Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Лукьянова Виктория: " Обжигая Страстью " - читать онлайн

Сохранить .
Обжигая страстью Виктория Лукьянова
        Аннотация к книге "Обжигая страстью"
        Вероника возвращается в некогда родной город, преследуя две цели - построить карьеру и вправить мозги брату Кириллу Левину. Но девушка даже не подозревает, что в главном офисе компании встретит того, кто перевернет ее жизнь вверх тормашками... и снимет проклятие с ее либидо.
        Ника, намереваясь проверить теорию, здорово рискует головой. Но разве можно устоять перед чарующим голосом грозного Эрнеста Майера? Особенно тогда, когда их обжигающая страсть готова сжечь дотла.
        Обжигая страстью
        Виктория Лукьянова
        Глава 1.
        - Ну наконец-то, - протянула Рокси, совладав с планшетом.
        На экране широкого модного гаджета появилось веселое лицо молодой женщины с короткой стрижкой иссиня-черных волос.
        - Привет всем, - улыбнулась она, обводя взглядом собравшихся.
        - Привет, Эмма, - поприветствовала я школьную подругу, и меня поддержали две другие девушки, сидевшие рядом за столиком в кофейне.
        Сегодня у нас был внеплановый сбор, который в срочном порядке я организовала, надеясь вновь увидеть всех подруг. Пусть даже и по видеосвязи, как это чаще всего случалось с Эммой, которая вот уже несколько лет училась и проходила практику в Штатах.
        - Давно собрались? - спросила Эмма, смутившись, что заставила подруг дожидаться.
        - Нет, - бросила Рокси, махнув при этом рукой. - Вероника раньше всех приехала, столик для нас бронировала. А мы с Аней чуть позже.
        - Они опоздали, - усмехнулась я.
        Аня, худая и долговязая девушка с густой копной каштановых волос, вздохнула, окинув изумрудным взглядом рокершу Рокси, которая бесцеремонно зевала.
        - Мы попали в пробку, - пожала плечами Рокси.
        - Ты проспала, - перебила я, заметив сразу, как только девушки вошли в кофейню, помятый и сонный вид рокерши. Роксана, как чаще всего называли все, кто ее знал, вела обычно ночную жизнь, выступая на концертах, записывая песни или зависая в клубах, когда не находилась в бесконечных турах и перелетах.
        - Опять выступление? - сочувственно произнесла Эмма, устраиваясь поудобнее в своем рабочем кресле. Сегодня у нее была ночная смена в больнице, которая выдалась на удивление спокойной.
        - Да, - кивнула Рокси так, что ее огромная прическа, состоящая преимущественно из черных дредов, колыхнулась. - Если честно, то я уже вымотана, но держусь пока. Надо закончить с альбомом, но мыслей нет.
        - У тебя и нет мыслей? - выдохнула я, вновь осматривая подругу.
        Сколько я знала Роксану, еще будучи дерзкой школьницей с не форматной внешностью по имени Оксана Дёмина, я всегда была уверена в ее неиссякаемой фантазии и воображении. Она умудрялась писать стихи и музыку на последней парте, заполняя тетради строчками для своих будущих хитов, за что получала от учителей выговоры. Не всем нравилось то, чем занималась Оксана, но главное в жизни для девушки была ее группа, которую она начала формировать в последнем классе школы, отыскав единомышленников и устраивая импровизированные концерты в гараже отца. Родители быстро сдались под напором дочери и позволили той посвятить себя творчеству, подарив на совершеннолетие гитару ее мечты. С этой гитарой и началась история рок-группы «Roxane», где бессменным лидером была, есть и будет Оксана Дёмина, больше известная как Роксана.
        - Нет, - выдохнула рокерша, откидываясь на спинку дивана.
        - Плохо, - прошептала Аня, которая, как обычно, немного сгорбилась, потягивая из небольшой белой кружки зеленый чай с нотками цитруса.
        Я перевела взгляд на девушку, которая словно пыталась спрятаться за кружкой и поняла, что Аня с каждым разом выглядела все печальней. В школе она была совершенно другой, активной и веселой, надеждой нашей баскетбольной команды и ее ведущим игроком. Анна Рябова никогда не отличалась тягой к точным наукам, как Эмма, или даже я, но вот со спортом она дружила. В средней школе, когда стало понятно, что девочка будет высокой по сравнению с другими одноклассниками, в том числе с мальчиками, Аня была готова замкнуться в себе, получив первые насмешки над своим ростом. Вот тогда-то ее заметил учитель физкультуры Юрий Алексеевич, бывший спортсмен, кандидат каких-то там наук. Он и предложили Ане заняться баскетболом. Так девочка попала в команду, где была самой неопытной и молодой, но она смогла преодолеть свою робость и доказать всем, что на поле ей нет равных ни в скорости, ни в меткости. Но после школы девушка не продолжила карьеру спортсменки, огорчив учителей и превратившись со временем в затворницу.
        - Кстати, Аня, как там твой дедушка? - вспомнила я причину того, почему девушка отказалась от своей мечты.
        Аня, услышав мой вопрос, вновь сжалась. Она подняла на меня свои безумно красивые зеленые глаза, обрамленные густыми ресницами, которые совершенно не требовали макияжа, и неуверенно произнесла:
        - Все также, без улучшений, - выдохнула она.
        - Как жаль, - ответила я. Рокси и Эмма сочувственно подержали подругу.
        - Я смотрела анализы, которые ты мне отправляла накануне, - быстро произнесла Эмма, привлекая наше внимание. - Мне действительно жаль, Ань, но я не думаю, что лечение поможет.
        - Все так ужасно? - прошептала девушка, впиваясь взглядом в экран планшета.
        Эмма только кивнула, с горечью осознавая, как сейчас тяжело ее подруге, которая в любой момент может потерять самого близкого и единственного родного человека.
        - Не переживайте, - грустно улыбнулась Аня, обращаясь к нам. - Я морально готова к тому, что однажды дедушка не проснется. Но давайте не будем о печальном, хорошо?
        Мы дружно закивали, пытаясь расслабиться и улыбнуться.
        - А как у тебя дела, Эммочка? - хитро произнесла Рокси, словно знала чуть больше, чем мы.
        Я уставилась на подруг, загадочно переглянувшихся. Эмма явно была недовольна, что Рокси подняла тему, но теперь у нее не было возможности сохранить свой секрет. Она посмотрела на собравшихся и мягко улыбнулась.
        - Он сделал мне предложение, - рассмеялась она, поднимая перед камерой руку, где на безымянном пальце красовалось очаровательное золотое кольцо с сияющим в лучах искусственного освещения камнем.
        - А что такой маленький камушек? - не выдержала я, пытаясь разглядеть колечко.
        Рокси прыснула со смеху, Аня чуть не подавилась своим чаем, а Эмма густо покраснела, пряча руку.
        - Ника, Терри такой же практикант, как и я, - попыталась оправдаться Эмма, опуская глаза на свою полупустую кружку с остывшим кофе.
        Я громко рассмеялась, утирая слезы, проступившие на глазах. Рядом со мной Рокси не пыталась сдержать смех, сжимая руками живот. Аня только покачивала головой, не оценив наш юмор.
        Нам с Рокси был прекрасно известен Терри Браун - жених Эммы, с которым она познакомилась три года назад в больнице, где начала тогда проходить практику. Парень, совершенно необладавший чувством юмора, не оценил подруг Эммы, называя их выскочками. В тот день началась война между ними, и пока в счете вели я и Рокси, Аня держала нейтралитет, а Эмма яростно оберегала теперь уже своего жениха.
        - Да, ладно! Расслабься, - махнула я. - Если тебе он так нравится, то мы не будем уговаривать. Но ты подумай, нужен ли тебе этот скупердяй, - подмигнула я, шлепнув в предоставленную Рокси ладошку.
        Эмма поджала губы, борясь с желанием высказать нам свое недовольство, либо оправдать в очередной раз Терри, но сдержалась. Мы же не переставали ее убеждать, что парень совсем не подходил нашей подруге, раскусив еще в первый день знакомства. Я много раз встречала в своей жизни похожих на Терри Брауна парней, которые всегда на первый план выставляли собственное эго, не заботясь о чувствах тех, кто был с ним рядом. То же самое сейчас происходило в жизни Эммы, которая оказалась покорена и погребена под эго Терри, строившую свою медицинскую карьеру, а умная и скромная девушка рядом с ним оставалась отличным дополнением, но не смыслом жизни.
        - Точно, Ника, - отдышавшись, заговорила Рокси, обращаясь ко мне. - У нас с тобой вообще никого нет. Даже Аня умудрилась отыскать себе парня, ведь так?
        Я взглянула на девушку, которая наконец выпустила из рук пустую кружку и умоляюще посмотрела на нас.
        - Просто знакомый, - тихо ответила она. - Ничего серьезного. Пара свиданий, не больше.
        Я хитро улыбнулась, подпирая руками подбородок.
        - Расскажи нам, а мы уж решим, просто знакомый или нет, - Рокси поддержала меня.
        Даже Эмма устремила свой взгляд цвета серого неба на девушку через тысячи километров.
        - Рассказывать-то нечего, - пожала плечами она, отворачиваясь от нас. - Случайно познакомились на улице. Я тогда забирала коляску деда из ремонта, а он решил подвезти меня. Знаю, садиться в машину к незнакомцу - плохая затея, - взглянула она на нас. - Он помог мне и после пригласил встретиться. Я не смогла отказаться.
        - Эх, Ань, - протянула Рокси, пытаясь стянуть с себя темно-синюю рубашку, под которой у нее была только майка. - Нам нужно с ним познакомиться.
        - Нет, даже не вздумай, - быстро вмешалась в разговор Эмма. - Они парня запугают.
        - Нет, даже не вздумай, - быстро вмешалась в разговор Эмма. - Они парня запугают.
        Я вновь расхохоталась, откинувшись назад. Рокси поддержала меня, скинув наконец рубашку.
        - Плохого мнения ты о нас, - выдавила сквозь смех я.
        - Годы практики знакомства с вами, - серьезно ответила Эмма, окидывая взглядом Рокси. - Новая татуировка? - спросила она, заметив что кожу рокерши покрывает свежий рисунок.
        Девушка кивнула, предоставляя и нам возможность лицезреть новое творчество. Кроме музыки у Рокси было еще одно увлечение - пирсинг и татуировки, которые украшали ее тело.
        Эмма покачала головой, с неодобрением относясь к такому проявлению творчества, а вот я всегда поддерживала Рокси. И даже несколько лет назад, вскоре после школы, набила первое тату на спине. И теперь могла похвастаться профессиональными рисунками не только на спине, но и на плечах.
        - Кстати, не желаешь что-нибудь новое? - повернулась ко мне Рокси, указывая на свои руки.
        - Нет, - покачала я головой, дав однажды слово маме, что перестану украшать себя подобным образом.
        Тогда, застав меня с обнаженной спиной, она упала в обморок, а после со слезами умоляла не уродовать тело. В принципе, моего брата она тоже умоляла завязать с гонками, но Кирилл Левин не был бы собой, если бы уступил женским слезам и отказался от главной страсти в жизни.
        - Жаль, - протянула Рокси.
        - Ты же знаешь, где я работаю. Там все очень серьезно с дресс-кодом, - вздохнула я, понимая, что большую часть времени прячу тело под плотными рубашками и строгими костюмами.
        Но мне нравилось вести подобную жизнь: днем скромная сотрудница архитектурного отдела крупной строительной компании, а вечером безудержная и страстная, ищущая приключений и секса. Хотя, с сексом в последние пару лет были проблемы, о чем я сейчас совсем не хотела вспоминать.
        Рокерша покачала головой, явно до сих пор не смирившись с тем, что я отказалась наслаждаться жизнью, заточив себя в тело офисного планктона. Но это было еще одно обещание, данное много лет назад маме, которое я сдерживала как могла. Ведь кто-то в семье должен быть примером для подражания. И пусть буду я, играя две роли, пока мой брат рискует собой на гонках и трахает без разбора все что движется. А маме не стоит знать, что ее любимая дочка не сильно-то отличается от собственного брата-двойняшки, пусть и старше его на двенадцать минут.
        - А у тебя как дела, Ника? - повернулась ко мне Эмма, следом за ней и Рокси с Аней, устремив подозрительный взгляд.
        - Да, действительно как? - протянула в привычной манере Рокси. - Не зря же ты нас так спешно собирала.
        Я хитро улыбнулась, оглядев затаившихся подруг. Уверена, что они ожидают подробностей, например, о моей личной жизни. Но увы, романом я похвастаться не могла, но у меня были припасены иные новости.
        - Хочу поделиться с вами наиприятнейшим известием, - заговорщически произнесла я, затянув немного паузу. - Я получила повышение и сегодня вечером улетаю на работу в главный офис!
        - Ничего себе, - присвистнула Рокси, уставившись на меня.
        Аня и Эмма предпочли более сдержанно выразить свои эмоции и поздравить меня с повышением.
        - Рада за тебя, - прошептала Аня, одарив меня своей лучезарной улыбкой. Той самой, редкой и присущей только одной ей.
        - А как я рада, - изобразила на лице веселье Рокси. - Это значит, что ты свалишь из нашей дыры. И мы теперь еще реже будем общаться.
        Я пожала плечами, устремив взгляд на притихшую Эмму. Да, рокерша была явно не довольна, что мы разбредались по миру, встречаясь и общаясь с каждым годом все реже.
        - Ну есть же телефоны, интернет, - взмолилась Эмма, надеясь, что ей рано или поздно простят решение уехать учиться в Штаты.
        Рокси только отмахнулась от слов Эммы, повернувшись ко мне.
        - Значит, возвращаешься туда? - поинтересовалась она. - К брату?
        Я кивнула, все еще находясь в предвкушении от встречи с Кириллом, с которым не виделась почти год.
        - И как он там? - спросила Рокси.
        - Как обычно, - ухмыльнулась я. - Гоняет, веселится и трахается. Ничего нового. С мамой все реже общается, и я намереваюсь выбить из него дурь.
        - Хотела бы я посмотреть на это, - рассмеялась Рокси. - Наверное, даже загляну к вам, когда буду в тех краях. Так что жди на огонек, - подмигнула она, и я поняла, что Рокси закатит такую вечеринку в честь своего приезда, что о нас будут еще долго говорить.
        - Думаю, Кирилл будет рад тебя увидеть, - ответила я.
        Рокси только громко хохотнула, вспомнив их прошлое, когда она даже попыталась встречаться с моим братом. Против их отношений тогда выступила я, заявив, что не готова терпеть их парочку. Но у них ничего не получилось, слишком разными были Кирилл и Рокси. А сейчас, когда вскрылись пристрастия моего брата к красивым и пустоголовым моделям, певичкам и актрисочкам, жесткая, прямолинейная и порой циничная Роксана точно не соответствовала его вкусу.
        - Все также увивается за короткими юбками? - спросила она, выдергивая меня из воспоминаний.
        - Ага, - обреченно подтвердила я. - Блин, девочки, я так боюсь, что он однажды женится на какой-нибудь глупой кукле. Маму хватит удар, это точно. А она так мечтает, чтобы у нас с братом была хорошая жизнь.
        - Только не ты и не твой брат не торопитесь ее обрадовать, - протянула Рокси, а Эмма и Аня быстро закивали, соглашаясь со словами рокерши.
        Я посмотрела на подруг, стараясь изобразить серьезное сердитое лицо, но судя по их улыбкам, это у меня не получилось.
        - Еще не время, - хохотнула я, расслабляясь под внимательными взглядами. - Сейчас у меня только две цели - построить карьеру и вправить мозги брату. С первым, вроде, все пока получается.
        - Тогда удачи с братом, - пробормотала Эмма.
        - Она мне понадобится, - кивнула я, мысленно благодаря подруг за поддержку.
        Как не им было знать, насколько мне тяжело было бороться с упрямым братом, отравляющим жизнь матери.
        - Так, давайте сейчас договоримся, что при первой же возможности соберемся вместе, - обратилась я к подругам. - Например, когда Эмма вернется, - и посмотрела на девушку, облаченную в светло-зеленую больничную форму.
        - Почему бы и нет, - улыбнулась она. - Не могу, сказать когда точно вернусь, но через полгода у меня заканчивается контракт. Возможно, тогда и приеду, - подмигнула она.
        - Надеюсь, останешься к тому моменту Игнатьевой, - проворчала Рокси, вспомнив о женихе подруги.
        - Не обещаю,- хитро улыбнулась Эмма.
        Я же рассмеялась, с грустью осознавая, как же мне будет не хватать их. Да, меня ждут новые знакомства и встречи со старыми друзьями, но школьные подруги всегда занимали особое место в моей жизни.
        - Тогда договорились, - хлопнула я в ладоши. - Звоним, пишем и не пропадаем.
        Девушки согласились, поддержав мое предложение.
        - Во сколько вылет? - повернулась ко мне Рокси. - Может, нам с Аней проводить тебя?
        - Вечером, в 23.30, - ответила я, взглянув на наручные часы. - Не нужно, я на такси доберусь.
        Рокерша кивнула, оглядываясь по сторонам в поисках официанта.
        - Давайте тогда поедим, - протянула она. - Я готова убить за тарелку горячего. И думаю, еще торт не помешает. Надо же отметить твое повышение.
        - Почему бы и нет? - ухмыльнулась я, открывая меню вновь.
        - Тогда я вернусь к работе, - заговорила Эмма, привлекая наше внимание. - Удачи, Ника. Надеюсь, у тебя все получится.
        Я с благодарностью посмотрела на девушку, мягко улыбающуюся мне.
        - Спасибо, с работой не будет проблем, - кивнула я. - И с Кириллом тоже.
        Но Эмма покачала головой, серьезно взглянув на меня серыми глазами.
        - Я про твою личную жизнь, - добавила она. - Надеюсь, что там ты наконец встретишь того самого.
        Рокси и Аня затихли, посмотрев на нас. Девушки знали, что в последнее время я придерживалась целибата, но по какой причине не знал никто. Однажды я заикнулась, что ищу того самого, превратив серьезный разговор о проблемах в шутку. Не уверена, что подруги поверили, но вопросов с тех пор никто не задавал.
        - Надеюсь, - весело улыбнулась я в ответ.
        Эмма попрощалась с нами и отключилась. Она вернулась к своей нудной и серьезной работе, которой дорожила. Мы же приступили к обеду, с особым удовольствием уплетая торт, самый шоколадный, который только можно было отыскать в меню кофейни.
        После сытного перекуса и разговоров ни о чем, Рокси и Аня попрощались со мной на парковке. Они сели в огромный черный внедорожник, который принадлежал рокерше и скрылись в плотном потоке машин. Я же вызвала себе такси, с грустью вспоминая, как накануне продала свою малышку. Автомобиль, который совершенно не соответствовал моему характеру, но удачно дополнял первый образ девушки из офиса, носящей строгие костюмы и часто наведывавшейся в гости к маме по выходным. Она с отчимом решили вернуться в родной город спустя много лет.
        И теперь моей веселой и беззаботной жизни угрожала бесконечная слежка от матери. Решение принять предложение о переводе с приятным бонусом в качестве повышения было отличным поводом сбежать от надзора семьи. Мама была опечалена, узнав о переезде, но когда я ей сообщила, что еду присматривать также за братом, она успокоилась, прося только одно - уговорить Кирилла приехать к ней в гости. Сложная задача, почти невыполнимая, но не буду я Вероникой Левиной, если не притащу брата на порог родительского дома.
        Вернувшись в съемную квартиру, которую арендовала около полугода, я осмотрела свои пожитки. Большая часть отправилась на хранение к матери, а от туда я планировала уже перевести вещи в свой новый дом, когда осяду на новом месте. С собой же я забирала огромный чемодан и дорожную сумку, куда впихнула самые необходимые на первое время вещи.
        Вечером я вызвала такси и покинула квартиру, оставляя свое прошлое на этом пороге. И когда самолет разрезал белоснежными крыльями ночное небо, я наслаждалась новым для себя чувством - чувством свободы.
        Глава 2.
        - Ну и какого черта! - выругалась я, пряча в карман телефон.
        Схватив чемодан с сумкой, я устало поплелась в сторону выхода из аэропорта, наконец осознав, что брат меня кинул. Да, кинул и никак иначе. Он не приехал меня встречать, как мы договаривались пару дней назад, когда я заявила ему о своем новом назначении. Тогда, судя по голосу Кирилла, брат был не очень рад моему переезду, но клятвенно обещал встретить ночью в аэропорту и отвезти к себе, где мне пришлось бы задержаться на несколько дней, пока не будет готова новая квартира и не прибудут мои вещи.
        Волоча за собой чемодан, я грозно осматривалась по сторонам, замечая с какими довольными лицами здесь встречают прибывших, но не меня. Чертыхнувшись вновь, когда с плеча сползла сумка, я яростно поправила ее, устремившись в сторону с табличкой «Такси».
        Быстро отыскав свободную машину, я наблюдала, как приятной наружности и добродушный мужичок вталкивает в свой автомобиль мой багаж, отмечая, что сегодня удивительно теплая ночь.
        Я только кивала головой на его слова, назвав предварительно адрес, по которому жил мой нерадивый братец вот уже последние пару лет. Кирилл, на удивление, прикупил себе довольно большую и удобную квартиру, заработав на нее своими гонками, которые так ненавидела мама. Но я тогда поддержала брата, поспорив с мамой. Кажется, мы не разговаривали с ней около месяца.
        Автоматически отвечая на вопросы таксиста, я смотрела в окно и любовалась ночным городом, по которому так успела соскучиться за те пять лет, что не жила здесь. Решив, что обязательно устрою себе прогулку по знаковым местам, я и не заметила как быстро мы добрались до симпатичного аккуратного двора около высотки.
        - Ну вот, мы на месте, - проговорил таксист, услужливо подавая мне багаж.
        - Спасибо, - весело ответила я, рассчитавшись с ним и отправившись в сторону незнакомого подъезда.
        Приблизившись к стальной двери, я потянулась к домофону, собираясь набрать номер квартиры Кирилла, как заметила, что дверь-то открыта.
        «Вот тебе и навороченные современные дома», - усмехнулась я, проникая в светлый подъезд.
        Добравшись до последнего этажа на лифте, я мысленно радовалась, что сейчас устрою брату сюрприз. Но после трех звонков мне так никто и не открывал дверь.
        - Да ладно, ты издеваешься, - выругалась я, вновь вдавливая пальцами заветную кнопку.
        - Черт побери, - прохрипел мужской голос, открывающий перед моим носом дверь.
        Я свирепо уставила на брата, который, судя по всему, сладко посапывал в кроватке, пока его сестра мучилась, добираясь с пожитками по ночному городу.
        - Ника? - удивленно выдохнул он, уступая мне дорогу.
        - Она самая, - огрызнулась я, втаскивая уже ненавистный чемодан. - А кого ты ждал? Или не ждал?
        Кирилл осторожно закрыл за мной дверь, повернув замок. Обернувшись, он посмотрел на меня затуманенными глазами, почесав при этом спутанные светлые волосы.
        - Самолет же завтра? - кажется, он уже догадался, что запутался в днях.
        Я ухмыльнулась, понимая, на сколько мой брат бывает порой забывчив, и устало вздохнула, стягивая с ног кеды.
        - Кир, я тебе календарь подарю. И часы. И будильник. И еще много чего, чтобы ты наконец-то перестал забывать и опаздывать.
        - Извини, сестренка, - голос брата стал мягче. - Умотался за последние дни. Давай, проходи. Как перелет? Все в порядке?
        Я последовала за братом, оставляя вещи в коридоре. Кир повел меня в свою сверкающую чистотой кухню, где принялся готовить мне сладкий горячий чай. Я же уселась за белоснежный стол, задумавшись, как же мы сильно отличаемся с братом.
        Порой, меня пугала та щепетильность, с которой он относился к вещам. Особенно к машинам. И вот сейчас передо мной был пример отличного и дорого вкуса Кирилла, обставившего собственную мужскую берлогу по последнему слову моды.
        Принимая из рук брата кружку с горячим напитком, я решила, что устрою осмотр берлоги утром, когда мои глаза перестанут смыкаться от усталости. Сейчас мне предстоял более сложный разговор. Я собиралась отчитать брата не только за его забывчивость, но и за последнюю выходку, которая потрепала нервы не только мне, но и маме.
        - Как у тебя дела? - решила заходить издалека, пригубив сладкий чай.
        Кирилл плюхнулся на стул напротив, отпивая из своего прозрачного бокала апельсиновый сок.
        - Как обычно,- отмахнулся он, зевая. - Вчера со съемок вернулся.
        - Реклама? - поинтересовалась я. - Что в этот раз? Белье, часы, парфюм, машины?
        Вроде перечисляла всё, в съемках каких вещей принимал участие мой брат за последние года.
        Кирилл рассмеялся, заметив, как в моем голосе проскользнул сарказм. Да, он все еще помнит, как я изводила его после фотосъемки для журнала, где брат предстал в нижнем белье. Нет, он был идеален на фотографиях. Но я не буду его сестрой, если не пошучу над ним.
        - Машины, - ответил он, вливая в себя остатки сока. - Для автосалона Марка. Не могу же я отказать другу, - пожал плечами, откидываясь на спинку стула.
        Что же, если дело касалось Марка, то я была готова простить брату его оплошность. Да и вообще, имя Марка действовало на меня как успокоительное, и брат этим всегда пользовался, при этом никогда не ревнуя.
        - Как он поживает? Весь в делах, наверное, - спросила я, расслабляясь.
        Кирилл кивнул, возвращаясь к холодильнику, откуда извлек новую упаковку сока.
        - Ты же знаешь его. Он иначе не может. Впрочем, как и Вик. Два трудоголика.
        Я усмехнулась, до сих пор удивляясь и не понимая, по какой причине они все сдружились.
        - Почему смеешься? - Кирилл с подозрением посмотрел на меня.
        - Да вот все никак понять не могу, почему они с тобой дружат. С таким-то лоботрясом.
        - Ну, наверное, потому что я красавчик с отличным чувством юмора. А так бы совсем там стухли, погребенные под бумажками, - пожал плечами брат, поглощая сок.
        - Даже Боб? - удивилась я.
        - Нет, только не он. Мы с ним отличный тандем как довести Никольского до белого каления. И как не дать помереть от скуки Мрачному, - в голос засмеялся Кирилл.
        Прозвище, данное много лет Марку Громову братом я помнила, поражаясь, почему тот все еще ходил на ногах. Марку оно не нравилось, но он всегда отличался спокойствием и выдержкой.
        - Кстати, у меня к тебе есть один серьезный разговор, который мы должна обсудить прямо сейчас, - уставилась я на брата, встретившись с идентичными глазами голубого цвета.
        Кирилл нахмурился, возвращая на стол пустой бокал.
        - О маме? - заговорил он. И я заметила, как напряглись его мышцы, скрытые под белоснежной майкой.
        Я утвердительно кивнула.
        - До нее дошли слухи о твоем очередном романе. Кир, ну это уже перебор, - вздохнула я. - Я, конечно, понимаю твою страсть к симпатичным девушкам. Но зачем с эскортницей светиться? А какие заголовки были! У мамы добавились морщины из-за тебя. Она все еще наедятся, что ты образумишься.
        Кирилл грустно рассмеялся, отворачиваясь от моего внимательного взгляда.
        - Ника, такого не будет. Ты же знаешь, - спокойно ответил он. - Да кто бы говорил, - и он подозрительно посмотрел на меня.
        - Я в завязке, - быстро отмахнулась, еле сдерживая себя, чтобы не засмеяться.
        - Надолго ли? - протянул брат. - Особенно после возвращения сюда. Не думаю, что ты продолжишь свой целибат, вкусив запретные плоды этого города.
        А вот с этими словами Кирилла я была согласна. И где-то в глубине души зародилось тепло, наполняющее тело. Может, я смогу избавиться от своей «болезни». Время покажет, решила я.
        - Завтра, когда я позвоню маме, расскажу ей, что все те статьи в журнале были всего лишь домыслами журналистов. И сняли вас, когда вы случайно пересеклись на одном мероприятии, - заговорщически проговорила я. - А ты мне дашь слово, что больше не попадешь впросак. Эх, Кир, с проституткой. Надо же, - выдохнула я.
        - С элитной проституткой, - поправил он, и получил от меня грозный взгляд.
        - Так, хватит, - проговорила, поднимаясь из-за стола. - Теперь проводи меня до моей комнаты. Я устала.
        Кирилл поднялся следом за мной и, удивленно изогнув светлую бровь, с сомнением в голосе переспросил:
        - В твою комнату?
        - Да, - кивнула я, решив, потрепать немного нервы брату.
        - Ты же сказала, что снимешь себе квартиру? - уточнил Кира, не торопясь покидать кухню.
        - Да, говорила, - подтвердила слова брата. - А теперь не стой столбом и пошевеливайся, - и ухватив его за руку, подтолкнула вперед. - Не переживай. Я постараюсь не уничтожить твою берлогу. А насчет квартиры, то она будет готова через несколько дней. Так что потерпишь меня немного.
        - Ника, я же придушу тебя, если ты здесь хоть что-нибудь сломаешь, - серьезно ответил брат, оборачиваясь ко мне.
        - Ты сомневаешься? - с вызовом произнесла я, одаривая брата презрительным взглядом таких же голубых глаз.
        Он задумался, и от возникшей на его красивом лице глубокой морщинки на переносице, я поняла, что мысли были не самые приятные.
        - Ника, где ты, там хаос, - заключил он, отворачиваясь от меня.
        - Братик, я тебя тоже люблю, - хохотнула я, последовав за ним в направлении комнаты, которую Кир выделил мне на те несколько дней, что я буду оставаться здесь, отравляя его жизнь.
        После того как я с помощью Кирилла втащила свои вещи в комнату, в которой располагался небольшой диван и шкаф, я плюхнулась на мягкую поверхность, с наслаждением вытягивая ноги.
        - Ника, - позвал брат, привлекая мое внимание.
        Я обернулась на голос, заметив как Кира стоит в дверях, облокотившись на косяк.
        - Завтра я договорился с ребятами о встречи. Погуляем как в старые добрые времена? - и я заметила, как хитро он улыбается.
        - Конечно, - весело отозвалась, предчувствуя, что вернулась в этот город не зря. - И, кстати, постарайся завтра утром, когда проснешься, не забыть, что я тут тоже нахожусь. Не хотела бы увидеть твоего червяка, - скорчила лицо от мысли, что брат тот еще любитель походить голышом.
        Кирилл расхохотался, ухватившись рукой за дверной косяк.
        - Ты тоже не разбрасывай свои труселя, - подмигнул он, скрываясь в коридоре и прикрывая на прощание дверь.
        На следующий день я проснулась непривычно поздно. Кое-как отлепив ватную голову от подушки, я взглянула на окно, где за плотными шторами во всю светило дневное солнце, раздражавшее покрасневшие глаза. А в их цвете я убедилась, когда добрела до ванной комнаты, где в зеркале рассмотрела свое помятое лицо.
        - Ну и морда, - прохрипела я, включая кран.
        Закончив с утренними/дневными процедурами, я, продолжая зевать, поплелась на кухню. Там отыскала записку, прикрепленную к холодильнику магнитиком.
        «Ника, я уехал по делам. Вернусь к 18.00. Постарайся не уничтожить мою квартиру», - писал мне брат своим аккуратным почерком.
        Скомкав листок и отправив его в мусорное ведро, я принялась обыскивать его запасы еды, будучи уверенной, что меня не оставят тут голодать до вечера. У моего брата был один талант, которым я действительно гордилась, а именно он умел готовить, в отличие от меня. Да, думаю удивительно, что в нашей семье парень мог сварить приличную пищу, когда девушка, вроде меня, могла только испортить все. Но я не унывала. Рестораны с доставкой спасали меня вот уже лет десять как я переехала из родительского дома.
        Набив живот до отвала, я уползла в гостиную, по достоинству оценив домашний кинотеатр брата. Сам же Кирилл, как и обещал, приехала домой вечером.
        - Никусь, поднимай зад и собирайся, - с порога прокричал брат, скидывая с ног кеды. - Нас ждут в «Хамелеоне» через час.
        Я поднялась с широкого темно-серого дивана, почесав бок, который успела отлежать за два часа.
        - «Хамелеон»? - переспросила я, не припоминая данного заведения в городе.
        - А, точно, - протянул Кирилл, входя в гостиную. - Клуб открылся пару лет назад. Кстати, одно из творений вашего Майера, - ответил он, припоминая чертовски знакомую фамилию.
        - Ты про того самого Майера? - переспросила я.
        - Ну да, - кивнул он. - Или ты уже забыла, где и на кого работаешь?
        Я пожала плечами.
        - Знаешь, во-первых, я работала в филиале, где ни разу не видела того самого Майера. А во-вторых, какая мне разница, кто там Большой Босс. Мне своего начальника хватало, - произнесла я, отправляясь в почти свою комнату, чтобы начать сборы.
        - Большой Босс? - повторил за мной Кир, плюхаясь на диван. - Ника, ты только его так не называй больше. Он точно не оценит твоего юмора.
        - Сомневаюсь, что мы встретимся, - махнула рукой я, скрываясь в комнате.
        Я не отрицала, что слышала его имя. Эрнест Аланович Майер. Владелец огромного строительного холдинга, куда входил и мой филиал, как и множество различных фирм. Кажется, я даже видела его снимки в сети, но он никогда не интересовал меня. Да и что могло меня привлечь в этом властном и жестком мужчине, порядком старше меня, которого я не видела ни разу в живую.
        Когда я ответила брату, что моего начальника мне хватало, то нисколько не врала. Вадим был замечательным боссом и добрым другом. Благодаря его усилиям я получила повышение и перевод. И вот спустя полгода, как он сам получил повышение, я стала главным специалистом в его новом отделе. Пожалуй, работать в его команде было для меня честью и радостной новостью.
        Добрались мы до клуба ровно к назначенному времени. А вот и второй талант брата, не признанный мамой, здорово выручил нас, когда Кир, профессионально управляя своей дорогой и безумно быстрой машинкой, объехал пробки на главной дороге, сделав небольшой крюк по городу. По пути я заметила, как посматривают на Порш брата, особенно мне удалось оценить эти взгляды на парковке перед клубом, сияющим неоновой вывеской. Парни осматривали автомобиль с нескрываемой завистью, а девушки были готовы выпрыгнуть из трусиков. Но их пыл поубавился, когда следом за Кириллом, облаченного сегодня в модные светло-серые джинсы и белую обтягивающую футболку, вышла из машины я.
        «Да, девочки, мой братец сегодня занят», - послала им томный взгляд, последовав за Киром в сторону входа в клуб.
        - Не могла поскромнее одеться? - спросил Кирилл, хмуро осмотревшись по сторонам. - У тех парней сейчас челюсти отвалятся, - и кивнул в сторону толпы, в которой меня оценили по достоинству.
        - Ты же сказал, что повеселимся как в старые добрые времена, - хитро прошептала я, посылая воздушный поцелуй тем самым парням, на которых указывал брат.
        - Я не намерен вмешиваться в драки из-за тебя, - серьезно ответил он.
        Мне оставалось только пожать плечами. Не спорю, бывали и драки из-за меня. И даже брату доставалось в тех драках, когда его принимали за моего ухажера. Пусть мы и были не просто родными, но и двойняшками, с возрастом стали мало чем похожи, особенно когда я покрывала свое лицо макияжем.
        - Ну ты же не один. Ребята тебя поддержат, - намекнула я на друзей брата.
        - Как? - удивленно уставился на меня Кир. - Принесут попкорн и начнут принимать ставки?
        - Даже Боб? - не думала, что здоровяк откажется помогать другу.
        - Даже он, - покачал головой Кир, проходя мимо охранников, которые поприветствовали его как хорошего знакомого.
        Я последовала за братом, оценив какую очередь мы оставили за собой. Хорошо быть сестрой звезды-автогонщика, а еще лучше когда эта звезда дружит с богатыми и влиятельными бизнесменами-холостяками. Да, те девочки, которые не оценили моего эффектного появления в обтягивающем мини, точно порвут меня, когда заметят в такой компании. А эта дружная четверка всегда умела привлечь внимание и произвести неизгладимое впечатление.
        Войдя в огромное помещение ультрасовременного клуба, я не могла не восхититься им. Да, если сюда приложил руку холдинг Майера, то это было его очередным творением. «Хамелеон» действительно отвечал своему названию. В центре клуба был широкий танцпол, который ломился от веселой и разгоряченной толпы, а воздух разрезала быстрая ритмичная музыка, переплетающаяся с разноцветными лучами, наполняющими весь клуб.
        Сквозь толпу я последовала за Кириллом, который уверенным шагом направлялся к лестнице, ведущей судя по всему к вип-столикам, возвышающимися над танцполом.
        - Смотрите, кого я к вам привел, - протянул хитро брат, подталкивая меня вперед.
        - Да чтоб меня! - разразился хохотом Роберт, подскакивая со своего места.
        Когда я видела Роберта Громова в последний раз, он был чуточку меньше. И сейчас, очутившись в его огромных руках, я не могла продохнуть. Мужчина же наоборот, крепко сжимая меня в объятиях, оторвал от пола и приподнял так высоко, насколько мог себе позволить.
        - Я тоже рада тебя видеть, - рассмеялась я. - А сейчас лучше опусти обратно, иначе все увидят мой голый зад, - быстро проговорила я, надеясь что платье не задралось слишком высоко.
        - Точно, - усмехнулся Боб, возвращая меня на пол. - Но как же я рад тебя видеть, Никуля.
        - Как и я, - сбоку послышался спокойный мягкий голос, принадлежавший в этой компании только одному человеку.
        Я обернулась, чтобы встретиться с пронзительными темно-серого цвета глазами. Цвета ночного неба. Поднявшись, Марк Громов, облаченный, как обычно, в идеально сидящий костюм, приблизился ко мне, чтобы нежно приобнять за плечи. Я по-сестрински прикоснулась быстрым невесомым поцелуем к теплой щеке.
        - А я не очень, - послышался твердый холодный голос моего личного врага в этой дружной компании.
        Повернувшись на голос, я одарила самой дружелюбной улыбкой Виктора Никольского, который, как и Марк, был облачен в темные брюки и белую рубашку, и продолжал сидеть за столом, потягивая темный напиток из бокала.
        - Время идет, все меняется, но не твои привычки, - ухмыльнулась я, отмечая, что страсть Вика к виски была близка к зависимости.
        - Как и твои, - кивнул он, указывая на мой дерзкий наряд.
        - А я говорил, - быстро вмешался Кирилл, который успел устроиться на диванчике.
        Кинув на брата строгий взгляд, я присела на свободное место, оказавшись между Марком и Робертом.
        - Рассказывай, зачем пожаловала, - да, Никольский был действительно предсказуем, когда захотел узнать причину моего возвращения.
        И я не хотела оставлять его без информации. Довольно улыбнувшись, я с призывом взглянула в его зеленые глаза, скрытые за стеклами модных очков в тонкой оправе.
        - Ничего личного, просто работа.
        - Работа? - удивился он, делая еще один глоток. - И где она, эта работа?
        - В «МайерКомпани», - хитро прищурилась я. - Архитектурный отдел. Главный офис. Главный специалист, - и указала рукой на свою скромную персону.
        Роберт присвистнул, повернувшись в мою сторону. Как и Марк, который внимательно посмотрел на меня.
        - Не плохо, тогда удачи, - ответил Вик, и я не поверила свои ушам, услышав первую похвалу от тирана Никольского, но счастье мое длилось не долго. - Удачи всему холдингу Майера. Не разнеси там компанию в щепки.
        Кирилл дико заржал, не пытаясь скрыть своих эмоций. Даже Роберт резко прикрыл рот ладонью, отворачиваясь от меня. Марк же мягко улыбнулся, при этом стараясь изобразить серьезное лицо. А вот Никольский продолжал буравить меня своим тяжелым взглядом. Не буду я сама собой, если сдамся.
        - Вот закончу с Майером, приду и за тобой, - ухмыльнулась, продолжая зрительную войну.
        - Буду ждать, - криво улыбнулся он, возвращаясь к бокалу.
        Теперь смеялись все. Даже Виктор, сдавшийся первым под моим напором. Что же, один бой я выиграла, и не буду отрицать, что скучала по нему.
        - По какому поводу веселье? - я услышала приятный баритон, доносившийся со спины. Обернувшись, я увидела как к нам подошел высокий мужчина, облаченный в темные брюки и серую рубашку с закатанными до локтей рукавами.
        И этот мужчина, словно спустившийся с небес ангел, обратил все свое внимание на меня, прожигая насквозь внимательными глазами янтарного цвета.
        - Ника, позволь познакомить тебя с владельцем клуба, Леонидом Авраамовым.
        - Для друзей Леон, - произнес он, приближаясь ко мне.
        Глава 3.
        Я замерла в ожидании реакции своего тела, вспоминая, как раньше реагировала на красивых и уверенных мужчин. А Леонид Авраамов был великолепен. С хищной грацией он подошел ко мне, чтобы коснуться протянутой руки, и запечатлел обжигающий поцелуй на коже тыльной стороны ладони.
        - Приятно познакомиться, Ника, - улыбнулся он, совсем не обращая внимания на напряженные лица мужчин.
        - И мне, - постаралась держаться непринужденно, скрывая ото всех свое разочарование.
        Нет, Леон не разочаровал меня. Меня подвело мое тело. Вновь и вновь оно отказывалось оживать, возбуждаться и желать. Желать ласки, любви, прикосновений. Чувствуя привычную пустоту, я обернулась к напряженным друзьям, одним взглядом давая им понять, что владелец клуба меня не заинтересовал. Кажется, Кирилл даже вздохнул с облегчением. Пожалуй, стоит расспросить его потом о Леониде. Почему он вызывает такое напряжение среди других мужчин.
        - Присоединишься? - кивнул на свободное за столиком место Марк, потянувшись к своему бокалу с безалкогольным коктейлем.
        - К сожалению, нет, - покачал головой Леон, продолжая искоса поглядывать в мою сторону. - Я же на работе. Хорошо вам провести время, - подмигнув, он продолжил свой путь среди столиков, расположенных в вип-зоне.
        - Засранец, - пробубнил Кира, провожая Леона дерзким взглядом. - А ты меня удивляешь, Никусь.
        Я хитро улыбнулась, принимая от официанта свой бокал с коктейлем. Я была уверена, что брат подумал о том, как я покину сегодня клуб в компании этого мужчины. Но вынуждена разочаровать Кирилла. Мужчины не волновали меня последние пару лет. И, грустно вздохнув, я вступила в беседу с друзьями на самые разные темы, лишь бы забыть о той пустоте, что сверлила мое тело.
        Остаток вечера мы провели за разговорами, разбавляя их общими воспоминаниями и напитками. После долгих уговоров мне удалось упросить брата разрешить вернуться за рулем его дорогой и быстрой машины. Клятвенно пообещав вести себя паинькой и не хулиганить, Кирилл протянул мне ключи, а сам заказал большой бокал пива. Расслабившись, он начал припоминать все мои косяки, напоминая периодически мне о моем же обещании. И я героически стерпела всё.
        И вот, распрощавшись с друзьями, мы возвращались домой. Кирилл развалился в пассажирском кресле, тщательно следя за тем, как я управляю его малышкой.
        - Ника, ничего не хочешь рассказать? - вдруг спросил он, внимательно посмотрев на мое лицо.
        - О чем ты? - улыбнулась в ответ, наслаждаясь тем, как автомобиль плыл по дороге.
        - Леон тебе не понравился? - спросил он напрямую, заставив напрячь руки, вцепившись в кожаный обод руля.
        Я пожала плечами, чувствуя, как паника растет в теле, заставляя его вибрировать от мелкой дрожи. Были в моей жизни темы, которые я не хотела бы обсуждать с братом. Но Кирилл всегда был упертым, как и я, и добивался своего. Вот и сейчас он следил за мной, ожидая честного ответа.
        - Нет, не понравился, - что же, я не врала. Леонид не вызвал во мне никаких чувств.
        - Как и никто вообще в клубе, - заключил он.
        - Здорово же, - усмехнулась я. - Я не искала приключений на свой зад. Ты не попал в драку из-за меня. Кир, может я старею?
        От удивления брови брата поползли вверх, придавая его симпатичной мордашке комичность. И спустя мгновений он заржал в голос, ухватившись за живот.
        - Не смейся, - натянула на себя почти серьезное выражение лица. - Между прочим, у меня уже появился первый седой волос.
        После нового взрыва хохота рассмеялась и я, вздыхая при этом с облегчением. Оставалось понадеяться, что брата подобные ответы устроят. Он знал, что я не любила серьезных разговоров, и порой вынуждена была беседовать с ним по-взрослому только от того, что мама беспокоилась за нас. А в остальное время мы оставались детьми, бесшабашными, несерьезными.
        Вернувшись в квартиру, Кирилл отметил, что вожу машину я все еще не очень хорошо, за что получил подзатыльник. Оставив Порш на охраняемой парковке, мы вернулись в квартиру, решив по пути заказать пиццу. И пока брат был занят заказом, я стянула босоножки с уставших ног и поплелась в комнату, чтобы переодеться в домашнюю одежду, представлявшую в моем случае короткими шортиками и майкой.
        Спустя почти час мы собрались на кухне, где смачно уплетали две пиццы. Зная мой аппетит, Кира решил не рисковать, увеличив заказ, и я поблагодарила его за предусмотрительность.
        - Значит, завтра на работу? - спросил он, когда мы принялись за какао.
        - Ну, фактически уже сегодня, - ответила я, взглянув на часы. - Лишь бы не проспать.
        Кирилл проследил за моим взглядом и, мягко улыбнувшись, сказал:
        - Тогда отправляйся в кроватку, сестренка. Ведь если тебя уволят за опоздание, ты не съедешь из моей квартиры.
        - Точно, братик, - кивнула я, усмехнувшись. - А ты же не хочешь, чтобы я жила с тобой.
        - Нет, Никусь. Я не переживу такого соседства, - и отняв у меня почти пустую кружку, он указал рукой на дверь, предлагая мне поторопиться и отправиться спать.
        Показав на прощание средний палец и пожелав кошмарных снов, я вернулась в свою комнату, где вырубилась почти сразу, как голова коснулась мягкой подушки.
        Удивительно, но утром я проснулась под первый будильник, хотя накануне поставила их несколько на своем телефоне, не доверяя самой себе. Быстро закончив с утренним душем, я сварила свежего кофе, и, потягивая горячий напиток, отправилась рисовать свое рабочее лицо.
        Для работы у меня было одно правило - никто не должен знать о моих татуировках, поэтому я всегда скрывала их под плотной или непрозрачной ткани, а на лице всегда был сдержанный, приглушенный макияж. Спустя почти час после моих приготовлений, из зеркала на меня смотрела миловидная девушка в строгом костюме и собранными золотыми локонами в тугой узел на затылке.
        Поприветствовав привычный образ, я покинула комнату, где в коридоре столкнулась с сонным братом, которого скорее всего разбудила, когда хлопала дверью.
        - Тебя не узнать, - зевнул он, оглядев с ног до головы.
        - Я же офисный планктон, - подмигнула, натягивая на ноги летние туфли на невысоком каблуке.
        - Тебя подбросить до офиса? - спросил он, подавая мне строгую сумку из светлой кожи.
        Я отрицательно покачала головой.
        - Такси уже ждет, - ответила, направляясь к двери. - Лучше помоги мне с машиной. Поищи что-нибудь неприметное и не слишком дорогое.
        И получив согласие, я покинула холостяцкую берлогу брата.
        До офиса я добралась очень быстро, несмотря на небольшую пробку на проспекте. И вот, когда меня оставили недалеко от главного входа, я впервые увидела «МайерКомпани» во всей красе. Высокое здание этажей в шестнадцать, сияющее в лучах утреннего солнца тоннами стекла, простиралось почти в самом центре города. Тихонечко присвистнув, впечатавшись одним из творений Майера, я последовала ко входу, куда уже текла толпа из мужчин и женщин, облаченных в строгие костюмы.
        Слившись с той самой толпой, я без проблем прошла пропускной контроль, предъявив свое удостоверение, полученное еще на прошлом месте работы в филиале. И теперь я поднималась на лифте на восьмой этаж, где располагался мой отдел.
        Получив подсказку от мимо проходящей сотрудницы компании, я быстро отыскала нужную дверь, за которой и находился архитектурный отдел. Уверенно открыв дверь, я вошла внутрь, где сразу же встретилась с внимательным взглядом серых глаз молодой девушки, сидевшей за ближайшим ко входу столом.
        Осмотрев меня и поздоровавшись, она спросила:
        - Вы к кому? - приятный тихий тембр ее голоса привлек внимание еще пары сотрудников, которые находились в нескольких метрах от нас.
        - К вам, - улыбнулась я.
        - Ника, ну наконец-то, - тут же услышала знакомый голос.
        Обернувшись, я увидела как следом за мной в кабинет вошел мой бывший, а теперь и нынешний начальник.
        - Вадим, - улыбнулась я, оказавшись в его крепких дружеских объятиях.
        - Ты когда приехала? Почему не позвонила? - завалил вопросами он, совершенно не обращая внимание на удивленные взгляды собравшихся коллег.
        - Пару дней назад, - ответила я, освобождаясь от его объятий, зная, что он может так долго простоять, не отпуская рук.
        Усмехнувшись, Вадим отступил на шаг назад, оглядывая, как и остальные, меня с ног до головы.
        - Все как обычно? - улыбнулся он, подмигивая.
        Я утвердительно кивнула, стараясь выглядеть серьезной. У нас с Вадимом были секреты. Он был тем из немногих с работы, кто знал, что прячу я под строгими костюмами.
        - Так, пойдемте все, - кивнул он коллегам. - Познакомлю вас.
        И мы последовали за Вадимом в другой кабинет, где красовалась табличка с его новой должностью. Я насчитала, что помимо меня и Вадима, здесь присутствовали еще пять человек: две молодые и симпатичные девушки и трое парней.
        - Дорогие коллеги, - почти пафосно начал Вадим, растягивая рот в неприлично широкой улыбке, - позвольте познакомить вас с нашим новым главным специалистом - Вероника Фролова.
        Я улыбнулась замершим на месте коллегам, которые теперь смотрели на меня с неприкрытым интересом. Да, официально я была Фроловой, сменив на фамилию отчима вскоре после замужества матери, но в душе и для друзей я всегда оставалась Никой Левиной. Особенно я рада была этому моменту, когда мой брат прославился, став автогонщиком и успешной моделью. Не очень-то и хотелось отбиваться от журналистов, которые преследовали новую звезду, а больше всего меня пугали толпы поклонниц Кирилла.
        А после Вадим познакомил меня с каждым сотрудником, представляя их по именам с кратким указанием их обязанностей. Так я познакомилась с Дианой, девушкой из приемной, работающей в отделе офис-менеджером. Следующей была Алиса, ведущий специалист, и парни Никита, старший специалист, Олег - выпускник университета, новичок в компании и Степан, специалист. Мы не были единственным архитектурным бюро в компании, наше направление занималось строительством объектов инфраструктуры в городской среде, и сейчас, по последним новостям, полученным от Вадима, нам предстояло заняться новым проектом, а именно разработка предстоящей реконструкции центрального парка.
        Обменявшись парой слов с коллективом, Вадим отправил меня в отдел кадров, где мне предстояло подписать кипу бумаг относительно перевода и повышения, получить новый пропуск. Бюрократия, которая царила в хоромах кадровиков, затянулась до самого обеда, и, в перерыв, наконец вернувшись на свое рабочее место, была подхвачена под руку приободрившимся начальником.
        - Пошли перекусим, - весело заявил он, уводя меня из кабинета.
        На обед мы отправились в расположенное в соседнем здании кафе, где оказалось много сотрудников компании. Заняв дальний свободный столик и сделав заказ, Вадим продолжал наблюдать со мной с неприкрытой радостью.
        - Перестань так смотреть, - попросила я, посылая начальнику недовольный взгляд.
        - Как? - искренне удивился он.
        Я постаралась изобразить его глупое выражение лица, вызвав поток смеха от мужчины.
        - Черт, Ника, как же я скучал здесь по тебе! - воскликнул он, рассмеявшись.
        - Не нужно было уезжать, - ответила я, наблюдая, как официант приносит наш заказ.
        Приступив к еде, Вадим произнес:
        - Полгода пролетели почти незаметно. Но я все равно скучаю по прошлым денькам.
        Я усмехнулась, понимая, что и я скучала по его симпатичной мордашке. Вадим Дорофеев обладал четкими спокойными чертами лица, средним ростом, крепким накаченным телом и шустрым умом. За те пять лет, что мы проработали вместе, он умудрился подняться из простого сотрудника-менеджера, до начальника отдела, а после получил перевод в главный офис, суливший ему не только существенную прибавку к зарплате, но и карьерный рост. К чему Вадим и стремился, при этом никогда не бросая своих друзей. Так и я получила приглашение на новую должность, став по сути его заместителем в отделе.
        - По чему именно скучаешь? - переспросила я. - По работе в филиале? Или по тому, как мы отрывались после работы?
        Мужчина хитро прищурился, взглянув на меня. Да, он понял о чем я говорила.
        - Ника, я скучал по тебе, - с нежностью в голосе ответил он.
        - Я тоже, - ухмыльнулась я. - Кстати, надеюсь наши новые коллеги ничего не знают об этом?
        - Нет, я же не настолько глуп, чтобы трепаться с ними об этом, - быстро ответил он, став за секунды серьезным. - Им известно, что мы работали раньше вместе. Но им не стоит знать, что нас связывает не только работа.
        - Это точно, - кивнула я. - Хочешь мне что-нибудь рассказать про них? - намекнула, что не зря же он меня выманил из офиса, постаравшись остаться без посторонних.
        Мужчина согласно кивнул, осмотревшись по сторонам.
        - Ника, приглашая тебя на эту должность, мне пришлось отказать в повышении Алисе. Поэтому хочу предупредить сразу, давай поосторожнее с ней. Да и вообще, здесь все совсем по-другому. Каждый старается вылезти вон из кожи, только доказать остальным что он лучше.
        - Ты позвал меня в змеиное логово? - тихо спросила я, прикрывая рот ладонью.
        Вадим весело рассмеялся, при этом покачав головой, соглашаясь с моими словами.
        - Не беспокойся, - отмахнулась я рукой, вернувшись к салату. - Ты же знаешь меня. Я еще та сучка. Могу сама потрепать нервы, - и подмигнула мужчине, вызывая у него новый приступ смеха.
        - Поэтому и предупреждаю, - подтвердил он. - Зная тебя, я опасаюсь за своих сотрудников.
        Закончив с обедом, мы вернулись в офис. Остальные ребята уже были на своих местах, и Вадим указал на мой новый рабочий стол, укомплектованный всем, что могло бы понадобиться главному специалисту отдела. Попрощавшись с начальником, скрывшимся за дверью своего кабинета, я направилась к столу, попутно осматриваясь по сторонам.
        Изображая занятость тем, что расставляла и меняла так, как было привычно мне предметы на столе, я осмотрела коллег, которые теперь представлялись мне в ином свете после слов Вадима.
        Парни были самыми обычными представителями мужского пола. Достаточно молодые, но уже обладавшие опытом, они занимались проектной документацией, перебрасываясь попутно фразами, чаще всего касавшимися бумаг, нежели других тем. Никита был самым высоким из мужчин, ростом почти под два метра, он не казался слишком крупным из-за своей худобы, но под очертаниями светло-голубой рубашки я разглядела крепкие жилистые руки.
        Степан же был полной противоположностью коллеги, на голову ниже, крупного телосложения. Рубашка и брюки обтягивали его плотное тело, а на носу у него были очки в толстой оправе.
        Олег, новичок в компании, занимал свою должность второй месяц. Сразу после выпуска он получил предложение по работе, заслужив свое место благодаря тому, что был одним из лучших студентов на курсе.
        Девушки Диана и Алиса были не только симпатичными, но и яркими личностями. Диана, обладательница точеной фигурки и густой черной гривы, чудесно смотрелась в узкой юбке и блузке с коротким рукавом кремового цвета.
        А вот Алиса, крашенная блондинка, была чуть полнее Дианы, но при этом строгое серое платье обтягивало ее аппетитную округлую фигуру, подчеркивая крупную грудь и широкие бедра. Длинными наманикюренными пальчиками она ловко стучала по клавиатуре, прерываясь периодически на то, чтобы уставиться на несколько минут в экран своего телефона.
        Закончив с предварительным осмотром территории, я вернулась к своему столу, и тут из кабинета выглянул Вадим, позвав меня так громко, что привлек внимание всех коллег.
        - Вероника, зайди, пожалуйста, - позвал он, и отметила, что он вернулся к своему «официальному» тону.
        Неторопливо поднявшись, я прошла через кабинет, ловя на себе недобрый взгляд Алисы, зависшей с телефоном в руках.
        - Вызывали, босс? - улыбнулась я, закрыв за собой дверь.
        - Конечно, - ответил Вадим, указывая рукой на стул, стоявший рядом с его столом. - Кидай свою задницу. У меня для тебя тут работа есть.
        Плюхнувшись на предложенное место, я приняла от начальника ворох бумаг. Бегло просмотрев на них, я удивленно приподняла бровь, уставившись на Вадима.
        - И что это значит?
        Мужчина откинулся на спинку своего кожаного стула, устало вздохнув:
        - Ника, у меня проблемы с этим проектом, - серьезно ответил он. - Знаешь, почему я так торопился с твоим переводом?
        Я покачала головой, действительно удивляясь, почему так внезапно получила предложение о работе.
        - Все дело в этом проекте. Это реконструкция городского парка. Майер сам его курирует. И все, что мы раньше ему предоставляли, его совершенно не устраивает. У меня осталось две недели, чтобы довести проект до конца, подготовить документацию и представить перед советом конечный результат. И вот что, Ника, если я завалю этот проект, моя голова полетит с плеч. В общем, я получу пинок под зад.
        Вадим замолчал, хмуро уставившись на мое пораженное услышанным лицо. Я же молчала, пытаясь переварить полученную информацию.
        - Все настолько плохо? - уточнила, вновь взглянув на бумаги.
        - Ну не совсем, - попытался улыбнуться он. - Ник, я разработал уже восемь вариантов проекта, которые мне завернули. У нас уже закончились идеи. Мне нужны твои мозги, - и он взглянул на меня так, словно умолял согласиться взяться за проект.
        - Разве я могу отказать тебе, когда ты так хочешь мои мозги? - улыбнулась я.
        Мужчина с облегчением выдохнул.
        - Ты мой ангел, Ника, - нежно прошептал он.
        - Хорошо. Я все сделаю, и ты получишь свой проект. Но у меня есть одно условие, - я прищурилась, замечая, как напрягся мужчина.
        - Какое? - тихо протянул он.
        - Мы напьемся до чертиков после того, как ты спасешь свою голову и зад, - я расхохоталась.
        Вадим выдохнул, рассмеявшись вместе со мной. Поднявшись из-за стола вслед за мной, он помог открыть дверь, пока я удерживала в руках кипу бумаг.
        - А теперь я могу приступить к работе, Вадим Дмитриевич? - спокойно спросила, заметив, как на нас, появившихся в открытых дверях, посмотрели коллеги.
        - Конечно, Вероника Сергеевна, - в тон ответил начальник, провожая взглядом меня.
        Глава 4.
        На следующий день, когда я утром вошла в офис, уже точно знала по какому курсу идти и чего так не хватало в предыдущих проектах, которые завернули. Готовая поделиться идеями с Вадимом, я застала собравшихся коллег в его кабинете.
        - Тебя ждем, - поприветствовав всех, услышала немного нервный голос Вадима. - Дорогие коллеги, у меня две новости.
        Все замерли, прислушиваясь к словам начальника. Даже я напряглась, опасаясь, что эти новости могут быть не самыми хорошими, если судить по тону Вадима.
        - Во-первых, сегодня у нас в десять общее собрание в конференц-зале. Явка обязательная. Будут представлены новые проекты. И вроде что-то скажут о предстоящем корпоративе, - заметила как девушки довольно улыбнулись, переглянувшись между собой. - А во-вторых, после собрания, у нас встреча с Майером. И, ребятки, нам надо все подготовить, что у нас уже есть.
        Вадим взглянул на меня, словно надеясь, что я достану из рукавов белоснежной рубашки готовый проект. Но увы, задумки не есть законченная работа, и с каждой минутой у меня оставалось все меньше времени, чтобы воплотить их в жизнь.
        Получив еще несколько указаний, мы покинули кабинет начальника. Я поспешила к своему столу, чтобы успеть за час до собрания максимально заняться проектом, предчувствуя, что с меня могут сегодня спросить. Вот тебе и новая работа, а сегодня только второй день, как получила назначение.
        В назначенное время я последовала за коллегами, прикрывая ладонью рот. Рядом со мной поравнялся Вадим, наклонившись поближе к моему уху, чтобы тихо прошептать:
        - Не выспалась? - и по его тону я поняла, на что он намекает.
        - Да, но не из-за того, о чем ты подумал, - устала взглянула на начальника, ловя его настороженный взгляд. - Вадим, все по-прежнему.
        - Как жаль, - вздохнул он, с грустью взглянув на меня.
        В конференц-зале мы заняли отведенные свободные места. Вадим, будучи руководителем отдела, присоединился в первых рядах к другим начальникам, пожимая приветственно руки и перекидываясь общими фразами. Я же села в крайнем ряду, на боковое место, оставаясь в полутени.
        Зал, который вмещал не меньше сотни сотрудников, был полон. И с опозданием на пять минут собрание началось. Полились стандартные фразы, объявления о предстоящих проектах, как и говорил Вадим, но я из-за почти бессонной ночи пропускала все слова, пытаясь совладать с зевотой, прикрывая рот ладонью.
        И вот, когда уже один глаз начал закрываться, неожиданно для меня произнесли знакомое имя. И на сцену поднялся мужчина, облаченный в строгий элегантный костюм темно-серого цвета. Повернувшись к собравшимся, он начал свою речь низким баритоном, проникающим в каждую клеточку моего тела. Пораженная его голосом, я замерла на месте, чувствуя, как усталость отступает, и ее заменяет совсем иное ощущение. То, о чем я забыла. То, чего не чувствовала вот уже два года.
        Всмотревшись в стоявшего в нескольких десятков метров от меня на сцене мужчину, я была поражена на столько, что сжала руки в кулаки так сильно, что побелели костяшки. А ноги непроизвольно напряглись, стукнулись до боли в коленях.
        Эрнест Аланович Майер умел произвести впечатление. И сейчас я чувствовала, находясь под этим самым впечатлением, как тугой узел завязывался в моем животе, спустился вниз, расползаясь жарким огнем между ног.
        Поежившись, я попыталась стряхнуть с себя оцепенение, но ощущения не проходили. И я посмотрела вновь на сцену, пожалев, что сижу так далеко от источника колдовского голоса, надеясь рассмотреть ЕГО. Того самого человека, благодаря которому мое проклятие исчезло.
        Как и многие, я заинтересовалась интимной стороной жизни довольно рано. Но в отличие от собственного брата-двойняшки, который не только встречался с девушками, но и спал с ними, я же берегла свою честь в надежде повстречать того самого, единственного. При этом ограничиваясь поцелуями и невинными ласками, ко дню совершеннолетия я поняла, что больше не могу терпеть и ждать. И вот, в день рождения, отмечая его небольшой шумной компанией и будучи немного пьяной, я отправилась на съемную квартиру с парнем, с которым на тот момент встречалась пару месяцев.
        Его звали Леша, ему было девятнадцать, и он был студентом колледжа. А еще он был чертовски настойчивым и довольно часто хвалился своей интимной жизнью. И вот, доверившись его опыту, я переступила порог квартиры, где ночью и лишилась своей невинности. Тогда я могла сказать одно - все те тонны любовных романов, которые я успела прочитать за свою подростковую жизнь в тайне от матери, врали как один. Это было больно, очень больно. И никакие алкогольные пары не сделали мое тело менее восприимчивым к боли, не расслабили мышцы и не затуманили разум.
        Но после не самого удачного первого опыта, я все же дала шанс своему телу вкусить все плоды сексуального мира. И с Лешей отправилась в новое приключение, продлившееся не больше трех месяцев. Изучив с ним базовый курс по практике секса, я поняла, что не познаю с ним уже ничего нового. Все становилось обыденным, не интересным и не поражало воображение.
        Распрощавшись со студентом-мачо, хотя во втором я сильно сомневалась, я отправилась в вольное плавание, ловя на себе не только заинтересованные взгляды мужчин разных возрастов, национальностей и достатка, но даже привлекла внимание некоторых особенных женщин.
        И вот после окончания школы я поступила в университет, осваивать архитектурное ремесло. Оказавшись во взрослом мире, я была окружена соблазнами, но никогда не теряла голову. И прежде чем позволить мужчине прикоснуться к себе, я проверяла его. Всегда исключала случайные связи на одну ночь. И никогда не забывала следить за собственным здоровьем.
        Особенными для моего опыта показались отношения с женщиной. Она первая подошла ко мне. Я же заметила ее заинтересованный взгляд очень давно, но не давала ей повода. Непродолжительные, но яркие ласки, которые я получила от нее, открыли во мне новые крайности. Я отдавалась полностью, наслаждаясь нашими бурными страстными ночами, проведенными вместе. Но я не готова была дать ей то, чего она жаждала, как и многие мои мужчины-партнеры. Все они хотели, чтобы я подарила им свое сердце, открыла для них душу. Я же придерживалась одного из правил, которому был также верен брат - никакой любви. Только страсть, только секс.
        В какой-то период я даже соревновалась с братом за количество разбитых сердец, но он, как обычно, вел в счете, оставив меня далеко позади. Кирилл никогда не одобрял моих сексуальных похождений, говоря, что плохим ребенком в семье должен быть он, а я должна оставаться примером для их матери. Да, у Кирилла и матери были сложные, натянутые отношения, и виной тому была я. Но вспоминать историю почти пятнадцатилетней давности теперь не хотелось.
        Погрузившись вновь в воспоминания, я не заметила, как Майер закончил свою речь и покинул сцену, предоставив место другим сотрудникам. Собрание продолжилось, а я сидела все также не подвижно, плотно сомкнув ноги.
        Когда же произошло это со мной? Мое проклятие, как я его называла. Два года? Нет, чуть больше. Это случилось весной, в теплый майский день. В день когда я по привычке отправилась в клуб, в надежде встретить там вновь своего нового ухажера. И вот спустя неделю нашего знакомства, безумного количества подарков, которыми он завалил меня, добиваясь расположения, я готова была сдаться. Сдаться под его напором, предвкушая страстные ночи и дни, которые мы проведем вместе.
        Облачившись в ультрамодное и дерзкое платье и туфли на шпильке, я приехала в клуб, где успела заказать фруктовый коктейль. Он пришел спустя минут двадцать после моего приезда, и уверенным шагом направился к барной стойке, где я дожидалась только его, хотя за эти минуты ко мне успели подойти не меньше трех заинтересованных в знакомстве мужчин.
        Мягко улыбнувшись, я поприветствовала мужчину, облаченного сегодня в узкие темные джинсы и черную рубашку. Его короткие темные волосы были слегка взъерошены, а взгляд карих глаз пылал огнем возбуждения.
        - Ника, ты так чудесно выглядишь сегодня, - протянул он, присаживаясь рядом со мной.
        Я хитро улыбнулась, проводя пальчиком по тонкому стеклу наполовину пустого бокала.
        - И ты не плохо, - подмигнула, подмечая, как он улыбнулся краешком тонких губ. - Я ждала тебя.
        Заказав для себя выпивку и вторую порцию для меня, он обернулся, обжигая горячим взглядом.
        - Я скучал по твоим глазам, Ника, - почти шепотом произнес он.
        - Я тоже, - также тихо ответила, пригубив сладкий напиток. - Знаешь, не хочу тянуть время.
        Мужчина залпом осушил бокал.
        - Как и я, - быстро ответил он.
        В тот вечер мы добрались до отеля на удивление быстро, но от каждой проведенной минуты без удовлетворения, я мучилась, чувствуя как сильно болит тело. И вот мы вошли в забронированный номер, скидывая по пути одежду.
        Уложив меня бережно в широкую мягкую кровать, он начал покрывать полуобнаженное тело страстными поцелуями, покусывая разгоряченную кожу. Добравшись до кружевного бюстгальтера, он высвободил грудь и накрыл жарким поцелуем возбужденный сосок, втянув его. Получив мой вскрик-стон, он продолжил умелые ласки, обследуя тело быстрыми движениями теплых рук.
        Оказавшись около тонкой кружевной ткани трусиков, он запустил пальцы покорять мою плоть. И, прикоснувшись к бархатной коже между ног, он резко поднялся, посмотрев на меня серьёзным взглядом.
        - Какого черта?! - тихо выругался он.
        - Какого черта?! - тихо выругался он.
        Я не понимала, что его не устроило там. И с удивление переспросила.
        - Ты сухая, - быстро ответил он, вынимая руку из трусиков. - Сухая, как чертова пустыня.
        Подскочив, отталкивая мужчину руками, я оправила белье и помчалась в ванную комнату, захлопывая на замок за собой дверь. Первым делом я включила теплую воду из хромированного крана.
        В круглом зеркале, висевшим над белоснежной раковиной, я увидела обескураженное бледное лицо девушки, которую знала всю жизнь, но сейчас не узнавала. Охладив лицо водой, я похлопала по щекам, возвращая им легкий румянец.
        Следующим этапом моего обследования было то, что скрывалось под тканью дорогого кружевного белья алого, как кровь, цвета. Вытерев насухо ладони махровым полотенцем, я приспустила дрожащими руками тонкую ткань трусиков и запустила палец на бархатные складки, надеясь, что мой несостоявшийся любовник что-то напутал, заявив, что у меня там пустыня. Но тщательно обследовав себя, я поняла, что там действительно было сухо. Ни капли смазки возбуждения. Чертова пустыня! Он был прав. И я испугалась, ощутив в одно мгновение себя неполноценной. Словно потеряла что-то очень дорогое и родное.
        В тот вечер я потеряла свою темную сторону. Больше не было Вероники, сексуальной обольстительницы. Осталась только та, что сейчас сидела в конференц-зале и пыталась собрать развалившиеся кусочки воспоминаний в единое цело.
        Ванную комнату я покинула спустя полчаса и не застала мужчину в номере. И была этому рада. На телефоне я заметила сообщение от него, что появилось срочное дело и ему нужно уехать. Пусть и его оправдание было слишком надуманным и ненастоящим, я только могла выдавить из себя усталую улыбку, натягивая на продрогшее тело платье, аккуратно сложенное на краю кровати. Отвечать мужчине я не планировала, как и завтра, и вообще когда-либо. Занеся его номер в черный список, я с печалью покидала номер, оставляя за его дверью страшную тайну, которая будет преследовать меня еще пару лет.
        Проверить свою ужасающую теорию о своем теперь не жаждущим секса теле я решилась примерно через полмесяца, отправившись в клуб. Но никто не привлекал моего внимания, ни мужчины, ни женщины. И с грустью я посещала разные клубы города, бесцельно проводя свободное от работы время.
        Первым меня раскусил Вадим, когда пригласил в клуб, чтобы отметить успешно закрытый проект. Такие посиделки были для нас традицией, и я по инерции согласилась выпить вечерком. Сам же Вадим был чем-то похож на меня. Он тоже никогда не искал постоянных отношений, довольствуясь непродолжительными, но страстными романами с разными женщинами. А меня он никогда не воспринимал как объект своего сексуального воображения. Поэтому мы были коллегами-друзьями, делившимися вот так за посиделками своими приключениями.
        - Ника, ничего не хочешь рассказать? - спросил он, внимательно посмотрев на мое хмурое лицо.
        - О чем ты? - удивленно приподняла я бровь, уставившись на коллегу.
        - С тобой что-то происходит. И не пытайся этого отрицать. Меня ты не обманешь.
        Я пожала плечами, стараясь спрятать лицо за прохладными дрожащими ладонями. Вздохнув, я посмотрела на друга, и спросила его:
        - Посмотри туда, - кивнула в сторону трех симпатичных девушек, одетых в вызывающие короткие наряды, болтающих за бокалами веселыми высокими голосами. - Тебя кто-нибудь из них привлекает? Хочешь ли ты кого-нибудь отвезти сегодня к себе и поиметь в нескольких позах?
        Вадим подозрительно уставился на меня, возвращая свой взгляд от компании девушек, на которых я ему указала.
        - Если нет, то здесь явно найдется хоть одна красотка, которую ты захочешь раздеть сегодня. Ведь так? - серьезно спросила я, прикасаясь к полному бокалу с фруктовым коктейлем.
        Мужчина нахмурился, но утвердительно кивнул.
        - Так и думала, - вздохнула я. - А вот у меня с этим проблемы. И нет, дело ни в девушках или в мужчинах. Во мне. Что-то случилось со мной, - выдавила из себя слова, которые приносили боль моему сознанию.
        - Ника, что ты там себе надумала? - выпалил Вадим.
        - Ничего не надумала, - быстро ответила, раздражаясь от того, что приходилось оправдываться перед сидящим напротив другом. - Говорю как есть. Со мной произошла какая-то непонятная хрень. И теперь меня не привлекают ни мужчины, ни женщины. Никакого влечения, возбуждения и секса. Пустота.
        Вадим тяжело вздохнул и осушил свой бокал.
        - Как это случилось? - спросил он, наблюдая за мной.
        И я не стала утаивать от него того, что произошло в отеле. А в конце рассказа, он смотрел на меня так, словно сам чувствовал то, что творилось во мне.
        - А врачи? Ты обследовалась? Может что-нибудь с гормонами? - вопросы посыпались из него, но я только кивнула.
        - Конечно, - прошептала я. - Сразу после того как убедилась, что меня никто не привлекает. Я пошла к врачам, сдавала анализы, обследовалось. Но Вадим, я здорова как бык. Все идеально.
        - Не может быть, - проговорил он.
        - Может дело в голове, - и для эффектности постучала кулаком по своей золотистой макушке.
        Мужчина только отмахнулся, не соглашаясь с моими доводами.
        - Вот в этом ты меня не убедишь, - твердо ответил он. - Я ни за что не поверю, что моя подруга рехнулась. И выброси из своей милой головки эти дурные мысли. Все образуется.
        - Надеюсь, - кивнула я.
        В тот вечер мы больше не возвращались к разговору о моем вынужденном целибате. Как и последующие недели, до того самого момента как в мою милую головку не пришла шальная мысль.
        В один прекрасный летний день, когда прохлада августа отрезвляла хмельную голову, я вооружилась пакетом, полным бутылок с красным вином и нарезкой из сыра, и направилась к дому, где проживал Вадим. И вот, оказавшись на пороге его квартиры, я мило улыбалась, показывая ему на подарок.
        - Не ожидал тебя тут увидеть, - заговорил он, пропуская внутрь.
        - Ну уж извини за внезапное вторжение, - пожала плечами, проходя в гостиную. - Надеюсь, не помешала.
        Мужчина отрицательно покачал головой, последовав за мной.
        - Лучше тащи бокалы, - сказала ему, когда сама усаживалась на мягкий диван, а на журнальный столик выставила вино и закуску.
        Вадим вернулся спустя несколько пару минут с бокалами.
        - Что отмечаем? - с подозрением спросил он, наблюдая, как я сама открываю бутылку.
        - Пока ничего, - ответила я. - Мне нужно немного алкоголя.
        - Для чего? - вновь его подозрительный тон, который уже начинал раздражать.
        - Не спрашивай, - резко ответила. - Давай пей. Вино понадобится нам двоим.
        Вадим принял из моих рук бокал и быстро осушил его. Я последовала его примеру и также шустро расправилась с первой порцией алкоголя.
        - Еще, - ухмыльнулась я, наполняя вновь бокалы.
        Вадим больше не спорил со мной, кидая только в мою сторону мрачные взгляды. И вот, когда мы одолели одну бутылку, я выдавила из себя улыбку, обратившись к другу.
        - А теперь я расскажу, почему пришла. И, прошу, не перебивай меня, - взмахнула рукой, заметив, как открылся рот коллеги.
        Мужчина помрачнел, но не проронил ни слова.
        - Займись со мной сексом, - выпалила я, не пытаясь даже придумать оправдания своим безумным идеям.
        Вадим продолжал молчать, пристально смотря в мои глаза.
        - Просто трахни меня, - заговорила я. - Ты же умеешь это делать.
        Но мужчина покачал головой, отворачиваясь от меня.
        - Черт! - выкрикнула я, потянувшись к Вадиму. - Не отказывай мне. У меня не было никого три месяца. И я до сих пор не знаю, что со мной. Просто давай, прикоснись ко мне. Может, все исправится. Все наладится.
        И из глаз брызнули слезы. От тихого всхлипа Вадим повернулся ко мне, притягивая к своей широкой груди.
        - Ника, я бы сделал это и раньше. Но дело не в том, что ты меня не привлекаешь, - прошептал он, сжимая в крепких объятиях. - Не думаю, что если мы переспим, все вернется. А если этого не произойдет, ты отвернешься и от меня. Но я не хочу потерять друга, - и моей щеки коснулся почти невесомый нежный поцелуй.
        В тот вечер мы не переспали. Мы напились оставшимся вином, съели все закуски, которые только смогли отыскать в доме Вадима, а уснула я в крепких дружеских объятиях на диване, когда мужчина мягко касался моих волос длинными пальцами.
        После мы не вспоминали ни тот вечер, ни наш разговор. Но наша дружба окрепла.
        Спустя два года я сидела в полутемном конференц-зале, пропуская мимо ушей все вычурные фразы от вышестоящего руководства, игнорируя все голоса, кроме одного. Голоса, который принадлежал Эрнесту Алановичу Майеру, Большому Боссу. Источнику моего лекарства от вынужденного воздержания. И не буду я Вероникой Левиной, если откажусь от шанса вернуть свою прежнюю жизнь, наполненную страстью.
        Услышав как объявили об окончании собрания, я поспешила подняться со своего места, одной из первых покидая огромный зал. Приблизившись к выходу, я случайно толкнула высокого мужчину в черном костюме, стоявшего ко мне спиной.
        - Извините, - быстро протараторила, покидая душное для меня помещения, огибая незнакомца.
        Краем глаза я заметила, как в нем проснулся интерес. Тот самый, который я всегда ловила себе. Но меня не интересовал никто, кроме моего лекарства, оставшегося сейчас далеко позади за моей спиной в компании других мужчин, перекидывающихся с ним фразами, которых я никак не могла услышать. Как и его голоса, к сожалению.
        Сейчас меня интересовало только одно - отыскать ближайший туалет. Потому что меня мутило, бросало в жар, пробивало мелкой дрожью. А на коже выступал пот. Но самое страшное творилось между ног, в том самом безжизненном месте. Сейчас там пылал пожар, а мокрое возбуждение пропитало насквозь тонкое черное кружево.
        Глава 5.
        Добравшись до ближайшего женского туалета, я вздохнула с облегчением, поняв, что здесь никого кроме меня нет. Отправившись в дальнюю кабинку, я судорожно закрыла за собой дверь на замок, и опустилась на крышку унитаза.
        Тяжело вздохнув, я посмотрела на дрожащие руки и мысленно усмехнулась, возвращая в памяти пережитое ощущение, которое все еще эхом отдавалось в напряженном теле. Приподнявшись, я задрала юбку и быстрым рывком стянула с себя нижнее белье. Да, оно было действительно влажным, а прохладный воздух щекотал между ног. Чуть не рассмеявшись вслух, я поправила юбку, не желая возвращать тонкое кружево на место.
        Но я не торопилась покидать туалет, стараясь теперь совладать с собственными чувствами, наполнившими меня до краев. То, что искала я два года, наконец-то было передо мной. Но я не уверена, что услышав низкий баритон Большого Босса однажды, мое проклятие исчезло. Но стоило проверить. Возможно, я даже сделаю это сегодня вечером, когда закончу с работой.
        «Черт! Собрание после обеда», - выругалась я, собираясь уже подняться и покинуть помещение, как услышала шум открывающейся двери и топот двух пар ног в туфельках на шпильках.
        - Ты заметила, как он сегодня выглядел? - прозвучал тонкий голос одной из сотрудниц, вошедшей в помещение.
        - Кто именно? - протянула вторая. - Я уже запуталась в объектах твоего воздыхания.
        - Как кто? - переспросила недовольным тоном первая. - Конечно же Эрнест Аланович. Он просто божественно выглядел сегодня. Эх, как жаль, что с ним так сложно пересечься, - она мечтательно затараторила. - Я была бы счастлива просто постоять рядом с ним, послушать его голос.
        «Вот ведьма! Он мой!» - затрубил мой внутренний голос, и я была готова сорваться на рык, пораженная собственническими ощущениями, разыгравшимися в теле.
        - В прошлый раз ты так пела про Антипова, - рассмеялась вторая девушка, направившаяся судя по шагам к раковине.
        - Он же бабник, - отмахнулась первая. - Зачем мне крутить задом перед ним? Переспит разок, а если понравится, то можно рассчитывать на пару ночей. Не больше. Он похоже пол офиса уже соблазнил. По крайней мере, такие ходят слухи.
        - Это место насквозь пропитано слухами, - серьезно ответила вторая, подтверждая слова своей собеседницы. - Но насчет Майера ты права. Он хорош. Вот только такие, как мы, его не интересуют. Ты разве в сети не сидишь?
        - О чем ты? - удивилась первая, и я напрягла слух, чтобы услышать те самые новости.
        - Ну я читала недавно, что у него вроде бы роман с бизнесменшей. Кажется, Марина Сагалова.
        - Да ладно! - выдохнула первая.
        «Кто такая эта Марина Сагалова?» - выдохнула вслед я.
        - Но я не уверена, что это так, - в голосе второй девушки прозвучало сомнение, и мое тело немного расслабилось.
        - Надеюсь, что не так, - прошептала первая так тихо, что я почти не слышала ее голоса. - Если это правда, то прощай холостяцкая жизнь Майера. Она давно ищет себе нового мужа.
        - Какого по счету? - переспросила вторая, закончив мыть руки судя по звуку выключенной воды.
        - Вроде пятый был, - и на этом их разговор закончился, когда они покинули туалет, оставив меня одну, невольную слушательницу последних офисных сплетней.
        Собравшись с мыслями, стараясь не прокручивать в голове то, что услышала менее минуты назад, я поднялась с унитаза, оправив всю одежду. Трусики, все еще слегка влажные, я засунула в карман пиджака, который догадалась надеть утром, и была рада тому, что в моей голове порой бывают здравые мысли.
        Вернувшись в кабинет, я встретилась со взглядом собравшихся сотрудников отдела, которые приступили к выполнению своих обязанностей. Что же, я тоже не буду тянуть время и займусь проектом, тем более времени для предстоящего совещание оставалось все меньше.
        Наспех затолкав из кармана в сумку свое белье, я ухмыльнулась дерзкой мысли, что никто и не догадается из коллег, что их новый главный специалист бродит тут с обнаженной задницей. Благо, ткань прямой серой юбки не сильно облегало мое тело, оставляя простор для движений.
        Оставшееся время, включая и обеденный перерыв, я посвятила подготовке, закончив с набросками для проекта, и когда мы собрались на встречу в переговорной на последнем этаже, где располагался и кабинет Майера, я была готова защитить отдел. Но была ли я готова встретиться с самим источником моего беспокойства - это был тот вопрос, на который я не могла ответить. Поторопившись собрать документацию, я закинула все в сумку, сообразив, что никто из коллег не подойдет ко мне и не предложит помощь.
        Замешкавшись на долю секунды, я все же направилась за Алисой, Никитой и Степаном по длинному коридору в сторону лифта, на котором мы поднялись на последний этаж. Присвистнув у себя в голове, я по достоинству оценила обитель Большого Босса, когда мы достигли переговорной комнаты.
        В комнате уже собрались Вадим и еще один мужчина, имени которого я не знала. В прочем, мне никто его и не представил.
        Выбрав свободное место напротив Вадима, я поспешила сесть, ощущая как ноги становятся ватными и отказываются меня держать. Сумку я поставила за свою спину, предварительно достав все необходимое. Заметив удивленное лицо начальника, я мягко улыбнулась, посылая ему сигнал, что все в порядке.
        Последним в переговорную вошел Майер, который уверенным твердым шагом проследовал на свое законное место в центре стола. Ощутив его присутствие спиной, я напряглась, сводя плотней колени.
        Эрнест поприветствовал нас, и от его тембра я почувствовала, как запульсировала жизнь между ног. Чертыхнувшись, я стала думать обо всем, что могло бы выбить дурь из моей головы. Но возбуждение не проходило. Кажется, у моего лекарства есть побочные эффекты.
        Мы приступили к обсуждению проектов, за которое отвечал наш отдел. Вадим быстро и уверено отвечал на вопросы Майера. Когда вопрос зашел о проекте по реконструкции парка, пыл моего начальника поутих, и я заметила его отчаянный взгляд, брошенный на меня.
        Спасательный круг по имени Вероника был вовремя брошен утопающему.
        - Пожалуй, я могу ответить на этот вопрос, - твердо произнесла я, впервые встретившись со стальным цветом его глаз.
        И получив легкий кивок в знак согласия, я начала свой доклад, преподнося все идеи, которые успели посетить меня за последние сутки. И чем больше я говорила, тем страшнее было услышать заключение от Майера, который наблюдал, не сводя с меня взгляда. Закончив с презентацией новой концепции проекта, я замолчала, слушая лишь тишину в ответ.
        Обведя взглядом присутствующих, я заметила, с каким напряженным и мрачным лицом сидел Вадим, как сверлила злым взглядом Алиса, как Никита и Степан были искренне поражены услышанному. Но больше всего меня настораживало непроницаемое лицо Большого Босса.
        - Что же, - спустя минуту после затянувшегося молчания ответил он, и твердый голос пронзил меня, возвращая возбуждение туда, где его в это мгновение совсем не ждали. - Замечательно. Именно то, что мне нужно. Надеюсь, успеете все подготовить до конца срока, - и он повернулся к замершему Вадиму. - Не плохая работа, - кажется, Майер только что похвалил бледного Дорофеева.
        И нас отпустили. Первой подскочила Алиса, метнувшая в мою сторону воинственно настроенный взгляд и покинула переговорную. Следом за ней вышли перешептывающиеся Никита и Степан, а после и Вадим с незнакомцем. Они явно торопились покинуть помещение. А вот я же превратилась в размазню, сгребая свои бумаги, которые успела разложить на столе во время собственной импровизированной презентации.
        Собрав документы, я резко отодвинула стул, задев при этом собственную сумку, которая с треском полетела вниз, переворачиваясь на лету.
        - Вот черт, - выругалась и быстро извинилась, осознавая, что нахожусь здесь наедине с Большим Боссом.
        Опустившись вниз, я начала собирать все свое барахло, раскатившееся в радиусе метра от эпицентра падения сумки. Легкий шелест привлек мое внимание, и я, подняв глаза, увидела, как ко мне подошел Майер и вмиг склонился вниз, держа при этом в своих руках ручку. Он потянулся и подцепил ею объект, который я бы не хотела видеть среди своих вещей сейчас.
        Густо покраснев, я наблюдала как перед моим носом возникла ладонь, держащая темно-синюю ручку, на кончике которой болтались мои кружевные черные трусики.
        - Тоже ваше? - низкий голос застучал в ушах.
        - Тоже ваше? - низкий голос застучал в ушах.
        Загипнотизированная его голосом, я смогла поднять только глаза вверх, взглянув в холодные надменные глаза Майера.
        За долю секунды, пока я сидела перед Майером на коленях в окружение собственных вещей, я пыталась заставить свой мозг думать. Все-таки импровизация всегда была моей сильной стороной.
        Протянув руку вперед, я выхватила из ладони Большого Босса свои трусики вместе с его ручкой, не соображая в тот миг, что позаимствовала чужую вещь.
        - Конечно, мое, - ухмыльнулась в ответ.
        Кажется, моя развратница вернулась в тот момент. Или это была защитная реакция в стрессовой ситуации?
        Но я довольно быстро собрала оставшееся барахло, закинув все в сумку-предательницу, и подскочила на ноги. Майер все также стоял на расстоянии шага, не сводя серьезного взгляда с меня. Подхватив ворох бумаг, которые тоже отправились в сумку, я, не прощаясь, покинула переговорную, будучи не уверенной, не виляла ли я бедрами, когда уходила на ватных ногах.
        Вернувшись в кабинет, меня приветствовали, как обычно, хмурые взгляды. Не успела я сесть за свой стол, как Вадим набрал мой внутренний номер и потребовал срочно зайти к нему.
        - Вызывал? - спросила я, входя в кабинет и прикрывая за собой дверь.
        Вадим был чертовски сильно раздражен, и только кивнул мне в сторону стула, на который я быстро села, ожидая выговора от начальника.
        - И какого ты там устроила? - почти зарычал он. - Почему не сказала мне сначала, что удумала?
        - У меня не было времени, - спокойно ответила я. - Ты вчера вручил мне это задание, а сегодня мы уже должны были отчитываться по нему. Как думаешь, успела бы я все обсудить с тобой? Тем более я не могла промолчать, понимая, что ты крепко попал.
        Вадим только рыкнул, спрятав лицо в широких ладонях.
        - Ты спасаешь мой зад, Ника, - тихо проговорил он.
        - А что я еще по твоему делаю? - попыталась удивиться я, мягко улыбаясь.
        Мужчина оторвал руки от лица и взглянул на меня.
        - Ему понравился твой проект, - уже уверенно произнес он. - Так что давай сделаем все, чтобы у нас получилось. Проси любую помощь.
        Я откинулась на спинку стула, скрестив на груди свои руки.
        - Не беспокойся. Все будет готово в срок и в лучшем виде, - хитро подмигнула, поднимаясь со стула. - А теперь я вернусь на свое место и займусь делом.
        Вадим окликнул меня, когда я приблизилась к двери.
        - Ника, я напою тебя до чертиков, когда мы закончим проект. И даже подержу тебя всю ночь над унитазом, когда ты будешь блевать, - рассмеялся он.
        - Давай не напоминая про мой позор, - скривилась я, вспоминая наш первый общий корпоратив.
        В ту ночь я впервые побывала дома у своего начальника. И была я там только по одной причине - настолько сильно набралась, что он привез меня к себе и ухаживал всю ночь, пока я обнималась с белым троном, выдавая тому все свои секреты.
        Занявшись проектом, я старалась отогнать от себя мысли о том, какое впечатление произвела на Большого Босса, сильно надеясь, что он ничего плохого обо мне не подумает. Ему же понравились мои идеи касательно проекта, но не уверена, что он останется при прежнем мнении, оценив по достоинству мое белье, которое я ношу в сумке, а не на себе.
        Опозорилась я знатно, и со страхом взглянув в сумку, я уничтожающе посмотрела на скомканную черную ткань, которую затолкала в самый дальний угол. И думая, стоит ли вернуть их на место, я заметила, что рядом с трусиками лежит и чужая ручка. Осторожно извлекая чужеродный предмет, я горестно вздохнула, наконец осознав, что стащила у Майера судя по всему дорогую коллекционную вещь. И теперь мне придется напрячься, чтобы с достоинством вернуть ее. Либо просто подбросить. Может даже прикреплю к ней записку с извинениями. Хотя в последнем я не была уверена.
        Припрятав в дальний угол стола улику своего преступления, я накинулась на бумаги, превращая в жизнь идеи, игнорируя перешептывающихся коллег, которые даже не стремились приблизиться ко мне или предложить свою помощь.
        - Все еще торчишь здесь? - в кабинет ввалился в привычной манере Глеб, игнорируя возмущение секретаря.
        - Стучаться так и не научился, - ответил ему Майер, отвлекаясь от разложенных перед ним документов. - Зачем пожаловал?
        Глеб Антипов, коммерческий директор компании, завалился на диван, стоявший в стороне от рабочего стола своего начальника. Потянув за тугой узел галстука, он расслабил его.
        - Слышал, что собрание с архитектурным отделом Дорофеева прошло очень даже не плохо, - протянул он, наблюдая за невозмутимом лицом Майера.
        Эрнест даже не посмотрел в сторону своего подчиненного и по совместительству друга, возвращаясь к документам.
        - Не понимаю, чем тебя так беспокоит Дорофеев? - ответил он спокойный низким голосом.
        - Да ни чем, - пожал плечами Глеб, уставившись в потолок. - Просто парень интересный, смышленый. И судя по всему, находчивый. Вон какую сотрудницу себе нашел.
        Эрнест отвлекся от бумаг вновь, понимая, что именно заинтересовало того в отделе Вадима Дорофеева. А точнее, кто именно.
        - Я тут после общего собрания столкнулся с ней на выходе. Девушка-то чертовски соблазнительная, - ухмыльнулся он. - А какая у нее фигурка! Такая сочная девочка появилась в наших рядах.
        На лице Майера появилось странное выражение, которое Глеб не заметил, продолжая мечтательно разглядывать потолок.
        - У тебя опять сезон охоты открыт? - спокойно произнес Эрнест, стараясь не вспоминать новенькую из архитектурного отдела. Да ведь он даже ее имени не знал.
        - Он никогда и не заканчивался, - рассмеялся Глеб, наконец повернув свою голову в сторону Майера. - Так ты успел ее рассмотреть?
        Услышав вопрос, мужчина напрягся. Да, он успел не только ее рассмотреть, но и насладиться ее тонким сладким ароматом, исходившим от кожи, когда он оказался около сотрудницы в шаге. В тот момент, когда она уронила свою сумку. Особенно поразило его то, что он случайно обнаружил одну вещь, которая явно не должна была находиться в сумке.
        Нагнувшись, он поднял перед ее носом комочек черной ткани, которая в воздухе повисла, указывая на свое истинное предназначение. Майер вновь напрягся, представляя как эта самая ткань плотно облегает округлые бедра молодой женщины, стоявшей в тот момент перед ним на коленях. И он возбудился. Возбудился от одной мысли о ее белье. О ее позе. От ее пронзительного взгляда кристально чистых голубых глаз.
        Откинувшись назад, на спинку кожаного кресла, он постарался принять более удобную позу, чтобы плотная ткань его дорогих классических брюк так сильно не стягивала напряженный член. Как же он был рад, что Глеб вернулся к своему мечтательному разглядыванию потолка и не обращал внимание на изменившееся настроение друга.
        - Кстати ее зовут Вероника Фролова, - протянул он. - Заглянул по пути в отдел кадров, - хитро улыбнулся он. - Ей тридцать лет. А выглядит так, словно еще вчера окончила университет. Эх, такая красотка скрывалась так долго от меня.
        - Может и к лучшему, - тихо ответил Майер, не зная, говорил ли он это своему другу или самому себе.
        Глеб же проигнорировал его слова. Либо не услышал их. И вздохнув, он продолжил.
        - Думаю, попробую ее завоевать, - ухмыльнулся он. - Точно. Займусь-ка я этим прямо с завтрашнего дня.
        И Глеб подскочил с дивана, приободренный новой порочной затеей.
        - Оставь сотрудницу в покое, - Эрнест постарался говорить спокойно, понимая, что его эрекция до сих пор оставалась твердой. - У них серьезный проект, а времени в обрез.
        - Не беспокойся, - протянул Глеб, направляясь к двери. - Я не буду сильно назойливым. А там как пойдет, - и, подмигнув, он скрылся за дверью, оставляя Эрнеста в одиночестве в огромном кабинете.
        Майер вздохнул с облегчением, радуясь, что Глеб наконец покинул его. И теперь Эрнест может спокойно отправится в собственную ванную комнату, скрытую в дальнем конце кабинета. Проектируя офис для своей компании, он позаботился, чтобы его личный кабинет отвечал всем потребностям, которые могут возникнуть у мужчины.
        Здесь, в мраморной широкой ванной комнате, он собирался облегчить учесть каменной эрекции. И причиной тому были голубые глаза его новой сотрудницы. Дерзкой, соблазнительной, с румянцем на щеках она возбудила его с такой силой, которой он не чувствовал уже несколько лет.
        Закрыв на замок дверь и расстегнув ширинку, Эрнест крепко обхватил член, высвободив его из плотной ткани брюк и белья, он быстро задвигал рукой. И когда мужчина был близок к концу, он выдохнул имя девушки, обильно кончив на белоснежную раковину.
        Глава 6.
        Вернулась я домой, точнее в берлогу Кирилла, когда стрелка часов приближалась к половине десятого. С грустью осознав, что провела на работе чуть больше чем планировала, я настроила себя на мысль, что закончив со срочным проектом, немного передохну и начну зависать по вечерам в барах и клубах, как делала это раньше. И Вадиму придется постараться развлечь меня. И теперь, когда ко мне вернулось желание, я оторвусь на славу.
        Злорадно усмехаясь, представляя как верну свою прошлую жизнь, я отправилась в ванную, чтобы принять душ и смыть с себя усталость и жар, который тонкими отголосками-змейками все еще блуждал под кожей.
        Закончив с банными процедурами, я услышала, как запиликал телефон, оповещая о входящем сообщение. Потянувшись к мобильному, я прочитала короткое послание от брата, который планировал зависать в клубе допоздна. В лучшем случае он не собирался сегодня ночевать дома. Что же, брат держал слово и предупреждал меня о своих занятиях, как мы и договаривались с ним накануне.
        Понимая, что он веселится, пока я упорно тружусь на работе и приезжаю поздно, при этом не обнаруживаю положенного ужина, на который так рассчитывала, я с злостью написала, что тоже после работы отправилась развлекаться. Пусть немного напряжется, не зная, где и с кем я пропадаю сегодня.
        Закончив с быстрым ответом, я улыбнулась и побрела на кухню искать хоть что-нибудь отдаленно напоминающее еду. Соорудив бутерброды из тех продуктов, какие извлекла из холодильника и заварив растворимый кофе, я засела за кухонным столом, совершенно не беспокоясь, что оставляю на его белоснежной поверхности следы из хлебных крошек и кофейных пятен. Потянувшись, я подтащила к себе планшет, который одиноко лежал на столе и обрадовавшись, что он заряжен, зашла в сеть, собираясь отвлечься на последние новости из мира шоу-бизнеса. А может даже займусь шоппингом.
        И вот, когда половина бутербродов была беспощадно уничтожена, я замерла над планшетом, подумав, что должна сейчас заняться иными поисками, нежели покупкой очередной пары туфель. Дрогнувшей рукой я набрала в поиске имя, от которого трепетала каждая клеточка тела.
        Передо мной открылось множество ссылок на различные сайты, в первую очередь на сайт нашей компании. Пожалуй, стоит изучить немного истории «МайерКомпани», а особенно биографию ее основателя. Пробежавшись по общим сведениям, я вновь поймала себя на мысли, что ничего не запоминаю, а буквы складываются в неизвестные слова. Мой взгляд приковал к себе снимок, с которого на меня смотрело спокойное лицо Эрнеста Алановича.
        Задрожав, я поторопилась перейти по ссылке, закрывая его фотографию. Никогда не подумала бы, что такой эффект может произвести просто снимок. А в живую он творил со мной совсем ужасающе-возбуждающие вещи.
        Изучив краткую, но емкую информацию его биографии, я была уверена в одном - наш Большой Босс был холостяком, без детей и чертовски богат. Ну, там такого не было написано, но я умела читать между строк, а еще с этим мне помогли статьи из желтой прессы. Да, романы у Майера были, яркие, тайные, но все они оставались непродолжительными. И пусть мужчине было далеко за сорок, он обладал крепким телосложением, а в его светлых волосах заметны тонкие нити седины. Возможно, его насыщенная жизнь позволяла сохранять тело в хорошей форме, а итог управления огромной компанией - морщинки около пронзительно красивых глаз стального цвета. И я, перелистывая очередную порцию снимков, еще больше захотела узнать, что именно он скрывает под идеально отглаженными дорогими костюмами.
        Еще одно имя всплыло, когда я уже начала закрывать страницы. Марина Сагалова. Именно о ней и говорили те девицы из туалета, когда я стала нечаянной слушательницей очередной порции сплетен. Я смотрела на снимок красивой, но искусственной женщины. По информации из статьи, ей было сорок два года, она состояла пять раз в официальных браках, а про количество романов никто вообще не знал. У нее был свой успешный бизнес по изготовлению и продаже люксовой мебели. И еще ей и Майеру приписывали роман, с оговоркой, что, возможно, Эрнест Аланович станет шестым супругом роковой красотки. Вот в это я как раз и не могла поверить. Такие заядлые холостяки боятся только одного упоминания слова БРАК, и уж точно не спешат связать себя подобными узами.
        Мое внимание вновь привлек телефон. Взглянув, что время приближалось к полуночи, я зевнула и прочитала входящее сообщение от Кирилла.
        «Никусь, надеюсь ты сегодня не появишься у меня дома. Я скоро приеду, и не один. Поэтому, если и вернешься, то будь добра, веди себя тихо и незаметно». И грёбаное сердечко в конце.
        - Вот же засранец, - возмутилась я, убирая телефон обратно на стол.
        Водить к себе девушек он мог. Развлекаться и отдыхать, пока его несчастная голодная сестра, которую уже успели загонять на новой работе, страдает тут в одиночестве и давится бутербродами, тоже без проблем. Ну уж нет! Я не планирую притворяться невидимкой, пока Кир будет трахать за стенкой очередную пустоголовую куклу.
        Отправившись в ванную, я нанесла на лицо толстый слой маски черного цвета, волосы закутала в махровое полотенце, а на себя нацепила пижаму. Буду изображать из себя рассерженную женушку, вернувшуюся домой чуть раньше из командировки. И засев на кухне, я выключила везде свет, приготовишься к скорому возвращению блудного братца.
        Дожидаться Кирилла пришлось недолго. Минут через пятнадцать после того, как я спряталась, в замочной скважине зазвучал шорох ключей. И вот дверь с тихим скрипом отворилась. Послышались приглушенные голоса, сменяющиеся периодически смачными мокрыми поцелуями. Подождав еще пару минут, пока парочка начнет обжиматься в прихожей, я выскочила из кухни, включая свет.
        - Как ты мог! - взревела я, посылая убийственный взгляд в сторону ошарашенной парочки, застывшей в очень недвусмысленной позе около стены.
        Кирилл зажимал незнакомку в коротком платье, успев проворно забраться под ее одежду, при этом одна из пышных грудей уже покинула свое прибежище, вывалившись наружу. Девушка с чуть размазанной помадой на пухлых губах посмотрела сначала на меня, а потом перевела подозрительный взгляд на пораженного мужчину.
        - Кирилл, почему когда я вернулась из командировки, застаю тебя в объятиях очередной потаскушки? - не унималась я, расхаживая по широкому коридору, заламывая руки. - И вот так ты поступаешь со своей женой! А я ведь беременна, и ты знаешь это!
        Надеюсь, со своей деланной ревностью я не перегнула, но девушка быстро оттолкнула моего брата и судорожно начала поправлять одежду, пряча обнаженную грудь.
        - Вот же ты козел! - прошипела несостоявшаяся любовница, скрываясь за дверью.
        А я заржала в голос, сгибаясь от смеха пополам. Из глаз хлынули слезы.
        - И что ты вытворяешь? - зло огрызнулся брат, даже не собираясь догонять сбежавшую девушку.
        Он приблизился к двери и закрыл ее на замок, а после стянул с себя обувь и прошел на кухню, миновав хохочущую меня. Посмеявшись от души, я отправилась за ним, сдергивая с сухих волос полотенце.
        - У тебя морда потрескалась, - кинул он, открыв холодильник в поисках холодного пива.
        Я потянулась рукой к лицу, вспоминая, что нанесла маску-пленку, которая при высыхании могла покрыться трещинками. Отдирая ее от кожи, я заговорила с братом.
        - Да, ладно. Неужели ты думал, что я дам тебе тут потрахаться. И буду притворяться невидимкой.
        Кирилл повернулся ко мне, открывая банку с пивом.
        - Очень на это надеялся, - сухо ответил он. - И ты же написала, что развлекаешься. Черт, надеюсь про меня не поползут новые слухи. Жена, да еще беременная! Больная у тебя фантазия, Ника.
        - Какая есть. И развлекаться я сегодня не планировала, Кир, - протянула я. - У меня на работе аврал, мне не до вечеринок. А вот ты мог бы позаботиться о сестре. Я с голоду тут пухну, - надула губки, складируя остатки маски на стол.
        - Ну и мерзость, Ника, - раздраженно сказал брат, наблюдая за тем, как я хозяйничаю на его территории. - Когда же ты свалишь?
        Вздернув бровь, я послала Кириллу свой недовольный взгляд.
        - Не беспокойся, - спокойно ответила, - скоро. Квартира будет готова в эти выходные. Днем созванивалась с риелтором. И вещи тоже привезут в субботу сразу туда.
        - Замечательно, - криво улыбнулся брат. - И прошу, убери тут все. Ника, ты не девушка, а свинья. И что ты сделала с моей мебелью?
        Он уставился на погром, который остался после моего вечернего чаепития.
        - Я в гостях, - хохотнула, подскакивая с места и умчалась в ванную комнату, оставляя для брата уборку на кухню.
        Отравлять его жизнь я умела. Ну и тот факт, что порой после меня оставался беспорядок, как никогда был вовремя. Почти хорошая привычка для мести.
        Утром я была необычайно бодра и полна сил. Видимо, маленькая шалость накануне вернула моему телу боевой дух и, воодушевленная, я поторопилась собраться и отправиться на работу, где меня ждал сложный, но интересный проект. И еще один объект, который я надеялась увидеть и подтвердить то, что произошедшее накануне не было сном.
        - Доброе утро, сестренка, - зевая, произнес Кирилл, когда я вошла в сияющую чистотой кухню.
        - Ты всю ночь не спал? - удивленно протянула, отмечая, что брат действительно постарался на славу.
        - Нет, мне достаточно и двадцати минут на то, чтобы разгрести твой маленький свинарник, - проворчал он, протягивая мне сваренный кофе.
        Я не торопилась принимать кружку из его рук, подозрительно оглядывая сонное лицо брата.
        - Отравлен? - кивнула в сторону кружки.
        Кирилл удивленно уставился сначала на меня, а потом на кружку. Хрипло рассмеялся, все же вручая мне кофе.
        - Нет, только плюнул туда, - беззаботно ответил он, - чтобы пенка была попышней.
        - Значит мир? - спросила я, не опасаясь сделать глоток из кружки.
        Брат махнул на меня рукой и приземлился рядом за стол.
        - Разве на такую дурную бабу как ты можно долго злиться? - спросил он. - Я тут наоборот подумал, может тебе помощь понадобится, когда твое барахло привезут? Ты же через транспортную компанию заказала доставку?
        - Ага, - кивнула, наслаждаясь приготовленным завтраком, который уже стоял на столе. - Думаю, днем в субботу приедут. А насчет помощи спасибо, но грузчики все поднимут. Не думаю, что ты захочешь ковыряться в моей одежде, развешивая ее по шкафам.
        Кирилл скривился, взглянув на меня.
        - Меньше всего я хочу наткнуться на твое белье, - хохотнул он. - Я и сейчас-то брожу по квартире и подозрительно все разглядываю.
        - Не беспокойся. Я же обещала сильно не портить твою жизнь, - хитро подмигнула. - А вчера была маленькая месть, чтобы не расслаблялся.
        Брат только хмыкнул, принимаясь за завтрак, приготовленный специально для нас двоих. Пожалуй, я бы не отказалась, чтобы меня так кормили каждый день. И почему я такая не приспособленная к самостоятельной жизни?
        Закончив с едой, я отправилась к себе, чтобы натянуть очередной серый строгий костюм, когда на пороге брат окликнул меня.
        - Я тебя подвезу, так что такси не вызывай, - сказал он, занявшись уборкой со стола.
        Добрались мы до моего офиса быстро. На прощание брат, облаченный в узкие модные джинсы и белую футболку, пожелал мне трудного дня и, еще раз посмеявшись, уехал, когда я показывала ему средний палец.
        - Кирилл? - спросил меня Вадим, с которым я пересеклась недалеко от входа в офис компании.
        Он увидел, как я покидала дорогую иномарку, при этом показывая водителю неприличный жест. И Вадим был точно уверен, кто меня подвозил, зная наши непростые отношения с братом-автогонщиком и по совместительству фотомоделью.
        - Да, - ответила я, входя вместе с начальником в офис. - Треплем друг другу нервы. Но скоро я от него съеду в собственную квартиру, и он наконец вздохнет с облегчением, - быстро проговорила я, замечая, как на лице начальника расплывается дружеская улыбка.
        - Хотел бы я с ним познакомиться, - вдруг сказал он. - Мне интересно как выглядит тот, кто способен выдержать тебя чуть дольше, чем восьмичасовой рабочий день.
        Я была готова послать Вадима куда подальше или показать ему тот самый средний палец, но сдержалась, понимая, что находимся мы в огромном помещении не одни.
        - Внешне он похож на меня, - начал я, - только титьки у него поменьше. А вот по характеру чем-то на тебя. Такой же паршивый.
        Рассмеявшись, Вадим последовал за мной к лифту, на котором мы поднимались уже в молчании, окруженные еще несколькими сотрудниками.
        - Кстати, не забудь пригласить на новоселье, - прошептал Вадим, когда мы приблизились к своему отделу.
        - С тебя вино и закуска, - улыбнулась, входя в помещение следом за боссом.
        Влившись в рабочий процесс, я и не заметила, как стрелки часов неумолимо приближались к обеденному перерыву. Но кушать в такой момент я меньше всего хотела. Поэтому, когда остальные сотрудники нашего отдела исчезли, как и задумчивый Вадим, приглашавший перекусить вместе и получивший отказ, я с облегчением вздохнула, осматривая готовые наработки по проекту. Пожалуй, стоит после перерыва заглянуть в обитель начальника и отчитаться, попутно задав пару возникших вопросов.
        И когда скрипнула дверь, я не обернулась, будучи уверенной, что вернулся кто-то из коллег. Но уверенные шаги приближались к моему столу, и через мгновение около меня остановился незнакомец. Подняв глаза я встретилась с улыбчивым лицом мужчины.
        - Добрый день, - поздоровался он первым, внимательно оглядывая меня и творившийся на столе кавардак. - Не помешал?
        Я только отрицательно покачала головой, пытаясь сообразить, что его лицо мне немного знакомо, да вот я не помнила, где могла видеть.
        - Я Глеб, - и мужчина протянул мне руку в приветственном жесте.
        Я пожала ее в ответ, усиленно соображая, что встречалась где-то с этим хитрым взглядом.
        - Вероника, - быстро ответила, отнимая обратно руку, которая задержалась в чужой ладони чуть дольше положенного.
        Мужчина ухмыльнулся, замечая мой поспешный жест.
        - А почему не на перерыве? - спросил он, осматриваясь по сторонам. - Смотрю, вы здесь одна.
        «К сожалению», - подумала я, изображая милую улыбку на своем лице.
        - Очень много дел, - спокойно ответила я, возвращаясь к бумагам.
        - Ну да, - произнес он. - У вас же теперь проект по реконструкции городского парка. Уже наслышан, как вы вчера ловко поддержали своего начальника и представили новую концепцию. Что же, можно поздравить вас с успешным началом. Эрнесту понравилось ваше видение.
        Я смутилась, понимая, что этот мужчина слишком хорошо осведомлен о последних событиях, да и судя по всему хорошо знаком с Большим Боссом.
        - А вы подготовились, - ухмыльнулась я, принимая расслабленную позу. - Не подскажете, как ваша фамилия? Или в каком отделе работаете? А то я плохо пока здесь ориентируюсь, никого практически не знаю.
        Лучшая защита - это нападение. С таким решением я была полностью согласна, заметив, как мужчина немного напрягся, продолжая стоять около моего стола.
        - Глеб Антипов, - протянул он, расслабившись. - Коммерческий директор.
        Теперь напрягаться пришлось мне, но внешне я старалась сохранить невозмутимое лицо. И я наконец-то вспомнила, где видела его. Вчера, на выходе из конференц-зала наткнулась на него. Но из-за своего помутившегося рассудка, я даже не попыталась запомнить лица. Кажется, я умудрилась привлечь много внимания, даже слишком много.
        - Приятно познакомиться, - спокойно произнесла. - А кто я, вы скорее всего знаете.
        Мужчина кивнул, даря мне свою хитрую улыбку. Уверена, он со своими связями уже покопался в моем личном деле. Иначе не пришел бы с такой самодовольной мордашкой. Но я могла расслабиться. В личном деле все было в порядке. Для компании я всегда оставалась добросовестным ответственным сотрудником, обычным офисным планктоном. О моей второй стороне там не писали.
        - Конечно, - спустя мгновение ответил он. - Но лишь то, что знают все в компании. То есть, практически ничего. Вероника, вы для меня загадка.
        - Не больше, чем вы для меня, - мило улыбнулась в ответ, подыгрывая ему.
        - Но меня удивляет то, что вы так быстро получили перевод, - почти шепотом сказал он. - Говорят, на вашу должность метила другая сотрудница. Но вот вы тут, возникшая словно из ниоткуда.
        Так, подозрения мне сейчас были совсем не нужны. И я отмахнулась от слов мужчины, ухмыльнувшись.
        - А может я более профессиональна в своем деле? - пожала плечами. - Даже такой серьезный проект доверили. И, как вы сказали ранее, у меня не плохо получилось спасти своего начальника. И сам Эрнест Аланович одобрил мою концепцию.
        - С этим поспорить не могу, - согласился мужчина, впившись в меня пронзительным взглядом, словно пытаясь проникнуть в мозг. - Надеюсь, что вы с блеском закончите проект и ваш отдел не расформируют, - резюмировал он.
        От его слов у меня похолодело все внутри, но я продолжала изображать глупую улыбку, не отводя взгляда от мужчины.
        - Тогда мне стоит вернуться к работе, - ответила я, намекая, что ему пора покинуть кабинет.
        - Конечно, - кивнул мужчина, разворачиваясь в сторону двери. - Удачи вам, Вероника.
        И с этими словами он исчез, оставляя меня пригвожденной словами к стулу. Кажется, меня ждал очень серьезный разговор с моим начальником. У Вадима были проблемы, и мне предстояло узнать какие именно, пока моя карьера не полетела под откос вместе с ним.
        Глава 7.
        Спустя полчаса как закончился обеденный перерыв и коллеги вернулись к своей работе, я выждала некоторое время, чтобы успокоить нервы и собраться с духом, и отправилась в кабинет к начальнику. Постучавшись я вошла. Вадим махнул рукой в сторону свободного стула, при этом он вел вполне дружелюбный разговор по телефону.
        Дожидаясь, когда он закончит, я перебирала бумаги по проекту, поглядывая в сторону начальника, который точно не подозревал какой гнев бушует сейчас во мне.
        - Неужели, все готово? - вопросительно уставился он на меня, держащую в руках кипу бумаг.
        - Не обольщайся, - почти спокойно ответила. - Только наработки. И у меня к тебе есть вопросы. А после как мы их решим, я приступлю к подготовке.
        Вадим кивнул, готовясь отвечать на мои вопросы. Но вопросы касались неожиданной для него темы.
        - Какого хрена здесь творится? - прошипела я, уставившись на начальника.
        Вадим отшатнулся, испуганно взглянув на меня.
        - О чем ты? - выдавил он себя вопрос, отодвигаясь как можно дальше от меня.
        - О том самом, - затараторила я. - Ко мне в перерыв неожиданно пожаловал наш коммерческий директор. И что-то уж очень подозрительно себя вел. Он в курсе про наше совещание, где я прикрыла твой зад. А еще его заинтересовал мой неожиданный перевод. И он даже знает о том, что я заняла чужое место. Так вот ответь, что у вас тут за херня творится? И самое главное, что меня сейчас интересует, так это его известие, что если мы завалим проект - то отдел расформируют.
        Вадим мрачно взглянул на меня.
        - Значит, не только твоя голова полетит с плеч. Но и я получу пинка под зад? - прохрипела я, понимая по выражению лица начальника, в какую нехорошую ситуацию попала.
        Вот тебе и неожиданное повышение. И долгожданное возвращение. Я висела на волоске, еще чуть-чуть и вылет из компании обеспечен.
        - Ника, успокойся, - наконец-то заговорил Вадим, посматривая на закрытую дверь. - Да, не только моей заднице угрожает вылет. И знаешь, я от этого тоже не в восторге. И извини, что не рассказал все с самого начала.
        - У тебя есть шанс все исправить. Так что начинай. Я жду, - и уселась поудобнее, скрестив руки на груди.
        Вадим тяжело вздохнул и заговорил:
        - Это место я получил в честной борьбе, ты же в курсе. Обошел нескольких претендентов, и все было замечательно. Никаких претензий, проекты готовились и сдавались вовремя. Даже премию получил такую, что хватило на покупку нового автомобиля. Но все началось после того, как Майер выиграл тендер на этот чертов проект, - почти шепотом проговорил он. - Не знаю, что с проектом не так, но если Майер не представит лучший вариант, то компания, судя по всему, попадет на большие деньги.
        Теперь удивляться настала моя очередь.
        - Поэтому он забраковал все предыдущие варианты? - тихо спросила я, по инерции оглядываясь на закрытую дверь.
        Мужчина кивнул. И продолжил говорить почти шепотом:
        - После того, как очередной вариант отклонили, он сказал, что прикроет мой отдел. Ребят раскидает по другим отделам, а я вообще получу увольнение, - выдохнул Вадим. - Может со злости, что время идет, а ничего достойного пока нет. Или на самом деле так подумал. Но факт остается в том, что его слова превратились в слухи, которые быстро расползались по компании. Поэтому все в отделе так напряжены.
        - Меня то зачем было втягивать в это? - спросила я.
        - Ты моя последняя надежда, - мягко произнес он. - Я верю, что ты со своим нестандартным подходом сможешь сделать то, что не получилось у нас. И то, как отреагировал Майер на твое предложение, вселяет в меня уверенность.
        Я покачала головой, понимая, что теперь все зависит только от меня.
        - Знаешь, если мы провалимся, и меня выпрут вместе с тобой, - грозно заговорила я, - то я попрошу Кирилла, чтобы он тебя поколотил. И выбил из тебя всю дурь.
        Вадим усмехнулся, вскидывая перед собой руки.
        - Ну нашла кем пугать, - засмеялся он. - Твой братец слабоват для меня. Боюсь, что я ему что-нибудь сломаю.
        - А кто сказал, что он будет один? - удивленно изогнула бровь, заинтриговав начальника. - Слышал про Роберта Громова?
        Он кивнул, сглотнув появившийся в горле ком.
        - Так вот, мы с Бобом хорошие друзья. И с Марком Громовым. Насчет Никольского сомневаюсь, у нас с ним взаимная неприязнь. Но если его друзья вмешаются и будут лупить тебя, то и Вик присоединится к ним.
        - Черт, Ника, - выругался Вадим. Он раньше никогда не слышал о моих знакомых. - Не думал, что ты дружишь с такими людьми.
        Пожав плечами, я вернулась к ровной стопке документов, которые продолжали лежать у меня на коленях.
        - Да, у меня есть хорошие друзья. И тебе придется напрячь свои извилины, чтобы тоже им остаться. Так что держи бумажки. Будем работать, - ухмыльнулась я, протягивая документы замешкавшемуся начальнику.
        Следующие рабочие дни я кропотливо работала над проектом, получая посильную помощь от Вадима. Однако никто из других сотрудников не пытался даже поинтересоваться, как продвигается работа. Не говоря уже о том, чтобы предложить свою помощь. А ведь я спасала не только собственную задницу, но и пыталась спасти их отдел. Но, судя по их кислым минам, они смирились с участью, что их всех раскидают по другим отделам, и просто работали по инерции, сильно не напрягаясь.
        Но мне нравилось так работать, чтобы никто не отвлекал ненужными вопросам, не лез под руку и тем более не пытался переубедить. Даже Вадим покорно следовал моим указаниям, поменявшись на время со мной местами. Теперь я руководила им, и мне нравилась такая власть над мужчиной.
        Думаю, Вадима убедили мои предостережения относительно брата и его друзей, и он молча исполнял даже банальные задания, освобождая для меня время для более серьезной работы.
        - Тебе все же стоит сдружиться с коллегами, - однажды заговорил он, когда мы вновь заперлись в его кабинете, потея над документацией.
        - Они уже смирились с тем, что их переведут, - пожала плечами я. - Зачем мне убеждать их в том, что я стараюсь сделать так, чтобы сохранить отдел. При чем, спасаю их отдел. Я то тут новичок.
        С первого дня я поняла, что была в коллективе нежеланным напарником, и никто так и не пытался сблизиться со мной, по большей части игнорируя мое присутствие. Вот только девушки проявляли чуть больше внимания к моей персоне, посылая в мою сторону гневные взгляды. Да, я увела место у Алисы, и не собиралась за это перед ней извиняться. Не думаю, что она так напрягалась, работая над прошлыми проваленными вариантами проекта.
        - А вдруг получится, и все останутся? - ответил Вадим. - И вам придется продолжить работу вместе. Может стоит начать дружить уже сейчас?
        - Во-первых, у меня нет времени с ними дружить, - резко проговорила я, понимая, что возвращаюсь каждый день домой ближе к полуночи. - Ну а во-вторых, что значит если получится? - я грозно глянула на смутившегося начальника. - Ты что, не веришь в меня?
        - Верю, - быстро ответил он. - У тебя все получится, - мягко улыбнулся он.
        - Сохраняй этот настрой, - ухмыльнулась я, возвращаясь к бумагам, от которых меня уже начинало подташнивать. - И у нас все получится.
        - Странно, что Майер больше не интересуется, как продвигается дело, - вдруг проговорил Вадим, привлекая внимание. - Обычно он терроризировал меня каждый день, как мы получили это задание.
        Я пожала плечами, надеясь, что не скоро встречусь с этим мужчиной. Он все еще будоражил мое сознание, вызывая жар между бедер. Но сейчас было не то время, чтобы мастурбировать на его образ.
        В обеденный перерыв, когда я все же решила, что голодный обморок мне не поможет, и направилась в ближайшее кафе. По пути мне встретился тот, кого я хотела меньше всего увидеть.
        - Добрый день, Вероника, - растянул улыбку Глеб, приближаясь ко мне.
        - Добрый, - спокойно ответила, стараясь игнорировать его хитрое выражение лица.
        - Вы на обед? - спросил он, заметив, как я крепко держу сумку, но явно не понимая, что мне не терпится удрать. А лучше сначала огреть его, а потом сбежать.
        Утвердительно кивнув, я направилась к выходу из офиса, мужчина же уверенно последовал за мной.
        - Вероника, в прошлый раз у нас не состоялось знакомство как положено, - заговорил он. - Позвольте искупить вину и пригласить вас на обед?
        «Какой обходительный», - подумала я, взглянув на коммерческого директора.
        - Обед? - удивленно переспросила, не останавливаясь ни на мгновение.
        - Да, - довольным тоном протянул он.
        - А что потом? - во мне просыпалось любопытство. - Ужин? Завтрак?
        Мужчина весело рассмеялся.
        - Надеюсь на все, - томно ответил он, следуя за мной по пятам.
        - Не думаю, что соглашусь на ужин, а тем более на завтрак, - пожала плечами я, задумавшись, как скоро он от меня отстанет.
        - Тогда обед, - с мольбой в голосе произнес он.
        - И зачем спрашиваете, если мы и так пришли в кафе? - и указала, как мы оказались около заведения, куда я направлялась.
        Глеб хитро улыбнулся, входя следом в кафе. Пожалуй, позволю ему пообедать со мной, надеясь, что смогу выяснить чуть больше информации по проекту и всему, что происходит вокруг. Но увы, наш обед проходил за самыми простыми темами. Глеб больше не возвращался к теме проекта, не упоминал мой отдел и точно не угрожал Вадиму. А заговорить первой - это выдать свой коварный план.
        - Вероника, - вновь заговорил мужчина, внимательно следя за тем, как я уплетаю вторую порцию крем-супа, - а могу я вас пригласить на ужин? Просто согласитесь, в качестве извинения.
        - Я думала этот обед и есть извинение, - наигранно улыбнулась, прикидываясь дурочкой. Но провести такого охотника мне не удавалось.
        - Я был слишком груб, - улыбнулся он в ответ, - что одним обедом не могу ограничиться. Может, ужин в « Мельнице»? У них новый шеф-повар.
        - Я не бывала там, - честно ответила я. Да и про само заведение никогда не слышала. - Не думаю, что у меня есть время на развлечения. Я очень занята в последние дни.
        Мужчина нахмурился, осознавая, что получает очередной отказ от меня.
        - Что же, - вздохнул он, - не буду настаивать. Но, Вероника, знайте, что я готов с вами не только обедать и ужинать...
        - Но и завтракать, - быстро закончила я за ним, подмигнув.
        Черт, кажется, я только что перестаралась со своим подыгрыванием и дала ему повод потаскаться за мной. Спешно соображая, как все перевести в шутку, я так и не смогла придумать достойную причину посмеяться. А вот Глеб расценил это как вызов, хищно улыбаясь.
        «Видимо, у меня мало проблем», - подумала я, возвращаясь к еде. Лучше уж забить рот овощным салатом, лишь бы не сболтнуть лишнего. И так проблемы росли в арифметической прогрессии.
        Возможно, пару лет назад я бы даже дала шанс этому настойчивому мужчине поухаживать за мной. И не только это. Может, мы даже позавтракали вместе разок-другой, но сейчас он не вызывал в моем теле никакого отклика. Безжизненная пустота возвращалась, когда я смотрела на него. Даже раздражение от его голоса, взгляда. И я начала сомневаться, излечилась ли от своего проклятия. Пожалуй, стоит проверить.
        Но вот с Майером, мистером Большой Босс, я никак не могла пересечься. Нет, я не искала специально встречи с ним. Но от неожиданного мимолетного взгляда бы не отказалась. И все во имя науки. Точнее, проверить свою странную теорию. Ах, да. Мне стоит перестать думать об Эрнесте Алановиче как о Большом Боссе, потому что просыпается моя извращенная фантазия. Не хотелось бы разочароваться, когда мне удастся заглянуть в его брюки. Может и не такой там Большой Босс.
        - Над чем смеетесь? - вырвал из раздумий голос Глеба, и я постаралась изобразить серьезное лицо.
        - Смеюсь? - переспросила я. - Да так, вспомнила анекдот.
        - Расскажешь? - прошептал мужчина, чуть склонившись над столом.
        Я последовала за ним, повторив его движение.
        - Этот анекдот для взрослых девочек, - и, дерзко улыбнувшись, вернулась к еде.
        А вот и контрольный выстрел, Ника. Я повесила себе на лоб мишень, и азартный охотник в лице коммерческого директора Глеба Антипова объявил на меня охоту, хитро прищурившись. Пора бежать.
        На следующий день я зарылась в бумагах, чтобы не пересечься лишний раз с Глебом. И шпион из меня получился хороший. Мне удалось значительно продвинуться с проектом, не видеться с охотником, получить новую порцию ненависти от Алисы, метавший в мою сторону гневные взгляды.
        И дожив до субботы, я с облегчением вздохнула, когда утром получила от риелтора ключи от квартиры. Долгосрочная аренда имела свои плюсы и минусы, но я готова была мириться и с плохой стороной подобного договора, отказавшись в очередной раз покупать собственное жилье.
        - Как же я рад, что ты проваливаешь, - усмехнулся брат, наблюдая за тем, как я собираю вещи в его квартире. - Не забудь свой эпилятор, - кивнул в сторону ванной комнаты.
        - Мой? - удивленно посмотрела на Кирилла. - Я думала это твой. А то твои ноги такие гладкие, думала ты им пользуешься.
        Получив от брата ругательство, я рассмеялась, отправляясь забирать свое барахло в указанной комнате. И вот когда мои сборы подошли к концу, он решил отвезти меня до квартиры, убедившись, что я точно не вернусь к нему жить.
        - Я буду скучать по твоей чистой кухне и полному холодильнику, - улыбнулась, запрыгивая в машину.
        - Даже не думай, - огрызнулся Кир. - Черт, твой чемодан еле влез. Бедная моя машинка.
        - Не ной, - протянула я, пристегивая ремень. - А можно я буду навещать тебя? Хотя бы разочек в неделю? - взмолилась, взглянув на брата.
        - Я сменю все замки, - он покачал головой.
        - Я тоже люблю тебя, - расплылась в улыбке, отворачиваясь от мрачного брата.
        - Кстати, я завтра заеду к тебе с маленьким подарком, - вдруг спокойно заговорил он, когда мы были уже на полпути до моего нового жилья.
        - Подарок? Я люблю сюрпризы, - хитро улыбнулась. - Так что ты там для меня приготовил?
        Брат повернулся ко мне, весело рассмеявшись.
        - Завтра, Ника, - сквозь смех проговорил он. - Имей терпение, сестренка.
        Добравшись до квартиры, Кирилл поднялся вместе со мной, волоча за собой чемодан. Открыв новыми ключами дверь, я перешагнула порог. Следом вошел и брат.
        - Бедная квартира, - сказал он. - Ты же загадишь это место.
        Обернувшись и грозно посмотрев на брата, я показала ему средний палец. Мой любимый жест, когда это касается Кирилла.
        - Я же могу обидеться, - проворчала, снимая туфли на пороге.
        Кирилл последовал за мной, осматриваясь по сторонам.
        - Если бы была такой обидчивой, - весело заметил он, - мы бы давно перестали общаться. И заметь, мне всегда больше доставалось от тебя. Я лишь защищаюсь!
        Бегло осмотрев квартиру, я поняла, что на деле она была даже лучше, чем на фотографиях. Похвалив себя за удачный выбор, я направилась в спальню, где собиралась распаковать чемодан. Вещи, которые должны были доставить транспортной компанией, придут чуть позже, и у меня будет время все подготовить тут.
        Кирилл не стал надолго задерживаться и, убедившись, что я не сбегу и не попрошусь больше к нему, уехал, вновь пообещав заглянуть завтра со своим подарком на новоселье. Или в честь повышения. Он так точно и не определился, прощаясь со мной на пороге.
        Вещи привезли в назначенное время и двое грузчиков перетаскали несколько сумок с одеждой и обувью. Мебель я никакую не брала с собой. Я ее в принципе никогда не покупала, стараясь снимать полностью обставленное жилье. Мне хватало и того, что я была шопоголиком, в прошлом закупив огромное количество разной одежды, и не только офисных костюмов. У меня было много простой повседневной одежды, но больше всего я гордилась коллекцией дорогого качественного белья, кружевного, даже кожаного, для особых игр, ну и мини-платьев для вечерних походов по клубам.
        Аккуратно раскладывая вещи по шкафам, я призадумалась, а какое из этих нарядов мне стоит натянуть на себя, когда я отправлюсь покорять местные бары и клубы. И какое из них сможет поразить Майера.
        - Да ладно, Ника, - произнесла вслух, сжимая в руках маленькое черное платье. - Мне достаточно снять трусики, чтобы поразить его, - я усмехнулась своему конфузу, но непроизвольно потянулась к сумке с бельем.
        Закопавшись практически с головой, я отыскала там несколько интересных моделей, которые лучше всего смотрелись на моей округлой заднице. Пожалуй, выберу что-нибудь из них, когда отправлюсь защищать свой проект. Даже если и провалюсь с треском, хоть буду в красивом белье получать наказание.
        Черт, я возбудилась, представив, как меня уложили на стол и задрали юбку, чтобы наказать за проект, который не удовлетворил Майера. Может, то что пылало сейчас между моих бедер могло бы удовлетворить его? Ну или меня, на крайний случай. В разрядке я нуждалась, но мастурбировать не планировала, решив, что мне нужны совсем не мои пальцы. Руки того самого мужчины, чей низкий тембр отзывался дрожью в теле, а от тяжелого взгляда глаз цвета стали становилось трудно дышать.
        Упав на ворох одежды, я глубоко вздохнула, пытаясь заставить себя не фантазировать о нем. Но Майер в тот вечер так и не покинул моих мыслей. И даже снился ночью, в довольно откровенном сне. И почему-то в том сне я была уверена в его Большом Боссе.
        Проснувшись утром в расслабленном состоянии и приподнятом настроении, я не заметила, как время приближалось к полудню. Закончив с последней сумкой, я услышала, как раздался звонок мобильного.
        - Выходи, - все что сказал мне брат, который дожидался меня около подъезда.
        Поспешив покинуть квартиру, я застыла около двери, рассмеявшись в голос.
        - Да ладно, ты где откопал этот мамочкин-мобиль? - сквозь смех спросила я, заметив как Кирилл стоит рядом с небольшой пучеглазой машинкой серебристого цвета.
        - Эта твоя машина, - ухмыльнулся брат, протягивая мне ключи. - Ты же просила неприметную машину.
        Я покачала головой, не готовая принять такой «подарок».
        - Да, я просила найти мне машину, - проговорила я. - Но я не готова заплатить за нее.
        Кирилла наигранно обиделся, взглянув на меня.
        - Говорил же, что это подарок, - все также тянул руку с зажатыми в ней ключами. - Бери и помалкивай. Я же старался. Ты ведь знаешь, как мне с моим безупречным вкусом к дорогим и быстрым машинам было тяжело посещать все те места, где продают вот это, - и он кивнул в сторону автомобиля.
        - Ладно, давай, - выхватила ключи. - Надеюсь, она на ходу.
        - Я же как-то ее перегнал сюда, - ухмыльнулся он.
        - То есть мне отвезти тебя домой? - подозрительно спросила я, взглянув на притихшего брата.
        - Нет, - он быстро вскинул руками, будто защищаясь от меня и монстра-мобиля. - Я такси вызвал. Больше не залезу в нее.
        И как по заказу, во двор въехало такси, в которое брат стремительно запрыгнул, помахав мне на прощание рукой.
        Еще раз оглядев свое новое приобретенные, пусть за которое не заплатила ни копейки, я устала вздохнула и поплелась обратно в квартиру. Обкатать эту кроху смогу и потом. Сейчас были более важные дела. Например, вернуться к работе.
        Глава 8.
        Такого предательства от Кирилла я не ожидала.
        День начался как обычно. Проснувшись под первый будильник, позавтракав наспех приготовленными бутербродами и спрятав тело в строгий костюм, я поплелась на парковку, где меня дожидался подарок от брата.
        Завела малышку с первого раза и уверенно тронулась с места, покидая двор.
        Все проблемы начались на первом же светофоре. Мотор заглох. Чертыхнувшись, что возможно сама виновата, от непривычки рано отпустила педаль, я завела двигатель, который выдал мне странный урчащий звук, но все же поддался, и я двинулась дальше. Подобное повторилось на втором и третьем светофоре. А на четвертом машина послала меня куда подальше, отказываясь заводиться.
        После продолжительного боя с «подарком» от Кирилла, я все же добралась до офиса, по пути проклиная братца. Когда я въехала на парковку перед зданием офиса, мой лоб покрывал пот, а в теле рокотал гнев. Покинув душный салон машины, я выскочила наружу, взглянув на часы.
        Опоздала! Вот тебе и понедельник. Выругавшись еще раз, я выхватила из сумки телефон и набрала номер брата.
        - Доброе утречко, сестренка! - бодро произнес Кир, ответив на звонок практически сразу. Будто ждал моего звонка.
        - У кого как, - огрызнулась я, бросая гневные взгляды на пучеглазого монстра. - Что за фигню ты мне подсунул?! Эта машина глохнет на каждом светофоре! Я еле как добралась до работы. И заметь, я опоздала, - прошипела последние слова, крепко сжимая трубку в руке.
        Кирилл весело хохотнул.
        - Моя месть, сестренка, - произнес он, продолжая смеяться.
        - За что?! - вскрикнула я, надеясь, что не привлекла к себе лишнего внимания.
        - Ну как за что? - удивленно переспросил брат. - Тебе все перечислить? За мой обломанный секс, за мой белоснежный стол, за копну твоих волос, которые остались в ванной. Ника, ты линяешь как больная кошка.
        - Засранец! Я доберусь до тебя, братец и надеру твой тощий зад, - прорычала я. - Сегодня же забирай обратно свой «подарок»! Я больше не сяду за руль этого монстра, - выругалась я, отключая телефон. - Вот же мелкий пакостник, - прохрипела я, взмахивая ногой, чтобы пнуть машину по колесу.
        Я отвлеклась, когда в метре от себя заметила высокую мужскую фигуру, внимательно рассматривающую меня. Лицо Майера было спокойным, взгляд стального цвета глаз не читаем.
        - Доброе утро, - первой пробормотала я, возвращая ногу обратно на землю.
        - Доброе, - холодно произнес он, переводя взгляд на машину, около которой я стояла.
        Кажется, на его лице отразилась усмешка, но он быстро взял себя в руки, сохраняя прежнее непроницаемое выражение.
        - Проблемы? - уточнил он, вновь посмотрев на меня.
        - Никаких, - сдерживая себя, постаралась ответить спокойно.
        И тут мужчина взглянул на свои часы и, заметив, что его сотрудница задержалась, указал пальцем на циферблат. Да, я опоздала почти на полчаса. И не нужно мне об этом напоминать.
        Скривив улыбку, я пожала плечами и заторопилась в сторону входа в офис. Следом за мной уверенным шагом шел Майер, словно следя, чтобы я больше нигде не задерживалась. Я чувствовала, как его взгляд прожигает мою спину. Поежившись, я ускорила шаг, но в туфельках, которые я сегодня нацепила, было трудно идти быстро.
        Лишь бы не растянуться на лестнице, подумала я, поднимая первую ногу на ступеньку. Майер поравнялся со мной. Как вовремя.
        Вовремя я подумала о новом провале и действительно оступилась. А всему причиной был этот мужчина, от близости с которым мои ноги становились ватными и подкашивались.
        - Осторожнее, - низкий хриплый голос послышался у самого уха, а моей руки коснулась чужая крепкая ладонь, надежно подхватив и удержав на месте.
        Резко повернув голову, я встретилась с пронзительным взглядом мужчины, в глубине которого вспыхнули искры. Или это отразилось мое возбуждение?
        - Спасибо, - мой голос дрогнул, а вот тело было уверено, что не стоит отдаляться от источника желания.
        Но, все же взяв под контроль себя, я зашагала по лестнице, и Майер отпустил мою руку, следуя уже на приличном расстоянии.
        - Как продвигается проект? - нет, кажется, я никогда не привыкну к его голосу.
        - Все будет готово в срок, - ответила, стараясь не смотреть в сторону мужчины.
        - Буду ждать результатов, - шепотом произнес он, когда мы оказались в холле, наполненным другими сотрудниками. - И, Вероника Сергеевна, постарайтесь больше не опаздывать.
        Поспешив к лифту, я заметила, как Майер направилась в противоположную сторону. Не удивлюсь, если у Большого Босса был собственный лифт.
        Успокоить разыгравшиеся нервы мне удалось только тогда, я села на свое рабочее место. Заметив, как на меня покосились коллеги, которые всегда приходили на работу вовремя, я мысленно послала их. Еще осуждения мне хватало, и так день начался не лучшим образом.
        Погрузившись в работу над проектом, я задумалась, успею ли сдать его в срок. Помощь мне бы не повредила. Вадим не отказывался работать вместе со мной, но на его плечи за последние дни навалилось еще работа. Он готовил отчет по проделанной работе: за месяц, квартальные, полугодовые. И сейчас он огорченно вздохнул и указал мне на собственный завал на рабочем столе, когда я вошла в его кабинет, чтобы показать то, чего добилась за несколько часов.
        Огорченная, я вернулась к себе, заметив, что коллеги вновь косо посмотрели в мою сторону.
        - Вероника, мы можем помочь? - кажется, я впервые услышала голос Алисы, которая вызвалась сыграть роль парламентера.
        Отлепив уставший взгляд от бумаг, я посмотрела на девушку, остановившуюся около моего стола.
        - Было бы не плохо, - прохрипела, чувствуя, как силы покидают мое несчастное тело. - Но с чего такое рвение? - теперь моя очередь коситься на приблизившихся коллег.
        - Сроки горят, - высказался первым Никита, облокотившись на соседний стол. - Мы тут конечно уже смирились, что наш отдел прикроют. Но думаю, попытаться стоит.
        Остальные закивали, соглашаясь с парнем. Подозрительно взглянув на них, я устало вздохнула.
        - Помощь нужна была еще вчера, - выдавила из себя слова. - Если еще не передумали, то вот, разбирайте, - и указала на бумаги.
        Все разом приблизились ко мне, окружив стол. Взглянув на то, что уже было готово, Степа произнес:
        - Мы возьмем чертежи, - его уверенный голос вселил в меня надежду. Олег и Никита согласились с ним, собирая все, что касалось схем, чертежей.
        Алиса и Диана посмотрели на оставшееся и согласились, что займутся документацией.
        - Я наберу весь текст, - бодро заявила Диана. - Оформлю все как надо, чтобы не придрались. Тут все строго, даже из-за лишней запятой заставят все перепечатывать.
        Поблагодарив девушку, я взглянула на Алису, которая уперла руки в свои пышные бедра.
        - А нам самое сложное, - ухмыльнулась она, направившись к стулу, чтобы подтащить тот к моему столу.
        - Ага, - кивнула в ответ, принимаясь за работу.
        После краткого вводного курса, мы принялись за работу. И за прошедший день я наконец продвинулась так далеко, что поверила в успех кампании.
        Все забросили свои личные дела, не горящие проекты, даже не отвлекались на телефонные звонки, а обеденный перерыв сократили на столько, что будто и не покидали кабинета.
        Когда Вадим вышел из своего кабинет, с мрачным выражением лица он оглядел подчиненных, задержавшись чуть дольше на моем столе, точнее на том, что мы работали с Алисой в тандеме. Послав мне удивленный взгляд, намекая, что за чертовщина творится, я пожала плечами, не зная, как ему ответить.
        Чуть позже я все же выбралась из завала документов и побрела прочь из кабинета, в конец коридора на этаже, где была комната приема пищи. Там же всегда можно было приготовить себе свежий кофе, за порцией которого я и отправилась.
        - Вероника, - окликнул меня по имени уже знакомый голос.
        Глеб, чтобы ему провалиться, уверенным шагом приближался ко мне.
        - Неожиданная встреча, - пролепетал он, остановившись слишком близко от меня.
        - Да, действительно неожиданная, - пробурчала, отступая на шаг назад. - Не думала, что коммерческие директора любят блуждать не по своему этажу, - хитро прищурилась, намекая, что он здесь явно не просто так гуляет.
        - А может я искал вас, Вероника, - ну здравствуй, охотник.
        Я пожала плечами, намереваясь продолжить свой маршрут.
        - Как у вас дела? - не унимался Глеб, следуя за мной.
        - Прекрасно, - твердо ответила я, входя в комнату. - Кофе? Чай?
        Повернулась к мужчине, указывая на ровные ряды разнообразных баночек, упаковок и белоснежных кружек.
        - Спасибо, но я уже перекусил, - улыбнулся он в ответ. А жаль, я бы плюнула в кружку.
        Отвернувшись, я приблизилась к столу, чтобы начать готовить то, что требовалось моему организму больше всего на свете.
        - Как хотите. А я пожалуй залью в себя большую порцию кофе и отправлюсь работать.
        Мужчина приблизился ко мне так, чтобы смотреть на меня с боку. Наблюдая, как я орудую с кружкой, баночек и ложкой, он вновь заговорил:
        - Вероника, я могу вас пригласить на ужин? - не унимался, чёртов охотник.
        Обреченно вздохнув, я мило улыбнулась, готовясь отказать, но он не позволил мне сказать ни слова, заговорив:
        - Я знаю, у вас много работы с проектом. Но после, когда все закончится, можем отметить это за ужином в ресторане?
        Я усмехнулась, повернувшись к мужчине:
        - После удачного закрытия этого проекта я планировала напиться до чертиков с Вадимом, - и ведь не врала, отвечая Глебу на его предложение.
        Надеюсь, он примет мой отказ. И упоминание имени моего начальника заставила напрячься мужчину. Почуял конкуренцию. Славненько. Нужно отвадить его, но аккуратно, а то могут быть проблемы после. У таких людей есть власть, которую они любят использовать, чтобы добиться задуманного.
        - Жаль, - протянул он, не скрывая своего раздражения.
        - Хорошо, - быстро ответила я, закончив готовить кофе. - Как закончу с проектом, я поужинаю с вами. И все. Никаких продолжения, намеков и прочего. Я не готова сейчас заниматься своей личной жизнью, - мило произнесла, отмечая, как на лице Глеба расплылась хитрая улыбка хищника. Такс, значит умел маски менять.
        Хлопнув в ладоши, он весело ответил:
        - Я буду ждать, - и с гордо поднятой головой и воодушевленный моим согласием, быстро скрылся из комнаты, судя по всему, опасаясь, что я могу передумать.
        Не знаю, правильно ли я поступила, дав ему шанс. Но у меня был собственный план, как напрочь отбить у мужчины желание гоняться за мной. И пусть для этого мне придется провести с ним вечер, продолжения у такой встречи не будет однозначно.
        - И вновь без приглашения, - произнес Майер, взглянув на вошедшего друга, и удивился, отметив, какая самодовольная улыбка расползалась на лице мужчины.
        - Кого трахал? - Эрнест напрягся, ожидая ответа от Глеба. Следил за ним взглядом, пока он шествовал до кожаного дивана.
        - Никого, - ухмыльнулся Глеб, плюхаясь на диван. - Но скоро мне точно обломится.
        - Не оставляешь надежду? - выдохнул Майер, понимая, что боялся услышать имя Вероники, произнесенное хитрыми губами Глеба.
        Мужчина рассмеялся, оборачиваясь к Майеру.
        - А она горячая штучка, - подмигнул Глеб. - Вероника, - словно смаковал ее имя, пробуя его на вкус. - Крепкая, дерзкая, но горячая. И скоро я добьюсь ее расположения. Думаю, это будет лучшим сексом в моей жизни. А то приелось, что каждая готова раздвинуть ноги, стоит только поманить ее пальцем.
        Майер все же напрягся, осознав, что его друг слишком увлечен сотрудницей. А когда он так увлечен, девушки сдаются под его напором. Вопрос лишь во времени, как скоро это случится. Эрнест понимал, что сам был не против оказаться между ее широко разведенных ног.
        - Я тут пересекся с ней опять, - продолжил свой рассказ Глеб, устремив задумчивый взгляд в потолок. - Думаю, Дорофеев ее трахает. Ну, или делал это раньше. Слишком уж они близки. Заявила, что собирается с ним напиться, когда закончит с проектом.
        Майер не был удивлен предположению друга, подозревая, что Вадим не просто так перевел Веронику из филиала, устроив к себе в отдел. Да, за последние дни он внимательно следил за их отделом, заинтересовавшись, как Вероника оказалась там. И его удивило, что Вадим и Вероника вот уже пять лет трудились бок о бок. Получив повышение, Дорофеев быстро забрал к себе бывшую подчиненную. Между ними точно была связь. В прошлом или настоящем. И это злило его, когда в нем просыпался собственнический инстинкт.
        - Хотя меня это не остановит, - ухмыльнулся Глеб, возвращая Майера в реальность. - Так даже интересно. Не люблю не опытных девушек. А с ней будет весело и горячо, - рассмеялся он, предвкушая, к чему приведет его охота.
        Эрнест вновь взглянул на друга, заметив, как растет в нем азарт.
        - А ты уверен, что она сдастся под твоим напором? - что же, позлить Глеба он всегда умел, задевая его охотничьи инстинкты.
        - Сомневаешься? - вздернул удивленно бровь Антипов, обернувшись к Майеру. - А спорим, я пересплю с ней?
        Эрнест подозрительно взглянул на друга, не понимая, каким образом он должен участвовать в споре.
        - Моя роль? - спросил мужчина, откинувшись на спинку своего кресла.
        - Как какая? - переспросил Глеб. - Кто из нас быстрее переспит с ней, - хитро прищурился друг. - Уверен, ты оценил по достоинству ее фигурку и не будешь отрицать, что она вызывает желание.
        Стараясь сохранить эмоции под контролем, Майер спокойно пожал плечами.
        - Соглашайся, - махнул рукой Глеб, приподнимаясь с дивана. - Будет интересно.
        - Интересно тебе? - перебил его Эрнест, не пытаясь даже смягчить свой голос.
        - Конечно, - рассмеялся Глеб. - Да и ты развлечешься. Вот скажи, когда у тебя была любовница? Ты же тут скоро врастешь в свое кресло.
        Что бы ни говорил Глеб, а Эрнест вынужден был согласиться, что у него уже давно не было любовницы. И тот слух, что Марина Сагалова занимала эту «должность» только оставалось слухом, хотя женщина была не против разделить с ним постель. Возможно, и не только постель. Если вспомнить ее страсть выходить замуж за богатого холостяка.
        - Хорошо, - устало кивнул Майер, понадеявшись, что вступив в игру с другом, сможет уберечь сотрудницу от ненужного романа. Тем более, что подобные отношения, которых придерживался Глеб, никогда не перетекали во что-нибудь более серьезное.
        - Здорово, - расхохотался Антипов, взглянув на друга. - И учти, победа будет за мной.
        Он прошествовал в сторону выхода, не оглядываясь назад. Но на пороге Глеб остановился, чтобы сказать:
        - Давай вечером выпьем? - предложил, выжидающе замерев у закрытой двери.
        - Хорошо, - во второй раз согласился Эрнест, обреченно выдохнув.
        - Ни и где ты? - грозно произнесла я, дозвонившись до Кирилла, который задерживался на пять минут.
        Я гневно взглянула на машину, которая напрочь отказалась заводиться и трогаться с места.
        - Уже тут, - весело ответил брат.
        И я увидела, как недалеко от меня паркуется его сияющий в лучах вечернего солнца Порш. С завистью взглянув в сторону, я тоже не отказалась от такой быстрой машинки, а не стояла бы сейчас около этого тихого ужаса.
        Кирилл быстро покинул Порш, натягивая на свои золотистые волосы кепку, а на лице были темные очки.
        «Конспирация, мать его», - выругалась я, подпирая бока руками.
        - Приветик, сестричка, - улыбнулся он, остановившись на безопасном от меня расстоянии.
        - Трус, - зло проговорила, понимая, что могу наброситься на него тут, в людном месте.
        Кирилл продолжил смеяться, осматриваясь по сторонам.
        - Так что у тебя там случилось? - наигранно удивился он, поворачиваясь к машине.
        - А ты не знаешь? - грозно уточнила я, будучи уверенной, что он сам что-то испортил в машине, чтобы у меня появились проблемы.
        Кирилл заржал в голос, уверенно приблизившись к машине. Открыв капот, он снял очки, которые спрятал в кармане своей джинсовой куртки, и нагнулся к мотору, ловко орудуя там пальцами.
        - Даже инструменты не понадобятся? - подозрительно спросила я, пытаясь разглядеть, что именно он делает.
        - Нет, сестренка, - продолжил весело отвечать брат. - Если бы ты, Ника, хоть чуть-чуть разбиралась в том, что находится внутри машины, то сообразила бы сразу проверить свечи. Я их немного открутил, поэтому мотор глох, - вот и ответ.
        - Засранец, - устало проговорила я, понимая, что он прав. Меня было легко обдурить в этом вопросе. Я любила покататься, даже гоняла с братом раньше, но вот никогда не разбиралась в устройстве машин, в отличие от Кирилла.
        Поправив свечи, он с гордостью закрыл капот, оборачиваясь ко мне.
        - Есть салфетки? Руки бы вытереть, - спросил он.
        - Конечно, - ядовито улыбнулась я, потянувшись к сумке.
        И замахнулась ей, чтобы огреть брата по плечу.
        - За что? - удивился он, отступая на шаг назад, принимая защитную позу.
        - Как за что? - воскликнула я. - Из-за твоей шутки я сегодня опоздала. И если меня уволят, я приду жить к тебе, - хитро прищурилась, намекая как испорчу жизнь брату.
        Кирилл рассмеялся, потирая руку, которой достался удар тяжелой сумки.
        - За одно опоздание не увольняют, - протянул он. - А теперь запрыгивай и возвращайся к себе. Или хочешь потусить вместе со мной? Я намеревался отправиться в «Хамелеон».
        - В понедельник? - с подозрением взглянула на брата. - Ты вообще работаешь? Или только гуляешь, пьешь и трахаешься?
        Кирилл обидчиво взглянул на меня.
        - Я работаю, как проклятый, - надул губы брат. - Неблагодарная сестренка.
        И развернувшись, он махнул мне рукой, сказав на прощание:
        - Звони если что, как перестанешь дуться.
        Я проследила, как шустро брат дошел до своего автомобиля, запрыгнув на водительское сиденье, и быстро скрылся с парковки, оставляя меня в окружении невольных свидетелей.
        Обернувшись, я увидела, как на меня смотрели пораженные Алиса и Диана, остановившиеся около красной иномарки, судя по всему, принадлежавшей блондинке. И по их выражениям лица я поняла, что они узнали в моем брате Кирилла Левина. С таким выражением я встречалась довольно часто, но оправдываться и говорить им, кто для меня Кирилл я не собиралась.
        Вернувшись к машине, я села за руль и без усилий завела двигатель, который заурчал так, словно и не ломался никогда. Тронувшись с места, я не спеша покинула парковку, понимая, что девушки-коллеги все еще наблюдали за мной.
        - Да, ладно, - присвистнул Глеб, когда, выходя из офиса вместе с Майером, которого ему удалось выдернуть из рабочего кресла, напомнив про вечерние посиделки, он увидел развернувшуюся сцену на парковке.
        Эрнест тоже разглядел, как Вероника с жаром спорит с высоким парнем, который только что получил от нее удар сумкой.
        - Кто такой, интересно, - протянул Глеб, не узнавая незнакомца. - Очередной любовник?
        Но Майер точно знал, кем являлся оппонент Вероники, который после непродолжительной беседы быстро покинул парковку, приблизившись к приметному автомобилю.
        - Левин, что ль? - удивился Глеб, проследив за парнем. - Не думал, что она знакома с этим мальчишкой.
        Эрнест нахмурился, понимая, что ему нужно как можно быстрее узнать все о Веронике. Особенно то, что ее связывало с бабником Кириллом Левиным. Ревность захлестнула Майера, угрожая утопить его в своих бурных темных водах.
        Глава 9.
        - Вызывали, босс? - в кабинет уверенным шагом вошел крупный мужчина с сединой в черных как воронье крыло волосах. Быстро преодолев расстояние от двери до рабочего стола, он остановился в нескольких шагах от Майера, который не отрывал своего задумчивого взгляда от бумаг.
        - Да, Николай, - ответил Эрнест, отложив в сторону отчет из бухгалтерии.
        Меньше всего на свете он любил проверять такие документы, но когда владеешь огромной многомиллионной компанией, приходится следить за всем, что творится внутри нее.
        - У меня для тебя есть работенка, - произнес Майера, поднимая свой тяжелый взгляд, и Николай, начальник службы безопасности, занимавший данный пост практически с основание «МайерКомпани» напрягся, зная, что его непосредственный босс и давний товарищ никогда не просил его о личных услугах.
        - Какая? - аккуратно спросил он, продолжая смирно стоять около стола начальника.
        Эрнест нахмурился и кивнул в сторону свободно стула.
        - Садись, - спокойно произнес Майер, сжав плотно тонкие губы так, как делал множество раз, подыскивая нужные слова.
        Николай последовал указу начальника и присел на стул, но продолжая сохранять напряжение в теле, готовый к самому худшему, что мог произнести Майер.
        - Работа эта личного характера, - заговорил Эрнест. - Точнее это просьба. Мог бы ты отыскать для меня максимально достоверную и полную информацию об этой девушке, - и, извлекая из ящика стола, мужчина протянул тонкую папку с личным делом его сотрудницы.
        Николай нагнулся через стол, чтобы принять документы. Бегло взглянув на них, он прикрыл папку, уставившись на начальника.
        - Вероника Фролова? - уточнил он. - И что она натворила, раз привлекла твое внимание?
        Эрнест ухмыльнулся, понимая, пусть Николай и был профессионалом в своем деле, а простого человеческого любопытства в нем было не меньше, чем в ком-либо другом.
        - Пока ничего, - улыбнулся на мгновение Эрнест, озадачив своего подчиненного.
        - Хорошо, - быстро кивнул Николай, складывая руки поверх закрытой папки с личным делом Вероники.
        В этой папке хранилось резюме девушки, ксерокопии ее документов. Но они не хранили историю ее личной жизни, а именно это интересовало Майера больше всего.
        - Что мне нужно о ней узнать? - поинтересовался Николай, посмотрев на босса.
        - Все, - протянул Эрнест. - Все, что только можно знать о человеке. Кто ее родители, где она жила раньше, с кем дружит, что предпочитает в еде, ее любимые напитки. Какую последнюю книгу прочитала. Ее размер одежды. Есть ли аллергия. И все в этом духе, - отмахнулся мужчина, понимая, что начинает заходить слишком далеко.
        Николай тихо присвистнул, догадываясь, что его ждет не простая работенка. Но интересная. Особенно интересно было узнать, чем заинтересовала эта Вероника Сергеевна Фролова его босса. А Николай хорошо помнил, что Майера так никогда никто не привлекал. Поэтому он приложит все усилия, чтобы узнать о девушке все, что желал знать Эрнест.
        - Я понял, - быстро ответил Николай. - Есть еще указания?
        Майер отрицательно покачал головой, спрашивая:
        - Сколько понадобится времени? - и начальник службы безопасности услышал в его голосе то, как мужчине тяжело сдерживаться.
        - Постараюсь как можно быстрее, - ответил Николай. - Общие данные подтвердить и расширить не займет и пары дней. А вот на более личные понадобится чуть больше времени. Если не будешь торопить, то через неделю я представлю полный отчет.
        - Замечательно, - кивнул Майер, отпуская мужчину заняться своей работой. - И, если ты понимаешь, это только между нами.
        Николай ответил, что и не собиралась трепаться, и покинул быстрым шагом кабинет Майера.
        Довольно вздохнув, Эрнест уставился на кипу бумаг, которая его сейчас интересовала меньше всего. После увиденного вчера вечером, как Вероника бурно что-то обсуждала с Кириллом Левином на парковке, он загорелся идеей узнать как можно больше о девушке. Особенно его беспокоило ее знакомство с Кириллом. Нет, он не был хорошо знаком с восходящей звездой фото и видео рекламы, а про его победы на гоночных треках ему было еще меньше известно, но он знал, что Кирилл был хорошим другом Марка Громова. А вот с Марком у него пусть и деловые, но напряженные отношения. И сейчас, когда он увел проект по реконструкции парка у Дмитрия Громова и его компании «РегионСтрой», назревал конфликт между двумя строительными гигантами. Эрнест меньше всего хотел потерять кучу денег из-за того, что пошел на поводу у Марка.
        Выстроив в своей голове не совсем логическую цепочку, он напрягся, когда подозрение закралось под кожу. Пожалуй, стоит приглядеть за Вероникой Фроловой, которая с энтузиазмом взялась за сложный проект и выдала ему через день после того как получила эту работу отличный вариант. Майер, десятилетия проработавший в строительном бизнесе, все еще не мог поверить, что можно сделать подобную работу за один день.
        Пусть он будет подозревать ее в шпионаже, чем думать о том, как сильно жаждет оказаться между ее длинных ног.
        - Вероника, вот это готово, - ко мне приблизилась Диана, протягивая первую стопку документов.
        Быстро просмотрев, я улыбнулась девушке, поблагодарив за хорошую работу.
        - Чуть позже нужно будет еще вот это набрать, - кивнула в сторону еще десятка листов, исчирканных ручкой.
        Девушка кивнула, но продолжила стоять около моего стола.
        - Что-то еще? - поинтересовалась, поднимая на нее взгляд.
        Она кивнула, оглядевшись по сторонам, а потом быстро подсела ко мне, и нагнувшись через стол заговорила шепотом:
        - Мы вчера видели тебя на парковки с ним, - я заметила, как напряглась Алиса, сидевшая недалеко.
        Блондинка отложила свои бумаги и посмотрела на меня, словно ожидая ответа. Ну вот здорово, приехали так сказать. Вздохнув, я поняла, что не смогу отвертеться от этого разговора.
        - Вы про Кирилла Левина? - шепотом переспросила я, замечая, как девушки быстро закивали.
        - Откуда ты его знаешь? - не удержалась Алиса, прожигая меня взглядом.
        - Было дело, - махнула рукой. - Несколько лет назад случайно в клубе познакомились. Вы же знаете, какой он бабник.
        Девушки опять дружно закивали, вот только на их лицах не было презрения. Они обе были не прочь уединиться с моим братом. Но признаваться им, что меня связывает с Левиным кровное родство, я не планировала, зная, чем это может обернуться. В сваху, сводницу или сутенершу я не собиралась играть.
        - То есть, ты с ним переспала? - ахнула Диана, завистливо уставившись на меня.
        Нет, девочка, я не буду рассказывать, какой секс может быть с моим братом. Мне даже противно подумать об этом. А член его я видела, когда нам было года по два-три, и мы еще не стеснялись носиться по дому голышом.
        - Нет, - наигранно возмутилась. - Я понимаю, что он красавчик, известен и богат, но меня совсем не интересуют такие мужчины. Слишком смазливый для меня, - и подмигнула, понадеявшись, что удовлетворила любопытство девочек.
        Но ни Алиса, ни Диана не торопились покидать мое личное пространство.
        - Эх, а я бы не прочь с ним познакомиться, - протянула Диана, подпирая свое лицо ладонями. - И пусть только на одну ночь, но это того стоит.
        - Откуда такая уверенность? - вот действительно, что так привлекает девушек в моем брате.
        - Он ходячий секс, - вдруг ответила Алиса, мечтательно вздохнув.
        Что-то меня начало подташнивать от подобных разговоров. Черт, Кирилл же не просто мой брат, мы еще двойняшки, которые родились с разницей в несколько минут. И сейчас сидеть слушать, как он ловко управляется со своим членом, мне хотелось меньше всего на свете.
        - За работу возьмемся? - кивнула на кипу бумаг, недвусмысленно намекая, что пора закрывать тему.
        - Вероника, а можешь нас с ним познакомить? - быстро затараторила Диана, с мольбой во взгляде посмотрев на меня.
        Ну вот, следующий этап моего нелегкого родства.
        - Не знаю, - спокойно пожала плечами. - Я попробую, но обещать не буду, - вру и не краснею, мило улыбаясь девушкам.
        Подскочив, Диана радостно хлопнула в ладоши и отправилась на свое рабочее место. Алиса была более сдержанной, но и на ее лице поселилась мечтательная улыбка. Тяжело вздохнув, я вернулась к тому, что интересовало меня больше всего в данный момент.
        После обеденного перерыва, когда я усердно трудилась над проектом, оценив по достоинству то, что уже сделали парни, меня отвлек телефонный звонок.
        Мой рабочий стационарный телефон, хранивший последнее время молчание, вдруг ожил. Я потянулась к трубке, чтобы ответить.
        - Вероника Сергеевна? - быстро заговорила девушка на том конце, обладающая приятным голосом.
        - Да, - настороженно ответила, пытаясь сообразить, кому я понадобилась.
        - Вас беспокоит секретарь Эрнеста Алановича. Меня зовут Алина, - ответила она, напугав меня до чертиков.
        Майеру что-то понадобилось от меня, и звонок от его секретаря не сулил ничего хорошего.
        - Приятно познакомиться, - дежурно ответила, ожидая следующих слов.
        - Вас вызывает к себе Эрнест Аланович, - сказала Алина. - Вы же знаете, где находится кабинет?
        - Да, - быстро ответила, припоминая, что переговорная, в которой я впервые повстречалась с ним, располагалась рядом с личным кабинетом Майера. - Как скоро нужно явиться?
        - Чем быстрее, тем лучше, - мягко ответила она.
        Вздохнув, я почувствовала, как тело начало вибрировать, а ноги становились ватными. Поторопив себя, я собрала документы и чертежи, которые могла уже предоставить на суд Большому Боссу. И вот, когда все было готово, я непроизвольно потянулась к шкафчику стола. Аккуратно приоткрыв его, я извлекла из дальнего угла ручку. Ту самую, темно-синюю, дорогую, коллекционную. Закинув ее между листов своего ежедневника, задумалась, что пора вернуть ее хозяину. И постараться сделать это не заметно. Не стоит лишний раз вспоминать о собственном конфузе.
        Еще раз вздохнув, я поплелась на встречу с человеком, которого отчаянно хотела, но в тот же миг до икоты боялась. Быстро добравшись на лифте до последнего этажа, я нашла кабинет, за дверью которого меня встретила Алина, девушка совсем не модельной, как я могла подумать внешности.
        Невысокая, смуглая, облаченная в красивый строгий костюм, она привстала, чтобы помочь мне пройти с охапкой бумаг к двери, за который скрывался мой главный страх. Пожелав мне удачи, она закрыла за моей спиной тяжелую темную дверь, оставив меня наедине с Большим Боссом.
        - Проходите, - произнес мужчина низким баритоном так, что воздух в кабинете завибрировал.
        - Проходите, - произнес мужчина низким баритоном так, что воздух в кабинете завибрировал.
        Я отмерла, неуверенно зашагав вперед. Оказавшись на безопасном от Майера расстоянии, я старалась не смотреть на него, борясь с противоречивыми чувствами, вспыхнувшими в теле. Мужчина задумчиво посмотрел на меня, и вновь заговорил первым.
        - Располагайтесь тут, - и жестом указал на стоявший рядом с его рабочим столом длинный стол, за которым он обычно принимал своих посетителей.
        Я поторопилась присесть на указанное место, раскладывая попутно перед собой документы.
        - Подготовились? - ухмыльнулся он, посмотрев на меня.
        Я утвердительно кивнула, опасаясь заговорить.
        - Вы сегодня молчаливы, Вероника, - все-таки заметил мое смущение, буравя тяжелым взглядом.
        - Я готова ответить на любой вопрос касательно проекта, - спокойно произнесла, радуясь, что смогла побороть дрожь.
        Майер наконец-то посмотрел не на меня, а на то, что я принесла с собой.
        - Ну что же, - протянул он. - Приступайте.
        Получив точное указание, я начала рассказ, подробно поведав о достигнутых результатах. Чем больше я вносила ясности в проделанную работу, тем больше одобрения получала от Большого Босса. Закончив с рассказом, я замолчала, взглянув на него.
        - Не плохо, - улыбнулся мужчина.
        По-крайней мере, мне показалось, что его тонкие губы изогнулись в мимолетной улыбке.
        - Вам стоит взглянуть на чертежи, - и раскинула на столе несколько листов, которые подготовили коллеги.
        Майер вновь перевел взгляд на листы, а потом, приподнявшись, он покинул свое место, быстро обогнув стол. Но встал он за моей спиной, а не напротив, как я рассчитывала. И мне пришлось спешно переворачивать листы, чтобы он мог с ними ознакомиться.
        Вдохнув, я ощутила, как моих ноздрей коснулся тонкий аромат его одеколона. Древесные нотки, легкий, невесомый, но четко отпечатывающийся на подкорке мозга. Теперь я точно знаю, как пахнет кожа моего лекарства. И смутилась еще больше, осознав, что непроизвольно свожу ноги покрепче, до боли в коленях.
        - Хорошо, - слишком тихо произнес он, нагнувшись над моим плечом. Я же втянула голову, боясь столкнуться с ним, соприкоснуться кожей к коже.
        - Как и говорила, все будет готово в срок, - быстро ответила, надеясь, что Майер вернется за свой рабочий стол.
        Но мужчина продолжал стоять за спиной, не сдвинувшись ни на миллиметр.
        - Я и не сомневался, - все тем же шепотом. Все тот же отклик в моем теле.
        Если он продолжит стоять за моей спиной и шептать на ухо, я наброшусь на него. Будет совсем не профессионально, но нельзя же так пытать.
        - У вас есть еще вопросы? - взмолилась, чтобы он отпустил меня.
        - Есть, - хрипло произнес Майер, прикасаясь рукой к моему плечу.
        Я вздрогнула и резко обернулась, опасаясь, что действовала слишком быстро. Мужчина выпрямился, посмотрев сверху вниз на меня, улыбаясь.
        - Какой? - протянула я, замерев на месте.
        - У вас моя ручка, - и он кивнул в сторону раскрытого ежедневника.
        Ругнувшись, я обернулась, притягивая к себе то, что собиралась вернуть.
        - Да, простите, что утащила тогда, - мило улыбнулась, схватив ручку в дрожащую руку. - Случайно получилось.
        Я протянула ворованный предмет Майеру, но он продолжал стоять неподвижно, не сводя с меня глаз. Сглотнув возникший в горле ком, я встала, ощущая, что смотреть снизу вверх на него было очень неудобно.
        - Это был не вопрос, - заговорил он. - Вероника, что у вас в сумке делало ваше белье тогда?
        А вот сейчас я хотела бы провалиться сквозь землю. Или просто раствориться в воздухе. Идея с невидимкой была чертовски притягательна. Но Майер продолжал буравить меня взглядом, требуя ответа. И шуток он не примет.
        - Ну как бы сказать, - замялась я, стараясь отвернуться.
        Что же, когда-то я была дерзкой сексуальной штучкой, которая никогда не терялась в компании притягательного мужчины. А теперь в голове оставалась звенящая пустота.
        - К черту, - выругалась я, сбросив оковы, в которые заковала сама себя пару лет назад. - В тот день кое-кто меня очень сильно возбудил, - ухмыльнулась, заметив, как изменился в лице Майер.
        Интересно, как он отреагирует, если узнает, что источником возбуждения был его голос. Наверное, посчитает меня нимфоманкой, озабоченной девицей. Но сейчас мне было все равно. Волновал только разразившийся между ног пожар.
        - И как часто мои сотрудники возбуждаются и не носят белья? - протянул он.
        Я пожала плечами.
        - Проверите? - и протянула ему коллекционную ручку.
        Но Майеру не нужны были посторонние предметы. В один шаг он вплотную приблизился ко мне, подхватывая за талию и, поднимая чуть вверх, усадил на край стола, устроившись между разведенных ног.
        Он поддался немного вперед, и белоснежная ткань рубашки натянулась на его широких плечах, очерчивая четкие контуры тугих мышц. Рукой он потянулся к моему лицу, нежно, невесомо касаясь алеющей щеки. Да, я была смущена, взбудоражена и напугана одновременно, когда оказалась прижата к его крупному телу. Поерзав на столе и пытаясь принять удобную позу, чтобы край не врезался в бедра, я услышала, как ткань на юбке угрожающе затрещала. Этот же звук услышала Майер и переведя взгляд на раскинутые ноги, обтянутые серой тканью ухмыльнулся, прикоснувшись второй рукой к обнаженной коже бедра.
        - Прекрасный вид, - хриплый голос мужчины заставил мою кровь воспламениться.
        Я потянулась к его ладони, которая замерла на моем лице, и накрыла ее своей рукой, не позволяя мужчине шелохнуться. Он замер, ощутив мое прикосновение. Задумавшись, он высвободил ладонь, но не для того чтобы убрать ее, а коснулся моих полураскрытых губ.
        И я, не сознавая в тот момент что творю, губами обхватила его длинный указательный палец и нежно пососала. Большой Босс все верно понял, опалив меня своим обжигающим страстным взглядом, позволяя моему языку касаться его кожи.
        У меня перехватило дыхание от того, что я увидела после. Горячая пульсация моих губ не парализовала мужчину, а заставила его придвинуться, прижаться почти до упора ко мне. Упереться в бедро своим телом, и сквозь плотную ткань брюк я ощутила, как напряжен его член.
        Ухмыльнувшись, я выпустила изо рта палец Майера, предлагая тому действовать самостоятельно, пока я наслаждаюсь собственной мыслью, что в его штанах действительно скрывается мистер Большой Босс.
        Мужчина понял мой намек, заскользив руками по коже ног, забираясь как можно дальше и глубже под натянутую ткань юбки. Я затрепетала, завибрировала как натянутая струна, готовая взорваться только от одних ласк. Я потеряла себя в его в руках, и вели Майер мне сейчас раздеться, лечь на стол и раскинуть широко ноги я бы сделала это. Нет, я бы сама умоляла его взять меня, оказать такую честь. Но я держала язык за зубами, плотно сжав губ, молясь, чтобы не прокусить сообщенную кожу.
        - Все еще хочешь, что бы я проверил? - шепот заставил меня вздрогнуть и быстро кивнуть.
        Майер тихо рассмеялся, но не остановил своих ласкающих, манящих рук, оказавшихся у самого края белья, но еще не коснувшись его.
        - Как там жарко, - произнес он, и я судорожно выдохнула, но сдержала срывающийся стон.
        Никогда бы не подумала, что можно кончить только от слов, но сейчас была на пике, на грани этого. И если он не коснется там, не запустит свои длинный пальцы в меня, то я сама насажусь на них, захвачу в плен и заставлю его сделать это.
        - Я хочу поласкать тебя, - протянул он, приближаясь к моему лицу, но целовать он не собирался.
        И где-то в глубине души я поняла, что не хочу его поцелуев на своих губах. Мне нужны его губы там, между ног. И не только губы, но и пальцы, которые сейчас там ловко орудовали, и его большой твердый член.
        Майер не ждал от меня разрешения. Ему не нужны были мои слова. Он двинулся дальше, и я вздрогнула, когда ощутила, как натянулась ткань кружевного белья.
        - Я немного разочарован, - выдохнул он. - Думал, что ты опять их сняла.
        - Они были не достаточно влажные, чтобы снять, - прошептала я, дерзко взглянув в его глаза.
        Мужчина напрягся, а после тихо рассмеялся.
        - А теперь они мокрые, - и пальцы скользнули под ткань, касаясь нежной бархатной кожи, покрытой смазкой.
        С моих губ сорвался приглушенный стон, и я выгнулась ему на встречу, разводя еще шире ноги, позволяя ласкать себя, касаться напряженной горошины, замерев в предвкушение, когда он захочет проникнуть в меня. И Майер сделал бы это, и возможно даже больше, но нас отвлекли.
        Громкий звонок его сотового телефона вмиг привлек внимание. Мужчина отшатнулся от меня, быстро вынимая руку из влажных трусиков и отходя на метр назад, позволяя мне свести ноги и спрыгнуть с края стола.
        Взглянув на меня, он нахмурился, словно наваждение, которое накрыло нас обоих, спало, и мы очнулись от безумно-сексуального сна. Майер направился к своему столу, чтобы ответить на звонок, я же поспешила все собрать со стола, распихивая документы невпопад, потом разберусь.
        Собраться и исчезнуть из его кабинета - две минуты. Именно столько я потратила, чтобы быстро закрыть за собой дверь, очутившись в приемной. Запыхавшись, с раскрасневшимися щеками я посмотрела на изумленную Алину, которая была занята сортировкой корреспонденции.
        - Все в порядке? - искренне поинтересовалась она, не догадываясь, чем занимался только что ее начальник со своей подчиненной.
        - Да, - кивнула я в ответ, еще раз глубоко вдохнув и выдохнув, и отправилась к себе в кабинет, приводить чувства в порядок, погрузившись в работу.
        И когда я оказалась на рабочем месте, за столом, мысленно поблагодарив удачу, что никто не обратил на меня внимания, я достала телефон и написала одно сообщение для брата, в котором четко и ясно выразила мысль, что сегодня мне нужно напиться. Позже, получив ответ, я была счастлива и огорчена одновременно, что меня поддержали, при этом Кирилла интересовала причина, о которой я не могла ему рассказать.
        Что же, придется опять импровизировать.
        Глава 10.
        - Давай, рассказывай, по какому мы поводу здесь собрались? - Кирилл откинулся назад, на спинку дивана, потягивая пиво из высокого стакана.
        Я грозно взглянула на брата, надеясь, что он все-таки отстанет от меня и даст насладиться алкоголем, который я планировала влить в себя сегодня вечером.
        - Ну же, не скромничай, - ухмыльнулся брат, устраиваясь чуть удобней. - Не думал, что ты будешь напиваться посреди рабочей недели.
        Роберт присоединился к нам, приняв от меня приглашение разбавить нашу взрывную с братом смесь, тихо рассмеялся, но больше он был сосредоточен на своем бокале с алкоголем, с темным пивом, нежели на нашем разговоре.
        - А ты не думал, что я могу тоже уставать и испытывать желание развлекаться? - хитро прищурилась, намереваясь показать брату средний палец.
        Кирилл только пожал плечами.
        - Откуда мне знать, как вы работаете в своих душных офисах, - рассмеялся он.
        - Ну да, твоя-то работа намного интереснее, - огрызнулась я, ощущая, как раздражаюсь только от одной мысли-воспоминания о компании, которую сегодня покинула ровно в шесть вечера, не желая там задерживаться ни на минуту. А всему виной был Майер и его мистер Большой Босс, которого я все еще ощущала на своей коже между ног.
        - Моя работа мне нравится, - вальяжно растянувшись на диване, проговорил брат.
        - Ага, - скривила губы в подобие улыбки. - А что именно нравится?
        Кирилл взглянул на молчаливого друга, словно ища у него поддержки, и, не получив ее, вновь заговорил:
        - Как что? - наигранно удивился он. - Когда твое хобби приносит деньги и, заметь не маленькие, ощущаешь, что все делаешь правильно.
        - А какое хобби приносит деньги? - попыталась поддеть брата, выведя его на искренний разговор. - Машины? Я и так знаю, что ты рискуешь своей задницей каждый раз, когда садишься за руль. Реклама? Ну, нет спасибо, блистать своим телом с каждого экрана и обложки журнала я бы не хотела. Девушки? Вот тут я думаю, что наоборот тратишься на них.
        Роберт наконец-то перестал сдерживать себя и засмеялся вслух, получив тут же от Кирилла оплеуху.
        - Друг еще называется, - сердито произнес он.
        - Но Ника права, - начал оправдываться Боб, взглянув на нас. - Девочки отнимают у тебя приличную сумму.
        - Не вам считать мои доходы и расходы, - проворчал Кирилл, понимая, что проигрывает этот бой.
        Я знала, что из их четверки друзей, только мой брат вел расточительную и веселую жизнь, когда Громовы и Никольский приумножали свой капитал. Брат никогда не стремился к увеличению денежного потока, и то, что было у него сейчас, вполне устраивало. Он даже так и не окончил университет, бросив тот ради карьеры гонщика. А создав себе имя, имея при этом симпатичную мордашку и подходящую внешность, еще и стал моделью, заработав на снимках и участие в рекламе доход не меньше того, что получал от гонок.
        - Да ладно, не дуйся, - произнес Боб, пытаясь закончить этот разговор. - Лучше ты, Ника, расскажи, как у тебя дела на новой должности?
        - Не очень, - устало выдохнула я. - Тяжелый проект достался, и к пятнице нужно его сдать. А я тут сижу с вами и напиваюсь, - и натянуто улыбнулась, приподнимая в руке бокал с мартини.
        - У тебя все получится, - нежно улыбнулся Боб, воодушевив меня на подвиги.
        - Вот это мне и нравиться в тебе, - ухмыльнулась я. - Всегда поддержишь. Не то что мой братец.
        И грозно взглянула на него, так и не простив его за «подарок», который теперь стоял на парковке перед домом.
        - А что он опять сделал? - поинтересовался Роберт, проследив за моим взглядом.
        Кирилл напрягся, приподнимаясь на диване. И я, ухмыльнувшись, выдала Бобу всю историю с машиной, из-за которой попала в неприятности на работе. Причем дважды. Про утреннюю встречу с Майером умолчала, но в подробностях рассказала, как мне пришлось отбиваться от расспросов коллег о моем братце.
        - Я мог бы и не приезжать, - резюмировал Кирилл, произнеся это с толикой обиды в голосе.
        - Знаешь, самое страшное, что я могла от них услышать, но мне повезло, так это легенды про твой член, - прищурилась я, вызвав новый приступ смеха Роберта, и засмеялась сама.
        - Наверное, я могу помочь тебе, Ника, - посмеявшись, заговорил Боб, отпив немного темного пива. - Раз твоя новая машина вызывает у тебя только негативные мысли, то можешь взять любой из моих байков и покататься. На все лето, - подмигнул он.
        Услышав предложение друга, я зааплодировала в ладоши, бросаясь обнимать в благодарность Роберта, когда Кирилл наоборот начал громко возмущаться, прося Роберта одуматься и отказаться от этой нелепой затеи.
        - По какому поводу веселье?
        Расцепив крепкие объятия, в которых я стиснула Роберта, я оглянулась и встретилась с янтарными глазами хозяина клуба.
        Леон, облаченный сегодня в черную рубашку и темные джинсы, стоял в паре метров от столика и смотрел на нашу маленькую веселую компанию. Хотя, он смотрел только на меня, изогнувшуюся в интересной, недвусмысленной позе с оттопыренной задницей, обтянутой сегодня в узкие голубые джинсы. А под топом алого цвета на тонких бретелях отчетливо виднелись мои татуировки, покрывающие спину и плечи.
        - У нас всегда весело, - первой ответила я, возвращаясь на свое место.
        В другой день и при других обстоятельствах я повертела бы при нем своим задом, заигрывая и намекая на возможное продолжение, но не сегодня. Воспоминание о Майере всплыли в моем немного затуманенном алкоголем разуме, и я помрачнела, но при этом стараясь сохранить маску наигранного хорошего настроения.
        - Рад это слышать, - губы Леона изогнулись в приятную, почти честную улыбку, но кожей я чувствовала, что передо мной стоит еще один игрок. Но маску сорвать с него мне не удастся, она вросла в его лицо, став частью образа, частью человека.
        Пожелав нам удачного вечера, Леон удалился, плавно огибая столики в вип-зоне, попутно перебрасываясь фразами с гостями, с каждым, с кем он был знаком.
        - Странный парень, - тихо сказала я, следя, как он проворно общается со всеми, сохраняя все тоже лицо-маску.
        - Ника, - прошептал брат, привлекая мое внимание. - Выбирай любого, парня, девчонку, хоть кого, но обещай, что к нему не приблизишься.
        Оглянувшись на мрачного брата, я хотела узнать у него, что он имел ввиду, но промолчала, понимая, что не время и не место для разговоров о Леониде Авраамове на его же территории. Роберт только покачал головой, словно подтверждая мои мысли и слова Кирилла.
        Эрнест был раздражен, зол и его глаза слипались от усталости и бессонной ночи. Вчера, после неожиданного приключения под юбкой его сотрудницы и прервавшим их телефонном звонке, он ни о чем другом думать не мог, фантазируя, насколько далеко бы они зашли. Но им помешали, и Майер был готов вздохнуть с облегчением, осознав, что не стоит так рисковать, соблазняя Веронику в собственном кабинете. В любой момент их могли поймать на горяченьком, и меньше всего он хотел, чтобы невольным свидетелем стал Глеб. Да, тогда бы он выиграл спор, но получил бы более опасную вещь от друга - это слухи, которые расползались бы компании в мгновение, подставив под удар в первую очередь Веронику. Никто бы и не посмел чернить имя владельца «МайерКомпани», но растоптать репутацию девушки здесь могли.
        Погрузившись в раздумья, он и не заметил, как в кабинет вошел Николай, задержавшийся перед входом всего на секунду, чтобы быстро проследовать к столу, за которым его начальник о чем-то напряженно думал.
        - Так скоро? - спросил Эрнест, предлагая Николаю сесть за стол.
        - Нет, - покачал головой тот. - Точнее, я проверил общую информацию, согласно ее документам. И там все в порядке.
        - Тогда что? - голос Майера звучал твердо.
        Николай быстро раскрыл папку, взглянув в ее содержимое, будто раздумывая, как преподнести ему информацию.
        - Я все проверил, - вновь заговорил начальник службы безопасности, - и кроме пары штрафов за превышение скорости за последний год, у Вероники Сергеевны ничего криминального не произошло. Я бы сказал, что она девушка ответственная и законопослушная. Своего жилья нет, арендует квартиры. Недавно продала машину, сейчас, судя по всему, у нее другая, но на нее не оформлена. Работает много, особенно после того, как перевелась к нам. На прошлом месте пять лет проработала в отделе с Вадимом Дорофеевым, благодаря которому и получила повышение и перевод сюда.
        - Я и так это знал, - устало прервал его Эрнест.
        Николай кивнул, подтверждая, что это общая информация, которую легко достать и проверить.
        - Но я пришел не из-за этого, - мужчина немного улыбнулся.
        Майер напрягся, ожидая услышать какие-нибудь тайные, грязные подробности из жизни Вероники.
        - Копнув чуть дальше, я наткнулся на интересную деталь, - заговорил после секундной задержки Николай. - В шестнадцать лет Вероника Сергеевна сменила фамилию, когда ее мать вышла повторно замуж за своего одноклассника, некоего Андрея Фролова. У ее матери есть также сын, родной брат Вероники Сергеевны, некий Кирилл Левин. Хотя, я уверен, что вы знаете этого молодого человека.
        Эрнест вздрогнул и чуть глупо не рассмеялся, когда охватившее его напряжение мигом растворилось, оставив в теле звенящую пустоту. Мужчина кивнул, вспоминая, как увидел девушку в компании бабника Левина в понедельник, когда они спорили около машины.
        - Так вот, Вероника Сергеевна до шестнадцати лет носила фамилию их отца, Сергея Левина, но пока по непонятной для меня причине, сменила ее. Кирилл же остался при прежней фамилии своего отца. И судя по их датам рождения, они двойняшки. Не очень-то похожие, но родились в один день, Вероника старше брата на несколько минут.
        Захлопнув папку, Николай взглянул на Майера, и готов был поклясться, что тот улыбается.
        - Хорошая работа, - Эрнест твердо произнес, возвращая своему лицу серьезное и мрачное выражение, с которым он приехал утром на работу.
        - Тогда я продолжу искать, - кивнул Николай, собирая покинуть кабинет.
        Отпустив начальника службы безопасности, Майер погрузился в свои мысли, радуясь, что его Вероника не спала с Кириллом, которого он невзлюбил с первой их встречи. Дерзкий, хитрый и бесшабашный, он был полной противоположностью самого Эрнеста, и мужчина не ценил подобные качества в людях.
        - Тук-тук, - услышал он голос своего нового посетителя и нахмурился, не ожидая, что Глеб вновь заявится к нему.
        В последнее время его коммерческий директор все больше слонялся по офису, нежели работал. Пожалуй, скоро Майер скажет ему об этом.
        - Я тут столкнулся с Николаем, - начал он, не дожидаясь приглашения, и проследовал на свое любимое во всем кабинете место. - Что понадобилось нашему Терминатору? Или тебе от него? - подозрительно взглянул, усаживаясь на кожаный диван.
        - Николай работает на меня, - устало ответил Эрнест, проводив друга взглядом. - И получает периодически от меня задания. Ничего особенного.
        - Ну да, - ухмыльнулся мужчина.
        - Зачем пожаловал? - чем быстрее Глеб расскажет о причинах внезапного визита, тем скорее Эрнест избавится от него и насладится тишиной.
        - Как зачем? - протянул Глеб, взглянув на друга. - Я тут пришел обсудить с тобой юбилей компании, а ты не рад меня видеть.
        - Все готово, - ответил Майер.
        С отчетом по подготовке к корпоративу он успел ознакомиться еще накануне.
        - Знаю, что готово, - отмахнулся Глеб. - Я вот подумал, может нам установить сроки в нашем споре. Затягивать игру с Вероникой я не хочу. И думаю, ты согласен, что соблазнять ее вечно не получится.
        Эрнест почувствовал, как его тело, испытавшее несколько минут освобождение от дурных мыслей, вновь напрягается. Сжав кулаки до того, пока костяшки пальцев не побелели, он спокойно ответил, стараясь не смотреть на Глеба, застывшего с мечтательной улыбкой на лице.
        - Не плохая идея, - голос был тверд, не выражая ничего кроме уверенности и власти.
        - Замечательно, - ухмыльнулся друг, поднимаясь с дивана. - Тогда поставим срок до ночи корпоратива. Полторы недели - достаточно, чтобы оказаться между ног даже самой несговорчивой красотки.
        И, не прощаясь, он быстро покинул кабинет Майера, при этом насвистывая себе под нос какую-ту незнакомую мелодию.
        Майер готов был рассмеяться, понимая, что был уже между ног Вероники, и пусть они не дошли до конца, но в счете пока вел он, и такое опережение ему нравилось.
        Я умирала от похмелья. И проклинала брата, который то и делал, что подливал мне в бокал мартини, бутылку которого он отнял у официанта. И Роберта за то, что не пытался остановить Кирилла, который хитро поглядывал на меня и спаивал, а после отправил на такси домой, при этом великодушно сопроводив меня, опасаясь, что я отправлюсь искать приключения в следующем заведении. Уложив в кровать, он пожелал мне сладких снов и испарился, а утром звонил на мобильный так долго, пока я наконец не очнулась и не ответила на его звонок. И только благодаря его заботе, я не опоздала на работу, отправившись вновь на такси, даже не думая садиться за руль пучеглазого монстра.
        Войдя в кабинет Вадима, я не думала, что тот заржет в голос, только увидев меня.
        - Можно потише, - прижала палец к губам, прося его заткнуться.
        - Ну и видок, - протянул он, не переставая смеяться.
        Да, я знала, что выгляжу не очень. И поняла это только тогда, когда добралась до офиса и увидела себя в зеркале. Криво собранный хвост, бледное лицо, на котором не было косметики. Строгий костюм и блузка, на которой я не правильно застегнула пуговицы. Кое-что исправить мне удалось, а на остальное я забила, стараясь не думать, какое впечатление произвожу.
        - Хорошо отдохнула? - спросил Вадим, пока я продвигалась к его столу и садилась на свободный стул.
        - Не то слово, - выдавила из себя, жалея, что вообще предложила встретиться с братом.
        Он все еще мне мстил. Пожалуй, пора придумать ответную меру.
        - И кто он? - хитро прищурился Вадим, и я вздрогнула, подумав, что он знает про меня и мои маленькие шалости с Майером.
        Но быстро взяв себя в руки, ответила:
        - С Кириллом вчера перебрали, - отмахнулась, заметив, какое скучное выражение появилось на лице Вадима.
        - А я-то подумал, что ты излечилась, - проворчал он.
        - Не в этой жизни, похоже, - соврала в ответ.
        Не стоит моему начальнику знать, что творится у меня в голове, да и в теле, когда я пересекаюсь с Эрнестом Алановичем. Он явно не оценит такого выбора, даже пусть во имя науки и изобретения лекарства от вынужденного целибата.
        - Ну, тогда перейдем к делам, - серьезно заговорил Вадим, поняв, что больше не вытянет из меня информации. Да и сроки горели.
        После обсуждения текущих дел, я наконец получила разрешение покинуть кабинет Вадима.
        - Тебе стоит выпить кофе, - сказал он, улыбаясь. - И чем больше ты его в себя вольешь, тем лучше. А пока из тебя не самый хороший сотрудник.
        - Спасибо, - выдавила из себя. - Это все, начальник?
        Он покивал головой, продолжив:
        - Кстати, ты же составишь мне компанию на корпоративе в честь юбилея нашей фирмы? - и хитро прищурился, зная, что я не любитель подобных мероприятий.
        - Я подумаю, - вздохнула, поймав на себе умоляющий взгляд. - Хорошо, я пойду и составлю тебе компанию. Но не проси задерживаться там надолго. Что-то у меня нет настроения веселиться.
        - Это потому что у тебя похмелье, - заключил Вадим. - Вот проспишься, и вернется прежняя Ника - любительница вечеринок и скандалов.
        Показав Вадиму свой любимый палец, я покинула кабинет, услышав, как мужчина вновь рассмеялся в голос.
        Прислушавшись к совету Вадима, я отправилась из кабинета прямиком в комнату приема пищи, но по пути наткнулась на разгуливающего на этаже Глеба, который, увидев меня, растянулся в улыбке и стал приближаться в мою сторону.
        Быстро оглядевшись по сторонам, я заметила, что нахожу в нескольких шагах от женского туалета. Единственного места, где он не будет меня преследовать. И изобразив губами, что мне нужно срочно туда, я шмыгнула практически перед его носом, и хлопнула для убедительности дверью.
        Как и ожидала, он не вошел. Вздохнув, я направилась к одной из кабинок, в которой намеревалась переждать. Понадеялась, что караулить под дверью в женский туалет Глеб не будет. Да и слоняться без дела минут десять, на которые я планировала тут застрять, он тоже не решиться. Слишком подозрительно.
        И вот, когда прошло не меньше пяти минут, дверь скрипнула, и я напряглась, надеясь, что вошла сотрудница с нашего этажа, а не Глеб, который перешел к активным действиям. Услышав тихие женские голоса, я замерла, понимая, кому они принадлежат.
        - Знаешь, Алиса, я до сих пор поверить не могу, но это точно правда, - заговорила первой Диана, и ее голос звучал так, словно она готовилась поведать страшную тайну.
        - А я не сомневалась, - фыркнула Алиса. - Не зря же она получила эту должность. Выскочка!
        - Вот и слухи не врут, - подтвердила Диана. - Они точно спят. Да уж, я, конечно, подозревала, что Вадим человек страстной натуры, но чтобы трахать сотрудницу у себя в кабинете. Не зря же они задерживались на прошлой неделе. А все про проект твердят, мол, днем и ночью над ним трудятся.
        Алиса кратко хохотнула.
        - Конечно, днем и ночью, - поддержала разговор. - Пока он трахает шлюшку-Веронику, мы за нее отдуваемся. Вся работа по проекту досталась нам. Ты видела, сколько чертежей подготовили наши мальчишки? Да они все забросили ради нее! А она, сучка, сидит на моем месте и хвостом крутит направо и налево.
        Сказать, что я не кипела и не готова была вырваться из кабинки, схватив Алису за ее пересушенные волосы, это не сказать ровным счетом ничего. Я держалась из последних сил, сохраняя полную тишину, даже почти не дышала, желая услышать как можно больше пикантных новостей о жизни отдела, где главным действующим лицом оказалась я.
        - Она еще получит свое, - тихо проговорила Алиса, и я была уверена, что на ее личике отразился оскал. - А сейчас пусть сидит и думает, что все в порядке и мы готовы ради нее горы свернуть, нахалка.
        - Ага, - быстро отозвалась Диана. - А то, что она шлюха, ты права. И с Вадимом спит, еще и с Кириллом, хоть и соврала нам тогда. Не удивлюсь, если еще перед кем-нибудь в компании ноги раздвигает.
        И с этими словами они покинули туалет, оставив меня с ощущением дежавю. Оказывается, если сидеть тихо и не выдавать своего присутствия, то можно собрать последние сплетни в компании. Местные туалеты пестрят такими новостями, которым желтые газеты позавидуют.
        Глава 11.
        С того момента, как я стала невольной свидетельницей не самого лицеприятного разговора, становясь звездой новой сплетни, которые пропитали стены компании словно ядом, я больше не могла никому здесь доверять. Нет, моя вера в Вадима не пошатнулась, но вот в остальных я сомневалась.
        И когда проект был на последнем этапе, я приняла решение, закончить все сама, при этом постараться не вызывать подозрений у коллег. Парни передали мне законченные чертежи в четверг днем, Диана закончила с текстом примерно в то же время. Подбив всё в компании Алисы, которая продолжала мило улыбаться мне, я собрала готовую папку с окончательным вариантом, которую теперь нельзя было выпускать из рук.
        Превратившись в параноика, я оглядывалась по сторонам, прислушивалась ко всем разговорам, но так и не услышала того самого заговора, которого так ждала. Поблагодарив коллег за отличную работу, я дождалась, когда они покинут офис, оставив меня с задержавшимся в своем кабинете Вадимом. Думаю, к утру завтрашнего дня появятся новые сплетни, но мне было всё равно, когда я с пинка открыла дверь, врываясь без приглашения на территорию начальника, застывшего с кружкой в руках.
        - Ника, что случилось? - проглотив кофе, он взглянул на меня.
        Я же плотно прикрыла за собой дверь и быстрым шагом направилась к столу Вадима.
        - Слушай, я буду говорить, а ты только кивай и не перебивай, - затараторила я. - Если понял, кивни.
        И Вадим кивнул, поставив на стол кружку.
        - Вот, - я показала ему папку с готовым проектом. - Здесь всё, над чем я потела последние две недели. Считай, твой зад спасен.
        Начальник попытался открыть рот, но я грозно посмотрела на него, и он кивнул в знак, что понял меня.
        - Но если хочешь знать, кто под тебя капает, дай мне шанс вывести засранца на чистую воду, - и хитро прищурилась.
        Вадим вновь кивнул, но при этом с подозрением взглянул на меня.
        - Не бойся, - гордо подняла голову, выпячивая грудь. - Ты же знаешь меня. Я за справедливость.
        - Теперь можно говорить? - тихо произнес он.
        - Давай, - махнула я рукой, садясь на стул. Проект покорно лежал на моих коленях.
        Вадим наклонился немного вперед над столом и также тихо заговорил:
        - А мы не рискуем?
        - Есть такое, - пожала плечами.
        Идея была абсурдной, безумной, но кто-то в отделе уж очень сильно невзлюбил Вадима, да и меня. И первая мысль, конечно, была об Алисе. Но эта чертовка выполнила свою работу на отлично и передала мне правильные бумаги. Но говорить Вадиму о своих подозрениях я не торопилась. Нужны доказательства.
        - Хорошо, - согласился он, тяжело вздохнув. - Сейчас домой?
        Я отрицательно покачала головой.
        - Мне нужно все подготовить, - хитро улыбнулась. - А вот тебе пора. Так что собирай своё барахло и проваливай. Оставь меня тут одну творить маленькие пакости.
        Подмигнув, я поднялась и покинула кабинет начальника. Вадим прислушался к моему совету и ушел примерно через десять минут, пожелал напоследок не переборщить со своим хулиганством.
        Отмахнувшись от совета друга, я принялась делать то, что не взбредет в голову здоровому человеку. То, что я делала, называлось намеренная порча проекта. Я создавала ошибки в проекте, для каждого сотрудника собственные. И намеревалась предоставить завтра файлы коллегам, чтобы они перепроверили их. И вот тот, кто вернет мне неверный файл и будет тем самым засранцем.
        Заговорщически хихикая, занимаясь темными делишками, я чуть не закричала от страха, когда дверь в кабинет отворилась и на пороге появилась высокая фигура.
        - Вероника Сергеевна, что вы тут делаете? - низкий баритон Майера наполнил воздух кабинета, пригвоздив меня к стулу.
        Словно воришка, пойманный на месте преступления, я не знала, как ответить. А просто выпучив глаза и, с ошарашенным лицом следила, как Большой Босс входит в кабинет, прикрывая за собой дверь.
        Заставив мозг работать, а тело отмереть, я выдавила улыбку и почти уверенно заговорила:
        - Работу работаю, - более глупого ответа не могло появиться в моей голове.
        Майер улыбнулся, остановившись в паре шагов от моего стола, заваленного бумагами.
        - Вижу, - произнес он, не открывая стального взгляда от меня. - Охрана сообщила, что вы опять задерживаетесь, и я решил проверить, почему мой сотрудник работает допоздна.
        Я пожала плечами, зная, что слишком много времени провожу в офисе. Но меня удивил тот факт, что он знал об этом. Значит, следил. Ох, как же я не люблю, когда за мной приглядывают...
        - Домой не собираетесь? - спросил он, взглянув на часы.
        Я же украдкой посмотрела на монитор компьютера, и присвистнула, понимая, время близилось к полуночи.
        - Что-то я действительно задержалась, - улыбнулась, взявшись наводить порядок на столе.
        Не подумала бы, что плести интриги так тяжело и утомительно, и отнимает много времени. Но Майер не был в курсе, что именно я делала, и продолжал стоять около стола, словно дожидаясь, когда я покину офис. И видимо, под его конвоем.
        - А почему вы допоздна здесь находитесь, если не секрет? - постаралась поддержать разговор, надеясь, что он попрощается и уйдет.
        - То же самое, что и вы. Работу работаю, - и мягкая улыбка коснулась его тонких губ.
        Расслабившись, я позволила себе рассмеяться над собственной глупостью. Что же, все было готово. Файлы отправлены, документы собраны. Поднявшись из-за стола, я обогнула его, чтобы убрать последние листы, лежавшие на втором стуле, и поравнялась с Майером, который в мгновение приблизился ко мне, прижав к краю стола.
        Он сократил расстояние, наклонившись ко мне, и его губы, мягкие, но настойчивые, коснулись моих. Руки сомкнулись в жаркие объятий, пока я размышляла, ухватиться ли мне за край стола и удержаться на ногах, или вцепиться в его одежду, повиснув на нем. И я выбрала второе, жарко отвечая на ласки, раскрыв на встречу рот, позволяя его языку протиснуться между губ и начать игру с моим ртом.
        Его уверенный мягкий толчок в моем рту разжег пламя между бедер, и я не понимала, как оказалась сидящей на краю с разведенными ногами, и руками, которые до треска сжимали ткань его рубашки, притягивая все ближе к себе крепкое мужское тело.
        - Не напомнишь, на чем нас прервали в прошлый раз? - прошептал Майер, оторвавшись на мгновение от моих губ.
        И я кивнула, разводя еще шире ноги и ощущая, как его горячие ладони заскользили по обнаженной коже, комкая на пути юбку, задирая ее все выше и выше. И вот, когда губы мужчины вернулись к моему рту, проникая языком глубже, полностью овладевая им, я простонала, чувствуя, как пальцы мужчины оттягивают тонкую ткань.
        - И вновь ты мокрая для меня, - с выдохом произнес Майер, сдвигая на бок ткань. - Вероника, ответь, в тот день, когда мы впервые встретились, кто стал причиной твоего возбуждения? Из-за кого ты была влажной?
        Я слышала, как мужчина задавал мне вопрос, но не могла заставить себя промолчать или солгать и тихо прошептала, прямо в его губы, срывая с них рык:
        - Ты.
        Услышав заветное для себя признание, о котором я, возможно, пожалею, Майер проник в меня пальцем, заставляя завибрировать всем телом, а с губ уже срывались иные стоны. Изгибаясь, я прогнула тело вперед, вынуждая мужчину ввести палец еще глубже, а толчком я намекнула, что ему пора действовать. И он начал, добавив к первому пальцу еще один, наполняя меня, расширяя тугое кольцо.
        Отпустив истерзанные губы, он провел языком по горлу и прикусил шею за ухом, вызвав во мне бурный отклик. Под хлюпающие ритмичные движения его проворной руки, Майер откинул голову назад, любуясь, как мое тело покрывает мелкая дрожь, и проступают капельки пота. Увеличивая скорость и амплитуду толчков, он довел меня до конца. И я взорвалась в его руках, громко простонав и откинувшись назад.
        Мужчина подхватил меня, не позволяя соскользнуть со стола, и прижал к своей груди, давая время отдышаться.
        - Теперь мы закончили то, что начали тогда? - прошептала я хриплым сорвавшимся голосом.
        - Мы только начинаем, - улыбнулся мужчина, невесомо касаясь покрасневшими губами до моих волос.
        Нет, мы не продолжили заниматься этим на моем рабочем столе. Как только силы вернулись ко мне, а ноги перестали дрожать, Майер выпустил меня из своих объятий, позволяя закончить дела и собраться домой. Он все также стоял посреди кабинета, наблюдая, как быстро закидываю сначала бумаги в сейф, а потом и мобильный в сумку. Порывшись в ней, я извлекла упаковку с влажными салфетками, и протянула их ему.
        - Вот, Эрнест Аланович, вам стоит вытереть руку, - улыбнулась, заметив, как прищурился мужчина.
        - Вероника, может нам стоит перейти на «ты», после всего, - проговорил Майер, принимая салфетки.
        - Не думаю, что это будет правильно, - пожала плечами.
        - Почему же? - удивился он. - Мы можем общаться в неформальной форме, когда остаемся наедине, если тебя беспокоит то, что могут подумать остальные.
        Я кивнула, соглашаясь, что меня очень беспокоит чужое мнение. Мне хватает слухов о моем бурном романе с Вадимом. И я очень надеялась, что они еще не доползли до Большого Босса.
        - Ника, - ответила я. - Обычно друзья называют меня Никой. Мне так нравится больше.
        Майер взглянул на меня и мягко улыбнулся, повторяя за мной.
        - Ника? Хорошо, - произнес он. - Друзья? Значит, теперь мы будем друзьями?
        Я отрицательно покачала головой, и мужчина напрягся, ожидая объяснения.
        - Обычно друзья не занимаются подобными вещами, - хитро прищурилась, и Майер улыбнулся, расслабляясь.
        Офис мы покидали вместе, не беспокоясь, что нас застанут кто-то из коллег. А охрана обладала одним отличительным качеством - никогда не распускала сплетней, особенно когда это касалось их босса.
        Приблизившись к парковке, я заметила, что к нам подъехал дорогой автомобиль бизнес-класса, в котором Майера дожидался водитель.
        - Сегодня за рулем? - поинтересовался мужчина, обращаясь ко мне.
        И как же я хотела выкрикнуть, что нет и попросить его подвезти меня. И без разницы, к кому мы поедем. К нему, ко мне или в отель, но я отчаянно желала продолжения, но, сжав плотно губы, я позволила себе лишь утвердительно покачать головой.
        - Тогда до завтра, Ника, - прошептал Майер, садясь в машину, а мне оставалось с грустью наблюдать, как уезжает он, оставляя меня одну на пустой парковке и со звенящей пустотой внутри.
        Я спрятала лицо в ладонях, когда, наконец, оказалась в салоне своего автомобиля, и беззвучно рассмеялась. Дрожь, напряжение, что охватили меня, отступили, оставляя приятное тепло внутри. Мой первый оргазм за два года. Пожалуй, это стоит отметить.
        И пусть Эрнест, да буду звать его теперь так, и довел меня до конца только двумя пальцами, но это был потрясающе. Словно впервые почувствовала, что такое дышать.
        Расслабившись, я откинулась на спинку сидения, не торопясь заводить мотор и возвращаться домой. Интересно, что я почувствую, когда его эрекция, которая сегодня упиралась в мое бедро, высвободится из плена брюк и войдет в меня. Насколько тугой и узкой я стала за прошедшие годы воздержания? Придется ли ему прорываться, чтобы наполнить меня до краев, нежно скользя по влажной поверхности, или достаточно будет одного уверенного толчка, чтобы я вскрикнула, вбирая его без остатка?
        Погружаясь в мир мокрых фантазий, я вздрогнула, когда из сумки послышался резкий звонок мобильного. Удивившись, кому я могла понадобиться ночью, я все же потянулась и достала телефон.
        - Рокси? - удивленно выдохнула я, принимая звонок.
        - Да, малышка, это я, - веселый беззаботный голос подруги возвещал, что рокерша где-то отдыхает, и приглушенная музыка была тому подтверждением. - Надеюсь, не разбудила? А то с этой разницей во времени я уже запуталась.
        - Нет, - бодро ответила я. - Еще не ложилась, хотя не спорю, время у нас позднее. Ты где там развлекаешься?
        - В клубе, - ответила она. - Концерт был, сейчас решили расслабиться.
        - Отлично, - улыбнулась я, позавидовав подруге. - Я бы тоже не отказалась погулять.
        - Вот поэтому и звоню, - рассмеялась Рокси, прикрывая, судя по звуку, ладонью телефон. - Я тут планирую побывать у тебя в гостях. Будет концерт, в субботу. А потом было бы неплохо встретиться где-нибудь и поболтать.
        Я усмехнулась, вспомнив, что имеет ввиду подруга под ее «поболтать».
        - Здорово, буду ждать, - ответила я.
        - Тогда до субботы, - почти прокричала она, пытаясь перебить нарастающую грохочущую музыку.
        Она отключилась первой, я же с грустью взглянула на телефон и потянулась к ключам, собираясь завести мотор, когда мобильный вновь ожил. В первый момент я подумала, что Рокси еще хотела что-то добавить, но, заметив, кто звонит, напряглась, так как звонка от брата в такое позднее время никак не ожидала.
        - Да, братец, слушаю тебя, - протянула я, изображая радость от его звонка.
        - Блин, Ника, можешь срочно приехать и забрать меня? - без предисловий протараторил Кирилл, и по хрипу его голоса я поняла, что у брата проблемы.
        - Черт, - выругалась я, потянувшись с ключами к замку зажигания. - Где ты? И что случилось?
        - В «Фараоне», - процедил он. - И давай все объяснения потом.
        Я резво тронулась с места, бросая на соседнее пассажирское кресло телефон. И что брат забыл на вражеской, как он часто говорил, территории? Предчувствуя беду, я торопилась, как могла, удивляясь, почему он позвонил мне, а не кому-нибудь из парней. Уверена, пользы от Боба было бы намного больше. С его-то руками-кулаками можно было раскидать пару-тройку агрессивно настроенных ребят. Ну, или Вику, у которого охраны было столько, что вызывало подозрения, какими именно делами он занимается. В крайнем случае - Марку. Он мог и кулаками помахать, как в старые добрые времена, и усложнить жизнь любому, кто посягнет на здоровье и свободу его друзей.
        Благодаря почти пустому ночному городу, я добралась до клуба за пятнадцать минут. Припарковавшись, я набрала номер и увидела, как ко мне уже спешит Кирилл, при этом он слегка прихрамывал.
        - Жми на газ, сестренка! - резво запрыгнув в салон, затараторил брат.
        Послушавшись Кирилла и не задавая вопросов, мы уехали. И когда я почувствовала, что мы удалились на достаточное расстояние, я притормозила на обочине дороге и, повернувшись к брату, спросила:
        - И что за фигня творится? - злой голос нисколько не напугал брата.
        - Да вот, решил навестить старых друзей, - ухмыльнулся он. - Но что-то пошло не так.
        - Ты сам не суешь нос в «Фараон»? - не унималась я, так и не поняв, что именно там произошло.
        - На то есть весомые причины, - улыбнулся он, и я заметила, как в уголке его рта появилось красное пятно.
        - Да тебя отмудохали! - заржала я, прыская от смеха слезами.
        Кирилл покосился на меня, а после прижал палец к губе. Зашипев от боли, еще злее взглянул на меня.
        - Их было слишком много для меня одного, - попытался оправдаться, но я рассмеялась еще громче.
        - Слабак ты мой, - искренне улыбнулась я, потянув руку в его сторону и потрепав по голове. - А где твоя красивая дорогая машина?
        - Ее забрали за неправильную парковку, - огрызнулся он, убирая мою руку от своей головы.
        Новый приступ смеха, сопровождаемый цветастыми ругательствами с обеих сторон, не привел ни к чему хорошему.
        - Значит, тебя домой подбросить? - протянула я. - А что такси то не вызвал?
        - И как ты это представляешь? - серьезно произнес он. - А если меня узнают? Побитый, помятый и немного пьяный? Да моя карьера на обоих поприщах полетит к чертям.
        Я согласно закивала, понимая, что такое появление Кирилла на публике - приговор самому себе.
        - И ребятам не позвонил по этой же причине?
        - Нет, - покачал он головой. - Им не стоит знать, что я ошивался в «Фараоне». Они этого не одобрят.
        Я покосилась на брата, который продолжал осматривать себя, теперь сфокусировавшись на избитых до крови руках.
        - Не расскажешь, что у тебя произошло?
        Но Кирилл только покачал головой, не торопясь поделиться со мной тайной. Вместо этого он попросил отвезти его домой. Нужно было обработать раны. Кивнув, я завела вновь мотор и мы не спеша добрались до его квартиры.
        Поднявшись вместе с братом, я помогла ему стянуть обувь и джинсовку и отправила его мыть руки и лицо, пока сама по его наводке отправилась искать аптечку. И после того, как он долго ругался, шипел и пыхтел, а я упорно обрабатывала раны и синяки, Кирилл выдохнул, приземляясь на кухне за стол.
        - Хоть ты меня и бесишь постоянно, - протянул он, - но я тебя все равно люблю.
        Я обернулась к нему, заметив, как на его лице растянулась самодовольная улыбка. Вернувшись к холодильнику, где всегда был запас сока, я разлила нам его по высоким прозрачным бокалам.
        - Примерно эти же чувства и ты у меня вызываешь, - ухмыльнулась, протягивая ему бокал.
        - Можешь оставить это в секрете от остальных, - почему-то шепотом произнес брат, и я кивнула в ответ. - Здорово. Я буду должен, - и он подмигнул.
        - Тогда составишь мне компанию в субботу, - прищурилась, зная, что в иной ситуации он бы отказался.
        Кирилл напрягся, ожидая от меня подвоха. И я выдала его ему.
        - Рокси звонила, - улыбнулась, заметив, как задергался глаз брата. - Будет в городе в субботу. Хочет погулять вместе со мной. Поэтому, планирую отвезти ее в «Хамелеон» и там оторваться. И мне нужна компания.
        - Может загадаешь другое желание? - протянул брат с мольбой в голосе.
        - Нет, - энергично закивала головой. - В субботу, в «Хамелеоне». Рокси, я и ты. Можешь кого-нибудь позвать себе на подмогу.
        - Боба, - сразу выпалил он.
        - Думаешь, ему придется защищать твою честь? - рассмеялась я. - Насколько мне известно, ты больше не интересуешь мою подругу.
        - Боюсь, что мне придется защищать клуб от вас. И сила Боба будет очень кстати.
        Я взглянула на брата и поняла, что он совсем не шутит.
        - Тогда по рукам, - и протянула свою руку к его, покрытой йодом и пластырями.
        Пожав мою ладонь, Кирилл тяжело вздохнул и произнес:
        - Останешься тут до утра или к себе?
        Я пожала плечами, обдумывая, как лучше поступить. Стрелки часов неумолимо показывали, что до моего будильника оставалось около трех часов.
        - К себе, - махнула рукой. - Надо привести себя в порядок. Ты тоже давай не сиди, а отправляйся спать. Тебе еще свою крошку вызволять.
        Кирилл кивнул, вновь тяжело вздохнув. И проводя меня до дверей, он с грустью наблюдал, как я натягиваю на ноги туфли. Пожелав друг другу спокойной ночи, я поторопилась вниз, к своей машине. Впереди меня ждал тяжелый, напряженный день. Настало время ловить врагов моего верного друга Вадима Дорофеева.
        Глава 12.
        - Вадим, - протянула я имя друга, усаживаясь на почти родной стул перед его столом.
        Мужчина поднял глаза, впившись в меня задумчивым взглядом. Да, за последние дни он изрядно вымотался, и сейчас балансировал на грани между тем, чтобы сорваться и поскандалить или упасть мертвым сном. Я же пришла для того, чтобы подлить масла в огонь.
        Все началось утром, когда я начала игру в замотавшуюся, уставшую и запутавшуюся сотрудницу, которая после долгой недели упорного труда уже не могла различить, все ли правильно она сделала. Именно с этими словами я обратилась к коллегам, занимавшимися каждый своим делом.
        Слезно умоляя их уделить немного времени для такой как я, они с энтузиазмом принялись перепроверять файлы, разосланные им еще на кануне, вот только, углубившись в документы и чертежи, никто из них не заметил мой хитрой ухмылки. Я старалась держаться, но и не переигрывать. Боюсь, что мои всхлипы смеха, которые могли пробиться через маску отчаяния, ничем хорошим бы не обернулись.
        Коллеги кивали и усердно трудились, бодро поддерживая меня. И вот, когда стрелки часов ползли к полудню, ко мне по очереди стали обращаться сотрудники, отчитываясь, что все в порядке, никаких проблем и можно с гордостью сдавать проект вышестоящему начальству.
        - Вероника, - поднялась из-за своего стола Алиса, и я напряглась, на секунду подумав, что меня все-таки раскусили.
        Пусть Алиса и была стервой, возненавидевшей меня с первого дня, но она не была глупой. И за последние дни я в этом убедилась.
        - Да, - быстро ответила я, отрывая взгляд от документов.
        - Все в порядке, - улыбнулась она. - Мы же еще вчера все перепроверяли. И не беспокойся. Я думаю, проект будет оценен по достоинству, - девушка посмотрела на коллег, которые как по указке закивали. - И я думаю, что нам стоит тебя поблагодарить. Ты спасаешь наш отдел.
        И со всех сторон посыпались слова поддержки, одобрения и благодарности. Вот только я, продолжая принимать их слова, изображая смущение, с грустью вздохнула.
        В перерыв, когда все решили отправиться на пятничный общий обед, как Диана это называла, при этом, даже позвав меня с собой, но я отказалась, ссылаясь на то, что на диете, так как не влезаю в свои летние платья. Оставшись в кабинете одна, я подхватила папку с проектом и уверенным шагом направилась в кабинет Вадима, где тот точно не ожидал моего появления.
        - Ну же, - выдохнул он, - говори.
        Моя театральная пауза затянулась. А напряжение мужчины росло, грозясь взорваться.
        - Вот, - протянула я ему документы. - Вручаю тебе. Можешь гордиться мной, я спасла твою очаровательную попку, - милая улыбка расплылась на моем лице.
        Вадим чуть дрогнувшей рукой потянулся вперед, неуверенно принимая папку. Взглянув на ее содержание, он, наконец, усмехнулся, и его плечи опустились.
        - Спасибо, - тихо произнес он. - Знаешь, я даже готов тебя расцеловать.
        Но я скривилась, закрываясь в защитном жесте.
        - Давай без этого, - прищурилась я. - Мне не понравилось с тобой целоваться.
        - Но я был пьян, - возмутился начальник, обиженно взглянув на меня.
        - Конечно, - пожала плечами. - Вообще-то я здесь по другой причине.
        Вадим положил перед собой документы, накрыв их рукой, словно опасался, что с ними что-то случится или они исчезнут.
        - Я провела свой маленький эксперимент, - продолжала я, замечай, как напряжение возвращается на лицо мужчины. - И хочу сказать тебе вот что: тебя здесь ненавидят все.
        Начальник угрюмо взглянул на меня, и на его переносице появились мелкие морщинки.
        - Откуда такая уверенность? - поинтересовался он, продолжая буравить меня взглядом.
        - Начнем с того, что сегодня они по моей просьбе должны были перепроверить файлы, которые я вчера клепала до самой полуночи, - ответила я, и почувствовала, как от нахлынувших воспоминаний о вечере вздрогнуло мое тело.
        Но отогнав ненужные мысли, я продолжила:
        - Так вот, все завалили мое задание, - пожала плечами. - Диана два часа листала электронные каталоги с косметикой. Она только минут двадцать пыталась понять, какого именно оттенка ее помада, сверяя ее с фотографиями из сети. Я сомневаюсь в ее интеллекте, - прошептала я, прикрывая рот ладонью, словно опасаясь, что меня могут услышать. - Парни предпочли посидеть в сети, почитать новости. Ты знал, что Никита увлекается коллекционированием марок?
        Вадим покачал головой.
        - Ага, и, кажется, пытается доказать Степе, что у марок есть будущее, - ухмыльнулась я. - Насчет Олежика не уверена. Он же совсем зеленый. Юнец, который верит всему, что ему говорят. Еще не сформировал своего мнения, как овечка в стаде. Куда все, туда и он. Поэтому на счет него есть сомнения, может ты ему и нравишься. Ну а больше всех мне нравится Алиса, - я даже мечтательно зажмурилась, вспоминая ее улыбку, с которой она говорила слова поддержки и благодарности. - Она даже открыла файл, но тут же его закрыла. И вела бурную переписку с кем-то в сети. Вот такие дела творятся у тебя под боком, - хохотнула я.
        Начальник же не был настроен на веселье. Он поджал губы, обдумывая, что сказать. Но откинувшись назад так, что скрипнуло его кресло, он устало выдохнул.
        - Ника, может мне стоит превратиться в тирана? - на его лице появился оскал. - Получив эту должность и перевод, я же решил измениться, играть в доброго дядечку.
        - И к чему это привело? - дерзко взглянула на мужчину. - Я помню, как ты гонял меня все эти годы, что мы работали вместе. Если бы не твои бесконечные «переделай», я бы ничему не научилась.
        Мужчина развеселился, вспоминая наше общее прошлое.
        - Мне не хватает твоего тирана, - подмигнув, я поднялась из стула. - А сейчас пойду да перекушу. У меня стресс. Тебе сварить кофе?
        Но получив отказ, я повернулась спиной к Вадиму и быстро покинула его кабинет. Заметив, какое задумчивое выражение вернулось на его лицо, я догадалась, что моих коллег ждет маленькая месть. Пожалуй, им стоит узнать, что шутки с Вадимом Дорофеевым ни к чему хорошему не приводят. Пожелав им мысленно удачи, я с гордо поднятой головой прошествовала до комнаты, за дверью которой меня ждал кофе и упаковка печенья. Диета? Я никогда не сидела на диетах. Променять вкусную еду на пустой желудок - не мой выбор.
        - Вероника, - окликнул меня голос, когда я потянулась к ручке двери, блаженно зажмурившись.
        Вздрогнув, я обернулась. И теперь мысленно проклинала себя за медлительность. В нескольких метрах от меня вновь стоял самодовольный Глеб, хищно прищурив глаза.
        - Добрый день, - постаралась не выругаться вслух.
        - Я рад вас видеть, - растянулся в улыбке мужчина, приближаясь ко мне. - Слышал, вы закончили с проектом.
        На моем лице отразилось удивление. Как же быстро тут расползаются слухи. Или у нас завелся шпион?
        - Так что я хотел напомнить про ужин? - проигнорировал мое удивление Глеб. - Мы договаривались...
        -Я помню, - быстро перебила его. - Ужин так ужин, раз обещала, - и постаралась смягчить раздраженный голос. - Сегодня вас устроит?
        Глеб словно засиял как лампочка и замер на месте, боясь, что я передумаю через секунду.
        - Конечно, - шустро согласился он. - Как насчет «Мельницы»?
        - Можно и там, - пожала плечами.
        - Тогда я заеду за вами? - протянул он, и я напряглась, опасаясь, что он прознает мой адрес, и проблемы приумножаться.
        - Нет, - покачала головой, одаривая мужчину обманчиво-добродушной улыбкой. - Я приеду сама. Вас устроит в восемь?
        Глеб ухмыльнулся и согласился, что будет ждать меня в ресторане в назначенное время.
        Распрощавшись в коридоре с мужчиной, я поспешила за порцией кофе, собираясь сделать его настолько крепким, чтобы мои мозги закипели. Мне предстояло придумать, как отделаться от Глеба Антипова, который не вызывал во мне ничего иного, кроме раздражения. А от его ухмылки по коже пробегал холодок. Опасный хищник. Скользкий тип. Только так я могла его охарактеризовать. И почему-то, стоило мне задуматься о любом мужчине, как в памяти всплыл иной образ.
        Эрнест Аланович Майер, мой мистер Большой Босс, слишком крепко засел на подкорке мозга. И не только из-за желания, которое он вызывал во мне, воспламеняя кровь, но и то, что заставляло замирать сердце, а после учащенно стучать. Его низкий властный баритон, серые внимательные глаза, тонкие теплые пальцы, строгие резкие черты лица. Все это не давало мне покоя, усиливая и так выходившее из-под контроля желание овладеть мужчиной, захватить его и не выпускать из своих рук. И мне было все равно, сдастся ли он без боя, уступая напору, или же пожелает побороться со мной. Второй вариант мне нравился больше. Я не была охотницей, как Глеб Антипов, но я была девушкой, пожелавшей заполучить опасного и властного мужчину в свои сети. А чувства? Это было то самое неизвестное в моем уравнении.
        К ужину с Глебом Антиповым я готовила на удивление очень тщательно. И если раньше я мучилась с выбором самого откровенного белья, дерзкого платья и высоких шпилек, то сегодня я превращала себя в монашку. Закопавшись с головой в шкаф, мне удалось отыскать там унылое серое платье, закрывающее плечи и руки почти до запястья, а три пуговки прикрывали вырез спереди до горла. Длина его тоже была самой строгой и скучной, скрывая ноги до колен. Но больше всего в этом платье мне нравился цвет, уныло-серый, офисный. Такой, который не вызывает ничего кроме желания отвести взгляд. Когда-то давно я купила это платье, устраиваясь в фирму, в которой теперь работала.
        И на собеседование произвела в нем впечатление. На Вадима. И спустя полгода, когда мы сдружились и узнали друг друга лучше, он долго смеялся над мои образом, сказав, что в этом платье я была похожа на мерзкую училку, от которой хотелось сбежать. Именно на подобную реакцию я рассчитывала сегодня. Глебу не стоит знать, что я скрываю под личиной офисной сотрудницы.
        Образ добавила тугим узлом из гладко прилизанных золотистых волос и блеклого макияжа. Ничего яркого, впечатляющего. На ноги натянула свои офисные туфли, темно-серые, на низком каблуке.
        Хитро подмигнув себе в зеркало, я поспешила вниз, где меня дожидалось такси. Своего монстра я решила оставить на парковке около дома, предполагая, что в ресторане придется выпить немного алкоголя. Для решимости, чтобы послать Глеба в далекое плаванье. Тем более вторая часть моего замысла подразумевала команду поддержки. Такую серьезную, грозную команду. Точнее одного человека, способного произвести на другого мужчину нужное впечатление.
        До знаменитого ресторана под названием «Мельница» я добралась примерно за тридцать минут, застряв в небольшой пробке. И когда вошла в помещение, блиставшее своей вычурностью и дороговизной, Глеб уже дожидался меня за столиком.
        С жаром поприветствовав меня, он помог занять свое место за столом, на котором уже дожидались бокалы и вино.
        - Я думал, что вы передумали, Вероника, - протянул он, окидывая меня задумчивым взглядом.
        - Пробка, - пожала плечами, стараясь выглядеть спокойной.
        Быстро оглянувшись по сторонам, я заметила, что, не смотря на пятничный теплый вечер, ресторан был полон народу. В основном здесь были пары, разного возраста, но все выглядели так, словно надели свои лучшие наряды, блистая драгоценностями. Серая мышка не очень вписывалась в их окружение, но на нас никто не обращал внимания.
        - Хорошо, - кивнул мужчина и потянулся к вину. - Я уже оформил заказ, на свое усмотрение, если вы не против.
        Я покачала головой, задумавшись, чем же он хочет угостить меня. Даже интересно стало, какой он сделал выбор. Угадает ли мои предпочтения.
        - Какое у вас необычное платье, - улыбнулся он, и я еле сдержала себя, чтобы не расхохотаться вслух.
        Изобразив удивление, я переспросила:
        - А что не так с ним? - и даже попыталась осмотреть себя, словно ища на нем пятнышко или зацепку.
        - Скромное, - скривил губы Глеб. - Но вы прекрасны в любой одежде.
        - Откуда вам знать, как я выгляжу в другой одежде? - уставилась на него, испугавшись, что он мог видеть меня вне стен офиса, и тогда мой коварный план анти - соблазнения провалится.
        Но Глеб покачал головой, откинувшись немного назад.
        - К сожалению, лишь то, в чем вы ходите в офис, - он даже не пытался скрыть своего разочарования. - Но я надеюсь, что в вашем гардеробе есть более интересные модели.
        Я бурно покачала из стороны в сторону головой.
        - Зато вы как всегда на высоте, - попыталась перевести беседу, опасаясь, что Глеб может углубиться в тему, задумавшись, а что я ношу под своими серыми костюмами.
        Он только ухмыльнулся, чуть меняя позу. Значит, любит, когда им восхищаются и осыпают комплиментами. Нарцисс. Мысленно скривившись, я продолжала мило улыбаться и не смотреть в его хитрые прищуренные глаза.
        - Кстати, я бы хотел тост за ваш удачно завершенный проект, - и он поднял перед собой бокал с красным вином.
        Я потянулась к своему бокалу, ответив:
        - Не думаю, что проект завершен. Осталось, чтобы Эрнест Аланович его одобрил и представил совету. Все-таки это сложный и ответственный проект.
        - Эрнест дотошен, но его все устраивает, - отмахнулся Глеб, отпивая из бокала вино. - А вы, Вероника, все же вовремя появились и спасли своего начальника. Вадим был на волоске от увольнения.
        - Я просто выполняла свою работу, - пожала плечами, но внутренне напряглась, подумав, что смогу что-нибудь выяснить насчет недоброжелателей Вадима.
        Моего начальника и по совместительству друга в компании недолюбливали, особенно его подчиненные, но у этой нелюбви должна быть причина, до которой я так и не добралась. А сейчас передо мной сидел достаточно болтливый коммерческий директор, который прекрасно разбирался в слухах, наводнивших компанию. Возможно, мне удастся узнать у него хоть немного полезной информации.
        - Не просто выполняете, а с блеском, - ухмыльнулся он. - Я думаю, вы произвели впечатление не только на меня, но и на Эрнеста.
        Услышав вновь имя Майера, я вздрогнула. Уж не узнал ли Глеб о том, чем я занималась на своем столе с владельцем компании, в которой мы оба работали. Но судя по его спокойной самодовольной мордашке, он не был в курсе столь интимных деталей.
        - Рада слышать, что меня оценили, - серьезно ответила, пригубив вино.
        Сладкая жидкость наполнила рот, обжигая язык. И почему я возбуждалась, только от его имени, даже произнесенного из уст противного мне мужчине. Не место и не время расслабляться, погружаясь в мечты.
        Вернув себе сосредоточенность, я приступила к ужину, который нам принес официант. Рыба, овощи - выбор Глеба не порадовал меня. Я бы не отказалась от сочного куска мяса, но наиграно похвалив мужчину, возгордившегося в тот же миг, я занялась красным мясом рыбы, тщательно прожевывая, молясь, чтобы мне не попала кость. Еще одного посещения травмпункта я не переживу. Умру от смеха, когда из моего горла будут вновь доставать застрявшую косточку, которой априори не должно было быть в сочном рыбном стейке.
        - А вы хорошо знаете Эрнеста Алановича? - аккуратно задала вопрос, продолжаю нашу беседу.
        Глеб кивнул, не удивившись возникшему у меня интересу.
        - Работаем вместе примерно с самого основания компании, - ответил он, осушая первый бокал с вином. - Да, пятнадцать лет точно знакомы.
        - То есть, вы не просто коллеги, но и друзья? - не думала, что они близки на столько, что могут обсуждать не только рабочие вопросы.
        Меньше всего мне хотелось, чтобы после сегодняшнего ужина, Глеб позвонил Майеру и с чувством рассказывал, как он проводил со мной время. Тогда мой коварный план по завоеванию мужчины полетит к чертям. Одним из моих установленных самой же правил гласил - не вертеть хвостом перед двумя мужчинами одновременно, особенно если они друзья. Можно было напороться на неприятности. Именно они мне грозили, когда я взглянула на Глеба, пожирающего меня взглядом.
        - Вероника, - протянул он, оторвавшись от еды. - Мы же взрослые люди?
        Я ждала этого момента, этого вопроса, за которым последует только одно - предложение провести вечер вместе. И не только вечер.
        - Конечно, - глупо улыбнулась.
        - Тогда мы можем после ужина отправиться, например, в клуб? - ну прямо очень тонкий намек.
        А после клуба он предложит проехать к нему или ко мне, на мое усмотрение. Знакомая песенка. Я слышала ее столько раз, что могла повторить все слово в слово, хотя Глеб еще не продолжил говорить, дожидаясь ответа.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - постаралась улыбаться, не разразившись в приступе смеха.
        Мужчина нахмурился, ожидая моего оправдания.
        - Я не люблю клубы, - послать его прямым текстом не повернулся язык.
        Глеб расслабился, подозревая, что я намекаю на что-то иное, и его губы превратились в оскал. Хищный, цепкий оскал.
        Я же потянулась к сумочке, извлекая телефон. И пока он был занят вином, наполняя в основном только свой бокал, я проверила входящие сообщения. Да, ответ пришел, и меня уже дожидались на парковке.
        - Тогда выше предложение? - произнес Глеб, привлекая внимание.
        - Я бы хотела после ужина вернуться к себе домой, - одарила мужчину мягкой загадочной улыбкой.
        - Тогда, давайте закончим с едой и вернемся домой, - протяну он, явно в предвкушение оказаться в моей постели.
        Не буду расстраивать его раньше времени. Кивнув в знак согласия, я занялась едой, отдав предпочтение овощам. Следующие десять минут, что мы провели в ресторане, были больше наполнены тишиной, нежели пустыми разговорами ни о чем. К сожалению, про недругов Вадима мне не удалось узнать, но я не отчаивалась, собираясь посвятить себя новой цели. Когда мы закончили с едой, и Глеб, как истинный джентльмен, рассчитался, мы покинули «Мельницу», отправляясь на парковку.
        - Спасибо за ужин, - заговорила первой, приметив в десятке метров впереди знакомый огромный внедорожник.
        - Это вам спасибо, Вероника, что согласились провести это время со мной, - ответил Глеб, направляясь в сторону стоявшего в стороне черного автомобиля.
        - Я вас подвезу, - он улыбнулся, показывая, куда мне идти.
        - Глеб, спасибо за предложение, - теперь моя улыбка превратилась в коварную жесткую ухмылку. - Но за мной приехали.
        И как по команде из внедорожника вышел Роберт Громов, облаченный в темные джинсы и черную футболку, четко очертившую его рельефную грудь, с тугими мышцами крепких длинных рук.
        - Привет, куколка, - окликнул он, приближаясь ко мне и к застывшему на месте Глебу.
        - Привет, Боб, - улыбнулась я, позволяя здоровяку смачно поцеловать меня в щеку.
        Роберт крепко обнял меня за талию, притягивая к своему возвышающемуся надо мной телу. Даже Глеб казался тощим и мелким рядом с ним.
        - Не представишь? - кивнул в сторону молчаливого коммерческого директора Боб.
        - Глеб Антипов, коллега с работы, - быстро ответила я. - Спасибо еще раз за ужин. А теперь нам пора возвращаться домой.
        И не дожидаясь ответа от Глеба, я быстро зашагала к машине Боба, который все еще придерживал меня за талию.
        Глава 13.
        В субботу я проснулась раньше, чем планировала накануне. И все потому, что была в предвкушение забытых ощущений.
        Роберт, когда практически вырвал меня из лап Глеба, усадив меня в свою огромную машину, внимательно посмотрел на меня и его глаза цвета горького шоколада не предвещали мне ничего хорошего.
        - Ну и что ты забыла в компании коммерческого директора «МайерКомпани»? - недовольно проворчал он.
        Мысленно выругавшись, я не подозревала, что Боб может знать кто такой Глеб Антипов. Как же тесен мир.
        - Он довольно упертый мужчина, - пожала плечами. - Окучивает меня уже вторую неделю. Уже достал, - выдохнула я.
        - И поэтому ты ужинаешь с ним? - прищурился он.
        - Вынуждена была. Он так наседал, что не давал продохнуть, - надула губы я, отворачиваясь от пронзительного темного взгляда, присущего только семейству Громовых.
        Роберт завел мотор, и машина с рокотом заурчала и быстро покинула парковку около самого дорогого ресторана города.
        - Домой? - чуть позже спросил он, и по его спокойному голосу я догадалась, что допрос окончен.
        Именно за это я всегда и любила Роберта. Он никогда не наседал, не напирал с расспросами. Никаких нравоучений. Только поддержка и забота. Был бы Кирилл таким же, может, и ссорились мы реже.
        - Да, - запоздало ответила я, наблюдая, как за окном мелькает вечерний город.
        Мы добрались до моего дома за рекордное, как мне показалось, время. И когда Боб припарковался напротив подъезда, я, наконец, повернулась к нему, чтобы поблагодарить за помощь.
        - Ника, - первым заговорил он, опережая меня. - Приезжай завтра ко мне. Выберешь себе мотоцикл.
        На лице отразилось такое неприкрытое изумление, что мужчина разразился низким гулким хохотом.
        - А ты думала, я тебя буду ругать за сомнительный выбор? - пожал плечами он. - Знаешь, я тебе всегда желал счастья. И мне все равно, кого ты выберешь, и с кем будешь строить отношения. Самое главное, чтобы вы любили и уважали друг друга, - проговорил он, и мне показалось, что мужчина засмущался собственных слов.
        - Ты всегда был романтиком, - протянула я, отстегивая ремень, чтобы в одно мгновение дотянуться до здоровяка Боба и поцеловать его в теплую щеку.
        - Да ладно, - отмахнулся он, когда я разомкнула объятия и вернулась на свое место. - Но насчет Глеба будь поаккуратней. Он азартный человек и бабник.
        - Мой брат тоже любит женщин, - вздернула бровь.
        Но Роберт покачал головой, словно отказываясь даже думать, что Кирилл и Глеб могут быть чем-то похожи.
        - Между ними колоссальная разница, - подтвердил он мои догадки. - Так что, завтра ждать тебя?
        - Да! - выкрикнула я, захлопав в ладоши.
        Роберт вновь разразился хохотом.
        - Тогда быстро домой, - сквозь смех заговорил он. - А завтра не опаздывай.
        Я утвердительно кивнула и покинула машину. Помахав рукой, я добежала до подъезда и скрылась за металлической дверью.
        Ночь пролетела почти незаметно, и вот теперь, когда я сжимала между ног черный быстрый байк, наслаждаясь свободой и легким ветерком, пробиравшимся под черную куртку, я любовалась видами, открывающимися с самой высокой точки за городом. Внизу простиралась широкая и быстрая река, чуть южнее был заметен парк с набережной, а дальше, после череды густого леса, и сам город, пестривший разнообразными зданиями, сетью дорог.
        К Роберту я приехала во всеоружии на такси. Отыскав в своем гардеробе черные джинсы и куртку, под которую наделала тоненький топ, почти не скрывающий тело. Все же за окном была середина лета, и умереть от теплового удара я меньше всего хотела. На ноги натянула кеды. Вот и вся моя экипировка на день. Я планировала забрать свой «подарок» от Боба и отправиться кататься за город, до самого вечера, пока не встречусь с Рокси.
        - Ты вовремя, - взглянул на часы Роберт, когда я оказалась на пороге его дома.
        Он сонно зевнул и пропустил вперед, в уютный освещенный лучами утреннего солнца холл.
        Звонкое тявканье отразилось от стен, и в следующую секунду на меня налетела пара золотистых ретриверов, которые махали хвостами так сильно, при этом совсем не опасались, что те отвалятся. Подпрыгивая и выражая бурную радость, они метались то ко мне, то к Бобу.
        - Все также разводишь собак, - рассмеялась я, вцепившись в их шикарную сияющую шерсть, пропуская ее сквозь пальцы.
        - А то, - кивнул он, отгоняя от меня собак, чтобы мы могли пройти в дом.
        - Здесь так классно, - выдохнула я, вспоминая, как впервые оказалась в огромном доме Роберта, доставшемуся ему от родителей, когда те решили переехать к морю, оставив позади бизнес и все проблемы. - Тебе бы жениться. И детишками обзавестись, - ухмыльнулась я.
        Роберт только пожал плечами, не оборачиваясь. Я же уставилась на его широкую спину, обтянутую белой майкой, и последовала за ним дальше, пересекая холл.
        - Все-таки это семейный дом, - заключила я, стараясь больше закончить мысль, чем поддеть мужчину.
        - Да, отец строил его для нас с матерью, - ответил он, пропуская меня в кухню, где на столе уже стояла кружка и завтрак. - Не против, если я сначала доем?
        Я улыбнулась и произнесла:
        - Не против, если и меня угостишь, - и подмигнула под одобрительный смех.
        - Как всегда, прожорливая Ника, - ответил он, направляясь к плите, чтобы накормить мой бездонный желудок.
        После завтрака, когда я почувствовала, что наелась до отвала, и было тяжело вздохнуть, Боб провел меня в свою сокровищницу. Точнее это был гараж, большой, широкий, на несколько машин, но я называла это место сокровищницей. Ведь здесь стояли в ряд пять мотоциклов Роберта. Его лучшее приобретение, как он не единожды мне говорил.
        Ахнув и направившись к байкам, я разглядывала их с ощущением, что мне нужно прикрыть рот, а то выгляжу, наверное, нелепо. Мужчина остался стоять в стороне, наблюдая за мной.
        - Как всегда, они великолепны, - выдохнула я, оторвав свой взгляд от мотоциклов и повернувшись к Бобу.
        - Выбирай любой, - кивнул он, и я сразу ткнула пальцем в тот, что стоял посередине, приметив его сразу, как только мы очутились в гараже. - Отлично.
        Роберт потянулся к стене, в которой была скрыта панель и извлек оттуда ключи от спорт-байка.
        - И еще шлем, - кивнул он в сторону, где на стеллажах хранились самые красивые и дерзкие экземпляры, которые мог собрать Боб.
        Потянувшись к черному с серебристыми полосками, я получила очередное одобрение от хозяина сокровищницы.
        - Кирилл будет в бешенстве, - хохотнул Роберт, когда мы оказались за гаражом, и я уже сжимала под своими ногами мощную машину.
        - Не то слово, - ухмыльнулась, закончив заплетать волосы в косу. - Но он же любит покататься на быстрых и дорогих машинах, так почему я должна себе в этом отказывать?
        - Будь аккуратна, - серьезно ответил Боб, взглянув на меня.
        Я мило улыбнулась.
        - Ты же знаешь меня, - и нацепила на голову шлем, ощутив, как он удачно подошел мне.
        Махнув на прощание рукой, я завела мотор и тронулась с места, плавно, пробуя, каково это, спустя пять лет оказаться вновь на байке.
        В годы студенчества мотоциклы были моим увлечением, которое совсем не одобрял Кирилл, но всегда поддерживал Боб. Он-то и научил ездить на них, не рискуя при этом сломать шею.
        Помня все его уроки, я уже два часа наслаждалась поездкой вокруг города, и вот теперь, оказавшись на вершине, перед рекой, и когда моя голова была пуста от рабочих проблем, зазвонил телефон, вырывая из мира иллюзий.
        - Черт, - выругалась я, извлекая из внутреннего кармана куртки смартфон. - Да, Вадим, - почти спокойно ответила я, но внутри все сжалось, словно в предчувствии беды.
        - Ника, спасай, - протянул он жалостливо, но при этом серьезным твердым голосом, что я поняла, его звонок не шутка.
        - Что опять случилось? - тяжело вздохнув, я сжала в руке телефон.
        - Этот проклятый проект убивает меня, - затараторил он. - Так что срочно приезжай в офис. У меня час, чтобы все привести в порядок.
        - Так срочно? - с раздражением произнесла я, взглянув на беспокойную гладь реки.
        - Да, - быстро ответил он и отключился, не давая мне и шанса отказаться не приезжать на работу в нерабочий день.
        Послав Вадим и всю компанию к черту, я убрала телефон в карман, нацепила шлем, завела мотор и рванула в офис, даже не представляя, что могло там случиться за сутки, как я передала Вадиму готовый проект.
        Оказавшись в офисе, без проблем пропустили на охране, словно ожидая моего появления. Я поднялась на лифте и быстрым шагом вошла в кабинет, где застала изумленного Вадим в окружении парней-коллег, одетых в обычную повседневную одежду, и тех, кого меньше всего хотела тут обнаружить. Майер в компании утомленного Глеба сидели за столом, просматривая бумаги.
        - Что? - спросила я, заметив, с каким выражением лица на меня посмотрел начальник, задавая немой вопрос насчет моего вида. - Ты же просил срочно.
        И я убрала на край одного из столов, на которых были разобраны чертежи, документация по проекту, свой черный байкерский шлем и быстрым движением скинула с себя куртку, в которой становилось жарко в офисе.
        Следующую порцию удивления я получила, когда оказалась перед толпой из шести мужчин в тонком топе, который не скрывал не моих татуировок, и ни того, что под топ я не надела белья. Я же не планировала приезжать в офис сегодня, так бы оделась поскромнее, но, как и сказал Вадим, времени мало. И судя по мрачному выражению лица, которое читалось в резких чертах Эрнеста, он явно не был доволен происходящим.
        Встретившись на миг со стальным взглядом, я дернула резко голову, нависнув над проектом. И после первого же быстрого взгляда поняла, что за чертовщина здесь творилась. Передо мной лежали напрочь испорченные, с неверными данными бумаги, кривые чертежи. Кто-то очень постарался, чтобы подставить и меня и весь отдел. Глубоко вздохнув, я начала перебирать все бумаги, замечай, как один из молчащих до сих пор мужчин поднялся и подошел ко мне со спины.
        - Руки убрал, - огрызнулась я, почувствовав, как к моей спине прикоснулась влажная горячая ладонь.
        - Да ладно, - ухмыльнулся Глеб, и быстро сбежал на безопасное расстояние.
        Эрнест никак не прокомментировал поведение своего подчиненного, и меня напрягло повисшее в воздухе напряжение, сочлененное со звенящей тишиной.
        - Ну и как это могло произойти? - поинтересовалась я у Вадима, которому накануне вручила готовый проект, но он не успел ответить, как около стола оказался Майер, нависшей уже надо мной мрачной тенью.
        - Я бы это тоже хотел знать, - твердый холодный, пронзающий насквозь, голос ослепил меня, вызывая в душе гнев.
        Но я промолчала, отвернувшись к застывшему Вадиму. Но он только пожал плечами, видимо сам не понимая, как такое могло произойти.
        - Вчера все было готово, - спокойно ответила я, стараясь больше не встречаться взглядом с Майером.
        Он не верил моим словам, и то напряжение, что сковало его тело, готово было вырваться. Мне больше всего не хотелось знать, каким он может быть в гневе. И это был первый случай, когда я оказалась рядом с ним, при этом не испытав возбуждение. Но в теле зародилась новое чувство. Ощущение грусти и печали, сменяющееся злостью, что в меня не поверили. Во мне сомневались. И он стоял рядом со мной, вибрируя от раздражения, не испытывая ко мне больше той страсти, которую дарил еще пару дней назад на моем рабочем столе.
        «Вот и все, добро пожаловать в суровые будни, Вероника», - подумала я, судорожно собирая испорченные бумажки.
        - А как же файлы? - обратилась я к остальным коллегам, демонстративно игнорируя Майера, продолжавшего стоять около меня в метре, излучая ненависть ко всем и к каждому в частности.
        - Ничего нет, - ответил за всех Никита, потупив взгляд в пол. Остальные кивнули, соглашаясь с парнем.
        Горько вздохнув, я готова была рассмеяться вслух, понимая, что вчера здесь кто-то проделал очень серьезную работу по диверсии. Но, кажется, не учли одного. Презентация проекта должна была состояться в понедельник, в самом начале рабочего дня, и за выходные никто бы не приехал и не проверил, все ли в порядке с бумагами. Но Майер подстраховался, резко выдернув всех причастных к проекту, вот только меня удивило отсутствие наших девушек. Но об этом я спрошу потом, у Вадима, наедине.
        Закончив сгребать все в кучу, я извлекла из-под стола корзину для мусора и выкину бумажки на глазах пораженных мужчин. Задвинув полную корзину на прежнее место, я прошла к пустому столу, за которым никто не сидел из коллег, и скрылась за ним, присев на корточки.
        Вадим, как самый любопытный, придвинулся ко мне и громко присвистнул, когда понял, чем я там занимаюсь.
        - Двойное дно, - выдавил он из себя, наблюдая, как я открыла самый нижний шкафчик и вытащила кусок фанеры, под которой хранилась темно-синяя папка. - И когда ты только успела?
        Извлекая ее, я вернула все на место, закрыв плотно шкаф. Я не ответила на вопрос Вадима, но он и сам мог догадаться, что я не зря засиживалась в офисе допоздна, когда все остальные разъезжались по домам.
        - Да, я может и выгляжу сумасшедшей, - хитро улыбнулась, протягивая ему документы, - но свою задницу я умею спасть, - уже тише добавила, надеясь, что меня услышать только Вадим.
        Начальник поспешил к Майеру и напрягшемуся Глебу, который до этого только вальяжно растянулся на стуле, а теперь подобрался, грозно озираясь по сторонам. Парни-коллеги тоже приблизились, но старались держаться как можно дальше от разгневанного Майера.
        Эрнест принял папку из рук довольного Вадима и быстро ее открыл. Он просмотрел каждый лист и закрыл ее, не удосужившись даже поблагодарить никого.
        Я же прошла мимо него, слегка задев рукой за рукав светло-серого пиджака так, что никто кроме Майера не заметил, и направилась к куртке, валявшейся на спинке стула. Запустив руку во внутренний карман, я извлекала ключи, где вместе с брелком болталась маленькая флешка. Сдернув ее с кольца, я приблизилась к Эрнесту и протянула вперед руку.
        Он не спеша поднял свою, ожидая, что передам ему флеш-карту на раскрытую ладонь. Но я схватила его за руку, крепко сжав своей рукой его теплую ладонь, и дерзко взглянула в глаза.
        - Вот, все готово, - и отпустила вздрогнувшую руку Эрнеста. - А теперь я свободна?
        - Ника,- заговорил Вадим, продолжая наблюдать за нами. - Ты куда?
        - Как куда? - наигранно удивилась и кивнула в сторону шлема. - Мне нужно обкатать своего нового железного друга. А после я хочу посетить клуб, где планирую напиться и потрахаться с кем-нибудь, - выплюнула слова в дерзкой манере, а последнее предназначалось Майеру, не сводившему с меня серых глаз, в уголках которых появились сетка-паутинка морщин.
        Развернувшись, я подхватила куртку и шлем и быстрым шагом покинула офис, ни разу не обернувшись. Тот гнев, что наполнял меня до краев, готов был выплеснуться наружу, и лучше я сохраню лицо, чем начну спорить с непробиваемым Большим Боссом, который не доверял мне. Сегодня я точно узнала это. И от мысли, что я была всего лишь интересной сексуальной сотрудницей, с которой можно поиграть и поразвлечься, меня трясло. Мне нужен был воздух за стенами «МайерКомпани», где я сделал глубокий вдох и умчалась далеко вперед, сжимая крепко ногами быстрый байк.
        - Ты точно готов? - протянула я, посмотрев на мрачного брата.
        - Нет, - огрызнулся он. - Я ни черта не готов к встрече с этой фурией.
        Боб, который стоял вместе с нами за клубом, в котором только что закончился концерт группы «Roxine», и дожидался Рокси, засмеялся в голос, похлопав Кирилла по плечу.
        Но тот только свирепо взглянул на друга, надеясь найти у него поддержки. Скрестив руки на груди, он облокотился на внедорожник Роберта, гипнотизируя взглядом асфальт под своими ногами.
        - И почему ты так боишься встретиться с этой девушкой? - поинтересовался Боб. -Я был на концерте группы, года два назад. Крутая группа, и вокалистка у них огонь.
        - Если Ника - это хаос, - заговорил Кирилл, метнув на меня злой взгляд, - то Рокси дьявол в юбке.
        - Она не носит юбки, - покачала головой, пытаясь не заржать в голос.
        Кирилл все же неодобрительно покачал головой, продолжая сверлить взглядом асфальт.
        - А вот и я, - услышала громкий крик рокерши.
        Она быстрым шагом приблизилась к нашей скромной компании, заключив в первую очередь меня в крепкие для женщины объятия.
        - Привет, красотка, - проворковала Рокси, продолжая сжимать в объятиях. - И как тебе тут живется без меня? Никто не обижает?
        Я засмеялась, одарив подругу парой поцелуев.
        - Только он, - и кивнула в сторону напряженного Кирилла, который хотел исчезнуть в тот же миг, стоило Рокси появиться перед нами.
        - Как обычно, - прищурилась она, с грацией хищной кошки приближаясь к Кириллу.
        Мужчина вскинул руки перед собой, готовый защищаться от ее нападений. Но Рокси не удержала себя, и набросилась на Кирилла, с жаром впившись в его плотно сжатые губы, прикусив их, срывая жалобный стон брата.
        Роберт тихо присвистнул, посмотрев как Кир пытается спастись от неугомонной рокерши, выпутываясь из ее объятий.
        - Да, ладно, расслабься, малыш, - протянула Рокси, отпуская его из своих рук. - Как обычно, смущаешься в моем присутствии, - и подмигнула мне.
        - Не смущаюсь, - выпалил Кирилл, стирая с губ влажный след, оставленный подругой. - Я тебя боюсь, дурная.
        Махнув на него рукой, Рокси перевела свой прищуренный взгляд на Боба и быстро оценила его, улыбнувшись краешком губы.
        - А нас познакомят? - хищно взглянув на мужчину, заговорила она, не сводя дерзкого темного взгляда с Боба.
        Роберт же не смутился, понимая, на что именно намекает девушка. Он быстро протянул руку, сжимая крепко смуглую ладонь рокерши.
        - Роберт Громов, - спокойно ответил он, отпуская ладонь. - Для друзей просто Боб.
        - Ну а я Рокси, - прищурилась она. - Какие планы?
        Я приблизилась к подруге, обнимая ее за талию.
        - Клуб «Хамелеон», - шепнула я. - Выпивка, танцы и мрачный Кирилл.
        - Отлично, - рассмеялась она. - И даже его унылая физиономия не испортит мне праздник.
        Кирилл показал нам средний палец, занимая пассажирское кресло рядом с водителем. Боб направился к водительской двери, мы же залезли с хохотом назад, придумывая, как будем изводить Кирилла под одобрительный смех Роберта и недовольные возгласы брата.
        Глава 14.
        Оказавшись в клубе, мы произвели там фурор, привлекая лишнее внимание. В основном, это была заслуга Рокси, которую узнавали все, кто как-либо интересовался музыкой. Но приблизиться никто так и не решился, замечая грозный взгляд Роберта, нависавшего над нами громадной тенью.
        Обрадовавшись, что Кирилл позвал с собой Боба, я решила, что похвалю его потом за проницательность. Но пока приближаться к хмурому брату я не решалась, предпочитая подшучивать над ним с безопасного расстояния, под бурные аплодисменты Рокси, которая решила вспомнить сразу все смешные ситуации из нашего общего прошлого. Особенно ее интересовала личная жизнь Кирилла, и он ворчал, когда пытался извиниться за свои нелепые ухаживания за школьными красавицами, пока Рокси решила не утешить его в своих объятиях.
        - Вот об этом я до сих пор жалею, - фыркнул Кир, выпив залпом половину бокала светлого пива.
        Рокси усмехнулась, надув губы, накрашенные фиолетовой помадой.
        - Не обижайся на меня, малыш, - протянула в своей привычной манере рокерша, одарив брата томным взглядом. - Ты же нравился мне тогда.
        - А я и не заметил, - нахмурил брови он.
        Роберт с озорной искоркой в глазах следил за их пререканиями, а я даже старалась не обращать внимания, пока они будут упираться лбами. Рано или поздно Рокси устанет доставать брата, либо Кирилл первым сдастся и расслабится.
        - Как покаталась сегодня? - спросил Боб, переведя взгляд на меня.
        - Отлично, - улыбнулась в ответ. - Байк клёвый, мощный. Самое то, чтобы погонять.
        Кирилл мигом перестал спорить с рокершей, злобно взглянув на нас.
        - Черт! - выругался смачно он. - Ты же не хочешь сказать, что одолжил Нике свой мотоцикл?
        - Да, одолжил, - пожал плечами Роберт, потягивая не спеша виноградный сок.
        Сегодня он был за рулем, значит, ему предстояло развозить нашу шумную компанию по домам.
        - Я маме расскажу, что ты опять села на мотоцикл, - хитро прищурился Кир, и я вздрогнула от его слов.
        - Сначала, позвони ей, ябеда - быстро ответила, не позволяя брату запугать себя.
        Кирилл надулся, вернувшись к пиву. Я-то точно знала, что он сам первым ни за что ей не позвонит. Все еще злился на нее, но я давно простила маму за то, что она пыталась спасти нас от опасности.
        Все остальные промолчали, зная какие непростые отношения в нашей семье.
        -Вот черт, - теперь выругался Боб, повернувшись в сторону.
        Я проследила за его мрачным взглядом и заметила, как уверенный шагом в клуб входит Майер в окружении трех неизвестных мужчин и к ним навстречу идет Леон, раскрывая руки в приветственном жесте.
        Напряглись все, кроме Рокси, которая в недоумении посмотрела на богатых гостей клуба и тихо присвистнула.
        - Кто такие? - спросила она, увлекаясь больше своим напитком, нежели незваными гостями.
        - Мой начальник, - тихо ответила я, устраиваясь так, чтобы меня не могли заметить.
        Брат посмотрел на мои телодвижения и ухмыльнулся, почувствовав слабое место, на которое можно надавить, чтобы позлить меня.
        - Может поприветствовать его? - поинтересовался он, развалившись на диване.
        Я гневно посмотрела на него, но меня опередил Боб.
        - Давай помалкивай лучше, - серьезно проговорил он. - Не стоит привлекать внимание.
        Я закивала головой, ловя на себе подозрительный взгляд Рокси.
        Гости Леона проследовали за радушным хозяином в вип-зону, остановившись от нас в десятке метров, однако с их места нас можно было разглядеть, как и нам их.
        - Можем, перебазироваться на другое место? - предложил Боб, наблюдая, как я вжимаю голову в плечи. - Или оправиться в другой клуб.
        Я покачала головой, стараясь выглядеть уверенной.
        - Не стоит из-за того, что тут появился мой начальник, менять планы, - произнесла я приглушено. - Тем более мы первые сюда приехали.
        Рокси не отрывала взгляда от мужчин, рассматривая каждого из них, пытаясь запомнить все отличительные детали. Закончив с осмотром, она повернулась ко мне и прижалась так близко, что смутила даже меня.
        - Так кто из них? - прошептала на ухо она, заставив меня вздрогнуть.
        - О чем ты? - дрожащими губами произнесла я.
        - Ну, тот, кого ты так боишься увидеть, - ответила она, вызывая подозрения у замерших парней. - Хотя, наверное, тот светленький. Он тебя заметил. И смотрит в нашу сторону так, словно пытается испепелить. Да, сжечь твою золотистую головушку!
        Я удивленно уставилась на подругу, не веря ее словам. Майер злился на меня? За что? Это я была зла на него. За его недоверие, за его грубость.
        - Ребята, может, организуете нам пару коктейлей? - хитро прищурилась Рокси, давай Бобу и Кириллу намек поскорее убраться и оставить нас на пару минут одних.
        Боб нахмурился, но кивнул, поднимаясь со своего места. Брат же не торопился отрывать свой зад, но Роберт склонился к нему и позвал за собой. Ругаясь, Кирилл все же последовал за другом, бросая на нас недобрый взгляд.
        Когда они удалились на достаточное расстояние, Рокси заговорила вновь, не торопясь отодвинуться от меня.
        - Давай, в двух словах, что у вас происходит?
        Я пожала плечами, собираясь с мыслями.
        - Как бы тебе сказать, - протянула я, подбирая слова. - Этот светленький - Эрнест Майер, владелец компании, в которой я работаю.
        - «МайерКомпани»? - изогнула удивленно черную бровь Рокси, и я кивнула. - Далеко метишь.
        - Я не мечу, - с недовольством возразила. - Так, небольшой флирт. Не думаю, что между нами может быть что-то серьезное. Но, Рокси, я хочу его, до дрожи в коленях.
        - Так сильно? - протянула она.
        И вновь утвердительный кивок.
        - Тогда не пойму, в чем проблема? Переспи с ним, - развела руками она так, словно действительно не было никаких проблем.
        - Не уверена, что я хочу просто переспать с ним, - тяжело вздохнула. - А сегодня у нас была встреча в офисе, по поводу одного проекта, над которым я корпела две недели, не разгибая спины. И я поняла, что он не доверяет мне как сотруднику. Он был так зол, что я испугалась его.
        Рокси резко повернула голову, осматриваясь по сторонам.
        - Он не перестает смотреть на тебя, - тихо произнесла она. - Знаешь, если он тебя обидел, - затаилась она, а на губах заиграла хитрая улыбка, - хочешь пошалить? Отомстить этому истукану?
        Я удивленно уставилась на подругу, в темных глазах которой заиграли дьяволята. Да, брат был прав, называя ее фурией. Или дьяволом в юбке. И пусть Рокси не носила женственной одежды, она производила на людей неизгладимое впечатление. И я кивнула, подыгрывая подруге.
        Рокси резко нагнулась ко мне, прижимая к своей небольшой округлой груди, а мои губы накрыли ее пухлые с фиолетовой помадой. Она сжимала меня в объятиях, целуя так, как не целовал меня ни один мужчина. Со стороны могло показаться, что мы любовницы, готовые скинуть с себя одежду и заняться сексом прямо на столе, стоявшем около нас, но я чувствовала, что никакой страсти между нами не было. Рокси выполняла механические, профессиональные движения, играя роль. Я же не упиралась, прикрыв глаза. Приняв наиболее удобную для обзора поза, я взглянула в сторону. Из-под ресниц заметила, как лицо Майера напряглось, на нем проступили глубокие морщины. Сжав свой бокал с янтарной жидкостью, он в несколько глотков осушил его и, бросив в нашу сторону ненавистный взгляд, отвернулся, делая вид, что слушает своих друзей, которые о чем-то весело рассказывали.
        - Вау, не думал, что у вас такие отношения, - брат плюхнулся рядом с нами, внимательно наблюдая, как Рокси выпускает меня из своих объятий, но далеко от меня не отодвигается.
        Роберт угрюмо взглянул сначала на нас, а потом быстро проследил, что творилось за столом Майера. И, кажется, он понял, кого я меньше всего хотела видеть сегодня. И для кого был этот концерт.
        - Совсем не такие, - прищурилась Рокси, и я энергично закивала головой, вот только не убедила ни брата, ни друга.
        - Мне то что, - протянул Кирилл. - А я все думал, почему наша Ника после возвращения игнорирует мужчин. Ведь не с одним так и не закрутила свой коротенький роман, - и он искоса взглянул на меня.
        Рокси напряглась, но она тоже не знала, по какой причине я воздерживалась от любых романов пару лет.
        Я развела руками, а после потянулась за коктейлем, который принес Боб. Больше мы не возвращались к этой теме, углубившись в воспоминания вновь, раздражая Кирилла все больше и больше, что под конец очередной байки он заявила, если мы не заткнемся, то он уйдет.
        - Все такой же обидчивый, - произнесла Рокси, поглядывая по сторонам.
        - Да, - подтвердила я. - Годы идут, а наш малыш Кирюша не взрослеет.
        - Верно подметила, - поддержал Боб, получая в награду от друга хмурый взгляд.
        Почувствовав тяжесть в животе, я поднялась и направилась в сторону туалетов, оставив Рокси воевать с моим братом.
        - Только не замучай его без меня, - одарила милой улыбку компанию и уверенным шагом спустилась сначала по лестнице, а после завернула в полутемный коридор, где были туалеты.
        Закончив дела и ополоснув руки и лицо прохладной водой, я ощутила, как алкогольный дурман немного отступил, проясняя сознание. Нахмурившись, что все еще не пьяна настолько, чтобы забыть имя Майера и его ледяной властный взгляд, я вышла из туалета, но вскоре была схвачена крепкой рукой, сжимающей еще не раскрывшийся в крике рот.
        Меня быстро потянули назад, в открытую дверь в метрах десяти от конца коридора, и не выпускали, пока дверь не закрылась с глухим хлопком, а после не прозвучал металлический скрежет запираемого замка.
        - Какого черта! - выругалась я, когда меня отпустили, а рот больше не зажимали.
        В полуосвещенной комнате, больше походившей на чулан, я напрягла глаза, чтобы рассмотреть хмурое лицо Большого Босса, стоявшего в паре шагов.
        - Это я должен спросить, какого черты ты творишь?! - холодно произнес он.
        - Что именно не устраивает? - от раздражения мое тело начало трястись, покрываясь холодной испариной.
        Майер угрожающе придвинулся ко мне, нависая своей крупной фигурой, заставляя отступить назад и прижаться к стене.
        - Твои выходки, - продолжил он. - Сначала заявления в офисе, теперь и эти поцелуи с фриком.
        - Рокси моя подруга, и она участница рок-группы, а не фрик! - выпалила я, упершись руками в его грудь. - А с кем мне целоваться, это не твое дело!
        Эрнест замер, его глаза словно налились кровью. Я почувствовала под напряженными ладонями, как в нем клокотала злоба, но он держал себя в руках, сохраняя мрачное выражение на лице, при этом сжимая свои руки до побеления костяшек пальцев.
        - Ты злишься, - тихо произнес Майер, уставившись на меня.
        - Не меньше чем ты, - фыркнула в ответ.
        - Почему? - и он действительно не понимал причины моего гнева.
        Изумленно изогнув бровь, я поджала губу, точно также как делал мой брат.
        - Ты не поверил мне сегодня, - проворчала я, вспоминая, что произошло в офисе. - Не поверил, что работа была выполнена. Доверился какому-то провокатору, который пытается сорвать весь проект, пока мы с Вадимом делаем все, чтобы выполнить его.
        Ни одна мышца на лице Майера не дрогнула. Он знал. Я была уверена, что он знает о делах, творящихся в его компании. Но не предпринимал ничего. Или делал вид, что не предпринимает ничего? И вот, словно в доказательство, он произнес:
        - Не лезь в это дела, Ника, - сухой тон его голоса не смутил меня.
        - Подставить пытаются и меня, - пожала плечами.
        - Я разберусь, - быстро ответил мужчина, продолжая нависать надо мной. Хищная улыбка растянула его тонкие губы.
        - А сейчас выпусти меня, - твердо произнесла я, пытаясь оттолкнуть его, но он не сдвинулся с места.
        - Нет, девочка, - хрипло прошептал он, сокращая между нами расстояние. - Ты выйдешь только со мной, и объявишь всем, что мы вместе.
        Я удивлено ахнула, мои брови поползи вверх.
        - С каких это пор мы вместе? - выдавила из себя, чувствуя, как коленки предательски подгибаются. - Не считаешь же, если засунул в меня пару пальцев, то мы теперь вместе?
        Майер помрачнел еще больше, на лбу залегли глубокие морщины, а после он прищурился, хрипло выдыхая почти в губы.
        - Может засунуть в тебя кое-что побольше? - и в качестве доказательства он прижал свои телом меня к стене, заставляя сорвать стон с губ.
        Я ощутила, как под тканью его брюк напрягся твердый член, натягивающий ширинку до предела. Выдохнув и усмехнувшись, я позволила ему коснуться моих губ, сдаваясь под напором его страсти. И Майер не терял ни секунды, запуская руки под тонкую ткань топа, обтягивающего мое тело.
        Прохладный воздух помещения коснулся обнаженной кожи, заставляя напрячься тугие соски. Эрнест потянулся горячей ладонью к груди, накрывая ее, нежно, но властно массируя. А после он сжал сосок, срывая очередной стон. Откинувшись немного назад, я позволила мужчине склониться надо мной, и он прижался губами к груди, ритмично посасывая возбужденную горошину. И когда его зубы прикусили сосок, я потеряла контроль над телом, сползая по стенке и хватаясь за его широкие плечи.
        - Все еще думаешь, что мы не вместе? - опалил дыханием мою кожу мужчина, на мгновение выпустив изо рта сосок.
        - Да, - прохрипела я. - Мне без разницы, чьи пальцы окажутся между ног, - со стоном сказала, когда он вновь укусил, оставляя на коже свой след.
        - Уверена? - Майер не злился.
        Он знал, что я играю с ним. Он играл со мной.
        - Не знаю, - сдаваясь под напором ласк, я опустила правую руку вниз и непроизвольно потянулась к его ширинке.
        Коснувшись ткани брюк, я ощутила, как член дернулся навстречу мне, и сжала его, срывая теперь с губ Эрнеста приглушенный стон-рык. Он продолжал терзать мою грудь, посасывая и оставляя следы от укусов, я же все крепче сжимала его каменную эрекцию, оценивая размеры.
        - Хах, - сорвалось с губ, и Майер отвлекся, уставившись на мое лицо в недоумение.
        - Только не говори, что тебе будет мало его? - морщинки на лбу вновь проступили, придавая лицу мужчины серьезное напряженное выражение.
        - Более чем, - простонала я, заставляя его вернуться к пылающей груди.
        Майер послушался и верно исполнял свою роль, терзая грудь, доставляя при этом удовольствие. Я вся дрожал под его опытными ласками, выгибалась, и больше ни о чем не могла думать, кроме как о его настойчивом языке и горячих ладонях.
        Извернувшись, я потянула за ширинку, быстро расстегивая молнию, пока мужчина не успел возмутиться.
        - Не стоит заниматься этим здесь, - прохрипел он, словно пытаясь отдалиться от меня.
        Но теперь я не выпускала его из рук, крепко вцепившись в ткань брюк.
        - Заткнись, Эрнест, - прошипела, запуская в быстром движении руку в штаны мужчины и высвобождая набухший от возбуждения член наружу.
        - Ведьма, - прохрипел он, и его эрекция запульсировала в моих руках.
        - Лучше займись моей грудью, - хитро улыбнулась я. - В прошлый раз ты совсем не уделял ей внимания.
        И с рыком, сорвавшимся с тонких губ, Майер накрыл соски, покусывая их и играя ловким языком. Я же продолжила свои ласки, сжимая в руке твердый член, заигрывая с ним, то лаская крупную пылающую головку, размазывая проступившую наружу каплю смазки, то медленным темпом водила вверх-вниз по длинному стволу.
        Мужчина дернулся еще раз, давая понять, что не намерен терпеть мои пытки, и я активно заработала рукой, крепко сжимая горячий ствол, подводя мужчину к пику блаженства. Он отшатнулся от меня и кончил, содрогнувшись всем телом.
        Все еще ощущая, как спазм оргазма прокатывается по телу Майера, он прижался ко мне, целуя в припухшие губы.
        - Поехали со мной, - прошептал он, осыпая нежными поцелуями мои пылающие щеки.
        Но я покачала головой, отодвигаясь от него. Эрнест замер. На его лице вновь появилось напряжение. Он ждал ответа.
        - Не могу, - пожала плечами. - Меня ждут мои друзья. И я не тороплюсь, - подмигнула, зная, что он увидел в моих глазах дерзкий огонек вызова.
        Ухмыльнувшись, Майер принял мою игру. Быстро спрятав все еще крупный и твердый член, он оправил свою одежду, пока я занималась собой.
        - Ты первая, - кивнул в сторону двери, позволяя мне сбежать.
        К друзьям я вернулась не сразу. Заскочив за стойку бармена и заказав порцию крепкого алкоголя, я опрокинула стопку в себя, слегка закашлявшись. Бармен внимательно посмотрел на меня и предложил стакан воды, от которого я не отказалась. Приведя дыхание в порядок, и собрав мысли в кучу, отправилась к Рокси и парням, которые явно меня заждались.
        - Где ты пропадала? - проворчал Кирилл.
        Рокси же хитро сощурила глаза, кажется, догадываясь, что или кто меня мог задержать. Майер так и не вернулся до сих пор к своим друзьям.
        - Да парень какой-то клеился, - отмахнулась от немого вопроса задумчивого Боба. - А потом меня в бар рикошетом, - и весело хохотнула.
        Не уверена, поверил ли он, но не стал расспрашивать.
        Мы вернулись к нашей беседе ни о чем, и потом, когда парни расслабились и начали шутить, Рокси приблизилась ко мне, быстро шепнув на ухо:
        - Я их еле сдержала, чтобы не отправились тебя искать, - теплое дыхание девушки опалило кожу. - Надеюсь, оно того стоило.
        Вздрогнув от осознания, что от меня пахнет мужским парфюмом, а на коже, возможно, остались следы от неистовых поцелуев, я кивнула в благодарность. Рокерша удовлетворенно хмыкнула, и влилась в бурную дискуссию, разразившуюся в это время между парнями.
        Эрнест вернулся к друзьям спустя минут десять, неторопливо проходя между столиками. Он даже не взглянул в мою сторону, как и я старалась не обращать внимание на моего почти-любовника. Никогда бы не подумала, что оставаясь с мужчиной наедине уже трижды, я так и не пересплю с ним. Интересно, надолго ли затянется наша игра, пока наши тела не сольются в одно единое?
        Глава 15.
        - Ну и видок! - зашелся хохотом Кирилл, когда я наконец-то открыла ему дверь.
        Брат на удивление был бодр и полон сил, когда меня мутило полночи, и теперь голова превратилась в студень.
        Злобно взглянув на веселящегося парня, я позволила ему пройти в квартиру. Скинув кеды, он прошлепал по полу в направлении кухни, шурша по пути белым пакетом.
        - Я тут анти-похмелин привез, - помахал рукой с пакетом перед моим недовольным носом, пытаясь вызвать на моем лице добродушное выражение.
        Я пожала плечами, не отвечая брату, и направилась к холодильнику, извлекая из него очередную бутылку с минералкой.
        - Как провели время с Рокси? - протянул он, ухмыляясь.
        - Нормально, - плюхнулась на стул слишком быстро, и боль от приземления отозвалась волной в мозгу.
        Кирилл сел напротив меня, извлекая таблетки и сок, который любил больше всего. Рядом он поставил пару упаковок лапши из ближайшего ресторана. От коробок шел приятный аппетитный аромат, и во рту появилась слюна.
        Облизнувшись, я потянулась к лапше, и тут же получила по пальцам.
        - Сначала таблетки, - протянул упаковку Кир, и я послушно выполнила все указания, а после приступила к еде, наполняя пустой желудок лапшой.
        Брат же не спешил есть, отдавая предпочтение соку.
        - Во сколько уехала сумасшедшая? - поинтересовался брат, словно надеясь, что девушка не прячется в соседней комнате, чтобы с боевым кличем не выскочить и не напасть на него.
        Порой, его страх перед Рокси забавлял меня на столько, что хотелось в моменты трудных переговоров с Кириллом, упоминать ее имя, чтобы выиграть спор.
        - Часов в пять, - взглянула на часы, заметив, что стрелка приближалась к половине первого дня.
        Брат покачал головой, расслабляя плечи. Устроившись поудобнее на стуле с бокалом сока в руках, он вновь взглянул на меня.
        - Ничего не хочешь рассказать? - его голос был серьезным, как в те редкие моменты, когда мне не стоило шутить с ним. Кирилл тоже умел злиться. И быть серьезным, ответственным братом, заботившимся о благополучии его сестры.
        - Что именно? - прохрипела я, заканчивая со своей порцией лапши.
        Кирилл подтолкнул мне свою упаковку, уступая моему голодному взгляду.
        - То представление, что вы устроили вчера, - вот и припомнили мне страстный поцелуй Рокси.
        Мы произвели впечатление не только на Майера, который явно это не оценил, но и на брата, перед которым придется отчитываться за свое вульгарное поведение. И теперь пульсирующий болью мозг судорожно сочинял убедительное оправдание.
        - А что тебе не понравилось? - уставилась на задумчивого брата. - То, что твоя бывшая целует твою сестру? Или вообще поцелуй между девушками?
        Кирилл нахмурился. Он пытался атаковать меня, но получил ответный удар.
        - Поцелуй на публику, - ответил он. - Ника, я прекрасно знаю тебя и Рокси, в свое время хорошо изучил ваши выкрутасы. И то, чему я вчера был свидетелем, это не просто поцелуй заинтересованных друг в друге девушек. Вы сделали так, чтобы позлить кого-то. И из всех, по крайней мере, мне знакомых, там был только твой начальник. Майер. Ты же обещала.
        - Обещала что? - перебила его. - Вести себя прилично? Не помню такого.
        Кирилл вздохнул, допивая сок. Он встал и направился к раковине, помыл бокал, протер его насухо и поставил в шкаф. А потом вновь взглянул в раковину, выдохнул и принялся мыть несколько кружек с высохшими пятнами кофе, которые покоились там со среды. Вроде бы.
        Залюбовавшись тем, как борат ловко исполняет обязанности посудомойки, я доела вторую порцию лапши, запивая все остатками воды из бутылки.
        - Теперь, когда мы остались вдвоем, может, расскажешь, что у тебя происходит с тем самым начальником? - протянула Рокси, входя в мою квартиру.
        После клуба Боб отвез нас ко мне домой и укатил в компании немного пьяного Кирилла, обещая доставить его до квартиры и убедиться, что тот никуда не отправится больше.
        Прикрыв дверь и защелкнув замком, я скинула туфли и пригласила Рокси пройти в гостиную, где мы развалились на диване, вытягивая уставшие и отекшие ноги.
        - Он затащил меня в какую-ту темную подсобку и мы немного поспорили, - почувствовала как начали пылать щеки от воспоминаний.
        Рокси приподнялась и заинтересовано посмотрела на меня.
        - Да ты покраснела, - хохотнула она. - Давай дальше. Мне нужно знать все в подробностях.
        И я рассказала все. С самого начала. С того момента, когда услышала его низкий баритон, эхом отдававшийся в моем теле. Мои приключения с трусиками, после чего Рокси долго не могла перестать смеяться. И злоключения с проектом. И про его шустрые пальцы под моей юбкой. И про то, чем мы занимались в той самой подсобке.
        - Знаешь, мне кажется, что ты еще школьница, которая заигрывает со старшеклассником, - усмехнулась рокерша, потягивая и разминая тело. - Заигрывает, но не дает.
        - Да я не прочь с ним переспать, - надула обиженно губы. - Много-много раз. Но у нас все по-другому. Не пойму, почему, но не складывается.
        - Потому что место и время неправильное выбираете, - заключила девушка, повернувшись ко мне. - Вам бы в отель, на огромную кровать, потягивать шампанское и наслаждать процессом.
        - Не думала, что ты такая романтичная, - удивленно присвистнула я.
        Рокси пожала плечами, хитро прищурив глаза.
        - Даже за этой оболочкой сумасшедшей скрывается нежная душа, - ткнула она себе в грудь пальцем, срываясь при этом на смех.
        - Тогда мне стоит пожелать найти тебе того самого, который разглядит нежную и ранимую душу, - ответила серьезно я, получив пару хлопков пятерней по заднице.
        - Спасибо, - произнесла Рокси сквозь смех, - но я воздержусь от всей этой романтики. Мне еще новый альбом записывать и в очередной тур гнать. Нет времени для любви.
        Она устремила на меня серьезный взгляд, превращаясь в мгновение из хохотушки во взрослую женщину, напугав своей трансформацией.
        - А ты, Вероника, собери свои мозги в кучу и реши, что именно тебе нужно от мужчины. Если только секс, то отправляйся к нему и переспи. Если что-то более серьезное, - она замерла на миг, подбирая слова, - для начала залезь к себе в душу и разберись с этим. Не стоит ждать от мужчины любви, если сама не знаешь, чего хочешь.
        Резко поднявшись, я приблизилась к Рокси, сгребая ее расслабленное тело в крепкие объятия.
        - Ты мой ангел, - прошептала я, поцеловав девушку в теплую щеку. - Но я никогда не любила, и не хочу испытывать это чувство.
        - Серьезно? - удивилась она.
        Я кивнула в ответ, но Рокси только крепче обняла меня.
        - Тебе все же стоит разобраться с чувствами, - мягкая улыбка заиграла на ее губах.
        - Ты зависла? - перед моим носом Кирилл махал рукой, привлекая внимание.
        Он расправился с грязной посудой, протер начисто испачканный стол и прочие поверхности на кухне, и теперь стоял рядом, пытаясь привлечь мое внимание.
        - Прости, задумалась, - пожала плечами. - Либо еще сплю.
        - Скорее второе, - ответил брат.
        - Ты что-то говорил? - подняла на него взгляд.
        Он покачал головой, улыбаясь.
        - Да, моя глупая сестренка, говорил, - приглушенно ответил Кир. - В четверг у меня тренировочные заезды. Не хочешь составить мне компанию и покататься на треке?
        Я чуть со стула не упала, когда резко подскакивала и голова пошла кругом. Кирилл подхватил меня, и я крепко обняла брата, не опасаясь, что могу переломать ему ребра.
        - Полегче, - взмолился он, пытаясь ослабить мой удушающий прием.
        - Ты самый лучший брат на свете! - воскликнула я, сдаваясь и отступая немного назад.
        Сипло выдохнув, он рассмеялся и закашлялся.
        - Ну и силища у тебя, - прохрипел в ответ, потирая сдавленное горло. - В четверг жду с утра на треке. Сначала общие заезды в команде, потом мои тренировки. Вот тогда-то покатаемся.
        Я улыбнулась, посылая брату воздушный поцелуй.
        - Буду вовремя, - весело отозвалась, чувствуя, как в теле пульсирует возбуждение от предстоящих гонок.
        Кирилл некоторое время отмахивался от моей безграничной порции благодарности, пока собирался к себе. Прощаясь с ним в коридоре, я еще раз крепко сжала его в объятиях, к которым теперь он был готов и не позволил себя душить.
        Провожая его, я светилась от счастья, в мгновение позабыв и о раскалывающейся от боли головы, и о запутанных чувствах, которые наполняли мою душу и тело.
        В понедельник я стала невольной слушательницей воодушевленного рассказа Никиты о субботних приключениях, где главной звездой стала, конечно же, моя скромная персона.
        Парень искренне не понимал, как могло такое произойти и файлы с проектом пропали, а у Вадима оказался испорченный экземпляр. Периодически отмахиваясь от его благодарностей, что явилась и спасла их шкуры, я наблюдала искоса за двумя девушками. И если Диана была смущена и извинялась, что не смогла приехать и помочь, сославшись на запланированную поездку к родителям на дачу, то Алиса не скрывала разгневанного выражения, исказившего ее прекрасное округлое личико.
        Пожалуй, мне не нужны были иные доказательства, чтобы ткнуть в нее пальцем и объявить всем, кто виноват в злоключениях нашего отдела. Но нужны были причины, причем веские, чтобы понять, на что еще готова пойти эта белокурая дамочка, сейчас пылающая от ненависти к моей скромной персоне.
        К сожалению, Вадим отсутствовал на месте, отправившись на совещание с Майером и его командой, представлять наш проект.
        И вот спустя почти два часа, когда мы вернулись к повседневным обязанностям, начальник вошел в кабинете победителем, гордо подняв голову и выпирая грудь колесом. Не хватало только короны на его темной макушке.
        - Поздравляю, дорогие коллеги, - усмехнулся он. - Наш проект получил одобрение. Так что отдел функционирует в прежнем режиме. И ждем премию в конце месяца, - подмигнув замершим на месте сотрудникам, он отправился в свой кабинет, плотно прикрывая за собой дверь.
        Выдохнув, парни принялись поздравлять, посмеиваясь, что все получилось. И опять же посыпались слова благодарности в мой адрес, уже начиная раздражать. Нет, я не отказалась от похвалы, но прекрасно помнила, как они проигнорировали специально или по слепой доверчивости мой тест с файлами, чуть не подставив в итоге себя и всю команду.
        Двуличность, царившая в коллективе, выводила из себя. Но не была ли я подобна им, прикидываясь строгим и упертым сотрудником-одиночкой, не доверяя с самого первого дня?
        Отмахнувшись от мыслей, я вернулась к новому заданию, прилетевшему на электронную почту от Вадима, подготовить отчет по проделанной работе, указывая, кто из коллег чем был занят в проекте по реконструкции парка. Хитро прищурившись, я принялась расписывать каждый шаг, выполняемый мной и ребятами, особо отметив Алису. Сучка заслужила премию, как и все. Пусть и дальше продолжает думать, что меня можно провести. А я буду ждать удобного момента, чтобы подставить ее пышную задницу.
        Бросив быстрый взгляд на хмурую блондинку, я скривила улыбку, предчувствуя, что месть моя будет сладкой.
        Закончив с отчетом и отправив его Вадиму, я поплелась в туалет, попутно планируя заскочить на обратном пути за чашечкой крепкого кофе. И вот, оказавшись в туалете, я мыла руки, разглядывая свое бодрое выражение в зеркале, висевшее на стене.
        - Не думала, что ты такая сука, - оскалилась Алиса, оказавшаяся за моей спиной.
        Проигнорировав ее выпад, я промокнула руки бумажным полотенцем, аккуратно протирая от остатков воды каждый сантиметр кожи.
        - Какие-то проблемы? - спокойно произнесла, отправив скомканное полотенце в корзину для мусора.
        Девушка продолжала стоять за моей спиной, и в зеркале я видела, как пылают ее щеки, а ноздри угрожающе раздуваются. Она кипела, словно чайник. Не хватало свиста из ушей, и, представив эту картину, я усмехнулась.
        - Еще смеешься надо мной, стерва, - прохрипела она, скрещивая руки на груди.
        - Я не оскорбляла тебя, - холодный тон моего голоса ее совсем не смущал. - И тебе не стоит сбрасывать меня со счетов, так глупо подставляя. Неужели твоя чудная головушка не могла додуматься, что я подстрахуюсь?
        Глаза девушки расширились, зрачки увеличились, а на щеках появились красные пятна гнева.
        - Как ты сказала? Сука? - уточнила я, наконец, обернувшись к ней лицом. - Возможно и сука, но с мозгами.
        И прошла мимо, неспешно покидая туалет, оставляя позади воспламеняющуюся Алису, готовую взорваться и наброситься на меня.
        Вернувшись в кабинет, я позабыла, что планировала приготовить себе кофе, и сразу прошла к Вадиму, врываясь на его территорию.
        - Ника? - оторвал взгляд от монитора мужчина. - Я тут как раз твой отчет открыл. Ты уверена, что стоит именно так поощрить сотрудников?
        Он напрягся, понимая, что я врала в отчете, приписывая каждому из коллег незаслуженных достижений в проекте.
        - Ты сделал практически все сама, - продолжил он, не получив от меня ответа. - А судя по отчету, твои заслуги на уровне Олега, новичка в нашей компании.
        - Оставь так, как есть, - пожала плечами. - Не давай нового повода усомниться в твоей команде. Иначе отдел точно прикроют.
        Вадим откинулся на кресле обратно, прижимаясь спиной к скрипучей коже.
        - Хорошо, сделаю так, как ты говоришь, - вздохнул он, не сводя с меня внимательного взгляда. - Ты как обычно спасаешь меня.
        Я мило улыбнулась, показывая ему язык.
        - Порой мне кажется, - продолжил он, - что ты готова прийти на помощь даже собственному врагу, но о себе позаботишься в последнюю очередь.
        Пожав плечами, я ответила:
        - Что же поделать, если я такая добрая и заботливая, - усмехнулась, уперев руки в бока. - Но я здесь по другой причине, - заговорщически прошептала я, придвинувшись еще ближе к столу мужчины. - Мне нужен отгул на четверг. И не спрашивай. Мол, заболела, по семейным причинам или хоть что, но меня не будет на работе в этот день.
        Вадим хохотнул, наклонившись над столом, и тихо ответил, подражая моему голосу:
        - Без проблем, - подмигнув, он вернулся к отчету, а я покинула его кабинет, хитро улыбаясь.
        Поднимаясь на лифте на последний этаж, я чувствовала, как мое сердце начинает колотиться, ударяясь о ребра. Дыхание участилось, а ладони покрылись холодной испариной.
        Майер вызвал меня к себе в кабинет, когда рабочий день неумолимо приближался к финалу, и воодушевленные достижениями коллеги, начинали собираться по домам. Кажется, Никита даже предложил отправиться в бар, выпить за победу, но его поддержали только Степа и Олег, девушки-коллеги хмуро уставились на их веселые лица и отказались, даже не стараясь придумать оправданий.
        Преодолев приемную, где секретарь приветливо встретила меня, мило улыбаясь, я вошла в кабинет Майера, замедлив шаг только на пороге. С тяжелым вздохом, я преодолела несколько сантиметров, и закрыла за собой дверь.
        - Здравствуй, Вероника, - Эрнест отложил свой планшет, поднимаясь слишком быстро из кресла.
        Он обогнул рабочий стол, приближаясь ко мне уверенным твердым шагом. Я же не смогла сделать и пары шагов, пока не оказалась перед его грудью, почти врезавшись в нее лицом. Майер проигнорировал наше столкновение, протяну руку, он повернул ключ в замке, давая понять, что не выпустит меня, пока не получит того самого, от чего я отказалась в субботний вечер.
        - Я соскучился, - вот так легко с его губ слетели те самые слова, что крутились на моем языке. Но я неумолимо сжимала рот, боясь озвучить мысли.
        Эрнест окружил меня крепкими объятиями, склоняясь все ближе. Я отвела взгляд, опасаясь сдаться под его напором.
        - Что-то не так, Ника? - от хриплого голоса, в котором плескалось возбуждение, я замерла.
        - Нет, - прошептала в ответ. - Точнее, да. Черт, я запуталась, - и, поднимая руки вверх, я уперлась в его грудь, пытаясь оттолкнуть мужчину.
        Но Майер не сдвинулся. Он внимательно следил за мной, не отпуская своих рук.
        - Почему ты не поехала со мной? - вопрос слетел с его губ, выбивая из легких воздух. - И дело не в твоих друзьях.
        Я с вызовом взглянула на сердитого мужчину, вздернув голову. В памяти как по заказу всплыли все наши ласки, его нежные настойчивые касания. Соблазнительная картина, которая открывалась передо мной, его крепкие бедра, разводящие мои по сторонам дрожащие ноги, твердый член, пульсирующий в моей руке. Но только ли секс мне нужен был? Или чуть больше? Рокси права, мне нужно разобраться в себе. В том хаосе, что творился в голове.
        Со стоном я приблизилась к Эрнесту, пряча лицо в вороте его пиджака, сжимая плотную ткань, натягивая ее так сильно, что могло послышаться, как трещат швы. Майер накрыл меня руками, словно пряча от мира, его теплое дыхание щекотало шею.
        - Ты сладко пахнешь, - прошептал он, нежно касаясь кожи.
        Мурашки пробежали по телу, оставляя за собой возбужденный след.
        - Мне так тяжело находиться рядом с тобой, - выдохнула я, надеясь, что он не расслышит моих слов.
        Но мужчина все слышал. Его тело напряглось, превращаясь в камень.
        - Мне не легче, - прохрипел он. - Ты сводишь меня с ума. Я хочу тебя. Хочу обладать тобой и днем и ночью. В офисе, в клубе, хоть где. Лишь ты и я.
        - Ты очень горячий мужчина, - я перестала скрываться и взглянула на него.
        Майер усмехнулся, выпуская из объятий. Я покачнулась, но все же устояла на ватных ногах.
        - Обычно мне говорили, что я холоден, - серьезный тон не позволил мне усомниться в его словах.
        Мужчина, стоявший теперь в шаге от меня, и прожигающий ледяной сталью взгляда, не шутил. Я скрестила руки на груди, вздернув голову наверх, чтобы посмотреть прямо ему в глаза.
        - Скажи мне, кто такую глупость сказал, - мой тон был не менее серьезным, - и я оторву им язык.
        Мягкая улыбка коснулась тонких губ мужчины. Напряжение, сковавшее его тело, спало, и низкий смех наполнил кабинет.
        - А теперь подойди ко мне и для начала поцелуй, - сказала с прежней уверенностью, понимая, что последует за моими словами. - И я докажу тебе, что ты совсем не холоден.
        Для Эрнеста больше не нужно было слов. В один шаг, в одно мгновение я оказалась в крепких руках, а губы накрыл быстрый глубокий поцелуй, сметающий все преграды.
        Положив одну руку на его грудь, там, где билось его сердце, словно в унисон с моим, я второй рукой скользнула по его талии, крепче прижимая к себе мужчину.
        - Мне очень нравится твой кабинет, - оторвавшись от требовательных губ, я произнесла, - но не думаю, что это подходящее место.
        Глава 16.
        Майер напрягся, вслушиваясь в мои слова. Кажется, он подумал, что я вновь ему отказываю. Тогда я продолжила, водя рукой по теплой спине.
        - Но мне нравятся твои ласки. Напомни, что умеют твои пальцы, - выдохнула последние слова в его губы, и теперь уже сама набросилась на мужчину, проникая в его приоткрытый от удивления рот.
        Эрнест рыкнул, давая понять, что не против, если его используют так. И в доказательство, он подхватил меня на руки и в несколько шагов преодолел расстояние до своего рабочего стола. Аккуратно усадив на его край, он отступил немного назад, любуюсь зрелищем.
        - Я давно мечтал посмотреть, как ты будешь здесь смотреться, - хрип сорвался с его губ.
        - И как? - спросила я. - Хорошо? Или так лучше? - и мои ноги раздвинулись еще больше, не скрывая того, что жаждало прикосновений.
        Усмехнувшись, Майер устроился между разведенных бедер, накрывая мой рот властным поцелуем. Он яростно протолкнул в рот язык, обхватывая бедра и прижимаясь ко мне возбужденным членом, срывая от предвкушения тихий стон.
        Я в ответ запустила руки под пиджак, стягивая серую ткань, желая, наконец, насладиться его теплом, которое он прятал от меня под слоями одежды. Мужчина повинуется, помогая скинуть пиджак, который падает на пол за нами, но мы игнорируем дорогую дизайнерскую вещь, продолжая страстные ласки.
        - Позволь мне избавить тебя и от рубашки, - сквозь жаркие поцелуи прошептала я, потянувшись к ровному ряду белоснежных пуговиц.
        Судорожно расстегивая одну за другой, я ухмыльнулась, когда Майер помог мне, оставив мои ноги на несколько мгновений томиться в ожидании. Расстегнув рубашку, я стянула галстук, отправляя его на пару метров подальше.
        - И чем тебе не угодил галстук? - хитро прищурился мужчина.
        - Я не против его, но если он будет не на шее, а, например, туго стягивать мои руки, - со стоном произнесла я, ощутив, как крепко сжал бедра Эрнест. - Ну, или твои руки.
        Я потянулась к его полуобнаженному телу, покрывая жаркими поцелуями гладкую кожу, покусывая и полизывая, играя своим языком в безумный танец.
        - На мне остались твои следы, - промурлыкала, в очередной раз сорвав с его губ хриплый стон, когда прикусила кожу у горла. - Так нечестно, если отметки останутся только у меня.
        И сладким долгим поцелуем я оставила на шее Майера засос. Никто и не узнает, что скрывает под своим строгим костюмом Большой Босс.
        Пока мои мысли были заняты дурманящим ароматом, исходившим от его тела, проворные пальцы Эрнеста оказались во мне, по пути сминая тонкую ткань кружева. Сначала один палец, пробующий глубину и количество влаги, потом присоединился второй, проворно растягивая тугое кольцо. И со страстным стоном-вскриком к ним присоединился третий, теперь уже безжалостно разминая мою плоть, двигаясь в безумном ритме.
        Я поддалась давлению Майера, насаживаясь на пальцы, при этом откинув голову назад. Он брал меня пальцами, крепко прижимая к себе, доводя почти до конца, а после останавливаясь, и начиная игру заново, терзая бьющееся возбужденное тело.
        В отместку, я прильнула к нему, прикусив кожу над левым соском, оставляя еще один след и пока с губ мужчины сорвался удовлетворенный рык, я потянулась к его брюкам, ловко высвобождая напряженный член.
        Его эрекция с удвоенной силой запульсировала в моей руке, и я заскользила по твердому гладкому стволу, крепко сжимая его. Я помнила, какие именно ласки доставляли наивысшее удовольствие мужчине в прошлый раз. Ускоряя темп, я мстила ему, прерываясь на ярком моменте. И Большой Босс вздрагивал и рычал, целуя до боли хитро улыбающиеся губы.
        - Моя маленькая ведьма, - выдохнул он, ритмично двигая пальцами во мне. - Сжалься.
        - После тебя, - простонала я, чувствуя, как оказывалась на грани.
        Накрыв мои губы, Эрнест позволил насладиться последними толчками, и я кончила, вскрикивая в его губы. Секундой позже оргазм испытал и мужчина, опаляя кожу бедра своим удовольствием.
        Для того чтобы восстановить дыхание нам потребовалось около пяти минут. За это время мы нежно обнимались, то сливаясь в поцелуе, то прижимаясь друг к другу.
        - И как тебе мои пальцы? - прошептал Эрнест, прикусывая мочку уха.
        - Чудесны, как всегда, - мягко улыбалась в ответ, даря ему очередной нежный поцелуй. - Но надо привести себя в порядок и отправляться домой.
        Он согласно кивнул, помогая спуститься со стола. Пока я одергивала юбку, мужчина нагнулся, чтобы поднять пиджак и галстук, на долю секунды задумавшись, сжимая ткань в руках.
        Я лукаво взглянула на него, получая новую порцию сладких поцелуев.
        - Прошу за мной, - прошептал он, потянув меня в дальний угол кабинета.
        За неброской дверью скрывалась достаточно большая ванная комната, и на мой удивленный возглас он ответил:
        - Порой, я слишком долго работаю, а возвращаться домой, а потом спешить на встречу, утомительно.
        - Наверное, есть пара запасных костюмов? - прищурившись, поинтересовалась я.
        - Конечно, - кивнул он. - Но вроде этот мы не сильно испортили.
        Но я покачала головой, указывая на мятую ткань рубашки, на которой отсутствовала пара пуговиц.
        - Я даже не заметил, - стягивая рубашку с себя, произнес он.
        Я проследила, как Майер направился к встроенному шкафу, из которого извлек новую белоснежную ткань, и накинул на крепкие плечи, ловко застегивая пуговицы. Потянувшись, я подобрала галстук, который одиноко лежал на краю стола, и направилась к мужчине.
        Эрнест замер, пока я возвращала галстук на его шею.
        - Не хочу, чтобы кто-нибудь увидел мои поцелуи, - поправляя воротничок, ответила я.
        Мужчина усмехнулся, нежно касаясь разгоряченной кожи губами.
        Покинув, наконец, кабинет Эрнеста, я заметила, что секретарь по-прежнему оставалась на своем месте. Она одарила меня мягкой добродушной улыбкой и принялась собираться, закидывая мобильный телефон в сумку.
        Неужели ждала, когда мы закончим наши переговоры, чтобы уйти домой? Смущение отразилось на моем лице. И в надежде, что она не слышала, как мы бурно умеем беседовать, я поспешила в свой кабинет, молясь, чтобы все уже разошлись по домам.
        Осторожно прикрыв дверь в кабинет, я вздрогнула, когда ко мне обратился Вадим, сидевший за моим столом и постукивая пальцами по столешнице.
        - Что-то ты долго, - нахмурившись, произнес он, осматривая меня с ног до головы. - Тяжелые переговоры с Майером?
        Постаравшись сохранить спокойное выражение, скрывая, как по телу прокатилась дрожь, я проследовала к столу, мило улыбаясь начальнику.
        - Расспрашивал про проект, - врала и не краснела, заметив, как напряжено всматривался в меня Вадим.
        - И как? - поинтересовался он, поднимаясь из-за стола.
        - И как? - поинтересовался он, поднимаясь из-за стола.
        - Не плохо, даже похвалил, - ну вот, ложь меня не красит, но не стоит ему знать, чем именно я занималась с Эрнестом, при этом тот самый проект мы и не вспоминали.
        Вадим обогнул стол, позволяя мне собрать вещи.
        - Не играй с ним, Ника, - тихо произнес он.
        - Я ни с кем не играю, - возможно, сейчас я не врала, осознавая, что мои чувства к Майеру становятся глубже простого флирта.
        Вадим покачал головой, не веря мне. Попрощавшись, он направился к своему кабинету, оставляя меня одну с пылающими щеками. Он все понял. Выругавшись, я призадумалась, как часто за последние дни врала. Скрывала правду от брата, друзей. Даже Майер не знал, что на самом деле я испытываю к нему, прикрываясь страстью, поглощающей нас обоих.
        Схватив сумку, я поспешно покинула кабинет, намереваясь поскорее вернуться домой. Больше не было желания веселиться и развлекаться.
        - Майер, ты вообще уезжаешь из офиса? - Глеб в привычной манере ввалился в кабинет, игнорируя протесты секретаря.
        Эрнест отвлекся от планшета и посмотрел на самодовольное лицо друга. Пока мужчина вальяжно прохаживал по кабинету, но к удивлению, не приземлился на кожаный диван, отдавая предпочтение креслу за столом переговоров.
        Повернувшись к нему вполоборота, Майер заговорил первым, не желая затягивать присутствие болтливого коммерческого директора.
        - Да, уезжаю. Но чаще появляюсь на работе, чем ты, - сухо произнес он.
        Глеб вскинул руки в защитном жесте и рассмеялся.
        - Ладно, сдаюсь, - пролепетал он, наиграно потупив глаза в пол. - Были дела, поэтому пришлось вчера уехать.
        - И пропасть на целый день?
        - Дела оказались не простыми, - пожал плечами Глеб, улыбаясь. - Но я пришел не затем, чтобы ты меня ругал.
        Майер удивлено взглянул на Глеба, на лице которого хитро расползалась улыбка, превращаясь в хищный оскал. Он слегка откинулся назад, внимательно изучая изворотливого мужчину, подумав, как же изменился за последние годы Антипов, растеряв всю прежнюю деловую хватку.
        И вот уже за последние полгода Майер трижды обращался в компанию Никольского, хоть и не жаловал выскочку. Но в плане финансов он мог полностью положиться на гения Виктора. Последние отчеты по аудиту его компании подтвердили, что Глеб потерял свою коммерческую жилку, подвергая каждый день «МайерКомпани» опасности.
        - Тогда по какому вопросу пожаловал? - спросил Эрнест, отгоняя прочь невеселые мысли.
        - Я про наш спор, - рассмеялся Глеб, скрещивая руки на груди. - Я хочу поспорить на деньги. Просто так не интересно. Нужен стимул. Тебе и мне.
        Эрнест вздрогнул, вспоминая про нелепый спор. Вероника не должна пострадать от распутства его друга. Именно по этой причине он позволил себя втянуть в спор, надеясь, что пыл Глеба остынет. Ника не интересовалась им, отвергая все попытки по ухаживанию. И даже их короткий ужин в «Мельницы» закончился тем, что она сбежала в компании Роберта Громова.
        Когда Майер узнал, как провела Глеба Ника, он усмехнулся и поблагодарил Николая за хорошую работу. Эрнест не сомневался в том, что девушка не заинтересуется мужчиной, который навязывается ей. Но его слегка удивил тот факт, что на выручку ей пришел Боб, когда появление того же Марка оказало бы намного эффектное воздействие. Эрнест знал, какое впечатление на людей производит молчаливый и мрачный молодой мужчина, сколотивший состояние почти с нуля, когда его собственная семья отвернулась от него. И Глеб, как и многие другие, опасался Марка. Потому что Марк был темной лошадкой с самого начала. И не предсказуемым. Но Майер нашел общий язык с Громовым-младшим, успешно с ним сотрудничая.
        - На деньги? - бровь Майера изогнулась.
        - Да, - закивал Глеб. - Думаю, вот такой суммы будет достаточно для нашего спора, - и он быстро телефон, где на экране указал сумму.
        - Не лишнего нолей? - теперь Майер удивлялся по-настоящему.
        Указанная сумма его поразила. Нет, он обладал такими деньгами. Даже больше. Но была ли необходимая сумма у Глеба, игрока, просаживающего свое состояние за карточным столом и в барах с женщинами.
        - Самое то, - ухмыльнулся он. - Вероника достойна большего. Да и тебя это простимулирует. И срок все тот же, до корпоратива.
        Майер положил подбородок на скрещенные руки, вздохнув.
        - Хорошо, - согласился он.
        - Ну и отлично, - Глеб подскочил, и, не прощаясь, покинул кабинет.
        Провожая взглядом друга, Майер поднял телефон и быстро набрал номер Николая.
        - Можешь заглянуть? - спросил он, и получи утвердительный ответ, сбросил звонок.
        Наблюдая, как гаснет экран смартфона, мужчина начал понимать, что именно случилось с Глебом. И от этой мысли ему не становилось лучше. Корпоративный шпионаж, долги, срыв проектов. На что еще пойдет Глеб Антипов, чтобы исправить собственные ошибки.
        Следующие дни прошли для меня как обычно, буднично и по рабочему. Вадим больше не спрашивал про мои трудные переговоры в понедельник, Алиса затаилась и словно змея шипела на всех. Парни-коллеги после веселого празднования победы, во вторник были тихими и мрачными, хватаясь периодически за головы. Диана с завистью посматривала на них, и мне казалось, что она была не прочь присоединиться к их веселью, но что-то или кто-то удержал ее.
        Но больше всего меня настораживало отсутствие Глеба. Я, конечно, не искала с ним встречи, предпочитая прятаться в кабинете, а не бродить по офису, зная, что он не станет приставать ко мне с недвусмысленными намеками при коллегах. Но это затишье выглядело так, словно не сегодня так завтра разразиться буря. А скандалы меня меньше всего интересовали.
        Майер на удивление тоже исчез из моего поле зрения. Больше не вызывал к себе, не заглядывал в конце рабочего дня в кабинете, хотя во вторник я задержалась, не уверена намерено или случайно, будто дожидаясь тайной встречи, изображая при этом бурную деятельность над незначительным заданием, прилетевшим от Вадима.
        В среду решила, что пора выбросить все интриги из головы и настроиться на предстоящий веселый и насыщенный делами четверг, замирая от предвкушения очутиться в быстрой машине с ревущим мотором.
        И Кирилл не соврал, позволяя мне покататься с ним на треке.
        В четверг я не вышла на работу. Вадим, как и было оговорено, получил от меня сообщение с напоминанием, чтобы меня не ждали. Вариант с внезапной болезнью лучше всего подходил. Официальную бумажку напишу потом, когда выйду. А сейчас я стояла на территории «GRing»- стационарной трассы для проведения соревнований по автомобильным гонкам и не могла закрыть рот удивления, поражаясь, как изменилось тут все, начиная от административных зданий, конференц-зала, боксов для машин с мойками и ровных возвышающихся трибун для зрителей.
        - Ну как тебе? - Кирилл возник словно из ниоткуда, хлопнув меня по плечу.
        Вздрогнув, я резко обернулась, чтобы отругать брата, но поразилась еще больше, потеряв дар речи.
        Передо мной стоял не мой тощий, высокий брат-двойняшка, предпочитающий носить узкие джинсы и футболки, а мужчина, облаченный в гоночный костюм черно-серого цвета с логотипом команды и спонсоров, на ногах черные ботинки, а в руках он держал перчатки.
        - Не плохо, - улыбнулась я, решив, что ругаться с братом не стоит, пока не покатаюсь с ним на треке.
        - Рад, что приехала, - ответил Кирилл. - А теперь пошли, я все тебе тут покажу. Сейчас идут тренировки, после них я прокачу тебя в своей машине.
        - Я буду штурманом? - прищурилась, ощущая, как в теле приятно завибрировало от предвкушения.
        - На треке мне штурман не нужен, - хохотнул брат. - Но ради тебя сделаю исключение. И тебе придется переодеться.
        Взглянув еще раз на подтянутую фигуру, облаченный в комбинезон, я кивнула:
        - Если только мне выдадут самый сексуальный костюм.
        Громко хохотнув, брат обнял меня за плечи и повел в ближайшее к нам место - бокс для машин. Затаившись от предвкушения, я позволила ему вести себя, мысленно потирая руки перед тем как запустить их в гоночную машину.
        Наша экскурсия длилась около часа. Я успела не только осмотреть разные автомобили, но и посидеть в них. Кирилл познакомил меня практически со всеми, кто попадался на пути, и я ловила заинтересованные взгляды на себе. Мужчины осыпали меня комплиментами, получая от брата слова с угрозами, чтобы перестали на меня пялиться, пуская слюни. Ревность Кирилла порой переходила границы, но я была в восторге от его искренних чувств ко мне.
        Под конец экскурсии, мне выдали костюм, почти плотно обтянувший мое тело.
        - Черт, - выругался Кир, осмотрев меня. - Они это специально сделали. Давай поищем другой, а то твой зад сведет с ума всех.
        Быстро оглядев себя, загибаясь до неприятной боли, я пыталась понять, что не так с моим задом. Но разглядев, как комбинезон превратился в нечто сексуально-притягательное, я рассмеялась, и сквозь слезы, произнесла:
        - То что нужно! Именно этого я и хотела, - и, махнув рукой, потребовала, чтобы Кир перестал ревновать и злиться, предложив отправиться к треку.
        По пути получила новую порцию комплиментов, грязных шуточек и одобрительного свиста, вызывающие в брате раздражение, готовое обернуться ненавистью к собственным коллегам.
        - Я же сказал, что это плохая идея, - нахмурившись, пробурчал он, помогая сесть на пассажирское место рядом с водительским.
        - Успокойся, братец, - послала милую улыбку Кириллу, поправляя прочно зафиксированный шлем.
        - От тебя одна головная боль, Ника, - проворчал он, заняв привычное место в своем гоночном автомобиле. - А теперь, если ты готова, поехали, прокачу с ветерком.
        Засмеявшись, я показала ему большой палец правой руки и мы, получив разрешение, мощно рванули с места, разрезая воздух и преодолевая десятки метров за секунды.
        В первое мгновение я озиралась по сторонам, непроизвольно ухватившись за собственные колени, но после секундного страха, сменившего радостью от выплеснувшегося в кровь адреналина, я перевела взгляд на брата, который был как никогда серьезен и сосредоточен, ловко маневрируя по кольцу безупречно гладкой трассы. И залюбовалась им, отмечая, что скорость и любимое дело превращает ловеласа и прожигателя жизни Кирилла Левина в опытного автогонщика. Жаль, что мама не может увидеть его в такой момент. Она смогла бы принять его выбор и гордиться сыном, забыв все прошлые обиды. Но, увы, обида сына была глубже и ранимей, чем недовольство матери. В этом я помочь им не могла. Не могла исправить ошибки прошлого, когда стала главной причиной их раздора.
        Вздохнув, я вернулась к ощущениям наслаждения, парящему чувству, наполнявшему мое взволнованное тело.
        - Ну как трасса? - спросил Кир, когда мы закончили круг и оказались на финишной прямой.
        - Великолепно, - с хрипом ответила я, пытаясь вздохнуть с облегчением, снимая с головы шлем.
        Кирилл улыбнулся, помогая отстегнуть ремешок, крепко зафиксированный им же несколько минутами ранее.
        - Знаешь, ты меняешься там, - кивнула в сторону трассы.
        Брат удивленно взглянул, не понимая, о чем я говорю. Да, для него это было привычным делом. Увлечение, переросшее в профессиональную карьеру.
        - Хочешь сама порулить? - хитро прищурился он, не дав мне возможности объяснить свои слова.
        По округлившимся от удивления и возбуждения глазам он понял, что я согласна на его предложение. И вот, с дрожащими руками, я уже занимала место гонщика. Брат сидел рядом и дотошно объяснял все особенности управления такой машиной.
        - Только тихо, без фокусов, - подвел итог он, внимательно посмотрев на меня. - Иначе я больше не позволю тебе даже переступить порог, не то чтобы сесть за руль.
        Кивнув, я пообещала быть примерной девочкой. Я не собиралась рисковать ни машиной, ни нашими жизнями, поэтому аккуратно тронувшись, половину пути мы преодолели как разминку, но на второй половине я позволила себе проехаться чуть быстрее, получив одобрение от брата. Оказавшись на финише, мне аплодировали несколько мужчин, сотрудников гоночной трассы, подбадривая и пророча карьеру в профессиональных гонках, намекая, что у Кирилла появилась серьезная конкурентка.
        Под их веселый смех и бурчание брата, я стояла в окружение десятка мужчин, похлопывающих меня по плечу и пожимавших руки, пока Кир пытался отогнать их, угрожая, что переломает им их руки, если не перестанут лапать меня. Оглядевшись по сторонам с лучезарной улыбкой, я замерла на месте, парализованная тяжелым взглядом, направленным в мою сторону.
        В паре десятков метров от нас стоял Эрнест Майер в компании совладельца гоночной трассы, имени которого я, конечно, не запомнила, но его округлое приятное лицо знала еще по статьям из газет, который что-то бурно рассказывал при этом быстро жестикулируя, но Большой Босс игнорировал, не отрывая взгляда от меня.
        Кирилл, приметив, как я резко переменилась в лице, проследил за моим взглядом и обнаружил причину.
        - И что он здесь забыл? - поинтересовался брат, обняв меня за плечо.
        Я не шелохнулась, но ответила так тихо, чтобы мои слова мог расслышать сквозь смех других только Кир:
        - Кажется, я без пяти минут безработная, - голос немного дрогнул. - Может, стоит задуматься о карьере гонщицы?
        Майер резко развернулся и направился в сторону административного здания, рядом с ним быстро перебирая ногами, торопился совладелец компании, продолжая лепетать, не замечая, что все его слова не встречают никакого отклика.
        Глава 17.
        Переступая порог офиса на следующий день, я ожидала, что меня отправят сразу в кабинет отдела кадров писать заявление по собственному желанию. Но никаких указаний я так и не получила, проведя день в бесконечном напряжении. Накатав быстро заявление на административный отпуск без сохранения заработной платы за пропущенный прошлый день, я продолжила работу, и вздохнуть полной грудью смогла только тогда, когда покинула стены компании.
        Никто и не заметил в офисе, какой напряженной и подозрительной я была, направив все свое внимание на предстоящий праздник по случаю юбилея компании, который должен был пройти с размахом в огромном банкетном зале гостиницы «Олимпик» , славившийся не только высоким уровнем обслуживания, но и величественным размахом по проводимым в его стенах мероприятий.
        Весь вечер накануне я провела в поисках стоящего, но скромного наряда, посетив при этом не меньше двух десятков бутиков в крупном торговом центре. Покидая его, я сжимала в руках несколько пакетов с яркими логотипами брендов, в которых был мой наряд для торжества. Ну и кое-что для души. Потому что устоять перед парочкой очень откровенных нарядов мне совесть не позволяла. А вдруг?
        Очутившись дома, я выпотрошила пакеты и разложила по кровати все свои покупки, решая, какое именно платье будет лучше смотреться на мне. Еще в магазине я приметила два чудесных наряда, и долго не могла решить, выбрать мне белоснежное воздушное платье, с рукавом три четверти и длинной, чуть прикрывающий пятую точку. Либо отдать предпочтение голубому чуду, также скрывающему татуированные плечи и спину, в скромном декольте пряча грудь, но при его длине чуть ниже колена в разрезе открывалось сексуально бедро. Для каждого образа у меня были подходящие туфли, сумочки и украшения.
        Ведя двойной образ жизни, я ловко научилась превращать себя в серую мышку днем, и в женщину-вамп ночью. Поэтому, когда в субботу я заканчивала приготовления, выбор мой пал на яркий притягательный макияж, подчеркивающий полные губы и длинные ресницы. Высокие скулы, томный взгляд с поволокой, нежные золотые волны-локоны, ниспадающие по закрытым плечам. Да я секси! Майер не устоит! И почему я то и дело думала о нем?
        Оглядев себя, я усмехнулась, одобрив собственный выбор. Цвет платья прекрасно сочетался с моим цветом глаз. И я, словно дневное голубое небо, подхватив сумочку, выпорхнула за дверь, спускаясь вниз, где меня дожидалось такси, чтобы отвезти на вечеринку.
        Прикусив покрытую розовой помадой губу, я задумалась, смогу ли произвести на Майера впечатление, ведь ему еще не доводилось видеть меня ни в чем другом кроме как офисных костюмов да узких штанов. И вздрогнула от собственных мыслей, осознав, что хочу произвести на него впечатление. Нет, отчаянно желаю получить его одобрение! Захватить все его внимание. Усмехнувшись глупым мечтам, я откинулась назад, стараясь расслабиться и не думать, что ждет меня сегодня вечером.
        Входя в огромный зал отеля, я не рассчитывала, что в нашей компании работает столько сотрудников. Возможно, здесь собрались и коллеги из филиалов других городов. Оглядывая цветастую толпу, я немного расстроилась, догадываясь, что высшее руководство не будет развлекаться в нашей шумной компании, предпочтя отмечать праздник в другом помещении.
        - Ника, - окликнул меня сквозь нарастающую болтовню Вадим и быстро приблизился, чтобы смачно поцеловать в припудренную щеку. - Чудесно выглядишь. Впрочем, как всегда.
        - Спасибо, - легкий румянец показался на той щеке, которую коснулся мужчина. - Как тут тесно.
        Вадим повертел головой и рассмеялся.
        - Надеюсь, это все, кого пригласили, - и тихо добавил, - иначе нам не хватит ни выпивки, ни закусок.
        И поднял руку с бокалом золотистого шампанского.
        - Может, мне стоит поторопиться и поискать и для себя немного, - кивнула в сторону его бокала и получила в ответ короткий смешок.
        - Никуда не уходи, - заговорщически пробормотал он. - Я мигом.
        И в подтверждения собственных слов, Вадим отправился на поиски алкоголя, оставляя меня почти в центре развлекающейся публики. К сожалению, большинства из собравшихся я не знала. Но лица некоторых показались смутно знакомыми. Где-то вдалеке промелькнули Никита и Степа в окружение нескольких девиц, задорно смеющихся над шутками мужчин.
        - Скучаешь? - протянул возникший словно из ниоткуда Глеб, как хищник, подкравшийся ко мне.
        Огромных усилий мне стоило не вскрикнуть и не дернуться, как пугливая лань. Я осторожно повернулась и одарила его будничной ничего не значащей улыбкой.
        - Добрый вечер, - голос звучал твердо, а вот нервы натянулись как струны.
        - Добрый, - прошептал он. - Приятный. Волнующий. Я ждал вашего появления, Вероника.
        Мужчина остановился в шаге от меня, сжимая в руке бокал с шампанским. Быстрым цепким взглядом он осмотрел меня с ног до головы, задержавшись на вырезе и оголенной коже бедра.
        - Я так и знал, что в вашем гардеробе, Вероника, есть вещи способные свести мужчину с ума, - в его голосе звучало неприкрытое вожделение.
        Приподняв бровь, я глянула на мужчину, заигрывающего со мной.
        - Благодарю. Мне стоило огромных трудов отыскать подобное вульгарное платье, - играть с Глебом я не планировала, но вот он не принимал моих правил.
        - Вульгарное? - изумился он. - Нет, оно сексуальное.
        - Ника, - как спасательный круг, возник рядом со мной Вадим, протягивая бокал на длинной ножке с прохладным игристым шампанским.
        Я приняла спасительный напиток из рук напряженного Вадима и повернулась к замершему Глебу.
        - Если вы не против, мы пройдемся к нашим коллегам, - и подхватив Вадима под руку, я почти силой потащила того прочь, оставляя позади раздраженного Глеба, крепко сжимавшего в своей руке бокал.
        - И что это было? - шепотом поинтересовался Вадим, стоило нам отойти на безопасное расстояние, предварительно убедившись, что поблизости нет знакомых и любознательных ушей.
        Я тяжело вздохнула, осушив свой бокал наполовину. Шампанское пузырилось, шипело в моем рту, обжигая губы.
        - Хотела бы знать, - пожала плесами. - Но меньше всего я хочу находиться в компании этого пройдохи, - проследила взглядом, как Глеб отправился в противоположную сторону зала, попутно заигрывая то с одной, то с другой сотрудницей, осыпая их комплиментами, прикосновениями и даже быстрыми поцелуями.
        Вадим нахмурился, созерцая ту же картину.
        - Черт, Ника, держись от него подальше, - выдавил из себя мой начальник. - Скользкий он тип.
        - Поверь, я знаю, - ответила, прикусив губу на мгновение. - Поэтому, поиграй сегодня в рыцаря и спаси мою честь от дракона, - хитро прищурившись, прошептала Вадиму.
        Он хохотнул, посмотрев на меня.
        - Дракон? - переспросил Вадим. - Нет, Ника, Глеб не дракон. Он как змея, скользкий и изворотливый. А дракон в этой компании Майер, у него даже своя «Башня» есть. Вот его нам и стоит опасаться.
        Я удивленно уставилась на друга, не понимая точно, про какую башню он говорит, но волновало нечто иное, что я расслышала в его словах.
        - Что значит нам? - поинтересовалась я, опасливо оглядываясь по сторонам.
        - А то, моя дорогая, что Эрнест Аланович интересуется твоей персоной, - пожал плечами Вадим. - Мне тут птичка напела, что твою биографию отслеживают, вплоть до любимого цвета и предпочтений в еде.
        Присвистнув, я залпом допила вторую половину шампанского, которое успело потеплеть в моих руках.
        - Откуда твоей птичке это известно? - не унималось мое любопытство.
        - У меня тоже есть свои полезные знакомства в этой компании, - улыбнулся мужчина. - Не буду называть их имен. Но хочу предупредить тебя, что помимо Глеба Антипова, который, судя по всему, предпочитает играть в открытую, беря напором, есть тот, кому ты интересна, но ведет при этом совершенно иную игру.
        Я задрожала, осознавая, что Большому Боссу известна моя личная жизнь, но смутило меня не тот факт, что он может узнать про то, какой мой цвет любимый, а то, что ему не понравится мой распутный образ жизни за пределами офисных стен. Моя вторая личина готова была раскрыться ему в не самых радужных перспективах. Я не была прилежной девочкой, но в совокупности с моим заигрыванием, Майер мог подумать, что я изобретательная шлюха, которая решила заглянуть в штаны и не только владельцу крупной фирмы. Меньше всего мне нравилось, что мои истинные чувства могли превратиться в холодный расчет. И по тому, что в последние дни Эрнест не попадался мне на глаза (или я ему), подтверждало догадки - меня раскрыли.
        Через полчаса я вынуждена была разделиться с Вадимом, который отправился к другим начальникам отделов, отмечать праздник, пока я с грустной улыбкой блуждала по залу, опасливо поглядывая по сторонам, периодически встречая кого-то из знакомых из своего филиала. Мой перевод восприняли не очень одобрительно, посчитав, что с повышением помог уехавший ранее Вадим. И они были правы. Я не обвиняла коллег в их зависти и недовольстве, просто пожимала плечами, обмениваясь ничем не значащими фразами.
        - Прячешься от меня, Вероника? - протянул Глеб, оказавшийся на моем пути.
        - Прячешься от меня, Вероника? - протянул Глеб, оказавшийся на моем пути.
        Я быстро повертела головой, стараясь рассмотреть как далеко от меня Вадим.
        - Своего начальника высматриваешь? - улыбнулся мужчина, и от его дыхания потянуло алкоголем.
        - Нет, - постаралась выглядеть спокойной, сохраняя дыхание.
        Но он недоверчиво покачал головой, пригубив новый бокал с шампанским.
        - Дорофеев занят, - кивнул он в сторону, где по моим догадкам был Вадим. - Обзаводится новыми друзьями.
        Я напряглась, всматриваясь теперь в стоящего напротив меня мужчину, небрежно покачивающего в руках бокал.
        - Перестань убегать от меня, красавица, - прошептал он, склоняясь на опасно близкое расстояние к моему лицу.
        Я отступила назад, уже не стараясь улыбаться и выглядеть мило и беззаботно. Глеб был напряжен, словно хищник, готовый наброситься на загнанную добычу.
        - Мне нужно в туалет, - пролепетала быстро, понимая, что никакие мои слова не заставят его оставить в покое и отойти.
        Он прищурился, не веря мне. Но я повернулась на высоких шпильках и ускоренным шагом, готовым сорваться на бег, заторопилась в сторону, куда вел коридор. Там был женский туалет, в котором возможно удастся скрыться от охотника. Но как долго я смогу сбегать от него, мне было неизвестно.
        Оглянувшись, я поняла, что Глеб следует за мной, поигрывая почти пустым бокалом, ловко огибая встречавшихся ему на пути гостей.
        Завернув за ближайший угол, я посмотрела, что здесь располагается несколько высоких дверей, и, подергав за ручку первой, я обреченно простонала, упершись в закрытый замок. Еще пара попыток, и одна из дверей в самом конце отворилась, впуская меня в некое подобие огромного кабинета с множеством стеллажей.
        Удивляться у меня не было времени. Я плотно закрыла дверь, огорчившись, что она не запирается изнутри на замок без ключа, которого тут не было, и поторопилась спрятаться здесь, ожидая, что в любой миг сюда вломится Глеб.
        Прошла минута, за ней еще пара, но так никто и не вошел. Я приглушила тут освещение, огибая большой дубовый стол, прикасаясь к его гладкой лакированной поверхности. Да, это был кабинет, но чей он или для чего был организован в отеле, я не понимала. Ну что же, у богачей свои причуды.
        Стоило мне только расслабиться, осматриваясь по сторонам, как до уха донеслись приглушенные шаги и скрип отрывающей двери. В одно мгновение я пригнулась и заползла под стол, с бешено колотящимся сердцем. Я замерла, стараясь не дышать.
        - Черт, Эрнест, - проворчал Глеб, следуя за своим другом. - Ты отвлекаешь меня.
        - От чего? - Майер оглянулся на входившего следом за ним мужчину. - Устроил охоту на моих сотрудниц?
        Глеб резко хохотнул, заприметив сразу стоявший вдоль стены черный кожаный диван.
        - Да, ищу для себя красотку на ночь, - растянулся он в довольной улыбке. - Тебе бы тоже стоило активизироваться и, наконец, завалить какую-нибудь крошку. Хватит воздерживаться.
        Эрнест напрягся, приблизившись к дубовому столу, но не огибал его, чтобы по привычке сесть в высокое кожаное кресло.
        - Не думал, что тебя так интересует, с кем и как часто я сплю, - холодно произнес он, всматриваясь в пьяного друга.
        Глеб успел напиться, поглощая один за другим бокал шампанского. Скоро он перейдет на что-нибудь покрепче, и если никто не уделит ему внимания, то к ночи его пьяную тушу буду тащить в машину пара охранников.
        - Нет, не интересует, - отмахнулся он. - Просто я волнуюсь за тебя, мой дорогой друг. Я почти достиг свою жертву, если бы ты мне не помешал.
        Майер усмехнулся, вспомнив, как поймал шлявшегося перед входом в женский туалет друга и почти силой утащил того, пока Глеб не устроил им очередной скандал.
        - Не думаю, что девушки оценили бы твое эффектное появление в туалете, - проговорил Майер, приблизившись к столу.
        Но за мгновение до того, как очутиться в высоком крепком кресле, он заметил, как из под стола показался лоскуток голубой ткани. Стараясь не спугнуть случайного слушателя, он обошел стол, встав таким образом, что мог следить за тем, что происходит под дубовой мебелью, но при этом скрывая от любознательного друга их гостя.
        - Нет, не оценили бы, - рассмеялся мужчина. - Хотя, не спорю, несколько раз я развлекался в женских туалетах. Как и в мужских.
        - Избавь от подробностей, - проворчал Майер, искоса поглядывая в сторону стола. - Может, стоит отправиться к гостям?
        Глеб подскочил, получая разрешение покинуть унылое помещение и вернуться к алкоголю и женщинам. Он должен был найти Веронику, которая, скорее всего, уже вышла из туалета. Второй попытки сбежать от него у девушки не будет.
        - Конечно, - усмехнулся Глеб, резво направляясь к двери.
        И Майер двинулся вслед за другом, но он не планировал покидать кабинет, оставляя неизвестного под столом. И судя по тому, что ему удалось рассмотреть, гостем была женщина в голубом платье с сексуальным разрезом на бедре.
        Когда дверь закрылась, и щелкнул замок, я, наконец, смогла дышать полной грудью. Надо же было Эрнесту и Глебу заглянуть именно сюда в тот самый момент, когда я скрывалась от одного из мужчин. И мне крупно повезло, что Майер не сел в кресло. Тогда бы он нашел меня, предварительно, как минимум, пнув ногой.
        Отдышавшись, я тихонько поползла наружу из своего укрытия, радуясь, что стол был таким огромным и мог спрятать меня всю.
        Поднявшись на ноги, я оправила платье. И вскрикнула, когда увидела, как на меня смотрят стальные глаза Майера.
        - Добрый вечер, Вероника Сергеевна, - холодно произнес он, не спеша приближаясь ко мне.
        - Добрый, - прохрипела в ответ, напряжено оглядываясь по сторонам.
        Глеб ушел, оставив меня наедине с Майером. Либо наоборот, Эрнест избавился от надоедливого коммерческого директора, приметив мое присутствие, когда приближался к столу. И теперь я оставалась наедине с Драконом, как выразился Вадим.
        Выдохнув, я посмотрела на мужчину, не скрывая больше своего желания видеть его.
        - Я не специально пряталась тут, - голос звучал почти уверенно. - Дверь сюда оказалось единственно открытой. Поэтому и вошла.
        Эрнест приблизился ко мне, остановившись в паре метрах.
        - Я знаю, - ответил он. - Потому что сам оставил дверь открытой. Но теперь она закрыта, а ключ здесь, - и он похлопал по карману черного пиджака.
        Проследив за его движением, я проглотила возникший в горле ком.
        Мы оказались заперты в полуосвещенном кабинете, за высокими толстыми дверями, и никто не мог нам помешать.
        Подняв прищуренный взгляд, я посмотрела, как лицо мужчины оставалось по-прежнему напряженным.
        - И от кого ты здесь пряталась? - поинтересовался Майер, уставившийся на меня.
        - От того, кого ты сюда притащил, - проворчала в ответ. - Лучше бы оставил около туалета, пусть продолжал бы нести там свой караул.
        Эрнест рассмеялся, и вмиг его ледяная маска треснула, обнажив приятное мужское лицо, с резкими чертами и глубокими морщинками вокруг глаз.
        Я позволила себе рассмеяться в ответ, расслабляя плечи. Напряжение спало, оставляя за собой иное чувство, вспыхнувшее в теле.
        - Мне стоит извиниться перед тобой, что я притворялась заболевшей, пока гоняла на треке, - не думаю, что момент был подходящим, но тянуть и молчать больше не могла.
        Майер замолчал, и прежнее напряжение вернулась к нему.
        - Меня волнует не то, что ты с помощью обмана сбежала с работы, нежели то, что ты рискуешь своей шеей, увлекаясь подобным, - твердо произнес он, и я на миг вспомнила, что подобным тоном осуждала брата мама.
        Пожав плечами, я ответила:
        - Со мной был Кирилл, а я ему доверяю, он профессионал в этом деле, - не уверена, что переубедила мужчину, но Эрнест больше не казался раздраженным.
        - Я знал, что Левин профессиональный гонщик, - проворчал он. - Но мотоцикл еще. Что следующее? Прыжки с парашюта?
        Я удивленно приподняла бровь, а после заливисто рассмеялась. Он волновался обо мне, и тот факт, что в тот день он оказался на треке, прожигая меня разгневанным взглядом, говорил только об одном - обо мне беспокоились. И от осознания этого, на душе стало тепло, а по телу расползалась волнующая дрожь.
        - Спасибо, что переживаешь за меня, - прошептала я, через пару мгновений прижавшись к крепкой груди мужчины, сжимая до хруста ворот его пиджака.
        Эрнест одарил меня нежным взглядом и накрыл губы, сминая их под жестким поцелуем, проникая яростно в рот, пока его горячие руки заскользили по моей спине. К черту игры! Я хотела его до боли в животе, до последнего вздоха. До дрожащих коленок. И знала, что мужчина с глазами цвета стали хотел меня не меньше.
        Глава 18.
        Мягкие губы, решительные и одновременно дрожащие, прикасались к моим робким, горячим губам, срывая стон предвкушения. Дыхание мужчины вызывало желание, заставляя тело прогибаться под крепкими руками, в соблазнительном жесте.
        Майер был нетороплив, спокоен и сдержан, проникая в рот, исследуя каждый миллиметр, в точности зная, что нужно сделать, чтобы я обмякла под его ласками, отдаваясь полностью и не утаивая свою кипящую в жилах страсть.
        - Я могу показаться эгоистом, Ника, - прошептал он, отстранившись от губ, - но я хочу обладать тобой. Полностью. Взять тебя и больше отпускать. Не позволять рисковать своей головой. Не позволять другим увиваться за тобой.
        Его руки, опустились ниже, сжимая в ладонях ягодицы.
        - Не уверена, буду ли я против этого, - и в доказательство накрыла его губы, взяв инициативу в свои руки.
        Потянув за тонкую молнию вниз, я позволила платью перестать обтягивать тело. И Майер помог, стягивая голубую ткань.
        - С ним нужно быть аккуратнее, - оторвавшись, произнесла. - У меня нет запасного. А вот слухов будет много.
        Мужчина рассмеялся, и лично повесил платье на спинку кресла, не отрывая от меня затуманенного взгляда. Вернувшись ко мне, он потянулся к бюстгальтеру, оттягивая чашечки вниз и высвобождая груди с возбужденными горошинами сосков.
        - Уже? - прохрипел он, залюбовавшись розовыми бутонами.
        Я кивнула в ответ, выгибаясь в его объятиях.
        Моей кожи коснулось теплое и влажное дыхание. Майер поцеловал ложбинку, а затем вобрал в рот сосок. Со стоном, сорвавшимся с губ, я поддалась его ласке, ощущая, как второй рукой он скользнул между ног, накрывая жаждущую плоть. Я наблюдала, как ловкий язык мужчины, блестящий и влажный, играл с напряженной горошиной, дразня ее, а после аккуратно покусывая.
        Под натиском его руки я развела бедра, позволяя Эрнесту проникнуть под тонкую ткань трусиков. И его горячие пальцы заскользили по возбужденной плоти, вверх-вниз, у самого центра, но не дотрагиваясь до разгоряченной точки. Я отчаянно желала ощутить его пальцы там, чтобы Майер проник в меня. И не только пальцы, но и его набухшую ожидающую под слоем ткани плоть, отчетливо проступающую через брюки.
        - Ника, мы сегодня зайдем чуть дальше, - прохрипел мужчина, выпустив из своего рта раскрасневшийся сосок.
        Я кивнула, понимая, что ничего кроме стона не смогу выдавить из себя.
        Эрнест ухмыльнулся, и быстрым движением стянул трусики. Обнажившись перед ним, я засмущалась, наблюдая с каким вожделением осматривает меня.
        - А теперь иди ко мне, - произнес он, и я двинулась в направление раскрытых объятий.
        Майер подхватил меня на руки и усадил на стоявший позади стол. Тот самый, где я пряталась несколько минут назад, а теперь превращая его в место для любви.
        Содрогнувшись от холодной поверхности, на которой оказалась в лежачем положении, я ощутила, как Эрнест разводит мои ноги в стороны, устраиваясь между них. Неужели, он решил наконец познакомить меня с мистером Большой Босс? Но задать свой вопрос я не успела, рассматривая его из полуопущенных ресниц, как Майер стягивал с себя пиджак, кинув тот небрежно на кресло. Следом полетела и рубашка, обнажив подтянутое светлое тело с безволосой грудью и упругим животом.
        - Могу я узнать какая ты на вкус? - сорвавшийся до хрипоты возбужденный голос вынудил меня еще больше раскрыться, до боли разведя ноги в стороны.
        Майер принял мое движение за ответ, и, прищурившись, опустился немного вниз, склоняя голову над набухшей покрытой влагой плотью. Его пальцы проникли в меня, его язык коснулся центра, и через мгновение я ощутила, как по телу прокатился первый оргазм. Вскрикнув, я изогнулась на столе, угрожающе сближая дрожащие ноги. Но мужчина ухватил меня за лодыжки, не позволяя закрыться.
        - Так быстро? - прошептал он, поднимая голову, чтобы взглянуть на изгибающееся трепещущее тело.
        Грудь быстро поднималась и опускалась, я же глотала воздух, пытаясь справиться с ощущениями. Кивнув ему, я рассмеялась, понимая, что мне удалось кончить от его ласк за пару минут. Но Эрнеста не устраивал такой финал, и он вновь склонился надо мной, вернувшись к своей игре с языком и пальцами, доводя меня до второго оргазма через несколько минут.
        - Ника, ты чудесна, - произнес он, и на его влажных губах играла самодовольная улыбка.
        - Не думала, что могу так, - честно призналась, пытаясь говорить довольно четко, чтобы Майер мог разобрать мои слова, срывающиеся с искусанных губ.
        Он покрыл поцелуями бедра, касался языком покрасневшей плоти, поигрывая там пальцами, пока я пыталась решиться на одно маленькое хулиганство, к которому раньше относилась спокойно, без энтузиазма. Но с Эрнестом все было иначе.
        Как только мужчина отошел от меня, помогая подняться со стола, и не намереваясь продолжить игру, четко обозначив, что мы будем исследовать друг друга постепенно, наслаждаясь неспешными ласками. Я схватила его черный ремень и потянула на себя, а после поменялась с ним местами, прислонив Майера к столу.
        - Что ты затеяла? - удивленно произнес он, наблюдая, как я ловко расстегиваю ремень, а после и молнию его брюк.
        Взглянув на мгновение на затаившегося мужчину, я хитро улыбнулась и быстро ответила, закончив борьбу с брюками.
        - Моя очередь узнать каков ты на вкус, - и освободила из плена восставшую плоть.
        Охнув, я присела на колени и наклонилась к напряженной головке члена. И сорвала впервые за сегодня стон с губ Эрнеста, который резко вцепился за стоявший позади него стол. И костяшки его пальцев побелели.
        Прикоснувшись к алой головке, я лизнула ее языком, чувствуя солоноватый вкус его проступившей смазки. Обхватив рукой гладкий ствол, я начала свою собственную игру, заставляя мужчину ругаться и рычать.
        Я заскользила по твердому как камень и раскаленному до предела члену, вбирая настолько, насколько могла взять в рот, то насаживаясь на него до предела, то отступая, выпуская не спеша и осторожно, пока головка не выскальзывала наружу. Ласкала языком, помогая себе рукой, понимая, что из-за отсутствия опыта в подобных ласках, не могла поглотить его плоть полностью. Но Майеру было все равно, касалась ли я его головки, или добиралась губами до основания члена, он тяжело дышал, боясь пошевелиться.
        Проведя еще раз языком по члену, я решила, что пора заканчивать с играми, и начала быстро работать над его подрагивающей плотью, ускоряя темп. Эрнест рыкнул и отпустил стол, схватив меня за растрепанные волосы, накручивая их на руки, помогая выбрать нужный такт. И когда он был близок к концу, мужчина потянул меня назад. Но моему упорству можно было позавидовать, и я удержала пульсирующий член во рту, ощущая, как его экстаз бьет меня по щекам и языку. Я вобрала в себя все, до последней капли. И усмехнувшись, облизала пылающую головку.
        - Ведьма, - прошептал Майер, взглянув на меня.
        - Я же сказала, что хочу почувствовать твой вкус, - утирая влажный рот раскрытой ладонью, с вызовом произнесла, поднимаясь с колен.
        Но Эрнест промолчав, резко притягивая в свои объятия и накрывая рот жадным поцелуем.
        - Думаю, все же ты слаще, - рассмеялся он, когда перестал сминать со страстью губы.
        Пожав плечами, я улыбнулась, наслаждаясь его руками, ласкающими нежно обнаженную кожу.
        - Не плохая вечеринка, Эрнест Аланович, - хохотнув, произнесла я.
        Удивленно подняв бровь, он посмотрел на меня, а после с разливающимся хохотом ответил:
        - И подарок не плохой на юбилей компании получил, - теперь мы оба смеялись, удерживая друг друга в горячих объятиях.
        В воскресенье я позволила себе отсыпаться, провалявшись в кровати до часу дня. И не планировала вообще вылезать еще как минимум час другой, пока смотрела передачи по телевизору, бездумно листая программу. Но настойчивый трезвон и стук во входную дверь заставил меня подскочить и с недовольным ворчанием дойти, чтобы отправить наглого гостя на все четыре стороны.
        - Вадим? - удивленно протянула я, обнаружив на пороге мрачного начальника с темными кругами под глазами.
        Он молча кивнул и прошел в квартиру, отодвигая меня со своего пути. Проследив, как Вадим торопливо скидывает с ног кроссовки и направляется в сторону кухни, я прикрыла дверь, накинув цепочку, и проследовала за ним.
        - И что привело тебя в мой дом, дорогой недовольный друг? - театрально поинтересовалась я, уперев руки в бока.
        Но мужчина даже не обернулся, рыская по ящикам в поисках чистого бокала.
        - Есть разговор, мартышка, - наконец ответил он, предварительно выпив около литра воды. Или мне так показалось, потому что Вадим пил и пил, жадно глотая холодную воду.
        Цокнув языком, я присела за стол, наблюдая, как на кухне хозяйничает очередной мужчина.
        - Что случилось? - мое недовольство улетучилось, когда я рассмотрела, с каким раздражением заламывает руки Вадим, не торопясь присоединиться ко мне за столом.
        Он по-прежнему оставался стоять около кухонного гарнитура, опираясь на столешницу.
        - Ника, - отозвался Вадим, взглянув на меня, - у меня плохие новости для тебя. В особенности после нашего вчерашнего разговора.
        Я напряглась, на мгновение задумавшись, а не прознал ли друг о моих похождениях. Не хотелось бы оправдываться перед ним.
        - Какие? - с опаской спросила я, а внутри все задрожало и сжалось.
        - Какие? - с опаской спросила я, а внутри все задрожало и сжалось.
        Вадим поджал губы, словно обдумывая свои слова, и спустя минуту повисшей тишины, он заговорил.
        - Вчера, после вечеринки ко мне подошел Глеб Антипов, - с мрачным видом он обошел стол и сел напротив. - Он пригласил нас, то есть меня и пару моих коллег-начальников из других отделов, продолжить вечер и отправится в бар. Мы согласились, ибо иного выбора у нас не было. Антипов - мужик обидчивый и злопамятный. А он явно был не в духе.
        Вадим замолчал, постукивая пальцами по гладкой поверхности стола.
        - А после того, как мы добрались до клуба, его понесло. Пил так, словно бездонный. И когда мы в итоге остались вдвоем, пока коллеги развлекались с девушками на танцполе, он заговорил.
        Вновь молчание в повисшей звенящей тишине. Я уставилась на Вадима, требуя продолжения рассказа. А внутри все замерло. Холодок пробежал по спине после его следующих слов, где главной героиней оказалась я.
        - Они поспорили на тебя, Ника, - выдохнув, проворчал Вадим, не сводя с меня тяжелого взгляда.
        - Как поспорили? То есть кто? - голос дрогнул.
        Мужчина поджал губу и с усилием застучал по столешнице, раздражая так сильно, что я ухватилась за его руку, заставляя прекратить.
        - Обыкновенно, как мужчины спорят, кто из них раньше трахнет девицу, - выплюнул Вадим, отнимая руку.
        - Но кто? - хриплый голос испугал меня. А сознание твердило, что я и так все знаю.
        - Глеб и Майер, - рыкнул Вадим, подскакивая со стула.
        Приблизившись к окну, он выглянул наружу, аккуратно отодвинув жесткие полоски жалюзи и замер, тяжело дыша.
        Я дышала в унисон с ним, пытаясь совладать с дрожью, прокатившейся по телу. И со слезами, которые обжигали щеки, оставляя влажные дорожки.
        - Антипов был настолько пьян, что поведал мне, не понимая, с кем он разговаривает, что поспорил с Майером на крупную сумму денег, что трахнет тебя. И срок был установлен до дня корпоратива. Вчера у него это получилось! И он собирается получить свои деньги, - жестко произнес Вадим, не посмотрев ни разу в мою сторону.
        - Какого черта! - воскликнула я, утирая слезы с лица тыльной стороной ладони. - Я с ним не спала, Вадим!
        На мой крик мужчина дернулся и обернулся.
        - Неужели ты подумал, что я такая идиотка, чтобы раздвигать ноги перед этим?! - я не могла подобрать приличных слов, с чем могла бы сравнить Антипова.
        Выругавшись, я заметалась по кухни, пока Вадим ошарашено смотрел на меня, разинув рот. Он поверил Глебу. Поверил его гадким словам, что тот трахнул меня и теперь получит от Майера деньги. Но это Эрнесту стоит потребовать некую сумму от своего коммерческого директора, ведь вчера я была только с ним, и пусть мы не дошли до финальной прямой, но были очень близки к этому.
        - Я Глебу даже не позволяла себя целовать, - возмущенно пробормотала, - не то чтобы трахать меня. И тебе не стоит верить его пьяным россказням. Меня совершенно не волнует кого и как он трахал, и какие деньги собирается получить от Майера.
        На его имени голос дрогнул, и сжала плотно губы, осознав, что мной играли. Все эти ласки, от которых мое тело оживало, были лишь ради спора. И как давно они затеяли игру, соблазняя меня?
        Вадим, нахмурившись и продолжая молчать, отошел от окна и встал передо мной, обнимая за плечи.
        - Ника, я верю тебе, - прошептал он. - Но не стоит им прощать это.
        Я посмотрела в глаза мужчине и кивнула, ощущая как на смену слезам, опалившим кожу, на моих губах заиграла улыбка. Хитрая. Опасная.
        - Мне не нравится твой оскал, - Вадим напрягся, но не отпускал меня.
        Пожав плечами, я накрыла его руки своими ладонями.
        - Вадим, разве я позволяла мужчинам играть с собой? - больше не было хрипа, дрожи в голосе. Только уверенность. Холодный расчет.
        - Нет, - протянул он, опасливо поглядывая на меня. - Обычно этим занималась ты.
        - Тогда не мешай мне, - подмигнув, я сбросила его руки со своих плеч, и, зевнув, направилась к холодильнику, извлекая из него запас сока, который держала специально для брата.
        Вадим присел за стол, продолжая постукивать пальцами.
        - Что ты задумала? - осторожно поинтересовался он, когда перед ним возник полный стакан апельсинового сока.
        С усмешкой на губах, я отпила немного кисло-сладкого напитка, а после прошептала:
        - Я тоже умею играть. И планирую победить.
        В понедельник, переступив порог кабинета, я получила порцию подозрительных взглядов от коллег, с тихим свистом, последовавшим от Никиты, который ярче всех оценил мой новый облик.
        Утром ранее, когда я решила принять игру, которую затеяли мужчины, вместо привычных серый бесформенных костюмов и плотных блузок, я выбрала обтягивающую юбку кремового цвета и блузку с рукавом три четверти, не застегнув всех пуговицы. Теперь в вырезе блузки можно было разглядеть частично мои татуировки, покрывающие плечи и кромку кружевного белья. На ногах были любимые босоножки с закрытом носком и на высоком тонком каблуке.
        План «соблазни Большого Босса и брось его» был приведен в действие, и важным компонентом моей изощренной мести становился пройдоха Глеб, которого я обнаружила в его собственном кабинете, страдавшего от головной боли.
        - Вам стоит поднять свою челюсть с пола, - улыбнувшись, произнесла я, смело перешагивая порог его кабинета, прикрывая за собой дверь.
        Мужчина поднялся из-за стола и обогнул его, чтобы приблизиться ко мне, но я вытянула руку вперед, не позволяя коснуться себя.
        - Не ожидал вас увидеть в моих скромных апартаментах, Вероника,- усмехнулся он и поморщился от новой волны головной боли.
        Я проигнорировала его скривившуюся физиономию, разглядывая далеко не скромный кабинет, кричавший о дороговизне каждого присутствующего тут предмета.
        - Глеб, я должна перед вами извиниться, - продолжая игнорировать мужчину, обошла его и присела на край огромного по меркам офиса дивана, обитого качественной коричневой кожей.
        Мужчина не двинулся с места, но его взгляд скользнул по моим обнажившимся чуть выше колена ногам. Сглотнув, он не уверено произнес:
        - За что?
        - За то, что убегала от вас, Глеб, - и милая улыбка заиграла на губах.
        Теперь мужчина сдвинулся с места, быстро перебирая ногами, пока не очутился рядом со мной, присаживаясь в десятке сантиметров от меня на диван.
        - Вероника, я не понимаю вас, - прохрипел он, а в глазах играли искорки возбуждения. - Вы извиняетесь за то, что сбежали от меня на вечеринке?
        - Да, - кивнула головой, не сводя с него взгляда. - И не только за это. Но и за фокус, который выкинула в прошлый раз, когда вы пригласили меня в ресторан. Понимаете, меня беспокоит излишнее внимание. Я теряюсь, когда за мной так напористо ухаживают.
        Он расслабился, откидываясь назад, подперев рукой голову.
        - Не стоит, - отмахнулся от моих слов Глеб, но по его хитрой улыбке я поняла, что мужчине нравились мои слова, ласкающие его раздутое эго.
        - Поэтому я пришла, чтобы пригласить вас на ужин в качестве извинения, - выдавила наигранную улыбку, стараясь, чтобы голос звучал как можно мягче.
        Но Глеб не замечал моего притворства, купаясь в уделенном ему внимании. Пожалуй, этому мелкому царю даже корона не нужна, чтобы так раздуваться от удовольствия.
        - Конечно, - прошептал он. - Я согласен на ужин с вами, Вероника.
        - Тогда сегодня, после работы, - поднявшись резко на ноги, я оглянулась на мужчину. - Ждите меня на парковке в половине седьмого.
        Бросив ему прощальный взгляд, я проследовала к выходу, покачивая слегка бедрами, не оглянувшись больше ни разу, будучи уверенной, что из приоткрытого мужского рта сейчас капала слюна.
        Дверь резко с треском раскрылась, и на пороге кабинета возник самодовольный Глеб, потирающий руки, приближаясь к столу Майера.
        - Дорогой мой друг, - протянул коммерческий директор, проигнорировав возникшее на лице Эрнеста недовольство от своего внезапного появления, - готовь деньги.
        Майер вздрогнул, и напряжение переменилось на удивление, явственно отразившееся на его лице. Глеб громко хохотнул и скрестил руки на груди.
        - Только не говори, что ты выиграл спор, - холодно произнес Эрнест, убирая в сторону от себя планшет, на котором просматривал очередной отчет, присланный компанией Никольского.
        Глеб не обращал внимания на стальной взгляд, посмеиваясь и почмокивая губами.
        - А ты как думаешь? - уперся руками в край стола он, наклоняясь чуть ближе к замершему Майеру. - В качестве доказательства могу сказать, что сегодня мы ужинаем с Вероникой. Кажется, у нас все зайдет дальше одного быстрого перепихона на вечеринке.
        Ноздри раздувались от тяжелого дыхания Майера, но он молчал, пытаясь понять, сколько правды в словах хохотавшего Глеба.
        - Но мы про доказательства не договаривались, - пожал плечами Антипов, уперев теперь руки в бока и отступив немного назад. - Поэтому готовь деньги, мой друг.
        И весело рассмеявшись, он с гордо поднятой головой покинул кабинет Майера, оставляя того дрожать от нарастающего гнева. И как только за Глебом захлопнулась дверь, Эрнест поднял трубку телефона, наспех набирая привычный номер.
        - Слушаю, босс, - сухо произнес Николай, после первого же гудка ответив на вызов.
        - Мне нужна слежка за Антиповым и Фроловой, - бросил Майер.
        - Будет, - без промедления ответил начальник службы безопасности.
        Майер не дожидался ответа от Николая. Он был уверен, что тот выполнит поставленную задачу, а пока ему необходимо время, чтобы подготовить деньги и проследить, куда эта сумма уйдет из кармана, обогатившегося на лжи, Глеба.
        Глава 19.
        Похотливый взгляд, который бросал то и дело на меня Глеб, начинал выводить из себя, но я покрепче стиснув зубы, мило улыбалась ему, вымученно смеясь над его плоскими шутками. Никогда не подумала, что существуют такие противные личности, от близости с которыми хочется устроить желудку освобождение от ранее съеденной пищи.
        Но я молча поглощала заказанную порцию мяса с овощами, запивая все это небольшим количеством вина. Глеб настоял, чтобы нам принесли самое дорогое вино, которое было в меню, самодовольно улыбаясь. Словно я оценю его щедрость.
        - Как вам этот ресторан? - поинтересовалась я, зная, что забегаловка под названием «Венеция» не тянул на итальянский шик, хоть и пытался выглядеть таковым.
        - Прекрасное место, - выдавил из себя смешок Глеб, тыкая вилкой подсушенную рыбу, заставляя меня мысленно насмехаться над ним.
        Да, это вам не ваши люксовые рестораны с заоблачными ценами. Но так как инициатором нашей встречи и ужина была, то и выбор оставался за мной. И мне пришлось очень потрудиться, чтобы отыскать не дорогое заведение с отзывами на троечку. Совсем ужасные рестораны, которые обходили стороной даже тараканы, я не выбирала, понимая, что мужчина догадается о моей шутке. А «Венеция» выглядела вполне презентабельной, но им стоило сменить шеф-повара.
        - Ника, расскажите о себе,- пробормотал Глеб, наконец выудив из рыбы крупную кость и с отвращением отложив ее на край тарелки.
        Я, наблюдая за бесхитростными движениями рук мужчины, не сразу поняла, о чем он поинтересовался. И когда встретилась с его задумчивым взглядом, быстро опустила глаза, мило улыбаясь.
        - Моя жизнь не очень веселая. В ней мало интересных рассказов, - пожала плечами, со смаком поедая свою порцию мяса.
        В отличие от изысканного вкуса Глеба, я питалась в основном в кафе и ресторанах быстрого питания, не брезгуя картошкой-фри и гамбургерами, поражаясь тому, что мои бока до сих пор не заплыли жирным кругом.
        - Но все же, - настаивал Глеб, перестав бороться с рыбой и уделив внимание запеченным овощам, где на толстой кожуре картофеля обнаружил пригоревший участок.
        Мысленно сдерживая рвущийся наружу хохот, я проглотила ком в горле, и спокойно ответила:
        - Если четно, я никогда не планировала становиться архитектором, - прошептала я, прикрывая загадочно рот ладонью.
        Глеб уставился на меня, оттолкнув на край тарелки и отбракованную картошку.
        - Но почему выбрали эту профессию?
        - Назло родителям, - пожала плечами, впервые за день не соврав мужчине. - Мама хотела, чтобы я стала воспитателем или учителем. Но с детьми у меня как-то не складываются отношения, поэтому я подала документы и успешно поступила, выпорхнув из родительского гнезда.
        Глеб усмехнулся, принимая мой рассказ, вернувшись к бокалу с вином.
        - И не жалеете, что выбрали не то, чем хотели заниматься? - поинтересовался он.
        - Нет, теперь уже нет, - ответила я. - Я в компании около шести лет. И смотрите, каких высот достигла, - ловко подмигнув мужчине, отвела взгляд.
        Он кивнул, но резко дернулся, когда в его кармане зазвонил телефон. Быстро извлекаю смартфон, Глеб нахмурился, но ответил.
        Я пыталась расслышать, что ему говорят, но по его изменившемуся выражению было понятно одно: кто-то очень раздражен, вымещая свой гнев на Глебе. И он молча принимал весь удар, а после короткого согласия, мужчина отключил телефон и спрятал его обратно в карман.
        - Ника, - произнес он, обратившись ко мне, заставляя замереть с поднесенной ко рту вилкой. - Мне нужно уехать.
        - Так срочно? - ахнула я, расстраиваясь, что моя маленькая месть обречена сегодня на провал.
        Он кивнул, кидая на стол салфетку. А после потянулся к своему бумажнику и извлек оттуда несколько купюр, оставляя их на столе.
        - Доешьте свой ужин, - спокойно ответил он, больше не улыбаясь. - И теперь моя очередь извиняться и сбегать.
        Глеб поднялся из-за стола и быстрым шагом покинул «Венецию», ни разу не обернувшись назад. Хмыкнув, я оценила его вклад в ужин, понимая, что здесь ровно столько, сколько понадобилось бы оплатить за еду. Ни копейкой больше. Пожалуй, оставлю после еще чаевые для официанта, и благодарность для шеф-повара. Ведь на тарелке Вадима оставалась почти вся порция, которую он заказал.
        Расправившись с едой, я наслаждалась прохладным вином и десертом, ловя на себя заинтересованные взгляды от небольшой компании парней, устроившихся в дальнем углу ресторана. Послав им вместо любезной улыбки хищный оскал, я рассчиталась и покинула заведение, задумавшись, что стоит немного прогуляться и проветрить мозги, прежде чем вернусь в свою одинокую квартирку.
        - Ника, - раздался над ухом приглушенный низкий голос, и я подпрыгнула, борясь с желанием загорланить на всю округу, очутившись в затемненном от высоких деревьев проулке в квартале от ресторана.
        Обернувшись, я смачно выругалась, гневно уставившись на стоявшего рядом с собой Майера.
        - Я так заикаться начну, - остудив свой пыл, проворчала.
        Мужчина сохранял спокойствие, не выражая никаких эмоций. Мы мерили друг друга взглядом, пока я не сдалась первой, удивленно приподняв бровь.
        - И что ты здесь забыл? - поинтересовалась, догадываясь, что недалеко от нас стояла машина Майера, дожидаясь его на обочине шумной дороги.
        - Приехал за тобой, - твердо произнес он. Я заметила, как расширяются его зрачки, а руки сжаты в кулаки.
        Отшатнувшись, я не понимала, чем могла разозлить мужчину, возвышавшегося надо мной как скала.
        - Зачем? - пропищала, но Эрнест перебил меня, глухо спросив:
        - Что ты делала с Глебом? - не уверена, что его интересовал мой сорванный ужин, но поспешила ответить, задумавшись, а с каких пор я должна перед ним оправдываться.
        - Поужинала тут, - кивнула в сторону все еще видневшегося издали бледной вывески ресторана.
        - Я знаю, что ты ужинала, - отрезал он. - Но какого черта с Глебом?
        Кажется, меня только что приревновали, но улыбаться, хлопать в ладоши и пританцовывать мне не хотелось. Съежившись от его стального взгляда, я тихо ответила, растеряв всю уверенность.
        - Это только ужин, - голос задрожал. - Давай уйдем отсюда, на нас уже таращатся.
        И Эрнест наконец перевел с меня взгляд, оценивая проходившую мимо любознательную публику. Быстро кивнув, он обернулся в направление к автомобилю и, вцепившись в мою руку, потащил за собой. В принципе, я не сопротивлялась, позволяя усадить себя на пассажирское место. Наблюдая, как резко он обогнул машину и сев за руль, проигнорировал ремень, завел мотор и рванул с места, яростно сжимая руль.
        - Что на тебя нашло? - пролепетала я, боясь посмотреть на него.
        Эрнест, не оборачиваясь в мою сторону, ответил:
        - Я запрещаю тебе общаться с Глебом!
        - Так скажешь, что ты забыл около ресторана? - дрожащим голосом спросила у Майера. - Следишь за мной?
        - Да, - рыкнул он на мое возмущенное восклицание. Эрнест резко дернулся, уводя машину в сторону от медленно плетущегося по полосе грузовика.
        Ахнув, я вцепилась в ремень безопасности, который благоразумно успела накинуть и взмолилась, чтобы он перестал глупить и остыл. А лучше остановился.
        - Зачем? - разум сигнализировал, чтобы я закрыла рот и не злила его, но язык не унимался, отказываясь повиноваться мозгу.
        - За тем, что ты не должна общаться, встречать и вообще пересекаться с ним, - твердо произнес Майер, и у меня отпало всякое желание продолжать с ним спор.
        Проигнорировав мое возмущение, мы чуть помедленнее, но все же добрались до моего дома. Припарковавшись напротив подъезда, он, наконец, повернулся ко мне, тяжело дыша.
        - Ника, я требую, - замолкнув на мгновение, он откашлялся и продолжил. - Прошу перестать общаться с Глебом. И если он будет приставать к тебе, то сообщи мне.
        - Я не могу тебе этого обещать, - с вызовом ответила. - Пока ты не скажешь, что случилось.
        Майер покачал головой, давая понять, что не намерен мне всего объяснять. То есть я должна верить ему на слово. Пожав плечами, я отвернулась, не желая продолжать игру в гляделки.
        - Заглянешь? - и жестом указала в сторону окон своей съемной квартиры.
        - Ника, - выдохнул Эрнест, опустив руки с руля, который до того сжимал до побеления костяшек.
        - Давай, поторапливайся, - и, ловко отстегнув ремень, быстро выскочила из машины.
        Майер задержался на мгновение, но последовал за мной, закрывая по пути автомобиль. Придерживая для него дверь подъезда, я сохраняла показное спокойствие, но трепещала внутри.
        Поднимались мы на лифте в тишине, и когда я раскрыла перед мужчиной дверь квартиры, пропуская его вперед, он не проронил ни слова.
        - Не обращай внимания на беспорядок, - грустно хохотнув, задумалась, не валяется ли где-нибудь нижнее белье, которое я могла забыть убрать, когда утром яростно пыталась отыскать что-нибудь миленькое и микроскопическое.
        Мужчина проигнорировал мои слова, внимательно наблюдая за мной. Его совершенно не интересовал творившийся в доме хаос, устроенный моей опытной рукой. Все его внимание было сосредоточенно на мне.
        - Твои щеки покраснели, - тепло произнес он, заставляя смутиться еще больше.
        Прижав прохладные ладони к лицу, я хмыкнула. Указав жестом, чтобы Майер прошел в гостиную, где с порядком обстояло лучше, чем на кухне, я последовала за ним, закидывая сумку в дальний угол.
        - Я краснею только из-за тебя,- пробубнила, предлагая Эрнесту присесть на диван, попутно стягивая с мебели ворох из пледа и россыпи подушек, в которых провела прошлый день, с упоения просматривая то футбол со своей любимой командой, то мелодраматический сериал, от которого даже выдавила пару слезинок.
        - Извини, если тебе это неприятно, - тихо ответил он, следя, как я уношу огромный узел в спальню, скинув там все на кровать.
        - Все нормально, Эрнест, - вздохнув, произнесла я, усаживаясь напротив. - Может, мне кофе сварить? Или чай? У меня есть сок. Весь холодильник им забила.
        Майер с удивлением взглянул на меня, но я не стала вдаваться в подробности.
        - Спасибо, но не надо, - сказал он. - Я ненадолго, Ника.
        Вздрогнув, я сообразила, что выдохнула разочарованно слишком громко, привлекая внимание к себе.
        - Я могу быть с тобой откровенным? - поинтересовался он, заставляя напрячься всем телом.
        - Я могу быть с тобой откровенным? - поинтересовался он, заставляя напрячься всем телом.
        Кивнув в ответ, я замерла на месте, перестав ерзать.
        - Ника, мы начали наши отношения неправильно, - серьезно произнес Эрнест, не сводя с меня взгляда. - И прежде чем мы сблизимся больше, я бы хотел поухаживать за тобой как положено. С ресторанами, ночными прогулками, подарками. И всей прочей чепухой, - криво усмехнулся он, когда я, напротив, разинула рот, боясь разрыдаться от его признания.
        Майеру нужны были отношения. И не верить ему я не могла. Точнее не получалось. Пусть и знала про спор, но игра заходила слишком далеко. В груди неприятно защемило, да с такой силой, что хотелось разрыдаться. Но я сдержалась, боясь показаться ему слишком впечатлительной, нежной и ранимой. Ведь никогда такой не была. Ника-хаос, Ника-страсть, Ника-ураган, но никак любовь и преданность.
        Помолчав, он продолжил:
        - Наверное, я старомоден, - тонкие паутинка морщин появились в уголках глаз, и я с трудом поборола желание подскочить и прикоснуться к нему, попытаться разгладить эти трещинки на безупречной коже.
        - Нет, - вместо действий, прошептала я. - Ты прав, мы начали не с того. Хотя, я солгу, если скажу, что мне не понравилось.
        Эрнест мягко рассмеялся, и от его низкого слегка хриплого смеха я ощутила, как волна мурашек пробежала по телу, оставляя за собой зудящий след, который хотелось растереть взмокшими ладошками.
        - Я тоже об этом подумал, - проговорил он. - Мне понравилось то, что было между нами. Но ты достойна большего, чем просто секс на рабочем столе.
        Наклонив голову на бок, я одарила мужчину лучезарной улыбкой, готовая простить ему его спор с Глебом, теперь будучи уверенной, что инициатором был пройдоха, а не Большой Босс. Даже если наши отношения и начались на взаимном сексуальном притяжении, но все стало слишком серьезным, сковывая нас, словно цепями, глубокими чувствами. А в своем сердце я была уверена.
        Мотнув головой, я попыталась сбросить дурман, окутавший мой разум, и поднялась, направившись под удивленный взгляд на кухню, откуда не возвращалась, пока не выпила полный бокал воды.
        Собравшись с силами и духом, я вернулась к покорно дожидавшемуся мужчине, и его лицо было мрачным, с глубокими морщинами теперь и на лбу.
        - Вероника, - протянула ему руку. - Для друзей просто Ника.
        Майер поднялся, подозрительно посматривая сначала на раскрытую ладонь, а после и на меня.
        - Думаю, нам стоит начать сначала, - продолжила, по-прежнему ожидая, когда Майер пожмет мою ладонь.
        Опомнившись, он накрыл мою руку своей, крепко удерживая ее.
        - Эрнест, - низким баритоном отозвался мужчина. - Для друзей Эрнест. А для тебя согласен даже на котенка.
        Рассмеявшись в голос, я прижалась к его широкой груди, чувствуя, как меня накрывают теплые руки, крепко обнимая за плечи.
        - Нет, Эрнест, - сквозь смех ответила я, - на котенка ты не похож.
        Отодвинув меня немного назад, он запрокинул мой голову, приподнимая пальцами за подбородок лицо.
        - Тогда на кого?
        - На льва, - пожала плечами. - Ну, или дракона. Ведь у тебя своя Башня.
        И теперь к моему искреннему смеху присоединился и его, низкий, вибрирующий, будоражащий кровь.
        - А теперь позволь мне поиграть в гостеприимную хозяйку и напоить чаем, - утирая проступившие от смеха слезы, я посмотрела на Майера.
        Он с неохотой выпустил меня из объятий и покорно последовал за мной на кухню. Тяжело вздохнув, я сгребла кружки, оставленные здесь еще с момента прихода Вадима, в раковину, протерла стол и принялась кипятить чайник и искать упаковку с чаем.
        - Из меня отвратительная хозяйка, - пожав плечами, я печально посмотрела на скопившуюся гору посуды.
        Майер улыбнулся и лукаво посмотрел на меня.
        - Ты понравилась мне не из-за этого, - честно ответил он, вызывая новую порцию дрожи в теле.
        - Брат называет меня хаосом, - пожалуй, я сейчас был как ни кстати согласна с Кириллом. - А вот из него получилась отличная хозяюшка. Мне кажется, что-то там запуталось, когда мама была беременной нами. И Кир оказался талантливым во всем, за что бы не брался. А от меня один погром.
        Эрнест рассмеялся и ободряюще произнес:
        - У тебя достаточно других качеств, которые меня вполне устраивают.
        - И какие, например? - обернувшись к нему, спросила я.
        Прищурив глаза, он откинулся назад, рассматривая меня из-под опущенных ресниц.
        - Нахал, - расхохоталась я, прикрывая руками грудь.
        - И не только это, - и его взгляд заскользил ниже, как и мои руки.
        Вернувшись к свистящему чайнику, я заварила чай, как учила мама, а после приготовила для нас горячий напиток.
        Поставив перед мужчиной кружку, я уселась напротив него. Мы принялись обсуждать самые нелепые темы, которые могли возникнуть в наших головах, напрочь отбрасывая мысли о том, чтобы сорвать друг с друга одежду и отправиться в спальню, на мягкую кровать , из которой не вылезать как минимум до завтрашнего утра. Но я бы предпочла задержаться там на более долгий срок.
        - Пожалуй, мне стоит собираться, - Майер посмотрел на часы.
        - Уже? - удивилась я, возвращая на стол опустевший стакан.
        Он кивнул, поднимаясь первым.
        - Тогда я должна проводить тебя, - прошептала, наблюдая, как неспешно выходить Эрнест, и я следую за ним, сверля взглядом широкую спину.
        Оказавшись на пороге, я остановилась рядом с Майером и резко поднялась на носочках, впиваясь в его губы коротким поцелуем. Подхватив меня, мужчина не позволил отстраниться, накрывая вновь мои губы уже с жадностью углубляя поцелуй. А потом моей руки коснулась его ладонь.
        - Что это? - он протянул мне пластиковую карточку. Сначала мне показалось, что это визитка, но присмотревшись, а не нашла на ней ничего.
        - Ключ от Башни Дракона, - усмехнулся мужчина, - если вдруг принцесса захочет заглянуть в гости. До завтра, Ника, - хрипло произнес он, выпуская из рук.
        Я кивнула, боясь, что по моему низкому дрожащему голосу он поймет, как сильно я хочу его. Открыв перед ним дверь, я махнула рукой, провожая его фигуру, скрывающуюся в лифте.
        Скрипнув замком спустя минуту, я вздохнула, прислонившись головой к прохладной поверхности, и проворчала:
        - Не смей влюбляться в него, дурочка, - и, хлопнув себя по лбу, отправилась мыть посуду, все еще надеясь, что на пороге неожиданно возникнет брат и наведет порядок как фея чистоты. - Ты должна мстить, а не любить!
        «И что это за чертовщина на моем столе?» - с возмущением подумала я, переступив порог кабинета, и увидела, как красуется ярко-красный букет, состоявший из роз. С опаской приблизившись к столу, я заметила, с каким интересом на меня смотрят коллеги, провожая взглядом. Но выразительней всего были глаза Алисы, сулившие мне новые проблемы.
        Оглядев чудо, я вздрогнула, подумав, что Майер мог мне отправить букет. Ведь вчера он говорил, что намерен ухаживать за мной по всем правилам. Но не думала, что он будет в открытую действовать, привлекая лишнее внимание и будоража новыми слухами компанию.
        В центре букета была белоснежная открытка, которую я аккуратно вынула из цветов, поморщившись, что презент был точно не от Эрнеста. Если он по сведениям Вадима, собирал на меня информацию, то знал бы, что я предпочитаю белые розы, или композиции. Но никаких вычурных алых цветков.
        Раскрыв записку, я выругалась уже вслух. Коллеги обернулись на звук, молча уставившись на меня. Но все мое внимание было приковано к бумажке, где черным по белому было написано нахальное послание от Глеба, гласившее следующее:
        «Дорогая, Вероника! Благодарю за чудесный ужин, пусть и он был слишком коротким. Надеюсь на скорую встречу в более приятном месте. Глеб А.»
        Словно меня окружали одни мужчины по имени Глеб А.. Вот коллеги, если успели заглянуть в записку, могли догадаться, от какого мистера А. пришел букет.
        Раздраженно оглядевшись по сторонам, я обнаружила самое большое мусорное ведро, находившееся у принтера. И схватив букет, отправила его под удивленные возгласы коллег в помойку. Следом полетела разорванная бумажка.
        - И что на тебя нашло? - напротив моей клокочущей от гнева персоны остановился Вадим, наблюдая, как я пытаюсь воткнуть веник в ведро, царапаясь о шипы, ругаясь и проклиная все, что попадалось под руку.
        - А что не так? - огрызнулась в ответ.
        Коллеги дернулись и разбежались по своим местам, усиленно изображая занятость. Даже Алиса присмирела, спрятавшись за монитором. Но я была уверена, что она злорадствует. И что знает, от кого цветы. Ее длинный любопытный носик побывал в букете.
        - Зайди ко мне, - приказал Вадим, игнорируя мои безуспешные попытки воткнуть букет в мусорное ведро.
        Чертыхнувшись еще раз, я последовала за начальником, пытаясь выдрать маленький шип из зудевшей ладони.
        Глава 20.
        Плотно прикрыв за собой дверь, я не торопливо последовала за Вадимом, который жестом указал на стул, предлагая мне присесть. Но я остановилась посередине кабинета, упираясь руками в бока.
        - Ника, а ну прижми свой зад, пока я тебя насильно не усадил, - рыкнул начальник.
        И под возмущенное бормотание, я присела, но продолжала сверлить его разгневанным взглядом.
        - А теперь давай по порядку рассказывай, что у тебя произошло за последний день, - поморщившись, произнес Вадим, уставившись на меня, при этом откинувшись и удобнее устраиваясь в кресле.
        Фыркнув, я ответила:
        - А ты будто не догадываешься. Видел этот «чудесный» подарок от поклонника? - и на слове чудесный я чуть не выругалась, заметив, как напрягся друг.
        - И от кого он?
        - А то ты не знаешь? - перебила его.
        Вадим тяжело выдохнул.
        - Давай без этих угадай, - недовольно произнес он.
        - Конечно, - пожала плечами. - Глеб переходит все границы. Прислал цветы с запиской, в которой написал про приятное времяпровождение и оставив свое имя в качестве подписи. Уверена, что Алиса его бумажку успела прочитать. А что дальше? Слухи тут расползаются с пугающей скоростью.
        Мужчина наклонился вперед и скрестив пальцы в замок, положил на них подбородок.
        - А ты как думала? - его голос был тверд и холоден. - Я же предупреждал про их спор. А ты решила поиграть с ними. Глеб азартный игрок. Ему на руку, если о вас поползут слухи. Он получит свои деньги, даже если вы не переспите.
        Скривив губы от отвращения, я выругалась, понимая, что до Эрнеста очень быстро доползут слухи, и прощай мой план по завоеванию ледяного сердца Большого Босса.
        - Знаю, что расползутся, и в этом активное участие примет Алиса, чтобы нагадить мне.
        - Может, стоит остановиться? - уставился на меня немигающим взглядом Вадим.
        Я фыркнула.
        - И как я должна сделать это? Отправить всем открытки и заявить, что это шутка и не верьте слухам?
        Начальник пожал плечами, возвращаясь в исходное положение.
        - Тебе давно пора остепениться и обзавестись постоянным партнером, - будничным тоном произнес он, и я после секундного удивления рассмеялась в голос.
        - Вадим, ты себя слышишь? И ты мне говоришь про постоянные отношения, когда дольше месяца ни с кем не встречался, - сквозь смех произнесла я.
        Мужчина улыбнулся, кивая головой.
        - Ну, я же молодой полный сил парень, - хохотнув, ответил он.
        - А со мной что не так? - наморщив носик, поинтересовалась я.
        - Ну как что? - удивился он. - Ты молодая красивая девушка, с отменным здоровьем и аппетитом. Самое время выйти замуж и перестать трепать нам всем нервы. Пусть муж с тобой мучается.
        Сдерживаться я больше не могла, подскакивая со стула. Я обогнула стул и приблизилась к Вадиму. Резко нагнувшись, обняла его, крепко прижимая к себе.
        - Только после тебя, красавчик, - и, чмокнув его в щеку, я поспешила покинуть кабинет, попутно показывая средний палец как мой ответ на его совет.
        Вадим с озабоченным видом наблюдал за мной, поморщившись, когда я высказала ему свое мнения, желая ответить тем же. Но я уже не увидела, что изображал он, закрыв с хлопком дверь и оказавшись лицом к лицу с Алисой, которая посмотрела на меня так, словно знала мои самые сокровенные тайны.
        Прищурившись, она прошептала так тихо, что ее слова могла услышать только я:
        - Вот и доказательство, что ты шлюха, Вероника, - и с гордо поднятой головой она постучала в дверь Вадима, оставляя меня стоять с нервно подергивающимся глазом.
        Следующие дни прошли относительно спокойно, но каждое утро я стабильно получала по новому букету алых роз с белоснежной запиской, и каждый раз намеки Глеба становились все четче. Мужчина испытывал меня, так и не получив ответа на продолжение ужина. Букеты привычно отправлялись в мусорное ведро. Коллеги перестали реагировать на мои копошения около принтера, когда я впихивала очередной подарок от ненавистного мне мужчины. А Алиса смеялась, теперь уже не скрывая своего настроения, тихо перешептываясь с озадаченной Дианой, которой явно было жалко цветы.
        В тот же день, когда я разговаривала с Вадимом о моем неподобающем поведении, я узнала то, что Майер уехал в командировку, после которой его путь пролегал на конференцию. И возвращения Большого Босса не ожидалось раньше субботы. Грустно вздыхая, я засела за новый проект, решив, что в этот раз работать над ним будут все, я же возьму функции куратора, направляя и помогая. Коллегам пора попотеть, защищая честь нашего отдела.
        В четверг, когда все уже собирались по домам, выключая компьютеры и убирая документы, мне прилетело сообщение от Вадима, который требовал задержаться.
        - Какая ты послушная в последнее время, - рассмеялся Вадим, обнаружив меня одну, верно дожидающуюся своего начальника.
        - Сам же просил, - недовольно проворчала я, поднимаясь из-за стола. - Чего хотел?
        - Ника, будь хоть чуточку добрее ко мне. Я же твой друг, - наигранно надул губы. - Давай поднимай свой симпатичный зад. Мы едем выпить в бар.
        - Я сегодня на машине, - ответила, не собираясь оставлять в очередной раз своего монстра на парковке компании.
        - И что? - уставился Вадим, облокотившись на стол. - Я тоже. Вот пусть и постоят вместе, им не будет одиноко. А я планирую выпить, желательно так, чтобы завтра болела голова и меня тошнило.
        - Все так серьезно? - поинтересовалась я.
        Мужчина утвердительно кивнул, и мне не оставалось ничего другого, как подхватить сумку и, убедившись, что все отключено, последовать за ним на выход.
        - Ну и местечко, - проворчала я, когда мы добрались на такси в противоположную часть города и оказались в полутемном баре с ограниченным количеством выбора алкоголя и с сомнительной публикой.
        Вадим огляделся и повернулся ко мне, усаживаясь за небольшой столик в самом темном уголке бара.
        - А мне тут нравится, - ответил мужчина. - Низкая вероятность, что встретим кого-то из коллег.
        - Если только по этой причине ты сюда мня притащил, то я потерплю. Надеюсь, у них есть в меню что-нибудь покрепче пива.
        - Здесь отменное пиво, - ухмыльнулся Вадим.
        Я вынуждена была согласиться с его выбором вновь. Когда перед нами поставили два высоких бокала с темным пенистым напитком, я осторожно попробовала.
        - Ты прав, - произнесла я, - пиво тут не плохое. А теперь давай перейдем к главному - зачем ты меня сюда вообще притащил?
        Зная Вадима почти шесть лет, я тонко чувствовала изменения его настроения. И сейчас он вмиг перестал улыбаться, подобравшись, сжимая руки в кулаки.
        - В компании теперь новая тема для сплетен, - заговорил он, и его стальной голос эхом звучал в моих ушах. - Наш возможный роман больше никому не интересен. А вот твое новое увлеченные неким Глебом А. будоражит все этажи фирмы. Даже охрана перешептывается, хотя их начальник всегда резко пресекает любые лишние разговоры.
        Я замерла, крепко обхватив руками холодное прозрачное стекло бокала.
        - Что именно говорят?
        Вадим склонился чуть вперед, словно опасаясь, что нас могут и тут подслушать.
        - Если бы ты чаще вылезала из-за своего стола, то еще в начале недели узнала, что про твои букеты знаю все. И что их приносит курьер из одной и той же фирмы. И про записки, которые ты находишь в цветах. Но самое главное - слухи поползли и про корпоратив. Кто точно начал их рассказывать, мне не известно, но знаю одно, что некая блондинка в голубом платье выходила из комнаты, из которой чуть ранее выходил Антипов. И что его видели несколько раз в компании этой самой блондинки.
        Выругавшись, я отпила пиво, стараясь не подавиться пенистой жидкостью. Вадим замолк и ожидал от меня реакции. Но все мысли были заняты тем фактом, что за нами следили, но никто не заметил, что из того самого кабинета еще чуть позже выходил Майер. Так бы поползли слухи о любви на троих.
        - Расскажешь, что у тебя там происходит, Ника? - нарушил тишину мужчина. - Я постараюсь помочь тебе.
        - Нужно было оставаться в филиале и не возвращаться, - с недовольством проворчала я. - Так было бы лучше для всех. Сидела бы там смирнехонько. Тихонько устраивала бы свою карьеру. Чаще с подругами виделась. Глядишь, вообще стала бы начальником отдела, как ты.
        - Извини, - прошептал Вадим, но я отмахнулась от его слов.
        - Уже поздно, - поджав губу, я уставилась на то, как мелкие пузырьки поднимаются вверх. - Я сама все испортила.
        Вадим поднял на меня глаза и мягко улыбнулся, пытаясь подбодрить.
        - Ты справишься, дорогуша, - его нежный голос, который раньше убаюкивал меня, теперь потерял прежнюю силу.
        - Не уверена, - выдохнула в ответ. - Знаешь, я ведь излечилась от своей болезни.
        Произнеся последние слова, я посмотрела на замершего друга, который чуть не расплескал пиво после того, как только понял их смысл.
        - Как это произошло? - спросил Вадим, быстрыми глотками осушив бокал.
        - Как это произошло? - спросил Вадим, быстрыми глотками осушив бокал.
        Я улыбнулась, стараясь не смотреть на него. Уверена, получу очередную порцию нравоучений. Но Вадим продолжал сверлить меня взглядом, ожидая ответа.
        - Лучше спроси благодаря кому это произошло, - и, коротко хохотнув, я приглушенно выдавила из себя имя. - Майер.
        - Черт, Ника, - ругнулся Вадим, приближаясь ко мне еще ближе. - А не могла кого-нибудь другого найти? Попроще что ль.
        Я отрицательно покачала головой, тяжело вздыхая.
        - Он единственный, на кого мое тело реагирует. С остальным все по-прежнему. Тишина и пустыня.
        Присвистнув, он махнул официантке и заказал новую порцию пива.
        - Даже не знаю, стоит это дело отметить или отругать тебя, - покачал головой мужчина, задумчиво уставившись в потолок.
        - Может, отметим? - тихо поинтересовалась я.
        - Хорошо, отметим, - быстро ответил Вадим. - И что ты планируешь теперь делать?
        Рассмеявшись, я наблюдала, как перед нами возникла официантка с подносом. И когда мы вновь остались вдвоем, уверенно произнесла:
        - Продолжить свое лечение, наслаждаясь процессом, - хитрая улыбка скривила губы.
        - Другого ответа я от тебя не ожидал, сумасшедшая, - подняв бокал вверх, мы выпили за мое чудесное выздоровление.
        - То есть ты не возражаешь, что я кручу, как ты любишь говорить, своим хвостом перед Майером?
        - Да, - кинул он в ответ. - Если благодаря Майеру ты чувствуешь себя вновь женщиной и наслаждаешься жизнью, почему бы и нет. Тем более, этого его проблемы. И если Эрнест Аланович усмирит твой буйный нрав, то я буду самым преданным сотрудником «МайерКомпани».
        Только стоило мне разобраться с очередным красным безобразием, поселившимся на столе, как мой рабочий телефон затрещал. Потянувшись к нему рукой, я сняла трубку и услышала приятный женский голос:
        - Вероника Сергеевна, вас беспокоит Мария из отдела кадров, - представилась она, и я замерла, ощутив, как по спине пробежал холодок.
        - Слушаю, - с дрожью в голосе произнесла я, сжимая рукой трубку.
        - Не могли бы вы подойти к нам в отдел? - ее тонкий голос начинал раздражать.
        Проглотив вставший в горле ком, я ответила:
        - Во сколько?
        Мария торопливо заговорила:
        - Лучше сейчас, пока наш руководитель на месте. Вас ждет Анна Дмитриевна, - и, получив мое согласие, она отключилась.
        Я прижимала трубку к уху, слушая, как короткие гудки отдаются пульсацией в голове. Поднявшись, я направилась к кадровикам, будучи уверенной, о чем пойдет разговор с их начальницей.
        - Доброе утро, Вероника Сергеевна, - хриплый женский голос обратился ко мне, когда я вошла в просторной ярко освещенный кабинет.
        Передо мной за широким столовом сидела не менее широкая женщина, со странной прической из густых черных волос и наманикюренными длинными ногтями, которые были больше похожи на когти.
        Кратко поздоровавшись, я получила предложение присесть на свободный стул рядом с ее столом. Устало передвигая ногами, я выполнила указание и очутилась в паре метров от чудовища в юбке, которая собиралась вынести мне приговор своими алыми пухлыми губами. И цвет ее помады у меня ассоциировался только с цветом роз, которые отравляли мою жизнь на протяжении всей рабочей недели.
        - Вероника Сергеевна, у меня к вам серьезный разговор, - начала она, уставившись на меня сердитым взглядом. - По компании бродят слухи о вашем порочащем фирму поведении. С момента вашего появление в головном офисе, эти слухи не умолкают, приписывая вам очередной роман с нашими сотрудниками.
        Произнеся это, она замолчала, поджав губу, словно обдумывая следующие слова. В принципе все, что она говорила, для меня не было новостью. Еще с прошлого дня я была готова к подобной теме, но не думала, что все зайдет так далеко, и что грымза из отдела кадров будет отчитывать меня за поведение.
        - Понимаете, все выглядит так, словно вы здесь не работой занимаетесь, а устраиваете личную жизнь, - подвела итог, рассматривая меня.
        Пожав плечами, я расслабилась и откинулась назад, прижавшись спиной к стулу.
        - Это лично ваше умозаключение? - холодно поинтересовалась, отмечая, как поползли вверх ее густые черные брови.
        - Нет, не только мое, - отрезала она, накрывая руками папку. - Я изучила ваше дело. Вы примерная сотрудница, дисциплинированы, с хорошим образованием и показателями по выполнимости поставленных задач. Отличные характеристики от Вадима Дорофеева. Но я не уверена, стоит ли верить его словам, когда вам приписывают роман с ним.
        - Вадим Дорофеев отличный начальник, который вытягивает загнивающий отдел, - перебила возмущенную женщину, нагнувшись вперед. - И я не хочу слышать от вас очередных слухов и сплетен. Тем более, я не удивлюсь, если и в вашем отделе любят посплетничать за чашечкой чая.
        Лицо Анны Дмитриевны покраснело, покрываясь пятнами от клокотавшего в ней гнева.
        - И если вам больше нечего добавить, то я хотела бы взять отпуск дней на семь, - спокойно добавила, не позволяя женщине вновь заговорить. - Тем более в отпуске я не была уже полтора года. И куда смотрит ваш отдел, если проглядел подобное?
        Резко поднявшись, я посмотрела сверху вниз на пыхтевшую начальницу и, не произнеся больше ни слова, повернулась и направилась к ее подчиненным, чтобы взять бланк заявления на очередной отпуск.
        Оказавшись в кабинете Вадима, я настояла, чтобы он подписал мое заявление, кратко пересказав ему о произошедшем разговоре с рассвирепевшей начальницей - кадровичкой. В ответ на мою историю, Вадим только рассмеялся, одобряя мою позицию, пожелав и дальше отстаивать свои права и не сдаваться. И когда приняли мое заявление, не задав ни вопроса, я презрительно оглядела коллег той самой Марии и покинула территорию с гордо поднятой головой.
        Разобравшись наспех с делами, я передала кураторство над новым проектом Никите, послав Алису на четыре стороны, когда та с раздувающимися ноздрями стояла рядом с нами и пыталась возмутиться, что после моей должности, идет следующей по значимости ее. Намекнув, что можно остаться и вовсе без рабочего места, она заткнулась, но покрылась подобными пятнами, как ранее Анна Дмитриевна. Кажется, сегодня был день, когда я профессионально выводила людей из состояния равновесия, увеличивая в геометрической прогрессии количество личных врагов.
        Подозревая, чем все может обернуться, я рассмеялась и, подхватив сумку, пожелала ребятам удачи и скрылась за дверью кабинета.
        - Братец, ты дома? - произнесла я, когда Кирилл наконец ответил на мой звонок. Третий по счету.
        - Ника, что случилось? - быстро отозвался он.
        Я взглянула на дрожащие руки, и почувствовала, как по щекам потекли слезы. Черт, я превращаюсь в размазню.
        - Соскучилась, братец, - попыталась рассмеяться, но выдавила из себя приглушенный скрипучий звук.
        - Нет, я не дома, - голос Кирилла звучал взволновано. - Но буду там через полчаса.
        - Хорошо, я подожду тебя, - прошептала я, сбрасывая вызов и размазывая слезы по щекам.
        Заведя мотор своего монстра, неторопливо покинула парковку компании, ни разу не взглянув на величественное здание, возведенной по собственному проекту Майера.
        Я вздрогнула, когда в боковое стекло мне постучали. Кирилл стоял около машины и напряженно вглядывался. Взяв в руки сумку, я вышла из автомобиля, который припарковала рядом с домом брата.
        - Пойдем, - кивнул он, и я молча последовала за ним, мысленно подбирая слова, когда начну жаловаться брата на свою женскую долю.
        Когда за моей спиной захлопнулась входная дверь, и я стянула туфли с ног, Кирилл замер посреди коридора, скрестив руки на груди.
        - Ника, прежде чем пройти, обещай, что расскажешь все, что происходит, и не будешь врать, - под его грозным взглядом я присмирела и покорно покачала головой, обещая быть примерной честной сестрой.
        - Хорошо, - не уверена, что он убедился, но позволил пройти в гостиную, минуя его безупречную кухню.
        Я терпеливо сидела на диване и дожидалась, когда Кирилл переоденется, сменив джинсы и футболку, на домашние шорты и майку, устало разминая мышцы.
        - Я выдернула тебя с трека? - поинтересовалась после того, как он уселся напротив меня.
        - Да, - кивнул головой. - Но я все равно уже откатывал лишние круги.
        Поджав губу, я посмотрела на брата и почувствовала, как по щекам вновь побежали слезы, опаляя кожу. Всхлипывая, я утирала их тыльной стороной ладони, пока рядом со мной не очутился Кир, сгребая в теплые родные объятия.
        - Рассказывай, глупая сестра, - прошептал он, позволяя уткнуться мокрым лицом в его майку, при этом смачно шмыгая носом.
        - Помнишь, как однажды все полетело в тартарары, когда я попала в неприятную ситуацию с обвинениями в краже? - сквозь слезы спросила я, ощутив, как в мгновение напряглось тело брата.
        Он кивнул, еще крепче сжимая меня.
        - Так вот, благодаря новой порции слухов я на грани увольнения. Меня считают шлюхой, которая ищет себе любовников, вместо того, чтобы работать. А еще противный коммерческий директор компании выносит мозг, преследуя меня.
        Всхлипнув, я замолчала и подняла глаза на брата, ожидая от него тираду из нравоучений. Но он упорно молчал, только скулы были напряжены до предела, а сердце билось так сильно, что я ощущала, как пульсирует его тело.
        Выдохнув, он все же заговорил, и его голос был низким.
        - Я всё помню, дурочка, - ответил брат, посмотрев на меня. - И никогда никому не позволю обидеть тебя вновь.
        Глава 21.
        Я, усердно шмыгая носом, отмывала потекший макияж в ванной комнате, куда пинками отправил брат, добавив при этом то, что моя тушь растеклась и размазалась по щекам. Кирилл оформил заказ в ближайшем суше-баре с доставкой на дом.
        Через полчаса, когда я под собственное нудное сопение, пересказывала последние события из жизни, ловко избегая темы своей маленькой неприятности в интимной жизни и спасительных пальцев Эрнеста, будучи уверенной, что Кирилл не оценит такой подход, поражалась все больше, не получив ни разу ни едкого замечания, ни выговора за непристойное поведение. Неужели мой брат вырос и стал взрослым умным мужчиной, способным к сопереживанию и пониманию. Правда, эффект продлился лишь до конца моего рассказа.
        - Мозгов у тебя, Никусь. Никогда не было в достаточном количестве, чтобы сначала подумать, а потом действовать. Отсюда все проблемы, - подвел итог Кирилл и отправился открывать дверь, как только услышал звонок домофона.
        Я, показав средний палец спине брата, надулась, шмыгнув носом, и решила, а почему бы не высморкаться в его белоснежное полотенце, так призывно лежащее на краю стола. Потянувшись к ткани, я постаралась пошмыгать носом поактивнее, собираясь произвести как можно больше ненужной противной жидкости наружу, и желательно под неодобрительные возгласы Кирилл.
        - Даже не смей! - выдернул свободной рукой полотенце брат, пока в другой держал пакеты с едой.
        Кинув ткань подальше от меня и греха, который чуть не взял на душу, он ворчал, извлекая из пакетов двойную порцию лапши и роллов.
        - Стараешься для тебя, кормишь, выслушиваешь, - не унимался брат, одаривая меня гневными взглядами, - а ты свинячишь. Неблагодарная дурочка.
        - Полегче с оскорблениями, - возмутилась, потянувшись к ближайшей упаковке с лапшой. - Могу и обидеться. Вау, мой любимый вариант, чтобы побольше мяса и овощей. Ты чудо, братец.
        Кирилл распрямился и улыбнулся, добавив:
        - Порой мне кажется, что мы и не жили все эти годы раздельно. Настолько хорошо знаю тебя.
        Поджав губу, я не удержалась и показала ему язык, накидываясь на лапшу.
        - По тебе и не скажешь, что ты полчаса назад заливалась слезами в три ручья, - ухмыльнулся он, усаживаясь напротив.
        - Я стресс заедаю, - с набитым ртом ответила, будучи неуверенной, все ли слова разобрал брат.
        - Заметно, - добавил он, и мы приступили к еде в полной тишине.
        Правда тишину нарушало мое чавканье, а Кирилл хмурился, требуя вести себя не как свинья и прикрывать рот почаще. И не говорить с набитым ртом. И еще многое другое. Порой, мне казалось, что он унаследовал почти все качества от мамы, и первым было его нудное бурчание по поводу поведения за столом.
        - Кстати, мама звонила тебе? - выпалила я, смачно проглотив последний кусочек мяса.
        Кир вздрогнул, но покачал головой из стороны в сторону, давая понять, что они уже давно не общаются.
        - И мне не звонила, - пробормотала я, потянувшись к упаковке с роллами. - Как думаешь, если я уйду с работы и займусь чем-нибудь другим, она сильно расстроится?
        - Она обрадуется, - губы брата напряглись, словно он пытался улыбнуться, но у него ничего не вышло. - А ты собралась уходить?
        Задумавшись, я играла палочками в руке, постукивая ими по краю коробки.
        - Не знаю, - пожала плечами. - Все возможно после такого. Еще я сцепилась с начальницей кадров, она теперь с меня не слезет. Видел бы ты ее лицо, - и громко хохотнув, я продолжила. - Еще сука Алиса, которая капала под меня и Вадима с самого начала.
        - Если надумаешь сменить место работы, - ответил Кира, перестав ковыряться в упаковке с лапшой, - я поддержу тебя, сестренка. Даже помогу поискать новое работы. У нас в команде периодически требуются менеджеры, - подмигнув, он мягко улыбнулся мне. - Будешь ездить со мной по стране, организовать встречи и так далее. Может, станешь моим личным менеджером, а то в последнее время тяжело все самому согласовать и никуда не опаздывать.
        - Найди себе няньку, Кир, - весело ответила я.
        - Мое дело предложить, - протянул он, приступая к наполовину опустошенной коробке с роллами. - Или попроси Марка с Виктором помочь. Вот у них для тебя найдется достойная замена твоей скучной должности. Тем более в «РегионСтрой», на крайний случай, можно податься.
        Проглотив ролл с красной рыбой, я уставила на брата.
        - А это идея, мой дорогой братец, - быстро ответила. - Так и сделаю, если вылечу с работы за очередные обвинения в своем непристойном поведении.
        После того, как закончили с едой, мы решили отправиться погулять. Тем более за окном стоял чудесный теплый летний день.
        Кирилл предложил сходить в кино, и я поддержала его идею, отмечая, что он никогда не водит девушек по торговым центрам гулять, перекусывая в рестораторах быстрого питания, а тем более в кинотеатры. На что брат ответил, что он же не ребенок, чтобы так развлекаться. Но я для него все та же мелкая девчонка-сорванец, которую нужно выгуливать.
        - Я не собака, Кир, - но брат лишь вздернул удивленно бровь. Вот же застранец! Он считал меня глупым пуделем.
        Все сложности начались в торговом центре, где я планировала устроить шопинг, благо денег хватало, чтобы обновить гардероб. Кирилл постарался замаскироваться, натянув на себя модные полупрозрачные очки, но на нас все время поглядывали, а после и вовсе остановила стайка молоденьких девушек, прося автограф у брата.
        - Вот поэтому я и не хожу по таким местам, - проворчал он, когда нам удалось отделаться от голосистых настойчивых девиц.
        - Да ты звезда, - хлопнула по плечу брата, и он недовольно потирал место удара.
        - Мое узнаваемое лицо не всегда помогает, - вздохнув, ответил Кирилл. - Иногда хочется просто пройтись, чтобы никто не пялился и не окликал.
        - Бедняжка, - снисходительно улыбнулась я, но брату не понравился мой оскал.
        - Вредная сестра, - заключил он, обнимая меня рукой за плечо. - Пусть думают, что я тут со своей красоткой-девушкой и больше не пристают ко мне.
        Удивленно выдохнув, я рассмеялась, все еще пораженная его словами.
        - Красоткой? - выдавила сквозь смех я. - Не помню, когда ты считал меня хотя бы симпатичной.
        - Но никто же не знает, что ты хрюшка, - подмигнув, он отхватил удар локтем в бок.
        Обойдя не меньше десятка бутиков, я скупила себе все, за что хваталось под неодобрительное бормотание Кирилла, которому суждено было таскать за мной пакеты, стоять около раздевалок, подавая мне новые вещи. В первом же магазине я купила узкие светло-голубые джинсы и топ на тонких бретелях солнечно-желтого цвета. В этой же одежде я и покинула магазин, а свои закинула в пакет с логотипом, не желая возвращаться к серой будничной форме.
        - Так-то лучше, - впервые одобрил выбор Кира, волоча в итоге все покупки на парковку и закидывая их на заднее сидение.
        Следующим по списку был кинотеатр, где я выбирала фильм, а Кирилл вздыхал и соглашался посмотреть мелодраматическую чушь, как он выразился. А чушь оказалась настолько интересной и впечатляющей, что я под конец разрыдалась на плече брата, пока он вздыхал и умолял мне собраться и заткнуться, потому что на нас косо смотрят.
        - Не знаю, что на меня нашло, - утирая слезы и шмыгая носом, пробормотала я, когда под облегченные вздохи брата мы покинули кинотеатр и направились на парковку.
        - А я знаю, - хмыкнул Кир, поглядывая на меня, чтобы я не отстала от него и не затерялась в толпе. - Ты слишком впечатлительная, Ника. А еще не умеешь сдерживать эмоции. И суешь везде свой нос. Мне продолжать?
        Надувшись, я показала ему язык и гордо последовала вперед, отвечая:
        - Просто ты бесчувственный чурбан, братец. Ты же видел, какая у них была любовь, почти трагическая. И как они преодолели все трудности и оказались наконец вместе, - восторгаясь экранной жизнью, говорила я.
        - Мы же договорились, никогда не влюбляться, сестренка, - вдруг резко произнес Кирилл, обрывая меня на полуслове. - Или ты забыла?
        Вздрогнув, я потупила взгляд, боясь встретиться с его пронзительно-голубыми глазами, которые всегда были ярче моих, хоть и казались одинаковыми.
        - Нет, не забыла, - ответила, когда мы уселись в машину и брат завел мотор.
        Кирилл промолчал. Я взглянула на него и заметила, как губы были напряжены, превращаясь в тонкую полоску на лице. Мягкие красивые черты стали резкими, а в уголках глаз впервые для меня появились еле заметные морщинки.
        Он не спеша покинул парковку, направляясь на проспект, который вёл на дорогу за город. Мы катались в тишине, нарушаемой звуками огромного города. Я упивалась этим моментом, когда не нужно было говорить. Придумывать слова, оправдываться за поведение, врать. Врать прежде всего себе. Я оступилась, заигралась. И нарушила собственные правила. Я влюбилась.
        - Кир, - тихонько позвала брата, когда тот внимательно следил за дорогой, маневрируя по полосе между других машин.
        - Чего? - ответил он, и по его тону я поняла, что он все еще раздражен, но старался не злиться, сдерживая гнев.
        Я сжала в руках ремень безопасности и обернулась к нему, чтобы спокойным голосом спросить:
        - А ты когда-нибудь влюблялся? - внутри все дрожало в ожидании ответа брата.
        - А ты когда-нибудь влюблялся? - внутри все дрожало в ожидание ответа брата.
        Он кивнул. Утвердительно кивнул, не оборачиваясь ко мне.
        - И каково это? - протянула я, кусая губы.
        - Больно, - тихо отозвался брат, и его побелевшие костяшки пальцев подтверждали слова. - Больно и прекрасно, и я не жалею, что испытал это чувство. Я бы испытал его вновь, но, увы. Я однолюб.
        - То есть все те девушки, с кем ты встречаешься, не вызывают в тебе ничего?
        - Ничего, кроме простого животного влечения. Только секс, и все. Даже сейчас, пусть у меня есть девушка, с которой я периодически встречаюсь и сплю, не вызывает во мне ничего. Она милая, улыбчивая, открытая, но чужая. Уверен, через месяц наши отношения исчерпают себя, и я начну новый поиск той, кто скрасит пару ночей, но не станет ко мне ближе.
        Присвистнув, я поняла, что мы с братом похожи не только внешне. Наш внутренний мир, наши чувства идентичны, пусть снаружи с возрастом мало осталось одинаковых черт.
        - Вот и у меня так, - с грустью заметила я, отворачиваясь к окну. - Я думала что так. Простое влечение. Желание и секс. Но кажется, мне сейчас больно. Вот тут, - и ткнула себя в грудь, сдерживаясь, чтобы не заплакать вновь, когда подступили слезы.
        - И кто он? - нахмурившись, поинтересовался брат.
        - Скажу, если скажешь, кто она? - быстро ответила я, опасаясь, что Кирилл свернет мне шею, стоит ему услышать имя Майера. - Кто разбил твое сердце?
        Он не одобрит мой выбор. Даже Вадим был возмущен, хотя его вполне устраивал подобный расклад, но он знал обо мне чуть больше, чем Кир.
        - Не скажу, - выдохнув, отозвался брат.
        - Тогда и у меня не проси называть его имени, - тихо ответила. - Но я боюсь, что все изменится, стоит ему услышать сплетни, которые ходят по компании.
        - Значит, он из компании? - отреагировал Кирилл, и я поджала губы, отругав за себя за излишнюю болтливость.
        Но ему не узнать кто именно, ведь в фирме насчитывалось порядка тысячи сотрудников. Попробуй отыскать нужного мужчину.
        - Уверена, что он тот самый, если боишься, что он поверит чужим словам, нежели тебе? - с каким-то дребезжащим в голосе напряжением спросил Кирилл, выворачивая на дорогу в сторону парка на набережной реки.
        - Думаю, что да, - с неохотой ответила я.
        Мы молчали, пока Кирилл подъезжал к небольшой парковке около входа в парк. Пока покидали салон и неторопливо шли в сторону реки. И оказавшись у воды, бурлящей под нашими ногами, брат заговорил, и его голос был хриплым от усталости.
        - Та девушка, которую я любил, - сглотнув образовавшийся в горле ком, он продолжил, - тоже поверила чужим словам. И сейчас у нее своя жизнь. Своя семья. Она счастлива со своим мужем. Не думаю, что она помнит обо мне. Или узнает, стоит нам встретиться в толпе.
        Я прикоснулась к руке брата, которую он положил на металлические перила.
        - Ты все еще ее любишь?
        - Не знаю, Ника, - тихо произнес он. - Не уверен, что то чувство, которое осталось во мне после ее предательства, все еще можно называть любовью. Там пусто, сестренка. Пусто, темно и холодно.
        Я прижалась плечом к плечу с братом, который не смотрел на меня. Все его внимание привлекала даль, а под нашими ногами бушевала вода, вздымая вверх волны, стоило ей удариться о край бетонной набережной.
        - Поэтому не влюбляйся в того, кто бросит тебя, Ника, - сквозь шум воды добавил Кира, наконец взглянув на меня. - Тот, кто предает тебя и верит чужим словам, не достоин нашей любви.
        И его теплая ладонь коснулась моей щеки, по которой неспешно ползли слезы, оставляя за собой мокрый след.
        Утро следующего дня началось довольно рано. Сквозь крепкий сон я услышала, как где-то в стороне от меня надрывается сотовый телефон. Проворчав, что я сплю, я накрыла ладонью ухо, надеясь, что звонящий угомониться и перестанет меня мучить. Но телефон не унимался, и после третьего пропущенного, последовал новый звонок, и я вынуждена была разлепить один глаз и уставиться на часы, которые сообщали, что сейчас 05.38 и мне спать можно как минимум еще часов пять.
        Накануне, после прогулки с братом, я вернулась домой около полуночи. Ворча, Кирилл помог затащить все покупки и скинул пакеты в прихожей, сообщая, что дальше я сама разберусь. Я и разобралась, оставив пакеты там же, где они и лежали. Кирилл вернулся к себе, а я не торопилась ложиться спать, почитав книгу, пока накачивала себя соком и сладостями, намереваясь набить желудок до отказа.
        Чертыхнувшись еще раз, я выбралась из одеяла и поползла на звук, не собираясь открывать глаза. Но все же прищурилась, пытаясь рассмотреть кому не спится в такую рань. Номер был неизвестным.
        - Алло, - прохрипела, приняв звонок.
        - Ника, - твердый, вполне бодрый голос, который я узнаю из миллиона, заставил меня раскрыть глаза от удивления.
        - Да, Эрнест, - глухо ответила, сжимая в руке телефон, пока пыталась сесть на край кровати.
        - Можешь объяснить, что черт возьми произошло за те четыре дня, пока я отсутствовал в городе? - настроен он был недружелюбно, и острая боль пронзила то самое место, на которое я показывала брату, когда мы беседовали о любви.
        Поежившись, я постаралась придать собственному голосу твердости, но получалось это отнюдь не так, как хотелось.
        - Ты про слухи, которые расползаются в фирме? - уточнила я, надеясь, что он скажет «нет» и я пошучу. И даже шутку придумала, но он утвердительно ответил, вынуждая продолжить разговор. - Эрнест, я не хочу перед тобой оправдываться или извиняться. Но знай, что слухи это всего лишь слухи, которые кто-то намерено распускает.
        - По этой причине ты взяла отпуск? - поинтересовался он.
        - Да, - быстро ответила. - И не только. Глеб меня достал со своими цветами. Из-за этого и поползли слухи. Ты знаешь, как обо мне отзываются теперь?
        - Да, - произнес мужчина, но не назвал как именно. - И мне не нравится то, что о тебе говорят.
        - Поверь, мне тоже, - устало вздохнула, опуская голову вниз, стараясь рассмотреть пальцы на ногах, которым не помешает свежий педикюр. - Я хочу переждать, когда все угомонятся. Перестанут сплетни распространять.
        - Хорошо, - быстро произнес он, соглашаясь с моим решением. - Так будет лучше для всех, - и на этих словах я услышала, как звонок прервался, возвещая короткими гудками и последовавшей после тишиной.
        Посмотрев на экран, я шмыгнула носом и упала назад, растянувшись на кровати.
        Он поверил слухам. Он поверил всем, кроме меня. Он не поддержал меня. Его ледяной голос говорил за всё.
        Как сказал Кирилл: «Тот, кто предает тебя и верит чужим словам, не достоин нашей любви.»
        - Не уверена, братик, что смогу не любить его, - повернувшись на бок, я подтянула ноги.
        Прижавшись к собственным коленям, я тихо разрыдалась, сотрясаясь телом и всхлипывая. И когда только успела влюбиться в него? Вспоминая все, что произошло за последние недели с момента нашей первой встречи, я понимала, что наша взаимная страсть не должна была привести к тому, чтобы сердце так учащенно билось, а слезы не унимались, продолжая то и дело опалять кожу. Интересно, когда их не станет, я смогу дышать свободнее?
        Потянувшись к телефону, я сохранила номер Майера. Нет, не в надежде, что он позвонит вновь. А для того, чтобы не ответить в следующий раз.
        - Эй, мартышка, - крикнул брат, когда я посмотрела в дверной глазок, неспешно отреагировав на звонок, - давай быстрей открывай дверь.
        - Зачем пожаловал? - подтягивая сползающие шорты, спросила я, пропуская в квартиру широко улыбающегося брата.
        Он протянул мне пакет, набитый едой и хитро подмигнул.
        - Кажется, наша обжора похудела, - я нахмурилась, но приняла пакет.
        Отправившись на кухню, брат последовал за мной, и неунывающим тоном говорил, что мне стоит научиться готовить и заняться порядком в квартире. Я же продолжала игнорировать его, извлекая пакеты с фруктами, шоколад различных марок, и три контейнера с едой. Домашней, даже теплой, едой.
        - Это для меня? - уставилась на замершего в дверях Кирилла.
        - Конечно, - кивнул он. - Специально утром встал пораньше, чтобы всё пригтовить.
        Я осторожно поставила контейнер на стол и рванула вперед, крепко сжимая брата в объятиях.
        - Ты мой ангел-хранитель, Кир, - и смачно поцеловала его в щеку.
        Он с наигранным недовольством и фырканьем стирал мой слюнявый поцелуй, пока я весело смеялась над ним, пряча еду в холодильник и оставляя для себя самый большой контейнер с запеченным мясом.
        - Мать меня убьет, если ты помрешь с голоду, - проворчал он, принимая в благодарность упаковку сока.
        - Поэтому она и учила тебя готовить, - пожала плечами. - У тебя к кулинарии талант, в отличии от меня.
        Хохотнув, он уселся напротив, наблюдая, с каким аппетитом я запихиваю в себя кусок мяса.
        - Да, я помню твои угольки, когда ты с гордостью заявила, что испекла нам печенье, - произнес он.
        Поморщившись, я улыбнулась.
        - С тех пор я не готовлю, - с набитым ртом ответила. - А вот ты, если надумаешь завязать со своей карьерой гонщика, всегда можешь воплотить мечты мамы и стать поваром.
        - Ну уж нет, - взмолился он, вскидывая руки перед собой. - Я помню, как она за уши тянула меня поступать в колледж, чтобы я отучился на повара.
        - И меня пыталась заставить стать учителем, - подмигнула я.
        - Из тебя бы получилась плохая училка, - согласился он.
        Занявшись едой, я молча ела, пока брат не спеша цедил сок, покачивая каждый раз головой, стоило мне зачавкать.
        - Зачем приехал то? - поглаживая себя по полному животу, спросила я. - Неужели, чтобы только покормить.
        - Нет, - отозвался он. - Ты дома сидишь три дня. Игнорируешь все мои попытки вытащить тебя наружу, сходить в клуб. Я даже готов еще раз прогуляться с тобой в торговом центре и посетить кино. Тем более ты накупила столько тряпья. Когда носить будешь?
        Пожав плечами, я уныло ответила:
        - У меня нет настроения, братец.
        - А меня это не волнует, - хмыкнул он. - Поэтому отправляйся к своей сокровищнице, доставай приличное платье. Мы идем гулять.
        - Выбор есть? - тихим голосом поинтересовалась я, но получила твердый отказ.
        И чуть не отхватив шлепок по заду, я быстрым шагом направилась в спальню и принялась приводить себя в порядок, оставляя брата хозяйничать на кухне. Уверена, мне не стоит торопиться, и он перемоет гору грязной посуды, которая терпеливо отмокала в раковине и дожидалась своего часа.
        Услышав звонок в дверь, я крикнула Кириллу, чтобы он посмотрел, кого там принесло. Надеюсь, что не очередные незваные гости, а просто пронырливая соседка тетя Зоя, женщина преклонного возраста, которая каждый день ошивается на площадке, намереваясь заглянуть ко мне в гости. При этом выгуливая тявкающую маленькую собачонку, которая не прочь пометить мой коврик.
        Глава 22.
        Кирилл направился к двери, вытирая попутно руки о цветастое полотенце, которое стоило отправить в стирку.
        Он открыл дверь, даже не взглянув в глазок, и обомлел, обнаружив на пороге квартиры сестры мрачного Эрнеста Алановича Майера собственной персоной.
        - Какого черта! - прошипел Кирилл, выталкивая за порог Майера и последовав за ним. - Что ты здесь забыл?
        - Тот же вопрос, - холодно произнес Эрнест, наблюдая, как перед ним стоит Кирилл, в домашних тапочках и с полотенцем в руках.
        Гонщик рыкнул, но сдержался, ответив:
        - Я заехал в гости к сестре, - Кирилл старался говорить спокойно, чтобы никто не смог подслушать их, совсем немирно беседовавших на лестничной площадке. - А вот что ты здесь делаешь, мне не понятно. Или будучи владельцем компании, в которой работает моя сестра, ты решил навещать сотрудников у них дома?
        Эрнест напрягся, его ладони сжались в кулаки.
        - Да, я заехал, чтобы увидеть Веронику и узнать все обстоятельства того скандала, из-за которого она вынуждена была уйти в отпуск.
        Кирилл хмыкнул, скрестив руки на груди, пока на его плече покачивалось полотенце.
        - Скажу от имени своей сестры, - ответил Левин. - Все у нее в порядке. Она отдыхает, наслаждается тишиной. Развлекается со мной и друзьями. А вот ты в круг ее друзей не входишь. И постарайся не приближаться к моей сестре. Лучше разберись со своими сотрудниками, которые вместо того чтобы работать, занимаются тем, что языками чушь мелят. Особенно меня волнует твой коммерческий директор. Пусть он держится подальше от Ники, иначе я набью его самодовольную морду.
        - Это все? - спросил Майер, не сводя стальных глаз с парня.
        - Нет, - покачал головой Кирилл. - Про себя тоже не забывай. Держись от Ники подальше. Иначе и тебе достанется.
        И отступив назад, Кирилл быстрым шагом вернулся в квартиру, закрывая с хлопком дверь. Для уверенности он закрыл ее на замок.
        - Кто приходил? - выглянула из спальни Ника.
        - Перепутали квартиру, - хохотнул он. - Я им подсказал, куда нужно идти.
        Девушка пожала плечами и вернулась обратно, больше не интересуясь, с кем общался брат.
        Кирилл вернулся на кухню и выглянул в окно, которое выходило во двор. Он заметил, как быстрым шагом Майер приблизился к своему автомобилю, где его уже дожидался водитель, услужливо открывая дверь. Они поспешно покинули двор, но Кирилл не унимался, желая знать, что понадобилось Майеру в квартире Ники. Спрашивать ее - значить рассказать о его приезде. Пожалуй, он подождет. И будет внимательно следить за жизнью сестры. И не подпустит к ней того, кто заставит ее вновь плакать.
        Он ненавидел женские слезы.
        Слишком часто видел их. Слишком часто их мать оплакивала свою любовь. Их отца. Отца-пьяницу и дебошира, погибшего по собственной глупости, когда в очередной раз, будучи в пьяном дурмане побрел по неокрепшему льду и провалился. Его тело нашли только весной. И мать опознавала его останки по сохранившейся частично одежде. Она слишком много плакала. Всегда.
        В тот день Ника и он пообещали друг другу никогда не влюбляться.
        И оба не сдержали своего слова.
        Неизбежно, но мой отпуск подошел к концу, и я с огорчением подумала, что стоило написать тогда заявление на две недели. Только начала втягиваться и спать столько часов, сколько вздумается, как будильник возвестил до жути противной трелью о том, что пора отрывать свою задницу от теплой мягкой постели и тащиться работать.
        Надеясь, что слухи все же умолкли и появился новый повод для сплетен, я переступила порог офиса, ловя на себе задумчивые взгляды коллег. Один Никита был безмерно рад меня видеть, передавая обратно кураторство над новым проектом.
        Оценив то, чего они достигли за неделю, я с досадой поняла, что разгребать придется мне. Коллектив действительно загнивал, никто не хотел работать, выполнять поставленные задачи. Даже Вадим не мог повлиять на них.
        Отправившись к начальнику в кабинет, я после краткого стука вошла, не дожидаясь ответа.
        - Ника, - выдохнул он, подняв покрасневшие глаза на меня, - как же я скучал по тебе, мой спаситель.
        Хмыкнув, я присела на знакомый стул.
        - Смотрю, ничего не меняется, - и постучала пальцами по кипе бумаг, которые предстояло перебрать.
        - Увы, но да, - кивнул в ответ мужчина. - Будешь вновь спасать отдел или пошлешь всех нас?
        - Втрое с удовольствие, - хохотнув, произнесла я. - Но совесть не позволит так подставить тебя, мой дорогой друг. Может тебе стоит рассмотреть возможность уволить их всех к чертям и собрать подходящую команду?
        Вадим откинулся назад, собрав длинные пальцы рук в замок.
        - А не плохая идея, - задумавшись, ответил он. - Раскидать их по другим отделам, а кое-кого и в правду стоит уволить. Алиса совсем съехала с катушек, - шепотом добавил он. - Мнит из себя начальника. Кажется, у нее есть покровители в компании.
        - Только сейчас догадался? - подмигнула ему. - Тебя подсиживают. А лучший способ освободить место, это развалить отдел и сорвать всю работу над проектами.
        Вадим кивнул, прищурившись.
        - Ты же знаешь, нужны доказательства, - шепотом заговорил он. - А пока терплю и внимательно слежу за ней.
        - Тогда удачи, мой дорогой шпион, - также тихо добавила я.
        Рассмеявшись, мужчина поинтересовался, как прошел отпуск.
        - Увы, но мало, - проворчала я. - А как тут со слухами?
        Он резко наклонился вперед и затараторил так быстро, что мне с трудом удавалось понять его речь.
        - Как со слухами?! Да все отлично. Больше никаких сплетен в компании. Майер тут всех разнес. Особенно отхватила начальница кадровиков. Ты бы видела ее лицо, когда он нас всех собрал и устроил головомойку. Всех, кто был хоть как-то причастен к слухам, он без труда нашел, и по возвращению пригласил к себе на совещание. Не думал, что могу испугаться так кого-то, но Майер умеет произвести впечатление. Там кстати и Антипов был, отнекивался, что не причастен к разговорам, но получил тоже сполна. Всю неделю не влезает из кабинета, вечерует. Похоже, что у нашего коммерческого директора большие проблемы. Ты бы видела его сейчас, - хохотнул Вадим. - На нем лица нет. Весь осунулся, помятый. А Майер тут рвет и мечет, так что постарайся подальше от него держаться.
        Пытаясь не вскрикнуть от новостей, я тихо, но с хрипотцой в голосе, произнесла:
        - Он мне звонил, в субботу. И все, - пожала плечами. - Хотел узнать про слухи, из-за которых я ушла в отпуск. И больше не объявлялся. Мне кажется, он поверил в них.
        Вадим поморщился.
        - Если бы поверил, то не гонял бы нас тут.
        - Но и не звонил больше.
        Мужчина отмахнулся, возвращаясь на прежнее место, прижавшись спиной к спинке кресла.
        - У него не было времени, - произнес Вадим. - Сегодня и проверишь, как к тебе он относится. У нас сбор отделов. Будут ставить новые планы.
        Я кивнула, чувствуя, как тело вибрирует от нарастающей дрожи. Не уверена, что готова встретиться с Эрнестом в переполненном конференц-зале.
        Все собрание я отсиживалась в крайнем ряду, стараясь не привлекать к себе внимания. И пока Эрнест оглашал предстоящие проекты, результаты своей поездки и прочую рабочую чушь, попутно раздавая задания и отвечая на бесконечные вопросы, я смотрела хоть куда, но не на него. С первой же минуты, стоило ему появиться в конференц-зале, где все собрались и ожидали его, я поняла, что он заметил меня и резко отвернулся, словно ему было неприятно смотреть.
        Сдерживая подступающие слезы, я глубоко дышала и думала о том, чтобы заказать на ужин. А лучше перебрать шкаф с вещами. Еще и стирка накопилась. Стоит ли отогнать своего пучеглазого монстра в сервис на замену масла и фильтра, или попросить Кирилла сделать это?
        В голову лезли дурные мысли, которые я нещадно топила бытовыми вопросами, в итоге пропустив все собрание и не поняв, о чем вообще была речь. Стоит поинтересоваться об этом у Вадима, пусть он и будет возмущаться, пересказывая мне новости.
        Покидала собрание я одной из первых, быстро перебирая ватными ногами. Усмехнувшись, что однажды я также сбегала, возбудившись от дивного низкого баритона мужчины, теперь же у меня были иные причины покинуть зал раньше всех. Я не могла дышать в наполненном людьми помещении, пытаясь заглушить слезы.
        В коридоре до меня донесся голос, тот самый, и я обернулась, чуть не споткнувшись на месте.
        Майер стоял в нескольких метрах от меня и прожигал насквозь льдом своих серых глаз.
        - Вероника Сергеевна, - еще раз обратился он. - Следуйте за мной.
        - Вероника Сергеевна, - еще раз обратился он. - Следуйте за мной.
        И я пошла. Заставила себя пойти, оглядываясь на окружавших меня людей. Но никто не смотрел на меня. Все были заняты разговорами, спеша по своим рабочим местам. Никаких пересудов, перешептываний. Эрнест взял все под контроль, и его боялись.
        Майер остановился около приоткрытой двери неизвестного мне кабинета и жестом указал, чтобы я вошла первой. Я перешагнула порог, он следом.
        И нет, я не услышала щелчка замка, хотя в глубине души надеялась на это. Он не закрыл дверь, только прикрыл ее, оставляя небольшой зазор. Я поняла его намек. Ничего личного. Только работа.
        - Вероника Сергеевна, - официально обратился он, и я посмотрела на мужчину, не встречаясь больше с ледяным взглядом.
        Сфокусировав все внимание на белоснежном вороте его рубашки, я кивнула, позволяя ему говорить дальше.
        - Я сделал все возможное, чтобы в компании больше не было никаких слухов и сплетен, - заговорил Майер. - Надеюсь, теперь вас никто не потревожит и вы сможете спокойно выполнять поставленные задачи, тем более сейчас, когда ваш отдел показывает наихудшие показатели.
        Я кивнула, оставаясь стоять посреди кабинета с узкими столами и не отводя взгляда от воротничка.
        - Если у вас есть вопросы, я готов на них ответить, - продолжил он.
        Я покачала головой из стороны в сторону.
        - Но если возникнут, вы можете обратиться к моему секретарю, и она назначит время, чтобы обсудить всё, - и Эрнест замолчал, резко развернувшись.
        Он покинул кабинет, оставляя меня смотреть на возникшую пустоту. Сквозь затуманенный от слез взгляд я не видела ничего, только след от белого воротничка, отпечатавшегося в моем подсознании.
        Он поверил слухам. Он поверил Глебу. Всем, но не мне. Так вот какая она боль, о которой говорил Кирилл.
        Тяжело выдохнув, я заставила себя пойти вперед. Покинуть кабинет, спуститься на лифте вниз на несколько этажей. Вернуться в свой отдел. Сесть за рабочий стол и раскрыть папку с проектом. И начать работать. Работать в своем показывающим наихудшие результаты отделе.
        Интересно, сколько у меня понадобится времени, чтобы подготовить резюме? И есть ли на моем телефоне приличная фотография, чтобы прикрепить ее к резюме?
        - Марк, привет, - произнесла я, когда спустя несколько минут отыскала в своем телефоне вместо фотографии номер друга и набрала его, будучи уверенной, что он ответит сразу. Он никогда не выпускал телефон из рук.
        -Да, Ника, - отозвался Марк своим привычным спокойным голосом, от которого мне стало легко, словно все проблемы вмиг испарились.
        - Мы можем сегодня встретиться? Есть разговор, - надеюсь, мой голос достаточно уверенно звучит, чтобы не вызвать лишние подозрения.
        - Да, - ответил он. - Давай вечером, в «Фараоне». Если ты не против? У меня там есть дела.
        - Хорошо, - быстро произнесла я. - Тогда надену свое лучшее платье, чтобы у тебя все получилось, - кажется, я даже рассмеялась.
        - А я прихвачу с собой Боба, чтобы он отгонял от тебя ухажеров.
        - Замечательная идея, - улыбнулась я в ответ. - До вечера.
        И Марк первым отключился. По второй линии у него был звонок. Как обычно занятой до ужаса, и в тоже время всегда выручающий в трудной ситуации друг. И сегодня я буду просить его помочь мне с работой. Даже встану за стойку ресепшена в его салоне, лишь бы поскорее сбежать из «МайерКомпани».
        - И это твое лучшее платье? - недовольно произнес Марк, когда мы встретились на парковке перед «Фараоном». Роберт, как истинный джентльмен, позвонил мне заранее, чтобы предупредить, что заберет меня и доставит в клуб в целости и сохранности. А после отвезет обратно. Он пообещал это Марку.
        - Да, а что с ним не так? - протянула я, осматривая свое золотое сокровище, прокручиваясь на месте на высокой шпильке.
        - Ты сорвешь любые переговоры в таком виде, - добавил Марк, отворачиваясь от меня, но при этом он кивнул, указывая, что мне стоит подхватить его под локоть. - А ты куда смотрел? Нужно было отправить ее переодеться.
        - Переодеться? - возмутилась я. - Во что? В мешок?
        - Да, Ника, иначе одни проблемы, - спокойно произнес Марк, совершенно не уловив моего шутливого настроения. Я тяжело выдохнула и побрела вперед. Роберт же громко рассмеялся, опередив нас и первым входя в клуб.
        В «Фараоне» было не многолюдно, но музыка гремела и на танцполе в такт покачивались девушки и парни.
        Мы проследовали в отведенное в стороне от шума и проходов закрытое от посторонних место, где располагались вип-места. И за одним из таких столов сидел Майер, который резко поднялся, когда наши взгляды пересеклись.
        - С ним у тебя встреча? - прошептала Марку, и он кивнул, помогая мне сесть за противоположный конец стола. Вот такой подставы я не ожидала.
        Эрнест пожал руки Марку и Роберту как старым приятелям, при этом он сохранял привычное спокойное выражение лица, искоса поглядывая в мою сторону.
        Уверена, я произвела на него впечатление. Надеюсь, что не сорву их переговоры.
        - Не знаю, нужно ли вас представлять, - протянул Марк, и я оборвала его.
        - Нет, мы знакомы. Я же работаю в компании Эрнеста Алановича, - на удивление, голос не дрогнул.
        Майер кивнул и отвернулся от меня. Вновь. Я отвернулась в ответ, наблюдая за пестрой толпой в клубе.
        Они беседовали о делах, о бизнесе. Обсуждали последние новости. Что-то упоминали про благотворительный ужин, который должен был состояться в сентябре. Кажется, жена мэра организует в очередной раз сбор для сливок общества, чтобы те помогли приюту для детей. Не уверена, все ли правильно расслышала, увлеченно потягивая коктейль из высокого бокала. Только низкий тембр голоса Майера отзывался шумом в моих ушах.
        - Я схожу в бар, - поднялась из-за стола, заставив всех разом замолкнуть.
        - Я с тобой, - ответил Роберт и, не дожидаясь моего согласия, последовал в бар.
        Мне не оставалось ничего иного, как пойти за ним. Уверена, что Марку и Эрнесту будет что обсудить без нас.
        - Ты сегодня не в духе, - заговорил Боб, когда мы оказались перед стойкой бармена.
        Я сделала заказ, отдавая предпочтение более крепкому напитку. Боб предпочел стакан газированной воды.
        - Прости, если порчу вам все веселье своей грустной миной, - отозвалась я, наблюдая, как передо мной возникает бокал, наполненный мартини.
        Пригубив его, я вздохнула еще раз.
        - Надеюсь, не из-за Майера ты так помрачнела? - тихо спрашивает Боб, придвинувшись ко мне.
        - С чего ты взял? - осторожно поинтересовалась в ответ.
        Он коротко хохотнул, притягивая к себе наполненный бокал водой.
        - Между вами будто кошка пробежала, - произнес он. - Я видел, как вы встретили друг друга. Он готов свернуть тебе шею. Ты его хочешь послать как можно дальше.
        Хмыкнув, я пригубила еще раз, набираясь храбрости. С Бобом не было смысла врать. Он все видел.
        - Как обычно, наш проницательный Роберт, - скривила губы в подобие улыбки.
        - К сожалению, - пробормотал он и замер, когда мимо нас прошла молодая девушка, весело хохоча в компании двух болтающих парней.
        Я проследила за напряженным взглядом друга, заставив себя повнимательнее рассмотреть девушку.
        - Твоя знакомая? - хороший повод перестать обсуждать мою жизнь и сменить тему.
        Боб покачал головой.
        - Не совсем, - произнес он. - Скорее знакомая твоего брата.
        Я разинула рот, всматриваясь в удалившихся на танцпол молодых парней и девушки, призывно покачивающей бедрами.
        - Кто такая? - потребовала от Боба объяснений.
        - Ирина. Модель. Она с Кириллом около месяца встречается, - ответил друг. - Точнее, встречаются, когда им удобно. При этом не отличаются особой верностью друг другу, - и кивнул в сторону девушки, которую уже обнимал один из парней.
        Я сжала челюсть, понимая, что новая подружка брата мне совсем не понравилась. Пусть и продлится их роман еще немного. Кирилл никогда не был верен одной девушке, предпочитая менять их так часто, насколько у него хватало сил и свободного времени.
        - Поверь, она мне тоже не нравится, - пожав плечами, озвучил мои мысли Боб.
        - И что с ней не так? - отвернувшись от танцпола, я посмотрела на Роберта.
        - Хочет казаться милой, искренней и веселой, оставаясь при этом двуличной. Жду не дождусь, когда их роман закончится.
        Фыркнув, я допила мартини и попросила бармена повторить.
        - И как часто они видятся?
        - Не так часто, - ответил Боб. - И хорошо, что оба заняты. Она была пару раз в нашей компании, лучилась вся, изворачивалась. Не очень приятно смотреть, когда девушка пытается привлечь к себе внимание.
        Поблагодарив за новую порцию, я ответила Бобу:
        - Я тоже лишнее внимания привлекаю в компании.
        - Нет, ты искренняя в своих словах и поступках. Как и Кир. Вы всегда говорите то, что думаете, либо молчите совсем. Никогда не обманываете. А вот она умело притворяется.
        - И опять твоя проницательность, - прищурившись, я рассмеялась.
        Боб с грустью улыбнулся и покачал головой.
        Спустя минут десять мы вернулись к Марку и Эрнесту, которые перестали беседовать, стоило мне остановиться перед столом. Мы сели на свои места, и Марк обернулся ко мне, встречаясь пронзительным темным взглядом со мной.
        - Ника, ты же хотела что-то обсудить со мной?
        - Да, - быстро ответила я, продолжая смотреть на Марка.
        - Тогда мне стоит оставить вас, - и Эрнест начал подниматься из-за стола, чтобы уйти.
        Но мой голос остановил его, заставляя взглянуть на меня и сесть обратно.
        - Почему же, оставайтесь. Тем более то, что я хотела обсудить с Марком, частично касается и вашей компании, Эрнест Аланович.
        Я перевела взгляд на Майера, на него же посмотрели и удивленный Роберт, и мрачный Марк.
        - Я хотела попросить тебя, Марк, - твердым голосом произнесла я, обращаясь к другу, при этом не сводя глаз с застывшего на месте Эрнеста, - помочь мне с поиском нового места работы. Думаю, настало время двигаться дальше и сменить обстановку.
        Глава 23.
        Роберт с хлопком поставил бокал с водой на стол, и от звука я вздрогнула, взглянув на него.
        Марк только удивленно посмотрел на меня, а после перевел взгляд на Эрнеста.
        Майер молчал.
        Я же решила, что должна продолжить свою речь, пока никто из них не стал говорить, спутав мысли.
        - Это решение далось мне не просто, но за время своего короткого отпуска, я поняла то, что работа архитектором меня больше не привлекает. Думаю, попробовать что-нибудь новенькое. Возможно, получить второе образование, - короткий смешок сорвался с губ.
        «Ника, ну и чушь же ты несешь», - мысленно отругала себя, внешне сохраняя безмятежность.
        - Мы можем поговорить? - стоило мне замолчать, как заговорил Эрнест.
        - Да, - быстро отреагировал Роберт и поднялся со своего места.
        Марк последовал его примеру, неторопливо вставая. Они даже не оглянулись, когда отправились к бару, оставляя меня, молча протестующую, наедине с Драконом.
        - Что это значит? - рыкнул Эрнест, не сводя все это время с меня глаз.
        Я пожала плечами, пока пыталась не задохнуться от паники.
        - То и значит, что мне стоит уйти из вашей компании, Эрнест Аланович, - выдавила ответ из себя, сцепив руки в замок под столом. - Так будет лучше для всех. Особенно для вашей фирмы. Больше никаких слухов о распутнице Веронике Фроловой.
        Майер молчал, сверля меня насквозь ледяным взглядом.
        - Поговорить со мной, прежде чем начать поиски, не пыталась? - выдохнул он, отворачиваясь.
        Я вздрогнула, потеряв наш зрительный контакт. Он больше не смотрел на меня.
        - Не думаю, что разговоры помогут, - тихо ответила я. - Эрнест Аланович, я действительно думаю, что мне стоит уйти. Так будет лучше и для меня.
        Он покачал головой, не соглашаясь с моими доводами. Ему нужна причина. Веская причина. Но сказать, что я влюбилась в него как наивная школьница - не лучший вариант.
        - Это твое окончательное решение? - от низкого баритона, ставшего за последний месяц почти родным, я задрожала.
        - Да, - быстрый ответ, чтобы не было времени одуматься.
        - Тогда нам понадобится время, чтобы найти замену для вас, Вероника Сергеевна. И как только все будет готово, ваше заявление на увольнение будет подписано, - и он поднялся из-за стола, растирая руки, словно их свело от напряжения.
        Майер не прощаясь, покинул вип-зону, ни разу не обернувшись на меня. А я ждала его взгляда. И сделай он это, я бы не выдержала. Я бы попросила его остаться. Но мы приняли решение. У наших отношений не может будущего, пока я остаюсь в его компании обычной сотрудницей, вокруг которой происходят скандалы. Если бы только наши пути сошлись иначе, при других обстоятельствах.
        Но, увы. Я тяжело дышала, прикасаясь ледяными ладонями к раскрасневшимся щекам.
        «Только без слез, Ника. Только без слез», - прошептала безмолвно себе, замечая, как возвращаются Марк и Роберт. И в руках Боба стакан с водой. Для меня.
        - И как понимать? - уставился на меня Роберт, пока Марк садился напротив, чтобы теперь самому сверлить меня взглядом.
        Скривив губы в полуулыбке, я выпила всю воду из стакана.
        - Когда ты заявила о своем решение уйти, я подумал, что Майер свернет тебе шею, - произнес Боб.
        - Я тоже так подумала, - смеяться у меня не получалось.
        - Я подумаю, что смогу предложить тебе, если ты на самом деле ищешь работу, - заговорил Марк, извлекая телефон из кармана.
        Теперь мы оба уставились на спокойного Громового, пока второй Громов метал молнии, возмущаясь моим поведением.
        - Ты это серьезно, Марк?! - удивленно воскликнул Боб.
        Тот кивнул. И указал на экран телефона, на котором был открыт список вакансий, которые были в его фирмах, начиная с автомастерских и заканчивая «РегионСтроем».
        - Я скину тебе весь список на электронную почту, - подтвердил свои слова Марк. - Сама посмотришь, что больше интересует. Дашь мне знать, когда будешь готова приступить.
        Роберт покачал головой, понимая, что спорить с Марком бесполезно. Идеальное качество Громовых - никогда не бросят друга в беде, пусть и подход для спасения у них отличался.
        Вечером, когда меня благополучно доставили домой под не унимающиеся нравоучения, лившиеся из Боба как из рога изобилия, я устало вздохнула, приняла душ и включила планшет, чтобы просмотреть электронную почту.
        Марк отправил весь список, какой у него имелся, начиная от должности внештатных сотрудников и уборщиц, заканчивая топ-менеджментом. Больше всего меня интересовали вакансии в «РегионСтрой», пусть я и заявила, что архитектура меня больше не привлекала. Я врала, чтобы задеть Майера. И задела. Теперь мои дни, проведенные в «МайерКомпани» подходили к концу. Уверена, что уже в ближайшие пару дней начнется поиск замены для меня. И Алиса была лучшей кандидатурой на должность. Ведьма будет счастлива занять мое место, к которому она так стремилась. Надеюсь, Вадим сможет усмирить ее порыв, иначе отдел не долго просуществует. Тем более, Эрнест следит за нашими показателями.
        Я совру, если скажу, что мне не жаль покидать компанию, с которой я плотно сотрудничала больше пяти лет, но продолжать там, где меня оклеветали, оскорбили и даже унизили, не очень-то хотелось.
        Утром, после бессонной ночи, я с трудом проснулась ближе к полудню. Чертыхаясь, поплелась снова в душ, чтобы заставить тело взбодриться, а мозг начать работать. Мне предстояло просмотреть вакансии, определиться, что привлекает больше всего. Отправить Марку свою резюме, которое понадобится для отдела кадров в его фирмах. Интересно, мне нужно будет проходить собеседование наравне с остальными претендентами, или вновь повезет и мне помогут получить желаемую должность? Иногда хорошо, что у тебя есть такие друзья.
        Хмыкнув, я расправилась с делами и оформила заказ еды из ближайшего ресторана с доставкой на дом. Покидать квартиру я сегодня не планировала, отдавая предпочтение одинокому блужданию в четырех стенах.
        Спустя полчаса из мыслей о собственной судьбе меня выдернул звонок в дверь. Взглянув мельком на часы, я поразилась, как быстро работает доставка и бодрым шагом преодолела несколько метров, чтобы распахнуть дверь с веселой улыбкой от предвкушения плотного обеда.
        - Добрый день, Вероника Сергеевна, - на меня смотрели стальные глаза Эрнеста, стоявшего на пороге моей квартиры.
        Проглотив обреченный стон, я кивнула, боясь произнести хоть слово.
        - Я не помешал? - поинтересовался он, прожигая насквозь взглядом.
        Новый кивок, а следом отрицательный.
        - Хорошо, - выдохнул мужчина. - Вы одна дома?
        Интересный вопрос. Утвердительный кивок.
        - Я могу войти? - кажется, он начинал раздражаться от моего молчания.
        Я отступила назад, позволяя Майеру войти. Он поспешно сделал пару шагов, словно опасаясь, что я захлопну дверь перед его носом. Я предложила ему тапочки, когда он снял ботинки и прошел на середину коридора.
        - Спасибо, - монолог Эрнеста затягивался.
        А вот у меня никак не хотел работать язык. Как и мозг, блокирующий любую здравую мысль.
        - Вероника Сергеевна, - заговорил Майер, когда я жестом указала, чтобы он прошел следом за мной в гостиную, - вчера нам не удалось нормально поговорить. Поэтому я приехал к вам лично, чтобы обсудить возникшую неприятную ситуацию и разобраться, как нам поступить.
        Усевшись на край дивана, я наблюдала, как Эрнест присаживается на противоположный край, оставляя между нами приличное расстояние. Но я чувствовала, как аромат его парфюма щекотал мой нос. Вдохнув поглубже приятный чарующий запах, я свела сильнее ноги, проклиная себя за возникшее желание. Майер производил на меня впечатление, всегда. Даже если я злилась на него.
        Он молчал, ожидая, когда я заговорю с ним. И мне пришлось переселить себя и выдавить из себя несколько слов:
        - Мне показалось, что я вчера была достаточно убедительна, когда говорила о своих планах сменить работу, - поджав губу, я не рискнула посмотреть на него, но Эрнест не сводил с меня взгляда.
        - Я помню все, что вы вчера говорили, - произнес он, стоило мне замолчать. - Но мне нужны причины вашего решения уйти из компании.
        - У меня есть только одна причина, - ответила, уставившись на собственные сплетенные в замок пальцы рук.
        - Неужели все из-за сплетен, которые расползались по фирме?
        Я вздрогнула, когда его низкий голос полоснул по ушам, заставляя вспомнить пережитое. Сердце учащенно застучало, а тело покрылось холодной испариной.
        - Да, - прошептала я, взглянув на мужчину.
        Майер покачал головой, словно раздосадованный моим ответом.
        - Вероника Сергеевна, я постарался сделать все, чтобы в фирме больше никто не смел распространять слухи. Теперь это карается штрафами и увольнением. Поверьте, за последние дни в компании тишина.
        Фыркнув, я отвернулась.
        - Раньше нужно было этим заниматься, - раздражение, пришедшее на смену возбуждения, наполняло меня, грозясь поглотить. - И перестань называть меня Вероникой Сергеевной, жутко бесит.
        Майер не ответил. Он поднялся со своего места, и на долю секунды я подумала, что он уходит. Но Эрнест приблизился ко мне и присел рядом со мной так, что наши тела соприкасались.
        - Ника, - прошептал он, наклоняясь к лицу. - Я так скучал по тебе. Прости, что не смог защитить тебя от нападок собственных подчиненных.
        - Не нужно извиняться, Эрнест, - глубоко вдохнув, ответила я.
        Я первой потянулась к его губам, не позволяя больше говорить. Он отреагировал быстро, накрывая мои нежным неторопливым поцелуем, будто опасаясь, что я могу оттолкнуть его. Нажав немного, я заставила его развести тонкие губы, и ворвалась в рот языком, углубляя скромный поцелуй, заряжая нас нарастающим удовольствием.
        Притяну в себе, Эрнест держал мое податливое тело в своих крепких объятиях, исследуя в ответ мой рот, играя языком и покусывая.
        Резкий звонок заставил нас вздрогнуть и отпустить друг друга. Выругавшись, я встала и направилась в коридор. Эрнест оставался на месте, следя за каждым моим движением.
        - Будешь обедать? - хохотнула я, когда сжимая в руках два увесистых пакета, показалась на пороге гостиной.
        Майер посмотрел на мою ношу и нахмурился, но согласно кивнул и поднялся с дивана,
        проследовав за мной на кухню.
        - Знаешь, я не умею готовить, - пробормотала я, распаковывая упаковки с теплой едой. - Да и хозяйка из меня ужасная. Я неряха, ненавижу мыть посуду.
        Эрнест молчал, усевшись за стол, пока я перед ним раскладывала еду.
        - Вот и заказываю себе в ресторанах, либо сама хожу поесть в кафе, - грустно улыбнулась, ловя на себе теперь задумчивый взгляд.
        - Ника, - заговорил он, стоило мне закончить разбирать пакеты. - Ты мне нравишься вовсе не по этому, - его голос звучал успокаивающе, и я кивнула, обнадеженная тем, что Майер не ищет себе подружку-домохозяйку.
        - Отлично, - присев напротив мужчины, я вооружилась ложкой. - Теперь давай поедим. А то я голодная на столько, что готова была шлепнуться в обморок. Тем более заказала столько, что точно не смогу съесть за раз.
        Он оглядел заставленный стол и усмехнулся. Но больше Эрнеста поразило то, сколько еды мне удалось впихнуть свое тело.
        - Впервые вижу девушку, которая так много ест, - проговорил он, наблюдая, с каким упоением я съела последние кусочки мяса и лапши, довольно похлопывая себя по набитому животу.
        - Да, я обжора, - подмигнув, я потянулась к десерту под одобрительный смех Майера.
        Когда с едой было покончено, и мы перекочевали в гостиную, я заставила Эрнеста стянуть с себя пиджак и галстук.
        - Ты всегда носишь костюмы? - поинтересовалась, аккуратно вешая пиджак в шкаф.
        Запасной одежды для безупречного главы крупной строительной компании у меня не было. Рассмеявшись собственным мыслям о том, что была бы не прочь держать у себя парочку костюмов и рубашек для него, я вернулась на диван, где удобно расположился мой незваный, но такой желанный гость, мягко улыбаясь мне.
        - Нет, не всегда, - протянул он, позволяя сесть рядом с ним.
        Накрыв мою талию рукой, Эрнест подтянул меня поближе так, чтобы наши тела вновь соприкасались.
        - Хотела бы посмотреть на тебя в другой одежде, - хитро прищурившись, пробормотала в ответ, накрывая его руку своей. - Или вовсе без одежды.
        Стоило мне произнести последние слова, как Майер с приглушенным рыком рванул меня на себя, заставляя упереться в его грудь, пока он сам накрывал губы страстным поцелуем.
        Наверное, мои желания скоро сбудутся. Очень скоро.
        Прижимаясь всем телом к его напряженному крепкому, я почувствовала как в брюках упирается в мои бедра тяжелая горячая эрекция. Заскользив руками по нежной ткани рубашки, я остановилась на его животе, ощутив, как в мои губы рыкнул мужчина, словно требуя продолжения. Улыбнувшись больше мысленно, чем на деле, так наши рты были заняты иными ласками, я скользнула рукой вниз, ловко расстегивая ремень, а следом и ширинку брюк.
        - Ты же понимаешь, что сегодня мы уже не остановимся? - оторвавшись от губ, произнес Майер, опаляя мою кожу разгоряченным дыханием.
        - Да, - согласилась я, чувствуя, как разливается возбуждение по телу.
        И к черту все проблемы на работе. К черту мои нездоровые мысли о любви. Сегодня он приехал ко мне, чтобы не переубедить остаться в компании, или доказать, что больше никто не будет распускать сплетни о моих похождениях. Эрнест приехал ко мне, чтобы остаться со мной. И я не отпущу его, не насладившись его ласками. Не насладившись им сполна.
        Майер потянул за край моей футболки, рывком снимая ее и отбрасывая в сторону. Следом последовал и спортивный топ.
        Накрыв ртом напряженные соски, он прикусил горошину, заставляя меня прогибаться навстречу его поцелуям и стонать от удовольствия.
        - Я к скучал по ним, - хмыкнул он, на мгновение выпустив изо рта покрасневший сосок.
        - И я скучала, - промурлыкала в ответ, потянув его за руку вниз, чтобы позволить ему самому убедиться в том, как мое тело жаждет его прикосновений.
        Оказавшись горячей ладонью в моих домашних шортиках, под которыми я не носила белья, он простонал, накрывая вновь потревоженный сосок, а пальцами проникая в меня.
        Когда он начал двигаться там, мое тело отозвалось со всей страстью, на которое только было способно. Я чувствовала, как бьется сердце мужчины, насколько горячо его тело. Я стонала и дышла в унисон с ним, наслаждаясь каждым, даже мимолетным качанием.
        Мои руки опустились на его брюки, и сквозь ткань поглаживали крепкую плоть, обхватывая член настолько насколько возможно было сделать это через ткань.
        Мы наслаждались друг другом не спеша, будучи уверенными, что нас никто не поймает за пикантным занятием, никто не увидит и не осудит. Мы занимались любовью, отбросив страх и предрассудки, отдавшись захватившему нас чувству.
        - Я хочу видеть тебя всю, - прошептал Эрнест, убирая свою ладонь.
        С недовольным стоном я позволила ему оставить меня, но он торопливо стянул шортики, и теперь я предстала перед ним полностью обнаженной.
        - Ты прекрасна, - выдохнул он, бережно укладывая на диван.
        - Тогда и ты раздевайся, - хриплым голосом произнесла я, ловя на себе жадный взгляд.
        Он кивнул, но раздевался не торопливо. Сначала расстегнул одну пуговицу на рубашке, потом вторую. Я ждала, тяжело дыша, пока тело пробирала крупная дрожь от нарастающего возбуждения. И если кто-то мне сказал бы, что можно кончить только наблюдая за тем, как кто-то раздевается, я бы послала этого человека. Но сейчас я была на грани, ощущая, какой влажной и нетерпеливой становлюсь.
        Когда с пуговицами на рубашке было покончено, Эрнест снял ее и аккуратно отложил в сторону. Хмыкнув, я проследила за его движениями.
        - Дальше, - и указала на брюки, замирая от предвкушения.
        И Майер не заставил себя долго ждать. Он стянул брюки вместе с бельем и носками, представ передо мной наконец-то полностью обнаженным с гордо вздымающейся пульсирующей эрекцией.
        Громко выдохнув, я пробормотала:
        - Действительно, Большой Босс, - залюбовавшись, как на покрасневшей головке проступает прозрачная капля.
        - Что? - удивленно переспросил Эрнест, и я выругалась, понимая, что ляпнула лишнего.
        - Твой член, - переведя взгляд с органа на лицо мужчины, я хитро прищурилась. - Он большой. Так что я его называю теперь так.
        Майер громко рассмеялся, и в такт его смеху содрогалось тело, в том числе и возбужденная плоть.
        - Тогда позволь моему Большому Боссу побывать в его непокорной страстной сотруднице? - наклонившись надо мной, сквозь смех произнес он.
        И я раскинула ноги, позволяя ему оказаться во мне.
        Расположившись между разведенными бедрами, Эрнест накрыл мои губы томным долгим поцелуем, пока к моей плоти прикоснулась обжигающая головка. Он медленно вошел в меня, срывая с моих губ удовлетворенный стон. Заполнив, растянув собой, Майер замер, позволяя привыкнуть к размерам.
        - Ты узкая, - прошипел он, явно с трудом сдерживая себя.
        - У меня это первый секс за последние пару лет, - честно призналась я, наслаждаясь, как во мне пульсирует его плоть.
        Майер с рыком уткнулся лицом в мою шею и дернулся, начиная двигаться. Обхватив его ногами, я задвигалась в такт, позволяя нам обоим выбрать нужный темп. Мои руки скользили по его покрытой испариной спине, оставляя красные полосы от ногтей.
        Позже мы сменили позу, и я оказалась на Эрнесте, овладевая им сама, направляя в себя твердый член, который был на грани. После нескольких глубоких толчков, Эрнест резко покинул тело, извергнувшись на обнаженную кожу.
        - Нам еще рано заводить малышей, - прошептал он, накрывая мои губы.
        - Да, - я кивнула, соглашаясь со словами мужчины. - Пока я планирую наслаждаться процессом.
        Откинувшись назад, Эрнест ухмыльнулся.
        - Мы оба будем наслаждаться процессом, - и в его серых глазах, которые мне всегда казались ледяными, загорелись теплые искорки, давая мне надежду на искренние чувства.
        В подтверждение своих слов, мы продолжали наши ласки. В тот день я испытала оргазм три раза, Майер почти догнал меня. И когда мы обессиленные лежали в постели, куда перебрались после совместно принятого душа, Эрнест гладил мои мокрые волосы, мягко улыбаясь.
        - Все-таки у тебя маленькая квартирка, - проворчал он. - А душ совсем крошечный.
        - Это съемная квартира, - приподнявшись на одной руке, я нависла над мужчиной. - И я не планировала сюда приводить мужчин, чтобы мыться с ними вместе.
        Рассмеявшись, он потянул меня к себе, накрывая губы поцелуем.
        - Может, перекусим? - поинтересовалась я, когда нам удалось выпустить друг друга из объятий.
        Согласно кивнув, Майер поднялся с кровати, и отправился в гостиную, где натянул на себя белье и брюки. Я же извлекла из шкафа домашнее короткое платье и надела его, проигнорировав то, что желательно было достать еще белье.
        Но стоило нам вернуться в кухню, чтобы с аппетитом наброситься на остатки еды из ресторана, задумавшись, стоит ли оформить новый заказ, как наш смех и болтовню нарушил звонок в дверь.
        Вскочив на ноги, я заторопилась в коридор, надеясь, что за дверью не окажется никого из знакомых. Пусть это будет тетя Зоя. Надеюсь, что она. Сейчас я была бы чертовски рада видеть ее любопытную голову, которую она всегда просовывала в дверь, с интересом рассматривая квартиру. Да к черту! Даже не против, чтобы ее собачка помочилась на мой коврик.
        Глава 24.
        - Кирилл? Какого лешего тебя принесло в девять вечера? - уставилась на бодрого и веселого брата, пытавшего как ураган ворваться в квартиру.
        Брат наигранно надулся, остановившись на пороге.
        - Я думал, ты тут со скуки загибаешься, - протянул он. - Вот и приехал позвать тебя покататься, - подмигнув, он скинул свои кеды. Оглядываясь по сторонам, он чертыхнулся, когда заметил на обувнице незнакомые ботинки.
        - Ника? - вопросительно уставился на меня, красноречиво указывая на находку. - Я не во время?
        Я энергично закивала, взмолившись, чтобы брат собрался и ушел, а Майер не догадался выйти из прикрытой дверью кухни. К такому знакомству я пока не была готова. Не уверена, что мой выбор оценят.
        Но Кирилл в несколько секунд преодолел коридор и раскрыл дверь на кухню, встретившись с неодобрительным взглядом стоявшего около стола мужчины.
        - Какого хрена ты здесь забыл? - прорычал Кир, скрестив руки на груди. - И где, чет возьми, твоя одежда?
        Брат кипел от злости, и я ухватила его за локоть, пытаясь вытянуть в другую комнату. Но он застыл как каменное изваяние, которое не возможно было сдвинуть с места.
        - Навестил твою сестру, - сухо ответил Эрнест, и по его тону я поняла, что они не просто знакомы, а уже пересекались раньше и обсуждали меня.
        Кирилл тяжело задышал, двинувшись в сторону спокойного Майера, и я вскрикнула от неожиданности, пытаясь приложить максимум усилий, чтобы удержать не унимающегося брата на месте.
        - Никто ничего не хочет мне рассказать? - уставилась на мужчин, которые как по мановению волшебной палочки замерли и посмотрели на меня.
        - Нет, - гаркнул Кир, а Эрнест просто покачал головой.
        Интересная складывалась ситуация. На моей кухне без пяти минут как состоится драка за мою честь и достоинство, но объясняться со мной никто не хочет. Вспыхнув, я грозно посмотрела на мужчин, жестом указывая, чтобы они перестали посылать друг друга и заткнулись.
        - Нет, Ника, - прорычал Кирилл. - Я не собираюсь молчать. Вот он, - и брат брезгливо ткнул пальцем в сторону Эрнеста, - причина всех твоих проблем. Стоило тебе переехать и начать работать в главном офисе, как на тебя меньше чем за месяц навалилось столько проблем, что даже такая крепкая девочка как ты была готова сдаться. Я прекрасно помню, как ты рыдала на моем плече. А вот он? Не хочешь рассказать, что сделал он, чтобы помочь тебе?
        Кирилл трясло от ненависти. Его ноздри раздувались от тяжелого дыхания. Майер внешне казался спокойным, но не сводил ледяного взгляда с Кирилл. Но внутри у него все клокотало. Его только что обвинили в том, что он не смог уберечь меня.
        - Сделал достаточно, чтобы предотвратить все слухи, которые когда-либо распространялись в компании, - твердо произнес Эрнест, но больше не смотрел на меня.
        Кирилл дернулся, скидывая мою руку со своего локтя, в которое я вцепилась со всей силой, оставляя на коже красные следы.
        - Достаточно? - возмутился брат, сделав шаг вперед. - А почему она плакала?
        Возникало ощущение, что меня просто игнорируют, когда я стою между двух огней и усиленно пытаюсь погасить пламя, подливая бензин. Майер наконец взглянул на меня, задумчиво произнеся:
        - Я не знал.
        - Не знал?! - Кирилл сделал еще один шаг, я же готовилась встать между ними, если брат надумает устроить кулачный бой. - Так вот знай то, что Нику в твоей компании обидели. И я чертовски рад, что она уходит. Я позабочусь, чтобы вы больше не пересекались, не смотря на то, чем вы тут занимались.
        Я вздрогнула, осознав, что брат знает про мое решение уволиться. Скорее всего, ему поведал Боб, иначе бы Кир не заявился ко мне вечером внезапно. И второе, что я поняла, он совершенно не одобрил нашу связь с Майером, хотя прекрасно понимал, чем именно мы занимались.
        - Неужели ты думаешь, что я намерен отказаться от Ники? - пророкотал низкий голос Эрнеста, заставивший меня резко обернуться и поразиться, как гнев преобразил его.
        Кирилл однако не смутился изменению в настроение Майера, потирая руки.
        - Брат, успокойся! - выкрикнула я, чувствуя, что стоит хоть кому-то из них заговорить, они сцепятся и разнять у меня уже не выйдет. Не та весовая категория.
        Он взглянул на меня. Его голубые, как и мои глаза, заплыли от бушующей ярости. Тяжело дыша, Кир смотрел на меня, но держал ситуацию под контролем, все также потирая кулаки.
        - Пожалуйста, успокойся, - прошептала я, надеясь, что смогу угомонить его.
        Но он покачал головой.
        - Ты плакала из-за него, - тихо ответил он, указывая раскрытой ладонью на грудь. - Это больно Ника, помни. Но я не одобрю твой выбор, никогда.
        Последние слова полоснули меня, словно пощечина по израненной щеке.
        Кирилл резко развернулся и умчался в коридор, где спустя мгновение послышалось громкое хлопанье двери. Он ушел, не оставляя мне шанса на оправдание.
        - Теперь он возненавидит меня, - пробормотала я, все еще смотря на то место, где минутой раньше стоял разъяренный брат.
        Эрнест приблизился ко мне, обхватывая руками за талию и прижимая к своему телу.
        - Дай ему время, - хрипло произнес он, целуя меня в распущенные волосы.
        Я промычала что-то невразумительное в ответ, стараясь сдержать нахлынувшие слезы.
        - Мне уйти? - тихий голос заставил вздрогнуть.
        - Нет, - шмыгая носом, ответила я. - Только не сейчас.
        Эрнест остался. Он был со мной до утра, согревая в теплых объятиях, пока я пыталась совладать со слезами. Он не задавал вопросов, просто ласкал и успокаивал. Дарил надежду на то, что наши с братом отношения не закончились. Нам нужно было время. Кириллу - чтобы перестать злиться на меня и принять мой выбор. Мне - чтобы разобраться в себе.
        В понедельник, когда я переступила порог офиса, во мне зародилось неприятное чувство скорби. Оставалось так мало времени до того, как я покину компанию.
        Эрнест больше не поднимал вопрос о моём увольнении, и я расценила это как его согласие на мой уход. Он вообще старался не беспокоить меня лишний раз, когда утром после того как собрался и ушел, вернувшись к себе домой. Я провожала его, всматриваясь, как он садится в машину и неспешно покидает двор. Он ни разу не посмотрел на окна моей квартиры. Предательские слезы подступили вновь.
        Теперь же оказавшись за свои рабочим столом, я просматривала вереницу сообщений, которые отправила с прошедшего дня брату. Кирилл взял глухую оборону, игнорируя меня по всем фронтам. Даже мои мольбы о помощи, брошенные Роберту, не увенчались успехом. Он созвонился со мной и заявил, что Кир чертовски зол на меня. А теперь, после того как Боб вмешался в наши разногласия, при этом не принимая ни чьей стороны, и вовсе отказался общаться с ним. Вот так, я рассорила еще и друзей. Обращаться за помощью к Марку, а тем более к Никольскому, я не планировала. Не хотелось бы стать причиной того, как их дружба развалиться из-за меня.
        Усиленно работая над проектом, который мне достался почти в неизменном виде, стоило моему отпуску закончиться, я ощутила, как глаза слипаются. Бессонные ночи не приводят ни к чему хорошему. Потрепав себя, я заставила свое тело покинуть кабинет и направиться за новой порцией горячего кофе.
        - Вероника, - от голоса, окликнувшего меня в коридоре, я вздрогнула, но не торопливо повернулась, стараясь изобразить на лице спокойствие.
        Глеб Антипов предстал передо мной во всей своей потрепанной красе. Вадим не шутил, когда рассказывал, как коммерческому директору досталось от Майера. Эрнест загонял своего подчиненного до такой степени, что передо мной стоял осунувшийся, бледный с темными кругами под глазами мужчина, пытавшийся изобразить на помятом лице прежнюю веселость и беззаботность.
        - Добрый день, - холодно поздоровалась я, надеясь, что наша беседа продлится недолго.
        Оказываться от кофе я не собиралась, но и входить в комнату наедине с ним не планировала. Пусть мы поболтаем на глазах публики, чем подарим новую порцию слухов, пусть теперь в компании за это можно схлопотать проблемы.
        - Почему же так официально? - присвистнул он, приближаясь ко мне.
        Я не сдвинулась с места, но готова была огреть его, стоит только Глебу пересечь невидимую черту. Мужчина остановился в паре метров от меня, убирая руки в карманы брюк.
        - Давно не виделись, Вероника, - произнес он, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
        - Давно не виделись, Вероника, - произнес он, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
        От его дыхания резануло алкоголем. Еле уловимый на расстоянии запах, защекотал мои ноздри. Ну надо же, понедельник у кого-то действительно тяжелый день. И судя по виду Глеба, тот в последние дни не просыхал.
        - Да, давно, - поджав губы, выдавила из себя слова. - Хотелось бы еще не видеться столько.
        Но мои слова не произвели на мужчину никакого впечатления. Он рассмеялся, уставившись на меня.
        - Дерзкая девчонка, - прошептал он, склонив голову немного в бок, когда его смех наконец утих. - Смотрю, мои цветы не произвели на тебя впечатления?
        - Нет, - покачала головой. - Ненавижу красные розы.
        Новая порция смеха начинала выводить из себя.
        - Как жаль, - ухмыльнулся Антипов, хитро прищурив глаза. - Ты бы прекрасно смотрелась в лепестках алых роз.
        Присвистнув, я рассмеялась. И смех мой был холодным и жестким.
        - Не думала, что у вас такие фантазии, - скривив губы, не сводила взгляда с заигрывающего со мной мужчины.
        Он согласно кивнул.
        - Не только такие, - и по его затуманенному взору я поняла, что меня наглым образом раздевают прямо здесь.
        Скрестив руки в защитном жесте на груди, я обратилась к Глебу, вырывая его из мира иллюзий:
        - Вам стоит прекратить фантазировать относительно меня. Поищите новую жертву для своих утех.
        - Уже, - пожал плечами мужчина. - Но ты все же лакомый кусочек для меня. Хотел бы оказаться между твоих ног, пока туда не добрался Майер, - подмигнул он.
        Я вспыхнула. Мои щеки покраснели, и рассказ Вадима о споре, который был установлен между мужчинами, заставил меня задрожать.
        - И сколько денег вы поставили? - ледяным тоном поинтересовалась я, приглушив свой голос на столько, чтобы никто не мог нас услышать.
        - Пятьдесят миллионов, - хмыкнул он.
        Мне же оставалось разинуть рот от удивления. Чтобы переспать со мной, они были готовы выиграть такую сумму. Или наоборот, чтобы выиграть такую сумму, которую мне не заработать и за десять лет беспрерывного труда, они готовы были трахнуть меня на перегонки. Что же, стоит Майер поздравить. Прошлой ночью он выиграл спор. Трижды.
        - Мне нужен кофе.
        Резко развернувшись на каблуках, я проследовала в комнату для приема пищи, где к моему счастью шептались две девочки из другого отдела. Под их косые взгляды я приготовила кофе, радуясь, что Глеб не пошел за мной. Его не оказалось и в коридоре, поэтому мне удалось благополучно вернуться на свое рабочее место.
        После не самого приятного разговора с Глебом, я провела остаток рабочего дня, усиленно работая над новым проектом, попутно вводя в курс Никиту и Степу, и дрессируя нашего мальчишку Олега, в котором к моему удивлению открылись недюжинные таланты. Кажется, кое-кто его задавливает своим авторитетом. Задумалась, стоит ли намекнуть об этом Вадиму. Пусть присмотрит за Олегом, от него действительно есть прок, если позволить самостоятельно работать, а не выполнять чужие поручения.
        Диана сегодня была удивительно молчаливой, все время посматривала на свой телефон, и ближе к концу рабочего дня сбежала раньше остальных, даже не попрощавшись ни с кем. Следом ушли болтающие о какой-то новой игре парни. Даже Вадим шустро покинул офис, кивнув на прощание. Провожая его взглядом, я поняла, что за целый день так и не призналась ему, что ухожу из компании. Он мне не простит подобного предательства.
        Зарывшись с головой в бумаги, я планировала задержаться еще на полчаса, чтобы добить последние отчеты и завтра уже смело начать передавать дела коллегам. Но все мое внимание привлекло внезапное появление Алисы, вставшей напротив стола, упирая при этом руки в округлые бока.
        - Я же говорила, что ты сука, - интересное начало для беседы.
        Отвлеклась от бумаг, взглянув на коллегу. Она выглядела чертовски злой, с покрывшими ее щеки алыми пятнами.
        - Что опять не так? - устало протянула я, аккуратно собирая бумаги.
        Кажется, сегодня уже не поработаю.
        - Я слышала твой разговор с Глебом, - огрызнулась она, а я вздрогнула, задумавшись, насколько много ей удалось узнать.
        Поджав губу, Алиса пыхтела, тяжело контролируя свое дыхание. Мое же осталось спокойным. Хорошо, что все ушли, и у нас не будет лишних свидетелей.
        - Давай говори, что тебя не устраивает, - откинулась назад, прижимаясь спиной к креслу, приняв самую удобную позу.
        Алиса дернулась, словно пыталась не заорать на меня. Сжав кулаки, она затараторила.
        - И что он нашел в тебе? - рыкнула она, и ее губы, накрашенные алой помадой, оставили след на подбородке. - Глебу крышу срывает из-за тебя, еще и Майера подключила, чтобы защищал тебя от наших нападок. Ведь так ты ему сказала? Что мы во всем виноваты? Теперь нам за каждое неверное слово в твой адрес сулит штраф, вплоть до увольнения. И чем ты так подкупила его? Хорошо сосешь?
        Высказавшись, Алиса умолкла, тяжело задышав.
        - Всё? - мой тон, пронизанный безразличием к ее тираде, разозлил.
        - Ты переходишь границы, - прошипела девушка. - Увела у меня должность. Забрала мой проект. Я должна была заниматься городским парком, а не ты. Ты все испортила нам!
        Интересные последние слова, которые слетели необдуманно с губ Алисы, заставили меня напрячь слух, запоминая каждую произнесенную букву. Стоит аккуратно перевести тему, чтобы девушка не догадалась о моих подозрениях.
        - Глеб трахает все что движется, - пожала плечами, не понимая, с каких это пор Антипов так интересуют Алису.
        В их одноразовый секс я готова была поверить, но никак в постоянные отношения. Глеб не тот человек, который повесит на себя клеймо верного мужчины. Таких Алис у него как минимум одна в неделю, а то и больше. И меня он пытался внести в этот список, только не по зубам оказалась.
        - Сука, - выкрикнула Алиса, но спорить со мной перестала.
        За пару минут она подхватила свою сумку и покинула кабинет, гневно ругаясь по пути.
        Выдохнув, я решила, что девушка не просто так держится за Глеба. Она знала, кто такой Антипов, но держало ее рядом с ним иное, нежели чувства. В холодный расчет я поверила бы больше. Стоит поговорить с Алисой еще раз. В гневе ее язык развяжется. А я буду готова послушать ее признание.
        К сожалению, за последние два дня мне не удалось подступиться к Алисе. Она все время исчезала, стоило нам остаться в кабинете наедине. Я же терпеливо дожидалась, заготовив несколько вопросов для болтливой блондинки. И пока мое томительное ожидание тянулось, я призналась Вадиму в своем решение уйти.
        - Я так и знал, - хлопнул он по стулу руками.
        Вадим рассмеялся, и я ахнула, понимая, что он совсем не злится на мое поспешное решение уйти.
        - Я ожидала другой реакции, - проворчала в ответ.
        Он отмахнулся, пытаясь перестать смеяться.
        - После той фигни, что творилась тут, я бы сам давно сбежал, - произнес Вадим, поборов приступ смеха. - А ты долго продержалась. И сейчас, вместо того чтобы хлопнуть дверью и уйти, упорно работаешь и учишь Олега.
        - Значит, заметил, - надув губы, уставила на него.
        Вадим кивнул, откинувшись назад на своем любимом рабочем кресле.
        - Конечно, заметил. Я же не настолько глуп, чтобы не видеть, что происходит в моем отделе. Но я терпелив, поэтому и ждал, когда сама заявишься и признаешься, - улыбнулся он, извлекая из ящика стола бумагу. - А еще вот.
        Вадим протянул мне несколько листов с резюме.
        - Прислали из отдела кадров, - ответил на мой немой вопрос он. - Майер со мной пообщался еще в понедельник. Сообщил о твоем решении и был очень удивлен, когда я признался ему, что не в курсе.
        - Обманщик, - проворчала я, принимаясь рассматривать бумаги.
        - Ника, помоги мне с выбором, - кивнул в сторону резюме. - Мне нужно как можно скорее найти нового сотрудника.
        Оторвавшись от документов, я с негодованием посмотрела на Вадима.
        - Это твоя задача, - вернула ему листы. - Собери свою команду мечты, как ты и планировал. А мой уход - хороший повод действовать. Раз Эрнест поддерживает тебя в этом.
        Хмыкнув, он все же принял обратно документы.
        - Ты права. Я сам потружусь над этим, - улыбнулся в ответ Вадим. - А твоя задача - сильно не напрягаться и заняться своей жизнью. Кстати, если найдешь хорошее место, не забывай про старого друга, - и он указал на себя.
        Расхохотавшись, я поднялась со стула.
        - Хорошо, мой старый друг, я не забуду о тебе, - подмигнув, я покинула кабинет своего без пяти минут бывшего начальника и вернулась за работу.
        Улыбаясь собственным мыслям, я была счастлива тому, что Эрнест принял мое решение, пусть и в тайне от меня уже начал искать новых сотрудников для отдела. Он все же не тревожил меня и не гнал, хотя я уже получила от Марка ответ, что могу занять любую из пяти должностей, которые привлекли мое внимание. Теперь осталось мне принять окончательное решение и уйти с гордо поднятой головой. И возможно, когда в следующий раз я переступлю порог компании, у меня будет гостевой пропуск.
        Усевшись за стол, я открыла свою папку с наработками для проекта и увидела, что она была пуста.
        - Какого черта! - выругалась я, привлекая к себе внимание собравшихся.
        Первым отреагировал Никита, приблизившийся ко мне.
        - Что произошло? - искренний голос парня нисколько не мог унять бушевавшего во мне гнева.
        - Где мои документы? - огрызнулась я, указывая собирающимся вокруг меня коллегам.
        Но парни пожали плечами, переглядываясь между собой.
        - Может, ты их в другое место убрала? - нерешительно спросил Олег.
        Я же покачала головой.
        - Они были тут, - рыкнула в ответ я, уставившись на пустую папку. - Были тут еще десять минут назад. А сейчас нет!
        - Мы были в курилке, - вскинув перед собой руки, отозвался Степа. Парни закивали в унисон головой.
        Осмотревшись по сторонам, я заметила, как тихо сидит Диана, опасливо посматривая в нашу сторону.
        - Говори, - мой ледяной тон заставил девушку подпрыгнуть на месте.
        - Алису тут оставалась, когда парни ушли курить, а я в туалет выходила, - прошептала она так тихо, что мне показалось, девочка совсем меня боится.
        Выругавшись еще раз, я хлопнула по пустой папке, поднимаясь из-за стола.
        - И где сейчас эта сучка? - во мне клокотал гнев, от которого расступились по сторонам парни, а Диана и вовсе втянула голову, словно пытаясь исчезнуть.
        - Отправилась за кофе, - шепотом ответила девушка.
        Я отправилась мстить, надеясь, что за мной никто не увяжется. Мне предстоял серьезный разговор. И лишние свидетели не нужны.
        Глава 25.
        - Ничего не хочешь рассказать? - стоило мне переступить порог комнаты, я бегло осмотрелась и убедилась, что кроме Алисы здесь никого не было.
        Блондинка слегка вздрогнула, но неторопливо обернулась, злорадно усмехаясь.
        - Что именно? - наигранно протянула она, размешивая ложкой сахар в полной кружке.
        Я прислонилась к двери, аккуратно поворачивая замок так тихо, что девушка не услышала щелчка.
        - О том, куда делись мои бумаги со стола, - мне пришлось приложить массу усилий, чтобы сдерживать нарастающий гнев.
        Алиса же продолжала ухмыляться, ликуя, что ее подстава удалась в этот раз.
        - Я устала ждать, когда же ты наконец уйдешь, - хмыкнула он. - Твои бумажки разорваны на мелкие кусочки и валяются в мусорном ведре. В том самом, куда ты выкидывала цветы от Глеба. Кстати, он не воодушевился, когда узнал про то, как ты поступаешь с его подарками.
        Скрестив руки на груди, я внимательно следила за каждым движением Алисы. Но она не переставала помешивать ложкой кофе, продолжая болтать.
        - Знаешь, тот проект, который так успешно для меня заваливал Вадим, должен был принести немалое количество денег для нас с Глебом, - оскалившись, произнесла девушка. - Но тут появилась ты и чудесным образом спасла зад Дорофеева и подставила нас.
        - Хочешь рассказать мне об этом? - поинтересовалась я.
        И она кивнула, опираясь на стол.
        - Да, сучка, хочу рассказать, - расхохоталась Алиса. - «РегионСтрой» готов был заплатить Глебу огромные деньги, если мы завалим проект, и он уйдет компании Громова. Но тут хитрый Дорофеев хватается за соломинку и отдает мою должность тебе. А ты оказалась не такой глупой, хотя признаюсь, я надеялась, что это место ты получила благодаря иным заслугам.
        И она красноречиво указала на мои бедра, давая понять, что верила до конца в нашу связь с Вадимом.
        - Мне пришлось попотеть, чтобы о вашей связи заговорила вся компания. Тут любят слухи, но не любят шлюх, - Алиса гордилась своими достижениями. - Но ты отобрала не только мое место, но и возможность хорошо нам заработать. И тогда Глеб вынужден был пойти на этот дурацкий спор с Майером на тебя.
        На ее лице отразилось такое отвращение, что я усомнилась в том, а не стошнит ли ее прямо здесь.
        - Зачем вам деньги? - произнесла я, заставляя девушку прищуриться.
        - Как зачем? - удивилась она. - Деньги нужны всегда, особенно когда Глеб их проигрывает. От Громова мы должны были получить десять миллионов. Мне досталось бы два. Как раз, чтобы покрыть собственные долги. А дальше я была бы не против поиграть в шпионку для «РегионСтроя» и подзаработать еще, в обход Антипова. Глеб и так неплохо обворовывает компанию, но напарник из него ненадежный, - фыркнула Алиса.
        - Я думала, у тебя к нему чувства? - врала и не краснела, но Алиса встрепенулась.
        - Чувства? - почти выкрикнула она, уставившись на меня. - Какие чувства могут быть к нему? Он играет, пьет, трахается со всеми. Тут ты была права. Но он нужен был мне, чтобы продвинуться и подзаработать.
        Я вздохнула и произнесла то, что вывело Алису из состояния равновесия.
        - А ты знаешь, на сколько Глеб поспорил с Майером? На пятьдесят лямов, - невозможно передать, каким бледным стало в тот момент лицо Алисы.
        - Сука, - выругалась она, с треском выкидывая кружку в мою сторону, которая, отскочив от стены, рассыпалась на несколько осколков.
        Я отошла в сторону, быстро открыв дверь.
        - Убегаешь, тварь, - следом за мной выскочила Алиса, пытаясь ухватить за рукав блузки.
        Ткань натянулась, и с треском порвалась. Выругавшись, я скинула напряженную руку блондинки, сдерживая себя из последних сил. Но Алиса не унималась.
        - То есть на тебе мы могли заработать пятьдесят миллионов? - выкрикнула она, хватаясь опять за мою руку. - Глеб мне сказал только про двадцать. Вот тварь. Вы оба.
        И я влепила ей пощечину. Такую смачную, оставляющую красный след на щеке.
        Алиса замолчала и уставилась на меня, потянувшись к щеке. На ее губе проступила маленькая капелька крови. Кажется, она прикусила ее, когда схлопотала от меня удар. Потирая щеку, а после и облизнув губу, она вся затряслась и в один миг набросилась на меня, повалив на пол.
        И мы сцепились как две кошки, рыча и ругаясь, разрывая друг на друге офисные костюмы и выдергивая волосы, разметавшиеся из аккуратных причесок по сторонам.
        На наши крики сбежались коллеги, но разнимать почему-то никто не торопился.
        - Ника! Алиса! Какого хрена?! - около нашего дерущегося исключительно по женским правилам клубка возник Вадим и парни. - А ну-ка разнимем их, - и нас в тот же момент потянули в разные стороны.
        Меня удерживал в крепких руках Вадим, еле совладав с моей силой. Алису держали Никита и Степа, подхватив ту под руки.
        - Быстро в кабинет, - рыкнул Вадим и потащил меня за собой, пока осыпала проклятьями Алису, попутно доставалось и Вадиму.
        Алиса тоже извивалась, но парни крепко держали брыкающуюся кобылку. Остальные сотрудники с интересом наблюдали за нами, но в кабинет не вошли.
        Усадив нас в разные концы просторного помещения, Вадим встал впереди, скрестив руки на груди.
        - Что произошло? - он был зол не меньше нас.
        Алиса проигнорировала его, утирая тыльной стороной ладони размазанную помаду и кровь. Я же рассматривала, какие глубокие царапины оставила на моей руке блондинка. И что моему рукаву блузки пришел конец.
        - Молчим, значит? - не унимался Вадим, теперь расхаживая перед нами.
        Остальные коллеги забились в дальний угол, около двери. Больше всех растерянной казалась Диана.
        Мы игнорировали все вопросы, которые сыпались из Вадима, пока не раздался звонок на рабочем столе Дианы. Она резво ответила, но еще больше растерялась, когда ей пришлось позвать Вадима.
        Вадим разговаривал недолго. Точнее он больше слушал и кратко отвечал, а после и вовсе положил трубку на место и вернулся к нам.
        - Обе в отдел службы безопасности, - рыкнул он, заставляя нас подняться со своих мест.
        Вадим сопроводил до кабинета начальника отдела безопасности, который уже ожидал нашего прихода, удобно расположившись за собственным столом. Нам он предложил сесть напротив.
        - И так, - заговорил он. - Меня зовут Николай Андреевич Стародубцев. И мне тут поведали, что две симпатичные девушки из архитектурного отдела устроили драку посреди рабочего дня на территории компании. Не помню, чтобы в компании одобрили идею с бойцовским клубом. Или это просто дружеский спарринг?
        От его приятного голоса мне захотелось улыбнуться, вспоминая, как в той самой драке лидировала я, придавив Алису к полу и зажав между ног ее неповоротливое тело. Годы тренировок с братом, когда мы в детстве часто дрались, не прошли зря.
        - Что стало причиной вашего конфликта? - поинтересовался Николай, переводя взгляд то на меня, то на Алису.
        Вадим пожал плечами, надеясь на то, что тоже услышит причину.
        - Они так и молчат, как только мы их разняли, - заговорил Дорофеев. - Давай же, Ника, хоть ты объясни, что на вас нашло.
        - Я буду говорить только в присутствии своего адвоката, - выпалила я и чуть не заржала в голос, когда на меня уставились все собравшиеся. - Да ладно вам, расслабьтесь.
        И махнув рукой с порванным рукавом, я потянулась к карману юбки, извлекая чудом уцелевший телефон.
        - Вот, делаю работу, который должны заниматься вы, - и протянула телефон Николаю, который с недоверием посмотрел на меня.
        Алиса же дрогнула и подскочила, рассвирепев настолько сильно, что Вадиму пришлось вновь ее унимать. А после вовсе вывели под нескончаемые крики и ругательства.
        Оставшись наедине с Николаем, я пожала плечами.
        - Нервная девушка, - кивнув в сторону закрытой двери, за которой все еще раздавались приглушенные крики.
        - И что здесь? - Николай же не сводил взгляда с моего телефона.
        Ухмыльнувшись, я наклонилась немного вперед, прижав демонстративно руку ко рту.
        - Маленькие секреты Алисы о ее шпионаже против компании, - и рассмеялась, когда Николай довольно улыбнулся. - Передайте Эрнесту Алановичу, что я сделал для него одолжение. И то, что он должен мне новую блузку, - показывая на разорванную ткань.
        Начальник службы безопасности покивал, пока занимался тем, что перекидывал с моего телефона к себе файл с аудиозаписью, сделанной несколькими минутами ранее.
        - Эрнест Аланович будет рад получить подобное доказательство, - подмигнув, Николая вернул мне телефон. - И я передам ему насчет вашего пожелания. Размер не подскажете?
        Хмыкнув, я спрятала телефон на место.
        - Вы же все знаете обо мне, Николай Андреевич, - намекнула, что в курсе о том, как на меня собирали очень подробное досье.
        Мужчина рассмеялся и не стал этого отрицать.
        - Размер 44, любимый цвет желтый.
        - Да, я не против, - хихикнув, я поднялась со своего места. - А теперь, если у вас больше нет ко мне вопросов, я могу отправиться в отдел кадров и написать заявление на увольнение. Теперь меня здесь ничто не держит.
        Николай поднялся за мной вслед и обогнув стол остановился напротив меня. Протянул руку, я пожала в ответ.
        - Точно ничто не держит? - хитро поинтересовался он, выпуская мою ладонь. - Или «никто»?
        - «Никто» знает, где я живу, - растянула губы в полуулыбке и, бодро покинув кабинет, услышала на прощание:
        - Вероника Сергеевна, когда будете в отделе кадров, постарайтесь не выглядеть такой счастливой.
        - Конечно, - рассмеявшись, ответила я и покинула кабинет начальника отдела службы безопасности.
        Когда я вернулась из отдела кадров, где в молчаливой тишине приняли мое заявление на увольнение, косясь на разорванный рукав, парни встречали меня как героя. Наверное, как героя. Я точно не была уверена, какое впечатление на них произвела, но они беспрекословно приняли мои короткие указания относительно дальнейшей судьбы проекта. Пообещав, что передам все дела через Вадима, я осмотрелась по сторонам и не обнаружила Алису.
        - А где ведьма? - удивленно уставилась на парней.
        - Служба безопасности вызвала, чтобы опросить об инциденте, - быстро отрапортовал Никита.
        Интересно, как скоро они займутся вопросом корпоративного шпионажа, и что светит за это Алисе?
        С такими мыслями я собирала свои скромные пожитки, когда ко мне подошел Вадим.
        - Уходишь, значит? - выдохнул он, опираясь руками на мой теперь уже бывший рабочий стол.
        - Да, - улыбнулась в ответ. - Но ты не переживай, теперь все образуется. И присмотри за коллективом, тут есть достойные работать под твоим началом, - уже тише добавила, надеясь, что меня никто из коллег не услышит. - Да и все, над чем я работала, есть на моем компьютере и, я скину некоторые файлы чуть позже тебе на электронку.
        Вадим согласно кивнул.
        - Но мы же не прощаемся? - посмотрел так, что я готова была разрыдаться.
        - Нет, глупый начальник, - хихикнув, я потрепала его по щеке. - Ты знаешь мой номер телефона, мой адрес. Тем более мы так и не отметили мое новоселье, хотя не уверена, что смогу там долго оставаться, если с новой работой вопрос быстро не решится.
        - Ника, я всегда готов помочь и приютить, если совсем худо будет, - подмигнул он.
        Хмыкнув, я закинула последние вещи в сумку, которую закрыла на замок. Теперь всегда закрывала ее на замок.
        Накинув на плечи тонкий пиджак, я радовалась, что сегодня не смотря на теплую погоду, надела его. Скроет следы моей борьбы с гаргульей.
        Пожелав еще раз всем удачи, и даже мрачной Диане, я покинула «МайерКомпани», отчаянно борясь не показать напоследок средний палец.
        Оказавшись в машине, я кинула сумку на соседнее пассажирское место и проигнорировала раздавшийся звонок на сотовый. Как и игнорировала все последующие звонки, пока добиралась до квартиры, весело подпевая собственному телефону.
        Примерно на десятом звонке мне надоела мелодия, и я вовсе отключила мобильный, собираясь наслаждаться тишиной, да вот только в голове бурлили мысли.
        Майер не давал мне покоя всю дорогу. Наверное, собирался вызвать к себе и отчитать за плохое поведение. Ведь он столько сил приложил, чтобы унять болтливых подчиненных, а теперь я сама выставила себя как хулиганку, способную подраться с сотрудницей и изваляться на полу на глазах изумленной публики. Правда, одобряющего свиста и ставок не хватало для полного погружения.
        И почему меня вновь беспокоило то, как отреагирует Эрнест? Неужели, все из-за этого глупого чувства под названием любовь? Можно было бы обратиться к брату за советом, да вот он ясно дал понять, что не одобряет мой роман и в итоге вовсе покинул страну, устроив себе неожиданный отпуск. Об этом мне сообщил Боб, отправив короткое сообщение. Теперь он стал нашим посредником, при этом ругая нас обоих за детское поведение.
        Я мысленно радовалась тому, что Марк и Виктор еще не втянулись в наши с братом разборки, будучи уверенной, что на моей стороне было бы меньшинство. Точнее, я осталась бы одна отвоевывать свое решение.
        Но сейчас мне необходимо было время подвести итоги и двигаться дальше, а мысли об Эрнесте и остальных выбивали из колеи. Выругавшись вслух, я отправилась в душ, намереваясь смыть с себя последствия боя, будучи уверенной, что после разъяренной Алисы у меня на теле осталась пара царапин, которые желательно обработать. Мало ли, куда она запускала свои коготки.
        Приведя себя в порядок и пошипев от боли, когда пять царапин, вместо предполагаемых двух, были обработаны по всем правилам и замазаны йодом, я все же вернулась к своей сумке, откуда извлекла сотовый. Включив, я обнаружила, что из двадцати трех пропущенных, пятнадцать было от Эрнеста, остальные от Вадима и, кажется, из отдела кадров компании. И восемнадцать сообщений, где меня просили приехать на следующей неделе за документами, коллеги желали удачи и намекали, что я произвела фурор в фирме, особенно лестные высказывания были от Вадима, где он чертовски гордился мной. Ну и одно сообщение от Эрнеста, в котором он написал, что если я не перезвоню, он приедет и оторвет мою дурную голову.
        Проглотив вставший в горле ком, я задумалась, исполнит ли свои угрозы мужчины, но все же неспешно набрала его номер, и Эрнест ответил после второго гудка.
        - Какого черта, Ника! - выругался он, тяжело дыша. - Почему опять сбежала? Нам нужно было поговорить!
        Майер кипел, и даже сквозь расстояние я ощущала, как вибрирует его голос от нарастающего напряжения. Сама же умудрилась покрыться холодной испариной. Он пугал меня, и завораживал. Безумный коктейль из ледяной глыбы и кипящей воды.
        - О чем? - протянула я, радуясь, что голос не задрожал.
        - Как о чем? - возмутился Эрнест. - О том, что произошло сегодня. Что на тебя нашло? Зачем нужно было драться с ней?
        И он действительно не понимает? Моему возмущению не было предела, и теперь я тяжело дышала, стараясь сохранить хрупкое равновесие и не закричать.
        - Эрнест, давай договоримся так, - выдохнув, я перебила его на полуслове. - Сейчас я отключаюсь. Ты остываешь, все обдумываешь, пообщаешься со свои начальником безопасности, а потом созвонимся вновь. Нам есть, что обсудить, но пока ты орешь на меня, я не готова с тобой говорить. Мы же взрослые люди, - ну вот, смогла сдержаться и не выплеснуть на него свой гнев.
        - Хорошо, - и он покорно отключился первым.
        Уставившись на телефон, я рассмеялась, понимая, что он поступает так, чтобы опередить меня. Секундой ранее я думала, что на коне, когда на его напряженные возмущения отвечала спокойно. Но последнее слово за Майером, как и всегда.
        Хмыкнув, я заказла себе еды, радуясь, что у меня все же есть небольшие денежные запасы, поэтому могу и пошиковать хотя бы пару дней, а после отправлюсь к Марку устраиваться на работу. Не уверена, что хочу работать в «РегионСтрое», с учетом того, что узнала сегодня. Пока у власти Громов-старший, там делать нечего. Меня сожрут с потрохами, ведь я подруга Марка и сестра его друга. Плохой сотрудник для компании. А вот устроиться в его автосалон менеджером могу без проблем, тем более по словам Марка меня уже ждут.
        Наутро следующего дня меня разбудил звонок от Вадима. Перед тем как взять в руки телефон, я испугано взглянула на экран и с облегчением вздохнула, понимая, что это не Майер. На разговор с ним я еще не была готова. И раз молчал он, то и сам не был готов. Нам нужно было время.
        - Да, мой дорогой старый друг, - улыбаясь, ответила на звонок.
        - Ника! Ну и хаос же ты устроила тут, - хохотнув, отозвался Вадим, игнорируя приветствия.
        - Мне миллион раз говорили о том, что где я, там и хаос, - вспомнив недовольное лицо Кирилла, я мягко улыбнулась, надеясь, что услышу его бурчание, когда он перестанет дуться на меня.
        Вадим засмеялся в голос и сквозь смех выдавил из себя:
        - Не то слово, сумасшедшая. Ты всю компанию на уши поставила. Вчера после твоего ухода такое тут творилась. Наш отдел прошерстили безопасники. Алиса уволена. Диана как соучастница тоже.
        - Диана? - переспросила я, вспоминая, что в нашем разговоре с блондинкой не упоминалась вторая сотрудница отдела.
        - Да, - ответил Вадим. - Помогала бумаги подделывать. Отчеты подменяла. В общем, трудилась за дополнительное вознаграждение. Причем занимались они этим уже пару лет. Сначала понемногу, а за последние полгода совсем с катушек сорвались. И всем руководил, угадай кто?
        - Глеб, - отозвалась я и получила пять баллов за находчивость.
        - Да, Антипов на славу постарался, обкрадывая собственного друга. А ты знала, что они с Майером вместе создавали фирму, вот только у власти оказался Эрнест Аланович, а Глебу досталась должность пониже. Правда, как оказалось, Глеб не сильно напрягался, пока Майер компанию создавал, предпочитая просто получать деньги.
        Ухмыльнувшись, я устроилась на диване получше, продолжая слушать краткий пересказ от Вадима. Он всегда умел уловить суть и не лил воду. Так что последние новости из первых уст.
        - А тут Глеб проигрался, - чуть тише заговорил Вадим. - Отсюда и заваленные проекты, которые в итоге доставались «РегионСтрою». Предыдущий до меня начальник, который пошел на повышение благодаря Антипову, отошел от дел тоже. А меня вот прогнуть не смогли.
        - А потом появилась я? - не удержавшись, выпалила и получила одобрительный смех от друга.
        - Не то слово, Никусь. Ты им все карты смешала, и еще то, что Майер запал на тебя...
        - Нет, - резко перебила я, вздрогнув от произнесенных слов.
        - Запал, - Вадим не унимался, пытаясь убедить мой затуманенный глупостями разум. - И не спорь, малышка. Он увидел в тебе то, что и я. И он поверил тебе, доверил работу над проектом, хотя мог запросто отнять его у нас и передать другим исполнителям. И то, что он сделал, чтобы уничтожить все слухи в компании. Он же не поверил Глебу, хотя тот как выяснилось, активно распространял их на пару с Алисой, чтобы получить деньги.
        Шмыгнув носом, я задумалась, а не простыла ли я. Или во всем виноваты слезы, которые проступили на глазах. Пора завязывать быть размазней.
        - Но спор? Он же согласился. И знаешь, они поставили пятьдесят миллионов на меня, - проворчала в ответ на слова Вадима.
        Тот только выругался и замолчал, словно оценивая, какие крупные ставки были между двумя мужчинами.
        - Ника, тебе стоит забыть про этот спор, тем более раз никто не выиграл его.
        - Ну как тебе сказать, - протянула я, и Вадим присвистнул.
        - Да ладно, - расхохотался он. - И каков Майер в постели?
        Мои щеки запылали, и я была чертовски рада, что меня никто не мог сейчас увидеть.
        - Иди ты, - отмахнулась от хохотавшего Вадима. - И это все новости?
        Пожалуй, стоит перевести тему, пока Вадим не начал фантазировать и выдвигать свои догадки.
        - Ну, почти, - отозвался он. - Антипов по самые уши увяз. У него долги. Майер собирается его уволить за корпоративный шпионаж и воровство. Правда, не знаю, чем именно все закончится, но так мне передали.
        - Интересные у тебя источники, - протянула я, задумавшись, а кто такой говорливый, что делится такими новостями с простым начальником отдела.
        - И не говори, - хитро произнес он. - Созвонимся еще.
        - Конечно, - и отключилась первой.
        Стоит обмозговать полученные новости. Значит, Майер слышал запись, и теперь он знает, что мне известно про спор. Интересно, поэтому он молчит? А если позвонит, то признается ли сам?
        Глава 26.
        - Уже остыл? - язвительность меня не красит, но настроение было не подходящим для общения.
        Однако Эрнест все же позвонил первым. И не ответить ему я не могла.
        - Да, - холодный тон его голоса звучал до ужасного убедительно.
        Выдохнув, я постаралась настроиться на спокойную беседу. Не уверена, что смогу сдержаться, но попробовать стоит.
        - Замечательно. Значит, ты обсудил все с Николаем Андреевичем и понимаешь, почему я разговаривала в тот день с Алисой? И кто в первую очередь виноват в том, что мы сцепились?
        - Да, понимаю, - слишком серьезный тон, словно со мной разговаривал совершенно чужой человек.
        Может, стоит перейти на официальное обращение?
        - Тогда я не должна тебе вновь объяснять, что вынуждена была обороняться от ударов Алисы? Хотя, признаться честно, хотела оттаскать ее за волосы уже давно.
        - Да, - Майер начинал раздражать однотипными ответами.
        Продолжаю вести свой монолог.
        - Значит, ты слышал весь записанный на диктофон разговор?
        - Да, - готова поклясться, если он продолжит в том же духе, я придушу его самолично.
        Но Эрнест взял инициативу в свои руки, заставляя меня задрожать от страха.
        - Вероника, я так понимаю, ты в курсе о том, что произошло? Уверен, Дорофеев уже все разболтал.
        Проглотила появившийся в горле ком.
        - Да, все рассказал, - и когда я оказалась на месте до сих пор молчаливого Майера?
        - Тогда мне не стоит повторять всего, о чем тебе известно. Но я должен поблагодарить тебя за помощь. Мне не хватало признания одного из участников. Но ненависть Алисы к тебе помогла раскрыть корпоративный шпионаж и ликвидировать убытки, возникшие по вине Антипова.
        От удивления я разинула рот. Так он все знал? Просто ждал удобного момента? А я? Как же я? Лишь винтик в механизме? Одно из известных в уравнении? Почему Майер так легко говорил о том, что творилось в компании, когда я то воевала с гребаным проектом, чуть не стоившим мне карьеры, то отбивалась от грязных слухов, из-за которых и лишилась карьеры?!
        - Ну тогда расскажи мне про пятьдесят миллионов? - протянула я и отругала себя за то, что подняла наболевший вопрос.
        Майеру нужна была встряска. Я все же поверила его признанию, тому, как он старался оградить меня от слухов. Но наличия спора перечеркивал все его благие намерения.
        - Я не думаю, что ты поверишь мне, - заговорил Эрнест чуть тише, и его голос больше не был твердым.
        - А ты попробуй, убеди, - кажется, я превращалась в ту самую сучку, о которой так часто напоминала Алиса.
        Вздохнув, Эрнест заговорил.
        - С первого дня нашего знакомства ты заинтересовала меня, особенно эффектное появление твоего нижнего белья привлекло все мое внимание. И я совру, если скажу, что в тот момент испытывал к тебе что-то большее, чем обычное влечение. Но после того, как тобой заинтересовался и Глеб, я постарался узнать о тебе все, что только можно, чтобы уберечь от Антипова и его озабоченности. Но сам превратился в озабоченного дурака.
        Хмыкнув, я вспомнила себя, как страдала по мужчине, желая ощутить его в себе. Я была такой же одержимой течной дурой, которая не видела дальше собственного носа.
        - В это я верю, - с грустью в голосе ответила я.
        - Но Глеб наседал, говорил о тебе пошлости и был уверен, что ты сдашься под его натиском. А потом и вовсе поспорили со мной. Теперь я понимаю, для чего он все затеял.
        - Но я не понимаю, - проворчала в ответ, действительно не осознавая, зачем ему вообще понадобилось подбивать Майера на спор.
        Но Эрнест ввел меня в курс дела, заставляя усмехнуться от находчивости Глеба. Не такой уж и дурак, как оказалось.
        - Во-первых, отвлечь мое внимание от своих собственных дел, ведь тогда я уже капал под него. Поверь, красивая и страстная женщина может свести мужчину с ума.
        Присвистнув, я поторопилась закрыть рот рукой.
        - Да, Ника, ты сводила меня с ума. Я страстно желал оказаться в тебе, и после его желания поспорить со мной, я согласился, зная, что смогу уберечь тебя, пусть так и не выиграю спор.
        - Но ты выиграл, - ну вот, зачем сболтнула лишнего?
        Но Майер пробормотал, не соглашаясь со мной:
        - Срок установлен был до дня корпоратива. И да, в тот вечер мы могли переспать, но я не поступил так, зная, что ты не простишь меня, если узнаешь.
        - Я и сейчас не знаю, стоит ли тебя прощать, - пробубнила в ответ, а глаза защипали слезы.
        Боль в груди заныла с новой силой.
        - А во-вторых? Почему на деньги?
        - Глебу нужны были деньги. Много денег, и ты лишила его возможности заработать, когда проект был закончен и одобрен. Знаешь, моя компания многим рисковала, если бы проект был провален. Но я дал шанс Дорофееву, а он привез тебя. Твой вариант понравился мне, но не был идеален. Но все же, даже на этот случай у меня был запасной вариант, тот, о котором никто не знал.
        - Запасной проект?
        - Да, он был готов и мог без проблем им воспользоваться, но твое появление перечеркнуло не только планы Антипова и Алисы, но и мои. Я дал тебе шанс, и ты не подвела.
        Стало совсем тошно. Я корпела сутками над тем, что в принципе могло и не пройти его проверку. Как-то вмиг мой труд обесценился. И не только труд. Я себя почувствовала дешевкой, которой воспользовались, чтобы решить проблемы. Глупой и наивной девчонкой. Шмыгнув носом, я проворчала:
        - То есть я сама виновата, что вы поспорили на деньги? А просто осадить его? Запретить бегать за мной? Или просто признаться мне, что замышляет Глеб, чтобы я потом не пострадала от слухов? - слишком много вопросов. - Мы могли бы вместе что-нибудь придумать! Я не такая идиотка, чтобы не понять, что в компании проблемы, и что я могу стать частью этой задницы. Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти, пока ты сидел и помалкивал. А ведь я думала, что ты не знал. Что верил своему другу и коллеге.
        Майер замолчал, только его тяжелое дыхание слышалось, смешиваясь с моим.
        - Я боялся потерять тебя, - тихо произнес мужчина. - Испугался, что ты не поверишь мне.
        - И я должна верить?- со злости выкрикнула я. - Эрнест, я больше не хочу видеть тебя! Я понимаю, что это твоя компания, которой ты владеешь много лет, а меня и пары месяцев не знаешь! Но теперь все кончено! Все мои мечты и стремления коту под хвост. Все испорчено лишь потому, что тебе было сложно подойти и сказать «мол, Вероника, тут за тобой увивается Антипов, он поспорил на тебя. Давай его пошлем куда подальше. А еще он козел и пытается разорить компанию. И работает на конкурентов». Но вместо этого на меня сыпались проблемы, с которыми пришлось справляться в одиночку. Так что, Майер, отвали от меня! Засунь свои проблемы себе в зад. Я больше не хочу быть частью этого!
        Я сорвалась, пытаясь задушить в себе слезы, но всхлипы срывались с губ.
        - Ника, - отозвался он, стоило мне замолчать, по прежнему прижимая телефон к уху и затыкая рот ладонью, чтобы не расплакаться. - Я приеду и поговорим?
        - Нет! - новый крик сквозь слезы. - Я сказала, что не хочу видеть тебя. И не смей приезжать! Катись к черту!
        Но он уже отключился, и я продолжала кричать на погасший экран телефона, проклиная собственную слабость. Задыхаясь от ненависти к самой себе, я с трудом справилась со слезами.
        Теперь стоило заставить мозги работать. Майер приедет, и я сдамся вновь. Стоит ему только посмотреть на меня, заговорить своим низким баритоном, как ноги откажутся идти, в голове не останется мыслей. А если он коснется моих губ, то все. Я пропала. Он будет побеждать каждый раз, когда я сама хотела хоть раз оказаться впереди. Быть выше, сильнее.
        Выругавшийся, я схватила телефон, намереваясь поискать помощи у друзей, но обращаться нужно было только к одному человеку. Вадим не подходил, так как без проблем сдал бы меня Эрнесту. Роберт тоже отпадал. Его беспокоило мое поведение, особенно после разлада с Кириллом, который уехал из-за меня. Обратиться к Марку - тоже не вариант. Нет, он не выдаст меня. Но если судить по их общим делам, то я не могла доверять Громову. Оставался мой личный враг - Виктор Никольский. Этот хитрец не откажется помочь, но я задолжаю ему.
        Набирая номер Вика, я подписывала себе приговор. Как будто шла на сделку с дьяволом. Хотя, Никольский и был Дьяволом в костюме от Армани.
        - Смотрите-ка, кто о нас вспомнил, - раздался смешливый голос мужчины.
        - Смотрите-ка, кто о нас вспомнил, - раздался смешливый голос мужчины.
        - У тебя уже раздвоение личности? - постаралась держаться уверено, но голос предательски дрожал.
        Да, я боялась его. Чертовски хитрый лис Никольский всегда пугал меня.
        - Нет, - хмыкнул он в ответ. - Говори, что тебе понадобилось.
        Выдохнув, я произнесла:
        - А ты бизнесмен до костей.
        - Конечно, - Никольский не был настроен шутить.
        - Да, мне нужна небольшая услуга. И, обратившись к тебе, я знаю, что сможешь мне помочь, - произнеся это, я замолчала, давая возможность мужчине обдумать мои слова.
        - Да, смогу. Если ты не попросишь кого-нибудь убить, - хохотнул он. - Лимит на убийства в этом месяце исчерпан.
        Вот же гад. Знал прекрасно то, как я к нему отношусь. И его сарказм над самим собой пугал меня.
        - Нет, не нужно убивать. Просто можешь спрятать меня где-нибудь?
        Никольский присвистнул от удивления.
        - И что ты натворила?
        - А можно без подробностей?
        - Я должен знать, почему ты прячешься. И от кого.
        - Если скажу, поможешь?
        - Постараюсь, - не убедительно, но торговаться он умел.
        - Майер, - выдохнула я.
        И Никольский заржал в голос так громко, что мне пришлось убрать чуть в сторону от уха телефон.
        - А ты держишь слово, - сквозь смех произнес мужчина. - Как ты обещала, сначала Майер, потом я? Мне стоит бояться?
        - Нет, - припоминаю свою угрозу, которой поделилась с Виктором, стоило мне вернуться сюда. Чуть позже Никольский, чуть позже. Но пока мне не до тебя.
        - Не верю, Ника. Не верю, - выдохнул он, словно читая мои мысли. - Но помогу. Но за тобой должок.
        - Все что угодно, кроме убийства, - проворчала я.
        - Договорились, - хмыкнул он в ответ. - Собери самые необходимые вещи. Машину оставь на парковке. Закажи такси и приезжай по адресу «Восточная, 49». там располагается мой офис. Получишь ключи и дальнейшие указания. И отключи телефон. Выдам новый.
        Выполнила все по инструкции Никольского, все еще не понимая, как такая больная идея могла поселиться в моей голове. Быстро покидав в рюкзак самые необходимые вещи, натянула на себя спортивный костюм и кеды. Закрыв квартиру, спустилась вниз, где около соседнего подъезда дожидалось такси. Назвала адрес, после прибытия оплатила наличностью.
        Зная Виктора, я догадывалась, что ему известно о возможностях Майера чуть больше, чем обычной смертной мне. Телефон еще отключила в квартире, после того как заказала такси.
        По прибытию в офис Никольского, хотела бы осмотреться тут, понимая, что передо мной возникло самое стильное офисное здание на ближайшие несколько километров в округе. Даже «МайерКомпани» меркла на фоне детища Никольского. А у этого черта был вкус. Отменный вкус. Хотелось бы поучаствовать в создании подобного. Но с грустью отогнала от себя мысли. Ведь я больше не была архитектором. Прощай моя карьера.
        До кабинета Виктора меня сопровождала охрана, которая уже ожидала на входе. Даже не интересуясь моим именем или документными, мне просто указали, чтобы я следовала за ними.
        Никольский принял на своей территории так, словно был рад видеть меня. Но по его ухмыляющейся морде я догадалась, что он уже замышляет, как попросить у меня должок обратно.
        Протянув мне новый телефон и ключи, он назвал старый адрес квартиры Марка, в которой тот жил несколько лет назад до своего переезда в «Башню».
        - Я думала, он продал ту квартиру, - удивленно уставилась на связку ключей.
        - Поверь, так думают многие. А Марк излишне сентиментален, - пожал плечами мужчина. - А теперь иди. Тебя ждет машина. Доставят так, что никто и не узнает, куда ты уехала.
        - Надеюсь, не в лес в мешке, - хмыкнула в ответ, на что Никольский громко рассмеялся.
        Махнув ему на прощание рукой, я вернулась вместе с охраной, которые и усадили в неприметный седан серого цвета, точно такой же каких полно в городе, и везли, пропетляв немного по городу. А Виктор гений. По крайней мере, он и его люди знают, как потеряться, оставаясь у всех на виду.
        - Марк? - приятный женский голос привлек мое внимание.
        Стоило мне переступить порог квартиры, как я сразу поняла, что Вик меня подставил, удивленно озираясь по сторонам.
        Напротив меня возникла молодая девушка с не менее удивленным лицом.
        - Вроде не ошиблась, - пробормотала я, скидывая рюкзак с плеча.
        Незнакомка с насыщенным шоколадным оттенком волос и пронзительными зелеными глаза молчала. Но вдруг из-за ее спины появился мрачный Марк, недовольно поджимающий губу.
        Теперь я точно попала. Никольский еще получит от меня должок. Да такой, что пожалеет.
        - Добрый вечер, Вероника, - холодный тон друга не располагал к милой беседе, но я старалась выглядеть так, словно ничего не произошло. Простое недоразумение.
        - Приветик!- поэтому бодро ответила, стаскивая на ходу кроссовки и пролетая мимо незнакомки в сторону мужчины. - Надеюсь, я не помешала. Не знала, что здесь кто-то есть.
        Мой маневр ошарашил их. Марк попытался отвертеться от объятий, пока недовольная девушка мысленно проклинала меня. Что же, заставить ее ревновать я не планировала, но вот выяснить, что связывает скрытного Марка и красотку, наоборот желала.
        - Помешала, - отзывается Марк.
        Перевела взгляд на незнакомку.
        - Не познакомишь?
        Марк отступил на шаг, и я поразилась, как изменилось за мгновение его лицо, словно засияло, стоило ему посмотреть на девушку. Мысленно потирала руки, задрожав от желания выяснить все про тайный роман Громова. И когда он только успел?
        - Лера, знакомься, это Вероника. Сестра-двойняшка Кирилла.
        Усмехнулась. Марк сразу обозначил, кем я являюсь. И про Кирилла ей известно. Вот же засранец. Такие новости от меня утаил. В пору самой было обидеться на брата.
        - Его старшая сестра, - поправила Марка и протянула руку. - Значит, Лера?
        - Валерия, - девушка не торопилась отвечать на мое рукопожатие.
        - А меня зови Ника, - рассмеялась в ответ. - Ты ничего не подумай, я тут планирую осесть недолго, если конечно никто не против.
        Валерия насторожено посмотрела на меня, а после на Марка. Да, друг, за тобой решающее слово. Надеюсь, в мою пользу.
        - Против. И откуда у тебя ключи? - как и ожидалось, но я не сдавалась.
        - Кое-кто помог, - спрятала связку в карман, вдруг потребует отдать. А я не знала, куда идти дальше.
        - Вик? - в точку, друг.
        - Может быть. Пожалуйста, разреши остаться. Мне действительно нужно залечь на дно на некоторое время.
        Посмотрела на Марка и на Валерию, стараясь выглядеть так, чтобы вызвать сочувствия хотя бы у девушки. Марка, увы, пронять сложно.
        - Что случилось? - голос Марка прозвучал иначе, чем я предполагала.
        Неужели, беспокоился?
        - У меня беда, - желания смеяться больше не было. - Беда по имени Майер.
        Марк промолчал, и я воспользовалась минутной заминкой, чтобы прошмыгнуть в гостиную, попутно стягивая с себя спортивную кофту, в которой было до одури жарко.
        - Не хочешь поделиться, что у тебя произошло? - все же Марк направился за мной, и его девушка следом.
        Я плюхнулась на диван, отметив на сколько он удобный. Жаль, что в моей теперь почти бывшей квартире был другой, иначе я жила бы на нем.
        - Это долгая история, - вздохнув, ответила я. - В общем, у меня с ним проблемы, и он сейчас в бешенстве, так что стоит не светиться, пока он там бушует.
        Марк удивленно посмотрел на меня, остановившись напротив, пока Лера аккуратно присела в кресло, как невидимка.
        - И когда ты успела?
        - Сама не знаю. Но можно я тут спрячусь?
        - Я предоставил эту квартиру Лере, - и Марк повернулся в сторону молчаливой девушки. - Не думаю, что она рада неожиданным гостям.
        Я посмотрела на нее, но по ее мягкой улыбке поняла, что она на моей стороне. Вот она женская солидарность.
        - Ничего страшного. Пусть остается на столько, сколько понадобится.
        - Ты мой спаситель! - резко вскочила, чтобы подбежать к Лере, ловко огибая Марка, и заключила девушку в объятия. - Устроим девичник.
        - Тогда пойду и закончу с ужином, - Валерия избежала моих объятий, подорвавшись с места и скрывшись на кухне.
        От Марка я получила новый недовольный взгляд и приказ расположиться в соседней со спальней комнатой. Схватив рюкзак, оставленный в коридоре, я отправилась завоевывать новую территорию, будучи уверенной, что сейчас на кухне пройдет очень серьезный разговор. Но больше всего меня интересовало, отхватит ли Вик от Марка. Хотела бы на это посмотреть.
        - Ну и как ты умудрилась довести Майера? - стоило мне вздохнуть с облегчением, что не вышвырнут за дверь, как Марк вошел следом за мной в комнату, тихо прикрывая дверь.
        Я посмотрела на мужчину, который плечом оперся на дверь, скрестив при этом руки. И вид у него был совершенно недовольный.
        - Это длинная история, - проворчала, присаживаясь на край дивана, который теперь станет моей кроватью. Временно.
        - Я готов послушать, - Марк не собирался отступать.
        Тяжело вздохнув, я ответила:
        - Если вкратце, то за последний месяц много чего произошло. Стоило мне получить повышение, как начались проблемы. Сначала проект по реконструкции городского парка, который Майер получил, чуть не сорвался, а я стоически спасала отдел. Потом домогательства от коммерческого директора. Еще и Эрнест, - выпалила я и осеклась, понимая, что не стоит вдаваться в такие подробности.
        Но Марк напрягся, и по его внимательному взгляду я поняла, что он догадался о том, что связывает меня с Майером. И почему я решилась уволиться.
        - Поэтому ищешь новую работу? - для убедительности, поинтересовался он, а я кивнула, повесив голову.
        - Да, и вчера меня уволили. Я там драку устроила.
        Рот Марка от удивления раскрылся, а после он расхохотался.
        - В своем репертуаре, - хмыкнул он. - Хорошо. Я прикрою тебя, Ника. Но обещай, что не будешь доставлять ни мне, ни Лере проблем. Будешь сидеть тихо и не высовываться. А как твои проблемы решаться, сразу исчезнешь. И если все еще нужна работа, то я жду тебя на любую понравившуюся должность.
        И подмигнув, он вышел из комнаты. Мне же оставалось рассмеяться. И почему я так боялась просить помощи у Марка, связавшись с Никольским?
        Вскоре мы сели ужинать. Точнее в комнату нерешительно постучалась Валерия и попросила меня присоединиться к ним. Я вежливо поблагодарила ее, когда сама дрожала от нетерпения поесть. Почти целый день в животе была пустота.
        Оказавшись за столом, я набросилась на еду, и в итоге под удивленные вздохи Леры и негодование Марка, слопала две порции.
        - Да, я люблю покушать, - похлопала себя по животу. - Жаль, что от еды титьки не растут, было бы не плохо на размерчик их увеличить, - хохотнула в голос я, заметив, как залилась румянцем Лера. Марк же неодобрительно покачал головой.
        После ужина прощаясь с Марком в коридоре, я удивлялась, почему он не остается ночевать с Лерой. И второй раз на моей памяти, девушка краснела. А вот Марк смутился не меньше ее. И я обомлела, поражаясь тому, что они хоть и вместе, но еще не переспали.
        Марк вновь пообещал прикрыть меня перед Майером, а после поцеловал Валерию. И в третий раз ее щеки покраснели.
        Провожая друга, я оставалась стоять чуть в стороне, наблюдая за ними. И готова была отдать всё на свете, чтобы узнать, как эти двое сошлись.
        Глава 27.
        Утро у меня не задалось. Стоило проснуться, как я навернулась с дивана-кровати. Совсем забыла, что ночую теперь в другом месте. На мой вскрик, ругань и копошения прибежала взволнованная Лера, остановившись в дверях. Убедившись, что я не свернула шею, она отправилась варить кофе. Я же попросила для себя очень крепкий кофе, так как прошлой ночью смогла уснуть лишь ближе к утру.
        Все переваривала полученную информацию, и на смену моей личной проблеме с Майером, пришли мысли о Марке и Лере. Женское любопытство так и лезло из меня. Или моя дурная привычка совать нос не в свои дела. Но к утру я решила, что разузнаю о тайном романе, нечаянном свидетелем которого я стала. Все равно заниматься было нечем.
        Приняв наспех душ, я отправилась на запах готового завтрака, который наполнял всю квартиру. И в животе довольно заурчало. Кажется, я попала в маленький рай. Что же, пусть Вик и накосячил, явно зная, что здесь уже было занято, то благодаря полному желудку я могла его простить. Но лишь чуть-чуть.
        Валерия, как истинная гостеприимная хозяйка, накормила меня до отвала. Поблагодарив молчаливую девушку за то, что она не дала мне помереть с голоду, я вернулась в гостиную, где оккупировала самый уютный диван на свете. Включив телевизор, занялась тем, чему обычно посвящала свои выходные - ничего неделанию. И это получалось у меня лучше всего. Отыскав наконец повтор футбольного матча, я решила наслаждаться игрой, пока Валерия куда-то исчезла.
        - Лера, как давно ты знакома с Марком? - я отыскала Леру спустя час на кухне, где она старательно готовила свежий обед.
        Большую кастрюлю супа и огромный салатник, наполненный до краев овощами. Посмотрев на это, я готова была признаваться в любви Лере, хотя не уверена, эти ли чувства вызывает во мне девушка. А вот моя благодарность уже была безграничной.
        - Не так давно. Несколько недель, - ответила девушка, аккуратно нарезая помидоры.
        На мой вопрос встречаются ли они, хотя по поведению Марка и так все было понятно, она ответила:
        - Мы только начали встречаться, поэтому не афишируем.
        Взглянув на замершую девушку, я вздохнула и тихо пробормотала:
        - Вы хорошо смотритесь вместе. Надеюсь, у вас все получится. Не помню, когда видела его таким довольным и счастливым.
        Да, этот мрачный Марк никогда не отличался особым весельем. Всегда собранный, спокойный, уравновешенный. Много лет он придерживался одного правила - держать эмоции под контролем. Но Валерия проникла в его душу, завладела сердцем и разумом. И пусть хоть кто-нибудь попробует меня переубедить в обратном. Опыт драки уже был, почти удачный.
        - Как давно ты знакома с Марком? - стоило мне задуматься, как Лера выдернула меня из мира воспоминаний.
        Я ответила, что не меньше десяти лет знаю его и остальных ребят, о которых Валерия была в курсе. Ей даже была известна история про байк Роберта, который пытался угнать Кир и чуть не схлопотал за это. Пожалуй, Боб всегда был добряком, иначе мой глупый братец не досчитался бы тогда зубов. Лично у меня было такое намерение, когда он чуть не подставил маму, превратившись в угонщика.
        - О да, они до сих пор про это вспоминают, - рассмеялась я. - Кир всегда так злится на них. Боб все время его этим подтрунивает, его же байк был. Кстати, он же и научила Кирилла кататься. Можно сказать, стал его первым тренером.
        Лера присела напротив и посмотрела так, что после ее просьбы, я уже не могла отказать:
        - Расскажи мне про Марка, - ее нежный голос настолько спокоен, что я очаровано посмотрела на нее и согласилась рассказать все, что знаю.
        Я не уверена, что могла рассказать ей все, особенно о Жанне. Но Валерия должна знать правду. Она должна быть готовой к тому, что с Марком не будет легко. Какие бы чувства они не испытывали друг к другу.
        Поедая шоколад, я поделилась с девушкой тем, что пусть Марк и был скрытным, не подпуская к себе никого, он всегда оставался внимательным, отзывчивым и верным другом. И все они, даже Никольский, были лучшими друзьями, о каких можно было мечтать.
        - А сколько раз они вытаскивали мою задницу из разных передряг, можно сбиться со счета, - рассмеявшись, добавила я.
        - Да, Марк действительно, очень внимательный, - произнесла Лера. - И добр ко мне. Не знаю насчет его друзей, я-то виделась с ними всего раз, когда нас только познакомили.
        - Поверь, теперь, когда ты с Марком, ребята будут на твоей стороне и всегда помогут, - заключила я и потянулась ко второй шоколадке. Не пропадать же добру.
        Поглощая новую молочную плитку, я поведала Лере о том, как познакомилась с ними.
        Тогда Кирилл уже был знаком с ребятами, а вот я только слышала о них от болтуна брата. В тот период мои отношения с одноклассниками в школе не ладились, еще я тяжело переживала, что пришлось расстаться с подругами, к которым успела привыкнуть. И Марк меня защитил, произведя неизгладимое впечатление на стервозных девчонок. О моей дружбе с Громовым не говорил только ленивый, но и задирать тогда перестали.
        - У него не было отбоя от девчонок? - поинтересовалась Лера, и в ее голосе проскользнула нотка сожаления.
        - Да у них у всех не было отбоя от девчонок, даже у Кирилла, - весело ответила я. - Это сейчас они не афишируют свои личные жизни, а тогда про них чуть ли не легенды слагали. Правда Кир так и не научился скрывать все свои романы.
        - Знаю. Сейчас он встречается с моей подругой, Ириной Юдиной, фотомоделью, - как же тесен мир.
        И я вздрогнула, понимая, что он улетел с этой чертовкой отдыхать, пока его сестра тут мучилась от безысходности. Точнее от того, что сама напортачила, но никак не могла вернуть все обратно. И желательно, чтобы Эрнест перестал на меня злиться.
        - Да, знаю такую, - скривившись, подтвердила слова Леры. - Он любит красивых девушек. Правда, меняет их как перчатки. С ней он что-то задержался.
        Подскочив с места, я решила, что Лере не стоит знать о моих чувствах, особенно тогда, когда на глазах навернулись слезы. Сославшись, что хочу посмотреть фильм, я умчалась в гостиную, оставляя ее одну на кухне закончить с обедом. Нам нужно было подумать. Ей о Марке. Мне о Майере.
        Весь день проходил сумбурно. В основном для Леры. Я же занималась тем, что ела, смотрела телевизор и несла чушь обо всем, что могло прийти в голову. Закончив с душем, я случайно стало свидетелем разговора Леры и Марка, и чуть не рухнула на пол, когда поняла, с какой нежностью они общаются. И почему Эрнест не мог со мной так разговаривать. Да я бы простила ему все, будь он хоть чуточку нежнее и откровеннее со мной.
        - У меня аж мурашки от вашего романа, - весело отозвалась я, стоило Лере закончить разговор с Марком и убрать телефон. - Тоже хочу так, как у вас. Чтобы звонки по вечерам, встречи и прогулки. И извини, что подслушала. Я случайно.
        - Ничего страшного. Я пойду спать. Мне завтра на работу, - Лера не казалась веселой.
        Моя мечтательность испарилась в миг. Неужели так страдает без Марка?
        - Сладких снов, - постаралась казаться беззаботной, я вернулась в свою комнату, тяжело вздохнув, стоило двери закрыться за спиной.
        В понедельник я проснулась поздно, и все из-за того, что накануне промаялась с бессонницей. Не обнаружив Леру в квартире, я поняла, что девушка ушла на работу. Проверив на всякий случай, закрыта ли входная дверь, я аккуратно выглянула в окна, понимая, что становлюсь параноиком. Но от Майера всего можно было ожидать.
        После беглого осмотра территории, я направилась на кухню, где подъела вчерашний ужин. Вздохнув огорченно, я поплелась на поиски рюкзака, из которого еще не вынимала новый телефон.
        Посмотрев на обычный недорогой смартфон, я включила его. Совсем пустой. Значит, новый. И Вик не врал, когда вручал его мне. Кто-нибудь другой огорчился бы, что пришлось оставить прежний телефон и не иметь под рукой никакой записной книжки с контактами, но моя память обладала уникальным свойством - я наизусть помнила тридцать четыре номера, в том числе и Майера и Никольского. Вот второму я и собиралась позвонить.
        Набрав номер, после третьего гудка услышала, как Виктор ответил.
        - Не ожидал тебя услышать так скоро, - протянул он, и я была уверена, что хитрый лис сейчас улыбается.
        - Я и сама не ожидала, что захочу услышать твой голос вновь, Никольский, - хмыкнув, ответила я.
        - Так что случилось? - и он еще умудряется прикидываться дурачком?
        - А то ты не в курсе, что отправил меня в любовное гнездышко Марка и его красотки-подружки, - проворчала я, вспоминая, как они ворковали каждый раз, стоило мне исчезнуть из поля зрения.
        - Да, знал, - честно признался мужчина, но раскаяния в его голосе я не услышала. - И как тебе их роман?
        Никольский был недоволен. И даже не пытался скрыть чувств от меня.
        - Все прекрасно, - решила, что должна поддеть его. Маленькая месть не повредит. - Вик, ты не представляешь какая из них замечательная пара. Они друг друга с полуслова понимают. Я очарована Лерой. А Марк счастлив только увидеть ее. Знаешь, словно две половинки.
        Мечтательно выдохнула и замолчала. Вот только Никольский не торопился отвечать.
        - Ты еще там? - осторожно поинтересовалась.
        И по его тяжелому дыханию поняла, что мужчина злился. Интересно узнать, что у них троих произошло? Кажется, я со своими личными любовными переживаниями совсем выпала из жизни друзей. Пожалуй, буду наверстывать упущенное.
        Хитро ухмыльнувшись, я продолжила:
        - Лера была так добра ко мне, когда разрешила остаться. Она заботиться обо мне. А Марк чуть ли не на руках ее носит. Вот интересно, когда они поженятся? - стоило мне это произнести, как Вик рыкнул и перебил меня.
        - Не неси чепухи, недоЛевина, - ну вот, свирепый Виктор готов был свернуть мне шею.
        А всего-то позлила немного мужчину. Но через мгновение его голос изменился, и он спокойно произнес:
        - Сиди там и не высовывайся. По моей информации, Майер сейчас ищет тебя. И он чертовски зол, - услышав его имя, я вздрогнула, но покорно слушала Вика. - И если не я откручу твою безмозглую голову, то он сделает это сам. Поэтому дам совет - перестань выводить людей и прижми свой зад. Иначе отхватишь. А теперь пока. У меня дел по горло. Нет времени с тобой возиться, засранка.
        - Сам такой, - обиженно бросила я в телефон, слушая короткие гудки.
        Вечером вернулась Лера в сопровождение Марка и пакетов с едой. Номер ее мобильного я обнаружила на холодильнике, прикрепленный магнитиком. Лера писала, чтобы я позвонила ей если что-то случится непредвиденное. И оно случилось - еда закончилась.
        Высунув голову из комнаты, я убедилась, что у нас не было лишних гостей, и только после этого бодрым шагом направилась к Марку, забирая у него один из пакетов. Зарывшись в него, я игнорировала изумленную публику. Отыскав упаковку с конфетами, я весело произнесла:
        - Думала, умру тут с голоду. Пойду, пожую, не буду вам мешать, - и вернулась в комнату, распаковывая на ходу цветастую упаковку.
        Следом за мной пошел Марк, который, увы, не мог пока мне помочь. Но он подтвердил слова Виктора, что Майер меня ищет. Тот напрямую не интересовался, знает ли кто-то из друзей о моем внезапном исчезновении, но меня искали. За квартирой приглядывали, проверяли даже Марка, но сторонились, не привлекая излишнего внимания.
        Сам же Эрнест бушевал, переворачивая собственную контору, и подчищал состав сотрудников, решив, что пора менять политику фирмы. Марк не одобрял его жестких действий, но был вынужден согласиться, что перемены были к лучшему.
        - Он нравится тебе, - заключил Марк, пока я сидела на краю дивана, уставившись в пол, и переваривала последние новости.
        Машинально покачав головой, я посмотрела на друга. Но не смогла понять, о чем думает Громов. Он только кивнул и вышел из комнаты, направляясь к Лере. Я же осталась одна с собственными мыслями, которые отравляли мой разум.
        Но стоило мне заговорить с Лерой, после того как мы проводили Марка и остались вдвоем, как я услышала от нее признание, на которое никак не могла рассчитывать. Таким не делятся с посторонними людьми, но девушка доверяла мне, когда я сама вела себя как трусиха.
        - Ника, я недавно развелась, после того как узнала, что мой муж уже несколько лет мне изменяет. Мне действительно сложно пока кого-то пустить в свою душу.
        Посмотрев внимательно на печальную Леру, я вздохнула и постаралась поддержать ее. Их роман не должен быть таким сложным, ведь они тянутся друг другу. А искренние чувства, которые были между ними, заставляли меня завидовать. По-доброму завидовать.
        - Марк не кто-то. Ты ему нравишься, Лера, очень-очень. Но он закрытый, и никогда не признается в этом добровольно. Дай ему шанс. Дай шанс себе.
        - Мне страшно, - я понимала ее страх, ведь сама была такой же, пусть и первопричины у нас были разные. - Мне страшно, что я ему не понравлюсь в этом плане. Он обещал не давить, но я сама на себя давлю. С бывшем у нас не все отлично было в сексе. Точнее он сказал, что я слишком зажата. В общем, бревно в постели. А если я его разочарую, но он же не скажет об этом? А потом все снизойдет на нет, и вот я опять одна, и это в лучшем случае.
        Приблизившись к девушке, я обняла ее за плечи.
        - С человеком, которого ты любишь, и который любит тебя, все будет иначе. Поверь, я-то знаю, - надеюсь, она поверила мне.
        Но Лера не верила мне. Она сомневалась в чувствах Марка, но в своих была уверена. Хоть что-то.
        - Значит, свои чувства к нему ты не отрицаешь? - рассмеялась я. - Так возьми и узнай, любит он тебя или нет. Но я уверена, что все взаимно. Просто у него тоже есть раны, которые очень долго зарастали в душе. А теперь есть ты, Лера, в его жизни.
        И на ее вопрос про раны, которые по своей неосмотрительности упомянула, я готова была отругать саму себя, но пришлось ответить. Пусть Марк и прибьет меня. Только для начала встанет в очередь. На мою голову уже было как минимум два разъяренных быка, возможно, к ним еще присоединился Кир, от которого давно не было вестей.
        И я раскрыла тайну Марка о его прошлой любви. Любовь, в которую он верил безоговорочно и за что получил нож в спину, благо в переносном смысле. От Жанны я ожидала и пули в лоб, в прямом смысле. Женщина, которую нельзя было любить, но Марк на свой страх и риск восхвалял и носил на руках, пока она занималась тем, что требовала все больше и больше денег. Алчная сука, не постеснявшаяся залезть в карман и попутно в штаны отцу Марка - Дмитрию Громову. И сейчас она была его официальной женой, транжиря многолетние накопления и уничтожая бизнес своего мужа.
        Но стоило мне закончить рассказ, ловко избегая грязных подробностей, как Лера разрыдалась в моих объятиях.
        «Вот же черт!» - выругалась я, не пытаясь успокоить впечатлительную девушку, молясь, чтобы Марк про это не узнал. Мне не сносить своей головы. Ей нужно время чтобы выплеснуть свои эмоции, но себе позволить раскиснуть я не могла. Две рыдающие девицы на одном квадратном метре - перебор.
        - Я не расскажу ему, что знаю, - чуть позже Лера с опухшими от слез глазами пообещала, что сохранит в тайне мой рассказ.
        - Спасибо, - вздохнув с облегчением, ответила я. - Надеюсь, я поступила правильно. Но так ты поймешь его, он не избалованный богатый мальчик, которому все достается легко. Все, что у него есть, он добился сам. Вот только не везет ему в любви. Поэтому Лера, поделись с ним своей любовью, и все у вас получится.
        Отправившись в свою комнату, уже на пороге я добавила:
        - Чувствую себя Амуром, - и тихо закрыла за собой дверь, оставаясь в темноте. Так никто не увидит слез.
        На следующий день в мою голову взбрела дурная затея. Видимо от того, что я была заключена в четырех стенах, начинала сходить с ума. Либо от безграничной благодарности к Лере, но я отправилась на кухню изображать из себя шеф-повара.
        Все пошло не по плану, стоило мне разбить первую тарелку. Наверное, это был знак свыше, который я благополучно проигнорировала, поэтому, когда Валерия вечером вернулась, она застала меня на грани нервного срыва.
        На ее удивленное восклицание я кивнула в сторону кухни, грустным взглядом провожая настороженную девушку.
        - Я тут хотела помочь тебе, но что-то пошло не так.
        Поджав губу, Лера осматривала следы моего неравного боя, тяжело дыша. Но продолжала молчать, и от ее видимого спокойствия становилось только хуже. Лучше покричала бы на меня. Был бы повод разрыдаться.
        - Еще тарелку разбила. Три, - честно призналась я, совсем поникнув.
        - Ничего страшного, - прошептала Лера. - Я сама справлюсь тут.
        - Ты не сердишься? - вздрогнула я, стоило услышать ее голос.
        - Только немного. Обещай, что больше не будешь мне помогать. Не хотелось бы приехать и обнаружить сгоревшую квартиру, - наверное, она пыталась пошутить.
        Но меня пробрало до костей. И на прощание, сбегая из грязной кухни, я выдавила из себя:
        - Я исчезаю, - будучи не уверенной, не полетит следом за мной испорченная кастрюля.
        После неприятного инцидента я притворилась невидимкой, но все же замечала, как Лера недоверчиво поглядывала на меня и осматривала квартиру, стоило ей вернуться с работы. Марк по ее словам отправился в очередную командировку, поэтому больше ее не подвозит. И еще, ему пока не удавалось помочь мне решить проблемы с Майером. Но с другой стороны, зачем Громову лезть в мою жизнь и устранять трудности, когда нам с Эрнестом нужно было поговорить и все уладить.
        Я тосковало по нему, но сильнее было чувство страха вновь увидеть его. Я бы расклеилась окончательно. И предстала бы перед ним опухшей от слез подавленной глупой девчонкой, убивающейся от неразделенной любви, нежели той, которую он повстречал на совещании, стоило моей сумке рухнуть и выдать секрет на миллион. Да, не просто на миллион, на все пятьдесят. Интересно, сколько мне понадобится времени, чтобы простить его за это?
        Но больше всего меня тянуло оказаться в его объятиях. Чтобы крепкие руки сжимали до мучительной боли от наслаждения. Почувствовать его в себе. Стонать и выкрикивать его имя, кончая и содрогаясь всем телом.
        Хорошо, что мои женские дни прошли вдали от него. Пришлось бы не сладко ощущать его рядом, но не в себе. Тем более в такой момент, когда нервы были на грани, но я упорно старалась играть роль беззаботной Ники, истребляющей запасы еды и ругающейся на проигрыш футбольной команды.
        В пятницу я услышала, как средь белого дня кто-то подергал за ручку входной двери. Встрепенувшись и мигом спрятавшись, я посмотрела в коридор, но шум не повторился. Спустя еще пару минут любопытство пересилило страх, и я аккуратно выползла из своего укрытия, босиком прошмыгнув по прохладному полу. Выглянув в дверной глазок, я заметила, как напротив квартиры стояли двое мужчин и о чем-то тихо перешептывались.
        Отступив назад, я также тихо вернулась в комнату и, отыскав телефон, набрала Лере сообщение:
        «Привет! Ты скоро приедешь? Тут на лестничной площадке трутся какие-то странные типы».
        От Леры не последовало ответа. Я же затаилась на остаток дня, не производя почти никакого шума. Как мышь.
        Вечером я испугалось во второй раз, стоило услышать, как дверь громко открывается. Выглянув из ванной комнаты, вздохнула с облегчение. Лера вернулась. Одна.
        - Там кто-нибудь был? - поинтересовалась я, указывая на дверь.
        Валерия ответила, что «нет», и приплела еще соседей. Ну-ну, такие амбалы не живут по-соседству.
        - Сомневаюсь, - проворчала в ответ. - Давай сегодня не будем вечером включать свет, зашторим окна поплотнее и посмотрим кино?
        - Чего ты так боишься? - Лера действительно не понимала, что творилось со мной.
        - Его, - честно ответила я. - Только не проси рассказывать. Я правда разбудила зверя, виновата сама, вот и вынуждена отсиживаться.
        Но остаток дня Лера терпеливо возилась со мной. Мы старались затаиться, смотря до позднего вечера фильмы в темноте. И обе были на удивление молчаливы. Лера погрузилась в собственные мысли. И я была уверена, что Марк не дает ей покоя. Как и мне не давал покоя Эрнест. Интересно, на сколько еще хватит моего терпения прятаться? Или когда он найдет меня?
        Глава 28.
        После подозрительной пары личностей, отиравшихся на лестнице, я стала еще осмотрительнее. Однако, Лера мне не поверила. И ее винить я не могла.
        Наутро девушка затеяла генеральную уборку и меня охватила паника. То, чего я опасалась и всегда старалась избегать, могло настигнуть в самый неожиданный момент. Но из вежливости, я все же приблизилась к Лере и предложила свою помощь. Может, удастся отсидеться где-нибудь, усиленно изображая, как я пытаюсь отмыть пятна на кофейном столике, например?
        Лера сдалась и не просила моей помощи, но ворвалась в оккупированную мной комнату и принялась там буйствовать. Прощай мой родной мусор. С ним я почти породнилась, пока изображала покорную соседку, съев при этом все запасы конфет. И теперь я смотрела, как девушка без сожаления собирала этикетки, сгребая все в одну кучу и отправляла в мусорное ведро. Кажется, она даже ругалась. Только тихо, но ее губы активно шевелились.
        Кофейным столиком в итоге занялась Лера, а я следила за ней с безопасного расстояния, когда нас неожиданно отвлек звонок в дверь. Мы обе вздрогнули. И если Лера просто от неожиданности, то я от испуга, боясь, что там окажется мой главный страх. Подскочив с места, я уставилась в коридор, выпучив глаза. Лера проследила за моей реакцией, но оставалась на удивление спокойной.
        - Это же не Марк? - выдохнула я, срываясь с места. Пора прятаться. - У него есть ключи.
        - Может соседи или еще кто, - пожав плечами, Лера отправилась в коридор, где кто-то настойчиво трезвонил.
        Я испарилась за дверью своей комнаты, плотно закрыв ее. Жаль, что здесь не было внутреннего замка, иначе я бы забаррикадировалась.
        Прижавшись ухом к двери, я напряглась, чтобы услышать, что происходило в коридоре. Но смогла расслышать лишь отдельные слова. Но по голосу узнала - Майер нашел меня.
        - Вы кого-то ищете? Может, ошиблись адресом? - голос Леры на удивление спокоен.
        - Да, ищу кое-кого, - Эрнест заговорил чуть громче, давая мне понять, что он в курсе о моем местоположении. - Но видимо, не вовремя зашел. До свидания, Валерия.
        Когда хлопнула дверь, я рванула в противоположный конец и нырнула в шкаф. Единственное место, где можно было спрятаться в комнате. Детские игры не прошли даром.
        По легким шагам, доносившимся из комнаты, я поняла, что Лере удалось выпроводить Майера, и вздохнула с облегчением, стоило ей раскрыть дверь шкафа. Не уверена, оценила ли она мою находчивость, но была чертовски встревоженной и бледной. Да, Эрнест умел произвести впечатление.
        - Я же говорила, что меня нашли, - с дрожью в голосе отозвалась я, пытаясь аккуратно вылезти из шкафа, чтобы следом за мной не посыпались вещи.
        И на фига Марку столько барахла в квартире, в которой он уже несколько лет не живет?
        - Может, все же расскажешь, что у вас там произошло? - Валерия уставилась на меня так, что я забеспокоилась за себя. Девушка была разъярена. - Он знает кто я такая! Не втягивай меня, пожалуйста, в разборки с ним. Я его тоже испугалась.
        - Нет, если скажу, - замялась я, - будет только хуже. Прости, Лера. Мне и вправду пора разгрести эту проблему, - не стоит ее втягивать в мое противоборство с Эрнестом.
        - Пора, но не сейчас. Тебя трясет, - вмиг остыла Лера и мягко улыбнулась.
        И как ей удается так быстро меняться? Под стать Марку.
        - Еще немного и все решу, только надо собраться с мыслями. Я так запуталась, ты не представляешь, - да, Ника, тебе пора вылезать из своего бомбоубежища.
        Тем более в такой момент, когда тебя раскрыли. А Майер удивителен, пусть и пугает. Он не оставил попыток найти меня. Кажется, я заводилась от одной мысли, как он страдал без меня. Пусть и после оторвет мою дурную голову. Что не сделаешь ради страстного наказания? Ох, меня опять несло не в те дебри!
        - Надеюсь, ты не украла у него денег или еще чего подобного? - неожиданно поинтересовалась Лера, выдергивая меня из безумных мыслей.
        - Нет, не деньги. Кажется, кое-что другое, - рассмеялась с такой силой, что хлынули слезы.
        Ох, Лера, если бы ты знала, что у Майера можно украсть помимо денег, то усомнилась в наличие этого. Многие усомнились бы. Но я смогла отыскать его сердце и запустить туда свои коготки, точно так, как и он захватил меня.
        - Он неважно выглядит, - отозвалась девушка, стоило мне перестать смеяться и утереть ладонью лицо. - Не так, как на фотографиях в сети.
        Уставившись на Леру, я испугалась не на шутку. Да к черту шутки. Мы страдали оба.
        - Все так плохо? - осторожно переспросила я.
        - Да, чертовски плохо. И я подозреваю, что это твоих рук дело, - от слов девушки мне стало совсем худо.
        Хотелось рвануть с места, выскочить в вытянутой футболке и шортах в подъезд, побежать за Майером, будучи уверенной, что он все еще оставался там, внизу, в своей машине. Скорее всего, с личным водителем. Но не смогла сделать и шага. Моя игра в наказание затянулась. Теперь я наказывала себя.
        На следующий день я вновь стала невольной свидетельницей чужого романа. Точнее слушательницей. Лера разговаривала с Марком, который вот уже несколько дней отсутствовал в городе, а девушка по нему тосковала, хоть ни разу мне в это не призналась.
        - Не приедет? - вернувшись в комнату, поинтересовалась у Леры.
        И она ответила с такой грустью в голосе, что у меня защемило в груди. Вот не думала, что буду так переживать за чужие проблемы.
        - В этом весь Марк, - пробормотала я, усаживаясь рядом с поникшей Лерой. - Пытается успеть все и сразу, вот только личную жизнь он больше не ставит на первый план.
        - Я понимаю, почему, - отозвалась она, но вот счастливее не стала.
        Пора брать все в свои руки. Что же, я уже подписала себе смертный приговор. Поиграть в ангела-хранителя для двух влюбленных голубков - моя попытка спастись. Не уверена, что получится, но я могла заручиться поддержкой Леры. А она спасла бы мою шкуру, а Марк бы принял ее сторону. И так по накатанной, вплоть до взбешенного Никольского. А с такой группой поддержки мне не было страшно идти в руки Майера.
        - Значит, сегодня? - загадочно произнесла, мысленно потирая руки.
        Подскочив с места, я встала напротив Леры, и по ее недовольному лицу поняла, что девушка заподозрила подвох. Но Вероника недоЛевина, как точно сказал Вик, не сдается так просто.
        - Если Марк не идет сам, ты пойдешь к нему! И к черту его работу! - хохотнув, произнесла я под неодобрительное покачивание головы. - Отказ не принимается. Поднимайся и готовься, сегодня у тебя свидание. Я прямо как Амур, - продолжила смеяться, изображая лук и стрелы, которые пускала в напряжено замершею Леру.
        Нам понадобилось время, что бы сделать из сопротивляющейся Леры - похитительницу мужских сердец. Правда она об этом не догадывалась, но со стороны виднее.
        На мои доводы, что сюрприз Марк оценит, получила лишь скептические ответы. Лера боролась до последнего, чтобы не сорваться и не позвонить Марку. А я косилась в сторону, наблюдая, как далеко находится ее телефон, и успею ли я добежать первой, если девушка все же решится сорвать мои личные планы.
        - Выбрала в каком платье поедешь к нему? - после очередного спора с ней, решила, что пора перейти к главному.
        На мужчину легко произвести впечатление, если на тебе симпатичное платье. И чем оно короче - тем меньше слов можно услышать из его рта. Обычно рот в такие моменты занят другим. По крайней мере, у меня всегда так было. Но Лера не доверяла мне, убежденная, что Марка не впечатлит то, как она будет выглядеть. Что же, настала пора разубедить девушку.
        - Обязательно принаряжаться?
        - Конечно, - рванула в ее комнату, будучи уверенной, что она запретила бы залезать в ее скромный гардероб. - Сейчас сделаем из тебя конфетку!
        Валерия действительно пыталась меня остановить, но я с грустной улыбкой перебирала ее вещи, понимая, как сильно отличались наши вкусы.
        - Как жаль, что мы не у меня. Я бы кое-что одолжила тебе, Марк точно не устоял бы. Никто не устоит против того платья, - произнесла я, припоминая о моем тайном наряде, которое я никак не решалась надеть. Возможно, мне еще представиться случай поразить кое-кого в нем, но побоялась, что в том наряде я далеко не уйду.
        Но в итоге мы вынуждены были остановиться на юбке и рубашке. А после - немного макияжа, прическа и вуаля, можно отправляться покорять своего мрачного возлюбленного. Хотя Марк и так принадлежал ей. Интересно, когда они об этом догадаются?
        - Замечательно. Теперь слушай меня внимательно, - устроившись на диване, я подозвала Леру, чтобы поведать ей немного о своем плане. - Марк живет в доме под названием Башня. Ты знаешь, где он находится?
        - Да, еще бы не знать, - с улыбкой отозвалась Лера.
        Потирая ручки, я продолжила:
        - Так вот, дом не зря называется так. Там охраны столько, что просто пройти на территорию не получится. Поэтому я дам тебе волшебную карточку, - стоило мне это произнести, как я рванула в свою комнату на поиски рюкзака.
        Там я отыскала карту-ключ, которую мне вручил Майер, тонко намекая на ответное приглашение в его дом. Возможно, я когда-нибудь там побываю, но сейчас этот ключ был нужнее Лере. Без него на территорию не попасть, а тем более на последний этаж, где жил Марк.
        - Держи. С помощью нее сможешь пройти на территорию, попасть в саму Башню, подняться на лифте до последнего этажа, но вот только в саму квартиру Марка не попадешь. Там уж придется ему открыть, - улыбнувшись, вручила карту Лере, которую она задумчиво оглядела со всех сторон.
        - Откуда у тебя она? - поинтересовалась она.
        Но я не торопилась открывать всех тайн. Сдавшись, она спрятала в своей сумке ключ и произнесла:
        - Тогда я вызываю такси и пожелай мне удачи.
        Провожая девушку, я загрустила еще сильнее. Я завидовала ей. Она отправилась к своему возлюбленному, и я была уверена, что Марк будет чертовски рад ее видеть, даже если он устал после командировки. Хотела бы я оказаться на месте Леры и отправиться к Эрнесту. Надела бы свое лучшее платье, то самое. Макияж, прическа. Озорной огонек в глазах. Он бы не устоял.
        Нет, вначале был бы скандал. Меня бы отругали, угрожали угрозой отлупить по белому заду. А после красноречивых речей я бы заткнула его рот поцелуем. И он сдался бы. Или я?
        Но мне не оставалось ничего иного, как отправиться на кухню в поисках остатков еды. Лера предусмотрела все, вооружившись едой. Если Марк и будет немного раздражен ее внезапным появлением, то она загладит вину свежей порцией домашнего ужина. Хитрая женщина. Мне стоило поучиться у нее.
        Объевшись до такого состояния, что я больше не могла передвигаться, я все же пересилила себя и отыскала припрятанный телефон. Набрав по памяти номер Вадима, я решила, что должна все узнать из уст друга. Тем более он тот, кто мог узнать кое-что тайное в компании. Интересно, кто его информатор?
        - Алло? - настороженный голос мужчины.
        Ну да, номер то ему не известен.
        - Вадимушка, дорогуша, - постаралась придать своему голосу старческое брюзжание, корча при этом рожицы. - Внучок, как дела? Как же ты поживаешь без своей любимой бабушки?
        Мужчина на несколько секунд завис, а после недовольно произнес:
        - Мои бабушки на том свете года три, не меньше. И если это шутка, то плохая, - да, я мне удалось позлить теперь и Вадима.
        Пора вести дневник и описывать там похождения стервочки Ники. Как вещественное доказательство сойдет, когда мою шею свернут.
        - Да ладно, Вадим, - расхохотавшись, произнесла я. - Не узнал свою дорогую подругу?
        - Ника? - удивленно протянул он.
        - Конечно, - сквозь смех произнесла я. - А от кого ты еще ждал звонка вечером воскресенье?
        Мужчина рассмеялся в ответ.
        - Явно не от пропавшей Вероники Фроловой, из-за которой моя жизнь полетела под откос, - отозвался Вадим. - Ты даже не представляешь, что натворила, решив исчезнуть.
        Растянувшись на диване, свободной рукой я поглаживала округлый от еды живот. Хохотать в голос было плохой идеей. Теперь живот болел, а к горлу подступала тошнота. Я превращалась в обжору.
        - Рассказывай, - попросила я, но получила категоричный отказ.
        - Нет, дорогуша, - голос Вадима стал твердым, - рассказывай ты. Куда пропала? Зачем пропала? И чем так довела Майера, что он перевернул полгорода, чтобы только найти тебя.
        Воскликнув от удивления, я замерла, перестав похлопывать по животу.
        - Все так серьезно?
        - Не то слово, - вздохнул устало мужчина. - Черт, Ника, он не слазит с меня. Я пропадаю на работе допоздна. Вот и в выходные тоже не вылезал из офиса. Тут все так. Ходят на цыпочках, лишнего не треплются. Из-за тебя Майер с катушек слетел.
        Перевернувшись на бок, я посильнее сжала телефон.
        - Он почти нашел меня, - призналась Вадиму. - Но не ворвался и не свернул мне шю, хотя мог.
        - Дурочка, он тебе шанс дает самой сдаться, - устало отозвался мужчина. - Поэтому возьми себя в руки и спаси всех нас. Ты бы видела его секретаря. Девочка совсем измучена. На грани истерики. Вроде ее в пятницу даже в бухгалтерии отпаивали успокоительным. Но Майеру все нипочем. Страдает он - страдают все.
        Хмыкнув, я ответила:
        - Не думала, что он такой тиран.
        Вадим так громко рассмеялся, что мне пришлось убрать немного в сторону от уха телефон.
        - Не то слово, Ника. И я тебе не завидую. Нашла, какого мужика себе выбрать. И не смей напоминать про свои проблемы, - возмутился он, стоило мне заикнуться про то, что телу не прикажешь. - Это все твоя безмозглая голова. Вот стоило тогда тебе умерить свой пыл и не поддаваться страсти, сейчас все жили бы долго и счастливо. А так, как на пороховой бочке. То и дело ждем, когда рванет.
        Тяжело вздохнув, я поднялась с дивана, уставившись в пол.
        - Я поняла тебя, - промямлила после гневной тирады мужчины. - Я решу свои проблемы и спасу твой зад в очередной раз.
        Но Вадим вновь хохотнул. Как-то отчаянно.
        - Ты свой зад спасай, дурочка. Я переживу, а тебе с ним еще жить.
        - Откуда такая уверенность? - разинув рот, выдавила из себя.
        Никогда не рассматривала варианта на совместное проживание с Эрнестом. Мне казалось, что мы не созданы для такой жизни.
        - Да я сам лично притащу вас обоих в ЗАГС, - раздражено произнес Вадим, - чтобы вы мучили друг друга до конца дней своих, пока остальные спокойно могли бы жить и заниматься любимым делом.
        - Ты жесток, - надув губы, произнесла я.
        - Это ты жестока, - теперь мужчина смеялся. - Так истязать Майера. Давай крошка, бери ноги в руки и беги к нему! - и, не дожидаясь моего ответа, он отключился, ясно давая понять, что свою позицию Вадим не изменит.
        Упав обратно на диван, я вытянула ноги. Отбросив в сторону телефон, тяжело дышала, борясь со слезами. Но те предательски вновь собрались в уголках глаз. Смахнув надоедливую жидкость, я резко подобралась и, шмыгнув на прощание носом, отправилась в комнату Леры, на поиски ее ноутбука. Пора брать себя в руки.
        И у меня был план. Только что созрел в беспокойной голове. Безумный, опасный и возбуждающий.
        Эрнесту пришлось бросить огромную стопку бумаг, скопившихся на его столе. За последние дни он усиленно работал, пытаясь заглушить звенящую пустоту после неожиданного побега Ники.
        Выследить ее не составило труда, пусть и Никольский постарался на славу, позволяя девушке играть в тайного агента. И эта затея со сменой телефона спутала все планы. Но Майер ждал, следил за ее арендованной квартирой, всеми друзьями, даже теми, кто остался жить в другом городе. Никогда бы не подумал, что у Ники могут быть такие разные подруги. Он хорошо рассмотрел тогда в «Хамелеоне» некую Рокси - рокершу и основательницу собственной группы. А вот про двух других подруг Майер узнал чуть позже. Николай всегда выполнял свою работу на славу.
        И еще он терроризировал Дорофеева, будучи уверенным, что мужчина сдастся и заставит Нику выйти из своего убежища. И надо же, она выбрала старую квартиру Марка, чтобы там осесть. Да еще в компании молодой приятной особы. А Громов времени не терял, когда устраивал тайно свою личную жизнь, пока все остальное неумолимо пыталось развалиться.
        В субботу Эрнест не выдержал. Он хотел увидеть Нику, но вместо нее обнаружил Валерию, которая изображала из себя уборщицу. Но он уже знал все о ней. А вот Ника спряталась. Он мог ворваться, благо с ним были ребята Николая, но не стал этого делать. Во-первых, напугал бы девчонок. Во-вторых, Марк бы ему не простил.
        Теперь, когда безуспешные попытки поработать с отчетами и оценить нанесенный компании ущерб действиями Антипова, его замученный секретарь дрожащим голосом сообщила, что к нему пожаловал сам Марк Громов собственной персоной.
        Майер игнорировал его вот уже неделю. А тот настойчиво давал о себе знать. Неужели, хотел стать парламентером?
        Позволив ему войти, Эрнест посмотрел на Марка.
        Громов уверенным шагом преодолел расстояние от двери до стола Майера, остановившись в трех метрах. Как всегда собран, сосредоточен и спокоен, но что-то в нем изменилось.
        Всматриваясь в светлое лицо парня, Эрнест удивился, понимая, что тот был чертовски доволен. И собственное раздражение Майера его нисколько не волновало.
        - Давай только вкратце, - холодно отозвался Эрнест, игнорируя приветствие Марка.
        Парень не обратил внимания на слова Майера, продолжая сиять как рождественская звезда, что бесило хозяина «МайерКомпани» все больше и больше.
        - Ты знаешь, зачем я пришел, - отозвался Марк, продолжая сверлить его взглядом. - Вероника сожалеет, что все так вышло, и попросила меня уладить ее проблему с тобой.
        - И ты пришел говорить за нее?
        Но Марк покачал головой, игнорируя нарастающее напряжение в голосе Майера.
        - Нет, Эрнест, - сказал он. - Я хочу, чтобы вы сами поговорили и помирились. Ты же знаешь, где она сейчас находится. И я не буду против, если ты заявишься туда вновь, вытащишь ее силой и увезешь к себе в загородный дом, чтобы шансов на новый побег было меньше. Желательно перед поездкой связать ее и везти в багажнике. И да, не смотри так, я совершенно не против подобных мер для Ники. Она умудрилась подпортить жизнь не только себе, но и тем, кто искренне о ней заботится. И еще, не забудь про кляп. От нее слишком много шума.
        Хмыкнув, Майер кисло улыбнулся, но идея парня ему нравилась.
        - Я даже не буду против, если ты прикуешь ее наручниками. Она чуть не спалила квартиру, - улыбнувшись, произнес Марк, но вот Эрнест воспринял его предложение просто удерживать Нику от побега как нечто эротичное и вздрогнул, представив ее обнаженное тело, привязанное к кровати.
        - Поверь, такой вариант меня устраивает, - произнес он, стараясь сохранить прежний недовольный тон.
        - И вот, - Марк извлек из кармана карту-ключ от «Башни» и протянул ее Майеру, приблизившись к столу. - Я думаю, это твое. Поэтому возвращаю.
        Эрнест уставился на белую карточку и напряженно сдвинул брови, понимая, что Ника отдала его Марку как некий протест.
        - Ника передала ключ Лере, чтобы она устроила для меня сюрприз, - в тот же момент отозвался Марк, словно оправдывая поступок девушки.
        Так вот почему он был так чертовски доволен и светился от счастья. Эх, Эрнест и сам был бы не против такого подарка. Даже простил бы Нику за ее поведение и побег. Нет, сначала бы отшлепал ее по попке, а после наказал бы в нескольких позах, ну а потом можно было бы простить.
        Громов быстро попрощался и покинул кабинет Майера, плотно закрывая за собой дверь. Сам же мужчина уставился на ключ, задумчиво крутя его в руках и пытаясь придумать, каким способом выманить девушку из ее убежища и похитить. Ему только что дали в руки карт-бланш, и он не намерен был упускать такой возможности.
        Глава 29.
        Очутившись в конце рабочего дня перед офисом «МайерКомпани» я никак не ожидала, что начну дрожать от нахлынувшего страха.
        А все так хорошо начиналось накануне.
        Стоило мне выпроводить Леру к Марку, устроив для них романтический вечер, и созвониться с Вадимом, от которого получила нагоняй за свой опрометчивый поступок, я придумала, как помириться с Эрнестом.
        До этого момента все шло по плану.
        Когда я рылась в скромном гардеробе Леры под ее недовольное бурчание, случайно наткнулась на изумительный осенний плащик. Из плотной, но легкой ткани, с пояском и парой глубоких карманов, неброского цвета и с приличной длиной до колена, он идеально вписывался в мой коварный план.
        Следующим по плану было устроить себе полуночный онлайн-шопинг, благо на банковской карте была приличная сумма. Поэтому первым же делом я заглянула в популярный интернет-магазин с очень быстрой доставкой. Вот с выбором было сложнее, потому что я растерялась, стоило мне добраться до категории «нижнее белье». Глаза просто разбегались от количества безумно красивых кружевных комплектов, а то что мне нужен комплект не было и спора. Просмотрев не менее двадцати удачных наборов, я все же рискнула и заказала три. Будет время их примерить. И стоило мне заполнить корзину, как я случайно наткнулась на немного нестандартный по моим вкусам набор, который состоял из кожаных полосок, переплетенных с полупрозрачным кружевом черного цвета. Некое садо-мазо, но я забросила и этот комплект. Может и рискну, ведь завтра я отправлюсь, чтобы получить наказание за свое дерзкое поведение. Думаю, Майер оценит. Я бы оценила.
        В дополнении к белью я подобрала пару туфель на шпильке. Первые были бежевого цвета, почти телесного, не привлекающего внимания. А вот вторые - черные, под стать последнему набору. Ну а вдруг я все же рискну?
        Выбрала также небольшую сумочку универсального черного цвета и солнечные очки. Буду играть в шпионку, скрываясь от возможной встречи с кем-то из бывших коллег. Благо плащик был идеален для подобных игр.
        Ну а к образу полагались чулки. Тот же выбор - прозрачные, почти не заметные, с тонкой кружевной вставкой и полупрозрачные черные. Последней деталью оказался пояс для чулок. Тоже два, под цвет.
        Что же, я спустила кучу денег на тряпки, но это того стоило. Шопинг лечит истерзанную душу и восстанавливает нервные клетки. Главное, не смотреть на конечную сумму.
        Когда на следующий день утром мне доставили мою не очень дешевую закупку, я почти прыгала от счастья, распаковывая коробку. Я заворожено рассматривала, извлекая одно за другим. И стоило мне добраться до последнего комплекта с кожаными вставками, я поняла, что это оно. Я уже влюбилась в этот набор. И если Эрнест не оценит мой выбор, я не огорчусь, ведь у меня останется эта прекраснейшая вещь.
        Разобравшись, как будет выглядеть мой законченный образ, я быстро отписалась Лере с просьбой разрешить воспользоваться ее плащиком. Уверена, она была удивлена, но согласилась. Эх, к сожалению, я осознавала, что скромняга Лера не догадывалась, для чего мне понадобились ее вещи. Да и когда она покупала плащик - как у какой-нибудь роковой красотки из голливудского фильма - не расценивала, какой эффект может произвести такая на первый взгляд простоя вещица.
        Следующим этапом было принять душ, нещадно пользуясь опять же Лериными мылом, шампунем и прочими мелочами. Она уже привыкла и даже не возмущалась.
        Высушив волосы и уложив их в крупные локоны, ниспадающие по плечам, я взялась за макияж. Выбор был невелик, ведь я не собиралась во время побега тащить за собой все привычные атрибуты, но и то, что имелось в моей скромной косметичке хватило, чтобы создать притягательный, но не вульгарный образ.
        Закончив с макияжем, я подвела губы розовой помадой и потянулась за комплектом, дожидавшимся меня на краю дивана.
        Когда я облачилась в кожано-кружевное белье и взглянула в зеркало, то обомлела. Да, я готова была сразить мужчину.
        - Черт, я бы сама себя трахнула, - расхохотавшись, высказалась вслух.
        Туфли и сумочка, в которой связка ключей, кошелек и телефон. И упаковка презервативов. Признавалась себе честно, когда оформляла заказ, в последний момент добавляя их в корзину, ну мало ли что могло там произойти, стоит мне заявиться к Майеру, но про защиту не стоит забывать.
        Добиралась до офиса компании на такси. Парковка была забита машинами. Значит, Вадим не врал, когда говорил, что Эрнест совсем сорвался и гонял своих сотрудников. Вот, время уже к 18.00, а никто не торопится покидать свои кабинеты. Раньше здесь было чуть свободнее и проще.
        Пройдя без проблем охрану, я удивилась тому, что мой пропуск все еще действовал, хоть я и написала заявление на увольнение. Но пропуск не заблокировали, и даже не задали вопросов подозрительной личности. По крайней мере, я сама себе казалась подозрительной, когда нерешительно вошла в компанию и на ватных ногах направилась к лифту. Нажав кнопку последнего этажа, я вместе с электронным табло отсчитывала этажи.
        В коридоре, где располагался кабинет Майера, было подозрительно спокойно. Тишина. Пугающая тишина. Но я прошла к заветной двери и тихо постучала в нее. Не дожидаясь ответа, я вошла в приемную, где меня повстречала чертовски бледная секретарша Алина, с темными кругами под глазами и дрожащими руками. Вот же зверь, Майер.
        - Добрый вечер, - поздоровалась я, мило улыбаясь напряженной девушке.
        Она лишь разинула рот, боясь выдавить из себя хоть слово. Но я приложила к своим губам палец, намекая, что ей стоит и дальше молчать.
        - Он у себя? - посмотрела на дверь, за которой таилась берлога тирана.
        Она молча кивнула и попыталась улыбнуться. Но ее кривая улыбка не внушала доверия.
        - Один?
        И новый согласный кивок.
        - Вот что мы сделаем, Алина, - тихо заговорила я, приблизившись к секретарскому столу. - Во-первых, передай мне лист бумаги и ручку. Лучше маркер.
        Девушка подозрительно огляделась, но выполнила мою просьбу. И через мгновение я с энтузиазмом выводила крупные немного неровные буквы: «НЕ БЕСПОКОИТЬ».
        Алина зачаровано смотрела на меня, быстро мигая покрасневшими глазами.
        - Во-вторых, - закончив с запиской, я вновь посмотрела на секретаря, - ты сейчас быстро собираешься и едешь домой. Вот это надо будет повесить на дверь с той стороны. Я закрою ее изнутри. И можешь как-нибудь проконтролировать, чтобы нас действительно не потревожили? Может, обратишься к Николаю Андреевичу, чтобы его безопасники не начали выламывать дверь, пока я буду усмирять вашего зверя?
        И девушка, чуть не прыснув от смеха, быстро закивала головой, скидывая по пути руками в сумку свои личные вещи. Перед выходом она схватила маленький кусочек скотча и записку, которую приклеила с внешней стороны двери.
        - Удачи, - губами прошептала Алина и скрылась за дверью, которую я тихо затворила, запирая на имеющийся внутри замок.
        Теперь нас никто не побеспокоит. А вот удача мне понадобится.
        Я без стука вошла в ранее закрытую дверь, которая отделяла меня от разгневанного мужчины. От мужчины, которого я уже хотела, но боялась.
        Майер даже не поднял головы от вороха документов, что в хаотичном беспорядке лежали перед ним. Поверх бумаг с краю планшет, в другом конце мобильный. Мужчина сосредоточено изучал документы, поэтому мне пришлось привлечь его внимание, со стуком бросив сумку на стол для переговоров.
        Мужчина наконец-то оторвался от бумаг, вздрогнув от неожиданности. Но его удивление от появления незваного гостя быстро сменилось на раздражение. А после и на гнев. Он крепко сжал руки в кулаки, и я была готова поклясться, что только огромная сила воли сдерживает его на месте.
        Попытавшись беззаботно улыбнуться, я все еще оставалась на безопасном расстоянии, готовая в любой момент покинуть кабинет бегством, пусть на шпильках это будет трудно сделать.
        - Здравствуй, Эрнест, - протянула я, склонив немного в бок голову так, что волны золотистых локонов расползались по плечам, укрывая их словно покрывало.
        - Явилась, - зло отозвался он, но продолжал сидеть на месте и сжимать кулаки.
        Выдохнув, я постаралась выглядеть так, будто не испугалась его тона. Мягкая, но немного нервная улыбка, была тому подтверждением.
        - Ты не рад меня видеть?
        - Нет, Вероника, я совершенно не рад тебя видеть, - сказал Майер. - И сейчас не подходящее время для твоего появления. Я занят, - и он указал на бумаги.
        Скривив улыбку, я осмотрелась по сторонам, делая вид, что обдумываю его слова. Если Эрнест и намеревался выпроводить меня, обозначив таким образом свое отношение, то он крупно просчитался. Упорство было одним из ключевых качеств моего характера. И сейчас я готова была побороться с обиженным мужчиной. А в том, что он был обижен на меня, не было сомнений. Не думала, что такого сильного и волевого человека можно так легко задеть. Или этим талантом обладала исключительно я одна?
        Сделав пару шагов вперед, я все еще оставалась далеко от рабочего стола Майера, опираясь одной рукой на стол для переговоров.
        - Как жаль, что ты не рад меня видеть, - наигранно надула губки, поджимая их так, словно меня задели слова мужчины.
        - Перестань кривляться, - с рыком в голосе произнес Эрнест. - Я уверен, что мои слова тебя не задели. Чертова эгоистка!
        Чертова эгоистка!
        А вот это меня задело. Он считал, что поступаю так, наплевав на чувства остальных, я угождаю только своему эго. А вот о чем он думал, обманывая меня?
        - Кто бы говорил, - ответила я. - Только не говори, что не скучал по мне.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Не верю, - улыбнулась я. - Я знаю, что ты искал меня. Все эти дни я не давала тебе покоя.
        - Черт, за каким ты сюда явилась, Вероника? - выругавшись, произнес Майер, гипнотизируя меня стальным холодом глаз.
        - Есть несколько причин, - хитро прищурившись, отозвалась я. - Тебе все рассказать, или только существенные?
        - Все, - Эрнест откинулся назад в кресле, прижимаясь спиной к кожаной спинке, и от соприкосновения ткани его пиджака и кожи я услышала тихий шелест.
        - Хорошо, - сделав еще шаг вперед, произнесла я. - Во-первых, чтобы спасти твоих подчиненных от их начальника-тирана.
        -Тирана? - возмутился мужчина, но с места не сдвинулся.
        - Да, тиран. Ты изводишь всех, особенно досталось твоему секретарю. Загонял бедную девочку. Разве не заметил, как она несчастно выглядела?
        - Нет, - жесткий тон не смутил меня. - И где она сейчас?
        Ухмыльнувшись, я ответила:
        - Отправила ее домой, отсыпаться и восстанавливать нервы.
        - Я ее не отпускал, - не унимался Майер, но мне было все равно на его мнение.
        Мой план не включал случайных свидетелей.
        - Во-вторых, ты своим появлением перепугал Валерию. А она для меня стала подругой, и я хочу ее защитить от твоего гнева, - продолжила перечисление причин, заметив, как сузились глаза Эрнеста, стоило ему услышать имя Леры.
        Возможно, Марк уже наведывался к Майеру. Но сейчас это не играло никакой роли.
        - В-третьих, ты хреново выглядишь, - кивнула на бледное лицо Майера, но его не заботил этот факт.
        Поэтому мужчина неумолимо молчал, позволяя мне говорить. Только его напряженные до побеления кулаки говорили за себя. Он терпеливо выжидал, пока я окажусь в зоне его досягаемости, чтобы одним рывком открутить мою голову.
        Я сделала еще один шаг вперед. Каких-то пять метров отделяло нас друг от друга.
        - Ну и главная причина, конечно же, во мне, - произнесла я и замолчала, обдумывая как признаться Эрнесту, что я была дурой.
        Боюсь, он не поверит моим словам. Хотя я старалась говорить искренне с ним.
        - В тебе? - хмыкнув, все же заговорил мужчина. - Что именно? Твое переменчивое настроение? Твои игры «хочу - не хочу»? Твой побег? Что не так, Ника?
        Ноздри Майера раздувались от бешенства, зрачки сузились, а все тело напряглось, будто хищник на охоте и готовится к прыжку.
        - Я люблю тебя, - вот и все.
        Я сказала именно то, что было главной причиной для моего побега. Я бежала не от Эрнеста, не от скандалов и пересудов. Я бежала от собственных чувств. В итоге загнав себя в ловушку.
        Он замер. Злость, гнев отступили. Пришло успокоение. Майер почти не дышал, словно боясь потревожить момент. И заворожено смотрел на меня, опасаясь, что я рассмеюсь и заявлю, что все мои слова - лишь шутка.
        - Я не эгоистка, Эрнест, - тише добавила я, сделав еще один шаг вперед. - Просто трусиха, которая боится собственных чувств.
        - Зачем? - лишь одно слово смог произнести Майер, не сводя с меня изумительно серых глаз, в которых теперь плескалась расплавленная сталь.
        - Зачем сбежала? - задумалась я и пожала плечами. - Мне нужно было время, чтобы понять. Ничего не изменится. Я влюбилась в тебя. И ни расстояние, ни время и ни скандалы не изменят моих чувств к тебе. Но я вынуждена признаться, что поступила плохо. И мы оба страдали.
        Он недовольно поджал губу и магия, изменившая его бледное лицо, разгладив морщинки, испарилась. Прежние чувства возвращались к нему. Гнев, ярость, раздражение. Все переплеталось в тугой узел.
        - Я пришла попросить у тебя прощение, Эрнест, - быстро заговорила, сделав еще один шаг.
        - Ты не прощения заслуживаешь, а наказание, - холодно отозвался он.
        И я удовлетворенно хмыкнула, схватив рукой пояс плаща.
        - Так накажи меня, Большой Босс, - хитрая улыбка отразилась на моих губах, пока я плавно тянула пояс, распутывая несложный узел.
        Следом шли пуговки. Всего шесть. Но с каждым движением рук, я отмечала, как настороженно смотрит Эрнест, следя за мной.
        Когда последняя пуговка была освобождена от петли, я потянула края плаща, обнажая то, что скрывала под ним. Обнажались и чувства Майера, стоило ему увидеть, как перед ним предстала я в черном кожаном белье и чулках, плотно обтягивающих ноги.
        Тяжелый глубокий вдох и выдох подсказали мне, что я произвела тот самый эффект, на который рассчитывала. Теперь ноздри Майер раздувались не от раздражения. В нем бушевало возбуждение, растопившее лед в глазах и придавшее бледной коже легкий румянец.
        - Ведьма, - прорычал он и попытался подняться из кресла, но я жестом руки указала, чтобы он оставался на месте.
        - Возможно, - отозвалась я, приближаясь на шпильках к нему. - Но такой меня делаешь только ты.
        И остановилась около края его стола. Майер протянул ко мне ладонь, и я покорно последовала к нему в объятия. Но упираясь рукой в грудь, я отклонилась немного назад, прислоняясь к столу. Оказавшись между его разведенных ног, я была словно в плену, от которого заводилась еще сильнее.
        - Накажешь свою ведьму? - прошептала я, и мужчина резким движением рук схватил меня и потянул к себе.
        Ловко запрыгнув на его ноги, я обвила Майера руками, сжимая ткань пиджака, который неумолимо желала стянуть с широких плеч.
        - С удовольствием, - прорычал в губы Эрнест, в тот же миг жадно целуя.
        Я отозвалась на его грубость. На ту страсть, что охватывала нас, стоило нам сблизиться и оказаться наедине. Да что там наедине. Я хотела его все время, не зависимо окружали нас посторонние или нет. Уверена, с ним происходило то же самое.
        Майер надавил языком, разжимая губы, и я податливо впустила его в свой рот, играя с ним, пока его руки скользили по разгоряченной коже, отодвигая край белья и оказавшись под чашечкой полупрозрачного кружева, не ухватили горошину соска. Ощутив, как мужчина сжал мой сосок до боли, я вскрикнула, отпуская распухшие и влажные от поцелуев губы.
        - Не нравится? - ухмыльнулся он, продолжая играть с грудью.
        - Нравится, - хитро отозвалась я, намекая, что не против выйти за рамки.
        Мужчина понял мой намек и резко поднялся с места, ставя следом на ноги и меня, возвращая на пол. Пошатнувшись, я все же удержалась на месте, аккуратно приземлившись на край стола голыми ягодицами.
        Майер рассмеялся, и отведя меня немного в сторону, быстрым рывком расчистил стол. Бумаги полетели на пол. За ними и планшет, приглушено ударившийся о пол. Но мужчина проигнорировал звук, возвращая меня на место.
        - Наказание? - удивленно уставилась на него, предположив, что он усадит меня на стол, как делали это мы раньше.
        Но у Эрнеста были другие планы, и он резко развернул меня и согнул пополам, наклонив к столу. Лишь чудом или благодаря хорошей реакцией мужчины мне удалось не поцеловать стол, зависнув в паре сантиметров над столешницей. Прогнув еще немного в спине, я ощутила, как грудь коснулась прохладной поверхности. Упершись руками и замерев на месте, я чувствовала, как Майер стоит почти вплотную ко мне, скользя при этом рукой по обнаженной коже ягодиц.
        - Прекрасный вид, Ника, - протянул он, сжимая кожу.
        Интуитивно я прогнулась еще немного, оттопырив зад, и услышала мягкий смех мужчины, который продолжал сжимать ягодица, играя при этом пальцами с краем узких трусиков.
        - Думаешь, что я войду в тебя? - услышала, как чуть наклонившись вперед, произнес мужчина.
        - Да, - тихо выдохнула я, томясь от ожидания.
        - Нет, крошка, - усмехнулся он, и резким движением шлепнул по белой коже.
        Я вскрикнула больше от неожиданности, чем от боли и попыталась выпрямиться. Но Майер надавил на спину, не позволяя подняться.
        - Я только начал, ведьма, - отозвался он, и следующий шлепок по второй ягодице не заставил себя ждать.
        Когда я говорила про наказание, я имела ввиду совершенно другой способ. Я надеялась на то, что Майер просто затрахает меня до смерти, чтобы на следующий день, восстав как феникс из пепла, я не могла свести ноги. Но вместо этого меня лупили как нашкодившего котенка. Нет, было не больно. И даже не обидно. Было удивительно возбуждающе. Наверное, мне стоило возмутиться, закричать, вырываться. Но я только покорно лежала, прогибаясь еще сильнее, и стонала от удовольствия. Чертов Майер открыл во мне темную сторону, о которой я и сама не подозревала.
        - Интересный эффект, - нагнувшись вперед, произнес мужчина. - Ты стонешь от того, что я шлепаю тебя.
        - Да, мне нравится, хотя это удивительно, - дрожащим голосом отозвалась я.
        - Тогда продолжим, - уверена, сейчас он улыбался как дьявол.
        И еще пара шлепков перемешанных со срывающимися с губ ахами, наполнили тишину огромного кабинета.
        - Как думаешь, я достаточно тебя наказал? - накрывая горячей ладонью покрасневшую кожу, произнес Майер.
        - Нет, - тихо рассмеявшись, ответила я. - Но не прочь, чтобы мы продолжили это как-нибудь в другой раз. Потому что я возбуждена до такой степени, что чуть не кончила минуту назад.
        Низкий смех мужчина заставил меня замереть. А после и шорох одежды. Я заметила, чуть повернув голову, что Эрнест стаскивает с себя пиджак. Следом летит рубашка и галстук. Потом щелчок пряжки ремня. И пока он раздевался, я не двигалась, давая ему понять, что покорно жду мужчину.
        - Если ты не против, я бы хотела, чтобы мы предохранялись, - отозвалась я, стоило Эрнесту потянуться к ширинке брюк.
        Он удивленно уставился на меня.
        - Нет, Ника, - произнес он. - Я хочу чувствовать тебя. И если нам будет суждено стать родителями, то я буду чертовски рад.
        - Не уверена, что из меня получится хорошая мать, - кисло отозвалась я, все также покорно лежала на столе.
        - Проверим, - рассмеявшись, ответил Майер, и придвинулся ко мне.
        Я не возмущалась. К черту защиту. К черту все правила, которые я придумала много лет назад, чтобы уберечь свое тело и душу. Рядом с этим мужчиной я готова была рисковать.
        Ощутив, как напряженная головка члена касается меня между ног, я простонала, выбрасывая из головы все дурные мысли. Только страсть. Которая обжигала, грозясь оставить на разгоряченной коже следы.
        Глава 30.
        Эрнест одной рукой коснулся моей поясницы, прогибая податливое тело, пока второй отодвигал в сторону кружевной край узких трусиков.
        - Влажная. Как и всегда, - усмехнулся он, коснувшись длинным пальцем складок.
        Но его касание не было долгим. Не успела я взмолиться, чтобы он перестал меня мучить, как мужчина не спеша вошел в тело, растягивая и наполняя до краев.
        Громкий стон, сорвавшийся с губ, сменился на поверхностное дыхание, стоило Майеру набрать темп и сотрясать тело новыми сильными толчками.
        Я ухватилась руками за край стола, опасаясь сползти с него, так как ноги совершенно отказывались подчиняться. Эрнест заметил, как я теряю равновесие, и резко подхватил под живот, приподнимая над потеплевшей поверхностью стола и сминая разгоряченными ладонями набухшую грудь.
        - Моя маленькая ведьма, - прошептал он на ухо, чуть склонившись вперед, прикусив в отместку на мой рык мочку.
        Спиной я все также прижималась к его обнаженной груди, пока ладони Эрнеста ловко ласкали тугие соски сквозь кружевное белье. Еще несколько толчков на грани боли, и я кончила, содрогнувшись от огромной волны экстаза. Эрнест прижимал меня к себе, не выпуская из рук.
        - Так не пойдет, Ника, - заговорил он, быстро выходя и оставляя мокрый след на бедрах.
        Мужчина все еще был тверд. Он не кончил вслед за мной, сохраняя самообладание, которого у меня в помине не было. Развернув к себе лицом, он вернулся в кресло, потянув к на колени. И я покорно села на него, позволяя сразу же войти. Второй этап нашей безудержной гонки начинался.
        Мужчина высвободил напряженные груди, накрывая в тот же миг ртом поочередно розовые соски. Он удерживал меня на месте, позволяя не спеша двигаться, беря инициативу в свои руки. После первого оргазма, накрывшего меня несколько минут назад, я готова была кончить во второй раз, но Эрнест не позволил мне достигнуть вершины, хищно улыбнувшись.
        Он все еще мстил за мое отвратительное поведение, и я готова была играть по его правилам.
        Склонившись вновь к горошине соска, он ловко орудовал языком, прикусывая в пик наслаждения зубами, заставляя закричать и вцепиться в волосы мужчины. Я потянула его наверх, накрывая влажные губы страстным поцелуем, проникая в рот языком и беря тот же самый темп, в котором работали наши тела. Майер в ответ ухватил мои горячие бедра и заставил ускориться, доводя до конца. Теперь мы кончили одновременно, еле удерживая друг друга в объятиях, пока наши тела пульсировали от волны удовольствия.
        - Вот теперь самое время, - усмехнулась я, целуя довольного мужчину, который совершенно не сопротивлялся такому финалу.
        Следующим этапом оказалось совместное принятие душа. Благо он был намного больше моего, где мы оказались вместе после нашей первой совместной ночи. Тогда Эрнест жаловался, что не помещается в кабинку для пыток, я же была не против ощущать его тело рядом со своим. Теперь для нас было достаточно места, но мы по-прежнему жались друг к другу, словно опасаясь потерять.
        - Ты прекрасна, Ника, - прошептал Эрнест, накрывая мой рот новым поцелуем.
        Теплая вода стекала по нашим обнаженным телам, забирая с собой следы пережитой страсти. Поднявшись на носочках, я потянулась к Майеру, прижимаясь все сильнее, пока его крепкие руки прогибали меня в пояснице.
        - Мне нравится, - отозвалась я, стоило мужчине прекратить поцелуй, чтобы коснуться языком шеи, оставляя влажный след.
        - Есть еще кое-что. Тебе понравится, - лукаво произнес Майер и встал передо мной на колени, аккуратно разводя ноги.
        Я ахнула в тот же миг, как его голова оказалась межу бедер, а ловкий горячий язык накрыл лоно. Он играл со мной, заставляя стонать и сыпать проклятиями, пока я пыталась удержать себя на ногах и не кончить в очередной раз. Никогда не думала, что мое тело может быть таким ненасытным. Этот мужчина творил со мной чудеса.
        Скользнув по широким плечам влажными от стекающей воды руками, я отыскала его голову и запустила пальцы в мокрые волосы, направляя Эрнеста, помогая задать нужный темп.
        Мужчина послушно исполнял мои немые приказы, ускоряя темп, играя языком и лаская пальцами. Откинувшись немного назад, я издала удивительный, но странный звук и громко кончила, подхваченная в тот же момент сильными руками.
        - Это мне очень нравится, - смогла произнести, как только ко мне вернулась способность говорить.
        Майер обнимал меня, пока тело содрогалось от наслаждения, а его твердый член упирался в бедро.
        - Теперь моя очередь, - рассмеявшись, произнес он, разворачивая меня спиной к себе и прижимая к теплой стенке душевой.
        Я облокотилась на нее, податливо прогибаясь под ним, позволяя войти в себя. И Эрнест не заставил себя долго ждать, вбиваясь яростными толчками, пока с сорвавшимся с губ рыком не кончил, сжимая до боли мои ягодицы. От его натиска я получила и свою порцию удовольствия, и мягкий отголосок оргазма накрыл меня.
        - Хитрая девочка, - прошептал он, ловя губы для сладкого поцелуя.
        Эрнест почувствовал то, как сомкнулись мои мышцы вокруг его члена, пульсируя и дрожа. Я лишь улыбнулась, не способная произнести ни слова. Меня только что выжили как лимон. И оставалось лишь одно пожелание - крепкий сон.
        - Устала? - поинтересовался Майер, стоило нам выйти из душа, когда с трудом, мы все же помылись.
        Он укутал меня в огромное махровое белое полотенце, сам же стоял передо мной обнаженным, и с его тела капала на мраморный пол вода.
        Я согласно кивнула, и в доказательство сладко зевнула.
        - Тогда приведем себя в порядок, и я увезу тебя, - отозвался он, потянувшись ко второму полотенцу, которое накинул на свои бедра. Под ним можно было рассмотреть, что член Эрнеста пусть и был удовлетворен, но все еще сохранял крепость и готовность продолжить бой.
        - Хоть на край земли, - произнесла я, помогая ему сушить свое тело и волосы, с которых ручьем стекала вода.
        Прощай моя прическа. И макияж. Теперь я была похожа на мокрую кошку, которая к удивлению, нисколько не пугала Майера.
        - Раз на край, - задумчиво произнес он, - то я знаю одно место, откуда тебе будет сложно сбежать.
        Хитрый прищур глаз мог бы напугать меня раньше. Но не сейчас. Я покорно кивнула, позволяя себя похитить. В таком плену пожелала бы оказаться любая женщина, которая до безумия была влюблена в своего мужчину.
        Когда мы закончили с банными процедурами, мои волосы были высушены феном, а белье собрано и натянуто обратно, Майер переоделся в новый костюм, и теперь выглядел намного круче, чем я. Полностью одетый, он смущал меня.
        - Это все? - уставился на меня, словно ожидая, что я извлеку из крохотной сумочки сменную одежду.
        Рассмеялась в ответ.
        - Да, - кивнула, разводя руки. - Это все, что есть с собой. Ну и плащ.
        Тогда мужчина недовольно покачал головой, и со словами как же я могла придумать почти голой врываться в его компанию, вернулся к встроенному шкафу с ровными рядами запасных костюмов, и достал белую рубашку, которую накинул на мои плечи. Она чуть прикрывала мой зад, но прятала достаточно, чтобы не светить интимными местами. Следом он сам накинул на меня плащ, убедившись, что все пуговицы застегнуты, а пояс крепко завязан. И только после этого он вернулся к своему столу, забрал мобильный и чудом уцелевший планшет, проигнорировав при этом кипу раскиданной бумаги, и мы покинули его кабинет, где все еще витал в воздухе запах секса.
        Когда мы вышли из приемной, Майер громко рассмеялся, снимая с двери мою записку. Он даже не стал спрашивать, кто это придумал, а просто сунул лист обратно в приемную, на стол секретарю.
        - Надеюсь, она сохранит ее, - прошептала я, когда мы вошли в лифт.
        - Зачем? - удивился мужчина, посмотрев на меня.
        - Как зачем?! - возмутилась. - Я намерена периодически наведываться к тебе в кабинет, чтобы спасать бедных и несчастных сотрудников от их тирана-начальника.
        Низкий смех заполнил небольшой пространство. Майер потянулся ко мне, целуя в макушку.
        - Я буду почаще тиранить их, - произнес он напоследок, прежде чем поцеловать в раскрытые от удивления губы.
        Офис встретил нас молчанием и тишиной. Ни одного сотрудника по пути не попалось, кроме двух охранников на парковке, когда мы прошли мимо них. Они попрощались с нами, странно переглядываясь между собой.
        Майер обещал отвезти меня в свой дом. Я была удивлена, когда узнала, что у него есть загородная недвижимость, в которой он предпочитает проводить выходные дни, а в будни останавливается в квартире в «Башне».
        - Не сложно жить на два дома? - поинтересовалась я, замечая, как городские огни остаются все дальше и дальше, а пейзажи меняются на затемненные леса, периодически освещаемые фонарями.
        Майер внимательно следил за дорогой, но когда я задала свой вопрос, он на мгновение отвлекся, чтобы взглянуть на меня.
        - Нет. Будь у меня выбор, я бы предпочел жить за городом, но каждый день ездить так далеко немного накладно и утомительно. Тем более, когда твой рабочий день чаще всего не нормирован.
        Усмехнувшись, я произнесла:
        - Или когда ты ходишь по ночным клубам, - подмигнув ему, я отвернулась, пытаясь не рассмеяться в голос, когда увидела его возмущенное выражение лица.
        - Я не так часто там бываю, в отличие от некоторых, - вот и камень в мой огород прилетел.
        Сдержать смеха мне не удалось.
        - Видимо, теперь я буду реже там появляться, - произнесла я под одобрение Эрнеста.
        Он пообещал, что будет тщательно следить за мной, моими передвижениями и за тем, с кем я общаюсь. Тиран во всей красе. И теперь этот Дракон вез меня в свою пещеру, успешно миновав Башню, в которой я могла бы сбежать к спасителю-Марку.
        Добрались до загородного дома Эрнеста ближе к полуночи. Весь путь занял около часа, с учетом того, что мы попали в маленькую пробку на выезде из-за ремонта дорог. Но я, как и Эрнест, нисколько не огорчились такому раскладу. Ведь мы проводили время вместе, общаясь обо всем, что могло прийти в голову. Особенно его интересовало то, чем я занималась, пока пряталась от него. И выслушав мой рассказ, он тяжело вздохнул и с мягкой улыбкой на губах, протянул:
        - Бедная Валерия. Ей досталось от тебя.
        - Не то слово, - отмахнулась, нисколько не обидевшись на слова Майера.
        - Вот это громадина! - воскликнула, как только мы пересекли подъездную дорожку и высокие ворота. - Как в кино.
        Майер лишь усмехнулся, паркуясь чуть в стороне от главного входа.
        Я вышла из машины первой, проигнорировав недовольное возмущение мужчины. Кажется, он хотел поухаживать за мной. Но меня больше привлекал особняк, выполненный в современном стиле с обилием стекла, камня и металла, нежели манеры Эрнеста. Подтирая мысленно слюнки, я завидовала тому, кто придумал сие творение.
        - Нравится? - поинтересовался Майер, остановившись около меня чуть позади.
        - Да, - протянула, стараясь разглядеть в искусственном освещении все детали.
        Дождаться бы утра. Тогда я смогу осмотреть все здание.
        - Я рад, - рассмеялся он. - Долго работал над этим домом.
        Я обернулась и подозрительно уставилась на улыбчивого мужчину.
        - Твой проект?
        - Не только, - кивнул он. - Все от начала и до конца разрабатывал и курировал сам. Даже с внутренним дизайном пришлось поработать.
        Я раскрыла от удивления рот. Хотела бы сама поучаствовать в нечто подобном, чтобы создать с нуля и довести до финала. Мой архитектор ликовал и унывал одновременно. Теперь я безработная дурочка, у которой потихоньку тают деньги на счету. И даже нет своей крыши над головой.
        - О чем грустишь? - приподняв мое лицо за подбородок пальцами, Майер посмотрел в глаза.
        - Завидую тебе, - улыбнулась в ответ. - Хотела бы в этом поучаствовать.
        - Еще доведется, - отозвался Майер и резко подхватил меня на руки.
        Я удивленно выдохнула, цепляясь за лацканы пиджака, чтобы случайно не нырнуть вниз головой. Но Эрнест крепко держал на руках.
        - Что ты творишь? - возмутилась, когда он под мое недовольное бурчание резво пошел в сторону входной двери. - Это выглядит как-то странно.
        - Странно? - удивился он. - Нет. Я несу свою добычу. А то вдруг испугаешься и убежишь. Вновь.
        - Нет, не так, - надув губы, произнесла я. - Обычно так невесту в дом заносят. На руках. В фильмах. Я слишком много смотрела телевизор в последние дни.
        Майер ничего не ответил. И лишь под его раскатистый низкий смех мы вошли в дом. Точнее, меня внесли в огромный холл. Я проглотила язык от удивления. Этот дом поражал воображение. Мой мужчина поражал воображение и, не выпуская из рук, он уверенным шагом направился к стальной лестнице, ведущий на второй этаж.
        - Теперь я покажу тебе свою спальню, - произнес он тихо, пока я вертела головой по сторонам, пытаясь хоть что-то рассмотреть. - А экскурсия будет завтра.
        Майер сдержал свое слово. Он не выпускал меня из спальни, которую мне удалось рассмотреть лишь в тот момент, когда он насытился нашими любовными ласками и отправился вниз, на кухню, чтобы добыть перекус. Потому что мой желудок возвестил о том, что в нем давно не было еды.
        Щеголяя в чем мать родила, я быстро осмотрелась, заметив, что к спальне прилагается просторная гардеробная, ванная комната и дверь, ведущая на застекленный балкон. Оставив более детальный осмотр на утро, я вернулась в постель, чтобы дожидаться Эрнеста в призывно-расслабленной позе, которую он по достоинству оценил, стоило ему перешагнуть порог.
        - Ненасытная, - взмолился он, опуская передо мной поднос с едой.
        Но все мои похотливые мысли улетучились, стоило почувствовать запах горячей пищи. И я без слов благодарности набросилась на скромный, но довольно питательный поздний ужин или ранний завтрак, под хохот мужчины, уплетая все, что было на тарелках.
        Утром к своему разочарованию я не обнаружила Эрнеста. Постель уже была холодной с его стороны, а часы показывали, что время полдника я проспала. Потянувшись, я все же заставила себя вылезти из мягкой постели и пойти в душ. После бурной ночи на мне все еще оставались следы, и сейчас я хотела бы больше всего привести свое истерзанное ласками тело в порядок.
        После быстрого душа, я закуталась в полотенце и заглянула в гардеробную, будучи уверенной, что Эрнест не будет возмущаться, если я воспользуюсь его вещами. Не выходить же мне в одном полотенце из комнаты. К сожалению, ничего достаточно скромного и длинного, кроме очередной рубашки темно-серого цвета, я не нашла, возмущаясь, почему мужчина не может носить, например, футболки. Нет, они были, но вот зад почти не прикрывали.
        Щеголяя босиком и в одной на голое тело рубашке вниз, я отправилась искать Эрнеста, услышав приглушенный шорох. Пройдя на шум, я очутилась в ярко освещенной дневным солнцем кухне, где вовсю хозяйничала невысокая слегка полная женщина в красном фартуке. Она ловко помешивала шипящее на масле мясо в сковороде, и приятный запах наполнял все пространство.
        Откашлявшись, я все же привлекла ее внимание. Женщина резко обернулась и удивленно уставилась на меня.
        - Добрый день, - произнесла я, входя в кухню.
        - Добрый, - отозвалась она и решительным шагом развернулась, направляясь к шкафам, чтобы наспех приготовить мне кофе.
        А то, что это было для меня, я убедилась, стоило передо мной появиться кружке с ароматным напитком. Следом передо мной возникла тарелка с кашей, овощной салат, сладости и все, что только она успевал найти в холодильнике, в перерывах возвращаясь к сковороде.
        Я молча следила за ней, удивляясь, какой шустрой оказалась эта незнакомка.
        - Меня Вероника зовут, - наконец произнесла я, стоило ей оказаться вновь около меня.
        - Антонина, - весело произнесла она, протягивая мне руку.
        Я пожала ее, отмечая, что, не смотря на ее размер, ладонь у женщины была крепкой.
        - Я домработница у Эрнеста Алановича, - подтвердила мои догадки она.
        - Ну, а я, - начала говорить и задумалась, а кем я была для него.
        - Моя девушка, - низкий баритон заставил нас вздрогнуть и повернуть голову в сторону вошедшего Майера.
        Он выглядел так по домашнему, но в то же время, словно для обложки журнала, отчего я невольно залюбовалась им. Кажется, Антонина тоже поразилась преображению Эрнеста.
        - Вы уже познакомились? - спросил он, и мы кивнули головой. - Замечательно. Прости, что не разбудил.
        - Все в порядке. Я люблю поспать, - улыбнувшись, я наблюдала, как Майер занимает место напротив меня.
        Антонина ловко исчезла из нашего поле зрения, появляясь лишь для того, чтобы подать кофе Эрнесту. Она уведомила нас, что обед будет готов через полчаса, и я в предвкушение еды быстро расправилась с поздним завтраком, будучи уверенной, что во мне еще осталось места для сочного мяса. После того, как мы пообедали, я отправилась в спальню, чтобы немного полежать. Все-таки во мне оказалось меньше места, чем предполагалось изначально. Майер же остался внизу, ссылаясь, что ему необходимо поработать в кабинете. Но я была уверена, что у Антонины были вопросы к мужчине, ведь она так красноречиво посматривала на нас. Оставляя их, я не сожалела о том, что не стану свидетельницей их разговора, потому что была уверена в словах Майера, какие бы они не были.
        - Эрнест, не ожидала, что вы приведете в дом девушку, - ахнула Антонина, стоило Нике покинуть кухню.
        Майер сжал губы, стараясь не рассмеяться, заметив, каким удивленным было лицо его домработницы, которая работала на него пять лет.
        - Я сам от себя такого не ожидал, - ухмыльнулся в ответ, посматривая на то, как оживилась Антонина.
        Она металась по кухне, одновременно пытаясь помыть посуду, составить меню на ужин, выспрашивая, что понравится Веронике. Он же отвечал, что она ест все и не стоит так переживать из-за того, что в доме закончились 33-% сливки. Но Антонина не унималась.
        - Она такая красивая, - вздохнула женщина и все же присела за стол напротив своего работодателя. - Хотя ее наряд меня немного смущает.
        Майер рассмеялся.
        - Я привез ее почти без одежды, - произнес он и домработница покраснела. - Но обещаю исправить эту оплошность.
        - Надолго она задержится? - тихим голосом поинтересовалась женщина, посматривая в сторону.
        Эрнест сам не знал ответа. Но у него появилась уверенность в том, что теперь он не отпустит Нику никогда. Пусть ему и придется повоевать с ней. А за последние проведенные вместе часы она доказала, что может быть покорной.
        - Я надеюсь, что надолго, - вздохнув, произнес мужчина.
        На лице Антонины расплылась довольная улыбка. Она явно одобрила выбор Майера и сейчас была счастлива. Возможно, уже нафантазировала, как в его доме появится молодая жена и куча детишек. Именно об этом она все чаще и чаще говорила за последние два года. Что же, если это будет Ника, то он совершенно не против такого расклада.
        Глава 31.
        Через полчаса в спальню поднялся Эрнест. Я почти задремала, но его появление заставило меня разомкнуть глаза и лениво потянуться. Он присел на край кровати, заглядывая под покрывало. И по его удивленно приподнятой брови я поняла, что мужчина оценил мою наготу.
        Ухмыльнувшись, он резко поднялся на ноги, проследовал до двери, поворачивая ключ в замке.
        - Чтобы Антонина нас не потревожила, - прошептал он, вернувшись в кровать.
        Я же призывно откинула покрывало, выгибаясь на встречу возбужденному мужчине, срывающего на ходу домашние брюки и футболку. Нижнее белье я уже сама стягивала, оказавшись напротив его восставшей плоти.
        - Кто-то рад меня видеть? - хитро прищурившись, я посмотрела снизу наверх и встретилась с потемневшим от вожделения взглядом.
        Майер согласно кивнул и оказался в тот же миг в кровати, накрывая мое тело своим. Мы наслаждались ласками, занимаясь в этот раз любовью неспешно. И когда достигли пика наслаждения, остывали в объятиях друг друга, осыпая поцелуями и шепча всякие пошлости, от которых чаще всего смеялся Майер, поражаясь мой фантазии.
        - Сладкая ведьмочка, - теперь он называл меня только так, - я бы хотел, чтобы ты осталась здесь.
        Он приподнялся на руке, чтобы заглянуть в мое лицо. Зажмурившись, я потянулась в постели.
        - Я никуда не тороплюсь, - после непродолжительного молчания отозвалась, и услышала, как вздохнул мужчина.
        Он боялся, что я сбегу. Неужели, один мой необдуманный поступок заставлял его опасаться каждого моего решения? Я должна была убедить Майера, что теперь никуда не денусь.
        - Если ты не забыл, то теперь я безработная, - проворчала, поворачиваясь к мужчине и встречаясь с его глазами цвета стали.
        - Я могу решить этот вопрос, только скажи. Хоть завтра будешь восстановлена в должности. А хочешь повышение? - лукаво произнес он и кивнул на нашу постель.
        Я рассмеялась, прижимаясь к его обнаженной груди.
        - Нет, Эрнест, не хочу. Мне и так не плохо, если честно. Но я подумаю над твоим предложением вернуться на работу. Хотя не уверена, что наш роман удастся скрыть от твоих чересчур бдительных сотрудников. И даже угрозы штрафов и увольнения не помогут.
        Он нахмурился. Я протянула руку, чтобы коснуться глубоких морщинок, пролегших на лбу, словно пытаясь их разгладить. От моего прикосновения мужчина немного расслабился.
        - Но я могу поработать удаленно для начала, - продолжила, ловя на себе внимательный взгляд.
        - Отлично, - произнес он, перехватывая мою руку и целуя ее. - А что насчет того, чтобы остаться со мной?
        Я посмотрела на Эрнеста вновь, когда его губы застыли на моей руке. Он предлагал мне остаться с ним не только сейчас. Навсегда. Как бы смешно это не прозвучало, но я наконец-то научилась читать между строк.
        - Я с тобой, - прошептала в ответ. - Рядом с тобой. Навсегда.
        Улыбка озарило лицо мужчины, и он накрыл мои губы в долгом нежном поцелуе. И теперь я знала, что никогда не смогу покинуть его. Я любила Эрнеста всем сердцем.
        Прошло не менее двух часов, когда мы все-таки выбрались из постели. Эрнест пообещал, что организует для меня переезд, ведь мне необходимы были вещи. Он даже сделал пару звонков, чтобы я смогла уже на следующий день съездить за самым необходимым. Я могла бы предложить, чтобы кто-нибудь привез мне сменную одежду, но Эрнест был против, возмутившись, что не позволит никому рыться в моем белье. На наш спор показалась Антонина, которая предупредила, что ужин будет готов к семи. Поблагодарив женщину, Майер повернулся ко мне и внимательно осмотрел мой почти скромный вид.
        Он все же где-то в своих закромах откопал длинную футболку, которая закрывала не только мой голый зад, но и достигала длиной почти до середины бедра. На мне словно было очень свободное платье, я чувствовала себя теперь более уверенной, перемещаясь по дому.
        - Значит, есть время устроить экскурсию, - произнес Эрнест, сжимая мою ладонь.
        Я согласно кивнула и последовала за ним. То, что не смогла рассмотреть накануне, теперь было предоставлено мне в полное пользование. Я заглядывала во все комнаты, запоминая, где находятся гостевые спальни, библиотека, личный кабинет Эрнеста, спортивный зал, домашний кинотеатр и многое другое, поражаясь размаху дома.
        Эрнест не шутил, когда говорил, что приложил максимум усилий при строительстве дома своей мечты. Все, за чтобы он не брался, получалось идеально.
        - Можешь пользоваться всем, - сказал он, когда мы закончили с осмотром ультрасовременного дома и вышли на крыльцо на заднем дворе. - А теперь я покажу тебе свой небольшой сад. Там кое-что интересное есть.
        С хитрой ухмылкой он повел меня через сад по каменной дорожке, уводя все дальше от дома. По бокам дорожки росли огромные кустарники и деревья. Я любовалась чудесами дизайна, вдыхая распространявшийся от розовых кустов ароматом.
        - Пришли, - прошептал Эрнест, поворачивая немного в сторону.
        Мы оказались на небольшом деревянном настиле около пруда. Да, самого настоящего пруда с прозрачной водой и плавающей у самых ног рыбой.
        Вместо слов с моих губ сорвался удивленный стон, и я наклонилась вниз, чтобы коснуться рукой прохладной воды.
        - Только из-за пруда и купил этот участок, - самодовольно произнес мужчина, понимая, что смог произвести на меня впечатление.
        - Ты же понимаешь, что я теперь никуда не денусь, - рассмеявшись, я поднялась и прижалась к Майеру.
        В ответ он накрыл мои плечи своими ладонями и склонился немного вперед.
        - На то и был расчет, - теплое дыхание опалило кожу, и губы накрыли мои, даря томный поцелуй.
        Следующие дни мы проводили вместе. Я все же съездила в сопровождении Эрнеста в город за своими вещами. И к его удивлению, забрала все, что могла вынести и засунуть в машину. Остальное он обещал помочь перевести чуть позже. Пока я собирала самое необходимое, я задумалась, а зачем мне оставлять арендованную квартиру, если я планировала жить с Эрнестом. А сомнения в том, останусь ли я с ним, не было. Он чертовски убедительно и упорно доказывал, как мне будет хорошо рядом с мужчиной. Поэтому позволил мне повозиться в одиночестве в квартире, пока сам вынужден был навестить свою компанию, раздавая поспешно приказы подчиненным. Майер брал перерыв на пару дней, но продолжал работать в свободное от общения со мной время. По этой причине утром я старалась как можно дольше поваляться в постели или поплескаться в душе, чтобы дать ему возможность поработать, будучи уверенной в том, что он все бросит, стоит мне только появиться перед ним.
        Антонина сияла каждый раз, когда я заглядывала к ней. По рассказам женщины я узнала, что она живет в соседнем домике для сотрудников. Антонина окончательно сюда переехала, когда ее дочь вышла замуж и обзавелась семьей. Чтобы не мешать молодым, она приняла предложение стать домработницей у Майера. Помимо готовки, она убиралась в доме, следила за порядок и чистотой. Эрнест полностью полагался на нее. Осознав, как много делает женщина, я невольно начала сама мыть кружки и прибирать в спальне. Не хотелось, чтобы обвинили, будто я лентяйка. Маме и брату доставалось от меня, но теперь я не могла упасть лицом в собственную грязь.
        И вот, когда Майер в очередной раз отправился поработать в личный кабинет, я прошмыгнула на кухню, где застала Антонину.
        - Могу вам чем-нибудь помочь? - обратился она, отвлекаясь от нарезки овощей для ужина.
        Я кивнула, прикрывая за собой дверь.
        - Эрнест мне показывал сад, - заговорила заговорщически, приблизившись к женщине, готовясь поделиться с ней своей очередной безумной затеей.
        Она подозрительно посмотрела на меня, но промолчала.
        - Так вот, там есть чудесный пруд, - продолжила я и женщина кивнула, явно томясь от моего хождения вокруг да около. - Я бы хотела устроить для Эрнеста романтический вечер.
        Выдохнув, Антонина улыбнулась. Кажется, она ожидала не очень хороших новостей.
        - Но у меня есть проблема, - честно призналась я, поникнув. - Я не умею готовить. Вообще. Все, что у меня получается, так это кривые бутерброды и горький кофе.
        Женщина теперь уже смеялась в голос, уперев руки в бока. Я же нахмурилась.
        - Понятно, - отозвалась она. - Я помогу вам, Вероника. Доверьтесь мне, - подмигнув, Антонина вернулась к овощам, заработав ножом еще интенсивнее.
        - Я бы хотела вам помочь, - приблизилась к женщине. - Понимаете, чтобы пусть не полностью, но я смогла бы сама сделать для него.
        - Куда ты меня ведешь? - поинтересовался Эрнест, когда вечером он вернулся из компании, которую вынужден был навестить из-за неотложных дел.
        Я тянула его за руку, уводя все дальше вглубь сада, освещенного последними лучами заходящего солнца и фонарями, скрывающимися среди многообразия кустарников и деревьев.
        - Скоро все увидишь, - рассмеялась, не замечая сопротивления в мужчине.
        Он покорно шел за мной, когда я сама изнывала от нетерпения. Целый день ушел на подготовку, благо помощь мне оказала Антонина. Поэтому сейчас я была уверена, мой романтический вечер пройдет на славу.
        - Вот, - указала на раскинутое около пруда покрывало и группу из подушек в окружение разнообразных фонариков. Посередине стоял поднос с теплым ужином, к которому я приложила руку под чутким наблюдением домработницы.
        Майер, не выпуская руки, последовал к озеру, заворожено разглядывая все.
        - И когда только успела? - повернулся ко мне, чтобы нежно обнять и поцеловать в щеку.
        Я рассмеялась, отвечая на его ласку.
        - Подумала, что нам не хватает проводить время именно так, - улыбка так и сияла на моем лице, получая отклик в счастливых глазах мужчины. - Пришлось немного попотеть, чтобы успеть все до твоего приезда. Но я рада, что у меня все получилось. И судя по твоему довольному лицу, все нравится.
        - Не то слово, моя маленькая ведьмочка, - рассмеялся Майер, подхватывая на руки и поднося к покрывалу.
        - Это входит в привычку, - отозвалась я, скидывая туфли.
        От своей обуви Эрнест избавился лишь после того, как я уселась на покрывало поближе к подносу, готовясь накормить своего мужчину. Надеюсь, не отравлю.
        Он присоединился ко мне, рассматривая мое творение. Потом повернулся и подозрительно сощурил глаза.
        - Я сама готовила под чутким наблюдением Антонины, так что не переживай, - и подняла тарелку с тушеным мясом и овощами, покрытыми соусом и зеленью.
        Кажется, Антонина даже называла наименование данного рецепта, но я ничего не запомнила. Слишком была сосредоточена на ровной нарезке овощей, так как первую порцию перца я запорола.
        Когда Эрнест потянулся к столовым приборам, я покачала головой.
        - Нет. Кормить буду я, - отозвалась, передавая ему тарелку.
        Эрнест удивился, но покорно ел, пока я наслаждалась процессом, замечая, что его вполне устраивает вкус. Возможно, не все потеряно для меня.
        - Знаешь, это первое блюдо, которое не превратилось в угольки, - рассмеялась я, подавая новую порцию нарезанного мяса. - У меня в семье особыми талантами я никогда не обладала. Только косячила, а брату и маме приходилось разгребать за мной. Досталось же им.
        - Никогда бы не поверил в это, - усмехнулся Майер. - Но последние события убедили меня, что ты способна на необдуманные поступки.
        - Ты хотел сказать, что я выкидываю каждый раз фокусы, - на языке крутились словечки похуже, но в присутствии Эрнеста ругаться, как сапожник, совсем не хотелось. Еще отшлепает по губам. Хотя...
        Он рассмеялся, понимая, о чем я умолчала, и, кажется, разделял мои мысли.
        Мы продолжили ужин, где основную часть приготовленного съел Майер, я же довольствовалась немногим, честно признавшись, что пока готовила столько испробовала, что наелась на жизнь вперед. Эрнест был не против подобного расклада. И когда с едой было покончено, мы убрали поднос с тарелкой в сторону и расположились на подушках.
        - Довольно прохладно, - произнес Майер, обнимая меня.
        Я согласно кивнула и потянулась за огромным пледом, которое припрятала под подушками. Укрыв нас чуть ли не с головой, мы продолжали обниматься, любуясь вечерним небом, в котором уже были заметны звезды.
        - Тебе нравится здесь? - поинтересовался мужчина, приблизившись к моему лицу.
        - Очень, - улыбнулась в ответ, позволяя накрыть свои губы нежным поцелуем.
        После неспешной ласки, я ощутила, как рука Майера двинулась с талии на бедро, где забралась под подол платья и заскользила вверх, сминая ткань. Мужчина касался обнаженной кожи, покрывая губы и щеки поцелуями, я же отвечала ему, забравшись под футболку, ощущая, как под ладонью бьется сердце в такт моему.
        - Надеюсь, никто не увидит, чем мы здесь занимаемся, - прошептал Эрнест, когда его пальцы коснулись края трусиков и с моих губ сорвался приглушенный стон.
        - Я позаботилась и об этом, - рассмеялась, вспоминая, как обошла весь участок, отыскав охрану и предупредив, чтобы они не появлялись вечером около пруда в саду. Кажется, они догадались, почему именно, но не задавали вопросов.
        Ребята из охраны были добродушными малыми, которые побаивались Антонину. А своего начальника уважали с такой силой, что ни за что не помешали бы ему. Сама же домработница пообещала, что проследит за тем, чтобы нас никто не потревожил. Вот только я не была уверена, не подсматривает ли она сама из окна второго этажа в какой-нибудь прибор ночного виденья. Она заботилась о нас с Эрнестом, но ее забота могла перейти границы. Но ругаться с ней не планировала, ощущая, какую поддержку за долгие годы я впервые получила.
        Майер двинулся дальше, отодвигая край трусиков и стягивая их вниз. Я же ловко потянулась к его домашним брюкам из хлопка и расшнуровала их, оттягивая вместе с бельем, выпуская наружу упругую эрекцию. Раздвинув ноги, я помогла Эрнесту лечь на меня, неспешно входя в жаждущее лоно. Проникая внутрь, он рыкнул, словно сдерживая себя. Я же двинулась немного вперед, не собираясь позволять ему мучить себя. Погрузившись до самого конца, он задвигался. Размеренные глубокие толчки наполняли, заставляя содрогаться в такт, набирая темп.
        Кричать и стонать в голос мне не позволили, плотно накрыв губы в жарком поцелуе. И когда оргазм накрыл одновременно нас обоих, мы лишь крепче вцепились в друг друга, и судя по рыку мужчины, я все же оставила пару царапин на его спине.
        - Выходи за меня, - прошептал хрипло Эрнест, оторвавшись от губ и пытаясь дышать ровно.
        Удивленно уставившись на него, я лишь смогла улыбнуться и ляпнуть глупость.
        - Оргазм творит чудеса, - произнесла, замечая, как он нахмурился, но промолчал.
        Майер вышел из меня, и его все еще крепкий член скользнул по бедру, оставляя влажный след на коже.
        - Прости, - прошептала, понимая, что задела чувства Эрнеста, но он нежно коснулся моего лица губами.
        - Нет, это я виноват. Сказал, не подумав. Я не буду торопить тебя, Ника. Но хочу, чтобы ты знала, мои чувства к тебе все те же. Я люблю тебя, маленькая ведьмочка, - он склонился вновь ко мне, чтобы накрыть приоткрытый от удивления рот, не позволяя заговорить.
        Я таяла под ласками Майера. И плакала. Когда он почувствовал, что мои щеки стали мокрыми, он испуганно посмотрел на меня, но я рассмеялась:
        - Я тоже люблю тебя, мой Большой Босс, - и под хохот оказалась на мужчине, осыпая его поцелуями, попутно задирая подол платья.
        Эрнест смеялся вместе со мной, устраиваясь удобнее в ворохе подушек. Скользнув в готовое для продолжения любовных игр лоно, он позволил мне вести в этом танце, задавая свой темп.
        В этот вечер, плавно сменившийся на ночь, мы занимались любовью несколько раз, поражаясь, откуда в нас берутся силы. Но желание, пылающее в наших телах, никак не могло погаснуть. Перебравшись в дом, когда стало совсем холодно, я помогала Эрнесту тащить кучу подушек, завернутых в покрывало. Он бурчал, что можно было бы все оставить на утро уборку, но я была не умолима, догадываясь, что Антонина сама пойдет все убирать, стоит нам покинуть наше романтическое уединение. Не хотелось бы, чтобы за мной убирали, тем более тот хаос, который мы там устроили в порыве страсти.
        Оказавшись в доме, мы направились сразу в спальню, где следующим по плану была горячая ванна, а после и мягкая постель. И вот, когда тела насытились ласками, мы обнимались, закутавшись в белоснежные смятые простыни.
        - Эрнест, - позвала я мужчину, который, касаясь пальцами лица, словно рисовал мой портрет, изучал каждую черточку и изгиб.
        - Да, - произнес он, посмотрев на меня из-под опущенных светлых ресниц.
        - Может это глупо прозвучит, - замялась я, боясь произнести следующие слова, - но чувствую себя так, будто я дома.
        Он улыбнулся, накрывая мою щеку теплой ладонью.
        - Ты дома, Ника, - ответил он. - Мы дома.
        И нежный поцелуй убедил меня в этом. Я больше не сомневалась в своем выборе.
        Я любила Эрнеста всем сердцем. И он вручил мне свое.
        Из мира иллюзий меня выдернул звонок от матери. Никак не ожидала, что она позвонит мне в такой неожиданный момент, когда я увлеченно болтала с Эрнестом в его кабинете дома.
        За последние дни я почти не пользовалась телефоном, лишь изредка просматривая входящие сообщения и звонки. Лера беспокоилась за меня, и я ответила ей, что все в порядке и мое тело не плывет по реке. Вадиму тоже отписалась, пообещав как-нибудь объявиться в офисе. В новой роли. Он был доволен, что Майер наконец-то слез с него, и теперь друг был увлечен новой работой, подбирая себе коллектив и, кажется, завел роман с тем самым информатором, обронив случайно в разговоре ее имя - Лиза. Ну что же, хотела бы посмотреть на ту женщину, которая смогла приструнить Дорофеева. Громовым написала больше по собственной прихоти, нежели оттого, что они волновались за меня. Уверена, что Эрнест успел известить их о том, где я нахожусь. С Виктором же я не общалась принципиально, понимая, что стоит мне услышать его голос, как неумолимое желание оторвать его хитрую голову вырвется наружу.
        И вот теперь, заигрывая с Эрнестом за его столом, ожидая, когда мы все же испробуем этот атрибут комнаты не по назначению, раздался звонок. Вздохнув, я слезла с края стола и потянулась к телефону, брошенному в противоположном конце кабинета.
        - Мама? - удивленно произнесла я и ответила на звонок.
        Эрнест замер на месте, перестав смеяться, и прислушиваясь к моему разговору. Его все еще пугала мысль, что рано или поздно придется знакомиться с родителями своей девушки. Он ворчал и говорил, что уже не в том возрасте, чтобы заниматься подобными делами. Да и я сама не торопилась знакомить его с родными, опасаясь, что мой выбор могут не одобрить. Все же разница в возрасте и социальное положение играли не последнюю роль в моей семье. Родители были старой закалки.
        - Привет, дочка, - отозвалась мама, и от ее нежного спокойного голоса в теле разлилось тепло. - Как у тебя дела? Совсем пропала.
        - Все хорошо, мама, - ответила я, присаживаясь на небольшой диван. - Извини, что давно не звонила. Была очень занята в последние дни. Как у вас дела с дядей Сашей?
        Эрнест позволил остаться в кабинете. Я же не хотела уходить и давать повод подумать, что мне есть что-то скрывать. Открытые отношения - никаких больше тайн.
        - Все хорошо, - и мама углубилась в подробности того, чем сейчас занимался ее муж, мой отчим.
        Я слушала ее рассказ, периодически задавая вопросы, и все время посматривала на задумчивого Майера, который изображал, что изучает присланные ему отчеты из компании.
        - Кстати, мне же позвонил сегодня утром Кирилл, - произнесла она, как только закончила нудный пересказ последнего месяца жизни.
        Услышав имя брата, я вздрогнула. Этот черт мне так и не разу не позвонил, и о его жизни я узнавала теперь от третьих лиц. Кир же игнорировал меня.
        - Знаешь, я так удивилась, когда услышала его голос. Он же сам не звонит первым, - вздохнула мама. - Кирилл сказал, что вы тоже давно не общались. Мол, у тебя появился парень, и теперь ты только и занимаешься тем, что вертишь перед ним хвостом.
        - Чего?! - возмутилась я, поднимаясь резко на ноги.
        Эрнест отбросил в сторону планшет и уставился на меня. Я покачала головой и зашагала по комнате, чувствуя, как закипаю от гнева на брата.
        - Да, так и сказал, - произнесла мама. - Это правда, что ты встречаешься с парнем? Все серьезно?
        - Мам, давай я расскажу все тебе в следующий раз. А лучше приеду в гости, - ответила я, чуть не рассмеявшись, представив, как родители воспримут моего «парня» сорока с небольшим лет.
        Кое-как распрощавшись с мамой, я отключила телефон и посмотрела на молчаливого Эрнеста. Злобно так взглянула.
        - Что случилось? - спросил он, поднимаясь из-за стола и направляясь ко мне.
        - Пора навестить брата, - прорычала я, упирая руки в бока, - и надрать ему зад.
        Глава 32.
        - Открывай дверь, засранец! - с особым остервенением стучала я в закрытую дверь квартиры Кирилла, наведавшись к брату в самый неподходящий момент.
        Сегодня был выходной, и убедившись в том, что Кир у себя, а не где-нибудь зависает, я ворвалась в его дом в привычной для себя манере. И теперь грозилась снести дверь с петель, если он не откроет.
        Кирилл показался спустя минут пять, как я начала барабанить, и на мой шум даже появились возмущенные соседи, которых я отправляла далеко и надолго, не смущаясь ругательств, срывающихся с губ. Никогда не думала, что знала такие слова.
        - Что случилось? - сонно отозвался Кир, открывая дверь.
        Смешно выпучив глаза, он не успел закрыть ее обратно, и я ворвалась в квартиру, угрожающе размахивая руками.
        - Ты мелкий гаденыш! Что ты маме наговорил про меня? - возмущенно прокричала я, встав напротив брата, который отступал назад.
        - Идиотка, - проворчал он. - Какого хрена приперлась?
        Кажется, он все еще не мог понять, что я забыла после нашей ссоры у него в восемь утра в субботу. Братец выглядел помятым. По словам Боба, он неплохо провел время накануне в объятиях какой-то очередной певички.
        - Я уже сказала, зачем приехала, - фыркнув, скрестила руки на груди, притопывая при этом ногой, обутой в туфли, по чистому полу.
        - Сними уже, - сказал он, но я проигнорировала требование брата.
        - Пока не скажешь, зачем ты маме наврал про меня, я не сдвинусь с этого места, - твердо произнесла я, продолжая активно стучать каблуком по полу.
        И если Кир дальше продолжит молчать или ворчать, ему предстоит ремонт в коридоре.
        - Потому что ты дура, - вот так заявил, надвигаясь на меня, при этом закипая от гнева. - Потому что сначала ноешь, плачешь, а после трахаешься с тем, кто тебя обижает.
        Удивленно ахнув, я поджала губу, а после выдала:
        - Я не обижалась на Эрнеста. Да, у нас было недопонимание, но все уже улажено.
        - Я в курсе, как вы это уладили. Значит, живешь теперь с ним, - по тону брата я догадалась, что он до сих пор злился на меня.
        - Кир, не твое дело с кем я сплю. А поддержки искала у тебя по совсем другой причине. Так и скажи, что Эрнест тебе не нравится.
        Брат выругался, но согласился.
        - Да, не нравится. По многим причинам. Я бы не хотел, чтобы моя сестра встречалась с таким как он, - проворчал он, не сводя тяжелого взгляда с пыльных туфель, которые танцевали чечетку на его безупречном полу.
        - Тогда объясни, - потребовала я.
        - Черт, Ника. Он не для тебя. Ты не для него. В этот раза мать даже будет со мной согласна. Майер из той категории людей, что идет по головам.
        - Не тебе судить его, - ответила я. - Сам-то чего достиг? Прожигаешь жизнь, изводишь мать, раздражаешь меня. Кир, вся твоя жизнь не намного лучше моей. Но я хотя бы честна с собственными чувствами. И да, я люблю его. И к черту наше соглашение.
        Брат не сдвинулся, но по его разгневанному лицу, я поняла, что он недоволен моими словами. Я задела брат за живое. Тяжело дыша, его ноздри раздувались как у разъяренного быка. Пожалуй, я выглядела также, еле сдерживаясь, чтобы не вцепиться в него. В детстве мы часто таскали друг друга за волосы, пинались и кусались. И я дернулась вперед, срываясь с места и хватаясь за горло брата, грозясь оторвать ему прехорошенькую голову.
        Кирилл отреагировал не сразу, потеряв драгоценные секунды, и мы вместе рухнули на пол, растянувшись посередине коридора. Я кричала и ругалась, брат сыпал проклятиями, отбиваясь от моих рук. Я царапала его кожу, оставляя красные полосы на загорелой поверхности.
        - Маленькая сучка! - кричал он, стоило мне поцарапать или ущипнуть его посильнее.
        - Я старшая, засранец мелкий, - вторила я, пока Кир пытался скрутить руки.
        В этом бою я вела в счете, и готова была поклясться, что одолела бы брата, если бы нам не помешали.
        Входная дверь с треском распахнулась, и на пороге появились незнакомцы. Одного из них не сразу, но узнала. Это был Николай Стародубцев. Они ловко растащили нас. Точнее, меня стащили с брата под руки, пока тот отползал больше пораженный неожиданным гостям, нежели нашей драке.
        - Доброе утро, - произнес Николай, протянув руку Кириллу и помогая тому встать с пола.
        Второй парень, которого я не знала, но судя по его крепкому телосложению и форме, был одним из охраны Эрнеста.
        - Не очень-то и доброе, - пробурчал Кир, посматривая на меня, пока я кипела, но больше не бушевала.
        Николай рассмеялся, посмотрев на меня.
        - Вы в своем репертуаре, Вероника Сергеевна.
        - А вы кто? - удивленно протянул Кир, усердно поправляя съехавшую на бок футболку.
        Стародубцев повернулся к брату и представился.
        - Теперь с охраной ходишь? - поинтересовался Кирилл, недобро посматривая на меня.
        Я покачала головой, удивляясь появлению Николая не меньше, чем брат.
        - Меня попросил Эрнест Аланович за вами присмотреть. И не зря, как оказалось. Ему понравится эта история.
        Он еще раз хохотнул и указал своему подчиненному, что меня можно отпустить. Мол, остыла и не представляла угрозы.
        Поправляя куртку, я поблагодарила Николая за то, что он усердно исполняет указания своего начальника и пообещала, что Кириллу больше ничего не угрожает. Не уверена, поверил ли он, но они вскоре покинули квартиру, напомнив, что будут дожидаться внизу.
        - Все настолько серьезно? - произнес брат, второй раз закрывая дверь. Теперь уже на замок.
        Я пожала плечами, скидывая туфли.
        - Ты извини за это, - и кивнула на полосы, проступившие на коже. - Мне нужно было выпустить пар.
        - Тогда потрах...
        Кирилл не успел закончить фразу, как получил очередной шлепок по плечу и понятливо заткнулся, предложив вместо драки кофе. В знак примирения.
        - Как в старые добрые времена, - усмехнулся он, пройдя первым на кухню и потирая плечо.
        Лупить до синяков я умела. Рука была натренирована.
        За чашечкой кофе Кир поделился последними новостями, признаваясь, что сказал маме о том, что я кручу хвостом специально, чтобы позлить меня. И эффект не заставил себя долго ждать. Он действительно был недоволен моим романом с Эрнестом, но готов был смириться, если я пообещаю не прибегать к нему и не плакать, как все плохо закончилось. Кир был единственным, кто не верил в наши отношения. Что же, у меня было достаточно времени переубедить его. Также он поведал мне о том, что подружка Ирина бросила его сама. Ну а брат в принципе не переживал по этому поводу, быстро переключившись на новую девушку. Причин для их расставания он конечно не знал.
        Также он много рассказал о романе Марка, хотя я и так знала, с кем он встречался. Я же слушала, уничтожая запас конфет.
        - А почему маме сам первым позвонил? - этот вопрос меня беспокоил больше всего.
        Брат пожал плечами, откидываясь на спинку стула.
        - Не знаю. Может, соскучился по ее голосу. Или по нравоучениям. Или от того, что хотел позлить тебя. Выбирай, что нравится больше. Результат достигнут, я побит и требую компенсацию.
        - Сейчас я выпишу тебе пинок под зад в качестве компенсации.
        Брат рассмеялся так заразительно, что следом и я перестала дуться на него, весело отзываясь.
        - Я скучал по тебе, дура, - сквозь смех произнес он.
        - И я, мелкий засранец.
        Когда мы обсудили последние новости, и я планировала возвращаться, помня, что меня дожидаются внизу, брат последовал за мной в коридор, наблюдая, как я натягивала куртку и туфли.
        - Все серьезно у вас?
        - Более чем, - хитро прищурившись, я ответила Киру.
        - Тогда желаю вам удачи. Особенно Майеру, пусть он и бесит меня.
        Приблизившись к брату, я чмокнула его в щеку.
        - Я передам, - и с этими словами выскочила в коридор, показывая средний палец.
        Кажется, Кир еще что-то выкрикнул в след, но я уже скрылась в лифте.
        Что же, с братом помирилась. Следующим было вернуться на работу. Пусть и удаленно, но я не хотела терять практику. Эрнест одобрил мое решение и ждал того момента, когда я буду готова закончить с вынужденным отпуском. Пожалуй, займусь этим в понедельник. Вот удивится Грымза из отдела кадров.
        В тот же день я получила короткое сообщение от Леры, в котором написала, что плащ действительно творил чудеса. Я усмехнулась, даже не догадываясь, в чем именно он ей помог. Как-нибудь я спрошу у нее, но не сейчас. Все мои мысли были сконцентрированы на личной жизни, которая кипела и бурлила.
        Выходные пролетели не заметно. Эрнест долго смеялся надо мной после яркого рассказа Николая, как он разнимал меня и брата, назвав при этом меня дикой кошкой, а Кирилла бедным и несчастным мальчишкой, которого тиранит собственная сестра. Кажется, Эрнест даже проникся к моему брату, сочувствуя ему. И даже то, что я пыталась убедить Майера в том, что Кир особо не жаловал его, не возымело никакого эффекта. Вот так, я была и ведьмой, и хаосом, а теперь еще и дикой кошкой. Ничего милого, только хардкор.
        В тот момент, когда нежилась в объятиях мужчины, я не подозревала, какая беда настигнет скоро нас.
        Первым звоночком был пожар в салоне Марка. О нем я узнала случайно, из новостей. Эрнест на удивление был спокоен, и только по глубоким морщинкам, появившимся на лбу, я понимала, что не все не так гладко, как казалось в тот момент. Он отказывался делиться со мной новостями, пропадая в тот момент на работе. Мне же оставалось ждать и следить за ходом событий из бесконечного количества статей в сети. Эрнест придерживался версии, о которой трубили все. Короткое замыкание. Но я не верила. Словно внутреннее чутье подсказывало, чтобы я не расслаблялась. И, как оказалось, не зря.
        Когда я была готова к разговору с Лерой, набрасывая на себя маску беззаботной хохотушки, позвонила девушке.
        - Ника? - по ее удивленному тону догадалась, что она не ждала звонка. - Не ожидала, что ты объявишься.
        - Привет! - задорный смех казался таким искренним, даже для меня. - Прости, что не отвечала на сообщения, была немного занята.
        - Надеюсь, у тебя там все в порядке, а то я уже подумывала объявить тебя в розыск, - рассмеяться в ответ у меня не вышло.
        - Да, все замечательно, - честно ответила я. - Вроде бы замечательно, хотя есть над чем работать. Как у тебя дела?
        - Не очень. Ты слышала о пожаре? - Лера совсем была подавлена, но старалась держаться, пока чуть слышно дрожал голос.
        - Да. Как раз хотела узнать у тебя, как там дела? Марк не отвечает на мои звонки, - ну вот, меня игнорировал Громов, мне не договаривал Эрнест. Лера была единственным источником, кто мог прояснить хоть как-то ситуацию.
        Но и она ничего не знала.
        - Как и на мои, - и на ее ответ я могла только выругаться. Смачно так, со вкусом.
        - Вот вечно он так, - возмущенно отозвалась, готовая прямо сейчас заявиться к Майеру и потребовать объяснений. - Пытаешься помочь ему, поддержать, а он уходит в подполье и обрывает все контакты, - больше думала в тот момент об Эрнесте, нежели о Марке. - Но ничего, Лера, не переживай. Позвонит обязательно. А если нет, то я ему прочищу мозги самолично.
        - Спасибо, - тихий голос Леры совсем меня расстроил.
        Попрощавшись с девушкой, я продолжила следить за новостями.
        В понедельник я направилась в привычном будничном режиме в офис «МайерКомпани», переступая порог теперь совсем иначе. Нет, я была прежней Вероникой Сергеевной Фроловой (недоЛевиной), но внутри все изменилось. С гордо поднятой головой я прошествовала мимо охраны, которая выдала мне гостевой пропуск взамен старого, который все же отключили после моего внезапного вторжения. Я поднялась на лифте и добралась первым делом до своего старого кабинета, где теперь появились новые лица взамен уволенным и переведенным.
        Из прежнего состава команды Дорофеева остался Никита и Олег. Степан перевелся в другой отдел, отдав предпочтение жилищному строительству. На входе меня встретила молодая симпатичная девчонка лет двадцати с копейками с огненно-рыжими волосами и яркими зелеными глазами. Она удивленно уставилась на меня, когда я почти с треском раскрыла дверь, входя в кабинет. На шум поднялись Никита и Олег, радостно приветствуя меня.
        - Да ну, - протянул Никита, приблизившись ко мне и обняв так, как никогда раньше себе не позволял. Кажется, я изменила мнение о себе после скандального ухода. - Мы тебя не ожидали здесь увидеть. Никогда, - уже тише добавил он, пока еще трое новичков косились в мою сторону.
        Отдел Дорофеева разросся, включая помимо рыженькой офис-менеджера, еще одну девушку чуть старше и двух молодых парней. Никита не удосужился меня представлять им, как и называть имена новеньких.
        - Начальник на месте? - кивнула в сторону закрытой двери.
        - Да, как обычно, - рассмеявшись, произнес он.
        Я отправилась в обитель Вадима, врываясь в его кабинет словно фурия, заставляя мужчину подпрыгнуть на месте и громко выругаться.
        - Какими судьбами? - поинтересовался он сразу, как только я отсмеялась и плюхнулась на знакомый стул.
        Интересно этот предмет интерьера тосковал по моему заду?
        - Пришла устраиваться на работу, - хитро прищурившись, ответила я.
        Мужчина присвистнул.
        - Эрнест Аланович одобрил? - подозрительно посмотрел он на дверь, которую я благополучно закрыла.
        - Да, и не только одобрил, но и не против того, если я буду периодически беспокоить его на рабочем месте.
        Вадим громко рассмеялся.
        - Ну, а если честно?
        - Честно? Я буду работать теперь на удаленке. Но все также в твоем отделе, - ухмыльнувшись, я заметила, как Вадим замер и уставился на меня. - Так что ликуй, Дорофеев. Я, как и прежде, буду спасть твою задницу.
        И Вадим заликовал. То есть подскочил со своего места, очутился в миг около меня и подхватил на руки, радостно сотрясая в воздухе и осыпая комплиментами. Я удерживала себя на весу, вцепившись в его плечи, и смеялась до тех пор, пока в кабинет не заглянули ошарашенные нашим шумом коллеги. И по довольному лицу Никиты и Олега я догадалась, что парни подслушивали под дверью и теперь рады не меньше своего начальника. Да, я подписала себе приговор. Мне предстояла сложная, но интересная работа по спасению команды Дорофеева, пусть и удаленно.
        Следующим этапом после непродолжительной беседы с Вадимом и коллегами, я отправилась в отдел кадров. Еще утром Эрнест предупредил, что меня примут обратно без проблем. Ну, а если они возникнут, то я знала к кому обращаться.
        Анна Дмитриевна, а проще Грымза, ждала меня. Все та же странная прическа, ногти-когти и алая помада. Есть в этом мире то, что не меняется никогда.
        Войдя в кабинет, я заметила, как она недобро посматривала на меня, но поздоровалась, предлагая присесть. Я спокойным размеренным шагом преодолела ее кабинет и села на указанное место.
        - Вероника Сергеевна, я удивлена, что вы решились вернуться. Особенно после того, как мы расстались с вами. Кстати, ваши документы на увольнение оформлены и их необходимо забрать.
        Кажется, кое-кому я не нравилась. Или она была не в курсе, благодаря кому я вернулась. Что же, придется воспользоваться положением. Сама напросилась.
        - Хорошо, что все мои документы все еще хранятся у вас. Будет проще оформить меня обратно.
        Грымза усмехнулась.
        - У нас нет для вас должности. Штат укомплектован.
        - А если подумать, - настаивала я, откинувшись на спинку стула и расслабленно покачивая ногой.
        Лицо начальницы темнело и покрывалось пятнами.
        - Я уверена. И то, что за вас кто-то там попросил, не имеет никакого значения, - упиралась она и закипала одновременно.
        - А вы в курсе, кто именно просил? - хитро улыбнувшись, поинтересовалась я.
        - Нет. И меня это не волнует. Забирайте документы и проваливайте. Здесь вас не ждут. Из-за вас одни проблемы были. Стольких уволили после всей шумихи. Мой отдел премии лишили.
        Теперь было понятно, почему она так бесилась. Я же не торопясь достала телефон и позвонила Эрнесту. Он ответил сразу, заинтересовавшись, закончила ли я с оформлением.
        - Нет, - наигранно обижено произнесла, надув губы. - Анна Дмитриевна не согласна принимать меня обратно.
        Майер рассмеялся и пообещал все решить. Отключив телефон и не успев его вернуть в сумку, я услышала, как зазвонил рабочий телефон пыхтевшей от недовольства Грымзы. Она, увидев номер входящего звонка, быстро ответила. И спустя ровно минуту, сжав до боли губы и густо покраснев под цвет помады, отправила меня оформлять документы.
        - И не забывайте, пожалуйста, Анна Дмитриевна, с кем я на самом деле сплю. Не стоит поддерживать всякие слухи в компании. Есть только один мужчина, которого я люблю и кому я верна.
        На следующий день я готова была приступить к новой работе, упросив еще накануне Вадима скинуть мне на электронную почту их последние проекты. Хотелось быть в курсе того, чем жил отдел в мое отсутствие. И пусть теперь я не занимала должности главного специалиста, я оставалась верной помощницей Дорофеева.
        Включив ноутбук, я расположилась за рабочим столом Эрнеста, пока он трудился в компании и не был против того, где и как я буду работать. Но я не успела добраться до электронки, заметив, как в браузере выскочили новости, где на первой полосе были страшные слова: «Жуткая Авария: Марк Громов разбился на трассе».
        В ушах звенели те самые звоночки. Я потеряла хватку, поддавшись безоблачному настроению, когда в моей личной жизни царило счастье и гармония. А где-то там, совсем рядом, произошла беда.
        Я дрожащими пальцами открыла ссылку и ахнула, рассматривая фотографии искореженного металла. Марк попал в аварию, пострадал, но был жив. Множество снимков с разных ракурсов, лица незнакомцев.
        Страх засел так глубоко, что я старалась рассмотреть все детали, увеличивая фотографии. Но сердце не унималось. Следы крови на подушке безопасности. Все внутри замерло.
        Потянувшись к телефону, я быстро набрала номер Кирилла. Он ответил не сразу, но по его голосу поняла, что брат уже был в курсе.
        - Где он? - спросила я, представляя, как сейчас страдает Лера.
        Я должна была отыскать ее и поддержать. Никто из парней не поймет, как тяжело в такой ситуации может быть девушке. И получив адрес, куда доставили Марка, я поспешила переодеться и отправилась на поиски охранников. Своей машины у меня теперь не было. От нее избавилась несколькими днями ранее, продав по низкой цене девушке-новичку, которая была счастлива получить пучеглазого монстра. Кир без проблем оформил сделку и передал ключи.
        Теперь с парой охранников я добралась до первой городской больницы, где меня уже ждал брат. Он не торопился рассказать, что произошло, а просто отвел к Виктору, который на удивление был спокоен.
        Остановившись около Никольского, я дрожала от страха, когда тот смотрел на меня и в привычной манере заговорил.
        - Только без истерик, Ника, - произнес он, и я заметила, как в уголке его губ алела свежая ранка, слегка затянувшаяся корочкой.
        - Я и не собиралась, - возмутилась, осматриваясь по сторонам. - Где Марк? Что с ним? И где Лера?
        Виктор вскинул руки, словно обороняясь от моего напора.
        - Все по порядку, - холодно отозвался он. - Марк в операционной. О его состоянии ничего сказать не могу. А Лера, - и он замялся, подозрительно надолго взяв паузу и потирая край губы. Вик поморщился, задев ранку.
        Я же продолжала смотреть на Никольского, задумавшись, откуда у него рана. На его лице, всегда гладко выбритом, никогда не было изъянов. Сейчас же она казалась кляксой на белой бумаге.
        - Валерия в «Башне». И тебе лучше отправиться к ней. Она очень остро отреагировала на новости.
        - Ну и козел ты, Никольский, - прорычала я, резко разворачиваясь и покидая больницу.
        Я намеревалась навестить Леру, подозревая, что сейчас творилось с ней. Девушке нужна была помощь. А Виктору еще зачтется. Свежая ранка, которая привлекла мое внимание, досталась ему от Леры. В этом я была уверена.
        Глава 33.
        В «Башню», где сейчас совсем одна в полном неведении оставалась Лера, я добралась в сопровождении брата. Моя охрана ехала чуть позади. Кирилл ловко управлял автомобилем, маневрируя в дневном потоке из тысячи других машин.
        Нас без проблем пропустили на территорию, и мы поднялись на последний этаж. Охрана следовала по пятам, периодически с кем-то созваниваясь. От Эрнеста на удивление не было звонков, но я и сама не хотела с ним говорить. В тот момент все мысли были заняты другими людьми.
        Ворваться в квартиру Марка нам не позволили, когда учтиво, но предусмотрительно задержала охрана на входе. Кирилла узнали сразу, а со мной возникла заминка.
        - Да впустите уже, - проворчала я, преодолевая препятствие из двух мрачных и огромных как скалы мужчин, одетых в форму и увешанных оружием. И с каких пор Марк обзавелся охраной, да еще такой? Головорезы, не меньше. Или это проделки Никольского?
        - Все нормально, - произнес Кирилл и последовал за мной, пока я металась по квартире, распахивая все двери, и звала девушку по имени.
        - Лера! Где ты? - кажется, кто-то из охраны выкрикнул, что девушка находилась в спальне.
        Вот еще бы знать, где была эта комната. В этот момент я отчаянно пожалела, что ни разу здесь не бывала, да и предложение Майера отвергла, хотя могла бы изучить «Башню» уже давным-давно. Но я продолжала распахивать двери, пока не очутилась в спальне, где и обнаружила зареванную Леру.
        - Вот ты где, - прошептала я, приближаясь к девушке. - Ты как?
        Валерия оставалась в постели и смотрела на меня так, словно и не видела. Ее печальные покрасневшие от слез глаза были затуманены отчаянием. Скидывая по пути куртку, я залезла в кровать, наплевав на то, что скинула случайно подушку на пол. Я должна была добраться до Леры и заключить в свои объятия. Одно прикосновение, и девушка вздрогнула, оживая в моих руках. Дрожа от нахлынувших слез. Сотрясаясь всем телом в истерике.
        - Лера, - я обнимала так сильно, что могла почувствовать, как бешено бьется сердце в ее груди. - Прости, что не приехала сразу. Мы были в больнице.
        - Как он? - прошептала она сквозь всхлипы.
        - В реанимации. Но Вик ничего не говорит, - огрызнулась я. - Черт, все время умалчивает! Из него ни слова не вытянуть. А почему ты не в больнице?
        - Он выгнал меня. Охрана силой увезла, - новый всхлип.
        - Когда-нибудь я засуну Никольскому очки в его задницу, чтобы сидеть было больно, - продолжала ворчать, представляя, как буду мстить мужчине, отравляющему уже две женские жизни. - Я приехала вместе с Кириллом. Он нас отправил сюда. Роберт тоже в больнице. Боб обещал, что позвонит сразу, как что-нибудь узнает.
        - Хорошо, - Лера попыталась вытереть ладонью слезы, но получалось у нее не очень, оставляя темные полосы от потекшей туши.
        Из спальни я вылезала лишь изредка, чтобы увидеть брата и узнать от него последние новости. Но все оставалось без изменений. Виктор молчал, Боб тоже. Кир начинал беситься и злиться, но не мог ничего поделать. Нам оставалось сидеть и ждать. Но больше всех страдала Лера. Я успокаивала ее как могла, и ближе к полуночи девушка все же уснула, свернувшись калачиком в кровати. Я укрыла ее теплым одеялом, подоткнув края, как делала мама, и тихо покинула комнату, намереваясь отыскать Кирилла.
        Он сидел в кабинете Марка. Рядом с ним лежал телефон. Брат всматривался в ночную темноту, освещаемую светом единственной настольной лампы.
        - Как она? - произнес Кир, поворачиваясь ко мне.
        - Не очень. Она страдает. И я ничем не могу ей помочь.
        - Никто не может, - отозвался брат, наблюдая, как я неспешно пересекла кабинет и остановилась около прикрытого окна.
        Там, внизу, раскинулся огромный город, который, не смотря на поздний час, все еще кипел жизнью.
        - Майер искал тебя, - из раздумий выдернул брат, поднимаясь из кресла. - Я не стал вас беспокоить и пообещал ему, что передам, как ты освободишься. Он ждет тебя в своей квартире.
        - Уже поздно. Наверное, я помешаю ему, - с грустью ответила я.
        Не стоило сейчас появляться в доме Эрнеста. Беда, которая настигла моих друзей, никак не должна была касаться жизни Майера.
        - Не поздно, - поспорил Кир, остановившись около меня.
        Он повернул к себе, взяв за плечи, и слегка встряхнул.
        - Отправляйся к нему. Я останусь здесь, - тоном, не терпящим возражения, произнес Кир. - Позову, если что-то узнаю или если Лера проснется. А теперь проваливай, Ника.
        Кирилл потянул меня за руку, вывел из кабинета и направился к входной двери, где остановился лишь для того, чтобы мы обулись, а после и вовсе распахнул дверь и вывел наружу, бодрым шагом проследовав в другой конец широкого коридора. Там, достаточно далеко располагалась вторая дверь. Два пентхауса «Башни».
        После второго звонка дверь распахнулась, и на пороге появился Эрнест в привычном теперь уже для меня виде - темные домашние брюки и футболка. Кир же проигнорировал мужчину, который удивленно уставился на нас, и бесцеремонно втолкнул меня в квартиру.
        - Вот, как и обещал, принимай, - и, развернувшись под мое недовольное ворчание, вернулся в квартиру Марка и захлопнул дверь.
        - Засранец, - выругалась я, провожая взглядом брата.
        Эрнест с любопытством смотрел за тем, как я прошла в его дом, разуваясь и оглядываясь по сторонам.
        - Не ожидал, что ты сегодня появишься у меня, - произнес он, закрывая дверь.
        - Я тоже не планировала, - пожала плечами, повернувшись к мужчине. - Но брат посчитал, что я должна ночевать тут. Пока...
        Я замерла, чувствуя, как моя броня дала трещину. Щеки обожгло слезами, опаляя кожу. Теперь я рыдала, прижимаясь к широкой груди родного и любимого человека, пока он успокаивал меня и нежно касался растрепанных волос.
        - Как Валерия? - спросил он, когда я все же совладала с эмоциями и просто шмыгала носом, незаметно для себя переместившись в огромную ярко освещенную гостиную.
        Высморкавшись в заботливо предоставленные бумажные салфетки, я скомкала их и посмотрела на Эрнеста, сидевшего напротив меня на белоснежном кожаном диване.
        - Все так плохо?
        - Ужасно. Она страдает, ревет. У нее было три истерики за те несколько часов, которые я провела с ней. И каждый раз ее было сложно успокоить. Я боюсь, что она сорвется.
        Майер покачал головой.
        - Утром тебе привезут успокоительное. Будешь давать ей с едой, чтобы она не переживала и спала, пока все не решится.
        Я уставилась на мужчину, который будничным тоном давал мне указания, как себя вести с девушкой, которая находилась на грани.
        - Ты можешь ей помочь, - продолжил он, игнорируя мое возмущенное бормотание. - И лучше всего провести это время во сне. Но если хочешь, я могу пригласить врача для нее, который будет следить за ней.
        - Нет! - воскликнула я, резко поднимаясь на ноги. - Я сама позабочусь о Лере.
        Майер слегка улыбнулся и приблизился ко мне, поднявшись неспешно с дивана.
        - Вот поэтому я тебя и люблю, моя маленькая заботливая девочка, - произнес он, целуя меня в щеку, на которой все еще оставался влажный след от слез. - Ты такая искренняя, нежная и открытая. Позаботься о ней. И если понадобится помощь, ты всегда можешь обратиться ко мне. Никогда не бойся меня беспокоить, просить. Для тебя, моя ведьмочка, я готов на все.
        Эрнест продолжал говорить нежные, сводящие с ума, слова, осыпая поцелуями, пока я сотрясалась от рыданий, крепко вцепившись в ткань футболки и натягивая ее так сильно, что она трещала по швам. Но Майер не останавливал меня, успокаивая и даря надежду, что все разрешится. Нужно только верить и ждать.
        На следующее утро, когда вернулась в квартиру Марка, я застала Кирилла в отвратительном состоянии. Он был чертовски недоволен новостями, просматривая все новые и новые ссылки и страницы в сети. Брат ворчал и ругался, проклиная журналистов, когда я вошла в кабинет.
        - Что случилось? - мой голос отвлек Кирилла от гневной тирады.
        - Вот, почитай, - и он сунул мне планшет в руки.
        И с каждой прочтенной новостью я раздражалась все сильнее. Заголовки пестрили, выдвигая новые теории о причинах аварии Марка Громова, припоминали прошлую катастрофу, когда он также чуть не погиб. Кто-то даже написал, что Марк вернулся к своей привычке и сел пьяным за рулем. Мол, ожидаемо было, что Громов долго не продержатся без алкоголя. Но страшнее были новости, где журналисты утверждали, что операция прошла плохо, и Марк впал в кому.
        - Что Вик и Боб говорят? - вернув планшет Киру, я уставилась на брата.
        Тот пожал плечами, но не торопился обнадеживать меня.
        - Операция прошла относительно не плохо. Но пока результатов нет. Он не приходил в сознание.
        - Какого черта! - выкрикнула я, сжимая до боли кулаки. - Почему все это происходит с нами? Как же Лера? Она так его любит. Если с Марком что-то случится, она же не переживет. И еще эти пронырливые журналюги!
        Я осыпала проклятиями всех, кого могла припомнить. Металась по кабинету и пыхтела, разгневанная до безумия, пока Кир пытался заткнуть меня. Ну, или хотя бы перестать кричать так громко.
        На шум, который я издавала, наполняя молчаливую квартиру, пришла Лера. Она аккуратно вошла в кабинет и посмотрела на нас заплывшими красными глазами.
        - Что случилось? - тихий хриплый голос девушки заставил меня замолчать и посмотреть на нее.
        - Мы разбудили тебя? - спросила я, рванув к Лере, собираясь ее обнять и успокоить.
        - Нет, - покачала она головой. - Так что случилось? О чем вы спорили?
        Кирилл посмотрел на меня и потянулся к планшету, пытаясь спрятать его. Но было слишком поздно и моих оправданий было не достаточно.
        Лера шагнула вперед, огибая меня, и приблизилась к Киру, протягиваю руку вперед. И он послушно вручил ей планшет, боязливо поглядывая на меня. Я лишь тяжело вздохнула, понимая, что мы не сможем утаить от девушки всех новостей и слухов, которые наполняли сеть.
        - Что это значит? Кома? Смерть мозга? - ее голос задрожал.
        - Это глупости, - отмахнулась я, приближаясь к Лере с единственной целью отобрать планшет и увести ее. - Журналисты навыдумывают, чтобы поднять рейтинги. Мы звонили уже Роберту и Виктору. Врачи такого не говорили. Так что прошу, Лера, не читай новостей.
        - Мне нужно в больницу, - губы Леры еле шевелись и она начала оседать.
        Первой подхватила теряющую сознание девушку я, следом подоспел Кирилл. Она поднял ее на руки и отнес в спальню, пока я помогала ему, поддерживая голову и открывая двери.
        Эрнест был прав, когда утверждал, что я должна накачать Леру снотворным или успокоительным. И теперь в моих руках был стакан воды и растворенные в ней таблетки, которые рано утром доставили охранники.
        - Лера, нам нужно ждать, - шептала я, укачивая на своих коленях одурманенную лекарствами девушку. - Прошу, отдохни и поспи. Я разбужу тебя, когда мы получим новости из больницы.
        Лера послушно кивала и закрывала глаза, тяжело вздыхая. Спустя десять минут, когда я убедилась, что она спит самым крепким сном, я покинула спальню, неся в руке пустой бокал, и дрожала от страха, представив на миг, если вся эта история закончится плохо.
        Следующие дни прошли в тумане, но не для меня. Я не выпускала сонную Леру из рук, кормила ее едой, которую нам теперь готовила Антонина, заботливо вызванная Эрнестом. Она остановилась в квартире Майера и творила свои кулинарные шедевры на всех, даже охрана ходила пусть и молчаливая, но сытая. Для Леры она варила легко усвояемые супы, каши и заваривала чай с травами. Но я не переставала давать Лере таблетки, хоть она и догадалась об этом уже на следующий день, ощутив горечь в воде.
        Эрнест терпеливо выжидал, успокаивая меня каждый вечер, когда я возвращалась к нему обессиленная и засыпала в его нежных объятиях. Утром я возвращалась к Лере и все повторялось.
        До определенного момента.
        Лера спала. Я проверила ее и вышла из спальни, направляясь на кухню, чтобы выпить чашечку крепкого кофе и сбросить с себя сонливое состояние. Но меня привлек приглушенный шум голосов, доносившихся из кабинета Марка. Я остановилась и вслушалась, понимая, что за дверью помимо брата были и Виктор с Робертом.
        Ожидая узнать о состояние Марка, я ворвалась в кабинет и замерла, увидев то, чего совсем не ожидала.
        - Какого хрена тут происходит! - прорычала, войдя в кабинет и закрыв дверь.
        Все четверо друзей обернулись и посмотрели на меня. Кирилл поджал губы и потупил взгляд, словно признаваясь, что он был в курсе того, что тут творилось. Боб вздохнул и тоже отвернулся. Никольский сверлил меня взглядом. Марк, живой и чертовски невредимый встал из-за стола и направился ко мне.
        - Ника, пожалуйста, не шуми, - сказал он, остановившись около меня.
        Я же уперла руки в бока и пыхтела от негодования. Меня обвели вокруг пальца. Да ладно меня. Там, через несколько стенок спала измученная терзаниями Лера, считавшая, что ее возлюбленный борется за жизнь в реанимации больницы. Но он стоял сейчас передо мной и говорил так спокойно, что хотелось врезать ему.
        - Не шуметь? - прошипела я. - Да я убить вас готова. Всех!
        Кир дернулся, но так и не посмотрел в мою сторону. А ведь мы только помирились. Настала моя очередь обидеться на брата. И на остальных.
        - Не знаю, в какие вы тут игры играете, но зачем так поступать с Лерой?
        Я знала, какую реакцию вызову ее именем у Марка. Он напрягся, его лицо потемнело. Но я не думала, что подобные эмоции могли появиться и у бессердечного Виктора. Но, кажется, кроме меня никто этого не заметил. Я же повернулась к Вику, злобно взглянув на него.
        - Твоя идея? - я была уверена, что серый кардинал, как о нем писали в газетах, был причастен к этой авантюре, которая чуть не стоила жизни Лере. - Никольский, тебя убить мало!
        Он удивленно уставился на меня, пока остальные смотрели на него.
        - И почему все желают мне смерти? - Никольский действительно не понимал, по какой причине его ненавидели.
        - Ты, - я ткнула пальцем в Марка, который стоял достаточно близко, чтобы схлопотать от меня. - Отправляйся к Лере и вымаливай у нее прощение. А вы, - я посмотрела на остальных ребят, - засранцы. И я вас ненавижу.
        И с этими словами я выскочила из кабинета и бегом направилась к Эрнесту. Мне нужно было подумать обо всем, что произошло. Меня обдурили те, кому я всегда верила.
        Майер удивился, что я вернулась так рано. Обычно я переступала порог его квартиры далеко за полночь. Теперь же я пыхтела от гнева, скидывая обувь с ног и босиком топая по паркету, расхаживая по огромной гостиной. Он вошел следом и остановился чуть вдалеке, не мешая мне бурчать под нос и размахивать руками.
        - Расскажешь? - спросил он, когда я все же рухнула на диван, подпирая голову руками.
        Я посмотрела на Эрнеста и жестом указала, чтобы он сел рядом со мной.
        Мужчина покорно приблизился ко мне, выполняя просьбу. Ощутив тепло его тела, я уткнулась лицом в его плечо.
        - Они обманули меня, - заговорила я, ощущая, как моих ноздрей коснулся привычный аромат парфюма. - С Марком все в порядке. Они все подстроили. Только зачем, мне не понятно. Да и нет желания выяснять. Мне так жаль Леру. Она больше всего пострадала в этой бессмысленной и жестокой игре. Бедная девочка.
        - У Марка есть причины, чтобы скрывать правду от нее, - вдруг произнес Эрнест, и я посмотрела на него.
        - Ты знал?
        - Нет, - покачал он головой. - Но дай им шанс все объяснить. И не злись на них.
        Я тяжело вздохнула.
        - Нужно время, чтобы их простить. И на месте Леры я бы надрала зад Марку и ребятам.
        Эрнест рассмеялся, прикасаясь к моим волосам.
        - Ты в своем репертуаре, Ника, - произнес он и склонился вперед, чтобы поцеловать в макушку.
        - Пообещай мне, - тихо заговорила я, продолжая прижиматься к плечу Майера.
        Мужчина напрягся, но не произнес ни слова.
        - Обещай, что никогда не солжешь мне. Никаких тайн, обмана. Мы будем честны друг с другом.
        - Обещаю, моя малышка, - ласково произнес он, склонившись для нового поцелуя.
        Но я не позволила ему прикоснуться к себе. Резко поднявшись на ноги, я отступила немного назад. Эрнест подскочил тоже, испуганно посмотрев на меня. Я же, как в каком-то комедийном шоу, встала перед обомлевшим мужчиной на одно колено и посмотрела на него снизу вверх.
        Майер не двинулся с места. Он не понимал, что происходит. Воспользовавшись ситуацией, пока мой возлюбленный был растерян, я затараторила:
        - Эрнест, я столько времени мучила тебя, изводила своей нерешительностью. То приходила, то сбегала как последняя трусиха. Пряталась. Все эти слухи, скандалы. Все осталось в прошлом. Я не сожалею ни о чем, через что мы прошли, чтобы сейчас оказаться тут вдвоем. Только одно меня беспокоит до сих пор. Тогда, когда мы ужинали у пруда. Твое предложение стать твоей женой. Я - идиотка, потому что все испортила, превратив в глупую шутку. Прости меня, Эрнест. И я прошу, стань моим мужем, - слезы счастья вперемешку с дрожащими от смеха губами озарили мое лицо.
        Майер рассмеялся. Нет, я ожидала немного другой реакции, но и это сойдет.
        Мужчина склонился ко мне, поднимая на ноги и накрывая рот поцелуем. Сладкий, долгий поцелуй. Крепкие объятия. Он отвечал на мое нелепое предложение согласием, покрывая смеющееся лицо ласками теплых губ.
        - Сумасшедшая ведьма, - нежно произнес он, стоило нам разомкнуть губы. - Мы поменялись ролями?
        На меня смотрели родные серые глаза, в которых больше не было пугающей стали.
        - Немного, - призналась я, сжимая в руках ткань его рубашки. - Так что? Ты согласен взять меня в мужья? Ой! То есть в жены! Я хотела сказать в жены!
        Он вновь рассмеялся, поднимая меня на руки.
        - Да, и готов исполнить супружеский долг прямо сейчас, - проговорил Эрнест, унося меня в спальню, из которой я выбралась только утром, утомленная и разнеженная бесконечными ласками, которыми меня одаривали всю ночь.
        Что же, если все мои супружеские ночи будут такими, то я самая счастливая жена. Пусть еще не официальная, но в эту ночь Эрнест называл меня госпожой Майер, вознося на пик наслаждения и срывая стоны удовольствия с губ.
        Утром, когда я вернулась в квартиру Марка, пообещав Эрнесту долго там не задерживаться, я встретила Кирилла. Он оставался тут один, когда остальные отправились в «РегионСтрой», чтобы довести все дела до конца. Я все еще злилась на брата, но он признался, что его до последнего не вводили в курс дела, так как опасались, что мой братец разболтает все тайны, а там и Лера могла узнать. Дмитрий Громов, который был основной целью Марка, следил за девушкой. И если бы она оставалась спокойной в такой тяжелый момент, то у них не вышло бы то, чем они сейчас занимались. Устало вздохнув, я пригрозила Кириллу оторвать его голову, если он и дальше будет мне врать.
        А еще он поведал, как они втроем сидели в кабинете Марка, пока сам хозяин квартиры отправился мириться с Лерой.
        - Мы поспорили, - сказал Кир, посмотрев на мое удивленное лицо, - на то, сколько они продержаться. Я выиграл. Лера чертовски выносливая девушка.
        - И кто еще спорил? - спросила я брата, поражаясь тому, как сияло его лицо.
        - Боб. Вик послал нас, отказавшись спорить. Он в последнее время совсем мрачный ходит.
        Я усмехнулась, задумавшись, насколько верны мои подозрения, но не стала говорить об этом брату. Он действительно был болтливым красавчиком.
        Лера проснулась чуть позже. Я перекинулась с ней несколькими фразами, помогая навести порядок на кухне. Она принялась за готовку, пару раз выгоняя меня, когда я пыталась умыкнуть у нее немного еды. Чуть позже вернулись ребята. Они были чертовски довольны результатами и планировали отметить их.
        Все мои подозрения относительно дурного настроения Никольского подтвердились, когда Лера заговорила с ним, извиняясь за то, что вспылила в больнице. Лера даже обняла его, заставив при этом испугано посмотреть на нее. Циничный и надменный Виктор Никольский был влюблен в девушку. И я злорадно усмехалась, понимая, что его чувства останутся навсегда неразделенными.
        Добро пожаловать в мир одиноких сердец, засранец!
        После того, как мы отметили успехи Марка и друзей, я оставила шумную веселую компанию и вернулась к Эрнесту, который дожидался меня в своей квартире.
        Он отложил в сторону планшет и посмотрел на мое довольное лицо.
        - Значит, все наладилось? - произнес он, наблюдая за тем, как я подхожу к нему и сажусь на колени.
        Прижавшись к его груди, я ощущала то, как под раскрытой ладонью бьется размеренно сердце моего любимого мужчины.
        - Да, все наладилось, - улыбнулась я, касаясь губами щеки Эрнеста. - Я люблю тебя, Большой Босс.
        Рассмеявшись, Эрнест прижал меня еще сильнее, накрывая губы полным страсти поцелуем.
        - Я люблю тебя, моя сумасшедшая ведьма, - прошептал он, на мгновение отвлекаясь от ласки.
        И под наш общий смех, мы продолжили наслаждаться друг другом, вновь и вновь обжигая наши тела и души страстью, которая связала нас, зародив более глубокое и крепкое чувство под названием Любовь.
        Эпилог.
        - Ну и живот! - воскликнула Ника, когда Лера переступила порог квартиры.
        Они не виделись около месяца, хоть и были соседками. Сначала Вероника жила в загородном доме Эрнеста, наведываясь в «Башню» все реже и реже, и вот почти месяц она провела за границей, куда отправилась вместе с Майером в свадебное путешествие.
        - Да, растем не по дням, а по часам, - рассмеялась Валерия, присаживаясь на белоснежный диван в гостиной.
        Ника плюхнулась рядом, сияя от счастья как новогодняя елка.
        - Сморю, у тебя тоже все не плохо, - произнесла Лера, внимательно рассматривая загоревшую и отдохнувшую подругу.
        - Да, но я так рада, что мы наконец-то вернулись, - отмахнулась она. - Эрнест по работе соскучился. В последние дни совсем извелся. И я немного устала валяться на пляже и загорать.
        Девушка рассмеялась, показывая, какой непривычной для них обеих была потемневшая кожа Ники.
        - Как жаль, что у меня не было романтического путешествия после свадьбы, - вздохнула Лера, поглаживая круглый живот.
        Шла двадцать девятая неделя ее беременности. С каждым днем Лера чувствовала, как растет в ней жизнь. Малыш, к рождению которого она усердно готовилась, периодически давал о себе знать, пинаясь то под ребрами, то в спину. И на все ее ворчания, Марк, самый счастливый и безумный отец на свете, только смеялся, поглаживая живот и прося сына не злить маму.
        А то, что у них будет сын, они узнали сразу, как стало возможно. Марк до сих пор припоминал Лере ее заявление насчет будущей детской, когда она заявила, что у такого как Громов должен быть первенцем сын. Словно в воду глядела.
        - А вы? - Лера кивнула в сторону плоского живота Ники, надеясь, что та обрадует ее.
        Но Вероника только покачала головой.
        - После того, как выяснилось, что залететь мне не удалось, Эрнест смилостивился, и мы предохранялись. Но мы не унываем, поэтому после того как расписались, занялись вплотную этим вопросом. Я хожу по врачам, привожу свое здоровье в порядок. Тем более нам некуда торопиться. Ведь в июле, после того как вы станете счастливыми родителями, мы с Эрнестом устраиваем пышное торжество по случаю нашего брака.
        Ника довольно улыбнулась.
        - Значит, решили подойти как взрослые ответственные люди, а не так как у нас случилось с Марком? - Лера чувствовала себя до сих пор глупой, когда была уверена, что не залетит по причине проблем с женским здоровьем.
        Валерия всегда была ответственной и внимательной, но поддавшись чувствам, забыла о том, к чему может привести бурный роман. А вот Вероника, которая всегда жила страстью, теперь рассуждала так, словно подражала своему супругу, стараясь выглядеть рядом с ним достойно.
        - Да, - кивнула девушка. - И я не хочу, чтобы то платье, которое я присмотрела для торжества, пришлось бы перешивать под растущий огромный живот.
        Лера надулась, но не обиделась на подругу. Покачав головой, она инстинктивно поглаживала свой живот, радуясь материнству и желая Нике познать эти счастливые мгновения.
        - Кстати, - после молчаливой паузы заговорила Лера, внимательно посмотрев на замершую от удивления подругу. - Никольский совсем странным стал.
        Ника хохотнула, отмахиваясь от Леры.
        - Он всегда таким был. Дурной и надменный.
        - Нет, - покачала Лера головой. - После того, как Марк возглавил и «РегионСтрой», Виктор взял на себя столько обязанностей, что мне кажется, он скоро не выдержит. Да и Марку все больше достается от него. Никольский бушует, словно дикий зверь в клетке.
        Ника напряглась, всматриваясь во взволнованное лицо девушки. Она-то знала, почему Вик так поступает. Он всегда оберегал Марка, помогал ему, как старший брат. Вел весь бизнес, курируя, в том числе, проекты Роберта. Даже карьерой Кирилла занимался. При этом ловко управляя своей собственной финансовой империей. Но после появления в жизни Марка Громова Леры все пошло под откос. Мужчина словно пытался утонуть в работе, при этом ловко игнорируя Леру и продолжая воевать с Никой. Эрнест не вступал в противоборство своей жены и Никольского, пока сам вел с ним бизнес. Причем достаточно успешно, особенно после той подставы, которую устроил Глеб Антипов, обворовывая друга и владельца «МайерКомпани».
        - Ему нужна помощь, - добавила Лера и умоляюще посмотрела на Нику, будучи уверенной, что та сможет совладать с Никольским.
        Лера заботилась о Марке и его друзьях, но с Виктором у нее были холодно-напряженные отношения, и мужчина не подпускал ее к себе.
        Тяжело вздохнув, Ника хлопнула в ладоши и посмотрела на Леру.
        - У меня есть идея, - расхохоталась она.
        Настал час возмездия. И Вероника с упоением начала делиться своей безумной затеей, убивая одним выстрелом двух зайцев. Во-первых, она поможет Лере перестать беспокоиться за Никольского, который, по мнению Ники, не был достоин такого заботливого внимания со стороны девушки. А во-вторых, она отомстит Виктору за все те нервы, которые он потрепал ей за последнее время.
        Потирая руки, Ника ликовала. Лера мягко улыбалась и кивала, соглашаясь с идеей подруги, даже не подозревая, к чему все это приведет.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к