Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ляшко Евгения: " Заклинатель Поневоле " - читать онлайн

Сохранить .
Заклинатель поневоле Евгения Ляшко
        Порой не задумываешься, что и зачем лежит в доме у родителей. Но когда наступает экстренный момент, ты им безмерно благодарен и за состав травяного чая и за святую воду. Матвей, погнавшись за красивой девушкой, ни как не ожидал, с какими силами он столкнётся.
        Какой человек находиться рядом мы никогда не узнаем, но некоторые признаки всё же говорят сами за себя.
        Евгения Ляшко
        Заклинатель поневоле
        ГЛАВА 1
        В понедельник мне исполнится тридцать. Сначала я хотел на выходных устроить умопомрачительную вечеринку с друзьями. Но чем ближе становился этот день, тем больше я осознавал, что я хочу его провести один. В пятницу после обеда я ехал по кольцевой дороге на своём скромном внедорожнике, именуемом в народе «паркетником». Что-то меня дёрнуло и вместо того, чтобы поехать в городскую квартиру я свернул направо и помчался прочь от шумного Краснодара. Родители переехали жить на побережье и дом, в котором я вырос, а теперь доставшийся мне от них я посещал не часто. Он находился у самой кромки леса на окраине небольшого села, коих много вокруг столицы Кубани. Как это часто бывает дела, и друзья не позволяли оторваться для того, чтобы вдохнуть этот глоток воздуха из детства. На последнем повороте сердце, как обычно, приятно защемило. Вот она улица, по которой я делал свои первые шаги, гуляя с отцом рассматривая соседских кур, уток и коз. Огромные заросли терновника около дороги всё также скрывали дом, который можно было увидеть лишь, когда подъедешь совсем близко. Я хотел заехать во двор, но потом передумал
и поставил машину в гараж, чтобы ни кто из односельчан не прервал моё уединение. Телефон я не стал брать с собой, оставив его на пассажирском сидении, уже видя, как кто-то из друзей прислал сообщение - «Матвей, какие планы на эти выходные?». Потеряться от цивилизации, так потеряться.
        Калитка тихо скрипнула. Под ногами зашуршали мелкие камушки, выстилавшие двор. Как же здесь хорошо. Тихо. Нет назойливого городского шума. Только чарующее пение птиц. Я прошёлся по открытой террасе. Сколько раз я сбивал здесь коленки, прыгая с высокого бордюра. А потом мама обрабатывала мои ранки так, как будто я пришёл с поля боя. Улыбка пробежала на моем лице. Ох, уж эти мамы. Порой могут залюбить чуть ли не до смерти. Она и сейчас, когда звонит, не забывает напомнить, что надо носить головной убор.
        Расчехлив плетёный диван, я уселся, уставившись на уголок сада, который открывался из этой части террасы. Лавандовая поляна обрамляла кусты лесного ореха. Густые ветви дерезы, накрепко когда-то привязанные отцом, оформились в непроглядный щит, давая глазу наслаждаться своими крохотными цветочками на море зелени. Тут мне под глаза попал турник. Я подпрыгнул и, как обычно, перемахнув через бордюр, оказался рядом с ним. Отец учил меня технике подтягивания с раннего детства. Я посмотрел на перекладину. Подпрыгнул и с трудом подтянулся восемь раз. М-да. Позабросил я упражнения. Ведь когда-то с легкостью просто проходя мимо по пятьдесят раз без сложностей делал. А теперь еле-еле и руки заныли. Почему я это оставил даже и не вспомнить. Неужели предпочёл лишний раз с телевизором посидеть?
        По пути я заехал в магазин и купил продукты. Я не собирался надолго оставаться. Но с учётом того, что сегодня пятница, я мог спрятаться здесь ото всех до понедельника, пока обо мне не вспомнят, благодаря навязчивым гаджетам, напоминая, что у меня день рождение. Собрав различных листочков из мяты, мелисы, малины, чабреца и зверобоя я приготовил травяной чай по рецепту отца. А по висевшему желтому листочку, как обычно, на своём месте на пробковой доске в кухне я замешал тесто для блинов. Написанные маминым неразборчивым почерком буквы уже почти не читались, но рука не поднималась выбросить или обвести сверху. Папа был прав, ей с таким даром надо было бы шпионские записки или шифровки писать. Ему не единожды приходилось разгадывать ребус, стоя в магазине или на рынке с составленным ею списком покупок.
        Приготовив внушительную стопку блинов, пока настаивался чай, я почувствовал, что порядком проголодался. Наконец мирно устроившись на диване, я полностью ушёл в себя, поедая свой незатейливый ужин. Я вспоминал наши длинные разговоры с родителями по вечерам, когда прохлада окутывала после жаркого зноя летом, или ранней весной едва солнце начинало греть, мы тут же перебирались завтракать на террасу. Перебрал в душе наши мелкие ссоры, которые с высоты прожитых лет теперь казались такими незначительными, но тогда мне так важно было отстоять свою правоту и родителе часто сдавались под моим натиском. Это был мой медвежий угол, где я мог позволить себе быть маленьким медвежонком. Здесь не нужно было доказывать никому и ничего. В этом доме с высокими потолками дышалось легко и свободно.
        Так предаваясь воспоминаниям я сам того не заметил, как стал наблюдать за соседями. Довольно-таки пожилая пара разгружала сумки из старенького форда. Молодая девушка, которую они звали Оксана вместо того, чтобы им помогать порхала по саду, словно бабочка от одного цветущего куста к другому. Я не помню, чтобы в этом доме кто-то жил, видимо они недавно его приобрели и продолжали перевозить свои вещи. Девушке на вид было лет двадцать. В ней было что-то мимолётно знакомое. И вдруг я подумал об Ирине. Моя первая школьная любовь, усмехнулся я и тут же завис - а была ли это любовь? Она отличница и с ней было комфортно на уроках. Давала списывать. Помогала решать мой вариант задач. Заботилась обо мне как мамка. И подкармливала даже собственноручно испечёнными печеньками. Меня всё устраивало. Я за ней как телёнок бегал. Помогал книги носить да во всех её конкурсах участвовал, пока наш класс не расформировали. И я понемногу перестал ходить в гости. Всё некогда было. Она часто звонила, пока я как-то прямо не сказал ей, что нас больше ничего не связывает. Зачем я так сделал, я не знаю. Думаю так даже лучше,
для неё стало. Наверное, замужем уже. Кто же мимо такой заботливой пройдёт. Затем в строительном институте я был влюблён в Марину. Красивая такая высокая статная как фотомодель. Она заразительно смеялась. Когда она брала меня под руку, казалось, что всё вокруг мне завидовали. Я носил её на руках и выполнял любые капризы. На свидание ходил с цветами или каким-то подарочком, чтобы порадовать её. А потом вдруг как-то понял, что мне с ней скучно. Она красиво принимала подарки и комплименты. Стремилась выйти погулять, чтобы покрасоваться. Была в курсе всех городских новостей. Сначала мне это было очень даже приятно. Но потом в один момент проснулся и понял, что больше не хочу её общества. Третья любовь Снежана. Мы с ней встретились случайно. У нас у обоих не было зонтика и мы с двух сторон запрыгнули на детской площадке под один единственный грибок в песочнице, когда хлынул ливень. Под романтические звуки шума капель воды мы разговорились. Оказалось, у нас много совпадений. Дедушка с бабушкой в одном районе живут, и мы часто там бывали в детстве. Она тоже единственный ребёнок в семье. Мы читали одинаковые
книжки и смотрели те же фильмы. Оба любим бесцельные прогулки по парку, когда грустим. Количество совпадений было не счесть. Я даже стал задаваться вопросом, неужели это моя вторая половинка. Но спустя год мы оба понимали, что мы абсолютно разные люди. Из всего того, что мы делали, мы извлекали разные выводы. Мне интересна мораль, которую доносил автор книги, а её интересовал слог изложения. Меня тянуло в парки, чтобы спрятаться и побыть одному. А её в парках увлекала возможность побродить среди отдыхающих людей и завести новые знакомства. Все наши сближающие совпадения оказались полными противоположностями. Но ни один не хотел быть плохим, предпочитая притворяться, что всё хорошо. Она никогда не скандалила, в отличие от Марины и мне казалось, что это одна из лучших добродетелей женщин. Но потом я понял, что она просто сдерживает себя. Меняет тему разговора, и остаются недосказанности, которые накапливаются в общее недовольство. В итоге я поступил как с Ириной. Сначала перестал звонить, а потом сообщил, что получил повестку из военкомата (что было правдой) и отправился служить в армию. Меня занесло
служить в Нижегородскую область в спасательную бригаду МЧС России. А там я встретил её. Сильная, крепкая и прекрасная Анастасия. Инструктор, которого не хотелось подвести или ослушаться потому что, как специалист она идеально владела материалом, а её физическая форма была сверх всякой похвалы. Новобранцы как заговоренные ловили каждое её слово. Карие глаза впивались в проштрафившихся как бульдог. Она тренировала нас по оказанию первой медицинской помощи. Думаю, сложно было найти в нашей воинской части холостого мужчины, который не был бы в неё влюблён. Я тайно мучился весь год и когда, наконец, был подписан приказ об увольнении с военной службы текущего призыва, набравшись смелости, я шёл через часть, сжимая небольшой подарок в виде броши-змейки. «Будь что будет. Пошлёт, значит, пошлёт» - думал тогда я. Оказавшись недалёко от её дома, я увидел скопление молодых людей, которые, как и я пришли попытать счастье. И когда сослуживец поделился со мной практически моими же мыслями, я понял что пора топать отсюда. Зачем мне нужна такая спутница, которая в любой момент упорхнёт, имея такой богатый выбор в
поклонниках? Не то что бы я спасовал перед конкурентами. Нет. Мне хотелось, чтобы свою любимую я мог беречь как сокровище, на которое ни кто бы больше не претендовал, понимая, что она принадлежит мне одному, а не является товаром в магазине.
        И вот смотря на Оксану, я словно видел всех этих некогда дорогих моему сердцу девушек. Она сочетала в себе облако воздушных каштановых волос Ирины, грацию Марины, большие карие глаза Анастасии, стройные ножки Снежаны. Вот она девушка моей мечты.
        Вечерело, стрекотали сверчки, а я ни как не мог расслабиться под их музыку. Моё воображение воспалялось от вида скользящей за оградой девушки. Её короткая стрижка оголяла тонкую шею. Татуировка, которую сначала я принял за родинку, маняще скрывалась за воротом. И вот она бросила на меня загадочный взгляд. Затем видимо поняв, что я её разглядываю, слегка склонила голову набок и залилась таким милым детским смехом. Я не должен её упустить, созрел я перейти от наблюдения к действиям. Пригладив, свой короткостриженый бобрик, я направился к забору, где были едва заметные ворота для проезда трактором на соседский участок.
        Я понимал, что вот-вот сорву поцелуй с её дразнящих губ. Она продолжала ускользать, а я заворожено шёл за ней, углубляясь всё дальше в заросший терновником и старыми фруктовыми деревьями сад. В углу у забора я приметил деревянное строение. И смекнул, улыбнувшись тому, что птичка скоро окажется в клетке. Это же банька, вот куда она меня ведёт! Она порхнула за дверь. Я следом. Глаза не успели привыкнуть к темноте, как Оксана оказалась прямо передо мной с чашкой, от которой разносился приятный аромат.
        - Выпей, - прошептала она.
        Я протянул руку. Посмотрел ей в глаза и сделал несколько глотков. Неожиданно мой желудок запротестовал, и меня вырвало прямо на красавицу. Она зашипела как кошка, и бросилась на меня, расцарапывая лицо. Я закрыл голову руками, но тут же понял, что она не успокоится. Отскочив в сторону, я оказался у неё за спиной. Захватив её в объятия и скрутив руки, я сказал: - Ну, что ты милая так расстроилась. С кем ни бывает. Чего ты туда намешала?
        Девушка как не слышала меня. Она билась в истерике и кричала. Я услышал топот ног. Надо было срочно уходить. Мало ли что подумают люди. Но не тут то было. Девчонка вцепилась в меня как клешнями. Её красивое лицо исказила гримаса превосходства. Я чувствовал в ней нешуточную силу. В предбаннике загремело, и я почувствовал, что мне несдобровать. Я откинул девушку на входящих и попытался протиснуться мимо них. Выскочив во двор, я подпер дверь и побежал. Затем остановился, одумавшись, что у запертых людей, возможно, нет другого выхода из этого строения. Чертыхаясь, я пробрался кустами с другой стороны. Дверь уже была отварена. Может, у них кто-то снаружи остался или не так уж сильно я притворил дверь, но теперь ругая себя за оплошность, я попытался выбраться из этого проклятого места. Пока не почувствовал, как после яркой вспышки я стал оседать на траву.
        ГЛАВА 2
        Я проснулся от какого-то пряного аромата, который навязчиво проникал в мой нос, восстанавливая картину произошедшего. Я лежал на чём-то одновременно мягком и твёрдом. Открыв глаза, я увидел её. Она снова была прекрасна и, заметив, что я очнулся, радостно защебетала. На затылке что-то неприятно ныло. Я нащупал огромную шишку. Видимо налетел на дерево в полумраке. Да так сильно, что и не помню, что это было. Нафантазировал себе всякой всячины, пока этот ангел за мной ухаживал, совестливо подумал я, стараясь рассмотреть в зеркале напротив её татуировку. Но к своему удивлению я её не увидел. Оксана была в том же платье с широким воротом, но татуировка пропала. Я мог поклясться, что она там была. Неужели тоже привиделось? Но как? Я ведь заметил татушку, когда ещё пил чай на террасе. Кстати, меня же вырвало. Неужели случилась несовместимость травяного чая с каким-то любовным напитком этой чаровницы, усмехнулся я внутренне. Но ни капли не пожалел что это произошло именно так. А то мало что за оргию устроила бы мне эта малышка.
        Мы разговорились. Девушку звали Климентия, но ей больше нравилось представляться Оксаной, да и домашние уже давно так звали. Она недавно сюда переехала вместе с тетей и дядей, которые её растили. Родители сгорели одним августовским вечером несколько лет назад, а она чудом спаслась. Они собирались отвести её в школу с первого сентября, но из-за всей этой истории родственники отсрочили поход в школу, а потом и вовсе переехали в другой город. Слушая её, я понял, что она часто переезжала. Сначала мне это показалось странным, а потом я решил для себя, что муж её тётки видимо военный или какой-то менеджер, который переезжает, куда корпорация пошлёт. Но мне почему-то инстинктивно не хотелось спрашивать причину переездов. Оксану окружала тайна. С одной стороны всё, что она говорила, выглядело таким простым и невинным. Её истории наполнили меня жалостью и желанием её защищать. Но с другой стороны, её глаза выдавали какую-то неземную прозорливость, которая меня сдерживала от проявления каких-либо эмоций, и я как тот истукан лишь кивал и слушал, слушал и кивал.
        Я поблагодарил её за помощь и удивился почему она не вызвала скорую.
        На что Оксана лишь махнула рукой: - Пока они сюда доберутся. И из-за чего ехать? Обычный ушиб.
        Однако этот обычный ушиб не позволил мне встать на ноги. В попытке подняться со старинного дивана, на который она меня уложила, голова закружилась, и я грохнулся обратно, потеряв на мгновение сознание. Немного погодя я очнулся и увидел её обеспокоенные глаза. Она смочила моё лицо водой и усиленно махала влажным платком.
        - А как ты меня в дом затащила? - неожиданно спросил я, в очередной раз, восхитившись её тонким станом.
        - Ой, да в экстренных случаях, откуда только сила берётся, - игриво ответила Оксана.
        - И всё же? - почему-то я решил настоять, словно это было единственное, что интересовало меня в жизни в этот момент.
        Я увидел, как напряглось её тело. Но тут меня отвлёк какой-то шорох, заставив позабыть о своём вопросе.
        - Что это? - спросил я.
        - Где? - попыталась изобразить недоумение Оксана, но звук стал громче, и препираться дальше не было смысла.
        - Что это за звук? - снова спросил я.
        Она не ответила. Но я схватил её за руку, уставившись прямо в глаза.
        По её лицу пробежала тень, и заметно волнуясь, она сказала: - Наверное, мышка. Сейчас сбегаю и принесу кота.
        Она выскочила из комнаты быстрее, чем я успел, что-либо сказать или сжать сильнее пальцы на её руке.
        Оксаны долго не было. Я предпринял ещё одну попытку встать и, держась за стены немного огляделся. Я находился в продолговатой комнате похожей на веранду с выходом во двор. Передо мной было две двери. Левая вела в просторную кухню с обеденным столом посередине, а вторая дверь вела в коридор, из которого шёл поворот направо с двумя сквозными помещениями, а слева имелось ещё две двери, занавешенных шторами. Сквозняк колыхал их, давая понять, что в закрытых помещениях есть окна. Любопытство заставило меня толкнуть одну дверь. Она была заперта. Уже ни на что, не надеясь, я потянул за ручку второй, и та со скрипом поддалась, открыв тёмное помещение. Нащупав правой рукой выключатель, я зажёг свет. Висевшая на потолке лампочка тускло осветила крохотное помещение, которое, скорее всего, было кладовкой, набитой различными травами и семенами, сушившимися на расстеленных газетах. Какие-то ветви свисали с натянутого шнурка, перекрывая и без того небольшое пространство. Я уже хотел уходить, как мне показалось, что на полу что-то юркнуло под корзину. Отодвинув её ногой, я увидел глубокую нишу, как из-под сундука
и продолговатое отверстие в плинтусе. Видимо в этом доме живёт много мышей, невольно вздрогнул я, представив нашествие маленьких серых тварей. Задвинув корзину обратно, я поковылял на свой диван.
        Оксана вернулась без кота. На её безмятежном лице царила улыбка. Она сказала, что тётка с мужем уехали и если я хочу, то могу провести ночь здесь. Почему-то эта перспектива меня не обрадовала. Нарастало внутреннее беспокойство. Сославшись на этикет, я неспешно ретировался к себе домой.
        Спал я отвратительно. Кондиционер ни как не мог охладить мой разгорячившийся мозг. Принимая очередную порцию холодного душа, я вдруг понял, что меня так насторожило. Её улыбка. Она запечатлелась очень отчётливо. Такая нежная, чарующая и одновременно жестокая. Звериная жестокость. Не голливудская, когда изображают женщину вамп, а именно жесткость хищника, готового растерзать свою жертву. Мучаясь от кошмаров и головной боли, я еле дотерпел до утра, чтобы не уехать в город. Риск попасть в аварийную ситуацию был слишком велик. Однако когда вышло солнышко, и очередная таблетка аспирина всё-таки помогла забыться на короткий сон, я почувствовал себя лучше. В трусах и в майке я отправился в кухню. Металлическая ручка двери блеснула передо мной солнечным лучом, подставляясь под руку. Но тут я остановился как вкопанный. Через стеклянную дверь я увидел, как Оксана хозяйничает на моей кухне.
        ГЛАВА 3
        Оксана суетилась по кухне в коротком сарафанчике приятного салатового цвета.
        - Доброе утро. А я решила тебя проведать. Смотрю, ты ещё спишь. Вот и завтрак пока тебе тут приготовила, - улыбнулась она, обнажив белые зубки.
        И тут же ночной кошмар вернулся. Улыбка её отличалась от всех других женских, которые мне когда-либо приходилось видеть. То как она это делала, говорило о пренебрежении и собственном превосходстве над бедной жертвой. Я шлёпнул себя по бёдрам пытаясь подобрать уместные слова приветствия. И это прикосновение к ногам тут же мне дало знать, что я неподобающе одет. Одно дело вечерняя игра в кошки-мышки по саду и совсем другое обнаружить у себя в доме женщину, приготовившую сытную тарелку невообразимо благоухающих жареных колбасок с варёной картошкой и внушительной порцией салата. Она уловила мой бегающий взгляд от двери к столу.
        - Да будет тебе, церемонится. Садимся есть, - сказала Оксана, выключая чайник и наливая кипяток в кружки к уже ждущему его там растворимому кофе.
        Мне нравится варить натуральный кофе в турке. Но сегодня я не привередничал, а быстро сдался, почувствовав прилив бодрости только от одной этой картины еды. И без второго приглашения я схватил столовые приборы.
        Оксана села напротив. Первые минуты мы ели смотря в свои тарелки. Надо сказать, было очень вкусно. Я покупал иногда эти колбаски и удивлялся, как ей удалось поджарить их до такой аппетитной корочки, да так, чтобы они не сильно напитались маслом. Понимая, что молчание становиться неловким именно с этого я и начал наш разговор. Секрета особого не было. Надо лишь смазать сковороду небольшим количеством сливочного масла и регулярно проворачивать колбаски. Разговор снова забуксовал. Я стал растянуто жевать и улыбаться, чтобы хоть как-то изобразить общение.
        Оксана хитро посмотрела на меня и как бы невзначай вопрошающе предложила:
        - Пойдём на речку купаться?
        А чего мне было отказываться. Я согласился. Натянул длинные шорты. Сменил футболку и пошёл. До реки было пройти пешком меньше километра. Прогуливаясь в тени деревьев, мы шли, неспешно беседуя о травах и их целебных свойствах. Познания Оксаны поражали. Она рассказывала очень насыщенно, то словно зачитывала справочник растениевода, то переходила на шёпот и заговорщицки делилась какой-нибудь историей о том или ином растении ставшим либо ядом, либо спасением для принявших его.
        - А мне что ты вчера вручила? - спросил я, неожиданно немного её смутив.
        - Да вот хотела в тебе энергию огня открыть. А ты его затушил на корню, - хихикнула Оксана.
        Мой желудок на слове «огонь» поежился. Но я и виду не подал, а лишь полюбопытствовал: - А что от этого огня должно было быть?
        - Эффект как от вина крепкого, только без хмельной составляющей, хочешь попробовать ещё? - обрадовалась Оксана, что я заинтересовался её зельем.
        - Не. Не уверен. Если организм единожды отверг, то лучше без насильственных экспериментов, - ответил я и указал на реку: - Куда пойдём. Там мальчишки воду взбаламутили. Но есть тарзанка. А вот там заводь?
        - А пойдём на тарзанку, - сказала она и побежала, крикнув «догоняй!».
        Мы резвились как дети. Четверо подростков смотрели на нас с удивлением, а потом присоединились к нашим кульбитам. Давно я так не веселился. Устав мы легли позагорать и погреться на солнышке на песчаном берегу. Так приятно лежать на тёплом песке под утренним солнцем и всем телом ощущать дуновение освежающего ветерка со стороны воды. Я не боялся обгореть, потому что тень от деревьев нас защищала от прямых лучей. Закрыв глаза, я стал потихоньку проваливаться в сон. И вот нега окончательно захватила меня и понесла в объятия Морфея. Оксана что-то рассказывала, но я уже не улавливал смысл. Затем она замолчала. Казалось, что я успел вздремнуть, как вдруг на грудь легло нечто холодное. Я открыл глаза и увидел свернувшуюся полукругом ящерку прямо перед носом. Её раздвоенный язык прикасался к моей коже, и словно индикатор проводил какие-то исследования. От неожиданности у меня перехватило дыхание. Я отсчитал до трёх и осторожно взял ящерку двумя руками. Затем я медленно сел и положил её рядом на песок. Она лениво потянулась, подрыгала лапками, как будто их разминала и удалилась в заросли. Я внимательно
посмотрел на кусты, куда уползла моя немногословная соседка. Не знаю, почему, но я помахал рукой ей вслед. Хорошо, что это ящерка, а не змея передёрнуло меня от этой мысли. Отдыхать окончательно перехотелось. Оксаны нигде не было видно. Как и её вещей. Мальчишки тоже не заметили, когда она ушла. Ничего не понимая, хоть и начиная привыкать к ее странностям, ещё раз окунувшись в реке, я отправился домой.
        Неспешно возвращаясь, я пытался всё проанализировать. Это была стандартная процедура относительно любой новой информации. Не зря же меня поставили руководить целым проектным отделом, быстро развивающейся строительной компании. Мне нравилось пропускать данные через свои логические цепочки, дипломированного инженера, чтобы выявлять закономерности и определять правила системы. Во всяком случае, я предполагал, что именно эти мои способности помогут разобраться с такой загадочной девушкой как Оксана. Она не выходила из головы, но систематизировать её поведение не представлялось возможным. Мало данных подытожил я и стал смаковать имеющиеся. Её внезапные появления и исчезновения волновали. Казалось, что я как ребёнок жду нового фокуса в цирке. Только там я видел клоуна перед собой. А здесь он играл со мной в прядки, готовясь снова изумить чем-то неожиданным. Как и любого мужчину меня влекла опасность. Опасность, подстерегающая охотника. Опасность, подстёгивающая и бодрящая все органы чувств. С первой минуты азарт обуял меня и ни на минуту не отступал, раззадоривая всё больше мои инстинкты.
        Проходя мимо дома Оксаны, я заглянул во двор. Там всё было как вчера. Форд с открытым багажником только людей вокруг не было. Стоп. Она же сказала, что тётка с мужем уехали. Может, вернулись? Но следов, что машина выезжала я не заметил. Страшная догадка стрелой впилась в мозг. Они не уезжали. Может быть, они до сих пор заперты в бане. Я бросился в соседский двор, не разбирая дороги. Вот баня. Дверь открыта. Все три помещения были пусты. Я прошёлся второй раз и наскочил на Оксану, которая несла какую-то большую миску. Она выронила её из рук и в разные стороны покатились яблоки, какого-то скороспелого сорта, их бока от ударов сразу же стали темнеть.
        Я развёл руки в стороны: - Прости. Не хотел.
        - Вижу, что не хотел, - отозвалась она став на колени, чтобы собрать разбежавшийся урожай.
        Её страсть чередовалась с холодностью. Теперь видимо снова наступил зимний период.
        - Тебе помочь? - спросил я.
        - Я сама, - тихо ответила Оксана.
        - Куда ты убежала с реки? - попытался я поддержать разговор.
        - Вспомнила, что обещала сорвать вот эти яблоки и поставить сушить на солнце, - недовольно проговорила она.
        - Я тогда пойду, - извиняющимся тоном сказал я.
        - Иди Матвей. Иди. Нет, постой. Останься. Побудь со мной. Мне так одиноко, - послышалась оттепель в её голосе.
        - А где твоя тётя? - спросил я.
        - Я же сказала, что они уехали, - снова жёстким голосом сказала Оксана.
        - А куда? - поинтересовался я.
        - В город, - односложно ответила Оксана.
        - А зачем? - не отступал я.
        - Там у нас квартира, - уставилась на меня Оксана.
        - А на чём они уехали? - не мог остановиться я.
        И тут Оксана бросила на меня взгляд полный злобы: - Ты о них со мной хочешь поговорить? Я значит с тобой как с другом, а ты мне допрос о родственниках устроил? Хочешь, чтобы я тебе рассказала, каково это жить приёмным ребёнком?!
        Я оторопел от такого напора и попытался её умиротворить: - Успокойся. Я не хотел тебя обидеть. Если тебе неприятно, давай оставим эту тему. Просто мне показалось, что у вас одна машина, и я удивился, как они уехали.
        - Открою тебе тайну. Каждый час вон там за поворотом можно сесть на маршрутку и добраться до Сенного рынка, - язвительным тоном сообщила Оксана.
        - А почему машину не закрыли? - зачем-то спросил я, хоть и предвидел реакцию Оксаны.
        - Да что же это такое?! Ты мне жизнью обязан, а пытаешься меня унизить своими вопросами! - подпрыгнула Оксана, громко поставив миску с яблоками на скамью.
        Её поведение мне надоело. Но почему-то я продолжал стоять и выслушивать эту тираду, которая казалась никогда не закончиться. Поддавшись неожиданному порыву, я приобнял эту раскапризневшуюся девчонку и коснулся её губ легким поцелуем. Она словно обмякла в моих руках, затем быстро отстранилась и, склонив голову, положила руки на колени, тихо сев на скамейку. Я присел рядом. Мы молчали. Слышно было, как воркуют голуби на крыше. Я уже стал убаюкиваться под издаваемые ими шорохи, как вдруг услышал шелест, а потом скрежет. Я был готов поклясться, что это те самые звуки, которые я слышал вчера. Баня примыкала к дому, и возможно у них было даже общее подполье или подвал.
        - Мышей много, да? - аккуратно спросил я.
        - Есть такое дело. Я за котиком, - быстро проговорила Оксана и опять испарилась.
        В этот раз я поспешил следом. Во дворе её не было. Я обошёл баню и дом. Пусто. Да где она прячется? Недоумённо ходил я, заглядывая в каждый угол. И тут мне под глаза попалась длинная лестница, подпертая к чердачному оконцу. Я проверил её на надежность и полез наверх. Сейчас я посмотрю что тут и как. Подожду когда она появиться. Но Оксана как в воду канула. Мне надоело торчать на лестнице. Я начал спускаться, но тут снова услышал знакомый скрежет, раздававшийся где-то совсем рядом. Я поднял голову и увидел узкое окошко. Толкаемый любопытством я поднялся на несколько ступенек и заглянул внутрь. Напротив я разглядел светлое пятно такого же оконца. Но из-за паутины и грязи на стекле пространство под крышей не просматривалось. Звук снова раздался, опять подстегнув меня на поиски. Что же, наверняка есть и другой вход решил я, поторопившись вниз. Я снова посмотрел по сторонам в надежде увидеть Оксану и направился изучать потолки в доме на предмет люка ведущего на крышу. В узком коридорчике рядом с кладовкой я увидел то, что искал. Я подтянул табурет и установил сверху стул. Вскарабкавшись на эту
конструкцию, я приподнял пальцами крышку люка. Чтобы его открыть, нужен ещё один стул или лучше найти нормальную лестницу понял я и стал спускаться. Облокотившись об дверь, которая вчера была заперта, я почувствовал, как она сместилась. Рука сама потянулась к ручке. Это было тесное помещение с железной кроватью под окном и полкой, плотно заставленной какими-то старыми книгами. На кровати лежало несколько козлиных шкур, наполнявших комнату соответствующим запахом. Повернув голову, я увидел большое зеркало до самого пола, обрамлённое в облупленную шероховатую раму и рядом с ним я обнаружил массивную деревянную лестницу, которой несказанно обрадовался.
        Наконец-то прислонив тяжёлую лестницу к люку, я быстро поднялся и откинул крышку, которая тут же с грохотом упала рядом, подняв облако пыли. Я покрутил головой. Старые шкафчики, ящики, коробки смотрели на меня со всех сторон. Если звук и исходил, то явно не отсюда, поскольку этим чердаком, судя по всему давно не пользовались. Я закрыл крышку и тут же услышал скрежет. Я прислушался. Стоя в центре дома, я отчётливо слышал, что он исходит откуда-то сверху. Снова открыв люк, я подтянулся и оказался на чердаке. И тут я увидел едва заметные отпечатки ног небольшого размера, однозначно мужские, проходящие от кирпичной трубы дымохода до того помещения, в котором я только что побывал. Став на колени я медленно пополз, изучая каждый сантиметр пола. Там где обрывались следы, доски неплотно примыкали друг к другу. Я надавил на ближайшую и она приподнялась с противоположной стороны, обнажив мне то, что скрывала. Внутри оказалось пространство между чердаком и помещениями в доме. Слабый свет пробивался сквозь щели в рассохшихся деревянных фронтонах крыши, создавая возможность для дальнейшего изучения. Двигаться
приходилось на четвереньках. Оказавшись над кладовкой, в дыру между досками я увидел, как включился свет и замер. Оксана стояла перед полками с сушёными травами.
        Она отодвинула корзину на полу и, наклонившись заглянула в нишу.
        - Прячься, прячься. От меня не уйти. Рано или поздно я тебя поймаю, - сказала она кому-то.
        Она поднялась и покинула кладовку, выключив свет. Её голос был ядовито-стальным. Меня бросило в жар. Да что это за девушка такая?! И тут мне дошло, что в коридоре стоит лестница, то есть Оксана не могла её ни увидеть, перед тем как зайти в кладовку. Я стал пробираться обратно и обнаружил, что люк закрыт. Я аккуратно приподнял люк и увидел, что лестница исчезла. Она убрала её! Я мучился, пока её вытаскивал и устанавливал, а она убрала её как пушинку без грохота! Откуда в этих хрупких плечиках такая силища! Или нет? Может, мне просто не было слышно и лестница по-прежнему в коридоре?
        Я не знал что делать. Надо было выбираться из западни, в которую я сам себя завёл. Я вспомнил про следы и пошёл к печной трубе туда, откуда они начинались. Широкий дымоход имел нишу. Я заглянул в неё и увидел скобы, торчащие внутри трубы. Так вот почему следы идут в эту сторону, дошло до меня. Я прикинул, что вполне могу поместиться в этом проходе, и хотел было шагнуть вниз, как моя рука упёрлась в нечто мягкое. Инстинктивно отдёрнув руку, я стал всматриваться в то место, где только что побывала моя рука. На месте выдолбленного кирпича лежала книга. Год выпуска удивил меня. Этой книге было не больше двух лет. Оксана сказала, что они здесь живут почти три года. Значит, кто-то из них троих мог её здесь спрятать. Название книги мне ничего не говорило. Ещё раз, поиграв ударениями, я прочитал написанное большими буквами слово «ОТЧИТКИ». Внутри были какие-то то ли стихи, то ли молитвы. На одной странице была закладка - белый листок с номером телефона. Что же такого ценного в ней, что её надо было прятать, рассуждал я, положив книгу на место. Я спустился в кухню. К моему счастью там никого не было. Я
присел за стол и задумался. Продуктов было много. Неужели живя постоянно в квартире, эта семья пополняла доверху свои запасы на даче? На мой взгляд, такие запасы делают только там, где живут. Картина с открытым багажником снова всплыла у меня перед глазами.
        - А, вот ты где! - услышал я Оксану с игривыми нотками в голосе.
        - Есть хочу, думаю, чтобы приготовить из всего этого разнообразия, - соврал я.
        - Сейчас соображу что-нибудь вкусненькое, - заворковала Оксана и стала вытаскивать на стол продукты из холодильника.
        Пока она готовила обед, я выяснил то, что в её семье любили покушать, часто приглашали друзей. В общем, были весьма хлебосольными и гостеприимными хозяевами. Однако в рассказе Оксаны часто звучали новые имена
        - А старых друзей вы, что не приглашаете? - удивился я.
        - Бывает, что приглашаем, если такие в наших рядах остаются, после того что происходит, - пожав плечами, сказала она.
        - А что происходит? - уставился я на Оксану.
        - Ну как тебе объяснить. Друзей в соцсетях, которые хотят отдохнуть за городом, много бывает, особенно если развлечение бесплатны. Тётка любительница пригласить была. Ей нравилось спиритические сеансы устраивать. Но мне кажется, что это её муж дядя Вова старался за всех духов. Он поднимался на чердак и стукал, как она просила, - как-то странно захихикала Оксана и продолжила: - Но ты не думай, что мы такие богатые, чтобы подобные вечеринки постоянно закатывать. Это просто традиция такая. Каждый август на пару дней устраивать праздник. Хотя на самом деле я не бедная бесприданница. Мне от родителей много что досталось, да и у тётки я единственная наследница. Так что имей в виду, я выгодная невеста.
        - Понял. Приму к сведению. Но ты не объяснила, что такого происходит, что друзья старые разбегаются? - учтиво напомнил я, насколько смог нейтральным голосом.
        - Да напьются и зашибиться на смерть так и норовят, - улыбнулась Оксана, своей шикарной улыбкой.
        ГЛАВА 4
        Она подала мне как я сначала подумал окрошку, но повертев ложкой и не найдя в тарелке мясных компонентов, я слегка расстроился. Оксана распаковала пакеты с печеньем, баранками, какими-то бубликами и другой сдобой. Такое сочетание меня несколько озадачило, но как говориться дарёному коню в зубы несмотря, надо было есть то, что предлагалось.
        Оксана повторила мои движения ложкой и тут же вскрикнула: - А вот, что ты потерял! Сейчас петрушки принесу!
        Я повернул голову и проводил её взглядом. Говорить, что клетчатки тут и так достаточно, и что я не прочь протеиновой составляющей не было смысла. Опуская глаза, я столкнулся с прицельным созерцанием моей новой знакомой ящерки, которая забравшись на стул рядом, изучала мой овощной суп.
        - Привет! - улыбнулся я, сам не зная, почему ей так обрадовавшись.
        Ящерка поклонилась. Я почувствовал, что в горле застрял ком. Силясь, что-то сказать я получил лишь несколько сиплых звуков. Это не расстроило её. Казалось, ящерка улыбается, продолжая держать своим немигающим взглядом на мушке меня вместе с супом. И тут она стала качать головой из стороны в сторону, указывая на суп. Мои глаза расширились, а брови медленно поползли вверх. Видя, что я застыл, как статуя ящерка взяла кусочек из тарелки и тут же притворилась мёртвой, улёгшись брюшком к верху. И так она проделала несколько раз. Наконец мне дошло, что это есть нельзя. Мурашки побежали по коже то ли от того, что меня снова пытаются отравить, то ли от того, что я общаюсь с пресмыкающимся. Увидев, что я понял её посыл, ящерка перестала переворачиваться и откинула хвост. Она взяла его лапками и бросила мне в тарелку, показывая, что я должен перемешать ложкой обновлённый состав супа. Трясущимися руками я выполнял то, что требовалось в надежде, что мне не придётся, это есть. От одного вида происходящего хотелось грохнуться в обморок и всё забыть, но поскольку я мужчина я держался изо всех сил. Но дальше
произошло неожиданное. Ящерка прыгнула в тарелку и взяла свой хвост, а затем протянула его мне. Желая закрыть глаза, но действуя как под гипнозом, я взял его пальцами. Ящерка выпрыгнула из тарелки на салфетку. Вытерла лапки и посмотрела в недоумении на меня, продолжающего сидеть с вытянутой рукой и держа некогда принадлежавшую ей часть тела. Жестами она показала, что я должен его облизнуть и спрятать. Зажмурившись, я выполнил и это. Наверное, мне это снится или я сошёл с ума. Поставил я себе диагноз, засовывая в карман шорт неожиданный подарочек. Ящерка помахала лапкой и была такова. Я как зомби начал есть супчик, показавшемся мне вполне безобидным. Боже что я здесь делаю? Вопрошал я, пока не услышал скрип входной двери.
        Хозяйка дома вернулась не одна. Рядом с ней стояла небольшого росточка пухленькая девушка, черты лица, которой выдавали, что она старше Оксаны, однако лихая бордовая футболка и широкие зелёные брюки с жёлтыми кедами и такого же цвета рюкзак говорили о том, что она старается выглядеть моложе своего возраста.
        - Знакомься, это Белла, - подчёркнуто вежливо сказала Оксана.
        Прическа Беллы напоминала мне Чиполино. А её глаза, обладающие незначительным раскосом, делали её почти мультяшной героиней. Уверен, если бы корейцы сняли мультик о мальчике луковке, он выглядел бы именно так. Я в восхищении уставился на гостью, но поймав не одобряющий взгляд Оксаны, тут же опустил глаза в тарелку и продолжил жевать, стараясь изобразить, что не слушаю, о чём они болтают.
        - А я думала, что буду первой, - залилась перезвоном колокольчиков Белла.
        Но мне её смех показался наигранным. Она плюхнулась на стул рядом со мной поближе к распахнутому окну.
        - Да, один гость уже прибыл. Но можешь с ним не соревноваться. Это сосед, - промурлыкала Оксана, ставя перед Беллой супец и пододвигая тарелку с печеньем и баранками.
        У меня внутри всё аж подпрыгнуло. Хотелось прокричать, чтобы Белла была осторожна. Но я не мог позволить себе подобное поведение и как мог, пытался абстрагироваться. Белла разговаривала, ковыряя ложкой в супе. Я видел, что она съела пару кусочков батона, но ни одной ложки так до рта так и не донесла. А когда Оксана встала, чтобы помыть вишню, Белла не стесняясь меня, вылила содержимое своей тарелки в окно. Первая мысль моя была полна зависти. А почему я так не сделал? Не пришлось бы облизывать этот мерзкий хвостик и давиться супом, в котором он плавал. Вторая посетившая меня мысль касалась самой Беллы. Что эта за мадам, которая может позволить себе такое поведение? Белла видя моё молчаливое потворство, подмигнула и слопала очередной кусок батона. Я сглотнул и тоже протянул руку за хлебом, слегка наклонившись в сторону Беллы.
        Казалось, она этого только и ждала и тут же прошептала мне прямо в ухо: - Где Владимир?
        Я взял хлеб и закашлялся.
        - Может воды? - повернулась к нам Оксана, перекладывая вишню из дуршлага в миску.
        Я кивнул, продолжая кашлять.
        Выпив почти залпом стакан воды, как мог весело, я спросил: - Так, а я правильно понимаю, что сегодня тот самый праздник, о котором ты говорила?
        Оксана рассмеялась: - Ну, да.
        - А сколько человек будет? - поинтересовался я.
        - А кто его знает? Сколько приедет, столько и будет, - ответила Оксана.
        - Понятно, то есть ты за старшую значит, будешь, если твоя тётя с дядей не вернуться. Какая программа вечера? - сказал я, давая Белле ответ на её вопрос.
        Тень скользнула по лицу Оксаны, но она не изменила своего настроения.
        - Часам к шести когда большинство соберётся определимся с планами. А сейчас надо приготовить сад. Надеюсь на помощь вас двоих, - сказала Оксана, покидая кухню через вторую дверь, которую я почему-то раньше не заметил.
        - Сейчас ещё пару баранок съем с чаем и иду, - отозвалась Белла.
        Я начал вставать, чтобы идти за Оксаной, но тут Белла резко схватила меня за руку и моя попытка встать провалилась.
        - Ты видел у неё татуировку? - снова шёпотом спросила она.
        - И, да и нет, - выдавил я, ещё не очень-то доверяя неожиданно появившемуся союзнику.
        - Ага, спасибо, поняла. Очень хорошо. Не поймала она его, - растянулась в довольной улыбке Белла, выбирая себе очередную баранку, чтобы засунуть в рот.
        Я встал. Казалось, Белла потеряла ко мне всякий интерес и сосредоточилась только на поедании сдобы. Интересно сколько ещё фриков сюда пожалует? Размышлял я, выйдя во двор. Крыша и стены родного дома, попавшись под глаза, словно говорили - «Ну что ты там забыл? Быстрее домой! Не безопасно там!» Но моё настроение изменилось. Я жаждал разгадать эту задачу. Условия ужесточились. Надо осматривать всё что ешь, куда идёшь и так далее. Девчонки странноватые, но теперь хоть можно понаблюдать за ними и выявить азы системы на противоречиях, которые уже начали проявляться. Они соперницы. Но в чём? Почему Оксана сказала, что со мной можно не соревноваться? Надо выяснить, обрадовался я ниточке, которая возможно поможет мне распутать этот клубок.
        Оксана расчищала от крупной травы и веток полянку между яблонями.
        - Что надо делать, говори, я готов помогать, - сказал я, как только Оксана меня заметила.
        - Там стулья в сарае. Принеси. Я их от пыли протру и расставим, - ответила она.
        - А сколько нести? - решил уточнить я, думая, что хоть сейчас количество гостей узнаю.
        Но меня ждало лёгкое разочарование. Оксана попросила вынести всё, на чем можно сидеть. Через пару часов сад был утыкан стульями и скамейками, которые образовывали амфитеатр. Всё это упиралось в стену бани, перед которой осталось пространство, где мне нужно было разместить деревянные паллеты. Соорудив подобие сцены, я огляделся. Сад преобразился. Оксана с Беллой натянули белые длинные занавесы вокруг образовавшейся площадки с проходами в каждые два три метра. Мы поставили два длинных стола, на которые девушки, застелив скатертями, стали выносить посуду. Количество стаканов и тарелок укрепило моё мнение о том, что будет не менее тридцати человек. Окончив внешние приготовления девушки, обосновались на кухне, готовя напитки. Я то и дело выносил графины и кувшины с компотами и водой с лимоном и мятой. Они доверили мне наколоть льда. И теперь в центре напитков стояла металлическая ваза, запотевшая от конденсата. Затем были добавлены блюда с намытыми фруктами и овощами. Вегетарианцы какие-то что ли? И тут же я осекся. Утром мы ели колбаски. Немного погодя всё стало на свои места. Приехавший микроавтобус
привёз огромную барбекюшницу и мини холодильную камеру, доверху заполненную разными видами сосисок. Семейная пара, притащившая всё это, была радушно поприветствована хозяйкой. Далее прибывающие гости также несли с собой еду. Я приметил стопку коробок пиццы, которую тут же отследил, и едва она оказалась на столе, как я за один присест слопал сразу две, рассмешив какого-то плотного мужичка.
        - Что барышни на диете тебя тут держали? - хохотал он.
        Я с благодарностью посмотрел на него.
        - Похоже на то. Вы меня спасли! - заглатывая последний кусок, сказал я.
        - На них это похоже. Перед сеансами избегают мясной пищи, - уже без смеха сообщил толстяк.
        Лица людей мелькали то тут, то там. Умопомрачительные запахи витали со стороны зоны барбекю. Не могу сказать, что это были фрики. Нет. Это были обычные люди собравшиеся отдохнуть на природе. Ничего не обычного не было, и я даже стал расслабляться среди этой добродушной толпы. Но интуиция одёрнула меня. Уж слишком всё стало сахарно. Я снова стал анализировать. Детей и подростков не было. В основном были пары лет за тридцать. И незначительная часть одиночек до тридцати. Они всё время улыбались. Секта какая-то что ли? Поклоняются какому-нибудь мухомору, и чувствуют себя счастливыми, подумал я, стараясь найти хоть какую-то логику. После восьми вечера видимо собрались все, кто должен был прийти. Надо заметить прибывали они организовано микроавтобусами, которые тут же уезжали. Спать видимо под открытым небом будут, если конечно они вообще спать собираются, размышлял я.
        Оксана принарядилась. В огненном балахоне ни то платье, ни то тунике с шароварами она поприветствовала всех с импровизированной сцены.
        - Случилось так, что сегодня хозяйничаю я одна. Прошу не судить строго. У вас есть всё, чтобы настроиться на вселенную. Обращайтесь если что.
        Мне как не посвящённому было сложно понять, что они делают. Приветственный обед закончился. Еда стояла в свободном доступе для тех, кто проголодается. Но было видно, что еда перестала интересовать окружающих. Они разбились на тройки и четвёрки и о чём-то эмоционально спорили. Той радужной доброты, которая царила здесь ещё несколько минут назад, не осталось и капли. Яростные дискуссии стали вспыхивать то тут, то там. Я хотел присоединиться к молодым ребятам неподалёку, но Оксана потащила меня вглубь сада.
        - Не надо им сейчас мешать, - промурлыкала она мне на ухо.
        - А что они делают? - спросил я.
        - Выбирают тех, кто может задать вопрос, - ответила Оксана.
        - Какой вопрос? Кому? - спросил я, вглядываясь в разыгрывающееся передо мной действо.
        - Это они сейчас и решают, - с хитринкой ответила Оксана.
        Понимая, что спрашивать дальше бесполезно, я ещё раз осмотрел собравшихся, и на сцене заметил Беллу, которая в каком-то белом балахоне под стать Оксаниному, рисовала какие-то знаки на стене бани.
        - А она что делает? - указал я рукой в сторону сцены.
        - Она сегодня медиум, - ответила Оксана, но голос стал терять теплоту.
        Рискуя нарваться на холод, я всё же спросил: - А почему ты сказала, чтоб она со мной не соревновалась?
        Оксана как-то по-особому хмыкнула и сказала: - Белла очень ревностно относится к работе медиума. Она предпочитает быть единственным посредником между живыми и духами.
        - А что будет дальше? - заинтриговано спросил я.
        - Увидишь, - снова стала мурлыкать Оксана.
        - А моя роль, какова? Что ты от меня хочешь? - перешёл я в наступление, пока она была в хорошем расположении духа.
        - Пока не решила, - игриво сказала Оксана.
        В этот момент я увидел, как на её шее стали необычно пульсировать вены и вдруг я заметил очертания татуировки. Рисунок был мне не понятен. Нечто изгибалось, протыкая подобие облака какими-то острыми выпуклостями.
        ГЛАВА 5
        Мне нравилась эта атмосфера загадки и томительного ожидания чего-то неведомого. Жаркая летняя ночь была безлунной. Пара уличных фонарей перед двором ни как не освещали сад. Крохотные свечки хаотически разбросанные напоминали светлячков, нежели создавали полноценное освещение. Основным источником света был фонарь, который Белла держала в руках. Отстрекотали цикады подведя черту знойного дня и передав правление сверчкам. Ветерок прохлады стал напоминанием того, что под утро может быть весьма свежо. Звезды, которые так близки в августе то и дело срывались со своих мест, пересекая ночной небосвод. Вслед за наступлением сумерек голоса спорящих начали стихать. Гости были несказанно рады отсутствию комаров, благодаря расставленным курительных лампам, которые справлялись со своей задачей, распугивая этих маленьких кровососов. Я же обходил эти лампы стороной, предпочитая быть покусанным, нежели вдохнуть какой-нибудь гадости приготовленной Оксаной. В глазах окружающих стало появляться нетерпение. Вот-вот должно было начаться то, ради чего они все приехали.
        Оксана не отходила от меня ни на шаг. Это льстило и настораживало. Что задумала эта маленькая бестия одному Богу известно. Подойдя ближе к сцене, я понял, что начертила Белла. За витиеватыми фигурами угадывались буквы алфавита. Она привезла с собой старинный фонарь. Его потрёпанный, но брутальный вид намекал на то, что он пережил не один десяток лет. Прямоугольной формы с решетчатыми перекладинами он имел внутри толстую свечу позади закопчённых стёкол, которые уже не поддавались качественной очистке.
        Внезапно мне тоже захотелось поучаствовать.
        - А можно я тоже вопрос задам? - спросил я Оксану, когда мы прогуливались рядом с Беллой.
        - Что ты хочешь узнать? - заметил я оживление в глазах медиума.
        - А это разве не секретный вопрос? Его можно вслух произнести? - уставился я на девушек.
        Они переглянулись и захихикали.
        - Сразу видно, что ты знаток. Давай я ему расскажу немного, - сказала Белла, ловко и бойко перехватив меня у Оксаны, и повела подальше от её любопытствующих глаз.
        - Делай, как я говорю. Доверься мне, - сказала Белла, опускаясь на низкую скамейку рядом с входом в баню.
        - Я попробую, - неуверенно ответил я, почему-то начиная нервничать.
        Интуиция меня не обманула. Белла попросив меня держать улыбку на лице с такой же приятной улыбкой разрушила всё очарование этого вечера и обострила и без того разгулявшееся воображение.
        - Перво-наперво ты должен понять, что хоть мы с Оксаной и имеем общее хобби, я имею в виду спиритизм, но цели у нас стоят разные. Мы с ней дальние родственницы. Её мать с сестрой были фанатами спиритических сеансов, играясь с детства сутки напролёт с говорящей доской Уиджа. В нашем роду, когда-то был сильный медиум. Он даже на царя Российского подрабатывал. Но об этом потом. В семье ждут, когда сбудется его предсказание, о том, что его силы однажды будут унаследованы особой женского пола. Девочек с детства обучают, готовя к тому, что подобный дар может на неё обрушиться. Я думаю, что Оксана возомнила себя этим потомком. Она разыскивает способы получить силу предка, - сообщила Белла и запнулась, подбирая слова.
        Я не перебивал, слушая и сейчас ждал, что она скажет дальше. По крайней мере, стало понятно, почему они конкурируют между собой.
        - Способы, которые выбирает Оксана для достижения цели, не безобидны. У меня нет прямых доказательств, если выразиться языком уголовного кодекса. Но у меня есть косвенные. Однако, к сожалению, их ни один суд не примет. Я как медиум пообщалась с умершей мамой Оксаны, - шёпотом сказала Белла. Она оглянулась и, прижавшись ко мне ближе сказала: - Это Оксана их погубила. Родители хотели её в школу отправить, где детсадовские ребята с ней не ладили. Тогда она видимо и решилась на первую жертву. Точнее парную жертву.
        От того что говорила моя собеседница в жилах стыла кровь. Хотелось бежать отсюда без оглядки, но ноги словно окоченели. Я продолжал слушать.
        - Родители сами виноваты. Незачем было несмышлёному ребёнку разрешать читать книги по оккультизму. Да ещё не те, что продаются шарлатанами на каждом углу, а приобретёнными у коллекционеров за немалые средства. Мал-помалу она освоила их и прежде всего, преуспела в травах. Поэтому в её доме я ем только покупную еду, - подмигнула мне Белла.
        Я отреагировал натянутой улыбкой и продолжил изображать саму доброту, опасаясь, что за такие разговоры Оксана меня точно на тот свет отправит.
        - Дядя Вова первый что-то заподозрил, когда после смерти родителей пока они вступали в опекунство, Оксана успела приобрести ещё колдовских книг и одно древнее зеркало, оплачивая счета банковскими картами покойных. Когда это всплыло, она сказала, что выполнила последнее желание мамы. Таким образом, она избежала похода в школу, как собственно и хотела. Ей из-за трагедии психологи рекомендовали идти учиться через год в следующем сентябре. Однако никакой душевной травмы не было. Если посмотреть на последние тринадцать лет, то выясняется одно удивительное совпадение. Каждый год в августе мы теряем двух родственников от какой-то нелепой случайной смерти. Хоронят именно тех, кто ближе находится к Оксане. Я думаю, что она выполняет один обряд жертвоприношений. Знак, который ты заметил - это не классическая татуировка. Это метка дьявола тем, кто приносит ему особых жертв. Она и родственников подчищает, чтобы остаться единственным наследником дара предка и силу себе приобретает параллельно. А ещё она ищет не обычные места для своих жертвоприношений. Находит дома, где жили добрые люди или лекари поднимает их
из могил, точнее души с того света вызывает и запирает на земле, а потом старается овладеть их силой тоже. Как только знак на её теле перестанет исчезать - это будет означать, что она своего добилась. В этом году тринадцатая пара жертв. Если она захватит дух ведуна, который жил в этом самом доме, то она завершит свой ритуал.
        Белла притихла. Я не стал дожидаться, когда она продолжит. Мне было более чем достаточно данных и от уже услышанного. Я встал. Сорвал яблоко с ветки и яростно укусил. Видимо очень хотелось как-то сбросить негативные эмоции, которые уже переполняли меня. Я понял, кого ловит Оксана. Знать бы как ему помочь.
        - Подожди, я ещё главного не сказала, - остановила меня Белла.
        Она подошла сзади и тихо сказала: - Я боюсь, что она что-то сделала с опекунами. Дядя Вова поделился мне, что был в церкви и там встретил человека, который готов был провести обряд изгнания тёмных сил. Он говорил, что пожалел, что ретировался тогда от этого возможно монаха или священника. Дядя Вова так решил, потому что этот человек был в подряснике. Он сказал мне, что тот вручил ему какую-то книгу со своим номером телефона и со словами - «Когда будет совсем тяжело».
        - А почему Владимир с тобой это обсуждал? - повернулся я к Белле.
        - Он был первым, кому я рассказала о своём диалоге с мамой Оксаны. Оксана думает, что дядя Вова мне помогал в сеансах и что я так себе медиум. Но это намеренное заблуждение, дядя Вова постарался, чтобы уберечь меня от гнева Оксаны. Мы попытались поговорить с тёткой, но она не поверила и сказала, что если я соревнуюсь с её приёмной дочерью, то должна вести себя честно. Это было несколько лет назад. С тех пор мы только искали доказательства. Но Оксана очень умная и хитрая. Она бросила школу, говоря, что на своих зельях уже достаточно зарабатывает, чтобы забивать голову ненужными вещами, - испуганно сказала Белла, чувствуя недоверие в моём вопросе.
        - А по ней не скажешь, что она безграмотная, - напрягся я.
        - Я думаю, что ей удалось вытащить не только энергию, но и знания у своих жертв, - смотря мне прямо в глаза, сказала Белла.
        Я видел, что неподдельный страх прячется в её взгляде. Она действительно боится Оксану, но продолжает сражаться. Уважение к этой чиполиновой девушке охватило меня.
        - Тебе нужна моя помощь? - спросил я, прекрасно осознавая, что она может попросить то, чего я ещё никогда в жизни не делал.
        - Мы можем попытаться найти дух ведуна и освободить его. Без него Оксана не сможет завершить обряд, - твёрдо сказала Белла.
        Её решимость передалась мне. Я был готов действовать, хоть и понятия не имел, что конкретно надо делать.
        Мы заметили стремительно направившуюся к нам Оксану. Её прежняя привлекательность испарилась. Теперь я видел лишь исчадие ада.
        - Беллочка, нам скоро пора начинать, - сладким голоском объявила Оксана.
        - Я пока не совсем разобрался в полученных ценных указаниях. Можно мы ещё немного поговорим, а то ваш сеанс спиритизма под угрозой срыва, - хохотнул я.
        Оксана смерила Беллу надменным взглядом: - У вас ещё десять минут.
        Оставшись одни, мы посмотрели друг на друга. Теперь мы точно союзники. Оставалось только разобраться в чём именно.
        ГЛАВА 6
        Плетёная корзина передавалась от группы к группе, каждая из которых вкладывала белый лист бумаги, содержащий список вопросов к определенному духу. И вот корзину вручили медиуму. Белла села в начерченный мелом посередине сцены круг и стала просвечивать своим фонарём эти записки, что-то при этом бормоча. Образовалось две стопки листов. Тонкую Белла оставила себе, а толстую стопку бумаги положила в корзину и выставила за круг. Процедура повторилась. На этот раз удалено было ещё несколько записок. В итоге определился окончательный список тех, кого сегодня будут приглашать из мира мёртвых. Как объясняла мне Белла, духи хотят общения, но не всегда к нему расположены. Медиум призывает обычных духов, но первыми откликаются тёмные охотники за энергией. Поэтому тщательный отбор вначале позволяет предотвратить нежелательные последствия. Ведь даже духи бывших родственников ведут себя непредсказуемо, а от тёмных сил вообще ничего хорошего ждать не стоит. Они могут засесть в теле неподготовленного медиума и не позволить ему вернуться из астрала.
        Время близилось к полуночи. Едва стрелки сомкнулись на двенадцати, Белла встала в круге с первой запиской. Она пригласила составивших её присоединиться. Четверо подошли к медиуму, провожаемые завистливыми взглядами. Взявшись за руки, они сели на подушки, скрестив ноги. Белла говорила тихим вежливым голосом. О чём они там общаются, разобрать не получалось. Но мне это и не нужно было. Я выполнял задание. Сначала я сидел рядом с Оксаной, а затем, сказав ей, что теперь пора помогать, был благополучно отпущен по её мнению, устраивать шоу. Я устремился в дом. Перемещаться в темноте по незнакомой территории, было затруднительно. Электричеством пользоваться нельзя, видите ли, духи разбегутся. Я как незадачливый вор врезался на своём пути в различные предметы, если успевая их подхватывать. Эти мои шорохи произвели должный эффект. Собравшиеся начали кучковаться и оглядываться. С трудом я пробрался в дом. Комната, которая меня интересовала, была закрыта. В кромешной темноте я прошёл на кухню и взял нож для колки льда. Хорошо что его не убрали с того места, где я его оставил. Какое-то время я провозился с
замком. Раскурочивать его не входило в мои планы, но по-другому попасть к зеркалу я не мог. Ходить сейчас вокруг дома в поиске окна тоже было безнадежной затеей. Сеансы проводят после полуночи и до четырёх часов утра. Время летит быстро. Я должен успеть. Руки вспотели и тряслись. В нагревшемуся за день доме было не продохнуть. Пот градом стекал по спине. Наконец дверь поддалась. Я придавил сильнее и очутился между кроватью и зеркалом. Оно почему-то было накрыто белой простыней, которая стала единственным ориентиром в этом окружающем меня мраке. Я сдёрнул простынь. Мысли роились, не позволяя сконцентрироваться.
        Несколько раз, глубоко вдохнув и выдохнув, я негромко сказал: - Иннокентий я знаю, что ты белый ведун. Прошу, помоги мне тебя освободить. Приди и скажи, что надо сделать.
        Как и сказала Белла только после нескольких повторений, когда я окончательно успокоился и вошёл в один ритм с полным осознанием желания, которое озвучивал, в зеркале появилась светящаяся дымка. Колени чуть дрогнули, но я устоял. Дымка собралась в центре. Затем расступилась вокруг лица мужчины с тёмной кучерявой бородой. Его яркие голубые глаза смотрели на меня, напоминая больного ребёнка. Я набрался смелости и повторил вопрос. Голова кивнула.
        И затем в моих ушах отчетливо прозвучало: - Дом и участок опечатан пентаклями. Мне нужен выход. Выпусти меня из дома через главный вход. Затем надо покинуть двор. Только, та кто заперла меня, знает, как это сделать. И ещё, я не смогу успокоиться после того каким образом она нарушила мой покой. Нужен обряд.
        Дух Иннокентия замолчал. Логика подсказывала, что надо идти шаг за шагом и нет смысла сейчас спрашивать о каком обряде он говорит.
        - Понял. Как выпустить через главный вход? - сосредоточился я на первом заседании.
        - Найди четыре пентаграммы и сотри их, Василиска ангел, она тебе поможет, - был ответ.
        Я пробрался к входной двери. Нож я оставил на кухне, взяв вместо него мокрую тряпичную салфетку, и стал обдумывать поставленную задачу. Это конечно хорошо, что мне будет помогать ангел. Одна только эта мысль грела моё сознание. Но как я должен в темноте устроить очистку двери? И тут под ногами я увидел огонёк. Я присмотрелся. Так вот она первая пентаграмма. Я стёр ее вместе с содержащимися внутри знаками. Огонёк переместился левее, осветив вторую пентаграмму. Оттирая очередную пентаграмму, я заметил, что мой огонёк направился в верхний угол двери. Так один за другим уничтожив следы всех пентаклей, я сказал в темноту «спасибо» и тут же огонёк осветил мне физиономию ящерки. Так вот кто такой мой ангел Василиска!
        Надо было спешить. Небо начало розоветь. Скоро рассвет. Я подошёл к сцене. Теперь пробыв так долго в темноте мне казалось, что в саду очень даже светло. Я взял ручку и бумагу. Быстро накидав вопрос, я просунул его в щель на стене бани там, где мы условились с Беллой. Чиполиновая девушка выглядела измождённой. Видимо эти сеансы весьма энергозатратны. Она легонько кивнула мне. Я уселся рядом с Оксаной.
        - Что-то сегодня скучно было. Дядя Вова лучше справлялся, - хмыкнула она.
        - Так темно. Надо было раньше предупредить, что мне барабашкой нужно будет прикидываться, - изобразил я недовольство.
        Оксана, ухмыляясь, обнажила зубы, снова взбодрив меня своей фирменной улыбкой: - Ты мой герой. Когда все уедут, я тебя утешу, - игриво пообещала она.
        - Долго ещё? - спросил я позёвывая.
        - Я занята была с теми, кто прошёл сеанс, и упустила немного. По-моему, то ли одна, то ли две группы ещё остались, - насупила носик Оксана.
        - Так, а мне можно поучаствовать? Так, сказать не из-за кулис, а посмотреть, что зрители видят? - с ехидцей спросил я.
        - Смотри! Там последний вопрос и меняются группы. Иди скорее. Я думаю, Белла не сильно устала и не расстроится, что последняя группа будет больше на одного участника, - ядовито сказала Оксана, подтолкнув меня в сторону сцены.
        Я сел в круг рядом с Беллой. Трое девушек и один парень с удивлением посмотрели на меня, но промолчали. Белла пригласила дух их родственника, который оставил завещание, но они не могли его найти. Выслушав какую-то белиберду о том, что кому он завещал, дух дал наконец-то ответ, где лежит само завещание. Разговор проходил интересным образом. Белла озвучивала вопрос, а дух направлял свет от фонаря на стену с буквами, по которым она зачитывала слова, складывая в предложения то, что он хотел сказать. Я знал, что она напоследок должна была оставить самого вменяемого из духов, согласившихся сегодня на беседу и очень надеялся, что он нам действительно поможет. Любопытный факт объяснила мне Белла. Духи, когда их вызывали, могли пользоваться информацией находящейся в головах вызвавших их. И именно поэтому многие психологи считают спиритические сеансы не чем иным как игрой группового бессознательного, которое, как известно мощнее нашего сознания.
        - У нас есть ещё вопрос к тебе как самому мудрому, - объявила Белла.
        - Говори, - сложилось из букв.
        - Как выпустить с земли запертый дух, на которой он долго жил до того как покинул этот мир? - зачитала Белла.
        - Если он дружил с землёй и не обижал её, то она его выпустит. Он должен попросить об этом вместе с его живыми представителями, - ответил дух.
        - У нас не было этого вопроса в списке, - пропищала тонким голосом одна из девиц.
        - Это не честно! Вы забрали у нас один вопрос и отдали его другому! - вторила ей другая.
        Белла попыталась их урезонить: - Дух сам выбирает на какие вопросы отвечать. Всё честно. Пожалуйста, не шумите. Таким образом, вы высказываете к нему неуважение.
        - Ах! Ты мы ещё и виноваты! Оксана! Твой медиум назвал меня грубиянкой! - завопила третья девушка.
        В предрассветной тишине эти возгласы прозвучали как призыв к битве. По крайней мере, мне показалось, что вызванный дух воспринял это именно так. Белые занавеси заходили ходуном. Поднялся ветер, задувший все свечи. Деревья мотало в разные стороны. Пыль забивала глаза и нос. Стало нечем дышать.
        Я прокричал: - Оксана, сделай же что-нибудь!
        Но мой голос утонул в этом хаосе. Люди заметались, пытаясь вырваться из воронки торнадо, в которой они оказались. И тут я увидел её. В первых лучах солнца в своём огненном балахоне она была неподражаема. Оксана взобралась на стол и чертила в воздухе огненные знаки. Ещё минута и всё прекратилось. Лишь был слышен лай соседских собак, растревоженных внезапным шумом. Люди ломанулись к выходу. Кто-то открыл ворота, и толпа, просочившись на улицу молниеносность умчалась.
        - Вот так всегда. Сначала приезжают и требуют, чтобы было незабываемо, а потом бегут сломя голову, - расхохоталась Оксана.
        - В этот раз без несчастных случаев? - зачем-то спросил я.
        - Пойдём, проверим. Спиртное недопустимо при общении с духами. Если какой-то идиот так свои нервы успокаивал, то может обнаружим его ещё живым. Духи очень ревностно реагируют на неуважение к ним, - полушутя сказала Оксана, потащив меня за собой.
        Вдвоём мы обошли весь участок. Слава Богу, никаких полумертвых от страха гостей обнаружено не было.
        - Вот и прекрасно. А теперь отдых. Убирать будем после, - скомандовала Оксана.
        - У тебя кондиционеров в доме нет. Может, ко мне пойдём? - предложил я, опасаясь, что сейчас Оксана обнаружит взломанную дверь и будет уже не до сна.
        - Убедил, сосед, веди, - нежно улыбнулась Оксана.
        Я предоставил им две спальни на выбор. Свою и гостевую. А сам пошёл в родительскую и стал ждать пока они угомонятся. Девушки ещё долго обсуждали подробности прошедшей ночи. И вот они улеглись в гостевой на широкий диван и включили телевизор. Через полчаса я заглянул и застал их спящими. Превозмогая усталость, я поспешил на соседский участок. Кое-как я привёл в порядок замок. Мне даже удалось захлопнуть дверь так, что он закрылся. И теперь, когда Оксана будет открывать и у неё это не получиться, то решит, что сама сломала замок. Удовлетворившись содеянному, я зашёл на кухню. Голод давал о себе знать, и баранка выглядела вполне съедобным завтраком. Пока я жевал, запевая водой, мой взгляд упал на печную трубу, и неожиданно я вспомнил про книгу с номером телефона. А не про это ли мне Белла говорила? Но тут я услышал звук открывающейся двери. Испугавшись быть пойманным, я запрыгнул в дымоход. Я услышал характерное постукивание от пересыпаемых яблок. Оксана при мне из ведра насыпала их в миску вчера. Неужели она проснулась и пришла, чтобы нарезать их и поставить сушиться? На кухне всё стихло. Я заглянул
в комнату. Никого. Только дверь, ведущая в огород, не плотно закрыта. Я выглянул в окно и увидел, как Оксана высыпала яблоки в колодец. Вот так компот она готовит! Хочет, наверное, чтобы там забродило всё. А потом предложит освежиться колодезной водицей. Меня передернуло от этой мысли. Оксана оставила миску у бани и пошла ко мне в дом. Ага, видимо она думает, что мы с Беллой уснули и пошла, сделать то, что сделала. А что собственно она сделала? Я отсчитал пять минут и пошёл к колодцу. Неприятное чувство стало меня теребить, когда я увидел примятые клумбы. Здесь что-то произошло. Я заглянул в колодец, и помимо своего отражения увидел ещё два перепуганных лица. Да это же её тетка с супругом! Меня прошиб холодный озноб.
        - Что вы там делаете? - задал я глупейший вопрос.
        - Тут мелко. Он пересыхает летом, - отозвался Владимир.
        - Вам помощь нужна? - ничего не понимая спросил я.
        - Нет. Мы тут в безопасности, - ответила женщина, окончательно поставив меня в тупик.
        - Ладно. Я к вам ещё загляну, - пообещал я, отправившись, домой спать.
        Запах еды наполнивший дом, поднял меня на ноги. Было почти пять часов. Ничего себе я проспал! Голова как чугунная. Желудок своим урчанием напомнил мне, что я голоден. Быстро приняв душ, я поспешил на кухню. Готовила Белла. Оксана сидела на стуле, поджав под себя ноги.
        - А вот и наш соня. Мы уже хотели идти тебя будить, - прощебетала Белла.
        - Уморился я. А что у нас на завтрак? То есть на полдник? - спросил я, поглаживая живот.
        - Мы тут по сусекам наскребли и печём яблочный пирог, - объявила Белла.
        Упоминание о яблоках покоробило меня. Я вспомнил, как Оксана покормила своих опекунов.
        - Ты не любишь яблочный пирог? - огорчилась Белла, увидев изменение на моем лице.
        - Он просто мясо предпочитает! - захохотала Оксана и добавила: - Там в холодильнике ещё колбаски остались. И сыр мы не трогали.
        После трапезы Оксана заторопилась домой.
        - Вы тут ещё можете побыть и приходите. У меня сюрприз один приготовлен, только не торопитесь, - сказала она.
        Полчаса нам с Беллой хватило, чтобы обменятся имеющимися данными. Стало понятно, что сегодня Оксана затевает проведение ритуала жертвоприношения. Тетка с дядей это жертвы, которых она запугала. Надо срочно освободить ведуна Иннокентия и остановить Оксану. В общем, план спасти мир был нетривиальным.
        ГЛАВА 7
        Как же мне не хотелось идти в этот проклятый дом. Чтобы не чувствовать себя трусом я прочитал про себя «Отче наш», пришедший в голову из глубокого детства. Белла определенно точно заявила, что дух Иннокентия будет около воды. А поскольку единственным природным источником был колодец, то там его и следовало искать. Ей конечно виднее. Я не стал спорить. Хотя перспектива выглядела не радужно. Двое в колодце и мы за духом гоняемся. А за всем происходящим наблюдает Оксана. Но сложилось по-другому. Колодец был пуст. Белла с сомнением посмотрела на меня.
        - Мне не привиделось. Видишь, там всё ещё плавают как целые яблоки, так и огрызки, - оторопело пытался оправдаться я.
        - Это сейчас неважно. Иннокентий здесь, - мягко сказала Белла, закрыв глаза.
        Так она молча стояла, а я лишь наблюдал за тем как одна за другой пробегают эмоции по её лицу. Видимо общение медиума с духом идёт полным ходом. Белла вытянула руки вперёд и позвала меня. Я подошёл ближе.
        Она легонько дотронулась до моих плеч кончиками своих пальцев и, задержав их там промолвила: - Повторяй за мной. Земля добрая прости ту, что тебя оскверняет. Помоги выйти Иннокентию за пределы. Не держи его. Мы избавим тебя от скверны.
        Я послушно повторял всё, что говорила Белла. Вдруг она открыла глаза. Мы стояли довольно близко друг к другу. Я чувствовал её дыхание. Видел мельчайшую паутинку морщин, которую оставила вокруг глаз бессонная ночь.
        На щеках Беллы заалел румянец.
        Она опустила руки и сказала: - Он свободен и ждёт, когда мы изгоним тёмную силу, а потом поможем ему успокоиться.
        Одним делом в списке стало меньше. Мы пошли в дом. Я уже и забыл про обещанный Оксаной сюрприз. Но остановившись как вкопанный, я понял, что именно это она приготовила, чтобы нас удивить. На кухне, там, где ещё утром стоял кухонный стол, сидели тётя и дядя Оксаны. Их лица были спокойны. Я бы даже сказал безмятежны. Два высоких стула связанных между собой выглядели как двухместный трон. Оксана украшала родственников, проводя кисточкой по одеждам.
        - Что это? - не слушающимся голосом спросил я.
        - Матвей, Белла, вы уже пришли! А я ещё не закончила, - воскликнула Оксана.
        - Нам уйти? - осторожно спросила Белла.
        - Ну что вы. Так и быть расскажу. Я поклонница Марко Грасси. Он итальянский художник. Его картины невероятно реалистичны. Я обучилась его технике и пытаюсь подрожать. В будущем может, и превзойду этого мастера. Сейчас я, как и он пытаюсь запечатлеть момент времени, который воплощает сущность моих дорогих тётушки и дядюшки. Как только я подготовлю тут всё я хотела бы и вас обработать также, чтобы оформить групповой портрет, - не отвлекаясь от работы, поведала Оксана.
        - И сколько часов сидеть так придётся? - попытался я поддержать разговор, дав возможность моему мозгу ускоренными темпами прочесывать имеющиеся архивы в поиске подходящего к этой ситуации алгоритма действий.
        - О, совсем не долго. Я обустрою вас, сделаю фото и всё, а потом будут месяцы кропотливой работы, - мило улыбаясь, ответила Оксана.
        - А они, почему молчат? - как-то странно нахмурилась Белла.
        - Им нельзя говорить, а то грим испортиться, - невинным тоном сообщила Оксана.
        - А почему на кухне? Тут как-то не очень светло? - спросил я, продолжая обдумывать варианты развития событий.
        - Это как раз то освещение, которое я задумала. Вон там зеркало к двери приставлено. Я зажгу перед ним на табурете лампадки, и именно они будут создавать тени, которые я потом запечатлею на ваших лицах, - радостно сказала Оксана, демонстрирую прекрасное расположение духа.
        - Так и что ты хочешь, чтобы мы сейчас сделали? - спросила Белла.
        Я услышал нотки спокойствия. Видимо Белла уже разобралась, что происходит и лишь притворяется, что находится в неведении.
        - Там в комнате вещи, накиньте их, и идите сюда, - попросила Оксана, указав на веранду.
        На диване лежали два чёрных балахона из тонкого материала. Покрой напоминал банный халат с капюшоном, но без пояса. Держа это в руках, я кинул взгляд в сторону Беллы. Та, как ни в чём не бывало, уже облачилась и пошла в кухню. Я замешкался. Уж очень мне не хотелось в это рядиться.
        - Ну что же ты? Мы тебя ждём! - услышал я стальные нотки в голосе Оксаны.
        Я посмотрел на её тетку. Лицо без тени какой-либо эмоции. Она вообще дышит? Владимир также смотрит не прямо, а как будто-то бы сквозь пространство. Опоила она их чем-то, что ли?
        Поведение Беллы беспокоило. Может они ещё чёрную мессу сейчас отслужат и меня в неё тянут? Я нащупал крестик у себя на груди и достал его поверх футболки.
        Затем я повернулся и сказал: - Жарко ведь, а этот материал явно не хлопок. Давай я его попозже одену, когда ты уже и Беллу распишешь?
        - Ох, уж эти мужчины, жарко ему видеть ли, - ответила Оксана, и тут его голос стал резким: - Одевай, я сказала.
        Оксана смотрела мне на грудь не добрым взглядом. Белки стали краснеть. Я сглотнул и попытался пошутить: - А то что? Съешь меня?
        Ещё мгновение и я точно был бы съеденным этой волчицей.
        Но тут я услышал голосок Беллы: - Оксана, ну зачем ты с соседом так. С соседями надо дружить. Возьми себя в руки, ты же сейчас творчеством занята.
        Я слышал двусмысленность в том, что она говорила. Я видел усмешку в глазах Беллы. Они соревнуются, а я разменная монета. Мой союзник, если ей будет нужно, быстро меня предаст! Вот это да! Вот это коварство! Я типа с тобой, когда мы против неё, но я постою в сторонке, когда она злиться, что её тщательно спланированный ритуал может не состояться. Дымоход снова попался мне на глаза. Кстати, а ведь я забыл ей про книгу рассказать. Что ж. Один ноль, я веду. У меня есть козырь.
        Оксана справилась с волной дьявольского негодования. Сначала тяжело, затем легче она растянулась в нежнейшей улыбке и повернулась к Белле.
        - О, дорогая, спасибо. Ты права, не стоит в творчество добавлять лишнее. Всё должно идти, как подсказывает вдохновение. У тебя ведь тоже так, когда ты с духами общаешься, правда? - «укусила» она Беллу.
        Прекрасно, эти дамочки переключились друг на друга. Я незаметно убрал крестик под футболку, и накинул балахон.
        - Чёрный цвет тебе к лицу, - повернувшись, сделала мне комплемент Оксана, и усадила рядом с Беллой, которая села перед Владимиром.
        - А почему они на стульях, а мы на табуретах сидим? - спросил я, чувствуя поясницей, как впиваются колени тётки Оксаны.
        - Ш-ш-ш, помолчи, пожалуйста, я всё позже расскажу, - прошептала Оксана.
        Больше всего мне не нравилось то, что я не понимал того, что конкретно происходит. Оксана рисовала красной краской. Я очень надеялся, что это была краска, а не чья-то кровь. Дискомфорт начал толкать меня избавиться от балахона и выйти на свежий воздух. Она заканчивала образ Беллы, когда я попросился в туалет.
        - Ну, иди, конечно, как я могу тебе отказать. Только побыстрее, - строгим голосом сказала Оксана.
        Скинув балахон, я помчался во двор. И тут же на присядках вернулся. Мне очень хотелось послушать, о чём эти кумушки будут общаться. Устроившись под открытым окном, я обратился в слух.
        Первым я услышал голос Беллы, которая надменно говорила Оксане: - Какой тебе в нём прок? Он просто зритель. К тому же уже достал своими вопросами. Давай отправим его домой.
        - Ты не понимаешь. Он мне нравится. Я хочу, чтобы он был рядом. Мне он не мешает, а наоборот, заставляет творить, чтобы произвести впечатление, - мурлыкала Оксана.
        - Ты уже произвела на него впечатление ночью. Обязательно надо было духов огня призывать, чтобы остановить торнадо? - хмыкнула Белла.
        - Завидуешь? Они тебе не даются. Ты только добреньких земных духов приручить смогла, - ответила Оксана.
        - Причём здесь зависть? Безусловно, это выглядело эффектно, но, сколько ты нашей энергии потратила? Посмотри на этих, они уже почти как мумии, - сказала Белла.
        Я сглотнул. Вот это поворот. Так она знала, что в колодце пленники. Почему же они сказали, что там безопасно? Наверное, им внушили, что духи нападут или ещё что-то и те добровольно туда залезли. Или почти добровольно, вспомнил я примятые цветы.
        Я отвлёкся на собственные рассуждения и упустил часть разговора. Теперь они ссорились. Что не поделили, из-за чуждой для меня терминологии, я не понял.
        - Хватит, я сказала. Будет так, как я задумала. Или ты боишься замарать ручонки? - жёстко спросила Оксана.
        - Духи будут мстить. Я с ними общаюсь, и они убьют меня на первом же спиритическом сеансе, наполненным страхом голосом, ответила Белла.
        - Хочешь сказать, что ты у них популярна, и они часто к тебе приходят? - с недоверием спросила Оксана.
        - Не так часто как хотелось бы, но приходят, и я не хочу потерять этот контакт. Заставить меня это делать ты не можешь. Это должно быть по согласию, а не по принуждению, - посмелела Белла.
        - Ладно, и без тебя справлюсь. Но ты мне будешь должна, - снисходительно сказала Оксана.
        Я рассудил, что услышал достаточно. Мне нужно было позвонить на тот самый номер. Отец тренировал меня на запоминание различной информации, говоря, что однажды мне это может пригодиться. Он открывал холодильник на секунду, а затем закрывал и просил меня сказать какие предметы, где стоят. Проходя через парковку, он мог спросить номер автомобиля, который мы видели в самом начале. Упражнения действительно пригодились. В проверке расчётов смет мне не было равных. Когда подрядчики пытались мухлевать, я быстро находил не состыковки в указанных ценах на разных страницах и не только. Вот и сейчас я собирался воспользоваться своей полу фотографической памятью. Поставив мозгу задачу, я со всех ног побежал в гараж, где лежал мой мобильник. Меня ждало разочарование. Конечно же, батарейка разрядилась за это время. Я поставил телефон на зарядку в гараже и позвонил по тому набору цифр, который всплыл в моей голове.
        - Алло, отец Василий, слушает, - отозвался мелодичный тихий голос.
        - Вы как-то дали одному человеку книгу, со своим номером…, - начал подбирать слова я, не зная, какая последует дальше реакция.
        Молчание.
        - Отец Василий, вы ещё здесь? - торопил я, понимая, что эти бестии вот-вот могут меня хватиться.
        - Где вы находитесь? - спросил отец Василий.
        - Полчаса езды от Краснодара, - выпалил я и объяснил, где именно.
        - Я на машине. У вас буду только через несколько часов. Книга при вас? - сказал отец Василий.
        - Я знаю, где она лежит, - ответил я, надеясь, что она всё ещё там.
        - Вам нужно продержаться до моего приезда. Спрячьтесь, и читайте без остановки, то, что там написано. Читайте вслух. У вас должна быть вера в то, что вы делаете без тени сомнения иначе бес переселиться в вас. Нужен крест и святая вода. Если будут нападать брызгайте и осеняйте окружающих и себя крестным знамением. До встречи, - изложил батюшка и отключился.
        Странное чувство надежды на хорошее, стало наполнять меня словно светом. Первая позитивная новость - к этим особам не надо возвращаться. И тут же я побледнел. Как не надо? Книга же там! Да что за напасть? Ведь только просвет стал появляться! Но делать нечего. Я побежал в дом на поиски креста и святой воды. Раньше воду держали в графинчике на кухне и меняли на каждое Крещение Господне. Я не знаю, зачем это делали родители, но в этот момент я был им безумно благодарен. Распятие я нашёл на чётках, которые весели на полке в библиотеке. Я помнил, как однажды их приобрели в церковной лавке, когда мы посетили какой-то фестиваль на территории одной из церквей в Краснодаре. Вооружившись, я поправил слегка растопырившиеся карманы. Какие же это удобные шорты, похвалил я себя, что одел именно их.
        Я прибежал и сел под домом Оксаны, чтобы отдышаться. Буквально через минуты три на крыльце появилась сама хозяйка.
        - Почему ты здесь? А мы тебя ждём, ждём, - обманчивым ласковым голосом спросила Оксана.
        - Думаю, яблочный пирог был не совсем готов. Что-то желудок прихватило, - без зазрения совести соврал я.
        - Да, Белла ещё та хозяйка. Хочешь я тебе, какое-нибудь снадобье дам? - сказала Оксана.
        Я чуть не закричал, что не надо мне её зелий, но вовремя спохватился и сказал: - Спасибо, спасибо, но вроде отпустило.
        - Тогда заходи в дом, уже всё готово, - сказал Оксана, по обыкновению потащив меня за руку.
        Она напялила на меня балахон и хотела уже провести кистью по коже ладоней, как Белла захихикала: - Ты ничего не забыла?
        - Что не так? - нахохлилась Оксана.
        - Проверь участников, - загадочно сказала Белла.
        - Тьфу ты, спасибо, - процедила Оксана.
        Она отложила кисть и достала кожаную записную книжку. Её глаза забегали по строкам, а губы быстро зашептали.
        - Ничего не понимаю, - со злостью захлопнула книжку Оксана.
        - Что-то не так? - изобразила сочувствие Белла.
        - Иннокентия нет. Сбежал всё-таки, - почти прорычала разъярённо Оксана.
        - Придётся всё отменить, да? - ещё с большим сочувствием в голосе спросила Белла.
        - Э-э-з нет! Ты мне добудешь нового духа! - закричала Оксана.
        Её глаза засверкали огнём. Знак отчётливо стал пульсировать на шее. Да это же козлиная морда рогами протыкает небо, понял, наконец, я рисунок.
        Белла завизжала и побежала. Оксана выскочила за ней, а я ломанулся в дымоход. Я схватил книжку. На чердаке были следы, которые я оставил здесь в прошлый раз. Схватив первую попавшуюся тряпку, я растёр пыль по полу, а затем нырнул в пространство между помещениями и крышей.
        ГЛАВА 8
        Пыль и духота. Я сидел, скрючившись между потолочными балками. Хотелось пить. Но воду надо беречь. Я открыл книгу и прочитал название - «Последование молебное о немощных, обуреваемых от духов нечистых». Эти молитвы разрушают всяческие бесовские козни и несут благодать Божию. Принял для себя я установку. Моя задача читать. Просто читать и ни о чём больше не думать. Чтобы не происходило мне надо продержаться до приезда настоящего экзорциста. Слова давались с трудом. Молитвы, написанные, скорее всего на старославянском языке, читать без спотыканий ещё то занятие. Сконцентрировавшись на произношении, я поймал себя на том, что упускаю смысл. Стал вчитываться и осознал, что понимаю в лучшем случае каждое пятое слово. Мой разум говорил мне, что надо расслабиться, просто делать то, что делаю, не анализируя, в этой ситуации логика бесполезна.
        Снизу раздавались истошные вопли и проклятья. Я не прислушивался, кто кричит. Теперь уже ничего не имело смысла кроме чтения. Я весь ушёл в молитвы. И тут всё резко стихло.
        В звенящей тишине я услышал зов Оксаны: - Матвей, выходи, дорогой, нам надо поговорить.
        Приступ страха чуть не обуял меня так, что, остановив чтение, я едва не выронил книгу. Крепче вцепившись, я продолжил, склонив сильнее голову к буквам. Скоро закат и мне понадобиться источник света. Тишина, нарушаемая сначала голосом Оксаны, стала звенящей глухотой, которая раздирала изнутри. Я сдерживал себя, чтобы не выйти из своего убежища. Выходить нельзя. Здесь существует реальная опасность. Напомнил я себе, не отрываясь от книги. И тут я услышал, как заскрипели доски на чердаке. По телу пробежал озноб. Меня начало мутить. Я перешёл с бормотания на шёпот, но продолжал читать вслух, параллельно молясь, чтобы меня не обнаружили. Дыхание стало сбиваться. Язык неметь. Что-то происходит с моим телом. Оно не слушается меня! Я силился, чтобы мои веки не закрылись. Перелистывание страниц было подобно перемещению гирь. Кто-то ходит над головой и говорит чужеродные гортанные слова. Мои силы были на исходе. Пытка продолжалась. Я боролся с внезапно навалившейся усталостью. Сон вот-вот мог сморить меня. И тут раздался зловещий хохот.
        - Ты что думал, спрячешься от меня? Да твои следы повсюду. Ты смердишь за километр! - совсем близко прозвучал голос Оксаны.
        Я сжался всем телом, но продолжать читать. Хотя невольно все же понюхал у себя подмышкой. Да по такой жаре иначе и не скажешь. Смерд, да и только. Пытался я пошутить над собой. Юмор помогал не единожды пережить острые ситуации на переговорах, охлаждая пыл диспута. Читай! Читай! Не отвлекайся! - кричал мой разум. Оксана всё ещё была на чердаке. Я слышал, как она обследует его. Видимо она почуяла жертву, но ни как не сообразит, где я нахожусь. Она продолжала выкрикивать ругательства. А потом, вдруг сменив тактику, стала взывать ко мне голосом полным страсти, от которого сделалось совсем жутко. Не дай Бог жениться на ведьме! Надо расслабиться и читать, читать.
        Грохот, раздавшийся примерно в метре от меня всё же прервал чтение. Поднялись клубы пыли от ударов топором. Оксана вскрывала пол. Давясь от кашля, я пополз вперёд. Там щель в потолке над кладовкой. Надо выломать доску и спуститься. Оксана не слышала меня, продолжая кричать и рубить. Подгнившая доска сдалась не сразу, но, тем не менее, сломав первую, мне удалось раздвинуть ещё две и втиснуться в открывшееся тёмное пространство. Примерно помня, как там стоят полки и ящики, я спрыгнул в неизвестность. Падение было коротким, но болезненным. Я поднялся и потёр ушибленные места. Нащупав дверь, я обнаружил её запертой. Ломать что-либо ещё уже не было сил. Но хоть дремота пропала. По ногам гулял сквозняк, который мне напомнил о дыре в нише. Если её расковырять, то возможно я попаду в подвал. Без единого источника света в кромешной темноте, стараясь вторить ударам, раздававшимся сверху, я, упершись руками в дверь, ногами рушил саманную стену. Моего роста как раз хватало. Был бы поменьше несдобровать. Или может, попытался юркнуть мышкой под стену. Старался я подбадривать себя, хотя юмор выходил плоским.
Образовавшийся проём был готов меня впустить. Но я не спешил. Что там? Может быть очередное запертое помещение. А есть ли из него выход? И тут я чуть не заплакал от радости. Сначала тусклый, а затем всё ярче огонёк выпрыгнул прямо на меня. Василиска пришла меня спасти!
        - Спасибо Иннокентий! - поблагодарил я ведуна, за этого маленького ангела-хранителя.
        Ящерка шмыгнула обратно. Я забыл про свой страх и проследовал за ней. Помещение было с низким потолком. Лёгкий специфический запах подсказал мне, что я нахожусь в подвале. Огонёк мелькал впереди. Я старался не отставать. Идти на полусогнутых, то и дело, врезаясь головой в деревянный балки удовольствие не доставляло, но я как дурак улыбался, понимая, что иду на свободу. Я увидел, что огонёк начал прыгать вверх и догадался, что передо мной лестница. Я попробовал двинуть дверь подвала. Двустворчатый люк, не заперт. Я открыл одну половинку и высунул голову. Ага, подвал находиться со стороны кухни, сразу за дверью. Василиска сбежала, оставив меня одного. Как ни странно, но с ней я себя чувствовал как-то смелее. Я тряхнул головой. Надо собраться и найти место для чтения. Сколько прошло времени непонятно. Возможно отец Василий уже рядом. Внезапно свет фар осветил часть сада. Сердце ёкнуло. Неужели это отец Василий. Я прошёл над забором в сад и выглянул на улицу. У меня перед домом припарковалась «Нива». Я же дал свой адрес, вспомнил я, и полез через забор.
        Отец Василий, у меня не вызывало сомнения, что это он, увидев меня, пошёл на встречу. Моложавый мужчина невысокого роста, с длинной окладистой бородой коротко поприветствовал меня. В двух словах я обрисовал не радужную картину.
        - Молодец, что ещё все живы, - похвалил меня отец Василий.
        - Всё благодаря вашей поддержке. Надежда на спасение придаёт сил, - выдохнул я.
        - В этом и есть работа церкви. Показывать дорогу к спасению душ. А сейчас пойдём и попробуем спасти твою Оксану. Хоть отчитка это и дело одного, но физическая помощь мне понадобиться, - сказал отец Василий.
        Меня покоробило словосочетание «твоя Оксана». Кто бы мог подумать, ещё пару дней назад я бы счёл это за комплимент. Девушка красива снаружи. Что же теперь настало время очистить её и изнутри. Справиться ли отец Василий с этим я не думал. Я молча шёл, если поспевая, за его летящей походкой. Грохот, раздававшийся из-под крыши, говорил о том, что она всё ещё крушит чердак. Отец Василий перекрестился и стал читать молитвы перед входом в дом. Его голосом это исполнялось завораживающе. Я присел на скамейки, всё ещё стоявшие после вечеринки в саду.
        Растворяясь в его полупении, я вдруг чуть не подпрыгнул на словах «раба Божья Оксана»: - Она не Оксана! Она Климентия!
        Отец Василий кивнул мне и начал заново.
        И тут началось. Душу раздирающий вопль раздался с чердака. Затем шум сместился к выходу, и мы увидели в дверях Оксану. Её было не узнать. Почерневшее лицо с красными белками глаз смотрели на нас с разорённой улыбкой.
        - Матвей, ты предатель! - закричала она и кинулась в мою сторону.
        Отец Василий взмахнул рукой и осенил её крестом. В этот раз крик был ещё пронзительнее. Оксана взревела как раненный зверь, затем замерла и отвернулась, словно охладела ко мне. Я поёжился от её обвинения. Надо спасать эту девушку иначе мне не жить. Я посмотрел на отца Василия. Тот, держа Оксану своим взглядом, продолжал обряд. Оксана пыталась на него прыгать, заходя с разных сторон. Однако словно натыкалась на стену. Он периодически осенял её крестом и брызгал святой одой. Вдруг логика левого полушария сложила геометрию крестного знамения. Я растерялся от неожиданности. Ничего себе! Так это же пентаграмма. В церковных обрядах оказывается, нет ничего случайного. В них продумано всё до мелочей. По сути, осеняя себя крестом, человек защищается от нечистой силы пришло ко мне откровение.
        Обряд длился больше шести часов. Когда отец Василий закончил, Оксана упала без дыхания. Я помог отнести её на одну из скамеек. Отец Василий мастерски выполнил технику искусственного дыхания. Видимо он регулярно это практикует, иначе подобные ритмичные движения не натренировать. Мы прошли в дом. На кухне также без сознания находились ещё трое. Час ушёл, чтобы всех привести в чувства. Было уже глубоко за полночь. Краешек неба начал розоветь. Скоро рассвет. И мой день рождение! Господи, спасибо, что я до него дожил! Надо позвонить родителям с утра и как обычно поздравить маму с рождением сына. Пугать родителей подробностями как я его отмечаю незачем. Пусть думают, что всё хорошо. Да и сам я постараюсь забыть обо всём, что здесь случилось. Стоп. Ещё не всё. Иннокентий.
        Отец Василий пообещал, что сделает в церкви всё, что полагается и душа Иннокентия успокоиться. Теперь всё. Можно расходиться. Я оглядел присутствующих. Это были удручённые люди. Они сидели, склонив головы, и молча смотрели вниз. Белла поднялась первая. Она зашла в дом и вернулась со своим жёлтым рюкзаком. Ни на какого из присутствующих даже не взглянув, она с надменным видом прошла к калитке и покинула нас.
        - Сейчас идёт процесс переосмысления новой реальности. Молодые люди восстанавливаются быстрее. Они начинают оправдывать себя и через какое-то время вообще не испытывают раскаяния, обвиняя других, - шепнул мне отец Василий.
        Словно в подтверждение его слов Оксана сквозь слёзы стала осуждать свою родную тётку: - Это всё вы с моей маменькой устроили. Мне было почти семь, когда я случайно подслушала ваш разговор. Мать и так всё время цокала языком, говоря, что я ей в наказание досталась. «Ох, и девочка растёт!» многозначительно поговаривала она. А тут я услышала, как она не только стыдиться отсутствия у меня каких-либо успехов, но и не знает, что делать с этим «отродьем». Но самое страшное было другое. Отец захотел развестись. «Куда я с ней? Кому я буду нужна?» - плакала она тебе. А обо мне брошенном сразу двумя родителе ребёнке кто-нибудь подумал?! От любви до ненависти один шаг. Я несла ей в подарок венок, который сама сплела. Так хотела её порадовать. Вот тогда-то я и поняла, какой подарок я им обоим сделаю!
        - Ты так яростно защищалась, что сама стала злом. Одумайся пока не поздно. Покайся в содеянном, - промолвил отец Василий.
        Месть обиженного ребёнка. Какой кошмар. В шесть лет она заживо сожгла своих родителей. Никогда, никогда не предам своих детей, поклялся я себе.
        Я не услышал от соседей слов благодарности ни к себе, ни к отцу Василию. Соседи ругались вперемешку с рыданием и стенаниями. А потом, надувшись друг на друга, уселись в автомобиль и укатили.
        ГЛАВА 9
        Распрощавшись с отцом Василием, я вернулся домой. Мыслей в голове не было. Я отрешённо прошёлся по двору, затем по дому. Сегодня мне тридцать. А по настрою явно больше. Что я делаю по жизни хорошего? Может быть, сегодня я совершил первый достойный поступок? Как так получилось, что рядом со мной оказалась такая девушка, как Оксана? Неужели я не замечаю нормальных или они обходят меня стороной? Что вообще нужно мне как мужчине? Вопросы стали накапливаться, а ответы на них запаздывали. Я прошёл в душ. Очень хотелось смыть с себя всё, с чем я сегодня соприкасался. Одежда отправилась в стиральную машинку. И тут я вспомнил, что надо позвонить на работу. Сегодня же рабочий день!
        Помощница Лида всё обустроила без лишних вопросов. Сегодня я работаю на удалёнке. Все текущие задачи, решать через неё.
        Мы с Лидой были давно знакомы. Впервые пересеклись, кажется, когда сдавали на ГТО. Такую крохотную девчонку в берете невозможно было забыть единожды увидев. Она была первой во всём, но по бальному зачёту вышло так, что я сдал на золото, а она на серебро. Помню, как мне не хотелось проигрывать девочке. Не то чтобы я обрадовался, что у неё серебро, а просто чувствовал себя настоящим мужчиной, взяв награду высшей пробы. Однажды мы с ней даже чуть не подрались. Она так разгневала меня своей безапелляционной прямотой. Остановило лишь то, что, по сути, она была права. Тогда я впервые посмотрел на неё по-другому. Мы сдружились. Более верного товарища у меня никогда не было. Я принял её прямоту, осознав какой важный от неё прок получается. Такая, как она никогда не будет носить камень за пазухой, а сразу выскажет всё, что думает. Мы учились вместе на одном факультете. Я видел, как серьёзно она относилась к учёбе и не марала свою репутацию вечеринками, которые я не пропускал, потому что наша студенческая мужская компания этого бы не одобрила. Через общих знакомых оказались в одной строительной компании.
Она профессионал своего дела. Едва меня повысили, как она приняла это как должное, хотя в чём-то она явно лучше меня.
        Как-то стало грустно. Почему я упустил Лиду? Неужели я боялся оказаться слабее. Она как самородок имеет всё своё и никого мне не напоминает из прошлого. Зачем тянуть в новые отношения штампы пережитого? И тем более хвататься за физическое сходство. Как это было, когда я залюбовался Оксаной. Что за наваждение устроила мне эта колдунья? Какая радость, что я успел достаточно выпить травяного чая. Но почему-то не ушёл, остался пощекотать себе нервы.
        Вдруг пронзительная мысль приковала меня к дивану в гостиной. Так хорошо как с Лидой мне ни с кем не бывает. Сердце участило пульс. У меня есть девушка моей мечты можно сказать под самым боком и находиться она там довольно давно, чтобы пройти все тест-драйвы. Жизнь весьма короткая штука. Чего мне ещё надо? Она не замужем это точно. На работе бы знали. Мы спорим, но не от того что ссоримся, а потому что нам это нравиться. С ней интересно. Она знает огромное количество вещей, из того что не знаю я. Мы дополняем друг друга, а не соревнуемся. Мне никогда не будет с ней скучно. А как мы вместе анализируем наших конкурентов, когда готовим совместно проекты?! Да она настоящий соратник. И всегда была на моей стороне, вышлифовывая и перепроверяя каждое слово в докладе моего выступления. Какой я глупец!
        Я подскочил и заметался по дому. Одна мысль лихорадочно сбивала другую, затмевая своим то ли романтизмом, то ли безумием. Я не раз слышал, как сложно делать предложение девушке или признаться в любви. Но мне это казалось не правдой. Сколько раз я это делал абсолютно легко. Но не в этот раз. Меня бросало то в жар, то в холод. Мне не хотелось, есть, хотя последний приём пищи был порядочно давно. Как сумасшедший я подскакивал к зеркалу, пытаясь поговорить сам с собой. Затем прятал за ладонями лицо, свернувшись калачиком на родительской кровати. Мне нужно было с кем-то это обсудить. Отец. Он поймёт меня. Я набрал номер и стал ждать. Телефонные гудки казались бесконечными.
        - Привет именинник! - услышал я бодрый голос отца.
        Я сглотнул. Я ведь собирался позвонить ещё утром. Как я мог забыть?!
        - Я бы позвонил раньше просто вопрос жизни и смерти, - промямлил я.
        - Уверен этот твой «вопрос» очень красивая девушка, и мы возможно даже скоро дождёмся внуков!
        - Я как раз об этом хотел поговорить… Как ты сделал предложение маме?
        - Не поверишь. Это она мне сделала предложение, понимая, что в этом вопросе смелее меня. Несмотря на то, что сама сильно испугалась, когда я ей впервые признался в любви. Она не давала мне говорить, закрыв рот поцелуем. Реакция может быть самой разной, Матвей. Просто реши для себя - твой это человек или нет, а потом иди с открытым забралом. И не переживай, я матери сказал, что ты утром звонил. Береги себя, - сказал отец, вселив в меня уверенность, что я на правильном пути.
        Я нашёл свой костюм, в котором был на свадьбе у друга. Побрился. Причесался. И отправился домой к Лиде, купив по пути букет цветов. Сначала, я мчался по трассе так, словно за мной гнались призраки. Но потом благоразумие победило. Я перестал давить на педаль. Включил радио, и, распевая песни, летел на встречу к своему счастью.
        Лида только вернулась с работы. Она стояла ещё в прихожей, когда я позвонил в дверь.
        - Цветы? Мне? Вроде праздник сегодня у тебя? - уставилась на меня она, принимая букет.
        - Выходи за меня? Это моё заветное желание в мой день рождения, ты не можешь мне отказать! - по-мальчишески почти прокричал я в такие трогательные голубые глаза, смотрящие на меня в изумлении и восторге одновременно.
        ЭПИЛОГ
        Год пролетел незаметно. Мы с Лидой собрались отправиться в отпуск. Родители позвали к себе на Чёрное море, но так как это был наш первый семейный выезд, мы отклонили их приглашение. Взяв путёвку в Египет, мы предвкушали совместный отдых. Я перебирал все свои шорты для поездки и натолкнулся на те самые, в которых я побывал в гостях у Оксаны. Воспоминания запустили недобрые мурашки по коже. Я ничего не рассказывал Лиде, чтобы забыть о пережитом кошмаре. Это был мой любимый фасон шорт. Я покрутился с ними в руках. То ли брать их с собой, то ли вообще выбросить? Именно за решением этой дилеммы меня и застала Лида.
        - О! Классные шорты, однозначно берём, - выхватила она их и тут же стала складывать в чемодан.
        - Хорошо, как скажешь, - выдохнул я.
        - Смотри, какая прелесть у тебя тут спряталась! Это же хвост ящерицы! Это самое лучшее противоядие от колдовских чар, какое только может быть, - умиляясь, сказала Лида, запустив в моей голове фразу, которую частенько говорят мужчины, когда остаются в компании без представительниц прекрасного пола - «Все женщины ведьмы».

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к