Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Ляшко Евгения: " Волчья Тропа " - читать онлайн

Сохранить .
Волчья тропа Евгения Ляшко
        Каждый мужчина проходит свою тропу посвящения в воины, переживая, начиная с мальчишества целую гамму чувств. Герои рассказа нашли себя благодаря друзьям из параллельного мира. Они спасли богов, но сами чуть не заплутали во мраке коварства.
        Для семейного чтения.
        Евгения Ляшко
        Волчья тропа
        ГЛАВА 1
        Степан бежал быстро, насколько это позволяла лесистая местность. Он постоянно сверялся с картой, которой тут же отбивался от назойливых насекомых, заполонивших всё в округе. Солнце припекало, но тени деревьев было достаточно, чтобы не перегреться, двигаясь в таком бешеном темпе. Дождливый июнь ещё позволял дышать свободно. До обжигающей легкие Кубанской жары оставалось совсем немного.
        «Это где-то здесь. Я уже рядом. Я буду первый» - радовался Степан, не обращая внимание на то, как стали побаливать натёртые ноги, которые совсем недавно обзавелись обновкой в виде солдатских сапог.
        Но когда Степан вывернул из-за небольшого валуна, обросшего густым ельником, понял, что первым всё-таки оказался не он. Плечистая фигура уже прохаживалась в контрольной точке. Сплюнув с досады, он медленно поплёлся к замаскированной мобильной пусковой установке. Замысел учений ракетчиков состоит в том, чтобы вывести ракетные полки на маршруты боевого патрулирования. Это единственный из родов войск, который не жаждет испытать своё оружие в деле. Военнослужащие отрабатывают навыки, запуская электронные ракеты, под инспектирование организации марша. Смена позиций происходит одна за другой. Параллельно проходят антидиверсионные учения. Степан, как и уже ожидавший его напарник, относились к подразделению охраны и разведки.
        Тарас заметил высокий силуэт рослого человека и помахал рукой.
        «Это свои. Только Степан обладает такой богатырской мускулатурой и высоченным ростом» - подумал он.
        Наблюдение прошло без обнаружения каких-либо подозрительных объектов. С одной стороны это было хорошо, значит, удалось обойти расставленные ловушки, но с другой стороны, нужно было усилить бдительность. Условный враг мог напасть в любой момент. До конца учений оставались считанные часы.
        Боевой расчёт кабины не покидал. Разведчики передвигались автономно. Степан и Тарас устроились на небольшой возвышенности, в кустах можжевельника установив наблюдение за окружающей обстановкой. Вскоре ноги окончательно отекли и в надежде, что до них уже никому нет дела, парни вышли из укрытия.
        - С минуты на минуты дадут команду окончания учений, - сказал Тарас, посмотрев на ручные часы.
        - Скорее бы уже. Пора завязывать, наскакались за сегодня, - ответил Степан.
        - А что так? Тебе ли быть в печали? Посмотри на себя! На тебе пахать и пахать! - с лёгкой завистью сказал Тарас, который хоть и был обладателем мощного торса, но на голову был ниже напарника.
        - Я не так представлял себе армию. Играл в танки и мечтал быть танкистом. Танкистам бегать никуда не надо. А тут раз и судьба оказался в ракетчиках, да ещё и в тех, которые бегают, - кисло сказал Степан.
        Тарас рассмеялся: - А кто-то из родственников был ракетчиком?
        - Да. Дед, - гордо вскинул голову Степан.
        - Значит, он лучше тебя мечтал, чтобы ты по его стопам пошёл, - сказал Тарас.
        - Что ты имеешь в виду? - потёр затылок Степан.
        - Учёные давно доказали, что мысли материальны. И если правильно фокусироваться на них, то сбывается, то о чём думаешь, - пояснил Тарас.
        - Это как Богу помолиться звучит. Только сколько человек не молится, но что-то не всех богатство не сваливается! - ответил Степан.
        - К Богу за другим обращаться надо. Те же силы на правильные мысли просить, - буркнул Тарас и отвернулся, не желая продолжать разговор.
        И трёх месяцев не прошло от весеннего призыва, но он уже чувствовал себя одиноко. Не каждый разделял его мысли и далеко не все успели получить образование. Общаться было сложно. Как он не старался увлечь беседой или поделиться знаниями, заканчивалось одинаково. Его либо стопорили вопросом «Чего ты умничаешь?», либо называли занудой.
        «Только год, только год и я снова вернусь к своим друзьям» - подумал Тарас, вспоминая какие дискуссии они устраивали на факультете кибернетики.
        Тем временем Степан решил не сдаваться.
        «Он что воображает, что умнее всех?» - вскипел он, стараясь ответить на высказывания напарника.
        Немного покумекав, Степан, смеясь, спросил: - Получается, что если я смотрю фильм про Спартака и фантазирую о его подвигах, то, по-твоему, я вдруг стану носить набедренную повязку и сражаться как гладиатор?
        - Посмотрел бы я на это, - растянулся в улыбке Тарас и сказал: - Если уж мечтать о прошлом, то почему бы представить себя вместо фракийца Спартака в юбке, кем-то из предков земли Кубанской. Они голышом не бегали, если судить по тому, что раскапывают в курганах.
        - Скифы, - мечтательно протянул Степан.
        Поняв, что Степан готов продолжить разговор Тарас поделился своими знаниями из последних новостей, взорвавших научный мир.
        - Ого! Ты явно этим увлечён. Дайка я повторю, что понял. Значит, есть учёные-физики, которые даже умудрились взвесить человеческую мысль. Каждая мыслеформа имеет свой заряд положительный или отрицательный и влияет на того в чей адрес идёт сообщение. Вот это да! Можно смело бывшую подружку запрограммировать так, что она в жизни другого парня не найдёт! - восхитился Степан.
        - Эй, я этого не говорил и не предлагал! - замахал руками Тарас.
        Но было поздно, Степану понравилось представлять, как и где он может применить то, что только что услышал.
        - Ты не забывай, что своими негативными мыслями ты и себе всякой заразы нацепляешь, - нашёл подходящий аргумент Тарас, чтобы остановить бурную фантазию напарника.
        И тут из леса на них выбежал волк. Оба парня замерли. Совсем недавно они прошли инструктаж о том, как себя вести, если встретили в лесу этого опасного хищника. Но одно дело инструкция, а другое дело реальность, в которой надо было действовать.
        Степан стоял как громом поражённый, а мозг Тараса постепенно начал выдавать полученную от инструктора информацию - «Волки на людей не нападают. Но поворачиваться спиной к нему нельзя. Так же как и отводить взгляд. Не делать резких движений, чтобы у волка не сработал хищнический инстинкт. Когда он приблизится, надо устроить шум. Кричать, стучать, и медленно отступая уходить, но не отводить взгляд! Стоп! У нас учения! Мы не можем покинуть свои боевые позиции! Инструктор говорил, что волки, как и собаки, чувствуют человеческий страх. Нужно показать ему, что мы опасные противники!».
        Тарас схватил палку, и стал что есть силы колотить ей по дереву, крича и рыча, словно зверь и при этом, продолжая смотреть в глаза волка. Серый чуть отошёл в сторону от такого выпада. Его янтарные глаза смотрели разумно. В них не было желания нападать. Волк, постояв пару секунд, стал медленно разворачиваться, а затем убежал.
        Степан всё ещё стоял в оцепенении.
        Тарас аккуратно тронул его за плечо: - Эй, волк убежал.
        - Да, д-да. Я вижу, - проговорил Степан, быстро заморгав, как будто очнулся ото сна.
        - Помнишь, как нам капитан сказал. Те, кто замирают во время приближающейся опасности, потом становятся героями, потому что убежать не успели, - сказал Тарас.
        Степан нервно засмеялся: - Там условие было, что что-то должно разморозить от столбняка!
        - Какой уж там столбняк! Мы на боевой позиции, куда нам бежать? В Роту?! - улыбнулся Тарас.
        Оба парня расхохотались, красочно представив картину, как они выбирают из лесу к расположению их воинской части с криком «Волк! Волк!».
        - Да это были бы самые знаменитые учения в округе, - хохоча, выдавил из себя Тарас.
        - Так все хватит ржать, мысль материальна, ещё накаркаем себе чего-нибудь, - сказал Степан, погрозив пальцем, чем рассмешил ещё больше.
        Неожиданный крик оборвал смех ребят. Девица лет шестнадцати в цветастом сарафане с лукошком пронеслась мимо. Посмотрев в сторону, откуда она появилась, парни увидели стаю волков. Через миллисекунду они поддались коллективному страху и помчались за девушкой. Хоть и прекрасно понимали, что в лесу волки передвигаются значительно быстрее человека. Деревья мелькали перед глазами, слившись в единое зелёное пятно. Силы были на исходе. Дыхание волчьей пасти нагоняющей добычу неумолимо приближалось всё ближе. Неожиданно на бегущих выскочило нечто. Тарас ухватил за собой девушку и отпрянул в сторону. Степан попытался повторить их манёвр, но зацепился за корягу и упал. Раздавшийся хруст не позволил усомниться в том, что это перелом. Лицо Степана исказила гримаса боли и ужаса от надвигающейся неминуемой расправы. Он оглянулся. Тропа была пуста. Лишь мохнатая спина какого-то исполина маячила между деревьями. Когда это чудище приблизилось, стало понятно, что волков остановил покрытый шкурами животных бородач.
        ГЛАВА 2
        Бородач поспешил к сидящему на тропе Степану. Он осмотрел его ногу и, сдвинув брови, закачал головой. Неожиданно он пронзительно свистнул. Через мгновение из изумрудного пространства леса вынырнул тонконогий конь тёмной масти со своеобразным седлом, которое больше походило на пару кожаных подушек с какими-то ремнями и подпругой. К седлу был прикреплён деревянный прямоугольный колчан со стрелами и лук. Бородач скинул свою меховую накидку и оказался худощавым моложавым мужчиной чуть выше среднего роста. Его чёрные волосы, как и борода, были красиво завиты и сплетены в какие-то мудреные косички с вплетенными кожаными повязками. Одежда состояла из свободной льняной рубахи и облегающих кожаных штанов, заправленных в высокие остроносые сапоги. На шее поблёскивал металлический обруч, наподобие гривны. А на поясе виднелся кинжал.
        Девушка невольно воскликнула: - А он недурён!
        И тут же залилась краской, осознав, как странно это прозвучало, особенно учитывая обстоятельства.
        Чтобы реабилитироваться и как-то поменять тему она запрыгала вокруг Степана:
        - У него нога сломана! Надо вызвать скорую помощь!
        Красавец мужчина открыл рот и что-то сказал. Девушка посмотрела на парней и удивлённо спросила: - Вы это поняли?
        Тарас хотел было переспросить, но увидел вскинутую руку мужчину в тормозящем жесте, замолчал. Мужчина снова разразился тирадой на непонятном языке.
        «Час от часу не легче. Вот надо ж было мне попереться за этими грибами» - подумала, вскинув глаза к небу Вероника.
        - Я ни-че-го не по-ни-маю, - зачем-то по слогам сказала она, качая головой в разные стороны.
        Степан, видя эту сцену взревел: - Да доставьте же меня в санчасть. Нога распухает.
        Он снял сапог, демонстрируя отёчность на голеностопном суставе.
        - Радует, то, что перелом закрытый. Встать сможешь? - спросил Тарас, протягивая ему руки.
        Степан попытался подняться с земли. Но незнакомец, что-то опять сказал остановив эту попытку. Затем он достал стрелы из колчана и положил рядом со Степаном. Потом достал нож и стал обстругивать им еловую ветку.
        «Как я мог забыть о том, что надо шину наложить?!» - восхищённо смотрел Тарас, как незнакомец ловко орудует своими длинными пальцами.
        Довольно-таки расторопно бородач справился с накладкой шины. Затем он кивнул Тарасу и каким-то прытким движением попытался закинуть Степана на коня. Манёвр удался благодаря вовремя подоспевшему Тарасу, который понял, что бородач видимо, попросил его ему помочь. Степан оказался сидящим полу боком на лошади. Мужчина кивнул Тарасу. Взял коня за уздечку и куда-то повёл.
        Тарасу ничего не оставалось делать, как идти следом. Он посмотрел на девушку и спросил: - Ты с нами?
        Вероника хотела отказаться, но оглядевшись, решила не рисковать, а лишь размашисто кивнула.
        Тропа петляла то вверх, то вниз.
        - Странно, я живу в этих краях и думала, что знаю весь Горячеключевской район, - сказала Вероника.
        - А я с северной чести Кубани. Кстати меня зовут Тарас, а моего напарника Степан. Мы военнослужащие, - сказал Тарас.
        - Я догадалась, - фыркнула Вероника, демонстративно посмотрев на форму Тараса.
        - Ну да, точно, - хмыкнул Тарас, совсем забыв о том, как одет.
        - Моё имя Вероника, - вскинула голову девушка.
        - Красивое имя, - промямлил Тарас, понимая, что девушка не настроена для светской беседы, да и сам он раздумывал, как сообщить в часть и дозвониться командиру.
        «Интересно куда он нас ведёт? Может тут рядом его дом? Надеюсь, там есть телефон, чтобы позвонить на КПП и вызвать бригаду из санчасти» - размышлял Тарас, автоматически запоминая дорогу. Навыки, полученные в учебке, не прошли даром. В стрессовой ситуации мозг работает на автопилоте, выполняя заученные действия, облегчая работу разведчикам.
        Веронике надоело очищать свои длинные кудрявые волосы он хвойных иголок и другого мусора, который то и дело застревали на ее распущенной шевелюре. Где-то спасаясь от волков, была потеряна лента. Она заплела тугую косу и в своём пестром сарафане и веснушчатым лицом стала похожа на персонаж внучки из сказки про репку. Тарас поймал себя на том, что внутренне улыбается, но воздержался от комментариев. Вредный характер юной спутницы был заметен за версту.
        - Дандамис, - сказал мужчина с легким поклоном головы, неожиданно повернувшись, и вручил Веронике кожаную подвязку для её косы.
        Аккуратный слегка вздёрнутый носик девушки насупился, разглядывая необычную ленту с металлическими узорчатыми наконечниками, но затем она всё же одарила его шикарной улыбкой. И ткнув пару раз ладонью себе в грудь, сказала: - Вероника.
        «Понятно, а она всё-таки может и ласково говорить, но только с тем с кем захочет» - подметил Тарас и сосредоточился на обдумывании того, что сказать в части.
        Степан стал чувствовать, что нога постепенно перестала болеть.
        «Повезло, что этого парня встретили. И от волков спас и сейчас помогает. Надо бы его отблагодарить, но только как?» - подумал он, но ход его мыслей оборвал внезапно поднявшийся ветер.
        Тучи быстро затянули небо. Сверкнула молния. Послышались раскаты грома. Началась сильная гроза. Путники если поспевали, за ускорившим шаг незнакомцем. Наконец среди деревьев стал виднеться просвет. Ещё немного и путники вынырнули на вырубку леса, посреди которой стоял небольшой дом. Первый этаж был сложен из речных камней, а второй изготовлен из плотно подогнанных друг к другу стволов не больших деревьев. С правой стороны виднелась высокая печная труба, так же выполненная из камней. Двускатная крыша имела прочное камышовое покрытие.
        «Какой-то охотничий домик» - подумал Тарас и тут же расстроился, осознавая, что в таком жилище вряд ли буду средства связи.
        Дандамис помог Степану спуститься с коня. Он открыл дверь, приглашая гостей войти, а сам отправился, по-видимому, в конюшню.
        В той стороне, где виднелась снаружи печная труба, в доме был обустроен большой очаг, перед которым стоял массивный деревянный стол, окружённый лавками. В углу пристроилась лестница, ведущая на второй этаж, который, скорее всего, играл роль спальни. Хозяина долго не было. Ребята сидели, молча озираясь по сторонам. Много диковинных предметов, о предназначении которых они могли лишь догадываться, попадались им на глаза. Дверь распахнулась, и они дружно уставились в проём. Дандамис занёс деревянное блюдо с кусками мяса. Приглядевшись, Тарас понял, что это возможно зайчатина. Вероника подскочила и протянула хозяину свою корзинку, в которой виднелись вёшенки и белые грибы. Хозяин удивлённо посмотрел на неё. Он взял корзинку и поставил вместе с мясом рядом с очагом. Затем он развёл костёр и повесил огромный котёл на треногу. Ребята как завороженные следили за его действиями. Дандамис вышел и вскоре вернулся с деревянными вёдрами, наполненными водой, которые опорожнил в котёл.
        «Голодными не останемся. Это плюс. Удобства во дворе. Это большущий минус» - гримасничала Вероника от появлявшихся в её голове мыслей.
        - Чего кривишься? - спросил Степан.
        - А чему радоваться? Ливень как из ведра. Дорогу размыло, даже сомневаться не приходиться. Сколько здесь дней проведем, прежде чем к цивилизации отправимся неизвестно, - выпалила недовольным голосом, полным претензии Вероника.
        - Тише! Тише! Сбавь обороты. Ты сама с нами пошла, это твой выбор здесь оказаться - вспыхнул Степан.
        Вероника, не ожидавшая такой реакции, немного съёжилась и передвинулась по лавке ближе к Тарасу.
        - Да так, просто факт констатирую и всё, - сказала она более вежливым тоном.
        - Я тоже сейчас факт проконстантирую, - сказал Степан и посмотрел на Тараса: - Как думаешь, нас уже в дезертиры записали?
        Тараса передёрнуло от этого вопроса, и он лихорадочно стал соображать, где найти телефон. Но Вероника была права. Они находятся в такой глуши, где после проливного ливня не скоро появиться возможность выйти к людям. Остаётся только ждать.
        - Мой компас сломался в этой спешке. Взойдёт солнце, определим, где мы. Я думаю, что как бы быстро мы не мчались от волков, далеко всё равно уйти не успели. Затем ещё шли сюда около десяти километров. При хорошей погоде мы быстро доберёмся обратно, и я полагаю, что нам вряд ли устроят трибунал, учитывая обстоятельства - сказал Тарас, указывая на ногу Степана.
        - Хорошо бы, - сказал Степан и протянул свой компас напарнику, понимая, что Тарас сейчас в их паре главный.
        - Тут болот нет. Склоны пока сухие, может и не придётся ждать, - сказала Вероника.
        - Как же я устал, я бы сейчас … А-а-а! Что это? - чуть не свалился с лавки Степан, тыча рукой под стол.
        Вероника и Тарас наклонились, вглядываясь, куда указывал Степан. Освещение от небольших окошек не позволяло разглядеть ничего. А пламя под очагом, лишь добавляло бликов. И тут ребята услышали, как рассмеялся хозяин. Они, насупившись, подняли на него свои взгляды, а он засвистел. И из-под стола выбежал большой чёрный дог.
        - Вот это псина! - присвистнул Степан.
        - Собака, - указала пальцем на дога Вероника и посмотрела на хозяина жилища.
        Тот кивнул, в знак понимания, что она хочет спросить и сказал: - Кути.
        - Первое слово запомнила, - очаровательно улыбнулась Вероника.
        - И как ты его запомнила? - удивился Степан.
        - По аналогии конечно. Мы же тоже говорим «кутёнок» на щенка, - обезоружила Вероника и затеяла игру с Дандамисом, ходя по его жилищу и тыкая пальцем на всё вокруг.
        Тарас любовался этой шустрой девчонкой, которая так задорно прыгала по дому.
        «Какая детская непосредственность. Сколько же эмоций она может извлечь из любого действа» - умилялся он.
        И тут он увидел, как лицо Вероники исказилось.
        - Что случилось? - подскочил Тарас.
        - Смотри! Он выбросил мои грибы в огонь! - обиженным голосом возмутилась Вероника.
        Дандамис догадался причине её возмущения и пожал плечами.
        - Может он не знает, что это съедобные грибы? - предположил Тарас.
        Он подошёл к огню и взял один гриб прутиком из костра, показывая, что намеривается его съесть. Дандамис с удивлением посмотрел на Тараса, закачал головой и встал. Тарас остановился и стал наблюдать за хозяином, который закопошился в тряпичных мешочках, висячих на стене. Через мгновение Дандамис протягивал огромный белый гриб, который даже засушенным в несколько раз превосходил по размеру того, что был на прутике. Тарас одобрительно кивнул и показал жестами, что хочет кинуть его в котёл. Но Дандамис тут же выхватил гриб и положил его обратно в мешок.
        - Может они ему для другого нужны? Моя бабушка говорила, что они вроде лечебные, - сказал Степан.
        - А тогда ладно, - улыбнулась Вероника и снова стала играть с хозяином, пополняя свой лексический запас его чудными словами.
        ГЛАВА 3
        Дождь зарядил на несколько дней, превратив окружающую почву в непроходимые дебри, на которые вот-вот угрожали обрушиться селевые потоки. Степан и Тарас целыми днями уныло смотрели в окно. Дандамис умудрялся по такой погоде возвращаться с добычей с охоты. Ни разу не было так, чтобы в его походной сумке было пусто. Как опытный охотник, он знал, как жить в лесу и находить пропитание. Вероника тоже маялась от безделья. Она прибрала всё в доме. До блеска начистила котёл. Даже углём нарисовала картину на одной из стен, чем очень изумила хозяина, который от неожиданности достал нечто похожее на амулет и сжал его в кулаке. Но разобравшись, что это творение Вероники, а не кого-то ещё успокоился.
        Вероника выпросила у Дандамиса посмотреть диковинку и довольная собой принесла похвастаться Степану с Тарасом: - Вот смотрите. Как думаете, что это обозначает?
        - Это иконка, ты же сама видишь Богоматерь с младенцем, - усмехнулся Степан.
        - Как бы ни так, - хихикнула Вероника и перевернула амулет другой стороной вверх.
        - Как это может быть? - промямлил Степан.
        - Я тоже весьма удивлена и поражена, как может быть так, что с одной стороны христианский символ, а с другой какая-то мадам с руками и ногами в виде не то крыльев, не то змей, - сказала Вероника и протянула ладонь ближе к Тарасу: - А ты что скажешь?
        - Видно, что это отлито в единой форме. Исполнение для меня непонятное, - промямлил Тарас от такого неожиданного жеста Вероники.
        - И это всё? - захлопала она ресницами, уставившись в его лицо пронзительным взглядом, полным надежды, что именно он даст хоть какое-то разумное объяснение.
        В эту же секунду самооценка Тарас поднялась до небес. Он протянул руку и, стараясь не касаться девичьей ладони, взял амулет. Подойдя к единственному источнику света, он стал около окна и задумался, а Вероника притихла, ожидая, что скажет Тарас. Тщеславие едва не застелило ему глаза. Смахнув головой наваждение, Тарас стал вспоминать, где он мог видеть нечто похожее.
        И словно вспышка молнии озарила его: - «Ну конечно. Эта штуковина называлась змеевик».
        В одной статье когда-то попавшейся ему на глаза в интернете, говорилось о том, что эти амулеты были распространены на Руси в период двоеверия. Он тогда ещё попытался порассуждать, что значит двоеверие. И понял, что современное празднование Масленицы вполне вписывается и сейчас как признак сохранившихся былых верований. Следовательно, период двоеверия это перманентное состояние.
        - Я могу ошибаться, но эта женщина, на обратной стороне может быть богиней Апи, - наконец произнёс Тарас.
        - Апи, Апи! - закивал Дандамис, услышав Тараса.
        Восхищению Вероники не было предела. Её взгляд наполнился одобрением.
        - Ты такой рассудительный! Ты всё знаешь! До всего можешь додуматься! - захлопала она в ладоши.
        Выпятив грудь колесом, возгордившийся собственной значимостью Тарас продолжил: - Это богиня, которая заведует плодородием. Ей подчиняются птицы и звери. И если мне не изменяет память, то она также является родоначальницей скифов.
        Степан уловил новую эмоциональную окраску напарника и с завистью сказал: - Гордыня это грех.
        Тарас почувствовал обжигающую боль в сердце, словно его полоснули ножом.
        «Этот человек никогда не станет мне другом» - проскочила мысль, которую он тут же поспешил отогнать.
        - Завидуешь? - подмигнул Тарас Степану.
        - Кто я? Кто-то же должен тебя одёргивать, когда ты умничать пытаешься? - попытался отшутиться Степан.
        - Если вы хотите поговорить о семи смертельных грехах, то можете смело ко мне обращаться, - мило и как-то по-детски заявила Вероника.
        Ребята посмотрели на эту юную особу, которая предвосхитив их вопрос сказала: - Я дочь священника.
        - Э-э-э, - завис Степан, но видя, что Тарас готов что-то сказать выпалил: - А почему семь? Заповедей вроде десять основных?
        - Божьи заповеди это своего рода моральный ориентир совести человека. А семь смертных грехов это базовые пороки, которые могут привести к появлению других пороков и нарушению заповедей, - сказала Вероника.
        - Расскажи нам о них? - попросил Тарас и устроился поудобнее возле очага.
        Степан облокотился на стол и тоже приготовился слушать. Дандамис, всё это время наблюдавший за гостями, продолжал готовить ужин, поглаживая своего пса. Было заметно, что он с любопытством вслушивается в незнакомую речь.
        Вероника, увидев, что трое мужчин смотрят на неё встала в центре комнаты, так чтобы каждый мог её рассмотреть, поправила выбившиеся локоны и начала повествование: - Гордыня считается самым опасным, подстерегающего каждого из нас грехом. Можно сказать, что все беды начинаются с гордыни. У кого-то гордыня начинается с презрения или с превозношения собственного величия перед окружающими. Возгордившийся собой человек обречен на одиночество. Его покинут не только друзья, но и близкие родственники. К тому же этот человек черствеет так, что не способен полюбить даже самого себя. Он потеряется в гонке с себе подобными.
        На этих словах Вероники Тарас перестал выпячивать грудь, и даже как-то съёжился.
        Вероника продолжала: - Далее идёт зависть. Это стартовая платформа для совершения преступлений и библиотека размером с целое море вредоносных пакостей, на которые только способны люди. Сможете удержать эмоции, промолчите или не сделаете проступок, а отрава всё равно будет медленно точить вас изнутри. Только истинное человеколюбие и всепрощение поможет в борьбе с этим грехом.
        Теперь пришёл черёд Степана почувствовать стыд за свои эмоции. Он стал переминаться и ёрзать по лавке, желая избавиться от внутреннего напряжения.
        - Когда говорят о чревоугодии, забывают, что оно делиться на три вида. Первый вид это о тех, кто не может вытерпеть до положенного часа. Второй, когда переедают. А третий, когда человек ищет, чем полакомиться. Простая еда без излишеств, которую употребляет человек, соблюдая режим, давно даже учёными принята как оздоравливающая. А про вред лакомств различных я вообще молчу и так понятно, что кроме проблем хоть для зубов, хоть для желудка они ничего больше не дают, - сказала Вероника и многозначительно оглядела окружающих.
        - Человек ест, чтобы жить, а не живёт, чтобы есть, - выпалил Степан.
        - Правильно, - кивнула Вероника, затем театрально прокашлявшись, сказала: - Следующий грех блуд. Я на нём подробно останавливаться не буду. Если мужчина смотрит на самку только как зверь, точнее хуже зверя, то он деградирует, что тут ещё скажешь.
        - Почему хуже зверя? - удивился Тарас.
        - Потому что зверь страсть к самке испытывает только тогда, когда думает о получении потомства, - тоном учительницы сказала Вероника.
        - Вопросов нет, - хохотнул Степан.
        - Просматривание различной специфической литературы, фильмов и так далее, тоже относиться к этому греху, - сказала Вероника, прищурившись в сторону Степана, который под её взглядом сложил руки одна на другую как на уроке в школе.
        - Следующий грех это гнев кажется, - спас ситуацию Тарас, переключив внимание Вероники на себя.
        - Верно. Гнев дал нам Господь, чтобы мы могли отвергнуть всё неподобающее. А вместо этого человек обратил полезный гнев в разрушительное оружие, как против самого себя, так и своего окружения. Далее идёт корыстолюбие. В наше время любят говорить, что не в деньгах счастье, а в их количестве. Так думают только наивные люди. Чем больше денег, тем больше проблем. Человек среднего достатка или даже нищий в чём-то более счастливы, чем богачи. У них нет тех головных болей, когда чахнешь над златом, на которое у всех свои виды. Эти люди никогда до конца не уверены в искренности близких людей. Их мучает вопрос, «За что их любят?» За то, какие они сами или за то, что у них есть деньги. Честно говоря, и врагу такого не пожелаешь. Ну и седьмой грех - лень. Между прочим, те, кто предаются унынию, тоже поддаются этому греху. Это болезнь от разбалансированного состояния телесных и духовных сил. Человек может загнать себя до изнеможения своими пессимистичными думами. А если бы человек помнил, что можно довольствоваться малым, как, и предписано Богом, то ни кто и никогда не смог бы его соблазнить земными
радостями. А у нас, куда не глянь сплошные бартерные отношения «ты мне - я тебе» - поведала Вероника.
        Она вышла из центра комнаты и устроилась на краю лавки у окна. Ей вспомнились родные. Грусть окутала её с головы до пят от беспокойства за них: - «Как они все сейчас переживают. Мать, наверное, вообще себе места не находит».
        Тарас погрузился в глубокие размышления - «Образованный и разумный человек может быть приверженцем разной религии или называть Бога информационным полем Земли, но истина остаётся в том, что нет тех, кто вообще ни во что не верит. Человек, это высшее создание, но не потому, что он сам о себе так думает, а потому что его создал Высший разум. А где я в этой так сказать пищевой цепочке? Могу ли я себя назвать человеком грамотным, умеющим справляться со страстями?»
        В наступившей тишине было слышно, как поскуливает хозяйский дог, ожидая своей миски с едой. Дандамис наблюдал за изменившимся общим настроением, и хотел даже спросить, что произошло, но эти отроки изъяснялись на неведомом ему языке.
        «Смышлёная девчонка уже старательно выговаривает новые слова. Совсем скоро она заговорит. Они почитают Апи и этого пока достаточно» - думал Дандамис, успокаивая пса лёгкими похлопываниями в холке.
        - Вероника, извини за нескромный вопрос. А сколько тебе лет? - с интересом спросил Степан.
        - Шестнадцать, а что? - залилась краской Вероника.
        - Умна не по годам, - замотал головой Степан, словно не веря услышанному.
        ГЛАВА 4
        Ночью Вероника проснулась от того, что стало тихо. Дождь перестал поливать землю. Ветер прекратил свой заунывный вой. Она вздохнула и повернулась на другой бок, но сон больше не шёл. В маленькое окошко под крышей падал лунный свет. Степан спал на первом этаже на сдвинутых лавках, покрытых циновкой и подобием матраца с сеном. Тарас и сама Вероника ночевали на втором этаже, на таких же матрацах, которые лежали на выстланном камышом помосте. За загородкой было место хозяина, где виднелось выполненное из плохо обтёсанных брёвен широкое спальное ложе. Вероника встала. Она хотела спуститься вниз и выйти во двор. Краем глаза она заметила, что хозяйское ложе стоит нетронутым.
        «Наверное, на ночную охоту пошёл» - решила Вероника и направилась к входной двери.
        Над лесом висела жёлтая луна, периодически скрываемая редкими облаками. Птицы и звери мирно спали, не издавая ни звука. Влажный воздух заставил обхватить плечи обеими руками.
        «А тут свежо. Надо идти обратно, а то взбодрит так, что до утра ворочаться буду» - подумала Вероника.
        Она развернулась уходить, но неожиданно ей показалось, что, что-то происходит перед домом. Она вжалась в косяк двери и стала вглядываться в кромешную тьму перед собой.
        «Показалось» - выдохнула про себя Вероника.
        Она повернулась, чтобы войти в дом и с размаху врезалась в хозяина. Дандамис резко схватил Веронику и зажал ей рот рукой. Она затрепыхалась словно пойманная птаха, но силы были не равны. Уступив в борьбе, она с мольбой посмотрела в глаза Дандамиса, которые в свете луны отливали янтарём. Его лицо было спокойным и безмятежным. Вероника удивлённо уставилась на Дандамиса. Он отпустил её и поднял указательный палец к губам.
        «Он всего лишь хотел, чтобы я не шумела» - догадка озарила лицо Вероники.
        Дандамис улыбнулся и показал ей рукой наверх. Вероника тут же кивнула и помчалась спать.
        Утром она бы и не вспомнила о ночном происшествии, если бы не увидела огромное количество следов перед жилищем. Дандамис по обыкновению ушёл на охоту. Степан попросил вывести его на свежий воздух и устроился на завалинке под домом рядом с Тарасом. Вероника хотела прогуляться, но поняла, что грязь не позволит ей этого сделать. Она прыгала от одного местечка к другому, стараясь не замочить сандалии, пока не обнаружила характерные волчьи следы. Рядом были следы хозяйского дога, более округлой формы, что резко контрастировало с продолговатыми отпечатками и более выступающими когтями. Вероника жила вблизи природы и с детства могла отличить след собаки от волка. Неприятный холодок пробежал по её спине.
        «Он что приручил волков, и они здесь логово устаивают по ночам?» - нахмурилась Вероника.
        - Что ты тут рассматриваешь? - услышала она, подошедшего Тараса.
        - Да вот тут следы имеются, - быстро проговорила Вероника.
        - Я бы сказал, что это какое-то скопление следов, - насторожился Тарас, а затем повеселевшим голосом добавил: - Так это дог Дандамиса тут прыгал. Смотри, его отпечатки ведут к самому входу.
        - Да, наверное, - сделала вид, что согласилась Вероника и стала прохаживаться дальше.
        Теперь она вглядывалась в следы более внимательно и старалась их не затоптать. Через какое-то время она насчитала примерное количество ночных посетителей.
        «Дог с хозяином приветствовали порядка десятка волков! Да это же целая стая! Теперь понятно, почему он всегда с добычей возвращается!» - обрушилось на неё откровение.
        Дандамис вернулся раньше обычного, как всегда, не с пустыми руками. Пока он освежёвывал косулю Вероника сделала новое открытие. Дандамис охотился на основные виды животных, которыми питается волк. Он не ловил птиц. Зайцы также были редки. Он приносил в основном кабанов, косуль, лосей. Дандамис почти не ел за столом. Он больше пил бульон, в котором варилось мясо. Другой странностью было то, что, несмотря на достаточно аскетические условия, он всегда был чист и опрятен даже тогда, когда возвращался с охоты. Его борода и волосы выглядели так, как будто он только что их завил.
        «Кто ты?» - задавалась вопросом Вероника, наблюдая, как Дандамис готовит ужин.
        Он словно почувствовал её взгляд и обернулся. Вероника не потупила взор, а лишь глубже стала всматриваться в его бездонные глаза. По лицу Дандамиса промелькнула неуловимая эмоция. Он улыбнулся только уголками рта и жестом пригласил Веронику сесть рядом с очагом.
        Тарас и Степан были заняты обсуждением вариантов своего возвращения в часть, потому не обращали внимания на творившееся вокруг них действо.
        Дандамис на пальцах попытался что-то объяснить Веронике. Она долго хмурилась, стараясь понять. Однако ничего не получалось. Неожиданно она взяла ветку из огня и, притушив горячий конец начала рисовать на стене. Вероника изобразила три силуэта: человека с луком, собаку и волка. Затем она указала веткой на Дандамиса и на рисунки на стене. Видя непонимание на его лице, Вероника изобразила человека и дорисовала платье. Затем она указала на себя и на рисунок женщины, прошептав: - Это я. Это Вероника.
        Дандамис кивнул. Он взял из костра новую ветку и нарисовал рядом с художеством гостьи силуэт охотника, у которого на груди начертил две головы: собачью и волчью. Вероника ошарашенная смотрела на рисунок.
        «Сама придумала эту шарараду. Вот теперь и разбирай, что он имеет в виду» - пронеслось в её хорошенькой головке.
        «Может это какой-то орден воинов, которые могут приручить волка?» - думала Вероника, вспоминая один из визитов во Владикавказ. Когда она с матерью гостила у местной осетинской семьи, и однажды вечером глава дома дядюшка Аслан рассказывал о предках аланах, которые произошли от скифских и сарматских племён. Это были молодые воины клана ордена волков, у которых были мощные боевые псы, похожие на догов - алаги. Молодёжь вела кочевой образ жизни и совершала воинственные набеги, как часть посвящения в воинское сословие.
        Дандамис видел, что Вероника не может разобраться с его попыткой объяснить свою сущность. И тогда он сделал следующее. Он сложил обе ладони и положил на них голову, показывая спящего человека. Затем он указал пальцем на Веронику и перевел её взгляд на дверь.
        «Он хочет, чтобы сегодня ночью, я снова пришла сюда» - догадалась Вероника и, улыбаясь, кивнула.
        Когда все уснули, Вероника вышла из дома. На полянке под светом луны ровным рядом сидели несколько волков. Дандамис общался с ними, издавая какие-то рычащие звуки. Его дог спокойно сидел подле хозяина.
        «Видимо он не так давно произошёл от волка, что не нападает на них» - подумала Вероника о хозяйской собаке. И вдруг поняла, что ни лошадь, ни пёс не имеют имён. Дандамис им посвистывает в разных тональностях, чтобы подозвать к себе.
        «Он заклинатель животных что ли?» - осенила Веронику новая догадка.
        И вдруг из леса вышла женщина. Она одета была также как Дандамис. Её лицо было взволновано. Вероника открыла рот, но не издала ни звука. Она пыталась понять происходящее. И вот Дандамис заметил женщину. Его лицо приобрело маску глубокой печали. Он прикрыл глаза, постоял так и затем снова их открыл. Было видно, что он удивлён. Женщина всхлипывая, что-то сказала, и они бросились друг другу в объятия.
        ГЛАВА 5
        Дандамис не верил своим глазам. Арга снова обнимала его, как будто не было этих двух лет разлуки. Как будто не было их соперничества. Она нашла его волчью трапу. Какой же сильной она стала! Но он нужен ей. Они снова будут вместе. Вдруг Арга отстранилась. Её глаза горели огнём, испепеляя что-то позади его. Дандамис оглянулся. Вероника стояла на пороге дома.
        - Она носит в волосах твои знаки! - закричала в бешенстве Арга и, откинув с дороги как щенка Дандамиса, устремилась к Веронике.
        - Это лишь невинное дитя! - воскликнул Дандамис, догадавшись о причине вспышки ревности.
        Но было слишком поздно. Арга уже размахивала своим клинком. Акинак взмыл над головой Вероники, сверкая лезвием в свете луны. Девушка подняла глаза и уставилась не мигающим взглядом на красивую женщину, пытающуюся её убить. В глазах не было страха. Только какое-то капризное любопытство, подсказывающее сознанию, что всё это не может происходить на самом деле.
        Арга выругалась. Она схватила Веронику за руку и потащила за собой в лес.
        Дандамис закричал: - Остановись! Что ты делаешь? Ты нарушишь хрупкое равновесие!
        Арга встала как вкопанная. Затем медленно повернулась к Дамдамису и сказала: - Да, что ты со своим вторым годом посвящения можешь знать о равновесии? Ты никогда не сможешь тягаться со мной!
        Дандамис вытянул к Арге обе руки: - Я никогда не соревновался с тобой. Я просто любил и сейчас люблю тебя! Оставь в покое это дитя. В доме ещё двое из этого мира. Они вместе. Позволь мне всё тебе объяснить?!
        - Не позволю! - процедила сквозь зубы Арга и, крутнувшись, исчезла в темноте леса вместе с Вероникой.
        Дандамис готов был разрыдаться. Два с лишним года назад он думал, что потерял эту похитившую его разум женщину навсегда. В постоянном соперничестве с мужчинами она хотела доказать, что может превзойти их во всём. Отец не мог найти на неё управы, но по закону мог отправить на обучение, если она действительно способная. Арга с успехом прошла все организованные для неё жреческим сословием испытания. Она одна из немногих представителей семьей воинов смогла перейти черту и выйти в высший круг. И что оставалось делать ему, чтобы не стать рабом собственных чувств. Казалось, они любили друг друга, но эта её жажда быть сильнее развела их окончательно. Дандамис хотел быть обычным воином. Он не был заражён тщеславием. Его устраивало то, что он мог продемонстрировать в своём воинском сословии. Но из-за её прорыва, чтобы не то что соответствовать, а просто сократить разрыв появившейся дистанции с возлюбленной, он решил пройти все воинские посвящения и добиться наивысших привилегий. Он понимал, что если Арга действительно его любит, то она сохранит чувства и дождётся его. Год он прожил на тропе псов, изучая
науку преданности и подчинения. Почти год он положил, ходя по волчьей тропе, проникаясь законами природы и блуждая вслед за своими серыми провожатыми между мирами. И вот теперь, когда счастье было у него в руках, снова результаты обнулились. Дандамис повернулся к стае. Волки по-прежнему были на своём месте.
        - Именно поэтому мы и привели тебе этих троих. Твоё испытание состоит в том, чтобы научиться справляться со своим чувством. Не может истинный воин принимать решение защищать родину или нет, предварительно посмотрев в глаза женщины, ожидая от неё одобрения. Твои инстинкты должны преобладать над мирскими страстями. Путь воина суров. Ты принадлежишь сначала родине, а потом себе, - сказал вожак стаи, поблёскивая янтарным взглядом.
        Дандамис взял себя в руки.
        - Я должен нарушить равновесие и забрать парней пока они спят с собой, - сухо сказал он.
        - Это ответ настоящего мужчины. Только не забудь ногу восстановить, когда будешь перевозить их через радужные ворота. Ты вернёшься, когда будешь окончательно готов, - щёлкнул зубами вожак.
        Дог засеменил за хозяином.
        - Я поступаю правильно. Эти молодые мужчины пришли вместе с Вероникой. Теперь они должны пройти волчью тропу вместе со мной. Их судьба начертана свыше, независимо от их желания, они пройдут воинское посвящение, - пробубнил он сам себе.
        Степан и Тарас спали, ничего не подозревая. Если бы они могли открыть глаза, то увидели, как проплывают по воздуху через лазурный мост, перемещаясь в новый для себя мир, наполненный непредсказуемыми приключениями.
        Степан проснулся, но не спешил открывать глаза.
        «Какая разница всё равно придётся весь день сидеть пнём и ждать пока земля просохнет, чтобы потом, опираясь на уже подготовленный костыль вернуться в часть. А так можно ещё немного понежиться, если это слово подходит к моему жестковатому спальному месту» - лениво думал он.
        По привычке потянувшись, Степан с удивлением обнаружил, что нога больше не болит и ничего не стесняет его движений. Всё ещё не открывая глаз, он протянул руку и обнаружил, что нога в полном порядке. Степан сел с размаху, желая рассмотреть чудо, и тут же какой-то хриплый звук вырвался из его груди. Немного прокашлявшись, он стал трусить рядом спящего Тараса: - Вставай! Ну, вставай же! Здесь какие-то чудеса, да и только!
        Тарас нехотя открыл глаза и тут же вскочил на ноги: - Что за ерунда!
        Ребята находились посередине озера, на крошечном островке. Над ними был сооружён камышовый навес, защищавший от палящего солнца. По берегу росла высокая трава вперемешку с камышом. Раскидистая ива наклонилась у одного берега, скрыв под собой виднеющуюся лодку, из которой торчали знакомые сапоги Дандамиса. Но самое странное было другое, на берегу дог играл с какими-то мелкими существами, которые слегка превышали его в холке. Эти пузатые человечки имели головы разных животных. Их пёстрые одежды по типу индуистских облегали тела от кистей рук до щиколоток. Тарас сильно зажмурился, а затем резко открыл глаза. Нет, всё было без изменений. За исключением одного. Четвёрка пузатиков заметила, что они со Степаном проснулись, и направилась прямо к ним. Пузатики хохоча, застрекотали что-то на неслыханном языке. Но видя смущение ребят, тот у которого была птичья голова, вышел вперёд и как-то странно заклокотал. В этот же момент из-под кроны деревьев показалось голова грифона. Грифон показался, вышагивая своим львиным телом и махая белыми крыльями. Орлиная голова грифона подалась вперёд. Он словно всматривался
в Тараса и Степана, которые стояли с расширенными глазами, дико озираясь по сторонам. И тут он взлетел над их головами, щёлкнул в воздухе своим хвостом как кнутом. В ушах больно зазвенело, но когда боль стала уходить, Степан посмотрел на Тараса и удивлённо спросил: - Ты тоже стал понимать, о чём они говорят?
        Тарас растянулся в глуповатой улыбке: - Привет! Как поживаете?
        - Ха-ха-ха, какие милахи, - прихрюкивая сказал поросёнкоголовый.
        - Порко, ну что ты как дикарь, нам тоже нужно их поприветствовать! - сказал пузатик с головой кота.
        - Катус, вот ты и приветствуй, а мы посмотрим, - хохотнул самый маленький с головой рыбы.
        - Ты же знаешь Пиша, что он это сделает с превеликим удовольствием, - толкнул под рёбра рыбоголового пухлячок с головой птицы.
        - Авэмэ, я могу тебе уступить эту роль, - поклонился Кактус, птицеголовому.
        - Ну, так и быть, - сказал Авэмэ и, нахохлившись, стал перед ребятами.
        Он карикатурно прокашлялся, а затем высоким голосом на манер конферансье объявил: - Приветствуем вас досточтимые гости на нашем острове природных духов! Просите всё, что пожелаете и это исполниться!
        Порке стал кататься по земле, истерически хохоча. Пиша хлопал широким рыбьим ртом, издавая шлёпающие звуки, тоже видимо демонстрирующие смех.
        Катус хитро улыбаясь, посмотрел на обидевшегося Авэмэ и сказал: - Вот видишь, они не оценили твоих стараний, но я знаю, как это тяжело брать слово, когда каждый может тебя освистать.
        - Катус, помоги! - попросил расстроенным голосом Авэмэ.
        - Ну, если ты так просишь, то конечно, - согласился Катус и поменялся местом с Авэмэ.
        Тарас смекнул, что с Катусом надо держать ухо востро, по сравнению с простоватыми друзьями, это котик, может оказаться весьма коварным. Грифон покачал головой и зашагал под иву, видимо, не желая принимать участие в этом представлении.
        Катус лукаво улыбнулся и сказал: - Вы тут не обращайте на нас особого внимания, к нам не часто гости приходят, одичали совсем. Я правильно понимаю, что вы гости Дандамиса?
        Тарас кивнул.
        - Хорошо, первое мы выяснили. Данадамис для нас друг. Пока он проходит, свои посвящения мы за ним присматриваем.
        - А кто вы такие? - спросил Степан.
        - Мы Якши. Духи природы. Подчиняемся только высшему пантеону богов. А они, сами понимаете, не любят когда кто-то кроме них между мирами шастает, - ответил Катус.
        - И где ваш мир находится? - спросил Тарас.
        - Там же где и ваш. Мы обитаем параллельно, - улыбнулся Катус.
        - Я смотрю, вас уже начали обучать, - послышался голос Дандамиса со стороны ивы.
        Ребята подняли головы и увидели Дандамиса с улыбкой на устах, но печальными глазами.
        В сердце Тараса кольнуло: - А где Вероника?
        - Её взяли в принудительное обучение, как я полагаю, - замялся Дандамис.
        - Что значит в принудительное? - грозно уставился Степан.
        - Как нога? - спросил Дандамис.
        - Нога не болит, но ты не ответил на мой вопрос, - сказал Степан.
        - Хорошо, что не болит. Нам предстоит долгий путь. Вероника, скорее всего сейчас проходит собеседование с верховными жрецами. Если они посчитают, что её появление в нашем мире является предназначением для соблюдения равновесия, то она здесь останется навсегда. Они обучат её мастерству управления какой-нибудь стихией и отправят служить богам. Собеседование занимает не один месяц, потому что каждый жрец должен вынести свой вердикт. Мы должны успеть к последнему заседанию, тогда у вас как у пришельцев её мира тоже будет право голоса, - сказал Дандамис.
        - Почему ты думаешь, что нам предоставят слово? - усомнился Тарас.
        - В нашем мире решение принимают мужчины. Женщина может стать жрицей начального порядка, если имеет такой потенциал, но таких мало, - пояснил Дандамис.
        - Они нас послушают и отпустят? - с сомнением спросил Степан.
        - Если к тому времени сама Вероника не расхочет возвращаться, то да. Но не забывайте, что жрецы могут сказать, что её пребывание опасно для межмирового равновесия и отправят её обратно, даже не спрашивая, - сказал Дандамис.
        - А что насчёт нас? - сощурился Тарас.
        - Ваше присутствие здесь продиктовано правилами волчьей тропы. Вы воины, которые нужны в разных мирах. За ваши сердца и умы сражаются боги. Дойдя до гор Монтибус, где живут жрецы, вы окажетесь перед таким же выбором как Вероника. Но только в вашем случае решение вы будете принимать самостоятельно, - как-то грустно сказал Дандамис.
        - Почему печаль в твоём голосе? - усомнился в искренности Дандамиса Тарас.
        - Возможно, вам предстоит поединок, в котором и будет определён тот, кто останется в этом мире, а кто должен будет вернуться. И неизвестно кого жрецы попросят остаться победившего или проигравшего, - ответил Дандамис.
        ГЛАВА 6
        Вершины Монтибус были покрыты снегом круглый год. Выше облаков в глубоких пещерах в выдолбленном в скалах городе, вело аскетический образ жизни жреческое сословие. Они питались с плантаций, которые обрабатывали послушники. На зелёных горных лугах растительности было в изобилии, позволяя держать большие отары овец и пасти коров. Буйный лес опоясывал горы, снабжая ягодами и грибами обитателей пещерного города.
        Вероника, закутанная в длинный плащ, ступая по каменным очищенным от снежной наледи тропам в Аргиных сапогах, с интересом рассматривала окружающую её архитектуру. Многочисленные здания имели мастерски выдолбленные портики над входом, как правило, состоящие из шести колонн. У более громоздких врат портики выступали вперёд длинной колоннадой. В этих крытых галереях восседали учёные мужи на каменных креслах. Ни кто не обращал внимания на Веронику. Все были заняты внутренними размышлениями, уставившись взглядом в пространство перед собой.
        Вероника не выдержала: - Они медитируют, да?
        Арга, уже сто раз пожалевшая о своём поступке, посмотрела на юную почемучку и назидательным тоном прошептала: - Здесь нельзя шуметь. Жрецы заняты самосозерцанием. Они видят и не видят нас, потому что находятся в процессе поиска духовного прозрения.
        - А почему они сидят здесь? Почему не в храме? - проигнорировала замечание Вероника.
        - Жрецы не имеют ни храмов, ни капищ, ни каких либо других религиозных сооружений. Тело есть храм. А теперь всё ни слова, пока мы не дойдём до моей келейки, - ответила Арга и потащила Веронику быстрее.
        Келейка Арги выглядела как типичная отдельная монашеская келья. Вытянутое небольшое помещение с узким решётчатым оконцем и каменной кроватью, покрытой тонкой циновкой. Вероника устроилась на краешке кровати и вопросительно посмотрела на свою похитительницу. От её взгляда Арге стало неловко. Она уже полностью осознала глупость своего поступка. Но, что сделано, то сделано. Нельзя между мирами перемещать живых существ без особой причины. Ей срочно требовалось придумать отговорку для объяснения. Вот-вот придёт настоятель и спросит о содеянном. Он наверняка уже прознал о новом пришельце. Арга скинула охотничье одеяние и одела серое шерстяное платье с высоким горлом, поверх пристегнув тёплую накидку, на подобии тех, в которых сидели жрецы. Разница была в только в верхней части накидки, которая в отличие от золотой на жрецах, отливала серебряными нитями.
        Дверь со скрипом распахнулась. На пороге выросла тощая фигура настоятеля. Его бритое лицо выглядело бесчувственным. Он опустил колючий взгляд на Веронику, заставив невольно сгруппироваться, поджав под себя ноги.
        - Я жду объяснений, немедленно! - высоким голосом неожиданным для своего телосложения спросил настоятель.
        Арга понимала, что не может соврать. Правда выйдет однажды наружу и поставит крест на достигнутом. В её голове шли сложные вычисления от взвешивания наказаний, которые она потенциально могла получить за свой проступок. В поиске наименьшей участи мозг застопорился. Всё что касалось не законного нарушения границы, подразумевало жестокую кару. Её могло спасти только чудо. Настоятель ждал ответа. Арга с умоляющим взором посмотрела на Веронику. И чудо произошло.
        Вероника встала. Потупила голову и сказала: - Здравствуйте! Вы позволите мне поговорить с вами наедине?
        Изумлённый настоятель подошёл к Веронике. Он протянул руку, что взять её ладонь. Маленькая холодная ладошка спокойно опустилась его большую длань.
        - Арга, выйди, - еле слышно сказал настоятель, вглядываясь в лицо юной девы.
        - Кимерус, может, я лучше останусь? - испугалась Арга.
        - Выйди! - отрезал Кимерус, который на правах настоятеля, в каждом помещении имел возможность повелевать.
        Арга вышла, опустив голову. Она неплотно притворила за собой дверь и словно приросла к стене снаружи, ожидая, что будет дальше.
        - Говори дитя, - сказал Кимерус.
        - Равновесие в природе очень зыбко. Любое неосторожное деяние может превратить мир в крах. Человеку сложно бороться со своими страстями. И сильные мира подвержены им. А что можно говорить о влюблённой женщине? Арга умна и вы можете превратить её в прислужницу богинь. Но нужна ли им та, которая до сих пор не смогла сделать выбор? Я здесь для того, чтобы Арга не стала позором для тех, кто в неё поверил. Она пройдёт свой путь посвящений до конца. Докажет всем, что она именно та, кого вы в ней увидели. А затем придёт час сделать выбор. Вы сделаете этот выбор за неё, отправив домой, рожать детей. Воспитание отныне должно будет выйти на другой уровень. Все знания, которые она получит, будут использованы для обучения потомков. Она откроет специальные школы, которые распространятся среди людей, делясь и приумножая полученный ею опыт. Мир имеет оттенки и люди должны видеть эти оттенки, перестав делить всё только на чёрное и белое. Верните людям дар смотреть на вещи с разных сторон и уровней знания, - спокойным голосом слегка отрешённо сообщила Вероника.
        Она умолкла и отвернула голову в сторону окошка: - Я лишь посланник и теперь вы можете делать со мной всё, что захотите.
        Кимерус встал. Его озабоченный вид выдавал волнение, которое сложно было скрыть: - Чей посланник?
        - Такие посланники есть только у богини Апи, - сказала ворвавшись Арга, которая слышала каждое слово, сказанное Вероникой.
        - Ты поэтому покинула Монтибус? - мрачно спросил Кимерус.
        - Апи направила меня по волчьей тропе. Волки впустили и отпустили меня. Вероника должна была сказать вам то, что сказала, - спокойно сказала Арга.
        - Я дам знать, когда будет верховное собрание, - поклонился Кимерус и покинул келейку.
        Арга плотно прикрыла дверь и повернулась к Веронике. Девушка стояла обрамлённая светом, падающим от окна.
        - Кто ты? - спросила шёпотом Арга.
        - Я голос твоей совести, - загадочно сказала Вероника.
        - Ты помогаешь мне, несмотря на то, что я тебя чуть не убила? - покусывая губы, спросила Арга.
        - Все мы дети божии. И как сказано свыше, мы должны помнить о всепрощении. Любовь к ближнему, обязана быть выше любых бушующих страстей в нашем сердце, - ответила Вероника.
        - Но как ты всё это поняла? Как ты вообще в своём возрасте можешь так рассуждать? - уставилась Арга.
        - Не судите и не судимы, будете, - мягко улыбнулась Вероника.
        - Я ничего не понимаю. Ты такая же глубокая и маститая, как мужчины, - схватилась за голову Арга.
        Вероника внутренне улыбнулась - «Беседы с отцом не прошли даром. Теперь после того как озвучены прописные истины надо как-то из этого всего выбираться. Пока Арга в замешательстве, нужно срочно действовать и окончательно выяснить отношения на берегу».
        - Откуда в тебе столько ненависти к мужчинам, почему ты так хочешь ими управлять? - гневно сказала Вероника, которой словно надоело оправдываться.
        - Это не ненависть. Это справедливость. Апи как богиню почитают во всех мирах, даже в вашем. Женщина мать незыблемая изначальная точка отсчёта всего живого и равно богу отцу почитается во всех мирах. Так почему же женщины не могут претендовать на такое же отношение к себе и быть равными мужчинам? - грозно сказала Арга.
        - Ты сравниваешь себя с богиней? - спросила невинным голоском Вероника.
        Арга метнула в неё горящий взгляд, и немного помедлив, ответила: - Я иду тропой просвещения и служения богине Апи. Я не претендую на почёт, предназначенный той, которой я служу.
        - Тогда причём мужчины? Они ведь тоже всего лишь отдают должное богу творцу? Зачем ты с ними соревнуешься? Мне кажется, что ты хочешь их превзойти в том, чем не являешься, - сказала Вероника.
        - А в чём тогда, по-твоему, счастье женщины? В бытовых потребностях? - вскипела Арга.
        - Счастье для женщины, как в прочем и для мужчины это любить и быть любимой. Видеть, что жизнь прошла не зря, когда собственные дети делают первые шаги. Дети берут от родителей лучшее. Готова ты поделиться лучшим или ты хочешь всё унести с собой в могилу? - намеренно жёстко, отхлестав словами, сказала Вероника.
        Казалось могучая Арга сейчас забьётся в угол.
        - Если ты была несчастна в своём детстве или юности, то это не повод лишать себя дальнейшей жизни. Отпусти то, что тебя сковывает. Живи! - мягко напутствовала Вероника.
        Арга разрыдалась. Ещё ни кто и никогда не был с ней так ласков. Впервые с ней говорили, впервые она была услышана. То, что Вероника сказала Кимерусу, абсолютно легко ложилось в её разум. Женщина, это воспитатель детям и помощница супругу, а не просто рабыня уюта в мужском миропорядке. Ей хотелось выполнить эту миссию. Она увидела отчётливо себя в нарисованном Вероникой будущем, и воспылала всем сердцем к нему.
        - Я найду способ, вернуть людям дар широты мира, - вытирая слёзы, сказала Арга.
        ГЛАВА 7
        В большом помещении с высокими потолками протягивая озябшие руки к камину, стояло два жилистых старца. Они пытались скрыть своё беспокойство, но тревога с каждым сказанным словом их друга нарастала. Помещение плохо отапливалось, согреться можно было лишь стоя близко к огню. И вот разгорячённые пламенем лица повернулись к настоятелю.
        - Кимерус, ты сам слышишь, что говоришь? - спросил один из старцев.
        - Да, Эмерио, я прекрасно понимаю, что это для всех значит. Боги снова затеяли масштабную войну. И возможно, что Апи помогая нам через эту девчонку, даст людям шанс на выживание, - прохаживаясь кругами по залу, сказал Кимерус.
        - Ты придерживаешься мысли, что боги уничтожат людей и заведут себе новых, а я сторонник того, что боги до сих пор нас любят как свои творения. Они милостивы к человеческим слабостям. А появление этой юной особы лишь говорит о том, что мы можем повести за собой людей в новую эпоху просвещения, - сказал Эмерио.
        - Вы оба ошибаетесь. Боги не будут нас уничтожать, но и знания они не позволят раздать. Человек недостоин ещё того, чтобы приблизиться к богам в чём бы то ни было, - сказал второй старец.
        - Лохант, вы как удельные жрецы редко здесь бываете, а я вам говорю то, что вижу каждый день. Боги не принимают ни даров, ни жертв. Они замолчали. Одинокие вылазки их помощников, таких как якши только подогревают моё подозрение, что это всё не к добру. Якши всегда были им нужны для шпионажа. Грифоны по-прежнему остаются более или менее надёжными источниками информации, но и они могут всё искажать в свою угоду, привозя новости. Ведь известно, что они не раз переходили от одних богов к другим, когда у тех наступала очередная размолвка. Главный вопрос один - почему боги перестали общаться со жрецами напрямую? Жрецы высшего порядка молчат, словно ничего не происходит. Другие прячутся за своими ежедневными трудами, боясь задать вопрос, который нарушит их спокойное существование, - потирал озябшие ладони Кимерус, которые заметно тряслись, и он уже начинал догадываться, что это было не от холода, а от колотящего его изнутри страха.
        - Ты достаточно сказал. Но что мы можем сделать, если боги отвернулись. Как дознаться до истины? - спросил Лохант.
        - Я знаю, что мы предпримем. Мы отправим эту посланницу к Апи, - внезапно предложил Эмерио.
        - Она одна не справится, - покачал головой Лохант.
        - Пусть Арга с ней идёт. Это вполне вкладывается в её обучение, - Кимерус.
        Арга была потрясена. Ей вместе с Вероникой нужно было отправиться прямиком к самой Апи. Но, чтобы получить знак, где богиня захочет с ними встретиться нужно пройти к вещателям, которые живут где-то далеко на юге, в бескрайней пустыне. А вещатели, это не те люди, которые сидят на одном месте, они как перекати-поле следуют за своими же предсказаниями.
        - Нам нужен проводник. Нам нужно, в конце концов, сопровождение, - сказала Арга, стараясь не возмущаться и силясь представить внезапное путешествие.
        - Мы не можем ничего из того, что ты запросила обеспечить. Визит должен иметь тайный характер, - разочаровал её ответом Кимерус.
        - А я могу попросить кого-то помочь мне, чтобы это не вызвало подозрения? - задумалась Арга.
        - Почему нет? Если у тебя есть доверенный человек, то мы отправим к нему грифона, - согласился настоятель
        - Речь идёт о Дандамисе. Он идёт волчьей тропой, - с надеждой, что ей не откажут, спросила Арга.
        - Если от его наставников будет одобрение, то он нагонит тебя в пути, - ответил Кимерус, прекрасно понимая, что её возлюбленный в этом случае действительно будет выступать надёжным сопровождением.
        Арге ничего не оставалось, как подчиниться. Она оповестила Веронику, об их грядущем суровом испытании.
        Вероника внешне достояно приняла известие: - Значит такова воля Господа, а, как известно, пути Господни неисповедимы.
        Но за наносной бравадой таилась неуверенность, которая уже после сборов провизии ночью стала одолевать девушку.
        «Бог всё видит и посылает испытания, только такие с которыми я могу справиться» - успокаивала она себя.
        Арга заметила, что Вероника ворочается и не может уснуть.
        - О чём думаешь? - спросила Арга.
        - Я думаю о том, как тяжело придётся моему ангелу-хранителю, - ответила Вероника.
        - А кто такой ангел-хранитель и почему ему будет трудно? - не поняла её Арга.
        - Это невидимый добрый дух, который с самого крещения и до смерти находиться рядом с человеком. Он помогает пройти земные испытания, если человек сохраняет веру и придерживается заповедей. А когда особенно тяжело, то ангел-хранитель, содействуя, словно несёт на своих руках, - засыпая, прошептала Вероника.
        - То есть только вера и сила воли помогают преодолеть трудности, - хмыкнула Арга.
        Раздобыв с помощью якши коней для Степана и Тараса, Дандамис отправился в Монтибус. Переправа через озеро, которое только казалось крошечным, а на деле подкинуло немало проблем с затянувшей его дно тиной, заняла достаточно времени. Ребята не покладая рук работали как водолазы, расчищая на пути лодчонки проход. Едва они срывали одни водоросли, как вырастали новые. Ноги коней увязали и путались. Их одного за другим удалось переправить на берег только благодаря усилиям проворного в водной стихии Пиши. Не успели они устроить привал, чтобы просушить одежду и обувь, как прибыл грифон с посланием, имеющим символику жреческого сословия. Дандамису надлежало сопроводить двух лиц женского пола в их путешествии. Разрешение от волков уже было получено.
        - А как же Вероника! - нервно воскликнул Тарас.
        - Я не могу ослушаться. А вы не обязаны следовать за мной. Мы можем разъединиться, но встретимся ли мы снова это большой вопрос, - сказал Дандамис, по лицу которого тоже читался недовольство.
        - Мы не можем ждать. Вдруг ваши жрицы её к богам отправят. Как мы тогда вернём домой Веронику? - гневно заявил Степан.
        Но Тарас не разделял его мнение. Этот чужой мир, наполненный неизвестными существами, мог, как способствовать им в пути, так и усложнить его. Короткая дорога та, которую знаешь. В этом конкретном случае им нужен был Дандамис как навигатор, без которого вероятность заплутать была слишком высока.
        - Сколько времени займёт помощь этим двум леди? - спросил Тарас.
        - Мы должны с ними встретиться через два дня конного перехода. Когда узнаем их цель путешествия, то я смогу ответить на твой вопрос, - ответил Дандамис.
        - Два дня пути ничего не решают. Мы едем с тобой, - ответил Степан.
        - Согласен. Пока мы едем с Дандамисом, - уточнил Тарас.
        Якши, наблюдавшие за этим диалогом, переглядывались и хихикали. Их друг грифон, узнав от почтового собрата, кто эти женщины, уже посвятил их в тайну длины путешествия.
        - Да они так и сгинуть смогут, пока за вещателями гоняться будут. Что за глупцы? - хохотал Порко.
        - Пусть себе прогуляются, они же пришельцы, может им наш песок в пустыне приглянется, - хихикал Авэмэ.
        - Нет, мы им устроим другую прогулку. Зачем им пески смотреть. Пусть эти женщины сами топают под палящим солнцем. А мы пойдём по лесам, - предложил Катус.
        - Прекрасное предложение. Я за прохладу в любом её проявлении, - прошлёпал своими губищами Пишу.
        Но тут дог Дандамиса стал рычать и лаять в их сторону. Дандамис погрозил якши пальцем: - Давайте только без ваших сюрпризов!
        - Тьфу ты, такую затею испортил! - прошептал Порко.
        - Ладно, ладно, мы пошутили, - стал выкручиваться Катус перед Дандамисом и мирно улыбаясь, подумал - «Я скоро доложу всё Аресу, он сам решит, как вам жизнь приукрасить».
        ГЛАВА 8
        Путь пролегал лесостепью. Дандамис вёл ребят широкой тропой, по которой не раз проезжали гружёные телеги. Грифон с якши появлялись, когда им вздумается. То шли рядом, то кувыркались по траве, сильно отстав, а потом догоняли верхом на грифоне. До обеда солнце позволяло идти вполне комфортно, но потом стало беспощадно поджаривать путников.
        - Это единственная дорога? Там лес тянется, может быть, мы в тени деревьев пойдём? - спросил Тарас.
        - По степи дорога короче и просматривается отлично. Начнём обходить, сами не заметим, как или с пути собьёмся или подкараулит кто, - ответил Дандамис.
        - Чтобы не сбиться в пути можно следовать по движению солнца. А кто нас там подловить может? - поразился Тарас, вглядываясь в ближайший лесок.
        - Могут хищники голодные позариться на наших коней. А могут и разбойники, какие озорничать, - сказал Дандамис.
        - Очень интересно. С этого места по подробнее, пожалуйста. Что у вас тут за разбойники? Смена власти какая-то произошла что ли? - насторожился Степан.
        - Разбойники были, есть и будут всегда в независимости от благоустройства жизни. Люди, готовые поживиться за счёт глупости других никогда не переведутся, - усмехнулся Дандамис.
        - И всё же, какого рода разбойники здесь могут водиться? - спросил Тарас.
        - В разбойники уходят те, кто имеет какие-то проблемы с законом. Находиться более или менее толковый главарь, который водит этих людей за собой. Они промышляют разбоем на крупных торговых путях. Могут даже после этого спокойно жить в городе, как ни в чём, ни бывало, отслеживая торговый люд. А могут обосноваться в лесу и жить по своим, одним им известным законам. Со стороны они могут показаться обычной общиной, которая живёт отходничеством. Но от охотников их легко отличить. В одежде обязательно будут разные награбленные вещицы, а не единый стиль по роду деятельности, - объяснил Данадамис.
        - Так бы и я рассказать мог. Я смотрел фильм о Робин Гуде, - хохотнул Степан.
        - Только одно но, мы не в фильме сейчас и это правда жизни, - приземлил Тарас напарника.
        - Слышишь, ну конечно я всё это понимаю и без тебя. У нас тоже не все кто носит камуфляжную одежду, является военнослужащими или охотниками. Бандиты давно облюбовали одежду в стиле милитари. И только толстые золотые цепочки сразу выдают в них братков. Я рос на улице, и я прекрасно знаю, как с ними договориться, - фыркнул Степан.
        - Что ж тогда нам можно ни кого, не опасаясь идти рядом с лесом. Степан всех защитит, - съязвил Тарас.
        Степан разозлился, но ничего не сказал. Дандамис не стал участвовать в их перепалке. Он пришпорил коня и поскакал на вершину холма, через который пролегала дорога. Навыки верховой езды и у Тараса и Степана отсутствовали. Они оба с завистью посмотрели, как легко и непринуждённо чувствует себя в седле Дандамис.
        - Я думаю, что скоро я буду передвигаться без лошади быстрее. Моя пятая точка уже полностью отбита, - проскрежетал Степан.
        - Ты поэтому такой злой? - спросил Тарас.
        - Да нее злой я! - вспылил Степан и тут же засмеялся: - Хотя нет, я зол! Терпеть не могу находиться в состоянии неизвестности. А этот ещё своими разбойниками пугает.
        - Мне тоже всё здесь не нравиться. Кстати, обрати внимание на Катуса. Этот котяра, как-то подозрительно себя ведёт. Часто ловлю его хитрый взгляд. Он нас подслушивает. Не надо показывать этим якши, чтобы мы ссоримся, - сказал Тарас, вертя головой, чтобы удостовериться в отсутствии лишних ушей.
        - А может нам наоборот поступить. Пусть видят то мы не в ладу, вдруг действовать начнут раньше, а мы их обыграем? - предложил Степан.
        - А это мысль! - согласился Тарас.
        - Мне кажется или Дандамис мчится сюда, вместо того, чтобы подождать нас на пригорке? - сощурился Степан, вглядываясь на дорогу.
        - Ты прав, пыль столбом, - обеспокоено сказал Тарас.
        И тут дог Дандамиса устремился к лесу. Затем и его конь повторил этот манёвр.
        - Он нам машет, чтобы мы следовали за ним! - вскричал Тарас, пришпорив коня.
        Едва они укрылись под ветвями деревьев, как на холме показалась конная процессия. Стоя в засаде, ребята рассматривали длинную кавалькаду.
        - Интересно кто они? - прошептал Тарас.
        - Кто бы ни были, но друзьями их назвать нельзя, раз Дандамис предпочёл спрятать нас всех в лесу, - сказал Степан.
        Послышавшийся шорох, заставил их замолчать. Минуты тягостно тянулись, и вот выскочил дог Дандамиса, а затем и он сам появился из кустов.
        - Почему мы от них прячемся? - спросил Степан, указывая на всё ещё тянувшуюся конную процессию.
        - Кавалерия является мощным объединением для решения оперативно-стратегических задач. Кто-то стягивает войска север, - шепотом сообщил Дандамис.
        - Как ты понял, что они идут на север? - уставился на кавалерию Тарас.
        - Обоз, который с ними избыточен, для южных земель, - ответил Дандамис.
        - А что значит, «кто-то стягивает войска»? - спросил Степан.
        - В мирное время такие манёвры не осуществляются. Возможно, жрецы в курсе и именно поэтому попросили нас обеспечить сопровождение их посланникам, - рассуждал Дандамис.
        - Так я не понял. Это враги или нет? - спросил Степан.
        - И, да и нет, - запутал всех окончательно Дандамис.
        Тарас и Степан уставились на него, ожидая объяснения.
        - Чтобы сказать наверняка, нужно знать какой у них приказ, - ответил Дандамис.
        - Это напоминает мне картинки из летописей, которые нам показывали на уроках истории. Там с обеих сторон враждуют люди одного типажа в одинаковой амуниции и с одинаковыми знамёнами, - хмыкнул Тарас.
        - Приплыли. Так у вас, что гражданская война идёт? - уставился грозным взглядом на Дандамиса Степан.
        - Мелкие стычки бывают, но до войны насколько я знаю, никогда не доходило. Если только…, - и Дандамис замолчал.
        - Если только что? - зацепился Тарас.
        - Если только боги не находятся во вражде, - выдохнул Дандамис.
        - Это как? - вытаращил глаза Степан.
        - У богов иногда случаются недомолвки, - замялся Дандамис.
        - Ничего себе недомолвки. Какого размера эта конная армия? Да тут глобальный конфликт на лицо! - возмутился Степан.
        - Рассказывай всё! Что у вас тут за порядки! - грубо сказал Тарас.
        Дандамис, продолжая наблюдать за вереницей наполнившей дорогу сказал: - Нам надо идти. Мы теряем время. Пойдём через лес. По дороге, я вам попытаюсь объяснить, что к чему.
        Тарас нехотя согласился. А Степан спросил: - Мы не заплутаем?
        - Нет, мы вблизи Арктиза. Это крупный город на пересечении торговых путей. Так или иначе, мы на него выйдем. Все тропы ведут к нему в этой окрестности, - сказал Дандамис, скрываясь за деревьями.
        Ребята поспешили за ним. Дог бежал впереди, вынюхивая нужную дорогу. Но вдруг он остановился и заскулил. Дандамис спешился.
        - Здесь начинается топь. Придётся обойти болото, - констатировал Дандамис.
        Хлюпающие звуки стали раздаваться, когда группа углубилась в лес.
        - Такое ощущение, что мы не обходим болото, а идём через него. Пора вооружиться длинными палками, - сосредоточился Степан в поиске подходящего посоха.
        Далее свой путь они проделывали исключительно на ощупь. Сложнее всего было лошадям. Они еле умещались на обнаруженной Степаном тропинке. Не спеша. Шаг за шагом болото осталось позади. Тарас откинул посох, как только земля под ногами стала твердеть.
        - Я бы на твоём месте не торопился, - сказал Степан.
        - Да ладно, основная грязь пройдена. Зачем это ещё на себе тянуть, - улыбнулся Тарас, но тут эмоция страха пробежала по его лицу: - Меня засасывает.
        - Не дёргайся. Ложись на спину. Сейчас я подам тебе конец моего посоха и вытащу тебя, - ровным голосом сказал Степан.
        Держась за посох Степана, и хватаясь за кочки, Тарас выбрался из гиблого места. Дандамис ждал их с лошадьми у края болота.
        - Нужно сделать привал. Раздевайся, - сказал Дандамис.
        - Да ладно. Я в порядке! Идём дальше, - сконфузился Тарас.
        - Нужно проверить своё тело. Мало ли какие паразиты прицепиться могли, - согласился Степан с предложением Дандамиса.
        Тарас подскочил как ужаленный и начал срывать с себя одежду.
        - Там родник, иди, обмойся, - показал куда-то в сторону Дандамис.
        Тарас поспешил, издавая различные ойкающие звуки от соприкосновения с холодной ключевой водой. Степан затих. Он всматривался в неожиданно тихий лес.
        - Почему здесь так тихо? - спросил он.
        Дандамис стал прислушиваться вместе с ним.
        - Я не вижу причин, но я чувствую появившийся запах гари, - напрягся Дандамис.
        - Тарас, быстрее! Торфяник горит! - закричал Степан.
        Полуголый Тарас вскочил на коня. Тройка, возглавляемая догом, устремилась из леса. Они выскочили на опушку и обернулись. К счастью, находясь с наветренной стороны, они успели не надышаться дымом.
        - Как думаете, дорога уже пуста? Может, лучше будем выбираться отсюда? - спросил Степан.
        - Нам туда, - кивнул Дандамис в сторону дороги, и направил коня, не разбирая дороги.
        Дорога действительно опустела, оставив на себе следы многочисленного перехода от конной процессии.
        - Дандамис, я полагаю, теперь можно и напомнить, что ты нам обещал рассказать про войны ваших богов, - сказал, улыбаясь, Тарас.
        - Хорошо сказал. Войны богов. Говорят, когда хозяева дерутся, у их рабов чубы трещат. Так и у нас. Стоит одному богу сделать что-то для людей, как другой тут же или позавидует или обозлиться, что другому больший почёт перепал и станет искать пути как испортить радость от полученного удовольствия, - сказал Дандамис.
        - А разве боги так себя ведут? - усомнился Степан.
        - Человек сделан по образу и подобию божьему. В нас есть всё и любовь и ненависть, - ответил Дандамис.
        - Мы боремся всю нашу жизнь со страстями. И боги тоже? - недоверчиво спросил Тарас.
        - Каждый из нас имеет выбор, каким быть. Не боги принимают решение, а человек, какой поступок совершить. А если это бог войны, то конечно он наставляет человека на вражду. Да что человека и между богами козни устроить может, - сказал Дандамис.
        - Значит ваши боги, подвержены таким же слабостям, как и человек. Вместо того, чтобы разобраться с причиной вражды, они прислушиваются к тому, что им нашёптывают, - изумился Тарас.
        - Страшно подумать, что бог войны может нашептать, - передёрнул плечами Степан, представляя могучее божество, обладающее безграничным вероломством и хитростью.
        Тем временем стоя в белене огромного облака Катус примяукивая рассказывал мускулистому мужчине в кожаном одеянии с бесконечным количеством металлических вставок о том, что некие женщины ищут вещателей.
        - Арес, как только я услышал это, я сразу понял, что тебя заинтересует данная информация. Я отвлёк призванное сопровождение, запалив торфяник, и поспешил к тебе, - поклонился Катус.
        - Не будь я бог войны, если я не дознаюсь что задумали эти мелкие и наивные жрецы. Неужели они думают, что могут меня обойти, своими кознями. Да что они вообще знают о кознях! - громогласно расхохотался Арес, восседая на огромном чёрном крылатом коне.
        - Что прикажешь, - ещё ниже поклонился Катус.
        - Продолжай наблюдать. Узнаешь, что им нужно от вещателей, дай мне знать. Только не ищи меня больше через грифонов. Возьми эту свирель и начни играть на ней. Едва коснёшься, и я явлюсь, - сказал Арес и взмыл в небо.
        ГЛАВА 9
        У самого города путников ждало непредвиденное обстоятельство. Сократив путь по узкой извилистой дороге, они выехали прямо на десяток вооруженных людей лихого вида, без сомнения говорившего, что перед ними разбойники.
        - А ну слезайте с коней! - потребовал один из них.
        Степан выехал вперёд и растянуто сказал: - На первый раз прощаем. А на будущее знайте. Мы с Центровым дело имеем. Он нас крышует.
        - Да, что с них взять, три коня только, да и то измотанные быстро не сбыть, - не обращая внимания, на слова Степана отозвался другой разбойник.
        - Мы посланники жрецов, - выставив руку вперёд, сказал Дандамис.
        - Прекрасно! выворачивайте карманы. У высшего сословия деньжата водятся! - стал потирать руки один из разбойников.
        - Ты что забыл, что у этих из имущества только одежда. Они же духом богаты, - загоготал сосед говорящего.
        Тот недоверчиво всмотрелся на путников и сказал: - Может, и не разживёмся, но лошадок себе оставим, пригодятся.
        - Видимо они не понимают, что ты их крышей своей напугал, - прошептал Тарас Степану.
        - Не боись! Идём на понт, - тихо ответил Степан и, пришпорив коня так, что тот встал на дыбы, прокричал: - Ладно, поздоровались и будет. Некогда нам. Посторонись!
        Расчёт был на то, что пешие разбегутся. Но не тут-то было. Разбойники схватили лошадей под уздцы и скинули всадников в два счёта.
        Катус не стал больше ждать и закричал своим собратьям: - Налетай на них! Защекочем!
        Что тут началось. Всё смешалось. Куча хохочущих людей, которые не могли встать с земли крутились волчками в дорожной пыли.
        Дандамис помог подняться ребятам и скомандовал: - Быстрее, пока они не выбрались!
        Тройка конников понеслась в город, оставляя позади раскаты хохота и криков.
        - Борзые тут разбойнички, однако. У них видимо, не принято к авторитетам прислушиваться? - сказал Степан, оглядываясь.
        - Они, похоже, сами себе авторитет, - ответил Тарас.
        - В жизни ни кто и никогда не знает, кто есть истинный друг, а кто истинный враг. Окажешься с такими вот бок о бок, они за тебя биться будут, до тех пока видят в этом нужду и это честнее будет, чем, если кто-то клянётся в верности, а потом придаёт, - мрачно сказал Дандамис.
        - У тебя был такой опыт? - полюбопытствовал Степан.
        - К сожалению был. Родной брат переметнулся к более могущественному князю, не захотел вместе со мной у молодого и не опытного военачальника служить. А до того как его монетами переманили, поклялся в верности. Вся семья теперь имеет пятно клятвопреступления, - чёрство сказал Дандамис.
        - Ты стыдишься его? - спросил Тарас.
        - Я не могу стыдиться родного брата. Он всё равно мне родня, чтобы он не натворил. А вот его поступок осуждаю, - ответил Дандамис.
        - А что тут такого? Он же не тебя лично предал? - спросил Степан.
        - По его поступку обо всей моей семье судить можно. Честь дело хрупкое. Оступиться и запятнать легко. А вот отмыться невозможно, - отрезал Дандамис.
        - А сколько нам ещё ехать? - вставил Тарас, стараясь снизить накал разговора.
        - Прибыли. Вон там гостевой дом жреческого сословия. Ждите здесь, - сказал Дандамис и поскакал вперёд к высокому каменному зданию с колоннами.
        - Ну, ты даёшь? Кто тебя надоумил так о предательстве рассуждать? - попытался пошутить Тарас.
        - Ни кто. Это моё мнение. Я считаю, что надо выбирать, где лучше условия. Это как приходишь на работу и подписываешь трудовой контракт. В каждом договоре есть пункт про расторжение. Не понравилось, разошлись. Нашёл новую работу, - ответил Степан немного с обидой за то, что Тарас заставляет его оправдываться.
        - Но он же говорит не о коммерческом соглашении. А о присяге на верность! - возмутился Тарас.
        - Это одно и то же. В войне за ресурсы богатеи могут предложить больше. Так почему бы и не продаться дороже, если обладаешь нужными качествами, - сказал Степан, продемонстрировав огромные бицепсы.
        - Играть мускулами ты горазд, а вот подумать головой, видимо не хочешь. Эти богатеи, таких как ты, меняют пачками одних на других. А когда в воинское братство вступаешь, то это навсегда. Бывших офицеров не бывает, слышал? - изумился Тарас.
        - Слышал, слышал. Только трактуют это по-разному, - огрызнулся Степан и немного отъехал в сторону, прекратив неприятный для себя разговор.
        «Вот это напарник достался. Это же, за какие грехи мне это?» - раздумывал Тарас, вглядываясь на широкие ступени гостевого дома, на которых появились две разного роста женщины в белых объёмных юбках.
        На ногах их поблескивали золотистые сандалии. Верх одежды составляли белые рубахи плотно расшитые красными нитями. На головах красовались остроконечные красные капюшоны, по типу башлыков, длинные концы которых развевались на ветру. Неожиданно сердце Тараса забилось сильнее. В маленькой хрупкой фигуре он узнал Веронику. Его лицо озарилось улыбкой, на которую он был только способен.
        - Чего лыбишься? - буркнул Степан.
        - Нам не надо расставаться с Дандамисом, нам не надо ехать в Монтибус. Смотри! - воскликнул Тарас.
        - Это кто? Вероника? Ничего себе, какая красотка. Как это я её раньше не рассмотрел? - присвистнул Степан, запустив стрелу ревности в сердце Тараса.
        - Маленькая она ещё, помнишь? - постарался держать себя в руках Тарас.
        - Ага, - хмыкнул Степан.
        Но тут к ступеням поехал экипаж, запряжённый четвёркой лошадей. Двое, стоявших на ступенях мужчин одетых как монахи, скрутили Дандамису руки, ещё двое затолкали женщин в фаэтон и умчались прочь. Всё произошло настолько быстро, что ребята лишь успели пришпорить коней. Монахи разбежались. Дандамис был без сознания. На белой рубахе виднелись следы крови, струи которой хлестали по каменным ступеням. Тарас со Степаном пытались оказать помощь, но в считанные секунды Дандамис скончался. Его дог жалобно заскулил. Ребята, перепачканные кровью, увидели, как за поворотом скрылся фаэтон, а вокруг них начала собирается толпа зевак, но ни кто не предлагал им свою помощь.
        И вот сквозь зевак просочились якши.
        - Ого! Нам достанется! Не уберегли! - ощетинился Порко.
        - Я вызову Ареса! - сказал Катус, доставая свирель.
        При первых трогательных нежных звуках свирели небо почернело. Толпа тут же разбежалась в разные стороны, предвидя ненастье. Показался крылатый конь Ареса. Жгучий взгляд охватил развернувшуюся под ним картину. Бог войны сразу всё понял. Арес сбросил Катусу крошечный металлический сосуд, и затем взмыл обратно в небо. Катус подскочил к бездыханно телу и опорожнил в него содержимое. Дандамис закашлялся, открывая глаза.
        - Теперь ты служишь Аресу, - кланяясь, шепотом сказал Катус.
        - Нам нужно найти Аргу и Веронику! - прохрипел, вскакивая на коня Дандамис. Якши, попрыгали на грифона и полетели резко вверх, в надежде обнаружить нападавших.
        - Мы с тобой! - крикнул Тарас.
        Ребята предпочли промолчать о том чуде, свидетелями которого они только что стали. Мозг судорожно блокировал любые рассуждения, предлагая заняться тем, что они понимали. «Женщины в беде, их надо спасти!» - это единственная мысль, которая пульсировала в их головах.
        Спустя час упорной скачки в указанном якши направлении Дандамис с Тарасом и Степном достиг порта, расположившегося в месте впадения нескольких рек в море. Искомый фаэтон стоял на пристани, с которой недавно отплыл корабль. В нём было пусто, не считая изумлённого кучера, который лишь сказал, что ему хорошо заплатили за быструю езду.
        - И что теперь? - негодовал Тарас.
        - Надо нанять корабль и плыть за ними, пока корабль не скрылся за горизонтом, - сказал Дандамис.
        - А где мы возьмём столько денег? - заламывая руки, спросил Тарас.
        - Я узнаю на пристани, куда они отплыли. Продам наших коней, и если не удастся наняться на попутный корабль, то купим парусник и поплывём за ними, - сказал Дандамис.
        Ни одна перспектива не понравилась ребятам, но делать было нечего. Они спешились, и стали ждать своей участи.
        ГЛАВА 10
        В вязком воздухе слышалось поскрипывание старого рыбацкого судёнышка. Отец преклонного возраста с сыном за скромную плату согласились подбросить троих путников с собакой до соседнего порта. Якши остались на берегу, ожидая, когда грифон перевезёт их при благоприятном раскладе дела.
        - Будет буря, зря я тебя послушался, - сказал отец сыну.
        - Отец, я всего лишь хотел заработать для семьи. Уловы стали скуднее. Боги не отзываются на наши молитвы, - поник паренёк.
        - И давно боги молчат? - заинтересовался Дандамис.
        - С прошлого лета, - ответил рыбак.
        - Знаете причину? - стараясь не выдавать беспокойство, спросил Дандамис.
        - Откуда мне знать. А вот в народе говорят, что передел у них там владений идёт,
        указывая пальцем на небо, сказал старик.
        - Нам это что-то даёт? - шепнул Тарас Дандамису.
        - Передел влияния на пантеоне богов затрагивает всех. Не вовлечённых не будет. И мелкие божки и якши все притихли. Их не позовут за стол переговоров. Поэтому они из всех сил стараются быть полезными крупным игрокам, то тщетно. Только как разменная монета пойдут или чтобы докучать кому-то, их пригладят. Арга успела сказать, что их с Вероникой отправили к вещателям для того, чтобы они устроили им встречу с богиней Апи. А это подтверждает слова старика. Если сами жрецы не могут услышать богов, то, что делать простым смертным? - сказал Дандамис.
        - Значит, Веронику с Аргой похитить могли как приспешники богов, так и любая третья сторона. То есть те, которым не выгодно, чтобы встреча с Апи состоялась. А что твои якши? Им можно доверять? - стал размышлять Тарас.
        Степан внимательно вслушиваясь в диалог, спросил: - Сам же Катуса подозреваешь в лицемерии, зачем спрашивать о доверии?
        Дандамис посмотрел внимательно на обоих ребят и примеряющим тоном сказал: - Якши сами по себе. Они могут приглядывать за мной как поручению всех богов, так и просто так по собственной инициативе, чтобы ответить было что, если спросят.
        - Дандамис, мы конечно здесь мало, что понимаем, но ты нас за дурачков не держи. Катус тебя оживил тем, что дал ему грозный мужик на крылатом коне. На такое способны только боги или я не прав? - неожиданно грубо сказал Степан.
        - Он прав, ты ничего не хочешь нам рассказать? - более вежливо, но тем же тоном спросил Тарас.
        - Вы всё видели. Решение принимал не я. Я не просил. Но я могу воспользоваться, чтобы помочь любимой женщине и вам. Такие дары боги могут забирать так же легко, как их раздают. Я ещё не знаю цену этому подарку, - сказал Дандамис, потирая рукой место, где ещё недавно была ножевая рана.
        - Но можем ли мы теперь тебе доверять? - словно хлестнул кнутом, спросил Тарас.
        - У вас есть другой выбор? - скривился в натянутой улыбке Дандамис.
        - Пока нет, - выдохнул Тарас.
        - Доверяйте своему чутью. Арес бог войны, который вновь вдохнул в меня жизнь, может мной повелевать. А могу ли я ослушаться, я пока не знаю, - вглядываясь в грозовые облака, сказал Дандамис.
        Буря затягивала в пучину. Лодку швыряло из стороны в сторону как щепку. Рыбаки старались обойти грозовой фронт, но он всё-таки их зацепил. Миновав ненастье, путешественники снова увидели яркое солнце на чистом небосводе, как будто никаких грозовых облаков и не было.
        - Смотрите! Смотрите! Там люди! - закричал паренёк.
        - Кому-то не удалось спастись от непогоды, - сказал старый рыбак, направляя лодку к потерпевшим кораблекрушение.
        На досках держалось двое матросов. Они поведали, о том, что капитан, стараясь обогнать бурю, привёл корабль в самое сердце шторма. Они наскочили на мель, после чего корабль разломился. Одна часть осталось торчать на крошечном скалистом островке. А другую разметало по морю. Расспрашивая моряков Дандамис выяснил, что это был тот самый корабль, за которым они гнались.
        Отчаяние охватило Тараса. «Неужели всё потеряно. Неужели я её больше не увижу» - думал он.
        Крепкая рука сжала его плечо, когда Тарас пытался скрыть слезы, вглядываясь в горизонт. - Они живы, я это чувствую, - сказал Дандамис.
        Почти сутки они ждали, пока буря закончит своё безумство, чтобы подойти к каменистому островку. Молнии ещё сверкали по соседству, когда мужчины обыскивали остров.
        - Им кто-то помог, останки корабля повсюду, но нет вещей и людей ни живых, ни мёртвых, - сказал один из матросов.
        - Куда они могли направиться? - спросил Дандамис.
        - Конечно же в Портум. Это ближайший городок на побережье. От него глубже на материк лежит город Танабрис. Это колыбель вещателей. Они уже как полгода туда стекаются со всех частей света, - ответил матрос.
        - Вот как? А зачем? - спросил Дандамис.
        - А кто его знает. Мы их только переправляли, - пожал плечами матрос.
        - Мы сейчас тоже в Портум отправимся. Ремонт нужен, а потом обратно, - сказал старый рыбак.
        - Вот там то мы и сойдём, - кивнул Дандамис.
        - Думаешь Арга с Вероникой в Танабрисе? - воодушевился Тарас.
        - Арга будет стараться выполнить задание жрецов. Уверен, что она туда путь держит, - ответил Дандамис.
        - Надеюсь, у них есть на это силы, - глубоко выдохнув, сказал Тарас.
        От Портума до Танабриса они добрались пешком. Городки почти срослись между собой, образуя вытянутое по форме поселение, которое расположилось по обоим берегам быстротечной реки.
        - А почему вещатели выбрали это место? - спросил Степан, озираясь по утопающему в зелени деревенскому пейзажу.
        - Здесь когда-то стоял древний город. Многие дома построены на его фундаменте. Вещателям нужно много белой или как они говорят чистой энергии, а где её взять как не на месте с особой аурой. Это же не торговый узел, где люди пытаются выгодно купить и выгодно продать, - пояснил Дандамис.
        - А как мы их найдём? - спросил Тарас.
        - Нас не надо искать, мы сами разыскиваем тех, кого должны, - услышали путники старческий голос.
        Дог закрутил головой. Он порывался лаять, но ни как не мог вычислить источник звука.
        - Это кто говорит? - встав посередине дороги, спросил Дандамис.
        - Профитам. Моё имя Профитам, - сказал безбородый старец, в чёрных длинных одеждах выходя из-за толстого ствола дерева.
        - Как его только ноги носят? - уставился Степан на старика.
        - Пока справляются, - усмехнулся Профитам.
        Степан покраснел, а Тарас хихикнул: - Зато со слухом полный порядок.
        - Я давно уже вас дожидаюсь. По моим расчётам вы должны были появиться значительно раньше, что же вас отвлекло? - говоря, словно сам с собой сказал Профитам.
        - Вот мы здесь, что ты хочешь нам поведать, - спросил Дандамис.
        - Женщины, за которыми вы пришли уже узнали, что хотели. Они в домике одном, здесь недалеко. Я провожу вас, - сказал вещатель.
        - Профитам, а ты знаешь, куда они дальше путь держать должны? - сказал Дандамис.
        - Они вам сами всё расскажут. Но чтобы оседлать хоть немного твоё любопытство я скажу следующее - встреча с Апи пройдёт в саду, в том самом, где они сейчас угощаются местными кушаньями, - посмеиваясь, сказал Профитам.
        ГЛАВА 11
        Сад одного доброго человека впустившего к себе на постой вещателей выглядел оживленно. Тут и там за трапезой в высокой траве расположились люди, которые жили не сегодняшним днём, а завтрашнем, а то и далеким будущем. Вероника выбежала к ребятам, порхая бабочкой. Она улыбалась обоим, но взгляды, которые она бросала в сторону Тараса, дали чётко понять Степану, что шансов у него нет. Не желая слушать их наполненный наивными вздохами разговор, он отправился к столу, где можно было нормально поесть. За несколько дней пути полного невзгод изголодавшийся молодой организм, питавшийся одними сушёными грибами и попадающимися редкими ягодами, а затем только рыбным супом, который нельзя было даже ухой назвать, требовал мяса. Расположившись между сырными тарелками и печёными караваями, с глубокой миской наваристого супа типа шулюма Степан погрузился в свои безрадостные раздумья.
        - Что так не весел сынок? - спросил его преклонного вида вещатель, подошедший за сыром.
        Степан, не желая показывать истинных эмоций, попытался отшутиться: - Вам показалось. Еда просто чудо. Кажется, за всю жизнь ещё такой вкусной не пробовал.
        - Не расстраивайся. Однажды твой стол будет ломиться от разных яств, и самые прекрасные женщины будут хотеть, чтобы ты обратил на них внимание. Тебя ждёт военная карьера, где ты достигнешь не мыслимых высот! - словно в трансе вымолвил старик и, забрав часть головки сыра, покинул одновременно окрылённого и смущённого Степана.
        Вечером, когда сад опустел, он выглядел весьма не привлекательно. Помятая посетителями трава создавала картину заброшенности. Хозяин любил свой сад, он не скашивал траву ни потому, что не ухаживал за палисадником, а потому что травы, которые здесь колосились, были пряными или целебными. Скошенная была лишь сорная трава. Но как хозяин не старался уберечь свои растения, от большого количества гостей многие из тех, которые он обычно бережно сушил и продавал на рынке, пришли в негодность.
        - Надо было тебе столько народу сегодня сюда позвать? - бранила его жена.
        - Тише, тише, справимся. Это не горе, - ответил супруг, уводя жену, разглядев, что один из уголков сада ещё обитаем.
        Арга и Вероника встретили белокурую девчушку лет семи. Она поманила их рукой, увлекая в глубину каких-то кустарников, росших у ограды и создававших укромное местечко.
        - Она может быть от Апи, - прошептала Арга, устремившись за ребёнком.
        Вероника шла рядом, высматривая богиню, изображение которой она видела на амулете Дандамиса. Но той нигде не было видно. Она стала руками раздвигать ветки и ойкнула от того, что какое-то насекомое впилось жалом ей в палец. Превозмогая боль, Вероника зажала палец в одном из длинных концов капюшона. Она прилагала усилие, чтобы не расплакаться, жгучая боль давала о себе знать не переставая.
        Оказавшись посреди кустарников, девочка остановилась, и промолвила: - Вы хотели лицезреть Апи. Я вас слушаю.
        Образ этого юного ангела ни как не вязался с образом прародительницы богини-матери. Лицо Вероники вытянулось от изумления.
        - Как я могу понять, что сама богиня Апи говорит через тебя? - аккуратно спросила Арга.
        - Просто верь мне, - сказала девочка, проведя рукой над скошенной травой, которая тут же заколосилась буйным цветом.
        Вероника чуть не подпрыгнула, увидев такое чудо. Она хлопнула в ладоши, от чего пострадавший палец нестерпимо заболел. Мука не могла не отразиться на её лице. Девочка заметила произошедшую перемену. Она подошла, взяла руку Вероники. Затем подула на распухший палец. Не успела Вероника моргнуть, как укуса словно и не бывало.
        - Я думаю, доказательств более чем достаточно. Прости нас, за наши сомнения. Вопрос вот в чём. Боги перестали общаться с людьми. Даже жрецам не удаётся с ними поговорить. Монтибус обеспокоен. Можем ли мы сослужить службу, которая вернёт к нам расположение тебя досточтимая Апи? - сказала Арга, став на одно колено.
        - Вот уже почти год как бог войны Арес поймал богов в свою коварную ловушку. Он сказал, что сделал для нас подарок - Коридор Истины, изготовив в одном кратере вулкана особые зеркала. Единожды взглянув в него человек, испытывая стыд, рассказывает в течение часа всем кого встретил на своём пути о том, как и когда он их обманул. Если мы захотим, то сможем устраивать провинившимся такой суд. Арес пригласил всех без исключения богов, чтобы продемонстрировать этот зеркальный дар. Но как оказалось, боги тоже устыдились. За час откровений жерло вулкана уже кипело страстями. Но так как зеркала были рядом, а боги за свою долгую жизнь в бессмертии успели по отношению друг к другу не единожды побывать в противостоянии, они погрязли в своей исповеди. Но самое страшное, пока мы пребываем в таком состоянии мы не слышим молитв. Самые усердные последователи продолжают молиться, и это поддерживает нашу жизненную энергию. Но большая часть людей, уже возомнила себе, что и без богов может жить. Наиболее влиятельные собирают отряды, и расширяют владения, как разбойники, видя, что нет наказания за их дела. Равновесие
колеблется. На хрупком острие идёт битва за новую эру. Будет ли это война ради войны под предводительством Ареса, который, как обычно, будет поддерживать обе стороны конфликта, неизвестно. Если боги смогут простить друг другу свои старые грешки, то объединившись, снимут заклятие. Но пока всё старо как мир. Тщеславие губит всех. Ни один не готов признать, что он в чём-то был хуже, - с полными глазами слёз сказала девочка.
        - А что ты? Почему ты это не остановишь? - выпалила Вероника, и, осознав свою дерзость, прикрыла рот ладонью.
        Девочка грустно улыбнулась: - Я лишь часть ипостаси богини Апи. Мне нечего тебе ответить.
        - Приказывай и мы выполним, - склонила голову Арга.
        - Арес, единственный кто знает, как остановить всё это. Найдите его. Узнайте его цену и сделайте то, что он захочет, - сказала девчушка и растаяла в воздухе как весеннее облачко.
        - Я думала, что мы уже все проблемные вопросы решили, а как выяснилось, это было только начало, - охнула Вероника.
        - Это наша миссия и мы её выполним, - твёрдо заявила Арга.
        - Мне бы твою уверенность, - поникла Вероника, но вдруг вскинула голову и сказала: - Знаешь, а мне кажется, я знаю, с чего можно начать. Те, кто нас похитили заодно с Аресом. Или только играют ему на руку. Если выйти на них, то мы сможем узнать, что именно затевает этот кровожадный божок войны.
        - Как сказали вещатели, ты неслучайно попала к нам. Они убедили меня прислушиваться к твоим словам. Значит, мы поступим именно так, как ты говоришь, - торжественно кивнула Арга.
        - Ой, Самсон! Ты откуда здесь? - воскликнула Вероника, увидев появившегося дога Дандамиса.
        - Хозяин отправил нас найти, - смягчилась в голосе Арга и спросила, - А почему Самсон?
        - Был такой ветхозаветный герой, обладающий невероятной силой. Когда я увидела его чёрное мускулистое тело, я так его и стала звать, - мило улыбнулась Вероника.
        - Ты такая взрослая и такой ребёнок одновременно, - засмеялась Арга.
        Они не заметили того, что Самсон грозно смотрел на заросли мяты, стараясь уловить посторонний запах. Но мята отбила ароматы исходивший от Катуса, который, уже держа наготове свирель, бежал со всех ног с докладом к своему хозяину.
        ГЛАВА 12
        Арга и Вероника поспешили найти мужчин. Им было что обсудить. Полученная информация в корне меняла представление о происходящем.
        Выслушав Веронику Тарас, ужаснулся: - Сами того не замечая боги будят вулкан! Они своим шумом и вибрацией могут расшатать вулканическую пробку и вызвать извержение!
        - Мы должны их спасти! - воскликнула Вероника.
        - Я узнал, что войска различных княжеств стягивают на северные горные хребты. Любая армия это вырубка леса, костры и вибрация от передвижения, - нахмурился Степан.
        - Дандамис, ты можешь вычислить гору, в которой заперты боги? - спросил Тарас.
        - Горные хребты на севере имеют высокий снежный покров. Любая гора может быть спящим вулканом, - растерянно ответил Дандамис.
        - А где сосредоточение войск? - спросила Арга.
        - Мне нравиться ход твоих мыслей. Он сужает район поиска! - обрадовался Дандамис.
        - А ты уже поведал Арге, что Арес тебя оживил и в любой момент попросит отплатить долг? На чьей ты стороне тогда будешь? - спросил Степан.
        Какое-то время все пребывали в звенящей тишине. Потенциальное предательство со стороны Дандамиса повисло в воздухе.
        - Степан прав, мы должны хладнокровно рассуждать. Дандамис, прошу тебя, погуляй пока в саду. А мы закончим обсуждение. Ты по-прежнему будешь рядом с нами, но тебе не нужно знать всего, - предложил Тарас.
        - Я не верю, что он сможет предать. Дандамис предпочтёт смерть, - выступила вперёд Арга.
        - Я понимаю твои чувства, но это ставит под удар всех остальных. Мы здесь чужие. Давайте мы вообще тогда уйдем, и разбирайтесь сами со своими богами. Зачем вы нас сюда притащили?! - вспылил Степан.
        - Степан, в каждом твоём слове правда, но я пообещала, что помогу. Поэтому я останусь, - сказала Вероника.
        - Я и не предлагаю их бросать. Я лишь хочу нас защитить! - воскликнул Степан.
        - Я предлагаю сделать перерыв в обсуждении. После ужина продолжим, возможно, появятся свежие мысли, а пока у нас тупик, - сыграл миротворческую роль Тарас.
        Они разбрелись по саду. Якши нигде не было видно. Самсон крутился рядом с Вероникой, принося ей палку, которую она, хохоча, забрасывала подальше. Тарас перекидывался словами со Степаном, а Арга с Дандамисом прогуливались по внешней стороне ограды. После ужина новых идей не было, поэтому обсуждение было принято начать тогда, когда будет о чём говорить. Каждый должен был представить свой вариант плана.
        Арес внимательно выслушал Катуса в оливковой роще неподалёку от города.
        - Повременим пока со встречей. Я подумаю, как это мне может пригодиться, - ухмыльнулся он, потрепав Катуса за ухом.
        Катус ни кому не позволил бы такой фамильярности. Но в этом случае стерпел.
        Катус вернулся и застал картину, которая его удивила. Казалось, никого не заботило, то, что они узнали от Апи. Её рыцари благополучно предавались отдыху и веселью. Катус подошёл к Веронике, которая всё ещё играла с собакой.
        Вероника мило улыбнулась и спросила: - Можно я тебя поглажу? Ты такой славный.
        У Катуса всё защемило внутри. С ним так давно не обращались ласково. Он нежно мяукнул и подставил свою голову.
        - Какой ты хороший. Коты всегда были друзьями людям. Их даже в дом, где собираются жить, первыми впускали, чтобы те злых духов выгнали. В православии коты и кошки никогда не подвергались гонениям, так как считаются чистыми или даже благочестивым животными. В нашем храме котик живёт, но к алтарю мы его конечно не пускаем. Есть легенда, что кошка согрела младенца Иисуса, когда он замерзал в яслях. А в другой легенде кошка поймала мышь, которая по научению дьявола пыталась прогрызть дыру в Ноевом ковчеге, поэтому кошки попадают в рай после смерти. И у котов есть также свой покровитель святой Василий, - щебетала Вероника, массируя голову Катусу, который всё больше проникался к ней любовью.
        Арга снова и снова проговаривала с Дандамисом угрозу, нависшую над их миром: - Арес задумал избавиться от других богов. Хочет править один. Этого ни как нельзя допустить. Жизнь это самое ценное, что есть у человека. Но и у богов нет большей, чем это ценности. Их бессмертие заключается в предвидении опасностей и их избегании. А сейчас они как слепые котята. Просто погрязли в собственной значимости и не видят того что становиться жарко.
        - Они же не чувствуют ни жара ни холода, - согласился Дандамис.
        - Что я могу предложить богу войны, чтобы он меня послушал? Да ничего! - сокрушалась Арга.
        - Волчья тропа порой может быть преодолена только хитростью. Раненый или молодой волк не будет напрямую нападать на более сильного противника, - ответил Дандамис.
        - Ты думаешь, мы можем обставить коварство Ареса? - уставилась Арга, не мигая.
        Дандамис выдержал её взгляд и сказал: - Любого зверя можно поймать в ловушку. У каждого есть слабые места.
        - У тебя есть решение?! Я тебя слушаю! - очаровательно улыбнулась Арга.
        Дандамис сел к ней поближе и прошептал свой план.
        - Важно сохранить в тайне нашу задумку, - хитро улыбаясь, сказала Арга, когда Дандамис поделился с ней своими мыслями.
        - Я согласен, что это должна быть тайна, но не от этой тройки из другого мира. Они на нашей стороне, - кивнул Дандамис.
        Сверка идей прошла без преткновений, после которой первым было определено разделиться. Дандамиса, как ненадёжного отправляли домой, а Арга и Вероника в сопровождении Тараса и Степана возвращались в Монтибус. По пути ребята должны были позволить произойти похищению, если таковое снова состоится, и определить, проследив, что это за такая заинтересованная сторона и принимает ли она участие в сговоре с Аресом.
        Катус не слышал о чём они беседовали, поскольку убаюканный Вероникой заснул на мягкой садовой качели. Он проснулся от того, что его будила Вероника с вопросом: - Ты с нами пойдёшь или с Дандамисом?
        Это было трудное решение. Катус понимал, что ему нужны все, но он не мог разорваться. Своим не слишком умным товарищам, которым вместе с грифоном понравилось жить в городе вещателей, он также не мог довериться. Пришлось сделать выбор. И, конечно же, он пал на Веронику.
        «Дандамис, так или иначе, уже во власти Ареса, а вот эти женщины, отправляются к жрецам, которые мало ли что могут придумать» - размышлял Катус.
        Утром группа разошлась в противоположные стороны. В этот раз без морской части пути. Дандамис вместе со своим догом попутным почтовым фаэтоном отправился на юго-восток. А остальные на отдельном крытом фаэтоне, запряжённым тройкой лошадей поспешили на север. Это был подарок от местного жречества, которое получив особые указания вещателей, снарядили их в дорогу, обеспечив всем необходимым, чтобы преодолеть и равнину и подняться в заснеженные горы Монтибуса.
        ГЛАВА 13
        Первоначально живописные, а затем ставшие унылыми пейзажи сменяли один за другим. Проезжий тракт был наводнён различными фаэтонами везущими товары. С одной стороны это замедляло ход, а с другой давало надежду на более или менее безопасное путешествие
        - Если дело так пойдёт и дальше, то те, кто на вас напал, снова себя не проявят, - задумчиво сказал Степан.
        - А может они где-то рядом, давайте дадим им шанс? - подмигнул Тарас.
        - Давай попробуем что-нибудь придумать, - закивал головой Степан.
        - А что вам надо, может быть вы меня просветите, и я вам пригожусь? - спросил Катус, расплывшись в улыбке своей кошачьей мордой.
        Ребята переглянулись и по молчаливому согласию ввели Катуса в курс дела.
        - Ты понимаешь, если те, кому нужны Вероника с Аргой, проявятся под нашим контролем, мы сможем быть на шаг впереди, - закончил повествование Степан.
        - А вы уверены, что сила, которой вы намереваетесь управлять вам по плечу? Я бы не играл в кошки-мышки с тем, кого не знаю, - усомнился в успешности задумки Катус.
        - Это опасно. Мы понимаем риск. Но боятся каждой тени, это тоже не дело. Мы отойдём немного с основной дороги и устроим привал, изобразив, что нам надо починить колесо фаэтона. Они непременно себя проявят. Будет ли это разбойное нападение или предложение помощи не известно, но таким образом они будут у нас на виду. Как говориться - Держи друга близко к себе, а врагов ещё ближе, - пояснил Тарас.
        - Если суждено погибнуть, то пусть это будет в бою, а не под покровом ночи из-за спины, - нахохлился Степан, озираясь тяжёлым взглядом исподлобья.
        - Ну как хотите. Я буду рядом и помогу чем смогу, - ответил Катус, поигрывая свирелью в руках.
        - Хоть бы сыграл нам что ли? - спросил Тарас.
        Катус быстро засунул свирель за пазуху и сказал: - Это так, маленькая копия настоящей свирели. На ней особо не поиграешь.
        - А может ты песни, какие знаешь? - спросил Степан.
        - О превеликое множество и если вам так хочется развеять скуку, то я готов петь с ночи до утра! - воскликнул Катус.
        - Здорово! Но лучше с утра до ночи. По ночам я предпочитаю спать, - хохотнул Степан.
        Репертуар Катуса действительно был широк. Благодаря его песням Тарас и Степан почерпнули для себя много нового о том мире, куда они попали.
        Бескрайние равнины, сменялись такими же бескрайними лесами. И вот ближе к полудню Степан резко притормозил у обочины. Вероника и Арга, не знавшие их задумки испугались. Для проезжающих мимо дорожный инцидент выглядел очень натурально. Отъехав в ближайший лесок, в пределах видимости дороги, но так, чтобы расположиться в тени, путники давали понять, что собираются сделать не кратковременную остановку. Через какое-то время они заметили один фаэтон с лиловым покрытием, который курсировал взад-вперёд.
        - По-моему, это те, кого мы ждём, - улыбнулся Степан.
        - Я тоже за ними наблюдаю. Такое ощущение, что они ездят от того холма, скрываясь за поворотом, а потом разворачиваются и едут к вон той роще, где также разворачиваются. По всему видно, что они наблюдают за нами, ожидая, когда мы продолжим свой путь, - сказал Тарас.
        - Давайте им поможем, - засмеялась Арга.
        - Каким образом? - поднял на неё голову, сидящий рядом с колесом Степан.
        - Идите и тормозите проезжающих, прося помощи в починке, - ответила Арга.
        - Ага, я пошёл, - сказал Тарас и помчался по тропинке к дороге.
        - Вот вы здорово придумали! А мне что делать, действительно колесо сломать? - заворчал Степан.
        - Не надо! - замахала руками Вероника: - Мы лучше скажем, что ты сам справился, что у тебя руки золотые!
        - А тогда ладно, - в довольной улыбке растянулся Степан.
        - Смотрите, лиловый фаэтон остановился. Они о чём-то беседуют. Ух-ты! Тарас сел к ним, и они едут сюда! - занервничала Вероника.
        - Вставай, я помогу тебе помыть руки, - подсказала Арга Степану, дополнив картину только что завершённого ремонта.
        В фаэтоне было двое молодых мужчин, одетых как воины.
        - Как ты уже справился? - изобразил искреннее удивление Тарас.
        - Да там камешек попал, поэтому и заскрипело, - соврал Степан.
        - Может лучше проверить, вдруг, что ещё не так? Видно, что вы новички на дороге, - спросил один из воинов, выходя из фаэтона.
        - Мы вам будем очень благодарны, - сказала Вероника.
        Мужчина обошёл кругом и заявил: - У вас заднюю ось повело. Нужно разобрать и выровнять. Иначе далеко не уедете.
        - Спасибо большое, - кивнул Степан, а Тарас спросил: - А вы можете нам в этом помочь?
        - Мадий, а мы по своим делам успеем? - спросил второй мужчина, не покидая фаэтона.
        - Арсак, мы уже здесь, если ты поможешь мне, то всё успеем, - ответил Мадий.
        В их пристальных взглядах читалось что-то ещё. Едва уловимое чувство беспокойство стало охватывать Тараса.
        «Надеюсь, мы на верном пути и эти парни не собираются сломать нам фаэтон и удрать с Вероникой и Аргой» - пронеслось в его голове.
        Степан, видимо подумавший о том же самом, сказал: - А сколько займёт ремонт? Может, мы действительно вас не будем обременять и как-нибудь доедем до ближайшего населённого пункта и там всё сами порешаем.
        Арсак выпрыгнул из лилового фаэтона и подскочил к Мадию. Они вместе прошлись кругом, осматривая проблемную ось.
        - Может быстро получиться, а может и затянется. Пока не разберёшь не понятно. Но так ехать однозначно нельзя. На первой кочке встанете, - сказал Арсак, засучивая рукава.
        Катус подошёл к Веронике и прошептал ей на ухо: - Они сейчас попытаются вас увезти силой, сломав фаэтон. Идите в лес с Аргой как будто за ягодами. Это сорвёт их план.
        - Ну, раз у вас тут всё надолго, то мы пока ягодки пособираем, - крикнула Вероника, быстро увлекая за собой Аргу.
        Арсак и Мадий оба поджали губы, но ничего не сказали. Они молча стали снимать колёса. Степан и Тарас работали вместе с ними и увидели, что ось действительно немного повело.
        «Вот как! А может нам показалось и это обычные путники, оказывающие помощь?» - подумал Степан и тут же отбросил эту мысль. Интуиция подсказывала ему, что нужно быть начеку.
        Тарас успел изучить лиловый фаэтон. Ничего не обычного он там не увидел. Единственное, что его насторожило, что оба воина не снимая оружия, занимались восстановлением оси. А это говорило о том, что они в любой момент готовы к бою. Ремонт проходил в гнетущем молчании. Наконец они устранили дефект.
        - Вам всё равно надо обратиться к мастеру. Ваш экипаж может не справиться с имеющейся нагрузкой, - посоветовал Мадий.
        - А сейчас нам пора. Если хотите, мы можем сопроводить вас до ближайшего городка, взяв ваших женщин к себе, а вы будете ехать следом, - предложил Арзак.
        Неприятный холодок пробежал по спине у Тараса. Он ни как не мог позволить себе такого расклад.
        - А может я и Катус с вами поедут, они потяжелее будут? - предложил Степан, отчего Тарас выдохнул с облегчением.
        - Как хотите, только быстрее, - кивнул Мадий.
        Катус помчался за Аргой с Вероникой. Они ушли не далеко и действительно собирали ягоды, стараясь справиться с волнением от предстоящего похищения.
        Оба фаэтона покинули лесок и выехали набольшую дорогу. Экипаж заметно ехал легче.
        - Они нам действительно помогли, - изумилась Арга.
        - Пути Господни неисповедимы, - задумалась Вероника.
        - Они недовольны, что вы сейчас не в их экипаже. Я так думаю, нападение произойдёт, когда мы будем отвлечены мастером, - сказал Тарас.
        - И что тогда? Что мы должны делать? - спросила Арга.
        - Давайте оставим всё, так как идёт. Мы уже пересеклись с этими подозрительными мужчинами, дальше их ход, который мы пока можем предугадать. Если вы хотите быть на шаг впереди, то дайте им возможность осуществить задуманное, иначе они придумают такую хитрость, от которой всем несдобровать, - неожиданно сказала Вероника.
        - Согласен. Ты говоришь разумно, - кивнул Тарас, хоть ему и не нравилось то, что ему придётся дать выкрасть ту, без которой его сердцу дышалось, как под гнётом.
        Вероника положила руку ему на плечо: - Всё будет хорошо, не сомневайся.
        - Хотелось бы верить, - буркнул Тарас, изображая, что увлечён управлением лошадей.
        Мастер сказал, что работы не много. Арсак убедил, что он с Мадием могут побыть рядом, чтобы удостовериться окончательно в восстановлении фаэтона. Видно было, что они не спешат покидать случайных подопечных. Тарас и Степан специально встали спиной к лиловому фаэтону, в который присели женщины по приглашению владельцев. Катус поглядывал со стороны, описывая круги, словно разминал ноги. И вот Арсак и Мадий стали медленно двигаться к своему экипажу. Катус запрыгнул в лиловый фаэтон, усевшись на полу. Пока на него отвлеклись Вероника с Аргой, оба воина запрыгнули в экипаж и стегнули лошадей.
        - Что теперь?! - сказал Тарас, крутя головой между разобранным экипажем и удаляющимся лиловым фаэтоном.
        - Мы можем взять у вас другой любой фаэтон в обмен на этот? - спросил Степан мастера, который с удовольствием обменялся на лёгкую двуколку.
        Преследование проходило в скрытом режиме. Тарас и Степан взяли также одежду у счастливого мастера, который ещё и корзину с едой им вынес, понимая, какую выгодную сделку предложили ему эти парни. Лиловый фаэтон двигался на юго-восток.
        - Интересное дело, мы может ещё и Дандамиса, снова встретим, - сказал Степан.
        - Встретим, встретим, всех встретим. Надеюсь у него там уже всё готово, - заметно нервничал Тарас.
        - Да не переживай ты так. Они им живые нужны. И не забывай с ними Катус, - как мог, успокаивал Степан.
        ГЛАВА 14
        Несколько дней пути вывели их к городу, имеющему скопление различных архитектурных сооружений. Здесь были не только торговые площади, но и торчали трубы каких-то заводов. Развитый комплекс хозяйствования обеспечивал огромное население постоянно живущих и временно приезжающих по коммерческим делам людей. В каждой мелочи чувствовалась добротность. Вода в высоких фонтанах создавала необходимую свежесть в этом южном уголке. У путников была возможность воспользоваться бесплатными постоялыми дворами. Чем ребята, с удовольствием и сделали, поняв, что лиловый фаэтон обосновался во дворе местного правителя.
        - Я думаю, трактирщик нам расскажет о своём князе всё что нужно, - сказал Степан, когда они пришли на гостевой обед.
        - Наверное, придётся выслушать добрую порцию каких-нибудь жалоб о том, какими высокими налогами он обложен. Иначе за счёт чего всё это великолепие, - скривился Тарас.
        Но он ошибся. Налогов в этом регионе не было вовсе. Полненький мужичок трактирщик был доволен тем, что у него бесплатно могут проживать гости, рассказывая ему множество интересных вещей, с которыми в обычной жизни он не сталкивается.
        - Так, а зарабатываете вы на чём? - не выдержал Степан.
        - Так наш князь Марсагет платит двойную цену за каждого постояльца. Он убеждён, чем больше людей сюда приедет, тем больше будет процветание в его удельной земле. И я с ним согласен. Бесплатно можно жить целый год, а потом, показав свои умения с помощью князя приобрести жильё или стать временным преподавателем, расположившись в учебном жилом корпусе, - пояснил трактирщик.
        - Тогда другой вопрос. А князь ваш деньги, откуда берёт? Как бы он не был сказочно богат деньги рано или поздно заканчиваются, - спросил Степан.
        - Воюет. Кто-то, видя его мощь сразу данником становиться, преклоняя колени. А кто-то испытывает на себе силу его меча и теряет всё. Но тамошние подданные радоваться должны. Он несёт с собой просвещение, - сказал трактирщик, тут же сняв своим ответом всё положительные впечатления, которые создал ранее.
        «Вот поганец этот Марсагет, прямо как англичане при захвате колоний, когда убивали непокорных, увозя награбленное, а там школы строили, заставляя местных потомков быть благодарными. Возомнил себя лучше других и со своей исключительностью силовым методом навязывает своё мироустройство» - стараясь продолжать улыбаться, подумал Тарас.
        - Так, а куда можно пойти, чтобы к князю на приём записаться и об умениях наших рассказать? - поинтересовался Степан.
        - Так у него служба специальная есть для приезжих. Идите к нему на двор и регистрируйтесь. Там вас определят, нужна ли встреча с князем или общением с его генералами обойдётся. Наш князь очень занятой человек, - подсказал трактирщик и подскочил к новым посетителям.
        - Вот и прекрасно. Всё, что хотели, узнали. У меня даже сложилась картинка для чего ему наши Арга с Вероникой понадобились, - сосредоточенно наблюдая за посетителями трактира, сказал Степан.
        - Любопытно. И что думаешь? - спросил Тарас, также вглядываясь в лица входящих и готовым незаметно ретироваться, если появятся владельцы лилового фаэтона.
        - Если он такой воитель, то по местным законам должен получать помощь от бога войны. Но я что-то не заметил здесь нигде воинственной символики Ареса, которая встречалась в других более миролюбиво настроенных городах. Значит, он размечтался, что может сам быть богом в своей судьбе и ни с кем не сотрудничает. Из этого следует, что у него обострённое чувство себялюбия и высоченное эго. На этом в последствие можно будет сыграть. Но без информации ни как нельзя. Наверняка имеется глубоко разветвлённая разведывательная сеть. Шпионы донесли, то некие жрецы, отправили двух особ к богине Апи. Нонсенс по здешним законам, так как общение должно происходить напрямую между жречеством и богами. Этот факт заинтересовал князя Марсагета и он либо сам приказал похитить посланниц или его подчинённые сами расшаркались, чтобы ему угодить, - разложил свои мысли Степан.
        - Хороший анализ. Я бы ещё добавил то, что он вероятно в курсе проблемы общения с богами и отслеживает любые события по этой теме, - кивнул Тарас.
        - Мы можем зайти к князю, также сказав, что имеем прямой доступ к общению с богами, - подмигнул Степан.
        - Ого! И как мы это провернём, если нас попросят представить доказательства? - уставился Тарас.
        - Вера в бога это что? Какие есть доказательства? - хитро улыбаясь, спросил Степан и продолжил: - Ты как физик веришь в теорию большого взрыва?
        - Да, - не до конца понимая, к чему клонит напарник, сказал Тарас.
        - А у тебя есть этому доказательства? - спросил Степан, неожиданно заставив покраснеть Тараса.
        - Нет. Я просто разделяю эту точку зрения, - промямлил Тарас, осознавая, что множество вещей в жизни человека не имеет под собой доказательств, всё строиться на личных убеждениях индивидуума.
        - Вот. Понял теперь, как легко управлять массами. Кто-то говорит - разделяй и властвуй, а кто-то даёт информацию дозированно и лоскутно. Ни кто до конца не знает, что сказано в библии, для этого нужно потратить годы. Вот и получается, что человек блуждает со своей верой по жизни самостоятельно. А спросить стыдно. Лучше притвориться, что в теме, - поразил Степан своими познаниями в человеческой психологии.
        - Я потрясён. Ты очень интересный собеседник, - задумался Тарас, на секунду, словно забыв обо всём на свете.
        Арга усевшись на длинной тафте, смотрела на узорчатый потолок. Их привели в роскошные покои с опочивальней и купальней, дав привести себя в порядок после длинной дороги. Вероника всё ещё укладывала свои вьющиеся волосы, а Арга старалась собраться с мыслями. Увидев герб князя Марсагета, она тут же всё поняла. Этот молодой князь уже несколько лет терроризировал округу, всё дальше распространяя своё влияние. О его непобедимости уже складывали легенды. В Монтибусе было даже закрытое совещание на этот счёт, но, к сожалению, Арга не знала, о чём там говорили.
        «Пока с нами обращаются демонстративно вежливо. К Катусу нет вопросов, его разрешили оставить» - размышляла Арга, взглянув в сторону якши, делавшего вид, что дремлет. Но Аргу нельзя было обмануть. Она достаточно изучила в своё время материалов по этому виду существ. Котоголовые из якши самые умные и самые хитрые. Они сами по себе. Могут сотрудничать, когда им выгодно и без зазрения совести предать, причём без разницы изменяют и людям и богам одинаково.
        «Он привязался к Веронике. Это удивляет и настораживает» - стараясь не выдавать своё беспокойство, подумала Арга и, посмотрев на юную подругу, сказала: - Вероника, если хочешь, я могу тебе помочь с твоими волосами.
        - О да, мне нужна помощь. Они совсем запутались. Дома мне мама шампунь готовит специальный, тогда после купания они шелковистые и легко расчёсываются, - ответила Вероника.
        В этот момент Катус подскочил и оживлённо заявил: - Я могу тебе помочь, смотри.
        Он взял стоявшие на полке склянки, смешал в одном сосуде и, нанеся жидкость на расчёску, провёл по волосам. Спутанные волосы тут же распрямились и послушно легли ровной прядью.
        - Ах, большое спасибо, мне так хочется тебя отблагодарить. Я обязательно что-то придумаю, - умилённо воскликнула Вероника.
        Арга помотав головой, стала прохаживаться перед окнами. И тут, входившая во двор парочка ей показалась знакомой. Арга прильнула к окну и увидела Степана с Тарасом.
        «Да вы ж мои славные» - внутренне улыбнулась она и решила пока не делиться этой новостью.
        Генерал в распределительном пункте с удивлением смотрел на двух парней, которые несли, как ему казалось полную чушь.
        - Ещё раз спрашиваю, по какому вопросу вам нужен князь Марсагет? - зычным голосом спросил генерал.
        - Ну как вы не поймёте. Мы же вам уже несколько раз сказали, что раньше работали на богов и теперь готовы пойти на любую службу к князю Марсагету, который возвеличился уже словно бог! - делая ударение на каждом слове, сказал Степан.
        Проходивший мимо другой служащий, бросил через плечо: - Да что ты с ними возишься. Выставь вон и всё.
        Ребята приуныли от такой перспективы, но виду не подали.
        - Что вы умеете? - спросил генерал.
        И вдруг, неожиданно для самого себя Тарас выпалил: - Мы разведчики. Можем осуществлять сбор данных на вражеской территории. Незаметно собирая сведения о противнике, заводим нужные агентурные связи в различных областях деятельности, начиная от торгово-экономической, заканчивая вооружением и политическим внутренним устройством. А также мы готовы организовывать диверсионные работы, оказывать обучение местному населению по предотвращению терактов и проводить работы по обеспечению безопасности личного состава во время учений на военных полигонах и многое другое.
        Степан бросил косой взгляд на напарника, но увидев интерес на лице генерала подыграл: - Со шпионами высоко класса князь общается сам без лишних свидетелей. Мы вам раскрылись, только потому, что вы внушаете доверие.
        Генерал раскраснелся от удовольствия и сказал: - Завтра. Приходите завтра после обеда. Князь Марсагет вас примет.
        Арга видела, как Степан с Тарасом говорили с генералом и потом ушли. Ей показалось, что их лица были удовлетворёнными. «Значит, они вернуться» - обрадовалась она.
        В покои постучали. Слуга распахнул дверь и поклонился. На пороге появился сам князь Марсагет. Как оказалось, он был очень маленького роста. Арга почувствовала, что лучше не стоять с ним рядом, иначе воспалённое мужское самолюбие не даст им конструктивно разговаривать. Она встала с тафты и тут же преклонила колено. Вероника последовала её примеру. Князю понравилась их сговорчивость. Усаживаясь на тафту, он махнул слуге, чтобы тот закрыл дверь.
        - Мне донесли, что вы очень особенные почтовые голуби, - без обиняков начал князь.
        - Мы на послушании у жречества и выполняем любые данные нам поручения, - покорным тоном сказала Арга.
        - И что же они вам поручили? - спросил Марсагет.
        - Это секретная информация, но если ты настаиваешь, я поведаю тебе тайну, - ответила Арга.
        - Да, я настаиваю, - нетерпеливо сказал Марсагет.
        - Боги не выходят на связь уже год. Нам дано задание встретиться с богиней-прародительницей, - сказала Арга.
        - И что, вам это удалось? - уже сгорал от нетерпения Марсагет.
        Понимая, что ему наверняка известно, что они посещали вещателей, которые могли организовать встречу, Арга решила не делать здесь отступления и перешла дальше: - И, да и нет, повелитель. Это была лишь одна из её ипостасей.
        - Но что-то же она вам поведала?! - почти вскричал Марсагет.
        - К сожалению ничего. Она лишь просила продолжать молиться, - опустив голову, сказала Арга.
        Марсагет подскочил с тафты. Он засеменил своими ножками по просторным покоям и вдруг увидел Катуса.
        - А этот что здесь делает? - злорадно ухмыльнулся Марсагет.
        Катус молчал.
        - Что позабыл старого хозяина? - расхохотался Марсагет, уставившись на якши.
        - Я попрошу вас так с ним не разговаривать, - нарушил тишину голос Вероники.
        - Какая смелая девчушка. А ты знаешь, что Катус когда-то работал у меня лучшим шпионом. А потом, вдруг стал приносить недостоверную информацию. Жалко ему, видите ли, одних оборванцев стало, которых я и без его помощи потом завоевал. А он, как пойманный на предательстве был продан богу войны Аресу. Кому как не ему нужны такие коварные помощники. Неужели тебе его сам Арес подарил? Или он за тобой сейчас по его просьбе присматривает? - злорадствовал Марсагет.
        - Он свободный якши. И вправе самостоятельно делать свои шаги. Для меня он друг и я верю, что он меня не предаст, - с дрожащей нижней губкой заявила Вероника, готовая разреветься.
        - О дитя, дитя. Мне бы твою уверенность, - изобразил сочувствие Марсагет.
        - Мы ждём своей участи, повелитель, - вежливо произнесла Арга, едва появилась пауза.
        - А погостите пока у меня. Я ещё не решил, что с вами делать, - сказал Марсагет и покинул покои.
        Вероника подошла к Катусу, который стоял словно обмякший.
        - Не расстраивайся. У этого человека злое сердце. Я верю, что ты хороший, - ласково сказала Вероника.
        Катус обнял её, прижавшись всем телом. И тут Вероника увидела свирель.
        «Вот, он подарочек. Я ему сыграю колыбельную мелодию» - подумала она, вспоминая ноты.
        Аккуратно вытащив свирель, Вероника мягко вдохнула в неё жизнь, и комната наполнилась мелодичными звуками.
        В тот же миг из чёрного облака посреди комнаты появился Арес.
        ГЛАВА 15
        - Убедите меня в том, что вы мне нужны, - самодовольно сказал Марсагет, восседая на богато украшенном драгоценными камнями троне.
        - Если в вашей команде шпионов все работают эффективно и приносят сведения, которые ещё не доступны другим, то, безусловно, нам нечем тебя удивить, великий князь, - слегка склонив голову, сказал Степан.
        - Ты обходителен, это хорошо. Но какими сведениями ты можешь меня удивить? - спросил Марсагет.
        - Есть тайны, которые по высшим законам нельзя никому передавать, чтобы не настигла кара богов. Но кое-что я могу тебе намекнуть. Сейчас твой звёздный час, чтобы перестать быть князем и стать императором Марсагетом Первым, - лукаво сообщил Степан.
        В глазах Марсагета зажёгся безудержный огонь жажды власти, но он даже пальцем не пошевелил, чтобы показать, что ему интересно, то, о чём сказал Степан.
        После небольшой паузы Марсагет сказал: - И?
        - Мы достоверно знаем, что боги, весь пантеон богов, заняты весьма увлекательным делом, которое не позволит им ещё долго вмешиваться в дела людей. Если тебе нужно, чтобы мы проверили эту информацию и уточнили, сколько времени у тебя есть для создания империи или как минимум многократного увеличения владений, то мы к твоим услугам, - с полным серьёзности лицом заявил Тарас.
        - Что вам для этого нужно? - перешёл на деловой разговор Марсагет.
        - Снаряжение для похода на ледник Северного хребта, - ответил Степан.
        - Дорога туда и обратно и само восхождение займёт немало времени, - растягивая слова, сказал Марсагет.
        - Сведения, которые мы добудем того стоят. Но если ты не будешь терять время и выступишь завтра по всем направлениям, то за следующие полгода, которые однозначно у тебя есть, тебе не будет равных за всю историю. Сам бог войны Арес захочет быть рядом с тобой, - величественно произнёс Тарас.
        - Тогда вы отправляетесь немедленно, - заявил Марсагет и сделал распоряжение, чтобы их обеспечили всем необходимым, в том числе вооружённым сопровождением.
        Вернувшись в родные края, первое, что сделал Дандамис, так это разыскал своего младшего брата в княжеской дружине.
        - О да ты братец наконец-то осознал, что лучше быть в одном строю с победителями? - воскликнул Олкас, увидев старшего брата.
        - Я ещё пока раздумываю, но может, ты мне расскажешь как у вас тут, что и как? - поинтересовался Дандамис.
        - А что рассказывать?! Марсагет на коне! Завтра объявлена всеобщая мобилизация. Он хочет быстрым броском утроить свои владения. И он это сделает, поверь мне! - восторженно заявил Олкас.
        «Видимо кто-то из богов всё-таки услышал мои молитвы!» - подумал Дандамис. Его задумка состояла в том, чтобы отвлечь бога войны, единственным его слабым местом - масштабными битвами и сражениями. Конечно, это было рискованное мероприятие, но то, что его мир мог остаться один на один только с Аресом, оправдывало возможные жертвы.
        Арес, появившись посреди покоев дворца, остановил время для всех кроме якши. Ему не понятно было, почему Катус вызвал его в такое место, а лишняя осторожность ещё ни кому не повредила.
        - Это произошло случайно, - виноватым голосом сказал Катус.
        - Случайностей не бывает. Я чувствую запах битв! - расхохотался Арес.
        - Марсагет действительно очень воинственен, - хитро улыбаясь, сказал Катус, догадавшись в какую ловушку заманили бога войны.
        ГЛАВА 16
        После бешеной скачки до высокогорья Степан и Тарас впервые перевели дух только на первой ночевке в горах, благополучно устроившись в глубокой тупиковой пещере. Лагерь сопровождения остался внизу. У них был приказ Марсагета в течение месяца ждать возвращения разведчиков.
        - Хорошо, что нас снабдили подробными картами гор. Уже по расположению и округлым верхушкам понятно, что наши боги сидят в одном из двух кратеров, - кутаясь в меховое одеяло, сказал Тарас.
        - Это конечно облегчает задачу, но до них ещё добраться надо, - подметил Степан, подбрасывая сухие ветки в костёр.
        - Кстати, ты обратил внимание на герб князя Марсагета? Я думаю, он борьбу не только за земли ведёт, но и за идеологию, - сказал Степан.
        - Не понял? - удивился Тарас.
        - Вензель его буквы «М» снизу словно протыкает полумесяц, что очень похоже на православный крест, который на церквях уставлен. Говорят же, что это означает победу христиан над мусульманами, - ответил Степан.
        - Цата, о которой ты говоришь, как элемент украшения вместе с крестом символизирует якорь. Это знак твёрдости в вере и никакого отношения к исламу не имеет, - продемонстрировал свои знания Тарас.
        - Чувствую, над тобой Вероника поработала, - засмеялся Степан, немного смутив Тараса.
        - Не без этого. Как думаешь, нас самих боги в порошок не сотрут, когда мы к ним выйдем? - усмехнувшись, сказал Тарас, не желая продолжения диалога о своей возлюбленной.
        - Я думаю нам не надо с ними выстаивать отношения или налаживать контакт. Представь договорить с десятком командиров, у которых своё на уме. Они в жизни ни на чем не сойдутся, потому что кто-то должен быть главным даже среди равных. Сначала доберёмся. А потом на месте разберемся, как их из ловушки избавить, чтобы они нас и не заметили, - ответил Степан.
        - И не поспоришь. Когда много начальников порядка не жди, - засмеялся Тарас.
        - Всё надо спать. С завтрашнего дня будем проходить путь настолько большими отрезками насколько сможем. Провизии в избытке, но она рано или поздно закончится. Да и огонь ещё неизвестно как будем поддерживать, - сказал Степан.
        - Я спрашивал, в горах полно хвои. Будет чем костёр разводить, ведь для розжига это самое то, - зевая, ответил Тарас.
        - Хвоя быстро разгорается это верно, но она и быстро гаснет. Нам бы бук и дуб найти. Они отлично поддерживают горение, - ответил Степан.
        - Ты прав, может даже придётся с собой взять про запас, если встретиться, - засыпая, ответил Тарас.
        - Что же соорудим санки, - проворчал себе под нос Степан, перед тем как заснуть.
        Степану снились беспокойные сны. Он проснулся в поту. Страх одолевал его.
        Пройдясь по пещере, он поворошил угли и уставился на пламя.
        «Что-то должно произойти, давно мне такие кошмары не снились» - пронеслась стрелой мысль в его голове.
        Он похлопал себя по щекам. Ещё немного побродил и постарался заснуть.
        Десять дней скитаний вывели ребят на первый кратер.
        - Я уверен, что они здесь. На карте видно, что он шире второго, - сказал Степан.
        - Очень на это надеюсь. Если это точка возврата, то еды хватит. А если ещё идти вверх, то придётся экономить, что может сильно усложнить подъем, - ответил Тарас.
        - Тогда выйдем на охоту, - улыбнулся Степан.
        - На кого на медведей? Так они нас быстрее сожрут! - отозвался Тарас, стараясь все же отделаться от такого неуместного пессимистичного настроения.
        - Да какие тут могут быть медведи. Сюда только горные козлы могут забраться, да снежный барс, - веселым тоном заявил Степан, раззадоривая себя перед вылазкой.
        - Скоро вечер. Надо поужинать и хорошенько отдохнуть. С утра пойдём искать расщелину, или какую другую дорогу к воронке кратера, которая, кстати, может оказаться довольно крутой, - сказал Тарас.
        - Тебе бы всё осторожничать. Хватит страх нагонять, - не выдержал Степан.
        - Всё молчу. Но дрова всё равно собрать надо, - ответил Тарас, наконец, улыбнувшись.
        - Хорошо. Я налево, ты направо. Кто первый возвращается, тот начинает оборудовать ночлег. Думаю, только этот навес сегодня нам будет убежищем, - указал Степан на продолговатый выступ в скале.
        Тарас стал смотреть по сторонам и посохом шерудить снежные заносы. А Степан быстро зашагал прочь. В этой обстановке он придерживался мнения - чему быть того не миновать. Если на равнине у него был опыт, то в горах нет. А времени у них было в обрез, поэтому приходилось рисковать. Изучая местность, Степан увидел проталину.
        «Ух ты, видимо вулкан просыпается» - подумал он и поспешил вдоль проталины, надеясь, не ковыряясь в снегу раздобыть дров. Проталинка, виляя как змея, привела его к просторной округлой формы пещере.
        «А здесь было бы лучше остановиться на ночлег» - прикинул Степан и хотел уже идти за Тарасом как увидел какое-то слабое мерцание в дальнем углу.
        Шаг за шагом, ступая на ощупь, Степан протиснулся по расщелине. Ему казалось, что он слышит голоса, и он шёл вперёд ни о чём не думая. За последним поворотом шум его просто накрыл. Слов было не разобрать.
        «Как в базарный день на толчке» - пронеслось в мозгу.
        Степан аккуратно прижавшись к горной породе выглянул из своего убежища. Посреди огромного чашеобразного котлована, стены которого блестели отполированным зеркалом стояла группа ругающихся различных существ. Некоторые из них лишь отдалённо напоминали людей, хотя были и те, которые словно сошли со станиц спортивных журналов, пыша своим здоровьем.
        «Да, к такой компании на драной козе не подъехать. Что же придумать?» - хмурясь, почесал затылок Степан.
        И вдруг озорная мысль его развеселила своей простотой. Степан стал выбираться из своего укрытия. Заметив в отражении нового участника конфликта, боги смолкли лишь на секунду. У них не было ни какой вины перед ним, а у него перед ними. Поэтому боги тут же продолжили свои словесные баталии друг с другом. А Степан, выбрав место поудобнее размахнулся, что было сил и большим камнем разбил первое зеркало. Грохот и удивленные возгласы наполнили окружающее пространство. Степан как ошалелый бросал и бросал камни пока не увидел перед собой ни одного целого зеркала. Гомон затих, как только он закончил. Растерянность на лицах и осмысление того, что произошло, давались с трудом. Степан не стал ждать благодарности. Он выбрался тем же путём, которым пришёл и пустился наутёк.
        - Я уже стал переживать! Где тебя носит! - сердито крикнул Тарас, заметив Степана.
        - Я безумно голоден! - воскликнул Степан, накинувшись на разогретую еду.
        ГЛАВА 17
        Арга и Вероника скучали в своих покоях. Казалось, Марсагет забыл о них. Каждый день Катус развлекал их всем, чем знал, но и у него уже заканчивались идеи, как скоротать время. Тогда он выхлопотал прогулки в сад у присматривающего за пленниками начальника охраны. Военный быстро согласился, потому что проку от пленников было мало, и особых распоряжений князь на их счёт не давал. А поскольку сам Марсагет покинул дворец ради военного похода, то и спрашивать разрешения было не у кого. Девушки несказанно обрадовались. Теперь целыми днями они просиживали в тенистом княжеском саду. Хоть и выглядело всё это великолепие, обрабатываемое тысячами садовников, как яркое выражение индивидуальности своего хозяина, тут и там стояли его статуи и бюсты, но зелени в нём всё-таки было больше. Да и на свежем воздухе дышалось легче, нежели в покрытых тяжёлыми пыльными гобеленами покоях. Живая изгородь обрамляла каждую беседку и лужайку.
        Однажды, бегая в одном из зелёных лабиринтов, Вероника сказала: - Как думаешь, если мы здесь заблудимся, то скоро ли нас хватятся?
        Аргу словно ударило молнией. Она посмотрела на Веронику и сказала: - А давай проверим? Еду на весь день нам оставляют утром, когда забирают грязную посуду. Значит, теоретически, если мы возьмём с собой еду, как только нам её принесут, то пропажу обнаружат лишь через два дня, когда увидят, что вчерашние продукты на месте.
        - Тогда давай отложим то, что не испортиться следующие два три дня. А затем сбежим без проверки и с запасом провизии. А то мало, вдруг они нас перестанут выпускать после нашего опоздания из сада, - улыбнулась Вероника.
        - А как с ним быть? - кивнула Арга в сторону вечно дремлющего на солнышке Катуса.
        - Он с нами, - твёрдо заявила Вероника.
        Они не обсуждали инцидент с Марсагетом обличившим Катуса как приспешника бога войны. Вероника ничего не хотела слушать, говоря, что она ему верит и не хочет в нём сомневаться. Арга решила не теребить эту дружбу, но бдительность не теряла. Хоть Катус и заявил, что им показалось появление облака в их покоях, но Арга прекрасно понимала, чем или точнее кем это облако могло быть.
        - А может он нам поможет, собирая еду с блюд и нас не кинуться на несколько дней дольше, - как будто размышляя, сказала Арга.
        Вероника, почувствовала логику в её словах, но переживая за Катуса спросила: - А как он потом сам выберется?
        - А ты не заметила, что он и так шастает везде, где и когда захочет? Сколько раз он нам приносил побрякушки и сладости с ярмарки. Я думаю, Катус вполне сам может о себе позаботиться. А нам с тобой пора в Монтибус, - настойчиво сказала Арга.
        Вероника почувствовала, что краснеет.
        «Как я могла забыть, что дала слово разыскать Апи. Кимерус, Эмелио и Лохат уже, наверное, заждались нас. А ведь если наш план сработает, то вот-вот боги будут свободны, но ни кто не узнает, кто их освободил и вместо награды в виде возвращения домой, мы можем если не лишиться жизни, то получить ограничение в свободе в этом непредсказуемом мире» - мысленно стала ругать себя Вероника.
        - В самом деле, то, что ты предлагаешь это правильный выход из заточения. Но пока остаётся один нерешённый вопрос. Как именно мы покинем сад? Ограда превышает три моих роста, - сказала Вероника, подняв руки в стороны.
        - Давай спросим у Катуса, - игриво улыбнулась Арга.
        - Хорошо, вечером обсудим, - согласилась Вероника.
        Катус продолжавший дремать, не подавая виду, что слушает разговор. У него было два способа для прогулок за ограду. Вскарабкаться по стене и спуститься ночью. А днём он через отверстие, в акведуке немного искупавшись, мог выйти по руслу реки аж за город. Но ни один из этих путей не мог подойти девушкам, потому что они были значительно крупнее его. Мысли роились в поиске подходящего им по габаритам прохода.
        Когда Вероника увлекла Аргу к фонтану любоваться золотыми рыбками, Катус направился на изучение территории. Не найдя годящегося для его нужд способа он решил выйти и посмотреть какие пути возможны снаружи, чтобы попасть внутрь сада.
        «Может, так я быстрее найду то, что мне нужно» - ухмыльнулся сам себе Катус.
        Близился вечер, а Катус всё ещё ходил вокруг непреступной ограды. И тут он увидел, что какой-то мужчина ошивается около одной из стен. Стена была старая и не единожды укреплялась строителями, от чего имела несколько выступов.
        «А это могло бы нам подойти» - застучала мысль в голове Катуса.
        Он подошёл ближе к незнакомцу, и вдруг огромный чёрный дог преградил ему дорогу.
        - Самсон, неужели это твой хозяин Дандамис там так старается, перемещая камушки и выдалбливая углубления! - воскликнул Катус.
        Дандамис обернулся и прошептал: - Тише ты, стража услышит!
        Оказывается, как только Марсагет покинул свой дворец Дандамис искал способ пробраться внутрь, чтобы отыскать Аргу с Вероникой. Поскольку ни на какую достойную работу его не брали, он нанялся смотрителем за технической целостностью периметра ограды. В его обязанности входило простукивать стены молоточком и, давать указание строительным бригадам, где нужно произвести восстановительные работы. Найдя слабое место, он стал выдалбливать незаметную лестницу, по которой человек мог перебраться через каменную ограду. К тому моменту как Катус вышел на него, лестница была же практически готова. Они договорились, что через два дня рано утром Катус приведёт Аргу и Веронику к проходу, а сам останется, для того чтобы создать фору в побеге.
        Без каких-либо препятствий Арга с Вероникой покинули дворец. Они несказанно обрадовались, когда преодолев стену, встретили Дандамиса. Он нанял конный экипаж, который тут же устремился на север, увозя их всё дальше и дальше от владений кровожадного князя Марсагета.
        Катус перестал выходить в сад. Он грустил в одиночестве в огромных покоях, смиренно выбрасывая часть еды, чтобы прислуга видела присутствие пленниц. Однажды зачем-то явился начальник охраны. Увидев только Катуса, он попросил его привести Аргу с Вероникой. Якши поклонился и был таков. Он не стал пробираться на север, вслед за Вероникой. Он понимал, что в любой момент появиться Арес и призовёт на новые деяния. Поэтому выбравшись акведуком, он достал свирель в первом же укромном местечке, укрывшись от посторонних глаз под каменным мостом. Но не успел он сообщить о причине вызова бога войны, как Арес из клубящегося облака прогремел: - Вот ты-то мне и нужен!
        - Чем я могу услужить? - поклонился Катус.
        - Будешь следить, за моим новым полководцем, - сказал Арес.
        - И это всё? - удивился Катус.
        - Ему запрещено снимать маску и пользоваться своим именем следующие десять лет. Ты будешь гарантировать выполнение этого условия нашего с ним соглашения, - скрипя зубами, сказал Арес.
        - Я понял, что-то ещё мой повелитель? - спросил Катус.
        - Для него я великий князь Сера. Я укрепляю свои владения, выгоняя захвативших их, - ухмыльнулся Арес.
        - О чём это ты? - удивился Катус.
        - Марсагет пал в бою. Я пришёл к княжеским воинам в образе Сера, брата Марсагета. И мы с его бойцами продолжаем дело типа моего брата. Но как ты понимаешь, я хоть и люблю войну, но не готов мелочёвкой заниматься. Вот эту работу и возьмёт на себя их герой, - хохотнул Арес.
        - Ты так мудр, мой повелитель. А о каком герое речь? - лукаво спросил Катус.
        - О том, кто освободил богов из заточения, но, как и любой смертный угодил в мои сети через гордыню. Боги думали, что подарят своему герою здоровье и жизненную энергию, возведя в ранг полубогов, но я и их перехитрил. Теперь, когда люди будут молиться за него, на самом деле, они будут гасить проклятия тех, кто падёт от руки моего нового полководца! - прогремел Арес.
        Катус наклонил голову, чтобы не было видно, как мечут огонь его кошачьи глаза - «Наверняка речь идёт о Степане. Он успел похвастаться, что однажды станет великим полководцем, как было предсказано вещателем. Если Степан ушёл служить добровольно, то он обязан выполнить договор, который даже боги не смогут расторгнуть. Всё что я могу сделать, это помогать, будучи рядом».
        ГЛАВА 18
        - Это мой долг найти напарника. Даже не уговаривай меня остаться, - резко сказал Тарас.
        - Представь, что он уже скоро вернётся, а где я тебя буду искать? - возразила Вероника.
        - Он на моём месте поступил также, - с лёгкой долей сомнения сказал Тарас.
        - Можешь ответить, зачем ты это делаешь? - спокойно спросила Вероника.
        - Так правильно и всё, - нахмурился Тарас.
        - Я не осуждаю тебя. Оценивать поступки людей это грех. Я лишь прошу, чтобы самому себе дал ответ, зачем ты идёшь на поиски. Что именно тобой двигает боязнь того, что о тебе подумают другие или гордыня? - отрешенно сказала Вероника.
        Тарас хотел вспылить, но быстро передумал. Подскочив с каменной скамьи и уставившись в скалистый пейзаж заснеженного Монтибуса он старался дышать глубже разбавляя кислородом, нахлынувший страх.
        Он не привык, чтобы его поступки так подробно анализировались.
        - Решил, значит решил. Какая разница почему? - мягко сказал Тарас.
        - Разница в том, что только истинные благие намерения несут с собой облегчение совести, - ответила Вероника.
        - Я не хочу это больше обсуждать. Ты остаёшься с Аргой. Ей нужны помощники для разработки методологии для работы новой школы. Конечно, Апи ей помогает, но без тебя Арге будет сложнее. Я вернусь в горы и ещё раз обойду то место, где мы общались со Степаном в последний раз, перед тем как он пропал, - делая вид, что успокоился, подвёл черту Тарас.
        Самсон, сидящий у ног Вероники, оповестил о приближении хозяина звенящим лаем. Спустя минуту Дандамис вместе с Аргой зашли в галерею.
        - Я был у жрецов. Они усмотрели в моём посвящении новую ступень в виде поиска героя, возведённого в ранг полубога, - сказал Дандамис.
        Вероника была готова расплакаться.
        «Тарас будет не один» - запрыгала счастливая мысль.
        Лицо Арги было нейтрально. Она со всей ответственностью подходила к выпавшей на неё роли. И как ни кто другой понимала, что её возлюбленный обязан дойти до конца своей волчьей тропы посвящения. Она не была в восторге от предстоящей разлуки, но уповала на то, что они скоро встретятся. Жрецы рекомендовали совместно с пришелицей из другого мира составить прообраз выпускника её будущей школы. Им предстояла большая работа, и отсутствие таких дорогих им мужчин могло благотворно повлиять на деятельность, в которую они наверняка уйдут с головой.
        Тарас искренне обрадовался компании Дандамиса. Ему не хотелось заплутать в этом своеобразном мире, в котором полно непредсказуемости. С тех пор как пропал Степан, он не раз вспоминал тот вечер, когда они уже почти спустились на равнину. Не зная ожидают их ещё или нет люди Марсагета, но помятую бешеную скачку, они не спешили вниз. После обеденного привала было лень куда-то идти. Сладко задремав, Тарас проспал до темноты. Открыв глаза, он понял, что один. Необъяснимая тревога тут же обуяла его. Все вещи Степана были на месте. Он не мог далеко уйти. Даже его сапоги стояли там, где он их оставил сушиться, перед тем как лечь отдыхать. Он попросту не мог уйти босиком, хотя следы босых ног Тарас тоже искал. Нечто неведомое подняло его и увлекло за собой. Тарас не сомкнул глаз всю ночь, затем следующий день и ночь, ожидая, что Степан вернётся. Но когда забрезжил второй рассвет, не оставалось ничего другого как собрать вещи и отправиться в путь. В надежде, что если всё-таки Степан появится, Тарас оставил его одежду со снаряжением и едой. На равнине его встретили лишь следы от недавнего пребывания
небольшого лагеря. Понимая, что он находится недалеко от Монтибуса, Тарас в одиночку преодолел все тяготы пути. У него было время в течение нескольких дней обдумать своё положение. Одному в чужом мире выжить сложно. Только внутренняя дисциплина и желание увидеть Веронику давали ему силы. Скудное питание очистило мысли от скверны. Когда-то он считал себя бравым парнем с высшим образованием, который сможет решить любой вопрос. Даже думал, что он лучше своих сослуживцев. Но пока он преодолевал километр за километром, он стал осознавать, насколько человек слаб против природы. Только её мощь овладеет любым миром, а человек со своей бренностью никуда не годиться. Однако пройдя больше половины пути и втянувшись в новое состояние выживания, Тарас сделал ещё один вывод. Не нужно стремиться попасть в царство божие после смерти. Царство божие есть всегда и при жизни, это как параллельная реальность, в которую попадаешь, если впускаешь божью искру через соблюдение заповедей, если раскаиваешься и не возвращаешься к тому, кем был ранее. Всё это делает человека бессмертным. Духовные старцы, коих, к сожалению
единицы, живут праведной жизнью. Они бесконечно мудры и первое с чем они борются на протяжении всей своей земной жизни это гордыня. Потому что в своей святости легко возгордиться от всеобщего преклонения. Если даже у таких безгрешных людей есть опасность оступиться, то, что говорить о тех, кто ещё не умудрён житейским опытом. Тарас грыз себя, что покинул горы, так и не найдя Степана. Самоедство изматывало его. Он гнал злость прочь, но недовольство собой не давало ему покоя. Вместо того, чтобы разделять радость от общения с Вероникой, ему казалось, что даже в её глазах, он перестал быть героем. А когда Степана, в благодарность боги возвели в ранг полубога, так он вообще поник. Он чувствовал зависть и собственное несовершенство, за то что испытывает это чувство. Казалось, что внутреннее одиночество вот-вот разорвёт его на куски. Вчера вечером он сказал о своём решении идти на поиски Степана. Дандамис промолчав, лишь слегка кивнув головой. И вот он, как старший товарищ, но, не забывая следовать местным законам, подставил своё плечо. Вдали от жрецов с их святостью, которая пугала, подчёркивая личностные
изъяны и вдали от глаз Вероники, которые словно видели его насквозь, Тарас намеревался обрести долгожданное спокойствие, посвятив свою жизнь поиску напарника.
        Дандамис с Тарасом не стали дожидаться следующего утра, а наскоро собравшись, покинули Монтибус.
        - Скажи мне честно, вы были друзьями со Степаном? - неожиданно спросил Данадамис, когда они преодолели первый горный перевал и переходили зелёной долиной на новый хребет.
        - Мы не успели стать близкими друзьями. Но как напарники мы были товарищами, - ответил Тарас.
        - Это хорошо. Товарищи друг друга гармонично дополняют и могут почувствовать идентичные намерения. Расскажи мне, о чём вы говорили, о чём мечтали, когда возвращались после освобождения богов, - попросил Дандамис.
        - Да о чём мечтали. Конечно, о том, как вернуться домой. Неохота прослыть дезертирами. Разрабатывали версии, что скажем командиру, - пожал плечами Тарас.
        - А что ещё? - спросил Дандамис.
        Тарас призадумался. Какое-то время они шли молча, а потом он нарушил тишину глубоким вздохом: - Было кое-что ещё. Степан как-то сказал, что в этом мире он как будто счастливее. Он ощущает здесь себя личностью. У него сложные взаимоотношение с родителями, девушка бросила незадолго до того как он пошёл служить в армию. Основная причина раздоров с близкими, это то что, по их мнению, он не успешный, хотя имеет для этого все физические данные, на которых можно зарабатывать. Его звали и в охранники, и в телохранители. Он даже имел какие-то награды в боевых искусствах, но старался не применять свои навыки и даже отказался участвовать в заказных боях, хотя мог много заработать, просто проиграв кому-то. Его прямота и правдолюбие отталкивающе действовало на окружающих. У Степана не было настоящих друзей. Большинство его попросту побаивалось. А тут ещё какой-то вещатель ему нагадал, что станет великим полководцем, правда не уточнил в каком из миров.
        - У нас про таких говорят одинокий волк. Они проходят особое посвящение. Их волки водят по самым опасным тропам, которые сложнее во сто крат обычных. Ведь победить в одиночестве невероятно труднее, чем опираясь на товарищей в стае, - понимающе отреагировал Дандамис.
        - Где нам его искать? - задал свой главный вопрос Тарас, прекрасно понимая, что вернувшись к месту их последней со Степаном стоянки, они вряд ли что-то обнаружат.
        В этот момент Самсон, который бегал по придорожным кустам, резко залаял.
        - Там кто-то прячется, - сказал Дандамис и устремился к догу.
        - Да это же маленькие якши! - засмеялся Тарас от неожиданности.
        Два голеньких пузатых комочка с кошачьими головами ползали по плетёной корзинке.
        - Похоже на то, - сказал Дандамис, подняв корзинку.
        - Не уже ли их кто-то здесь бросил? - удивился Тарас.
        - Не знаю. Но их надо накормить. Слышишь, как жалобно пищат, - сказал Дандамис.
        Тарас тут же достал лепёшки и строганину, которую они готовили на костре. Якши тут же оживились и засуетились.
        - Я так думаю, им не надо зажаривать, - улыбнулся Тарас.
        - Не-не-не. Дай им лепёшку. А мясо мы приготовим на костре, мало ли какая реакция будет у малышей, - ответил Дандамис, складывая хворост для розжига.
        Они пообедали и накормили голодных якши, те довольные ползали по догу, подставившему свой живот для их игрищ.
        - Они такие крохотные. Мы же не можем их взять с собой? - спросил Тарас.
        - Но и здесь мы их не оставим. Попробуем пристроить где-нибудь, - почёсывая подбородок, сказал Дандамис.
        Вдруг Самсон начал рычать. На дороге стояла мама малышей якши. Её глаза пускали стрелы в незнакомцев.
        Дандамис встал и, поклонившись, сказал: - Прости нас, если мы нарушили уединение твоих детей, но нам показалось, что они голодны. Мы разделили с ними свою трапезу и уже планируем уходить.
        - Я вижу. Благодарю, - немного холодно заявила она.
        - Мы можем тебе чем-нибудь быть полезны? - спросил Дандамис, видя, что с ней твориться, что-то не ладное.
        И тут неожиданно мама якши, схватив своих малышей, разрыдалась.
        - Тут какая-то семейная драма, - прошептал Тарас.
        Когда якши успокоилась, она объяснила, что кто-то выкрал её детей, которых она оставила, отправившись на охоту. Они живут в этой зелёной долине, в которой достаточно пищи.
        - Но теперь, по-видимому, придётся покинуть эти края. Я не должна допустить, чтобы ситуация повторилась, - утирая слезу сказала мама якши.
        - А давай вместе посмотрим то место, где мы их нашли, - предложил Дандамис.
        Якши кивнула и пока Дандамис, как бывалый охотник облазил кусты, внимательно следила за его действиями.
        - А как далеко отсюда находиться место, где ты их оставила? И это твоя корзинка? - спросил Дандамис.
        Якши указала на дубовую рощу, сказав: - Да, это я сплела им.
        Дандамис рассмеялся.
        - Тебе не нужно покидать эту долину. Я уверен, что твои малыши, играючи прикатили корзинку сюда сами, - сообщил Дандамис, указывая следы по примятой траве.
        - Как я вам благодарна! - воскликнула мама якши, чуть снова не расплакавшись.
        - Ну, что вы! Это же дети, думаю, они уже настолько подросли, что лучше брать их с собой на охоту, чтобы они снова не сбежали или оставлять с кем-то, - мягко сказал Дандамис.
        - К сожалению, оставить мне их не с кем. Их отец связан договором и сможет вернуться домой только через десять лет, - печально сказала якши.
        - А что за договор такой? - проявил сочувствие Дандамис.
        - Его служба у одного бога разделена на несколько этапов, пройдя которые он сможет вернуться домой. Последний этап не сложный по наполнению, но самый длительный. Он должен присматривать за одним объявившимся у его бога новым полководцем соблюдая его инкогнито, - ответила якши.
        - А что это за полководец? - удивился Тарас, заметно занервничав.
        - Ни кто не знает его имени. Его прозвали Багряная маска, по цвету покрова, который он носит на своей голове, полностью скрывающее лицо. И только в прорези видны его глаза. Он встал под знамёна князя Марсагета, когда после его смерти явился его брат Сера, - поведала якши.
        - А мы как раз отправляемся на юг, во владения этого князя. Если встретим твоего супруга, то можем ему что-то от тебя передать, - внезапно заявил Дандамис.
        - Да, что ему передавать. Мы его ждём и любим. А вот тебе за помощь я подарю вот это, - сказала якши, вытаскивая странный предмет из своей котомки.
        - Что это? На какой-то сучок похоже, - спросил Дандамис.
        - Это особый нож, - сказала якши, снимая футляр, оформленный в виде обломанной ветки.
        - И в чём его сила? - с уважением принимая подарок, спросил Дандамис.
        - Если вы обнаружите себя в тупике, из которого нет выхода, то проведите этим ножом в воздухе, где хотите, чтобы появился проход, и он появиться, - ответила мама якши.
        - И куда приведёт нас это проход? - осторожно спросил Дандамис.
        - Вы окажетесь на берегу реки времени между мирами. Перед вами будет вся ваша жизнь протекать как на ладони. По своему отражению в воде вы поймёте, куда вам надо, - таинственно сообщила мама якши.
        Оставив семейство якши, Дандамис с Тарасом устремились на юг. Дог задорно продолжал бегать по кустам, а вот мысли его хозяина со спутником были отнюдь не радостные. Сопоставив факты исчезновения Степана, и появление нового полководца в маске они поняли, что снова сражаются против Ареса.
        ГЛАВА 19
        Незаметно пролетело два года. Дандамис и Тарас оба прошли посвящение по волчьей тропе. Они приняли дух братства волков, которые работали в стае, избегая одиночных вылазок. Сначала Тарас не хотел идти стопами Дандамиса, но оказалось, что к Степану просто так не подобраться. Его ставка главнокомандующего неустанно была на передовой. Только поистине сильные и мужественные люди пытались ликвидировать жестокого и безжалостного полководца. Но того словно берегли боги, каждый раз выводя из-под удара. А сами смельчаки пропадали без вести. «Мы сможем с ним встретиться, обещаю. Но ты должен стать искусным воином» - сказал тогда Дандамис и Тарас поверил ему. И вот теперь, когда Тарас понимал язык, на котором общались волки, обучавшие его, он с Дандамисом был принят в совет стаи. Им предстояло, используя перекрестные миры выстроить тропу к Багряной маске.
        Тем временем Степан вместе со своей армией постоянно находился в походах, продолжая, как он думал, борьбу за возврат ранее отвоёванных территорий. Люди боялись Багряную маску. Он одичал душой, не имея нормального человеческого общения. Князь Сера бывал у него лишь наездами, когда случалось крупное сражение. Почёт и слава, на которых восседают полководцы, как ему некогда казалось, на самом деле были мифом. С вечера до утра не разгибая спины над изучением карт местности, вооружений противника он сидел, погрязая из раза в раз в повторяющихся деталях, чтобы потом с утра известить строй воодушевляющей речью напутствия и бок о бок с ними сражаться, не чувствуя сопричастности к общему делу. Сердце черствело. Война стала обыденной рутиной. Когда солдат защищает отчий дом и землю от неприятеля, то вся его внутренняя энергия поднимается бушующим океаном и даёт неустанную подпитку. А когда солдат наёмник, то он считает только, сколько дней осталось до оплаты его услуг. Степан стал видеть больше. Его армия, увеличиваясь, за счёт пополнения пленными на новых территориях уже больше чем на половину состояла из
тех, кто ещё вчера яростно сражался против. Бунт не минуем. Как только найдётся человек с лидерскими задатками, он разобьёт эту великую и не знавшую поражений армию изнутри. Холодный расчёт говорил Степану, что он не сможет себя обезопасить и погибнет первым от руки предателя. Уже ничего не радовало его. Хоть и пряча лицо под маской, он всё же видел, когда умывался, как заострились его черты лица. Он постарел и лицом и душою. От былой безмятежной улыбки не осталось и следа. Он как-то захотел улыбнуться своему отражению и не смог. Столько крови пролито. Каждый павший это чей-то сын. Как можно после всего, что он видел, улыбаться. «Неужели это то, о чём я мечтал?» - вопрошал он себя. Бессонные ночи стали вечными спутниками. Любой шорох создавал на воспалённые нервы ещё большее давление, каждый раз вонзаясь своими шипами, где-то в груди. Пока Степану удавалось контролировать себя, но силы были на исходе. Этой ночью ему было настолько не по себе, что он, откинув полог своего шатра, уселся смотреть на горящие под холмом костры его солдат, словно хотел отогреть ими свою застывшую душу.
        Катус, по обыкновению был рядом и заметил, как вышел Степан. Он делал всё, чтобы не попадаться полководцу на глаза. Если скользящий взгляд Степана и захватывал его в своё поле зрения, то ни как не мог в нём узнать того пузатого весельчака, каким он был раньше. Сменив свою пёструю одежду на доспехи, Катус мало чем отличался от других якши, которые принимали участие в боях, чтобы поживиться награбленным. Однако свою службу перед Аресом он вёл неукоснительно.
        Когда Степан неожиданно уселся перед своим шатром, Катус понял, что одиночество настолько его скрутило в своих объятиях, что в любой момент он захочет избавиться от навязанной ему маски. Сделка была честной между ним и Аресом. Катус не смог найти зацепку, чтобы расторгнуть соглашение. Он как тень ходил рядом, присматривал за Степаном, как за старым другом, стараясь, не отвернутся от него, испугавшись деяний Багряной маски.
        - Не спиться? - спросил Катус поклонившись.
        - Какая-то тихая ночь. То ли перед бурей затишье. То ли всё живое покинуло эти края, разбежавшись от страха передо мной, - хриплым голосом сказал Степан, а затем, прокашлявшись несколько для того, чтобы прочистить горло, а чтобы убрать из голоса печальные ноты, спросил: - А ты почему не с другими якши? Почему не развлекаешься?
        - Развлечения ищут лишь те, кто не бережёт себя для своей семьи или те, кого не любят. А у меня семья. Однажды я увижу своих родных, - сказал Катус.
        - Отчего же не бросишь всё, если это тебе в тягость? - спросил Степан.
        - Служба моя особая, - замялся Катус, не ожидав, что беседа примет такой оборот.
        - Понимаю. У меня тоже служба особая. Хоть и не приносит мне удовольствие то, чем я занимаюсь, но договор есть договор. Одно спасает от помешательства, что не нападаем на безвинных, а возвращаем утраченное, - отозвался Степан.
        Катуса бросило в холодный пот, однако он расплылся в улыбке - «Так вот, что ему Арес выдумал. А ведь это повод, чтобы расторгнуть сделку!»
        - Я прошу прощения за свою дерзость, но почему господин полководец считает, что не является зачинщиком конфликта? - аккуратно спросил Катус.
        Степан резко выровнялся в кресле и уставился на говорящего: - Мы раньше не встречались?
        - Приходилось. Но речь сейчас не обо мне. Хотя меня твоё десятилетнее заточение тоже касается, - сказал Катус.
        - Катус? Ты ли это? - не веря своим глазам, спросил Степан.
        - А кому же ещё Арес приказал за тобой приглядывать, как не своему слуге якши. Только у меня это крайняя служба и хочется от неё поскорее избавиться, - прошептал Катус, оглядываясь по сторонам.
        - О чём ты говоришь? Причём здесь Арес? - вскинулся Степан.
        - Ах, да! Он же к тебе под другим именем явился. Правда не стал сильно мудрить и назвался тебе своим собственным, только произнеся его наоборот. Сера это липовый брат Марсагета. Сера это Арес, - сказал Катус.
        Степан сжал свои огромные кулаки так, что побелели костяшки.
        - То есть он отправил меня воевать с невинными?! - грозно выдохнул Степан.
        - Боюсь, что да. К сожалению, я лишь сейчас узнал, что ваша сделка построена на обмане. Иначе я бы помог её разрушить раньше. А теперь надо понять, как остановить твою армию, - сказал Катус.
        - Я остановлю это, - проскрежетал зубами Степан.
        Он встал и внимательно посмотрел на костры внизу. Затем кивнул Катусу: - Ты со мной?
        - Может, сначала обсудим? - попытался вставить Катус.
        - Пойдём, покажу, что я придумал, - сказал Степан, раскрывая шире полог шатра.
        Катус юркнул за ним. Степан снял маску и хотел сменить одежду. Он не смог выбросить свою военную форму, как частицу из прошлой жизни. Сейчас он достал её и примерял. Но она оказалась мала. Он сильно возмужал на полях сражений.
        - Мне нужна одежда. Но не из княжества. А ту, которую носят те, кого мы захватили. Я возглавлю восстание и уведу армию обратно, - решительно сказал Степан.
        - Браво! - подпрыгнул Катус и выбежал выполнять поручение.
        Степану стоило немного поговорить у нескольких костров о гнёте, в котором оказались его соплеменник, как ненависть к захватчику воспылала в сердцах воинов. Степан предложил ликвидировать главнокомандующего и остановить наступление. В этот поворотный момент заговорщики пришли в лёгкое замешательство, но Степан успокоил всех, вытащив из кармана маску багряного цвета и сказал: - Самое сложное я уже сделал. Багряной маски больше нет!
        Следующая неделя прошла в поездках по обширному фронту, где Степан взывал к разумным доводам о необходимости прекратить сражения. Через месяц армия разбежалась окончательно. Когда даже отпетые молодчики, рвавшиеся в бой, поняли, что им не заплатят, они побросали знамёна и вернулись к былой крестьянской жизни. Бывшие правительства, прослышав, что грозный полководец им больше не страшен стали возвращать свои территории к жизни, перестав платить дань завоевателю.
        Степан смотрел на то, что натворил, проезжая по разоренным землям.
        «Нет мне прощения» - думал он, обливаясь слезами, которые даже не пытался прятать.
        Катус ехал вместе со Степаном в шатком фаэтоне. Они взяли его из того, что осталось в снаряжении некогда великой армии.
        - Мы поедем в Монтибус. Жрецы помогут. И кстати, ты, возможно, не знаешь, но ты теперь полубог, - сообщил Катус.
        Мысли Степана остановились. Он посмотрел на Катуса и спросил: - А это ещё что за напасть?
        - Это говорит о том, что ты можешь даже бога вызвать на поединок, - сказал Катус и тут же пожалел о том, что сболтнул.
        - Твоя свирель, которой ты вызвал Ареса, чтобы оживить Дандамиса ещё при тебе? - жёстко спросил Степан.
        - У меня, но я тебе её не дам. Даже не проси. Если ты хочешь мести, то это глупая затея. Арес обыграет тебя. Лучше пока он нас не нашёл быстрее бежать в Монтибус, - охладил пыл Степана якши.
        - Это мой с ним вопрос. Но ты прав. Лучше не пороть горячку, - рассудительно отозвался Степан и погрузился в глубокие размышления.
        ГЛАВА 20
        - Багряной маски больше нет. Уго убили, - сообщил староста деревни, возле которой, ещё совсем недавно, располагался последний стан, некогда огромной армии.
        Тарасу казалось, что его жизнь сейчас остановиться. Минуты шли за минутами, а он всё стоял и смотрел в оцепенении на опустевшее поле. Он словно ждал, что кто-то придёт и скажет ему, что это не правда. Мир перевернулся в его голове. Мрачные мысли, одна другой чернее стали лезть ему в голову. Дандамис видел, что с Тарасом твориться что-то неладное, но он не знал, как это остановить. Самсон пытался лизнуть руку, но Тарас не позволил. Он замкнулся в себе и отказывался общаться. «Давай обсудим» - просил Дандамис. Но ответом ему был только угрюмый взгляд. Поиски места захоронения Багряной маски ничего не дали. Во время обыска шатра главнокомандующего или точнее того, что от него осталось Тарас нашёл военную форму с нашивками, которая устранила и без того незначительные сомнения. Багряная маска и Степан это одно лицо. Тарас не хотел уходить не найдя останков бывшего напарника. День ото дня, остановившись в одном из пустующих деревенских домов, он выходил на поиски. Дандамис не бросал его. Также рано вставал и поздно ложился, отработав весь день, перебирая остатки военной амуниции и другого скарба в
окрестностях ставки главнокомандующего. Но однажды Дандамис проснулся один. Он предполагал, что уговорит утром Тараса вернуться в Монтибус, однако опоздал со своим намерением. Волки, на совете изучив, произошедшие перемены пришли к единому выводу - Тарас отправился мстить.
        - Но кому?! - вскинул руки Дандамис.
        - Полагаю Аресу, - сверкнул янтарными глазами вожак.
        - Это безумие! Мы должны его остановить! - прокричал Дандамис.
        Как же тяжело стало ему на душе.
        «Я хотел быть обычным воином и сражаться только, если действительно понадобиться. Сначала я погнался вслед за возлюбленной, желая усовершенствовать себя в военном деле через волчью тропу. Но для чего? Ведь она любит меня таким, какой я есть. Затем, я решил, что надо помочь Тарасу и пошёл к жрецам, которые естественно меня и отправили ему на подмогу. А что теперь? Снова неизвестность. Снова стою перед выбором, который я не хочу делать, потому что прекрасно понимаю, как мне хочется поступить и как я должен поступить. Чьей жизнью я живу? Чего я сам действительно хочу? Видимо наступило время ответить себе на этот вопрос. Буду ли я дальше как щепка биться уносимая течением. Стоп! А почему я решил, что я безвольная щепка? Всё, что я делал, не было принуждением. Это был мой собственный выбор!» - сказал сам себе Дандамис, ругая себя за минутную слабость.
        - Тарас знает только один способ увидеться с богом. Я уверен, что он отправился искать вещателя. Далеко он уйти не мог. Прошу провести меня меж мировым туннелем. Я не боюсь устать догонять. Я боюсь опоздать, - воинственно изрёк Дандамис.
        Вожак улыбнулся, обнажив острые клыки: - Растёшь на глазах! Не зря мы вас троих свели на волчьей тропе!
        «Я этого так не оставлю» - решил для себя Тарас и не желая смотреть в глаза Дандамису, покинул его, когда тот спал. Он шёл в город всезнающих вещателей.
        «Они меня научат, как разыскать бога войны, если откажутся устроить встречу. А столкнувшись с Аресом, я убью его, чего бы мне это не стоило» - размышлял Тарас, стараясь придумать надежный способ ликвидации.
        И тут прямо перед ним вышел Дандамис с вожаком, за которыми тут же закрылось какое-то вертикальное отверстие с оранжево-огненным обрамлением.
        - Мы должны поговорить, - строго сказал Дандамис, преградив Тарасу путь.
        Тарас попытался обойти его, буркнув: - Мне некогда разговаривать.
        Но вожак сбил его с ног и придавил к земле.
        - Нам всё же придётся поговорить. И первый вопрос, который я хочу тебе задать следующий. Как ты собрался ликвидировать бессмертного? Второй мой вопрос. Ты действительно готов убивать? Ты готов лишить жизни другого? - жёстко ударяя каждым словом как раскалённым прутом сказал Дандамис.
        Тарас прохрипел из-под придавивших его лап: - Отпусти! Что вы вообще понимаете! Это моя вина, что Степана нет. Я не боюсь погибнуть за него!
        Вожак придавил сильнее Тараса к земле и треснул его лапой по голове.
        Перед глазами засверкали искры, а потом пришло осознание глупости собственных действий. Глаза стали наполнятся предательской влагой.
        Вожак отошёл в сторону. Дандамис помог Тарасу подняться.
        - Это не твоя вина. У каждого человека есть выбор как поступить. Мы привели вас в свой мир. Он уже никогда не станет прежним. Вы оба спасли богов. Они помогут вернуть Степана. Нам нужно идти в Монтибус, - медленно проговаривая слова, сказал Дандамис.
        - Я не верю, что его нет в живых. Я думаю, его Арес забрал к себе, - сказал Тарас.
        И тут они оба и Дандамис и Тарас посмотрели на вожака.
        - Ты можешь провести нас своими туннелями к Аресу? Мы только посмотрим там ли Степан. Может Тарас прав, и мы освободим его через договор с Аресом, - спросил Дандамис.
        - Один договор повлечёт за собой другой, и вы погрязните в невыполнимых задачах. Но будь, по-вашему. Я проведу вас. Но я пойду с вами, - сказал вожак.
        Степан ждал и дождался. Проезжая по лесостепи, которая была густо заселена различными птицами, Катус потерял бдительность. Как только это произошло, Степан выхватил у него свирель и вызвал Ареса. Издевательски смеясь, Арес летал кругами на своём коне, не приземляясь рядом. Он прекрасно понимал, что правда открылась и сделка разрушена. Степан не только неподвластен, но ещё этот возмужавший полубог полон решимости вершить правосудие.
        - И что ты мне сделаешь? На что ты вообще способен? Ты был успешен только благодаря мне! - издевался Арес.
        - Я человек мира! Я никогда не хотел зарабатывать ни деньги, ни славу, убивая других. Ты обманул меня! Я вызываю тебя на поединок! - во всё горло провозгласил Степан.
        - О, нет, нет, нет и ещё раз нет. Я как бог не могу сражаться с полубогом. Это будет нечестно. Но я удовлетворю твою просьбу, - лукаво сказал Арес и закричал: - Аримасп! Аримасп! Призываю тебя сослужить службу!
        Катус накрыл голову руками.
        «Арес вызвал одноглазого великана. Что теперь будет?!» - заметался он.
        Под ножищами исполина задрожала земля. Детина был выше Степана в два раза. Покрытое кое-где клочками шерсти голое тело Аримаспа из одежды имело только набедренную повязку. Его единственный глаз торчал выпуклым яблоком, облачённым в мелкосетчатую кольчугу, закреплённую кожаным ремнём.
        - Вот тебе мой боец. Сражайтесь! - прогремел Арес, взмыв в небо.
        - Что же даже не посмотришь?! - прокричал ему вдогонку Степан.
        - Я думаю, ему всё равно, какой будет результат, - сказал, стоящий рядом Катус и прокричал: - Берегись!
        Степан отскочил и на место, где он только что стоял с грохотом, от которого застонала земля, опустилась дубинка.
        - Нам его не одолеть в прямом бою. Будем изматывать! - крикнул Катус, отбегая к дереву, по которому молниеносно забрался и прыгнул на великана, стараясь расцарапать ему руку.
        Аримасп потряс рукой и Катус улетел, покатившись кубарем. Шёл второй день битвы. Казалось, что силы у великана не убавилось не на толику. Запас воды, бывший в фаэтоне, подошёл к концу.
        - Это последняя фляга, - крикнул Катус, бросая её Степану и добавил: - Но с дерева я заметил вон там левее утёс над рекой.
        - Вот и пришло время для рукопашной, - сказал Степан, осушив кожаную фляжку.
        Степан разбежался и вцепился в набедренную повязку Аримаспа как за пояс. Великан попытался обеими руками ухватиться за Степана, но для его огромных рук он был маловат. Чувствуя, как Степан старается осилить его, и свалить с ног, Аримасп схватил его одной рукой и стал сжимать пальцы в кулак, плотно обхватив соперника в районе бёдер, тем самым обездвижив его. Степан дёрнулся, что было сил. Потеряв равновесие, оба покатились по земле. Аримасп на долю секунды ослабил хватку. Степану хватило этого времени для того, чтобы поменять позицию и изловчившись ударить Аримаспа в область почек. У исполина перехватило дыхание. Он захлопал ртом стараясь набрать воздух в лёгкие.
        - Надо бежать! Нам его не одолеть! - крикнул Катус.
        - К реке! - крикнул Степан.
        Аримасп хотел бежать за ними, но первые шаги дались ему тяжело. Однако совсем скоро, показалось, что он полностью пришёл в себя и погнался за противником.
        Степан понял, что направится к реке, было ошибкой. Высокий лысый утёс, на который они взобрались, не имел склона, чтобы спуститься. Три сосны, которые росли над обрывом, ненадолго могли продлить их существование. Отступать было некуда. Аримасп растянулся в улыбке, увидев, что добыча уже никуда не денется. Он перестал бежать и неспешно зашагал, взбираясь в гору. Степан осматривал пути отхода. Прыгать в реку с такой высоты было бы самоубийством. Продолговатая площадка перед обрывом не позволяла совершить ни один манёвр. Великан подходил всё ближе. И тут в небе снова зашумели крылья коня Ареса.
        - Ах! И что же мне с вами сделать?! Отдать на растерзание Аримаспу или на службу к себе позвать, может, сгодитесь ещё на что-нибудь? - ехидничал Арес, театрально прикладывая ладонь ко лбу.
        Арес спрыгнул с коня посередине каменистой площадки.
        - Ну что новый договор? - с азартом спросил он.
        - Им не нужны договоры с тобой! - прокричал Дандамис, появившийся с вожаком стаи и Самсоном по бокам прямо перед богом войны.
        Тарас вышел следом и на мгновение зажмурился.
        «Он жив!» - отпечаталось в его голове.
        Затем он открыл глаза и почувствовал, как закололо в сердце. Рядом с ним стоял Степан. Их взгляды встретились в немом приветствии.
        Дог выбежал вперёд и стал между богом войны и хозяином.
        - Смотри-ка, какой бравый пёсик! О! А ты и волка с собой притащил! - захохотал Арес.
        - Там Аримасп! - закричал Катус.
        Дандамис кинул взгляд за спину Ареса и увидел, что метрах в ста ниже по тропинке взбирается великан. Положение было весьма хрупкое. Только что казавшийся перевес, обнулился.
        - Дорогой мой, а ты не забыл, что у тебя должок передо мной? - лилейным голоском сказал Арес.
        - Я не просил меня оживлять. Это было твоё ошибочное решение. Поэтому я тебе ничего не должен! - смотря прямо в глаза богу войны, сказал Дандамис.
        Арга позаботилась снабдить его нужной информацией, когда они были в Монтибусе - «Долг, только тогда долг, когда ты его добровольно на себя взял. А если не брал, то это подарок и нечего себя корить, что ты кому-то в чём-то обязан».
        - Арес лишил меня зрения. Я не вижу, где выход в туннель, - прорычал вожак.
        - Твой нож! - шепнул Тарас Дандамису.
        Дандамис попытался вытащить нож, но Арес махнул рукой и на расстоянии выбил у него прутик.
        - Тьфу, я думал ты сражаться пришёл, а он с собакой поиграть захотел, - сказал Арес, пнув ногой футляр ножа в форме ветки.
        Самсон подхватил зубами летящую ветку и бросил её хозяину. Дандамис выхватил нож из футляра и быстро провёл им в воздухе.
        - За мной! - крикнул он, исчезая в темноте прорези.
        Дополнительного приглашения не потребовалось. Все, кроме обескураженного Ареса и сверкающего одним глазом Аримаспа бросились в прорезь, которая тут же затянулась.
        Впервые оказавшись на берегу реки времени все растерялись. Каждый видел только своё отражение в бурном потоке. Смещаясь левее отражение молодело, а правее от того места, где они прибыли виднелись лишь размытые мутные образы.
        - Куда нырнёшь там и окажешься, - задумчиво повторил наставления мамы якши Дандамис.
        - Я могу отменить все ужасы, которые сотворил? - с надеждой спросил Степан.
        - Мрак будет в твоём сердце, но именно он поможет тебе вновь не оступиться, - сказал вожак.
        - Тогда я хочу в тот день, когда согласился сотрудничать с Аресом! - воскликнул Степан.
        - Я с тобой! - бросился Тарас в реку за Степаном.
        - А я с вашего позволения, вернусь к своей семье, - сказал Катус перед тем как бултыхнуться в воду.
        - А мы сократим путь в Монтибус, - улыбнулся Дандамис.
        ГЛАВА 21
        - Тот самый привал, - вглядываясь в местность, сказал Степан.
        - Да, но мы постаревшие за эти два года, - указывая на габариты Степана, сказал Тарас.
        - Скоро придёт Арес, - поёжился Степан.
        - Я думаю, он как бог уже знает, что ты ему откажешь, поэтому не придёт, - предположил Тарас.
        - Это было бы здорово. Я уже достаточно с ним наобщался. Меня больше не прельщает военная карьера. Я слишком хорошо помню, какой запах раздирает горло после кровопролитной битвы. Когда-то я хотел пойти в миротворческие войска. Даже языками иностранными занимался. Но забросил. Сейчас вернёмся, возобновлю обучение прямо в части, думаю, наш командир мне поможет в этом, - уверено заявил Степан.
        Тараса со Степаном жречество поблагодарило за освобождение богов из заточения.
        - Вы своим присутствием удерживали равновесие, потому как боги были в опасности, а теперь настало время вам вернуться туда, откуда вы прибыли, - заявил верховный жрец на прощальной церемонии.
        - Благодарим вас за полученные уроки, - поклонились Тарас со Степаном.
        - Мы ещё увидимся? - спросила Вероника у Арги.
        - Кто знает. Волки выведут вас, - улыбнулась Арга, крепче вцепившись рукой в плечо Дандамиса, чтобы не расплакаться.
        Темнота туннелей и волчьих переходов закончилась. Знакомый лес впустил их в свои объятия. Степан и Тарас посмотрели в янтарные глаза волка и помогали ему на прощание.
        Командир экипажа ракетчиков, видя эту картину изумился: - Чему только не учат наших разведчиков, их даже дикие волки слушаются!
        - Идут учения, которые вот-вот должны окончиться! - напомнил Тарас.
        Степан мечтательно прищурил глаза - «Это тот самый летний жаркий кубанский день».
        Тарас, широко улыбаясь, смотрел на Степана.
        - Ты чего? - поднял бровь Степан.
        - Они тебя в старую форму всё-таки втиснули, - откровенно захихикал Тарас.
        Степан вдруг осознал, что форма жмёт ему во всех местах. Он огляделся и понял, что выглядит как стриптизёр в таком облегающем одеянии.
        - Хватит ржать! - усмехнулся Степан.
        - Ты главное не присаживайся негде! А то не ровен час, швы разойдутся! - хохотал Тарас.
        - Так, всё хватит, а то поколочу! - шутливо пригрозил Степан.
        Тарас перестал смеяться и громко выдохнул: - Вот и всё. Приключения закончились.
        - Для кого-то это конец, а для кого-то всё только начинается, - ответил Степан, разворачивая за плечи Тараса, позади которого в цветастом сарафане стояла Вероника.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к