мозг страшная догадка.
        Юлька, перед тем как ехать домой по заданию проректора побывала на кафедре психологии и по случаю поинтересовалась симптомами шизофрении. То, что ей озвучили, вполне вкладывалось в происходящее с ней.
        «Это стресс. Стресс всех доконает» - раскисла девушка.
        Окончательно, что её добило было то, что она снова обнаружила в зеркале заднего вида чёрный джип вольво, медленно продвигающийся за ней по Краснодарской вечерней пробке. В этот раз она и не собиралась удирать, она спокойно ехала домой. Ей безумно хотелось с кем-нибудь обсудить происходящее, и Юлька обратилась к бабушке.
        «Ба, раз ты теперь со мной, то давай поговорим?» - осторожно подумала девушка.
        «Давай» - тихим голосом отозвалась бабушка.
        «Ты же слышала, что произошло?».
        «Ты имеешь в виду катастрофу?».
        «Да».
        «Прости, я тут немного покопалась в твоих архивах памяти. Я думаю, что ты права. Это не совпадение. Всё что ты видела и слышала, пока побывала у Кристины в гостях, мне говорит об одном. От них избавились. Причём избавились свои» - медленно расставляя, где нужно акценты рассказала бабушка.
        «Почему ты так думаешь?» - испуганно спросила Юлька.
        «То, что прибежал молодой турок, когда вы только достали коробку с кристаллами, говорит о том, что вас прослушивали. Следовательно, некто, ожидал этих шагов. Если погибли все трое, которые по определению вряд ли могли оказаться в одном месте, то это говорит о том, что от них избавились. Чужим разведкам они ещё были нужны живыми, иначе избавились бы раньше, значит, ликвидировали свои. Я создавала сценарии для шпионских историй, так там всегда по закону жанра примерно одно и то же происходит. В конфликте интересов гибнут гении, по принципу, так не доставайся же ты никому» - озадачила бабушка своими рассуждениями.
        «А что думаешь о тех, кто следит за мной сейчас?» - хмурилась девушка, поглядывая в зеркала.
        «Это может быть кто угодно. Не веди ни каких переговоров в машине и квартире. Там запросто могут стоять жучки, и каждое твоё слово пишется» - назидательно указала бабушка.
        «Спасибо бабуль. Знаешь, если ты шизофрения, то полезная» - улыбнулась Юлька.
        «Таким эпитетом меня ещё не награждали. Я была знаменита на Кубани, в своих кругах, разумеется, как Золотое перо» - хмыкнула бабушка, но чувствовалось, что она не сердиться.
        «Бабуль не обижайся, но я понятия не имею, как мы с тобой вдруг срослись, что ли» - размышляя, призналась внучка.
        «Мне сложно тебе это объяснить, но всему виной мой кулон, в который ты вылила кристаллы. Они словно втянули меня в тебя. Если кулон разобьётся, этот эффект, я полагаю, исчезнет» - таинственно прошептала бабушка.
        Юлька автоматически схватилась левой рукой за кулон на шее.
        «Так вот в чём дело! А что это какой-то необычный кулон?».
        «Знаешь ли, творческие люди суеверны. Я имела целую кучу таких вот заговорённых наудачу брошек, кулонов и других украшений, которые ты видимо обнаружила».
        «Да, в пианино, в шкатулке, я ещё удивилась, зачем дешёвую бижутерию прятать».
        «Просто так же не выбросишь. Наверное, надо было разбить, а я пожалела. Кстати, тебе надо подумать об убежище и наличии доверенного лица. Ты в Краснодаре совсем никого не знаешь. По сюжету шпионам всегда нужно было иметь надежное прикрытие».
        «Бабуля, это не детский утренник или лирическая постановка какой-то пьесы. Это жизнь» - хихикнула девушка.
        «Дитя. Какое же ты ещё дитя. Ещё Шекспир сказал весь мир театр и люди в нём актеры. Тебе нужен кто-то, кто мог бы тебе помочь в чёрный час икс. И лучше, если это будет мужчина. И желательно юрист. Так, так, так вспомнила. У моей подруги единственный сын на юриста отучился и даже работал им на моей памяти. Приедешь домой, возьмёшь телефонную книгу. Она в комоде в прихожей. Ищи Белых. Позвонишь. Познакомишься. Скажешь, бабка перед смертью говорила, что он единственный кто знал её истинную натуру. Мы просто с его матерью по работе не пересекались, хоть и учились вместе. Она в журналистику прошла, а я в сценаристы как-то так по жизни вышло. Так вот. Поэтому дружили без каких-либо тёмных пятен в отношениях. Тебе надо будет сдружиться с её сыном. Будешь встречаться с ним регулярно. Должны завязаться отношения дочь-отец. Позволь ему о себе заботиться. Он хороший человек. Поверь мне, пожалуйста, я не знаю, как долго буду рядом с тобой, а так мне будет спокойней».
        «Ба, у меня ещё родители есть. Не переживай так» - изумилась Юлька торопливым рассуждениям бабушки.
        «То-то и оно, что родителям всего не рассказать. Наставник должен быть тот, кто без родительской ослеплённости надоумит. Да и когда ты с родителями действительно откровенничала? Отец на работе с утра до ночи. Мать. В общем, сама знаешь…» - с горечью в голосе проговорила бабушка.
        «Бабуль, а почему вы с мамой не ладили?» - вдруг спросила девушка.
        «Ох, не готова я тебе что-то рассказать. Не могу. Не проси. Как бы там ни было она твоя мать. У вас свои отношения. Не хочу в них влазить» - сухим голосом отозвалась бабушка.
        «Ты думаешь, она папу не особо любит?» - всё же спросила Юлька, но ответом ей была тишина.
        Юлька помолчала немного думая, что свекровь подбирает слова о невестке. Но когда пауза затянулась, сменила тему.
        «Ба, а где этот твой Белых живёт?».
        «Помнится в Геленджике, там, где Голубая бухта моя подруга дом имела».
        Глава 12
        Люди в деловых костюмах толпились, переминаясь с ноги на ногу и поглядывая на часы. Количество парфюма в воздухе делало приёмную похожей на атмосферу косметического салона.
        Роман Константинович поправил галстук и пригладил волосы, проседь на которых выдавала солидный возраст.
        Взгляд упал на увесистую папку и руки снова потянулись к документам: «В этот раз судья, должен услышать мои доводы».
        Дверь зала заседаний распахнулась.
        Помощник, стройная девушка в очках, свысока оглядела присутствующих, скопившихся в узкой приемной: - На сегодня приём окончен. Прошу расходиться. Время рассмотрения дел сверяйте на сайте.
        Все потянулись к вешалкам. В зашумевшем людском потоке Роман Константинович вынырнул из здания городского суда. Он остановился на входе, притягивая внимание практиканток юрфака к его статной фигуре, отшлифованной многолетними тренировками в бассейне, спортивный профиль которой просматривался даже в пальто.
        «Сделаю-ка я дополнительный перерыв» - развернулся он в сторону городского парка, растянувшегося перед набережной Чёрного моря.
        Его смущали переносы заседаний. Он вообще не любил, когда что-то происходило не по плану. В его расписании юриста по бракоразводному делу всё было выверено до мелочей и когда досадные промахи случались, это практически всегда было не по его вине. Клиенты не баловали приятными встречами. Особенно если нужно было организовывать совместное обсуждение спорных вопросов. Общение двух почти бывших супругов складывалась не всегда лучшим образом. И именно он своим скрупулёзным педантизмом был гарантом успешных переговоров. Роман Константинович любил свою работу. Он беспристрастно гармонизировал остывшие сердца, стараясь чтобы дети, если таковые были в семье, не стали заложниками отношений родителей. Но время брало своё, с годами он стал накапливать горечь от вида некогда счастливых людей, клявшихся друг другу в любви до гроба.
        Роман Константинович купил кофе на входе в парк и присел на скамью напротив детской площадки.
        «Детство прекрасно во всех своих проявлениях» - умилялся он, подставив лицо зимнему, но всё ещё ласковому солнцу.
        Перерыв закончился так же неожиданно, как и начался, полностью переключив внимание юриста, после входящего звонка.
        - Дядя Рома, вы приедете?
        - Обязательно. Во сколько в этот раз?
        - Как обычно в воскресенье с двух до четырёх часов.
        - Хорошо. К двум я у вас в штабе.
        Досада от просадки в расписании уже не волновала. Лицо дяди Ромы светилось.
        «У меня ещё полтора часа до следующей встречи» - достал ноутбук Роман Константинович.
        Он открыл заветную папку с лекционным материалом и, бормоча, стал перебирать заметки к учебному плану: - Так эту тему мы в прошлый раз разбирали. Домашнее задание было принести информацию по группе крови. Угу, я должен принести макет взрывного устройства. Так, так, так и спасение утопающих рассмотрели. Надо проверить, что помнят.
        И вот его пальцы быстро застучали по клавиатуре, создавая новый список дел на эти выходные.
        Остаток понедельника пролетел незаметно. После ужина, он как обычно, устроился за столом на широкой террасе, погружённой в виноградную лозу снаружи остекления. Роман Константинович, набросив на плечи камуфляжную куртку, расположился в сплетённом ротанговом кресле. Он просматривал новости в планшете, тут же делал какие-то заметки по рабочим вопросам в блокноте, а иногда останавливал взгляд на лежащих дровах в камине напротив с мыслью, что скоро обязательно выделит время и прочистит дымоход, чтобы потом снова по вечерам с супругой наблюдать за танцами согревающего пламени. Дальше камина он взгляд не пускал и возвращался к планшету, понимая, что список дел у бездетного мужчины, проживающего в частном доме можно пополнять до бесконечности.
        Он поднял голову на звук подъехавшей машины. Сосед вернулся с рыбалки и стал что-то кричать, заметив его, но собачий лай двух псов на привязи заглушил, всё, что кричал мужчина.
        - Макар Николаич, иди сюда, чай попьём, хватит собак пугать, - помахал Роман Константинович, приглашая зайти.
        Тот вбежал по ступенькам, крепко пожал протянутую руку: - Некогда мне рассиживаться. Видал, какой я улов выгружал? Айда на рыбалку в воскресенье?
        - Не могу, мои ждут.
        - И не надоело тебе с ними возиться?
        - Можно как угодно подмечать, что молодёжь не правильная растёт, но я не хочу так. Не могу бездействовать. Я даю всё, что знаю. Так сказать, вношу свою лепту.
        - Ну, как знаешь. Они же тебе даже не родственники.
        - Казачата всем нам родственники. Кто как не они родину защищать будут?
        - И то верно. Ты это, спроси. Если их надо рыбалке научить, так я тоже знаниями поделюсь.
        - Конечно надо. Они ведь и в походы ходят и уху на костре готовят.
        - Когда говоришь ты к казачатам своим?
        - В воскресенье, после обеда.
        - Хорошо, я поутру махну к причалу на центральный пляж. Для кефали, ставриды, барабульки самое время, а потом к тебе, тоже хочу наставником быть. Ты, наверное, уже всех знакомых сагитировал туда? - засмеялся сосед.
        - К сожалению нет. А для некоторых, так это вообще звучит как «guilty pleasure», что в переводе «постыдная слабость», потому что подобная благотворительность не даёт ни дохода, ни связей.
        - В нашу молодость люди думали по-другому. Эх, поболтал бы ещё с тобой, но пора, супруге привет, - откланялся Макар Николаевич.
        - До встречи, - кивнул добродушный хозяин, и не стал задерживать соседа, почувствовав, как в кармане куртки завибровал мобильник.
        Роман Константинович, не задумываясь, ответил на незнакомый номер, юрист часто консультировал самых разных людей, большинство из которых он даже никогда не видел.
        Поприветствовав и представившись, девушка затараторила: - Моя бабушка Маргарита Семёновна Драгунская когда-то давала ваш номер телефона. Я сейчас в её квартире в Краснодаре поселилась и могу приехать, когда вам будет удобно. Я бы с удовольствием послушала рассказы о ней, чтобы узнать, какой была при жизни моя бабушка.
        Через пару минут после короткого разговора по телефону довольный Роман Константинович подозвал супругу, легонько постучав в кухонное окно, которое выходило на террасу, и крикнул в форточку: - Тонечка, у нас на выходные гости будут. Точнее одна гостья. Приедет внучка маминой лучшей подруги.
        Улыбающаяся пожилая женщина подбежала с другой стороны с поварёшкой в руке: - Какая хорошая новость! Сегодня же за меню засяду!
        Юлька не успела опомниться, как получила приглашение в гости на все выходные. Они договорились с Белых, что она приедет в пятницу вечером, после работы.
        Альберт нахмурился, прижимая наушники ближе к голове: «Она уже более года живёт по этому адресу. Почему только сейчас надумала посетить этого знакомого бабушки?».
        Неделя стрелой улетела в историческое прошлое, не оставив ни каких ярких событий после себя. Утром пятницы Юлька собиралась в универ, с таким расчётом, чтобы после конца рабочего дня рвануть на побережье. Рюкзак ещё с вечера стоял у входа. Она жевала бутерброд с сыром и пила кофе на кухне, рассматривая в телефоне в приложении «Навигатор» варианты маршрутов до Геленджика. И тут её озадачил один вопрос.
        «Ба, что делать? Как ехать, если за мной следят? Мне же надо секретное место, как ты говоришь «убежище»? А как это сростить, если его тут же наблюдатели обнаружат?».
        «Приедем в город, заедешь в ближайший отель, где поставишь машину на парковке. Оформишься и в номер. Потом пойдёшь к Белых, но сменив одежду. Поедешь в чём-то ярком, приметном. А для замены нечто серого цвета хорошо подойдёт».
        Юлька прошла в прихожую и застыла в растерянности перед открытым шкафом. У неё ничего подходящего для формулировки «яркое, приметное» не было.
        «Посмотри мои чемоданы на лоджии. Я вижу, ты ещё от них не избавилась».
        Помощница проректора, поглядывая на часы, проскакала к стеллажным полкам, на которых лежали кожаные, перетянутые ремнями пыльные чемоданы.
        «Вот этот, который плоский, чёрный. С него начни», - подсказала бабушка.
        Девушка ахнула. Внутри лежали костюмы. Точнее накидки, которые больше были похожи на те, какими в наше время пользуются невесты, стараясь укрыть платье в холодное время года.
        «Что это?», - вытащила Юлька ярко-зеленую плащёвку.
        «Это, кажется, ёлку изображали в одном утреннике, когда на свежем воздухе спектакль ставили. Я думаю, подойдёт. Бери».
        Юлька, полностью не разворачивая, запихнула струящуюся, на вид непромокаемую блестящую ткань в пакет и, прихватив рюкзак, поспешила на работу.
        День пролетел суматошно. В конце года всегда было много дополнительной работы. От вёрстки годовых отчётов до подпрыгивания по кабинетам проректоров и конференц залу с новогодней мишурой, а также написанием и рассылкой поздравительных писем. В кабинетах и коридорах уже давно пахло шоколадом и мандаринами и если бы не сумасшедшинка от беготни в глазах окружающих, можно было бы сказать, что все довольны происходящим.
        Юлька с удовольствием запрыгнула в машину.
        - Наконец-то выходные! Ура! - включила она музыку в салоне автомобиля.
        «Просто прекрасно. Хвоей и морем подышишь, отдохнёшь» - ласково проговорила бабушка.
        По пути Юлька заметила слежку и, несмотря на скользкую дорогу от усиливающегося дождя, припоминая всё чему, учил Эдуард Максимович в Стамбуле, захотела оторваться от преследователя, но бдительная бабушка тут же её приструнила.
        «Так он поймёт, что ты его обнаружила. Надо быть хитрее. Не спеши. К тому же, если ты ездишь по правилам, то так ты привлекаешь меньше внимания и со стороны местных полицейских или просто любителей погонять. Шпионская работа заключается, прежде всего, в умении быть не видимым».
        «Как это возможно, если мою оранжевую Тэтэшку даже в снежном буране будет видно?».
        «Используй этот цвет. Любой недостаток, можно обратить в преимущество, если не жаловаться, а остановиться на мгновение и подумать. Ведь ты можешь сфокусировать на ней прицел, а сама оставаться в стороне».
        Юлька задумалась и сбавила скорость. То, о чём говорила бабушка, звучало вызовом, продемонстрировать интеллект, вместо всё ещё подпрыгивающего во внучке незрелого юношеского максимализма.
        Субтропический климат в Геленджике сказывался непрерывно ищущим зимним дождём. Когда Юлька приехала в отель, она вытащила зелёную накидку и с неприятным удивлением обнаружила, что та имеет длиннющий шлейф, который тут же испачкался, упав на землю. Делать было нечего. Девушка накинула её на плечи и расправила капюшон, на котором незамедлительно поднялась, намертво прикреплённая восьмиконечная звезда. Юлька подобрала хвост, намотав его на руку. Уже стемнело, проходя к зданию отеля, она видела в отражениях луж, как переливается её наряд в каплях дождя от света фонарей всеми цветами радуги. А когда она зашла в фойе, то под освещением люстр стала выглядеть как лягушка царевна, вернее ящерица царевна, прибывшая на бал и заставившая царскую горницу сиять как от огня.
        Девчонки-администраторши на рецепшине оценили наряд. Они шустро выхватили мобильники и без зазрения совести начали её фотографировать. Юлька хотела возмутиться, но бабушка снова пришла на помощь.
        «Сейчас чем больше внимания, тем лучше. Делай, как мы договорились».
        Юлька поулыбалась и сбежала в номер. Девушка заказала ужин и включила телевизор, где сменила несколько каналов, прежде чем остановив выбор на каком-то приключенческом фильме. Вскоре принесли заказ. Она попросила, чтобы забрали посуду утром. Наспех запихав всего понемногу в рот и запив соком, Юлька выбросила остатки еды в унитаз.
        Хоть температура и не падала ниже нуля, но дождь с ветром делали своё дело, доведя промозглость приморского города до еле сдерживаемого, запоздалыми прохожими уровня околелости. Поэтому Юлька надела чёрный тёплый пуховик и угольного цвета кожаные с густым мехом сапоги без платформы, которую обычно предпочитала на всех видах обуви. Девушка переложила все вещи в тонкую спортивную сумку, утрамбовав рюкзак так, чтобы он не выпирал, и отправилась на первый этаж по лестнице, предварительно оставив табличку «не беспокоить» на ручке двери снятого номера.
        Она прошмыгнула мимо рецепшина, где девчонки хохотушки, обсуждали комментарии подписчиков в социальных сетях по поводу одеяния их странной постоялицы.
        Юная конспираторша встала в курилке у освещённого входа. Капюшон скрывал лицо. Девушка достала зажигалку и заранее купленную и вскрытую пачку сигарет. Она сделала вид, что курит. Бабушка предупредила, что курить надо будет натурально, только не вдыхать, иначе кашель задушит. Внучка старалась. Она мусолила вонючую сигарету, но та пока что истлела не больше, чем на половину длины.
        Мимо прошёл мужчина. Юльке показалось в нём что-то мимолетно знакомым.
        «Это он. Он ездит за тобой. Скорее, надо уйти пока он тебя не вычислил» - зашептала бабушка.
        Юлька бросила сигарету в пепельницу, быстрым шагом проследовала к откатным въездным воротам и спряталась за них. Стараясь отдышаться от табачного дыма, она набирала в лёгкие побольше морского воздуха, который оставлял йодистое послевкусие.
        «Ба, как ты узнала, что это он?» - смотрела Юлька в щель в воротах на вход отеля.
        «Я могу соединять все твои воспоминания. Когда ты видишь чёрный джип, ты бессознательно вглядываешься, кто сидит за рулём. Я сложила образы, и они совпали с этим типом».
        «Круто, ба! Ты прямо как сканер! Как думаешь, он один?».
        «Спасибо, милая. Да, думаю один. Твой зрачок ни разу не зафиксировал кого-либо ещё в его машине».
        «Получается, что он тоже остановится в этом отеле, и я могу узнать его имя!».
        «Боюсь, оно будет фальшивым, а ты лишь потеряешь время и засветишься. Оставь его. Когда ты снова появишься у машины, за которой он следит, то поймёт, что ты его обманула, но сделать уже ничего не сможет».
        «Ты говорила, что я сюда должна наведываться. Рано или поздно он узнает, куда именно я езжу».
        «Не узнает. Ты никогда не должна повторяться. Тогда тебя нельзя будет спрогнозировать, а сейчас поспеши».
        Притаившись за воротами, Юлька укрылась от непогоды и попыталась сориентироваться в какую сторону идти, изучая карту в «Навигаторе». Одна минута и она двинулась вверх по улице. Спустя ещё несколько минут быстрой ходьбы Юлька пробиралась по частному сектору замиксованному домами с разным достатком и то и дело всплывающими из-за угла, как ледоколы отелями и санаториями. Ходить пешком по указателям адресов на прибитых к домам и заборам табличках было совсем неудобно. Под струями дождя по экрану телефона девушка периодически пыталась рассмотреть направление. Юлька сделала вывод на будущее, что ориентирование на местности надо будет подтянуть и больше посвящать времени подготовке.
        Наконец-то «Навигатор» указал на высокий непроглядный забор из живой изгороди, и Юлька стала набирать номер Романа Константиновича.
        Он встретил её под огромным зонтом, благоухая лёгким запахом костра. Каменная дорожка из булыжников, с густо торчащей высокой травой по бокам, вела к одноэтажному дому из белого кирпича с широким крыльцом, переходящим в застеклённую террасу, где в углу возвышался зажжённый камин и был накрыт стол, около которого хлопотала привлекательная женщина с седыми волнистыми волосами, частично собранными на затылке.
        «Меня ждали, как дорогого гостя» - Юлька почувствовала, как что-то кольнуло в груди.
        Приятное уже забытое чувство дома, нахлынуло на неё вместе с ароматами от приготовленных угощений. Только сейчас Юлька поняла, насколько она изголодалась. Изголодалась по всему тому, что дарит спокойствие и позволяет быть ребёнком. Абсолютно чужие люди суетились вокруг неё, словно она была их родная дочь.
        Юлька старалась смаковать каждую минуту пребывания в доме четы Белых.
        - Ещё добавки? - улыбалась Антонина Васильевна.
        - Всё так вкусно, но я уже не могу, - Юлька показала жестами, что в животе место закончилось.
        - Тогда я напою тебя травяным чаем. Мой фирменный сбор, - гордо продемонстрировала изящный стеклянный заварной чайничек хозяйка дома.
        Она взяла другой рукой металлический чайник, стоящий рядом с горящими в камине поленьями и стала заливать воду в заварник.
        - Травы не любят крутой кипяток, они лучше настаиваются просто в горячей воде. Если бы люди не пихали всё в микроволновку или не перешли на электрочайник, то полезнее бы напитки себе готовили, - поясняла женщина.
        - Скоро полмира перейдут на дровяной способ обогрева жилища и тоже не кипятком начнут заливать чайные листья. Цены на энергоносители везде повзлетали. А всё почему? Потому что на альтернативные зелёные технологии переводят. Глупость какая. Неужели не понятно, чтобы ездил автомобиль на электричестве, нужно этого самого электричества больше производить. А все эти солнечные батареи и ветряки не оправдали себя, к тому же ещё и изменения климата вообще снижает их ценность, - заворчал Роман Константинович.
        - Ну, всё понеслось. Давай хоть сегодня без политики, - шутливо взмолилась Антонина Васильевна.
        Мужчина встал и что-то весело буркнув, пошёл в дом.
        - Я так рада, что ты приехала. Мужа сейчас так терзают с одним громким бракоразводным процессом. Уже весь город шуршит. Иск такая мадам подала. Все хотят узнать подробности. Романушка испереживался весь, а ты хоть отвлечешь его.
        - Всё ещё о Сафроновых секретничаешь? - появился в дверях хозяин дома.
        - А вы расскажите мне, вам полегчает. Я ведь не местная, мне можно. Психологи утверждают, что чем больше человек проговаривает или ведёт дневник от руки, тем больше он с себя стресс снимает, - проворковала Юлька.
        Мужчина присел, уставился в огонь и медленно проговорил: - А что тут рассказывать? Обычное дело. Любили. Разлюбили.
        Но тут его отвлёк мобильник, он снова ушёл в дом, и супруга юриста посветила девушку в подробности скандальной истории.
        Глава 13
        С неким царапающим душу удовлетворением Альберт обнаружил, что девчонка сбежала.
        Он легко выяснил, в каком номере она поселилась, и обосновался по соседству. Агент МИ-6 не стал надевать наушники портативного прибора для прослушки через стену. Ему и так было прекрасно слышно, что за тонкой бетонной перегородкой работает телевизор. Он положил микрофон рядом на столике, и включил запись. Затем принял душ и спустился в ресторан поужинать, расположившись у входа, чтобы контролировать возможное перемещение девушки. Когда он вернулся в номер, было около полуночи, телевизор всё ещё работал. Заподозрив, что это обманка, он позвонил на рецепшин и попросил администратора вмешаться, ибо громкий звук мешает ему заснуть. Через несколько минут он услышал, что кто-то долго стучит в соседний номер и что-то предупреждающе говорит. Затем стук в дверь прекратился, и через минуту за стеной всё стихло. Через несколько секунд он услышал, щелчки замков закрывшейся двери и шелест удаляющихся шагов. Потом сработал лифт, и наступила полная тишина.
        Альберт выглянул в окно, оранжевая ауди стояла на парковке отеля.
        «И так, что я имею. Молодая девчонка позвонила некому другу бабушки. Получила приглашение в гости. Приехала. Спряталась. Почему? Возможно, этот разговор по телефону был уловкой от кого-то? Например, неверный муж скрывает отношения на стороне от жены. Любовница ему подыгрывает. В этом случае они оба должны быть в каком-то номере этого отеля. Но может быть и другой расклад. Она намерено поставила машину на входе, как отвлекающий манёвр, а сама вышла и скрылась другим способом перемещения. Тогда девчонка может быть как в этом городе, так и в соседних посёлках. В любом случаем поблизости. Любовный ли здесь треугольник или нет разобраться сложно, мало данных» - постукивал он пальцами по подоконнику, продолжая вглядываться в редкие огни засыпающего города.
        Мужчина улыбнулся. Приятное почти забытое чувство охотника подсказывало ему, что добыча прячется именно от него.
        Он сел в кресло и уставился на картину с каким-то морским пейзажем: «Староват я для того, чтобы бегать. Но вот как доверить подобное нашим ребяткам? Испортят же всё. Тут нужно двигаться аккуратно. Изучать каждую деталь, отбросив все предыдущие знания о ней. Так же как ребёнок рассматривает зелёный лист, впервые сорвав его с дерева, когда пытается уловить его запах, перебирает пальчиками гладкую и шершавую стороны, удивляется изгибам прожилок и остающемуся аромату на коже. А у нашей молодёжи что? Мозги промыты обилием процедур и правил, они не умеют мыслить не по шаблонам, но норовят хайпануть с какой-нибудь инициативой. Потому и случаются ляпы то тут, то там. И документы с собой секретные таскают, а потом их в метро находят, и маскировку не дорабатывают, потому что переигрывают. Верят, что супергероями стали от того, что удостоверение МИ-6 получили. Думать ни кто не хочет, на оперативную работу идти тоже не хотят. А ведь именно в кропотливой рутинной работе опыт накапливается. Даже горечь провала учит и поднимает на следующую ступеньку сознания. Собственно весь мир сходит с ума. Он уже никогда не
будет прежним. Тиражируемые в средствах массовой информации страхи о перенаселении планеты, недостатке питания, скорого наступления глобального потепления или глобального похолодания, возможного начала третьей мировой войны, а теперь и внезапной кончины от коронавируса, распространяющегося со скоростью гиперзвукового оружия русских, формируют новую реальность и новые личности. Больше всех страдают от изобилия подобного видеоконтента и клиповости дети и подростки. Появляется новый вид людей, тех, кто запуганы и живут под страхом неминуемой смерти. Словно этого страха не было раньше. Человека загоняют в стресс, и он бежит в объятия сиюминутного удовольствия, не задумываясь о будущем, становится отформованной бездушной управляемой субстанцией, живущей в социальных сетях».
        Альберт встал и снова уставился в окно.
        «Эх, поскуднела и ослабла мировая система разведок, уверившись, что распад Советского Союза разбил русских основательно. Все расслабились, что они никогда не встанут на ноги. Теперь момент упущен. Во главе страны с огромными ресурсами длительно стоит патриот отдавший разведке большую часть жизни. Он положил на лопатки остальной мир новинками вооружения. Теперь русских снова надо слушать иначе они своими ракетами в одночасье меняют любую планирующуюся несколько месяцев операцию. Научились стрелять из любой лужи. МИ-6 может показаться, тоже умом обнищала, но это больше ширма, слепленная из молодой поросли или выпускников Оксфорда с Гарвардом. На острове поменялась политика. Раньше были сильные лидеры, с ними служба безопасности была на одной волне, под одним куполом парашюта в тандеме прыгала. А теперь приходят громогласные пустышки к власти, и поэтому их подставляют без зазрения совести, подсовывая им тупейшие доклады. Как у Терезы Мэй о «новичке», боевом нервнопаралитическом газе, который якобы распылили у дома Скрипалей. Русские спецслужбы наконец-то догнали предателя и шарахнули» - мужчина тихо
засмеялся, представляя, как потешались военные эксперты во всём мире, услышав заявление премьер-министра Великобритании.
        Альберт встал и включил электрический чайник. В минибаре он взял зелёный чай и бисквитное печенье. Устроившись снова в кресле с чашкой чая в руке, он задорно заулыбался. Глаза искрились от предстоящей шахматной партии с любопытным противником.
        «Девчонка меня обыграла в этом ходе. Посмотрим, что будет дальше. Делать ставки на кого она работает, пока нет смысла. Или на русских или на кого-то ещё. Её внезапное участие в масштабном международном проекте, говорит о том, что её туда всунули. Кто-то всунул… Особа интересная. Если такие агенты, как она, теперь составляют штат противника, то и Британская разведка возродится. Сильный враг заставляет не только подтягиваться за ним, но и думать на опережение» - расправил плечи британец.
        Утром в субботу Альберт возвращался в Краснодар. Улыбка не сходила с его лица. Он периодически перебирал пальцами на руле. Ему вспомнилась работа в молодости, когда жизнь была наполнена непредсказуемостью, когда запах опасности стоял в воздухе, и сердце, не сдерживаемое политическими оковами, билось быстрее.
        - Не буду привлекать бойцов, сам справлюсь, - бормотал мужчина себе под нос. - Интуиция говорит, что я напал на след. Драгунская знает, где кристаллы. Продаёт она их кому-то или что-то ещё, докопаюсь. Раз она скрывает это место, значит нужно доставать микроскоп и пристально искать причину. Сегодня же сменю машину и обновлю гардероб.
        Альберт уставился на дорогу. На обочине стояла покорёженная машина. Улыбка медленно сползла. Мысли вновь вернулись к рассуждениям по поводу автокатастрофы в Стамбуле. Он уже выяснил, что погибший ассистент был не Салих. Ему подтвердили, что парень трудится в секретной лаборатории в Анкаре. Подобную операцию могли провернуть только крупные игроки. Произошёл, несмотря на все замашки турок восстановить Османскую империю, не типичный для их разведки скачок интеллекта. Он был уверен, что это вряд ли они сами подстроили и пытался вычислить заинтересованные страны.
        Брови Альберта почти сошлись на переносице от раздумий: «Если бы Великобритания была замешана или США, я бы знал, ведь в моей зоне ответственности операция проводилась. Есть, правда, нечто похожее с историей, когда олигарх-перебежчик, попросил убежища в Лондоне, и вдруг написал письмо президенту России и захотел вернуться домой. Березовского тогда зачистили, чтобы остальные не дёргались. Конечно, всем сказали, что это самоубийство. Расследование собственно-то до суда не дошло. В Британии много разных предателей со всего мира живет. И при надобности их как хомячков из клетки достают и публично потрошат. Именно поэтому их и привечают. Но это не про таких людей, как Эмин. Кто ещё? Германия вполне могла бы. Они любители за спиной всё делать и с Европой вроде за одно и с Россией вести бизнес не забывают. Франция барахтается в направлении, чтобы вернуть былую мощь, уже не просто намекают, а заявления делают, что хотят собственную армию создать и отказаться от услуг Североатлантического альянса. Надобность ведь в НАТО после краха СССР отпала, этот блок американцы на коммерческие рельсы поставили.
Европейцев запугивают, выбивают деньги на русофобии для финансирования своих военных концернов. Нужно поддержать промышленность по разработке радиоактивного оружия, пожалуйста, нашли жертву, наши им помогли, Литвиненко притравили полонием. Снова показав, что коварные русские предателей не оставляют в покое. История с отравлением, конечно, не только для этого задумывалась, но как часто бывает, в одном событии заложили пороха столько, что на десяток зайцев хватило. Любое действие имеет комплекс последствий не всегда заметных не только обывателю, но и поднаторевшим профессионалам. Нужно искать, кому выгодно и тогда понятно станет, какая страна проконсультировала или оплатила эту аварию. Учёных голов мало, ими не разбрасываются. Кому досталась голова Эмина, станет понятно, когда на чёрном рынке или в каком-то государстве появится новейшее изобретение в области военной или промышленной связи».
        С понедельника британец разъезжал на белом форде, коих много было в Краснодаре. И вот в ходе наблюдений Альберт выяснил странный момент. Дочка дипломата, с незначительным заработком, но находящаяся на щедром иждивении родителей, подрабатывала уборщицей в одном старом доме.
        «Консьерж назвал это именно так, и другого значения у слова «уборщица» нет» - обомлел тогда заинтригованный агент МИ-6.
        Она побывала в квартире дважды перед новым годом. Британец быстро понял, что это фикция. Альберт прошерстил с нужными финансовыми вливаниями источник владеющий информацией по квартире. Начальник жилищно-коммунальной конторы был не прочь подзаработать перед январским застоем и продал на всех жильцов данные за последние пятьдесят лет, со времён постройки дома. Агент МИ-6 нарыл целый список подставных лиц, через которые была куплена интересующая его квартира. Уж как-то странно за последние пять лет она несколько раз перепродавалась с равным промежутком времени. В одном документе он обнаружил счёт об услугах по установке в данную квартиру телефонной линии. Ещё один странный факт. Современные люди всё чаще отказывались от стационарных телефонов, заменив их полностью мобильниками, что доказывали оплаченные счета на услуги по демонтажу телефонных коммуникаций.
        Наличие этой телефонной линии не давало Альберту покоя. Он не стал искать повод попасть в квартиру, понимая, что там наверняка стоят приборы видеослежения. Сменив внешность, он пришёл для осмотра другой квартиры, продаваемой в этом подъезде. После осмотра оной, он забежал на нужный ему этаж и посмотрел, как проходит телефонная линия. Она вела на чердак. В другой раз он проник через соседний подъезд на крышу и нашёл узел связи. Осмотр доказал, что это особая линия и Агент МИ-6 установил на неё устройство для дистанционной прослушки. Теперь он мог просто подъехать к дому и, подключившись из машины, слушать телефонные разговоры.
        «Нет ничего надёжнее старой техники» - улыбнулся себе Альберт, проверив аппаратуру. Конечно же, ещё предстояло тестирование во время телефонного разговора, но в успешности агент МИ-6 не сомневался.
        Так же он установил маяк на машину Юльки и уже лишний раз не выходил из дома. Он собрал достаточно статистики, чтобы понимать, сколько времени занимает её путь на работу, составил список посещаемых магазинов. И ждал. Ждал, когда она пойдёт на явочную квартиру, которую посетила один раз в воскресение, другой в субботу. Поэтому в выходные Альберт неукоснительно тенью двигался за ней по городу, понимая, что однажды она поедет по адресу явки.
        «Кто же завербовал дочку дипломата? Чья разведка? Ни через папашу. Иначе, зачем такие сложности?» - вопрошал Альберт, пытаясь найти ключик к ответу.
        Глава 14
        Гостья уехала в воскресенье после обеда. Хозяева дома проводили её до ворот, где она отнекалась от дальнейшего сопровождения.
        - Видишь, какая Юленька милая. Не хотела нас беспокоить и свою машину в отеле оставила. Надеюсь это бесплатно, - проговорила с грустью в голосе Антонина Васильевна.
        - Хорошая дивчина. Надо звать её к нам почаще, а то совсем одна живёт, - закивал Роман Константинович, но в глазах у него было любопытство, которым он не стал делиться с женой.
        Конечно, Юля не могла знать, что у них просторный двор и такой гараж, что на две машины хватает, если б надо было, то он бы одну выгнал и Юлину туда загнал. Объяснения выглядели бледновато, особенно с учётом непогоды, которая разыгралась в пятницу вечером. Намного проще было подъехать к ним на машине, тем более, наверняка она пользовалась «Навигатором», а в нём великолепно просматриваются очертания домов и сразу станет понятно, что никакого беспокойства от её автомобиля хозяевам не будет.
        - Ладно, я с Макаром сейчас к казачатам, до вечера, - поцеловал он супругу и пошёл прогревать серебристый БМВ пятой серии.
        Это был подарок одного бизнесмена по случаю успешного бракоразводного процесса. Антонина Васильевна отговорила мужа от намеренья отказаться от столь дорогого презента. Она с удовольствием стала пользоваться КИА спортэйдж, с которого на БМВ пересел муж, не обременяя его более выездами по магазинам.
        Макар Николаевич показался в проёме ворот гаража.
        - Как улов? - кивком поздоровался Роман Константинович.
        - Вчера было лучше. Надеюсь, твои ребята поднимут мне настроение, - выдохнул заядлый рыбак.
        Они прибыли в штаб, где казачата уже почти полным составом собрались в учебном классе. Наличие незнакомого мужчины их попервах сдерживало, но когда Макар Николаевич стал взахлёб рассказывать о своих рыболовных премудростях, ребята закидали его вопросами. Время пролетело незаметно. Успели и муляж взрывного устройства обнаружить и разные уловки террористов рассмотреть.
        Уже начинало темнеть, когда мужчины, светясь юношеским запалом, садились в автомобиль.
        - Эх, вот это я отвёл душу. Внуки редко бывают, а общение с сорванцами самому подзарядку даёт. Вот так порадовал. Благодарствую Константиныч.
        - Да ребята такие, им всё надо. А у нас возраст, когда всем хочется поделиться, на том и сошлись, - усмехнулся Роман Константинович.
        Проезжая, по одной улице, где на хорошо освещённой детской площадке играли ребятишки, Роман Константинович притормозил и, выходя из машины, буркнул через плечо: - Я на пару минут.
        Он подошёл к игровой площадке. К нему тут же выбежала девочка лет восьми.
        - Как дела, Наташ? - спросил Роман Константинович.
        - Хорошо. Папа нам новый дом подарил. Он такой большой, что даже на роликах кататься можно и щенкам место есть, - сообщила девочка.
        - О, так ты своих щенков забрала? - порадовался мужчина.
        - Да, мы их сами перевезли. Мама посадила в мешок всех щенков вместе с Мухой, ну их мамой, и так в автобусе перевезла. А я рядом была, за младшими присматривала. Дождь и ветер, сильные пресильные были. Я боялась, что у меня братишек ветер выхватит и унесёт. Крепко-крепко за руки держала. Папа не смог нас отвезти. Когда мы уходили, он лежал на диване. Мама сказала, что он надорвался, когда наши вещи перевозил.
        - Ты молодец. Ты как старшая, у мамы самая надёжная помощница.
        - Спасибо, - зарделась девочка.
        Её окликнула мать, и она умчалась, а юрист ещё с минуту смотрел ей вслед. Он понимал, что девочка ещё не осознаёт, что её жизнь бесповоротно изменилась после развода родителей.
        Он вернулся в машину.
        - Слушай, давай по пути в магазин заскочим. Чуть хлеба с кефиром не забыл купить, - вспомнил сосед.
        Белых припарковался у супермаркета и тоже пошёл в торговые ряды. Ему захотелось порадовать чем-то вкусным свою супругу. Он стоял у стойки с батончиками и плитками шоколада, вычитывая на обёртках состав продукта, написанный шрифтом по размеру меньше половины муравья, как услышал знакомый женский голос и прислушался.
        - …если бы не ты и твой папочка, я бы давно себе нормальную жизнь устроила.
        Роман Константинович положил шоколад и вышел к говорившей. Рядом с молодой женщиной стоял с поникшей головой мальчик лет десяти.
        - Здравствуйте Роман Константинович, не знаете, нас уже скоро в суд вызовут?
        - Я думаю должны успеть оформить ваш развод до конца года. Я, кстати, к казакам в штаб только, что заезжал. Набор мальцов идёт. Не хотите вашего Колю туда пристроить? У них ребята все выходные в штабе под присмотром с наставниками учатся и на неделе на занятия по спорту ходят.
        - Спасибо, что сказали, обязательно отправлю, - обрадовалась женщина.
        Коля поднял глаза, и Роман Константинович увидел боль вперемешку с благодарностью.
        - Тогда там, увидимся, обещаю, - подмигнул он мальчику, и пошёл к выходу, забыв про шоколад, ему нужен был свежий воздух.
        Но тут его ждала другая не радостная картина, от которой он сбежал в машину, в ожидании Макара Николаевича.
        - Чего губы поджал? - заметил перемену в настроении сосед.
        Юрист вывернул руль, и, выехав на проезжую часть проговорил: - Девочка дёргала маму за рукав, тыкая на припаркованную у супермаркета Ниву, на стекле, которой наклейка, Сталин грозно смотрит на окружающих. Она спросила у мамы, дословно «Это когда нечем украсить машину?». Та расхохоталась и предложила выложить в Тик-Ток. Девочка тут же развеселилась и достала блестящий мобильник, - Роман Константинович глубоко вздохнул, горечь от происходящего с современниками терзала ноющей раной. - Если родители считают забавным подобное, а не дают разъяснения на детские вопросы, то какого уважения и сопереживания ждать от растущего поколения. Эти качества утрачиваются. Люди холодеют по отношению друг к другу. Высмеивают и выкладывают находки в интернет. Появляются изуродованные фрики, желающие прославиться пусть даже издеваясь над собой. Где думающие? Почему их так мало?
        - Это их выбор. Каждый решает сам умнеть ему или глупеть, - вздохнул Макар Николаевич.
        - Видать глупеть легче и веселее, чем нейронные связи в мозге строить, - выдал вердикт Роман Константинович.
        - Конечно, нам тоже в молодости важно было удовольствие получить здесь и сейчас.
        - Верно, всё то же самое. Человеческая природа в потребностях идентична хоть сегодня, хоть двести лет назад. Разница только в том, что всё больше утрачивается преемственность поколений. А без неё опыт невозможно передать. В итоге и те же ошибки делаем, и уроки от них не откладываются. Не заботится теперь человек о накоплении знаний. В интернете всё есть.
        - Верно, говоришь. Но откуда взяться этой преемственности. Старики и так подрабатывали, кому здоровье позволяло, и с внуками мало общались, а теперь и вовсе срок выхода на пенсию подняли. Скоро как за границей будет. Сдавать нас дети будут в дома престарелых, чтобы жилплощадь освободить. Не нужны старики. Хотя Роман, мы ж токо с пацанами такие разговоры вели.
        - Да. Только они и им подобные останутся. Ни кто не выживет. Отсутствие образования это путь в никуда, а не свобода выбора. Вот-вот и совсем как кошки котят детей бросать будут, не задумываясь. А вот казаки это другое дело. Казаки со своими вековыми традициями смогут пережить любые катаклизмы и другие навязанные страхи без глобальных изменений. Они заботятся о подрастающем поколении так же, как это делали их отцы и деды.
        Мужчины подъехали к воротам дома Белых, но выходить из машины не спешили. Их захватил разговор.
        - Страшные вещи творятся. Тоже на своих смотрю. Сын на работе, невестка там же допоздна пропадает, внуки к нам не хотят. Отсталые вы говорят. Даже ягод с грядки сорвать лень. Носы воротят. В магазине уже мытая и большая клубника, а у тебя дед надо с ней возиться. Так это что. У моей старшей сестры крыша у самой потекла. Под шестьдесят, а всё молодится. Зять жаловался, ревность к дочкиным ухажёрам началась. Той друг цветы подарит и этой надо. Иначе скандал. Сколько деньжищ уж на свои процедуры красоты извела.
        - Как же прополоскали нам всем мозги. Окно Овертона в действии.
        - Что за окно?
        - Психолог один разложил как политики и всякие там лидеры мнений идеями своими меняют общественное восприятие.
        - Да ну! Приведи пример?
        - Самые мерзкий и запоминающийся расскажу. Навсегда запомнишь. Овертон, психолог этот, нарисовал шкалу понятий обсуждаемых в обществе, включая самые радикальные мнения с противоположных сторон, где слева много свободы, а справа ограничения свободы, - Роман Константинович задумался, вскинув взгляд вверх, и стал загибать пальцы: - Немыслимо, радикально, приемлемо, разумно, популярно, новая норма. Так сказать действующая, а потом на убыль после популярности, разумность, приемлемость, радикальность и через какое-то ещё время снова норма становиться не мыслимой. Так вот. Гомосексуализм. Фрейд вытащил теорию, что это может быть нормально для кого-то. Последователи в течение десятков лет выкладывали всякие исследования, которые подтверждали, что некоторые особи мужского и женского пола предпочитают себе подобных. Вовлекли газеты и их собратьев. Охватили широкие массы населения своим просвещением, типа это отклонение, но это естественно. Нельзя винить человека за то, что он гей или лесбиянка, иначе это равносильно тому, что смеяться над высоким или носатым. Потом заговорили знаменитости, и своими
откровениями о сексуальных связях с однополыми партнёрами, заставили фанатов пересмотреть их собственные моральные принципы. В итоге гомосексуализм сегодня это обыденность. Его можно по такому же способу как возвели, так и низвергнуть, но почему-то медийным лицам планеты нравиться быть в этом образе. В каждом кино, даже в детских фильмах это мракобесие. Посмотри «Красавица и чудовище» с девчонкой, что Гермиону играла в Гарри Потере. Даже туда уже засунуты сцены с однополыми парами. Кому-то это выгодно.
        - Что за … неужели нельзя было не такую пакость припомнить? - отплевывался Макар Николаевич.
        - Пожалуйста. Евровидение. Было, стало. Всё наглядно. Первые участники монашками выглядят по сравнению с тем, что происходит сейчас. Одна только бородатая женщина чего стоит. Неужели там музыкальные таланты побеждают? Нет, это давно инструмент пропаганды. А что сейчас с короновирусом происходит в Китае? Помяни моё слово и до нас дойдёт норма, сидеть взаперти. Без масок наказывать, и штрафовать будут, если гулять в парк пойдём, когда не велено.
        - Константиныч, хватит преувеличивать. Это ж в Китае. У них и куриный грипп был, справятся. Да и эболой уже весь мир пугали. Пронесёт. У нас и геев не жалуют и с Евровидением давно народ всё понял. Не прилетит к нам такая норма, - стал выходить из машины сосед, и вдруг рассмеялся: - Если такое введут, я думаю, это будет называться налог на воздух, типа заплати пять тысяч за хождение без маски или пять рублей, то бишь по цене маски.
        Роман Константинович рассмеялся. Мужчины пожали друг другу руки.
        - Ну, давай, спасибо, что свозил. Я теперь с тобой на все выезды, предупреждай заранее, - махнул сосед и пошёл домой.
        Глава 15
        Мысли Юльки сегодня шатались как лунатики, натыкаясь то на одно не законченное дело, то на другое, к которому надо подготовиться. Девушка даже составила список дел, чтобы ничего не забыть. И вот она открыжила предпоследний пункт в списке дел, запланированных на тридцать первое декабря.
        Этот крайний рабочий день в году, конечно же, нельзя было назвать трудовым. Только активность студентов, у которых шла сессия, занимали преподавателей непосредственно работой, отвлекая от поздравлений с наступающими десятидневными каникулами. Соседки по кабинету тоже были в предновогоднем настроении, делясь рецептами к праздничному столу и хвастаясь подарками для внуков. Девушка с лёгкой завистью слушала их болтовню. Семейные праздники всегда красной чертой отделяли её от большинства людей. Как-то так получилось, что она встречала первое января всегда в одиночестве. Родители, так же как и сейчас, постоянно куда-то были приглашены. Они отзвонились ещё вчера, что отбыли в чьё-то подмосковное шато, которые стало популярно в последнее время возводить у власть имущих. Мать уже выставила на своей странице в фейсбуке фотографии, где она с кем-то позировала на фоне вычурной антикварной мебели и расписных стен. Друзей, с которыми Юльке было бы интересно провести время, тоже не было. Как-то не сложилось у неё с алкоголем, да и шумная музыка развлекательных заведений вызывала почти физический дискомфорт.
Любившие повеселиться однокурсники тоже не спешили её брать в свою компанию. Общение ограничивалось просьбами списать конспект.
        Юлька глубоко вздохнула и печально посмотрела на фотографию в телефоне, где они с Кристиной были девчонками. Совсем недавно её прислала Кристина, чтобы посмеяться, какими забавными они были. Сегодня вечером будет утрачена единственная традиция. Традиции взаимных поздравлялок с Кристиной больше не будет. Никогда не будет.
        Девушка переключилась на входящее письмо. Она отослала открытки с текстом собственного сочинения всем участникам проекта на электронную почту. Ответ пришёл только от Киры и на удивление, немного ранее от Евгения. Набор штамповых фраз воспринимался отпиской. Но Юлька была рада и этому. Они могли просто скачать в интернете красивую картинку с чужими стихами, а ребята потратили своё время, чтобы ей написать.
        Внимание Юльки снова привлёк список дел. Последним пунктом у неё значилось позвонить семейству Белых. Она хотела их поздравить ближе к полуночи. В то время, когда закончив с обзвоном знакомых и друзей, поздравляют самых близких людей. Антонина Семёновна звонила ей два, а то и три раза в неделю. Точнее мама Тоня, так женщина попросила её называть. Она детально выспрашивала как у Юльки дела. Сетовала, что девушка ни как не обзаведётся второй половинкой. Юлька сама удивлялась, как легко выбалтывает ей свои секреты, за исключением, конечно, самого главного, суть тайны которого она разделила лишь с бабушкой.
        Шла подготовка в третьей командировке. В январе её ждало путешествие в Мадрид. Билеты на самолёт уже лежали распечатанными. Вылет в понедельник шестого числа. Это ведь только в России выходные дни. В Европе это будни. В воскресенье она пойдёт за новым заданием к Крутижанской. Нарастало чувство тревоги. Последняя поездка с полётом с крыши отрезвила девушку и не давала идеализировать свои способности. Юлька решила в этот раз подойти к сбору вещей прагматично, понимая, что действовать будет по обстоятельствам. Сначала хотела обзавестись ножом или перцовым баллончиком для самообороны, но вспомнила, что её с этим в самолёт не пустят, а сдавать в багаж тоже не было смысла. На въезде в другую страну при досмотре у неё это всё могли отнять.
        Юлька подпрыгнула от неожиданности от звонка мобильника, который забыла поставить на беззвучный режим. Ненавязчивая мелодия вырвала её от рассуждений. Звонила мама Тоня.
        - Что?! Одна в новогоднюю ночь?! Не может быть и речи. Езжай к нам. Комнату я уже приготовила. Ну и что, что у тебя командировка. Успеешь. У тебя времени предостаточно. Четвёртого вернёшься, - безапелляционным тоном вещала супруга юриста.
        Юлька уставилась на часы на мониторе.
        «Скоро все начнут плавно рассасываться по домам. Улизну и я» - словно запрыгала внутри неё маленькая девочка.
        «Как я рада, что ты согласилась» - ласково проворковала бабушка и тут же включила начальника: «Тебе надо придумать способ как туда добраться незамеченной».
        «Ба, я уже придумала» - хихикнула Юлька.
        «А почему я не слышала твоих мыслей?».
        «Я только что придумала. Там рядом с ёлочной накидкой лежали костюмы Деда Мороза и Снегурочки. Я сложу вещи в мешок, который быстро сошью из бархатной красной скатерти на кофейном столике в гостиной. Она всё равно уже поистрепалась. Сама оденусь Снегурочкой. У нас в подъезде детей много. Пристроюсь к кому-то из ребят, что по вызову ходят малышей по домам поздравлять. Затем возьму такси до Геленджика».
        «Гладко говоришь» - похвалила бабушка.
        В четыре часа Юлька уже добралась домой. Она быстро осуществила задуманное и расхаживала по квартире, поглядывая то на часы, то в окно. Ей было душно в костюме Снегурочки. В советское время их шили на совесть. Это был плотный голубой структурный материал с подкладой. Сапоги, парик и кокошник тоже нагревали.
        «Неужели ни кто не вызвал на дом Деда Мороза?!» - хмурилась Юлька.
        «Как сказал Лев Толстой - «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги», как быть? Слушай, а чего ты ждёшь, пригласи сама!» - подсказала бабушка.
        «Бабуль, если стоит прослушка, то ничего не выйдет из этой затеи».
        «Тьфу. Совсем забыла! Тогда иди по соседям. Найди тех, кто уже начал отмечать и тащи всех на улицу, а там уж сбежишь» - начала на ходу придумывать сюжет развития событий опытная сценаристка.
        «Спасибо!» - возбуждённая девушка побежала к двери.
        Альберт удивлённо слушал, как меряет квартиру шагами объект наблюдения. Какое-то время назад звук шагов девушки в комнатных тапках сменился на обувь с каблуками, а затем и вовсе застучал как ирландская чечётка.
        «Она что танцует или на свидание собирается и перед зеркалом крутится?» - думал агент МИ-6, плотно задёрнутые шторы в квартире Юльки заставляли подключать воображение.
        План бабушки сработал. Толпа выбежала с петардами во двор. Юлька какое-то время с ними покрутилась, а затем не спеша ретировалась к стоянке такси. Цены были космические, но другого девушка и не ожидала. Она набрала номер телефона мамы Тони.
        - Наконец-то выбралась, через три часа я у вас!
        - Замечательно! Нас как раз ребята из казачьего клуба придут поздравлять, познакомишься!
        Появление Юльки в костюме Снегурочки привело казачат в неподдельный восторг и восхищение. Она смела с полок в магазине на заправочной станции все сладости и набила ими мешок.
        Мама Тоня успела шепнуть, что ребята разбились на группы и пошли поздравить наставников.
        - У меня ещё много подарков, где ваши друзья? - вошла Юлька в образ, слыша, как бабуля аплодирует ей.
        - Они там! На площади, там, где ёлка! Там концерт! - закричали ребята.
        - Одевайся, - скомандовал Роман Константинович супруге. - Едем на концерт.
        - Там сейчас не пробиться, пешком быстрее будет, мы с таксистом окружными путями добирались, - тут же внесла корректировку Юлька.
        - Отлично, значит, пешком прогуляемся! - засмеялась мама Тоня.
        Дружной гурьбой они отправились на площадь перед администрацией города, где открывался морской простор Геленджикской бухты, красота которой компенсировала отсутствие снега.
        Юлька раздавала лакомство только за стихи. Дети их знали множество, но и мешок у Юльки казался бездонным. И тут она заметила одного мальчишку, который не участвовал в её представлении.
        - А ты чего стоишь? Стесняешься?
        - Нет, я стихов не знаю, - сконфузился ребёнок.
        - А песни, песни знаешь? Например, «В лесу родилась ёлочка»?
        - Знаю, - повеселел мальчик.
        - Слушай мою команду, запевай! В лесу родилась ёлочка…, - Юлька подхватывала одного за другим ребят в хоровод и потащила к ёлке.
        Рядом с собой она вела ещё пять минут назад стеснявшегося мальчишку, который теперь старался и пел во всё горло. После одного круга хоровода Снегурочка раздала оставшиеся конфеты. Мальчуган, казалось, был счастлив. Но тут он весь сжался и спрятался за её спину. Юлька посмотрела вперёд и увидела молодую ярко накрашенную женщину, идущую прямо на неё.
        - А вы тут долго ещё с ребятишками будите возиться? - ласково спросила незнакомка.
        - Да хоть до утра, - засмеялась Юлька.
        - Прекрасно, присмотрите, пожалуйста, за Колей, я вам заплачу, - указала женщина на мальчишку, который всё ещё выглядывал из-за Снегурочки.
        Сердце девушки заколотилось быстрее, от такой просьбы: - Какие деньги вы что, это же самая волшебная ночь в году!
        Снегурочка присела на корточки перед мальчиком.
        - Коля, ты знаешь кто такой Санта Клаус? Правильно это тоже Дед Мороз, так вот его зовут, так же как и тебя. Клаус, это Николай по-английски. Так что ты будешь мне сегодня помогать. Видишь там магазин, а мой мешок совсем опустел, пойдём надо его наполнить!
        Юлька взяла за руку мальчика, и они вместе зашагали в ближайший магазин, зазывающий яркими огнями празднующих.
        Роман Константинович был свидетелем этой сцены. Юлька услышала, как он обратился к женщине по имени и сказал, что если она не обнаружит сына у ёлки, то он будет у него в гостях, поскольку Снегурочка это его родственница. Тут Коля потянул её за руку, и Юлька полностью переключилась на мальчика.
        Через пару часов веселья родители разобрали казачат по домам.
        - И нам пора, что-то я подмерзаю, - пожаловалась Антонина Васильевна.
        Вчетвером они пришли к дому Белых. Колю сразу уложили спать. Остальные сели за стол. В отличие от наевшегося шоколада и других сладостей с мандаринами ребёнка, они были голодны. Добродушный хозяин веселил гостью и супругу. Юлька хохотала, папа Рома был отличным рассказчиком.
        - …тогда-то мы с Маргаритой Семёновной вместе вишнёвого пирога и стащили, а потом она маме сказала, что сама такой огромный кусок съела. Бабушка у тебя отменная была. А ещё однажды она мне жизнь спасла. Мне то ли семь, то ли восемь лет было. Я за ней на пляж увязался. Маргарита Семёновна столько всяких историй знала, что была у меня наравне со сказочным Оле Лукое. Так вот. Мы уже и замок построили из песка, и наговориться успели. Тут тётя Марго дремать стала. Я хотел ещё историй, а будить её как-то неловко было. И я решил, что если её удивлю, то она спать не будет, а снова со мной играть начнёт. Смотрю по сторонам. Ищу, чтоб такое придумать. На море штиль. Люди потихоньку расходиться начали. Солнце к обеду припекать стало. И тут я словно из морского воздуха поймал идею. Схватил нарукавники для плавания, одел на ноги и побежал к пирсу. Я был уверен, что смогу ходить по воде. Перед тем как спрыгнуть в море я закричал ей, уж не помню что. Зато прекрасно помню, как она подорвалась и ринулась ко мне. Нахлебался я тогда воды. Маме ничего говорить не стали. Всё же обошлось, - улыбаясь, но с грустью в
глазах закончил Роман Константинович.
        - Быстро время бежит, - погладила его по руке Антонина Семёновна.
        - Кстати, я так рад, что ты уже не в Турции и твои родители тоже. Там под двести человек арестовали, которых подозревают в государственном перевороте трёхлетней давности. Чистки идут. Неспокойно. Более того милитаристическое настроение снова на пике. Турецкий президент неделю назад выступил с заявлением, что готовится к развёртыванию войск в Ливии.
        - Роман, да хватит тебе. Совсем девоньку заговорил. Зачем ей это всё? - затараторила хозяйка, понимая, что супруг если заведётся про политику, то потом его не остановить будет и, повернувшись к Юльке спросила: - Правда?
        «Говорила ж я его матери, не пара ему эта простолюдинка» - неожиданно хмыкнула бабуля.
        - Не беспокойтесь, мне интересно. Продолжайте, пожалуйста, - среагировала Юлька.
        Взгляд Романа Константиновича на недовольную супругу можно было перевести как «вот видишь, я по делу толкую». Он придвинулся ближе к столу, и обрадованным наличием слушателя как профессиональный оратор перешёл на новый доверительный тембр.
        Мама Тоня замотала головой: - Что ж пусть вникает, а я это и так каждый день по сто раз слышу. Я спать.
        Но её уже ни кто не слушал.
        Утром первого января мать Коли забрала его домой. Юлька проспала до обеда. Когда она проснулась Роман Константинович предложил прогуляться по пляжу: - Это самое-то для тебя, чтобы прийти в норму и чтобы голова, потом не болела от резкой смены режима дня.
        Морской солёный воздух щекотал носоглотку оздоравливающе эффектом, и Юльке всё время хотелось чихнуть. К утру запах водорослей и соли уже вытеснили букет ароматов от ночного салюта. Они не единственные решили пройтись по пустому зимнему пляжу. То тут, то там встречались улыбающиеся парочки молодых людей. Песок не такой рассыпчатый, как летом скрипел под ботинками. А Юлька всё слушала. Этот человек имел удивительный склад ума и энциклопедическую память. С грустью девушка подумала, что её собственный отец мог бы не хуже просветить дочь о том, на чём сегодня базируется международная обстановка. Она не помнила уже, когда в последний раз разговаривала с ним дольше пяти минут. Их отношения давно перешли на некий монетарный расклад. Он откупался от неё подарками или денежными переводами, а она с благодарностью воспринимала любой жест отцовской заботы.
        Бабушка начала вздыхать. Она понимала, что сын совсем не удивляет внимания внучке, но повлиять на это не могла.
        «Ба, не переживай ты так, я уже большая. И посмотри, с какими людьми ты меня познакомила. Я чувствую себя, как дома» - сообщила Юлька.
        «Вот именно, чужие люди относятся как к родной, а у родных провал в памяти по поводу родительской роли. А ты говоришь, что я сочиняю. Реальность жизни чаще страшнее всякого вымысла» - запричитала бабушка.
        После прогулки Роман Константинович отправился в кабинет, ему предстояла разобрать какие-то бумаги.
        Мама Тоня, тут же всё объяснила, недоумевающей Юльке: - Эта баба, Виолетта Павловна, давит на всех в городе. Сафронова каждый день в офисе с юристами сидит. Сразу после праздников начнётся процесс. Будет бой. Казимир Сафронов строительный магнат, а на неё оформлено всё его имущество. Она долго терпела любовниц. Люди толкуют, что узнав, что когда она рожала Антона, их сына, он был с секретаршей в их постели дома. Другие говорят, что сына ей бывший ухажёр сделал, с которым она училась вместе в строительном институте. Чуть ли не через неделю после разрыва замуж за Сафронова вышла. Помогла, в общем, она перевести всё Казимиром заработанное на себя в течение нескольких лет и теперь грозит оставить мужа без средств. Год назад вошла в совет директоров его компании, хотя раньше интереса не проявляла и довольствовалась дивидендами с акций. Её юристы бодаются против Романа. Он лучший в своём деле. Ему надо вывести активы на мужа, который их заработал. Разрабатывает схему как это сделать. Пока законного пути не нашёл. Чтобы там Сафронов ему не пообещал, а мой муж по тёмным дорогам никогда не ходил.
        И второе и третье число Роман Константинович словно жил в кабинете. Юлька училась готовить у хлебосольной хозяйки. Женщины старались скрасить вкусностями юристу жизнь.
        Четвёртого января Юлька вызвала такси. Ей нужно было возвращаться в Краснодар.
        Она ехала по городу, когда вдруг бабушка стала терзать её своими переживаниями.
        «Надо помочь Белых» - играла бабушка минорными нотами в голосе.
        «Согласна. Но бабуль, при всём желании, как это сделать, я не юрист?».
        «Ты спецагент! Это синоним слова «герой». Это во сто крат выше любой узкой специальности! Импровизируй! Что жена Романа сказала? Мадам на работе. Давай заедем».
        «И что я ей скажу?».
        «Найдешь что сказать. Считай у тебя сейчас урок импровизации. Войди в ситуацию и ответ придёт сам собой. Только не внутрь, а сверху. Оцени режиссёрским взглядом».
        Юлька замолчала. Бабуля спровоцировала авантюризм, о котором она и не догадывалась. Девушка глубоко вздохнула и попросила таксиста заехать в бизнес центр Сафроновых.
        «Посмотрим смогу ли я быть этим самым героем».
        На охране Юлька представилась Сафроновой. Те отзвонились хозяйке. Девушку провели к лифту. Охранник нажал двадцатый этаж и вышел. Двери лифта захлопнулись. Кабина быстро перемещалась вверх. Стеклянный лифт открыл отличный обзор города и вид на вечное море.
        «Вот, где прячутся богачи. Покупают виды природы, но совесть-то это не отмывает, ни какая медитация не спасёт» - нашёптывала бабушка
        «Что я делаю?!» - вопрос самой себе не вызвал дрожи, снова сработало природное хладнокровие.
        «Всё прекрасно. Ты же назвалась Сафроновой. Продолжай в том же духе. Кто ты по отношению в Сафронову старшему в этой семье?».
        «У него сын подросток и жена, всё, что я знаю».
        «Назовись дочерью. Точно! Незаконно рождённой дочерью!».
        «Бабуля, мы же не в бразильском сериале!».
        Двери лифта открылись. Девушка в строгом костюме ожидала в метре от лифта.
        - Добрый день. Вам сюда, - она указала Юльке направление и проследовала рядом.
        Стеклянная дверь огромного кабинета открылась автоматически. Женщина у панорамного окна кивнула девушке и та быстро испарилась. Двери закрылись.
        - Подойди ближе, - не скрывая интереса, сухо сказала женщина, которой под стать было сниматься в рекламе косметики категории тридцать плюс.
        - Я опущу любезности, - голос Юльки звучал спокойно. - Я дочь вашего пока ещё супруга. Если вы не откажетесь от развода с отцом, я буду претендовать на часть имущества.
        - Чувств давно уж нет. Зачем нам жить вместе, - внимательно смотрела женщина, отвечая ровным голосом.
        - О каких чувствах вы говорите? Все так живут. Бизнес, ничего более. Вы уже его напугали. Подумайте, вашему сыну нужна такая скандальная история в жизни как шумный бракоразводный развод родителей, а всё вот-вот вырвется наружу, каждый захочет постирать грязное бельишко четы Сафроновых. Вы же не отделаетесь только официальными заявлениями. Поползут слухи, сплетни. А мальчику всего ничего. Он справится, как вы думаете с таким ударом?
        - Вы не понимаете. Я должна. Он меня предал.
        - Тогда давайте зайдём с другой стороны. Вы готовы провести генетическую экспертизу и доказать, что Антон сын Казимира? Я могу представить такие документы. И более того, если вы не хотите по-хорошему, я уже вам сразу готова сказать какой результат покажет тест на отцовство вашего ребёнка. Вы ведь в разрезе всего одной недели поссорились со своим парнем, с которым дружили в течение всего обучения в институте и выскочили замуж за уже тогда перспективного Сафронова. Хотите, чтобы такое стало известно широким массам?
        Удар достиг цели. Женщина не могла проронить и слова. Скулы ходили ходуном.
        - Ты выиграла, - Виолетта Павловна набрала номер юриста через секретаря: - Я отзываю исковое заявление на развод. Сегодня же уведомите моего супруга.
        Когда за девушкой закрылись двери, Виолетта Павловна прошла в соседнее помещение, которое было оборудовано под комнату отдыха, как номер в отеле.
        - Слышал? - спросила она, подойдя к креслу, в котором устроился с книгой элегантный мужчина лет тридцати пяти.
        Он кивнул и припал губами к руке Сафроновой.
        - Найди способ уничтожить Белых.
        Мужчина провёл рукой по горлу.
        - Нет, Артём. Растопчи его репутацию. Только он мог всё раскопать. Как же я его ненавижу!
        Вечером Юлька слушала плеск ликования от мамы Тони: - Сафронова отозвала иск. - Ура! Чудеса случаются!
        Юлька положила трубку и вслух сказала: - И я даже знаю, как это «чудо» зовут.
        Бабушка расхохоталась.
        В воскресенье вечером пятого января Роман Константинович ехал по городу в сторону заката. Солнце слепило ярко-рыжим диском. Головная боль, мучившая с утра усиливалась. Вдруг перед машиной метнулась тень. Он резко затормозил, но было поздно. Глухой удар падающего на обочину мужчины навсегда останется у него в памяти. Юрист выхватил мобильник. Нет сети. Улица пуста, ни души. Он подбежал к лежащей на земле фигуре. Струйка крови в районе головы уже соткала ртутного вида рубиновое полотно на асфальте. Он приложил пальцы к шее. Тонкая ниточка пульса говорила о том, что жизнь ещё теплится. Роман Константинович понимал, что надо спешить. Он подъехал ближе к обочине и загрузил мужчину на заднее сиденье. Затем на бешеной скорости рванул в травмпункт.
        Незнакомец пожил около часа, не приходя в сознание. К этому времени полиция уже прибыла в больницу и после оглашения о кончине пострадавшего, Романа Константиновича увезли в участок.
        Следователь брезгливо хмыкнул: - Юрист, а не знаешь, что место аварии покидать нельзя.
        Потом как в тумане. Протокол. Наручники. Камера.
        Глава 16
        Альберт слышал, как Юлька покинула квартиру.
        «Куда это она?» - прильнул он к окну, разглядывая в свете пары фонарей припаркованную около её дома оранжевую ауди.
        Из подъезда ни кто не выходил. Уже давно стемнело и скудное освещение придворовой территории к наблюдению не располагало.
        «Она ни с кем по соседству, ни разу не общалась, за время моего наблюдения, значит, вряд ли сейчас пошла в гости к кому-то на празднование нового года» - рассуждал британец.
        Тут двери в Юлькином подъезде распахнулись, и весёлая молодёжь высыпала во двор. Они прошли в центр детской площадки и стали запускать петарды. Альберт пригляделся, насколько позволял бинокль. Некоторые люди были в карнавальных масках. Даже одна Снегурочка.
        «Стоп. Почему у Снегурочки мешок Деда Мороза, а его самого нет?» - Альберт прекрасно помнил аксессуары персонажей русского фольклора, с которыми знакомился во время изучения языка.
        И тут он увидел, как Снегурочка отделилась от толпы и устремилась за дом.
        Альберт усмехнулся: - «Вот и всё, сейчас сядет в автобус или возьмёт такси. Дьявол! Я опять её упустил!».
        Он ходил по комнате, потирая руки: - «Ничего, скоро вернётся. В разговоре, скорее всего с матерью, она упомянула, что перед рождеством вылетает в Испанию. Вряд ли она собирается путешествовать в таком виде, хотя от этих русских можно ждать чего угодно. К тому же приближаются выходные и вероятно она должна посетить квартиру, в которой убирается. Если не появится, то сам поеду и буду слушать сутки напролёт. Не простая это квартира, не простая».
        Альберт не привык сидеть без дела. Если Драгунская вернётся, запись включится автоматически, и он увидит, как загорится лампочка. Британец приготовил на ужин стейк и салат и, закончив с едой, засел в гостиной с чаем за новости перед ноутбуком. Ему нужно было проанализировать то, что происходило в Турции.
        Небо озарило салютами. Цифры на экране в нижнем углу справа показывали начало первого. За окном раздавались радостные крики. Наступил 2020 год.
        Взгляд Альберта замер. Он не мог прочесть и строки. Снова набежала волна грусти. Он скучал по детям. Они знали, что он работает на правительство, и привыкли не задавать вопросы по поводу его отсутствия. Иногда он даже им звонил из своих командировок. Альберт решил набрать номер дочери. Сыну тяжелее было дозвониться, он постоянно, где-то забывал телефон.
        - Пап, ты чего так поздно? Уже одиннадцатый час. Завтра на работу, мы спать собираемся ложиться, - прозвучал усталый голос.
        - Саманта, я просто хотел узнать, как у вас с Питером дела.
        - Всё хорошо, спасибо. Давай, в другой раз поговорим.
        - Хорошо. С наступающим новым годом!
        - И тебя пап, - нейтральным голосом отозвалась Саманта и повесила трубку.
        Альберт посмотрел в ноутбук. Работа, это единственное, что спасало в такие моменты. Близкими отношения с детьми уже не сделать. Время утрачено безвозвратно. Внезапно раздался звук характерный для входящего звонка по скайп. На экране ноутбука появилась соответствующая заставка с фотографией звонившего. В белом кружке ему улыбалась Оливия. Какое-то время Альберт просто смотрел, как пульсирует аватарка, а потом он вдруг разглядел, какая привлекательная женщина на него смотрит с этой фотографии. Неожиданно рука потянулась принять вызов, но звонок прекратился. Альберт встал. Прошёл в кухню. Приготовил чай. Вернулся в гостиную. Положил пару подушечек на диван и уселся между ними. Он пригубил пару глотков чая. Улыбнулся в пустоту и перезвонил Оливии.
        Юлька испытывала двоякое чувство. После нескольких дней смены обстановки она и отдохнула и устала. Всё-таки ей было привычнее не вылезать далеко и надолго из своей раковины. Она сразу рассортировала и перепаковала вещи для новой поездки, решив, что воскресенье проведёт горизонтально, за исключением короткого выезда для получения шифровки.
        Крутижанская, как всегда, без всяких отступлений озвучила новое задание и отключилась.
        «Хм. Вам подойдёт тигровая лилия. И как это запомнить? Аббревиатура ВПТЛ какая-то не очень запоминабельная. Какую из этого можно сделать рифму?» - размышляла Юлька, управляя машиной на обратном пути.
        Бабушка тут же вовлеклась: - «Что сложного? Ну-ка, ну-ка. А если так? Вам подойдёт тигровая лилия, солнце взойдёт и будет кошек флотилия».
        «Ба, так ещё сложнее. Давай я лучше ВПТЛ запомню».
        «И как ты запоминать это собралась?».
        «Воронцов, привет, ты лучший!» - вдруг выдала Юлька.
        «А кто такой Воронцов?» - загадочно переспросила бабушка.
        «Я эту фамилию просто в рамках мнемотехники использовала», - сконфузилась Юлька.
        «Ну, как знаешь, как знаешь» - ласково пробормотала бабушка и сменила тему. - «Ты уже выбрала наряд для выхода на Мадридский блошиный рынок?».
        «Зачем наряд. Это ж просто барахолка?».
        «Ну, во-первых, молодая женщина, всегда должна думать, о том, как она выглядит, и какое впечатление производит. Эмоции окружающих людей зеркалят наше собственное к ним отношение. Какую энергию запустим, такая и обратно прилетит».
        Юлька закатила глаза, и попыталась сдержать мысли возмущения и несогласия, чтобы не обидеть каким-нибудь высказыванием родную бабульку, которая снова вошла в роль сценариста.
        Альберт, ехал на значительном удалении позади автомобиля Драгунской и прокручивал в голове полученную информацию, чтобы окончательно оставить её в архивах памяти: «Эль-Растро, женщина в белом, вам подойдёт тигровая лилия».
        На светофоре он открыл поисковик в телефоне, чтобы узнать, что такое Эль-Растро. Оказалось, данное слово является названием одного из старейших рынков Испанской столицы. Остальное тут же сложилось. Он немедленно набрал номер туристического агентства, в котором были свои люди, и заказал оформление поездки на пару недель в Мадрид с вылетом из Краснодара в понедельник.
        Шестого января Альберт, одетый как обычный турист ожидал в зоне вылета в Краснодарском аэропорту. Он уткнулся в телефон, но не забывал отслеживать, что происходит вокруг. Драгунская появилась почти одновременно с вычурно одетой девицей. Они прохладно поздоровались. От агента МИ-6 не ускользнуло, что обе девушки не скрывают, что тяготятся обществом друг друга. За весь перелёт до Шереметьево они больше не проронили ни слова. Однако прибыв в Москву, когда к ним присоединился какой-то молодой человек, они сделали над собой усилие и даже вдвоём смеялись над его шутками.
        «Так, надо с этой леди познакомиться поближе» - подумал Альберт и прошёл в бизнес зал, где связавшись с турагентом, попросил сделать так, чтобы в перелёте до Мадрида он имел возможность пообщаться с одной молодой особой.
        Янка была в не себя от счастья, когда во время посадки ей предложили лететь в бизнес-классе.
        Она высоко вскинула голову и сообщила Юльке с Евгением: - Сегодня, даже если бы наши билеты совпали, чтобы сидеть в одном ряду, я бы всё равно не променяла на вас бизнес-класс!
        - Яна, всё правильно! Остаётся только завидовать, - закивал, стоящий рядом Евгений.
        Юлька чуть не прыснула от смеха и прошептала Жене на ухо: - Хорошо, что так вышло, а то бы опять пришлось объяснять чудеса совпадения.
        Женя ей подмигнул. Ему нравилось, что Юлька оттаяла и снова с ним общалась как раньше и даже поделилась тем, что именно она упросила клерков бронировать им места рядом.
        Они сидели в конце самолёта. Юлька хвасталась, как работала Снегурочкой у целого отряда казачат.
        - Ну, а ты как Новый год встретил? В серого волка наряжался? - пошутила девушка.
        - Так и было. С друзьями шашлыки на даче жарили, да баньку топили.
        - Здорово!
        Юлька что-то говорила про пользу бани, а Жене вспомнилась его новогодняя ночь. Как он в одиночестве работал над изобретением. Как звонили поздравлять друзья, а он не брал трубку. Как постучались выпившие соседи во главе с молодой продавщицей. Как он отказался с ними идти, и как она обвиняла его в чёрствости.
        - Неужели ты ничего не замечаешь? Что я должна сделать, чтобы ты увидел, то ты мне нравишься?
        - У меня есть девушка.
        - И кто она?
        - Юля. Тоже в институте работает, помощником проректора.
        - А тогда конечно, всё понятно, выгодную партию подыскал!
        От того как девушка хлопнула дверью было понятно, что продавщица в бешенстве. Женя решил, что надо будет теперь отовариваться в другом месте, а то ещё притравит. Он хотел тогда продолжить работать, но не смог. Пошёл спать, удивляясь тому, что не нашёл другого способа отказать, а приплёл Драгунскую, чтобы отвадить навязывающую свою любовь женщину.
        Юлька посмотрела на Женю внимательно: - Эй, ты здесь? Я тебе вопрос задала?
        - Повтори, пожалуйста, что-то уши заложило, - улыбнулся Женя, а сам подумал: «Юлька права, маска серого волка ко мне приросла. Разведчики обречены на одиночество. Это работа волков одиночек они не должны расслабляться. Острый нюх спасёт жизнь, а семья, это его слабая сторона, его болевой крючок».
        Глава 17
        Янка вжилась в образ леди из бизнес-класса и ещё какое-то время задирала нос, но когда увидела свой чемодан на багажной карусели и вспомнила, что тащить его за неё ни кто не будет, поджав губы, вернулась с небес на землю. Она с удовольствием проболтала весь полёт с интересным мужчиной и надеялась получить от него визитку, но джентльмен испарился, как только самолёт приземлился.
        Агент МИ-6 прошёл ускоренный досмотр для бизнесменов и, переодевшись, встречал объект наблюдения в зале прилётов. Попутчица достаточно подробно рассказала ему о Юлии Драгунской, о программе их поездки и многое другое, чтобы прояснить картину и понять, где ещё искать данные. Он уже наметил пару звонков с людьми, которые могли вывести его на лабораторию МГУ, а там и на план международного проекта по обмену опытом, который они курировали со стороны России.
        Когда молодые люди вышли с багажом их компания удвоилась. Ещё три молодых женщины, что-то хохоча, обсуждали с Драгунской. Они прошли в микроавтобус, на котором крупными буквами значилось название отеля. Но Альберт решил не рисковать и, взяв такси, ожидал, пока микроавтобус отправится. Британец не стал селиться в этом же отеле. Понимал, что дочка ректора может начать его преследовать. Девушка не один раз ему сказала, что свободна и намекала на возможное времяпровождение, но сейчас она ему больше была не нужна. Благодаря ей Альберт знал, что целью визита является университет Комплутенсе, крупнейшее высшее учебное заведение в Испании. Как сказала его юная попутчица, в нём учился сам Сервантес, написавший Дон Кихота и другие известные деятели испанской культуры. Но его это сейчас совсем не интересовало.
        Заселившись в отеле поблизости Агент МИ-6, рассматривал карту города, оценивая варианты маршрутов. Он узнал, что каждый день в десять часов начало презентаций. Ужин в ресторане отеля в восемь вечера. В пятницу утром вылет обратно.
        Сложив все точки, между которыми планировалось перемещение объекта наблюдения, он понял, что ему недостаёт только одного, времени встречи на Эль-Растро. Интернет подсказал часы работы рынка в будние дни. Получалось, что Драгунская может в своём графике побывать там лишь рано утром. И именно в это время он должен быть рядом. Однако рынок простирался на двух длинных улицах.
        «Искать некую женщину в белом будет проблематично. Она не успеет, даже если будет бегать. Возможно, ей даже придётся пропустить какие-то встречи в университете» - пристально оценивал карту британец.
        Юлька разложила вещи. Всё изрядно помялось, и она наспех гладила костюм, который завтра собиралась надеть. Но мысли её, несмотря на вещание бабушки, были далеко от нарядов. В голове не складывалось, как она должна на огромном рынке в течение одного часа отыскать некую женщину в белом.
        «У меня есть всего четыре утра, когда я могу осуществить попытки. Надо разбить рынок на отдельные территории и проработать входы в разные зоны» - размышляла девушка.
        «Может не сработать» - остановила её бабушка.
        «Почему?».
        «Твоя связная необязательно может стационарно стоять на одном месте. Она может перемещаться».
        Юлька психанула, отшвырнув брюки: - Да что же это такое! Какого мне дают такие задания!
        «Ну, ну, ну. Не расстраивайся» - поспешила утешить бабушка.
        «Я не могу в третий раз провалиться!».
        «Почему не можешь? Можешь. Это жизнь. Но ты должна приложить все усилия, чтобы достигнуть цели. Иначе в чём смысл вообще, что-либо делать. Я, например, когда садилась за шахматы с твоим дедушкой всегда знала, что проиграю, но садилась и училась, потому что мастерство приходит, когда преодолеваешь трудности. Однажды у нас даже ничья была. На гастролях в поезде именно благодаря его школе я обыгрывала пол нашего театра».
        Юльке стало стыдно: «Ты права бабушка. Надо закончить глажку и сесть подумать».
        «Верно, а пока отвлекись, включи телевизор, у них наверняка есть музыкальный канал. Так хочется на исполнение настоящего фламенко посмотреть и послушать гитару».
        Юлька улыбнулась и включила телевизор. Погладив все вещи, она приготовила себе чай, который прихватила с собой из дома и, закрыв глаза задумалась. У неё был почти час до ужина, и девушка хотела провести его с пользой. Однако подумать не получилось. Незаметно для себя под расслабляющие аккорды гитары Юлька задремала и проснулась лишь утром, когда её разбудила звонком Кира.
        - Ты где? Мы тут уже в автобусе рассаживаемся.
        - Бегу! - подскочила Юлька.
        Альберт прождал в уличном кафе напротив входа в отель всё утро, и когда Драгунская выбежала к автобусу, понял, что сегодня девушка на Эль-Растро не пойдёт.
        «Ну что же, тогда я поеду сам».
        Он оплатил счёт и попросил официанта вызвать такси.
        Казалось, рынок заполонили в основном туристы из России, приехавшие потратиться на каникулах в Испанию. Агент МИ-6 просматривал торговые ряды, сканируя в поле зрения белые объекты. Через какое-то время британец поймал себя на мысли, что как будто он ходит по Портолобелло Роуд в Лондоне, где ему приходилось бывать с супругой. Те же магазинчики и палатки с сувенирами и всякой рухлядью. Он никогда не понимал, зачем люди скупают весь этот хлам, но Элизабет так радовалась какой-нибудь мелочёвке или уникальному предмету, что Альберт не мог ей отказать и скрепя сердцем перед Рождеством, если был в Англии, сопровождал её по улочкам самой популярной барахолки города. Он услышал, плачь скрипки где-то справа. Ностальгия снова посетила его сердце. Такие же уличные музыканты развлекают публику и у него на родине. Он повернулся, чтобы бросить мелочь скрипачу и остановился. Поверх тёплой куртки, на женщине, которая двигала смычком по скрипке, был одет белый балахон, напоминавший бальное платье.
        «А вот и женщина в белом» - прищурился Альберт.
        Он заказал чай и устроился неподалёку на скамейке под деревом. Через какое-то время британец изучил всё вокруг и прошёл в парикмахерскую на углу. Пока ему помыли голову и освежили стрижку, Альберт выяснил, что талантливая скрипачка играет круглый год с самого открытия до закрытия рынка и о том, что она стала достопримечательностью Эль-Растро и её фото можно даже встретить в путеводителе по Мадриду.
        Альберт обошёл барахолку до конца и, убедившись, что других женщин в белом нет, прикупил нужный путеводитель и отправился в отель.
        «Осталось найти способ подложить его Драгунской» - размышлял он по дороге.
        Вечером у себя в номере Юлька прыгала от счастья. Чёрная полоса невезения закончилась. Ей только что принесли свежую прессу. На журналах лежал путеводитель по Мадриду, на обложке которого женщина в белом играла на скрипке и, открыв указанную под снимком страницу, девушка обнаружила адрес на рынке Эль-Растро.
        В среду в семь утра Юлька уже покинула отель. В половине девятого она была на месте. Скрипачка раскладывала вещи. Она поставила футляр скрипки перед собой и облачалась в платье.
        - Вам подойдёт тигровая лилия, - подошла юная шпионка вплотную и прошептала шифровку почти в самое ухо женщине.
        - Благодарю, - на английском с лёгкой улыбкой ответила скрипачка.
        Юлька тоже улыбнулась и помчалась к такси.
        Альберт наблюдал за этой сценой, стоя между прохожих наклонившись к стакану с чаем в руках почти в одном метре от женщин. Он заметил, как изменились глаза музыкантши.
        «Определённо это она» - почувствовал сладкую дрожь в теле агент МИ-6.
        С этого момента он переключил своё внимание исключительно на женщину в белом. Она исполнила несколько мелодий и вдруг засобиралась. Скрипачка устремилась по улице вниз. Альберт пошёл за ней. Женщина остановилась около бежевого старенького сеата, припаркованного в трёх кварталах от рынка. Она сняла балахон. Открыла багажник и положила в него скрипку вместе с одеянием. Он тут же засуетился в поисках такси. Но ни одного не встретил. Тогда он просто вышел на дорогу, остановив первый попавшийся седан. Альберт постарался объяснить, что ему нужно, но пожилой испанец мотал головой, не понимая по-английски. И тут британец увидел магазин мопедов. Он вбежал и оплатил тест драйв семейной модели. Сев позади паренька, который демонстрировал мопед, Альберт улыбался и кивал, но всё время подталкивал его свернуть в нужную сторону. Скрипачка ехала медленно на своей малолитражке, да и пробка в узких улицах не позволила бы ей разогнаться. На широком перекрёстке Альберт пересел на такси и уже в более комфортных условиях продолжил следить за женщиной.
        Каково же было его удивление, когда объект наблюдения припарковался у посольства Великобритании. Через пятнадцать минут скрипачка покинула здание, а Альберт пошёл внутрь и затребовал встречу с послом.
        Британец ужинал в номере, ему не хотелось покидать тихие стены и находиться среди шумной ресторанной публики. Сегодня он получил значительную порцию для размышлений и хотел побыть в одиночестве. Драгунская работала на МИ-6. По понятным причинам Альберту не открыли детали, но дали понять, что связная передала шифровку именно в разведывательное управление Великобритании.
        Владимир Дмитриевич, сидя в рабочем кабинете, перечитывал донесение.
        «Идти к Марии Владленовне ещё не время» - захлопнул он папку и встал из-за стола.
        Он подошёл к окну и уставился на редких прохожих. Страна будет отдыхать ещё несколько дней. Январский ветер, завывая, кружил редкие снежинки. Мужчина понимал, что наткнулся на некий информационный канал, но он ни как не мог сложить, каким образом герои этой цепочки, за которой после Варшавы он поставил наблюдение, связаны между собой.
        Глава 18
        С чувством выполненного долга Юлька летела домой. Они сидели с Женей в разных концах самолёта, видимо у клерков не получилось объединение их мест. Юлька, сначала испытав сожаление по этому поводу, просветлела, ведь у неё появилась возможность поспать, чем она и занялась, немного пофантазировав, как завтра отчитается Крутижанской.
        Рейс в Краснодар задерживался. С сумкой и рюкзаком девушка ни как не могла найти свободное место в зале ожиданий. Потолкавшись между такими же недовольными пассажирами, она устроилась прямо на полу, усевшись на сумку. Весь запас энергии полученный ото сна был потрачен впустую.
        Юлька поздно добралась домой. Она щёлкнула выключателем в прихожей и сбросила багаж на пол. Руки, уже не могли держать ни какой вес от усталости. Вдруг Юльке попался под глаза белый прямоугольник конверта на полу. Её бросило в жар. Девушка тут же осознала, что не она его оставила. В квартире кто-то побывал. Не разуваясь, Юлька прошла в гостиную. Там царил полнейший беспорядок. Зияли пустые полки шкафов, вещи грудой лежали на полу.
        «Детка, по-моему, тут побывали незваные гости» - отозвалась бабушка.
        «Сейчас узнаем, что за Машенька по берлоге медведей хозяйничала» - подхватила Юлька конверт.
        Письмо гласило «Верни, то, что тебе не принадлежит и с твоей матерью ничего не случится».
        У Юльки перехватило дыхание: «Кристаллы. Турецкие военные ищут кристаллы Эмина».
        Бабушка всхлипнула. Девушка перечитала строки ещё несколько раз, ища подсказку, кому и куда она должна вернуть кристаллы. Но текст не давал ей этой информации.
        «Подожди. Наверняка позвонят» - предположила бабушка.
        Юлька вздрогнула от вибраций мобильника. На экране высветилось «мама Тоня». Она в нерешительности приняла входящий звонок.
        - Роман в тюрьме, сбил человека. Грозит от пяти до двенадцати лет лишения свободы.
        Юлька стояла как парализованная в одной руке с конвертом, в другой из мобильника лились рыдания. Бабушка причитала в голове.
        Девушка взяла себя в руки: «Надо разделить задачи, свалившиеся в одну кучу».
        - Мама Тоня у Романа Константиновича адвокат есть?
        - Да. Назначили молоденького мальчишку. Остальные местные боятся. Даже говорят, что ни за какие деньги не пойдут.
        - Что-то нужно? Чем я могу помочь?
        - Детка, я не знаю. Сосед Макар Николаевич, что-то про какую-то независимую экспертизу говорил.
        - Сколько стоит? - спросила Юлька.
        - Я не знаю, - задумался мужчина.
        - Узнайте и перезвоните. Я помогу. Идите прямо сейчас. Я жду звонка, - жёстко отчеканила Юлька и отключила входящий вызов.
        Она набрала номер телефона матери. Тот был в не зоны действия сети. Позвонила отцу, там поприветствовал автоответчик. Поискала контакты домработницы. Та сразу взяла трубку.
        - Мама ваша уехала в Индию. Кажется на ГОА. Какой-то семинар по духовной практике. Она предупреждала, что возможны проблемы со связью. Вернуться должна в начале марта. А Владимир Эдуардович только ночевать приходит и то не всегда, много работы.
        Поблагодарив Юлька отключилась. Проверить, где мать не представлялось возможным.
        Антонина Васильевна перезвонила через час и передала трубку Макару Николаевичу, тот вкратце объяснил ситуацию. Кто-то имеет серьёзный зуб на Белых. Он как владелец частного охранного агентства имел связи в разных структурах. Но сейчас ни кто не шёл на контакт. Даже опытные ходоки по кабинетам власти говорили прямо, что не возьмутся выяснять, кто за этим стоит. Следователь искусственно затягивает дело и ставит бюрократические препоны. К Роману Константиновичу никого не пускают. Жена со второго раза еле смогла передать ему тёплые вещи в камеру. Удалось выяснить, что следователь собрал не весь пакет документов, считая, что Белых априори виновен.
        - Отсутствует трасологическая экспертиза. А в таких ситуациях это первое дело, - пыхтел Макар Николаевич.
        - Вы по месту можете сделать? - хмурилась Юлька.
        - Нет и в краевой лаборатории тоже. Меня предупредили знающие люди, что надо вызывать независимых экспертов из Москвы.
        - Я поняла. Я переведу вам деньги. Пришлите реквизиты. И звоните, если что ещё надо.
        Юлька сделала паузу и еле сдерживаясь, проговорила: - У меня проблемы сейчас. Я возможно не смогу какое-то время трубку брать. Я потом сама наберу.
        Владелец ЧОП сменил тон: - Спасибо. Я понял. Если я вдруг могу помочь, обращайтесь.
        - Я сама, - прошептала девушка и положила трубку.
        Телефон завибрировал снова, пришло сообщение с банковскими данными для перевода.
        Монетаризированные отношения с отцом позволили сделать определённые сбережения. Звонок отцу был равен поступлению денег ей на счёт. Можно даже было не просить о переводе, просто сообщение оправить с вопросом как дела. У Юльки с детства осталась выучка. Деду Морозу стишок, а он тебе игрушку. Папе звонок, а он тебе деньги. Стимул подарок, стимул подарок. Только какая-то пакостноосадочная неприязнь от всей этой купли-продажи стала в душе образовываться, когда она повзрослела. Поэтому Юлька присланные отцом деньги не тратила. На депозит переводила с тех пор, как исполнилось восемнадцать. И вот пригодились. Сегодня на них можно было купить приличную квартиру в новостройке. Она отправила половину для Белых, остальное перевела на дебетовую карту, понимая, что предстоят грандиозные не предвиденные расходы.
        Звонка всё не было. Юлька молчала. Бабушка тоже не докучала ей переживаниями. В субботу Юлька выехала для отчёта. Она не стала посвящать начальницу в свои проблемы. В этот раз голос Марии Владленовны звучал довольнее обычного. По-видимому, она была удовлетворена результатом работы юной шпионки.
        Альберт прилетел в пятницу ночью. Он прослушал запись за неделю и понял, что в квартире Драгунской прошёл настоящий обыск. Несколько фраз на турецком языке дали ему понять, кто учинил беспорядок. По тому, какие звонки осуществила хозяйка квартиры, он понял, что Юлька поставлена в некое неудобное положение. Ему недоставало данных для полного анализа. Он проследил за ауди до явочной квартиры и прослушал отчёт, который подтвердил его мысли о том, что это некий канал связи, где девушка осуществляла роль курьера.
        В четыре часа дня раздался звонок. Юлька отвечала по-турецки, переспрашивая почти каждый пункт разговора. Благодаря этому у британца быстро вырисовался её маршрут.
        Юлька в понедельник пришла на работу. Она написала заявление на отпуск за свой счёт, и оставила рапорт по поездке в приёмной ректора.
        Альберт вылетел в Турцию утром и встречал Драгунскую в аэропорту Стамбула. Он планировал перехватить кристаллы. Но для этого ему нужно было убедить девушку ему доверять. Применять силу не было смысла, особенно если данная особа приносила пользу Великобритании. Он изменил внешность и встретил её под видом таксиста.
        Названый адрес удивил, и агент МИ-6 решил пока повременить со знакомством, незаметно прикрепив несколько жучков на одежду и рюкзак девушки.
        Респектабельный район Бешикташ, который находился на берегу пролива Босфор, соединял на излюбленной территории последних османских султанов коммерческую и культурную жизнь Стамбула. Потолкавшись в пробках, Альберт высадил пассажирку около одного исторического многоэтажного строения, в котором располагались роскошные квартиры местных богачей. У входа её встретил какой-то пожилой мужчина, в осанке которого угадывалась военная выправка.
        Глава 19
        Юлька сидела на белой кожаной софе с высокими ножками из красного дерева. В пепельного цвета гостиной мебели было мало. В одном углу стояла диджейская музыкальная аппаратура. Слегка поджав губы, девушка всматривалась в лицо дяди Эдика. Некогда Эдуард Максимович Некрасов был водителем в Российском посольстве, и Юлька в жизни бы не подумала, что тот, кто показал ей, что такое скорость может позволить себе такое жильё. Одежда мужчины была явно не по возрасту и вызывала непонимание.
        - Я как увидел сегодня днём сообщение «код рахат лукум», так чуть дар речи, не потерял. Мы же с тобой этим кодом пользовались всего-то пару раз, когда директор школы, где ты училась, вызывал твоих родителей, и я прибыл вместо них, объяснив, что передам о том, как ты сорвала урок, исполнив какую-то песню, которая не по нраву учительнице пришлась и что-то ты там ещё натворила? А, да! Рыбок переселила в банку, а в аквариуме устроила соревнование бумажных корабликов! Видишь, я всё помню.
        - Мне нужен совет, - выдохнула Юлька.
        Она знала, что перебить дядю Эдика невозможно.
        - Совет или помощь?
        - Думаю и то и другое, - она решила полностью ему рассказать свой визит к Кристине.
        - Сейчас я тебе ещё немного похвастаюсь, и перейдём к делам, - подмигнул мужчина и подбежал за диджейский пульт. - Смотри, какая красота. Я же с детства петь любил. Теперь вот балуюсь вот так. Иногда даже вечеринки устраиваю. Хочешь послушать?
        Он клацнул рубильник на стене. Из ниш по периметру потолка опустились лампы, в которых в такт музыке замигали все цвета радуги. Юлька была не в том настроении, чтобы оценить творческие способности в стиле хаус музыки от бывшего наставника. Она, склонив голову, улыбалась с чашкой кофе в руках. Но вдруг музыка загремела басами, и девушка от неожиданности опрокинула на себя остатки напитка.
        Эдуард Максимович тут же всё остановил.
        - Я уберу, - смотрела Юлька на растекающееся пятно по софе.
        - Всё нормально, я сам. Это тебе надо быстро застирать и кофту и джинсы. Давай в ванну. Есть во что переодеться?
        Юлька кивнула и, прихватив рюкзак, прошла в ванну. Она сняла одежду. Вытащила другую. Но тут же решила пока чистую не надевать, чтобы не забрызгать и принялась усердно тереть пятна.
        Бабушка не говоря ни слова, осуждающе клацала языком. Юлька не стала, что-либо комментировать. И тут она услышала у себя в голове турецкую речь. Кусок мыла выскользнул из рук. Юлька уставилась в зеркало на своё отражение.
        Один голос принадлежал Некрасову. Второй был знакомым тоже. Именно этот голос сообщил ей, куда надо приехать в Стамбуле.
        - Сколько вас ещё ждать? - вопрошал дядя Эдик.
        - Она должна была к нам вечером явиться. Кто знал, что девчонка к тебе попрется. Теперь развлекай. Кристаллы у неё?
        - Не знаю. У неё рюкзак с собой. Может там.
        - Расспроси её. Тяни время. Часа через полтора будем. Мать с собой везём.
        Потом всё стихло.
        «Бабушка, ты это слышала?».
        «Да. Надо бежать».
        «А что это было?».
        «Я думаю что вода, которая брызгами оросила кулон, создала некую антенну, и ты перехватила телефонный разговор».
        «Мне надо мочить кулон водой и чужие переговоры будут прозрачны для меня! Надеюсь, в будущем пригодится!» - восторгалась Юлька, своему отражению в зеркале.
        «До будущего нужно дожить. Одевайся!».
        Юлька наспех натянула водолазку и вторые джинсы. Она умылась. Сложила мокрые вещи, не выжимая, в рюкзак и вышла в коридор.
        - Ну, как успешно? - поинтересовался хозяин квартиры.
        - Да, всё отстиралось. Дядя Эдик, пожалуйста, выслушайте меня… - начала свой рассказ Юлька, за исключением одной детали она поведала ему всё о том коротком визите в Стамбул.
        - Почему тебя тогда преследуют, если ты всё вылила в раковину? - с сомнением смотрел на неё Некрасов.
        - Не просто проследуют, они похитили маму, - Юлька услышала, как дрожит её голос.
        - И что ты от меня хочешь?
        - Пойдёмте со мной на встречу?
        - Да они меня не впустят. Им нужна ты…
        - И что тогда делать? - девушка кусала губы.
        - Вернуть кристаллы.
        - Но я же говорю, что у меня их нет!
        - В турецкой разведке не дураки работают. Если они уверены, что кристаллы у тебя значит, так оно и есть. Может у них прибор есть, которым они это вычислили? Мне ты можешь говорить, что угодно. Но советую подумать, что ты скажешь им. Зачем тебе эти кристаллы? Спасай себя и мать.
        - А вы думаете, они нас выпустят из страны? Когда я сюда летела, я знала, что это билет в один конец, но я не могу бросить мать.
        - А вот и зря. Мать-то тобой вообще никогда не занималась. А ты из-за неё помирать собралась, дурёха. Жить надо в кайф. Так, как если бы каждый день был последним. Я так делаю. Когда тебе к ним?
        - К девяти, это за городом, - ответила Юлька.
        - Иди, поспи. Могу даже таблетку дать, нервы успокоить. Рационально мыслить начнёшь.
        - Давайте, - кивнула девушка.
        Пока дядя Эдик уносил щётку, она притворилась, что выпила пилюлю, а сама высыпала белое содержимое капсулы в сахарницу, которая стояла на столике с остальными кофейными принадлежностями.
        - Ложись в моей спальне. Давай, утро вечера мудренее, - проводил Некрасов девушку в овальную спальню с балконом.
        - Разбудите меня, чтоб не проспала, - шмыгнула Юлька носом и изобразила, что засыпает, едва коснувшись подушки.
        Она услышала, как дверь закрылась, а потом был характерный звук проворачивания ключа в замке.
        «И чего ты добилась?» - возмутилась бабушка.
        «Я думаю, что они обыщут мои вещи и ничего не найдут. Я если у них некий прибор, то кристаллы они в любом случае сыщут. Я хочу с турками поговорить и предложить работу на них. Причём объяснить, что имею выход на главу отдела внутренних расследований ФСБ».
        «Ты хочешь освоить роль предателя? Думаешь это легко?».
        «Я хочу спасти себя и мать. Прости бабуля, возможно, мне придётся разбить кулон. Не хочу, чтобы он достался военным».
        «Я понимаю. Поступай, как знаешь».
        Юлька почувствовала, что бабушка обиделась. Выглядело так, что внучка променяет её на не любимую невестку. Девушка не стала даже думать об этом и сосредоточилась на том, какие пути отступления ей готовить. Она лежала, не открывая глаз, догадавшись, что за ней могут следить. Юлька попыталась восстановить в памяти обстановку спальни.
        «Так здесь есть балкон. Пятый этаж конечно, высоковато, но там идёт вниз пожарная лестница.
        Вдруг её осенила странноватая идея. Девушка вытащила кулон и облизала его. Тут же сработало подключение, и Юлька услышала не телефонный разговор. Это были мысли. Самые настоящие мысли Эдуарда Максимовича: « … если б Ленка откладывала всё, что я присылал, то всё было бы сейчас по-другому. А она нет, тратила подчистую. Жилья нет. Ипотеку не взять. Детей дорого заводить. Но она права в наше время это и ненужно. Хоть пожить успел. Вот и сейчас турки дают мне возможность не о чём ни думать. Тратить приятно, говорила Ленка и теперь я с ней согласен. А без неё ещё больше приятно. Сам по себе живу. Понятно, что однажды турки могут от моих услуг отказаться. Но одни уйдут, другие придут на их место. Всегда будут люди, которым нужны чужие секреты. А мне абсолютно всё равно стало, чьими секретами торговать. Деньги действительно не пахнут…».
        Мысли оборвались. Юлька посмотрела на кулон.
        «Высох. Значит, когда он мокрый я могу подслушивать чужие мысли. Обязательно испробую».
        «Ты выберись сначала отсюда, а потом думай о том, что пробовать будешь» - проворчала бабушка.
        «Слышишь, там голоса. Сейчас буду импровизировать» - Юлька начала шутить, адреналин подогревал её желание жить и подкидывал одну идею за другой.
        Она не стала убирать за шиворот кулон, а оставила сжатым в кулаке недалеко ото рта.
        Дверь в спальню отворилась.
        - Зачем ты ей снотворное дал?
        - А как я, по-вашему, развлекать её должен был? Часа через три можно будить. Сейчас бесполезно.
        - Веди мамашу, пусть с дочкой посидит.
        В комнате раздались шаги. Юлька внутренне сжалась. За ней наблюдают. Ей надо продолжать притворяться, что она спит. Раздался звук закрывающейся двери. Всё стихло. Девушка едва коснулась языком кулона и услышала мысли матери.
        «Какого чёрта она здесь делает? Тут самой бы выбраться, а теперь ещё и её защищать. Ладно, лягу рядом. Пусть эти успокоятся».
        Юлька почувствовала, как наклонился, а затем скрипнул матрас. И вот рука мамы гладит её по голове. Юлька хотела расплакаться.
        «Не спеши реветь. На лице у неё не любовь сейчас» - охладила бабушка.
        «А какая эмоция у мамы на лице?».
        «Смесь досады и злости и напускной испуг».
        Юлька снова лизнула кулон. Тишина. Она всё взвесила и решилась.
        Девушка открыла глаза. Ольга Рудольфовна Драгунская, как всегда, была прекрасна. Увлечение восточными единоборствами и йогой сохранили ей девичью гибкость. Пепельные до плеч волосы были убраны за уши. Брючный элегантный костюм подчёркивал достоинства фигуры.
        - Мам, я не сплю, - прошептала Юлька.
        Женщина вздрогнула, а затем тоже шёпотом ответила: - Их четверо. Нам надо уходить. Даже если ты сделаешь, то, что они хотят, нам не жить.
        - Там на балконе пожарная лестница.
        - В машине остался один. Думаю, наблюдает за квартирой. Сразу сообщит.
        - Тогда поднимем шум. Но оставаться опаснее.
        - Идём, только тихо, без рывков. Если погоня, то бежим. Ты первая.
        Юлька тихо встала и медленно, словно отходя ото сна, прошла к балкону, сделав вид, что как будто не заметила мать. Она открыла дверь и оценила перспективу. Железные прутья лестницы выглядели надежно.
        «Без верхней одежды мы точно замёрзнем. Надо будет двигаться быстро. Документы в рюкзаке, а он остался в гостиной. Надо рискнуть. Потом попробую вернуться и забрать».
        Девушка вышла на балкон и юркнула на лестницу. Холодное железо обжигало руки, врезались острыми краями в её ладони. Ароматы еды пронеслись в холодном ветре вечернего города, тут же сменившись запахами краски от деревянных ставней на одном из балконов. Порыв ветра хлестнул по лицу волосами, нога девушки соскользнула. Она крепче схватилась за прутья и медленнее продолжила спуск. Юлька бросила взгляд вверх, мать спускалась на значительном расстоянии от неё.
        Альберт слышал всё. Он сидел в машине около дома. Жучки на куртке и рюкзаке Юльки помогли понять, что этот бывший друг, теперь враг. Насколько он понял, женщину везли несколько человек.
        «Если это один автомобиль, значит не более трёх мужчин» - размышлял британец.
        Когда они подъехали на сером джипе, один остался в машине, а двое с женщиной прошли в здание. Спустя некоторое время Альберт увидел, как водитель вышел из машины и смотрит наверх. Британец проследил взгляд и всё понял. Альберт, не задумываясь, прошёл к водителю джипа и, отвлекая разговором, свернул ему шею. Затем прошёл к подъезду. Из двери показался первый из приехавших турок. Альберт с размаха ударил его дверью и тот, отлетев к стене, осел по ней вниз. Ещё один зарычав, бросился на агента МИ-6, но был сражён ножом, который вонзился ему в горло.
        «Остался ещё хозяин квартиры».
        Агент МИ-6 посмотрел наверх. Женщины добрались до третьего этажа. Он вбежал в лифт. Поднялся на пятый этаж. Затем метнулся в открытую дверь на лестничной площадке. Мужчина славянской внешности сидел на софе в гостиной, роясь в рюкзаке Юльки. Альберт сбил его на пол боксерским ударом. Собрал рассыпавшиеся вещи в рюкзак и забрал с собой, прихватив Юлькину куртку и женское пальто.
        Он подоспел вовремя. Нога девушки коснулась земли.
        - Сюда! - крикнул он по-английски, указывая на такси.
        Юлька узнала таксиста, который её подвозил, и потащила мать.
        Он бросил вещи на пассажирское кресло и проскользил по улицам, стараясь не привлекать внимания гулом мотора.
        Ладони все ещё пахли железом. Юлька пыталась их согреть дыханием, но у неё плохо получалось. Город уже полностью погрузился во мрак ночи. Лишь редкие фонари безлюдных улиц заглядывали им в салон.
        - Остановите здесь, - неожиданно попросила мать на турецком.
        - Вы уверены? - с непроницаемым лицом спросил британец, ответив тоже на турецком.
        - Да. Спасибо вам.
        - Потом сочтёмся, - ответил Альберт, припарковавшись у станции метро.
        Они надели тёплые вещи. Юлька закинула рюкзак на спину. Мать приложила палец к губам, в знак сохранять молчание. Юлька кивнула и проследовала за ней.
        Женщины прошли в метро, пересели два раза на разные ветки. Вышли около автовокзала. Прошли в камеру хранения. Там Юлька увидела аппарат по поиску жучков, похожий на тот, что был на явочной квартире в Краснодаре. Мать провела по их одежде и рюкзаку дочери и обнаружила на ней два крошечных микрофона. Ольга Рудольфовна метко раздавила их каблуком.
        - Быстрее, нам нужно уходить, - положила женщина прибор обратно в ячейку.
        Они снова проехались в метро. Затем вышли на окраине города ближе к Босфору. В одной из многоэтажек находилась квартира, в которую они попали, взяв ключи у консьержа. Мебели не было. Только пара больших коробок. Вместо штор жалюзи. Помещение не отапливалось.
        Мать вскрыла тайник в двери. Там лежал кнопочный телефон отдельно от батарейки, зарядное устройство и симкарта. Она собрала телефон. Заряда батарейки хватило, чтобы позвонить. Женщина проговорила несколько на первый взгляд несвязных между собой фраз. Затем разобрала мобильник и вернула в тайник. Прошла к радиатору под окном и, поколдовав с вентилями, добилась желаемого. В комнате стало теплеть.
        - У тебя есть ещё вещи? - обратилась она к дочери.
        - Да, только мокрые немного. Я кофе разлила у Некрасова.
        - Не подойдет. Сиди здесь. Я сейчас вернусь.
        Мать вышла так быстро, что Юлька не успела даже опомниться.
        «Тебе это ничего не напоминает?» - спросила бабушка.
        «Даже боюсь подумать».
        «А надо бы. На кого она работает? Вы из одного лагеря?».
        «Если спрошу, ответ может быть не правдой».
        «А ты не спрашивай. Используй кристаллы».
        «Ими надо научиться пользоваться. Пока я поняла только одно, молекулы воды работают неким проводником, и тот, кто в пределах нескольких метров от меня попадает под мой радар. Я начинаю слышать, что говорят или что думают люди».
        «Вот теперь ты вооружена для настоящей шпионской работы».
        «Понятно, почему за этими кристаллами охотятся».
        «Ты не вздумай матери рассказать о своём участии в разведке и про кулон молчи» - предостерегла бабушка.
        «Представляю, что будет, если я дам ей кулон поносить вы же передерётесь» - хихикнула Юлька.
        «Скорее я превращу её мозги в яичницу, а она разобьёт кулон» - проворчала бабушка.
        Дверь открылась. В комнату вошла женщина в сине-чёрном мусульманском платье и плотно облегающем голову агатовом платке с двумя огромными пакетами в руках.
        - Помоги мне.
        Юлька узнала мать по голосу. Она молча взяла пакеты.
        - Давай поедим.
        Женщина разложила на полу два принесённых молитвенных коврика. Между ними расстелила пакет и выставила еду, преимущественно состоявшую из снеков и бутылочек с водой.
        - Мама, почему они тебя похитили? - прервала молчание девушка.
        - Мне надо подумать. Они утверждали, что тебе что-то передала Кристина, - посмотрела она строго на дочь.
        Юлька замерла, но тут же выдала в своей версии всю историю поездки к подружке.
        - Я вылила в раковину эту ерунду. Кристинка обрадовалась. Только теперь нет больше Кристинки, - и Юлька рассказала об автокатастрофе.
        Женщина казалось, слушала в пол уха. Шуршала пакетиками с хлебцами и формировала из сырной и колбасной нарезок бутерброды.
        - Звучит не убедительно, - проронила мать и уставилась на Юльку.
        Та обняла колени и исподлобья посмотрела на женщину. Наступила тишина, нарушаемая лишь звуками от упаковок, которые продолжала вскрывать Ольга Рудольфовна. Мать прошла к коробкам и достала надувной матрас и одеяло. Пока она возилась с насосом, Юлька окунула кулон в бутылочку с водой.
        «.... нет объясняться смысла, и быть не может. Девочка уже большая сама всё поймёт, иначе вопросов будет не счесть. Как я вообще на ребёнка решилась. А она не побоялась. Приехала за мамой. Видимо отцу не дозвонилась. Хотелось бы как-то приголубить её, а я даже не знаю, как это сделать. Совсем взрослая стала. Прямо как я в её годы. Как раз, перед тем как меня завербовали и отправили учиться в школу КГБ. Если б не это, я бы по бандитскому направлению в путь дорогу отправилась. Все друзья уже в банде у Ховроша были. Я-то тоже к ним пошла, но уже в ином качестве. Так, где же этот рубильник, почему электричества нет? Опять вручную качать».
        Юлька сидела в восхищении и изумлении. Она вдруг нутром прониклась к тому, что испытывает эта женщина. Даже захотелось проявить заботу или более того взять над ней шефство.
        - Мам, папа не знает, что мы сейчас в Стамбуле. Мне на работу надо в понедельник. Я отпуск взяла. Ваша домработница сказала, что ты на ГОА должна была быть. Я могу оплатить тебе дорогу. На когда билет заказывать? Если я уловила смысл, то паспорт тебе через пару дней доставят? Если отправят мне скан, то я по персональным данным уже сейчас могу забронировать нужные рейсы, - вертела Юлька в руках пакет, в котором лежал её разобранный смартфон.
        - Ты действительно выросла. Всё верно. Даже если его прослушивают, это будет бесполезная информация. Сомневаюсь, что они успеют тебя отследить, пока ты будешь заказывать билеты. Я сейчас подключу Wi-Fi. Отправь в сообщении слово «ГОА», - с редким для дочери взглядом наполненным нежностью мать продиктовала номер телефона.
        Через минуту пришло сообщение с набором цифр, которые были номером загранпаспорта матери.
        - Когда-нибудь мы сможем поболтать обо всем этом, - подмигнула она.
        - Папа знает?
        Женщина покачала головой: - Я не говорила, но он у нас же умный, мог и сам догадаться. Так проще приглядывать за национальным достоянием. А вот тебя я проглядела. Расслабилась. Твой отец женат на политике, ему женщина рядом только для имиджа нужна. А стране нужно, чтобы его какая-нибудь проплаченная мадам не продала, куда не следует. Да и окружение его тоже своеобразное, особенно их жёны. К ним как раз лечу в Индию. Много интересного узнаю. Барышни любят на отдыхе поделиться, что именно они мужей на нечто годное для страны надоумили. А за этими красавицами кто-то только не стоит и наши олигархи и иностранные разведки.
        Два дня они прожили в Стамбуле. Мать купила Юльке спортивный костюм с тёплым худи и балоньевой курткой и кроссовками. Юлька смекнула. Двух одинаково одетых сразу будут останавливать, а так меньше подозрения. Эта одежда весьма контрастно смотрелась с мусульманским одеянием матери.
        Они говорили мало. Во второй коробке был небольшой телевизор и DVD с дисками. Они просматривали фильмы или спали. Откровений больше не было, за исключением одного.
        Юлька тренировалась подслушивать мысли. Иногда ей удавалось запеленговать, о чём говорят соседи, но чаще это были диалоги из кинофильмов или новостные каналы. Люди мало общались между собой. Во вторую ночь Юлька спала плохо. Перед тем как лечь в импровизированную кровать она уловила мысли матери и потом долго их перетряхивала как корзинку с разнокалиберными ягодами вместе с осколками воспоминаний.
        «…Какая я мать? А что такое вообще мать? Женщина, которая родила или та, что воспитала? Какой матери ребёнок скажет спасибо? Той, которая ради него его же бросила, отдав свою жизнь работе и зарабатывая хлеб насущный? Сколько отпрысков образованных ненавидят состоятельных родителей. Ведь они как чужие друг другу. Одни не хотят жизнь по указке других. Другие не слышат индивидуальность, навязывают свои нормы. Я хотела дать дочери всё, что знаю, но обнаружила, что ей совсем не интересно заниматься вместе со мной восточными единоборствами. Её не интересовала поэзия. А что её интересует, она не знала. Где нам было найти точки соприкосновения? Я часто винила себя. Я ведь уже была маленькой. Значит именно моя роль была в том, чтобы помочь ребёнку найти себя. А если ребёнок демонстрировал интеллект не по возрасту и стал самостоятельно отдаляться, отказывался ходить в гости, вообще от всего отказывался, то, что надо было делать? Сколько этих кружков и секций мы прошли, перепробовали. Неужели я должна была настаивать на том, чтобы моя дочь всё равно освоила тот или иной навык? Но ведь это была бы
дрессировка, а не искреннее желание ребёнка научиться чему-то. Где тот ключик, который я упустила, чтобы открыть сердце собственной дочери? Или она от природы одиночка и всё что я должна была делать, это не мешать. Не мешать, ей осуществлять выбор? Где найти ответы, если я воспитывалась в строгости людей, которые с раннего детства помнили войну, которые считали, что только жизнь имеет значение, а как ты её проживёшь, зависит не только от тебя, но и от того как живет общество, кем оно управляется. Не было раньше такой индивидуализации. Люди равнялись друг на друга и хотели достигать совместно высоких целей, таких как покорение космоса, не искали ответы на вопрос «как стать успешным?». Где эта золотая середина в методах воспитания?..»
        В четверг они выехали на такси в Македонию. Был велик риск, что их могут задержать в аэропортах Турции, поэтому они воспользовались аэропортом Солоники. Юлька вылетела в Краснодар, а её мать отправилась в Маргао.
        Звонок мобильного телефона заставил мужчину, сидящего в домашнем халате перед роскошным бассейном улыбнуться.
        - Оленька, как дела?
        - Ховрош, у меня к тебе личная просьба. Извини, быстро говорю, я в аэропорту. К дочке моей какие-то турецкие хлопцы пристали. Уверены, что у неё их вещь. Мне малая не созналась. Дурёха ещё совсем. В общем надо, чтоб от неё все отстали. Присмотришь?
        - Ты же знаешь, что я для тебя любой вопрос решу. Как там друг твоего муженька поживает?
        - Потапов прочно залип в медовую ловушку американцев. Уже выдвинул на рассмотрение законопроекты, которые для бизнесменов кто с США сотрудничает, будут весьма любопытными. Как только одобрят в первом чтении, дам знать, куда бабки вкладывать.
        - Оленька, спасибо, ты, как всегда, с интересными новостями.
        Глава 20
        Юльку тормошил таксист.
        - Девушка, приехали.
        Она еле пришла в себя и поплелась домой. Ночной перелёт основательно её вымотал. В квартире всё ещё царил хаос. Юлька прошла в спальню и, не разуваясь, упала на кровать. Затем она всё-таки скинула кроссовки и натянула на голову одеяло.
        Её разбудил противный звук дрели за стеной. Стало понятно, что поспать больше не удастся. Девушка прищурилась, вглядываясь на стрелки часов в гостиной.
        «Десять утра, я поспала около пяти часов».
        Новый звук за стеной заставил её скривиться. Она обулась и пошла к виновникам шума.
        Дверь открыл мужчина в синем комбинезоне.
        - Вы долго ещё грохотать будете?
        - Мы только начали. Хозяева всех оповестили, что до конца января ремонт. Просим прощения за неудобство.
        Юлька хмыкнула. От извинений ей легче не стало. Шум будет с ней ещё долго. Но тут у девушки возникла идея.
        - А можно вас попросить зайти ко мне в квартиру ненадолго? Посоветоваться хочу.
        - Ремонт планируете? У нас ещё бригады есть! - обрадовался мастер.
        - Ага, - кивнула Юлька.
        - Сейчас к вам прораб придёт. Он только отъехал, думаю, мигом вернётся, - мужчина достал мобильник.
        Осмотр занял не более пяти минут. Ей приблизительно была дана стоимость работ. Цена Юльку устроила. В обед девушка собрала вещи и вручила строителям ключи от квартиры.
        - За сегодня-завтра всё вывезем на свалку. Потом сделаем стяжку пола, выровняем стены, обновим проводку, установим стеклопакеты и заменим дверь. Ещё через недельку всё подсохнет. К тому времени наши дизайнеры подготовят варианты оформления. Выберете приглянувшийся, и продолжим, - пообещал прораб.
        - Только пианино не трогайте, - напомнила Юлька.
        Девушка села в ауди. При загрузке чемоданов она чуть не повредила багажник. Чемодан выскользнул из рук и шарахнул по машине. Настроение было не самым радужным.
        «Поеду-ка я на море» - подумала девушка.
        «К Белых?» - удивилась бабушка.
        «Там я вряд ли ещё чем-то смогу помочь. Мне сейчас самой силы восстановить надобно» - она открыла «Навигатор» и замурлыкала.
        «Бабуля мы поедем в Сочи. На серпантине погоняю» - пристегнулась Юлька.
        Желание погонять нарастало с каждой минутой проведённой в пробке. Юлька врубила музыку. Диск арий из «Призрак оперы» привёл бабушку в восторг и заставил расступаться другие автомобили, не желающие слушать оперные произведения. Тут на светофоре ближе к выезду из густонаселённой части Краснодара к ней справа подъехала чёрная ауди ТТ. Водитель опустил затонированное стекло, и Юлька увидела шикарную улыбку большеглазого парня, похожего на киноактёра Джорджа Клуни. Он подмигнул ей и первым рванул на зелёный свет светофора. Юлька приняла вызов. Какое-то время они с переменным успехом обгоняли друг друга. Затем Юлька свернула на заправочную станцию. Ей нужно было наполнить бак перед дорогой. Чёрная ауди проследовала за ней.
        Парень купил пару рожков мороженного и подошёл в тот момент, когда Юлька расплатилась на кассе и собиралась выходить на улицу.
        - Привет! Держи. Это тебе. Спасибо, что погоняла вместе со мной, - протянул вафельный рожок в упаковке парень и откусил от своего: - Люблю мороженное даже зимой.
        Юлька была польщена.
        - Привет, спасибо, - она приняла презент и усмехнулась: - Но разве мы погоняли?
        - Есть время? Давай устроим настоящие гонки, - играли искорки в глазах парня.
        - Я в Сочи еду. В воскресенье обратно, - слегка замялась девушка.
        - Какие проблемы? Давай кто первый до Сочинского автодрома, где «Формула 1» проходит? Проигравшая оплачивает ужин.
        - Эй, ты, что заранее думаешь, что сможешь меня обставить?! - загорелась азартом Юлька, не обращая внимания на клацанье бабушкиного языка в голове.
        - Есть только один способ это узнать. Догоняй! - парень побежал к своей машине.
        С таким интересом Юлька давно не ездила по трассе. Она, практически не мигая следила за дорогой. Девушка слилась в единое целое с автомобилем, так же замирая на мгновения каждый раз, когда резко выжимала акселератор, запуская режим кикдаун и уносясь вперёд на ускоренных оборотах двигателя.
        Они прибыли практически одновременно. Чёрная тэтэшка слегка сбавила скорость, и Юлька припарковалась первой около входа в Олимпийский парк.
        - Ты выиграла. Надеюсь, я достоин, узнать имя победительницы? - с лёгким поклоном помог парень выйти ей из машины.
        - Юля. Меня зовут Юля. А как зовут того, кто собирается оплачивать ужин? - игриво улыбнулась она.
        - Данила, можно просто Даня. Я думаю, тебе понравится мой выбор. Садись ко мне в машину, - кивнул он в сторону чёрной ауди.
        Бабушка попробовала возмутиться, но Юлька ловким движение сняла кулон с шеи и положила в карман куртки.
        Даня привёз её в ресторан «Роллер», где не было официантов. Подача блюд в этом заведении осуществлялась по многометровым вертикальным трекам. Юлька каждый раз визжала от восторга, когда спускалось очередное блюдо или напиток из кухни на втором этаже.
        - Хватит тыкать в монитор, ешь, - хохотал Даня.
        Наевшись пасты с лососем и кучи разных салатов и молочным коктейлем с чизкейком, Юлька поняла, что погорячилась с обильным выбором.
        - Пойдём гулять по набережной, растрясёмся. В каком отеле ты забронировала номер? Поставим там машины на парковку, - взял Даня девушку за руку.
        - Я не бронировала. Просто хотела сменить обстановку, - извиняющимся тоном ответила Юлька.
        - Тогда так, сегодня ты сказочная принцесса. Я твой рыцарь и я отвезу тебя в настоящий замок. Мои слуги отгонят наши авто на замковую парковку. Давай ключи, - полушутя отсалютовал Даня.
        Юлька протянула ключи от машины и вышла в дамскую комнату. Когда она вернулась, Данила уже ждал на выходе.
        - Нас ждут море и звёзды, - огласил он, открывая двери.
        Позади ресторана горели огни иллюминаций гостиничного комплекса «Богатырь». Выполненный на подобии средневекового замка он создавал волшебной красоты зрелище на фоне белеющих шапок Кавказских гор. Даня подхватил Юльку за руку, и они устремились попутно с бризом к берегу моря. Через десять минут они уже шли по крупной гальке, омываемой волнами Чёрного моря. Даня захватил девушку анекдотами и весёлыми историями. Едва Юлька замедлила шаг, как он увлёк её на подвесные качели. Молодые люди устроились рядышком на брусчатой белой скамье и устремили свой взор в морскую даль, туда, где на краю горизонта мерцали огни кораблей. Юлька чувствовала себя ребёнком. Этот высокий парень создавал вокруг них невидимую сеть эндорфинов, в которую девушка нырнула без остатка.
        Температура к ночи понизилась. Юлька передёрнула плечами.
        - Замёрзла? - Даня наклонился к её рукам и стал согревать дыханием.
        - Есть немного. Я мало спала за последние сутки, - призналась девушка.
        - Тогда всё, пора баиньки, - он поцеловал её в обе ладошки и встал с качели.
        Они молча прошли в отель. Юлька не подходила к рецепшену, а отвернувшись, рассматривала картину за окном. Ей было неловко смотреть на то, как Даня беседует с девушками у стойки.
        - Пойдём, - подошёл Даня со спины.
        Они прошли в лифт. Сердце девушки колотилось всё быстрее от вида бегущих электронных номеров этажей. Они свернули на право, прошли несколько метров. Он остановился около двери и сверился с номером на ключе.
        - Прибыли, - провёл Даня карточкой по замку и открыл дверь, когда замигал зелёный огонёк. - Проходи, тут все твои чемоданы. Ты уверена, что на два дня собиралась выехать? - улыбнулся он.
        Юлька стояла, не шевелясь в коридоре и пролопотала: - Так получилось.
        - Ну-ну, иди спать. Я в номере напротив, если что зови. Завтрак в девять. Не спустишься, приду будить. Спокойной ночи, - он поцеловал её в щёку и втолкнул в номер.
        Дверь захлопнулась. Потом Юлька услышала, как хлопнула и другая дверь совсем рядом. Щёки девушки пылали. Она медленно сняла куртку и прошла в номер.
        «По крайней мере, весь гардероб с собой. Будет из чего выбрать, что одеть по любому поводу» - усмехнулась Юлька и пошла в душ.
        Она стояла под горячими струями воды в ванной и чувствовала, что не может перестать улыбаться. Впервые за длительное время она была без кулона, но одевать его не спешила. Внучка была не готова обсуждать что-либо с бабушкой.
        Во время завтрака Даня несказанно обрадовал Юльку. Её ждала гонка на настоящих болидах. Весь день как сумасшедшие они ездили по автодрому. Конечно, это были не настоящие космические скорости, которые могли бы выдать моторы этих машин, но эффект, даримый ими, был незабываемым.
        Вечером молодые люди пошли в бассейн.
        - Брр для меня вода прохладная, - окунулась Юлька и сбежала, укутавшись в халат, и расположилась на шезлонгах у бортика, рядом со столиком с соком и фруктами.
        - Да ты неженка, оказывается, а я завтра в море пойду, окунусь с утра, хотел и тебе предложить.
        - Зачем это? Тебе что бассейна мало? - удивлённо заморгала Юлька, представив температуру воды в море.
        - Завтра Крещение. Прорубь в Краснодарском крае не сыскать, мы же на юге всё-таки. Вот верующие люди кто, где и приспосабливаются. Были бы в Краснодаре, так я бы в реку Кубань пошёл. Я с детства с отцом так делаю. Когда малым был, то он из ведра с ковшика меня поливал. Вода бодрящая была, всю ночь на улице стояла.
        Юлька восхищённо слушала Даню. Этот парень всё глубже проникал в её сердце.
        - Ты очень смелый, - она сильнее закуталась в халат. - Хочешь, я с тобой схожу?
        - Отлично, полотенце вручишь, как только выйду из воды, а то когда ветер подует по мокрой коже, я тебе скажу, что в смелости своей я могу и усомниться, - расхохотался Даня. - Я до завтрака хочу нырнуть, а после завтрака поеду. А ты когда планируешь отбыть?
        Сердце Юльки сжалось. Сказка заканчивается, наступают будни. Стилизованная под средневековье обстановка стала отдавать пластмассой, утрачивая свою загадочность. Карета вот-вот превратиться в тыкву.
        «Стоп. Не в моём случае. Моя карета и так тыква» - улыбнулась девушка сама себе.
        - Могу вместе с тобой. Погоняем? - подмигнула она.
        Даня подплыл к бортику и остановился напротив неё. Его глубокий взгляд заставил девушку испытать жар во всём теле. Она бы скинула халат, но казалось, что забыла, как управлять руками.
        Даня прошептал: - Я думаю, мы так ездить больше не будем. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
        Он оттолкнулся от бортика и уплыл в центр бассейна. У Юльки кружилась голова. Сердце билось как птичка, пойманная в клетку. Она схватила стакан и осушила залпом. Потом налила ещё и так пила, пока кувшин с апельсиновым соком не опустел.
        Они ужинали при свечах под лирические музыкальные композиции в ресторане отеля. Было уже за полночь. Юлька боялась нарушить романтичность вечера.
        «Вдруг он предложит мне нечто, от чего я не откажусь, а потом… что будет потом?» - думала она, не решаясь что-либо сказать.
        Даня привстал: - Думаю, пора спать, засиделись мы сегодня.
        Он проводил её до номера. С минуту они смотрели друг на друга. Он провёл рукой по её волосам. Наклонился и аккуратно поцеловал в губы.
        - Спокойной ночи, - сказал Даня, смотря прямо в глаза Юльке, которая стояла не дыша.
        Он улыбнулся. Молча взял её руку, в которой был электронный ключ и провёл по замку. Затем открыл дверь и подтолкнул её в номер.
        - До завтра, - услышала Юлька, прежде чем закрылась дверь.
        В эту ночь Юлька плакала. Она открыла балкон и сидела на кровати, закутавшись в одеяло, вдыхая запахи моря, которое наполняло её счастьем. Девушка заснула под утро, но перед тем как лечь, поставила будильник. Она не хотела пропустить купание Дани.
        Таких же, как он смельчаков было несколько. Ребята, подначивая друг друга, вбегали в волны, трижды ныряли, не забывая перекреститься после каждого окунания, и бежали на берег, где их ждала тёплая одежда. Дане завидовали.
        - Нам бы Бог послал такую помощницу! - кричал один парень, видя, как Юлька помогает вытираться Дане.
        - Грешите меньше, и вам Бог пошлёт! - смеялся он в ответ.
        За завтраком Даня спросил: - А ты, в каком районе в Краснодаре живёшь?
        Юлька выдохнула: - Пока не знаю.
        - Это как? - уставился он, с зависшей в воздухе вилкой, с которой упал кусок омлета.
        - У меня ремонт в квартире, наверное, в отеле рядом с работой поселюсь.
        - А-а-а. Тогда понятно, почему у тебя столько чемоданов. И где твоя работа находится?
        - «Кубик» на Ставропольской.
        - О, так, ты в универе работаешь?
        - Да, я помощник проректора по развитию.
        - Умная преумная наверно, - подмигнул Даня.
        - А ты чем занимаешься? - спросила девушка.
        Но тут тень пробежала по лицу Дани и он отшутился: - Сейчас, например рыцарем у тебя работаю.
        Юлька засмеялась, но тут же пожалела, что шнурка с кулоном на шее нет.
        «Ничего, у меня есть безопасное средство узнать о тебе побольше» - пробежала хитрая мысль в её голове.
        - Слушай, а у меня по Ставропольской улице как раз квартира пустует. Когда-то в порядок привёл, как резерв на чёрный день стоит. Могу впустить тебя пожить, пока не закончишь с ремонтом?
        Юлька не знала, что ответить на такое неожиданно щедрое предложение и лишь кивнула.
        - Вот и хорошо. Захочешь, меня в гости пригласишь, - подмигнул Даня, и щёки девушки заалели, как спелые ягоды.
        Юлька села за руль и перед тем как выехать с парковки отеля одела кулон. Бабушка какое-то время молчала.
        «Ба, не сердись, согласись для построения личной жизни подслушивающая бабушка не самое лучшее, что может быть. Я и так краснею, как подросток».
        «Я не сержусь. Я рада, что у тебя появился парень. Просто переживаю за тебя. Надеюсь, он будет теперь твоей защитой от этих проклятых турок».
        Юлька засмеялась: «Ба, я думаю, турки теперь не сунутся. Тот таксист, явно не простой дядька был. Может за мной Крутижанская кого приглядывать поставила, а может из маминых кто».
        «Прослушать надо мыслишки твоей начальницы. Какая-то она не разговорчивая» - предложила бабушка.
        «А эта мысль, так и сделаю. Я же когда документы на отпуск писала мне дали ознакомиться с датами следующей командировки. В конце февраля в Париж. Так что двадцать третьего февраля узнаю что-нибудь ещё помимо задания».
        Квартира Дани отдавала типичным комфортом холостяка. Лофт во всех комнатах трёшки был ненавязчиво грубый, а скорее брутальный. Несколько кирпичных стен с белым цементным раствором сосчитались с мягкой мебелью с тканевой темно-синей обивкой. Открытые подвесные шкафы в виде стеллажных систем имели огромный телевизор посередине и подсветку по полу, как если бы там был продолговатый камин. В обеих спальнях стояли большие кровати с высокими подголовниками, декорированные под каретную утяжку. Кухня имела всю нужную бытовую технику малых размеров. Холщёвые постеры, натянутые на деревянные рамы, звали в морские дали. Общая цветовая гамма Юльке понравилась. В одной комнате она сделала гардероб, а во второй поселилась сама.
        Объяснив что, где и как Даня уехал, оставив Юльке комплект ключей от квартиры.
        Девушка засыпала на новом месте с улыбкой на устах: «Как же кардинально поменялась моя жизнь».
        Альберт с удивлением обнаружил, что квартира Юльки не подаёт сигналы. Последняя запись объяснила, что объект наблюдения отбыл в неизвестном направлении. Ауди во дворе не было, однако маяк показывал, что машина стоит на месте.
        «Видимо обнаружила и выбросила или сам открепился» - разглядывал Альберт место парковки.
        Он прошёлся и обнаружил маячок около бордюра.
        «Что ж покараулю у работы. Туда-то она всё равно прибудет рано или поздно».
        В понедельник британец уже знал новый адрес Юльки и с удивлением обнаружил, что она обзавелась поклонником, который, сопровождал её теперь везде, даже на работу возил и забирал. Прослушку в эту квартиру установить не удалось. У дома был шлагбаум, посторонних во внутренний двор не впускали, и велось видеонаблюдение, а также сотрудники охраны, дежурившие в домике у въезда, делали регулярные обходы территории.
        Через неделю наблюдений Альберт сделал вывод: «Если ты даже не вернёшься в бывшую квартиру, когда там закончиться ремонт, то твоё расписание вылетов за границу у меня есть и когда ты посещаешь явочную квартиру, я тоже знаю. Видимо настало время подобраться к тебе с другой стороны».
        Глава 21
        Артём протянул увесистую пачку денег мужчине с прилизанными волосами, сидящему на пассажирском кресле рядом. Тот запихал её в карман кожаной куртки и похлопал сверху.
        - Какие новости Андрей Николаевич? - спросил личный телохранитель Сафроновой.
        - Москвичи были. Для Белых сделали трасологическую экспертизу. Прислали мне по почте с уведомлением о вручении. Теперь вот придётся искать пути как с ней поступить, придумывать основание, чтобы к делу не прикладывать, - растягивая слова, мямлил следователь.
        - А что там в этой экспертизе?
        - Не виноват, получается водитель. Бомж этот сам под колёса кинулся. Чтоб Белых теперь в камере держать силы и умений всяких надобно больше прикладывать, - мужчина снова постучал по куртке, там, где лежали деньги.
        - Не переживайте. Подсобим вам. Сколько ещё протянуть сможете?
        - Самый максимум до лета. Попробую дело поперекидывать между судьями. Сроки рассмотрения, чтобы впритык были, тогда они сами их передавать другим будут. И конечно, про экспертизу эту подзабуду, подзатеряю. Именем своим рискую.
        - Вам за это и платят, - отрезал Артём. - Звоните, а теперь мне надо ехать.
        Следователь выбрался из чёрного мерседеса с-класса и побрёл по тротуару. Артём же отправился в бизнес центр Сафроновых.
        Виолетта Павловна метала молнии, расхаживая по кабинету: - Откуда взялась эта траклятая экспертиза? Кто оплатил этих ребят из Москвы?
        Артём невозмутимо ответил: - Следователь попытался навести справки по этому поводу. Сосед Белых суетится, у него частное охранное предприятие небольшое. По всем вопросам приходит и супруге Романа Константиновича помогает разобраться, если какие-то бумаги подписывать надо, но у них нет таких денег.
        - Чёрт, я знаю! Это эта девчонка, дочка муженька моего. Больше некому такую заботу проявлять.
        Женщина остановилась перед креслом и сдавила спинку накладными ногтями так, что заскрипела кожа обивки: - Её надо найти. Надо избавиться от этой дочурки. Что ещё она учудит? Мне к Петруше сегодня идти. Снова в ногах валяться. Он слышать ничего не хочет о моих сложностях. Подавай ему империю Сафронова и всё. Ещё и жениться на мне после развода с Казимиром вздумал.
        - А ты предложи ему с этой новоявленной дочкой разобраться. Пусть вовлекается. Скажешь, что пока она жива или в здравом уме, то от неё покоя не будет и не видать ему денег Казимира. Твой муж ведь теперь найдёт способ сократить тебе расходы, из чего ты Петру откупные будешь делать?
        - Правильно! Пусть поднимает своих пацанов и покончит с этой. А потом посмотрим, как дело обставить, в любом случае пока всё имущество на меня оформлено, - сверкнула глазами женщина.
        Вечером пятницы чёрный мерседес стоял около санатория на окраине Геленджика. Виолетта Павловна в спортивном костюме и в капюшоне прошла в банный комплекс. В задекорированном под избу помещении было жарко, но женщина не снимала удлинённое худи. Вытянутое помещение имело неосвещённые углы. Свет давал лишь один светильник на журнальном столике среди кожаных кресел в центре.
        - Что-то не вижу радости при встрече с отцом любимого сына, - послышался голос с хрипотцой из-за стойки бара, где около пузатого медного самовара стоял коренастый мужчина.
        - Я же просила не упоминать об этом вслух, - процедила Сафронова.
        - Принесла?
        Женщина протянула свёрток.
        Мужчина с морщинами, глубоко избороздившими лицо, вышел из тени на свет и присел в кресло, держа в одной руке чай в стеклянном стакане с серебряным подстаканником.
        - Садись.
        Виолетта Павловна присела через кресло от него с всё ещё вытянутой рукой. Он взял свёрток и кинул на кресло рядом.
        - Что ты мне хочешь сегодня рассказать, чем порадуешь? - буравил он её тяжелым взглядом.
        - Если есть ещё одна законная наследница, то капитал будет делиться на три части в случае развода. Но адвокаты подороже, могут найти способ отстранить меня, минимизировав моё участие в накоплении совместно нажитого имущества и тогда только сын, и дочь Казимира будут претендовать на наследство. Помоги устранить эту объявившуюся девчонку, тогда мы сможем вернуться к первоначальному плану.
        - Я подумаю. Иди. Через неделю, чтоб принесла в два раза больше.
        Сафронова кивнула и устремилась к выходу.
        Мужчина опустил взгляд в стакан с чаем: - «А ещё говорят у меня мысли чёрные. Вовремя мы с тобой поссорились тогда Виолетушка, а то б самому такую гадюку под боком терпеть пришлось бы. Девчонкой-то я конечно займусь. Припугну. Сама спрячется. А там уж посмотрим, по какому плану пойдём».
        Мужчина провёл растопыренный ладонью по рано поседевшим волосам и крикнул: - Лысый, вызови-ка мне Енота.
        В комнату забежал плешивый пухлый мужичок: - Когда хотите пообщаться сегодня или завтра?
        - Лучше сегодня. Завтра много дел. Сходка за сходкой будет у близнецов в ресторане.
        - Понял. Доставим, - выбежал Лысый.
        Встреча с Енотом была короткой.
        - Пётр ты мужик серьёзный, но ты меня пойми. Как я тебе эту девку за три дня достану? - отпирался долговязый парень.
        - Покумекай, мозги, поди, не все в карты проиграл. Твоё дело узнать адресок. Там разберёмся.
        - Адресок это я, пожалуйста. Это я сделаю.
        Даня случайно услышал разговор Юльки по телефону с мамой Тоней, когда вёз её с работы на квартиру.
        - Давай съездим на выходных. Женщина извелась совсем, пусть выплачется, - неожиданно проявил он сочувствие.
        Юлька была рада такому повороту. Отпала необходимость думать, как незаметно пробраться в Геленджик.
        Они приехали вечером в пятницу. Антонина Васильевна словно постарела за короткое время, которое Юлька её не видела. Она плакала, почти не переставая.
        Даня с Юлей внимательно слушали рассказ женщины, когда пришёл сосед. Тот тут же подключился и, убрав эмоциональную составляющую из разговора, быстро вывел на конструктивное русло всю беседу. Договорились втроём съездить в изолятор временного содержания к Роману Константиновичу, но охранники пропустили только Макара Николаевича, а Юлька с Даней прогуливались перед зданием полиции.
        Прошло почти три недели с того судьбоклинного дня. Роману Константиновичу по служебным делам приходилось бывать в Министерстве Внутренних Дел города, но никогда ранее он не спускался в подвалы этого белого четырёхэтажного здания с красной крышей, туда, где располагался изолятор временного содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.
        Он обвёл взглядом камеру. Бежевые стены, вдоль которых стояли три двухъярусных железные кровати, выкрашенные в серый цвет со скрученными улиткой матрасами. Унитаз с умывальником. Окна с решётками, прутья снаружи, мелкая сетка внутри. Сокамерников поначалу не было. Потом кто-то проводил в камере пару дней, кто-то больше, но ни кто не задерживался в этом помещении со спёртым воздухом, наполненном человеческими муками и угрызениями совести. Даже отчаянные убийцы сожалели о содеянном. Человек так устроен, он сам понимает, что совершил. Сам окрашивает этот поступок в светлый или тёмный цвет. И как бы не старался, оправдывая себя высветить оценку, это не удаётся. Совесть не обманешь. Вот и Роман Константинович прекрасно понимал, что он своими действиями привёл к тому, что человек лишился жизни. Он угрюмо прокручивал каждую миллисекунду того вечера. И сам себе вынес приговор. Виновен. Однако сегодня визит Макара заставил его мозг кипеть.
        Белых снова и снова прокручивал в голове, что рассказал сосед в комнате для свиданий, где всё было серым и унылым, а из мебели создавали уют лишь железный стол да пара жёстких стульев.
        - Ты кому-то крепко насолил. Все уровни проплачены. Не могу найти, как зайти к судье, - кряхтел почти в ухо Макар Николаевич.
        - А судья уже назначен?
        - Их сменили уже пару раз по твоему делу. Идёт искусственное затягивание всё, что можно из бюрократического тормоза применяют.
        - Это хорошо, - сухо подметил Роман Константинович.
        - Что хорошего? - не понял Макар Николаевич.
        - Значит, скоро всё решится.
        - Константиныч они трасологическую экспертизу не назначили даже. Её Юлька помогла в независимой лаборатории заказать. Вчера результат принесли. На, посмотри.
        Трясущиеся страницы от дрожи в руках Белых словно остановили время.
        - Чего замолчал, занервничал? Сам думаешь, что в аварии виноват? - усмехнулся Макар Николаевич.
        - А там что? - выдохнул Белых.
        - Не виновен. Не мог ты его так ударить, чтобы смерть наступила. Он на скорости сам к твоей машине на встречу выбежал. Понимаешь сам бежал.
        - Зачем? - еле выговорил Роман Константинович, охватываемый внезапной яростью, сдавливающей горло.
        - Кто его знает. Может сумасшедший. Решил с жизнью счёты свести, - пожал плечами Макар Николаевич.
        Глаза Белых словно стали видеть зорче. Он закрыл их, боясь ослепнуть от яркости вдруг проявившегося мира.
        Он снова стал самим собой и выпалил: - Затягивать бесконечно нельзя. Есть контролирующие органы. Проверка выявить может. Кто сейчас судья? Давно назначен? Выясни. Найди способ к нему попасть. Спроси его какие документы там должны быть. А потом спроси, предоставлены ли они ему. Если пакет не полный он потом при проверке тоже может носом макнуться. Пусть лучше сам следователя напряжёт.
        - Я найду дорожку к судье напрямую попасть. Пусть ходоки проплачены, другой способ сыщется.
        - Спасибо. Один ты друг у меня остался.
        - Зачем ты так. Над тобой жена с Юлькой как феи крёстные порхают. Коля из казачат, каждый день сведать о тебе приходит, - Макар Николаевич решил умолчать о том, что Юльку с другом не впустили, он видел, как в глазах Белых набежали слёзы и решил поберечь его от лишних волнений.
        Даня с Юлей пока ехали в машине к дому Белых выслушали наставления арестованного, данные Макару Николаевичу.
        - Вам действительно надо зайти к судье и ему эти бумаги показать. Следак куплен, это понятно, - подытожил Даня.
        - Но и судья может быть куплен, - возразила Юлька.
        - Может. Кто судья? - спросил Даня.
        - Костюков Илья Евгеньевич. Пожилой такой. Я его видел. Но не впустили помощники, - отчитался Макар Николаевич.
        - Где живет? - задал новый вопрос Даня.
        - Адрес не знаю, а показать могу, - с прищуром смотрел сосед Белых.
        Когда они подъехали к дому, Даня высадил Юльку.
        - Ты пока с мамой Тоней побудь, а нам кое-что сделать надо, - подмигнул он девушке.
        Юлька не стала возражать. Она понимала, что мужчинам нужно что-то обсудить.
        Через час они вернулись, но в дом не заходили. Юлька из окна террасы наблюдала, как они вытащили лодку соседа из гаража.
        - Смотрите, там Коля, - удивилась девушка.
        - Он почти каждый день приходит, интересуется. Родителям некогда они свою личную жизнь устраивают. Бабка одна и то совсем старая, чтоб за ним присматривать. Жаль пацана, добрый такой.
        - Он с ними сел в машину. И лодку на прицепе куда-то потащили. Нашли время рыбачить, - оторопела Юлька.
        - Давай тогда пироги печь. Голодные, небось, вернутся.
        Женщины завозились с грибными пирогами. Каждая старалась что-то говорить, лишь бы отвлечься и не думать о том, что там задумали мужчины.
        Бабушка в голове у Юльки тоже молчала.
        В камеру к Белых завели паренька. С утра субботы у Романа Константиновича был только один сосед и вот снова пополнение. Он бы не обратил на него внимания и продолжил бы размышлять о своём, если бы тот не выглядел так жалостливо.
        - За дело?
        - Нет, я не виноват. Их двое было, я защищался, - почти проскулил парень.
        - Не переживай. Близкие помогут разобраться.
        - Как же. Все разбежались. Ни одного свидетеля. Вам-то помогали, когда вы сюда попали?
        - Мне повезло. Есть жена, есть друг. Детей своих нет, но всё равно дочка, можно сказать, имеется и можно сказать сын, тоже есть. Они мне не дают свихнуться и заставляют трезво смотреть на вещи, - вздохнул Белых.
        - Это как? Сюда приходят поддержать?
        - Нет. Пока только жена приходила дважды, да друг сегодня пробился.
        - Значит, они вас теперь стесняются, - хмыкнул паренёк.
        - Сын мал ещё. Дочка в Краснодаре живёт. Работает. Когда ей. Сам подумай.
        Тут раздался голос соседа-сокамерника: - Приходила к тебе сегодня деваха одна с парнем токо не пустили их. Сам видел, жена как раз вещи принесла.
        - А как выглядела девушка? - оживился Роман Константинович.
        - Блондиночка маленького росточка.
        - Это она, это Юля! - он повернулся к пареньку. - Вот видишь даже из Краснодара приехала.
        Особняк судьи растянулся вдоль набережной и в одном месте даже имел свой причал. Именно к нему и собирались проплыть мужчины. Даня налегал на вёсла. Макар Николаевич направлял, а Коля держал в руках пакет, перемотанный клейкой лентой. Внутри были результаты трасологической экспертизы. Было видно, что хозяева дома. Какой-то семейный праздник был в разгаре. Парковка перед домом едва вмещала автомобили гостей.
        Трое в лодке были почти у причала.
        - Твоя задача найти вот этого мужика среди людей в саду, - Макар Николаевич тыкал пальцем в фотографию судьи в смартфоне.
        - Что ему сказать? - покусывал губы мальчик.
        - Скажи что ..
        Тут раздался свист пули.
        - Ложись! - скомандовал Даня.
        Мужчины пригнулись, а Коля подскочил с перепугу, пошатнулся и упал в море. Ледяная солёная вода обжигала горло, вытеснив хриплые крики. Мальчишка вцепился в пакет и не отпускал. Вместо того чтобы грести руками и держаться на воде он стал уходить на дно. Даня бросился за ним. Отплёвываясь водой, он вытащил Колю на причал. Их заметили. Гости вели стрельбу по мишеням на заборе, и сын судьи подошедший оценить меткость увидел незваных гостей на причале.
        - Папа, папа смотри, там люди! - побежал мальчик на причал.
        Илья Евгеньевич побежал за сыном.
        Когда они приблизились, Коля подскочил на ноги и выставил вперёд руки с пакетом: - Скажите сколько денег надо? Мы соберём с ребятами. Дядя Рома не виноват, здесь доказательство.
        - Это частная территория, убирайтесь немедленно! - крикнул судья.
        - Мы уходим. Пойдём Коля, - потащил Даня мальчика к лодке.
        - Папа, а как же доказательство? Ты же говорил, что ими не разбрасываются!
        Мужчина, играя желваками, забрал пакет из рук Коли: - Уходите, иначе я вызову охрану.
        Даня схватил Колю на руки и спустил в лодку, а затем запрыгнул сам. Он схватился за вёсла и стал грести, стараясь согреться от физической нагрузки. Макар Николаевич снял с себя куртку и накинул на мальчика. Замёрзшая тройка появилась в доме Белых. Причитания женщин смешивались с укором.
        - Ну, вы даёте, улов хоть есть? - прошептала Юлька Дане, когда растирала его полотенцем.
        - Посмотрим, - подмигнул он, и изловчившись обнял девушку полотенцем и поцеловал.
        Через два дня, в понедельник Енот наведался в баню.
        - Молодец, скоро справился. Выкладывай.
        - Не про нас эта барышня. Подружка она сына смотрящего за Краснодарским краем. А он в своё время у самого Хавроша в Москве правой рукой был.
        Пётр нахмурился.
        - Ты иди. Считай, одну строчку из долга списал.
        Енот расплылся в улыбке: - Ну, я пошёл.
        Мужчина задумался: «Вот как получается. Что ж про родство можно и не спрашивать. Пойдём другим путём. Ветуля упомянула, что её с носом могут оставить. Значится, пришло время познакомиться с сынком».
        Глава 22
        В воскресенье вечером Даня с Юлей вернулись в Краснодар. Каждый раз, когда молодые люди оставались наедине, Юлька снимала кулон. Бабушка уже ни как не комментировала это действо, и когда просматривала память внучки по прошедшим событиям за её время отключения, тоже не давала своих умозаключений.
        - Мама Тоня отменно готовит, есть до сих пор не хочется, - приглаживал живот Даня, присаживаясь на диван в гостиной.
        - А я бы от сладкого не отказалась, - промурлыкала Юлька, взглянув на часы и плюхнувшись рядом.
        Даня не оставался ночевать и всегда уходил около девяти. Сейчас как раз было около того.
        - Скажи конкретно, что ты хочешь? Я тогда пойму, хоть в какой магазин мне бежать. Кстати, я вот от куска торта бы тоже не отказался, - засмеялся Даня.
        - Нет. Торт я точно не хочу. Мне бы чего-то маленького и воздушного, - мечтательно прощебетала девушка.
        - Зефир подойдёт? - пытался угадать Даня.
        - О! Точно! - Юлька захлопала в ладоши.
        - Отныне я буду звать тебя Зефирка, - расхохотался парень.
        - Это моё второе в жизни прозвище, - игриво насупилась Юлька.
        - А первое какое?
        - Коллеги Золушкой величают. Нравится им моя «тыковка». А у тебя есть прозвище?
        - Ты хочешь, чтобы я за зефиром сбегал или у нас сегодня вечер откровений? - стал вставать с дивана Даня.
        Юлька поймала его за руку: - Останься.
        - Ты передумала? - вопросительно посмотрел парень.
        Юлька, держась за него, как за опору встала на диване. Её лицо оказалась напротив его. Ладони девушки легли на сильные плечи.
        - Скажи, а почему ты ни разу не пытался… ну это… настоять или предложить…, - Юлька замялась, подбирая слова.
        Даня хитро улыбнулся.
        Он обнял её за талию и спросил: - Предложить что?
        Юлька закрыла глаза, уткнулась ему носом в грудь и прошептала: - Почему ты меня только целуешь?
        Его губы растянулись в лукавой усмешке: - Зефирка, когда-то давно я услышал одну мудрость. Если с женщиной не спешить, то познать можно более сладкий нектар от общения, нежели испытывать её негодование от попыток пробиться без приглашения. Если ты готова, то я тебе обещаю, что наше общение одними поцелуями не ограничится.
        Он нежно подул ей в ушко. Юлька вздрогнула, словно по ней прошёл электрический заряд.
        - Просто скажи «да», - прошептал Даня.
        Юлька слегка отстранилась и, не поднимая головы, тихо выдохнула: - Да.
        Он подхватил её на руки и сел на диван. Его глаза потемнели, а голос немного охрип: - Детка, назад дороги не будет. Ты точно этого хочешь?
        Юлька набросилась на него, уложив на лопатки.
        - Попался?! Теперь ты только мой!
        Сначала Юльку забавляла работа с кулоном. Она научилась незаметно его смачивать и слушать мысли окружающих. Но потом она стала скучать. Мысли людей были весьма постными и тривиальными. Кто-то постоянно совершенствовал список покупок, кто-то пересчитывал, сколько осталось дней до выплаты кредита. Одни поссорившись с кем-то, продолжали ходить и мысленно ругаться с оппонентом. Другие видели себя не распознанными гениями и кляли дурака начальника. Некоторые возомнили, что люди вокруг них глупцы и пренебрежительно язвили втихомолку каждому встречному. Но были и отдельные экземпляры, которые ждали конца света. Они скупали гречку с тушёнкой. Запугивали себя и других. Оживлялись при виде ужаса в глазах очередной попавшей под их влияние жертвы. Такие люди словно жили чужими страхами. Каждый день они цитировали одни страшнее других новости и статистику по распространению короновируса, который постепенно охватывал страну за страной.
        А ещё были философы-грызуны. Они поедали себя мыслями учёных и мыслителей, применяя к себе их вечные вопросы. Эти люди не рассуждали, нет. Они с задумчивым видом повторяли открытые человечеством истины и, вздыхая, горевали о бренности бытия. От таких персон вообще Юльке становилось тошно. Подобных Пьеро она научилась видеть издалека. Девушка поняла, что куклы Карабаса Барабаса наверняка имели прототипов, и пользовалась их именами для открытой для себя новой категоризации людей вокруг. Как она осознала, в жизни больше всех встречался тип Буратино. Человек вводит в заблуждение других очень легко, и часто обманывается сам, спотыкаясь на поверхностности суждения. Анализировать мало кто пытался. Люди хватали кем-то подброшенные фразы и бездумно их повторяли. Легковерность была присуща даже заслуженным профессорам. Юлька прикидывала, что без кристаллов она тоже себя так вела. А теперь ей было страшно от осознания того, что практически у всего и у всех есть второе дно.
        Казалось бы, ректор, так любит свою Яночку. Но Юльке даже стало жаль девушку, когда она услышала, о чём думает её отец «…почему мне такая дочь досталась? Сколько всего в Яну вложили с малолетства, по развивашкам без конца с матерью ходила. А она пустышка, пустышкой. Только ходит, красуется. Когда я её уже замуж выдам? Пусть кто-то другой об этой мыльной кукле заботится…».
        Девушка вспомнила, как несколько месяцев назад побывала на лекции Александра Копытько, организованной для студентов. Этот Краснодарский эксперт, известный на всю Россию в области практического применения профайлинга озвучил одну мысль, которая тогда врезалась в её память и сейчас окончательно стала понятной. «Коммуникация равно манипуляция». Любое что говорит индивидуум, прежде всего, направлено на управление другим человеком. Это только в старом советском мультике было, что просто так могут подарить букет цветов, а в реальной жизни за этим стоит скрытый умысел.
        В сознании Юльки всё больше укоренялась подозрительность к окружающим. Мир перестал выглядеть радужно. Вселенная не дружественна и в ней все ресурсы ограничены. Доверие к людям безвозвратно утрачивалось.
        «Верить никому нельзя» - почти каждый день напоминала она себе.
        «Правильно внучка, чужая душа, это чужие потёмки, нам бы в своих не заблудиться» - поддакивала бабушка.
        Только с Даней Юлька не применяла кулон. Она боялась узнать нечто такое, что может разрушить хрупкое равновесие их счастья.
        «Я так разочаровалась в людях, подслушивая их мысли. Все прячутся за доброжелательными масками, а на самом деле всем плевать на других, даже на собственных детей, волнует лишь личное удовольствие и возвеличивание собственного эго. У Дани тоже могут быть тайные мысли, которые причинят мне боль» - говорила она себе, а потом опять терзалась неведением и обещалась, что на следующей встрече оденет кулон, и снова снимала его, как только приближался её возлюбленный.
        Глава 23
        На кресле около торшера в съёмной квартире в Краснодаре восседал раздосадованный агент МИ-6. Настало время определиться со следующим шагом. Он не спешил с выбором. Спешка в данном случае могла значительно удлинить и без того затянувшуюся операцию по поиску кристаллов. Британец не сомневался, что они есть у Юлии Драгунской, но как до неё теперь добраться. Она изредка приезжала одна домой пообщаться с мастерами, посещала явочную квартиру, но за ней постоянно следовала чёрная ауди ТТ.
        Альберт вертел в руках список участников международного проекта и листы с кратким описанием их биографий с фотографиями. Он взял лупу и стал прицельно всматриваться в мелкие лица молодых людей. Провести объективную оценку по внешности было сложновато. Мужчина отложил лупу и стал перечитывать текст, но почти сразу сморщил нос.
        «Кто же так слащаво пишет. Ни какой конкретики, одно бла-бла. Неужели придётся с каждым встретиться лично?» - размышлял британец, надеясь, что ему не придётся посетить все двадцать регионов России, в которых проживали участники проекта.
        Он вновь пробежался взглядом по списку.
        «Почему я не вижу того парня с кем они летели в Мадрид?» - стал он вглядываться в фотографии пятерых парней.
        Больше сработал метод исключений нежели сходства, чтобы узнать того самого молодого человека.
        «Вот ты-то мне и сгодишься. И живёшь почти рядом, каких-то триста километров, на машине это не проблема» - просветлел агент МИ-6, зацепившись за учёного парня.
        Британец сделал запрос по своим каналам и через сутки получил подтверждение, что этот молодой перспективный учёный из Ростова-на-Дону пока не числится завербованным ни в одной из разведок.
        «Что ж мистер Воронцов, если чутьё меня не подводит, а оно ещё ни разу меня не подводило, то вы будете невероятно обрадованы вашему первому заданию, когда я вас завербую» - потёр руки Альберт.
        Через пару дней он приехал в порт Новороссийска. Там по контрабандному каналу из Турции, ему доставили посылку от Салиха. Как только агент МИ-6 услышал при прослушке Драгунской в Стамбуле, о том, что есть некий прибор для определения нахождения кристаллов, он сразу озадачил этим вопросом лабораторию в Анкаре. По имеющимся разработкам Эмина прибор Салих с подручными собрал. Было только одно просадочное обстоятельство. Пока не было возможности провести испытание из-за отсутствия непосредственно жидких кристаллов.
        «Будем надеяться, что прибор работает. С настройками я уж как-нибудь с Воронцовым разберусь. Но этого парня без какой-то технической игрушки не заманить будет» - рассуждал Альберт, понимая, что если прибор не сработает по прямому назначению, то поможет поймать в сети МИ-6 нового информатора, а то и вырастить из него более полезный для Великобритании кадр.
        Женя собирался идти домой. Кабинет научных сотрудников включал рабочие места для четверых человек. Трое преподавателей уже ушло. Собственно и на всей кафедре уже тоже ни кого не было. Разбежались пораньше в пятницу. А Женя сегодня вытянул на себе весь День открытых дверей, как всегда, протянув руку помощи, пенсионного возраста коллегам. Он полдня давал лекции будущим абитуриентам об основах биоинженерии и её возможностях в будущем. Горло осипло. Одиннадцатиклассники засыпали его вопросами, а он изо всех сил пытался дать максимально большее количество любопытных фактов, чтобы побудить юные головы поступать на факультет биоинженерии и ветеринарной медицины.
        Раздался стук в дверь.
        «Кто бы это мог быть?» - удивился Женя, понимая, что в это время студентов уже здесь не сыскать.
        - Войдите! - крикнул он, продолжая собирать бумаги на столе.
        - Евгений Воронцов? - в голосе рыжеволосого плотного телосложения мужчины слышался английский акцент.
        - Добрый вечер. Он самый. Вы ко мне?
        - К вам. Если будет удобно, то я хотел бы вас пригласить завтра или послезавтра на выставку, которая проходит в Роствертоле. Мне как бизнесмену, было бы очень интересно узнать ваше экспертное мнение по новейшим технологиям в области ветеринарной медицины. Моя компания торгует химическими реагентами, и мы смотрим в какую сторону расширяться. Безусловно, я оплачу ваше время. Ваша месячная зарплата за один день работы вас устроит?
        «От этого бизнесмена разведкой за версту несёт, забавно будет посмотреть, как он меня обрабатывать будет» - заскакали мысли Жени.
        - Премного благодарен. Во сколько начинается выставка?
        - С десяти утра и до семи вечера. Не переживайте, обед и ужин я оплачу отдельно. Встретимся у входа. На всякий случай возьмите мою визитку, - протянул мужчина белый прямоугольничек с контактами.
        Женя, пробежавшись глазами по карточке, ответил: - Спасибо, мистер Ковентри, буду.
        Всю субботу они ходили по выставочному комплексу, детально исследуя каждый стенд производителей и научных организаций. Во время обеда и ужина вели споры о потенциальных возможностях новинок. Они не успели обойти всё за один день и договорились продолжить в воскресенье.
        Британец, как и обещал, оплатил услуги Жени, передав ему конверт, в котором лежало две месячных зарплаты научного сотрудника.
        «Видимо он думает, что в провинции московские цены, не иначе» - улыбнулся Женя, пересчитав купюры, когда пришёл домой.
        Он обнаружил на своём пуховике жучок и, ухмыльнувшись, отложил сообщение шефу о вербовке до конца самого факта заключения сделки. Он понимал, что любой неосторожный шаг типа долгого пребывания в душе или любой другой заминки вызовет подозрение у мистера Ковентри, а Владимир Дмитриевич со своими детальными вопросами кратко отрапортовать не даст.
        В воскресенье прогулки по стендам закончились около обеда. Довольный британец, вручил ещё один увесистый конверт Жене и предложил пообедать.
        Они устроились, как и вчера в ресторане Роствертола. Беседы были исключительно деловыми, так же Женя поделился своими некоторыми наработками в области нанотехнологий.
        - Мы бы могли быть полезны друг другу. Вы такой талантливый учёный. У меня есть выходы в Великобритании на гранты для таких дарований планеты как вы. Получив грант для моей компании, я бы мог инвестировать его в ваши разработки. А мне бы на этом заработать самую малость. Нет, вы не думайте, всё будет запатентовано на вас, но от эксклюзивной дистрибуции, я думаю, вы бы мне не отказали? - тоном полным восхищения предложил Альберт.
        - Вы просто находка. Я буду вам очень признателен за спонсорскую поддержку, - закивал молодой учёный.
        - По рукам. Это надо отметить. Что вы будите пить?
        - Я, как и вы, любитель чая. Другие напитки для меня просто не существуют, - медленно обновил себе чай из стоявшего на столе заварного чайничка Евгений, предвкушая, когда же этот англичанин перейдёт на финишную прямую вербовки.
        - Если позволите, очень хочу с вами поделиться кое-чем? - мистер Ковентри дождался, когда Женя кивнул и продолжил: - Я как бизнесмен иногда скупаю секреты. У меня как раз сейчас есть один прототип особого радара. Это прибор по поиску некого вещества. Но я не знаю, работает он или нет. Выкупил, потому что источник надёжный был. Может быть, это, как и ваше изобретение повлияет на будущее человечества.
        - Ого! Завидую. Вы можете себе позволить трогать руками такие невероятные вещи. А можете дать подержать? - в глазах Жени сияло неподдельное любопытство человека влюблённого в своё дело.
        - У меня этот прибор в отеле. В сейфе. Могу показать, если прогуляемся до номера. Я здесь остановился, в комплексе Роствертола.
        Через несколько минут в стандартном гостиничном номере оба мужчины крутили в руках прямоугольной формы прибор, размером с компактный пульт от телевизора со счётчиком под стеклом.
        - Как он работает? - спросил Женя, пытаясь понять, для чего именно нужен этот мини радар.
        - Видите ли, этого я вам сказать не могу. Счётчик должен сработать на достаточно близком расстоянии и показать уровень мощи некой субстанции.
        - Что за субстанция?
        - Это жидкие кристаллы, которые должны обеспечивать связь на сверх дальние расстояния. Изобретение было похищено одной шпионкой из МИ-6 у турецких военных. Куда она его дела ни кто не знает, потому, как до МИ-6 эта разработка не дошла. Понятно, что эта леди стала использовать кристаллы в своих целях. А вот в каких, одному Богу известно.
        - Вот это история! - плюхнулся Женя на кресло.
        - Да, но я вам сознаюсь. Я к вам изначально подошёл из-за вот этой штуковины, - указал Альберт на прибор. - А когда с вами познакомился поближе, понял, что вы настоящее открытие для такого бизнесмена как я.
        - А почему сразу не показали прибор? - удивился Женя.
        - Вы знаете эту шпионку лично. Я боялся, что вы мне откажите, - растягивал англичанин слова.
        - О ком речь? - нахмурился Женя.
        - Вы вместе с ней участвуете в международном проекте по обмену опытом между высшими учебными заведениями. Это Юлия Драгунская. Только я вас очень прошу никогда и никому не говорить об этом. Я не хочу, чтобы МИ-6 свернула мой бизнес из-за того, что я купил не тот секрет и раскрыл их сотрудника, - шёпотом сообщил мистер Ковентри.
        Женя завис. Он не знал, какую эмоцию следует проявить по поводу сказанного новым знакомым. Владимир Дмитриевич настрого запретил как-либо пересекаться с Юлькой, больше чем нужно по программе поездок. И вот судьба снова поворачивает его к этой девушке. И если раньше он знал, что она работает на Крутижанскую, то есть на ФСБ, то теперь выходило, что это британский агент, которого подозревают в не честной игре. У него не укладывалось всё это в голове.
        Альберт видел, как молодой человек оторопел: «Что же его коробит? Я даю ему интересное задание проверить техническое новшество, на объекте, который ни как не касается его страны. И ещё есть возможность для успешного будущего. Неужели здесь какой-то личный мотив?».
        - Вы со мной мистер Воронцов?
        - Однозначно да. Я вас не подведу, - принял руку для рукопожатия Евгений.
        - Вот и отлично. Я осведомлён, что двадцать четвёртого февраля вы отправляетесь в Париж. Я отдаю вам этот прибор. Возможно, в поездке вам удастся обнаружить кристаллы.
        - Вы говорите, что она опытная шпионка. Я не буду спешить, но приложу максимум усилий, чтобы разузнать, о чём вы просите. Вы видите её как будущего соратника или всё надо провести тайно?
        - На ваше усмотрение, молодой человек. Как мне показалось, эта девушка к вам не равнодушна, и вы возможно найдёте другой ключик подобраться к ней, - лукаво подмигнул рыжеволосый.
        - Вы нас видели вместе? - изумился Женя.
        - Да, и именно потому как она на вас смотрела, я понял, что именно к вам нужно идти. Вы же настоящий учёный, который влюблён в науку и не поддадитесь ни на какие женские уловки, - ухмыльнулся мистер Ковентри.
        Глава 24
        Очередная встреча с юристами закончилась. Уже час Пётр прохаживался, сложа руки за спину по длинному балкону на втором этаже банного комплекса.
        «Время идёт. Виолетка может что-то замыслить. Пора брать всё в свои руки. К Антону не подобраться, чтобы просто познакомиться, не то, что поговорить с глазу на глаз. У парня всё по жёсткому расписанию. Весь день в лицее, затем тренировки в личном спортзале и репетиторы. Из стен дома практически не выходит. Его невозможно увидеть где-то одного. Рядом всегда ошивается телохранитель».
        Пётр продрог и вернулся к самовару. Он заварил крепкий чай и глубоко задумался. Конкретные мысли по выгодным для него действиям ни как не приходили в голову. Мужчина пошёл в спальню и улёгся на кровать перед телевизором. Переключая каналы телевизионных программ, он понял, как срастить между собой собранную информацию по сыну и приближающийся День всех влюблённых в свою пользу.
        Виктория была самой красивой девочкой не только в классе, но и в школе. Более того она была одарённым ребёнком и учась в художественной школе не раз выигрывала городские и краевые конкурсы детских рисунков.
        Белокурая юная девушка хлопала длинными ресницами от удивления. Только что преподаватель рисования вручил ей конверт с призом по результатам конкурса проведённого ко дню Валентина. Некий меценат проплатил романтический ужин на двоих в одном из самых популярных ресторанов Геленджика.
        - Теперь тебе предстоит самое трудное, выбрать того с кем ты пойдёшь, - улыбнулась преподаватель.
        Новость быстро облетела школу. Вика ходила с высоко вздёрнутым носом. В свои шестнадцать у неё уже был не только опыт поцелуев с мальчиками.
        «Зачем беречь честь смолоду, как говорит бабушка, когда есть возможность, пока красива, пользоваться этим преимуществом. Честь беречь надо тем девчонкам, которые страшненькие. Красивые всем нужны. Они одни не останутся» - убеждала себя эта молодая особа.
        Антону же, дочкой Лысого была подброшена записка, где говорилось о том, что если он подойдёт к Вике, то она обязательно пригласит его. План сработал. Когда Вика увидела среди своих поклонников самого сына Сафронова, она тут же сделала выбор и на зависть всем девчонкам объявила по секрету, что она девушка Антона. Ведь единственное чего боялась Вика это продешевить. Как художник она прекрасно понимала, что красота стоит дорого.
        Четырнадцатого февраля Антону было сделано исключение в его расписании. Его привезли к ресторану к шести вечера. Телохранитель стоял в зале около стойки бара, но к молодым людям не приближался.
        Встреча произошла в уборной. Лысый стал у двери, как только в туалетную комнату зашёл Антон.
        - Здравствуй сын, - сходу не тратя время на прелюдию, проговорил Пётр.
        - Что вам нужно?
        Пётр положил на широкою столешницу около рукомойника файл с результатами теста ДНК.
        - Здесь сказано, что ты сын Петра Мельченко, то есть я твой биологический отец. Я давно наблюдаю за тем, как ты растёшь, но не вмешивался, до тех пор, пока твоя мать не сошла с ума и не затеяла бракоразводный процесс. Она хочет выйти замуж за своего телохранителя Артёма. Я не могу допустить, чтобы у моего сына судьба пошла под откос.
        - Они не разводятся. Помирились, - возразил Антон.
        - У тебя недостоверные данные. Твоя мать тормознула процесс, взяла паузу ненадолго. Она выяснила, что юристы могут оставить её без денег и имущества. У Казимира есть неопровержимые документальные доказательства, что она не принимала участие в построении его бизнеса. В общем, я тебе что предлагаю. Как только они разведутся, я подам ходатайство стать твоим опекуном. Сегодня мать тебя держит как узника в жёстких рукавицах. То, что ты здесь, это мой подарок. Захочешь пощипать Вику не стесняйся, она не будет против. А если захочешь опытную женщину, так я тебе тоже смогу помочь. Хватит тебе у мамки под юбкой сидеть. Посмотри, как она своего Артёма балует. А что будет, когда замуж за него выйдет? Тебя в наследстве смогут потеснить. Братика или сестрёнку ещё сделают. А став твоим опекуном, я найду, точнее уже нашёл адвокатов, которые могут помочь отстранить твою мать от финансов, и ты будешь единственным наследником. Разве что придётся меня до совершеннолетия пару лет потерпеть. Но как ты видишь, я щедрый на подарки. Если бы я знал, что твоя мать тогда была беременна, то помирился бы с ней, но она
предпочла сделать другой выбор. Она чёрной души человек. Тест на отцовство я сделал много лет назад, когда увидел твоё лицо. Мы очень похожи. Я не подошёл бы к тебе, если бы не её поведение.
        Юноша молча выслушал. Открыл кабинку. Не закрывая дверь, справил нужду.
        Помыл руки и спокойно заявил: - Мне нужно время подумать.
        Он повернулся, чтобы покинуть помещение, но биологический отец пригладил ему путь.
        - Не вздумай мудрить. Если только кому заикнешься о нашей беседе, я объявлю всем, что ты не отпрыск Сафронова.
        - Я же сказал мне нужно подумать. Запишите мой номер телефона и позвоните завтра ближе к полуночи.
        Антон продиктовал номер и вышел.
        Пётр почувствовал, что у пацана есть характер: «Молодец. Умеет держать удар. Даже в лице не поменялся».
        Он позвонил, как и договаривались. По мере того как Антон излагал свои мысли Пётр понимал, что парень-то давно вырос.
        - Я обдумал ваше предложение, Пётр. Извините, пока не могу назвать вас по-другому. Не получиться ваша задумка. Вы не учли того, что Сафронов подаст на апелляцию, где он и его мать вместе с ним будет претендовать на моё опекунство. Вас и близко не подпустят к имуществу семьи Сафроновых.
        Он замолчал. Молчал и Пётр, он не был готов к такому разговору.
        Антон продолжил: - Пока эти трое живы, ваш план не сработает. Хотите помочь, придумайте другой способ. Если интересны мои соображения, могу поделиться. Я намеренно начал встречаться с Викой, поэтому теперь буду бывать в разных местах. Уверен, вы найдёте способ подойти ко мне. До встречи.
        В трубке раздались короткие гудки. Пётр ещё какое-то время их слушал, а затем медленно нажал кнопку отключения звонка.
        «Сынишка весь в мамку пошёл. Но если и договариваться, то уж лучше с ним, чем с его мамашей. Что ж послушаем, что малец придумал» - размышлял мужчина.
        Уже через день они пересеклись в парке около набережной. Вика прыгала между клумбами и деревьями, начинающими просыпаться после зимы. Девушка позировала перед фотокамерой телефона Антона. Пётр подошёл ближе и присел на скамейку, словно любуясь веселящейся молодёжью. Через какое-то время Антон попросил телохранителя помочь ему сделать совместное фото с его девушкой. Пока мужчина разбирался, как работает фотокамера айфона, Антон вытащил из кармана куртки смятый листок и бросил его в урну около скамейки.
        Пётр понял, что это послание ему. Он незаметно вытащил бумагу и, прогуливаясь, ушёл из парка. В машине он развернул лист с напечатанным мелким шрифтом текстом.
        Перечитав содержимое ещё несколько раз, мужчина устремил взгляд в пространство перед собой. По парковке около парка шли гулять семейные пары с детьми. На лицах была радость от совместного общения.
        «Кто знает, о чём будут думать ваши дети, когда подрастут?» - промелькнула мысль у Петра.
        Он завёл машину и выехал на проезжую часть. Мозг мужчины обрабатывал данные сыном осколки информации, примеряя как свести их в единую картинку.
        Глава 25
        Юлька купалась как зефир в шоколаде от даримой нежности и внимания Дани. Он научился предугадывать её поступки. От его взгляда не ускользала ни одна мелочь или пустяк. Он не позволял ей злиться потому, что она толком не умеет готовить и обставлял очередное испорченное блюдо так, что она хохотала до слёз. Они даже фильмы смотрели только те, которые выбирала она.
        - Ты меня балуешь. Неужели ты никогда не хочешь со мной поспорить? - удивлялась девушка.
        - А зачем? Мне не нужно доказывать тебе, что я мужчина. Хочется тебе посмотреть именно этот фильм, почему нет. Ты же будешь в хорошем настроении от того, что было по-твоему, да ещё и впечатления от кино положительные добавятся. А что надо мужчине? Ему надо, чтобы его женщина была рада. Когда рада любимая и мужчине хорошо.
        Юлька не раз слышала слово «любимая» в речах Дани. Но он ни разу не сказал, что любит её. Она понимала, что они знакомы всего-то около двух месяцев и для настоящих чувств время ещё не пришло. Однако сердце девушки ждало трепетный момент признания.
        Лишь одно омрачало Юльку. Ей приходилось изворачиваться, чтобы появляться на явочной квартире. Основной причиной выезда в одиночку был только один повод.
        - У меня разряжается аккумулятор из-за того, что я не езжу на машине. Мне надо выезжать самой хоть иногда. К мастерам съездить. Проверить лишний раз как они там ремонт творят. Ведь понятно, что если не контролировать, то неизвестно что они там наворотят, - бухтела Юлька.
        Даня отрицательно качал головой на все эти просьбы и ездил вместе с ней. Но иногда ей всё же удавалось отпроситься, и тогда сначала Юлька мчалась погреметь пылесосом на явочной квартире, а потом заезжала к себе. На самом деле её устраивало, что мастера не торопятся заканчивать интерьерные работы, ведь это был повод продолжать жить с Даней. А о том, что будет потом, Юлька думать не хотела.
        На День всех влюблённых Даня подарил ей огромный букет роз. Хоть и объяснил, что не понимает этого чужеродного праздника.
        - День семьи, любви и верности у русских в начале июля отмечается. А это так, прихоть иметь на один праздник больше, - проговорил он, вручая букет.
        - Буду считать, что ты мне пообещал сделать подарок и летом, - хмыкнула Юлька на такое не особо романтичное словесное сопровождение к розам.
        - Я могу дарить цветы, хоть каждый день, мне для этого повод не нужен, - закрепил поцелуем примирение Даня.
        - Ой, не надо. Мне всегда так грустно их выкидывать, когда они завянут. Пусть растут, - смягчилась Юлька.
        Приближалось двадцать третье февраля. Девушка терзала интернет в поиске эксклюзивного подарка. К тому же перед вылетом ей надо было позвонить Крутижанской именно в этот день. Юлька снова выбила себе выезд и помчалась на квартиру. Только в этот раз это было не за день до вылета, а за два.
        Девушка, в который раз удивилась наличию микрофончика в сумке.
        «Кто и когда мне их подкладывает?» - нахмурилась она, раздавливая его так же, как это делала её мать в Стамбуле.
        Начальница ничего не сказала по поводу календарных изменений, а лишь продиктовала новое задание.
        Альберт, продолжающий отслеживать Юлькины перемещения на ауди ТТ то рыжего, то чёрного цвета, потёр руки и подмигнул сам себе, заглянув в зеркало заднего вида: «И так, посмотрим, что принесёт нам Париж».
        Суровый голос некой леди озвучил, что в столице Франции недалеко от Эйфелевой башни каждый день на речном трамвайчике по Сене в восемь вечера ждёт связной. Некий человек подсаживается ко всем пассажирам в течение часа пути, предлагая дополнительную экскурсию. Ему нужно передать шифровку - «Тюльпаны вам ещё пригодятся».
        «Бабуль, есть идеи как про тюльпаны фразу запомнить?» - вела Юлька машину, по направлению к центру города.
        «Думаю твой способ самый лучший. ТВЕП. Твой Воронцов Евгенический Парень» - засмеялась бабушка.
        «Откуда ты знаешь, что Воронцова Женя зовут? Опять в моей памяти копалась?».
        «Ты уже со своим Даней всё на свете забыла. Я вообще-то с тобой раньше чаще общалась и даже видела твоего Евгения Воронцова» - намекнула бабушка, на то, что теперь пол суток они не слышатся.
        Юлька проигнорировала замечание, а лишь усмехнулась: «Ну да, точно. Только «евгенический» какое-то странное слово. Я такое быстро забуду».
        «Ничего странного. Наука евгеника изучает селекцию людей. Так сказать способ разведениям идеального человека».
        «Ба, это ты из теорий фашистов почерпнула?» - изумилась Юлька.
        «Это брат Дарвина придумал. Не нравится, сама думай, как запомнить. Рифма у меня тоже к твоей шифровке что-то не идёт» - расстроилась бабушка.
        «Бабуль, я уже твою версию запомнила. Спасибо. У меня теперь только один вопрос остался. Что Дане на День защитника Отечества подарить?».
        «А он в армии, в каких войсках служил? Может значок, какой подберёшь. Раньше мы как-то не одаривали мужчин подарками. Просто праздник был с народными гуляниями и всё. Это теперь все непременно ждут презент. Помню, даже шутка появилась у женщин «как двадцать третье февраля встретишь, так восьмое марта и проведёшь». Не иначе торгаши эту традицию завели подарками обмениваться» - разворчалась бабушка.
        Юлька прошлась по торговому центру «Галерея». Но даже там не нашла ничего оригинального и лишь накупила кучу тематических шоколадок. Немного расстроенная она приехала на квартиру, заметив, что Даня снова подъехал почти сразу за ней.
        - Ты прямо чувствуешь, когда я возвращаюсь, - расцвела девушка.
        - Зефирка, я же твой рыцарь, куда ты, туда и я. Всё готов сделать для своей дамы сердца, - пошутил Даня.
        Юлька решила, что устроит день желаний для своего мужчины.
        «Всё буду делать, что скажет. Будет весело» - мечтательно думала она, снимая кулон.
        Дане идея подарка пришлась по душе. Юлька объявила своё намерение быть целый день послушной ещё в кровати, поэтому к завтраку они вышли из спальни ближе к обеду.
        - Давай шашлык съездим, поедим? Я жутко голоден, - предложил Даня, когда увидел, что Юлька собирается возиться с приготовлением обеда.
        - Давай, я сегодня послушная, - тут же свернула все начинания по кухне девушка.
        - Ага, послушная. Послушаю и сделаю по-своему. Вот как твоё послушание выглядит, - рассмеялся Даня, напомнив о том, как к его утренним фантазиям отнеслась Юлька.
        Девушка смущённо сморщила носик и показала язык.
        Даня поймал её в объятия, заглянул в глаза и прошептал: - Иди, одевайся моя хитрая Зефирка.
        День подходил к концу. Молодые люди после шашлыков посетили кинотеатр. Посмотрели пару фильмов и теперь с надвигающимися сумерками молча ехали домой. Юльке надо было собираться в командировку и успеть, хоть немного поспать. Вылет в четыре утра говорил о том, что они оба должны отдохнуть. Девушка включила радио. Концерт поздравлений по случаю мужского праздника немного развеселил ребят. Ведущий балагурил на тему того как женщины выбирают подарки любимым мужчинам и сыпал анекдотами.
        Передача подошла к концу. Тон ведущего поменялся: - … Пока в нашем государстве не перевелись парни, которые хотят служить в армии, страна не потеряна. Это не глупая бравада и демонстрация силы для циркового веселья, когда мужчины разбивают бутылки о голову. Это крепость и мужество демонстрируемое врагу…
        Даня сменил радиоволну, и в салоне заиграла танцевальная композиция.
        - Ты согласен с тем, что сказал ведущий? Где ты служил? - спросила Юлька, пританцовывая головой и отстукивая зажигательный ритм пальцами на коленях, словно была барабанщиком.
        - В армии служить не обязательно, чтобы мужику показать другим, что у него есть яйца.
        Юлька не ожидала такого ответа. Весь воспитанный в ней патриотизм возмутился.
        - И как ты можешь доказать, что у тебя есть эти самые яйца?
        Лицо Дани побагровело. Он выхватил пистолет из кобуры и правой рукой, приставив к левой руке, как к опоре несколько раз выстрелил в приоткрытое окно.
        Юлька закричала от страха. Машина резко остановилась. Он вышел. Открыл пассажирскую дверь.
        - Пойдём, - протянул он руку перепуганной девушке.
        Они подошли к кирпичному забору посудной фабрики, мимо которой проезжали.
        - Смотри, - указал он на место, куда целился.
        Юлька рассмотрела в свете фонаря шесть выбоин от пуль, которые образовывали силуэт сердца.
        Девушка и не догадывалась, что её рыцарь вооружён. Она поняла, что сегодня же достанет кулон и заглянет в голову этого красавчика. Другой мыслью сразу было ускорить ремонт в квартире.
        - Ты классно стреляешь, - наконец заговорила Юлька, когда они добрались домой и зашли в квартиру.
        Даня притянул Юльку к себе и крепко обнял.
        - Извини. Я вспылил. На будущее не надо провоцировать мужчин подобным способом. Результат непредсказуемым может быть. И я тебя спасти не успею. Я и так сейчас дёргаюсь, как ты одна полетишь. Получение Шенгенских виз замедлилось из-за всех этих ограничений с короновирусом. Я хотел полететь вместе с тобой.
        Юлька отстранилась: - Правда?
        - Да. Я не хочу с тобой расставаться на целую неделю.
        - В пятницу ты меня уже увидишь, это всего на пять дней.
        - Это целых пять дней. Пиши мне сообщения так часто, как сможешь.
        - Хорошо. Я даже звонить могу. Разница во времени всего один час. Ты же после десяти вечера всегда дома. Значит, ежедневно в одиннадцать можем по любому мессенжеру общаться, я Wi-Fi в отеле подключу, разговоры бесплатно будут.
        - Обязательно. Так и сделаем. Только попробуй мне там задержаться или забыть позвонить. Приедешь, отшлёпаю, - снова прижал её к груди Даня.
        Юлька собрала сумки, и после того как приняла душ легла в кровать. Даня ещё пил чай на кухне. Дрожащими руками Юлька одела кулон.
        «Бабушка, только я очень тебя прошу, мы не будем пока обсуждать поведение Дани. Я хочу послушать его мысли и успеть вздремнуть перед самолётом».
        «Хорошо дорогая, помни, я всегда на твоей стороне».
        Поначалу ничего поймать не удалось.
        Юлька снова смочила кулон слюной и услышала отрывистые обрывки мыслей Дани: «… снова потерялся микрофон… опять после выезда на ту квартиру…к кому она там ходит? …».
        «О, господи! Он за мной следит!» - подумала Юлька, почему-то обрадовавшись этой мысли.
        «Юлинька, это не обязательно обозначает, что он так ревнует, что подкидывает тебе жучков» - заохала бабушка.
        «Зато он всегда хочет быть рядом со мной!» - трепетало сердце девушки.
        «А если у него другая цель?» - спросила бабушка.
        «Какая у него может быть цель? Он просто собственник и желает знать, где я и с кем».
        «Однако ты до сих пор не знаешь, чем он зарабатывает себе на жизнь».
        Юлька нахмурилась. Он действительно избегал темы касательно своего источника дохода. Тут девушка услышала, как Даня подходит к спальне. Она быстро сняла кулон.
        - Чего не спишь?
        - Тебя ждала. Обними меня.
        - Мы так не заснём, - услышала она усмешку в его голосе.
        - Ну и пусть, такси воспользуемся, чтобы ты за руль не садился, а я в самолёте потом посплю, - прильнула Юлька всем телом к Дане.
        Глава 26
        Мистер Ковентри отбыл в Париж с разницей в несколько часов с Евгением Воронцовым. Они договорились, что Евгений будет звонить, только в том случае, если что-то обнаружит или у него будут вопросы. Британец старался не попасть в поле зрения Жени. Он ожидал, что будет возможность, подключатся к установленному к одежде научного сотрудника жучку, но у него это не получилось. Микрофоны были утеряны в аэропорту. Альберт видел как молодой учёный тряс своей верхней одеждой, после того как её уронил.
        «От таких усилий не один микрофон ни удержится. Что ж, я остался без слуха. Но зрение всё ещё при мне. С прослушкой позже разберусь» - агент МИ-6 предполагал, что сможет, поработав над своей внешностью снова подобраться к молодым людям.
        Женя заметил мистера Ковентри в одном из кафе зоны вылета.
        «Понятно. Хочет убедиться, как дело пошло» - выискивал он взглядом Драгункую с Милютиной.
        Девушки прибыли и первое, что сделала Янка, это оповестила о том, что у Юльки появился парень и не какой-нибудь, а невероятно привлекательный.
        - Такие только актёрами или стриптизёрами бывают, - язвительно подметила Янка.
        Юлька поняла, что та хочет её задеть, но промолчала.
        «Да-а-а, когда же тебя папа уже замуж выдаст» - подумала она уже без всякой жалости к этому завистливому созданию.
        Но тут за неё заступился Евгений.
        - Не хорошо завидовать чужому счастью, а то так своё и не встретишь. С кармой шутки плохи.
        - Кто я завидую? Этой? Ну, ты даёшь! - Янка изобразила подобие смеха и ретировалась в кафешку за пепси.
        - Спасибо, - улыбнулась Юлька.
        - Да не за что. Расскажи как дела? - по-дружески Женя похлопал по плечу девушку.
        - Она правду сказала, на личном фронте неожиданно счастье привалило, - Юлька смущённо улыбнулась.
        - Ну, это же здорово. Если захочешь поговорить на эту тему, то, как опытный разведённый могу поделиться тем, что делать не надо.
        - Буду иметь в виду. А у тебя как дела?
        - В своём изобретении продвинулся с теоретической расчётной фазы к практической. Создал прототип. Вернее пока чертёж прототипа. В общем, как-нибудь расскажу. Это скучно. Мало кто понимает тонкости. Не хочу грузить терминами.
        Юльке стало немного обидно.
        - Эй, я вроде не без мозгов. Давай хвастайся, что там изобрёл, гений!
        Через минут десять Юлька сильно пожалела о том, что попросила дать подробности.
        Даже бабушка стала кряхтеть: «Что это за набор слов, ничегошеньки не понятно!».
        «Бабулька, срочно подскажи, как закрыть этот фонтан научной мудрости?» - взмолилась внучка.
        «В таких делах только одно верное средство есть. Падай в обморок».
        Юлька посмотрела на пол.
        «Жестковато падать-то».
        «Да, актрисы всегда жаловались, что правдоподобное падение им только с синяками достаётся».
        «А более щадящий способ есть?» - Юльке совсем не хотелось устраивать собственное падение.
        «Начни кашлять или в туалет скажи, что захотела» - предложила бабушка.
        Юлька не знала, что выбрать, пока она примерялась, неожиданно поскользнулась на кем-то пролитом кофе и рухнула на пол.
        «Молодец! Идеально упала. Великий театральный режиссёр Станиславский оценил бы на отлично!» - аплодировала бабушка в голове внучки.
        «Бабушка у меня такое ощущение, что я себя что-то сломала. Дышать больно» - старалась не реветь Юлька, которая не могла глубоко вдохнуть из-за пронизывающей грудную клетку боли.
        Женя поспешил поставить девушку на ноги. Он поднял её, что-то смешное говорил в утешение, но тут уронил свои вещи, начал их трясти и отряхивать одновременно испачкавшуюся на полу Юльку.
        - Что вы тут за перформанс устроили. Нам уже на посадку пора, - подошла Янка, с презрительной улыбкой на лице.
        Весь полёт Юлька страдала от боли. Было трудно вдыхать даже при разговоре. При каждом движении некая невидимая игла вонзалась в правом боку. Один раз она чихнула и аж вскрикнула. Пассажиры забеспокоилось. Начали обвинять девушку в том, что она заразит всех короновирусом. Переубедить запаниковавших людей было невозможно. Все и так были в масках и протирали руки спиртом. Обстановка была не самая приятная. Дама в одном ряду с Юлькой попросила её отсадить. Женя защищал, как мог бедную девушку от нападок, казалось, только Яна получала удовольствие от происходящего.
        Аэропорт Шарль де Голь встретил Юльку в лице человека с инвалидным креслом. Её отвезли в медпункт, где отстояв длинную очередь, она услышала диагноз. Доктор диагностировал перелом ребра.
        Ей наложили тугую повязку и прописали анальгетики.
        - Он сказал, каких-то три недели потерпеть, главное никаких физических нагрузок, - вышла Юлька от доктора.
        - Что же, тогда я твой рыцарь, буду носить вещи, - подмигнул Женя.
        Бабушка нервно хохотнула при слове «рыцарь», но внучке было не до веселья. Женя нёс сумки, а Юлька в расстроенных чувствах шла молча рядом.
        Но как оказалось, это было только начало проблем. К вечеру у Юльки поднялась температура, и её госпитализировали из отеля. Остальных отселили на карантин, запретив покидать свои номера. У всей группы взяли кровь на анализ. Оказалось, что Женя уже имеет антитела на COVID. У остальных всё было в норме, но через два дня куратора тоже госпитализировали.
        Женя был единственный, кому можно было покидать отель. Он каждый день навещал Юльку с Валентином Валентиновичем, которые лечились от короновирусной инфекции. Благо у всех были медицинские страховки. Куратор то и дело собирался умирать. Он не думал о том, что может выжить, постоянно напоминая, что этот вирус убивает, прежде всего, пожилых людей. Жене ежедневно приходилось выслушивать стенания, хотя было видно, что поскольку заражение обнаружено на ранней стадии ни каких осложнений не предвидится.
        Юлька поначалу не хотела ничего говорить Дане о переломе. Она думала, что позвонит ему вечером, как и договаривались, но потом со всей этой госпитализацией девушка оказалась в палате без телефона и без кулона. Когда она пришла в себя, то поняла, что уже три дня была в полубессознательном состоянии. Температура наконец-то стала спадать. Наметился прогресс в лечении. Соседки по палате не давали скучать своими заунывными мотивами. Французский язык Юлька не понимала, но человеческое нытьё и страдания не нуждались в переводе.
        Вдруг открылась дверь, и Юлька увидела Женю. Она несказанно обрадовалась, смутив его своей реакцией. Оказалось, он каждый день приходил в гости. Его впускали в палату, и он около часа сидел рядом с ней.
        - Я тут собрал у тебя в номере кое-что и телефон зарядил. Смотри сколько там у тебя пропущенных звонков, - протянул Женя пакет.
        Юлька ужаснулась. Даня звонил за три дня более двухсот раз.
        - Спасибо, - не отрываясь от телефона, проговорила девушка.
        - Ладно, у тебя сегодня вечер звонков намечается. Пока. Рад, что тебе лучше, - развернулся Женя к выходу.
        Юлька боготворяще на него посмотрела: - Спасибо тебе огромное, ты настоящий друг.
        Женя снова смутился и вышел. Юлька заглянула в пакет, помимо всяких мелочей она обнаружила в нём кулон. Девушка надела его на шею и тут же получила от бабушки целый плачь Ярославны из «Слово о полку Игореве» не иначе.
        «Ба, хватит, уже всё хорошо. Мне надо Дане позвонить, он ещё не в курсе».
        «Ты прямо отсюда будешь звонить, а как же соседи по палате?»
        «Они, к счастью не понимают по-русски, и если он будет ругаться, мне не придётся краснеть».
        «Зато они точно поймут, что происходит, если он опять палить начнёт».
        «Не начнёт» - хихикнула Юлька и набрала видео вызов Дане.
        Она понимала, что картинка хоть и страшная, со всеми трубками от капельниц вокруг её головы, но она снимет половину вопросов. И действительно суровость на лице молодого человека пропала, едва он разглядел, где находится Юлька.
        - Зефирка, как это всё могло с тобой произойти? Вот как тебя одну оставлять? - сокрушался Даня.
        - Доктор сказал, что я иду на поправку, и скоро меня выпишут. Только французы нас не выпускают. На две недели всех, кто летел этим самолётом, на карантин отправили. Так мало того рейсы сократили из Парижа в Москву. Билетов ограниченное количество. В общем, нам чартерный рейс на двенадцатое марта пришлют, чтобы вывезти всю группу. И то получается, что только трое из двадцати смогут домой вернуться. А остальные ещё две недели в Москве на карантине сидеть будут. Как-то так.
        - Зефирка, я соскучился. Может, вам теперь ваши командировки свернут?
        - Не-а. Куратор сказал, что прививки как сделаем, так чартерным рейсом продолжим программу отрабатывать, бюджет по программе надо осваивать.
        Альберту позвонил Воронцов и кратко изложил ситуацию.
        - Все её вещи проверил, прибор не среагировал. А вот когда был у неё в больнице, заметил, что стрелка задёргалась. Прибор с собой был, забыл выложить. Ума не приложу, как это могло произойти. Не выпила же она эти кристаллы?! Как я понял, она была в таком состоянии при госпитализации, что не могла ничего соображать и тем более с переломом ребра наклоняться или поднимать сумки без помощи была не способна.
        - Продолжайте искать. Мы на верном пути, - подбодрил мистер Ковентри.
        И тут британец обнаружил причину для беспокойства: «Её задание не будет выполнено».
        Агент МИ-6 нахмурился, но выход быстро сложился в голове: «Я не могу допустить провал для Великобритании. Я сам всё сделаю».
        Этим же вечером он прогулялся на речном трамвайчике и встретился со связным.
        Альберт не отставал от юркого велосипедиста, который сокращал путь через парки и скверы. Он взял машину на прокат и следовал за связным, надеясь, что увидит этап передачи информации по цепочке выше. Но этот экскурсовод прибыл в жилой квартал и зашёл в некий домик, где у входа значилась реклама о турах по столице Франции.
        «Ты тут живёшь. Интересно. Значит, придут к тебе, но когда? Подал ты уже сигнал или нет?» - хмурился в машине Альберт.
        Ночь бдения результата не дала. Раздосадованный британец понимал, что без сменщика ему одному не отследить этого связного. Он хотел уже отъезжать, как увидел прилично одетого мужчину, который вышел из-за угла и пошёл к дому с рекламой. Дверь тут же отворилась. Пара фраз и джентльмен ушёл. Альберт вышел из машины и проследовал за ним. За углом метрах в двухстах стоял припаркованный автомобиль с номерами британского посольства.
        «Так. Значит, и это пошло в МИ-6. Надо поднимать связи и узнавать к кому идёт этот поток информации».
        Юлька скучала в палате. Просветы в безделии были лишь, когда приходил Воронцов или она общалась по телефону с Даней. А так же она продолжала совершенствоваться в работе с кристаллами. Она поняла, что он работает и когда кулон не весит на шее, а она просто его держит в районе солнечного сплетения.
        «Мама когда-то говорила, что там какие-то чакры расположены. Может и вправду они там есть» - рассуждала девушка.
        В палате появились две новых соседки, которые говорили по-английски. Юлька сперва обрадовалась, а потом поняла, что без них было спокойнее. Пожилая леди, постоянно поучала молодую мисс, с которой, по-видимому, была в приятельских отношениях. Юлька изобразила, что плохо знает английский, чтобы не участвовать в их житейско-философских разговорах, и продолжала испытывать возможности кристаллов на новых испытуемых.
        Сегодня рассуждение было о предназначении женщин.
        - Программный код, заложенный природой, ломается, если его неверно истолковать и человек мучается. Ни как не может найти себя, - как бы размышляя вслух говорила пожилая.
        - Это вы про то, что женщины должны рожать, а не карьеру делать? - ехидно заметила молодая.
        - Грубовато сказано. Нужно, конечно, принимать во внимание физиологическую потребность в деторождении, но она необязательно есть у всех. Кто-то в гармонии себя находит, не имея детей. Вопрос лишь в том, что организм почему-то подсказывает женщине, что она, прежде всего мать и воспитатель будущего поколения, ближе к сорока, когда забеременеть становиться проблематичнее.
        - Сейчас в любом возрасте это не проблема, - парировала молодая.
        - А ты пообщайся с теми, кто прошёл экстракорпоральное оплодотворение. Ты думаешь, это легко переносись, когда стимулируют уколами гормональные всплески, вызывая множественное созревание яйцеклеток? Потом подсаживают к ним сперматозоиды, и получается несколько эмбрионов. А родители хотят одного ребёнка. Как думаешь, им легко выбирать, кого оставить? Точнее выбирают даже не они, а некий специалист в клинике на своё усмотрение. Они выбирают лишь количество эмбрионов, которые подсадить в матку. Это с одной стороны. А с другой стороны женщина сталкивается ещё с тем, что ей некому помогать ухаживать за ребёнком. У таких родителей их собственные мамы, то есть бабушки, находятся уже в том возрасте, когда за ними самими уход нужен. В итоге дети растут и дальше в искусственной среде. Сначала в пробирке, потом иногда и в суррогатной матери, а потом с нянями самых разных форматов. Вот и скажи, чем будут заняты возрастные родители? Правильно зарабатыванием денег на этих нянь. В итоге воспитание собственного ребёнка они перекладывают на чужих людей. А потом удивляются, почему не могут найти общий язык с        - По-вашему женщинам не надо идти учиться?
        - Наоборот, обязательно женщины должны учиться. Чем они будут образованнее, тем более грамотных воспитают детей.
        Молодая замолчала. А Юлька услышала мысли пожилой женщины: «…Сейчас я понимаю, как надо было бы поступить, а дай мне шанс прожить жизнь ещё раз, я вряд ли отказалась бы от балетной карьеры, ведь это моё призвание. Я создала новую методологию, по которой учатся другие. Сколько всего полезного я сделала. Я ни ради праздности не стала матерью. Некоторые всё-таки приносят себя в жертву для других…».
        В упражнениях с англичанками обнаружился ещё один эффект мощи кристаллов. Бабушка видела образы в голове Юльки и не нуждалась в переводе разговора этих женщин.
        «Человек мыслит образами, а как он их называет, не имеет значение» - поделилась бабушка наблюдением.
        Но потом она приуныла: «Я бы хотела иметь двоих, а то и троих детей, но как-то не сложилось. Зато всё для Володи делали. Всех себя отдавали».
        «Бабуль, токо ты не начинай, пожалуйста, сегодня восьмое марта, между прочим, хочется о приятном …».
        Юлька не закончила мысль, отвлёкшись на аудиосообщение в телефоне.
        «Вот и приятное, Папа прислал поздравление!» - обрадовалась Юлька.
        Но во время прослушивания сообщения дочка приуныла.
        «Набор клише из вежливых фраз. Эх, папа, папа, надеюсь, ты действительно делаешь для страны что-то стоящее».
        Бабушка закряхтела.
        «Бабуль, у меня нет к тебе претензий. Я уверена, что вы с дедом рассказали и показали сыну, что такое настоящий отец. Просто мы такие, какие есть».
        «Да, солнышко, и с этим ничего не поделать. У меня тут идея появилась. Бывало, приходилось выступать на сцене, подменяя заболевших актрис, если не было дублёра. Я на автомате речь говорила, а сама думала параллельно, что там дальше по сценарию. Возможно, твой папа тоже думал о другом, когда делал эту аудиозапись».
        «Сейчас проверим, я с мокрым кулоном прослушаю ещё раз, вдруг эти мысли можно поймать» - потянулась Юлька за водой.
        «Тебе мало, что мать шпионка, хочешь ещё какой-нибудь правдой себя взъерошить?» - охнула бабушка, сообразив, на что надоумила внучку.
        Но Юлька уже включила повтор, не обращая внимания на высказывание бабушки.
        То, что девушка услышала, её шокировало.
        «Я же говорила, что это плохая затея» - всхлипнула бабушка.
        «Ну, неожиданно, конечно бабуль, но у всех свои слабости» - еле собрала фразу для ответа внучка, её чуть не вырвало, поняв, что отец записывал для неё поздравление не на бегу между кабинетами в правительстве, как она сначала подумала, а в обществе некой Катеньки.
        Телефон снова завибрировал, пришло сообщение от Сбербанка.
        «Папа щедр в этот раз как никогда, и кто знает, возможно, как раз-таки благодаря этой Катеньке».
        «Вот что мы с отцом не так сделали?» - застонала бабушка.
        «Ба, причём здесь родители. Он взрослый мальчик и понимает, что делает» - Юлька встала на защиту отца.
        «Ладно. Давай закроем это обсуждение. Единственное, прошу на будущее не проверять свои способности на родственниках. Легче потом будет общаться».
        «Бабуль, а тебе разве никогда не хотелось узнать, о чём думает твой муж?» - хихикнула Юлька.
        «Что скрывать. Было конечно. Но он молодец, даже если с губной помадой на воротнике или со шлейфом аромата женских духов возвращался, никогда не признавался. Мне не в чем его упрекнуть».
        «Молодца деда. Возьму на вооружение» - хохотнула Юлька.
        Женя приходил в одно и то же время после обеда. Он купил белого медвежонка в красных штанах и белой майке с рисунком Эйфелевой башни и забавным голосом озвучивал его приход в гости к девочке Юле. Интересовался, как она себя вела. Ела ли кашу. Слушала ли доктора. У него получалось очень забавно. Юлька была благодарна за его поддержку. Болеть на чужбине не самое лучшее, что может произойти с человеком. Он доставал всё, что рекомендовал доктор. Так же как соседям по палате приносили некие заготовки их родственники, Воронцов приходил каждый раз с пакетом, и выкладывал содержимое на тумбочку, пополняя Юльку лекарствами или чем-то ещё, подкладывая ей шоколадку или печенье, чтобы подсластить процедуры. Женя даже оплатил гигиенические процедуры для Юльки. Ведь в её положении она просто не могла сама всё делать. А у французов любое лишнее движение пальцем медработника уже подразумевало выписку чека.
        По этому поводу Юлька даже немного порефлексировала: «Как же мы дома все привыкли к бесплатной медицине. Требуем, что-то от врачей, вот те, кто поумнее других и сбегают в платные клиники. Там и зарплата выше и клиенты поприятнее. Но проблема чувствуется одна и та же. Нехватка кадров. Уже мало кто мечтает стать доктором и сложно и дорого учиться. Может такие, как Воронцов с их нано технологиями и будут людей лечить однажды. Только когда это случится неизвестно. Сначала, как всегда, новинки доступны будут только для состоятельных клиентов, но потом, я надеюсь, это станет общим достоянием».
        По случаю женского праздника Евгений хотел как-то по-особенному порадовать Юльку, которую должны были выписать через два дня. Но, когда он пришёл, то через стеклянную дверь заметил, как она разговаривает по телефону по видеосвязи и невольно остановился, держась рукой за ручку двери. Женя впервые увидел, как преобразилось её лицо. Как проступил румянец. Как она теребит кулон. Как блестят глаза. Как она смущена и счастлива одновременно.
        Мозг молодого учёного, пропустив, через свои алгоритмы выдал вердикт: «Она такая не обыкновенная».
        Впервые в жизни Женя почувствовал, как глубоко в груди вонзился и вкручивается штопор ревности. Он постоял ещё немного и ушёл, разозлившись, что Юлька всё ещё болтает по телефону.
        Юлька была удивлена, почему Женя сегодня не пришёл. На другой день он явился, но настроение его отличалось от прежнего типичного парня-добряка. Юлька решила применить кристаллы, но так и не поняла, что терзает Евгения. Бабушка оказалась проницательнее.
        «Он не равнодушен к тебе внученька. Будь осторожна. Не давай повода и не создавай ни оправданных ожиданий такому ранимому мужчине» - предостерегла она, заметив, как Юлька стала, оказывать Воронцову невинные знаки внимания и тот сначала искоса стал улыбаться и постепенно вернулся к прежнему состоянию и даже пригласил день перед вылетом девушку на прогулку по Парижу по случаю её выздоровления. Юлька была безумно этому рада и тут же предложила пойти покататься по вечернему городу по реке Сена.
        Единственный вечер, когда можно было встретить связного, она упустила. Удаляющийся с аудиогидом трамвайчик уже вещал о красотах и достопримечательностях столицы Франции, разнося звуки по воде, отражающей вечернее небо, когда молодые люди подъехали к причалу.
        - Ничего следующий отправляется через полчаса, - обнадёжил Женя.
        Юная шпионка поняла, что окончательно провалила своё задание. Она загрустила.
        - Хочешь, уйдём? - заметил Женя перемену в настроении.
        - Нет. Всё хорошо. Просто как-то странно даже самой себе это объяснить. Париж полон романтики. А мы тут стоим, ждём чего-то, - пролепетала девушка.
        - Давай прогуляемся. Смотри, какой вид отсюда? - повёл он её к каменному ограждению на набережной, где вдали открывались фигурные образы города, в которых угадывались старинные здания, известные всему миру.
        Молодые люди подошли к парапету. Прохладный воздух, наполненный благоуханием просыпающейся природы, кружил голову чем-то светлым и волнительным. Женя подошёл ближе к Юльке.
        - Не замёрзла? - мягким голосом спросил Евгений.
        - Нет, но чувствую, если поедем кататься, то могу примёрзнуть к сиденьям на открытой палубе. Будешь меня отогревать, - пошутила Юлька.
        - Я могу позаботиться о том, чтобы ты не примёрзла. Сядешь мне на колени.
        Юлька почувствовала, как нежные коготки дрожи пробежали по телу.
        - Я подумаю, - сделала она пару шагов в сторону.
        Женя поймал её за руку. Они оба с полминуты молчали.
        - Ладошка совсем замёрзла. Ну его этот трамвай, пошли, походим, а то не хватало, чтобы ты снова заболела.
        Он потянул её за руку. Юлька поддалась. Ей было приятно ощущать тепло от мужской ладони, но она чувствовала, что пора бы ему уже её и отпустить. Однако Женя продолжал крепко держать её ладонь.
        - Смотри там, такси. Давай по городу покатаемся, - предложил он.
        Юлька кивнула. Девушка спрятала руки в карманы, когда уселась в машину. Но в какой-то момент она их вытащила, опёршись на сидение и через мгновение, левая ладонь снова почувствовала знакомое тепло. Юлька опустила взгляд и увидела, что Женя положил свою ладонь сверху. Она подняла глаза и встретилась с глазами Евгения. Очередная волна дрожи пробежала по телу. Губы сами приоткрылись. Женя приблизился. Но тут машина резко затормозила. Юлька пискнула от боли, ребро напомнило, что оно ещё в процессе заживания.
        Таксист выругался и продолжил путь, сказав, что уже почти приехали.
        - Куда приехали? - спросила Юлька у Жени.
        - Сад Тюильри. Это парк рядом с Лувром, в нём много статуй, экспонатов всяких это копии из Версаля. Я подумал, что ты не откажешься там прогуляться.
        Юлька кивнула. Они вышли из такси.
        - Уже поздно, всё не обойдём. Давай только по этой аллее, - повернул направо Женя.
        Он разглядывал статуи весьма внимательно, и Юлька с удивлением обнаружила как этот, казалось бы, технарь по натуре подмечает художественные тонкости. Тут она заметила, как по аллее навстречу к ним шла мадмуазель с собакой на поводке. Женя снова переместился к очередной статуе, разглядывая её со всех сторон. Юлька остановилась.
        «Бабушка, что происходит?».
        «Это я у тебя хочу спросить. Ты что о своём Дане забыла?».
        «Ни о ком я не забыла. Я тебе другое хочу показать. Это же явка».
        «Хм, а ты права, смотри, как он в сторону девчонки между статуями запрыгал. Ой, надо же к пёсику присел. Жаль лицо не видно. Но я уверена, что этот парень что-то там рассказывает. Что стоишь, пойдём, посмотрим?».
        «Не хочу обламывать. Я же знаю, как это сложно, чтобы явка прошла по всем правилам. А он интересный объект. Теперь я буду с ним осторожнее. И с кулоном просканирую. Он ведь не меня выгуливал, а на свидание к этой мадмуазель сбежал. Романтикой всё овеял, играл так натурально» - в Юльке начала закипать досада.
        «Я думаю, с романтикой он как раз-таки не играл» - подметила бабушка.
        «Чувствую, Париж у меня останется в памяти как город откровений. Такого обширного инсайттайм я ещё не имела».
        «Завтра домой. Забудешь снова обо всём на свете со своим Даней» - промурлыкала бабушка.
        Альберт следил за Женей и Юлькой во время их прогулки по набережной Сены.
        «Смотрите-ка, она пыталась выполнить задание, совсем чуть-чуть опоздали. Воронцов тоже молодец. Делает успехи. Девчонка смотрит на него с явным удивлением и очарованием».
        Он не стал ехать за ними, когда молодые люди взяли такси, предполагая, что уже поздно, и они возвращаются в отель.
        Глава 27
        Перелёт домой дался тяжело. Ощущалась быстрая утомляемость, а вкупе с ещё незажившим ребром девушка еле передвигалась, когда наконец-то добралась домой. Даня суетился вокруг неё, словно нянька и разговаривал так же, как будто она была совсем крохой.
        Ему понравился медвежонок Юльки.
        - Я его себе заберу, он на зефир похож, - пошутил он.
        Девушке нечего было возразить, а правду, о том, что это подарок коллеги по проекту, она говорить не стала.
        Юлька сидела утомлённая на диване, слушая как, Даня вновь и вновь пересказывает, как сходил с ума, когда она пропала на три дня. Оказывается, он выяснил в отеле, что её госпитализировали, но те не говорили по какой причине.
        - Не знала, что ты говоришь по-английски или по-французски, - удивилась Юлька.
        - А я и не знаю других языков, это они притащили того, кто русский знает. Я был очень настойчив.
        Девушка грустно улыбнулась, силясь представить, какой он поднял шум.
        - Мне очень жаль, что я заставила тебя поволноваться. Даже не знаю, чтобы я делала на твоём месте.
        Даня сел на ковёр перед Юлькой и положил голову ей на колени, обняв ноги девушки: - Мне было очень плохо. Ещё никогда я не чувствовал себя таким беспомощным.
        Юлька гладила его по волосам. Она тоже скучала, поэтому взбалмошному красавчику наполненному секретами. Кулон весел на груди. Лицо Дани смотрело в другую сторону. Девушка быстро лизнула кулон.
        «… как же мне стала дорога эта малышка, я ведь даже не догадывался, к чему приведёт задание отца… как нам теперь быть?…как сохранить то, что зарождается в моей душе, ведь всё может оборваться в одночасье…» - юлой вертелись мысли парня.
        - Всё в жизни может однажды закончиться, - ляпнула вслух Юлька и тут же поняла, какую сделала ошибку.
        Даня отстранился от неё и серьёзно посмотрел: - Ты о чём?
        «Ври убедительно! Улыбнись! Поцелуй! Только не молчи!» - подсказывала бабушка.
        Юлька протянула ладонь и коснулась его щеки.
        - Там в больнице все постоянно стенали, что вот-вот умрут они или их родственники. Особенно тяжело было видеть пожилые пары или родителей с детьми. Ни кто не знал, в каком количестве семья покинет больничные стены. На это было тяжело смотреть. Морально давило. О себе я мало думала, хотя несколько раз и меня накрывало, что могу умереть, особенно в самом начале болезни. А вот сейчас ты рядом и я понимаю, что просто надо жить моментом, ведь однажды мы все будем на том свете. Дала нам Вселенная встретиться, спасибо за это. Может, подарит и время на счастье, а если нет, то мы пройдём тот отрезок пути, что нам уготован, так ярко, насколько сможем, - не отводя взгляда медленно, словно рассуждая, проговорила девушка.
        «Ты отличная актриса! Я бы нашла тебе место в любой труппе!» - аплодировала бабушка.
        «Я, правда, так думаю» - ответила Юлька.
        - Я не замечал за тобой философский воззрений, - хмыкнул Даня.
        - На краю гибели мир видится по-другому, - выдохнула она.
        - Согласен, - буркнул Даня и встал на ноги, казалось, он что-то вспомнил.
        Юлька, словно играясь, лизнула кулон и успела уловить край его мыслей: «… если пули пролетают совсем рядом вся жизнь не пробегает перед глазами, всё нутро кричит громко, что хочет жить… какой же всё-таки шаловливый язычок у моей Зефирки».
        Девушка вспыхнула малиновым цветом и сняла кулон, затем попыталась снять кофту. Видя, как она морщится от боли, Даня помог стащить ей одежду.
        - Как же теперь тебя обнять? - грустно вглядывался он на фигуру девушки, нежно водя руками по её бёдрам.
        - Всё что вокруг повязки доступно, - хихикнула Юлька.
        - Так ты теперь хрупкая такая, я аж боюсь тронуть.
        - А ты не спеши, есть разные способы, помнится у тебя совсем неплохо с фантазией.
        - Сейчас кто-то додразнится. Я обещал тебя отшлёпать, если звонить вовремя не будешь. Готовься! - прошептал он в девушке в ушко, и та почувствовала, как от его горячего дыхания её тело накрывает истома, по которой она тоже весьма соскучилась.
        Утром Юлька не хотела вставать.
        - Ну, ещё чуть-чуть, хоть капельку, я так устала, - отзывалась она на призывы проснуться.
        - Я тебе сюрприз приготовил. У тебя восьмое марта без подарка прошло, - настаивал Даня.
        - Какой сюрприз. Мне на работу надо. Ещё отчёт по командировке писать.
        - Зефирка, а ты можешь сегодня отпроситься, а? Скажешь, что в пятницу тринадцатого тебе лучше из дома не выходить, а? - почти по-мальчишески вопросительно скривился Даня.
        - Вряд ли. Думаю, грузить меня работой сегодня не будут, пожалеют после болезни, а вот отпустить не отпустят. Помоги лучше собраться.
        - Опаздываешь, - глянул он на часы.
        - Если без завтрака, то, как раз успею. Намекнёшь, что за сюрприз?
        - Терпи теперь до вечера. Я заберу тебя после работы, сама потом поймёшь.
        Сюрприз оказался впечатляющим. Поздно вечером молодые люди прибыли на плато Лако-Наки и расположились на турбазе, где постояльцы жили в деревянных коттеджах с панорамными окнами с видом на горные склоны.
        - Тебе полезно сейчас дышать чистым воздухом. И расстояние от Краснодара не большое, чтоб твои рёбра в дороге не растрясти. Постараюсь тебя сюда вывозить почаще, - пообещал Даня, когда они распаковывали вещи.
        - Спасибо. Отличный подарок, - Юлька хотела поблагодарить поцелуем, но Даня выставил руку вперёд, в останавливающем жесте.
        - Это не он. Подожди до завтра.
        - Опять ждать? Всё колись, давай, я уже вся извелась, что ты придумал?!
        - Ого, какая любопытная у меня девушка, - рассмеялся Даня. - Прямо вижу тебя в образе доменатки!
        Юлька покраснела, но не отступила: - Я жду, где мой подарок!
        - Вот держи, - озорно улыбнулся Даня, и в руках у Юльки оказалась увесистая квадратная чёрная коробка.
        Она сняла крышку и изумилась.
        - Неожиданно, - взяла в руку девушка компактный, тонкий и очень легкий пистолет марки Ругер.
        - Патрон девять миллиметров. Пистолет предназначен для скрытого ношения. Весит всего полкило. Нравится?
        - Определённо. Это самый лучший подарок, который я когда-либо получала на восьмое марта, - разглядывала Юлька оружие.
        - Плохо, что в самолёт не пустить могут, только в разобранном виде и в багаже перевозку оружия разрешают, к тому же страна прибытия может иметь свои требования. Но я хочу, чтобы ты имела его всегда с собой. Мне так спокойнее.
        - Я не против. Только ты меня стрелять научи.
        - Именно этим мы и займёмся в следующие два дня, - подмигнул Даня.
        - А ещё мне надо научиться драться, чтобы у меня пистолет не отобрали.
        - Принято, но сначала тебе надо подлечиться, - нежно поцеловал он её в шею. - Пора подумать об ужине. Положи пока пистолет в сейф. Тебе, кстати сейф я уже приобрёл, потом помогу его установить и всё правильно оформить.
        Пока Даня готовил на мангале запечённую рыбу с картошкой, Юлька, сидя в беседке рядом и вдыхая дурманящие ароматы пищи вперемешку с хвойным горным воздухом отправила нумерологу Светлане Марковне сообщение, что придёт убраться в квартире на следующих выходных.
        Юлька не знала, какая будет у начальницы реакция, но готовилась выслушать выговор.
        Однако первое, что она услышала, после того как сказала, что всё время провела в парижской больнице, было восхищение.
        - Молодец Юлия Владимировна, несмотря на болезнь, задание выполнила. В понедельник у тебя вылет в Рим. На площади, где стоит фонтан Треви есть маленькая парикмахерская. Помой там волосы и сделай укладку, а уходя, дай чаевые равные сумме, монета в монету, которую тебе назовут за услугу. Вручишь именно хозяйке и скажешь «Вам бы азалии тут подошли».
        Крутижанская, как всегда, говорила быстро. Юлька с первых слов оторопела и автоматически достала кулон и положила его в рот.
        Когда указания закончились, девушка в ещё большем недоумении подслушала мысли Марии Владленовны: «… тише Вольдемар, не шуми, думаешь так себе наша Юлька? Согласна. Но ты же понимаешь, что лучшей дурочки не найти, по крайней мере пока. Для МИ-6 все эти данные так чепуха, зато в моём отделе людей не подсократят. Если эта провалится, тоже в расход пойдёт, найдём с тобой нового помощника для крота…».
        Ошеломлённая Юлька поехала домой.
        «Ба, ты тоже это слышала, мне же не почудилось?».
        «К сожалению слышала. Ох, и вляпалась ты девочка».
        «И чё делать?».
        «Пока идёт, как идёт. Ни каких резких движений. У словосочетания «в расход пойдёт» мало значений. Нужно выйти на ФСБ. Уж не знаю как. Рассказать там о том, что эта баба сумасшедшая творит. Кстати, надо присмотреться к твоему Воронцову и узнать на кого он работает. Может, удастся через него решить».
        «Легко сказать. Прямо же не спросишь» - заворчала Юлька.
        Альберт не поехал вслед за Драгунской. Он запомнил новое задание и потёр руки. В ближайшее время британец ожидал получить обратную связь от старого друга, который искал для него сводки по предыдущим поездкам русской шпионки. Агент МИ-6 уже не сомневался в том, что девчонка используется кем-то для слива информации.
        «Русские так не работают. Я бы уже давно напал на след тех, кто за ней присматривает или они бы вышли ко мне, а за этой только местные бандиты приглядывают. Понятно, что служба безопасности страны привлекает разные группировки для покрытия своих нужд напрямую или втёмную, но это другой случай. Всё что касается международных связей, проходит паутинную системную многоуровневую перепроверку. Здесь какая-то игра. Одно только непонятно. Какую роль в этой игре отводится кристаллам».
        Глава 28
        Восседая нога на ногу, в кресле банного комплекса Пётр вчитывался в статью местной газеты: «…несчастья просто накрыли семью известного магната Казимира Сафронова. В элитном бизнес центре его строительной компании произошла авария с лифтом, которая привела к смерти двоих человек. Погиб сам Казимир Сафронов и его супруга. Ростехнадзор постановил, что падение кабины лифта произошло из-за неисправности устройства контроля слабины подъемных канатов. В критический момент сработало тормозное устройство, остановив падение, но кабина лифта зажала ноги женщине, когда та заходила внутрь вслед за мужем. Мужчина же скончался от сердечного приступа. Но на этом злоключения не закончились. Мать Сафронова, которую недавно атаковали хулиганы на скейтах, что привело к инсульту, перевели в реанимацию с повторным приступом, по-видимому, случившегося от настигнувшей семью страшной трагедии. Сестра Казимира Сафронова уже подала документы на опекунство своего племянника Антона…».
        Пётр без особой радости, но с удовлетворением читал публикацию, считая, что расчистил путь к несметным богатствам строительного магната. Но новость о тётке Антона для него стала неприятным сюрпризом. Ближе к полуночи он позвонил сыну.
        - И сколько у тебя ещё родственничков, о которых я не знаю? - прорычал биологический отец.
        - Пётр, я вас понимаю. Сам в недоумении. Тётка постригалась в монастырь. Кто мог знать, что она из Нижнего Новгорода примчится.
        - Вопрос тот же.
        - В любом случае, я сейчас единственный прямой наследник. Тётка со своей любовью к Богу вряд ли будет помехой. Всё получилось, так как вы для меня и хотели. Теперь меня никто не будет ни в чём ограничивать.
        «Вот засранец, развёл как пацана» - ругнулся про себя Пётр.
        - Слышишь сынок, неувязочка вышла. Я записал на диктофон все наши разговоры и у меня листок лежит со всеми твоими инструкциями, где и когда чета Сафроновых вместе бывает и медицинские заключения по состоянию здоровья и многое другое, что ты там напечатал. Как соучастник пойдёшь.
        - Странно, а что я такого сказал или сделал? Вы на меня давите и угрожаете. Хотите обнародовать кто я, пожалуйста. По документам, всё равно получается, что я единственный наследник. Если у вас больше нет вопросов, то я хотел бы отправиться спать. Завтра похороны родителей.
        Пётр бросил мобильник. Вскочил с места и заходил кругами, а потом крикнул Лысого.
        Тот вынырнул, словно из неоткуда и осторожно спросил: - Что-то срочное?
        - Узнай как там, в больнице мать Сафронова поживает. Какой прогноз врачи делают. И живо доложи.
        Лысый умчался выполнять. Пётр прошёл на балкон и закурил. Полная луна на небе вызывала желать взвыть.
        «Что ж сопляк, мы ещё посмотрим, кто кого» - стучал пальцами по перилам мужчина.
        Немного успокоившись, он вернулся и дочитал статью о смерти Сафроновых. Поразмыслил ещё, улыбнулся и уже в приподнятом настроении сложил газету. Взгляд выхватил фамилию «Сафронов» на другой странице и он быстро пробежал глазами короткую заметку, наполненную эпитетами и сотрясением сознания общественности: «… знаменитый адвокат по бракоразводным процессам проплатил свой выход из тюрьмы… жизнь человека уже ничего не стоит…».
        Мужчина ухмыльнулся: «Вот и Белых подфартило».
        Роман Константинович вернулся домой. Из коллегии адвокатов и организации, где он работал, с почтой принесли заказные уведомления, что поскольку его репутация теперь для клиентов выглядит сомнительной, то они не могут далее продолжать совместное сотрудничество. Волны депрессии накатывали одна за другой, когда он видел отворачивавшихся от него знакомых и друзей. Белых перестал выходить из дома. Зачехлил в гараже БМВ, понимая, что не сможет уже сесть за руль этого автомобиля. Выставить объявление о продаже он не решился. Не хотел лишней огласки. Мужчина практически всё время сидел на террасе у камина и смотрел на огонь.
        Сегодня он узнал из газеты о трагедии в семье Сафроновых.
        - Тоня, я понял, чему я обязан своей свободе. Смерть одного человека меня отправила за решётку, а смерть другого открыла клетку, - Роман Константинович смял газету и запустил в горящий камин.
        Супруга поправила бумагу кочергой и села в кресло рядом.
        - Хватит тебе всё в чёрных тонах видеть. Ты дома! Для меня это самое главное! Казачата твои в гости приходили, зовут в штаб занятия проводить. Юлинька звонила, пока приехать не может. Слабенькая совсем после болезни, по голосу слышно, а на носу новая поездка. Как силы восстановит, обещала в гости приехать. Всё наладится. Сбережения пока кой, какие есть. На пенсию заработали. Приносят регулярно. Коля вот только пропал. Попросила Макара Николаевича адрес выспросить.
        - Есть у меня адрес, я же его матери в разводе документы оформлял, - оживился мужчина.
        - Только ты сможешь Коленьку найти, - полными грусти и надежды глазами посмотрела Антонина Васильевна на супруга.
        - Люди могут, потому что думают, что могут. Спасибо, что веришь в меня, - поджал губы Роман Константинович.
        - Не одна я верю. Помни об этом, - погладила по руке мужа Антонина Васильевна.
        Он достал мобильный телефон и набрал соседа.
        - Не-а на рыбалку пока не хочу. Ты лучше скажи Коля мой ходит к казачатам? Куда он пропал, хочу выяснить.
        - Пошукал я его. Мать замуж вышла за иностранца и укатила к нему жить. Документы на старую мать свою оформила. Коля теперь из дома от бабки не отходит. Женщина слабоумная почти. Один раз чуть дом не спалила. Школу совсем забросил. Не до уроков ему.
        Антонина Васильевна как услышала, что с Коленькой так подскочила переодеваться.
        - Ты куда? - уставился Роман Константинович.
        - Надо на рынок, продукты купить. Наготовлю еды и к Коле. Как он там один с хозяйством справляется, - сквозь слёзы запричитала женщина.
        - Вместе поедем, - встал Белых.
        В пошатнувшемся от пожара строении обстановка была плачевной. Роман Константинович только провёл взглядом, когда они вошли в дом, как остановил супругу.
        - Не надо сюда ничего нести. Оставь в покое сумки и помоги Коле собраться. Мы его вместе с бабкой к нам заберём.
        Коля расплакался, когда это услышал.
        Белых присел на корточки и посмотрел в глаза мальчугану: - Чего ревёшь? Ты мне лучше скажи, если я начну процесс оформления на твоё усыновление, согласие дашь?
        Мальчик замер, а потом кинулся на шею к Роману Константиновичу: - Дам! Дам! Конечно, дам!
        - Вот и ладно. Собирайся, давай. Учебники бери обязательно. В школу ходить надо. Вместе подтянем тебя по всем предметам.
        В глазах старой женщины выступили слёзы, и она что-то замычала.
        Белых подошёл к ней и похлопал по плечу: - Всё будет хорошо, я вам обещаю.
        Глава 29
        Девушка металась с пистолетом в руках между сумками.
        - Даня, я не возьму его с собой. Его на границе изъять могут. Дома он целее будет. И вообще я не уверена, что смогу в кого-то из него стрелять.
        - Прости, я не знал, что ты воспримешь всё так серьёзно. Ты права, оружие надо доставать только тогда, когда готов применить. Иди ко мне, - притянул он к себе встревоженную девушку, чтобы успокоить.
        Даже в его объятиях Юлька продолжала бухтеть: - Мне надо и драться научиться, чтоб пистолет не отобрали, помнишь?
        - Ну, всё, всё, всё, он останется дома. Оружие девушки это слово. Драться, так, чтоб победить, быстро не научиться. Да и всегда найдётся тот, кто сильнее, а вот использовать подручные предметы для самообороны потренироваться можно.
        - Это типа авторучкой или пилочкой в глаз, брызнуть алкоголем в глаза или бросить песок?
        Даня рассмеялся и поцеловал Юльку: - Ты моя боевая Зефирка. Я надеюсь, что в следующую командировку мы полетим вместе, и я буду твоим оружием.
        - Очень может быть. Мне надо будет ехать в Ростов-на-Дону в консульство Великобритании, документы на визу подавать, к ним по Шенгенской визе не въехать. Ты тоже подашь.
        - Отлично, как вернешься, съездим. А то я у тебя дистанционный он-лайн рыцарь какой-то получаюсь.
        В самолёте до Москвы Юлька не могла заснуть. Она размышляла о том, кто же всё-таки выполнил задание в Париже, и ни как не могла представить, кто бы это мог быть.
        «Пустая трата времени, я не могу решить этот ребус».
        «Посмотри с другой стороны. Рассуждай логически» - поддерживала бабушка.
        «Ну, хорошо. Логически некто овладел информацией и из каких-то соображений провёл встречу со связным. Вопрос зачем? Нет. Вопрос другой. Откуда он узнал? Я получаю задания на квартире по специальной линии. Получается, что этот телефон прослушивается?».
        «Но ты постоянно микрофоны проверяешь. Кроме Даниных, там других нет. Ты даже чтоб мужчину своего больше не тревожить перестала уничтожать его жучки и в подъезде оставляешь, а потом забираешь. Даня не мог подслушать».
        «Крутижанская говорила, что есть специалисты и для такого особого телефона. Значит, именно телефонная линия прослушивается. Через неё утечка данных проходит».
        «И что ты будешь делать? Твоей начальнице говорить нельзя. Зачистит и поминай, как звали».
        «Нужен кто-то из ФСБ. Какой-то надёжный человек, которому можно довериться. Родителей вовлекать нельзя. Репутация отца или матери может пострадать. Хотя у них наверняка есть связи и в службе безопасности».
        В следующем перелёте Юлька спала. Девушке было неловко находиться рядом с Женей. Ей не нравилось, что она не может ни как поймать его мысли. Складывалось впечатление, что этот человек постоянно себя контролирует. К тому же иногда она ловила стесняющие её намёки между слов и обратила внимание, что участилось количество случайных касаний рук. Она уже знала, что её тело может странно реагировать на прикосновение Жени, поэтому старалась не попадаться.
        В Риме Юлька обнаружила, что вместо двадцати человек у куратора группа участников состояла из пятерых, среди которых была она сама, Женя, Янка, Кира и Никита. Остальные или испугались объявленной всемирной организацией здравоохранения пандемии и в последний момент не сели на самолёт или были запуганы родственниками и отказались от участия в проекте вовсе. Валентин Валентинович что-то лепетал про сложную международную обстановку и что когда всё-таки действенная вакцина появится, то группа восстановится, а пока надо отрабатывать программу. Янка, видя, как все вкалывали во время предыдущих поездок, предпочла напомнить, что она всего лишь гость и на неё не надо рассчитывать, поскольку и финансы на неё не выделяются. Куратор согласился, что это справедливо. Но было видно, что мужчина подобиделся и когда нужно было выписывать пропуск из отеля в Римский Университет Ла Сапиенца, Валентин Валентинович указал, что Яна Милютина гость, а не член рабочей группы в итоге ей было отказано в посещении университета, поскольку итальянцы из-за пандемии сокращали любые ненужные перемещения. Янка скучала все дни в
отеле, так как жизнь в городе практически остановилась. Были запрещены все публичные мероприятия, закрыты школы, даже похороны и свадьбы не проводились.
        Малочисленной группе молодых людей пришлось бы тяжко, если бы в университете было больше народу. Обмен опыта прошёл скомкано. Люди были напуганы. Что можно было проводить в он-лайн режиме, было переведено на дистанционное обучение. У Юльки складывалось ощущение, что она чаще рассказывала, какие у неё были симптомы болезни, и как она выздоровела, нежели занималась передачей опыта.
        Во время обеда в столовой Кира поделилась наблюдением: - Раньше если человек был в маске, это было подозрительно. А теперь если кто-то забыл одеть маску, причисляется к преступнику.
        - И это только начало. Опыт мировых пандемий подсказывает, что мир уже не будет прежним, - сдвинул брови куратор.
        - Когда переболеют все, то будет иммунитет, просто на это уйдёт время, а пока надо пытаться жить как раньше, - старалась подбодрить Юлька остальных, но сама слышала, как не убедительно звучит её попытка.
        - Тебе легко говорить, ты уже через это прошла. А у меня маленький ребёнок. Жена еле отпустила в командировку. Кто будет за дочкой присматривать, если мы сляжем? - резко отреагировал Никита.
        - Эй, ты же говорил, что не женат? - хихикнула Кира.
        - А кто сейчас расписывается? - пожал плечами парень.
        - Понятно всё с тобой, перестраховываешься, чтобы если что не пришлось делить нажитое непосильным трудом, - покачала Кира головой.
        - Ага, и не вижу в этом ничего дурного. По-моему мнению семья так даже крепче становиться, ссор глупых меньше, нет посягательств на личное пространство, - подмигнул Никита.
        Евгений продолжил рассуждать на тему эпидемии: - Все нервничают, это понятно. Но надо как-то держать себя в руках иначе общество начнёт деградировать. Посмотрите, сколько уже вопросов с мировой повестки дня скатилось. Некоторые уже и не будут никогда решать. А промедление с другими это просадка в будущем. Словно сама природа решила на тормоз нажать и дать людям задуматься, как мы живём, а мы вместо этого становимся более мелочными. Есть такой естественный алгоритм, если популяция разрослась и недостаточно становиться ресурсов, то появляется некая эпидемия, которая подкашивает в первую очередь слабых. Я думаю, что всё что происходит, вызвано природой.
        - И это говорит учёный? А как же то, что вирус при детальном изучении похож на искусственный? - усомнился Никита.
        - Возможно, пройдёт не один десяток лет, прежде чем человечество ответит на вопрос, что это такое COVID-19. А пока нам надо вернуться к нашему проекту, - завершил дискуссию Валентин Валентинович.
        Альберт не стал вылетать в Рим. В новой обстановке слежка была бы не эффективно замаскирована. Главное, что он успел делегировать поиск кристаллов Воронцову.
        Мистер Ковентри закончил разговор по телефону с Евгением. Лицо мужчины выглядело озабоченным. Тот доложил, что сделает новую попытку на сближение с Драгунской в Риме. А так же поделился сомнением, что прибор работоспособен, поскольку за прошедшее время он его детально изучил.
        Агент МИ-6 включил повтор записи.
        - Этот поисковик кристаллов срабатывает на изменение радиационного фона. Я думаю, он бесполезен или просто не доработан. Жидкие кристаллы обладают подвижной структурой, и любое даже незначительное изменение внешней среды меняет их физические свойства, а спектр прибора не обладает нужной чувствительностью.
        - Мне очень жаль, если я ввёл вас в заблуждение. Но у меня есть и хорошая новость для вас. Грант для ваших разработок одобрен. Я жду график перечисления денежных средств. Можете составлять список потребностей для обустройства вашей лаборатории.
        - Потрясающая новость. Список давно готов, но я его пересмотрю, у нас на кафедре не так много места.
        - Что вы, что вы. Я видимо не ясно выразился. Моя компания сотрудничает с исследовательским институтом в Швейцарии. Ваша лаборатория будет находиться там. Вам придётся уволиться со своей работы.
        - Вы меня просто шокируете. Жду конкретное предложение.
        - Мои помощники уже готовят контракт. Но, если вас не затруднит, я бы вас попросил ещё присмотреться к Драгунской.
        - Обещаю. Однако моё мнение таково. Если кристаллы и есть у неё, то она не понимает их ценность. Или же она их продала. С собой ничего похожего в Париже у неё не было. Я проверю, как дело будет обстоять в Риме, и даже попробую напроситься в гости к ней в Краснодар. Возможно, подыщу повод с ней сблизиться теснее, но наличие молодого человека, не играет мне на руку. Мои попытки в Париже были проигнорированы.
        - Возможно, вы себя недооцениваете. Женщины порой сами не знают, чего хотят. Вам необязательно завладеть её сердцем. Вы можете быть ей другом. Близким другом. И тогда однажды она расслабится и проболтается или ещё как-то себя выдаст.
        - Вы знаток женщин.
        - Я просто давно живу на этом свете. Женщин, которые считают, что верность это достоинство, становится всё меньше. Теперь они предпочитают не упускать момент получить удовольствие.
        - Что же. Спасибо, что обнадёжили. Испытаю свои шансы.
        Альберт прохаживался по квартире в Краснодаре. Набор фактов имел пока мало данных для сращивания.
        «Кристаллы она не вылила. Мне подтвердили, что девчонка работает на крота в ФСБ, значит, она не могла так сглупить. Спрятала? Зачем? Женщина, которая даёт ей задания. Кто она? Непосредственный источник или помощник крота? Что у них за отношения? Как стало известно, что задание выполнено? Значит, есть некто, кто дал обратную связь. Но женщина понятия не имеет, кто выполнил задание. А Драгунская даже словом не обмолвилась, что это не она встретилась в Париже со связным. Слив данных идёт из среднего уровня. Больших секретов нет. Кто этот человек? Почему не выдвигает требования? Чего он хочет? Все эти противоречия лишь подтверждают, что надо в эту кроличью нору спускаться глубже».
        Юлька дважды умудрилась попасть на площадь с парикмахерской, но та оба раза оказалась закрытой. Короновирус внёс свои коррективы и в жизнь связных.
        «Ну, по крайней мере, всё можно будет объяснить Крутижанской. Она поймёт» - рассуждала юная шпионка.
        Усталые ребята вернулись в отель, после последнего рабочего дня и сразу прошли в ресторан. Они видели Рим только в окно микроавтобуса. Выходить на прогулку было нельзя. Экскурсий не было. Едва они вошли в зал, как Янка встала и демонстративно ушла. Но на неё уже ни кто не обращал внимание.
        Принесли ужин. Ребята утоляли голод молча. Обстановка не располагала к беседам.
        И вот Никита буркнул: - Ни тебе итальянской пиццы разной попробовать, ни селфи сделать. Хоть к фонтану разрешили подойти.
        - И то потому, что Юлька упросила, - процедила сквозь зубы Кира.
        - Бросать монеты в воду это странная традиция. Но даже я был рад хоть несколько шагов сделать по этому древнему городу, - хмыкнул Женя.
        Юлька пожала плечами, это был единственный довод, который она нашла, чтобы водитель притормозил на нужной ей площади.
        - А вы знаете, сколько зарабатывает этот фонтан? - оживился Женя, вычитав что-то в телефоне.
        - Ты имеешь в виду, что они монетки потом собирают? - хмыкнул куратор.
        - Да, собирают и богатеют. Тут сказано, - Женя тряс мобильником, - Что самый большой фонтан Рима ежегодно туристами пополняется на более чем один миллион евро.
        - Ничего себе, - удивилась Кира.
        - И куда они эти деньги тратят? - спросила Юлька.
        - Пишут, что на благотворительность, - ответил Женя.
        - Вы как хотите, а я спать. Если понадобится ещё что-то узнать о Риме, я тоже интернет открою. Надо же будет, что-то дома рассказывать, - и, пожелав всем спокойной ночи, Никита ушёл.
        За ним засобиралась Кира. Валентин Валентинович ещё какое-то время общался с Юлькой по формату составления отчёта по командировке и тоже пошёл спать.
        Юлька грустно посмотрела в окно: «Как там Даня, что делает? До звонка ему оставалось ещё три часа».
        - Чего приуныла? - пересел к ней ближе Женя, оказавшись лицом напротив.
        - Не знаю, сладкого, наверное, хочется. Эндорфинов мало. Разве это тот Рим, о котором я слышала от родителей. Люди боятся друг друга. Нищают. Начались грабежи. Студенты из России сегодня жаловались.
        К ним подошёл официант, и Женя заказал мороженое.
        - Со сладким помочь могу, а вот по грабежам это к местной полиции, - попытался пошутить он.
        - Спасибо. Ты настоящий друг, - Юлька ещё раз посмотрела на часы над стойкой бара.
        «Попробуем поиграть в игру, что у тебя на уме», - приняла решение девушка.
        Она взяла бутылочку с водой со стола и сделала несколько глотков, а потом незаметно обильно смочила носовой платок. Сев ближе к столу, так чтобы не было видно, её манипуляций рукой под столом, Юлька протёрла влажным платком кулон.
        Со стороны это выглядело так, как будто девушка максимально ближе хочет находиться к собеседнику.
        Принесли мороженое. Юлька стала, медленно есть покрытые шоколадной крошкой шарики.
        - Как думаешь, а нашим студентам и правда местная полиция поможет разобраться или они должны как иностранцы в другое место обратиться?
        Первой пробежавшей мыслью Жени было «к чему это она?», прежде чем он начал разглагольствовать на эту тему.
        Юлька перебила его: - У них же ещё карабинеры есть. А они чем от полиции отличаются?
        - Возникли исторически по-разному. А так примерно одно и то же. Полицейские силовой блок, а карабинеры это часть вооруженных сил и за гражданскую безопасность тоже отвечают, - Женя пытался понять, к чему она клонит.
        - Понятно, на наших казаков похоже, - широко улыбнулась Юлька и спросила: - А местное ФСБ как называется?
        Женя не моргнув, ответил: - Система информации для безопасности республики.
        - Очень странно звучит, - уткнулась Юлька глазами в тарелку.
        «Бабушка, почему он так мало мыслит. Как мне понять, о чём он думает?».
        «Детка, то, что он тебе сейчас выдал, уже говорит о том, что он из наших разведывательных структур. Кто ещё про других так точно знает название спецслужбы?».
        - Женя, а у тебя есть знакомые в ФСБ?
        Глаза Воронцова округлились.
        - Что-то случилось?
        - Нет, просто интересно?
        - Ты сегодня вечером, сама загадка.
        - Ну, знаешь, иногда хочется достать ксиву и показать остановившим гибдэдэшникам, чтоб не наказывали за превышение. Типа по госслужбе спешу.
        «Врать вообще не умеет и что мне с ней делать?» - заскакали мысли у Жени.
        Юлька рассмеялась: - Я пошутила. Гонять, конечно, гоняла, но органы правопорядка мной не интересовались. По крайней мере пока.
        «Она явно хочет что-то узнать?» - услышала девушка мысли Жени, но его лицо не показывало ни озабоченность, ни интерес.
        И вдруг Воронцов преобразился и, вытянув шею, спросил: - Только честно? Ты что имеешь эротические фантазии по поводу мужчин в форме?
        Юлька расхохоталась: - Не в бровь, а в глаз! Так что у тебя есть знакомый на примете?
        Бабушка заохала: «Тебе Даня, что говорил, чтоб мужчин не провоцировала, а ты что вытворяешь?».
        Женя уставился не мигающим взглядом. Он видел, как Юлька раскраснелась. Как пульсировала вена у неё на шее. От неё веяло женщиной. Настоящей женщиной.
        Юлька поймала его мысли и поняла, что мысленно он её уже практически раздел. Она остановила испуганный взгляд на его лице, инстинктивно прикрыла грудь руками, уронив платок на пол. Для Жени этот знак прозвучал призывом. Он подался ещё вперёд и прошептал: - Ты что делаешь? Нам ещё вместе работать?
        Юлька подскочила как ужаленная и понеслась в номер. Она захлопнула дверь и прижалась к ней спиной.
        «Доигралась?».
        «Бабушка самой тошно» - Юлька, сняла кулон с шеи.
        Послышался лёгкий стук. Она открыла. В коридоре стоял Евгений.
        - Впустишь?
        - Ты что-то хочешь обсудить?
        - Да.
        - Заходи, - Юлька ловким движением вернула кулон на шею и схватила стакан с водой.
        Она намочила пальцы и провела по шее.
        - Тебе жарко?
        - Есть немного.
        - Что происходит? У тебя всё в порядке? - Женя подошёл очень близко.
        - Я не знаю. Много всего происходит.
        - Я могу тебе помочь?
        Юлька села на кресло у окна и указала Жене на соседнее кресло. Он присел. Его наполненный заботой и непониманием взгляд заставил её покраснеть.
        «Что ж он так мало думает?!».
        «А ты спроси его об этом» - хмыкнула бабушка.
        - Женя, скажи, о чём ты сейчас думаешь?
        - Ты, правда, хочешь узнать?
        Девушка кивнула.
        - Ты умеешь хранить тайны?
        - Думаю, да.
        - Это значит да?
        - Мне ещё не давали тайны на хранение. Но я справлюсь.
        - Ты любишь своего парня?
        Вопрос поразил Юльку в самое сердце. Она непонимающе уставилась на Женю. Тот встал и пошёл к двери.
        Потом обернулся и сказал: - Тайна состоит в том, что мужчина несмотря видимую полигамность таковым не является.
        - Жень, подожди, по-дурацки всё подучилось, - Юлька догнала его у двери. - Мне, правда, нужна помощь. Лучше, чтобы это был надежный человек из ФСБ. Я не могу ничего тебе сказать. Если можешь, помоги.
        - Я тебя услышал, - глаза Евгения стали холодными. - Почему не попросишь помощи у своего друга?
        - Я не хочу его впутывать. Он. Он не такой, как ты.
        - Поясни?
        - Ты уравновешенный, а он импульсивный.
        - Что же. Не хочу тебя обнадёживать. Но есть один контакт. Служили вместе. Вернёмся, прозвоню и дам знать.
        - Спасибо.
        «Даже не знаю, как это назвать» - прокряхтела бабушка.
        «Ба, мне нужен тот, кто меня защитит. Я боюсь подставить Даню. А человек из ФСБ это всё-таки хоть какая-то надежда».
        «В жизни сложно. Это на сцене я могла раздавать указания. И то порой лишь импровизация спасала представление от провала. Посмотрим, что у тебя получилось».
        Желания ехать на явочную квартиру не было. Юлька отправила сообщение начальнице - «Светлана Марковна. Карантин. Посмотреть ничего не удалось».
        «Думаешь, твоя Крутижанская одобрит такой подход?» - забеспокоилась бабушка.
        «Я могу потом изобразить, что думала, как ей сказать, о том, что подозреваю, что телефон на прослушке».
        «Неубедительно. Задания как ты будешь получать?».
        «Я подумаю. Может к тому времени Воронцов поможет».
        Женя понимал, что у Юльки какие-то скрытые намерения. Так же был риск, что девушка работает вместе с мистером Ковентри и они его проверяют. Он вышел на связь с шефом с новым рапортом. После детального обсуждения с Владимиром Дмитриевичем кадровый разведчик был вовлечён в дальнейшее взаимодействие в кейс по Драгунской.
        Воронцов позвонил Альберту.
        - Сближение с Драгунской в некотором смысле произошло. Ей нужен надежный человек в ФСБ. Думаю, как решить этот вопрос.
        - Любопытно. Как вы думаете, она хочет продать кристаллы русской службе безопасности?
        - Если она сотрудничает в ФСБ, то видимо там, где именно она работает, есть какие-то проблемы.
        - Появились задумки, как решить её вопрос?
        - Попытаюсь выйти на сослуживца. Он вроде видел своё будущее в госбезопасности и хотел пойти по стопам отца.
        - Эх, пролетят мимо кристаллы. Деньги впустую потратил. Слушайте, а организуйте мне с ней встречу. Скажите, что я человек из ФСБ. Может она мне их на продажу предложит?
        - Хорошо. Я вам позвоню.
        Альберт потирал руки, предвкушая оперативную работу.
        «Так, она меня видела в образе таксиста. Гримировка должна быть серьёзной».
        Глава 30
        В оформленной в классическом стиле столовой с драпированными стенами гобеленами молочных оттенков, на итальянском обеденном гарнитуре шоколадного цвета, где каждый предмет мебели был произведением искусства и говорил о том, что это оправданные инвестиции, тётя Лина завтракала с Антоном.
        - Племяш, дорогой, я понимаю, почему ты против меня, мы раньше с тобой не особо ладили. Но это всё было из-за наших ссор с твоим покойным отцом. Теперь всё будет иначе.
        - Вы вернётесь в монастырь?
        - Нет, я не вернусь в Нижний Новгород. Кто-то должен о тебе заботиться, а ближе меня у тебя никого нет. Я понимаю, ты подросток. Гормоны разгулялись, и хочется свободы, но когда ты подрастёшь, ты поймёшь, о чём я тебе сейчас толкую. Детям не нужно давать карманные деньги. У тебя есть всё, что нужно.
        - Я встречаюсь с девушкой, мне нужны деньги. Я хочу дарить ей подарки.
        - Это прекрасно. В твоём возрасте внимание противоположного пола это так важно. Ты можешь удивить её, сделав что-нибудь своими руками или сочинить стихи.
        - Я смотрю, Артём после мамы в вашу пастель переехал. Что-то вы его ни в чём не ограничиваете, а тоже могли бы ему поэмы посвящать, - огрызнулся Антон.
        - Мал ты ещё, чтобы с тобой это обсуждать. Подрастёшь, поговорим, если будет такая надобность. А сейчас просто прими к сведению. Или живём мирно, или сплавлю тебя в какое-нибудь учебное заведение с проживанием и полным содержанием воспитанников.
        - Для этого нужно, чтобы я согласие дал, а вы у меня его не получите!
        - Такой большой, а в сказки до сих пор веришь. Деньги решают всё. Поэтому советую меня не злить.
        Пухленькая женщина встала из-за стола.
        - У меня сегодня длинный день. Косметологи и массажисты уже ждут. Не скучай.
        Утиной походкой она пошла в бассейн, где располагалась массажная комната.
        Антон бросил вилку, которая задев бокал, издала неприятный звук.
        Его поход к бабке результата не дал. Старуха была в полном здравии и шла на поправку.
        «Может это и к лучшему. Пока они будут лаяться, я смогу как-то дожить до совершеннолетия и выгоню их обеих потом» - зло смотрел юноша вслед родственнице.
        Антон услышал голоса из холла. Прибыла лучшая подруга тётки. Именно Изабелла сообщила о новых обстоятельствах в семье Сафроновых, и теперь она практически весь день проводила рядом с Линой. Юноша скривился сильнее.
        «Надо будет стравить их, нечего здесь себя вести как дома. Нашла, кого просить кофе принести, нищебродка, даже не понимает, что для этого есть специальные люди».
        Изабелла, одетая во всё розовое и блестящее благоухала как куст роз. Она со счастливой улыбкой вертела коробочку с пирожными.
        - Я нам вкусняшек принесла.
        - Ах, какая ты заботливая, - расцеловала её в обе щеки Лина. - Пойдём, не терпится испытать тайский массаж.
        Женщины подставили тела массажисткам из Тайланда и, не опасаясь огласки со стороны мало говорящих по-русски таек, болтали.
        - Какие приятные духи, - восхитилась Лина.
        - Купила на распродаже. Зашла в парфюмерный и сразу влюбилась в этот запах.
        - Понимаю. Я Виолеткины духи все повыброшу. Тяжелые такие ароматы, аж голова болит.
        - Как племянничек?
        - Придушила бы, да кто же убивает курицу, несущую золотые яйца.
        - Вредничает. Это понятно. Хотел, наверное, просрать всё наследство сразу. Как поступишь?
        - Подумываю в военное училище сбагрить. Пусть родину защищать идёт. Как только восемнадцать стукнет, договорюсь в военкомате, чтобы подальше заслали. И там тоже проплачу, чтоб растянули срок службы. Бойцы ведь если нарушат что, то им в наказание денёчки к службе дают. Посидел на губе и всё незачёт.
        - Умно. Но не будут же они его вечно там держать?
        - Не будут. Зато у меня будет время побольше харчей разных припрятать. Кто его знает, что он потом вытворить с бывшей опекуншей сможет. А так хоть несколько лет пошикую и тебе перепадёт, не переживай. Может, вместе придумаем, как от мальца избавиться.
        - Поняла, подруга. Будь споки, всё сделаю. Ты же меня знаешь.
        - С мамашей не повезло. На поправку пошла. Железное здоровье. Нервы, как стальные канаты. Всё ей нипочём.
        - Она здесь живёт, да?
        - Да, причём прописана. Мне мою прописку с ней в этом доме надо согласовать.
        - Она ж тебя терпеть не может. Сомневаюсь, что когда её свет Казимирушка помер, она своё отношение к тебе поменяла.
        - Куда там поменяла. Меня охранник к ней в палату не пустил. Сказал, что не велено.
        - Вот грымза старая, сама присмерти, а нос от родной дочери воротит.
        - Послал же Бог родственничков.
        - И не говори. Так, давай о весёлом. Как твой Артём?
        - Хахаль он, безусловно, сногшебательный. Не зря его невестка привечала. Щупленький конечно на мой вкус, но такие вещи творит, что я даже в кино не видела.
        - Тебе после твоего монастыря и подавно теперь все мужики как Аполлоны!
        - Слышишь, да не была я ни в каком монастыре. Там же вкалывать надо. Я попросила пожертвования пересылать на моё содержание. Казимир от земли давно оторвался, в ценах ни в зуб ногой. Вот я и тратила потихоньку. Без шика, но на жизнь хватало. Раз в год в Турцию летала. А в Нижний Новгород поехала, только для вида, чтоб не полезли проверять.
        - Ну, ты голова!
        Пётр выставил охрану в больнице, чтобы ни кто не помог, матери Казимира Сафронова на тот свет уйти раньше времени. Привёз даже доктора из Краснодара. Тот обновил схему лечения, и женщина быстро пришла в себя. Как только это случилось, еле выждав день, по настоянию врача, Пётр явился к ней в палату.
        - Кто вы? - пожилая женщина с короткой стрижкой на стального цвета волосах приподнялась на подушки.
        - Мы с вами давно знакомы. Вы как-то приходили ко мне. Очень давно, это было. Подозревали, что Антон это мой сын. Я тогда отрёкся. Но став постарше тест на отцовство устроил. Вы были правы. Сейчас, когда у него нет матери и отца, который его воспитал, я хочу забрать сына себе. Но Антон не хочет со мной знаться.
        - Вы ему рассказали? - охнула Светлана Михайловна.
        - Не волнуйтесь. Вам нельзя. Да, рассказал. Но чувствую, мальчик испорчен деньгами вашего сына. К тому же сейчас ваша дочь претендует на опекунство.
        - Лина? Лина приехала из монастыря?
        - Да, давно. Она не приходит к вам, потому как думает, что вы скоро помрёте.
        - А вы откуда знаете?
        - Могу дать запись нашего разговора послушать. Ваша Лина даже упомянула то, что Казимир на вас кое-что успел переоформить из счетов и имущества и говорит, что раз у неё будут ограничения пользоваться Антоновыми деньгами, то ваши ей быстрее достанутся, потому как дословно «мамашка моя не жилец».
        Женщина посмотрела пронизывающе: - О чём вы с ней беседовали?
        - Хотел сына забрать. Но племянник пусть и не родной ей очень самой нужен.
        - Вы то, то же, пожалуй, как она хотите поживиться?
        - Я состоятельный человек. Думаете, кто вам тут всё оплачивает? И докторов привозит? Доченьке не до вас. Гардероб Виолетты промеряет и любовника её по наследству тоже прихватила. Артём постоянно с ней теперь.
        - Этот щенок однажды вылетит, - вытянулись губы женщины в одну линию.
        Она посмотрела в окно и метнула тяжелый взгляд в Петра: - Что вы хотите?
        - Мой сын будет лучше себя чувствовать с отцом. Пусть даже пока сорванец этого не понимает. Оформите опекунство на себя. Я помогу. И дайте мне его возможность воспитывать. Когда ему исполнится восемнадцать, он сбежит от меня, даже не сомневаюсь, но я хоть что-то успею в него вложить. У меня база отдыха в Адыгее есть. Отвезу туда. Отправлю учиться в местном селе в обычную школу. Вам же Антон не нужен. Ему пора узнать, как мир устроен.
        - Мой сын относился к нему как к родному, - пристально смотрела Светлана Михайловна.
        - Только он им не занимался совсем. Он бизнесмен и вы прекрасно знаете, что времени у него кроме как на бизнес не было. Лишите Антона наследства. У вас все права на это есть.
        - Я не могу так поступить с внуком. Все эти годы, как бы там ни было, мы жили как одна семья.
        - Что же не хотел вам говорить, но вот возьмите. Прочтите.
        - Я без очков не вижу. Что там?
        - Антон, когда мы познакомились, просил сократить список его родственников. Думал если биологический отец из теневого мира, то сразу всех порешит. Принёс данные на каждого члена семьи, в том числе и на вас. Думал, я помогу, а я отказался. И тут раз и на вас напали хулиганы. Я по своим каналам пробил и узнал, что Антон наркоманов нанял. И вот полюбуйтесь. Приходил он к вам после похорон родителей.
        Пётр достал планшет и включил запись с видеокамеры, установленной в палате. Женщина смотрела, не мигая, как внук, оставшись один в больничной палате, тыкал на разные кнопки и крутил вентили вокруг её кровати.
        - Вы не переживайте. Оператор в он-лайн режиме за вами следит. Доктора сразу всё поправили. Заплатил, я конечно, чтобы полицию не вызвали. Одурманили ему деньги голову. Отдайте мне сына пока не поздно.
        - Мне нужен адвокат.
        - Пакет документов подготовлен. Скажите, кому передать. Ваши люди всё проверят и запустят процесс оформления опекунства.
        За неделю с небольшим Светлана Михайловна, используя свои связи, стала опекуном Антона. В день, когда её привезли из больницы домой, с ней были люди Петра.
        Смена власти в особняке произошла молниеносно. Лина вместе с Изабеллой и Артёмом оказались за воротами. Артём заказал такси и мигом покинул свою даму. А Лина поехала к подруге, обещая, что она этого так не оставит и будет претендовать на наследство брата.
        Антон улыбался до тех пор, пока не увидел биологического отца. Когда бабка объявила, что он поедет с ним, он даже не успел дёрнуться, как оказался на заднем сидении джипа между двумя братками, соседство с которыми отбивало любое желание сопротивляться.
        Но самое страшное для него было то, что сообщила некогда родная бабушка, перед тем как захлопнулась дверь автомобиля: - Дней через десять будут готовы бумаги о пересмотре наследования. Советую тебе подружиться с настоящим отцом.
        Глава 31
        Природа изумрудным покрывалом устелила проснувшуюся ото сна землю. Цветы, качаясь в объятиях тёплого ветерка, шептали, что скоро придёт лето. В студенческой среде, как только температура на улице становилась выше, начиналась просадка в успеваемости. Юлька чувствовала, что влюблённость и романтика витает в университетском воздухе. Драгунская и за собой стала замечать, что, несмотря на кризис в шпионской карьере она витает в облаках. Её мало волнует вероятная расправа со стороны Крутижанской. Казалось, совсем не заботит то, что есть ещё некто, кто незаметно ввинтился в её тайную жизнь. А про желание турок овладеть кристаллами она и думать забыла. В голове пчёлкой жужжала только одна тема. Какие чувства она испытывает к Дане и, что с ней происходит, когда рядом Евгений. Она не впускала бабушку в эти размышления. Ей нужно было во всём разобраться самой.
        «Даня это вспышка. Он метеорит. Мощный. Горящий. Готовый в одну секунду воспламениться и зажечь всё вокруг себя. Мои нервы дрожат с ним как на американских горках. А Женя это другая мощь. Это скала. Он нетороплив и уверен в себе. Я ни разу не видела, чтобы он вышел из себя. Сколько благородства в его поступках. Когда он спросил меня, люблю ли я Даню мне как будто всё выжгло изнутри. Почему я ничего не ответила? Я ведь так привязана к Дане? Ему стоит только сдвинуть бровь, и я как цирковой ёжик буду крутить сальто, лишь бы оказаться в его руках и подставить животик для ласки. Это любовь или это страсть?» - смотрела Юлька на распустившиеся бутоны за окном и жмущихся друг другу будущих специалистов.
        В среду Юлька закончила с навалившейся за время её отсутствия работой.
        «Вот бы ещё и с уборкой на явочной квартире разделаться».
        Девушка хитро прищурилась и с лукавой улыбкой отправила нумерологу Светлане Марковне сообщение - «Потеряла ключи от квартиры».
        Она надеялась, таким образом, сможет не выходить на связь и остаться без задания в Лондоне. Но не тут то было. Ответ не заставил себя ждать. Уже к концу рабочего дня Юлька читала сообщение от начальницы - «Замок сменили. Ключи у консьержа».
        «Да чтоб тебя. Везде у неё свои люди. Всё быстро решает» - ругнулась девушка.
        «Вот именно. Лучше не злить твою Марию Владленовну. Как там Женя? Молчит пока со своим феэсбешником?» - переживала бабушка.
        «Молчит. Мы с Даней третьего апреля в пятницу в Ростов поедем. Я уже отпуск на один день взяла, чтобы визу британскую сделать. Напишу ему, может, есть какие новости».
        «Ты что этих двоих вместе сведёшь?» - охнула бабушка.
        «А что тут такого? Косвенно они знают друг о друге. Даня говорил, что спасибо Жене скажет, за то, что он в Париже мне помогал».
        Юлька быстро напечатала текст в телефоне и отправила сообщение Воронцову.
        «Подумай немного. Ты же себя ведёшь непредсказуемо с этим Воронцовым. Зачем показывать Дане как ты общаешься с Евгением?» - недоумевала бабушка.
        «Когда Даня рядом я смелая. И я думаю, что Женя не будет стремиться подержать меня за руку. Я ему повода не давала».
        «Ну, да. А ты понимаешь, что это выглядит так, что ты его дразнишь?».
        «Кого дразню?» - застопорились мысли Юльки от бабушкиных слов.
        «Евгения Воронцова я имею в виду. Вот увидишь, как только он взглянет на вас двоих, так его помыслы о тебе закипят с новой силой».
        «Бабуль, так мы же с Даней и в Лондон вместе собираемся, если визы получить успеем» - растерянно ответила девушка.
        «Хоть бы вы оба с визами вашими пролетели!» - сердито пожелала бабушка.
        Юлькин мобильник завибрировал.
        «Женя пишет, что устроит мне встречу с отцом друга, о котором он говорил» - обрадовалась девушка, прочитав сообщение.
        Второе сообщение, полученное через час после первого, гласило, что встреча пройдёт в два часа дня в зоопарке, около вольера с белыми медведями, а сам он присутствовать не сможет, поскольку пятница это рабочий день.
        «Отличная новость» - аплодировала бабушка.
        «Да, превосходно. Главное, что время не совпало с нашей записью в консульстве» - согласилась девушка, но внутренне радости не испытывала, подступил лёгкий мандраж от предстоящей встречи с человеком из госбезопасности.
        «Будем надеяться, что это будет не пустая встреча» - озабочено прозвучал голос бабушки в голове внучки.
        Мистера Ковентри, было сложно узнать, благодаря мастерски изменённой внешности. Черноволосый мужчина с бородкой стоял около вольера, в бассейне которого ныряли два полярных медведя. Он прочитал на табличке, что медведь по кличке Айон и его подруга Комета, как пара, сложились благодаря Союзу зоопарков, проявляющему заботу о сохранении популяций редких видов животных. Мысли агента МИ-6 невольно вернулись к собственной неустроенной жизни. У него за плечами не стоял ни какой союз, готовый помочь с поиском близкой подруги. Чем занять себя в старости, чтобы не свихнуться от просмотра телевизора ему ещё предстояло придумать. Попытки общаться с внуками провалились. Они спокойно обходились бабушками и дедушками со стороны супругов его детей и не ждали его в гости. Он не знал их. Они не знали его. Разве что маленькие пальчики, тыкая в семейном альбоме фотографии, привыкли послушно повторять «это дедушка» указывая на его изображение. Альберт порывался пару раз позвонить Оливии, но останавливал себя. Пока он погружён в действующую операцию не должно, быть ни каких отвлекающих факторов.
        Благополучно подав документы на визу в Великобританию, молодые люди отправились в ростовский зоопарк. Юлька молчала до последнего об истинной причине, зачем они туда едут. Даня, с присущей ему лёгкостью согласился прогуляться. Время близилось к двум часам дня. Они медленно шли, по зоологическому саду. Девушка нервничала. Ни природа, ни животные не могли её отвлечь от состояния страха.
        Наконец вдохнув поглубже, и наполнив лёгкие свежим воздухом Юлька, зажмурившись, произнесла: - Солнышко, у меня к тебе просьба. Я сейчас на пару минут отойду, а ты здесь подожди меня, пожалуйста.
        - Не понял? - уставился на неё Даня.
        - Я потом всё объясню, правда, я сейчас очень нервничаю.
        - Тем более это не повод оставлять тебя одну. Что ты делать собралась?
        - Есть один человек, мне надо с ним переговорить. Это конфиденциально, я не могу тебе рассказать, о чём идёт речь.
        - Кто он? - лицо Дани было как некогда серьёзным.
        - Представитель государственного учреждения.
        - Ты что взятки между ВУЗами возишь? - неожиданно спросил Даня.
        - Не совсем. Не могу сказать. Подожди меня, пожалуйста. Я буду у вольера с медведями.
        - Какими именно медведями?
        - Белыми, - попыталась улыбнуться Юлька.
        Вдруг он уступил, девушка даже немного удивилась.
        - Хорошо, я куплю семечки и пойду кормить птиц вон у той скамейки. Если через пятнадцать минут ты не придёшь. Я пойду тебя искать.
        - Вон он этот вольер, - махнула Юлька вперёд. - Я у тебя как на ладони буду.
        Она чмокнула его в щёку и побежала, было уже пять минут третьего.
        Юлька подошла к одиноко стоящему пожилому мужчине около стеклянного ограждения вольера.
        - Вы не меня ждёте?
        - Может и вас.
        Юлька внутренне сжалась: «У русского феэсбешника не может быть пусть лёгкого, но акцента».
        - Женя сказал, что у вас какое-то дело. Я долго прожил за границей и возможно не сразу смогу вам помочь, понадобиться время восстановить связи, - немного растягивая слова, проговорил мужчина.
        «Ага, думаешь, я повелась на этот чёс! Такое произношение не может прилепиться к русскому человеку. В нашем алфавите больше звуков, чем в английском, нам проще вас пародировать, а вот вы нас подражаете так себе».
        «Детка, да это же шпион! Самый настоящий! У него парик! Первоклассный парик!» - помогла бабушка.
        - Я даже не знаю, как сказать. Возможно, это прозвучит очень наивно. Но так как я знаю два иностранных языка и часто бываю за границей по работе, может быть в вашей службе нужны молодые и перспективные люди, которые могли бы что-то подмечать? Какую-то информацию собирать. Ведь сейчас все границы практически закрыты, а мы продолжаем отрабатывать бюджет, поездок предвидится по Европе ещё на целый год. А потом если мои услуги будут востребованы, то вы найдёте способ пролонгировать мои международные выезды.
        Мужчина и бровью не повёл, а лишь внимательно смотрел, на смущённо лопочущую девушку.
        - Я правильно понимаю, что вы бы хотели работать в органах госбезопасности?
        - Да, - закивала Юлька.
        - Я подумаю, как вам помочь. Возможно, есть те, кто будет в вас заинтересован.
        Мужчина выдержал паузу.
        - Вы больше ничего не хотите спросить? Евгений намекал, что у вас сложный вопрос.
        - Это и был мой сложный вопрос, - расплылась Юлька в улыбке.
        Мужчина закивал: - Возьмите мою визитку, если у вас будут ещё вопросы, то вы можете смело ко мне обращаться напрямую. Вероятно, у вас в поездках бывают разные ситуации и порой в руки могут попасть такие вещи, которые вы бы могли выгодно обменять или продать.
        Сердце Юльки ушло в пятки: «Бабушка, он знает о кристаллах!».
        - Спасибо! Так тоже можно будет попасть на работу в ФСБ? Ой, а вы не ошиблись это точно ваша визитка? - смутилась девушка, увидев визитку Альберта.
        - Это моё прикрытие. Я же вам говорю, давно работаю за границей, недавно приехал, и по этому номеру телефона я ещё долго буду поддерживать международные связи. Я крупный специалист в химических веществах. Могу проконсультировать, если появится такая необходимость.
        - Какую необходимость вы имеете в виду мистер Ковентри?
        - Вы можете звать меня Альберт, - улыбнулся мужчина.
        - Хорошо, Альберт. Какой смысл вы закладываете в консультирование?
        - Например, вам случайно станет известно о том, что есть некое вещество, которое разрабатывает некто, где-то за границей. Вы можете сообщить о свойствах этого вещества, которые вы обнаружили, и подсказать, где его искать. Я уверен, в этом случае вас точно возьмут на службу в ФСБ.
        - О-о-о, я поняла, в институтах мы разные лаборатории посещаем, я буду теперь внимательнее слушать, какие они там проекты ведут и что изобретают.
        - Прекрасно. Что же, наверное, пора заканчивать наш разговор. Молодой человек, который вас провожал, направляется сюда, я бы не хотел раскрывать себя ещё и ему. Прошу вас держать всё в строгом секрете, - откланиваясь, похлопал по плечу девушки новый знакомый.
        Юлька обернулась: - Вы правы. Это мой жених, он очень ревнивый, мне пора!
        Она побежала на встречу к Дане, который был уже метрах в двадцати от неё.
        - Ну что наобщалась со своим взяточником? - сурово спросил Даня.
        - Почти.
        - Удалось решить свои конфиденциальные вопросы?
        - Наверное.
        - Можем ехать домой или у тебя ещё планы? - сердито смотрел Даня.
        - Поцелуй меня, не люблю, когда ты сердишься. Мне страшно становиться, - покорной лисичкой Юлька привстала на носочки и попыталась поцеловать Даню, но тот увернулся.
        - Я пока зол, поэтому не подлизывайся. Пойдём в машину.
        Юлька ни как не могла разгадать тон Дани. Он вроде бы сердился, но она прекрасно знала, что он сердиться по-другому. Обычно это была минутная вспышка ярости, и потом он её целовал. Сейчас же он как будто смеялся над ней. Они заехали в кафешку поесть перед дорогой. Болтали обо всём на свете, а потом устремились в Краснодар. И только подъезжая к столице Кубани, Юлька поняла одну вещь.
        - Я забыла свою куртку в кафе!
        - Ничего новую купим.
        - Да чтоб его.
        - Что такое?
        - Там визитка была, которую мне этот мужик дал!
        - Ну и что, тебя же с ним кто-то свёл, значит, и контакты восстановить сможешь при надобности, - пожал плечами Даня, в глазах которого плясали чёртики.
        Уже дома в постели, когда они уставшие после поездки засыпали, он, обнимая её со спины, прошептал: - Зефирка, если у тебя есть какие-то вопросы. Любые вопросы или проблемы. Пожалуйста, начинай искать решение через меня. Я всё для тебя сделаю. Мне не нравится, что у тебя есть секреты от меня.
        Юлька почувствовала, что краснеет: - Я знаю. Ты самый лучший. А что касается секретов, то у тебя они тоже есть.
        - Какие, например?
        - Я не знаю, чем ты на жизнь зарабатываешь, и меня это беспокоит.
        - Всего-то, надо было спросить.
        - Вот я и спрашиваю. Чем ты занимаешься?
        - Я предприниматель. У меня широкие связи и я за определённую плату помогаю людям решать их вопросы.
        - Это в какой сфере?
        - В любой. От житейской до политической. Ты же знаешь, что бывают ходоки между кабинетами, считай, что я такой ходок.
        - А господин ходок не хочет приласкать свою Зефирку? - хихикнула Юлька.
        - Хочет, хочет. Целый день хочет, - начал он целовать её спину.
        Глава 32
        - Нам дали визы! Надо заказать тебе билеты. Мне-то ребята в Москве уже оформили, - за завтраком подпрыгнула Юлька, увидев смску из британского консульства.
        - Подожди, это мы с тобой, что в разных местах сидеть будем? - скривился Даня.
        - Хоть бы на одном рейсе быть, Бог с ним рядом или нет, - погладила его по голове Юлька.
        Молодые люди поспешили открыть сайт авиакомпании.
        - Свободных мест нет, - поджала Юлька губы.
        - Скинь мне сообщение в телефон с номером рейса и названием авиакомпании, - попросил Даня.
        - Хорошо. Нам теперь за паспортами в Ростов снова сгонять надо. Я не оформляла пересылку почтой. Они бы к вылету не успели доставить.
        - Съездим. У тебя же там других дел больше нет? - вскинул Даня бровь.
        Юлька отрицательно покачала головой.
        - Одевайся. Пока ты будешь прохлаждаться на работе, я буду решать вопрос с билетами.
        Юлька допила кофе и помчалась собираться.
        Даня, посмеиваясь, смотрел, как она бегает по квартире: - Любишь ты всё делать в последний момент.
        - Считай, что благодаря этому, мы с тобой встретились, - с зубной щёткой во рту пробормотала Юлька.
        - Неужели? - ещё больше развеселился Даня.
        - Если бы я не поехала тогда спонтанно решив отдохнуть в Сочи, где бы мы с тобой встретились?
        - Ну да, ну да! - кивал он головой.
        Юлька одела кулон, мокрые руки активировали возможность читать мысли.
        Одевая блузку она услышала, о чём думает Даня - «…куда бы ты не поехала, я бы тебя везде достал… ещё ни кто от меня не уходил… сколько уже твоих турецких друзей отвадили… то, что мы вместе надо благодарить твоё любопытство, а не спонтанность… жил бы я сейчас одинёшинек без тебя, если бы ты этих турок не обчистила…».
        Юлька нахмурилась. Она не хотела прослушивать Даню, и вот снова просочилось нечто, с чем она не знала теперь, как поступить.
        «Не хмурься. Морщины будут. Всё равно не повлияешь. Это прошлое, что было, то было. Улыбайся, у вас всё хорошо» - настраивала бабушка внучку на позитивный лад.
        «Что он обо мне знает? Такое ощущение, что про кристаллы слишком многие люди в курсе».
        «А как ты хотела? Это же военная разработка. Таким интересуются и разведки и бизнесмены. Утечка данных всегда существует».
        «Меня волнует, кто его нанял и почему он со мной!» - Юльке хотелось плакать.
        «Тебе хорошо с ним?».
        «Да».
        «Твоя интуиция намекает, что он притворяется с тобой?».
        «Нет».
        «Тогда какое имеет значение, как и что вас свело вместе?».
        «Бабушка, ты, как всегда, права. Спасибо».
        Юлька улыбалась в тот момент, когда Даня к ней заглянул.
        - Нам пора ехать.
        - Я готова, - поцеловала она его.
        Получая задание, Юлька смочила кулон в кофе, который пила из термоса. Она надеялась поймать мысли, того кто прослушивает их с Крутижанской. Но из-за какого-то компьютерного сбоя у Марии Владленовны, начальница объявила, что в этот раз задания не будет. Юлька словно птенец, впервые взлетевший из гнезда в небо, радостно выпорхнула из явочной квартиры.
        «Это будет потрясающая поездка. Вдвоём с Даней и не надо будет от него прятаться, чтобы просочиться на встречу с неким связным, да ещё и в условиях карантинных ограничений» - перепрыгивая через ступеньку, спускалась девушка с крыльца многоэтажного дома.
        Альберт видел, как скачет довольная Драгунская. Он не разделял её восторг.
        «Они зашифровали новое задание так, что я не понял о чём речь или у этих леди действительно какой-то сбой в компьютере?».
        После разговора с Юлькой агент МИ-6 засомневался, что это простая подставная марионетка. Она разгадала его. Он дал ей понять, какие у него интересы. Британец чётко видел, что она понимает, о чём именно он говорит между строк. Затем девчонка весьма быстро избавилась от микрофона, который он прикрепил к ней при прощании. Заметив, что сигнал идёт из кафе, а в эфире появились другие голоса, Альберт прошёл в помещение и отыскал, забытую под столом куртку Драгунской, в которой лежала его визитка.
        «Она весьма продуманная особа и только на первый взгляд кажется наивной» - размышлял Альберт, понимая, что врага лучше переоценить, чем недооценить.
        Впереди предстояла неделя ожидания рапорта от Воронцова. Мистер Ковентри не хотел ехать на родину на короткий промежуток времени. Ни какой положительной зарядки он бы не получил. В Лондоне его ни кто не ждал.
        «Видимо всё складывается так, что нужно будет подталкивать Евгения по романтической стезе. Это единственное слабое место, которое у этих двоих выглядит возможным для доверительного диалога».
        Билеты на рейс до Москвы Юлька с Даней имели на разных рядах. Даня договорился с бортпроводником и пересел со своей девушкой на свободные места в хвосте салона, где молодые люди дремали весь полёт. Янка ходила с нескрываемым неудовольствием, но Юльке в этот раз было вообще плевать на всё, что происходило вокруг. Даня держал её за руку, а она не отводила от него глаз.
        С Женей они встретились уже при посадке. Его место было рядом с Юлькой. Дане удалось раздобыть билет только в бизнес классе, и он предложил Евгению поменяться с ним местами, но получил отказ. Девушка видела, как сверкнули глаза у Дани, но он, усмехнувшись, качнул головой и ушёл, чем невероятно удивил Юльку, которая ещё ни разу не видела, чтобы этот красавчик перед чем-то спасовал. Самолёт взлетел и набрал высоту. К Юльке подошла бортпроводница из бизнес класса и пригласила сменить салон. Девушка поняла, что её ненаглядный применил лучшие фирменные навыки по убеждению, чтобы заполучить свою Зефирку.
        До отеля, вместе с другими членами всё ещё усечённой группы, они добрались ближе к вечеру.
        - Ужинать буду в номере, я очень устала, - предупредила куратора Юлька.
        Кира захихикала и кивнула в сторону Дани: - Мы всё поняли подруга, тебя потеряли на всю поездку.
        Юлька улыбнулась и подняла большой палец вверх: - Ты права как никогда.
        Даня потащил её к лифту.
        - Заселишься вместе со мной, я двухместный номер оплатил, - поцеловал он её в ушко.
        - Тут так не принято. Давай сначала в мой номер, а потом к тебе, - подмигнула Юлька.
        - Мало ли, как у них принято, я не хочу, чтобы ты бегала между этажами, - сдвинул брови Даня.
        - Не капризничай, поеду с тобой. Думаю, проблем не будет, но лучше предупредить персонал. Они вышли на этаже, где был номер Юльки. Ответственный за этаж, узнав, что оплачены оба номера, сказал, что вопросов со стороны руководства отеля быть не должно, и зафиксировал, в каком именно номере остановилась Драгунская, чтобы в случае плановой или экстренной эвакуации знать, где её искать.
        Закончив с формальностями, молодые люди поднялись на этаж выше, где был забронирован двухместных номер.
        Когда Юлька раскладывала вещи, она перевела Дане диалог с работником отеля.
        - У них эвакуации плановые бывают? Типа спишь и тебя тянут, спуститься на улицу, потому как они испытывают системы оповещения о пожаре? - удивился Даня.
        - Всё верно. За границей это налажено как часы. Страховые компании бдят.
        - У нас никогда так не будет, легче заплатить страховщикам, чем договориться с нашими людьми, - хмыкнул Даня.
        - Потому что есть взятки по стране то и дело какие-нибудь крупные пожары и уносят жизни людей, - сердито подметила Юлька.
        - Взятки есть везде. В каждой стране. Вопрос в человеческой жадности и халатности. Кто-то просто экономит, а кто-то профан в той области, где вдруг решил зарабатывать деньги. Я даже не берусь таким помогать. Где тут меню, я голоден?
        Юлька указала на комод под телевизором.
        - Тут всё на английском, - протянул Даня.
        - А ты думал, на каком будет?
        - Зефирка, хватит умничать, помоги заказ сделать, есть хочу, - состроил печальную рожицу Даня, поглаживая руками живот.
        Еда ему не понравилась.
        - Завтра найду, то, что будет приятно съесть, - давился Даня безвкусной картофельной запеканкой с беконом.
        - Ловлю на слове. На острове тоже карантин, как и везде, посмотрим, что у тебя получится.
        Утомлённая Юлька вернулась в отель после первого рабочего дня.
        - Как прошёл день? Скучал, наверное? - кинулась она к Дане.
        - Прошёлся по округе. Нашёл одно местечко, мы туда прямо сейчас сходим. Ты же не против прогуляться?
        - Только переоденусь, и я полагаю, в этом местечке хорошо готовят? - подмигнула Юлька.
        - Поесть мы с тобой и идём. Но я тебе скажу найти приличное место, было сложно. Я за сегодня многое, что попробовал. Вкус еды. Собственно о чём я? Не было там вкуса нигде. Куда бы я ни пришёл, сталкивался с одним и тем же. Одни повара готовят пресно, как для людей с больничной койки, а другие вместо мерных ложек используют вёдра, не иначе. Они сдобрили блюда специями так, что на языке любая пища становилась одинаково отвратительной. Отдельно хочу сказать о горчице. Мне русскому человеку было не понятно, зачем нужно есть эту некую мажущей консистенции жижу без единого намёка на остроту.
        Юлька расхохоталась.
        - Мой гурман. Неужели совсем ничего не понравилось?
        - Были, конечно, вкусности. Я на них прилегал, чтобы избавиться от гадостного вкуса предыдущего блюда. Что в итоге стало тоже проблемой. Язык распух от обилия прожаренных тостов, которые исцарапали мне всю полость рта. А так как я в обед поел глазунью с фасолью в томате, то кислота сделала своё дело и во время трапезы слёзы были готовы навернуться от обиды на собственный нелепый выбор. Но есть другое было абсолютно невозможно. По крайней мере, для меня. Может, найдутся те, которые отдадут должное этим изыскам, но, увы, я не из их числа. Справедливости ради замечу, что несколько деликатесов для себя я всё-таки там обнаружил. Стейки, морковные пироги и зелёный чай с молоком это изумительно вкусно. Туда-то мы и пойдём.
        Юлька сменила строгий костюм на джинсы с толстовкой, они вышли в коридор и столкнулись с Евгением.
        - Пойдём с нами? - пригласила Юлька, ей хотелось как-то сгладить инцидент в самолёте.
        - Я ужинать иду, - буркнул Воронцов.
        - Мы тоже. Давай, соглашайся, втроём веселее, - улыбалась девушка.
        - У меня маски в номере остались, - пытался найти повод отказать Женя.
        - Ничего страшного я тебе дам, у меня кажется, они уже в каждом кармане лежат, - подмигнула Юлька.
        - А меня вирус не берёт, я умею предохраняться, - пошутил Даня.
        - Это ты полицейским скажешь, которые тебе штраф выпишут, маску лучше одеть, - пожурила Юлька. - Ну, так что ты с нами? - обратилась она снова к Жене.
        - Пошли, я не в обиде, - протянул руку Даня.
        Мужчины обменялись рукопожатием, и молодые люди втроём выдвинулись в паб, который затерялся между высотными домами.
        В пабе было многолюдно и шумно. Музыки не было, основной гомон стоял от громко разговаривающих людей. Часть столов в середине зала не имела стульев, люди общались за круглыми столиками на тонких ножках с бокалами пива в руках.
        - Ты куда нас привёл? Это какая-то рюмочная-налевайка? - прошептала Юлька.
        - Днём здесь было по-другому. Мне понравилось что у них меню с картинками и я потыкав на них получил приличный стейк.
        - Смотрите, там, в углу место освобождается, - указал Женя на уходящую компанию.
        Расположившись за столом, они заказали стейки. Разговор не клеился. Темы, так или иначе, витали около мировой пандемии.
        - Представить сложно, но англичане даже футбольные матчи отменили, и все местные выборы перенесли на год. У людей нет, денег лечиться. Много смертей. Самоизоляция больных больше похожа на то, что власти отказываются от инфицированных. Если вы заболели, то сидите дома. Читал, что русские иммигранты пишут о местной медицине, - поделился Даня.
        - В пабы премьер-министр рекомендовал не ходить. Горожане проигнорировали, - кивнула Юлька на очередную порцию вошедших людей. - Видимо поэтому у нас в столице огромные штрафы ввели, чтобы хоть как-то всплеск заболеваний нивелировать.
        - Здесь был карантин в течение трёх недель. Мы приехали как раз после его окончания. Все страны пытаются предотвратить крушение системы здравоохранения введением подобных ограничений. Но эффекта видимо меньше, чем ожидалось и негатив к власти растёт, - скучным голосом пробормотал Женя.
        - Поставили бы этих негативщиков у руля, я бы посмотрела, как бы они справились, - горячо вскинулась Юлька.
        - Людей бесит другое. Те, кто придумывают правила по самоизоляции, сами их нарушают, - пояснил Женя.
        - Удивительно, что ты этот паб нашёл, - девушка посмотрела на Даню.
        - Они под чёрным флагом работают. Присмотрись, кассовый аппарат отключён, - кивнул Даня к стойке бара.
        - Прямо, как наши предприниматели. Многие магазины ещё и дешевле продавать стали, потому что без налогов цену ставят, - подметил Женя.
        - Доиграются. Бизнес как в девяностые в тень уйдёт, - сухо среагировал Даня.
        - С другой стороны производственники на автономное обеспечение страны всё больше переходят из-за закрытия границ. Однако выиграют только те, у кого есть природные ресурсы и где закон их охраняет, - спокойно повествовал Женя.
        - Да и внешним санкциям против России тоже можно сказать спасибо. Страна уже несколько лет шла по направлению импортозамещения. Как обычно, как не крути, а у русских выгода. Живучий народ эти русские, - усмехнулся Даня.
        Раздался звонок и люди повали к стойке бара.
        - Это что такое? Прямо как в школе, - стал оглядываться Даня.
        - В английских пабах это обозначает, что надо сделать заказ, а второй звонок будет обозначать, что заведение готовиться к закрытию и уже обслуживать не будет, - пояснила Юлька.
        - А ты откуда знаешь? - сдвинул брови Даня.
        - Я хорошо училась и много читала литературы на английском языке, - похвасталась девушка.
        Больше Юлька Женю не приглашала. В среду они с Даней прошлись вечером по парку, который подарил им длительную прогулку среди различных вековых насаждений с причудливыми формами и знаменитыми зелёными лабиринтами.
        - Англичане знают толк в садоводстве, - подвёл итог в конце пути Даня.
        - А ты бы хотел иметь дом с садом? - спросила Юлька.
        - Звучит красиво. Только нужны те, кто будет за ним ухаживать. Я в своей жизни ещё ни одного дерева не посадил.
        - А как же миссия любого мужчины: построить дом, посадить дерево и вырастить сына?
        - Это миссия не для всех. Чтобы мужчина хотел её выполнить, нужна правильная женщина рядом.
        - А какая она правильная женщина? - прошептала, зарумянившись, девушка.
        Даня повернул её к себе и в свете уличного фонаря пытался вглядеться в лицо Юльки: - Я пока не знаю, но думаю, что ты на неё очень похожа.
        Он приник к её губам на мгновение.
        - Пойдём, тебе ещё завтра трудиться, уже поздно.
        Они молча, взявшись за руки, возвращались в отель. Юлька как никогда была счастлива.
        Четверг прошёл незаметно, поприбавилось общей усталости. Юлька спешила в номер, понимая, что Даня скучал весь день. Однако в номере его не оказалось и электричество отсутствовало. Юлька пошла к администратору отеля и встретила там Даню. Чопорная англичанка с облегченно вздохнула, когда поняла, что пришёл некто, кто понимал, что от неё хочет этот русский.
        Даня тоже обрадовался: - Скажи ей, что света полдня нет. В коридоре есть, а в номере нет.
        Юлька мило улыбнулась и переключила внимание администратора на себя, однако немного позже её лицо отражало полное непонимание. Озадаченная, данными указаниями, она попросила администратора повторить инструкцию. Та протянула ей монету в один фунт и слово в слово опять повторила, что надо сделать.
        Юлька вежливо улыбнулась, взяла монету и потащила за собой Даню.
        - Ты чего такая? Что она сказала?
        - Говорит, пойди в комнату в номере, где бельевой шкаф, открой его. Там где-то будет металлическая коробочка с прорезью, в которую надо просунуть вот эту монету и провернуть заводной механизм. После этого электричество снова будет.
        - Напоминает россказни кота Базилио с сестрой Алисой, - с сомнением произнёс Даня.
        Однако они обнаружили, эту самую коробочку и в номере снова зажегся свет.
        - Как это понимать? - задумалась Юлька.
        - Я кажется, догадался. Эти островитяне очень бедные. У них даже кран не один в умывальнике, а два. Из одного кипяток, в другом ледяная вода. Чтобы умыться приемлемой температуры водой надо заткнуть раковину и набрать воды в нужной пропорции. Они так заставляют всех экономить. А вот эта коробчонка по ходу предостерегает от долгов за электричество. Деньги платят вперёд.
        - Даня, ты такой сообразительный. Я бы в жизни не догадалась, - Юлька с восхищением смотрела на вздернувшего нос мужчину.
        - Я тут ещё кое-чего сообразил. Иди первая в душ.
        - Сюрприз! - захлопала в ладоши девушка.
        - Он самый. Получишь, когда пойдём спать.
        Заинтригованная Юлька пошла в ванную. Пока купался Даня, она озорно разглядывала номер, пытаясь высмотреть намёк на подарок. И вот появился Даня. Он быстро забрался под одеяло. Комфортной температуру в комнате назвать было нельзя. Видимо и на отоплении британцы тоже экономили. Юлька вопросительно посмотрела на Даню. Тот выдержал паузу и вытащил из-под полушки чёрную бархатную коробочку с надписью «Сваровски». С лёгким трепетом девушка её открыла. На Юльку смотрела брошка в виде зефира, переливаясь россыпью прозрачных камушков в свете люстры.
        - Увидел сегодня и понял, что хочу сделать моей Зефирке подарок.
        - Это так мило, - обняла его Юлька.
        - Может, ты её теперь будешь носить, а то ты только один единственный кулон таскаешь.
        - Кулон мне дорог. Это вещь моей бабушки. Но теперь у меня будет ещё один памятный аксессуар. Спасибо.
        - Теперь я жду благодарности от дамы моего сердца!
        - Выключай свет, будут тебе благодарности, - замурчала девушка.
        Юльке нужно было поговорить с Воронцовым наедине. А тот словно её избегал. Завтра день вылета, а она всё не могла к нему подступиться.
        Сначала девушка думала, что Женя заодно с Альбертом, и что нужно быть осторожной с ним и минимизировать общение, но потом она поняла, что это может быть какой-то трюк с его стороны. А ведь это возможно единственная зацепка выйти на ФСБ, поэтому прерывать отношения ни как было нельзя. Бабушка с этим подходом согласилась по другому поводу. Она считала, что по закону жанра, нельзя показывать какие-либо поведенческие изменения. Всё должно идти, как обычно, потому что именно на не состыковках в поведении горят и самые профессиональные разведчики.
        И вот Юлька преградила путь Жене, когда они шли на ланч, и затащила в узкую гардеробную, обитую деревянными панелями с крючками для одежды и кучей сохнущих зонтиков.
        - Что, хочется нервы пощекотать? - мрачно спросил он.
        Они стояли близко друг к другу, расстояние не превышало размер ладони.
        - Мне некогда с тобой спорить. Ты должен знать, что человек, который встречался со мной в зоопарке шпион. Причём я подозреваю из британской разведки. Теперь поступай, как знаешь с этой информацией.
        Открылась дверь. Женя схватил Юльку и поцеловал. Через мгновение он поднял взгляд. На пороге стоял какой-то студент, который смутился под Жениным взглядом и вышел с видом, как будто был пойман при подглядывании.
        Юлька всё ещё была в его объятиях.
        - Отпусти, - прошептала она.
        Руки разжали хватку. Не поднимая головы, она ускользнула от него. Женя посмотрел на закрывшуюся дверь. Он ещё чувствовал аромат её тела и тонкий шлейф парфюма. Она волновала его. Он коснулся пальцами губ и тут же встряхнул головой и пригладил волосы.
        Аудиозапись со встречи из зоопарка была впечатляющей. В отделе поняли, что девушка сразу раскусила агента МИ-6. Одному Богу понятно как она это сделала. Между строк она вытащила намерение мистера Ковентри. Неизвестно как бы она поступила с микрофоном на куртке, если бы ей не помогли от него избавиться, но факт остаётся фактом. Она проявилась с неожиданной стороны. И вот сейчас, что это было? Во что она играет? Почему она его предупредила? Дружеский ли это шаг?
        На обратном пути ситуация в самолёте повторилась. Женя отказался покинуть своё место, но в этот раз авиакомпания была не российская и Даня не смог договориться с бортпроводником. Чтобы как-то сгладить имеющуюся в глазах Дани неудовлетворённость и досаду Юлька встала с места и стала вместе с ним около уборной.
        Даня поцеловал её, затяжным поцелуем и отправил обратно: - Давай поспим, раз у тебя такой правильный друг и он не решается нарушить правила перелёта.
        - Договорились, тем более с такой турбулентностью нас всё равно скоро заставят всех сесть по местам.
        Даня прошёл в начало салона. Юлька проводила его взглядом и стала пробираться на своё место около иллюминатора. В этот момент встряска самолёта усадила её прямо на колени к Жене. Юлька подскочила как ошпаренная и, ударившись головой, рухнула обратно на Воронцова.
        - Драгунская сядь на своё место уже, наконец, - процедил он сквозь зубы.
        Юлька пролепетала извинение и забилась в кресло.
        «Почему я как дура всё время себя веду, когда он рядом?» - с досадой и непонятным трепетом подумала девушка.
        Ответ бабушки последовал незамедлительно: «Потому что ты ему симпатизируешь. И ты видишь, что нравишься ему. Ни одна женщина не сможет устоять перед тем, чтобы не пофлиртовать с мужчиной, который положил на неё глаз».
        «Это не так! Я люблю Даню!» - возразила внучка, впервые осознав свои чувства.
        После этого признания Юлька чуть не заплакала. Ей стало и светло и больно и страшно одновременно. Она хотела спрятаться от этих мыслей и достала кулон.
        «Лучше я послушаю других, чем моё сердце сейчас разорвётся» - решила она.
        Мыслей у Воронцова не было, он читал какой-то научный журнал. Девушка стала прислушиваться к пассажирам, открыв для себя новый инсайт тайм. Она пыталась дифференцировать облачные мысли пары сотен людей, находящихся на довольно-таки близком расстоянии друг с другом. Юлька почувствовала насколько идентичные мысли, проскакивают на этом рейсе Лондон-Москва. Внутренние откровения соотечественников, которые переселились за рубеж, были на её взгляд безрассудными и пугающими. Только для вида некоторые продолжали жить в Лондоне, демонстрируя друзьям свою успешность, а на самом деле страдали от одиночества. Только уехав, они поняли, что для бывшей родины они уже типа европейцы, а на чужбине они всегда будут русскими. Новое общество и их традиции кардинально отличаются и они вынуждены отказываться от своих мыслей, от своей русской души и восхвалять всё то, что чуждо. Но самое страшное было другое. Если сами европейцы могли для себя признать, что что-то в их образе жизни несовершенно, но они не позволяли этого сделать другим и бывшие россияне становились ярыми борцами за чужую культуру, более жёсткими, нежели
местные. Человек сменив родину, собственными руками убивал свою личность. Единицы думали, что может быть однажды, вернутся домой. Но для большинства это было бы равносильно признать себя неудачником.
        Глава 33
        Деревянный сруб на территории банного комплекса имел подвальное помещение. В одну из обустроенных комнат для комфортного отдыха с проститутками заселили Антона. Двуспальная кровать, комод с телевизором и пара кресел составляли весь набор мебели в пурпурного цвета помещении, где стоял тяжёлый запах благовоний от единственного источника света в виде жёлтой ароматической лампы, имитирующей по виду Луну.
        Юноша, сжался на кровати, поджав под себя ноги. Он смотрел глазами затравленного волчонка на Пётра, сидящего в кресле.
        - Так вот, коль ты не желаешь признавать силу слова, придётся применить силу физическую. У тебя выбор не велик. За то, что ты хотел сделать, не прощают. А вот откупиться можно. Мать Сафронова подготовит документы. В гости позовёт, чтоб ты там подписи, где нужно об отказе поставил. Скажешь, что тебе прочитать надо. Тяни время столько, сколько сможешь. А потом заявишь, что подпись должна быть без принуждения, а ты считаешь, что это не так. Юристы возьмут паузу, мы уедем. Не сделаешь, я подсажу тебя на наркоту. И потом всё равно добьюсь своего.
        - Вы хотите, чтобы бабушка осталась моим опекуном, а я наследником? - недоверчиво переспросил Антон.
        - Я не обсуждаю с тобой ничего. Я сказал тебе, что надо сделать и пояснил, что тебе будет, если ослушаешься.
        Пётр встал и не глядя на сына, вышел. Сегодня у него была важная встреча. Местный авторитет Контей организовал помпезный праздник по случаю своего дня рождения. Этот заплывший жиром любитель поразвлечься частенько бывал в его подвале и Пётр уже достаточно насобирал и компромата и различных крючков, основанных на личностных мотивах, как о нём, так и о других важных шишках в городе. Пришло время достать досье и проиграть, как по нотам нужную для владельца секретов симфонию.
        Стол ломился от еды, барышни щеголяли в бикини. Вечеринка проходила у бассейна в доме именинника. Улучив момент Пётр, шепнул хозяину, что есть разговор.
        - У меня сегодня праздник, ни каких дел. Дай почувствовать себя человеком, - нараспев стал декларировать Контей, но глаза уже вращались, предвкушая наживу.
        Как авторитетный человек он частенько выступал в роли третейского судьи и имел свой процент от любой сделки, совершенной с его помощью.
        - Понимаю, но только ты мне сможешь помочь. Подожду, когда у тебя будет минутка, - кивнул Пётр.
        - Если только минутка, то пойдём, пошепчемся, - взял под руку Петра хозяин дома и увёл в кабинет на втором этаже, где неслышно было музыки.
        По щелчку Контея два телохранителя встали у двери.
        - Говори, - сверлил взглядом авторитет.
        - Вышло так, что мне куш один перепасть может. Ищу выходы на краевого смотрящего. Нет ли у тебя к нему подходов?
        - Что за куш?
        - Империю Сафронова можно в общак прибрать. Сынку там моему всё досталось. Заделал я его в аккурат перед свадьбой Казимира на моей бывшей бабе.
        - Слышал, слышал. Так это твоих рук дело с лифтом?
        - Я не технарь. Я больше по девочкам, ты же знаешь. Мать его доил помаленьку. Она мне два раза в месяц откупные носила, чтоб я о сынишке молчал.
        - Во как. То есть имеется халявное бабло.
        - Там покумекать надо. Мать Сафронова знает, что единственный внук не родной. Опекунша она, думу думает, как Антошку наследства лишить. Старая она, после двух инсультов, если не поспеет свои намерения осуществить, так я могу опекуном заделаться. Пацану шестнадцать. За два года можно подумать как там управить, чтобы отломилось.
        - Что пацан, не обрадовался, что пахан у него не такой звёздный, хоть и звёзды на плечах наколоты?
        - С гнильцой пацан. В мать пошёл. Таких не исправить.
        - Слушай, а зачем тебе краевого смотрящего беспокоить? Территория наша? Наша? Сами и порешаем. Моё слово не из последних здесь. Считай, что я возьмусь вести твоё дело. Ты же недавно вернулся, пока не в силе ещё. Как думаешь поступить?
        - Контей, тебе виднее как судить. Я так думаю. Бабку убрать. На меня всё оформить, как на опекуна. Там ещё тётка есть, если будет рыпаться, то тоже на место поставить. На пацана все смерти свалить и на пожизненное отправить.
        - Сына не жалко?
        - Это не сын. Это сбежавший сперматозоид, которому мозги перепрошило дурной кровью от матери.
        Пётр подробно поделился состоянием здоровья Светланы Михайловны и своей задумкой.
        - То есть, когда пацан будет бумаги подписывать ей сердечный приступ надо устроить?
        - Да. Всё просто. Доктор указал, какое ей лекарство смертельно опасно вот его-то мы и применим. Антон с бабкой вдвоем будет. Если докопаются следаки, что не сама померла, то им видеозапись подкинем, где Антоша краники в больничке крутил. На него и её смерть повесят. Итого три особо тяжких, как сам понимаешь более чем предостаточно, чтобы засадить навсегда.
        Глаза Контея блестели, пальцы отбивали на массивном столе чечётку: - Какие сроки?
        - У нас неделя.
        - Хорошо. Ты своё дело сделал. Дальше моя задача. С сыном поедешь, когда бабка позовёт. В твоих интересах, чтобы он чисто сработал. Пусть несколько раз прочитает документы, главное чтобы бабка померла в этот период времени.
        - Я буду рядом с ним, как напоминание, что с ним может случиться.
        - Всё иди, а мне надо подумать.
        Пётр откланялся и вернулся в банный комплекс. Горячий самовар порадовал, Лысый знал, что хозяин предпочитает крутой кипяток. Пётр взял из спальни конверт с фотографиями. Налил чай и уселся в кресло. Мужчина пролистал глянцевые карточки, где мелькали лица симпатичных молодых людей. Он бросил их на диван рядом и сделал обжигающий глоток.
        «Одна рыбка крючок заглотнула, теперь надо правильным людям шепнуть, чтоб дней через десять смотрящему за Кубанью донесли. Красавице должок надобно вернуть. Если б не появилась она со своей самодеятельностью, то у меня бы всё давно было в ажуре. Знаю, я что ни какая она не дочка Сафронова» - ухмылялся мужчина.
        С календарём просечка вышла. Утечка в Краснодар уже прошла, а Светлана Михайловна всё не звала. Приехали пацаны от смотрящего за краем, Контей был опозорен. Его решение отменили. Петру было велено не вмешиваться. Оставалось только догадываться по какому сценарию всё пройдёт. Контей приехал зализывать раны, ущемлённого себялюбия в объятиях девочек Петра. Когда он пообмяк после бани, вместо проститутки к нему зашёл хозяин банного комплекса.
        - Уйди, я не тебя заказывал.
        - Не обессудь. Я здесь причём?
        - Если бы не твои шикарные бабы, я бы к тебе и не поехал.
        - Контей, ты не прав. Я к тебе с делом пришёл.
        - С каким делом? Слово моё теперь мало, что стоит, если его отменять могут.
        - Смотрящий из Москвы родом. Его решение тоже пересмотреть можно. Если местных собрать авторитетов.
        - На бунт подбиваешь?
        - Не хочешь возиться, так хоть отомсти за позор. Сынок его с девкой в Краснодаре живут, но бывают у нас. Адресок есть. Можно пощипать.
        - Дурак! Кто же гадит на своей территории? А сынка и положить можно. Папаша мою репутацию уничтожил. Мне терять нечего.
        - Ну как знаешь. Я как лучше хотел. Так ты мне с моим делом поможешь или как?
        - Люди расставлены. Схема та же насколько я понял.
        - Чего ж они мне ничего не говорят?
        - Если меня ни во что не ставят, то куда уж тебе поклоны отвешивать? Делай, как договаривались. Посмотрим, как смотрящий выкручиваться будет.
        Джип подъехал к бизнес центру строительной компании Сафронова.
        Пётр оглянулся назад, где сидел Антон между двух охранников.
        - Сейчас выходим и идём наверх. Всё как договаривались. Ты уже понял, что руки у меня длинные.
        Юноша нервно кивнул.
        Мужчина вышел и освободил путь Антону. Поникший молодой человек неуверенной походкой прошёл в здание. В лифте они поднялись на верхний этаж.
        Бабушка на встречу не пришла. Юрист разложил документы на столе в порядке подписания.
        - Я всё буду читать, - объявил Антон.
        - Хорошо, - кивнул штатный юрист.
        - Вы можете идти, это не быстро, - вежливо предложил Сафронов младший, проведя рукой над стопками.
        Юрист вышел. Антон читал, медленно переворачивая страницы. Несмотря на внешнее спокойствие, Пётр внутренне дёргался. Он понимал, что Контей может всего не знать и расклад сейчас возможно идёт по абсолютно чужому плану. Он вышел на балкон и закурил. Неожиданно его ноги оторвались от пола, и он полетел вниз, заметив, как мелькнула макушка сына.
        «Он всё-таки в меня пошёл, перехитрил папку» - было последней мыслью Петра, прежде чем он рухнул на тротуар.
        Антон с ядовитой улыбкой вернулся за стол и продолжил читать. Он, верно рассчитал, что если схватить за лодыжки, когда отец обопрётся о перила, то получится сбросить его вниз.
        «Невероятное везение. Сейчас я эту старуху обрадую» - срываясь на мелкий смешок, он продолжал читать бумаги.
        Через пару часов, как Антон начал изучать документы в зал заседаний открылись двери.
        Светлана Михайловна не успела войти, как внук злорадно закричал: - Тут сказано, что я добровольно передаю своё наследство в вашу пользу. Я дорогая бабушка с этим пунктом не согласен. Поэтому всё останется по-прежнему.
        - Не совсем, - покачала головой пожилая женщина, указав пальцем вверх, где под потолком висела включённая камера для видеоконференций.
        Она отошла в сторону. Увидев наряд полиции, Антон всё окончательно понял. Бабушка всё видела.
        Когда его уводили, он истерически визжал: - Я выйду, и потом это всё равно будет моим! А ты скоро сдохнешь!
        - Это мы ещё посмотрим, - себе под нос прошептала Светлана Михайловна.
        Ей хотелось выть волчицей, но сил уже не было даже дышать, сердце пронзила острая боль и она упала замертво.
        Глава 34
        Последние рабочие дни апреля Юльку вымотали, но она не унывала. Сердце девушки билось в учащённом ритме. Она предвкушала продолжение сказки начавшейся в Лондоне. Даня объявил, что на все майские выходные они поедут в Лаго-Наки. Ему удалось забронировать тот же сруб, где молодые люди останавливались в прошлый раз.
        - Возьми с собой пистолет. Буду учить тебя стрелять, - пообещал Даня, когда девушка паковала вещи.
        - А драться, когда будешь учить? - полюбопытствовала Юлька.
        - Зефирка, если твоё ребро окончательно перестало тебя беспокоить, то можем попробовать и это. Но мне кажется рановато. Ты до сих пор кривишься, если я чуть сильнее тебя обнимаю.
        - Я здорова. Хочется на природе побегать и попрыгать. Можешь не осторожничать.
        - Тогда берегись. Буду отрабатывать внезапное нападение, - погрозил пальцем Даня.
        Адыгейская природа подготовила для туристов своё обновление. Луга зеленели вперемешку с обилием цветов, но горы, как и прежде, втыкались в небо снежными шапками. Кристально чистым воздухом хотелось надышаться впрок. Покой этой вечной безмятежной красоты наполнял душу гармонией.
        Даня был чрезвычайно нежен и заботлив. В первый же вечер он протянул Юльке шарообразный футляр.
        - Хочу заложить традицию делать тебе подарки, когда мы сюда приезжаем.
        - Что это? - задрожал голос девушки, когда она распознала упаковку, которой пользуются ювелиры.
        - Примерь, - Даня загадочно улыбался.
        Внутри было колечко. Платиновый круг имел узорчатые бока. Внутри что-то было выгравировано. Юлька покрутила кольцо, чтобы прочесть надпись «Я твой навсегда», по окончании которой располагался знак бесконечности.
        Девушка поджала губы, одела кольцо на палец и запрыгнула на Даню с поцелуями. Она видела, что с ним что-то происходит. В последние дни он нервничал и был менее многословен, чем обычно.
        «Вот она, причина его переживаний! Он хочет признаться в своих чувствах. Но это не просто. Пусть всё идёт своим чередом» - думала Юлька, решив не торопить молодого человека с объяснениями.
        Они почти всё время проводили на природе. Иногда стреляли по мишеням, иногда боролись на траве. Однако бороться, по-настоящему не получалось. Едва оказавшись в объятиях, друг друга они переходили от спортивных состязаний к нежностям. С мангалом управлялся Даня самостоятельно. Юлька с благоговением наблюдала, как он готовит пищу. Вечерами они разглядывали звёзды, а когда становилось прохладно уходили в дом смотреть какой-нибудь фильм.
        Сегодня утром Юльке показалось, что она раньше видела ребят, поселившихся по соседству.
        Даня подтвердил: - Да, это мои друзья. Тоже отдыхать приехали.
        - Пусть к нам идут, познакомимся.
        - Я хочу побыть с тобой, зачем нам кто-то ещё? - остановил Даня её намерение.
        Ближе к вечеру набежала гроза. Устроившись около панорамного окна в креслах, и попивая кофе, они смотрели, как безумствует стихия. Электрические разряды, разрывавшие потемневшее небо, сменялись грохочущим громом. Шквалистый ветер гнул деревья. Ненастье напоминало человеку, что перед стихией он бессилен.
        - Сегодня ужин будет холодный, - сообщил Даня.
        - Ничего. Мы можем, и холодный шашлык поесть. С обеда остался. И я пюре картофельное сделаю.
        - Долго возиться. Лучше картошку в мундире отвари. Побереги пальчики. Я тебе почищу, когда будем есть.
        Юлька чмокнула его в щёку: - Ты так меня бережёшь. Выбери пока, что будем смотреть.
        После ужина Даня дремал, а Юлька следила на экране за героями вампирской саги у него на груди. Она встала, чтобы налить ещё сок. И тут погас свет. Вспышки молнии за окном позволили ей пройти на кухню со стаканом.
        «Видимо грозой повредило провода. Потом досмотрю, а сейчас спать» - наощупь девушка прошла в ванную.
        Она оставила дверь открытой. За фонариком в телефоне было лень идти. Вдруг мелькнула тень. Юлька внутренне сжалась. Дыхание перехватило.
        «Не похоже, чтобы Даня решил напугать. Он так не будет проверять мою бдительность» - бешено заколотилось сердце девушки.
        Бабушка молчала, кулон уже несколько дней лежал в рюкзаке.
        Юлька, держась за стену, стала скользить в сторону спальни. На кухне послышался шорох.
        «Пистолет! Надо взять пистолет!» - она задёргалась в нерешительности.
        «Нет. Надо будить Даню!» - осознала девушка, увидев две надвигающиеся на неё из темноты фигуры.
        Она закричала. Небо озарилось молнией, высветив, момент приближающегося чьего-то кулака к её голове. От скользящего удара в челюсть Юлька почувствовала, как зазвенело в ушах.
        - Даня! Даня! - пыталась громче кричать девушка, и от повторного удара потеряла сознание.
        Рассвело. Оцепеневшая Юлька без единой мысли в голове смотрела в пространство перед собой, сидя на скамейке у входа в дом и покачивала головой из стороны в сторону. Жизненные перипетии ещё никогда не клали её на лопатки по-настоящему.
        «Дани нет. Дани больше нет» - зависла девушка, ощущая, что мир для неё остановился.
        Крепыш, представившийся Олегом, не впускал её в дом.
        - Тебе не надо на это смотреть. Парни уже собрали твои вещи, и я отвезу тебя в Краснодар.
        - Что произошло? Кто это был? - отрешённо спрашивала Юлька.
        - Одному авторитету не понравилось, как смотрящий вынес решение.
        - Я не понимаю.
        - Даня сын… Даня был сыном одного крупного авторитета. Другой авторитет заказал его сына. Так понятно?
        Юлька снова рванула в дверь и была поймана.
        Олег подхватил её на руки, а девушка, извиваясь всем телом, рычала ему в ухо: - Пусти! Он там! Я хочу его видеть! Я не верю!
        Парень забросил её на заднее сидение внедорожника.
        - Сиди здесь. Я через минуту приду и поедем. Ты теперь под моей защитой. Я обещал Дане за тобой присмотреть, если с ним что-то случиться.
        Юльке было сложно соображать. Она увидела рядом с собой рюкзак и вспомнила про кулон, который тут же достала и надела на шею.
        «Бабушка! Это какой-то кошмар!» - слёзы подступили к горлу, ей было трудно дышать.
        «Девочка моя, я подозревала, что твой Даня из бандитов, но не стала тебе этого говорить. В его мире другие законы правят. Пройдёт время, и ты примешь, то, что произошло. Это не значит, что тебе не будет больно. Просто потом ты сможешь вспоминать только хорошее» - постаралась утешить её бабушка.
        - Куда тебя везти? На Данькину хату? - спросил Олег, когда они въехали в Краснодар.
        - Да. Я заберу вещи и отдам тебе ключи, - понимала Юлька, что ей пора возвращаться домой, в квартиру, где ремонт был закончен какое-то время назад.
        - Оно и понятно. Тебя уже можно не охранять.
        - Что ты имеешь в виду?
        - О приятелях твоих турецких, толкую. Немало их по твою душу приходило. Всех отвадили, - усмехнулся крепыш. - Так, совет дам дельный. Я бы на твоём месте в Турцию больше ни ногой.
        - А ты давно Даню знаешь?
        - Нормально. Он мне как брат был. Любил он тебя.
        - Правда?
        - Правда. Я как-то пошутил, что воспользовался он подопечной. Так он мне так в ухо засадил. Тогда мы с ребятами и поняли, что втюрился пацан.
        Юлька зависла в глухой печали. Больше она не проронила ни слова до самой квартиры.
        Она забрала белого медвежонка, которого Даня прицепил к светильнику в спальне. Быстро распихала вещи по сумкам и чемоданам. Ей было больно находиться в этом уютном уголке, где прошло столько счастливых мгновений. Олег помог загрузить вещи в рыжую ауди, и предложил проехать с Юлькой, чтобы помочь в разгрузке, но девушка стала отказываться.
        - Вот номер телефона. Если опять кто-то обидит, обращайся. Поехали, не глупи, я помогу с вещами, а потом мне надо к похоронам готовиться, - протянул крепыш, карточку начальника отдела безопасности какой-то конторы.
        - Так скоро? Я с тобой!
        - Тебе туда не надо. Неизвестно как дело пойдёт. Может ещё пальба будет. Да и мать, наверное, тело сына в Москву заберёт. Он оттуда родом. Мать там живёт, - отрезал Олег.
        Дверь Юлькиной квартиры закрылась. Олег ушёл, захлопнув за собой дверь в прошлую жизнь. Куча вещей стояла в прихожей. Девушка медленно осела на пол. В обновлённой, ещё пахнущей краской квартире раздались рыдания. Юлька скребла ногтями по новому ковролину, выкрикивая проклятия. Ударил гром. Весенняя гроза буйствовала в столице Кубани. Только, что светило солнце и было счастье. А теперь чёрное небо печали заволокло сердце девушки. Она потеряла любимого. Она потеряла того, кто любил её.
        Юлька утёрла руками слёзы. Встала на ноги и схватив визитку с мобильником пошла в гостиную. Она уселась на диван, набрав номер телефона Олега. Мокрые пальцы перебирали кулон на шее.
        - Олег, пожалуйста, можно я с ним попрощаюсь? Какой адрес морга?
        - Слушай, я же сказал, не надо тебе его видеть. Запомни его таким, каким он был.
        Поток слёз снова сотряс девушку.
        И тут Юлька отчетливо услышала голос Дани: «Олег, завязывай базарить, нам уже в аэропорт ехать, а вещи не в машине ещё», а затем и его мысли «… как же горько она плакала… люди Контея поверят… снова здравствуй новая жизнь… жизнь, в которой нет Зефирки…».
        Пока Олег ей ещё, что-то говорил, Юлька начала скручивать с пальца кольцо, подаренное Даней. Крепыш отключился. Ошеломлённая девушка, смотрела в окно, на то, как ветер на небе разгоняет тучи. Гроза закончилась. Пробивались первые лучи солнца.
        «Это постановка. Видать разыграли для кого-то. У бандитов своя жизнь по особым правилам» - сухо пробормотала бабушка.
        Юлька, наконец-то стянула кольцо с пальца. Она замахнулась, но бросать не стала. Подошла к пианино и положила его в шкатулку к бабушкиным украшениям. Затем отыскала в вещах брошку в форме зефира и убрала туда же и хотела спрятать там и пистолет, но вспомнила про сейф в спальне и заперла свой Ругер в нём, а ключи от сейфа бросила в шкатулку. Медвежонка же усадила рядом с ночником около кровати.
        «Я уже привыкла желать ему спокойной ночи» - вздохнула девушка.
        «Знания преумножают скорбь. Порой лучше оставаться в неведении» - прошептала бабушка.
        «Да. Только это позиция страуса».
        «Будешь смеяться, но у страуса нет такой позиции. Они не смогут дышать, если так будут делать. Стаусихи в земляных гнёздах яйца переворачивают, по несколько раз на дню заглядывая в нору, а со стороны кажется, что голова зарыта в песок», - не весело рассмеялась бабушка.
        «Я даже не знаю, что бы, я не хотела сейчас знать» - не мигая сидела Юлька, продолжая разглядывать за окном светлеющее небо.
        Графитные оттенки, которыми дизайнеры наполнили её жилище, теперь полностью отражали суть происходящего на душе. Лишь белая мебель, светлыми вкраплениями, говорила о том, что тьма не приходит навечно.
        Рядом завибрировал мобильник. Звонил Воронцов.
        - Привет! У меня не состыковка с друзьями вышла. Билеты туда-обратно уже купил, выходные освободил, а они уехали. Приеду в гости на День Победы в Краснодар, могу у тебя остановиться?
        Юлька посмотрела на календарь. Сегодня было седьмое мая.
        - Ок, приезжай, - сухо ответила она.
        Евгений отправил сообщение мистеру Ковентри: «8-10 мая буду в Краснодаре».
        Альберт потёр руки. Он только что слышал, как стенала Драгунская по поводу гибели своего бандита. Британец и не надеялся, что она вернётся, но прослушку в её квартиру сразу после окончания ремонта установил.
        «Как удачно он приедет. Давай парень, утешь девушку, достань эти дьявольские кристаллы!».
        Глава 35
        «Юлинька, ты думаешь это хорошая идея привечать Евгения?» - осторожно спросила бабушка.
        «Мне нужно переключиться. Я бы съездила к Белых в Геленджик, но не хочу их расстраивать. Там только светлая полоса пошла, после всей этой истории с аварией. Мама Тоня воодушевилась, снова разговаривает как прежде».
        «А ты сможешь доверять Воронцову?».
        «Ба, я понимаю, что с того момента, как у меня появились кристаллы, я узнала о своих близких и окружающих столько, что теперь кроме тебя доверять никому не смогу» - пошла Юлька в прихожую разбирать вещи.
        Она случайно прихватила футболку Дани. Девушка прикоснулась к ней лицом. Ткань ещё хранила слабый аромат его тела. Слёзы сдавили горло. Она бережно сложила футболку и отнесла в спальню, спрятав под подушку.
        «Любые маяки из прошлой жизни не дадут тебе осознать, что произошло и ты можешь зависнуть в депрессии» - ласково проговорила бабушка.
        «Я люблю его. Я поняла это до того, как мне сказали о его чувствах ко мне. Я не выну так просто любовь из сердца. Мне нужно время и мне нужно проговорить всё, что со мной происходит как в личной жизни, так и в своеобразной шпионской деятельности».
        «Я готова, ты же знаешь» - тихо прозвучали мысли бабушки.
        «Знаю. Спасибо, бабуль».
        «Давай порассуждаем о твоей запутанной шпионской деятельности. Я думаю, что эту Крутижанскую надо как-то заставить говорить больше».
        «Я могу ей рассказать о том, что подозреваю прослушку на явочной квартире и именно поэтому тогда придумала про ключи».
        «Давай попробуем, звони».
        «Не здесь. Я поеду на квартиру. Приберусь и позвоню с сотового телефона ей, попробую объяснить, что происходит намёками».
        Юлька разбросала вещи по полкам в шкафах и отправилась к машине.
        - Давно, я на тебе не ездила, - погладила руль девушка, включая классическую музыку.
        Альберт смотрел в бинокль. Агент МИ-6 не успел поставить маячок на ауди Драгунской, и отчётливо понимал, что не успеет за ней проследить. Но его чутьё подсказывало, что он знает, куда она собралась. Британец спокойно оделся и пошёл к машине. Поставив автомобиль неподалёку от явочной квартиры, он прогуливался между деревьями и увидел знакомую фигурку, шедшую со стороны университетской стоянки.
        «Так, так, так, до поездки ещё много времени, что же ты собираешься сообщить?» - довольный британец сел в машину, достал прибор для прослушивания и приготовился вникать.
        Юлька помахала консьержу.
        - Давненько вас не было, - кивнул, как старой знакомой мужчина.
        - Праздники. Светлана Марковна замки сменила, сказала у вас новый комплект взять, - с вежливой улыбкой повествовала девушка.
        - Да, всё верно. Возьми, - протянул мужчина конверт.
        Юлька прошла к лифту. Пока тот спускался на первый этаж, она порвала конверт.
        «Странно, зачем надо было металлические ключи в бумажный конверт класть» - недоумевала девушка, пока к её ногам не упала записка с набором цифр.
        «Это что?» - удивилась бабушка.
        «Похоже на номер телефона».
        «Что будешь делать?».
        «Проверю жучков по квартире и позвоню. Хотя нет. Кто-то рассчитал, что я получу эту записку до того как воспользуюсь телефоном в квартире и до того как собственно попаду в эту самую квартиру, где ведётся видеонаблюдение».
        «Доброжелатель или ещё один злодей?» - задумалась бабушка.
        «Из подъезда звонить глупо. Будет слышно на все этажи» - стала думать Юлька куда пойти и развернулась на сто восемьдесят градусов.
        - Что-то забыла? - удивился консьерж.
        - В аптеку зайду, горло что-то першит.
        - Неужели короновирус, - мужчина в страхе отшатнулся.
        - Я уже переболела. Доктор сказал, теперь на любые симптомы простуды обращать внимание и сразу лечение начинать, чтобы осложнение не дало.
        - Мир сошёл с ума с этим вирусом, прости дочка, - консьержу было неловко за свою реакцию.
        Юлька попыталась успокоить пожилого человека: - Я понимаю. Все сейчас так реагируют. Вы кстати препараты кроверазжижающие принимайте. Это первое, что дают во время лечения помимо капельниц очистительных, антибиотиков и так далее. Вирус на свёртывание крови влияет, от этого зависит и процент поражения лёгких и эффект от применения лекарств.
        - По телевизору это не говорят, - удивился мужчина.
        - Думаю, власти боятся, что всё из аптек сметут паникёры.
        - Спасибо дочка. Но цены в аптеках убийственные.
        - Тогда налегайте на профилактику продуктами с таким же кровьразжижающим эффектом. Чеснок, имбирь, все виды капусты, зелень. Пейте чай с ромашкой и воду. Много воды.
        - Вы доктор?
        - А кто в наши дни не доктор?
        - И то верно, - с печальным видом кивнул консьерж и опустил взгляд в газету.
        Юлька пошла в сторону аптеки, возле которой имелся небольшой скверик. Прохаживаясь между деревьями, она позвонила по указанному в конверте номеру.
        - Здравствуйте Юлия Владимировна. Очень рад, что вы разгадали замысел. Вам нужно просто слушать. Говорить буду я. Есть риск, что ваши ответы могут перехватить. За свой мобильный телефон не переживайте, если бы он прослушивался, мы бы знали. В нём особое устройство стоит. Это и маяк, на случай, если нам понадобиться вас разыскать и своего рода предохранитель от вторжения любопытствующих. Значит так, если согласны говорите «А», если не согласны «Е». Договорились?
        - А.
        - Прекрасно. Моё имя вам ни о чём не скажет. Поэтому называть не буду. Я случайно узнал, что некая особа вас использует втёмную. Я думаю, что вы тоже это уже поняли. Прошу продолжать ей подыгрывать. Идёт операция. Мы её ведём. Без вашей помощи нам не вытащить на свет всю цепочку. Это всё, что вы должны знать. Нет, ещё кое-что. Вы не одна, за вами постоянно следят кадровые сотрудники. Как только мы перехватили вас, мы создали многоуровневый экран защиты. Вы будете в безопасности, если мне доверитесь.
        Мужской голос пожилого человека звучал спокойно. Юлька чувствовала, что именно этого спокойствия ей и не доставало. Почему-то хотелось верить этому голосу.
        - У вас есть вопросы?
        - А.
        - Попробуйте задать между строк. Я знаю, у вас это хорошо получается. Слышал ваш диалог с агентом МИ-6 в Ростове.
        «Бабушка, я ему верю».
        «Слушай интуицию. Примени кулон».
        Юлька вытащила кулон и облизала.
        Альберт видел, что Драгунская разговаривает по телефону.
        «Кто это её там вызвонил?» - хмурился с досады британец, не имея возможности понять, о чём идёт разговор.
        И тут он увидел странный жест. Юлька достала из-под кофты некий предмет и прикоснулась несколько раз языком.
        «У этого действия есть причина. Надо взять под наблюдение» - задумался агент МИ-6.
        Юлька прикинула, что сказать и медленно поговорила: - Когда я болела, некто отработал вместо меня. Телефон возможно испорчен.
        - Понял. Приму к сведению. Вы подозреваете, что вас с Машей. С Марией Владленовной прослушали, когда вы получали задание. Верно?
        - А.
        - Вы молодец Юлия. Не надо Крутижанской об этом сообщать. Работайте и дальше под её руководством. Мои ребята разберутся. Договорились?
        - А.
        - Звоните по этому номеру или пишите сообщения. Желательно знать его наизусть. Возможно, вам понадобиться связаться со мной и, не имея собственного мобильника. Думаю, что надо всё знать по памяти вы уже усвоили за эти месяцы, - мужчина по-отечески посмеялся и продолжил: - Вы сейчас в центре весьма любопытной задачи. Я знаю, что кристаллы у вас. Продолжайте испытания. Потом рапорт вместе составим. И ещё вероятно на вас скоро начнут выходить представители международных разведок. Ведите переговоры. Торгуйтесь. Тяните время. То, что на вас вышли агенты, обязательно сообщите Крутижанской. Только не говори причину, по которой они имеют к вам интерес. Нам нужно собрать доказательства. Без вас Юлия Владимировна нам ни как. До встречи. Думаю, до неё не так уж долго осталось.
        В трубке послышались гудки. Юлька судорожно сглотнула и зашла в аптеку. Она купила леденцы от кашля и, засунув в рот один пошла, наводить уборку в изрядно запылившейся квартире.
        «Юличка, мне непонятно. Как он выяснил, что кристаллы у тебя?» - не выдержала бабушка затянувшееся молчание внучки.
        «Ба, они профессионалы. Помнишь, в Стамбуле Некрасов про некий прибор упомянул, который на кристаллы реагирует. Возможно, они его раздобыли».
        «Надеюсь, это был звонок не в какую-то иностранную разведку» - вздохнула бабушка.
        «Мне не остаётся ничего кроме как поверить» - в такт бабушке вздохнула внучка.
        «Мысли перехватить не удалось. Говоривший схож в этом с Женей. Полная концентрация внимания» - усмехнулась Юлька.
        «Думаешь, они из одной корзинки ягодки?» - спросила бабушка.
        «Да. И разговор сейчас был с ягодкой покрупнее. Я словно рядом чувствовала присутствие этого сильного человека. Такая мощная у него энергетика» - передёрнула Юлька плечами.
        «Эх, тебя бы натаскать по всех их программам, ты бы не хуже штатного разведчика справилась» - с сожалением отметила бабушка.
        «Я тоже не сторонник учиться плавать через выбрасывание из лодки, но я уже в этой ситуации, приходится познавать всё на ходу и думать на опережение».
        «Последний пункт у тебя пока хромает» - указала бабушка на некоторую халатность внучки в области анализа.
        «После истории с Даней, мне кажется, всё изменится. Крылышек больше нет. Прежде чем что-то сделать, я теперь буду спрашивать себя, в ту ли сторону идёт паровоз, на который я хочу заскочить», - горестно вздохнула Юлька и подступившие слёзы, устремились ручьём.
        Рано утром восьмого мая Юльку разбудил звонок родителей. Ей удалось изобразить улыбку, пока она слушала их поздравление с днём рождения по видео связи. Они ждали её в гости.
        - К нам на машине безопаснее теперь добраться. Бери отпуск и на такси приезжай в Москву, - советовала мама.
        - У меня поездки сейчас частые по проекту. Пока сложно выбраться.
        - Разве вам не заморозили их? Сейчас же все мероприятия в он-лайн формат переводят, - удивилась мама.
        - Я не знаю. Было бы здорово. Я уже устала от этой интенсивной динамически прыгающей программы с погружением в дебри евроуниверов, - пожаловалась Юлька.
        - Вижу, что устала, - погрозил папа пальцем. - Береги себя. Нам уже пора, а тебе приятного дня. Повеселись!
        Отложив телефон, Юлька уткнулась в подушку.
        «Закончилось моё веселье» - уставилась она в стену.
        «Тебе бы поплакать. Полегчает» - тихо сказала бабушка.
        «О чём плакать? Даня жив. Всё хорошо. Просто наши дороги разошлись. Я ещё посплю».
        Мобильник завибрировал снова. Пришло сообщение от Жени: «Скоростная электричка прибывает в 13:30, встретишь?».
        Юлька отправила «Ок», поставила будильник на десять часов, и зарылась в одеяло.
        Она не помнила, что ей снилось, но проснулась от того что подушка была мокрой. Часы показывали без пяти десять. Девушка встала и прошла в душ. Она долго стояла под струями воды, разглядывая как капли медленно стекают по кафельной плитке. Потом сварила кофе. Голова была пустой. Ни одна мысль не заходила. Бабушка помалкивала. Медленно Юлька прибрала квартиру и собралась ехать встречать Воронцова.
        Он сразу заметил, что с ней что-то происходит, но не стал спрашивать.
        «Моё дело не вмешиваться, а быть другом» - сделал он себе установку.
        - В Краснодаре теплее, - снял Евгений ветровку на перроне.
        - Конечно, мы же южнее находимся. Садись в машину. Рассказывай как у тебя дела? Далеко ли продвинулся в изобретении?
        Женя видел, что она спросила из вежливости, но понял, что лучше не спрашивать в ответ как дела у неё. Всю дорогу до дома он делился тонкостями работы научного сотрудника. Юлька кивала и иногда даже, что-то спрашивала.
        - У тебя симпатично. Я надеюсь, что ваши планы с твоим другом Даней своим приездом не разрушил? - пробормотал Женя, проходя в гостиную.
        - Нет больше друга, - и слёзы хлынули из глаз девушки.
        Юлька закрыла лицо руками и плакала навзрыд. Женя усадил её на диван. Он сбегал на кухню, принеся чашку с водой.
        - Попей, - настойчиво предложил Евгений и придерживал чашку пока она пила.
        - Его больше нет, - посмотрела Юлька на Женю и снова разрыдалась.
        Он прижал её к груди и гладил по голове, пока она не затихла. Потом уложил на диван.
        - Поспи, - прошептал Женя.
        Он снял покрывало с кровати в спальне и укутал Юльку.
        - Поспи. Я пока приготовлю что-нибудь поесть.
        Мокрыми от слёз руками Юлька, коснулась кулона, чтобы поймать мысли Воронцова - «… холодильник не просто пуст, а отключён… гостей не ждали… может мне уехать?… в её состоянии не удивительно, что забыла о еде… пойду за продуктами…».
        Юлька уснула. Она открыла глаза от того, что у неё урчало в животе, потревоженном запахом жареной картошки, который витал в воздухе.
        - Даня! - подорвалась она и помчалась на кухню.
        Женя мыл посуду. На столе стояла тарелка с салом и колбасой, нарезанный чёрный хлеб и банка кабачковой икры, а на плите благоухала золотистой картошечкой сковорода.
        - Я тут похозяйничал без тебя. Поедим? Сделал как себе с морковью и чесноком. Неприятного запаха не будет, не бойся.
        Снова подступили слёзы. Юлька кивнула. Он отодвинул стул и помог ей сесть. Сам устроился рядом.
        - Поможешь на тарелки разложить? Я обычно со сковороды ем. Мне не справиться, - неловкая улыбка смущения пробежала у Жени.
        Юлька посмотрела на него: - А давай со сковороды есть? Я неуклюжая по поводу всего, что касается кухни.
        - Давай, - протянул он ей вилку с ножом.
        Немного насытившись, Юлька встала приготовить кофе.
        - А чая у тебя нет?
        - Есть, но ты сначала кофе попробуй. Это турецкий. У меня из всей готовки только он хорошо, получается.
        - Твой фирменный рецепт? Тогда ладно, - согласился Женя. - Слушай, если тебе не до меня, ты так и скажи. Я сам пойду, прогуляюсь по городу. Билет на послезавтра на восемь тридцать утра. Завтра тоже на парад сам пойду.
        - Нет, нет, я сейчас приду в себя. Как раз наоборот мне нужно будет прогуляться. Тебе город покажу. Жизнь продолжается, хоть и с другим вкусом.
        - Ты мне напомнила одну притчу. Старик на примере моркови, яиц и кофейных зёрен сыновьям рассказал, как справляться с жизненными трудностями и проблемами. Он бросил всё это в котёл с водой. Когда та закипела, пояснил, что есть люди крепкие, как морковь, но под действием недружелюбной окружающей среды они могут размякнуть. Есть люди как яйца, твёрдые снаружи и жидкие внутри, но препятствия, которые они преодолевают, их делают полностью твёрдыми, а есть люди кофе, которые, переваривая проблемы, изменяются сами и меняют окружающий мир, превращаясь в ароматный напиток. Всё в твоих руках, захочешь стать сильнее, станешь. Сотворишь новый мир.
        - Спасибо. Определённо я хочу быть как кофейное зёрнышко, - налила из турки кофе в чашку Юлька и поставила перед Женей.
        Тот отпил и изобразил глубокое удивление: - Я думаю, что так и есть, иначе бы так потрясающе вкусно не получилось и это говорю я, истинный поклонник чая.
        Вечером Юлька прокатила Женю по ночному Краснодару, показала парк Галицкого, который стал считаться одним из лучших в стране. Местный меценат подарил его городу и продолжал оплачивать уход за ним. В парке было много народа. Ощущалось предпраздничное настроение. Женя, видя, что Юльке сложно находиться среди веселящихся людей и счастливых лиц, поэтому сославшись на сегодняшний ранний подъём, предложил ей вернуться домой. Девушка молча развернулась и пошагала к парковке.
        Ночью он слышал, как Юлька плакала. Ему вспомнился собственный развод с Жанкой. Тогда он испытывал схожие утрате близкого человека чувства. Работа помогла восстановить силы. Он вдруг понял, что больше не испытывает ни каких двойственных чувств по отношении к Драгунской. Даже, подаренный им ей медвежонок, сидящий на прикроватной тумбочке, не создавал больше обманчивых иллюзий.
        «Мне чужды романтические переживания, всё, что я чувствую сейчас больше похоже на жалость к ребёнку, которого жизнь бросила в дробильный аппарат. Только чудо могло её спаси, и чудо произошло. Владимир Дмитриевич распознал в ней потенциал. Я был груб и снисходителен к ней, потому, что рана от занозы, оставленной бывшей супругой ещё ныла. А теперь я словно излечился. Мне казалось, что только мне не везёт с женщинами. Но я вдруг увидел, сколько в мире этих несчастных и мужчин и женщин» - рефлексировал Евгений на диване в Юлькиной гостиной.
        Альберт понимал, что звук, который раздаётся в наушниках, это всхлипывания Юльки.
        «Воронцов выбрал верную тактику, пока не стоит пытаться её утешить, лучше лирику новых отношений отложить» - размышлял мужчина, стоя у окна.
        Он вдруг понял, что его собственная дочь наверняка тоже испытывала разочарования в жизни, а он даже не знает, были ли у неё такие моменты, когда он должен был подставить отцовское плечо.
        Девятое мая молодые люди провели в центре города, рассматривая парад марширующих военнослужащих и курсантов, кубанских казаков, военной техники, и пробуя фронтовую кухню времён Второй Мировой войны. Они зашли на аттракционы. Оказалось, что Юлька неплохо стреляет. Не в интересах Евгения было демонстрировать своё мастерство, и он не пошёл на поводу мужских амбиций и позволил девушке выиграть.
        - Я с детства не ел столько сладкой ваты, - улыбался Женя, когда Юлька поделилась с ним полученным объёмным призом в виде этого лакомства.
        - Мне кажется, я вообще не помню, чтобы ела сладкую вату в Стамбуле.
        - Тогда могу предупредить, сейчас будут липкие руки и всё вокруг тоже станет липким.
        Юлька вдруг засмеялась: - Вот какой новый мир я сотворила и имя ему Липкий!
        Десятого мая Альберт получил сообщение от Воронцова - «У объекта в доме обнаружен сейф, вероятно оружейный. Других потенциальных мест хранения кристаллов не выявлено. Роль героя-любовника отменяется. Перехожу на роль друга и старшего брата».
        «В понедельник на работу» - уныло вспомнила Юлька, вернувшись домой, после того как проводила Евгения на электричку.
        «Зато сегодня есть ещё целый день. Кстати, хороший парень этот Женя Воронцов, присмотрись. Не зря этот подарок Бог прислал тебе на день рождение» - попыталась подбодрить внучку бабушка.
        «Я согласна, только хорошие парни работают в разведке. Осталось только выяснить в какой. Хочется, надеется, что он как раз из тех людей, которые за мной присматривают. Я именно с этим связываю его внезапный звонок с какой-то нелепой причиной остановиться у меня» - рассуждала Юлька.
        Глава 36
        Мама Тоня хлопотала по кухне.
        - Я так рада, что ты к нам приехала. Исхудала совсем девочка моя после болезни этой страхонагонятельной.
        - Чувствую, за эти два дня я свой вес восстановлю, - улыбалась Юлька, уплетая внушительного размера кусок пирога с курагой.
        - Надо было тебе вчера вечером приехать, а то сегодня в дороге и завтра в дорогу. И на рыбалку пошла бы с Романом и Колей. Их Макар Николаевич только рассвело забрал, на свои места рыбные.
        - Работы в пятницу было много. Решила в ночь не ехать. Да и сюрприз хотела сделать. Как вы тут поживаете?
        - Схоронили бабушку Коленькину. На следующей неделе девять дней будет. Старенькая она совсем была. В аккурат муж поспел документы оформить, и теперь Коля официально наш сын. Мать его из-за границы быстро отказ прислала. Отец же хотел денег поиметь. Но Константин Романович пригрозил в суд подать и лишить отца родительских прав и тот сразу успокоился. Коля испереживался весь. Не до учебы было. Договорились в школе, чтобы на второй год не оставили, летом с репетиторами заниматься. Нынче так учителя зарабатывают. Им выгоднее, не в классе сервис предоставлять, а дома по другому тарифу. О воспитании растущего поколения уже ни кто и не думает.
        - Жаль старушку, - поникла Юлька.
        - С нами три недельки пожила. Румянец появился. Успела за внука порадоваться. Царство ей небесное.
        - Я не понимаю, зачем люди детей рожают, а потом так себя ведут. Ребёнок это же не котёнок или щенок, им постоянно заниматься нужно, человека растить, - возмутилась Юлька, услышав, как у неё в голове вздыхает бабушка.
        - Ты же видишь, что происходит. Борьба с демографическим кризисом, который после развала Союза шарахнул, а теперь аукается всем. Деньги для поддержки семьи дают не малые. Только единицы по уму распоряжаются. Многие просто с помощью детей решают вопрос жилплощади. Получат материнский капитал. Возьмут кредит и вперёд впахивать, чтобы на ежемесячные выплаты заработать. Кто воспитанием занимается? Дети приравнялись к статье расходов. Слава Богу, не все такие. Но Роман всё-таки бракоразводными делами занимался. Какие только истории я не слышала. Даст Бог образумятся люди. Начнут детей сами воспитывать, а не на чужие руки сваливать. Но что это я? Ты расскажи как у тебя дела? Как Данила? Мне он очень понравился.
        Юлька с тоской в глазах посмотрела на эту добрую женщину.
        - Даня переехал. Живёт теперь в другом месте. Мы не видимся, - тихо ответила она.
        - Ой, детка, прости, я не знала. Даст Бог, ещё встретитесь, если он тебе в мужья уготован, - перекрестила Юльку мама Тоня. - Много таких семей сейчас, когда родители в разных городах живут, всё денег заработать побольше хотят. Эх, что за жизнь пошла. Слышишь? Калитка скрипнула. Рыбаки наши вернулись.
        Девушка вышла на крыльцо.
        - Вот это чьё рыжее чудо у ворот! - обрадовался встрече Роман Константинович.
        Юлька обняла мужчину как родственника и наклонилась к мальчику.
        - Привет! Если хочешь, покатаю, вижу что моя «тыковка» тебе приглянулась.
        - А у вас в прошлый раз чёрная была. Вы её перекрасили?
        - Ага, чтобы заметнее на дорогах быть. Так ты как, покатаемся по округе?
        - Куда вы там собрались? Сначала обед! - раздался голос Антонины Васильевны из кухни.
        - Ещё улов надо почистить! - приподнял ведро с рыбой довольный хозяин дома.
        - Несите к сараю, я его мигом в порядок приведу, вечером уха будет, а вы руки мыть и за стол садитесь, - командовала женщина.
        Юлька, умиляясь, смотрела с террасы, как отец с сыном пошли к сараю, а затем переодеваться. Она чувствовала запах моря. Море уже не волновало как раньше. Теперь всё было по-другому. Она даже не стала прятаться, выискивая способ незаметно съездить в Геленджик.
        «Кто его знает, сколько за мной глаз наблюдает. Устраивать детские игры в прятки неуместно» - сообщила она бабушке, когда собралась посетить семейство Белых без всякой маскировки и плутания окольными тропами.
        Как и обещала, Юлька покатала Колю по городу. Он даже выпросил поседеть за рулём и попытался завести автомобиль, на просторной стоянке у мегамаркета.
        - А ты чего папу Рому не попросишь обучить тебя? - наблюдала девушка за стремлением мальца перенять навыки вождения.
        - Он после аварии ещё ни разу за руль не садился, - сообщил мальчик.
        Юлька поняла, что эту тему какое-то время лучше не затрагивать.
        Отужинав ухой, все ещё долго сидели на террасе, укутавшись от ночной прохлады в шерстяные пледы и наслаждаясь общением. Роман Константинович делился, каким помощником он обзавёлся. Сколько они уже вдвоём с Колей по хозяйству сделали. Мальчишке похвала льстила, и он то и дело заливался румянцем, а Юлька не упускала случая подметить какой он старательный и как папе Роме и маме Тоне с ним повезло.
        В воскресенье Юлька планировала уехать после двух часов дня, но поднялась пораньше, не став залёживаться, потому что собиралась приготовить хозяину дома обещанный вечером сюрприз. Девушка приехала с ручной кофемолкой, зёрнами разных сортов кофе и любимой медной туркой.
        - Ничего себе ты мастерица. Дашь рецепт Антонине. Я теперь такой напиток каждый день пить хочу, - оценил Белых её умение.
        - Я попробовала рассказать, а она отмахнулась. С травками своими для заваривания настоев мама Тоня готова возиться, а постигать науку приготовления кофе отказалась. Говорит кофе неполезный продукт, - пожала плечами Юлька.
        - Тогда так, будешь теперь со всем своим набором в гости приезжать, - подмигнул папа Рома.
        - Договорились, - заговорщицки хихикнула Юлька.
        Роман Константинович внимательно посмотрел на девушку: - В глазах у тебя какой-то вопрос висит. Давай прогуляемся после кофе. Ты же мне ещё чашечку сваришь?
        Юлька кивнула.
        Они снова шли по пляжу вдоль набережной, как и тогда в январе. С одним лишь отличием майское море было на порядок ласковее. Лазурная гладь плескалась в утренних лучах солнца обновлённой после прошлого сезона глубиной, где не было места запаху засохших водорослей и морской тине. Купаться было ещё рано, но смельчаки уже испытывали своё тело в холодных водах.
        - Что тебя терзает? - спросил Белых.
        - Как распознать кто тебе друг, а кто враг? - задала Юлька вопрос, который последнюю неделю снова и снова повергал её в пучину признания собственного непонимания человеческой природы.
        Роман Константинович сделал глубокий вздох: - Однозначного ответа нет. Люди раскрываются в различных обстоятельствах абсолютно по-разному. Многое зависит от возраста. Это накладывает свой отпечаток на поступки, которые совершат индивидуум или группа лиц. В юности нам кажется, что мы всё уже знаем и рубим с плеча своими решениями. Не видим оттенки. Преобладает категоричность. Либо всё белое, либо всё чёрное. В зрелости человек спешит ещё пожить как раньше и прячется за отговорками, чтобы не нести ответственность за свои поступки, хотя уже превосходно понимает, где сделал хорошо, а где плохо. Переходя в дедушковский архетип, начинается другая крайность. Балуем внуков, понимая, что если не мы, старики, то кто их ещё в этой жизни побалует. Бывают зрелые и не зрелые личности в каждом возрастном периоде, и у каждого свои просадки в воспитании. Все больные мозоли отрочества рано или поздно вскрываются. К тому же выросшие дети начинают копировать поведение родителей, хоть и не восторгались им в своём детстве, потому что программой повторяемости ежедневных рутинных действий заложен и передан поведенческий
алгоритм. Исходя из того какие люди тебя окружают, так им и доверять нужно. Без доверия ведь тоже нельзя. Я, например, всегда давал новым знакомым кредит доверия и прощал за мелкие огрехи, но ложь и предательство сразу обнуляли достоинства обманувшего меня человека. Не спеши. Человек проявляется в поступках. Наблюдай. Невозможно себя контролировать постоянно. Обязательно, где-то произойдёт осечка, если человек неискренен.
        - А что делать, если встреча одноразовая и времени в обрез?
        - Смотри на невербальное поведение. Человек, который что-то скрывает, неважно что, он будет напряжён. Тот, кому боятся нечего, ведёт себя свободно, расковано, не переигрывает. Речь неторопливая. Так же обращай внимание на типичные признаки вранья это излишняя потливость, оговорки, желание заболтать, смена тем разговора, а порой неоправданный блеф, скручивание всего тела на стуле, про таких говорят, как уж на сковородке вертится или голова, как у черепахи, втягивается, излишнее почёсывание лица или теребление в руках какого-нибудь предмета. Если человек уверен в себе, он спокоен. А нервная система по определению не даст спокойствия лжецу.
        - Понятно. А вы случайно не знаете, какой-нибудь способ, вывести из себя человека обученного правдоподобно врать, чтобы отследить его реакцию и понять вводит он меня в заблуждение или нет?
        Роман Константинович взглянул на Юльку, сдвинув брови: - Мастерство лицедейства бывает у прирождённых актеров не превзойденным. Даже на полиграфе не выявят отклонений. Обученные люди понимают, что с ними происходит во время лжи и управляют на опережение своими реакциями. Например, хочет соврать, и знает, что будет покашливать, значит, такой человек будет попивать воду. Чтобы не вызвать кашель и не показать собеседнику, что для него этот момент встречи чувствителен. Кому-то душно становиться. Кровяное давление поднимается. Они изначально просят, чтобы проветрили помещение, где будет строиться диалог. Этот же приём используют те, кто намеренно хочет, чтобы человеку, имеющему такую особенность, было не комфортно, и тогда специально организовывают встречу в душном, тесном пространстве, без возможности быстро изменить температурный режим и добиваются желаемого в переговорах.
        - Ну, всё же? Вы работали всю жизнь с людьми, наверняка есть свой особый приёмчик? - касалась Юлька кромки воды кроссовками, словно играя с волнами.
        - Когда я видел, что люди во время бракоразводного процесса что-то не договаривают, я ставил на паузу переговоры. Делал перерыв, короткий или длинный. Всё от обстоятельств зависело. А потом задавал те же вопросы, но другими словами и в иной последовательности. Это далось мне не сразу, а с годами. В жизни навыки только через труд постигаются.
        - Может, какой-нибудь рабочий вопрос у вас в арсенале имеется, которым вы выводили человека на чистую воду? - продолжала выспрашивать Юлька, устремив свой взгляд за горизонт.
        Белых откашлялся: - Есть один. Называется «расскажи мне больше». Знаешь, как коучи новомодные тараторят “tell me more, tell me more”. Вот это как раз об этом. Человек сам того не замечая, начинает давать такие подробности, что потом можно на раз, два, три сложить пазл и понять мотивы сокрытия информации. Только не надо указывать людям, что водя их по кругу, перезадавая и переуточняя ты из них выведала все секреты. Искусство состоит в том, чтобы собеседник не понял, что произошло. А для этого надо абстрагироваться от происходящего. Изобрести себе миссию и следовать ей, не опускаясь на уровень тактики. Тогда тебя саму сложно будет вычислить. Ведь в общении есть и противоположная сторона, твой оппонент, который так же пробивает тебя. Идя на тяжёлые переговоры, надо расслабиться, чтобы они прошли успешно.
        - Спасибо. Буду думать, - щурилась от яркого солнца девушка, начиная улыбаться.
        - Не за что. Верь в свои силы. У каждого они есть. Не сомневайся в себе. Даже не думай, что что-то может не получиться. Играй, ищи выход. Выход есть из любой ситуации.
        Агент МИ-6 пытался разобраться, в сути наблюдений. Драгунская стала демонстрировать новые действия, которых ранее не было.
        «Что-то происходит. Но что именно? Почему ушла необходимость в маскировке при посещении Геленджика? Связано ли это с телефонным разговором у аптеки и облизыванием кулона?» - Мистер Ковентри постукивал пальцами по перилам балкона санатория, наблюдая за частным домом, где красовалась рыжая ауди ТТ.
        Глава 37
        Выходные немного сняли напряжение перед ожидавшей её командировкой. Юлька сидела дома в гостиной с кружкой кофе. Белых расставил какие-то внутренние догадки по мучившим её вопросам в более или менее стройный ряд, но предстоящая поездка нервировала. Она вспомнила, как подписывая командировочное удостоверение, в пункте назначения увидела название турецкой столицы. Холодок снова пробежал по спине, передёрнув девичьи плечи. Сразу после Геленджика она заехала получить задание от Крутижанской. И сейчас Юлька обдумывала не только план исполнения, но и выживания. Хорошей новостью было то, что отменили углублённый двухнедельный визит из-за мировой пандемии.
        «Четверо суток, всего лишь четверо суток мне надо продержаться и вернуться домой» - настраивала себя девушка.
        «У тебя всё получиться» - нашёптывала бабушка.
        «Конечно. Тем более в этот раз связной должен прийти в отель, где наша группа остановится. Перемещения по городу жёстко регламентируются, пройти в комендантский час ни куда не получиться».
        «Как думаешь, когда он появиться?».
        «В любой момент. По сути когда угодно. Это может быть переодетый официант или служащий отеля. Главное, чтобы пароль озвучил, который Мария Владленовна сказала».
        «Да задание и упростилось и усложнилось одновременно» - вздохнула бабушка.
        Тут под глаза Юльке попал её старенький ноутбук, лежащий рядом в нише журнального столика. Она пользовалась им ещё в университете. Сейчас же в нём хранились лишь фотографии, и иногда девушка печатала отчёты по командировке. Она отставила кофе и подключила гаджет к электросети, затем, переведя свой мобильник в режим модема, открыла доступ к интернету.
        «Что ты делаешь?» - удивилась бабушка.
        «Хочу кое-что попробовать. Мне вдруг дошло, что у такой конторы как ФСБ по определению не может быть какого-то глюка с компьютерами, о котором сказала в прошлый раз Крутижанская».
        «И что? Что ты имеешь в виду?» - недоумевала бабушка.
        «Сейчас увидим, права я или нет».
        Юлька сделала большой глоток кофе, затем облизала кулон. Она открыла Гугл и в поисковой строке напечатала «МИ-6 спецслужба».
        «И поехали!» - нажала она клавишу ввода.
        На экране запрыгали многочисленные картинки пирамидального здания на берегу Темзы.
        - Хммм, - протянула Юлька.
        «Что-то не выходит?».
        «Думала, увижу нечто большее, чем обычный ответ на запрос» - с досадой сообщила Юлька.
        «Слушай, ну ты же была на связи с прямой линией в ФСБ и если то, что ты тогда из термоса пила кофе, и это запустило какой-то сбой их внутренней системы, не дав возможность Крутижанской дать тебе задание, говорит лишь о том, что нужно позвонить им в офис».
        «Ба, ты хакер!» - стала громко смеяться Юлька.
        «Ты чего?» - бабушка чувствовала подвох в комплементе.
        «Если это сработает, то они сразу определят, кто осуществил взлом!».
        «А ты мигом клади трубку, чтобы не успели отследить. В кино всегда показывали, что им с полминуты нужно для обнаружения адреса» - не отставала бабушка.
        «Ну, тогда так. Мне же сказали наблюдать и изучать свойства кристаллов, вот мы в порядке опытного испытания и сделаем, то, что ты предлагаешь» - нервно хихикнула девушка.
        Поколдовав в поисковике разными вопросами, Юлька раздобыла номер телефона приёмной секретной службы Великобритании.
        «Десять секунд и кладу трубку» - решила юная шпионка.
        Ответил автоответчик. На экране ничего не происходило.
        «Окуни кулон в кофе» - посоветовала бабушка.
        Юлька сделала, что она рекомендовала, и на мониторе запрыгали заставки МИ-6 на фоне королевского герба со львом и единорогом. Файлы открывались один за другим, сменяя друг друга, как картинки в калейдоскопе.
        «Клади трубку!» - скомандовала бабушка, поняв, что внучка оторопело, пытается вчитаться в открывшиеся данные, позабыв про время.
        Юлька отключила мобильник. Сердце бешено колотилось.
        «Вот это да!».
        «Теперь понимаешь, почему они за тобой охотятся?» - дрожащим от волнения голосом спросила бабушка.
        «Более чем» - сглотнула девушка.
        Перелёт в Турцию прошёл быстро, в отличие от прошлых поездок, потому как из Краснодара в Анкару был прямой рейс. Девушка всё же решила погладить вещи, которые немного помялись, несмотря на короткий путь. Она гладила блузку в номере, когда в дверь постучали. Юлька открыла.
        Девушка лет восемнадцати, перечисляла услуги, которые осуществляет спа салон отеля. Юлька вежливо кивала, пока не услышала пароль. Мозг тут же активировал ответ. Передача шифровки состоялась. Девушка ещё что-то сказала и, откланявшись, постучала в соседний номер. Юлька закрыла дверь.
        «Впервые так быстро получилось отработать задание» - незадачливая шпионка чувствовала и грусть и облегчение.
        «Уже понравилось нервы щекотать, да?» - спросила бабушка.
        «Ну, как сказать. Когда сегодня в аэропорту мне устроили досмотр, равносильный посещению гинеколога, я поняла, что турки меня ждут» - скривилась Юлька.
        «Я имею в виду, что ты уже прямо как сценарист желаешь получить эмоциональный всплеск от некоторого задуманного действа, а всплеска в этот раз не произошло. А то, что пограничники устроили, говорит лишь об одном. У них на тебя ничего нет» - поделилась наблюдением бабушка.
        «Я тоже думаю, что если бы было, за что меня задержать, то они бы так и сделали. В любом случае сейчас следят и хорошо, что не надо будет куда-то перемещаться помимо посещения Анкарского университета».
        Альберт понимал, что поймать передачу шифровки ему не удастся. Но он это и не планировал. Агент МИ-6 хотел выйти на диалог с Драгунской и размышлял, есть ли смысл подойти самому или заслать Салиха. Поскольку сам он уже с ней общался, он забрал молодого человека из лаборатории, где тот томился безвылазно, потому, как турецкая разведка объявила его в розыск, и привёз на съёмное жильё рядом с отелем, где остановилась Драгунская.
        - Пойдёшь к отелю, когда она подъедет вечером к входу, привлечёшь внимание. Я уверен, что Драгунская тебя узнает. Твоя роль состоит в том, чтобы она отдала прототип изобретения. Договаривайся. С тебя должок за бесполезный локатор по поиску кристаллов, - объявил Мистер Ковентри.
        Салиху было страшно. Он был готов на всё. Жизнь пошла по не предсказуемому сценарию. Вместо переезда в Лондон он застрял в Турции. Британцы молчали. Их охрана больше напоминала конвой. Да и перейти границу в условиях пандемии не представлялось возможным из-за усиленного контроля над миграцией граждан. Он стал человеком вне закона. Успехов по созданию кристаллов не было, всё-таки основная информация хранилась в голове Эмина. Он старался быть нужным, чтобы иметь хоть какой-то шанс в будущем зажить обычной жизнью. И вот кейс с Драгунской давал ему эту возможность.
        Первый день визита прошёл в весьма сдержанной обстановке. Отношения между Россией и Турцией никогда гладко не складывались и тому подтверждение целый перечень военных столкновений в истории. Только потому, что Анкара позиционировала себя приближённой к Европе, хоть её уже довольно долго кормят обещаниями о членстве в Евросоюзе, она старалась принимать участие в различных программах и поэтому участвовала сейчас в этом образовательном проекте. Из-за короновируса на развлечения рассчитывать и не приходилось. Малочисленная группа во главе с куратором прилагала усилие, чтобы получить хоть какие-либо сведения по обмену опытом. Турки неохотно что-либо говорили, больше предпочитая выспрашивать. Валентин Валентинович воспользовавшись подсказкой Юльки, начал нахваливать всё, что только мог, и к концу рабочего дня некоторые оттаяли, и на следующие два дня наметилась более продуктивная обстановка. Да и сама девушка старалась говорить не по-английски, а по-турецки сокращая барьеры недопонимания, и в какой-то момент осуществляла работу больше переводчика, нежели участника проекта.
        Юлька не ожидала встречи с Салихом. Когда их взгляды пересеклись около входа в отель, она невольно вздрогнула.
        Но потом, совладав с чувствами спросила: - Салих, это ты? Ты жив? Я видела в новостях, что Эмин с женой и ассистентом погиб!
        - Пройдём внутрь, расскажу, - нервно предложил мужчина.
        Евгений и остальные видели их встречу, но предпочли не вмешиваться, понимая, что раз Юлька перешла на турецкую речь, то это её старый знакомый и они пошли на ужин без неё.
        Юлька предложила Салиху войти в ресторан отеля, чтобы там было удобнее разговаривать. Служащие отеля не сделали ей замечание по поводу постороннего в комендантский час.
        - Давай сразу перейдём к делу, пока эти не опомнились, что комендантский час начался, - быстро предложил Салих, кивнув в сторону рецепшена.
        - Давай. Я тебя слушаю. Рассказывай, - устроилась Юлька поудобнее в кресле.
        Салих немного оторопел от наглого тона Драгунской. В этот момент к ним подошёл официант, поставил вазочку с цветами и хотел принять заказ у девушки, но Юлька сказала, что поест позже в номере.
        - Только не придумывай, снова всякую ерунду. Не поверю. Люди, на которых я работаю, уверены, что ты русская шпионка. Я в один счёт сделаю так, что тебе кандалы в аэропорту нацепят и будешь гнить в местной тюрьме. Говори, где кристаллы? - хлёстко с напором говорил Салих.
        - Какие кристаллы? - непонимающие закрутила головой Юлька.
        - Те самые, которые ты якобы вылила из пробирки в канализацию! - рыкнул молодой турок.
        Юлька сжалась.
        На помощь пришла бабушка: - «Просто повторяй за мной. Я твой суфлёр».
        - Кристаллы говоришь. Кажется, припоминаю. А на кого ты сказал, работаешь? Не похоже, что на благо своей родины стараешься, - внучка послушно повторила слова бабушки.
        Турок словно растерялся, а затем ухмыльнулся.
        - А ты не такая простачка, какой прикидываешься. Ну, хорошо. На британцев. Отлично платят. Потом к ним уеду. Нечего в Турции делать. Наш лидер хочет Великую Османскую империю возродить, а мне это сильно не по нутру. Пусть другие в армию идут служить и воюют.
        Юлька осмелела - «Спасибо бабушка, дальше я сама».
        - Значит так, если британцы хотят поговорить о кристаллах, пусть выходят на прямую ко мне. Мне посредническое звено не нужно. В бою сабли взаймы не дают.
        Юлька встала и бросила через плечо: - Что ты мне сделаешь? Сам оглядываешься, сидишь. В бегах полагаю. Прощай.
        - Вместо того, чтобы открывать рот - открой глаза, ты здесь гость, а я на своей земле, - прорычал Салих.
        - Плохи у тебя дела, если гости чувствуют себя вольготнее хозяина, - усмехнулась Юлька и пошла к себе в номер.
        Альберт из окна квартиры видел, как подъехала машина, в которую засунули Салиха, едва вышедшего из отеля. Турецкие спецслужбы добрались.
        «Ну что ж, он мне больше не нужен» - снял наушники Альберт.
        «Я узнал всё, что хотел. Она хочет прямые переговоры с МИ-6. Будут ей переговоры» - потёр он руки.
        Глава 38
        Мистер Ковентри сидел в такси около дома Оливии. Он понимал, что есть риск отказа, но всё же преодолел пятичасовой путь вглубь страны. Его расчёт был верен. Оливия не смогла ему отказать.
        «Салих молчать не будет. Во все времена было предостаточное количество способов разговорить человека. Надо срочно организовать встречу с Драгунской с доверенным лицом, которое можно выдать за агента МИ-6 и уезжать из Турции. И лучше, чем Оливия ресурса у меня нет. Турки ведут эту русскую шпионку, значит сразу же выйдут на меня. Дипломатический паспорт не спасёт. Эти ребята не привыкли церемониться. Наличие Драгунской на сегодня это единственное подтверждение того, что моя операция может иметь положительный исход. Кристаллы у неё. Я должен выполнить задание» - постукивал по стеклу британец.
        Едва Оливия поняла, что может помочь Альберту, как сразу же дала утвердительный ответ. Женщина легко согласовала своё отсутствие на рабочем месте на следующие два дня. Консульство Великобритании в Стамбуле из-за пандемии давно перешло на формат работы из дома в удалённом режиме, и сотрудники поочередно изредка показывались в офисе, а большую часть находились дома. Она бегала по квартире, собирая вещи.
        «Два дня с Альбертом, Господи спасибо! У меня есть перспектива познакомиться поближе» - не оставляла женщина надежду, что у неё всё ещё может сложиться с этим человеком в личном плане.
        Она вспомнила их новогоднюю ночь по скайп: «А ведь как встретишь новый год, так его и проведёшь. Тогда он открылся мне как обычный человек со своими мыслями и интересами. Сегодня мы несколько часов будем ехать в машине. Хоть таксист и вряд ли знает английский, но при нём мы обсуждать дела не будем. Значит, нам предстоит человеческое общение!».
        Оливия огляделась. Сумка собрана. Сэндвичи для двоих приготовлены. Чай в термос налит. Пора идти. Она улыбнулась своему отражению в зеркале прихожей и помчалась к Альберту.
        Сначала мистер Ковентри планировал обустроить встречу с Драгунской этим же вечером. Но увидев романтический настрой Оливии, понял, что сегодня он должен посвятить время новоявленному агенту МИ-6. Через час пути он осознал, что голоден, но как-то только упомянул об этом, так перед ним сразу возник вполне сытный ланч. Заботливая женщина побеспокоилась о нём. Они добрались до Анкары до начала комендантского часа. У Альберта было несколько конспиративных адресов. Он выбрал дистанционно ближайший к отелю Драгунской.
        Альберт хотел заказать еду на вынос для ужина, но Оливия покрутила головой: - Около дома я заметила продуктовый рыночек. Будет нормальная еда.
        Мужчина не успел возразить, как Оливия провела ревизию на кухне и отправилась за продуктами.
        После традиционного английского ужина из ростбифа с овощной икрой и чизкейком Альбер растрогался: - «Так обо мне пеклась лишь Элизабет и то только до её болезни».
        Они пили чай. Пора было объяснить Оливии её роль и разъяснить потенциальную опасность. На удивление на лице женщина ни разу не дёрнулся даже один мускул. Она спокойно выслушала план действий. Уточнила детали, и сделала комментарий касательно логистики операции.
        - Мне нужно будет успеть перехватить Драгунскую у входа в отель. А это самое начало комендантского часа. Я не смогу вернуться сюда. Понятно, что за мной будут следить. Значит, из отеля я поеду в Стамбул. Они не посмеют меня тронуть. У меня дипломатическая неприкосновенность, как у работника консульства.
        - Верно, - Альберт приятно удивился прозорливости Оливии.
        - А тебе надо покинуть страну до этой встречи. Я уверена, тебя уже ищут.
        Мистер Ковентри поморщился: - Ты права, но я должен знать, о чём вы договорились. Если тебя притормозят турки, ты не сможешь воспользоваться защищённой от внешнего воздействия телефонной линией в консульстве, чтобы передать мне информацию.
        - Какие средства для прослушки у тебя есть сейчас?
        - Был микрофон с радиусом действия до километра. Я по нему слушал Салиха. Надо отдать ему должное он выбросил устройство, когда его арестовывали. Остался второй микрофон, в пределах пятисот метров работает.
        - Не пойдёт. Ты не сможешь, так близко к нам подойти. Давай я включу на громкую связь мой мобильник. Он будет лежать на столе или я возьму его в руки, и ты будешь нас слушать. Симкарту завтра купим новую, чтобы потом если, что на тебя не вышли.
        - Годится, - кивнул Альберт, Оливия определённо начинала ему нравиться.
        Они легли спать в разных частях однокомнатной квартиры.
        Одна мысль не давала покоя Альберту: «Увижу ли я её ещё?».
        Микроавтобус притормозил у отеля.
        «Всё, завтра домой. Осталось совсем немного» - с этим настроем Юлька отправилась к входу.
        - Одну минуту, - девушка услышала женский голос справа и сразу поняла, что леди ожидает её.
        - Пройдемте, присядем, - предложила Юлька, испытывая дежавю, от того, что начинает повторяться вечер вторника.
        Они сели в ресторане. Тут же подбежал официант с вазой и букетом. Но женщина его остановила, положив на стол телефон, она выставила руку с носовым платком вперёд.
        - Нет, нет, нет, уберите, у меня аллергия.
        Юлька догадалась, что разговор с Салих прослушивался. Она подняла глаза на женщину.
        - Что вы хотите? - внимательно смотрела та в лицо Юльке.
        - Что вы можете мне предложить? - не растерялась девушка.
        - Скажите, что вас интересует? - настаивала Оливия.
        - Мне нужно, чтобы меня оставили в покое, - выдохнула Юлька.
        - Вы готовы передать нам, то, что вас обременяет? - чуть ближе к столу наклонилась женщина.
        - Да. Но это не здесь. Все дороги ведут в Москву, - смотрела Юлька, не мигая.
        Оливия задумалась.
        «Зачем ты созналась?» - охнула бабушка.
        «Они знают, что я владею кристаллами. Отпираться глупо. Надо тянуть время, демонстрируя готовность к сотрудничеству».
        «Надеюсь, ты действительно, знаешь, что делаешь».
        «Ба, не переживай, мой тыл защищён. Помнишь, мне сказано было торговаться? Это оно и есть, начало торга».
        - Понимаю. Я должна удостовериться, что у вас есть то, что вы нам готовы передать, - после минутной паузы проговорила Оливия.
        - Мой следующий визит за границу будет в Прагу. Пятнадцатого июня прилетаю, - озвучила Юлька сегодняшнюю новость, которой поделился куратор. - Найдите меня. Полагаю для вас это не проблема?
        - Запишите номер телефона, если у вас изменятся планы.
        Юлька написала на салфетке продиктованные цифры.
        «А циферки-то знакомые. Тренировка памяти даёт плоды. Этот же номер был на визитке мистера Ковентри» - улыбнулась Юлька и спросила: - Как поживает Альберт?
        - Вы знакомы? - лицо Оливии наполнили смешанные чувства.
        - Пересекались. Полагаю, мистер Ковентри собирается на покой.
        - Почему вы так решили?
        - Вас вместо себя прислал, - спокойно ответила Юлька.
        Оливия поняла, что проговорилась.
        - Он хороший человек. Он попросил помочь, и я согласилась. Вы же, как женщина меня понимаете. Вы бы тоже для любимого человека всё сделали.
        Альберт опустил руку с мобильником. Он не хотел дальше слушать излияния Оливии.
        «Хочешь, сделать хорошо, сделай сам» - ходили ходуном желваки на лице мужчины.
        Вылет из Анкары прошёл без дополнительных осмотров. Юлька ещё никогда так не радовалась виду Краснодарского аэропорта, как после этой поездки. На следующий день она отчитывалась Крутижанской.
        Пауза в телефонной трубке затягивалась. Девушка понимала, что Мария Владленовна обдумывает неожиданное предложение британцев с ними сотрудничать.
        Юная шпионка осмотрительно догадалась, что её действия можно отследить по видеокамерам в квартире, поэтому привязала пакетик с водой к кулону, положив сам кулон внутрь, и прикрепила клейкой лентой к телу, чтобы скрыть инородную бугристость под одеждой.
        Таким образом, ей не надо было осуществлять процедуру смачивания во время разговора с Крутижанской, и девушка беспрепятственно следовала за ходом мыслей начальницы: «…они отследили Драгунскую… поняли, что она посредник… хотят выйти на крота… этого нельзя допустить… сделать крота из этой девчонки не получится, не поверят…».
        - Мне нужно согласовать действия. Есть пункты в твоём рапорте превышающие мои полномочия. Я жду тебя через неделю, - заявила Крутижанская перед тем как отключиться.
        Юлька пожала плечами: «Так, значит, так. Посмотрим, что она выдумает».
        В следующую субботу юная шпионка получала от начальницы установку в обновлённом формате.
        - Запомни этот набор цифр. Это им для затравки. Они знают код, чтобы это прочесть.
        - А что я должна у них вызнать?
        - Пока ты будешь только давать им информацию. Рано от них что-либо требовать. Пусть сильнее на тебя подсядут. Почувствуют, что без тебя не могут. А я к тому времени составлю перечень тем для изучения, где у нас есть интересы. Перед поездкой в Чехию за заданием не приходи. У тебя теперь будет другая задача. Постараемся убедить британцев, что ты готова работать на них. По возвращению жду рапорт, как обычно. Далее посмотрим, как построим модель общения. Возможно, у них будут какие-то оперативные вопросы, для этого можешь воспользоваться номером телефона нумеролога Светланы Марковны и косвенно мне объяснить, что от тебя ожидается. Если захотят получить доступ к первому лицу цепочки утечки информации, сразу сворачивай любой диалог. Помни, они от тебя могут избавиться, то есть ликвидировать физически и обставить это как несчастный случай. Твоя безопасность в твоих руках.
        Юлька покидала явочную квартиру с некоторой тревогой. Игра перешла на новый уровень.
        «Пронырливая какая мадам, твоя Крутижанская. Во как забеспокоилась. Контакт в МИ-6 ей нужен, понимаешь ли, но жар хочет чужими руками загрести» - проворчала бабушка.
        «Как показывает история, британцы тоже всегда всё делают чужими руками и на чужой территории. У МИ-6 достойный противник» - нервно хихикнула внучка.
        Альберт ехал за рыжей ауди, и пытался сложить то, что услышал: «Что творит эта Драгунская, зачем ей это надо? Почему она не рассказала причину интереса британской разведки? Я передам эту шифровку прямо сейчас, куда следует в МИ-6, мне-то незачем дожидаться поездки в Прагу. Посмотрим, что они скажут».
        Глава 39
        Началось лето. Карантинные ограничения по закрытию международных вылетов перенаправили потоки отдыхающих к Черноморскому побережью. Если раньше местным жителям можно было съездить на только им известные дикие пляжи, чтобы насладиться тишиной на природе и покупаться в чистой воде, то теперь и там было столпотворение. Даже для казачат пришлось пересмотреть типичные виды тренировок на пляже, переместившись на школьный стадион. Но ребята не унывали, они знали, что у них есть нечто особенное, такое, куда туристы никогда не сунутся. Последний звонок в школах ознаменовал военно-полевые сборы, которые проходили в горах. Казачата по несколько дней жили в палатках. Они проводили поисковые работы вместе с наставниками. Фашисты не прошли в эту картинного вида бухту у подножия Маркохтских гор, но Геленджик как прифронтовой город подвергался массированным бомбежкам. Горы со времён Великой Отечественной войны были утыканы замаскированными оборонительными укреплениями. Там всё ещё находили останки защитников, которых потом с соответствующими героям почестям предавали земле или в братской могиле или, если
удавалось восстановить имя, то на кладбище рядом с его родными.
        Коля с трепетом ждал выход в горы. Дети шли в поход без родителей. Только атаман и несколько наставников. Он вместе с папой Ромой готовил вещи, которые ему могут пригодиться. Они обошли все туристические магазинчики, подбирая снаряжение, с которым мальчику будет не только легко справиться, но и не составит дополнительных проблем во время многочасовых пеших переходов. Помимо обычных туристических вещей как саперная лопата, раскладной нож, фонарик, коврик для сна и палатка, были приобретены и другие важные для такого похода предметы. Кремневый камень, изготовленный из магния и железа, который подходил для разжигания огня при любой погоде и на любой высоте, компас и проволочная пила, которой можно было резать дерево, пластик, резину и даже мягкий металл. Коле не терпелось всё это опробовать и похвастаться перед ребятами. И вот долгожданный день настал. Поскрипывая новыми бертцами Коля шагал за руку рядом с папой Ромой. Его камуфляжный костюм уже был подогнан мамой Тоней и хорошо сидел на мальчике. Антонина Васильевна осталась ждать в машине на парковке. Она понимала, что супруг будет давать
наставления Коле и не хотела мешать мужскому разговору.
        До штаба оставалось пройти несколько метров. Роман Константинович видел, как много людей собралось. Родители пришли проводить детей. Он чувствовал дискомфорт, ведь уже не один месяц предпочитал ограничивать своё общение. И вот Белых заметил, как одна женщина, взглянув на него, тут же повернулась, по-видимому, к супругу, и стала что-то ему нашёптывать. По мере того как она говорила, лицо мужчины багровело. Рядом с ними стоял мальчик с ехидной улыбкой. Глаза, которого хитро блестели, предвкушая представление. Белых присмотрелся. Это был тот самый малец, которому он сделал замечание на одном из уроков, когда тот дразнил товарищей. Роман Константинович понял, что сейчас произойдёт и если бы он был один, то развернулся бы и сразу ушёл, но он вёл сына.
        «Я должен показать мальчугану, что надо держать удар» - мысленно настраивался Белых.
        Когда они подошли красный как рак мужчина выскочил к Роману Константиновичу и преградил путь.
        - Как живётся? Совесть не замучила? Человека сбил, откупился и теперь думаешь жить по-прежнему?! - брызгал слюной мужчина.
        Маленькая ладошка в руке Белых вздрогнула. Роман Константинович крепче взял Колю за руку. Толпа замерла и вопрошающе смотрела на происходящее.
        - Ты прав. Такое тяжело пережить. И не дай Бог кому-то испытать подобное. То, что экспертиза показала, что человек бросился под колёса, чтобы может счёты с жизнью свести, ни как не умоляет моей вины. И мне с этим жить. Так же как каждый из этих детей однажды став солдатом, будет думать прежде, стрелять, не забирая напрасно чью-то жизнь, так же и я прокручиваю снова и снова тот страшный момент, перепроверяя, всё ли я тогда сделал, чтобы предотвратить эту аварию, - с поднятой головой отчётливо произнёс Роман Константинович.
        Мужчина понурился и протянул руку для рукопожатия: - Прости, не знал.
        Папа Рома посмотрел на Колю. Перепуганные глаза сияли гордостью. Белых кивнул сыну, разжал ладонь, державшую мальчика и принял рукопожатие.
        Женщина, подначившая супруга встрепенулась.
        - Мало ли, что он сейчас расскажет. Любую экспертизу купить можно. А он как юрист красиво баить умеет. Нечего нам тут заливать. Я не хочу, чтобы моего сына учил этот. Кто дал право уголовнику вести занятия детям?! - визжала она.
        - Уймись, - сухо сказал мужчина, но та, только больше раскричалась.
        - Что здесь происходит? - послышался голос атамана, который вышел из штаба и увидел бушующую негодованием толпу.
        Внимательно выслушав одного из наставников, он вынес вердикт: - Вопрос по проведению обучения сегодня на повестке не стоит. Пора в поход. Позже обсудим. Всем расходиться.
        Коля повернулся к папе Роме.
        - Я не пойду, - прошептал мальчик.
        - Почему? - вскинул брови Роман Константинович.
        - Если все против нас, то мне там делать нечего! - ультимативно заявил Коля.
        - Во-первых, не все. Во-вторых, это жизнь и ты всегда будешь сталкиваться с тем, что кто-то будет соратником, а кто-то противником. Это не повод лишать себя похода, которого ты так ждал, - постарался дать разумное напутствие папа Рома.
        - Коля! Давай скорее! - позвали ребята.
        - Вот видишь, тебя друзья зовут. Смелее. Увидимся через три дня, - подтолкнул он мальчика.
        Коля широко улыбнулся и побежал к товарищам.
        Роман Константинович пошёл к машине. Он сделал для сына всё, что мог и теперь позволил чувствам нахлынуть. Подрагивавшая нижняя губа стала заметна Антонине Васильевне, когда супруг сел в автомобиль.
        - Тебе плохо? - положила она свою руку ему на колено.
        - Да, - выдохнул мужчина.
        - Где болит? - мягко спросила супруга.
        - Душа. Душа моя болит. Если б не Коля, я бы сбежал. Неужели я стал трусом, после всей этой истории, - замотал головой Роман Константинович.
        - Ты никогда не был трусом и сейчас ничего подобного я в тебе не замечаю, - уверенным тоном заявила Антонина Васильевна.
        - У людей злые языки, - судорожно выдохнул мужчина.
        - Можно подумать ты раньше этого не знал? Просто ты старался всегда по-доброму сосуществовать. Мирно разрешить любое дело. Вот поэтому к тебе сейчас и придираются. Люди не любят, когда кто-то лучше их. Они тогда видят собственные недостатки. А теперь хотят макнуть тебя, что ты такой же, как они. Ты бы и сам всё это заметил, если бы посмотрел со стороны, - спокойно объяснила женщина.
        - Поехали. Не хочу сейчас больше об этом, - потянулся за ремнём безопасности Белых.
        Пока Коля был в походе, Роман Константинович почти всё время провёл на террасе, уставившись невидящим взглядом в небо. Он понимал, что атаман может вынести абсолютно любое решение. И в случае отказа от его помощи в проведении занятий с воспитанниками клуба возникал вопрос - что будет чувствовать он сам и самое страшное, что будет переживать его сын.
        Рассуждения всегда помогали ему справиться с невзгодами. Он понимал, что закладывать мину замедленного действия нельзя. Любой не проработанный вопрос может вылиться нервным срывом или даже какой-нибудь болезнью. Ибо где тонко, там и рвётся. Человеческий организм, как единое с душой творение, таким образом, будет избавляться от стресса.
        Вопросов у Белых по осознанию происходящего было предостаточно: «Кто я на этой земле? Что мне уготовано? Для чего мне свыше был послан этот урок? Что я сделал не так, что мне дано такое испытание? Со времён Достоевского вопросы у человека не изменились. Почему одним всё позволено и ничего за грехи их не бывает, а другой живет себе никого не трогая, а судьба вдруг бах и делает подножку. Как так складывается гармония на планете, что чтобы обеспечивать мир, нужно иметь военизированную армию, снабжённую всевозможными сверх орудиями. Я был воспитан в коллективизме. Более или менее все жили одинаково. А сейчас не у всех даже есть возможность покупать книги. Да и где они эти добрые книги о любви к родине или любви к природе? Раньше было понятно, где свет и добро. А теперь? Какие теперь ориентиры? Успех приравнивается к наличию финансов. Но мало того люди не хотят прикладывать усилия, ожидают, что деньги сами на них свалятся. Не понимая, что, чтобы однажды зарабатывать больше, нужно сегодня делать больше чем тебе платят, только тогда есть возможность стать профессиональным сотрудником, за которого будут
сражаться владельцы компаний. Беднеющее закопчённое от стресса население противопоставляется крохотной запечённой румяно-карамельной верхушке, состоящей из богатеев, которые сколотили свои деньги не трудом, а болтовнёй в интернете. И всё из-за того что скуднеет образование. Воспитание в школе отменили. Теперь это услуги. И как господа чиновники себе представляют, что клиент школьник, у которого кора головного мозга будет ещё долго физиологически развиваться и только к двадцати, а то и тридцати годам достигнет своего максимума, оценит предоставляемый сервис? Родители тоже молодцы, поощряют отсутствие физического труда в школе. А зачем, пусть клининговая компания трудится, и убирает сор после их детишек. Не понравился преподаватель. Не так посмотрел. Двойку поставил, а ведь ребятёнок старался. Всё ату, его ату этого учителя. Недолюбленные оставшиеся без полноценного внимания дети уже осознанно управляют родителями, а те этого даже не замечают. В итоге, хвост виляет собакой. Им некогда. Они заняты добыванием финансов, чтобы жить не хуже других. А ведь цель ребят проста, обратить на себя взгляды близких
им людей. Вот и стравливают они супругов между собой, да и учителям достаётся. Мнение несозревшего ребёнка ставится выше образованного педагога. Кем они вырастут? Пополнят диванные войска интернет бездельников, потому что прямо говорить и отстаивать свою точку зрения не научились, взрослые не дали им такой шанс. Люди вообще скоро забудут, что человек развивается, когда творит. А творить, можно лишь созидая. Но многие сегодня даже не понимают, что это значит. Кого заботит внутренний процесс познания себя и вследствие этого постижение сущности окружающего мира? Кто переосмысливает происходящее? Жизнь человека обесценилась. Средства массовой информации снабжают новостями одна страшнее другой. Люди привыкли, что им подобные умирают эшелонами. Теперь это не вызывает животный трепет, как прежде. Теперь можно запросто ужинать, слушая репортажи из горячих точек планеты, где идут военные действия. Люди не хотят думать. Не хотят замечать, что они переключились от высоких целей на примитивные походы в салон красоты, чтобы потом заниматься самолюбованием, выставляя фотографии в социальных сетях. Почему так мало
стало тех, кому важно, чтобы Земля не задохнулась от деятельности человека? Сейчас всё больше на этом лишь зарабатывают дешёвую популярность. Смотрите, мы собрали мусор в парке. Какие мы молодцы, хвалите нас! Почти в каждом выпуске новостей. А почему никто не интересуется корневой причиной - откуда там мусор и кто его принёс? Обнищал человек духовно. Гордыня застелила глаза. Собственно в человеческой природе ничего и никогда не поменяется ему суждено блукать в собственных ошибках, если он отказывается просветляться, думать и постигать новые уровни знаний мироздания. Тут и десяти заповедей много, куда уж там до высших материй. Вот он ответ на мой вопрос! Я сам возгордился своей жизнью. Я самонадеянно думал, что практически праведник. Думал, достиг всего сам, без вмешательств свыше. Вот она цель моего урока! И то, что я не надломился, Бог поверил в меня ещё раз, дав ребёнка, о котором я так долго мечтал. Господи, спасибо!».
        Роман Константинович встал. Он подошёл к окну в кухню, и замер с улыбкой, наблюдая, как суетится супруга с обедом.
        Она заметила его и улыбнулась: - Голоден? Уже немного осталось.
        - Как же я тебя люблю, - нежно вымолвил пожилой мужчина, перекатывая, словно морские волны гальку, каждое слово.
        - Рома, ты всё понял, да? Не будешь меня больше пугать своими печалями надуманными? Ведь всё хорошо. Все живы, здоровы и нас теперь трое! - по улыбающемуся лицу женщины потекли слёзы.
        Глава 40
        Карлов Университет в Праге, как старейшее высшее учебное заведение, основанное ещё Карлом IV в середине четырнадцатого века, внушал трепетное чувство с самого порога. Разнонаправленность факультетов, расположенных в различных исторических заданиях столицы Чехии создавали фон традиций и преемственности. После прохладного и неоднозначного приёма в Турции рабочая группа проекта по обмену опытом между ВУЗами снова почувствовала дружеский приём братьев славян. Лишь Юлька не могла полностью расслабиться. Она ждала. Каждый день ждала, что вот-вот произойдёт встреча, открывающая новый этап в её шпионской карьере. Однако ни в день прилёта, ни в следующие дни на неё так никто и не вышел.
        В четверг она сидела за прощальным ужином, на который к ним в отель приехали профессора факультета философии. Этим учёным мужам было интересно как эти русские молодые люди, будучи современниками крепчающей России, после глубокого падения в эпоху девяностых годов видят остроту и актуальность вопросов, которыми живёт их страна. Девушка захотела сбежать от заумных разговоров, потому как уставших мозг требовал отдыха. Она вышла на открытую веранду ресторана и прошла в самый тёмный угол, чтобы снова не стать добычей для диалога, какого-нибудь курильщика-философа, жаждущего услышать, что на самом деле русским живётся не так уж и хорошо.
        - Прекрасное место вы выбрали для встречи, - услышала Юлька мужской голос за спиной.
        Она обернулась и увидела плотного мужчину, со смутно знакомым лицом.
        «Это же мистер Ковентри собственной персоной, только без грима» - подсказала бабушка.
        - Здравствуйте Альберт. Вы сегодня сами? А где Оливия? Как у неё дела? Она так за вас беспокоится. Хочется, чтобы у вас всё получилось, - защебетала девушка.
        - Оливия в Стамбуле. Вы готовы продемонстрировать, то о чём ведём переговоры? - спокойно спросил Альберт, словно не заметил издёвку Драгунской.
        - К сожалению, нет, у меня не было возможности съездить в Москву. Но у меня есть кое-что для вас. Я передам вам некие данные, запоминайте, - и девушка продиктовала шифровку.
        Альберт уже знал ответ МИ-6 по поводу этой информации. В руководстве отреагировали с любопытством и даже были почти готовы закрыть глаза на полу провалившуюся операцию мистера Ковентри, если теперь он сможет построить сливной канал из глубин ФСБ. Один только вопрос посещал агента МИ-6, неужели он ошибся и у Драгунской, нет кристаллов. Но в каждый раз интуиция упрямо твердила, что он на верном пути. Эта девчонка не хочет переметнуться лагерем, её используют, но судя по установке от женщины, которая ей даёт указания, к источнику будет сложно подобраться.
        - Небезынтересно. А когда мы сможем продолжить диалог о кристаллах? - настойчиво вернулся к основной теме разговора агент МИ-6.
        «Вот и стали вещи называться своими именами» - хмыкнула Юлька и промурлыкала: - Продолжим, продолжим. Дайте время. У меня есть ваш номер телефона, я позвоню.
        - У вас какие-то сложности? - всматривался мужчина в её лицо.
        - Да, есть, и пока я не знаю, как их решить, - соврала Юлька.
        - Я могу вам чем-то помочь? - не равнодушным голосом предложил Альберт.
        - Не торопите меня, - мягко ответила девушка и направилась обратно в ресторан.
        Агент МИ-6 потёр руки и достал мобильник - «Пора активизировать Воронцова. Время прошло, надо отрабатывать по теме чувств».
        Евгений увидел номер входящего звонка и, извинившись перед собеседниками, вышел из-за стола. Он присел в холле отеля в зоне проведения встреч, где хаотично стояли миниатюрные диванчики, и перезвонил мистеру Ковентри.
        - Мой друг, давно вас не слышал. Вас уже навестил курьер с контрактом? - бравым голосом спросил мистер Ковентри.
        - У меня всё отлично, я подписал бумаги. Готов приступить, как только будет оборудована лаборатория. В конце года переезд в Швейцарию планирую. Над вторым гражданством даже задумываться стал. Полагаю, начну работу где-то с середины января. Вы не представляете, как я вам благодарен, - с придыханием тараторил Евгений.
        - Как я рад, что могу помочь технологическому прогрессу. А как у вас дела с Драгунской? Продвигаются, я надеюсь? Вы успеете до Швейцарии раздобыть то, что мне нужно. Мне другие источники подтвердили, что кристаллы у неё. Хранит она их в Москве, - настойчивые нетерпеливые нотки сквозили в вежливом тоне британца.
        Повисла пауза.
        - Мы сейчас в Праге. Будем возвращаться через Москву, может быть, что-то придумаю, чтобы сделать остановку между перелётами, - неуверенно промямлил Евгений.
        - Дерзайте, мой мальчик, я в вас верю. Примените всю вашу обаятельность, - подбадривал Альберт на активные действия молодого учёного.
        В холле появилась Юлька, она увидела озабоченное лицо Жени.
        «Ба, Евгений какой-то другой. Посмотри, какое странное выражение радости и озадаченности в эмоциях Воронцова».
        «Срочно примени кристалл!» - посоветовала та.
        Юлька присела рядом с Женей на диван и как бы играясь, облизала кулон. Она успела услышать последние две фразы из телефонного разговора и поняла, то Воронцов общается с мистером Ковентри.
        - Ты такой загадочный, что случилось? - спросила она у Жени, когда тот спрятал мобильник.
        Воронцов знал, что Альберт, где-то поблизости. Он внимательно посмотрел в глаза Драгунской. Складывалось впечатление, что она понимает больше, чем может сказать. Он не отрывая взгляд, сообщил о контракте со Швейцарским институтом. Юлька поняла, в чём она должна подыграть Евгению.
        «Парень интересный такой и перспективный, может, своим подыгрыванием ты разглядишь его» - мило намекнула бабушка.
        - Я за тебя так рада. Жаль, что в России мало таких людей как ты удаётся удержать, - с сожалением отметила Юлька.
        - Ты права, но когда тебя замечают за рубежом, а свои не видят, то выхода у учёных, особенно молодых другого нет. Кстати они мне задачку подкинули. Чтобы дали рабочую визу надо быть женатым, - посетовал Евгений.
        Девушка нахмурилась. Она знала, что в США молодым одиночкам по причине отсутствия супруга или супруги могут туристическую визу не дать, борются с нелегальными эмигрантами таким образом. Так как по статистике именно одиночки туристы, сбежавшие к пресловутой американской мечте, потом с просроченными визами болтаются у них по стране, пополняя бедные слои населения. Но Швейцария всегда была открыта, тем более к учёным.
        Вдруг Юльке пришло на ум: «Он хочет мне что-то этим сказать».
        Она внимательно посмотрела на Евгения и спросила: - Так тебе нужно срочно, считай за полгода обзавестись семьёй?
        Женя кивнул и смущённо выдохнул: - А я даже не помню, как правильно ухаживать, если вообще об этом что-то когда-то знал.
        - Тогда давай тренироваться. Из-за короновируса нас никуда не пустят, но комендантского часа в Праге нет, так что весь город наш! - она схватила его за руку и потащила гулять.
        Молодые люди всю ночь бродили по построенному с имперским размахом городу. Каменные мосты и барельефные здания с иллюминацией создавали забытое чувство сказки, в которую однажды попала Юлька в Сочи. Лёгкая грусть царапала сердце девушки. Летняя ночь веяла ароматами цветов и кулинарии из уличных кафе, которые, как и положено, по противовирусным регламентам имели увеличенное социальное расстояние между столиков. Прага не так жёстко, как другие страны закрыла своё небо и им то и дело встречались редкие туристы, прилетевшие чартерными рейсами.
        - Давай присядем, - предложил Женя. - Мы уже три часа на ногах.
        - Если только ты устал, - мило рассмеялась Юлька, она чувствовала, что Альберт где-то рядом и старалась демонстрировать романтическое настроение.
        - Драгунская ты? - вдруг услышала девушка, мужской голос из кафе.
        Она оглянулась. Рядом за столиком, куда они присаживались с Евгением, сидел Александр, её первая любовь. Рядом с ним была непонятного вида девушка с космической причёской и избытком косметики на юном лице.
        - Привет! - помахала ему Юлька, не зная, что сказать, она не ожидала подобной встречи с прошлым.
        На помощь пришёл Евгений.
        - Так любимая, я же сказал ни на каких мужчин кроме меня не смотреть, - он предложил ей стул, на котором она оказывалась спиной к этой парочке.
        - Хорошо, - хихикнула Юлька и прошептала: - Спасибо.
        - Знаешь, когда всплывают тени из прошлого с этим всегда сложно. Вроде бы и уроки полученные, не хочется забывать, и в то же время хочется стереть и никогда не видеть ничего, что хоть как-то могло опять заставить ныть старые раны. Я любил свою бывшую супругу. Видел, что она охоча до денег. Понимал, что она пользуется тем, что я могу чертить ей курсовые работы. Я всё видел, и сам ей всё позволял. Нет не единого повода её осуждать. Она была искренней со мной. Это я ждал, что она повзрослеет и облагоразумится. Но чудо не произошло. Как только на её пути повстречался успешный финансист, она сразу же сменила друга, - вдруг разоткровенничался Евгений.
        - Я думаю, узнав, что ты перебираешься в Женеву, она пожалеет о своём поступке, - подняла вверх указательный палец девушка.
        - Нет. Не надо мне уже её общества. Счастье за деньги купить можно, но с ним жить нельзя. К тому же она умная женщина и понимает, что ей нужно не просто иметь деньги, а иметь ими возможность распоряжаться в своё удовольствие. А у нас как было, чуть лишняя копейка, и я не цветы ей нёс, а для своих опытов, какое-нибудь устройство приобретал. Знаешь, как за мужчин говорят, сначала они играют в машинки, а потом покупают автомобили. То есть вырастают, и игрушки у них становятся дороже. Получается, что у меня разновидностей игрушек больше. Это не каждая выдержит. Таким как она женщинам нужно постоянное внимание. Они фейерверк, они праздник и если не подносить новые петарды и бенгальский огонь они затухнут. А мне нужна подруга. Женщина соратник, которая не то что должна будет разбираться во всех моих изобретениях, но хотя бы не засыпать, слушая, о том, что я говорю, - с некоторым сожалением вещал Воронцов.
        - А как ты избавился от негативного воспоминания о своём браке? Ты сейчас так ровно говоришь, а насколько я понимаю, прошло не так много времени после того как ты развёлся, - внезапно поинтересовалась Юлька.
        Появившийся официант перебил их, вручив меню и пообещав скоро вернуться.
        - Я могу объяснить, но лучше показать. Есть какой-нибудь пример из твоей жизни, о котором ты бы хотела перезаписать воспоминание? - интригующе спросил Женя.
        Юлька задумалась. Позади их столика послышался скрежет металлических ножек стульев о камень. Сашка со своей девушкой покидал кафе.
        - Есть один. После того как рассталась с этим, - она кивнула вслед уходящей парочки: - Не могу пить молоко с корицей. Сразу вспоминается то самое утро с…
        - Дальше можешь не рассказывать. Смотри, что мы сейчас сделаем, - таинственно закивал головой молодой человек.
        Подошёл официант, и Женя помимо десерта с чаем заказал молоко с корицей. Когда заказ принесли, он подсел к Юльке поближе. Взял чашку с нарисованным корицей на белой пенке сердечком и отпил.
        - Теперь ты, - протянул он Юльке горячий напиток.
        Девушка сделала глоток. Едва она поставила кружку, как Женя приник к её губам. Это был очень нежный, деликатный поцелуй. Юлька зажмурилась. Сердце стучало ровно. Не было искры. Но, тем не менее, это был самый настоящий поцелуй.
        «Детка это, потому что ты играешь. Представь сколько актёрам приходиться целоваться перед зрителями. Их сердце закрыто для настоящих чувств. Хотя те, кто играет, пропуская в себя роль до самой глубины души более правдоподобны на сцене, но и сгорают раньше других» - прокомментировала бабушка.
        Юлька открыла глаза. Евгений смотрел на неё вопрошающе.
        - Ну как?
        - Что как? - смутилась Юлька.
        - Какие воспоминания теперь у тебя по поводу молока с корицей? - кивнул в сторону кружки Женя.
        Юлькины щёки зарделись, и она вдруг расхохоталась: - Другие! Определённо другие! Ты волшебник и она поцеловала его в ответ.
        - Теперь у нас у обоих есть воспоминание с этим вкусом, - лукаво подмигнул Женя, в глазах которого плясали чёртики.
        Альберт наблюдал из машины: «Он делает успехи. Дело сдвинулось с мёртвой точки. Посмотрим, посмотрим».
        - Я устала, пора бы и вернуться, - посмотрела Юлька на часы.
        - Прогуляемся пешком или такси? - спросил Евгений.
        Юлька оглянулась: - Ты знаешь, с учётом того какая здесь красота не хочется прятаться в такси. Мы и так постоянно сидим в самоизоляции.
        Женя посмотрел в телефоне по «Навигатору» маршрут до их отеля, стараясь оптимизировать его для пешеходов.
        - Если пойдём по прямой, то и прогуляемся и быстрее доберёмся, - наконец выдал он.
        - Мама как-то сказала, что короткая дорога та, которую знаешь, а мы здесь ни какую дорогу не знаем, так что пойдём как «Навигатор» нарисовал, - улыбнулась Юлька.
        Они шли тёмными переулками по брусчатой мостовой, внимательно смотря под ноги. Освещение было достаточным лишь при пересечении центральных улиц. До отеля оставалось совсем немного. Неожиданно из черноты проулка на них выскочил темнокожий парень с ножом. Он на ужасном английском затребовал вывернуть карманы.
        Женя понимал, что не имеет права воспользоваться своей выучкой. Это будет равносильно провалу. Он молча протянул бумажник. Юлька продемонстрировала пустые карманы, похлопав по джинсам. Но грабителю этого было мало. Он указал на кулон на шее.
        Юлька схватила его рукой и закачала головой: - Это память о бабушке!
        - Ценный, снимай! - приказал грабитель.
        - Не сопротивляйся, отдай, - спокойно попросил Женя.
        - Не могу, - взмолилась девушка.
        Парень стал махать ножом. Завязалась драка. Грабитель выкрутился, срезал кулон с шеи Юльки и сбежал в темноту.
        - Ты что, никогда не спорь с такими! Ему терять нечего. Сколько этих беженцев по Европе сейчас, - мягко ругал её Женя.
        Юлька не могла сказать и слова. Время словно загустело и замедлилось.
        Альберт, объехав вокруг мелких кварталов, припарковался напротив отеля. Он хотел увидеть, как молодые люди будут заходить внутрь. Был шанс сквозь стеклянные стены холла, понаблюдать будут ли они дистанцироваться друг от друга или же начинающие отношения скрывать не будут. Боковым зрением он заметил потасовку в переулке, из которого по его расчётам должны были появиться эти двое. Он достал бинокль и, включив ночное видение, вгляделся в происходящее. Драгунская схватившись за шею, что-то кричала. У парня с ножом в другой руке был бумажник, скорее всего Воронцова, который словно стоял в стороне и жестами показывал, чтобы девушка рассталась с побрякушкой.
        «Ох, уж эти молодые учёные. Да видно же, что это простачок какой-то, стукни его легонько и всё, эта женщина навеки твоя, ибо ты в её глазах герой. Понятно, если силы не равны, но этот. Что ж придётся тебе помочь» - ворчал про себя Альберт.
        Он дождался, когда Евгений увёл расстроенную девушку и прибавил газа, чтобы догнать грабителя. А тот и не думал прятаться. Сидел за углом в квартале от места происшествия, потроша бумажник. Парень поднял голову, заметив, что остановился автомобиль, но не сдвинулся с места.
        «Понаехали туземцы из Северной Африки и Ближнего Востока и ведут себя как щипачи. Закончилось время, когда их осыпали пособиями, сейчас Евросоюз сам трещит по швам, не то, что этих кормить, свои нужды перекрыть не может» - выходил Альберт из автомобиля, оставив ключи в зажигании и размахивая бумажником.
        - Подскажешь дорогу, я заплачу? - подошёл он к парню.
        Тот подскочил, ожидая новой наживы, но тут же был сражён двумя хлёсткими ударами и рухнул наземь. Альберт подобрал бумажник, сложил в него рассыпавшиеся по тротуару купюры. Затем, обыскав лежащего без чувств неудачника-грабителя, нашёл кулон Драгунской.
        «Кусок янтаря. Зачем его лизать было? Может такой стрессовый разговор по телефону вела, что как младенец соску захотела, чтобы успокоиться» - хмыкнул агент МИ-6.
        Он вернулся в машину, протёр носовым платком кулон и бумажник. Подходящего пакета или конверта у него не было, чтобы упаковать презент для русской шпионки. Он подъехал к отелю. В освещённом холле за стёклами на диване сидела расстроенная Драгунская, а напротив неё с телефоном в руке вышагивал Воронцов.
        «Что это вы там задумали, ребятки? Вам же от местной полиции ничего не добиться. У них этих нелегалов как грязи!» - подумал агент МИ-6 и стал ждать.
        Юлька понимала, что вот-вот с неё спадёт оцепенение, и она разрыдается.
        «Какого мы попёрлились шататься по Праге! Толку от того, что Воронцов, изображая помощь, вызванивает страховую компанию. Нужны мне их советы, как собаке клюв» - ругала себя девушка.
        Вдруг её внимание привлёк одиноко стоявший автомобиль, который подъехал несколько минут назад.
        «Это не может быть совпадением, он стоял там же, когда мы переходили дорогу. Теперь вернулся. Мотор заглушён, но водитель из машины не выходит. Альберт следил за нами всё это время. Неужели он нашёл грабителя и забрал себе кулон. Стоп. Он не может знать ничего о кулоне. Мне надо к нему подойти. Но без Евгения. Чёрт, а если это ловушка? Проверить можно лишь сходив к машине» - суетливо рассуждала Юлька, вспомнив, что бабушка регулярно наставляла её прислушиваться к собственной интуицию.
        Она встала и остановила хождения Воронцова, мягким движением руки отстранив мобильник от его уха.
        - Женя, я устала, брось это дело. Ты прав, это всего лишь бижутерия, хоть и памятная. Страховщики наверняка скажут оформлять какие-то документы, для которых понадобятся полицейские и не факт, что нам выплатят компенсацию. Вряд ли это страховой случай. Только время потеряем, - спокойным голосом вещала девушка.
        Женя отключил мобильник. Драгунская была права. Его номер в телефонной очереди к страховой компании говорил о том, что до утра ему может быть кто-то бы и ответил.
        - Я бы хотел на другой ноте закончить этот день, - грустно посмотрел на неё Евгений.
        - Тогда с тебя мороженное. Думаю в ресторане его ещё можно попробовать заказать и принеси его ко мне в номер, - поцеловала она его в щёку.
        Евгений инстинктивно приложил ладонь к тому месту, куда она его поцеловала.
        - Иди, иди. Я жду, - промурлыкала Юлька и сделала вид, что пошла к лифту.
        Только спина Воронцова скрылась за дверями в ресторан, Юлька торопливым шагом вышла на улицу и направилась прямо к интересующей её машине.
        Агент МИ-6 улыбнулся, увидев приближающуюся фигуру Драгунской: «Девчонка молодец, быстро соображает».
        Она постучала в окно водительской двери. Альберт опустил стекло и протянул бумажник с кулоном.
        - Полагаю ваш друг, поступил правильно. Не надо подставляться под нож хищникам. Однако я рад, что у меня получилось сделать вам приятное, - похлопал он её по плечу.
        - Спасибо, что не дали испортить этот вечер мистер Ковентри. Я вам позвоню, - подарила Юлька агенту МИ-6 одну из самых своих очаровательных улыбок.
        Девушка прошла в холл и поспешила к лифту. Юлька успела попасть к себе в номер раньше Евгения. Быстро прикрыв дверь, она приложила кулон к груди, в области солнечного сплетения.
        «Бабуля, мы снова вместе» - мысленно воскликнула она.
        «Деточка, как же я за тебя волновалась» - простонала бабушка.
        Раздался стук в дверь.
        «Мы потом поговорим. Мне надо будет цепочку крепкую подобрать вместо шнурка. Сладких снов» - Юлька убрала кулон в рюкзак и поспешила открыть дверь.
        - А вот и мороженое. Было только фисташковое с шоколадом. Ты не против? - вид Евгения с подносом в руках был немного растерянный.
        - Заходи, - тягучим голосом пригласила Юлька.
        Она закрыла дверь. Повернулась к Евгению лицом.
        - Дай я лизну, - попросила она и провела языком по верхнему шарику лакомства.
        Женя прерывисто вздохнул. Юлька подняла глаза и приложила палец к губам. Она прошла к окну и задёрнула плотно шторы. Затем показала Евгению локоть, где в накладном кармашке льняного пиджака был микрофон, только что установленный Альбертом. Взгляд Жени моментально стал серьёзным. Девушка кивнула на кровать. Молодые люди присели. Юлька, причмокивая медленно стала, есть мороженное с подноса, который всё ещё держал Воронцов.
        «Драгунская вышла с открытым забралом. Она понимает, что происходит. Теперь мы оба актёра для агента МИ-6» - рассуждал Воронцов, включаясь в игру.
        Он понимал, что когда мороженное закончится, им надо будет изображать нечто большее, нежели поцелуи. Женя указал на телевизор. Юлька подняла большой палец вверх. Он отыскал пульт и нашёл канал для взрослых, где транслировалась эротика. Женя включил звук, на такой уровень, чтобы в небольшом пространстве номера он выглядел правдоподобно. Примерно через час телевизор был выключен. Они легли на разные стороны кровати и, помахав друг другу уснули.
        Утром Юлька проснулась первой. Женя спал к ней лицом.
        «А он по-своему красивый мужчина» - пробежал оценивающий взгляд, от которого Евгений проснулся, уставившись на разглядывающую его девушку.
        Юлька, даже не смутившись от откровенного рассматривания, приставила палец к губам, и показала Жене, чтобы тот повращался по кровати. Звук был такой, как будто молодые люди продолжили любовные ласки и обнимаются на постели. Юлька взяла чашу из-под мороженного и прицельно бросила на пиджак вместе с подносом. Раздался грохот. Юлька тыкала пальцем в Женю, и тот быстро сообразил, что надо сделать.
        - Ой, я испортил твой пиджак, - заявил он не особо виноватым тоном.
        - Да, шоколад тяжело будет отстирать, - промурлыкала Юлька.
        Девушка прошла в ванную, размазала пятно посильнее и вернулась к Евгению.
        - Ну как? - поинтересовался Женя.
        - Ни как. Придётся выбросить, - огорчённо заявила девушка.
        - Не спеши. Отдай в прачечную. До выезда в аэропорт ещё есть время, - посоветовал Евгений.
        - Точно! - картинно взмахнув руками воскликнула улыбающаяся и впадающая в реверанс Юлька.
        Еле сдерживаясь от накатывающегося на неё смеха, она набрала номер прачечной. Пока девушка ожидала, что за пиджаком придут, Женя, снова став серьёзным, неожиданно предложил.
        - А давай в Москве останемся на выходные, а потом полетим дальше? - застенчиво спросил он.
        - Хммм, если будут билеты, то почему нет. Но зачем так усложнять? Ты можешь полететь, например, со мной в Краснодар и оттуда добраться до Ростова на электричке, - логически рассудила девушка.
        В номер постучали. Юлька отдала пиджак и вернулась в номер. Она села в кресло у окна. Женя лежал на постели. Вдруг её разобрал хохот. Через несколько секунд Воронцов смеялся вместе с ней.
        Успокоившись, Юлька спросила: - Я правильно понимаю, что ты из тех самых ребят, которые за мной приглядывают?
        Женя кивнул.
        - Обсуждать ничего нельзя. Может быть, однажды поговорим, - снова рассмеялась Юлька. - А теперь иди, давай любовничек, мне душ принять надо.
        И молодые люди опять оба прыснули от смеха. Тут Юлька вспомнила про бумажник и, достав из рюкзака, куда засунула вместе с кулоном, протянула его владельцу.
        Женя обескураженно забрал его: «Как она это устроила?».
        Юлька зевнула и вытолкала за дверь озадаченного Воронцова.
        «Если за нами следили ещё и со стороны ФСБ, то думаю, ребята ему потом расскажут, как всё было. А пока пусть помучается» - хихикая Юлька пошла в ванную.
        Вечером Альберт получил сообщение от Воронцова - «Поездка в Москву не состоится. Новая командировка в Амстердам. Попробую там запланировать остановку в Москве».
        Довольный мистер Ковентри улыбался, потирая руки: «Процесс пошёл. Теперь его надо контролировать. Любовь неуместна, могут объединиться, но у меня есть приёмы на этот случай».
        Глава 41
        Крутижанская получила сообщение от Драгунской - «Подарок пришёлся по вкусу. Хотят ещё».
        Мария Владленовна сверкнула глазами: «Вот оно наконец-то. Теперь подготовлю данные поострее, и тогда-то уж они как миленькие прибегут ко мне с воплями - Спасай! Крот завёлся! Тогда-то я им и нарисую схему проверок, где они не только ни убавят мой отдел, а сами расширить захотят».
        Она быстро набрала текст сообщения и отправила ответ Юльке - «Жду звонок восемнадцатого июля».
        Юлька ехала к Чёрному морю. Она открыла окно, ветер трепал волосы. Плотный поток отдыхающих не позволял разогнаться. Девушка не спешила. Она хотела побыть одна. Ближайшим по карте к морю от Краснодара посёлком была Джубга. Именно поэтому она выбрала это направление. Последний раз она была в этих местах с Даней. Печаль пробегала по её лицу, каждый раз, когда она встречала пункты их совместных остановок.
        «Этот парень навсегда останется для меня кем-то необыкновенным. Вряд ли я встречу кого-то, кто будет лучше», - размышляла она.
        «Зачем сравнивать мужчин? Ты же не на базаре платье примеряешь? С каждым всё будет неповторимо. Люди уникальны по своему строению мыслей. Каждый имеет эксклюзивный опыт и через него строит взаимодействие с другими. Не надо так убиваться. Вот увидишь, пройдёт время, и ты обязательно познакомишься с кем-то удивительным» - подключилась бабушка к мыслям внучки.
        «Бабуль, у меня такое ощущение, что я стала бояться мужчин. Какая-то внутренняя дистанция появилась. Кажется, что если откроюсь кому-либо, то меня снова предадут» - впервые Юлька осознала появившийся страх.
        «Не надо бояться. Надо жить. Пробовать. Без этого ты не узнаешь, ошиблась или нет» - наставляла бабушка.
        «Что-то не хочется мне больше этих ошибок» - скривилась Юлька.
        «Одной плохо» - резонно подметила бабушка.
        «Не скажи бабуль, одной прекрасно. Не надо ни под кого подстраиваться. Не надо прятаться. Свобода!» - капризничала девушка.
        «Надоест тебе эта свобода. Человеку по натуре близкий друг нужен» - выдохнула мудрая женщина.
        «У меня есть близкий друг. Это ты! Таких друзей ещё поискать нужно! А соскучусь по комплементам, так, пожалуйста. Выставлю любое фото в интернете и получу нужные для самолюбия лайки. Сейчас все так делают, живут в придуманном мире» - попыталась взбодриться Юлька.
        «Шутки, шутками, но мне кажется, что Евгений мог бы составить тебе хорошую пару. Неправильно, когда девушка одна. Молодость быстро промчится, оглянуться не успеешь, как обрастёшь такими привычками, что ни кто с тобой не уживётся. Чем дольше будешь откладывать замужество, тем сложнее потом будет выйти замуж».
        «Ба, я уже поняла, что тебе Воронцов понравился. Да, он классный. Но он себе на уме. Как с таким доверительные отношения строить?» - посерьёзнела девушка.
        «Ты тоже себе на уме. Но это пока. Вы же в спектакле сейчас участвуете. У вас роли такие» - парировала бабушка.
        «Я подумаю, но моё мнение на данный момент таково, что у него всегда будет такая роль, в которой он живёт сейчас. Приказ, выполнение. Приказ, выполнение. В этом весь смысл оперативных сотрудников».
        «А ты как хочешь?»
        «Хочется лёгкости, непредсказуемости. Существование человека и так похоже на расписание. Зачем нагружать себя дополнительными ограничениями. Я не стремлюсь скопировать чью-то жизнь. Не хочу жить по шаблону типа работа-дом, дом-работа. Хочется наполнить жизнь не праздником, нет, это быстро приестся. Хочется получать новые знания, но не для коллекции дипломов и сертификатов на стене. Хочется применять их. Хочется жить интересно».
        «Ты пытаешь сказать, что прониклась шпионской деятельностью и теперь видишь себя кадровым разведчиком?» - неожиданно огорошила внучку своим заявлением бабушка.
        «Ба, ты не поняла. У них сплошные рамки, и ни какой самодеятельности» - замотала головой Юлька.
        «Не скажи. Бывает же, что они внедряют агентов и те чужой жизнью по много лет живут, самостоятельно определяя свои шаги» - возразила бабушка.
        «Ну не знаю. Пока меня не ограничивают мне комфортно. Главное, чтобы правила во время игры не менялись».
        «А где ты такое в жизни видела? Жизнь это череда разрозненных фактов, как фотографии отдельных моментов и только сам человек складывает их в ту или иную осмысленную цепочку. Что-то берёт с собой, а что-то выбрасывает. Нет единой стройной ветки повествования. Человек сам её выплетает каждым своим действием».
        «М-да жизнь нам много уроков преподносит, а усваиваем мы не все» - глубоко вздохнула Юлька.
        Рыжая ауди вынырнула из серпантина дорог, и Юлька увидела морскую синеву. Июньский шторм разогнал отдыхающих, освободив пляж. Посеревшие мутные прибрежные волны, пенясь и бурлясь, бились о пирсы. Ветер гнал тучи в бушующем грозовом полумраке. Над морем формировался смерч. Поднятый вихрем мрачно-синего цвета столб воды, уходил высоко в небо. Изменение климата всё сильнее било по побережью Чёрного моря. Подобные катаклизмы с продолжительными проливными дождями уже не были редкостью, но они по-прежнему и пугали и завораживали своей исполинской силой. Пока смерчи распадались в море, но подбирались всё ближе к суше, порой играя лежаками, так же как мячиками жонглёр веселит публику.
        Юлька оставила машину на парковке у ресторанчика. Хозяин тут же выбежал, ласково привечая гостью.
        - Хотите полюбоваться штормом? Проходите на второй этаж. Там застеклено, и можно беспрепятственно смотреть на море, а захотите, откроем окна, и вдохнёте эту природную благодать полной грудью. У нас там установлены чугунные камины, и вы сможете насытиться горячим блюдом и согревающим напитком на любой вкус. А также укутавшись в плед, вы сможете подремать на свежем воздухе, - тараторил кавказец.
        - Хватит, хватит, уговорили. Иду к вам, - замахала Юлька руками, чтобы прервать этот словесный поток.
        На берегу лежал мусор принесённый ненастьем, по которому ей и самой расхотелось прогуляться, поэтому предложение зайти в ресторанчик было как нельзя кстати.
        Посетителей не было. Видимо в раннее субботнее утро курортники ещё нежились под одеялами и видели нагнанные пасмурной погодой сны. Просторная терраса была восьмиугольной формы. Девушка обустроилась на раскладном кресле с подставкой для ног в середине зала, ближе к окнам, размером в стену. Декоративный электрический камин, потрескивал довольно натурально, имитируя звук горящих поленьев.
        Юлька посмотрела на море. Воронка смерча приближалась. Ей принесли меню, где девушка тут же заказала блинчики со сметаной и малиновый сироп. Среди напитков она остановила свой выбор на облепиховом чае. Уже через минуту из огнеупорного стекла чайник расположился на камине, где была встроена горячая поверхность, позволяющая вне зависимости от температуры окружающей среды поддерживать блюдо в разогретом состоянии. Ещё через минуту терпкий, но в тоже время нежный запах облепихи достиг носа девушки. Она налила в чашку манящий напиток, немного отпила и в ожидании завтрака уставилась на море.
        Отдав должное блинчикам, девушка снова протянула руку за чайником. Но вдруг она почувствовала, как стеклянный сосуд вибрирует. Взгляд сразу поднялся в сторону моря. Казалось, воронка стала больше и шире.
        «Нет, мне кажется. Просто смерч всегда идёт по направлению к суше и стал ближе» - успокоила себя Юлька.
        Но тут она почувствовала вибрацию стола и увидела, как медленно вилка стала перемещаться к краю. Гул нарастал.
        «Бабушка, по-моему, этот смерч собирается вырваться на берег» - испугалась Юлька, понимая, что находится прямо на пути у этого безжалостного монстра, всё сметающего на своём пути и подкидывающего в самое небо.
        «Без паники! Ещё есть время сбежать! Скорее!».
        Юлька выскочила на улицу. Внушительная извивающаяся облачная махина уже буйствовала по пляжу, устроив песчаную бурю.
        Девушка отпрянула назад и сквозь грохот услышала крик хозяина ресторана: - Беги сюда! Давай в подвал!
        Кавказец стоял около крышки люка. Через пару минут Юлька вместе с ним и официантом сидели в тесном помещении.
        - А если вода обрушиться сверху, нас же может затопить? - в ужасе пролепетал молодой паренёк.
        - Не затопит. Видишь, у меня тут насос обустроен. Вмиг воду откачаю, - успокоил мужчина.
        - И надолго мы тут? - спросила Юлька.
        - Сейчас всё узнаем, - пробормотал хозяин заведения, доставая планшет, на экране которого в квадратах были отображены виды как внутри, так и снаружи ресторана.
        Он обновил настройку и вывел на экран картинку с уличной камеры, которая была ближе других к воронке.
        - Смотрите, рассыпается, - с облегчением выдохнул официант.
        - Конечно, нечего баловаться. У нас гости. Прошу пройдёмте. Что вам ещё подать? Может что-то повторить? - мужчина снова стал радушно тараторить.
        Юлька хохотнула: - После такого, хочется много сладкого.
        Кавказец рассмеялся: - Будет тебе сладкое!
        Юлька поднялась на террасу. Ярко светило солнце, но воздух ещё веял прохладой. Смерч обильно оросил стекла морской водой и капли плотно застелили открывающийся великолепный вид. Девушка подошла к окну и раскрыла створки, впустив солёные ароматы внутрь. Со всех сторон, на неё побежали солёные ручейки. Она успела их перехватить ладонями, пока они не намочили ей одежду, и тут её осенила идея. Она прикоснулась к кулону руками, всё ещё мокрыми от морской воды. Тишина окружавшая её стала нарушаться каким-то странным звуком, как если бы кто-то плакал. Юлька вытерла руки пледом и снова взяла кулон. Ничего не происходило. Она провела пальцами по мокрому стеклу и, взявшись за кулон, снова услышала этот плачь.
        «Ничего не понимаю. Бабуль, что это?» - вертела она головой в разные стороны.
        «Может надо выйти из здания?» - предложила бабушка.
        Юлька послушно вышла к берегу моря. Звук исходил ближе к каменному пирсу. Дважды расстелившись на тине, перепачканная девушка продолжила свой путь, отплёвываясь грязью, которую умудрилась захватить в рот при последнем падении. Плачь становился громче. И тут она увидела детёныша дельфина. Малыш лежал на боку со сломанным плавником и жалобно взывал о помощи.
        - О, Господи! И что делать! Он же пропадёт! - запричитала девушка.
        Позади Юльки раздался зов хозяина ресторанчика: - Ваш заказ готов!
        Она обернулась и крикнула: - Тут дельфин, маленький, ему помощь нужна!
        - Всем не помочь! - пожал мужчина плечами и ушёл вглубь заведения.
        Юлька достала мобильник. Тот выскочил из грязных рук, но девушка изловчилась и не дала ему упасть в воду.
        - Подожди малыш! Я тебя не брошу! - набирала Юлька номер телефона Белых.
        Роман Константинович быстро оценил обстановку.
        - Я возьму Макара Николаевича, и придём на лодке со стороны моря. Дельфин, наверное, голодный. Купи ему рыбы. Жди. Пару часов, и мы будем рядом.
        Юлька забежала в ресторан и скупила всю сырую рыбу. Благо хозяин продал её с не большой наценкой. Затем она гладила удивительной мягкости, и упругости кожу дельфина и кормила его рыбой. Малыш всё ещё издавал жалобные звуки, но уже не такие пронзительные. На грязный пляж туристы не пришли. Только городские коммунальные работники разбирали мусор, поглядывая на странную парочку.
        Макар Николаевич с какими-то мужчинами прибыл на катере. Оказалось у соседа Белых есть знакомые в Геленджикском дельфинарии, которые сразу же откликнулись на его призыв. Бережно погрузив малыша, они умчались.
        Юлька вновь позвонила Роману Константиновичу, провожая взглядом катер.
        - Вы же за ним присмотрите, правда? - всхлипнула она, понимая, что малыш в надёжных руках, и она может дать волю чувствам.
        - Не переживай девочка, у меня тут уже все казачата собрались, ухаживающих более чем достаточно. Сейчас пойдём принимать твоего подопечного.
        Девушка не планировала оставаться с ночёвкой, но сил ехать в Краснодар не было. Она счистила засохшую грязь и вернулась в ресторанчик. Юльке предложили ужин и напомнили, что с утра её дожидается десерт. Пока на углях запекалось мясо, девушка с удовольствием уплетала кусок торта «Наполеон». За день она изрядно проголодалась.
        «Бабуль, ты представляешь какой силы эти кристаллы. Они через солёную воду уловили ультразвук, на котором говорят дельфины. Именно благодаря им малыш спасся».
        «Он остался жив, потому что ты его не бросила и других на уши подняла. А кристаллы, мне думается, таят в себе ещё много секретов».
        Когда принесли ужин, утомлённая девушка дремала на кресле. Прокашлявшись, официант поставил на стол поднос с едой, но девушка не отреагировала. Парень спустился за хозяином, не зная, что делать с мирно посапывающей посетительницей. Тот вернулся с шерстяным пледом. Он откинул подголовник на кресле, так что Юлька получилась полулёжа, затем укутал девушку. Позакрывал окна и прикрыл двери на второй этаж.
        - Умаялась. Пусть поспит, всё равно клиентов сегодня уже не будет. Повесь табличку «закрыто», чтоб ни кто не зашёл, - шёпотом скомандовал мужчина.
        Юлька проснулась около полуночи. Яркая луна рисовала дорожки по воде. Ей вспомнился Даня. Слеза побежала по щеке.
        «Поешь» - попыталась отвлечь её бабушка.
        Юлька закончила свой ужин и, повернувшись на другой бок уснула.
        Глава 42
        Ей снилось детство. Большой школьный аквариум, в котором она устроила однажды морскую регату из бумажных корабликов. Ребята вокруг смеялись. Она была довольна, что все восхищаются её выдумкой. Юлька чувствовала подогретую воду аквариума, специфический запах жизнедеятельности этого микро океана у них в классе. Такая понятность и простота. Вот кораблик. Хочешь, запускай. Не хочешь, не трогай. Линейный мир без фрактальных наслоений. Она всё играла и играла. И вдруг Юлька почувствовала, что выросла. Нет уже той маленькой наивной девочки. Есть женщина. Молодая женщина, которая по-прежнему пускает бумажные кораблики. И от этого ей стало тепло на душе. Чтобы не происходило, она будет жить без усложнения и нагромождения непрозрачных неоднозначных социальных законов общества. Она свободна от этих вездесущих якорей. Ни кто не наложит на её душу оковы, если она сама этого не сделает.
        Девушка улыбнулась во сне и открыла глаза. Над морем появились первые лучи солнца. Пришёл новый день. Она покрутила головой. Спать даже в таком комфортном кресле было весьма неудобно. Юлька встала и распахнула окно. Свежесть ударила в её лицо. Девушка зажмурилась. Ветерок щекотал и пощипывал кожу, а солнце постепенно согревало. Окончательно проснувшись, девушка потянулась и протёрла глаза.
        «Надо бы умыться и ехать домой, ещё отчёт по командировке расписывать» - настраивала она себя на день полный трудовой активности.
        На первом этаже на кухне уже бегал хозяин. Пахло свежей сдобой.
        - Загостилась я у вас, спасибо, что приютили. Сколько с меня?
        Мужчина помахал рукой в ответ: - Чек за ужин на кассе. Ночлег бесплатно. На завтрак могу предложить восхитительные булочки.
        - Заверните с собой и ещё чистой воды негазированной возьму. Мне пора ехать, - не смогла она устоять перед дурманящим запахом выпечки.
        - Только минералка есть, - улыбаясь, выставил бутылку с «Нарзаном» мужчина.
        Юлька не стала объяснять, что она собиралась этой водой умыться, предполагая, что он предложит воспользоваться уборной, а ей не хотелось задерживаться.
        «Ладно, для умывания тоже сойдёт и раз ко мне в руки попала вода обогащённая минералами, то я её испытаю» - подумала девушка.
        Умывшись перед машиной, она убрала бутылку. Тестировать во время пути было не кого.
        «Завтра на работе попрактикуюсь» - решила Юлька.
        Дорога в Краснодар занимала чуть больше двух часов, и этого вполне хватило, чтобы обдумать обнаруженное свойство кристаллов: «Любые жидкости, содержащие молекулы воды являются проводниками информации, как и сама вода. В моём случае наблюдался несколько разный эффект от водопроводной воды, кофе, слёз, слюны и морской воды. Особенность нескольких физических состояний воды даёт обширную картину для изучения. И в воздухе можно выстроить информационный канал, и в водоёме, хоть со льдом, хоть без. Существует видимо какая-то дифференцированная шкала, свой спектр диапазонов. Неужели Эмин в поисках сверх проводного вещества открыл ту самую формулу эфира? И кристаллы это своего рода переходник для трансформации сигнала в доступную для человека форму?».
        «Интересно ты сама разобралась или это влияние Воронцова?» - спросила бабушка, рассмешив внучку.
        «Бабуль, я вот думаю, ведь скоро придёт момент того, что мне придётся расстаться с кристаллами. А чем больше я их познаю, тем больше понимаю, что отдавать мне их не хочется».
        «Подобные вещи это страшное оружие детка, и как бы мне ни не хотелось с тобой расставаться, но лучше это изобретение пусть будет у тех, кто сможет обеспечить ему достойную защиту».
        «Звучит разумно, но я подумаю» - несогласно хмыкнула девушка.
        «А что тут думать, ты не сможешь вечно прятать кристаллы».
        «Бабуль, грабитель в Праге натолкнул меня на одну мысль, и я хочу её опробовать. Скажи, среди твоих заговоренных украшений ещё есть те, которые имеют внутри пустую полость?».
        «Конечно, я туда духи заливала, очень удобно было. Ещё два точно припоминаю, были. Да, да, всего было три таких. А что ты собралась делать?».
        «Хочу разлить кристаллы по формам и опробовать их в действии. Проверить смогу ли продолжить наше с тобой общение. И узнать буду ли, как и раньше с помощью воды слышать мысли других».
        Бабушка замолчала. Юлька решила, что она обдумывает её идею и переключилась на прослушивание классической музыки.
        Уже когда она была дома, бабушка высказалась: «Если ты безвозвратно утратишь способность меня слышать от всех этих манипуляций, то не расстраивайся. Однажды ты тоже шагнёшь в вечность, и мы снова встретимся».
        Юлька нахмурилась. Она предвидела подобный риск, но всё же хотела провести испытание. Ей нравилась идея, хоть в каком-то формате сохранить кулон в рабочем состоянии и не боятся различных ни предвиденных обстоятельств типа грабителя или просто утери в этих уже начинающих надоедать командировках.
        Она достала шкатулку из пианино. Кольцо Дани матово блеснуло платиновым боком. Юлька взяла его, прочла надпись «Я твой навсегда», отложила, а потом надела на палец.
        «Пусть хотя бы символически, но Даня будет со мной» - грустно улыбнулась она и продолжила разбирать украшения.
        Бабушка решила, отмолчаться. Она понимала, что только новые отношения растормошат её внучку.
        Из двух кулонов герметичным оказался только один. Юлька покрутила его в руках. Цилиндрической формы из белого металла предмет с какими-то иероглифами с двух сторон плотно закручивался крышкой. В отличие от янтарного кулона по его виду сразу было понятно, что имеется внутренний резервуар.
        «Если сложится удачно, то именно его надо будет отдать» - подумала девушка.
        «Безусловно. Такой бы и мистер Ковентри не вернул» - согласилась бабушка и, сменив тон на предупреждающий, проговорила: «Юлинька, чем выше обезьяна карабкается на дерево, тем дальше видна её пятая точка. За тобой сейчас столько глаз наблюдает, будь осторожна».
        Юлька уловила скрытую угрозу. Одно дело если кто-то, установив скрытое наблюдение у неё в квартире увидит, как она разбирает украшения и совсем другая реакция последует, если она начнёт переливать кристаллы.
        «Бабуля, ты сама мудрость» - Юлька вернула бижутерию в шкатулку и не стала прятать её в пианино, а поставила на стеллажную систему вокруг прикрепленного к стене телевизора. Потом примерила к другим полкам и вернула снова в зону ТВ. Там деревянная шкатулка эффектнее смотрелась рядом с книгами русских классиков. Юлька забрала второй кулон. Она положила его в сумочку в надежде найти способ укромно осуществить замысел. Пока на роль потайной комнаты подходил только туалет в самолёте, но девушка сразу отбросила эту идею, где турбулентность могла оставить её и вовсе без кристаллов.
        Подробный отчёт ей было печатать лень. Так или иначе, все европейские высшие учебные заведения в чём-то копировали друг друга. Юлька делала над собой усилие, чтобы не писать повторяющиеся фразы из предыдущих отчётов.
        «Иногда мне кажется, что у меня маленький словарный запас» - пыхтела девушка.
        «И это говорит та, которая свободно общается на трёх языках» - послышался смех бабушки.
        «Запас слов нужно постоянно пополнять и обновлять. А это возможно только при чтении новых книг и общении с умными людьми» - парировала внучка.
        «А кто тебе мешает заглянуть с помощью кристаллов в умные головы?» - спросила бабушка.
        «Заглядывала, там тоже полно обывательского мусора. Но ты права. Надо подловить момент. Схожу на кафедру психологии. Там наверняка можно что-то интересное почерпнуть. Хоть кто-то будет работать над диссертацией, а не составлять список покупок».
        «Ты вошла во вкус с этими исследованиями» - подметила бабушка.
        «Человек так мало знает о Вселенной, сколько бы её не изучал, а у меня сейчас появилась замочная скважина подглядеть её секреты. Кто знает, может однажды, открою психологический кабинет и буду из человеческих голов проблемы вытаскивать».
        «Ого! О смене профессии задумалась?».
        «Ба, я имею в виду с помощью кристаллов».
        «Тогда это будет не психологический кабинет, а магический салон!» - рассмеялась бабушка.
        «А это мысль! Не придётся учиться на психолога! Сейчас ведь полно и коротких программ до одного года обучения, после которых скороспелые врачеватели душ выходят лечить массы. Одному Богу известно лечат они или калечат. Но для меня в этом случае снимается вопрос о ненужном приобретении пресловутой «корочки». А к магическому салону и никаких требований не надо и всегда спрос будет. Магия это востребованный бизнес. Нет ни одного человека, который бы не хотел узнать своё будущее. Ба, ты гений!» - обрадовалась внучка.
        «И как ты в будущее заглядывать собралась?» - недоумевала бабушка от того, как ловко была переопределена её идея из шутки в бизнес предприятие.
        «Ба, всё просто. Человек это алгоритм. Он никогда не вырвется из собственных шаблонов. Если просмотреть прошлое, то становиться понятно будущее. Потому как шаги будут сделаны те же. И прогноз составить проблем не будет. Разбавлю его системой условий по принципу «если, то» с указаниями других вариантов решений и естественно вариантов последствий и пусть клиент решает, по какому пути идти» - выпалила Юлька.
        «Просто говоришь? Только я что-то не заметила это свойство у кристаллов?» - бабушка ни как не могла понять, внучка шутит или говорит серьёзно.
        «Я придумала ритуал как этого добиться, и для этого мне нужна твоя помощь» - загадочно проговорила девушка.
        «Я уже вообще ничего не понимаю» - растерялась бабушка.
        «В магических салонах просят подержаться за стеклянный шар, а я буду просить одеть кулон с янтарём или подержать его в руках в районе солнечного сплетения. Ты будешь сканировать мозг клиента, так же как сейчас без разрешения свободно перебираешь мои воспоминания. Потом, забрав кулон, я буду получать данные от тебя. Самые интересные факты я озвучу вслух, чтобы выглядеть не шарлатанкой и шокировать клиента своей проницательностью. А потом составлю прогноз его будущего. Возможно, для этого понадобиться больше времени и человек будет приходить потом ещё пару сеансов. Это уже технические детали, а саму суть я тебе объяснила».
        «То есть ты хочешь и меня на шпионскую работу устроить?» - усмехнулась бабушка.
        «Точно! Я же говорю, что ты гений! Представь, какие данные можно черпать из голов разведчиков?! Там не только словарный запас пополнится, там же кладезь знаний припрятана колоссальная!» - восхитилась Юлька.
        «Посмотрим, куда тебя заведёт эта дорога знаний. Я твой надёжный друг, можешь положиться на меня со своими фантазиями».
        «Бабуль, это фантазии только пока. Потренируемся и получим вполне реальную практику. Начну с наших преподавателей психологии. Их ведение в ключе познания человека будут весьма кстати. А потом мы возьмём в плен разведчика и проведём эксперимент над ним» - хихикнула девушка.
        «Это ты сейчас о чём и о ком?» - спросила бабушка.
        «О твоём любимом Воронцове. Попробуем, проверить работает моя логика или нет. Нам же с ним теперь изображать любовников надо. Альберт наверняка будет следить. Вот мы тихими ночами и поиграем в магию».
        «А если он откажется?» - усомнилась бабушка.
        «Тогда нападём, когда он будет спать» - рассмеялась Юлька, но это уже был не весёлый, а серьёзный смех, человека который нашёл нечто интересное и предвкушает осуществить задумку.
        Чем больше девушка рассуждала на эту тему, тем меньше она выглядела забавой и всё больше приобретала очертания новейшего шпионского оружия.
        На следующий день Юлька разнообразила рутину пребывания на работе своими научными изысканиями. Минералка сработала звукоизоляционным образом. Коллег по кабинету стало слышнее. Как будто ушли лишние шумы.
        «Кто знает, может быть в пределах плохой слышимости лучше использовать солевой раствор» - сделала вывод испытательница.
        На кафедре психологии ей удалось подслушать мысли доцента, корпящего над докторской работой, но после кучи непонятных терминов она оставила эту затею.
        «Не так-то просто читать чужие мысли, особенно у настоящих специалистов, которые не используют в своей речи много вводных предложений. Из таких людей секреты ещё попробуй, вытащи» - впервые столкнулась с трудностью понимания чужих дум Юлька.
        «Для тебя да, но если всё это записать и отдать эксперту, то утечка данных произойдёт» - обнадёжила бабушка.
        «Как я рада, что ты мне помогаешь! Ты круче, чем Гугл, где надо отсеивать неточности и враньё!» - вновь порадовалась внучка постоянному наличию умудрённого жизненным опытом человека в своей голове.
        Глава 43
        Мистер Ковентри снял наушники. Драгунская только что получила новую порцию данных для передачи британской разведке от женщины, которую назвала Мария Владленовна.
        «Вот и познакомились. Теперь надо найти выход к этой леди» - потирал руки Альберт, но тут же настроение его испортилось.
        Едва сев в рыжую ауди, Драгунская отправила ему набор цифр шифровки.
        «Значит, кристаллы она бережёт и пока встречаться, не намерена» - играл желваками агент МИ-6.
        Он выхватил мобильник и набрал Воронцова. Тот невнятно что-то пролепетал про пандемию и ограничение перелётов.
        - Найдите другой способ привезти её в Москву. Помогите девушке. Это ведь не сложно, верно? - нетерпеливо требовал британец.
        - Я прилагаю усилия, поверьте. Мы уже достаточно стали близки, чтобы начинать делиться секретами. Боюсь, спешка именно сейчас может привести к противоположному результату, - спокойно вещал Евгений.
        - Что же я на вас надеюсь, - Альберт взял себя в руки, хоть тон этого зануды учёного и звучал мало обнадёживающим.
        «Эти двое словно договорились и тянут время. Посмотрим, как вы поведёте себя в Амстердаме. Если будете скрывать отношения от других, как это обычно делают коллеги, вдруг воспылавшими чувствами, значит, вы серьёзно настроены друг другу, а если начнёте демонстрировать, значит, это театральная постановка» - размышлял Альберт, всё больше хмурясь, потому как в обоих случаях были риски упустить кристаллы.
        Амстердам с первых шагов по аэропорту говорил о том, что это территория другого рода людей. Фаллические сувениры и плакаты с целующимися однополыми парочками призывающие «Лучше делать любовь, чем войну» были повсюду, как и сладковатый запах легализованной здесь марихуаны. Кира с Янкой весело бегали между торговых рядов магазинчиков в здании аэропорта, хихикая и показывая друг другу очередную пошлую находку. Никита, сторонясь их, тоже прохаживался там, но без бурной реакции, если видел авторучку в форме пениса или подушки в виде вагины.
        Юлька и Женя в этом отношении были солидарны и стояли около лавки с семенами тюльпанов в ожидании автобуса отеля, который по каким-то причинам задерживался. Валентин Валентинович тоже не смог пройти мимо забавных на его взгляд сувениров и с раскрасневшимся лицом ощупывал какие-то товары.
        Юлька подошла ближе к Воронцову и тихо спросила: - Как будем себя вести прятаться или открыто демонстрировать отношения?
        Девушка понимала, что если их застукают члены группы, будет хуже, чем, если они сами заявят о своих чувствах.
        - Ты права, если все начнут шушуканье, мы станем изгоями, не хотелось бы, чтобы это потом появилось в характеристике от куратора в негативном свете.
        - А мы потянем романтические вздохи показывать? Это же не порно канал включить? - рассуждала Юлька.
        - Давай не будем торопить события. И скрываться не будем и бежать с транспарантами. Тогда со стороны будет казаться, что у нас развиваются отношения, но есть ограничение в виде проживания в разных городах, - предложил Евгений.
        - Мне нравится, так и поступим. Пусть они и ещё один джентльмен станут вовлечёнными зрителями наших развивающихся отношений, - подмигнула Юлька.
        В автобусе Кира и Янка продолжали хихикать над покупками и перешёптываться. Вечером их не было за ужином. Куратор проявил беспокойство по этому поводу.
        - Кто-нибудь знает, где эти кумушки? Меня они не предупреждали об отсутствии, - спросил он.
        Отозвался Никита, который ближе других сидел к девушкам в автобусе: - Они, что-то говорили по Де Валлен или как-то так. По-моему сегодня собрались посетить.
        - А что за место? - удивился куратор, достав мобильник и открыв интернет, он набрал в поисковой строке, прозвучавшее название. - Да это же район Красных фонарей!
        За столом наступила тишина. С одной стороны все были взрослыми людьми, и свободное время не регламентировалось. Но с другой стороны они все находились не на отдыхе в туристической поездке, а являлись представителями Российского государства в образовательном проекте, и это накладывало определённые моральные обязательства на всех участников программы.
        Валентин Валентинович с видом страдальца, понимающего, что если с этими барышнями что-то случиться, то отвечать ему обратился к Жене с Никитой: - Парни, я вас прошу, разыщите и верните этих непутёвых.
        - А что разве там опасно? Мы в каком веке живём? И вообще в Нидерландах легализована проституция, - хмыкнул Никита.
        - Всё верно, но только вы видимо инструктаж по безопасности перед поездкой не читали, а просто подписи поставили. По данным ООН торговля людьми это глобальная мировая проблема и сильнее всего она чувствуется в тех странах, которые легализовали секс услуги. И в Германии и в Швейцарии та же беда, хоть это и не афишируется. Центральная Азия и Восточная Европа после развала Советского Союза стали основными поставщиками человеческого товара для этой индустрии. Раньше их постоянно дотациями подкармливали, а в девяностых годах бывшие республики должны были перейти на самостоятельное обеспечение. Но, несмотря на построенные за время СССР заводы, и списанные долги. Как вы знаете, Россия на себя взяла обязательства по всем долгам СССР. Так вот большинство из них, так и не смогли организовать достойный уровень проживания для своего населения. Одни сами идут от безденежья в бордели или в батраки. Других ловят через интернет на рекламу работы няней, домработницей или ещё кем. А по приезду у них забирают документы и принуждают оплачивать расходы на перелёт проституцией. Выбраться потом практически невозможно.
Более того из горячих точек планеты тянуться следы поставки органов, в публичных домах периодически находят расчленённые трупы, непослушных рабов разделывают на мясо, то тут, то там вспыхивают скандалы обнаружения человеческого мяса на рынках. И это всё не заигравшиеся в Джека Потрошителя геймеры или недоразвитая молодёжь творит, хотя и эти, наверное, могут. Это теневые каналы работорговли, торговли органами и торговли секс услугами процветают. Эти дурочки попёрлись в самое пекло, - по-старчески причитал Валентин Валентинович.
        - Вы меня извините, но мне кажется, вы мрак на нас наводите. Всё будет нормально. Повеселятся девчонки, завтра нам расскажут, что там интересного, - пожал плечами Никита.
        - Мы должны заботиться о репутации группы, - вздохнул пожилой мужчина.
        - Я никуда не пойду, я спать, - вышел из-за стола Никита.
        - А давайте мы с Женей сходим? - вдруг предложила Юлька.
        - Я не могу вас отпустить, - покачал головой куратор.
        - Тогда давайте мы пойдём с вами вдвоём, - предложил Женя, заведомо понимая, что куратор откажется.
        - Вы представляете, что будет, если меня как главу нашей группы там кто-нибудь увидит. Если для местных этот разврат норма, то для нас это позор, - закрутил головой Валентин Валентинович.
        Юлька мягко улыбнулась и спокойно проговорила: - У вас получается задача со всеми неизвестными. Давайте всё-таки сделаем по-другому. Мы с Женей поедем на такси. Пройдёмся, и я думаю, быстро там найдём Киру с Яной и уговорим вернуться в отель. Пока вы рассказывали, я открыла интернет и прочла, что в этом пресловутом квартале продажной любви всего четыреста окон в комнатках, позади которых проститутки предлагают свои услуги в исторической части города. Это не займёт много времени. Ещё не поздно. Если поедем прямо сейчас, то даже успеем отдохнуть после дороги и завтра полные сил приступим к работе. Если девчонки откажутся с нами ехать, то мы узнаем адрес, где их искать, если что.
        - Нет уж, лучше бы вам их уговорить, - поднял указательный палец куратор.
        Через час Женя с Юлькой прогуливались около водного канала, пытаясь разобраться, куда ведёт паутина мощёных камнем переулков. В витринах красовались проститутки разных возрастов и форм, зазывая клиентов танцами в нижнем белье. На этой территории было строго запрещено фотографировать. Евгению смотрители квартала чуть не разбили мобильник, когда он его достал, чтобы свериться по карте. Хорошо, что парни пошли на контакт и продали ему буклет с картой этих переулков, хоть и за явно завышенную цену.
        - Всего четыреста окошек говоришь, на практике это несколько кварталов, - бухтел Женя, который, как и Никита, как, оказалось, тоже хотел избежать этой прогулки.
        - Извини, я в следующий раз буду спрашивать, - неловко промямлила Юлька.
        Молодые люди свернули в очередной извилистый переулок, ширина которого не превышала двух метров и чтобы разойтись со встречными путниками, нужно было идти боком. Проститутки зазывали на все лады и пытались даже схватить проходящих мимо людей. Кого там только не было помимо продажных женщин. Как обезьянки в зоопарке прыгали трансвеститы и трансгендеры, выставляя напоказ то, что приобрели хирургическим путём.
        - Как здесь мерзко, - передёрнула плечами Юлька, и бабушка в голове заохала в знак согласия.
        - Я одного не пойму, где они находятся, что не слышат звонки телефонов? - сердился Евгений.
        - Музыки громкой нет, но может быть мобильники на беззвучном режиме стоят, - предположила Юлька.
        - Мы зря теряем время. Они могут ходить по другой траектории, и мы никогда не встретимся.
        - А давай остановимся на входе вон там, где экскурсионные кораблики стоят. Там вроде такой пятачок получается, что туда все стекаются людские потоки, - указала Юлька в сторону водного канала.
        - И сколько мы там простоим? - уставился на неё Женя.
        - Вопрос резонный не знаю, - поникла Юлька и остановилась в нерешительности.
        «Бабушка помогай» - взмолилась она.
        «Детка, моё мнение, что девушки не могли сюда пойти даже из любопытства. Это всё-таки больше мужское место» - высказалась бабушка.
        Юлька хлопнула себя по лбу.
        - Что такое? - удивился Женя.
        - А кто сказал, что они вообще здесь? Помнишь, Кира любит тусоваться, она скорее ночной клуб предпочтёт, чем гулять по кварталу с вот этими полуголыми ночными бабочками.
        - Приплыли. Поэтому и телефоны не берут, потому как там-то уж точно музыка громкая. Пошли отсюда.
        Они отошли от этого злачного места подальше и Женя достал мобильник.
        - Давай посмотрим, какие здесь заведения поблизости. Наверняка Никита услышал верно, а мы не так истолковали.
        В нескольких минутах ходьбы они увидели ночной клуб, название которого выдал интернет. Хоть столица Нидерландов и была не большим городом с населением меньше одного миллиона человек, но веселились местные жители и гости со значительным размахом. На рекламных щитах у входа шла трансляция представления внутри клуба. Огромное помещение с невероятным размером танцпола был забит битком.
        - Там делать нечего. Мы их не найдём. Пошли, - потянула девушка за руку Женю.
        - Да уж, Кира знает толк в развлечениях, - проворчал молодой человек.
        Они свернули на центральную улицу, чтобы поймать такси, и там увидели недвусмысленную картину. Двух упирающихся женщин запихивали в автомобиль у бокового входа в ночной клуб. Юлька автоматически схватилась за кулон, и незаметно лизнув, поняла кто это.
        - Это они! Женя, Киру и Янку похищают!
        - Не дёргайся, похитителей больше, тихо, - Женя развернул к себе Юльку так, чтобы она продолжала смотреть в сторону потасовки, и изобразил, что целует её в щёку.
        Затем шёпотом спросил: - Они уже сели в машину?
        - Да.
        - Веди к такси.
        Юлька взяла его за руку и потащила к такси у обочины.
        Водитель без лишних вопросов проследовал за автомобилем похитителей, который остановился в нескольких кварталах от клуба у пришвартованной яхты. Женя расплатился, и они пошли с Юлькой прогулочным шагом по набережной.
        - Что будем делать? - дёргалась девушка.
        - Я думаю, - спокойно ответил Евгений.
        - Какая тебе нужна информация? О чём думаешь? Поговори со мной, - уцепилась в молодого человека Юлька.
        - Яхта не большая, людей немного. Девчонок, возможно, привезли на продажу. Сейчас уплывёт и мы их никогда больше не увидим, - поделился Женя мыслями.
        Сердце Юльки чуть не остановилось от такого откровения, но она собралась с силами и пролепетала: - А за нами за границей кто присматривает?
        Женя покачал головой. Юлька не поняла, что это значит, то ли не скажет, то ли ни кого нет, но переспрашивать не стала.
        - Давай пройдём к воде, - попросила Юлька.
        Евгений молча проследовал рядом, продолжая размышлять. Юлька присела на край каменных ступеней и смочила руки. Кулон молчал.
        «Они, наверное, без сознания» - ужаснулась девушка.
        «Вам им не помочь» - неожиданно сказала бабушка.
        «Почему?».
        «Вся операция, в который вы участвуете с мистером Ковентри под срывом. Вы должны уходить, пока ни привлекли не нужное внимание. За вами же наверняка следят».
        «Я не могу просто так уйти!».
        «Это тяжёлое решение, но я других не вижу. Вас самих схватят и что тогда?».
        Последний вопрос отрезвил Юльку.
        Яхта, издала шум заведённого мотора. Какой-то человек снимал удерживающие судно канаты.
        - Нам надо уходить, - тихо сказал Женя.
        Юлька кивнула. Её мокрые руки продолжали держать в руках кулон. Яхта отплыла в сторону Северного моря.
        Молодые люди побрели к парковке таксистов.
        - Они к морю поплыли? - спросила Юлька.
        - Вряд ли. Тут сетка каналов. Город же ниже уровня моря находится. Яхта не морская, поэтому причалит где-то недалеко.
        - Мы заявим в полицию?
        - И что мы скажем? Нам нечего предложить, к тому же мы не видели, кто это был.
        - Завтра всё станет понятно. Может Кира и Янка уже в отеле.
        - Ты спать ко мне пойдёшь?
        - Да. Надеюсь, я не бужу тебя храпом?
        - Пока не замечала за тобой этого, - растеряно ответила девушка.
        Вернувшись в отель, они сообщили свои наблюдения куратору. Валентин Валентинович позвонил в Российское посольство. Представитель службы безопасности прибыл довольно быстро и допросил каждого члена группы. Был шанс, что Кира и Янка появятся утром, но этого не случилось. На завтраке девушек не было. Валентин Валентинович не находил себе места.
        - Мы делегация из России! Мы не можем так опозориться! Нас ждут, что мы им скажем?
        - Валите всё на короновирус, - предложил Никита.
        - Это сработает, спасибо, - кивнул куратор.
        - Нам надо их найти до отбытия, - медленно проговорила Юлька.
        - Нам всем надо отрабатывать программу проекта и улыбаться. Никто не должен узнать о происшествии, а поиском займутся уполномоченные лица, - сурово оглядел присутствующих Валентин Валентинович.
        Весь день Юлька чувствовала себя паршиво. Вчетвером они молча возвращалась на микроавтобусе в отель, где после ужина гостеприимные голландцы должны были их забрать на речную прогулку. Голова девушки была чумной и от нагрузки в древнейшем университете страны и от теребящих душу дум.
        «Бабушка, я чувствую, что поступаю неправильно. Надо что-то сделать».
        «А что ты можешь? Как ты оцениваешь свои силы?».
        Ей было нечего ответить.
        Июльский вечер в Нидерландах это совсем не Кубанское лето. К ночи температура опускалась до плюс десяти градусов. Юлька взяла собой и плащ, и джинсовую куртку и примеряла, что надеть на лодочную прогулку.
        «Я бы на твоём месте остановилась на куртке, в ней карманов больше» - посоветовала бабушка.
        «Спасибо. Ба, если честно настроение не для прогулки».
        «Понимаю детка, но в этом тоже есть особое мастерство. Учись скрывать эмоции, которые на самом деле, на душе. В жизни это пригодится».
        «У меня из головы не выходит эта яхта. Где они теперь?» - хмурилась девушка, улыбка у неё ни как не получалась.
        Ночной город переливался огоньками. Звёзды сияли на тёмном небе. Где-то играла музыка. Женя сидел рядом с Юлькой. На прогулочной лодке с лёгким фуршетом помимо русской четвёрки было ещё двое голландцев. Молодые преподаватели кафедры общественных наук и наук о поведении разглагольствовали, о нормах и морали, в то время как позади них мелькали кофешопы, где предлагали лёгкие наркотики и бордели с изобилием извращений.
        «Как у них в голове всё это уживается. Я даже церковь заметила рядом с кварталом Де Валлен» - Юлька, стараясь скрыть отвращение отвернулась от беседующих в сторону воды, прихватив стакан апельсинового сока, словно прячась за ним.
        «Я думаю дело в воспитании. Эти территории всегда были под кем-то. Сначала испанская, потом французская колонии, для которых весь этот срам и был устроен. Когда из поколения в поколение растёт нация рабов, люди уже не знают другой жизни. Приживаются, и, закрыв глаза, зарабатывают, как некоторые думают на лёгком труде. На улицах трезвый человек почти не встречается. Большинство под кайфом. Я такое количество наркоманов только в кино видела» - рассуждала бабушка.
        «Мне здесь не нравится. Картины в номере развратные. Все эти не традиционные взгляды омерзительны, а они выставляют их напоказ с гордостью. Тут всё вверх ногами».
        «По-другому и не скажешь. Даже мне стало муторно, когда вам сказали, что еда в ресторане готовится из просроченных продуктов, которую выбрасывают супермаркеты. Какой больной ум это придумал? Хорошо, что есть и другая еда».
        «Они мотивируют это тем, что так делают вклад в сокращение перепроизводства продукции».
        «Ага, как же. Рекламный трюк, не больше».
        «Бабушка, там яхта очень похожая на ту, куда девчонок затащили!» - задёргалась девушка, нервно теребя края куртки.
        «И что? Что ты хочешь сделать? Ты же не можешь их арестовать. К тому же это не обязательно та же самая яхта, мало ли их тут похожих».
        Юлька наклонилась из лодки и, опорожнив стакан с соком, набрала забортной воды, которая была смесью городских канализационных отходов и морской водой, закаченной из Северного моря. Девушка села в пол оборота и погрузила кулон в воду. Ей удалось настроиться и услышать искомое, когда прогулочная лодка проплывала достаточно близко к яхте.
        «Я слышу их! Ба, они там! На лодке есть третий человек, по телефону разговаривает. Что делать?!».
        Бабушка молчала. Идей не было. Юлька оглянулась по сторонам. Яхта стояла около моста.
        «Если подплыть к ней на лодке, то она окажется заблокированной. Но что это даёт?»
        Дальше образы в мозгу проскочили с молниеносной скоростью, и Юлька решила рискнуть, воспользовавшись возникшим в голове планом. Она засунула кулон в карман, который плотно закрывался на молнию и резко встав, опрокинула лодку. Движение по каналу остановилось. Другие лодки отплыли в разные стороны, помогая людям вылезти из воды.
        Юлька проплыла к яхте и взобралась на её борт по задней части, где имелась площадка для спуска в воду.
        Молодой мужчина шёл по борту яхты с широкой улыбкой: - Красавица, ты спаслась, дай-ка я тебя согрею.
        Юлька улыбнулась ему в ответ: - Если есть алкоголь, не откажусь.
        Она, оставляя мокрые следы, прошла в отворённую дверь каюты. Мужчина протянул ей полотенце, а сам взялся за штопор, чтобы открыть бутылку вина из подвесного бара. Из тяжёлых предметов под глаза девушке попалась только стеклянная пепельница. Юлька аккуратно приблизилась к ней. Взяла, словно разглядывая, и примерившись с ударом, замахнулась, но в этот момент мужчина повернулся со штопором в руке. Удар прошёл в пустоту. Мужчина извернулся и, зажав руки девушке одной рукой, прижал её к полу всем телом, второй рукой он держал штопор у её горла. Юлька изо всех сил ударила его коленом между ног. Тот взвыл и скатился с неё, успев оставить кровавую борозду по ладони. Юлька поднялась. Схватила бутылку и опустила её с размаху на голову мужчине. Тот затих. Девушка обмотала руку полотенцем, взяла нож из ящика стола, откуда незнакомец достал штопор, и, пошатываясь, пошла, искать девчонок.
        Перепуганные и связанные они хотели закричать, когда открылась дверь в каюту, но так как во рту были кляпы, раздалось лишь мычание. Юлька увидела, как две пары глаз расширились от недоумения и восторга, увидев её.
        - Быстрее. Сюда могут прийти, - Юлька показала нож. - Выставляйте руки. Я вас освобожу.
        Но тут же застыла в растерянности. Девушки были прикованы цепью к полу. Ключей от наручников у неё не было. Юлька сорвала кляп у Киры, которая была ближе к ней.
        - Ключи у мужика, что нас охранял!
        Юлька побежала в первую каюту. В кармане джинсов, распластавшегося на полу мужчины, она нашла заветный ключик. Девушка взглянула бегло на его рану.
        «Жив» - пронеслось у неё в мозгу.
        Ещё мгновение и Янка с Кирой растирали затёкшие руки и ноги.
        - Наши на той стороне канала. Вперёд на мост, только не бежать, - командовала Юлька.
        Тройка вышла по трапу на берег и, стараясь затеряться в толпе, перешла на другую сторону канала, где уже выловили почти всех туристов из воды.
        Женя увидел приближающуюся Юльку, а за ней Киру и Янку. Он дёрнул за руку куратора.
        - Валентин Валентинович все спаслись. Думаю, на сегодня прогулка закончена. Чтобы не заболеть, надо срочно в отель.
        - Да, да, берите такси и возвращайтесь, - ответил тот, дрожа от холода.
        Евгений наклонился к уху куратора: - Вызывайте безопасника. Девчонки нашлись. Я с ними буду у себя в номере.
        И махнув рукой мокрым голландцам, он убежал.
        Женя устремился на встречу к девушкам, указывая в сторону стоянки такси. Он сел спереди, а девчонки сзади вокруг мокрой и начинающей чихать Юльки. Доехали в тишине, если не считать всхлипываний на заднем сиденье.
        - Идём все ко мне, - сухо постановил Евгений, как только они прибыли.
        Воронцов заказал ужин в номер.
        - Сейчас приедет представитель службы безопасности Российского посольства, вопросы позадает. Говорите всё как есть. Он должен оценить уровень риска вашего дальнейшего пребывания в этой стране, - давал разъяснения Евгений, который тут же переодевался, скрывшись за дверцами шкафа.
        Те молча закивали. Юлька прошла в ванную. Она сняла мокрую одежду и приняла душ. Рана от штопора сочилась. Она одела белый халат и вышла к остальным.
        Янка и Кира уже накинулись на только что принесённую еду.
        - Ты как? - спросил Женя, увидев Юльку в мужском банном халате, который делал её похожую на медвежонка.
        - У тебя аптечки нет случайно? - показала она руку.
        Женя покрутил головой.
        - Не переживай, сейчас обработаем, - кивнул он в сторону бара и прихватив бутылку водки, повёл Юльку к умывальнику.
        В ванной ещё было душно. Девушка зажмурилась. Евгений держа её руку над раковиной, обильно смочил Юлькину рану. Спиртовые пары ударили в нос обоим, и молодые люди поспешили покинуть помещение. Но Юлька тут же вернулась за кулоном. Она взяла мешок для грязной одежды, в котором её отдают в прачечную, и сложила в него свои вещи. Девушка достала кулон из куртки и нацепила на шею. Казалось, бабушка плакала.
        «Как же ты меня напугала. Ты же такая маленькая!».
        «Ба, потом, ладно. Всё хорошо».
        Пришёл безопасник. По настоянию Жени Юльку опросили первой и отпустили. Евгений проводил её в номер.
        - Мне сегодня приходить или ты устала? - прошептал он.
        - Приходи. Сейчас уровень адреналина спадёт и мне понадобится нянька, - шмыгнула носом Юлька.
        Она хотела забрать мешок с мокрой одеждой из его рук. Но он покачал головой: - Я сам.
        Они вошли в номер. Уставшая девушка забралась на кровать. Женя поставил мешок, но не уходил.
        Он с минуту, молча смотрел на неё, а потом ласково прошептал: - Ты необыкновенная женщина, кому-то с тобой повезёт.
        - Иди, тебя там ждут.
        - Я скоро.
        - Возьми ключ от номера. Вдруг я усну.
        Женя кивнул и, прихватив ключ вышел.
        Он вернулся, когда Юлька спала. Женя старался не шуметь, но девушка услышала его.
        - Даня, обними меня, - попросила она, не открывая глаз.
        Женя поджал губы и, облокотившись на подушках, протянул руку к ней. Рука зависла в воздухе.
        - Даня, я жду, - сонным голосом позвала Юлька.
        Женя тихо вздохнул, и, стараясь не разбудить, погладил её по голове.
        - Спокойной ночи, - поцеловал он её в макушку.
        Куратор в сердцах ворчал за завтраком: - Их надо выгнать вон из нашего проекта.
        - Вы не правы, заступилась Юлька. - С учётом того, что вы нам рассказали о работорговле, от подобного никто не застрахован. Вспомните, мы все вместе в Белграде были в ночном клубе. Там ведь тоже могло произойти всё что угодно? И, по-моему, они уже более чем наказаны.
        Валентин Валентинович хотел сказать что-то ещё, но передумал и махнул рукой: - Хорошо, что до отлёта вернулись, иначе надо было подключать местные власти, а это позор другого масштаба. Но ты Драгунская меня удивила. Никогда бы не подумал, что ты на такое способна. Никому ничего не сказала. Хоть бы с собой позвала.
        - Я сама себя удивила. Увидев яхту, пришло понимание, что нельзя терять не минуты, - девушка опустила глаза в тарелку, с интересом рассматривая овсяные хлопья с орешками.
        - А что тебя надоумило нырнуть? - спросил Никита.
        - Мозг вырвал из памяти картинку, когда в январе одна парочка упала в море из лодки от неосторожного движения. Видимо это послужило толчком к действию, - поражалась Юлька сама, оглядываясь на своё геройство.
        Два дня прошли по стандартному распорядку по обмену опытом. Кира и Янка сидели в отеле, им запретили выходить до вылета. Оформлять похищение в полиции не стали, чтобы не просочилось в СМИ.
        В день вылета Юлька отправила сообщение Крутижанской, что задание выполнено.
        «Теперь всё, только отчёт напечатать осталось, и буду отдыхать. Сумасшедшая поездка получилась».
        «В Геленджик поедешь?» - спросила бабушка.
        «Нет. В этот раз я хочу отлежаться дома на диване. Да и рука побаливает. Пусть заживает», - надеясь на спокойные выходные, ответила внучка.
        Женя позвонил Мистеру Ковентри, когда добрался домой.
        - Нужна ваша помощь. У меня нет ни одного повода затащить Драгунскую в Москву. Да и перелётов мало. Только в бизнес классе места есть.
        - Понятно. Я что-нибудь придумаю. Возможно, организую вам уик-енд в столице.
        Альберт отключил мобильник. И стал прохаживаться по съёмной Краснодарской квартире.
        «Драгунская не простая молодая леди. Её перфоманс во время речной прогулки подчёркивает неоднозначность натуры. Она и от меня ускользает, а от такого мямлю как Воронцов и подавно за нос водит. Что же пополню его счёт и организую им романтические выходные» - проворчал британец, доставая контакты Евгения, которыми обзавёлся после подписания контракта.
        Глава 44
        Юлька с удивлением обнаружила в электронной почте письмо от Воронцова, текст которого заставил её ещё больше изумиться. Он предлагал вместе провести выходные в Москве и прислал ей билеты на самолёт.
        Она написала ответ - «Доброго времени суток, товарищ учёный. Если вы в своём плотном графике нашли окошко для развлечений, то я с удовольствием составлю вам компанию. Тем более в парке «Зарядье» я побывать не успела. До встречи».
        «Это свидание?» - спросила бабушка.
        «Навряд ли. Сама посуди, откуда у Жени финансы на билеты в бизнес классе, он ещё не перебрался в Швейцарию. Думаю это какой-то трюк для мистера Ковентри. Слушай ба, а я ведь соврала Альберту, что в Москве кристаллы, но именно с тех пор меня Воронцов в столицу зовёт!».
        «Хммм. Совпадением назвать сложно» - подметила бабушка.
        «Я не понимаю, он работает на ФСБ, а те следят за Альбертом и передают ему информацию или он работает с мистером Ковентри напрямую?» - юная шпионка чувствовала наличие очередного ребуса без ответа.
        «В шпионской жизни ничего однозначного нет. Я думаю, что тебе надо принять приглашение. На месте присмотришься. Может Евгений просто хочет с тобой побыть».
        «Ба, ты чего? Женя пальцем о палец просто так не ударит. Тут что-то другое» - решительно возразила девушка.
        «И что ты решила?» - спросила бабушка.
        «Думаю, пришло время для отработки моей идеи о втором кулоне. Разделю кристаллы и в парке «Зарядье» испытаю. Там огромное количество народа по аттракционам ходит и ландшафт разный. Самое-то для опытов. К тому же потом изображу, что взяла кулон в доме родителей. Это правдоподобно будет».
        «Ты приведёшь Воронцова домой и познакомишь с родителями?» - охнула бабушка.
        «Э-э-э я не уверена, что это хорошая идея. Да и дома они редко бывают. Я думаю воспользоваться их квартирой больше из тех соображений, что там ванна на высоких ножках. Уроню что-нибудь, а потом заберусь под неё типа поднять, а сама разделю кристаллы. Сомневаюсь, что под ванной стоит видеокамера» - рассказала свой план Юлька.
        «Что же посмотрим. Я уже свыклась с тем, что тебя в этом вопросе не переубедить», - вздохнула бабушка.
        Евгений в длинных шортах и цветастой футболке встречал её в аэропорту Домодедово.
        - Ты такая красивая в этом жёлтом сарафане, - удивленно разглядывал девушку Женя, привыкший её видеть в джинсах или строгих костюмах.
        - Лето, как ни как. Захотелось быть солнечной, - отшутилась Юлька.
        На самом деле она купила этот сарафан только по одной причине. Его покрой позволял спрятать в декольте оба кулона.
        - А зачем тебе такая большая сумка? - озадачился Евгений, когда Юлька вручила ему багаж.
        - Может ты забыл, у меня папа с мамой в Москве живут. Здесь им подарочки приготовила. Насобиралось из поездок. Давно звали в гости. Поэтому ночевать мы будем у них. Не переживай, там есть комната для гостей. Я представлю тебя коллегой по проекту. Не думаю, что надо их впутывать в наши неоднозначно-романтические отношения. Да и за отель платить не придётся, - подмигнула девушка.
        - Тогда получается, что нам надо к ним сначала съездить, чтобы сумку оставить? - пытался разобраться Евгений в логистике.
        - Во всех парках Москвы есть камеры хранения. Сумку на входе оставим. Потом заберём. И завтра так же поступим. Вылет вечером, а за один день мы «Зарядье» всё равно не обойдём.
        - Точно. Совсем забыл, - неловко улыбнулся Женя.
        - Я предлагаю сегодня походить по природным зонам и в ледяную пещеру заглянуть. А завтра перед вылетом по выставкам пройтись.
        - Ты уже всё продумала, - похвалил девушку Евгений.
        - А что тут думать, в понедельник на работу. Надо силы беречь. Да и на сайте у них все подробно расписано, - подмигнула Юлька.
        Мистер Ковентри наблюдал за прогулкой в парке Воронцова и Драгунской. Он успел заглянуть в сумку девушки, когда устроил небольшой переполох в камере хранения из-за якобы утерянного ими рюкзака.
        «Что она задумала. Зачем ей сувениры?» - недоумевал агент МИ-6.
        Но быстро догадался, в чём дело, когда молодые люди вместо того, чтобы пройти из парка в отель, где для них был забронирован номер, пошли к станции метро.
        «А я так старался. Камеры устанавливал над кроватью» - сплюнул с досады британец, поняв, что постельных кадров с возможными откровениями ему не видать.
        «Эта Драгунская снова меня перехитрила. Но ничего. Я успел прилепить к кепке этого болвана жучок, когда он забыл её в ледяной пещере. Теперь мне вас слышно» - ускорил шаг Альберт, доставая наушники.
        Получив кучу эмоций и продолжая делиться впечатлениями, молодые люди ехали в вагоне метро к Юлькиным родителям. Вдруг Воронцов начал нервно перебирать в руках кепку.
        - А они знают, что мы приедем?
        - Не-а. Я обычно не предупреждаю о своих визитах.
        - Как это?
        - Ну, они заняты всегда. Зачем их расстраивать. Будут дома, обрадуются. Нет, значит, оставлю презенты и напишу записку. Тоже обрадуются, когда найдут.
        - А как зовут твоих родителей? Может маме купить цветы? Или давай торт купим? Какой лучше выбрать?
        Юлька рассмеялась: - Расслабься. Мама вечно на диете. Папа и так много весит. Ему вредно.
        Пёс, у дамы напротив не отрывая глаз, следил за вращениями кепки Евгения. И когда хозяйка собралась выходить, клацнув зубами, выдернул головной убор из рук Воронцова. Женщина начала фукать и тащить упирающегося пса. Вот-вот двери закроются, и дама с собакой пропустят свою станцию.
        Женя разжал пальцы и махнул рукой: - Пусть забирает. Её уже носить нельзя.
        Дама, извиняясь, выбежала на станцию, успев в последний момент.
        Юлька начала смеяться.
        - Такое ощущение, что ты невероятно неловкий. Наверное, это типично для всех учёных. У вас все мозги в науку ушли, - хихикала она.
        Альберт с другой стороны вагона сворачивал клубок наушников, подёргивая краем рта.
        «Я снова остался без прослушки из-за этого недотёпы» - скрежетал зубами агент МИ-6.
        Дверь открыла домработница, и несказанно обрадовавшись Юлькиному визиту, сообщила, что хозяева собирались быть ближе к полуночи.
        - Я вас покормлю, у меня всегда что-то есть в резерве. Проходите в столовую, - суетилась пожилая женщина.
        - Хорошо, я только квартиру другу покажу, руки помоем и придём. Я его в гостевой комнате размещу.
        - Там всё готово. И в вашей комнате тоже, - торопливо уверила домработница.
        Девушка завела Евгения в овальную комнату для гостей, оформленную по всем законам неоклассики.
        - Жень, я в ванную, а ты пока тут осмотрись, ладно? - убегая, кинула через плечо Юлька.
        Евгений кивнул. Ему нужна была минута отправить сообщение Альберту о внесённых Драгунской изменениях.
        Юлька вбежала в ванную с косметичкой в руках, на которой по пути расстегнула молнию. Она закрыла дверь на ключ. Подошла к умывальнику. Поставила рядом косметичку, стала мыть руки и через пару секунд аккуратно задела её локтем. Та упала на пол, рассыпав многочисленные предметы. Юлька всплеснула руками и полезла под ванну собирать. Предельно сконцентрировавшись, она достала из декольте сарафана оба кулона. Отлив незначительную порцию в цилиндрический кулон девушка закупорила содержимое. Затем восстановила герметичность на янтарном кулоне и прижала его к груди.
        «Бабуль, ты меня слышишь?» - дрожа от внутреннего трепета, спросила Юлька.
        «Всё как прежде, без изменений!» - обрадовалась бабушка.
        «Ура! А теперь я отложу этот кулон и приложу к груди второй» - начала манипуляцию замены внучка.
        «И как, ты меня слышишь?» - с содроганием спросила Юлька.
        «Да! Превосходная работа!» - ликовала бабушка.
        «Вот и отлично. Теперь помещу оба кулона рядом. Что ты чувствуешь бабуль, есть изменения?».
        «Ни какой разницы! Это потрясающе!».
        «Ба, у меня сомнения вдруг возникли, а может, ты слышишь, только потому, что янтарный кулон рядом. Он же и на дистанциях не малых срабатывает?» - осенило предположение девушку.
        «Нет. Всё в порядке. Когда ты удаляешь любой из кулонов от солнечного сплетения, я тебя совсем не слышу» - восклицала бабушка, и вдруг сменив тон напомнила: «Юлинька, тебе пора выходить, уже долго возишься».
        Девушка вылезла из-под ванны и увидела кучу мелочёвки, которую ещё предстояло собрать.
        В дверь постучала домработница: - У вас всё в порядке? Может что-то принести?
        Юлька открыла дверь, продемонстрировав свои трудности на полу: - Всё хорошо, немного тут рассыпала. Ужин уже готов?
        - Да, прошу к столу.
        Юлька быстро запихала вещи в косметичку и пошла за Женей.
        - Красивый вид, - кивнул он в сторону окна.
        - Да, есть такое дело. Ты не стесняйся. Родители на самом деле нормальные люди, хоть и приходиться общаться с богемными созданиями, что не может ни накладывать свои отпечатки. Когда я здесь жила многие из пафосных вещей, которые ты видишь, отсутствовали. Накупили видимо для своих тусовок. Они редко домой приглашают, но бывает. А у их тусовки принято предметы искусства рассматривать. Хотя если честно, все эти арт объекты по квартире, превращают её в холодное не жилое обиталище.
        - Спасибо, что пояснила, а то я себя почувствовал как в музее, - хмыкнул Евгений.
        После ужина они ещё какое-то время поболтали в гостиной, и пошли спать в разные комнаты. Родители пришли под утро.
        Отец сразу побежал в спальню дочери: - Юлька! Приехала! Моя умница! Как всегда, в тихоря!
        - Папа! Как я соскучилась! - подскочила та с кровати и бросилась к нему на шею.
        В комнату вошла мама.
        - Моя девочка, - выставила она руки для объятий.
        - Ты же ещё мою Катеньку не видела! - рассмеялся папа.
        Юлька еле сдержалась, чтобы не скривиться, вспомнив поздравление на Восьмое марта.
        «Она ещё и с ними живёт» - ужаснулась девушка.
        И тут в комнату вбежала семенящими ножками болонка и принялась лизать Юлькины ноги.
        - И тебе от Катеньки досталось, такая у нас она ласковая девочка, - стала гладить мама собачку.
        Юльке стало стыдно за свои мысли, и одновременно радостно, что она ошиблась.
        - Идите спать, я вас за завтраком кое с кем познакомлю, - хитро улыбнулась девушка.
        - Я уже приметила на твоём пальчике колечко, - кивнула мама в сторону руки дочери.
        - Жениха привезла? - прогремел папа.
        - Так, вы меня не поняли. Евгений просто друг. Мы с ним в проекте в одном работаем.
        - Ага, избранника зовут Евгений. Любимая, пошли спать. Утро воскресенья обещает быть интересным, я бы сказал стратегически важным! - провозгласил папа.
        Юлька не стала больше отпираться. Ситуация её забавляла.
        Завтрак был из глазуньи с творожной запеканкой и круассанами. Женя набивал рот кусок за куском всего подряд, чтобы не отвечать на сыпавшиеся, на него как из огнемёта вопросы. Юлька молча потешалась, видя, как молодой человек краснеет или бледнеет от очередного прямого вопроса отца.
        - Такой зять мне нужен. Подумать только. В его возрасте и такое признание, - пожимал на прощание руку Евгения отец Юльки.
        Мама поцеловала Женю в щёку и сказала, что он всегда желанный гость в их доме.
        Когда молодые люди вышли к станции метро, они уже не могли остановиться от накрывшего их хохота. Но тут раздался звонок Юлькиного мобильника, прервав веселье. Юлька извинилась перед Женей и отошла в сторону.
        - Вы меня чувствуете мистер Ковентри. Я сейчас в Москве, занимаюсь тем, что пообещала. Семнадцатого августа я буду в Берне. До встречи, - промурлыкала девушка.
        Альберт видел эту сцену метров с пятидесяти.
        «Не так уж они и близки, если она отходит от него, чтобы поговорить по телефону» - сделал заключение британец.
        Юлька вернулась к Евгению. Их ждал полный приключений день и вечером перелёт домой.
        - Спасибо за этот праздник, давно так не смеялась. Жаль, что обратно летим разными самолётами.
        - Для тебя я готов пересесть на Краснодарский рейс, а пролетая над Ростовом, ты меня скинешь, только про парашют не забудь, - снова рассмешил её Воронцов.
        - Ты что, разве можно так с будущим мужем. Меня родители заругают! - хохотала Юлька.
        Глава 45
        Белых сидел на террасе с прямой спиной, внимательно смотря на мужчину, который годился ему в сыновья и явно испытывал неловкость.
        - Вы не переживайте, я все понимаю. Должность атамана обязывает учитывать мнение всех, - спокойно проговорил Роман Константинович.
        - Вы не представляете, что эта женщина вытворила. Подписи против вас собрала. Пригласила какого-то инспектора, чтобы проверил всех наших наставников на наличие педагогического образования. Уж не знаю, где вы ей дорогу перешли, но она от своего не отступится, - поделился атаман.
        - Причина банальная на самом деле. Родительская роль видоизменилась. Теперь заботу о ребёнке чаще демонстрируют абсолютной защитой от любых посягательств, будь то сделанное замечание или плохая отметка.
        - Я сам объявил казачатам о принятом решении не приглашать вас. Поскольку родители против. Знаете, что они спросили? Их интересуют можно ли ходить к вам в гости! Вы же не откажите ребятам, если они к вам приходить будут? Дети положительно к вам настроены. И я тоже. Обращайтесь по любому поводу, я помогу.
        - У детей живой ум, но если ребёнка оставить без внимания он зачахнет, и вместо духовного развитого человека вырастет злобный карлик. Такие люди уже никогда не поймут, что значит настоящая человеческая доброта. Я готов делиться знаниями с теми, кто готов их принимать. Спасибо вам, - кивком головы поблагодарил Роман Константинович.
        - Признаюсь, поднял свои армейские связи, чтобы понять, почему ваше дело тянули. Оказывается, платила за это покойная Виолетта Сафронова, вы же развод ей разладили. Телохранитель её приходил с пачками денег к следователю, а тот потом по кабинетам бегал. Все судьи на вас заработали.
        - Женская месть не имеет срока давности и не разбирает, кто на самом деле виновен, - спокойно заметил хозяин дома.
        - Там вообще тёмная история со всеми этими смертями. Сына Сафронова то посадили, но понятно же, что без помощников подросток не справился бы. У одной только сестры Казимира праздник. Читали уже в газете? Как там у них было «… женщина вернулась из монастыря, чтобы найти земное счастье. Лина Сафронова сочеталась браком с Контеем Ануфриевым». Она же единственной наследницей оказалась.
        - На всё воля Божья. Ребятам я всегда рад. Пусть приходят.
        - Вот и отлично, - протянул руку для рукопожатия атаман.
        Белых проводил до калитки гостя и пошёл обратно. На крыльце стоял Коля. По расстроенному виду мальчика было понятно, что он подслушивал.
        Роман Константинович широко улыбнулся: - И кто это у нас уши грел, когда взрослые разговаривали?
        Коля смутился: - Случайно вышло. Мама Тоня послала чай предложить.
        - Ага. И что ты понял?
        - Атаман хороший, - выпалил мальчик.
        - Конечно. На такую должность избирают не только кто сильный и ловкий. Ему и философом и переговорщиком быть надо. Терпения должно быть предостаточно, чтобы каждого выслушать и принять верное для всех решение, - пояснил папа Рома.
        - А разве это верное решение, что вы в штаб ходить не будите? - усомнился малец.
        - Что в этом плохого? Друзья твои сюда приходить будут. Что это как ни проявление уважения? А мне большего и не надо. Опыта у меня много, вам молодым, он нужен. Может, и не воспользуетесь никогда, потому, как своим умом жить нужно. Но мозг у человека это мудрёная штуковина. Он всё помнит и в нужный момент подсказывает. Жизнь длинная. Никогда не знаешь, что пригодится. Так что не переживай. Это не горе. Горя у человека в жизни не так много на самом деле бывает, - похлопал он по плечу мальчика.
        В окне кухни появилась Антонина Васильевна: - Дорогие мои, сходите-ка в пекарню, к обеду свежего хлеба принесите.
        - Слушаюсь командир! - взял команду под козырёк Белых, изобразив рукой фуражку на голове.
        Коля скопировал поведение отца, насмешив маму Тоню.
        - Идите уже, а то ещё кланяться начнёте! Только на голову что-то оденьте! - ласково прикрикнула женщина.
        - Хозяйку дома надо слушать, если у неё настроения нет, обед не вкусный будет, - поучал Роман Константинович, пройдя на веранду за соломенной шляпой.
        Коля натянул кепку и, хохоча, выдал: - Я уже понял, что хозяин в доме папа, а хозяйка папы, это мама.
        Белых улыбнулся: - Николай, как ты быстро учишься!
        Жара не способствовала комфортной медленной прогулке, но торопиться не хотелось. Морской влажный воздух снижал духоту, дурманя прохожих. Коля махал кепкой как веером, но чтобы охладиться, этого было не достаточно. Папа Рома отказался покупать мороженое, мотивировав это тем, что сладкое испортит аппетит. Коля насупился и шагал с недовольным видом.
        Отец и сын взяли в пекарне душистые лепёшки с горными пряными травами. Мальчик порывался отщипнуть кусок из пакета, который нёс.
        - Этим мы не испортим аппетит. Это как будто мы уже обедать начали, - упрашивал Коля.
        Роман Константинович уговаривал его потерпеть, но потом сдался и через мгновение они оба шли, нажёвывая благоухающий хлеб.
        Вдруг на них выскочила перепуганная молодая женщина.
        - Помогите! Я сбила человека! Он там! - указывала она в переулок.
        Белых остолбенел. Внутри всё перевернулось и задрожало.
        - Папа, папа, быстрее! Человеку нужна помощь! - растормошил его Коля.
        Они побежали за женщиной. Белых издали увидел фигуру мужчины рядом с красной маздой.
        - Я боюсь сесть за руль. Его надо в больницу, помогите! - причитала хозяйка автомобиля.
        - Надо вызывать скорую помощь, - сиплым голосом предложил Роман Константинович.
        - Они не могут быстро приехать. Все бригады на выезде из-за короновируса, - заламывала руки женщина.
        Около стены дома, в теньке на скамейке спокойно за происходящим наблюдал бездомный.
        «Может тебе повезёт больше чем Станиславу, у которого ты пса под колёса БМВ бросил и тот, как дурак, за своей псиной ломанулся».
        С мутным взглядом, словно действия происходили не с ним, Белых осмотрел пострадавшего. Видимых повреждений не было. Втроём они затащили молодого человека на заднее сидение.
        - Беги домой, предупреди мать. Я в больницу, - механическим тоном проговорил Белых.
        Коля побежал домой. Трясущимися руками Роман Константинович завёл автомобиль. Машина плавно тронулась. Руки, совершая действия на автомате, ловко управляли машиной, несмотря на то, что сам Белых казалось, не понимал, что делает. Около травмпункта оцепенение стало спадать.
        Роман Константинович припарковался близко к входу насколько смог. Множество автомобилей заблокировали подъезды. Люди, страдающие от разного рода недугов, пытались получить помощь. Больницы не принимали, все процессы были заточены под пациентов, поражённых короновирусом. Люди лечились дома. Словно сердечникам и им, подобным людям с тяжёлыми заболеваниями, больше не нужны были ни капельницы, ни строгий врачебный контроль. Только для экстренных случаев врачи делали исключение. Докторов и вообще медицинского персонала катастрофически не хватало.
        Санитары положили пострадавшего на носилки. Мужчина пришёл в себя и, взглянув на Белых, дёрнулся, чуть не перевернувшись.
        - Быстрее у него шок! - торопил старший санитар студента помощника.
        - Спасибо вам, - плакала женщина, обращаясь к Белых.
        - Вам полицию надо вызвать. Протокол происшествия оформить, - сухо посоветовал Роман Константинович.
        - Медики уже вызвали. Муж подъехал, сейчас поможет разобраться, как только найдёт, где припарковаться. Этот мужчина сам на меня выбежал. Мне показалось, что за ним кто-то гнался.
        - Тогда я пошёл. Запишите мой номер телефона, если что-то будет нужно.
        - Да, да. Вы правы, диктуйте, - достала женщина мобильник.
        Сделав всё, что мог, Роман Константинович пошёл домой. По пути он встретил супругу с сыном на автомобиле. Мужчина сел в машину и почувствовал, как мелкая дрожь всё ещё цепко держит его колени.
        Антонина Васильевна тараторила без умолку. Она сначала не поняла, кого увезли в больницу, и теперь торопливо пересказывала, как Коля её чуть не напугал до смерти.
        Наконец она умолкла и тихо спросила: - Как там пострадавший?
        - Жив. Пришёл в себя, когда госпитализировали, - ответил Роман Константинович.
        - Папа Рома ты такой смелый! Ты человека спас! - восторженно заявил Коля.
        - Людям надо помогать. Нельзя проходить мимо, - Роман Константинович чувствовал, что ему словно стало легче дышать. Он помог спасти человека.
        - Видите, как важно уметь водить машину, - гнусаво протянул мальчик.
        - Подрастёшь, научу. Всему своё время, - пообещал отец.
        Глава 46
        В понедельник Юлька пришла на работу, где увидев своего помощника, проректор по развитию сильно удивился и тут, девушка вспомнила, что у неё начался двухнедельный отпуск.
        «Да чтоб его! Ну, вот как я могла забыть?! Можно же было у родителей в Москве остаться, погостить» - шла раздосадованная Юлька к автостоянке.
        «По-моему всё равно надо радоваться. Как ни крути, отпуск это хорошо» - пыталась успокоить её бабушка.
        «В целом да. Но времена сейчас такие, что, чтобы отдохнуть в каком-либо турне, надо было раньше побеспокоиться. К тому же середина августа, самый пик сезона отпусков. Только если к Роману Константиновичу податься» - рассуждала девушка.
        «Позвони, я думаю, они будут рады» - согласилась бабушка.
        Но с визитом в Геленджик пришлось повременить. Как это обычно случается летом у жителей курортных городов, к Белых приехали почти все их родственники со всей страны.
        «Никогда у меня не было такой проблемы. У меня отпуск, а я собираюсь провести его дома с телевизором» - окончательно расстроилась Юлька, убирая мобильник в сумочку.
        Девушка села в машину. Включила кондиционер и задумалась. Прохлада стала действовать успокаивающе. Она поехала по утопающему в зелени Краснодару. Тут ей попалась свободная парковка около храма.
        «Заеду в церковь» - решила она, резко крутанув рулём.
        «Хорошая идея» - одобрила бабушка.
        Юлька взяла на входе платок и прошла в тихий мир икон и ладана. Поставив свечки за здравие живущих, и покой усопших, девушка размеренным шагом прошлась по церкви, рассматривая иконы со свечой в руке, которую зажгла у центрального иконостаса с просьбой к святым ликам надоумить её в делах.
        Покидая церковный двор, Юлька приметила колодец.
        «Хммм. Это время можно провести с пользой» - пришла к ней идея, как провести отпускт
        «Что ты придумала?» - полюбопытствовала бабушка.
        «Святая вода. Попробую изучить взаимодействие её и кристаллов».
        «А ведь бывают ещё и целебные источники» - напомнила бабушка.
        «Точно! Обозначу карту ближайших к Краснодару водоёмов. Проедусь и соберу образцы. Может получиться создать «набор связи» для разного рода случаев» - обрадовалась Юлька.
        Мистер Ковентри ни как не мог понять, чем занята Драгунская. Казалось, что эта просвещённая молодая особа, ударилась в паломничество по святым местам Кубани. Потом он подметил, что куда бы она ни приехала, то отбирает воду из источников в бутылки и подписывает их, перед тем как положить в багажник.
        «У этого действа есть какое-то другое непрямое объяснение» - пытался разгадать таинственные манипуляции агент МИ-6.
        Юлька понимала, что зоркий глаз Альберта может быть где угодно. Но скрываться не стала. Посетив четыре источника в течение трёх дней, она подъехала к станице Неберджаевской, вблизи Новороссийска. Девушка смачивала кулоны и поочерёдно применяла в поездке, но никаких дополнительных свойств не обнаружила. Вот и теперь, сравнив порции кристаллов в работе, она не нашла ни какой разницы.
        «Или я делаю что-то не так или действительно нет ни какого значения от объёма используемых кристаллов» - шла она к облагороженному роднику.
        «Детка даже в советское время знали, что святая вода лечит. Думаю это свойство основное. А ты хочешь из неё телефон сделать» - проворчала бабушка.
        «Святая вода не портится. Постоит пока, может потом пойму, как применить. На другие источники уже не поеду» - размышляла Юлька, закручивая бутылку только что взятой воды из источника Святой ручки.
        Августовская жара давила зноем. Увидев купель, Юлька тут же решила искупаться. Правила гласили, что женщины должны быть одеты при купании в длинную сорочку или сарафан.
        «Вот снова жёлтый сарафанчик пригодился» - порадовалась девушка.
        Она взяла его из сумки и, изгибаясь всеми возможными способами, переоделась в машине.
        Купель была похожа на обычный небольшой, но глубокий бассейн выстеленный плиткой нежно-голубого цвета. Предписывалось окунуться три раза, прочитав молитву «Отче наш», текст которой висел на стене, возвышавшейся вокруг купели.
        Юлька окунулась. Выходить не хотелось. Но тут она увидела, что по каменной лестнице спускается белобородый старик. Он ни сколько не смутился наличия Юльки в купели. Девушка видела, что люди заходили сюда группами, но ей всё равно было неловко. Она хотела уйти и, услышав слова молитвы этого старца вперемешку с вопросами к Богу, ускорилась, потому, как ей стало совсем совестно и, стараясь не привлекать внимание, она ретировалась к лестнице.
        «Пора домой» - подумала Юлька.
        Вдруг старик позади, всхлипнул. Она обернулась. Его глаза были наполнены слезами, мысли неслись в небо: «Мне ответил ангел. Господи, спасибо за твою благодать. Я понял. Я вернусь домой. Надеюсь, семья простит мои согрешения».
        Вжав шею в плечи, девушка поспешила из воды к машине.
        «Мамочки, мне только этого не хватало. Он меня за ангела принял? Кулон в воде позволяет обоюдное общение?!» - девушка была в шоке от этого открытия.
        «Давай разберёмся. Может это случайность? Что он такого сказал?» - пыталась бабушка успокоить внучку.
        «Бабуль, ты сама понимаешь, что это не случайность. Вопрос только один. Таким образом освещённое место повлияло или подобный эффект будет прослеживаться и в бассейне?» - рассуждала Юлька.
        «Есть только один способ это проверить» - вздохнула бабушка.
        «Так бассейны и аквапарки закрыты. Из-за карантина туда посетителей не впускают» - догадалась внучка, что имеет в виду бабушка.
        «Думай, что ещё есть. Может такие же удалённые от населённых пунктов природные уголки, как святые источники. Люди чем дальше от центра, тем меньше прислушиваются к властям, живут по старинке. Да и в Краснодаре наверняка есть какой-то бассейн, а то и не один, который в обход запретов функционирует» - посоветовала бабушка.
        «У меня нет таких знакомых в городе, чтобы пробраться в теневой мир».
        «Неужели? А Олег?» - напомнила бабушка о друге Дане.
        «Хммм. И что я ему скажу? Привет, хочу искупаться, помоги?» - девушка дошла до автомобиля и прохаживалась вокруг него, в ожидании пока сарафан просохнет.
        «Для таких парней как он, это нормальный вопрос. Они любые задачи решают».
        «Ба, неудобно как-то. Может он не в городе. Они же там уезжать собирались».
        «Позвони. Помнишь, за спрос денег не берут» - настаивала бабушка.
        Юлька достала сумочку, в которой было портмоне, наполненное самыми разными визитками.
        «И сколько я искать буду эту карточку. А он может уже, и номер сменил» - бухтела она, девушке не хотелось звонить человеку, который связывал её с внезапным обрывом счастливой жизни.
        Отыскав нужный номер, она долго перебирала визитку в руках. Бабушка тактично отмалчивалась. Сарафан ещё был влажным, хоть и значительно просох на солнце. Делать всё равно было нечего. И вот Юлька, качая головой в знак протеста с собственными действиями, набрала номер телефона Олега.
        - Привет, Это Драгунская.
        - Здорово. Какие-то проблемы?
        - Дурной вопрос. Просто задать некому, а как я поняла ты мастер на все случаи жизни.
        - Есть такое дело. Спрашивай, - хохотнул молодой человек.
        - В отпуск отправили, а я никуда не могу себя деть. На море битком туристов. За границу сам понимаешь не выехать. Жара достала. Может, подскажешь адрес, где бассейн работает?
        - Всего-то. Легко. Запоминай. Отель Римар на Кубанской набережной. У них там спа-центр с большим плавательным бассейном. Там и солевой грот и сауны. В общем, пять звёзд не зря прицепили.
        - Ух-ты!
        - Если вдруг, какие проблемы с входом, покажешь управляющему мою визитку.
        - Спасибо. Там хоть какая-то публика есть или я в одиночестве буду.
        - По-разному бывает. Разберёшься.
        «Бабуля, ты просто мудрый визирь. Всегда знаешь, что подсказать!» - радостная уселась в машину Юлька.
        «Всегда, пожалуйста» - бабушка была довольна собой.
        Девушка снова переоделась. Всё-таки в брюках ей за рулём было удобнее.
        Вечером Юлька измождённая дорогой вернулась из своего тура по источникам.
        «Завтра позвоню. Сегодня мне нужен только сон и еда» - искала по кухне, что пожевать девушка.
        «Зачем звонить? Тебе ответят вежливым голосом, что всё в соответствии с регламентом закрыто. Туда ехать надо» - резонно подметила бабушка.
        «Значит, с утра и поеду» - грустно рассматривала Юлька пустой холодильник.
        «Никуда не хочу выходить. Закажу пиццу».
        Через полчаса Юлька поглощала итальянскую пиццу. Запах запечённых овощей с колбасой и сыром стоял во всей квартире. Девушка облизывала испачкавшиеся в сочной начинке пальцы, как вдруг в дверь позвонили. Она застыла на месте, как пойманный с поличным ребёнок. Затем ругнувшись, вытерлась салфеткой, и нехотя оторвавшись от еды, пошла открывать. На пороге стояла Янка Милютина.
        - Заходи. Могу пиццу с кофе предложить, - кивнула в сторону кухни Юлька.
        - От кофе не откажусь, - скромно отозвалась та.
        Юлька не знала о чём разговаривать с Янкой. Но тут и без кулона было понятно, что дока ректора переживает по поводу случившегося в Амстердаме, испытывая неловкость перед ней. И всё же девушка, когда наливала в турку воду, смочила руки и провела по кулону мысли гостьи, чтобы вывериться с догадкой.
        «… вот как ей сказать, чтоб она молчала?… денег может предложить?… сколько денег?…» - метались мысли Янки.
        «Всё с тобой ясно, откупаться пришла» - усмехнулась про себя Юлька, а вслух произнесла: - Если ты по поводу кейса в Нидерландах, то я уже ничего не помню, что там было. Кстати, я завтра собираюсь в бассейн, хочешь, пойдём вместе?
        Янка посмотрела на неё с благодарностью: - Я оплачу наше посещение, даже не обсуждается.
        Мистер Ковентри ждал, когда Драгунская ему позвонит и уже собирался сделать это сам. Но поздний визит девушки со знакомым голосом его притормозил. В бинокль он разглядел в освещённых окнах квартиры Драгунской Янку Милютину.
        «Неожиданно» - подумал британец, вслушиваясь в разговор.
        По мере диалога всё стало на свои места, но тут же Драгунская снова его удивила, предложив явно не подружке совместный отдых в бассейне.
        «Чего это она? От скуки или следы путает?».
        Интуиция подсказывала, что девушка не собирается расставаться с кристаллами и возможно даже припрятала их около одного из пяти источников, которые посетила или же собирается это сделать завтра. Альберт дождался, когда вечерняя посетительница ушла, и набрал номер телефона Драгунской.
        - Кристаллы теперь у меня, но где мои гарантии? Я не уверена, что всё закончится, если я их вам отдам, - промурлыкала девушка.
        - Что? Что вы хотите? - нетерпеливым тоном спросил мистер Ковентри.
        - Мне надо подумать. Я позвоню, - снова промурчала Драгунская и положила трубку.
        Альберт едва не зарычал.
        «Что она себе позволяет! Если бы не её нужность для конторы, я бы с этой Драгунской уже разговаривал по-другому» - ходил он по квартире, словно лев в клетке.
        В спа центр пятизвёздочного отеля удалось попасть, только предъявив визитку Олега. Персонал, ни за какие деньги не соглашался впускать посетителей. Янка была расстроена. Ей очень хотелось сделать Юльку хоть в чём-то должной. Прочитав мысли дочки ректора, девушка, хитро улыбнувшись, решила предоставить ей такую возможность.
        - Ян, у меня есть секрет, которым я никогда ни с кем не делилась, - начала Юлька издалека, когда девушки покинули парную и устроились на массажных креслах перед бассейном.
        - Хочешь мне рассказать? - немного удивленно взглянула на неё Янка.
        - Ну, мы в некотором роде как сообщники будем молчать друг о друге, - подмигнула она. - А мне действительно хочется это обсудить.
        Но тут их прервали. Несмотря на то, что детей в спа комплекс не пускали, к бассейну высыпала куча ребятишек младшего школьного возраста. Они стали прыгать в воду, бегать и кричать на мелководье. Прячась за колоннами, которые возвышались в бассейне, дети пугали друг друга, выскакивая из-за них, а один мальчик постарше наглым образом разглядывал тела девушек. Юлька поёжилась от такого анатомического осмотра.
        - Так о чём ты хотела мне сказать? - напомнила Янка.
        - Мне кажется, что я умею читать мысли других людей, представляешь?! - тихим голосом поведала Юлька.
        Янка захлопала в растерянности накладными ресницами, а Юлька тем временем продолжала.
        - Но не так, как это в телевизоре показывают. Мне чужие мысли лезут в голову как психологам, которые посмотрят на человека и сразу говорят, в чём у него проблемы. Но я-то этому не училась. Так книжки по профайленгу читала и всё.
        - Это совсем не говорит о том, что ты умеешь читать чужие мысли, - выдохнула Янка.
        - Мне сложно объяснить. Давай попробую показать. Видишь этого пацана, что на нас пялится. Хочешь, скажу, о чём он думает? - предложила Юлька.
        - Вижу и тут много ума иметь не надо, чтобы догадаться, о чем он думает, - засмеялась Янка.
        - Давай поспорим. Твоё мнение, о чём он сейчас размышляет? - встала с кресла Юлька и присела на край бассейна, став играть ладошкой по воде.
        - Ну как, мечтает дотронуться, поцеловать или чего-то большего нафантазировал, - всматривалась на мальчишку Янка.
        - А я думаю, что он думает, почему эти женщины носят такие странные купальники. У его мамы бикини, а мы с тобой в предложенных отелем купальниках выглядим водолазами, - улыбалась Юлька.
        Янка нахмурилась, стараясь всмотреться в мальчишку, но тот отвернулся, уже потеряв к ним интерес, и резвился с остальными ребятами.
        - Я пойду, проверю, - хмыкнула девушка и пошла к каменным полукруглым ступеням, ведущим в воду.
        «Зачем тебе это надо? Вдруг она кому-нибудь расскажет?» - осведомилась бабушка.
        «Не расскажет. Я всё время теряюсь в догадках и делаю предположения, а тут такой случай испытать по предложенному мной варианту и прочитать мысли людей» - соскользнула девушка в воду и прислушалась с кулоном в руке.
        Янка пыталась узнать, о чём думал мальчик, а тот не понимая, что ей от него надо старался удрать.
        И тут Юлька мысленно сказала ему: «Ответь тётеньке, что она в купальнике похожа на водолаза, она и отстанет».
        Неожиданно мальчишка улыбнулся и выпалил: - Вы водолазом работаете?
        У Янки отвисла челюсть: - С чего ты решил?
        - Ваш купальник такой огромный, - пожал он плечами и, бултыхнувшись в воду, поплыл на глубину.
        Янка возвращалась с заинтреговано-пасмурным видом.
        - Ну что, кто оказался прав? - улыбалась Юлька.
        - Ты. Но я готова поклясться, что слышала у себя в голове твой голос, типа скажи тётеньке, что она похожа на водолаза, - закуталась Янка в халат и, взяв стакан с соком ухватила трубочку ртом и с пристальным взглядом на Юльку стала посасывать напиток.
        - Это тебе показалось. Ты же знала мою версию, вот и крутила её у себя в голове. Хочешь, ещё проверим. Я тебе отправлю сообщение на мобильник, о чём думает вон та кроха в розовом купальнике, а ты поговори с ней, а потом прочти, то, что я отправлю.
        - Идёт, - в глазах Янки сверкал азарт от желания разоблачить фокусника.
        Юлька вылезла из бассейна и, осушив руки, отправила текст: - Готово.
        Янка пошла к малышке, а Юлька снова опустилась в бассейн.
        «Ты же уже поняла, что тебя слышат все кто в бассейне, когда ты с кулоном в воде. Зачем ты её опять отправила?» - не поняла бабушка манёвр внучки.
        «Хочу понять, как говорить так, чтобы меня слышал, только один определённый человек. А на ком мне ещё тренироваться?».
        - Что грустишь малышка? - спросила Янка у девочки, присев на корточки там, где та барахталась на плавательном круге в воде.
        - Моя русалочка вон туда попала, - указала она на фильтрационное окошечко забора воды.
        - Хочешь, помогу достать? - спросила Янка.
        И тут Юлька, внимательно ловившая каждое слово, сконцентрировавшись, и смотря прямо на девочку, с кулоном, зажатым в воде обеими руками, подумала: «Пока не надо доставать. Она со мной в прятки играет».
        Девочка замотала головой: - Мы играем в прятки.
        - Ну, ладно, - Янка встала и достала мобильник.
        Текст в сообщении гласил - «Играет с куклой в прятки».
        Янка, с недоверчивым прищуром вернулась к Юльке: - Как ты это делаешь?
        - Я не знаю. Может я ненормальная какая-то. Поэтому никому и не говорю.
        «Эксперимент неудачный. Янка твоя в воду не заходила» - подсказала бабушка.
        «Да чтоб его!» - ругнулась Юлька и тут же предложила Янке: - Хочешь, ещё попробуем? Может это просто случайности.
        В этот момент из термальной зоны в бассейн вошли двое симпатичных похожих между собой мужчин в плавках.
        Янка тут же преобразилась: - Давай. О чём думают эти двое?
        Она кошачьими движениями сбросила халат и медленно спустилась с бортика в воду. Юлька, продолжая стоять в бассейне, прочла мысли мужчин.
        - Не спеши, это братья и они с подружками, - предупредила Юлька.
        Янка сначала надула губки, а потом вдруг заулыбалась: - Слушай, какой полезный у тебя секрет. У меня есть несколько поклонников, поможешь проверить?
        - Хорошо, но только давай их всех сюда приглашать, - повеселела Юлька.
        Остаток отпуска прошёл в бассейне. Янка тоже взяла отпуск. Обе девушки остались довольны. Одна подчистила список верных обожателей и наметила две кандидатуры на серьёзные отношения, причём один из них благодаря помощи Юльки раскрылся с той стороны, с какой на него дочка ректора никогда не смотрела, а после совместного плавания перешла с ним на новый уровень симпатии. Вторая же вволю натренировалась с кулоном. К Юлькиному сожалению в бассейне её слышали и другие, а не только она их, поэтому от разговоров с бабушкой, будучи в воде пришлось отказаться.
        Глава 47
        Перед поездкой в Берн Юлька пошла на явочную квартиру. Кондиционер работал плохо. Она решила, что повременит с уборкой и сделает её полноценно, когда можно будет открыть окна. Но пошуметь пылесосом всё равно пришлось.
        Крутижанская была в приподнятом настроении. Даже похвалила Юльку. Затем, как обычно, быстро сообщила шифровку и отключилась. Девушка, не собиравшаяся встречаться с Альбертом, сев в автомобиль стала набирать текст послания, чтобы отправить ему, как вдруг в окно двери постучали. Она повернула голову и внутренне обомлела. Перед ней стоял мистер Ковентри собственной персоной. Юлька радостно заулыбалась, кивнув на кресло рядом. Мужчина медленным шагом обошёл автомобиль и присел на пассажирское сиденье.
        - Две секунды. Я как раз вам пишу, - Юлька махнула у мистера Ковентри перед носом мобильником.
        Отправив сообщение, она подняла глаза на британца: - Всё. Я вас слушаю. Потом прочтёте.
        Наступила тишина. Юлька, продолжая улыбаться, молча смотрела на Альберта. Агент МИ-6 заговорил первый.
        - Я понимаю, что вы стали тянуть время. Возможно, у вас появились те, кто предлагает лучшие условия. Давайте обсудим, - вкрадчиво произнёс британец.
        - Вы, как всегда, проницательны, - многозначительно вздохнула девушка.
        - Ответьте на вопрос, пожалуйста, - процедил сквозь зубы мистер Ковентри, давая понять, что он не намерен обмениваться любезностями, и ожидает от неё конкретных шагов.
        - А что тут отвечать. Мне интересно, зачем они вам всем понадобились, - продолжала Юлька жеманничать.
        - Полагаю на этот вопрос надо спрашивать тех, кто разбирается. Я лишь переговорщик и не собираюсь это обсуждать. Я вам так скажу, вы зря играете со мной. Информация, которую вы даёте, не стоит того, чтобы сохранить вам жизнь. Подумайте об этом, но не долго. Следующая встреча с представителем МИ-6 может стать для вас последней. Последней встречей с кем-либо.
        Альберт растянулся в улыбке чеширского кота и покинул автомобиль. Юлька не меняя выражения на лице, помахала ему и поехала домой.
        «Юлинька, ставки настолько высоки, что он готов сорваться!» - выпалила бабушка.
        «Если бы мог, уже бы это сделал. Так, припугнуть приходил» - понимая, что рискует, ответила внучка.
        «Как будешь реагировать?».
        «Ни как. Всё идёт своим чередом. Я же под присмотром» - уверенность в поддержке давала Юльке определённую смелость в действиях.
        «Не пора ли звонить тому важному феэсбешнику?» - намекнула бабушка.
        «Может после следующей встречи с Альбертом и наберу. Он просил тянуть столько сколько можно. Думаю это как раз, и будет предел» - выдохнула внучка.
        «Лишь бы не опоздать, детка» - тяжело вздохнула бабушка.
        «Ба, интуиция шепчет, что я права».
        Впервые Милютина с Драгунской хохоча о чём-то своём встретились с Воронцовым в аэропорту Шереметьево.
        - Ничего себе, вы сдружились? - недоумевая, спросил Евгений, когда Янка отошла, разговаривая с кем-то по мобильнику.
        - Я при надобности могу общаться с кем угодно. Так совпало, что мы теперь чуть ближе познакомились, - загадочно сообщила девушка.
        - Так близко, как и мы? - подмигнул Женя.
        - Нет, ну что ты. К родителям я её не поведу. У нас с ней в планах свадьба не значится, - рассмеялась Юлька.
        - У кого свадьба? - вернулась Янка.
        Евгений замялся.
        - Воронцов, ты женишься? Правда? Поздравляю! И кто она? - засыпала вопросами Милютина.
        Юльку пробрал смех.
        - Э-э-э ты знаешь, я у неё ещё не спросил согласна ли она. Поэтому пока имя моей избранницы останется в тайне, - промусоливая слова ответил Женя.
        - А ты чего смеёшься? - уставилась Янка на Юльку.
        - Посмотри на него. Как думаешь, сколько лет пройдёт пока он на предложение решиться? - у Юльки от смеха стали наворачиваться слёзы.
        - Верно! Женя, не будь валенком, а то твоя невеста сбежит! - стала наставлять Янка.
        Евгений в душе метал молнии в Драгунскую, но внешне продолжал быть стеснительным мужчиной, который лишь покачал головой.
        Сменить тему разговора помогло объявление на посадку. Билеты распределили молодых людей в разных частях салона. Возле Юльки место оказалось свободно. К удивлению девушки и Женя, и Янка хотели лететь рядом с ней.
        - Ты и так сколько раз уже получал эту возможность. Теперь мой черёд. Нам поболтать надо! - настаивала Янка.
        Женя возразил, но его комментарии были отвергнуты, и Милютина устроилась рядом с Юлькой, пообещав бортпроводнику, что как только самолёт пойдёт на снижение, она вернётся на своё кресло.
        - Признавайся давно у вас любовь с Воронцовым? - припёрла Янка к иллюминатору Юльку неожиданным вопросом.
        - Как ты догадалась? - смутилась девушка.
        - Слушай, ну я же не вчера родилась. У вас взгляды особенные. Он частенько сидит рядом с тобой и в самолёте и в автобусах. Сумки тебе носит. Преданный пёс не иначе. Но для дружбы как-то уж он не по-братски на тебя смотрит. Я же помню, как в Амстердаме он вокруг тебя суетился. И ключ от твоего номера у него в руках я тогда тоже заметила, - перечислила Янка.
        - Ого. Тебе бы в детективы идти. В самом деле, всё очень сложно и запутано. Искра, то есть, то нет. Мы же в разных городах живём. А он скоро ещё дальше переезжать собрался. Ему жениться надо, чтобы рабочую визу дали. А я? Что я должна чувствовать? - Юлька на лице изобразила страдание.
        - Ну да, это не тянет на искренние отношения. Получается, что он или из-за визы с тобой заигрывает или ты и вправду ему нравишься. А что твой секрет, помогает? - рассуждала девушка.
        - Увы. К сожалению, когда дело касается меня самой, я как слепой котёнок, - взгрустнулось Юльке.
        - Мы что-нибудь придумаем. Слушай, а давай я с ним пофлиртую? Если ему только виза нужна, он на меня быстро переключится, - внезапно предложила дочка ректора.
        Юльке идея не понравилась. Казалось, дух собственничества вот-вот вырвется на свободу и устроит взбучку этой соблазнительнице. Но вдруг ей стало интересно, как поведёт себя Воронцов. К тому же, если она начнёт сейчас отпираться, это будет выглядеть подозрительно.
        - Здорово придумала. Так и сделаем. Чувства проверим, - захихикала девушка.
        «Вроде взрослая женщина, а ведёшь себя как ребёнок» - проворчала бабушка.
        «Бабуль, если твой любимый Воронцов чист, то он пройдёт проверку, не переживай» - хмыкнула внучка.
        Мистер Ковентри ни как не мог взять романтические перестановки. Теперь, где бы ему не удавалось увидеть Воронцова вместо Драгунской рядом с ним была Милютина.
        «Кто автор этого спектакля?» - скрежетал зубами британец.
        На телефонные звонки Евгений не отвечал, словно отключил мобильник.
        «Неужели этот умник его потерял или дома забыл?» - злился агент МИ-6.
        Лишь за секретные данные, которые озвучила Мария Владленовна, его несказанно поблагодарили в разведывательном управлении. Альберт пока придерживал её имя в тайне, поняв, что это единственный козырь у него в руках, если его руководство снова затребует отчёт по кристаллам. Наступало время активных действий.
        Юлька не могла разобраться в том, что творилось в её душе. Женя был приветлив, как всегда, ночевать приходил к ней, а днём полуфлиртовал с Янкой. Девушка не знала, даже как спросить его о том, что происходит. С Милютиной они договорились обсудить поведение Воронцова, когда расстанутся с ним в аэропорту на обратном пути. И получалось так, что Юлька оставалась в полном неведении и это при том, что она обладала таким мощным оружием как кристаллы. Но то, что она видела, девушку не устраивало. Уже в среду вечером она попросила Евгения не приходить ночевать, думая привлечь внимание и вызвать его на разговор. Но невозмутимый Женя быстро согласился, а она, сославшись, на лёгкое недомогание, ушла ужинать в номер. И теперь девушка ломала голову, где он проведёт ночь.
        «Это не ревность» - твердила она себе.
        «А что же?» - посмеивалась бабушка.
        «Как что? Я просто за дело переживаю. Раньше же надо было, чтобы Воронцов был рядом со мной. А теперь? Что происходит теперь?» - деловито рассуждала Юлька.
        «Видимо идёт какая-то операция о конфигурации структуры, которой нам никогда не узнать» - философски изрекла бабушка.
        «Бабуль, пожалуйста, только без пафосных возвышенных материй. Мне этого и в университете хватает. У швейцарцев тут в основном философы учатся, а от них переопыление и на другие факультеты пошло. Построение предложений наветееватейшее. Бррр».
        «А я рада, что так сложилось. Ты хоть для себя взвесишь всё и разберёшься. Может действительно Воронцов это твоя судьба» - поделилась настроением бабушка.
        «Ба, не начинай и так тошно» - усмехнулась девушка, сама поражаясь тому, как реагирует на сложившуюся ситуацию.
        Внезапно зазвенела пожарная тревога.
        «Ха, вот я сейчас и посмотрю, откуда Воронцов пойдёт вниз» - выбежала Юлька в коридор.
        Номера участников группы международного проекта были на разных этажах, но она надеялась вычислить, где примерно должен будет находиться Евгений, если эвакуировался не из своего, а из Янкиного номера. Однако в людском потоке она быстро перестала что-либо понимать. Двери на улицу были закрыты. За окном были слышны сигналы сирен полицейских машин. В холле столпилось огромное количество недовольных постояльцев. Пожарная тревога стихла, но в ушах ещё отдавался её звон. И тут на длинный стол рецепшена взобрался человек в чёрной одежде с маской на лице, в прорези которой были видны угольные брови и азиатский разрез глаз. Он поднял автомат и испустил целую очередь выстрелов в потолок. Мгновенно наступила тишина. Мужчина говорил с арабским акцентом.
        - Здание заминировано. Мы выставили требование властям и если все заложники будут себя вести хорошо, то ни кто не пострадает, - коротко уведомил о происходящем террорист.
        Второй так же одетый появился у центрального входа. Затем Юлька заметила ещё подобных им людей в масках. Террористы приказали всем сесть на пол. Поджав под себя ноги, Юлька медленно достала кулон и аккуратно лизнула. На неё хлынул поток мыслей, которые нагоняли ужас. Она встрепенулась.
        «Так не пойдёт. От такой порции страха можно и свихнуться. Наших не видно. Бабуль, надо что-то делать».
        «У них оружие детка, сиди смирно» - шикнула бабушка.
        Юлька замерла. Совсем рядом стал один из террористов.
        «Я просто обязана узнать, о чём он думает» - вновь лизнула девушка кулон.
        И вот сквозь молитвы и ругань она уловила мысли человека в чёрном: «… скорее бы уже вертолёт дали… мы же немного запросили… быстро деньги собрать должны… освободить из тюрьмы пару хулиганов тоже не сложно… только бы они не догадались раньше времени, что бомбы это муляж…».
        «Ах вот как!» - вспыхнула Юлька.
        «Успокойся, автоматы-то у них настоящие!» - тут же среагировала бабушка.
        «Ба, я не могу сидеть, сложа руки. В новостях показывали, что для заложников любые переговоры с террористами почти всегда плачевно заканчивались. Эти же европейцы не понимают, что на грубую силу нужно соответствующе реагировать. А у них что? Женщин по Германии беженцы насилуют, а их мужчины надели платья и парадом прошлись в пользу поддержки слабого пола! Адекватность поступков людей выродилась от толерантных потуг современного общества».
        «И что ты можешь? Только откроешь рот, как тебе его тут же закроют. Очнись, здесь нет места для геройства!».
        «Я не думаю о геройстве. Не хочешь помогать, тогда молчи» - обиделась девушка.
        «Я за тебя же волнуюсь, детка!» - всхлипнула бабушка.
        «Тогда давай порассуждаем вместе. Могу я что-то сделать или нет».
        «Хорошо, хорошо, я на твоей стороне».
        «Бабуль, ты права, встать и крикнуть, что здание не заминировано нельзя. Пленники и не услышат, а если и услышат, то не встанут и тем более не пойдут в атаку. Люди в панике. Это у меня пока заторможенная реакция. Значит надо действовать быстро, пока меня такой же очумелостью не накрыло».
        «Если здесь нельзя предупредить всех, то надо попробовать другой способ» - попыталась предложить бабушка.
        «Какой? Вон идёт с коробкой один из них, и мобильники собирает. Телефона считай, уже нет» - заметила движение слева Юлька.
        Но тут произошло неожиданное. В центре холла стоял маленький фонтан. Террорист, собиравший телефоны не заметил его и шагнул внутрь, споткнувшись о бортик и утопив мобильники. Он поднялся и мокрый продолжил изымать гаджеты.
        «Бабуль, я попробую за него взяться и внушить свои мысли» - тут же сообразила девушка способ повлиять на обстоятельства.
        «Делай, что угодно только не спровоцируй стрельбу. С Богом!» - благословила бабушка.
        Мужчина в чёрном подошёл к ней. Юлька одной рукой стала класть мобильник, а второй взялась за его ногу ближе к ботинку.
        - Я хочу в туалет, помогите, - взмолилась она, и едва опустив мобильник в коробку, взялась рукой за кулон и мысленно проговорила: «Всех нужно отвести в бассейн, пусть там нужду справляют».
        Мужчина вздрогнул, сбил Юлькину руку со своей ноги, резко махнув рукой.
        - Сейчас. Жди! - отрезал он.
        И Юлька стала ждать. Он собрал остальные телефоны. Отнёс коробку на стол рецепшена и о чём-то стал переговариваться с человеком, объявившим захват заложников.
        «Полагаю, это главный из террористов» - смотрела Юлька, как спорят мужчины.
        И вот главарь кивнул.
        Он снова залез на стол и объявил: - Власти не спешат. Придётся их ускорить. Вы сейчас все спуститесь на цокольный этаж в бассейн. Сами решите, что вам делать в воде. Пить или справлять нужду. А мы выложим фотографии и откроем прямую трансляцию происходящего в интернете.
        После этого объявления, террористы стали подталкивать заложников к лестнице в бассейн. Давки не было. Люди двигались как зомби. Опустошённые обречённые лица спокойно выполняли требования террористов. Юлька нервничала, её задумка могла, как спасти, так и умертвить присутствующих. И вот в просторном бассейне на мелководье сгруппировались все заложники. Люди в масках сначала оцепили его по периметру, а потом, сообразив, что ни кто не сможет сбежать сошлись на входе в воду перед каменными ступенями. Через какое-то время они повесили автоматы на плечи и стали переговариваться.
        Юлька глубоко вдохнула, расправила плечи, прижала кулон к груди и мысленно призвала к атаке: «Это студенты. Бомб нет. Нас много. Мы их задавим. Вон из бассейна!».
        Толпа взревела и стихийно двинулась на беспомощных террористов. Сметая всё и вся на своём пути, заложники вбежали в холл, где видевшие трансляцию происходящего полицейские, ворвались на рецепшен и обезвредили остальных террористов.
        «Коллективное бессознательное это страшная сила» - передёрнула плечами девушка.
        «А как ты поняла, что это студенты?» - удивилась бабушка.
        «У меня такое ощущение, что я студентов насквозь, как рентген кости уже вижу» - стояла бледная Юлька посреди холла отеля.
        И тут её подхватил под руки Евгений.
        - С тобой все в порядке?
        - Думаю, да. А ты где был? Где остальные?
        - Мы с Валентинычем и ребятами в ресторане были, когда это всё началось и успели выйти наружу, - объяснил Евгений.
        Юлька внутренне обрадовалась. Значит, некому будет уличить её в том, что услышали её зов в бассейне, а для всех остальных постояльцев в мозг пришли образные звуки, которые можно принять за помощь свыше.
        Здание отеля было оцеплено. Полицейские опрашивали потерпевших и свидетелей. Бывших постояльцев расселили по другим отелям Берна. Валентин Валентинович умудрился договориться, чтобы его группу отправили в одну гостиницу.
        - Нам надо ещё выспаться. Завтра полный рабочий день. Драгунская, а тебе по самочувствию. Я пойму, если захочешь прийти в себя, - объявил куратор, когда их доставили в новый отель.
        - Нет, спасибо. Хотелось бы всё забыть поскорее, а это только местные философы смогут устроить, - развеселила всех Юлька.
        Вещи из отеля по новому адресу привезли утром. Благодаря администратору, который их прислал с посыльным, Юлька не проспала. Девушка с удовольствием отметила, что всё было аккуратно сложено, и ей не пришлось бегать с утюгом. Голова побаливала. Тяжёлые сны будоражили её остаток ночи, и Юлька проспала совсем немного, просидев в кресле у окна. Воронцов ночевал в своём номере, когда он пришёл, она сама его отправила спать, понимая, что не готова к общению.
        В Бернском университете уже все были в курсе и донимали вопросами. Юлька, как и остальные члены группы, сказала, что успела эвакуироваться в самом начале.
        Глава факультета медицины, где сегодня работала группа, с легкой досадой сообщил: - Я конечно рад, что вам не пришлось это испытать, но всё же жаль, что вас там не было. Мне с медицинской точки зрения, хотелось бы от очевидцев услышать подробности произошедшего феномена. Говорят, что на людей снизошла сама Святая Маргарита. Она призвала людей восстать. Причём предупредила, что террористы это студенты и бомбы не настоящие. Представляете удивление полицейских, которые выслушав, как они думали бредни потерпевших, позже убедились в том, что это правда!
        - Как по мне, то это могла быть массовая галлюцинация, - вдруг возразил Воронцов. - Вечером в ресторане какой-то фильм старый показывали, там как раз Святая Маргарита в главной роли была.
        Юлька спокойно выдохнула, Евгений переключил разговор на себя.
        «Медицина это его конёк» - посмеивалась бабушка, слушая какие гипотезы, выдвигает Воронцов.
        И вот настал вечер после суматошных суток. Женя не отходил от Юльки весь день, и после ужина сразу прошёл в номер к Драгунской.
        - Нам надо поговорить, - начал он с порога.
        - Присаживайся, - указала Юлька на софу у окна, а сама присела напротив на край кровати.
        - Ты меня сторонишься? - спросил Женя, озадачив Юльку.
        - Мы можем открыто поговорить? - удивилась она.
        - Сейчас мы не под наблюдением. Из-за всей этой суеты ни агенты МИ-6, ни наши не смогли установить прослушку в номера. Есть только внешняя охрана и такое же внешнее вражеское наблюдение. Я намеренно оставил телефон в Ростове, чтобы мистер Ковентри не донимал, но я думаю, что он тоже где-то поблизости, но сюда вряд ли пробрался, - сухо констатировал Евгений.
        - Я не избегаю тебя. Это Янкина затея. Присмотрись, тебе же супруга нужна. Вдруг согласится, - с обидой в голосе проговорила Юлька.
        - Янкина говоришь. А моё мнение, что это ты мне проверку устроила, - прицельно смотрел Евгений.
        Юлька почувствовала, что она не знает такого Воронцова. От этого мужчины несло решительностью как от альфа-самца.
        - Я не понимаю. Мы же вроде как спектакль разыгрываем. Какие ко мне могут быть претензии? - возмущённо встала она с кровати.
        Женя поднял на неё строгий взгляд.
        - Ты же умная женщина. Понимаешь, что между нами что-то есть большее, нежели сценарий.
        - И что ты выбираешь? - прошептала она.
        - А ты? - поднялся с кресла Евгений.
        Они молча изучали друг друга задумчивыми взглядами. Ни один из них не был готов уступить. Каждый ожидал капитуляции оппонента.
        «Женщина выигрывает, сдавшись» - прошептала бабушка.
        «Я не могу победить его первую любовь. Он предан науке больше чем самому себе. Даже работа в разведке это всего лишь способ самореализоваться» - вдруг осознала Юлька.
        «Ты же женщина. За каждым талантливым мужчиной стоит сильной женское плечо. Помоги ему, и он тебе воздаст» - подсказывала бабушка.
        «Бабуль, я не хочу воздаяний как к мраморной статуе. Я хочу жить по-настоящему» - наконец-то определилась девушка.
        Юлька первая опустила глаза. Ей нечего было ему предложить. Она не была готова сражаться за этого мужчину.
        - Жень, я устала. Давай спасть, - тихо проговорила девушка.
        - Хорошо. Я всё понял, - выдохнул Евгений.
        По пути в аэропорт Женя с Юлькой практически не разговаривали, лишь изредка Янка втягивала их в общую беседу. В самолёте Юлька сидела рядом с Женей, но сразу закрыв глаза, старалась уснуть и даже успела немного подремать, попросив бабушку помолчать и себе, запретив любые мысли о Воронцове.
        Янка попыталась разговорить её в кафе Шереметьево, пока девушки ждали свой рейс.
        - Наш план сработал. Теперь я точно знаю, что у меня с этим мужчиной ничего не получится, - сообщила Юлька.
        - Тебе больно? - участливо спросила Янка.
        - Нет. Я рада, что разобралась в этом вопросе. Спасибо тебе, - девушка выглядела искренне.
        - А мне Евгений понравился. Он не такой, каким хочет казаться, - мечтательно протянула Янка.
        - Дерзай. У нас с ним ничего не было, - подмигнула ей Юлька.
        Глава 48
        В субботу проснувшись на рассвете, Юлька чувствовала нужду куда-то себя деть. Рапортовать по телефону Крутижанской было ещё рано. Сегодня она решила проехаться, на квартиру, а не отсылать сообщение. Девушка включила телевизор. Из международных новостей радостно вещали, что русская противокороновирусная вакцина работает. Весь мир вздохнул от облегчения.
        На улице было пасмурно. Погода намекала на приближение сезона дождей.
        «Через два месяца будет год, как я живу, словно в кино» - усмехнулась девушка, направившись в кухню.
        «Жизнь мало чем отличается от театра» - с пониманием вздохнула бабушка.
        «Мне надо чем-то себя занять. Я даже отчёт по командировке ещё вчера написала» - готовила Юлька сырные бутерброды.
        «Пытаешься от себя убежать? Не получится» - осуждающе цокала языком бабушка.
        «Получится! Поеду, приберусь, а потом отчитаюсь о выполненном задании» - подскочила Юлька собираться.
        «Поешь, моя стрекозочка!» - засмеялась бабушка.
        Юлька плюхнулась обратно на стул, съела бутерброды, а кофе перелила в термос: «Там попью».
        Наведение чистоты шло размеренно. Юлька у себя в квартире убиралась быстро, потому, как делала это регулярно. А здесь слой пыли казался, въелся после летней жары в каждую поверхность. Она, закончив в гостиной, перешла в спальню, где стоял компьютер. Присев на вращающийся стул, девушка, неспешно попивая кофе, протирала полки, как вдруг зацепившись краем тряпки за компьютер, она опрокинула на него кофе. В ужасе Юлька вскочила. Она отставила термос в сторону и, наклонившись, стала в ускоренном темпе протирать клавиатуру. Компьютер был подключён к электросети, девушка боялась, что его замкнёт, но выключать не решилась. Ведь Крутижанская предупреждала его не трогать. Мало ли остановится видеонаблюдение или ещё чего. И тут на экране запрыгали картинки. Кулон коснулся компьютера, а пока она промокала клавиши, случайно нажала ввод. Юлька оторопела, вспомнив, как уже видела подобное, когда играючи влезла в базу данных МИ-6. С одной лишь разницей теперь перед ней мелькал российский двуглавый орёл на щите, позади которого виднелся меч.
        «Мамочки! Что я наделала?!» - металась Юлька с тряпкой.
        Вдруг раздался звонок телефона в гостиной. Она понимала, что нужно идти сдаваться.
        Звонила Мария Владленовна.
        - Драгунская, что у тебя там происходит?! - почти переходя на крик, спросила начальница.
        - Кофе пролился, сейчас всё уберу, - промямлила девушка.
        - Ты совершила взлом в центральную базу данных ФСБ. Оставайся на месте. К тебе выехала местная группа захвата. Будешь, убегать ещё пристрелят, за оказание сопротивления. Покажешь там специалистам, как у тебя это получилось. Надеюсь, ты будешь убедительна. Не вздумай рассказывать о выполняемых заданиях. Об этой квартире они не знают. Ты уборщица не более. Светлана Марковна наняла. Вывалишься из легенды, тебя уже ни кто не спасёт! - пригрозила Крутижанская.
        - Они меня арестовать могут? - стало доходить происходящее Юльке.
        - Я слежу за тобой по видеокамерам в квартире. Если это произойдёт, я найду тебя, - пообещала Мария Владленовна и отключилась.
        «Вот не сиделось тебе дома! Могла же, как раньше сообщение послать!» - перепугалась бабушка.
        «Ба, я уверена, что всё разрулится» - пошла Юлька заканчивать уборку.
        Второй кулон был на ней. Она в любой момент была готова с ним расстаться. Но только не знала, кто конкретно к ней направляется.
        «А вот теперь пора звонить фэесбешнику» - подумала девушка.
        «Только не в квартире тебя слышно!» - напомнила бабушка.
        «Но ведь выходить нельзя, тогда отправлю ему текстовое сообщение» - быстро сообразила Юлька.
        Она достала мобильник, и став спиной к видеокамере, набрала текст: «Нужна срочная эвакуация».
        «Ты думаешь, он догадается, где тебя искать?» - с сомнением спросила бабушка.
        «Если они меня ведут, то его люди поблизости» - уверено заявила Юлька.
        «Ну что же, чему быть, того не миновать. Группы захвата работают быстро. Ещё минут десять и будут здесь, наверное», - подвела черту бабушка.
        «Ох, ба, чего-то мне муторно. Пошла-ка я отсюда! Что-то мне кажется, что мне не поверят, а в тюрьму мне не хочется» - побежала Юлька обуваться.
        «Тебя найдут, тяжелее будет объяснить, почему убегала, если невиновна» - уговаривала бабушка остаться.
        «Так это, жарко, я за мороженным собралась!» - улыбнулась Юлька и выбежала на лестничную клетку.
        Снизу слышались быстрые шаги нескольких пар ног. Юлька отпрянула от лифта и побежала наверх. Этажом выше девочка ключом открывала квартиру.
        - Привет! У меня дверь захлопнуло. Жду мастера. Дашь водички попить? - спросила Юлька.
        Девочка обернулась: - Вы из нашего подъезда?
        - Да. У Светланы Марковны убираюсь по выходным.
        - Заходите. Я сейчас, - впустила её девчушка.
        Юлька прикрыла за собой входную дверь.
        «Меня быстро обнаружат, надо уходить» - стучали молоточками мысли.
        В подъезде раздался грохот.
        «Понятно, дверь выломали. Сейчас пойдут к консьержу по видеокамерам смотреть. Нужно уходить» - лихорадочно заметались мысли девушки.
        Девочка принесла стакан воды: - Вот, возьмите.
        Юлька отпила глоток: - Спасибо. А взрослые где?
        - Папа на работе. А мама на игровой площадке. Меня за машинкой для братика послала.
        - Слушай, а давай я тоже с тобой поиграю? Это твоей мамы вещи весят? - указала Юлька на сушилку в прихожей.
        - Да.
        - Хочешь, разыграем твоего братика. Я одену халат твоей мамы, и мы вместе придём к нему, а он подумает, что у него две мамы.
        - Хочу, - запрыгала девочка.
        Юлька накинула длинный влажный халат поверх джинсов с футболкой и подвязала волосы в платок.
        - Я готова, пойдём.
        Девочка взяла объёмную машинку в руки. Они вышли в подъезд. Вызвали лифт. Юлька слышала шаги по всему подъезду и сверху и внизу. Двери лифта открылись. Внутри было пусто. Они зашли в лифт и после нажатия кнопки с цифрой один, кабина медленно поползла вниз. Сердце девушки стучало как колёса скоростного локомотива, но внешне Юлька была спокойна. Двери распахнулись. В фойе ни кого не было. Только консьерж стоял около рабочего места к ней спиной. Они подошли ближе. На стуле консьержа сидел какой-то мужчина в форме, внимательно просматривая камеры внешнего видео наблюдения. Юлька вышла вместе с девочкой на крыльцо, неподалёку стоял микроавтобус белого цвета, синими буквами на котором значилось «ФСБ России». Девочка потянула её на право, где среди клумб была детская площадка.
        Едва они дошли до угла, как Юлька вдруг предложила: - Ой, там магазин. Хочешь мороженое?
        - Хочу! Я с шоколадом люблю!
        - Вот и отлично. Ты беги пока на площадку, а я за мороженым.
        - Нет, я пойду с вами, - насупилась девочка.
        - Ладно, договорились, - тут же согласилась девушка.
        Юлька старалась не прибавлять шаг. В магазине она уточнила, какое мороженное купить и пока девочка отвлеклась на шоколадки, оплатив его, оставила на кассе, сказав продавщице, что забыла выключить кашу, а дочка пусть идёт на игровую площадку.
        Свернув за угол дома, Юлька зашла в магазин одежды. Выбор был не велик, но ей удалось выбрать джинсовый комбинезон, а к нему белые кеды с кепкой и футболкой. Она понимала, что к машине идти нельзя. Домой тоже. Оставив в примерочной свои вещи вместе с позаимствованным халатом, девушка вышла на улицу.
        «И где эта пресловутая поддержка» - в очередной раз Юлька проверила входящие сообщения в мобильнике, но новых пока не поступило.
        «Мне кажется, я понимаю, в чём дело. Они не могут себя обнаружить. Вспомни, сейчас за тобой следит Альберт. А ещё есть некто, кто прослушивает телефонную линию связи с Крутижанской» - подсказала бабушка.
        «Да чтоб его! Получается спасение утопающих дело рук самих утопающих! Ладно. Что мы имеем. Деньги при мне, но могут заморозить счета. Если сейчас снять из банкомата, то останется след адреса операции обналичивания денег. Так, так, так. Тогда надо снять побольше и быстро переместиться иначе без денег будет сложнее что-то сообразить» - направилась Юлька к ближайшему банкомату.
        Снятие денег прошло успешно. Она поймала такси и попросила отвезти её в Геленджик.
        «Там, я, по крайней мере, смогу всё обсудить с Романом Константиновичем» - думала она.
        Вдруг её мобильник завибрировал. Звонил Воронцов.
        «Тебя мне только не хватало» - скривилась Юлька.
        «Возьми трубку. Он же может помочь!» - скомандовала бабушка.
        Внучка послушалась.
        - Ты где? - сухо спросил Евгений.
        - С какой целью интересуешься?
        - Поступил приказ тебя найти и доставить в Москву.
        - От кого приказ?
        - Драгунская, я не на допросе. От того кому ты смс отправила.
        - Извини. Сейчас я не очень понимаю, кому могу доверять.
        - Мне можно. Мы в одной команде. Где тебя забрать?
        - Я сегодня буду в Геленджике.
        - Там есть аэропорт?
        - Вроде да.
        - Я прилечу и позвоню тебе. Обсудим план твоей эвакуации.
        Через три часа Юлька сидела на террасе Белых. Антонина Васильевна весело щебетала. Роман Константинович пристально оглядел гостью и попросил супругу с сыном приготовить вареники с творогом.
        Когда мальчишка побежал за творогом в супермаркет, а жена пошла в кухню, лепить тесто он обратился к девушке: - Что случилось?
        - В двух словах не объяснить, - промямлила Юлька.
        - Я могу помочь?
        - Вы мне уже помогаете. Скоро прилетит один человек. Он поможет переправиться в Москву. Только не знаю как. Паспорт и водительское удостоверение у меня с собой, но боюсь, меня задержат в аэропорту, и тогда я могу попасть не в те руки, а оттуда не факт, что удастся выбраться. К тому же есть ещё слежка. Одна или две. Я видела белый форд на хвосте такси, в котором ехала.
        - Насыщено. И, тем не менее, я думаю, что могу тебе помочь, - Белых встал. - Пойдём.
        Они прошли в гараж. Роман Константинович расчехлил серебристый БМВ пятой модели.
        - Вот ключи. Садись за руль, настраивай под себя кресло. Деньги есть?
        - Денег хватает, - взяла Юлька ключи от автомобиля.
        - Езжай в аэропорт, встреть там своего помощника, а потом вдвоём поезжайте в Москву. Документы в бардачке. Сейчас доверенность на вас двоих оформлю.
        - Спасибо. Я верну.
        - Главное сама возвращайся. Домашним скажу, что тебе срочно понадобилось уехать, и я машину дал. Незачем им знать. Ты там как будет минутка отзвонись Антонине, чтоб не переживала.
        - Хорошо, обязательно, - Юлька обняла Белых, словно родного отца.
        Глава 49
        Юлька отправила Воронцову сообщение, где её искать и быстро заснула, под воздействием пресса свалившихся на неё переживаний. Ростовский рейс приземлился в Геленджике, когда уже почти стемнело. Юлька успела выспаться на парковке аэропорта. Евгений же выглядел уставшим. Ведь ещё вчера были перелёты из Берна, и он последние сутки мало спал. Молодой человек разбудил девушку стуком в окно. Она подскочила, указала на соседнее кресло и стала поднимать спинку сидения.
        Женя сразу перешёл к делу.
        - Вижу, что мы теперь на колёсах. Молодец. Это существенно облегчает задачу. Водительское удостоверение у меня тоже есть. Будем ехать и днём и ночью. Чем быстрее доберёмся, тем лучше.
        - Я первая на вахту, - серьёзно отозвалась Юлька.
        - Я спать. На заправке купим еды, - коротко объявил Евгений.
        Он опустил под собой спинку кресла и устроился поудобнее.
        - Ты не против радио? - спросила Юлька, понимая, что ей надо будет как-то себя подбадривать в дороге.
        - Если не громко, - отозвался Евгений.
        БМВ выехала с территории стоянки небольшого приморского аэропорта. За ней тут же пристроился белый форд. Юлька посмотрела в зеркало заднего вида.
        «Дружище, прости. Сейчас лошадок у меня под капотом больше, чем у хундая, который меня сюда привёз. Только выберемся на трассу, я с тобой распрощаюсь».
        Мистер Ковентри чувствовал, что его закаленное тело уже не хочет жить в таком диком ритме. Он понял, что произошло, благодаря прослушанному телефонному разговору Драгунской с Марией Владленовной. Единственное, что он не мог разгадать, так это то, как Драгунская умудрилась осуществить хакерский взлом.
        «Кажется кристаллы в работе весьма интересная вещь. Это они, не иначе, помогли осуществить такой коллапс, что понадобилось группу захвата отправлять. Драгунская безусловно удачливая натура. По лезвию лезвия прошлась и не попалась. Знать бы кого она в аэропорту встретила и куда теперь бешено несётся» - размышлял Альберт, стараясь не отставать от серебристого БМВ.
        Тихо слушать музыку девушка не привыкла и быстро отказалась от такого формата.
        «Я сейчас усну, все песни как колыбельные звучат» - недовольно ругнулась Юлька.
        «Я могу быть твоим радио» - предложила бабушка.
        «Можешь, только давай говорить не о сегодняшнем дне, ладно?» - попросила внучка.
        «Понятно, давай тогда поговорим о Воронцове…».
        «Бабуль, по этой теме мы уже всё выяснили» - фыркнула Юлька.
        «Я не о том, о чём ты подумала. Попробуй почитать его мысли, пока он спит. Ты ведь правильно подметила, что доверять никому нельзя» - надоумила внучку бабушка.
        «Ого! Что я слышу? В вашу душу закрались сомнения по поводу безгрешного Воронцова?».
        «Только не надо сарказма. Я всё ещё думаю, что он хороший парень, но как он теперь к тебе относится неизвестно» - мягко урезонила её бабушка.
        «Бабулька, прости. Сама не знаю, что говорю» - Юлька была готова покраснеть от стыда.
        «Я понимаю, что ты расстроена. Твои чувства к Дане оказались глубже, даже чем ты сама предполагала. И умом ты понимаешь, что можешь иметь тихое счастье с Евгением, но тебя уже не устраивает такая жизненная расстановка. Даня открыл твоё естество. Ты хочешь играть с ветром. Хочешь проскальзывать между опасностей. Хочешь жить объёмной жизнью, а не стареть в золотой клетке, которую тебе может обеспечить Воронцов» - открыла глаза на истину бабушка.
        «Да. Я злюсь. Мне иногда кажется, что если бы я не знала, что Даня жив мне было бы легче. А ещё я фантазирую, что мы с ним встретимся. Хочется верить, что он не просто так дал мне кольцо с надписью, что всегда будет моим» - пылко отреагировала девушка.
        Чуть позже поразмыслив, она решила не применять кристаллы к спящему Евгению: «Я слежу за дорогой. Это может быть не безопасно».
        «Успеешь ещё» - согласилась бабушка.
        Юлька посмотрела в зеркала. Определить преследует их белый форд или нет, не представлялось возможным. В полной темноте на трассе всё сливалось в единый световой поток.
        «Ладно. Дорога не близкая, ещё разберемся, кто там притаился».
        Девушка взглянула на стрелку топливного бака.
        «Надо бы заправиться. Но только там, где не нужно будет выходить из машины. Нельзя попадать в поле зрение видеокамер» - размышляла она.
        Подходящая крупная заправочная станция вскоре попалась. Юлька разбудила Женю.
        - Ты хотел перекус устроить, - напомнила она огревшему её хмурым взглядом спутнику.
        - Спасибо. Купи орехи, печенье, воды и тому подобное. Я побуду в машине, - стал поднимать спинку кресла Евгений.
        Юлька растерялась: - А я думала это мне нельзя под видеокамеры попадать.
        - За машиной следит Альберт Ковентри. Я видел его около парковки в аэропорту. Не надо, чтобы он видел нас вместе. Местные видеокамеры я уверен, не подключены к полицейской системе наблюдения, так что бояться нечего. Пока ты сходишь, я покараулю, чтобы он нам маячок не подложил. Он на форде едет, значит, может отставать. Поэтому попытается перестраховаться.
        - Хммм любопытно. А в туалет не хочешь сходить?
        - Драгунская на трассе остановишь, там и схожу. В темноте все кошки серые, - усмехнулся Женя.
        Юлька вздохнула и вышла из машины. Девушка вставила раздаточный пистолет в бензобак и прошла в здание заправки.
        - Всё-то у тебя рассчитано, обо всём ты в курсе, - ворчала Юлька себе под нос, запасаясь продуктами.
        Когда она оплачивала покупки на кассе, к заправочной станции подъехал белый форд.
        «Да чтоб его! И что мне теперь делать, чтобы не столкнутся с ним?» - вспыхнула Юлька.
        «Мне кажется, что он не заинтересован попасться тебе на глаза. Иначе давно бы подошёл» - подметила бабушка.
        «Тогда вперёд» - устремилась Юлька к БМВ.
        Лицо агента МИ-6 искривилось, он перебирал пальцами на руле, в ожидании своей очереди на заправку: «Маяк прицепить не успел. У неё теперь полный бак. Буду, надеется, что маршрут длинный и у меня будет ещё такая возможность».
        Женя сидел, вжавшись в кресло с низко натянутой на лицо кепкой.
        - Ты вовремя. Мистер Ковентри, думаю, сейчас злится, - указал Евгений в сторону белого форда.
        - Да, я заметила его. Перекусим по дороге? - предложила девушка.
        - Я именно так и собирался сделать.
        - Тогда помоги и мне. Я тоже голодная. Разверни что-нибудь и дай мне откусить, - попросила Юлька, пристёгиваясь.
        Они покинули заправку и устремились в ночь.
        - В пакете есть влажные салфетки, - подсказала девушка.
        Женя нехотя протёр руки и спросил: - Что тебе подать?
        - Наверное, начну с шоколадок. Что потом я ещё подумаю.
        Он протянул ей батончик. Юлька откусила, продолжая держать руль обеими руками.
        - Я не могу тебя кормить, - неожиданно сообщил Евгений.
        - Ты только начал. В чём проблема? Ты же сам сказал, есть на ходу, чтобы быстрее добраться, - Юлька недоумевала.
        - Послушай. Это весьма вызывающе выглядит. Не дразни меня. Пусть тебя твой Даня кормит, - отрезал Женя.
        Юльке сделалось плохо. Она не ожидала такого ответа и замолчала.
        «Какой же он жестокий бабушка» - девушке хотелось реветь.
        «Послушай его мысли. Это очень странно сейчас прозвучало» - подсказала бабушка.
        Судорожно вздохнув, Юлька попросила: - Подай воды, пожалуйста. И с шоколадки сними обёртку, положишь её на салфетку между сидениями.
        Она хорошо запила шоколад, которой ей удалось укусить, и стала ловить момент лизнуть кулон.
        И когда Женя погрузился во вскрытие очередной упаковки снеков, она осуществила свой манёвр - «… сухомятка, супчик бы не помешал, … Владимир Дмитриевич молодец, умеет подбирать кадры. Для всех старается. Только для меня пока ни как. Умный ты говорит слишком… может и правда Янку пригласить… она из тех, кто выгоду быстро посчитает… хотя кто их знает этих женщин… сообщил этой, что её Даня жив, сама его по ночам зовёт, а даже не отреагировала на новость…».
        Юлька вздрогнула от осенившей её мысли.
        «О, Господи! А ведь и правда. Он же не знает, что я знаю, о том, что Даня жив!».
        «Думаю, вам надо поговорить» - загорелась любопытством бабушка.
        Юлька бросила осторожный взгляд на Воронцова и, набравшись храбрости, с замирающим сердцем, спросила жалобным голосом: - Жень, скажи, зачем ты так со мной? Ты хотел меня обидеть?
        - Не понял, - уставился на неё Евгений.
        - Зачем ты про Даню в таком роде упомянул.
        - Так, теперь яснее. Ну, значит слушай. Даня твой оперативный кадровый сотрудник. Смерть его была разыграна. Теперь он осуществляет новое задание. Кстати, охрана тебя, это тоже было заданием, только по той ветке, в которую он был внедрён.
        Девушка закашлялась. Ей не хватало воздуха.
        «Бабуля, Даня разведчик!».
        «Слышу, слышу» - проворковала бабушка.
        - Я тоже кадровый разведчик, но у меня другой профиль. Ты же знаешь.
        - А чего это ты со мной разоткровенничался? - Юльке чувствовала себя не однозначно, мир вокруг снова стал прыгать, как картинки в калейдоскопе.
        - Шеф, он же Владимир Дмитриевич, попросил немного просветить тебя в то, что происходит. Он видит в тебе потенциал, хочет тоже в разведку завербовать. Он очень умный человек. Никогда не пытайся его обмануть. Видит всех насквозь. Подмечает малейшие несостыковки и шероховатости. Он уже вычислил, что если тебе скажет сам о своих намерениях, когда мы до него доберёмся, то ты ему откажешь. А через меня получив информацию, у тебя будет время подумать в дороге. И к нему в руки ты попадёшь уже с пониманием того, что это твоё призвание. Потом он наверняка придумает тебе индивидуальную программу обучения, если уже не придумал. Затем отправит учиться. Причём это не обязательно будут парты учебного заведения. Ты этот возраст переросла. Остальное это вы уже без меня. Сами обсудите. А теперь извини, мне надо ещё поспать. Да и тебе, я полагаю, теперь есть о чём подумать, - стал опускать спинку кресла Женя.
        - Подожди. Ты знаешь, где Даня? - вцепилась в руль Юлька.
        - Нет. Но шеф точно знает. Вопрос к нему.
        - Что-то ещё есть, что ты забыл упомянуть касательно текущей операции? - вдруг задала девушка вопрос, который удивил и её саму.
        - Мммм, хороший вопрос. Меня не привлекали глубоко в разработку Эмина, но я видел отчёты. Впечатляет. Может какие-то вещи смогу интегрировать в своё изобретение позже. К тому времени я думаю, Эмин доведёт до ума свои кристаллы.
        - Эмин жив?! - вскрикнула Юлька.
        - Да и супруга его тоже жива. Их смерть это ширма. Чтобы осуществить изъятие такого крупного учёного понадобилось изобразить фейерверк. Его бы после утери прототипа свои ликвидировали, а так мы в выигрыше остались. Супруги сейчас в Москве живут, под другими фамилиями естественно и Эмин трудится на благо нашей родины. Что-то ещё? - подкинул пищи для размышления Воронцов.
        - Достаточно, - выдавила из себя Юлька.
        Женя убрал еду и снова вытянулся на кресле. Юлька бросила взгляд на часы. Было чуть больше двух.
        «До утра есть время, чтобы переварить услышанное» - в смешанных чувствах сообщила она бабушке.
        «Детка, это же отличные новости! Представь, что Даня этой надписью на кольце дал тебе знать, чтобы ты ждала и вот ты дождалась! Возможно, вы скоро встретитесь!».
        У Юльки в глазах заблестели слёзы.
        За ночь они добрались до Воронежа. Разминаясь на заправочной станции, Юлька сделала несколько приседаний и наклонов.
        - Лихо водишь, - оценил достижение Женя.
        - А у тебя опыт вождения есть? - зевая, спросила девушка.
        - Не переживай, справлюсь. У меня хорошая школа была, - хмыкнул он.
        - Поняла, если понадобиться угнать танк, буду знать, к кому обращаться, - хихикнула Юлька.
        Она пересела на заднее сидение и быстро уснула. Сон был глубокий. Женя тихо слушал радио, которое её быстро убаюкало. Юлька открыла глаза ближе к четырём часам дня.
        - Где мы? - села девушка, поправляя волосы и вглядываясь в лесистую местность за окном.
        - Подмосковье, - ответил Женя. - Посмотри, что из еды осталось. Заедем на заправку и докупим. Ночью нас не ждут. Утром к шефу пойдём. Поэтому бери еды с расчётом на завтрак.
        - А ночевать, где будем? - поинтересовалась Юлька.
        - У меня дома.
        - Где? - изумилась девушка.
        - Я не всегда в Ростове жил, - усмехнулся Евгений.
        - А-а-а Владимир Дмитриевич, где находится? - пыталась запомнить имя нового начальника Юлька.
        - На Лубянке. Но мы туда не пойдём. Нельзя, чтобы нас там видели. Сама понимаешь, так бы все агентов давно рассекретили, если бы они через парадный вход заходили в центральный офис ФСБ.
        - А как же мы к нему попадём? - окончательно проснулась девушка.
        - Я ему дам знать, что мы прибыли и куда подъехать забрать. А он пришлёт за нами машину. Пересядем на крытой парковке. А потом заедем во внутренний двор службы безопасности. Там своими коридорами доберёмся до его кабинета. Тебе же на глаза Крутижанской ещё надо не попасться, помнишь? По крайней мере, до встречи с Владимиром Дмитриевичем.
        - Глаза завяжешь мне? - нахмурилась Юлька.
        Евгений расхохотался.
        - Ну, ты даёшь! Зачем?
        Девушка поняла, что сказала глупость и тоже рассмеялась.
        - Чтобы меня ни кто не увидел.
        - А, если только для этого, тогда устрою. Мешок на голову нацеплю.
        - Не. Не надо я пошутила, - Юлька замотала головой и оглянулась назад. - Там белый форд, - хорошее настроение быстро улетучилось.
        - Да, молодец Альберт, не отстаёт. Весь день на хвосте висит. Думаю, каждые три часа останавливается и спит по пятнадцать минут, а потом за нами втапливает, - ответил бесцветным голосом Женя.
        - Что будем делать? Сколько ещё бензина?
        - Мало. Остановка на следующей заправке.
        Молодые люди свернули на заправочную станцию. Белый форд остановился на въезде и затем медленно проехал к параллельной колонке.
        - Я пошла за продуктами, - покинула автомобиль девушка.
        - Давай. Я смотрю за тобой и Альбертом. Не дёргайся. Всё должно быть естественно, - дал указания Евгений.
        Мистер Ковентри вышел из машины. Он поглядывал на водителя БМВ.
        «Кто же там с ней?» - гадал британец, вставив пистолет в бензобак. И тут он увидел, как к БМВ подошла заправщица с вопросом, какой бензин будет приобретать владелец авто, чтобы вставить соответствующий пистолет в бензобак. Альберт привстал на носочки и за опустившимся стеклом разглядел Воронцова.
        «Дьявол! Что он там делает? Он всё-таки влюбился в эту девчонку и сейчас ей помогает удрать к родителям!» - рассвирепел агент МИ-6, сложив имеющиеся факты в неприятный для себя пазл.
        Альберт пошёл расплатиться. Драгунская была в торговом зале. Он, оплатив бензин, подождал, пока она завершит покупки. Юлька обернулась, чтобы сказать кассиру номер колонки, где для заправки стояла серебристая БМВ и увидела улыбающегося мистера Ковентри.
        - Какая встреча, - поприветствовал он её кивком головы.
        - Вы просто мой ангел хранитель. Всегда рядом, - промурлыкала Юлька и, сообщив номер колонки продавцу, оплатила бензин.
        - Путешествуете? - лилейным голосом произнёс агент МИ-6.
        - Как видите, - улыбнулась девушка.
        - А с кем, если не секрет? - наклонился он к ней поближе, преграждая путь.
        - Вы вряд ли знакомы, - отпрянула Юлька.
        - Вы уверены? А не этот ли молодой человек нам устроил первую встречу в Ростовском зоопарке? - презрительно спросил британец.
        Юлька замерла. За окном она увидела, как БМВ отъехала в зону парковки. Евгений вышел из машины и стоял рядом. Ничего не говоря, девушка обошла мистера Ковентри и устремилась к выходу. Альберт поспешил следом.
        Когда они втроём оказались рядом, британец расплылся в улыбке: - Евгений, мой мальчик, спасибо, что привезли мне госпожу Драгунскую.
        Юлька уставилась на Воронцова. Тот на неё. Альберт продолжал улыбаться. Девушка поняла, что прямо сейчас от того поверит ли она одному или другому мужчине зависит её собственное будущее. Одна рука девушки крепче сжала пакет с едой, а свободная рука медленно стала подниматься, но Юлька оставила этот рефлекс.
        «Я должна решить сама. Всё что даёт мне кулон не всегда верно можно истолковать. Любая информация нуждается в перепроверке и анализе» - вспыхнула она.
        «Правильно внучка, я …».
        «Бабуль, я сама».
        «Хорошо, хорошо. Я в тебя верю» - поддержала Юльку бабушка.
        Альберт расплылся в довольной улыбке, смотря на девушку: - Надеюсь, господин Воронцов уже похвастался вам, что переезжает в Швейцарию. У него там будет целая лаборатория в научном институте. Вот такую цену, за вас заплатил МИ-6.
        Юлька перевела взгляд с одного на второго и обратно. Затем улыбнулась и, обращаясь к Евгению, кивнув в Альберта, похвалила: - Ловко ты их!
        В глазах Жени зажёгся огонь. Огонь победы. Он выпрямил спину и покровительственным тоном заявил: - Мистер Ковентри. Альберт, нам надо поговорить.
        По лицу британца пробежала волна недоумения: - Какие-то вопросы?
        - Ну, что вы. Речь пойдёт о вас. К данному моменту у меня достаточно материала подтверждающего, что вы действующий агент МИ-6, а не торговец химическими реагентами. Государственное разведывательное управление России плотно и давно сидит у вас на хвосте. Теперь решайте вы с нами или мы пополним вами банк обмена, а вы пока посидите за решёткой? - спокойно заявил Женя.
        Альберт с ничего не выражающим лицом прикинул перспективу. Он попался. Его переиграли. Его собственная самоуверенность переиграла его самого.
        - Решайтесь или работать на нас или…, - сухо проговорил Евгений.
        - Это было моё последнее задание. Я хочу выйти из игры, - вдруг признался Альберт.
        - Вы можете перебраться в Москву и жить обычной жизнью, консультируя наше разведывательное управление. Полагаю в вашей голове немало полезных данных. Дети вряд ли к вам поедут, но Оливия последует куда угодно. И что бы вам было легче принять решение, сообщу, что у нас есть интересная информация для турецкой разведки. Они ищут того, кто помог осуществить побег двум дамам в деле о кристаллах, положив несколько их ребят. Как думаете, что они с вами сделают? - прибавил Воронцов.
        Альберт почувствовал, как его обволакивает невидимая свинцовая тяжесть. Ему не хватало воздуха.
        «Как давно и как много они обо мне выяснили? Получается, русские взяли меня на контроль ещё в Стамбуле».
        Перспектива провести старость в кремлёвской тюрьме откровенно пугала. Разведчики ждут обмена порой годами. Нужно было идти на сотрудничество.
        «Я не предаю родину. Я перехожу на новую службу» - решил для себя мужчина.
        - Я согласен, - жёстко выдавил Альберт.
        - Вот и прекрасно. Но есть одно условие. Вы должны выступить свидетелем в разоблачении Крутижанской Марии Владленовны, той самой, которая вас снабжала секретными данными.
        - Договорились, - кивнул мистер Ковентри.
        У британца сложилась картинка проделанной оперативной работы: «Превосходная игра. Кто бы мог подумать, что у этого ботаника за плечами стоит такая мощная структура».
        Глава 50
        Дубовые панели на стенах и массивная мебель делали кабинет Владимира Дмитриевича давящим своей мощью на посетителей. По крайней мере, так решила Юлька, почувствовав свою хрупкость и беззащитность в этом не располагающем к лирике помещении.
        - Сегодня закончим с мелким моментом и перейдём к основополагающему, - вещал мужчина в погонах.
        - Вы имеете в виду кристаллы и что-то ещё? - пыталась сообразить Юлька.
        - Хорошо. Давай по порядку. Сейчас твоя бывшая начальница даёт показания. Отпирается, конечно, но тот сбой в компьютерной системе, который ты устроила, призвал внезапно вмешаться наших айтишников, а у неё в компьютере обнаружилось немало интересных фактов, которых там не должно было быть. И это помимо тех доказательств, которые мы собрали. Когда мы ей предложили очную ставку с тобой, она отказалась, сославшись на то, что это всё твоя собственная самодеятельность. Якобы она давала совершенно иные указания, и нам бы нечего было предъявить, если бы мистер Ковентри не предоставил записи ваших с ней телефонных переговоров и ответы британского руководства по поводу полученной информации. Она не может больше отпираться. Молчит. Но тут уже судья разберётся, какой приговор выносить. Тебе лишь надо будет подписать документы с формулировкой «с моих слов записано верно». Это и есть мелкий момент, - хлопнул по столу ладонью Владимир Дмитриевич.
        Было не понятно, какие эмоции он испытывает по кейсу с Крутижанской, то ли доволен, то ли опечален.
        - А что тогда основополагающий? Я же кристаллы уже передала и отчёт мы вместе составили, - невинно поджала губки девушка и быстро заморгала ресницами.
        - Рапорт по кристаллам знатный получился. Чувствуется, ты с ними хорошо поработала. Не хочешь ли продолжить изучение? - внимательно разглядывал её Владимир Дмитриевич.
        Юлька не горела желанием стать подопытным кроликом в лаборатории безопасников.
        - Так я же не разбираюсь в этом? - изобразила она искреннее удивление.
        - Тем не менее, ты открыла такие свойства этого вещества, о которых не знает даже их создатель, - постукивал карандашом по столу мужчина.
        - Ого! Спасибо конечно за доверие, но мне кажется, я не занималась испытанием. Я просто пихала кристаллы, куда в голову взбредёт, а это всё-таки не игрушка. Пусть лучше это оружие у вас будет. Так надежнее, - закивала девушка.
        - Ну да, ну да. Я предвидел такой ответ. И как ты видишь свою дальнейшую жизнь? - вдруг сменил он тему разговора.
        - Я сегодня отправила сообщение руководителю, что до конца недели в отпуске без содержания. Думаю, мне недели хватит, чтобы разобраться, что делать дальше. Погощу у родителей. Может что подскажут. Хочется уволиться, если честно. Скучно работать теперь будет, - вздохнула Юлька.
        - Я так понимаю, Воронцов тебе сообщил, что у меня на тебя виды, - издалека начал Владимир Дмитриевич.
        - Он сказал, что вы во мне что-то разглядели, - улыбнулась Юлька.
        - Разглядел. И хочу, чтобы ты осталась на службе. Точнее на неё заступила. Официально. Как и должно быть по протоколу с кадровыми сотрудниками, - представительским тоном сообщил Владимир Дмитриевич.
        - Не хотите меня отпускать? - бесхитростно посмотрела на него Юлька.
        - Тебя подучить, и будет толк. Поверь мне. Главное в правильные руки отдать.
        - Что вы имеете в виду? В чьи руки? - напряглась девушка.
        - Да, например, того же Евгения Воронцова. Поедешь его официальной супругой в Швейцарию? Ему жена по типу тебя нужна и толковая, и чтоб иностранными языками владела, и чтобы родину любила и помогала ему данные пересылать, - начал расхваливать начальник своего подопечного.
        - Благодарю, но в Европу я точно не хочу, а вашему Евгению нужна выносливая женщина рядом, - сухо заявила Юлька.
        - Какая, какая? Выносливая? - переспросил Владимир Дмитриевич.
        - Да. Которая сможет выносить всё его учёное занудство. А это точно не про меня.
        Мужчина рассмеялся: - А ты с юмором. Чего ещё я о тебе не знаю?
        - Думаю, меня вы уже так пристально изучили, что можете даже сказать, с какой скоростью у меня кровь в венах циркулирует.
        Владимир Дмитриевич покачал головой: - Этого пока не знаю, но если понадобится, выясним.
        Он встал из-за стола и стал прохаживаться по кабинету: - В Европу, видите ли, она не хочет. А на Дальний Восток поедешь?
        - Поеду, если заманите, - хихикнула Юлька.
        - Драгунская, на службе любой приказ берут под козырёк! А ты торгуешься, - усмехаясь, проговорил Владимир Дмитриевич.
        - Ну, я же пока ни каких бумаг не подписала, - лукаво улыбалась Юлька.
        - Вот молодёжь меркантильная пошла. И что ты хочешь?
        Юлька зажала губы зубами, стесняясь сказать. Глаза девушки сверкали, щёки горели.
        - Вижу, что знаешь, чего попросить хочешь, говори уже, - махнул рукой Владимир Дмитриевич.
        - Даню моего верните, - почти шёпотом попросила Юлька.
        - А я тебе что предлагаю?! На Дальнем Востоке твой Даня. Он в полях родины службу несёт.
        - Правда? - глаза Юльки заметались.
        - Если я сказал, значит, правда. Супругой к нему поедешь? У меня ваше свидетельство о браке уже в сейфе лежит? Да и он тебя ждёт давно.
        Юлька от радости подпрыгнула на стуле.
        «Ну, каков а? Великолепный режиссёр! Всё предусмотрел, все варианты продумал!» - аплодировала бабушка в голове внучки.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к